Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Жрец поневоле-3 Константин Леонидович Дадов

        Жрец поневоле #3
        Завершающая часть истории, в которой жрецам предстоит при личной встрече отстаивать интересы своих представителей.


        Константин Леонидович Дадов
        Жрец поневоле-3


        ПРОЛОГ

        Кто-то, где-то

        Тишину вечернего неба разрезали звуки очередей автоматов, взрывы гранат и крики раненых и умирающих людей. Кому-то могло показаться, что на опушке леса, ведется ожесточенная битва между двумя крупными подразделениями армий… и битва велась, но солдаты США, противостояли не террористам, не повстанцам, и даже не войскам какого ни будь «диктатора», а всего лишь одному человеку.
        Крупный мужчина, (ростом не меньше двух метров), одетый в темно синюю футболку, (разорванную в нескольких местах, и залитую как своей, так и чужой кровью), а так же широкие черные штаны и «кеды», с невообразимой для обычного человека скоростью, метался по полю боя, нанося удары голыми руками, (каждый из которых был смертелен). Грива седых волос развивалась от резких движений, темные глаза блестели азартом, а губы растянулись в безумном оскале, обнажая ряды белоснежных зубов.
        Вот мужчина запрыгнул на корпус танка, (слишком медленного и неповоротливого, что бы догнать или подстрелить юркую цель), один удар раскрытой ладонью с громким выкриком «ха», а затем прыжок «сальто назад», и через секунду, боезапас бронированной машины детонирует, разнося гордость военных на жалкие обломки. Увидев это, некоторые солдаты бросили оружие и с криками «демон!», попытались убежать… но были настигнуты бросками камней, каждый из которых попадал в голову, и если шлем выдерживал, то шейные позвонки не могли похвастать такой прочностью.
        Вот одна пуля, (не иначе как случайно), попала в правую половину груди седого мужчины, заставив его пошатнуться, однако боец не успел порадоваться своей меткости, так как в следующую секунду, его голову мотнуло в сторону, и он отчетливо услышал хруст своей шеи.
        Смотреть в твои окна,
        Читать твои письма,
        Кусать твои губы.
        Сквозь черную воду,
        Глядят флибустьеры,
        В подзорные трубы.

        Акул привлекают
        открытые раны,
        Никто не просился
        в сюжет этой драмы.

        Сияют медузы, смеются дельфины,
        и в финале картины…
        На последнем дыханье,
        на финальном излете,
        Догорает волшебник
        в голубом вертолете.
        И сквозь черную копоть
        свет далекой вечерней,
        В голубом вертолете
        догорает волшебник.

        Рывок, и силуэт мужчины размывается в воздухе, (пули так же летят мимо, словно у этого человека есть какая-то мистическая защита), а затем удар сильной рукой, приходится точно в грудь очередному стрелку, и сердце несчастного пронзают собственные сломанные ребра. Всего миг, умирающий солдат смотрел в жестокие глаза своего убийцы, но этот миг его будет преследовать даже в следующей жизни.
        Уходишь и что же,
        Мы все так похожи,
        Желаю удачи.
        Апрель в желтых листьях,
        Апачи смеются,
        Апачи не плачут.

        Теряется голос, срывается крик,
        Никто не просился в тупой боевик.
        Смешные моменты, ревут режиссеры, горят киноленты…
        На последнем дыханье,
        на финальном излете,
        Догорает волшебник
         в голубом вертолете.
        И сквозь черную копоть
        свет далекой вечерней,
        В голубом вертолете
        догорает волшебник.

    (Дом кукол).
        Последний солдат направил автомат прямо в живот убийце своих товарищей, и посмотрел в его глаза…
        По штанам взрослого мужчины, медленно расползлось мокрое пятно, а в воздухе повис характерный запах опорожненного кишечника. Послышался пренебрежительный хмык, седой человек одной рукой отвел ствол автомата, а открытую ладонь другой руки, впечатал в лицо, на котором застыла гримаса ужаса.
        - Омерзительно.  - Стряхнув кровь с руки, победитель посмотрел в небо и оскалился.  - Ну наконец-то, а-то я начал думать, что у вас смелости не хватит.
        Два самолета, заложив вираж, раскрыли люки, и из «стальных птиц», на землю начали падать черные цилиндры, при ударе, взрывающиеся огнем, и разбрасывающие многочисленные осколки.
        - Ха-ха-ха-ха!  - Мужчина раскинул руки в стороны, будто собирался кого-то обнять.  - Я иду смерть, жди!
        А в следующий миг, на земле разверзся локальный филиал ада. Бомбардировка не прекращалась до тех пор, пока в радиусе квадратного километра, не осталось ничего живого…

* * *

        Я висел в черном, синем, фиолетовом, зеленом… где-то. В моей голове неспешно текли воспоминания жизни, (обеих жизней), и я чувствовал… ничего я не чувствовал, и это было прекрасно.
        Не буду рассказывать, кем я был в первой жизни, скажу только, что у меня были сильно ограниченные возможности тела, из-за чего характер не отличался дружелюбием. Говорят, что инвалиды, (будем называть вещи своими именами), слабые люди со слабой волей… заявляю проверив на личном опыте: в восьми из десяти случаев, это утверждение является полнейшей чушью. Пусть какой ни будь здоровый человек, попробует на инвалидной коляске подняться хотя бы на третий этаж многоэтажного дома, не пользуясь лифтом, (часто сломанным), и он сразу же поймет, о чем идет речь.
        Воля инвалидов, не имеющих возможности положиться на помощь родственников, постепенно закаляется, и в результате по «прочности», вряд ли уступает профессиональным солдатам, (при этом такой человек может плакать, увидев мертвого котенка).
        К чему это я вообще? Ах да: моя вторая жизнь началась несколько необычно, (в ином случае, вам было бы не интересно это читать).
        Вместо того, что бы попасть в ад или рай, или на худой конец родиться в новом теле со стертой памятью, я очутился в подсознании пятнадцатилетнего парня, (японца, но довольно крупного), и в течении нескольких часов, мы боролись за право существования. Надо заметить, что донор, (не слишком добровольно отдавший свое тело), занимался боевыми искусствами, и делал это более чем серьезно. Его мечтой, (которую я разделил), было стать сильнейшим человеком в мире.
        Спустя долгие годы изнурительных тренировок, боев с людьми и животными, схваток с полумифическими чудовищами, цель жизни была достигнута, но этого оказалось мало. Жажда битв, (обязательно с сильными противниками), гнала меня вперед, заставляя участвовать в военных столкновениях, турнирах, драках в темных переулках на худой конец. В определенных кругах, мне дали прозвище, «великан», а про «лик демона», который получался из рельефа мышц на моей спине, ходили страшные истории.
        Но ничто не может продолжаться слишком долго, вот и я начал терять вкус к жизни. Так как самоубийство, (по моему убеждению), это полнейшая глупость, было решено найти противника, который сможет окончить мою жизнь. Кто же может подойти на эту роль? Разумеется родной сын, который унаследует силу отца, и будет ненавидеть его всей своей душой.
        Согласен, план попахивает безумием, (я и не утверждаю, что нормален), а еще он довольно наивен. Все шло неплохо, пока сыну не исполнилось двадцать, и он женился, после чего забросил карьеру бойца. Он не простил меня за смерть матери, (самому противно, женщиной она была прекрасной, но в тот момент у меня, «сорвало крышу»), но просто попросил сдохнуть где ни будь подальше.
        Скольких волевых усилий мне стоило, что бы не избить «щенка», а затем не повторить с его женой то же самое, что и с матерью… но слава кому-то там, кто за мной возможно наблюдает, я сдержался и молча ушел.
        Итог: двадцать лет подготовки безумного плана прошли впустую. С тех пор, я ввязывался в самые немыслимые авантюры, пока наконец не попал на тот полигон…
        - Ты закончил вспоминать подробности своей, несомненно трагичной, жизни?
        Передо мной, в пространстве появилось карикатурное, (угловатое), человеческое лицо синего цвета, с глазами без зрачков.
        - Ты кто?  - Через навалившуюся на меня апатию, пробилось легкое любопытство.
        - Хмм, скажем так: я хозяин этого места.  - Высоким и писклявым голосом, заявило лицо.
        - Да? Тогда позволь заметить, что для ада, здесь немного скучновато.
        - Ха-ха-хе-хе-хи! Ну ты и шутник.  - Лицо облетело вокруг меня и зависло на прежнем месте.  - Ты подходишь.
        Складываю руки на груди и задаю ожидаемый вопрос:
        - И для чего же я подхожу?
        - Скажем так: мне и моим друзьям, иногда бывает скучно, и мы начинаем следить за смертными, живущими в разных мирах. Что бы зрелище было еще интереснее, время от времени, жителей одних миров, перебрасывают в другие. Тебе выпала возможность переродиться, при этом сохранив всю свою память.
        - Не интересует.  - Прикрываю глаза, теряя интерес к разговору.  - В одном из миров, я уже стал сильнейшим, возможно даже вошел в историю… теперь мне скучно.
        - Хех, вот повезло.  - Лицо расплылось в радостной улыбке.  - Я предлагаю тебе перерождение в мире, где возможности людей, существенно превосходят все то, чего тебе удалось достичь.
        - Да?  - В моем голосе звучит скепсис.
        - Точно-точно, не люди а монстры.  - Лицо закивало, (и как оно это делает без шеи?).
        - И что от меня будет требоваться, если я соглашусь?
        - Ты что, принял меня за какого-то мелкого божка, которому нужен представитель в новом мире? Я оскорблен в лучших чувствах!  - Лицо состроило обиженную гримасу.  - От тебя будет требоваться жить и выживать в боях, а в том что их будет много, не сомневайся, уж такой там мир.
        - Ну… ладно. Допустим я согласен…
        - Согласен! Тогда: желаю удачи старина…  - Завизжал мой собеседник, видимо вознамерившись лишить меня слуха.
        Не успел я задать следующий вопрос, как пространство пошло рябью, и меня куда-то потянуло.

* * *


«Коноха»

        Два человека, (Херузин Сарутоби, и Данза Шимура), стояли на крыше здания, расположенного на окраине деревни, и внимательно наблюдали за тем, как в лучах заходящего солнца, беснуется огромный рыжий лис с девятью хвостами, ростом сравнимый с девятиэтажным домом. Однако, в данный момент монстр не стремился уничтожить все вокруг, (как он делал обычно), все усилия были сконцентрированы на том, что бы разорвать многочисленные ленты, будто состоящие из живой тьмы.
        - А мальчик стал силен.  - Хмыкнув, заметил мужчина, правый глаз которого скрывала повязка.  - Будь это не девятихвостый, а например пятихвостый, у него могло бы получиться.
        - Как думаешь, Минато жив?  - Поинтересовался старик с длинной ухоженной бородой.
        - Этот неблагодарный сопляк? Он слишком упрям, что бы просто умереть. Не удивлюсь, если и его жена смогла пережить «распечатывание» лиса.
        - Это может помешать моему возвращению к власти…  - Второй Хокаге, (отстраненный от управления деревней решением совета кланов), недовольно пожевал губами.  - Придется попросить об услуге ученика…
        - Не спеши, все же Каге гораздо старше и опытнее, так что у Минато почти нет шансов справиться и с ним и с демоном самостоятельно.  - Успокоил друга Данза.  - А кланы не будут вмешиваться, ведь «третий Хокаге» приказал отчистить территорию от гражданских, и установить сдерживающий барьер. Как только у одного из твоих учеников, мог вырасти такой воспитанник?
        Мужчины совершенно не стеснялись обсуждать свои планы, в присутствии пяти десятков элитных ниндзя, (ведь на каждом из них стояла не одна печать, обеспечивающая верность, да и про набор ментальных закладок забывать не стоило).
        - К сожалению, Джирая и сам не слишком сильно отличается от своего воспитанника.  - Сарутоби покачал головой.  - Даже не знаю, где в его обучении я допустил ошибку?
        - Возможно…  - Что хотел сказать Данза, никто так и не узнал, потому что в этот момент, ленты из тьмы исчезли, а рядом с лисом появилась жаба, не сильно уступающая противнику размером.  - Вот «третий» и явился, да еще и жену притащил.
        - Всем приготовиться: если Минато «облажается», то запечатывать демона придется нам.  - Проговорил Херузин, обращаясь к бойцам в черных костюмах и белых «безликих» масках.
        Никто из отряда даже не шелохнулся, но в воздухе отчетливо ощутилось напряжение.
        Некоторое время, ученики основателей «Конохи», молча наблюдали за неравной битвой супружеской пары, и огромной жабы, против демонического лиса. Вот рыжеволосая женщина, создала десяток золотых цепей, (при помощи которых демон был обездвижен), а ее муж начал создавать сложную технику.
        Что бы лучше видеть происходящее, Шимура снял с головы повязку, и открыл свой шаринган.
        - Херузин, не печать ли «бога смерти» я вижу? Похоже мальчик решил пожертвовать своей жизнью, что бы защитить родную деревню.
        - Все же, Джирая неплохо его воспитал… однако так и не смог научить тому, как быть правителем.
        - Что бы научить чему-то подобному, нужно иметь хоть какой-то опыт в работе руководителем.  - Сверкнув красным глазом, ответил другу глава самой засекреченной в стране организации.
        Внезапно, тело демона превратилось в два облака, (светло красное, и почти черное), которые куда-то втянулись. Ощущение огромного источника чакры, тут же пропало, а затем угасли источники жизни Минато и его жены.
        - Вперед.  - приказал второй Хокаге.
        Они прибыли на поле боя, как раз вовремя, что бы застать человека в черном плаще, с глубоким капюшоном закрывающим лицо, склонившегося над двумя младенцами, лежащими в середине сложной печати.
        - Я бы не советовал тебе прикасаться к детям, Каге.  - Достаточно угрожающе произнес Шимура, и по его знаку, чужака окружил отряд из сопровождавших их ниндзя.
        - А… господин Данза. И Хокаге тут? Польщен оказанным мне вниманием.  - Мужчина продолжал стоять в неудобной позе, но тянуться к младенцам перестал, (рук впрочем убирать тоже не спешил).  - Позвольте узнать: как так получилось, что столь сильный отряд, не пришел на помощь главе деревни?
        На этот раз ответил Херузин:
        - Мир ниндзя, это джунгли, в которых есть те кто ест, и те кого едят.
        - Значит бедняга Минато, не смог доказать свою полезность, и вы позволили его «съесть»? прискорбно… а ведь он действительно верил, что сможет сделать «Коноху», лучше… даже детям своим завещал мечту о мире без войн.
        - И мы поможем им исполнить эту мечту, сделав «Коноху» сильнейшей в мире деревней ниндзя, и уничтожив всех конкурентов.  - Уверенно заявил Данза.
        - Хе-хе-хехе. И вы действительно думаете, что сможете мне помешать забрать хотя бы одну половину демона?  - В голосе Каге появились ехидные нотки.
        - Вряд ли.  - Херузин покачал головой.  - Твоя техника перемещения слишком неудобна…
        - …но он, точно сможет.  - Закончил фразу Шимура, и указал пальцем правой руки, прямо за спину чужака.
        В воздухе появилась воронка искажений, и на выжженную демоническим огнем землю, ступил человек в черном костюме, и оранжевой маске в виде спирали, в центре которой находилось отверстие для глаза, (высшего шарингана).
        - Это «Тоби».  - Холодно усмехнувшись, заявил Сарутоби.  - Он сможет преследовать тебя, куда бы ты не отправился… а если учитывать то, что он владеет пространственными техниками, а ты почти истощен…
        - Это еще не конец.  - Без тени эмоций, произнес чужак, и провалился в собственную тень.
        - Мы в этом не сомневаемся.  - Второй Хокаге подошел к младенцам, и взял их на руки.  - Кланы ни за что не позволят нам взять под опеку детей… тем более что у них есть живые родственники.
        - Но кланам не обязательно знать, что у Минато родилась двойня.  - Заметил глава секретной службы.
        - Какого выбираешь?  - Усмехнувшись спросил Хокаге.
        - Того, который крупнее.  - Данза указал пальцем правой руки на мило сопящего мальчика, голову которого покрывал рыжий пушок.  - Ты же понимаешь, что мне придется требовать, что бы кланы отдали в мою организацию «единственное», оружие деревни?
        - Ну а я, всеми силами буду «отбиваться», говоря что Минато хотел бы, что бы его ребенок воспитывался в семье.  - Херузин передал одного из младенцев человеку в оранжевой маске.  - Не подведи меня Данза, этот малыш должен стать настоящим оружием, подконтрольным только Хокаге.

* * *

        Шишио

        «Сколько времени прошло?».
        Мой разум медленно «просыпался», к телу возвращалась способность чувствовать, и вскоре зрение должно было восстановиться. Причина, по которой меня вывело из состояния «глубокой заморозки», была непонятна, (ведь никаких извещений от нано машин не поступало).
        Внезапно, мое сознание рывком потянуло… скорее всего в мой внутренний мир. Это могло значить только то, что «тень Ареса», решил поговорить.
        «Посмотрим, что он мне сообщит».
        Спустя некоторое время ожидания, я обнаружил себя лежащим на полу ангара, заваленного кучами всякого мусора, и освещенного единственной лампочкой, висящей где-то под потолком.
        - Приветствую тебя, жалкая ничтожная пародия на жреца.  - Прозвучал голос «тени Ареса», эхом отражающийся от стен.
        - Где это я?  - Поднявшись на ноги осматриваюсь, (оскорбление пришлось «проглотить», так как мне нужна информация).
        - Поздравляю, жалкий слабак и неудачник, это все, что мне удалось сохранить, когда твой внутренний мир начал разрушаться.  - Из полумрака «соткался» силуэт мужчины, (выглядевшего несколько постаревшим, в сравнении с тем, что я видел при нашей первой встрече).  - Будь благодарен: без моего вмешательства, ты либо превратился бы в пускающего слюни идиота, либо в хищное животное, бросающееся на все, что шевелится.
        - Что произошло… последнее что я помню, это как пробил мечом тело своего двойника, а до этого… в воспоминаниях какая-то каша.
        - Еще бы.  - Собеседник обвел рукой пространство ангара.  - Часть воспоминаний, не меньше половины, безвозвратно утрачена, остальные же перемешались, и у меня нет никакого желания в них разбираться. Да и кроме того, друг мой недалекий, это наша последняя встреча.
        - Не понял.  - Тру ладонями виски, растерянно оглядываясь по сторонам.  - Ты куда-то уходишь, или это я, все же окончательно умираю?
        - Не то, ни другое.  - Мужчина с тяжелым вздохом сел на какой-то ящик.  - Дело в том, что ты не выдержал усилившегося давления «воли Ареса», да еще и бой проиграл… не спорь, узукаге тебя победил, хоть и заплатил за это жизнью. Что касается «воли Ареса»… бог разочаровался в тебе, и ты больше не являешься его жрецом, по этому меня и отзывают. Можешь не волноваться, Тенгу, за прошедшие годы, стали слишком «мягкотелыми», и бога войны не интересуют даже как жертвы. Хреновый из тебя оказался глава клана.
        С этим утверждением оставалось только согласиться.
        - И что теперь? Ты уйдешь, «воля Ареса» больше не будет меня мучить, но я так и останусь… там где сейчас нахожусь?
        Собеседник невесело ухмыльнулся.
        - А это, мой тупоголовый приятель, зависит от того, согласишься ли ты на мое предложение.
        - Не тяни.  - Появившаяся возможность, (пусть и теоретическая), выбраться из той ловушки, в которую я попал, заставила «подобраться», и сосредоточить все свое внимание.
        - Ты можешь продолжать самостоятельные попытки вырваться, пока не умрешь от истощения. Все же, западню Узумаки подготовили просто прекрасную, и существу твоего уровня развития, самостоятельно из нее не выбраться. Второй вариант: ты отказываешься в мою пользу от всех трех демонов, а так же от нано машин, а я в свою очередь, возвращаю тебя в реальный мир, и мы расстаемся добрыми друзьями.  - Закончив монолог, «тень Ареса», растянул губы в широкой, (добродушной), улыбке.
        - В чем подвох?  - Конечно у меня были предположения, но хотелось услышать подтверждение своих мыслей.
        - Лишившись демонов, нано машин, а так же покровительства бога войны, ты станешь смертным, пусть и сможешь прожить еще лет сто. Кроме того: твои силы значительно уменьшатся, да и убить тебя будет хоть и тяжело, но вполне возможно.
        «А какие у меня варианты? Хоть немного поживу в свое удовольствие, не беспокоясь о клане, и не гоняясь за сильными противниками, во имя бога войны».
        - Я согласен.
        - Вот и прекрасно.  - Собеседник хлопнул в ладоши и поднялся на ноги.  - Ну… что ли прощай. Никогда не умел говорить красивые фразы… ах да, прими совет: береги голову, теперь ее потеря для тебя смертельна.
        Пространство пошло рябью, и меня «вышвырнуло» из внутреннего мира.
        Снова почувствовав себя в своем теле, открываю глаза, и вижу все тот же туман.
        «Неужели он меня обманул?».
        Раньше чем эта мысль окончательно сформировалась, прозвучал хлопок, и меня окружил белый дым. Секунда, и я падаю в воду, а в полете успеваю увидеть далекое синее небо…

        ВОСЕМЬ ЛЕТ СПУСТЯ


«Коноха»

        Шимура Данза и Херузин Сарутоби, неспешно спускались по каменной винтовой лестнице, освещенной редкими факелами. Следом за ними, (будто тени), двигались четверо телохранителей в одинаковых черных костюмах и белых «безликих» масках.
        - …значит, чистки не избежать?  - Не меняя спокойной дружеской интонации голоса, осведомился второй Хокаге.
        - К сожалению да.  - В тон ему отозвался глава спецслужбы.  - Клан Учих, за последние годы набрал слишком большую силу, и мои шпионы докладывают, что уже заключен брачный договор с кланом Узумаки. Фугаку посмел предложить брак между своей племянницей и объектом «01». Аналитики говорят, что получив поддержку красноволосых мастеров печатей, и сосуда демона, Учихи обретут достаточно влияния, что бы сместить нынешнюю власть.
        - Плохо… но всех Учих убивать нельзя, это слишком сильно ударит по обороноспособности деревни, да и репутацию нашу испортит.
        - Шисуи, Итачи и Абито, при поддержки пары десятков верных джонинов, могли бы уничтожить руководство клана, а затем одного из них можно было бы представить как ненормального последователя Нара Каге.  - Предложил Данза, открывая перед другом неприметную дверь, ведущую в длинный коридор, в котором царил полумрак.
        - Ты шутишь?  - Хокаге удивленно вскинул брови.  - После того случая, мы предприняли столько мер, дабы избежать повторения «ужасной трагедии»… в общем, даже среди людей, не знающих о комплексе ментальных закладок и контролирующих печатей, мой авторитет существенно упадет. Итак, «бегство» Орочимару, стоило мне слишком дорого.
        - Тогда, придется вернуться к идее с обвинением в военном перевороте. Мои люди уже готовы: захват должен пройти без осложнений, тем более что Орочимару хотел поучаствовать, что бы выбрать несколько тел для своих опытов.
        - Не забывай, что Учиха Саске должен выжить, что бы возглавить остатки клана. Кроме того, что бы Учих не «раздавили» те же «Сенджу», должно выжить не меньше полутора десятков бойцов, не ниже уровня «чонин».  - Херузин поморщил лоб и неохотно добавил.  - Невеста объекта «01», должна исчезнуть.
        - Об этом не беспокойся, для девочки уже подготовлена отдельная программа тренировок.  - Данза позволил себе слегка улыбнуться, вспоминая о том, сколько «умерших» членов кланов, сейчас обитают на его базе.  - Как там поживает сын Минато?
        - Из него растят такого же идеалиста-мечтателя, каким был его отец. Ребенок энергичный, но совершенно неконтролируемый, а так же наглый.  - Морщинка пролегла между бровей второго Хокаге.  - Моя бы воля, и он из тренировочных полигонов не выходил бы.
        - Неужели все так плохо?  - Пришла очередь Шимуры вскидывать брови.
        - Этот «юный герой деревни», «сын третьего Хокаге», опять раскрасил лица статуй… и на этот раз использовал чакропроводящие чернила. Я даже не имею права его наказать, ведь этот сопляк, «наследник клана Узумаки»…
        - Успокаивай себя мыслью о том, что твой авторитет в деревне резко «взлетел», когда ты «отбил» сына третьего Хокаге, у страшного и злобного меня.
        - Ай…  - Херузин отмахнулся от слов друга, и перевел разговор на более приятную тему.  - Как там «02»?
        - Сейчас сам увидишь… я обещал, что если представление понравится Хокаге, ты разрешишь ему самому выбрать имя.  - Данза открыл одну из дверей, (ничем не отличающуюся от десятков других), и предложил другу пройти внутрь.

* * *

        Хокаге стоял на небольшом балконе, находящемся под самым потолком просторного зала. Освещение в этом помещении было предусмотрено так, что бы весь свет падал строго вниз, верхние углы оставляя в почти полной темноте, что совершенно не мешало наблюдать за событиями на арене, (а именно «ареной» зал и являлся).
        У одной из стен, (по левую руку от Херузина Сарутоби), стоял довольно необычный мальчик: в свои восемь лет, он выглядел на все десять, и в отличии от ровесников, его тело бугрилось мышцами, что впрочем не снижало подвижности. В качестве одежды на нем была темно синяя футболка, и черные штаны, на ноги же были надеты простые сандалии. Лицо, (все еще по детски «мягкое», уже было украшено несколькими шрамами, темные глаза сверкали хищным блеском, а короткие красные волосы, напоминали костер.
        Напротив объекта «02», у противоположной стены, замерли двое мальчиков и девочка, (все двенадцатилетки). Они были одеты в серые куртки и черные штаны, а их лица не выражали никаких эмоций, (в отличии от «02», губы которого растянулись в кровожадной улыбке).
        - Начали.  - Скомандовал взрослый ниндзя, облаченный в черный костюм и белую маску).
        В этот же миг, команда из двенадцатилеток, метнула целое облако из железных звезд и ножей, но… противник легко ушел в сторону, и начал стремительно приближаться.
        - По-твоему разумно выставлять более взрослых противников, да еще вооруженных, против еще не обученного оружия?  - Совершенно спокойным голосом, спросил Хокаге, обращаясь к своему старому другу.
        - Не разумно выставлять против него кого-то более слабого. Мне в будущем понадобятся бойцы…
        Договорить Данза не успел, так как в этот момент, началась драка, которую Херузин, с чистой совестью мог бы назвать «избиение».
        На последней паре метров, рыжеволосый ускорился, и нанес удар ногой в прыжке. Один из парней, попытался поставить «жесткий блок», но в момент соприкосновения, из стопы ноль второго, ударил поток чакры, а в следующий миг раздался треск костей, за которым последовал дикий вопль боли. Рывок, и кулак излишне мускулистого мальчика, цепляет бок второго противника, (который все же успел уклониться), но вместо того, что бы вступать в ближний бой, парень совершил еще один рывок, и впечатал ногу прямо в живот девушки, складывающей печати для какой-то техники.
        Удар был столь сильный, что молодую ниндзя, отбросило к стене, по которой она съехала на пол, (где скрючилась в позе «эмбриона»). Продолжая движение, (словно и не было удара, который должен был заставить замедлиться), рыжеволосый развернулся к последнему полностью здоровому противнику, и сложив всего одну печать, («концентрации»), выдохнул поток огня. Расстояние было слишком маленьким, и на этот раз увернуться не получилось, так что зал огласил новый крик боли.
        Со стороны «судьи», в раненого парня прилетел поток воды, (тут же погасивший огонь).
        - Закончили.  - Объявил ниндзя.
        Из дверей, тут же выбежали медики, уложившие избитую троицу на носилки.
        - Почему он не пользуется оружием?  - Задал вопрос Хокаге.
        - Мальчик убежден, что его тело, это и есть самое совершенное оружие, которому все еще нужны «заточка», «балансировка», и «закалка». Ни одному инструктору, так и не удалось его переубедить. Даже раны нанесенные мечами и метательными ножами, не стали убедительным доводом.
        - А если попытаться убедить при помощи гипноза?
        - Пытались… едва все уже действующие закладки, не разрушили.
        - Хорошо… пусть будет так.  - Херузин несколько раз хлопнул в ладоши, привлекая к себе внимание.  - Я доволен. Какое имя ты хочешь носить?
        Мальчик думал всего секунду.
        - Ханма Юдзиро… господин Хокаге.

* * *

        Юдзиро

        Внешне я был спокоен, и даже улыбка не выдавала моего внутреннего ликования. Прошло восемь долгих лет, (два года из которых, можно смело вычеркивать, так как тело было слишком неразвитым, что бы начинать какие либо тренировки), и вот теперь, мои труды наконец начали давать плоды.
        Кто бы не был тем существом, что отправило меня в этот мир, но я ему чудовищно благодарен: в прошлой жизни у меня не было и сотой части того потенциала, что есть сейчас, да и из прочитанных книг ясно, что с сильными противниками проблем не возникнет.
        Пусть эти старики верят, что контролируют меня, (пока я не войду в полную силу, это даже полезно, ведь у них имеется множество знаний, а так же ресурсов, необходимых для правильного развития тела). Местный глава спецслужбы, называет меня «оружие» или объект «02». Как он прав, мое тело действительно оружие, но только служить оно будет только моим желаниям. Однако, раз я «02», значит, где-то есть «01»? интересно будет его встретить, (возможно он достаточно силен, что бы «накормить» меня).
        Но пока, я сам слаб, и нуждаюсь в тренировках и спаррингах. Процесс набора силы, существенно облегчается благодаря регенерации, которую я получил от демона, которого в меня запечатали, но чакра, (внутренняя энергия, позволяющая усилять тело и создавать заклинания-техники), постоянно пытается выйти из-под моего контроля, словно имеет свою волю.
        «Ничего… воля у меня крепкая. Позже, нужно будет пообщаться с демоном, а может быть и изгнать его».
        Скоро, Данза обещал дать мне какое-то задание… наконец-то погуляю по поверхности, а-то надоело сидеть под землей.

* * *

        Каге.

        За круглым столом, (в просторном светлом кабинете, расположенном на третьем этаже трехэтажного особняка), на мягких стульях сидели я, (одетый в черный плащ с глубоким капюшоном надвинутым на лицо), Какудзу, (в таком же плаще, но без капюшона, зато с маской на лице), и Кисаме, (двухметровый синекожий мужчина, с жабрами на лице, и монструозного вида мечом, прислоненным к стулу).
        За окном щебетали птицы, светило солнце, доносились стук молотков и топоров. Только что, я закончил излагать свой план, и теперь ожидал решения своих сообщников, (в союзе с которыми, сумел добиться очень не малого).
        - Поправь меня, если я ошибаюсь… ты хочешь поймать пятерых из шести демонов, местоположение которых примерно известно, что бы при помощи ритуала известного только тебе, призвать в этот мир темного бога?  - Подытожил услышанное Какудзу.
        - Богиню.  - Поправил его Кисаме, (казалось, тема разговора его вообще не интересует).
        - Где-то так.  - Осторожно киваю.  - Дарованную мне силу вы уже видели, подарок богини тоже оценили…
        - Это да.  - Кисаме ухмыльнулся.  - Возможность, пусть и ненадолго, призывать на помощь дракона, действительно впечатляет. Жаль правда, что с призывом акул пришлось распрощаться.
        - Как только богиня попадет в этот мир, ты сможешь вернуть свой призыв, не отказываясь от дракона.  - Спешу уверить своего соратника.
        - Даже если затея с ритуалом провалится, пять демонов, это сила с которой придется считаться всему миру. Но нас троих слишком мало, что бы пытаться осуществить нечто подобное… о подручных можно не вспоминать, они лишь мясо в сравнении с любым из хвостатых.  - В своей излюбленной манере, (неспешно и задумчиво), произнес Какудзу.
        «Значит, они согласны. Фух, слава Такхизис, мне не придется искать новых напарников».
        - Вообще-то, я уже нашел троих кандидатов, которые могли бы к нам присоединиться. Осталось только провести «собеседования».  - Кидаю на стол три листка с досье.  - Если они нам не подойдут, их головы всегда можно будет сдать за вознаграждение.
        - Я займусь подрывником.  - Заявил Кисаме.
        - Я возьму на себя кукольника.  - Последовал его примеру Какудзу.
        - Что ж, значит мне осталась девушка… предлагаю не терять времени, и приступить к выполнению первой части плана немедленно. Возражения есть?

* * *

        Это был самый обычный темный и пыльный подвал… то-есть он бы был обычным, если бы в центре комнаты, на небольшом возвышении, (сантиметров сорок), не лежала белая мраморная восьмиугольная плита, густо покрытая завитками причудливых символов, отдаленно похожих на печати клана Узумаки. Не смотря на то, что подвал выглядел так, словно им уже давно не пользуются, на куске мрамора, даже самый пристрастный сыщик, не смог бы обнаружить ни единой пылинки или соринки.
        Внезапно, над камнем сгустилась тьма, стремительно принявшая вид высокого человека в плаще… а затем тьма «стекла» на плиту, впитавшись в символы, а на восьмиугольнике остался стоять Какудзу, одетый в черный плащ и маску, скрывающую нижнюю половину лица.
        - Я никогда к этому не привыкну.  - Произнес в пустоту этот ниндзя, по праву считающийся одним из сильнейших в мире.
        Легко спрыгнув на пол, (не смотря на полное отсутствие света), он безошибочно нашел лестницу, и неторопливо поднялся наверх.
        Когда дверь подвала распахнулась, в общем зале лесного трактира, отдыхали примерно три дюжины наемников, (здесь были как обычные люди, умудрившиеся проявить свои ум и находчивость, так и ниндзя-отступники, сбежавшие из своих скрытых деревень). При виде вновь прибывшего, все разговоры тут же затихли, а успевшие немало выпить люди, попытались выстроиться в две ровные линии, (только трактирщик, являющийся по совместительству и сильнейшим бойцом среди этого сброда, оставался спокоен).
        - Мы не ожидали вас так скоро, господин Какудзу. Желаете пройти в свой кабинет, и ознакомиться с отчетами?  - Широко и дружелюбно улыбаясь, пухлый лысый мужчина, (габаритами способный поспорить с любым из представителей клана Акимичи), вышел из-за стойки, вытирая руки о серый передник.  - Я сейчас же прикажу, что бы вам приготовили лучший ужин…
        - Не сегодня Хан.  - Спокойным но властным голосом, прервал разошедшегося человека Какудзу, (один из трех лидеров «МОН», (Международной Организации Нукенинов, то-есть ниндзя отступников)).  - Я слышал, что где-то неподалеку от этого убежища, скрывается некий Сосори…
        - Да-да.  - Тут же закивал трактирщик.  - Совсем недавно объявился. Совсем неприветливая и наглая личность: отказывается платить взносы организации, и не боится убивать наших посланников. Вы прибыли что бы разобраться в этой проблеме? Это будет отличной демонстрацией того, что «МОН», не потерпит чужаков на своей земле.
        - Где он?  - Не став ввязываться в разговор с этим человеком, излишне резко осведомился ниндзя, за свою жизнь потерпевший всего два поражения.
        - В последний раз, его видели в десяти километрах на юго-восток, в небольшой деревеньке.
        Кивнув, Какудзу направился к выходу, и только когда за его спиной закрылась дверь, собравшиеся в зале люди, смогли выдохнуть, (от напряжения они и не заметили, что задержали дыхание).
        Что бы добраться до нужной деревни, много времени не понадобилось. Поселение состояло из одной улицы и двух десятков маленьких одноэтажных домиков. Поиски цели, так же не принесли трудностей, (хватило только ослабить свою маскировку, что бы Сосори почувствовал вновь прибывшего).
        Из крайнего дома, нарочито неспешно, вышла человекообразная горбатая фигура, закутанная в какую-то хламиду, с тряпичной маской на лице. Некоторое время, оба ниндзя наблюдали друг за другом, оценивая возможную угрозу.
        - «МОН»?  - Спросил Сосори, нарушая тишину.
        - Да.  - Односложно ответил Какудзу.
        И снова они неподвижно стояли, борясь взглядами. Теперь уже никто не скрывал истинный уровень сил, и если бы поблизости был хоть один Хъюга, он бы увидел при помощи своих глаз, две яркие звезды, чей огонь способен сжигать города.
        - Хотите, что бы я к вам присоединился.  - Констатировал кукольник.
        - Да.  - Подтвердил обладатель пяти сердец.
        И снова повисла напряженная пауза, (даже насекомые не нарушали тишину).
        - Ты ведь не позволишь мне уйти?  - В третий раз подал голос ниндзя, сбежавший из «Сунны».
        - Нет.  - Все так же спокойно, отозвался один из лидеров «МОН».  - Ты не платишь взносы, но берешься за работу на подконтрольных нам землях… это плохо сказывается на нашей репутации.
        - Понятно… что ж, начнем.
        На землю полетели десятки свитков, раздались хлопки, и из белых облачков, появились боевые куклы, (трехметровый скорпион, горилла, сороконожка, бык, и полторы дюжины существ, ранее бывших людьми).
        - И это все? Я слышал, что ты можешь одновременно руководить тысячами кукол.
        - Могу, но при увеличении их количества, падает контроль. Кроме того, я считаю, что использование обычных боевых марионеток, против ниндзя твоего уровня, это настоящее оскорбление. Так что, сейчас ты увидишь в действии, лучшие шедевры моего искусства.
        - Хм-м, польщен. В таком случае, я тоже не буду сдерживаться.  - С этими словами, Какудзу сбросил плащ, а в следующий момент распался на пять клубков черных нитей, (у четырех из которых, вместо головы была белая маска, изображающая уродливое человеческое лицо).
        Все сражение разбилось на пять отдельных, стремительных схваток. Вот одна маска, выдыхает поток алого пламени, одновременно пронзая две куклы своими нитями; вторая маска изрыгнула столб воды, снесший скорпиона, а затем черные нити раздавили гориллу; третья маска выплюнула «шаровую молнию» оставив в земле дымящую воронку, и кучку пепла от десятка кукол; четвертая маска выдохнула поток воздуха, поваливший рванувшие на нее марионетки, а затем черные нити пробили их тела насквозь.
        - Может быть ты признаешь поражение?
        - Хм-м… ты очень неудобный для меня противник… но пожалуй нет.  - Сосори сложил одну единственную печать, и его куклы вспыхнули сильнейшими взрывами.
        Две маски, (огонь и молния), оказались в эпицентре, и были нашпигованы железными шариками. На землю полетели еще несколько десятков свитков, из которых с глухими хлопками, появлялись человекообразные марионетки.
        - Похоже, мне все же придется пытаться победить количеством.  - Заметил марионеточник, отступая за спины своей армии.
        Какудзу пришлось отводить назад две поврежденные маски, но это лишь разожгло в нем интерес. Не так уж и часто противникам удавалось его подловить, а тем более серьезно навредить.
        В небо взвились тучи метательных ножей и звезд, отравленные дротики усеяли землю «ковром», но обладателю пяти сердец, были не страшны яды, зато взрывающиеся снаряды, были способны причинить неудобства. Куклы, бросающиеся в бой с мечами, секирами и серпами, сбивались ударами черных нитей, «раздавливались» и испепелялись.
        - Это бесполезно. Ты не в состоянии мне навредить.  - Демонстрируя разочарование в голосе, заявил один из лидеров «МОН».
        - На твоем месте, я не был бы столь самоуверен.  - Не изменив своему тону, ответил марионеточник.
        Внезапно, все куклы отступили, а вперед вышло существо, похожее на пушку с ногами. Прогремел взрыв, по глазам ударила яркая вспышка, и одна из масок, разлетелась на куски, и следом за этим, на землю безвольно осел клубок нитей. В ответ, другая маска выдохнула поток пламени, усиленный ветром, и все воинство Сосори, накрыл гигантский огненный вал.
        Не желая упускать инициативу, Какудзу послал «в ближний бой» три оставшихся маски, сам же, продолжил наблюдать за происходящим со стороны.
        У беглого ниндзя из «Сунны», с самого начала почти не было шансов, (все же его основным оружием являлись яды и куклы вооруженные острым железом). Когда избиение марионеток прекратилось, а Сосори был распят на земле, Какудзу приблизился к нему на расстояние нескольких метров.
        - Сейчас я сделаю тебе предложение, и от того, скажешь ли ты «да» или «да», будет зависеть твоя жизнь…

* * *

        Из неприметного трактира, служащего убежищем «МОН» в стране Земли, вышел высокий синекожий мужчина в черном плаще, с огромным мечом, обмотанным бинтами, висящем за спиной. Самодовольно улыбаясь, (при этом оскалив треугольные клыки), он направился по направлению к укрытию его жертвы.
        Лицо Кисаме, (довольно приметное), было известно по всему миру, и вряд ли нашлась бы хоть одна деревушка, где бы не слышали хотя бы раз, об этом ниндзя отступнике. При этом, встречающиеся на его пути люди, сразу же старались забыть о том, что видели двухметрового мужчину с необычного цвета кожей, (в мире оказалось неожиданно мало самоубийц, готовых бросить вызов одному из основателей «МОН»).
        Прошло несколько часов, (солнце, и раньше клонившееся к закату, уже закатилось за горизонт), и вот путник пришел к горам, где в одной из пещер скрывалась его цель.
        - Эй! Есть кто живой?!  - Заглянув в зев самой большой из встреченных пещер, осведомился слегка раздраженный путник.
        - Ммм… ты что еще за псих?
        На голос, из темноты выступил молодой блондин с довольно красивым лицом, в руках мнущий кусок глины.
        - Вот тебя-то я и ищу.  - Радостно оскалился Кисаме.
        - Да ну?  - Деланно удивился Дейдара, (а это был именно он).  - Ммм… очередной соискатель награды за мою голову?
        - Не совсем. Твоя голова мне конечно нужна, но только вместе с телом. Так что, давай не будем устраивать лишних сложностей, и ты просто пойдешь со мной?
        - Хм-хм… у меня есть более интересное предложение…  - Дейдара растянул губы в улыбке, и резко швырнул шарик из глины в пришельца.  - Почувствуй силу моего искусства… взрыв!
        «Еще один псих… отлично приживется в нашей компании».
        Пока в голове промелькнула эта мысль, Кисаме успел сложить серию ручных печатей, а затем произнес:
        - Стихия воды: водяная тюрьма.
        Огромный всплеск чакры, сопровождался появлением потока воды, который в секунду затопил все пространство пещеры. Взрыв куска глины, не причинил синекожему великану никакого вреда, а вот его противник почувствовал себя очень неуютно, (жабр он не имел, и соответственно, дышать под водой не мог).
        - И почему никогда не удается обойтись без насилия?  - Подойдя к дергающемуся блондину, один из руководителей «МОН», опустил свой кулак на макушку жертвы.  - Какой-то он слабенький, вряд ли подойдет для наших целей. Хотя, это не мое дело, пусть Каге и Какудзу решают, нужен ли он нам.

* * *

        Посреди леса в стране дождя, на утесе стояла молодая девушка, (с черными волосами, «кукольным» лицом, грустными глазами), одетая в черные штаны и рубашку. Она смотрела на закат, и кажется даже не моргала.
        - Прекрасный вечер, не правда ли?  - Прозвучал грубый хриплый голос, и из тени ближайшего дерева, вышел мужчина в черном плаще с глубоким капюшоном.
        Ровно секунду ничего не происходило, а затем девушка, распалась на десяток бумажных птиц, которые тут же атаковали незнакомца. Едва приблизившись к мужчине, бумажные фигурки взорвались, «расцветая» огненными «бутонами».
        - Хм-м, как невежливо.  - Человек в плаще, по прежнему стоял на месте, а вокруг него, образовался кокон из чего-то черного, (словно пожирающего свет).
        - Кто ты?  - Ледяным тоном спросила девушка, уже стоящая на ветке одного из соседних деревьев.
        - С этого и следовало начинать разговор… госпожа Конон.  - Незнакомец убрал свою защиту, (которая «стекла» на землю, и превратилась в обычную тень), а затем, не делая резких движений, снял капюшон.  - Меня зовут Нара Каге, так же известный как «проклятая тень».
        Девушка если и испытала какие-то эмоции, узнав имя собеседника и увидев его лицо, (одновременно и хищное, и «кривое»), ничем себя не выдала, оставаясь по прежнему «холодной».
        - И что же одному из трех глав «МОН», могло понадобиться от слабой девушки?
        - Ха-ха… а вы шутница, госпожа Конон.  - Один миг, и вот Каге уже стоит на соседней ветке, и спрятав руки в рукава плаща, внимательно смотрит в глаза собеседницы.  - Ваши способности очень… необычны, и они могли бы пригодиться нашей организации.
        - Я не сотрудничаю с преступниками.  - Девушка напряглась готовясь к бою, (хоть и понимала, что шансов в бою с человеком, способным свое тело превратить в тень, у нее не так и много).
        - Да неужели?  - Каге деланно удивился, всем своим видом игнорируя приготовления девушки.  - Глава деревни скрытой в дожде, несколько иного мнения о вас и ваших товарищах. Иными словами, вас считают отступниками, ничуть не лучше тех, кто работает на меня.
        Подгадав момент, Конон выбросила вперед правую руку, и ее пальцы превратились в четыре бумажных лезвия, тут же удлинившиеся, и нацелившиеся в лицо собеседника. Мужчина же, (очень неприятно усмехнувшись), превратился в темное облако, а затем впитался в дерево.
        - Бу!
        От удара ладонью в спину, девушка почти успела уклониться, но все же была вынуждена спрыгнуть на землю, и еще в полете, отправила в противника несколько бумажных птиц и бумажных лезвий, (однако цели на месте уже не было).
        - Госпожа Конон, ваши способности управления бумагой и превращения частей своего тела в бумагу, действительно уникальны… но в сражении против меня, совершенно бесполезны.  - Каге вышел из очередной тени, и девушка поняла, что не может пошевелиться.  - Не беспокойтесь, вы всего лишь наступили на мою тень. А теперь выслушайте мое предложение, а уже потом решайте, сражаться ли со мной дальше.
        - У меня ведь нет выбора?  - Даже попав в ловушку, Конон не теряла самообладания, и пыталась найти выход из неудобной ситуации, (на крайний случай, у нее в рукаве был последний «козырь»).
        - Именно.  - Мужчина помолчал, чему-то улыбаясь.  - До меня дошли слухи, что недавно погибли ваши друзья… Нагато и Яхико? Что вы скажете, если я заявлю, что их можно вернуть к жизни…

* * *

        Шишио

        Пригнувшись, (что бы не задеть головой дверной косяк), я шагнул в полумрак невзрачного трактира, и тут же «просканировал» пространство бъякуганом. Всего в зале было человек пятьдесят, из которых к ниндзя относилась примерно половина, а по настоящему сильным был всего один.
        Вопреки обыкновению, на мне была одета белоснежная рубашка заправленная в черные штаны, а на ногах красовались новенькие сапоги из мягкой кожи. Образ, (кроме моей комплекции, подходящей больше медведю вставшему на задние лапы, нежели человеку), портили только хищное лицо, разноцветные глаза, и рукоять огромного меча, выглядывающая из-за правого плеча.
        Расслабленным шагом подхожу к стойке, за которой замер трактирщик. Все, кто в это время находились в зале, неотрывно за мной наблюдали, (даже о выпивке и разговорах забыли, что не удивительно, ведь мое лицо известно если не всем, то очень многим).
        - Чем я могу вам помочь?  - Трактирщик, (немолодой мужчина с короткими черными волосами, шрамом на правой стороне лица, и глазами профессионального убийцы), старался говорить спокойно, но его правая рука уже тянулась под стойку.
        «Жаль, а ведь мне нужен был только Забуза».
        Движением, (которое не смог бы уловить взгляд даже тренированного чонина), выхватываю из-за спины меч, и рассекаю трактирщика, вместе со стойкой. Тело мужчины развалилось пополам, забрызгав все вокруг кровью, а через три долгих секунды, (столько времени людям потребовалось, что бы осознать произошедшее), посетители повскакивали из-за столов, и если простые люди попытались убежать, то ниндзя, решили умереть героями.
        «Вас как раз хватит, что бы размяться, а затем можно будет приступить к „основному блюду“».
        Первые дни после освобождения из ловушки клана Узумаки, я отдыхал и отъедался, (навыков поймать какое ни будь животное, а затем зажарить его огненной техникой, вполне хватало). Прошло где-то полгода, когда пришло осознание, что жизнь без сражений скучна, а заводить семью, (в очередной раз), почему-то не хотелось. И вот с тех пор, «кровавый мечник», путешествует по миру, охотясь на сильных бойцов… в общем, изменилось в моей жизни только то, что теперь собственную кровожадность не списать на воздействие «воли Ареса».
        Смещаюсь чуть левее, пропуская мимо метательный нож запущенный в голову, (еще два отражаю лезвием меча), а затем делаю резкий шаг вперед, и наношу удар «Рельсой» параллельно земле. Кончик лезвия, успевает рассечь живот парню, оказавшемуся самым шустрым из всей толпы.
        «Слишком тесно… неудобно фехтовать».
        Наношу удар кулаком в лицо бородатому мужчине вооруженному короткими мечами, (с наслаждением вслушиваюсь в хруст и чавкающий звук, с которым кости черепа проникают в мозг), опускаю рукоять меча на ключицу еще одного смельчака, и теперь хруст сопровождается хриплым криком. Удар ногой подбросил стол, в который воткнулось несколько ножей и метательных звезд, (они их даже чакрой не напитали), а в следующий миг колено врезается в живот очередному противнику, отбрасывая его назад как тряпичную куклу.
        «Какие же вы медленные, это даже не интересно».
        Складываю левой рукой несколько печатей, и выдыхаю в самую большую группу людей, «огненного дракона». снова раздались крики, (далеко не все успели отскочить в сторону), запахло дымом и горелым мясом, а в лицо ударил жар.
        Кажется, наконец до «героев» дошло, что я противник не их «весовой категории», и те кто еще остался жив, попытались убежать. Только вот, я не собирался давать им возможность уйти, и после нескольких ручных печатей, в спины перепуганным мужчинам прилетел столб раскаленного пара, за секунды «обваривший» людей. Добив тех, кто еще кричал, (или стонал), осматриваюсь и раздраженно скриплю зубами, (Забуза успел сбежать).
        «Зря тратишь силы, от меня так просто не уйти».
        Направляю поток чакры в бъякуган, и начинаю «сканировать» пространство. Крупный источник энергии, стремительно удаляющийся от места побоища, был обнаружен сразу же.
        - Ррр… время охоты!

* * *

        Надо отдать Забузе должное, убегал он мастерски, используя для прикрытия водных клонов, и «туманную завесу». Петляя как заяц, беглый мечник, все дальше уходил на территорию страны «Огня», а когда понял что его трюки не срабатывают, решился принять бой.
        Лицом к лицу, (перемотанному бинтами), мы встретились на перекрестке трех дорог. Забуза стоял внешне расслабленно, на его плече покоился длинный черный меч, в котором отчетливо были видны кровавые прожилки.
        - По дурацкой традиции, мы должны обменяться приветственными фразами или оскорблениями.  - Произношу оскалив зубы, и поигрывая «Рельсой».
        - Давай пропустим формальности, и перейдем сразу к делу.  - Не меняя позы, предложил «демон кровавого тумана».
        «Как же люди любят давать прозвища, используя в них слово „демон“».
        - Я склонен принять твое предложение.  - Едва договорив, выплевываю в сторону жертвы «вакуумную пулю».
        На встречу друг другу мы рванули одновременно, а спустя несколько мгновений, наши мечи с лязгом столкнулись, высекая сноп искр. Наношу удар сверху вниз, но Забуза легко уклоняется уходя в право, и сам пытается достать меня, взмахивая своим клинком параллельно земле.
        Смещаюсь напрягая мышцы рук, и «Рельса», плашмя принимает удар «обезглавливателя». Фехтовать двуручниками не так уж просто, даже имея мой рост и мою силу, (никаких хитровыкрученных приемов, для такого оружия просто не существует), а потому наш бой состоял из мощных стремительных ударов, жестких и скользящих блокировок, а так же попыток обозначить ложный удар в надежде, что противник замешкается.
        Ни я, ни Забуза, более не использовали стихийных техник, (мой противник понимал, что вряд ли сможет что либо противопоставить мне в этой дисциплине, мне же это казалось «не спортивно»). Удар по диагонали блокируется «обезглавливателем», ответный выпад сверху вниз, отводиться «Рельсой» в сторону, и продолжая движение, мой клинок разворачивается, и навершие рукояти устремляется в грудь ниндзя «скрытого тумана».
        К моему немалому удовольствию, Забуза подтверждает свой статус одного из сильнейших мечников современности, и за секунду до фатальной встречи с моим оружием, он успевает изогнуться, направляя свой клинок прямо мне в голову, (чем заставляет отшатнуться). И вновь мы обмениваемся ударами, осыпая землю искрами, высекаемыми нашими мечами, но долго это продолжаться не может, ведь мой противник, обычный человек, (пусть и очень сильный), и количество доступной ему чакры, строго ограничено.
        В очередной раз скрестив клинки, внезапно, (для Забузы), пинаю его ногой в живот. И опять, пусть мое движение было неожиданно и стремительно, мечник почти успел уклониться, минимизировав полученные повреждения.
        - Хе-хе… давно я так не развлекался. Ты действительно достоин своего имени, «демон кровавого тумана».
        - Я должен быть растроган твоим признанием?  - Пользуясь передышкой, что бы перевести дыхание, поинтересовался Забуза.
        - Решай сам.  - Складываю левой рукой серию печатей.  - Однако, пора заканчивать игры… комбинация стихий: плазменный шар.
        Светло желтая сфера, сорвалась с моих рук, и устремилась к мечнику, но не пролетела и половины пути, как врезалась во внезапно появившуюся на пути стену из тьмы. Взрыв разрушил преграду, и моему взгляду предстал горбатый мужчина в черном плаще, с длинными волосами, свободно спадающими на плечи и лицо.
        - Прошу прощения, «кровавый мечник», но этот человек нужен мне живым.
        В следующее мгновение, этот новый противник прыгнул к Забузе, и они оба «провалились» в тень. Я остался стоять на месте сражения, абсолютно один, в грязной испачканной рубашке, с крайне удивленным лицом.
        - Ррр!  - Добыча ускользнула в последний миг, и это бесило.  - Я найду вас обоих, и порву на куски своими руками!

        ЖИЗНЬ В СВЕТЕ

        Юдзиро

        На подземном тренировочном полигоне (как и каждый день до этого) сегодня шли спарринги. Рыжеволосый парень одиннадцати лет, (внешне которому уже сейчас можно было дать четырнадцать или пятнадцать), увлеченно избивал пятерых брюнетов своего возраста, и им не помогало ни численное преимущество, ни активированные шаринганы, (с одной или двумя «запятыми» на красной радужке).
        Вот рыжеволосый крутанулся на левой ноге, впечатывая правую в живот неосторожно подскочившего противника, а в следующий миг перехватывает кулак летящий прямо в лицо, и без видимых усилий отводит удар в сторону, в ответ подставляя локоть, на который второй противник напоролся зубами. Удар левой рукой в живот, отправил второго Учиху на пол, а в бой уже кинулись оставшиеся трое.
        Схватив запястье самого шустрого, Юдзиро рывком вывернул ему руку, заставил развернуться, и пинком отправил в напарника. Выигранного времени хватило, что бы уклонившись от удара ногой, (слишком медленного), пробить «апперкотом» в нижнюю челюсть парня. Удар коленом в живот, уже не был необходим, так как бесчувственное тело уже падало на пол.
        - Вы видите мои удары… предугадываете движения…  - Рывок, и кулак со всего размаха впечатывается в левую скулу наименее пострадавшего противника.  - …и этого все равно не хватает, что бы победить.
        - А-а-а!  - Последний Учиха, бросился в атаку совершенно бесхитростно, и был в прыжке схвачен за горло.
        - Какой смысл от ваших глаз, если у вас не хватает реакции для того, что бы уклониться от моих ударов, и недостаточно сил, что бы их блокировать?  - Не дождавшись ответа от хрипящего тела, хмурый рыжеволосый парень, с силой впечатал свою жертву в пол.
        «Мне нужны более сильные противники, и схватки до смерти а не тренировочные спарринги».
        Из темноты раздались одиночные хлопки, а затем в широкий круг света, вышел старик в свободной белой одежде, с повязкой закрывающей правый глаз.
        - Я доволен.  - Сухо произнес Данза, «буравя» меня взглядом.
        Стою, молчу, (только морщинка между бровей, стала чуточку глубже).
        - У меня для тебя есть задание.  - Глава спецслужбы подождал реакции, но все же решил продолжить.  - С завтрашнего дня, ты и твоя будущая команда, учитесь в академии ниндзя.
        Продолжаю неподвижно стоять и молчать, но в моем взгляде все же проскальзывает вопрос «зачем?», и старик это замечает, из-за чего его губы едва заметно дергаются в попытке изогнуться в улыбку.
        - В академии, на последнем курсе, учится Узумаки Наруто, твой родной брат, и сосуд в котором заточена вторая половина чакры девятихвостого лиса. В последнее время, успехи мальчика перестали устраивать даже его родственников из клана, так что неплохо было бы устроить ему встряску. Да и тебе пора «выходить в свет» и «обзаводиться друзьями». Надеюсь, объяснять, что все навыки на уроках демонстрировать нельзя, мне не нужно? Хм… и еще одно: класс в который ты попадешь, является элитным, и в нем обучаются будущие наследники кланов… так что, не убей и не покалечь их во время спаррингов. Личная проверка для тебя: в первый же день определи, кто из студентов, твои будущие напарники.
        - Будет исполнено, господин Данза.  - Мой голос спокоен, а в душе разгорается азарт.
        «Ну что, братишка… скоро увидимся».
        Старик кивнул, жестом подозвал медиков, (которые принялись приводить в чувства Учих, захваченных во время «чистки» их клана), а затем бесшумно растворился в тенях.

* * *

        Неспешно шагаю по улочкам «Конохи», (которая представляет собой нечто среднее между провинциальным городком моего прошлого мира, и очень большой деревней). Лучи утреннего солнца, приятно греют спину, ветер треплет коротко остриженные рыжие волосы, немногочисленные, (пока еще), прохожие, приветливо кивают. Одинокий подросток в темно синей футболке, черных штанах и сандалиях, не привлекает особого внимания, (разве что пара стариков, заметила «перекаченность» моих мышц).
        Сегодня утром, мне выделили небольшое денежное пособие, (что бы не сдох с голоду), а так же выдали сумку с вещами, и вручили ключ от квартиры. Вчера вечером, Данза официально назначил меня на выполнение длительной миссии, в ходе которой предстоит «втереться в доверие» к группе студентов академии. Даже листок со списком «случайностей» выдали, что бы я оказался в нужном месте в нужное время.
        А вот и трехэтажное здание академии показалось, (оно располагалось в середине небольшого парка, отделенного забором от остальной деревни). Удивительно, но не смотря на ранний час, (семь утра, а значит до начала уроков еще два часа), на некоторых полянках, здесь заменяющих полигоны, уже находились дети, (ну при всем желании, у меня не получается считать их серьезными противниками, пусть наши тела и ровесники).
        Вот хмурый черноволосый парень, (явно из клана Учих), совершает броски метательных ножей из разных положений, а за ним восхищенными глазами наблюдает стайка девчонок. На соседней поляне, два паренька помоложе Учихи, увлеченно лупят друг друга кулаками, (техника боя отсутствует чуть меньше чем полностью), а неподалеку от входа в здание, под деревом расположились трое, (толстячек из клана Акимичи, парень из Абурами, и парень в куртке, являющейся частью униформы нашей секретной службы).
        «Хм-м… это такой „тонкий“ намек? Ну предположим, что это первый из моих напарников, надеюсь второго в их компании нет».
        Решив не пытаться познакомиться прямо сейчас, прохожу в здание, и посмотрев на план, (висящий у входа), направляюсь к своему классу.

* * *

        Заняв крайнюю правую парту в заднем ряду, сложив руки на груди и облокотившись на спинку стула, начинаю наблюдать за классом. Вскоре, в дверь вошла группа из рыжеволосого Узумаки, (у меня волосы более насыщенного цвета), девчонки Нара, (одной из тех, кто «чудом выжил в бойне»), а так же паренька Акимичи, (безразличности его лица, мог бы позавидовать сам Данза).
        Следом за первой группой, стали прибывать и другие ученики: высокая блондинка из клана Ямонак, (в компании с какой-то бесклановой розововолосой девочкой, вместе с которой они «висли» на руках у Учихи, «тоже чудом выжившем при бойне, где погибли две трети клана»). Прибытие своего блондинистого братца, одетого в оранжевый спортивный костюм, я чуть было не пропустил, засмотревшись на представительницу клана Хъюг, (которая уже в столь юном возрасте, выглядит весьма «аппетитно»).
        «Нужно что-то делать с гормонами… дожидаться пока тело само вырастет, слишком долго».
        А затем в класс вошел мой второй будущий напарник, которого спутать с обычным ребенком, мог бы только тот, кто никогда не видел наемных убийц. Он был высок и худощав, (длинные черные волосы, заплетены в множество тонких косичек), хищное лицо напоминало морду волка, (широкая улыбка, только добавляла сходства с оскаленной пастью), белоснежные рубашка, (расстегнутая на груди), и штаны, (расширяющиеся книзу), добавляли образу необычности.
        «Хочешь что-то спрятать, оставь это навиду? Это бы сработало, если бы не холодный расчетливый взгляд, совершенно невяжущийся с веселым голосом и „доброй“ улыбкой».

* * *

        Первым уроком у нас была «история „Конохи“», которую меня заставили выучить еще в пять лет, (похоже как и почти всех клановых детей, и как не печально, исключением оказался мой светловолосый брат). После двух часов монотонного бубнежа, (призванного не иначе как усыпить бдительность учеников), были назначены спарринги, целью которых было выяснение того, кто и чему успел научиться за каникулы.
        Смотреть на драки детей, (пусть и демонстрирующих зачатки каких-то боевых стилей), было откровенно скучно, а потому я чуть не пропустил, когда учитель назвал мое имя.
        - Учиха Саске, против Ханмы Юдзиро.
        «Посмотрим на молодого гения, который по слухам еще даже шаринган активировать не научился. М-да… не прибить бы его случайно».
        Выйдя на середину площадки, (ровная вытоптанная полянка), в расслабленной позе ожидаю атаки противника, (если я нападу, то травм точно будет не избежать). Почти все девчонки класса, криками подбадривали высокомерного бледного брюнета, одетого в серые шорты и синюю футболку.
        - Начали.  - Учитель отшагнул назад, освобождая нам пространство, и Учиха, презрительно ухмыльнувшись, бросился вперед.
        «Ну кто так делает? Да если бы мой сын, оставшийся в том мире, вел себя так же неосмотрительно, я бы его убил без сожалений, а затем сам бы зарезался не выдержав позора».
        Для ребенка Саске был быстр, и наверное даже силен… только вот я, (да и его соклановцы, попавшие в руки Данзы), уже вышли на уровень средненького чонина. Без усилий отведя прямолинейный удар кулаком в лицо в сторону, не сдержав рефлексы, (хорошо хоть тело чакрой не напитал), бью коленом в живот «провалившегося» вперед паренька, и когда он сгибается, (хватая ртом воздух), опускаю локоть на открытый затылок.
        «М-да, придется потренироваться, а-то старики не оценят, если будущие главы кланов, не смогут закончить академию из-за травм».
        - Победитель: Ханма Юдзиро.  - Объявил учитель, и тут же стал оказывать первую помощь Учихе.
        Все одноклассники ошеломленно молчали, (некоторые девочки чуть ли не плакали), а я уже предвидел многочасовую лекцию от господина Шимуры, на тему, «как и почему следует сдерживать силу».

* * *

        Ожидаемого «разноса» не последовало, (просто один из бойцов в белой безликой маске, ночью прибыл в мою квартиру, и передал, что Данза выражает свое недовольство). Кроме всего прочего, мне приказали завтра днем, прибыть в городской парк сразу после уроков, (при этом, нужно было не привлекать чужого внимания). На все уточняющие вопросы, посыльный отмалчивался, а затем вообще исчез в облачке белого дыма.
        «Прислали „теневого клона“. Неужели я не заслуживаю личного общения?».
        Усмехнувшись своим мыслям, с удовольствием растягиваюсь на футоне, и проваливаюсь в сон.
        На следующий день, (при посещении академии), выяснилось что у меня появился свой «Фан-клуб», состоящий из пары бесклановых девчонок, одной представительницы клана Нара, (сколько же их уцелело?), и двух парней, (бррр… извращенцы). По популярности, моя скромная персона моментально оказалась на третьем месте в классе, (первые два делили Саске Учиха, и Узумаки Наруто).
        После уроков, мне еле удалось избавиться от «свиты», в число которой попал один из моих будущих напарников, (долговязый брюнет в белом, с волосами заплетенными в косички, и ехидной усмешкой, которую по непонятным причинам принимают за добрую улыбку).
        Один из бойцов в белой маске, в нескольких фразах объяснил, что сейчас выполняется операция «спасение принцессы», в результате которой, наследница клана Хъюг, должна быть помолвлена с наследником клана Узумаки. Актеры, которые будут изображать насильников-грабителей-убийц, уже поджидают девушку, а парня уже подводят к месту событий его «друзья».
        На закономерный вопрос, «а зачем здесь я?», мне ответили, «смотри и учись, в случае необходимости, подстрахуешь брата».
        Сценку разыгрывали довольно натурально: трое парней, сбили девушку с ног, (ее охранника обезвредила еще одна группа прикрытия), а затем начали сыпать ругательствами и угрозами, при этом довольно неспешно срывая верхнюю одежду, и отвешивая несильные удары по ребрам, (интересно, они хоть понимают, что сразу после этого задания их прирежут?). Когда на юной принцессе остались только местами порванные штаны, и тонкая сетчатая футболка, с яростным криком, через кусты прорвался мой светловолосый братец.
        У троих парней, (пусть и старшего возраста), не было ни шанса: Наруто не мог похвастать отточенной техникой боя, хитростью он так же не блистал, зато выносливость, сила и хлещущая во все стороны чакра, (какая расточительность), компенсировали численный перевес. После обмена ударами, двое актеров свалились на землю, а третий убежал вглубь парка, (где его и прирезали).
        Спасенная, (краснея, заикаясь, и пытаясь прикрыться руками), увидев в каком состоянии ее спаситель, забыла о том, в какой она одежде, и повела героя в госпиталь, (только не деревенский, а клановый).
        На этом моменте, для меня операция «спасение принцессы» и завершилась.

* * *

        Шишио

        …взмах мечом, и человек вооруженный катаной, разваливается на две неравные части. Напитываю клинок чакрой ветра, и еще одним взмахом, отправляю «серп ветра» в другого противника, после чего смещаюсь чуть влево, и обрушиваю кулак свободной руки на лицо очередного ниндзя отступника.
        Складываю серию ручных печатей, и выдыхаю «огненного дракона», и рыжее пламя в мгновения окутывает деревянное двухэтажное здание, заставляя тех кто спрятался внутри, выбежать наружу, прямо под удар «цепной молнии». Взмахиваю «Рельсой» сверху вниз, и сорвавшийся с клинка «серп ветра», разносит в щепки бревенчатую стену.
        - Стихия огня: гигантский огненный шар!
        «Ну и зачем так орать?».
        Складываю серию из трех печатей, и выплевываю навстречу огненному шару, «водяного дракона». разница в голой мощи между мной и противником, оказалась слишком большой, так что парня просто снесло моей атакой, попутно переломав немало костей.
        Оглядевшись понимаю, что здание уже рухнуло, большинство врагов убито, а меньшинство спасается бегством. Догонять кого ни будь из уцелевших, откровенно лень, (да и противников, способных меня развлечь, среди них нет).
        - Браво-браво, я впечатлен.  - Полусотне метров от меня, на земле сгустилась тень, а затем из нее появился мужчина в черном плаще с капюшоном, глубоко надвинутом на лицо.  - Хотя, от старика вроде тебя, ничего другого и не ожидалось… хе-хе-хе.
        - Каге, неужели ты решился выбраться из своей норы, и сразиться со мной лично, а не посылая всяких ничтожеств?  - Впредвкушении оскаливаю зубы, и свободной рукой ласково глажу клинок меча.
        «Сегодня мы повеселимся».
        - Ты не совсем прав.  - Один из глав МОН, смущенно улыбнулся и развел в стороны руки.  - Мы посовещались между собой, и решили, что такой непредсказуемый фактор как ты, бродящий по всему миру, мешает нашей организации…
        - И?  - Поторопил я свою жертву.
        - И мы решили, что от тебя нужно избавиться.
        Тень Каге расползлась по земле, и из нее появились несколько человек в таких же плащах, (Сосори, Дейдара, Конон, Какудзу, Забуза, Кисаме).
        «Ррр, день прекращает быть томным».
        Удивительно, но на этот раз, никто не стал произносить длинных красивых речей, (даже угроз и оскорблений не прозвучало). Какудзу скинул плащ, и распался на пять клубков черных нитей, два из которых тут же атаковали «волной огня» и «порывом ветра».
        Взмахиваю «Рельсой», напитанной чакрой ветра, и сорвавшийся с клинка серп, рассекает огненный шквал на две неравные части. И тут же мне приходится отпрыгивать назад, так как на то место где я стоял, приземлилась полуметровая жаба из глины, тут же взорвавшаяся огнем и дымом.
        Кисаме и Забуза, (как будто всю жизнь сражались в дуэте), атаковали с флангов, и мне едва удалось извернуться, что бы не попасть под лезвие одного из мечей. Раздался шелестящий звук, и мой торс обмотали бумажные ленты, а затем миловидная девушка, (очень холодным голосом), произнесла:
        - Взрыв.

* * *

        Тело «кровавого мечника» поглотил взрыв. Сильнейшие бойцы МОН, стояли широким кругом и настороженно всматривались в облако пыли.
        - Какой-то он слабак оказался.  - Неуверенно пробормотал Дейдара, разминая в руках кусок глины.
        - Он жив.  - Спокойно произнес Какудзу, всеми пятью клубками нитей чувствуя, что настоящий бой начнется только сейчас.
        - Хе-хе-хе, хи-хи… ха-ха-ха-ха!
        Порыв ветра разметал пылевое облако, и взглядам ниндзя отступников, предстал Шишио, одетый только в черные штаны и с мечом в правой руке, (его торс был обожжен, а лицо исказилось в безумном и радостном оскале). Миг, и Кисаме едва успевает блокировать сильнейший удар сверху вниз, (грозящий разделить синекожего мечника, на двух мечников поменьше). Свободная левая рука гиганта сложила три печати, а затем он топнул правой ногой, и вокруг него из земли выскочили ряды каменных шипов.
        Одна из масок Какудзу, атаковала «водной стеной», вторая маска добавила, «электрическую бурю», но обе эти техники были располовинены «лезвием огня», сорвавшимся с меча гиганта. Резкий бросок, и «Рельса» пронзает грудь Дейдары, нанизывая его на клинок, словно бабочку на гигантскую булавку. Рывок, и «кровавый мечник», левой рукой отводит «обезглавливатель», (меч Забузы), а окутанные «когтями ветра» пальцы второй руки, погружает в живот мечника, легко разрывая мягкую плоть.
        После серии хлопков, в бой вступила армия марионеток Сасори, (которые атаковали метательным оружием, измазанным ядом). В ответ на это, Шишио лишь расхохотался еще громче, порывом ветра отбросив от себя снаряды, а затем выдохнув «огненный вал». Под прикрытием пламени, великан сблизился с Кисаме, и нанес стремительный удар кулаком, целясь в правую скулу синекожего… но второй мечник МОН, успел прикрыться плоскостью меча, и его только лишь отбросило.
        - Комбинирование стихий: огненный ад!  - Произнес изгнанный глава клана Тенгу, сложив серию из полутора дюжин ручных печатей.
        Воздух загудел, с земли поднялось плотное пылевое облако, а затем вспыхнуло пламя, (температура которого была столь велика, что трескались камни и сплавлялась земля).
        - Комбинирование стихий: ледяной гигант.
        Не успело еще исчезнуть пламя, а в центре огненной бури уже возник десятиметровый ледяной силуэт, вооруженный двумя длинными ледяными мечами.
        Какудзу, (так же умеющий комбинировать стихии), выдул «гигантский огненный шар», и усилил его «порывом ветра», который заставил алое пламя принять почти белый цвет. В результате, ледяной гигант был уничтожен раньше, чем сумел сделать хоть шаг.
        - Так-так-так…  - Шишио появился на свободном участке земли, неподалеку от выживших бойцов МОН, (в его правой руке, удобно лежала рукоять вернувшегося к хозяину меча). - еще и пары минут не прошло, а трое ваших приятелей уже мертвы… не разочаровывайте меня!
        Серия ручных печатей в исполнении Кисаме, и в небо вздымается стена воды, всей своей массой обрушившаяся на великана. Тут же Какудзу атаковал «лезвиями ветра», «стеной огня», «цепной молнией», а под конец, сумел подловить «кровавого мечника», на секунду лишив его подвижности, (ставшая жидкой земля, мгновенно стала твердой как камень, сковывая ноги почти до колен). Единственная среди сражающихся девушка, не упустила шанс, и запустила в полет несколько сотен «бумажных журавликов», (каждый, представлял собой взрывную печать).
        Шишио попытался покрыть тело «водной броней», только бумажки оказалось не так просто уничтожить, и облепив тело человека, (подобно бинтам обматывающим мумию), они все разом взорвались. Облако дыма не успело рассеяться, а в эпицентр взрыва уже устремился «таран тьмы».
        Всплеск огненной чакры, (смешанной с чакрой ветра), прибил к земле пыль и разогнал тьму. Взглядам бойцов МОН, открылся вид на живого, (пусть потрепанного и во многих местах опаленного), и безумно улыбающегося Шишио.
        - Это уже лучше. Даже и не помню, когда в последний раз мне было так весело.
        - Ты силен…  - Губы Каге растянулись в неприятной кривой усмешке.  - Почему я не чувствую чакру демонов? Твой собственный объем огромен, но все же он имеет придел… так куда же ты дел хвостатых?
        - Я бы мог сказать, «это не твое дело»… но за столь прекрасное развлечение, вы достойны награды. Не буду рассказывать всех подробностей, просто поверь, енота, кошки и черепахи, больше нет в этом мире.
        Горбатый мужчина в черном плаще, скривился как от зубной боли, (если пропадут еще хотя бы два демона, ритуал будет сорван, а Такхизис это не понравится).
        - Значит, ты сейчас обычный смертный… жаль, я рассчитывал одолеть по настоящему сильного врага.
        - О, поверь: у меня есть чем тебя удивить.  - Вонзив «Рельсу» в землю, Шишио стремительно сложил полсотни ручных печатей, а затем прокусив мизинцы, громко хлопнул ладонями друг о друга.  - Техника подражания зверю: трансформация плоти.
        Шишио окутал покров чакры синего цвета, и его кожа тут же избавилась от всех следов повреждений, а затем начала обрастать алой шерстью. На пальцах гиганта выросли мощные, (загнутые), когти, лицо вытянулось, (рот превратился в орлиный клюв, длинные черные волосы выпали, заменившись на все ту же шерсть. На спине возник кожаный «горб», который разорвавшись, (при этом разбрасывая лоскутки кожи и капли крови), освободил два широких крыла, (так же как и шерсть, насыщенного красного цвета). Небольшая заминка произошла, когда штаны «кровавого мечника», разорвались, выпустив на свободу длинный хвост с кисточкой на кончике.
        Превращение завершилось, и теперь, перед бойцами МОН, во всей своей смертоносной красе, на задних лапах стоял огромный грифон. Ощущаемый уровень чакры, возрос едва ли не в шестеро, (позади остались не только люди с их ограниченными резервами, но и однохвостый енот с двухвостой кошкой).
        - Вот теперь повеселимся.  - Скрипучим голосом «прокаркал» Шишио, и вытащив из земли меч, с огромной скоростью рванул в атаку.
        Дважды Кисаме блокировал выпады «Рельсой», и этого времени хватило, что бы на грифона набросился один из клубков нитей, тут же оплетшего свою жертву. Произошел взрыв, (Какудзу пожертвовал огненным сердцем, что бы уничтожить врага), но когда пламя утихло, Шишио оказался почти невредим, а его глаза сверкали разноцветными звездами.
        Стремительно сложенная серия печатей свободной рукой, (хотя теперь, скорее уже лапой), и оставшиеся клубки нитей, начинает сковывать лед. В следующую секунду, грифон выдохнул поток белого пламени.
        - Стихия тьмы: высвобождение порабощенных душ.
        Хлопнув ладонями друг о друга, Каге развел руки, и из его груди начали вырываться небольшие сгустки черного дыма. Сперва их было немного, но уже через пару секунд, количество доросло до нескольких сотен. Из сгустков, образовались головы с карикатурными человеческими лицами, искаженными в крике боли, и все они полетели к «кровавому мечнику», оставляя за собой шлейф полупрозрачной тьмы.
        Попытка испепелить сущности «огненным шаром» не принесла успеха, а ускользнуть из-под атаки оказалось невозможным, так как «головы» упорно преследовали свою жертву. При соприкосновении с первыми «снарядами», Шишио почти ничего не почувствовал, (только легкий холод в месте контакта), но когда навалилась вся масса этих тварей…
        - РРР!
        Всплеск чакры воздуха, (по силе сравнимый с ураганом), поднял облако пыли, а затем последовал всплеск чакры огня, (испепеливший все, что находилось в радиусе двух десятков метров от крылатого великана). Когда члены МОН, вернули себе способность видеть, их взглядам предстал красный грифон, (местами обгоревший), стоящий вертикально, только благодаря вонзенному в землю мечу.
        - Не теряйте времени… не дайте ему прийти в себя.  - Сплевывая густую черную кровь, прошипел Каге, заваливаясь на бок.
        Кисаме не заставил себя просить дважды, и оказавшись рядом с противником, попытался укоротить его на голову, но грифон продемонстрировал неплохую скорость уклонения, (пусть и двигался гораздо медленнее чем раньше.

* * *

        Уже и не помню, когда в последний раз чувствовал такую слабость. Тело, (превращенное в подобие грифоньего, при помощи техники «подражания зверю»), казалось неуклюжим и медленным, руки и ноги, (словно заполненные жидким свинцом), едва успевали за командами мозга. Но хуже всего было то, что поочередно замирало то одно, то другое сердце, и приходилось тратить волевое усилие и запас чакры, дабы снова заставлять их биться.
        «А ведь я изначально даже внимания на эту технику не обратил, а опомнился только тогда, когда эти дымные твари, начали высасывать мою силу».
        Синекожий мужик, (Кисаме), наконец скинул бинты с своего меча… если бы у меня было больше сил, я бы сказал что ни будь ехидное о зубастой рыбьей голове, и ориентации хозяина такого оружия, (только вот как раз в это время, все внимание и волю приходилось направлять на контроль собственного организма, и отбивания новой порции «журавликов», которые в меня посылала брюнетка с кукольным лицом).
        «Нет, это так продолжаться не может».
        Напитав мышцы остатками чакры, рывком сближаюсь с брюнеткой, и заблокировав удар Кисаме «Рельсой», опускаю кулак на черноволосую макушку. Девушка удивила, распавшись на бумажные ленты, которые обвились вокруг моего торса.
        «Опять?!».
        Взрыв оказался не настолько сильным как ожидалось, да и рениган поглотил часть энергии, немного восстановив мой резерв, (однако крыльями по назначению теперь воспользоваться не получится). Зарычав, бросаю свое оружие в то место, где ощущается чакра противницы, и на этот раз, попадаю точно в цель. До ушей доносится вскрик, но порадоваться успеху не дает мечник, вновь обрушивающий удар своего уродливого клинка.
        Миг соприкосновения с плотью, и я отскакиваю назад, одновременно прижигая культю, оставшуюся на месте левой руки. Противник самодовольно скалится, сапогом наступая на кисть и половину предплечья, упавшие на землю.
        «Чакры на регенерацию недостаточно… да и не на все атакующие техники энергии хватит».
        Удивительно, но оказавшись на грани жизни и смерти, (впервые за не помню сколько лет), я ощущал наслаждение. Хотелось, что бы эти секунды тянулись вечно, но Кисаме явно не собирался давать время на восстановление. Мы одновременно рванули навстречу друг другу, и в тот миг, когда итог боя должен был решиться одним ударом, мне улыбнулась удача, (или же это последствия безумного поступка?).
        Жертвуя второй рукой, отвожу меч противника в сторону, и вытянув шею, вонзаю свой клюв в оскаленное в улыбке лицо. Удивление навсегда застыло в глазах мечника, после того как мой клюв, (напитанный чакрой воздуха), пробил лицевую кость и вонзился в мозг.
        Мотнув головой, сбрасываю на землю мертвое тело, и облизнувшись чуть удлинившимся языком, начинаю хохотать. Эта победа далась тяжело, за нее пришлось заплатить обеими руками, и истощением источников чакры, но от того она намного более ценна, чем сотни и сотни прочих битв.
        «Скоро чакра восстановится, и при помощи ренигана я верну руки и вылечу крылья. Понять бы теперь, как отменить технику, превратившую меня в грифона».
        Что-то привлекло мое внимание, заставив опустить взгляд к земле. Последнее, что я увидел, это как из моей же тени, вырываются шесть тонких длинных лезвий, пронзающих мою грудь, а затем и седьмое, устремившееся прямо в голову.

* * *

        - Хе-хе-хи-ха-ха! Победа!
        Запрокинув голову, Каге самозабвенно хохотал, (стоя на коленях и так и не расцепив руки, замеревшие в последней печати сложнейшей техники, «выпившей» все остатки чакры). В десяти метрах от него, стоял красный грифон, грудь которого пробили шесть «клинков тьмы», и еще один клинок, вонзился прямо в рениган, (уничтожая ценный и дорогостоящий орган).
        Наконец замолчав, основатель МОН, поднялся на ноги и осмотревшись приказал:
        - Вылезай Какудзу, все уже закончилось.
        После этих слов, земля в нескольких метрах от Каге «забурлила», и на поверхность выбрался зеленоглазый ниндзя в маске скрывающей нижнюю половину лица. Окинув поле боя взглядом, он покачал головой и произнес:
        - Нужно собрать головы, и оружие.  - Немного подумав, он добавил.  - Жаль что ты уничтожил его сердца и рениган, они могли бы нам пригодиться.
        - А ты знаешь другой способ, как можно убить подобную живучую тварь? Если «да», то нужно было действовать раньше, чем я применил свою технику, а не прятаться под землей, пока остальные честно сражались…
        - …и умирали.  - Какудзу хмыкнул.  - Я не в первый раз сталкивался с «кровавым мечником», и примерно представлял, что от него можно ожидать. Будь при нем его демоны, и нам бы не помогли никакие уловки и численное преимущество.
        - Жаль… жаль что жизнь не терпит сослагательных наклонений.  - Каге сплюнул на землю слюну смешанную с кровью, и наконец развеял технику, «клинков тьмы».  - Собираем трофеи и уходим. Сейчас я не смогу выдержать бой даже с тройкой генинов, не говоря уже о ком ни будь сильнее.

        БЕЗ РЕЗКИХ ДВИЖЕНИЙ

        Юдзиро

        «Вот и настал тот день, которого с нетерпением ждали, и боялись ученики академии… ну почти все».
        Как всегда, я сидел за последней партой, и лениво рассматривал бланк с теоретическими вопросами. Первая из трех частей экзамена на Генина, определяла интеллектуальный потенциал выпускника, (хотя по правде, все кому надо, уже знали, на что способен каждый студент).
        Как «по страшному секрету» поведал мне один из бойцов в белой маске: экзамен это традиция, призванная вдохновить учеников, показав им примерный уровень их способностей, (выставляемые баллы, только подогревают соревновательный интерес). Исходя из этого, (в теории), я мог бы получить свой протектор, (значок с изображением символа деревни), даже не отвечая на вопросы, и провалив практические задания, (но в таком случае, Данза сильно расстроится, после чего расстраиваться придется уже мне).
        «Итак, вопрос номер один…»
        Дописав теоретическую часть, сдаю бланки на стол учителя, и направляюсь к ближайшему полигону. Наставник по рукопашному бою, (не мой, а академии), выдал набор метательных ножей и звезд, и делая отметки в журнале, приказал бросать снаряды из разных положений, (стоя, сидя, лежа и набегу). После этого мне разрешили посидеть на скамейке, в ожидании партнера для спарринга.
        Почти сразу за мной, на полигон пришла розоволосая девчонка, (кажется «Сакура»), которая чуть было в обморок не упала, стоило учителю предложить ей, сдать норматив по рукопашному бою в компании со мной. Честно говоря, глядя на ее бледное лицо, (неужели я такой страшный?), мне в голову приходили мысли только о том, что среди ниндзя ей делать нечего.
        К нашему обоюдному удовольствию, раньше чем начался бой, на полигон пришли Саске Учиха, и Чоуджи Акимичи.
        - Учиха, я выбираю тебя.  - Нагло ухмыляясь и разминая кулаки, выхожу навстречу брюнету, у которого от злости аж скулы свело.
        Наш спарринг затянулся аж на десять секунд, (потомственный «пучеглаз», за последний год серьезно повысил свои скоростные характеристики). Дважды он атаковал с наскока, (один раз даже увернулся от встречного удара), и постоянно делал ложные рывки, пытаясь заставить меня нервничать и пропустить настоящую атаку.
        При очередном рывке, я перехватил его левую руку, (кулак которой должен был попасть в правый висок), и дернув на себя, подставил согнутое колено, врезавшееся точно в солнечное сплетение Учихи. Оставалось ударом по затылку лишить противника чувств, и дождаться оценки наставника.
        Третий этап экзамена, (как и первый), проходил в классе академии, и состоял из демонстрации двух техник с применением чакры. Если учитывать, что за годы обучения, в этих стенах выпускникам показывали всего три техники, то выбор становится невелик.

* * *

        По итогам экзамена, тех кто провалил задания, не оказалось, (хоть как мне сообщили, мой братишка едва не умудрился это сделать, но на такой случай был предусмотрен план «Б»).
        И вот мы все снова сидим в аудитории, ждем распределения по командам. Господин Данза, (да скрутит ревматизм его спину), пообещал, что сегодня меня ждет несколько сюрпризов, (как приятных, так и неприятных).
        Вот в класс вошел преподаватель со списком в руках. Первые пять команд мне были не интересны, (посредственные ученики, и такие же «серые» наставники), а вот дальше начались сюрпризы.
        - Команда номер шесть: Учиха Саске; Инудзука Кибо; Абурами Шино. Капитан: Хатаки Какаши.
        «Странно, почему не поставили кого ни будь из взрослых Учих? Саске же вроде бы будущий глава клана. Или старики решили вернуть из „тени“ его старшего брата? Так он после опытов, едва живой».
        - Команда номер семь: Саки Сай; Хъюга Хината; Узумаки Наруто. Капитан команды: Тенза Ямато.
        «Оп-ля! Похоже я только что лишился одного из предполагаемых напарников».
        - Команда номер восемь: Харуна Сакура; Ханма Юдзиро; Дарк Рио. Капитан команды: Шан Цунг.
        «Ну вообще… просто слов нет. О капитане ничего сказать не могу, (никогда о нем не слышал), но розововолосый монстр, отзывающийся на имя „Сакура“, точно долго не проживет».
        Дальнейшее распределение прошло без сюрпризов, и учитель приказав ждать своих командиров, поспешил покинуть аудиторию, что бы дать детям, «повариться в собственном соку».
        Вопреки законам жанра, ждать нам пришлось недолго. Прошло всего минуты две, (дети еще не успели устроить значительный беспорядок), и тут зловеще открылась входная дверь, (не знаю как это получилось, но дверь открылась именно зловеще).
        В мгновенно наступившей тишине, в класс вошел невысокий мужчина, одетый в майку без рукавов и широкие штаны, (черного цвета). Его волосы были зачесаны назад, и заплетены в тугую косу до середины спины, лицо же выражало желание избавить мир от необходимости терпеть наше существование.
        - Команда номер восемь: за мной.  - Спокойным, (почти доброжелательным), голосом, приказал этот человек, единственным взглядом глубоких черных глаз, отбивая любое желание возражать.
        «Я что… боюсь?».
        Осознание эмоции, мелькнувшей в моем сознании, пробудило спавшую до этого момента ярость. Тем временем, Шан Цунг уже вышел из аудитории, даже не убедившись, что мы последуем за ним. Под моими руками, треснула столешница, и только этот звук позволил немного успокоиться.
        «Я убью его… но позже. Пока что, он зачем-то нужен Данза… которого я тоже убью, как только восстановлю все свои навыки».
        Успокоив себя мысленным монологом, направляюсь вслед за высоким худощавым парнем в белом костюме, и розововолосой девчонкой в малиновом платье.

* * *

        Следуя за Шан Цунгом, мы вышли из академии, прошлись по нескольким улицам «Конохи», (игнорируя оглядывающихся на нашу процессию прохожих), а затем углубились в один из маленьких парков на краю деревни. Пару раз Сакура хотела заговорить, но натыкаясь взглядом на спину Рио, или мое лицо, (непонятно почему), предпочитала продолжить хранить молчание.
        Остановились мы, только добравшись до одного из полигонов, предназначенных для тренировок новоявленных генинов. Шан Цунг, встал в середине поляны, и повернувшись к нам лицом, сложив руки на груди заговорил:
        - Я читал ваши досье… и должен сказать, что они меня не впечатлили. Один из вас, является берсерком, которому наплевать на окружающих, лишь бы подраться с достойным противником, вторая вообще шизофреничка…
        - Да как вы…  - Вскинулась Сакура, но тут же стушевалась под тяжелым взглядом наставника.
        - Третий же, «первая ласточка» генной инженерии. Вас бы следовало закрыть по клеткам, и держать для опытов, но начальство решило, что сейчас полезнее будет создать команду, способную решать необычные задачи. Что ж, не мне спорить с Хокаге. Прежде чем мы начнем тренировки и совместные выполнения заданий, я хочу увидеть, что вы можете. Нападайте так, словно хотите меня убить, и не переживайте, я вас не пораню.
        «Мужик… ты труп».
        Вспышку гнева удалось подавить в «зародыше», и я наконец смог оценить потенциальную угрозу, исходящую от Шан Цунга. Этот человек казался спокойным как айсберг, но воздух вокруг его тела, едва не «бурлил» от энергии, имеющей явную предрасположенность к стихии огня.
        - Рио?  - Окликнул я своего напарника, (о Сакуре можно было забыть, она чуть ли не падала в обморок, и драться не собиралась).
        - На подготовку, мне нужно секунд десять.  - Совершенно спокойным голосом, (не сочетающимся с широким оскалом), заявил он, отправляя в рот пакетик с красной жидкостью.
        «Кровь? Хотя… меня это не касается».
        Напитываю мышцы чакрой, и совершив рывок, наношу удар ногой в живот противнику. Мужчина подставил ладонь, и его пальцы сомкнулись на моей стопе, (при этом он даже не покачнулся, гася инерцию моего тела).
        - Слишком медленно.
        Я успел вырвать конечность из захвата и отпрыгнуть, прежде чем вторая рука Цунга, врезалась в мой торс.
        «Итак… грубой силой его не победить, да и в скорости я явно уступаю».
        В моем прошлом мире, жил доктор, (фанатик от науки, но только такие и способны достигать значимых результатов), который хотел доказать превосходство разума над инстинктами. Долгие годы он разрабатывал программу тренировок собственного тела, и в итоге сделал из себя настоящую боевую машину, (однако все равно проиграл моему сынишке). Главным «козырем» этого человека, была разработанная им техника боя, опирающаяся на то, что человеческое тело, более чем на семьдесят процентов состоит из жидкости.
        В обычном состоянии, жидкость в теле человека, уменьшает наносимый организму урон, но этот врач, научился создавать импульс, заставляющий жидкость наоборот, повреждать весь организм, вне зависимости от того, по какой части тела был нанесен удар. разумеется, я не мог не обратить внимания на подобное дарование, и даже научился наносить удары, создающие этот импульс. И похоже, что пришло время опробовать этот навык на своем командире, (исполнив при этом мечту всех подчиненных).
        Рывок, и моя ладонь натыкается на жесткий блок Шан Цунга, но я и не собирался целиться по торсу. Импульс прошел по телу мужчины, заставив его отшатнуться и покачнуться, (силен, обычный человек уже потерял бы сознание).
        - Кхе-кхе… неплохо.  - Капитан усмехнулся, не обращая внимания на то, что из уголка рта течет струйка крови.  - Попробуй кА еще разок.
        Рывок… удар ладонью… и мое запястье оказывается в тисках пальцев руки Шан Цунга, (но примерно на это я и рассчитывал, так что вторая рука уже была направлена в середину груди мужчины). За мгновение до касания, (которое должно было заставить сердце капитана остановиться), и второе запястье было перехвачено, а мне в живот, врезалось колено противника, заставляя согнуться и закашляться.
        Периферическим зрением замечаю, как справа мелькнул чей-то силуэт, а в следующий миг меня бесцеремонно отбросили в сторону. Сделав в воздухе сальто, приземляюсь на ноги, и вижу как Рио, проводит комбинацию называемую «тридцать два касания небес», (атакующая техника клана Хъюг, доступная им благодаря особенностям развития «тенкецу»).
        «Никогда бы не подумал, что он родственник серебрянноглазых».
        Тем временем, Шан Цунг отступил на пару шагов назад, (уходя из зоны поражения техники), но Рио, не раздумывая прыгнул вперед, (пытаясь достать капитана ногой), а когда его задумка провалилась, начал вращаться, создав «вихрь чакры».
        Противник, (по моему нескромному мнению), оказался довольно крепким, (а по силе, наверное входил в десятку лучших бойцов «Конохи»). Во всяком случае, «вихрь чакры», был пробит первым же ударом, а затем шея Рио, оказалась в захвате левой руки джонина. Что бы помочь напарнику, (гибель парня не входила в мои планы… пока что), пришлось рвануть вперед на максимальной скорости, на ходу нанося несколько ударов по болевым точкам.
        Шан Цунг, отпрыгнул назад, и швырнул в меня тело напарника, после чего моментально сложил серию печатей, и насмешливо, (потому что медленно растягивал каждый звук), произнес:
        - Стихия земли: подземное погребение.
        Миг, и земля под моими ногами становится вязкой, (оттолкнуться я не успел), а затем меня стремительно затянуло вглубь трясины, напрочь игнорируя все попытки к сопротивлению.
        «Вот… демон».
        Это последнее, что пришло мне в голову, прежде чем земля сомкнулась, отрезая доступ к кислороду.

* * *

        Мы пришли в себя, лежа на траве лицом к небу, (все тело болело, а на душе было настолько паршиво, будто выпил банку тухлого рассола).
        - Итак.  - Шан Цунг откашлялся в кулак, привлекая к себе внимание.  - Я посмотрел на ваши боевые навыки, и вы меня разочаровали. В ближайшие четыре месяца, мы будем отрабатывать командные действия, а так же уделим внимание вашим скоростным характеристикам. Тренировки будут тяжелыми, и я надеюсь, что не все из вас их переживут, (взгляд на розоволосую девочку с пепельно белым лицом). С сегодняшнего дня, забудьте про такие слова как «кровать», «перерыв», «спокойствие», ну и разумеется «милосердие». Даю вам пять минут, что бы принять вертикальное положение, и мы начнем наше первое занятие…

* * *

        Дни потянулись за днями, а вскоре члены нашего отряда вообще потеряли счет времени. На тренировках мы либо нарабатывали выносливость, либо изучали новые техники, (как приемы рукопашного боя, так и стихийные «заклинания»), либо спарринговались, (друг с другом, или с капитаном). Даже Сакура, постепенно превратилась в бойца, (плохенького на фоне меня и Рио, но способного конкурировать с другими выпускниками академии).
        Как и другие команды, мы выполняли различные задания, (вроде выгула собак или прополки огородов), но если для остальных это была работа, нами это расценивалось как отдых. Уже на вторую неделю, Шан Цунг приобрел одну большую палатку, и теперь мы живем прямо на полигоне, (в условиях приближенных к боевым). Стирать, готовить, (копать отхожие ямы), приходится в свободное от тренировок время, (постоянно находясь наготове отразить атаку «теневого клона» изображающего условного противника).
        Не думал что такое скажу: но манера преподавания Шан Цунга, мне нравится, и когда я наберу полную силу, он умрет быстро и без мучений.
        В один из дней, (после очередного спарринга с капитаном), мы лежали у костра, (в живописных позах), и Рио соизволил рассказать о своих способностях. Оказалось, что он является первым удачным образцом, вышедшим из лабораторий, где создавали новый улучшенный геном. Выпив некоторое количество крови представителя какого либо клана, (сильного ниндзя или даже животного), парень на некоторое время получает способности своей жертвы, (далеко не все, и в несколько урезанном виде), а кроме того, через кровь он способен восстанавливать свой запас чакры.
        Разумеется, Рио не рассказал о всех своих способностях, (все же мы хоть и напарники, но однажды нам может понадобиться сражаться между собой), но даже то, о чем мне стало известно, впечатляло своими перспективами.
        А однажды вечером, (после безвкусного но сытного ужина), капитан объявил, что завтра мы отправляемся на задание за пределы деревни. Нашей задачей будет скрытное прикрытие команды номер семь, которую отправляют на сопровождение престарелого архитектора из страны «Волн».
        - Так что, проверьте амуницию, и запаситесь продуктами, прогулка ожидается долгая и скучная.  - Шан Цунг состроил печальную гримасу.  - Так как мы отправляемся тайно, о тренировках на некоторое время придется забыть.
        «Странно, вроде бы все молчат, но я отчетливо слышал громкое „ура“ со стороны Сакуры».
        Поудивлявшись своим слуховым галлюцинациям, отправляюсь собирать вещи, (все же, не хотелось бы на первом же серьезном задании, «ударить в грязь лицом»).
        На утро, мы вышли из «Конохи», через один из тайных проходов, известных лишь бойцам спецслужб. Команда, которую мы страховали, двигалась прямо по дороге, (из-за того, что они сопровождали обычного человека, мы были вынуждены следовать с его скоростью).
        Обязанности «сенсора» в нашей команде были возложены на Рио, который раз в пятнадцать-тридцать минут, делал несколько глотков из одной из трех фляжек, и его глаза на некоторое время приобретали серебристый цвет. За то, что парень получает способности, через кровь, я прозвал его «вампиреныш», но брюнет кажется совсем не обижался на это.
        Первые два дня дороги, было абсолютно скучно, (я всерьез рассматривал возможность, «проверить бдительность» страхуемого нами отряда, путем ночного нападения), и только на третий день, начали происходить хоть какие-то события. Проще говоря, на охраняемого человека напали ниндзя отступники.
        Все началось с того, что впереди на дороге была обнаружена лужа, (что само по себе подозрительно, при условии что вторую неделю держится засушливая погода). Мой братец, решил продемонстрировать свою бдительность, и метнул в искусственный водоем, несколько взрывных печатей.
        Прогремел взрыв, (поднявший столб жидкой грязи), и этим решили воспользоваться нукенины, (которые оказывается прятались в земле под дорогой, да еще и маскировались настолько успешно, что их даже Ямато не почувствовал). В мгновение, отряд оказался окружен четырьмя взрослыми ниндзя, у которых кроме перечеркнутых «протекторов», (отличительный знак Нукенинов), имелись еще и значки в виде серебряных треугольников, (а это уже знак принадлежности к МОН).
        - Четверо против четверых… не лучший расклад. Вмешаемся?  - Обратился Рио к нашему командиру.
        - Сперва посмотрим, на что способна седьмая команда.  - Отозвался Шан Цунг.  - И прежде чем вступать в бой, тебе следует изменить цвет глаз.
        Парень, (так и не сменивший свой белый костюм), послушно закинул в рот капсулу с кровью, и на вопросительный взгляд пояснил:
        - Кровь Инудзука.
        «Предпочитает кланы рукопашников… могу его понять».
        Бой начался с того, что четверка бойцов МОН, одновременно сложив печати, атаковали команду «Конохи», «каменными ядрами», (целясь исключительно в охраняемого мужчину). Ямато, (сложив всего одну печать), заставил вырасти из земли четыре деревянных столба, (принявшие на себя снаряды), которые затем превратились в «древесных клонов».
        - Неплохой ход.  - Оценил действия капитана седьмой команды, наш командир.  - Было бы совсем хорошо, если бы он еще и подчиненным приказы отдавать начал.
        Тем временем, Наруто, (видимо решив что у него забирают славу от первой победы над врагом), создал пять «теневых клонов», и с яростным криком бросился на ближайшего отступника.
        Клоны закономерно были уничтожены в первые секунды, а сам «герой», был ранен в плечо метательным ножом, (на этот раз использованным как колющее оружие). однако, боец МОН, не успел развить свой успех, так как за его спиной появилась Хината, без раздумий применившая комбинацию ударов «тридцать два касания небес». Уже обезвреженную жертву, мой братишка «приголубил» кулаком здоровой руки, по макушке.
        В это же время, Сай натравил на еще одного противника «чернильных зверей», (забавные оживающие рисунки, становящиеся трехмерными, после того как сойдут с блокнотного листа, и столь же легко разрешимые, как и «теневые клоны»). Затем, (будто в порыве глупости, называемой по ошибке «храбрость»), он бросился прямо на выставленный вперед нож… а когда оружие пробило его грудь, неожиданно растекся чернилами, оказавшись «чернильным клоном».
        Воспользовавшись тем, что противник замешкался, настоящий Сай атаковал со спины, вонзив ему в шею несколько метательных игл.
        Капитан со своими врагами справился так же быстро, (просто задавив их грубой силой). Сперва отступников сковали «древесные кандалы», а затем раздавили несколько бревен.
        - Вот и все, а вы переживали.  - Усмехнулся Шан Цунг.  - Давайте отойдем подальше, что бы нас не обнаружили, когда будут искать наблюдателей и сообщников этих неудачников.

* * *

        После допроса пленных, седьмая команда продолжила путь в прежнем направлении, (пленных разумеется добили, а их головы запечатали в специальные свитки). На первый взгляд, ничего не изменилось, (охраняемый вполне спокойно двигался по дороге, ниндзя его охраняли), но стоило чуть внимательнее присмотреться к моему братишке, как перемены становились очевидны.
        Наруто нервничал, (ведь он оказался единственным, кто не справился со своим противником, из-за чего Хинате пришлось спешить на помощь), а еще он злился на подругу, которая не дала продемонстрировать все навыки. Сын героев, (непонятно почему так же причисляющий к героям и себя), вел себя так, будто девочка вместо поцелуя, плюнула ему в лицо, (и еще посмеялась после этого).
        «Н-да… воспитание наследника Узумаки, оставляет желать лучшего. Может быть мне самому заявить права на этот титул? Хотя мне это совершенно ненужно: слишком много бесполезной возни с этикетом, документами, и проблемами соклановцев».
        Наверное, если бы монотонная ходьба по дороге продлилась на пару дней больше, Наруто устроил бы скандал, (и жертвой его гнева, стала бы Хината, пытающаяся успокоить парня). Однако, удача улыбнулась седьмой команде, и в момент когда атмосфера внутри коллектива стала накалена до критической отметки, впереди показалось море.
        В отличие от капитана Ямато и его подопечных, (с удобствами расположившихся в лодке), нашей команде пришлось перебираться на остров, плывя на самодельном плоту, (собранном из дюжины бревен, связанных несколькими канатами). В результате, на берег мы выбрались вымокшие до нитки, и злые на весь мир.
        - Мне нравится ваш настрой.  - Заявил Шан Цунг.  - Он пригодиться вам, во время предстоящего сражения.

* * *

        Стоило седьмой команде углубиться на территорию острова, как в воздухе появился туман, (становящийся все гуще с каждой секундой), и раздался голос, (грубый и хриплый), потребовавший отдать охраняемого старика. Разумеется, ответ капитана Ямато был однозначен, и не успели еще затихнуть его слова, как из-за деревьев появились пятеро неизвестных в черных плащах с эмблемами МОН.
        - К бою.  - Скомандовал Шан Цунг, первым срываясь с места.
        На бегу, я успел заметить у одного из нападающих меч, (один из семи мечей мечников тумана, описание которых пришлось учить в детстве вместо стишков). Данный клинок, имел название «обезглавливатель», и его особой способностью было восстановление, при впитывании крови.
        «Могло бы быть и хуже».
        Успел подумать я, прежде чем туман стал настолько густым, что рассмотреть хоть что-то, дальше пары метров от себя, становилось невозможно.
        - Стихия ветра: великий ураган!  - Прокричал наш капитан, (скорее всего для того, что бы мы успели упасть на землю, и не попали под действие техники).
        Поднявшийся ветер, едва не валил деревья, и в считанные мгновения, нормальная видимость была восстановлена. Однако, за прошедшие секунды, успело произойти достаточно многое, (скорость тренированного джонина, это нечто невообразимое).
        Хозяин «обезглавливателя», уже успел разрубить трех древесных клонов, и теперь вонзил свой меч в грудь капитану Ямато… который так же оказался клоном. Шан Цунг в это время, отбивался от двух напарников мечника, одновременно уворачиваясь от «водных ядер» посылаемых третьим противником. Над остальными членами седьмой команды, откровенно глумился последний нападающий, для избиения детей, использующий только ноги.
        «Джонинам мы ничем помочь не сможем, и скорее только будем под ногами путаться».
        - Рио, за мной. Сакура, прикрывай метательным оружием, и в ближний бой не лезь.  - Все это было произнесено набегу, за секунду до того, как я налетел на выбранного противника.
        Всего один удар с «импульсом», попавший точно по подставленной руке, и мужчина отшатывается, кашляя кровью и вытирая кровь текущую из носа и глаз. Не давая ему опомниться, наношу удар ногой в живот, и в этот момент, Рио вонзает нож в бок моей жертве. Эта победа, оказалась первым, (и как выяснилось чуть позже), последним успехом нашей команды.
        Внезапно, поле боя накрыла «жажда крови», настолько сильная, что она просто не могла принадлежать человеку. Мне пришлось приложить немало усилий, что бы сбросить с себя оцепенение, и повернуть голову в сторону источника угрозы.
        Из сгустившейся тени, (с неспешной торжественностью), выплыл человек, (горбатый, широкоплечий, с длинными и мускулистыми руками, одетый в плащ с капюшоном закрывающим лицо). На его груди висел золотой треугольник МОН, а на видимой, (нижней), части лица, играла безумная улыбка.
        - Забуза… как удачно ты меня вызвал.  - Обратился новый враг к мужчине с «обезглавливателем» и черными белками глаз).  - Как мило со стороны «Конохи», подарить нам своего джинчурики.
        С появлением нового лица, (пусть и скрытого капюшоном), бой прекратился, (что немало обрадовало противников Шан Цунга).
        - Уходите, мы сами здесь разберемся.  - Приказал горбатый.
        - Но господин Каге…  - Попытался было возразить один из тройки напарников Забузы.
        - Вы будете только путаться под ногами.
        С этим заявлением никто спорить не стал, и троица Нукенинов, сорвавшись с места, бросилась бежать прочь. Тем временем, названный «Каге», сложил всего одну ручную печать, и произнес:
        - Стихия тьмы: лес черных копий.

* * *

        Я пришел в себя, лежа на ровном каменном полу, в каком-то просторном зале, центр которого занимали восемь белых столбов, между которыми находился огромный многохвостый зверь с черной шерстью, скованный десятками толстых цепей. В стенах имелись арки ведущие в темные коридоры, (но они были перекрыты какими-то пленками и бумажками), а больше ничего интересного вокруг не имелось.
        Монстр, (после пристального рассматривания, оказавшийся девятихвостым лисом), непрерывно рычал и ревел, а еще пытался вырваться из сковывающих его цепей.
        - Значит, это мой демон? Похоже при разделении, ума ему не досталось.  - Обойдя столбы по кругу, печально качаю головой.  - От своего подсознания, я ожидал чего-то… чего-то другого.
        Подойдя к одной из арок, рывком снимаю с нее перекрывающую проход пленку. Тут же в коридоре загорелись факелы, (закрепленные в держателях на стенах), а мою голову пронзила резкая боль.
        «Какого черта?!»
        Боль прошла столь же внезапно, как и появилась, а у меня в голове появились воспоминания, (о прошлой жизни), и мысли, ранее даже не волновавшие. Зарычав, (не хуже демона в цепях), пробегаю по всему залу, срывая закрывающие коридоры пленки, (боль была сильной, но «бурлящая» ярость ее полностью подавляла).
        С каждой секундой, мыслить становилось все проще, и теперь мне стали видны все странности своего поведения. Одного того факта, что я позволял помыкать собой паре каких-то стариков, заигравшихся в «живых солдатиков», уже говорит о многом.
        - Закладок понаставили… на верность, глупость, и подавляющие волю. Ну-ну… посмотрим теперь, чего вы стоите.  - Повернув голову к бешено дергающемуся лису, широко ухмыляюсь.  - Но сперва, я разберусь со своим наследством.
        Встав в полный рост, щелкаю пальцами, и колонны вместе с цепями, вздрогнув, просто растаяли, (не ожидавший подобного демон, растянулся на полу, словно новорожденный щенок). Не давая монстру прийти в себя, напрягаю всю свою волю, и с потолка срывается десяток каменных кольев, легко пронзивших лисье тело.
        Подхожу вплотную к демону, (скулящему от боли, и «прожигающему» меня ненавидящим и испуганным взглядом), а затем одним ударом, пробиваю его череп, все глубже погружая руку.
        «Это мое подсознание… здесь я бог, а значит любое мое желание, будет воплощено».
        Тело лиса превратилось в черную жижу, которая начала впитываться в меня.
        - Ха-ха-ха… теперь повоюем!

* * *

        Взгляд со стороны

        Кроме двух джонинов, (Ямато и Шан Цунга), от черных кольев, выскочивших из почти всех теней в радиусе сотни метров, сумел увернуться еще и рыжеволосый подросток, (который мог похвастать рельефной мускулатурой, внешне делающей его чуть старше своего возраста). Только одно «копье тьмы», задело его бок, (рана тут же затянулась, не давая истечь кровью), и на несколько секунд, его взгляд потерял всякую осмысленность.
        Внезапно, глаза парня вспыхнули яростью и азартом, губы растянулись в зверином оскале, а тело начал окутывать пока еще жидкий покров из чакры, (похожий на черный дым).
        Присев на полусогнутых ногах, Юдзиро прыгнул вверх и вперед, и стал стремительно удаляться от поля боя, двигаясь вглубь острова.
        - Проклятье.  - Недовольно «рыкнул» Шан Цунг.  - Разберись здесь, а я за пацаном.
        Не дожидаясь ответа от напарника, он рванул вслед за подопечным, оставляя за спиной капитана седьмой команды, и пятерых израненных детей, против которых стояли Каге, (один из глав МОН), и мечник со странными глазами, (белки которых имели черный цвет).

* * *

        Юдзиро

        Остановился я, только пробежав два километра, (впереди как раз показалась большая деревня). За мной, (как и ожидалось), бежал только Шан Цунг, (хотя было заметно, что он бережет силы).
        Почему я вообще решил убежать, (получив доступ к силе девятихвостого демона)? Основных причины две: во-первых мое тело еще не готово пропускать через себя большие объемы столь агрессивной чакры; во-вторых, в данный момент у меня нет даже теоретических шансов победить существо вроде Каге, (способное становиться бесплотным), а ведь только получив свободу, жить очень хочется.
        - И почему же ты остановился?  - Спросил мой бывший командир, приземлившись в паре десятков метров от меня.
        - Просто, этого расстояния достаточно, что бы нам никто не помешал.  - Напитываю тело чакрой демона, и согнув ноги, готовлюсь к рывку, (пальцы рук согнуты в подобие когтей, а глаза почти закрыты).
        - Похоже зверь решил сорваться с поводка.  - Шан Цунг стоял в расслабленной позе, показывая что за достойного противника меня не считает.  - Придется заняться твоей дрессировкой.
        «Ну-ну… продолжай свой монолог, мне это только на пользу».
        Срываюсь с места, и вот моя левая рука уже почти касается глаз капитана, но за мгновение до контакта, его пальцы смыкаются на моем запястье и отводят конечность в сторону. Удар кулаком в челюсть, был заблокирован ладонью, но выражение превосходства недолго задержалось на лице бывшего командира, так как «импульс», можно передавать не только ударом рук, но и ног, (а при желании, даже головы… хоть это и опасно для собственного мозга).
        В этот раз, ничего экстремального я совершать не стал, а просто коснулся правой стопой, живота удерживающего мои руки мужчины. Шан Цунг отшатнулся, (его едва не вырвало), но я не дал ему оклематься, передав еще один «импульс» уже ударом ладони в правый бок.
        Дальнейшая минута, была занята превращением человеческого тела, в месиво из костей и мяса, (а ведь все начиналось с ударов по болевым точкам, расположенным на торсе).
        - Вот так, из-за недооценки противника, сильные и умелые, проигрывают молодым и хитрым.  - Нервно хохотнув, «прислушиваюсь» к ощущению чакры.
        Там, откуда я так вовремя убежал, сейчас шел нешуточный бой… и мне совсем не хотелось дожидаться его результата.
        «Сперва нужно привести тело в достойный вид, а уже потом можно будет вернуться в „Коноху“, для разговора с Хокаге и Данзой».
        Напитав мышцы чакрой, (на этот раз своей а не демона), начинаю бежать параллельно берегу, постепенно удаляясь от изувеченного, (но все еще живого), тела бывшего командира. Выжить ему не удастся, (об этом я позаботился, повреждая внутренние органы), но и легкой смерть тоже не будет.

* * *

        Каге

        Бегство рыжеволосого парня, и одного из джонинов «Конохи», были неожиданностью. На несколько секунд, на поле боя установилась тишина, (а меня начало мучить чувство, будто бы мы застали семейную разборку).
        - Гхм… может быть ты отдашь нам блондина, а затем заберешь раненых подопечных и уйдешь?  - Предлагаю, особо не надеясь на положительный ответ.
        Оставшийся Джонин не разочаровал, и сложив серию печатей прокричал:
        - Стихия дерева: лес терний.
        Из земли тут же начали расти многочисленные кусты с длинными гибкими ветками, покрытыми даже на вид острыми шипами. Для меня, (способного становиться бесплотным), эта атака была неопасна, а Забуза вообще мертв и не чувствует боли.
        - Ну, как знаешь.  - Пожимаю плечами, и приказываю мечнику.  - Убей его.
        Напарник рванул вперед, размахивая своей железякой, (разрубая на части попадающиеся навстречу кусты и срубая тонкие деревья), ну а я погрузился в тень, затем перебрался в тень блондинистого паренька, (потерявшего сознание от потери крови), а затем затащил несопротивляющееся тело в «тень мира».
        Вместе с джинчурики, (в котором заточена половина силы девятихвостого демона), отправляюсь в штаб. Сражение было решено оставить Забузе, (тем более что это изначально его задание).

* * *

        Взгляд со стороны

        Капитан Ямато был растерян, (и это мягко выражаясь). Охраняемый им объект, (не наниматель, а «01»), был похищен ниндзя отступником по имени Каге, двое членов отряда находятся присмерти, а противник, (уже десяток раз пробитый насквозь метательными ножами и древесными кольями), никак не хотел умирать. Даже более того, мечник по имени Забуза, вообще не реагировал на получаемые ранения, и продолжал разносить препятствия своим монструозным мечом.
        А ведь какой хороший был план - выманить глав МОН, используя в качестве «наживки» джинчурики девятихвостого демона). Только вот, когда явился главный враг, группа поддержки почему-то не появилась, а второй отряд, (вместо того что бы помочь в сражении), сам распался на части.
        «А ведь в рыжеволосом парне, запечатана вторая половина чакры лиса… как неудачно получилось. Надеюсь Шан Цунг его догонит, а-то будет неприятно, потерять обоих джинчурики в один день».
        Создав очередного «древесного клона», Ямато на секунду замешкался, и это стало роковой ошибкой. Забуза, (не снижая скорость), врезался в клона, нанизав себя на выставленный вперед нож, а брошенный им меч, разрубил грудную клетку ниндзя «Конохи».
        Вот боец МОН, в очередной раз поднялся на ноги, дождался пока затянутся раны, и подобрав свой меч, навис над перепуганным архитектором.
        - Пусть ты нам и не важен… но за твою смерть уже заплатили.
        Клинок рассек воздух, и подтверждая правильность своего названия, снес человеку голову. Сразу после этого, мечник двинулся в ту сторону, где скрылись его подчиненные, (даже не подумав добить неудачливых генинов).

* * *

        Не смотря на все усилия по удержанию крови в организме, Рио умирал. Один из черных кольев, пробил ему позвоночник в области поясницы, и ноги теперь не ощущались и не шевелились, (да и других дыр в теле было немало). Запас чакры таял на глазах, пакетики крови, (запасенные в коробочке на поясе), уже закончились, и пополнить их запас было негде.
        - Шинигами, биджу, кто ни будь… я не хочу умирать.  - Прохрипел парень, уже потерявший надежду на то, что помощь придет.  - Я не умру.
        Подтягиваясь на руках, (на что уходили последние силы), Рио подполз к еще живой Сакуре.
        - Прости, но я не хочу умирать.
        Прошептав это, парень впился зубами в шею девушки, и с жадностью начал глотать драгоценную жидкость, которая продлит его существование еще на несколько минут.
        Мучила ли в этот момент его совесть? Конечно нет, (воспитанникам Данза, вообще незнакомо это чувство).
        - Хм, как интере-есно.  - Раздался высокий, насмешливый голос, прямо над парнем.
        Кое-как перевернувшись, Рио увидел синюю голову, (с карикатурным человеческим лицом, и светящимися белыми глазами), которая висела прямо в воздухе.
        - Ты еще что за демон?
        - А разве не ты звал хоть кого ни будь, что бы спасти свою жалкую жизнь?  - Ответил вопросом на вопрос, противный писклявый голос.  - На что ты готов, что бы жить?
        - На все.  - Честно признался Рио.
        - Прекрасно… это просто прекрасно.  - Голова отлетела в сторону, и отрастила себе тело, (тоже синее, тощее, с худыми длинными руками и ногами).  - Прямо сейчас, я отправлю тебя в один скучный мир. Твоя задача будет заключаться в том, что бы захватить там власть, попутно победив такого же никчемного попаданца.
        - Но… как?
        - Это уже твоя проблема.  - Незнакомец задумался.  - По моему, ты тоже какой-то скучный.
        В следующий момент, Рио почувствовал как его тело изменяется. Позвоночник сросся, суставы ног начали выворачиваться, а на лбу выросли два коротких рога, (штаны порвал стремительно выросший козлиный хвост.
        Не успел парень подняться на… копыта? Как синекожий незнакомец хлопнул в ладоши, и его затянуло в воронку, появившуюся прямо под ногами.
        - Следующая игра будет намного более веселой.  - Рассмеявшись, голова оторвалась от тела, (тут же истаявшего белым дымом), и унеслась по направлению к горизонту.

        ФИНАЛ


«Коноха»

        - Значит, отряд прикрытия был остановлен ниндзя отступником по имени Какудзу?
        - Выжившие говорят именно так, и у меня нет причин не верить их словам.
        Хокаге, и его ближайший помощник, (а так же бывший сокомандник, и глава спецслужбы в одном лице), сидели в кабинете главы деревни, и неспешно пили чай. Если бы их сейчас увидели подчиненные, то никто бы и не понял, что сейчас ведется обсуждение, от результатов которого зависит будущее всего мира, (именно так, и никак иначе).
        - Что говорят маячки, установленные на «01» и «02»?  - Отпив очередной глоток горячего напитка, осведомился Херузин.
        - «02», выбрался из страны «Волн», и теперь петляет вдоль береговой линии, пытаясь избавиться от «хвоста» из четверых джонинов. Мальчишка даже не понимает, что они приставлены для того, что бы обеспечивать его безопасность.
        - Скорее всего он осознает, что «охранники», легко могут превратиться в «группу захвата». Как только закончится вся эта история, нужно будет перезапечатать демона. Данза, ты меня разочаровал: я думал что «02» находится под полным твоим контролем.
        - Херузин, не пытайся меня отчитывать.  - Старик, чей правый глаз был закрыт повязкой, скривился словно от зубной боли.  - Скорее всего, подобное изменение поведения объекта, это результат какой ни будь ментальной техники. Кто знает, чему за последние годы успел обучиться Каге.
        - Все возможно.  - Согласился Хокаге.  - Однако, малыш Нара уже выполнил все, что от него требовалось: у других скрытых деревень были похищены их джинчурики, а значит…
        - …от этой фигуры можно избавиться.  - Данза усмехнулся.  - Два ударных отряда уже готовы, группы прикрытия ждут команды, медики проверяют наличие препаратов.
        - Ты сам возглавишь операцию?
        - А кому еще это можно доверить? Вряд ли ты решишь отправиться на войну, и оставишь поселение без прикрытия сильнейшего бойца.
        - Льстишь.  - Хокаге скривился.  - С тобой пойдет Джирая, а Орочимару применит «нечестивое воскрешение»…
        - Кто?  - Напрягся глава спецслужбы.
        - Хаширама, Тобирама, Мадара и Изуно.
        - Не боишься призывать души основателей?
        - Они будут только рады защитить деревню… да и есть информация, что на стороне противника имеются воскрешенные.
        - Хм… Каге заигрался… пора разобраться с его организацией.
        - В усиление ударной группе, передаю Гая, Какаши, и Абито.
        - А ты не мелочишься…
        - Тяжелые времена, требуют тяжелых решений.

* * *

        Где-то в предгорьях

        На небе светило солнце, над землей завывал ветер, и больше ничто не нарушало тишину этого места. Внезапно, в пространстве появилась воронка, из которой вышли четверо мужчин, (старик в белом одеянии, с замотанным бинтами правым глазом, молодой мужчина в черном костюме со спиральной маской оранжевого цвета на лице, мужчина в зеленом трико, и его ровесник в черном костюме и полумаске, закрывающий нижнюю половину лица). Через десяток секунд, рядом с ними появился высокий широкоплечий седой мужчина в красном одеянии, и его напарник, (бледнолицый и змееглазый «маньяк от науки»).
        - В нашу сторону выдвинулся крупный отряд ниндзя.  - Оповестил присутствующих Какаши, (мужчина в полумаске).  - Будут здесь через две минуты.
        - Тогда, не будем терять времени. Джирая, приступай.
        Гигант кивнул, и начал раскатывать по земле большой свиток. Его напарник, отошел в сторону, и извлек из свитка поменьше четыре трупа джонинов, (у каждого было перерезано горло), и уложив их на землю, стал складывать длинную серию ручных печатей.
        - Техника обратного призыва.  - Произнес Джирая, разливая на свиток внушительную колбу, заполненную кровью.
        Прозвучал хлопок, и в клубах белого дыма, появился «первый ударный отряд». В этой группе присутствовала дюжина Учих, (выращенных в подвалах спецслужб, и тщательно натренированных самыми лучшими инструкторами), десяток бойцов Сенджу, (прошедших аналогичные тренировки), и еще два десятка бойцов из других кланов.
        - Техника нечестивого воскрешения.  - Произнес Орочимару, и хлопнул ладонями по земле.
        Трупы джонинов тут же утонули в «вскипевшей» почве, а через несколько секунд, оттуда «выплыли» четыре гроба. Прошло несколько мгновений, и крышки гробов упали, открывая собравшимся вид на тела давно умерших глав кланов Учиха и Сенджу, а так же их младших братьев.
        Вот глаза Мадары открылись, и на ниндзя уставились два ренигана, ярко светящихся на фоне черной склеры глаз.
        - А сейчас вы объясните, что здесь происходит?  - Не терпящим возражений тоном, потребовал Хаширама, (так же пришедший в сознание).

* * *

        Взгляд со стороны

        Хаширама, Мадара, Изуна и Тобирама, словно стенобитный таран, (или асфальтоукладочный каток), прокладывали путь ударному отряду «Конохи», через ряды бойцов Мон, (которых здесь собралось едва ли не больше, чем имеется у любой из скрытых деревень). Однако, (на этот раз), качество сильнейших ниндзя, многократно перекрывало все, что могли им противопоставить отступники.
        - Хм…  - Многозначительно высказался Какудзу, глядя на устроенную бойню.
        - Это да.  - Согласно кивнул Кисаме, (стоявший рядом с ним Забуза, благоразумно промолчал).
        - До конца ритуала осталось несколько минут.  - Заметил Каге, «выплывая» из тени Какудзу.
        - Сами мы их надолго не задержим.  - Заметил Кисаме, (любовно поглаживая рукоять меча).
        - Пора использовать наш «козырь».  - Задумчиво произнес Каге.
        - Рискованно… а если он вырвется из-под контроля?  - Голос Какудзу звучал чуть напряженно, (все же, неприятно вспоминать моменты, когда от смерти тебя отделяли считанные мгновения).
        - Главное выиграть время.  - Глава МОН, безразлично пожал плечами.  - А потом уже ничто нам не помешает.
        В этот момент, Мадара спалил «огненным драконом» полторы дюжины слабеньких джонинов.
        Каге встал на одно колено, и начал быстро складывать ручные печати, (сто восемьдесят одну, если быть точным), а затем хлопнул ладонями по земле, и произнес команду «активатор».
        Заранее подготовленная техника, едва не выпила все силы, (заставив пошатнуться от головокружения), но губы упрямо шевелились, а хриплый голос провозгласил:
        - Техника нечестивого воскрешения.
        Из земли поднялся внушительного размера саркофаг, через секунду его крышка упала, и взглядам людей предстал человек, чей рост достиг почти двух с половиной метров. Его веки дрогнули и глаза открылись ярко сверкнув, (в левой глазнице светился рениган, а в правой бъякуган).
        - Я вернулся.  - Злобно оскалившись, проговорил Шишио, а затем безумно расхохотался.
        - Останови их.  - Указав рукой на приближающихся бойцов «Конохи», приказал Каге.
        - Ррр… жалкий сопляк.  - Тело «кровавого мечника» начало трястись, (это боролись его воля, и техника контроля воскрешенного, велящая исполнять приказ).
        Раньше чем кто ни будь успел прореагировать, Шишио хлопнул ладонями и выкрикнул:
        - Рениган: техника божественного воскрешения!
        От всплеска чакры, членов МОН, отшвырнуло от «кровавого мечника», самого же мужчину окутал кокон, светящийся зеленой энергией. Прошло совсем немного времени, и еще один всплеск чакры разметал кокон, высвобождая Шишио, склера глаз которого более не была черной.
        - Вот б**дь.  - Высказал общее мнение Кисаме, готовясь вступить в бой.
        Ситуация из просто неприятной, стала невероятно отвратительной, (а в подземном убежище, шестеро новоявленных жрецов Такхизис, стояли над телами джинчурики, уложенными на концах шестилучевой звезды, и заканчивали складывать невероятно длинную серию ручных печатей).

* * *

        Шишио

        - Ха-ха-ха-ха!  - В груди, словно шесть ослепительно ярких, и обжигающе горячих звезд, «вспыхнули» мои сердца, (начавшие синхронно стучать, разгоняя кровь по организму), и чувствуя невероятную эйфорию, я стремительно сложил серию ручных печатей, (слова сами вырвались из горла).  - Стихия огня: пылающая гиена!
        Всплеск чакры всем телом, (кожу обдало жаром, и на несколько секунд стало тяжело дышать), и два из шести источников чакры, почти опустели, (однако тут же начали восстанавливать прежний объем энергии за счет соседних сердец, и естественной регенерации).
        То ли ты смеешься то ли плачешь, я никак не пойму,
        По радио сказали: Микки Маус объявил нам войну.
        Клоуны из шляпы вызывали Иисуса на бис,
        Такой каприз, такой каприз!
        Семь тысяч километров дождя,
        Как я и ты, как ты и я.
        Семь тысяч километров дождя,
        Как ты и я, когда-то.

        Многометровая волна рыжего, (яростного и всепоглощающего), пламени, разошлась во все стороны, очерчивая окружность выжженной, оплавленной земли. Люди, (которым неповезло оказаться на пути стихии, (которая даже не собиралась ослабевать с расстоянием пройденным от эпицентра), превращались в пепел. Те же, кто был воскрешен при помощи техники «нечестивого воскрешения», никак не могли восстановить свои тела, так как оставшийся от них прах, был вплавлен в потекший камень.
        Мои глаза успели увидеть, как Каге, «провалился в свою тень», а Какудзу попытался убежать, (но на этот раз удача ему изменила… хе-хе).
        Ниндзя, бегущие с противоположной стороны, защищались своими техниками, в основном водными и древесными, но кто они в сравнении со мной?! Еще при жизни я стал легендой, а по силам давно превзошел первую тройку демонов, которых забрал себе Арес.
        Мы можем быть вместе,
        но до первого снега нельзя.
        Рыбы, птицы, звери, камни,
        вот и все наши друзья.
        На том или на этом, встретиться не обещай,
        Теперь прощай, теперь прощай!

        Семь тысяч километров дождя,
        Как я и ты, как ты и я.
        Семь тысяч километров дождя,
        Как ты и я, когда-то.

        - Рениган: гравитационный барьер.  - Сквозь бушующую стихию донеслись до меня слова, произнесенные абсолютно спокойным голосом.
        В следующую секунду, пламя расступилось, открывая моему взгляду группу из пары дюжин бойцов, возглавляли которых четверо ниндзя, когда-то убитые моими руками.
        - Мадара, Хаширама… и братишек своих притащили? Прекрасно! Сегодня прямо день воскресших чудовищ… и я в главной роли злодея! Ха-ха-ха… стихия молнии: град искрящих комет.
        От меня в сторону противника полетело несколько десятков небольших «шаровых молний», но тут в дело вступили трупы братьев Сенджу, достаточно быстро вырастившие широкую и высокую древесную стену, (которая впрочем, была разнесена на куски многочисленными взрывами).
        - Остановите Каге, с этим противником мы разберемся сами.  - Не отводя от меня своих рениганов, приказал бойцам Мадара.
        - Чего ты так уставился?  - Бросаю на свое тело взгляд… и только теперь замечаю, что после техники «божественного воскрешения», остался совершенно голым.  - Завидуешь? В отличии от вас, «девочки», я настоящий мужчина.
        «С чего бы меня понесло говорить подобное? Видимо смерть и попутное пребывание в „нигде“, все же плохо сказалось на моем разуме. Хм… а может ли сойти с ума псих?».
        Тем временем, «группа поддержки» скрылась в воронке, созданной одним из Учих. Против меня же остались братья Сенджу и Учиха, а так же какой-то старик в белом, с замотанным бинтами глазом, (ну и еще десяток ниндзя из «массовки»).
        - Раз мы закончили с приветствиями… комбинирование стихий: ледяной гигант.

* * *

        В подземном зале

        Пространство исказилось, и через открывшуюся воронку, прошел отряд из полутора десятков ниндзя, (остальным неповезло попасть под действие техники «кровавого мечника»). Быстро осмотревшись, люди не обнаружили ничего интересного, кроме неровных стен, (на которых были закреплены факелы), и «танцующих» на полу теней.
        - Техника печатей: тюрьма воли.
        Выступивший из темного угла Каге, опустился на одно колено, и приложил обе ладони к полу. Тут же по залу пронеслась волна чакры, а затем раздался голос Абито:
        - Я не могу открыть портал.
        - Ну разумеется не можешь… в пределе этого барьера, вообще не работают пространственные техники… кроме моих. А самое забавное заключается в том, что пока я жив, вам отсюда не выбраться.
        - Где джинчурики?  - Требовательно спросил Джирая.
        - Они в зале прямо над нами, и совсем скоро ритуал призыва будет завершен.
        - Пожалуй, мы узнали все, что было нужно.  - Орочимару растянул губы в змеиной улыбке.  - Не будем терять времени.
        - Ты прав… пора вам умереть.  - Каге сложил всего одну ручную печать, и едва слышно произнес.  - Стихия тьмы: стиль тысячи рук.
        Все тени в помещении колыхнулись, (самого Каге тьма окутала с ног до головы), а затем из теней появились десятки угольно черных рук, (некоторые хватали людей, другие наносили удары кулаками или теневым оружием). Майто Гай, рванув в атаку, нанес удар ногой в голову главного врага, но его стопа была заблокирована сразу четырьмя ладонями, а затем из груди Нара, высунулись еще две руки, нанесшие всего по одному удару, (зато настолько сильному, что мастера рукопашного боя, отбросило назад.
        Все черные руки, распадались от первого же нанесенного по ним удара, но на место каждой развеявшейся конечности, приходила пара новых. Стихийные техники помогали вырваться из захвата, но их использование, было сравнимо с атакой «бомбы демона», по стайке голубей.
        Всего через полминуты, на ногах остались стоять только Какаши, Гай, Абито, Орочимару, и Джирая, (ну и Каге разумеется). Все остальные члены отряда, лежали в живописных позах, красуясь многочисленными ранами.
        - Вы меня разочаровываете: от элитных бойцов «Конохи», я ожидал чего-то большего…

* * *

        Шишио

        Ледяной гигант, размахивая зазубренным мечом, распространял вокруг себя ауру холода, а так же непрекращая излучал электрические разряды, (то и дело цепными молниями, срывающиеся в короткий полет). Противостояли ему два воина «сусано», (алый призрачный мечник, и небесно голубой четырехрукий гигант, вооруженный катанами), а так же два древесных великана, управляемые братьями Сенджу.
        В первые же минуты противостояния, начал меняться ландшафт местности, (в земле появлялись воронки заполняющиеся мутной водой, росли и сгорали деревья, трескались каменные глыбы). Мой меч раз за разом опускался на головы великанов созданных противником, но каждый раз они восстанавливались, (так же как и их создатели).
        Говорят, что воскрешенного при помощи «нечестивого воскрешения» невозможно убить, а реально только запечатать. На мой взгляд, это утверждение полнейший бред. Да, техника позволяет восстанавливать тело человека, ставшее «якорем» для призванной души… однако у всего есть свой «предел прочности», а значит если постоянно уничтожать оболочку, то через какое-то время, она прекратит восстанавливаться.
        «Забавно будет посмотреть на души этой четверки, когда они поймут, что оказались привязаны к кучкам праха».
        - Комбинирование стихий: гнев небес.
        В доли секунды, небосвод затянули свинцовые тучи, из которых в землю начали бить ослепительно яркие молнии, (при этом, начисто игнорируя ледяного гиганта).

* * *

        В подземном зале

        - Стихия молнии: чидори.
        Хатаки Какаши, прорвавшись сквозь заслон из черных рук и внезапно оживших теней, (тут же восставших против хозяев), устремился к Каге. Его правая рука, (окутанная электрическими разрядами), уже устремилась к груди противника, и ниндзя «Конохи» почти почувствовал, как разрывается податливая плоть…
        - Очень неосмотрительно.  - Хмыкнул горбатый мужчина, глядя на руку, застывшую в паре сантиметров от его груди.
        Тело Какаши, сковала непонятная сила, а противник, увидев растерянность на его лице, только пожал плечами и усмехнувшись, снизошел до объяснения:
        - Ну я все же из клана Нара, и разрабатывая свой собственный стиль, не забывал и о приемах своих предков.
        Не давая жертве опомниться, Каге вонзил клинок из тьмы, в левую глазницу седовласого ниндзя.
        - Какаши!  - Взревел раненым зверем Гай, и его кожа начала краснеть, а тело окуталось синим туманом.
        - Хм… техника восьми врат? Да ты знаешь толк в извращенных самоубийствах.  - Единственный из живых глав МОН, оскалил зубы, и хлопнув в ладоши произнес.  - Стихия тьмы: теневые змеи.
        В эту же секунду, из каждой тени, начали «выстреливать» длинные гибкие тела рептилий, стремящихся укусить, сковать и задушить.

* * *

        Шишио

        Оттолкнувшись от груды ледяных осколков, оставшихся от разрушенного гиганта, (все еще продолжающего пылать огнем «аматерасу»), окутываюсь «покровом молний» и устремляюсь в сторону слабейшего из противников. старик с шаринганом в правой глазнице, взмахнув катаной, (напитанной чакрой ветра), попытался срубить мне голову, но подставленная левая рука, (покрытая «каменной броней»), нарушила его планы.
        Пальцами правой руки, (окутанными «когтями ветра»), рассекаю грудную клетку жертвы, а затем пинком левой ноги, отправляю его в непродолжительный полет. Тут же приходится отпрыгивать от удара мечом «сусано», а так же десятка деревянных шипов, внезапно выросших из земли.
        - Стихия воздуха: вакуумное ядро.
        «Старик еще жив? А… точно, у него же был шаринган».
        Мысль я додумывал, отправляясь в полет после попадания снаряда в многострадальную левую руку. Еще в воздухе успеваю сложить несколько печатей, и за секунду до столкновения с землей успеваю произнести:
        - Комбинирование стихий: плазменный шар.
        Судя по тому, что вздрогнула земля, взрыв был не только шумный, но и мощный, (а судя по тому, что показывает бъякуган, старика я все же достал).
        В очередной раз пришлось уклоняться от алого меча, а затем свой удар нанес Мадара.
        - Рениган: вакуумный взрыв.
        - Рениган: гравитационный щит.  - Едва успел я активировать сильнейшую свою защиту, как вокруг взметнулся столб пыли, (а уровень чакры «просел» на одну седьмую от общего запаса).
        - Стихия земли: каменные челюсти.
        Сложив несколько печатей, бью руками по земле, и вижу как одну из фигур «сусано», сжимают с двух сторон две гранитные плиты, (покрытые внушительными шипами).
        - Стихия дерева: древесная тюрьма.
        Вокруг меня, в доли секунды возник деревянный купол, тут же начавший сжиматься.
        «Ну это мы уже проходили…».

* * *

        Каге

        Гай наседал справа, Абито слева, Орочимару и Джирая складывали ручные печати, готовя какие-то техники. Пока что, мне удавалось держаться, благодаря «рукам тьмы», которые принимали на себя почти весь урон как от прямых ударов, так и от стихий.
        Наконец, двое престарелых сокомандников завершили подготовку, и практически синхронно произнесли:
        - Стихия огня: великий огненный дракон.
        - Стихия воздуха: великий порыв.
        «Идиоты».
        - Стихия тьмы: бестелесность.
        За миг до того как меня накрыл вал пламени, мое материальное тело сместилось из реального мира в мир теней. Как же приятно было смотреть на обозлено разочарованные лица моих противников.
        - Пора с вами заканчивать.  - Уже по привычке строю злорадную гримасу, (пусть это и бесполезно, так как сейчас я выгляжу как черный силуэт без лица).
        Всего одна ручная печать, (и две трети резерва энергии), и помещение заполняет черное пламя, для которого не является препятствием ничто, из того что могли использовать мои жертвы. Всего пара секунд, и от тел не осталось даже пепла, и я «вывалился» в реальный мир на грани истощения.
        - Хах… таким приемом даже «кровавого мечника» можно успокоить.
        Внезапно, все установленные мною барьеры «рухнули», а потолок растрескался, и мне на голову стали падать крупные камни. Но даже не это было самым плохим, а то, что мое тело прижало к полу невероятным давлением чужой силы.
        В последний момент погружаюсь в тень, и на остатках чакры, перемещаюсь наповерхность.

* * *

        Шишио

        С Учихами было покончено, («огненный метеорит», упавший прямо на Мадару, оказался последней каплей, переполнившей чашу прочности техники воскрешения). Относительно целыми остались оба Сенджу, в сражении игравшие роль поддержки, и постоянно создающие древесные преграды, (что бы ослабить мои атаки).
        - Признаю, это было весело, но…
        Договорить мне не дало внезапно начавшееся землетрясение, а затем из нескольких разломов в земле, ударили столбы огня и дыма. Когда же из все разрастающейся дыры показались головы, (пять штук), на длинных гибких шеях, у меня из горла вырвалось лишь три слова:
        - Это не я.
        Треугольные головы осмотрелись по сторонам, а затем из-под земли начало выбираться массивное тело, (покрытое черной чешуей, с крыльями за спиной, мощными когтистыми лапами, и длинным гибким хвостом). Этот монстр, размером был с пятиэтажный дом, (это не учитывая длинные шеи с головами), а исходящая от него аура, подавляла одним своим присутствием.
        Чудовище вскинуло головы к небу, раскрыло пасти и… расхохоталось, (довольно приятными, женскими голосами).
        Тут из тени появился Каге, поспешивший упасть на колени перед этим существом.
        - Я выполнил свою часть договора, госпожа Такхизис.
        Услышал я эти слова только потому, что находился всего в полусотне метров от Нара, а он кричал во весь голос.
        Монстр замолчал, и медленно повернув головы, уставился на маленького человечка.
        - Чего же ты хочешь, за свою службу?  - Спросила белая голова.
        - Свободу.  - Не задумываясь ответил Каге.
        «Ой дура-а-ак…».
        Правильность моих мыслей тут же подтвердилась.
        - Хорошо, ты получишь свою свободу.  - Усмехнувшись, (что учитывая размеры и зубастость пасти, выглядело эффектнее чем любой оскал), провозгласила черная голова.
        Правая передняя лапа существа, метнувшись вперед, когтем, (растущим из указательного пальца лапы), пробила грудь человека насквозь, при этом «пригвоздив» его к земле.
        - Ты исполнил свою часть договора, и я тебя освобождаю. В этом мире ты больше не нужен.  - Злобно прорычала красная голова, сверкнув налитыми кровью глазами.
        «Что-то мне уже не хочется драться… стоп! Я что, испугался какую-то крылатую пятиголовую ящерицу?».
        Тем временем, «ящерица» обратила свое внимание на меня и братьев Сенджу.
        - Вы сильные маги, и можете мне пригодиться. Поклянитесь в верности, и признайте меня, богиню тьмы Такхизис, своей госпожой, и я дам вам еще большую силу, и одарю бессмертием… а может быть и верну жизнь.
        «Еще один бог… да что ж их ко мне тянет?».
        - Шишио.  - Обратился ко мне Хаширама.  - Полагаю нам не следует продолжать наш бой. Предлагаю временно объединиться, против общего врага.
        - Хм… Сенджу… да ты хоть понимаешь, против кого собираешься драться?  - Мои сердца начали бешено стучать, заставляя кровь буквально вскипать в жилах.  - Это будет чертовски весело! Техника подражания зверю.
        Наблюдавшая за нашим коротким диалогом богиня, наигранно сокрушенно покачала белой головой.
        - Так сложно в наше время найти хороших слуг.

* * *

        Наш бой длился уже очень долго, (почти минуту), и если кто-то скажет что я преувеличиваю, пусть он сам попробует выйти против богини тьмы. Даже принятие формы грифона, (позволяющей летать, и атаковать сверху), не принесло желаемого преимущества, так как у Такхизис, тоже имелись крылья, (а мне так хотелось верить, что эта туша не сможет оторваться от земли).
        От Сенджу помощи так и не последовало, (одновременный залп из красной, зеленой и синей голов, окончательно упокоил беспокойных мертвецов). Теперь же, (летая вокруг огромного черного тела), мне приходится уворачиваться от шаровых молний, потоков красного и зеленого огня, плевков ядом, (разъедающим камни), и ледяного дыхания, промораживающего воздух до такого состояния, что им невозможно дышать.
        Все мои ответные выпады, (от «огненных драконов», «ледяных копий», «цепных молний», и до «каменных метеоритов», «плазменных шаров», «электрических бурь»), вызывали в лучшем случае пренебрежительный смех, или раздраженное рычание, за которыми следовали целые серии атак. Хуже всего стало, когда Такхизис начала биться всерьез, (это ознаменовалось тем, что стало искажаться пространство, увеличивалась и уменьшалась гравитация, да и движения драконихи становились все быстрее и точнее).
        Вспоминая о том, как бесславно погиб Каге, я отчетливо понимал, что первый же пропущенный удар, станет для меня последним. Но так как навредить бронированному монстру не получалось, оставалось только уворачиваться, и надеяться на озарение.
        «Попробовать что ни будь из техник ренигана? Все равно чакра заканчивается, а так хоть уйду красиво».
        - Рениган: гравитационный удар.
        Глаз, (из-за огромного количества чакры), пронзила страшная боль, а затем он ослеп. Однако, Такхизис все же получила ущерб, (и теперь падала на землю, не в силах удержаться на изломанных крыльях). Как же она кричала… сколько ярости и ненависти было в ее голосах…
        «Ну что, последний удар? все или ничего».
        Набрав высоту, складываю крылья за спиной, и вытянув вперед руки, создаю нечто вроде наконечника копья, окутанного спиралью из ветра. С каждой секундой скорость моего падения росла, (на встречу летели шаровые молнии, потоки огня, ледяное дыхание, какая-то кислота, (легко разъедающая перья шерсть и кожу)). И вот, произошел удар, (в последний миг Такхизис чуть сместилась, так что я лишь разодрал ей правый бок).
        Рев боли, вырывающийся из пяти глоток, огласил окрестности, а затем на мое изувеченное тело, опустилась когтистая лапа…

        ЭПИЛОГ


«Коноха»

        Хокаге сидел в своем кабинете, курил трубку, и размышлял, (в последнее время, он часто был занят именно этим). После того как погиб Данза, а так же двое учеников и отряд первоклассных джонинов, ситуация лишь ухудшалась день ото дня.
        «Единственная хорошая новость, это то что МОН, развалилась».
        Появление нового монстра, (пятиглавого черного дракона), не было бы столь катастрофичным, если бы это чудовище не оказалось слишком разумным и сильным. Все попытки подчинить или запечатать, проваливались раз за разом, (и насколько было известно, свои отряды потеряли все пять великих деревень). Шоком же стало то, что у дракона появились прислужники, называющие себя жрецами богини тьмы, и их количество растет каждый день.
        «Того и гляди, начнется религиозная война… но я почему-то сомневаюсь, что шинигами выступит на нашей стороне».
        В самой деревне тоже было не все хорошо: кланы начали «мутить воду», безклановые требуют равного отношения, (кучка наглых слабаков, не способных предоставить ничего, кроме численности), да и спецслужба, без своего лидера, уже не может справляться с поставленной работой.
        - Эх-хе-хе… хочу на пенсию.

* * *

        Юдзиро

        Увернуться от летящего ножа, перекатиться под техникой огня, вскочить на ноги, и нанести два удара, (в живот и в нижнюю челюсть), после чего отпрыгнуть назад, и рывком уйти вправо.
        После происшествия, во время которого все скрытые деревни потеряли своих демонов, (а вместо них получили одного злобного дракона с пятью головами), за мной началась настоящая охота. Если бы разные отряды, (представляющие интересы разных сторон), не истребляли друг друга с тем же энтузиазмом, с которым гоняются за мной, было бы совсем плохо.
        Мое тело полностью окутано покровом из черной чакры, (ослабляющей или полностью блокирующей атаки). К сожалению, из-за этой защиты невозможно использовать стихийные техники… но для меня эта проблема не столь критична, ведь наносить удары руками и ногами, никто не запрещал.
        Перепрыгиваю очередной «огненный шар», и впечатываю ногу в лицо очередного «охотника». Слышится хруст, (тело безвольно валится на землю), а я уже несусь к следующей цели.
        Всего десять минут, и эта группа преследователей закончилась. Можно было бы подождать следующих, (судя по ощущениям, они прибудут минут через пятнадцать), но зачем облегчать врагам жизнь?

* * *

        Шишио

        Я пришел в себя, и обнаружил, что лежу на полу в круглом зале, где все стены завешаны мониторами, на которых показаны моменты моей жизни. Второе, что отметило сознание, это то, что я по прежнему нахожусь в обличии красного грифона.
        - О! ты уже просну-у-улся.
        Высокий скрипучий, (и писклявый одновременно), голос, заставил резко развернуться, рефлекторно вскинув руки в защитной стойке.
        - Что за…?
        Удивляться действительно было чему, (в трех метрах над полом, парила ухмыляющаяся синяя голова, внешне похожая на карикатурную человеческую. Острый нос, ровные белые зубы, торчащие в разные стороны уши, и светящиеся белым глаза, создавали довольно пугающую картину.
        «Какой-то я стал трусливый… наверное смерти плохо сказываются на психике».
        - Ха-ха, а ты забавный. Вижу я не ошибся. Скажи, великий «кровавый мечник» по имени Шишио, изгнанный глава клана Тенгу… ты хочешь жить?
        - Зависит от того, какая будет цена.
        - Хихикс… правильный ответ.  - Голова подлетела чуть ближе.  - В одном из соседних миров, я решил провести игру на выживание. Если ты в ней победишь, то получишь новое перерождение.
        - И с кем же мне придется сражаться?  - Жаль что грифоны могут лишь глазами изображать эмоции, а-то я бы скривил весьма недовольную гримасу.
        - Так ты согласен!  - Под головой появились пятипалые ладони, начавшие радостно хлопать.  - Так как рениган ты испортил до такого состояния, что использовать его больше нельзя, я взял на себя смелость заменить его вторым бъякуганом. Ну да на месте разберешься.
        - Эй, я ведь не сказал «да».
        - А теперь сказал.  - Голова ехидно оскалилась, а затем вдруг сменила тон на более серьезный.  - Запоминай правила игры, повторять я не буду…

* * *

        Каге

        Умирать было больно (коготь Такхизис проколол саму душу, оставив на ней сквозную рану, и если бы не поглощенные ранее сущности, судьба моя была бы незавидной). На последних каплях силы, я призвал себе на помощь тьму, и она откликнулась гораздо охотнее, чем тогда, когда мне приходилось служить богине.
        Вот сейчас лежу на земле, гляжу на синее небо по которому плывут белые облака, и не могу поверить что выжил. При мне остались все вещи, которые были во время последнего сражения, (одежда правда оставляла желать лучшего).
        Мимо сновали люди, (не обращающие на меня никакого внимания, будто картина мужчин в черных плащах, лежащих прямо на дороге, для них совершенно обыденна). Не знаю, сколько бы я еще так лежал, если бы не парень, присевший на корточки, и начавший махать рукой перед моим лицом.
        - Вроде живой. Ты наверное новенький? Точно новенький. Ну тогда позволь поприветствовать тебя в Руконгае, а именно его пятидесятом районе…
        На этом данная история окончена. Благодарю всех кто читал и оставлял комментарии, и надеюсь на то, что вам не было скучно.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к