Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Двинский Андрей: " Несвятая Троица " - читать онлайн

Сохранить .
Несвятая троица Андрей Двинский
        Длятроих сотрудников фирмы командировка вЕвропу обернулась провалом виной мир. Двое мужчин идевушка, пытаясь выжить иразобраться вокружающей обстановке, оказываются вцентре чужих политических интриг. Опасные нелюди, сильные мира того, загадочный орден наблюдателей играют огромную шахматную партию живыми людьми. Смогутли наши соотечественники изпешек превратиться вигроков? Илиони перевернут новый мир сног наголову? Аможет, просто останутся людьми сосвоими понятиями ожизни, любви, дружбе ичести.
        АндрейДвинский
        Несвятая троица
        Андрей Двинский
        
        Автор выражает огромную благодарность Наташе Загорской запомощь всоздании женских персонажей, атакже родным идрузьям заподдержку.
        Люди только тогда станут по-настоящему свободными, когда смогут безстраха посмотреть вглаза истеху ишоду. Дотех пор, пока мы будем отводить взгляд, мыбудем рабами… Извыступления протектора Мадри перед слушателями Захранского университета
        Пролог
        Герцог Дингер, первый заместитель Властелина, Империя Зах, город Захран, резиденция Властелина, 17-го изока, чуть позже 11 утра
        Дингер сидел настуле, глядя сквозь большую желтоватую линзу. Стеклянный диск небыл артефактом, онпросто помогал лучше видеть потоки, оплетавшие костяную рукоять маленького золотого кинжала. Псинергия[1 - Псинергия - астральные конечности видящего, спомощью которых он управляет магическими потоками.] Дингера была почти синей, сбольшими изогнутыми когтями. Щупальца хищно шевелились вразноцветном клубке: красные, синие, зеленые ижелтые нити разной толщины, подчиняясь им, причудливо вливались друг вдруга, образуя сложную схему. Наконец работа была закончена. Схема уплотнилась ивтянулась внутрь рукояти. Кинжал засветился красным, потом желтым, потом вспыхнул ярко-зеленым пламенем, которое погасло спустя секунду. Дингер оторвал взгляд отлинзы ивзял кинжал прямо извоздуха. Рукоять изслоновой кости приятно грела ладонь. Герцог вложил клинок взолотые ножны, причудливо украшенные ограненными камнями, сочетавшимися поцвету срукояткой. Вздохнул, вытер вспотевший лоб носовым платком идважды дернул завитой золоченый шнур, свисающий надстолом.
        Дверь вкомнату чуть слышно отворилась. Впроем шагнул человек втемно-синем камзоле смедальоном мастера потоков инизко поклонился герцогу, положив правую руку наэфес эспадрона, висевшего напоясе. Дингер небрежно бросил кинжал настол.
        - Возьми, Стил. Передай его леди Ми, скажи, чтоэтот подарок… Хм… дополнение кгонорару запоследнюю услугу.
        - Да,милорд.
        - Скажи, чтотебе велено передать ей нечто наедине. Когда она отпустит прислугу, сообщишь, чтоя буду ждать ее усебя водиннадцать вечера иона должна прийти так, чтобы этого никто невидел. Попроси, чтобы кинжал всегда был приней - скажи, чтоэто моя личная, - выделил голосом Дингер, - просьба.
        - Да,милорд. Следуетли активировать защиту отпрослушивания приэтом разговоре?
        - Нет, нивкоем случае! - Герцог покачал головой.
        Стил подошел и, осторожно взяв кинжал состола, положил его впоясную сумку.
        Вкомнате был полумрак, носвета отединственного окна хватало, чтобы рассмотреть несколько шкафов сфолиантами иоружие, развешанное настенах. Наодной изстен висела картина - единственная вэтой комнате. Полотно изображало подписание Хартии. Трое крылатых стехов истолькоже рогатых шодов сидели заполукруглым столом. Перед ними стояли протектор Мадри идва его спутника. Художник великолепно передал снисходительное выражение лиц стехов ивысокомерие шодов. Мадри был мрачен итверд, аего спутники застыли вльстивом полупоклоне. Накартине была еще одна фигура: некий тип вплаще икапюшоне, лица его небыло видно. Онстоял сбоку, возле окна инаблюдал зацеремонией подписания.
        Кроме стола сжелтоватой линзой, стоявшего посередине помещения, вкомнате был еще один, рядом сокном. Нанем стояла большая резная шкатулка илежало несколько книг. Герцог Дингер был одет втемно-красный бархатный камзол. Восьмиконечная звезда властителя потоков была приколота клевому отвороту, направом, более широком отливала серебром руна «захр», обозначающая ранг первого заместителя Властелина. Больше угерцога украшений небыло, если несчитать инкрустированного золотом кинжала инесколько разноцветных цилиндров напоясе. Видящий безсомнения опозналбы артефакты-накопители, хранящие энергию, собранную изокружающего мира.
        Дингер поднялся состула и, заложив руки заспину, подошел ккартине. Сминуту он изучал ее, потом повернулся кСтилу.
        - Еговеличество утром встречался спослом шодов?
        - Да,милорд.
        - Было что-то необычное?
        - Посол был расстроен отказом его величества снизить пошлины напшеницу. Онпопросил подуматьеще.
        - Однако это наглость - просить Властелина пересмотреть свое решение, - Дингер хищно улыбнулся.
        - Да,милорд. - Стил был невозмутим.
        - Какотреагировал его величество?
        - Онповысил голос, милорд. Сказал, чтоунего хватает дел, окоторых необходимо думать. Шодмолча поклонился ивышел.
        - Недождавшись разрешения удалиться?
        - Да,милорд.
        - Этопереходит все границы, - усмехнулся Дингер, снова разглядывая картину итеперь - сзаметным удовлетворением.
        - Да,милорд.
        - Именно после ухода посла его величество приказал готовить заседание Ассамблеи?
        - Да,милорд.
        - Хорошо. Этовсе, Стил.
        - Да,милорд. - Стил поклонился итихо вышел.
        Через секунду втуже дверь вошел еще один человек всером камзоле иостановился напороге, склонив голову. Онбыл существенно старше Стила.
        - Да,Криг?
        - Милорд, прибыл гонец отлорда Граста.
        - Ага, - Дингер снова удовлетворенно улыбнулся. - Пусть войдет.
        Секретарь вышел, авпроеме возник монах вчерном плаще, украшенном четырехцветным орнаментом. Войдя вкомнату, онбезмолвно поклонился иснял капюшон. Гонец оказался лыс, обладал большим орлиным носом ивпалыми глазами.
        - Слушаю тебя, Орг, - герцог остановился посредине кабинета, впившись взглядом ввошедшего.
        - Ваше сиятельство, мынашли храм. Каквы ипредполагали, влесах Эртазании, недалеко отадостанской границы. Храм Ирима, - вытянулся гонец, неотходя отдвери.
        - Так-так… Разве впророчестве что-то сказано обИриме? - поднял бровь Дингер.
        - Сказано, чтоодин изпришлых будет служить мертвому разуму.
        - Янемедленно высылаю туда группу «Марж». Отвас, - герцог вытянул указательный палец всторону Орга, - мненужен проводник.
        - Ябуду проводником, ваше сиятельство.
        - Прекрасно, - герцог подошел кстолу идернул зашнур. Снова вошел секретарь.
        - Криг, свяжись сВорумом. Проводником пойдет Орг. Яжду результат.
        - Да,милорд, - Криг иОрг поклонились ивышли.
        Дингер третий раз подошел ккартине итихонько произнес судовлетворением:
        - Положения Хартии несколько устарели, господа…
        Часть первая. Прибытие
        Хочешь жить - будь готов кнеожиданностям. Джеральд Даррелл
        Андрей Беркутов. Директор фирмы «НовПроТех».
        Румыния, Бухарест иокрестности.
        14апреля, вечер
        Мнессамого начала нехотелось ехать вэту командировку. Нотут желание - дело десятое, ибоя, какдиректор, немог себе позволить чего-то неделать. Фирма-то моя, заказчиков искать надо, анароссийском рынке сейчас наступило нехорошее затишье. Аэта выставка вБрашове - очень иочень полезное мероприятие. Жаль, чтоевропейцы так стремятся интегрировать страны типа Румынии всвою инфраструктуру, приятнее былобы съездить навыставку вКёльн иливПариж. Впрочем, здесь я раньше небыл, ибыло интересно посмотреть, кактут люди живут.
        Ираплохо перенесла полет исейчас всячески пыталась удержать обед вжелудке. Даже снежно-зеленым лицом она была симпатичной: рыжие, немного вьющиеся волосы доплеч, большие голубые глаза ималенький, чуть курносый носик, посыпанный веснушками, которые сейчас выделялись особенно ярко. Поофису она любила дефилировать вмини, имы все могли оценить красоту ее длинных, несмотря наневысокий рост, ног. Неработай мы водной фирме, ябы, может, иподкатил кней… Однако - нафиг! Во-первых, было подобное уже, после чего я зарекся крутить романы сподчиненными, ещеисзамужними - потом себе дороже выйдет. Аво-вторых, япоследнее время вообще стараюсь держаться подальше отженщин имыслей оних. Недавний развод ивсе, чтоему предшествовало, начисто отбили желание заводить серьезные отношения. Максимум, чтоя себе позволял - этодевочку наночь безобязательств, аеще лучше заденьги. Зато какбизнес пошел!
        Вадик запихивал наши чемоданы вбагажник такси. Я,напальцах договорившись сводителем (английского он почти незнал, русского иподавно), пытался сообразить, насколько лей он надул нас, предложив довезти довокзала. Иприкидывал, нужноли будет еще менять евро наместные леи, чтобы купить билеты доБрашова.
        - Агород красивый, - пробормоталаИра.
        - Город какгород, - Вадик потянулся кноуту. - Мрачный!
        - Какты можешь глазеть вэкран вовремя движения? - простонала сзади девушка, ия обернулся посмотреть, невытошнитли ее прямо наспинку моего сиденья. Впрочем, еелицо уже немного покрылось румянцем, видимо, полегчало. Навсякий случай я обратился кводителю:
        - Can I open thewindow? - ипоказал, чего отнего хочу. Онкивнул, япокрутил ручку надвери «дачии», чтоб Ирина почувствовала дуновение воздуха.
        - Спасибо, шеф, - тихонько пролепетала она, пытаясь сунуть голову между моим подголовником истойкой, чтобы вдохнуть свежего воздуха.
        - Может, все-таки сядешь вперед?
        - Нет, яуж лучше здесь.
        Яненастаивал. Темболее что уже приехали. Расплатившись сводителем, мыпокатили свои чемоданы кзданию вокзала. Ага, вотикассы. Взаимопонимание скассиром нашлось быстро. Купив билеты второго класса, ясэкономил полсотни евро - тоже деньги… Вадик сИриной переглянулись, ая невесело усмехнулся. Вотблин, вселюбят путешествовать засчет фирмы бизнес-классом. Агде стоит денежный станок, никто неподскажет.
        - Непереживайте, второй класс вевропейских поездах ненамного хуже первого, акондиционер нам пока ненужен, - хмыкнул я. Весна вРумынии выдалась нежаркой, градусов восемнадцать тепла всего, поощущениям.
        Найти поезд оказалось нетрудно, мызабрались ввагон ибезпроблем отыскали наши места. Небольшое купе, чистенькое идостаточно просторное. Ирасела кокну походу движения, Вадик разместился напротив, закинув наши чемоданы наверхние полки. Только гитару оставил насиденье.
        Песни подгитару я любил еще сармии иИрину игру слушал судовольствием. Тонкие пальчики наструнах иприятный голос. Затот год, чтоона работала унас, ниодна вечеринка нафирме необходилась безее песен. Этакая романтика юности, сразу чувствуешь себя моложе, кровь начинает бурлить. Приятно.
        - Сколько нам ехать? - спросила девушка, глядя, какотъезжает вокзал.
        - Около четырех часов, если неошибаюсь, - ответил я, вешая пиджак иусаживаясь насиденье. - Какраз успеем послушать твой репертуар.
        Ирапосмотрела взеркальце, скорчила ему рожу, потом разулась, залезла сногами насиденье ивзяла гитару. Потренькала немного, подкрутив колки. Закрыла глаза и, смешно наклонив голову, заиграла. Мелодия была грустной, приятной.
        Сквозь тревожные сумерки дым сигарет, Отражается взеркале нервное пламя свечи.
        Ясижу застолом, настоле - пистолет.
        Яиграю вигру длясильных мужчин.
        Голос унее был приятный, чистый, может немного низковатый, намой вкус. Однако, когда нужно было взять ноту повыше, девушка делала это смело иполучалось унее хорошо. Ясовершенно неразбираюсь вмузыке, номне всегда нравилось, какона поет.
        Я,увы, незнаю, насколько
        Всеэто было всерьез.
        Твоя тень, ксожалению, неможет ответить
        Мненаэто несложный вопрос.
        Песня такая… Задушу берет. Даже Вадик отвлекся отсвоего ноута иуставился надевушку. Тасделала еще один проигрыш ипродолжила:
        Ктомы, незнакомцы изразных миров?
        Или, может быть, мы - случайные жертвы стихийных
        порывов?
        Знаешь, какэто сложно - нажать наспуск?
        Этот мир так хорош засекунду довзрыва[2 - «Русская рулетка», стихи Елены Войнаровской, группа «Fleur».].
        Взяла последний аккорд, игитара замолчала. МысВадиком переглянулись инестройно захлопали.
        - Здорово! Просто немогу выразить словами свое восхищение, - потянуло меня навысокопарность. Покопавшись впортфеле, яизвлек маленький походный набор, состоявший изфляжки инескольких маленьких рюмочек.
        Ирараскраснелась, цвет ее лица наконец приобрел естественный оттенок. МысВадиком выпили порюмочке, девушка продолжила перебирать струны, ая уставился вокно, глядя напроплывающую мимо румынскую природу. Некстати нахлынули грустные мысли. Ктоя есть ичего вэтой жизни добился всвои, безмалого, тридцать шесть? Нуда, бизнес. Квартира вМоскве, невсамом последнем районе. Катаюсь на«лексусе». Сынесть, правда живет он отдельно, смоей бывшей. Если посмотреть состороны, меня, пожалуй, можно считать успешным исостоявшимся человеком. Тогда чтож такая тоска временами накатывает?
        Девушка закончила еще одну композицию, ая разлил повторой испрятал фляжку. Хватит, ато, заливая грусть, можно идо«тагила» добраться…
        - Ириша, аповеселее что-нибудь сыграешь?
        - Запросто, - улыбнулась она, собираясь продолжить, итут ярчайшая вспышка залила белым светом купе. Неуспев подумать, ягрохнулся напол, попути стягивая засобой Иру иВадима. Рефлексы, вбитые еще вармии, неподвели и, каквыяснилось позднее, спасли нам жизнь. Дватела несколько неуклюже упали рядом сомной, ия крепко ударился обочто-то головой.
        Полковник Ворум, командир спецгруппы «Марж».
        Эртазания, окрестности храма Ирима, 17-го изока, поздний вечер
        Портал открылся. Поток ветра, хлынувший изпроема, обдал запахом цветущего леса. Группа видящих, которую насленге безопасников называли «открывашками», первой десантировалась вкусты натой стороне, испустя мгновение, тамраздался взрыв. Заними, поочереди пробегая мимо полковника, взаросли нырнули остальные бойцы подразделения, держа вруках взведенные арбалеты сразрывными болтами. Подождав некоторое время, через светящуюся полосу перешагнул Орг, заним последовал капитан Ирвиг. Полковник зашел последним изакрыл портал. Капитан немедленно активировал анти-портальную защиту иподбросил вверх большую осветительную схему. Наднебольшой поляной повис яркий бледно-желтыйшар.
        Храм представлял собой двухэтажный деревянный дом, обнесенный оградой изблизко стоящих невысоких кольев. Ворота были уже взорваны, бойцы спецгруппы хозяйничали внутри. Орг, незаходя натерриторию, внимательно осматривался посторонам.
        Строение находилось наопушке леса истояло нанебольшой скальной платформе, которая назападе заканчивалась обрывом. Собственно, храм находился почти накраю. Сдругой стороны, нарасстоянии полквара[3 - Квар - местная мера длины, около 150метров.] отограды, начинался фирковый лес. Былпоздний вечер, солнце зашло, Лиск еще невстал, арастущий серп Тижла, каквсегда вконце весны, висел взените.
        - Могут уйти влес, - оглядываясь проговорилОрг.
        - Этоврядли, - хмыкнул капитан. - Онитолько должны были появиться. Местности незнают, такчто догоним.
        Оргпожал плечами, ивэтот момент прозвонил колокольчик вызова.
        - Говорит сержант Порг, - пробормотал говоритель. - Терр капитан, выдолжны это видеть.
        - Да, - капитан повернулся кполковнику. Тоткивнул. Ирвиг быстрым шагом двинулся кворотам. Что-то щелкнуло вголове уВорума, даже непредчувствие, анекая неуютность… Онмашинально коснулся пояса иактивировал схему полной защиты.
        - Терр полковник, - пробормотал говоритель полковника голосом Ирвига. - Здесь сложное заклинание примерно семидесятого уровня. Мощность где-то поддве сотни единиц. Ионо уже активировано. Какой-то портал илимаяк. Работает нажелтых потоках. Схлопнется через хвилы[4 - Хвила - местная мера времени, чуть длиннее минуты.] полторы. Похоже надело рук наблюдателей.
        - Взяли всех?
        - Видящий, который активировал его, сильно сопротивлялся, поэтому убит, терр. Шесть пленных жрецов идвое видящих взяты живыми. Новсе вроде местные.
        - Странно. Артефакты наблюдателей?
        - Ничего нет, терр. Совсем. Всепроверили.
        - Уходим. Отводи людей. Посмотрим издалека.
        Полковник кивнул монаху, иони быстрым шагом направились клесу. Спустя секунду заними изворот устремились бойцы, ведя связанных путами пленных. Итут громыхнуло. Взрыв буквально разорвал изнутри здание храма. Ворума бросило вперед иударило обземлю. Чьи-то ноги перелетели через него, отдельно оттела.
        Защита сработала, ион поблагодарил Витту[5 - Витта - богиня, защищающая живых существ отопасностей, невзгод икозней других богов.] запредупреждение. Что-то тяжелое упало сверху, раздался второй взрыв. Полковник вжался вземлю изакрыл голову руками. Чертбы побрал этого Ирвига сего антипортальной защитой. Нет, чтобы поставить что-то попроще, такон выбрал самый злобный вариант, когда вся энергия телепортации высвобождается ввиде взрыва. Атут - двесотни единиц. Этовам нехлопушка наДень славы Мадри.
        Взрывы закончились. Полковник еще полежал несколько секунд, затем поднялся, отряхнул одежду иогляделся. Отхрама мало что осталось. Остатки здания какбудто прихлопнули сверху чем-то тяжелым, ионо сложилось каккарточный домик. Занялся пожар. Рядом лежали бойцы, кто-то ввиде фрагментов. Нокто-то шевелился. Ворум достал говоритель иактивировал микропортал длясвязи надальние расстояния.
        - База, это«Марж». Унас взрыв вдве сотни единиц, нужна помощь.
        - «Марж», васпонял. Помощь сейчас будет. Дайте маяк.
        Полковник снял спояса артефакт портального маяка иактивировалего.
        Спустя час Ворум мрачным взглядом рассматривал построившихся вшеренгу живых бойцов группы «Марж». Ирвиг погиб, издвух десятков вживых остались только восемь - видящие, успевшие включить контур полной защиты. Двоих пленных жрецов иодного видящего удалось откачать, исейчас сними работали допросники. Однако толку было мало: самое главное - пришлых иартефактов наблюдателей найдено небыло. Приэтом погибло больше половины группы. Кполковнику подошел капитан службы безопасности империи Сог, прибывший вместе соспасателями идопросниками герцога Граста.
        - Какие будут приказания, терр полковник? - Согнежелал брать насебя ответственность низаодин шаг вэтой, явно проваленной операции.
        - Останетесь тут ночевать. Завтра отправите допросников вокрестные деревни, вдруг кто изместных видел жрецов вжелтых одеждах илинезнакомцев.
        - Здесь граница недалеко, терр.
        - Знаю, - повысил голос Ворум. - Границей я сам займусь. Пусть допросники еще покопаются напожарище ивсе обыщут вокрестностях.
        - Да,терр.
        - Незадерживайтесь здесь, организуйте все, потом отправляйтесь встолицу, вероятно, лорд Дингер захочет поговорить свами.
        - Слушаюсь, терр.
        Подошел Орг. Берг[6 - Берг - бог, ответственный занаказание грешников.] его побери, иумудрилсяже выжить!
        - Думаю, Орг, Дингер захочет видеть ивас. Причем немедленно.
        - Разумеется, полковник, - опустив «терр», ответил тот. Ничего удивительного, возможно, и«полковником» называть Ворума уже неследовало. Лорд Дингер нелюбит неудачников.
        Вадим Третьяков. Непонятно где, ночь
        Этотеракт, мелькнула моя первая мысль, когда я открыл глаза ивспомнил последние события. Вокруг было темно итихо. Пахло поездом, гарью имашинным маслом. Япошевелился, проверил наличие иработоспособность конечностей - руки иноги вроде какнаместе идвигаются. Тело все болело, раскаленная игла будтобы впилась взатылок истреляла влевый висок, ноя жив! Этоужасно радовало. Яначал ощупывать пространство вокруг себя, наткнулся начто-то мягкое итеплое… Так, эточья-то босая нога. Чтоеще есть? Стекла, черт, кажется, порезался… Какая-то твердая доска сбоку… Ага, этостол. Только он как-то странно стоит… Этовроде чемодан. Ну-ка подключим свои аналитические способности. Этоявно поезд, наше купе и, похоже, вагон лежит набоку. По-моему, мойлевый бок иправая нога - двасплошных синяка… Стоп, нога… Янащупал босую ногу ипопытался прощупать ее выше… Джинсы, рубашка… Ага, этоИрка, пожалуй. Лицо мокрое… Япопробовал принять вертикальное положение иприподнять девушку. Получилось ито идругое, правда я стукнулся головой о… Обочто? Пожалуй, этобыло то, начем мы раньше сидели.
        - Ирка… Тыменя слышишь? - Ялегонько погладил ее пощеке… Черт, рука липкая… Неужели кровь? Нешевелится имолчит… ГдеБеркут? Нащупав вкармане зажигалку, ящелкнул колесиком. Стретьего раза получилось. Да-а, картинка… Вкупе был полный разгром. Иркино лицо ивправду было залито кровью. Оглядевшись, янашел Беркута, онлежал заполкой, накоторой были наши вещи - теперь полка росла изпола. Ядотянулся донего ипохлопал его пощекам. Онсразу открыл глаза.
        - Жив?
        - Жив… - Онсглотнул, приподнялся истукнулся головой остол. - Твою дивизию! Гдемы?
        - По-моему - вкупе. Ирка вкрови ибезсознания. - Меня начало трясти, раньше втаких переделках бывать неприходилось.
        Беркут огляделся ипоморщился.
        - Окно здесь, рядом состолом. Надо выбираться.
        Яподнес зажигалку кокну - стекла небыло. Нопочему темно? Неужели ночь? Тогда почему досих пор нет спасателей? Поезд отошел отвокзала всемь часов вечера, дотемноты оставалось часа три, неменьше. ВРумынии неторопятся спасать людей? Вроде Европа…
        - Выбирайся вокно, япопробую Иру вытащить. Примешь ее стой стороны.
        Н-да… Ничто так непросветляет мозги кактолковое указание. Явысунулся вокно ипопытался увидеть землю. Вообще интересно - если купе лежит набоку, значит наш вагон… Стоит какстолб? Япопробовал посветить… Есть. Метрах вдвух-трех…
        - Андрюха, земля метрах вдвух-трех поднами.
        - Бл… - Раздалось ворчание, потом женский стон. Легкий шлепок, потом опять стон итихий голос:
        - А? Что? Гдея? Андрей Иванович? Чтослучилось?
        - Тссс, некричи. Всевопросы позже. Надо выбираться. Доземли пару метров, надо прыгать. Вадик, прыгай вниз, будешь Иру принимать.
        - Янепонимаю, - вголосе Иры послышались истерические нотки. - Гдемы? Что…
        - Ира! Мы.Попали. Ваварию, - внятно ичетко, какребенку, проговорил Беркут. - Сейчас надо выбираться. Держи меня заруку идвигайся замной.
        Яеще раз огляделся.
        - Зажигалку оставить?
        - Нет, забирай. Подсветишь место приземления.
        Япрыгнул. Земля сильно стукнула меня поногам. Зажигалка потухла. Яснова ее зажег иподнял руку вверх.
        - Мыпрыгаем, - донеслось сверху, иИра сБеркутом оказались рядом, яедва успел отойти всторону.
        Всеогляделись посторонам. Насвежем воздухе небыло так темно. Полумрак был подсвечен заревом близкого пожара откуда-то сверху. Вагон, словно колонна, стоял накаменистой проплешине, рядом росли какие-то кусты. Пахло гарью, нигролом, какой-то гадостью инемного лесом. Было очень-очень тихо, только сверху, доносилось потрескивание горящего дерева.
        - Странно, - Беркут огляделся посторонам, достал изкармана мобильник ипосмотрел намонитор. - Изонынет…
        - Чтоделать будем?
        Андрей пожал плечами. Ираопустилась наземлю иобхватила колени, всядрожа. Япосмотрел навагон, пытаясь понять, насколько высоко он заканчивается инеупадетли. Нанебе виднелись звезды икакой-то странный зеленоватый серп луны всамом зените.
        - Дорассвета останемся здесь, - принял решение Беркут. - Утром решим, чтоделать. Сейчас всеравно нихрена невидно.
        - Авдруг ввагоне еще кто выжил? - спросиля.
        - Аууу, - Андрей громко повыл. - Есть кто живой?
        Мыприслушались. Никто неотозвался.
        - Втемноте туда неполезем, - решил он. - Всесебе переломаем. Давай-ка костер разведем, - онкивнул накусты. - Тутнаверняка есть изчего.
        Яобернулся квагону, пытаясь сообразить можноли достать оттуда одеяла, каквдруг стало немного светлее. Иратихонько всхлипнула. Ямедленно обернулся иокаменел… Надпригорком, отсвечивая оранжевым светом, быстро вставала огромная вторая… луна.
        Андрей Беркутов. Неизвестно где, утро
        Проснулся я как-то сразу. Селинекоторое время пытался привести мысли впорядок, оглядываясь посторонам. Этооказалось нетак просто - некаждый день попадаешь надругую планету. Основной вопрос - чтоделать? - постоянно вертелся уменя вголове, авот ответа нанего я пока придумать немог. Ладно, сделаем то, чтонеобходимо вданный момент, тампосмотрим…
        Огромная оранжевая луна ушла загору. Восток начал светлеть (ведь если там солнце встает - значит, восток?). Явыбрался из-под одеяла иосмотрелся. Небольшая поляна, покрытая, напервый взгляд, вполне земной травой. Какие-то кусты, дальше деревья, свосточной стороны, метрах втридцати наднами, нависал утес… Один-единственный вагон, изрядно помятый, поставленный напопа, оперся нанесколько высоких деревьев, похожих насосны. Звезды начали бледнеть иисчезать, темно-синее небо медленно становилось голубым. Зеленоватый серп малой луны по-прежнему висел почти взените. Занятно… Еслибы неэти луны, можно былобы сказать, чтомы наземле. Ночью было тепло, чемнерумынская весна?
        Вчера вечером, после катастрофы невероятно раскалывалась голова. Мывсе-таки отыскали ввагоне несколько одеял, хотелось закутаться вних изавалиться спать. Нонетут-то было. Ирапотребовала найти воды, потом какое-то время вертелась, везде ей мерещились то жуки, тозмеи, тосветящиеся втемноте глаза. Мнепришлось разжечь костер и, засыпая, отвечать надурацкие Иркины вопросы. Вконце концов, ярыкнул нанее, заставил хлебнуть измоей фляжки, иона затихла. Янекоторое время изображал изсебя часового, нопотом всеже отключился.
        Теперь предстояло решить, какбыть дальше. Моиколлеги тихо сопели, прижавшись друг кдругу. Япока решил их небудить, аосмотреться посторонам. Хотелось пить, икое-что противоположное. Медленно обойдя поляну напредмет опасностей инезаметив таковых, япопытался понять, гдедругие вагоны? Кроме нашего, ниодного ненаблюдалось. Темнеменее… Наверху надполяной нависала скала: уменя возникло впечатление, чтонаш вагон грохнулся какраз оттуда. Может остальныетам?
        Когда мы искали одеяла, яникого незаметил ввагоне, ностоило поискать тщательнее - вдруг все-таки выжил кто-то еще? Впрочем, помнится, когда мы садились впоезд вБухаресте, вагон был практически пуст.
        Облегчившись, япобродил поокрестностям. Нашел небольшой ручеек, назапах ивкус вода каквода. Умылся. Больше ничего непривлекло моего внимания - обычный лес вгорной долине. Деревья были странными, нотакимиже они мне казались ивКрыму, когда я первый раз туда приехал. Катастрофа случилась минут через сорок после того, какмы выехали изБухареста. Гореще небыло. Впрочем, итак понятно, чтомы невРумынии…
        Кто-то зашевелился наполяне. Проснулись, братцы-кролики…
        Вадик сел наодеялах, растирая виски иглаза, примерно темже занималась иИрина. Какия, спали они водежде, ивидок уних был некраше моего.
        - Доброе утро… Если оно доброе.
        Вадик что-то буркнул, поднялся ипоспешил вближайшие кусты. Ира, сидя водеялах, пыталась открыть глаза. Ранку чуть повыше виска я ей вчера заклеил пластырем изнайденной аптечки. Практично, нонеочень удачно сточки зрения эстетики. Взглянув наменя, онаотыскала усебя зеркальце иосмотрела свою физиономию.
        - Боже мой… - пробормотала девушка, потыкав пальцем впластырь.
        - Главное - жива, - ответил я, усмехнувшись. - Доброе утро.
        - Доброе? - прорычала она, оглядевшись посторонам. - Здесь где-то можно умыться?
        - Можно… Мнепоказалось, чтопора брать насебя командование, иначе коллектив расклеится исделать что-либо путное будет сложно. Побурчав, вомне проснулся давно дремлющий сержант разведроты войск дяди Васи. - Значит так. Десять минут наприведение себя впорядок, потом мозговой штурм - обсуждаем ситуацию ипринимаемся зарешение проблем. Женский туалет - втех кустах, - япоказал себе заспину. - Атам течет ручей, внем можно умыться. Новоду изнего пить ненадо, хрен знает, какие бактерии там живут.
        - Может, уменя что-то созрением, нотуалета я там невижу, - пробурчала Ира, резвенько поковыляв вуказанном направлении. Спустя минуту появился Вадим.
        - Мыгде?
        Япочувствовал, чтоначинаю тихонько звереть.
        - ВКараганде! Ненарывайся надругую рифму! Откуда я знаю, блин. Думаешь, пока вы тут дрыхли, яотыскал компьютер сместным гугль-мапом? Собери одеяла вкучу. Сейчас все обсудим.
        Вернулась Ира, села наодеяло, обняв колени иустремив наменя взгляд, выражение которого я затруднился расшифровать.
        - Чтоделать будем?
        Вадик тожесел.
        - Всечувствуют себя хорошо? - поинтересовался я. - Есть какие-либо болячки, неприятные ощущения?
        - Просто прекрасно, - хмыкнула Ира. Нопосмотрев навыражение моего лица, чуть сбавила тон: - Всевпорядке… Немного голова болит. Ногу порезала вчера, нонекритично.
        - Уменя что-то сглазами, - пробурчал Вадим. - Какие-то полосы разноцветные… Атак вроде все о’кей.
        - Сглазами? - Яподошел кнему ивзглянул вего зрачки. Вроде одинаковые. - Головой небился?
        - Ачерт его знает, чемя вчера бился… - Хмыкнул он, пожав плечами. - Незнаю. Вроденет.
        - Ладно, пока живой, тамвидно будет, - успокоил я его. - Вводная такая - мыявно ненаЗемле. Пролуны сами знаете, второе - намоих часах сейчас почти восемь утра. ВРумынии вэто время солнце уже должно встать, аоно еще загоризонтом, - якивнул наскалу. - Какие мысли, предложения?
        Ребята задумались.
        - Ядомой хочу, - вдруг сказала Ира. Посмотрев наее лицо, японял, чтоона сейчас заревет.
        - Отставить сырость! - рыкнул я. - Домой все хотят. Высказывания поделу!
        - Надо обыскать вагон напредмет трупов иполезных вещей, - пробурчал Вадик, проводя ладонью перед глазами. - Поискать другие вагоны. Потом забраться повыше, осмотреть окрестности.
        - Придумать, чтопоесть, ипоискать воду дляпитья, - Ира, похоже, взяла себя вруки. - Аесли ненайдем, изручья накипятить.
        - Хорошо.Еще?
        - Надо понять, гдемы находимся, - продолжил Вадим. - Прикинуть, чтоиликто нам может угрожать. Естьли здесь люди, животные… Авообще - всеочень похоже наЗемлю.
        - Аможет, этовсе-таки Земля? Аэто была нелуна, акакой-то аппарат?
        Вадик хмыкнул.
        - Этот аппарат всю ночь висел внебе… Ивторой тоже - вон, досихпор…
        - Данет, этонеЗемля, - констатировал я. - Тутвсе… немного другое.
        - Н-да, - проговорил Вадик, разглядывая причудливую травинку усебя вруке инедовольно морщась.
        - Ещемысли есть?
        Ребята синхронно покачали головами.
        - Хорошо. Подведем итог. Сейчас осматриваем вагон, ищем людей иполезные вещи. Затем забираемся нагору, ищем остальной состав. Внимательно смотрим вокруг. Особое внимание уделяем воде, пропитанию. Всевремя думаем овозможной опасности. - Заметив странное выражение вглазах коллег, пояснил: - Прошу прощения зажесткость икомандный тон, носитуация весьма нестандартная… Поэтому временно объявляю чрезвычайное положение, ввожу авторитаризм иберу командование насебя. Намнадо выжить иразобраться, можноли попасть домой. Нетерять друг друга изполя зрения больше чем напять минут. Если кто-то куда-то хочет отойти - обязательно сообщить остальным. Вопросы?
        - Неттаких, шеф, - Вадик пожал плечами. Ираявно хотела что-то спросить, но, посмотрев намое лицо, покачала головой.
        - Тогда задело!
        Вадим Третьяков, неизвестно где, позднее утро
        Всебыло очень-очень странно. Ялюбил фантастику ивсвое время зачитывался взахлеб книгами пропутешествия надругую планету. Кроме фантастики увлекался иразной научно-популярной литературой. Моих знаний вполне хватало, чтобы оценить невероятность события.
        Янечувствовал разницы вгравитации. Воздух, поощущениям, тоже ничем неотличался отродного земного. Вокруг была похожая растительность, да, немного незнакомая, нотакое вполне могло расти где-нибудь вАвстралии. Планета была, чтоназывается, земного типа. Очень земного. Пока рано было делать выводы опроизошедшем, слишком мало мы знали. Ноодно я чувствовал науровне интуиции - всеэто немогло произойти само посебе. Кто-то нас сюда притащил. Неизвестным способом. Иснеизвестными целями.
        Впрочем, неисключались идругие варианты. Например, чтоя вдурке. Или, вообще, натом свете. Нопротакое я решил пока недумать.
        Одно отличие вощущениях все-таки было. Моезрение отказывалось работать нормально. Чертовщина сглазами происходила невсе время, апериодически накатывала - всевокруг казалось каким-то разноцветным. Преобладали синие, желтые изеленые нити, шары илужицы, онибыли везде. Попадались икрасные, нореже. Сначала мне показалось, чтоэто последствия удара головой. Потом я сообразил, чтовся это мозаика привязана кместности. Одну такую лужу я потыкал носком ботинка, начто она прореагировала - обтекла обувь, какпроизошлобы смаслом. Хм,очень странно. Может, такисходят сума?
        Потом это пропадало. Правда, ненадолго.
        МысБеркутом раскачали изавалили вагон, только потом полезли внутрь. Находки были невеселыми - шесть трупов: тримужчины, двеженщины, летсорока имолодая, летдвадцати пяти, идевочка лет десяти. Похоже, всепогибли припадении вагона соскалы. Намповезло, чтоБеркут завалил нас впроход между полками, видимо, егореакция спасла нам жизнь. Мыоказались прижатыми друг кдругу инелетали покупе, какпопутчики. Пока мы разбирали завалы внутри вагона, опять включилось мое «цветное» зрение. Выяснилась интересная особенность: всенайденные нами трупы лежали вжелтых лужицах. Этажидкость, иливернее - субстанция, вытекала измертвых тел. Странно истрашно.
        Обыскав вагон, мынашли рюкзак седой, несколько бутылок сводой, парочку плащей. Ирка, увидев трупы, благополучно избавилась отостатков пищи, даименя замутило слегка, нескрою. Беркут занялся мародерством, предложил инам выбрать извещей то, чтомоглобы пригодиться. Когда Ирка отказалась, Андрей поинтересовался, насколько ей хватит запасов одежды иличных вещей, если наэтой планете больше людей нет? Онавсхлипнула, новзяла себя вруки ипошла потрошить чужие чемоданы.
        Мойноут оказался слегка помят, что, впрочем, несильно меня расстроило - электричества всеравно взять было негде. Авот Ирина гитара уцелела, иэто обрадовало всех идаже немного подняло настроение. Закончив внутри, мывылезли извагона изадумчиво уставились нагору вещей, которые решили взять ссобой. Тут, пожалуй, безнебольшого грузовичка необойтись. Впрочем, Беркут быстро все решил: кинул нам сИркой порюкзаку ивелел собрать себе все необходимое нанесколько дней. Приказал каждому взять подва одеяла. Сам, кроме рюкзака седой собрал себе сумку наплечо. Вещи типа ножей (2 штуки разных размеров) изажигалок (6 штук) раздал иприказал беречь пуще денег. Вырезал себе имне поздоровенной дубине, похожей напосох, предложил иИрке, ноона отказалась. Всеостальное он сложил набольшой дерматиновый лист, вырезанный изсиденья итщательно перевязал втюк. Мывместе погрузили его вяму, недалеко отвагона, заложив сверху камнями изамаскировав сухими ветками. Потом мы решили немного перекусить перед дорогой.
        Мирснова стал дляменя «цветным».
        Поднося корту бутерброд, яувидел свою руку изасмотрелся… Рука вся состояла изразноцветных каналов разной толщины, покоторым пульсировала красная, желтая, зеленая исиняя жидкость. Инетолько рука, всетело было таким, пододеждой. Впрочем, иводежде часть ниточек оплетали разноцветные капилляры. Черт… Аппетита картинка недобавляла. Присмотревшись кбутерброду, явыяснил, чтоиколбаса, оказывается состоит изкрасных ижелтых сгустков, сыр - изкрасных исиних, апомидор - иззеленых, синих ижелтых. Интересные получались пироги скотятами. Похоже, чтоя вдруг начал видеть некие новые свойства материи.
        Понаблюдаем, поразмыслим…
        Обед, если его так можно назвать, прошел вмолчании. Ирабыла мрачной, мнепоказалось: ещечуть-чуть иона разревется. Беркут очем-то размышлял, потом вдруг, быстро запихнув бутерброд врот инаскоро прожевав его, поднялся.
        - Надо попутчиков… похоронить.
        Мненехотелось этим заниматься, ноАндрей настоял. Ирумы оставили упаковать остатки еды, асами, хлебнув поглотку изфляжки, оттащили трупы кнайденному Беркутом подходящему углублению вскале изавалили их камнями.
        Когда вернулись кместу ночевки, Ирка сидела натраве иревела. Андрей покачал головой, уселся сней рядом иобнял. Прижавшись кнему, онапыталась что-то сказать, нослезы душилиее.
        - Мы… Мыникогда отсюда… отсюда невыберемся… никогда не… неувидим… своих…
        - Тихо, девочка, - бормотал Андрей, гладя ее поголове. - Неплачь, всеобразуется… Всебудет хорошо…
        Яподнял лежащую рядом флягу, отвинтил крышку иналил внее золотистой жидкости. Мнепоказалось, чтовконьяке плавало несколько зеленых исиних капелек. Закрыв глаза, япотряс головой. Капельки исчезли.
        - Пусть она выпьет, - передал я Беркуту крышечку. Онподнес коньяк кИркиным губам и, буквально, влил содержимое крышки внее. Оназакашлялась, помотала головой ипосмотрела нанас опухшими отслез иголубыми, какнебо, глазами.
        - Мальчики, пообещайте мне, чтомы вернемся домой…
        - Обязательно вернемся! - твердо сказал Беркут, недав мне ирта раскрыть. - Нонам надо искать туда дорогу. Анесидеть здесь иреветь. Поэтому, девочка, поднимайся, бери свои вещи, ипойдем!
        Андрей Беркутов. Неизвестно где, тоже утро
        Мыобогнули скалу иначали медленно подниматься вверх, петляя между огромными валунами. Ввоздухе пахло каменной пылью, витали ароматы цветов изелени, акэтому букету по-прежнему примешивался запах гари. Справа шла отвесная стена, сзади, слева идальше покурсу виднелся лес. Подногами хрустели камушки, изредка попадались островки жесткой желтоватой травы. Небо было вполне земным исолнце, поднимавшееся наддеревьями впереди, внешне почти неотличалось оттого, которое жарило нас вчера вРумынии. Ну,разве что, может, было чуть более красноватым, хотя это мог быть эффект восхода. Птицы тоже чирикали по-домашнему, весело исзадором. Только вот маленькая зеленоватая луна, склонившаяся кюгу, развернулась рогами отсолнца итеперь казалась совсем неземной.
        Ирине идти было тяжело, онапостепенно успокоилась - пришлось сосредоточиться, чтобы непоскользнуться илинеступить вкакую-нибудь яму. Вадик выглядел как-то странно, часто озирался посторонам. Мнепоказалось, чточувствует он себя неочень хорошо, ярешил, чтостоит приглядывать заним внимательнее. Странная все-таки штука - психика. Больше десяти лет прошло, какя дембельнулся поранению, апопав впеределку, сразу будто вернулся вто время. Иребят сейчас я воспринимал некаксотрудников, скоторыми пришлось поехать вкомандировку, акакбойцов моего отделения, которых надо вывести живыми и, повозможности, целыми. Куда вывести? Обэтом я запретил себе думать. Потому что чувствовал, если долго размышлять - крыша поедет. Итвердил себе каждую минуту - сосредоточься натактике. Стратегию обдумаешь потом. Такишли.
        Спустя минут десять вышли наплоскогорье, откуда предположительно упал наш вагон. Яуже хотел было объявить это ребятам, нотут услышал звуки, которые меня насторожили. Впереди послышались голоса.
        Этомогли быть наши попутчики издругих вагонов, ночто-то мне непонравилось винтонациях. Слов разобрать было нельзя, ия решил подстраховаться.
        Яснял рюкзак исумку, перехватил палку двумя руками ижестами показал Вадиму иИре соблюдать тишину иопуститься натраву. Рефлекс, однако - остановился, сядь илипригнись. Потом, стараясь нешуметь, побежал кближайшему большому камню, закоторым открывался вид наплоскогорье.
        Непойму, почему я решил оставить ребят ниже - называйте это чутьем илиинтуицией. Ночто-то мне подсказывало: нестоит всей толпой бежать вперед, раскрыв объятья. Такпросто вагоны неперелетают содной планеты надругую. Были уменя все основания думать, чтоэто результат чьих-то действий. Ия сильно сомневался, чтонаши цели совпадают.
        Выглянув из-за камня, яувидел интересную картинку: впереди, метрах вдвухстах отменя, находилось пожарище, покоторому бродили люди. Этоникак немогло быть остатками поезда. Пожарище скорее напоминало деревянное строение, сгоревшее этой ночью. Кое-где дымок еще поднимался надостатками бревен. Люди были странными, точнее странными была их одежда иэкипировка. Янемог разглядеть деталей, но, по-моему, онибыли вкольчугах илипанцирях, ужочень те блестели насолнце.
        Насчитал я их четырнадцать человек, ониходили попожарищу иковырялись внем палками, вероятно, что-то выискивая. Чуть вотдалении стоял мужик безпанциря, всеро-зеленой, судя повиду, кожаной одежде: странного покроя куртке иштанах. Изредка он что-то говорил имахал руками, возможно раздавая указания. Руководил, таксказать, вбуквальном смысле слова. Языка я различить немог, далеко было. Вдруг один изискавших вскрикнул ипошевелил своей палкой вземле, разгреб золу, что-то поднял. Командир подошел ближе, посмотрел, покачал головой. Боец кинул вещь обратно наземлю ипродолжил поиски. Оказалось, чтобоец держал вруках непалку, ачто-то типа копья, наконечником которого служил длинный итонкий клинок. Напоясе упарня висела штука, очень похожая намеч вножнах. Всочетание скольчугами это наводило наопределенные выводы обуровне местной цивилизации. Вотблин, ситуация… Поразмышляв, ярешил позвать ребят, чтобы они тоже оценили реальность. Потому что непредставлял, какнам сней, реальностью, уживаться дальше.
        Развернувшись, яосторожно отполз отвалуна ивернулся ксвоим.
        - Похоже, коллеги, мыпопали всредневековье, - прошептал я им. Ирашироко раскрыла глаза иоткрыла рот, собираясь что-то спросить, ноя приложил палец кгубам. - Говорить шепотом! Тамчетырнадцать человек спиками имечами что-то делают напожарище. Хотите посмотреть?
        Ребята синхронно кивнули.
        - Мысейчас очень тихо, пригнувшись, подойдем ккамню ипонаблюдаем заними. Увидеть нас они недолжны… Надо объяснять, почему?
        Коллеги также синхронно покачали головами.
        Когда мы заняли наблюдательный пост, картинка наполяне мало изменилась.
        - Странно, - прошептал Вадик. - Воттот, который командует, светится какновогодняя елка.
        - Всмысле?
        - Уменя что-то сглазами, яговорил. Почему-то я вижу все вокруг встранном виде ивстранных красках. Таквот, тотмужик, который отдельно отних весь разноцветный, какбудто нанем гирлянда.
        - Хм, - яскептически осмотрел его иприкоснулся ладонью колбу. - Утебя температуры нет? Нетошнит?
        Вадик покачал головой.
        - Ядумаю, нампока нестоит показываться им наглаза, - проговориля.
        Вэтот момент командир что-то рявкнул. Бойцы развернулись исобрались вокруг него. Невсе оказались вкольчугах ископьями. Отопушки показались четверо, водежде песочного цвета. Старшой построил бойцов внестройную шеренгу, несколько минут им что-то объяснял, ониактивно кивали ему вответ. Потом, громко гаркнув, разбились примерно поровну надве группы подва «песочных» вкаждой идвинулись кближайшим зарослям. Командир, оглянувшись посторонам, что-то снял спояса исделал странный взмах рукой. Ослепительная полоска врост человека вспыхнула ирасползлась встороны, открывая странное окно (нет - дверь!) прямо ввоздухе. Впроходе мелькнули какие-то здания, командир шагнул туда. Полоска схлопнулась иисчезла.
        - Твою дивизию! - выругался я, почесав затылок.
        - Ухты, - выдохнул Вадик. - Знаешь, чтоон сделал? Вытянул изпояса разноцветную фигурку иткнул ее… Тыэто видел? Афигурка-то несложная… Если научиться эти жидкости скручивать…
        - Этотакое вфантастике называют порталом? - сдрожью вголосе поинтересоваласьИра.
        - Хрен его знает, - проговорил я. - Новозможно, мытак ипопали сюда… Через такую штуку. Ладно… Куда эти побежали, интересно?.. - План действий складывался уменя вголове. - Значит так. Ясхожу наразведку, осмотрю окрестности, заодно выясню - куда они пошли. Выостанетесь здесь, ждете меня. Сверим часы… Контрольное время - тричаса. Если непоявлюсь - действуйте пообстоятельствам. Второй контрольный срок - сутки.
        Если итогда меня небудет, уходите отсюда совсем. Вопросы?
        - Может, лучше пойти вместе?
        - Нет. Как-никак, ябывший разведчик иневсе еще забыл. Попробую выяснить все что можно. Сидите здесь, вонвтех кустах. Иневысовывайтесь. Ахда, иникаких сигарет, ато назапах кто-нибудь придет!
        Япомог оттащить рюкзак исумку ккустам и, взяв шест, бегом рванул вобход пожарища запервой группой туземцев.
        Вадим Третьяков. Неизвестно где, темже днем
        Портал этот меня заинтересовал… Оказывается, изэтих разноцветных субстанций можно фигурки лепить. Интересно как? Янашел ближайшую желтую лужицу ипопытался зачерпнуть ладонью. Ничего невышло, рука прошла насквозь, непочувствовав ничего. Жидкость просто протекла через ладонь, какпризрачная. Ираглянула наменя озабоченно, нопромолчала. Впрочем, мнебыло всеравно. Местный маг, иликто он там, точно показал, чтосубстанции - реальность, анеплод моего больного воображения.
        МысИрой забрались вкусты. Дляэтого пришлось немного поработать ножом. Врезультате появился вполне приемлемый инеслишком заметный снаружи проход внутрь кустарника. Тамя уложил навлажную землю срезанные ветки, аповерх накрыл одеялом. Таким образом, мыразместились даже снекоторым комфортом. Солнце снаружи припекало, ноздесь, вкустах, была тень иотносительная прохлада.
        - Прокакие фигурки ты говорил? - спросилаИра.
        Подумав, ярассказал девушке отом, чтовижу. Показал наее ногу иобъяснил, чтосквозь обувь наблюдаю субстанции вее стопе. Чтовних присутствует больше желтой изеленой жидкостей, чемвовсем организме. Предположил, чтосее ногой невсе впорядке. Сами каналы сквозь обувь видны были плохо, ноизкроссовки вытекало, будтобы Ира недавно вступила влужу сжелтой краской. Девушка судивлением уставилась наменя, затем сняла башмак иносок. Снизу настопе виднелся свежий порез. Крови небыло.
        - Этоя еще вкупе порезалась, - призналасьона.
        Сосредоточившись на«цветном» зрении, яувидел, чтовее стопе повреждены несколько каналов: двакрасных иодин зеленый. Иззеленого капилляра покапельке сочилась вязкая зеленая жидкость и, смешиваясь скрасной, почему-то становилась желтой.
        Ирадостала изрюкзака аптечку, которую мы нашли впоезде, обработала рану перекисью изаклеила пластырем. Помогая ей доставать иупаковывать вещи, явдруг заметил надкожей моих рук странное, бледно-голубое свечение. Присмотревшись внимательнее, напряг новоприобретенное «цветное» зрение. Реальность вдруг как-то странно мигнула, иматериальный мир исчез.
        Всевокруг состояло изпотоков: техсамых, четырехцветных. Онибыли всюду: оплетали окружающий мир, рассеивались впространстве ипроникали впочву. То,что раньше было кустами, превратилось врастения, состоящие изтысяч разноцветных каналов, тянущихся вверх. Сквозь серую, полупрозрачную землю я видел такиеже четырехцветные корни, жучков ичервей. Ира, сидевшая рядом, радужно переливалась: явдруг разглядел ее стучащее сердце, пропитанное сложнейшими схемами ипотоками, невероятной сложности мозг, похожий наогромный, светящийся грецкий орех. Насладившись этой совершенно нереальной, виртуально-искусственной картиной окружающего мира, явзглянул насебя. Моетело исчезло, остался лишь странный голубой контур. Там, гдераньше уменя были руки, виднелись бледно-голубые полупрозрачные трехпалые щупальца. Япопытался ими пошевелить ивдруг как-то сразу иполностью их ощутил. Онинепросто были имогли двигаться, яими чувствовал.
        Незнаю, кактакое описать. Внашем языке нет слов, которыебы обозначали такие ощущения. Самое близкое, это, пожалуй - вкус. Щупальцами я мог пробовать субстанции. Ведомый странным любопытством, япотянулся кпотокам. Красный: терпкий вкус мяса, вымоченного вкрасном вине ипосыпанного специями. Синий: солоноватый вкус холодной воды изгорного ручья. Зеленый: кисловатое ощущение свежего щавеля икрапивы. Желтый: сладковатый, невероятно мерзкий вкус гноя…
        Меня чуть невывернуло наизнанку. Мирреальности внезапно, одним рывком вернулся. Зажимая рот ладонью, явыскочил изкустов ивыблевал завтрак наземлю. Мнепонадобилось несколько минут, чтобы прийти всебя.
        Иравылезла изкустов следом замной.
        - Тыкак? - испуганно спросила она, дотрагиваясь домоего плеча.
        - Ужелучше, - прохрипел я, отплевываясь. - Дайводы, пожалуйста.
        Девушка подала мне бутылку, япрополоскал рот ипопросил полить мне наруки. Мерзкое ощущение проходило. Мояруки, явдруг почувствовал, чтощупальца никуда неделись. Астоило мне напрячь зрение, какя их увидел: трибледно-голубых пальца, вылезавших иззапястья. Смаленькими такими коготками наконцах.
        Явздохнул, облокотился наствол молодого деревца, похожего наклен, изакрыл глаза. Тихо шифером шурша, крыша едет неспеша.
        - Вадик, идти можешь? Давай спрячемся обратно, - позвала меня Ира, положив прохладную ладонь мне налоб.
        - Всевпорядке, - сообщил я ей. - Сейчас.
        Мыснова полезли вкусты. Девушка уселась наодеяло, обхватив колени, иозабоченно уставилась наменя.
        - Чтоэто было? - спросилаона.
        - Новые ощущения вновом мире, - невесело усмехнулся я. Рассказывать особственном сумасшествии нехотелось. Поняв, чтоничего отменя недобьется, Ира улеглась наодеяло, свернулась калачиком изатихла.
        Ая принялся размышлять.
        Акрышали едет?.. Портал-то нам непривиделся… Интересно получается: средневековая одежда аборигенов, копья, мечи итехнология перемещения впространстве, недоступная нам, грешным. И,судя повсему, явидел самую суть процесса. ААндрей иИра невидели. Какой мы изэтого делаем вывод? Авывод получается интересный. Иесли мы насекундочку предположим, чтомозги мои впорядке, топеренос вэтот мир открыл возможность моему зрению видеть… Аведь утого парня, чтоушел через портал, тоже были бледно-голубые сполохи, которыми он собственно… Аесли…
        Яоткрыл глаза. Иззапястья по-прежнему росли две дополнительные бледно-голубые почти прозрачные уродливые конечности.
        Ясложил «пальцы» вместе, щепотью изахватил ближайший зеленый канал, чтотянулся вомху, между стеблями кустарника. Получилось! Зеленая субстанция поконсистенции напоминала мягкий иподатливый гель… Атеперь… Япопытался вытянуть его втрубочку двумя «руками». Получилось. Теперь свернем трубочку вкольцо… Кактолько я замкнул два конца, образовался канал, стенки геля будтобы затвердели, авнутри стала циркулировать жидкость. Чудеса…
        Пока я изучал свои новые конечности иокружающий мир, Ира ушла всебя, свернувшись наодеяле впозе эмбриона. Кроссовки она неодевала, поэтому я по-прежнему видел раненую ногу ивязкие желтые капли, просачивающиеся изредка сквозь пластырь. Придвинувшись кней, явытянул вперед свои новые «руки» инесколькими осторожными движениями «пальцев» попытался соединить порванные каналы. Какя нистарался избегать желтой субстанции, мнеэто неудалось - всеравно коснулся. Однако наэтот раз вкус «гноя» невызвал таких ярких ощущений, какнекоторое время назад. Да,неприятно, новполне терпимо. Соединить потоки долго неполучалось: «пальцы» были толстыми инеуклюжими. Явесь вспотел отнапряжения иуже хотел было бросить эти эксперименты, нотут мне наконец удалось удачно зацепить канал коготком исовместить оборванные концы. Трубочки мгновенно срослись. Ирка намои действия никак неотреагировала. Непочувствовала? Прекрасно!
        Кактолько порванные красный исиний каналы соединились, цветные жидкости стали циркулировать нормально. Чтоеще? Что-то меня смущало. Посмотрев навторую ногу, сообразил. Пузырь изранее образовавшегося «гноя» был явно лишним.
        Ясложил пальцы вщепоть и, поморщившись, потянул желтый гель насебя. Всепроизошло, какипредполагал: субстанцию удалось вытащить изплоти искатать вшарик. Шарик я вытянул втрубочку изамкнул вкольцо. Кудаж ее теперь? Попробовал повесить наветочку - повисла.
        Открывались некоторые интересные особенности этого мира. И,собственно, привлекательные возможности. Этоследовало хорошенько обдумать иопробовать…
        - Поговори сомной, пожалуйста, - вдруг сказала Ира, усевшись иобхватив колени руками. Вглазах стояли слезы. - Иначе я сейчас сума сойду…
        Андрей Беркутов. Неизвестно где, темже днем
        Тело само все вспомнило… Движения, навыки. Оно, конечно, недвадцатилетнее, иреакция уже нета, ночувствовал я себя почти вформе. Почти… Темболее что сейчас приходилось действовать налегке, ниоружия, нибоекомплекта. Даже разгрузки небыло. Ничего, начну тренироваться, войду вформу. Ато, чтоздесь навыки понадобятся, сомнений почему-то невозникло.
        Рядом сосгоревшим домом, наопушке, язаметил пятна крови, которые даже песочком присыпаны небыли. Трупов небыло, нодумаю, чтоих просто унесли - крови было порядочно. Иврядли это животные. Кое-где валялись обгоревшие останки частей тела, клочки одежды, обломки копий сдлинными, металлическими наконечниками. Яспиной чувствовал висящую надэтим местом опасность. Моесознание само включило то мироощущение, которое сформировалось когда-то вЧечне. Аеще, местом пониже спины, ощутил груз проблем ивсотый раз, наверное, пожалел, чтопоехал вэту командировку.
        Разговаривая сприятелями там, наЗемле, яуяснил, чтообычные люди представляют бойцов ВДВ, даже бывших, крутыми суперменами, которые нетолько пьяными купаются вфонтане, ноимогут порвать врагов голыми руками. Имало кто изних, обывателей, понимает, чтодесантура является грозной силой, лишь имея вруках оружие сбоеприпасами, средства связи, карты местности иплан операции, куда включена огневая поддержка, пути отхода имножество других вещей. Амы здесь оказались, говоря откровенно, сголой задницей. Ибоевая единица изменя была, ксожалению, весьма слабенькой. Много лет я нетренировался, лишь ходил взал периодически да махал шестом иногда, поднастроение. Посему, стоит десять раз думать, прежде чем ввязываться вочто-то. Такчто, целью моей пока была лишь разведка, сиспользованием ее основного способа, аименно - наблюдения.
        Бойцов, чтоушли влес, ядогнал быстро. Шумели они изрядно, явно никого неопасались инескрывались. Так, держась метрах всемидесяти, яосторожно следовал заними. Лесвскоре закончился, отряд остановился наопушке, видно передохнуть решили. Язалег вкусты неподалеку истал подробно изучатьих.
        Сапоги кожаные, штаны кожаные, кольчуги, надоже… Поверх кольчуг кожаные пояса, всевметаллических заклепках ипластинах, служивших креплением длявсякой всячины. Мечи вкожаных ножнах, длиной сполметра, плюс круглая рукоять скрестообразной гардой, унекоторых срельефом. Чтоб пальцы нескользили? Сдругой стороны - ножи, судя поформе ножен - кинжалы. Наспинах странные штуки, похожие намаленькие арбалеты, унекоторых - вещмешки. Вруках длинные палки счуть загнутым клинком наконце - можно наносить колющие ирежущие удары. Копья, значит. Удвоих какие-то финтифлюшки напоясе - разноцветные цилиндрики размером сгубную помаду. Наголовах шапки, чем-то напоминающие мотоциклетные шлемы старинного образца, несовсем понятно изчего, кожа, чтоли? Инежарко? Судя повсему, жарковато - трое головные уборы сняли, подними оказались мокрые отпота шевелюры.
        Бойцы держались уверенно, местности вокруг неопасались, некоторые уселись натраву. Негромко переговаривались между собой. Двое стояли ипосматривали посторонам, лениво так, скорее ради интереса, чемнеся караульную службу. Языка, накотором говорили, яточно незнал. Ненадеялся, конечно, нарусский, новдруг…
        Оглядев опушку, язаметил вдалеке строения. Ага, подразделение явно движется внаселенный пункт. Минут через десять один изаборигенов что-то рыкнул, видимо привал закончился. Собравшись, онибыстрым шагом двинулись дальше. Переть заними пооткрытому пространству я нерискнул идвинулся обратно, заходя чуть западнее, чтоб изучить местность ближе кнашему вагону. Спустя минут пятнадцать я почувствовал запах гари ипонял, чтопочти вернулся. Лесбыл вполне проходимым, этакий кленовый бор средким кустарником. Беспокоясь засвоих, япочти бежал и, обогнув очередной куст, лицом клицу столкнулся саборигеном.
        Накакое-то мгновение мы оба застыли. Егоглаза расширились, ия, недолго думая, ткнул парня концом своей палки впах, надеясь, чтоего анатомия несильно отличается отнашей. Боец своплем согнулся, итутже изкустов появился второй, безшлема, судивленным выражением лица. Стоит отдать должное, сориентировался быстро, вытянул меч, похожий насаблю, одной рукой инож - другой… Так, допрыгался! Продолжив движение навстречу, янаправил конец шеста бойцу влицо, акогда тот вскинул меч, защищаясь, чуть сместился всторону, резко развернул палку другим концом, сделав ему подсечку подколено, чуть выше сапога. Пока абориген падал, шест закончил движение истукнул вторым концом парня точно ввисок. Авот нефиг шлем снимать вбоевой обстановке! Боец дрыгнул ногами пару раз изатих.
        Честное слово, нехотел, чтоб так получилось. Правда, онсвои железки недляспортивного фехтования доставал, такчто выбора небыло по-всякому. Ябыстро осмотрелся посторонам, нагнулся икоснулся шеи… Могнеделать этого, висок явно продавлен внутрь. Да,пульса нет. Хреново. Вернулся кпервому, тотлежал впозе эмбриона итихонько стонал, стукнул я отдуши. Ичтож теперь сним делать? Уженеторопясь, яснова оглядел окрестности… Двадесятка зверей, похожих налошадей паслись рядом наопушке. Нучтож, всеясно, этидвое охраняли транспорт. Аотряд пошел пешочком, потому что налошадях, даже через такой лес, ехать было затруднительно.
        Меня слегка потряхивало отадреналина. Вот, блин, ситуация. Делать нечего, надо бежать отсюда ибыстро. Яотстегнул пояс надвухсотом, вложил оба клинка вножны. Чтоб немучиться, застегнул пояс усебя наталии. Конструкция пряжки была проста кактри копейки, насебе мне пришлось затянуть ремешок чуть посильнее, чемпрошлому владельцу. Попробовал, каквыходит нож. Потом подошел кживому бойцу инежно пнул его носком туфля чуть пониже спины.
        - Вставай, помощь нужна.
        Тотпонял, чтоя чего-то отнего хочу, иструдом поднялся, глядя наменя глазами побитой собаки. Япоказал ему пальцем наремень иперехватил палку поудобнее, наслучай если боец дурить начнет. Нет, ничего, сообразил, чтоя нешучу, снял безфокусов.
        - Шлем икольчугу, - япоказал палкой наубитом. Боец помялся, снял головной убор иосвободился откольчуги. Показал ему концом палки налошадей, онповернулся, ия стукнул его помакушке. Парень рухнул какподкошенный. Прости, нооставлять тебя вживых нельзя… Запрокинул голову, какучили, иполоснул погорлу кинжалом, стараясь, чтобы кровь непопала наменя. Усилием воли задавил эмоции. Прятать трупы непосчитал нужным, всеравно их будут искать инайдут, чего зря время терять?
        Клошадям подходить нестал. Боюсь я их иверхом ездить неумею, нунафиг! Раскрыл мешок, который лежал рядом. Что-то похожее нахлеб, вяленое мясо, бутылка сжидкостью изкакого-то ореха типа кокоса. Дверубахи, плащ. Аэто что? Странная коробочка издерева, авнутри… Даэтоже стрелки карбалету. Твою дивизию, этоже магазин!!!
        Интересно… Самарбалет, тойсамой конструкции, чтоиуушедших вдеревню бойцов, мирно лежал подкустом. Простенько исовкусом. Арбалет взводился рычагом, стрелка снизу автоматически выщелкивалась наложе. Единственно, стрелка мне показалась очень легкой, как-то нетянула она насерьезный болт. Ладно, потом разберемся. Магазин я кинул обратно вмешок, забрал обе кольчуги, шлем, обапояса ивторой арбалет, который лежал заследующим деревом. Чувствуя себя тягловой скотиной, ринулся обратно влес, сделал крюк испустя пятнадцать минут вышел ккустам, гдедолжны быть Ира сВадимом, нособратной стороны. Ребят нигде небыло видно, янегромко позвал:
        - Вадим? Ира?
        - Мыздесь, - раздался шепот изгустых кустов.
        Ирина Зуева, неизвестно где, тотже день
        Сегодня, ссамого утра я сходила сума.
        Ятысячу раз прокляла себя, чтопоехала вэту командировку. Ругала Андрея начем свет стоит зато, чтоон меня ссобой потащил. Сужасом представляла, кактам безменя Настя иИгорь. Мыдоговорились смамой, чтоона поживет сними вмое отсутствие, ночтоже будет, когда я неприеду вовремя? Асами родители? Чтобудет сними, когда им сообщат, чтоя пропала безвести после железнодорожной катастрофы вБогом забытой Румынии? Умамы больное сердце… Стоило только представить, какНастя спрашивает Игоря: - «Акогда мама вернется? - какмне неудавалось удержаться отслез.
        Вообще, яредко ревела ипадала духом. Подружки, даимногие знакомые мужчины часто называли меня сильной. Насамом деле это было нетак. Просто почему-то, ссамого раннего детства уменя всегда сохранялась твердая уверенность: ничего плохого нисомной, нисмоими близкими случиться неможет. Ранимая ивсего боящаяся девчонка, которой я была всегда, пряталась заэту уверенность, какзастену.
        Атут вдруг случилось.
        Исейчас я сужасом поняла, чтоуверенность растаяла. И,наверное, впервые вжизни стало по-настоящему страшно. Яосталась одна, безблизких, внезнакомой, страшной обстановке. Частичка меня, маленькая девочка Настя, которую я любила больше всего насвете, оказалась невообразимо далеко. Амужчины, который меня защищал илюбил, которого я нашла стаким трудом, тоже небыло рядом.
        Подумалось, чтожизнь теперь никогда небудет такой, какраньше. Стало еще страшней, яневыдержала исела наодеяле.
        - Поговори сомной, пожалуйста, - попросила я Вадика, потому что поняла - ещепару минут переживаний, ия просто сойду сума.
        Онпосмотрел наменя и, видно, что-то понял.
        - Всебудет хорошо, Ирка… Тытолько нескисай! Сейчас Беркут разведает округу инаверняка найдет кого-нибудь, ктонам поможет.
        - Какты думаешь, почему мы здесь оказались? - спросила яего.
        Вадим взъерошил волосы намакушке, достал сигареты, потом, вспомнив, чтоБеркут запретил курить, ссожалением засунул их обратно.
        - Может быть несколько версий. Во-первых, кто-то мог проводить какой-то эксперимент. Имы его случайные жертвы.
        - Эксперимент где? - спросила я его, отряхивая сджинсов букашку. - НаЗемле илиздесь?
        - Вероятнее всего здесь, - ответил Вадик, протягивая мне бутылку сводой. Яотпила глоток. - Мы,земляне всмысле, неумеем отправлять вагоны надругие планеты.
        - Аздесь умеют? - ссомнением протянула я. - Тыже видел, тутвообще средневековье!
        - Ага, средневековье! Спространственными порталами. Туточень иочень непростое место, Ир.Этапланета скрывает множество тайн, яуверен.
        - Почему?
        - Вотскажи, утебя нога еще болит?
        Ясогнула ногу вколене ипроверила стопу. Неприятных ощущений больше небыло. Сняв пластырь, ясудивлением уставилась назатянувшуюся царапину.
        - Этокактак вышло? - Уставилась я нанего.
        - Местная магия, - хмыкнул он, никапли неудивившись. - Ясоединил разорванные потоки там, гдебыла царапина. Онапочти мгновенно зажила, ичаса непрошло.
        - Тысоединил? Намне? - Япоежилась. - Яничего непочувствовала. Тоесть это неглюк утебя? Получается, тыреально видишь что-то, чтосуществует насамом деле… - Язамолчала, обдумывая пришедшую мне вголову мысль. - Может, тыипорталы делать сможешь?
        Вадим снова взъерошил волосы намакушке.
        - Знаешь, япока совершенно непонимаю принципов, каквсе это работает. Подозреваю, чтопорталы - нечто вроде высшей магии здесь.
        - Нутыже умный, разберешься! - Янасамом деле вдруг ощутила уверенность, чтоВадик рано илипоздно что-то придумает. Нанем всегда висели самые сложные проекты внашей фирме. Ион умудрялся решать даже самые безнадежные задачки, выкатываемые нашими клиентами.
        Онпокачал головой.
        Совсем недалеко вдруг раздался негромкий голос Беркутова, окликнувший нас поименам.
        - Мыздесь, - ответил Вадим, вставая. Спустя полминуты сквозь кусты протиснулся Андрей. Онбыл каким-то взъерошенным, серая футболка вся пропиталась потом.
        - Нучто там, Андрюх? - спросил Вадим, принимая унего мешки, плотно набитые чем-то.
        Шефсморщился икриво улыбнулся мне. Видно, хотел ободряюще, ноневышло.
        - Деревня там, - открывая бутылку сводой, ответил он. Километрах вшести кюгу. Туда бойцы отправились, судя повсему - назачистку илинапроверку. - Онсделал несколько глотков. - Онисюда прибыли, скорее всего, через тот портал, который мы видели, причем налошадях. Здесь они сожгли какое-то здание, перебили кучу народу. Через некоторое время вернутся, вероятно, прибудет имаг. Скорее всего - начнут обыскивать окрестности. Ятут случайно столкнулся сдвумя… Охраняли лошадей. Позаимствовал кое-что. Смотрите… - Онзакрыл бутылку истал вытаскивать измешка блестящие кольчуги, кожаные ремни смечами, небольшой рогатый арбалет.
        - Этоони так отдали? - спросил Вадим. Андрей хмыкнул, аглаза его стали ледяными. Отэтого взгляда меня окутал ужас.
        - Пришлось отдать, - онпоморщился. - Один выскочил наменя смечом, выбора небыло. Ониостались там… Следы я запутал, нопоможетли… Янеочень представляю, естьли здесь собаки ичего ждать отэтого… мага.
        - Тыих… убил? - проговорила я, чувствуя, какгорло сжала невидимая рука страха.
        - Ачто, мненадо было их расцеловать? - огрызнулся он. Меня начало трясти, яобхватила себя руками, стараясь неподдаться панике. Боже, зачто ты так сомной?
        - Да,задачка… - мрачно проговорил Вадим. - Отконных нам неубежать.
        - Намиотпеших неубежать. Поэтому надо уходить так, чтобы они нас незаметили. Полесу. Туткое-какая одежда, намнадо какможно больше походить наместных. Уодного я нашел плащ дляИры, надеюсь, подойдет. Собираем вещи ивперед. Направление навосток, Вадим впереди, потом Ира, язамыкаю. Нучто смотрите? Втемпе!
        Рыкшефа немного привел меня вчувство. Ябросилась скатывать одеяло исобирать раскиданные вкустах вещи, стараясь недумать, чтоснами будет. Такитвердила себе: недумать, недумать, недумать… Спустя несколько минут мы вышли напожарище, азатем углубились влес, шагая между высокими деревьями. Беркут, время отвремени вполголоса подгонял нас, требуя двигаться быстрее. Боже, куда быстрее, яитак бегу!
        Вадим Третьяков. Неизвестно где, вовторой половине тогоже дня
        Мыоставили пожарище справа идвинулись строго навосток. Среди головешек я разглядел тела вобгоревшей одежде. Включившееся само «цветное» зрение показало, чтовсе пожарище будтобы забрызгано желтой краской. Проходя мимо, явытянул руку ищупальцем зачерпнул побольше желтой субстанции, тутже замкнув ее вкольцо. Получился толстый обруч около метра вдиаметре. Продолжая забавляться, ясделал изнего восьмерку, потом сложил, затем еще… Вконце концов, уменя получилось колесико, типа автомобильной шины отлегковушки, которое я надел насебя через плечо. Хотел подороге собрать ижидкости остальных цветов, однако Андрюха негромко окликнул меня ипосоветовал поторопиться.
        Оказалось, что, принекотором усилии, ямогу контролировать свое «цветное», или, какя стал его назвал просебя - астральное зрение. Если его выключить, товокружающем нас лесу небыло ничего особенного.
        Поздняя весна илираннее лето. Всераспустилось, цветет разными цветами. Растительность вроде несильно отличается отземной, однако я несмогбы назвать ниодного дерева - похожи, данетакие. Высокие, сдесяток метров, стволы оканчивались пышной, лиственной кроной. Сами листья чем-то напоминали кленовые - этакая раздавленная звезда. Некоторые деревья были опутаны лианами - такя себе их представлял, хотя вживую никогда невидел. Землю покрывал ковер измха, чередовавшийся снебольшими островками травы. Кое-где встречались заросли уже знакомого нам кустарника.
        Идти было достаточно легко, если незалезать вкусты иобходить редкие поваленные деревья. Такмы плелись около часа. Еслибы нерюкзак, дурацкая тяжелая кольчуга ипояс смечом, ябы почувствовал себя напрогулке. Андрюха заставил меня это все одеть, хотя я непредставлял себе, чтомне делать, например, смечом, если придется его достать.
        Кроме всех этих доспехов иодежды, шефпритащил парочку деревянных блях накожаных шнурках, показавшихся мне весьма занятными. Накаждом изних была прикреплена сложная разноцветная сетка изэтих самых субстанций. Работа была тонкая, своими неуклюжими щупальцами ябы такую несделал. Диаметр каналов наглаз составлял неболее миллиметра. Накаждом изамулетов схемки были одинаковыми. Истоило Беркуту натянуть один себе нашею, каксетка субстанций изамулета соединилась сканалами его тела и… ониисчезли. Вернее, неисчезли, аразмазались. Так, чтостало невозможно увидеть каждый канал вотдельности. Яосторожно надел насебя второй иперестал видеть собственные каналы.
        Так-так… Очень интересно!
        - Стоп, - негромко сказал Беркут. - Привал.
        Остановившись, яуслышал негромкое журчание иувидел маленький ручеек, пробивающийся подкорнями деревьев.
        - Наполним бутылки ипоедим, - нето предложил, нето приказал шеф. Ясогромным удовольствием опустил рюкзак наземлю, тоже сделала по-прежнему мрачная Ира, которая завесь путь так инесказала нислова.
        - Чтомы делаем дальше? - поинтересовался я ушефа.
        Онопустил свою поклажу, прислонил палку кдереву иприсел сбутылкой надручьем.
        - Хотим мы илинехотим, нонадо искать людей ивливаться вместное общество. Внешне мы отних неотличаемся. Сложности будут сязыком, нотут уж ничего неподелаешь… Есть другие предложения?
        - Шеф, если здесь средневековье… Якфеодалу врабство нехочу, - тихо произнеслаИра.
        Беркут пожал плечами.
        - Постараемся этого недопустить. Нопока мы незнаем, естьли тут вообще феодалы… Иребята, давайте ссегодняшнего дня - поименам ина«ты», ладно?
        - Хорошо, - Иракивнула, ая итак сшефом на«ты» смомента знакомства.
        - Посидите здесь, яосмотрюсь, - недожидаясь нашего согласия, Беркут закрутил крышку назаполненной бутылке иисчез задеревьями. Переглянувшись сИрой, мыуселись накоряги.
        - Перекуситьбы, - многозначительно намекнул я. Ирамолча достала изрюкзака свертки седой, ая заставил себя встать инаполнить все оставшиеся пустые бутылки. Вода была прозрачной ихолодной.
        - Надеюсь, мынезаразимся какой-нибудь гадостью, - пробурчала девушка.
        - Ну… Придется привыкать кместным бактериям, - япожал плечами иснова включил свои новые способности. Ручей вцветном зрении был ярко-синим. Неудержавшись, яначерпал синевы изнего исделал еще одно колесико. Пригодится дляэкспериментов.
        - Чтоты делаешь? - поинтересовалась Ира, глядя какя внимательно смотрю народник ишевелю руками.
        - Балуюсь сосвоим астральным зрением, - усмехнулся я. - Осваиваю, таксказать, местную магию…
        - Держи бутерброд, маг, - девушка протянула мне кусок хлеба сколбасой.
        Хм… Ачто, почемубы непопробовать? Зачерпнув щупальцем желтой исиней субстанций изсвоих «колес», яскатал изних тоненькие колбаски исоединил внескольких местах. Потом нашел рядом зеленую лужицу, добавив несколько зеленых «шлангов» вобщую композицию. Ничего красного поназемле ненаблюдалось, авокружающих деревьев этой субстанции было очень мало. Поэтому я вытянул красную жидкость изкуска колбасы, разложенного нагазете рядом сИрой. Затем, медленно иаккуратно стал скручивать фигурку, стараясь, чтоб она была похожа нату, изкоторой возник виденный нами портал. Сложность состояла втом, чтобы замкнуть каналы сразными жидкостями друг надруга, чтополучалось стретьего, ато ипятого раза. «Пальцы» намоих щупальцах были очень неловкими, япочему-то вспомнил, каклепил фигурки изпластилина мой трехлетний племянник. Наконец некоторое подобие пирамидки, состоявшее изстранно перекрученных каналов, была готова. Внешне она почти неотличалась оттого, чтоя видел умага. Ну,да, почти… Неисключаю, чтовчем-то ошибся. Яже тогда непытался запомнить ее точную структуру, даидалековато было.
        Встав иотойдя немного всторону, явзял щупальцем узел наверху, изкоторого выходили все четыре разноцветныхканала, ивстряхнул так, какэто сделал маг. Яркий огонь ударил мне вглаза, инаступила тьма…
        ИраЗуева. Влесу, вторая половина тогоже дня
        - Держи бутерброд, маг, - усмехнулась я, передавая Вадику хлеб сколбасой. Какнистранно, тоже захотелось есть. Прогулка полесу, если так можно назвать этот сумасшедший бег стяжеленым рюкзаком, отодвинула мрачные ипанические мысли всторону. Вокруг был настоящий лес, слианами, ябы неотказалась погулять здесь вспокойной обстановке. Наполянках была куча забавных цветов, очень красивых иневероятно приятно пахнущих.
        Вадим начал колдовать. Состороны это выглядело довольно забавно: устремил взгляд наколбасу, пошевелил руками, минуту посидел, уставившись водну точку, потом поднялся, отошел подальше насередину поляны. Затем вытянул руку идернул кистью.
        Огненный шар взбух наполяне ибросился наменя. Что-то подбросило мою тушку ввоздух. Мирвокруг крутанулся калейдоскопом, визг игрохот ударил поушам. Лишь когда я спиной грохнулась обземлю, топоняла, чтовизг этот - мой. Раздался треск, яотстраха закрыла глаза. Что-то тяжелое упало ибольно прижало мне ноги. Глаза пришлось открыть - прямо намне лежало дерево. Там, гдемгновение назад стоял Вадим, горело ослепительно яркое кольцо диаметром метра полтора. Яркие протуберанцы тянулись ксоседним деревьям икустам. Внезапно кольцо схлопнулось вточку итутже пропало. Поток горячего воздуха кинул мне вглаза щепотку песка. Раздался новый грохот, что-то пребольно стукнуло меня поголове.
        Трясясь какосиновый лист, яструдом выбралась из-под дерева. Наполяне, гдемы только что остановились напривал, царил полный беспорядок. Всяземля была перепахана. Наши вещи разбросало посторонам. Тридерева вывернуло изземли скорнями, кустарник был основательно обожжен: нанем просто сгорели все листья.
        Вадим лежал вручье. Егоштаны были разорваны иобожжены, недавно блестящая кольчуга стала черной. Господи, пусть только он былбы жив! Яподошла ближе иосторожно перевернула его наспину. Волосы наголове обгорели, брови иресницы стали рыжими. Онбыл жив, мнеудалось нащупать пульс унего нашее. Кожа наего руках покраснела, кое-где вздулись волдыри. Незная, чтоделать, япросто плеснула водой ему влицо. Вадик неотреагировал. Впанике я стала озираться посторонам. Гдеже Андрей?
        Хруст кустов раздался через несколько секунд, когда я уже думала громко позвать шефа. Беркут выскочил наполяну сарбалетом наперевес, напряженно оглядываясь посторонам.
        Увидев меня, рывком приблизился исклонился надВадиком.
        - Чтоздесь произошло, можешь рассказать?
        Запинаясь изаикаясь, яповедала ему отом, чтослучилось.
        - Твою дивизию! - выругался он, уложив Вадима наземлю иподняв его ноги настоявшее рядом дерево.
        - Ира, бегом собери наши вещи. Надо какможно быстрее отсюда линять.
        Ябросилась собирать мешки. Было очень жалко буханку хлеба икусок колбасы, которые веду больше негодились. Господи, толькобы Вадик пришел всебя! Отойдя отВадима, Беркут начал навешивать насебя рюкзаки имешки.
        - Акакон? - Кивнула я наВадика.
        - Понесу назакорках, - буркнул Андрей, передавая мне рюкзак исвою сумку. - Тяжко будет, Ириша, ноты потерпи, пожалуйста.
        - Может, подождать, пока он очнется? - спросила я. Меня по-прежнему потряхивало, меньше всего мне хотелось сейчас куда-то бежать.
        - Грохот слышно было, наверное, километров напять вокруге, даисверкало тут, каквДень Победы. Тебойцы, мать их, откоторых мы бежим, вполне вероятно, захотят посмотреть, чтопроизошло. Если сними еще заявится их маг - намточно крышка. Поэтому давай-ка собирайся ссилами ипойдем. Лестут скоро заканчивается, заним дорога. Судя помоим наблюдениям, неслишком оживленная. Надо уйти какможно дальше отэтого долбаного места.
        - Япопробую… - пробормотала я, навьючивая насебя вещи. Никогда вжизни я столько нетаскала. Андрей помог надеть рюкзак иприспособил сумку, чтоб я могла хоть как-то тащитьее.
        Первые несколько шагов были очень трудными. Потом пошло немного легче, главное - смотреть подноги. Если я сейчас споткнусь, то, наверное, уженевстану.
        Беркут взвалил Вадима наспину ипобежал вперед каклось. Стараясь успеть заним, яперебирала ногами так быстро, какмогла, новсе равно стала отставать. Андрей очередной раз свернул, упершись вгустые кусты. Я,видя, чтовпереди прохода нет, свернула заранее и, сделав несколько шагов, наткнулась наголые, волосатые ноги, торчавшие изкустов.
        - Ой,мама! - вырвалось уменя. Отшатнувшись назад, янеудержала равновесие иполетела втраву.
        Беркут оказался рядом спустя мгновение. Несовсем аккуратно положив Вадима, онрывком приблизился ккусту иткнул своей палкой вторчавшие конечности.
        - Двухсотый. Холодный уже, - сообщил он, вытягивая заноги из-под куста мертвого мужчину. Одетый вчерную хламиду скапюшоном, мертвец был похож намонаха. Вспине, между лопаток торчал оперенный хвостовик стрелы. - Мужчина, летподпятьдесят. Видать, прилетело ему напожарище. Судя последам крови наодежде, некоторое время бежал, потом полз. Заполз подкустик иумер.
        - Можно безподробностей… - Япочувствовала, какком изжелудка поднялся кгорлу, иеле успела согнуться, прежде чем все, недавно съеденное, оказалось натраве.
        - Ира, тыкак? - спросил Андрей, протягивая бутылку сводой.
        - Отвратительно, - пробормотала я. Умывшись исделав несколько глотков, яуселась спиной кближайшему дереву, чувствуя себя совершенно разбитой. Меня охватила апатия, было всеравно - пусть берут врабство, убивают, делают сомной что хотят… Поток холодной воды хлынул мне наголову, полилось зашиворот. Взвизгнув, яподскочила наноги.
        - Воттак-то лучше, - хмыкнул Беркутов, заворачивая крышку напустой бутылке.
        - Явся мокрая! Тычто наделал?!! - заорала я нанего, чувствуя, каквода течет поспине.
        - Некогда тут рассиживаться! - рыкнул он вответ таким тоном, чтомне сразу расхотелось спорить икричать. - Надо идти. Надень это навсякий пожарный, - Беркутов протянул мне деревянный амулет, похожий намедаль свырезанной нанем открытой ладонью. - Похоже, здесь такие все носят. Может, знак религии какой, может, документ…
        - Авдруг он заразный? - пробормотала я, беря двумя пальцами кожаный шнурок.
        - Этоврядли, - хмыкнул шеф вответ. - Этот парень явно неотзаразы умер.
        Сморщившись, янехотя натянула шнурок себе нашею. Вотскотина, явся мокрая теперь!!! Беркутову было плевать намои трудности. Заметив, чтоутрупа вкулаке что-то зажато, онпытался разжать ему пальцы. Внутри оказался большущий перстень, согромным, иссиня-черным камнем. Андрей несколько секунд рассматривал кольцо, потом, хмыкнув, сунул его вмешок.
        - Все, втемпе, вперед! - Онразвернулся кВадиму. Кнашей общей радости, тотуже сидел натравке ихлопал глазами, держась заголову.
        - Чтосомной? Гдемы?
        - ВКараганде, магдолбаный, твою мать, - высказал ему Беркут свое мнение. - Надо думать, перед тем какчто-то делаешь. Быстро уходим отсюда. Можешь передвигаться?
        Вадик, весь красный отожога, ошарашенно посмотрел нанас, проморгался. Потом попробовал встать. Снекоторым трудом, ноему это удалось.
        - Башка раскалывается…
        - Давай втемпе вперед, - отрезал все жалобы Андрей. - Ато сейчас сюда заявятся бойцы исделают изнас ежиков, какизэтого, - онкивнул натруп.
        Вадим взглянул намертвого монаха изажал рот ладонью.
        - Датвоюже дивизию! - зарычал шеф, схватив Вадика зашиворот ирывком поднимая его наноги. - Некогда блевать!!!
        Спустя пару минут, чутьли непинками иругаясь каксапожник, шефзаставил нас идти. Уменя забрали сумку, поэтому двигаться дальше стало немного легче. Глотая слезы, ятопала замужчинами, пытаясь понять, зачто мне всеэто?
        Вадим Третьяков. Неизвестногде, вторая половина тогоже дня, ближе квечеру
        Вчем Беркут был прав, такэто втом, чтопрежде чем что-то делать, надо подумать. Меня многие, ещесошколы называли гением, институт я закончил скрасным дипломом. Влюбой сфере, касающейся информационных технологий, чувствовал себя какрыба вводе. Безложной скромности скажу, чтофирма Андрея целиком держалась намне, покрайней мере ее техническая часть. Однако я никогда неумел мыслить стратегически, увлекаясь деталями инюансами какого-либо дела. Зато вних (деталях) я уж разбирался досконально, поэтому мне нередко удавалось делать вещи, которые немог реализовать кто-либо другой.
        Почему я сделал глупость наэто раз? Наверное, потому, чтонепринимал всерьез все эти видимые только мне цветные штучки идопоследнего неверил, чтоизтой пирамидки может получиться что-то столь мощное. Игде-то наподкорке сидела дурацкая мысль, чтовсе вокруг нереальность, акакой-то странный квест изкомпьютерной игры. Изэтого следовало немедленно сделать определенные выводы.
        Подпонукания Беркута мы добежали доопушки. Лесзаканчивался полосой кустарника, дальше внизине начиналось поле, поросшее какой-то колосистой травой. Культура была странная, примерно попояс высотой, ноя неагроном: этовполне могла быть какая-то пшеница. Заполем, примерно вкилометрах двух, снова чернел лес. Рядом сопушкой, вдоль края кустарника, вилась дорога - двенеочень широкие колеи иполоска пожухлой травы между ними. Где-то вдалеке поней катила телега, вроде какудаляясь отнас.
        - Куда дальше? - струдом отдышавшись, спросил я Андрея.
        Беркут осмотрелся, задержался взглядом нателеге ипринял решение.
        - Пойдем заней. Неспеша. Смотрим внимательно посторонам, если кого видим, сразу говорим.
        Мыдвинулись подороге зателегой. Вскоре она скрылась заповоротом приблизительно вполукилометре отнас. Наверное, состороны мы выглядели комично, новтот момент нам точно было недосмеха. Навьюченные вещами, грязные, мокрые иобгорелые, озираясь посторонам, мыеле плелись подороге. Давно я себя так плохо нечувствовал - голова раскалывается, кожу почти навсем теле жжет, мутит дотошноты… Яуже собрался просить Андрея опривале, каквдруг он зло рыкнул.
        - Кто-то нас догоняет!
        Яоглянулся. Сзади занами, примерно вкилометре надвысокой травой виднелось облако пыли. Влюбой момент мы могли оказаться впределах видимости.
        - Сдороги, - скомандовал Беркут ипервый сиганул ввысокую, почти врост человека, траву.
        МысИрой рванули заним. Андрей пер кактанк, меняя направление каждые десять метров. Мыбежали следом, спотыкаясь, стараясь непотерять его извиду. Горло илегкие горели огнем, японял, чтоеще минута икто-то изнас упадет иуже невстанет. Беркут очередной раз вильнул всторону, мыдернулись заним. Вдруг Ира споткнулась искриком растянулась наземле. Я,пытаясь подпрыгнуть, чтобы ненаступить нанее, зацепился ногой зарюкзак ищучкой полетел вперед, едва успев выставить руки перед собой. Трава внезапно кончилась, ия кувырком выкатился натропинку. Упал я настолько неудачно, чтостукнулся головой оземлю ивтретий раз запоследние сутки отключился.
        Андрей Беркутов, неизвестногде, вторая половина тогоже дня, ближе квечеру
        Япетлял, наслучай, если всадники рванут занами попримятой траве, отчетливо понимая, чтоеще чуть-чуть, икто-то изребят упадет иневстанет. Покаже они бегут, следовало отойти отдороги какможно дальше имолиться Господу, чтобы нас незаметили. Мыуже почти добежали долеса, который начинался залугом, когда вдруг трава закончилась, ия вывалился натропинку. Тропка тянулась клесу инасамой опушке виднелись полуразвалившиеся строения.
        Замной сгромким хеком вывалился Вадим иочень неуклюже проехался потраве. Иневстал. Все, добегались. Следом начетвереньках изтравы выползла взъерошенная иошарашенная Ира. Наверное, состороны это смотрелось забавно, новтот момент мне было недосмеха.
        Яподошел кВадиму иперевернул его наспину. Безсознания. Этобыло очень плохо, носейчас небыло времени разбираться. Яснова взял парня назакорки и, просипев Ире: «Втемпе замной!», ринулся кстроениям.
        Позже, анализируя наши действия, яудивлялся своей глупости. Нузачем, скажите пожалуйста, нужно было бежать туда? Отвсадников гораздо легче было прятаться ввысокой траве. Но,наверное, где-то вподсознании сидит унас мысль, чтостроения - этоубежище итам можно спрятаться отврага, отстреляться.
        Подбежав ближе, японял, чтоэто - хутор. Причем бедный и, судя понекоторым признакам, жилой. Итутже уменя возникла идея…
        План был простой - наобоих поясах убиенных мною бойцов я обнаружил помешочку смонетами, похожими насеребро. Тамже нашел пару-тройку желтых монет. Золото? Плюс унас оставалась еще целая куча металлических рублей, копеек, ирумынских ирусских, которые я решил ввести вобращение здесь какплатежное средство. Заденьги все можно решить, главное, чтоб их хватало.
        Хутор состоял изнебольшого одноэтажного жилого дома идвух хозпостроек - полуразвалившихся сарайчиков. Водворе стояла хлипкая телега. Строения огораживал невысокий плетень. Яподтащил Вадима кзабору, нашел калитку - если так можно назвать переплетенные палки, висевшие напетельках излозы. Догнав меня, Ира открыла ее, ия втянул Вадима водвор, поднес ккрыльцу ипривалил кстене.
        Хата выглядела бедно - одноэтажная, сконической соломенной крышей. Маленькие окошки, затянутые какой-то полупрозрачной пленкой. Крыльцо - одно название, навес, покрытый тойже соломой. Дверь изгорбылей, которую легко можно вышибить пальцами. Япостучал окосяк. Тишина. Постучал еще. Раздался скрип, идверь тихонечко приоткрылась.
        Черные глаза сиспугом ивопросом уставились наменя. Темные спутанные волосы доплеч, холщовая рубаха допят, из-под которой торчали босые ноги, рост мне доплеча. Этоже девчонка! Черты лица довольно правильные, вполне европейские, разве что чуть спримесью восточной крови. Наверное, ееможно былобы назвать красивой, небудь она такой чумазой инеухоженной.
        Яулыбнулся какможно более приветливо ипротянул приготовленную серебряную монету.
        - Здравствуй, красавица! Переночевать пустишь? Раненый уменя.
        Девушка ошарашенно смотрела то наменя, тонаВадима, которого я аккуратно опустил наземлю, тонаИру, которая тоже попыталась улыбнуться.
        - Азнесвидая тя… - запинаясь, произнеслаона.
        МысИрой переглянулись.
        - Родная, янихрена непонимаю… - Япоказал наВадима, потом какбудто кладу его куда-то, потом рукой показал, чтохочу есть ипить, затем протянул ей монету ивложил вруку.
        Онаошарашенно посмотрела намонету.
        - Почто даяти ты ногату? Азнесвидая… - Онавзглянула наВадима. - Онеязвлен?
        - Милая, пусти внутрь, тамуж как-нибудь найдем общий язык. - Ядостал изкармана еще монету поменьше, вложил ей владонь ипоказал, чтохочу пройти вдом. Оначуточку помялась, потом открыла дверь пошире имахнула нам рукой - заходите. Подхватив Вадима, мывошли. Вхате царил полумрак, возле окна стоял стол, посреди помещения - печь, похожая нанашу, русскую. Вдоль печи тянулись несколько широких лавок, накоторых можно было прижелании исидеть илежать. Девушка показала наближайшую, яположил туда Вадима.
        - Ира, давай-ка раздень его инайди аптечку где-то врюкзаке.
        Ирина занялась раненым, ая повернулся кдевушке.
        - Нучто, красавица, давай знакомиться. Я - Андрей, - ткнул я себе пальцем вгрудь инесколько раз произнес свое имя. Девушка застенчиво улыбнулась, показала насебя итихонько произнесла:
        - Динари…
        - Ойкаккрасиво, - улыбнулся я ипоказал наИру. - Ира. Аэто Вадим. Вадим.
        - Ира-а, - протянула Динари, - Вадьим. Ан'дей… - Онаочень смешно картавила.
        - Вотипознакомились. Тыздесь одна живешь? - Яизобразил руками целую пантомиму ипоказал один палец.
        - Несть, - покачала головой девушка. - Азживу братр те Кераль - онаобвела руками, показывая помещение, ипоказала три пальца. Потом пальцем насебя.
        - Динари, - указала пальцем напечь, - Кераль, - пальцем надверь: - Терим.
        - Японял… - Внимательно пригляделся кпечи. Тамвворохе тряпья кто-то лежал. - Ладно, разберемся. Воды можешь принести? - Япоказал, чтохочу пить. Девушка метнулась кбольшой бадье, стоящей налавке возле печи, зачерпнула деревянным черпаком воду иподала мне. Отпив половину, яразвернулся кИре. Онаявно несправлялась. Общими усилиями мы стянули сВадима кольчугу вместе сфутболкой иуложили его набок.
        - Возьми воду, попробуй привести его всознание. Новставать недавай. Япосмотрю, чтотам спреследователями. - Отдав ковшик Ире икивнув Динари, яринулся водвор.
        Единственное, чтоя мог сделать теперь, этопопытаться отвлечь всадников отхутора, напав наних изтравы. Нокогда выскочил изкалитки, облако пыли наддорогой сместилось существенно восточнее. Пронесло? Надо проверить.
        Пригибаясь, ярванул потропинке, готовый каждую секунду прыгнуть втраву. Новскоре впереди показалась дорога, амне навстречу так никто иневыскочил. Минут десять я пролежал втраве, ожидая иприслушиваясь, потом осторожно вышел надорогу. Никого. Нувот иславненько. Закинув арбалет наплечо, ядвинулся обратно кдому.
        ИраЗуева, неизвестногде, вторая половина тогоже дня, ближе квечеру
        Это, несомненно, былдревнерусский илииной древнеславянский язык. Историю языка унас вела Грымза, приэтом жутко зверствовала насессиях, такчто, несмотря напрошедшие семь лет, янемогла его неузнать. Говорить я нанем, конечно, немогла, нопокрайней мере можно было что-то понять.
        Гдежемы???
        Чувствуя, чтоменя вот-вот снова захватит чернейшая безнадега, яжутким усилием подавила всебе разгорающееся отчаяние исосредоточилась наВадиме.
        Емубыло плохо. Япопыталась вымыть его, особенно втех местах, гдебыли ссадины иглубокие ожоги. Хозяйка хутора несколько минут наблюдала замоими действиями, нопотом, поняв, чтоя хочу, начала мне помогать. Мывытерли кровь, некоторые раны я обработала перекисью. Затем, подложив ему подголову одеяло, янамочила тряпку иположила ему налоб.
        Дыхание было ровным, пульс слабым, новроде нормальным почастоте, однако всебя он неприходил. Чтоделать дальше, янепредставляла, поэтому просто укрыла его одеялом исела рядом.
        Девушка осторожно поправила тряпку уВадима наголове испросила:
        - Бяше язвлен?
        Якивнула.
        - Да,язвлен. Ранен, упал.
        Динари показала надеревянный медальон, который Андрей заставил надеть каждого изнас.
        - Сенужно сняти.
        - Ладно, - удивилась я, номедальон сняла.
        Вадим тутже застонал ипошевелился.
        - Лежи, лежи! - Япомогла ему устроиться, повернув наспину.
        Дверь распахнулась, вдом вошел Беркут.
        - Очнулся? - спросил он, кивнув наВадима.
        - Ага, - прохрипел тот, открыв глаза.
        - Напои его ипусть лежит, - скомандовал шеф. - Устроимся здесь, пока непридет всебя ипока мы непоймем, чтовокруг происходит.
        - Какскажешь, - кивнула я, пытаясь напоить Вадима издеревянного черпака.
        Андрей Беркутов, вторая половина тогоже дня, вечер
        Схозяевами срочно нужно было найти общий язык, аничто так несближает, каксовместная трапеза. Япоказал, чтоем, достал рюкзак седой иначал доставать продукты искладывать настол. Динари судивлением смотрела насвертки, потом взяла меня заруку иподвела кпечи. Тамстоял горшок (вполне земной, глиняный - ятакой видел убабушки), надне плавало что-то, отдаленно напоминавшее кашу.
        - Нет, красавица, этомы есть небудем, - япокачал головой. Больно уж варево выглядело неказисто. - Размы тут незваные гости, хоть накормим хозяев.
        Незнаю, понялали меня девушка, нопоесть она явно была непрочь. Углядев водном изсвертков сушеное мясо, онапотыкала внего пальцем ичто-то залепетала насвоем языке.
        - Похоже, онадавно этого неела, - проговорилаИра.
        - Тыее понимаешь? - удивился я. Слова звучали странно, ночто-то знакомое удалось уловить имне.
        - Этопохоже надревнеславянский, шеф, - поведала мне Ира, подойдя кстолу ипередавая Динари кусочек мяса. - Снедай наздоровье!
        Девушка села налавку ивпилась зубками веду. Ясел напротив, хватанув бутерброд изнаших запасов, оставшихся отпоезда, икивнул Ире - Поешь!
        - Нехочу, меня еще мутит. Ябы помылась ипоспала… - Ирапоказала налавку.
        - Ложись, - согласился я, - отдыхай. Апомыться… Могу полить сковшика. Нуазавтра решим, какбыть дальше.
        Умывшись, Ира завалилась налавку, завернулась водеяло изасопела. Вадим тоже отказался отеды илежал сзакрытыми глазами, янесчел нужным его беспокоить. Ребятам досталось сегодня, инеобходимо было отдохнуть. Меняже перло какникогда. Давно я нечувствовал себя таким живым иактивным. Несказать, чтоя был адреналиновым наркоманом, новтом образе жизни бизнесмена, который приходилось вести последние семь лет, мнеявно чего-то нехватало. Работа занимала львиную долю времени, всвободное время я катался наохоту илипил водку смужиками вбане. Тригода назад развелся сженой, приэтом, какнистранно, образ жизни изменился незначительно. Кактам было втом фильме? Неживу, арепетирую? Воттак ибыло. Здесьже я вдруг почувствовал жизнь, настоящую, когда надо ходить посамой кромке ибороться засвое существование. Незнаю, какеще это объяснить, номужики меня поймут. Если они мужики.
        Яповернулся кДинари истал выспрашивать жестами, какназываются вещи вхате. Хочешь нехочешь, абезязыка жить среди людей неполучится. Девушка охотно пошла наконтакт, сразу поняв, чтоя отнее хочу. Мыобошли весь дом несколько раз, что-то я запомнил сразу, что-то приходилось повторять несколько раз. Приблизившись кпечи, япопытался объяснить Динари, чтохочу познакомиться сзагадочным Кералем. Девушка долго мне что-то втолковывала, изчего я понял, чтоКераль старый ипочти невстает спечи. Динари прикольно изобразила горбатого старичка спалочкой. Этим я неудовлетворился ипоказал, чтохочу посмотреть. Наглость, конечно, номне надо будет еще разок осмотреть окрестности, аоставлять соспящими коллегами непонятно кого я нехотел. Черт его знает, чтоздесь творится наэтой планете. Девушка пожала плечами ичто-то произнесла, вероятно, прося непричинять старику вреда. Якивнул, встал налавку иразглядел маленькое тело, укутанное тряпками, всклокоченную бороду, морщинистое лицо изакрытые глаза. Кожа старика была какой-то серой, имне почему-то подумалось, чтожить ему осталось недолго. Неуглядев угрозы, ясообщил, авернее
показал Динари, чтопойду прогуляться. Захватив арбалет ипалку, вышел задверь.
        Смеркалось. Взените снова появилась зеленоватая луна, количество облаков прибавилось. Яобошел двор, знакомясь схозяйством. Один изпокосившихся сарайчиков служил хлевом, вкотором обитала вполне земная коза инесколько куриц. Второй сарай имел небольшой навес, подним была сложена небольшая поленница дров истояла телега. Всамом помещении хранилось сено инесколько ящиков, вкоторых стояли три завязанных мешка, вероятно, скаким-то зерном. Намешках сидела тощая кошка, кого-то высматривая втемном углу. Зверь был вполне земной, знакомый. Странно всеэто.
        Задомом стоял грубо сколоченный, покосившийся нужник, который я немедленно посетил. Тайная надежда натуалетную бумагу неоправдалась, рядом сямой лежала горка лопухов истояли две деревянные бадейки скакими-то мелкими камушками. Твою мать… Добро пожаловать впрошлое!
        Занужником обнаружился еще инебольшой огород, состоявший изнескольких грядок снеизвестными мне растениями.
        Чтоделать ночью, янепредставлял. Беспечно спать налавках мне нехотелось. Всеж два трупа намоей совести - инепонимать, чтоубийцу будут искать, могтолько полный идиот. Ая вроде каким неявляюсь. Единственное, чтонемного успокаивало - тебойцы вроде какнеместные. Язык явно был другой, нетот накотором говорит Динари. Аесли так, врядли ночью будут шляться поокрестностям. Ибоместность незнакомая, такую лучше присвете дня изучать. Значит, доутра можно спать, авот утром надо уходить. Нуилипридумывать, какотгостей отбиваться, шепнул мне внутренний голос. Надоже, неожидал… Чтож меня наподвиги так потянуло? Ох,некдобру…
        Но,пока нестемнело, надо еще раз осмотреться. Выйдя изкалитки иприслушавшись, ярванул кдороге.
        Герцог Дингер, Империя Зах, Захран, столичный дворец Дингера, 19-го изока, ночь илискорее очень раннее утро
        Полковник Ворум вид имел весьма помятый. Орг, напротив, былвполне свеж ибодр. Повезло Грасту сэтим парнем, подумал просебя герцог.
        - Итак, полковник, выумудрились потерять больше половины группы. Погибли идвое допросников. Приэтом нипришлые, ниартефакт ненайдены. Назовите мне хоть одну причину, почему я недолжен отправить вас кпалачу?
        - Таких причин нет, милорд.
        Емууже всеравно, понял Дингер. Этот сейчас инаплаху готов, потому что устал смертельно. Впрочем, какДингер, такиполковник прекрасно знали причину, почему нельзя отправить видящего наплаху. Потому что вот-вот начнется война. Война снелюдями. Авидящих среди людей - один изста. Икаждый ценен, аэтот особенно, потому что мозги есть италант. Новтоже время первый министр понимал, чтоненаказать нельзя. Если прощать подчиненным такие неудачи, скоро все развалится иупалача окажется уже сам Дингер. Акаквы думали? Чемвыше сидишь, тембольнее падать. Стоит герцогу ослабить свои позиции хоть чуть, сразу сожрут. Тотже Граст сожрет. Ибоспит ивидит.
        - Значит так, подполковник Ворум. Вместе соСлужбой безопасности его величества создадите рабочую группу, - Дингер мельком взглянул наневозмутимого Орга, вглубине глаз которого мелькнула искорка досады. Акакты хотел? Ответственность будем делить, господа безопасники, поровну. - Беглецы иартефакт должны быть найдены. Чтовы там еще нашли?
        Ворум внешне никак неотреагировал напонижение взвании. Онпонимал правила игры, знал, чтонаказание должно последовать - иразжалование было самым мягким изних. Онведь богат, терр барон Сарин ди Ворум. Неочень знатен, нобогат, поэтому снижение жалованья никак нескажется наего жизни. Даигруппой «Марж» он останется руководить. Потому что больше некому.
        - Нечто странное, милорд. Храм стоит… Стоял наскале, рядом собрывом. Обрыв высокий, ярдов сто. Подобрывом… Незнаю, какэто назвать. Огромный перевернутый дилижанс, разве что. Изжелеза. Рядом сним кострище, свежее - день, отсилы два. Несколько могил, аименно шесть трупов: трое мужчин, двеженщины идевочка. Судя похарактеру ран, погибли приаварии дилижанса. Чуть дальше - тайник свещами. Одежда ивещи странные, милорд. Сделаны неунас.
        - Таместь дорога, покоторой мог ехать дилижанс? - спросил Дингер.
        - Никак нет. Негде ему там ездить.
        - Так-так, - Дингер потер руки. - Перенесли вместе странспортным средством?
        - Скорее всего, милорд, - согласился Ворум, иОрг кивнул вподтверждение.
        - Интересно, - герцог прошелся погостиной, емувсегда лучше думалось, когда он двигался. Провал, конечно… Ноимея заплечами более тридцати лет интриг, Дингер чувствовал, чтоситуация небезнадежна. Намечались интересные возможности… - Сколько их игде они могут быть?
        - Точно сказать сложно, - устало произнес Ворум. - Нонеменее троих.
        - Врядли они покинули Эртазанию, - вставил Орг. - Намудалось найти их следы влесу ипроследить додороги. Дальнейшие поиски непроводились, таккаквы предупредили особлюдении строжайшей секретности…
        - Так-так, - повторил Дингер ипочувствовал, как, несмотря наранний час, внем разгорается жажда деятельности. Онпожалел, чтоуже отдал приказ осоздании совместной рабочей группы сбезопасниками. Слишком этот Орг толковый, быстро пришлых найдет… Сейчас, какраз наоборот, быстро ненадобы. Надо подольше, чтоб нелюди пронюхали. Глядишь, исделают глупость… - Группу создать немедленно. Возьмите роту легкой пехоты уграфа Терельи, какрассветет, ясвяжусь сним. Дилижанс разобрать ивместе свещами доставить встолицу. Лесобыскать тщательнейшим образом. Вдеревни ихутора несоваться пока. Нонадежно перекройте границу сАдостаном, выйти туда они недолжны ниприкаких обстоятельствах. Когда кого-то найдете, нетрогать, нонемедленно докладывать лично мне. Инедай вам Берг, сделать так, чтоб хоть один изних умер! Руководит операцией Ворум, авы, Орг, егозамещаете. Яясно выразился?
        - Такточно, милорд, - синхронно буркнули оба. Надоже, Орг признал его своим лордом. Интересно.
        - Идите. - Подождав, пока закроется дверь, Дингер активировал несколько схем идостал изкармана говоритель. - Стил?
        - Да,милорд.
        - Леди Ми комне. Немедленно. Итайно.
        - Слушаюсь, милорд.
        Неслышно отворилась дверь, старый слуга внес стакан воды насеребряном подносе. Дингер вынул изкармана халата маленькую, инкрустированную золотом коробочку идостал оттуда круглую зеленую пилюлю-ягоду. Спать сегодня непридется уже, абезстимулятора вего годы тяжело работать ночами.
        - Дизз, разбудите дворецкого. Через четверть часа Стил привезет гостью… Пусть проводит ее взеленую гостиную.
        - Да,милорд.
        - Подайте туда завтрак. Надвоих. Ипомогите мне одеться.
        - Слушаюсь, милорд.
        Спустя пятнадцать хвил Дингер вошел вкомнату, украшенную малахитом изеленым шелком. Неговоря нислова, активировал несколько схем. Человек сэспадроном исмедальоном мастера коротко поклонился министру, адама, вшляпке свуалью ивчерном плаще, элегантно присела вреверансе.
        - Стил, тысвободен. Через два часа будь врезиденции. - Мастер молча поклонился ивышел. - Прошу вас, Диана, тутдостаточно тепло, нетнужды вплаще ивуали. Позавтракаете сомной?
        - Разве я когда-то могла вчем-то вам отказать, милорд? - бархатистым, обволакивающим голосом произнесла дама, одним движением освобождаясь отплаща ишляпки. Дингер хмыкнул. Баронесса Диана дель Мио оказалась одета почти по-мужски: ботфорты сошпорами, коричневые кавалерийские кожаные штаны ирубаха иззеленого бархата свободного покроя. Напоясе висели длинный кинжал ивзрывометатель - новомодное оружие, вкотором снаряд вылетал изствола засчет взрыва специальной схемы. Черные, слегка вьющиеся локоны доплеч обрамляли выразительное, немного скуластое лицо скрасивым, чувственным ртом. Большие, болотного цвета глаза смотрели наДингера снекоторой иронией. Пушистые ресницы придавали лицу несколько детское выражение, которое уже свело сума ипривело ксмерти неодин десяток мужчин. Ониоба знали, какбаронесса умела говорить нет, когда ей это было нужно. Дингера Берг толкнул вребро.
        - О,леди Ми, ясмогу припомнить минимум два десятка раз, когда вы это сделали!
        - Иногда женщине приятно, когда мужчина проявляет настойчивость, - лукаво улыбнулась баронесса. - Илиищет какой-то особенный подход.
        Дингер усмехнулся. Любой их разговор начинался спикировки. Сэтой женщиной какнавулкане, очередной раз подумал он. Темнеменее леди Ми была его лучшим агентом. Десять лет назад шестнадцатилетнюю дочку безземельного дворянина выдали замуж застарого извращенца барона дель Мио. История была очень грязной. Барон был неравнодушен кмолоденьким девочкам, ноунего они умирали очень быстро. Дингер как-то раз почитал отчет агента отом, чтосними там делали. Его, полководца идуэлянта, повидавшего вжизни многое, чуть невырвало. Мать девочки умерла природах, аотец пропил последние мозги ипроиграл все, чтоможно было проиграть. Поэтому, когда барон предложил выдать занего дочь, этот пьяница нераздумывал нисекунды. Однако после венчания вцеркви святой Матильды барону вдруг стало плохо. Несмотря наприсутствие опытнейших лекарей, онскончался, недожив допервой брачной ночи. Также внезапно скончались идвое друзей барона, скоторыми он обычно предавался утехам сдевочками. Барон, несмотря насвои наклонности, былочень влиятельным инужным Властелину человеком. Поэтому герцогу Дингеру, тогда еще шефу Службы безопасности, было
поручено тщательно расследовать это дело. Дингер, конечно, докопался доистины. Шестнадцатилетняя девочка была умной иочень хотела жить. Онанашла способ найти искормить своему «молодому» мужу очень непростые иочень ядовитые пилюли стакими схемами, следов которых потом несмог обнаружить никто. Девочке хватило ума сделать все так, чтоб наследство барона целиком перешло именно ей. Следы деяния были заметены столь грамотно, чтоДингер нашел виновную совершенно случайно. Диане грозили публичные пытки ипетля, нобудущий министр оценил мастерство интриги ирешил рискнуть, подставив невиновного. Аумной имногообещающей молодой вдове предложил работу. Девушка согласилась, изадесять лет Дингер ниразу непожалел освоем решении. Безсомнения, пост первого заместителя Властелина, иликактеперь модно говорить, Первого министра, онполучил втом числе иблагодаря ее деятельности.
        - Прошу вас, Диана, - герцог сам отодвинул кресло, помогая баронессе сесть застол. Всвои шестьдесят семь он такого неделал даже длясупруги, носэтой женщиной он немог по-другому. Почему-то разозлившись насебя заэто, герцог сел напротив исразу перешел кделу: - Итак, вамнемедленно следует направиться вЭртазанию. Инкогнито. Вчера там исполнилось Пророчество: внаш мир пришли гости.
        - Неужели пришлые? - уточнила Диана, вудивлении взмахнув ресницами.
        - Аразве вы знаете еще какое-то Пророчество? - усмехнулся Дингер. - Ихнадо найти. Немне вам объяснять, какважны длянас технологии других миров. Также, думаю, нестоит разжевывать последствия того, чтоинформацией уже владеет лорд Граст, граф Терельи, атакже, наши, каклюбит выражаться его величество, «партнеры». Тоесть нелюди…
        Дингер судовлетворением заметил, как, помере выслушивания вводной, вглазах уДианы пропадают искорки иронии.
        Вадим Третьяков, нахуторе Динари, вторые сутки вэтом мире, раннее утро
        Проснулся я, когда было еще темно. Отболи. Голова раскалывалась, кожа повсему телу горела, надо было что-то предпринять. Сквозь полумрак удалось разглядеть Беркута, который спал прямо наполу, рядом сдверью. Ирасопела напротив, натакойже лавке, какия. Хозяева храпели напечи. Попробовал сесть. Голова закружилась, номне всеж удалось принять вертикальное положение. Явнимательно себя оглядел. Само включилось астральное зрение. Всетело было желтым, каналы местами разорваны, перед глазами стояла какая-то дымка. Чисто машинально я вытянул щупальца иначал соединять разорванные каналы, периодически отсасывая желтую жидкость. Интересно, что, дублируя руками движения щупалец, работать было легче. Вероятно, зауправление этими «виртуальными», какя их назвал, конечностями отвечали теже разделы мозга. Прикрыв глаза, явдруг ощутил, чтовижу свое тело изнутри. Тамтоже были разорванные каналы ижелтая субстанция. Очень осторожно погрузив щупальца всебя, япродолжил… Лечение? Да,пожалуй. Помня то, чемможет закончиться легкомысленное отношение кцветным субстанциям, работал я крайне аккуратно инеспеша. Спустя некоторое
время почувствовал себя лучше. Совсем маленькие капилляры соединить неудавалось, ноя разобрался сбольшими сосудами иоткачал свободно разлитую желтую «жидкость». Свернув ее вколечко, ужепривычно повесил его насебя. Затем встал и, стараясь сильно нешуметь, вышел наулицу.
        Двелуны исветлеющий восток давали достаточно света, чтоб найти местные удобства. После их посещения спать расхотелось, яприсел укрылечка обдумать то, чтоснами случилось.
        То,что мы попали вдругой мир, волновало меня нетак сильно, какоткрытие этих странных субстанций, которыми пропитано здесь все. Вконце концов, человек внашем информационном обществе подготовлен фильмами икнигами комногим неожиданностям. Новозможность воздействовать наокружающую действительность таким образом интересовала невероятно. Всепрограммисты вкакой-то мере маги, мысоздаем иизменяем реальность, пусть виртуальную. Перенос такой возможности вреальный мир создает перспективы, откоторых захватывалодух.
        Несомненно, вэтом мире есть люди, которые умеют видеть иуправлять этими субстанциями. Наглядный пример - телепорт, работу которого удалось наблюдать вчера. Иамулет этот свырезанной ладонью, который скрывает потоки человека - кто-то ведь его делает? Кстати, гдеон?
        Амулет нашелся вкармане джинсов, ия внимательно изучил плетение. Накручено было много, преобладали синие изеленые потоки, ажелтые икрасные использовались дляих связи. Схема была прикреплена кдереву внескольких местах маленькими кусочками полупрозрачного голубоватого вещества. Интересно, чтоя отчетливо видел внутреннюю часть схемы, находившуюся внутри дерева. Оказывается, дляастрального взгляда небыло преград, даже если я полностью неотключался отматериального мира, какэто случилось вчера. Изсхемы торчало несколько неоконченных каналов совсех сторон амулета, которые, приприближении ктелу, «присасывались» ксхеме человека, чемполностью скрывали всю картину потоков. Зачем это нужно, япримерно представлял: защита оттакихже «магов», какия. Если изменение илиразрыв человеческих потоков приводит кболезни, азначит иксмерти, ничего удивительного, чтотакие амулеты носят все. Иведь наверняка можно обойти защиту. Акак? Эх,какже мало я знаю… Надо где-то найти информацию освойствах потоков иправилах формирования схем. Ага, найти… интернета здесь нет. Нужны книги. Иучителя. Иэксперименты.
        Вдоме послышались голоса. Явстал ипошел внутрь.
        Андрей Беркутов, нахуторе Динари, вторые сутки вэтом мире, утро
        Проснулся я, когда было еще темно, вернее меня разбудил Вадим, который протопал внужник. Надо было вставать, собираться иуходить изэтого гостеприимного дома, нодляначала следовало расспросить хозяев омире, гдемы очутились. Бежать абы куда полесу мне неулыбалось. Вчера я чуть неприбил мальчонку лет десяти, судя повсему, брата Динари, которого звали Терим. Какя понял изобъяснений его самого ихозяйки, онгде-то пас скотину, адомой пришел ночевать. Вотнатропинке отдороги додома я его ивстретил. Сначала мы испугались друг друга, когда я чуть неударил его палкой, нововремя сообразил, чтоуменя целый карман монет. Двесамые мелкие, медные быстро позволили найти полное взаимопонимание. Потом парень налопался каши снашим вяленым мясом, которую сварила Динари, имы все завалились спать. Ястал собирать вещи. Спечи слезла хозяйка и, пролепетав мне что-то похожее наприветствие, села расчесывать волосы.
        - Ребята, дайте попить, - услышал я хриплый голос инесразу сообразил, чтопринадлежит он Ире. Кольнуло нехорошее предчувствие. Зачерпнув изведра черпак воды, яподошел кдевушке ипотрогал лоб. Тридцать девять, неменьше. Твою дивизию!
        - Какты?
        - Спасибо, хреново, - прохрипела она, присасываясь кчерпаку.
        - Чтоболит? - спросил я - Все, - ответила она, отдышавшись. - Всетело ломит, горло болит ивгруди…
        Вошел неприлично бодрый Вадим.
        - Доброе утро всем!
        - Нихрена оно недоброе, - буркнул я. - Очнулся, магхренов? Каксамочувствие?
        - Недождетесь! - Онпожал плечами. - Чтослучилось, Андрюх, тычего такой злой?
        - Ирка заболела. Похоже, местные вирусы.
        Вадим подошел ближе.
        - Давай-ка я натебя посмотрю, - пробормотал он, откидывая одеяло.
        - Скаких пор ты стал доктором? - прохрипела она, шлепнув его поруке инатягивая одеяло обратно.
        - Неагрись, Ир, - уверенно заявил Вадик. - Тывидела, вкаком состоянии я был вчера? Таквот…
        Рассказ Вадима был занятным. Виное время ябы сказал, чтоотслучившегося унего поехала крыша, новчерашние события очень сильно выбивались изряда обычных. Пусть попробует, нотолько осторожно.
        - Хорошо. Ноесли ей станет хуже… - Янезнал, чемможно угрожать ему внашей ситуации, исделал зверское лицо, каквсегда поступал, когда хотел лишить подчиненныхпремии. Судя повытянувшейся физиономии Вадима, мойпосыл он принял и, наверное, сампридумал себе кару. Оставив их, япошел помогать Динари, которая уже суетилась похозяйству. Пока неясно, чтомы будем делать, нопожрать всяко непомешает.
        Вадим Третьяков, нахуторе Динари, вторые сутки вэтом мире, утро
        Янесомневался втом, чтошеф может испортить мне жизнь, нопочему-то был уверен всебе, этакая интуиция программиста, который понимает: да, янащупал нужный путь исейчас решу проблему.
        Струдом, ноудалось заставить Ирку раздеться. Нето, чтоб я сильно жаждал увидеть ее безодежды (даладно, конечно, иэтого хотелось!), просто водежде тоже были плетения, иони мешали разглядеть то, чтотворилось втеле.
        Ирастянула ссебя футболку иджинсы, нолифчик итрусики отказалась снимать наотрез. Яснял снее деревянный медальон ипокачал головой. Всетело было пропитано желтой субстанцией. Приэтом крупных разрывов я почти невидел, заисключением нескольких вгорле иподгрудиной. Аккуратно соединив три красных канала врайоне горла идва зеленых вгруди, яоттянул всю желтую жидкость, докоторой мог дотянуться, иочередной раз поразился сложности схем, которыми было пропитано человеческое тело. Толстых каналов насчитывалось около двух десятков, онистранно переплетались внескольких узловых точках, тутуИры все было также, какиуменя. Но,помимо этого, тело состояло изсотен мелких трубочек итысяч илидаже десятков тысяч капилляров. Кмозгу подходили четыре больших канала: красный, желтый, зеленый исиний, асам он почти весь состоял изнаисложнейшей сети тончайших нитей, куда лезть моими толстыми игрубыми щупальцами было просто бесполезно. Свое астральное, какя начал длясебя его называть, тело я видел немного по-другому. Уменя впервые закралась мысль, чтосхемы делятся науправляющие исиловые. Нопокакому принципу все это работает?
        Всяастральная конструкция крепилась кфизическому телу спомощью той самой бледно-голубой полупрозрачной ткани, изкоторой состояли имои щупальца. Интересно ито, чтощупальца были иуИрки, нокакие-то маленькие инедоразвитые, ясказалбы - рудиментарные.
        Пока я колдовал, Ира лежала налавке снедовольным лицом изакрытыми глазами, очень напряженная.
        - Расслабься, несъем я тебя, - пробурчал я, касаясь ее кончиками пальцев втех местах, гдещупальца отсасывали желтую субстанцию. Еенакопилось порядочно, помоим прикидкам около литра. Закольцевав ее, какделал это ранее, яповесил колечко себе наплечо наманер сумки. Пригодится. Ирка намои слова непрореагировала, однако нащеках появился румянец. Также мне показалось, чтоунее стала падать температура. - Пока все, можешь одеваться. Только амулет ненадевай. Каксебя чувствуешь?
        - Слабость очень сильная, - онаоткрыла глаза ипопыталась подняться. Япомог. - Голова кружится. Атак лучше, - удивленно пробормотала она, прислушавшись ксебе. - Горло неболит ивгруди легче. Иломать перестало.
        - Ложись, - яукрыл ее одеялом. - Яоткачал изтебя примерно литр субстанции, которая образуется приотмирании тканей. Теперь все это должно восстановиться. Дляэтого, скорее всего, надо есть ипить.
        - Ага, есть я хочу, - пробормотала Ирка. - Причем очень!
        - Вотиздорово! - Яповернулся кстолу ивнезапно почувствовал чей-то взгляд. Оглядев помещение, наткнулся наглаза, которые смотрели наменя извороха тряпок иодеял, чтовалялся напечи. Старый дед Динари, нашей хозяйки, который, какобъяснил Беркут, почти невстает. Взгляд был умным, острым иочень внимательным. Мурашки пробежали уменя потелу. Динари, бегающая похозяйству, Терим, сидящий налавке ипротирающий глаза, Беркут, ворошащий кочергой впечи угли - всеони вастральном зрении были похожи насмазанные радужные фигуры. Таквыглядели люди, защищенные амулетом.
        Однако дед напечи был другим. Никаналов, нирадуги, какбудто нанем астральное зрение давало сбой. Просто обычная всклокоченная борода, сморщенная кожа иострый взгляд. Дедподмигнул иподнес ладонь корту, будто, недавая себе говорить. Якивнул иотвернулся. Просит неговорить? Акому мне говорить-то? Разве что Беркуту.
        Андрей Беркутов, нахуторе Динари, вторые сутки вэтом мире, утро
        Кконцу завтрака я уже понял, чтосегодня мы никуда неуйдем. Ирупришлосьбы тащить назакорках, аэто снизилобы нашу скорость докатастрофически малой величины. Лошади уДинари небыло, некозуже втелегу запрягать? Даиидти подороге - верный способ попасться тем, ктонас будет искать. Вариант оставить Иру здесь я даже рассматривать нестал. Больная девушка, даеще всостоянии стресса, одна здесь невыживет. Даинемог я никого бросить. Десантники своих небросают. АИрка сВадимом были дляменя своими, какникрути.
        Значит, ищем способ выжить здесь. Какнас могут найти? Может выдать Терим, который после завтрака собрался посвоим пастушьим делам. Яобъяснил Ирине иВадиму ситуацию, имы втроем, спомощью жестов, нескольких известных нам слов итакой-то матери попытались объяснить Динари, чтохотим, чтобы Терим остался дома ипомог нам. Однако хозяева категорически отказывались, также сбольшим трудом объяснив нам, что, если Терим непойдет пасти овец, еговыгонят сработы исемейству нечего будет жрать. Яспросил, сколько парню платят, ивыяснил, чтополучает он свою зарплату неденьгами, апродуктами, сыром, мясом имолоком, акосени ишерстью, изкоторой Динари сделает одежду назиму. Иденьги, которые я им предложил, неспасут их, потому что монеты могут отобрать разбойники (тутТерим показал накинжал, которым я резал сыр, ипровел себя погорлу, отчего меня слегка передернуло). Интересно, чтоИра довольно быстро разобралась вязыке аборигенов, вотчто значит хорошее филологическое образование. Нет, конечно, онанестала нанем свободно болтать, нопонимала иобъясняла она куда лучше нас сВадимом. Язык, какя понял, чем-то напоминал толи
древнерусский, толи старославянский. Этонаводило нанекоторые размышления, однако я их отложил натот период, когда мы окажемся вбольшей безопасности ибудем владеть большей информацией.
        ДоТерима удалось донести простую мысль, чтоонас надо молчать. Яему напальцах объяснил, чтоесли нас найдут, топогибнем нетолько мы, ноиДинари истарик, который так илежал напечи, молча слопав свою порцию каши. Втоже время, если он будет молчать, яим оставлю пару серебряных монет, когда Ира поправится имы уйдем. Парниша казался сообразительным итремя разными способами заверил меня, чтонескажет нислова. Мнестыдно было пугать ребенка, нодело шло онаших жизнях, ииного способа их сохранить я невидел.
        Мысль сдаться местным властям я отбросил какнеконструктивную, хотя Ира заикнулась очем-то подобном. Идело даже невтом, чтонамне два трупа представителей какраз этих самых властей. Автом, чтоздешняя цивилизация, скорее всего, находится науровне средневековья, аэто подразумевает все «радости» эпохи, типа феодализма, инквизиции, права первой ночи и, богзнает, чего еще. Илегализоваться надо только тогда, когда мы поймем, чтотут икак, придумаем длясебя легенду иместо вэтом обществе. Овозвращении домой я всерьез недумал, потому что оценил длясебя вероятность такой возможности каклежащую ниже плинтуса. Темнеменее перед Ирой всячески выражал уверенность, чтомы обязательно найдем путь наЗемлю. Удевочки там осталась дочь илюбимый муж, ядаже немог представить всю глубину ее отчаяния. Амне нужна была если небоевая единица, тохотябы неполный балласт. Адляэтого требовалось ее соответствующим образом морально поддерживать инастраивать.
        Терим ушел, амы стали выпытывать уДинари сведения обэтом мире. Ятакже постарался вытянуть наразговор старика, ноон сделал вид, чтоспит. Однако, судя повсему, внимательно слушал иизредка приоткрывал глаза, косясь, почему-то наВадима. Динари оказалась обычной деревенской простушкой, вмеру глупенькой, ноочень коммуникабельной идоброй. Изее рассказа мы поняли, чтострана, гдемы оказались, называется Эртазания, ауправлял ей какой-то феодал, титул которого звучал каккнес, чтоИра перевела каккнязь илигерцог. Приэтом Динари вроде какбыла свободным человеком, анекрепостной. Тополе, которое колосилось между дорогой илесом принадлежало герцогу, аобрабатывало ее какраз семейство Динари, которое заэто получало четверть урожая. Хутор остался девочке ототца, который был «воем» иумер три года назад. Какя понял, егодоконали толи старые раны, которые тот получил наполях сражений, толи «иэль», докоторого старый вояка был большим любителем. Аскорее всего ито идругое вместе. Самой Динари было семнадцать лет (онапоказала напальцах), мать ее умерла природах Терима. Чтоинтересно, дед, лежащий напечи, былстарым приятелем
отца. Онпосле смерти последнего остался присматривать задетьми. Намое замечание, типа неизвестно кто закем присматривает, Динари рассказала, чтоуКераля что-то вроде весеннего обострения, алетом он вполне активен исильно помогает похозяйству.
        Навопрос оместной магии, который задал Вадим, Динари ничего толком несмогла ответить. Да,есть люди, которые делают амулеты ивсякие «лютые» вещи. Такие люди живут «прикнесе» илис«воями». Ониочень богатые, идевушка их никогда невидела. Амулеты срукой каждому ребенку дают принеком обряде в«божнице», иснимать его нужно, когда «язвлен» иликогда в«чистицу» идешь. Чтотакое «чистица», Динари описала какбольшая «клеть» спечью внутри, гделюди моются. Чистицы уДинари вхозяйстве небыло, ноони иногда шли всело к«ближке Томе», укоторой чистица имеется. Приэтом девушка поделилась посекрету, чтовселе унее есть кавалер, закоторого Тома собирается выдать ее замуж. Авот Динари замуж нехотела. Впрочем, невообще, аименно заэтого парня. КакИра все это поняла изпроизнесенного потока слов, янезнаю, ноДинари отчаянно краснела, когда рассказывала свои девичьи тайны.
        Немного напрягли рассказы окаких-то страшных иневедомых (невидимых?) животных, живущих влесу. Нюансов мы толком непоняли, однако мне подумалось, чторечь идет оместных леших ииных духах, поэтому я отнес сию информацию враздел суеверий.
        Вцелом жизнь тут довольно бедная, однако девушка нежаловалась изасвое будущее как-то неособо волновалась. Зима тут короткая итеплая, залето снимают два урожая. Вспоминая траву, покоторой мы вчера бежали, ядумал, чтосейчас лето, аннет, оказывается еще весна. Через некий период времени (месяц?) они соберут урожай иснова засеют поле. Разговаривая овременах года, удалось узнать интересную вещь, чтогод, здесь, оказывается, делят нашестнадцать месяцев - девочка показала напальцах.
        Заразговором обурожае я подумал, чтонадобы закупить продукты, потому что есть такой ораве здесь нечего. Ираточно день будет лежать, нуинадальнейшее хорошобы иметь запас. Динари рассказала, чтопродукты можно купить внекоем доме, который стоит натракте, тобишь втрактире. Всележе нам продукты непродадут, апочему, мы, какнистарались, понять несмогли. Что-то связанное снепростыми отношениями крестьян игерцога. Дотрактира иобратно надо было идти полдня, Динари согласилась меня туда отвести, кактолько привяжет козу наопушке ивыпустит пастись курей.
        Завремя ее отсутствия Вадиму вменялась обязанность следить затем, чтобы козу икурей несожрали дикие звери, которые иногда приходят излесу. Ради такого дела я вырезал вближайших кустах шест дляВадима ипосоветовал сразу бить дикого зверя похребту, кактолько тот появится. Продолжая хохмить, явдруг подумал, чтомы пока еще невоспринимаем окружающую действительность всерьез. Аможет, этопросто реакция психики наперенос?
        Ужесовершенно серьезно мы договорились, чтоесли кто-то придет, тоВадим иИра укроются вполе. Вадиму я оставил один арбалет иодин запасной магазин. Наулице было солнечно идовольно тепло, поэтому мы расстелили вагонное одеяло дляИры засараем, откуда она могла, перебравшись через плетень, быстро оказаться ввысокой пшенице. АВадиму требовалось следить нетолько закозой, ноизатропинкой. Наши рюкзаки идругие вещи мы закопали всарае, вгоре душистого сена.
        Вадим Третьяков, нахуторе Динари, 19-го изока (четвертый месяц весны), день
        Иразаснула, ая, наблюдая одним глазом закозой, адругим - затропинкой, размышлял осхемах. Чтоони могут? Телепорт открылся приактивации. Активация, какя уже успел заметить присвоем неудачном опыте, происходит присхлопывании схемы, когда водном узле соединяются все четыре потока. Схема высвобождает энергию, воздействуя нареальный мир. Нучтож, будем экспериментировать, другого пути нет. Уменя просто руки чесались.
        Дляначала хорошобы набрать субстанций. Только где их хранить? Насебе больше нехотелось, авдруг соединятся случайно? Ненадо мне такого. Какя заметил ранее, субстанции держатся нащупальцах, атакже наразных органических материалах. Незря распространенные амулеты защиты сделаны деревянными. Нучтож, небудем изобретать велосипед. Найдя вполеннице подходящее полено, кинжалом, который дал мне Беркут, янастрогал щепочек ивоткнул их встену сарая. Сняв ссебя два больших желтых кольца, перевесил их нащепки. Так, остальные… Внимательно посмотрев посторонам астральным зрением, увидел втраве достаточно зеленых исиних потоков. Собрал. Авот скрасной субстанцией вокруг были проблемы. Нет, втраве идеревьях она тоже была, однако ввиде капилляров - тоесть вкрайне незначительных количествах. Обойдя двор несколько раз, заглядывая вкаждый угол, яничего ненашел. Ужерешив ненадолго углубиться влес, посетил туалет. Какнистранно, именно там, аточнее, вяме, мнеудалось найти настоящую кладезь красной субстанции. Хм.Пришлось повозиться, чтобы набрать ивтоже время неиспачкаться. Мненеудалось. Вернее, набрать-то удалось,
ноприэтом я извозюкался вговне посамые локти. После этой операции я долго отмывался, даипотом длительное время принюхивался ксебе - всеказалось, чтоотменя воняет.
        Наконец, усевшись наколоду прямо посреди двора, принялся творить. Понимая, чточем толще схема, тембольше энергии выделяется приее активации, ястарался делать маленькие итонкие структуры. Сначала изпотоков одного цвета, используя остальные лишь дляактивации. Чаще всего схемы схлопывались снебольшой огненной вспышкой. Пару раз вспышка сопровождалась звуком, врезультате я разбудил Ирку ибыл ей отруган. Через два десятка схем понял, чтоничего незапомню, идостал блокнот, который таскал ссобой всумке сноутбуком. Довольно быстро я научился изображать схемы набумаге, используя три проекции илинии сразличным пунктиром, дляизображения цвета. Зарисовал те, которые дали равномерную огненную вспышку ималенький взрыв. Априследующем эксперименте меня долбануло током, датак, чторука занемела, ипришлось восстанавливать несколько сосудов наладони.
        После этого случая я задумался одистанционной активации схем. Удалось придумать, какцеплять их нащепки, адлязапуска я сделал специальную схемку, которая была многоразовой, чтонесказанно облегчило работу. Пожалуй, этобыло мое первое логическое, вернее, управляющее плетение. Потом снова собирал субстанции (наэтот раз удалось остаться чистым) иснова экспериментировал. Изполезного, наткнулся намаленький светящийся шарик, который поднимался вверх, нонеулетал, адержался натонком желтом капилляре игорел почти час. Потом я решил повторить защитный амулет исразу понял, чтодляэтого мне нужна та полупрозрачная голубоватая субстанция, которая закрепляет схемы внужных точках наносителе, тоесть дереве. Гдеее взять, янепредставлял, ночерез какое-то время сообразил: этонечто иное, какчасть щупалец - ихкогти. Кусочек когтя так просто неотрывался, ноя подошел квопросу творчески. Соорудил малюсенькую схемку, которая, привзрыве, отсекала определенную часть пространства. Иочудо, удалось! Правда это было больно, ищупальце потом долго чесалось, ноглавное - получилось. Какнистранно, коготь отрос спустя час. Амулет я таки
повторил. Даже рискнул надеть насебя иполюбовался собственной радужной аурой.
        Азатем мне показалось важным сделать сигнализацию натропе, ато надоело пялиться нанее - отвлекало отэкспериментов. Надеревянном колышке я повесил схему, создающую громкий хлопок, кней прицепил схему активации, аее зацепил задлинную итонкую нить изжелтой субстанции. Снова разбудил Ирку изаставил ее слушать. Асам отошел потропе метров насто иукрепил колышек втраве. Натянув активационную нить поперек тропы науровне колена, изобразил идущего потропе изацепил ногой нитку активации. Хлопнуло. Ирка подтвердила, чтогромкость приемлемая, ия повторил ловушку уже врабочем варианте.
        Поднялся небольшой ветерок. Ирасказала, чтозамерзла, иперебралась насеновал. Мнеже было вполне комфортно, ия продолжил эксперименты.
        Усложнение схем привело ктому, чтоувеличилось количество высвобождаемой энергии иразок меня здорово опалило, аодин раз хорошенько приложило оземлю, несмотря надистанционную активацию. Зато я раскопал схему, создающую вакуум вопределенном объеме пространства. Больше уменя ничего путного неполучилось. Тогда я вернулся мыслями кзащитному амулету.
        Меня заинтересовала загадка старика. Почему я невижу унего потоков? Может, унего какой-то специальный артефакт?
        Будто услышав мои мысли, впроеме появился старик. Одет он был вкакую-то грязную хламиду, которая очерчивала большой горб наспине. Опираясь накривую клюку, дедрезво потопал ктуалету. Астральное зрение по-прежнему пасовало - ничего.
        Спустя десяток минут дед вернулся, оглядел двор иподошел комне.
        - Чтоскажете, отец? - поинтересовалсяя.
        Старик окинул внимательным взглядом стену сощепками, прислонил свою клюку ксараю ипоманил пальцем, предлагая нагнуться кнему. Когда я нагнулся, онвдруг схватил меня зауши ивпился вглаза своим взглядом. Что-то черное ударило вмозг, именя накрыла тьма.
        Андрей Беркутов, Эртазания, 19-го изока, день
        Перед тем, какотправиться сДинари заедой, ятщательно продумал одежду илегенду. Одеваться воином я нестал, арешил прикинуться неместным крестьянином, дальним родственником девушки, причем немым. МысИрой долго рассказывали ипоказывали девушке чего хотим, ивроде какаборигенка поняла нашу задумку. Облачился я вльняные штаны ирубаху, найденную ввещмешке одного изубитых мною бойцов. Поверх нацепил трофейный пояс скинжалом, авот меч снял. Всеравно я неумел сним толком обращаться, даикакой меч укрестьянина? Акинжал - тотже стропорез, ккоторому я привык, разве что гарда более вычурная иклинок сантиметров напять длиннее. Наноги надел свои полуспортивные туфли, решив хорошенько испачкать их пылью, когда выйдем надорогу. Едумы решили принести вдвух больших мешках, водин изкоторых я кинул арбалет изапасной магазин сострелками. Вштанах небыло карманов иэто жутко бесило, ноя привязал трофейные кошельки подрубаху спомощью куска ткани, который мне удалось выпросить уДинари. Подробно проконсультировав Вадима иИрину поповоду их действий вслучае появления чужаков имоего невозвращения, явзял шест а-ля посох, имы
сдевушкой двинулись ктракту.
        Дорога совчерашнего дня неизменилась: теже две пыльные колеи, разделенные полосой пожухлой травы. Мыповернули налево идвинулись бодрым шагом, время отвремени оглядываясь назад. Топать, помоим прикидкам, придется километров десять, ипоневоле я пожалел оботсутствии благ цивилизации. Вытолько вдумайтесь: двачаса пешком!
        Динари болтала непереставая. Девочке, похоже, нескем было поговорить насвоем хуторе, атут столько событий исобеседников. Конечно, большую часть того, чтоона мне рассказывала, янепонимал. Поэтому решил перевести эту пустую болтовню впрактическое русло, имы начали учить языки. Яее, аона - русский. Заэтим увлекательным занятием мы ивстретили телегу.
        Средство передвижения, впряженное вуставшую серую конягу, вырулило из-за языка леса внезапно. Управлял этим местным прадедушкой автомобиля маленький иплюгавый мужичок, одетый втакиеже, какуменя, штаны ирубаху, босой. Телега была нагружена какими-то мешками.
        Абориген явно знал Динари, которая его сулыбкой поприветствовала ичто-то спросила. Какмне показалось - оздоровье. Мужичок ответил что-то изсерии «недождетесь» исподозрением посмотрел наменя. Динари вывалила ему огромное количество информации отом, чтоя давний сослуживец ее отца, навестил ее, оставил гостинца, атеперь согласился проводить дотрактира, ивообще мое появление - лучшее, чтослучилось запоследнее время вее жизни. Мужичок что-то пробурчал и, бросив наменя еще один косой взгляд, цокнул языком. Кобылка нехотя двинулась дальше, амы потопали своей дорогой.
        Следующая встреча саборигенами оказалось более напряженной. Спустя полчаса после того, какмы расстались скрестьянином, сзади надороге возник столб пыли, который, помоим прикидкам здесь могли оставлять только всадники. Недолго думая, ясхватил Динари заруку инырнул ввысокую траву. Через пару минут подороге рысью промчались четверо. Трое бойцов, детали я нерассмотрел, ношлемы икольчуги увидел точно, асними какой-то франт вшляпе иплаще. Посидев втраве еще минут пять, мывылезли ипошли дальше. Динари опять начала болтать. Изее многословной речи я понял, чтоблагородные - аэто явно были они - их,крестьян, нетрогают ибояться особо нечего. Кроме того, онанепонимает, почему я прячусь.
        - Дапоссорился я тут кое скем, - пожал плечами я. Чтотут объяснишь? Даинадоли объяснять? Пожалел я, чтогрохнул обоих бойцов? Конечно, яж неманьяк какой, чтоб меня перло отубийства. Норебята туда явно негулять пришли, ичерт его знает, чембы кончилось, сдайся мы им тогда. Рабствами, пытками, изнасилованием Иры? Средневековье, мать его заногу. Свое личное кладбище я открыл еще вдевяносто четвертом, вЧечне. Такчто сниться мне они небудут. Аостальное переживем.
        Ктрактиру мы подошли еще спустя час. Собственно, этобыл несовсем трактир, адовольно большой постоялый двор, который кто-то построил наперекрестке двух больших дорог. Длинный бревенчатый сруб был поставлен буквой «П» иимел внутреннюю площадь явно неменее трех сотен квадратных метров. Ксрубу прилегала огороженная плетнем большая территория, внутри которой имелись множество хозяйственных построек. Перед трактиром располагалась обширная коновязь, гдесейчас было привязано сдесяток лошадей. Сбоку отздания сооружен добротный навес, подкоторым стояло несколько массивных деревянных столов надва илиначетыре человека. Заодним изстоликов сидела проехавшая мимо нас компания: трое бойцов вкольчугах ипримечах, ачетвертым, вернее четвертой была девушка.
        Уменя какбудто что-то стукнуло вгруди иперехватило дыхание. Чтосказать… Явсвои тридцать пять успел жениться иразвестись. После брака уменя был период, когда я дал себе слово, чтоникогда неженюсь. Алина мне крови испортила столько, чтоповторно решиться натакой шаг могбы только полный мазохист. Сына, которому недавно стукнуло восемь, япочти невидел, этасука умудрилась настроить его против меня. Если быть честным перед собой, ямогбы эту ситуацию развернуть ипо-другому. Однако через какое-то время понял, чтосложившееся положение было удобно, инестал рыпаться. Денег я им давал, ибог сними. Аженщин стех пор илипокупал, илиобщался только дотой поры, пока незаходил разговор осерьезных идлительных отношениях.
        Были среди них красивые иинтересные, новот как-то нецепляло сильно.
        Атут зацепило. Причем так, чтоя остановился истал разглядывать ее, забыв обовсем. Янесмогбы ее описать, аеслиб попросили, наверное, выдал что-то вроде того жеста, которым Никулин описывал Светличную в«Бриллиантовой руке». Лишь врезались впамять огромные зеленовато-болотные глаза ипушистые, совершенно детские ресницы. Очнулся я спустя несколько секунд, когда понял, чтоДинари трясет меня заруку, пытаясь побудить меня войти втрактир. Незнакомка, накоторую я засмотрелся, мазнула нас внимательным взглядом ивернулась кбеседе сосвоими спутниками. Ощущая себя совершенно невсвоей тарелке, япозволил Динари завести себя внутрь здания.
        Внутри было чисто идовольно прохладно. Замассивной стойкой нафоне огромных деревянных бочек стоял упитанный мужичок вкрасном фартуке поверх обычной крестьянской одежды. Динари подошла кнему исказала несколько слов. Онкивнул, улыбнулся ей и, махнув рукой, пригласил нас всоседнее помещение.
        Судя повсему, этобыл магазин. Вдоль стен стояли длинные столы, накоторых располагался различный товар, отножей икаких-то приспособлений, добутылок истранных, треугольных буханок хлеба. Динари подошла кстолу седой истала что-то очень оживленно говорить, периодически кивая наменя. Ямолчал, пытаясь понять хоть что-то, ивнимательно поглядывал наторговца, вернее наего реакцию. Немолод, летсорок, большой живот, хитрые глаза. Ончто-то спросил Динари, потом улыбнулся мне ипоказал наприлавки. Девушка тоже мне улыбнулась. Якивнул, показал нахлеб. Хозяин сложил вмешок две буханки ивопросительно посмотрел наменя. Япоказал один палец, ион добавил еще одну. Япроизнес слово, которым Динари называла мясо, илишь потом вспомнил, чтодолжен был играть немого. Однако трактирщик несмутился иподозвал меня куглу, гдевиднелась дверь, видимо впогреб. Открыл ее ипрошел внутрь, приглашая следовать заним. Япоследовал.
        Погреб был огромным. Вдоль стен надлинных деревянных палках, торчащих изстены, висели окорока иколбасы, наполках лежали светло-желтые головы сыра. Запах стоял потрясающий! Яткнул пальцем впарочку окороков иголовку сыра. Однако хозяин уходить неспешил ипроводил меня вугол, гденаспециальном стеллаже стояли несколько десятков сосудов изорехов. Ятакие видел ввещмешках убиенных мною бойцов. Утех всосудах была вода, атут, вероятно, какой-то алкоголь. Одна емкость помоим прикидкам вмещала чуть больше пол-литра. Япоказал три пальца, хозяин кивнул. Мывернулись наверх.
        Повернувшись кхозяину спиной, япоказал Динари золотую монету. Онапокачала головой исделала знак пальцами, который означал «меньше». Ядостал серебряную, онапоказала два пальца ичто-то сказала трактирщику. Тотответил. Яразвернулся кнему иположил настол две серебряные монеты. Хозяин мотнул головой, словно лошадь, отгоняющая мух, ткнул пальцем вмонеты ипоказал три пальца. Яхмуро усмехнулся иположил еще одну, поменьше. Трактирщик опять сомной несогласился, показывая набольшую монету исунул мне поднос два пальца, потом намаленькую - иеще один. Теперь несогласился я идостал обычный рубль, который положил рядом. Торговец взял монету, сминуту разглядывал ее, попробовал назуб, потом сморщился икивнул.
        Динари быстро сунула вмешок наши покупки, поклонилась торговцу ивопросительно посмотрела наменя. Торопиться я нестал ипоказал трактирщику набольшую глиняную кружку, которая стояла настойке. Хозяин удовлетворенно улыбнулся, показал натарелку, ия согласно кивнул, сунув ему поднос еще два пальца идоставая еще один рубль. Взяв монету, трактирщик гостеприимно провел рукой, типа садитесь где хотите. Ноги сами понесли меня наулицу поднавес. Усадив Динари застол, яуселся рядом так, чтобы видеть незнакомку.
        Динари что-то говорила, ноя нето, чтобы непонимал, апросто неслышал, разглядывая компанию засоседним столиком. Обед утех был всамом разгаре. Всепользовались небольшими трехзубыми вилками, помогая себе кинжалами принеобходимости. Елиони довольно большой и, видимо, недавно зажаренный окорок, отрезая отнего ножами небольшие кусочки иперекладывая насвои тарелки. Ковсему этому делу вкомплекте шли какая-то зелень, круглые красные клубни, типа редиски, ибольшие кружки снапитком. Удевушки вместо кружки стоял прозрачный стеклянный бокал вычурной формы счем-то темно-красным внутри.
        Нанезнакомке была одета мягкая бежевая рубашка (бархат?), ворот которой был расстегнут, демонстрируя соблазнительное декольте. Наногах коричневые замшевые штаны ивысокие сапоги, кажется, унас они называются ботфортами. Рубашку девушка носила навыпуск, из-под нее выглядывали золоченые (илизолотые?) ножны. Направом бедре уэтой амазонки висело что-то еще, номой ракурс непозволял разглядеть, чтоименно.
        Незнакомка спокойно отнеслась кмоему вниманию, ясказалбы даже, чторавнодушно. Пару раз мы встретились взглядами. Япочему-то подумал, чтоона командует этими тремя бойцами. Разговаривали они натом языке, который я здесь уже слышал. Именно так говорили бойцы, двоих изкоторых я отправил натот свет.
        Ночерт меня возьми, какже она хороша!
        Нампринесли еду ипитье, накоторое мы сДинари немедленно набросились. Навид инавкус едой был горох скаким-то мясом иотличное пиво, которое имело очень необычный привкус, приятный, нонезнакомый.
        Пока мы кушали, ксоседнему столику подошел трактирщик. Незнакомка его очем-то спросила, поглядывая нанас. Оннегромко ответил ей ичто-то показал наоткрытой ладони. Твою дивизию! Этобыл мой рубль.
        Прежде чем я сообразил, стоитли переживать поэтому поводу, мыуслышали какой-то необычный стук копыт. Наплощадку перед трактиром вдруг выскочили несколько всадников, ия аж рот открыл отизумления.
        Начать стого, чтоэто были нелюди. Представьте себе сатиров, одетых вчерные кожаные одежды наманертех, которые продаются вмагазине длявзрослых. Высокие, поджарые свитыми, немного расходящимися всторону, рогами. Большие черные глаза безрадужки. Серая шерсть нанепокрытых одеждой частях тела. Вместо копыт вполне себе обычные кожаные сапоги. Широкие, почему-то зеленые пояса смечом икинжалом.
        Ковсему прочему, этипорождения кошмара скакали верхом наящерах. Звери чем-то напоминали рапторов изфильма «Парк юрского периода», однако топали начетырех ногах, носили седло иимели черную иблестящую чешую. Монстры легко соскочили сосвоих ездовых животных, ия заметил еще одну особенность - укаждого нелюдя был длинный тонкий ичерный хвост, который заканчивался небольшим треугольником, наподобие наконечника стрелы. Нехватает трезубца, подумал я. Итогда смело можно думать, чтоя ваду.
        - Шоды! - выдохнула Динари, имне совсем непонравился тон, которым это было сказано. Такговорят обандитах, волках, рэкетирах - словом отех, скем нехотелосьбы встречаться.
        - Спокойно, девочка, - прошептал я, подтягивая ближе вещмешок, вкотором лежал арбалет, инащупывая рычаг взвода.
        Троица шодов, оглядевшись, целенаправленно двинулась кстолику, который занимали бойцы идевушка. Рычаг арбалета селе слышным щелчком встал набоевой взвод, ия перехватил рукоятку правой рукой, отодвигая стул так, чтоб можно было быстро встать.
        - Динари, - чуть слышно прошептал я. - Якричу, тыпадаешь напол иползешь заугол.
        Девушка кивнула, ноя понятия неимел, чтоона поняла.
        Шоды подходили кстолику, немного расходясь встороны, чтоб охватить вниманием больше пространства. Один глянул нанас ичто-то крякнул, сделав непонятный жест мохнатой рукой. Динари вжала голову вплечи.
        Троица бойцов иамазонка отодвинули отстола стулья иразвернулись кпришельцам. Один изсатиров что-то прокрякал, показав странный треугольный жетон, вдруг возникший влапе.
        Глубоким бархатистым голосом девушка что-то ответила, вытянув навстречу ладонь вжесте - неподходите. Шодкаркнул вответ, положив лапу нарукоять меча, тоже сделали его коллеги. Яподнял подстолом арбалет, так, чтобы стрела смотрела наближайшего комне сатира, палец лег наспуск. Помоим расчетам, болт должен был воткнуться ему аккурат вниз живота.
        Девушка продолжала что-то говорить, ношод перебил ее карканьем ипотянул меч изножен. Понимая, чтодрака неминуема, ямягко потянул спуск ипочувствовал, какарбалет дернулся вруке.
        - Ложись, - заорал я, падая состулом вбок, одновременно дергая второй рукой рычаг перезарядки. Ссупостатом случилось странное: раздался сильный хлопок ишода, вкоторого ушла моя стрелка, буквально разорвало пополам. Вверх вырвался фонтан изкрови, напол посыпались внутренности. Главный изсатиров вдруг подпрыгнул метра наполтора, инаместе одного изтелохранителей незнакомки вспыхнул огненный столб. Второй козел только сейчас понял, чтоугроза исходит отменя, имахнул рукой, пытаясь чем-то вменя кинуть, ноя втоже мгновение спустил стрелку, нацелив арбалет вего сторону. Знакомый хлопок - ивторое тело ошметками опадает наземлю. Вэтот момент я почувствовал, чтолечу. Затылок больно треснулся остену трактира, ия потерял ориентацию впространстве.
        Способность осознавать окружающее вернулась комне спустя секунду. Двое оставшихся вживых телохранителей незнакомки рубились намечах споследним шодом. Этонебыло красивым фехтовальным поединком, какпоказывают вфильмах. Бойцы наскакивали нанелюдя, стараясь поранить клинком, тотже отбивался то мечом, токинжалом, стараясь увернуться. Воточередной наскок, боец проваливается вперед, астранно изогнувшийся шод кончиком кинжала чиркает его пошее. Громкий хрип, ибоец падает наземлю, стараясь зажать ладонью горло, между пальцами которой появляются кровавые ручейки. Шодделает шаг назад, итолько теперь я вижу, чтоего хвост обмотал ноги раненого. Второй телохранитель резво сместился вбок, аиз-за перевернутого стола появилась фигурка незнакомки. Вее правой руке было зажато что-то, напомнившее мне дуэльный пистолет времен Пушкина. Девушка, нетеряя нимгновения, четким движением вскинула оружие ивыстрелила. Шодвновь высоко подпрыгнул, ноя уже видел, чтоона попала. Однако припадении сатир успел зацепить второго парня, причем сделал это хвостом, наконечник которого ударил бойца ввисок. Незнакомка сунула пистолет
вкобуру ивытянула кинжал иззолоченых ножен. Еебоец упал наземлю мертвым грузом, ашод, зажав рану вживоте, начал отползать отдевушки.
        - Стой, - крикнул я ей, пытаясь подняться иодновременно взводя арбалет. - Неподходи кнему!
        Посмотрев наменя, она, видимо, поняла, чтоя хотел сказать, потому что кивнула исделала шаг назад. Толькобы непромахнуться, подумал я. Вотопозорюсь тогда! Впрочем, дошода было всего метров семь. Щелкнула тетива, голова нелюдя взорвалась. Вотблин, чуть непромазал, целил-то вкорпус - руки ощутимо подрагивали. Опустив арбалет, яповернулся кнезнакомке. Однако ей было недоменя, онарванула кхрипящему бойцу, зажимавшему ладонью артерию. Врядли ему уже поможешь, подумалось мне, ия оглянулся впоисках Динари. Девочка сидела наземле чуть поодаль, прижавшись спиной кстене трактира. Обхватив колени, онаогромными испуганными глазами смотрела наокровавленные тела иошметки внутренностей, раскиданных повсюду.
        Сходи заедой, твою дивизию!
        Ирина Зуева, Эртазания, хутор Динари, 19-го изока, день
        Наверное, есть вчеловеческой психике какой-то предохранительный механизм.
        Двадня назад уменя была семья, ради которой я жила. Была работа, было более-менее предсказуемое будущее.
        Былдом, ссовременной кухней, ванной игорячей водой. Былмаленький желтый автомобиль, который мог меня доставить зачас нарасстояние внасколько десятков километров. Много чего было…
        Представьте, чтовы потеряли это водин миг, васвыкинуло всредневековье, гдецена вашей жизни - ломаный грош, гдеудобства - этотуалет наулице илистики лопухов вместо туалетной бумаги. Идаже тогда вам неудастся понять всю глубину моего отчаяния. Этовозможно представить, нопредставляя - невозможно ощутить.
        Закутавшись водеяло, впозе эмбриона я лежала втраве ипыталась понять, вчем я провинилась перед Господом. Какнистранно, всебя меня привел обыкновенный холод. Солнце сместилось, ия оказалась втени сарая, аветерок заставил мою кожу покрыться мурашками. Ия вдруг ощутила, чтожива!
        Яведь живая, амогла лежать подкамнями там, гденаш вагон упал соскалы. Яживая, мнехолодно, ячувствую… Значит, ямогу любить, ипусть Насти иИгоря нет рядом, ноя ведь люблю их изнаю, уверена - сними там, дома, всехорошо. Аеще я ведь могу вернуться, попалаже я сюда, значит, могу иобратно. Аэто уже надежда, янадеюсь! Аслюбовью инадеждой уже можно жить.
        Воттак прохладный ветерок включил вомне защитный механизм. Яперебралась насеновал, закопалась всено и, наслаждаясь его запахом, заснула. Заснула сдетской уверенностью, чтовсе будет хорошо.
        Разбудил меня голод. Яполежала, прислушалась ксебе ипоняла, чтохочу есть. Завернувшись водеяло, вышла изсарая иостановилась каквкопанная. Натраве лежал Третьяков, арядом сним сморщенная, будтобы сломанная горбатая фигурка деда.
        Якинулась кВадиму. Боже, чтоеще случилось? Онбыл теплый, нашее билась синеватая жилка, нонипохлопывание пощекам, нимои крики никчему непривели. Бросившись вдом, яотыскала черпак дляводы, потом плюнула, схватила всю бадейку ипотащила ее наулицу. Сначала я намочила ему только лицо, ноэто недало никакого результата. Тогда я вылила черпак ему нагрудь, ноиэто никчему непривело. Вспомнив, чтоговорила Динари, ясорвала сего шеи амулет, нодаже тогда он непришел всебя.
        Дед, который лежал рядом, неподавал совсем никаких признаков жизни. Мнедаже показалось, чтоон недышал. Вадимже дышал, будто спал, ноя совершенно немогла его разбудить. Отчаявшись, яповернула его набок, чтоб он незадохнулся, если его будет тошнить, села рядом игорько разревелась.
        Незнаю, сколько я так просидела. Когда солнце уже начало клониться кзакату, оттропинки вдруг раздался выстрел. Нужно было бежать втраву ипрятаться, ноя решила, чтонебуду этого делать, будь что будет. Вадима я неутащу, асмотреть, какздесь сним что-то будут делать, янесмогу.
        Натропе показались два всадника набольших, серых вяблоко лошадях. Третья, гнедая, скакала следом. Только когда они приблизились кдому, японяла, чтоэто Андрей иДинари. Несмотря наужасное настроение, янемогла неулыбнуться. Беркут раскорячился поспине кобылы какосьминог накамне.
        Подъехав ближе, Андрей неуклюже соскочил слошади, помог слезть девочке.
        - Кераль! - крикнула Динари, подбегая клежащим натраве телам иобнимая старика.
        - Чтосними? - как-то отрывисто ирезко спросил Андрей, ивего руках откуда-то появился маленький арбалет.
        - Янезнаю, - шмыгая носом, проговорила я. - Яспала, апотом вышла, онитак лежат…
        - Живы? - спросил Андрей, опускаясь накорточки ищупая Вадимушею.
        - Вадим жив. Ноон толи спит, толи безсознания, - ответила я. - Астарик… Янезнаю. Онхолодный совсем.
        Динари положила голову Кераля себе наколени изаревела вголос, аАндрей подошел кстарику ипопытался нащупать пульс. Потом развернул тряпки, вкоторые тот был укутан. Вдруг резко встал иотряхнул руки.
        - Что? - одними губами спросилая.
        - Оннечеловек, - задумчиво проговорил Андрей, отходя всторону идемонстрируя мне то, чтобыло подтряпками. Вместо горба наспине старика виднелись какие-то странные складки одежды.
        - Непоняла, - проговорила я, аАндрей, схватив заодну изскладок, потянул материю вверх. То,что я приняла заодежду, оказалось сложенным перепончатым крылом. - Нефига себе! - пораженно пробормоталая.
        - Вадим опять колдовал? Этоего шутка натропе? - спросил Беркут.
        - Да.
        - Доколдовался, - Андрей покачал головой. - Динари, ктотакой Кераль?
        Девочка шмыгала носом, пытаясь успокоиться. Андрей подал ей черпак, вкотором оставалась пара глотков воды.
        - Кераль - стех, - ответила она, когда смогла говорить. Потом, мешая русские иэртазанские слова, жестикулируя, стала быстро говорить. Кераль был другом ее отца. Ятак поняла, чтоони вместе сражались. Когда-то давно отец Динари спас ему жизнь. Пока отец был жив, Кераль просто приезжал вгости. Однажды он приехал, когда старый вояка был присмерти. Тогда он ипопросил стеха присмотреть задетьми. Нолюди нелюбили стехов, потому что… ТутДинари выдала тираду, которую ния, ниБеркут непоняли. Стех сложил крылья иприкидывался горбуном. Онуже давно говорил, чтоего время пришло, новсе-таки держался. Хотел выдать Динари замуж. Атут так вышло…
        - Интересно девки пляшут, - пробормотал Беркут.
        - Откуда увас лошади? - спросилая.
        - Подарили, - усмехнулся он. - Всерасскажу позже, Ириша. Кушаем, собираем все наши вещи. Кактолько вернется брат девочки, мыдолжны уходить!
        - Куда? - спросилая.
        - Всоседнюю страну.
        - Ачто делать сВадимом?
        - Погрузим нателегу… Ноздесь оставаться нельзя.
        - Почему?
        - Тутвойна началась.
        Вотблин! Этого нам только инехватало… Явытерла слезы ипошла собираться.
        Баронесса Диана дель Мио, Эртазания, трактир «Устарого ворчуна», 19-го изока, день
        Ещеполучая инструктаж уДингера, Диана поняла, чтодело простым небудет. Работа угерцога простой небыла впринципе. Первый министр обладал даром чувствовать потенциал человека ивсегда использовал его помаксимуму. Кроме того, Дингер очень редко решал одновременно только одну задачу, чаще его комбинации были многоплановые, имевшие несколько целей. Как-то он сказал ей: если хочешь чего-то добиться вполитике, одной стрелой надо убивать минимум две, алучше три куропатки.
        То,что ей удалосьбы занеделю найти пришлых, онанесомневалась никапельки. Эртазания - малонаселенный сельскохозяйственный край, тамлюбой чужак будет какналадони. Тотфакт, чтонелюди знали опришлых итоже будут их искать, ужепревращало задание вочень неприятную иопасную миссию. Однако иэто было несамое сложное - опередить нелюдей. Вконце концов, Эртазания населена людьми, ией общаться сними будет куда каклегче, чемстехам, неговоря уже ошодах.
        Самым сложным было то, длячего пришлые являлись лишь наживкой. Нимного нимало, аДиане требовалось развязать войну.
        Хартия, подписанная почти восемьдесят лет назад, позволила людям основать свою империю. После кровопролитной межрасовой войны стехи ишоды уступили исогласились насуществование независимого человеческого государства. Однако напрактике оказалось, чтослово «независимость» каждый понимал по-своему. Третий пункт Хартии жестко ограничивал экспорт магических технологий вимперию, ачетвертый полностью тормозил развитие науки. Страна, населенная людьми, была обречена назастой, акое вчем инадеградацию.
        Беда втом, чтоменее одного процента людей были видящими. Изних только половина видела все четыре потока, остальные были так называемыми магидалами - магическими дальтониками. Зато все нелюди могли видеть иуправлять.
        Новыход есть излюбой ситуации. Мадри был прозорлив исмог заложить некоторые скрытые механизмы выживания молодого человеческого государства. Награницах империи возникло несколько небольших иотносительно независимых герцогств, которые непризнавали Хартию истали раем дляконтрабандистов. Какой стех илишод откажется заработать, если кнему приедет торговец ипредложит пару золотых запростенький артефакт?
        Властелин иДингер уже несколько лет вели Мир квойне. Контрабанда артефактов достигла эпических размеров. Благодаря ей, империя наращивала иусиливала свою армию. ОтАдостана иЭдема следовала нота занотой, которые Властелин последнее время просто игнорировал. Ужегод обстановка балансировала насамой грани, нужен был лишь повод.
        Создать такой повод истало ее заданием.
        Диана заранее решила, чтовыберет своей базой трактир «Устарого ворчуна». Готлиба, хозяина постоялого двора, баронесса знала давно, ещекогда Эртазанией правил герцог Шалди. Дингер несколько лет плел интригу, порезультату которой онбы смог наложить свою лапу наэтот богатый пшеницей иконтрабандистами край. Диана тогда должна была вербовать здесь агентуру. Толстяк легко пошел наконтакт, легко брал монеты итакже легко поставлял информацию. Кроме того, трактир находился наважнейшем перекрестке, какраз недалеко оттого места, гдепришлые появились вэтом мире.
        Гирт, Мазел иДирам играли роль телохранителей богатой леди, которая путешествует верхом ради своего удовольствия - всвете сейчас это было модно. Ребята были испытанные, каждого всвое время лично проверял Стил, иработали вместе они уже непервый год. Мазел, конечно, приставал, нотут ничего неподелаешь. Онпонатуре такой, бабник - считает ниже своего достоинства просто пройти мимо женщины. Однако еще спозапрошлой совместной работы он четко знал, докаких пор можно распускать руки, акогда уже край. Шрам внекоем интимном месте напоминал ему, чтосДианой подобные шутки заканчиваются икровью, иболью. Исчастье, чтонеоскоплением.
        Онитолько приехали, игостеприимный Готлиб усадил их наверанде - погода стояла прекрасная, авнутри было душновато. Диана сразу спросила трактирщика онезнакомцах, нотот рассказал лишь осолдатах, которые слонялись поокрестным деревням.
        Ониперешли ковторому блюду, когда появился он. Высокий, коротко стриженный, свыправкой военного - этот мужчина совсем непоходил накрестьянина. Нет, неосанка его выдавала. Вконце концов, среди крестьян, особенно вЭртазании, много бывших военных. Взгляд. О,Диана сразу поняла - этобыл хищник. Даже непросто хищник, аскорее вожак. Еебудто холодной водой окатили, когда он посмотрел нанее. Что-то такое щелкнуло вдуше, иона вдруг подумала: вотэтот, пожалуй, смогбы ее покорить. Ионабы… Илишь спустя мгновение, когда он икрестьянская девочка прошли внутрь трактира, оназадала себе вопрос - ачто делает хищник водежде крестьянина здесь, вгуще событий? Нетотли это, кого она ищет?
        Спустя десяток хвил мужчина появился снова, селтак, чтоб видеть их столик, ипринялся совершенно бесцеремонно пожирать ее глазами. ИДиана поняла, чтопоплыла. Этоее жутко разозлило, ноона ничего немогла ссобой поделать. ОСоздатель, неужели это она? Та,чья жизнь давно превратилась вжуткий коктейль изинтриг, крови исмертей. Та,которая интриговала, соблазняла иубивала, ачувства считала сказочкой дляшестнадцатилетних дурочек. Длякоторой мужчины - лишь средство достижения цели. Итак расслабиться из-за взгляда какого-то незнакомца!
        Навопрос обэтом человеке Готлиб сообщил, чтовпервые видит его, хотя девчонка вроде местная. Ипоказал странную ичужую монету, которой тот расплатился. Он - пришлый, поняла Диана, разглядывая двуглавого орла. Никто вэтом мире нечеканит таких монет, этоона знала точно. Баронесса уже начала прикидывать, каквступить вконтакт сэтим странным иопасным мужчиной, когда жизнь сама все решила занее.
        Помеждународным договорам, пограничный патруль шодов мог находиться впределах империи только всопровождении людей-пограничников. Нелюди немогли непонимать, кчему приведет столь вопиющее нарушение правил внынешнем положении. Но,похоже, герцог нажал нанужные кнопки, иситуация пошла вразнос. Пророчество, которое много лет длянелюдей было лишь страшной сказкой, внезапно оказалось реальностью - ишоды пошли ва-банк.
        Когда эта рогатая тварь нагло потребовала посмотреть вглаза, Диана поняла, чтобудет драка. Еепопытка призвать нелюдей квыполнению закона кончилась тем, что«козел» потянул зарукоять меча.
        Итут хищник показал зубы. Пришлый воин действовал расчетливо ичетко. Самначал, затем вывел изстроя второго противника, апотом добил последнего, недав ей подойти краненой нелюди. Трудно сказать, чтослучилосьбы, невмешайся он. Вероятнее всего, шоды убилибы их всех.
        Онсам подошел, помог приподнять Мазела, пока Диана пыталась задействовать универсальный медицинский артефакт. Какнистранно, УМА помог - края раны нагорле сошлись, игвардеец остался жив. Однако он потерял много крови, идти немог, поэтому они вместе, даспомощью выскочившего Готлиба, затащили Мазела водну изкомнат. Гирту иДираму помочь уже было нельзя.
        Пришлый неговорил наимперском, лишь совсем немного по-эртазански. Диана как-то вдруг растерялась, чтобыло ей совершенно несвойственно. Однако он оказался терпеливым, сообразительным, жесты имимика его вомногом были понятны. Поэтому они наудивление быстро смогли если ненайти общий язык, то, покрайней мере, понять друг друга.
        Воин представился. Звали его Андрей. Диана чуть несделала придворный книксен, успев остановить себя впоследний момент - этовыгляделобы совершенно по-дурацки вданной обстановке. Окончательно разозлившись, онанаконец взяла себя вруки иначала думать.
        Скорее всего, впоисках пришлых шоды разослали пограничные патрули повсей Эртазании. Подпредлогом борьбы сконтрабандистами, конечно. Игибели одного изних дляначала войны могло быть маловато. Следовало организовать массовое невозвращение этих патрулей. Тогда шоды окончательно озвереют, ивЭртазанию выдвинется десятая когорта Рогатого легиона, базирующегося прямо награнице.
        Ейнеобходимо срочно найти Ворума иначальника пограничной стражи Эртазании, барона дель Ристо. Время понеслось соскоростью птицы-улетухи, счет пошел наминуты. Однако пришлых упускать тоже было нельзя.
        Диана попыталась объяснить Андрею положение. Достала карту, показала границу, ткнула пальцем втруп нелюдя, постаралась показать, чтобудет война. Пришлый оказался наредкость сообразительным. Изучив карту, онспросил, чтоона собирается делать?
        Диана показала, чтодолжна сообщить ослучившемся начальству. Ипредложила Андрею ехать сней. Кее досаде, онотказался. Правда пояснил, чтоздесь недалеко его ждут друзья ибезних он уехать неможет.
        Чтоже делать? Ейпонадобятся сутки, чтобы все организовать. Даже если Дингеру удастся оперативно раздобыть портал, гдезабирать пришлых? Здесь, вЭртазании, будет слишком опасно. Решение вдруг пришло само! Конечно, ихнадо отправить вШар. Граница недалеко, онивполне могут туда добраться самостоятельно. Удастсяли убедить Андрея так поступить?
        Снова достав карту, онапринялась объяснять ипоказывать. Андрей, снепонятным выражением лица следил заней. Ейвдруг показалось, чтоему всеравно, чтоона говорит: онпросто любовался ею. Неожиданно смутившись, оназамолчала. Какнистранно, помогла девочка-крестьянка. Оказывается, оназначительно лучше научилась объясняться сАндреем. Понимая, чего хочет Диана, Динари быстро ипонятно объяснила пришлому предложенный баронессой план.
        Крадости Дианы, Андрей согласился. Странно, ноон отказался брать ящеров. Однако спросил пролошадей. Диана отдала их ему. Просто так. Конечно, онасебя потом убеждала, чтозаящеров встолице выручит такую сумму, чтосможет купить табун лошадей. Новтот момент она недумала овыгоде. Жалко, чтокарту отдать немогла, нозато подробно показала, куда икакдвигаться, ион вродебы понял.
        Диана сообщила ему адрес иимя своего агента вШартане иуверила, что, кактолько освободится, приедет туда. Иона надеется, чтоони там непременно встретятся. Потому что хочет отблагодарить Андрея заспасение отмерзких нелюдей. Исамое малое, чтоона может длянего сделать, этопомочь устроиться нановом месте, - улыбнулась она ему самой сногсшибательной изсвоих улыбкок.
        Напрощание он посмотрел ей вглаза. Поблагодарил ипоцеловал руку. Этот Бергов поцелуй горел унее наруке весь путь дограницы.
        Вадим Третьяков, непонятно где икогда
        Всепроизошло настолько быстро, чтоя неуспел ничего понять. Что-то резкое, черное ибезжалостное одним движением воли загнало меня вугол моего сознания.
        Яникогда небыл втаком состоянии. Сознание работало, японимал, чтонахожусь всвоем теле, вернее вмозге, поскольку тела я нечувствовал совершенно. Меня просто отнего отключили. Уменя небыло страха, ведь страх - этоадреналин, выделяемый надпочечниками, нопоскольку меня отключили оттела, откуда взяться адреналину? Яощущал свое совершенно чистое, холодное сознание, безмалейшей капли эмоций. Яничего невидел инеслышал, нечувствовал боли иличего-либо, чточувствует тело.
        Приэтом я помнил. Совершенно четко помнил, ктоя, гдея ичто сомной случилось. Иосознавал, чтодед, которого мое сознание определило какХозяина, лазал сейчас вмоем мозге, выискивая воспоминания, желания иустремления. Кактолько я это осознал, комне пришло удивление. Нет, нето чувство изумления, когда глаза широко открываются, ахолодное удивление разума - констатация необычности происходящего. Яоценил ситуацию какопасную длясебя. Опасная ситуация требовала реакции. Ябыл лишен инструментов влияния, носознание четко выделило изпамяти факт - мозг есть нейронная сеть. Тоесть, посути, компьютер. Аесли есть компьютер, тонужен интерфейс.
        Всознании сформировалось желание интерфейса. Ион возник.
        Всевокруг залило голубым светом, ия осознал себя висящим внекоем пространстве. Прямо передо мной плавали разноцветные кубики разных размеров, отогромных доочень маленьких. Тысячи кубиков. Возникло желание понять, чтоэто, - ия понял. Кубики были разделами мозга, отвечающими заразные параметры жизнедеятельности. Привыборе кубик раскрывался, ивсознание вливалась информация опараметрах ивозможностях их изменений. Блок управления телом иблок памяти были самыми огромными.
        Между кубиками, касаясь то одного, тодругого, метался черный вихрь, похожий намаленький смерч. Приего выборе раскрылись параметры: Хозяин, насклоне лет, жизнедеятельность подходит кконцу. Рекомендация: полное подчинение. Всознании возникло противоречие: память инавыки оценивали присутствие Хозяина какопасное, поэтому рекомендация немогла быть выполнена. Требовалось ликвидировать угрозу. Явызвал ярко-красный блок, который определил каксистему безопасности. Раскрылись сотни параметров, отиммунитета против биологических вирусов доправил дорожного движения. Однако системы защиты отХозяина небыло.
        Сформировать новый параметр системы безопасности?
        Буквы появились прямо передо мной, вмаленьком окошке. Ну,прямо какдома, наэкране монитора. Ясогласился. Меня попросили описать параметры угрозы, яуказал навихрь Хозяина. Система ответила, чтонедостаточно данных дляликвидации угрозы, ипопросила дополнительные параметры. Дляизучения вихря я приблизился инырнул внего.
        Интерфейс моего мозга сжался вточку, которая повисла вверхнем углу моего виртуального зрения. Пришло понимание, чтоя нахожусь вмозге Хозяина имне нужен новый интерфейс. Япожелал, ион возник.
        Желтый цвет иразноцветные кубики, всепочти какуменя. Тело, память… Так, аэто что? Блок управления рабами. Такого уменя точно нет. Надо посмотреть, чтоэто зарабы такие? Информация залила сознание. Ничего непонятно. Нужен какой-то адаптер илипереводчик.
        Желаете сформировать ассоциативную связь набазе зрительной, слуховой, обонятельной иосязательной информации изблоков памяти? - предложил интерфейс.
        Конечно, желаю!
        Ворох информации промелькнул перед глазами.
        Желаете осмыслить илисохранить впамяти? Дляосмысления требуется время, аХозяин влюбой момент может отключить контакт.
        Ахвот как? Тогда все впамять, потом разберусь. Ну,раз уж я сюда попал…
        Желаете скопировать языковые ассоциации?
        Ещекак!
        Желаете сохранить впамяти?
        Желаю!
        Ксожалению, длякопирования всей языковой информации места ввашей памяти недостаточно. Выберите информацию дляудаления, чтобы освободить дополнительное пространство, илископируйте только отдельные фрагменты языковых ассоциаций.
        Нунадоже. Чтоуменя тут? Самое большое место занимают зрительные образы. Зрительные образы издетства? Удалим все страшное инеприятное.
        Внимание! Выхотите удалить информацию, наоснове которой сформированы некоторые параметры системы безопасности. Этоможет привести кснижению уровня безопасности.
        Вотэто да! Никогдабы неподумал. Что, интересно, можно удалить безпоследствий? Вотэти образы изпервой инесчастной любви удалим.
        Внимание! Выхотите удалить информацию, наоснове которой сформированы некоторые параметры блока эмоций. Этоможет привести кухудшению коммуникации спротивоположным полом, чтовлечет засобой проблемы функции размножения.
        Нет, ненадо мне такого! Придется копировать частями. Явызвал языковые параметры стеха. Он,оказывается, неплохо знает пять языков. Один был определен каксвой, второй - вражеский, третий рабский основной идва рабских локальных. Каждый язык состоял изядра инескольких десятков дополнительных блоков. Япопробовал загрузить полностью тот, который назывался «свой» и«рабский основной». Остальные выделил только ядра.
        Языковые ассоциации скопированы. Внимание, впамять скопировано большое количество информации. Дляее активации требуется перезагрузка. Вовремя перезагрузки вы будете находиться вкоме. Время перезагрузки пять - шесть часов. Этоопасно длявашего тела, которое может быть уничтожено агрессивной окружающей средой. Пожалуйста, тщательно выберите время иместо перезагрузки.
        Интересно все это истранно. Откуда берутся эти системные сообщения? Илисознание само сделало интерфейс привычным?
        Внимание! Система безопасности получила достаточно параметров дляформирования защиты отХозяина. Выполучаете аккаунт Администратора, полномочия которого выше полномочий Хозяина. Выберите кодовое слово/действие длявхода винтерфейс управления мозгом.
        Поумолчанию - слово «абракадабра», произнесенное внутренним голосом.
        Вовремя использования интерфейса управления мозгом вы будете находиться вкоме. Этоопасно длявашего тела, которое может быть уничтожено агрессивной окружающей средой. Пожалуйста, тщательно выберите время иместо перезагрузки.
        Неуспел я ответить, каксообщения посыпались одно задругим.
        Желаете разорвать связь сХозяином? Предупреждение: разрыв связи может привести клетальным последствиям дляХозяина!
        Внимание! Хозяин изменил ваши поведенческие особенности исформировал миссию. Желаете ознакомиться смиссией?
        Внимание! Системная ошибка. Нехватает данных, чтобы отменить действия Хозяина поизменению ваших поведенческих особенностей и/или отменить миссию.
        Стоп, стоп… Этоеще что такое?
        Внимание! Хозяин попытался разорвать соединение. Подтверждаете разрыв соединения?
        Нетуж, теперь подожди. Что-то я там такое видел, чтоменя заинтересовало. Чтоже? Яснова нырнул ввихрь иначал перебирать кубики знаний инавыков стеха. Ага, нашел!
        Навыки управления магией. Желаете скопировать?
        Желаю!
        Ксожалению, места ввашей памяти недостаточно. Выберите информацию дляудаления, чтобы освободить дополнительное пространство, илископируйте только отдельные фрагменты информации.
        Так, ачто тут? Ядро, боевой раздел. Ого, какой большой! Лечебный блок, аккумулирование энергии, передвижение, сельское хозяйство - совсем маленькие.
        Таккопируем ядро.
        Внимание! Впамять скопировано большое количество информации. Дляее активации требуется перезагрузка. Вовремя перезагрузки вы будете находиться вкоме. Время перезагрузки пять - шесть часов. Этоопасно длявашего тела, которое может быть уничтожено агрессивной окружающей средой. Пожалуйста, тщательно выберите время иместо перезагрузки.
        Боевой раздел копируем.
        Ксожалению, места ввашей памяти недостаточно. Выберите информацию дляудаления, чтобы освободить дополнительное пространство, илископируйте только отдельные фрагменты информации.
        Неидет. Ну,тогда может лечебный?
        Внимание! Впамять скопировано большое количество информации. Дляее активации требуется перезагрузка. Вовремя перезагрузки вы будете находиться вкоме. Время перезагрузки семь - восемь часов. Этоопасно длявашего тела, которое может быть уничтожено агрессивной окружающей средой. Пожалуйста, тщательно выберите время иместо перезагрузки.
        Внимание! Ваша память заполнена на99,5процентов. Выберите информацию дляудаления, чтобы освободить дополнительное пространство, илипроведите тренинг поулучшению исистематизации памяти.
        Хочу тренинг!
        Внимание! Включен тренинг дополнительной памяти. Время выполнения 15 суток. Тренинг увеличит объем вашей памяти на27процентов. Тренинг работает вфоновом режиме.
        Внимание! Подключенный квам Хозяин формирует дополнительный блок безопасности, который может снизить полномочия вашего аккаунта. Дозапуска блока осталось 30секунд. Рекомендуемые действия: разрыв связи сХозяином. Предупреждение: разрыв связи может привести клетальным последствиям дляХозяина!
        Разорвать!
        Внимание! Ваша связь сХозяином разорвана. Хозяин изменил ваши поведенческие особенности исформировал миссию. Активируется миссия. Дляактивации требуется перезагрузка. Вовремя перезагрузки вы будете находиться вкоме. Время перезагрузки семь - восемь часов. Этоопасно длявашего тела, которое может быть уничтожено агрессивной окружающей средой. Пожалуйста, тщательно выберите время иместо перезагрузки.
        Внимание! Системная ошибка! Нетвозможности отказаться отнемедленной перезагрузки. Осталось 9секунд, 8, 7, 6, 5, 4, 3, 2,1…
        Воттеперь меня отключило по-настоящему.
        Андрей Беркутов, Эртазания, 20-го изока, утро
        Такполучилось, чтовоевать мне пришлось недолго. В1994-м, когда меня всоставе разведроты сто четвертого полка отправили вЧечню, ужевтретьей вылазке мне основательно прилетело. Осколок сломал кость налевой ноге, ия почти семь месяцев валялся вгоспиталях ибольницах. Потом еще полгода реабилитации. Неудачно так прилетело, откровенно говоря. Нога современем восстановилась, нокарьера военного дляменя закончилась. Отец подключил кбизнесу, который соскрипом, нопошел. Такчто былую мысль служить поконтракту я нереализовал, очем, впрочем, впоследствии нежалел. Ночто такое война, япомнил очень хорошо.
        Война - этотрупы, кровь, изнасилованные женщины иогромное количество горя наединицу площади. Инеимеет никакого значения, идет война внашем, такназываемом «цивилизованном» мире, илиздесь, всредневековье. Кровь она везде одинаково красная. Даже ушодов.
        Поэтому уменя имысли небыло бросить Динари ссемейством. Девочка знала хоть какие-то местные реалии, мыже здесь были наположении слепых котят. Ктомуже подспудно я чувствовал себя виноватым, чтоэта заваруха вообще началась. Хоть Диана идала понять, чтовойна сшодами назревала давно, аэто был лишь casus belli[7 - Casus belli (лат.) - повод дляобъявления войны.]. Тогда я отнес случившееся кмоему невезению, номного позже узнал, чтовсе, оказывается, было закономерно.
        Уженачало светать, когда наш маленький караван тронулся позаросшей лесной дороге. Двеподаренные Дианой лошади были навьючены посамые «немогу» вещами, которых оказалось неожиданно много. Третья, гнедая тащила маленькую ихлипкую телегу, накоторую мы уложили так инепришедшего всебя Вадима. Привязанная зателегой, спонурой головой шла недовольная жизнью коза.
        Часом ранее я закопал мертвого стеха пододинокой яблоней, растущей водворе оставленного нами хутора. Пока ночью мы собирались, дети держались, атеперь то Терим, тоДинари тихонько всхлипывали, акогда мы вошли влес, парень вообще заревел вголос, инам сИркой пришлось его успокаивать прямо находу. Какмне объяснила Динари, нелюдь заменил им отца, ия очень надеялся, чтонеВадим был причиной его смерти. Впрочем, насчет самого Вадима тоже пока ясности небыло.
        Влесу я поглядывал посторонам, держа арбалет набоевом взводе. Диана обмолвилась оразбойниках надорогах, даидичьбы нам непомешала. Когда я раньше читал книги оприключениях, многое воспринималось какреальность. Лишь теперь, когда я сам угодил впеределку, понял, изчего эти приключения состоят насамом деле. Оказывается, большую часть времени ты куда-то бежишь, авсе оставшееся тратишь нато, чтобы найти чего-то пожрать. Полночи я потратил нато, чтобы поймать иперерезать всех кур, потом ощипать иосвежевать их. Таеще работка, явам скажу. Повезло, чтобыл небольшой навык - всвое время я баловался охотой науток.
        Спать хотелось невероятно, нонам нужно было хотябы перейти лес. Диана была уверена, чтонас будут искать, поэтому вкратчайшие сроки следовало оказаться отхутора подальше.
        Спустя пару часов лесная дорога уткнулась вполуразвалившийся мостик через небольшой ручей. Потрем сохранившимся бревнам могла пройти лошадь, нотелегу мыбы точно несмогли протащить. Кэтому времени дети струдом передвигали ноги испали просто находу. Мненичего неоставалось, какобъявить привал. Терим иДинари повалились натраву где стояли изаснули. Рядом сними уселась Ира. Выглядела она неважно. Мешки подглазами, сами глаза красные. Вобщем, порой краше вгроб кладут.
        - Что? - Невесело усмехнулась она, заметив, чтоя оглядел ее сголовы доног. - Немодель, да? Чтоделать будем?
        - Унас особого выбора нет, - ответил я. - Набери вкотелок воды, курицу сварим. Сейчас я костер разведу, потом подумаем, какмостик починить.
        Валежника влесу хватало. Янабрал сухих веток вближайших кустах, стараясь нетерять поляну извиду. Чиркнул зажигалкой, подобранной еще впоезде, иогонек весело принялся жевать дерево. Воткнув вземлю вырезанные изпохожего наорешник кустарника рогатины, яподвесил котелок надкостром.
        - Ирка, следи закостром, - отдал я указание, потому что девушка явно собиралась подремать. Амне надо было заняться делом - починить мост.
        - Гдеэто мы? - раздался хрипловатый голос, ия резко обернулся ктелеге. Вадим протирал глаза, оглядываясь вокруг.
        - Очнулся, - констатировал я. - Ну,рассказывай!
        - Чторассказывать-то? Андрюх, попить есть?
        Яотстегнул отпояса флягу-орех иподал ему. Онжадно присосался кгорлышку.
        - Почему старик умер? - первым делом задал я ему мучавший меня вопрос.
        - Аон умер? - переспросил Вадим. - Ну,значит, туда ему идорога.
        - Поясни!
        Вадим потянулся ипокрутил руками, разминаясь.
        - Оннечеловек.
        - Этомы уже знаем, - тихо сказалаИра.
        - Этонеглавное, - проговорил Вадим. - Аглавное то, чтостехи - таких называют - считают людей своими рабами. Оникогда-то создали нас. Ну,или, покрайней мере, онитак думают, - пояснилон.
        - Этоон тебе сказал?
        - Нет, несказал. Онподошел комне изалез вмой мозг. Буквально. Янезнаю, каквам это объяснить. Онначал там копаться, пытаясь заставить меня что-то сделать, - Вадим потряс головой. - Нуая, чтоб вдолгу неостаться, залез вего.
        Нуикое-что понял. Яего неубивал. Похоже, онсам невыдержал всей этой процедуры исхватил что-то вроде инсульта.
        - Тынормально себя чувствуешь? - проговорила Ира, прикладывая ладошку Вадиму колбу. - Может, тебе все это приснилось?
        Вадим демонстративно огляделИру.
        - Получше некоторых, - хмыкнул он. - Тогда мне, наверное, приснилось ито, чтоя местные языки теперь знаю. Иеще… кое-что.
        - Ну,если получше, тогда пойдем, поможешь мне бревнышко изручья вытащить, мостик надо восстановить, - сразу запряг я его. - Походу дела расскажу тебе, куда мы опять вляпались. Аты, Ира, займись бульоном. Каккурица сварится, всыпь крупы.
        - АДинари где? - спросил Вадим.
        - Вон, спит возле костра, - кивнуля.
        - Подожди, - Вадим снял куртку и, подойдя кдевушке, заботливо укрыл ее, апотом, неполенившись сбегать ктелеге заодеялом, тоже самое сделал соспящим Теримом.
        Что-то сним нетак, подумалось мне. Нуда ладно, сейчас некогда разбираться. Надо срочно привести мост впорядок идвигать дальше.
        Смостом мы провозились минут сорок. Пришлось залезть вручей идостать два упавших бревна. Потом срубить четыре небольших деревца дляопорных кольев и, собственно, собрать мост. Всеэто время я рассказывал особытиях втрактире, аВадим внимательно слушал, изредка задавая уточняющие вопросы. Когда мы забили последний кол ия, помывшись, собрался двинуться ккостру, откоторого вкусно запахло, Вадим меня остановил.
        - Андрюха, подожди.
        - Жду, - развернулся я кнему.
        - Если нанас нападут, чтомы будем делать?
        - Отбиваться, чтоже еще? - Япожал плечами. - Этоя понимаю. Какичем мы будем отбиваться?
        - Унас есть два арбалета сдвумя десятками стрел. Пользоваться ими просто, и, если напавших будет немного, отобьемся. Дляближнего боя уменя есть шест, атебе могу дать топор. Могу имеч, нопоскольку ты сним обращаться неумеешь, топор всеж лучше, ядумаю.
        Вадим почесал взатылке.
        - Аесли их будет много?
        - Тогда стрелять небудем, абудем сдаваться.
        - Снами две девушки иребенок. Чтосними будет, если мы сдадимся?
        Япосмотрел нанего внимательно. Внешних изменений ненаблюдалось, нотот, прежний, Вадим такогобы никогда несказал.
        - Всемы там будем, рано илипоздно, - выдал я ему глубочайшую мысль. - Будем делать что можем. Адальше, каксложится, таксложится. Илиутебя есть предложение?
        - Есть, - Вадим спустился кводе иначал мыть руки. - Ямогу сделать гранаты. Небольшие инеочень мощные, новрадиусе метров двадцати будет очень неуютно.
        - Изчего? - заинтересовалсяя.
        - Нужны небольшие мешочки изткани ималенькие камушки. Лучше, конечно, гайки ишурупы илиметаллические шарики, нотакого мы недостанем.
        - Апринцип взрыва какой? - спросиля.
        - Принцип простой. Маленькая магическая схема сактиватором, накаченная энергией. Сажается накусочек дерева, этот кусок дерева кладется вмешочек икамушки туда. Зафиксировав все так, чтобы дерево было внутри, акамушки вокруг, получаем гранату. Активатором схемы служит простая щепка сеще одной схемкой. Щепку выдираешь, мешочек кидаешь. Схема детонирует, акамушки, тобишь осколки - разлетаются.
        Вадим веточкой напеске изобразил принципиальный чертеж. Япочесал взатылке. Неверилось мне вовсю эту хиромантию, носдругой стороны, если получится…
        - Имею несколько вопросов. Аименно - сама нерванет?
        - Недолжна. Схемы сами посебе недетонируют.
        - Ну,допустим. Сколько ты таких можешь сделать?
        - Столько, сколько мешочков приготовить сможем. Гравия здесь хватает, - Вадим кивнул наручей.
        - Асколько времени тебе надо наизготовление?
        Вадим снова почесал взатылке.
        - Если мне помогут, - онпожал плечами. - Скажем, если девчонки наделают мешочков, аТерим камушков наберет, тозапару часов управимся.
        - Нухорошо. Тогда, давай поедим изаработу, - согласился я. Пара часов ничего нерешает, агранаты… этогранаты!
        Вадим Третьяков, Эртазания, 20-го изока, день
        Какнестранно, ачувствовал я себя прекрасно. Новые знания всплывали сами принеобходимости, чтоизрядно меня удивляло. Япочему-то решил, чтовголове будет жуткая каша. Впервые наэтой планете реальность начинала меня хоть немного радовать.
        Единственное, чтоугнетало, этонепонятное ощущение неудобства, связанное сДинари. Япоймал себя нажелании постоянно быть где-то рядом сней. Ощущение было странным, потому что эта, постоянно чумазая девочка-подросток никак нетянула наженщину моей мечты. Решив разобраться вэтом позднее, япошел помогать Беркуту, однако нет-нет, дапосматривал всторону спящей возле костра девушки.
        Именно это желание защитить малышку вочтобы то нистало натолкнуло меня намысль огранатах.
        Самое главное, чтоя получил отстеха, этоосновные принципы построения схем. Ясразу понял ошибки всвоих экспериментах - ведь ранее я совершенно неучитывал длину плеча между узлами, аэто имело огромное значение. Впрочем, умерший старик гением небыл. Простой вояка, прослуживший большую часть рядовым. Специального образования унего небыло, авсе, чтоон знал, емувдолбили вэдемской армейской школе. Номне, дляначала, этого вполне хватило.
        Принцип действия разрывных схем был ясен, ивсе, чтомне было нужно - этосубстанции. Туттоже помогли знания старика: оказывается, местные маги вытачивали издерева небольшие цилиндрики, куда вешали так называемые накопительные схемы, закрепленные напсинергии. Псинергия - этата самая бледно-голубая субстанция, изкоторой состоят щупальца иих когти. Такие цилиндрики содержали достаточно энергии длянескольких десятков небольших схем.
        Ирапозвала нас обедать. Яподошел кспящей Динари итронул заплечо. Девушка открыла глаза инекоторое время непонимающе смотрела наменя.
        - Привет, просыпайся. Обед готов, - проговорил я ивдруг понял, чтопроизнес все это по-эртазански. Тотсамый «рабский местный», которым любезно поделился сомной стех.
        - Ой, - девушка широко раскрыла глаза. - Тытеперь говоришь по-нашему!
        - Говорю, - согласился я. - Меня дед Кераль научил. Онвдруг почувствовал себя плохо, - начал безоглядно врать я. - Ипопросил присмотреть затобой иТеримом. Потом сказал, чтонаучит языку, ипосмотрел вглаза. Ябольше ничего непомню.
        Темно-карие глаза девушки тутже заволокло слезами.
        - ДедКераль очень нас любил, - всхлипывая, заговорила она. - Онкакотец был, заботился ипомогал. Никто вдеревне незнал, чтоон стех. Люди нелюбят стехов, амы любили.
        Мневдруг захотелось взять ее заруку. Янестал противиться своему желанию.
        - Онпрожил хорошую жизнь, Дина. Мыобязательно будем помнить онем.
        - Какты меня назвал? - Девушка захлопала пушистыми ресницами.
        - Дина, - улыбнулся я. - Мнетак легче выговаривать. Тебе ненравится?
        - Меня так мама звала, - Динари улыбнулась вответ. - Мненравится. Яразрешаю тебе называть менятак.
        - Нувот иславно. Будим Терима икушать?
        Заобедом Беркут всем рассказал пронашу затею сгранатами ивелел мне всех загрузить работой. Быстро перекусив пресным куриным супом, который больше напоминалкашу, япоказал девчонкам, какие мне нужны кусочки ткани, аТериму - какие камушки собирать.
        Затем взял кинжал стопором идвинулся клесу.
        - Вадик, тыкуда? - Остановил меня Беркут.
        - Материалы собрать, - ответил яему.
        - Подожди, - онполез вмешок идостал оттуда арбалет. - Ятебе показывал, какзаряжать?
        - Показывал, - задумчиво проговориля.
        Тогда я незаметил, асейчас вдруг зацепился астральным зрением занаконечники болтов. Намаленьком кусочке толи кости, толи рога висела изящная, нодопредела напитанная энергией схема. Быстренько прикинув, какона схлопывается, японял, чтоврезультате должна освободиться немалая энергия.
        - Оничто, разрывные? - пробормоталя.
        - Хм.Какты понял?
        - Датут наконце мощная взрыв-схема сидит, - просветил яего.
        - Ага, таквот почему шодов разрывало, какгнилые помидоры…
        Заверив Беркута, чтоя все время буду смотреть посторонам, и, повесив арбалет наплечо, ядвинулся влес. Первым делом мне нужны были накопители, потом я собирался набрать субстанций. Будут унас гранаты.
        Лесгустым назвать было нельзя, номестами приходилось пробираться через довольно буйные заросли. Наконец мне удалось найти подходящую ветку. Отрубив ее отдерева ипорубив накусочки, яснял кинжалом кору ипринялся придавать кусочку дерева нужную мне форму. Наработу пришлось потратить около часа, зато врезультате я имел прекрасные накопители четырех видов. Теперь надо было набрать самих магических жидкостей.
        Зеленую субстанцию стех именовал энергией роста, ивлесу ее хватало. Чтобы непортить растения, еенадо было собирать аккуратно, буквально покапельке. Тогда я впервые задумался ороботе-сборщике. Желтой, которая называлась энергией смерти, хватало подногами, вкучах валежника. Синюю, называемую энергией движения, ядолго искал, пока невспомнил проручей. Прямо подну тянулась толстая жила, изкоторой я черпнул прямо накопителем. Авот скрасной, называемой энергией жизни, мнепришлось изрядно помучиться.
        Какоказалось, энергия жизни циркулировала только вживотных, насекомых, даже вбактериях, авот врастениях инеживой природе ее было крайне мало. Ядовольно долго бродил полесу, стараясь неуходить далеко отполяны илидороги, чтоб незаблудиться, однако того, чтомне было нужно, янашел совсем крохи. Решив углубиться дальше влес, япротиснулся сквозь густые заросли ивдруг вывалился наполяну.
        Когда-то давным-давно здесь стоял большой дом, откоторого остался лишь заросший фундамент инесколько печных труб. Внешне ничего необычного вэтом небыло, еслибы неодно «но». Вастральном зрении все развалины были оплетены сложнейшим узором схем, звенящих отэнергии закаченных вних субстанций.
        Японятия неимел, чтоэто иоткуда взялось. Знаний, переданных мне стехом, нехватало. Единственное, чтоя понимал - сплести такое вручную невозможно, дляэтого потребовалисьбы годы работы, даже еслибы работали сдесяток видящих. Однако впамяти старика небыло ничего омашинах илиартефактах, которые умелибы автоматически плести подобное. Всеэто породило уменя несколько десятков идей, которые я решил опробовать всамое ближайшее время.
        Приближаться кэтой жуткой паутине я нерискнул, арешил обойти поляну попериметру. Медленно двигаясь вдоль кромки леса, чуть неспоткнулся остарый пень, накотором расположилась смутно знакомая схема. Напрягая мозги, мнеудалось «припомнить», чтостехи ее именовали «малой ловушкой». Онаприкреплялась кживому существу инепозволяла ему двигаться сместа. Язнал несколько лечебных схем, позволяющих освободиться отнее. Ловушка была напитана субстанцией подзавязку, кроме того, отнее кразвалинам тянулась тонкая сигнальная нить.
        Мурашки пробежали уменя поспине. Явдруг «вспомнил», ктоделает такие штуки. Память стеха сохранила образ огромного паука, невидимого обычным зрением. Тварь, размерами снебольшого теленка, состоящая изодной псинергии, питалась любыми живыми существами, докоторых могла дотянуться. Чувствуя, чтомгновенно вспотел, я, медленно, пятясь задом, стал снимать сплеча арбалет. Ладони стали липкими, мнепотребовалось сдесяток секунд, чтобы взвести выскальзывающий рычаг.
        Толи щелчок вставшего набоевой взвод арбалета разбудил монстра, толи я все-таки задел одну изсигнальных нитей, новэтот момент из-за одной изтруб появилось… это. Огромный паук, весь состоящий изпереплетенных разноцветных схем, многоногий иотвратительно лохматый. Намгновение астральное зрение дало сбой, ия увидел воздушное марево, которое вдруг приблизилось комне сразу надесяток метров. Адреналина щедро плеснуло вкровь, ия, отпрыгнув назад, разрядил арбалет всторону прыгнувшего наменя монстра.
        Ярчайшая огненная вспышка сверкнула наместе развалин, япочувствовал, чтолечу. Грохот, треск иболь полностью дезориентировали меня, чисто инстинктивно я зажал руками голову изакрыл глаза. Тело приземлилось куда-то, язаорал отощущения, чтосменя живого сняли кожу. Однако спустя мгновение резкая боль ушла. Секунду илидве я приходил всебя, потом вспомнил опауке ипопытался встать.
        Находился я вгустых иколючих кустах. Руки иноги вроде были целы, если несчитать огромного количества царапин иссадин. Мояодежда была втаком состоянии, чтониодин уважающий себя бомж ее ненаденет. Наклонившись, яподобрал арбалет ивзвел рычаг трясущимися иокровавленными руками. Болт встал вположенное ему место. Добротная икрепкая вещь оказалась - воспылал я вдруг любовь коружию.
        Озираясь посторонам, ямедленно двинулся обратно. Если паук жив, лучше встретить его наоткрытом пространстве, чемвлесу, гдеон свалится наменя сдеревьев.
        Поляна произвела впечатление! Вместо фундамента иостатков труб виднелась огромная пыльная воронка, тутитам засыпанная осколками кирпича икамнями. Надобрый десяток метров вокруг развалин тянулась черная полоса выжженной травы.
        Недалеко отменя, подрыгивая лапами, лежала тварь. Судя посостоянию ее схем, этобыла агония. Большая часть узлов была разрушена, стекая энергией смерти наземлю. Вголове уменя щелкнуло, явдруг вспомнил, зачем я здесь. Сняв спояса красный накопитель, ясложил щепоткой свою псинергию ипотянулся кодному изуцелевших красных каналов. Когда накопитель наполнился подзавязку, паук перестал дергать лапами изатих окончательно.
        Сзади раздался треск, ия, резко развернувшись, вскинул арбалет.
        Наполяну выскочил Беркут. Оглядевшись, онпокачал головой.
        - Твою дивизию! Чтоты тут устроил?
        - Паучок наменя напал, - кивнул я натварь, именя разобрал нервный смех.
        - Паучок? - Беркут поднял арбалет и, подойдя кзверю, опасливо потыкал тварь кончиком цевья. - Чтоэто такое? Нахищника похож, помнишь фильм соШварценеггером?
        Яуже ржал вголос.
        - Хищник, ага! Этоастральный паук. Жилон тут вразвалинах, пока я непришел. - Смеяться вдруг расхотелось, именя начало трясти. - Онтут паутин астральных накрутил… Посамое «немогу». Акогда наменя прыгнул, явнего болт ивыпустил. Только промазал. Наконечник взрывается припопадании всхему, вотон ипопал… Тутстолько энергии было, чтонанебольшой ядерный взрыв хватило.
        Мневдруг поплохело, ия сел прямо натраву. Беркут, посмотрев наменя, достал откуда-то свою старую фляжку ипротянулмне.
        - Глотни пару глотков. Только неувлекайся, этоединственный коньяк наэтой долбаной планете.
        Яглотнул.
        - Пойдем, тамдевочки одни. Недай бог, ещенечто подобное прибежит…
        Часть вторая. Загляни вглаза нелюди
        Есть насвете немало людей, которые сдетских лет мечтают опутешествиях иприключениях, чтобы нетолько вглазах посторонних, ноивсвоих собственных казаться героями.
        Акогда жизнь сталкивает их сдолгожданными приключениями, когда опасность близка, онидумают сраскаянием: «Накой черт мне все это нужно, понеслаже меня нелегкая!» Морис Самюэль Роже Шарль Дрюон, «Проклятые короли»
        Андрей Беркутов, Эртазания, 21-го изока, поздний вечер
        Япомню, какмы сотцом иего коллегами ходили впоходы. Надва-три дня, спалаткой иружьем, нанесколько десятков километров вглубь тайги. Ятогда часто брал ссобой Борьку, моего друга детства. Какмы любили те вечера, когда сидя перед костром скружкой ароматного травяного чая, слушаешь песни подгитару. Борька лег вдевяносто пятом вЧечне отпули снайпера. Отец умер три года назад отинфаркта. Оттех дней неосталось ничего, кроме воспоминаний. Однако, когда становилось грустно итоскливо, явспоминал почему-то именно их. Наверное, этобыли самые счастливые дни вмоей жизни.
        Сейчас, сидя втемноте укостра ислушая грустную мелодию, которую наигрывала Ира нагитаре, яснова вспомнил то время. Ноги гудели, мыпрошли сегодня порядочное расстояние. Ещеутром выбрались излеса набольшой тракт, покоторому двигались беженцы. Ктонателегах ислошадьми, какмы, ктопросто насвоих двоих, обвешанные мешками спожитками. Восновном женщины, дети истарики. Иногда, правда, попадались издоровые мужики, причем вкольчугах, анекоторые даже смечами.
        Посмотрев наэто, ятоже перестал разыгрывать изсебя Штирлица - нацепил броню итрофейный пояс сножнами. Местный бронежилет, вернее бронесвитер, былсплетен измаленьких железных колец ивесил довольно порядочно. Однако отвсяких колющих ирежущих приспособлений, которыми любят размахивать местные, должен был защитить. Вторую трофейную броню я предложил своим спутникам, однако они, кроме Терима, наотрез отказались. Апарнишке вещь была великовата итяжеловата. Янестал настаивать. Опасность пока была неявной, важнее была скорость передвижения нашего маленького каравана. Нателеге единовременно могли уместиться только двое, остальным приходилось топать ножками.
        После схватки спауком одежда Вадима пришла вполную негодность инашему магу пришлось переодеться втрофейное - льняные штаны ирубаху. Видон приобрел вполне местно-крестьянский, однако такие мелочи его неволновали. Всюдорогу он охмурял Динари, рассказывая ей имальчику что-то наэртазанском. Вотуж недумал, чтоему нравятся простушки.
        Ирумы тоже нарядили поместной моде, потому что обтягивающие джинсы явно колебали местные моральные устои. Этопосекрету Вадиму рассказала Динари, когда Ира заснула вовремя привала. Впрочем, удевочки вхозяйстве оказались подходящие Ирине юбка ирубашка, идаже запасной платок наголову.
        Таквот, выйдя натракт, мывлились вжидкую колонну беженцев. Вадим иДинари разговорились спопутчиками ивыяснили, чтобольшинство двигались встолицу Эртазании, город Эриват. Весть оскором начале войны мгновенно разлетелась среди крестьян. Почему-то местные были уверены, чтошоды непродвинутся дальше иподЭриватом их обязательно разгромят. Оснований дляэтой уверенности я невидел. Диана, напутствуя меня, советовала незадерживаться вЭртазании иехать сразу всоседнее государство, подназванием Шар, вгород Шартан, недалеко отэртазанской границы, мол, туда шоды точно несунутся.
        Сказала, чтокактолько закончит сосвоими делами, тоже приедет тудаже ибудет рада встрече сомной.
        Вадим, помоей просьбе, попытался навести справки оШаре. Крестьяне уверяли, чтоэто страна торговцев, жуликов иконтрабандистов ичто честному человеку там делать нечего. Иесли Империя Зах (впереводе - Империя Людей) являлась местом, гденелюдей нежаловали, топозаконам Шара, люди, стехи ишоды были равны. Илюбая нелюдь может посмотреть тебе вглаза, многозначительно закончил свою пылкую речь мужичок вгодах, ведущий лошадь вповоду.
        Смысла последней фразы я непонял, ноВадим мне пояснил. Оказывается, ишод истех, посмотрев вглаза, могли проникнуть всознание любого человека. Узнать его мысли, желания, покопаться впамяти идаже дать задание, которое человек будет вынужден выполнить.
        Этаинформация выбила меня изколеи. Япочему-то решил, чтовсе, случившееся сВадимом, было единичным случаем. Открывшаяся действительность поколебала мое желание ехать вШартан. Нет, ради потенциальной встречи сДианой я готов был рискнуть, новот стоитли тащить туда ребят?
        Вопрос надо было обговорить вспокойной обстановке. Именно поэтому я неложился спать, аслушал Ирину игру. Какоказалось, развлечений уместного крестьянства тут небыло совсем никаких. Ичужестранка, которая играет нанезнакомом музыкальном инструменте, вызвала фурор среди путников, расположившихся наполяне рядом снами. Вначале Ирка просто взяла гитару побренчать. Динари сТеримом чуть незапрыгали отудивления ивозбуждения иначали шептаться друг сдругом. Якивнул Вадиму, тотспросил уребят, вчем дело. Оказалось, дети вспоминали менестреля, который год назад приезжал вдеревню, - дляних это было событие вселенского масштаба.
        Потом назвуки мелодии ипесен потянулись беженцы. Люди подходили кнашему костру, несли монеты, аукого их небыло - яйца, колбасу, хлебные лепешки идругую снедь ипросили разрешения посидеть ипослушать. Ирасначала просто играла, потом стала петь свой репертуар. Песня нанезнакомом языке никого несмутила. Лишь когда поднялась большая оранжевая луна, Ира сыграла очередную грустную мелодию, откоторой унее самой выступили слезы, иотложила инструмент.
        - Все, концерт окончен, - проворчала девушка изавернулась водеяло.
        Народ начал расходиться. Никаких аплодисментов, только слова благодарности ипожелание спокойной ночи. Видно, непринято тут было хлопать владоши артистам.
        - Подожди, Ириша, незасыпай, - яжестом подозвал Вадима. - Надо кое-что обсудить. Динари, тытоже садись сюда, послушай.
        Когда ребята расселись кружком, яизложил свое видение ситуации.
        - Девушка, которую я встретил втрактире - изместной знати. Есть уменя подозрение, чтоместную геополитическую ситуацию она знает лучше крестьян. Онасчитает, чтобезопасней уйти вШар. Однако, если возможности нелюдей - несказки, может быть, вамследует держаться людских государств ипоселений?
        - Чтозначит «вам», Андрей? - спросила Ира, посмотрев наменя сподозрением.
        - Этозначит, чтоя рискнулбы последовать совету аристократки. Но,прежде чем тянуть вас засобой, даювозможность оценить риски ипринять решение коллективно.
        - Почему ты думаешь, чтоей можно доверять? - спросила Ира, заворачиваясь поплотнее водеяло.
        - Потому что снас взять нечего. Какой унее может быть интерес? Она, судя повсему, богата, аеще красива иумна. Почемубы ей недоверять?
        - Запала аристократка вдушу? - усмехнулась Ира, внимательно посмотрев наменя. Янепосчитал нужным отвечать наэтот вопрос. - Вадик, аты что думаешь?
        - Ядумаю, нетак страшен черт, какего малюют, - пожал плечами Вадим, взлохматив ладонью свои волосы намакушке. - Еслиб нелюди направо иналево делали излюдей рабов, людибы там нежили. Нетак это просто, даиненужно большей частью. Вон, Динари спросите - онижили состехом много лет. Сделал он вас рабами? - Ончто-то спросил Динари по-эртазански. Послушал ответ иперевел: - Динари вот говорит, чтостех ниразу невоспользовался своими способностями.
        - Ностобой-то воспользовался? - возразилаИра.
        - Воспользовался, - согласился Вадим. - Но,я думаю, все, чтоон хотел сделать - это«попросить», - онпоказал пальцами кавычки, - меня присмотреть заДинари сбратом. Вконце концов, достаточно несмотреть им вглаза. Нуикроме того… Получил я отнего многое. Авообще-то мне побарабану куда идти, хоть вШар, хоть впирамиду. Главное, всамую резню непопасть.
        Иравзглянула наменя умоляюще.
        - Андрей, небросай нас, пожалуйста…
        - Ивмыслях небыло! - отрезаля.
        - Тогда, кчему весь этот разговор? Конечно, мыпойдем затобой!
        - Нуиотлично. Ачто Динари?
        - Динари пойдет снами! - отрезал Вадим ичто-то сказал девочке. Онакивнула, улыбнулась иответила надовольно картавом, ноправильном русском:
        - Япойду свами вШартан, господин Андрей.
        - Господа все вПариже, - хмыкнул я. - Просто Андрей. Ну,или, если так уж хочется - Андрей Иванович.
        - Хорошо, господин Андрей, - совершенно серьезно кивнула девочка, имы все заржали.
        - Авот теперь - всеспать.
        - Андрюх, сигналку ставить? - спросил Вадик. - Вокруг телеги?
        - Ставь. Только безвзрывов, просто хлопок.
        - Дапонял я, понял…
        Вадим Третьяков, Эртазания, 22-го изока, ночь, утро
        - Сегодня был чудесный день, хоть итрудный, - шепнула мне Дина наухо, когда мы все завалились подтелегу. - Спасибо тебе занего.
        - Мне-то зачто?
        - Зато, чторядом был, - елеслышно шепнула она изавернулась водеяло, прижавшись кбрату.
        Яустроился рядом инекоторое время прислушивался кдыханию девушки. Чувствовал я себя все еще странно. Наверное, впервые вжизни мне хотелось оком-то заботиться. По-настоящему, бездураков. Весь день я приглядывал заней, мымного разговаривали. Ярассказывал им сТеримом разные истории исказки своего мира ипоражался сам себе. Никогда недумал, чтобуду так себя вести. Дина слушала меня, раскрыв рот, ейбыло интересно абсолютно все. Многих слов вэртазанском небыло, илия их незнал. Приходилось вводить понятия нарусском, апотом долго объяснять ей, чтоони означают. Потом нашу идиллию разрушил Беркут, заставив расспрашивать попутчиков. Динка бросилась помогать, ейпоговорить - хлебом некорми. Авечером, когда Ира стала петь песни олюбви, девушка села рядом, прижалась ивзяла меня заруку. Ая тихонько переводил ей тексты, задевая губами ее ушко… Давно мне небыло так хорошо.
        Когда Дина заснула, я, улегшись поудобнее, произнес просебя «абракадабра». Итутже провалился внутрь собственного мозга.
        Добро пожаловать, Администратор! Засчет тренинга ваш объем памяти увеличен насемь процентов.
        Кроме памяти, здесь ничего неизменилось смоего прошлого посещения, только вихрь стеха исчез. Янашел блок безопасности ипосмотрел настройки. Один изпунктов: «доступ Хозяина кинтерфейсу», установленный как«после запроса разрешения уАдминистратора», япоменял на«полностью запретить».
        Кроме того, меня очень волновала миссия, заложенная вомне стехом. Какигде она хранится? Какие там формулировки? Чтовней еще может быть, кроме присмотра заДинари?
        Однако, какя ниискал, ничего путного ненашел. Судя повсему, установки распределились понастройкам, апросматривать их все - очень долгая работа. Даикакя пойму, какие именно изменил стех, акакие изначально были такими? Залез вэмоциональный блок. Онвесь был забит «иконками» Динари. Вот, оказывается, какэто выглядит изнутри…
        Ещенемного поигрался синтерфейсом, знакомясь снекоторыми его особенностями, и, ненайдя ничего интересного, пожелал выйти.
        Внимание! Дляактивации изменений блока безопасности, требуется перезагрузка. Вовремя перезагрузки вы будете находиться вкоме. Время перезагрузки полчаса. Этоопасно длявашего тела, которое может быть уничтожено агрессивной окружающей средой. Пожалуйста, тщательно выберите время иместо перезагрузки.
        Надеюсь, вэти полчаса нанас никто ненападет, подумал я иотключился.
        Проснулся я отзвука выстрела ипочувствовал, чтонеслабо замерз. Беркут сосвоей палкой мгновенно оказался наногах, однако нужды вдраке небыло. Дина встала ипошла вкустики, случайно задев сигнальную нить.
        Утро было прохладным. Откуда-то принесло тучи, снеба закапал мелкий дождик. Сразу стало как-то сыро инеуютно. Нацепив трофейные плащи, которые Беркут достал измешков, мыстали собирать вещи, седлать серых лошадей изапрягать гнедую. Таеще работка, явам скажу. Впрочем, унас был специалист поэтим вопросам - Терим. Парень здорово справлялся, анам сБеркутом приходилось лишь помогать ему. Костер разводить нестали. Вечером нам нанесли целую кучу еды, поэтому позавтракали всухомятку, запив все водой, которую накипятили еще вчера.
        Мыуже готовы были двинуться дальше, когда кИре вдруг подошел невысокий иполный господин, сдлинным итонким мечом наремне. Одет он был богато, спретензией нанекий вкус: добротные штаны, заправленные вневысокие сапоги, кожаная куртка сдекоративными вставками, широкополая шляпа. Этот тип оглядывал все вокруг свидом хозяина или, скорее, проверяющего - такой взгляд почему-то ассоциировался толи ментом, толи счиновником.
        - Госпожа менестрель, извольте предъявить патент наразвлекательную деятельность, - визгливым голосом обратился он кЗуевой наимперском. Ирка смутилась ивопросительно посмотрела наменя.
        - Какой такой патент, уважаемый? - спросил яего.
        - Как, вынезнаете? Значит, онавыступает безпатента? - воскликнул он ипотер руки.
        - Мыиностранцы, - ответил я ему первое, чтопришло вголову. - Ниокаких патентах незнаем иникакая она неменестрель.
        - Этоменя неинтересует, - высокомерно заявил он, суямне влицо какую-то бляху. - Имперская налоговая служба. Если нет патента, неимеете права выступать. Авчера она, - онткнул своим пальцем вИру, - именно этим изанималась. Ейзаэто платили, явидел. Свас штраф двадцать пять империалов, ия изымаю инструмент.
        Инспектор протянул руку кгитаре. Ира, непонимая, чтопроисходит, навсякий случай сделала шаг назад. Рядом вдруг возник Беркут.
        - Чтоему надо? - оказавшись между типом иИркой, спросил Андрей.
        - Тынеповеришь! - Яневесело усмехнулся. - Этоналоговый инспектор. Требует заплатить штраф заотсутствие какого-то патента наразвлекательную деятельность ихочет гитару отобрать.
        - Чего? - перепросил Беркут, удобнее перехватив свою палку. - Ончто, йопнулся? Ну-ка, пошли его впешее эротическое путешествие!
        - Уважаемый, - проговорил я, пытаясь сообразить, какпотактичнее выполнить указание Беркута. Нет, вимперском, конечно, имелись соответствующие выражения, новоспитание непозволяло вот так сразу наехать нагрозного чиновника. Наконец наум пришла отмазка. - Мынеявляемся гражданами империи.
        - Ничего незнаю. Вынаходитесь впровинции Эртазания, апоэтому должны соблюдать местные законы!
        - Мыуже уезжаем, - пробормотал я, пытаясь придумать, чтоб ему еще такое сказать.
        - Выотказываетесь подчиниться требованиям служителя империи? - вкрадчиво проговорил инспектор, положив руку нарукоять меча.
        Неговоря нислова, безединого лишнего движения Беркут ткнул своей палкой мужику всолнечное сплетение. Тотмгновенно, схеканьем, сложился пополам, потеряв свою шляпу. Андрей бросил шест, хищным движением вытащил кинжал, схватил инспектора заволосы изапрокинул ему голову. Лезвие коснулось горла, чуть надрезав кожу. Показалась кровь.
        - Переведи ему. Если долбаное государство доводит своих подданных дотакого состояния, чтоони должны спасаться бегством отврага, ононеимеет никакого морального права требовать штрафы иналоги. Аесли я его еще раз увижу поблизости, стрельну изарбалета безпредупреждения.
        Япосмотрел впанически испуганные глаза инспектора итолько собрался перевести ему несколько экспрессивную речь Беркута, каквдруг вмоей голове что-то щелкнуло ия провалился взглядом внутрь. Незнаю, какеще это описать. Меня неотключило оттела, каквовремя погружения всобственный мозг. Однако я вдруг каким-то иным зрением увидел внутренний интерфейс этого человека.
        - Андрюха, подержи его так, пожалуйста, некоторое время, - тихонько попросил я Беркута, одновременно формируя блокировку блока безопасности моего, таксказать, подопечного.
        - Онобмяк, - задумчиво проговорил Беркут. Потянул носом. - И,похоже, обделался.
        - Да,чувствую, - пробормотал я, копаясь вблоках памяти. - Всеравно держи. Сейчас мы узнаем, чтоэто заптица икакие унего полномочия…
        Теперь, зная язык, ямог некопировать информацию всвою память, апросто осознавать ее, пропуская через сознание. Сведения полились рекой.
        Инспектора звали Заруд Серк, ондействительно служил вИНСе. Однако среди беженцев он бродил совсем неподелам службы. Пользуясь возможностью везде свободноперемещаться, онсобирал информацию обимперских войсках иобщей обстановке вЭртазании. Было унего ивторое задание. Серк должен был знакомиться счужестранцами, если он таковых встретит. Азатем, угрозами илииными методами должен был определить, ктоони иоткуда. Целью всей этой деятельности был поиск так называемых «пришлых» - людей сдругой планеты, появление которых было предсказано Великим Пророчеством еще восемьдесят лет назад. Если такие будут обнаружены, следовало их немедленно арестовать исопроводить вЭриват. Азатем опоить какой-то гадостью ипередать бесчувственные тела некоему купцу Миту Стенду, накоторого он, Серк, иработал. То,что этот купец был резидентом нелюдей, Серк несомневался нисекунды. Однако такие мелочи его неволновали, главное, чтоб ему вовремя инескупясь, платили.
        Какоказалось, патент наразвлекательную деятельность действительно существовал вприроде. Однако штраф заего отсутствие предусмотрен небыл. Заруд Серк был обязан выписать патент сам. Стоила эта услуга всего два империала. Вдальнейшем Ира должна былабы платить эти два империала каждый месяц, чтоможно было сделать влюбом городе империи. Инструмент инспектор изымать права неимел, ноуж больно гитара ему понравилась, решил, чтонемалых денег стоит.
        - Короче, онинспектор ишпион посовместительству… - Ястал быстро рассказывать Беркуту все, чтоузнал. Тотслушал, неперебивая, продолжая удерживать Серка. Ситуацию надо было как-то разруливать, вокруг нас уже собралось несколько беженцев. Близко они неподходили, носопаской инеодобрительно наблюдали запроисходящим.
        - Вотблин, - пробормотал Андрей. - Стереть ему память сможешь?
        Япожал плечами, неотрывая взгляда отинспектора.
        - Смогу, наверное. Ноон впадет вкому нанекоторое время. Вокруг народ решит, чтомы его убили.
        Беркут задумался нанесколько секунд.
        - Нуихрен сними. Такотпускать его нельзя, оннас сдаст.
        - Понял. - Явыделил часть блока памяти опоследнем дне иприказал удалить.
        Выдействительно хотите удалить память подчиненного существа? Этоможет привести кего гибели!
        После моего подтверждения глаза инспектора закрылись. Интерфейс пропал, имоя голова будтобы разорвалась. Боль была настолько сильной, чтоя осел наземлю рядом синспектором иобхватил черепушку руками.
        - Вадик, чтостобой? - услышал я голоса сквозь пелену боли.
        - Голова… Болит сильно, - прошептал я пересохшими губами.
        - Тыстер?
        - Дастер, стер… - Откаждого слова боль была такой, будто взатылок мне вонзали раскаленный прут. Чьи-то руки подняли меня ипомогли дойти дотелеги. Когда я принял горизонтальное положение, боль немного отступила. Рядом сомной сидела испуганная Дина идержала заруку. Телега медленно тронулась и, трясясь наухабах, выехала натракт.
        Адекватно воспринимать действительность я стал примерно через полчаса, после того какдогадался снять защитный амулет иотсосать изголовы энергию смерти. Этоприходилось делать наощупь, вернее, навкус, яж немог видеть свою голову. Впрочем, желтая субстанция была настолько противной, чтоя быстро приноровился. Стало легче, ноболь совсем непрошла. Вголове, конечно, остались разорванные каналы, носоединять их наощупь я нерискнул. Разве что, взеркале что-то увижу?
        - Ира, Ир? - позвал я Зуеву.
        - Чего тебе? - Ирка подошла ближе.
        - Зеркальце далеко? Дай, пожалуйста…
        Ирапротянула мне маленькую пудреницу. Бинго! Потоки были видны. Двабольших канала исдесяток капилляров разорваны. Именно длятаких случаев впамяти стеха имелась одна лечебная схемка. Янащупал насвоем поясе накопители ипринялся задело. Насборку схемы я потратил несколько минут, затем активировал ее усебя намакушке. Теплая волна пробежала через голову изатихла впозвоночнике, забрав ссобой почти всю боль. Нувот, можно жить дальше.
        Герцог Дингер, Империя Зах, Захран,
        Ставка Властелина, 22-го изока, очень раннее утро
        - …Таким образом, десятый ипятнадцатый Рогатые легионы будут вынуждены контролировать площадь внесколько десятков тысяч квадратных лиг. - Медведеподобный генерал Терельи сделал глоток изстакана, стоящего перед ним ипродолжил: - Этонепозволит им проводить эффективные контрпартизанские меры. Диверсионные группы, численностью додесяти человек, усиленные видящими иимеющие портальные артефакты, ужесейчас перебрасываются взаранее подготовленные точки каквЭртазании, такинатерритории противника.
        Властелин поднялся из-за стола иподошел ближе ккарте, висящей настене. Дингер знал, чтоиз-за специальных артефактов, защищающих глаза Властелина отментального воздействия, унего начало портиться зрение. Заложив руки заспину, император сминуту разглядывал карту, потом резко развернулся кТерельи.
        - Граф, ачто мешает шодам перебросить вЭртазанию войска отлирданской границы? Если мне неизменяет память, тамуних базируется третий, четвертый иседьмой Хвостатые легионы, атакже шестая объединенная ящерная армия.
        - Позвольте мне ответить наэтот вопрос, ваше величество… - Дингер встал состула.
        - Да,герцог, - Властелин напятках развернулся кнему.
        - Ещевчера я отдал приказ оначале операции «Сюрприз длядядюшки».
        Властелин остановился напротив Дингера иуставился ему вглаза. Герцог держал взгляд ровно столько, сколько положено поэтикету, потом опустил голову.
        - Сюрприз? - переспросил Властелин. - Этосерия провокаций награнице?
        - Такточно, ваше величество. Семь контрольных пунктов уже уничтожено, стена разрушена какминимум вдвадцати местах попериметру границы. Контрабандисты ликуют. Дляосуществления контроля шоды будут вынуждены держать войска награнице. Кроме того, сейчас там полная неразбериха. Войска Лирдана приведены вповышенную готовность, многие думают, чтошоды вот-вот нападут инаних. Мытщательно поддерживаем икультивируем эти слухи. Незадолго доначала совещания мне сообщили, чтонекоторые подразделения Халиф даже выдвинул кгранице.
        - Воткак, - Властелин почесал бородку. - Весьма неплохо, герцог. Продолжайте, граф.
        - Эриват может продержаться восаде неменее шести месяцев. Заэто время мы должны доказать партнерам, чтошоды грубо нарушили положения Хартии, исколотить коалицию. Кэтому времени девятая, десятая исемнадцатая армии будут полностью переброшены нафланги. Имы сможем перейти внаступление.
        - Аесли нам неудастся сформировать коалицию? - Властелин кинул взгляд намаркиза дель Роверти. Министр иностранных дел был самым элегантным изприсутствующих. Дингера всегда раздражала та легкость ипростота, скоторой маркиз шел пожизни. Казалось, онпочти неприкладывал усилий длятого, чтобы быть самым элегантным, самым воспитанным исамым интересным влюбой компании. Также легко инепринужденно он двигался ипокарьерной лестнице. Отвечая навзгляд Властелина, маркиз легко вскочил:
        - Скорее всего, удастся, ваше величество. Высокомерие иснобизм шодов причиняет беспокойство даже стехам. Всепонимают, если мы падем, ниодно герцогство непродержится имесяца.
        - Чтовам сказал посол Эдема?
        - Пытался выведать, чтомы знаем опришлых. Япостарался убедить его, чтоникто неверит вдревние сказкивсерьез. Крылатый неповерил, однако вероятнее всего Эдем осудит вторжение. Новмешиваться небудет.
        - Чтосообщает дельВар?
        - Вызван вэдемское МИД завтра… Хм,вернее, ужесегодня утром. Поданным разведки, вувеличении квот набоевые артефакты будет мягко отказано.
        - Жаль. Ивсеже, - Властелин снова развернулся кдокладчику. - Если герцогства непомогут?
        - Даже вэтом случае нам хватит сил, чтобы освободить Эртазанию, ваше величество. Врезультате, каждый останется присвоем, ноположения Хартии все будут считаться расторгнутыми. Мынепроиграем эту войну!
        - Дайто Всевышний, - снекоторым сомнением проговорил Властелин ивернулся наместо воглаве стола. - Есть какие-то вопросы, дополнения? Нет? Тогда все свободны. Олюбых изменениях докладывать немедля! Авы, герцог, задержитесь.
        Когда все остальные покинули кабинет, император игерцог помолчали еще несколько минут.
        - Расскажи мне, Гай, - нарушил тишину Властелин, - кактам дела спришлыми?
        - Дель Мио нашла их, Рик. Вернее, вошла вконтакт содним изних. Собственно, этоон икончил первый патруль. Всех троих. Можно сказать, один.
        Властелин покачал головой.
        - Надоже, какая прыть! Какже онтак?
        - Диана говорит, онреально хорош. Зовут… Андрей, - Дингер тщательно выговорил непривычное имя. - Унего был спецарбалет, один изтех, чторебята Граста потеряли. Илион убрал допросников, илипросто подобрал струпов.
        - Адопросников какубили?
        - Уодного проломлен череп, удругого перерезано горло.
        - Однако! Икакон справился сшодами?
        - Баронесса говорит, онсам начал, кактолько те подошли. Спокойно так, сначала одного, потом второго. Изарбалета. Третий был занят ребятами Стила иуспел всех троих обезвредить, после чего Диана его ранила. Аэтот добил. Тривыстрела, тритрупа. Наконечники стрел, правда, были изспециальной серии, снимающие десятикратную защиту. Новсе равно, хорош…
        - Надоже, - повторил Властелин. - Тыей веришь? Все-таки сшодами столкнулась, исвидетелейнет…
        - Есть свидетели. Япослал «Марж» туда, кактолько она добралась дограницы исвязалась сомной. Онитам почистили заней. Трактирщик все видел, иодин изгвардейцев жив остался, всеподтверждают. Теоретически возможно, конечно, чтобыли еще шоды ипоработали истрактирщиком, исМазелом, номаловероятно. Никто невидел, даизачем имэто?
        - Хотябы длявербовки дель Мио! Ктознает, очем «козлы» думают? - Покачал головой Властелин. - Особенно, если дело касается пришлых, даеще таких прытких. Так, гдеон сейчас?
        - Они. Диана говорит, чтоих вроде кактрое. Связались скакой-то местной девчонкой. Баронесса направила их вШартан. Если все сложится, днячерез три-четыре будуттам.
        - ПочемуШар?
        - Тамлегко затеряться, много торговцев, много чужаков. Сильная наша агентура. Можем спокойно начать работать сними. Яуже готовлю группу контакта.
        - Имеще через пол-Эртазании пройти, атам Берг знает, чтотворится. Почему дель Мио несними? Почему непослать «Марж» спорталами инекинуть их куда-нибудь сюда, встолицу?
        - Рик, этобудет неправильно.
        - Поясни!
        - Дель Мио должна была закончить операцию, этоважнее, согласись. Онотказался сней ехать, азаставлять его втех условиях было глупо. Ейпришлось их отпустить. Этораз. Два - «Марж» это лишние уши иязыки. Онидважды уже проворонили пришлых. Если они сейчас развернут деятельность среди беженцев, шума будет больше, чемтолку. Нуитри. Пришлые тоже разные бывают… Атак, этовполне себе проверка. Пройдут через Эртазанию непопавшись, будем работать каксравными. Придется вытягивать откуда-нибудь, будут должны, иработа пойдет по-другому.
        - Аесли прибьют их там наобочине? Тогдачто?
        - Могут, - согласился Дингер. - Значит, несудьба. Нодумаю, чтонеприбьют. Ужбольно ушлые ребята попались. Тытолько подумай: уцелели прикатастрофе дилижанса, раз. Ушли отжрецов, два. Ушли от«Марж» - три. Кончили допросников - четыре. Ушли отшодов, пять. Приэтом раздобыли одежду, лошадей, деньги. Познакомились сместными, датак, чтоникто незаявил. Ушлые иудачливые мерзавцы. АЭртазания что, тамреальная война начнется через два-три дня, даито силами двух легионов. Пройдут, вотувидишь! Аеще иПророчество…
        - Да,Пророчество… - Властелин потеребил бородку. - Бредни полоумного старика. Только такие идиоты, какмы, можем строить политику натаком фундаменте! - Император невесело усмехнулся.
        - Даладно, - хмыкнул Дингер. - Апронаблюдателей забыл?
        - Тсссс, - шикнул Властелин наДингера. - Даже здесь несмей вслух обэтом!
        - Все, молчу, молчу… - Герцог выставил ладони перед собой.
        - Вотимолчи. Ипоспи часик, какую ночь наногах?
        - Третью. Некогда спать…
        - Этоприказ, Гай. Если ты свалишься, скем я останусь?
        - Даутебя тут целая очередь…
        - Дурак! Сравнил хрен спальцем. Выполняй приказ!
        - Слушаюсь, ваше величество! - По-военному гаркнул Дингер ипошел кдвери изкабинета.
        Ирина Зуева, Эртазания, 22-го изока, день
        Я,сколько себя помню, всегда была против насилия. Меня пугало оружие, яненосила шубы, потому что было очень жалко зверюшек. Одно время даже пыталась быть вегетарианкой, новсе мои попытки неесть мясо инекоторую другую животную пищу прекращались зимой, когда я начинала постоянно мерзнуть. Чтоинтересно, уменя никогда небыло проблем слишним весом, даже после родов я быстро вернула форму. Нет, конечно, можно былобы скинуть еще килограммчик-другой внекоторых определенных местах. Дляэтого я даже ходила нааэробику, пока неработала. Нопотом работа исемья полностью забрали мое свободное время, изал я забросила.
        Поэтому я очень удивилась своим чувствам, когда Андрей быстро ижестко разделался сналоговым инспектором. Явдруг поймала себя нажелании стукнуть этого толстого мудака, акогда шеф приставил кего горлу кинжал, яеле удержала себя отвозгласа: давай, перережь ему горло! Вэтот момент он представлялся мне символом всей той несправедливости, которая случилась сомной запоследнее время.
        Этопотом мне стало жаль этого несчастного дядьку, когда Беркут бросил его наполяне безсознания, вмокрых штанах, предварительно срезав кошелек изабрав ссобой его саблю, пояс исумку. Явдруг подумала, какже быстро слетела снас вся шелуха цивилизации. Какбыстро мы превратились взверей, едва только оказались вситуации, когда пришлось выживать, когда вокруг всё противнас.
        Аеще я подумала, чтонехочу, чтобы шеф крутил романы сместными аристократками. Потому что, если он бросит нас, яостанусь совсем одна иникогда ненайду дорогу домой. Ипросто погибну здесь. Потому что я маленькая ислабая женщина. Яитак потеряла все, чтоуменя было, и, если теперь Беркут уйдет иВадим уйдет сосвоей Динари, мнеостанется только накинуть веревку спетлей наближайшийсук.
        Стало ужасно жалко себя, яшла подороге, ведя вповоду Савраску, иглотала слезы, вспоминая Игоря, Настю иродителей. Беркут шел впереди, ведя Серую, Терим, какзаправский кучер, ловко управлял телегой. Погода была подстать моему настроению, накрапывал дождик, серые тучи закрыли небо. Широкий иукатанный тракт тянулся меж скучных полей сколосящейся пшеницей. Местность вокруг была равнинная, средкими иневысокими холмами, похожими настарые курганы. Заполями, собеих сторон дороги виднелся лес, чьиязыки иногда подходили ксамому тракту, итогда мы двигались промеж техже странных кленов икустов.
        Людей надороге меньше нестало, новчерашние попутчики отнас старались держаться подальше - случай синспектором неостался незамеченным. Время отвремени мы проходили мимо сидящих прямо наобочине путников, видимо остановившихся наотдых. Какправило, этобыли те, ктонес свою поклажу насебе, илибольшие семьи смаленькими детьми. Напоследних я старалась несмотреть, иначе расклеиласьбы совсем.
        Меня позвал Вадим, попросил зеркальце, что-то сделал ссобой и, спустя несколько минут, соскочил стелеги изатопал рядом, будтобы инеумирал только что отголовной боли.
        - Тыкак? - спросила я его, забирая пудреницу.
        - Ужехорошо, - бодро откликнулсяон.
        - Ачто это стобой было?
        - Судя повсему - реакция мозга напроникновение вчужое сознание, - оноглянулся наДинари, шедшую сдругой стороны телеги ипонизил голос: - Стех вон, вообще инсульт схватил, когда мне вголову залез…
        - Тытак клюбому можешь? - спросила я ипоежилась. Нехотелабы, чтоб кто-то вмоем мозге копался.
        - Незнаю, пока только кэтому залез. Нотеоретически - наверное,да.
        - Комне нелезь, пожалуйста, - попросила я его, поглаживая пошее вдруг ставшую фыркать лошадь.
        - Какскажешь, - усмехнулся он. - Мнеэто удовольствия недоставляет, какраз наоборот. - Вадим помолчал, потом продолжил: - Но,сдругой стороны, ясделал так, чтокомне теперь никто незалезет. Ивам сАндрюхой тоже могу попробовать соорудить такую защиту.
        Язадумалась. Страшно, носдругой стороны Вадиму я хоть немного доверяла, авот если какая-нибудь нелюдь полезет…
        - Этобольно? - спросилая.
        - Длятебя нет, - онпокачал головой. - Авот дляменя очень…
        - Очем речь? - подошел Беркут. - Какты, Вадик?
        - Нормально уже. Мыговорим отом, чтоможно попытаться защитить ваши мозги отпроникновения.
        - Воткак, - Беркут зачем-то оглядел нас сголовы доног. - Этохорошая новость. Надо будет сделать какможно быстрее.
        - Только после этого вы вкоме будете какое-то время, - предупредил Вадим.
        - Какое? Мывообще выйдем изнее?
        - Несколько часов. Выйдете, куда вы денетесь.
        - Лады. Окажемся вместе поспокойнее, обязательно сделаем, - решил Андрей ивернулся ксвоей кобыле, которая начала останавливаться.
        Воттак. Всерешил сам, моемнение ему неинтересно. Нуиладно.
        Вадим подошел кДинари иочем-то заговорил сней по-эртазански. Опять сказки рассказывает, подумалось мне. Просто идти было скучно, ичтоб перестать киснуть, япривязалась кТериму ипопросила его называть наэртазанском все, чтоон видит вокруг. Мальчик явно хотел послушать рассказы Вадима, ноя была настойчива ипообещала тоже рассказать ему сказку, если он научит меня сотне новых слов. Терим, какоказалось, считать умел только додесяти, имы занялись математикой. Длячего пришлось привлечь Вадика, потому что только он изприсутствующих знал числа больше десяти наэртазанском. Динари тоже проявила интерес ксчету, имы устроили совместный урок. Заэтим занятием время пролетело быстро, яуже почувствовала, чтопроголодалась. Итолько хотела попросить Беркута опривале, какуслышала его хмыканье ипосмотрела вперед. Впереди было селение.
        Досих пор подороге нам попадались только хутора, стоящие вотдалении, возле леса. Атут тракт проходил через полноценную деревню, илискорее село, потому что справа нахолме виднелось здание, которое своей архитектурой очень напоминало церковь. Только накуполе вместо креста висела странная фигура, чем-то напоминающая дельфина.
        Село было огорожено частоколом, атракт проходил через открытые добротные деревянные ворота, оббитые железом. Надчастоколом возвышались наблюдательные вышки. Всамих воротах никого небыло, змея избеженцев беспрепятственно вползала внутрь. Вскоре зашли имы.
        Домики вселенье богатыми назвать было сложно, однако они выглядели куда зажиточнее, чемоставленный нами хутор Динари иТерима. Бревенчатые срубы были украшены разноцветными дощечками скрасивой ивычурной резьбой. Каждый дом окружен небольшим садом, собязательным огородом ихозяйственными постройками. Местные жители, копавшиеся нагрядках, неодобрительно косились нанас, ия их вполне понимала. Живешь себе, атут через твое село идет толпа бродяг.
        Пройдя несколько кварталов, мывышли набольшую площадь, окруженную несколькими двухэтажными домами. Один изних, судя повывеске, являлся трактиром - надоске, прибитой наддверью, была нарисована кружка пива спеной. Нарисована, надо сказать, слюбовью изнанием дела, яаж залюбовалась. Большой дом справа быстрее всего был постоялым двором илигостиницей.
        Наплощади собралась целая толпа народа - организовался стихийный базарчик. Многие путники продавали всякую всячину прямо стелег.
        - Так, бойцы, следим завещами, - скомандовал Андрей. - Ая попробую кое-что продать, скопилось тут унас барахла.
        - Какой я тебе боец? - пробурчала тихонько я себе поднос.
        Наша процессия остановилась наотносительно свободном пятачке. Сняв слошадей несколько мешков, Беркут начал выкладывать вещи нателегу. Отложил встороны два меча идва больших ножа, пояс, снятый сналогового инспектора, иеще что-то помелочи. Мешок опустел, Андрей уж хотел его сложить, нопотом потряс, сунул руку внутрь идостал большущий перстень счерным камнем, который мы нашли вруке трупа впервый день нашего пребывания вэтом мире.
        - О,аэто что такое? - спросил Вадим, увидев кольцо.
        - Перстень, - буркнул Андрей. - Тебе нужен?
        - Ну-ка, дайпосмотреть, - попросил Вадик, ивзяв вру ки кольцо, начал что-то внимательно рассматривать внем. - Гдеты это взял?
        - Струпа, - пожал плечами Беркут. - Впервый день, помнишь, когда ты колдовал ивзрыв устроил. Таммонах мертвый лежал сострелой вспине. Таквот, перстень унего вруке зажат был. Ачто? Разбираешься вкамнях? Ценная штука?
        Вадим взъерошил волосы усебя намакушке, какон всегда делал, когда очем-то размышлял.
        - Вкамнях неразбираюсь. Новот эта вещь, - онпотряс кольцом, - сложнейший магический артефакт. Тутстолько накручено, схема всотни раз сложней того, чтоунас вмозгах. Ядаже представить немогу, ктоикакэто смог сделать. Тончайшие нити субстанций, прям микросхема какая-то. Стех даже неслышал ниочем подобном…
        - Лады, забирай себе, разбирайся, может, чего путного выйдет. Аэти железяки я сейчас продам. Динари, пошли, поможешьмне.
        Беркут сдевочкой двинулись кторговым рядам, ая полезла вмешок седой.
        - Торговля - торговлей, аобед порасписанию, - пробормотала я, доставая копчености ихлеб, который нам надарили вчера. - Налетай, ребята. Нетсил ждать, пока они вернутся.
        Мальчик ия набросились наеду, аВадим будтобы инеслышал приглашения. Оглянувшись посторонам, онзачем-то снял ссебя деревянный медальон инадел перстень напалец. Потом долго его крутил ирассматривал себя, азатем начал колдовать. Выглядело это какшевеление пальцами вкомплекте сотрешенным взглядом вникуда.
        - Вадик, ничего невзорвется? - попыталась поддеть я его. - Иди, поешь лучше. Наколдуешьсяеще!
        - Немешай, - буркнул он вответ, даже невзглянув наменя. Вотидома также было: когда унего возникала проблема поработе, наобед он снами неходил. Могсутками сидеть закомпом. Хорошо, чтоунас была сердобольная секретарша Надя, которая втаких случаях обязательно приносила Вадиму большую кружку кофе итарелку бутербродов. Наде было пятьдесят два, детей унее небыло, иона ковсем нам питала материнские чувства.
        Явздохнула, отогнав воспоминания, ипорезала копченое мясо большим обоюдоострым ножом. Почистила пару яиц иподвинула это все поближе кВадиму.
        Терим, быстро наевшись, занялся лошадьми. Прикрепил им нашею кормушки изасыпал туда зерна измешков, чтолежали нателеге. Потом, схватив ведро, побежал кбольшому колодцу, который находился посреди площади.
        Андрей иДинари появились спустя десять минут, какие-то взъерошенные ицелеустремленные.
        - Поели уже? - усмехнулся Беркут. - Ира, сделай нам, пожалуйста, пару бутербродов. Поедим находу, надо торопиться.
        - Ачто такое?
        Динари подбежала кВадиму ичто-то быстро-быстро зачастила по-эртазански.
        - Какя понял, шоды квечеру будут здесь. Надо попытаться уйти какможно дальше.
        - Деревня небудет сопротивляться, - перевел Вадим. - Местные считают, чтошоды тогда небудут зверствовать.
        - Да,да, конечно, - Беркут зло сощурился. - Война везде одинаковая. Если ты вней неучаствуешь, толучше держаться отнее подальше. Всеготовы двигаться?
        Нарезав бутерброды, ясобрала еду обратно вмешок, имы тронулись дальше.
        Вадим Третьяков, Эртазания, 22-го изока, день
        Втех базовых принципах местной магии, которые мне удалось «скачать» устеха, тоже было понятие «управляющие схемы». Какправило, подэтим понимались совсем маленькие ипростые аналоговые логические элементы, позволяющие замедлять высвобождение энергии приактивации силовых структур. Именно их я использовал дляизготовления гранат, вернее, запалов дляних. Толстыми «пальцами» псинергии делать их было почти невозможно, имелся специальный инструмент - схемы-изготовители, спомощью которых собирались подобные «минисхемы». Этобыло единственным проявлением местной «магической электроники», которую я видел досихпор.
        Ноперстень поражал воображение. Структуры такой миниатюрности исложности я невидел даже вчеловеческом мозге. Своим невооруженным астральным зрением мне удалось рассмотреть только внешний, защитный контур. Внутри камня все сливалось вразноцветную массу, вкоторой, вероятно, были десятки тысяч узлов, если небольше. Этооднозначно была управляющая схема, мало того, онабыла цифровой! Внекоторых местах я обнаружил то, чтосам недавно попытался создать - миниатюрные аналого-цифровые преобразователи. Втом месте, гдеперстень должен был касаться кожи, висела очень маленькая, ностандартная схема подключения кпотокам тела, которая использовалась взащитных деревянных медальонах.
        Любопытство заело меня. Оглянувшись посторонам иубедившись, чтодоменя никому нет дела, яснял стандартный медальон, отключив его отэнергетики тела, иподключил перстень. Где-то секунду ничего непроисходило, потом перстень вдруг засверкал вастральном свете изаполнился энергией. Потоки моего тела пропали, приняв стандартный защищенный вид, какминуту назад приодетом медальоне. Кольцо, которое мне было великовато, вдруг ужалось поразмеру моего пальца. Перстень ощутимо нагрелся, ия хотел было уже снять его, каквдруг, прямо надкамнем возникла крохотная схема, которая хранилась вмоей памяти иназывалась «холодильником». Онасама активировалась, мгновенно охладив перстень дотемпературы окружающей среды. Затем свечение кольца пропало, анадкамнем возникли четыре разноцветные точки: красная, желтая, зеленаяисиняя. Точки требовательно замигали, имне почему-то вспомнилось мигание светодиодов напринтере, когда внем заканчивались бумага иличернила.
        Чтоделать дальше, янезнал, поэтому решил сделать перерыв иподумать, закусив сделанными Иркой бутерами.
        Крешению загадки перстня я вернулся, когда мы покинули деревню. Динари сЗуевой уселись нателегу, мояочередь была вести Савраску. Топая попыльной дороге, япродолжил размышлять.
        Перстень - явно управляющий артефакт. Также он служит защитным амулетом. Кроме того, онможет сам (!) изготавливать схемы, какон мне уже продемонстрировал напримере «холодильника». Значит, этовероятнее всего, инструмент мага. Типа… компьютера?
        Нуконечно, какойже я идиот! Всердцах я хлопнул себя ладонью полбу. Этоуправляющая схема, асиловой-то нет рядом. Надоже энергию подключить!
        Моинакопители после изготовления гранат были наполнены примерно наполовину. Япотянулся псинергией кзеленому цилиндрику, вытянул изнего жгут субстанции иприблизил его ккамню. Словно четыре маленькие шпильки, изперстня выскочили разноцветные штырьки дляподключения. Зеленый жгут воткнулся вкольцо, анакамне пропала зеленая мигающая точка. Через мгновение я подключил все остальные субстанции.
        Перстень снова засветился астральным светом. Почувствовав сильное головокружение, яостановился исел прямо наземлю.
        - Вадим, чтостобой? - вскликнула Ира, имир вокруг пропал.
        Внимание! Загриил’дег может быть подключен квашему мозгу. Желаете подключиться?
        Желаю, чтоуж теперь.
        Загриил’дег подключен.
        Доступны базовые функции. Дляполной адаптации иподключения специальных функций требуется несколько дней. Пожалуйста, неснимайте Загриил’дег доокончания адаптации.
        Меня выбило изинтерфейса. Яоткрыл глаза иувидел испуганное личико Динари.
        - Очнулся!
        - Встать можешь? - спросил стоящий рядом Беркут.
        - Могу, - яподнялся сземли. Мыстояли прямо надороге. Вокруг собралась небольшая толпа зевак.
        - Проезд загораживаем, - пояснил Андрей. - Какты?
        - Ужевсе хорошо, - уверенно сказал я, беря Савраску заузду. - Сколько я был вотключке?
        - Сминуту, - ответил Беркут. - Чтостобой случилось? Идти можешь илинателегу посадить?
        - Потом объясню. Могу, - бодро кивнул я, потянув лошадь. Зеваки стали расходиться, мыдвинулись вперед. Дина взяла меня заруку.
        - Непугай меня больше так, пожалуйста, - пробормотала она, заглядывая мне вглаза.
        - Всехорошо, малышка, - япогладил ее поруке. - Голова закружилась. Садись нателегу.
        - Нетуж, - отказалась она, крепче сжав мою руку. - Ястобой пойду.
        Янестал отказываться. Теплая ималенькая ладошка вмоей руке мне самому внушала уверенность.
        Перстень перестал светиться. Однако что-то изменилось. Яприслушался ксебе ивдруг понял, чтоя его чувствую. Ощущение было новым, ранее неизведанным. Кмоему сознанию какбудто подключили доброе иочень отзывчивое существо. Япотянулся кнему вниманием, инавстречу хлынул целый мир. Небыло никакого интерфейса, какприпогружении всознание, небыло обмена сообщениями… Явдруг ощутил область мироощущения, вкоторой можно было просто сформировать схему. Любую, какую только возможно представить. Этакий виртуальный конструктор. Достаточно было мысленным усилием нарисовать структуру, какона тутже возникала надкамнем.
        Впрочем, сразу выявились ограничения. Загриил’дег, илипросто Заг, какя его стал называть просебя, могсделать сколь угодно сложную схему, ноона была ограничена размерами камня. Ясформировал всознании структуру светящегося шарика. Надкамнем возникла маленькая, сияющая желтым светом горошина.
        - Ой,что это? - воскликнула Динари.
        - Тебе подарок, - улыбнулся я, снял горошину скамня изакрепил назапястье уДины. - Погорит немножко, потом исчезнет.
        - Какой интересный, - девочка залюбовалась огоньком. - Спасибо! - И,отчаянно покраснев, чмокнула меня вщеку.
        Беркут замедлил скорость ипоравнялся сомной.
        - Рассказывай!
        Ярассказал ему просвои сегодняшние открытия.
        - Если размеры схем ограничены, чтоэто нам дает? - каквсегда перевел он вопрос впрактическую плоскость.
        - Этоинструмент дляизготовления управляющих схем, анесиловых, - резюмировал я. - Понимаешь, Андрюха, этодругой уровень. Простейший тип местной магии - силовой. Магделает схему, которая приактивации высвобождает энергию. Ну,типа вот этого шарика - сделал ион светится, пока невыработает всю энергию. Авот уровень повыше, - япродемонстрировал мешочек-гранату, - когда схемой управляет аналоговый логический элемент. Тампроисходит замедление активации. Ноиэто фигня, - яотмахнулся. - Простейшая штука. Авот этот перстенек позволяет создать аналого-цифровые преобразователи ипроцессоры, управляющие силовыми схемами потысяче элементов. Понимаешь, чемэто пахнет?
        - Сложными алгоритмами… - задумчиво проговорил Беркут.
        - Вотименно!
        - Тогда, если тут могут делать такие штуки, накакомже уровне местная цивилизация? - Андрей почесал затылок.
        - Вотнатаком, - яуказал налошадей ителегу. - Покрайней мере среди людей. Видящих, тоесть магов, среди местных хомо сапиенсов - менее одного процента. Вотони исоставляют верхушку здешнего общества, судя повсему.
        - Асреди нелюдей?
        - Нелюди да, онивсе тут видящие, - япосмотрел наДину ипонизил голос, - стех Динкин, воттоже что-то мог. Нопочему-то приэтом предпочел жить нахуторе удевочки.
        - Мало мы знаем пока, чтоб выводы делать, - пожал плечами Беркут. - Ноналичие таких вот колечек заставляет задуматься… Ителепорт, помнишь?
        - Да,да. Ито, какмы здесь оказались - тоже ведь наверняка местные подсуетились. Есть тут наука, нумагическая, всмысле. Иуровень унее серьезный, местами.
        - Только вот домасс недоходит, - усмехнулся Беркут. - Почему?
        - Черт ее знает, - пожал плечами я. - Причины должны быть. Например, самая вероятная - энергии мало, - япохлопал ладонями понакопителям напоясе. - Поди, набери дляширпотреба! Ядлягранат-то полдня искал, ичуть паук меня несожрал. Ичто вышло? Двадесятка штук. Аабы кого субстанции собирать непошлешь, видящий должен быть… - Яосекся.
        Нукакойже я все-таки идиот!
        - Что? - спросил Беркут, перехватив шест, используемый им какпосох, иоглядываясь.
        - Ничего, - махнул я рукой. - Всевпорядке. Идейка комне пришла интересная…
        - Напредмет?
        - Вместо того, чтоб самому покустам лазать снакопителями, надо… собиралку сделать. Летающую, например…
        - Асможешь?
        - Надо подумать, посчитать, - пробормотал я. - Андрюха, нужна бумага. Имного. Ясвой блокнот почти весь исчеркал схемами, атут всерьез считать нужно. Акалькуляторовнет…
        - Ноут свой зарядить несможешь?
        Язадумался. Что-то, пожалуй, можно будет придумать.
        - Может, исмогу. Нодляэтого тоже считать надо. Такчто, безбумаги никуда.
        - Ладно, будет тебе бумага, - вздохнул Беркут. - Листов десять могу прямо сейчас дать.
        - Откуда?
        - Давсумке налогового инспектора завалялась. Япродать пытался, ноникто некупил.
        - Десять мало, - хмыкнул я. - Ну,хоть что-то.
        Андрей Беркутов, Эртазания, 22-го изока, вечер, ночь
        Прямо дежавю какое-то. Второй вечер набольшом тракте, иопять мы сидим перед костром, аИра играет ипоет.
        Все, чтовпрошлое одето,
        Неумею инебуду.
        Если вспомнишь рядом где-то
        Забери меня, забери меня отсюда…
        Правда, народу сегодня существенно меньше. ВШар двинулось примерно треть оттолпы беженцев. Километров через семь после села Тризень, название которого нарусский Вадим перевел как«морковка», наперекрестке основная масса людей свернула налево, кЭривату. Амы двинулись прямо, кгранице. Иесли все будет впорядке, завтра вечером мы должны будем ее, границу эту, пересечь.
        Все, что
        Могзнать,
        Сжег…
        Кемя
        Могстать,
        Еслиб встать
        Мог…
        Квечеру погода наладилась, идаже солнце выглянуло перед закатом, такчто уже было нетак промозгло.
        Невсе отдыхали после тяжелого дня. Вадим, получив отменя стопку бумаги, лежал нателеге, подвесив надсобой светящийся шарик, ичто-то ожесточенно считал.
        Яневникал всуть, но, поего рассказам, надо было рассчитать размеры каких-то геометрических фигур. Яему искренне сочувствовал. Безкомпьютера, калькулятора, даже безлогарифмической линейки иобыкновенных счет. Этонешестом махать направо иналево. Правда ишест - тоже дело непростое.
        Все, чтосам себе ответил,
        Янечаянно забуду
        Итеперь никто нетретий
        Забери меня, забери меня отсюда…[8 - «Забери меня», группа «Би-2».]
        Меня научил сним обращаться старый Шунь, который жил внашем дворе. Никто незнал, откуда унас появился этот старый китаец. Сколько себя помню, онисвнучкой всегда жили наднами, натретьем этаже. Тогда, вконце восьмидесятых встране прокатился бум - всекинулись заниматься восточными единоборствами. Спортивные секции каратэ-до, ушуипрочих тейквондо открывались какгрибы после дождя. Многие, дачто там, почти все мои знакомые пацаны занимались то здесь, тотам, авечерами водворах спорили, ктоизних круче. Иногда идодраки доходило. Ая, вместо того чтобы бегать сними посекциям единоборств, занимался прыжками спарашютом иухаживал завнучкой старого Шуня. Девочку звали Линой, онаучилась водной школе сомной, впараллельном классе.
        Незнаю, чтоей вомне нравилось. Онаже меня поражала своей аккуратностью. Всевней было такое маленькое, правильное иладное. Мывсерьез дружили сседьмого класса. Истогоже седьмого класса я начал драться занее.
        Вменя какбес вселился. Доэтого я был обычным мальчишкой-хорошистом привполне интеллигентных родителях. Атогда меня какподменили. Нет, янеревновал ее ккаждому косому взгляду. Нокогда ее обзывали «узкоглазой», янемог пройти мимо. Какя тогда дрался! Редкая неделя проходила безбоя. Порванная одежда, разбитые костяшки пальцев, бровь, нос, который стех пор уменя такинесросся, какему положено. Ночерез три месяца ниодин пацан вшколе несмел назвать Лину как-то иначе, чемпоимени или, нахудой случай, пофамилии. Тогда меня ипрозвали Бешеным Беркутом.
        Однажды, ужеклассе вдесятом, мысЛиной топали вечером домой изшколы. Этобыло то самое время, когда все «крутые» мальчики мечтали окарьере рэкетира, атакиеже «крутые» девочки хотели стать валютными проститутками. Вотмы инарвались наподобную компанию, почему-то оказавшуюся внашем дворе. Парней было тринадцать. Черт его знает, почему они кнам прицепились, отизбытка крутизны, наверное. Эпическая была битва. Яотправил набольничную койку четверых. Сампотерял два зуба, получил сотрясение мозга, четыре треснувших ребра иперелом ключицы. НоЛина успела юркнуть вподъезд ипозвать деда!
        После этого случая, когда переломы срослись, старик начал меня учить. Совсем нетак, какучили насекциях каратэ. Имного позже, ужевармии, японял, чтоучил он меня так, какучат бойцов спецподразделений.
        Эх,Лина, Лина… Мыбыли первыми друг удруга. Нонесложилось. Ужевгоспитале я узнал, чтоона вышла замуж. Получил я тогда письмо отстарого Шуня, который просил завнучку прощения. Невовремя это письмо пришло, может, потому я так долго лечился - жить нехотелось. Акогда я вернулся домой, старого китайца уже незастал вживых. ИЛину я больше никогда невидел. Инеискал.
        Сегодня контингент слушателей был побогаче, народ вместо еды кидал Ире монетки. ВШар двигались восновном торговцы илизажиточные крестьяне. Девушка распустила волосы, накрасилась ивсвете костра выглядела настоящей нимфой псевдокленового леса. Слушатели, особенно мужики, откровенно пожирали ее глазами. Мотивы становились веселее, кое-кто даже пустился впляс.
        Порывшись вмешке, ядостал орех, купленный еще добегства, втрактире. Слабая, нодовольно приятная навкус настойка натравах. Градусов двадцать.
        - Вадик, нехочешь продегустировать? - попытался я отвлечь Вадима.
        - Не,некогда, - отмахнулся он отменя, неотрываясь отрасчетов.
        - Нусмотри, - пожал я плечами. Иразакончила очередную песню, ия протянул ей орех. Девушка нестала отказываться исделала несколько глотков.
        - Вкусно.
        Потом, подбренчание гитары, задремал. Что-то даже приснилось приятное.
        Проснулся я как-то вдруг, будто меня дернул кто-то. Концерт окончился, люди разошлись. Вадим все еще что-то считал нателеге. Терим иДинари, завернувшись водеяло, лежали подней. Ирынебыло, лишь гитара стояла рядом, прислоненная кмешкам спожитками.
        - Вадик, гдеИрка?
        - А? - откликнулся он. - Понятия неимею. Только что была. Может, вкустики пошла?
        Вгруди зашевелилось нехорошее ощущение. Нечто подобное я почувствовал перед уходом всвой крайний рейд подГудермесом. Поднявшись, янацепил пояс скинжалом, взял шест идвинулся клесу, вту сторону, гдебеженцы устроили туалет. Фыркали лошади, потрескивали костры, оранжевая луна быстро вставала из-за леса. Народ влагере восновном уже спал, завернувшись водеяла, одежду ишкуры. Пройдя опушку, язашел влесную тень иостановился, прислушиваясь.
        Едва слышный сдавленный стон донесся изглубины леса. Перехватив поудобнее шест, яскользнул между деревьями, выглядывая людей. Луна светила промеж деревьев, создавая совершенно нереальный, какой-то сказочный пейзаж. Мычание повторилось где-то совсем рядом. Завернув закуст, яоказался нанебольшой полянке.
        Двамужика удерживали девушку, прижатой кдереву: держали заруки, одновременно пытаясь еще ирот чем-то заткнуть. Третий, явно наслаждаясь процессом, пытался снять снее одежду. Всепроисходило как-то неуклюже, судорожно ибестолково. Ирапыталась вырваться, брыкалась ногами, мычала иизвивалась.
        Волна ярости накрыла меня сголовой. Приблизившись одним прыжком, я, несдерживая силу, ткнул мужика, пытающегося содрать сИры юбку, концом палки впочку, акогда он своплем откинулся назад, безжалости добавил вторым концом ввисок. Один.
        Боясь задеть Иру, второму я двинул поногам. Зловскрикнув, онупал наколени. Шест, завершив круговое движение, стукнул его позатылку. Мужик треснулся лбом одерево исполз натраву. Второй.
        Третий, отпрыгнув назад, ужебыл готов меня встретить: водной руке влунном свете блестел меч, вдругой - кинжал. Мужик был явно неновичок вдраках, наместе нестоял, всевремя двигаясь, будто танцуя.
        - Ира, брысь отсюда! - рыкнул я, несводя снего глаз. Девушка неотреагировала намои слова иосталась возле дерева. Япереместился так, чтоб она оказалась уменя заспиной. Заложницы мне только нехватало.
        Мужик нападать неспешил, поэтому я решил его пощупать, обозначив движение. Онмгновенно отмахнулся мечом, кинжал метнулся вмою сторону. Далеко отскочить я неуспел, лезвие чиркнуло поруке. Боли небыло, лишь вернувшись встойку, япочувствовал, какнамокает рукав. Боец был реально крут. Где-то назадворках сознания мелькнула мысль, чтобой может быть дляменя последним. Вответ наэто организм щедро плеснул адреналина вкровь.
        Что-то черное пролетело мимо меня внесостоявшегося насильника. Мужик отмахнулся кинжалом, открывшись лишь намгновение, ия прыгнул вперед, ткнув концом шеста куда-то ему подребра. Парировать мечом он неуспел итутже, сосдавленным хеканьем, согнулся пополам. Злость истрах требовали выхода. Добавив шестом ему вбок, ябросил палку, дернул кинжал изножен и, схватив супостата заволосы, черкнул лезвием погорлу, стараясь задеть артерию. Скотина, чуть меня неубил!
        ЭтоИра кинула внего большущей веткой, чем, пожалуй, спасла меня. Когда мужик перестал дергаться, явытер обего штаны нож, отрезал рукав инакинул импровизированный жгут себе направый бицепс.
        - Ир,перетяни, пожалуйста…
        Оторвав стеклянный взгляд отлужи крови, быстро впитывающейся вземлю, Ира дрожащими руками затянула узел.
        - Яотошла… Онизамной, - всхлипывая, начала быстро говорить она. - Схватили, когда я закустик присела…
        - Все. Всекончилось уже, - яобнял ее, иона разревелась вголос. Усадив девушку натраву, яприсел накорточки, положил дрожащие отадреналина ладони ей нащеки изаставил посмотреть себе вглаза. - Все. Уже. Кончилось! Посиди немножко…
        Надо было проверить, чтосостальными. Первый изнасильников был мертв. Удар ввисок я отработал, ничего нескажешь. Второй вроде дышал, хотя инаходился безсознания. Всетрое явно умелые бойцы, смечами икинжалами нашироких, потертых поясах. Оставлять заспиной такого врага было никак нельзя. Поморщившись, ядобил последнего, ударив два раза ножом вобласть сердца.
        Ираеще всхлипывала, сидя поддеревом. Яподошел, уселся рядом иснова обнял ее. Девушка прижалась комне, пыталась что-то сказать сквозь слезы.
        - Тссс… - Непонятно почему остановил я, прижимая ее голову ксебе.
        Онаподняла наменя глаза, случайно коснувшись губами небритого подбородка. Потом вдруг начала целовать, итут нас накрыло!
        Незнаю, сколько это продолжалось. Весь стресс, накопившийся запоследние дни, выплеснулся наэтой окровавленной траве, гдемы, рыча, срывали друг сдруга одежду. Ирка царапала мне спину икусала загубу, ая ритмично вминал ее вземлю этой ненавистной планеты. Втот момент мы были просто первобытными мужчиной иженщиной, ведомые звериным инстинктом, иничего иное нас неволновало…
        Когда мы, грязные иободранные, нотихие иумиротворенные вернулись ккостру, всеуже спали. Ира, сняв сменя остатки рубашки иразвязав жгут, промыла рану наруке. Порез оказался слишком глубоким, чтоб так просто оставить. Пришлось будить Динари ипросить найти нам иголку инитку.
        - Ира, зашьешь?
        - Я… попробую… - неуверенно пробормотала она, замачивая нитку сиголкой востатках моего коньяка. Использовать местную бормотуху длядезинфекции я нестал, ужбольно слабенькая. Однако я вылакал весь орех водин присест вкачестве обезболивающего. Ивсе равно боль была жуткая. Номы справились, янеорал, аИра негрохнулась вобморок, наложив шесть швов. Закончив, девушка отдуши приложилась коставшемуся ореху. Потом, забравшись подтелегу, мыприжались друг кдругу имгновенно вырубились.
        Вту ночь мне впервые приснилась Диана.
        Купец Цепала, Эртазания, 23-го изока, утро
        Ай-йай, какнехорошо получилось. Этидети мурада ишакала валялись влесу мертвыми. Вихру перерезали горло, крови снего натекло, каксосвиньи набойне. Старый Цепала сразу понял, чтовечер плохо закончится. Онсам, когда увидел эту лань снезнакомым, нотаким мелодичным инструментом, еераспущенные волосы, озорную улыбку ичарующий голос, чуть было ненаделал глупостей. НоЦепала был мудр, прежде чем что-то предпринимать, онвсегда смотрел посторонам. Итогда, вечером - посмотрел. Чужеземная певичка путешествовала снепонятной компанией. Одеты каккрестьяне искарб крестьянский. Нокогда стемнело ивсе уселись возле костра слушать эту чаровницу, один изтех, молодой - зажег светляка истал что-то писать напергаменте. О,старый Цепала сразу все заметил ипонял. Умолодого небыло артефакта, онсотворил светляка сам! Парень был видящим, иодно это должно было насторожить телохранителей, ноэти похотливые козлы смотрели только налань.
        Видящие неодеваются крестьянами! Аесли одеваются, значит, путешествуют тайно. Зачем группа людей ивидящий будут тайно передвигаться подорогам провинции, вкоторой началась война? Вотименно.
        Цепала вез последнюю партию товара, онрассчитывал проскочить через Эртазанию доначала боевых действий. Поэтому неостанавливался нигде, нивдеревнях, нинапостоялых дворах. Егоохранники вторую неделю обходились безшлюх. Неудивительно, чтоим ударило вголову привиде этой красотки. Атеперь все трое мертвыми лежали влесу, икупец сужасом думал, какже ему быть? Аведь он видел, какэти помеси козла имурада увязались задевкой… Видел. Нонеостановил. Подумал, старый дурак, чтотакой, какона, приятно будет утолить огонь желания трем видным воинам. Но,видать, девка неизтаких. Илинезахотела. Неужели это она сама их? Аннет, вотустаршого рука замотана, видать, онзасвою лань вступился. Цепала чуть незавыл ототчаяния.
        Во-первых, оностался безохраны. Авезти безохраны груз через Шар - верный путь натот свет, короткий инеприятный. Таможня сразу его возьмет назаметку ипередаст весточку бандитам.
        Во-вторых, этакомпания могла точить нанего зуб. Задействия его охраны. Вон, каких старшой зыркает, небось, знает, чьилюди налань напали. Может предъявить претензию, ихорошо, если деньгами. Чтоже делать?
        Всамый разгар его невеселых размышлений старшой ивидящий, перекинувшись друг сдругом несколькими словами, направились кнему. Нувсе, этоконец! Помоги, Святой Заступник!
        Когда они подошли ближе, купец грохнулся наколени изапричитал.
        - Непогубите, невиноват я, онисами, сами заней увязались… Меня неслушали, ая так отговаривал, такотговаривал…
        Старшой ивидящий переглянулись иочем-то коротко переговорили насвоем.
        - Такэто твои люди напали надевушку?
        - Негубите, язаплачу! Всеотдам!
        - Всенам ненадо, - ответил видящий. - Твои люди уже заплатили засвою выходку. Намодежда нужна. Утебя целый воз товара, ненайдетсяли внем одежды длядевушки ипара мужских рубашек? Твои мурады порвали девушке юбку вклочья ипорезали рукав моему другу.
        Цепала вздохнул соблегчением. Неужели отделается только этим?
        - Какнебыть, как! Всеесть. Пожалуйте сюда, - купец открыл двери фургона изалез внутрь. Унего всегда ссобой была готовая одежда. Немного, правда. Иодежда, идаже немного драгоценностей. Дляприкрытия. Артефактыже - основной товар - лежали вспециальных тайниках, обнаружить которые было нелегко даже видящим.
        Старшой позвал лань. Заспанная девушка, завернутая водеяло, забралась внутрь. Примерка незаняла много времени, девушка-менестрель оказалась непривередливой иудовлетворилась простой льняной юбкой допят.
        - Сколько снас, уважаемый? - спросил видящий, когда лань облачилась ввыбранную одежду.
        Цепала замахал руками.
        - Чтовы, чтовы, уважаемый терр, какие деньги! Пусть это будет компенсацией отстарого Цепалы. Носите наздоровье.
        Видящий пожал плечами и, поблагодарив, что-то сказал старшому.
        - Спасибо большое, - ссильным акцентом произнес тот иразвернулся, чтобы уйти.
        Цепалу Берг ткнул вребро.
        - Постойте, уважаемые. Простите старого купца занаглость, выслушайте, негневайтесь. Побили вы мою охрану, иподелом. Мерзкие люди были, видит Создатель, позаслугам получили. Явас невиню нивкоем разе, правильно вы их, туда им идорога. Датолько я теперь один остался, даплемянник мой, Дюшка, завозницу, аохраны нет совсем. Аместа здесь дикие, всякое может случиться. Инегде нанять бойцов справных, даикого тут наймешь, теже разбойники вокруг. Возьмите, люди добрые, ксебе вкараван, яотплачу. Вы,я вижу, люди спонятием, правильные, - купец снова грохнулся наколени. - Кормить вас буду, поить бесплатно. Лошадей отдам, чтоотохраны остались. Иденег положу, сотню империалов, какприбудем вШартан. Непогубите, люди добрые…
        Видящий выдал длинную тираду начужеземном. Старшой оглядел внимательным взглядом торговца, воз, мальчишку, запрягающего внего двойку лошадей, ичто-то буркнул.
        - Корм лошадям дашь? - спросил видящий.
        - Дам, дам, - вздохнул Цепала. Берг сним, скормом, ноежели товар украдут, тамидоразорения недалеко. Аведь иприбить могут.
        - Хорошо, возьмем мы тебя. Ноесть условие, - видящий сделал паузу.
        - Ясовсем вниманием, - Цепала вскочил сземли иугодливо сложил ладони перед грудью.
        - Лишних вопросов незадавать.
        - Этоя завсегда, - Цепала облегченно вздохнул. - Чтож я безпонятия совсем!
        Старшой подошел ккупцу ипротянул руку.
        - Меня зовут Беркут, - представилсяон.
        Цепала схватил ладонь обеими руками, какпринято вЛирдане, иназвался.
        - Цепала, Курит Цепала.
        - Вадим, - всвою очередь протянул руку видящий.
        - Терр Вадим, - пожав руку, Цепала низко поклонился.
        Новые знакомцы времени терять нестали, ивскоре фургон, вслед зателегой, вырулил натракт.
        Ксередине дня купец уже незнал, каксправиться сосвоим удивлением. Ивсерьез начал сомневаться, чтопоступил правильно, прибившись кэтим людям.
        НиБеркут, ниВадим, нилань, которая представилась какИрина, неумели ездить налошадях. Нет, они, конечно, сразу взгромоздились наконей, ранее принадлежавших охране. Нонато, какони держались вседлах, нельзя было смотреть безслез. Языка их Цепала никогда раньше неслышал, хотя он поездил посвету. Ещеуних были странные вещи, которых купец тоже никогда раньше невидел инезнал их назначения.
        Ближе кобеду их караван остановился возле небольшого ручья. Тогда Цепала впервые увидел, какизготавливается то, чемон торговал. Видящий подошел кдереву иотрубил толстую ветку. Обтесав ее иобрубив концы, спомощью кинжала имагии он придал ей странную форму - нечто вроде кубика суглублением. Затем, ещепоколдовав, проделал вкуске дерева два небольших отверстия. Апотом достал измешка… Что-то. То,что это артефакт, Цепала догадался сразу. Сделанный изневедомого материала, черный прямоугольный иплоский ящичек. Спомощью упругой веревки кнему крепилась такаяже черная коробочка, актой - ещеверевка. Оканчивалась она утолщением сдвумя блестящими металлическими штырьками. Видящий засунул штырьки впрожженные только что отверстия ипринялся водить руками надвсей конструкцией.
        Колдовство длилось недолго. После очередных пассов накоробочке загорелся зеленый огонек ивидящий довольно хмыкнул. Апотом открыл ящичек. Такого чуда Цепала невидел никогда. Вящике, прямо навнутренней стороне крышки оказалось зерцало, которое засветилось иначало показывать руны икартинки. Понаблюдав немного, купец отошел изанялся своими делами. Нуих кБергу, чужие тайны! Сколько леденящих душу историй ходит отом, каквидящие убивают ненужных свидетелей. Да,купец торговал артефактами. Нотут одного взгляда было достаточно, чтобы понять - этомагия высших порядков. Ненаблюдателили встретились Цепале? Отэтой мысли купца бросило впот. Чурменя!
        Вадим Третьяков, Эртазания, 23-го изока, день
        Получилось! Незнаю, какукого, ауменя мало вжизни бывает моментов, когда выпадает счастливая карта. Много чаще приходится долго инудно трудиться, чтоб получить даже мизерный результат. Иногда, усилий надо приложить столько, чтонеостается сил радоваться. Новэтот раз мне всего завечер удалось посчитать схему, создающую разность электрических потенциалов, ипридумать алгоритм ее регулировки. Конечно, рассчитать напряжение ввольтах было невозможно, слишком многого я незнал. Нокого изнас небило током? Ясформировал схему сминимумом энергии, затем стал медленно увеличивать напряжение, пока мои пальцы между контактами непочувствовали характерное покалывание. Потом настроил схему так, чтобы полярность менялась приблизительно три тысячи раз вминуту - частота, соответствующая пятидесяти герцам. Пришлось повозиться, выпросив уБеркута часы исделав спомощью перстня несколько специальных датчиков. Самже электрический артефакт, недолго думая, ясоорудил издерева. Ачто, идеальный материал внаших условиях. Схему держит идоступен всегда. Контакты здесь были ненужны, субстанции напрямую создавали разность потенциалов
прямо навилке, нужен был просто носитель. Кольцо прекрасно реализовало придуманную мной управляющую схему, авручную мне лишь осталось соорудить небольшую силовую компоненту, которую я допредела напитал энергией. Накопители были почти пустыми, но, если все получится, этотого стоило.
        Явоткнул вполучившуюся «розетку» вилку отзарядки иактивировал схему. Апотом стал медленно увеличивать напряжение, пока светодиод назарядке незагорелся веселым зеленым светом. Затем, трясущимися руками, открыл ноут иуставился взнакомую заставку. Айда я, айда сукинсын!
        Забив наобед, ябыстренько сделал ревизию того, чтоуменя есть, исходя изнесколько изменившихся потребностей. Несказанно порадовал полный «матлаб», внашем случае это был подарок изподарков. Было довольно много музыки, втом числе саккордами - специально Ира просила перед выездом накачать ссобой, чтоб она вдороге могла разучивать новые вещи. Какхорошо, чтоя ее послушался изакачал, анепонадеялся наинтернет впоезде игостинице. Будет девушке чем заняться… Чтоеще? Пару - ройку фильмов, небольшая библиотека книг, которые я любил читать сэкрана. Кое-что было ипопрограммисткой части, ноя пока слабо себе представлял, какэто адаптировать подтеперешние нужды.
        Неоткладывая вдолгий ящик, япринялся прикидывать алгоритм собиралки - такя назвал устройство, которое моглобы само собирать субстанции. Лазать покустам идраться сместными пауками уменя небыло никакого желания. Накопителиже оставлять пустыми нельзя, уменя уже был сдесяток идей, каксущественно облегчить иобезопасить нашу жизнь здесь. Яуспел сголовой уйти вработу, каквдруг меня отвлек подошедший Беркут.
        - Тынесветилбы ноутом направо иналево, - буркнул он, кивая накупца, который поглядывал сопаской вмою сторону. - Нанас итак тут косо смотрят. Конспираторы хреновы…
        Какивбольшинстве случаев, онбыл прав. Вздохнув, ясложил компьютер изасунул обратно врюкзак, оставив его заряжаться. Даипривал пора было заканчивать идвигаться дальше.
        Когда-то, года три назад, моябывшая девушка, большая лошадница, потащила меня кататься налошадях. И,конечно, рассказала мне вобщих чертах, каксними обращаться. Тогда девушка меня интересовала больше, чемкони, поэтому половину изее указаний я пропустил мимо ушей.
        Когда купец утром навязался внашу компанию иподвел нам трех коняг, япытался восстановить всобственной памяти хоть что-то, связанное суходом заэтими тварями. Усилия мои увенчались частичным успехом, зверюге я скормил кусочек хлеба, иона позволила насебя взгромоздиться. Итеперь снова пришлось пожертвовать последним бутером, потому что эта скотина безподношения никак нежелала стоять иждать, пока я нанее залезу.
        Впрочем, мыбыстро оценили подарок купца. Сегодня заполдня нам удалось проехать вдвое больше, чемзавесь вчерашний день. Неоставшаяся дома «хонда», конечно, нотоже вполне себе транспорт.
        Толпа беженцев изрядно поредела. Далеко впереди нас двигался фургон, почти такойже, какунашего нового знакомца, который сопровождали несколько всадников, вероятно охрана. Занами, метрах вдвухстах позади, надвух телегах двигалась крестьянская семья.
        Местное солнце сутра жарило немилосердно. Слева отнас, параллельно дороге тянулось поле скакой-то цветущей местной культурой, распространявшей сладкий запах. Несказать, чтоон был неприятным, но, когда споля дул ветерок, этим запахом полностью накрывало дорогу, истановилось слегка непосебе. Справа кдороге плотно подходил лес, куда я старался поглядывать почаще - невыскачетли надорогу еще один паучок?
        Впереди дорога круто заворачивала, аязык леса полностью закрывал обзор. Каквсегда, втаких случаях Беркут выезжал наразведку. Точно также сделал он итеперь, пнув свою лошадь каблуками. Мычуть подтянули поводья, дожидаясь его возвращения. Когда я увидел, скаким видом он скачет обратно, где-то подложечкой засосало отнеприятного предчувствия.
        - Унас проблемы, - объявил он, подъезжая испешиваясь.
        Мыснемым вопросом уставились нанего.
        - Заповоротом блокпост шодов.
        - Ичто? - испуганно спросилаИра.
        - Проверяют. Вадим, спроси уЦепалы - есть другой путь кгранице? Можем мы сейчас повернуть назад?
        Яперевел вопрос Беркута. Купец замотал головой.
        - Нету, нету тут другой дороги. Заповоротом деревня, азаней сразу граница. Итаможня там. Еслибы ее можно было объехать, ужяб знал!
        Беркут немного подумал, почесав взатылке, затем скомандовал:
        - Ждите здесь, - кинув мне поводья, онвытащил изтелеги свой шест, закинул наплечо арбалет инырнул ввысокую траву. Яотстегнул отседла свой метатель стрел ипроверил схемы намешочках сгранатами. Обанаших возницы ловко припарковали фургон ителегу ближе кобочине.
        Беркут показался наопушке минут через двадцать, когда мы уже начали всерьез волноваться. Какнистранно,больше всех нервничал Цепала. Бурча что-то себе поднос, оннаяривал вокруг своего фургона. Маленький итолстый, поведением ивнешностью он чем-то напоминал Денни Де Вито. Вотличие отнего, егоплемянник Дюша, парень чуть постарше Терима, спокойно сидел накозлах фургона ижевал какую-то дрянь. Мальчишка мне ненравился. Всюдорогу, скотина, пялился наДинари.
        - Вадим, переводи, чтоб все поняли, - едва подойдя кнам, приказал Андрей, вытирая рукавом потный лоб. - Шодов двенадцать голов. Стоят грамотно, но, если повезет, можем просто закидать гранатами. Однако проверяют они невсех, есть шанс проскочить безсшибки. Тех, которых проверяют - отводят всторонку исмотрят вглаза, - Беркут поморщился. - Фургон пустим вперед, сами сзади пешком, лошадей вповоду. Япоеду свозницей, - Беркут кивнул наДюшу. - Дети нателеге. Если шоды захотят нас досмотреть, ихглавный наобочине поднимет руку, тогда мы должны остановиться. Вэтом случае придется драться. Иного выхода я невижу.
        Андрей обвел всех внимательным взглядом, пока я переводил.
        - Аможет… - пискнулаИра.
        - Неможет, - отрезал Беркут, повышая голос. - Вернуться мы неуспеем, если заслон здесь, скорее всего их вой ска уже выдвинулись кЭривату. Полесам шастать тоже нехочется, забыли пропаучка? Нуимы все-таки нанялись доставить господина купца стоваром вШартан.
        - Этоже шоды, господин, - запричитал купец. - Онинас всех убьют, неуспеем даже глазом моргнуть!
        - Чтовы предлагаете, уважаемый Цепала?
        - Н-ничего, - мгновение подумав, заикаясь ответил купец, глядя наАндрея каккролик наудава.
        Яперевел.
        - Непереживайте, уважаемый, - злоусмехнулся Беркут. - Шоды тоже прекрасно умирают. Проверено.
        Купец побледнел, услышав мой перевод.
        - Если все сделаем правильно, прорвемся. Слушайте внимательно!
        Беркут излагал долго, подробно, длябольшей ясности рисуя схему прямо наземле кончиком кинжала. Потом заставил каждого повторить то, чтоон илиона должны делать. Убедившись, чтомы все поняли, Андрей перепроверил магазины арбалетов ираспределил гранаты между нами. План, намой взгляд, былплохим, авернее - самоубийственным, ноничего лучше предложить я всеравно немог. Видя, какмы все скисли, онзло усмехнулся.
        - Ачто, ребята идевчата, здесь кто-то собрался жить вечно? Намчто, дофига чего терять?
        Незнаю, какостальных, аменя эти слова никапли неприободрили. Однако родилась одна идея.
        - Андрюх, послушай… Есть уменя одна схема, изпамяти стеха. Какраз против магии шодов хорошо работает. Защитная - типа, отводит всторону направленный удар. Действует один раз инесто процентов, новдруг поможет?
        - Всем поставить можешь?
        - Нет, энергии натроих хватит только.
        - Тогда ставь мне, себе иИре. Детям недолжно прилететь, адлянас - лишний шанс кинуть еще погранате.
        - Понял, - ястал быстро составлять структуры, борясь сжеланием отдать свою схему Дине.
        Беркут прав. Если мы несправимся, ейона будет ненужна. Схема привязывалась камулету исоздавала небольшую сенсорную сетку нарасстоянии сантиметров двадцати оттела. Если прилетало что-то свысокой энергией, сетка рвалась. Вместе прорыва создавалась плотная среда, меняющая траекторию снаряда таким образом, чтобы он проходил сбоку оттела. Перстень создал управляющий контур, ясоединил его ссиловым изамкнул насвое кольцо. Сетка сформировалась мгновенно, мелькнула ипогасла, став почти невидимой.
        - Готово!
        Ирадрожала какосиновый лист. Мнепришлось даже оттянуть ее амулет, чтоб закрепить защиту.
        - Расслабься, детка, - вдруг проговорил Беркут, обнял ипоцеловал Иру вгубы. Кмоему удивлению, онаневрезала ему поморде, аскорее, напротив выразила всяческую поддержку его действиям. Надоже, похоже уних что-то закрутилось. Видимо, этой ночью я проспал все самое интересное. - Всебудет хорошо! Вперед!
        Фургон вырулил насередину дороги, заним, спустя мгновение, тронулась телега. Мывзяли лошадей вповоду, держась так, чтоб звери закрывали нас отобочины.
        Яшел идумал отом, какнехочется умирать. Мерзкое состояние: животный страх внутри имысли - неходи, неходи, беги влес, спрячешься, атам как-нибудь… Согромным трудом мне удавалось удерживаться отпаники. Да,Вадик, этотебе невстрелялки гонять накомпьютере. Добро пожаловать вреальные приключения, чтоб они провалились! Вотесли меня сейчас убьют, зачто я умру? Вчем смысл того, чтомы прем буром наэтот дурацкий блокпост? Небудь снами девчонок, ябы послал Беркута куда подальше иполезбы влес.
        Блокпост - этоБеркут очень громко назвал. Недоезжая додеревни, посреди дороги надвух козлах стояло бревно, перегораживая проезд. Чуть поодаль, налугу виднелись две большие желтые палатки. Вотивесь блокпост.
        Рядом сбревном стояли шоды, отодвигая его всторону, когда надо было кого-то пропустить. Яих видел впервые, имне они совсем непонравились. Здоровые ивысокие. Вылитые сатиры, правда, наногах некопыта, аобычные сапоги. Одеты взеленые комбинезоны, странной, полосатой расцветки. Укаждого напоясе висели меч инож. Инакопители. Совершенно безусилия включилось астральное зрение.
        Шоды, какистех, были абсолютно черными вастральном плане. Нипотоков, нирадуги, какунас всех. Зато пояса иоружие увешаны огромным количеством всевозможных схем. Трое нелюдей стояли слева отдороги, нанебольшой площадке: двое держали заруки проверяемого путника, третий, схватив человека зауши, смотрел ему вглаза. Проверка длилась менее минуты, потом шод отпустил мужика ирявкнул что-то своим подельникам. Терезво сдвинули бревно всторону. Испуганный мужик, шатаясь, наполусогнутых бросился ксвоей телеге изачмокал, понуждая лошадь двигаться дальше.
        Правее отдороги, запалатками паслись ящеры. Звери произвели наменя впечатление, красивые ихищные. Ноповадками коровы коровами - бродили полугу, щипля травку, нинакого необращая внимания.
        Фургон замедлил ход иостановился - перед нами кбревну подъехали две телеги сбольшим крестьянским семейством. Четверо мужиков - по-видимому, отец итрое сыновей - откинули рогожу, показывая сатирам груз. Триженщины, двемолодые иодна постарше, взяли наруки детей, стараясь невстречаться взглядами снелюдями. Пока один шод копался ввещах, двое других схватили главу семьи подруки ипотащили наобочину, кстатному сатиру, чейкомбинезон несколько отличался расцветкой отостальных. Судя повсему, этобыл главный, онизанимался копанием вмозгах. Почему-то, несмотря нанервное напряжение, аможет благодаря ему, мнестало смешно. Рога этого деятеля выделялись среди остальных тем, чтооткровенно блестели насолнце. Весь день натирал тряпочкой?
        Главный шод привычно схватил несчастного зауши ивпился взглядом вглаза. Крестьянин сразу обмяк. Яявственно представил, чтопроисходит умужика вголове, именя передернуло. Азаодно вдруг стал исчезать страх, замещаемый злостью иомерзением.
        Вспомнив указания Беркута, ясместился почти ксамой обочине, удерживая взведенный арбалет зателом лошади. Ивыбрал себе жертву - ближайшего нелюдя, который контролировал дорогу, удерживая насгибе локтя большой самострел. Ира, кинув взгляд наменя, повторила мой маневр, сдвинувшись кдругой стороне дороги. Вкулаке она сжимала мешочек-гранату, вцепившись побелевшими пальцами другой руки вщепку-чеку. Динари, Терим иЦепала сидели нателеге, испуганно глядя нанас, готовые прыгнуть поднее, кактолько начнется заварушка. Беркут велел им невмешиваться. Спорное решение, ноя его понимал. Мыхотябы представляли, чтотакое гранаты икакони работают. Анаши спутники иблизко незнали, чтоэто такое.
        Хотьбы пронесло, хотьбы пронесло, шептал я просебя. Долгое время я считал себя агностиком, носейчас вдруг подумал - останусь жив идоберусь доцеркви, поставлю свечку!
        Командир нелюдей что-то крякнул своему сослуживцу, ия, удивившись себе, егопонял. Таквот чей язык стехи считают вражеским!
        - Пропускай этого!
        Бревно снова потащили всторону. Хотьбы шлагбаум соорудили, недоумки. Фургон тронулся.Ну…
        Стоящий уобочины шод поднял руку. Дьявол!
        - Бойся! - заорал Беркут, итутже грянул сдвоенный взрыв. Выглянув из-за шеи лошади, янаправил арбалет навыбранную ранее цель испустил стрелу. Грохнуло два взрыва справа, япочувствовал, каксработала защита, отклонив всторону что-то, просвистевшее рядом. Мойпротивник, пытавшийся вскинуть арбалет, вдруг нелепо взмахнув руками, разделился надве половинки. Мать моя женщина, егопросто разорвало пополам! Моярука наавтомате схватила мешочек, ярванул щепку ибросил гранату туда, гдемгновение назад стоял командир нелюдей. Взрыв услышал только тогда, когда метнулся назад, затело лошади.
        Моянесчастная коняга сдиким ржанием дернулась вперед, иее вдруг целиком охватило жаркое иревущее пламя. Вужасе отшатнувшись, яспоткнулся обочто-то ичуть неупал. Этот дикий вопль сгорающего заживо животного, наверное, будет сниться мне доконца жизни. Если, конечно, она, этажизнь, незакончится прямо сейчас!
        Ядернул рычаг перезарядки арбалета, нотут мои ноги что-то спутало, что-то ударило вспину, иземля прыгнула мне влицо.
        Андрей Беркутов, Эртазания, 23-го изока, день, вечер
        Ячувствовал, чтобудет сшибка. По-другому неполучалось, ехал торговец ислишком много людей сним - онинемогли нас недопросить. Поэтому, едва шод поднял руку, ятутже спустил стрелу.
        - Бойся!
        Щепки отгранат заранее были зацеплены завожжи, поэтому уронив арбалет, япросто резко развел руки встороны, бросая подарки иныряя вниз, подсиденье. Грохнуло сразу, молочага Вадим, детонатор, работающий наудар, неподвел. Племяшка нашего купца тоже необлажался, кинув исвой подарок нелюдям прямо из-под лавки. Бахнуло нормально, прям как«фенька»[9 - Ручная осколочная оборонительная граната Ф-1.]. Фургон дернулся, видно прилетело лошадям. Хорошо, чтоколеса уних тут блокируются, ато мыбы уже летели черти куда. Рванув рычаг, яперезарядил арбалет и, приподнявшись, выглянул из-за небольшой деревянной стойки, чтобыла прибита между сиденьем илошадями.
        Одна изнаших коняг, запряженная вфургон, билась наземле вагонии. Трое шодов смоей стороны были мертвы, справа троица тоже валялась наземле, хотя там кто-то еще шевелился. Лишь главный иодин изтех, чтоему помогал, были наногах ичто-то колдовали. Недолго думая, янавел арбалет накомандира испустил тетиву. Однако фокус непрошел, шодмгновенно сместился всторону, стрела прошла мимо. Твою дивизию! Хватанув щепку зубами, яметнул предпоследнюю гранату, ивот тут прилетело уже отних.
        Вокруг тела вспыхнула тоненькая сетка. Дюша из-под лавки издал какой-то хриплый сип, аменя основательно приложило остену фургона. Едва я сумел сориентироваться, какпочувствовал, чтобольше немогу шевельнуться. Нет, стелом все было впорядке. Воздух вокруг стал твердым, аменя просто сжало им совсех сторон. Янемог пошевелить даже пальцем, только наблюдать.
        Оказалось, чтомоя последняя брошенная граната невзорвалась. Зато еще раз громыхнуло упалаток, Ирка таки докинула подарочек. Даеще взрыв слева, айда Вадим! Нококон непропал, япо-прежнему немог пошевелиться.
        Командир нелюдей был крут. Граната Вадима непричинила ему вреда, вотличие отего напарника, которому оторвало ступню. Увидев, какотпалаток бегут еще двое рогатых, язакрыл глаза. Невышло. Твою дивизию!
        Трое шодов быстренько достали нас изукрытий иразместили надороге перед бревном. Ирушатало. Из-под лавки вытащили Дюшу, ия поморщился - парень погиб, голова его была почти оторвана, даже незаметил, чемего так. Меня никто неторопился освобождать, ятак истоял ввоздушной бочке, струдом ворочая головой. Вадима притащили, нецеремонясь, ибросили рядом. Даеще добавили сапогами пару раз поребрам. Лицо унего было вкрови, но, похоже, самон был ранен несильно, хотя встать непытался.
        Ругать себя смысла небыло, мысделали все, чтомогли. Удача итак сопровождала нас эти шесть дней неотлучно, когда-то везение должно было закончиться. Ничего хорошего впереди я неждал, единственное, чторадовало - девятерых нелюдей мы захватили ссобой.
        Шоды что-то крякали друг сдругом, яснова закрыл глаза, накатила усталость ибезразличие. Поэтому невидел, каквсе произошло. Тоненький звук «вжик» вдруг оборвал крякающую речь, азатем раздался хрип изапахло свежей кровью. Когда я открыл глаза, всетри сатира валялись напеске, напичканные стрелами какежики длябулавок. Ихкомандир, сблестящими рогами, ещебыл жив исудорожно пытался выдернуть изсобственной шеи длинное древко сбелым опереньем. Однако спустя несколько секунд затих ион, струя крови, плещущая напесок изперерезанной артерии иссякла. Кактолько он перестал дергаться, воздух, сжимающий меня совсех сторон, исчез.
        Крестьянское семейство, которое нелюди проверяли перед нами, вернулось обратно вполном составе. Впереди шли два парня идевушка, державшие вруках длинные луки. Сзади, собнаженными мечами двигался отец семейства иеще один молодой парень. Янаклонился кВадиму, тронув его заплечо.
        - Живой?
        - Недождетесь, - прохрипел он, перевернувшись набок. Япомог ему подняться.
        - Вотиславно. Поговори снашими спасителями, - кивнул я всторону лучников идвинулся кИре. Девушке явно было очень плохо. Шатаясь, какпьяная, онаоперлась остену фургона, пытаясь сфокусировать взгляд намне. Янащупал напоясе орех сводой и, придерживая ее заталию, поднес кгубам. Ирасделала несколько глотков, иее тутже вырвало. Плохо дело! Япосадил ее наземлю иприслонил кколесу. Заставил умыться ивыпить еще несколько глотков воды. Потом подошел клучникам, которые очем-то беседовали сВадимом.
        - Спасибо запомощь, - сказал я наместном, какможно старательнее выговаривая слова. Даже думать нехотелось, чтобылобы снами, невмешайся эти ребята. Старший изних что-то длинно ицветасто выразил насвоем языке.
        - Ониговорят, чтолюди должны помогать друг другу, особенно перед лицом нелюдей, - перевел Вадим, присаживаясь накорточки иснимая спояса мертвого проверяющего разноцветные цилиндрики. - Ещеони спрашивают, можноли им забрать троих ящеров?
        - Очем разговор, берите шестерых, - разрешил я широким жестом. Люди говорили, чторапторов можно неплохо продать, норебята нам реально спасли жизнь, ия готов был отдать им всех. Старший лучник низко поклонился и, что-то сказав, двинулся налуг, гдепаслись звери.
        - Онпожелал нам удачи впути, - сообщил мне Вадим, снепонятным выражением лица посмотрев мне заспину. Обернувшись, яувидел, какЦепала встал наколени перед телом своего племянника. Полицу купца текли большие слезы, асам он, содрогаясь, пытался приладить голову парня так, какона должна была лежать. Динари, Терим инесколько человек изпробки, ужесобравшейся занашим караваном, остановились рядом, глядя натруп.
        - Терим, - позвал я. Парень посмотрел наменя мокрыми глазами. - Надо освободить упряжку отмертвой лошади иоткатить фургон ителегу всторону, чтоб люди могли проехать, - мешая местные ирусские слова, велел я ему. - Вадим, посмотри, чтосИрой.
        Вдвоем смальчиком инесколькими добровольными помощниками мы быстро распрягли мертвую лошадь иоттащили ее наобочину. Второй тоже досталось несколько осколков, нораны, намой взгляд, опасными небыли. Она, безособых усилий, оттащила фургон всторону, освобождая дорогу.
        Несмотря нато, чтовсе были никакие, следовало двигаться дальше. Пока Вадим занимался Ирой, я, Терим иДинари собрали трофеи. Разбираться сейчас вних было некогда, мыпросто завернули вещи вткань палатки изагрузили тюк вфургон кЦепале. Выяснилось, чтомы потеряли еще двоих лошадей, тех, накоторых ехали Вадим иИра. Первая сгорела, авовторую кинули чем-то, датак, чтоее отбросило нанесколько метров. Лошадь вполете задела Иру, ита ударилась головой остену фургона. Убитую осколками конягу я освежевал, вырезав намясо несколько кусков - еда, которой нас собирался кормить Цепала, мне, мягко говоря, ненравилась.
        Ираударилась плохо, онадосих пор была вполубессознательном состоянии и, чтобольше всего меня напрягало, зрачки были разных размеров. Вадик уложил ее нателегу, снял медальон ичто-то колдовал, водя руками надее головой. Поняв, чтоздесь толку отменя небудет, явытащил изтелеги лопату ипошел копать могилу. Парень был героем, ихотелось его похоронить по-человечески. Трупы шодов мы сТеримом просто скинули вкювет, Вадим пообещал, чтосоорудит что-то горючее, чтоб сгорели иневоняли впоследствии.
        Тронулись мы, когда солнце уже стало клониться кзакату. Ребята предлагали остановиться где-то здесь наночь, номне хотелось пересечь границу какможно раньше. Шоды незабудут просвой блокпост иприбудут сюда, хотябы длятого, чтоб привезти смену илиприпасы. Какникрути, намбыло противопоказано сними встречаться. Перед отъездом Вадим что-то наколдовал, датак, чтотрупы рогатых вспыхнули, будто политые бензином. Вонь они издавали гадостную, имне досамой границы казалось, чтонас преследует запах сгоревшей шерсти.
        Деревня была пустой. Мыпроехали поглавной улице инеувидели ниодного человека, вообще ниодного живого существа. Расстроенный Цепала, сидевший рядом сомной накозлах фургона, только горестно покачивал головой иговорил что-то плохое провойну.
        Граница показалась сразу задеревней. Из-за поворота дороги выглянула избушка, рядом скоторой стоял деревянный шлагбаум. Бревно, сруку толщиной, устремилось свободным концом вверх. Вдомике было темно, ивообще вокруг стояла полнейшая тишина.
        Цепала что-то затараторил, ия позвал кнам Вадима, сражающегося сраптерами, которые все время норовили сделать какую-то гадость. Видимо, имненравилось, чтоих привязали ктелеге, которую тянула лошадь.
        - Онговорит, чтоэто эртазанская таможня. Здесь должны быть люди, ноони, вероятно, сбежали. Илишоды их выгнали.
        - Недумаю, - покачал головой я. - Следов борьбы нет, трупов невидно.
        - Шодам нет нужды убивать, - пожал плечами Вадим. - Достаточно посмотреть вглаза иприказать.
        - Ладно, всеравно надо ехать дальше. Неттаможни - меньше проблем.
        Мыдвинулись, проехав подзадранным шлагбаумом. Нейтральная полоса поросла густым кустарником, всумраке казавшимся совершенно непроходимым. Метров через пятьсот мы уткнулись вовторой шлагбаум. Закрытый.
        Здесь были люди, десятка два вооруженных арбалетами имечами мужиков, грамотно расположившихся среди небольших бревенчатых укреплений. Чуть вотдалении стояли два домика, внутри каждого горел свет. Кнам бодрой походкой подошел невысокий итолстый пограничник, вкольчуге ипримече. Оничто-то начали перетирать сЦепалой. Купец еще раньше сказал, чтосумеет так договориться, чтобы таможня несовала нос вфургон. Иунего это получилось: ониожесточенно торговались минут пятнадцать, что, видимо, обоим доставляло удовольствие. Наконец небольшой, нопузатый кошелек перекочевал влапы толстого, итот кивнул здоровому ихмурому типу, стоявшему возле бревна. Боец отвязал веревку, бревно подтяжестью отвеса устремилось вверх, имы двинулись вперед. Добро пожаловать вШар!
        После границы вдоль дороги потянулся темный имрачный лес. Мыпроехали еще километра три иостановились напервойже полянке, возле которой журчал ручей. Совсем стемнело. Место мне неочень нравилось, ноехать ночью полесу, вкотором могут шнырять пауки иликто похуже, нехотелось совсем.
        После того каклошади иящеры были расседланы, накормлены инапоены, аВадим расставил вокруг поляны сигнальные растяжки, мыуселись перед костром, глядя, какзакипает вода длякаши. Ираспала нателеге, ая нерешился будить ее. Вадим сказал, чтовсе должно быть впорядке, ноей надо поспать столько, сколько нужно. Хоть я несильно доверял ему какдоктору, нодругого унас всеравно небыло. Динари имальчик клевали носом, носпать неложились - всебыли голодные.
        Цепала, глядя вкостер, произнес что-то.
        - Таможенник сказал, чтоэртазанцы снялись еще днем, ушли через портал. Мол, ихотозвали свои, изстолицы.
        - Война, - япожал плечами. - Ничего удивительного. Спроси его, чтонас дальше ждет?
        - Если рано выедем, квечеру будем вШартане, - перевел Вадик длинную речь купца. - Нодорога весь день через лес имогут быть разбойники, онитут часто шалят. Надо опять гранаты делать, - устало резюмировалон.
        - Аутебя есть изчего?
        - Есть. Янакопителей набрал ушодов, гранат сотни четыре можно собрать. Воттолько… Эффективность их сам видел какая, - Вадим обнял Динари ичто-то сказал ей. Девушка кивнула иулеглась, положив голову ему наколени.
        - Нормальная эффективность, когда взрываются, - япожал плечами. - Особенно, когда ты поменял запал, добавив детонацию отудара. Новот последняя невзорвалась. Почему?
        - Шодее «выпил». Забрал энергию изсхемы, - Вадим взъерошил волосы намакушке. - Непредставляю, какможно было так мгновенно сориентироваться. Аможет, унего какая специальная домашняя заготовка была.
        - Этобыли профи. Серьезные ребята, намсказочно повезло, - покачал головой я. - Аможно как-то этого избежать вбудущем? Чтоб никто энергию выпить немог?
        - Думать надо, - пожал плечами Вадим. - Явсе наколенке леплю, атут надо спокойно, вдумчиво исистемно работать.
        Яневесело усмехнулся.
        - Ятебе нетороплю. Враг торопит. Иобстановка.
        - Дая понимаю…
        Цепала встал, пошурудил усебя вфургоне ивернулся сорехом вруках.
        - Вотэто дело! - кивнул я. - Именно то, чего сейчас нехватает. ЗаДюшу! - Яотхлебнул неожиданно крепкий напиток, вспоминая нескладного пацана, которого мы знали всего день, атеперь будем помнить всю оставшуюся жизнь. - Хороший парень был ипогиб незря. Двоих нелюдей точно ссобой забрал. Пусть земля ему будет пухом.
        Вадим Третьяков, Шар, 24-го изока, позднее утро
        Магя илигде, подумал я, когда проснулся рано утром впалатке шодов. Недавняя схватка спауком и, конечно, вчерашняя бойня очень доходчиво мне показали, насколько виртуальные сражения отличаются отреальных. Когда ты вдруг цепенеешь инеможешь сообразить, чтонадо делать. Авэто время враг пытается тебя убить. Чувство беспомощности вкомплекте слипким страхом было отвратительным, совсем нехотелось его переживать заново.
        Достав изрюкзака зарядившийся заночь ноут, яоткрыл матлаб ипринялся зарасчеты.
        Подсмотрев кое-что ушодов ипорывшись всвоей голове, япостарался понять, какбудет выглядеть схемка, создающая длинный поток плотного воздуха. Или, вернее, несколько схем, которые некий артефакт выбрасывает надесяток метров вперед. Нечто подобное держало вчера Беркута неподвижным несколько минут. Пусть таких зарядов будет несколько, ивылетают они поочереди, приактивации. Больше десяти метров ненадо, япросто непопаду. Энергию жрать будут, нупусть. Какмы это оформим? Какпистолет? Нет, нехватит объема. Автомат? Двумя руками держать надо, нехочется, левая пусть будет свободна, явней еще какой сюрприз приготовлю. Ну,конечно! Жезл! Длина палки должна быть неменее семидесяти сантиметров. Диаметр… Двадцать миллиметров хватит, нельзя, чтоб тяжелый был. Так, авот влевую руку что-то типа кастета, дляближнего боя. Если припрет. Аего мы зарядим электричеством. Пусть схемка вылетает, влипает всупостата исоздает разность потенциалов. Сколько вольт? Ахрен его знает, сделаем регулировку. Считаем, рисуем… Считаем энергию. Отлично. Вернее, многовато, конечно, ноэнергию соберем, авот жизни второй тут нет, некомпьютер.
        Страшно подумать, сколько ябы считал эти схемы безноутбука? Неодну неделю точно. Атак, полчаса - иготовы все расчеты.
        Стараясь неразбудить Дину иТерима, спавших рядом, явыполз навоздух. Видимо, перенервничав, Динари вчера долго немогла заснуть. Пить алкоголь отказалась, амы сБеркутом икупцом приложились знатно. Видя, какдевочка мучается, яотвел ее впалатку, перенес туда спящего беззадних ног Терима, ипоставил видео накомпе. Ставил вроде мультики, но, видимо, спьяну что-то нето нажал, потому что, когда я дополз допалатки, Динка, открыв рот изабившись вугол, смотрела уже самую концовку «Ганнибала»[10 - Речь идет офильме «Ганнибал» (2001), режиссер Ридли Скотт.]. Незнаю, чтоона там поняла, нодевочка выглядела основательно перепуганной. Явыключил ужастик, подключил зарядку картефакту иполночи обнимал дергающуюся восне малышку.
        Светало. Птицы орали каксумасшедшие, новсе-таки они здесь другие. Голоса нете, тембры - незнаю, какобъяснить. Посетив кустики, считавшиеся унас туалетом, иаккуратно снимая сигнальные растяжки, ясрубил парочку веток скленоподобных деревьев истал изготавливать себе оружие. Настук топора извторой палатки выполз Беркут. Егоявно мучило похмелье, выпили они вчера сЦепалой сильно больше меня. Купца вообще пришлось вфургон заносить. Потом мы как-то перенесли впалатку Иру, Беркут остался сней, просто упав рядом изахрапев.
        Посмотрев наменя красными глазами ичто-то буркнув насчет недоброго утра, Андрей двинул вкусты. Ая продолжил. Спустя полчаса, спомощью топора, кинжала, магии икакой-то матери мне удалось смастерить основы. Жезл срукояткой, удобно сидевшей вруке, сверевочной петлей, цепляющейся назапястье. Инебольшой брусочек сотверстиями подпальцы, а-ля кастет. Подумав, соорудил маскирующую систему, скрывающую потоки, - незачем супостатам знать, чтоэто непросто дубинка. Нуивсамом конце поднапряг перстень.
        Скаждым днем я чувствовал Зага все больше. Незнаю, какэто описать. Мнекакбудто вставили дополнительный процессор, позволяющий обрабатывать схемы иих формирование. Ямог через него нетолько создавать, ноиактивировать их усилием мысли. Сейчас, глядя наэкран ноута, япросто представил схему всознании, иона тутже сформировалась надкамнем. Изготавливая фрагмент зафрагментом, я, поочереди, сажал их наноситель. Прямо нажезле сделал почетыре силовых порта длясубстанций инапрямую подключил трофейные накопители. Теперь оружие следовало протестировать. Япосмотрел наБеркута.
        Онуже давно сидел рядом иследил замоими манипуляциями. Однако вопросов незадавал.
        - Вечно можно смотреть наогонь, наводу инато, какдругие работают, - усмехнулся он вответ намой взгляд. - Рассказывай!
        Явдвух словах рассказал промои придумки иописал ожидаемое действие.
        - Хочешь проверить? - догадалсяон.
        - Хочу, - якивнул. - Нонезнаю наком.
        - Ненадо наменя так смотреть, - Андрюха усмехнулся иткнул пальцем бревно, накотором я сидел. - Вотего ударь. Сразного расстояния. Ипосмотрим, чтополучится.
        - Акастет?
        - Кастет надо проверять наживом существе, иначе непоймем ничего. Но,чтоб посмотреть, сколько энергии берет, можешь бревно тоже разок током стукнуть.
        Отойдя надесять шагов назад, яуказал жезлом накусок лежащего дерева имысленно активировал схему. Раздался глухой удар, вовсе стороны полетели комья земли, травы ипеска. Пришлось зажмурить глаза, акогда я их открыл, бревно лежало наместе. Зато подним образовалась внушительная яма, сантиметров десять глубиной.
        - Однако вы, батенька, снайпер, - заржал Беркут, отряхивая сволос комья земли. - Илируки дрожат после вчерашнего?
        - Чо,промазал, чтоли? - удивился я. - Ну-ка…
        Наэтот раз я попал. Бревно подпрыгнуло ввоздух и, падая, задело стену фургона. Изфургона раздался рык, инаполяну выскочил взъерошенный Цепала водних подштанниках.
        - Ай,Берг тебя побери, чтослучилось?
        - Простите, уважаемый, - проговорил я, стараясь незаржать, глядя, какБеркут сползает натраву отсмеха. - Неудачный эксперимент. Нехотел вас разбудить.
        - Хой, Берг стобой, только фургон неразломай. Ато какдальше поедем? - Купец махнул наменя рукой иполез обратно досыпать.
        - Можешь смело уменьшать мощность раза вдва, - проговорил Беркут, вытирая выступившие отсмеха слезы.
        Япроверил накопители. Треть энергии какнебывало. Пожалуй, кастет надо подключить отдельно. Кстати… Яподошел кбревну поближе иактивировал молнию. Жахнуло знатно. Перед глазами поплыли радужные пятна.
        - Нихрена себе, - Беркут подошел ближе, разглядывая расколовшееся иобуглившееся бревно. - Думаю, издесь раза втри смело можешь уменьшать.
        - Дая уже понял, - буркнул я вответ, разглядывая пустые накопители. Молния оказалась куда более затратной игрушкой, чемвоздушный кулак. Благо, сшодов мы сняли два десятка комплектов.
        Нагрохот изпалатки начетвереньках выползла испуганная Дина, пытаясь сощуренными глазами рассмотреть, чтопроисходит. Яподошел ближе, присел накорточки ипогладил ее поголове.
        - Всехорошо, малышка, опасности нет. Иди, поспи еще, - такинеоткрыв глаза, онаразвернулась изаползла обратно.
        - Подумай, гдеикакты их будешь носить, чтобы быстро достать, - проговорил Беркут, разглядывая оружие, выглядевшее длянего какобычная деревяшка. - Итренируйся доставать инаправлять прималейшей возможности. Хорошобы дляжезла придумать прицельные приспособления. Эл-цэ-у, например.
        - Чтотакое эл-цэ-у?
        - Лазерный целеуказатель, - расшифровал Андрей.
        - Тыиздеваешься? - Яусмехнулся. - Здесь средневековье, какие лазеры?
        - Нумалоли, начто твоя магия годна, - пожал плечамион.
        - Откровенно говоря, этонесовсем магия. Скорее какая-то специфическая форма энергии. Ничто ниоткуда неберется.
        - Неважно. Источник света ты можешь сделать? Сделай его направленным. Воттебе эл-цэ-у.
        - Надо подумать, - взъерошил я волосы назатылке.
        - Подумай. Мнеможешь такиеже сделать? - Онкивнул накастет ижезл.
        - Такие несмогу, - покачал головой я. - Ониработают через перстень. Активируются через него силой мысли. Могу попробовать что-то подобное, нонадо считать идумать.
        - Ачто-то подобное автомату Калашникова неможешь? - усмехнулся Беркут.
        - Опять издеваешься?
        - Ниразу! Ладно, тыпросто подумай. Надо собираться потихоньку. Вдорогу пора. Хорошобы еще детей потренировать гранаты кидать, - проговорил он, задумчиво глядя нашатер, вкотором спали Дина сТеримом.
        Ирина Зуева, Шар, 24-го изока, позднее утро, ближе кполудню
        Когда я открыла глаза, тонесразу сообразила, гденахожусь. Всевокруг было желтым, громко пели птицы, шумели деревья. Пахло лесом, травой ивесной. Лишь спустя некоторое время я поняла, чтолежу вбольшой желтой палатке. Меня окутывал мохнатый шерстяной плед, было тепло ихорошо. Нуикошмарже мне приснился, подумала я. Мыже сИгорем иНастей впоход пошли! Ужехотела позвать Настю, которая, наверное, мешается Игорю. Онунас главный потрапезе, внаших вылазках наприроду. Нотут вголове уменя что-то щелкнуло, ипамять онедавних событиях накрыла меня сголовой.
        Незнаю, сколько я ревела, пряча рыдания вподушку. Когда успокоилась, всянаволочка была мокрой. Сев, янащупала рядом свой рюкзак, достала зеркальце, расческу ипопыталась привести себя хоть вкакой-то порядок. Глаза опухшие, носкрасный… Назатылке шишка, которая ощутимо болела приприкосновении. Корни волос отросли, стал виден мой натуральный цвет и… Да,да, ещенесколько седых волосков. Накого ты стала похожа, Ирка? Откинула плед, полюбовалась насиняки иссадины, наотросшие волосы наногах. Боже мой, мненужна ванна! Какое счастье, чтоздесь носят длинные юбки. Язавернулась вплед, взяла рюкзак ивыползла изпалатки.
        Посреди поляны горел костер, надкоторым висел бурлящий котелок. Взъерошенная инерасчесанная Динари помешивала варево большой щепкой. Рядом, набревнышке сидел Вадик ичто-то объяснял Териму, раскладывая камушки внебольшие тканевые мешочки. Беркут иЦепала разбирали вещи вфургоне, очем-то споря ияростно жестикулируя.
        - Доброе утро, - увидел меня Вадим. - Каксебя чувствуешь?
        - Доброе, - пробормотала я, щурясь насолнце. - Живая пока.
        - Голова болит?
        - Нет, всехорошо, - отмахнулась я, приближаясь кАндрею. - Андрюша, можно тебя наминутку.
        Онстремительно развернулся, оглядел меня сголовы доног. Снекоторым удовлетворением я отметила, чтововзгляде мелькнули беспокойство изабота.
        - Привет. Какты?
        - Хорошо. Нобывало лучше, - через силу улыбнулась я ему. - Поможешь мне умыться?
        Беркут ссожалением посмотрел нагору вещей, наЦепалу инедовольно поморщился.
        - Сама несправишься?
        - Мнеполить надо, - смутилась я. - Ия боюсь. Яхочу вся… вымыться. Постираться…
        Беркут довольно бегло наэртазанском попросил Цепалу подождать и, взяв уменя рюкзак, двинулся кпротивоположному краю поляны.
        - Пойдем, тамручей, ятебя постерегу, чтоб волки неунесли, - серьезно бросилон.
        Вода вручье была ледяная. Яструдом сдержала визг, когда Беркут, скаким-то садистским удовольствием, поливал меня издеревянного ковшика, незабывая совершенно откровенно пялиться.
        - Все, хватит! - стуча зубами отхолода, проговорила я. Андрей накинул мне наплечи полотенце иначал меня им растирать. - Отвернись, пожалуйста.
        - Чтоя там невидел, - хмыкнул он, нопослушно повернулся комне спиной, разглядывая окружавший полянулес.
        Ядостала бритву ибыстро привела себя впорядок. Потом помыла ноги иснова принялась вытираться. Вдруг шершавые ладони легли мне наплечи. Язастыла, борясьсдвумя желаниями одновременно - сбросить его руки илиприжаться кнему спиной. Нонежный поцелуй вшею все решил, против этой ласки я была совершенно бессильна.
        - Идикомне…
        Янезаставила себя долго ждать. Сегодня зверь был мягок инежен ипозаботился омоем удовольствии. Спустя некоторое время я отключилась отокружающего мира, отдавшись ощущениям. Лишь замгновение перед этим мелькнула мысль - именно этого ты ихотела, приведя его сюда…
        Когда мы вернулись наполяну, народ уже завтракал. Услышали мои крики инестали нас звать, подумала я ипокраснела. Нуипусть!
        Каша показалась очень вкусной, ая почувствовала себя ужасно голодной. Накладывая Андрею добавки, поймала насебе взгляд Динари. Ох,девочка, несуди, данесудима будешь!
        - Значит так, ребята, - начал Беркут, когда все насытились. - Впереди опасный участок пути. Уважаемый Цепала предупредил нас, чтодорога доШартана большей частью проходит через лес, вкотором действует банда разбойников, численностью порядка десяти человек. Обычно они ненападают накараваны сохраной, поэтому, мысВадимом будем изображать эту самую охрану ипоедем верхом наящерах. Ира, сядешь сЦепалой накозлы, наденешь свою земную одежду, будешь изображать того, ктоты есть - чужестранку. - Андрей сделал паузу, дожидаясь, пока Вадик все переведет аборигенам. - Если будет нападение, тоначнется оно, вероятно, сзатора надороге - скорее всего, упадет дерево. Вэтом случае Динари иТерим кидают погранате, какможно дальше влес, каждый всвою сторону. Так, какмы тренировались только что. Перед броском незабудьте громко крикнуть слово «бойся», чтобы предупредить остальных. После броска сразу прыгаете подтелегу… Ясно?
        - Ясно, - нестройно ответила молодежь, дождавшись перевода.
        - Точно также действуешь ты, Ира, иуважаемый Курит. Кинули иподлавку. Этонеспасло Дюшу, - Беркут вздохнул. - Но,во-первых, банда - нешоды, иесть надежда, чтомагических штучек небудет. Во-вторых, мыскупцом усилили защиту фургона, прибив поодной дополнительной доске кборту.
        - Дюшу убило мощное заклинание, - сказал Вадим. - Видящий, который сможет такое сделать, врядли будет заниматься разбоем надорогах.
        - Вотия также думаю. Вадим поставит всем защиту, - продолжил Андрей. - Она, защита эта, снекоторой вероятностью, спасет вас отстрелы илиметательного заряда.
        Ноучтите, защита одноразовая. Каждому напояс надеть кинжал. Ииметь поодной запасной гранате. Помните, чтопоражающие элементы летят далеко ипосле броска надо илиукрыться, или, нахудой случай, упасть наземлю. Прикрыв руками голову. Выдернули чеку, тобишь щепку - увас шесть секунд, чтобы кинуть, илиона взорвется увас вруках. Через три секунды после выдергивания щепки активируется механизм взрыва отудара.
        Япередернула плечами, почувствовав, какстрах, отступивший нанекоторое время, снова возвращается.
        - МысВадимом следуем нарапторах. Явпереди каравана, перед фургоном, Вадик - замыкающим. Наши действия уже обговорены иотработаны: мыпостараемся недовести дело дорукопашной, - Андрей сморщился итряхнул головой. - Если всеж дело дойдет, действуем пообстоятельствам. Вопросы?
        - Нет, - ответили купец иВадим.
        - Сразу кидать, кактолько остановимся? Аесли там кусты? - спросилая.
        - Через кусты небросаем, абросаем навесом надкустами. Учтите, кусты отосколков неспасают. Бандиты недураки, имнадо выскочить надорогу. Значит, вкустах должны быть проходы. Оптимально - бросить втакой проход. Сразу после остановки каравана. Если бросать некуда, значит, небросаем.
        - Аесли я вдерево попаду, иона отскочит назад? - испуганно спросила Динари.
        - Унас втаких случаях падали награнату, закрывая своим телом, - глядя девушке прямо вглаза, медленно ивнятно проговорил Беркут, - чтобы осколки непоранили боевого товарища. Такая ошибка, Динари, будет стоить тебе жизни.
        - Янебуду это переводить, - как-то мертво сказал Вадим, подняв глаза наАндрея.
        - Аона итак все поняла, - ответил Беркут. - Поэтому переведи! Дляостальных.
        - Японяла, - проговорила по-русски Динари. Ивзглянув вглаза Андрею, твердо произнесла: - явсе сделаю правильно!
        Вадим потухшим голосом перевел. Терим побледнел, аЦепала только почмокал, горестно качая головой.
        Черт дернул меня заязык.
        - Тыпредпочелбы, чтоб я упала награнату, если ошибусь? - спросила я, поднимая глаза намужчину, скоторым только что занималась любовью.
        - Япредпочелбы, чтобы никто недопускал ошибок, - отрезал он, твердо глядя мне вглаза. - Этопонятно?
        - Такточно, - съязвила я, поднося ладонь квиску.
        - Кпустой голове руку неприкладывают, - усмехнулся он вответ. - Ещевопросы?
        Всепромолчали.
        - Тогда собираемся ивперед.
        Явстала сбревна ипошла переодеваться исобираться. Авнутренний голос вмоей голове пищал, чтоИгорь бросилсябы награнату сам иникогда непозволилбы себе… Чтонепозволил, янестала дослушивать, выгнав его изсвоей головы. Игоря рядом небыло. АБеркутбыл.
        Лидик, сынвладельца гостиницы «Шартанский рай», Шартан, Шар, 24-го изока, день
        Этабергская крыса опять сбежала! Дверца клетки была открыта, иЛидик точно знал, ктоэто сделал. Было обидно дослез, чтоСарта сделала ему такую подлянку. Правда, положа руку насердце, онсам был виноват. Зачем запустил Радужку Сарте впостель? Нет, развлечение было еще то, визг стоял навсю гостиницу, когда невидимая крыса стала щекотать Сарте пятки своими усами. Даже батька прибежал разбираться, нобыстро понял, чтодело выеденного яйца нестоит, плюнул всердцах ипошел дальше работать. Авот Сарта, когда успокоилась, пообещала месть. Итеперь она свершилась. Далже Создатель сестру, нет, чтобы брата, какуФулика. Онидрались, конечно, Фулику иногда неслабо доставалось. Ноподлянки такой брат точно несделалбы. Всезло отэтих баб, воткрапивное семя!
        Лидик примерно представлял, гдеРадужку надо искать. Нобеда была втом, чтоотец еще прошлый раз строго - настрого запретил ему лазать вподсобку. Могло здорово достаться наорехи. Вернее, розгой изорешника. Пониже спины.
        Тихо, чтоб неуслышали служанки иповарихи, мальчик пробрался вкоридор истал ковыряться взамке. Дверь подсобки была старая, замок вообще древний, Лидик обычно открывал его замгновение. Вотисейчас, поднапором гнутой заколки, которую он давно стянул уСарты, язычок привычно щелкнул. Медленно, чтоб нескрипнули петли, мальчик приоткрыл дверь искользнул вобразовавшуюся щель.
        Вподсобке, каквсегда, царил полумрак. Свет внутрь попадал через щели между досками. Здесь хранились щетки, ведра идругие приспособления, которыми пользовались служанки вконце дня, когда требовалось убрать вбольшом зале. Лидик напрягся иувидел мир вдругом свете. Мальчик совсем недавно обнаружил это свое умение, ноуже вовсю им пользовался. Такон нашел Радужку, которую кроме него никто невидел. Крыса жила здесь дотого, какон ее поймал, ивсегда возвращалась, если ей удавалось выбраться изклетки.
        Радужки нигде небыло видно. Лидик посмотрел поуглам, заглянул введра и, поняв, чтосамого сложного неизбежать, полез навысокие полки, гдестоял всякий хлам. Вэтот момент его внимание привлек тихий голос, доносившийся изкомнат постояльцев сквозь стену. Ну-ка, послушаем…
        - …навопрос, откуда ящеры, семейка рассказала, чтоони помогли шодов забить, аящеры - тотрофеи. Иподробности рассказали, мол, шоды пикет поставили надороге. Акакой-то видящий, крестьянином одетый, сосвоими подельниками раскатали шодову дюжину, какблин посковородке.
        - Видящий? Может, артефакты использовал? - уточнил какой-то хриплый, шипящий голос.
        - Не-е, говорят видящий. Мол, видели они, какон лечил раненых, прям так руками водил надголовой…
        - Ну-ну, рассказывай дальше, - поощрил шипящий.
        - Нудык я иговорю! Видящий, астаршой уних - боец знатный, командовал так, будто полком руководил. Ещелань сними, вроде какменестрель она, слышал кто-то, какпоет ииграет напривалах. Идевка какая-то смальчишкой возницей, видать прислуга… нуикупеческий фургон сними.
        - Бред какой-то. Если фургон, зачем крестьянами одеты? Икакони умудрились сдюжиной справиться?
        Мальчик застыл, стараясь несвалиться сгрохотом вниз. Видящий, даеще идевушка-менестрель. Вотэто новость!
        - Дыкия говорю, странное тут. Никак те, кого вы ищете, мастер…
        - Сомневаюсь. Течужаками должны быть.
        - Хой, вспомнил! Старшой их плохо по-нашему говорит, алань ихняя песни начужеземном поет!
        - Ах,вот значит,как…
        - Так, так, мастер! Вотя иговорю, семейка молвит, будто невсех шодов побили, атрое остались ивзяли видящего исоратников его вплен. Аэти, мол, излуков тех шодов побили издалека. Вотстаршой нарадостях им шестерых ящеров иотдал. Вообще-то странная семейка тоже… Язаними еще понаблюдаю.
        - Шестерых? Так, гдеговоришь, группаэта?
        - Аккурат сегодня вечером должны прибыть вШартан. Ежели несвернут вдоль границы наразвилке…
        - Если свернут, значит это имперская боевая группа. Авот если сюда пожалуют, тогда всякое может быть. Давай-ка, Жук, двигай кворотам. Если заметишь их, постарайся проследить, куда подадутся.
        - Японял, мастер. Всебудет сделано влучшем виде!
        - Несомневаюсь, - прошипели вответ.
        Послышались удаляющиеся шаги, хлопнула дверь. Лидик медленно соскочил сполки. Нуее кБергу, этукрысу! Тутпоинтереснее дела наклевываются. Мальчик незаметно выбрался изкладовки ирванул совсех ног квосточным воротам.
        Конечно, вгороде были видящие. Один, сеньор Крю, какего все называли, работал сбургомистром вратуше.
        Несколько видящих были ближниками герцога дель Шара ислужили унего ввойске. Говорят, исам герцог был видящим, новот беда, видел невсе. Ноэто были важные видящие, гдеони, агде Лидик? Атут обычный человек, который может даже остановиться уних вгостинице. Может быть, оннаучит Лидика колдовать? Ведь Лидик теперь тоже… видит.
        Мальчишка стучал башмаками помостовой, стараясь неотстать отсобеседника шипящего господина. Тотвышел изгостиницы перед ним итеперь, неоглядываясь, шелбыстрым шагом поАллее Героев. Маленький инеприметный, всего наголову выше Лидика, одетый вкакую-то грязную куртку изаляпанные кожаные штаны, Жук был похож намастерового, спешащего поделам. Пару раз он подходил книщим, сидящим прямо набордюрах палисадников, иперекидывался сними парой слов. Дойдя доВосходной улицы, мужичок свернул направо ичерез квартал оказался возле ворот.
        Лидик знал свой родной город какникто другой ибыстро сообразил, чтозапутниками, проходящими сквозь ворота, проще всего следить изнадвратной башни. Днем пробраться туда несоставляло труда - онисдрузьями нераз лазали погородской стене. Последние несколько дней ворота города наночь закрывались, анастенах стояли воины - опасались бандитов, бегущих изполыхающей войной Эртазании. Аднем вворотах стоял усиленный наряд стражи идва герцогских дружинника вблестящих кольчугах исарбалетами. Сегодня Лидик заметил еще ивидящего, вдорогих кожаных доспехах, рассевшегося втени башни илениво глядящего наредких путников, входящих вворота. Приезжих было немного, впределах видимости натракте была вида парочка крестьян сподводами ифургон торговца, сопровождаемый четырьмя конными воинами.
        Мальчик нырнул вплющ, оплетающий стену башни ибезошибочно уперся вневидимую снаружи дверь. Несмотря накажущуюся запущенность, дверь открылась безмалейшего скрипа. Лестница заней вела вкараулку, гденочью дежурила городская стража. Лидик уже несколькораз приводил сюда гостиничных ланей, которые занебольшую мзду скрашивали стражникам ночи вкараулке. Парню перепадала лишняя монетка какпосыльному - онвсегда знал, ктоиздевчонок освобождался раньше, ибегал вкараулку, чтобы узнать, спят офицеры, илидевочкам стоит немного подождать свизитом.
        Днем здесь никого небыло, иЛидик, извиваясь ужом, пролез вотверстие, через которое ремонтировали механизм, открывающий изакрывающий ворота. Неочень удобно, зато теперь он сидел прямо надпроходом вбашне имог видеть путников исодной исдругой стороны стены.
        Жукочем-то болтал сторговкой, налатке которой были разложены гостиничные бирки - унее каждый приезжий замонетку мог узнать, какие постоялые дворы свободны, агде мест нет. Торговка была толстой, крикливой теткой, иЛидик ее терпеть немог. Привстрече она больно хватала его защеку, приговаривая: «Ах,какой малец, ахпроказник…» Заторговкой налавочке неподвижно сидел странный тип, несмотря нажару, весь закутанный вплащ, даеще искапюшоном.
        Снаружи, вдоль тракта раскинулся небольшой посад - несколько палаток, фургонов ителег тех, кому непокарману городские гостиницы. Посадские что-то готовили накострах, доЛидика доносился запах специй ижареного мяса.
        Фургон торговца медленно подкатил кворотам, истража вышла его встречать. Ох,Создатель, аторговец ведь - стех! Действительно, накозлах сидел высокий ихудой мужик всветло-сером балахоне, заспиной которого виднелись красиво сложенные, ещеоперенные крылья. Стражники тутже опустили глаза вземлю, потребовав показать, чтовфургоне. Оживился ивидящий, встав так, чтоб одновременно держать вполе зрения стражу, стеха икупеческих охранников. Однако, стех нестал дурить, асоскочив скозел, распахнул двери фургона. Чтобыло внутри, Лидик невидел, но, похоже, ничего интересного. Стражники махнули рукой, мол, закрывай. Стех состуком закрыл двери ипередал стражникам несколько монет.
        Видящий вернулся всвою тень, фургон иверховые проехали подЛидиком иисчезли нагородских улицах. Стражники, кинув монеты вспециальный ящик, позевывая, расположились насвоих привычных местах.
        Спустя десяток минут кворотам подкатила подвода, управляемая большим итолстым крестьянином. Нателеге вдва ряда лежали плотно набитые мешки. Стражники выдвинулись вперед, видно собираясь проверить их содержимое, каквдруг истошно завизжала торговка. Лидик посмотрел вее сторону ивужасе дернулся, ударившись головой обалку, подкоторой он лежал. Рядом свизжащей торговкой, вбыстро расплывающейся темно-красной луже лежало дергающееся тело Жука. Излевой части его спины торчало ярко-белое оперенье стрелы. Типвкапюшоне, недавно сидевший налавочке подяблоней, исчез безследа.
        Андрей Беркутов, Шар, 24-го изока, день
        Какнистранно, ящеры оказались идеальным средством передвижения. Во-первых, строптивыми они были, пока шли зателегой. Стоило нанего взгромоздиться, раптор полностью застывал ипревращался, буквально, вробота - ниодного движения безкоманды поводьями. Во-вторых, зверь мгновенно набирал скорость, атело всадника сидело каквлитое вспециальном седле. Чтоб изнего выпасть, надо было крепко постараться. В-третьих, раптор жрал все подряд, непотел, невонял инетребовал особого ухода. Даже подковы ему нетребовались. Нуи, в-четвертых, чешую ящера очень нелегко было пробить. Только теперь, севвнего ипроехав некоторое расстояние, японял, почему они стоят дорого. Лошадь иэтот зверь покомфорту соотносились приблизительно, как«Лада-Калина» иБМВ икс пять. Единственный его минус, пословам Цепалы, - непереносимость холодов. Вадим затруднился перевести, прикаких именно морозах ящер становился недееспособен, носудя подеталям рассказа - градусах придвадцати ниже нуля. Атакое вэтой местности, пословам купца, нечасто бывает. Ядаже подумал, чтомы нестанем продавать зверюг, если невозникнет острой необходимости, аоставим их
длясобственных нужд.
        Чувствовал я себя после вчерашнего неочень, новечерний разговор стоил похмелья. Упьяного купца развязался язык, ион рассказал много интересного проэтот мир. Того, чего незнали деревенские дети.
        Истории какнауки здесь несуществовало. Вроде какбыли какие-то летописи, нокупец, хоть играмотный человек, никогда их нечитал ипонятия неимел, гдеони хранятся. Новсемьях было принято рассказывать древние легенды, которые ивыдавались какистория цивилизации. Вотодну изтаких легенд Цепала нам иизложил. Давным-давно жили вмире две расы - стехи ишоды. Достигли они небывалого могущества спомощью магии иразличных технологий. Дляповседневной работы ивкачестве прислуги создали они себе рабов - людей, которыми управляли, смотря вглаза идавая различные задания. Такижили, пока неразразилась между нелюдями великая война, которая, какя понял, отбросила цивилизацию далеко назад. Люди тоже разделились надва лагеря, каждый поддерживал своих хозяев. Длилось это противостояние очень долго, пока жрать стало нечего. Поскольку стехи ишоды вырезали друг друга вбольших количествах, популяция людей стала преобладать. Начали возникать человеческие государства, которые современем бросили вызов нелюдями.
        Нетак давно, ноеще дорождения Цепалы появился великий человек, которого звали Мадри. Онпровозгласил идею - люди есть раса, которая должна иметь теже права, чтоинелюди. Подэтим соусом ему удалось объединить несколько человеческих государств водну империю. Нелюдям это пришлось неподуше, иснова началась война. Однако людей было много, инесмотря нато, чтомагов среди них, тобишь нас, было всего один насотню, человеческая армия победила. Какя понял, врага просто залили кровью изавалили трупами. Узнаю человечество!
        Порезультатам войны была подписана Хартия: нелюди соглашались насуществование Империи Людей, однако поставили жесткие ограничения. Всеих Цепала незнал, однако то, чтокасалось его бизнеса, смог рассказать. Купец торговал магическими артефактами, продажа которых сильно лимитировалась, взависимости отих типа иколичества. Формально большинством артефактов могли торговать только государства нелюдей - Адостан иЭдем. Но,какэто обычно бывает, одно дело законы, адругое - реальная жизнь. Истехи, ишоды тоже хотели кушать. Азолото - отличное средство, помогающее забыть межрасовые обиды. Врезультате нелюди вчастном порядке мастерили запрещенные поделки ипродавали контрабандистам, таким, какЦепала. Люди охотно скупали артефакты, акрылатые ирогатые, нагосударственном уровне, правда, скрежетали зубами. Впоследние годы ситуация накалилась допредела, ивот, похоже, вспыхнула. Слушая купца, янаконец многое понял изтого, чтомне пыталась рассказать Диана принашей единственной встрече. Именьше всего мне нравилось, чтомы оказались всамом эпицентре событий.
        Солнце сегодня снова припекало. Наверное, мысВадимом выглядели местными терминаторами: верхом нарапторах, вблестящих насолнце кольчугах иконических шлемах. Дополняли все это великолепие пояса соружием игранаты, висящие наскрещенных нагруди перевязях. Ядал себе слово, что, если будем живы, пошью уместных портных нормальную разгрузку. Вовсей этой сбруе было очень неудобно, движение она стесняла недай бог как, новыбора унас особого небыло. Пообе стороны седла я прикрепил два взведенных арбалета, Вадимже сказал, чтообойдется своими свежеструганными деревянными магическими штучками.
        Ирка, надевшая джинсы икожаную куртку сбляхами, которую ранее носил Дюша, гордо восседала рядом сЦепалой ивыглядела какнастоящая фанатка тяжелого металла. Мнепришлось выдержать нешуточную перепалку, девушка наотрез отказывалась надевать куртку мертвого парня, акогда я жестко настоял, здорово обиделась наменя итеперь дулась. Таеще проблема, - очередной раз подумал я, укорив себя зато, чтоподдался инстинктам. Ох,нельзя было сней… Нопопробуй, удержись, когда рядом такая красивая обнаженная ибеззащитная… Атеперь вот гложет это паскудное чувство. Вроде ты ией что-то должен, автоже время понимаешь, чтохочется быть совсем сдругой. Которую ивидел-то всего один раз вжизни. Твою дивизию, иногда мне кажется, чтоженщины существуют специально длятого, чтобы создавать мужикам проблемы.
        Усилием воли откинув мрачные мысли, явновь стал внимательно наблюдать задорогой, держась надва корпуса раптора впереди фургона. Вотличие отЭртазании, гдевсе вокруг просматривалось насто - двести метров, местный тракт петлял полесу, чтосильно ограничивало видимость. Лесизрядно зарос, мест длязасады было более чем достаточно. Осложняло обстановку ито, чтодорога была пустой. Доехав допервого большого перекрестка, мыобогнали лишь парочку беженцев-попутчиков, теперьже почти задва часа невстретили ниодного живого существа. Перед крутыми поворотами я пинал ящера каблуками вбок, чтоб разведать эти особо опасные отрезки, нопока, слава богу, всебыло тихо.
        Зверя своего я назвал Динк, поимени персонажа, мультик прокоторого очень любил смотреть мой сын. Вообще, скаждым днем я все больше ибольше скучал подому. Никого, кроме сына инескольких друзей, уменя там неосталось, ноокружающая действительность запоследнюю неделю уже набила оскомину. Постоянное, неотпускающее напряжение, кактогда в1994-м, стало реально напрягать. Иниалкоголь, нибаловство сИркой ситуации неулучшило.
        Незнаю, какя почувствовал засаду. Потом, анализируя, решил, чтобандиты где-то примяли ветки кустов илиоставили следы, замеченные краем глаза. Аможет, просто сработала чуйка. Как-то вдруг, перед очередным поворотом мне щелкнуло - здесь исейчас!
        - Бойся! - заорал я, кидая одну задругой две гранаты закусты между деревьями походу движения, азатем падая сДинка вдорожную пыль. Обевзорвались какнадо, где-то рядом камушек-осколок звякнул почешуе ящера, нотот лишь головой мотнул. Арбалеты уже были вруках, ноцелей видно небыло. Нестройно заорали мои попутчики, громыхнуло еще несколько взрывов. Вответ, влесу раздался крик боли, кто-то что-то скомандовал, послышалось шуршание кустов ишаги. Несколько секунд я продолжал лежать надороге, ожидая чего угодно: стрел, бандитов, гранат идаже пулеметную очередь. Ноничего непроисходило.
        Встав наноги иприкрываясь Динком, ястал смещаться кфургону. Цепала иИрка испуганно глядели наменя из-под лавки, Динари иТерим, какбыло приказано, лежали подтелегой, которую нервно дергали привязанные сзади четыре недовольных раптора. Глянув наВадима, янеудержался изаржал. Нашмаг, наполусогнутых, вертелся вокруг своей оси, выставив навытянутой руке палку ияростно выглядывая врагов посторонам. Левая рука, вкоторой был зажат деревянный кастет, была отставлена назад. Видего откровенно меня позабавил.
        Увидев, чтоя ржу, Вадим смутился ивыпрямился вовесь рост.
        - Чего смешного? - буркнулон.
        - Тыбы насебя состороны посмотрел, - усмехнулся я, оглядывая кусты. - Крикни им, чтоб выходили, подняв руки вверх. Тогда оставим вживых. Ипродемонстрируй молнию, чтоли, чтоб знали, скем связались.
        - Ладно, - пробурчал Вадик, поднимая кастет. Грохнуло знатно, ажуши заложило. Дерево, вкоторое впился голубоватый разряд, тряхнуло, кора полетела вовсе стороны. Вадим проорал наместном несколько фраз. Ответа небыло, полная тишина.
        - Этоместные крестьяне шалят, - крикнул Цепала. Запоследние пару дней я эртазанский здорово подтянул - почти все понимал ипытался коряво говорить. - Онисбежали уже. Грабят только безоружных.
        - Понятно, - ответил я, возвращаясь краптору изасовывая арбалеты вчехлы наседле. Взяв шест, развернулся кВадиму. - Смотри посторонам, япойду, гляну, чтотам. Буду выходить, предупрежу, неподстрели.
        Лезть влес нехотелось, нопроверить надо было, чтоб стрела вспину потом неприлетела кому-нибудь. Перехватившест поудобнее, ярванул вкусты, стараясь все время находиться вдвижении. Воронки отвзрывов, ветки, посеченная осколками кора деревьев отчетливо показывали места падения гранат. Сместившись закустами чуть вперед, походу движения каравана, янашел подрубленное дерево. Держалось оно натуго натянутой веревке, привязанной засоседнее растение. Совсем рядом, недалеко отворонки, лежало окровавленное тело соторванной ниже колена ногой. Возле руки валялся топор, которым, судя повсему, боец должен был перерубить веревку. Подойдя ближе, яаккуратно, боясь услышать щелчок чеки, перевернул тело. Потом только оборвал себя - какая чека, забыл где находишься?
        Бородатый мужик вразорванной крестьянской одежде был мертв. Помимо оторванной ноги, еговсего посекло осколками, граната, видимо, прилетела прямо подноги. Взять струпа было нечего, ия, захватив топор, стал протискиваться сквозь кусты обратно кдороге.
        - Вадим, явыхожу, нестреляй! - заорал я, приблизившись ккювету.
        Моисоратники осмелели, выбравшись изукрытий.
        - Ану все обратно, - рыкнул я, направляясь кдругому краю дороги ибросая трофейный топор наземлю. - Яеще невсе проверил. Дырок втеле нехватает?
        Сдругой стороны трупов небыло, новодном месте натраве я заметил капли крови, видать задело кого-то. Наодном издеревьев было оборудовано замаскированное сидячее место, похоже подлучника. Нонилюдей, нинелюдей здесь уже небыло. Сбежали.
        Крикнув Вадиму, чтоб нестрелял, яснова выбрался надорогу.
        - Мыстрашные инас все боятся, - бодро сообщил я соратникам. - Убандитов один двухсотый иминимум один трехсотый. Всесбежали, можем ехать дальше.
        - Ещеодин труп? - каким-то подозрительно спокойным тоном произнесла Ира. - Онидаже напасть неуспели! Амы их гранатами… Мызвери, звери! - Девушка скриками бросилась комне изаколотила кулачками помоей кольчуге. - Мыпоявились здесь, атеперь убиваем одного задругим…
        Онакричала еще какую-то чушь, ноя прижал ее ксебе, повернув голову кЦепале.
        - Ворехе осталось чего?
        Онпонимающе кивнул иполез вфургон. Обнимая ипытаясь успокоить рыдающую Иру, язадумчиво смотрел наДинари. Вотличие отбьющейся вистерике землянки, местная девушка, спокойная кактанк, достала еду измешка ипередала бутерброды брату иВадиму.
        Баронесса Диана дель Мио, резиденция герцога дель Шара, Прибрежье, Шар, 24-го изока, вечер
        - Выкаквсегда, прелестны, дорогая Диана, ия счастлив снова видеть вас вмоем скромном жилище, - расплылся вулыбке герцог.
        Назвать скромным его жилище было преступлением перед истиной. Даже вимператорском дворце Диана невидела столь богатого, хоть инесколько безвкусного интерьера. Правителю Шара было чуть запятьдесят. Вцелом, этот мужчина производил наДиану приятное впечатление. Легкая полнота непортила герцога, аискусно подобранный наряд, ухоженное лицо иприческа располагали ксебе. Лишь хищный нос иглубоко посаженные глаза немного портили впечатление.
        - Вы,каквсегда, невероятно любезны, ваше сиятельство, - улыбнулась ему Диана, подавая руку дляпоцелуя. - Ия рада снова навестить вас. Ксожалению, поделам, - добавила она, увидев вглазах герцога что-то похожее навожделение.
        - Как, вынепримете участия внашем карнавале? Какмогут такую очаровательную головку занимать мысли окаких-то делах, - тонгерцога неизменился, ноДиана почувствовала, какон внутренне собрался.
        - Чтовы, яобязательно поучаствую вэтом замечательном мероприятии, - тепло улыбнулась Диана, проходя вгостиную иприсаживаясь нароскошный кожаный диван. - Разве карнавал вШартане можно пропустить? Этоже ярчайшее событие года!
        - Вытысячу раз правы, совершенно невозможно, - проговорил герцог, присаживаясь рядом. - Желаете что-нибудь выпить? Или, может, выголодны после такой дороги?
        - Благодарю, ваша светлость, ясудовольствием составлю вам компанию заобедом, новначале, - баронесса достала изридикюля запечатанный конверт ипередала его дель Шару. - Этовам отмоего шефа. Онпостоянно загружает меня работой, яуже забыла, чтотакое светские развлечения!
        - Ох,Диана, вынаговариваете налюбезнейшего герцога Дингера, - усмехнулся дель Шар, быстро вскрывая конверт ножом длябумаг. Баронесса удовлетворенно отметила эту стремительность. Боится, чтоДингер принудит вступить ввойну, подумала она. Отказать империи дель Шар неможет, слишком много рычагов есть уВластелина. Нозолотой ручеек, текущий через Шар, благодаря контрабанде артефактов, сразу обмелеет, если герцогство вступит ввойну. Какнижадны шоды, аделать артефакты дляврагов напрямую они нестанут.
        Хищный нос, давший герцогу одноименное прозвище, бегал построчкам и, чемниже ккраю листа он опускался, тембольшее облегчение проступало налице правителя. Диана сулыбкой хлопала глазками, непропуская ниединого оттенка вего настроении. Наконец герцог облегченно вздохнул исложил вдвое лист бумаги.
        - Ах,Создатель, неужели ради этого надо было нагружать вашу прелестную головку, - проговорил он, расслабившись. И,оглядев Диану сголовы доног плотоядным взглядом, добавил: - Этишпионские игры так скучны…
        - Есть еще кое-что насловах, - вдруг совершенно другим голосом проговорила она. Герцог вздрогнул отэтого тона итеперь уже сопасением посмотрел нанее. - Лорд Дингер просил передать, чтоесли наша маленькая шпионская игра увенчается неудачей, тоимперия будет наставать научастии Шара вкоалиции. Покаже Властелин уступил просьбе лорда непривлекать Шар квойне. Итолько потому, чтовмирной обстановке планируемую операцию будет легче осуществить. Ядостаточно ясно донесла мысль моего шефа, ваше сиятельство?
        Герцог закашлялся, поднеся платок кгубам. Баронесса позволила своему взгляду приобрести обычное беспечное выражение.
        - Да,вполне, - изголоса дель Шара начисто пропала игривость. - Чемконкретно я могу вам помочь?
        - Нучто вы, ваша сиятельство, - улыбнулась Диана, кинув взгляд наслугу, внесшего поднос скувшином шари идвумя бокалами. - Янесмею отнимать увас время скучными деталями. - Дождавшись, когда слуга покинет их, баронесса продолжила: - Напрошлом карнавале мы так приятно танцевали сшевалье дель Вилем, кажется он возглавляет вашу Тайную гвардию? Уверена, мысним прекрасно сработаемся, кактолько ваше сиятельство даст необходимые указания, - онавстала сдивана, придерживая юбки. - Прошлый раз вы мне так инепоказали ваш чудесный приморский парк.
        - Ох,действительно, выже невидели мою жемчужину, - дель Шар галантно подал руку иповел Диану квыходу. Пройдя через несколько залов, онивышли наширокую террасу.
        Действительно, здесь было начто посмотреть. Огромный парк раскинулся прямо наберегу моря. Мощенные тесаным иплотно подогнанным камнем дорожки петляли между высокими мачтовыми крисами икое-где подходили кполосе прибоя. Подстриженные газоны, клумбы ибеседки образовывали единую иочень гармоничную композицию. Запах моря смешивался сароматом цветов, создавая головокружительный коктейль изсвежести ивесны. Диана немогла неотметить, чтоландшафтный художник герцога обладал куда большим вкусом, чемтот, который проектировал интерьер. Онасовершенно искренне восторгалась парком, пока герцог непривел ее кмаленькой беседке возле самого моря, азатем демонстративно достала артефакт ввиде миниатюрного деревянного колокольчика. «Тихий колокол» сшипением активировался, полностью приглушив шум прибоя. Герцог ожидающе уставился нанее.
        - Вваше чудесное герцогство уже прибыли иливот-вот прибудут несколько человек, - нестала тянуть Диана. - Некоторое время я буду сними плотно работать. Мысгерцогом Дингером былибы очень вам признательны, еслибы Тайная гвардия огородила нас отвнимания наших врагов ипартнеров.
        Герцог усмехнулся.
        - Партнеров-нелюдей, выимеете ввиду?
        - Ах,ваше сиятельство, выже знаете, какпридворные перенимают привычки илексикон своих монархов, - усмехнулась баронесса, опускаясь наскамейку беседки. - Новданном случае мнебы хотелось избежать внимания всех наших партнеров.
        Герцог присел рядом.
        - Небудетли нескромностью смоей стороны спросить, чемэти люди так заинтересовали вас, леди Ми? Яуже начинаю ревновать, - фривольность тона герцога была насквозь фальшивой. Хищный Нос впился вДиану взглядом, вкотором можно было прочесть что угодно, кроме ревности.
        - Знаете, ваше сиятельство, иной раз лишние знания приносят слишком большие печали. Этокакраз тот самый случай.
        - НоДиана, - Хищный Нос встал изаходил побеседке. - Возможно, зная больше, ясмогу быть вам более полезен.
        - Ах,ваше сиятельство, - Диана добавила металла вголос. - Оградите нас отназойливого внимания. Поверьте, ужеэтого будет достаточно длябезмерной благодарности лорда Дингера.
        - Нухорошо, - герцог вдруг успокоился. - Янемедленно дам указание дель Вилю удовлетворить ваши даже самые… экзотические пожелания.
        - Вытак милы, ваше сиятельство, - очаровательно улыбнулась Диана, понимая, чтонаступило время длянебольшого пряника. - Перед самым отъездом изЗахрана я так чудесно пообедала сграфиней Терельи. Побольшому секрету она призналась мне, чтограф склонен поддержать закупку боевых артефактов дляармии уШартанской торговой компании.
        - Какая прекрасная новость, - Хищный Нос расплылся вулыбке. - Ужетолько зато, чтовы привезли мне ее, явнеоплатном долгу перед вами, ледиМи!
        - Тогда я надеюсь, чтоваш повар незабыл рецепт тех удивительных миног подореховым соусом, которыми вы угощали меня впрошлом году?
        - Нивкоем случае, милая Диана, нивкоем случае. Мало того, яуверен, чтостол уже сервирован, - герцог подал руку, иДиана, встав, усмехнулась просебя. Онаединственная изженщин высшего света обожала эту рыбу, иассоциации, возникшие сейчас угерцога, были написаны унего налице.
        Вадим Третьяков, Шартан, Шар, 24-го изока, вечер, ночь
        Когда мы выехали излеса, солнце почти зашло. Нафоне темнеющего неба, возвышаясь надколосящимися полями, появился красивый, словно скартинки, город. Напервом плане выделялась крепостная стена сшестью высокими, коническими башнями. Одна, своротами посредине, выглядела заметно больше остальных. Сама стена оказалась очень внушительным сооружением, особенно это стало заметно, когда мы приблизились: огромный вал, обложенный большими, серыми камнями, скрепленными более светлым раствором. Вверхней его части, через равные промежутки темнели прямоугольные узкие бойницы.
        Всам город нас непустили. Какоказалось, ворота закрывались сзакатом солнца, мыопоздали совсем немного. Однако Цепала трагедии вэтом неувидел, направив фургон прямо налуг, окружавший крепостную стену. Кроме нас тут было достаточно много народа: фургоны, телеги, палатки, костры - далеко невсе стремились ночевать внутригородских стен. Найдя место возле посадского колодца, мыприпарковались, ия постарался элегантно соскочить сящера. Вприкиде местного стражника я сам себе нравился неимоверно, но, откровенно говоря, тяжелая кольчуга, шлем икожаные штаны натерли все что можно инельзя. Яочень хотел их немедленно ссебя скинуть, переодевшись вобычную одежду, нонеполучилось. Беркут развил бурную деятельность: надо было срочно, пока совсем нестемнело кормить-поить нашу скотину, искать дрова, доставать воду иделать еще кучу всяких хозяйственных дел. Подконец он озадачил меня вопросом сигнализации длярапторов, лошадей инаших шмоток вусловиях многолюдья, имне пришлось крепко поднапрячь мозги.
        Решение лежало наповерхности: каждую ценную вещь требовалось пометить специальной схемой иочертить периметр. Вслучае перемещения схемы занего начинался фейерверк. Проблема была втом, чтоя таких схем еще неделал ивообще пока смутно себе представлял, каккним подойти. Дляподобных задач требовалось осуществить «беспроводную» связь между сетками. Впамяти стеха такие структуры имелись, нонебыло понимания принципов их действия. Требовалось время, чтобы вэтом всем разобраться, изаодин вечер этого точно нельзя было сделать. Поэтому я воспользовался готовыми решениями изпамяти нелюдя: онибыли неуклюжи, энергоемки, неимели дополнительных функций, как, например, определение местонахождения. Нознак, вслучае кражи, ониподавали, этоя проверил.
        Наконец, поставив палатки, мыуселись вокруг костра, глядя голодными глазами накотелок, вкотором варилась каша скониной. Япереоделся изавернулся водеяло - после захода солнца сразу стало прохладно. Дина подсела комне иприжалась, каккотенок. Онавесь день была какая-то тихая иласковая, такое ощущение, чтоее что-то мучило, ноона боялась меня спросить илипопросить. Дорогой мне пришлось отвечать навопросы овчерашнем ужастике и, вконце концов, рассказать ей иТериму пронас всю правду. Ониклятвенно заверили, чтоникому ничего нескажут, новопросов посыпалось еще больше, столько, чтоя чуть мозоли наязыке ненатер, отвечая.
        Ядлясебя так инерешил, каккней относиться. Первые пару наших совместных ночей, увлеченная моими рассказами, онапорождала вомне единственное чувство - старшего брата, который рассказывает младшей сестренке сказки наночь. Однако вчера ночью я вдруг понял, чтоее близость, запах итонкие теплые руки, обнимающие меня, стали будить отнюдь небратские чувства. Исейчас, ощущая мягкое иподатливое тело, вдруг почувствовал, чтохочу ее. Будто прочитав мои мысли, Дина еще плотнее прижалась комне, датак, чтомне стало… неудобно сидеть.
        - Такнакаком языке человеки говорить вШартане больше всего? - По-эртазански спросил Цепалу Беркут. Онникак немог разобраться сместными падежами, склонениями иродами, поэтому речь его, местами, звучала очень забавно.
        - Хой, тутнамногих языках говорят, - купец любил жестикулировать, когда что-то рассказывал. - Большинство неплохо говорит наэртазанском, ивсе хорошо знают имперский. Понимают адостанский иэдемский, можно встретить тех, ктоговорит налирданском.
        - Адостанский - эточто? - спросил Андрей.
        - Этоязык шодов, - ответил я ему по-русски.
        - Алирданский?
        - Лирданский Халифат - эточудесная страна, сней Эртазания граничит наюго-востоке. Тамговорят по-лирдански. Очень красивый, нотрудный дляпонимания язык, - пояснил купец.
        - Аскажите, уважаемый Цепала, если это небыть секретом, чтовы делать затем какмы расстанемся? - спросил Беркут. - ВЭртазании быть война, какдальше быть ваша торговля?
        - Хой, незнаю, командир, - горестно покачал головой купец. - Продам вот товар, апотом буду думать, слюдьми говорить. Война сильно испортила торговлю.
        Стех пор, какмы подрались сшодами, Цепала именно так стал называть Беркута. Словом, которое нарусский я переводил как«командир», здесь называли воинов, возглавляющих небольшие отряды наемников.
        - Ачто, местные видящие неделать артефактов?
        - Какже неделать - делают. Нополучается очень дорого. Улюдей мало видящих. Даите, ктоесть, часто заняты другими делами - работают нагерцога, набургомистра. Аартефакты нужны, много иразные. Нуинелюди… - Купец запнулся. - Нелюбят этого. Говорят, ктаким видящим иногда приходят и… Смотрят вглаза.
        Повисла тишина, нарушаемая лишь смехом иразговорами, доносящимися отсоседнего костра. Послышались звуки флейты. Ираподнялась и, взяв большую деревянную ложку, начала перемешивать варево.
        - Авот скажи, уважаемый, - Беркут сглотнул слюну, глядя какИра пробует кашу. - Если мы тебе делать артефакты, аты продавать - какты смотреть натакой бизнес?
        Цепала удивленно посмотрел наБеркута, потом наменя.
        - Аразве увас нет других дел? - вырвалось унего, ион тутже замахал руками. - Хой, тоесть я хотел сказать, этонемое дело. Просто старый Цепала думал, чтотакие серьезные господа, каквы, конечно, заняты более важными делами, чемделать артефакты какому-то торговцу.
        Беркут посмотрел наменя.
        - Яневсе понял.
        Яперевел.
        - Мыготов отложить другие дела, - подумав, сказал Андрей. - Намнадо заработай деньги длянашей дальней работы.
        - О! Тогда, конечно, старый Цепала всячески готов помочь!
        - Готово, - сказала Ира. - Снимайте, мальчики!
        МысБеркутом ухватились заперекладину исняли котел скостра. Иратутже стала раскладывать кашу покаменным мискам, которые еще вчера подарил нам купец. Посуда была сделана изкакого-то пористого камня, покрытого сверху глазурью. Явно, небезпомощи магии. Некоторое время мы молча, нодружно работали челюстями.
        - Вадик, сегодня вечером надо защитить наши мозги отнелюди, - жуя, проговорил по-русски Беркут. - Сможешь?
        Явздохнул и, поморщившись, сказал:
        - Выбудете вкоме несколько часов. Уменя будет чертовски болеть голова. Вдруг ночью какой трабл случится?
        Андрей несколько минут сосредоточенно жевал, уставившись водну точку.
        - Ничего страшного. Сегодня поработаешь сомной иИрой. Ты,Цепала идети, если что, поднимите тревогу. Здесь людно, недумаю, чтобудут большие проблемы.
        - Янехочу, чтобы он копался уменя вголове, - тихо сказала Ира, перестав жевать инапряженно посмотрев наБеркута.
        - Тогда вней покопаются шоды, - спокойно ответил Андрей, соскребая содна остатки каши. - Иты, как-нибудь ночью, воткнешь мне нож между лопаток.
        Даже всвете костра было видно, какИра побледнела. Отставив миску всторону, онавдруг уткнулась владони итихонько заплакала.
        - Тыподготовься пока, - кивнул он мне. Встал и, одним движением подняв Иру наруки, понес впалатку.
        - Онее любит? - спросила меня Дина и, недожидаясь ответа, продолжила: - Расскажешь мне, какувас принято поступать, когда люди влюблены друг вдруга?
        Ячуть неподавился кашей.
        - Ну,я небольшой знаток вэтом вопросе…
        - Ну,пожа-а-алуйста, - по-русски протянула она, сильнее прижимаясь комне. Укого только успела научиться?
        - Расскажу, - обреченно согласился я, отодвигая всторону пустую миску.
        - Тогда я попрошу дядюшку Цепалу взять сегодня ночью Терима всвой фургон, - прошептала она мне. - Онеще маленький, чтоб слушать такие истории.
        Меня аж вжар бросило. Интересная ночка меня ждала. Однако сейчас следовало сосредоточиться надругом. Япопытался вспомнить ометодах компенсации повреждений мозга приконтакте счужим сознанием. Было что-то такое впамяти стеха. Нуда, конечно, есть схема. Сложная, зараза!
        - Малыш, прибери тут, пожалуйста, занами, - попросил я Дину. - Мненадо кое-что сделать, апотом я буду весь твой.
        - Ой, - девочка прижала ладошку корту, глядя наменя горящими глазами. - Чтоты сказал?
        - Ясказал, чтобуду готов обсудить стобой все, чтоты захочешь, - улыбнулся яей.
        - А,понятно, - хихикнула она ипошла мыть посуду. Ая залез впалатку, отыскал вмешке набор полных накопителей идостал ноут. Придется что-то придумывать, чтоб голова неболела.
        Беркут заглянул минут через двадцать.
        - Пойдем.
        Иралежала вуглу шатра, закутавшись водеяло досамых глаз. Глаза были мокрыми, красными, смотрели испуганно инапряженно.
        - Вадик, только, пожалуйста, нетрогай там внутри ничего ине… подглядывай, куда ненужно, - как-то тихо иобреченно попросилаона.
        - Небоись, - нарочито бодро буркнул я. - Может, инеполучится еще ничего.
        Иравздохнула. Яактивировал усебя намакушке схему компенсации, которую только что удалось посчитать исобрать. Теплая волна пробежала отзатылка допозвоночника.
        - Посмотри мне вглаза, - мягко попросил я ее, нежно кладя ладони науши ификсируя голову. Кактолько наши зрачки встретились, янадавил. Итутже, почти безусилий провалился внутрь.
        Ирин интерфейс был совсем другим. Здесь небыло четких кубических блоков, какумужчин. Всевокруг состояло изкаких-то странных бесформенных облаков, постоянно меняющих цвет иразмер. Надвсей этой нестабильной конструкцией висел огромный блок-облако, опознанный мною какэмоциональный. Онмигал красным цветом, время отвремени запуская длинные иветвистые, похожие намолнии, щупальца вдругие отделы мозга. Мнепотребовалось порядочно времени, чтобы отыскать среди этого безобразия блок безопасности. Онбыл похож натемно-синюю грозовую тучу иприпопытке опознать его параметры долбанул меня молнией. Небольно, нообидно. Яповторил попытку.
        Выопознаны какХозяин. Сообщаем вам, чтовы имеете дело ссуществом женского пола свключенной репродуктивной функцией. Желаете настроить систему безопасности подчиненного существа?
        Нунадоже. Ещекак!
        Ксожалению, подчиненное существо находится всостоянии крайнего возбуждения. Притаком градусе возбуждения новые настройки безопасности могут привести кразрушению сознания.
        Нет, этонам ненадо.
        Желаете снизить градус возбуждения подчиненного существа?
        Желаю.
        Внимание! Идет снижение градуса возбуждения. Пять, четыре, три, два, один, ноль. Градус возбуждения снижен доприемлемого значения. Желаете сформировать дополнительную систему безопасности подчиненного существа?
        Эмоциональный блок-облако существенно уменьшил свои размеры ипосерел.
        Желаю.
        Сообщите параметры системы безопасности.
        Запретить доступ кинтерфейсу.
        Внимание! Подобные изменения невозможны. Вслучае запрета доступа вдальнейшем невозможно будет подключиться кмозгу подчиненного существа.
        Тогда ябы хотел иметь уникальный доступ.
        Выуверены, чтохотите ввести такую опцию? Уникальный доступ непозволит другому хозяину подключиться кинтерфейсу подчиненного существа. Этоможет снизить социальный статус ипривести кгибели существа отрук других хозяев.
        Ахдаже так? Нуничего, мырискнем. Уверен.
        Сообщите уникальный голосовой код доступа. Ондолжен быть произнесен вслух перед следующим подключением кинтерфейсу существа. Внимание! Безпроизнесения кода ПОГРУЖЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО.
        Чегобы такого придумать? Нупуть будет «Ирка-кадабра».
        Внимание! Повторите уникальный голосовой код доступа!
        «Ирка - кадабра».
        Кодповторен верно ипринят!
        Внимание! Формируется дополнительный блок безопасности. Внимание, существо приобретает статус «уникального». Внимание, дляактивации сформированного блока безопасности требуется перезагрузка. Вовремя перезагрузки подчиненное существо будет находиться вкоме. Время перезагрузки четыре часа. Этоопасно длятела подчиненного существа, которое может быть уничтожено агрессивной окружающей средой. Пожалуйста, тщательно выберите время иместо перезагрузки. Желаете начать перезагрузку немедленно?
        Да.
        Меня тутже выбросило вреальность исдавило виски. Голова кружилась, ясел напятую точку изакрыл глаза.
        - Всевпорядке? - напряженно спросил Беркут.
        - Думаю, да, - пробормотал я. - Даймне зеркало, пожалуйста.
        Владонь ткнулась Иркина пудреница. Медленно открыв глаза, яосмотрел себя астральным зрением. Всеравно что-то желтое есть… Почистив свою голову, яактивировал лечебную схему. Головокружение отступило, головная боль тоже почти улеглась.
        - Готов? - спросил Андрей, укладываясь поудобнее.
        - Готов, - пробормотал я, активируя еще одну компенсационную схему ихватая Беркута зауши. - Смотри наменя.
        Янадавил. Иничего непроизошло. Андрей яростно уставился мне вглаза, датак, чтоя почувствовал давление наменя.
        - Андрюха, такнеполучится. Этоты наменя давишь, анея. Расслабься! - Вглазах Беркута мелькнуло замешательство, ивэтот момент я повторил попытку. Итеперь провалился безособых усилий.
        Тутвсе было привычно. Квадратики, кубики, какунастоящего мужика. Закодировав интерфейс сочетанием «Беркут-кадабр», ясоблегчением вывалился вреальныймир.
        Когда привел себя впорядок, обапациента тихонечко сопели вразных углах палатки. Убеждая себя, чтовсе так идолжно быть, явыполз навоздух, поставив сигналку-хлопушку наполог.
        Огромный Лиск вставал из-за горизонта. Луна потеряла примерно треть, дело явно шло кноволунию. Некоторое время полюбовавшись звездами иуспокоившись, япроверил целостность сторожевого периметра идвинулся ксвоему шатру. Откостра осталась горка красных углей, рядом уже никого небыло. Соседский лагерь тоже угомонился, лишь состороны дороги доносились звуки флейты, крики исмех.
        Достав рюкзак, явытащил полотенце изубную пасту, скинул одежду и, крякнув, вылил насебя ведро воды. Окончив гигиенические процедуры, натянул трусы изабрался впалатку.
        - Яздесь, - послышался издальнего угла тихий, нокакой-то звенящий шепот Дины.
        Стараясь ненаступить ниначто важное, япополз кней. Пододеялом меня ждало горячее иабсолютно обнаженное девичье тело. Дина вся дрожала и, обняв меня, уткнулась сухими игорячими губами прямо вухо.
        - Пожалуйста, научи меня кричать отлюбви, - прошептала она. Япочувствовал, какуменя сносит крышу отнежности ижелания…
        Лидик, сынвладельца гостиницы «Шартанский рай», Шартан, Шар, 25-го изока, утро
        Солнце еще неподнялось из-за стены, когда Лидик, тенью выскользнув сгостиничного двора, совсех ног понесся кворотам. Несмотря навчерашние страшные события, произошедшие унего наглазах, ондосидел набашне досамого вечера. После гибели Жука началась суматоха. Спустя некоторое время кворотам заявился сотник городской стражи всопровождении какого-то типа изТайной гвардии. Несказать, чтоб вгороде неслучалось убийств, нотакого наглого, днем, даеще ипрактически наглазах устражи, мальчик неприпоминал.
        Лидик умел хранить тайны инесобирался рассказывать стражникам то, чтовидел. Какая ему стого выгода? Авот свидящего заинформацию, пожалуй, можно будет кое-что попросить… Итогда он, Лидик, скоро станет сильным волшебником, знаменитым ибогатым. Иотец перестанет лезть кнему сосвоей арифметикой иглупостями, вроде гостиничных дел. Ужкем-кем, астановиться управляющим гостиницы мальчик несобирался. Конечно, онбудет воином. Видящим!
        Ворота еще неоткрыли. Кровавое пятно наместе гибели Жука вчера замыли изасыпали песком. Наместе старой, такнелюбимой Лидиком тетки залотком стояла молодая темноволосая девушка ираскладывала бирки постолу - этобыла Тина, племянница гостиничной распорядительницы. Сартина подружка изадавака. Когда-то Лидик умудрился засунуть ей иСарте подюбку горячие колючки, растущие запортом, вприбрежной роще. Вспомнив реакцию девушек наего выходку, Лидик ухмыльнулся. Правда, потом ему тоже неслабо досталось, ноэто того стоило.
        Ворота открыли только тогда, когда кстражникам присоединился вчерашний видящий. Онприехал верхом, одетый все втеже дорогие кожаные доспехи, злой иневыспавшийся. Сегодня, вдополнение кмечу, унего напоясе висел устрашающего вида магический метатель. Привязав лошадь кконовязи, магперетащил всторону длинную деревянную лавку иуселся так, чтобы видеть еще ипривратную площадь.
        - Чего смурной такой, Зитан? - спросил видящего десятник.
        - Ай,досталось вчера отначальства, - сдосадой буркнултот.
        Стражники споро принялись заработу.
        Фургон ителега, сопровождаемые двумя всадниками наящерах, вывернули спосадского поля, когда очередь перед воротами уже рассосалась. УЛидика екнуло сердце - они! Накозлах фургона, которым управлял лысый торговец, сидела молодая икрасивая рыжеволосая женщина встранной, чужеземной одежде. Следом нателеге ехали деревенские ребята - мальчик возраста Лидика исимпатичная темноволосая девушка. Зателегой, кусаясь ипихаясь, неохотно шли четыре чешуйчатые твари.
        Купеческая охрана смотрелась грозно. Блестящие насолнце кольчуги, конические шлемы, кинжалы напоясах. Кседлу высокого, чтоехал впереди, были притачаны два небольших арбалета идлинный шест. Второй был вооружен странно: помимо кинжала наего поясе висела резная деревянная дубинка инебольшой кастет странной формы. Кроме этого, весь ремень воина был облеплен небольшими разноцветными цилиндрами-накопителями - видящий!
        Десятник сделал шаг вперед иподнял руку, преграждая дорогу. Зитан тутже встрепенулся ивстал наноги, положив руку наметатель.
        - Ктотакие? - спросил десятник, засунув большие пальцы рук запояс, когда фургон остановился.
        Скозлов соскочил маленький, круглый илысый торговец.
        - Скаких пор ты перестал узнавать мой фургон, Дидило? - спросил он, подходя ближе кдесятнику.
        - А,это ты, Цепала, - проговорил десятник, чему-то ухмыльнувшись. - Чтозаволков ты набрал себе вохрану?
        - Хой, хорошая охрана! Ато какже быть бедному торговцу, дорогой Дидило! Тыипредставить себе неможешь, какой ужас творится вЭртазании. Война! - словоохотливо заговорил купец.
        Зитан, неснимая руки сметателя, подозрительно рассматривал видящего, сидевшего наящере. Тотнеоставался вдолгу. Некоторое время они играли вгляделки, затем Зитан тряхнул головой.
        - Предъявите схему оружия кдосмотру, - вдруг зло проговорилон.
        - Скакой стати? - спокойно спросил воин, кладя ладонь надеревянный кастет.
        - Боевые артефакты облагаются налогом, - напряженно проговорил видящий, чуть потянув метатель изкобуры.
        - Нестоит, - буркнул всадник, сунув пальцы вотверстия кастета. Второй воин одним быстрым движением выхватил оба арбалета, щелкнув рычажками предохранителей.
        - Хой, хой! - заорал купец, рванув кЗитану. - Уважаемый терр, зачем нам тут драка? Давай все решим полюбовно!
        Молодые стражники схватились было замечи, ноДидило развел руки встороны, непозволяя им кинуться навсадника.
        - Стоять наместе! - рыкнул десятник, глядя вглаза высокому, который держал вопущенных руках взведенные арбалеты.
        Лидик увидел, какрыжая женщина, сидящая накозлах, взяла вруки какой-то матерчатый мешочек сторчащей изнего щепкой.
        - Твой видящий отказывается предъявить схему артефакта иугрожает стражнику приисполнении, - злобуркнул Зитан, переместившись так, чтоб между ним ивсадником оказался купец.
        - Ай-йай, чтотакое говоришь, - замахал руками купец насвою охрану. Высокий, мгновение поколебавшись, вновь одним движением вернул арбалеты наместо. Видящий непрореагировал. - Какой артефакт? Тонеартефакт, аличное оружие. Разве терр этого невидит?
        Зитан как-то сразу сдулся, засунув метатель обратно вкобуру. Цепала достал пузатый кошелек изпоясной сумки ипротянул Дидило. Тот, взвесив мешочек наруке, кивнул.
        - Только потому, чтознаю тебя, Цепала, много лет… Объясни своим ухорезам, какнадо вести себя вгороде. Ещеодна такая выходка, ивсе закончится плохо. Уяснил?
        - Хой, уяснил, дорогой Дидило, уяснил! Больше неповторится.
        - Этикрестьяне стобой? - Десятник кивнул нателегу.
        - Сомной, уважаемый!
        - Проваливайте, - десятник махнул рукой, иЦепала полез накозлы. Всадники, фургон ителега, управляемая мальчишкой, втянулись вворота итутже свернули нанебольшую стоянку.
        Лидик бросился вниз. Ксчастью, когда он выскочил избашни, путники были все еще здесь.
        - Терр Вадим, вотздесь можно узнать, гдеесть номера, - кивнул Цепала наТину. Девушка улыбнулась спешившимся воинам, жестом предлагая подойти клотку. Прицепив поводья ящеров заспециальные крюки нафургоне, купеческие охранники последовали приглашению.
        Сейчас илиникогда, решил Лидик ирванул квидящему.
        - Терр, терр, уменя есть длявас сообщение, - видящий развернулся иудивленно посмотрел нанего. Мальчик подошел ближе изашептал так, чтобы неуслышала Тина. - Вчера я слышал, какодин тип искал вас. Ну,всмысле, вашкараван. Онждал здесь, возле ворот, апотом его убили… - Лидик быстро ипутано стал рассказать все, чтознал. Видящий слушал неперебивая, акогда мальчик выдохся, подозвал второго воина ичто-то сказал ему начужеземном языке. Некоторое время они обменивались репликами, потом видящий снова повернулся кЛидику.
        - Вкакой гостинице, тыговоришь, живет этот шипящий?
        - Внашей, уважаемый терр, в«Шартанскомраю».
        - Кактебя зовут?
        - Лидик.
        - Лидик, называй меня Вадим, безвсяких терров. Аэто - Беркут, - кивнул он навторого воина. - Покажешь нам этого своего шипящего?
        - Ятолько голос его слышал, - прошептал Лидик. - Но,если надо, яего найду. Язнаю, вкакой комнате он говорил сЖуком.
        - Надо, - кивнул Вадим ивидя, чтомальчишка неуходит, спросил: - Чтохочешь зауслугу?
        Лидик зажмурился ивыдал, какбудто кинувшись вомут:
        - Возьмите меня вученики! Ятоже вижу все четыре цвета!
        - Воткак, - задумчиво проговорил Вадим. Потом снова что-то сказал своему напарнику. Тотответил иссильным акцентом, по-эртазански, обратился кЦепале:
        - «Шартанский рай» есть хороший гостиница, уважаемый Цепала?
        - Хой, весьма неплохая, - ответил купец. - Однако неиздешевых!
        - Выщедро расплатиться заработу, - хмыкнул Беркут. - Амы устать ночевать впалатка ихотеть немного удобств.
        - Хой, какскажете, уважаемый Беркут, - кивнул Цепала, подходя кТине. - Здравствуй, красавица! Скажи, в«Шартанском раю» найдутся два номера длямоих друзей?
        Тина вся расцвела откомплимента. Тоже мне, нашел кого красавицей назвать, подумал Лидик.
        - Какненайтись? Найдутся, - сказала девушка, передавая купцу две бирки икивая наЛидика. - Вотон, какраз, проводит!
        Инезаметно показала ему язык. Лидик неостался вдолгу. Беркут сунул девушке мелкую монетку. Купец галантно подал руку, кактолько рыжеволосая стала спускаться скозел.
        - Хой, значит, какдоговорились? Завтра жду вас вгости? Адрес запомнили?
        - Запомнили, дорогой Цепала! Обязательно прийти!
        Купец тепло попрощался срыжеволосой вчужеземной одежде, апотом искрестьянской девчонкой идаже спареньком. Затем, пожав руки воинам, селнакозлы иукатил.
        - Таквозьмете? - затаив дыхание, спросил Лидик уВадима.
        Видящий снял перчатку ипротянул ладонь кглазам мальчика.
        - Чтовидишь надперстнем?
        Напальце видящего блестел огромный черный камень. Лидик сразу понял, чтоотнего требуется, исосредоточился. Зрение поменялось, инадкамнем удалось увидеть маленькую четырехлучевую звезду.
        - Звезду вижу! Разноцветную…
        - Сколько лучей?
        - Четыре.
        - Верхний луч какого цвета?
        - Желтый.
        - Анижний?
        - Синий!
        - Хорошо. Ятебя возьму, - кивнул Вадим, развеяв звезду иодевая перчатку. - Ностремя условиями!
        - Какими?
        - Первое - меня слушаться вовсем. Яговорю - тыделаешь. Второе - сосвоими родителями все вопросы ты решаешь сам. Онидолжны тебя сами отпустить учиться уменя. Итретье. Провсе, чтоты отнас услышишь, тыникому иникогда нерассказываешь. Уяснил?
        - Ох, - Лидик вздохнул. Какговорить сотцом, онпока непредставлял. Ноделать нечего. - Ладно, ясогласен!
        - Иучти. Ученик видящего ошибается один раз. Нарушишь правило - выгоню кБерговой матери!
        Лидик тогда впервые подумал, что, может быть, стать учеником видящего - несамая хорошая идея. Ноотступать мальчик непривык.
        Вартун Деск, резидент эдемской разведки вШартане, Шартан, Шар, 25-го изока, день
        Вартуну ненравился этот тип. Дело даже невтом, чтотот небыл профессиональным разведчиком. Деск невпервые работал сдилетантами и, темнеменее, ужесемь лет успешно возглавлял шартанскую резидентуру. Дело было иневтом, чтодляреализации этой, весьма важной, каксказано вшифровке, задачи прислали специального стеха, сделав многолетнего резидента просто мальчиком напобегушках. Такое случалось, когда вЦентре обострялась подковерная борьба, чтосейчас, вероятно, ипроисходило. Вартун ктаким вещам относился философски: бессмысленно сетовать наплохую погоду илинасмену времен года. Надо лишь одеваться посезону.
        Емуненравился тот авантюрный душок, которым били пропитаны все действия этого стеха. Создавалось ощущение, чтомастер Свинк, такон представился, всюжизнь просидел вкабинете, читая отчеты боевых групп, атеперь его выдернули из-за стола иотправили назадание. Задвадцать лет своей работы вразведке Деск напальцах одной руки мог пересчитать операции, которые требовали силового решения. Обычно все решалось разговорами, деньгами иреже - погружениями. Этотже привез ссобой боевую группу ухорезов, даеще изатребовал уДеска трех человек впомощь. Исейчас вот приперся спланом операции итребовал унего, Деска, согласиться сэтим авантюрным инасквозь пахнущим провалом документом.
        - Выменя извините, мастер, ноя подэтим неподпишусь.
        Свинк недоуменно посмотрел наДеска ипрошипел:
        - Почемуже?
        - Потому что здесь так непоступают. Яневижу ниодной причины длятого, чтобы проводить боевую операцию там, гдеона совершенно ненужна.
        - Ауказание руководства длявас непричина? - просипел Свинк, потирая большие иуказательные пальцы обеихрук.
        - Ещераз прошу меня простить, мастер, новшифровке нигде несказано пробоевую операцию. Смею напомнить, тамречь идет обустановке контроля надлюдьми. Дляэтих целей нетребуется привлекать десяток ухорезов. Достаточно будет двоих человек иодного стеха.
        - Выневсе знаете, - просвистел его собеседник. - Этилюди занесколько минут разделались сбоевой дюжиной шодов. Онииспользуют боевые артефакты неизвестной конструкции. Среди них - видящий, иникто незнает, какие еще есть секреты уних заспиной.
        - Этоничего неменяет, скорее наоборот, - Деск отодвинул документ еще дальше отсебя. - Там, гдепрокололась дюжина шодов, вашдесяток ухорезов тем более несправится. Вместо того чтобы разносить побревнышкам гостиницу вцентре города, ихнадо поодиночке отловить вуборных идать установку.
        Свинк несколько мгновений пристально смотрел нарезидента, потом встал скресла изашагал покабинету. Промерив шагами помещение, оностановился напротив стола иоперся остолешницу обеими руками, нависнув надДеском.
        - Ладно, яскажу иеще кое-что, чего говорить несобирался. Есть основание полагать, чтотут замешаны наблюдатели.
        - Ичто?
        - Возможно, ихвидящий - наблюдатель. Илиони помогают этой группе имогут вмешаться, если мы попытаемся вних погрузиться.
        - Темболее следует действовать тихо. Поймите, Свинк… - Деск осекся, поймав взгляд собеседника, севшего обратно вкресло, ипоправился. - Мастер Свинк, здесь - человеческое государство. Уних есть стража иТайная гвардия, сартефактами, видящими ибольшим количеством опытных бойцов. Иони ОЧЕНЬ нелюбят, - выделил слово Вартун, - когда кто-то убивает людей. Если есть хоть малейший шанс провала, мыдолжны его предусмотреть исделать все, чтобы избежать дипломатических осложнений. Выосознаете, чтотакая операция, даже если она пройдет получшему сценарию, может полностью испортить отношение между Эдемом игерцогством? Если непривести квойне… Вызнаете, каков торговый оборот между нашими странами? Чтосвами сделают наРодине, если кое-кто потеряет ТАКИЕ деньги?
        Свинк глубоко вздохнул.
        - Боюсь, Деск, вынепонимаете того, чтопоставлено накарту, - онвдруг вскочил иснова навис надстолом, упершись взглядом Вартуну впереносицу. - Речь идет осамом существовании расы стехов! Намплевать нагерцогство, отношения иденьги. Вычитали Пророчество опришлых? Если это действительно они, тоуних вголовах - колоссальные знания итехнологии! Способные стереть слица планеты всех нас, истехов ишодов! Вчера сюда прибыла эта лань дель Мио изаставила герцога встать перед ней назадние лапки! Онизаперлись навсю ночь сдель Вилем иего агентами, асутра вся Тайная гвардия уже стояла наушах. Унас есть единственный шанс - немедленно, сегодняже подчинить этих людей, пока дель Виль непонял, чтоони уже вгороде! - Подконец монолога Свинк уже кричал ибрызгал слюной. Сложенные наспине крылья угрожающе распахнулись.
        - Откуда вы… - Деск поперхнулся. Осведомленность Свинка могла иметь только одно объяснение - своя агентура. Азначит,он…
        - Да,я страж Эдема, - прошипел Свинк, иДеск поднялся из-за стола, вытянувшись.
        - Прошу меня простить, мастер. Только, если все так, накой вам нужно мое согласие наваш план?
        - Мненужны ваши люди истехи, Деск. Все. Инемедленно. Авы развели тут… субординацию!
        Вартун молча поставил свою визу надокументе. Мастер Свинк сложил бумагу пополам изасунул вскладки своего одеяния.
        - Собирайте всех, кого можете инеможете. Через час - оперативка. Начало операции - какнаратуше пробьет одиннадцать. Имолитесь всем богам, вкоторых верите, чтобы унас все получилось!
        Спокойная жизнь закончилась, понял Вартун, стараясь сообразить, кого икакон сможет быстро найти.
        Ирина Зуева, Шартан, Шар, 25-го изока, день
        Утром я проснулась умиротворенной. Незнаю, какэто объяснить, может, Вадим что-то там наколдовал уменя вголове. Хотя он клятвенно заверил, чтоничего нетрогал, атолько поставил защиту отчужого проникновения. Меня отпустило: яперестала сходить сума поНасте иИгорю, яперестала корить себя, чтопереспала сАндреем, ябольше неволновалось обудущем. Идаже тот факт, чтонебудь этого странного переноса, ясегодня уже былабы дома, этим утром меня как-то слабо волновал. Нет, конечно, япопривычке подумала, чтоИгорь несможет нормально собрать Настю всадик, чтомамино сердце может невыдержать моего исчезновения, что… Былдесяток этих «что», однако все они вдруг отошли навторой план. Анапервый передвинулся этот новый дляменямир.
        Сегодня я вдруг увидела, чтоместное солнце всеж чуть более красноватое, чемнаше, земное. Янаслаждалась вкусом каши, которую Динари сварила нам назавтрак. Мнебыли интересны люди, которые ходили вокруг, ихзабавные одежды, странные фургоны изапах незнакомых специй, который витал надпосадом. Язаинтересовалась странными инеобычными монетами, которыми Цепала рассчитался сБеркутом. Всевокруг было исключительно интересным, ия вдруг поймала себя намысли, чтомне очень хочется оказаться внутри городских стен.
        Мыподождали, пока очередь перед воротами рассосется итолько потом поехали внутрь. Мальчишки чуть несцепились сохраной вворотах, номне даже это неиспортило настроения, ялишь привычно приготовила гранату. Но,слава богу, обошлось.
        Город был удивительным. Ещедорождения Насти мы сИгорем ездили всвадебное путешествие вПрагу. Конечно, Шартан был другим, новцелом эти мощеные улочки инесколько готическая архитектура мне напомнили старую часть чудесной чешской столицы. Улочки были такимиже узкими, всамом широком месте еле-еле разъезжались два торговых фургона. Тротуаров здесь небыло, апокраям проезжей части вдоль домов тянулись неглубокие, выложенные камнем канавки - вероятно, онислужили длястока дождевой воды. Я,всвое время, читала много исторических романов - тамговорилось, чтозапах всредневековых городах стоял ужасный, потому что там небыло подземной канализации. Ничего подобного вШартане нечувствовалось. Город был совершенно чист. Пока мы добирались догостиницы, язаметила нескольких дворников встранной одежде, похожей нахалаты. Ониожесточенно мели улицы, собирая мусор вбольшие джутовые мешки, которые затем убирали вспециальные ниши вдомах. Ввоздухе витали запахи цветов, готовящейся пищи иеще чего-то незнакомого, нопряного иприятного. Ачуть ближе кцентру я унюхала запах, который невозможно спутать нисчем, - запах близкого        Довольно высокие, восновном трехэтажные строения подходили вплотную кулицам. Некоторые изних, выглядевшие побогаче, имели небольшой палисадник, отделявший их отдороги. Дома были построены изкамня, того самого, серого скрасными прожилками, изкоторого была сложена городская стена. Всеэто венчалось коническими крышами сярко-синей черепицей.
        Вокнах домов, там, гдебыли открыты ставни, блестели вполне настоящие стекла. Самое прикольное было втом, чтовсе окна вдомах были треугольными, стакимиже однобортными треугольными ставнями, открывавшимися вниз - тоесть, онипросто висели подокном воткрытом состоянии. Ставни инавесы надподъездами были резные, разукрашенные восновном всинюю гамму. Вовсем царил свой, совершенно непонятный нам стиль, которому нельзя было отказать внекоторой элегантности.
        Людей наулицах было много. Торговки, слотками то тут, тотам зазывали попробовать пирожки икакие-то странные конструкции, напоминавшие пирожные. Топали загруженные чем-то мужики вфартуках, некоторые несли какие-то инструменты. Между домами стайками носились дети, играя вдогонялки. Время отвремени поулице проезжали верховые налошадях иприоружии. Местная знать? Один раз я заметила промелькнувшую впереди роскошную карету, запряженную четверкой лошадей.
        Мальчик возраста Терима, сприкольным именем Лидик, который набился нам впопутчики, вывел нас надовольно обширную площадь. Онаимела шестиугольную форму, сфонтаном посередине. Втакомже, какиплощадь, шестиугольном бассейне лежал здоровенный каменный дельфин, скульптуры которого мы уже видели нашпилях местных церквей. Дельфин этот совершенно невозможно выгнулся, подняв страшноватую усатую морду кнебу. Изего рта, почти вертикально вверх била струя воды. Ябы неназвала этот архитектурный ансамбль красивым, ночто-то завораживающее внем все-таки было. Несговариваясь, мыподошли поближе ивсе вместе уставились начудо местного зодчества.
        - Дельфин - Создатель, - пояснила Динари. Покрайней мере так Вадим перевел ее пояснение. - Шартанцы верят, чтокогда-то он вышел изморя изаложил здесь город. Ну,всмысле, люди заложили, аон просто посмотрел им вглаза иприказал это сделать. Мнекогда-то отец пронего рассказывал…
        - Странный он какой-то, - пожал плечами Беркут. - Ночто-то внем все-таки есть…
        - Ребята, япредлагаю поселиться вгостинице, апотом уже посмотреть местные достопримечательности, - сказал Вадим, очем-то переговорив сЛидиком. Выглядел наш колдун сегодня уставшим иневыспавшимся, и, видя сияющие глаза Динари, которыми она постоянно следила заним, яподозревала опричине. Веки девчонки тоже были красными отнедосыпа, однако энергия так ибила изнее ключом.
        Беркут взял подуздцы свою ящерицу, имы потопали дальше. Гостиница, которая, какнам перевели, называлась «Шартанский рай», находилась прямо наплощади. Само здание было утоплено внутрь квартала, аперед фасадом располагался небольшой скверик, обнесенный кованой оградой изневысоких железных прутьев. Кактолько мы вошли втакиеже железные ворота, кнам бросился служка. Верховые ящеры настолько впечатлили его, чтоон аж рассыпался вжелании нам угодить. Спустя несколько мгновений накрыльце появился сам хозяин, который оказался отцом нашего провожатого. Шуганув мальчика, онпоклонился изаверил нас вневероятном сервисе.
        - Тынепротив одного номера надвоих? - спросил меня Андрей по-русски, считая монеты. - Откровенно говоря, цены кусаются…
        - Непротив, - пожала плечами я. Ещевчера ябы попросила его взять номер нам сДинари имальчиком, носейчас поняла, чтодевочка хочет остаться сВадимом. Аодна я оставаться боялась.
        - Вадик, заселимся, поговори смальчишкой, - продолжил Беркут. - Надо выяснить, гденомер этого «шипящего». Навестим его ночью, вопросы зададим…
        - Поговорю, - кивнул Третьяков.
        Кактолько Беркут отсчитал портье десятка полтора монет, молодая иулыбчивая девушка проводила нас вномера навтором этаже. НамсБеркутом досталась большая комната сдвумя треугольными окнами, огромной кроватью инесколькими комодами изрезного дерева. Сбоку встене была дверь, куда я немедленно заглянула. Особых удобств я неожидала, нованна меня невероятно порадовала. Устройство ее поражало воображение - большущий медный таз, подкоторым топилась печка. Днобыло выложено камнями, которые прикрывала небольшая деревянная сетка, вероятно, чтобы попа неподгорела. Надванной нависал странного вида кран: здесь, оказывается, былводопровод! Рядом стояло хитрое приспособление, вкотором я струдом опознала унитаз.
        Недолго думая, яоткрыла кран, чтобы наполнить ванну. Андрей затащил вкомнату последний мешок изакрыл засобой дверь.
        - Здесь ванная! - поделилась я сним своей радостью. Онзаглянул внутрь, осмотрел конструкцию ихмыкнул.
        - Главное - несвариться вэтом великолепии. Предлагаю привести себя впорядок ипрогуляться доместного базара. Хорошо былобы одеться поместной моде, ато мы похожи наоборванцев. Сколько тебе нужно времени?
        - Часа полтора. Немного прошу? - состроила я глазки.
        - Нормально. Явыйду, прогуляюсь, осмотрю гостиницу, - сообщил он, снимая шлем истаскивая ссебя кольчугу. - Закрою тебя снаружи. Оставь мне немного дров дляванной.
        - Какполучится, - хмыкнулая.
        - Тогда воду несливай, - неуклюже сострил он, выходя.
        Боже мой! Ванна!!!
        Яотмокала минут сорок, неменьше. Выбралась только тогда, когда Беркут постучал вдверь.
        Надеть действительно было нечего. Более-менее приличной была лишь длинная юбка, отданная мне купцом. Яподобрала поднее белую офисную рубашку, завалявшуюся уменя водном измешков. Завязала полы напиратский манер ирасстегнула пару верхних пуговиц. Внешний вид меня неудовлетворил, но, покрайней мере, яперестала быть похожей начучело. Надев свои единственные босоножки, яобъявила Андрею, чтоготова.
        Спустя полчаса мы вышли вкоридор ипостучались всоседний номер. Открыл дверь Терим.
        - Онизаперлись втой комнате иневыходят уже целый час, - пожаловался нам мальчик, указывая надверь, закоторой, вероятно, тоже скрывалась ванна.
        Беркут бесцеремонно вошел внутрь, сильно постучал вдверь ванной ирыкнул по-русски:
        - Вадик, хватит безобразничать! Мынабазар заодеждой. Снами идешь?
        - Подождите минутку, - внутри послышалась возня, затем дверь приоткрылась, ивщель пролез Вадим, завернутый вполотенце.
        - Думаю, мынепойдем. Нехочется вещи безприсмотра оставлять ивообще, - онсмутился, ия несдержала улыбки. - Возьмите Терима ссобой, пожалуйста.
        - Ладно, - хмыкнул Беркут, поворачиваясь кмальчику. - Терим, пошли снами набазар. Оденем тебя немного игород посмотрим.
        - Пошли, - обрадовался парень.
        - Пока, молодожены, - хихикнула я, выходя вкоридор. Кактолько дверь занами закрылась, щелкнул замок.
        Наулице стало еще жарче идушнее. Если наэтой планете климатические законы такиеже, какунас, - вечером должна была разразиться гроза. Людей наулице стало меньше. Возле гостиницы ошивались два каких-то оборванца, которые привиде нас переглянулись иисчезли вближайшей подворотне.
        Беркут остановил прохожего инасвоем ломаном эртазанском, вкотором ошибки замечала даже я, принялся выяснять, какпройти крынку. Мужичок вначале испугался: Андрей, выше его наголову, скинжалом напоясе инеизменной палкой вруках выглядел довольно устрашающе. Нопотом, поняв, чтоему ничего негрозит, принялся подробно объяснять нам, какпройти нарыночную площадь.
        Следуя указаниям, мыуглубились вузкие улочки. Поддавшись порыву, явзяла Андрея подруку. Онпокосился наменя снепонятным выражением лица, однако согнул руку влокте, чтоб мне был удобнее.
        Очередной раз повернув заугол, мыкак-то вдруг оказались набазаре.
        Ничего подобного я раньше нигде невидела. Площадь была огромной, забитой лотками, палатками, телегами, фургонами илюдьми. Ввоздухе стоял шум игам, всечто-то говорили, спорили, кричали иразмахивали руками. Торговали тут чем угодно: мясом, рыбой, морепродуктами, одеждой, украшениями, кухонной утварью, оружием, какими-то поделками издерева и, богзнает, чемеще. Явзяла заруку Терима, чтобы он непотерялся вэтой толпе.
        Андрей целенаправленно тащил нас кторговцам одеждой, непозволяя задерживаться удругих лотков.
        - Давай посмотрим, - пыталась я его задержать упалатки сразличными украшениями.
        - Потом, - буркнул он вответ, таща нас дальше. Наконец мы остановились возле огромного фургона, накотором висела всевозможная женская одежда. Торговала всем этим дородная женщина неопределенного возраста. Видя наш интерес, онамгновенно взяла все всвои руки:
        - Ах,господин воин желает одеть свою прекрасную спутницу? Сиюминуту мы подберем вам подходящий наряд. Пожалуйте сюда… Меня зовут Брыся. Чтовас интересует, милочка: погулять погороду, домашняя одежда, что-то нарядное? Или, может, собираетесь впутешествие? Всеинтересует? Ахкакчудесно!!! Присядьте, господин воин, вотвэтом кресле вам будет удобнее. Авы, молодой человек, угоститесь пряником, вотздесь, моядочка Тира сию секунду позаботиться овас. Тира, негодница, тащи сюда взвар изкоры исладкое… - Онаговорила что-то еще, чего я непоняла, разговаривала совсеми сразу, идаже Беркут уступил ее напору, опустившись вспециальное кресло дляожидания. Меняже торговка тутже увлекла внутрь, показывая наряд занарядом. Янеуспела глазом моргнуть, какоказалась впримерочной, гдеБрыся сама помогла мне раздеться, восхитившись моим бельем иподала мне юбку иблузку изсвоей коллекции. Втечение ближайших двадцати минут мы перемерили кучу одежды. Брыся периодически выталкивала меня изпримерочной показать Андрею, сама определяла, чтоему нравилось, ачто нет, итутже заталкивала обратно. Давно меня так необслуживали, точнее
никогда. Неудивительно, чтомы удалились отнее, одев меня сголовы доног навсе случаи жизни, хотя я пыталась заикнуться, чтонадо еще походить ипосмотреть. Беркут безвопросов иторговли отсчитал Брысе три золотые ипять серебряных монет изсвоего мешочка-кошелька, который он хранил запазухой.
        Когда мы собрались двинуться дальше, яподнялась нацыпочки ипоцеловала Андрея.
        - Спасибо, Андрюша. Этобыло дорого?
        - Неслишком, - ответил он, оглядываясь посторонам. - Мыоказались довольно состоятельными людьми поместным меркам, после драки сшодами. Цепала скупил почти все трофеи, выложив кругленькую сумму. Такчто, можно сказать, чтоты это заработала. Теперь пойдем одевать мужскую часть нашего войска.
        Яснова взяла его подруку и, оборачиваясь впоисках Терима, вдруг заметила оборванца. Увидев, чтоя смотрю нанего, тотюркнул закакую-то палатку. Что-то внем мне показалось знакомым, ноон слишком быстро исчез, чтобы я осознала, чтоименно.
        Вадим Третьяков,
        Шартан, Шар, 25-го изока, вечер
        - Зачем это? - спросила Дина, рассматривая «шмайсер», который я заворачивал вбумагу. Насерый лист, который удалось выпросить наресепшене, янанес маленькие синие светлячки. Получилось здорово - настоящая праздничная оберточная бумага.
        - Подарок дляАндрея, - ответил я, создавая схему, имитирующую бант. - Унего сегодня день рождения, - ячуть было незабыл, хорошо, чтовноуте выскочило напоминание. - Мыдарим подарки втакиедни.
        - Ой,ачто такое день рождения? - поинтересовалась она, поправляя платье. - Этопраздник такой?
        Ярассказал.
        - Амы непразднуем дни рождения, - сообщила мне она, крутясь перед небольшим зеркалом, висевшим надкомодом. Увидеть себя всю никак неудавалось, поэтому это чудо сбросило туфельки, забралась сногами напостель идаже немножко подпрыгнула. - Лишь день амулета.
        Дина выглядела потрясающе. Часа два назад Ира позвала ее ксебе вномер, обещая сюрприз. Судя повсему, пошли вход остатки косметики иеще непонятно какие женские ухищрения, ноиздеревенской девушки удалось сделать настоящую фею. Когда я открыл дверь, уменя отвисла челюсть. Передо мной стояла темноволосая Лейтон Мистер собственной персоной, сходство было просто поразительным. Ирка захихикала, увидев мое лицо. Придя всебя, яотомстил ей, спросив, приготовилали она подарок дляшефа?
        - Раньше немог сказать? - прорычала она. - Чтож теперь делать?
        Яее успокоил, сообщив, чтокое-что придумал ипреподнесу это отнас всех.
        - Чтоэто будет?
        - Чтоможно подарить такому, какнаш шеф? - Пожал я плечами. - Конечно, оружие.
        - Покажи, - потребовала она, заходя внаш номер. Япродемонстрировал «шмайсер», накоторый убил последние несколько часов. Артефакт, вчасти внешнего вида, конечно небыл шедевром. Ачто вы хотите, янерезчик подереву, аизинструментов уменя только топор инож, данесколько магических штучек. Сначала я думал обАК, нопотом понял, чтоего форму я точно непотяну.
        - Как-то выглядит… неподарочно, - ссомнением произнеслаона.
        - Зато функциональность науровне, - отмел я ее сомнения. - Девяносто зарядов содного комплекта накопителей. Дальность действия пятьдесят метров. Один заряд - трисгустка воздуха такой мощности, чтопробивают человека насквозь. Беркут будет просто счастлив!
        - Тыглупый иничего непонимаешь! Этонадо красиво упаковать!
        Вотименно этот разговор был причиной моих нынешних действий. Закончив, якритически оглядел свое творение и, вцелом, остался доволен.
        - Пойдем, малышка, - сказал я Дине, которая слезла скровати иодевала непривычную обувь - черные туфли нанебольшом каблуке, выкопанные Иркой взакромах ее рюкзака. Ониочень подходили подее серое, длинное, ноочень элегантное платье. - Насуже заждались, наверное. - Чисто наавтомате я прицепил кастет напояс.
        Мывышли изномера и, пройдя покоридору, спустились вниз повинтовой лестнице. Портье застойкой окаменел, глядя наДину. Да,да, воттакая уменя девушка! Пройдя мимо застывшего парня, мыподнялись натри ступеньки иоказались вресторане. Ну,ресторан - этосказано, конечно, громко. Деревянные столы илавки больше подходили дляпридорожного трактира, нотут было чисто ивкусно пахло. Несколько столиков были заняты, номы сразу заметили Иру, пообе стороны откоторой сидели Андрей иТерим. Залзатих, явдруг понял, чтовсе окружающие пожирают глазами мою спутницу. Дина немного смутилась. Явзял ее подруку.
        - Недрейфь!
        Иравыглядела нехуже. Зеленое платье соткрытыми плечами, блестящие рыжие волосы ивечерний макияж делали изнее этакую соблазнительную ведьмочку.
        - Андрюх, - сказал я, вручая искрящийся сверток. - Отвсех нас поздравляем тебя сднюхой и, конечно, желаем, чтобы все… - Ктознал шутку, улыбнулись. - Чтобы всё, вернее, утебя было иничего заэто небыло!
        - Спасибо, друзья, - Андрей, мнекажется, немного растерялся, целуя девушек ипожимаю мне руку. Явидел, емудействительно было приятно, чтомы незабыли.
        - Тыразверни, разверни, - сказал я, придерживая стул длясадящейся Дины.
        - Нефига себе, - пробормотал он, разглядывая автомат. - Нупрям эмпэ сорок[11 - Немецкий пистолет-пулемет времен ВОВ. Хуго Шмайсер неимел отношения кего конструированию, новнароде прижилось название «шмайсер» дляэтого оружия.]. Этото, чтоя думаю?
        - Да, - ответил я, перечислив характеристики. - Авот здесь, сверху - индикатор. Загорается красным, когда остается всего десять зарядов.
        - Апотом какперезарядить?
        - Потом надо заряжать, - ссожалением ответил я. - Видящий нужен. Носовременем могу попробовать сделать отъемный магазин.
        Подошла молоденькая пухленькая девушка вбелом переднике - официантка. Меню тут никакого небыло, онапросто спросила, чтомы будем кушать, перечислив несколько блюд - восновном рыба имясо. Мыпопросили самое вкусное, авкачестве напитков Беркут заказал девушкам иТериму местное сливовое вино, анам - пиво. Крепкого тут, ксожалению, небыло.
        Якак-то расслабился, впервые наэтой планете почувствовав себя всвоей тарелке. Дина синтересом оглядывалась посторонам, ейвсе было внове иинтересно. Днем, когда ребята забрали набазар мальчишку, мыустроили настоящее безумие. Малышка оказалась очень страстной ижадной доласки, ясовершенно неожидал такого.
        Девушка-разносчица принесла напитки - большие глиняные кружки спивом имутноватые, нодовольно элегантные поформе бокалы длявина. Само вино было подано встандартном орехе.
        - Ясегодня ужасно голодная, - сообщила Ира, пригубив бокал. - Причем целый день есть хочется. Признавайся, Вадик, чтоты уменя там включил?
        - Яневключал ничего, только выключил, - усмехнулся я, дегустируя местное пиво. Ничего так, только странный какой-то привкус.
        - Молодец, спасибо тебе еще раз, - сказал Беркут, отпивая глоток избольшой глиняной кружки. - Мысегодня нарынке встретили десяток нелюдей обеих рас. Былобы очень непосебе, небудь защиты.
        - Янепонимаю, какместные живут, - передернулась Ира. - Влюбую минуту можно стать марионеткой… Быррр.
        - Думаю, нелюди тоже чувствуют себя неслишком хорошо, - усмехнулсяя.
        - Почему это? - чему-то возмутиласьИра.
        - Аты представь: создали твои предки когда-то роботов. Всюжизнь они работали натебя, выполняли твои приказы, тоесть происходило все так, какбыло предусмотрено. Атут вдруг революция - роботы взбунтовались. Создали свое государство. Пошли натебя войной.
        - Ктотакие роботы? - спросила Дина.
        - Роботы - этосущества, которых создали длявыполнения определенной работы, - пояснил яей.
        - Тоесть мы - роботы? - уточнил Терим.
        - Вкакой-то мере да, - кивнуля.
        - Нуда, наверное, дляних это ужасно, - согласилась Ира. - Ноя всеравно нехочу наних работать… Пусть они исоздали когда-то наших предков. Что, впрочем, подбольшим вопросом.
        - Механизм контроля людей есть. Значит, сбольшой вероятностью можно утверждать, чтоэто так, - усмехнулся Беркут.
        - Этотак, - согласился я. - То,что здесь сейчас происходит - нечто иное, каквиток эволюции. Создатели стехи ишоды медленно сдают позиции своим созданиям. Создания почти необладают магией, нозато агрессивны, многочисленны иэнергичны.
        Принесли еду. Всенабросились нанее, будто неели неделю. Было очень вкусно. Девушкам надвоих поставили большое блюдо, накотором разлеглась огромная рыбина, напоминающая зеркального карпа, сломтиками каких-то овощей покраям. Нуанам, конечно, мясо, явно пожаренное нагриле. Сочное иочень острое.
        - Предлагаю выпить заАндрюхино здоровье, - поднял я кружку. Мыначали чокаться, местные ссоседних столов поглядывали нанас судивлением. Здесь непринято стукаться стаканами?
        - Акакже мы? НаЗемле, всмысле? Ктонас там создал? - спросила Ира, продолжая разговор.
        - Уменя есть версия, - жуя, проговорил я. - Думаю, чтонаши предки наЗемлю попали отсюда.
        - Как?
        - Атак, какнас сюда доставили, - ответил ей Андрей. - Ия очень надеюсь, чтомы встретимся сорганизаторами нашего путешествия.
        - Янаминутку выйду, - шепнула мне Дина, вставая из-за стола. Якивнул, глядя наАндрея.
        - Тыхочешь найти тех, ктонас сюда… пригласил?
        - Очень хочу, - взглянул наменя Беркут, ия поежился. - Найти изадать пару вопросов…
        Незавидую я тем, кому он эти вопросы будет задавать, подумалось мне. Подошла официантка, принеся еще кружки спивом иорех свином.
        - Затвоих родителей! - поднял я. Всеподдержали.
        - Жаль, чтопокрепче ничего нет, - пробормотал Андрей. - Кстати, агде Динари?
        Хм,действительно, задержалась она где-то. Что-то щелкнуло уменя вголове, внезапно я ощутил беспокойство иодновременно прилив энергии икакую-то полную бесшабашность. Сознание раздвоилось, часть его вдруг высветило внутренний интерфейс.
        Внимание! Потенциально опасная ситуация дляопекаемого объекта. Включен специальный раздел миссии - активация дополнительных физических иэмоциональных возможностей.
        - Минутку, - явскочил состула идвинулся квыходу. Мирвокруг будто подернулся дымкой, лишь одна мысль птицей билась вголове - найти изащитить Динари!
        Здесь туалеты неделились наженские имужские - были просто одноместные кабинки, которые закрывались изнутри. Проверив тот, который был рядом совходом вресторан, яподошел кстойке.
        - Скажите, уважаемый, вымою даму невидели? - спросил я молодого парня вбелой рубашке, расшитой цветными лентами, который, облокотившись настолешницу, мечтательно смотрел настену, гдевисела картина, изображавшая деревенский пейзаж.
        - Красивая леди поднялась наверх, - сообщил он мне, выйдя изтранса. Кивнув, ядвинулся клестнице. Чемдальше, темменьше мне нравилось происходящее.
        Наверху вход наэтаж почему-то был прикрыт занавеской. Неуспел я ее откинуть, каквмои руки впились чьи-то пальцы, вывернув их заспину. Передо мной вдруг возникла мерзкая харя.
        - Смотреть вглаза, - прохрипела образина по-эртазански, схватив руками меня зауши иповорачивая мою голову так, чтобы его зрачки расположились напротив моих. Заего плечами вдруг раскрылись большие перепончатые крылья. Стех! Вместо страха наменя вдруг нахлынула ярость. Ахтак? Нуподожди, мерзавец!
        Яподнял взгляд и, сфокусировавшись назрачках нелюдя, изовсех сил надавил. Борьба длилась лишь мгновение. Стех провалился.
        Винтерфейс нелюдя я ворвался какслон впосудную лавку. Походя уничтожив блок безопасности мерзавца, яотмахнулся отпредупреждающих сообщений имоментально вошел вблок оперативных действий.
        Чтопроисходит? Гдедевушка?
        Страж Эдема приказал захватить пришлых. Девушку неудалось подчинить, поэтому она обездвижена ивынесена водвор, гдебудет упакована вкарету идоставлена крезиденту.
        Гденаходится резидент?
        Янезнаю.
        Приказать отпустить руки!
        - Отпустите его, - прохрипел стех.
        Почувствовав, чтолевая рука свободна, янашел пальцами отверстия кастета и, сняв его спояса, активировал разряд.
        Треск молнии ивопль урода, стоящего слева отменя, раздались почти одновременно. Мужик рухнул, схватившись заногу. Онеще неуспел достичь пола, когда я, развернувшись, влепил разряд вгрудь правому. Второй супостат откинулся назад, треснулся спиной иголовой остену имедленно стал сползать вниз. Подчиненный мною стех состеклянным взглядом осел напол, изушей показались струйки крови. Похоже, обширный инсульт.
        Ярость истрах заДину захватили меня так, чтонакакое-то время я перестал соображать. Очнулся только тогда, когда ладонь соскользнула сокровавленного кинжала, которым я добивал раненого вногу врага. Бегом заДиной!
        Подбежав ксвоему номеру, яногой треснул подвери, незаморачиваясь ключами. Дверь распахнулась, вномере кто-то был. Хватило мгновения, чтобы понять, чтоэто чужак. Мужик выхватил меч, ноэто последнее, чтоон сделал всвоей жизни, - разряд впился ему влицо, заставив плясать нечто вроде танца святого Вита. Дымящееся тело еще падало, когда я схватил свою кольчугу.
        Наномере стояла сигналка. Нокто-то ее снял. Ия этого непочувствовал!
        Рюкзак сгранатами инакопителями, ноутбук туда. Вгостиницу врядли вернусь. Жезл вправую руку. Бежим!
        Вкоридоре никого небыло, кроме трупов. Яподбежал клестнице, ивэтот момент внизу трехзарядной очередью пролаял «шмайсер». Беркут! Скатившись слестницы, яувидел, каквовходную дверь врываются трое мужиков смечами. Направив впервого жезл, почувствовал несильную отдачу и, неглядя нарезультат, рыбкой нырнул застойку. Рванув зубами щепку, я, какучил Беркут, заорал «бойся!» иперекинул мешочек через стойку кдвери.
        Почти мгновенно раздался взрыв иотчаянные крики, аследом послышалась дробь осколков, барабанящих постенам.
        Нетеряя нимгновения, янакарачках рванул дальше, лишь перед тем, каквыскочить наоткрытое пространство, притормозил ибыстро высунул голову.
        Вфойе один лежал бездвижения, двое корчились влуже крови возле самой двери. Чуть правее постенке сползал молодой парень, ранее сидевший застойкой. Накрасивой белой рубашке расплылось несколько кровавых пятен. Впереди еще дважды пролаял «шмайсер», раздались крики.
        Рванув снизкого старта, я, пригибаясь, подбежал кдверям вресторан. Заглянул. Столик, закоторым мы сидели, превратился вбаррикаду, утыканную несколькими стрелами. Вдверях лежал мертвый арбалетчик, взале виднелись еще два тела.
        - Беркут, язаДиной, еепохитили стехи! - заорал я, рванув кдвери, ведущей вгостиничный двор.
        - Давай! - крикнул он. - Встречаемся уЦепалы.
        - Понял, - ответил я, врезаясь вдверь всем телом.
        Водворе было темно. Света, падающего изтреугольных окон, хватало только нато, чтобы разглядеть силуэт странной кареты, запряженной четверкой лошадей. Ятолько собрался рвануть кней, каквспыхнула сетка защиты. Отклоненный арбалетный болт впился вкосяк двери. Твоюже мать!
        Яупал наземлю, перекатился всторону, прикрываясь какими-то ящиками, и, буквально вдвижении, через перстень активировал еще один контур защиты.
        - Живым брать! - услышал я шипящий голос, прохрипевший команду наэдемском. Свистнул кнут, лошади рванули сместа.
        Ага, сейчас. Явам покажу, кто, кого икуда будет брать!
        Кактолько карета выехала заворота, ядернул защепки уже приготовленные две гранаты изапустил их вцентр двора одну задругой. Вспышки озарили двор, трифигуры, каккегли, попадали наземлю, одна юркнула куда-то всторону, спрятавшись закакие-то бочки.
        Такя, наверное, небежал никогда. Попути ткнув жезлом какого-то чересчур активного супостата, которому недосталось осколков, явыскочил насоседнюю улицу. Иуспел заметить, каккарета свернула наперекрестке.
        Ябежал допоследнего. Воздуха нехватало, казалось легкие сейчас разорвет. Ещедва раза мне удавалось заметить направление, куда сворачивал экипаж. Авкакой-то момент ноги просто заплелись друг одруга ия, споткнувшись, рыбкой полетел вчей-то сад. Удар оземлю выбил излегких последний воздух ивглазах потемнело.
        Андрей Беркутов, Шартан, Шар, 25 изока, вечер.
        Никогда себе непрощу, чтопомешкал вту секунду. Когда троица сготовыми кстрельбе арбалетами возникла вдверях, япочему-то решил, чтоони незанами. Вкабаке были заняты еще три стола, рядом сидела компания мужиков, чьилица небыли отягощены интеллектом. Может, кним? Мытак чертовски хорошо сидели впервые задолгое время, чтоэта тайная надежда вместе сударившим вголову пивом непозволили мне правильно оценить ситуацию. Лишь когда траектория движения бойцов неоставляла никаких сомнений, яметнул стул им навстречу, нобыло поздно. Один изних выстрелил, яупал, сбивая Иру напол. Первый болт отрикошетил отмоей защиты, азатем мигнула защита мальчика. Третий щелчок арбалета я услышал, будучи подстолешницей.
        Руки схватили подарок, лежавший рядом. «Шмайсер» чуть дернулся, вбивая три воздушные пули вгрудь ближайшему комне бойцу, авторого я стукнул столом, потому что выстрелить уже неуспевал. Третий, поняв, чтодиспозиция изменилась, вдруг отскочил назад ирванул кдвери. Вэтот момент там заорал Вадим, ия, схватив Иру, снова грохнулся напол, прикрываясь перевернутым столом. Бахнула граната. Приподнявшись надукрытием, явогнал заряд арбалетчику, который был уже возле самой двери, азатем добил последнего, который корчился отудара столом прямо перед нами.Три.
        Ирастеклянными глазами смотрела намертвого мальчика, ноги которого еще дергались вагонии. Влевой глазнице Терима торчал хвостовик болта.
        - Беркут, язаДиной, еепохитили стехи! - заорал Вадим отдвери.
        - Давай! - крикнул я. - Встречаемся уЦепалы.
        - Понял, - донеслось вответ. Ясхватил Иру заруку.
        - Бежим. Немедленно!
        - Терим! - крикнулаона.
        - Емууже непоможешь, - сказал я, вытягивая ее из-за стола. - Бегом замной!
        Мывыскочили вфойе. Дватрупа идва трехсотых. Янаходу добил обоих. Пять. Навтором этаже рядом слестницей лежали трое, один изних нелюдь. Айда Вадим! Тутдаже контроль ненужен.
        Дверь его номера была открыта, внутри горел светильник, рядом скроватью лежал еще один двухсотый вкольчуге иприарбалете. Гранаты где? Издвух мешков остался только один. Ясхватил оставшийся, метнувшись обратно кдвери, - вкоридоре послышалась возня. Ираопустилась накорточки.
        - Чтомне делать? - несвоим голосом спросилаона.
        - Держи, будь готова кидать, - кинул я ей мешок сгранатами, предварительно достав изнего две. Шумявно отлестницы. Звон металла. Нехотелось выглядывать, новдруг Вадик? Опустившись накарачки, япригнул голову ксамому полу ибыстро выглянул вкоридор. Стех идва мужика. На! Наеще одну.
        Отвзрывов что-то посыпалось спотолка. Выскочив вкоридор, оценил обстановку. Двабездвижения, нелюдь шевелится. Яподнял «шмайсер» идобавил ему заряд вголову. Шесть.
        - Ира, идисюда.
        Метнувшись кнашему номеру, явставил ключ. Щелкнул замок. Гранату вщель, ненужны нам сюрпризы. Грохнуло. Вопль. Толкнув дверь, вошел внутрь. Мужик собнаженным мечом корчился наполу, прилетело ему хорошо, ниже пояса весь вкрови. Экономя заряды, присел ивоткнул егоже меч мерзавцу вгорло. Ятебя неприглашал.
        - Ира, переоденься вджинсы. Ссобой ничего небрать. Втемпе.
        Девушка послушно скинула платье истала быстро одеваться, стараясь несмотреть натруп. Янатянул кольчугу ишлем, кинул врюкзак деньги иарбалеты, вставил вспециальную петлю шест.
        - Пришлые! Сдавайтесь. Вамотсюда невыбраться, - по-эртазански проорали изкоридора. - Если сдадитесь сейчас, гарантируем жизнь.
        - Русские несдаются! - крикнул я вответ, прыгнул кпроему, дернул щепку иметнул гранату наголос.
        Врыв. Итутже грохнуло рядом сномером. Значительно серьезнее, чемнаша граната. Яупал наприблизившуюся Иру, прикрывая ее отпадающих спотолка ошметков. Больно прилетело поруке. Вскочил, дернулся кокну ивынес его ударом ноги враму. Стекла созвоном посыпались наружу. Через секунду сулицы прилетел болт, воткнувшись впотолок. Твари, обложили.
        Снова кдвери, бухнулся наколени, быстро выглянул. Возле лестницы стояли два стеха, что-то колдуя. Нельзя давать им закончить… Яподнял «шмайсер» и, совместив целик имушку наближайшем, потянул заспуск. Нелюдь сложился сразу, ия перевел огонь навторого. Тот, однако, лишь покачнулся отвыстрела. Ядобавил еще заряд. Десять. Ивот тут грохнуло по-настоящему!
        Видно нелюдь незакончил схему, ився энергия высвободилась, вспомнил я рассказы Вадима. Ушизаложило, меня отбросило отдвери. Там, гдестояли стехи, упало что-то тяжелое.
        Тряхнув головой, яснова выглянул вкоридор. Лестницу завалило упавшей балкой.
        - Ира, сюда! - крикнул я, ударив ногой дверь номера напротив. Стреском косяк раскололся, мызабежали внутрь. - Прикрой дверь! - приказал я девушке, приблизившись кокну, шагая прямо покровати. Шмотки разбросаны какие-то… Окно выходило водвор, атам было темно. Оттянув шпингалет, яосторожно опустил раму, стараясь нешуметь. Метра три. Кто-то водворе бегал, нопоокну нестреляли. - Идисюда. Прыгаем!
        - Ябоюсь!
        - Поздно бояться уже. Давай!
        Схватив подошедшую девушку, япоставил ее наподоконник. Ира, мгновение помедлив, прыгнула инегромко вскрикнула припадении. Япрыгнул следом, сгруппировавшись. Земля ударила поногам, язавалился набок, оглядываясь вокруг. Чья-то тень метнулась отворот кнам. Яподнял «шмайсер» ивыстрелил. Одиннадцать. Тень упала, что-то металлическое звякнуло окамни.
        - Андрей, нога, - вголосе Иры послышалось отчаяние.
        - Сейчас, - яподбежал кней. Девушка держалась залодыжку. - Болит?
        - Очень. Подвернула.
        Яприсел ивзвалил Иру наспину.
        - Держись!
        Стараясь держаться втени, яринулся кворотам. Доних оставалось метров пять, когда комок боли будтобы взорвался уменя влевой ноге. Неудержав равновесия, яупал. Ираскриком перелетела через меня и, спротивным звуком, грохнулась оземлю.
        Рука нащупала стержень болта, воткнувшийся чуть выше колена. Резкая боль дернула меня изнутри, япочувствовал, какреальность поплыла. Кость задета, понял я. Неуйти. Нучтож, значит, кое-кто дорого заплатит… Яотполз застоявшую рядом бочку ивысыпал наземлю все имеющиеся уменя гранаты. Шесть штук.
        - Ира, тыздесь?
        Тишина. Прости, девочка. Видит бог, янехотел.
        Заметив движение слева, ядернул чеку иметнул туда мешочек. Взрыв. Вспышка намгновения осветила двоих, кто-то заорал. Подняв ствол артефакта, я, уженеэкономя заряды, отработал помелькнувшим силуэтам ибыстро отполз всторону, меняя позицию. Двадцать. Есть контакт - кто-то заорал. Пронзительно, такорут, когда понимают, все, умирать пора. То,что надо! Услышав шорох отограды, метнул подарочек итуда. Взрыв, свист осколков иудары их ометалл. Что-то несильно дернуло заплечо. Нафоне окна еще тени - итуда, одну задругой. Бахнуло хорошо, зазвенели стекла, ноодна, похоже, невзорвалась. Ничего, добавим изавтомата. Двадцать восемь. Таквам, уроды. Будете знать, чтотакое десант! Так, отползем еще немного…
        Заоградой вдруг послышались крики извон металла. Сражаются намечах? Местная полиция подоспела? Эх,жаль, собственное тело незаминировать сэтими гранатами… Хотя…
        - Андрей! Этоя, Диана! Если ты слышишь меня, дайзнак и, пожалуйста, нестреляй! - раздался отограды знакомый женский голос, который я уже нечаял услышать. - Мынехотим зла тебе итвоим друзьям. Просто поговорить. Яздесь сгородской стражей, мысхватили бандитов, которые напали навашу гостиницу… - Онаговорила что-то еще, ноя уже непонимал.
        - Яздесь, - удалось прохрипеть мне, сжав гранату вкулаке. Если ее подчинили, уйдем вместе.
        Изворот выскочило несколько человек вполном боевом снаряжении. Двое несли факелы. Диана, одетая вэлегантные доспехи сдвумя пистолетами вруках, шлавпереди. Прямо богиня войны, мелькнула мысль. Бойцы грамотно рассыпались вокруг, несколько человек сарбалетами имечами побежали кдверям гостиницы. Девушка огляделась, хмыкнула и, заткнув один пистолет запояс, авторой вкобуру, подошла комне инесколько мгновений смотрела мне вглаза. Потом улыбнулась иопустилась передо мной накорточки.
        - Нуздравствуй… воин.
        - Здравствуйте, баронесса, - яструдом отыскал впамяти ее титул.
        - Чтож ты так… неаккуратно? - Онакивнула, показывая наболт вноге.
        - Летел мимо, - скривился я, струдом удерживаясь всознании. - Неудалось разминуться. Чтосдевушкой? - Яповернул голову всторонуИры.
        - Сдевушкой? - Что-то странное промелькнуло вее голосе. Онаподошла кИре, осмотрела ее ипощупала пульс нашее. - Жива твоя девушка. Безчувств, похоже упала неудачно. Нога только унее… сломана.
        Кнам подбежал боец ичто-то начал докладывать Диане наимперском. Выслушав его, онапосмотрела наменя ипокачала головой.
        - Шесть стехов идевятнадцать человек, - задумчиво произнесла она. - Недурно. Андрей, простите, незнаю вашего титула… Небудетели вы так любезны посетить сегодня вечером мое скромное жилище? Здесь, право, неочень удобно разговаривать. Гостиница разрушена…
        - Яимоя спутница судовольствием принимаем ваше приглашение, милая баронесса, - втон ей прохрипел я, стараясь незастонать отболи. - Небудутли ваши воины столь любезны помочь мне подняться?
        - О,я почту зачесть сделать это сама, - усмехнулась девушка, обнимая меня истараясь поднять. Этоона зря, подумалось мне. Едва я встал наздоровую ногу, какмир перед моими глазами поплыл окончательно. Последнее, чтоя помнил - какмы, вместе сбаронессой, рухнули наземлю.
        Часть третья. Невидимки
        Дайте человеку цель, ради которой стоит жить, ион сможет выжить влюбой ситуации. Иоганн Вольфганг фонГёте
        Вадим Третьяков, Шартан, 26-го изока, ночь
        Очнулся я, когда громыхнуло. Хорошо так жахнуло, какбудто совсем рядом крейсер выстрелил изорудия главного калибра. Исразу сверху полилось. Основательно так, тропически. Ая просто лежал, безсил, безмыслей, безничего… Илишь когда намне неосталось ниодного сухого места, подумал, что, пожалуй, надо подняться.
        Явстал ивыбрался излопухов, вкоторых провалялся последние несколько минут, часов, лет? Янезнаю. Знаю только, чтосейчас - ночь. Желтые фонари струдом просвечивали сквозь сплошную стену дождя. Поправив рюкзак наспине изацепив жезл заремень, ядвинулся поулице. Куда? Давсе равно, главное найти какую-нибудь крышу надголовой.
        Крыша нашлась через пару кварталов. Вывеска надфонарем недвусмысленно сообщала, чтопередо мной вход впитейное заведение. Толкнув обитую медью дверь, япрошел внутрь иоказался вярко освещенном зале. Тутстояло полтора десятка столов, забольшинством изкоторых сидели люди. Оглядевшись, явыбрал небольшой свободный столик надвоих неподалеку отгорящего камина и, кинув рядом рюкзак, опустил свое седалище нагрубо сколоченный стул. Подо мной сразуже натекла лужа.
        - Чтожелаете? - Возле меня остановилась молоденькая девушка, одетая вдовольно откровенное платье.
        - Что-нибудь, чтобы согреться.
        - Горячее вино, огненную воду?
        - Вотогненная вода будет всамый раз, - буркнул я, доставая изрюкзака ноут. Конечно, насквозь мокрый. Яположил его настол сохнуть. Даже отсоединил батарею навсякий пожарный. Если ноут сдохнет, мнекрышка. Самневыживу иДину ненайду.
        Девушка вернулась спустя минуту. Намедном подносе стоял небольшой глиняный стакан итарелка состранными, колючими овощами… илифруктами? Всеэто она мгновенно поставила настол. Японюхал жидкость встакане. Потянуло откровенной сивухой. Собравшись ссилами, явыдохнул изалпом хватанул содержимое. Нуигадость! Самогонка, градусов шестьдесят, наверное, неменьше. Девушка застыла, пораженно смотря наменя.
        - Чтотакое? - спросил я унее, занюхав выпитое колючим плодом.
        - О,мастер, яникогда невидела, чтобы огненную воду пилитак!
        - Тыиздеваешься, - хмыкнул я. - Акакее еще можно пить?
        - Нукакже, - снова изумилась она. - Маленькими глоточками, закусывая каждый кусочком ёжурца. - Девушка кивнула наколючую закуску.
        Ярассмотрел внимательнее овощ и, стараясь неуколоться, откусил кусок. Хм.Остренький такой, напоминает маринованный кабачок.
        - Давай-ка, красавица, неси мне еще три таких стакана, - попросил я ее, чувствуя, каквгруди растекается тепло. Девушка снова удивленно покачала головой иисчезла. Ая вдруг вспомнил, чтоуменя совершенно нет денег. Вотчерт!
        Втрактире народ пил игулял. Подвое, потрое, азанекоторыми столами сидели шумные компании изнескольких человек, втом числе иженщины. Вдальнем углу расположились двое шодов. Этиотличались оттех нелюдей, которых я видел ранее. Упитанные, вярких, вполне человеческих одеждах - сейчас вних небыло ничего угрожающего илинеприятного. Нурогатые,да…
        Появилась девушка-разносчица, стремя стаканами иеще одной тарелкой ёжурцов.
        - Пожалуйста!
        - Спасибо, красавица. Небудешьли ты так добра позвать хозяина?
        - Ой,ачто случилось? - испугаласьона.
        - Ничего неслучилось, - какможно более приветливее улыбнулся я. - Просто разговор есть кчеловеку.
        - Сиюсекунду позову, - соблегчением вздохнула официантка, тутже исчезнув.
        Спустя некоторое время вдверях кухни появился невысокий ипузатый мужичок, летпятидесяти, находу вытирающий руки полотенцем. Внимательно оглядев зал, оннаправился прямиком ккамину иостановился рядом сомной.
        - Доброй ночи, - глубоким баритоном поздоровался он, оглядывая стол изадержавшись взглядом наноутбуке. - МнеБерта сказала, чтомастер желает сомной поговорить?
        - Простите, чтоотнял увас время, уважаемый хозяин, - также вежливо начал я. Вголове зашумело, ледяной ком вгруди стал постепенно таять. - Неприсядетели наминуту. Уменя квам есть предложение. Выгодное.
        - Только наминуту, - хозяин опустил зад настул, снова покосившись наноут. - Очень много дел. Меня зовут Базил.
        - Ая Тритий, - назвался я ником, подкоторым меня знали всети. - Видители, уважаемый Базил, явидящий… - Ясделал паузу, давая ему осознать сказанное. Хозяин тутже вскочил состула ипоклонился.
        - Уважаемый терр!
        - Садитесь, Базил, садитесь, - ямахнул рукой. Хозяин, секунду помедлив, снова опустился настул. - Нетли увас артефактов, которые надо починить илизарядить?
        - Какнебыть, конечно есть, уважаемый терр! Ноя ненастолько богат, чтобы оплатить ваши услуги…
        - Онет, нет, уважаемый Базил, янебуду просить увас деньги. Достаточно будет выпивки.
        Базил пораженно уставился наменя. Япрямо видел, какработают шестеренки его мозга - онискал подвох вмоем предложении. Сформировав надперстнем маленькую светящуюся звездочку, яснял ее скольца иприцепил наворотник его рубашки.
        - Видители, уважаемый хозяин… Ясегодня проиграл один спор ивынужден заниматься благотворительностью.
        Опасливо приподняв подбородок, Базил сужасом покосился назвездочку.
        - Немогбы уважаемый терр… Снятьэто?
        - О,конечно, - великодушно заявил я, снимая звездочку ирассеивая схему. - Итак?
        - Уменя неработают шесть светильников идва УМА. Если терр их починит, тоя буду кормить ипоить вас бесплатно целую неделю!
        - Превосходно, - заявил я, откусывая кусок ёжурца. - Тогда прикажите вашей служанке принести их сюда. Искажите, небудетли увас комнаты наэту ночь?
        - Сиюсекунду Берта все принесет, уважаемый терр. Вообще-то мы здесь неселим постояльцев, ноя могу предложить терру гостевую спальню.
        - Судовольствием воспользуюсь вашим любезным предложением, уважаемый хозяин.
        - О,тогда разрешите пожелать терру приятного вечера, - Базил поклонился ичутьли небегом рванул накухню.
        Явзял стакан и, выдохнув, отпил половину. Пока нельзя напиваться, надо артефакты починить. Нопотом…
        Спустя минут пять появилась Берта сбольшой корзинкой. Поставив ее рядом сомной, онапоклонилась и, также какее хозяин, бегом рванула обратно накухню. Наклонившись, явытянул местное магическое изделие.
        Нучто сказать… Убого. Светильник представлял собой небольшой деревянный брусок. Нанем, всего наодном кусочке псинергии, висела схема простого светляка ичетыре маленьких накопителя. Последние, конечно, были пусты. Кроме того, сбоку кбруску крепилась маленькая палочка, которую можно было переместить вдва положения. Водном изэтих положений сидела схема активации.
        Достав изрюкзака накопители, язаполнил светильник подзавязку ипроверил. О,работает! Двое мастеровых, сидевших засоседним столиком, сужасом покосились наменя. Яподмигнул им идостал второй светильник.
        Всемагические лампочки были одинаковыми. Назаполнение шести светильников я потратил целый комплект накопителей. Один пришлось подремонтировать - кусочек псинергии был таким маленьким, чтосхема чуть неупала сматрицы.
        Универсальные медицинские артефакты были посложнее. Яуже видел такие, несколько штук мы подобрали смертвых шодов. Этобыли полноценные артефакты, слогическим исиловым контурами, ислужили они длявосстановления разорванных каналов вчеловеческом теле. Водном изних была нарушена логическая схема, имне пришлось задействовать кольцо, чтобы ее восстановить. Второй просто требовал зарядки, начто я потратил еще один комплект накопителей. Мелькнула мысль, чтовыпивка иночлег обходится слишком дорого. Нуда фиг сним.
        Сложив отремонтированные артефакты обратно вкорзину, янакатил. Апотом - еще. После четвертого стакана, принесенного мне услужливой Бертой, японял, чтосам уже никуда недойду. Последнее, чтозапомнилось вту ночь, - явсе-таки убрал ноут обратно врюкзак отгреха подальше.
        Андрей Беркутов, неизвестно где, 26-го изока, утро
        Панно изображало что-то эпическое. Здоровенный дельфин собрал вокруг себя толпу людей, которые внимали его речам. Рядом распускали паруса пузатые корабли, строился город. Нарисовано было сдушой, видно, чтохудожник делал свою работу судовольствием.
        Картину напотолке я разглядывал уже второй час. Потой простой причине, чтонемог встать спостели: моялевая нога была закована вдеревянное приспособление, вероятно служившее здесь подобием гипса. Внешне оно напоминало ящик, привязанный ккровати толстыми, спалец толщиной, веревками. Сама кровать - этакий сексодром два надва метра, стояла строго посередине комнаты. Поуглам ложа возвышались деревянные резные столбики, высотой метра полтора - кним, собственно, моянога ибыла привязана.
        Самя, совершенно голый, лежал подмохнатой пятнистой шкурой какого-то зверя. Комната, вкоторой я проснулся, имела четыре больших окна (чтоинтересно - нетреугольных, авполне наших, земных, лишь сзакругленной верхней частью), камин истены, увешанные коврами иоружием. Коллекция колющих ирежущих приспособлений впечатляла. Помещение немогло быть нечем иным, какспальней. Кемнужно быть, чтобы увешать стены вспальне мечами икинжалами?
        Мнебыло достаточно комфортно, поэтому я нестал никого звать, апринялся дожидаться развития событий. Повсем признакам меня собирались лечить, непосредственной угрозы ненаблюдалось, такчто можно было подождать иподумать. Исамый главный вопрос, который я пытался обмозговать, звучал так: чтобыло нужно отменя Диане?
        Непоймите неправильно. Ябыл очень рад ее появлению иблагодарен заспасение. Изато, что, разборки сместными властями она тоже, скорее всего, взяла насебя - иначе нележалбы я втакой спальне. Мнеэта девушка нравилась, даже более чем. Темнеменее я ниразу неЛеонардо Ди Каприо, чтоб женщины носили меня наруках. Темболее, такие какона. Ненадо быть гением, чтобы сложить два плюс два исделать соответствующие выводы.
        Когда я начал уже испытывать некоторое беспокойство - захотелось внужник снегромким скрипом открылась дверь спальни. Вкомнату вошла женщина вдлинном платье ивкружевном переднике. Летсорока, смиловидным идобрым лицом. Увидев, чтоя проснулся, онаприсела вреверансе, так, кажется, этоназывается, ипоздоровалась по-имперски.
        - Доброе утро, - ответил я ей по-эртазански.
        - Каквы себя чувствуете, ваша светлость? - перешла она напонятный мне язык.
        Воткак! Светлость!
        - Прекрасно,эээ…
        - Меня зовут Рина, ваша светлость.
        - Прекрасно, Рина, - ястал судорожно вспоминать нужные слова. - Неподскажите, какпосетить удобства?
        - Явам помогу, - безтени стеснения ответила она. Достала из-под кровати соответствующее приспособление иприменила поназначению. Нуиладно, ятоже нестал смущаться. После ранения там, унас, яуже проходил подобные процедуры. Когда все вопросы были решены, Рина ненадолго вышла, носпустя несколько минут вернулась ивновь присела вэтом самом реверансе.
        - Ваша светлость, баронесса Диана дель Мио спрашивает, можетли она навестить вас? Прикажете подать завтрак надвоих?
        Сказать, чтоя выпал восадок - несказать ничего. Прям изгрязи вкнязи!
        - Да,конечно, - ответил я, поправляя пятнистую шкуру. Рина исчезла. Спустя две минуты дверь спальни отворилась ивкомнату вошло Солнце.
        Девушка выглядела ослепительно. Никогда недумал, чтожелтое платье может настолько подходить брюнетке. Впрочем, баронесса небылабы собой, еслиб напоясе невисели маленькие золотые ножны скинжалом. Улыбнувшись, Диана подошла ккровати. Несколько секунд мы смотрели друг другу вглаза, неговоря нислова. Прямо ритуал, подумаля.
        - Выослепительны, Диана, - наконец я решился прервать молчание.
        - Каквы себя чувствуете, Андрей? - бархатистым голосом спросилаона.
        - Теперь, когда вы рядом - просто превосходно! - ответил я, откровенно любуясьею.
        Улыбка мелькнула унее нагубах итутже исчезла. Вдверь постучали. Недожидаясь приглашения, вошла Рина, вкатив небольшой столик наколесиках.
        - Высвободны, Рина, ясама поухаживаю заих светлостью, - сказала Диана, кактолько служанка подкатила столик ккровати. Очередной раз присев вреверансе, женщина оставила нас вдвоем.
        - Диана, может, выобъясните, чтопроисходит? - Взял я быка зарога.
        - Вамнетерпится перейти кделам? - Усмехнулась она, подкладывая подушки мне заспину иустанавливая поднос наножках передо мной. - Ая так хотела поиграть всветскую даму. Последнее время мне так редко удается ею быть, чтоя даже начала скучать поэтой роли.
        Положив насеребряную тарелку немного каши, девушка взяла ложку ипринялась меня кормить. Ябыл настолько ошарашен этими ее действиями, чтоподавился изакашлялся. Отставив тарелку всторону, Диана постучала мне поспине ивытерла лицо салфеткой.
        - Милая Диана, - откашлявшись, посмотрел я нанее. - Мнеочень приятна ваша забота, номои руки вполне рабочие, - япошевелил пальцами. - Яотлично могу поесть самостоятельно.
        - По-эртазански правильно говорить - руки здоровые, - поправила меня баронесса, никапельки несмутившись. - Какой вы все-таки бука, Андрей Беркутов. Нималейшей романтики! Кстати, чтотакое «беркут»? - спросилаона.
        - Этоптица, - сообщил я ей, наворачивая кашу. Очень, кстати, вкусную. - Хищная. Что-то вроде орла, - продолжил я, вспомнив, какТерим показывал мне хищника, летавшего надполями. Эх,Терим, Терим… Чувство вины цапнуло засердце. Неуберег парня… Значит, сИркой все впорядке. Никто здесь, кроме нее иВадима, моюфамилию незнал. АВадим врядли сталбы болтать. Кстати, занего я неволновался. Если наслучайную стрелу ненапоролся, сним точно все будет хорошо.
        Диана оценивающе оглядела меня.
        - Унас гербы схищными птицами могут принадлежать только лицам королевской крови, - произнесла она. - Анавашей… планете?
        Удивился думаете? Даниразу. Чего-то такого я иожидал.
        - Нанашей королей почти неосталось, - усмехнулся я. - Нами восновном управляют неприлично разбогатевшие торговцы, банкиры илиих марионетки. Диана, давай откровенно, - яперешел на«ты». - Тыпредставитель властей?
        Девушка взяла сблюда большой, похожий наманго фрукт ипорезала его начетыре части. Затем, сявным удовольствием, вонзила зубки водну издолек.
        - Яофициальный представитель империи, - сообщила она, проглотив кусочек. - Уменя задание - найти пришлых иустановить сними контакт. Иналадить взаимовыгодное сотрудничество.
        - Ичемже несколько оборванцев могут помочь целой империи? - усмехнулсяя.
        - Тысебя недооцениваешь, - усмехнулась она вответ. - Чтоже касается помощи, то… Империя вомногом существует только благодаря технологиям, несвязанным смагией. Есть сведения, чтовы спланеты, гделюди обходятся безмагии. Разве нетак?
        - Так-то оно так, - ответил я, попробовав местный манго. Неплохо! - Датолько я негений, неинженер инеученый, - последние слова я произнес по-русски. - Моих знаний врядли хватит начто-то серьезное.
        - Приэтом вы, менее чем занеделю, умудрились изготовить несколько артефактов, которые длянаших видящих стали большим сюрпризом, - хитро улыбнулась Диана. - Начать внашем мире войну, уничтожить боевую дюжину шодов иразгромить резидентуру стехов вШартане.
        Перечисление наших «подвигов» несколько смутило меня. Действительно, звучит довольно… внушительно.
        - Этопросто стечение обстоятельств, - пожал плечамия.
        - О! - Ирония прямо лилась изее глаз. - Если вы умудрились принести столько пользы империи случайно, мнедаже страшно подумать, чемкончится наше целенаправленное сотрудничество.
        Чтотут ответишь?
        Диана встала, забрала уменя пустую тарелку ипоставила ее настолик. Потом снова посмотрела наменя.
        - Ксожалению, Андрей, явынуждена покинуть ваше приятное общество, - вглазах девушки вдруг появилось серьезное выражение. - Здесь вы длявсех - чужеземный барон дель Беркут. Этавилла принадлежит шевалье дель Вилю - главе Тайной гвардии герцогства Шар. Выприехали кнему вгости. Вместе свашей супругой Ириной. Подороге навас напали бандиты. Местные видящие поставят вас наноги втечение двух-трех дней. Высделаете мне большое одолжение, если будете придерживаться этой легенды, ваша светлость, - Диана сделала шутливый реверанс. - Свашей спутницей все впорядке, онавсоседней спальне. Ксожалению, ходить тоже пока неможет.
        - Атретий наш… коллега? - решился спросить я ее проВадима.
        - Вашвидящий потерялся где-то вШартане. Мыего ищем и, надеюсь, найдем раньше, чемэто сделают нелюди. Илиеще кто-нибудь, - несколько загадочно добавила она, имне это непонравилось. Какая-то неуверенность промелькнула вее голосе. Однако проЦепалу я решил промолчать. Все-таки многое еще было непонятным. - Отдыхайте, милый барон, увас выдалась тяжелая неделя. Рина ввашем полном распоряжении, - закончила Диана, ужевозле двери. Новдруг остановилась, развернулась иподошла обратно ккровати. Глядя вглаза, медленно отстегнула золотые ножны отсвоего пояса ивложила их мне владонь. - Изнаете, Андрей… Здесь, конечно, безопасно. Нокое-кто готов очень дорого заплатить, чтоб наше сотрудничество несостоялось.
        - Даже незнаю, какблагодарить вас зазаботу, милая баронесса, - совершенно искренне сказал я, пряча кинжал подподушку.
        - Ахчто вы, барон. Явсе-таки обязана вам жизнью, - тепло улыбнулась девушка ивновь пошла кдвери. Черт пихнул меня вребро.
        - Диана, - остановил я ее, когда она уже взялась заручку.
        - Да?
        - Ирина немоя супруга, - сообщил яей.
        - Язнаю, - загадочно улыбнулась она ивышла изкомнаты.
        Вадим Третьяков, Шартан, 26-го изока, утро
        Те,кто говорит, чторусские много пьют, никогда негуляли сфиннами. Один изпартнеров нашей фирмы какраз был рожден вокрестностях Хельсинки. Беркут его раздобыл наодной извыставок вМоскве - Матти Линкиннен имел завод вРоссии, накотором мы устанавливали бухгалтерию исистему управления оборудованием. Самон жил большей частью народине, норегулярно приезжал. Каждый его приезд становился настоящим испытанием длямоей печени. Весь день мы работали, онлично въезжал вовсе нюансы иобсуждал снами необходимые действия. Авечером считал своим долгом организовать пьянку, которую он всегда называл «делловыым узжинном». Мневременами казалось, чтокакраз ради этих ужинов он иприезжает. Матти пил самозабвенно, небоясь смешивать заодин вечер пиво, вино, виски, водку иконьяк. Ния, ниБеркут никогда небыли особыми любителями выпить - так, впределах разумного ипоповоду. После деловых ужинов мы оба сильно болели. Всяфирма знала: если приезжал финн, нишеф, ния наследующий день наработе непоявимся.
        Когда я утром проснулся, первая мысль была: опять приезжал Матти иможно сегодня невставать скровати хотябы первую половину дня. Илишь спустя несколько минут страданий я вдруг вспомнил, чтофинн тут совершенно нипричем.
        Язаставил себя поднять голову иоглядеться. Маленькая, чистая комнатка, состолом, треугольным окошком идверью. Взгляд сфокусировался нанебольшом подносе, стоявшем наприкроватной тумбочке инакрытом полотенцем. Собравшись ссилами, ясел накровати ипротянул кнему руку. Похоже, Базил знал толк влечении похмелья, что, впрочем, неудивительно приего работе. Небольшой глиняный горшочек скаким-то горячим варевом, стаканчик огненной воды, хлеб иблюдце состранными, похожими нашампиньоны грибами. Ибольшой кувшин сводой. Снего я начал, имизакончил. Нунафиг, даже там, дома я никогда непохмелялся.
        Когда кувшин показал дно, явспомнил, чтовпамяти стеха какраз имелась схема натакой случай. Накровать меня уложили нераздевая, даже кастет ижезл нерешились трогать, надоже. Накопители тоже были наместе, поэтому я поднапряг колечко истандартно активировал схему намакушке.
        Даерш твою медь!
        Меня выгнуло дугой изатрясло. Вглазах потемнело, аруки иноги свело судорогой. Яуже было решил, чтоошибся сосхемой, каквдруг тело окатила холодная волна ивсе разом исчезло. Отдышавшись, прислушался ксебе. Надоже, похмелье каккорова языком слизала. Зато возник зверский аппетит, ия набросился нагорячую похлебку.
        Спустя пятнадцать минут я был готов думать. Аеще минут через двадцать алгоритм ближайших действий был готов. Собственно, состоял он изтрех пунктов. Добыть денег, узнать, чтосребятами, инайти Дину. Что-то внутри толкало немедленно бежать игасить всех встречных стехов, однако я, усилием воли, этожелание задавил. ЯнеБеркут. Япрограммист. Моеосновное преимущество - мозги, ихследует использовать впервую очередь.
        Сделав ревизию рюкзака, яснова задумался. Осталось четыре комплекта накопителей, несчитая тех двух боевых, чтонамне. Особо неразгуляешься. Достав содна пару деревяшек, которые заготовил еще вдороге, я, спомощью кинжала, придал им нужную форму. Затем закрепил наних схемы светильника, куда более яркие иэкономные, чемте, чтозаряжал вчера.
        Вдверь постучали.
        - Войдите!
        Вкомнату заглянула румяная Берта.
        - Доброе утро, терр Тритий. Приготовить ванну?
        - Нет, Берта, уменя совсем нет времени, - яподнялся ей навстречу. - Скажи, хозяин внизу?
        Девушка кивнула, как-то странно посмотрев наменя.
        - Мастер Базил, накухне, терр.
        - Отлично. Проводи меня, пожалуйста, кнему.
        - Конечно, терр.
        Прихватив рюкзак итолько что сделанные светильники, янаправился задевушкой.
        Базил распекал своего работника зато, чтотот принес срынка слишком мало мяса. Увидев меня, ониспуганно подавился последней фразой икивком отпустил парня, явно обрадованного таким скорым окончанием разноса.
        - Славного утречка, уважаемый терр. Хорошоли вам спалось? - спросил он меня, суетливо кланяясь. Вглазах его читалось два ярко выраженных чувства - страх инадежда, чтоотменя ему еще что-то перепадет нахаляву.
        - Непомню, - хмыкнул я. - Больно крепкая огненная вода увас, уважаемый Базил.
        - Стараемся, - улыбнулся трактирщик, явно польщенный похвалой.
        - Скажите-ка, уважаемый, - япосмотрел наБерту. Базил цыкнул зубом, идевушка мгновенно испарилась. - Готовыли вы продолжить, таксказать, взаимовыгодное сотрудничество?
        - О! - Трактирщик развел руками.
        - Тогда, может, обговорим детали?
        - Пожалуйте сюда, терр, - Базил понял меня правильно, пригласив следовать заним. Мывышли изкухни, прошли покоридору, вконце которого хозяин открыл ключом итолкнул деревянную дверь. Помещение, вкотором мы оказались, можно было определить, каккабинет. Возле треугольного окна стоял массивный стол, сбоку - пара шкафов сбумагами ибольшой металлический ящик, накотором мерцала какая-то навороченная сетка, напитанная энергией. Яприсмотрелся внимательнее. Сигналка, вероятно. Наоткрывание ящика. Впрочем, непросто сигналка - сверху висел какой-то жутко убойный фрагмент - неменьше чем вполовину накопителя. Япостарался его запомнить. Пригодится.
        Базил посадил меня настул, стоящий перед столом, асам остался стоять.
        - Садитесь, уважаемый хозяин, - попросил я его. - Очень, знаетели трудно смотреть снизу-вверх - шеязатекает.
        - О, - Базил набрался смелости исел засвой стол. Явыложил два только что сделанных артефакта ипродемонстрировал их работу. Кабинет залило ярким светом.
        - Скажите, Базил, сколько стоят такие светильники? Работают, кстати, вдвое дольше ваших.
        - О, - трактирщик, как-то странно посмотрел наменя, потом протянул руку ксветлякам. - Можно?
        - Конечно.
        Оннесколько раз включил ивыключил оба, осмотрел совсех сторон.
        - Надоже, настоящая эдемская работа, - покачал он головой. - Набазаре попятьдесят златников продают.
        - Этосколько вимпериалах? - спросил я, понятия неимея оздешнем курсе.
        - Около тридцати, - Базил почесал нос. - Терр недавно вШаре?
        - Именно, уважаемый хозяин, именно. Ибуду вам крайне благодарен, если это останется между нами. Ивообще… То,что я тут увас вгостях, нераспространяйтесь. Нуиприслугу… попросите.
        - О, - воскликнул он. - Значит, терр планирует задержаться?
        - Вероятно. Нанесколько дней, если, конечно, вынебудете против…
        - Пока я обэтом непожалел, - вдруг осмелел Базил. - Терр сэкономил мне две сотни златников завчерашний вечер.
        - Нуипрекрасно. Выбы взялись продать эти светильники?
        - Сколько терр хочет заних получить? - хитро сощурился Базил.
        - Если вы выдадите мне задва шестьдесят златников прямо сейчас, тоя буду вполне удовлетворен.
        - Ну,так быстро продать неполучится…
        - Этопоследняя цена, любезный Базил. Если нехотите, янавещу знакомого торговца…
        - Нет, нет, чтовы! Нестоит себя утруждать, уважаемый терр. Вы - занятой человек, зачемже зря тратить время. Сиюсекунду я достану деньги, - Базил встал, подошел кящику иподнес ксхеме свой защитный амулет. Сигналка забавным образом деактивировалась, схема активации боевой части просто отъехала всторону. Просто, кактри копейки.
        Открыв ящик ключом, висевшим унего нашее, хозяин достал коробку, вкоторой блестели золотые монеты, иотсчитал мне тридцать штук. Явзял одну, взвесил наруке ивнимательно рассмотрел. Повесу довольно тяжеленькая, вроде нашей двухрублевки. Назолоте был изящно изображен профиль немолодого мужчины вкороне. Анареверсе блестела стилизованная двойка инадпись: «Дахранит Создатель Шар». Скромненько так, носовкусом.
        Закрыв свой сейф, Базил вопросительно посмотрел наменя.
        - Свами приятно иметь дело, уважаемый хозяин, - япротянул ему руку ладонью вверх. Беркут, вернувшись вчера сбазара, говорил, чтоздесь так было принято.
        - О, - Базил легонько хлопнул помоей ладони.
        Распрощавшись страктирщиком, явышел изего кабинета и, пройдя через полупустой зал, наконец оказался наулице.
        Отночной грозы неосталось иследа. Солнце висело почти взените. Мнеподумалось, чтонадо приобрести местные часы, ато как-то нечувствую я тут время совершенно. Когда мы сБеркутом поняли, чтоместные сутки напару часов длиннее земных, онзабросил свой швейцарский хронометр куда-то надно мешка изабыл пронего. Ауменя часов небыло, явсегда смотрел время илинакомпе, илинателефоне. Атут вдруг захотелось.
        Внезапно я ощутил нечто совершенно необычное - мневголову постучались. По-другому инерасскажешь - такой вежливый иробкий стук. Яприслушался ксебе. Тачасть сознания, которой касался Заг, тепло завибрировала. Перстень! Яобратился кнему, таккакэто делал, когда хотел создать схему иполучил ответ. Ответ был коротким иясным: «Сейчас двенадцать часов исорок две минуты». Яаж остановился отнеожиданности. Наменя налетел какой-то прохожий, идущий следом, ивыругался. Ноя неотреагировал нагрубость, пораженный случившимся. По-моему, пора уделить перстню больше внимания. Надосуге. Мысленно погладил кольцо. Вответ пришла теплая волна, ия буду нея, если это небыло мурлыканьем!
        Покрутившись поузким улочкам города, япостарался сориентироваться относительно моего нового дома - трактира «Пьяный мастеровой». Базил, однако, тотеще жук - четко иясно выразил вназвании иконтингент заведения, ицель посещения. Маркетолог, блин!
        Наконец спустя сорок минут я уже представлял район, вкотором какое-то время буду жить. Находился он чуть встороне отцентра ипорта - вокруг было полно мастерских. Рабочий район, таксказать. Местами сильно воняло какой-то гадостью, ядаже знать нехотел, чтотам производят. Прикинув, гденаходятся восточные ворота, ядвинулся кним. Вконце концов, тутнезаблудишься, рано илипоздно упрешься встену иливморе.
        Однако пришлось поплутать. Некоторые улочки странно изгибались иразворачивались. Пару раз я забрел вкакие-то дворы, водном изкоторых наменя выскочил здоровенный пес. Зверь был настолько страшен собой, чтоя даже достал кастет. Нопсина просто обнюхала меня ипобежала дальше посвоим делам. Тьфу, зараза, напугала только!
        Квосточным воротам я вышел еще спустя двадцать минут.
        Тутбыло людно. Ворота были открыты, однако ивпускали, ивыпускали людей только после тщательного досмотра. Стражей увеличилось вдвое. Знакомого видящего небыло, однако были двое других, незнакомых. Затянутые вдлинные, чутьли недоколен кольчуги иобвешанные схемами, какновогодние елки. Янестал задерживаться, незачем - больно приметное намне оружие. Отсюда я знал, какдойти до«Шартанского рая», куда немедленно инаправился.
        Площадь сфонтаном неизменилась. Чего нескажешь огостинице.
        «Шартанский рай» непережил эту ночь. Гостиница сгорела, причем основательно. Обугленный местами фасад, черные языки копоти наднекоторыми окнами, откуда, должно быть, вырывалось пламя. Здание было оцеплено стражей, вокруг толпились зеваки, среди которых рискнул потолкаться ия.
        Вздании иводворе ходили какие-то люди - вытаскивали вещи, что-то куда-то носили. Яобратился по-имперски кстоящей рядом сомной дородной тетке:
        - Уважаемая, ачто здесь случилось?
        - Как, вынезнаете? Выделаете мне удивительно! Всеэто знают, - заговорила дама, ия поймал себя намысли, чтоговори она по-русски, этобылбы чисто одесский говор. Инесмотря нато, чтомне было недосмеха, несмог сдержать улыбку. - Недалее, каквчера, мальчик старого Изака таки привел бандитов. Тоесть я имею сказать, сначала они выглядели какприличные люди. Апотом, чтоб несделать Изаку гешефт, стали быть какбандиты.
        - Ох,Создатель, - подыграл я. - Ачтоже Изак? Живли?
        - Ашо сним сделается? Явас умоляю! Изак еще простудится наваших похоронах. Когда внутри все началось, Изак сразу отправил мальчика закем нужно. Стража явилась какнапожар, хотя ктому времени пожар еще неначался.
        - Абандиты-то что? Взяли?
        - Молодой человек, скажи мне, пожалуйста, ктоможет что-то взять, когда стража стоит рядом? Когда стража рядом, можно только раскрывать свой кошелек иговорить, шонехватает. Стража пришла исразу сделала бандитам плохо.
        - Забрали втюрьму? - спросил я, боясь предположить самое страшное.
        - Явас умоляю, разве там было кого забирать? Тамбыли только совсем мертвые люди истехи…
        - Спасибо, мамаша, - быстренько свернул разговор я, заметив, какизобгоревшей двери выскочил Лидик ипонуро побрел через площадь.
        Лидик, Шартан, 26-го изока, день
        Всепошло наперекосяк! Конечно, отец прямо нестал его обвинять вслучившемся, ноЛидик уже немаленький, самвсе прекрасно понимал. Онпривел этих людей, онвлез вразборки, вкоторые лезть неследовало. Надо было задуматься еще втот момент, когда убили Жука, новсе мы умны задним числом. Атеперь гостиницы нет. Видящий пропал. Батька отправляет его иСарту ктетке вдеревню. Ачто он там будет делать вдеревне? Козпасти? Ууууу, непруха!
        Отец послал его ккожевнику, снять мерки наобувь. Лидик неторопился, зачем? Вернется, опять заставят разбирать исортировать вещи, вытащенные изпожарища. Мальчик завернул заугол, думая, незаскочитьли подороге кФулику, когда чья-то ладонь легла ему наплечо.
        - Здорово, ученик!
        Лидик вздрогнул.Он!
        - Ой! Ая думалвас…
        - Убили?
        - Нет, забрали эти… ВТайную гвардию, - шепотом добавил он, оглянувшись посторонам.
        Видящий, одетый втотже кожаный замшевый костюм, вкотором Лидик видел его вчера перед бойней, срюкзаком ижезлом напоясе, выглядел спокойно иуверенно, будтобы инебыло вчера известных событий.
        - Непередумал учиться? - усмехнулся он, хитро поглядев намальчика. - Путь видящего тернист, всякое случается. Ипожары, идраки, итрупы.
        Лидика передернуло. Второй раз унего мелькнула мысль, чтобыть магом-воином нетак уж… весело. Ноприродное упрямство взяло верх. Гордо вскинув голову, онтвердо посмотрел Вадиму вглаза.
        - Непередумал! Только вот, - вдруг смутился он. - Отец меня ктетке вдеревню хочет отправить.
        - Аты ему сказал, чтовидишь?
        - Сказал. Ноон решил, чтопридумываю я все. Чтоб вдеревню неехать.
        Вадим покачал головой, задумавшись. Налице мага отразилась некая внутренняя борьба, которая, впрочем, быстро сошла нанет.
        - Значит так: если ты готов, можем начать прямо сегодня. Аотцу твоему отправим записку, чтостобой все впорядке. Ноты поступаешь вполное мое распоряжение - делаешь, всечто говорю икакговорю, слушаешься меня абсолютно вовсем, - видящий вбивал внего каждую фразу, какмолотком. - Ятебя кормлю иодеваю. Жить будем вместе. Если согласен - идешь сомной прямо сейчас. Решай быстро! - добавил он, протянув ему руку ладонью вверх.
        Лидик хлопнул поладони. Будь что будет!
        Видящий оглянулся посторонам.
        - Пойдем. Расскажи, чтослучилось вечером вгостинице? ГдеТерим, Ира иБеркут?
        - ИруиБеркута забрали вТайную гвардию, - сообщил Лидик, стараясь успеть забыстро идущим Вадимом. - АТерима закопали сегодня утром застеной.
        - Что?! - Вадим вдруг встал каквкопанный, повернулся истрашно посмотрел наЛидика. - Повтори, чтосказал?
        Лидик дрожащим голосом повторил.
        - Как? - одними губами прошептал видящий.
        - Емустрела вглаз попала, - тихо сказал мальчик.
        Вадим покачал головой, что-то сказав нанезнакомом языке. Постояв еще некоторое время, онснова что-то непонятно пробурчал и, взяв Лидика заруку, быстро пошел кгородскому парку, недалеко откоторого они проходили. Парк был частью большого ратушного ансамбля - ухоженные клумбы, дорожки инебольшие лавочки избревен.
        Выбрав лавочку вотносительно тихом месте, онсел ипосадил мальчика рядом.
        - Начнем, - сказал он, доставая изрюкзака четыре деревянных цилиндра. - Тызнаешь, чтоэто такое?
        - Накопители, - кивнул Лидик. Ктож этого незнает?
        - Знаешь длячегоони?
        - Да.Чтобы заряжать артефакты.
        - Отлично. Посмотри наэти два. Видишь разницу?
        Лидик посмотрел. Потом подумал ипосмотрел какследует. Один цилиндрик имел внутри себя маленькие цветные линии. Адругой был подзавязку заполнен синей субстанцией.
        - О,вижу! Этот полный, аэтот… Тамтолько чуть-чуть что-тоесть.
        - Молодец, - кивнул Вадим. - Атеперь посмотри наменя.
        Видящий потянулся ккустам. Лидик, открыв рот, смотрел, какВадим цепляет коготком псинергии зеленый канал, направляет его внакопитель и, собрав несколько капель зелени, отпускает обратно. Потом повторил тоже самое сдругим толстым каналом.
        - Увидел?
        - Да! Аможно мне попробовать?
        - Нужно!
        Мальчик очень медленно иаккуратно повторил действие.
        - Апочему нельзя доверха заполнить содного канала? - спросилон.
        - Растение погибнет. Гдеты тогда следующий раз будешь брать энергию?
        - Понятно, - солидно кивнул Лидик.
        - Тыбыстро учишься, - похвалил Вадим. - Гденайти желтые исиние субстанции знаешь?
        - Желтых везде много, - кивнул Лидик, показывая глазами наземлю. - Асиние я вводе видел. Воткрасных почти нигде нет, только вмясе.
        - Ничего, найдем, - Вадим достал изрюкзака небольшой мешочек. - Здесь - пустые накопители. Задание простое. Первое - выбраться загородскую стену идобраться долеса. Второе - заполнить их субстанциями. Усек?
        Лидик заглянул вмешок. Желтые, синие изеленые цилиндрики. Много.
        - Усек!
        Вадим развязал Лидику завязки нарубахе ивытянул защитный амулет. Мальчик глазом неуспел моргнуть, каквидящий повесил нанего несколько схем, возникших надперстнем. Потом одну, большую, поднес кголове. Лидик чуть незаорал отстраха - повсему телу пробежал мороз.
        - Молчи! - успел сказать Вадим, ион прикусил язык. - Этозащита. Если кто-то втебя выстрелит илиударит, онатебя спасет. Ноучти, только один раз! Понял?
        - Понял, - кивнулон.
        - Все, назакате встречаемся здесь. Всенакопители должны быть полными.
        - Будут! - пообещал Лидик и, схватив мешок, совсех ног кинулся кгородским воротам.
        - Стой! - услышал он оклик иобернулся.
        - Если вдруг кто-то будет обомне спрашивать, тоты меня невидел, - сказал видящий, что-то кидая ему. Лидик машинально поймал ипосмотрел наладонь. Ухты!!! Двазлатника! Целое богатство!!! - Нанепредвиденные расходы тебе.
        - Спасибо! - поблагодарил Лидик ипобежал дальше. Двазлатника, надоже!
        Возле ворот толпилась очередь. Вотэто да, проверяли даже тех, ктовыходил изгорода. Напамяти мальчика такого еще неслучалось. Ну,стоять вочереди он, конечно, небудет. Увидев Кирита - стражника, которому он позапрошлой ночью приводил Маркизу изгостиницы, Лидик сразу двинулся кнему.
        Стражник копался вмешке какого-то торговца.
        - Кирит, здорово! Выпустишь наружу? - сразу взял он шода зарога.
        - О,здорова, малой, - кивнул вответ стражник. - Слышал прослучившееся. Лани все впорядке?
        - Дачто сними сделается, - пожал плечами Лидик. - Кактолько началось, онисразу сбежали.
        - Нуислава Создателю, - кивнул Кирит, отдавая мешок торговцу. - Проходите, незадерживайте. Сам-то куда намылился?
        - ДаВиола велела сбегать вдеревню, - соврал Лидик. - Пустишь?
        - Беги, - Кирит кивнул напарнику, итот открыл заграждение. - Только чтоб дозаката был обратно! Сегодня усиленная смена, одной Маркизы мало будет, приведешь еще кого.
        - Договорились, - Лидик по-взрослому протянул ладонь. Кирит хмыкнул ихлопнул подетской ладошке. Мальчик юркнул вщель между щитами исовсех ног помчался кчернеющему лесу.
        Вадим Третьяков, Шартан, 26-го изока, вторая половина дня
        Ненужно быть гением, чтобы понимать - меня ищут. Ая тут разгуливаю погороду какнивчем небывало, ругался я насвою тупость, пытаясь хоть как-то прийти всебя. Смерть Терима, который дляменя уже несколько дней был практически младшим братишкой, просто выбила изколеи. Какже так? Нанем защита висела, значит, болт был непервым… илинепростым. Беркут, тыж десантник, блин! Долженже был… Яоборвал себя. Ничего он недолжен. Самжив, Ира жива ихорошо. АТайная гвардия… Хрен сней, вытянем иоттуда. Господи, какже я обвсем этом Дине скажу?
        Яснял ссебя жезл, отключил его отнакопителей и, оглянувшись посторонам, сунул палку прямо вгустые кусты, растущие рядом славкой. Хватит пока кастета, аэта дубина слишком приметная. Снял куртку изапихнул ее вмешок. Вытащил изштанов рубаху иприкрыл ею пояс, накотором висели накопители икастет. Ничего, здесь многие так ходят. Тричаса, жарко. Довечера можно ибезкуртки погулять. Напояс повесил небольшую маскировочную схему, такчтоб хоть немного прикрывала накопители отастрального зрения. Шляпу надо добыть. Нуиеще один трюк…
        Покопавшись впамяти стеха, быстренько сформировал небольшую сетку и, прижав клицу, активировал. Хррр, противно! Перетерпев немного, ссилой растер ладонями только что выросшую бороду. Небольшую, ногтя[12 - Ноготь - местная мера длины, чуть больше сантиметра.] полтора, нодлямаскировки хватит.
        Сейчас прикупим шляпу, апотом навестим старого знакомого.
        Встав соскамейки, япрогулочным шагом направился туда, гдепомоим расчетам должен быть рынок. Парковая аллея вывела меня кратуше - большому зданию, увенчанному башней счасами. Рядом стояла местная церковь сдельфином нашпиле. Всездесь какое-то треугольное - окна, крыши. Некоторые дома росли треугольными пирамидами прямо отфундамента. Осматривая достопримечательности, яоглянулся иувидел нищего, который наблюдал замной. Заметив мой взгляд, бомж отвернулся исделал вид, будто что-то ищет наземле. Твоюже мать! Илискоммуниздить уменя чего хочет, или… Какже нехватает Беркута. Тотбы сразу разобрался, безлишних раздумий. Амне что делать? Убивать просто так нестанешь, допросить… как?
        Ответ пришел сразу. Некоторое время я сомневался, новнутренний голос напомнил омертвом Териме иисчезнувшей Дине, поэтому я решился. Некогда рефлексией заниматься, ужбольно ставки высоки!
        Пройдя мимо ратуши, ясвернул наузенькую улочку и, найдя первуюже подворотню, юркнул туда. Достал кастет, снизил мощность доминимума изатихарился внебольшой нише встене, покоторой, вероятно, стекала скрыши вода.
        Ждать пришлось недолго. Бомж появился спустя минуту. Прошел мимо подворотни, заглянул заугол и, видя, чтоменя нет, забеспокоился. Рванул назад, осмотрелся иринулся прямо комне. Когда эта грязная тварь свсклокоченной бородой поравнялась смоим убежищем, япротянул руку и, почти коснувшись лохмотьев, активировал разряд.
        Тряхнуло существо хорошо. Тело тутже кулем осело наземлю, аподним расплылась лужа. Вотзараза, ещеиобделался. Сморщившись отбрезгливости, яподнял его заостатки одежды ипривалил спиной кстене. Потом присел накорточки, чтоб мои глаза оказались напротив его рожи, ипохлопал пощекам. Сальная борода оставила следы наладонях. Тьфу, грязная скотина! Кактолько он пришел всебя иприоткрыл глаза, янадавил.
        Какнистранно, оннекоторое время сопротивлялся, причем довольно успешно. Пока я некольнул его кончиком кинжала. Нищий дернулся, ивэтот момент я провалился.
        Бомж работал наТайную гвардию. Ониеще десяток его подельников должны были искать чужаков-видящих, выяснять где они живут, азатем сообщать куратору. Меня он срисовал наплощади возле сгоревшей гостиницы. Опознал напоясе накопители иначал следить.
        Сначала я решил было его завербовать, ностоило мне представить, чтопридется сним встречаться еще ивдыхать эти ароматы, меня передернуло. Япросто стер ему сегодняшнюю память, оставив лежать вподворотне. Ничего, этому невпервой.
        Найти рынок несоставило труда, достаточно было задать пару вопросов прохожим. Подороге я увидел бочку сдождевой водой итщательно вымыл руки.
        Базар уже заканчивал свою работу, поэтому народу было относительно немного. Потолкавшись порядам, яобнаружил несколько палаток сголовными уборами. Впервойже, неторгуясь, купил себе широкополую кожаную шляпу а-ля мушкетер, правда безвсяких перьев - тутих неносили. Онамне обошлась вчетверть златника, таким образом я обзавелся небольшой горсточкой серебряных имедных монет, которые мне сунули вкачестве сдачи. Отсутствие карманов начинало бесить, поэтому я прикупил пососедству маленькую поясную сумку - неповерите - нанастоящих металлических кнопках! Средневековье средневековьем, аштамповку освоили.
        Очень меня интересовали местные артефакты. Нотоли я поздно пришел, толи такими штуками торговали где-то еще, ноувидел я их тут совсем мало. Три-четыре палатки сразными светляками ифонариками, замочными артефактами длядверей, спичками изажигалками, магическим режущим инструментом. Отдельно торговали двигателями иприводом намагической основе. Схемы были поучительными, многого я незнал, поэтому немало длясебя почерпнул. Длянекоторых поделок вкачестве матрицы использовались рога иличьи-то кости - какоказалось, наэтих материалах схемы сидели ибезпсинергии. Такой товар стоил втри-четыре раза дороже. Вообще, артефакты, даже самые простые, стоили очень дорого. Кстати, продавались инакопители. Зажелтые просили десяток златников, синие попятнадцать, зеленые начиная оттридцати, взависимости отемкости, асамые дешевые красные мне удалось найти только посотне.
        Усилием воли я оторвал себя отсозерцания магических игрушек идвинулся дальше, купив подороге матерчатую куртку сдлинными полами, которая гарантированно закрывала пояс снакопителями. Выйдя срынка, ятутже повесил нанее парочку защитных иодну маскировочную схему, чтобы то, чтоподней, нельзя было обнаружить астральным зрением.
        ДомЦепалы мне удалось найти лишь через час. Купец поселился недалеко отпорта всимпатичном двухэтажном особняке, спалисадником инебольшим двориком, внутри которого можно было углядеть конюшню. Напервом этаже располагался магазин артефактов.
        Задомом наблюдали.
        Конечно, янестал сразу ломиться кнему, пройдя мимо. Надругой стороне улицы сидели трое бомжей. Чуть вотдалении стояла карета, впрочем, онамогла там находиться иподругой причине. Сделав вид, чтозадумался, япрошел мимо, потом какбы чухнулся, вернулся изашел вмагазин.
        Заприлавком стояла женщина лет сорока скрасными глазами ипечальным лицом. Увидев ее, явздохнул. Ненужно было быть ясновидящим, чтобы узнать мать покойного Дюши - очень уж они были похожи. Вмагазине было несколько покупателей, ия стал разглядывать витрины, решив подождать, пока они уйдут.
        Цепала неторговал ерундой, типа светляков илиспичек. Львиная доля товара составляли так называемые косметические артефакты: специальные пилюли длякожи, волос ихрен знает, чего еще. Отдельно стояла небольшая полочка спротивозачаточными средствами. Вкачестве матрицы дляэтих артефактов использовались сушеные ягоды илиорехи стонкой скорлупой. Дляактивации их либо раздавливали, либо проглатывали. Схемы были достаточно сложными, восновном логика, сочень небольшой силовой частью илиполным ее отсутствием. Безусловно, этобыла работа нелюдей. Нанекоторых я заметил характерные стехские лечебные схемы, которые сам хорошо знал. Стоило все это баснословных денег. Краска дляволос продавалась задвести златников. Рядом сягодой самого простого противозачаточного артефакта стояла табличка сцифрой «350». Интересно, ктотакое может себе позволить?
        Впрочем, покупатели, восновном женщины, выглядели вполне состоятельными иплатили неторгуясь. Когда последняя дама покинула магазин, продавщица подняла наменя глаза.
        - Доброго дня! Чтожелаете, уважаемый?
        - Доброго, - слегка поклонился я ей, какздесь было принято делать, чтобы выразить уважение. - Неподскажетели, уважаемый Цепала дома?
        - Какутром уехал, такнебыло еще, - тяжело вздохнув, ответила женщина. - Егосегодня весь день кто-то ищет. Что-то ему передать?
        - Благодарю вас, язайду попозже, - распрощался я. Отсутствие торговца было неприятным сюрпризом. Ая надеялся, чтоон выведет меня настехскую общину вгороде. Скоро сутки, какДина вих руках, ая по-прежнему неимею ниодной ниточки.
        Один избомжей ожидаемо увязался следом. Япрошел мимо кареты, ноникучер, сидящий накозлах, нитот, ктовнутри, если там кто-то ибыл, никак необозначили своего интереса комне. Пройдя несколько кварталов, яувидел внешне приличный кабак изабурился внутрь.
        Этозаведение было классом повыше, чемставший уже почти родным «Пьяный мастеровой». Начать стого, чтоназывалось оно «Радость торговца». Контингент тут был побогаче, столики поизящнее, адевушки-разносчицы симпатичнее. Какя идумал, бомж следом непошел, аостался ждать наулице. Янашел столик, закоторым меня небылобы видно через витрину, ипопросил принести покушать. Спустя десять минут девушка заставила стол несколькими блюдами, ия, неспеша, принялся заеду. Основу местной кухни составляли рыбные блюда, очень вкусно приготовленные, кслову. Запив все это великолепие неплохим пивом, стемже странным привкусом, какивезде здесь, яподозвал официантку.
        - Красавица, скажи, пожалуйста, нетли увас выхода насоседнюю улицу?
        Девушка порозовела, хотя счегобы? Действительно, онавполне была недурна собой.
        - Можно пройти через кухню. Вообще-то повар этого нелюбит…
        - Асколько сменя?
        - Семь златников, - сообщила девушка, сверившись сбумажкой вкармане фартука.
        - Вотдесять, - выложил я пять монет настол. Нехилые цены здесь. Этонерадость, аскорее горе торговца. - Надеюсь, теперь повар небудет особо ворчать?
        - Пожалуйте замной, - девушка присела вкниксене ипошла внутрь дома. Двигаясь так, чтоб меня небыло видно через витрину, япоследовал заней. Официантка вывела меня водвор, заставленный какими-то ящиками, откоторых безбожно воняло пищевыми отходами. Собираясь пересечь вонючее пространство, язацепился заодну интересную мысль ипритормозил. Авдруг? Подойдя кодному измусорников, откинул крышку и, поморщившись, включил астральное зрение. О,да! Энергия жизни тут била через край впрямом смысле слова! Безособого труда наполнив десяток накопителей, яаккуратно закрыл крышку идвинулся искать бочку сдождевой водой, которых вэтом городе было много. Согласитесь, лучше покопаться впищевых отходах, чемлазать всортире! Наконец, помывшись, явышел насоседнюю улицу. Тутбыло людно иникаких бомжей нигде видно небыло. Поскольку солнце клонилось кзакату, янаправился прямиком вцентральный парк.
        Ученик задерживался. Усевшись назнакомой скамейке, ядостал ноут, убедился, чтоон просох, иподсоединил батарею. Уф,все впорядке. Разглядывая продукцию уЦепалы вмагазине, ябыстро сообразил, чтодлянего можно былобы изготовить. Итеперь следовало кое-что посчитать. Яспециально занял себя работой, потому что иначе отбеспокойства заДину иотмыслей оее погибшем братишке можно было сойти сума.
        Лидик появился, когда я уже начал нервничать ииз-за него. Как-то подумалось, чторасскажи он мне осмерти Терима раньше, ябы нестал брать его вученики. Черт, надо ему посерьезнее защиту придумать. Инетолькоему.
        Метров запятьдесят парень перешел нашаг. Подойдя, онсудивленными видом уставился наменя.
        - Неузнал? - усмехнулся я, приподнимая шляпу.
        Парень хмыкнул ипротянул мне мешок.
        - Вот!
        - Трудно было?
        - Неособо, - солидно ответил он. - Надоело только подконец.
        - Видящий должен быть терпеливым, - поучительным тоном произнес я, разглядывая цилиндрики. Да,действительно, парень молодец. Несколько штук, правда, недобрал досамого верха, ноэто ерунда. Однако я всеже сделал замечание. Взялся учить - приходилось соответствовать. - Вотздесь ты недобрал каплю-другую. Мелочь, новжизни бывают ситуации, когда капельки может нехватить. Усек?
        - Угу, - устало хмыкнул он, утерев рукавомнос.
        - Голодный? - спросил яего.
        - Очень, - кивнул мальчик.
        - Тогда пошли, - сказал я, укладывая ноут врюкзак.
        Зал«Пьяного мастерового» был забит подзавязку. Небыло нетолько свободного столика - вообще ниодного незанятого места. Япротолкался кстойке, там, гдеусталая Берта наливала очередную кружку пива избольшой деревянной бочки, лежавшей наспециальной полке. Яуглядел встроенную внее схему-холодильник. Надоже, какой сервис!
        - Берта, привет!
        - Ой,терр! Такая борода, явас совсем неузнала!!! - Онапостаралась сделать книксен, невыпуская кружки изрук. - Аэто кто? - спросила она, кивая наЛидика.
        - Этомой ученик, - ответил я ей. - Иего надо накормить.
        Оглядев зал, девушка задумалась.
        - Может, принесешь нам еду вкомнату? - подсказал яей.
        - Ой,конечно, - обрадовалась она такому простому решению сложной ситуации. - Чтоты будешь?
        - Абожельйо увас есть? - спросил мальчик.
        - Есть, - кивнула Берта. - Авам, терр?
        - Амне просто пива принеси, пожалуйста.
        - Сиюминуту!
        Мыпрошли через кухню иподнялись навторой этаж. Оставленная мною утром постель была застелена, авкомнате чисто убрано.
        - Садись застол, - кивнул я Лидику, снимая рюкзак. - Ислушай внимательно. Унас стобой этой ночью много важныхдел…
        Ирина Зуева, Прибрежье, 26-го изока, вечер, ночь
        - Что-то еще принести, мадам? - спросила Рина.
        Япокачала головой.
        - Спасибо, ничего ненужно.
        - Если что, звоните, мадам, безмалейшего стеснения, - тепло улыбнувшись, женщина показала глазами набольшой колокольчик, присела вреверансе ивышла задверь.
        Янезнала, куда провалиться отстыда. Первый раз вжизни я была втаком беспомощном положении. Нуладно, второй после роддома, нотам мне было недостеснения. Тутже приходилось, вбуквальном смысле слова, ходить подсебя. Ятерпела допоследнего, но, когда уже было невмоготу, все-таки просила Рину мне помочь. Господи, нупочему нельзя было наложить нормальный гипс, априходилось сидеть вэтом ящике, привязанном ккровати? Нет, девушка-видящая, которая утром посетила меня, вроде каквсе объяснила: чтоэто артефакт, который сращивает мои кости. Чтоон должен находиться бездвижения, чтобы все прошло правильно. Но,блин, неужели нельзя было придумать что-то поудобнее?
        Тыдитя общества потребления, шепнул мне внутренний голос. Этоунас все стараются угодить потребителю, аздесь видящие делают так, каким удобно. Аналюдей им наплевать. Нехочешь, лечись по-своему. Новэтом мире небыло иной медицины, поэтому приходилось терпеть. Вотя итерпела, лежа голая подшкурой убитого кем-то леопарда, сногой, засунутой впривязанный ккровати ящик.
        Аеще тут было невероятно скучно. Задень мне невыносимо надоело разглядывать панно напотолке икартины настенах. Совсем никаких развлечений. Заисключением визитов, которые развлечением можно было назвать весьма условно.
        Утром комне заявилась она. Баронесса Диана дель Мио. Неудивительно, чтоБеркут нанее запал. Онакрасивая, очень. Сначала я непоняла, ктоэто. Онапредставилась официальным представителем империи. Говорила по-эртазански очень медленно, правильно выговаривая каждое слово. Рассказала, чтоони пришли нам напомощь, чтоубить нас хотели стехи. Призналась, чтознает, ктомы такие. Задала несколько невинных вопросов, уточнила наши полные имена ифамилии. Много всего наобещала. И,лишь, когда стала рассказывать легенду, которой мне надо придерживаться вэтом доме, между делом представилась полным именем ититулом. Воттогда я ипоняла, чтоона та самая аристократка, ккоторой так рвался Андрей.
        После ее ухода я разревелась. Было жалко себя, погибшего мальчика, Настю, Игоря, раненого Беркута, пропавших Вадима иДинари. Когда успокоилась, пришла Рина сзавтраком, затем - девушка-видящая, которая лечила мою ногу. Слава богу, лечение займет всего два-три дня ивсе должно быть впорядке.
        Заокном шумело море. Окна вмоей комнате были открыты, яего слышала, чувствовала его запах, но, ксожалению, невидела. Деревья, похожие наогромные сосны, лишь слегка качали своими верхушками. Какбы я хотела сейчас оказаться напляже ипобродить покромке прибоя босиком… Почему-то вспомнилось детство. Какмы сродителями ездили вЮрмалу. Днем лежали напляже, аотец читал нам вслух книгу «Тримушкетера». Япомню, кактогда представляла себя наместе Констанции. Какая ирония судьбы: заокном опять шумит море, ая вдруг оказалась взамке настоящего дворянина. Яизменила мужу, мойд’Артаньян лежит раненый всоседней комнате. Нуабаронесса, конечно - Миледи. Впрочем, травить она меня небудет. Ейнужны наши технологии. Боже, я-то что могу ей рассказать?
        Солнце клонилось кзакату. Красный луч медленно двигался постене, становилось прохладно. Поколебавшись некоторое время, ядотянулась доколокольчика. Рина появилась спустя несколько секунд.
        - Рина, немоглибы вы прикрыть окна, пожалуйста? Холодает…
        - Конечно, мадам, - служанка быстро справилась состворками, оставив открытыми маленькие форточки наверху. - Выуже готовы обедать?
        - Пожалуй, да, - ответила я, прислушавшись ксебе. - Скажите, Рина, анетли каких-нибудь книг наэртазанском?
        - Япосмотрю, - пообещала женщина ивышла. Вернулась она через десять минут, катя уже знакомый мне столик наколесиках. Боже мой, яникогда столько несъем! Кормили тут словно наубой. Шесть блюд, иэто несчитая фруктов. Впрочем, Рина смоглабы накормить имертвого - служанка просто села рядом, взяла ложку истала запихивать вменя еду. Врезультате, спустя сорок минут я почувствовала себя удавчиком, который заглотил барашка - что-то подобное я видела наЭнимал-плэнет. Уходя, Рина осуществила смущающую меня процедуру иоставила несколько книг.
        Местные книги я видела впервые. Этобыли монументальные сооружения - тяжелые деревянные переплеты сискусно вырезанными картинками - этакий барельеф. МнеВадим как-то показал местный алфавит, что-то я даже запомнила. Интересно, ноон был похож налатинский - некоторые буквы совпадали. Мнепонадобилось несколько часов, чтобы разобраться идаже что-то прочесть. Первую книгу я отложила - этобыл какой-то философский трактат, ядонего явно недоросла. Думаю, чтодаже нарусском неразобраласьбы. Вторая повествовала окаких-то исторических событиях итоже была трудна дляпонимания. Вотстретьей мне повезло - это, безсомнения, быллюбовный роман. Написан он был очень простым языком. Когда Рина пришла включить светильники, яодолела уже пятнадцать страниц.
        Глаза уже слипались, ия собиралась отложить книгу, когда где-то вдоме послышался приглушенный вскрик инапол будто упало иразбилось что-то стеклянное. Кто-то что-то расколотил, подумала я, положила книгу натумбочку ищелкнула выключателем святящегося артефакта. Перед тем, какзажечь свет, Рина закрыла ставни, поэтому вкомнате воцарилась полная иабсолютная темнота. Некоторое время я пыталась заснуть, однако из-за коробки наноге я немогла поменять положение тела, чтоужасно раздражало. Помучившись некоторое время, яневыдержала, протянула руку ивключила свет.
        Посреди комнаты, втрех метрах откровати стоял мужчина сножом вруках. Исмотрел наменя немигающим взглядом, вкотором небыло ничего человеческого.
        Яникогда вжизни так неорала! Мойвизг, наверное, было слышно врадиусе десяти километров.
        Убийца, видимо, собирался прыгнуть комне, каквдруг случилось невероятное: рядом сним, ввоздухе возникла тонкая ослепительная нить, которая водно мгновение разделилась надве. Этидве нити отскочили друг отдруга, образовав… окно? Дверь? Только спустя несколько секунд я поняла, чтоэто был портал.
        Изоткрывшегося пространства вмою комнату выскочила затянутая вчерное фигура, которая мгновенно оказалась между мной иубийцей. Фигура сделала странный жест двумя руками одновременно, какбудто стряхивала сладоней воду. Втоже мгновение мужчину сножом откинуло кдвери. Онсгрохотом ударился одеревянные доски исполз напол, оставив надвери четыре кровавые полосы. Фигура нанесколько мгновений застыла, наблюдая задергающимся телом, потом развернулась комне. Наконец я смогла его, вернее ее, рассмотреть.
        Девушка, затянутая вчерный, наверное, кожаный комбинезон, который очень плотно облегал ее фигуру. Капюшон оставлял видимым овал лица справильными, аристократическими чертами. Почему-то мне показалось, чтоя ее где-то раньше уже видела. Голубые глаза напряженно оглядели меня.
        - Цела? - спросила она по-эртазански, высоким извонким голосом.
        Я,стараясь нестучать зубами, кивнула.
        - Тогда небойся, всеуже хорошо, - уверенно сказала она, кчему-то прислушиваясь. Потом вдруг резко повернулась кстене, вытянула руки перед собой иразвела их встороны. Повинуясь ее жесту, пространство вновь распалось надве части.
        Воткрывшемся окне я увидела кровать, накоторой боролись два человека. Один лежал снизу истарался удержать руку второго сножом, который навалился нанего сверху, пытаясь преодолеть сопротивление. Мояспасительница дернулась было прыгнуть вперед, когда лежащий снизу вдруг странно дернулся. Тот, ктосверху, издал булькающий звук иобмяк, азатем свалился напол. Беркут, аэто был он, неуклюже перегнулся, свесился скровати идважды ударил лежащего зажатым вруке маленьким ножом.
        - Здесь моя помощь непонадобится, - хмыкнула моя спасительница исвела руки вместе. Окно вспальню Беркута закрылось. - Спокойной ночи!
        - Ага, - ошарашенно пробормотала я, глядя, какоткрывается еще один портал. Девушка вчерном шагнула внего иисчезла.
        Чувствуя, какменя трясет, ясхватила колокольчик. Нонеуспела я зазвонить, какдверь распахнулась. Вкомнату вбежали несколько воинов вкольчугах, шлемах исобнаженными мечами. Следом, словно рассерженная фурия, ворвалась баронесса. Ееприческа была всовершенном беспорядке, апощеке стекала струйка крови. Онабыла босиком, новштанах ивкакой-то полупрозрачной блузке, небрежно заправленной вних. Вправой руке девушка держала что-то, похожее напистолет. Видя, чтоя жива, Диана облегченно вздохнула.
        - Уб-берите это, пож-жалуйста, - стуча зубами, показала я натруп убийцы.
        Диана повернулась кмертвецу, присела накорточки, прикоснулась кшее иоглядела его совсех сторон.
        - Этовы его так? - спросила она меня.
        - Н-н-н-нет, - чуть неприкусив язык, ответила я. - Т-т-тут б-б-была д-д-девушка. Изп-п-ортала. Эт-тоона…
        Диана, ссомнением вовзгляде, посмотрела наменя. Потом повернулась кодному извоинов ичто-то скомандовала ему наимперском. Воин исчез, двое других взяли труп заноги изаруки иунесли.
        - Япосижу свами, можно? - спросила она, забираясь сногами намою кровать.
        - К-к-конечно, - простучала зубами я, хватая ее заруку. - П-п-пожалуйста, неуходите.
        - Расскажите мне продевушку, - попросила она, гладя меня поруке.
        Вадим Третьяков, Шартан, 27-го изока, утро
        - Давай, - легонько хлопнул я поплечу Лидика, ион неспешным шагом двинулся кдому Цепалы. Картина переддомом никапельки неизменилась. Трибомжа икарета скучером вотдалении. Нучтож, поиграем сегодня помоим правилам.
        Ночь выдалась тяжелой - поспать удалось только два часа. Лидику тоже досталось, онпровел полночи вкоме - мнесовсем нехотелось, чтоб какая-то нелюдь вызнала изего памяти мои секреты. Однако вего возрасте такие вещи проходят достаточно легко. Правда, проснувшись, мальчик зевал так, чтоя всерьез стал опасаться заего челюсть. Пришлось накормить нас обоих схемами-стимуляторами. Япотратил наних пополному комплекту накопителей, однако они того стоили - бессонная ночь почти неощущалась.
        Дверь магазина замальчиком захлопнулась. Сучеником мне повезло, упарня был авантюрный склад характера, непришлось даже его уговаривать. Если Цепала дома, Лидик должен был задержаться вмагазине иупросить торговца выйти прогуляться. Еслиже его нет, ученик должен вот-вот выйти.
        Ион вышел. Сидевший скраю бомж тутже поднялся инаправился заним следом. Чтоинтересно, встал иеще один, нырнув вподворотню. Третий остался напосту. Ну-ну…
        Яотступил нашаг назад, приготовив кастет. Спустя минуту из-за угла вышел Лидик и, пройдя мимо меня, шепнул:
        - Свчерашнего дня непоявлялся…
        Черт! Кудаже он пропал?
        Через две минуты показался бомж. Шаркающей походкой он прошел мимо, неотрывно следя заидущим впереди мальчиком. Япропустил его, задержав дыхание, и, кактолько он отошел отменя наметр, активировал кастет. Синяя молния сшипением впилась ему между лопаток. Нищего скрутило, и, сдавленно хекнув, онупал намостовую. Лидик, увидев, чтовсе прошло поплану, рванул совсех ног кместу встречи.
        Таквам, мерзавцы, - устало подумал я, задавив угрызения совести. Устроили тут бомжатник…
        Теперь уже я, прогулочным шагом, двинулся кмагазину. Заприлавком меня снова встретила Дюшина мама. Сегодня она выглядела еще более уставшей иозабоченной, чемвчера.
        - Добрый день, - приподнял я шляпу надголовой. - Неподскажете, уважаемый Цепала дома?
        - Добрый, - тихим исовершенно бесцветным голосом поздоровалась женщина. - Нетего. Вчера какушел, такинепоявился. Яуж незнаю, чтомне делать.
        Женщина всхлипнула.
        - О,мадам, пожалуйста, нерасстраивайтесь, - произнес я какможно мягче. - Такой человек, какваш брат, неисчезнет безследа!
        - Охнезнаю, - совсем пригорюнилась она. - Наверное, явчера наговорила ему много лишнего… - Онаоборвала себя, посмотрев наменя внимательнее. - Выдавно его знаете?
        - Неочень, - ответил я, доставая изрюкзака несколько маленьких мешочков. - Ноуменя тут длянего товар. Может быть, выпосмотрите?
        - Посмотрю, - вздохнула женщина. Яразвязал каждый мешочек ивысыпал изних наприлавок поодной-две ягоды - плоды моей ночной работы.
        Женщина оглядела ягоды. Неужели видит схемы?
        - Ямагидал, - ответила она намой взгляд. - Очень хорошо, чтовы принесли это иэто, - отложила она два мешочка. - Яуже незнала, чтоговорить клиентам. Этоуменя еще есть, ноя, пожалуй, возьму прозапас. Аэто что? - онаотложила последниедва.
        - ЭтоКурит просил меня достать отдельно, - понизил голос я. - Тосамое, чтожители Эдема так нелюбят продавать людям…
        - О,Создатель! - женщина закрыла рот ладонью. - Неужелиэто…
        - Любовный стимулятор, - кивнул я. Устеха впамяти напочетном месте хранились именно эти две схемы: активатор желания уженщин и«виагра» длямужчин. Обесхемы были скрыты маскировочным плетением. Вчера, когда мальчик водил стражникам проституток, мыих успешно проверили. Результаты превзошли все ожидания.
        - Ох,акакже я свами расплачусь? - Посмотрела она наменя. - Ядаже представить боюсь, сколько это может стоить.
        - Достаточно, если вы расплатитесь заэто, - якивнул намешочки, которые она отложила. - Пообычной цене. Азановое, - якивнул настимуляторы, - расплатитесь, когда продадите. Язаинтересован вдолговременном сотрудничестве.
        - Хорошо. Меня зовут Целия.
        - Моеимя Тритий, - представилсяя.
        - Подождите, пожалуйста, терр Тритий…
        Женщина вышла, ая подошел кокну. Снова три бомжа. Нучтож, уменя длякаждого сюрприз найдется. Целия вернулась спустя три минуты, держа вруках небольшую коробку, сверкающую какновогодняя елка. Почему они неставят наэти сигналки маскировку, - подумал я. Ееже любой видящий развеет. Может, потому инеставят?
        Сестра Цепалы открыла ящичек идостала местные ассигнации. Бумажки, размером спятьсот евро, радужно переливающиеся вастральном зрении. Воттут схемы были надежно защищены! Целия быстро отсчитала мне двадцать бумажек состилизованной цифрой двести вцентре истолькоже сотенных. Потом, отстучав что-то насчетах, выдала еще десяток золотых монет.
        - Благодарю вас, - яспрятал деньги впоясную сумку. - Язайду квам через недельку.
        - Буду ждать, - дежурно улыбнулась женщина.
        - Когда уважаемый Цепала появится, - продолжил я, - передайте ему привет отБеркута.
        Женщина вздрогнула.
        - Что-то нетак?
        Онапомялась, нопотом, взглянув намешочки сартефактами, тихо сказала:
        - Вчера были люди шевалье дель Виля… Спрашивали, неинтересовалсяли кто-то неким Беркутом?
        - Новедь никто неинтересовался? - улыбнулся я ей. - Янеинтересуюсь, апередаю привет.
        - Японяла, - кивнулаона.
        - Тогда желаю приятного дня, - приподняв шляпу ипоклонившись, явышел задверь.
        Бомжатник оживился. Янеспеша двинулся поулице, оглянувшись наповороте. Двое нищих топали замной. Вотиздорово, пора испытать новое оружие! Ещевчера вечером я подумал, чтоуменя неосталось оружия дальнего боя. Поразмыслив ипокопавшись впамяти, язаночь сварганил две совершенно удивительные штуки, которые висели сейчас уменя напоясе подполами куртки. Внешне артефакты напоминали пистолеты - маузеры времен первой мировой войны иреволюции. Стреляли они двойными зарядами спрессованного воздуха, попринципу ранее сделанного «шмайсера». Однако, вспомнив разговор сБеркутом, яих дополнил довольно интересными прицельными приспособлениями - лучом света. Этонебыл лазер вего классическом исполнении, ибоизлучение было далеко некогерентным, апросто красный луч, показывающий траекторию полета заряда нарасстоянии допятидесяти метров. Наслучай стрельбы подалеким мишеням кправому маузеру крепился приклад, лежащий сейчас вмоем рюкзаке. Сделано, конечно, очень топорно инекрасиво, номне некогда было доводить эти штуки дохудожественного шедевра.
        Убедившись, чтобомжи никуда неделись, ядвинулся крайону порта. Утром Лидик показал мне несколько безлюдных мест, гдетрупы невызовут ниукого особого удивления. Япересек Приморскую улицу исразу почувствовал себя впорту.
        Изменилось все - архитектура, запах ипрохожие. Каждый второй дом здесь был украшен веревочными лестницами, штурвалами, якорями ипрочими атрибутами морского промысла. Вназваниях трактиров появилась морская тематика, больше всего мне понравилось питейное заведение подназванием «Десятибальный шторм». Ясвернул врайон складов, истоило мне углубиться междудлинными, обвешанными сигналками домами, какнавстречу вышла колоритная компания. Черт! Вмои планы она никак невписывалась.
        Ихбыло пять человек. Беззубые, скривыми рожами воборванной одежде рыбаков, онипросто заступили мне дорогу. Ябросил взгляд назад - моибомжи быстро ретировались. Явыругался.
        Наодном изпривалов попути вШартан Беркут мне как-то сказал: когда сшибка неминуема, никогда нетяни время внадежде, чторассосется. Бейсразу, первый итак, чтобы твой враг больше немог подняться. Длякаждого человека, вкотором неумер интеллигент, этислова звучат дико. Однако занесколько дней вэтом мире я уже понял, чтонекоторые вещи надо решать быстро ижестко, незадумываясь опоследствиях. Иначе эти последствия уже некому будет ощущать.
        - Мастер заблудился изашел внаш район, - прокаркал высокий издоровый, вдырявой выцветшей майке, вкоторой здесь ходят моряки.
        - Тутпроход платный, - прокартавил второй.
        Разговаривать я нестал, аоткинул полы куртки инащупал рукоятки маузеров, одновременно включая целеуказатели через кольцо. Вытянув руки сартефактами, янавел красные пятнышки обоих маузеров вгрудь ближайшему неандертальцу ипотянул спуски. Пистолеты дернулись ипрошипели. Оборванец отшатнулся, судивлением посмотрел насобственную раскуроченную грудную клетку иосел напыльную землю. Разведя руки встороны, яодновременно нажал наспуски повторно и… промазал!
        Добандитов было метров семь, однако только сейчас я понял, чтозначит стрелять издвух пистолетов вразные мишени. Безтренировки - пустой расход энергии.
        Впрочем, дети улицы быстро поняли, чтонарвались назубастую жертву. Оникак-то враз бросились врассыпную, причем один пытался пробежать мимо меня, буквально вметре отмоего левого ствола. Ядернул спуск, доходяга споткнулся исвоплем повалился вкучу спеском, которую здесь насыпали, наверное, вцелях повышения пожарной безопасности. Спустя несколько секунд я остался вкомпании струпом изавывающим его подельником, которому я умудрился прострелить бедро. Кактакое могло случиться, когда я целился ему вплечо, японятия неимел.
        Былеще один пункт, который Беркут подчеркивал особо. Никогда неоставляй заспиной раненых врагов! Сюжет, когда главный герой идет обниматься сгероиней, оставляя лежать раненого супостата, Андрюха называл верхом идиотизма голливудских сценаристов. Поэтому я направил ствол правого пистолета вголову раненого иактивировал выстрел через кольцо. Потому что уже понял - нажимать спуск я совсем неумею.
        Спустя двадцать минут я сидел налавочке вцентральном парке, оттирал листочком собуви частицы мозга неудавшегося грабителя ислушал, какЛидик рассказывает пропосольство стехов. Ворту был премерзский привкус: когда гоп-стопщик «пораскинул» мозгами, яоставил там весь свой завтрак.
        Гдемоутт знать прорезидентуру, какневпосольстве? Цепала пропал, выходить наТайную гвардию я нехотел - можно было самому попасться. Оставались стехи.
        - Уних два дома. Один рядом сратушей, - Лидик ткнул пальцем куда-то заспину. - Ониназывают его резиденцией, - мальчик послогам произнес непонятное ему слово. - Авторой вПрибрежье.
        - Чтотакое Прибрежье? - спросил я унего, выкидывая листик иструдом сдерживая вновь накатившие рвотные порывы. Блевать примальчике я себе позволить немог. Чтоя тогда буду заучитель?
        - Этогородок длябогатых, тутнеподалеку, вдоль побережья. Тамублагородных дома. Игерцог там живет, идель Виль, ибургомистр.
        - Рублевка местная, - хмыкнуля.
        - Чего?
        - Даэто я так, освоем, - усмехнулся я. - Пойдем, глянем, чтотам икаквозле ратуши.
        Здание посольства было совсем рядом - надругом конце парка. Огромное, трехэтажное, сбольшим внутреннимдвором. Мысмальчиком просто сели наскамеечку, делая вид, чтоиграем вмаль - этот такая местная игра, типа шашек.
        Посольство охранялось стехами. Крылатые нелюди, вооруженные арбалетами, мечами икакими-то артефактами соскрытыми схемами, прогуливались вдоль забора. Янасчитал пятерых. Нуикто-то, конечно, былеще внутри. Время отвремени кдому подъезжали экипажи сважными инеочень пассажирами. Лидик никого незнал, чтобыло неудивительно. Никаких толковых мыслей вголову неприходило, ия уже собрался дать команду сворачиваться, когда кзданию подкатила очередная карета.
        Надверце экипажа красовался эдемский герб - ангел сощитом имечом. Двалакея, сидевшие рядом скучером, соскочили скозел ираспахнули дверцы собеих сторон кареты. Содной стороны, опершись наплечо лакея, выбралась женщина-стех вдорогом иочень ярком одеянии. Крылья заспиной совсем непортили ее, скорее наоборот. Сдругой стороны, изэкипажа, безпомощи слуг, легко выскочил ангел. Нукакеще назвать девочку-подростка визумительном розовом платье, сбелокурыми, вьющимися волосами стакимиже белоснежными крыльями заспиной?
        - Ктоэто? - одними губами спросил я, неотрывая глаз отдевочки. Перекинувшись несколькими словами, парочка двинулась впосольство.
        - Это? - Мальчик хмыкнул. - Евонова жена идочка.
        - Чья? - переспросиля.
        - Нупослаже, - сообщил Лидик, переставляя фишку надоске.
        - Так, так, так… - Вголове начал созревать план. Ну,господа нелюди, думаете только вы умеете играть вигры спохищениями? Ничего, унас тоже есть багаж мерзостей, ия вам кое-что изнего продемонстрирую.
        - Тынезнаешь, куда она ездила?
        - Известно куда, - мальчик пожал плечами. - Весь Шартан знает. Унее занятия помузыке унашего местного гения - Зелиота Шартанского. Онакаждый день кнему смамашей ездит.
        - Воттак? Одни ибезохраны?
        - Ониже стехи, - снова пожал плечами Лидик, будто это все объясняло. - Даикому они нужны?
        - Кому? Ятебе расскажу, кому! Ну-ка, показывай, гдеваш местный гений живет?
        Диана дель Мио, Прибрежье, 27-го изока, день
        Сказать, чтоона была вбешенстве - несказать ничего!
        Диана металась покабинету изугла вугол. Онаочень нелюбила, когда планы срывались, новее работе такое случалось сплошь ирядом. Однако даже всамых сложных иопасных положениях она всегда умудрялась удержать общий контроль надситуацией. Взамен рухнувшего плана всегда следовали молниеносные действия, спомощью которых она добивалась реализации замыслов ее начальства. Теперьже кто-то настолько умело иоткровенно манипулировал ею, чтоубаронессы просто опускались руки.
        Вэтой истории все пошло неправильно ссамого начала. Начать стого, чтоизтроих пришлых захватить удалось только двоих. Самый ценный - видящий, владеющий техническими деталями инопланетных технологий, бегал поШартану, ускользая сквозь пальцы дель Виля, какугорь. Во-вторых, пропали двое ценнейших свидетелей - купец идевушка. В-третьих, уних завелся предатель - акакиначе, скажите, пожалуйста, враги могли узнать, чтоона прячет пришлых именно вименье дель Виля? Обэтом знали только сам шевалье ите, ктонаходились здесь. Нуи, в-четвертых, онавлюбилась. Иненадо стакой злобой смотреть взеркало, сказала она себе. Пора признать очевидное.
        Былли он красив? Нукаксказать, видела она мужчин икрасивее. Умен? Встречала она ипоумнее. Богат, знатен? Этодаже несмешно. Тамусебя - может быть. Аздесь, всечто унего есть - четыре сотни империалов ишестеро ящеров. Какраз хватит нанебольшой домик всамом бедном районе Шартана.
        Онпросто другой, поняла она. Этот мужчина мыслит другими категориями, унего совершенно иные жизненные ценности инепонятный взгляд наобычные вещи. Да,милочка, надо признать очевидное: тебе сним интересно. Аеще удобно иволнующе. Аеще…
        Все, хватит, оборвала она себя. Тыуже неглупая шестнадцатилетняя девчонка, которая грезит огерцоге начерном ящере. Если ты провалишь это операцию, Дингер тебя просто отдаст палачу. Потому что ставки слишком высоки. О,да, таких убийц, какие этой ночью заявились подуши ее подопечных, нанимают только ради очень важных вещей. Ибоэто нереально дорого.
        Раздался стук вдверь.
        - Да? - чуть резче, чемследует, произнесла Диана. Вкабинет вошла Рина. Бедной женщине досталось сегодня - подлевым глазом синел большой кровоподтек. Небудь ситуация столь напряженной, Диана отправилабы ее отдыхать. Нозаменить Рину было некем. Слугам дель Виля Диана немогла доверить уход запришлыми.
        - Онпроснулся, миледи, - сообщила она. - Яподала завтрак.
        - Адевушка?
        - Спит, ноочень беспокойно, - ответила верная служанка.
        Иэта лань еще… Онаведь спала сним, явижу! Атеперь они еще будут изображать мужа ижену. Создатель, даймне силы это пережить!
        - Пусть спит. Предупреди Лучию, чтоб была готова.
        - Да,миледи!
        Диана оглядела себя взеркале ипоправила прическу. Рана нависке искусно спрятана залоконом, ноесли приглядеться… Ктоб меня отправил отдыхать, мелькнула мысль. Вздохнув, баронесса направилась кспальне Андрея инегромко постучала.
        - Входите! - донесся уверенный голос. УДианы аж мурашки покоже побежали. Улыбнувшись, онаоткрыла дверь.
        - Доброго дня, ваша светлость, - сказала она, заходя внутрь. Ослучившемся ночью напоминало лишь большое кровавое пятно рядом скроватью, которое отмыть так инеудалось. - Приятного аппетита. Вынебудете возражать, если я составлю вам компанию?
        - Выкаксолнца свет, - галантно ответил Беркут, намазывая повидло набулочку. - Ваше появление всегда радует, счегобы я стал возражать?
        - О,какие комплименты! - Диана подошла ближе иприсела накраешек кровати. - Изавидный аппетит. Ночное происшествие вам его совсем неиспортило?
        - Счегобы? - Усмехнулся Андрей. - Кстати, баронесса, ядолжен поблагодарить вас заэто, - вего руке вдруг появился знакомый кинжал. - Неподскажете, чемон заряжен? Одна маленькая царапина начисто вывела изстроя киллера.
        - Кого, простите? - уточнила Диана.
        - Киллер - этим словом унас называют убийц, - пояснил Беркут.
        - Ах,вот как. Буду знать. Ачем заряжен, ксожалению, немогу вам сказать. Этоподарок лорда Дингера, моего шефа. Онсказал, чтоэта штука очень эффективна, нонестал ничего уточнять. Ая, ксожалению, лишена возможности видеть потоки.
        Диана совсем нехотела есть, нозаставила себя откусить кусочек тоста иналила себя чашечку кофе.
        - Скажи, Андрей, - перешла она на«ты». - Акакты узнал, чтовкомнате возник убийца? Черные порталы - абсолютно невидимая инеслышная вещь.
        - Почувствовал, - онпожал плечами. - Сначала я ощутил движение воздуха. Апотом - запах. Этого хватило, чтоб я достал кинжал. Нуаперед нападением, япросто увидел его. Вернее, егоконтур нафоне белой двери.
        - Апочему ты неспал? - спросилаона.
        - Тебя ждал, - просто ответил он, посмотрев ей вглаза. Потом вдруг взял ее руку иподнес ладонь ксвоим губам. Губы были горячими, иее бросило вдрожь. Онасовершеннорастерялась. О,Создатель, дачто сней такое? - Мне, почему-то показалось, чтоты можешь… зайти.
        - Ипоэтому ты ударил кинжалом? - Впоследний момент нашлась она, освободив свою руку, и, схватив нож, стала намазывая второй тост. - Пожалуй, япоостерегусь заходить ктебе ночью.
        - Понимаешь, силуэт натвой непоходил, - усмехнулся он. - Яразозлился. Ждал тебя, атут какой-то мужик бородатый…
        Онасовершенно искренне рассмеялась. Оноткровенно любовался ею, откинувшись наподушки. Вот, чтоменя внем привлекает, подумала она. Онпозволяет себе открыто выражать свои чувства. Ястолько лет живу ватмосфере страха, лжиилицемерия, чтовлюбой фразе ижесте ищу подвох. Аон искренен. Онможет себе позволить говорить то, чтодумает. Иделать то, чтосчитает нужным.
        Андрей вдруг протянул ей руку, иона, какзагипнотизированная, вложила вего ладонь свою.
        - Идисюда, - притянул он ее ксебе ипоцеловал. Егогубы были нежными, живыми инастойчивыми. Реальность куда-то исчезла, остался лишь его вкус, запах исумасшедшая энергия, бившая через край. Онанезнала, сколько это продолжалось: мгновение, час, год? Стук вдверь раздался какгром среди ясного неба. Диана отпрянула отнего, пытаясь прийти всебя. Действительность все еще кружилась вокруг, никак нежелая приобретать ясные черты.
        Вкомнату вошли Рина иЛучия. Последняя что-то сказала.
        - Что? - спросила Диана, невероятным усилием воли беря себя вруки.
        - Япожелала доброго дня вашим светлостям, - улыбаясь, повторила Лучия. Вее глазах затаились искорки смеха. Девчонка присела вреверансе, скрывая улыбку.
        - Думаю, егосветлость будет счастлив избавиться отнадоевшего артефакта, - невпопад сказала Диана. - Ая, пожалуй, оставлю вас, небуду мешать.
        Очнулась она только наберегу моря. Свежий ветер растрепал всю ее прическу, аона стояла напеске, подставляя бризу горящее лицо. Барашки волн весело набегали друг надруга, внебе орали чайки, время отвремени пикируя вводу зарыбой.
        «Яведь могу выйти замуж, родить детей, - подумала она. - КБергу Дингера, мыможем уехать вЮжную Лизатанию, настам никто иникогда ненайдет. Онпостроит нам дом наберегу океана… О,Создатель, очем я думаю?» Тебе двадцать шесть, шепнул внутренний голос. Самое время подумать одетях.
        Мечты, мечты…
        Диана вздохнула, привела себя впорядок идвинулась обратно кдому. Чтобы уехать вЛизатанию, надо было сначала выжить вэтой игре. Впереди - ночь, иона сомневалась, чтопережить ее будет легче, чемпредыдущую. Наименье напали семеро, изкоторых четверым удалось уйти. Пятеро ее людей убиты. Клан Воинов ночи неотступается отнамеченных жертв. Какой наивной была она, когда решила, чтовШартане будет легче.
        Имнадо запереться водной комнате, решила она. Шестеро бойцов, она, Беркут, Ирина, Лучия иГартен. Если нападут, придется биться воткрытую. Тогда уних будут неплохие шансы. Бойцы Воинов ночи прекрасно умеют воткнуть кинжал вспину, авоткрытом бою они слабоваты. Вкрайнем случае, уйдем телепортом - уДианы были два артефакта, Дингер расщедрился. Маячок одного изних Диана обронила вгустом лесу, когда ехала вШартан. Главное - выиграть время. Через неделю Стил подготовит убежище иперсонал - ученых, инженеров исвежих бойцов, которые гарантированно чисты. Место будет находиться уБерга накуличках, гдеименно - незнает даже Дингер.
        Дойдя додома, онаостановилась. Вдверях стоял Беркут.
        - Как, неужели Лучия разрешила вам ходить, барон? - спросила Диана, чувствуя, каксердце снова стало биться чаще.
        - Неа, - легкомысленно отмахнулся он. - Просто я больше немогу лежать. Вымне поможете?
        - Яуже один раз сделала такую ошибку, - усмехнулась она, вспомнив, какони упали там, в«Шартанскомраю».
        - О,вэтот раз я смогу удержать нас обоих, - хмыкнул Андрей.
        Диана подошла ближе, ион, оперевшись нанее, сделал несколько шагов долавочки. Когда они уселись, онвнимательно взглянул ей вглаза.
        - Рассказывай!
        - Чторассказывать? - опешилаона.
        - Рассказывай, чтонам угрожает? Какие планы утебя? Какты собираешься нас сИрой потрошить ичто будет дальше?
        - Ну…
        - Диана! - Онвзял ее лицо обеими ладонями, повернул ксебе ипосмотрел вглаза. - Неюли! Мыводной лодке, ая нехочу сдохнуть тут из-за дурацких секретов.
        Иона рассказала. Все. Удивляясь себе, ногде-то глубоко внутри радуясь тому, чтоможет переложить проблемы наплечи этого сильного мужчины. Этодлянее было новым инеобычным ощущением. Онзадал несколько уточняющих вопросов, потом задумался. Аона смотрела нанего иждала.
        - Значит так! Во-первых, прикажи своим, пусть вернут мне артефакт. Изарядят его подзавязку.
        - Всетвои вещи заперты вкабинете. Открою прямо сейчас.
        - Отлично. Во-вторых. Мненужен лист бумаги, ядолжен написать записку.
        - Кому?
        - Одному торговцу. Цепала зовут.
        - Онпропал, - сообщила Диана. - Вторые сутки нет нигде.
        - Хм.Нукто-то унего вдоме есть?
        - Сестраего.
        - Отлично. Отправишь кней человека сполномочиями. Пусть прикажет вывесить мою записку наокне. Чтоб было видно сулицы.
        - Такпрочтет кто угодно.
        - Ну-ну… по-русски?
        - Хм… Нуда.
        - Третье. Уходить надо прямо сейчас. Взяв ссобой минимум людей. Безкакой-либо связи свнешним миром. Бессмысленно оставаться иждать нападения - внашем случае это тактически неверно.
        - Акуда мы уйдем сейчас?
        - Туда, гдебудем ждать Вадима. Место будут знать только я ион. Засады небудет.
        - Аесли ему вголову залезут нелюди?
        Беркут усмехнулся.
        - Этоврядли…
        Онапосмотрела нанего, немного отстранившись.
        - Хорошо, барон. Япринимаю ваш план. Только незабывайте, чтокомандую этой операцией все-такия.
        - Такточно, - совершенно серьезно ответил он, смотря нанее взглядом, вкотором плескался целый океан иронии.
        Вадим Третьяков, Шартан, 27-го изока, вечер
        - Терр, - Берта улыбнулась, увидев меня.
        - Здравствуй. Лидик пришел?
        - Оннаверху, терр, - девушка вдруг серьезно посмотрела наменя. - Оночень расстроен, терр. Это, конечно, немое дело, нонемоглибы вы быть немного мягче кмальчику?
        - Куда уж мягче, - пожал плечами я, проходя через кухню клестнице.
        Когда я вошел вкомнату, Лидик лежал насвоей кровати иревел вподушку. Сердце стиснула когтистая лапа. Что-то я сегодня аж переполнен угрызениями совести. Полдня бродил вокруг дома местного музыкального гения, пытаясь сообразить, какукрасть девочку, никого неубивая.
        Человеческая психика - странная вещь. Двенедели назад, кроша компьютерных монстров направо иналево, япросто упивался собственной крутизной. Нет - нет, даипроскальзывала мысль: если окажусь внастоящей переделке, яуж… Только сознательно убив первое, по-настоящему живое существо, тывдруг понимаешь, чтовэтом нет ничего крутого. Воттолько что оно жило, ело, пило, радовалось, аты нажал наспусковой крючок, ивсе: наземле лежит уже остывающее мясо, никакого отношения кжизни неимеющее. Иназад невернуть, никак. Неперегрузить компьютер, неоткрутить время. Что-то сломалось вомне, когда я оттирал мозги гопника сосвоих сапог.
        Ясел накровать ипогладил мальчика поголове.
        - Чтослучилось, малыш? - какможно мягче спросиля.
        - Ямаму встретиииил, - заревел парень пуще прежнего.
        Чтотут скажешь?
        - Лидик, послушай меня, - сказал я, продолжая гладить его поголове иощущая себя полной скотиной. Господи, онсовсем ребенок еще. Ноон был мне нужен, просто необходим - безнего все мои планы нереализовывались никак. - Мыстобой закончим пару дел, ия отпущу тебя. Наканикулы. Поживешь сосвоими, сгоняешь вдеревню ксестре. Апотом вернешься, имы продолжим тебя учить. Хорошо?
        Парень вроде начал успокаиваться. Всхлипнув еще несколько раз, онвытер слезы рукавом ипосмотрел наменя красными глазами.
        - Яготов.
        - Если готов, тогда пошли, поедим. Нампредстоит еще одна неслишком легкая ночь.
        Через час мы шагали повечернему Шартану, стараясь поменьше попадаться наглаза стражникам, которые буквально наводнили город. Ксчастью, завтра был выходной - местная суббота, поэтому наулицах было полно подвыпивших игорланящих песни горожан. Мыже шли тихо, спокойно иникого нетрогали.
        Пришло время реализовать мою очередную задумку. Слишком меня раздражал постоянный недостаток энергии - только вчера все накопители были полными, асегодня уменя осталось пять комплектов. Проблему надо было решать кардинально, ия надеялся, чтонащупал путь.
        Мнеудалось рассчитать исоздать робота, который самостоятельно будет облетать окрестности исобирать субстанции. Этакая пчелка. Всвое время Беркут втянул нашу фирму водин сколковский проект посозданию автономного дрона. Деньги были удачно освоены, нопомимо этого проведена довольно большая работа, результаты которой унас забрали ребята изодной серьезной конторы, связанной соборонкой. Наэтом наше участие впроекте закончилось. Нонеужели вы думаете, чтоя неоставил себе копию? «Посчастливой случайности», некоторые важные файлы остались нажестком диске моего ноута.
        Вовсем этом была только одна большая проблема - навигация. Нунебыло вэтом мире ниглонаса, ниджи-пи-эс. Абезнавигации стрекоза-переросток, накоторую был похож мой дрон, летать немогла. Запустить спутник мы сЛидиком, конечно, немогли. Ноустановить простейшие триангуляционные вышки внескольких точках города иего окрестностях было вполне нам посилам. Янаконец разобрался, какдействует связь между схемами вэтом мире - всеоказалось добезобразия просто. Схемы преобразовывали сигнал вобычные десятиметровые электромагнитные волны, апотом их ловили. Конечно, длину волны можно было менять, взависимости отпотребностей.
        Ивообще, наблюдая заместными технологиями, явсе больше ибольше убеждался, чтоесть вэтом мире настоящая, серьезная наука. Внекоторых артефактах наблюдались узлы, которые немогли быть созданы безсерьезной теоретической базы. Втоже время встречались случаи, когда такие узлы пихались вартефакты безнадобности, тоесть человек илинечеловек, который их изготавливал, понятия неимел оназначении узла. Апихал его только потому, чтогде-то ранее это видел. Таксказать, микроскопом гвозди забивал. Причем такая ситуация наблюдалась каквлюдских, такивнелюдских поделках. Вывод извсего этого был очевиден: наука есть, нонедлявсех. Закрытые ордена? Илиостатки прежней цивилизации?
        Мальчик мне ничего рассказать немог. Онсам знал очень мало. Школы тут были только начальные - детей учили читать, писать, считать. Такое обучение длилось два года, Лидик его прошел. Дальше родители индивидуально нанимали детям учителей, если могли это себе позволить. Родители мальчика нестали заморачиваться серьезным образованием сына - мол, пусть учится гостиницей управлять. Немне их осуждать, новот гостиница сгорела ичто теперь?
        Ястарался рассказывать ипоказывать мальчику какможно больше. Просто обустройстве окружающего мира иотом, чтоделал вданный момент. Конечно, большей частью он ничего непонимал. Ноэто пока. Начал я также немного подтягивать его математику, нопоходу дела, ибовремени нехватало катастрофически.
        Мысвернули заугол иуперлись вгородскую стену. Фортификационное сооружение освещалось небольшими магическими светильниками, висевшими настолбиках, торчащих нагребне стены.
        - Этоздесь. Вонтам дверь, - шепнул мне мальчик, показывая натемный прямоугольник, выделяющийся нафоне каменной кладки. - Только наночь ее закрывают.
        - НуиБерг сними, - непедагогично ответил я, осматривая окрестности. Тишина. - Бегом!
        Мырванули кстене. Лидик был прав, закрыта. Никаких магических замков - обычное железо. Ядостал купленный нарынке иусовершенствованный магический резак ипросунул его вщель между дверью икосяком. Раздался свист, какотгазовой горелки. Вовсе стороны полетели искры икапли металла. Наконец язычок замка сдался, идверь дернулась, показывая, чтоее больше ничего недержит.
        - Веди дальше!
        Мальчик, включив маленький светлячок, который я повесил ему накозырек кепки, двинулся вверх повинтовой лестнице. Япотопал заним, прикрыв только что взломанную дверь. Поднявшись натри метра, мыоказались еще перед одной дверью.
        - Обычно стражник спит вбудке, - шепнул мне мальчик.
        - Ждиздесь. Если услышишь, чтоподнята тревога, беги совсех ног втрактир ижди меня там. Понял?
        - Понял.
        - Смотри, безсамодеятельности, - грозно повторил я навсякий случай иприготовил кастет.
        Электрошокер непригодился. Стражник сидел вбудке ихрапел так, чтослышно, наверное, было даже вратуше. Стараясь ступать какможно тише, яобошел будку изакрепил наее крыше заранее приготовленную триангуляционную итри маскировочные схемы. Недумаю, чтоб здесь все осматривал видящий, нобереженого бог бережет. Комплект накопителей я прикопал вземле - ихдолжно хватить надолго, схема пассивная иработать будет редко, только отвечая насигнал дрона. После ее активации перстень включил систему диагностики испустя минуту сообщил, чтовсе впорядке. Мысленно пожелав стражнику эротических снов, янеслышно вернулся кдвери. Мальчик внетерпении топтался внутри.
        - Всепучком, пошли дальше, - прошептал я ему, имы двинулись вниз.
        Вгороде я собирался установить пять «вышек» иеще три штуки заего пределами. Мыуже поставили четыре, когда начались проблемы. Откровенно говоря, мыих сами себе создали.
        Пятую схему я собирался укрепить намаяке, который возвышался насамом конце мола. Дляэтого следовало пройти через портовой район, соваться вкоторый снедавних пор я избегал. Ночто поделаешь, если надо?
        Здесь гуляли по-крупному. Музыка, пьяные крики, драки ивизг ланей слышались накаждом углу. Передав мальчику колышек сзакрепленной нанем схемой, янагло вытащил оба маузера из-за пояса ипошел чуть впереди, готовый выстрелить припервом признаке опасности.
        Возню ииспуганный девичий голос я услышал заранее, поэтому примерно был готов ктому, чтоувидел зауглом очередного питейного заведения. Трое пьяных матросов зажали вуглу девицу. Девушка отчаянно сопротивлялась, однако ее шансы вырваться я оценил какмизерные - морячки были молодыми, несовсем пьяными иявно охочими доженской ласки. Пожалуй, мысмальчиком моглибы спокойно пройти мимо - донас никому небыло дела, однако моя совесть сегодня была вударе.
        Явключил целеуказатели и, направив красное пятнышко вногу ближайшего комне матроса, нажал наспуск.
        Сгромким воплем любитель женского тела завалился наутоптанный песок. Яотступил напару шагов назад, держа вполе зрения сразу обоих оставшихся наногах парней. Всетрое затихли, даже девушка.
        - Отпустите ее, - сказал я, наводя красные пятнышки нагрудные клетки морячков.
        - Ато что? - нагло спросил правый, неотпуская девицу, чьиглаза сужасом смотрели наменя. Всвете фонаря ее лицо казалось белее разорванной наней блузки. Лежащий уее ног матрос всячески показывал, чтоему ужасно больно.
        Вспомнив советы Беркута, явыстрелил, предварительно чуть сместив красное пятно кплечу наглого насильника.
        - Вотсуууука, - взвыл тот, хватаясь зараненую руку.
        - Яответил навопрос? - спросил я, сосредоточившись натретьем.
        Тотсразу отпустил девчонку ивыставил руки перед собой.
        - Пожалуйста, ненадо. Мыбольше небудем.
        - Красавица, тыможешь идти, - кивнул я девушке. Недолго думая, онарванула втемноту.
        - Помоги своим, - махнул я «маузером». Парень помог подняться стонущему, иони втроем поковыляли ктрактиру.
        - Пойдем, - кивнул я притихшему мальчику, имы двинулись кморю. Однако неуспели сделать ипяти шагов, каксзади раздался рев десятка глоток. Оглянувшись, яувидел, какизтрактира выбегает толпа разъяренных моряков.
        - Твоюже мать! - рыкнул я, хватая мальчика заруку. - Бежим!
        Ниодно доброе дело неостается безнаказанным, подумал я, доставая набегу мешочки-гранаты…
        Ирина Зуева, Прибрежье, 27-го изока, ближе квечеру
        Видящую завали Лучия. Красивое имя. Девушка минут пятнадцать колдовала смоей ногой, апотом, куда-то нажав, раскрыла ненавистный деревянный ящик. Медленно иаккуратно я пошевелила стопой.
        - Больно…
        - Будет немножко болеть еще два-три дня, - сзабавным акцентом, по-эртазански сказала Лучия. - Ябы вас еще подержала внем, - кивнула она наящик, - ноее светлость сказала, чтобольше неможет оставлять вас прикованной ккровати. Пожалуйста, старайтесь эти дни ногу ненагружать.
        - Хорошо, - пообещала я ей, сневообразимым наслаждением подтягивая колени кживоту ипереворачиваясь набок. - Ноходить мне можно?
        - Можно, - улыбнулась девушка. - Только медленно. Иаккуратно. Ипрыгать ненадо.
        Рина принесла мое чистое белье иочень интересное синее платье.
        - Откуда оно? - спросила я служанку.
        - Изгардероба ее светлости, - сообщила мне Рина, помогая одеваться. Яповернулась, чтобы Рина завязала завязки уменя наспине. Мойвзгляд упал надверь, скоторой так инеудалось полностью отмыть кровавые полосы. Хорошее настроение какрукой сняло. Вздохнув, явзглянула насебя вбольшое зеркало, висевшее настене. Синяки подглазами, наголове черти что - утром Рина помыла мне голову, нобезфена уложиться нормально небыло никакой возможности.
        - Прошу вас замной, мадам, - позвала меня Рина. Мывтроем вышли изспальни ичерез богато выглядевшую залу, украшенную коврами, картинами исочень красивой мебелью, проследовали вследующее открытые двери. Этооказалась столовая. Нокакая! Огромная комната, посреди которой стоял длинный стол. Прижелании, занего, наверное, можно было усадить человек пятьдесят. Вдальнем его конце было накрыто напять персон. Воглаве стола приборов небыло.
        Рядом сотрытой натеррасу стеклянной дверью стояли трое: Андрей, Диана имолодой франт вголубой бархатной одежде - что-то такое унас, судя пофильмам, носили вдевятнадцатом веке. Андрей был всвоем, ставшем стандартным здесь, коричневом кожаном костюме (замшевые штаны, короткая замшевая куртка ибелая рубашка), абаронесса - вочень красивом зеленом платье допола. Плечи иверхняя часть груди были открыты, анашее сияло ожерелье изнескольких больших зеленых камней. Изумруды? Диана выглядела настоящей королевой, ая, вэтом относительно скромном платье, едва тянула наЗолушку.
        - Вотивы, - воскликнула баронесса, кактолько мы приблизились кстолу. - Каквы себя чувствуете, дорогая Ирина? - Подошла она, рассматривая меня сголовы доног. - Каквам платье? Простите меня, мойпоходный гардероб совсем скуден, мненеудалось подобрать вам более достойный туалет. Впрочем, даже вэтом скромном платье вы отлично выглядите. Неправдали, барон? - Онахитро посмотрела наБеркута.
        Андрей, немного хромая, подошел ближе игалантно поцеловал мне руку, пробурчав что-то положительное поповоду моего внешнего вида. Выглядел он какпапаша надетском утреннике, которого заставили играть Красную Шапочку. Вроде иодет подобающе, идекорации наместе, новидно, чтовсе происходящее ему непонутру.
        - Какты? - спросил он по-русски.
        - Хорошо, - пробормотала я, толком непонимая, каксебя вести.
        - Ах,дорогая Ирина, познакомьтесь, - Диана, чувствующая себя какрыба вводе, подвела комне молодого человека. - Этотерр Гартен дель Дорф, капитан гвардии лорда Дингера, нашдоблестный защитник.
        - Выочаровательны, баронесса, - густым баритоном прогудел Гартен, поцеловал мне руку исовершенно по-мальчишечьи улыбнулся. Навид ему было чуть более двадцати. Мнеон понравился. Изобразив что-то вроде книксена, яулыбнулась ему вответ.
        - Благодарю вас, терр капитан.
        - Длявас просто Гартен, - сообщил он, подводя меня кстолу иотодвигая стул. Яуселась. Парень также усадил Лучию, асам расположился между нами. Баронесса иАндрей разместились напротив.
        Тутже нас окружили несколько лакеев. Кто-то что-то накладывал втарелки, кто-то подливал вино вбольшие хрустальные бокалы.
        - Ксожалению, нашхозяин, шевалье дель Виль, несмог составить нам компанию, - продолжала болтать Диана. Мневсе время казалось, будто каждое ее слово насквозь пропитано иронией. - Герцог дель Шар ужасен - онвсе время что-то требует отсвоих подчиненных. Шевалье непоявляется уже несколько дней. Неудивительно, чтомы заскучали безнего…
        - Шевалье так остроумен, - поддержала ее Лучия. - Намужасно нехватает его шуток. Помните, ваша светлость, какон рассказывалпро…
        Онаговорила что-то еще, ая набросилась наеду. Незнаю, чтомне положил лакей, ноя чуть вилку непроглотила - настолько это было вкусно. Наверное, вела я себя ужасно невежливо инадо было как-то поучаствовать вобщем разговоре, ноя очень проголодалась.
        - Осторожнее сэтим блюдом, милая Ирина, - предупредила меня баронесса, видя, чтоя попросила добавки. - Нестоит им злоупотреблять, особенно перед дорогой.
        - Мыкуда-то едем? - удивиласья.
        - Да,нанебольшую прогулку, - сообщил мне капитан. - Вашмуж очень просил показать окрестности Прибрежья.
        Япосмотрела наАндрея, онодними глазами кивнул, приложив палец кгубам. Чтозатайны мадридского двора?
        Спустя час мы вышли из-за стола. Андрей, улучив момент, подошел комне.
        - Мысрочно уезжаем. Здесь оставаться дальше опасно. Сядешь верхом наящера?
        - Сяду, - пожала плечами я. - Кудамы?
        - Надеюсь, навстречу сВадимом. Оденься какдляпохода, - велел он мне, возвращаясь кДиане. Вообще, как-то он подозрительно близко кней держался. Ивзгляды эти между ними… Япочувствовала, чтоуменя еще больше портится настроение.
        Вернувшись ксебе, япопросила Рину принести мою одежду. Джинсы ифутболка были выстираны, куртка икроссовки - тщательно вычищены. Ох,хорошо быть аристократкой, какбы непривыкнуть. Нет, нукакой он все-таки зараза? Неужели успел закрутить роман сэтой?..
        Едва я переоделась, каквдверь постучали.
        - Войдите, - разрешила я. Вкомнату вошел Гартен всопровождении воина. Обабыли одеты по-походному, вкольчугах ипримечах.
        - О,вы тоже уже готовы, - улыбнулся Гартен, подходя ближе. - Разрешите представить вам сержанта Белугу. Сержант, этобаронесса дель Беркут. Милая Ирина, сержант вэтом походе буде отвечать завашу безопасность. Такчто непугайтесь, онбудет держаться все время рядом свами.
        - Благодарю вас, Гартен, зазаботу… - Нуачто я еще могла сказать? Белуга был высоким, звероподобным воином сневероятно яркими голубыми глазами.
        - Этобольшая честь дляменя, - глубоким басом проговорил сержант, пожирая меня глазами. Ахда, джинсы были чересчур обтягивающими… Ну,другого мне надеть нечего, невплатьеже ехать наящере?
        - Иеще один маленький штрих, выпозволите? - Гартен пошевелил руками уменя надголовой, какэто делал Вадим. Отзатылка допяток пробежали мушки. - Этонебольшая защита отстрел. Малоличто.
        - Явнеоплатном долгу перед вами, дорогой капитан, - прощебетала я. Какже быстро учишься этим светским приличиям.
        Появилась Рина смоим рюкзаком, имы все вместе двинулись кконюшням. Какжаль, чтонеудалось погулять посаду ипоберегу моря, подумалая.
        Беркут иДиана сидели верхом наящерах. Кроме них, здесь была Лучия ипятеро воинов налошадях вполном боевом снаряжении. Конюх подвел комне раптора. Яуже немного каталась наних, однако каждый раз мне приходилось преодолевать страх - ачто вы хотите, если уэтой твари пасть какукрокодила? Наконец я взгромоздилась начудовище. Ящер сразу присмирел ивстал каквкопанный. Кактолько Рина оказалась верхом налошади, мытронулись.
        Прибрежье чем-то напомнило мне дачный поселок. Мощенные тесаным камнем улочки тянулись вдоль кованых оград. Заоградами, какправило, ничего видно небыло, ибовдоль них росла живая изгородь изгустых кустов илипышных деревьев, напоминающих наши кипарисы. Домики, вернее дворцы местных жителей, какправило, стояли глубоко внутри. Время отвремени мы встречали катающихся верхом местных обитателей илиприслугу, шастающую то тут, тотам. Острые железные колья оград периодически сменялись вычурными широкими воротами. Через них можно было разглядеть жилища местных аристократов. Дворцы были невысокими, максимум - триэтажа. Архитектура причудливая иразнообразная, новезде присутствовала присущая Шартану маниакальная любовь ктреугольникам.
        Через некоторое время Прибрежье закончилось, имы свернули наширокую, посыпанную гравием дорогу. Сбившись вкучку, чтобы неглотать пыль из-под копыт, отряд резко увеличил скорость. Минут пятнадцать мы скакали хорошей рысью, азатем, наперекрестке свернули наузкий проселок исразу замедлили движение. Вокруг потянулся довольно густой лес. Неочень ловко управляя ящером, явсе-таки приблизилась кБеркуту, который неотрывно держался возле баронессы.
        - Куда мы едем? - спросила я по-русски.
        - Навстречу сВадимом, - ответил он мне, почему-то смотря наДиану. Блин, данаменя ты посмотри!
        - Куда именно? - Несобиралась отставатья.
        - Помнишь, гденанас чуть грабители ненапали? - спросил он, наконец повернувшись вмою сторону.
        - Помню.
        - Воттам, рядом сэтим местом мы ирасположимся лагерем. Если все будет хорошо, тозавтра-послезавтра туда подъедет Вадим. Только местным пока неговори. Диана подозревает, чтосреди них есть шпион.
        - Тыспал сней? - прямо спросилая.
        Андрей посмотрел наменя иосуждающе покачал головой.
        - Этовсе, очем ты сейчас думаешь?
        - Ответь, мненадо знать, - попросила я, чувствуя, чтоперестаю себя контролировать.
        - Ясней неспал, - спокойно ответил он. - Нодаже еслибы испал, тебя это никак некасается.
        - Значит, тебе наменя наплевать?! - завеласья.
        - Ирка, ради бога! - рыкнул он. - Вотразборки - этосейчас писец, какневовремя!
        - Дапошел ты, - буркнула я себе поднос, отставая. Последней каплей был брошенный наменя ироничный взгляд баронессы. Япочувствовала, какнаглаза наворачиваются слезы. Ивот тут меня первый раз прихватило.
        Резко заболел живот, ия поняла - если сейчас неостановимся, случится конфуз.
        - Андрей! - крикнула я, вновь приближаясь кнему.
        - Чтоеще? - обернулся он комне, ноповыражению моего лица, видимо, понял, чторечь пойдет одругом. - Чтостобой?
        - Живот прихватило, - буквально простонала я, останавливаясь исоскальзывая сящера. Белуга тоже мгновенно оказался наногах. - Нет-нет, - выдавила я изсебя, останавливая сержанта рукой. - Ятуда одна пойду.
        Воин было дернулся замной, ноокрик капитана остановилего.
        - Сержант, подождите.
        Ужезабегая вкусты, яуслышала название блюда, накоторое сегодня так неосторожно набросилась заобедом.
        Найдя подходящее место, ясдернула ссебя джинсы иприсела закустик.
        Едва я почувствовала облегчение, каквтом месте, гдеостановился отряд, раздался громкий взрыв, крики итакой знакомый истрашный звук работающего «шмайсера»…
        Вадим Третьяков, Шартан, 28-го изока, утро
        Ктолюдям помогает,
        Лишь тратит времязря,
        Хорошими делами
        Прославиться нельзя.
        Напевая себе поднос песенку старухи Шапокляк, ямастерил рацию. Ну,несовсем рацию, конечно, ното, чтоее вэтом мире моглобы заменить. Небольшое устройство, состоящее изастральных микрофона, наушника, приемника ипередатчика. Все, конечно, аналоговое, работающее настрого фиксированной частоте впределах ста - стапятидесяти метров. Ибосегодняшнюю операцию безсвязи провести будет невозможно.
        Поэтому я каждому советую
        Вседелать точнотак,
        Какделает старуха,
        Покличке Шапокляк[13 - СтихиЭ.Успенского.].
        Этадурацкая песенка привязалась комне несколько часов назад, когда мы сЛидиком, грязные имокрые, лежали заогромными валунами. Вопреки моим предположениям, гранаты неостановили разъяренных моряков, атолько немного задержали. Однако унас появилось время, которое мы, конечно, использовали спользой. Аточнее, пройдя попояс вводе всторону мола, мысмогли укрыться отпьяной толпы закамнями, которые служили фундаментом волнореза. Вода была, откровенно говоря, совсем нетеплой, имне пришлось потратить половину комплекта накопителей, чтоб мы незамерзли прямо там. Ксчастью, поиски морячкам быстро надоели и, подобрав двоих раненых, онидвинулись обратно вкабак.
        Мальчик дрых насвоей кровати, завернувшись вволчью шкуру, амне так инеудалось сегодня поспать. Активировав очередную стимуляционную схему, явначале проверил дрон, исправил внем несколько ошибок изапустил впервый пробный полет. Атеперь, вожидании его возвращения, мастерил средство связи.
        Вдверь тихонько постучали.
        - Да?
        - Доброе утро, терр, - вкомнату заглянула соломенная головка Берты. - Изволите позавтракать?
        - Знаешь, Берта, приготовь лучше ванну, - попросил я. - Апозавтракаем, когда Лидик проснется.
        - Хорошо, терр, - ответила Берта, продолжая стоять вдверях.
        - Что-то еще? - спросиля.
        - Да,терр, - девушка помялась. - Хозяин просил передать. Туткакой-то человек вечером выспрашивал провидящего…
        Язамер. Нашли, сволочи! Впрочем, удивительно, чтотак поздно. Ну,ванну, пожалуй, успею принять.
        - Ичто?
        - Мысказали, чтоничего незнаем. Ноон стал приставать кпосетителям. Хозяин велел передать, чторано илипоздно, нокто-то что-то припомнит ирасскажет.
        Явздохнул.
        - Ладно, Берта, явсе понял. Через пару часов мы уйдем. Воттолько ванну приму ипоедим.
        - Конечно, терр, - девушка исчезла. Ладно, чего уж теперь. Пути отхода я подготовил, будем действовать поплану.
        Спустя два часа я, ввиде сгорбленного старика, иЛидик, одетый вкрасивую ливрею сгербами, подошли кдому, вкотором проживал известный всему городу музыкант Зелиот Шартанский. Какоказалось, домбыл доходным, тоесть внем просто сдавались комнаты иквартиры.
        Мнеповезло, ия вчера снял навтором этаже прекрасную двухкомнатную квартиру «длясвоего отца». Музыкальный гений занимал весь третий этаж, поэтому второй оказался свободен - несмотря нато, чтовШартане любили музыку, жить подмузыкантом почему-то никто нехотел. А«мойотец» был глух, поэтому судовольствием поселится вэтой чудной квартирке сотдельным выходом насоседнюю улицу.
        - Значит, ещераз повтори, чтоты должен делать? - снова привязался я кЛидику, когда мы выпроводили хозяина, показавшего нам так удачно сбагренные апартаменты.
        - Дадесять раз уже повторял, - занылтот.
        - Повтори, ясказал! - рыкнуля.
        - Когда стешка сдочкой приедет, ябегу ловить экипаж. Ондолжен быть закрытым, сдверцами пообе стороны кареты.
        - Дальше.
        - Явелю кучеру ждать идам ему монету.
        - Какую?
        - Двазлатника, - вздохнул мальчик. - Ипообещаю еще столькоже, если он дождется. Скажу, чторебенок заболел иего надо отвести квидящему.
        - Дальше.
        - Убедившись, чтоэкипаж готов, говорю это ибегу налестницу.
        - И?
        - Ждуналестнице. Когда стешка сдочкой станут выходить, яговорю вмигруфон - «идут», бегу вниз, наулицу. Зауглом снимаю ливрею, прячу ее врюкзак ииду наместо.
        - Хорошо. Только немигруфон, амикрофон.
        - Дакакая разница!
        Яизбавился отбороды ипалочки, нацепил куртку сдлинными полами, надел кепку скозырьком, какие здесь носили охотники. Достал измешка маленький костяной кастет ипередал Лидику.
        - Этотебе.
        - Ачто это? - спросил он, разглядывая довольно элегантно сделанную вещь.
        - Кастет. Работает также какмой.
        - Вау!
        - Так, запомни. Если тебя кто-то схватит, попытается ударить илипосмотрит вглаза, направляешь вот этой штукой внего инажимаешь вот сюда. Понял?
        - Ага, - глаза мальчика горели отвозбуждения.
        - ИЛидик… Этонеигрушка.
        - Дачто я, маленький, - обиделся он. - Недурак, понимаю.
        - Вотиспрячь напояс. Идавай, порауже.
        Ожидание - самая неприятная вещь. Яуже весь извелся, когда наконец Лидик сообщил мне, чтоони подъехали. Поставив стул возле самой двери, явслушался вшаги. Размеренные женские инетерпеливые детские.
        - Мама, давай заедем после занятия нарынок, - донесся доменя звонкий голосок.
        - Посмотрим, какты отработаешь сегодня, - ответил глубокий женский голос. Эдемский был изысканный, состоличным выговором. Надоже, какие нюансы я смог оценить.
        Спустя некоторое время сверху послышалась музыка. Янеспециалист, ночто-то вроде флейты. Через пятнадцать минут, когда я опять начал волноваться, внаушниках раздалось шипение инемного искаженный голос Лидика:
        - Экипаж готов.
        - Отлично, - ответиля.
        Повязав налицо платок, так, чтобы были видны только глаза, язатаился перед дверью. Опять ожидание. Вголову полезла всякая чушь, совесть вочередной раз завела свою шарманку. Ноя ее злобно заткнул, напомнив оДине. Флейта стихла, сверху очем-то заговорили, раздались какие-то шаги.
        - Идут, - прохрипело внаушнике, ия услышал топот ног налестнице.
        Все, работаем.
        Чуть приоткрыв дверь, янаблюдал, какони спускаются. Какиожидалось, девочка бежала впереди. Когда она почти оказалась намоей площадке, яоткрыл дверь. Дочка посла была одета влегкое, голубое платьице чуть ниже колен итакиеже голубенькие туфельки. Наголове, поверх копны абсолютно белых волос была приколота элегантная шляпка.
        Видя, чтокто-то выходит, девочка притормозила, едва неврезавшись вменя. Япоймал ее взгляд итутже надавил. Совсем маленькое сопротивление, имы провалились внутрь. Отдав оперативную команду «спать», ятутже вынырнул изее мозга, придержав обмякшее тело. Еемать уже поняла, чточто-то нетак, ибегом рванула полестнице кнам. Едва она оказалась впределах досягаемости оружия, явытянул руку скастетом иактивировал разряд. Споткнувшись напредпоследней ступеньке, стешка полетела прямо мне вруки. Приняв женщину иубедившись, чтоона безсознания, яаккуратно посадил ее напол, вложил вруки заранее приготовленное письмо и, подхватив лежащую наплощадке девочку, рванул обратно вквартиру.
        Сняв шляпку итуфельки, язакрутил девочку вплед так, чтобы небыло видно крыльев. Прикрыв уголочком одеяла лицо иснова взяв ее наруки, ярванул ковторой двери. Слава богу карета стояла наместе. Выскочив наулицу, яоказался прямо перед дверцей.
        - Помогите открыть, - попросил я кучера наимперском. Уженемолодой бородатый дядька тутже соскочил скозел, распахнул дверцу ипомог уложить девочку насиденье. - Подержите ее, - попросиля.
        Кучер влез вкарету, ия снова активировал кастет. Мужик упал навторое сиденье. Привязав обоих пленников заранее приготовленными ремнями, явыскочил изкареты, закрыл обе двери и, севнакозлы, стегнул лошадей кнутом. Блин, надеюсь, янезарулю куда-нибудь вканаву…
        Спустя семь минут Лидик закрывал ворота закаретой, въехавшей внебольшой дворик. Зааренду дворика вместе снебольшим треугольным домом врайоне порта я вчера заплатил две тысячи златников. Отвязав девочку, язанес ее вдом иположил накровать водной издвух спален.
        Кроме наличия крыльев, онаничем неотличалась отлюдей. Навид ей было лет четырнадцать. Белая, чуть розоватая кожа. Правильные черты лица. Немного угловатая фигура, седва сформировавшейся грудью. Поцарапанная коленка ималенькие розовые ступни. Разве что форма ногтей была чуть иной. Откровенно говоря, относиться кней каккнелюди я немог.
        Япроизнес кодовую фразу ипохлопал девочку пощекам. Ресницы затрепетали иглаза открылись. Вних отразилось непонимание, апотом - страх.
        - Кактебя зовут? - спросил я по-эдемски, снимая маску-платок.
        - М-маниша, - чуть заикаясь, произнесла она. - Авыкто?
        Поймав мой взгляд, онавдруг надавила. Акогда ничего невышло, вглазах заплескался уже нестрах, аужас…
        - Меня зовут Ганнибал, - представился я. - Атеперь, Маниша, слушай меня внимательно инеперебивай…
        Ирина Зуева, Шар, где-то влесу, 27-го изока, вечер
        Кому-то это моглобы показаться смешным, номне было совсем недосмеха. «Шмайсер» замолк, сдороги доносились какие-то крики, ржание лошадей, звон оружия истранное шипение, ая опять присела подкустом инемогла сдвинуться сместа. Никогда вжизни так меня нечистило. Боже, оничто, накасторке это блюдо готовили?
        Сдороги донеслись скрипучие крики, откоторых мне стало еще страшней. Этот говор нисчем неспутаешь - шоды. Загадочное шипение повторилось, ивдруг все стихло. Чтопроизошло???
        Живот отпустил меня лишь минут через десять. Одевшись, я, трясясь отстраха, какосиновый лист, медленно пошла кдороге. Через каждый шаг я останавливалась иприслушивалась. Наконец, укрываясь забольшим кустом, яотодвинула ветку ивыглянула надорогу.
        Шестеро человек вразных позах лежали наземле. Ямашинально закрыла себе рот рукой, толи стараясь невскрикнуть, толи удержать всебе еду. Этобыли сопровождающие нас воины. Запоследнее время я насмотрелась натрупы, нопривыкнуть ктакому несмогла. Двое ребят были утыканы стрелами, какподушечки длябулавок. Один лежал состранно вывернутой головой, еголицо было повернуто вмою сторону. Встеклянных глазах застыло странное выражение, аизуголка приоткрытого рта поподбородку тянулась тоненькая красная ленточка. Прямо посреди дороги, страшно открыв рот, лежал здоровяк Белуга сразорванной грудной клеткой. Заним, внескольких шагах виднелись еще два тела вокровавленных кольчугах. Ногде остальные?
        Согромным трудом пересилив животный ужас, явсе-таки вышла надорогу. Чуть впереди походу нашего движения лежали трупы лошади иящера. Словно вкаком-то сне, яподошла ближе ивдруг застыла, глядя наобочину. Подбольшим, оплетенным плющом деревом лежала Диана. Еепоходный костюм изчерного бархата был разорван внескольких местах. Аизгруди торчали хвостовики двух стрел. Голова баронессы была запрокинута, глаза закрыты. Грудь едва уловимо приподнималась, апривыдохе вокруг одной изстрел пузырилась кровь.
        Машинально я сняла ссебя куртку, подошла ближе и, присев рядом, подложила ее Диане подзатылок. Господи, чтоже делать?
        Стрелы, или, вернее, болты, какназывали их мальчики, торчали изочень плохих мест. Одна вошла чуть выше правой груди, авторая слева, врайоне диафрагмы. Пытаясь сделать хоть что-то, ярасстегнула ей пряжку пояса, застегнутого поверх куртки наживоте.
        - Сними амулет, - чуть слышно прохрипела она вдруг, неоткрывая глаз. - Пожалуйста…
        Нуконечно! Стараясь непобеспокоить стрелу, ярасстегнула куртку иразвязала завязки белой блузки, испачканной кровью.
        - Сейчас, потерпи немного, - пробормотала я, трясущимися руками доставая золотую цепочку. Амулет уДианы был костяной, однако такойже круглый, свырезанной раскрытой ладонью посредине. Едва я приподняла цепочку ипотянула ее вверх, что-то горячее коснулось моей ноги.
        Вскрикнув, яподскочила имгновенно оказалась наногах. Сердце ушло впятки, однако никакой опасности мне негрозило. Маленькие золотые ножны скинжалом, которые висели уДианы напоясе, светились ярко-красным светом - видимо, яслучайно кним прикоснулась.
        Диана закашлялась, нагубах показалась кровавая пена. Открыв глаза, онамутным отболи взглядом посмотрела наменя.
        - Кактебе помочь? - спросила я, опускаясь наколени ивытирая кровь унее сподбородка найденным вджинсах носовым платком.
        - Вытащи… - Онаопять закашлялась. Потом сглотнула ипродолжила: - вытащи стрелы… Возьми нож иразрежь раны так, чтоб вышли наконечники. Постарайся… Постарайся неповредить большие сосуды… Иножны… те,которые напоясе… мневрукудай…
        - Янесмогу, - пробормотала я, положив ее руку наобжигающе горячие золотые ножны. Девушка стиснула рукоятку кинжала.
        - Тогда добей…
        Господи, нузачто мнеэто?
        - Анож, чемрезать?
        - Возьми уребят… Сними кинжал… Этот нельзя.
        - Ладно, ясейчас, - подбежав ктелу ближайшего воина, явытянула унего кинжал ивернулась кбаронессе. Ножбыл длинным, сострым концом илубяной рукояткой, очень неудобным, ночто делать? Оторвав кусок отсвоей рубахи, яобмотала лезвие чуть выше рукоятки. Надо продезинфицировать, нокак? Костер разжечь?
        Яснова вернулась надорогу иосмотрела трупы. УБелуги напоясе нашлись орех сводой инебольшая сумочка. Чтоздесь? Кошелек, штопор, какие-то мешочки непонятно счем… Ага, есть. Яуже видела, какместные зажигают огонь, используя маленькие магические артефакты-зажигалки. Похоже, этоона. Углубившись влес, ясобрала несколько сухих веток, исчетвертой попытки разожгла небольшой костерок. Тщательно прокалив кинжал ивновь обмотав лезвие тряпкой, яповернулась кбаронессе. Онанапряженно смотрела наменя. Повиску, насероватой отпыли коже, пробежала дорожка отслез.
        - Тебеже будет больно, - одними губами прошепталая.
        - Давай, нетяни, - тихо проговорила она иснова закашлялась.
        Яподошла итолько потом поняла, чтосначала раненую требовалось раздеть. Пришлось разрезать кинжалом одежду ипрокаливать ее еще раз. Потом я уселась Диане набедра иприжала коленями ее руки кземле.
        Боже, чтоя делаю?
        Заткнув себя, ясделала небольшие надрезы возле ближайшей комне стрелы ирезко дернула ее насебя. Открика Дианы мне едва незаложило уши. Онавыгнулась дугой, сбросив меня наземлю. Яуставилась настрелу вмоей руке. Наконечник наней. Одна есть!
        Быстро зажав кровоточащую рану заранее приготовленным тампоном, скрученным изеще одного куска моей рубашки, япосмотрела набаронессу. Диана, всхлипнув, сморгнула слезы сресниц, что-то прошептала иподнесла зажатые вруке ножны кране. Кинжал засветился еще сильнее, потом свечение охватило все тело девушки. Еезатрясло, яуже собралась было удерживать ее голову, чтобы она несоскользнула скуртки. Нотут свечение угасло.
        - Вторую тоже… - прохрипела она иобмякла.
        Меня трясло так, чтоя струдом удерживала вруках кинжал. Надо успокоиться, надо успокоиться, какзаведенная твердила я себе. Сделав несколько глубоких вдохов, приложилась квзятому уБелуги ореху. Несколько секунд посидела, собираясь ссилами, потом снова разместилась уДианы набедрах истала рассматривать вторую стрелу. Эта, вотличие отпервой, засела между ребрами, возможно даже сломав одно илинесколько. Ненужно быть хирургом, чтобы понимать - сней будет сложнее.
        Яаккуратно прощупала кожу вокруг раны, нонесмогла толком понять, сломаны кости илинет. Диана никак непрореагировала намои действия, похоже, отключилась.
        Снова сделав несколько глубоких вдохов, яперехватила кинжал поудобнее инадрезала кожу имышцы около болта. Оперенье изжесткого материала, чем-то напоминающего чешую ящера, начиналось отсамой раны. Ячуть потянула захвостовик, стрела немного поддалась. Новэтот момент Диана захрипела, иизее рта хлынула кровь. Незнаю, чтощелкнуло уменя вголове, ноя вскочила иодним движением перевернула девушку набок. Кровь полилась изорта, нотеперь она могла вдохнуть. Снова сев нанее верхом, яопять потянула стрелу. Онастала выходить, зацепившись зачто-то впоследний момент. Понаитию, янемного покрутила ее, и, слава богу, онавышла. Снаконечником.
        Кровь хлынула израны рекой. Даже моих скромных познаний хватало, чтобы понять - поврежден крупный кровеносный сосуд, может даже неодин. Несколько секунд, иона умрет отпотери крови. Надежда была только начудо, ноименно оно вэтом мире присутствовало. Схватив золотые ножны, яподнесла их кране.
        Сказать, чтобыло больно - ничего несказать. Такое ощущение, чтоя держала вруке раскаленный противень. Заорав, ясхватила второй рукой свой кулак, недавая ему разжаться - почему-то была уверена, чтоупади кинжал, всебудет зря. Тело Дианы вновь засветилось, дернулось, икровь вдруг перестала течь. Боль немного отступила, кинжал погас. Струдом разжав пальцы, япосмотрела насвою ладонь. Замысловатая вязь чеканки отпечаталась ожогом намоей коже.
        Закрепив повязку навторой ране, ясела рядом седва дышащей Дианой иразревелась.
        Пришла всебя я отхолода. Солнце почти село, амоя куртка лежала уДианы подголовой. Поежившись, явзяла орех ипопыталась отмыть руки открови. Получилось плохо. Подкинув несколько веточек впочти затухший костер, язадумалась. Чтоделать дальше?
        Яуже никапельки несомневалась, чтоАндрея инаших спутников забрали шоды. Скорее всего, впорталы, куда еще они могли деться? Янепредставляла, гденахожусь. Самое правильное былобы обратиться запомощью, ноккому? Вокруг лес, надороге никого нет. Даиеще вопрос, чтобылобы, еслиб кто-то проехал? Нравы здесь простые, ая даже защитить себя немогу, если что. Кинжалом разве что отмахаюсь, невесело усмехнулась я своим мыслям. Надо ночевать здесь, всеравно Диану я никуда неутащу инеброшу.
        Судя поее внешнему виду, баронесса спала илибыла безсознания. Кровь изорта больше непузырилась ичерез повязки тоже непросачивалась.
        Надо капитально устраиваться наночь. Подойдя ктрупам животных, я, воспользовавшись кинжалом, срезала ремни истащила седла. Подседлом налошади было небольшое одеяло, кажется, ононазывается попона. Сняв его, янекоторое время задумалась - испачкано кровью ивоняет отнего… Новыбора небыло. Оставлять Диану нахолодной земле нельзя.
        Вспомнив, какделал Беркут, ясрезала кинжалом укуста несколько веток, сложила их рядом сбаронессой, потом накрыла их попоной.
        - Потерпите, ваша светлость, - пробормотала я, затаскивая раненую наполучившееся ложе. Диана что-то промычала, нотак инеочнулась. Положив ей подголову лошадиное седло, яукрыла ее своей курткой.
        Теперь следовало подумать осебе. Ужасно нехотелось трогать мертвых, носхолодом непоспоришь. Собравшись ссилами, яподошла кбойцу сосломанной шеей. Кажется, егозвали Дилок.
        - Прости, Дилок, - прошептала я истала стаскивать снего кольчугу. Нетакое уж это простое дело, явам скажу. Мышцы трупа уже начали деревенеть… Наконец мне удалось. Стянув снего кожаную куртку, янемедленно натянула ее насебя. Потом натаскала еще веток длякостра ипостаралась устроить себе место длясна. Хотя какой тутсон?
        Устроившись возле костра наседле отящера, ясмотрела наДиану. Черты ее лица заострились, приэтом она по-прежнему оставалась привлекательной. Неудивительно, чтоБеркут внее влюбился. Онасильная, какраз длянего. Ая, вообще-то, дура. Мненужно думать, какдомой вернуться, анеАндрея ревновать. Кактам моя Настя? Игорь, наверное, ейсказку сейчас читает наночь…
        Яснова всплакнула инезаметила, какпровалилась всон.
        Егопревосходительство Зиул Вердик, посол Эдема вгерцогстве Шар, Шартан, 28-го изока, день
        - Нет, экселенц, ихеще небыло.
        Наверное, набазар заехали, подумал Вердик.
        - Ябуду вкабинете, Риг. Сообщи, кактолько Ангелика сМанишей вернутся.
        - Да,экселенц.
        Вердик стянул крылья инаправился вкабинет. Онздорово проголодался, нонемог себе позволить сесть застол безжены идочки. Утро выдалось очень нервным. Кнему снова заявился этот полоумный страж ипотребовал стехов дляактивизации поисков пришлых. Агде Вердик возьмет стехов? Потом Свинк заставил его присутствовать наочередном бестолковом допросе девчонки. Иидиоту было понятно, чтоона рассказывает все, чтознает, зачем ее пытать? Ноприходилось слушаться. Приказ министра был однозначен какникогда - оказать всяческое содействие.
        Впосольстве небыло специальной допросной, небыло даже тюрьмы. Захваченную девчонку нельзя было держать врезидентуре, слишком уж Тайная гвардия шустрила после этого идиотского ипровального нападения нагостиницу. Пришлось Вердику уступить ипоместить пленницу вподвале посольства. Свинк почему-то нехотел отправлять ее вЭдем, мол, пусть будет наживкой дляпришлых, вдруг клюнут?
        Аеще сегодня вечером они сАнгеликой приглашены наобед кгерцогу. Ожидается неприятный разговор. Дель Виль недурак, конечно, онразобрался, ктоустроил погром вгостинице. Приглашение наобед значило одно - дель Шар хочет поторговаться. Ненадо быть провидцем, чтобы понимать, чтозапросит. Увеличение квот наартефакты, конечно. Началась война, Хартия утеряла силу… АВердику крыть нечем. После гостиницы отказать нельзя - герцог заявит онедружественных действиях разведки иразрешит Властелину разместить военные базы вШаре. Стехи потеряют последние крохи влияния. Авсе Свинк, чтоб унего крылья отсохли ирога выросли!
        Только Вердик поднялся ксебе вкабинет, каквнизу послышался шум икрики. Создатель, этоже Ангелика кричит! Чтодолжно было произойти, чтобы его жена, всегда такая спокойная, такразоралась? Едва он развернулся обратно клестнице, какАнгелика взбежала вверх икинулась кнему. Онникогда невидел ее втаком виде. Растрепанная прическа, одежда вполном беспорядке, безумные глаза…
        - Зеул! Маниша…
        - Что? - одними губами прошептал посол, чувствуя, какзаболело вгруди.
        - Ее… Она… - Невсилах произнести что-то страшное, Ангелика сунула ему листок бумаги.
        Вердик опустил глаза ипрочел:
        Егопревосходительству послу Эдема.
        Господин посол!
        Сообщаю, чтоВаша дочь похищена. Внастоящий момент она жива издорова. Однако, если мои требования небудут немедленно ибеспрекословно выполнены, свою дочь Вы получите обратно почастям. Вначале волосы, потом пальцы, затем кусочки крыльев, ушиитак далее. Вконце Вы получите голову.
        Моитребования просты.
        Вечером, 25-го изока сотрудниками стехской разведки изгостиницы «Шартанский рай» была похищена девушка поимени Динари. Выдолжны немедленно найти эту девушку (если, конечно, Вы незнаете, гдеона). Если ей причинен вред, необходимо немедленно вылечить ее, накормить, напоить иобеспечить все другие необходимые потребности иудобства. Завтра утром, непозднее восьми часов, Динари должна быть посажена вкарету безгербов, запряженную четверкой лошадей. Каретой должен управлять один человек. Утром я сообщу вам, чтоделать дальше.
        Помимо Динари вкарете должны находиться сто тысяч златников. Этокомпенсация задействия вашей разведки.
        Особо подчеркиваю - никаких следящих схем иобычной слежки. Также опохищении недолжна узнать Тайная гвардия, городская стража илииные службы. Если мне хотябы покажется, чтоВы пытаетесь обнаружить мое местонахождение, Вашей дочери немедленно будет причинен вред. Если какие-то люди илинелюди станут штурмовать мое убежище, Ваша дочь будет немедленно убита наиболее болезненным длянее способом.
        Первую часть своей дочери вы получите сегодня вечером - ееволосы, длядоказательства серьезности моих намерений. Вторую часть - мизинец слевой руки - яперешлю Вам завтра вполдень, если утром что-то пойдет нетак.
        Если Динари мертва, тоВам лучше немедленно покончить ссобой, чтобы невидеть, чтопроизойдет потом.
        Если все пройдет успешно - Вампередадут записку садресом местонахождения Вашей дочери.
        Ганнибал Лектор.
        Вердику потребовалось трижды перечитать письмо, чтобы понять написанное. Идаже поняв, оннекоторое время немог осознать смысла послания. О,Создатель, этопросто невозможно!!!
        - Этоневозможно! - проговорил он вслух.
        - Чтоневозможно, Зеул? - вдруг закричала Ангелика. - Какой-то ЧЕЛОВЕК меня вырубил! Изабрал Манишу! Чтоневозможно?
        - Если это был человек, онаосвободится, - неочень уверенно проговорил Вердик, по-прежнему доконца неверя впроисходящее. Ивужасе замер. Динари - этота девчонка, которая вподвале. Которую невозможно подчинить… Аесли этого, кактам его, Ганнибала Лектора тоже нельзя подчинить?
        Нокаков наглец!!! Никакого почтения квысшей расе. Этоуму непостижимо!
        - Может, этошоды, ихштучки? - пробормоталон.
        - Мневсе равно, ктоэто, - вдруг совершенно спокойно сказала Ангелика. - Номы должны сделать так, какон требует. - Онавдруг схватила его загрудки ираспустила крылья. - Тыпонял меня, Зеул?!
        - Японял, Ангелика, понял, - пробормотал он, беря ее заруки. - Явсе сделаю. Немедленно начну все готовить. Тыиди, приведи себя впорядок.
        - Явпорядке, - отрезала Ангелика. - Ябуду рядом стобой.
        - Тамне недоверяешь? - вдруг сорвался он. - Тыдумаешь, япозволю надругаться наднашей дочерью? Дая люблю Манишу больше жизни!!!
        Ангелика вдруг затихла ивсхлипнула.
        - Я… я знаю, Зеул, - прошептала она изарыдала. Вердик обнял жену ипочувствовал, чтосам плачет. Только сейчас донего полностью дошло, чтослучилось.
        Отведя Ангелику вспальню, поставив ей успокаивающую схему ивызвав прислугу, онспустился вподвал. Дверь, поуказанию Свинка, охранял боец изпосольской охраны, вооруженный пополной форме.
        - Открой, - приказал Вердик. Стех отдал честь, приподняв крылья, иоткрыл замок. Посол вошел внутрь.
        Девушку держали втретьей комнате, изкоторой пришлось вынести хлам, хранившийся там ранее. Вердик открыл дверь своим ключом ивошел. Внебольшом квадратном помещении, накаменном полу, свернувшись калачиком, лежала человеческая самка. Длинные спутанные волосы, разорванная одежда, босые, грязные ноги скровоподтеками. Вердик вдруг представил, чтоего Маниша сейчас также лежит вкаком-то грязном подвале. Егозатрясло.
        Подойдя ближе, онприсел накорточки перед пленницей идотронулся доее плеча. Девушка вздрогнула, нобольше никак неотреагировала. Подумав немного, онсделал несколько основных исцеляющих схем иактивировал их надДинари. Оназастонала изатряслась.
        - Нувсе, всеуже, - пробормотал он. - Всезакончилось.
        Онавдруг подняла голову ипосмотрела нанего. Мороз прошел покоже отэтого взгляда. Такой смеси страха, надежды икакой-то детской обиды он нигде иникогда невидел.
        - Динари, послушай, - произнес он. - Завтра я выпущу тебя. Если ты пообещаешь неделать глупостей, япрямо сейчас отведу тебя вудобную комнату, гдетебя вымоют, накормят, иты сможешь поспать намягкой постели.
        - Каких глупостей? - глухо спросила она, неотводя отнего взгляда блестящих отслез карих глаз.
        - Если ты пообещаешь, чтонесбежишь. Завтра я посажу тебя вкарету итебя отвезут ктвоему другу. Еговедь зовут Ганнибал Лектор,да?
        - Как? - переспросила она, ичто-то вее взгляде изменилось.
        - Ганнибал Лектор, - внятно произнес Вердик.
        - Ганнибал Лектор - этонемой друг, - покачала головойона.
        - Акто это тогда? - напряженно спросил Вердик.
        Динари несколько секунд внимательно разглядывала Вердика.
        - Агде вы слышали это имя? - вдруг спросилаона.
        - Такназвался человек, который попросил освободить тебя, - ответил он. - Очень убедительно попросил, так, чтоя несмог отказать, - неожиданно длясебя добавил Вердик.
        - Ганнибал Лектор - этоубийца-каннибал, который издевался надсвоими жертвами, - вдруг сказала она, глядя нанего странным взглядом. - Мойдруг Вадим, которого вы ищите, показывал мне страшную сказку пронего.
        Вердик почувствовал, каквспотел. Емувдруг перестало хватать воздуха, ион медленно поднялся, держась застену. Отдышавшись, онпротянул девушке руку.
        - Пойдем, яприкажу накормить тебя. Аты мне расскажешь эту сказку. И… Тебя больше никто неударит инесделает больно. Обещаю.
        Девушка какое-то время ссомнением смотрела нанего. Нопотом всеже протянула руку.
        Спустя два часа она заснула вгостевой комнате. Вердик, окутанный ужасом, сидел рядом сее кроватью, неотрывно глядя наспящую девушку. Онглаз несомкнет ибудет сидеть всю ночь рядом, следя, чтобы сДинари ничего неслучилось. Еслибы сейчас кто-то увидел Вердика, тонеузналбы его. Бледный, вразорванной возле горла рубашке, стрясущимися руками ирастрепанными волосами, стех меньше всего походил наважного игрозного посла непобедимого Эдема.
        То,что рассказала Динари, полностью лишило его воли. Какой больной разум мог выдумать такое? Заставлять жертву ужинать собственным мозгом![14 - Эпизод изфильма «Ганнибал».] Вердик нежелал, чтобы его дочь илишнюю минуту находилась рядом стаким человеком.
        Легкий стук вдверь вывел его изоцепенения.
        - Войдите, - негромко сказалон.
        Вошла Ангелика, подошла ближе, обняла иприжалась кнему.
        - Этоона? Тасамая девушка? Динари?
        - Да, - ответил он, сжимая ее ладонь.
        - Тыиди, япосижу, - тихонько сказала она. - Тамктебе этот пришел… Свинк. Требует тебя немедленно.
        Вердик вздохнул и, немного подумав, решительно встал.
        - Онвгостиной?
        - Да.
        Посол тихонько вышел изгостевой спальни инаправился вгардеробную. Приведя себя впорядок, оноткрыл специальный ящичек идостал оттуда черные ножны безукрашений, изкоторых торчала такаяже черная рукоять. Подумав несколько секунд, онвытянул кинжал. Матовое, тускло-серое лезвие. Кость нагирала. Мифического животного, скелеты которого иногда находили глубоко подземлей. Кинжал был острым икрепким, ноглавное внем было неэто. Этобыл Мертвоклык. Клинок покрывала вязь вычурной магической схемы - один удар таким ножом выводил изстроя практически любую защиту. Иборедко индивидуальная защита состояла более чем издесяти слоев. Приударе, седва уловимой задержкой повремени, нажертву обрушивалось тринадцать смертельных атак ядовитыми магическими иглами.
        Вердик пристегнул ножны напояс идвинулся кгостиной. Свинк стоял посредине комнаты, заложив руки заспину. Едва посол вошел, страж Эдема, нездороваясь, зловыкрикнул:
        - Куда вы дели пленницу, Вердик?
        - Сейчас я все расскажу, - совершенно спокойно сказал он, передавая Свинку письмо. - Прочитайте это, всестанет ясно.
        Свинк вырвал бумагу изрук, устремив свой взгляд вровные строчки. Вердик зашел ему заспину и, вытащив Мертвоклык, воткнул его стражу Эдема вобласть печени. Свинк вскрикнул, выронил письмо иупал наколени. Несколько мгновений он раскачивался изстороны всторону, активируя защитные артефакты. Нопротив этого ножа ничего немогло помочь. Дернувшись еще несколько раз, страж завалился напол, кинув полный изумления взгляд напосла. Таким, изумленным, ониостался даже после того, какпокрылся поволокой смерти.
        - Акакбы ты поступил, еслиб тебе пообещали, чтонакормят твоих детей их собственным мозгом? - спросил посол, глядя нарастекающуюся попаркету лужу крови.
        Андрей Беркутов, непонятно где, 28-го изока, день
        Какбы нибыл подготовлен боец, еговсегда можно застать врасплох внезапным нападением. Ясебя подготовленным несчитал, ибопрекрасно знал, какисколько надо ежедневно тренироваться, чтобы держаться внужной форме. Темнеменее невинить себя я немог. Откровенно говоря, нападения я неждал отслова «совсем» - былабсолютно уверен, чтомаршрут нашего движения просчитать невозможно. Также, присутствие семерых бойцов ивидящей делало наш отряд вкакой-то степени непобедимым. Реальность вочередной раз ткнула меня мордой вдерьмо.
        Вмомент нападения я повернулся кДиане иповыражению ее лица понял - случилось что-то очень плохое. Лишь мгновение спустя я услышал шипение портала. Рогатые оказались настоящими профи, шляпу долой. Яуспел отработать только подвоим, причем повторому промазал - настолько быстро он двигался. Апотом меня вырубили, ядаже непонял,как.
        Очнулся я, лежа наспине, вкрайне неприятном месте. Надо мной нависал свод изсерого камня. Было холодно, лишь мгновение спустя я сообразил, чтоменя раздели донага ипривязали ккакому-то жесткому ихолодному, вероятно каменному, столу. Подняв голову, яувидел небольшое, овальной формы, помещение спрямоугольной железной дверью встене. Окон тут небыло, аподпотолком, попериметру висело несколько светильников, дающих холодный неяркий свет. Позу мою удобной назвать был сложно - я,так сказать, стал звездой. Тобишь меня просто распяли, расставив широко руки иноги. Когда я осознал свое положение, пришел страх. Настоящий такой, приправленный полной безнадегой. Мнепонадобилось приличное время, чтобы хоть немного справиться сним. Убедил себя, чтопожил я уже достаточно ивпринципе неплохо, такчто вполне можно исдохнуть. Жалко только, чтосДианой так толком ничего иневышло. Нуда теперь что поделаешь? Надо показать этим рогатым козлам, какумирают русские десантники. Забрать ссобой еще парочку они, конечно, врядли дадут, ноя очень постараюсь.
        Достаточно долгое время ничего непроисходило. Яуспел многое передумать ивспомнить. Подумалось иотом, что, попав вэто мир, яумудрился насолить всем: илюдям, истехам, ишодам. Носдругой стороны, ясюда непособственной воле заявился, такчто, вкакой-то мере, мыквиты.
        Яуже стучал зубами отхолода, стараясь неприкусить язык, когда наконец что-то произошло: раздался противный скрип ипослышались чьи-то шаги. Вполе моего зрения появилось трое шодов. Всесполированными рогами, вкаких-то странных оранжевых хламидах. Подойдя ближе, онинекоторое время молча смотрели наменя, потом что-то прокрякали друг другу. Один подошел ближе иповернул какой-то рычаг, видневшийся уменя вногах. Моеложе вздрогнуло истало медленно подниматься. Спустя минуту я оказался ввертикальном положении. Стало совсем неприятно - подногами небыло никакой опоры, явисел наметаллических браслетах, которые больно врезались взапястья ищиколотки.
        - Бл…, пидорасы гребаные, - выразил я свое отношение кприсутствующим.
        Шоды переглянулись, первый изних встал напротив, взял меня зауши ивпился своим взглядом вмои глаза. Нусмотри, смотри, внутренне усмехнулсяя.
        Игра вгляделки продолжалась минут пять. Козел аж покраснел отнапряжения, возле основания рогов собрались мелкие капельки пота.
        - Что, мудак, нагляделся? - спросил я его по-русски, нагло усмехнувшись.
        Шоды начали удивленно иожесточенно переговариваться друг сдругом. Несмотря навсю жесть ситуации, мнепочему-то вспомнилась «Бриллиантовая рука», какбазарили нафиш-стрит два контрабандиста сиспользованием местных идиоматических выражений. Неудержавшись, яхмыкнул.
        - Эй,козлы, хорошобы ай-лю-лю… Ато холодно здесь, вашу дивизию.
        Шоды еще немного поболтали друг сдругом. Потом комне подошел тот, которого я окрестил Вторым, иснова начал глазеть мне взрачки. Яоткровенно оскалился ему врожу. Минуты через три иэтого чуть удар нехватил, беднягу аж повело всторону. Наконец, перекинувшись очем-то насвоем, комне обратился Первый. Наимперском.
        - Янепонимаю по-имперски, козлина, - ответил я ему наэртазанском.
        - Почему твое сознание недоступно взгляду высшего существа? - прокрякал шод по-эртазански.
        - Может быть потому, чтоизприсутствующих я иесть высшее существо, - предположил я. Итутже получил отнего удар вживот.
        - Отвечай навопрос, иначе мы пригласим палача, - рыкнулшод.
        Янекоторое время приходил всебя, обдумывая пришедшую вголову идею. Стоит попробовать, чтоя теряю? Вамникто неговорил, чтоудар вживот здорово активизирует мозговую деятельность? Таквот, этотак.
        - Все, все, японял, - пробормотал я, отдышавшись. - Ясогласен сотрудничать ивсе расскажу. Только снимите меня отсюда идайте что-нибудь одеть, очень холодно.
        - Тыитак все расскажешь, - хмыкнул третийшод.
        - Васведь интересуют технологии нашего мира? - спросил я. - Гораздо эффективнее будет, если я буду сотрудничать сам, пособственной воле ижеланию. Мнемного ненадо: одежда, еда, жилье иженщина…
        Шоды перекинулись несколькими словами изаухали. Лишь через несколько мгновений я понял, чтоэто они так смеются.
        - Ипосле этого ты считаешь себя представителем высшей расы? - скривился Первый.
        - Этобыла неумная шутка, - проговорил я, неуточняя, чтоименно имел ввиду.
        - Ладно, будет тебе баба. Нонедай Создатель, если ты хоть вчем-то соврешь, илипопытаешься сбежать! - рыкнул Первый, подошел кжелезной двери идважды стукнул поней кулаком. Сознакомым скрипом дверь открылась, заней я углядел несколько бойцов-шодов вформе, которую я уже видел совсем недавно. Аточнее влесу, когда меня захватили: серые комбинезоны ссеребряными вставками. Местная спецура, однозначно. Портальные десантники. Коллеги, таксказать, мать их. Ну,ничего…
        Шодчто-то приказал, ивкамеру тутже вошли двое бородатых мужиков синструментами идвое шодов-спецов сготовыми кстрельбе арбалетами. Пальцы накрючках… Отлично!
        Мойстол медленно вернулся вгоризонтальное положение. Мужики споро освободили меня отнаручников. Пока меня расковывали, впомещение вошла женщина ипринесла какую-то одежду. Спецы грамотно встали пообе стороны отдвери, держа всю комнату подприцелом. Мысленно я окрестил их Левым иПравым.
        Ярастер руки иноги, пару раз присел истал медленно одеваться. Мужики иженщина вышли, оставив меня снелюдями. Дверь медленно, соскрипом закрылась, снаружи громко щелкнул засов. Одежда, откровенно говоря, была дрянной - льняные штаны ирубаха, одеваемая через голову. Обуви непредусматривалось. Жаль.
        Яповернулся спиной кспецам, зная, какэто расслабляет. Потом резко развернувшись, одним прыжком оказался возле Левого и, подправив арбалет всторону Правого, одновременно рубанул ребром ладони попереносице. Какиожидалось, онинстинктивно нажал наспуск, стрела ушла. Мгновением раньше, пока я был вдвижении, выстрелил ивторой, промахнувшись. Переместившись кшоду заспину исхватив его заправый рог левой рукой, резко крутанул голову. Хрустнуло. Тело еще только начало падать, когда вмоей правой руке уже оказалась рукоять его кинжала. Ябыстро оценил обстановку.
        Правому арбалетный болт прилетел наредкость удачно, вгорло. Оноткинулся назад, ноя уже видел, чтонежилец - кровь фонтаном изливалась нажелезную дверь. Трое козлов воранжевых хламидах, какя идумал, оказались вполне гражданскими - онитолько разворачивались внашу сторону, ещенепонимая, чтопроизошло. Ия прыгнул кним.
        Неуспел я совсем чуть-чуть. Первый дернул рукой так, какэто делал Вадим, колдуя. Чисто интуитивно я пригнулся, ичто-то свистящие пролетело уменя надголовой, опалив волосы икожу наголове. Больше колдовать я им непозволил.
        Черкнув Первому кинжалом погорлу, ядвинул локтем врыло Второму ивпечатал стопу вживот Третьему. И,почувствовав опасность, развернулся.
        Оказалось, чтоспеца я недооценил. Незнаю, какон это сделал, видимо безмагии необошлось, нокровь ему удалось остановить. Стоя наколенях вуглу комнаты, сострелой вгорле, онвзводил арбалет. Недолго думая, ядернул насебя Второго, которому перед тем разбил локтем лицо, иоказался унего заспиной. Спец неуспел совсем чуть-чуть: болт летел точно мне вгрудь. Однако оранжевый задолю секунды оказался между нами ипринял двадцать сантиметров металла всвое тело. Нуавответ я метнул кинжал.
        Много лет я нетренировался, даидалек был баланс этого клинка отбаланса метательных ножей. Метание холодного оружия всегда было эффектным баловством, ниодин здравомыслящий боец неиспользует этот прием вреальной боевой обстановке. Этотолько вголливудских икорейских боевиках супостаты замертво падают отпопавших вних метательных железок. Вреальной жизни попадание ножа никогда невызовет мгновенной смерти илишока, минимум должно пройти несколько секунд, чтобы человеку поплохело. Анесколько секунд вбоевой обстановке, скажу я вам - этодохрена!
        Янесобирался втыкать кинжал бойцу вглаз, мненужно было, чтоб полсекунды, аесли повезет - целую, шодпотратил назащиту. Чтоон исделал - отбил летящий нож арбалетом. Этого времени мне хватило, чтобы оказаться рядом ивпечатать пятку ему вфизиономию.
        Вытянув его кинжал изножен, ябыстро добил всех, ктонаходился вкамере. Откровенно говоря, нерассчитывал я натакой исход итеперь пытался сообразить, чтоже мне делать дальше. Начиная сшибку, ябыл уверен, чтоспецы меня грохнут, хотелось просто забрать ссобой какможно больше рогатых. Теперьже, пожалуй, следовало попытаться выбраться отсюда.
        Раздев труп Левого, яперелез вего комбинезон. Очень интересная, плотная ткань, какбудто изпроволоки сшита. Сапоги нелюдя оказались немного великоваты, нонеслишком. Затем, нацепил насебя его пояс, поднял оба арбалета ибыстро их осмотрел. Несколько иная конструкция, однако принцип действия был ясен. Болт также автоматически подавался наложе, однако взвод происходил нерычагом, апутем кручения небольшого колесика счервячной передачей. Зато иболты были массивнее инатяжка посерьезней. Обыскал все остальные трупы, нашел три пузатых кошелька. Несказанно обрадовался своему амулету, который обнаружился уТретьего - Вадим, помнится, говорил, чтобезэтой штуки ты перед любым видящим словно голый.
        Плана действий уменя небыло. Стучу дважды вдверь, какэто делал шод, азатем пытаюсь разобраться сбойцами заней. Скорее всего, тамилягу, носчет всеравно уже вмою пользу. Едва я поднял сжатую вкулак руку, какзаспиной раздался доболи знакомый звук открывающегося портала.
        Черт его знает, почему я невыстрелил. Может, потому, чтоэто была женщина, анешоды, которых я ждал. Фигура, шагнувшая вкамеру, была затянута вчерную кожу а-ля садомазо. Свободными отодежды были лишь голубые глаза, которые удивленно распахнулись, едва она огляделась посторонам. Рассмотрев меня, онамахнула ладонью, иарбалет вырвало измоей руки.
        - Ненадо направлять наменя такие стрелы, - высоким извонким голосом по-эртазански сказала девчонка. - Янесобираюсь причинять тебезла.
        - Яже невыстрелил, - хмыкнул я, подбирая упавшее оружие. - Может, тогда ты меня выведешь отсюда?
        Заее спиной, вокне портала виднелась какая-то большая комната, напичканная оборудованием. Мнепоказалось, чтоя заметил несколько мониторов, ноболее подробно рассмотреть неудалось. Видя, чтоя смотрю ей заспину, девушка закрыла портал.
        - Выведу, - кивнула она. - Заэтим я здесь. Тыодин их всех убил? Голыми руками?
        - Ну,несовсем, - япожал плечами. - Тутполно всяких железок. Атыкто?
        Онанесколько мгновений смотрела наменя, словно очем-то раздумывая. Потом ответила:
        - ЯЛия. Язавами, пришлыми, присматриваю.
        - Зачем?
        - Затем, чтоб вы живыми остались, - хмыкнула она. - Там, надороге, янеуспела, шоды заблокировали порталы. Пришлось сюда прыгать. Унего блокиратор был, - онакивнула натруп Первого. - Когда ты его убил, блокиратор рассеялся.
        - Акто ты вообще такая? - попробовал уточнитья.
        - ЯНевидимка, - как-то созначением произнесла она. Видя, чтоэто слово мне ниочем неговорит, продолжила: - Ладно, некогда сейчас говорить, уходить надо. Ятебя выкину вШаре, втихом месте. Дальше сам выберешься.
        Онадернула кистямирук.
        - Подожди, - остановил я ее. - Кинь меня обратно надорогу, откуда нас шоды забрали.
        - Нет, немогу, - покачала головой она. - Унас утечка, кто-то сдает ваше местоположение нелюдям. Пока мы необнаружим предателя, выгоднее держать вас раздельно. Больше шансов, чтомы успеем помочь вслучае чего.
        Ослепительно яркая линия раскрылась схарактерным шипением. Воткрывшееся окно залетел ветер, принеся аромат леса. Яразглядел деревья илесную поляну.
        - Давай! - скомандовалаона.
        - Послушай, может…
        Дверь камеры соскрипом начала открываться. Заткнувшись, япрыгнул впортал. Едва мои сапоги коснулись травы, окно сшипением схлопнулось, ия вновь остался водиночестве. Вокруг шумел доболи знакомый псевдокленовый лес. Почти взените висело жаркое солнце, чтонемогло нерадовать. После козлиной камеры я никак немог согреться.
        Ирина Зуева, Шар, 28-го изока
        Ночь прошла ужасно. Было холодно, Диана иногда вскрикивала восне, мнепостоянно требовалось подкидывать веточки вкостер, чтоб совсем неоколеть. Лесшуршал непонятными звуками, иногда мне казалось, чтоизтемноты нанас смотрит какое-то чудовище. Поспать удавалось урывками. Подутро убаронессы поднялась температура, онастала бредить. Что-то говорила наимперском, потом звала Андрея икакого-то Стила.
        Утро я встретила совершенно разбитой ипонятия неимела, чтоделать дальше. Диане срочно требовался видящий. Япопробовала приложить кинжал, нотоли он разрядился, толи все, чтомог, ужесделал, нобольше ничего несветилось. Раны девушки затянулись, нобыли ужасно воспалены. Кое-где сочился гной. Осмотрев все это, япоменяла повязку иположила Диане налоб влажную тряпку. Отмоей рубашки почти ничего неосталось.
        Страшно хотелось есть ипить. Взяв два пустых ореха, япошла искать хоть какой-то водоем. После получасового лазания поокрестным кустам мне всеже удалось найти небольшой родник. Вырыв яму вручье, наполнила оба ореха ивернулась надорогу.
        Диана все также лежала сзакрытыми глазами. Дыхание ее было тяжелым, кожа сухой игорячей, глаза закрытыми. Япопыталась ее напоить, онаструдом сделала несколько глотков ичто-то пыталась сказать, ноя так инепоняла, что. После третьего иличетвертого раза доменя наконец дошло, чтоона хочет втуалет. Встать она несмогла, имне пришлось проявить чудеса смекалки, чтоб помочь ей. Ксчастью, яеще незабыла собственный опыт ивсе удалось.
        Потом я решилась и, взяв кинжал, подошла ктрупу лошади. Подумав, просто срезала кусок шкуры наноге ивырезала оттуда шмат мяса. Порезала его нанебольшие кусочки и, надев надеревянные палочки, принялась жарить их накостре. Внормальном состоянии ябы никогда этого несделала, носейчас я настолько устала ипроголодалась, чтомне было всеравно. Попыталась накормить Диану, ноона лишь сделала несколько глотков воды.
        Когда встало солнце, сразу стало теплее. Мнеудалось немного подремать, акогда я проснулась, баронессе стало хуже. Температура поднялась, наверное, выше сорока. Все, чтоя могла длянее сделать - раздеть, обтереть водой иперетащить втень. Потом решила было отправиться искать помощь, когда услышала стук копыт ишум приближающейся телеги.
        Ятак обрадовалась, чтосразу выскочила надорогу. Илишь увидев изумленные глаза возницы, вспомнила, какя выгляжу. Обтягивающие джинсы ирубашка, откоторой осталась небольшая часть, прикрывающая грудь - этот наряд был чересчур смелым дляместных жителей.
        Нателеге, которую тянула серая низкорослая гнедая лошадка, сидел бородатый мужичок вкрестьянской одежде. Увидев меня итрупы воинов, онпотянул завожжи.
        - Пожалуйста, помогите, - кинулась я кнему. - Здесь раненая девушка.
        Мужичок спрыгнул стелеги. Оноказался довольно молодым, меня свела столку его густая борода - врядли ему было больше тридцати. Кареглазый итемноволосый, ончем-то напомнил мне цыгана. Оглядев меня сног доголовы, онхмыкнул испросил:
        - Тыкто такая будешь?
        Вопрос сбил меня столку. Чтоя ему могла сказать?
        - Этоневажно, - чуть некрикнула я. - Помогите, еесрочно надо доставить квидящему.
        Никапельки неторопясь, парень подошел кближайшему трупу воина истал его раздевать. Ястояла какдура инепонимала, чтопроисходит. Лишь, когда он полностью раздел бойца ипогрузил нателегу доспехи иодежду, японяла, чтоон помогать нам несобирается.
        - Послушайте, - подошла я кнему, стараясь держать себя вруках. - Пожалуйста, помогите. Обещаю, вынеостанетесь безнаграды. Баронесса, очень состоятельная женщина, если вы поможете ее спасти, тобудете обеспечены доконца жизни.
        Мужичок вновь окинул меня взглядом иплотоядно ухмыльнулся.
        - Слышь, лань… Ноги раздвинешь - помогу.
        Воттут меня накрыло. Коктейль изобиды, ярости, ненависти и, богзнает, чего еще вдруг взорвался уменя внутри. Незнаю, чтослучилось, ялишь почувствовала, какгорячая волна, родившаяся вгруди, начала быстро распространяться повсему телу. Когда она дошла доголовы, меня тряхнуло - словно током ударило. Тело выгнуло дугой, вглазах потемнело. Мирвокруг полыхнул разными красками. Япоймала взгляд этой сволочи ивдруг совершенно четко осознала, чтоон чувствует, будто насекунду стала им. Тамбыли жадность, похоть, желание унизить истрах, который полыхнул вспышкой, едва мой взгляд коснулся его. Поняла я ито, чтоон ссамого начала несобирался мне помогать. Все, чтоон хотел, - этообобрать мертвых, апотом завалить меня подкуст. Было там еще что-то, такое мерзкое илипкое, чтомне сразу расхотелось это чувствовать.
        Осознала я себя, когда скинжалом вруке летела кнему. Он,по-бабьи взвизгнув, отпрыгнул всторону, ноя все-таки задела его самым кончиком: нарукаве рубахи появилось быстро расширяющееся красное пятно.
        - Дура, чтоты сделала!!! - заорал он, прыгая ктелеге изасовывая руку подрогожу. Теперь вего взгляде добавилась еще ижажда моей смерти. Ноистраха там тоже существенно прибавилось.
        - Даже недумай, - прорычалая.
        - Ира, - услышала я хриплый голос иобернулась. Вдесятке метров отменя, держась задерево, стояла Диана. Поймав ее взгляд, ячуть незадохнулась отболи - больше там ничего небыло. Дернув рукой, оначто-то бросила мне исползла подереву наземлю. Круглая, похожая набольшую монету железяка больно ударила меня поноге иупала вдорожную пыль. Присев, яподобрала ее ипосмотрела себе наладонь. Наблестящем золотом жетоне был отчеканен щит соскаленной мордой тигра. Сверху иснизу головы зверя были выбиты какие-то буквы. - Покажи ему, - донесся доменя хрип баронессы, потонувший вкашле.
        Мужик достал топор идвигался комне, обходя телегу. Понимая, чтоиз-за ерунды Диана небудет тратить свои последние силы, япросто шагнула ему навстречу, вытягивая перед собой ладонь сзажатым впальцах жетоном.
        Бородач будтобы налетел настеклянную стену. Егоглаза уткнулись вмою ладонь, акогда я поймала его взгляд, меня окатило чистым иничем незамутненным ужасом. Онвыронил топор иупал наколени.
        - Простите меня, леди, - взмолился он, ползя комне попеску. - Янезнал, поверьте!
        - Так, - оборвала я его, ничего непонимая, ночувствуя, чтонадо срочно ковать железо, если так все раскалилось. - Помоги, быстро! Еенадо положить нателегу.
        Мужичок наудивление резко рванул купавшей Диане.
        - Осторожно, - лишь успела я предупредить его. - Онаранена.
        Оннаклонился илегко поднял ее наруки. Общими усилиями мы уложили девушку нателегу.
        - Куда вас отвезти, миледи? - спросил он меня, хватая вожжи.
        - Кближайшему видящему, - ответилая.
        - Тогда вШартан, - ответил он. - Ближе ненайдем.
        - Асколько доШартана? - спросила я, подкладывая подголову Дианы свернутую валиком куртку.
        - Если поторопимся, кночи будем, - дрожащим голосом проговорилон.
        - Тогда поторопись, - пробормотала я, держа баронессу заруку. - Звать-то тебя как? - спросила я, когда он стегнул кнутом лошадь.
        - Бурдюк, - представился он, объезжая трупы.
        Дорога была ужасной. Телега тряслась откаждой неровности, Диана стала просто серой. Ястаралась какможно чаще протирать ее влажным платком, шептала наушко, чтонадо держаться, что-то говорила проАндрея, чтоон любит ее ичто ей никак нельзя умирать.
        Потом она заснула, ая тряслась рядом ипыталась сообразить, чтосомной было? Этоведь непривиделось, непоказалось - япо-настоящему чувствовала то, чтоощущает другой человек. Очень странно истрашно… Теперь этопрошло, яловила взгляд Бурдюка безпоследствий, ночто-то сидело такое внутри… Наочередной колдобине Диана проснулась, ия опять взяла ее заруку, асамокопание отложила напотом.
        Бурдюк дважды останавливался возле ручьев, чтобы наполнить водой орехи. Когда показался город, солнце уже почти село. Яощутила некое дежавю - второй раз я ехала кШартану вечером иопять - квосточным воротам.
        - Ворота, наверное, ужезакрыты, - пробормоталая.
        - ДляТайной гвардии откроют даже ночью, - буркнул Бурдюк.
        Таквот, чтоозначает этот жетон!
        Какнистранно, ворота еще были открыты. Перед ними выстроилась довольно длинная очередь. Впрочем, Бурдюк нагло объехал стоящие фургоны, акогда кто-то начал возмущаться, просто стегнул лошадь кнутом очередной раз. Наглость неосталась незамеченной. Стоящий впереди фургон вдруг дернулся иперегородил нам дорогу.
        - Куда прешь! - заорал Бурдюк.
        Скозел фургона соскочил молодой, высокий парень скороткой мефистофельской бородкой имазнул помне взглядом. Даже безсвоей новой способности я поняла, чтоон чувствует: злорадство ипрезрение. Бурдюк вопросительно посмотрел наменя. Ябезслов соскочила стелеги, подошла кмолодому торговцу исунула ему поднос жетон. Парень как-то сразу побледнел.
        - Препятствуешь Тайной гвардии? - вкрадчиво поинтересоваласья.
        - Негубите, миледи, - вдруг грохнулся наколени он, схватив меня заруку.
        - Чтоб через секунду путь был свободен, - устало пробормотала я, вырывая руку иподходя кДиане. Баронесса была безсознания, ногрудь приподнималась втакт дыханию.
        Перегородивший дорогу фургон, подпрыгивая иопасно наклоняясь, съехал сдороги. Незнаю, какон неопрокинулся. Бурдюк стегнул кнутом несчастную лошадку, ия еле успела запрыгнуть нателегу. Минуты через две мы подъехали кворотам.
        Кактолько мой возница натянул поводья, ябегом рванула кстраже, размахивая жетоном.
        - Тайная гвардия! Мнесрочно нужен видящий! - Кинувшиеся было мне навстречу стражники, привиде отчеканенного тигра враз остановились ичутьли невытянулись вструнку.
        - Явидящий, - передо мной возник франт вкожаных доспехах. - Чтослучилось?
        - Баронесса дель Мио ранена. Втой телеге, - якивнула наБурдюка.
        - Дель Мио? - переспросил франт. - Пойдемте быстрее. Иоденьте это, - вдруг сказал он, снимая свою куртку инабрасывая ее мне наплечи.
        - Благодарю вас, - кивнула я ему. Видящий подбежал кДиане, ая, совершенно безсил, опустилась прямо накамни ипривалилась спиной ккрепостной стене. Силнеосталось совсем никаких. Ниморальных, нифизических.
        Вадим Третьяков, Шартан, 1-го сухия, ночь
        Лиск заглянул вокно, осветив оранжевым светом большую кровать, накоторой спали дети. Несколько часов они смотрели невесть какоказавшийся надиске «ТомиДжерри», апотом я просто забрал ноут, сообщив, чтомне надо работать. Немного поныв ипоняв, чтоотменя больше ничего недобьются, онинаконец улеглись. Долго немогли заснуть, что-то обсуждали ихихикали, потом все-таки затихли. Ая сидел, смотрел вэкран иникак немог понять, вчем проблема.
        Дрон получился просто загляденье. Яумудрился разместить схемы нанескольких тоненьких щепочках, поэтому наего полет иманеврирование вбезветренную погоду тратилось совсем мало энергии. Аппарат прекрасно ориентировался впространстве, умел аккуратно собирать субстанции, непортя растения иненанося вреда животным. Однако стоило ему оказаться внепосредственной близости отменя, начинались сбои. Егомотало изстороны всторону, онсбрасывал собранный груз, резко ускорялся иделал кучу других вещей, непредусмотренных программой.
        Через несколько часов экспериментов мне удалось выяснить, чтодело впомехах. Что-то рядом сомной порождало импульсы, близкие почастоте тем, накоторых работала моя навигационная система. Поменять длину волны я немог, нужно былобы снова лазать повышкам, начто небыло нивремени, нижелания. Поэтому я уже два часа рылся всхемах своего оружия, защиты иперстня, пытаясь найти, какая изних создает такой странный эффект. Потом, отчаявшись, ячерез кольцо отключил всю защиту ипринялся копаться всвоем теле.
        Искомое я обнаружил, когда догадался собрать простенький сканер радиосигнала. Наиболее мощное излучение он уловил врайоне шеи. Севнапротив зеркала иполностью перейдя наастральное зрение, япринялся себя рассматривать. Нагорле, врайоне щитовидки, размещалась очень небольшая управляющая схема ималенький передатчик. Питалась эта гадость моей собственной энергией, кто-то нагло подключил ее косновным каналам, снабжавшим субстанциями мозг. Подавив желание немедленно рассеять чужеродную схему, язадумался.
        То,что было вменя внедрено, являлось совсем некустарщиной. Управляющий контур был цифровым, сигнал впространство подавался каждые полминуты инес какую-то информацию. Этобыла вторая посложности искусственная схема, виденная мною вэтом мире. После перстня, конечно. Дваинформационных канала уходили вмозг, скорее всего, снимая данные омоем самочувствии.
        Кто-то замной следил. Причем достаточно давно - смомента, какя надел перстень, установить эту схему было невозможно. Значит, илиКераль, иликто-то донего. Донего где? Явспомнил, какчасто терял сознание первые дни вэтом мире. Теперь понятно, схема отнимала субстанции умозга, малейший сбой, иваут. Потом организм привык, стал вырабатывать больше, компенсируя. Значит, устройство слежения установили припереносе. Кто? Согромной вероятностью, те, ктонас сюда приволок.
        Сейчас отключать небуду, решил я. Разони мне позволяли тут резвиться, значит, все, чтоя пока делал, - вих интересах. Если все пойдет хорошо, завтра вытащу Динари, воттогда иотключу. Предварительно подготовившись.
        Яснова открыл ноут иначал считать. Спустя час мне удалось прикинуть, какбудет выглядеть схема перехвата контроля. Спомощью перстня я быстро ее реализовал иочень осторожно внедрил управляющие каналы вузловые места следящего модуля. Осталось только дать команду.
        Перстень сообщил, чтоуже третий час ночи, пора было укладываться спать. Завтра ожидался тяжелый день, ая итак уже какие сутки настимуляторах. Лидик иМаниша раскинулись повсей кровати, поэтому я взял подушку иодеяло иразместился наполу перед дверью.
        Вдоме было еще две спальни, ивпринципе хватало мест, гдеможно лечь. Номне нехотелось оставлять Манишу смальчиком одних, доконца я ей недоверял. Черт знает, чтовголове уэтих подростков. Пока я пытался заснуть, мневспомнился дневной разговор.
        Когда я приволок ее сюда ирассказал, чтостехская разведка похитила уменя девушку ия собираюсь их обменять, ужас пропал изее глаз. Синтересом оглядев комнату, потом меня, онасела накровати и, ссомнением покачав головой, спросила:
        - Чо,правда, чтоли? Тыменя похитил, чтоб мой папа отдал тебе твою девчонку?
        - Угу, - яутвердительно кивнул.
        - Иты небудешь сомной делать ничего плохого?
        - Небуду. Если ты будешь вести себя хорошо.
        - Такнебывает! - сказала она, покачав головой.
        - Бывает. - Ачто тут скажешь?
        - Акакая она? - вдруг спросила Маниша, поджимая подсебя ноги иустраиваясь поудобнее.
        - Кто? - непоняля.
        - Твоя девушка, - уточнила она. - Онакрасивая?
        - Очень, - серьезно ответил я. - Унее карие глаза, удивительное лицо икрасивая фигура. Аеще она очень добрая идоверчивая… - Вздохнуля.
        Девчонка кивнула, что-то уяснив длясебя.
        - Иты непобоялся похитить меня ради нее? Тызнаешь, чтомой отец перевернет весь город иобязательно меня найдет?
        - Врядли он станет это делать, - сообщил я ей ирассказал, чтобыло написано вписьме, оставленном ее матери.
        - Тывсе равно сумасшедший, - Маниша покачала головой. - Номне это нравится, - вдруг сказала она, ая визумлении уставился нанее. - Тынатакое пошел ради любви… Авот меня никто так нелюбил, - онавдруг погрустнела. Потом посмотрела мне вглаза снепонятным выражением. - Иты действительно убьешь меня, если родители невыполнят твои требования?
        - Нет, конечно, - покачал головой я. - Вэтом случае тебе еще некоторое время придется побыть сомной. Новот волосы твои мне придется отрезать, иначе твой отец мне неповерит доконца. Невсе, так, маленький кусочек.
        - Нетуж, - покачала головой она. - Отрежь все, пожалуйста.
        Яповторно запоследние несколько минут выпал восадок.
        - Терпеть их немогу, - сказала она, собирая волосы вхвост. - Мойих каждый день, расчесывай, потом суши иукладывай. Бе! Ядавно хотела короткую стрижку, номать нивкакую непозволяла: «Девушке извысшего общества неприлично носить стриженые волосы», - передразнила она. - Иотец вечно орал наменя, стоило только заикнуться. Теперь хоть скороткими похожу!
        - Тогда я рад, чтомогу хоть вэтом тебе помочь, - нашелся я, доставая заранее приготовленные ножницы. - Сама отрежешь илипомочь?
        - Сама! - решительно ответила девочка ислезла скровати. Шлепая босыми ногами попаркету, подошла кзеркалу ивзяла ножницы измоих рук. Несколько секунд рассматривала себя, потом собрала волосы вхвост инесколькими движениями кривовато обкорнала себя. Получилось что-то вроде каре.
        - Давай подровняю, - усмехнулсяя.
        - Давай, - согласилась она, передавая мне ножницы.
        - Есть хочешь? - спросил я, придав стрижке хоть какую-то видимость симметрии.
        - Хочу, - кивнула она, рассматривая свою новую прическу. - Амне идет, правда?
        - Очень, - согласился я. Ейиправда шло. - Забирайся накровать. Поскольку ты пленница, мненадо тебя приковать, пока я пойду заедой.
        - Ладно, - вздохнула она ивернулась наложе. Привязав ее запястья кспинке кровати заранее приготовленной изащищенной схемами веревкой, ядвинулся кдвери. Надо было отправить Лидика спосылкой дляпосла ирешить вопрос сэкипажем, стоявшим водворе. Вознице я собирался просто стереть память, оставив карету надругом конце города.
        - Ганнибал, - позвала она меня.
        - Да? - обернулся я вдвери.
        - Скажи, аменя можно полюбить также сильно, какты любишь свою девушку?
        Ядемонстративно оглядел это крылатое чудо.
        - Запросто!
        Когда я через полчаса вернулся вместе сЛидиком, меня чуть удар нехватил. Вкомнате был полный бардак: девчонка освободилась отверевки, изпростыни ипокрывала, лежавших напостели, соорудила себе какой-то авангардистский наряд, состоящий издлинной юбки ибалахона. Вовсем этом она сидела наполу, среди обрезков ткани, перед открытым ноутом инажимала накнопки.
        - Никогда нетрогай вещей безразрешения, - буркнул я, забирая комп. - Знакомься, этоЛидик, мойученик.
        - Маниша, - кивнула она безкапельки смущения. - Ганнибал, расскажи, чтоэто заштука? Яникогда невиделатакого артефакта! Икакон работает, внемже ниодной схемынет?
        - Пошли встоловую, невозможно кушать вэтом бардаке, - буркнуля.
        Нотак легко отнее было неотвязаться. Пришлось рассказывать, апотом ипоставить мультики, которые они сЛидиком исмотрели допозднего вечера.
        Уменя небыло своих детей, явсе время считал, чтоеще неготов нето что кним, нодаже иксерьезным отношениям сженщиной. Моястаршая сестра, живущая сродителями вСаратове, давно была замужем. Племянники, скоторыми мы рубились вкомпьютерные игры, когда они приезжали вМоскву, были единственными детьми, скоторыми я общался запоследние десятьлет.
        Лидик, атеперь иэта пигалица затронули уменя внутри некую струнку, осуществовании которой я даже неподозревал. Вдруг подумалось, чтодаже ради Дины я несталбы резать девочке пальцы, неговоря уже обовсем остальном. Чтоделать, если посол неповерит вмой блеф илипросто ненайдет Дину, янезнал. Вместе сволосами, вкоробочке лежала рация, покоторой завтра, вернее, ужесегодня, ябуду передавать указания. Некоторое время я боролся сжеланием связаться состехом немедленно, чтобы узнать, нашелли он Дину, нотак инерешился.
        Соннешел. Поворочавшись еще некоторое время, якинул подушку накровать и, завернувшись водеяло, подошел кокну. Магический фонарь освещал кусочек пустынной улицы. Лиск ушел куда-то всторону. Лишь светлое небо, сподсвеченными оранжевым облаками, намекало наего присутствие. Открыв треугольно окно, язапустил внутрь свежий ночной воздух сзапахом моря. Спустя некоторое время, заспиной раздался скрип кровати ишелест босых ног. Яобернулся. Девочка-ангел, тоже завернутая водеяло, подошла ивстала рядом.
        - Тычего неспишь? - спросил яее.
        - Аты? - Подняла она наменя свои огромные глазища, которые втусклом свете фонаря казались черными.
        - Неспится, - пожал плечамия.
        - Занее волнуешься? - Понялаона.
        - Занее ивообще, - ответил я, придвигая девочке стул. Ноона его проигнорировала, усевшись наподоконник иобхватив голые колени руками.
        - Амне жаль тратить время насон, - проговорила она, смотря куда-то вдоль темной улицы. - Такое приключение сомной впервые. Каквромане. Не-ет, - протянула она, зевая, - проспать его былобы преступлением. Дома меня ждалабы ванна, потом молитва Создателю, потом постель. Скучно. Мама мне уже давно нечитает сказок. Весь день состоит изучебы. Этикет, адостанский, арифметика, основы плетения схем… Музыка эта, которая уменя уже впеченках сидит, танцы…
        Вокно залетел свежий порыв ветра, девочка поежилась изавернулась водеяло полностью, оставив открытыми только пальчикиног.
        - Отец все твердит, чтоподыщет мне хорошую партию, - продолжила она. - Ах,Маниша Вердик такая завидная невеста, ссолидным приданым… Мыеще выберем жениха побогаче, дапознатнее. Аменя кто-то спросил? - Онавдруг всхлипнула. - Готовят какгусыню кобеду наДень эдемского восстания, слово «любовь» даже упоминать неприлично… Знаешь, яуже начала верить, чтонет этой любви, авроманах пишут всякую чушь… Атутты!
        Оназамолчала, ия заметил слезинку, блеснувшую наее щеке.
        - Любовь есть, - вздохнул я, вытирая ее большим пальцем. - Иктебе она придет, вотувидишь.
        - Счастливая твоя Динари. Очень! - Онапосмотрела наменя ивдруг взяла заруку. - Тыневолнуйся, Ганнибал. Онавпосольстве, вподвале сидит, яслышала. Иотец обязательно ее выпустит, чтоб меня спасти. Вотувидишь! Только…
        - Чтотолько? - спросил я, замирая.
        - Только потом он обязательно тебя найдет, - проговорила она, опустив глаза. Итихонько добавила: - Найдет иубьет.
        Андрей Беркутов, Шар, 1-го сухия
        Болт схарактерным звуком сорвался сложа ивпился косуле вшею. Коза дернулась ирванула вкусты. Ябыстренько спустился, практически слетел сдерева ирванул следом. Жрать хотелось неимоверно. Завесь вчерашний день мне неудалось найти ничего съедобного. Черт знает, куда меня выкинула Невидимка - вокруг я необнаружил нидорог, нилюдей, ниих следов. Предположив, чтонахожусь ввосточной части Шара, ядвигался назапад внадежде рано илипоздно выйти кморю. Атам уже илюди найдутся. Наночь решил забраться надерево инепрогадал - небудь я наверху, козабы меня учуяла инизачто неподошлаб нарасстояние арбалетного выстрела.
        Охоту я любил - последние годы это, пожалуй, была моя единственная страсть. Ноодно дело стрелять изружья иликарабина, адругое - лукилиарбалет. Дома, наЗемле, явсегда был против таких охотников. Все-таки огнестрельное оружие убивает относительно быстро, даже принеочень удачном попадании. Удар пули сэнергией три тысячи джоулей сам посебе вызывает шок, который может привести кбыстрой смерти. Ито, бывает, зверь уходит. Априударе стрелой какая энергия? Всянадежда наповреждение кровеносных сосудов. Врезультате, принеудачном попадании зверь долго остается раненым.
        Чтобы там неговорили защитники животных, настоящие охотники всегда стараются минимизировать страдания зверя. Никто невечен, асмерть отточно попавшей пули - одна изсамых гуманных, намой взгляд. Носейчас мне было недогуманности, аизоружия, кроме двух арбалетов, уменя был лишь кинжал да деревянный шест. Козу я настиг спустя полчаса - кровавый след был хорошо виден, попал удачно. Мертвый зверь лежал внебольшом овраге, выделяясь назеленой траве буроватым мехом. Стрела так иторчала вшее, высунув собратной стороны наконечник.
        Небольшой водоем удалось обнаружить метрах вдвухстах. Выпустив внутренности, япритащил дичь клесному озеру иуже здесь снял шкуру.
        Скостром пришлось помучиться - сначала нашел подходящий материал длятрута - пухскакого-то дерева, потом снял тетиву содного изарбалетов, затем соорудил конструкцию издвух колышков. Сделав изтетивы нечто вроде гарроты, энергично потер ей одерево. Минут через семь пух задымил.
        Жареное мясо безсоли имаринада - тоеще кушанье, новмоем случае привередничать небыло смысла. Пока костер прогорал, настрогал колышков-шампуров. Косуля вроде икажется немаленьким зверем, насамом деле мяса вней нетак уж много. Номне одному, конечно, хватило ипоесть, инажарить впрок. Только вот кактащить его ссобой? Шоды забыли поделиться мешком. Пришлось изобретать.
        Максимально отскоблив жир скозлиной шкуры, явымыл ее сзолой и, проложив большими, похожими налопухи листьями, соорудил себе мешок. Необработанная инепросоленная шкура потакой погоде кзавтрашнему может изавонять, нодень отслужит, атам видно будет. Завернув каждый кусок жареного мяса вотдельный лист и, уложив все вполучившийся мохнатый мешок, язакидал костер песком ивтемпе двинулся дальше назапад.
        Намозги постоянно давила опасность встретить невидимую тварь, типа того паука, чтоВадик завалил вЭртазании. Поэтому я максимально прислушивался кощущениям иусиленно глазел посторонам. Нопока бог миловал.
        Часа через три, форсировав очередное болото, весь промокший игрязный, янаконец выбрался надорогу.
        Тракт был достаточно широким инапомнил мне тот, покоторому мы добирались доШартана. Решив дождаться хоть каких путников, ярасположился наопушке, повторил трюк сразжиганием костра, немного обсушился ипочистился. Ткань шодского комбинезона оказалась наредкость практичной - грязь снее быстро счищалась, промокалже он медленно, асох быстро. Приведя себя впорядок исъев пару кусочков мяса, япринялся ждать.
        Мысли были невеселыми. Яуже решил длясебя, что, какбы все неповернулось, буду искать Диану. Невидимка проболталась, чтохочет держать нас отдельно, значит, Ира осталась там, надороге. Сместонахождением Дианы были возможны два варианта: илиона тамже сИрой, илиушодов. Прото, чтоона могла погибнуть присшибке, язапретил себе думать. Ирка знала, куда мы едем, ия невидел причин, почему нападение шодов должно было изменить план поисков Вадима. Мнеон тоже был нужен - безвидящего вэтом мире было несколько неуютно. Аесли Диану забрали нелюди - только он исмогбы помочь. Значит, место встречи изменить нельзя, буду двигаться туда, куда планировали.
        Пока шел полесу, было время подумать ипроНевидимку. Что-то вэтой девушке показалось мне знакомым. Манера движения, взгляд… Однако, какя нинапрягался, вспомнить, гдея мог ее видеть ранее, неудавалось. Пасут они нас, значит. Испасают, когда припечет… Приэтом они явно круты добезобразия - никого небоятся. Диана рассказывала, чтоИру тогда, ночью, тоже спасла такая. Илитаже самая? Впрочем, какая разница? Мытут явно играем вкачестве пешек. Нуда ничего, найду Вадима, тогда посмотрим, какигра пойдет…
        Характерный скрип я услышал тогда, когда уже решил двинуться куда-нибудь впоисках людей. Телега, однозначно. Самнатаком средстве передвижения недавно путешествовал. И,действительно, именно она выехала из-за языка леса. Серая вяблоках лошадка сбольшим трудом переставляла ноги, и, еслибы ее нетянул зауздцы здоровенный детина вкрестьянской одежде, обязательно остановиласьбы. Яее понимал - телега была подзавязку набита детьми разного возраста, илегкой она ниразу небыла. Навскидку неменьше десятка спиногрызов. Некоторые спали, некоторые гомонили, кто-то умудрялся даже драться, несмотря натесноту. Рядом, елепередвигая ноги, топали две уставшие женщины, которые даже непытались навести порядок насредстве передвижения. Толи понимали, чтоневозможно, толи устали дотакого состояния, чтоуже было всеравно.
        Явышел надорогу ивстал уобочины, опершись напосох. Детина исподлобья посмотрел наменя и, подойдя ближе, вдруг остановился.
        - Нетунас ничего, - устало сообщил он мне по-эртазански. - Беженцы мы, отвойны бежим. Шоды сожгли всю деревню, мыодни живы остались. Такчто снас нечем поживиться. Скоро отголода сами ноги протянем…
        Япожал плечами.
        - Инесобирался. Уменя мяса чуток осталось, давай ребятню накормим, - предложил я, кивая нагоревший костер. - Меня Андреем зовут, - представилсяя.
        - Будын, - сообщил детина. Парень был молод, нестарше четвертака. Выше меня наголову, носкартошкой, зеленые глаза издоровенная челюсть какуАрнольда Шварценеггера. - Ясегодня вечером хотел лошадь забить. Всеравно еле ноги переставляет.
        - Успеешь еще, - сообщил я ему, подходя ккостру иразматывая шкуру сжареным мясом. - Дети давно неели?
        - Совчерашнего, - тусклым, бесцветным голосом сообщила мне одна изженщин, та, чтопостарше. - Животы невыдержат. Давай похлебку сварим, - предложила она, глядя голодным взглядом накуски мяса. Женщине было небольше сорока, приэтом выглядела она плохо. Длинные, спутанные волосы прикрыты серым отпыли платком, порванные местами юбка ирубаха. Темнеменее, если ее привести впорядок, былабы вполне ничего.
        - Есть вчем варить? - спросил я. Дети высыпались изтелеги исгрудились вокруг костра, жадно глядя насодержимое мешка.
        Молодая, некрасивая девушка лет двадцати, такаяже грязная иоборванная, достала откуда-то изглубин телеги довольно большой котел. Показав Будыну, гдеручеек, яподбросил вкостер дров, вырезал влесу две рогатины иперемычку. Спустя полчаса мы все сидели вокруг костра, глядя, каккуски мяса плавают веще незакипевшей воде.
        - Скакой вы деревни? - спросиля.
        - ИзТризени, - ответил Будын.
        - Былтам. Здесь все, ктожив остался? - спросил я, чувствуя, каквдуше глухо зашевелилось желание зарезать очередного шода.
        - Да, - ответила женщина, которая представилась какВилета. - Мыоткрыли ворота инестали сопротивляться. Нопосле того, какштурм Эривата неудался, шоды будтобы сцепи сорвались. Прислали… - тутона сказала слово, которое я наэртазанском незнал, - отряд, ониунас всю еду забрали. Мужики заколья схватились… - Онагорько вздохнула.
        - Меня поголове стукнули, непомню ничего, - глухо продолжил Будын. - Когда очнулся, вокруг дома полыхают итрупы лежат. Шодов уже небыло, ушли. Личка, - парень кивнул надевушку, - сообразила, чтонадо детей увести влес. Тамнашлась лошадь старого Миня, которую тот пас всегда наопушке… Ателега несгорела, поэтому запрягли…
        - Хотели было напожарище хоть какие вещи найти, ношоды вернулись, - тихо сказала Личка. - Хорошо, чтоДирам их вовремя заметил, - онапогладила поголове мальчика лет восьми, сидевшего рядом сней. - Мыисбежали влес.
        - Воттретий день уже идем, - завершил рассказ Будын. - Утром границу пересекли.
        - Понятно, - кивнул я. Значит, неошибся - это, действительно, шартанский тракт. Аместо сразбойниками где-то впереди. Воттуда ипойду. - АвШартане чем заниматься будете?
        - Давсе равно, - пожал плечами Будын. - Главное детишек прокормить как-то…
        Немного подумав, яотстегнул отпояса один изшодских кошельков. Ещевчера я туда заглянул - двадесятка золотых монет сизображением рогатой головы.
        - Тогда уменя длятебя первая работа, - проговорил я, передавая мешочек парню. - Прибудешь вШартан, первым делом найдешь шефа Тайной гвардии, шевалье дель Виля. Передашь ему весточку отменя.
        - Какже я такого важного господина найду? - испуганно посмотрел наменя Будын, неспеша брать кошелек.
        - Страже вворотах скажешь, - пояснил я, вкладывая мешочек вего здоровую ладонь, - чтосообщение утебя длянего лично. Отпришлого. Запомнишь?
        - Запомню, - буркнул Будын. Забавно было видеть испуганное выражение лица утакого здоровяка.
        - Когда тебя кнему приведут, скажешь, чтовстретил меня налесной дороге. Чтоя просил передать длябаронессы дель Мио: двигаюсь туда, куда собирались ссамого начала. Точное место знает Ирина. Повтори!
        Минут пятнадцать мне понадобилось, чтобы Будын, атакже, навсякий случай, женщины запомнили мое послание, ничего неперепутав.
        Мясо мы дали детям только после того, какони съели несколько ложек бульона. Двенадцать оставшихся кусков были разделены пополам, врезультате каждый беженец получил покусочку. Несытный обед, нодоШартана доберутся.
        Аспустя час, мывсе вместе двинулись дальше. Бодрости упутников прибавилось, даже укобылки, чьюжизнь мне удалось продлить нанесколько часов, аможет идней. Доместа, гдекараванщиков обычно грабили бандиты, мыдобрались спустя еще пару часов. Ксчастью, нанас никто ненапал. Ещераз убедившись, чтомои попутчики запомнили послание длядель Виля, яраспрощался сними идвинулся искать место длялагеря. Один черт знает, сколько мне придется здесь просидеть, поэтому я собирался всерьез изучить окрестности ипоохотиться. Гдебы ты нибыл, чтоб ты неделал, аустраиваться надо всегда снаибольшим комфортом.
        Вадим Третьяков, Шартан, 1-го сухия
        - Ну,давай прощаться, заложница, - улыбнулся я, глядя вбольшущие серые глаза.
        - Пока, - грустно сказала она. - Пока, Лидик.
        - Бывай, Маниша, - важно кивнул парень ипотащил свой мешок вниз.
        - Дождись отца здесь, ладно?
        - Конечно, - кивнула она. - Куда я пойду босиком?
        Глаза девочки-ангела подозрительно блестели. Несколько секунд она явно очем-то важном раздумывала, акогда я стал разворачиваться, чтобы уйти, вдруг схватила меня заруку.
        - Ганнибал…
        - Да, - яповернулся кней.
        - Возьми меня ссобой. Пожалуйста. Давай, ястану твоей второй ученицей?
        Явздохнул.
        - Маниша, тысама все знаешь… Если твой отец ненайдет тебя здесь живой издоровой, онперевернет весь Шар. Азатем всю империю.
        - Янапишу ему письмо. Всеобъяснюи…
        Япокачал головой. Вкакой-то мере предложение было заманчивым. Стешка была дляменя кладом. Мыпроболтали всю ночь, сначала ожизни, потом перешли намагию. То,что мне рассказала девочка заэти насколько часов, вомногом переменило мои взгляды напостроение схем. Этонеполуграмотный бывший воин, чьюпамять, ито частично, яиспользовал. Вней чувствовалась школа. Многовековая, соструктурными знаниями. Тут еще неизвестно, ктоукого учиться будет. Но,ксожалению, сейчас этот вопрос нерешался… Еепапаша итак будет меня искать. Ноесли Маниша будет дома, топоиски эти будут нетакими тщательными. Авот если она сбежит сомной, страшно подумать, чтоначнется. Мертвому знания никчему.
        - Послушай, Маниша, - прервал я ее. - Яникак немогу тебя ссобой взять…
        Онастаким отчаянием уставилась наменя, чтоя вдруг запнулся. Дачтож это такое? Стокгольмский синдром? Впрочем, дляменя эта девочка тоже перестала быть чужой заэту ночь…
        - Ноя оставлю тебе кое-что, - яснял сплеча мешок ивытащил оттуда одну изсделанных вчера раций. - Если таквыйдет, чтоя снова окажусь вШартане, явызову тебя. Обещаю.
        Вложив вее руку артефакт, яповернулся и, неоглядываясь, вышел.
        Недосантиментов сейчас. Утром я связался спослом. Карета, кучер иДина будут готовы через полчаса, амне еще надо забежать кЦелии заденьгами. Удастсяли незаметно вытащить изэкипажа иДину иденьги - ещебольшой вопрос. Даиразве денег много бывает?
        Странно, ноперед домом Цепалы больше небыло нибомжей, никареты. Прогулочным шагом я дошел домагазина, поднялся поступенькам кдвери изастыл. Рядом сдверью, набольшой доске, прижатой мутноватым стеклом, висело объявление. Нарусском.
        «Вадим!
        Мыждем тебя надороге вЭртазанию, покоторой мы все прибыли вШартан. Втом месте, гденанас собирались напасть бандиты. Будем там до14-го сухия, потом уходим встолицу империи.
        Беркут иИра»
        Перечитав дважды, ятолкнул дверь ивошел вмагазин.
        Целия вышла изподсобки назвук хлопнувшей двери иулыбнулась, увидев меня.
        - Терр Тритий, - поприветствовала она меня.
        - Доброе утро, Целия. Чтоэто застранный документ висит увас рядом сдверью?
        - О,вы неповерите, самдель Виль комне пожаловал, - проговорила она, закрывая дверь магазина назасов, азатем достала из-под прилавка коробку сденьгами. - Попросил, чтобы я повесила это, какон выразился, письмо. Пообещал активизировать поиски брата, - добавила она, вздохнув.
        - Такинебыло никаких вестей?
        - Ничего, - покачала головой она, отсчитывая пятисотенные купюры. - Терр, ягоды уходят влет! Язаэти два днясделала годовой оборот. Иэто только работая спостоянными клиентами.
        - Вот, Целия, возьмите еще, - выложил я два мешочка наприлавок. - Явынужден покинуть Шартан нанекоторое время, пусть увас будет запас.
        - Когда терр вернется? - вголосе женщины послышалась озабоченность.
        - Надеюсь, через две-три седмицы, - ответил я, складывая пачки денег вмешок. - Вкрайнем случае передам вам ягоды соказией.
        - Выдаже непересчитали, - заметила она, пряча принесенный мною товар.
        - О,я уверен, чтовы неошиблись, уважаемая Целия. Ксожалению, вынужден откланяться. Срочные дела.
        - Удачи вам, терр, - проводила меня женщина додвери.
        Выходя, ещераз кинул взгляд надоску. Нет, непривиделось. Всепланы летели кчертям. Достав рацию, явызвал Лидика.
        - Малой, тыгде?
        - Напричале, какдоговаривались, - прохрипела деревяшка искаженным детским голосом.
        - Планы изменились, - проговорил я, оглядываясь. Хвоста небыло. Илиследили профи. Быстрым шагом я двинулся кцентру города. - Беги квосточным воротам. Выходи наружу истой возле дороги, ждиуказаний. Какпонял?
        - Бежать квосточным воротам, выходить впосад иждать указаний возле дороги, - привычно повторил Лидик иотключился.
        Ябыстрым шагом дошел доратушной площади иподошел кстоянке экипажей. Местное такси, таксказать. Выбрав самую солидную карету, подошел квознице.
        - Свободен?
        - Ещекак, - ответил мне молодой парень всерой шляпе ищегольской куртке, сидящий накозлах.
        - Гони квосточным воротам, - сказал я, кидая ему двухзлатниковую монету изапрыгивая вэкипаж. - Получишь еще столькоже, если все будешь делать быстро.
        - Несомневайтесь, ваша светлость, - стегнул кобылу возница.
        Через несколько минут, невылезая изкареты, ярассматривал ворота. Впринципе, ничего нового. Четверо стражников инезнакомый видящий вдорогих доспехах. Трясут только экипажи, телеги ифургоны. Люди проходят свободно. Значит, кденьгам точно прикопаются. Нучтож, амы попробуем! Явыбрался изкареты икинул парню еще одну монету. Потом достал пластинку говорителя, какон здесь назывался, ивызвал посла.
        - Меня слышно хорошо? - поинтересовался я наэдемском.
        - Д-да, - чуть заикаясь, ответил Вердик.
        - Карета сДинари иденьгами должна немедленно выехать квосточным воротам. Наплощади перед ними пусть остановится. Внутрь заглянет мой человек, который проверит состояние девушки иналичие денег. Потом он даст указания кучеру. Всеясно?
        Несколько секунд издинамика доносилось тяжелое дыхание.
        - Карета невыедет запределы города, пока я неполучу адрес, гденаходится Маниша, - вдруг выдал посол.
        Япокачал головой. Нечто подобное ожидалось.
        - Тыхочешь услышать, каккричит твоя дочь, когда ей отрубают палец? - поинтересовался я, поднося микрофон кножнам ивытаскивая кинжал. - Кстати, перед тем, какотрубить, палец можно ивдоль нарезать, - добавил я, азатем отключил связь. Вставил нож обратно ипринялся ждать. Непрошло ипяти секунд, какговоритель заскрипел.
        - Да?
        - Явсе сделаю, какты скажешь, - быстро сказал Вердик. Откровенно говоря, голос был практически неузнаваем. Мнедаже стало его жаль.
        - Тогда через пять минут карета должна стоять перед восточными воротами, - сказал я иснова выключил связь.
        Когда экипаж въехал наплощадь, ячуть нерванул бегом ему навстречу. Новсеже впоследний момент взял себя вруки имедленно подошел кздоровенному кучеру-человеку, сидящему накозлах. Икакони выдерживают такого бугая?
        - ОтГаннибала Лектора, - сказал я ему. Здоровяк молча кивнул иуказал глазами наэкипаж. Больше несдерживаясь, ярванул дверцу изапрыгнул внутрь.
        Родные карие глаза уставились наменя имгновенно наполнились слезами. Схватив ее вохапку, явжал всебя это маленькое ихрупкое сокровище, борясь сжеланием выскочить сней наруках изкареты ирвануть куда глаза глядят.
        - Тссс, малышка, тихо, тихо, - шептал я ей наушко, глядя поволосам. - Всеуже хорошо…
        Сотрясаясь отрыданий, онавцепилась вменя, непозволяя отстраниться. Незнаю, сколько прошло времени, пока мне удалось оторвать ее отсебя. Где-то внутри тикали секунды, ябуквально кожей чувствовал, какуходит время… Надо было бежать.
        - Послушай меня, девочка, - прошептал я, глядя ей вглаза. - Сейчас я выйду, карета выедет заворота. Ктебе заглянет Лидик, помнишьего?
        Оначасто-часто закивала головой.
        - Онубедится, чтоты здесь, потом сядет накозлы ибудет ждать меня. Через несколько минут я присоединюсь квам. Поняла?
        - Да, - шепнула она вответ. - Агде Терим иостальные?
        - Всепотом расскажу, - ответил я ей, выскакивая изкареты. Возница вопросительно уставился наменя. - Выезжаешь заворота, - велел я ему, давая бумажку вдвести златников. - Этоотдашь страже, чтоб внутрь незаглядывали. - Онкивнул. - Остановишься заворотами, ктебе подойдет мальчик изаглянет вкарету. После этого ты пешком вернешься вгород. Понял меня?
        - Да, - неожиданно высоким голосом ответил здоровяк, забирая двухсотку измоихрук.
        - Пошел! - Хлопнул я покрупу ближайшей лошади, икарета покатилась кворотам. Итолько теперь вспомнил, чтодаже непроверил деньги. Тьфу, дурак. Нуда ладно, сейчас уже поздно. Достал говоритель исвязался сЛидиком. Выслушав повтор задания, добавил:
        - Ая прослежу отсюда, чтоб все прошло безэксцессов, - идвинулся кворотам, активируя целеуказатели намаузерах. Случиться могло что угодно. Темболее, чтоя собирался сделать еще одну вещь. Аименно - отключить следящую схему.
        Карету, какиожидалось, остановил стражник. Ониперекинулись несколькими словами свозницей, тотпротянул руку, икупюра перекочевала поназначению. Сидящий неподалеку видящий даже глаз неподнял. Стражник махнул рукой, егоколлега освободил проезд, иэкипаж благополучно проехал ворота. Ивэтот момент я отключил паразитирующую схему.
        Сразу стало легче дышать изакружилась голова. Чуть покачнувшись, явосстановил равновесие испокойным шагом двинулся кворотам. Уменя тридцать секунд дотого, какнеизвестные поймут, чтобольше меня невидят.
        Едва я приблизился кстраже, каквидящий, взглянув наменя, встал сосвоего стула. И,неотрывая глаз отмоего пояса, положил руку нарукоять метателя.
        - Какие-то проблемы? - поинтересовался я, активируя несколько дополнительных слоев защиты. Зараза, чтож тебе надо-то отменя?
        - Назовите свое имя, - велел мне маг, сверля меня глазами. Стражники обступили нас полукругом, один изних щелкнул скобой предохранителя арбалета.
        - Меня зовут Тритий, - сообщил я, опуская взгляд. Двемаленькие красные точки светились наземле рядом смоими сапогами. Нормально видно иднем, мелькнула мысль.
        - Вампридется немного задержаться, терр Тритий, - проговорил видящий, предъявляя жетон соскаленной мордой тигра инадписью наимперском: «Мывсегда настраже». - Тайная гвардия. Прошу сюда, - онкивнул накараулку.
        - Какскажете, - пробормотал я, чувствуя, какструя адреналина вплескивается вкровь. Ладони уже почти коснулись рукояток пистолетов, когда произошло то, чего никто неждал.
        Втом месте, гдеминуту назад я отключил схему, возникла светящаяся полоса исшипением раздвинулась всторону. Мойвзор автоматом переключился вастральное восприятие - двадесятка схем прыгнули изоткрывшегося портала. Двое прохожих, случайно оказавшихся рядом, мгновенно рухнули наземлю, спутанные уплотнившимся воздухом. Видящий-гвардеец мгновенно отвлекся отменя иметнул всторону окна странную конструкцию, которая рассеялась, недолетая доцели. Впортале мелькнуло несколько фигур, чьисилуэты буквально расплывались отобилия скрытых защитных схем.
        Помою душу, понял я. Твоюже мать!
        - Бойся! - почему-то заорал я, кидая всторону портала модифицированную мной гранату, мгновение назад висевшую уменя напоясе. Ирыбкой нырнул воткрытую дверь караулки, закрывая уши руками иизовсех сил сжимая веки.
        Ударился я пребольно и, когда только собрался заорать, устройство сработало. Раздался оглушительный, награне ультразвука вой, иполыхнула ярчайшая вспышка. Несмотря назакрытые глаза, яувидел, каквнутри караулки стало светло, иподумал, чтопереборщил сэнергией. Сработала светошумовая защита. Рванув зарукояти маузеры, явыставил их перед собой ивысунул голову надподоконником, усыпанным только что разбившимся стеклом.
        Мать моя женщина!
        Сэнергией, закаченной всветошумовую гранату, яточно переборщил. Перед порталом лежали трое вчерной кожаной одежде. Один бездвижения, адвое схватившись заголову икатаясь помостовой. Кто-то копошился ивнутри окна, ноотсюда я немог разглядеть деталей. Несколько человек, видно, просто проходивших мимо, скриками истонами корчились наземле. Некоторые, держась заголову истоя наколенях, качались изстороны всторону.
        Выскочив изкараулки, япробежал мимо такихже оглушенных ислепых стражников ивидящего, затем бросился ккарете, стоявшей метрах вста отворот. Наполпути донее стоял, протирая глаза, посольский кучер.
        - Яничего невижу, - простонал он, видно услышав мои шаги. Быстро создав универсальную медицинскую схему, яактивировал ее надголовой бедняги.
        - Легче?
        - Да, - кивнул он головой, когда его перестало трясти. - Ноглаза болят всеравно, - сообщил он, щурясь наменя.
        - Пройдет, - ответил я, передавая ему конверт. - Здесь адрес, гденаходится Маниша. Беги впосольство!
        - Понял! - Кивнул он иприпустил кворотам. Ая рванул ккарете, глядя, каксовсего посада сюда стекается народ.
        Лидик, сидя накозлах, держался зауши. Видимо, емуповезло и, когда полыхнуло, онсмотрел вдругую сторону.
        - Тыкак? - спросил я его, подбегая кэкипажу.
        - Вушах звенит, - пожаловался он. - Чтоэто было?
        - Гони вперед так быстро, какможешь, - приказал я ему, заскакивая вкарету. - Потом расскажу.
        Дина схватила меня заруки, едва я оказался внутри.
        - Жив? - выдохнулаона.
        - Ушикак? - спросил я, осматривая ее астральное тело. Пара разорванных капилляров, атак вроде все нормально.
        - Звенит, - пожаловалась она, откидываясь наспинку сидения оттого, чтокарета рванула сместа.
        Чуть неупав нанее, янашел ее губы своими…
        Ирина Зуева, Шартан, 2-го сухия
        Девчонку звали Нира. Навид, ейбыло неболее шестнадцати, однако управлялась она нехуже Рины. Помогла одеться, усадив меня перед зеркалом, причесала, азатем иуложила волосы. Втечение пятнадцати минут, используя какие-то артефакты, соорудила уменя наголове местную модную прическу.
        - Воттеперь я готова провести вас кбаронессе, - улыбнулась она, глядя наменя взеркало Наши взгляды встретились, инаменя опять накатило. Само посебе, безжелания иусилия смоей стороны. Девочка чувствовала скуку, через которую пробивалось усердие, немножко страха илюбовь кединственному близкому человеку, скорее всего брату. Снекоторым усилием я оторвала взгляд, вдруг испугавшись непонятно чего.
        - Утебя есть брат? - спросила я, пока она показывала спальню, вкоторой лечили Диану.
        - Да,миледи. Старший, - ответила онамне.
        Ятолько покачала головой. Чтосомной происходит? Этосамо, илиВадим виноват?
        Вчерашний вечер я помнила плохо. Едва видящий помог Диане, стражники усадили нас вэкипаж, двери которого были украшены оскаленной мордой тигра. Через несколько минут нас привезли вгородской дом дель Виля, однако схозяином встретиться неудалось. Нобыла ванна, ужин ибольшая, мягкая кровать, накоторой я выключилась, едва голова коснулась подушки.
        Городской дом уступал резиденции вПрибрежье. Комнаты были существенно меньше, коридоры уже итемнее. Новцелом тут было довольно мило. Пройдя через гостиную, Нира подвела меня кбольшим двойным дверям и, постучав, открыла одну изстворок.
        Диана сидела накровати, опираясь насложенные заспиной подушки. Заприоткрытым треугольным окошком шумел город. Увидев меня, баронесса улыбнулась ипохлопала покровати рядом ссобой. Нира предупредила, чтоей трудно было говорить - что-то воспалилось, датак, чтоивидящие немогли нормально помочь. Анелюдей приглашать она отказалась.
        Некоторое время мы рассматривали друг друга. Какназло, мойновый дар дал сбой, ия понятия неимела, чтоона чувствует.
        - Спасибо тебе, - вдруг прошепталаона.
        - Незачто, - почему-то смутилась я. Вее глазах мелькнула ирония, нотолько намгновение.
        - Знаешь… - продолжила она, ия почти физически почувствовала, кактрудно ей говорить. Ивовсе неиз-за ранения. - Меня вшестнадцать лет продали замуж. Мойбудущий богатый изнатный муж был извращенцем. Ядолжна была стать его четвертой женой, первые три непрожили имесяца после свадьбы. Яхорошо помню, какрыдала наколенях перед пьяным отцом, считавшим деньги… Воттогда, когда он оттолкнул меня иушел, японяла, чтоненужна вэтой жизни никому. Арассчитывать можно только насебя. Мнепришлось… - Оназамолчала нанесколько мгновений, потом продолжила: - самой решить проблему. Ястала богатой вдовой, - онаопять замолчала. - Язапретила себе любить, - продолжила она, состранным выражением лица. - Хотя моглабы… Былчеловек, который… Ну,неважно, - махнула она рукой. - Потому что, когда любишь, надо довериться, ая запретила себе доверять. Яего предала, - онавздохнула, ая поняла, чтоона просто старается незаплакать. - Ради дела. Ябыла уверена, чтоничто иникогда непоколеблет мое мировоззрение. Атут появился Беркут. Онспас меня, просто так. Вмешался, казалосьбы, вбезнадежную длянего стычку сшодами…
        Онаопять замолчала, испытывающе глядя, вглаза мне ивдруг схватила меня заруку.
        - Потом ты… Тыведь могла оставить меня там умирать. Ябы перестала стоять между тобой иАндреем… Аты взяла ивытащила меня. Помогла, потом заставила этого крестьянина везти меня сюда. Вседорогу тянула стого света, - добавила она, ивдруг глаза ее сверкнули. - Зачем? Какое ты имеешь право опять заставлять меня верить влюдей? - выкрикнула она последнюю фразу ивдруг разрыдалась.
        Мнестало ужасно жалко ее. Ясела рядом, обняла, аона уткнулась лицом мне вгрудь иплакала навзрыд. Иэто железная Диана дель Мио, которой смотрит врот сам шеф грозной Тайной гвардии?
        Онапросто ранена иустала, ответила я себе. Какаябы женщина сильная небыла, одной быть тяжело. Ниотчего так неустаешь, какотодиночества.
        - Дурочка ты, - прошептала я ей. - Причем тут Андрей? Разве можно было бросить раненую влесу умирать?
        - Почему вы такие? - шмыгнула она носом.
        - Нампросто вдетстве правильные книжки читали, - шмыгнула ия носом закомпанию, продолжая гладить ее поволосам ичувствуя, какона успокаивается. - Атебе неповезло. Бывает, чтоневезет, - вздохнула я, сморгнув слезу. - Тынас тоже спасла, там, вгостинице. Такчто, глупости говоришь!
        - Нет, - онапокачала головой. - Яработу свою выполняла. Аты…
        - Аябы невыжила там, влесу. Таксчитать тебе удобнее? - пожала плечами я, отстраняясь ивытирая ее заплаканное лицо.
        - Неполучается, - сквозь слезы улыбнулась она вответ. - Тыисебя именя вытянула…
        - ИАндрей твой мне ненужен, - заявила я, глядя нанее. - Уменя муж есть. Иребенок. Ибольше всего насвете я хочу домой.
        Онавнимательно посмотрела наменя. Итут включилось. Меня просто накрыло надеждой, усталостью, какой-то дикой, сумасшедшей любовью кмужчине, болью иблагодарностью. Язакрыла глаза, разорвав контакт, невсилах выдержать этот груз чужих эмоций.
        Вэтот момент вдверь постучали.
        - Войдите, - крикнула Диана, откидываясь наподушки иобмахивая лицо ладонями.
        Вошла Нира.
        - Шевалье дель Виль спрашивает, можноли навестить вас, миледи, - обратилась она кДиане.
        - Нира, мненадо срочно привести себя впорядок, - вголосе баронессы уже нечувствовалось никапли слабости.
        - Сиюсекунду, миледи, - девушка оказалась возле трюмо, схватила пудру, крем ирасческу иприсела накровать рядом сДианой. Спустя несколько минут лишь слегка припухшие веки напоминали оминуте слабости.
        - Какя выгляжу? - спросила она уменя.
        - Потебе нескажешь, чтовчера ты была присмерти, - дипломатично ответилая.
        Диана вздохнула ивелела Нире:
        - Пригласите шевалье.
        Спустя минуту вкомнату быстрым шагом вошел молодой человек. Явудивлении распахнула глаза: неожидала, чтошевалье так молод. Дель Вилю было неболее тридцати. Среднего роста ихудощавого телосложения, шефТайной гвардии чем-то напомнил мне молодого Хабенского. Глубоко посаженные глаза остро смотрели из-под густых бровей. Небольшие усы придавали его молодому лицу достаточно солидное выражение. Одет он был скромно, ноаккуратно: черные брюки, камзол безвышивки иукрашений, авлевой руке держал шляпу, которую тутже, неглядя, бросил накомод, стоявший около двери.
        - Доброе утро, дамы, - приятным баритоном поздоровался он, подходя кнам ближе иприкладываясь губами круке баронессы. - Милая Диана, вынеокажете мне честь представить меня вашей очаровательной подруге?
        - Ирина Зуева, мояспасительница, шевалье Муар дель Виль, - улыбнулась Диана, едва заметно подмигивая мне. - Терр шевалье Муар дель Виль, - поправиласьона.
        - Много наслышана овас, - сказала я, набравшись смелости протянуть ему руку, которую он немедленно поцеловал. Исудивлением заметила, чтоприсутствие этого мужчины волнует меня. Мывстретились взглядами, номой дар, ксчастью, несработал. Почему-то подумалось, чтознать сейчас чувства этого человека мнебы нехотелось.
        - Надеюсь, неслишком ужасное, - улыбнулся он. - Ксожалению, молва часто делает изменя чудовище.
        - О,что вы, какраз наоборот, - улыбнулась я, строя ему глазки. Нунадоже, неожидала отсебя.
        - Яхотела поблагодарить вас, дорогой Муар, загостеприимство - сказала Диана, переключая внимание мужчины насебя.
        - Дачто вы, этомой долг, - ответил он, ивдруг как-то сразу его лицо приобрело деловое выражение. - Яхотел извиниться, чтоненавестил вас вечером, нодумаю, когда я вам поведаю причину, выменя простите… - Шевалье как-то странно взглянул наДиану. Онапокачала головой.
        - Уменя нет секретов отИрины.
        - Втаком случае хочу вам сообщить, чтонашелся ваш пришлый видящий.
        - Вадим? - воскликнулая.
        - Воткак, - одновременно сомной проговорила Диана.
        - Именно, Вадим. Впрочем, «нашелся» - этонесовсем точно, ибоон опять потерялся. Ното, чтоон устроил вмоем городе, достойно описания вприключенческом романе…
        Дель Виль говорил, ая, слушая соткрытым отудивления ртом, опустилась накушетку. Похитил дочку посла стехов, разогнал уличную шайку, аподзанавес - схватился непонятно скем возле городских ворот, выведя изстроя несколько десятков человек. Чего-то подобного можно было ожидать отБеркута, ноникак неотВадима.
        - …Потом он сел вкарету искрылся внаправлении Эртазании.
        - О, - глаза Дианы сверкали отвозбуждения. - Ачтоже посол? Нашел свою дочку живой?
        - Нашел, - дель Виль усмехнулся. - Целой иневредимой. Причем эта пигалица начисто отказалась помогать искать своего похитителя. Мало того, заявила отцу, чтоесли он посмеет хоть что-то предпринять против… Кактам она его назвала… - Шевалье намгновение задумался, вспоминая: - Ганнибала Лектора, тоона сбежит издому инавсегда откажется отсвоей семьи!
        - Как? - переспросила я, окончательно выпадая восадок.
        - Ганнибал Лектор, - усмехнулся дель Виль. - Знакомоеимя?
        - Этогерой страшной сказки, - ответила я, вкратце рассказав историю маньяка-каннибала.
        - Вот-вот, - усмехнулся шевалье. - Ипосла он умудрился запугать чутьли недосердечного приступа. Только после того, какдочка оказалась найдена, Вердик решился пожаловаться навашего Вадима.
        - Недумаю, чтоВадим пошелбы натакое из-за денег, - сказала я. - Скорее из-за Динари…
        - Посол кроме денег ниочем неупоминал, - согласно кивнул дель Виль. - Нобыл свидетель, который видел, каквэту карету сажали молодую темноволосую девушку.
        Диана как-то странно посмотрела нашевалье, апотом по-лисьи улыбнулась.
        - Атеперь, дель Виль, поделитесь, пожалуйста, причиной вашей откровенности. Мызнакомы непервый год, чтоэто увас так развязался язык? Обычно приходится вытягивать информацию чутьли неклещами!
        ШефТайной гвардии притворно вздохнул:
        - Вто, чтоя просто влюбился ввас, милая Диана, вынеповерите?
        - Неа, - покачала головой она, требовательно глядя нанего.
        - Всепросто, - снова вздохнул он, нотеперь скорее устало. - Вчера, после побоища увосточных ворот меня вызвал ксебе герцог. Идал мне сутки нато, чтобы закончить все дела свами, дорогая Диана…
        - Ахтак, - глаза девушки сверкнули. - Тогда я сегодняже навещу его сиятельство…
        - Нестоит, - совершенно непо-джентельменски перебил ее дель Виль. - Ваши дела здесь закончены, дорогая баронесса. Вчера вечером комне заявился какой-то крестьянин ипередал послание отнекоего Беркута. Длявас. Онбудет ждать там, гдевы собирались встретиться. Иваша очаровательная подруга знает это место. Всеваши фигуранты покинули Шартан. Ия, игерцог будем вам очень признательны, если вы последуете заними…
        - Таквсе плохо? - хмуро спросила Диана.
        - Более чем, - снова вздохнул дель Виль. - Вчера герцог получил ультиматум изАдостана. Если мы немедленно непрекратим помогать вам, шоды объявят войну инам.
        Торговую. Нодаже это былобы полбеды. Получена официальная нота отстехов. ВШартане убит страж Эдема. Предстоит серьезная дипломатическая торговля, иего сиятельство предпочелбы, чтоб доначала переговоров вы покинули Шар. Этосущественно улучшит наши позиции. Ипозиции империи, кстати, тоже. Немне вам рассказывать, чтоположения Хартии нарушены. Итеперь может произойти все что угодно.
        - Японяла, - кивнула Диана. - Вынебудете так любезны, подготовить нам экипаж, дорогой Муар?
        - Сиюминуту отдам такое указание, - изобразил галантный поклон дель Виль.
        Часть четвертая. Наблюдатели
        Справедливость проявляется ввоздаянии каждому поего заслугам. Марк Туллий Цицерон
        Андрей Беркутов,
        Шар, 3-го сухия, поздний вечер
        Прожорливый костер начал затухать. Явыбрал несколько толстых веток изкучи хвороста, заготовленной еще днем, иподкинул вогонь. Раздался треск, втемное небо рванулся целый столб изискр. После заката похолодало, отлуга кнам пополз туман, неся ссобой неуютную сырость.
        - Нухорошо, - кивнул я, глядя, каквглазах Дианы отражаются огненные сполохи. - Давайте сведем всю информацию вместе. Существует некий орден наблюдателей, окотором толком никто ничего незнает. Этиребята зачем-то выдергивают нас издома. Икак-то дают знать Дингеру, гдемы появимся. Что-то пошло нетак, ивзять нас наместе ваш спецназ несмог.Так?
        - Так, - кивнула Диана, вытягивая ладони ккостру. Зате дни, чтомы невиделись, оназдорово похудела. И,несмотря нато, чтовыглядела усталой икакой-то осунувшейся, стала еще красивее.
        - Где-то подороге они цепляют нам маячки, которые позволяют им следить занашими передвижениями, - продолжил я. - Аможет, ислышать, очем мы говорим? Думаем?
        - Неа, - покачал головой Вадим, укутывая прижавшуюся кнему Динари впривезенное девчонками одеяло. Онвесь день неотходил отнее нинашаг, девочка очень плохо перенесла весть огибели брата. Даисамой ей досталось запоследние несколько дней. Когда-то живая ижизнерадостная, сейчас она молча сидела бездвижения исмотрела вогонь огромными черными глазами. - Сигнал просто передает краткие данные осамочувствии икоординаты. Больше ничего.
        - Нуда, - продолжил я, пошевелив палкой костер. - Дальше они позволяют нам барахтаться, пока невстает реальная угроза дляжизни…
        - Итогда появляются, словно чертик изтабакерки, - пробормотала Ира, укутывая Динари сдругой стороны. - Яговорила, чтоэта Невидимка показалась мне знакомой?
        - Говорила, - кивнул я. - Ятоже никак немогу сообразить, гдеее видел. Апочему «невидимки», кстати? - Повернулся я кДиане.
        - Такназывают воинов ордена, - ответила она, оторвав взгляд откостра ипосмотрев наменя. - Считается, чтоизживых их никто невидел. Ате, ктовидел, рассказать уже ничего немогут.
        - Воткак, - покачал головой я, подталкивая угли кцентру костра. - Носнами получается иная ситуация.
        - Никто неможет знать истинных целей наблюдателей, - пожала плечами Диана ипоморщилась. - Единственная их деятельность, окоторой известно, - контроль баланса энергий. Если какой-нибудь маг зарвется иначнет качать безмеры энергию излюдей илирастений, кнему приходят. Первый раз он получает предупреждение. Обычно ввиде трупа близкого родственника, - невесело усмехнулась она. Явдруг подумал, чтотакая, простая иоткровенная, онамне нравится куда больше, чемвобразе светской леди. - Нуавторой раз его самого находят втаком виде, чтоуостальных пропадает всякое желание нарушать Кодекс. Рядом струпом обычно оставляют кинжал сдвумя глазами нарукоятке. Ихзнак.
        - ЧтозаКодекс такой? - спросил Вадим.
        - Книжка такая. Ееизучают вАкадемии потоков будущие видящие. Мнепронего рассказали, когда Дингер… Впрочем, неважно, - отмахнувшись, онапродолжила: - Таквот, говорят, чтоэтот Кодекс когда-то, несколько сот летназад, былнаписан длялюдей-видящих. Тогда все они были рабами. Считается, чтоунелюдей эти правила впитываются чутьли несмолоком матери, авот людей приходится учить. Иорден наблюдателей когда-то создали специально дляэтого. Ноникто незнает, чтотут правда, ачто просто - легенды.
        - Аизвестно, гдеони базируются? - спросил яее.
        - Нет, - Диана покачала головой. - Единственное, чтоя знаю - внекоторых городах есть лавки особых артефактов. Яимею ввиду - порталы, говорители, определители положения ипрочие, которые нилюди, нинелюди делать сегодня неумеют.
        - Остатки прошлой цивилизации, - подсказал Вадим.
        - Именно, - кивнула Диана. - Навывеске этих магазинов изображены глаза. Ихтак иназывают, «глазастые лавки». Всесчитают, чтоэто магазины ордена. Бывший Властелин попытался наложить наних руку, новнезапно случился дворцовый переворот… Стех пор никто их нетрогает. Ивопросы незадает.
        Подул ветер, зашумели деревья. Дымоткостра подался всторону Дианы, иона пересела ближе комне.
        - Тоесть, впринципе, наних можно выйти через эти магазины, - резюмироваля.
        - Азачем тебе наних выходить? - спросила Диана, подняв бровь. Забавно унее это получалось.
        - Хотелосьбы пообщаться поближе, - усмехнулся я. - Понимаешьли, унас дом был. Налаженная жизнь, работа, семья, - якивнул наИру. - Икое-кто, неспрашивая разрешения, выдернул нас оттуда изакинул сюда. Есть вэтом некая несправедливость, ненаходишь? Хотелосьбы предъявить счет, - последнее слово я незнал по-эртазански ипроизнес по-русски. Но,похоже, Диана поняла.
        - Авы злопамятные люди, оказывается, - хмыкнула она, придвигаясь еще ближе комне. Вдохнув, япочувствовал горький запах ее волос иструдом подавил желание ее обнять. Ирапристально смотрела наменя.
        - Мынезлопамятные. Мыпросто злые, иунас память хорошая, - пояснил Вадим, пихнув обратно носком сапога вылетевший изкостра уголек.
        - Ая домой хочу, - тихо сказала Ира, по-прежнему глядя наменя. - Если они нас сюда доставили, значит, могут иобратно отправить?
        - Возможно, - кивнула Диана. - Правда, насколько я знаю, пока еще никто несмог заставить наблюдателей сделать что-либо, чего они нехотят.
        - Амы попробуем. Кое-кто тут уже показал, чтоумеет быть убедительным, - усмехнулся я, посмотрев наВадима. Откровенно говоря, неожидал отнего. М-да…
        - Диан, тыодно скажи, - Иравстала сбревна, подошла ближе исела рядом, сдругой стороны отдевушки. - Тыснами иликак?
        Этот вопрос следовало задать мне. Ноя никак немог решиться. Когда днем Вадим сообщил, чтокто-то оборвал его сигнальную нить, имы подошли кдороге, япочувствовал ее приближение. Можете называть это какугодно, интуицией, фантазиями влюбленного идиота илиеще как, но, увидев карету, ябыл абсолютно уверен, чтоона внутри. Такиоказалось. Акогда Ира рассказала проих приключения, япожалел, чтошоды умерли быстро.
        Собственная эмоциональность удивляла. Недумал, чтовлюблюсь поуши всвои тридцать шесть. И,наверное, впервые вжизни я стал тянуть сважным решением, вернее вопросом. Понимал, что, отвечая нанего, Диана непросто выбирает сторону вэтой шахматной партии, ноивкакой-то мере, решает судьбу наших отношений. Очень страшно было обжечься втретийраз.
        Баронесса уставилась вогонь инесколько секунд молчала. Потом вдруг встряхнулась, взяла Иру заруку ивстала сбревна.
        - Яотвечу наэтот вопрос завтра утром, можно? - спросила она всвоей обычной ироничной манере. - Подруга, пойдем, пошепчемся подальше отмужчин, - улыбнулась онаИре.
        Девушки скрылись втемноте. Ямедленно выдохнул.
        - Какты хочешь доних добраться? - спросил Вадим, выводя меня изоцепенения.
        - Надо понаблюдать замагазинами, - ответил я ему, собрав мысли вкучу. - Кто-то ведь доставляет товар.
        - Нефакт, - покачал головой он. - Имея артефакт типа моего кольца ирисунок схемы, любой видящий сможет сделать что угодно.
        - Аденьги? Деньги-то они забирать должны?
        - Деньги можно забирать через банки, - пожал плечами Вадим.
        - Утебя есть идеи, - поняля.
        - Есть, - кивнул он. - Во-первых, будем вас завтра избавлять отсхем слежения. Можем сделать ловушку, есть шанс, чтоони сунутся нато место, гдеэто будет происходить.
        Япочесал взатылке.
        - Мысейчас несможем организовать полноценную засаду. Оружия нет, даисколько нас… Выскочит оттуда десяток Невидимок ипоставят нас впозу пьющего оленя.
        - Во-вторых, ямогу попробовать подключиться ких триангуляционной сети, - продолжил он. - Ипоискать местонахождение других объектов, которые они отслеживают. Может, удастся выйти начто-то важное. Илинакого-то. Нуипослушать их можно попытаться.
        - Поясни, - попросиля.
        - Уних есть сеть, типа нашей сотовой. Спомощью нее отслеживалось наше местоположение, ейже пользуются приработе местных говорителей. Вноуте уменя есть парочка подходящих программ, стого заказа, помнишь?
        Якивнул. Обратилась кнам как-то одна большая финансовая организация. Онизаказали где-то программу защиты своих данных, апотом стали подозревать, чтофирма-изготовитель их обманула, подсунув простейший иобщеизвестный алгоритм шифрования. Онипопросили нас контролируемо взломать их систему. Хорошие деньги, кстати, заплатили. Вадим тогда вскрыл их занеделю. Фирма-подрядчик действительно оказалась шарашкиной конторой.
        - Аполучится?
        - Черт его знает. Ношанс есть. Откого им тут скрываться? Аслишком сложные операции жрут много энергии. Этоунас дома электричества завались, аздесь попробуй, набери накопители. Заколебаешься полесам шастать.
        - Может, уних тоже дроны есть, типа твоего.
        - Может, иесть. Ночто-то я пока невидел ниодного.
        - Нучтож, давай попробуем. Хуже точно небудет. Пожалуй, надо спать идти, - сказал я, глядя наклюющую носом Динари. - Жалко, алкоголя нет никакого, ейбы сейчас непомешало… Тысигналки поставил?
        - Комар непролетит! - уверенно хмыкнул Вадим итутже хлопнул себя пощеке, размазывая кровососущее насекомое.
        - Ну-ну, - усмехнулся я. - Веселая ночка нам предстоит.
        Зато время, пока ждал ребят, япоставил три шалаша. Получившиеся вигвамы здорово защищали отдождя иветра, однако совершенно немогли защитить отместных комаров. Была уменя надежда наколдовство Вадима, однако он сказал, чтонезнает ниодной схемы, защищающей откровососущей гадости. Запоследние две ночи я совершенно измучился. Отчаявшись, днем я набрал разной пахучей травы иразвесил внутри убежищ. Надеюсь, сами несдохнем отэтого запаха.
        Вадим поднял Динари наруки ипонес всвой шалаш. Янестал заливать наночь костер, место длянего было правильно окопано, пожарных последствий быть недолжно. Изтемноты вдруг появиласьИра.
        - Андрюш, якЛидику спать пойду, - совершенно спокойно сообщила она. - Диана хочет стобой поговорить. Спокойной ночи.
        Вотэто да. Оничто, меня поделили?
        Подойдя кшалашу, который был ранее выделен девчонкам, яотодвинул всторону плетеную дверь ивлез вовнутрь. Маленький световой шарик осветил сидящую наодеяле Диану. Вопреки моим тайным надеждам, онабыла одета вкакой-то странный балахон, из-под которого торчали лишь босые ноги, кисти рук илицо. Видно, что-то отразилось намоей физиономии, потому что она лукаво улыбнулась ипояснила:
        - Этотакая специальная одежда дляночевки вдороге. Откомаров защищает…
        - Аноги ируки какже? Пусть кусают?
        - Наних надеваются носки иперчатки, - вкрадчиво пояснилаона.
        Яопустился наколени, взял ее заруки иподнес ладони ксвоим губам. Несколько мгновений я целовал их, наслаждаясь запахом, исходившим отее кожи. Вдруг она взяла владони мое лицо иразвернула его ксебе, так, чтобы посмотреть вглаза.
        - Андрей, ятебе хотела рассказать, - начала она каким-то чужим, незнакомым мне голосом. - Надо мной весит смертный приговор. Смерть через публичные пытки… Если я предам Дингера, оннайдет способ, какпередать меня палачу.
        Будто холодной водой, меня окатило чистой, незамутненной яростью. Подтянув Диану ксебе, яобнял ее, нашел губами ушко икаким-то хриплым шепотом прошептал:
        - Если доживет…
        Вадим Третьяков, Шар, 4-го сухия
        Первый раз я оказался вситуации, когда деньги мешком лежали вуглу, нонемогли решить ниодной проблемы. Посол необманул, всясумма оказалась вкарете, причем часть денег была взолотых идаже серебряных монетах, которые прекрасно ходили везде, нетолько вШаре. Видимо, онвыгреб все, чтонашел впосольстве. Помимо этого, вмоем собственном мешке оказалось около сорока семи тысяч златников.
        Беркут заказал мне оружие. Много иразного. Нужен был автомат сосменными накопителями, пара пистолетов разных размеров, тривида гранат - наступательную, слегкими, недалеко летящими осколками, оборонительную, помощнее ипотяжелее, атакже светошумовую. Нуитребовалось сделать защитный артефакт, типа бронежилета, который можно былобы заряжать темиже сменными накопителями.
        Беда втом, чтоодной магией это осуществить было невозможно. Автомат ипистолеты требовали механизма присоединения «магазинов», гранаты - нормальных металлических корпусов ичеловеческого запала, срычажком, пусть исмагической начинкой. Сочетание металла идерева требовало качественной столярной ислесарно-токарной работы. Наверняка все это можно былобы заказать вгороде, номы-то сидели влесу!
        Поэтому, отложив планы грандиозного вооружения набудущее, япросто сделал ему кастет потипу того, который соорудил ранее дляЛидика, атакже решил повесить навсех придуманную мною комплексную защиту. Напервое время должно было хватить, ауж потом, оказавшись вгороде, яразвернусь наполную катушку!
        Чтобы запустить дрон, мысЛидиком повесили наокрестных деревьях шесть триангуляционных вышек. Те,что остались вШартане, какнистранно, ловились, нонатаком расстоянии определялись какодна. Парниша оказался любителем задавить подушку, имне пришлось поднимать его чутьли неспомощью воды. Дина проснулась рано, вместе сомной и, слава богу, день начала безслез. Ирабыстро загрузила ее хозяйственными заботами, один раз я даже заметил улыбку, мелькнувшую наее лице.
        Проснувшийся сутра, Беркут был наредкость свеж иделовит. Яосновательно удивился, когда заним следом изшалаша вылезла баронесса. Онже вроде сИркой что-то мутил! Айда Андрюха… Нет, Диана, конечно, девчонка видная, куда там Ирке… Впрочем, вопросы наэту тему я задавать нестал. Зуева невыглядела удивленной ирасстроенной, нуибог сними. Мнесвоих проблем хватало.
        Баронесса оказалась бывалой путешественницей - привезла ссобой одеяла, походную посуду идовольно много разной еды, чтонемогло нерадовать. УБеркута, кроме жареного мяса иводы, влагере ничего небыло. Такчто завтрак оказался вполне человеческим. Ну,попоходным меркам, конечно. Удивительно, ноДиана вполне споро обходилась безприслуги - сама разожгла костер, повесила надним котелок изаварила вкуснейший отвар изтрав, которым мы изапили сделанные девочками бутерброды.
        - Ядумаю, намнадо ехать вЗахран, - сообщил Андрей, когда мы, насытившись, сидели набревнах вокруг потрескивающего костра.
        - Прямо сегодня отправимся? - спросиля.
        - Ну,тыже говорил, чтовгород надо? Ая безоружия наэтой планете чувствую себя голым. Надо прикинуть, кактуда добраться, непопадая врайон боевых действий.
        - Ничего прикидывать ненадо, - лучезарно улыбнулась Диана. - Шевалье дель Виль так торопился избавиться отнас, чторасщедрился напортал доЗахрана. Такчто, кактолько мы все будем готовы, можем выдвигаться. Только вот, кареты непролезут, ксожалению.
        - Алошади? - спросил Андрей.
        - Лошади пройдут, - кивнула баронесса.
        - Ачто делать сосхемами слежения? - задал я мучающий меня вопрос.
        Беркут почесал взатылке.
        - Снимешь перед самым порталом. Сможешь?
        - Безпроблем, - кивнул я, прикидывая. - Собираемся, какбудем готовы - яснимаю сетки стебя иИры. Унас будет секунд тридцать, чтобы нырнуть впортал.
        - Успеем, - сказала баронесса, пристально посмотрев наменя. Потом вдруг грациозно поднялась сбревна, подошла комне иприсела рядом, вытягивая из-за ворота ослепительно белой блузки костяной амулет соткрытой ладонью. - Небудетели вы так любезны, терр Вадим, посмотреть, анетли намне каких-либо следящих схем?
        Япоперхнулся отваром изтрав, который какраз хлебнул изнебольшой глиняной кружки, которую тоже привезла ссобой баронесса.
        - Мывроде на«ты» договаривались, безвсяких терров, - пробормотал я, откашлявшись. Потом, посмотрев надель Мио, перестроил свое зрение вастральный спектр.
        Диана, откровенно говоря, выглядела неочень. Вобласти груди наблюдалось множество капилляров, изкоторых сочились желтые капли энергии смерти. Ей,пожалуй, больно должно быть, подумалось мне. Машинально я активировал несколько лечебных схем иубрал лишнюю субстанцию там, гдесмог дотянуться. Где-то вобласти легких шел воспалительный процесс - мнеудалось углядеть остатки чужеродных тел. Покопавшись впамяти стеха, ясобрал пару схем-аннигиляторов иактивировал их внужных местах. Диана лишь дернулась иприкусила губу, нониодного звука я отнее неуслышал. Больше ничего странного илинеобычного вастральной структуре этой девушки небыло.
        - Нетничего, - сообщил я, переходя нанормальное зрение икинув взгляд наБеркута, который пристально наблюдал занами.
        - Спасибо, - как-то сдавленно прошептала она, открывая зажмуренные глаза спушистыми ресницами. - Ачто это было?
        - Немного убрал остатки отранения, - яснова смутился, как-то коряво сформулировав фразу. Этааристократка странно наменя действовала. - Кстати, вашкинжал… Нехотители его зарядить? Неплохой артефакт.
        - Ну,если уж на«ты», тогда взаимно, - лукаво улыбнулась она, отстегивая ножны отпояса ипротягивая мне. Кинжал действительно был всвоем роде шедевром. Устехов такая штука называлась «последний шанс». Этот медицинский артефакт подключался напрямую кканалам тела, реанимируя вслучае смертельных ранений исращивая самые большие энергетические каналы. Что-то подобное, нокуда менее элегантное икрасивое я видел вмагазине Цепалы почти затридцать тысяч. Заполняя накопители артефакта, нарукоятке кинжала я заметил еще одну маленькую, носмертоносную схему сочень интересным логическим блоком. Оружие само определяло своего хозяина: человек, который держал рукоятку, могпорезаться, ноэто было безопасным. Еслиже обнаженное лезвие резало кого-то другого, товрану впивалась очень неприятная, предельно летальная структура. Снекоторой досадой я понял, чтомоя защита, пожалуй, несправиласьбы стакой атакой. Придется много считать икорректировать.
        - Держи, - протянул я баронессе артефакт рукояткой вперед. - Занятно сделано. Явно человеком, хотя использованы стехские наработки. Былобы интересно сним пообщаться.
        - Этоподарок лорда Дингера, - снекоторой иронией сообщила Диана. - Такчто, уважаемый терр, твое желание вполне может исполниться, когда мы окажемся вЗахране.
        Пожав плечами, язастыл, прислушиваясь. Послышалось едва слышное жужжание, говорящее отом, чтодрон возвращается. Отбежав насередину поляны, яуловил направление ичерез кольцо отдал команду оснижении. Спустя несколько секунд конструкция появилась наддеревьями. Жужжа, какрассерженный шмель, аппарат свидимой натугой тащил огромное кольцо красной субстанции. Быстро, надоже. Ядумал, онеще часа два будет летать.
        Дрон, поймав сигнал кольца, начал делать вокруг меня круги, снижаясь поспирали. Наконец мне удалось его схватить.
        - Вотэто да! - выразил свой восторг Лидик, подбежавший ближе. - Яб весь день полесу ходил, чтоб столько собрать. Аможно я его позапускаю.
        - Некогда, - отрезал я. - Давай вещи собирай. Через пятнадцать минут выходим.
        Парень вздохнул, подобрал свой мешок, валяющийся возле шалаша, иполез внутрь.
        Всенаудивление быстро собрались. Больше всего пришлось повозиться слошадьми, ноисними разобрались, вконце концов.
        - Жалко экипажи оставлять, - проворчал Беркут, проверяя, неосталосьли каких вещей вкаретах. Залив костер водой, онпривязал вымытый Диной котелок кодной излошадей, взвел оба арбалета иповернулся кДиане.
        - Пожалуй, мыготовы. Гдеименно вЗахране мы окажемся?
        - Впортальном дворе, - ответила баронесса, доставая изсвоего дорожного мешка небольшую деревянную пирамидку. Ясразу сделал стойку.
        - Можно взглянуть?
        - Пожалуйста, - пожала плечами она, передавая мне артефакт.
        Вотоно, то, чтоя давно хотел посмотреть. Портальный артефакт оказался ожидаемо сложной штукой. Четыре управляющих контура, изкоторых мне удалось опознать только два: навигационный изащитный, предохраняющий отвоздушного удара. Зачем он, интересно? Третий я, навсякий, случай воссоздал впамяти перстня. Последний, ксожалению, былскрыт защитной схемой инечитался. Силовая структура была знакома, когда-то я ее уже видел идаже пытался повторить, впервый день нашего здесь появления, снехорошими последствиями. Вытащив блокнот, яотметил некоторые сложные моменты, которые следовало вбудущем посчитать, ивернул артефакт Диане.
        - Чтозапортальный двор? - спросил Андрей, укрепляя арбалеты наседле гнедой кобылы.
        - Этоместо, гдестоит маяк игде открываются все порталы, - сообщила баронесса, удерживая зауздцы серую лошадь, которая норовила отойти ккустам ипощипать молодые листики. - Всамом городе все время работает антипортальная защита.
        - Эточтоб десант невысадился, - понимающе хмыкнул Беркут. - Аводворе, наверное, войска ивсе подприцелом?
        - Да,это большая, огороженная валом площадь, - пояснила Диана. - Мыпопадем внутрь, стража убедится, чтоэто ненелюди иневраги, азатем выпуститнас.
        Язакинул заспину мешок ипомог сделать тоже самое Лидику. Дина иИра укрепили свои пожитки наседле лошади, которая вответ недовольно фыркнула. Беркут построил всех вшеренгу, возглавляла которую баронесса, азамыкающим был онсам.
        - Всеготовы?
        - Угу, - нестройно отозвалась наша компашка.
        - Давай, - кивнул он мне, вытаскивая из-за ворота амулет иснимая его сшеи. Япривычно вошел вастрал инесколькими движениями псинергии отключил следящую схему, азатем вытянул изнее энергию. Потом повторил туже операцию сИрой. Девушка покачнулась ичуть неупала, ухватившись зауздечку. Беркут лишь мотнул головой, словно конь, ибезэмоций повесил амулет нашею.
        - Каклегко дышать стало, - пробормоталаИра.
        - Мыготовы, - сообщил я Диане.
        Баронесса вытянула руку перед собой ибросила пирамидку втраву, сорвав снее верхний колпачок. Отее руки доземли вытянулась ослепительная полоса, которая сшипением потянулась вверх еще наполметра ираздвинулась встороны, открывая прямо ввоздухе окно всерую идождливую марь.
        Порыв ветра ударил меня вспину, тутже сработала защита отвоздушных потоков. Ага, понятно теперь, перепад давления может вызвать хороший такой ураган… ВЗахране шел дождь, мелкие капли сразуже бросились мне влицо, едва я перешагнул через светящийся порог портала. После того, каксюда зашла последняя лошадь иБеркут, Диана сдавила пальцами часть артефакта, оставшегося унее вруках. Ослепительная линия портала слегким хлопком сошлась влинию, затем вточку, которая тутже потускнела иисчезла.
        Мыоказались посреди большой мощеной площади, окруженной высоким, поросшим травой валом. Нанем, нарасстоянии нескольких метров друг отдруга, стояли станковые магические метатели, похожие чем-то напулемет Максима, увеличенный вразмерах раза втри. Сзади заними угадывались закутанные вплащи человеческие фигуры.
        Дватакихже метателя находились метрах втридцати прямо перед нами. Заих щитами расположились несколько стражников вкольчугах ишлемах. Чуть вотдалении, вземляном валу можно было различить невысокие, закрытые ворота. Один избойцов, вшлеме, украшенном мокрыми перьями, повелительно махнул нам рукой.
        - Старший каравана, подойти комне! - приказал он по-имперски.
        - Яразберусь? - спросила Диана, кинув мимолетный взгляд наАндрея. Онкивнул, опуская арбалет. Диана подошла ксолдату истала что-то негромко втолковыватьему.
        Воин вдруг вытянулся перед ней, повернулся кворотам исделал какой-то хитрый жест. Одна изстворок, соскрипом, стала открываться вовнутрь.
        - Пойдемте быстрее, пока совсем непромокли, - позвала нас Диана, имы бегом двинулись кворотам.
        Диана дель Мио, Захран, резиденция Властелина, 4-го сухия, вечер
        Штандарты реяли насамой вершине шпилей, возвещая подданных опобеде. Перед дворцом, несмотря надождь, собралась возбужденная толпа. Кучеру потребовалось изрядное время, чтобы пробиться кворотам. Наконец карета подъехала квысоким металлическим кольям, закоторыми можно было разглядеть мокрые деревья дворцового парка. Изнебольшой караулки немедленно вышел офицер охраны вдоспехах ишлеме, украшенном двумя красными иодним синим пером. Диана щелкнула замком, позволяя ему открыть дверь изаглянуть внутрь.
        - Добрый вечер, миледи, - поздоровался он. Баронесса увидела капитанский вензель унего наворотнике. - Ккому следуете?
        - Добрый вечер, капитан, - улыбнулась она одной изсвоих особенных улыбок. - Баронесса дель Мио клорду Дингеру.
        - Васко дель Брио, - представился он, синтересом разглядывая ее. - Минутку, ваша светлость, - капитан достал говоритель исообщил неизвестному собеседнику титул, имяицель визита Дианы. Собеседник попросил подождать.
        - Ятолько что вернулась изпутешествия, - проворковала Диана, захлопав ресницами. - Нерасскажетели, окакой победе извещают флаги?
        - Охотно, ваша светлость, - улыбнулся капитан, подкрутив усы. - Шоды сегодня были отброшены отЭривата ибегут изЭртазании. Граф Терельи лично возглавил наступление.
        - О,какая отличная весть! - совершенно искренне обрадовалась Диана. - Поэтому поводу ожидаются празднования?
        - Несомненно, - понимающе усмехнулся дель Брио. - Завтра лорд Дингер дает бал вчесть победы.
        Говоритель ожил ичто-то прохрипел.
        - Премьер-министр ожидает вас, - кивнул капитан, сразу вернув себе официальный вид изакрывая дверь. Двое солдат, маячивших поднавесом, кинулись кворотам иразвели створки встороны. Карета вкатилась натерриторию дворцового парка.
        Диана достала изридикюля зеркальце ивнимательно изучила себя внем. Машинально поправила шляпку, затем, глядя отражению вглаза, сделала несколько глубоких вдохов, настраиваясь насерьезный разговор. Слишком уж настроение было нерабочим. Глаза будто светились изнутри. Вотчто значит влюбленная илюбимая женщина… Носейчас невремя терять голову. Ато можно было потерять ее ивбуквальном смысле. Едва карета остановилась ислуга распахнул дверь, онавыпорхнула наружу. Вдверях дворца ее уже встречал Стил.
        - Моепочтение, леди Ми, - помощник Дингера приложился кручке, каквсегда ссерьезным исосредоточенным видом.
        - Добрый вечер, мастер, - Диана сразу поняла, чтоон недоволен. Ничего, переживет, решила она, следуя заним покоридорам дворца. Стил ненавидел лишнюю работу, авэтот раз ему пришлось потратить множество времени иденег зря. Акому сейчас легко, вспомнила она одну изфраз Андрея иулыбнулась просебя.
        Здесь было людно влюбое время суток, асегодня особенно. Тотут, тотам шныряли слуги, через каждые тридцать метров стояли бойцы дворцовой стражи вполной выкладке. Пройдя несколько залов, онисвернули вбоковое крыло, которое охранялось уже гвардейцами Дингера впарадных мундирах цвета морской волны. Приих приближении бойцы отдали честь щелканьем каблуков - Стил носил звание полковника гвардии иникогда неснимал вензель своротника.
        Помощник подошел книше встене, отодвинул всторону гобелен, изображавший бой между стехами ишодами, иприложил артефакт ввиде костяного диска кмагическому замку. Раздался щелчок, Стил открыл дверь иповелительно махнул рукой, предлагая Диане проследовать внутрь. Узким, темным коридором они прошли еще десяток метров изашли внебольшую комнату безокон, вцентре которой стоял столик идва кресла.
        - Подожди здесь, - бросил он ей ивышел через небольшую, низкую дверь вуглу, пригнувшись, чтобы неудариться обкосяк головой. Вщель Диана успела увидеть кабинет Первого министра. Усевшись вкресло, онаснова достала зеркальце и, глянув внего, немного покусала губы, чтобы они выглядели поярче.
        Дверь снова распахнулась, ивпомещение, пригнувшись, вошел Дингер. Диана вскочила иприсела вреверансе.
        - Извольте пояснить, леди Ми, чтозасамоуправство вы учинили? - буркнул он, остановившись посреди комнаты ивонзив тяжелый взгляд впереносицу баронессы. Онвнесебя, поняла Диана, разглядывая осунувшееся лицо премьера.
        - Добрый вечер, ваше сиятельство, - поздоровалась она, внимательно следя замалейшими оттенками мимики шефа. - Явзяла насебя смелость изменить план, потому что унас появилась возможность выйти натех людей, которых вы давно искали.
        Герцог некоторое время мрачно смотрел нанее, нопотом тень понимания мелькнула вего взгляде ивыражение лица тутже смягчилось.
        - Воткак… - Оннанесколько мгновений ушел всебя, уставившись куда-то вугол комнаты иочем-то раздумывая, потом жестом предложил Диане занять кресло иуселся вовторое сам. - Рассказывайте! Только, - онмногозначительно обвел глазами помещение, - только осторожно.
        - Да,ваше сиятельство, - Диана просебя облегченно вздохнула. Расчет оказался верен. Какбы нибыли важны технологии пришлых, ноприжучить наблюдателей дляДингера было востократ важнее. - Телюди, которых я опекаю, уверены, чтоим удастся выйти нанужную нам организацию.
        - Каким образом? - спросил он, положив ногу наногу ивнимательно разглядываянее.
        - Авот таким, - Диана открыла ридикюль идостала заранее приготовленный листок бумаги ипишущую палочку. Несколько минут она писала, потом передала записку герцогу. Тотпотратил начтение десяток секунд, затем откинулся наспинку кресла, прикрыл глаза иначал тереть переносицу. Массаж носа длился довольно долго. Наконец он открыл глаза инеожиданно улыбнулся Диане.
        - Авэтом что-тоесть, - хмыкнул он. - Онивсе согласны сотрудничать?
        - Да,милорд.
        - Хорошо, - онеще немного подумал, потом кивнул сам себе, будто решился, взял вруки записку и, сняв спояса артефакт-зажигалку, поджег ее икинул накаменный пол. Потом затоптал сапогом пепел иустремил свой взгляд наДиану. - Жить они будут увас?
        - Да,милорд.
        - Проследите, пусть заполнят тот опросник, который подготовили наши ученые иинженеры. Чтокасается безопасности… Сегодняже я пришлю несколько человек из«Маржа» навсякий случай, расположите их ввашей резиденции.
        - О,благодарю вас, этобудет весьма кместу, - кивнула Диана.
        - Иеще одно, - продолжил он, пристально глядя нанее. - Яприберегал эту информацию набудущее, нораз так все закрутилось… Может быть, этонам поможет: яполучил известие огрядущем появлении ваших гостей письмом. Вместо подписи стоял знак… - Дингер запнулся, потом продолжил: - техлюдей, которых мы ищем. Письмо сие появилось уменя вкабинете. Нокое вчем они прокололись: таквышло, чтоутром я открывал ящик секретера, иписьма там небыло. Аднем - появилось. Только четыре человека могли принести инезаметно просунуть его туда.
        - Уменя есть еще один листочек бумаги, милорд, - поспешно сказала Диана, снова открывая ридикюль ипередавая Дингеру пишущую палочку.
        - Ярад, чтовы ковсему готовы, - усмехнулся Дингер, демонстративно кинув взгляд вее открытое декольте. Потом взял изее пальцев ручку инаписал налисточке четыре имени.
        - Воткак, - удивленно пробормотала Диана, прочитав написанное. - Здесь нет вашего секретаря.
        - Криг немог этого сделать. Оннеподходил ксекретеру, ая невыходил изкабинета. Даи, будь это он, проще былобы сообщить, чтописьмо принес посыльный ипередать вобычном порядке. Всечетверо будут завтра уменя набалу. Стил привезет приглашения длявас иваших подопечных. Возможно, онисмогут что-то выяснить там. Ну,или, покрайней мере, познакомятся сфигурантами лично.
        - Японяла, милорд, - кивнула Диана.
        - Только убедительная просьба, ненадо сжигать мой дворец так, каквы это сделали сгостиницей вШартане, - хмыкнул Дингер, встал, подошел кдвери ивдруг остановился. Медленно развернулся куже стоявшей Диане инесколько секунд смотрел нанее.
        - Леди Ми, если сэтим делом все получится, высами сможете попросить награду длясебя. Любую. Яясно выразился?
        - Благодарю вас, милорд, - Диана присела вреверансе, улыбнувшись.
        - Стил вас проводит, - закончил герцог, выходя задверь. Диана поспешно спрятала вридикюль бумажку сименами. Через несколько минут появился помощник.
        - Пойдем, - кивнул он. Некоторое время они шли молча, ностоило им выйти изпотайного коридора, какСтил вдруг остановился, повернулся кДиане ипосмотрел ей вглаза своим острым взглядом серо-стальных глаз. - Вотскажи, кактебе это удается? Ещедесять минут назад он готов был порвать тебя накуски голыми руками. Авыходя, разве что немурлыкал отудовольствия. Чтоты сним делаешь?
        - О,милый Стил, неприлично спрашивать уженщины отаких вещах, - лукаво усмехнулась Диана, беря его подруку ипобуждая двигаться всторону выхода. - Тылучше спроси его сиятельство, может, онтебе расскажет.
        - Неповеришь, - пожал плечами он. - Яспрашивал!
        - Ичтоже он тебе ответил? - сискренним любопытством поинтересовалась Диана.
        - Сказал, чтомужчине непристало сплетничать отаких вещах, ипосоветовал спросить утебя.
        Диана рассмеялась.
        - Милый Стил, тыслишком серьезно относишься кжизни. Тебе надо больше развлекаться.
        - Вотигерцог сказал тоже самое, - хмыкнул помощник. - Вприказном порядке велел посетить завтрашний бал. Онже знает, чтоя терпеть немогу подобных мероприятий. Да,кстати, - снова перешел он насерьезный тон. - Приглашения завезу завтра утром. Втоже время привезу несколько человек, чтобы присмотрели затвоими ухорезами вгороде. Поэтому домоего прибытия, пожалуйста, невыпускайих.
        - Какскажешь, - кивнула она ему, подходя кожидавшей карете ипротягивая руку дляпоцелуя. Стил приложился, помог ей сесть вкарету имахнул рукой напрощание.
        Будет жалко, если это он, подумала Диана, доставая изридикюля записку лорда Дингера иразрывая намелкие кусочки. ИмяСтила стояло вней подчетвертым номером.
        Вадим Третьяков, Захран, 5-го сухия, первая половина дня
        Явышел наулицу ивдохнул полной грудью. Следом замной чутьли невыбежал Беркут, тихонько ругаясь себе поднос.
        - Яуже был готов его зарезать, - сообщил он, вытирая пот солба.
        - Какя тебя понимаю, - хмыкнул я вответ, оглядываясь посторонам.
        Захран отличался отШартана также, какМосква отУрюпинска. Ужетого, чтомы видели изокна кареты, хватало, чтобы почувствовать разницу вполной мере. Во-первых, никаких треугольников. Совершенно нормальные дома иокна, счетырьмя углами. Во-вторых, самая широкая улица Шартана никак немогла сравниться даже ссамым узким переулком столицы империи. Здесь покаждой смело можно было прокладывать шестиполосное движение. Центр города был застроен огромными дворцами, каждый сосвоим парком, специально сделанными подъездами, мощенными фигурной, вероятно, искусственной плиткой. Чем-то подобным унас, вМоскве, недавно стали выкладывать тротуары. Единственное, чтохоть немного здесь напоминало Шартан - эторемесленный квартал, вкотором мы сейчас находились: относительно узкие улочки иблизко стоящие двух - итрехэтажные дома.
        Утро началось стого, чтобаронесса потащила нас кпортному. Иесли длядевочек эта поездка оказалась чутьли непраздником, томы сБеркутом, спустя два часа примерок иразговоров онарядах, чуть неудавили старого мастера. Портной командовал целой армией мальчишек идевчонок, которые нас всячески измерили, азатем ловили каждое слово таких важных клиентов, какбаронесса иее друзья. Ксчастью, обошлось безнасилия. Ира, неведомым образом уловив наше состояние, что-то шепнула Диане, ита попросила старого мастера выдать нам готовую одежду накаждый день. Переодевшись, мысБеркутом немедленно покинули женское общество, договорившись встретиться позднее впоместье убаронессы.
        Единственное, чтоменя как-то примирило сэтим визитом, - улыбка Дины. Только здесь, закутанная вткань иоблизанная подмастерьями, девочка окончательно очнулась оттого состояния, вкоторое впала после рассказа огибели брата. Впрочем, оттаивание началось еще ночью, когда ввыделенной нам баронессой спальне она, вдруг проснувшись, прижалась комне истала отвечать намои ласки. Атеперь легко отпустила меня, чмокнув напрощание иуверив, чтосней все будет впорядке.
        - Вбанк? - спросил я, постарой привычке согласовывая планы сБеркутом.
        - Пошли, - согласился он. Диана советовала нам взять экипаж, нопосле душной мастерской хотелось прогуляться, азаодно игород посмотреть. Занами тутже увязались двое изчетырех бойцов вкожаных доспехах смечами иметателями напоясах, ожидавших нас возле кареты. Какпояснила баронесса - лорд Дингер распорядился выделить охрану.
        Пройдя покраю мастерового квартала, мысвернули налево иоказались нашироком бульваре. Сегодня было пасмурно, носухо, ипоулице гуляло довольно много народа. Тотут, тотам шныряли мастеровые, бегали слуги вливреях всевозможных расцветок свычурными гербами, скоторых смотрели восновном разные оскаленные животные. Публика побогаче здесь почти неходила пешком, аездила воткрытых двух - ичетырехместных колясках, запряженных одной илидвумя лошадьми. Покраям бульвара тянулись кованые ограды, сквозь которые можно было любоваться ухоженными парками иогромными дворцами всевозможной архитектуры.
        Время отвремени встречались тройки городской стражи: офицер, обязательно вшлеме сперьями, идвое солдат, вкольчугах, смечами иарбалетами.
        - Куда ты отправил Лидика? - спросил Беркут, заметив, какстая мальчишек вливреях прошмыгнула мимонас.
        - Вышки ставить… - Ямысленно связался скольцом иубедился, чтотри вышки уже установлены. - Вэтом городе, похоже, много видящих - энергии вообще нигде нет. Бездрона никак.
        Свернув заугол, мынаконец нашли банк, который посоветовала Диана. Финансовое учреждение располагалось завычурной оградой ивнешне представляло собой настоящий дворец, сошпилями, лепниной игоргульями накрыше. Перед входом, внебольшой караулке, вкачестве охранника сидел аж целый видящий, судя понакопителям изащитным схемам надоспехах. Меня он проводил внимательным взглядом, однако ничего несказал, акогда появилась наша охрана, сразу потерял кнам интерес.
        Внутри банк меня поразил. Окна, пол, потолок ився мебель были окутаны схемами, причем половина изних оказались скрытыми. То,что унас называют операционным залом, здесь мне напомнило логово астрального паука, скоторым я встретился влесах Эртазании. Банковские клерки сидели заотдельными столиками, разделенными невысокими деревянными перегородками. Наних тоже крепились различные защитные схемы, отантиударных доантипрослушивающих.
        Кактолько мы вошли, кнам тутже подошел маленький икругленький мужичок лет сорока всолидном бархатном сюртуке серого цвета.
        - Чемнаш банк может служить вам, господа? - спросил он схарактерным акцентом той самой тетки вШартане, которая мне напомнила Одессу.
        - Мыхотелибы поменять деньги, - ответил я, пытаясь скрыть улыбку иснимая сплеча мешок.
        - Прошу вас сюда, - подвел он нас кодному изстоликов, возле которого стояли два пустых стула, куда мы сБеркутом иуселись. Клерк - молодой парень, летдвадцати, сбольшим носом исонными голубыми глазами вопросительно воззрился нанас.
        - Ябы хотел поменять златники наимпериалы, - сообщил ему я, выкладывая настол пачки денег. Помере того, каккуча росла, сонное выражение исчезало изглаз парня.
        - Сколько здесь? - спросил он, активируя защитные схемы, которые мгновенно закрыли нас отокружающего пространства мутной стеной колеблющегося воздуха.
        - Приблизительно сто двадцать тысяч златников, - ответил я ему, выкладывая последнюю пачку. - Мнебы хотелось получить четверть монетами, аостальное - ассигнациями.
        - Аможет, терр желает открыть счет вбанке? - поинтересовался клерк.
        - Чтодляэтого нужно?
        - О,ровным счетом ничего, только ваши деньги, - улыбнулся парень, доставая изстола маленький костяной брусок-артефакт, чьясхема была тщательно скрыта несколькими защитными структурами. - Вотсэтим ключом вы можете обратиться влюбое отделение нашего банка, гдевам немедленно выдадут столько, сколько необходимо вданный момент.
        Парень долго нам объяснял условия размещения денег, изчего я понял только одно - всеравно обманут. Банки везде одинаковые, чтовнашем мире, чтовэтом.
        - Соглашайся, - посоветовал Беркут, когда я ему перевел всю ту галиматью, чтоизлагал нам клерк. - Таскать деньги ссобой принашей перманентной проблеме свещами иприключениями - всяко больше потеряешь.
        - Может, тыиправ, - пожал плечами я, разделяя гору купюр надве, приблизительно равные кучки. - Откройте мне, пожалуйста, двасчета. Однако я хотелбы получить тысячу империалов наличными.
        - Какскажете, - кивнул парень, ловко пересчитывая бумажки. Спустя десять минут, онвручил мне два совершенно одинаковых навид ключа. Один я немедленно передал Беркуту.
        - Поясни, - попросил он, непритрагиваясь кбруску.
        - Во-первых, идея продавать артефакты была твоей, - проговорил я, подталкивая ему костяной брусок, накотором золотом был выгравирован логотип банка. - Во-вторых, мыводной лодке, аскладывать все яйца водни трусы - сампонимаешь…
        - Благодарю, - онвзял брусок ипротянул мне руку. - Сменя причитается.
        Пожимая его сухую икрепкую ладонь, явспомнил, какнакаком-то корпоративе один наш пьяный партнер, размахивая руками, восхищался Беркутом. Мол, никто иникогда немог упрекнуть вашего шефа внеблагодарности. Асамая желанная фраза изуст Андрея Ивановича: «Сменя причитается…» Люди, которые слышали это отнего, никогда нежалели обоказанной услуге.
        Клерк ссыпал отсчитанные золотые монеты вчетыре пузатых кошелька-мешочка, дваизкоторых я тутже отдал Беркуту. Затем парень долго ивычурно рассыпался вблагодарности, чтомы выбрали именно этот банк. Струдом отвязавшись отнего, мынаконец выбрались наулицу.
        - Ну,теперь можно иоружием заняться, - потер Андрей руку обруку.
        Вчера мы сним допоздней ночи чертили рисунки смертоносных артефактов сосменными магазинами-накопителями, механическими спусковыми крючками, прицельными приспособлениями ипрочей хренью, типа прикладов иштурмовых рукояток. Наконец нам удалось сделать детальные чертежи «вундервафли», которая полностью удовлетворила Андрея повсем параметрам. Теперь лишь требовался мастер, который смогбы быстро икачественно реализовать все придуманное вметалле идереве.
        Вернувшись знакомой дорогой времесленный квартал, мыпринялись бродить помастерским икузницам. Только вчетвертой нам удалось найти мастера, который согласился разобраться вчертежах. Внимательно посмотрев наобилие деталей, онзаломил цену вдесять тысяч империалов исказал, чтобудет работать надзаказом два месяца. Беркут, когда я ему перевел речь ремесленника, выразился коротко, ноемко, послав кузнеца поизвестному адресу впешее эротическое путешествие.
        Солнце давно перевалило через полдень, инам уже пора было возвращаться впоместье кбаронессе, когда мы заметили еще одну, стандартную дляэтих мест вывеску: «Работы подереву, металлу икости, заготовки дляартефактов». Мастерская была неказистой ирасполагалась насамой окраине ремесленного квартала, закоторой начинались местные трущобы.
        - Все, последняя, - вздохнул Андрей, оглядываясь посторонам. - Если издесь несогласятся, едем кДиане ибудем заниматься кустарщиной.
        - Давай, - согласился я, потеряв уже всякий кураж ижелание вообще что-либо делать.
        Колокольчик наддверью звякнул, когда мы вошли вовнутрь. Убранство мастерской было такимже, какивезде - небольшая стойка, накоторую выкладывали товар, стены, увешанные готовыми заготовками. Ачто было совершенно нестандартным - этостешка заприлавком.
        Навид ей было лет двадцать пять - тридцать, правильные черты лица, светлые волосы доплеч иголубовато-серые большие глаза, чем-то напомнившие мне Манишу. Небольшие, покрытые серыми пушистыми перьями крылья девушка нескрывала, адаже как-то демонстративно держала их вчастично раскрытом состоянии. Беркут словно налетел настеклянную стену: резко остановился, уставился настешку, арука его машинально легла накастет, закрепленный напоясе. Яуспокаивающе положил ладонь ему наплечо.
        - Расслабься, Андрюха, онанекусается, - сказал я по-русски, обошел его иприблизился кстойке. - Добрый день, - совершенно машинально перейдя наэдемский, яулыбнулся американской улыбкой. - Вынам непоможете сделать несколько заготовок?
        - О,увас прекрасное произношение, - улыбнулась мне вответ стешка. - Неожидала я вЗахране услышать такое отчеловека.
        - Я,признаться, тоже весьма удивлен встрече состоль прелестной вилави[15 - Вилави - вежливое обращение кмолодым представительницам стехской расы. Вобщем смысле - красивая молодая девушка, женщина.], - вернул я любезность.
        - Нучто вы, - стешка натурально смутилась, опустила взгляд ипокраснела. - Покажите, пожалуйста, вашзаказ.
        - Давай чертежи, Андрюха, - подозвал я Беркута, по-прежнему стоящего возле двери иснедоверием изучавшего крылатую девушку. Вответ он хмыкнул идостал измешка свернутые втрубу бумаги.
        - ЭтоБеркут, - представил я его. - Аменя зовут Тритий.
        - ЯТая, - улыбнулась девушка, придерживая чертежи маленькими руками сголубоватыми чуть загнутыми коготками вместо ногтей.
        - Еезовут Тая, - поведал я по-русски Беркуту, вглазах которого медленно стало исчезать недоверие. - Онаобычная девушка.
        - Ну-ну, - снова хмыкнул он, ая вкоторый раз принялся рассказывать, чтомы хотим. Таявнимательно слушала, иногда вставляя вполне профессиональные вопросы. Когда я закончил, онасмешно почесала коготками подбородок испросила:
        - Когда вам это надо?
        - Вчера, - усмехнулсяя.
        - Этокак? - совершенно серьезно удивиласьона.
        - Этовыражение такое, - улыбнулся я. - Означает, чтонадо очень срочно.
        - А, - рассмеялась она. - Теперь понятно. Вотэто можно сделать завтра кутру. Аэто, - Таяпридвинула чертежи гранат, - только послезавтра. Устроит?
        - Конечно, - обрадовался я, переводя Андрею наш разговор.
        - Сколькоже она возьмет? - изумленно спросилон.
        - Сколько это будет стоить? - поинтересовалсяя.
        Вздохнув, онаподняла наменя полные надежды глаза и,внутренне собравшись ссилами, выдала:
        - Сотня империалов будет слишком дорого,да?
        - Данет, вполне нормально, - удивленно хмыкнул я. - Новы уверены, чтомастер согласится делать это застоль небольшую сумму?
        - Ая иесть мастер, - просто ответила она, скручивая чертежи. - Уменя нетак много заказов, чтобы привередничать. Моего мужа-человека посадили втюрьму якобы засвязь сэдемской разведкой. Хотя вся его вина заключалась втом, чтоон вменя влюбился, - онавздохнула, убирая чертежи. - Яотказалась ехать народину, осталась здесь его ждать. Плачу тройные налоги заправо жить вимперии, поэтому приходится браться залюбой заказ - надо чем-то кормить двоих детей. Азаказов нетак много, люди нехотят идти комне…
        - Простите, Тая, забестактный вопрос, - несмог я побороть своего любопытства. - Ваши дети - стехи?
        Онарассмеялась.
        - О,Создатель, изкакой дыры вы приехали? Моидети - люди. Прискрещивании любых разных рас рождаются люди. Что, правда незнали илииздеваетесь?
        - Честное слово незнал! - приложил я руку кгруди, какпринято устехов.
        Вэтот момент заспиной раздался грохот разбитого стекла.
        Андрей Беркутов, Захран,
        5-го сухия, вторая половина дня
        Стекло разлетелось осколками, большой кусок гильотиной рухнул напол, добавив звона. Здоровенный булыжник чуть нестукнул меня поноге. Крутанувшись наместе, ятолкнул дверь ивыскочил наружу. Одного взгляда было достаточно, чтоб оценить ситуацию.
        Бойцы, ходившие занами полдня, стояли всторонке иделали вид, будто происходящее их ниразу некасалось. Надругой стороне улицы, рядом спокосившейся хибарой, стояла компания подростков. Вполне прилично одетые, посравнению собитателями местных трущоб, недоросли ржали, показывая наменя пальцами. Шесть человек. Оглянувшись посторонам впоисках палки, яненашел ничего подходящего. Вотблин, какчувствовал, надо было брать шест ссобой. Впрочем, каксним вбанк? Одичал я здесь…
        Плюнув, ясунул пальцы левой руки вкастет инаправился кхулиганам. Примоем приближении они ржать перестали. Один изних выронил наземлю камень, другой, напротив, взялся занебольшую дубинку, прислоненную кполуразвалившейся стене. Третий мне что-то сказал, ноя, один хрен, ничего непонял. Подойдя ближе, беззамаха ткнул кулаком владельца дубинки всолнечное плетение, анаобратном пути локтем задел челюсть урода, который пытался сомной беседы вести. Остальные кинулись было наменя всем скопом, однако им неповезло. Фронтальный напоролся намою ногу, алевому прилетело больше всех - голубая молния, вылетев изкастета, впилась вобласть паха. Заорал он хорошо, сразу понятно - человеку больно. Прочие, запутавшись всвоих товарищах, нападать передумали иотступили, один даже кинулся наутек.
        Этапланета уже сидела уменя впечёнках. Мудак-портной, отсутствие денег, из-за которого вбанке перед Вадимом я выглядел бедным родственником, - всеэто вывело меня изсебя. Последней каплей был поиск мастеров, накоторый мы убили два часа, инелюдь-женщина, вкоторой Вадим нашел что-то хорошее. Мнепоказалось, чтоя теряю контроль надситуацией, аэто меня всегда злило. Злость требовала выхода. Поэтому я нажал нагашетку вторично, непозволив трусливому засранцу покинуть своих подельников. Убегающий своплем растянулся наземле, проехав напузе сполметра. Последний оставшийся боеспособным парень намек понял правильно изастыл статуей, выставив перед собой ладони, когда мой кулак снадетым кастетом повернулась вего сторону.
        - Здесь кто-нибудь говорит по-эртазански? - спросил я хнычущую истонущую братию. - Мнеповторить вопрос? - рыкнул я спустя несколько секунд, неполучив ответа, илегонько пнул носком сапога того, ктонапоролся наногу, асейчас пытался дышать впозе зародыша.
        - Говорит, - сжутким акцентом ответил бывший владелец дубинки, разогнувшись иутирая сопли.
        - Тогда поясни мне, какого Берга вы разбили стекло?
        - Тамже нелюдь живет, - пробормотал парень. - Пускай валит отсюда всвой Эдем!
        - Ачем она тебе мешает? - поинтересовалсяя.
        - Онанас рабами хотеть сделать, - свызовом ответил недоросль. - Здесь неместо длянее. Иее выродков.
        - Аты кто такой, чтоб решать, чьездесь место? - вкрадчиво спросил яего.
        Парень как-то сразу сник, опустив глаза.
        - Аты уже ее раб, да? - выдавил изсебя навполне сносном эртазанском подросток, челюсть которого познакомилась смоим локтем.
        Отнеобходимости отвечать меня избавили бойцы «охраны», подошедшие ближе.
        - Ваша светлость, нестоит ругать ребят запатриотизм, - тихонько шепнул мне тот, который был повыше.
        Яразвернулся, оглядев его сголовы доног. Охранник смутился иотступил нашаг.
        - Утебя какой приказ, боец? - Поинтересовалсяя.
        - Обеспечить вашу безопасность, - вытянулся он вструнку.
        - Вотиобеспечивай, - буркнул я. - Инелезь невсвое дело. Усек?
        - Такточно, - рявкнул он, щелкнув каблуками.
        Яповернулся обратно кподросткам. Почти все они поднялись наноги, лишь один, получивший разряд вобласть детородного органа, всееще лежал наземле, держась запричиндалы инегромко мыча.
        - Значит так. Объясняю один раз, первый ипоследний. То,что она нелюдь, недает вам права вести себя какдерьмо. Ещераз поймаю вас заподобным занятием, буду бить напоражение. Внятно объяснил?
        - Д-да, - ответил бывший владелец дубинки.
        - Деньги сюда, - протянул я руку.
        - Какие деньги? - удивленно спросил нарвавшийся наногу.
        - Заразбитое стекло, конечно, - хмыкнул я. Пацаны переглянулись иполезли вкошельки, вытаскивая монеты.
        - Хватит?
        - Нехватит, найду исоберу еще, - пообещал я. - Доведи довсех своих дружков простую мысль, чтоздесь небезопасно идорого хулиганить. Забирайте своего скрюченного ибрысь отсюда.
        Подхватив подруки лежачего, онижедети немедленно исчезли вближайшей подворотне. Злость ушла, оставив после себя легкое чувство досады. Выругавшись, ясплюнул ивернулся вмастерскую.
        Стешка вместе спарнишкой лет восьми идевочкой лет двенадцати собирали осколки вбольшой джутовый мешок. Вадим осторожно доставал куски стекла израмы.
        Женщина скрыльями что-то сказала насвоем, шмыгнув носом. Нащеках я заметил дорожки отслез.
        - Чтоона говорит? - спросил я Вадима.
        - Говорит, чтораньше только ночью били, - перевел он. - Ятеперь уже средь белогодня.
        - Такпусть ставни поставит, - предложиля.
        - Нетунее денег наставни, - буркнул Вадим. - Изгой она здесь. Заказов мало, мужвместной тюрьме, детям жрать нечего. Налоги снее втридорога берут.
        - Бл…, - выругался я. Сунул руку запазуху, достал мешочек сденьгами, добавил внего монеты, собранные ухулиганов, икинул настойку. - Скажи ей, чтоздесь задаток. Занаш заказ.
        - Дая заплатил уже, - пожал плечами Вадим.
        - Ничего, лишними небудут, - ответил я, задавив жабу взародыше. Легко пришло, легко ушло. Дети иправда выглядели худыми икакими-то изможденными. - Пусть уезжает, недадут ей тут жизни.
        - Непоедет она. Вышла замуж зачеловека, теперь итут изгой итам, - сказал Вадим, вылезая извитрины. - Пора нам. Через пятнадцать минут надо быть убаронессы.
        - Пойдем, - согласился я, подходя кстешке, которая поднялась навстречу, сунув врот палец скрасной каплей крови. - Мызайдем завтра, - сказал я по-эртазански.
        - Спасибо вам, - шмыгнула носом она, ответив натомже языке. Серые крылья заспиной опустились вниз ивыглядели каким-то чужеродным предметом. - Всебудет готово.
        Поплутав поулочкам ремесленного квартала, мыпоймали местное такси-кабриолет. Бойцы было задергались, ноя махнул рукой, приглашая садиться кнам, - места хватало, средство передвижение было рассчитано начетверых пассажиров. Возница, молодой паренек совершенно бандитской наружности задесяток минут доставил нас кпоместью Дианы.
        Домик ее, посравнению сдворцами вцентре, былнебольшим, однако далбы хорошую фору некоторым рублевским коттеджам. Основное здание имело два этажа икруглый купол крыши, апоуглам находились четыре остроконечные башни. Своими геометрическими формами дом чем-то напоминал мечеть, однако обилие прозрачных стен иукрашений придавали ему полную своеобразность. Вокруг раскинулся небольшой, ноухоженный сад, склумбами идаже фонтаном. Вцелом, жилище Дианы оказалось очень уютным.
        Возле ограды изчасто стоящих, заостренных кованых прутьев двухметровой высоты бродили несколько бойцов вполной выкладке - кольчуги, шлемы иарбалеты. Каксказала Диана, этобыла местная спецура, группа «Марж» - подразделение спецназа, подчиняющееся лично премьеру, лорду Дингеру. Почти все они, пословам Вадима, были видящими - вневсякого сомнения, серьезные бойцы, ия мог только порадоваться, чтосейчас они играли занашу команду.
        Рядом скалиткой экипаж встретил капитан (я специально вчера вечером выпытал уДианы местные знаки различия). Мыуже знали друг друга влицо, поэтому просто кивнули, ион нас запустил внутрь.
        Вдоме небыло большого штата прислуги, всего четыре человека - дворецкий, садовник, экономка, онаже повариха, идевушка - служанка. Какрассказала мне ночью Диана, здесь это считалось почти неприличным, ноее образ жизни позволял ей плевать настоличные приличия.
        - Хочу тебе откровенно признаться, - тихонько сказала она, когда после двухчасового сексуального марафона мы лежали наее большущей кровати. - Моярепутация здесь весьма далека отбезупречной. Тебя это непугает?
        - Мненаэто глубоко начихать, детка, - ответил я ей, нежно проводя пальцем отложбинки между ключицами домаленького круглого пупка. Шрамы отнедавних ранений совсем побледнели, Вадим действительно оказался волшебником всамом хорошем смысле этого слова. - Ятебя люблю такую, какая ты есть. Совсеми твоими репутациями инедостатками.
        - Акакты знаешь, чтолюбишь? - Вдруг серьезно спросила она, ивее черных зрачках отразилась искорка стоявшей натумбочке свечи.
        - Больше непредставляю жизни безтебя, - совершенно искренне ответиля.
        Мыподошли кстеклянной двери дома, которая немедленно отворилась. Дворецкий Гилон поприветствовал нас по-имперски. Глядя нанего, япочему-то вспомнил Бэрримора изизвестного фильма. Сходство однозначно прослеживалось.
        - Женщины уже приехали? - спросил я его по-эртазански.
        - Да,ваша светлость, - ответил он сзабавным акцентом. - Уних сейчас парикмахеры, поэтому они сообщили, чтобы кобеду вы их неждали. Прикажете подать немедленно?
        Мыпереглянулись сВадимом. Есть хотелось зверски.
        - Этобылобы здорово, Гилон.
        - Прошу вас встоловую, господа.
        ИраЗуева, Захран, 5-го сухия, вечер
        - Давы сума сошли, чтоли? Меняже никто непоймет, яж песни знаю только по-русски, - возмутилась я. Диана протягивала мне невесть какоказавшуюся здесь мою гитару.
        - Этоидеальное решение, Ириша, - ответила баронесса, положив инструмент рядом сомной. - Нанаших балах публика делится нанесколько групп. Первая - те,кто танцуют. Этомолодые мальчики идевочки, которые весь вечер проведут натанцполе. Онинемогут приходить водиночку, ихдолжны сопровождать родители илиродственники. Нуиты хотябы видела наши танцы?
        Япокачала головой.
        - Вот! Вторая группа - женатые мужчины изамужние женщины, которые придут туда развлекаться илирешать важные вопросы. Ониобязаны прийти впаре, причем необязательно сосвоей супругой илисупругом. Третья группа, ккоторой ты никак относиться неможешь, - одинокие мужчины. Ичетвертая - выступающие. - Диана мягко улыбнулась, присаживаясь рядом. - Никого неинтересует, накаком языке ты поешь ичто играешь. Главное, чтоутебя вруках будет инструмент. Тогда тебе обязательно выделят нишу, гдеты сядешь, сыграешь несколько песен, авостальное время мы просто будем общаться.
        Машинально я взяла инструмент вруки, проведя пальцами пострунам. Какиожидалось, гитара была совершенно расстроена.
        - Ты,конечно, можешь пойти сАндреем, ая найду себе кого-нибудь, - продолжила Диана, посмотрев наБеркута, который немог оторвать отнее глаз.
        Баронесса стала блондинкой, ией, действительно, очень шла новая прическа. Впрочем, онираньше нанее также смотрел.
        - Нотогда ввашей паре никто небудет знать имперского. Посвящать моего кавалера внаши дела нельзя, вотиполучится, чтомы будем ограничены внаших действиях изадачу невыполним.
        - Таккакаяже наша задача? - спросила я, подкручивая колки. Внутренне я уже сдалась. Действительно, чего это сомной? Трудно мне пару песен спеть? Илия отказываюсь себе признаваться, чтомне все-таки хотелосьбы пойти набал впаре сАндреем?
        Какнистранно это говорить, нодар лишил меня надежды. Когда-то, подростком, ятак мучилась, чтонепонимала мужчин. Переживала, чтонемогу отличить правду отлжи. Акакревела, когда мой первый мальчик, проведя сомной ночь, просто исчез нацелый месяц. Нотогда, несмотря навсе слезы, янадеялась… Придумывала причины, мечтала, новсячески гнала отсебя мысль, чтоменя нелюбят, чтоненужна.
        Нуатеперь я просто знала. Когда мы сДианой приехали наместо встречи, мнедостаточно было посмотреть Андрею вглаза, чтобы все стало ясно. Онилюбили друг друга. Ая… Ябыла просто эпизодом.
        - Задача сложная, - ответил Беркут. - Есть четыре человека. Доподлинно известно, чтоодин изних является агентом наблюдателей. Намнадо узнать,кто.
        - Диана, тыможешь описать их, чтоони собой представляют? - спросил Вадим, обнимая Динари. Девочка всясветилась отсчастья, вэтом платье иприческе она имела все шансы затмить местных красавиц.
        - Могу, - кивнула баронесса. - Первый подозреваемый - маркиз Курт дель Роверти, министр иностранных дел. Импозантный иинтересный мужчина сорока трех лет. Франт, повеса, дуэлянт иприэтом чрезвычайно умный иответственный человек. Легок вобщении, обходителен. Видящий уровня управляющего. Очень быстро илегко взобрался покарьерной лестнице. Женат награфине дель Мало, двое детей. Второй, - продолжила она. - герцог Зиол дель Граст, двоюродный племянник Властелина ишеф Службы имперской безопасности. Тоже видящий, правда уже уровня мастера[16 - Вимперии степени владения потоками присваивает Академия. После ее окончания присваивается уровень постигающего, далее, присдаче соответствующих экзаменов, присуждаются степени управляющего, мастера ивластителя.]. Очень опасный, хитрый, жестокий иизворотливый человек. Емупятьдесят четыре, вдовец. Унего, правда, есть одно слабое место - егоединственный ребенок, дочь, девушка девятнадцати лет. Половина интриг империи крутится вокруг ее будущего замужества, - усмехнулась Диана, сделав глоток воды избольшого прозрачного стакана. - Третий человек, который мог подложить
Дингеру письмо овашем появлении - офицер СИБа, шевалье Витус дель Стонга ди Орг. Тридцать шесть лет. Хваткий оперативник, очень исполнительный иинициативный сотрудник. Долгое время отвечал закоординацию работы различных спецслужб империи. Говорят, чтовот-вот станет правой рукой Граста. Очеловеческих качествах Орга сказать могу немного, знаю только, чтобыли жалобы наего жестокое обращение сзаключенными. Говорят, чтовдовец, ноподробностей, ксожалению, незнаю, онпочти небывает всвете.
        - Видящий? - спросил Вадим.
        - Говорят, чтомагидал, - пожала плечами Диана. - Ноточной информации уменя нет. Ипоследний, - баронесса поджала губы. - Гвардии полковник, помощник первого министра поособым поручениям, правая рука лорда Дингера, барон Хавьер дель Стил. Видящий уровня мастера, хотя некоторые считают, чтоон уже давно Властитель, только почему-то экзамен несдает. Долгое время был моим непосредственным начальником, - онавздохнула икинула быстрый взгляд наАндрея. - Умный ихитрый, вмеру честолюбивый. Очень исполнительный итолковый. Тридцать четыре года. Женат награфине Лавасской, младшей сестре Дингера. Двое детей, мальчики шести идевяти лет. Многие говорят, чтосвоей карьерой обязан удачному браку, ноя считаю, чтоэто несовсем так. Брак, конечно, помог, однако, еслибы Стил нетянул, Дингер его выгналбы нераздумывая.
        - Исчерпывающий доклад, - хмыкнул Андрей. - Чтоты сама думаешь?
        Явзяла несколько аккордов, азатем наиграла тему Дашкевича из«Шерлока Холмса».
        - Янезнаю, - пробормотала Диана и, увидев, какулыбнулись Вадим сАндреем, поинтересовалась: - Что-то нетак?
        - Нет, всевпорядке, - усмехнулся Андрей. - Ираиграет тему изфильма провеликого сыщика. - Слово «фильм» он произнес по-русски.
        - Чтотакое фильм? - спросила Диана.
        Динари встрепенулась, пытаясь что-то сказать.
        - Вадик нам завтра покажет, - пообещал Андрей, идевочка передумала говорить. - Значит, набалу они должны быть, иты их всех знаешь влицо?
        - Да. Явам их покажу. Скажу сразу, тутвсе носят защитные артефакты отментального воздействия. Такчто штучки нашего милого видящего, здесь, ксожалению, непомогут, - Диана посмотрела наВадима.
        - Этоменяет дело, - покачал головой Вадим, доставая измешка комьютер иоткрывая его. - Придется рассчитывать нато, чтомне удастся засечь разговор одного изподозреваемых повнутренней сети наблюдателей, которую я вчера «крякнул». Прошу прощения, мненадо рассчитать несколько дополнительных схем.
        Янаиграла мелодию группы «Високосный год», запуталась ваккордах, нопотом всеж подобрала инегромко пропела:
        Мымоглибы служить вразведке, Мы моглибы играть вкино!
        Мы,какптицы, садимся наразные ветки Изасыпаем вметро[17 - «Метро», группа «Високосныйгод».].
        Потом вздохнула ипосмотрела наребят.
        - Ненадо ничего считать, Вадик. Если кто-то изэтих четверых наблюдатель, явам скажу - кто.
        - Поясни, - попросил Андрей, повернувшись комне. Всеуставились наменя.
        - Янеговорила, - пробормотала я, перебирая струны. - Ноуменя тоже прорезались некоторые способности. Посмотрев вглаза, японимаю, чточеловек чувст вует…
        - Вокак, - хмыкнул Андрей идобавил по-русски: - Интересно девки пляшут…
        - Идавно утебя так? - спросила Диана, внимательно рассматривая меня.
        - Этоначалось, когда мы стобой влесу одни остались.
        Вадим подошел комне.
        - Давай я тебя осмотрю. Можешь амулет снять? - попросилон.
        - Янормальная, если ты обэтом, - вздохнула я исняла костяной браслет, украшенный драгоценными камнями, который подарила мне Диана взамен моего деревянного амулета. Тотпросто невозможно было надеть сэтим платьем. - Ну,смотри.
        Вадим некоторое время рассматривал меня совсех сторон, потом вдруг махнул рукой ивернулся всвое кресло, заявив.
        - Никаких отклонений я невижу.
        - Аих инебудет, - проговорила Диана, постукивая пальчиком постолу. - Унас таких женщин называют чувствующими. Онирождаются очень редко ивосновном отсвязи между мужчиной стехом иженщиной шодом. И,какправило… - Оназамолчала.
        - Что? - тихо спросила Динари, невыдержав.
        - Долго неживут, - опустила глаза Диана. - Прости, Ира, заоткровенность, ноя должна тебя предупредить. Чувствующих убивают припервой возможности.
        Яоцепенела отстраха. Ктоменя заязык тянул?
        - Зачем их убивать? - спросил Беркут. - Полезныеже люди дляспецслужб.
        - Ихневозможно обмануть. Аеще они видят тех, ктоподвергся подчинению. Поэтому нелюди специально таких женщин выслеживают инанимают… - Диана запнулась, что-то вспоминая, - киллеров.
        Беркут покачал головой, подошел комне иположил руку наплечо.
        - Ир,непереживай. Предупрежден, значит вооружен. Никто изприсутствующих ничего никому нескажет, ведьтак?
        Андрей обвел взглядом всю компанию.
        - Нескажем! - сказала Динари, закрывая рот ладонью. Диана иВадим просто кивнули.
        - Тывомне что-то видишь? - вполголоса спросил Вадим, снова приблизившись.
        Трясясь отстраха, япосмотрела ему взрачки. Вадик боялся того, чтоя увижу. Очень любил Динари. Но,кроме его чувств, были идругие. Клубок чужих, нечеловеческих ощущений хлынул наменя потоком.
        - Онхотел, чтобы ты присмотрел заего дочерью, - каким-то несвоим, хриплым голосом проговорилая.
        - Кто?
        - Янезнаю. Стех, наверное. Кераль, иликактам его… Илитебе еще кто-то вглаза смотрел?
        - Закакой дочерью? - непонял Вадим.
        - Динари. Она - егодочь.
        Всепосмотрели надевушку. Испуганно глядя нанас, онапробормотала:
        - Я? Кераль был моим отцом?
        - Похоже, чтотак, - явздохнула.
        - Санта-Барбара прямо, - хмыкнул Беркут. - Ладно, пошли собираться. Унас еще бал впереди, едри твою дивизию.
        Выразился он, конечно, по-русски.
        Вадим Третьяков, Захран, 5-го сухия, поздний вечер
        Ночной Захран был невероятно красив. Карета ехала недолго, номы сДинари успели оценить световые инсталляции местных иллюминаторов. Что-то подобное происходит унас перед Новым годом. Каждый издворцов светился своей особенной подсветкой, адворец Дингера, докоторого мы доехали задесять минут, сиял какновогодняя елка.
        Кареты одна задругой заезжали враспахнутые ворота и, сделав круг, останавливались перед крыльцом. Слуги, вливреях спикирующим орлом, гербом герцога, открывали двери кареты, помогая гостям выйти, ипровожали вдом. Какмы договорились ранее, первыми подъехала Диана, Беркут иИрина, нуапотом уже подкатили мы сДиной.
        Одеяние, которое мне сшил портной, оказалось вполне удобным ивыглядело наредкость элегантным. Бархатные коричневые штаны, сужающиеся книзу, забавные кожаные ботинки сдлинными носами, широкий пояс, накотором висел красивый кинжал впозолоченных ножнах, подаренный мне Дианой, ибелая рубашка сперевязью видящего делали меня персонажем изсказок «Тысячи иодной ночи». Легко соскочив соступенек кареты, яподал Дине руку, имы направились заБеркутом, который, каксултан, шелвокружении двух девушек. Язаметил, какнаДину кидают восхищенные взгляды. Да,да, завидуйте, есть начто посмотреть! Темно-зеленое платье сблестками допола иоткрытые плечи делали ее очень хрупкой иневероятно привлекательной. Правда, девочка струдом шла, время отвремени опираясь всем весом намою руку - чтоподелаешь, нетунее навыка хождения накаблуках, пусть инебольших. Но,надеюсь, этобыло неслишком заметно.
        - Барон Андрей дель Беркут ибаронесса Диана дель Мио, - услышал я громкий голос впереди. - Баронесса Ирина дель Беркут, выступающая, - продолжил объявлять герольд.
        Мыприблизились кбольшой, распахнутой двери, закоторой раскинулся огромный зал, освещенный тысячами светляков. Внутри находилось довольно много народу. Едва мы перешагнули порог, какрядом прокричали:
        - Терр Тритий соспутницей!
        - Мне, кажется, япопала всказку, - тихонько пробормотала Динари, визумлении оглядываясь вокруг.
        Откровенно говоря, ятоже был изрядно ошарашен, хотя считал, чтоменя мало чем можно удивить. Взале находилось несколько сот человек. Ослепительные дамы, статные кавалеры, офицеры впарадных мундирах: всеэто двигалось, блистало иобдавало сногсшибательными ароматами духов. Ничего подобного я невидел даже вфильмах.
        Стараясь непотерять извиду Диану, которая, судя повсему, чувствовала себя здесь какрыба вводе, янемного ускорил шаг, таща засобой Динари. Наконец мы подошли кнебольшому возвышению, накотором стояли ибеседовали несколько человек.
        - Милорд, - обратилась Диана кневысокому солидному господину лет шестидесяти, одетому вочто-то, отдаленно напоминающее смокинг. - Разрешите вам представить моих друзей. Барон ибаронесса дель Беркут. Терр Тритий иего спутница Динари. Дамы игоспода - хозяин этого великолепного дворца, премьер-министр империи, герцог Гай дель Дингер.
        - Добро пожаловать нанаш скромный праздник, друзья, - премьер оказался весьма демократичным, приложился кдамским ручкам, амужикам протянул ладонь. Выдал он себя только тем, чтообратился кнам по-эртазански. Глубоко посаженные карие глаза, подвзглядом которых я почувствовал себя неуютно, внимательно оглядели каждого изнас. Мнегерцог уделил особое внимание, задержавшись взглядом напоясе, закоторым я разместил накопители, подпитывающие мою защиту. Явответ, перейдя наастральное зрение, рассмотрел его защитные схемы. Маг, имеющий высший ранг Властителя потоков, какия, имел две открытые антисиловые структуры инесколько скрытых схем. Интересно былобы помериться хм… силами, подумал я. Кроме украшенного изумрудами кинжала, Дингервидимого оружия неимел, новидящий - сампосебе оружие. Уменя тоже подманжетами рубашки были припрятаны парочка неприятных длясупостатов сеток.
        - Увас прекрасный дворец, ваше сиятельство, - сделал комплимент премьеру Беркут.
        - Предлагаю вам полностью насладиться его красотами, - усмехнулся хозяин. - Ида, разрешите представить, герцог Зиол дель Граст, руководитель Службы имперской безопасности. - Дингер повернулся кневысокому, упитанному господину, которого несколькими часами ранее подробно описала нам Диана. - Иего очаровательная дочь, графиня Мильонская.
        Невысокая блондинка, стоявшая рядом сГрастом, дежурно улыбнулась. Девушке было около двадцати, еесложно было назвать красивой, ноинтересной - безусловно. Элегантное белое платье было щедро усыпано драгоценными камнями. Диана обменялась сней стандартными приветствиями.
        КИре подошел высокий молодой человек, одетый вшикарную ливрею.
        - Госпожа выступающая, позвольте вас проводить всвободную нишу, - поклонившись, обратился он кней наимперском.
        - Еесветлость - чужестранка иразговаривает наэртазанском, - пришел я Зуевой напомощь.
        - О,прошу меня простить, - снова поклонился парень, перейдя напонятный Ире язык иповторив сказанную ранее фразу. Ирка испуганно оглянулась наменя инабеседующую сграфиней Диану.
        - Мыпойдем затобой, - негромко сказал я ей по-русски и, поклонившись Дингеру, двинулся заИрой, потянув Динари следом.
        Вдоль стен зала стояли огромные колонны, расписанные причудливыми золотыми узорами. Слуга завел Иру заодну изних. Неспешным шагом мы шли заними. Динари, приоткрыв рот, широко раскрытыми глазами смотрела посторонам.
        - Нравится? - спросиля.
        - Что? - отвлекшись отсозерцания туалета проходящей мимо дамы, спросилаона.
        - Нравится здесь?
        - Очень, - кивнула она. - Туттак здорово! Яипредставить немогла, чтотакое бывает. Таквсе сказочно, ивсе такие красивые иблестящие.
        - Аты танцевать умеешь? - спросил яее.
        - Нет, - затрясла головой она. - Аты меня научишь?
        - Дая сам понятия неимею, какздесь танцуют, - пожал плечами я, заглядывая заколонну.
        Прямо встене виднелся широкий дверной проем, закрытый колеблющимся воздухом. Эффект создавала мудреная схема сдесятком разных логических блоков, подпитывающихся откуда-то состороны. Чуть придержав Дину, яшагнул вперед.
        - Подожди здесь минутку, - попросил я ее и, полностью активировав защиту, шагнул вклубящееся марево. Меня обдало теплым потоком воздуха, и, преодолев небольшое сопротивление, яоказался вдругом зале.
        Ничего неожиданного тут небыло. Большое прямоугольное помещение, приблизительно двадцать надвадцать пять метров, вдоль стен которого были расставлены столы сзакусками инапитками. Дверь изклубящегося воздуха полностью оборвала все звуки большого зала. Рядом спротивоположной стеной находилось небольшое возвышение, типа сцены, куда слуга ипровел Ирину. Насцене стояло несколько стульев истранное сооружение, вроде стола соскошенной столешницей. Кроме Иры ислуги, впомещении находились еще две девушки вливреях, расставляющих настолах сзакусками какие-то приборы.
        Неуглядев ничего опасного, явернулся назад, вбольшойзал.
        Дина растерянно улыбалась какому-то молодому хлыщу сусиками, который что-то говорил ей, размахивая руками. Нинасекунду нельзя оставить, хмыкнул я просебя, делая шаг кним.
        - Добрый вечер, - поздоровался я, подходя ближе. Хлыщ оборвал свою речь наполуслове иснекоторой досадой уставился наменя. Досада сменилась легким опасением, когда взгляд его коснулся звезды видящего, надеть которую заставила меня Диана. Место, гдеобычно указывался ранг, закрывал большой рубин - этопоказывало, чтовидящий держит свой уровень всекрете, имогло означать все что угодно.
        - Добрый, - парень изобразил небольшой поклон. - Шевалье Витион дель Маск, - представился он по-имперски. - Ярассказывал очаровательной девушке, какой прекрасный сад улорда Дингера.
        - Меня зовут Тритий, - представился я. - Благодарю вас, мысмоей спутницей обязательно посетим его. Прошу прощения, унас небольшое дело.
        - О,несмею вас отвлекать, - вновь поклонился он, бросил наДину восхищенный взгляд иотошел.
        - Онподошел, поцеловал руку, апотом начал что-то говорить, только я ничего непоняла, - тихонько начала оправдываться Дина. Имперский она знала плохо, астоличный выговор я исам, местами, струдом понимал.
        - Онприглашал тебя погулять всаду, - улыбнулся я, погладив ее поруке. - Чего ты испугалась?
        - Япросто незнала, чтоему ответить, - простодушно призналасьона.
        - Пойдем, составим компанию Ире, - потянул я ее ввоздушное марево.
        Ирина Зуева, Захран, 5-го сухия, поздний вечер
        Ктретьей композиции мне удалось расслабиться, ивсе пошло какпомаслу. Бывают дни, когда играется ипоется легко, абывает, когда просто неидет. Сегодня шло. Струны были послушными, аккорды брались почти безошибок. Ипелось как-то отдуши, даже удавалось нефальшивить.
        Какнистранно, местным моя игра понравилась. Взал постепенно заходили гости ипочти никто неуходил.
        Вадим вдруг вытащил Динари всередину помещения, иони закружились втанце. Девочка вначале струдом понимала, какнадо двигаться, испотыкалась, однако ктретьему танцу вполне освоилась. Минут через двадцать после того, какя начала играть, присутствующим явно стало тесно, итанцы закончились. Явошла враж иигралабы еще иеще, еслибы Беркут, появившийся вдверях, неподнял скрещенные руки надголовой.
        Гдеже я это видела,где?
        Парусник, страшный всвоей красоте,
        Медленно синие лодки скользят,
        Синее небо всиних глазах[18 - «Синие тени», стихи Ольги Пулатовой, группа «Fleur».].
        Сделав финальный проигрыш, язатихла. Было немного непривычно, чтохлопать никто нестал, нокрики послышались, что-то вроде «браво» наместном.
        - Небольшой перерыв, - объявила я по-эртазански.
        Слушатели кинулись комне, поздравляя ирассказывая, какая чудесная уменя музыка. Половины я непонимала, нобыло очень приятно, многие говорили совершенно искренне. Минут десять, когда я уже оказалась влегкой эйфории - настолько меня захлестнули чужие эмоции, комне наконец пробились Диана иАндрей.
        - Уважаемые дамы игоспода, выступающей надо отдохнуть, - громко сказала Диана. - После речи нашего милого хозяина баронесса обязательно продолжит.
        Народ начал рассасываться, лишь несколько молодых людей остались, стараясь подойти ближе. Двоим я нравилась лишь всексуальном плане, авот взгляд третьего, мальчика лет восемнадцати, вдруг неожиданно захлестнул такой волной влюбленности, чтоуменя аж перехватило дыхание. Машинально поправив волосы, яструдом отвела взгляд. Ирка, тысума сошла!!! Недоэтого сейчас, возьми себя вруки!
        - Чтостобой? - негромко спросил Андрей, обеспокоенно глядя наменя.
        - Датак, эмоции нахлынули, - смутившись, пробормоталая.
        - ЧтосГрастом? - вернул он меня нагрешную землю.
        Ясобралась смыслями.
        - Недумаю, чтоэто он. Ненавидит Дингера, приэтом боится его изавидует. Беспокоится задочь. Кстати, странно, тебя почему-то невзлюбил, жаждет зачто-то поквитаться.
        - Ну,это какраз понятно, - ответил Андрей. - Яего людей убил. Больше ничего?
        - Таммного всего, чувства унего какзмеи, - япередернулась отомерзения. - Нопроорден я ничего неощутила.
        - Ясно, - сказала Диана, беря Андрея подруку. - Сейчас поздравительная речь Дингера будет вбольшом зале. Потом продолжишь играть. Япостараюсь сюда привести остальных.
        - Хорошо, - вздохнула я. Влюбленный парень неуходил, такистоял невдалеке. Взгляд его, мнекажется, ячувствовала даже кожей. - Диана, тызнаешь этого молодого человека? - спросилая.
        - Того, которой сзади стоит? - неоглядываясь, спросилаона.
        - Ага, - ответила я, чувствую, какщеки покрываются румянцем.
        - О,конечно. Этосын нашего хозяина, Дингер-младший, - улыбнулась она иподмигнула. - Очень перспективный ижеланный жених столицы.
        - Дая вообще-то замужем, - почему-то разозлиласья.
        - Ивсе-таки я вас познакомлю, - Диана развернулась, ноперед этим я успела поймать ее взгляд, вкотором плескалось какое-то странное удовлетворение. Вот, зараза!
        - Граф, разрешите представить вам баронессу дель Беркут иее мужа. Барон, баронесса, граф Шарль дель Дингер.
        Обоже, чтоона делает? Явдруг ощутила, какнапарня будто ушат холодной воды вылили. Влюбленность почему-то отошла назад, зато напервый план выплыли отчаяние изависть кАндрею. Впрочем, внешне мальчик ничем себя невыдал. Светски поклонившись, поздоровался. Поколебавшись мгновение, припал губами кмоей руке, датак, чтоуменя чуть ноги неподкосились. Ирка, дура, возьми себя вруки! Видя, чтоДиана подруку взяла Андрея, мальчик галантно предложил свою руку, имне неоставалось ничего другого, какопереться нанее.
        После речи Дингера, изкоторой я ничего непоняла, мывсе вместе вернулись втотже небольшой зал. Влюбленный Шарль окутал меня своим вниманием. Играя мелодию замелодией, янепрерывно ощущала насебе его взгляд. Вадик иДинари снова закружились втанце, немного погодя кним присоединились Андрей сДианой. Вели они себя совершенно беззаботно, авкакой-то момент я даже заметила, какАндрей поцеловалее.
        Спустя некоторое время я сделала очередной перерыв испустилась сосцены перекусить. Блюда, стоявшие настолах, распространяли вкуснейший аромат, анекоторые изгостей так аппетитно жевали, чтоуменя началось активное слюноотделение. Положив натарелочку пару кусочков мяса инесколько листиков растения, напоминавших салат, яотошла вуголочек, надеясь хоть накакое-то уединение, нонетут-то было.
        - Простите меня, милая баронесса, замою смелость, ноя полностью сражен вашей игрой иартистизмом исполнения, - Шарль говорил по-эртазански медленно иизлишне правильно, такобычно говорят наязыке, который учат поучебникам.
        - Благодарю вас, - янеуклюже попыталась одновременно жевать иговорить. - Простите, чтоя так… - эртазанский оборот уменя несложился, ия просто продемонстрировала тарелку ивилку.
        - Чтовы, чтовы, милая баронесса, - смутился парень.
        - Меня зовут Ира, - представилась я. Когда он называл меня потитулу, мневсе время хотелось оглянуться ипосмотреть, нестоитли замной Диана.
        - О,ая просто Шарль. Аскажите, откудавы?
        - Я… МыизЛизатании, - ясудорожно начала вспоминать легенду нашего появления, которую мы несколько раз обговаривали сДианой еще вШартане. Просто Шарль стоял исмотрел наменя обожающим взглядом. - Мысмужем приплыли вШартан накорабле, авот теперь здесь.
        - О,такая дорога! Япреклоняюсь перед вашей смелостью, - парень закатил глаза, амне, почему-то стало смешно. Чтоб незаржать, язапихнула врот еще кусочек мяса ипринялась ожесточенно его пережевывать. - Но,скажите, небудетли наглостью смоей стороны спросить, гдевы познакомились следиМи?
        - Датам, вШартане, ипознакомились, - прожевав, ответила я. - Онанам очень помогла…
        Глаза Шарля сверкнули.
        - Незнаю, правильноли я делаю… Просто вы мне очень понравились и… - Мальчик отчаянно покраснел. - Ядолжен вас предупредить. Леди Ми - один излучших агентов моего отца. Она… Онатакая женщина, которая неостанавливается ниперед чем. Ябы несказал нислова, ноона иваш муж так вольно себя вели…
        - Вынепринесете мне вина, - прервала я его, поймав снова страстный взгляд. Боже, тамбыл такой коктейль эмоций, который точно додобра недоведет. НуаБеркут скотина, немог подождать сосвоими нежностями?!
        - Ах,да, да, конечно, - парень кинулся ккрайнему столику, накотором стояли кубки, ая быстренько запихнула всебя все то, чтоосталось натарелке. Едва я успела прожевать, какон вернулся, передавая мне бокал. Наши пальцы случайно соприкоснулись, ион опять отчаянно покраснел.
        - Благодарю вас, - улыбнулась я ему исделала пару глотков. Вино было изумительным.
        - Разрешите вам представить, маркиз, баронессу Ирину дель Беркут, - услышала я голос Дианы иповернулась. - Баронесса, аэто наш очаровательный министр иностранных дел, маркиз Курт дель Роверти.
        Яизобразила нечто похожее нареверанс. Маркиз был элегантен икрасив, ия уже было решила, чтоон мне нравится… Пока невстретилась сним глазами. Ох,мать честная…
        - Какдолго вы пробудете встолице, милая баронесса? - Коснулся он губами моих пальцев.
        - Этолучше спросить умоего мужа, - сквозь силу улыбнулась я ему. - Амне пора насцену.
        Поставив стакан свином настол, ячутьли небегом бросилась кгитаре. Только извращенцев мне здесь инехватает. Заэлегантной внешностью скрывался настоящий маньяк почасти секса совсем, чтодвижется. Беря гитару вруки, янемогла избавиться отлегкого возбуждения, которое пропустила через себя, посмотрев маркизу вглаза. Бррр, зачто мне все это? Явзяла несколько аккордов изаметила, каквернулся Беркут, сразу обняв Диану заталию. Вотскотина, чтож ты делаешь? Яж здесь жена твоя, чтолюди подумают?
        Видно, намоем лице что-то отразилось, потому что неотрывавший отменя взгляда Шарль вдруг развернулся кАндрею и, вытащив изкармана платок, бросил его Беркуту влицо.
        - Барон, своим поведением вы компрометируете свою супругу, ия вынужден вступиться заее честь, - громким извонким голосом выпалил мальчик, глядя Андрею вглаза. - Ждуваших секундантов сегодняже!
        Рука соскользнула сострун, ия вужасе замерла, когда намне скрестились несколько десятков взглядов. Беркут, качнувшийся было всторону мальчика, вдруг остановился, будто налетел напрозрачную стену.
        - Мальчик, тыпонятия неимеешь, куда ты влез, - глухим голосом проговорил он, сверля Шарля пронзительным взглядом. - Очень советую извиниться.
        - Никогда!
        - Ну,тогда жди секундантов, - кивнул Беркут.
        Кинув наменя пламенный взгляд, юный граф быстрым шагом вышел иззала.
        Маркиз дель Роверти покачал головой иповернулся кпублике.
        - Дамы игоспода, прошу прощения заэту выходку нашего юного друга. Молодежь нынче стала горяча иимпульсивна. Право, этот инцидент недолжен испортить праздник!
        Поклонившись Андрею, Диане имне, маркиз двинулся квыходу иззала вслед заШарлем.
        - Твою дивизию! - по-русски выругался Беркут.
        Чтобы как-то разбить эту гнетущую тишину, язаиграла «Гуантанамеру».
        Андрей Беркутов, Захран иокрестности, 6-го сухия, раннее утро
        Встрашном сне я немог представить, чтопопаду втакую ситуацию. Поймите правильно, сошколы я никогда неуклонялся отдраки. Ипочти несомневался всвоей победе, темболее, чтокакоскорбленный имел право навыбор оружия. Проблема втом, чтобольше всего вжизни меня бесила человеческая глупость. Аглупее ситуации придумать было сложно.
        Конечно, ябыл виноват. Ноблизость Дианы, такой желанной иослепительно красивой, просто сорвала крышу. Всяэта ситуация спереносом, постоянная опасность, драки насмерть ихождение покраю невероятно обостряли чувства. Влюбившись всвои тридцать шесть, ярасслабился, желая получить отжизни все, итеперь из-за дурацкой шпионской игры кто-то должен был заплатить жизнью.
        Моими секундантами стали Вадим идель Роверти. Последний посвятил меня втонкости местного дуэльного кодекса. Главным отличием оттех правил, которые я знал изнашей истории, было участие секундантов-видящих собеих сторон. Онидолжны были контролировать запрет наиспользование какзащитных, такинападающих схем.
        Мальчишка уперся итребовал дуэли досмерти. КакРоверти иВадим нистарались, переубедить его неудалось. Притакой ситуации, даже если я его вырублю, видящие должны будут поставить его наноги дляпродолжения боя. Иэтот петушок будет наскакивать снова иснова, пока один изнас неляжет.
        Ивот теперь я стоял, держал вруках копье иждал команды наначало поединка. Парень находился напротив, метрах вдвадцати отменя, и, судя поего виду, донего стало доходить, чтовсе это неигрушки. Пришлось отказаться оттрадиционного шеста, вместном дуэльном кодексе этот вид оружии отсутствовал. Длинный итонкий, чуть изогнутый наконечник сострым концом иодной режущей гранью основательно влиял набаланс палки, ноя всеже надеялся, чтосправлюсь.
        Ночью поспать почти неудалось. Из-за оскорбления мне пришлось покинуть дом Дингера, поскольку встречаться додуэли смальчишкой нерекомендовалось, аон там вроде какжил. КакДиана, такиИрина наотрез отказа лись там оставаться, поэтому нам пришлось прервать операцию. Динари Вадим тоже отправил домой, выразившись втом смысле, чтодело может дойти довторой дуэли. Надевушку вожделенно пялилась добрая половина присутствующих мужиков. Самон остался вкачестве моего секунданта, договариваться обусловиях поединка. Вкарете Ира закатила истерику, набросившись наменя чутьли нескулаками, апотом ревела аж досамого дома. Диана была непривычно тихая изадумчивая, акогда мы добрались докровати, выплеснула наменя такую волну нежности, чтомы так инеуснули почти досамого утра.
        Трое видящих очем-то ожесточенно беседовали по-имперски. Видя, чтоя начал проявлять нетерпение, комне подошел маркиз.
        - Чтовы там неможете поделить? - спросил яего.
        - Уграфа активирована схема бодрости. Вадим настаивает, чтовам тоже следует активировать такуюже, адель Вог против. Мол, тогда вы будете бодрее, поскольку активация схемы произойдет позже. Онпредлагает просто снять ее сДингера, аТритий говорит, чтоона уже наполовину подействовала. Неспешите, барон, жизнь прекрасна, насладитесь этим утром! Согласитесь, ничто так неделает мир ярче, каквозможность умереть через несколько минут.
        - Немогу свами несогласиться, - усмехнулся я, вдыхая полной грудью прохладный утренний воздух, насыщенный ароматом цветущих растений.
        Видящие вдруг хлопнули друг друга поладони инаправились каждый ксвоему подопечному.
        - Значит, слушай, - сказал мне Вадик. - Онему сейчас снимет схему, ая тебе чуточку добавлю энергии.
        Сделав несколько движений руками надмоей головой, онлегонько шлепнул меня полбу. Морозная волна прокатилась попозвоночнику иисчезла вногах. Япочувствовал себя значительно бодрее.
        - Господа, яеще раз предлагаю решить дело миром, - громко сказал дель Роверти.
        - Если парень извинится, - пожал плечамия.
        Дингер-младший просто покачал головой, перехватывая копье так, чтобы наконечник смотрел наменя. Секунданты отошли всторону, маркиз махнул белым платком.
        Двигался он хорошо. Молод, активен иучили его явно неплохие учителя. Только вот вреальных поединках, когда речь идет ожизни исмерти, этот мальчик явно неучаствовал. Исилы духа унего было маловато. Тот, ктосмотрел перед дракой вглаза своему противнику, поймет, очем я. Сила, техника ивыносливость побеждают тогда, когда бойцы равны посиле духа. Ноэто был нетот случай.
        Мальчишка двинул лезвием вмою сторону, ялегко парировал выпад древком иужалил вответ. Граф резво отскочил назад. Ятоже сделал шаг назад, смещаясь так, чтобы встающее из-за горизонта солнце светило ему вглаза. Емуэто непонравилось, онпопытался атаковать сбоку, начто я, парировав, резко сократил расстояние ипопытался провести классическую подсечку. Парень подпрыгнул, ия, довернув корпус, въехал ему левым локтем вплечо, добавляя лезвием вбок. Умунепостижимо как, ноон умудрился увернуться, резко прыгнув вперед, клинок лишь черкнул егопоспине, разрезая рубаху. Неудержав равновесие, граф неуклюже упал наземлю иперекатом разорвал дистанцию. Молодца, однако!
        Япоменял стойку, выставив вперед древко. Моей техники он явно незнал, итакой маневр его смутил. Ондолго ходил кругами, незная, какнападать, новсеже сделал шаг вперед, классически ударив лезвием. Эх,молодость, молодость… Несомневаюсь, чтобудь вего руках меч, онбыстренькобы настрогал изменя салатик, носегодня был неего день. Отбив выпад, ярезко приблизился ичиркнул клинком ему позапястью, почти отрубив левую кисть. Парень вскрикнул иотступил нашаг, ноя собирался всеж дать ему шанс хоть немного пожить, поэтому сократил расстояние идобавил древком чуть выше уха. Вполсилы, чтоб прилег. Ониприлег.
        Дель Вог ивторой секундант, имени которого я незапомнил, бегом бросились кмальчишке, ая отступил нанесколько шагов.
        - Вадик, вода есть? - спросил я его по-русски.
        - Есть, - хмыкнул он, подавая мне орех. - Ичто теперь?
        - Ахрен его знает, - ответил я, разворачиваясь настук копыт.
        Отгородских ворот внашем направлении двигалось несколько всадников икарета.
        - Хм,странно, - пробормотал дель Роверти, разглядывая приближающийся отряд. Всадники, вполной боевой выкладке, двигались прямиком кместу дуэли. Следующий впереди солидный господин набелой лошади подскакал ближе исразуже спешился, коротко поклонившись маркизу.
        - Господа, ктоизвас барон дель Беркут? - спросил он, уставившись прямо наменя.
        - Этоя.
        - Господин барон, выарестованы. Сдайте оружие исадитесь вкарету.
        - Можно поинтересоваться, накаком основании? - спросил я, неторопясь расставаться скопьем.
        - Пораспоряжению главы Службы имперской безопасности, герцога дель Граста. Выобвиняетесь вубийстве двух допросников службы.
        - Вообще-то унас тут дуэль, дель Мирог, - проговорил маркиз, подходя ближе. - Может, дадите закончить?
        - Простите, ваше сиятельство, ноя имею точные указания герцога, - ответил господин, протягивая руку. Вадим было дернул рукой кпистолетам, висящим напоясе, ноя его придержал.
        - Ненадо, дружище, - негромко сказал я ему по-русски, передавая копье офицеру. - Хороший способ закончить дуэль, хотябы навремя. Если квечеру невернусь, утебя будет возможность проявить свои способности впохищении девиц. Говорят, Граст очень засвою дочку переживает…
        - Какскажешь, - пожал плечами Вадим.
        - Прошу вас вкарету, - пригласил меня дель Мирог.
        - Куда его? - услышал я крик очнувшегося молодого Дингера. - Ятребую продолжения дуэли! Эй,Мирог, вынеможете сомной так поступить!
        - Сожалею, ваше сиятельство, ноуменя приказ.
        Дверца кареты захлопнулась, иэкипаж немедленно тронулся сместа. Откинувшись наспинку кресла, явыдохнул ирасслабился. Собственно, гадать, чтопроизошло, небыло нужды. Будь я отцом этого молодого недоумка, топоступилбы точно также.
        Ехали мы минут десять. Наконец экипаж заехал вворота какого-то особняка испустя минуту остановился. Дверь, неимевшая внутренней защелки, открылась, перед каретой меня ждали спешившийся дель Мирог идвое бойцов.
        - Прошу вас, барон.
        Явышел навоздух. Ничего такой особнячок, раза втри больше Дианиного. Нонатюрьму он небыл похож ниразу. Следуя заМирогом, мыпрошли несколько залов, поднялись полестнице иостановились перед небольшой дверью изпотемневшего дерева. Сопровождающий постучал и, дождавшись разрешения, открыл дверь.
        Вкомнате, которая оказалось кабинетом, застолом сидел уже знакомый мне герцог Граст, арядом сним, возле окна, стоял папаша молодого дуэлянта, которого я только что чуть неубил.
        - Спасибо, Мирог, - скрипучим голосом произнес дель Граст, исопровождающий меня офицер немедленно покинул кабинет. Бойцы даже иневходили.
        - Онжив? - резко спросил Дингер, едва дверь закрылась.
        - Когда я уезжал, былжив, - пожал плечамия.
        Онвыдохнул иотвернулся кокну. Несколько секунд мы молчали, потом Дингер развернулся, подошел комне изаорал прямо влицо:
        - Какого Берга вы сдель Мио вели себя какидиоты?
        Давненько наменя так неорали. Конечно, мнебыло, чтоему ответить, причем вшироком диапазоне: отудара пофизиономии домолчаливого ухода изэтого помещения илиперчатки вморду, ноя предпочел промолчать. Потому что, действительно, повел себя какидиот, иДингер имел полное право орать наменя. Ябы наего месте, пожалуй, повел себя куда жестче ирешительнее.
        - Ладно, - наконец успокоился он. - Сегодняже Шарль отправится ввойска, атам, глядишь, поумнеет. Ты-то, надеюсь, небудешь настаивать напродолжении дуэли?
        - Яполучил удовлетворение, - пожал плечамия.
        - Проблески разума есть, - буркнул, успокаиваясь, Дингер. - Явам кое-что объясню проваше положение, барон. Герцог дель Граст, - премьер повернулся ксидящему застолом хозяину кабинета, - временно отпускает вас насвободу. Помоей просьбе. Нодела обубийстве двух допросников никто незакрывает, алишь откладывает надно ящика. Иего оттуда можно будет легко достать вслучае необходимости. Какиеще одно дело, обвиняемой покоторому проходит одна баронесса, небезразличная вам. Иесли вам просто отрубят голову, тотам речь идет опубличных пытках. Выхорошо понимаете сказанное, барон дель Беркут?
        Япросебя усмехнулся. Этот господин жил вкаком-то своем мире исовершенно непонимал наших реалий. Ончто, думает, чтоэтот зачуханный городишко сдолбанутыми аристократами предел моих мечтаний имы тут собираемся остаться навсегда? Иливозомнил себя бессмертным? Норазубеждать его было невмоих интересах, поэтому я вытянулся ипо-армейски четко ответил:
        - Такточно, ваше сиятельство!
        Вадим Третьяков, Захран, 6-го сухия, день
        Соединив все части водно целое, язалюбовался изделием. Шляпу долой, стешка оказалась гениальным мастером. Дерево иметалл идеально дополняли друг друга, образуя смертоносное произведение искусства, иначе этот автомат назвать было невозможно. Идеально ложащийся вплечо приклад, удобная пистолетная рукоятка, снебольшой пластиной снизу, вкоторую упиралось ребро ладони, штурмовая рукоятка - всеэто делало артефакт наредкость удобным иприкладистым. Матрица накопителей, выглядевшая какнедлинный магазин, легко вставлялась дощелчка итакже просто отсоединялась. Весил аппарат неболее трех килограммов. Держа вруках это чудо, яснекоторым стыдом вспомнил свои прошлые поделки.
        Однако сейчас это был просто кусок дерева ижелеза. Нужно было вдохнуть внего жизнь, чемя немедленно изанялся. Дрон вернулся подутро, притащив огромную баранку красной субстанции, которую я сразу распихал понакопителям. Ивот теперь пустим ее вдело.
        - Смотри, Лидик, - обратил я внимание ученика натолько что сформированную схему. - Этокрепление, спомощью которого я прицеплю базовую схему кматрице.
        Парень жадными глазами смотрел, каксхема втягивается вдерево иуменьшается, принимая форму основания.
        - Теперь мне надо расположить силовые каналы, которые будут переносить энергию отнакопителей крабочей схеме. - Взяв псинергией кусочек синей субстанции, явытянул ее вжгут, поместил его внужное место изацепил зазаранее приготовленные крючки крепления. Повторив тоже самое тремя субстанциями других цветов, язакрепил концы каналов надкреплением магазина исформировал схемы силовых портов. - Всепонятно?
        - Угу, - хмыкнул он, протягивая руки куправляющей схеме, которую я сгенерировал надперстнем. - Можно я ее закреплю?
        - Можно, - кивнул я, придерживая автомат так, чтоб ему было удобнее. Неочень ловко, нограмотно - незря мы столько тренировались - парень поместил управляющую схему вприклад, зацепив закрепления. - Теперь подключай…
        Лидик сформировал маленькие разноцветные жгуты исвоими тонкими щупальцами псинергии легко соединил схему ссиловым контуром.
        - Молодец. Теперь держи, - яначал плести базовую силовую компоненту, поглядывая наэкран ноута, накотором эта сетка была изображена втрехмерной проекции.
        Работа требовала изрядного терпения иточности. Схема была слишком большая, поэтому использовать перстень непредставлялось возможным. Каквовремя операции, Лидик промокнул салфеткой мой лоб, накотором отнапряжения скопились капельки пота. Наконец работа была закончена. Аккуратно поместив структуру вматрицу, яподключил кней перстень изадал программу тестирования. Кольцо сразу нашло две ошибки, которые я немедленно исправил.
        - Собирай накопители, - велел я парню.
        Беркут заказал два десятка магазинов, которые теперь требовалось превратить внакопители, чтоя искинул наЛидика. Работа была несложной, нонудной иидеально развивала навыки владения псинергией, такчто, пусть тренируется. Нуаменя ждали пистолеты, гранаты изащита, надкоторыми пришлось основательно попотеть.
        Закончили мы часа через два, явымотался так, будтобы землю копал. Активировав себе стимулятор, яотправил Лидика напоиски дворецкого, сзаданием организовать обед, асам принялся считать новую сетку длясвоего оружия. ЭтоБеркут унас спец попистолетам иавтоматам, яже, несколько раз испробовав свои «маузеры», понял, чтонадо придумывать что-то другое. Идея уменя была, теперь осталось ее реализовать. Работа была всамом разгаре, когда завибрировал говоритель. Ирка, понял я, получив отперстня идентификационный номер звонившего.
        - Да?
        - Привет. Андрей появился? - спросилаона.
        - Нет, - ответил я, неотрываясь отработы.
        - Вотблин, - сдосадой проговорила девушка. - Нуладно, явот чего хотела сказать: мынашлиего.
        - Наблюдателя? - уточнил я, взъерошив волосы назатылке. Можно было говорить открыто. Кодировку сигнала говорителей делал я сам, такчто, несмотря нато, чтомы использовали длязвонков сеть наблюдателей, прослушать нас былобы весьма непросто.
        - Да.Этодель Стил. Тамтакое унего вголове…
        - Гдевы его поймали?
        - УДингера вприемной. Онвыходил отгерцога и… Короче, Диана отправила нас домой, такчто мы сейчас приедем, всерасскажем. Аона осталась ждать аудиенции. Герцог отказался принимать ее безочереди, вотсидит, бедная, ждет.
        - Ладно, ждувас, - отключилсяя.
        Минут через десять приедут, работать станет невозможно. Следовало закончить хоть что-то. Ноедва я снова углубился врасчеты, какраздался стук копыт. Нежели так быстро? Яподошел кокну ивыглянул из-за занавески. Карета незнакомая.
        Дверь экипажа открылась, изнего чутьли ненаходу выскочил Беркут. Махнув рукой кучеру, онустремился вдом. Закрыв ноут, япошел вниз.
        - ГдеДиана? - спросил он, пожимая мне руку.
        - Вприемной уДингера, пошла тебя вытаскивать, - усмехнулся я. - Тысбежал илитебя выпустили?
        - Выпустили. Сусловием, чтомладшего Дингера вызывать надуэль небуду, - усмехнулся он всвою очередь. - Чтоснаблюдателями?
        - Вычислили. Дель Стил.
        - Ясно. Артефакты забрал?
        - Нетолько забрал, ноеще исобрал, исхемы навешал. Пойдешь смотреть?
        - Акакже, - хмыкнул он. - Сегодня вечером придется господина Стила навестить. Поговорить, вопросы задать. Адевчонкигде?
        - ИрасДиной едут сюда. Андрюх, хотел тебя предупредить, - мотнул головой я. - Стил - этонемладший Дингер. Только официально он имеет ранг мастера, поместным меркам - крутой маг. Яуже молчу протехнологии наблюдателей. Влучшем случае, онпросто уйдет. Авхудшем - прижарит нас так, чтонебо совчинку покажется.
        Беркут сухмылкой глянул наменя.
        - Вадик, нумыже тоже непальцем деланные. Заодно ипроверим, ктокруче, тыилиместная аристократия, мать их всех заногу.
        Вздохнув, явзъерошил волосы назатылке.
        - Тогда я должен понять, кчему готовиться. План операции, материальное обеспечение, состав участников…
        - Пошли, посмотрим, чтоунас есть, - потянул он меня налестницу. Зайдя вкомнату, Беркут подошел кстолу инесколько секунд просто смотрел наавтомат. Потом осторожно взял его вруки, оглядел, потрогал совсех сторон иповернулся комне.
        - Рассказывай.
        - Магический автомат системы Третьякова, - усмехнулся я. - Модель третья…
        - МАТтри, - хмыкнул Беркут. - Звучит хорошо!
        - Сменные накопители, вставляются наманер магазина, - продемонстрировал я, защелкнув брусок вствольную коробку. - Сэтого момента автомат готов кстрельбе. Зеленый огонек, - япоказал небольшую точку, светящуюся нацевье, - показывает емкость. Походу стрельбы, цвет индикатора меняется через желтый всторону красного. Когда красный огонек мигает - осталось два заряда.
        - Понял, - кивнул Беркут, внимательно слушая.
        - Какмы ипланировали, здесь три режима стрельбы. Одиночный, - япродемонстрировал положение переключателя, - очередь изтрех зарядов иавтоматический. Выстрел, какивболее ранних моделях, происходит спомощью сгустка уплотненного воздуха, мощностью около тысячи джоулей.
        - Ага, прям какпять ишесть натридцать девять.
        - Ну,тебе виднее, - пожал плечами я. - Вотличие отпули, траектория сгустка воздуха непадает, аидет попрямой. Рабочая дальность стрельбы доста метров, потом схема развеивается. Прицельные приспособления - мушка-целик исветовой целеуказатель, включается здесь, - япоказал небольшую кнопку нарукоятке. - Припристрелке траекторию луча можно регулировать вот этими болтами.
        - Вещь! - Беркут взял уменя автомат, потрогал антабки. - Блин, ремень забыли заказать!
        - Забыли, - пожал плечами я. - Но,думаю, можем еще заехать набазар. Тамнаверняка кожевники найдутся.
        - Ладно, давай дальше, чтоунас еще есть?
        - Ещеунас есть подесятку гранат. Больше Тая сделать неуспела.
        Беркут попробовал, какразгибаются усики назапале.
        - Мало, ногодится. Завтраже еще будут?
        - Да.
        - Чтодальше?
        - Жилет универсальный, защитный, - яухмыльнулся, доставая изсумки кожаную жилетку сомножеством карманов. - Включает всебя многоуровневую защиту отлюбых высокоэнергетических ударов - какотсхем, такиотмеханических предметов. Энергии сюда пришлось закачать немерено, ноэто того стоит. Кроме пассивной, есть еще две хитрые активные схемы, выкачивающие энергию изчужих «заклятий». Помимо корпуса предохраняет ноги иголову.
        - Сколько может выдержать?
        - Два-три десятка арбалетных стрел, сполсотни ударов мечом. Десяток трехзарядных очередей твоего автомата.
        Помнишь кокон, вкоторый тебя взяли шоды? Активная схема его развеет раз десять, подзарядив жилет.
        - Асколько таких есть?
        - Тыиздеваешься? - Япожал плечами. - Янаэтот один почти все свои резервы истратил. Изтой энергии, чтовнего закачено, можно сдесяток автоматов сделать.
        Андрей покачал головой.
        - Атебе?
        - Уменя своя защита, интеллектуальная, яее походу могу подзаряжать, чтоэкономит энергию.
        - Понятно. Этовсе? Апистолеты?
        - Ахда, язабыл, - сунув руку всумку, ядостал два свертка, один побольше, второй поменьше. Развернул тот, который большой. - Пистолет системы Третьякова, большой, счетырьмя запасными магазинами. Извини, набольшее просто нехватило энергии.
        Беркут взял вруку пистолет, вытащил изкобуры, примерился, прицелился встену. Япоказал, каквынимать магазин ивключать целеуказатель.
        - Одиночные выстрелы, магазина хватает надва десятка. Индикатор такойже, какнаавтомате. Маленький пистолет, - яразвернул второй сверток, демонстрируя артефакт размерами поменьше. - Подскрытую кобуру, где-нибудь наноге. Система аналогичная, только накопителя хватает надесять выстрелов. Один запасной магазин.
        - Этоя сразу одену, - хмыкнул он, поднимая штанину изастегивая ремешки кобуры чуть повыше щиколотки. - Поехали загород пристреливать все это добро.
        - Поехали, - вздохнул я, запихивая всумку дрон. Емубы только пострелять, аэнергии где столько взять? Ижрать тоже хотелось, между прочим!
        Андрей Беркутов, Захран, 6-го сухия, вечер
        Несказать, чтоэта сбруя была такой уж удобной, нопервый раз завсе время наэтой планете я почувствовал себя более-менее уютно. Жилетка неочень походила напривычную разгрузку, новсе, чтонадо, было подрукой. Набазаре удалось разжиться нетолько ремнем, ноинесколькими вязаными шапочками, изкоторых, путем несложных манипуляций спомощью ножниц, иглиниток, удалось соорудить ШПС, чтовпростонародье расшифровывалось какшапка-пидорка спецназовская. Кактут все получится, сказать было сложно, поэтому светить лица основных боевых единиц, тобишь меня иВадика, нехотелось.
        Стил нестал садиться вкарету, апросто запрыгнул налошадь, которая быстрым шагом повезла его навстречу сДианой. Едва он скрылся зауглом, какя натянул маску искомандовал:
        - Пошли!
        Карету Лидик припарковал почти вплотную кзабору, поэтому я, прямо изнее, прыгнул наограду и, стараясь ненапороться важной частью тела наострые шипы, которыми она заканчивалась, перелез всад. Замер, присев закустами иконтролируя пространство, пока Вадим неоказался рядом.
        - Чисто, - прошептал он, оглядываясь посторонам.
        Одет напарник был нетак эффектно, какя. Обычные кожаные штаны икуртка, нуишапочка, конечно. Единственное, чтовыделялось изобщей картины, - широченный пояс согромным количеством накопителей. Какон выглядел вмагическом плане, я, конечно, понятия неимел.
        Мыдвинулись кдому, стараясь нешуметь. Парк оказался неслишком большим, метров через пятнадцать заросли закончились ипоказалась стена дома.
        - Чтонаокнах? - спросиля.
        - Чисто, - пожал плечами Вадик.
        - Страна непуганых идиотов, - хмыкнул я. - Пошли ковходу.
        Вход оказался закрыт.
        - Авот здесь магический замок икакая-то сигналка, - пробормотал Вадим. - Подожди минутку.
        Ждал я минуты три, неменьше. Наконец вдвери что-то щелкнуло, инапарник потянул застворку. Ятутже нырнул внутрь, двигая стволом автомата изстороны всторону. Никого. Лишь впереди, сквозь стеклянные двери напол падал желтый прямоугольник света. Оттудаже доносились звуки музыки.
        - Онитам все, - кивнул я, двигаясь вперед. Оказавшись перед стеклом, язаглянул внутрь следующего помещения.
        Вдовольно большой комнате горели несколько светильников. Наразноцветном ковре посредине помещения играли трое детей, двамальчика шести идевяти лет, вероятно дети Стила, идевочка лет пяти. Рядом состранным музыкальным инструментом сидели две молодые женщины ивчетыре руки извлекали изагрегата звуки, напоминающие музыку. Ничего удивительного, чтоИрина игра имела вчера такой успех. Как-то смузыкой уних тут… неочень.
        - Работай, ятебя отсюда подстрахую, - шепнул я, открывая дверь ивпуская Вадика вкомнату.
        Онбыстро вошел внутрь, вытягивая руки перед собой. Оружия впривычном понимании унего небыло, однако одетые наруки широкие браслеты, видимо, могли многое. Женщины виспуге уставились нанего, прекратив играть.
        Ончто-то начал говорить по-имперски, когда одна издам, черноволосая инемного полноватая вдруг вскочила, махнув рукой. Раздался хлопок, уВадима вруках что-то сверкнуло. Воинственную девушку отбросило назад, онанеловко упала напол. Дети сбились вкучку, испуганно наблюдая запроисходящим.
        Вадим что-то сказал, потом подошел ипротянул руку темненькой. Тадемонстративно отвернулась иподнялась самостоятельно. Блондинка, сидевшая заинструментом, непошевелилась, лишь побледнела, вужасе наблюдая заВадиком.
        Наверху послышались шаги, ия быстро сместился, чтобы меня небыло видно слестницы. Кто-то быстро сбежал оттуда, и, когда он оказался внизу, яувидел молодого парня вливрее сизображением прыгающего представителя семейства кошачьих.
        Отпустив автомат, ясунул пальцы вкастет, висящий напоясе, протянул руку всторону слуги иактивировал разряд. Парень дернулся, зашипел исгрохотом упал напол, отключившись.
        Дверь комнаты открылась, ипоявился Вадим.
        - Мыдоговорились, - сообщил он мне. - Вдоме один слуга исадовник где-то наулице.
        - Хорошо, тогда вяжи женщин иэтого, детей ограничивай куполом, какдоговорились. Япойду, поищу садовника.
        Всясложность была втом, чтобы неоставить засобой трупы. Блондинка, сидящая вкомнате, нетолько была женой Стила, ноисестрой Дингера. Премьер был очень удивлен, когда я изложил ему наш план. Неприятно удивлен.
        - Мыздесь невоюем сженщинами идетьми, барон, - проскрипел говоритель его голосом двумя часами ранее. - Этоиесть ваши хваленые методы? Унас тут есть такое понятие, как«честь», слыхали?
        - Ненадо меня учить, чтотакое честь, господин премьер-министр, - разозлился я. - Ясам неввосторге отплана, ноиного способа заставить его говорить, невижу. Хочу вам напомнить, чтовы уже сотню лет пляшете поддудку ордена, методы которого, кстати, тоже далеки отдобродетели. Хотите плясать дальше, пожалуйста. Нобезменя.
        Некоторое время говоритель молчал. Яуже подумал, чтоперегнул палку ипора собирать вещи иклеить ласты, ногерцог вдруг заговорил:
        - Ладно. Только учтите, барон, если сголовы моей сестры илиплемянников упадет хоть один волос…
        - Явсе понял, - буркнул я вответ иоборвал связь.
        Садовник нашелся задомом. Старичок, стоя наколенях, спокойно выдергивал сорняки изклумбы снеизвестной мне культурой.
        - Уважаемый, - произнес я. - Выговорите по-эртазански?
        Старик дернулся ирезко крутанул головой вмою сторону. Мнепоказалось, чтоя услышал хруст позвонков. Нельзяже так вего возрасте!
        - Авы кто? - спросил он, синтересом разглядывая меня.
        - Пошли, дедуля, тебя хозяйка зовет, - кивнул головой я внаправлении окна.
        - Ох,доля наша нелегкая, - прокряхтел дед, вставая сколен. Поднявшись, онсделал шаг всторону ивдруг сходу произвел то, чтонаш лейтенант вучебке называл «ушира маваши», апо-русски - удар ногой сразворотом. Пятка старика, одетая вмягкую кожаную туфлю, впечаталась мне вгрудь. Палец сам нажал наспуск, автомат коротко рявкнул, дедсогнулся, схватившись заживот. Между пальцами его ладоней показались кровавые ручейки. Только сейчас я понял, почему неупал, почувствовав лишь мягкий тычок, - сработала защита жилета.
        - Чтож ты, отец, сделал, твою мать? - сказал я, рывком поднимая его зашиворот итаща волоком засобой вдом. - Вадим! - заорал я, втаскивая тело вдверь. - Пулей сюда!
        Видящий показался враспахнутых дверях комнаты через мгновение.
        - Бл… - выразился он, кидаясь кстарику. Япрыгнул вперед, останавливаясь вдверях комнаты. Блондинка ибрюнетка сидели надвух стульях спинами друг кдругу, перевязанные веревкой, будто насадо-мазо-вечеринке. Отдельно настуле сидел такойже замотанный слуга, ужепришедший всебя. Рядом, подбольшим переливающимся куполом расположилась троица детей, снекоторым интересом ииспугом следя заиграми взрослых. Достав говоритель, янабралИру.
        - Заходи, - велел я ей. - Ониразговаривают по-эртазански? - спросил я Вадима, что-то колдующего надстариком.
        - Брюнетка точно говорит, - ответил он. Потом разогнулся, нехорошо посмотрел наменя ипокачал головой. - Ямертвых воскрешать неумею.
        - Датвою дивизию! - Сплюнул я отдосады.
        Открылась дверь, вдом вошла Ира, одетая вчерные кожаные штаны, такуюже куртку иШПС, какунас. Увидевокровавленного старика, Ира дернулась иподняла наменя глаза, вкоторых стоял немой вопрос пополам сукором.
        - Чего встала, пулей вкомнату, - рыкнул я, передавая ей кастет-электрошокер. - Работаем поплану. Вадик, проверь зарядку ее говорителя икастет подкачай.
        - Есть, - четко ответил он, выполняя требуемое. Ябегом рванул навторой этаж. Слова - этопрекрасно, ноосмотреть все самому точно непомешает. Новдоме, действительно, больше никого неоказалось. Спустившись вниз, япомог Вадиму затащить труп подлестницу и, махнув Ире рукой, двинулся квыходу.
        - Дверь блокируй, - напомнил я, когда Вадим вслед замной вышел издому. Кивнув, оннавесил надверь магический замок изапрыгнул вкарету, которую Лидик подогнал ксамому крыльцу. - Поехали!
        Вадим Третьяков, Захран, 6-го сухия, вечер
        ВЗахране никто неэкономил землю. Самгород располагался между рекой ибольшим озером, чтоограничивало его сдвух сторон естественными преградами. Крепостная стена представляла собой большой земляной вал, который нарывали помере расширения города сдвух незащищенных водой сторон - насеверо-востоке июго-западе. Старые валы местами срывали, акое-где оставляли, итогда они служили основанием дляэлементов городского ландшафта. Фрагмент третьего вала возле озера служил основой длянебольшого городского парка, прилегающего кстоящей наберегу Академии потоков - местного учебного заведения, вкотором воспитывались будущие видящие. Академия содержалась наденьги Властелина, иее выпускники должны были отработать десять лет вгосударственных учреждениях илишь потом могли уйти навольные хлеба.
        Парк утретьего вала был излюбленным местом встречи аристократии Захрана. Содной стороны, близко кцентру, сдругой - достаточно уединенно, чтобы можно было поговорить оделах, неопасаясь прослушки, которой, пословам Дианы, здесь любили баловаться все, кому нелень. Ещеодной особенностью парка являлось то, чтоон был единственным местом вгороде, гдеученики Академии проводили свои магические поединки. Именно здесь это было официально разрешено городскими властями, поэтому драка видящих втаком месте недолжна была привлечь особого внимания.
        Сюда Диана ивызвала Стила, чтобы поговорить якобы онас. Остановив карету рядом сживой изгородью, закоторой начиналась территория парка, Беркут ия выпрыгнули изэкипажа инырнули вкусты.
        - Мынаместе, - шепнул я вмикрофон. Полтора часа пришлось угрохать нато, чтобы сделать Диане малюсенький динамик, который она затем разместила усебя вухе. Вответ раздался двойной щелчок, подтверждающий, чтоменя услышали. Микрофона уДианы небыло, ксожалению, именно натакой девайс отреагировалабы антипрослушивающая схема, которую они соСтилом немогли неактивировать. Нодлящелчка нет надобности вмикрофоне, достаточно было маленькой кнопки, которую мне удалось элегантно закрепить наодном изколечек баронессы.
        - Есть подтверждение, - шепнул я Беркуту.
        - Вперед, - также тихо ответил мне он, имы, пригибаясь, побежали вдоль живой ограды ктому месту, гдекусты напрямую подходили кпрогулочной дорожке. Именно туда Диана должна была привести наблюдателя.
        Ужебыло почти темно. Светляки, висящие наневысоких столбиках, освещали мощеные дорожки парка. Здесь, вотличие отдворца Дингера, энергию экономили, поэтому артефакты были маломощными, едва создавая наэтих самых дорожках небольшие светлые пятна.
        Беркут осторожно, стараясь сильно нешуметь, углубился взаросли, ая обошел их сбоку, чтобы быть готовым напасть сдругой стороны.
        - Напозиции, - сообщил мне наушник голосом Беркута спустя несколько секунд. Мнепотребовалось еще некоторое время, чтобы пересечь дорожку изатаиться занебольшой игромоздкой лавочкой, стоящей между фонарями.
        - Ятоже наместе, - шепнул я, активируя браслеты.
        - Понял, конец связи, - отозвался Андрей. Ещеодин двойной щелчок внаушнике подтвердил, чтоДиана тоже все поняла.
        Язатих. Ненавижу ожидание. Впарке было тихо ипусто, лишь небольшой ветерок, налетевший созера соригинальным названием «Глубокое», шелестел листвой. Наконец, когда я уже собирался связаться сДианой, надорожке послышались шаги инегромкий разговор, вкотором невозможно было разобрать слова.
        - Идут, - сообщил я, активируя схему антипортальной защиты, которую где-то добыла Диана. Вгороде работала общая защита ототкрытия порталов извне, нонам здесь требовалось, чтобы Стил несбежал сместа схватки. - Антипортал активирован.
        - Понял, - ответил Беркут. - Тишина домомента «ноль».
        Фигуры приблизились, итеперь я смог разглядеть Стила. Какиожидалось, онбыл весь укрыт непонятной защитой, схема которой полностью расплывалась, непозволяя оценить ее характеристики. Единственное, чтомне удалось засечь - восемь силовых линий отдвух комплектов накопителей, висящих унего напоясе. Ещедва, резервных, располагались надругой стороне корпуса. Ох,непрост парень, чую, легко небудет…
        Едва парочка поравнялась сБеркутом, какДиана, только что произносившая какую-то фразу, вдруг резко отпрыгнула всторону иупала наземлю. Итутже грохнула трехзарядная очередь автомата.
        Янаблюдал засхваткой вастральном плане ичуть неослеп - встретившись сосгустком воздуха, защита наблюдателя вспыхнула небольшим световым взрывом. Отнеожиданности Стил сделал шаг назад, итутже Беркут добавил еще два заряда ему вгрудь.
        Вытянув руки, яактивировал четыре ранее приготовленные схемы, сидящие вбраслетах. Структура «катапульта» мгновенно выбросила три активные сетки - поглотитель ивоздушный кокон ввиде управляющего исилового контуров. Ивэтот момент Стил наконец очухался иответил.
        Яркая вспышка полыхнула втом месте, откуда стрелял Беркут. Одновременно сней сработал мой поглотитель, съедая остатки защиты наблюдателя, авот воздушный кокон дал сбой - онпросто исчез. Автомат рыкнул еще раз, чуть сдругого места, иСтил какподкошенный упал наземлю. Нуачто произошло потом, явтот момент непонял. Лавочка, стоявшая между мной инаблюдателем, вдруг прыгнула наменя исбила сног. Защита взревела дурным голосом, индикатор энергии вкольце, который я ощущал науровне подсознания, резко пошел вниз.
        Отполного истощения энергии меня спасло толькото, чтоя интуитивно откатился всторону. Индикатор остановился примерно натридцати процентах. Блин, куда она делась?
        Нуадальше, одна задругой грохнули две светошумовые гранаты. Уменя мгновенно потемнело перед глазами изаложило уши. Несмотря назащиту, яполностью дезориентировался инекоторое время немог сообразить, гденахожусь. Новдруг пелена упала сглаз, авушах остался лишь тихий звон, сквозь который я услышал шелест листьев ихруст песка надорожке.
        Ялежал прямо накамнях, вокруг было совершенно темно. Через кольцо иправый браслет я создал здорового светляка иподкинул его вверх. Метрах впятнадцати отменя надорожке лежало тело. Вокруг него, скрипя сапогами, медленно двигался Беркут, направив ствол автомата всторону лежащего.
        - Вадик, жив? - громко спросил он. Микрофон вухе продублировал фразу.
        - Жив, - прокряхтел я, вставая начетвереньки имотая головой, пытаясь прийти всебя.
        - Пулей сюда, - рыкнулон.
        Рванув снизкого старта, яподбежал. Стил поломанной куклой лежал наземле лицом вниз. Всеноги его были вкрови, ручейки стекали соштанин накамни.
        - Кровь остановить можешь? - напряженно спросил Андрей.
        Вытянув перед собой руки, яактивировал заранее приготовленную универсальную медицинскую схему. Безособого удивления обнаружил унаблюдателя знакомый перстень-артефакт итутже снял его спальца. Кровь перестала течь, однако Стил был присмерти - несколько больших каналов вего теле были разорваны, сквозь разрывы энергия стремительно выливалась наружу, превращаясь вжелтую лужу, растекавшуюся подтелом. Присев накорточки, янесколькими движениями псинергии соединил то, чтобыло разорвано.
        - Какты? - услышал я голос Беркута откуда-то состороны иобернулся.
        - Яничего невижу, - простонала Диана. - Ивушах звенит.
        Нуещебы, подумал я. Защиты баронессы хватило только напервую свето-шумовую, отвторой она получила пополной программе. Нокаков наблюдатель! Оннас почти сделал. Еслиб Андрей невырубил его этими двумя взрывами, намконец. Почти вся моя энергия оказалась внакопителях этого парня. Помимо этого он почти успел навесить насебя несколько медицинских схем, активируй он их - раны зарослибы мгновенно. Одальнейшем я предпочел недумать, одного беглого взгляда нажилетку Беркута стало ясно - онапуста. Следующего удара Стила онбы просто непережил.
        - Резвый паренек, - хмыкнул Андрей, подводя Диану комне. - Помоги ей. Покраю прошли, - резюмировал он, перезаряжая магазин вавтомате.
        - Этоточно, - согласился я. Меня ощутимо потряхивало. Трясущимися руками я достал модифицированный УМА ипередал Диане. - Активируй сама, язакончу сним.
        - Ачто взорвалось перед тобой? - спросил Андрей.
        - Антипортальный артефакт, - ответил я, соединяя последний разорванный канал вастральном теле Стила иотсасывая энергию смерти. - Онпопытался уйти, когда понял, чтонас двое.
        - Молодчик! - похвалил непонятно кого Беркут. - Оночнется, глупостей ненаделает?
        - Этоврядли, - покачал головой я, снимая соСтила накопители, лишая его остатков защиты ивытащив изкармана два артефакта-говорителя.
        - Надо уходить отсюда, - сказала Диана, кутаясь вшаль иоглядывая себя. - Берг, накого я похожа? Вечно эти мужики дерутся, анам достается…
        Повесив автомат нашею, такчтоб он оказался спереди стволом вниз, Беркут, хекнув, взвалил назакорки так инепришедшего всебя наблюдателя ибодрым шагом двинулся всторону ожидавшей нас кареты.
        Обсуждая вчера план операции, мыотказались отидеи везти Стила вегоже дом. Содной стороны, виджены идетей поднашим контролем могбы развязать ему язык, носдругой - нестань он говорить, намреально пришлосьбы резать его жену, аэто было исключено. Поэтому мы решили его разговорить уДианы, благо вее конюшне нашлось подходящее местечко.
        Стил очнулся, когда мы уже подъезжали. Онбыло дернулся, новкарету мы упаковали его уже связанным, такчто Беркут просто легонько двинул его локтем иему ничего неоставалось, какуспокоиться.
        - Кактам дела? - связался я сИрой, пока Андрей вытаскивал пленного ипривязывал его кстолбу вконюшне баронессы.
        - Всенормально, - ответила Ира спустя мгновение. - Явыпустила детей из-под купола…
        - Смотри, чтобы неразбежались. Крики обеспечишь?
        Оназамялась, носпустя мгновение всеже ответила.
        - Япостараюсь…
        - Подожди секунду, - попросил я ее, подошел кСтилу, взял его зауши и, заставив смотреть вглаза, надавил. И,какиожидал, наткнулся настену.
        - Дайтрубку блондинке, - велел я ей, подходя кнаблюдателю. - Туткое-кто хочет тебе пару слов сказать, - сказал я Стилу, отключая гарнитуру иприслоняя кего уху пластину говорителя.
        - Да, - буркнул он. Помере выслушивания его лицо вытянулось иприобрело растерянное выражение. Кактолько он собрался что-то сказать, язабрал артефакт иотключил связь. Сненавистью посмотрев наменя, Стил сплюнул кровавый сгусток инесколько секунд помолчал. МысБеркутом тоже держали паузу. - Чтовам надо? - наконец спросилон.
        - Информация. Все, чтотебе известно онаблюдателях. Имена, местонахождение. Ответы навопросы - какого Берга им отнас надо? - сообщил ему Беркут.
        - Янепроживу идня, если расскажу, - хрипло ответилон.
        - Речь идет неотебе, аотвоей семье, - пояснил ему Андрей.
        - Ихтоже убьют.
        - Когда это еще будет? Икакзнать, - демонстративно пожал плечами Беркут, - чемтут все обернется? Атвои пока поживут.
        - Ладно, - буркнул он. - Задавайте свои вопросы.
        Андрей Беркутов,
        Захран иокрестности, 7-го сухия, день
        - Полковник Ворум, - представился старший офицер, оценивающе глядя наменя. - Капитан Брон, - кивнул он насвоего спутника, здорового ивысокого белобрысого бойца вполной выкладке.
        - Беркут, - коротко сказал я, попривычке протягивая руку. Полковник хмыкнул, норуку пожал. Лишь после этого я вспомнил, чтоэтот обычай означал здесь нечто большее, чемприветствие. - Аэто Тритий. Баронессу, думаю, вызнаете. Присаживайтесь, господа. Задача нам предстоит нетривиальная. Явам расскажу то, чтомы здесь придумали, авы нас покритикуете…
        Стил много рассказал просвою деятельность вкачестве шпиона. Проблема была лишь втом, чтопросвоих хозяев знал он мало исам полноценным наблюдателем неявлялся. Десять лет назад, когда он женился насестре Дингера, егонавестили представители ордена ипредложили стать одним изних. Барон долго нераздумывал, даикакой видящий отказалсябы отмогущества? Через некоторое время он посетил странное место, какя понял, нечто вроде лагеря специальной подготовки. Тамего многому научили: имагии, иособенностям агентурной работы. Аеще подарили перстень - артефакт, представлявший собой, какобъяснил Вадим, нечто вроде магического компьютера. Кроме того, втело барона был внедрен артефакт, предотвращающий возможность ментальной атаки насознание. Нуапотом он просто стал «смотрящим» отордена введомстве Дингера. Восновном сливал своим новым хозяевам информацию, атакже вмеру своих сил корректировал политику тогда еще шефа Службы имперской безопасности.
        Коперации «Рывок», какего хозяева называли доставку пришлых, тоесть нас, егоподключили около года назад. Передавая некоторую, якобы полученную агентами информацию Дингеру, ондолжен был подготовить герцога кнашему появлению, азатем организовать икурировать работу пооценке ивнедрению инопланетных, тобишь наших технологий.
        - Как-то неочень увас получилось, - хмыкнуля.
        - Всепошло нетак, - онсплюнул ивытер рот особственное плечо. - Группа «Марж» несмогла вас взять наместе появления. Дингер толи что-то почуял, толи подстраховался иотстранил меня отруководства операции.
        - Каквыйти натвоих хозяев? - задал Вадим главный вопрос.
        - Янезнаю, правда, - поморщился он. - Встречи унас непланировались. Если что-то надо было, мысвязывались поспециальному говорителю, онувас. Деньги мне передавали через банк, анужные артефакты оставляли втайнике илипередавали через «глазастые лавки».
        - Херня это все, - пожал плечами я. - Задесять лет работы ты незаметил ниодной зацепки? Тритий, позвони Ире, пусть она поработает сего женой…
        Вадим демонстративно достал пластину говорителя.
        - Подождите, - остановил нас Стил. - Япримерно представляю, гденаходится захранская база ордена…
        Четыре года назад наблюдатели решили, чтоДингер должен стать премьером. Оних устраивал значительно больше, чеммладший брат Властелина, занимавший тогда этот пост икопавший подорден. Интрига была подготовлена иреализована безсучка изадоринки - герцог Мартинский был уличен вподготовке государственного переворота. Единственное, чтонеполучилось - убить его чужими руками. Властелин отказался казнить своего брата, сослав его вМартинию. Оставлять вживых своего врага наблюдатели нехотели: несмотря наотставку, герцог оставался сильным соперником. Перед Стилом была поставлена задача - оказаться наохоте сним наедине иоткрыть портал невидимкам. Барон справился сосвоей задачей, бойцы ордена забрали герцога ибольше его никто иникогда невидел. Новпортале, через который его унесли, Стил заметил один интересный фонтан. Иузналего.
        - Этозагородное поместье графа Вигарта, однажды я был туда приглашен накакое-то мероприятие. Фонтан сразу бросился мне вглаза. Скульптуру девушки, льющей воду впасть льву, будтобы лепили смоей матери, - сообщилон.
        Вэтот момент дверь конюшни, скрипнув, отворилась ивнутрь вошел Дингер. Оглядевшись, герцог подошел кпривязанному барону инесколько долгих мгновений смотрел ему вглаза. Стил первым отвел взгляд. Покачав головой, премьер повернулся комне.
        - Признался?
        - Такточно, - ответил я, кивнув Вадиму. Тотпередал Дингеру пластину сзаписывающим артефактом. - Тамзапись допроса, - поясниля.
        - Потом послушаю, изложите вкратце, - попросил герцог. Якоротко рассказал ему основные моменты.
        Дингер слушал молча, сцепив взамок ладони заспиной ипрогуливаюсь туда-сюда поконюшне.
        - Выеще будете работать сним? - Спросил он, когда я закончил.
        - Думаю, насегодня все. Новдальнейшем, возможно, потребуется что-то уточнить, - япо-прежнему стоял навытяжку, следя глазами задвижениями премьера. Онвдруг остановился прямо передо мной иуставился мне вглаза.
        - Почему вы ниразу неназвали меня милордом? - поинтересовался он, пристально глядя наменя. Когда мы прибыли вЗахран, Диана рассказала мне, чтоздесь так принято обращаться кблагородному человеку, накоторого ты работаешь. Этим обращением подчеркивалась верность работодателю. Хрен знает почему, ноуменя язык неповорачивался назвать Дингера своим хозяином. Этот человек дляменя был лишь временным союзником.
        - Яеще неокончательно овладел языковыми нюансами, ваша сиятельство, - обтекаемо ответил я. Герцог, поняв, чтоотводить взгляд я ненамерен, качнул головой и, подойдя кворотам, выглянул наружу. - Забирайтеего.
        Внутрь вошли трое бойцов, отвязали Стила отстолба иудерживая заруки, вывели изконюшни.
        Дингер огляделся еще раз, подошел кскамье, тянувшейся вдоль коридора состойлами исел.
        - Чтопланируете делать дальше? - спросил он, закидывая ногу наногу.
        - Надо штурмовать поместье графа Вигарта, - высказал я свое мнение. - Ноодни мы несправимся, - добавил я, спустя мгновение, навсякий случай. Уменя невыходила изголовы мысль, что, согласившись дергать заусы наблюдателей, Дингер решил загребать жар чужими руками.
        Премьер думал долго, минут пять, неменее. Потом, что-то решив, кивнул своим мыслям иподнялся наноги.
        - Хорошо. Будете работать сгруппой «Марж». Нуироту гвардейцев дам, наоцепление. Руководите операциейвы, дель Беркут. Нуиответственность, конечно, тоже навас. Япришлю сюда подполковника Ворума завтра днем, - подойдя кворотам, онвдруг оглянулся. - Инемедленно заберите вашу кровожадную женщину издома моей сестры!
        Когда я закончил излагать план захвата поместья, полковник скептически покачал головой.
        - Мыникогда так неработали, - сказал он, когда я вопросительно посмотрел нанего. - Незнакомое оружие, незнакомая тактика… Моим людям нужна минимум неделя наподготовку.
        - Нетунас недели, полковник. Унас даже суток нет. То,что Стил захвачен, имуже ясно, - Вадим открыл экран ноута иразвернул его так, чтобы было видно всем. - Это - схема вышек связи. Около часа назад она переведена врежим прослушки. Онислышат все, очем болтают люди через говорители. Кроме этого, судя попотокам энергии, навышки завязаны еще сотни прослушивающих устройств. Яуверен, чтоуже кутру орден будет знать, чтопроисходит. Рассказать вам, чтопроизойдет дальше?
        Ворум покачал головой.
        - Нетнужды. Бергу ясно, чтоони постараются нейтрализовать ключевые фигуры.
        - Именно. Сила ордена невневидимках, невартефактах иневтехнологиях. Егосила втом, чтоон везде инигде одновременно. Если тайна местонахождения его баз иимена его рыцарей станут известны всем, онпрекратит свое существование. Видящие, которых он держал встрахе много лет, просто задавят его массой.
        Подполковник размышлял около минуты.
        - Хорошо, - вдруг азартно стукнув ладонью постолу, сказал он. - Ради того, чтоб надрать задницу наблюдателям, стоит рискнуть. Оружиегде?
        Вадим подошел кбольшому столу иоткинул покрывало. Двенадцать автоматов исемь десятков гранат - все, чтоудалось сделать Тае, Вадиму иЛидику меньше чем засутки. Подстолом стоял здоровенный мешок спустыми накопителями ввиде магазинов.
        - Извините, ребята, защиту сделать просто неуспел, - сказал он, демонстрируя зарядку автомата. - Режима автоматического огня тоже нет, только одиночные итройные выстрелы.
        - Ктопроинструктирует бойцов? - спросил Ворум.
        - Я,прямо сейчас. Ваши видящие должны зарядить накопители, каждый успеет отстрелять подва магазина ипостарается куда-то попасть. Также покажу, какправильно пользоваться гранатами.
        - Хорошо. Можем отправляться?
        - Да.
        Полковник дернул рукой, ипрямо вкомнате открылся портал.
        Вадим Третьяков, окрестности поместья дель Вигарта, 8-го сухия, раннее утро
        Надеюсь, ноут выдержит, подумал я, глядя навсе это безобразие. Отадреналина ичетвертой тонизирующей схемы меня откровенно потряхивало. Утром, поняв, чтобезподпитки просто свалюсь отусталости, янапрямую подключил ктелу накопители, накачивая себя энергией. Слава богу, Дингер выделил нам большие стационарки, представляющие собой огромные деревянные колоды. Энергии, заключенной вних, хватилобы нанебольшой ядерный взрыв, ноя всеравно боялся, чтонавсе нехватит.
        Сегодня ночью мне удалось почти сделать невозможное, ятаки подключил кноуту кольцо Стила иадаптировал входящие сигналы подимеющееся программное обеспечение. Этопозволило управлять дроном вреальном времени, итеперь мы все пялились наэкран, внимательно рассматривая поместье.
        Онораскинулось наберегу речки, приблизительно начетырех гектарах. Там, гдепроходила дорога, территория была огорожена красивой каменной оградой, асбоков - стандартной кованой. Состороны реки никакого забора небыло - небольшой песчаный пляж, деревянный причал длялодок иживая изгородь вдоль берега.
        Внутри периметра находился довольно большой дом, тринемаленькие хозяйственные постройки истандартный дляздешних жилищ парк. Этото, чтолежало, таксказать, наповерхности, нопоскольку дрон был приспособлен дляпоиска субстанций, нанем стояла камера, которая передавала исовсем иную картинку.
        Поместье было напитано энергией подсамое «немогу». Судя повсему, водной изхозяйственных построек, которую я условно обозвал как«генератор», находились огромные стационарные накопители, снабжавшие энергией все вдоме. Четыре силовые линии, тянувшиеся вовсе стороны, светились так, чтоя уменьшил яркость монитора.
        - Если мы неотключим подпитку, намэтот дом никогда штурмом невзять, - задумчиво пробормотал Ворум, когда я ему объяснил, чтоозначают светящиеся линии наэкране.
        - Да,напролом лезть нельзя, - согласился Беркут, почесав затылок. - Тройка видящих притакой прорве энергии закопают нас всех засекунды.
        - Здесь еще странные цепи, - сказал я, увеличив один изфрагментов, который показывал тонкие линии, похожие напаутинку, оплетающую почти весь периметр идаже выходящий занего состороны дороги. - Яб сказал, чтоэто сигнальная сеть иличто-то вроде камер наблюдения.
        - Чтотакое «камеры наблюдения», - переспросил полковник фразу, которую я произнес по-русски.
        - Этоустройства, которые позволяют им видеть нас, - пояснил я. - Так, какмы сейчас видимих.
        - Этоочень плохо, - покачал головой Ворум.
        - Аутебя есть мысли, какотключить им энергию? - спросил Беркут, внимательно рассматривая увеличенный фрагмент.
        - Есть одна идея, - пробормотал я, взъерошив волосы намакушке. - Нонадо лезть туда, дистанционно ничего сделать неполучится. Инужен кто-то, ктобудет здесь намониторе управлять дроном.
        - Ирку сюда вызовем, - предложил Андрей.
        - Звони, - передал я ему пластину говорителя. Девочки иЛидик остались уДианы, здесь им делать было совершенно нечего. Мыже сейчас сидели вбольшом фургоне, замаскированном подторговый, вкотором группа «Марж» скрытно передвигалась подорогам, если возникала такая необходимость. Фургон стоял внебольшом лесочке, неподалеку отизучаемого объекта. Здесьже снами разместилась рота гвардейцев Дингера, которая доначала операции должна было оцепить поместье. Смоей точки зрения, этобыла глупость. Несмотря наих грозный вид игирлянды защиты, этиребята посравнению снаблюдателями тянули лишь наспаниелей перед волками. Норешения принимал здесь нея, поэтому свое мнение высказал лишь Беркуту.
        Пока Ира добиралась донас, япринялся готовиться. Аименно, собирать схемы, спомощью которых я отключу их камеры наблюдения. Ночью я попытался подключиться квнутренней сети этого дома через уже взломанную сеть связи, ноничего невышло. Этовсе-таки неинтернет инелокальные сети, принцип здесь немного иной. Ивообще, ужекоторый раз я натыкался настранности - здесь пользуются далеко невсеми возможностями. Даже наблюдатели. Почему?
        Дверь фургона безстука распахнулась, внутрь, словно вихрь, ворваласьИра.
        - Ребята, Дингер взял взаложники Диану иЛидика, - выдохнула она фразу по-русски, едва оказавшись внутри.
        - Непонял, - Беркут развернулся кней всем телом. - Поясни!
        - Он, - Ирапыталась отдышаться. - Онкакраз был уДианы. Аузнав, чтоя еду сюда, сказал, чтоДиана имальчик пока побудут поддомашним арестом. Мол, чтоб мы нерешили покинуть Захран раньше, чемзакончим операцию.
        - Твою дивизию! - выругался Беркут.
        - Что-то случилось? - спросил Ворум.
        - Ничего, - отрезал Андрей, переходя наэртазанский. - Работаем поплану. Вадик, объясни Ире, чтоей нужно сделать.
        Глянув вглаза Беркуту, яподумал, чтонезавидую Дингеру. Впрочем, сейчас следовало сосредоточиться надругом.
        Янацепил запасной комплект накопителей изащитную жилетку, загрузил только что приготовленные схемы вбраслеты ипротянул Ирине говоритель сгарнитурой.
        - МысБеркутом должны подобраться вплотную ксети иактивировать эти схемы. Дальше мне потребуется несколько минут, чтобы отключить их накопители отдома. После этого должен начаться штурм. Ирабудет сообщать нам, чтопроисходит вдоме.
        - Японяла, - сказала она, глядя наэкран. - Каким управлять?
        - Смотри, - япоказал несложную комбинацию изнескольких кнопок. - Здесь зум. Ввоздухе он продержится еще часа четыре, заэто время так илииначе все должно решиться.
        - Хорошо, - Иракивнула, имы вышли наружу.
        Покоманде Ворума, бойцы спецподразделения выдвинулись напозиции. Гвардейская рота, приданная нам Дингером, ужеперекрыла дороги собеих сторон отпоместья. Реку решили неперекрывать, нонебольшая группа видящих выдвинулась кпричалу и, кмоменту штурма, должна была организовать засаду.
        - Доподъездной дороги давай замной, атам пойдешь впереди, - скомандовал Беркут, едва мы вышли изрощи, ибодрой рысью, пригибаясь, рванул вдоль кювета. Сжав зубы, япобежал заним.
        Вдоль дороги, идущей кворотам поместья, тянулась небольшая канава, служащая дляотвода воды. Сейчас вней той самой воды небыло, лишь липкая грязь, вкоторой росла высокая трава сострыми краями, очень напоминавшая осоку. Канава была отличным укрытием, чтобы приблизиться клогову наблюдателей незаметно, нопешочком поней непойдешь.
        - Давай ползком, - вполголоса скомандовал Андрей. Язамешкался насекунду, все-таки, чтобы лезть вгрязь водежде, гражданскому человеку надо преодолеть некий барьер. НоБеркут ощутимо хлопнул меня вплечо, и, сморщившись, яполез всерую вязкую жижу.
        Выкогда-нибудь ползали вгрязной канаве? Скажу честно, этонето занятие, которое доставляет удовольствие. Янеслужил вармии, лишь ездил винституте насборы, нотам этот опыт как-то прошел мимо. Ночеловек - такая скотинка, если ему надо, быстро схватывает. Когда мы приблизились ктому участку, гдестояла первая схема наблюдения, чистого исухого места намне просто небыло. Нуиособую остроту придавали мелкие червяки, жившие вгрязи, - что-то вроде наших мотылей. Этитвари заползали всюду и, хоть инекусались, носоздавали незабываемый букет тактильных ощущений.
        - Мынаместе, - услышал я внаушнике шепот Беркута. - Какобстановка?
        - Двое мужчин, повиду слуги, бродят между хозяйственными постройками, - отозвалась Ира. - Больше никогонет.
        - Мынапозиции, - отрапортовал Ворум всвою очередь. Онидолжны были прятаться втраве вдвухстах метрах отнас. Воизбежание сюрпризов антипортальную защиту вход-выход решено было включить сразу, кактолько я отключу им энергию.
        Просто невероятным усилием воли я заставил себя забыть очервяках ипринялся заработу. Схема подключения легко присосалась куправляющей, почему-то зеленой линии, образовав узел, накоторый я повесил еще одну схему.
        - Втретьем окне какие-то помехи, - сообщила мне Ира, когда я продублировал сигнал, идущий откамеры наблюдателей наноут.
        - Понял, - буркнул я, подключая схему-декодер иактивируяее.
        - О,вижу дорогу, - сообщила мне Ира, когда сигнал раскодировался. Надоже, получилось! Однако, ясмотрю, наблюдатели наши совсем мышей неловят. Схема кодирования стандартная, таже, чтоивсистеме связи. Впрочем, откого им тут, всредневековье, шифроваться?
        - Включи кнопу «рек» изапиши фрагмент, секунд пятнадцать. Потом открой этотже файл втретьем окне, поставив повтор, чтоб одну итуже картинку показывало, - велеля.
        - Сейчас, - пробормоталаона.
        Пока Ирка возилась, яосторожно подсоединил потоки вирусной схемы ксиловым линиям. Вирусу требовалось несколько минут, чтобы добраться достационарных накопителей поместья изамкнуть все нафиг. Заэти минуты камера будет транслировать наблюдателям записанный Ирой фрагмент, иВорум сосвоими ребятами сможет подойти кворотам незамеченным.
        - Готово, - сообщилаИра.
        - Виден момент, гдезапись начинается изаканчивается?
        - Нетвроде, - пробормотала она. Спустя десяток секунд уверенно добавила: - Нет, яничего невижу.
        - Вотиславненько, - сказал я, сделал глубокий вдох ивыпустил вирус насвободу. - Внимание, готовность десять!
        - Десять, девять, восемь… - стал вслух отсчитывать Беркут. Акакприкажете координировать время, если понятие «секунда» дляместных непонятно?
        Яаккуратно высосал схему «камеры», подключив вместо нее картинку сноута.
        - Три, два, один, пошли! - закончил Беркут, выскакивая изканавы. - Безприглашения внутрь несуйся, - велел он мне по-русски ирванул кворотам.
        - Ячто, похож нагероя? - хмыкнул я, вылезая изгрязи. Мимо меня, вслед заБеркутом, пробежали четверо видящих скапитаном воглаве.
        Млятские червяки, нудержитесь, сейчас я вас буду доставать идавить, подумал я, расстегивая грязную имокрую жилетку…
        Андрей Беркутов, поместье дель Вигарта, 8-го сухия, утро
        Ссильнейшим грохотом столб огня рванулся нанесколько десятков метров вверх. Зрелище было невероятно красочным истрашным. Мнекак-то сразу расхотелось лезть через забор, ноВадим уверял, чтовирус направит освобожденную энергию строго вверх, анам даже волна неприлетит. Однако горячим воздухом оттуда плеснуло щедро. Носпустя мгновение столб начал опадать.
        - Вперед, - рыкнул я, перекидывая свое тело через каменную ограду. Брон полез замной. Обычно командиры нелезут впекло, нотут выбора небыло - каждый видящий был насчету, наблюдатели недети. Однако Вадима я притормозил. Если мы тут все ляжем, чего я неисключал, будет кому присмотреть задевочками. ВотДингер скотина… Нуда ладно, сним я разберусь позже.
        Местных обитателей договорились брать живыми, новэтом странном мире вся известная мне тактика летела псу подхвост. Активная ипассивная защита делала любую битву похожей набокс - мыпросто обменивались ударами, пока укого-то незакончится энергия. Поэтому основной задачей было нашпиговать соперника какможно большим количеством зарядов ивовремя остановиться - когда его защита сдохнет.
        Мыскапитаном одновременно спрыгнули всад исразу разошлись встороны, нетеряя друг друга извида, нодержась подальше, чтоб ненакрыло одним «заклинанием». Всаду грохнули автоматы, кто-то закричал.
        - Здесь Вирт. Минус один, - доложился сержант группы, идущей состороны реки.
        - Здесь Сарт. Минус два, - тутже послышалось внаушниках. - Похоже прислуга, совсем беззащиты были.
        - Здесь Беркут. Стреляем поконечностям, - рявкнул я. - Намтрупы нахрен ненужны!
        - Здесь База. Живыми брать, вашу душу через колено, - продублировал Ворум мой приказ.
        Мыподбежали кдому. Бойцы, стоящие возле входа, дернули руками, идверь разнесло вщепки. Итутже оттудаим навстречу, соглушительным свистом, вылетел язык огня. Мужики, каккегли, посыпались встороны. Упав наземлю, яотработал длинной очередью впроем, сразу откатываясь вбок. Оттуда прилетело что-то еще, ялишь почувствовал, какнагрелась моя жилетка, - сработала защита. Закатившись закуст, ярванул кольцо иметнул впроем двери осколочную гранату, аследом еще одну, ноуже светошумовую. Кактолько грохнул первый глухой взрыв, якинул свое тело вперед, кстене дома, успев заметить, чтоБрон лежит подкустом бездвижения. Когда я оказался возле двери, сработала граната. Защита привычно нагрелась, ушибудто ватой заложило.
        - Здесь Беркут. Капитан снапарником.
        - Твою душу бога мать, - донеслось изнаушников наместном, едва я снова стал слышать. Эхполковник, будем живы, ятебя научу ругаться. Где-то сдругой стороны дома раздались взрывы икрики. Пригнувшись, язаглянул впроем двери, выставив ствол перед собой. Метрах впяти впереди из-за большой мраморной колонны торчали чьи-то ноги. Заколоннами виднелась большая иоткрытая задымленная зала, вкоторой я никого неувидел. Сдругой стороны отменя, возле двери, присел Клип - один изнаших бойцов, который должен был меня прикрывать.
        - Пошли, твой сектор справа, - велел я ему, вскакивая ипрыгая кколонне.
        Внаушниках кто-то что-то прокричал наимперском.
        - Здесь Беркут. По-эртазански, вашу дивизию, - потребовал я, коснувшись кнопки активизации микрофона.
        - Здесь Сорт. Минус два, плюс один, - ответили мне. - Тутих двое осталось, какминимум. Унас трое рио иодин барта. - Этотипа три двухсотых иодин трехсотый. Ипленного одного взяли.
        - Здесь Беркут. Понял, работаем дальше, - велел я, оглядывая тело, лежащее заколонной. Мужику неповезло, защита видать сдохла раньше, чемосколочная взорвалась, посекло его жестко. Даже если он просто безсознания, доконца операции точно недоживет.
        - Минус один, - сообщил я вэфир, делая контроль. Идобавил по-русски: - Вадик, входи, только вдом пока несуйся.
        - Иду, - ответилон.
        Вдальнем конце зала виднелась еще одна приоткрытая дверь. Мысбойцом медленно приблизились кней, стараясь неотходить далеко отстен, вдоль которых стояли теже мраморные колонны. Появись кто, заними можно было укрыться.
        - Крикни по-имперски, чтоб выходили исдавались, - велел я парню. Онпроорал что-то. Неуслышав ответа, я, навсякий случай, вкатил внутрь помещения осколочную гранату. Отвзрыва створки распахнулась, имы ворвались внутрь. Пусто. Помещение оказалось широким коридором, длиной метра четыре, сдвумя закрытыми дверями сбоку иодной приоткрытой вдальнем конце.
        Япоказал Клипу пальцем наближайшую дверь. Ончто-то соорудил руками икивнул мне. Ядернул чеку иприсел сбоку, удерживая рычажок. Едва дверь разлетелась, якинул гранату внутрь. Ивот тут нам прилетело.
        Хрен знает, чтоэто было, номоя жилетка разве что нераскалилась. Напарника бросило напротивоположную стену, яувидел, какотнего вовсе стороны брызнуло красными ошметками. Ядернул крест-накрест кольца еще двух гранат, нокинул их уже вполете - спустя мгновение, спиной вылетел воконный проем инакакое-то время потерял ориентацию впространстве.
        Когда способность соображать комне вернулась, янащупал автомат, закрепленный натрехточечном ремне, ипроморгался. Лежал вгустых кустах ивроде какбыл цел. Япопытался встать, ивэтот момент воконном проеме показался супостат. Невысокий мужик лет сорока, вкамзоле, сшироченным поясом наталии скучей висюлек - сразу видно, неприслуга. Лицо спокойное, уверен всебе, видать, посамое «немогу».
        Тело сделало все само, ядаже подумать неуспел. Короткая очередь впроем, откатиться всторону, гранату тудаже изаугол. Граната взорвалась, итутже что-то ещегромыхнуло там, гдея был, меня осыпало каменной крошкой.
        Вокруг было что-то вроде зимнего сада - небольшое пространство, окруженное стенами дома. Вцентре стояла огромная чаша, заполненная водой, вероятно, тамбыл фонтан, носейчас он неработал. Мраморные колонны поддерживали высокий, науровне крыши, стеклянный потолок.
        Яедва успел укрыться заколонной, каккакой-то красноватый сгусток плюхнулся встену рядом сомной, заставив взвыть индикатор энергии защиты. Все, писец. Лампочка набраслете мигала красным, этозначит еще чуть-чуть ижилетка сдохнет.
        Наблюдатель что-то прокричал мне по-имперски, вответ я кинул ему одну задругой все три оставшиеся уменя гранаты - одну осколочную идве светошумовые, азатем присел, зажав руками уши изажмурив глаза. После взрывов сменил магазин и, метнувшись из-за колонны, рванул кстеклянной двери, одновременно стреляя внаправлении врага. Мнеоставалось метра полтора, когда прямо подногами плюхнулся уже знакомый мне сгусток.
        Наменя будто плеснули раскаленным металлом. Заорав, яспоткнулся иголовой вперед влетел вдверь, разбивая стекло, ипокатился дальше кувырком, стремясь уйти подальше отэтого долбаного «терминатора». Непонимая, гденахожусь, метнулся запервое попавшееся препятствие - этооказалось большим письменным столом. Рванув изразгрузки магазин, явоткнул его вспециальное гнездо напоясе, чтодавало мне еще несколько секунд защиты. Огляделся.
        Комната, вероятно, была кабинетом. Додвери метра три. Недолго думая, явскинул автомат итремя короткими очередями превратил дверь врешето изщепок - будет куда бежать. Азатем поднялся ивыпустил остаток магазина внаблюдателя, ужезаходящего впомещение следом замной. Вокруг него вспыхнула полупрозрачная сфера, онзамахнулся рукой, пытаясь кинуть вменя, видимо, ещеодним сгустком, новэтот момент через противоположную дверь влетний сад ворвались двое бойцов Ворума исходу вскинули свои арбалеты. Наблюдатель что-то почувствовал иразвернулся. Яплюхнулся напол, чтоб стреляли, небоясь меня задеть, ибыстро сменил магазин.
        Раздался какой-то странный, тройной хлопок. Когда я приподнялся надстолом, «терминатор» стоял наколенях, держась заживот - между его пальцев торчал хвостовик стрелы. Защита нейтрализовала взрывсхему, авот нато, чтобы остановить стрелу, ееуже нехватило, понял я. Обабойца, бездвижения, лежали надорожке зимнего сада.
        Явыругался, подошел кнаблюдателю икоротко врезал ему прикладом поголове. Онмешком свалился напол. Оглядевшись вокруг, ядостал изразгрузки универсальный медицинский артефакт, аккуратно вытащил стрелу инаконечник избрюха раненого иактивировал лечебное средство. Ранения вживот здесь считались самыми опасными, разрыв кишок хреново лечился даже магией, но, если оказать помощь сразу, шансов выжить было больше. Сняв снаблюдателя все побрякушки - пояс, медальоны икольца, яприцепил его наручниками кножке стола ипошел проведать моих спасителей.
        Ксожалению, обапарня были мертвы. Незнаю, чтоэто засгусток, нокапли отнего прожигали человека насквозь. Тутприлетело обоим, азащиты, видать, уженехватило. Вздохнув, яприкоснулся ккнопке микрофона.
        - Здесь Беркут. Двое рио, плюс один.
        - Твою душу шоду впасть, - выругался Ворум.
        - Сколько бойцов осталось? - спросиля.
        - Четверо, считая тебя, - буркнул он вответ.
        - Вадим, заходи прямо через зал, потом вкоридор, ятебя встречу, - позвал я. - Перед входом проверь капитана ибойца. Ивозьми гранаты уних.
        Подключим резервы, таксказать. Домзачищен только наполовину, ауменя уже низащиты, нигранат.
        - Здесь Вадим. Навходе вдом. Капитан рио, один барта, тяжелый.
        - Понял тебя, - отозвался полковник. - Подвожу гвардейцев.
        Ябыстрым шагом подошел кокну, через которое оказался взимнем саде. Спустя несколько секунд вкоридор вошел Вадим. Посмотрев наменя, онтолько покачал головой.
        Вадим Третьяков, поместье дель Вигарта, 8-го сухия, утро
        Подзарядив одним избольших комплектов защиту Беркута, мыдвинулись внутрь дома. Поместье было большим иочень причудливым. Много комнат изалов, какие-то странные коридоры. Наконец, пройдя через очередную залу, мыуслышали впереди шаги. Беркут что-то сказал врацию иопустил автомат. Навстречу выскочили двое солдат сжелтым платком нарукаве.
        - Мытут кое-что нашли, - сообщил один изних, высокий, ссержантским значком нагруди. - Ваша светлость, желаете осмотреть?
        Кое-что оказалось входом вподвал. Массивная дверь была защищена серьезными схемами, новвиду отсутствия энергии оказалась закрыта лишь надежурную защелку, которую я легко вскрыл. Беркут отодвинул меня всторону, пошел впереди, водя автоматом изстороны всторону. Ноопасности тут небыло. Зато было начто посмотреть.
        Огромное подвальное помещение оказалось заставлено оборудованием. Помимо больших мониторов, изкоторых сейчас только два транслировали картинку камер внешнего наблюдения - похоже, работали отаварийных накопителей - тутстояли несколько десятков странных станков, используемых, вероятнее всего, дляизготовления артефактов. Несколько аппаратов, которые выглядели толи аналогом компьютера, толи пультом управления каких-то систем. Всеэто сейчас было мертво илиработало вограниченном режиме. Вдальнем отвхода углу обнаружилась низкая иузкая дверь.
        - Открой, пожалуйста, - попросил Андрей.
        Япокачал головой.
        - Неполучится. Открывается скомпа иликаким-то специальным ключом. Могу взорвать.
        - Давай, - кивнул Беркут.
        Яприцепил взрыв-схему вобласть замка иотступил нанесколько шагов.
        - Отойдитевсе.
        Негромко хлопнуло. Замок выбило вовнутрь, дверь, скрипнув, повисла напетле. Беркут, взяв уменя гранату, вытащил чеку имедленно заглянул внутрь. Потом хмыкнул ивставил чеку наместо.
        - Похоже, тюрьма.
        Задверью находился длинный коридор, собеих сторон которого тянулись решетчатые стены стакимиже дверьми. Зайдя внутрь, мынасчитали десять камер, большая часть которых была пуста. Лишь две были заняты. Водной, прямо наполу лежал неподвижный шод. Апройдя дальше, мыснесказанным удивлением уставились наизрядно похудевшего Цепалу, сидевшего вуглу исиспугом глядевшего нанас.
        - Язнал! - скриком вскочил он, бросаясь кнам. - Язнал, чтовы меня найдете!
        - Хм, - хмыкнул Беркут. - Уважаемый Цепала, каквы тут оказались?
        - Хой, этопроклятая лань меня сюда перекинула!
        - Какая лань?
        - Выпустите меня, терр, - обратился комне купец. - Явсе расскажу, только дайте поесть, этиизверги совсем некормили меня.
        - Ребята, приведите-ка сюда того наблюдателя, которого я приковал вкабинете, - Андрей кинул сержанту ключ отнаручников. - Пора задать некоторые вопросы.
        - Пора, - согласился я, цепляя взрывсхему назамок камеры, гдекуковал купец.
        - Здесь Беркут, - проговорил Андрей вмикрофон. - База, нехотители присоединиться кнам? Ожидается интересный рассказ. Заодно инашу даму стехникой захватите ссобой, пожалуйста.
        - Васпонял, сейчас буду. Оцепление оставляем? - послышался внаушниках голос полковника.
        - Да,пусть побудут еще некоторое время, - ответил Беркут, передавая Цепале флягу. - Вдруг ускользнулкто.
        Послышались шаги, ивподвал спустились бойцы, ведя подруки невысокого человека врасшитом золотом камзоле спятнами крови вобласти живота.
        - Посадите его сюда, - Беркут подвинул нацентр комнаты стул, стоявший возле одного изстанков. - Кактебя зовут? - спросил он, когда сержант застегнул наручники унего заспиной таким образом, чтобы тот немог встать состула.
        Наблюдатель хмыкнул.
        - Аты славно бегал отменя повсему дому!
        - Ничего, - усмехнулся вответ Беркут. - Внашем деле главное - результат. Таккактебя звать-то, герой?
        - Дапошел ты, - нагло ухмыльнулся пленный.
        - Егозовут граф Рино дель Вигарт, - проговорил Ворум, заходя вместе сИриной идвумя бойцами вподвал.
        - Вотиздорово, - непонятно чему обрадовался Андрей. - Господин полковник, выневозражаете, если ваши бойцы займутся обыском дома, пока мы тут побеседуем.
        - Конечно, - Ворум кивнул сержанту. - Займитесь делом.
        Тотприложил руку ксердцу и, кивнув солдатам, направился вверх полестнице. Когда дверь закрылась, Беркут снова повернулся кнаблюдателю.
        - Рассказывай.
        - Хрена сдва, - отозвался тот, нагло ухмыльнувшись. - Ятебе ничего нескажу. Абеседовать буду только сВластелином.
        - Сейчас я длятебя властелин, - нехорошо улыбнулся Беркут, доставаянож.
        Рассказ Вигарта
        - Рассказывай, - бросил я, активируя схему, останавливающую кровь.
        - Счего начать? - спросил он, утерев кровавую юшку подносом. Удивительно, какменяются люди после некоторых манипуляций сих телом. Граф Вигарт довольно быстро поменял свое мнение ипросто жаждал сотрудничать.
        - Сначала, - велел Беркут, отмывая руки открови. Бледная Ира, только что извергнувшая свой завтрак где-то вуглу подвала, поливала ему изфляги Ворума. Самполковник невозмутимой статуей сидел настуле ивнимательно смотрел награфа. Завсе время пыток он непродемонстрировал никаких чувств, кроме интереса. - Ктотакие наблюдатели, какони появились, чемзанимаются икакого Берга вытащили нас сЗемли?
        - Этодлинная история…
        - Амы никуда неторопимся, - усмехнулся Беркут, подходя ближе ивытирая окровавленный нож обего штаны. Вигарт вздрогнул, пытаясь отодвинуться отАндрея вместе состулом. - Атебя подлатаем, какрасскажешь.
        - Японял, - закивал он ибыстро заговорил: - Когда-то наэтой планете были две основные расы, стехи ишоды. Снезапамятных времен они всегда находились впротивостоянии, нооднажды был подписан мир инаступило Равновесие… Ну,так вдокументах называется та эпоха. Вто время царил небывалый расцвет науки. Магические технологии скакнули навысочайший уровень. Всем стало всего хватать, - как-то невесело хмыкнул Вигарт. - Кроме одного - времени. Воттогда-то ивозникла идея создания расы рабов. Людей, тоесть. Вто время, наволне всеобщей любви вошли вмоду межрасовые браки. Генные инженеры предложили изменить геном стехов ишодов таким образом, чтобы прискрещивании рождались люди. Идею обсуждали много лет, многие были против. Новсеже ее реализовали.
        - Дальше, - велел Беркут.
        - Нувот… Люди появились. Генные изменения были сделаны так, чтобы нелюди могли легко ими… тоесть нами управлять. Имы стали работать. Сначала наних, потом заних. Везде - наполях, назаводах, всфере обслуживания. Современем люди стали работать ивобласти безопасности инауки, куда нас ранее недопускали. Нелюди обленились совсем, - Вигарт сплюнул кровавым сгустком. - Ничего неделали, только трахались, жрали иразвлекались. Такпродолжалось столетие иличуть больше…
        Яперевел Андрею иИре некоторые слова, которые граф произнес по-имперски.
        - Ачто случилось потом? - спросилаИра.
        - Потом потребление скакнуло еще выше, людям-то тоже нужны были еда ивещи… Вобщем, перестало хватать энергии. Тотут, тотам видящие стали собирать субстанции прямо израстений иживотных… Мирстал рушиться. Впопытке сохранить эпоху благополучия было решено уменьшить потребление иискать иные способы производства энергии. Мынаучились прокалывать пространство ивышли вкосмос, ноиэто непомогло - другие планеты были далеко, слишком много требовалось энергии, чтобы их достичь. Тогда, наволне отчаяния, ибыл создан орден наблюдателей.
        Вигарт откашлялся ипродолжил:
        - Изначально орден был задуман каккарательный орган, вего задачи входило наблюдение засбором ииспользованием энергии. Организовали его нелюди, ониже начинали внем работать. Ноктому времени истехи ишоды порядком деградировали, умели только рвать глотку, аработу всю скинули налюдей. Вруках ордена оказались научные лаборатории изаводы. Внутри структуры возникла тайная организация - ониназывали себя Невидимками. Этагруппа искала способ освободить людей отвлияния стехов ишодов. Инашла.
        - Что-то поменяли вголовном мозге?
        - Да.Изменили геном так, чтоб можно было противостоять подчинению. Здесь, наМире ничего сделать было нельзя, слишком много нелюдей вокруг, информация быстро выплылабы наружу. Поэтому Невидимки решили использовать одну изранее найденных вином пространстве планет - вашу Землю. Онабыла очень похожа наМир, тамбыла почти идентичная атмосфера, вода, животные, растения - короче, идеальное место. Лишь особенности излучения звезды непозволяли видеть энергию…
        Невидимки собрали большую группу людей совсего Мира ираскидали их вразные части Земли. Снабдили некоторыми полезными растительными культурами, домашними животными, знаниями… Люди прижились. Тамтогда небыло полноценной разумной жизни, только неандертальцы. Невидимки собирались вырастить наЗемле бойцов, которые потом должны были смести нелюдей. Поэтому ипоставили их вусловия, когда те должны были выживать… Нуапотом началась большая война.
        - Здесь?
        - Да,наМире. Из-за нехватки энергии возобновились разногласия между нелюдями. Сначала воевали только люди - одни застехов, другие зашодов. Нопотом противостояние зашло слишком далеко, драться пришлось всем. Нуакогда полубезумный шод, поимени Сатана, нажал накнопку запуска биодробных ракет, цивилизация прекратила свое существование.
        - Хм… онправду говорит? - спросил я Иру по-русски.
        - Да, - кивнула она, глянув Вигарту вглаза.
        - Наблюдателям удалось многое сохранить, - продолжил магистр. - Лаборатории, некоторые заводы, ноглавное - знания исистему их передачи будущим поколениям. Нонекоторые технологии мы потеряли безвозвратно - технологию энергетических ферм. Безнее возродить цивилизацию впрежнем объеме неудалось. Тогдашние наблюдатели, насмотревшись наужасы мировой войны, решили невыдавать знания оставшимся вживых, ахранить их тайно. Непонятно, правда, зачем, нослишком много лет прошло, намсейчас непонять их мотивов.
        - Акакже Земля?
        - Земля жила своей жизнью. Ваша планета вошла вобласть Вселенной, гдевремя текло немного быстрее, чемздесь. Невидимки какое-то время поддерживали связь спомощью специальных порталов: следили зацивилизацией, иногда вмешивались, помогали… Нопотом разница вскорости течения времени стала слишком большой исвязь пропала.
        - Нуадальше?
        - Дальше прошло несколько сот лет. Здесь выросла новая цивилизация, которую вы видите сегодня. Люди оставались рабами нелюдей. Нооколо ста лет назад один изнаблюдателей - молодой парень поимени Мадри - Берг знает где нашел старый архив Невидимок. Ипроникся их идеями. Нашел последователей, воссоздал группу Невидимок. Очень деятельный человек был, н-да… Спомощью манипуляций религиозными догмами, подбором нужных политиков исоциальных технологий он осуществил революцию.
        - Мадриже убили, да? - уточнил Ворум.
        - Конечно, - усмехнулся Вигарт. - Слишком многим он наступил намозоль. Нодело его живет. КакнаМире, такисреди наблюдателей. Пока он был жив, кто-то раскопал информацию проЗемлю. Чтотут началось! Постарым записям была создана научная группа. Невидимкам удалось воссоздать схему межмирового портала. Акогда мы заглянули квам напланету, всебыли вшоке. Досих пор считалось, чторазвить высокие технологии безмагии невозможно. Авам удалось. Воттогда иродился план - перенести людей сЗемли, чтобы построили нам здесь нечто подобное. Вмассы была вброшено пророчество опришлых. Было продумано, какподготовить власти, каквнедрить вас внаше общество. Восемьдесят лет мы готовились.
        - Если вы могли наблюдать занами, чего просто несперли технологии? - спросил Беркут.
        - Берг сломит ногу вваших технологиях. Даивремя увас течет сейчас медленно, очень трудно осуществлять связь. Кое-что, мы, конечно подсмотрели. Нотехнологий было недостаточно. Нужны ваши знания, система образования, производство снуля вразных областях, короче, целый комплекс. Иэтот комплекс надо было внедрить внаше общество, иначе толку небудет. Нуисамое главное - люди, которые безвсяких артефактов моглибы противостоять нелюдям. Свас решено было начать.
        - Ноздесь людей тоже можно сделать невосприимчивыми кментальному воздействию, - возразил я. - Ясам лично это сделал длядвоих местных.
        - Незнаю, - граф пожал плечами. - Мыэтого неумеем, здесь все пользуются артефактами. Аих можно изъять принеобходимости, иони требуют подзарядки. Кроме того, вы - уникальны сами посебе.
        - Этопочему? - спросил я. - Ну-ка, давайте-ка подробнее - Подробнее… Ладно, будет вам подробнее. Ужедвадцать лет я - Верховный магистр ордена. Таксложилось, чтоименно мне пришлось реализовывать древнюю задумку. Полгода назад я принял решение оначале операции. Намказалось, чтовсе было готово. Мыподобрали наЗемле девять персон - васиваших попутчиков подилижансу, иликактам он увас называется… Порасчетам аналитиков, именно ваши данные позволяли вжиться вместные условия исовременем реализовать задуманное. Потенциальный видящий, работающий вобласти внедрения технологий, бывший военный изсерьезного подразделения, потенциальная чувствующая, инженер-энергетик, геолог, работник министерства образования, биолог, медик иребенок-вундеркинд. Тригода наши ребята работали увас напланете, пытаясь собрать всех вместе иперенести.
        - Разве девять человек хватит длятакого проекта?
        - Нет, конечно. Нонам нужен был эксперимент повашей акклиматизации вобществе, чтобы позже забросить сюда еще людей. Технически перенос осуществить было несложно. Труднее было собрать вас всех вкучу иорганизовать ваше прикрытие здесь. Поняв, чтонаших ресурсов нехватает, мырешили подключить Дингера истали сливать ему информацию. Онклюнул.
        - Ночто-то сорвалось?
        - Да.Всессамого начала пошло нетак. Мыудачно изъяли вагон. Выбыли безсознания, такдолжно было быть. Вампоставили схемы слежения ичерез портал забросили вагон вхрам Ирима. Никто ипредположить немог, что«Марж» использует такую мощную антипортальнуюзащиту, - Вигарт кивнул наВорума. - Приемный портал взорвался вмомент перехода. Вагон сбросило соскалы, шестеро извас погибло.
        - Твою дивизию, - выругался Беркут.
        - Нуадальше Дингер вас потерял. Вэтот момент овас стало известно всему ордену. Мыведь неоднородны. Есть унас те, ктонехочет ничего менять, кого устраивает положение избранных. Мыназываем таких ортодоксами. Вотони ивстали надыбы. Сцепились сНевидимками, чуть додраки недошло. Мнеструдом удалось удержать орден отраспада.
        - Дальше.
        - Дальше просто. Разъяренные ортодоксы слили информацию стехам. АДингер - шодам, ондавно планировал подобную провокацию.
        - Зачем?
        - Затем, чтоимперии ненравилась Хартия. Онагарантировала мир, ноограничивала приток артефактов итормозила развитие немагических технологий. Напади нелюди, документ смело можно былобы отправлять насвалку истории. Угерцога была готова целая армия торговцев, которая сейчас наводнила Адостан иЭдем, - скупают все безразбора, пока нелюди неочухались, - Вигарт отпил воды изфляги. - Шоды пошли ва-банк - тупо начали вторжение. Дингер только руки потер, провокация удалась. Васначали искать все, нотолько Невидимки точно знали, гдевы насамом деле. Подвидом беженцев они отправили группу, которая прикрывала вас попути вШартан. Впрочем, какоказалось, большей частью вы вполне справлялись струдностями самостоятельно. Единственный раз, когда они вас подстраховали, - вовремя схватки сшодами.
        - Вотгде я видел эту девчонку, - хлопнул себя полбу Беркут. - Крестьянка слуком!
        - Точно! - воскликнулаИра.
        - Да, - кивнул Вигарт. - Лиясосвоей группой. Онисделали ошибку, забрали увас ящеров, которых потом пошли продавать набазар. Крестьянская семья, прикрывавшая Лию, оказалась слишком болтливой. Агент стехов покличке Жук разговорил их иузнал слишком много. Лияубрала его, причем грязно, среди белого дня, наглазах устражи. Нуиодного иззверей никак неудавалась продать, тогда эта дура переоделась аристократкой исунулась вратушу, чтоб сбыть ящера бургомистру. Купец Цепала поехал тудаже иузнал ее. Тупая лань ненашла ничего лучшего, чемпохитить его, чтоб неболтал, - граф счувством сплюнул напол.
        - Понятно, - кивнул я. - Адальше?
        - Адальше вы все знаете. Ортодоксы подключились ксети невидимок ислили ваше местонахождение шодам. Тенаняли убийц, ноЛии удалось впоследний момент вмешаться.
        - Почему комне убийц непослали? - спросиля.
        - Тыбыл вгороде. Тамработает антипортальная защита. Абезпорталов они никак немогли застать тебя врасплох.
        - Апотом мы сорвались изПрибрежья, ишоды решили нас захватить, - сказал Беркут, понимающе кивнув.
        - Именно, - подтвердил Вигарт. - ВПрибрежье сунуться побоялись, Шар вступилбы ввойну после такой наглости. Поэтому подловили вас влесу. Ноизвас взяли только тебя, - Вигарт кивнул наБеркута. - Слишком торопились.
        - Апотом?
        - Апотом мы перестали успевать засобытиями. Вывнезапно отключили маяки, нуивот, вычислили нас… Чтотеперь, убьете меня?
        - Зачем убивать курицу, несущую золотые яйца, - хмыкнул Беркут. - Потрудишься еще наблаго человечества. Скажи-ка лучше, обратно наЗемлю попасть можно?
        Язаметил, какИра застыла статуей.
        - Можно, - ответил Вигарт, поморщившись ибаюкая окровавленную ладонь. - Только здесь вы все разнесли, придется отправляться назапасную базу. Всех, чтоли, отправлять?
        Беркут посмотрел наменя. Япокачал головой вответ.
        - Невсех, - ответил Андрей. - Девушку только. Полковник, выведь небудете против? - спросил Беркут, направляя ствол автомата навставшего состула Ворума.
        Ирина Зуева, Вторая Захранская база наблюдателей, 8-го сухия, позднее утро
        - Никого тут нет, - буркнул Вигарт Беркуту, когда тот, савтоматом наизготовку, проверял освещенную редкими огоньками пещеру. - Кактолько вы захватили Стила, всезахранское отделение было эвакуировано.
        - Ачтож ты остался?
        - Разгребать проблемы, - хмыкнул он, включая большой рубильник настене.
        Огромное помещение залило светом. Ононеимело двери - сюда можно было попасть только порталом. Зал, вырубленный непонятно каквскальной толще, былвесь заставлен странным оборудованием. Вигарт подвел нас кбольшому пульту снесколькими экранами, нажал несколько кнопок иподнялся полесенку вогромное крутящееся кресло.
        - Чувствующая, тыхоть ему скажи, чтонесобираюсь я обманывать, - обратился комне граф, кивая наБеркута, который достал гранату ивыдернул чеку, удерживая рычажок сжатыми пальцами.
        - Оннебудет дурить, - сказала я Андрею.
        - Ничего, береженого бог бережет, - хмыкнул он, недумая убирать гранату.
        - Тыокажешься там наследующий день после катастрофы поезда, - пояснил Вигарт, бегая пальцами поклавишам. - Сейчас время наЗемле идет медленнее, чемздесь. Нуи, конечно, разумнее всего будет сослаться напотерю памяти.
        - Нууж, конечно, сошлюсь, - сказала я, переодеваясь заширмой всвои старые ипорванные джинсы, которые зачем-то захватила ссобой, когда Беркут велел ехать кним. - Только впсихушке оказаться после всего этого мне нехватало.
        - Мыувидим, какИра там окажется? - спросил Беркут.
        - Конечно. Перед переходом я маяк кину, видеосигнал оттуда пойдет.
        - Смотри, если сней там будет что-то нетак, готовься умирать долго имучительно, - буднично ибезвыражения предостерег Беркут.
        - Чтож вы залюди такие…
        Застегнув пуговицу, явлезла вгрязную футболку Вадима ивыскочила взал перехода, какбыла, босиком. Кроссовки потерялись, аместную обувь тащить наземлю было нельзя. Ничего, неразвалюсь.
        - Яготова, - сообщила я. - Андрей, афирма какже?
        - Вотты изаймись, - буркнул Беркут, оглядывая меня.
        - Янепотяну, - помотала головой я, чуть неподпрыгивая отнетерпения. - ДаибезВадима делу кранты.
        - Тогда слушай сюда, - Беркут положил мне руку наплечо инемного сжал пальцы, заставляя меня посмотреть нанего. - Ключи отмоей квартиры найдешь внижнем ящике стола, вкабинете. Адрес ты знаешь. Когда зайдешь внутрь, вкоридоре будет стоять комод сзеркалом.
        - Помню, - кивнулая.
        - Наего обратной стороне скотчем приклеен пакет. Тамнемного налички, ноглавное - пароли ксчету. Ятам подкопил себе начерный день, но, видимо, уженепригодятся. Всепереведешь себе. Поняла? Будет тебе хоть какая-то компенсация занеудачную команди ровку…
        Яприподнялась нацыпочки ипоцеловала его внебритую щеку. Онобнял меня исильно прижал ксебе нанесколько секунд.
        - Спасибо, Андрюша, - прошептала я. - Береги Диану.
        - Давай, удачи тебе там, - похлопал он меня поспине.
        Из-за огромного агрегата вышел Вадим.
        - Накопители подключены.
        - Вижу, - отозвался Вигарт, щелкая покнопкам. - Уменя тоже все готово. Идивкруг, - велел онмне.
        - Вадик, пока, - дрожащим отстраха ивозбуждения голосом, пробормотала я. - Передай Динари, чтоя люблюее.
        - Обязательно. Пока, Иришка, - обнял он меня. - Держисьтам.
        Пересилив вдруг нахлынувшую панику, япошлепала вцентр зала иступила вбелый светящийся круг, нарисованный прямо вцентре свободного пространства.
        - Смотрите, - сказал Вигарт, кивая набольшой экран. Вспыхнув, появилась картинка, будтобы свертолета: обломки поезда, десятки человек, разбирающие завалы, лагерь спасателей, какая-то техника. - Припереносе ты сознание потеряешь, - предупредил магистр. - Куда тебя перенести, чтобы быстрее нашли?
        - Вонвте кусты, рядом слагерем, - ткнул пальцем вэкран Андрей. - Нормально,Ира?
        - Нормально, - кивнула я, стараясь, чтобы стучащие зубы неприкусили язык.
        - Понял, - Вигарт снова защелкал поклавишам. Втом месте, куда показал Андрей, появился красный крестик. Яобхватила себя заплечи и, оглядев зал впоследний раз, закрыла глаза.
        - Поехали, - услышала я голос Вигарта имир вокруг меня исчез.
        Андрей Беркутов,
        Вторая Захранская база Наблюдателей,
        8-го сухия, позднее утро.
        Камера приблизила изображение, имы увидели, кактело Иры вдруг возникло ввоздухе иупало прямо вкусты сполуметровой высоты.
        - Блин, онаголовой стукнулась. Аккуратней немог, магистр хренов? - выразил я свое мнение.
        - Сампопробуй, - огрызнулся Вигарт. - Этоидеальный перенос!
        Видимо, появление Иры сопровождалось какими-то звуками, потому что несколько человек влагере спасателей оглянулись накусты. Двое изних двинулись кместу падения тела, аспустя несколько минут замахали руками и, видимо, закричали.
        - Все, нашли, - облегченно вздохнул Вигарт.
        - Подожди еще вздыхать, - ответил я, глядя, какотстоявшей рядом «скорой» ккустам бегут двое врачей сносилками. Лишь когда Иру подносили кмашине, Вигарт максимально увеличил изображение, ия увидел, чтодевушка открыла глаза.
        - Удачи тебе, Ирка, - шепнул Вадим.
        - Пойдем, - хлопнул я его поплечу. - Насждут.
        - Ая? - спросил Вигарт.
        - Аты собирай то, чтоосталось оттвоего ордена вкучу, - буркнул я ему. - Ятебя позже найду.
        - Зачем? - испуганно спросил магистр.
        - Будем порядок наэтой планете наводить, - хмыкнул я, вставляя чеку вгранату.
        - Давы тут уже… навели, - донеслось доменя, когда мы сВадимом выходили всветящееся окно портала, закоторым нас ждал еще один неоплаченный должок.
        Эпилог
        Маркиз Курт дель Роверти, Захранский храм Создателя, Захран, 10-го сухия, день
        Храм был украшен желтыми траурными лентами, венками иветками пахучей мидры. Толпа вельмож так плотно набилась вогромное помещение, что, несмотря навысокие потолки, ощущалась духота. Какбы Миранде нестало плохо, подумал маркиз дель Роверти, переступая сноги наногу. Отлорда Граста, стоящего рядом, неприятно пахло потом. Боится, хмыкнул просебя маркиз.
        - … герцог был образцом служащего империи, накоторого должна ровняться вся аристократия. Всеми своими делами он постоянно доказывал верность Властелину иделу Мадри…
        Властелин был сегодня какникогда красноречив. Аведь многое он говорит отдуши, решил маркиз. Дингер действительно был предан ему, каксобака. НинаТерельи, нинаГраста, которые уже сцепились заместо премьера, оннесможет так положиться.
        - … убийцы будут найдены ипреданы самой суровой казни, которая только дозволяется законодательством…
        - Удалось что-то узнать? - шепотом спросил маркиз, почти вплотную приблизив свои губы кволосатому уху Граста. Тотдернул щекой изло прошептал вответ:
        - Идет следствие, маркиз…
        - Даладно вам, герцог. Яж неизпраздного любопытства спрашиваю, уменя после похорон аудиенция спослом Эдема.
        Граст сморщился, будто проглотил лимон.
        - Нездесьже… Садитесь комне вкарету после церемонии.
        - Хорошо, - кивнул маркиз, делая шаг назад.
        Спустя час, когда траурная процессия медленно выдвигалась изхрамового парка, маркиз почти находу заскочил вэкипаж. Граст недовольно покосился нанего.
        - Сломаете вы однажды себе шею, - буркнулон.
        - Всемы там будем, - усмехнулся дель Роверти, усаживаясь напротив герцога. - Итак?
        - Скорее всего, поработал ваш приятель…
        - Дель Беркут?
        - Именно. Он,эта лань дель Мио иих полоумный видящий.
        - Странно. Всегда считал, чтоДиана будет верна ему досмерти.
        - Говорят, онавлюбилась вэтого пришлого изабыла, кому обязана всем, чтоимеет, - хмыкнул герцог.
        - Акакего убили? - спросил маркиз, поправив желтую траурную ленту наворотнике.
        - Неясно. Какая-то странная схема. Герцог садился вкарету и, посвидетельству очевидцев, споткнулся. Когда экипаж прибыл домой, онбыл уже мертв. Сердце словно взорвалось.
        - Ислед убийц есть? - почему-то шепотом спросил Роверти.
        - Есть свидетель, который видел эту парочку, отплывающими вЛизатанию.
        - Тогда придется назначать виновных, - хмыкнул маркиз.
        - Да,ищи теперь ящера встепи, - вздохнул Граст. Некоторое время они ехали молча.
        - Ачто они неподелили? - спросил дель Роверти, когда процессия выехала изгорода.
        Граст поморщился.
        Нехочет выдавать информацию, усмехнулся просебя маркиз. Новынужден будет. Потому что ему нужна моя поддержка, безменя он сТерельи несладит.
        - Ворум рассказал, чтопока они громили логово наблюдателей, Дингер приказал арестовать дель Мио иэту смазливую лань, какее там… А,Динари. Чтоб был рычажок, таксказать. Нуивелел отвезти их взамок Гуль. АБеркут итот, второй, узнав это, Вигарта отпустили иисчезли. Ниодин гвардеец, нитюремная карета дозамка недоехали. Даже трупов неосталось.
        - Ая всегда говорил, чтовсе вэтом мире происходит из-за женщины, - хмыкнул маркиз.
        - Вэтом мире все происходит из-за глупости! - отрезал Граст. - Дингер заигрался. Возомнил себя Создателем. Я,когда этого Беркута первый раз увидел, сразу понял - давить нанего бессмысленно. Илидоговариваться, илисразу… - Граст провел большим пальцем себе погорлу.
        Маркиз только покачал головой.
        Рига, май2015
        notes
        Сноски
        1
        Псинергия - астральные конечности видящего, спомощью которых он управляет магическими потоками.
        2
        «Русская рулетка», стихи Елены Войнаровской, группа «Fleur».
        3
        Квар - местная мера длины, около 150метров.
        4
        Хвила - местная мера времени, чуть длиннее минуты.
        5
        Витта - богиня, защищающая живых существ отопасностей, невзгод икозней других богов.
        6
        Берг - бог, ответственный занаказание грешников.
        7
        Casus belli (лат.) - повод дляобъявления войны.
        8
        «Забери меня», группа «Би-2».
        9
        Ручная осколочная оборонительная граната Ф-1.
        10
        Речь идет офильме «Ганнибал» (2001), режиссер Ридли Скотт.
        11
        Немецкий пистолет-пулемет времен ВОВ. Хуго Шмайсер неимел отношения кего конструированию, новнароде прижилось название «шмайсер» дляэтого оружия.
        12
        Ноготь - местная мера длины, чуть больше сантиметра.
        13
        СтихиЭ.Успенского.
        14
        Эпизод изфильма «Ганнибал».
        15
        Вилави - вежливое обращение кмолодым представительницам стехской расы. Вобщем смысле - красивая молодая девушка, женщина.
        16
        Вимперии степени владения потоками присваивает Академия. После ее окончания присваивается уровень постигающего, далее, присдаче соответствующих экзаменов, присуждаются степени управляющего, мастера ивластителя.
        17
        «Метро», группа «Високосныйгод».
        18
        «Синие тени», стихи Ольги Пулатовой, группа «Fleur».

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к