Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Дадов Константин: " Судьба Братьев " - читать онлайн

Сохранить .
Судьба братьев Константин Леонидович Дадов

        
        
        АННОТАЦИЯ:
        два персонажа, оба довольно сильные как физически, так и морально. волей судьбы, попали в другой мир, где почти сразу же были разлучены. в сложившихся обстоятельствах, каждый выживает, как может. а для восстановления справедливости, тот кто пережил больше испытаний, получает самый "вкусный пряник". второму брату остается довольствоваться возвращением домой.

        Новенькая десятка плавно вошла в поворот окружного шоссе, спидометр давно зашкалил за сотню, и стрелка продолжала неуклонно двигаться вправо, превращая зеленую машину в подобие молнии, для стороннего наблюдателя.
        - я тебе говорил, что Миха и Костян могут даже из российской машины сделать конфетку, а ты не верил! -довольно ткнул брата локтем Денис, одной рукой держась за руль. В другой руке у него дымилась сигарета, наполняя салон машины ароматом дешевого табака.
        - лучше на дорогу смотри, а не любуйся на девчонок в соседней машине. -усмехнулся Максим, делая очередной глоток из банки "балтика-3".
        Мотор десятки громко урчал, как огромный кот, только что съевший миску сметаны. Так как в салоне орала музыка, братьям приходилось кричать, что бы слышать друг друга.
        С первого взгляда было видно, что пара сидящая в десятке, братья, хоть между ними и было пять лет разницы. Оба они были высокие и широкоплечие, с густыми черными волосами и карими глазами. Старший - Денис, два месяца назад вернулся из армии, где всерьез увлекся рукопашным боем, и по возвращению домой, записался в секцию каратэ. Младший - Максим, больше увлекался книгами и боксом, и в свои двадцать уже имел одно высшее образование по программированию, и заочно учился на факультете медицины. Динис работал в автосервисе, хорошо себя зарекомендовал, и зарабатывал неплохие деньки, вернувшись из армии, устроился на прежнюю работу, а вот его брат подрабатывал официантом в плохеньком ресторане, едва сводя концы с концами.
        - проверь по списку, мы все купили? -спросил Денис, вдавливая педаль газа в пол.
        - так, молоко хлеб мясо... -Максим начал перечислять список, зачеркивая пункты. -вот, лампочки для люстры.
        - вон и хозяйственный показался. -Денис не сбавляя скорости свернул на боковую дорогу, по которой в обратную сторону ехал грузовик с прицепом на котором было навалено множество ящиков. -куда прешь!!!
        Однако крик Дениса запоздал, так как грузовик занесло, и прицеп полетел прямо в десятку, лихорадочно крутящий руль, старший из братьев, уже ничего не мог сделать.
        - а-а-а...!
        В момент, когда казалось, что прицеп вот-вот, придавит лехковую машину, один из молодых богов, решил повеселиться в своем мире, еще больше запутав и бес того запутанную ситуацию.
        Поднялся столб пыли, мгновенно поглотивший машину, и грузовик благополучно остановился. Водитель не услышавший ожидаемого удара, с облегчением выдохнул и вышел из кабины.
        - ну как, все целы? -только тут он обнаружил, что на дороге никого нет, а зеленая десятка, как сквозь землю провалилась. -тьфу, чертовщина какая то.
        
        А десятка скрепя тормозами, вылетела из облака пыли, и застучала колесами по совсем неровной дороге, а затем и вовсе заглохла, врезавшись в придорожный камень.
        - т-ты живой? -только и спросил Денис, продолжая сжимать в руках руль. От напряжения его пальцы побелели, и теперь только лицо брата могло сравниться с ними в бледности.
        - ага. -ответил Максим, тупо уставившись перед собой.
        Трясущимися руками, Денис открыл дверцу машины и вылез наружу.
        - да е мае... -в течении нескольких минут звучал отборный мат, описывающий все, что Денис думает о водителе грузовика, из-за которого его машина теперь годится только на металлолом.
        - Дэн, слышь Дэн? -позвал брата Максим, который тоже выбрался из машины, и теперь обозревал округу.
        - что? -спросил успокаивающийся Денис.
        - по мойму, мы уже не в Питере.
        Под их ногами был не привычный бетон или асфальт, привычные городским жителям, а обычная песчаная дорога, которая к тому же была очень неровной и находилась среди невысоких холмов, где именно, ни один из братьев сказать не мог.
        Денис еще раз выругался, а Максим только и смог подтвердить его слова молчаливым кивком.
        Как человек военный, Денис не растерялся и в этой ситуации, он быстро собрал всю еду и воду которые были в машине, запер двери и отдал половину пакетов брату.
        - пойдем, куда то эта дорога да риведет. -сказал он.
        Магсим освидетельствовал отсутствие сети на мобильном телефоне, и взяв пакеты пошел за братом.
        
        Первые шаги.
        Дорога петляла между холмами, то взбераясь на возвышение, то опускаясь в маленькую впадину. Палящее солнце, совсем не похожее на осенний вариант Питерского светила, изнуряло братьев, заставляя все чаще прикладываться к бутылкам с водой.
        - черт знает что, еще немного и я поверю в пришельцев, похищающих людей. -тихо рычал Денис, более привыкший к изнуряющим марш-броскам, чем младший брат.
        Холмы благоухали цветами, а иногда можно было увидеть зайца, перебигающего дорогу, что уж совсем не вкладывалось в рамки современной россии.
        - я мне кажется, я уже поверил. -сказал Максим, кивая головой в сторону развилки, по которой ехала ровная колонна всадников, над которыми на высоких копьях развивались знамена. Всадники были одеты в доспехи, состоящие из кольчуг нагрудников и шлемов, закрывающих верх лица.
        - мужики, как добраться до ближайшего города?! -крикнул Максим, когда первые из всадников поравнялись с братьями.
        Максим решил, что это одна из групп, которые занимаются реконструкцией древних событий, и с опозданием подумал, что стоило обратиться к всадникам, как то повежливее.
        - ты кого обозвал мужиком, смерд? -возмутился один из всадников, жестом руки останавливая движение. На этом всаднике были более красивые доспехи, и кроме них, шикарный шелковый плащ, красного цвета.
        - ну не бабы же вы. -тупо произнес Максим, окончательно портя начало знакомства.
        Всадник легко спрыгнул с коня, его лицо просто побагровело, цветом напоминая помидор.
        - я тебя научу уважению. -сквозь зубы прошипел мужчина, вытягивая из ножен длинный меч.
        Недолго думая, Максим совершил еще одну глупость, поддавшись импульсу, он быстро сократил дистанцию, и прямым кроссом правого кулака, заехал противнику в левую скулу.
        Может быть всадник никогда не видел, как дерутся боксеры, может его дезориентировали действия Максима, который безоружный попер на человека с мечом, а может потому, что Макс был супертяжеловес, а его противник был на полторы головы ниже, не имеет значения. Результат поразил даже самого Максима, от удара которого незнакомец подлетел на несколько сантиметров, и плашмя рухнул на землю.
        Денис покачал головой, приготовившись либо драться, либо бежать. Оба варианта казались мало эффективными, так как противников было много, и кроме того они были на лошадях.
        - как ты посмел поднять руку на наследного лорда? -произнес поверженный, поднимаясь с земли. Его спутники уже спешились, и теперь обнажали оружие.
        - простите, ваша милость, у меня это само как то получилось. -даже Максиму собственное объяснение казалось глупым, и потому он ужасно удивился, когда незнакомец заржал, а следом за ним засмеялись и его спутники.
        - само, ну парень дал! -продолжая смеяться сказал всадник, поворачиваясь к своим спутникам, а затем продолжил, обращаясь уже к Максу. -если бы мои ребята так вот, с одного удара могли завалить обученного рыцаря, да моим отрядам цены бы не было. А ну, давай еще раз.
        Голос у рычаря оказался настолько похож на голос тренера, в группе которого занимался Макс, что он не задумываясь ударил еще раз. На этот раз удар пришелся в нагрудник, но так как вес бойцов сильно различался, а сила удара супертяжеловеса, сравнима у ударом кувалды, рыцарь даже не успел поднять рук, как снова оказался на земле.
        - и это он говорот "случайно"! -воскликнул рыцарь, вновь оказавшись на ногах. - а ты тоже так можешь? -спросил он указав на Дениса. Тот пожал плечами и двинулся вперед. -нет-нет, с меня на сегодня хватит. Эй Торат, составь пару с этим парнем.
        Торат оказался широкоплечим бородачем, вооруженным коротким мечом. Однако он продержался совсем недолго, сперва получив ногой по кисти, что заставило выронить меч, а затем отправился в полет через бедро, весело звеня своей амуницией.
        Со стороны послышались восхищенные возгласы, а поверженный только с шумом выдохнул, оказавшись на земле.
        - как вас звать то, молодцы? -с улыбкой на лице спросил лорд.
        - меня Денис, а его Максим. -разговор в свои руки решил взять старший брат, остерегаясь того, что Макс опять чего ляпнет.
        - Денис и Маг-Сим, забавные имена, хотя не удивительно, только магу под силу дважды уложить рыцаря. Меня зовут лорд Данко, сын и наследник лорда Свима. Куда вы дуржите путь, и как оказались в столь опасных местах?
        - да мы просто проездом тут... -замялся Денис, не зная как объяснить то, как они оказались в этом безумном месте. Кроме того он еще не был уверен в том, что прицеп все таки не задавил их, и все происходящее не бредовая галлюцинация.
        - значит вы вольные наемники? Отлично, мне как раз пригодятся такие славные воины. Времена нынче тяжелые, так что каждый меч на счету. -лорд подозвал двух запасных лошадей, и предложил братьям отправиться с отрядом, к тому же он предложил хорошую по его мнению оплату, за то, что они будут сражаться под его знаменами.
        Решив, что глупо отказываться от предложения, и опять оставаться черт знает где, без возможности добраться до цивилизации, братья согласились. Они даже не ударили в грязь лицом, легко забравшись на лошадей, так как несколько раз в детстве катались на пони и лошадках в зоопарке и парках развлечений. А вот лошадкам новые наездники не понравились, слишком они были тяжелые.
        - я думаю, Денис, вашему брату лучше поступить под пуководство нашего мага, Гримус лучше знает, как работать с одаренными людьми.
        И на это возражений не было, так как ни Дэн, ни Макс, не поняли что им говорил лорд. Зато потом Максим все понял. Он попал в руки старому седому магу, с бородой до середины груди, тощему и в темно-синем балахоне, общитом золотыми звездами.
        - маг Сим, значит? Кто ж тебя магом назвал? Ты и до ученика не дотягиваешь. Только искра магии и есть, не больше. Ну ка прочитай в слух. -старик ткнул под нос Максу толстую книгу, открытую где то посередине. Буквы были похожи одновременно и на кириллицу, и на латиницу, в результате получался полнейший бред, который Макс с трудом прочитал. -ужасно, где тебя только учили! Ну ладно, я тобой займусь в плотную. От твоего брата тоже искрой веет, но мне и одного ученика достаточно.
        Дальнейшая пара дней превратилась в странный, нереальный полусон, который был заполнен постоянными занятиями, скачкой верхом и ужинами у общих костров.
        Денису пришлось начать учиться сражаться на мечах, а поверх джинсового костюма пришлось надеть кольчугу. Подходящего нагрудника не нашлось, а потому пришлось ограничиться кольчугой и шлемом. Вид у него был мягко сказать странный, кольчуга абсолютно не смотрелась на синем джинсовом костюме. Зато занятия с мечом проходили весело, так как в сражении не возбранялось пользоваться ударами рук и ног.
        Максу кольчугу одевать запретил его новый наставник, и из оружие ему было разрешено взять только кинжал. Как сказал Гримус, оружие отвлекает от умственной работы. А вот последнего было более чем достаточно, сперва пришлось выучить алфавит странных букв, затем началась зубрешка обязательных для любого мага правил, по которым действовала магия, а после выучивания простейших заклинаний, началась практика. Если тиорию Макс впитывал как губка воду, то с практикой начались проблемы. Оказалось он не способен создать заклинание, а если это и получалось, то развить успех, или хотя бы повторить, нет.
        - ты не расстраивайся, сынок, у многих сперва не получается, но если ты будишь упорно заниматься, и развивать свои силы, то обязательно справишься. -уговаривал Гримус Макса, на самом деле старик оказался на редкость приятным собеседником.
        Настал уже третий вечер, когда братья присоединились к отряду лорда, и они наконец прибыли в маленькую деревушку, которую по недоразумению называли малым городом.
        К своему разочарованию, братья поняли, что попали не в компанию любителей истории, и еще хуже было то, что они были явно не в россии, если вообще на земле.
        В местном трактире, который в этом странном мире был чем то вроде, общепита, братья сели за отдельный столик, что бы поговорить.
        - если это все не галлюцинация, то мы круто попали. -начал Денис.
        - если и галлюцинация, то общая, а такого не бывает. Так, что я чувствую, домой нам попасть не удастся. -продолжил его мысль Макс.
        - я тут слышал, что мы едим на выручку какому-то выскочке из королевской семьи. Наш новый друг решил выслужиться перед его величеством, и заслужить благосклонность королевской семьи.
        - а я слышал, от отрядных магов, что силами врага руководят два сильных мага, с которыми ордены колдунов боятся сталкиваться.
        - ну, мы и попали.
        - если уж попадать, то по кропному.
        Оба брата замолчали, каждый из них задумался о доме, уже в мыслях прощаясь с надеждой вернуться туда. Хоть они и рассчитывали найти способ вернуться в Питер, но человеческий разум таков, что попав в непривычную абстоновку, начинает перестраиваться, и вот уже примитивный мир не кажется таким уж ужасным местом, и тут можно жить, а при ужачном стечении обстоятельств, даже добиваться успеха.
        За стол к братьям сел раскрасневшийся от выпивки, коренастый воин, у которого в руках было три кружки пива.
        - парни, завтра мы снова трогаемся в путь. Я слышал нас отправляют на помощь северной армии, видно орки Циана там уж сильно прижали наших. -воин поставил рядом с братьями две кружки, и приложился к своей. -а сегодня, в нашу честь устроили праздник, и будут кулачные бои. Я тебя уже записал, Сим.
        - да я, в общем то и не воин, официально, так что, Самсон, тебе придется искать другого. -попытался отмахнуться Макс.
        - не мели ерунды, парень, о том как ты нашего лорда приложил, никто не забыл. Тебе Денис не предлагаю, все таки бои кулачные, а ты можешь и забыть. -Самсон потер большим пальцем плохо выбритый подбородок. -чуть не забыл, я уже внес сумму за твое участие, в случае победы, выигрыш пополам.
        Зал постепенно заполнился отдыхающей солдатней, появились девушки, пиво и более крепкие напитки потекли рекой.
        - соглашайся, деньки нам не помешают. -шепнул Денис.
        - а если Гримус, увидет, он же против того, что бы я отвлекался на подобные занятия. -предпринял последнюю попытку Макс. Он сильно сомневался, что сможет выйграть в турнире, все таки он был далеко не лучшим боксером своего клуба.
        - Гримус уже сделал на тебя ставку. -ухмыльнулся Самсон. -так что не отвертишься.
        Пиво оказалось на удивление противным пойлом, и от второй порции Максу удалось отказаться только под предлогом, что вечером у него должна быть свежая голова. Зато Денису, с которым решили выпить еще несколько сослуживцев, пришлось отдуваться за двоих, так как Макс покинул заведение, что бы подготовиться к вечеру.
        Солнце постепенно клонилось к закату, но на улице было еще светло. Деревня состояла из двух десятков домиков и трактира. Хоть некоторые дома и состояли из двух этажей, но выглядели они как крестьянские хижины пятнадцатого века.
        "перчатки думаю тут выдавать не будут, а значит придется обходится какими ни будь тряпками" размышлял Макс, прохаживаясь по главной улице деревни. ему совсем не улыбалась перспектива кулачной драки, на которую его подписали. Все таки бокс был спортом, мало похожим на бессистемное размахивание кулаками, к которому привыкли местные драчуны.
        Внузапно его внимание привлекли три крупных мужика, явно бандитской внешности, которые окружили девушку, довольно фигуристую, одетую в узкие лосины, и хлопчатую рубаху.
        Макс ускорил шаг, приближаясь к группе, он весь обратился в слух.
        - да ладно тебе, как будто раньше мужчин не видела.
        - мы ведь со всей душой, даже денег можем предложить.
        - отстаньте. -тихим но уверенным голосом произнесла девушка, у нее в руке блеснул короткий нож.
        - зря ты так, кросавица. -насмешливо произнес один из бандитов, доставая кривой кинжал.
        - жй мужики, к лору давно не ходили, или совсем со слухом туго?! -спросил Макс, подходя почти в плотную и сжимая кулаки.
        - чего? -не поняли бандиты, вылупившись на здорового парня, ростом на голову выше каждого из них.
        - о, да тут совсем все плохо! Ну да не волнуйтесь, сейчас подлечу.
        Ближайший бандит получил прямой удар в лицо, и рухнул как подкошенный. Зато его товарищи среагировали быстро, выхватив ножи, они кинулись на незнакомца.
        Уклонившись он колющего удара, он провел левый хук, а затем добавил два коротких удара в грудь и лицо. Бандит, что называется "поплыл" из руки выпал нож, а глаза закатились к небу. Четвертый удар, который пришелся в нижнюю челюсть, отправил противника в глубокий накаут.
        Внезапный крик заставил Макса обернуться, и он увидел, что девушка вонзила свой короткий нож в бок третьему бандиту, который теперь весь согнулся, и пытался зажать рану.
        - ты в порядке? -спросил Макс у девушки.
        - я бы и без тебя справилась. -как кошка прошипела она, и быстрым шагом отправилась в сторону края деревни, оставив спасителя стоять с открытым ртом.
        Собравшись с мыслями, Макс посмотрел на раненого бандита и поступил так, как на его месте должен был поступить любой врач.
        Не обращая внимания на ругань "пациента", он осмотрел рану, убедился, что кровотечение поверхностное и обработал рану содержимим фляги, найденной у одного из товарищей раненого. Затем он оторвал рукав от одежды одного из бандитов, и плотно перетянул рану.
        - если хочешь жить, то немедленно ищи лекаря. -грубым голосом произнес Макс.
        Бандит перестал кричать, непонимающим взглядом посмотрел на Макса, а затем поднялся на ноги и побрел по дороге, шатаясь и прижимая руку к телу.
        Затем макс привел в чувства двух оставшихся противников, и объяснив, что будит, если он увидит их снова, послал в погоню за их раненым другом.
        Остаток дня прошел спокойно, а вернувшись в трактир, Макс обнаружил своего брата, который приветствовал его недобрым взглядом осоловевших глаз.
        
        Праздник мало отличался от обычной пьянки, разве что проходил на улице, и на празднике выступали циркачи.
        Пожиратель пламени, акробаты, метатели ножей и обязательный в лубом бродячем цирке силач, развлекали толпу, не искушенную в подобных зрелищах, а потому с восторгом воспринимающую любой увиденный номер.
        Денис наконец пришел в себя, на отрез отказываясь от предлагаемой выпивки. В голове шумело, а желудок казалось готов выпрыгнуть через рот.
        Кулачные бои начались в самом конце праздника, и проходили по самой простой системе: сперва на огороженную площадку выходят два бойца, после чего победителю приходится драться с третьим, четвертым и так далее, пока не закончатся участники. Последний оставшийся на ногах признается победителем.
        Все с замеранием сердца следили за боями, Макс вышел на "ринг" пятым, и с одного удара свалил местного кузнеца, который до этого победил троих. Единственное, чего опасался Денис, так это того, что Максим выложится слишком быстро, и устав не сможет противостоять свежим противникам.
        Однако и Макс понимал, что излишняя подвижность отнимает слишком много сил, а потому старался укладывать соперников с первого удара.
        - делайте ставки, конюх Фрай, против наемника Сима, пять к одному на Сима!
        Надрывался распорядитель, собирая монеты, и с неохотой возвращая выйгрыши.
        Наконец настал последний бой, противником Макса был один из бандитов, встреченных днем.
        Увидив Макса, бандит побледнел, и задумчиво погладил нижнюю челюсть. Он явно сомневался, стоит ли рисковать, а когда страшный гренадер, кулаки которого уже отправили на землю добрый десяток крепких мужчин, начал приближаться, бандит перепрыгнул через ограждение и проталкиваясь через толпу, скрылся из вида.
        - наш победитель, рядовой Сим! -завопил распорядитель, и его поддержали восторженные возгласы толпы.
        Последующие события смешались в бешеном водовороте. Каждый, кто поставил на победу Макса, и выиграл какую-то сумму, задался целью неприменно угостить победителя выпивкой, и при этом внушительная часть алкоголя доставалась и его брату.
        
        Возвращаясь к трактиру, куда около часа назад ушел Денис, Максим еле шевелил ногами, а упасть ему мешал только Самсон, все еще продолжающий возбужденно, что то говорить, и не обращающий внимания на то, что его собеседник давно не отвечает.
        - любезные, разрешите вас на пару слов.
        Из темноты на дорогу вышли три человека, наглухо перекрыв дорогу.
        Макс оттолкнулся от Самсона, и принял вертикальное положение, усилием воли заставляя себя не шататься.
        - ох щас кто то огребет! -весело промямлил он, разводя в стороны руки с растопыренными пальцами. -ну че встали, очко поджали?
        Самсон понимая, что его товарищ явно не в себе, сделал пару шагов в сторону, что бы ненароком не попасть под тяжелую руку Сима.
        Трое мужчин не поняли, что имел в виду Макс, но по интонации и жестикуляции, примерно поняли смысл слов.
        - м-м-м, сер... -начал было один из мужчин, явно сомневаясь как стоит обращаться к собеседнику, кроме того он сильно нервничал, так как челюсть после дневной встречи все еще продолжала болеть.
        - от сера слышу! -выдал гениальную фразу Макс, и начал неуверенно продвигаться в сторону троицы. -а ну стоять, не разбигаться.
        Хоть муфчины и сделали шаг назад, но в глазах пьяного Макса, весь мир превратился в размытое пятно, и сфокусировать зрение на выбранной цели никак не получалось.
        В соседнем доме загорелся свет, и из окна высунулась заспанная физиономия местного кузнеца. Он внимательно посмотрел на разворачивающуюся картину и потрогав ушибленный лоб, покачал головой "во мужикам не повезло".
        - сер, мы только хотели... -осмелился подать голос второй из троих мужчин, но был перебит яростным жестом Макса.
        - все, что вы скажите, будит использовано против вас.
        - молчите мужики, он маг! -неожиданно для себя прокричал Самсон, которому вдруг стало очень жалко бандитов, решивших ограбить его друга.
        И без того, нервничающие мужики, от услышанного, впали в ступор. Расширившимися, от ужаса глазами уставились на медленно приближающегося "мага".
        - м-м-мы просто извенится хотели!
        Не выдержал один из бандитов, и все трое рухнули на колени.
        - господин маг, мы все сделаем, только скажите.
        Пьяный Макс совсем потерял нить событий, и уставился на троих грабителей, которые молили его о пощаде.
        Сзади подошел Самсон, который положил руку на плечо друга, и произнес.
        - да прости ты их, с кем не бывает.
        Прислушавшись к доброму совету, Макс выдал еще одну коронную фразу, которая уже давно вертелась на языке, но все не появлялось шанса ее использовать.
        - запомнил сам скажи другому что честный труд дорога к дому. А ну пошли на свободу с чистой совестью.
        Троих бандитов как ветром сдуло, но на дороге появилась еще одна фигура.
        - да что ж это такое, уж и до трактира почти дошли. -тоскливо пробормотал Самсон, уже внутренне приготовившись к неприятностям.
        - извините, я хотела попросить прощения, и поблагодарить вас за то, что вы мне сегодня помогли. -произнесла высокая девушка, в костюме метательницы ножей.
        "сегодня что, день прощения!" удивился Самсон, осматривая девушку, его коллега уже был не в состоянии ответить, так как практически спал, при этом сохраняя равновесие.
        - вы собственно кто? -спросил более трезвый товарищ.
        - ваш друг сегодня помог мне, а я вместо того, что бы поблагодарить, нагрубила ему. Увидев его на арене, я решила попросить прощение, но похоже он слегка не в себе.
        - еще бы. -усмехнулся Самсон, который лично выдел, как его друг выпил пол литра гномьей водки. -вот что, если хотите его отблагодарить, помогите мне доставит его в трактир.
        - с радостью. -улыбнулась девушка, пристраиваясь с другой стороны от грузного Макса.
        Дальнейший путь прошел намного легче и быстрее, так как отпала необходимость следить за равновесием пьяного великана.
        
        Макс проснулся лежа на холодном полу, застеленном тонким ковром. Рядом громко храпели и другие члены отряда, а на единственной в комнате кровати, мирно сапел помошник командира.
        Сперва Макс даже не понял, что его разбудило, в голове звонили колокола, а им вторили автомобильные клаксоны. Около минуты ушло на то, что бы восстановить порядок событий, произошедших за последние дни, и только после этого, отделив шум в голове от шума на улице, Макс услышал громкие крики и лязг металла.
        - анну втавайте, дети дохлых кроликов! Всем к оружию, на деревню напали! -этот крик раздался одновременно с тем, что дверь в комнату сорвалась с петель, а голос принадлежал Саламону, второму помошнику командира.
        К удивлению Петербуржца, только что спавшие солдаты, мгновенно проснулись и протрезвели, и в течении полуминуты, были полностью экипированы.
        Удивляясь самому себе, Макс оказался последним из тех, кто выскочил на улицу и вступил в сражение.
        Деревня была заполонена странными зеленокожими существами, с лысыми головами и лицами неондертальцев, у которых из нижней челюсти выступают два острых клыка.
        - орки! Орки!
        Жители деревни в панике метались между домами, становясь легкой добычей для зеленокожих, которые хватали людей при помощи сетей, и ловко связывали, укладывая на подобие причепа, в который были впряжены лошади.
        Никто не мог понять, откуда орки появились, и как им удалось незамеченными напасть на деревню, но в установившейся суматохе, это интересовало меньше всего.
        Максим все еще не пришел в себя, хотя навыки приобретенные за годы тренеровок и различных спаррингов и помогли ему в первые же секунды. Он еле успел наклонить голову, пропуская тяжелую дубинку, а уже следующим движением нанес точный удар прямо в центр лица напавшего на него зеленого урода, услышав при ударе неприятный хлюпающий звук.
        - молодец, мой мальчик! Но тебе лучше держаться за спинами товарищей, а я пока прикрою образовавшуюся брешь! -прокричал Гримус, проносясь мимо Макса, и размахивая огненной плетью.
        Однако проще было сказать "отсидись", чем сделать это, если ты окружен взбешенными орками, которые жаждут крови.
        Пару минут Максу удавалось успешно обороняться, пользуясь помощью товарищей, вовремя подставляющих под удары свои щиты, но первый прилив сил прошел, и слабость связанная с головокружением от похмелья, навалилась с новой силой.
        Приняв на блок очередной удар дубины, Макс попытался достать обидчика, и левым хуком зарядил тому в висок. Удар был хорош, и если бы противник был один, на этом бы все и закончилось. Но жизнь бывает страшно несправедливой штукой, особенно если ты сам перестаешь держать в поле зрения все возможные угрозы.
        Внезапная боль пронзила затылок, а в глазах потемнели и исчезли краски мира. До того как окончательно потерять сознание, Макс услышал яростный рев неподалеку от себя.
        
        Денис прекрасно ориентировался в пространстве, используя щит как дополнительное средство для нанесения ударов, он первым врывался в плотный строй врага, активно работая коротким мечом. Орки, когда видели несущегося на них великана, впадали в подобие ступора, подавленные нахлынувшей на них волной чужой ярости.
        Хоть численное превосходство и было на стороне врага, люди быстро оправились от первого шока, и теперь малыми группами теснили орков. Денис как раз оказался одним из тех, вокруг кого собирались эти группы.
        Сражение было жестокое и кровавое, но когда стало ясно, что орки стали уступать, их командиры дали сигнал отступать.
        Всеобщее ликование было омрачено большим количеством потерь среди местного населения, почти половина жителей деревни была захвачена в плен или убита.
        Поздравляемый товарищами, и с сильно приподнятым настроением, Денис прибыл к командиру, вместе с другими отлечившимися в этой битве.
        - потерял, не уберег такого ученика. -сокрушался Гримус, кочая головой и опустив плечи.
        Он стоял рядом с командиром и лордом, неподалеку от окраины деревни, откуда предположительно и началась атаки. Ближний дом был сожжен до тла, по видимому, это было последствие действий шамана, о котором говорили окружающие Дениса воины.
        - ты сам говорил, что он еще ни разу не сотворил порядочного заклинания, а теперь так убиваешься. Да, удар у него был хороший, это по оркам попавшимся ему видно, но маг... -лорд говорил абсолютно спокойно, однако рефлекторно приложил руку к месту на лице, куда при встрече с Максом получил удар.
        - да бог же с этими заклинаниями, это всего лишь дело практики, потренеровался бы пару лет, и стал бы сносным чародеем! Зато какой у него был склад ума, прирожденный маг-конструктор, а каждый из них стоит троих боевых чородеев.
        - что случилось? -встревожено спросил Денис, при этом испытывая неприятное предчувствие.
        - во первых - сер, что случилось. Не забывай о субординации. - хмуро проворчал командир, при этом стораясь не смотреть Денису в глаза.
        - а во вторых - случилось, твой брат пропал. Среди трупов его нет, возможно он попал в плен. -эти слова произносил уже сам лорд, голос которого по-прежнему отдавал сталью.
        В голове у Дениса, что то щелкнуло, сознание погрузилось в густой туман, а в горле застрял вопль, толи ярости, толи боли. Он сам не понял, как оказался на дороге, в правой руке сжимая меч, и тяжело дыша, бегом несся в погоню за орками.
        Он абсолютно забыл про все, не слышал криков и топота ног, и потому для него оказалось абсолютной неожиданностью, когда несколько человек схватили его, и повалили на землю, отбирая при этом меч.
        - успокойся Денис. -прозвучал голос Самсона, лицо которого нависло над ним. -ты все равно уже не сможешь ему помочь.
        - пустите! Он еще жив, я должен его спасти! -от крика голос срывался на хрип, а от прилагаемых улилий, даже три человека держащих его, постоянно падали, громко при этом ругаясь.
        - он мертв Денис, смирись, он орков еще никто не возвращался живым. -слова Самсона безжалостно вбивали гвозди в крышку гроба Максима, убивая и надежду в сердце Дениса.
        Боль от потери стала так же реальна, если бы ему в сердце вбили деревянный кол, прюс к внезапно навалившейся боли от потери брата, Дениса поглотило всеобъемлющее одиночество понимания, что теперь он остался один. Один среди чужаков, которых знал меньше недели, и которых теперь ненавидел за то, что они не дали ему спасти брата.
        Крик отчаяния, который вырвался из груди Дениса, можно было сравнить с ревом раненого медведя, и вместе с этим, из глаз потекли слезы. Он уже не обращал внимания на удерживающих его людей, или на камни, впившиеся ему в спину, это уже не имело значения.
        - я убью их, я убью их всех!!!
        Жестом Самсон приказал отпустить его, и помог Денису подняться на ноги. Слабость заставила великана покачнуться, но его тут же поддержали солдаты, которые только что удерживали его на земле.
        - я убью их всех. -продолжал шептать Денис, пока его вели обратно в деревню.
        - конечно убьешь, а мы тебе поможем. -спокойным, но при этом участливым голосом отвечал ему Самсон.
        
        В комнате из черного мрамора, в которой находился только один маленький столик и одно кресло, при этом свет поступал только от одного светильника, висящего над столом, удобно расположившись в кресле сидел Легат. Крупный мужчина в черных чашуйчатых доспехах, облегающих его мускулистое тело, как вторая кожа, голова была глатко выбрита, между бровями образовалась глубокая морщинка, из-за которой постоянно казалось, что у него плохое настроение. В глазах, взгляд которых заставлял ежиться самых смелых из мужчин, пылали языки алого огня.
        Напротив, в точно таком же кресле, сидел Циан, высокий мужчина аристократичной внешности, облаченный в зеленые свободные штаны и рубашку, на ногах зеленые сапоги, которые доходили до голени. Его голову украшала грива длинных белых волос, а глаза сверкали изумрудным светом. Он сидел в своей башне, в точно такой же комнате, и благодаря магии, создавалось ощущение полного присутствея.
        На столе стояла шахматная доска, фигуры на которой были сделаны из рубинов и изумрудов.
        - в последнее время, люди и эльфы стали слишком активно сопротивляться. -произнес Легат, лениво переставляя фигуру.
        - гномы в горах тоже стали собирать войска. -заметил Циан. -к счастью их действия не скоординированы, а значит о полномоштабной войне можно пока не беспокоиться.
        Легат скрипнул зубами, он был полукровкой, полу орк полу человек, но к счастью от отца ему передался только характер, и потому он был мение сдержен чем его товарищ.
        - мы должны атаковать первыми, у меня уже достаточно сил, что бы атаковать крупный город и разбить армию среднего короля. Нужно дать светлым понять, на чьей стороне сила. -прорычал он сквозь сжатые зубы, наблюдая как с доски исчезает очередная его фигура. Эта партия Легату особенно не удалась.
        - и чего ты этим добьешься? Без поддержки дроу и цвергов у тебя все равно не хватит сил удержать завоеванные позиции, а у людей есть неприятное качество, они любят спасать своих проигравших сородичей. -ни в голосе, ни в мимике лица Циана, нельзя было заметить ни раздражения ни насмешки, только рассуждение.
        Легат давно пытался понять, к какому из видов принадлежит его союзник, по острым ушам можно было сказать, что он эльф, но черты лица больше подходили человеку, а вот ногти, больше похожие на когти, и клыки, давали ему сходство с хищником.
        - а как же твои людоеды? -спросил Легат.
        - я не собираюсь жертвовать единственным резервом, в попытке напугать нисшие расы, тем более, что скоро с гор придут тролли, а с равнин прибудит пополнение армии гоблинов.
        - цверги обещали выставить два тысячных хирда, а вот дроу, что то притихли, им нужны гарантии.
        - еще бы, темные ельфы всегда были осторожны, даже демоны не любят иметь с ними дело. Но, я думаю, стоит им увидеть результаты наших действий, и их поддержка будит обеспечена.
        - думаешь? -левая бровь Легата поползла вверх, а в глазах читалось сомнение.
        - да, они хоть и осторожные, но крайне предсказуемые. И да, мат.
        Изумрудный ферзь встал на место рубиновой ладьи, оставив короля в тисках из трех фигур. -вот тебе еще один пример доказывающий, что торопиться не стоит. Что ж, пора возвращаться к делам.
        Циан хлопнул в ладони, и иллюзия исчезла, оставив Легата в темном помещении одного.
        Вставая из красла, Легат проверил полуторный меч, висящий на левом боку, в красивых золотых ножнах, украшенных крупными рубинами. Прикосновение к потерной кожаной рукояти всегда его успокаивало, наполняя уверенностью.
        Повинуясь короткой мысленной команде, незаметная дверь отъехала в сторону, открывая проход в хорошо освещенный коридор. Как только дверь за спиной Легата сново закрылась, светильник сам собой погас.
        
        Начало войны.
        Последние два дня, которые прошли с момента потери брата, Денис усердно занимался во владении мечом. Он взял более длинный обоюдоострый меч, с широким лезвием, сужающимся к концу клинка, так что им можно было как рубить, так и колоть. На этот меч ушли все деньги, которые Максим выйграл на празднике в деревне, и даже пришлось влезть в долги, так как клинок был из гномьей стали.
        Звон мечей стоял такой, что казалось, что идет не тренировка, а настоящее стажение.
        Денис быстро овладевал оружием, умело используя свой рост, а так же силу и ловкость, которые долгое время нарабатывались во время занятий рукопашным боем.
        - окуратней, Денис, пусть хоть один из них доживет до настоящего сражения. -прокричал тренер, приставленный к группе новобранцев, в коорую и попал петербуржец. -все на сегодня хватит.
        Тренирующиеся, с облегчением выдохнули, и направились к лагерю. На поле остались только Дэн и тренер.
        После битвы отряд успел уйти от деревни на порядочное расстояние, и каждый день к ним присоединялись новички. В этот день они остановились на повороте дороги, неподалеку от одинокой горы, вершина которой едва ли превышала пол сотни метров.
        - Денис, я конечно понимаю, что ты скучаешь по брату, но то, как ты тренируешься, я могу сказать, что ты себя загонишь еще до того, как мы вступим в настоящие схватки с врагом. -у тренера, коренастого мужчины с густой черной бородой, голос был похож на гул горна.
        - я поклялся отомстить, и не успокоюсь, пока хоть один из этих уродов ходит по земле. -в словах Дениса звучало много стали, замешанной на горячей ненависти.
        - ну сегодня ты явно не найдешь ни одного орка, а значит и убивать некого. -на суровом лице бывалого вояки промелькнула легкая улыбка, которая тут же исчезла. -но если ты действительно хочешь добиться настоящего мастерства, я могу уделить тебе некоторое время, и мы позанимаемся еще.
        Денис коротко кивнул, и тренер легким движением извлек меч из ножен.
        - ну тогда запоминай...
        И еще около часа, они кружили по утоптанной траве, тренер был на голову выше петербуржца во владении мечом, и заставлял своего ученика, раз за разом повторять одни и те же движения.
        Закончили они тогда, когда солнце уже почти скрылось за горизонтом, и к этому моменту Денис успел взмокнуть, как марафонец, после тридцати километров.
        А в лагере жизнь текла своим чередом, уже выставлялись дозоры, горели костры, а рядовые устанавливали палатки. С каждым днем они удалялись все дальше на север, и все дальше от орков, которые убили Максима. Это бесило Дениса еще больше, и у него в голове часто блуждали мысли, бросить отряд, и отправиться в погоню за своими врагами, но потом он отбрасывал эти мысли, понимая, что время для мести еще придет.
        Наутро путь продолжился, Денис был определен в десятку, которой командовал Самсон, а остальными были новобранцы, еще меньше смыслящие в военном деле, чем сам Дэн. Выстроившись длинной колонной, отряд медленно полз на северо-запад, напоминая неповоротливую сороконожку. Радовало то, что все эти дни стояла солнечная погода, а днем ветер не давал перегреться на солнце.
        - говорят, мы идем на подмогу войскам Аурома, я слышал их сильно потрепали гоблины, неожиданно появившиеся из северных лесов. -начал рассказывать один из сослуживцев Дениса. Молодой парень, у коорого только-только проклюнулись усы, а он уже остался сиротой.
        Обычно Дэн не вслушивался в болтовню окружающих, но сегодня была затронута тема, которая его заинтересовала.
        - знацит Циан все-таки перешел в наступление?
        - да кто его знает, может это простые бандиты, у гоблинов же это любимое занятие.
        - сами идем на подмогу, а у нас за спиной своих врагов не перечесть, одних орков больше тысячи мелкими отрядами шныряет.
        - а мы все силы соберем, и одним ударом все банды и вышибем!
        Самсон махнул рукой, прерывая разговорившихся солдат.
        - не вам стратегию выбирать, лучше бы с мечом обращаться научились.
        На какое то время, все разговоры прекратились, а Денис погрузился в воспоминания о России, такой родной и теперь такой далекой.
        Еще через день, их отряд присоединился к маленькой армии, иже насчитывающей более полутора тысяч воинов. Там были представители разных королевств, которые старались держаться обособленными группами и двигались под своими знаменами, из-за чего, все войско казалось похожим на пчелиные соты.
        - Денис, тут прошел слух, будто ты хорошо дерешься на кулаках, это правда?
        Они остановились на короткий привал, что бы напоить лошадей, и как раз когда Дэн занимался тем, что счищал грязь с копыт своего скакуна, к нему подошли пятеро незнакомых мужчин, на нагрудниках которых была изображена эмблема факела и двух мечей.
        - не знаю, кто вам это сказал. -безразлично ответил Дэн.
        - ты отвечай на вопрос, а не пытайся усользнуть от ответа. Мы тут тоже, не ради празного интереса. -огрызнулся крайний из пятерки, он был ниже товарищей, но шире их в плечах.
        - было бы перед кем отчитываться. -язвительно заметил петербуржец, выпрямляясь, и не выпуская из рук щетку.
        - похоже, надо научить тебя манерам. -хищно оскалился стоящий в центре.
        Все пятерка сделала шаг вперед, слегка растягивая линию и захватывая Дениса в полукольцо. Было видно, что действуют они слажено, по видимому уже не в первый раз задирают наглых новобранцев. В руках у каждого из пятерки появились короткие палки, в две ладони блинной.
        Денис жестоко улыбнулся и покачал головой, он давно ждал случая, что бы выместить свою злость, а на ком вымещать, значения не имело.
        Первым удар нанес именно тот низкорослый, который и начал разговор. Его дубинка была нацелина в колено Денису, но движение было слишком медленным, и это же колено, врезалось ему в челюсть, после того, как Дэн заставил его согнуться от удара по горлу. Второй нападавший получил удар в висок, и на какое то время выбыл из драки. Схватив руку третьего, Денис заломал ее, прекрывшись телом противника, как щитом, удерживая его между собой и двумя другими противниками.
        К этому моменту уже успел подняться первый из нападавших, но он неуверенно стоял на ногах, и постоянно тряс головой. Пришел в себя и второй, он теперь пытался обойти Дэна со спины.
        Внезапно соотношение сил изменилось, рядом появилась четверка из десятка Дениса, а со стороны реки бежали еще трое. Кто то кинул клич, "наших бьют" и на него отозвались почти все, кто был в отряде, до присоединения к основным силам. В мгновение ока, обычная драка переросла в противостояние двух отрядов, коорые замерли двумя толпами, между которыми было пара метров расстояния.
        - отставить! -зычный голос бородатого офицера заставил всех вздрогнуть. -кто нечал драку?
        Ответом ему была тишина, но к сожалению, Денис все еще не отпустил своего пленника, а потому был самым лучшим кандидатом для наказания.
        - пять плетей. -сказал офицер, указав на Дениса.
        Его быстро окружили бойцы из другого отряда, оттеснив от остальных, и заломив руки повели на импровизированный плац, который был подготовлен за несколько минут.
        Руки Дениса привязали к двум тощим деревцам, так что он оказался как раз между нуми.
        - ты приговариваешься к пяти ударам плетью, за попытку развязать драку между двумя отрядами нашей армии, и еще к трем ударам за нарушение дисциплины, и причинение вреда здоровью сослуживцев. Тебе есть, что сказать?
        "Вот тебе и честный суд" только и подумал Дэн, плотно сжимая челюсти, и начиная медитацию, которой его обучал тренер - японец эмигрант. При хорошей концентрации, он вполне мог бы даже не почувствовать ударов, но к сожалению, Денису никогда не давалась медитация.
        - приступить к исполнению приговора. -данесся голос обвинителя, который звучал уже издалека, поглащенной пеленой, которой Денис покрыл свой разум.
        - один, два, три... -от каждого удара тело сотрясалось от резкой боли, но Дэн чувствовал ее, как нечто чужое, его тело, как будто принадлежало не ему, а сам он был одним из множества наблюдателей, столпившихся вокруг. -семь, восемь. Развяжите его.
        Последние два удара едва не заставили его закричать, вся концентрация, куда то изчезла, а в глазах от боли плесались слезы. Как только веревки перестали удерживать Дениса за руки, он едва не упал, а устоять удалось только благодаря тому, что два человека подхватили его под руки и повели к лекарю.
        Сквозь пелену боли, Денис понял, что один из тех кто его вел, Это Самсон, а вот вторым был один из той пятерки, которые несколько минут назад хотели его крови.
        Лекарь намазал спину Дениса какой то мазью, а сверху наложил повязки, после чего ему помогли надеть рубаху и кольчугу.
        Солнце приятно припекало, а свежие раны на рассеченной спине, сильно шипала мазь.
        - ты это, извени, что так получилось. Мы действительно не хотели. А ты не беспокойся, таких неувязок больше не будит, мы с ребятами проконтролируем. -торопливо заговорил боец с мечами и факелом на нагруднике. -а ты молодец, спасибо, что нас не сдал.
        Денис не обращал на него внимания, вся ярость испарилась, а других эмоций этот человек у него не вызывал. Скоро армия должна была двинуться в путь, а значит, следовало вернуться к работе.
        Удивительно, но после произошедшево, на Дениса стали смотреть по другому. Если раньше были насмешки и хвастовство, да и презрительных взглядов направленных в свою сторону он пересчитать не мог, то теперь на него смотрели с уважением.
        Не смотря на неудобства, которые доставляла израненная спина, Дэн не пропустил вечернюю тренировку, на которой вместе со всеми выполнял самые тяжелые упражнения.
        Ведь месть оркам еще никто не отменял, а значит надо было становиться сильнее.
        
        Колонна пленников медленно уходила на юго-запад, избегая крупных дорог, из-за чего движение сильно замедлялось. Пленники были закованы в наручные кандалы, и кроме этого, они были сцеплены одной длинной цепью, к которой и цеплялись кандалы.
        Как только Макс пришел в себя, его поставили во главу колонны, и заставили тащить часть награбленного имущества. Вообще, орки не зверствовали над пленными, хоть и подгоняли их ударами кнута, но не переходили определенных рамок жестокости. Саламон, единственный из офицеров попавший в плен, объяснил это тем, что орки не хотят портить товар, который можно будит продать на невольничьих рынках.
        Орки, сами похожие на животных, как по повадкам так и внешне, обращались с пленниками как со скотом, который они гонят на продажу. В колонне было много женщин и детей, не успевших спрятаться во время нападения, и несколько солдат, пытавшихся их защитить.
        Во время одного из привалов, Саламон, ставший лидером пленников, спросил у одного из надсмотрщиков, как они смогли незаметно подобраться к деревне, и как они узнали, что солдаты не в лучшей форме.
        Охраняющий их орк снезошел до ответа грязному пленнику, и злорадно улыбаясь рассказал, что "обезьяны" развлекающие солдат на празднике, передали всю необходимую информацию их шпионам, а так же подмешали в выпивку изрядную долю снатворного.
        Циркачи оказались предателями, продавшимися зеленым бандитам, которые имели весьма опосредованное отношение к основной армии орков.
        Услышав эту новость, Макс до боли стиснул зубы, вспоминая о том, как спасал одну из циркачек от насильников. Он даже испытал некоторое удавлетворение, когда циркачей, пришедших к оркам за своей долей, избили и обезаруженых, поставили в конец колонны, тоже закованными в кандалы.
        - а мир и вправду тесен. -стараясь скрыть злость произнес Макс, садясь рядом с циркачами, и весело подмигнув уже знакомой метательнице ножей.
        Ради этого разговора, он отдал орку-стражнику, спрятанный во внутреннем кармане джинсовки, армейский нож брата, подаренный ему на день рождения. Все равно от него не было толку в сложившейся ситуации.
        - ну что, козлятки, отбегались? Хочу вас предупредить, орки рассказали о вашем участии в наподении, так что, не закрывайте глаза когда ложитесь спать. Наши стражники, уже делают ставки, кого из вас убьют первым, и большинство ставит на тебя. -мило улыбнувшись, Макс указал на акробата, который был еще и главарем циркачей.
        - ты не сможешь нас испугать, наемник, мы переживали времена и похуже. А вот таких как ты, очень любят посылать на гладиаторские бои, так любимые в западных землях. Говорят, император Легат, лично посещает самые интересные бои. -циркач говорил надменно, как будто он был великим лордом, а Макс выродком из трущеб самого грязного города.
        Зато остальные циркачи выглядели намного хуже, они были подавлены, и сторались спрятать глаза, когда на них смотрел Макс.
        - я думал, что вы кучка подлецов, желающих легкой наживы. А оказалось, что вы сборище слабаков, попавших под влияние мерзавца. Тьфу, какая мерзость, даже руки марать не хочу. Охрана, я закончил!
        Стоявший радом орк, схватил цепь кандалов, и повел Макса обратно, туда где находились его командир и другие пленники из деревни.
        Напоследок он глянул на девушку, и встретил ее затравленный взгляд.
        - у нас не было иного выбора. -как бы оправдываясь, прошептала она.
        Максим даже не удостоил ее ответом, демонстративно закатив глаза и презрительно сморщив лицо.
        - за такое представление не жалко и заплатить. -сказал стражник, сунув в руку Макса мелкую серебряную монету. -этим обезьянам до такого артиста еще расти и расти, жаль, что их всех пошлют на рудники, я бы хотел увидеть, как твои друзья сдерут с них кожу.
        - с тебя я содрал бы кожу с большим удовольствием. -признался Макс.
        Орк даже не отреагировал на оскорбление, а просто рассмеялся и хлопнул по спине своего пленника.
        - была бы моя воля, всех вас давно скормили бы волкам.
        На том "дружеская" беседа и закончилась. Макса снова прицепили к общей цепи, а стражник вернулся на свой пост.
        - ну? -требовательно спросил Саламон.
        - жалкий сброд, единственная настоящая цель, их предводитель.
        - значит ему первому шею и свернем. -констатировал бывший житель разаренной деревни, который в сражении потерял жену.
        Дальнейшие разговоры были не к чему, и уже через полчаса, колонна снова двигалась через подлесок, перебираясь через кочки и канавы, и преодолевая колючие заросли.
        Никто из орков так и не заметил,кто толкнул циркача в глубокую анаву, а из-за цепи, за своим предводителем последовали еще трое. Когда же упавших из ямы достали, выяснилось, что у акробата сломана шея.
        Так как было неизвестно, кто виноват в гибели пленника, орки покричали, и успокоились, но при этом удвоили бдительность и расцепили на две связки общую цепь, отделяя циркачей от других пленников.
        Рацион питания не отличался разнообразием, два раза в день пленных кормили пустой кашей, иногда давая чуток хлеба. Справедливости ради можно заметить, что и у самих орков еда не отличалась особой изысканностью, в той же каше плавали куски мяса, а запивалось все это дешовым разведенным вином или пивом.
        Колонна двигалась очень медленно, в основном из-за того, что дети не могли выдерживать высокий темп, но пересеченная местность также выматывала и тренированных взрослых. Орки старались выбирать дорогу скрытую в редком подлеске, или в крайних случаях гнали пленных через поля заросшие высокой травой, размашистыми крюками обходя города и крупные деревни.
        Дню к двенадцатому, погода начала портиться, солнце затянули облака, и временами накрапывал дождь.
        Орки успели провести еще одно нападение, почти в двое увеличив количество пленных, в основном за счет детей и стариков.
        В какой то момент, орки приказали нести детей на руках, вместе с награбленным добром, и началась бешеная гонка через зеленые луга, раскинувшиеся от горизонта до горизонта. Темп существенно вырос, хоть и приходилось испытывать двойную нагрузку. Тех кто падал и не мог подняться, орки убивали и тела прятали в высокой траве. Единственным положительным моментом стали увеличившиеся порции питательных каш, но никто не обманывался почему орки стали их лучше кормить.
        - почему мы вдруг так заторопились? -спросил Макс, который нес на руках девочку двенадцати лет, изможденную уже тремя днями почти не прекращающегося бега.
        - отставить разговоры, быстрей переберай ногами, раб. -ответил один из орков стражников.
        - мы на землях баронов, и орки боятся, что нас заметит один из конных разъездов. -ответил Саламон.
        - так может попробуем задержать движение? -спросил Макс, уже начав строить планы, как остановить колонну.
        - нет, заметив всадников, орки перебьют пленных, а затем рассеятся в поле. Так что в наших интересах бежать, если ты конечно не хочешь расстаться с жизнью.
        Об иллюзиях о спасении из вне пришлось забыть, перспектива умереть за минуты до прихода спасителей не радовала, но Макс не перестал обдумывать план, как сбежать из невольничьего каравана.
        Через неделю непрекращающейся беготни, орки сбавили темп, а затем и вообще остановились.
        - поздравляю, куси мяса, с этого момента, вы находитесь на землях контролируемых императором Легатом. Через несколько дней, в худшем случае неделю, мы прибудим в город "угольная шахта". Местные багачи очень ценят живой товар вроде вас, угадайте почему. Но сегодня у вас праздник, вроде того, из-за которого половина из вас и попала к нам в руки. Развлечений не обещаю, зато вы можите отоспаться.
        Командир орков закончил свою пламенную реч, от которой в толпе рабов повисло молчаливое напряжение, и отправился отдавать приказы.
        Люди постепенно свыклись с мыслью о своем рабстве, но теперь к этому прибавилось ощущение безнадежности положения, ведь они оказались отрезаны от своих родных земель.
        Макс не стал терять время на жалость к самому себе, а воспользовался полученной псевдо свободой, когда его отцепили от общей цепи, и стал исследовать окружающую территорию.
        Орки ограничили небольшой участок периметром, напоминающим загон для скота, внутри которого пленники могли перемещаться.
        Позади остались обширные поля, на севере рос густой лес, далеко на юге возвышались величественные горы, а дальше на западе виднелись невысокие холмы, один из которых сильно отличался от остальных. Этот холм был правельной формы, и возвышался над остальными, как великан над карликами. Вокруг него была высокая трава и густые заросли кустарника, что говорило о том, что туда никто давно не ходит.
        - а что это такое? -спросил Макс, подходя к одному из стражников, и указывая руками на холм. Ему пришлось поднять обе руки, так как цепь кандалов сделали вдвое короче, что бы избежать неприятных последствий, если люди вдруг решат оказать сопротивление.
        Орк посмотрел на Максима как на полного придурка, и все таки ответил.
        - ты у нас такой дурак, курганов раньше не видал, что ли? Это могильник, под которым вечный покой обрел самый могущественный из черных магов, это он почти извел единорогов и истребил кентавров.
        - тогда почему курган выглядит таким заброшенным?
        - ну ты совсем дурной, кто ж по доброй воле пойдет тревожить мертвого мага? Были конечно идиоты, но как только они проникали в курган, их больше никто не видел.
        Больше испытывать терпение стражника Макс не стал, он вернулся к остальным пленникам, и стал лихорадочно размышлять, как можно бежать. Было ясно, что это последний случай, когда орки дали своим пленникам "попастись" на свободе, и это был первый случай, когда от общей цепи освободили сразу всех.
        По нелепой случайности став учеником мага, Макс, теперь казнил себя за то, что так и не смог научиться тварить хотя бы самые простые чары, в данном случае это ему очень бы пригодилось. Но магии не было, и потому пришлось работать с тем, что было в распоряжении.
        На траву рядом с Максом села циркачка, метательница ножей. Ее каштановые волосы спутались, и теперь она выглядела как облезлая кошка, с чистыми голубыми глазами.
        - ты не против? -спросила она, прося разрешение остаться.
        - у нас свободная страна. -грубо пошутил Макс, поведя плечами в такт словам.
        На губа у девушки мелькнула тонкая улыбка, от которой почему то стало тепло на душе.
        - я хотела попросить прощения, за то, что произошло. В общем за все это. -ей было явно тяжело подобрать слова, а потому она замолчала.
        - каждый раз, как нам удается поговорить, ты просишь прощение, странная традиция не так ли? -злиться Макс уже не мог, просто не видел в этом смысла, да и не придавал он значения этому разговору, продолжая размышлять о побеге.
        На удивленный взгляд девушки он ответил.
        - я помню чудное мгновение, передо мной явилась ты, просила у меня прощенья, а я был пьян, и ответить не мог. Я никогда не теряю память от алкоголя.
        В глазах циркачки читались удивление, вина и восхищение, которые перемешивались в дикой последовательности.
        - меня зовут Кэтрин, а тебя я слышала, зовут Сим?
        Макс кивнул, не видя смысла объяснять, что его так зовут по ошибке. В общем, какая кому разница, Сим или Максим? Дело это не изменит.
        - я могу как ни будь загладить свою вину? -спросила Кэтрин.
        Макс смерил ее оценивающим взглядом, таким, как будто собирался купить машину. Она была молода, лет восемнадчать, и довольно красива, но у него не было настроения заниматься различными глупостями, на которые тратят время писатели рамантических романов.
        - если бы ты могла снять с меня кандалы... -мечтательно произнес Макс.
        Кэтрин тут же оживилась, у нее в руках появилась спица, при помощи которой она за несколько секунд открыла один из замков.
        Макс смотрел на нее с полным непонимания выражением лица, и наконец спросил.
        Почему ты до сих пор сдесь?
        - я не могу оставить друзей, без меня они совсем упадут духом, и тем более, куда мне бежать?
        Макс уже не слушал ее, обдумывая перспективы. Он застегнул открытый замок, и спросил.
        - ты сможешь открыть мои кандалы сегодня ночью?
        - конечно, но зачем?
        Все вопросы он прервал грозным взглядом, и встав направился к одному из стражников.
        - сэр, не могли бы вы мне помочь, у меня очень чешется спина...
        - иди к другим рабам, пусть они тебя чешут. -огрызнулся орк.
        Маленькая серебряная монета появилась в ладони у Макса, и он протянул ее орку.
        - просто мне хотелось последний раз почувствовать себя свободным человеком. -сказал он смущенно улыбаясь.
        Увидев монету, орк широко улыбнулся, и схватил ее двумя пальцами.
        - за ваши деньги, сэр, все что угодно.
        Когтистая лапа орка противно заскребла по спине Макса, который в очередной раз поблагодарил судьбу за то, что она свела его с самой разношерстой компанией в годы беззаботной юности. Одним из друзей был профессиональный карманник, который обучил Макса всем своим трюкам.
        Орк и не заметил, как у него с пояса в карман к максу перекочевал кривой кинжал.
        - ну, все. Поиграли и будит, марш к своим дружкам. -скомандовал орк, подталкивая Макса.
        Когда он вернулся на свое место, Кэтрин смотрела на Максима с нескрываемым восхищением.
        - запомни, сразу после заката. -внушительно произнес Макс.
        За оставшееся до вечера время, Макс успел переговорить с Саламоном.
        Луна взошла на небосклон, звезды еще не успели зажечься, а Кэтрин уже открыла замки на кандалах Макса, и приступила к замкам Саламона.
        Скользящим шагом Макс подобрался к усталому стражнику, в его руке был зажат кинжал. Нужно было бить точно, чтобы противник не успел поднять тревогу. Один удар, главное попасть в почку, и тогда боль не даст орку закричать.
        Лезвие легко преодолело сопротивление кожаной куртки, а глаза орка удивленно расширились, когда он почувствовал пронзительную боль и холодную сталь.
        - за развлечение надо платить. -прошипел Макс в ухо стражнику, укладывая его на землю.
        Дальше все развивалось молниеносно, оружие орка перекочевало к саламону и еще троим воинам. Но на этом везение пленников и закончилось.
        Тревогу поднял один из стражей, стоящих на соседнем посту. Орки быстро сориентировались, и через несколько мгновений, освободившихся пленников окружила группа вооруженных солдат.
        Еще одной проблемой стало то, что другие пленники не поддержали мятеж, а просто наблюдали за тем, как безумных смельчаков теснят, и одного за другим лишают жизни.
        Оставшись в одиночку против отряда орков, Макс буквально впал в безумие, отбиваясь как крыса загнанная в угол.
        - брось оружие, и мы сохраним тебе жизнь. -пообещал один из орков.
        Но сдаваться Максим не собирался, если он не воспользуется это возможностью, то другой просто не будит.
        - я больной, зашибу! -с оглушитеьным криком, он кинулся в промежуток между орками, и при помощи кинжала и кривой сабли блокировал удары, затем он бросил оружие, чем озадачил орков, которые на мгновение уставились друг на друга. Тем времинем, Макс кинулся бежать, широкими шагами преодолевая расстояние, на которое орку требовалось два шага а ему один.
        Страх добавлял сил и скорости, и расстояние между Максимом и опомнившимися орками постоянно расло.
        - стой идиот, все равно бежать некуда! -кричали орки.
        Но макс не останавливался, на всей скорости он вломился в кустарник, и преодолевая сопротивление колючих веток приблизился к кургану. В свете луны четко вырисовывались контуры входа в туннель, и Макс направился туда.
        Орки добрались до входа, когда пленник уже скрылся в непрогладной черноте прохода.
        - точно дебил. -сказал один из орков.
        - оставьте здесь несколько часовых, на случай если он захочет вернуться, завтра днем мы уходим. -приказал командир.
        - но сэр...
        - если не хочишь отправиться в курган, догонять этого пленника, то именно ты и остаешься командовать постом часрвы.
        Больше возражений не было, и орк, которому пришло в голову перечить командиру, грустно повесил уши, с опаской косясь на проход.
        
        Макс бежал со всех ног, он ничего не видел, но в ушах все еще звучали крики преследователей. В любую секунду он рисковал провалиться в яму, которая могла оказаться на пути, но сбавить скорость не рисковал.
        Наконец он вбежал в просторную комнату, которую освещали десятки зеленых шаров.
        Два ящика стояли по бокам он каменного трона, на котором сидела статуя широкоплечего человека. У статуи были острые уши, и клыки, на коленях лежал деревянный посох.
        Трон стоял на каменной плите, которая по-видимому являлась надгробием. И даже не владеющий магией Макс, почувствовал исходящую от статуи силу.
        Неприятное ощущение заставило Максима обернуться, и он увидел прозрачную светящуюся фигуру, точную копию статуи.
        - зря ты потревожил мой покой. -сказал призрак, когда его кулак, не уступающий размером кулаку Макса, врезался в лоб незваному гостю.
        Вполне реальная боль обрушилась на Максима, а весь мир закружился в невероятном круговороте, перед тем как человек потерял сознание, проваливаясь в холодную тьму.
        
        Специальный отряд.
        Звон мечей стоял с самого утра, так как армия остановилась, ожидая присоединения еще нескольких частей, тренеры и младшие командиры не упустили момент, что бы провести очередную тренировку по владению оружием.
        Великолепная солнечная погода, шипокая каменистая площадка, расположенная вблизи города, в котором остановилась армия, что может быть лучше для тренировки?
        Меч в его руках становился продолжением тела, каждое его движение завораживало своей плавностью и скоростью. Противник с каждой секундой становился все медленнее и неповоротливее, хотя и был намного меньше его, а сам же Денис, гряциозными движениями ускользал от атак тренера, и сам наносил опасные удары.
        Вокруг небольшого пяточка, по которому кружили противники, собралась толпа солдат, которые заворожено, смотрели на поединок равных противников. Кто то уже успел устроить татализатор, и мало кто отказывал себе в удовольствии сделать ставку. Постепенно толпа росла, так как к ней присоединялись те, кто еще занимался тренировкой.
        В воздухе повисла напряженная тишина, нарушаемая только звоном двух клинков.
        Денис вновь ускользнул от опасного укола, используя опыт игры в баскетбол, от старался больше работать корпусом, проводя множество обманных движений. Перед этой схваткой, он сражался сразу с тремя своими сослуживцами, и победил их. Когда это увидел тренер, он решил поставить новобранца на место, и предложил настоящий спарринг.
        Под ногами шуршали мелкие камни, пот стекал со лба, заливая глаза, одинаково мешая обоим противникам.
        Более опытный тренер оказался спиной к солнцу, что заставило Дениса щуриться. Воспользовавшись своим преимуществом, тренер нанес косой удар, от правого плеча по дуге к левому колену своего противника.
        Денис не видел этого выпада, он почувствовал его каким то внутренним зрением, и в последний момент поднырнул под клинок, и в тот же момент, нанес удар по ногам.
        Тупое лезвие зазвенело по кольчужным штанам, где то на высоте середины бедра. Удар оказался настолько неожиданным и сильным, что тренеру пришлось отступить на пару шагов, что бы удержать равновесие.
        Если бы противники знали, что за их поединком наблюдает генерал, на этом бы все и закончилось, но они не знали.
        Развивая успех, Денис нанес несколько рубящих ударов, заставивших тренера уйти в глухую оборону. Но более опытный воин не стал лезть в обмен ударами, понимая, что проиграет его. Он дождался пока противник в очередной раз поднимет меч, и внезапно навалился на Дениса всем своим весом.
        Удар плечом оказался достаточно сильный, что бы Дэн упал на одно колено, он мгновенно сообразил, что длинный меч бесполезен в таком тесном контакте с противником, а потому откинул оружие, и обеими руками перехватил меч тренера. Левой кистью он сжал кисть держащую меч, а правой стал выламывать запястие, как учили в военной школе России.
        Послышался легкий щелчок, тренер скривился от боли, но не проронил ни звука. Он попытался нанести удар левой рукой по затылку Дениса, но промахнулся и ударил в правое плечо.
        Дэн, резким движением поднялся на обе ноги, одновременно выкручивая схваченную руку и вырывая из ослабевших пальцев оружие. Когда тренер со стоном осел на колени, он завел руку тренера ему за спину, и перехватив отобранный меч правой рукой, приставил к его горлу.
        - мне кажется, мы видели достаточно. -сказал генерал, выходя на тренеровочную площадку. Сперва он обратился к собравшимся солдатам. -перерыв окончен, возвращайтесь к занятиям.
        Тишина мгновенно испарилась, солдаты стали расходиться по разным участкам площадки, шумно обсуждая увиденное зрелище, и одни при этом получали выйгрыши, а другие расставались с деньгами.
        К моменту, когда генерал обратил на них внимание, оба "противника" уже стояли вытянувшись по стойке "смирно".
        Генерал был невысоким седым мужчиной, с аккуратно подстриженными усами, и проницательными глазами. Он был облачен в дорогие доспехи из дымчатой стали, а на левом боку висел меч эльфийской работы.
        - генерал Гомон, разрешите доложить: обучение новобранцев проходит успешно, к моменту начала боевый действий они будут владеть оружием не хуже бывалых ветиранов. -бойко доложил тренер, однако он до сих пор не справился с бледностью лица, вызванной резкой болью в запястии.
        - охотно верю, особенно после сегодняшней демонстрации. Но меня беспокоит, не упущение ли это в тренеровках ветиранов, которые с возрастом стали мение выносливыми и ловкими? -глаза генерала опасно сверкнули, на мгновение заставив тренера застыть с открытым ртом. Затем на лице старшего офицера появилась насмешливая улыбка. -не волнуйся, Читзер, уф в ком в ком, а в тебе я не сомневаюсь.
        - рад стараться. -с облегчением выдохнул тренер.
        - шел бы ты к лекарю, а то без рук ты мне тут не нужен, и еще, на сегодня можешь взять выходной. Ох да, парня я у тебя забираю, попробую пристроить его туда, где его таланты будут нам наиболее полезны. -произнес генерал.
        - спасибо сэр. -и перед тем как удалиться, Читзер подмигнул Денису, как бы говоря, "зря выпендрелся, теперь огребешь по полной программе".
        Как только тренер исчез из вида, генерал повернулся к Денису.
        - сер... -неуверенно начал Дэн, не зная что еще сказать, но его сразу перебил генерал.
        - от сэра слышу. Пойдем парень, у меня к тебе разговор есть. -и не дожидаясь пока Денис ответит, он направился к городской стене, оставив собеседнику только идти за собой. -понимаешь, в последние лет двадцать, армия претерпивает упадок, мирная жизнь плохо сказалась на нашей боеспособности, в результате этой мирной жизни, сегодняшняя молодежь даже не знает, с какого конча браться за копье, а мечом пользуется как большим ножом. Вот теперь, когда над нами нависла угроза настоящей войны, нам приходится рассчитывать на ветеранов, которые еще не забыли, как держаться в седле. Сам понимаешь, орки и гоблины не дадут нам возможности подготовить армию, на западных границах уже собрались их полчища, готовые ценой огромных жертв уничтожать наши города. Вот мы и решили, создать отряд для специальных поручений. Не буду врать, во время войны они будут получать почти самоубийственные задания, например штурм крепостей и замков... так вот, я предлагаю тебе вступить в этот отряд, по тому, что я сегодня видел, ты идеальная кондидатура. Члены отряда будут обучаться самым различным техникам ведения боя, получат лучшее
обмундирование и содержание...
        В этот момент, они подошли к чуть открытым ствопкам ворот, у которых дежурили два десятка солдат, которые при приближении генерала вытянулись в струнку, и отсалютовали копьями.
        Сразу за воротами начинались жилые дома, двух и трех этажные строения, напоминающие длинные сараи с множеством маленьких окон, затянутых где тряпками а где кожей. Улочки были узкие и грязные, и по ним шныряло множество крыс. По сути, город был скоплением домов, в которых часто жила не одна семья, в самом центре поселения располагалась рыночная площадь, там же находился дом главы города, единственное здание, фасад которого украшала фигурная резьба. И все это скопление домов окружала каменная стена, высотой в два человеческих роста. "город бедняков" как о нем говорили солдаты.
        - ну так вот, -продолжил генерал, когда они прошли через ворота. -в обязанности отряда будит входить сопровождение особо вожных лиц, удерживание рубежей, разведка, и если понадобится, молниеносные атаки вражеских лагерей, с целью уменьшения количества врагов и замедления их продвижения.
        Пока генерал говорил, в голове Дениса всплыло воспоминание о японских камикадзе, добровольно жертвующих жизнью, что бы остановить врага. Их тоже специально готовили, они получали лучшую еду и всеобщее уважение соотечественников, но по сути были всего лишь пушечным мясом. На специальный отряд пытались взвалить куда больше обазанностей, но сама суть была той же. Отряд создавался как группа смертников, за чей счет собираются выигрывать необходимое в военных действиях, время.
        - ...и последнее, в виду сегодняшнего инцидента, тебя можно рассматривать как диверсанта, который решил вывести из строя самых лучших бойцов нашей армии, а за это полагается смерть. -на лице генерала опять промелькнула улыбка, похожая на оскал хищника, загнавшего жертву в угол.
        "значит, выбор прост, либо я диверсант, и отправляюсь на виселицу, или я доброволец в специальный отряд, и всеми уважаемый самоубийца" вместе с этим, Денис понял, что задумавшись, пропустил часть зажигательной речи генерала Гомона, и еще, от него ждут только согласия.
        - от подобного "соблазнительного" предложения просто невозможно отказаться, так что, вы можете записать меня в добровольцы? -спросил Денис, изображая самое доброе и наивное выражение лица.
        
        Специальный отряд оказался породией на спецназ. Уже тем же вечером, Денис познакомился с остальными членами отряда, расквартированными в том же городе. самыми запоминающимися личностями там были братья Мельники, Том и Сэм, оба коренастые и достаточно рослые молодые мужчины, с внешностью деревенских дурачков, подтверждающих поговорку "сила есть - ума не надо". Сэм и Том были близнецами, их можно было разлечить только по цвету волос, Том - блондин, а Сэм - брюнет.
        Еще там был худощавый парень, явно уступающий остальным в массе, зато превосходящий всех в ловкости и умении обращаться с метательным оружием, все звали его Кот, настоящего имени он так и не выдал.
        Такой компанией их четверка и сбилась, еще когда в самом начале командир приказал разбиться на группы по четверо.
        Все остальные "камикадзе" как на подбор были атлетичного телосложения, великолепные бойцы и сообразительные разведчики.
        С первых же дней, на головы членам специального отряда свалились многочисленные тренировки, которые начинались рано утром и заканчивались поздно ночью. Сразу отметалась версия, что их готовят как пушечное мясо, уж слишком много средств вкладывалось в подготовку каждого бойца.
        Отдельного упоминания заслуживало и обмундирование, кожаные доспехи с вшитыми стальными пластинами, были способны остановить арбалетный болт посланный со ста шагов, и выдерживали удар копьем. На ногах удобно сидели кожаные сапоги, доходящие до голени, на руках красовались перчатки с железными кольцами, которые складывались в кастет при сжатии кулака. Вооружение состояло из набора ножей и кинжалов, которые не только прикреплялись к поясу, но и были удачно запрятаны в доспехах, за голенищами сапог прятались метательные стержни, к поясу крепились ножны двух коротких мечей, а так же один длинный меч. За спиной находился колчан с короткими стрелами и маленький лук, на левом плече висел удобный круглый щит, а голову закрывал шлем, оставляющий лицо открытым. Но бойцы все равно были вынуждены носить черные маски, с целью сокрытия личности.
        Не смотря на то, что каждый боец был обвешан железом, экипировка была достаточно легкой, и не стесняла движения, а оружие, которое не удавалось спрятать в доспехах, успешно скрывал свободный плащ.
        Денису сразу вспомнились десантные тренировки, которые для его роты устравал капитан, в дни когда у него было особо плохое настроение, но нагрузки в специальном отряде оказались еще выше. К седьмому дню тренировок, любой член отряда мог не задумываясь поразить десяток мишеней за полминуты, и в одиночку противостоять пятерым обычным солдатам. Денис подозревал, что огромные успехи бойцов на прямую зависели от армейских магов, которые неустанно накачивали людей заклятиями, повышающими выносливость скорость и регенеративные способности.
        С облегчением удалось вздохнуть только на двенадцатый день, когда армия наконец сдвинулась с места, и произвела марш-бросок на запад.
        - я думал мы загнемся на тренировочных площадках, так и не успев встретиться с врагом. - блаженно развалившись в седле, поделился с Денисом Кот.
        - тебе так не терпится умереть? - наигранно удивился Денис.
        - да ты что, нас так натаскали, что теперь и в пекло вулкана не страшно лезть. К тому же, я всегда могу отсидеться, за спинами нашил дуболомов, так ребята?! - во весь голос он произнес только последние два слова, так что братья не слышали всего предложения, а потому согласно закивали, расплываясь в дебильной улыбке. - Вот видишь? Они не против такого расклада.
        - а если я передам им весь смысл твоих слов? - сдвинул брови Денис.
        Кот обреченно повесил голову, шмыгнул носом и обиженно отвернулся, пробурчав себе под нос:
        - злой ты, так и готов лучшего друга на растерзание врагам отдать.
        Денис только улыбнулся, ему нравился характер Кота, который напоминал одного из его старых друзей, оставшихся в далекой России.
        Уже через пару минут, Кот позабыл о своей обиде, и беззаботно болтал о самых разных вещах, от трактирного пива и до красивых пейзажей, которые ему доводилось видеть во время длительных путешествий по королевствам ближнего зарубежья.
        Специальный отряд ехал чуть в стороне от основной армии, бойцы отряда разбились на четверки и растянулись по протяженности всего войска, изображая из себя разведчиков. Хотя на взгляд Дениса в этом не было смысла, так как они двигались по открытому пространству, а на небе не было ни облочка, так что солнце ясно освещало округу на мили вокруг.
        Основная армия двигалась по широкому тракту, который тянулся с востока на запад, пересекая бескрайние зеленые поля, на которых порой даже можно было увидеть оленей и стада диких лошадей. Они паслись далеко в стороне от дороги, которую использовали люди. Несколько раз, Денис видел лису копающую землю, или убегающего зайца, и всякий раз поражался тому, что животные абсолютно не обращают внимания на армию, проходящую через их владения.
        Еще больше Дениса удивило то, что он видел столь разных существ, спокойно живущих на одних землях. Например он видел степную собаку, которая слегка не вписывалась в привычный стереотип живой природы, где для каждого вида животных была своя среда обитания. Но вскоре он перестал удивляться тому, что видел, списывая все странности на то, что этот мир и так безумен, так что нечего придираться к животным.
        Как будто, прочитав мысли товарища, и как только замолчал Кот, Сэм спросил:
        - вы знаете, почему на этих лугах столько животных самых разных видов?
        - просвети нас. - криво улыбнулся Кот.
        Сем не обратил внимания на сарказм, и продолжил.
        - лет сто назад, Ауромом правил один из самых тщеславных королей истории, он всеми силами старался заработать восхищение соседей, и для этой цели не жалел средств из казны. Однажды ему прошло в голову, создать самый многочисленный зверинец, что бы лчди могли увидеть самых разных животных, просто подойдя к дворцу. Было построено огромное сооружение, там построили множество клеток и загонов, и наконец стали завозить животных. День открытия был самым знаменательным днем в году, съехались все правящие семьи соседних королевств, от корет было непротолкнуться, а про обычный народ, который выстроился в огромную очередь, и говорить нечего. Праздник был грандиозный, но к сожалению, зверинец вскоре наскучил королю, да и слишком много денег уходило на его содержание. В конце концов, там остался всего один охранник, который был вынужден кормить и убирать за животными. Говорят он не выдержал, и однажды ночью поджег здание, после чего открыл все клетки. После этого его никто не видел, а животные проделали долгий путь, часть из них рассеялась, а часть поселилась здесь.
        Денис удивленно посмотрел на Сэма, он впервые видел в мельнике не деревенского дурачка, а целостную личность со сложным внутренним миром и багажем знаний.
        Внезапно Денису стало стыдно, за все время, что они знакомы, он так и не удосужился узнать, как жили, и кем были его друзья, когда жили на гражданке.
        - как вы в армию то попали? - спросил он.
        Все трое его товарищей смутились, а Том даже покраснел, как будто его спросили, "какое нижнее белье ты носишь?". Но первым рассказывать начал именно он.
        - в нашей деревне был праздник урожая, и как водится, мужики привезли несколько бычек домашнего вина. Праздник был веселый, много конкурсов и танцы. Не помню как я туда попал, но проснулся я на груде соломы, а рядом лежит дочь мясника, ну та, с большим носом. Вот лежуя, пытаюсь собрать мысли в кучу, а вокруг все кружется, сарай как будто на волнах подбрасывало. И тут эта Лейна и говорит "ты проснулся, милый". И сразу же распахнулась входная дверь, и в сарай вошел ее отец, глаза злющие в руках здоровенный тесак и говорит "ты мою дочь обесчестил, теперь ее никто замуж не возьмет", а я с дурру и ляпнул, что на ней и так никто жениться бы не стал. Тут у ее папаши вообще пар из ушей повалил, а дочь его покраснела, и давай соломой прикрываться. "выбирай, либо ты женишься, либо я тебе кишки выпущу!" закричал Торэк. Вы не подумайте, если бы я был уверен, что я был у его дочки первый, без возражений бы женился, так вся деревня знает, что она уже месяц как на сносях, а отца ребенка найти не могут, вот они и решили, что сын мельника вполне подойдет. Я больше спорить не стал, в голове мгновенно прояснилось, и
я дал деру, прямо через заднюю стену, хорошо что там были гнилые доски.
        - ага гнилые, на кануне вечером, там мужики копошились, новые бревна таскали. -грубо и слегка грустно усмехнулся Сэм.
        - ну... кто его знает, в общем я бегу, а сзади крики доносятся, "держи его, бесстыдник мою дочь обесчестил!". На ходу я вспомнил, что неподалеку от нашего села на постой остановилась армия, и недолго думая, побежал туда. Я как решил, лучше я в солдаты подамся, чем стану козлом отпущения.
        Как только Том замолчал, Денис и Кот скосили глаза на его брата, который вздохнул, и начал свою историю.
        - мы с мужиками гуляли всю ночь, а утром они проводили меня до мельницы, и окуратно прислонили у стены. - говоря это, он потер лоб, как бы проверяя, прошла ли шишка. - ну я постоял, полубовался на восходящее солнце, а затем улегся на лавку, которая стоит за мельницей. Ну меня разморило и я задремал. Проснулся я от криков, и осторожно приблизился к углу мельницы, стал слушать. Там с нашим батей кричали мясник и его жена. Они требовали, что бы я женился на их носатой дочке, обвиняли меня в том, что я ночью лишил ее невинности, а затем сломал сарай и убежал домой. Я решил, что мясник так и не нашел отца ребенка его дочери, и теперь хочет что бы я отдувался за какого то залетного молодца. Тут мне в голову пришла идея, что лучше уж стать солдатом, чем нянчиться с дебилкой и не своим младенцем. Припомнив, что солдаты пришедшие на праздник, говорили о своем лагере, я дал деру, стараясь держаться как можно незаметнее. А уже среди новобранцев, я нашел своего братца, который уже успел записаться в добровольцы.
        - не хорошо вы поступили, девушку без жениха оставили, сарай сломали, и даже отцу ничего не объяснили. - наставительно обвинительно произнес Кот.
        - да батя все поймет, а младшие ему на мельнице помогут, да и мать не сильно расстроится, все таки она очень не любит дочь мясника.
        Все одновременно посмотрели на Кота, который весело махнул рукой и произнес.
        - у меня все было проще, залез в дом к одному богатею, украл порядочную сумму, а стал вылезать из окна, свалился прямо в кольцо городской стражи. Тут мне и дали выбор, либо виселица, либо армия, я выбрал армию.
        После этого, друзья повернулись к Денису.
        - не знаю, как мы с братом сюда попали, потом пока шли по дороге, нас встретил какой то лорд или граф, и мы поступили к нему на службу. Я попал к обычным солдатам, а вот Максим... не знаю, где он сейчас, и жив ли вообще.
        Чувство вины навалилось с новой силой, в последнее время Денис почти не вспоминал брата, и ему казалось, что он его предал.
        Широкая ладонь опустилась на левое плечо, и Сэм мягким голосом проговорил:
        - не падай духом, если ты не видел брата мертвым, значит, он еще жив, и вы обязательно встретитесь.
        Денис кивнул, всем видом показывая, что уже справился с эмоциями, но в горле продолжал стоять горький комок.
        - вы что сделаете в столице в первую очередь? - спросил Кот, желая сменить неприятную тему.
        - я пойду в баню, жуть как хочу смыть с себя весь этот пог и грязь. - ответил Том.
        - а я сниму самую тихую комнатку, с самой мягкой кроватью, и буду отсыпаться за все эти дни. - произнес его брат.
        - а ты, Денис? - настойчиво спросил Кот, не давая другу погрузиться в свои мысли.
        - я сомневаюсь, что у нас будит свободное время, все таки мы спешим на войну. Хотя, идея с баней мне очень нравится.
        Кот разочарованно хмыкнул.
        - вы какие-то скучные, вот я собираюсь прошвырнуться по трактирам, узнать последние новости и слегка сдобрить армейскую жизнь, гражданским пивом. А может даже найду себе подругу на ночь.
        Неистребимая жизнерадостность Кота, подействовала и на его спутников, заставив их улыбнуться. Общение с ним помогало ощутить, что все не так уж и плохо.
        - кажется, нам надо ускоряться, вон как Топор машет. -сказал Том, указывая вперед.
        Четверка которая ехала впереди, действительно подавала сигнал, который означал общий сбор. Это могло значить только две вещи, или на них напали, или город уже показался.
        Денис ставил на второе.
        
        Ученик тьмы.
        Макс закончил читать толстый фолиант, в котором опивывалось множество магических ритуалов. Как только он закрыл книгу, она превратилась в белый дым и исчезла.
        Максим не знал, сколько времени он уже находился в могильнике, без солнца или часов, определять время стало невозможно.
        Пока выдалась свободная минута, он вспомнил, как вообще стал учеником призрака.
        После нокаутирующего удара, какое то время он пролежал без сознания, а когда все таки открыл глаза и попытался подняться, снова увидел тот же силуэт. "я чувствую в тебе зачатки магии, и потому дам тебе шанс выжить. Ответь на вопрос, если ты получишь силу, для чего применишь ее?" голос у призрака оказался очень похож на голос Фроло из "Нотер-дам". В экстренной ситуации, мозг стал лихорадочно искать выход, по внешнему виду призрака, было понятно, что ответ типа "мир во всем мире" или "пусть восторжествует любовь" не прокатит. Да и настроения корчить из себя святого миссионера не было, а потому он сказал то, что в данную минуту было на его душе, "я буду мстить, и поставлю весь этот мир на колени". Услышав это, призрак рассмеялся, а затем внезапно замолчал и произнес "твои слова не далеки от правды, что ж, я возьму тебя в ученики".
        С того дня, Максим почти не спал, и не ел. Усталость и голод давили тяжелым грузом, но в моменты наибольшего истощения, "учитель" поддерживал его силы с помощью магии. Чтение увесистых фолиантов и бесконечные тренировки по концентрации силы были единственной возможностью дать отдохнуть измотанному телу. Призрак твердо был убежден, что физическое состояние мага должно превосходить среднего наемника, а к жизическим нагрузкам прибавлялись еще и упражнения во владении мечом и рукопашный бой. Во всем этом самым неприятным было то, что сбежать или просто прекратить тренировки было невозможно, иначе призрак мог просто убить своего ученика.
        В свете магических сфер, Максим рассматривал свои руки, кожа на которых стала пепельно-белой, ногти стали напоминать когти а сами кисти походили на кисти вампира из голливудских фильмов. Какие изменения происходили с лицом, он даже не хотел знать, хватало того, что на нолове не осталось никакой растительности, даже ресниц.
        Из белого облака сформировался силуэт призрака, и Макс встал на ноги, для уверенности уперевшись рукой в стену. Он уже несколько раз проходил магические границы, и каждый раз его вел призрак, буквально держа за руку. Макс уже чувствовал изменения не только физические, но и рост внутренней силы.
        - ды должен гордиться, ты всего лишь третий, кого я взялся учить после смерти. И твои предшественники были более опытными магами, и мне не приходилось обучать их основам. - в руке призрака появилась светящаяся сфера, которая тут же устремилась в Максима который рефлекторно поставил блок. Кожа на руках стала серого цвета, напоминая камень, и сфера ударившись о блок, не причинила ни малейшего вреда, резлетелась на мелкие истры. - хорошо, ты ничинаешь делать успехи. У тебя очень специфичный дар, скорее боевого чародея чем обычного мага-фокусника. Единственный недостаток в том, что тебе почти не доступны приемы классической магии. Ну да ладно, вернемся к занятиям.
        И снова закрутилась карусель тренировок, Макс до изнеможения пытался метать молнии, и когда у него наконец получилось, призрак заставил учить новые приемы.
        В какой то момент, усталость и голод пересекли незримую границу, и как спортсмен у которого открылось второе дыхание, Максим почувствовал прилив сил. Мозг выделял гормоны, блокирующие боль, и обманывая собственное тело, превращал боль в измотанном теле в подобие удовольствия.
        Когда была пересечена эта граница, тренировки пошли быстрее, успехи в магии увеличивались с каждым днем, в стрессовой ситуации, мозг впитывал информацию как губка. Макс знал, что резерв у организма достаточно небольшой, и его истощение может привести к фатальным последствиям, но по видимому и призрак знал про этот резерв, а потому поддерживал своего ученика на этой грани, вливая в него собственную магию.
        В один из дней, или недель, это уже было неважно, призрак потушил все сферы, заставляя ученика развивать органы чувств и магическое зрение.
        Сперва, попав в новые условия, Макс постоянно спотыкался, налетал на стены и терял ориентацию, но со временем он стал чувствовать стены, а затем и предметы находящиеся вокруг него, в какой то момент, он понял, что видит в темноте. Это было не похоже на обычное зрение, скорее напоминало эффект, который получается при использовании приборов ночного видения.
        Тренировки закончились неожиданно, просто внезапно вспыхнули магические сферы, заставив Максима щуриться и протирать слезящиеся глаза.
        - я дал тебе начальные знания, помог развить силу, теперь ты должен уйти. Дальнейшие познания в области магии ты должен получить самостотельно. - призрак указал на ящики - в одном из них лежат посохи и одежда которую должны носить черные маги, в другом лежат кошели с монетами. Ты можешь взять одно одеяние и один посох, а также один кошель.
        - благодарю за щедрость, учитель. -язык с трудом подчинялся Максу, а собственный голос звучал непривычно, напоминая шипение змеи.
        Открыв один из сундуков, он извлек оттуда деревянный посох и одеяние, точную копию одежды магов из тех же голливудских фильмов, только она была полностью черная. Из второго сундука он достал увесистый кошель, внутри которого было множество серебряных монет.
        - не повезло, в некоторых из них лежит золото. - усмехнулся призрак, и взмахнул рукой, заставляя оба сундука захлопнуться. Затем он сделал еще один жест, и перед Максом появилось зеркало. - полюбуйся на себе перед уходом.
        Любопытство пересилило раздражение, которое вызывал голос призрака, и Макс посмотрел на свое отражение, и тут же отшатнулся. С той стороны зеркала на него смотрел высокий широкоплечий человек, облаченный в черные одежды и держащий в левой руке деревянный посох. Его кожа была мертвенно белого цвета, черты лица обострились, белки глаз покраснели до алого цвета, а зрачки вытянулись в вертикальные щелки. Под свободной одеждой бугрились мышцы, а пальцы заканчивались острыми когтями. Слегка открыв рот, он увидел ряды острых зубов, среди которых выделялись длинные клыки.
        "не хватает черных крыльев за спиной, рогов и крысиного хвоста, и тогда точно буду похож на падшего ангела" отстраненно подумал Макс, а его сердце продолжало усиленно биться о ребра.
        - если хочешь, я могу добавить недостающие элементы. - полунасмешливо, полу угрожающе предложил призрак.
        Макса передернуло, он внезапно осознал, что призрак слышит его мысли, и просто издевается над ним. Как никогда раньше, Максим захотел покинуть это место, по его коже уже бежали капли холодного пота.
        - я тебя не держу, ты можешь идти. - в каждом слове звучала насмешка, да и лицо призрака выражало откровенное призрение.
        Склонив голову, и опираясь на деревянный посох, Макс побрел по коридору, направляясь к выходу из кургана. Шагов через сто, он почувствовал как проясняется разум, возвращается собственная воля, а тело наполняют новые силы.
        К выходу он подошел уже широко расправив плечи, и ступая по земле уверенным шагом. Если в курган он попал слабым беглым пленником, то выходил он оттуда уже могущественным существом, которое одним своим видом внушало страх.
        На улице была ночь, ясно светила луна, которая совершала прогулку по небесам в окружении свиты из звезд, в ее серебристом свете ясно очерчивались контуры зарослей кустарника и бляжних холмов.
        - ты кто?
        Прозвучал испуганный голос, где то справа, и тут же началось шевеление вокруг входа в курган.
        Максим увидел несколько гоблинов, и человека в белом балахоне, в руках которого был посох с черепом насаженном сверху.
        Гоблины обнажили кривые мечи, встав кольцом вокруг некроманта.
        Макс пробежался взглядом по желтым глазам гоблинов, и выбрал одного из них. Короткая борьба закончилась тем, что Макс проник в разум гоблина, проломив его слабую защиту.
        "ты ведь хичешь меня защитить?" спросил Макс.
        Гоблин нервно дернул углом рта, а затем кивнул.
        "тогда, убей их" приказал Макс, перемещая взгляд на некроманта.
        - отвечай, кто ты, и что делаешь в могильнике? Это территория моего ордена, черные маги не имеют праа... -некромант захрипел и схватился за грудь, из которой торчал кривой кинжал гоблина. Он посмотрел круглыми глазами на своего убийцу, и так ничего и не поняв, рухнул на землю.
        А зачарованный гоблин уже сцепился со своими сородичами, он дрался как обезумевший волк, способный отгрызть собственную лапу, что бы избавиться от боли. Гоблин оказался сильнее и быстрее товарищей, и в отличии от нех, он не обращал внимания на собственные раны.
        Последнему из отряда все таки удалось одолеть зачарованного, он снес ему голову, после чето тот еще несколько секунд продолжал стоять. Затем гоблин повернулся к Максу, и издав яростный крик, бросился в атаку.
        Кожа макса преобрела стальной оттенок, и свободной левой рукой он спокойно поймал лезвие меча, блокируя удар.
        В глазах гоблина отразился ужас, он все еще видел как умирают его товарищи, а посмотрев в глаза страшного мага, он увидел и собственную смерть.
        Стукнув гоблина посохом, Макс заставил его повалиться на спину, а затем из левой ладони новоявленного черного мага вылетела россыпь стальных стержней, которые превратили гоблина в подушечку для иголок.
        Только когда последний враг умер, Макс позволил себе рассмотреть гоблинов. Эни были похожи на обезьян, волосатых и с лицами похожими на человеческие. А вот некромант был именно человеком, костлявым и похожим на хищника, однако и собственная внешность Максима была даже более пугающей.
        Не тратя много времени на поверженных врагов, Макс направился по едва видимой тропе, он собирался найти ближайший город, а уже там решать, что делать дальше.
        Римерно через час, он вышел на тракт, представляющий собой широкую полосу утоптанной земли. Идя по этому тракту, к расцвету он добрался до города.
        Максима встретила стена из серого камня, с воротами из грубой древесины, и толпа собравшаяся рядом с воротами.
        Гоблины, орки, темнокожие эльфы с белыми волосами, несколько троллей, вобщем у ворот Макс увидел весь цвет жителей этой страны.
        Первой мыслью было желание спрятаться, и постараться быть как можно незаметние, но почти сразу он отверг эти мысли, ведь теперь Максим и сам кого угодно мог испугать своей внешностью.
        Пока он размышлял, в толпу вклинилась фигура в черной одежде, и почти без сопротивления пробилась к воротам, а затем исчезла в городе.
        "черный маг" подумал Макс. Встречаться с представителем этого ордена ему очень не хотелось, ведь тот мог распознать, что у Максима не так уж и много власти, да и к черным магам он относится опосредованно.
        Откинув все сомнения, все-таки голод давал о себе знать, Макс последовал примеру более опытного коллеги, и стал пробиваться через толпу.
        Некоторые гоблины или орки оборачивались, видимо желая высказать все, что они думают наглецу, напирающему сзади, но увидев Максима, они быстро начинали пятиться, стараясь убраться с его дороги.
        - плати пошлину, две монеты.
        Прозвучал неприятный хриплый голос, когда Макс уже подошел к воротам. Немного повернув голову, он увидел орка, в железных доспехах и с боевой секирой в руках, он самодовольно ухмылялся и протягивал зеленую руку.
        Максим уже собирался достать пару монет из кошеля, спрятанного под плащем, когда из деревянной будки выскочил горбатый гоблин, он был одет в кожаные доспехи с золотой нашивкой. Гоблин торопливо подбежал к орку, и почтительно кланяясь произнес.
        - прошу прощение, ваше магичество, мой молодой друг еще очень неопытен, и ему многому надо научиться. Прошу вас не сердитесь на него, проходите пожалуйста.
        Гоблин всем видом давал своему товарищу знаки, что бы тот молчал. И буквально стелился на землю, что бы Максим проследовал к маленькой калетке.
        С величественным видом, так и не произнеся ни слова, Макс прошел через калитку.
        - ты что, идиот? Это же черный маг, да они никогда пошлину не платят. Если бы я не успел, тут такая бойня бы началась, что потом пришлось бы ворота ремонтировать, а мне нового напарника искать. -полушепотом отчитывал старый гоблин своего подчиненного.
        Для максима эта маленькая неразбериха оказалась очень познавательной, он узнал, что черные маги здесь очень уважаемы, и их просто боятся чем либо разозлить.
        Первое впечатление от города вызвало осоциацию с трущебами городов России. Грязные улицы, двух и трех этафные дома, сложенные из грубого камня или плохо обработанных досок. После первой же харчевни, попавшейся на главной улице, аппетит полностью исчез, из открытой двери несло таким зловонием, что казалось, что там кто то здох, а труп не убирают уже месяц.
        В прогулке по городу был только один плюс, черная одежда заставляла всех окружающих сторониться Макса, и даже в самых заполненных переулках он мог идти абсолютно свободно.
        К центру города, дома стали более приличные, а улицы более чистые, так же появились уличные торговцы, и лавки расположенные на первых этажах зданий.
        Одна из вывесок привлекла внимание Максима, на ней были изображены флакон, посох и огненный шар. Из праздного любопытства Макс решил заглянуть туда.
        Внутри лавки оказалось пусто, если не считать множества прилавков и самого продавца, который сам по себе был весьма занятной личностью. Невысокий толстяк с кожей ближе к серо зеленому, большими ушами, и глазами, которые точно определяли клиента.
        - вы абсолютно правы, у меня в роду были и орки и тролли и дроу. - весело улыбнулся продавец. - приятно видеть черного мага, который не высказывает свое мнение сразу, щадя чувства нас убогих. Чем я могу помочь?
        Взгляд Максима пробежал по множеству полок и прилавков, остановившись на столике, где были разложены ножи и кинжалы.
        - мне нужен кинжал. -произнес Макс, едва не содрогнувшись от собственного голоса, он еще не привык к тому, что его реч теперь похожа на шипение змеи.
        - пройдемте пожалуйста, я все вам покажу. - продавец мгновенно оказался у нужного столика. - вот этот серебряный кинжал используется для жертвоприношений, этот с рунами может резать сталь если она не зачарована, этот золотой имеет уникальное лезвие, даже одна царапина может убить вашу жертву...
        Максиму в действительности кинжал был не нужен, он просто хотел выйграть время, а сам тем времинем исследовал другой товар.
        Продавец похоже понимал это, а потому говорил очень медленно, разъясняя малейшие ньюансы своего товара.
        Внезапно взгляд Макса упал на маленькую книжечку, на обложке которой было написано "краткий справочник по использованию стихий огня и воды". Это казалось невозможным, такая удача, это были именно те стихии, которые поддавались влиянию Максима.
        - сколько стоит та книга? - спросил Макс, указывая взглядом нужную вещ.
        - пятнадцать серебряных монет, никто ее не брал, поэтому мне пришлось скинуть цену. Уж больно спецефичная книжеца. - пока говорил, продавец уже успел снять с полки выбранный товар, и протянул его покупателю.
        Макс взял книжецу, и открыл первую страницу. Тут же на него свалилось облегчение, листая страницы, он понял, что книга написана на понятном ему языке.
        Не говоря ни слова, Максим отсчитал пятнадцать монет, и передал их торговцу.
        - могу ли я еще чем ни будь помочь? - улыбаясь спросил тот.
        - благодарю, нет. - ответил Макс, уже направляясь к выходу. Он решил больше не искушать судьбу, слишком велика была вероятность, что продавец раскусит его низкую квалификацию, и тогда кто знает, что может прийти в голову улыбчивому толстяку.
        Вернувшись на улицу, Макс снова направлся в центр города, по пути он начал читать свою книгу. Увлеченный чтением, он не заметил как вышел на рыночную площадь, на которой велись оживленные торги.
        - семь медных монет, кто даст больше?
        - восем.
        - десять.
        - десять медных монет, кто даст больше? Прошу обратить внимание, товар редкий, чистокровная дроу, попала к нам из-за долгов свой семьи. Она будит исполнять любые ваши прихоти, и самые изощренные желания...
        На подобии сцены, установленной на возвышении, стояла железная клетка, в которой стояла темная эльфийка с пепельно белыми волосами. Рядом с клеткой стоял худощавый орк, который и вел торги. Он активно расписывал достоинства своего товара, и профессионально руководил толпой.
        - ...кроме всего прочего, она может стать отличным телохранителем. Как вы знаете, дроу обучаются не только владению мечами, но и стрельбе из лука.
        - пятнадцать медяков. - выкрикнул один из толстяков гоблинов, окруженных телохранителями троллями.
        - четыре серебряных. - произнес Макс, и теперь от его шипящего голоса вздрогнули уже все окружающие.
        Работорговец сглотнул слюну, его лицо слегка побледнело, но он быстро справился с нервами и пересчитав деньги на общую валюту произнес.
        - шестнадцать медных монет дает уважаемый господин маг, кто больше?
        Ответом ему стала гробовая тишина, только пара жирных гоблинов посовещалась, опасливо поглядывая на Максима, и один из них произнес.
        - семнадцать.
        - пять серебряных. - тут же перебил Макс.
        - двадцать медных монет, кто больше? Напоминаю, эта девушка из огда то богатой семьи, а значит владеет многими секретами аристократов, как в боевых искусствах, магии, так и любовных утехах.
        Все старания работорговца оказались напрасны, больше никто не посмел перебить цену черного мага, даже гоблины решили не испытывать терпение носителя черной одежды.
        - продано! Продано господину черному магу за пять серебряных монет!
        Два мускулистых орка тут же открыли клетку, и надели на шею эльфийки железный обруч. Затем они повели девушку через толпу, прямо к купившему ее максиму.
        Получив пять монет, орки почтительно поклонились, и оставив эльфийку, направились обратно к сцене.
        Тем временем, в клетке появились сразу трое новых рабов, это были люди, два мужчины и женщина. Пока работорговец расписывал товар, Максим с удивлением узнал циркачей, и Кэтрин, которая находилась в клетке.
        Девушка выглядела очень плохо, она совсем осунулась, ее плечи безвольно повисли. Мужчины выглядели не лучше.
        - и так, начальная цена за первого раба, одна медная...
        - даю три серебряных, за всех. - перебил торговца Макс, внутренне говоря себе "что я делаю?".
        Орк закашлялся, и на какое то время замолчал. Затем он провел сложные умственные монипуляции, и не решившись перечить черному магу объявил.
        - двенадцать медных монет за трех рабов, кто даст больше?
        И опять все промолчали, эти рабы оказались не таким интересным товаром, а потому их без сожаления уступили магу.
        - продано!
        - зачем вам люди... хозяин? - спросила дроу.
        "а зачем мне ты?" тут же подумал Макс. Он сам себе удивлялся, в первый же день накупил рабов, растратив почти все деньки, которые ему презентовал учитель. В кошеле оставалось еще манет двадцать, но с такой скоростью трат, этого хватит ненадолго.
        Орки снова привели покупку к Максу, и получив деньги удалились.
        Кэтрин внимательно всмотрелась в лицо Макса, и в ее глазах вспыхнуло удивление, граничащее с шоком
        - Сим? - шепотом спросила она.
        - ш-ш. - ответил Макс. Ему очень не хотелось, что бы кто то знал его имя, даже переиначенное на здешний манер. Он повернулся к эльфийке и спросил. -ты знаешь, где здесь можно поесть, и хотелось бы, что бы запах был не как от выгребной ямы.
        - да... хозяин. - ответила та, слегка склонив голову.
        От макса не укрылось то, что девушка уже второй раз слегка задерживается, прежде чем назвать его хозяином. "значит они не сломили твою волю" подумал он.
        - веди, и прекрати называть меня "хозяин" я это не люблю.
        Десять минут молодая дроу вела маленькую группу по узким улицам грязного города, в некоторых местах поднималась такая вонь, что глаза начинали слезиться и перехватывало дыхание. Другие прохожие почтительно уступали дорогу черному магу и его рабам, и даже сочувственно смотрели в след носителям железных ошейников.
        Наконец эльфийка остановилась неподалеку от входа в неприметное заведение, над которым висела выцветшая табличка с надписью "белый волос".
        - там довольно чисто и неплохо кормят, но рабам туда нельзя. - произнесла девушка.
        Макс посмотрел на своих спутников, обдумывая сложившуюся ситуацию. Вряд ли эльфийка надеялась, что хозяин как то начнет за нее заступаться, если начнутся какие-то волнения, скорее всего она хотела проверить,какие отношения будут между магом и его рабами.
        В принципе, Макс мог снять ошейники со своих спутников, все таки уроки призрака не прошли даром. Он вполне мог доверять циркачам, они были подавлены и даже при желании не могли представить для него угрозу, а вот дроу, это другое дело. Было видно, что она готова вырвать сердце любому, кто попытается к ней прикоснуться, и только ошейник и удерживает ее от попытки напасть на черного мага.
        Внутри заворочался хищник, которого в своем ученике разбудил призрак. Хищник почувствовал ветающий в воздухе вызов, и стремился вырваться наружу, наполняя своего хозяина яростью. Только благодаря этим хищникам, древние люди и сумели выжыть, а в современном мире они стали неоктуальны, и просыпались только в маньяках, которые легко поддавались влиянию и не могли управлять зверем в своей душе.
        Гуды макса растянулись в широкую улыбку, слегка обножая острые зубы.
        - если я сниму с вас ошейники, обещаете не делать никаких глупостей? - спросил он.
        Циркачи радостно закивали, и начали убеждать, что они будут смирными и послушными. Только дроу молчала, ее глаза внимательно смотрели на мага и в их глубине горел огонь недоверия.
        На циркачах были ошейники с очень слабыми заклинаниями, так что справиться с ними труда не составило, а когда Макс повернулся к эльфийке, на его руке повисла Кэтрин.
        - она же темный эльф, если ты ее освободишь, она...
        Прервал девушку испытующий взгляд кровавых глаз Максима, который заставил ее не только замолчать, но и отшатнуться.
        Макс чувствовал, что его сознание меняется, убийство уже не казалось преступлением, а почти все что он видел, было лишь орудием мести. При этом он абсолютно не понимал, кому же собирается мстить, но это было вторичное ощущение, главным оставалась жажда крови.
        - как тебя зовут? - спросил Макс у эльфийки.
        - Зула. - ответила она.
        - итак, Зула. Сейчас я сниму с тебя ошейник, и если ты попытаешься совершить глупость, я сломаю тебе один палец. Ты поняла?
        Девушка кивнула, и продолжила неподвижно стоять.
        Макс положил руки на стальной ошейник, и напрягая внутреннюю силу, начал размягчать металл. На это ушло не более минуты, после чего ощейник раскололся на две равные части.
        Оказавшись свободна, эльфийка выхватила спрятанный в одежде нож, и попыталась нанести удар в область сердца черного мага.
        Макс оказался быстрее, он перехватил ее руку и вырвал нож, затем заломил руку за спину и удерживая девушку одной рукой, другой схватился за мизинец, после чего раздался тихий хруст.
        От болевого шока, дроу осела на землю, из ее глаз брызнули слезы, но она так и не вскрикнула.
        - ты можешь уходить, я не хочу держать рядом с собой зверя, который может перегрызть мне горло во сне. - Макс кивнул циркачам, и они проследовали к входу в харчевню.
        Когда перед взглядом Зулы рассеялся туман, вызванный болевым шоком, на улице она была одна. Рядом лежал ее нож, как насмешка над ее усилиями.
        Попытавшись встать, она оперлась на поврежденную руку, и почувствовала острую боль в кисти. Мизиней начал отекать, был неправильно выгнут, и уже начал опухать.
        Внезапно молодая дроу почувствовала себя удивительно одинокой, она не могла вернуться в семью, и больше не была рабыней, так что и хозяина, которого можно было ненавидеть, больше не было. У одиночек было только два варианта, умереть в попытке отстоять свою свободу, или присоединиться к одной из банд таких же одиноких бродяг.
        Судорожно вздохнув, она подняла здоровой рукой нож, и спрятала его в одежде, а затем поднялась на ноги. Она не долго раздумывала, и направилась к входу в харчевню.
        
        Максим вошел в помещение первым, и сразу же увидел черного мага, сидящего за одним из боковых столов. Другой мак уже был порядком пьян, и потому хотел поразвлечся, уже начинал издеваться над слугами работающими в заведении.
        Макс со своими спутниками проследовал к столу в другом конце зала, ООН не хотел сталкиваться с другим магом, хоть зверь внутри него и рвался показать конкуренту, кто здесь главный.
        "конкурент" тоже заметил Макса, и теперь с интересом изучал его. Он пытался понять, по зубал ли ему такая дичь, и стоит ли начинать ссору.
        В харчевне действительно было чисто и пахло свежестью, возможно потому, что хояином был темный эльф а работниками его же сородичи.
        В присутствии одного черного мага, клиенты чувствовали себя неуютно, но когда появился второй, часть из нех поспешила ретироваться, а остальные распространились по боковым столам, не желая оказаться между двумя магами.
        "конкурент" на коленях которого сидела перепуганная официантка, одежда корой уже была помята а многие застежки расстегнуты, легким движением оттолкнул от себя девушку, и поднявшись во весь рост, пошел в сторону столика макса.
        - мальчик, ты почему старших не уважаешь? Или забыл, как надо более сильных магов ублажать? - это был явный вызов, который к удивлению собравшихся не получил ответа. - да ты я вижу трус, но не бойся, в качестве знака доброй воли, я всего лишь возьму твою спутницу, и мы квиты.
        Глаза Макса опасно сверкнули, этого то и ждал его противник, мгновенно создавая вокруг себя щит, а мижду его пальцами забегали искры.
        Со стороны это выглядело очень эффектно, и завороженные зрители хоть и забились под столы, но продолжали внимательно наблюдать.
        Макс встал из-за стола, от его внимания не укрылось то, что противник больше работает на публику, видимо не ставя Максима в ряд серьезных проблем. А зря.
        Первую молнию задира послал прямо в грудь молодого конкурента, и та как будто затерялась в черноте одежды, так и не причинив никакого вреда. Второй удар был блокирован деревянным посохом, который рассеял заряд на сотни безвредных искр.
        Наступил черед Макса переходить к наступательным действиям, он перекинул посох в левую руку, а в его правой руке появился сгусток жидкой стали, по форме напоминающий детский снежок. Максим метнул свой снаряд в противника, и тот легко прошел через защитное поле, попал точно в лицо агрессора.
        Жидкая сталь растеклась по лицу мага, и мгновенно застыла, образуя глухую маску, следом маг получил чувствительный удар посохом в облость солнечного сплетения, и рухнул на пол. Не имея возможности видеть кричать или дышать, маг несколько раз конвульсивно дернулся, а затем затих.
        Поддавшись внетреннему чутью, Макс положил руку на тело поверженного врага, и впился когтями в обмякшую плоть. По пальцам потекли остатки жизненной силы, которые наполнили собственный внутренний резервуар Максима. Когда он закончил, на полу лежал уже пустой сосуд.
        Как не в чем не бывало, Макс вернулся за стол, и громко проинес.
        - нас сегодня обслужат, или нет?
        Рядом со столом материализовалась служанка, которая торопливо начала предлогать разные блюда, затем записав заказ, она так же быстро исчезла.
        Клиенты постепенно выползали из под столов, некоторые из них были слегка разочарованны, так как настоящая драка колдунов так и не свершилась.
        Двое слуг оттащили тело мертвого мага из общего помещения, и только тут Макс сообразил, что у того могли оказаться какие ни будь полезные артефакты или книги. Его взгляд скользнул по входной двери, где в нерешительности стояла Зула.
        Эльфийка застала только финальную часть сражения, но и этого хватило, что бы произвести впечатление. Девушка неуверенно стояла в дверях, с опаской поглядывая на столик, за которым сидел Макс. Тому надоело ждать, и он сделал приглашающий жест, указав на один из стульев.
        - я хотела изве...
        - не за что. - грубо перебил эльфийку Макс, когда она сев за стол попыталась начать разговор. -если ты все таки решила присоединиться к нам, то от тебя будут требоваться всего две вещи: во-первых - точное исполнение моих приказов, а во-вторых - временно ты будишь исполнять обязанности моего телохранителя. Сразу не отвечай, подумай хорошенько.
        Циркачи еще не отошли от того шока, который получили во время схватки колдунов, а потому не вмешивались.
        Подошла официантка, и поставила на стол большой поднос с разнообразной едой.
        Макс нахмурился, и вопросительно посмотрел на девушку. Его взляд заставил официантку содрогнуться, но она быстро взяла себя в руки.
        - хозяин благодарит вас за то, что вы не разрушили его заведение, поэтому он предоставляет вам и вашим спутникам бесплатный обед. - девушка слегка смутилась, пряча взгляд он клиентов. - и я добавила немного от себя.
        - благодарю. - произнес Макс, отмечая как по коже официантки побежали мурашки от его шипящего голоса.
        Когда девушка ушла, он проверил пищу на наличие яда, все таки доверять потенциальным врагам он не собирался, и только после этого приступил к еде.
        - я согласна на воши условия, Сим, кажется вас зовут так? -произнесла Зула.
        Макс кивнул, спурить ему не хотелось.
        - мне нужна информация: кто правит этой страной, каковы его силы, есть ли союзники, и главное, какова сейчас обстановка в мире? - без введений начал опрос Макс.
        - этой страной правит император Легат, он владеет черной магией, его войска в основном состоят из орков, хотя с недавих пор туда стали вступать цыерги и дроу. Тролли и гоблины в основном служат его главному союзнику, магу Циану. В данный момент, они в двоем контролируют западные земли. Недавно начались стычки с людьми и светлыми эльфами, но до войны еще не дошло. - отрапортовала Зула, которая не могла понять, то ли это проверка, то ли маг последние лет десять сидел под землей, потому и не знает основных новостей.
        А макс в это время размышлял над тем, как можно противостоять могущественному магу, у которого в подчинении целая страна.
        Первое правило революции - найди недовольных. Обычно это чернь, низшие слои населения, нищие и рядовые крестьяне, в руках которых власти нет никакой. Но начать стоило с другого слоя, а именно с тах, кто подвергается или подвергался репрессиям со стороны действующего правительства.
        - кого император Легат больше всех угнитает? - задал неочень точный вопрос Макс.
        Зула некоторое время размышляла над ответом, и накоец сказала.
        - оборотней и драконов. Оборотней за последние десять лет изгоняли из всех городов и деревень, часто сжигая живьем в стальных клетках, а драконов истребляют все, одни из страха, другие для славы, да и маги используют отдельные органы драконов для ритуалов.
        "оборотни и драконы, что ж, могло быть и хуже. Начать думаю стоит с оборотней, для драконов я еще не достаточно крут" медленно поглощая пищу, тщательно пережевывая каждый кусочек, Макс составлял план действий, в котором находились роли для всех его спутников.
        
        Начало войны.
        Столица "аурома" была прекрасным городом, за высокими стенами из белого камня, и воротами из вороненой стали, скрывались высокие здания, башни и многое другое. В центре города расположился замок коля, он имел три башни, и огромный общий корпус. Первое, что бросалось в глаза, это то, что большинство строений были сложены из желтого керпича. Чистые улочки были вымощены гладкими камнями, и повсюду стояли клумбы, в которых росли разнообразные цветы.
        Как и подозревал Денис, свободного времени никто солдатам давать не собирался. Половину армии оставили за городом, они были вынуждены заниматься усиленными тренировками, остальные же были разосланы с мелкими поручениями.
        Членам специального отряда повезло больше всех, весь отряд разбился на четверки и теперь шнырял по городу, выискивая вещи и продукты, по спискам, которые им выдали армейские маги и старшие офицеры.
        В столице армия не задержалась, уже на следующий день они двинулись дальше на запад. Во время прибывания в городе, к армии присоединились еще две сотни бойцов, и один молодой маг.
        - вы слышали, что на приеме короля произошло? - спросил у товарищей Кот, буквально излучая нетерпение поделиться сплетней.
        - поведай нам свою мудрость, о великий гуру. - на манер тебетских манахов произнес Денис.
        - чего? - опешил Кот, расширившимися глазами уставившись на Дэна.
        - рассказывай, давай, не тяни. - перевел сказанное Денисом, Том.
        - вечно ты всякие глупости говоришь. - обиженно посмотрел Кот на друга, но все таки начал рассказ. - Вчера вечером, в замке короля был прием в честь нашего прибытия. Так вот, все шло хорошо, все аристократы выпивали, танцевали и клялись в вечной дружбе. Затем началось самое интересное, в бальный зал вошла принцесса в окружении своей свиты. Не знаю уж, чего ей в голову пришло, может дни такие, но она начала осыпать ехидными усмешками нашу армию и генерала Гомона. Принцесса начала с безобидных шуток, а затем перешла к прямым оскорблениям и обвинениям в трусости, она говорила "почему доблестная армия не пришла раньше, хотя мы уже несколько месяцев в одиночку сдерживаем натиск гоблинов и людоедов". Говорят девчонка так разнервничалась, что влепила пощечину генералу, когда тот попытался ее успокоить.
        - не завидую ее жениху. - усмехнулся Сэм.
        - самое главное то потом произошло, наш Гомон тоже начал орать, "если вам не нравится то, что соседи решили помочь в вашей войне, защитить ваше королевство, то завтра утром мы вполне можем повернуть назад. Я не настроен терять своих солдат, ради неблагодарной девчонки, которая берется судить о том, о чем не имеет никакого понятия".
        -не похоже на нашего генерала, он обычно спокойный и расчетливый. - задумчиво проговорил Денис.
        Кот пожал плечами.
        - может и так, но во время ужина у короля, генерал употребил слишком много спиртного, в основном гномью водку. - Кот мечтательно вздохнул, обвел друзей грустным взглядом и продолжил. - Началось, что то невообразимое, советники короля начали просить у генерала прощения, аристократы пытались вывести раскричавшуюся принцессу, в общем праздник сорвался. А уже утром, принцесса в сопровождении короля, с заплаканным лицом и выражением обиженной девочки, лично попрасила у генерала прощения за свое поведение.
        - значит, еще бы чуть-чуть, и на войну мы бы не отправились? - осознание свалилось на Сэма.
        - а ведь счастье было так близко. - поддержал его брат.
        Денис только слегка улыбнулся, с каждым днем ему все больше нравились эти ребята. Но как, же хотелось курить.
        
        Противник был обнаружен примерно через неделю, какраз на границе славного "аурома". Гоблины и людоеды захватили единственную переправу через широкую реку, и устроили завал из бревен прямо перед мостом.
        Армия стояла на возвышении, откуда как на ладони было видно устье реки. Широкие поля "аурома"простирались далеко позади, а на другом берегу реки, вплотную к воде, начинался смешанный лес.
        Первая попытка взять мост провалилась, кавалерия так и не смогла перебраться через завал, а пехота была обстреляна из луков.
        Шесть звеньев специального отряда, каждое из которых состояло из четырех человек, спустились вниз устья реки на два километра, от места расположения моста, такой же отряд двигался вверх по течению реки.
        Используя стволю поваленных деревьев, солдаты в полном вооружении, преодолели реку.
        Выбравшись на другом берегу, солдаты сбились в четверки, и руководители групп сломали глиняные печати, которыми их снабдили маги. Потоки тепла согрели замерзших бойцов и высушили их одежду, после чего звенья рассредаточились в лесу, и двинулись в сторону моста.
        Незаметно убрать часовых, для натренерованных солдат оказалось минутным делом, поэтому внезапная атака со спины, для гоблинов и людоедов оказалась полной неожиданностью.
        Денис изображал наконечник маленького клина, врывающегося в ряды обезумевших от ярости гоблинов. Нанося короткие удары по противникам, он еле успевал отбиваться от ответных атак, то уклоняясь от удара, то блокируя его щитом.
        Неприятным оказалось то, что Денис, как самый высокий, оказался желанной жертвой для многих сорвиголов, решивших, что именно самый высокий и является командиром группы.
        Отведя щитом удар копья, Денис рубанул мечом по коленям людоеда, затем скрестил клинки с крупным гоблином и ударил того сапогом в живот, обратным движением вонзил клинок в горло противника, пытавшегося подкрасться незаметно, едва не получил дубиной по голове, но успел уклониться, так что удар пришелся по левому плечу.
        Боль не чувствовалась, постепенно первые эмоции ушли на второй план, ярость заменилась спокойствием, движения становились все более плавными, а противники все более медленными. Перифирическим зрением увидел летящую стрелу, и невообразимым движением меча отбил ее, обратным движением отсекая руку гоблину с копьем.
        В какой-то момент, Денис осознал, что движется намного быстрее товарищей, и потому оказался в нескольких шагах от своей группы. Его меч легко перерубал грубые копья, пронзал кольчуги и разрубал легкие щиты, часто противник даже не успевал поднять оружие, как Дэн сносил ему голову. Благодаря тому, что Денис служил подобием тарана, который вооружен мечами и ножами, именно его четверка первой вышла на мост, по пути вырезая гоблинов и людоедов. Мение чем за минуту, мост был отчищен от врага, и пехота смогла заняться разборкой завала.
        Лучниками занимались другие четверки, и пока Денис с друзьями сдерживали натиск на мосту, они не давали расстрелять их из лука.
        Сражение закончилось, как только основная армия начала переправляться через мост. гоблины и людоеды, которых было изначально меньше сотни, быстро поняли бесперспективность своих действий и незаметно растворились в лесу.
        Первая победа была достигнута малой кровью, кроме десятка пехотинцев, погибло два бойца из специального отряда, и многие другие получили ранения различной тяжести, ими сразу занялись целители.
        В общем, взятие моста можно было считать успешным, ведь армия состояла из неопытных молодых людей, которые впервые участвовали в сражении.
        
        Прийти в себя оказалось не просто, после окончания сражения, горячка боя еще несколько минут владела Денисом, мешая адекватно воспринимать реальность.
        Подразделение пехоты прочесывали лес, разведчики ушли несколько вперед, разыскивая места возможных засад, а отрядам участвовавшим в взятии переправы, дали несколько минут отдыха.
        - ну ты даешь, Денис, мы еле за тобой успевали, а гоблины так вообще в ужасе были. Они с открытыми пастями наблюдали, как ты прорываешься к мосту. - Кот уже не в первый раз пересказывал увиденные события, на него произвела большое впечатление первая победа. - если бы ты шел чуть бустрее, мы бы тебя и не догнали.
        - извини, но как я заметил, ты был слишком занят раздаривая гоблинам ножи, а потому решил, что вы догоните меня позже. - шутка не получилась, слишком серьезное лицо было у Дениса, который как раз залезал на лошадь, подведенную одним из младших новобранцев.
        - ты смотри окуратней, ато тебя еще с героями сравнивать начнут. - усмехнулся Сэм.
        - чесно говоря, мне показалось, что Денис во время сражения, как будто светился изнутри. - поделился с друзьями Кот.
        - честно говоря, мне показалось что то подобное. - признался Том. - только я не решился об этом говорить, мало ли что может в горячке боя показаться.
        Друзья уставились на Дэна, в ожидании объяснений.
        - ты Денис, случайно не потомок древних паладинов? - спросил Кот. Он уже почти все свои ножи собрал, некоторые ему вернули бойцы других четверок.
        - хорош дурью маяться, нашли героя. Может вы мне еще и поклоняться начнете? - обиделся Денис.
        Друзья синхронно рассмеялись, и тоже сели на своих коней.
        Армия уже начала движение, разведчики не заметили ничего подозрительного, а потому в лесу оставаться причин не было.
        Река официально находилась на территории королевства Ауром, а граница с владениями Циана проходила через лес, который пересекали войска людей.
        Армия была собрана из отдельных подразделений, которые на прямую служили разным королям и лордам. Если официальная причина действий армии была озвучена как, "отряжение атак на дружественное королевство, а так же карающая миссия, направленная на предупреждение потенциальных угроз", то среди солдат ходили слухи, что некоторые правители просто захотели славы. Рейд по землям противника задумывался как акция устрашения, а заодно и возможность улучшить финансовое состояние, за счет захваченных богатств.
        Это выглядело довольно нелепо, особенно на фоне того, что по землям южных королевств шастали отряды мародеров, захватывающих в плен жителей приграничных деревень.
        Денис часто жалел о том, что не вступил в один из отрядов местных ополченцев, которые собирались дать отпор оркам, в результате вместо того, что бы мстить за брата, он отправлялся на земли гоблинов, мало связанных с происшествием в той злаполучной деревне.
        Среди солдат ходили разговоры, начинали назревать недовольства, что пока войска мотаются по северным землям, родные вынуждены отражать нападения отрядов орков. Однако все понимали, что обратного пути не видать, пока командиры не наиграются в войну.
        Лес был просторный, по звериным тропам могли ехать всадники, не боясь удариться головой о низкие ветки. Между деревьями мелькали силуэты животных, среди листвы пели птицы, солнце было еще достаточно высоко, а в тени деревьев царила влажная прохлада.
        - красота да и только, если бы не война, то я бы решил, что мы совершаем обычную прогулку. - произнес Сэм, с удовольствием потянувшись в седле.
        - да и войны то и не видно, одна мелкая стычка. - согласился Кот.
        Мерный топот копыт успокаивал, так Что думать о минувшем срежении не хотелось.
        Денис, покачиваясь в седле посмотрел на друзей и усмехнулся.
        - вак кажется сражений не хватает? Но не волнуйтесь, мы еще даже границу не пересекли, так что гоблинов на всех хватит.
        - чур следующим героем становлюсь я. - бодрым голосом произнес Кот.
        Друзья только посмеялись, даже не представляя, что уже вечером у них появится шанс отличиться.
        Мелкие тропинки сошлись в одну лесную дорогу, которая вывела войско на опушку леса. За время пути среди деревьев, разведчики два раза столкнулись с мелкими отрядами гоблинов, в результате чего погибло трое бойцов.
        На небольшом холме, в полукилометре от опушки леса, перекрывая дорогу, стоял небольшой форт, стены которого были сложены из необтесанных бревен.
        Вокруг форта была открытая местность, на двести шагов простреливаемая из лука, стены хоть и были сложены из бревен, выглядели довольно крепкими, и в высоту превышали два человеческих роста.
        - ну-с, генерал Гомон, пора вашим орлам показать, что не зря мы тратили деньги и время на их обучение. - с вызовом произнес высокий худощавый парень, лет восемнадцати и с лицом потомственного аристократа. Это был младший сын короля Филиппа первого, правителя Силицынии, которая являлась соседом Аурома, и затратила огромные деньги на то, что бы собрать эту армию. По сути, вся армия состояла из наемников, и людей желающих подзаработать.
        Весь отряд стоял перед тремя людьми, генералом, главным магом Гримусом, и самим принцем.
        - ваше желание - закон, ваше величество. - отчеканил Гомон, затем повернулся к отряду. - Бойцы, вы хорошо проявили себя во время взятия моста, благодаря вашим действиям, жертвы свелись к минимуму. Однако сейчас перед вами стоит новая задача, вам необходимо пробраться в форт, контролируемый вражескими силами, и подавляя сопротивление, открыть ворота, что бы оснавные силы могли присоединиться к штурму. Атаку начинаем сразу после заката. Вопросы есть? Вопросов нет. Хорошо, тогда слушайте инструкции своих прямых командиров.
        Вперед выступил Гримус.
        - в форте ощущается магическая аура, стены укреплены шаманами орков, поэтому действовать вам придется без прикрытия магов. Однако каждый из вас получит защитный амулет, который защитит вас от попадания огненного шара средней мощности.
        - вам все понятно? - снова вступил в разговор генерал. Получив утвердительный ответ, он довольно хмыкнул и приказал. - по группам разделись, ведущим звеньем подойти к младшим офицерам и получить свои инструкции по штурму.
        На деле план атаки оказался довольно прост, сперва маги нанесли несколько магических ударов по защите форта, оттягивая внимание на себя, а как только солнце скрылось за горизонтом, звенья специального отряда пошли на штурм.
        До стен добрались незамеченными, или скорее считали, что их не заметили. Первые бойцы, которые показались над краем стены, получили арбалетные болты с маленького расстояния. Ударной силы хватило, что бы пробить легкую броню, и откинуть назад тела, пронзенные стрелами.
        В итоге, за первые же секунды боя, отряд потерял десятерых бойцов, и еще трое остались лежать ранеными. Но защитники форта не успели перезарядить арбалеты, и потому уже следующая группа успешно перебралась через стену, и завязала бой.
        И вновь Денис оказался на острие атаки, он первым сцепился с гоблином, который растерянно попытался закрыться арбалетом, но получил удар в жирот.
        Тело первого врага соскользнуло с меча, и сразу же пришлось защищаться от удара секиры в голову. Когда члены звена еще только перебрались через стену, Денис убивал уже третьего противника.
        Хоть мастерство и численность штурмующих форт и превышали ресурсы защитников, да и обмундирование гоблинов оставляло желать лучшего, защитники не растерялись, и организованно отступили к бревенчатому дому в центре внутреннего двора, которое выглядело как русская баня, и имело узкие окна-бойницы.
        Метательное оружие, и редкие выстрелы из маленьких луков, реско сократили число гоблинов, которые сперва пытались занять круговую оборону, но поняв, что это бесполезно, забились в дом.
        - ну вот, теперь придется их выкуривать. - произнес один из солдат.
        - давайте просто подожжем их. - предложил другой.
        Бойцы уже полностью окружили дом, зачистив подсобные сооружения.
        - открыть ворота, пусть командующие сами решают, что с ними делать. - приказал старших из ведущего звена.
        Болдаты сыстро выполнили приказ, во многом потому, что на воротах не было наложено никаких сдерживающих чар.
        - господин тысячник, во врмя штурма было потеряно двенадцать бойцов убитыми, и двое ранеными, остатки вражеского отряда загнаны в сруб. -доложил командир отряда.
        - почему такие большие потери? - голос тысячника напоминал учителя, отчитывающего нерадивого ученика.
        - разведка не дала данных о численности врага, а так же о его вооружении, поспешные действия при штурме, моя ошибка. - опытный воин говорил четко, и стоял ровно вытянувшись в струнку.
        - не сомневайтесь, вам придется ответить за потерю солдат, а пока...
        В этот момент произошел еще один сюрприз, которого никак не ожидали солдаты армии.
        Дом, который гоблины использовали как последнюю крепость, взорвался, разметая в разные стороны куски дерева и языки пламени. Сила взрыва была такова, что куски бревен и длинные щепки пронзали солдат и животных, ивеча и убивая тех, кто не успел упасть на землю и прикрыться щитом.
        Дениса спасло то, что он не устоял на ногах во время взрыва, а стоящий перед ним солдат, принял на себя изрядную долю обломков.
        Маги успели выставить щиты, чем спасли множество жизней, включая командиров, и молодых войнов, которые в этот момент находились в воротах.
        Как только огонь утих, откинулась тяжелая крышка, открывая погреб, из которого тут же выскочили два десятка гоблинов. У них не было шансов на победу, или даже выживание, зато они могли дорого продать свои жизни.
        Среди гоблинов оказалось два шамана, которые тут же вступили в схватку с магами, и вопреки тому, что маги были в большинстве, шаманы успешно им протевостояли.
        Денис оказался одним из первых, на кого налетели гоблины, к этому моменту он уже вскочил на ноги, и сумел достойно встретить противника, с разворота снеся голову самому шустрому гоблину.
        Бойцы специального отряда, быстро собрались в кулак, и слаженным ударом раздавили обезьяноподобных существ.
        Видя, что схватка окончательно проиграна, один из шаманов собрал сгусток энергии и ударил им в Дениса, который вновь оказался впереди всех своих товарищей, ожесточенно ршбя последнего из солдат противника.
        Амулет на шее Дениса рассыпался в прах, по телу прошла волна легких покалываний и... больше ничего. Заклятье шамана скатилось с Дениса как капли воды с плаща дождивека. Последнее, что увидел шаман, лицо Дениса, в глазах которого светились белые огоньки.
        
        - разве можно было начинать штурм, без предварительной подготовки?! -генерал не знал на кого свалить вину за произошедшее во время сражения, а потому орал на всех.
        После подсчетов потерь выяснилось, что погибла половина всего специального отряда, несколько всадников, которые оказались в зоне поражения, когда взарвался дом и несколько пехотинцев. Результат был, мягко говоря, неудовлетворительный, армия людей потеряла больше солдат, чем было защитников форта, и основная вина ложилась на плечи магов, которые не смогли остановить шаманов, так мастерски использовавших собственное укрытие.
        За всеми этими событиями, произошедшее с Денисом осталось незамеченным всеми, кроме солдат специального отряда, которые оказались достаточно близко, что бы быть уверенными в том, что видели.
        Во время удара шамана, Денис вновь начал испускать слабое сияние, которое окружило его как аура, и приняло на себя удар. Сам Денис не заметил ничего необычного, но среди солдат пошел слух, что он дальний потомок, последнего паладина древности.
        В то время как генерал отчитывал офицеров ответственных за разведку, Денис с остатками специального отряда, расположились на опушке леса, наконец получив время на отдых. Говорить не хотелось никому, все они были сильными мужчинами, и каждый переживал эмоции, скрывая их от остальных.
        Сразу после сражения, отряд подвергся обвинениям в непроффесионализме, сумма нарушений вышла такой, что первую зарплату бойцы могли рассчитывать получить только через пару лет.
        В небе светила почти полная луна, звезды блестками рассыпались по черному небосклону.
        Том опустился на землю рядом с Котом и Денисом, он все еще не отошел от того, что на его руках погиб родной брат. Сейчас в руках сына мельника был полный бурдюк вина, и три, железные кружки.
        - помянем? - спросил Том.
        Друзья кивнули, и взяли по кружке.
        Забулькало вино, выливаясь из горлышка бурдюка, наполняя посуду. Первую порцию выпили залпом, без слов и не чокаясь, вино отдавало кислятиной, но этого никто не замечал. Многие группы, солдат сидящих вокруг, тоже прикладывались к своим запасам алкоголя, надеясь заглушить боль от потери друзей, которые успели стать родными.
        - зря мы из дома убежали, надо было жениться. - шепотом произнес Том.
        - не вини себя, и в луже можно утонуть, так что постарайся смотреть вперед, а не цепляться за ошибки прошлого, тем более, что ты их не совершал. - глухим голосом произнес Денис, положив руку на плечо друга. - я тоже потерял брата, и решил, что не будит мне покоя, пока виновные в его смерти не обретут последнее пристанище в качестве пищи для падальщиков.
        Том посмотрел в глаза великана, и только и смог кивнуть.
        До того как отправиться отдыхать, выпили еще по одной, а затем разошлись, так больше и не сказав ни слова.
        
        Следующий день принес еще один неприятный сюрприз, за час до расцвета, разведчики подняли лагерь по тревоге, а еще через десять минут, на западе замелькали сотни факелов.
        С каждой минутой огни приближались, в неровном свете угадывались фигуры мускулистых людей, ряды которых растягивались с юга на север, на сколько хватало взгляда.
        - это, что еще такое? - спросил генерал, одной рукой держа за грудки принца Силицинии, а указательным пальцем другой, указывал на приближающуюся массу. - почему ваши разведчики не доложили, что у противника есть настоящая армия, которая сравнима с регулярными войсками трех, а то и четырех восточных королевств?
        - но я э-э... я думал, что мы успеем э-э... - принц попытался всвободиться, но хватка у Гомона была железная.
        Отпустив свою жертву, генерал посмотрел на своих воинов, уже вставших в боевое построение. По сравнению с надвигающейся силой, это была жалкая кучка людей, которых сомнут, практически не замедляя движения основных сил. Решение, хоть и тяжелое для воина привыкшего побеждать, генерал принял мгновенно.
        - седлайте коней, пехота пусть сразу направляется к мосту, брать только оружие и самые необходимые припасы. Живо!
        Солдаты не мешкали ни секунды, часть из них развернулась и двинулась в лес, а другая часть быстро собрала необходимые припасы, погрузила их на лошадей, и последовала за первой.
        - мы должны были принять бой, так велит поступить наша честь! - настаивал принц, в то время как они с генералом и группой магов обгоняли общую колонну.
        - моя честь велит мне спасти жизни моих подчиненных, а не бросать их на верную смерть.
        - это была бы благородная смерть, потомки воспевали бы мужество мужчин, непобоявшихся встретить многократно превышающего числом врага. - продолжал упрямствовать принц.
        "романтик, начитался сказок о героях, и захотел прославиться" генерал наморщил лоб, и посмотрев на принца, произнес грубым голосом.
        - никто бы не узнал, как мы погибли, и некому было бы воспевать нашу смерть.
        Денис двигался в самом хвосте колонны, он и его товарищи спинами ощущали ненавидящие взгляды врагов, с которыми им предстояло сразиться, в случае, если колонну настигнут.
        Марш бросок до реки проходил без остановок, избранный темп измотал и без того уставших солдат.
        После того, как последний солдат пересек реку, маги взорвали мост. конечно это не могло остановить продвижение врага, зато должно было существенно замедлить это продвижение.
        Армия растянулась в линию, перекрывая существенный участок берега, несколько гонцов были посланы в разные королевства. Армии генерала Гомона, выпала сомнительная честь сдерживать превосходящего противника, до подхода подкрепления.
        Расцвет уже прошел, и солнце озаряло вооруженных людей, готовых стоять на смерть, что бы не пропустить угрозу на свои земли.
        Тем временем, в лесу уже мелькали силуэты многочисленных войнов, в которых легко было опознать людоедов.
        День обещал выдаться богатым на события, при том, что прошлый опыт говорил, что враг далеко не глуп, и сам под меч лезть не собирается.
        Вот так бесславно закончился поход на запад, который из победоносного рейда, превратился в полноценную войну.
        
        Ход мага.
        - шах. - ферзь встал на место пешки, кгрожая зеленому королю. Осталось всего два хода, и Легат загонит Циана в свою ловушку.
        - опять ты торопишься, так до конца и не просчитав возможные варианты. - садник на могучем коне закрыл собой короля.
        Такой вариант Легат действительно упустил, теперь нужно было придумать, что то новое.
        Прошла пара минут, и наконец, тишину нарушил голос Циана.
        - мат. - объявил носитель зеленых одежд.
        Легат был зол, уже месяц он не мог обыграть своего союзника, всякий раз допуская мелкие ошибки, становящиеся раковыми.
        - хорошая игра. - сквозь зубы прорычал обладатель черных доспехов.
        - на самом деле, я пришел сообщить, что людишки оказались очень беспокойными, они пытались прорваться на мои земли и выжечь несколько деревень. - в голосе беловолосого звучало возмущение.
        - мои отряды марадеров уже год сжигают их деревни, и ничего, пока они даже не поняли, что происходит. - ухмыльнулся Легат, неприятности союзника дали шанс вернуть себе уверенность.
        - это не имеет значения, я поставил лысых обезьян на место, пришлось начать войну.
        - ты сам говорил, что еще рано.
        - говорил, и сейчас говорю то же самое, но к сожалению мне пришлось форсировать события, так что, война начата.
        Эта новость еще больше добавила настроения Легату, он уже давно хотел начать активные действия.
        - орки уже готовы выступать, я обрушу удар на гномов южных гор, одновременно пройдусь по чентральным равнинам, и сожгу несколько городов.
        - смотри не надорвись, тебе еще нужно привлечь к войне дроу.
        Легат махнул рукой, в отличие от собеседника, движения которого были удивительно скупыми, жестикуляция самого императора ясно выражала его эмоции.
        - темные эльфы уже готовы к войне, им просто надо показать, как нужно побеждать. Цверги уже предоставили пятитысячный хирд, так что в воинах у меня нет недостатка.
        Циан задумчиво улыбнулся, от чего стал походить на готового к броску змея.
        - может у тебя и достаточно воинов, но у меня есть для тебя подарок. - легкий взмах руки, и рядом со столом появилась невысокая стройная девушка, с короткими белыми волосами и бледной кожей, но взгляд притягивали маленькие рожки, которые росли на кудрявой голове. Взгляд фигуристой девушки обжигал холодом, синие глаза, как будто состояли из чистого льда. - это демонидка, ее зовут Тала. Теперь она пренадлежит тебе, смотри не испорть мой подарок, хотя бы сегодня. Ах да, чуть не забыл, она обладает очень сильным разумом, и кроме магии, удивительно сильна.
        - я запомню. - рассеяно кивнул Легат, внимательно рассматривая каждый изгиб тела девушки, которая была одета в облегающий кожаный костюм.
        - в таком случае, развлекайся. - усмехнулся Циан.
        
        Зула легко скользила между деревьями, практически становясь невидимой в тени леса. А вот Максиму было тяжелей, хоть он и был многому обучен, а измененное тело легко приспосабливалось к любым условиям, он был городским жителем, и лучше чувствовал себя именно в каменных джунглях.
        Они покинули город пару дней назад, предварительно посетив лавку оружейника, где купили эльфийке два коротких меча, которые являлись излюбленным оружием дроу.
        Циркачей оставили работать добровольцами на угольной шахте, где те должны были внушать рабочим неудовольствие нынешней властью.
        По чистому небу плыла полная луна, ее серебряное сияние давало достаточно света, что бы можно было ориентироваться даже в лесу. Ночные птицы и животные занимались своими делами, игнорирую присутствие двух чужаков.
        Максим решил бы, что в лесу они находятся вдвоем, и предпринятое путешествие оказалось напрасным, если бы с момента пересечения границы леса не ощущал на себе несколько недружелюбных взглядов. Он уже успел покрыть кожу тонким но прочным слоем металла, который как вторая кожа, защищал от внешних воздействий, и был достаточно подвижен, что бы не стеснять движения.
        Под ногой чародея хрустнула ветка, и в ту же секунду, из тени исполинских деревьев выскочили две серые тени.
        Один из волков бросился на эльфийку, второй на мага. Они рассчитывали справиться быстро, и упавали на эффект неожиданности и на свою невероятную скорость.
        Макс был готов к такому развитию событий, он легко ускользнул от прыжка волка, избежал встречи с челюстями, украшенными устрашающего вида клыками, а затем опустил открытую ладонь на голову мохнатого противника. Волк остановился и слегка просел на согнутых лапах, тогда Макс добавил ребром ладони по затылку, отправив серого хищника в глубокий накаут.
        Тренер по боксу сказал бы, что Макс продемонстрировал очень нечестные приемы, в боксе за которые вполне могли запретить принимать участие в различных соревнованиях.
        Макс усмехнулся внезапно всплывшим воспоминаниям и убедившись, что волк опасности не представляет, повернулся в сторону Зулы и второго противника, решив помочь своей спутнице.
        Однако эльфийка в помощи не нуждалась, она успела нанести несколько мелких ран своему противнику, после чего прилажила рукоятью меча об висок серого охотника.
        Все сражение заняло около трех секунд, итогом стали два пленника, и куча разбежавшихся мелких животных, перепуганных внезапной активностью в ночное время.
        Из-за деревьев показались еще три волка, которые стали расходиться, в попытке окружить незнакомых противников.
        Макс не стал придумывать чего то сверх естественного, а просто поставил ногу на горло бесчувственному волку, слегка надавив сапогом.
        - и так, может мы все таки поговорим, пока не произошло чего то непоправимого? - спросил маг.
        В ночном лесу шипящий голос звучал особенно пугающе, воображение сразу начинало рисовать мифических монстров, которые могли принимать человеческий облик, что бы затем уничтожать города, пожирая беззащитных жителей.
        Волки замерли, и на какое то время задумались. Они явно недоверяли чужакам, но и подвергать товарищей опасности, когда можно было их спасти, желания у них не было.
        Наконец один из волков встал на задние лапы, и в течении пары секунд, принял облик человека, одетого в шерстяные штаны и подобие фязанного свитера.
        - чего ты хочешь, колдун? - спросил оборотень, мягким и приятным голосом.
        - я хочу сделать предложение всей вашей стае, а затем и остальным оборотням. Я хочу встретиться с вашим вожаком, и остальными воинами. - ответил Макс, а сам в это время думал о том, как оборотень почуял то, что он маг. или волк увидел неестественную кожу, скрытую иллюзией, почуял ауру, или просто видел сквозь иллюзию, а в таком случае сложно подумать, что обычный человек может иметь такую внешность.
        - хорошо, мы отведем тебя к вожаку, но ты должен отпустить наших братьев, иначе мы не сможем тебе доверять. - оборотень говорил спокойно, но в его глазах читались беспокойство и неуверенность.
        Максим убрал ногу с горла волка, и отошел на десяток шагов, дав эльфийке знак, идти рядом.
        Два оставшихся спутника говорившего с Максом оборотня, приняли обличие, которое находилось между обликом волка и человека. Стояли они на задних лапах, мускулистые тела и широкие плечи давали отдаленное сходство с боди-билдерами, на руках были внушительные когти, головы остались волчьи, а тела покрыты густой шерстью. В общем, классический облик оборотня из фильма "Ванхелсинг".
        Повинуясь знаку лидера, оборотни подхватили тела бесчувственных собратьев, и растворились в лесу.
        - прошу вас следовать за мной, вы доказали, что вам можно верить, и я докажу, что оборотни умеют держать слово.
        Идти пришлось недалеко, хотя из-за того, что проводник шел очень медленно, прошло пол часа.
        "тянет время, дает сородичам подготовиться, спрятать детей и стариков, что бы в случае опасности, не отвлекаться на их защиту" Макс скорчил гримасу, которая больше всего походила на улыбку сытого удава, в родственниках которого были крокодилы и тигры.
        Чуткий слух позволил разобрать, как десятки маленьких щенков недовольно тявкают и подвывают, и как рычашие родители подгоняют непослушных малышей.
        Наконец они вышли на просторную поляну, где уже собралось два десятка волков, и еще десяток принявших боевое обличие оборотней, которым по видимому предстояло в случае чего, задержать опасных гостей, пока остальные собратья не примут боевое обличие.
        В самом центре поляны сидел здоровый волк, рядом с которым сидела белая волчица с красными глазами, она сильно уступала вожаку размерами, и отличалась от собратьев раскраской.
        - чего ты хочешь, маг? - вожак говорил, находясь в облике обычного волка, поетому слова получались резкими, а предложения звучали рвано.
        - это зависит от того, на что вы готовы. - ответил Макс, стараясь выглядеть как можно мение опасным. Зула встала чуть позади, и положила руки на рукояти мечей, готовая в любой момент вступить в схватку, выполняя обязанности телохранителя.
        - не тяни, маг. мы не любим долгих запутанных разговоров, интриг и бесполезный обмениваний любезностями. - огрызнулся вожак.
        Макс кивнул, с сожалением отметив, что оборотни слишком хорошо владеют собой, что бы можно было подавить их разумы, как он это проделывал с орками и гоблинами. Покрайней мере пока, на оборотней у него сил не хватало.
        - в таком случае, выслушайте меня, не перебивая, в древние времена оборотни были одной из самых многочисленных и сильных расс, вас боялись и уважали, в руках некоторых представителей вашей расы была власть, которая превышала власть некоторых королей... - Макс говорил о величии, могуществе богатстве и власти, он говорил о безопасности и гордости, сдабривая свою речь множеством комплиментов, а так же заклятием убеждения и постоянными попытками прорваться через защиту того или иного оборотня. Затем последовал отрезок речи, в котором описывалось убожиство нынешней жизни оборотней, их потеря способности превращаться в самых различных животных, и постоянная охота на представителей древней расы. Финалом речи стали обещания вернуть могущество и власть, призывы к древней гордости, и не двухсмысленные намеки на то, что именно он может вернуть им былое величие, при условии, что оборотни пойдут за ним. - ...только вновь став одной семьей вы сможите конкурировать в современном мире, объединившись под моим началом, оборотни смогут поставить на место зарвавшихся грязных дикарей, которые посмели считать себя
высшими расами, и если вы пойдете за мной, я приведу вас к вершинам, о которых вы и не мечтали.
        Когда Максим замолчал, несколько секунд царила полная тишина, его пламенная речь, и сила которую он вложил в нее, вогнали слушателей в некое подобие гипноза. В таком состоянии они практически видели, как горят города их врагов, как оборотни возвышаются над другими расами, и как возводятся великие города, а во главе всего этого величия стоял маг с бледной кожей, от которого пахло железом гарью и смертью.
        - уходи, маг, мы никогда не будим служить ни тебе, ни кому либо еще. - прорычал вожак, и его голос вывел сородичей из транса.
        Максим не расстроился, и даже не удивился. Он понимал, что вожаком не становятся за красивые глазки, и воля у предводителя намного сильнее чем у остальных. Однако некоторое разочарование присутствовала, все таки убедить вожака не получилось.
        Почтительно поклонившись, Макс пробежался взглядом по окружающим его оборотням, и довольно хмыкнув, выпрямился и пошел в сторону тропы, по которой они пришли сюда.
        - значит мы пришли сюда напросно? - спросила Зула, как только они удалились на достаточное расстояние, что бы никто не мог их услышать.
        - кто сказал такую глупость? - весело ответил Макс.
        - но ведь они отказались, хоть твоя речь и была очень убедительна, я даже почти поверила в величие оборотней.
        - отказался только вожак, а те к кому я обращался, услышали достаточно, что бы сделать необходимые выводы. А на счет речи, я думаю так: проще поднить толпу на то, что бы вернуть то, что у них однажды отняли, чем заставлять бороться за власть, которой у них никогда не было. - поняв, что эльфийка так и не уловила ход его мыслей, Макс махнул рукой. - давай лучше устроим нам ночлег, а завтра уже будим делать выводы насчет сегодняшних успехов.
        Но Максим ошибся, первый оборотень прибежал еще до расцвета. Это был один из самых молодых волков, из тех, кто присутствовал на поляне, как и подростки люди, он тоже грезил о подвигах и славе.
        Через час после расцвета стали появляться и другие охотники, они приходили по одиночке или маленькими группами. Оборотни собирались в одну нервничающую толпу, молча распологаясь под ближними деревьями. Они явно боялись, что вожак застанет их в обществе чужака, но при этом, у каждого в глазах была написана решимость идти до конца.
        Максим некоторое время просто наблюдал за оборотнями, которые не решались первыми начать разговор, Зула даже подумала, что маг просто растерялся, и не знает, что делать.
        Но сам макс знал как поступить, он ждал прибытия последнего недостоющего звена, и дождался.
        Белая волчица, как призрак скользила между деревьями, в ее красных глазах не было ничего, она не стала требовать особого почтения от сородичей, а остановилась на самом краю стаи.
        - зачем вы пришли? - спросил Макс, подойдя к оборотням.
        Ответил ему один из самых крупных волков, который почти не уступал вожаку в размерах.
        - мы давно хотели начать действовать, оборотни не любят прятаться, но до сегодняшнего дня мы не знали, с чего начать. Твои слова запали нам в души, наши великие предки были бы горды нами, если бы узнали, что мы решили больше не прятаться, мы хотим занять достойное место в мире, а ты избран вести нас.
        "и не кому не интересно, хочу ли я вас вести" подумал про себя Макс, а вслух сказал.
        - неужели вы посмеете бросить без защиты своих детей, или ослушаться вожака?
        Нервозность среди волков нарастала, но голос говорившего волка не дрогнул.
        - наш вожак больше е может нас возглавлять, он боится выходить из леса, да и возможные перемены его не прильщают. Детей же мы заберем с собой, так что мы готовы за тобой идти.
        - значит, вас просто не устраивает нынешний вожак? - продолжил Макс.
        Волк промедлил несколько секунд, а затем ответил уверенно и безоговорочно.
        - да, он не достоин быть вожаком.
        Максим был доволен, хоть и не удалось подавить волю оборотней, зато его маленькая речь разбудила в них жажду новых свершений и желание бороться за лучшее будущее. Он перевел взгляд на белую волчицу, и обратился к ней.
        - зачем пришла ты, насколько я понял, ты дочь вожака, а следовательно его прямая наследница, какой смысл тебе в перемене власти?
        "а за одно ты еще и его возможная супруга, да и наследница ты по очереди скорее всего во втором десятке" макс мысленно поблагодарил Зулу, которая рассказала ему о порядках и обычиях оборотней, пока они шли к лесу.
        Сидя рядом с вожаком, волчица становилась его супругой, но только при условии, что старшей волчицы уже нет в живых. Так же вожаку было не зазорно брать в супруги собственных дочерей, благо генетика их от людской отличалась, и уродов от такой связи не рождалось. Другое дело, что молодую волчицу никто не спрашивал, хочет ли она стать временной женой вожака, а если встречались недовольные, например возлюбленный молодой волчицы, вожак легко его убивал, так как он являлся сильнейшим в своей стае.
        Вероятно, что в данном случае произошел именно такой инцидент, волчица при прозвучавшем вопросе дернулась, как от удара, нервно вздохнула и произнесла.
        - ни тебе судить меня, колдун. Я пришла сюда, и готова идти до конца, если понадобится, я умру выполняя твой приказ.
        "как трогательно, а как звучит!" Максиму пришлось закусить внутреннюю сторону щеки, что бы не выдать себя улыбкой, он вообще в последнее время чувствовал себя удивительно циничным и жестоким.
        - значит, ты не отрицаешь, что являешься наследницей вожака? - спросил он.
        - ты прав. - тихим и усталым голосом ответила волчица.
        - в таком случае, есть только один выход из данной ситуации, вы должны убить вожака своей стаи.
        Услышав это, оборотни зашумели как перепуганные сороки, а Макс с удовлетворением наблюдал, как белая волчица спокойно смотрит прямо ему в глаза, а в ее взгляде светится огонек надежды.
        - единственный шанс вам выжить, это слушаться меня. Неужели вы думаете, что старый вожак смериться с вашим предательством, и отпустит вас? Нельзя оставлять врагов за своей спиной, и что бы защитить своих близких, вы должны решить, кто должен жить, вы и они, или ваш старый вожак?
        Голос Макса заглушил ропот оборотней, и проникал в самые отдаленные уголки их душ, так же продолжало действовать заклинание медленного убеждения.
        Наконец один из оборотней произнес.
        - мы выполним твой приказ.
        - тогда, идите. - величественным жестом отпустил волков Макс.
        Рядом встала Зула, и вместе они смотрели на то, как оборотни уходят в сторону дома своей стаи.
        - ты играл с ними, как с детьми, убеждая в своей правоте, как тебе это удалось? - спросила дроу.
        - там, откуда я прибыл, правительство кишит людьми, которые постоянно дают множество обещаний, и никогда не исполняют и половины обещеного. Однако они умудряются убедить массы народа, что все их действия направлены во благо общества, и доказывают, что желаемые цели если уже не достигнуты, то они за ближайшим поворотом. - Макс поймал взгляд белой волчицы, которая уже собиралась уходить вслед за сородичами, и подозвал ее легким жестом.
        - как тебя зовут? - спросил макс, присаживаясь на корточки, когда волчица подошла на расстояние вытянутой руки.
        Все оборотни были достаточно крупными, и это волчица не была исключением, хоть макс и сам ростом превышал любого человека этого мира, сидя на корточках он был вынужден слегка поднимать лицо, что бы смотреть в глаза стоящей на четырех лапах волчице.
        - Аллу. - все так же тихо ответила она.
        Зула привыкла к необычному поведению своего хозяина, которому она решила служить добровольно, а потому не вмешивалась, как бы он себя не вел.
        - он убил твоего возлюбленного? - вопрос был задан так, что давал возможность не отвечать, но волчица это возможностью не воспользовалась.
        - да, и не только... - договорить Аллу не смогла, ее красные глаза наполнились слезами, все тело содрогнулось, а голова безвольно опустилась к земле.
        Макс протянул руки, и зажал голову волчицы между ладонями, подтянул ее к себе, Аллу не сопротивлялась, она покорно подошла, и послушно положила голову на левое надплечие мага.
        Зула не знала, что задумал Максим, а потому просто отошла на достаточное расстояние, решив не вмешиваться, а остаться сторонним наблюдателем. Сторонним и очень далеким.
        Пальцами левой руки, Макс зарылся в густую белую шерсть на затылке волчьей головы, а правой рукой заставил Аллу сесть, и медленно и нежно гладил ее по спине.
        - он больше никогда не обидит тебя, и не прикаснется. Никто больше не прикаснется к тебе против твоей воли. Все будит хорошо, я и твоя стая, мы сможем тебя защитить. - тихий шипящий голос мага был похож на легкий шелест листвы, а его прикосновения успокаивали измученную дочь вожака.
        - но я... - попыталась освободится она, но Макс крепко прижимал ее к себе, да и попытка была слабая.
        - ты родишь здоровых и сильных волчат, которые будут жить в новом мире, а если ты захочешь, я помогу тебе их выростить.
        Около получаса они вели неспешную беседу, и волчица сама не заметила, когда они сама стала прижиматься к магу, ища у него поддержки и защиты. Когда же Макс ее отпустил, Аллу убежала вслед за сородичами, но теперь она была полна сил и решимости, и являла собой ту силу, которой славился ее род.
        - и что это было? - спросила Зула, вновь подходя к Максиму.
        - покорять разум и управлять поступками можно по разному, тебе ли этого не знать. - усмехнулся Максим, глядя в след белой волчице.
        
        Злой рок.
        Первый бой произошел в тот же день, людоеды не стали придумывать сложную стратегию, а беспорядочной толпой попытались форсировать реку вплавь.
        Первую волну накрыли залпом из луков и арбалетов, к тому же помогли маги, устроившие на короткое время, кипение воды в реке.
        Не успели товарищи Дениса порадоваться успеху, как за деревьями прозвучал боевой горн, и людоеды повалили с удвоенной ожесточенностью. Теперь они держали над собой деревянные щиты, а по берегу, на котором расположилась армия, которой командовал генерал Гомон, ударили десятки огненных шаров. Таким образом стало ясно, что людоедов поддерживают шаманы, среди которых часто встречались жрецы жестоких диких богов.
        Многие людоеды тонули, не справившись с тяжестью вооружения, или попав под шальную стрелу, но потери никак не сказывались на боевом духе остальных дикарей, которые продолжали плыть.
        За короткое время, воды приграничной реки окрасились в красный цвет, а в воздухе вместе с тучами стрел, которые выпускали с обоих берегов, застыли крики боли, и запах крови смешанный со смрадом горелой плоти.
        Хоть стрелы и продолжали снимать свою кровавую жатву, маги полностью сконцентрировались на защите от атак шаманов, и больше не могли помогать в отражении наступления.
        Вскоре первые людоеды выбрались на берег, и зазвинела сталь. Людоены плохо владении оружием, но компенсировали это чудовищной силой, яростью и многократно превосходящим числом.
        Сперва единицы, затем десятки, а потом и сотни яростно ревущих и ожесточенно размахивающим мечами дикарей, выбрались на берег и вступили в схватку.
        Более крепкие доспехи и прекрасное владение мечом позволяли сдерживать натиск, но постепенно люди начали уставать, линия обороны прогнулась, а ряды бойцов стремительно таяли. Людоедам приходилось платить четырьмя воинами, за одну жизнь воина человека, но их такой размен устраивал, а вот люди начали паниковать.
        Денис возглавил то, что когдато было специальным отрядом, и повел оставшихся в живых сослуживцев в контратаку. Кулак тренированных воинов, хорошо обученных сильных и ловких, глубоко прорезал ряды людоедов, и на короткое время заставил их отступить.
        Денис ощущал себя как самая известная поп звезда, вокруг было полно незнакомых личностей, и каждая пыталась оторвать кусок его плоти. Он только и успевал, подставлять короткий клинок под удары, и сам наносить короткие выпады.
        Время, как будто перестало существовать, движения окружающих стали до неприличия медленными, пронзенное тело врага не успевало упасть на землю, когда Денис сражался уже с третьим противником, а в это время в голове царила пустота, не мыслей и воспоминаний, и даже ни одной эмоции. А вокруг были искаженные яростью и болью лица, и кровь, много крови.
        - Денис! Надо отступать!
        Голос прорвался через толстое покрывало тишины, и казалось он пришел откуда то издалека, и из очень далекого прошлого.
        "надо, так надо" пронеслась в голове мысль, и тут же исчезла, а тело уже начало проводить необходимые действия, со скоростью вихря двигались руки, а корпус подобно воде, обтекал нацеленное в него оружие.
        Огромный людоед возник словно из под зели, и с молниеносной скоростью взмахнул окровавленным топором, в следующее мгновение его лицо сменило гнев на удивление, а глаза расширились в ужасе понимания произошедшего.
        Денис выдернул меч из живота здорового людоеда, который по росту был даже выше его, и уже следующим движением он отрубил руку у грязного дикаря, который пытался пронзить его копьем.
        Затем произошел короткий провал в памяти, а когда сознание вновь вернулось, вокруг стоял ужасный шум, слившиеся в один гул голоса умирающих, и яростные вопли тех, кто стремился отомстить. В руках тыла маленькая секира и короткий кинжал, страшно болело провое плечо, левый глаз заливала кровь из рассеченной брови, но к счастью, вокруг больше не было врагов.
        - успокойся, вокруг свои! - кричал человек в глухих доспехах.
        Еще два человека держали Дениса за руки. Только тут он понял, что шум сражения остался далеко позади, метрях в ста.
        - господин сотник, ему прилечь надо, видно контузило парня.
        - хорошо, тащите его к целителям, пусть приведут бойца в форму. И дружков его туда же.
        Дениса и еще семерых бойцов, отвели к переносному мед пункту, который являлся обычной палаткой у которой суетились десятки людей.
        Как только раненых подвели к "мед пункту", их окружили разные люди, которые ловко снимали с пациентов доспехи и срезали пропитанную кровью одежду.
        Денису дали какой то отвар, выпив который он снова потерял сознание, только на этот раз он уснул по настоящему.
        А тем времинем сражение продолжалось, людоеды напирали, но уже не с такой силой, и теперь они уже не стремились телами пробивать бреши в обороне противника, что помогло людям успешно отбивать атаки.
        Вновь прозвучал горн, но теперь его зов был протяжным и тоскливым. Услышав его, людоеды покорно откатились обратно за реку, как волна во время отлива покидает берег моря, но вместо ракушак и рыбы, эта волна оставила груду истекающих кровью трупов, от которых исходил ужасный запах.
        Зная, что людоеды используют яд, смазывая свое оружие, все раненые поспешили промыть раны гномьей водкой, а затем уже по очереди отправлялись к целителям.
        
        - очнулся? Мужики, очнулся! - восторженно закричал Кот, как только Денис открыл глаза.
        - теперь точно выживет. - прозвучал нежный женский голос.
        Перед глазами все плыло, в ушах до сих пор стоял гул, а все тело пробивал озноб. Мягкая влажная тряпка скользила по лицу, слегка разгоняя туман, и помогая собраться с мыслями.
        Денис находился в какой то палатке, похожей на походный шатер военного образца. Это он сразу понял, когда зрение вернулось в более или менее нормальное состояние. Под ним находился жесткий тюфяк, а сам он был прикрыт легкой простыней.
        Девушка сидящая рядом, и смачивающая его лицо и ворх гружи, при помощи белой тряпицы, смущенно отвела взгляд, увидев вопросительное выражение его лица.
        - поверьте, раздевали вас без моего участия, женщин вообще допускают только до ухода за больными, которым уже помогли целители. - пролепитала она, не правельно поняв вопрос, который хотел задать Дэн.
        - да, не допускают, а те две травницы, которые все порывались осмотреть нашего героя? - возмутился Кот, но был прерван отчетливым звуком, характерным для чувствительного подзатыльника.
        - ты не волнуйся, Денис, теперь ты выздоровеешь. Целители вообще говорили, что ты дней десять валяться будишь, а прошло всего два, так что я думаю, скоро ты и на ноги встанешь. - прозвучал зычный голос Тома, эом отозвавшийся в голове Дениса.
        Девушка поднялась на ноги, и взяв с собой миску с водой, пошла к выходу, отогнув край материи, она тероплива произнесла.
        - я заглену к вам через пару часов, если что то понядобится, позовите, наулице всегда находится несколько женщин.
        Когда вход в палатку снова закрылся, Денис посмотрел на друзей, кроме них там находились еще четверо.
        - что случилось? - слабым голосом спросил он.
        - да ничего особенного, просто тебе теперь не отделаться от разных сплетен о том, что ты потомок древних героев. - победоносно изрек Кот.
        Денис перевел взгляд на Тома, который был более серьезен, и рассказал все что произошло, но в максимально сжатом варианте.
        - после того, как мы разрезали волну людоедов, основной удар пришелся именно на нас. Сперва все было хорошо, мы успешно защищались, удачно проводя выпады, но на нас налетел отряд особо крупных дикарей, которые раскидывали наших как игрушки. Я своим глазам не поверил, когда видел, как ты в одиночку перекрамсал десяток людоедов, и обезоружил еще четверых! Но в отличие от тебя, нас никакое белое сияние не защищало, а потому удар шамана, испепелил половину наших, но и людоедов задело конечно. Мы с Котом собрали тех кто остался жив, и вместе мы пробились к тебе, а уже затем направились к нашим. Ты сражался как безумный, двигался как призрак, а нам оставалось только дибивать тех, кто бросался на перерез и кого пропускал ты. Когда мы оказались среди своих, Денис ты прости, но ты был похож скорее на дикого зверя чем на человека. Тебя даже хотели пристрелить, что бы ты своих не покалечил. Хорошо хоть командир опытный попался, съездил тебе в лоб, ты и успокоился. А затем нас к целителям отправили, там выяснилось что у тебя, два десятка резаных ран, одно колотое ранение в бедро, обломанныя стрела в правой
лопатке. Мы даже думали, что ты уже не выздоровиешь, все-таки эти дикари оружие ядом мажут.
        - командир дал мне в лоб? - не совсем понял Денис.
        - да, он сказал, это единственный способ тебя из боевой горячки вывести. - подтвердил Том.
        Теперь было не удивительно, почему гудела голова. Все таки все командиры были вояками старой закалки, и они хорошо знали, как нужно держать удар, а тем более наносить его.
        - но ты ему перед этим, чуть руку не отрубил. - встрял Кот, которому тоже страшно хотелось рассказать о произошедшем. - но тебя два десятника успели удержать, так что все сложилось хорошо.
        - а как сражение? - спросил Денис, хоть и понимал, если бы они проиграли, то сейчас он не лежал бы на кровати, а давно кормил червей своим невкусным мясом.
        - людоедам надоело просто так умерать, и они отступили. Разведчики говорят, они там в лесу силы копят, пополнения ждут. Только и к нам подмога подоспела, без малого две тысячи рубак пришли из ближайших земель.
        Денис успокоился и позволил себе закрыть глаза. раз уже подоспело первое подкрепление, то еще денек он может себе позволить поваляться, все таки один боец погоды не делает.
        Уже через два дня, Денис поправился настолько, что смог покинуть расположение передвижного "госпиталя", а так как специального отряда больше не существовало, его определили в один из отрядов регулярной армии.
        В первый же день службы после выздоровления, Денис понял, насколько был прав Кот. По лагерю ходили различные слухи, в которых он в одиночку побеждал от двадцати, до двух сотен врагов, и при этом был изранен копьями и стрелами.
        - не обращай внимания, и не перечь. Бойцам в нашем положении просто необходимы герои, с которыми можно было бы себя сравнивать. А потом появится еще кто ни будь, кто совершит что ни будь героическое, и про тебя начнут забывать. - сказал Денису командир его нового отряда, во время перерыва в тренировке.
        Лагерь разросся в несколько раз, количество солдат, охраняющих, переправу приближалось к двум десяткам тысяч. И сразу бросались в глаза все недоработки быта, связанные с недостатком опыта ведения крупных войн. Удивительно было то, что такое количество людей успело собраться за столь короткий срок.
        В лагере постоянно стоял неприятный запах отхожих мест и пота, так же присутствовали запахи, связанные с наличием большого числа лошадей. перебоев с питанием пока не возникало, зато проблема с кормежкой животных беспокоила всех, так как вблизи лагеря не осталось зеленых участков, достаточных для выпаса конницы.
        Денис еще чувствовал себя не полностью выздоровевшим, не покидало ощущение, будто его приложили по голове чем то очень тяжелым. Но не смотря на свое самочувствие, в тренировках он не уступал сослуживцам, а по силе удара даже превосходил.
        Вечером за ужином, сидя у костра, Денис узнал, что после боя в котором он принимал непосредственное участие, была еще одна мелкая стычка, которую с трудом можно назвать сражением. Среди деревьев часто видели крупные фигуры людоедов, а по берегу находящемуся под контролем люди, ходили патрули, следящие за тем, что бы враг, не перебрался через реку в другом месте.
        Ночь выдалась спокойной, звезды и луна казались удивительно крупными, а покой спящего лагеря нарушали только шаги часовых.
        Сон незаметно подкрался к Денису, и окутал его разум легкой дымкой, а затем и вовсе отделил его от реальности.
        Во сне Денис стоял, перед каким-то магазином на невском проспекте, вокруг сновали люди, но их лица были размыты. Денис почувствовал накатившую тоску, он понимал, что все происходящее - сон, и от этого становилось только тяжелей.
        - вот ты где, а я тебя жду у метро. Мог бы хотя бы позвонить.
        Денис резко обернулся, и увидел стоящего рядом с ним Макса, он был одет в синие джинсы и кожаную куртку. Посмотрев на свою одежду, Дэн увидел, что на нем джинсовый костюм и белые кроссовки.
        Максим провел рукой по наголо обстриженной голове, а затем махнул в сторону бара, находящегося в подвальном помещении соседнего здания.
        - пошли, нас уже ждут.
        Вместе они спустились по короткой лестнице, сели за стол, за которым уже сидело несколько человек. Тут же подбежала официантка, одетая в подобие древне русского платья, и с приятной улыбкой приняла заказ.
        Они сидели в привычной компании, знакомой Денису с самого детства, и вели неспешные разговоры, вспоминая былые дни.
        Михаил принялся рассказывать о новой девушке, и о том, как они решили снимать квартиру на двоих. Когда официантка принесла заказанное пиво, в больших стеклянных кружках, друзья выпили за новое начинание Миши.
        На дениса с новой силой навалилась тоска, но теперь к ней прибавилась вина. Он чувствовал себя предателем, так как до сих пор не отомстил за брата, да и вообще о родных вспоминал крайне редко.
        В какой то момент все изменилось, затихла музыка, опустели столы, а само заведение стало каким-то размытым. В конце концов, остались только стол, и брат, сидящий напротив.
        - я рад, что с тобой все в порядке, Дэн, и не надо брать на себя вину, за то, чего ты не делал. Да и хоронить меня не спеши. - заговорил Максим, но его голос неуловимо изменился, а лицо сильно побледнело.
        - но Макс... - Денис растерялся, и с трудом воспринимал происходящее.
        - не перебивай, у нас мало времени. Я хочу, что бы ты знал, я жив и если позволит судьба, мы еще увидемся, на этом свете. Я хочу, что бы ты забыл о мести, и целиком сконцентрировался на том, как сохранить свою жизнь, а об орках я позабочусь, ты уж поверь. А теперь, мне пора, да и тебе надо просыпаться.
        - Макс я...
        Но было ууже поздно, сон прервался и Денис смотрел в светлеющее небо, широко открытыми глазами. Он не мог сказать, что видел во сне, желаемую картину, которую нарисовал его измученный разум, или это было нечто мистическое, вполне возможное в этом безумном мире. Как бы там не было, но у Дениса вновь появилась надежда, пусть слабая, но надежда вновь увидеть брата живым.
        
        Нападение началось неожиданно, и сразу в нескольких местах. Со времени последней атаки прошло почти десять дней, а потому солдаты успели успокоиться, и были не готовы к столь быстрому развитию событий.
        За несколько минут армию растянули вдоль реки, и пока пехота занимала места, магам приходилось сдерживать не только атаки шаманов, но и препятствовать людоедам, пока те пытались выбраться на берег.
        Защита велась по уже отработанной схеме, лучники и арбалетчики осыпали плывущих через реку людоедов смертельным дождем, а тех кто все таки перебирался через обстреливаемое пространство, добивали мечники в тяжелых латах.
        В принципе, в подобной атаке не было ничего опасного, но когда уже казалось, самое опасное позади, людоеды преподнесли первый сюрприз.
        С противоположного берега, с оглушительным треском, начали падать испалинские деревья. В самых узких частях устья реки, стволы перекидывались с берега на берег, создавая своеобразные мосты. Некоторые деревья от удара раскалывались, и обломки подхватывало течение, но оставалось вполне достаточно и тех, которые выдерживали удар, и становились вполне приемлемой переправой.
        Люди еще не успели понять, что происходит, а по стволам уже бежали людоеды, прикрывающиеся от стрел, широкими щитами.
        Как только прекратили падать деревья, на воду опустились десятки плотов, до отказа забитые воинами.
        Отряд Дениса одним из первых прибыл к импровизированному мосту, состоящему из пяти толстых деревьев. Они успели во время добраться до цели, что бы встретить первую волну людоедов, во многом потому, что ветки мешали людоедам бежать.
        Уже после первого удара, Дениса охватила знакомая эйфория, мир замедлился, в то время как он сам становился быстрее.
        Огненный шар ударил по отряду, но не причинил никому вреда, так как белая аура, которая защищала Дэна от магии, поглотила и этот удар.
        Денис чувствовал необыкновенный прилив сил, избыток которых он направлял в меч, который буквально стал продолжением его руки. По клинку побежали волны белого света, давая ему отдаленное сходство с энергосберегающими лампочками.
        Эта мысль молнией промелькнула в сознании, и тут же исчезла, но теперь каждый удар стал в двое опаснее, так как светящийся меч легко разрубал щиты, вместе с держащими их руками, и перерубал клинки, с которыми сталкивался
        - банши!
        Громогласный крик вырвал Дениса из боевого транса, заставив торопливо искать новый источник угрозы.
        Вокруг бегали и кричали люди, мечники строились в плотные ряды, перекрывая обширные участки берега, лучники лихорадочно натягивали тетивы, и посылали в небо тучи стрел. Проследив за одной из стрел, Денис увидел идущую по стволу упавшего дерева, облаченную в грязные лохмотья, костлявую старуху с неестественно синим лицом и белыми волосами. Несколько стрел уже торчали из тощего тела, но старуха продолжала идти, время от времени отмахиваясь от огненных шаров, которые в нее посылали маги.
        Денису в голову пришли воспоминания из детства, разные сказки о чудовищах одним из которых была банши. Однако летающий призрак, или ведьма, голос которой обращал камни в пыль, не сочитался с той худощавой старухой, которую он видел перед собой.
        - буги дурак! - прокричал один из солдат, скрываясь за строем мечников.
        Банши уже прошла три четверти импровизированного моста, и теперь шла прямо на Дениса, уставившись на него глязами, горящими зеленым огнем.
        Мечники начали двигаться вперед, что бы не дать новому противнику ступить на берег, а в это время, Денис как зачарованный смотрел на зеленые глаза.
        И тут банши закричала, это было похоже на гудок паровоза и ультрозвуковой писк одновременно. Звуковая волна охватила салидный участок суши, заставляя людей падать на колени и закрывать уши руками, бросая оружие.
        Денис оказался в самом центре удара, и тут даже сияние не смогло его защитить. Он выпустил из рук меч, и схватился за голову, в которой как будто закипал мозг. Через несколько семунд, тело перестало подчиняться, боль сковала каждую мышцу, а разум покрыла пелена беспамятства. В таком состоянии его мог бы победить даже ребенок, благо людоедов по близости не было, видимо они и сами побаивались своего страшного союзника.
        Огромным усилим воли, как учил наставник по боевым искусствам, Денис собрал мысли в единую картину. Как только глаза снова стали различать объекты, он увидел, как банши разрывает напавшего на нее мечника.
        Отвращение и ярость переполнили Дениса, а затем их сменило абсолютное спокойствие. Само собой пришло понимание, что надо делать, а незримые оковы недающие шевельнуться, спали беспомощными обрывками цепей.
        Выхватив кинжал, он провел острием по ладони, обагрив лезвие своей кровью. Тут же по кинжалу забегали белые всполохи, и Денис, быстрым выпадом, вонзил свое оружие в тело мерзкой твари.
        Удар пришелся в плечо, но по удивленно болезненному выражению лица банши, этого было достаточно.
        Дэн получил удар костлявым кулаком в грудь, и пролетев пару метров, рухнул на земля. Сама банши уже не отвлекалась на окруживших ее мечников, она пыталась выдернуть из руки кинжал, от которого по ее телу пошли тонкие полосы тления.
        Еще раз вскрикнув, она посмотрела на Дениса, скрипнула дымящимися челюстями и развалилась на куски.
        - теперь тебе точно не отделаться от звания героя. - усмехнулся командир, помогая Денису подняться на ноги.
        Отряд в который был определен Дэн, отступил на вторую линию обороны, их место занял свежий отряд, который вступил в схватку с людоедами, которые кинулись в атаку, как только погибла банши.
        Сослуживцы хлопали его по плечам, хвалили за храбрость, и говорили множество уважительных слов, которые Денис не всегда понимал. Одно было ясно точно, командир прав, от звания героя теперь не отвертишься.
        С места временной передышки, открывался прекрасный вид на "мост" находящийся в двух сотнях метров левее. Там обстановка была более тяжелая, еще одна банши успешно пересекла реку, и теперь яростно сражалась в рукопашной, сразу с тремя магами солидной внешности. И самым неприятным в этом было то, что банши выбравшись на берег, стала необыкновенно быстро двигаться, и сражаясь с магами, успевала убивать обычных солдат.
        - откуда взялись эти твари? - не к кому в частности не обращаясь, спросил Дэн.
        Командир, стоящий неподалеку, хмыкнул, и предположил.
        - правитель северной империи Циан, как говорят, вполне неплохой черный маг, да к тому же не гнушается некромантии. Так что, воскресить пару тройку ведьм, для него не так уж и сложно.
        А маги наконец окружили банши, и накинули на нее светящуюся сеть, однако мертвая ведьма не сдавалась, и кидалась то на одного, то на другого чародея. Потребовалось несколько ударов молний, что бы успокоить банши, почти на половину превратив ее в пепел.
        Сражение закипело уже на всем протяжении берега, людоеды не считались с потерями, поставив себе единственную цель, выбить армию людей с берегов приграничной реки.
        В воздухе разлился чистый зов серебряного горна, и в схватку вступила кавалерия. От поступи тяжелой конницы, заставляла дрожать землю и сердца врагов, на которых эта мощь обрушилась.
        
        Охота за властью.
        Максим скользил вслед за Зулой, практически не создавая лишнего шума. За последние дни он научился беззвучно двигаться по лесу, так что теперь не уступал в этом своей спутнице.
        Они направлялись на уединенную поляну, расположенную в глубине лесов, где должен был состояться совет вожаков стай оборотней.
        Максиму уже подчинялась одна стая, члены которой по его приказу загрызли собственного вожака, а затем поклялись в верности колдуну, который по их мнению, должен вернуть оборотням славу и власть. Получив контроль над стаей, Макс разослал гонцов к другим оборотням, приказав описать перспективы, которые он сам же и нарисовал.
        Вскоре выяснилось, что все стаи на самом деле живут достаточно близко друг от друга, и еще Макс узнал, что другие стаи не являются волками, а в далеком прошлом выбрали себе иные ипостаси. Самыми крупными были стаи пантер и лис, а самой малочисленной, стая медведей. К немалому удивлению, Макс узнал, что существует одна стая, хотя скорее стадо, предки которого выбрали обличие оленей.
        Оборотни избравшие путь травоядных, слегка не вписывались в общую картину этого мира, а потому Макс с нездоровым нетерпением ждал с ними встречи.
        Зула неожиданно остановилась, и жестом указала в сторону лесной просики. Дроу в последние дни чувствовала себя все увереннее, и часто вела себя как опытный экскурсовод, подолгу рассказывая о разных животных и природных явлениях, а также о обычиях разных народов.
        Теперь же, она указывала на группу лошадей, которые были бы вполне обычными, если бы в свете луны их шерсть не отливала чистым серебром, а на спине не трепетали орлиные крылья.
        - пегасы. - прошептал Макс, заворожено глядя на прекрасных животных.
        - да, это самые коварные и жестокие существа, они сильны и выносливы, и к тому же удивительно самолюбивы. Есть сведения о том, что пегасы предлагали заплутавшим путникам свою помощь, а поднявшись в небо, сбрасывали их на камни. Истории известен всего один случай, когда пегас добровольно служил смертному королю на протяжении двух десятков лет, но тот король был одним из могущественнейших колдунов своего времени. На пегасов практически не действует магия, а потому никто не знает, как подчинить их себе.
        Зула говорила еще что то, но Макс уже не слушал ее. В глубине его души проснулся жестокий зверь, который на правах сильного, хотел завладеть одним из этих прекрасных существ, и если не получить пегаса живым, то хотя бы содрать шкуру с мертвой лошадиной туши.
        Макс медленно направился к просике, как тень скользя между деревьями. Зула хотела было его остановить, но передумала. Она уже поняла, что спорить или пытаться переубедить своего сюзерена, у нее не получится.
        Макс оставил свой посох эльфийке, и на ходу наростил себе несколько слоев кожи из живой стали, при этом не страдала ловкость и скорость, зато увеличивалась выжываемость. Когда до просеки оставалось всего пара метров, пегасы резко повернулись в его сторону, и замерли. Создавалось впечатление, что крылатые общаются между собой, используя аналог телипатии, по крайней мере, Максим видел волнения в энергетическом поле, которое окружало пегасов.
        Наконец они начали двигаться, взмахивая крыльями, поднимались в небеса, все кроме одной кобылы, которая так и осталась стоять неподвижно, словно статуя вылитая из серебра.
        Максим пошел прямо к кобыле, осторожно ступая по земле, каждый шаг казалось длился вечность. А глаза мага немигающим взглядом уперлись во взгляд зеленых глаз пегаса.
        "чего ты хочешь, человек?" прозвучал в голове Макса звенящий голос, который выражал и радость и презрение, и предвкушение.
        "я хочу владеть тобой" мысленно ответил Макс, ему даже в голову не пришло попробовать соврать.
        Ответом был радостный смех, похожий на перезвон колокольчиков или журчание ручейка, а кобыла сделала несколько ленивых шагов навстречу колдуну.
        "а ты шалун, видно в детстве мама не рассказывала тебе, как нужно общаться с девушкой" кобыла прошла мимо Макса, хлестнув ему по лицу длинным шелковистым хвостом.
        Максим едва не потерял равновесие, его со всех сторон окутывала аура силы, которая почти полностью блокировала все его способности. А кобыла обошла его сзади, и положила узкую морду Магу на плечо, ее зеленые глаза блестели а сома морда, если бы можно было судить по человеческим меркам, выражала нечто вроде улыбки.
        Это было животное необыкновенной красоты, гармоничную внешность дополнял сильный разум, который подавлял своей силой.
        "давай поступим так, я тебя прокачу, и если ты после этого останишься жив, я поклянусь тебе в верности" предложила кобыла.
        Макс колебался не долго, здравый смысл уступил в борьбе с внутренним зверем.
        - Зула, отправляйся дальше, я прибуду позже. -сказал он, покосившись в сторону дроу, которая уже стояла на краю просики.
        Кобыла встала перед Максимом, демонстративно сложила крылья, и даже слегка присела, что бы ему было проще забраться.
        "ты готов, человек?" спросила она, как только Макс сел верхом.
        - вполне. - ответил он, мертвой хваткой цепляясь за густую гриву.
        Без предупреждения, кобыла рванула прямо в лес, через самые густые заросли. Ее не оцарапала ни одна веточка, зато Макс с треском собрал все препятствия, которые попались в самом начале испытания.
        Зула покачала головой, и покосившись в след унесшемуся господину, пошла дальше, направляясь на поляну, где уже собирались вожаки оборотней.
        
        Сперва поездку можно было назвать развлкательной, стальная коже легко противостояла веткам и прочим мелким неудобствам, хотя одежда и пострадала, после первых же кустов превратившись в лахмотья.
        Видимо осознав, что простая скачка для Максима не угроза, кобыла начала петлять между толстыми стволами деревьев, с завидной регулярностью прикладывая Макса спиной о то или иное дерево. Она брыкалась резко тормозила, бросалась в реки целиком уходя под воду, только лишь для того, что бы сбросить наездника со спины.
        Максим обхватил кобылу руками и ногами, при этом не выпуская из рук длинную гриву, и крепко зажмурив глаза, старался сохранять ровное дыхание.
        Наконец пегас раскрыла широкие крылья, и резко взметнулась ввысь. При этом, Макс сумел удержаться только за счет собственных когтей, которыми вцепился в упругие мышцы кобылы. Небо и земля завращались в бешенном ритме, несчетное количество мертвых петель и других фигур высшего пилотажа, заставляли голову кружиться, а желудок жалобно урчать, подавая первые позывы на исторжение ужина.
        Полет на прекрасном пегасе, при свете луны и звезд, в чистом небе и почти полном отсутствии ветра, что может быть прекраснее? Конечно если не брать в ресет то, что пегас всеми силами пытается сбросить своего наездника, и для достижения своей цели, не пренебригает никакими методами.
        Набрав огромную высоту, она вошла в крутой штопор, и набирая скорость с каждой секундой, ударилась о землю спиной, на которой находился Макс.
        Молодой маг почувствовал, как хрустнули ребра, и по всей видимости не только у него. Панцирь из железной кожи не выдержал удар, но он поглотил большуу часть приложенной силы. Кобыла хоть и была сильнее, но подобной защитой похвастать не могла, а потому с трудом поднялась на ноги. Она вновь пыталась стряхуть вцепувшегося в нее человека, снова и снова падала на спину, выбивая остатки воздуха из легких Максима, который уже начал кашлеть кровью, но не разживал рук, которыми вцепился в длинную гриву.
        Как он оказался на земле, Макс так и не понял, левая рука почти не шевилилась, беспомощно болтаясь вместе с остальным телом, и только правая рука продолжала сжимать гриву, не давая пегасу полностью освободится от наездника. В голову Максиму пришла мысль, что вполне можно было бы избавиться от мучений, разжав кисть, но против этого восстал внутренний зверь, который жаждал крови.
        Кобыли не могла подняться в небо, Макс всем весом накрывал левое крыло, а потому ей оставалось только полочить наездника по земле, изредка пытаясь задеть его копытом. Дополнительное раздражение, и определенную боль доставлял тот фактор, что Макс висел на гриве, и каждый рывок грозил вырвать салидный кусок шелковых волосков, оставив после себя кровавую рану, не говоря уже о боли, которая присутствует при самом процессе.
        Максим уже сомневался, остались ли у него в теле целые кости, боль была такой, что разум отказывался воспринимать окружающее. И когда стало особенно тяжело, зверь получил полный контроль над телом.
        Подлетев на очередной кочке, Макс выгнулся под неестественным углом, и обеими ногами ударил в левую заднюю ногу кобылы, затем он подтянулся на правой руке, и вонзил свои клыки в левую переднюю ногу.
        Кобыла встала на дыбы, болевой шок и неожиданность нападения не сразу позволили ей понять причину боли, а в это время, всем весом Максим врезался в открытый лошадиный живот, нанося удар коленями.
        Они упали на земля, при этом Макс продолжал цепляться за гриву. Он всем весом навалился на кобылу, не давая ей перевернуться и встать, и за это получил несколько чувствительных ударов, от которых хрустели кости. Если бы Максим оставался просто человеком, пусть даже тяжеловесным боксером, он давно бы уже погиб от нанесенных травм, но посещеие могильника сделало из него существо иного характера, более сильное и живучее, даже если не брать в расчет стальную кожу.
        Через какое-то время, борьба прекратилась, пегас перестала пытаться освободиться, а Макс просто лежал мертвым грузом, и она они шумно дышали. Поняв, что все закончилось, Максим отполз на несколько метров в сторону, где его начало рвать остатками ужина с примесью его собственной крови.
        Может именно поэтому он и не заметил, как оказался в широком кольце пегасов.
        Могучий жеребец, подошел к поверженной кобыле, и склонив голову произнес беззвучное заклинание. Вокруг кобылы появилось серебряное сияние, которое за считанные секунды залечило все раны, и по видимому вернуло силы.
        Уже в двоем, пегасы подошли к Максиму, который до сих пор лежал на земле, рядом с рвотными массами.
        "ты победил, человек, и сохранил жизнь поверженному противнику, это достойно уважения. Но ты должен знать, сражайся вы с приминением магии, и ты бы погиб раньше, чем пролилась бы твоя кровь. Однако, уговор есть уговор, и не нам нарушать древнюю традицию. Хоть пегасы и презирают низшие расы, к одной из которых ты и относишься, но выполнение уговора свято для всех. Отныне, и до дня твоей смерти, Силеста будит служить тебе верой и честью" голос звучавший в голове Максима походил на гром, раскатистый и далекий, но при этом заставляющий содрагаться внутренности.
        Пегасы с легким шорохом крыльев покинули небольшой холм, рядом с которым протекала река, оставив Макса на едине с его недавней противницей.
        Силеста наклонила голову, и нежно прикоснулась к колове Максима своим носом, и тут же маг почувствовал, как его тело наливается силой, а боль исчезает, вместе с множеством ран.
        Поднявшись с земли, Макс осмотрел себя, проверив как двигаются конечности, и нахмурившись спросил у кобылы.
        - а костюмчик подлатать нельзя было?
        Силеста фыркнула, встряхнув головой и по человечески, закатывая глаза.
        "может мне еще и стирать научиться, а заодно и готовить?"
        - было бы неплохо. - согласился Макс, все еще подозревая какой ни будь подвох.
        "хам" констатировала пегас, поворачиваясь к максиму боком. "хотя, с другой стороны, с тобой хотя бы не будит скучно. Ну так куда прикажешь тебя доставить, господин?"
        Сам Макс с сомнением смотрел на спину Силесты, вспоминая, как мирно началась его предыдущая поездка. Но затем он плюнул на сомнения, все таки двум смертям не бывать, и взгромоздился на место всадника.
        - давай на поляну, где много оборотней. - распорядился он.
        "очень точное определение" скептически хмыкнула кобыла, но все равно взмахнула крыльями, отрываясь от земли. "ладно, найдем мы твоих оборотней" весело проворковала она, закладывая широкий вираж над холмом, и устремляясь в глубь леса.
        
        - как ваш маг может рассчитывать на нас как на союзников, когда сам не является на встречу, которую сам же и назначил? - возмущенно прорычал вожак ветви тигров.
        Они расположились широким кругом, рядом с каждым вожаком сидели два члена его стаи, как сопровождающие. Просторную поляну окружали высокие деревья и густой кустарник, а попасть туда можно было только по трем скрытым тропам.
        Восточная часть неба уже начала светлеть, и вожаки сильно нервничали, начиная подозревать подвох или даже ловушку, так как маг, который приглашал их на это сборище, все еще не явился.
        - нам следует набраться терпения, вы же знаете, что маги несколько по иному понимают время, да и в пути могли случиться непредвиденные неприятности. - внешне спокойно, а внутренне уже теряя последние капли хладнокровия, попыталась успокоить присутствующих Аллу. Она стала вожаком после смерти отца.
        Хоть стаей и командовал Максим, его приказы имели самый большой вес и были приоритетными, но как к вожаку к нему относиться не могли, а потому он стал для оборотней просто хозяином, который имеет право отдавать любые приказы. Что бы совсем не уронить достоинства стаи, Макс назначил Аллу вожаком, и сделал ее своей помошницей, что бы у волков оставалась иллюзия, что у их сородичей осталась какая то власть.
        - мы и так слишком долго ждали, а что если это все трюк, и ваша стая сейчас напала на мою? Пока вы тут меня отвлекаете, волки режут молодых медвежат, которые не в силах себя защитить. - вожак бурых медведей высказал мысль, которая мелькала у всех, хоть и в разной степени убежденности.
        Зула стояла на самом краю поляны, она так и не смогла поговорить с Аллу, и поэтому волчица не знала, почему мага до сих пор нет.
        Обстановка начинала накаливаться до предельных градусов, многие из присутствующих вожаков, далеко не являлись друзьями, и схватка между ними могла начаться в любой момент. Агрессию не проявлял только вожак оленей, единственный из травоядных оборотней стоял отчужденно, без эмоций наблюдая за дальними родственниками.
        - мне это надоело, если ваш маг захочит увидеть меня, то пусть... - вожак пантер хотел уже уходить, но его последнюю фразу прервал необычный шелесть огромных крыльев.
        Появление Максима было эффектным, он спустился с небес на спине серебряного пегаса, сам облаченный в остатки от лахмотьев, которые уже моло что скрывали.
        Максим спрыгнул на землю, и Силеста тут же взмыла в светлеющее небо, а маг выпрямился и со спокойным выражением лица направился к вожакам оборотней.
        - прошу прощения за мое опоздание, но у меня появилось одно дело, которое необходимо было завершить без промедления. Однако давайте начнем, я полагаю вам уже обрисовали перспективы и мои планы, относительно оборотней. Так же я полагаю, что у вас возникла доля скепсиса на счет моих задумок, не так ли? - так как никто не ответил, все были слишком поряжены необычностью появления чародея, Макс продолжил. - я могу гарантировать вам только одно, мир уже никогда не станет прежним, все расы становятся сильнее, и когда они наконец закончат разбираться между собой, вся ярость накопившаяся за это время, обрушится на ваши головы, которые вы до настоящего времени успешно прячите в песок, стараясь не замечать окружающего мира. Я вижу только два возможных сценария развития для ваших народов, первым является тот, в конце которого правители иных расс будут ходить в накидках из шкур оборотней, а последние из выживших будут сидет в клетках, на потеху толпе. Или второй вариант, вы все объединитесь под моей рукой, и при помощи совместных усилий, и благодаря моим талантам, оборотни подомнут под себя сначала небольшой
участок страны, под шумок от общих войн, а затем, постепенно вырезая сопротивление и склоняя к сотрудничеству, я плонирую захватить мир. разумеется вам в новом амире будит выделено почетное место.
        "господи, что за бред я несу" ужаснулся Максим, пытаясь осмыслить всю словесную кашу, которую выплеснул на оборотней.
        К счастью никто не заметил его замешательства, так как каждый в отдельности, и все вместе, они тоже пытались разобраться в услышанном. Общий смысл был прост, пойдешь с магом - хорошо, не пойдешь - плохо. На этом и решили остановиться.
        - а почему ты решил, что оборотни пойдут за человеком, пусть ты и выглядишь как нечто странное, и даже пугающее? -этот вопрос задал вожак лис, единственный из всех, кто по видимому понимал всю картину происходящего, и решил вволю повеселиться.
        - потому, что только у меня есть шанс на успех. - ответил Макс.
        - неужели? А вот я с этим не согласен, слабый человек не сможет вести оборотней, это должен делать один из нас! - воскликнул вожак медведей, стукнув себя в грудь кулаком.
        - ты хочешь проверить мою силу,мишка? - Макс вполне осознавал риск происходящего, но пути назад не было.
        Оскорбление вожак простить не мог, его глаза налились кровью, мышцы раздулись, и уже через несколько мгновений, это был не крупный человек, а здоровый медведь с густой шерстью и острыми когтями.
        - принимаешь ли ты мой вызов, маг? только помни, колдовство в сражении использовать нельзя, иначе тебя убьют другие вожаки.
        - у меня только одно условие, рас ты сменил внешность, тогда вполне честно будит, если и я смогу модернизировать внешность. - Максим был спокоен как никогда, его невозмутимость подействовала даже на медведя, которому сново пришлось перенести скрытое оскорбление.
        - я принимаю твое условие!
        Этого Макс и ждал, он встряхнул уставшими руками, и двинулся на медведя. Его кожа покрылась живой сталью, на костяшках сжатых кулаков появились шиповидные наросты, а глаза закрыла прозрачная хитиновая пленка, которую он научился наращивать, после того как поглотил силу странной ящерицы, длинной в полтора метра.
        Почти мгновенно освободилась площадка для сражения,никто даже и не пытался остановить кровопролитие.
        Первые солнечные лучи показались сквозь листву, среди высоких крон запели птицы.
        Сражение продлилось чуть больше двух секунд, сперва медведь махнул когтистой лапой, по широкой дуге, желая снести голову противнику, но Макс подсел под удар, пропуская лапу над собой. А затем уже молодой маг нанес два быстрых удара в грудь и живот, и докончил дело левым хуком в висок.
        Стальные наросты легко пробили череп медведя, и тот еще несколько секунд стоял, непонимающим взглядом уставившись на своего убийцу, прожде чер рухнуть на землю.
        Уже совершая знакомые действия, Макс положил руку на умирающего противника, и в него перешла жизненная сила поверженного медведя, а так жае знания, которыми еще предстояло научиться пользоваться.
        - итак, господа и дамы, есть ли еще желающие выступить против моей кондидатуры? - спросил он.
        Ответом Максиму стали сперва, два медведя, которые медленно приблизились и опустились перед ним на четыре лапы и склонили головы, а затем их примеру последовали все остальные.
        "может из этого что то и выйдет" подумал Лис, присоединяясь к остальным вожакам.
        Через секунду зазвучали слова клятвы верности.
        
        Новый поход.
        - эй герой, тебе надо нанять слугу, что бы подметать перед тобой дорогу. - уже в десятый раз произнес молодой солдат, поднося Денису тарелку.
        Эмор у здешних жителей не отличался особой изощренностью, скорее наоборот, здешние шутники отличались удивительной топорностью работы.
        После того, как сражение завершилось, людоедам так и не удалось пересечь реку, Денис отправился в лагерь, и умудрился наступить на обломок копья, который пробил ему ступню. И уже два дня каждый встречный норовит произнести одну и ту же шутку.
        На ужин как всегда была каша, на этот раз с кусочками мелко нарубленного мяса. В лагере было довольно тепло, не смотря на холодный ветер, который последние дни дул с севера. Множество костров, большое количество людей и лошадей, а так же качественные фикалии, не только до отвращения портили воздух, но и согривали его до приемлимой температуры.
        Впервые за долгое время, небо затянули облака, так что не было видно ни луны, ни окружающих ее звезд.
        - эй Денис, как здоровье? - весело спросил Кот, опускаясь рядом с другом.
        - как видишь не жалуюсь, а тебя уже выпустили из лечебницы?
        Кот махнул рукой, и подбросил еще веток в затухающий костер.
        - мне говорят, что я еще несколько дней не смогу нормально передвигаться, представляешь? Да я уже дней пять как по лагерю мотаюсь, меня давно на фронт надо, а они "лежи и не рыпайся".
        - зачем ты по лагерю мотаешься? - подозрительно нахмурился Дэн.
        - да ты что, подозреваешь меня в воровстве у сослуживцев, да как у тебя язык только повернулся? - с лицом оскорбленной невинности, Кот отвернулся в сторону соседней палатки, где трое солдат играли в кости.
        - а то я тебя не знаю, клептоманщик мелкий. Ладно, как там у Тома дела?
        - завтра нас всех должны отправить по новым местам службы. - ответил Кот, отвлекаясь от созерцания игры. - ах да, чего я к тебе собственно пришел, тебя просят пройти в шатер командования, при чем немедленно.
        С этими словами Кот буквально испарился, и Денис так и не успел дать ему подзатыльник.
        Скрепя зубами, Денис хромая направился к шатру, до которого нужно было пересечь чуть ли не пол лагеря.
        "если эта опять глупая шутка, я сверну гаду голову и сделаю из него чучело" промелькнула мысль, когда Денис уже подходил к входу в шатер.
        Солдаты, стоящие в качестве почетного караула, расступились, без слов пропуская Дениса внутрь. "значит, не соврал Кот".
        - а вот наконец и он, генерал, как может младший по званию, с таким пренебрежением относиться к приказам командования. - по детски обиженным голосом проворчал лысый толстяк, одетый в пышную мантию.
        - прошу прощения за мою нерасторопность, серы. - тут же отчеканил Денис.
        - не подумайте ничего плохого, господин министр, просто данный солдат находится в не лучшей физической форме, на днях он получил неприятную рану ноги. - вступился за своего бойца генерал, одновременно прожигая Дениса яростным взглядом.
        - да-да, я понимаю, сам недавно содрал мазоль, еле ноги передвигал. - сочувственно покивал министр. - однако, давайте не будим терять времени, генерал, объясните солдату сложившуюся ситуацию.
        Денис вытянулся по стойке смирно, он не понимал здешних политических игр и правил общения с чиновниками не знал, а потому оставалось только строить из себя образцового солдата.
        - как ты знаешь, в последние дни твоя репутация среди солдат выросла, причиной этого в основном стала твоя победа над банши. Маги до сих пор не могут понять, как тебе это удалось, но меня это не волнует. - генерал прервался, подошел к маленькому столику, и взял с него кубок.
        Пока генерал пил, Денис успел осмотреть внутреннее убранство шатра, там было множество карт, рисовальная доска, столы с едой, и кроме основных действующих лиц, министра и генерала, еще несколько офицеров.
        - ну так вот, -генерал со стуком поставил кубок обратно. - ты Денис, стал для солдат чем то вроде живой легенды, молодые бойцы, которые еще не вступали в сражения, мечтают совершить подвиг, равный тому, что уже успел совершить ты. Мы не можем упустить такой шанс, нам нужен герой, и если придется, мы его придумаем. Так что мы не припятствуем распространению разных небылиц, будто ты в одиночку расправился с сотней противников, и убил нескольких вражеских шаманов, мы их даже поощряем. Однако, твое сегодняшнее состояние плохо сказывается на твоей репутации, и это стало еще одной причиной, которая подвигла нас на принятие решения. Завтра с утра, ты и оставшиеся члены специального отряда, в сопровождении сотни опытных воинов, выезжаете в сторону эльфийских лесов. Вы будите играть роль эскорта для нашего менистра, задачей которого являются переговоры с длинноухими. Ты Денис, получишь звание десятника, и о тебе будут говорить как о успешном солдате, чья карьера идет в гору, а в результате мы получим образ героя, который после фронта еще и смог помочь в переговорах с эльфами.
        - а если меня убьют раньше, чем мы доберемся до эльфийских лесов? - отважился спросить Денис.
        - ничего страшного, мы обставим твое гибель как гибель героя мученика, и все равно получим символ, за которым пойдут молодые воины. - с обезаруживающей улыбкой произнес генерал. - рас вопросов больше нет, отправляйся собирать вещи, завтра тебе предстоит выглядеть непогрешимым образцом для новобранцев.
        По пути от шатра командования, Денис размышлял в неторопливом темпе над появившимися перед ним перспективами. Становиться героем мучеником не хотелось, все таки побродить по этому миру можно еще несколько десятков лет. Говорят в некоторых самых развитых странах, уже придумали водопровод и канализацию, так что и здесь можно достойно жить. "вот нужно было становиться героем, сидел бы себе среди обычной солдатни, играл бы в кости и горя не знал, так нет, умудрился убить чудовище, с которым еле справились маги. И не хочу я ехать к эльфам, это у Макса всегда была склонность к такого рода вещам"
        Остаток пути пролетел незаметно, а так как вещей у Дениса было немного, он сразу улегся спать, решив хоть один день нормально отдохнуть.
        В эту ночь ему приснился абсолютно безумный сон, толпы зеленый существ метались по странному городу, а за ними гонялись монстры, похожие на чудовишь из фильмов ужасов, а самое удивительное, что всем этим безумством руководил Макс, сидящий на спине огромного медведя.
        
        Так как миссия делегации была секретной, к утру о ней говорил уже весь лагерь, при этом одни были рады возможной помощи эльфов, а другие были пяткой в лоб, и утверждали, что люди вполне смогут справиться и сами.
        В конце концов, вне зависимости от убеждений, все свободные жители лагеря, пришли проводить делегацию, в рядах которой был герой нынешней войны который уже успел стать маленькой легендой, которые возникают во время каждой войны.
        - хоть что то не меняется негде. - чуть грустно улыбнулся Денис, проезжая верхом мимо рядов выстроившихся солдат.
        - ты о чем? - спросил Кот, который ехал чуть позади. Его и Тома отпустили из военного госпиталя практически перед отъездом, но бывший вор уже успел прихватить пару сувениров, о пропаже которых узнают еще не скоро.
        - да я о нашей миссии, у меня дома тоже так, все новости сначала узнает народ, и только через какое то время, их подтверждает правительство. - поясник Дэн.
        - оно и ясно, ведь везде же люди, один жене проболтался, она подруге, а там уже весь город в курсе событий. - подал голос Том, который ехал во второй колонне, но распологался так, что бы быть не очень далеко от друзей.
        В делигацию входили не только простые солдаты, да собственно они и не были простыми. Каждый рядовой был на самом деле замаскированным гвардейцем, высококлассным профессионалом, вместе они составляли свиту принцессы Лены, наследницы трона Ментасии, и принца Вильмонта, ее жениха и наследника трона Буравии. Тот же лысый аристократ, с которым Дениса познакомили накануне, оказался учителем принца, и должен был всячески помогать своему подопечному во время переговоров.
        Принцесса Лена, была очень заметной фигурой, утонченные черты лица и белая кожа, ясно говорили о ее высоком происхождении, а если прибавить к этому почти полную беспомощность, и выдающиеся формы, то на лицо настоящая мечта для какого ни будь маньяка, которыми полны мегаполисы нашей родины. Почему маньяка? Ответ прост, при прекрасной внешности, принцесса имела весьма вспыльчивый характер, была не приспособлена к самостоятельной жизни, и кроме того, считала себя венцом творения высших сил. Она ехала во главе колонны, в белом платье и на белой кобыле, и только ее высокое происхождение и внушительный вид стражей, не давали солдатам откровенно пялиться в глубокое декольте ее платья.
        Принц Вильмонт, или как его за глазами называла собственная стража, сэр Вили, представлял собой вымирающий вид аристократии. Он был из тех, кто за безобидную шутку над его внешностью, может вызвать на дуэль, а если девушке угрожает опасность, первым бросится на угрозу, размахивая трофейной саблей. И это при том, что сказать, что принц был не очень мужественного телосложения, это было сделать ему откровенный комплимент, за который пришлось бы ответить на дуэли. В россии таких людей называют просто - дистрофик - и никто не смеется, потому что это серьезное заболевание, связанное с нарушением внутренних процессов организма. Добила же Дениса одежда ринца, такой цветастый камзол он раньше мог видеть только в цирке, и то на клоуне, а принц додумался к этому еще и на лошадь надеть попону, в цвет своего сине-желтого одеяния.
        - дайте мне подзатыльник, если вдруг у меня начнет вырываться смех. - попросил Денис друзей, перед тем как его представили принцу.
        Было бы неправильно сказать, что Вильмонт был клоуном, напротив он был очень серьезен и всякий раз старался показать свою начитанность и осведомленность в разных ситуациях, чем заслуживал уважение. Однако внешний вид сводил на нет, все его попытки казаться серьезным. Друзьям дважды пришлось болезненно тыкать Дениса кулаками в спину, в те моменты когда принц начинал активно жестикулировать, описывая всю эпичность боев в которых Дэн уже успел побывать. Принц не скрывал своего восхищения, и своей зависти, признавая свое желание сражаться среди обычных солдат на поле боя, а не сидеть в залах и препираться с чиновниками.
        Вскоре колонна покинула лагерь, они направлялись прямиком на восток, в эльфийские леса, или как их еще называли "восходные земли". Денис не удержался сказав, что просто мечтает увидеть длинноухих китайцев, но его никто не понял.
        Серое небо ничуть не портило настроения, как говорили солдаты, "главное, что б не шел дождь, а небо и так неплохо выглядет".
        - я слышал, что принц выбрал маршрут, который проходит по самым опасным местам восточных земель, дабы в пути мы совершили несколько подвигов, и к приезду к эльфам, обросли славой великих героев. - не выдержал долгого молчания Кот, который был осведомлен о всех событиях происходящих вокруг.
        - а ты что, испугался? У нас тут свой герой есть, чудовище выскочит, порычит, тут Денис его голыми руками и завалит. - не упустил случая подшутить над друзьями Том, который совсем оклимался после смерти брата.
        Денис решил, что это защитный механизм местных жителей, который выробатывается из-за частых набегов бандитов и других неприятностей, из-за которых легко потерять близких.
        - я не против, только вы его сперва порубите, свежите, а там и я подойду. - с самым серьезным лицом произнес Дэн. - хотя нет, звать надо принца, он просто мечтает о славе великого воина, а я вполне доволен и своим нынешним положением.
        - только не говорите об этом при его величестве. - попросил седеющий гвардеец, с густой чергой бородой, аккуратно подстриженной на манер нового русского. Он ехал рядом с Котом, а потому отлично слышал весь разговор.
        - почему? - тут же спросил бывший вор.
        - он примит все за чистую монету, и при встрече с монстрами, будит ждать, что вы порубите и повяжите чудовище, и даже запретит нам вмешиваться, чтобы мы не оскорбили вашего достоинства. Наш принц добрый малый, но как и у его отца, у него слишком гипертрофированно чувство доблести и чести. Однажды мы зашли в один трактир, перегусить с дальней дороги, а там какой-то мужик лапал пробегающих мимо девушек служанок. Наш принц тогда чуть человека не заколол, еле сумели успокоить.
        - мужика? - зачем-то переспросил Том.
        - не, хозяина, наш принц именно его и пытался заколоть, решив, что именно хозяин виноват в том, как обращаются с его работницами. С тех пор мы сперва посылаем пару ребят в трактир, что бы они утрясли возможные неприятности, а уже затем и принц заходит с остатком отряда.
        "не самый лестный отзыв о своем работодателе" заметил Денис, однако он заметил и то, что каждый входящий в свиту принца, искренне увожает своего подопечного, и в случае необходимости, собственным телом закроет тщедушного аристократа. А такая преданность является редкостью даже в нашем обществе, и даже среди работников служб безопастности.
        Столицу Аурома проехали стороной, на ночлег остановились в маленьком городке, который использовался торговцами как перевалочный пункт. В правдивости слов разговорчивого бородача убедились сразу, как только вошли в трактир. Минимум посетителей, и все трезвые и вежливые к обслуживающему персоналу, просто мечта для усталого путника, а когда еще красивая девушка с радушной улыбкой предлагает напитки за счет заведения, так это вообще сказка.
        Все в одном трактире не поместились, но друзья были личными гостями принца, а потому сидели за одним столом с ним принцессой и сопровождающим их лысым аристократом.
        Обеденный зал был довольно вместителен, один центральный стал мог вместить два десятка посетителей, но сегодня за ним ужинал принц со своими гостями, солдаты и немногочисленные засвегдатаи расположились за множеством периферических столиков.
        Денису оказалось вполне достаточно элементарных знаний по этикету, которые родители прививают своим детям, как только те садятся за общий стол, а вот его друзья, не привыкшие пользоваться столовыми приборами так, как это принято в высшем обществе, стушевались, и почти ни к чему не прикасались.
        - может быть, вы расскажите нам одну из историй, в которых вы успели поучаствовать? - тоном полным уважения и величественности, произнес принц.
        - не думаю, что стоит предавать большое значение самохвальству, тем более что и гордиться особо и не чем. - ответил Денис, ловко орудуя вилкой и ножом, разделывая кусок прожаренной свинины.
        - да и о чем можно говорить с мужланом? - усмехнулась принцесса, поправляя свои золотистые волосы.
        - вашему величеству стоило бы сказать, что военный человек не может предложить достойную тему для разговора в присутствии двух особ королевской крови, а не переходить на откровенные оскорбления, которые не свойственны высокородным особам. - вежливо улыбаясь, проговорил Дэн, чем заставил своих друзей тупо выпучить глаза, а принцессу покраснеть и замолчать.
        "похоже она не сильна в спорах, наверное ее растили в тепличных условиях и еще просто не дали необходимого аристократке образования".
        - и все же, прошу вас, поведайте нам, о своих приключениях. - уже чуть натянуто улыбнулся принц, стараясь замять возникший конфликт.
        Денис неторопливо отпил из кубка, а затем медленно откинулся на спинку стула.
        - если вашему величеству угодно, то история нашего отряда началась совсем недавно, нас была сотня и мы были лучшими рекрутами армии генерала Гомона. Наш отряд был особым, усиленные тренировки и более качественная амуниция только внешне отличала нас от остальных, внутри же все называли нас смертниками, так как в число наших обязанностей входило быть первыми, среди каждого возможного сражения. Сперва все было как и задумано, мы вступили в первую схватку, которую скорее можно назвать резьней, в которой мы отбили переправу через пограничную реку, там сейчас и стоят войска. Проблемы начались позже, когда мы пересекли лес и вошли на земли гоблинов, нам казалось, что враг уже повержен, а вся эта компания пройдет под знаменем победы. Нас заставили увериться в нашей ошибке уже ночью того дня, во время штурма малого форта, мы потеряли половину отряда, а утром пришли людоеды, и уже нам пришлось отступать, хоть мы и не бежали в панике, но это было моральное поражение. А затем начались бои за реку, после который от отряда осталось то, что вы видите перед собой. - закончив историю Денис вернулся к еде.
        Но Вильмонт не хотел, что бы за столом устанавливалась тишина, тем более с такими гнетущими мыслями.
        - вы наверное, как герои, сожалеете о том, что вам пришлось покинуть сослужевцев, и отправиться сопровождать пару аристократов? Но не волнуйтесь, без вас там вполне справятся, а мы тем временем сами успеем совершить пару подвигов. Я слышал, что в соседнем королевстве завелась банда разбойников, которые столь страшны, что местная армия не решается даже попытаться нагрянуть в их логово. Так вот, что вы скажите, если нашим первым приключением станет посещение этого королевства, где мы сможем помочь разогнать мерзких бандитов?
        Воодушевления принца никто не разделял, однако и спорить никто не взялся. Только Кот скорчил страдальческую мину, но на него не обратили внимания.
        - тогда решено! Господа, это будит великолепно, завтра же выступаем. - от радости принц даже хлопнул в ладоши.
        - разумно ли это, вести невесту в столь опасное место? - попыталась возразить Лена, которой совсем не нравилась перспектива гоняться за бандитами.
        - не волнуйтесь милая, я буду вас защищать. Кроме того с нами сотня отборных гвардейцев, и трое героев войны, так что у этих негодяев не будит и шанса причинить вам вред.
        Последнее принц сказал зря, Лена услышав о возможной опасности своей жизни, в панике стала искать поддержки у окружающих, но лысый вельможа сделал вид, что поправляет свой камзол, а Денис встретившись взглядом с принцессой, только пожал плечами, как бы говоря "ничего не поделаешь, романтик с манией героизма - это диагноз".
        
        Следующий день встретил путешественников радушной улыбкой трактирщика, который за одну ночь получил выручку чуть ли не месячного размера. Безоблачное небо обещало жаркий день, и длительный переход, который закончится в лучшем случае в маленькой деревушке, а то и вовсе ночевать придется под открытым небом.
        Дольше всего, как и положено по всем законам во все времена, ждали принцессу, которая предстала перед обалдевшими солдатами в зеленом охотничьем костюме, который как сказал один из гвардейцев "очень похож на эльфийскую походную одежду". Лена смотрелась в этом наряде настолько грандиозно, что Денису на ум невольно пришол образ Екатерины великой, сидящей верхом на верном коне.
        В этой ситуации лучше всех проявил себя принц, в то время как остальные в каком-то ступоре замерли с выпученными глазами, он галантно подал принцессе руку, помогая забраться на коня.
        Денису даже показалось, что Лена устраиваясь поудобнее, кинула победоносный взгляд на мужчин, которые с трудом возвращались к нормальной деятельности.
        - да-а-а, теперь я знаю, как должна выглядеть моя будущая жена. - шепотом провозгласил Кот, мечтательно закатывая глаза.
        - можешь об этом забыть, она принцесса, а ты вор, да я и сомневаюсь, что Вили и его гвардейцы будут спокойно смотреть на то, как ты ухлестываешь за его невестой. - усмехнулся Том, ткнув друга кулаком в плечо, от чего Кот едва не салился с коня, так как еще не успел вдеть вторую ногу в стремя.
        - да ну тебя, я вовсе не про нее. - обиделся бывший вор, и тронулся вперед.
        День выдался чудесный, просто идеальный для прогулки, если бы еще не мешало оружие, и тяжелые кольчуги, то можно было бы и забыть про бандитов, которых Вили выбрал как первую жертву своего отряда.
        Солнце медленно заползло в свой зенит, а затем так же медленно и лениво стало спускаться к западу, светя путникам в спину, от чего дорогу впереди можно было рассмотреть в мельчайших деталях.
        По обочинам росли низкие кусты и редкие деревья, вдали синели высокие холмы и низкие горы. Можно было увидеть одинокого оленя, семейство кроликов, и множество других животных, которые держались на почтительном расстоянии от тракта, и от путников, но иногда все таки перебегали полосу утрамбованной земли.
        Место для ночлега не стали искать слишком долго, выбрали первую же полянку, на которой оказался родник, что бы не нужно было далеко ходить, что бы напиться самим и напоить лошадей. гвардейцы быстро разбили две палатки, которые предназначались для принца и принцессы, все остальные расположились вокруг нескольких костров. К моменту когда на небе стали загораться звезды, все успели поужинать, и лагерь погрузился в тишину.
        К удивлению Дениса, даже с Леной пока не возникало проблем, принцесса на равнее со всеми выносила тяготы перехода, и хоть трудности еще не начались, она старалась вести себя как можно незаметнее, хотя это и сложно для девушки с ее внешностью, находящейся в окружении сотни мужчин.
        Следующий день мало отличался от предыдущего, единственным приятным сюрпризом стала деревенька, в которой сделали короткую остановку, и поменяли некоторых лошадей, которые оказались не готовы к переходу.
        На следующий день отряд достиг первого крупного населенного пункта, который оказался торговым городом страны, терроризируемой бандой разбойников.
        С первых же минут пребывания в городе, Вили показал себя умелым командиром, за считанные минуты раздав своим гвардейцам приказы, по обследованию города и сбору информации, которая могла понадобиться во время столкновения с бандитами.
        - как вы думаете, он всегда так источает энергию, или это только что бы произвести впечатление на принцессу? - спросил Том, который как зачарованный смотрел на перемещения солдат, которые в этот момент напоминали муравьев, занятых сложным строительством.
        - я думаю это все хорошо отрепетированный спектакль, который к тому же должен произвести впечатление и на нас, как на гостей принца. - со знающим видом ответил Кот.
        - с чего ты взял? - удивился Том.
        - просто я заметил, что гвардейцы отправлялись выполнять приказы, не дослушав приказания. - пояснил бывший вор, у которого глаз на такие вещи был наметан. Он вообще подмечал малейшие детали, за что его ценили как разведчика.
        Денис про себя назвал себя дураком, потому, что уже пару минут пытался понять, что же тут не так, а Кот ткнул его носом в элементарность разгадки.
        Произошедшее вне сомнения подняло принца в глазах друзей, одна способность планировать ситуацию на несколько шагов вперед, уже достойна уважения.
        - друзья, пока гвардейцы заняты работой, не пройти ли нам в трактир, где мы обсудим план дальнейших действий? - Вили улыбался как мальчишка, получивший возможность похвастаться новой игрушкой перед ровесниками.
        Возражений не было, а потому они в пятером, к мужчинам присоединилась принцесса, в сопровождении двух десятков солдат зашли в трактир "красный свин".
        Вопреки ожиданиям Дениса, в аналоге современного кафе, оказалось довольно чисто, в светлом помещении распологались два десятка маленьких уютных столиков, а в дальнем углу виднелась стойка.
        - я представляю себе это так, гвардейцы окружают притон разбойников, а мы во главе небольшого отряда врываемся в их убежище, наводим панику, и рубя всех направо и налево, берем в плен предводителя. Затем врываются гвардейцы, и арестовывают оставшихся бандитов. - во время своего монолога, принц изображал руками движения, как будто он фихтует саблей, а в глазах в это время горел озорной огонек.
        - при всем моем уважении, ваше величество, но этих бандитов боится регулярная армия этого королевства, а потому я предполагая, что сперва стоит провести разведку, что бы узнать число врагов и их вооружение. - вежливо и подчеркнуто уважительно произнес Денис.
        - и где он только нахватался таких слов? - одними губами спросил Кот.
        - а демон его знает, он же так и не рассказал, кем был до военной службы. - пожав широкими плечами ответил Том.
        Их маленького диалога никто не заметил, Денис продолжал улыбаться наследникам пристолов, а те так же вежливо и величественно, выслушали его.
        Вили заметно скис, ему очень хотелось покрасоваться на коне и с саблей, но правоту Дениса он признал.
        - да, я понимаю, что без разведки нельзя. Вот по этому вы и отправились снами, что бы делиться своим бесценным опытом, и показывать пример своим действиями. - эти слова очень непонравились Денису, а по спине Кота пошли крупные мурашки предчувствия. - и я считаю, что лучше всех с данной задачей справитесь именно вы. - торжественно объявил принц.
        - я уверена, герой войны не откажется продемонстрировать свое мастерство, тем более его сегодняшние противники всего лишь бандиты. - ядовито приторным голоском произнесла Лена, отрезая Денису последние пути к отступлению.
        - разумеется, ваше величество. - улыбаясь во все лицо ответил Дэн, мысленно представляя, как он сворачивает этой болтливой девчонке, шею.
        Принц был в восторге, он даже не замечал легких уколов, которыми время от времени, во время обеда обменивались Денис и Лена. Кот и Том, хоть и приспособились к столовым приборам, но чувствовали себя, ужасно неуютно за столом с высокородными господами, а потому все больше отмалчивались, предоставляя отдуваться за всех своему командиру.
        Через час вернулись гвардейцы, которые выяснили, что логово бандитов находится в лесу за городом, туда даже есть проторенная дорога. Никто даже ну мечтал напасть на лесной форт, так как городской гарнизон уже трижды был разбит под его стенами, а регулярная армия даже не дошла до цели, так как солдаты накануте были отравлены, и несколько дней не вылезали из туалетов.
        Оптимизма сведения не прибавили, однако командир гвардейцев предложил адекватный план действий, который отлично сочетался с обговоренными ранее предложениями, и полностью оперался на "хрупкие" плечи Дениса и его друзей.
        Представителям специального отряда следовало проникнуть на территорию врага, убрать часовых и открыть ворота, после чего обнаружить главаря бандитов, а в это время гвардейцы врываются в форт, и круша все на своем пути, разбивают врага.
        Разумеется осторожных замечаний Дениса и его друзей, никто не замечал, так как все их предостережения считали пустой осторожностью и скромностью. Ничего не поделаешь, репутация героя.
        Вили пытался сам встать во главу гвардейцев, что бы заслужить славу победителя разбойников, но его удалось уговорить идти в третьем ряду, под предлогом того, что героями становятся не безрассудные дураки, а расчетливые и умелые воины.
        Как всегда бывает в подобных ситуациях, время действовать настало намного раньше чем хотелось бы.
        Солнце только-только скрылось за горизонтом, а отряд гвардейцев уже охватывал широким кольцом форт противника.
        Денис и его друзья, облаченные в черные кожаные костюмы, укрепленные кольчугами из мелких колец, как три тени скользили между деревьями, почти полностью сливаясь с окружающим миром.
        Дэн несколько раз выругался, через крепко сжатые зубы, слушая с каким грохотом занимали позицыи гвардейцы. Он уже подозревал, что бандиты давно в курсе их прибытия, и стоит троице появиться у стен форта, как их осыпит дождь из стрел.
        К счастью обошлось, по чистой случайности, или потому, что часовым в детстве слон уши отдавил, но шум устроенный гвардейцами оказался не замеченным.
        Тут трио показало себя во всей красе, действуя быстро и незаметно, а главное слаженно, как части одного организма.
        Тремя ножами, Кот убрал часовых с ближайшей стены, попав каждому прямо в лицо. Не успели тела упасть на землю, а Том и Дэн, иже вскорапкались на стену, где вступили в короткую схватку с еще двумя часовыми. Когда они закончили, Кот уже извлекал свои ножи, после чего друзья спрятали тела убитых.
        Дальше каждый действовал самостоятельно.
        Кот, почувствовав, что его долг выполнен, углубился внутрь форта, за стеной которого было спрятано пять низких зданий, Кот направился к самому богато украшенному.
        Убрать двух стражников оказалось плевым делом, одного убил метательный нож, а пока второй соображал, что происходит, Кот перерезал ему горло, бесшумно подкравшись со спины.
        Внутри оказалось темновато, только одна свеча в комнате в конце коридора освещала пространство.
        Бесшумно ступая по дощатому полу, он приблизился к открытой двери и заглянул внутрь. Шерстяные ковры, резные статуэтки, шкатулки с украшениями и множество других мелочей, Кот отметил автоматически, не зацикливая на них внимания. Его взгляд устремился на пару людей лежащих на широкой кровати, это были мужчина средних лет, и женщина, весьма потрепанная, и по видимому тоже не молодая. На них были дорогие одежды, и золотые украшения, тоже не из дешевых. Парочка явно не заметила Кота, и продолжела вольготно лежать на своей постели, которая стала для них смертным ложем.
        Когда Кот скользнул в комнату, разбойника тихо разговаривали, обсуждая ближайшие планы. Их очень удивило появление незнакомца, который успел метнуть два тяжелых ножа, прежде чем жертвы опомнились.
        Убедившись, что бандиты мертвы, Кот занялся излубленным делом, а именно начал рыскать по комнате, подбирая все, что можно спереть, и чего не хватятся, в случае пропажи.
        
        Денис не отличился особой изобретательностью, он прошел вдоль стены, убил еще нескольких часовых, удивился тому, насколько хорошо они вооружены, и тому, насколько бездарно они несут службу. В кошелях у бандитов было немнго монет, которые Дэн присвоил в качестве военных трафеев, а также к нему перекочевали кинжал с золотой рукояткой, и медальон с несколькими драгоценными камнями.
        Поняв что тратит драгоценное время практически в пустую, он завернул в глубь двора, и подошел к строению, больше всего напоминающему широкий сарай, в котором имелось одно окно, из которого во двор лился свет. Так же из сарая доносились пьяный смех и девичье визжание, с которыми перемешивались ужасно фальшивые ноты гитарной мелодии.
        Дверь сарая преоткрылась, и на улицу вышел довольно пьяный бандит, в руках которого булькала увесистая бутылка. Не смотря на опьянение, мужик крепко держался на ногах, и мог оказать сопротивление.
        Но Денис не дал ему такой возможности, как только дверь за спиной бандита закрылась, он подобно ночному коту, метнулся вперед, и всадил трофейный кинжал под углом в тело противника, целя в почку. Бандит удивленно уставился на Дениса, когда холодный метал легко проходил сквозь его плоть, а болевой шок даже не дал закричать, что бы предупредить товарищей.
        Бутылка упала на землю, вывалившись их ослабших рук мертвеца, а Денис окуратно опустил тело на траву, и вытащив короткий меч, ворвался в сарай.
        Замешательство бандитов длилось секунду, за это время тишины, Дэн успел снести пол головы ближнему к двери мужчине, обратным движением полоснуть по горлу совсем ещо молодому парню, а затем вонзить кинжал под ребра бородачу, он которого разило как от старой свиньи, на которую он и был похож.
        Помещение взорвалось криками ярости, и звоном извлекаемого оружия. Молодые девицы в ужасе ныряли под стол и под скамьи, стараясь не попасть под горячую руку. Началась короткая и яростная схватка.
        К чести бандитов можно сказать, что они хоть и были пьяны, но оружие в их руках не потеряло своей смертельной угрозы, и Дениса спасли только более быстрая реакция, лучшее мастерство, и беспорядочность в рядах противника. Собственно уже через десять секунд, аргонизованное сопротивление прекратилось, и началась форменная резня, которую устроил Денис, успешно сминая противника физической силой, и активно работая клинками. Убив последнего противника, который пытался защититься кухонным ножом, Дэн обвел взглядом разгромленное помещение, и произнес одну из самых тупых своих фраз.
        - мое почтетие, дамы. - вежливо произнес он, и выскочил наулицу.
        
        Тем времинем, Том, который единственный из троицы действовал по плану, добрался до ворот, убил часового, и открыл запоры. Он дал своим друзьям некоторое время, что бы максимально деморализовать врага перед приходом основных сил, а затем распахнул ворота.
        Почти сразу раздался зов боевого рога, который принадлежал его величеству Вили, и со всех сторон к форту устремились гвардейцы. Первыми как и ожидалось, прибыли три десятка конных, которые ворвались во внутренний двор форта, не встретив никакого сопротивления.
        Остальной бой закончился за несколько минут, и заключался в основном в поимке маленьких групп бандитов, полностью растерявшихся без руководства главаря.
        
        - как вы могли так поступить? Это же бесчестно по отношению к остальным членам отряда, тем более, мне так и не удалось показать принцессе свое мужество... - расточал гневные фразы и жесты принц Вили, после сражения, когда он и друзья собрались в единственном уцелевшем доме.
        Принц уже пятнадцать минут отчитывал Дениса и его команду, за то, что те деморализовали противника, так что к подходу гвардейцев, бандиты даже не сумели организовать сопротивления.
        По воле случая уцелел именно тот дом, в котором Кот убил главаря бандитов, и после того как выволокли тела и выкинули грязное постельное белье, принц акупировал помещение, реквизировав дом под нужды королевской особы.
        Дэн, Кот и Том, спокойно стояли, вытянувшись по стойке "смирно", и получали даже какое-то удовольствие, выслушивая список своих достижений.
        Как всегда отличился Денис, да и разве могло быть иначе? В схватке в сарае, он убил двадцать семь пьяных бандитов, и общее количество его жертв перевалило за три десятка, Кот хоть и убил главную шишку разбойников, но признал общую победу командира.
        Наконец показалось, что словарный запас принца иссяк, промежутки между фразами становились все длиннее, а сами фразы короче и проще. Наконец он замолчал, упиревшись в Дениса взглядом обиженного котонка.
        - если мне будит позволено взять слово, то я замечу, что командир Денис в виду отсутствия необходимых сведений, был вынужден действовать по ситуации, и как воин обученный наносить врагу максимальный ущерб, он полностью справился со своей задачей, и деморализовал противника, благодаря чему нам удалось избежать потерь. - вставил в образовавшуюся паузу свою реплику командир гвардейцев, веселый мужик средних лет, который сразу понравился друзьям своим веселым хорактером.
        Принц глубоко вздохнул, еще раз обиженно посмотрел на Дениса, и произнес чуть виновато.
        - вы правы командир, и я прошу прощения у присутствующих за свою нездерженость. Однако, я должен попросить вас об одолжении. - торжественно обратился он к Дэну. - вы должны дать мне прикончить хоть одно чудовище, с которым мы встретимся по пути.
        - первый же монстр - ваш. - клятвенно пообещал Денис.
        Принц просиял от радости, а командир гвардейцев только показал кулак, намекая на последствия, если с принцем хоть что-то случится.
        
        Революция, или рождение новой империи.
        Безумные сны стали приследовать Максима с тех пор, как он связался с братом при помощи шаманов волчьей стаи, каждый раз это был новый сон, неизменным оставалось только то, что он командовал безумными монстрами, полностью разрушая все на своем пути.
        В этот день он проснулся необычно рано даже для себя, восточный край неба только начинал розоветь, а в лестном лагере не спали только часовые.
        Макс выскользнул из под одеяла, даже не разбудив Аллу, которая в облике человека в эту ночь делила с ним постель, затем он быстро и тихо оделся, и выскользнул наулицу.
        Прохладный утренний воздух бодрил, разгоняя остатки сна и накатывающего вместе с ними безумия. Сегодня ему как никогда важно мыслить быстро и трезво, адекватно оценивая ситуацию.
        Почти все стаи оборотней полностью прибыли в лагерь, общим числом их оказалось чуть больше тысячи, из которых сражаться могли только шесть сотен. С таким войском, даже состоящим из одних оборотней, оказать какое либо влияние на крупную империю невозможно, но для начальных целей этого было достаточно. В три приграничных городка, каждый из которых едва ли вмещал тысячу жителей, были отправлены агитаторы, проповедники и все те, кто мог заставить себя слушать, а главное верить себе. Теперь же пришел назначенный день, когда в этих городках, "сочувствующие" и просто недовольные властью, должны были поднять восстание, целью которого было смещение местной власти.
        Конечно Макс понимал, что бездомные крестьяне и работники шахт не смогут справиться с обученными гарнизонами, и делал ставку на оборотней. Однако он не витал в облаках, беря в расчет то, что с оборотнями в этом мире научились успешно бороться, а потому не стоило рассчитывать только на грубую силу, хотя по расчетам и ее должно было хватить с лихвой.
        Максим решил не пускать дело на самотек, и последние дни усердно занимался экспериментами и развитием своих способностей, результаты превзошли все ожидания. Сперва Макс хотел создать аналог гранаты, из книжек по фантастике, где герои попадая в волшебные миры, находили способ применять магию так, что бы результат выходил как у современных изобретений. Тут то и начались сложности, оказалось, что не один из известных ему способов из книг, невозможно реализовать на практике, по крайней мере с его знаниями. Пришлось действовать экспромтом, он создал сперва стальную сферу, полую внутри, которую заполнил магическим огнем. Сферу пришлось защищать от расплавления специальным заклинанием, которое удерживало огонь внутри, до момента повреждения внешней оболочки, зато оказалось, что это заклинание увеличивает силу заклученной в сфере взрывной волны, и чем дольше сфера бездействует, тем мощнее взрыв от нее будит. Получился аналог гранаты, который взрывался от удара, а единственным недостатком осталось то, что силу взрыва предсказать было практически невозможно. Сам Макс рассчитал, что зона поражения будит
минимум как у обычной пехотной гранаты, а максимум как у противотанковой мины.
        Каждый из оборотней, которые будут учавствовать в сражении, был снабжен двумя взрывающимися сферами, которые должны были обеспечить преимущество в вооружении. Обучить пользоваться "гранатами" оборотней оказалось несложно, сложнее было добиться того, что бы они не взрывались до необходимого момента, но и эту проблему удалось решить.
        - господин Сим. - вытянулся в струнку молодой волк. Все оборотни в лагере превращались в людей, что бы проще было работать, но все они оставляли опереденные черты, по которым легко можно было определить пренадлежность к стае. - из шахт докладывают, что рабы готовы к бунту, в городе собрались все нисшие слои, которые вооружились чем было, теперь они все ждут только вашего приказа.
        - хорошо Зураб, как с другими городами? - голос и внешность Макса все еще заставляли оборотней боязливо группироваться, как будто в ожидании удара, но на этот раз волк быстро справился с бессознательным порывом, это получилось почти мгновенно. Еще молодого волка явно воодушевило то, что господин безошибочно обратился к нему по имени. Макс специально зазубрил имена почти всех оборотней, на что у него ушла уйма времени, но благодаря этому проще было стать своим для этих своенравных существ.
        - в других городах ситуация аналогична, городские власти ни о чем не догадываются.
        "аналогична - нахватались от меня заумных слов, так что скоро я вас понимать перестану" подумал Макс, отметив на будущее, что нужно осторожнее подберать слова, что бы сленг России не перекочевал в этот мир. неприятно будит, если гоблины нычнут выражаться как пьяное быдло, орки как заключенные со стажем, а оборотни, которые стали чувствовать себя особенной расой, как пафосные критины.
        - в таком случае, подай сигнал о начале, к закату города должны быть наши. - тонко улыбнувшись произнес Макс.
        Молодого оборотня как ветром сдуло, а начинающему диктатору выпал редкий шанс разобраться в собственных мыслях. В глубине сознания продолжали бороться две личности, добродушный парень из Питера, и жестокий зверь, разбуженный бессердечным призраком, ставшим принудительным учителем для Максима. История многих полководцев и прочих выдающихся личностей предупреждала, что нельзя отказываться от жестких моральных норм, но и оставаться простым человеком нельзя. В последнее время Макс за собой замечал координальные перемены не только характера, но и поведения. То, что раньше казалось жестоким и недопустимым, теперь стало обыденной нормой, да и в пороки он погрузился с головой, не хватало только алкоголизма и наркомании, хотя вроде бы с чужими женами он пока не связывался. Но не стоило себя обманывать, за то, что уже успел сотворить Максим, любой нормальный свещенно служитель давно отлучил бы его от церкви.
        Решение было принято, окончательно и бесповоротно. Закрыв глаза, Макс представил все свои черты характера и все, из чего состояла его сущность, в виде цветных шаров. Затем он собрал все то, что раньше было Максимом, и запер это в дальнем углу своего разума.
        Максима не стало, остались его воспоминания, знания и отдельные черты характера, а на место Питерского парня пришел Сим, жестокий маг опирающийся на холодный разум и жестокость зверя, который жил в его душе.
        - ты все таки решил участвовать в сражении? - раздался нежный, и даже заботливый голос темной эльфийки.
        Сим открыл глаза и повернул голову, он увидел молодую дроу, которая стояла прислонившись к дереву, одетая в черный охотничий костюм. Ее белые волосы трепетали на ветру, а на чернокожем лице играла легкая улыбка, которая слегка обножала чуть более длинные клыки, чем у самого мага. Эльфийка заметила неуловимые перемены, которые произошли с ее хозяином, но так и не поняла, что произошло.
        - да, я собираюсь лично проследить, что бы все прошло по плану, хотя бы в одном городе. - ответил Сим, в его голосе звучало больше холода чем обычно, но это можно было списать на нервы перед опасным походом.
        - а ты подумал, как будешь удерживать города? Сомневаюсь, что Легат так просто подарит тебе часть своих владений. - Зула стала серьезной, рассеяно проверив свою экипировку.
        - у меня уже есть несколько мыслей на этот счет, хотя чего то определенного сейчас сказать не могу. - признался начинающий маг.
        - так я и знала, опять будим действовать по ситуации? Хотя, может так и лучше, все таки раньше эта тактика не подводила.
        
        Атака началась в полдень, хотя происходящее и походило на действия отдельных групперовок, чисто случайно начавших бои в одно и то же время, но опытный глаз сразу подмечал закономерности. Во-первых, убивали только солдат, и то лишь тех, кто пискнул оказать сопротивление. Во-вторых, отряды планомерно захватывали город, не пересекаясь друг с другом, и наконец, они не чинили серьезных разрушений, не грабили лавки и не занимались насилием и грабежом. Единственным исключением можно было посчитать только самое начало баталии, когда оборотни использовали взрывающиеся шары, что бы уничтожить солдатские бараки, и внести панику в ряды защитников. Немногочисленные укрепления были разнесены в щепки, бараки полыхали, а вместе с ними и солдаты, которым неудалось вырваться из собственного жилища.
        Толпы бедняков и рабочего люда, гоняли стражу по узким улицам, загоняя их в узкие проулки, где дело завершали разъяренные оборотни.
        Сам Сим принял участие лишь в одной полноценной схватке, в которой собственными руками убил трех орков, а затем в гордом одиночестве, стал шарить в поисках отдельных врагов. За ним по пятам пыталась следовать Зула, но хоть дроу и была достаточно быстра, но уследить за магом в городе охваченном паникой, ей оказалось не под силу.
        Сим наростил кожу из живой стали, когти походили на короткие ножи "спасибо фильмам о Фреди Крюгере", а глаза закрыла тонкая хитиновая пленка, способная остановить арбалетный болт.
        Первого противника он встретил, когда тот вылезал из бочки, в которой прятался от толпы. Увидев одинокого мага, стражник почувствовал себя способным совершить подвиг, и замахнулся мечом.
        На этом его подвиг и завершился, Сим легко перехватил занесенную руку, а затем свободной рукой вцепился в горло обезумевшему от страха орку. Тонкие струйки крови потекли по пальцам покрытым сталью, и Макс, болезненно ощущал, как жизненная сила солдата перетекает в его тело. Все существо Максима возмутилось подобной жестокости, но отзвуки совести доносились слишком из далекого угла души, и не особо волновали Сима.
        Маг убил еще пару случайных врагов, забирая их жизненные силы, и с каждой жертвой чувствуя себя все сильнее, а затем он встретил на одной из улиц, оборотня-оленя, в человеческом обличии.
        Оборотень руководил взятием одноэтажного здания, которое последние из сопротивляющихся превратили в подобие крепости. Поймав на себе взгляд прямого командира, оборотень достал из широкого кармана стальную сферу, и запустил ее в разбитое окно.
        Сразу прогремел взрыв, в окне мелькнула яркая вспышка и здание начал охватывать пожар. Оборотень уже не смотрел на то, как группа ремесленников добивает спасшихся из огня, а сразу направился к командиру.
        - ты не хотел прибегать к излишней жестокости. - констатировал Сим, опережая оборотня, тот только кивнул. - зря, на войне нельзя счадить врагов, ведь тогда ты подвергаешь опасности своих союзников.
        - я понимаю. - потупился молодой и высокий парень, хоть он и был ниже Сима, но по меркам этого мира был довольно высок. - могу я доставить вас к дому градоначальника, по видимому его уже захватили и ждут только вас?
        Маг коротко кивнул, проследив за тем, как группа рабочих теснут трех стражей, а затем легко вскочил на спину преобразившегося оборотня, который теперь предстал в образе могучего оленя с ветвистыми рогами.
        До дома градоначальника добрались без приключений, на мага скачущего на олене никто не обращал внимания, все были слишком заняты сражаясь за город.
        У самого дома уже собралось два десятка оборотней, и небольшая толпа местных, которые сражались на стороне Сима. Вокруг волялись куски гоблинов орков и троллей, вперемешку с останками людей, все они были охранниками градоначальника, и полегли выполняя свой долг.
        Краем сознания, маг отметил, что не видел ни одного мертвого цверта или дроу, по видимому эти два народа решили не вмешиваться, и посмотреть, кто выйдет победителем, а уже затем они смогут решить, как вести себя дальше.
        Сим подошел к трясущемуся толстому орку, заляпанному кровью, и стоящему на коленях. Его держали два волка, которые приняли боевые обличия, и похоже до смерти перепугали пленника.
        - у вас, сэр, есть шанс спасти свою жизнь, присягните мне на верность и останетесь живы. - холодным безразличным голосом прошипел маг.
        - жалкий негодяй, бунтарь, мерзавец! Как только великий Легат узнает о произошедшем, он прикажет своим войскам стереть вас в порошок! - дрожащим голосом прегразил градоначальник.
        - смело, но глупо. Даже если Легат и придет сюда, ты уже этого не увидешь. Итак, за преступления против народа, и за отказ сотрудничать, я приговариваю тебя к смерти. - первое предложение он произнес почти шепотом, зато второе отозвалось стальным шелестом в ушах всех присутствующих.
        Он свел ладони перед собой, и медленно развел их в стороны, между ладонями образовался меч, который сформировался из жидкой стали, приняв прямую форму, с обоюдоострым клинком. Меч оказался неочень длинным, всего метр в длину, но очень острым. Рукоятку пришлось сделать тоже из стали, так как Сим не умел создавать других веществ.
        Грозное оружие блеснуло в лучах солнца, рыжее пламя окутало клинок, и меч опустился на шею толстого орка. Голова легко слетела с плеч, а из шеи брызнула кровь.
        - насадите голову на кол, и выставьте у западных ворот, тела убитых врагов - сжечь.
        Оборотни бросились выполнять приказ, а возбужденная толпа отправилась дальше захватывать город и разносить весть о том, что маг Сим убил правителя, который так долго измывался над народом.
        - не можешь ты без показухи. - произнесла Зула, наконец догнавшая хозяина.
        - народ доволен, а этого я и добивался. Где ты была?
        Дроу откинула волосы назад, убирая с лица непослушные пряди.
        - заскочила к сородичам, они говорят, что если ты предложишь приемлимые условия, они согласятся принять твою сторону в предстоящей войне.
        Макс задумался, похоже дроу не особо ценят нынешнего правителя, раз так легка согласились на переговоры, этим стоило воспользоваться. Но позже.
        Он покосился на стройную фигуру эльфийки, внешности которой могла бы позавидовать фотомодель, и улыбка вернулась на бледное лицо.
        - не хочешь пока осмотреть мою временную резиденцию? - спросил Сим, кивая на дом градоначальника.
        Зула тонко улыбнулась, хитро блеснув глазами. По правде она была не против такого расклада, ведь дроу вообще не консервативный народ.
        - только если господин пообещает не бросать меня на произвол судьбы, как только закончится осмотр владений. - прошептала она.
        - посмотрим. - неопределенно усмехнулся Сим.
        
        С момента взятия трех городов прошло два дня, потери были минимальны, и только среди тех, кого удалось завербовать в самих городах. Переговоры с дроу затягивались, темные эльфы не хотели рисковать и тянули время, что бы посмотреть на то, как возможный союзник справится с удержанием города, когда прибудут военные силы Легата. Цверги поступали аналогичным образом, однако охотно взялись за некоторые заказы Сима, которые маг оплатил деньгами из казны градоначальника. С другими союзниками было проще, узнав о первой победе, из лесов стали прибывать мелкие стаи оборотней, из округи городов приходили представители низов, завлеченные обещаниями распространяемыми по приказу Сима.
        Он сидел в главном зале своего временного жилища, это было просторное помещение с множеством кресел, безвкусной отделкой стен, и широкими окнами.
        - господин Сим, вас хочет видеть какой-то странный горожанин, он одет в черный плащ с капюшоном, а лицо закрывает тряпичная маска. - доложил начальник охраны, это был молодой медведь, проявивший себя во взятии города.
        - пусть пройдет, а ты поднимай бойцов и будь на стороже, мало ли какой сюрприз подкинет гость.
        Стражник удалился, и через минуту в помещение вошел высокий мужчина, ходощавый и облаченный в мешковатую одежду черного цвета.
        Свет падающий из окон, казалось огибает силуэт гостя, боясь даже прикоснуться к нему. Сам Сим тоже почувствовал непонятный холод, который исходил от незнакомца.
        - приветствую сильного мира сего. - замогильным голосом произнес незнакомец, остановившись в двадцати шагах от кресла в котором сидел Макс. Создавалось впечатление, что его плохо слушаются мышцы лица, и поэтому голос звучал так, будто лицо говорившего парализовано.
        - и тебе тогоже, зачем пришел? - не стал церемониться Сим, его голос тоже нельзя было назвать приятным, да и бледная коже уже скорее походила на змеиную чешую.
        - я хочу выразить свое восхищение вашими недавними действиями, продуманность деталей вызывает уважение. За последнее время, вы первый кто посмел бросить открытый вызов императору Легату, и я вижу, что у вас есть шанс на успех, пусть и маленький, но все же есть. Так же я хочу предложить вам посильную помощь моего ордена, который лет сто назад попал в немилость к императору, так что у нас есть причины желать его смерти. Мой орден малочислелен, да и властью особой не обладает, однако мы можем укрепить ряды ваших войнов, а заодно обеспечим элементарную магическую поддержку. - незнакомец говорил медленно, четко выговаривая слова.
        Макс выслушал сказанное, не торопя собеседника и не перебивая, а когда тот замолчал, он попросил.
        - не могли бы вы снять маску, а заодно растолковать, чем занимается ваш орден?
        Рука в белой перчатке потянулась к маске, и медленно сняла ее с лица. Взору Максима предстала пугающая и омерзительная картина, но он даже не поморщился, в конце концов на практике в морге приходилось видеть и не такое.
        У незнакомца отсутствовала кожа, не было видно вен или артерий, только мышцы прикрепленные к голому черепу, а в глазницах были вставлены два черных камня.
        - мой орден занимается изучением шаманства, некромантии и демонологии, именно за наши эксперименты, императору и захотелось нас уничтожить. В качестве сырья мы используем некоторые части мертвецов, иногда приходится использовать еще живых подопытных, хотя в таких случаях мы предпочитаем использовать животных. Скажу сразу, мы не занимаемся созданием живых мертвецов, просто потому, что это не имеет смысла, за короткое время они превращаются в бесполезные гниющие куски ходячего удобрения для земли.
        Сим упер в подбородок большой палец, с нескрываемым интересом рассматривая своего гостя.
        - а как вы вообще живете, питаетесь? - спросил он.
        - в последнее время поиздержались, а вообще неплохо. - ответил гость, и только тогда понял смысл вопроса. - внутренние органы не повреждены, а проведенные ритуалы поддерживают жизнь в поверхностной плоти, хотя, что бы не вываливались органы из брюшной полости, приходится носить специальный корсет.
        - что ж, у меня есть два условия нашего сотрудничества, во-первых, весь орден присягнет мне на верность, а во-вторых, для своей работы вы не будите использовать моих подчиненных, по крайней мере живых.
        Охранники за спиной гостя и по периметру зала нервничали, они побаивались своего господина, а его собеседник вообще внушал ужас.
        - я продпологал нечто подобное, все братья ордена согласны на твои условия. - незамедлительно ответил незнакомец. - мы будим готовы принести клятву уже через два дня.
        Гость вежливо поклонился, и направился к выходу, когда Сим окликнул его ленивым голосом.
        - как тебя зовут, чародей?
        - Харон, господин мой.
        Когда маг удалился, охранники вздохнули с облегчением, их успокаивало хладнокровие господина, но сражаться с подобным существом не хотелось.
        - возвращайтесь к своим делам. - приказал Макс страже.
        - господин, вас желает видеть представитель цвергов. - доложил все тот же медведь.
        - пусть войдет, по крайней мере в общении с ним мне охрана не нужна.
        Представитель цвергов, низкорослый гном с бегающими глазами и черной бородой, по цвету неного темнее лица, был одет в синий камзол с золотым изором, а на пальцах красовались множество перстней.
        Глава кузнецов и торговцев, вежливо поклонился, и без приглашения уселся в кресло напротив Сима. Все уважаемые жители трех городов уже знали, что новый повелитель этих земель на любит долгих церемоний и предпочитает сразу переходить к делу.
        - чем вы меня порадуете, Торик. - спросил Макс, изобразив вежливую улыбку, которая в его исполнении выглядела как ухмылка змеи.
        - все работы идут строго по графику, арбалеты будут готовы завтра вечером, решетки к концу этой седмицы, первую метательную машину можно забрать уже сейчас. Проблемы только с машинами, схему которых вы набросали, нам понадобится несколько больше времени, что бы привести в действие паровой двигатель, и заставить с его помощью работать весь механизм. Однако наши механики в восторге, ваша идея использования пара для вращения лопостей и использование получаемой энергии, привела их в дикое восхищение, так что на воплощение вашего замысла отряжены лучшие мастера, которые только есть в нашем наличии.
        Макс почти полностью выгреб казну градоначальника, цены у цвергов были грабительские, но выбора не было. Помогли воспоминания из школьных уроков физики, когда учитель буквально на пальцах объяснял систему работы двигателей, паровых, внутреннего сгорания и электрических. К сожалению Макс плохо учился в школе, мало внимания уделяя урокам физики, он запомнил только простейшую схему парового двигателя, которую использовали в паровозах. К счастью, цверги с которыми он общался оказались весьма смышлеными и находчивыми, они сразу поняли принцип работы, и уже через пол часа размышляли над тем, как можно увеличить кпд нового изобретения.
        - а как насчет моего последнего заказа? - поинтересовался Макс.
        гном замялся, затем что то подсчитал в уме, и наконец сказал.
        - сера селитра и угольная пыль у нас есть, но при эксперименте произошло несколько неконтролируемых взрывов, так что работу пришлось приостановить. Скоро к нам прибудут сородичи из других городов, они заинтересовались вашими идеями, и главное, ваша идея о патенте, буквально захватила их умы. Мы давно ищим способ прекратить неконтролируемое воровство идей, а предложение о выплатах тому, кто придумал изобретение, решает все проблемы. - цверг откашлялся и продолжил. - в виду того, что мы не можем себе позволить постоянные незапланированные расходы, но при том, что ваши идеи нравятся представителям наших кланов, цверги решили рискнуть, мы готовы принести вассальную клятву, если вы согласитесь освободить нас от выплат за использование пороха и паравого двигателя.
        Цверги действительно рисковали, ведь в случае принесения присяги, им придется вступить в схватку по приказу своего сюзерена, но похоже предложенные Максом изобретения перевесили все страхи и опасения.
        - я соглашусь на это, только если вы проследите за тем, что бы знания об этих изобретениях, не стали всеобщим достоянием, и остались только в ваших кланах. А я в лучае нашего успешного сотрудничества, смогу подкинуть вам еще по крайней мере одну идею.
        Глаза цверга загорелись лихорадочным огнем, но к своей чести он быстро справился с волнением.
        - мы будим готовы принести клятву, как только будут выполнены основные заказы.
        - меня это вполне устраивает. - произнес Сим, уже представляя открывающиеся перспективы.
        - тогда, разрешите откланяться, я должен сообщить сородичам радостную весть.
        Макс кивнул, изображая полное равнодушие, а цверг спрыгнул с кресла, поклонился и торопливо удалился.
        Пока все шло хорошо, дозорные еще не заметили приближения войск Легата, а значит время еще есть. Жаль только, что дроу не так просто заинтересовать, но это невожно. Главное дело дня запланировано на вечер, и если оно закончится успешно, то появится реальный шанс конкурировать с войсками Легата.
        К вечеру вернулась Зула, она уже несколько дней общалась с представителями своей расы, пытаясь уговорить их на сотрудничество. Пока безуспешно.
        Солнце медленно ползло по небосклону, казалось жизнь в городе вошла в более или мение привычную колею, не было работорговцев, и некоторых других купцов, но этому можно было найти объяснение. Все таки приближалась война.
        Так как самому Максу делать было нечего, на правах символа и предводителя, он был освобожден от нудной работы, он решил воплатить свою идею, на счет привлечения драконов.
        Пару дней он расспрашивал свою телохранительницу о летающих ящерах, и теперь чувствовал, что получил достаточно информации и пора действовать.
        Когда солнце только коснулось горизонта, Макс вышел на плоскую крышу своей резиденции, и практически сразу увидел в небе крылатую тень.
        Силеста бесшумно опустилась в нескольких шагах от мага, одарила его насмешливым взглядом и тряхнула длинной гривой.
        "куда собрался?" прозвучал в голове мага звенящий голос.
        - на север, к ущелью трехголового змя, сможешь найти?
        "ты ненормальный? От короля драконов никому не удавалось уйти живым, не рыцарям не магам. Но доставить тебя туда я могу, все таки если ты умрешь, я получу свободу досрочно"
        - меня устраивает такой расклад. - кивнул Сим.
        Силеста слегка присела, помогая всаднику занять свое место, а затем разбежалась и сиганула с крышы, широко раскинув серебристые крылья.
        Потоки ветра подхватили прекрасное животное, и пегас начала набирать высоту. Снизу на них смотрели оборотни и другие жители города, которые добровольно стали слугами Максима. Сам он не волновался, что за его отсутствие что-то произойдет, он оставил ряд распоряжений и предупредил, что может отсутствовать несколько дней.
        Делая вираж над городом, Сим увидел у западной стены, как множество работников вкапывают в землю магический аналог противопехотных мин. Макс сам изобрел их, просто изменив обычную форму взрывающихся сфер на широкие диски, которые должны взрываться при надавливании на них массы, свыше двадцати килограмм. К сожданию "мин" были привлечены все имеющиеся маги и шаманы, первых было всего пятеро, зато шаманов и среди оборотней было достаточно. Так что перед городом с западной стороны появилось настоящее минное поле, которое должно было стать первой линией обороны.
        Могучие крылья пегаса активно работали, поймать попутный воздушный поток не удавалось, но скорость и без этого была более чем внушительной. Внизу проплывали леса и реки, мелькали деревни и города, стремительно приближался обширный горных хребет. На отдельных участках горных склонов, виднелись зеленые пятна, а по камным прыгали горные козы. Величественные пики возвышались над землей, самые высокие вершины были покрыты нетающими снежными шапками. В лучах заходящего солнца пейзаж казался видением из сна, прекрасным и велиественным.
        Силеста поднялась еще выше, пролетая над вершинами самых высоки гор, вождух на такой высоте был холодный и разряженный, так что если бы не аура тепла, которой себя окружила кобыла, ее наездник давно бы окоченел.
        "это корона мира, не правда ли она прекрасна?" звенащий голос Силесты был наполнен радостью и благоговением, которые захватили и Макса.
        Они пролетали мимо высоких гор, вершины которых устремлялись в небо тремя острыми зубьями, покрытыми льдом и снегом, которые переливались всеми цветами радуги в лучах солнца, и это действительно походило на огромную корону украшенную множеством драгоценных камней.
        Наконец и горы остались позади, им на смену пришли бескрайние болота, бледно зеленые с редкими участками островков твердой почвы, и низкорослыми деревьями. Болото бурлило жизнью, своеобразной и не похожей на ту, которая кипела по другую сторону гор. Постепенно деревья, становились все гуще и выше, и когда солнце зашло за горизонт, болото закончилось и начался лес.
        Взошла луна, осветив землю призрачным сиянием, весь мир был похож на картину неизвестного художника, которая являлась иллюстрацией в книге детских сказок.
        На мгновение Максиму показалось, что все это сон, и он даже успел испугаться, что сейчас проснется и вся эта сказка прекратится. Но он не спал, и эйфория от полета продолжала наполнять его новыми ощущениями и силами.
        Леса сменились полями, холодными и неприветливыми, но имеющими собственную грубую красоту, от которой не в силах оторвать глаз не один путешественник, которому посчастливелось увидеть все это со спины пегаса, несущегося сквозь пространство среди легких перестых облаков.
        Наконец они достигли снежных равнин, где то впереди возвышались ледяные скалы, издали напоминающие стены неприступных крепостей.
        Силеста быстро опустилась на снежный покров, и остановилась.
        "дальше тебе придется идти пешком, если не будишь сворачивать, а прямо пойдешь на север, то через пару часов после расцвета найдешь ущелье в предгорных землях. Там и находится пещера короля драконов"
        - я думал ты меня доставишь прямо до цели. - слегка разочарованно произнес Сим.
        "и ослепну во время восхода? Спасибо мне и так хорошо. Кроме того, король драконов не любит гостей, и я не хочу лишний раз рисковать"
        Договорив, Силеста взметнулась ввысь, и понеслась в обратную сторону. До Макса донеслись отголоски ее слов "я буду возвращаться каждый вечер, десять дней подряд, и буду ждать до расцвета".
        - и на том спасибо. - хмыкнул Сим, и направился в сторону виднеющихся вдали гор.
        Мороз пронизывал до костей, стальная кожа хорошо защищала от ударов мечом, но была не преспособлена к низким температурам. Одеяние черного мага тоже не спасало, и пришлось экспериментировать. Огонь был одним из тех элементов, которые подчинялись Максу, вообще в сравнении с другими магами, его способности были довольно убогими.
        Сперва он попробовал окружить себя кольцом огня, что бы создать воздушную подушку, удерживающую тепло, но для этого требовалось расходовать много сил. Затем он попробовал создать огненный шар и держать его на ладони, но от этого было мало толка. Наконец ему повезло, собрав небольшое количество снега, он создал из живой стали сеть трубочек, которая покрыла все тело, и растопив снег, он заполнил трубочки водой. Получилось нечто вроде скафандра глубоководного водолаза, в костюме которого по специальным трубкам циркулирует подогреваемая жидкость. Требовалось тратить совсем немного сил, что бы поддерживать приемлемую температуру, сразу стало намного уютнее. Но на этом Макс не остановился, в памяти всплыли знания из далекой школы, кажется из уроков по географии. На севере восходящее солнце отражается от белого снега, и угол падения света очень маленький, там были еще какие-то факторы, но это было неважно. Сим наростил на глаза полупрозрачные хитиновые пластины, которые должны были послужить заменой солнечным очкам.
        На расцвете Макс понял, что не ошибся, солнце ярко освещало снежные просторы, а солнечные лучи, падая на белый снег, давали столько света, что глаза щипало даже сквозь хитиновые пластины.
        Горы медленно приближались, даже слишком медленно.0 Несколько раз Сим проваливался в снег, его одежда и обувь не предназначались для прогулок по ледяным пустыням, да и видеть сквозь снег он не мог, а потому регулярно попадал в занесенные снегом трещины и ямы.
        Через пару часов после расцвета, небо затянули тучи и поднялся ветер, началась снежная буря. Каждый шаг давался все тяжелей, и каждый преодоленный метр сопровождался отборным русским матом.
        Ветер становился все сильней, каждый шаг давался все с большим трудом, снег залеплял глаза и грозил превратить путника в живой сугроб. Самое омерзительное бвло то, что ветер дул строго с севера, и плотной стеной пытался оттеснить мага от его цели.
        Несколько раз Максим падал теряя равновесие, спотыкался о камни, которые невозможно заметить под слоем снега, но упорно продолжал двигаться вперед.
        В то время как тело терпело истязания взбесившейся стихии, медленно продвигаясь в нужном направлении, мозг лихорадочно искал способы помочь телу. Наконец в голову пришла идея, и после короткого заклинания и манипуляций руками, на ногах мага появились своеобразные снегоступы, состоящие из крепкой стали. Идти стало легче, ноги больше не проваливались в сугробы, но против ветра это не помогло. Тогда Макс решил попробовать создать вокруг себя магический щит, но все на что его хватило, это огненная завеса перед собой.
        Время текло лениво и неуклонно, как черепаха приближающаясь к воде день приближался к закату, а это значило, что Максим ведет неравный бой со стихией уже много часов.
        Руки и ноги налились свинцом, и это был не результат продуманного колдовства, а последствия смертельной усталости, которая буквально валила с ног. Ветер продолжал бушевать, но уже не так сильно, снег стал падать намного реже, и через белую завесу стал виден вход в ущелье.
        "дошол" констатировал Макс очевидное, он уже не знал, радоваться или паниковать, все таки он истратил огромное количество силы, а пополнить ее было негде. В таком виде представать перед королем драконов не следовало, но одна мысль о том, что придется проделать обратный путь в подобный снегопад, заставила пересмотреть взгляды на встречу с драконом. "все таки, хоть умру в тепле" иронично улыбнулся Сим, он то умирать не собирался.
        В ущелье царил полный покой, даже одинокие снежинки не падали, что было удивительно при учете погоды.
        Холодные ледяные стены встречали гостя равнодушным презрением, бутто он был жалким муравьем, который вторгся в чужой сад. Стены и пол были такими гладкими, что их можно было использовать как зеркало.
        Спасли Максима невероятная реакция и небывалое везение. Он внезапно почуял запах серы, и рухнул ничком на лед, при этом очень не грациозно растянувшись на льду. В тот же момент над его головой просвистел сгусток пламени, очень смахивающий на плевок жидкой лавой. От второго сгустка удалось уйти проведя акробатический прыжок через себя, из положения "лежа".
        Лед зашипел, в воздух поднялись клубы пара
        Дальнейшие десять минут, Макс выполнял акробатические номера, отскакивая от жидкой лавы и при этом умудряясь отвечать редкими молниями.
        Следом за отдельными сгустками появились целые линии огня, прочечцивающие воздух подобно огненным копьям. Это заставляло прыгать и уворачиваться, в конце концов оставалось только ждать своего шанса.
        Если бы за действиями начинающего мага следил олимпийский комитет по спортивной гимнастике, то Макс получил бы все золотые медали во всех дисциплинах, такого количество сальто и других приемов спасения от огня, не мог повторить не один из известных спортсменов.
        Долго так продолжаться не могло, редкие ответные огненные шары, которые посылал Макс, явно ничего не довали, зато уворачиваться с каждой секундой становилось все сложнее. наконец один из сгустков задел прыткого мага, инерцией ударив его в стену.
        Затылок и спину до поясницы, пронзила резкая боль, весь левый бок был обожжен. Стальная кожа спасла от мгновенной смерти, но расплавившись послужила своеобразным пыточным материалом, вроде раскаленного железа.
        " вот и подружился с драконом" пронеслась в голове мысль, прежде чем сознание заволокло пеленой боли. В такой ситуации надо было благодарить за то, что пол и стены были изо льда, и они хоть как то утихомеривали боль от ожога.
        Максим не знал, сколько времени он корчился от боли, но когда сознание начало возвращаться, его удивило то, что неведомый враг еще не убил его.
        - а ты ловкий. Предыдущий маг в надежде на свою силу, бросился на меня с дикими криками. Тебя ждет его участь. - голос звучал раскатисто и лениво, в нем ощущалось достоинство сила и уверенность в себе, а так же нотка снисходительного уважения.
        Превозмогая боль, Макс поднял голову и посмотрел в сторону, откуда доносился голос. Он все так же лежал на ледяном полу, обильно смачивая его своей кровью, которая тут же замерзала, оставляя красное пятно вокруг тела.
        Из глубины ущелья вышел дракон, по размерам он был сравним с небольшим пассажирским самолотом, и это не беря в расчет головы и хвост. На длинных шеях из плеч росли три змееобразных головы, украшенных салидными шипами и клыками усеивающими пасти. Глаза горели тремя парами раскаленных углей, в оторых были заключены вертикальные черные зрачки. Крылья, как в классическом романе были похожи на крылья летучих мышей, в данный момент они были аккуратно сложены на спине. Мускулистые лапы с острыми когтями и длинный хваст, дополняли картину, вместе с таким же мускулистым телом, и все это было обильно украшено шипами, и покрыто черной чешуйчатой кожей.
        Дракон двигался с грацией коцки, имея обтекаемую форму тела, явно приспособленную для полетов.
        Видимо боль сильно затормозила мыслительный процесс, так как Макс не испугался, и даже почти не удивился, а просто отметил в сознании одно единственное слово "Горыныч".
        - так и будишь молчать, маг, или все таки попытаешься убедить меня не убивать тебя? Конечно, это бесполезно, но ты не представляешь, как тут скучно и одиноко. - говорила одна голова, в то время как две другие смотрели на поверженного с хищным аппетитом.
        Макс честно пытался сказать хоть что то, но рот наполненный густой липкой кровью, отказывался выдавать что то, кроме невнятного мычания и хрипа.
        - жаль, мне было бы интересно тебя послушать, я очень люблю трогательные истории, которыми меня пичкают мои жертвы перед своей смертью. Последний например говорил о том, что ему нужна была драконья кровь, что бы создать лекарство для умирающей любимой, и вместо того, что бы найти слабого молодого дракона, живущего недалеко от его дома, он поперся в ледяные пределы, что бы сразиться с королем драконов.
        По всей видимости дракон страдал синдромом одиночки, это когда человек - или другое существо имеющее разум - начинает разговаривать в слух, и вполне неплохо поддерживает беседу, отвечая на собственные вопросы. В таком состоянии часто происходит раздвоение личности, которое начинается из-за полного отсутствия собеседников. К счастью в данном случае процесс еще на достиг критической фазы, и раздвоения личности еще не произошло.
        - ну так что, маг, ты расскажешь о цели своего прибытия, или мне избавить тебя от страданий?
        "как благородно, просто рыцарь в чешуйчатых доспехах" язык еще не подчинялся, но мысли уже текли привычным ритмом, лихорадочно ища выход из положения.
        "юморист, не беспокойся, я и мысли читать могу" громом прозвучали в голове Сима слова, когда одна из голов дракона поймала его взгляд. "давай, рассказывай, пока мне не стало скучно".
        "я пришел предложить тебе союз..." начал Макс, подбирая подходящие слова, но дракон его перебил.
        "надеюсь, не брачный? Я все таки нормальной ориентации. Ты не похож на других, не безумный фанатик мечтающий за мой счет получить славу героя или богатства накопленные мной. Но если ты пришел сюда, ты не на много умнее их"
        "тогда выслушай меня, а потом решай, что будишь делать" рассердился Максим, стискивая беспомощные кулаки.
        "извени, это было очень не вежливо с моей стороны, я довольно давно живу один и порой забываю, о правилах преличия в общении с гостем" насмешливо ответил дракон, удобно садясь на задние лапы, и обвернув вокруг себя длинный хвост, кончик которого нетерпиливо стучал по льду.
        "как ты мог заметить, многие расы этого мира подвергаются истреблению, и драконы входят в их число. Как бы вы не были могущественны, рыцари и маги убивают молодняк, пока драконы спят или еще не вошли в полную силу. Кроме того, даже взрослого сильного дракона могут убить, если против него поднимутся несколько сильных магов, которых поддержат несколько десятков опытных рыцарей. Если учесть низкую рождаемось вашего вида, то актуальной становится проблема вымирания. По одиночке вас перебьют за пару сотен лет, и даже если вы все объединитесь, в чем я сомневаюсь, то вас уже слишком мало, что бы победить в войне за выживание".
        Кровавые угольки глаз вспыхнули плохо сдерживаемой яростью, дракон превстал и склонив одну из голов спросил.
        "значит ты пришел позлорадствовать? Я и без тебя все это знаю, но ты не сможешь увидеть кончину моего народа..." на этот раз уже Макс перебил дракона, он вошел во вкус и выпустил на волю своего зверя, живущего в душе, что бы прибавить себе храбрости.
        "я пришел предложить тебе договор, по которому драконы, оборотни а в будущем и другие вымирающие расы, будут сражаться плечом к плечу, не только за выживание, но и за верховенство в этом мире"
        Повисла долгая тишина, все три пары драконьих глаз, внимательно смотрели на маленького человека, которого могучий ящер мог бы раздавить одной лапой.
        "что же получишь ты в случае, если я соглашусь на подобный договор?" на этот раз голос звучал тихо и подозрительно спокойно.
        "я уже правлю оборотнями, но хочу получить власть над всеми, а для этого мне нужны сильные союзники, например драконы, после присоединения которых к нам придут и другие вымирающие расы" честно высказал свои желания Мак, он не видел смысла врать, все равно это не спасет от смерти, хотя надежда забрезжила слабым светом.
        Вновь повисла тишина, дракон не мог понять, говорит ли жертва правду или просто шутит, наконец он громогласно расхохотался. Смех дракона разнесся по ущелью, сотрясая стены и наполняя воздух радостным звоном трескающегося льда.
        - твои амбиции и тщеславие просто поражают воображение, а твоя честность не укладывается в общепринятые нормы. Ты добился своего, человек, теперь я просто не могу тебя убить, ведь тогда я не узнаю, чем все это могло закончится, кроме того, я лично прибуду в расположение твоей армии, и даже приму участие в боях, что бы быть очевидцем событий. Ведь у тебя есть армия, не так ли? - смех вырывался гортанным бульканьем из всех трех пастей, и дракон с трудом сдерживался, что бы не расхохотаться снова.
        "у меня есть армия, не большая но есть. Сейчас она распологается между землями людей и империей Легата. Ты сможешь найти это место?"
        - я представляю где это находится. - голос дракона стал спокойным, но глаза продолжали смеяться. Он осмотрел изувеченное тело Максима, и недовольно заворчал.
        Когтистые лапы окуратно сгребли тело человека, и подняли его над землей, в то же время, крылья шатром закрыли Макса, обхватив передние лапы.
        Маг почувствовал, как в его жилы мощным потоком хлынула дикая неуправляемая сила, кожу защипало, а мышцы сковала судорога.
        Когда дракон аккуратно опустил Максима на ледяной пол, у него на коже не было ни царапины.
        - я прибуду через пару дней. - пророкотал могучий ящер.
        Макс критически осмотрел свою изодранную одежду, и спросил.
        - зашить никак было нельзя?
        Это была удивительная ноглость, если взять в расчет то, что дракон только что мог его убить, да и сейчас все еще может сделать это.
        - ну ты и наглец. - расхохотался трехголовый. - иди, пока я не передумал.
        - последний вопрос. - снова заговорил маг, излишняя самоуверенность ударила в голову, что грозило смертью в страшных мучениях.
        - валяй. - снисходительно вельнул хвостом хозяин ущелья.
        Макс вздохнул, собрался с мыслями и спросил.
        - у тебя три головы, но как я погляжу одна личность, значит ли это, что мозг есть лишь в одной голове, а вдве другие сдужат как дополнительные конечности, или мозг вообще находится не в головах?
        Глаза дракона опасно сверкнули, одна из голов приблизилась к Максу и произнесла.
        - этого тебе знать не нужно. Иди и жди моего прибытия со своим войском, и да, меня зовут Тристан, а не Горыныч.
        Дальее Макс не рискнул испытывать драконье терпение, он торопливо покинул ущелье, создав для себя уже знакомую сеть из стальных трубочек, заполненных растаевшим снегом.
        Солнце уже клонилось к закату и приобрело красноватый оттенок, от бури не осталось и следа, впереди расстелалась ледяная пустыня, ровная как полотно художника, изредка бугрящееся от неровностей земли, на котором оно лежало.
        
        Герой по неволе.
        После сталкновения с разбойниками, авторитет Дениса и его друзей в отряде принца Вили, вырос во много раз. Несколько дней солдаты пересказывали друг другу детали сражения, и каждый раз бандитов становилось все больше, и их число пропорционально росло вместе с безрассудной смелостью трех героев.
        За неделю отряд посетил три деревни и один городок, в которых быстро распространялись слухи о смелости и силе потомка древних паладинов, и его ближайших "учениках".
        - не беспокойтесь, мой друг, людям нужно о чем то говорить, а в эти смутные времена, когда нечисть скрывается за каждым углом, а с запада приближается угроза войны, нет ничего лучше чем разговор о героях, тем более если один из них наш современник. - дружелюбно произнес принц, пытаясь разговорить своего хмурого спутника.
        В последнем городке они купили небольшую удобную карету, в которую запрягали трех лошадей, и теперь принцесса ехала со всеми удобствами, а принц изредка покидал ее, чувствуя необходимость в прогулке верхом, что бы не засидеться и поддерживать себя в форме.
        - однажды мой командир сказал примерно те же слова, только он добавил, что если я умру, то из меня сделают миченика, символ за которым пойдут молодые воины даже после моей смерти. - признался Денис. Ему нравился молодой принц, не заносчивый, только слегка помешанный на героизме, но слава богу не рвущийся в самое пекло.
        Они ехали во главе колонны, впереди были только разведчики. В городке принц Вили услышал о стряшный чудовищах, которые терроризируют торговые караваны, убивают людей и съедают животных оставляя обглоданные кости. Разумеется высокородный принц не мог проити мимо такой возможности, его гипертрофированное чувство героизма требовало немедленных действий. Гвардейцы узнали где находится дорога, на которой происходит большинство нападений, и отряд двинулся в путь.
        Принцесса Лена пыталась отговорить своего жениха от этого похода, приводя как аргумент то, что если они будут ввязываться в каждую драку, то до эльфов доберутся только к концу войны. Вили не стал вступать в долгие дибаты, он сказал "наш долг - защищать мирных жителей и честных граждан, и если для этого потребуется задержаться, хоть на год, я готов на это". Слегка пафасно, но на этом спор и закончился.
        День приближался к полудню, на небе не было ни облочка, тракт по которому ехал отряд окружал редкий лес с низкими деревьями и густыми зарослями кустарника, в которых при желании можно было спрятать небольшую армию.
        - не беспокойтесь, мой друг, я просто уверен, что для такого героя как вы, судьбай уготовано нечто большее, чем смерть от руки мелкого монстра. - подбодрил спутника принц.
        - и вы туда же, ваше величество. - жалобным голосом проговорил Дэн. - ну какой из меня герой? Так просто породия. Я и не стремлюсь к славе, просто пытаюсь выжить.
        - обычно именно тех кто выживает в любых условиях, при самых неблагоприятных факторах, и называют героями. В детстве я часто читал о безрассудных рыцарях, которые с одним лишь мечом шли против дракона, и о их героической смерти пели барды. Я мечтал как они, с мечом встречать любую опасность, и только теперь вижу, насколько безрассудны и глупы были их действия. А вот вы, Денис, другое дело, вы действуете обдуманно, без лишнего риска, рассчитываете каждый шаг, и побеждаете. Это заслуживает восхищения.
        Дэну на эту тираду было нечего ответить, так его еще никто не хвалил, да и спорить с венценосной особой не хотелось, мало ли что.
        Вспомнились слова принцессы, которая перед отъездом из последнего города подошла к Денису, и тихим голосом произнесла "я часто была к вам не справедлива, прошу вас простить мои грубости. Я хочу просить вас о том, что бы вы защитили моего жениха, он умный человек, но в горячке сражения может совершить какую ни будь глупость. Я не пожалею для вас любой награды, но если с Вильмонтом что то случится, моя месть будит столь же яростной, как и ярость самой природы". Вот так, извенилась и пообещала награду, но при этом успела пригрозить страшной судьбой, если вдруг что то пойдет не так. Принцесса за последние дни вообще выросла в глазах Дениса.
        - вас что то беспокоет? - спросил Вили, глядя на задумчивое лицо Дениса.
        - да, ваше величество, я беспокоюсь о том что, то место куда мы направляемся, совсем не то, чем можно порадовать принцессу. Там будит опасно, а помощь и защиту она не примит от простолюдинов, вот я и подумал...
        - не слова больше, вы абсолютно правы. Я лично возглавлю отряд, который будит защищать принцессу, и даю вам слово, ни один монстр даже не успеет приблизится к моей невесте. Так что вам не о чем беспокоиться, и вы можите спокойно совершать подвиги.
        Маленькая хитрость удалась, теперь принц ни на шан не отойдет от кареты, и гвардейцам будит гораздо легче обеспечить его защиту, а сам Денис и остальные члены отряда, сделают все возможное, что бы ни один монстр не смог причинить вреда охраняемым персонам.
        Дальше ехали молча, каждый думал о своем. Денис вспоминал сон, в котором ви дел брата, он не знал, жив ли еще Максим, но так как сделать ничего не мог, старался не мучить себя самокопаниями. Страшно хотелось курить, в этом диком мире не оказалось ни одной сигареты, а трубки были слишком крепкими. Зи-за невозможности удовлетворить вредную привычку, Дениса медленно поглощало раздражение, которое превращалось в холодную ярость, с трудом сдерживаемую внутри себя.
        Как то незаметно смолкли птицы, сам не понимая почему, Дэн насторожился и потянулся к оружию. Принц заметив его движение слегка отстал, и теперь ехал рядом с каретой. Гвардейцы окружили его плотным кольцом.
        Из леса, с двух сторон тракта раздался душераздирающий вой, перемешанный с диким рычанием, и тут же из зарослей высыпало не мение полусотни уродливых существ с телами людей и головами животных. Их кожа была пепельно-белой, на пальцах росли грязные когти, а в глазах светился алый огонь.
        - дикие нудисты. - попытался пошутить Денис, у которого от вида чудовищ к горлу подкатила тошнота.
        Никто шутки не понял, некоторые гвардейцы даже кивнули с умным видом, думая, что их спутник по видимому уже встречался с подобными существами.
        Монстры оскалились и бросились в атаку.
        Денис спрыгнул с лошади, предпочитая сражаться стоя на земле, и как это уже бывало раньше, первым встретил врага. Его клинок легко пронзил плоть самого ретивого монстра с головой волка, из раны хлынула кровь.
        Успех "героя" придал уверенности остальным, и в воздухе замелькали мечи.
        Один из наподдавших, монстр с головой кабана, с кошачьей грацией прыгнул на Дениса, он был достаточно массивен, что бы свалить даже двухметрового человека, а потому Дэн поступил слегка неординарно. Он упал на спину, и ударил ногами в грудь падающего на него противника, силой инерции придав врагу ускорения, он перебросил его чуть дальше.
        Сзади раздался восторженный вопль, и на мгновение обернувшись, Дэн увидел принца, увлеченно кромсающего чудовище. Наследнику одного из королевств людей ничто не угрожало, рядом стояло четверо гвардейцев, которые были готовы в любой момент защитить своего подопечного.
        Из окна кареты высовывалось бледное лицо принцессы, которая однако не пропускала ни мгновения сражения.
        Все это промелькнуло перед глазами Дениса за считанные мгновения, он снова стоял на ногах, и ударами меча кромсал тела наподдающих, иногда приходилось использовать длинный кинжал, которым удобно было вспарывать животы, и перерезать глотки.
        Сражение продолжалось уже минут восемь, за это время, один Денис успел записаь на свой счет десятерых противников, да и гвардейцы в долгу не оставались. Однако количество врагов не убывало, и даже увеличивалось, так как отбиваться становилось все тяжелей.
        Рубанув мечом по диагонали, Дэн отрубил когтистую руку, тянущуюся к его горлу, и воспользовавшись секундной передышкой огляделся. Вокруг отряда уже лежали груды уродливых трупов, а из леса продолжали прибывать эти странные существа, и вроде бы они даже становились крупнее.
        За свою невнимательность Денис тут же был наказан, когти звякнули по кольчуге, звенья жалобно затрещали и сильный рывок уронил великана на колени. Медвежья пасть с молниеносной скоростью устремилась к незащищенному горлу, и застыла в десятке сантиметров от цели.
        В глазнице зверюги торчал узкий метательный нож, а на морде появилось выражение, которое можно было сравнить с искренним удивлением и детской обидой. Грузное тело медленно осело на землю, когтистые пальцы отпустили кольчугу.
        - не щелкай клювом, командир! - весело прокричал Кот, оказавшийся по правую руку от своего товарища. - не спи, замерзнешь.
        В руках бывшего вора мелькали короткие мечи, которые описывали круги и дуги, очерчивая пространство подобно серебряным молниям.
        - где ты только нахватался таких слов? - поинтересовался Дэн, вставая в защитную стойку. В крови бурлил адреналин, а сознание захватил нездоровый азарт.
        Ответил Денису Том, который прекрывал левый фланг и буквально сменал своей мощью противников, не забывая наносить удары кинжалом и кистенем.
        - ты сам и научил его выражаться, каждый раз подкрадывался к нему, когда Кот стоял на посту, и все время говорил одни и те же фразы. Только идеот и не запомнит.
        Напор монстров слегка ослаб, по видимому их численность все таки не позволяла столь долгое время поддерживать натиск, при условии таких потерь.
        Где то слева раздался крик, наполненный такого ужаса и боли, что на мгновение замерли все. Следом раздался громкий вопль, более всего напоминающий визг вепря, плач ребенка и скрежет тормозов фуры.
        Все взгляды устремились к источнику звука, и этим воспользовались монстры, которые воспряли духом и кинулись в атаку с новой силой.
        Все, что успел увидеть Денис, это высокую мускулистую фигуру с головой кабана, из его пасти торчали длинные изогнутые клыки, с которых стекала свежая кровь.
        Сражение закрутилось с новой силой, зверо-головые монстры бросались толпой, не уклоняясь от ударов и наоборот стараясь телами заблокировать оружие гвардейцев, элементарно насаживая себя на клинки. Их потери несколько увеличились, но тактика принесла свои плоды, не все успевали выдернуть меч из тела убитого, и уже полтора десятка гвардейцев стали жертвами когтистых рук.
        Жаркое солнце, отсутствие ветра, запах крови и вонь исходящая от монстров, кружили голову, вызывая рвотные позывы.
        - осторожно, Денис! - завопил Кот, которого теснили сразу три уродливых фигуры.
        Только невероятная удача позволила Дэну избежать немедленной смерти от удара когтями, каждый из которых имел длину хорошего кинжала, и имел примерно такую же крепость и заточку.
        Пригнувшись и упав на колени, Денис пропустил над собой руку врага, кальцы которой успели скользнуть по плечу укрытому кольчугой. Перед ним стоял тот самый монстр с головой кабана, красные глаза горели ненавистью и неутолимым голодом, а если учесть, что ростом монстр превосходил даже Дениса, то несложно догадаться, сколько страха мог он внушить своим видом, измазанный кровью убитых людей.
        Дэн в отчаянном жесте поднял кинжал и меч, готовясь принять удар когтистой руки, но противник оказался не глуп, а потому воспользовался ошибкой человека и нанес неотразимый удар ногой, прямо в грудь.
        Денис повалился на спину, ребра болели как от удара кувалдой, а монстр снова взревел, победоносно вскидывая голову. Внезапно его крик сменился хрипом и бульканьем, а руки бешено заметались в попытках достать незримого врага.
        Пользуясь моментом, Денис откатился в сторону и вскочил на ноги, он увидел древко стрелы, торчащее из горла страшного зверя, который и не собирался умирать, он схватил стрелу и резким движением вырвал ее вместе с куском мяса. Тут же из шеи хвынула густая черная кровь, которая практически сразу остановилась, а рана затянулась.
        Денис почувствовал, как его мутит, снял с бедра метательную секиру, и запустил ее в голову урода. Монстр на удивление легко отбил летящее в него оружие, и дико взревев бросился в атаку.
        Из оружия у Дэна остались только меч гномьей работы, и маленикий нож, который был приспособлен только для разделывания рыбы. Следующие действия рыцари могли бы осудить, сказав, что не достойно наносить такие подляе удары даже по столь отвратительному существу, но Денис тогда не думал о чести, ему нужно было выжить.
        Тяжелый и крепкий сапог ударил монстра прямо по его достоинству, да с такой силой, что зверь даже слегка подпрыгнул, и его глаза округлились, а тело согнулось пополам. Не дожидаясь пока противник оклемается, Денис нанес удар мечом по горлу монстра, и кажется перерубил гортань. Пришлось нанести еще два сильнейших удара, прежде чем голова монстра отделилась от тела, и только тогда зверь рухнул на землю.
        - командир, ты в порядке? - запыхавшись спросил перемазанный черной кровью Кот. В его руках поблескивали длинные кинжалы, а на виске красовалась внушительных размеров ссадина.
        - могло быть и лучше. - скривился Денис, который скривился от боли в ребрах.
        Тонкая молния вспыхнула на короткое мгновение, врезалась в наибольшую толпу монстров и взорвалась, унося за собой несколько десятков зверей.
        На недоуменный взгляд командира, Кот ответил с легкой усталой улыбкой.
        - это принцесса, оказывается, она получила не только знания об этикете в своем дворце, она уже три раза посылает свои молнии, существенно прорядив ряды противника.
        Картина боя изменилась, теперь уже гвардейцы насидали на растерянных монстров, которые потеряли волю к борьбе и оказывали чисто символическое сопротивление.
        Горячка боя прошла, возбуждение сменилось болью в местах множества ран, Денис почувствовал слабость и его начало шатать.
        Он не упал только благодаря Коту и оказавшемуся рядом Тому, которые подхватили друга под руки, и повели в сторону кареты.
        Последнее, что видел Денис, его расширившиеся от ужаса глаза принцессы Лены, когда она увидела его раны.
        
        Бес сознания Денис был недолго, когда он открыл глаза, все еще доносились звуки битвы, которая плавно перетекла в обычную резню. Над ним склонились три лица, два из которых были мужскими и принадлежали Коту с Томом, а третье женское, и принадлежало оно принцессе. У всех тороих были удивленные выражения лиц, и расширившиеся глаза, едва не принимающие форму квадрата.
        - если б сам не видел, ни за что бы не поверил. - прошептал Том.
        - ну ты даешь, командир. - в тон ему произнес Кот, который увидел, что Денис проснулся. - мы тут с ума сходим, переживаем, как героя тебя из сражения вытаскиваем, а ты оказывается даже в целителях не нуждаешься.
        Из всего сказанного, Денис не понял ничего, кроме того, что что-то с ним не так. Правой рукой он осторожно прикоснулся к груди, и замер. Там где должна была быть кровоточащая рана, сломанные ребра и возможно содранные куски мяса, была ровная и гладкая кожа.
        - да, я хоть и училась в академии колдовства, но таких способностей к восстановлению не видела даже у магистров академии. - задумчиво произнесла Лена. Ее длинные светлые волосы щекотали лицо, а тонкие пальцы ощупывали места, где еще недавно, были раны.
        - вы уже справились, моя милая? Хорошо, я бы не хотел потерять нашего героя в такой простенькой битве. - к уже имеющимся сиделкам прибавился еще и принц, его лицо сияло, а в руках подрагивал окровавленный меч. - а ведь вы меня обманули, друг мой, я получил не первого монстра. Однако я справедлив, и склонен считать, что ваше обещание исполнено.
        Кот хотел, что-то сказать принцу, но Лена помешала ему, сверкнув в его сторону выразительными глазами.
        - сожалею, что не могу разделить ваше восхищение, но я даже не знаю, как закончилась битва. - просипел Денис, который почувствовал страшную слабость, из-за которой едва ворочал языком.
        Вили добродушно улыбнулся, и вместе с Котом и Томом, помог Дэну встать, и только когда больной оказался на ногах, венценосный коротко обрисовал ситуацию.
        - после того, как вы убили самого большого монстра, зверюги поменьше растерялись, их оставалось еще очень много, но гвардейцы быстро рассекли толпу на множество мелких групп, а затем вырезали мерзких созданий.
        Если краткость сестра таланта, то принц был очень талантлев, он в несколько слов уложил десяток минут с борьбой во время которой, инициатива переходила из рук в руки несколько раз.
        - мой принц, наш герой еще очень слаб, так что я думаю, логично будит если он продолжет путь в карете. На ночлег мы остановимся в какой ни будь деревеньке, где раненых осмотрит опытный целитель. - вмешалась в разговор принцесса.
        - пологаю ты права. - кивнул Вили. - заносим его в карету.
        Вскоре вернулись все гвардейцы, из тех что остались в живых. Выяснилось, что погибло почти два десятка опытных воинов, зато враг потерял почти две сотни своих сородичей, а тем кто смог удрать, были нанесены сильные повреждения, так что они теперь долго не выйдут на дорогу.
        Калеса кореты постукивали по дорожным камням, подскакивая на кочках и иногда проваливаясь в мелкие ямки. День клонился к своему финалу, на небо наползли тучи, так что солнца видно не было.
        - где вы научились колдовать? - спросила принцесса, как только Денис закончил утолять свой аппетит.
        - я и не умею, просто с недавних пор со мной стало происходить, что-то странное, ребята говорят разные глупости, вроде тех, что я потомок каких то древних героев.
        - это вполне возможно, особенно после того, что я сегодня видела.
        Они сидели напротив друг друга, принцесса была одета в зеленый костюм, выгодно обрисовывающий ее фигурку, а Денис надел одну из запасных рубах Тома. Его другу рубаха была велика, зато для Дэна она была даже узковата в плечах.
        - на сколько я знаю, ближайшим родственником который дерал в руках оружие, был мой дед, но никаких странных способностей он не проявлял, иначе это было бы замечено еще в те времена.
        - возможно сила просыпается не в каждом поколении, а именно тогда, когда она нужна больше всего. Истории известны случаи, когда наследником великого мага становились не прямые потомки, а один из праправнуков. Но если вы не помните ничего подобного, значит это может быть обычным стечением обстоятельств, когда в результате смещения крови разных родов, дети получают способности, ранее недоступные никому из их рода.
        Они разговаривали еще несколько часов, в основном принцесса расспрашивала своего гостя, при этом не перебивая и выслушивая любую околесицу, которую он нес.
        Вечером отред добрался до небольшой деревушки, в которую входило всего семь дворов. Староста деревни был в восхищении, когда узнал, что чудовища которые нападали на путников, получили достойный отпор и почти полностью уничтожены. Жители деревни устроили праздник, после нескольких часов, непрерывных рассказов о боях и подвигах, Денис был признан героем. Гвардейцы не только рассказали про его подвиги, но и украсили их, не жалея самых громких фраз. В результате, Дэн стал чувствовать себя голливудской звездой, которую занесло в провинцию, где все только и делают то, что смотрят телевизор. Такая популярность была Денису неприятна, он с детства не любил выделяться, в отличии от своего брата, который в бокс пошел для того, что бы выделиться из толпы.
        На утро отряд покинул деревню, число гвардейцев сократилось, но на боевой дух это не повлияло.
        - попали мы с этим походом. - пробубнил Том, которого замучило утреннее похмелье.
        - ты о чем? - удивился Денис, которому раньше казалось, что именно Том и рад был покинуть военный лагерь, что бы совершать подвиги не каллективные, а индивидуальные или хотя бы групповые, что бы записать свое имя в историю.
        - да ты ничего не слышал, тебя эта деревенщина окружила. - Кот хлопнул себя по бедру. - наш принц, пусть звезды упадут ему на темечко, уже утвердил план действий на весь оставшийся путь. Так что предупреждаю, нас ждут неприятные встречи с людоедами, ограми, монстром из болот, и возможно с драконом, который живет в нескольких днях пути от эльфийской границы.
        Трое друзей ехали в хвосте отряда, так что их никто не слышал, а тем более не видел, как меняется выражение лица Дениса, когда он узнал полный список предстоящих встреч.
        - это все? - с надеждой спросил Денис, который в принцыпе уже сомневался, что они смогут добраться до эльфов живыми.
        - не-а, деревенские уговорили принца разобраться с призраками, которые живут в старом замке, где мы сегодня и будим ночевать. - добавил свою лепту Том.
        Денис не стал устраивать скандал, или обсуждать решения принца, у которого была мания к подвигам. Он поднял глаза к небу, с которого уже начинал накрапывать дождь, и мысленно спросил "за что мне все это, чем я вам не угодил?".
        Денис сам не знал, к кому обращается, и неособо удивился, когда ответа не последовало.
        К друзьям подскакал один из гвардейцев, которые занимались охраной самого Вили.
        - их величества хотят с вами поговорить. - обратился он к Денису.
        Друзья незаметно ускорили лошадей, смешавшись с другими бойцами, а Дэну не оставалось ничего, кроме как последовать за посланцем.
        - как самочувствие, герой? - весело приветствовал Вили подъезжающего Дениса.
        Лена, которая для разнообразия присоединилась к своему жениху, и теперь ехала верхом, тоже улыбнулась, демонстрирую, что все прошлые обиды благополучно забыты.
        - готов творить великие дела. - как можно вежливее ответил Дэн.
        - вот и прекрасно, тем более, что сегодня ночью такая возможность представится. - принц отпустил гвардейца, и заговорил более серьезно. - мы тут посовещались, и так как по видимому, ты имеешь опыт в общении с чудовищами, мы хотим проконсультироваться у тебе.
        - с чего вы взяли, что я уже общался с чудовищами? - удивился Денис.
        - мы все слышали, какк вы назвали тех монстров "дикими нудистами". Никто из нас не знает, что это значит, напрашивается только один вариант, это название используется только в узком кругу охотников на монстров. - ответила Лена, на которой поверх зеленого костюма был надет бархатный плащ, перехваченный на груди золотой застежкой.
        Принц как всегда представал перед своим отрядом в пестром камзоле, и грубоватых сапогах.
        Денис глубоко вздохнул, он с трудом представлял себе, как объяснить этим, в общем то не глупым людям, что его познания в области о которой они хотят узнать, еще меньше чем у любого мальчишки, играющего в героя во дворе своих родителей. Для этих людей он герой, возможно даже потомок великих паладинов, а значит знает все.
        Подумав, Денис решил пойти на хитрость.
        - а что собственно известно вам о тех монстрах, которые напали на нас в лесу?
        Принц вспыхнул, как мальчишка пришедший в школу, и узнавший, что намечается экзамен, к которому он не готов.
        На выручку будущему супругу пришла принцесса.
        - обычно их называют неупокоеные, это бесчестные люди, воры и убийцы, которых отказались приншять храмы, а потому их просто закапывали в лесу. Головы животных они получают из-за того, что ничего человеческого в них не остается. Воскресают они редко, зато всегда стараются сбиться в стаи, и после этого продолжают то, чем занимались во время человеческой жизни.
        - и чего же вы хотите от меня? - искренне удивился Дэн, ему эта информация показалась достаточно полной.
        - мы хотели спросить не про этих жалких тварей, а про призраков, с которыми нам предстоит столкнуться сегодня ночью. - пояснил принц.
        Денис мысленно перекрестился, снова страшно захотелось курить.
        - мне кажется неразумным влезать во все дела, которые встречаются нам на пути, да и бросаться на каждого монстра, чревато. В случае неудачного стчения обстоятельств, мы вообще можем не добраться до эльфов. - произнес он.
        Принцесса многозначительно посмотрела на жениха, но он сделал вид, что ничего не заметил.
        - как честные люди, способные держать оружие, мы обязаны предоставить посильную помощь беззащитным жителям деревень и городов, которые подвергаются нападениям чудовищ. - наставительно произнес Вили.
        Из дальнейшей беседы стало ясно, что ни одного из намеченных приключений принц отменять не собирается, и если подвернется, что ни будь еще, он с удовольствием внесет в список еще пару пунктов.
        Вскоре показался замок, это было старинное сооружение, с когда-то высокой стеной, сейчас только местами сохранившей прежний вид, дворцом с двумя башнями, ода из которых рухнула полностью, а другая накренилась. Створки ворот давно отсутствовали, намеков на то, что здесь кто то живет, не было.
        К вечеру разразился настоящий ливень, так что весь отряд укрылся в единственном уцелевшем помещении замка.
        Ночь прошла спокойно, если не считать завывания ветра в пустых окнах. Дождь быстро прекратился, и утром уже выглянуло солнце.
        Принц был откровенно разочарован, отсутствие обещанных призраков подействовало на него, как отобранная игрушка на ребенка.
        Отряд неторопливо позавтракал, гвардейцы оседлали лошадей, и путь продолжился.
        - надеюсь, хоть с людоедами нам повезет. - пробормотал Вили, когда они покинули развалины замка.
        - командир, по моему он не в себе. - шепотом произнес Кот, кивая в сторону принца.
        - любая власть от бога, и не нам оспаривать приказы начальства. - наставительно ответил Денис.
        
        Обреченный на тьму.
        Два дня назад пришло первое донесение о появлении крупных военных отрядах, которые собирались в большое войско. сомневаться в цели, заставившей собрать подобные силы не приходилось, это была элементарная акция запугивания. Рясчет Легата тоже был прост, он хотел подавить восстание в зародыше, и тем самым отбить желание у других, пойти по пути мятежа.
        После встречи с королем драконов, Максим вернулся в свою резиденцию, где обнаружил, что его войско несколько выросло, за счет сбежавших рабов и беднеющих крестьян. Среди кадров пополняющих армию не было опытных войнов, и хорошо если хоть один из пяти знал, с какой стороны надо браться за меч.
        Восторги после взятия городов прошли, заставив взглянуть на суровую реальность трезвым взглядом. Оборотней было слишком мало, хоть их и хватило для успешного завершения прошлой операции, но стоило признать, в городах были очень маленькие гарнизоны, плюс на стороне захватчиков был эффект внезапности. Теперь же стоило рассчитывать только на предпринятые ухищрения, и на то, что новые союзники не предадут, как только начнется сражение.
        Харон привел в город своих братьев по ордену, которые называли себя "дети смерти". Имечко они выбрали звучное, но при первом, же взгляде на внешний вид братьев, становилось ясно, что это имя им подходит. Сказать, что орден был малочисленным, значило сильно приукрасить реальность, "детей смерти" было всего семеро, включая их предводителя.
        После принятия присяги, Харон не стал терять времени, и за пару дней организовал небольшой отряд магов, численностью тридцать душ. Среди них были старые знахари и молодые ученики, а так же сильнейшие шаманы из числа оборотней и орков.
        Рассуждая здраво, Макс решил, что все три города удержать не удастся точно, а поэтому отозвал всех присягнувших себе в "столицу", как теперь тайком называли город, в котором обосновался лидер восставших.
        Радовал энтузиазм цвергов и то, что Дроу все таки решили рискнуть, и предложили свою помощь в защите города, однако до принятия присяги было еще далеко, а потому на них всерьез не надеялись.
        Город постепенно превращался в крепость, стены укреплялись камнем, устанавливались защитные решетки, которые устанавливали на гребни стен, а руны нанесенные на прутья, действовали подобно защитному артефакту, и были в состоянии перенести магический удар средней силы. Вокруг города установили "минные" поля, из тех же взрывающихся дисков, намотали колючей проволоки которую обильно смазали ядом, а так же накопали ям, на дне которых были вкопаны острые колья. Перед самими стенами установили специальную решотку, состоящую из пик, которые поднимались под углом в сорок пять градусов, стоило только повернуть специальное колесо.
        - ты, правда думаешь, что у нас есть шанс? - спросила Зула.
        Они стояли на городской стене, наблюдая за завершением работ. Основной отряд сопровождения был достаточно далеко, а Максим использовал заклинание, не позволяющее подслушать разговор.
        - если я все правильно рассчитал, и если не будит непредвиденных сюрпризов, то наши шансы примерно равны, один к десяти. - честно ответил маг. его шипяший голос был задумчив, а в глазах таилась тоска, которая длинными когтями раздирала душу.
        - ты мог бы и соврать. - произнесла дроу, которая старалась всюду следовать за своим господином.
        - зачем? Что бы ты, как они радостно готовилась к сражению, в котором вполне вероятно погибнут все, кто в данный момент находится в городе? - внешнее спокойствие и безразличие, внутри выливались в бурю, которую пока удавалось контролировать.
        Зула посмотрела на рабочих, которые закончили наматывать колючую проволоку, и теперь шли к воротам. На лицах этих орков и гоблинов, людей и оборотней, отражалась странное спокойствие. Казалось, они смирились с уготованной участью, и теперь готовятся к пышным похоронам.
        - а как же они? - кивнула эльфийка вниз.
        - с каких пор, дроу интересует судьба других рас? Хотя, не важно, они должны слышать то, что даст им сил не бросить оружие и не стать скотом, на который будут охотиться войска Легата. Они не войны, и для них очень важно поддерживать боевой дух.
        Разговор прервался, Зула хотела спросить еще многое, и о многом хотела поведать, но удержалась понимая, что от разговоров армия врага не станет меньше, а крестьяне не превратятся в умелых войнов.
        Затянувшуюся паузу прервал молодой волк, которого прислали с очередным докладом от отрядов разведки. Оборотень, еще совсем волчонок, как маленький щенок заискивающе заглядывал в кровавые глаза Максима, готовый броситься со стены, если того пожелает хозяин.
        "сейчас, вы готовы носить меня на руках, как героя, но стоит мне проиграть, и вы первые броситесь на меня, что бы разорвать на куски"
        - докладывай, Стилк. - кивнул Макс, который потратил уйму времени на выучивание всех имен, что бы обращаться к оборотням на прямую. Так создавалась иллюзия равенства, которую все оборотни очень ценили.
        - передовые отряды противника появятся на горизонте уже к вечеру, основные же силы прибудут чуть позже. По мнению Вольфа, атака начнется с расцветом.
        - молодец, свободен.
        От этих двух слов волченок едва не светился от радости, и побежал к своим друзьям, на ходу превращаясь в человека.
        - и как мы будим действовать? - поинтересовался Харон, который незаметно подкрался к своему повелителю.
        Сим давно заметил его, но сделал вид, что не замечает, что бы потешить самолюбие старика. Перед сражением он должен быть уверен в своих силах.
        - приготовь отряд лис, и скажы цвергам, что пора испытать их изобретения в деле. Как только солнце опустится за горизонт, мы нанесем удар. - ответил Макс.
        - что? - изумился Харон, возрост которого колебался от двух сот, до двух сот пятидесяти.
        - я не намерен играть по правилам, которые устанавливает противник, так что превыкай действовать неординарно. - ответил Макс, жестом отметая все возражения.
        Возразить Харону помешал так же молодой орк, с темно зеленой кожей, высокий и облаченный в добротные доспехи.
        - господин Сим, с севера приближаются драконы! - взволнованно доложил он.
        Макс повернулся к ниму, и удивленно спросил.
        - драконы?
        Орк по военному, вытянулся в струнку, и отрапортовал.
        - три дракона, летят неторопливо и на небольшой высоте. Один явно больше двух других, и у него, как мне доложили, три головы.
        Максим несколько секунд обмозговывал полученную информацию, а затем резко сорвался с места, и подобно темной тени заскользил к наблюдательному пункту северной стены. Харон и Зула, хоть и старались не отстать, но угнаться за молодым магом были не в состоянии.
        Когда Максим достиг места наблюдения, драконов ужи было видно настолько хорошо, что можно было рассмотреть даже горящие живым огнем глаза, устремленные на город.
        Часовые, три орка человек и гоблин, уже приготовили тяжелый арбалет, стрелы из которого легко прошивали трех латников вместе с щитами. Еще они успели поднять тревогу, так что город в спешке вооружался.
        - отставить самодеятельность, война откладывается до завтра. - рявкнул маг, едва ступив на маленькую площадку. Его шипящий голос подействовал как ведро ходожной воды, заставив солдат вздрогнуть и замереть.
        - сэр, тут это... драконы. - доложил старший из часовых.
        - вижу, что не комнатные черепашки. - прошипел Максим, разрядив арбалет, на всякий случай.
        "я вижу, ты хорошо устроился, маг, городишко себе отхватил в хорошем месте, только его старый хозяин этим недоволен, и готовится забрать свою землю обратно" мысленно обратился Тристан к Максиму, зависнув в воздухе на почтительном расстоянии.
        "скажи мне то, чего я не знаю" усмехнулся Максим, отвечая дракону.
        Две головы Тристана внимательно обследовали город, в то время как третья не сводила глаз с мага.
        "хорошо, я скажу тебе то, что может тебя заинтересовать. Я передал твои слова своим сородичам, к моему удивлению их заинтересовало твое предложение, но рисковать они не хотят. Так что, если ты сумеешь доказать, что твои действия не являются дурацкой авантюрой, и докажешь честность своих слов, то мои сородичи присоединятся к тебе. А пока знакомься, это Вулкан и Уголь. Они единственные кто решил рискнуть, а заодно набраться опыта и прославить свои имена, надеюсь ты не против их присутствия?". Вопрос был задан с издевкой, как будто от ответа мага, что-то зависело, и как будто он мог отказаться от двух боевых драконов, находясь в критическом положении.
        "если не будит проблем с дисциплиной, то я не возражаю" ответил Макс.
        "не беспокойся, я за всем прослежу. Где мы можем отдохнуть, командир?" усмехнулся Тристан.
        "летите к центральной площади, она прямо перед самым большим зданием"
        Драконы взмахнули крыльями, и устремились в центр города.
        - сэр Сим? - подал голос командир часовых, ожидая распоряжений.
        - позаботься, что бы нашим гостям привели несколько коров или овец, вполне возможно, что наши шансы на победу выросли. Они ждут на главной площади.
        Солдаты побежали выполнять приказ, а Харон с Зулой только подбежали. Они задавали какие-то вопросы, но Макс их не слушал, в его голове составлялся план сражения, которое могло возвысить его, или уничтожить.
        По лицу мага расплылась мечтательная улыбка, от которой случайного встречного мог хватить удар.
        
        К главной площади он подошел через пол часа, к тому времени драконы уже закончили трапезу. Вокруг было даже больше крови, чем при взятии города.
        - надеюсь, у тебя есть план? - спросил Тристан, как только Максим появился из-за угла здания.
        - есть некоторые мысли, но я хотел бы знать, могу ли рассчитывать на драконов, как на дружественную силу?
        - мы в твоем распоряжении, при условии, что из нас не будут пытаться сделать вьючных животных. - ответил трехголовый, лениво потянувшись.
        Главная площадь с трудом вмещала трех драконов, но другого места в городе, где они могли бы разместится, не было.
        Несколько часов Макс обсуждал с Тристаном сложившуюся ситуацию, выслушивал советы и принимал корректные предложения. Затем пришел один из Орков, и доложил, что отряд лис готов действовать.
        Солнце постепенно клонилось к закату, пока Макс давал последние инструкции, ночь спустилась на землю.
        Два десятка ловких и хитрых бойцов, скользили между вкопынными в землю "минами" и не замедляя движения, преодолевали иные препятствия.
        Первые отряды противника, как и ожидалось, разместились неподалеку от города, туда же постепенно подтягивались и основные силы.
        Максим, Харон и еще несколько представителей верхушки восставших - вожаки оборотней глава торговцев и прочие - стояли на стене, наблюдая за отрядом, направляющимся к вражескому лагерю. Многие не могли видеть в темноте, и они просто смотрели в ночь, не решаясь нарушить тишину.
        Ночь выдалась облачная, так что ни звезды ни луна не освещали землю.
        - цверги приготовили свои машины. - шепотом доложила Зула, для нее это была родная стихия, и она сама предложила привлечь дроу к курьерской службе, чем ее сородичи оказались отнюдь не довольны.
        - может быть, вы все-таки расскажите нам о плане сражения? - не выдержал представитель торговцев.
        - всему свое время, подождите еще немного и сами все увидите. - спокойно ответил Максим, глаза которого в темноте светились как два раскаленных уголька.
        Ждать действительно пришлось недолго, минут через тридцать, в лагере войск Легата вспыхнул пожар, затем огонь появился еще в нескольких точках.
        Используя магическое зрение, Макс увидел двадцать фигур, устремившихся к городу, некоторые из них прямо на ходу превращались в лис. За их спинами суетились крупные тени, быгали вооруженные солдаты, но никто из отряда так и не был замечен.
        - пусть цверги начинают. - скомандовал Максим, и Зула тут же растворилась в ночи. - а вам я посоветовал бы, заткнуть уши.
        Присутствующие недоуменно покосились на своего предводителя, но послушались.
        Еще через несколько минут раздался грохот, который можно было сравнить с раскатом грома, если бы он не был коротким и не повторился трижды за десять секунд.
        Глава торговцев к тому времени успел открыть уши, и при первом же звуке взрыва испуганно подскочил.
        Три железных ядра устремились к огням, которые теперь служили точками для ориентирования, по которым и определялись мишени для обстрела.
        "пусть говорят пушки. - усмехнулся Максим, вспомнив фразу из старого мультфильма "остров сокровищ. - похоже они все таки нашли нужную пропорцию, да и добавили что то еще, прибавив к имеющейся формуле".
        Ядра упали в плотную толпу, каждое из них задело не мение десяти воинов, обеспечив как минимум половине смертельные травмы.
        Через несколько залпов, мение удачних чем первый, к группе наблюдателей вернулась Зула, с которой шел командир отряда, вернувшегося с задания.
        - господин Сим, все ваши инструкции выполнены полностью, часовых убрали без шума, в котлы с едой подсыпан яд, зажигательные сферы были использованы для уничтожения метательных машин и осадных башен. - пока лис говорил, а он так и не принял полностью человеческий облик, предпочитая оставаться в боевой форме, его уши нервно дергались, а по телу прокатывались судороги, от каждого залпа гномьих пушек.
        - как ты думаешь, Вук, пойдут ли войска противника в атаку прямо сейчас?
        - сомневаюсь, слишком темно, они не знают, с чем придется столкнуться, да и шум от гномов такой, будто здесь орудуют взбешенные демоны.
        Макс кивнул, и стова повернулся к лагерю противника, где похоже догадались, что стальные шары ориентируются на свет, и активно тушили штурмовые машины.
        Цверги похоже приспособились к новому оружию, промежутки между залпами стали меньше, а ядра ложились кучнее.
        - Зула, скажи гномам, что бы следили за температурой стволов, я не хочу, что бы пушки расплавились. - Макс был разочарован, только теперь он понял, что достаточно хороший результат обстрел может дать только при условии большого числа орудий, а так как в его распоряжении всего три пушки, это было похоже на кидание камней в муравейник.
        - господа, готовьте войска, похоже Вук ошибся, или мы перестарались, но враг решил атаковать прямо сейчас.
        Приказ был исполнен за пол часа, все кто мог держать оружие были вооружены, отряды занимали заранее отведенные позиции, специальные офицеры поднимали дух бойцов, выкрикивая громкие и запоминающиеся лозунги.
        Плохо организованная масса озверевших воинов, неупровляемым потоком устремилась к городу.
        Глядя на столь бездарное наступление, Максима даже перекосило. Хоть в родном мире он и был далек от военных искусств, но даже он видел множество ошибок в тактике противника.
        Первая ошибка проявилась когда войско Легата ворвалось на "минное" поле, взрявы забирали по две или три жизни, первые ряды практически сразу же лишились шансов на выживание. Те кто бежал впереди пытались остановиться, так как видели гибель товарищей, но попадали под ноги задних рядов, которые в ярости топтали соратников, и попадали на опасную землю. Маги противника, решив, что их атакуют из города, устанавливали щиты, и не могли понять, почему взрявы продолжаются, пока сами не наступали на взрыващиеся диски.
        Воины в панике стали метаться по "минному" полю, взрывы освещали из перепуганные лица, когда выжившие видели гибель тех, кто только что бежал рядом.
        К сожалению мины быстро кончились, и армия врага на время отступив перегрупперовалась, и уже ровными рядами двинулась на штурм, в свете сотен факелов их лица были полны решимости. Все таки произошедшее сбило с них чувство собственного превосходства, и заставило смотреть на происходящее с холодным разумом.
        Армия двигалась медленно, маги обезвреживали оставшиеся взрывные диски, обнаруживая их при помощи магии, и попросту взрывая, а простые солдаты разбирали заграждения из колючей проволоки и обрушали края ям с кольями.
        - похоже вош план рушится на корню, враг потерял слишком мало, а ловушки для них больше не являются сюрпризом. - тупо ухмыльнулся глава торговцев, еще не до конца понимая, чем для него грозит падение города.
        - не беспокойтесь, я просчитал и этот вариант. - хладнокровно произнес Макс.
        Некоторые осадные машины сохранились, и теперь их осторожно подтаскивали к стенам города. Маги убедились, что под землей им больше нечему угрожать, и войска начали окружать город, беря его в плотное кольцо.
        На стены высыпала толпа из местных и беглых рабов, оборотни и цверги ожидали своего часа у ворот, им предстояло вступить врукопашную.
        Первые лестницы ударились о стену, и по ним начали взбераться воины врага, осадные башни приблизились в плотную к городу, метательных машин не осталось, поэтому все силы были брошены на взятие стен.
        Все это время, из города врага осыпали ленивым дождем из стрел, который не мог отрязить нападение, а скорее наоборот злил штурмующих, заставляя действовать неосмотрительно.
        - начали! - скомандовал Макс, и отряд магов атаковал установленные врагом щиты.
        В ту же секунду, со стен болетели железные взрывающиеся сферы, которых успели создать огромное количество.
        Град из стальных шаров, которые распространяли вокруг себя пламя, способное прожигать латы тяжелых мечников, обрушился на головы нападающих. На какое-то время, земля вокруг города покрылась огнем, и стала напоминать сплошное пылающее озеро.
        Оргии, гоблины и тролли, а также дроу и цверги, присягнувшие Легату, сгорали живьем, катались по земле или разбегались с души раздирающими криками, но все равно умерали от ожогов, или потери крови.
        Осадные башни быстро занялись огнем, и из окон стали вываливаться обезумевшие бойцы, которые попадали в круг огня, образовавшийся вокруг города.
        Сферы как то быстро закончились, и огонь начал спадать, тогда на стены вышли дроу, и вместе с другими лучниками, стали осыпать противника ливнем из стрел.
        Войско Легата все еще было огромным, хоть и потеряло четвертую часть своих бойцов, но боевой дух был подорван, в глазах еще стояли картины, сгорания заживо целых отрядов, которые уже приблизились к стенам. Но атака продолжилась.
        "пора действовать" скомандовал Максим, и из центра города в воздух поднялись три дракона. Их можно было выпустить в сражение с самого начала, но у врага было достаточно магов, что бы победить десяток драконов, да и обычных войнов было предостаточно.
        Могучие ящеры взмахивая широкими крыльями показались над полем битвы, и тут же начали поливать противника огнем, вызывая новую волну паники.
        В то же время, распахнулись главные ворота, и из них выехали три "танка". Это были обычные стальные коробки, размером не уступающие настоящему танку, но ехали они на четырех колесах, приводимых в движение паровым двигателем, а вместо башни была рлощадка с низкими бортиками, на которой была установлена пушка, заряжающаяся круглыми ядрами. "танк" был украшен большим количеством лезвий и шипов, расположенных по бокам стального коробка.
        Выехав из ворот, гномы, которые составляли экипажи "танков", произвели всего один залп, но на этот раз не ядрами, а мелкой дробью, затем выстроились вдоль бортиков, и с секирами на длинных древках в руках, поехали вперед.
        Мелкая дробь, каждая дробинка размером с пулю, легко пробивала плохие доспехи и кожаные куртки, в которые были облачены почти все воины Легата, и тройной залп выкосил небольшую просеку в рядах войска противника.
        Следом за "танками" устремились стаи оборотней, либо в обличие животных - что было им ближе и удобнее, либо в боевых обличиях - которые являлись чем то средним, между обликом человека и животного. Они сразу же вступили в бой, использую эффект внезапности, и некоторую заторможенность в рядах противника.
        Следом за оборотнями выдвинулся Хирд цвергов, численностью около тысячи, секир. Максим предположил, что в хирд вошли все члены кланов, способные держать оружие.
        Далее шла плохообученная толпа, вооруженная плохими мечами, их с трудом можно было назвать войнами. Это были те же рабы и бедные крестьяне, при помощи которых и были взяты три города.
        Лучники продолжали выпускать облока стрел, маги сражались с чародеями противника, и похоже проигрывали, Харон и его братья вызвали двух демонов, которые сражались отдельно в окружении армии врага.
        Группа магов Легата, смогла успешно противостоять трем драконам, и пока сзерживала летающих ящеров, не давая по настоящему, вступить в бой. Но к счастью их было мало, так, что драконам ничего не угрожало.
        Как Макс оказался среди сражающихся, он и сам не понял. По-видимому, ему надоело стоять на стене, и он просто спрыгнул вниз, попутно нарастив толстый слой стальной кожи, и длинные ножеобразные когти. Почти сразу за его спиной оказался Харон, за которым следовали его братья. Они оказались хорошими воинами, и ловко использовали длинные кривые кинжалы, одним ударом убивая намеченную жертву. Вскоре к их отряду присоединились несколько оборотней, и дроу, вооруженных парными прямыми мечами.
        Изнутри, сражение выглядело несколько иначе, врагов было много, они были лучше вооружены, но в их глазах плескалась паника, которая грозила вырваться в любую минуту. Жалко было и командира этой армии, ведь вместо запланированного штурма с использованием метательных машин и осадных башен, ему пришлось атаковать в полной темноте, попасть в ловушку, где он потерял множество солдат. А уже когда началась организованная атака, его армия оказалась втянута в сражение, во время которого враг использовал всевозможные уловки и оружие, о котором раньше никто не слышал.
        Плюсом для сторонников Максима было то, что солдаты противника так и не успели отдохнуть после длительного перехода, некоторым вообще пришлось вступить в сражение сразу по прибытию.
        Гномы на "танках" были похожи на защитников блуждающих крепостей, которые не желали оставаться на месте, из-за чего их не удавалось окружить. Цверги успешно отбивалисьсекирами, направляя свой транспорт в самую гущу врагов, и часто просто давя тех, кто не успел убраться с дороги железных коробков. Два цверга постоянно занимались пушкой, засыпая порох и заряжая дробь, поэтому иногда "танки" все-таки стреляли. Следом двигался хирд, который походил на странный механизм из топоров и щитов, работающий по принципу мясорубки.
        Оборотни вообще чувствовали себя в своей стихии, они разбились на несколько стай, в основном по своим расовым признакам, и успешно атаковали ряды неприятеля. Оказалось, что если против одиночных оборотней сражаться научились, и даже стая из пяти особез не внушала страха, то шесть сотен этих существ могли и без посторонней помощи разгромить небольшое войско.
        Отряды собранные из рабочих и крестьян, были пригодны только для того, что бы отвлекать внимания на себя, и стояли на местах, занимаясь тем, что не давали себя убить. В общем другого от них и не требовалось.
        Вскоре город, защищаемый лучниками и небольшим числом оборотней цвергов и крестьян, перестал интересовать атакующую армию, для каждого солдата в ее рядах стало более важным сражение с армией, которая за стенами больше не скрывается.
        Дело пошло веселей, когда драконы преодолели сопротивление магов, и включились в общую драку.
        Генерала армии врага, Макс увидел когда тот рассек двуручным мечом голову оборотня, при этом держа меч одной рукой. Это был высокий и мускулистый воин, явно полукровка человека и орка. Он был облачен в сплошные серебряные доспехи, плотно облегающие тело, но без шлема.
        Отряд генерала вступил в схватки с хирдом, который в тот момент прекрывали две стаи оборотней, и к удивления Макса, этот отряд из сотни воинов, успешно крошил его подданных. В отряд входило два десятка магов, которые усиливали воинов и защищали от посторонних воздействий.
        Недолго думая - а думать в состоянии Максима вообще было сложно, так как зверь почти полностью контролировал его разум - Макс метнулся в сторону генерала вражеской армии, попутно срубив когтями голову неудачливого орка.
        Прыжок выдался на загляденье, охотящаяся пантера удавилась бы от зависти, левая рука легко отрязила клинок меча, направленный в голову, и до того как ноги коснулись земли, когти правой руки вспороли мягкое горло врага.
        Максим уже успел почувствовать как жизнь покидает тело генерала, так же как и десятков тех несчастных, которые попадались ему на пути раньше, и потому особенно обидно было почувствовать боль в животе.
        Их глаза встретились, оба были в ярости и оба не могли сдержать удивления, один от того, что больше не может дышать, а другой от страшной боли, скручивающей его тело.
        Максим упал на землю, руками зажимая вспоротый живот, он так и не заметил кинжал в руке генерала, пока тот не пустил оружие в ход. Рядом рухнуло тело и самого генерала, на лице которого застыла удивленная маска, и из горла продолжала струиться кровь.
        "похоже гана грубокая, повреждены внутренние органы распорота часть сальника, тяжело дышать, возможно повреждена диафрагма" пронеслись мысли которые уже не имели значения, жизненные силы быстро покидали тело.
        "обратись во тьму" прозвучал странно знакомый голос.
        "если бы я знал, как это делать" обиженно огрызнулся Макс. В глазах темнело, но он все еще видел, как Харон и его братья встали кругом, защищая его от разъяренных воинов Легата.
        Внезапно зверь, который все еще боролся за жизнь хозяина, потянул его в самый дальний уголок души, туда где было темно и холодно. Но сама цель была не досягаема, ее закрывала стена з красного кирпича.
        "обратись во тьму" повторил голос.
        Максим потянулся разумом к этой стене, и она рухнула, открывая черную пустоту, в которой царил вечный мороз.
        "обратись во тьму" уже слабее, но настойчевее требовал голос.
        Мысленно, Макс протянул руку и прикоснулся к тьме, которая казалась плотным веществом. И тут же его разум потух, исчезла боль, и холод окутал тело.
        Оборотни окружили "детей смерти" плотным кольцом, предоставив Харону и его братьям позаботиться о хозяине, тело которого безвольно обмякло.
        Подоспели отряды цвергов и еще одна стая оборотней, из города выступила группа дроу, в числе которых оказалось много магов, а над раненым предводителем завис трехглавый дракон, поливающий огнем врагов, решившихся приблизиться.
        Армия противника потеряла генерала, и без того недисциплинированное войско, потеряв командование, начало распадаться. Многие просто бежали, решив, что сражаться больше не за что, а с остальными сражались оборотни и прочие сопротивленцы, каждый из которых чувствовал себя членом огромной стаи, которая потеряла вожака, и теперь мстит за его смерть.
        Если бы Максим мог это видеть, он бы прослезился от умиления, но в данный момент его душа находилась там, где всегда спокойно.
        
        - ИДИОТ!!! - тяжелый кулак широкоплечего призрака ударил Максима в грудь, но боли маг не почувствовал, и даже не упал. - какой же ты идиот.
        Максим стоял в комнате, которая находилась в кургане в котором он провел много времени изучая основы магии. Все тело пробивала дрожь, холод казалось исходил изнетри а не снаружи.
        - что со мной. - струдом выговаривая слова, Максим обратился к своему учителя.
        - ты впитал в себя тьму, и если не принять мер, скоро сам станешь ее частью. Так что у нас много работы и мало времени, если хочешь жить дальше, то слушайся меня бесприкасловно. Тебе предстоит научиться управлять тьмой.
        - зачем тебе это? - соображать становилось все тяжелей, но подозрительность Макса не покинула.
        Призрак нахмурился, но ответил.
        - я хочу, что бы мир утонул в крови войн, а после этого, им должен будит управлять мой ученик, который будит править железной рукой, беспощадно карая за любые попытки противостоять новому порядку. Это тебя устраивает, мальчик мой? - вопрос был задан откровенно угрожающим тоном.
        - вполне. - уже ничего не соображая ответил Макс.
        - тогда начнем...
        
        Когда герою стыдно.
        - ...после того, как я побеседовал с нашим командиром, меня перевели в соседнее подразделение. Капитан оказался злопамятен, и до самого окончания срочной службы, я стоял первым в списках по убору территории или по работе в отделе гигиенической обработки. - закончил Денис рассказ о своей армейской жизни на родине.
        Принцесса улыбнулась и покачала головой, оона откровенно смеялась, слушая о том, как капитан нашел в своих сапогах настоящие залежи лягушек, и еще веселей ей стало тогда, когда реч зашла о том, как капитан нашел виновника случившегося.
        - похоже вы и дома не могли жить спокойно, сэр Денис. - голос лены был максимально строг и серьезен, но глаза выдавали веселье, искрясь детской радостью.
        Они сидели за столом в придорожном трактире, расположившись неподалеку от выхода, там, где воздух был посвежее. Большая часть гвардейцев была занята подготовкой к дальнейшему путешествию, а заодно к встрече с людоедами. Принц лично возглавил группу, добывающую информацию о враге, опрашивая местных пьяниц, которые за стакан пива могли рассказать целую легенду.
        Том и Кот следовали следом за Вили, не выпуская его из поля зрения, и работали почти как профессиональные телохранители. Дэн тем временем развлекал Лену забавными историями своей жизни, так как принцессе быстро наскучило занятие ее жениха.
        Последние два дня, Денис часто общался с Леной, он чувствовал непонятную легкость в общении с ней, ведь она была единственной, кто не восхвалял его как героя, и не преувеличивал совершенных деяний. Лена умела слушать, да и сама оказалась умелым рассказчиком, заметив зарождающуюся дружбу, Влили назначил Дениса личным телохранителем принцессы, ему и в голову не приходила мысль о ревности. Да и ревновать было не к чему, Лена относилась к Денису как к другу, но при этом сохраняла дистанцию, давая понять, что она стоит несколько выше, чем когда ни будь сможет подняться ее собеседник.
        - ...эти твари выскочили из кустов, и с дикими криками напали на пастухов, пока подоспела помощь, они уже убежали и увели все стадо.
        Денис услышал лишь окончание истории, которую принцу поведал бородатый мужчина в замызганной одежде и с ржавым мечом у бедра.
        Откровенно скучали уже все, Денис с принцессой занялись разглядыванием причудливых узоров, которые были нацарапаны на столешнице, большенство гвардейцев из группы принца, разошлись по залу трактира, и теперь тихо пили с местными завсегдатаями, изображая допрос. Только принц продолжал выпытывать подробности у пьяниц, которые уже не знали, что говорить, ведь они уже рассказали все, и даже начали повторяться.
        Денис подчерпнул для себя основные факты, во-первых; людоеды живут между холмами, у устья реки и неподалеку от лесной опушки, во-вторых; они приспособились быстро и незаметно перемещаться по территории окружающей деревню, в-третьих; излюбленная тактика противника, это быстрые атаки, и быстрые отступления, в-четвертых; деревня врага хорошо укреплена а число жителей не превышает сотни.
        В конце концов, когда все начали откровенно зевать, Вили надоело слушать истории, он поднялся и произнес.
        - все, по коням! К закату мы должны разгромить врага, в его собственном жилище.
        Гвардейцы встрепенулись, даже местные, порядком пьяные, сперва собрались присоединиться к отряду, но быстро сообразили, что приказ принца их не касается.
        - можно тебя попросить?
        К денису взберающемуся на коня подошла Лена.
        - все, что угодно. - искренне улыбнулся Дэн, которому принцесса стала напоминать младшую сестру, впервые выбравшуюся на прогулку без родителей, и восхищающуюся любыми мелочами.
        - присмотри пожалуйста за Вили, он так хочет доказать мне, что он герой, что я беспокоюсь за его здорвье. Вдруг ему в голову придет возглавить атаку, а ведь это не дружеский турнир, и упавшего убьют с той же радостью, что и повернувшегося спиной врага.
        - даю слово, с принцем ничего не случится. - клятвенно пообещал Денис, приложив кулак с груди.
        Через пару минут, отряд двинулся в путь, принцессу оставили в деревне, под защитой десяти гвардейцев, а остальные поспешили в указанном местными жителями направлении. Оказалось, место нахождения деревни людоедов знают абсолютно все.
        - ну что, когда вызываешь принца на дуэль? - эхидно усмехнувшись спросил Кот, который усиленно прогонял зевоту, и пытался встряхнуться.
        - да ну тебя. - обиженно махнул рукой Денис.
        - а что, ты с принцессой проводишь больше времени чем ее жених, единственное, что только спать с ней не ложишься... - попытался встрять Том, и не успел увернуться от болезненного подзатыльника, которым Денис вышиб его из седла.
        "да, надо научиться сдерживать силу" отметил Дэн, глянув на то, как Том поднимается на ноги, и потирая ушибы, залезает на коня.
        Со времени последнего сражения, Денис стал ощущать необыкновенный приток сил, белое свечение теперь можно было вызвать в любой момент, а физически он стал сильнее раз в пять. Колдун из деревни сказал, что это последствия пробуждения древней крови, и обнадежил, что силы будут только рости.
        Гвардейцы, которые ехали достаточно близко, что бы слышать весь разговор, весело заржали, в момент, когда Том слетел с коня. Некоторым из них на собственной шкуре пришлось почувствовать тяжелую руку Дениса, на корню пресекающего любые шуточки и сплетни связанные с его отношениями с принцессой.
        - дружище, я опять что то пропустил? - спросил Вили, поровняв своего коня с конем Дениса.
        - ничего особенного, просто Том неудачно упал из седла... а так, все как всегда. - безметежно ответил Денис.
        Кот скептически хмыкнул, как бы говоря "такой отмазкой ты и ребенка не обманешь", но промолчал.
        - понятно, но это не важно. Я хотел поговорить о другом, я знаю о просьбе моей невесты, и хочу сказать, что не собираюсь ребячиться и усложнать жизнь своим спутникам. Так что вы со спокойной душой можите совершать подвиги, а я буду удовлетворен ролью наблюдателя.
        К тому времени к компании присоединился и Том, все еще покачивающийся в седле.
        - ваше величество... - начал, было Кот, но принц его перебил.
        - для друзей, я просто Вили, но только не официально. - поспешил добавить он.
        Кот кивнул, и с екоторой неловкостью спросил.
        - вили, а как ты познакомился с Леной?
        - а ты тоже хочешь стать женихом принцессы? - поднял брови принц. - очень не советую, уж больно они самолюбивые, и любят все контролировать. Хотя, если хочешь, у Лены есть двоюродная сестра, у нее проблема с лишним весом, но если тебя интересуют принцессы...
        Кот слегка побледнел, о двоюродной сестре Лены ходили легенды, очевидцы говорили, что она за один раз может съесть пол теленка, а через час снова будит голодной. Конечно это было явное преувеличение, но перспектива стать мужем такой "колоритной" особы, прельщала далеко не многих.
        - ну так что, Лена говорила, что Виктория весьма романтичная личность, и бывший вор в качестве ухажера для нее будит вполне приемлемой кандидатурой.
        - благодарю, ваше виличество, но я не достоин такой большой чести. - промямлил Кот, съеживаясь под оценивающим взглядом принца.
        - не беспокойся, я пошутил. - Вили ободряюще хлопнул бывшего вора по плечу. - ну вот, слушайте, все началось лет десять назад...
        Принц Вили выехал с отцом и его верными рыцарами на весеннюю охоту, это была первая настоящая охота для наследника трона. Веселые песни, забавные истории, и быстро подстреленная добыча, поднимали настроение просто до феерических высот.
        Вечером отряд возвращался в семейный замок, Вили задремал в седле и пропустил начало схватки. Когда он открыл глаза, увидел группу разбойников, которые были атакованы солдатами его отца. После битвы, были освобождены несколько пленников, в числе которых были и принцесса. Отряд сделал большой крюк, вернув принцессу в родной замок, там и был в первый раз поднят вопрос о женитьбе детей.
        За рассказом время летело незаметно, Вили закончил как раз тогда, когда до цели поездки оставалось совсем немного.
        Деревню людоедов окружал высокий земляной вал укрепленный острыми кольями, в укреплении имелись всего одни ворота, которые держались на толстых бревнах.
        План был тот же, как и при штурме жилища бандитов, за исключением того, что отряд не стал дожидаться заката.
        Дэн Том и Кот, скользили к земляному валу, прячась в высокой траве и в тени редких деревьев, и были сильно удевлены, когда забравшись на вал, не увидели ни одного стражника.
        Людоеды сновали между домами, тоскали телеги с хворостом, и занимались казалось, самыми обычными делами.
        Стражников обноружили у ворот, два высоких людоеда были вооружены длинными копьями, и облачены в кожаные доспехи.
        Дэн и Том, атаковали одновременно, людоеды даже не успели отреагировать, когда короткие ножи вонзились им в гортани. Кот проскочил к воротам, и быстро убрав запоры, распахнул ворота.
        В это время, диверсантов заметили жители деревни, поднялся крик и к друзьям побежали несколько коренастых людоедов, вооруженных вилами и топорами. Им не удалось нанести ни одного удара, опытные бойцы разобрались с ними в несколько ударов.
        В ворота ворвался конный отряд, который как бурная река прорвавшая плотину, устремились в деревню.
        Дальнейшие события можно описать одним единственным словом - резня. Упоенные вкусом сражения, гвардейцы врывались к толпы людоедов, размышистыми движениями отрубая руки и головы, и обращая противника в бегство.
        Денис с друзьями тоже несколько раз учавствовал в подобных схватках, и в конце концов оказался в центре поселения, где как перепуганный скот ютились израненные людоеды.
        Гвардейцы показали самый лучший пример военного милосердия, перебив всех, кого смогли найти.
        Денис уже возвращался к воротам, где остались принц и несколько гвардейцев, когда услышал смех в одном из домов. Это был деревянный дом, щели в котором были замазаны глиной, дверь лежала рядом, сломанная пополам.
        Внутри, Дэн увидел пять гвардейцев с мечами, которые полукольцом окружили измазанную грязью и кровью, людоедку, которая прижималась к стене, сжимая в руке кривой нож и закрывая собой ребенка.
        В единственной комнате стоял грубый стол, в углу был очаг сложенный из камней, а на стене висела книжная полка, на которой стояло три потрепанных книги. Это была первая библиотека, которую Денис видел в этом мере, конечно он не посещал крупных городских библиотек, и не был в домах богачей, но тем не мение, это произвело странное впечатление, которое порадило неуверенность.
        Рядом с очагом валялся чугунный котел, из которого высыпались нарезанные овощи и две птичьи ножки. Не было там человеческого мяса, которое по слухам, предпочитали людоеды.
        Денису показалось, что пелена упала с глаз, он обвел взглядом весь дом, и увидел обычное жилище, ни чем не отличающееся от домов бедняков, на которые он насмотрелся в множестве деревень, мимо которых проходил отряд. Взгляд упал на людоедшу, и Дэн увидел не жестокое чудовище, а испуганную женщину, которая всеми силами пыталась защитить ребенка.
        В последний момент, взгляды Дениса и людоедши встретились, в ее глазах горело отчаяние, которое было сдобрено ненавистью и безисходностью.
        Она кинулась на ближайшего гвардейца, рыча как кошка, и напоминая загнанную в угол крысу. Воздух разрезал клинок меча, и женщина вздрогнув, обмякла, из ее ослабевших рук выпало оружие, а пол залила алая кровь.
        Ребенок истерично закричал, и попытался проскочить мимо двух гвардейцев, но один из них ударил малыша сапогом, с со смехом назвал того "крысеныш". Его товарищ нанес последний удар, прекратив раздражающий его крик.
        Денис не помнил, как вышел из дома, он не бежал, его шаг был ровным и уверенным, но в глазах весь мир окрасился в красные тона. Всгляд лихорадочно метался из стороны в сторону, пытаясь спрятаться от реальности, но везде было одно и то же.
        Вот лежит группа мужчин, вооруженных мотыгами и дубинками, их расстреляли из коротких луков, во дворе покосившегося дома лежит старик, его руки продолжают сжимать ржавый топор, а голова держится на нескольких лоскутах кожи. Неподалеку, среди грядок с овощами, вежит тело старухи, ее голова покоится среди кочанов капусты. Два мужчины лежат на пороге дома, полыхающего языками огня, из окна висит тело женщины, из груди которой торчит древко стрелы.
        Денис не видел лиц, он не разбирал расы, для него это были обычные люди, на которых напали бандиты, и он был одним из этих бандитов. К горлу подкатывала тошнота, встречающиеся тела были ужасно изуродованы, как будто их убийце было мало просто убить, но хотелось еще и унизить мертвого. У одного из домов завыла собака, это был скорбный долгий вой, который проникал в саму душу, разрывая ее на части. К счастью, вскоре собака замолчала, вероятно ее убил один из гвардейцев.
        У ворот стоял маленький отряд из десяти всадников, которые не учавствовали в сражении, их лица были перекошены от отвращения, а лицо принца вообще напоминало скульптуру из белого мрамора. За несколько шагов до всадников, Дениса скрутил рвотный позыв. Он упал на колени, и его вырвало, вскоре желудок опустел, но рвотный рефлекс не давал даже поднять голову.
        Кто то положил на плечо руку, поднес к губам флягу с водой, два гвардуйца помогли встать. Они старались не смотреть друг другу в глаза, каждый чувствовал неправильность всей ситуации, и над каждым ощущался груз вины.
        Из деревни стали возвращаться гвардейцы, некоторые из них не отличались от Дениса, и только сила воли не давала им последовать примеру "героя", остальные же еще не поняли всего произошедшего, и смеясь делились историями о том, как легко они разбирались со "свирепыми" людоедами.
        На обратном пути больше молчали, молодые воины так и не поняли, что им противостояли не настоящие воины, а старики женщины и дети, причем при расспросах, никто не мог сказать, что видел человеческие кости, или мясо, которое принадлежало бы, не домашнему скоту.
        Отряд разделился на две группы, в одной из них шли оживленные беседы, слышались шутки и военные песни, в другой царила тишина, которую нарушал только топот копыт да фырканье лошадей. все уже успели справиться с первым шоком, и теперь внешне выглядели спокойно, но на душе каждого из них, тяжким грозом повисла вина за содееное. Ведь одно дело убивать бандитов, или сражаться на войне, и совсем другое, вырезать целую деревню беззащитных жителей, чья вина лишь в том, что они родились не той расы. Конечно, можно себя утешать тем, что людоеды могли быть именно теми жестокими монстрами, о которых рассказывают сказки, но даже те люди, у которых спрашивали гвардейцы, не могли вспомнить ни одного случая, когда людоеды нападали на деревню и утаскивали убитых. Да и убитых было всего трое или четверо.
        - кхм. - неуверенно нарушил тишину Вили, привлекая к себе внимание. Они ехали той же четверкой, что и раньше, в плотном кольце стражи. - я хочу попросить, что бы никто не рассказывал о том, что произошло в деревне людоедов, это должно остаться только между нами.
        Все окружающие молча кивнули, и только один гвардеец спросил, покосившись на веселящихся товарищей.
        - а если они расскажут?
        - они рассказут о том, как мы сражались я яростными монстрами, у которых было по четыре руки а рост превышал три метра, так что после их историй, нас будут восхвалять как героев. - ответил Вили, выдавая свои эмоции только судорожным вздохом.
        Перед тем, как покинуть деревню, гвардейцы стащили все тела в один из домов, после чего подожгли его, навсегда скрывая следы своего позора. Так что теперь, если кто то вдруг заедит в деревню, все что он найдет, это груду обгорелых костей, среди обгорелых останков дома.
        
        В поселении, в котором осталась ждать возвращения отряда Лена, устроили целый праздник в честь избавления от людоедов. Люди зажарили аж двух быков, достали из погребов домашнее вино, на главной улице развели огромный костер, а трактирщик обеспечил крепкие напитки.
        Принц произнес пец, поднимая первый бокал, затем было благодарственное обращение от лица жителей селения, ав самый разгар празднования, начались танцы.
        Денис с друзьями покинули веселящихся раньше всех, они захватили несколько кувшинов вина, и засели в самой отдаленной комнате трактира.
        - выпьем за то, что бы больше не приходилось искать оправдания нашим поступкам. - произнес Том, подняв первую кружку.
        Денису хотелось напиться, что бы забыть обо всем, об убитых его рукой, о пропавшем брате, да и о том, что он застрял в диком и жестоком мире, в котором положено сначала рубить голову, а уже затем задавать вопросы. Конечно это был не выход, и проблемы вернутся вместе с головной болью, но так хотелось верить, что очередная чаша вина облегчит боль.
        Шум праздника доносился даже сквозь наглухо закрытые ставни, а единственная всеча, которая освещала комнату, наталкивала на воспоминания о сектантах и революционерах, которые так же предпочитали сидеть вдали от солнечного света.
        Денст потряс головой, мысли становились все более дикими и безумными, видимо алкоголь уже начал свое действие.
        Когда был открыт третий кувшин, в комнату вошел Вили, который принес еще два сосуда, за принцем последовали два гвардейца, и выпивка потекла рекой.
        Спустя какое то время, начались рассказы о различных приключениях, начали вспоминаться смешные случаи, и вот уже пьянка набрала полные обороты...
        
        Пробуждение было тяжелым.
        Денис открыл глаза, обвел комнату тупым непонимающим взглядом, и снова закрыл глаза. около десяти минут он не мог вспомнить, где находится. Он лежал в маленькой комнатке, укрытый белоснежным покрывалом, а в лицо светило яркое солнце, пробивающееся через зановески.
        Постепенно сквозь пелену пробились воспоминания, вплоть до момента, когда работники трактира стали растаскивать гостей по отдельным номерам. Последним воспоминанием был негодующий крик Кота, который требовал продолжения заседания экстренного совещания, и также требовал присутствия на заседании девушек.
        Улыбнувшись Денис попытался сесть, но тут же обратно рухнул на кровать, в голово зазвинело, перед глазами все плыло, а желодук грозил выскочить через горло.
        Вторую попытку он предпринял только через четверть часа, она оказалась более удачной, и следующие десят минут Денис провел в сидячем положении. Еще через пол часа, умывшись в стоящем на низком столике тазу, и одевшись в чистое, Дэн спустился в общий зал трактира.
        Хозяин и двое слуг, и изумлением проводили гостя за стол, где сидела хмурая принцесса, и получив заказ отправились на кухню. По пути хозяин ткнул одного из слуг локтем и прошептал "плати, я же говорил, что он первым очнется". Слуга вздохнул, и отдал своему нанимателю несколько монет.
        - я бы хотела знать, что вчера произошло? - без предисловий начала Лена.
        - мы отпраздновали победу. - хлоднокровно соврал Денис.
        - врешь. - оборвала Лена. - вы так не отмечали победы над разбойниками и лесными монстрами, а тут вдруг напились так, что слугам пришлось вас растаскивать по комнатам. Ты хоть понимаешь, что это удар по репутации принца? Двенадцать двухлитровых кувшинов, как в вас вообще влезло?
        - не помню двенадцати, девять было, а двенадцати не помню. Да и вообще, пусть Вили сам рассказывает все, что посчитает нужным, я человек зависимый, на работадателя стучать не привык. - вспыхнул Денис, но быстро взял себя в руки и замолчал, стараясь сохранять спокойствие, и благодаря судьсу, за то, что не наболтал ничего лишнего.
        Лена долго смотрела на него испытующим взглядом, но поняв, что ничего этим не добьется, мягко улыбнулась и приступила к своему завтраку. Ей не хотелось устраивать бесполезные скандалы, и портить дружеские отношения, поэтому она не стала приказывать, хоть и могла воспользоваться своим положением, что бы узнать правду.
        Где то через полчаса, в общий зал спустился принц, всем своим видом он излучал уверенность и аристократичную возвышенность, полностью соответствуя своему высокому титулу. Впрочем, ета возвышенность покинула лицо Вили, как только он сел за стол, и увидел копченую рыбу. Его лицо скривилось, и приняло зеленоватый оттенок, а дыхание стало судорожным и неглубоким.
        - ничто человеческое нам не чуждо? - спросил Денис, который и сам с трудом сдерживался, что бы, не выкинуть закуску, которую любезно заказала Лена.
        Вили только хмыкнул, и присосался к кувшину с водой.
        Пол дня, члены отряда собирались в трактире, у всех были усталые лица, и от всех несло перегаром, когда же собрались все, Вили принял волевое решение, и отложил отъезд на следующее утро.
        
        Сын тьмы.
        Максим проснулся в темной комнате, в которой не орела ни одна свеча, а за окном царила ночь. К счастью ему уже давно не нужен был свет, что бы видеть.
        Он лежал на широкой кровати, аккуратно укрытый легким одеялом, а голова покоилась на шикарной мягкой подушке. Легко узналась спальня, которую Максим занял после взятия города, только теперь здесь добавилось несколько растений фигурки каких-то божков, и различные амулеты, предназначение которых определить не удалось.
        Вокруг стояла непроницаемая тишина, как будто весь мир уснул.
        Холод тьмы клубился в желудке, но теперь он был не опасен, а при условии общей лихорадки, даже приятен.
        Однако стоило выяснить, что произошло за тот срок, пока он был без сознания, а так как встать не получится, этому мешало сильное головокружение, Макс решил попробовать новое заклинание.
        Между подрагивающими ладонями появился шарик жидкой стали, который медленно завращался, и через пару минут принял облик маленькой ящерицы, сантиметров двадцать в длину, вместе с хвостом. Поднеся ящерицу к лицу, он вдохнул в свое творение частицу своей силы, и пробудил к жизни, подарив немного живого огня.
        Ящерка спрыгнула с ладони на одеяло, и уставилась на творца маленькими красными глазками, которые светились подобно уголькам в затухающем костре.
        "покажи мне, что происходит вне этих стен" передал Максим мысленную команду.
        Ящерка спрыгнула с кровати, и быстро побежала к двери, а Максим загрыл глаза и стал смотреть на мир, глазами своего творения.
        В коридоре горели факелы, у дверей спальни стоял почетный караул из семи орков и пяти оборотней, в комнатах по обеим сторонам коридора, было темно, и не доносилось ни звука. На первом этаже, кроме стражи было еще несколько слуг, у всех без исключения были напряженные лица, и все молчали.
        Еще десять минут, незаметная ящерка металась по дому, везде заставая одну и ту же картину, либо пустые комнаты, либо молчаливых стражников и слуг. Но на кухне Максиму повезло, он наткнулся на разговаривающих поварих.
        Ящерка притаилась на балке у самого потолка, и Максим полностью обратился в слух.
        - ... кто ж их разберет, приказали не выходить из дома, пока милорд не придет в себя, а сами куда-то исчезли. А если он вообще не очнется, ведь целитель был удивлен тому, что предводитель жив?
        - тихо ты, забыла что ли, что происходит с болтливыми? Так я тебе напомню, им языки отрезают.
        - ладно тебе, сама наверно о том же думаешь. Да и неважно скоро все это будит, ведь второй атаки мы не выдержим, а новобранцы в войско вступать не хотят, если их сам черный маг не примит, а он сейчас не в лучшей форме.
        - в этом то ты права, я до сих пор не могу поверить, что мы отбились от армии Легата, если бы у него на голове были волосы, от злости он наверное вырвал бы их. Это ж надо, провинциальный город разбил карающий отряд самого императора.
        Кухарки вздохнули, видимо смакуя этот момент. Тут первая задала вопрос, который интересовал и Максима.
        - а куда делись главы совета, они же вроде поселились в комнатах, рядом с покоями нашего черного мага.
        - так они ж совет затеяли, тайный, никто кроме нас и не знает, ну еще служанки стража и несколько верных бойцов, и все.
        "ага, тайный совет, о котором знает весь город! Надо будит устроить им выволочку за несоблюдение конспирации"
        - и где ж они заседают?
        - да на поляне у восточных ворот, неподалеку от леса. А ты слышала, говорят наш Черный маг перед сражением обещал подумать о женитьбе, говорят он хотел собрать какой-то гарем...
        Дальше слушать было бесполезно, ящерка метнулась к преоткрытому окну, пользуясь когтями для ползанья по потолку, и выскочила на улицу.
        Пока творение из стали, прыжками неслось к восточным воротам, Макс лихорадочно соображал, когда он успел взболтнуть про гарем. Вспомнил только тогда, когда вдали показались ворота.
        Оказалось, что кто то из высших чинов горожан, или из вожаков оборотней, потребовал, что бы Максим объявил день своей свадьбы, и женщину которая должна стать его супругой. Как объяснил этот энтузиаст, Максим должен завести семью, и поскорей обрюхатить какую ни будь девушку, что бы его подданные видели будущее, даже если их предводитель умрет. Максим тогда сказал, что еще не собирается связывать себя с одной женщиной, а если ему вдруг придет в голову идея о свадьбе, то он соберет себе гарем из нескольких жен, что бы никому из подданных не было обидно, что их повелитель выбрал супругу из числа представителей иной расы.
        Вообще это была шутка, но похоже она превратилась в слух, который теперь долго будит портить ему жизнь.
        Стражники у ворот даже не шелохнулись, когда ящерка метнувшись из тени, уцепилась когтями за деревянную створку, и быстро вскопабкалась на гребень стены. Попутно пришлось миновать еще двух часовых, и уже потом спрыгнуть с другой стороны стены.
        Только во время свободного падения, Максиму пришла в голову мысль, что в случаи удара о твердую поверхность, ящерку может просто расплющить.
        К счастью, приземление произошло на заросшую мхом землю, ящерку подкинуло, и прокатило кубарем несколько метров. Путь удалось продолжить только через минуту, когда у Макса перестала кружиться голова.
        Искомая поляна обнаружилась быстро, хотя бы потому, что от нее веяло защитными заклинаниями и куполами тишины, которыми обычно закрывают залы заседания гильдии магов.
        Ящерка удобно устроилась в ветвях высокого дерева, откуда открывался прекрасный вид на всю поляну. Там находились вожаки стай оборотней, главы торговцев и военных ополчений, представители цвергов и дроу, и особо выделялся Тристан, который расположился на противоположной от ящерки, половине поляны.
        - итак, господа, раз уж мы разобрались с мелкими проблемами, которые неприятно портили нашу жизнь, то предлагаю перейти к основным вопросам. - в центре поляны стоял Харон, который по-видимому выполнял функцию председателя собрания.
        Постепенно смолкли голоса перешептывающихся членов совета, и "сын смерти" смог продолжить.
        - все мы должны признать невероятный успех нынешней акции, сперва были взяты три города, а теперь еще и разбит карающий отряд Легата. Надо признать, что мы смогли добиться этого только потому, что впервые в истории, столь разные расы стали действовать сообща. Так же стоит признать, что в случае если на нас нападет постоянная армия императора, то в данном состоянии мы не сможем продержаться и нескольких дней, ведь на решение каждой проблемы у нас уходит слишком много времени. Отсюда всплывает еще одна проблема, нам нужен сильный и умный предводитель, за которым готовы будут идти не только обычные воины, но и все мы. В сложившейся ситуации, появилось множество слухов, яко бы мы собираемся выбрать нового правителя из числа совета, я сразу хочу отмести эти домыслы, и слушайте почему. Мы слишком отличаемся друг от друга, за каждым из нас стоят верные ему товарищи, и в любом случае, остальные расы будут чувствовать себя обделенными. Кроме того, в ходе выборов, мы перегрыземся за власть, и разрушим то, что уже успели создать. Следовательно, единственным приемлемым вариантом является то, что бы оставить
власть в руках нынешнего предводителя, который должен прийти в чувства в самое ближайшее время. Возражения есть?
        Всю эту речь сопровождали эмоциональные возгласы собравшихся, которые вырожали согласие со словами председателя, и выражали искреннее недоумение, когда возникали вопросы. Только Тристан хранил молчание, и следил за собравшимися глазами трех своих голов. Наконец, когда молчание затянулось, дракон произнес.
        - как я понимая, у каждого из собравшихся имеются притензии к остальным, и служить кому либо из них, мы не собираемся, однако, мы все согласились служить одному единственному магу, который доказал, что способен решать самые сложные проблемы, и способен приводить нас к новым победам. У меня нет никаких возражений к тому, что бы продолжить служить Маку Симу.
        Вновь повисла гробовая тишина, по лицам и мордам собравшихся было видно, что они размышляют над полученной информацией. Наконец все собравшиеся пришли к решению, которое им буквально навязали председатель и трехголовый дракон.
        Единогласно было решено, что маг Сим должен остаться правителем союзных рас.
        - итак, с этим решили. Возникает еще один вопрос, который стоило поднять еще до столкновения с карающим отрядом, а именно вопрос безопасности нашего правителя. За то время, что Сим руководил нами, мы привыкли видеть его сильным и умелым войном, ловким политиком, и нам даже в головы не приходила мысль, что и он уязвим и смертен. Но в виду последних событий, остро встает вопрос безопасности его жизни. Я предлагаю обеспечить нашего сюзерена охраной, или если позволите гвардией сопровождения. Что бы не происходило недоразумений, в гвардию должны поступить лучшие бойцы из каждой расы, по два представителя. Возражения есть? - после короткого совещания, все выказали свое согласие. - в таком случае, через два дня гвардия должна быть собрана, вы сами выберите тех, кто будит представлять выши расы.
        Собравшиеся стали обсуждать, какой должна быть гвардия императора, Максим узнал, что теперь его именуют именно так, сам же маг, захотел узнать, о чем беседуют "сын смерти" и трехголовый дракон.
        Ящерка незаметно скользнула с дерева, и быстрыми движениями, прекрываясь высокой травой, приблизилась к дракону.
        - как ты понимаешь, я не могу просить тебя предоставить двух стражей, тем более это будит весьма негативно сказываться на остальных, ведь драконы даже в одиночку являются огромной силой. - шепотом говорил Харон.
        - завтра я отправлюсь на поиски своих сородичей, после нашей победы, думаю многие захотят присоединиться к армии победителя. И я даже знаю, кого отряжу на защиту нашего... хм, императора. Ты же не будишь против того, что бы в числе защищающих Сима, был хотя бы один дракон?
        - разумеется, кроме того, думаю, и остальные не будут возражать. Да и в крайнем случае, при помощи твоего сородича, наш император всегда сможет покинуть опасную для его жизни территорию. Ведь на счет этой лошади, надежды питать просто глупо.
        - и ты веришь, что Сим покинет сражение, если его жизни будит угрожать опасность? - спросил дракон.
        - нет, но мне хотелось бы, что бы Сим был более осторожен, от этого будим в выигрыше все мы. - ответил маг, покачал головой закутанной в кожаную маску.
        Тристан только фыркнул, и не стал комментировать слов своего собеседника.
        Когда восстановилось подобие порядка, Харон вернулся на свое место в центре поляны, по пути он едва не наступил на стальную ящерку, которой удалось выскользнуть из под сапога в самый последний момент.
        - полагаю, этот вопрос можно считать решенным, тогда предлагаю перейти к последнему на сегодня пункту. Итак, меня интересуют ваши предложения, по поводу "гарема". Сама идея многоженства меня не интересует, но в плане более крепкого объединения наших рас, появления представительницы каждой расы в числе жен нашего императора, кажется мне совсем не плохой идеей.
        У Максима не было слов, его шутка внезапно переросла в национальный проект, и что то подсказывало, что отвертеться не получится.
        Если предыдущие вопросы еще как то устраивали Макса, все таки ему присвоили звание императора и обсуждали условия его же защиты, то теперь, услышав о том, что ему собираются создать горем, он практически потерял нижнюю челюсть ящерки, так как она отвисла до саомой земли. И самое неприятное, по видимости именно его шутка и послужила причиной, из-за которой появилась такая сомнительная перспектива.
        Выдвигались разные предложения, кто-то предлагал выбрать женщин самим, как и стражников, кто-то предлагал устроить кастинг, но Макс не вникал в спор, он решил быстренько удалиться, что бы поберечь свои нервы.
        
        Свет от маленького подсвечника освещал шахматную доску, и выхватывал сидящего за столом Циона, который был облачен в неизменные зеленые одежды. А в такой же комнате, но в другой башне, облаченный в угольно черные доспехи, сливаясь с тьмой, от стены к стене, метался Легат.
        Циан внимательно следил за своим союзником, и с его лица не сходило вопросительное выражение, которым он скрывал внутреннюю ярость. Ему пришлось принести подсвечник, из-за того, что Легат разбил великолепный светильник.
        - может быть, ты наконец остановишься, и пояснишь, чем вызвана вспышка твоего гнева? - вопрос был задан спокойным, и даже дружеским голосом, но скрывал в себе реальную угрозу, которую непочувствовать было нельзя.
        Легат резко остановился, его глаза яростно сверкнули, но он все таки вернулся на свое место за шахматной доской.
        - на востоке моих земель произошло восстание, какой-то черный маг привел кучку оборотней, и разорил три города... - Легат говорил с трудом сдерживая ярость, и взгляд его был направлен на фигурки, которые от напряжения начали плавиться.
        - эту историю я уже слышал. - отмахнулся Циан. - признай, твои пограницные города действительно были ужасно укреплены, даже небольшой отряд мог взять любой из них, не более чем за день. Меня удивляет только то, что рабы не додумались сделать этого раньше, да еще и появление оборотней, я думал ты истребил их всех?
        К лицу Легата прилила кровь, глаза светились огнем а дыхание стало тяжелым и прерывистым.
        - я истребил большинство этих тварей еще пятьдесят лет назад, а те что остались, испуганно попрятались в самых глухих лесах.
        - да? однако я так понял, твой сегодняшний оппонент, нашел способ вымонить их из берлог, а заодно и собрал из оставшихся в живых неплохую силу. Как ты мог позволить, что бы эти твари расплодились? Ты что забыл, что у них рождаемость как у орков?
        Пред мысленным взором Легата встала картина, как шахматная доска срывается со стола, и впечатывается в лицо Циана.
        Улыбка тронула уголки губ Легата, и ярость слегка отступила, так что он смог продолжить.
        - недавно я послал карающий отряд на подавление мятежа, командовал отрядом Акалит, и сегодня я узнал, что половина отряда перебита, часть воинов отравлена, а сам командир убит. Но самое главное, город продолжает стоять, и к нему стягиваются толпы беглых рабов, нищих крестьян и других отбросов империи.
        Циан внимательно посмотрел на союзника, он уже давно сомневался, что сделал правильный выбор в те времена, когда западные земли раздирали войны за власть.
        - прекрати обманывать себя, ты лучше меня знаешь, что твой карающий отряд состоял из того же сброда, что и основная армия, так что нечего удивляться тому, что они не справились с организованной обороной. Так же ты должен понять, что попыток восстания в твоей империи не было только по одной причине, все боялись твоего гнева, и у них не было примера успешного противостояния власти. Так что нечему удивляться, что они потянулись к тому, кто уже дважды победил имперские войска.
        - в последнем сражении с ними были драконы... - попытался оправдаться Легат, который внезапно почувствовал себя неумелым учеником, которого отчитывает учитель.
        - не важно, у тебя были маги, которые вполне могли справиться с десятком драконов, если бы действовали слаженно. Но, мы друзья, и я дам тебе дружеский совет. Задави восстание пока оно не перекинулось на другие области, не давай распространяться слухам, собери всю свою армию, и двигай ее на восток. Мне давно требуется поддержка, а твои войска по пути к землял людей, успеют смести опасный городок. Надеюсь на тактику простого навала у тебя хватит сил, или мне нужно прислать своих командиров, что бы твои солдаты не стали выстраиваться под стенами в ожидании своей порции кипящего масла?
        Легат скрипнул зубами, он чувствовал, что вот-вот сорвется.
        - мне не нужна твоя помощь. - прошипел красноглазый император.
        - ну-ну, смотри, потом может стать поздно. Ах да, мат.
        Рука в зеленой перчатке переставила ферзя, и Циан медленно растворился, одарив своего "друга" самым уничижительным взглядом.
        Кулак, закованный в сталь, с грохотом опустился на шахматную доску, и фигуры вернулись в изначальное положение.
        "мерзавец, как он смеет обращаться ко мне, как к неразумному ребенку?! Давно надо было поставить его на место, сперва я разберусь с этим проклятым колдуном, а потом возьмусь за тебя, друг мой"
        Легат рывком встал из-за стола, и направился к выходу, на его лице играла злорадная улыбка, а в душе царило предвкушение.
        В другой башне, Циан все еще сидел за игровым столом, из тех обрывочных данных, которыми он распологал, было невозможно составить полную картину, и следовательно принимать какие либо решения было рискованно.
        В таком задумчивом состоянии, он покинул комнату, и направился к лаборатории. Как только он вышел из комнаты, за ним устремились его личные телохранители, два здоровенных людоеда и созданный им монстр, похожий на медведя с более длинными руками и ногами и вместо шерсти имеющий иглы, наподобие ежовых.
        У дверей лаборатории охрана остановилась, а Циан, который даже не заметил их присутствия, прошел сквозь зачарованную дверь.
        В лаборатории было чисто, как в операционной, все приборы стояли на своих местах. В центре стоял каменный алтарь, а вдоль стен были установлены клетка, некоторые пустые, а в иных находились существа, никак не похожие ни на что, уже существующее в этом мире.
        Из одной из таких клеток, Циан вытащил существо, похожее на обезьяну с орлиными глазами и крыльями, шерсть ей заменяла змеиная чешуя. После произнесения необходимых заклинаний, животное ожило, и уставилось на своего творца.
        - лети к восточным землям империи Легата, найди там город в котором засели восставшие, и следи за всем, что произойдет.
        Издав крик, на очень высокой ноте, существо метнулось к окну и вылетело на улицу.
        Циан поморщился, он еле успел открыть окно, послав магический импульс, иначе пришлось бы искать иной способ следить за врагом своего союзника.
        
        Молния лежала свернувшись клубком, на груде золотых монет и других блестящих побрякушек. Она уже месяц не покидала свой грот, и желания выбераться наружу не было. Единственное, ради чего стоило выбраться на свежий воздух, это мучающий ее голод.
        Темно-синяя дракониха уже с трудом вспоминала, почему ей дали такое имя, ведь она в последнее время если и летала, то очень медленно и на небольшие расстояния.
        А ведь когдато, она была ужасом, которым родители пугали детей, одно упоминание ее имени заставляло дрожать смелых рыцарей, и когда то, она была не одна.
        Каждую ночь Молнии снились сны, в которых она кружила в небесах, а рядом с ней парил Рубин, чешуя которого отливала алым даже в самые темные ночи. Они вместе охотились, вместе летали, вместе наподдали на города, убивая самых зазнавшихся магов, утверждавших, что они в одиночку могут победить дракона. И вот, когда произошло самое волнующее событие в жизни молодой драконихи, она отложила первую в своей жизни кладку, все резко изменилось.
        В ближние города стали прибывать рыцари и паладины, маги и шаманы объединились, под их руководствам собралась большая дружина. Представители самых разных расс собрались вместе, на время забыв обиды, они составили огромную силу, которой вполне хватило бы, что бы захватить небольшое королевство, или уничтожить стаю драконов.
        Они были молоды, они были уверены в своих силах, и хоть и знали о приближении опасности, но у них даже в мыслях не было возможности, покинуть еще не родившихся детей, а переносить яйца было опасно.
        И вот, однажды ночью началось сражение, хотя до сражения тому, что произошло, было далеко. Драконы обрушились на мелких существ, лишенных возможности летать, и нанесли первый удар, двумя струями пламени пройдясь по рядам рыцарей.
        Опытные маги были готовы к подобному, они установили щиты, а когда драконы ушли чуть в сторону, совместным усилием накинули на летающих ящеров магическую сеть. Когда обездвиженные, драконы упали на землю, на них накинулись рыцари, и стали кромсать тела секирами и мечами, в то же время, шаманы и чародеи посылали огненные шары и разряды молний.
        Рубин, первый понял, что обоим им не выжить, и передал мысленно всего одно слово, но вложил в него всю свою любовь, все тепло, что хранило его сердце. Это слово передало столько эмоций, что слова не в силах выразить и за сотню лет, но уложились они всего в четыре звука "беги".
        Всем известно, что даже молодой дракон обладает магической аурой, а если дракон посвещает пол века своей жизни изучению магии, то он становится ровней самым могущественным чародеям иных расс.
        Рубин произнес заклинание, для активации которого использовал собственную кровь.
        Взрыв оглушил рыцарей и других их союзников, унеся жизни пятой части всего отряда, и осыпал ошметками мяса тех, кто остался жив.
        Молнию буквально подкинуло в воздух, ее крылья были повреждены, тело истекало кровью, а разум застило безумие. Она не знала, куда летит, но продолжала размахивать крыльями до самого расцвета. Затем она повернула обратно.
        Когда Молния прибыла на поляну, где ночью было сражение, она нашла только следы давно ушедшего отряда, и останки своего возлюбленного, голову которого жалкие насекомые забрали в качестве трофея. Ярость и боль с новой силой накатили на дракониху, но броситься в погоню помешало неприятное ощущение беды.
        Не разбирая дороги, она кинулась к входу в грот, и обнаружила, что вход открыт. Сердце застучало с бешеной силой, когда она скользнула внутрь, а замерло, когда глазам предстала картина, трех разбитых яиц.
        Зарум заволокла кровавая пелена, из горла вырвался дикий рев раненой кошки, мышцы напряглись и стали тверже камня, мысли роились в голове, разум отказывался верить в то, что видели глаза. А потом все закончилось, слабость свалила Молнию с ног, боль от потерь подавила волю, пропало желание мстить, а затем и жить. Одиночество заполнило душу холодом, а из глаз потекли крупные слезы.
        Молния не видела, как вздрогнули рыцари, когда услышали крик драконихи, лишь один старый маг усмехнулся и сказал "она больше не опасна, а если вдруг захочет мстить, то с раненой драконихой сможет справиться даже начинающий чародей".
        Воспоминания тех страшных дней все еще преследовали Молнию, прошло уже сто тридцать лет, а картина гибели любимого все еще стояла перед глазами.
        Внезапный шорох вывел Молнию из размышлений о том, а не стоит ли остаться голодной, что бы умереть и прекратить мучения.
        Шорох превратился в скрежет когтей, который ни с чем нельзя было спутать. Под тяжелым гостем хрустели камни, слышалось тяжелое дыхание.
        Когда три головы показались в проходе, отпали все сомнения на счет того, кто бы это мог быть.
        - ваше величество? Что привело вас сюда? - слегка удивленно спросила Молния, приподняв голову.
        Тристан вполз в грот, удобно сел и расправил могучие плечи, одна из его голов уставилась на дракониху, в то время как другие изучали обстановку.
        -да уж не желание провести время в веселой компании. - фыркнул король драконов. - я вижу ты так и не нашла себе нового жениха?
        - нет, господин. - голос Молнии был слабым, и по сравнению с голосом Тритсана, звучал как шепот.
        - не очень то ты и старалась. Какой дракон обратит внимание на жалкую плаксу, которая в свои неполные двести лет успела одряхлеть как тысячелетняя старуха?
        - простите, ваше величество. - прошипела дракониха, демонстрируя все еще острые зубы и когти. Она не хотела разговаривать, а тем более драться, но отказать королю в беседе не могла, а прощать оскорбление не позволяли остатки гордости.
        Тристан довольно фыркнул, и чуть ласковее посмотрел на собеседницу.
        - я рад, что годы одиноцества не превратили тебя в падальщицу, о которую могут точить когти все кому не лень. У меня есть задание для тебя, которое поможет тебе встать на ноги и вновь почувствовать ветер под крыльями. Ты должна отправиться в земли, которые с недавних пор называют восточной граничей империи Легата. Там расположен город, в котором обосновался черный маг, который бросил вызов императору, и пока успешно справляется с поставленными задачами. Я хочу, что бы ты защищала этого мага, и выполняла все его приказы и поручения.
        - нет, я никогда не буду служить представителю низшей расы, а тем более колдуну.
        - не забывайся девчонка, ты будишь служить мне исполняя его приказы, и тем более, он не относится к обычным магам, и даже не родственник тех, кто убил твоего супруга.
        - нет. - угрожающе прорычала Молния.
        Зловещее рычание вырвалось из трех глоток, три пары глаз уставились на сжавшуюся в ужасе противницу. Все-таки Тристан умел вгонять в отчаяние, и умел наводить страх даже на своих сородичей.
        - а теперь, слушай меня! - от рева трех глоток, задрожал воздух и с потолка посыпались мелкие камни. - ты полетишь в указанный мной город, и будишь служить черному магу. Если же ты откажешься, я силой вытащу тебя наружу, разрушу этот грот, растерзаю твое тело, а затем сотру память, чтобы ты не помнила, почему отказалась и за что умираешь. Ты поняла?!
        - да, господин. - дрожащим голоском ответила Молния.
        - у тебя два дня, затем, если не явищься ты, сюда вернусь я.
        Трехголовый дракон развернулся и непрощаясь удалился, вскоре послышались тяжелые хлопки крыльев, и снова тишина.
        Несколько часов Молния лежала не шевелясь, ее раздирали страх и боль, которые мешали решиться на что-то одно. Угроза Тристана была вполне реальной, он был сильнейшим бойцом, да и в магии разберался лучше остальных драконов.
        Глубоко вздохнув, Молния поднялась со своего ложа, аккуратно сгребла в кучу золотые монетки, которые она собирала еще вместе с Рубином. Затем она вздохнула еще раз, и пошла к выходу.
        Выбравшись из грота, она завалила вход крупными валунами, и повела затекшими плечами.
        В голове всплыли картины, которые мысленно передал ей Тристан. Это был путь к городу, в котором она должна найти своего нового господина.
        Время еще было, а голод стал непереносимым.
        "время еще есть" подумала дракониха, оттолкнувшись всеми четырьмя лапами, она подпрыгнула и раскрыла свои широкие крылья, полупрозрачные перепонки приняли цвет чистого утреннего неба. Первый взмах был самым тяжелым, это был первый полет за последний месяц.
        
        В комнату к Максиму довольно долго никто не заходил, он даже успел обдумать новые законы, которые стоило ввести, чтобы за больными был более тщательный уход. Но это была идея на перспективу, которая вообще могла не осуществиться, если он умрет.
        За окном светило солнце, с улицы доносились звуки жизнедеятельности больших масс народа, которые были вынуждены ютится на маленьком клочке земли.
        За дверью послышались шаги, по звукам, приближалась целая делегация.
        Первым в комнату проскользнул Харон, который тут же встретился с испытующим взглядом Максима. Что-то в этом взгляде изменилось, так как даже "сын смерти" замер в нерешительности, представ перед черным колдуном.
        - докладывай, Харон, каковы наши позиции? - ледяное спокойствие голоса удивило даже самого Максима, который лежал, не двигаясь, слегка шевеля одними губами.
        - вы очнулись, господин? - задал нелепый вопрос ошарашенный колдун.
        - уже давно, но ты так и не ответил на мой вопрос.
        Делигация в полном составе набилась в комнату, там были представители всех расс, которые успели присягнуть Максу, разумеется, кроме драконов.
        - кхм, после того, как вы потериля сознание, паника в рядах противника продолжилась, мы успешно сокращали численность врага, при этом сами несли весьма незначительные потери. К моменту, когда мы вынесли вас с поля боя, оставшиеся в живых командиры противника решили отступить, таким образом, город выстоял. На утро, разведчики доложили, что в лагере противника началась эпидемия, вполне вероятно, что это произошло из-за того, что на кануне мы отравили их продовольственные запасы. - Харон замолчал на несколько секунд, и перевел дыхание. Он слегка нервничал, и сторался не встречаться с Максимом взглядом. - после победы, слухи стали распростроняться как пожар в лесу при ветреной погоде, к нам стали прибывать новые беглые рабы, крестьяне несколько стай самых осторожных оборотней, а так же прибыло около сотни минотавров, народ которых был обречен на вечные работы в золотых шахтах на юге империи. В настоящий момент можно сказать, что наша численность возросла как минимум в трое, и продолжает рости, а империю захлестнуло множество мелких восстаний, которые подавляются силами регулярной армии.
        "значит, в скором будущем стоит ожидать эту армию здесь, думаю Легат захочет закончить с восстанием именно там, где оно началось. А после уничтожения главного источника смуты, он легко задавит перепуганных слуг, легко вернув их под руку империи" Максим сам не заметил, как начал просчитывать возможные ходы, у него появилось множество идей, которые требовали воплощения.
        - соберите всех, кто есть в городе, я хочу обратиться к своему народу.
        Шок, который испытали члены делегации, когда Максим встал с постели, был сравним с ощущением, если бы из земли сам по себе встал мертвец. На нем не было одежды, а гладкая змеиная кожа отливала серо-серебристым цветом, и была на удивление гладкая и ровная. Ничто не указывало на то, что совсем недавно живот Максима был распорот, а рваная рана в длину достигала тридцати сантиметров.
        - принесите мне белую одежду, и соберите толпу. У вас час на исполнение. - к обычному шипению в голосе черного мага добавилось тихое рычание.
        Представителей делигации как ветром сдуло, в комнате кроме Макса, осталась только Зула.
        - что ты задумал, Сим? - прищурив глаза, спросила она.
        - я собираюсь вдохновить массы на борьбу с властью, в лучших традициях политиков моей страны. - усмехнулся Макс, который даже не смутился, под пристальным изучающим взглядом эльфийки, он вообще сильно изменился с того момента, как попал в этот безумный мир.
        В области желудка заклубился холод, ощущение было мало приятным, и означало оно, чне срочно необходимо пополнить энергетический запас, а Макс знал только один способ получить выплеск энергии в данной ситуации.
        Кровавые глаза сверкнули, губы растянулись в насмешливой улыбке, мышцы напряглись как канаты. Зула подошла к Максу, и обняв его за плечи, прижалась к его груди, и тут же оказалась в крепких объятиях черного мага.
        Долгий поцелуй укрепил желание, одежда эльфийки затрещала под руками Максима, когти прочертили тонкие полосы на ее спине.
        - я рада, что ты поправился. - прошептала девушка, отдаваясь во власть господина.
        Это не было насилие, это было нечто большее, ведь вместо применения силы, Максим вторгся в разум, полностью контролируя ощущения и легко предугадывая желания.
        Через час, на площади перед домом, в котором Макс устроил свою резиденцию, не оставалось ни одного свободного места, представители разных рас толпились на ближайших улицах, и над всем этим столпотворением висела гробовая тишина.
        Максим вышел на край крыши, он босяком стоял на краю каменной стены, облаченный в свободные белые одежды, развивающиеся при малейшем порыве ветра. От его фигуры исходили волны силы и уверенности, и все взгляды были прикованы к его лицу, выражающему спокойствие и великую мудрость.
        Сначала в пол голоса, так что даже ближним рядам приходилось прислушиваться, а затем и во всю мощь голосовых связок, Максим заговорил.
        - на протяжении долгих лет, вас угнетали, но не смогли сломить ваш дух, вас гребили, но не смогли украсть чувство собственного достоинства и гордость, вас убивали устраивая охоты для собственного развлечения, но вы выжили. Еще недавно, считалось, что любая попытка противостоять Легату обречена на провал, но мы уже дважды доказали, что можем побеждать. Вас и ваших предков держали в постоянном страхе, вас пытались убедить, что лучшее на что вы способны, это умирать, распахивая поля своего императора, пока он пирует в своих замках. Но прошло время страхов, вы подняли головы и увидели солнце, а тот кто раз почувствовал свободу, уже никогда не сможет жить рабом. Сейчас, вы стоите передо мной, такие разные, и такие похожие друг на друга, в ваших душах я не чувствую страха, а значит вы готовы двигаться дальше. Мы уже преодолели многое, и одержали тяжелые победы, каждый из нас видел смерть, но она прошла мимо нас, забирая жизни наших врагов. Это не значит, что мы забудем тех, кто стоял рядом с нами, и умер, держа в руках оружие, их жертва не будит напрасной, их имена навсегда запечатлеет история. Теперь,
стоя перед вами, я предлагаю вам свою руку, что бы вы могли опереться на нее и подняться во весь рост. Нам предстоит еще много свершений, но идя плечом к плечу, огнем и мечом мы будим очищать мир от тех, кто считал нас грязью. Мы гордо поднимем головы, и встретим новый мир, который построим все вместе, для себя и для лучшего будущего наших детей! - тут Максим слегка увлекся, все это время он произносил речь, под воздействием заклятия убеждения, наложенного группой магов, под руководством Харона, но всплеск эмоций разорвал плетение, и аура силы прокатилась по толпе, в то самое время, когда Максим раскинул в стороны руки, как будто хотел обнять всю толпу сразу. - вы со мной, дети мои?!
        Волна жара прокотившаяся по радам, заставила встрепенуться слушателей, которые впали в некое подобие транса, уже представляя как они берут штурмом крепость легата, сокрушая по пути бесчисленные полчища врагов. Призыв упал на хорошо подготовленную почву, и был встречен громогласным ревом голпы, в которой мужчины и женщины стояли плечом к плечу, и не было разделения между цвергами и дроу, или между орками и оборотнями, все чувствовали себя одной большой семьей, а маг стоящий на краю крыши был для них общим отцом. В эйфории они подпрыгивали, потрясая кулаками над головой, и громогласно орали, выражая свою поддержку и согласие с оратором. Даже два дракона, расположившихся на соседних площадях, запрокинули головы к небу, и поддержали толпу своими раскатистыми голосами.
        - сегодня, мы присутствуем при начале новой эры! - слова Максима заглушили толпу, и все вновь обратили внимание на мага. - и сегодня, мы начинаем строить новый, лучший мир!
        Последовал новый всплеск радостных воплей, в которых слышались отдельные голоса, которые кричали фразы смысл которых сводился к "веди нас!" и "мы готовы!".
        "действительно готовы. - усмехнулся Макс. - да я просто опиум для народа. Интересно, если я спрыгну в толпу, меня поймают на руки? Хотя, лучше не рисковать".
        Вокруг бушевало лиукющее море, и если бы Максим приказал идти на штурм цитадели Легата прямо сейчас, никто не стал бы возражать, наоборот, каждый стремился бы стать первым, кто атакует ненавистную крепость.
        Таким образом, не обещав ничего конкретного кроме войны, Максим завоевал любовь масс, которые легко купились на несколько громких фраз, не несущих в себе практически никаких гарантий.
        
        Простота - залог успеха.
        Вскоре после отъезда из селения, неподалеку от которого произошла резня в деревне людоедов, Лена отказалась от попыток расколоть Вили или Дениса, которые находили самые невероятные способы ускользнуть от вопросов. В конце концов, что бы выяснить правду, Лена переключила внимание на гвардейцев и Тома с Котом. В итоге, гвардейцы стали удивительно молчаливы, в моменты, когда принцесса путешествовала верхом, а друзья Дениса, вообще уезжали вперед, под предлогом разведовательных операций.
        - Вили, так дальше продолжаться не может, парни уже начинают психовать в присутствии Лены. - обратился к принцу Денис, в момент, когда они ехали чуть в отдалении от основного отряда.
        - и что ты предлагаешь? Думаешь я сам не вижу, что даже ее личная охрана уже на грани срыва? - буркнул принц.
        Дэн кивнул.
        - тебе придется проявить весь свой палитический талант, и удовлетворить потребность Лены в знаниях. - произнес он.
        - да ты что? Мы же все договорились, что никто не должен знать, о том что произошло в этой проклятой деревне. - от возмущения Вили даже подскочил в седле.
        - поэтому, тебе следует слегка изменить историю, и посвятить принцессу лишь в самые безобидные детали нашего "великого" приключения. - терпеливо объяснил Денис. - в ином случае, мы попадем в ситуацию, при которой вполне возможно восстание возмущенных масс, и мы останимся без отряда гвардии.
        Вили задумался, и несколько минут они ехали молча. Затем принц улыбнулся, и произнес.
        - а ведь ты прав.
        - ваше величество, невеста на подходе! - прокричал один из гвардейцев, который сразу смешался с остальными солдатами.
        Это был условный знак, по которому стоило прекратить все разговоры, связанные с темами о которых посторонним знать не следует.
        - бог в помощь. - кивнул Денис принцу, и хлопнув его по плечу, ретировался, оставив венценосного выполнять самую тяжелую работу.
        - ну и, нам больше не придется прятаться от принцессы? - спросил Кот, оказавшийся рядом с Денисом.
        Дэн посмотрел в сторону Вили, к которому подъехала Лена.
        - все в руках нашего монарха. - усмехнулся он.
        - и тебе не жалко бедного принца? - удивился бывший вор.
        - а ну его, если в отряде останется только принцесса, то наши приключения закончатся до самого прибытия в страну эльфов. - включился в беседу Том, который слегка отстал от друзей.
        К сожалению или к счастью, но мечта Тома не сбылась. Вили рассказал Лене увлекательную историю, щедро приправляя ее различныме громкими выражениями, при этом он говорил с такой убежденностью, что уличить его во лжи смог бы только настоящий театральный критик.
        В итоге, уже на следующий день, путешествие продолжилось в привычном ритме, а от былого напряжения не осталось и следа.
        Отряд двигался колонной, по хорошо наезженным трактам, погода благоволила путешественникам, по небу плыли перистые облака, которые время от времени, закрывали солнце. В спину дул легкий ветерок, и все без исключения пришли к выводу, что это хороший знак.
        Далеко позади остались леса, их сменила холмистая местность, густо покрытая сочной зеленой травой, и цветами, красивыми и бесполезными. Дэн не разбирался в ботанике, но в отряде был целитель, который сказал, что большинство цветов, которые они видят, годятся только на корм для животных или на букеты для непривередливых дам.
        Последним свойством цветов воспользовался Вили, он набрал огромный букет, и во время одной из остановок, во время которой гвардейцы были заняты кормежкой и отчисткой лошадей, он подарил букет Лене.
        После того, как Вили и Лена померились, они проводили все больше времени вместе. Денис с облегчением смотрел на эту идиллию, и с удовольствием болтат с друзьями о разных пустяках.
        - может быть, принц забудит о монстрах, и полностью переключится на принцессу? - выразил надежду Том.
        - это вряд ли, Вили аристократ, и воспитывался на книжках о великих рыцарях, и всегда сам представлял себя героем этих произведений. Так что, скорее уж мы истребим последних монстров, чем принц откажется от возможности доказать свою доблесть. - торжественно и с нотками обреченности, изрек Кот.
        Друзья рассмеялись, каждый из них понимал, что бывший воришка прав, и в скорее им предстоит встреча с новой опасностью.
        
        Насколько все проще, когда не надо долго думать о том, хороший твой противник или плохой. Вот например ходячие мертвецы, они плохие, они не имеют души, и убивают любого живого, кого могут достать. Но это в случае, если они не подчиняются некроманту. Сам же некромант, выкапывает тела умерших, или использует черную магию, что бы поднять тела убитых, найденные на дорогах или полях сражения. Некромант определенно плохой, так как использует магию, что бы насильственно вернуть к подобию жизни, упокоенные души. Это дает героям полное право хвататься за мечь, и без разбора сносить головы и ходячим мертвецам, и их создателям.
        В новом приключении, которое выбрал принц, все было просто и ясно. На болоте живет чудовище, ростом чуть выше среднего человека, и в каждые три дня, оно наведывается в город, что бы убивать и пожирать всех, кого сможет найти.
        Но стоит рассказывать все по порядку. Отряд двигался по широкому тракту, в сторону торгового города, в котором помимо торговли, жители занимались добычей торфа из ближайшего болота "в котором и живет монстр".
        Ландшавт постепенно менялся, холмы перешли в равнины, ровная луговая трава постепенно заменялась кустарниками и колючками.
        За несколько часов, до того как впереди показался город, Денис почувствовал характерный болотный запах, а вскоре, вдали стали видны городские стены, а за городом поднимался густой туман.
        Путников без вопросов пропустили через ворота, даже большое количество стражи не удивило городских охранников, которые привыкли видеть торговые караваны, в охрану которым нанимались чуть ли, не маленькие армии.
        Все, включая гвардейцев в полном составе, поселились в просторном здании, на котором висела простая но понятная всем вывеска "постоялый двор", а снизу был изображен рисунок дома, к которому подходит усталый путник.
        - итак, на мой взгляд здесь все предельно просто, болотный монстр часто наподдает на город, но горожане не спешат покинуть пересечение торговых путей, да и добыча торфа явно приносит свои плоды. - резюмировал принц, когда они вшестером, собрались за одним столом. Кроме Дэна и особ королевских кровей, там были Том и Кот, а так же капитан гвардейцев.
        Город действительно был богатым, улицы вымащены камнем, на площадях установлены фонтаны, а вдоль домов тянутся цветочные оранжереи.
        - каковы ваши предложения? - осмелился задать вопрос Кот.
        - я вижу это примерно так, мы едим через болото, привлекаем к себе внимание и провацируем чудовище к нападению. Когда монстр появляется, мы разряжаем в него полный запас арбалетных болтов, а затем добиваем в рукопашном бою. - выдвинул предложение гвардеец.
        - заметьте, не я предложил сей самоубийственный план, но я его поддерживаю. - высказался принц.
        Собственно на этом заседание можно было и заканчивать, переубедить Вили не смогла даже Лена, но Денис с друзьями до последнего момента верили в то, что принц одумается.
        - помните, далеко в болото не уезжайте, искать вас потом будит некому, и да, постарайтесь вернуться поскорее и берегите принца.
        Эти последние указания довала Лена, стоя перед отрядом в сорок гвардейцев, самим Вили и тремя бойцами специального отряда. Остальные остались защищать ринцессу, на случай непредвиденных ситуаций.
        Когда отряд двинулся к восточным воротам, их провожали как героев и самоубийц. Горожане выстроились вдоль улиц, и бросали цветы под копыта лошадям, это было бы страшно красиво, если бы не сопровождалось гробовой тишиной.
        Наконец, за их спинами захлопнулись тяжелые створки ворот, отрезая пути назад.
        - интересно, если мы погибнем, то за счет какого королевства нас похоронят? - внезапно спросил Кот, нарушая гнетущую тишину.
        - как какого, разумеется за счет моего отца, вы же находитесь на службе у меня. - удивился и даже слегка обиделся Вили.
        - вообще-то, официально мы служим в армии генерала Гомона, а здесь просто исполняем специальное поручение. - напомнил Том.
        - значит, перед смертью, я напешу завещание, в котором потребую похоронить вас за счет своего наследства. - упрямо гнул свою линию Вили.
        - заодно в братской могиле, вместе с четырьмя десятками гвардейцев. - внес свою лепту Дэн. - если конечно, наши тела найдут в болоте, а затем вообще захотят перехоронить.
        Город носящий милое название "болотный", действительно стоял на самом краю болота, в котором росли редкие тощие деревья, с широко раскинутыми корнями, и замаскированными ловушками в виде ям заполненных жидкой грязью, в которых мгновенно тонули лошади.
        От озер с зеленой водой поднимался белый едкий туман, в неподвижном воздухе стояла практически не переносимая тошнотворная, вонь.
        Отряд двигался по узкой полосе более или мение твердой земли, за первые пол часа, они потеряли двух лошадей, которые утанули в ямах, замаскированных ветками и опавшими листьями. Всадникам удалось спастись, вовремя выпрыгивая из седел.
        - отряд стоп! - рявкнул капитан гвардейцев, голос которого прозвучал непривычно глухо.
        Все остановились, и стали вглядываться в разные стороны, ища причину, побудувшую капитана остановить продвижение.
        - ваше величество, мне кажется, мы уже достаточно углубились в болото, и дальнейшее движение в том же направлении не имеет смысла. Если мы не найдем монстра здесь, то и дальше нам вряд ли повезет. - ответил на невысказанный вопрос Капитан, подъехав к принцу.
        - думаю, в правы. - кивнул Вили, который в последние минут двадцать откровенно клевал носом, болотный воздух не него влиял очень неблагоприятно. - господа, начинаем охоту!
        - а как? - резонно спросил один из гвардейцев.
        - ну, раз мы охотимся на хищника, то логично будит подманить его криком какой ни будь его жертвы. - предложил Том.
        "ой зря" промелькнула в голове Дениса запоздалая мысль.
        Принц уцепился за эту идею, и даже учредил вознаграждение в пять золотых тому, кто лучше подманит чудовище.
        Тут начался настоящий цирк, взрослые мужчины в доспехах из кожи и метала, обвешанные железным оружием, сидя на лошадях или стоя на мягкой земле, начали изображат крик различных животных. Кто-то мычал, другие блеили как козлы, некоторые изображали домашнюю птицу, а самые оригинальные, пытались изобразить заблудившихся в лесу девушек, и звали на помощь самыми тонкими голосами, на которые только были способны.
        Для постороннего наблюдателя, который ориентировался бы только на слух, эта картина представилась бы так: несколько девушек с сиплыми голосами, вместе с целым зверинцем заблудились в болоте, и теперь стараются переорать собственных животных, которые впали в безумие.
        А тем временем, гвардейцы увлеклись, они кричали все громче, и старались заглушить крик соседа, азарт проснулся с такой силой, что они даже на некоторое время забыли, где находятся и зачем пришли.
        Внезапно, все замолчали, это произошло так неожиданно, что Денис даже не сразу понял, что произошло. А когда он наконец проследил за взглядами гвардейцев, то и сам замер, не в силах выговорить ни слова.
        На полосе сухой земли, стояло человекоподобное существо, ростом в два с небольшим метра ростом, шириной плеч в метр. Кожа у существа была покрыта крупными черными чешуйками, руки свисали до колен, и заканчивались крепкими и острыми когтями, изо рта выпирали клыки, укрошающие вытянутую морду, и пара рыбьих глаз, так же украшающих лысую голову, смотрела на отряд, с явным удивлением.
        - пли! - скомандовал капитан, который быстрее остальных пришел в себя.
        В один миг разрядились три десятка арбалетов, но к сожалению, без толку. Болты просто отскочили от чешуи, не причинив монстру никакого вреда.
        Существо посмотрело на кучу снарядов, которыми его пытались убить, затем снова перевело взгляд на людей, и издало сдавленное рычание, изображающее с трудом сдерживаемую ярость.
        - спешиться! Поднять щиты, и приготовиться к бою! - начал выкрикивать команды капитан, что и послужило причиной того, что он стал первой жертвой.
        Пока гвардейцы строили живую стену, закрывая собой принца, монстр сделал три молниеносных прыжка, и оказался рядом со строем.
        Капитан даже не успел замахнуться мечом, как его голова отделилась от тела, и полетела в замершую толпу. А монстр облизнул окровавленные когти, и его морда растянулась в зловещей улыбке, сопровождаемой гортанным рычанием.
        Битва была похожа на сражение одиннадцатиклассника с толпой детсадовцев. От каждого удара монстра, люди отлетали как пустые конистры от пинка ногой, доспхи и щиты были плохой защитой от когтей, и принца удалось защитить лишь потому, что монстру было интереснее расправляться с целыми группами бойцов, нежели с одним бледным как смерть всадником.
        Денис оказался прямо перед монстром, не думая он ткнул мечов в живот противнику, и остался без оружия. Существо выхватило меч из рук человека, и схватившись за клинок, и перекусило, метал прямо у самой рукояти.
        Это был тот самый меч, который Денис купил на деньги, выйграные Максимом на турнире по кулачным боям.
        Денис не соображал, что делает, ярость буквально распирала его, в глазах мир стал настолько четким, что глаза заслезились. Недолго думая, Дэн врезал монстру кулаком между глаз, и еще успел удивиться, насколько белая у него кожа.
        Удар получился прекрасный, монстр замер, в его глазах появилось бессмысленное выражение, как у боксера, который получил нокдаун, но все еще стоит на ногах.
        А Денис, почувствовав невероятный прилив сил, начал наносить молниеносные удары в стиле каратэ, целясь в места, где по его мнению должны были находиться нервные окончания.
        Наконец монстр упал, но Денис не остановился, он выхватил один из своих кинжалов, и вложив в удар всю силу, вогнал оружие в шею противника. Раздался хруст и щелчок, и в руках у Дэна осталась только рукоять от кинжала.
        Монстр хрипел, когтями раздирая собственную шею, пока, наконец, не затих.
        Робкие радостные выкрики перекрыл яростный рев, денис поднял глаза от поверженного им монстра, и увидел еще двоих, но новые противники были где то на метр выше, и на пол метра шире.
        - мы с тобой, кэп! - донесся крик Кота, который взялся организовывать оставшихся гвардейцев на сражение с новым врагом.
        "вы все что, издеваетесь что ли? Я вам что, благотворительное общество по борьбе с чудовищами? Все, достали!".
        Эмоций практически не осталось, сила блуждающая в жилах искала выход, и Дэн выпустил ее, взмахнув руками, в безнадежной попытке отмахнуться от приближающихся монстров.
        Волна жара нахлынула на Дениса, и пройдя через руки, высвободилась через ладони, трансформировавшись в волну рыжего пламени.
        Дальше Денис не видел ничего, в глазах потемнело, а сам он упал на мягкую землю, где и потерял сознание. Последнее что он слышал, это был яростный вопль, в котором была изрядная доля боли и страха.
        
        И на этот раз, по всей видимости, Денис потерял сознание совсем не на долго, когда он открыл глаза, еу в лицо плескали водой, а совсем рядом слышались яростные вопли двух монстров, и не мение яростные команды Кота, который умудрялся перекричать монстров.
        - ну ты нас и напугал, командир, я уж думал из тебя весь дух вышел. - пробормотал Том, нависнув над Дэном, и поднося флягу к его губам.
        В горле першило, а легкие казались набитыми песком. Перед глазами еще вспыхивали разноцветные звездочки, когда Денис попытался сесть.
        - очнулся, наш герой. Мог бы и предупредить, что магичить умеешь, а то мы о тебе узнаем что то интересное, только когда нависает опасность быть убитыми. - голос севшего рядом на корточки Вили, был насмешливым и обиженным в одно и то же время.
        - да я собственно и не умею... - пробормотал Денис, но принц только махнул рукой.
        С помощью Тома, Дэн все таки сел, и его взгляду открылась потрясающая баталия.
        Два монстра ожесточенно размахивают верхними конечностями, стараясь закрыться от стрел, а заодно зацепить кого ни будь из гвардейцев, надо сказать не безуспешно, так как двое бойцов уже лежали в тени деревьев, напоминая сломанные игрушки. Гвардейцы не оставались в долгу, с завидной скоростью перезаряжая арбалеты, и при этом ускользая от смертельных ударов.
        Денис потряс головой, он точно помнил, как арбалетные болты отскакивали от чеуци первого монстра, и теперь не мог поверить своим глазам, когда те же снаряды, легко пробивали броню более взрослых особей.
        - после твоей "огненной стены", которая хорошо потрепала гадов, их чешуя стала удивительно мягкой, я думаю она теперь защищает ничуть не лучше человеческой кожи. - услужливо пояснил принц, правильно поняв недоумение в глазах друга.
        В это время, Кот и еще десяток бойцов, почти в плотную подобрались к одному из монстров, и разрядили свое оружие. Один из болтов попал в основание горла, остальные еще больше изуродовали тело, и этого оказалось достаточно, что бы убить вторую тварь.
        - кто бы мог подумать, твой друг оказался неплохим командиром, он очень быстро организовал гвардейцев, да и первым сориентировался в ситуации. Именно он додумался оттащить тебя подальше от приближающегося врага. - продолжил делиться эмоциями Вили, лицо которого все еще было достаточно бледным.
        - значит, вы хотели бросить меня на растерзание этим существам? - возмутился Денис, к которому уже почти вернулись силы.
        - разумеется, я бы никогда не позволил, что бы у героя отняли шанс совершить еще один подвиг. Я уверен, что ты успел бы прийти в себя, и в одиночку расправился бы с этими чудовищами, но твои друзья были очень настойчивы, и потому твои сегодняшние подвиги ограничиваются только одним маленьким монстриком. - ответил принц.
        Когда Денис кинул вопросительный взгляд на Тома, который стоял рядом все это время и не вмешивался в разговор, парень просто пожал плечами и закатил глаза, изображая полную невменяемость.
        - рас уж выяснилось, что один из твоих друзей неплохой командир, может и у второго есть какие ни будь таланты? Я имею в виду не умение махать мечом, это ваша общая черта. - Вили уже не обращал внимания на сражение, и старался отвлечься от неприятных мыслей, самым простым разговором.
        Том смутился и покраснел, но на вопрос принца ответил.
        - я хорошо готовлю, и мама научила меня вязать крестиком.
        Принц повалился на спину, эго начал душить внезапный приступ смеха, и настолько заразительный, что даже сам Том улыбнулся.
        - только вы не рассказывайте никому, все таки сами понимаете, не мужское это дело, свитера вязать. - попросил сын мельника.
        - заметано, ты извени, просто твоя внешность не совсем свойственна для людей занимающихся вязанием, даже у меня на родине. - с трудом превозмогая смех, произнес Денис.
        Том только кивнул и снова пожал плечами.
        Раздался дикий рев, заставивший всю троицу обернуться. Оказалось, что сразу три арбалетных болта попали в живот последнего монстра, и еще один застрял в левом боку. Чудовище злобно шипело и орало, и бессильно каталось по земле, когтями разрывая собственную плоть в попытке извлечь оружие, причиняющее ему страдания.
        Пока монстр катался по земле, под его тушу, как под каток, попал один нерасторопный гвардеец, который после столь тесного контакта с врагом, больше не шевелился.
        Дома, Денис никогда не чувствовал себя безрассудно смелым, а тем более героем. Да, он однажды вступился за дувушку, но тогда его противниками были всего лишь два гопника. Теперь же, он почти не раздумывал, как говориться "если тебя назвали героем - изволь соответствовать званию".
        Вскочив на ноги, он резким движением выхватил меч из ножен, которые висели на поясе Тома, и скользящим шагом двинулся в сторону монстра. Движения Дениса никогда не были такими быстрыми и плавными, ошарашенный Том еще даже не осознал, что произошло, а Дэн уже был рядом с поднимающимся чудовищем.
        - ты что творишь, командир? Уходи оттуда, убьет!
        Это был голос Кота, который организовывал гвардейцев на новую атаку. Конечно, можно было предоставить ему закончить работу, но при этом оставалась вероятность, что еще кто ни будь из солдат может пострадать. Поэтому, Денис решил действовать сам, и наверняка.
        Когтистая лапа молнией направилась в голову крупной цели, вооруженной одним лишь мечом, монстр уже чувствовал вкус крови этого глупца, который решил бросить ему вызов, но когти схватили лишь воздух.
        Только рядом с противником, Денис осознал, что с него сняли кольчугу, хоть она и была не в состоянии остановить прямой удар, но это стало неприятным сюрпризом. Однако все проблемы ушли на второй план, движения монстра внезапно замедлились, а сам он стал неповоротливым. Денис поднырнул под руку, и полоснул меом по плечу, во все стороны брызнула темная кровь, а по клинку забегали белые искры. Еще трижды Дэн ускользал от ударов монстра, и наносил в ответ свои, пока наконец не оттолкнулся от поваленного бревна, подлетел на метр в высоту, и оказавшись лицом к лицу с противником, нанес удар по шее, вкладывая в меч всю возможную силу.
        Оскаленная голова покатилась по болотистой земле, а из шеи ударил фонтан крови, тело монстра стояло еще несколько секунд, прежде чем рухнуть, как срубленное дерево.
        Падая, Денис потерял равновесие, и больно ударился все о то же бревно, и перекатившись кубарем по земле, оказался в яме с затхлой водой. Прежде чем он сообразил, где находится, три пары рук вытащили его на сушу.
        - ну ты и гад! - с чувством хлопнул Кот по плечу Дениса. - ребята только во вкус вошли, уже готовились второго монстра повалить, а тут ты со своим героизмом. Нет, я конечно понимаю, тебе надо репутацию поддерживать, но неужели нельзя хоть немного и другим дать развлечься?
        Денис отплевался от вонючей жижи, и посмотрел на своего друга.
        - следующим по списку принца, кажется должен быть дракон? Так вот, я разрешаю тебе разобраться с этим доисторическим птеродактилем, а я останусь в каком ни будь городке, охранять принцессу от грабителей и наемников. - огрызнулся Дэн.
        Взгляды всех гвардейцев переместились на Кота, который откашелился и пробормотал.
        - да я это, пошутил.
        - я тоже. - улыбнувшись успокоил его Денис. Он и сам не верил, что будь у него хоть вдесятеро больше сил, и магия в придачу, сможет ли он победить дракона. Из книжек он представлял этих существ величественными и могучими, и знакомиться с одним из них, желания почему-то не было.
        - ну, хватит бездельничать, собираем трофеи и тела убитых, и отправляемся обратно! Я уверен, в городе уже ждут новую легенду о похождении героического отряда под руководством принца Вили! - отдал приказ слегка успокоившийся Кот, когда принц и Том только подходили к общей группе.
        Перед обратной дорогой, Дэн успел вернуть Тому его меч, и извенился за то, что даже не предупредил о своих действиях, а Том только кивнул, и принял меч с такой осторожностью, как будто это была ценнейшая реликвия его семьи.
        
        Верность не купишь.
        В последние дни, приток беженцев и просто желающих присоединиться к армии нового претендента на власть, резко увеличился. Даже цвергам которые занимались личными заказами для Максима, пришлось на время отложить основную работу, и вернуться в мастерские, что бы вооружить всех желающих.
        А в это время, у Максима возникла большая проблема, война требовала огромных денежных вливаний, а казна трех захваченных городов уже почти полностью опустела. Почти каждый день приходилось проводить переговоры с главами торговцев, буквально выгрызая каждую монету зубами.
        Вот и теперь, Максим сидел в широком кресле, у него на коленях, свернувшись теплым клубком, спала рыжая лиса, которую он гладил как котенка, что бы не выдать своих истинных чувств.
        - господин Сим, вы должны понять, железо в наше время становится дороже золота, и я просто не могу продавать его цвергам по той цене, о которой вы просите, вы же понимаете, как торговец я должен наращивать копитал, что бы увеличивать оборот товара. - в очередной раз продолжал говорить толстый орк, глава купцов занимающихся поставкой железной руды. - и вы же знаете, у меня семья, дочь скоро должна выйти замуж, нужно обеспечить ей приданое. И кроме того...
        - две любовницы, которые постоянно требуют новых тряпок. - не выдержал Максим. Они сидели уже два часа, а Макс и дома то не отличался особой любовью к торгам, и демократии предпочитал империализм. - я слышал это уже много раз, избавьте меня от очередной истории про свою тяжелую жизнь. Я не могу платить вам столько, сколько вы просите, а в крайнем случае, вообще изыму ваш товар, для нужд нового государства.
        - ах так? Вы значит решили играть грубо? Так знайте, я никогда не верил в ваши добрые намерения, и теперь сделаю все, что бы ни один купец больше не продал вам ни одной самой дешевой безделушки, не накрутив двойную цену!
        Орк пулей вылетел из кресла, и пыхтя как чайник, быстрым шагом покинул помещение.
        В зале заседаний установилась тишина, в которой было прекрасно слышно, как Максим выдохнул черес сжатые зубы. Его рука непроизвольно сжалась, острые когти впились в шкуру лисы, на которой тут же выступили капли крови, от чего оборотень недовольно заворчала.
        - ты все слышала? - спросил Макс.
        - еще бы. - ответила Рикси, которой наконец удалось освободиться от стальной хватки черного мага.
        - в таком случаи, я хочу, что бы ты проследила за тем, что бы наш друг благополучно не дошел до дома.
        Лиса лениво потянулась, потерлась мордочкой о ладонь Максима, а затем спрыгнула на каменный пол и направилась к выходу.
        - как тебе будит угодно, господин.
        Оборотней в городе становилось все больше, большинство старалось смешаться с толпой, но некоторые откровенно хвастались своими способностями. В народе ходили слухи, что некоторые любовничы нового императора, принадлежат к самым разным стаям, и сам Максим, уединяясь с ними, не всегда требует, что бы они приняли человеческий, или эльфийский облик.
        Макс улыбнулся, жители этой страны даже не знали, что оборотни могут превращаться не только в людей и эльфов, но и почти во все двуногие расы этого мира. Это был маленький секрет, благодаря которому он мог контролировать разные слои населения, к которым посылал своих соглядатаев. Оборотни оказались единственной расой, которой можно было доверять без каких бы то, ни было опасений.
        В такие минуты тишины, Максим часто анализировал свои поступки, и все чаще замечал, что в этом мире ему пришлось сильно измениться, и не только внешне. От того человека, которым он был раньше, не осталось практически ничего, только имя, которое затерялось в темных угла души, и брат, который блуждает где то на востоке.
        При помощи денег, удалось добыть информацию, что Денис жив, и теперь путешествует с каким-то мелким принцем, и вроде бы совершает подвиги, спасая народ от разных напастей.
        "в детстве ты всегда любил мультфильмы про супермена, неужели решил в этом мире стать кем-то вроде него?"
        - милорд.
        В зал вошел Харон, этот "сын смерти" стал правой рукой Максима, и организовывал практически всю деятельность в городе, вместе со своими братьями, которые стали руками Макса.
        "дети смерти" так же считали себя и глазами императора, так как не знали, что Максим успел создать целый десяток стальных ящерок, при помощи которых следил за тем, что происходит в городе. это был еще один маленький секрет, лишний козырь в рукаве императора.
        - говори. - кивнул помощнику Максим.
        - некоторые дела требуют вашего личного внимания, кроме того, вам сегодня следует посетить тренировки новобранцев, что бы поднять их боевой дух, а на вечер запланировано еще две встречи, одна с торговцами тканями и провизией, а другая с аристократией темных эльфов.
        "и как на Руси царь выдерживал такой ритм?"
        - ладно, давай все по порядку, а там и до заседаний дойдем.
        
        Тренировки новобранцев, это особый вид деятельности, они еще не умеют толком держать оружие, но старательность прет из всех щелей. Известие о том, что сам черный маг, император маленокой страны, пришел посмотреть на тренировку, вызвала такой ожиатаж, что деревянные мечи ломались чуть ли не от каждого удара, то о хребет, то о чью ни будь дубовую голову.
        Сам Максим редко учавствовал в общих тренировках, он нашел себе учителя, старого дроу, который обучал его драться при помощи посоха. Когда же любимого оружия под рукой не было, в дело вступили тяжелые кулаки, и острые как лезвия, когти.
        - вы уж не обессудьте, ваше величество, они еще только начали тренировки, мечи и копья держат как вилы и мотыги. - извиняющимся тоном говорил гоблин, которого назначили тренеровать бывших крестьян.
        - это все неважно, научи их хотя бы тому, с какой стороны браться за оружие, и как держать строй во время сражения, а остальное придет со временем. - успокоил тренера Максим.
        Гоблин начал выкрикивать команды, толпа, которая должна была стать военной силой, честно, хоть и неуклюже, выполняла все приказы, и даже вставала в некое подобие боевого порядка.
        Максим чувствовал себя режиссером, которому показывают сцену подготовки стажеров к какому-то историческому, хотя скорее фантастическому, фильму.
        
        Давно уже Молния не летала на такие расстояния, мышцы едва выдерживали нагрузку, страшно хотелось спать. Несколько раз она видела драконов, которые летели в том же направлении, но в отличие от нее, собратья летели с большей скоростью, и внешней легкостью.
        Еще повезло с погодой, ветер был попутным, а в небе не встретилось больших туч. Однажды правда пришлось лететь под дождем, но совсем не долго, и дождь был очень слабым.
        Наконец впереди показался искомый город, вокруг которого было нечто вроде колонии муравьев, в которой орки гоблины несколько десятков троллей, почти столько же минотавров, дроу и цверги, развели бурную деятельность.
        Олнию удивило то, что на появление в небе дракона, практически никак не прореагировали.
        Центральная площадь была свободна, только маленькая группа разношерстых существ двигалась к большому дому. Необходимо было узнать, где найти того самого Сима, которого приказал защищать Тристан, и поэтому Молния устремилась прямо на площадь.
        Солнце уже касалось горизонта, мир окрасился в алые тона, сотнями бликов отряжаясь в драконьих чешуйках.
        Приземление оказалось эффектным, и шумным, но на группу существ не произвело никакого впечатления.
        Неторопливо извлекая оружие, гоблины орки и прочие сопровождающие крупного... хм, по запаху человека, но на вид какого-то иного существа, кожу которому заменяла бледно серая, почти белая змеиная чешуя. Но наибольшее внимание привлекали его глаза, которые были похожи на два красных рубина, с черными вкраплениями зрачков.
        - кто ты? - холодным и безразличным голосом спросил человек.
        Молния решила, что это все таки человек, по крайней мере он им когда-то был.
        За время паузы, группа сопровождения успела окружить дракониху, и приотовиться к бою, а сам красноглазый, внимательно изучил все детали тела драконихи, и теперь ждал ответа.
        - меня зовут Молния, я здесь, что бы вступить в охрану мака Сима.
        Тонкая улыбка растянула губы человека, а в глазах его появилось что-то неуловимо теплое, смешанное с легкой насмешкой и восхищением.
        - сейчас, мне твои услуги не нужны, в этом городе меня есть кому защищать. А ты пока найди себе место, где сможешь отдохнуть, тебя накормят, а когда ты наберешься сил, мы поговорим о делах наших скорбных.
        На этом диалог и оборвался, маг не стал ждать ответа, а просто проследовал в здание, по пути дав охране знак, следовать за ним.
        Молния не знала, что испытывать, оскорбление, за пренебрежительное отношение к себе, или благодарность, за заботу о своем измученном организме.
        Еще немного постояв, она вздохнула и решила последовать совету, все таки приказ Тристана надо было исполнять, а для этого можно было и слегка усмерить свою гордость.
        Один из сородичей показал уютное место недалеко от города, прямо за одним из палаточных лагерей орков, где дракониха и разместилась, а затем ей принесли еду. Уже сто лет Молния так не наедалась.
        
        Тристан просто издевался над ним, уже почти два десятка драконов присоединилось к армии, а в защиту Максиму выделили слабую, отощавшую ящерицу, в глазах которой больше боли и усталости, чем в состоянии перенести человек. И при всем при этом, по всей видимости эта дракониха еще молода, так что же будит, когда она постареет? Хотя, это не должно беспокоить человека, жизнь которого в среднем не привышает ста лет.
        "надо будит поговорить с трехголовым, на счет его "идеальной" кандидатуры" подумал Макс, проходя в спальню.
        Сегодня он решил спать один, слишком много проблем навалилось, и надо отдохнуть. Да еще и проследить за тем, как выполняется его задание.
        Максим уже несколько дней тренировался разделять свое внимание, все таки ему теперь следовало следить сразу одиннадцатью парами глаз, своими собственными и глазами десяти ящериц. Благо сегодня ему нужна была только одна ящерка.
        Как только он лег в постель, начал искать подходящую рептилию, которые были разбросаны по всему городу. Очень удобное изобретение, можно незаметно узнавать, что о тебе думают, что происходит в городе, и что заботит окружающих.
        Искомая ящерица была почти на том месте, где и следовало быть, она пряталась за трубой двухэтажного дома.
        Откликаясь на зов хозяина, железный зверек встрепенулся, и длинными прыжками понесся в указанном направлении.
        Солнце уже успело опуститься, а на небе зажглись звезды. В это время суток, торговцы закрывают лавки а на улицы выползают все карманники и прочий преступный элемент. Интересно было бы узнать, что бы подумала общественность, если бы узнала, что приступный мир города контролируется всего тремя оборотнями, которые верно служат его официальному хозяину.
        А вот и переулок, через который глава торговцев обычно возвращается домой, городской стражи нигде не видно, да и вообще вокруг необычно тихо.
        Вот на соседней крыше промелькнул рыжий хвост, "Рикси решила лично проследить за исполнением приказа", усмехнулся Макс, пока ящерка пряталась в щель в стене из бревен.
        Вот появился и сам виновник торжества, толстый орк торопливо перебирал короткими ножками, как будто предчувствуя беду.
        - любезный, не подкинешь немного мелочи, на благо молодежи нашего города? - грубым голосом прохрипел рослый орк, выходя из тени соседнего здания.
        Глава торговцев железной рудой, хотел было побежать назад, но выход из переулка уже закрыл не мение здоровенный гоблин, в руках которого блестел кривой нож.
        - ну так как? Пожертвования будут? - мерзко ухмыльнулся орк.
        Толстый торговец неуклюжими пальцами начал развязывать завязки на кошеле, при этом лихорадочно ища глазами признаки стражи, или хоть кого ни будь, кто мог бы помочь.
        - да чего тут церемониться, видишь, он не уважает молодежь, и делиться деньгами не собирается. - пробубнил гоблин, и сделал несколько шагов вперед.
        Торговец буквально обезумел от страха, он выхватил маленький кинжал, украшенный самоцветами, и разрезал завязки, при этом порезав руку.
        Грабители расхохотались, что буквально лишило жертву последних мозгов. Толстый орк кинулся мимо своего рослого сородича, рассчитывая проскочить между ним и стеной, но получил чувствительный удар кулаком в живот, а затем еще и заточкой по горлу.
        - хватит, Дрон, берем добычу и сваливаем. Мне кажется, все и так выглядит довольно натурально. - ухмыльнулся гоблин, поднимая кошель с перерезанными завязками.
        Через пару мгновений, обоих громил уже не было, а на соседней крыше снова промелькнула тень.
        На смежной улице послышались неторопливые шаги, и громкий смех городской стражи, парни были явно пьяны, так как их шаги перемежались с громкими шарканьями и матом в адрес всех тех нехороших, кто заставляет их работать ночью. К своему немалому удивлению, даже намека на свое имя в длинном списке выданном стражниками, Максим так и не заметил.
        Дальше ящерка получила почти полную свободу действий, перейдя в обычный режим наблюдения.
        У Максима резко улучшилось настроение, спать расхотелось, и он вышел в коридор, где стояли два стражника. Парней он отпустил, приказав позвать к нему какую ни будь девушку.
        Стражники честно выполнили приказ, а так как они были из разных рас и разошлись почти в том же коридоре, через пять минут к Максиму пришли сразу две девушки, одна из расы дроу, а другая из единственной среди оборотней стаи вигеторианцев, молодая лань в облике человека.
        
        - все мы слышали о вчерашнем несчастье, и все мы скорбим о смерти достойного орка, который многое сделал для всех нас. Поверьте, мне ужасно жаль, что в городе еще остались элементы, не подвластные мне. - "но в скорее их не останится" жестоко улыбнулся про себя Максаим, к которому с самого утра пришла делигация торговцев, перед которой он выступал в приемном зале. - однако, не будим о грустном, в честь памяти о нашем общем друге, я готов подписать договор, который мы всера вместе составили, и сегодня должны были утвердить на общем собрании. По этому договору, я обязуюсь выплачивать несколько большую сумму за предоставляемые вами услуги, чем рассчитывал изначально. Честно говоря, я собирался сегодня еще поспорить об окончательной цене, но в сложившейся ситуации, пологаю это было бы нечестно по отношению к погибшему.
        На письменный стол лег договор, в котором числилась сумма, которую Максим обязывал себя выплачивать за товар. Сумма была смехотворно низка, а доплату, можно было считать жалкими грошами, которые кидают нищим.
        Собравшиеся торговцы начали недовольно перешептываться.
        - господа, ваш коллега положил жизнь, сочиняя этот договор, поэтому, давайте подпишим документ, дабы избежать неприятностей, которые могут свалиться на голову, если мы промедлим.
        Это была последняя капля, которая перевесила все возражения, дураков среди совета торговцев не было "последний погиб ночью", а потому, скрытую угрозу почувствовали все.
        - вот и превосходно, но я хочу вам напомнить, что это не окончательный документ в нашем сотрудничестве, и моя щедрость будит вами оценена, как только мои планы начнут воплощаться. - пообещал Максим, улыбаясь как змея готовая совершить бросок, когда последняя подпись была поставлена. - а сейчас, прошу меня извенить, другие дела требуют моего внимания.
        Торговцы встали со своих кресел, и кланяясь удалились.
        Как только дверь за последним представителем делегации закрылась, из бокового прохода в зал проскользнула лиса, размерами не уступающая самой большой собаке.
        Максима очень интересовала способность оборотней изменять свой размер, к сожалению эта способность была ограничена, и они не могли становиться меньше своих природных собратьев, или крупнее своей боевой формы, которая слегка привышала рост здешних людей.
        Лиса села рядом с креслом, и положила голову на колено Максима, при этом ее глаза заискивающе заглядывали в глаза мага.
        - ты молодец, Рикси. - улыбнулся Макс, поглаживая оборотня по затылку и шее.
        - могу я рассчитывать на вознаграждение? Или хотя бы на некоторое приближение к моему господину? - промурлыкала лиса, буквально тая от прикосновений черного мага.
        - тебя интересуют перспективы попадания в мой гарем? - Максим вопросительно приподнял участок кожи, на котором должны были рости брови.
        - нет. - призналась Рикси, и добавила. - меня интересует перспектива его полного вытеснения.
        Максим откинулся на спинку кресла, позволяя уменьшившейся лисе забраться к себе на колени. Рикси была довольно привлекательна в облике человека, да и эльфийка из нее выходила неплохая, но связывать себя с кем либо Макс не собирался, пока. А там, кто знает.
        И вновь отдохнуть не удалось, буквально через минуту после того, как ушли представители торговцев, в зал вошел Харон, и доложил, что императора ждут в мастерских цвергов.
        
        Неудавшийся подвиг.
        В городе устроили праздник, главным украшением которого стала черимоние подвешивания голов монстров над главными воротами. Цена на выпивку во всех трактирах упала, на улицы вышли музыканты.
        Убийство болотных монстров стало отправной точкой, с которой начался резкий рост славы отряда принца Вили, и дениса в частности. Барды сочинили целую поэму, в которой рассказывалось о приключениях славного героя.
        Денис услышав их произведение на празднике, сперва даже не понял, что поют о нем, уж слишком красиво описывались все события, врагов становилось в десяток раз больше, чем было на самом деле, а если появлялись "белые пятна", про которые не знал никто, барды сами додумывали ход событий, еще больше превознося свершение героев.
        В общем, покинуть город удалось только через три дня, причем боьшая часть отряда с большим трудом смогла взгромоздиться на лошадей.
        - в следующий раз, предлагаю сказать, что настоящий герой живет только приключениями и нас здут новые свершения, и сразу сваливаем из радушного города. - предложил принц, потирая виски, и смотря на мир красивыми розовыми глазами.
        Возражений на это предложение не поступило, часть гвардейцев все еще вспоминала памятную драко в городском трактире, когда их выносили из разгромленного зала на руках.
        В общем, за время своего прибывания в городе, славные герои не только стали всеобщими любимцами, но и успели потратить все личные сбережения и заодно уронить свой авторитет.
        В пьяном угаре, Вили назначил Кота капитаном гвардейцев, и при всех его достижениях, за три дня, это был его единственный обдуманный поступок.
        В общем впечатление культурных людей о себе оставили только Лена, и Денис. Принцесса не пила, а потому отлично себя контролировала и успевала присматривать за своим женихом, а Денис просто нажрался, и почти постоянно отсыпался в своем номере.
        - куда теперь путь держим? - спросил Дэн.
        - ну, по плану у нас осталась только охота на дракона, а от жилища летающего ящера и до земель эльфов рукой подать. - ответил принц.
        Видимо остатки похмелья еще не покинули организм, так как в тот момент, охота на дракона, показалась Денису не такой уж и плохой идеей.
        Почти весь день, тишину в дороге нарушал только стук копыт, да фырканье лошадей. к счастью путникам повезло с погодой, небо затянули тучи, но дождя не было, и до самого вечера отряд двигался в приятной прохладе легкого ветерка.
        Дорога обходила болото справа, по ее обочинам росли невысокие деревья, из-за которых иногда проглядывались маленькие озора затхлой воды.
        За весь день совершили только две остановки, что бы напоить лошадей и размять ноги, принцесса покинула карету всего раз, она отсыпалась после посещения города, в котором ей пришлось следить за всем отрядом, что бы те не совершили слишком много глупостей.
        - мне кажется, нас ждет серьезный разговор. - сказал Денис Вили, кивая на карету, которая ехала чуть позади, и в которой зажглась лампа.
        - мне кажется, ты абсолютно прав, а потому предлагаю слегка ускориться, что бы успеть что ни будь перекусить до начала эгзикуции. - ответил принц пришкопивая своего коня.
        Этот короткий диалог произошел неподалеку от уютной полянки, на которой было решено устроить привал.
        Ночь прошла тихо, но перед самым расцветом, часовой поднял тревогу, за полминуты гвардейцы вооружились и встали кольцом вокруг кареты. И ничего не произошло.
        На объяснения, типа "я видел какую-то тень, которая кралась в лагерь", гвардейцы ответили товарищу "спать надо меньше, когда стоишь на посту". Досыпать разумеется никто уже не лег, и отряд быстро перекусив, двинулся в путь.
        Только в седле Денис осознал, что проснулся раньше, чем часовой поднял тревогу, но решил, что это не важно "мало ли причин рано проснуться?". Подумал он.
        До обеда все было как всегда, скучная дорога, деревья по обочинам, давно надаевшие шутки и истории, которые продолжали рассказывать только потому, что больше делать нечего. Радовала погода, между облаками иногда проглядывало солнце, на какое-то время разукрашивая опостыливший пейзаж новыми красками.
        Денис почти задремал в седле, так же как и Том, и недавно назначенный на пост капитана, Кот. Единственное что беспокоило Питерца, так это то, что с самого начала путешествия, отряд превышал сотню отборных бойцов, а теперь вместе с принцем и принцессой, едва можно было набрать полсотни. Так же давно не было видно лысого толстяка, которого в последний раз можно было вспомнить только до сражения с лесными чудовищами.
        Но похоже, никого больше эти проблемы не интересовали, все либо уверились в своей непобедимости, либо рассчитывают на небесное проведение, которое уж точно доведет часть отряда до цели.
        - Вили, тебе не кажется, что нас стало, как то маловато? До эльфов мы, конечно можем дойти без проблем, все таки я не думаю, что лесные разбойники, самоубийцы, что бы нападать на нашу группу, пусть мы и потеряли половину бойцов, но ведь ты хочешь идти на дракона. Мне кажется, что для этой цели нас маловато, да и поддержка магов не помешала бы.
        Без лишних свидетелей, Денис обращался к принцу без всяких церемоний, которые приходилось соблюдать только в многолюдных местах.
        - а ведь ты прав. - подумав согласился Вили. - для похода на дракона, нас действительно может быть маловато. Так что, слушай мой приказ, передай Коту, что бы в ближайших к гнезду монстра поселениях, набирал добровольцев, а какого ни будь мага я тебе обеспечу, не беспокойся.
        Вот так неторопливо время подошло к обеду, и тут Денис почувствовал неладное, Лена слишком тихо себя вела, почти не ела, и с нездоровым интересом наблюдала за окружающими. Покопавшись в своей миске, он вдруг обнаружил, мелко нарезанные листья, которых в каше быть явно не должно было.
        Первое правило выживания в незнакомой местности - есть подозрительные плоды, травы и прочее, разрешается только в случае опасности умереть с голода.
        Живо представилась картина, которую описал Максим, когда только начинал учиться в медецинском училеще. Брат рассказывал, как его однагруппники, подсыпали лектору в чай раствор какой-то травы, название которой Денис не запомнил. Так вот, в этот день лекцию пришлось отменить, так как учитель не мог выйти из туалета.
        Незаметно выкинув кашу, Денис отошел от основной группы, и используя старый проверенный метод "два пальца в рот", опустошил желудок от того, что уже успел съесть.
        Затем он вернулся в лагерь, и как ни в чем не бывало, уселся на прежнее место.
        Долго ждать не пришлось, вскоре гвардейцы один, за одним стали убегать в лес, откуда стали доноситься неприятные запахи и звуки.
        Лена несколько минут упорно смотрела на Дениса, когда они остались в лагере одни. Даже Вили не избежал судьбы своих подчиненных.
        С каждой секундой в глазах принцессы разгоралось любопытство и непонимание, и наконец, Дэн не выдержал, и признался, уже не сдерживая улыбку.
        - у меня брат учился на врача, и он успел объяснить мне предназначение некоторых трав. - это была почти правда, но иного объяснения жительница этого мира не поняла бы.
        - всю шутку испортил, зануда. - обижено надула губы Лена, и отошла в другую часть лагеря, так как до места, где остался Денис, уже дошли запахи деятельности гвардейцев.
        Разумеется, это был глупый поступок, так как отряд в таком состоянии, не то что защитить, даже убежать от врага не сможет. Но эта проделка, слегка разрядила общую гнетущую обстановку, и через пару часов, отряд смог двинуться дальше.
        К вечеру погода испортилась, небо затянули серые тучи, а с болот задул сильный ветер, который приносил с собой отвратительный затхлый воздух.
        За отсутствием лучшего укрытия, отряд разместился под группой высоких деревьев, на скорую руку соорудив нечто наподобие навеса, используя ветки и запасные плащи. Незадолго до темноты, начался настоящий ливень, который за считанные минуты превратил дорогу в грязное месиво.
        - везет Вили, сидит сейчас в уютной сухой карете, в обществе красивой девушки, и даже не задумывается, как нам тут тяжело. - проворчал Кот, подсаживаясь на поваленное дерево рядом с Денисом. На том же дереве сидели еще несколько гвардейцев и Том.
        - ты вроде капитан отряда, и должен поддерживать в подчиненных боевой дух? - осведомился Денис, закутываясь в свой плащ.
        - да ну его, этот дух, все равно вокруг такая сырость, что любая увожающая себя нечисть сидит в своей норе, что уж говорить об обычных бандитах. - парировал бывший вор.
        - я не об этом. - отмахнулся Денис, - ты бы лучше поднял настроение в коллективе, историю страшную рассказал бы, что ли.
        Гвардейцы согласно закивали, и сгрудились ближе к друзьям. Все равно делать было нечего, а тут похоже намечалась увеселительная программа.
        - ну, слушайте, повторять я не буду. - Кот слегка повеселел, ему и самому нравилось рассказывать истории, а тут его окружила толпа слушателей, которым больше некуда деваться. - сидел я как то в городской темнице соединенных баронств, скажу условия там были одни из лучших, среди тюрем в которых я побывал. Так вот, сидел я в общей камере, там же были ночьные домушники, карманники, и похитители, в общем весь цвет. В первую же ночь мне не удалось уснуть, потому, что за стеной, кто-то постоянно орал. Утром я спросил у коллег по несчастью, что это было? Мне сказали, что в соседней камере сидит голубой эльф, а у него сокамерник, обычный крестьянин, задолжавший денег крупному торговцу. Ну вы понимаете, что крики продолжились и дальше, и вот однажды, пришел капитан стражи и сказал, что в соседней камере освободилась одно место, и меня переводят туда.
        Тут Кот выдержал драматическую паузу, гвардейцы сгрудились плотным кольцом, и внимательно слушали ожидая продолжения.
        - меня провожали, как смертника, товарищи хлопали по плечам, давали советы и произносили утешительные слова, а один старый вор даже подарил заточку, сказав "прирежь гада, если он начнет заходить сзади". Однако, это легко сказать, но вы сами знаете, что даже самый слабый эльф, намного сильнее среднего человека. В общем, к тому моменту, когда меня подвели к моей новой камере, лицо у меня было бледным как мрамор во дворце. Вот открылась дверь, ухмыляющийся стражник затолкнул меня внутрь, и захлопныл дверь за моей спиной. Я многое слышал о ненормальных, которые меняют ориентацию, но был абсолютно не готов к тому, что увидел. Мужик средних лет, в длинной сорочке, грязными волосами и глупой улыбкой на лице, заправлял кровати и при этом напевал себе под нос, какую-то песенку. Оказалось, за эльфа заплатили выкуп, а его сокамерник просто тронулся умом, и стал требовать, что бы его называли Маша.
        Гвардейцы разочарованно отхлынули, они ждали историю выживания в тяжелых условиях, а их доверие так подло обманули.
        Сам Кот был доволен произведенным эффектом, и с чувством выполненного долга, завалился спать.
        - когда мы были мальчишками, мы с друзьями любили лазить по старым и заброшенным домам. - начал свою историю Дэн. - в то время мы с братом жили в деревне у дедушки с бабушкой, а соседские пацаны предложили заночевать в старом особняке, который находился на краю деревни. не долго думая, мы собрали немного еды, захватили пару покрывал, и отправились к месту, где собиралась вся компания. Надо сказать, что дом был старый, и ходили слухи, что там поселились приведения. Мы забрались через окно, поднялись на второй этаж, и разложили свой лагерь в одной из комнат. Дальше мы разумеется стали рассказывать страшные истории, которые уже давно никого не пугали. Ночью мы услышали странный шум на первом этаже, казалось, будто кто-то ходит и двигает мебель, и при этом бубнит себе под нос. В памяти сразу всплыли все истории про приведения, и мы все порядком струхнули. Цепочкой спустившись вниз, мы заглянули в комнату, из которой раньше доносился шум, но там было пусто и тихо, когда мы уже хотели списать все на розыгравшееся воображение, сзади послышался грубый мужской голос "кто такие?". Само собой, отвечать никто
не стал, мы подняли дикий визг, чем я совсем не горжусь, так как кричал наверное громче остальных, и первым велетел через открытое окно. Утром нам объяснили, что дом уже несколько дней как купил какой-то богач, а мы видели ночного сторожа, который вышел на свой первый рабочий день.
        У Дениса был талант рассказывать истории, так что при словах "кто такие?" которые он произнес слегка измененным голосом, все слушатели вздрогнули, хоть и страшного в истории не было.
        Ночью, Денис опять проснулся от неприятного ощущения опасности, вокруг было темно, продолжал лить дождь, и шум от падающей воды заглушал даже шаги часовых, но неприятное ощущение оставалось.
        Поднявшись на локте, Дэн всмотрелся в ночь, за пределами навеса. Ему могло показаться, но из темноты блеснули два зеленых огонька, которые тут же исчезли.
        Денис ткнул локтем спящего рядом Кота, и жестом попросил прикрыть себе спину, после чего медленно поднялся, и вооружившись кинжалом, скользнул в ночь.
        Холодный дождь быстро промочил одежду, которая тут же прилипла к телу.
        Отойдя от навеса метров на двадцать, Денис осмотрелся, и ничего не увидел, однако ощущение опасности нарастало. Внезапный удар в спину не стал особой неожиданностью, так как Денис за мгновение до удара, почти почувствовал присутствие неизвестного рядом.
        Кубарем перекатившись вперед,Дэн принял защитную стойку выставив перед собой нож.
        Зеленые глаза горели в двух метрах от кончика ножа, в них чувствовалась ненависть, которая накапливалась годами.
        Щелк.
        Раздалось с боку, и арбалетный болт впился неизвестному существу в плечо. Вопреки ожидаемому, пришелец не закричал, он даже не обратил внимания на то, что из преча торчит какой-то предмет.
        Резкое, но плавное движение, и черная тень уже оказалась сбоку от Дениса, прикрываясь им как щитом, от новых выстрелов.
        - тревога! - заорал Кот, во всю мощь своего горла.
        Существо не стало отступать, оно явно решилось на схватку, и количество противников роли не играло.
        Несколько выпадов Дениса, пропали в пустую, так как тень двигалась намного быстрее, зато ответный удар в висок, едва не вышиб мозги великану, которого свалило в ближайшую лужу грязи.
        Пока Дэн приходил в себя, схватка набрала обороты, зазвенело оружие, раздались крики ярости и затем боли.
        Поднявшись на ноги, Денис понял, что теперь видит все, что происходит вокруг. Но видит не так, как видят при свете дня, а примерно так, как видит снайпер, целящийся церез прибор ночного видения.
        Неизвестное существо оказалось чем то наподобие тощего медведя с длинными лапами, голову ему заменял человеческий череп, в глазницах которого горели зеленые огоньки.
        Существо уже успело убить троих гвардейцев, но увлеклось, и слишком поздно увидело надвигающуюся опасность.
        Денис схватил с земли камень, килограмма на два, и молнией метнулся к врагу. Один точный удар, и камень размозжил желтоватый череп, поторый в момент удара вспыхнул зеленым огнем, и развалился на куски. Обезглавненное тело рухнуло в грязь, где и замерло.
        - зажечь факелы, где часовые, всех прибью за халатное отношение к работе! - надрывался бывший вор, строя своих подчиненных.
        "и где только нахватался таких слов?" удивился Денис, оседая в грязь рядом с поверженным монстром. Только теперь он почувствовал страшную слабость, и боль в спине.
        
        На этот раз быстро оклематься не удалось, Денис несколько раз приходил в себя, для того, что бы через пару минут снова потерять сознание. Но и в спасительное небытие провалиться не удавалось, из-за сильной лихорадки начались галлюцинации, по причине которых Дэн начинал бредить.
        Видения нельзя было назвать приятными, постоянно мерещились разные монстры, которые скрываются в каждой тени, и только и ждут момента, что бы напасть.
        В одном из снов, Денис снова был в родном мире, он вернулся в армию в звании лейтенанта и только преступил к своим обязанностям, как пришло сообщение о начале военных действий по всей территории России. Уже через несколько секунд, он рубился в огромной толпе самых странных существ, среди которых мелькали гоблины и орки.
        Какой бы сон не преследовал Дениса, заканчивались они одинаково, он оставался один среди бескрайнего поля мертвецов.
        - командир, ты уж выздоравливай... - через пелену беспамятства пробился голос Тома, и Дэн попытался протянуть к нему руку, но все тело сковало судорогами. - ему опять хуже, где эта проклятая ведьма?!
        И снова туман, в котором мелькали различные картины, глаза умирающих, и та самая деревня людоедов, которую они вырезали, даже не попытавшись разобраться в происходящем.
        - прекращай эти глупости.
        В голове громом прогремел до боли знакомый голос.
        - Макс? - удивленно спросил Денис, почти не слыша своего голоса.
        - а ты ожидал увидеть деда мороза? - презрительно фыркнул младший брат. - оказавшись в этом мире, мы с тобой, как братья, оказались связанны эмоциональной нитью. Ты возможно ее и не чувствуешь, но для меня, твои бредовые сны становятся бредом наяву.
        - но как...? - Денис не понял ни слова, из того, что сказал брат. Он вообще плохо соображал, и даже не мог сконцентрировать взгляд на силуэте своего родственника.
        - это побочный эффект от шаманского обряда, при помощи которого я связался с тобой в прошлый раз, по мнению тех же шаманов, я еще около полугода буду страдать от твоих кошмаров, если конечно не разорву связывающую нас нить. Но как ты надеюсь понимаешь, на это я пойти не могу, по крайней мере пока.
        Сильная рука опустилась на плечо, и Денис почувствовал, как головокружение немного прекратилось, даже мысли стали складываться в одну картину.
        - как ты, чем занимаешься, почему не попытался найти меня? - забросал он вопросами Максима, опасаясь что снова может потерять контроль над сознанием.
        - я? Как вижу у меня дела идут получше, чем у тебя, хотя это и относительное благополучие. В данный момент я балансирую между несколькими силами, которые легко могут меня уничтожить, и пытаюсь выжить. А на счет последнего, как будто ты сам прилагал огромные усилия, что бы найти меня? Но, не беспокойся, если все пойдет по плану, мы увидимся в ближайшее время, не позднее чем через год. - Максим прервался, и его глаза вспыхнули алым огнем, а брови нахмурились. - однако пока, мне предстоит совершить несколько непростых дел, первым из которых станет твое обучение самоконтролю.
        В течении следующего часа, хотя это могли быть как пара минут так и целый день, Максим упорно тренировал Дениса самоконтролю, и погружению в легкий транс.
        Вскоре брат исчез, и вместе с этим вернулись и кошмары, но на этот раз, Денис знал как им противостоять.
        После долгих тренеровок, которые сопровождались уже привычными мучениями организма, Дэн все таки справился со своими эмоциями, и даже научился контролировать свое бессознательное состояние. Через какое-то время, он даже попробовал открыть глаза.
        Сделать это было не просто, но глаза открылись, и взору Дениса явился расплывающийся перед глазами, реальный мир.
        Он лежал на узкой кровати, укрытый тонким покрывалом, и обмотанный множеством зловонных тряпок и бинтов. Кровать находилась в довольо просторной комнате, обстановку которой дополняли еще два стола, на которых были разложены травы и другие лекарства, которыми обычно пользуются деревенские лекари. Два окна, были плотно зановешены и почти не пропускали свет.
        За попытку повернуть голову на бок, пришлось заплатить страшной болью в левом виске, а так же шумом в ушах, который напомнил стук колес скоростного поезда.
        В кресле качалке, неподалеку от кровати, сидела маленькая старушка, которая была с виду маленькой, даже если сделать скидку на средний рост аборигенов. Старушка была одета в платье, которое по видимому было ее ровесником, и еще, сиделка откровенно спала.
        - ох, что б тебя... - прошрипел Денис, морщась от боли, при очередной попытке пошевелиться.
        "хорош герой, меня сейчас наверное даже котенок победить сможет". Подумал он.
        - проснулся, милок? - прозвучал голос старушки, слегка шепелявый, но такой добродушный. - я то уж думала, сгниешь заживо, ан нет, пару дней назад гной выходить перестал, раны зарубцевались, да и температура слегка упала.
        Умелыми движениями, старушка сняла повязки, промакнула раны вонючим настоем, и затем положила новые компрессы. Только после этого она поднесла к губам больного кружку с водой, и позволила сделаь несколько глотков.
        - ты не волновайся милок, теперь быстро на поправку пойдешь. А я тут присмотрю, что бы твои дружки се дело не попортили. Ты ж представь, двоих так вообще с трудом прогнала на улицу, а то сидят как два зомби, ждут у моря погоды. Принц с принцессой часто заходили, волнуются за тебя, все себя винят в случившемся. А я, что думаю рас уж суждено было с проклятым встретиться, то он бы тебя и в другом месте нашел.
        Продолжая говорить, старушка проводила самые разные манипуляции, смешивала травы, растирала порошки, и незабывала пичкать пациента разными настойками. При этом, ей абсолютно не было важно, что Денис не отвечает, она вполне справлялась с разговором самостоятельно, показывая большой опыт одинокой жизни.
        - пока ты тут лежал, да подрагивал, я почувствовала, как к тебе приходил какой-то дух. Ну не совсем дух, но кто-то похожий. В общем, присутствие кого-то третьего я почувствовала, с тех пор ты на поправку и пошел. Я тут подумала, что ты себе покровителя сильного нашел, даже погадать пробовала, но ничего не увидела. Я даже духа вызывала, но и он не смог сказать, кто к тебе приходил, единственное, что я узнала, что этот твой визитер, существо необычное, древняя сила в его жилах течет, и еще, живое оно, так как следов смерти за собой не оставило.
        "значит, это и есть та ведьма, о которой говорил Том? - отстраненно подумал Дэн, и тут же переключился на другую тему. - неужели мне помог Максим? И неужели он был здесь, или это просто был очередной бредовый сон?"
        - не волновайся, милок, вот выпей травку, она тебе силы поможет восстановить.
        Денис послушно проглотил горькую жидкость, и сразу же почувствовал, как его затягивает сон.
        - отдыхай, милок, во сне все здоровье. А я пока за новыми травками сбегаю, да и твоим друзьям хорошую новость поведаю, а то ведь сидят на пороге, как коты бездомные...
        Дальше Денис ничего не слышал, его приняли ласковые объятья спокойного и тихого сна, который успокоил боль, и позволил забыть обо всем.
        Новое пробуждение принесло две новости, первая - голова уже не кружилась, а вторая - страшно хотелось в туалет.
        На дворе стояла ночь, судя по тому, что за окном была чернота, то ночь была безлунная.
        Само включилось ночное зрение, которое позволило в мельчайших подробностях рассмотреть комнату.
        Все было как и днем, даже старушка спала в том же кресле.
        Дальше, Денис сделал то, за что его ругал бы любой врач, он решил самостоятельно выйти из дома, и найти себе туалет.
        Из под одеяла удалось выскользнуть абсолютно бесшумно, босые ноги мягко ступали по дощатому полу, ток что "сиделка" и ухом не повела. Опираясь руками о стену, удалось дойти до двери, из-за слабости, открыть ее получилось не с первого раза.
        На улице действительно была ночь, а небо было затянуто тучами.
        Дом, который скорее напоминал древне русскую избу, стоял на широкой поляне, которую пересекао небольшой ручей, текущий чуть левее жилища старушки.
        Метрах в двадцати, от дома, обнаружился лагерь отряда принца. Его выдавал прогорающий костер, и карета, не заметить их, было невозможно.
        Свежий прохладный воздух, слегка прояснил мысли, и если бы не ужасная слабость, то Денис мог бы сказать, что совсем поправился.
        Нужду справил за углом дома, благо потребность была только в малой нужде, а когда Дэн уже собирался возвращаться в дом, сзади раздался голос.
        - командир, ты что ли?
        Это был один из гвардейцев, которые взяли пример с Кота и Тома, и тоже стали называть Дениса командиром.
        Все таки он еще не оправился от своих недугов, иначе никак нельзя было объяснить то, что гвардеец с факелом подобрался незаметно почти в плотную, к Денису. Внезапный вопрос тоже сыграл свою роль, Дэн вздрогнул и отшатнулся от стены, из-за чего потерял равновесие, и упал на землю, приложившись головой об что то твердое.
        В глазах вспыхнули разночветные искры, как при салюте только без грохота взрыва, зато с наростающей болью в висках. Искры переливались красным, желтым и зеленым, а затем слились в подобие северного сияния. Перед тем как потерять сознание, Денис невольно залюбовался на это безумство цветов. Затем все погасло, как будто за колышущейся занавеской погасили свет.
        Пришел в себя он уже в кровати, окуратно укутанный в простыни, так что и пошевелиться было трудно, и с перевязанной головой. Из расшторенных окон лил свет, но солнце из-за туч так и не вышло.
        - очнулся, милок? - ядовито усмехнулась старушка. - куда ж тебя понесло среди ночи, неужели так трудно было разбудить?
        - я беспокоить не хотел, потому... - вяло начал оправдываться Денис, язык которого еле ворочался.
        - да-да, беспокоился о моем сне. А тебе невдомек, что я тут и сидела за тем, что бы за тобой дураком присматривать и ухаживать?
        Вопрос был явно риторический, и Денис не стал на него отвечать.
        - очнулся, командир? - веселым голосом прогремел Том, вваливаясь в дом. - ну ты нас вчера и напугал, весь лагерь на уши поставил, часовые просто в панике, никто тебя даже не видел, когда ты из дома вышел. Ну да ладно, когда собираешься отправляться в дальнейшие путешествия, а то мы все ждем?
        - не раньше, чем через четыре дня, и то при условии, что вставать больше не будит. - сказала старушка, выталкивая на улицу Тома, которому едва макушкой достовала до груди
        Денису снова пришлось выпить целую кружку отвратительного настоя, от которого по всему телу забегали мурашки, зато почти прошла голова.
        - сейчас я соображу, что ни будь перекусить, а то ты истощал на одних травах. - уже более спокойно произнесла старушка. - и как ты вообще встать смог, ведь еще недавно лежал без чувств? Однако голова у тебя каменная, кроме шишки ничего не набил...
        Дальше пошел диалог, который можно было расценивать, как разговор "сам с собой".
        Так как "запеленали" Дениса хорошо, и двигаться он почти не мог, оставалось только устроиться поудобнее, и набираться сил. Этим он и занялся.
        
        Война - переход в наступление.
        - господин Сим, дальние дозоры докладывают, что огромная масса солдат и штурмовых машин, приближаются с запада. Из донесений ясно, что к нам приближается основная армия Легата. - доложил крупный серый волк.
        В зале заседаний собралось много народа, почти все командиры и главы своих рас и отраслей деятельности.
        - город хорошо укреплен, он уже выдержал одну попытку штурма, а с тех пор его укрепили еще лучше, так что предлагаю запастись припасами, и переждать за стенами. - предложил новый глава торговцев, худощавый орк одетый в дорогие шелка.
        - при всем моем уважении, в прошлый раз нас атаковал совсем небольшой отряд, в сравнении с этой армией, он был разведовательным подразделением. В наступившее время, мы многого добились, так что я предлагаю, покинуть город и скрываться в лесах и горах, и накапливать силы для следующего удара. - внес предложение глава цвергов.
        Оборотни предложили начать мелкие атаки на армию врага, что бы измотать солдат и подорвать их уверенность в своих силах. Другие пресудствующие тоже стали высказывать свои мысли, которые даже не стоило брать в расчет. При всем шуме, который воцарился в зале во время спора, Максим заметил только то, что дроу не принимают участие в общей дискуссии.
        - всем молчать. - негромко произнес Макс, но его услышали все, и мгновенно воцарилась тишина. - мы не будим отсиживаться в городе, так как он не выдержит штурма, и мыне будим убегать в горы и леса. Прошло то время, когда мы должны были бояться нашего врага, нам пора совершать великие дела, и прекратить оглядываться на последствия. Цверги должны закончить все работы до завтрашнего утра, для этой цели вы можете привлечь к работам минотавров. Дроу и оборотни пусть готовятся к столкновению с передовыми частями противника. Предупредите всех драконов, что бы были готовы вступить в бой по моему сигналу. Остальным необходимо собраться в боевые группы, на расцвете мы выступаем встречать армию Легата.
        Шок парализовал всех, ни у кого даже слов не находилось, что бы высказаться против столь самоубийственного плана.
        - раз возражений нет, тогда отправляйтесь выполнять приказы, все инструкции вы получите позже. - шипящий голос Максима проникал в самые отдаленные уголки сознания, заставляя подчиняться без возражений, чем он беззастенчиво пользовался.
        Покорно кланяясь, члены собрания покинули зал, оставив господина в окружении телохранителей.
        Максим откинулся на спинку кресла, и уперся ладонью в щеку. Если он ошибся, и его план не сработает, то он будит обречен на смерть либо от рук врага, либо от рук верных союзников. Но стоило признать, иного пу3ти к своей цели он не видел.
        Ничего не говоря, он поднялся на ноги, и медленно пошел в сторону лестницы, которая вела на крышу.
        Сколько раз он поднимался по каменным ступенькам, которые крепились на деревянной основе, сколько раз он стоял на краю крыши, глядя на восход или закат солнца. Вот и теперь, ветер развивал свободные белые одежды, охлаждая разгоряченную кровь и просветляя мысли, а так же дразня недосягаемостью чувства свободы, которое Максим испытал, путешествуя на спине Силесты. Пегас не появлялась уже довольно давно, она улетела, не прощаясь, и не оглядываясь. Харон говорил "пегасы несколько иначе понимают слово верность, они могут исполнять желания представителя иных рас, но не моргая будут смотреть на то, как он умирает, в случае если им кажется, что их желания выше обещания данного низшему существу".
        Силеста откровенно проявляла свое презрение, даже выполняя просьбу Максима, она всеми силами показывала, насколько ничтожны все остальные существа, и она была до такой степени язвительна в моменты редких бесед, что Максм даже начал считать, что действительно сможет считать ее другом.
        Подняв лицо к чистому голубому небу, Макс увидел парящую Молнию. Дракониха казалась легким призраком, практически сливающимся с небесной гладью. Ее выдавал чуть более темный цвет чешуи, и отблески солнца, отражающиеся в отдельных чешуйках.
        Когда Максим спросил Тристана "зачем ты приставил ко мне эту дракониху, в сравнении с остальными сородичами она выглядит просто жалкой". Король драконов ответил тихим, и усталым голосом "наша раса вырождается, с каждым годом нас все меньше. В сложившейся ситуации, драконы будут в еще большей опасности чем обычно, и это не только из-за солдат Легата, но и благодаря странствующим рыцарям и разным героям, которые жаждут прославиться в своих городах. На сегодняшний день, Молния наиболее уязвима из всех нас, если конечно не брать в расчет дитенышей. Она не только слаба физически, но и сломлена духовно. Я не могу разбрасываься жизнями своих подданных, и единственный способ защитить ее, при этом не унизив ее гордость, так это сделать Молнию одной из твоих стражей. Только в таком случае, она будит защищена от случайной смерти в схватке с очередным героем. Да и тебе она будит, полезна, если конечно ты сможешь найти ей применение и стимул служить тебе".
        Все драконы прекрасны и величественны, разве жалкий человек сможет справиться с угрозой, способной убить даже могучего ящера?
        Максим посмотрел на своих стражей используя глаза одной из ящерок, которая притаилась в трещене каменной кладки. Они стояли полукругом, готовые в любой момент вступить в бой, своими телами закрывая гордую фигуру, в которой уже с трудом угадывался человек. Глядя на Максима, их глаза наполнялись гордостью и благоговением, они почти обоготворяли своего предводителя.
        Максим грустно усмехнулся, он представил, как после поражения его войска, эти же телохранители, на перегонки стремятся вонзить нож в его сердце.
        Цена ошибки - жизнь. Этот факт преследовол Макса с того момента, как он попал в плен к оркам, затем был период обучения у призрака в могильнике, и с тех пор не было ни минуты, чтобы не приходилось беспокоиться за свою жизнь.
        Еще одной проблемой стали сны, которые мучили Дениса. По всей видимости, сам Денис не видел кошмаров Максима, но успешно передавал брату свои. Макс давно разорвал бы связывающую нить, но это был единственный способ доступный молодому магу, знать, что его брат жив. Иной пользы от этой нити не было, с ее помощью нельзя было найти Дениса, или передать послание в моменты, когда брат не был погружен в глубокий сон, но и того что нить давала, было достаточно, что бы сохранять ее как можно дольше.
        "Дэн далеко, и похоже у него дела наладились" подумал Макс, и его захлестнула волна холодного одиночества. Вокруг было много представителей разумных рас, но все они были опасны, стоило показать свою слабость, и любой из них пожелает занять вакантное место. Среди окружения Максима, он сам не видел никого, кому мог бы открыть душу, и с кем мог бы не притворяться хладнокровным непогрешимым лидером.
        Как же в тот момент Максиму хотелось шагнуть вперед и расправив крылья унестись в бескрайние небеса, туда где нет войн, где нет завистников и зависящих от него, туда где царят тишина и покой, а окружает только бескрайняя свобода.
        
        Молния завершала уже тридцатый круг над городом, она старалась лететь на максимальной скорости, активно работая крыльями, от чего уже начинали болеть крылья.
        На третий день своего прибытия в город, она встретилась с Тристаном, и спросила "почему мне не дают задания, почему этот Сим, даже не удостоил меня назначением в свою свиту, ведь именно для этого ты и позвал меня сюда?". Отвечал Тристан как всегда, слегка насмехаясь и тихо порыкивая, "может ему кажется, что ты в плохой форме, поэтому не можешь быть полезной? А может он просто не может позвать тебя в свой дом, и в свою постель, понимая, что ты туда не поместишься. И насчет первого, я с ним согласен, а на счет второго... ну в древности черные маги занимались разными извращениями, и размер жертвы для них значения не имел".
        Молния поняла, что ждать приглашения в резиденцию императора ждать глупо, в конце концов она действительно там не поместится, а вот замечание насчет физической формы, сильно ударило по драконьему самолюбию.
        С того дня, она практически постоянно нарезала круги над городом, доводя себя до изнеможения, затем опускалась на землю и засыпала от усталости, а проснувшись ела и все повторялось снова.
        Но сегодня был другой день, с самого утра пришло известие о том, что враг приближается, а это значило, что скоро придет время сражаться.
        Молния неторопливо парила над городом, держась на воздушных потоках, и с интересом наблюдала за суетой внизу. Даже с ее ограниченными знаниями о жизни иных рас, не понять, что все заняты подготовкой к походу было невозможно.
        Телеги с продуктами выстраивались в вереницы, повсуду собирались вооруженные отряды, цверги вывозили свои стрынные механические машины, которые называли "танки". Можно было заметить и классические военные технологии, катапульты и небольшие передвижные стены, которые используются для защиты от стрел, а также во время перегруппировки сил.
        Но вся эта суета ушла на второй план, когда дракониха увидела Сима, который стоял на краю крыши своего дома, в окружении телохранителей, и смотрел прямо на нее.
        Используя небольшую частицу природной магии, Молния смогла увидеть даже его глаза, в которых застыло мечтательное, и даже чуть завистливое выражение. Но больше всего дракониху удивило то ощущение усталости и внутренней пустоты, которое скрывалось за этим взглядом.
        Вот к магу подошел его советник, Харон, и выражение глаз сразу изменилось. Теперь они выражали раздражение смешанное с презрением и насмешкой, а лицо, покрытое змеиной кожей стального оттенка, превратилось в холодную безразличную маску, которая в любой момент менялась на маску ярости.
        Получив указания, советник удалился, оставляя господина впокое. За все это время никто из телохранителей даже не шевельнулся.
        Поймав взгляд драконихи, Сим кивнул и сделал приглашающий жест.
        "как собаку зовет" раздраженно подумала Молния, но подчинилась, все таки приказ Тристана следовало выполнять.
        - я вижу, ты чувствуешь себя намного лучше, чем при нашей первой встрече. Тебя хорошо кормят, может быть, чего ни будь не хватает? - спросил Максим, как только Молния опистилась на крышу здания. Его голос был непривычно мягок, даже почти не слышалось шипение.
        Молния заняла почти треть крыши, хоть и старалась расположиться как можно компактнее.
        - благодарю, я всем довольна. - коротко ответила она.
        Черный маг, носящий белые одежды, внимательно осмотрел мускулистое тело, и удовлетворенно кивнул.
        - в скором будущем, мы вступим в сражение с врагом, и тебе придется принять участие в одном из моих замыслов. - голос мага был спокойным, но чувствовалось скрываемое нетерпение.
        - я готова выполнять любые приказы. - ответила Молния, подчеркивая слово "приказы".
        - это хорошо. - улыбнулся Сим, пропуская мимо ушей колкость драконихи. - во время сражения, я хочу видеть всю картину, а это возможно только с высоты, а так как последний мой проект еще не завершен, придется использовать тебя. Я не могу использовать твои глаза, так как для этого необходимо проникать в твой разум, а этого я просить не могу, так что, я хочу наблюдать за сражением, находясь у тебя на спине. Ты исполнишь мое желание, или мне просить кого-то еще?
        Вопрос был поставлен так, что в случае отказа, Молния была бы признана предательницей собственного народа, и от нее отреклись бы даже собственные сородичи.
        "вот мерзавец!" восхитилась она, поняв в какую ловушку себя загнала, пообещав выполнять любые приказы.
        С древних времен, считанные единицы летали на спинах драконов, и то, это были либо великие цари, заключившие союз с ящером и платящие ему большую цену, либо так называемые герои, которые находили способ шантажировать дракона.
        - я исполню твое желание. - спокойно ответила Молния, в душе скрипя зубами от злости.
        - вот и хорошо, тогда ты не откажешься от пробного полета? Мне нужно привыкнуть к твоей спине и высоте. - нагло продолжил маг.
        - разумеется, я в полном вашем распоряжении. - еле сдерживаясь произнесла дракониха, про себя думая "наглый гад! При первой же возможности, откушу тебе голову!".
        - господин, если вы поднимитесь в воздух, мы не сможем вас защищать. - вмешался один из стражников, когда Сим двинулся к Молнии.
        Маг остановился, и удивленно посмотрел на своих телохранителей.
        - вы думаете, что сможете справиться с тем, с чем не сможет справиться дракон? И если вы считаете, что вы сильнее дракона, то можете продемонстрировать это прямо сейчас. Если вам удастся ее убить, то я откажусь от своей идеи.
        Телохранители одновременно покосились на теряющую терпение дракониху, и стушевались.
        - я не это имел в виду, господин, просто...
        - просто отправляйтесь отдыхать, сегодня я больше не нуждаюсь в вашем сопровождении. Так же вам стоит подготовиться к походу, мне не нужна усталая стража. - спокойно, и даже почти заботливо прервал телохранителя маг.
        Молния почувствовала возросшее уважение к этому странному существу, он одновременно умудрился не оскорбить своих телохранителей, и ву то же время, избавил ее от позора, которым могли окрестить ее остальные драконы, ведь ей пришлось бы отступить, не причиняя вреда никому из окружения Сима. Таков был приказ Тристана.
        Черный маг легко забрался на спину Молнии, и в момент взлета, когда дракониха отрывалась от края крыши, он приник к ее телу, уменьшая сопротивление воздуха создаваемое всадником, что несколько облегчило взлет.
        Несколько минут Молния кружила над центром города, а затем стала увеличивать круги. В какой-то момент, она стала чувствовать эмоции мага, которые были настолько сильные и непрекрытые никакими щитами, что их можно было ощущать, даже не касаясь его разума.
        Маг откровенно наслаждался полетом, его восхищение и восторг были столь велики, что и сама Молния вспомнила свой первый полет, когда ветер впервые наполнил ее крылья.
        Этот восторг, вызванный полетом, на короткое время стал тем, что сроднило две одинокие души, измученные страданиями и постоянной борьбой.
        - ты доволен, Сим. - спросила Молния, зависая высоко над городом, откуда открывался великолепный вид.
        "меня зовут Максим, и да, я доволен" прорвался ответ мага прямо в разум драконихи, которая почувствовала необычное тепло, исходящее от этого маленького существа. Но практически сразу она прогнала это чувство. Но было уже поздно, первые ростки родства были уже заброшены в их души.
        
        Утро как всегда пришло слишком рано, а солнечные лучи как вредные котята довершили пробуждение.
        Максим леново потянулся, и слегка завистливо посмотрел на соседнюю подушку, где в обличие лисы спала Рикси. Она приняла эту личину сразу после исполнения обязанностей наложницы, и теперь спала на подушке, уютно свернувшись клубком, и закрыв мордочку пушистым хвостом.
        Еще немного полежав, и по нежившись на мягкой постели, Максим бесшумно встал и оделся, и так же бесшумно покинул спальню.
        Обычно в это время, в городе кипит жизнь, но сейчас улицы были почти пусты, так как армия уже выступила на встречу ордам Легата.
        На все утренние дела ушло два часа, завтракать пришлось на ходу.
        На главной площади уже ждала Молния, которой предстояло выполнять роль транспорта.
        - хорошо спала? - вежливо спросил Макс, выйдя из своего дома и подходя к драконихе.
        - да. - ответила Молния, так же вежливо, но отстраненно.
        - надеюсь, ты успела позавтракать?
        - да.
        - вот и хорошо, тогда думаю нет причин и дальше откладывать наше присоединение к основным силам. Все распоряжения я оставил, так что, пора в путь.
        Телохранители Максима уже были среди основных сил, и ждали господина вместе с армией, поэтому к Молнии его сопровождала малочисленная стража, набранная из местных жителей и представителей преступного мира, который в этом городе контролировался Рикси и ее братьями.
        Полет всегда вызывал в душе человека незабываемые эмоции, а полет на драконе дарил ко всему прочему еще и ощущение свободы.
        Молния была не разговорчива, как и всегда она отвечала короткими односложными фразами, да и разговаривать во время полета неудобно. Конечно можно было бы использовать мысленную речь, но дракониха не хотела так сближаться со своим подзащитным, а Максим ее и не принуждал. Поэтому, магу пришлось наслождаться полетом в гордом аристократичном молчании.
        А наслождаться действительно было чем, восходящее солнце наполняло просыпающийся мир свежими и яркими красками, могло сложиться впечатление, что за ночь мир отмыли и заново покрасили. Внизу проплывали дома и улицы, которые за пределами города сменились деревьями и кустарниками, полями и пересекающими их ручьями и дорогами. Где то вдали возвышались скалы, а с другой стороны виднелся темный и зловещий лес. Свежий воздух наполнял легкие при каждом вдохе, встречный ветер трепел свободную одежду, а яркое солнце пригревало спину. Красота!
        "везет же драконам, с самого детства любоваться девственно чистым миром, летать под самыми высокими облаками, и никого не бояться. Это не то, что жить в мегаполисе, и каждый день вдыхать смог сотен машин, и только в мечтах подниматься в небеса. Что бы я только не отдал за пару крыльев!" в таком плане текли мысли в голове черного мага, который на какое-то время даже забыл о том, что ему предстоит впереди.
        - ты хочешь летать? - спросила Молния, угадав желание Максима.
        - да. - честно признался он, не обратив внимания на хитрый блеск в янтарных глазах, и интонацию драконихи.
        А зря, ведь этот ответ можно было истолковать как приказ, чем Молния и не приминула воспользоваться.
        Дракониха сделала изящный "винт" несколько раз перевернувшись продолжая лететь вперед, и Максим оказался в свободном полете, еще во время первого переворота.
        Свободное падение в своем роде тоже красиво, нарастающая скорость и приближающаяся земля, заставляют сердце биться в бешеном ритме. В кровь выбрасываются гормоны ускоряющие реакцию, и если тебя не сковал страх, то ты получаешь необыкновенный прилив адреналина, и за секунды можешь успеть попытаться спасти свою жизнь, или вспомнить все от самого рождения до настоящего дня.
        некоторые люди часто платят деньги, что бы испытать эти эмоции, которые становятся для некоторых из них привычкой, а прыжки с огромной высоты, наркотиком.
        В ситуации в которую попал Максим, и в тех обстоятельствах при которых из самолетов прыгают другие люди, оказалась одна существенная разница, у Максима не было парашюта, которым обычно пользуются в подобных обстоятельствах.
        Разведя руки и ноги, Максим максимально увеличил сопротивление воздуха, но это не сильно замедляло падение. Мысли с бешеной скоростью крутились в голове, он пытался вспомнить, как в таких ситуациях поступали люди в его мире, к сожалению результат был неутешительным. Конечно, некоторые люди выживали после падения с неоткрывшимся парашютом, но уповать на такую удачу не приходилось. Так же, он читал в фантастических книгах, как колдуны использовали магию для полетов, но и это не подходило, так как необходимыми для этого знаниями Максим не обладал, а на их получение путем снисхождения мудрости во время медитации, просто не было времени.
        "вот гадина! Выживу, лично шкуру сдеру, а из мяса приготовлю деликотэссные гамбургеры".
        Внезапно в голову пришла идея, мало вероятная, но других вариантов не было.
        Наростив стальную кожу, Максим вытянул руки в направлении земли, и используя весь запас своих сил, ударил потоком огня из ладоней.
        Эффект был подобен внезапному включению турбин на падающей ракете с отвратительной балансировкой веса. Максима начало бешено вращать, траектория падения резко изменилась, как и скорость.
        Пытаясь восстановить равновесие, и понять, где верх где низ, Максим заметил пронесшуюся мимо темно-синюю дракониху, которая по всей видимости шла на перехват, и собиралась подхватить мага до того, как он встретится с землей. К сожалению, в ее планы вмешался выкинутый Максом фокус, и его резкое изменение направления падения.
        Молния раздраженно зарычала, и стала отчаянно махать крыльями, что бы подхватить мага на втором заходе, но она уже не успевала.
        Это одновременно поняли и она, и Максим, который наконец сумел определиться со своим положением в пространстве, и приготовился включить "турбину" второй раз.
        На этот раз он рассчитал все более конкретно, поменял угол тела относительно земли, что бы падать "солдатиком" и уже более напоминая ракету, совершил вторую попытку, когда до земли оставались считанные метры. Только яростный и беспомощный крик Молнии завис в пространстве, когда вспыхнуло пламя...
        
        Приземление нельзя было назвать мягким, но могло быть и хуже. "турбина" резко уменшила скорость падения, но не остановила его полностью, поэтому встретившись с землей, Максим больно ударился, и покатился по каменистой почве. Если бы не укрепленный магией скелет и не стальная кожа, то на этом история могла бы и прекратиться, но Максиму повезло.
        Болело практически все, после прекращения качения, мир вокруг еще несколько минут не желал останавливаться.
        Открыв глаза, Максим приподнялся на локте, и обозрел творящиеся вокруг разрушения. Его посадку можно было сравнить с крушением самолета истребителя, покрайней мере по последствиям для природы. В радиусе двадцати метров вокруг, все растения были сожжены, а земля обуглилась и покрылась черной коркой.
        "открытых ран нет, внутренних кровотечений вроде тоже" отметил Макс, поднимаясь на ноги, осматривая в это время свой организм внутренним взором.
        Неподалеку, совсем незаметная с первого взгляда, и даже казалось уменьшившаяся в размерах, тихо стояла Молния, ожидая своего приговора. Она чувствовала себя полной дуррой, потому, что позволила себе пойти на поводу у эмоций, и нарушила прямой приказ Тристана. Так что теперь даже в случае если сам Сим не прикажет убить ее, это сделает король драконов.
        - хорошая шутка, но отвратительное исполнение. - произнес Макс, прочищая горло.
        Улыбка на его лице получилась вымученной, но абсолютно не злой, он как то сразу забыл про свое обещание, когда увидел расстроенную дракониху рядом с собой. Ведь в сущности это затевалось как безобидный розыгрыш, а сам Макс раньше не был жестоким тираном. Ему даже показалось, что увидев его улыбку, Молния тоже улыбнулась. Хотя человеку сложно судить о выражении морды дракона.
        - я так думаю, нас уже заждались. - предположил Макс, выпрямляясь и показывая, что с ним все в порядке.
        Молния легла на землю, вытягивая вперед правую переднюю лапу, помогая магу забраться себе на спину.
        - Сим, я не хотела...
        - забудь, и еще, меня зовут Максим, вот это запомни.
        Дальнейший путь они проделали с меньшей скоростью, на меньшей высоте, и в задумчивом молчании.
        
        Когда Молния опускалась в центре лагеря, со всех сторон ее окружили плотным кольцом, вооруженные до зубов воины, представители разных рас. Некоторые даже пытались предложить свою помощь Максиму, что бы спуститься со спины дракона.
        - господин, на вас напали? - спросил Харон, который возник как из под земли, стоило Максу ступить на землю.
        Максим окинул свою обгорелую одежду рассеянным взглядом, и махнул рукой.
        - нет, просто заранее запланированный эксперимент, пошел слегка не по плану, из-за чего пострадала моя одежда. Докладывайте, какова обстановка?
        Полет занял несколько больше времени чем рассчитывалось, пришлось сделать небольшую остановку, что бы умыться в реке, а армия оказалась даже более подвижной, чем можно было ожидать, и успела проделать весьма большой путь. В итоге, в лагере Максим оказался уже ближе к вечеру.
        - по пути не было обнаружено следов отрядов противника, зато были найдены следы остатков карающего отряда, основная масса выживших направилась на встречу, армии, и небольшое количество солдат попросту разбежалось. - Харон откашлялся и слегка промедлив, продолжил. - разведка доложила, что враг прибудит к завтрашнему полудню, их около пятнадцати тысяч, и это только авангард. Общим советом мы решили остаться здесь, что бы подготовиться к битве.
        - все мои распорядения выполнены? - спросил Максим, его голос при этом был холодным как лед, и проникал в сознание собеседника, минуя самые сильные щиты.
        - так точно, волки покинули лагерь за полчаса до вашего прибытия, остальные готовы действовать согласно вашим указаниям. - Харон не привык говорить с кем либо, находясь на позиции слабого, да и Макс осозновал, что старый маг намного сильнее него, да и практики у старика много. Оставалось уповать на те крохи знаний, в которых молодой полководец чувствовал себя сильнее.
        - мне нужно отдохнуть, до прибытия передовых отрядов врага, меня не беспокоить.
        Для молодого господина был разбит шикарный шатер, пол в нем представлял собой несколько ковров, а кровать заменяла груда больших подушек. На маленьких столиках стояла кувшины с вином, блюда с мысом и вазы с фруктами.
        Первым делом Максим отослал всех девушек, в основном эльфиек и оборотней, которые собирались играть роль служанок. Нужно было подготовиться, и отвлекаться на посторонние мысли или присутствие лишних глаз и ушей, не хотелось.
        Сев на одну из подушек, Макс достал хрустальный кристалл, размером с бычью голову, и положил на него руки, медленно уходя в транс. Кристалл был наполнен жизненной энергией животных, которых теперь подавали на стол, это был приказ Максима всем имеющимся в распоряжении магам "накапливать жизненную энергию в хранителях при любой подвернувшейся возможности". Затем "хранители", в основном хрустальные шары, упаковывались в маленькие сундучки, и отправлялись к Максиму.
        Весь этот процесс был вызван отнюдь не желанием получить бессмертие или увеличить магическую мощь, как предполагали выполняющие приказ маги, все было гораздо проще, Максим использовал жизненную силу в качестве еды. Живущая в его теле тьма, быстро истощала природные запасы собственного тела Максима, и в случае если пополнять запасы будит нечем, тьма попросту поглотит сначала душу, а затем и плоть своего носителя.
        Это был еще один маленький секрет, разглашение которого могло угрожать не только жизни, но и свободе действий, так как при помощи поставок жизненной энергии, Максимом можно было бы манипулировать.
        В трансе было проще разобраться со своими мыслями, придумать план действий и сассчитать возможные развития событий и свои действия в нескольких разных вариантах развития событий. Возможно Макс слегка увлекся самокопаниями, так как пропустил тот момент, когда в шатер вошел гонец от Харона.
        - господин, прибыла делегация от противника, они требуют встречи лично с вами. - это был один из "детей смерти", как и у остальных, его лицо закрывала коженная маска. Хотя, даже при ее отсутствии, понять эмоции мага было бы невозможно, так как очень сложно понять мимику мышц, когда они не прикрыты кожей.
        - я выйду к ним, примерно через полчаса. - показывая полное безразличие и абсолютную невозмутимость, произнес Макс.
        Гонец поклонился, и быстро покинул шатер. За это стоило уважать всех братьев этого ордена, они не задавали лишних вопросов, все понимали с первого раза, и быстро соображали.
        "опасные качества для врагов" подумал Макс, переодеваясь в новую одежду, и затем загнал мысль в угол сознания, что бы обдумать ее позже.
        Кристалл полностью опустел, но "накормить" Максима так и не смог, хотя часть сил восстановил. В сундучке лежало еще три таких же хрустальных шара, которые манили внутренним свечением.
        "придется отложить это на потом" с сожалением подумал Максим, и вышел на улицу.
        Срезу у выхода из шатра, его окружили телохранители, которые исполняли роль почетного караула, и были разряжены как павлины. Такую дикую гамму цветов не отважился, бы надеть на себя ни один клоун в самом захудалом цирке. В одежде телохранителей перемежались ярко зеленые, желтые и красные цвета.
        "придется существенно поработать над здешней модой, может для офицеров и своих охранников стоит "изобрести" дизайнерскую одежду, и нарядить их в камзолы Напалионовских солдат? А почему нет? Ведь я уже давно занимаюсь плагиатом чужих изобретений, успешно выдавая их за результаты своих умственных разработок".
        Пришлось идти до самой границы лагеря, так как делегаты противника отказались идти дальше.
        На небольшом пяточке собрались почти все верхи армии Максима, столь разношерстую компанию, переговорщики наверное еще не видели, а над всеми присутствующими, как подтверждение мощи, возвышались три головы Тристана.
        - и чего вы хотите? - самым презрительным голосом спросил Макс, остановившись шагах в тридцати от трех орков в красных плащах, и с белыми тряпками в руках. При этом он изобразил такое отвращение, что окружающие поверили, что если он подойдет ближе, его просто вырвет.
        Большее оскорбление парламентерам можно было оказать только плюнув каждому в морду, и после этого уйдя, так и не выслушав их предложение. Это понимали все, и делегаты противника тоже.
        Три орка просто позеленели еще больше, чем обычно, достигая насыщенного цвета ухоженного газона.
        - ты смерд, да я тебя...
        Баш.
        Это один из делегатов успокоил другого, что бы окончательно не упасть в глазах врага.
        - великий и непобедимый, светлейший и мудрейший... - далее пошло перечисление титулов Легата, которые могли бы поспорить с телефонным справочником по своей численности, и проиграли бы совсем немного. Через несколько минут, когда все откровенно стали зевать, орк закончил. - ...император Легат, предлагает недостойным подданным своим, сдаться. Только в этом случае вы избежите страшной мучительной смерти, а ваш предводитель будит казнен у стен башни его превосходительства, что бы послужить примером для всех, кто в будущем захочет потягаться с великим, и начнет бессмысленное восстание.
        "значит меня пригласили только для того, что бы оскорбить полным игнорированием в своем обращении, и потребовать сдать меня у моих же телохранителей?" Максим даже обиделся.
        Все ждали ответа Максима, его сторонники ожидали какую ни будь колкую фразу, которая обольет грязью и Легата, и его послов. А посланцы ждали того, что предводитель восставших начнет торговаться, или деже молить о милости, ведь за их спинами стояла огромная армия.
        Максим разочаровал и тех, и других.
        - подойдите ко мне. - властно приказал он, и от его шипящего голоса мурашки пробежали у всех присутствующих. При этом кроваво-красные глаза вспыхнули глубоким огнем, а черные черточки зрачков уставились на трех орков.
        - если нас убьют, то армия нашего господина просто раздавит вас. - испуганно пискнул один из орков.
        - ко мне. - растягивая буквы повторил Максим. Его приказ легко миновал все защитные амулеты, и барьер из мыслей, после чего внедрился в разум трех жертв.
        Неуверенным, шатающимся шагом, орки приблизились к Максиму на расстояние вытянутой руки. Все окружающие следили за происходящим, не шевелясь и дыша через раз, завороженные голосом Максима.
        Молодой маг, согнул правую руку в локте, и развернул ладонь внутренней стороной к небу. Тут же на ладони образовался маленький клубок черного тумана, который начал врощаться и расти. Через несколько секунд, из клубка вытянулись три тонкие нити, которые вонзились в черепа орков.
        Из послов медленно вытекла жизненная сила, опустошая разум, и избавляя от необходимости думать. Освободившееся пространство заняла тьма, которая поддерживала в делегатах подобие жизни, превращая их в послушные марионетки.
        - вы слышите меня, дети мои? - прошипел Максим.
        - мы слышим тебя, отец. - хором ответили орки.
        - сейчас вы вернетесь в свой лагерь, и придете на доклад к своему генералу. Придумайте красивую историю с длинным диалогом, и подгодав момент, убейте генерала, а вместе с ним и его приближенных. Идите.
        Не говоря ни слова, орки резко развернулись, разорвав тонкую нить из тьмы, и пошли в сторону своего лагеря. Уже через несколько шагов, они стали почти такими же, как и до встречи с Максимом, их мог выдать только неестественный затуманенный взгляд, а у одного из них наоборот, лихорадочный блеск глаз.
        - и что это было? - спросил Харон, который один из первых пришел в себя.
        - только что, я подорвал боевой дух их армии. - ответил Макс, чувствуя как холод в животе поднимается к сердцу. - мне нужно отдохнуть, не беспокойте меня без надобности.
        
        Три орка двигались прямо к шатру генерала, они шли быстро но не суетливо, кивали на приветствия но не отвечали на вопросы. Их сердца не бились, а жизнь в телах поддержилалась только клокочущей внутри тьмой. В головах каждого из них была только одна мысль, желание убить своего командира, и это желание было настолько велико, что вытеснило все остальные мысли.
        Лагерь армии Легата не отличался от обчного лагеря, который разбивали несколько отрядов, близ друг друга, что бы было проще обороняться от нападений. Хаотично разбросанные палатки, большие костры на которых готовили еду, несколько загонов для верховых животных, и множество телег, которые можно было обнаружить в самых неподходящих местах. С высоты птичьего полета, лагерь был похож на стоянку разбойников, и мало напоминал хоть какое-то подобие порядка.
        Среди царящего вокруг хаоса выделялась группа шатров, девять из которых были чуть меньшего размера, и располагались вокруг десятого, самого большого, над которых развивался флаг с изображением щита и меча. Только рядом с этими шатрами находились дисциплинированные воины, и были расставлены дополнительные посты стражи.
        Если бы не огромные размеры армии, лагерь можно было бы разгромить за одну ночь, при условии наличия профессиональных солдат, а так же четкого плана действий. Армию Легата спасало то, что в случае нападения на одну его сторону, семьдесят процентов подразделений успеют прийти в боевую готовность, прежде чем до них доберется враг.
        - куда прете! - рявкнул начальник караула, и оркам преградили дорогу два здоровенных тролля.
        В одно мгновение общий разум трех орков посетили две идеи, первая - напасть на стражу и пробиваться силой, а вторая - попытаться договориться со стражниками, что бы мирно пройти в шатер.
        - по какому поводу вы направляетесь к генералу? - спросил коренастый орк, опирающийся на длинное копье, и стоящий за спинами двух здоровяков.
        - мы вернулись из лагеря противника, нам было приказано доложить генералу обо всем, что мы увидели, и передать ответ мятежников на благородное предложение нашего господина. - ответил один из носителей тьмы.
        Командир стражи кивнул своим подчиненным, и троицу окружило протное кольцо воинов закованных в железо.
        - здайте оружие, и вас проведут к генералу.
        Ни секунды не колеблясь, троица сдала короткие мечи и метательные ножи, после чего их повели в шатер.
        Генерал, высокий и мускулистый орк, в крови которого были примеси и дроу и троллей, восседал на деревянном стуле, перед большим столом, на котором были расстелены довольно точные карты местности. Вокруг стола, так же сидели семь помошников и заместителей.
        Внутреннее убранство шатра было довольно шикарным, даже по меркам богачей. Землю покрывал толстый ковер, столики в углах ломились от еды и вина, а на стенах висели красивые гобелены, украшенные золотом и серебром.
        Генерал и его приближенные были облочены в легкие кольчуги, которые в лучшем случае могли спасти от случайной стрелы, но зато выглядели довольно изящно.
        - что у вас? - спросил один из сидящих за столом, не отрываясь от карты.
        Более удобного момента для нападения нельзя было и желать, и при этом атака оказалась внезапной, что и послужило причиной ее частичного успеха.
        Орк, стоящий справа, выхватил кинжал с пояса одного из конвоиров, и молнией метнулся к столу, занося оружие для удара. Его жертвой стал полу человек полу орк, облаченный в мантию мага. Холодная сталь легко вошла между шейными позвонками, и это не дало магу оказать сопротивления.
        Орк, стоящий слева, был более крупным чем его спутники, одновременно начав атаку, вместе со своим товарищем по несчастью, он нанес сильный удар ребром ладони в горло конвоиру, в результате чего сломал гортань, и завладел мечом гоблина стражника. Его рука, и без того тяжелая, а теперь усиленная тьмой поглощающей его тело, крепко сжимая клинок, нанесла удар сверху вниз, рассекая череп советника генерала.
        Орк стоявший в центре, прыгнул вперед, как только его товарищи начали действовать. У него не было оружия, да и умения рукопашного боя не были его достоинством, так что, весь расчет был только на возросшую физическую силу.
        Удар получился такой, что и Тайсан мог бы позавидовать. Переносица, и лавая скуловая кость, хрустя проломились внутрь черепа генерала, который отлетел назад, и свалился со стула, а вместе с ним полетел и орк, который не рассчитал инерцию удара.
        На этом успехи "предателей" и закончились, охрана вышла из мгновенного ступора, и быстро отсекла агрессоров от выживших, после чего раскромсала живучих орков боевыми топорами.
        Троица, до последнего момента своих жизней, пыталась добраться до жрипящего генерала и его помошников, один из них даже успел убить двух стражников, хотя у него в груди уже торчал боевой топор.
        - всех целителей сюда! - во всю глотку заорал один из офицеров, упав на колени рядом с генералом, который уже захлебывался кровью, но все еще продолжал бороться за жизнь.
        
        Молния проснулась среди ночи, от шума поднявшегося в лагере. Милькали факелы, вокруг сновали группы вооруженных воинов. В мягком свете серебряной луны были видны боевые машины, и боевые построения бойцов, которые готовились к бою.
        - надеюсь ты успела отдохнуть, нам пора начинать.
        Шипящий голос раздался совсем рядом, и только тут дракониха заметила Максима, который был облачен в легкую кольчугу, надетую поверх белых одежд.
        - я вполне выспалась. - ответила Молния, еще не проснувшись до конца, и не осознавая, что происходит.
        Максим легко взлетел на спину драконихи, и мысленными образами объяснил, куда лететь.
        Ночное небо было чистое и спокойное, звезды и луна давали достаточно света, что бы видеть все, что происходит внизу.
        Вслед за молнией поднялись еще три десятка драконов, в основном молодых и горячих, которые пришли под знамена черного мага только для того, что бы заслужить славу и почетание, а заодно и утолить жажду крови.
        Вся стая зависла на большой высоте, где они были недосягаемы для заклятий чародеев, и стали наблюдать.
        В лагере противника быстро отреагировали на внезапное поведение врага, и стали готовиться к бою, но их армия состояла из недисциплинированных наемников и разбойников, а потому на подготовку требовалось слишком много времени.
        - почему бы драконам не нанести первый удар? - спросил молодой красный дракон.
        - потому, что этого и ждут их маги. Оборотни еще не дали знак, а значит вам придется ждать. - прошипел Максим, от его голоса даже драконов пробрала дрожь.
        Повернув голову, Молния посмотрела на своего всадника, и встретилась с тяжелым взглядом его глаз, которые превратились в два черных провала. В его глазах клубилась такая густая тьма, которая затягивала в себя, стоило в них посмотреть.
        А внизу тем временем события развивались очень быстро, армия Легата наконец построилась в некое подобие боевого порядка, и двинулась на встречу ровных рядов воинов Максима.
        Первыми в бой вступили "танки", два десятка железных коробов на колесах с пушками, выстроились в одну линию, и приблизившись к противнику на достаточное для выстрела расстояние, произвели слаженный залп. Пушки были заряжены подобием крупной дроби, которая вырвалась металлическим облаком, и скосила первые ряды орков и троллей, которые состовляли ударную силу противника.
        Ответный удар нанесли маги, которые буквально забросали "танки" огненными шарами, взрывающимися потоками смертоносных брызг. Однако ущерб от этой атаки был невелик, всего два короба были уничтожены, и еще один сильно оплавлен, и больше не мог двигаться.
        - защитные амулеты сработали, не зря я потратил на них столько денег. - довольно ухмыльнулся черный маг, наблюдая за происходящим немигающим взглядом.
        В передние ряды вырвались дроу, и как на тренировке выпустили целую тучу стрел, а затем вновь спрятались за уцелевшие "танки" и первые ряды тяжелых мечников.
        С фланга выскочила кавалерия неприятеля, там было около двух тысяч всадников, которые стремительно атаковали хирды цвергов, закрывающие правый фланг армии Максима.
        Наконец столкнулись и основные силы, не смотря на потери в первые же минуты боя, армия Легата превосходила своих противников в размерах в десяток раз, и у них было столько магов, что даже драконы не смогли бы решить исход битвы.
        Взаимные атаки чародеев, которые в своем большинстве натыкались на магические щиты, были похожи на дорогое, пиротехническое шоу сопровождаемое лязгом метала и криками сражающихся и умирающих.
        Постоянные тренировки и изнуряющие занятия сделали свое дело, в большинстве случаев солдаты черного мага превосходили по мастерству своих противников, которые в драке предпочитали пологаться на количество бойцов а не на качество их владения оружием. И не смотря на внезапность атаки, которая не дала должным образом подготовиться к бою, тактика обычного навала работала. Воины Максима ожесточенно отбивались, использовали "гранаты" уходили под прикрытие "танков", применяли все хитрости и грязные приемы, на которые только были способны, но все равно, что бы не попасть в полное окружение, им приходилось отступать.
        - для чего было начинать бой, если они отступают? - задал вопрос дракон с серо-зеленой шкурой.
        Максим презрительно фыркнул, после чего обратился к дракону тоном доброго дядюшки.
        - неужели ты думал, что у них есть хоть один шанс победить честно? Даже при использовании новых видов вооружения, противник превосходит нас в количестве воинов и магов настолько, что даже половины их армии хватило бы что бы победить в этой мелкой войне.
        - тогда зачем все это? Если ты знал, что победить Легата невозможно, зачем ты начал войну, да еще втянул в нее всех нас? - зарычал ярко зеленый дракон, угрожающе приближаясь к Молнии, на спине которой спокойно сидел маг.
        Улыбка максима стала еще шире, обножились острые клыки.
        - а кто сказал, что я собираюсь воевать честно? - этот вопрос застал всех в расплох, и пока драконы прибывали в нерешительности, Максим продолжил. - у врага слишком много магов, даже во время отдыха они находятся настороже, и в любой момент могут создать совместный щит, присоединяя усилия в помощь тому, кто создал щит первым. Если бы вы атаковали сейчас, то маги попросту переловили бы всех вас, или забили досмерти посылая молнии.
        - но мы не можем просто смотреть на то, как уничтожают наших союзников, это просто не имеет смысла! - воскликнул черный дракон.
        В этот момент вспыхнули мелкие взрывы прямо среди армии врага, и эти взрывы стали появляться регулярно и кучно в трех местах.
        Вместе с этим, в воздухе раздался рев Тристана, который наблюдал за сражением с другой стороны от сражения.
        - во время сражения, маги собираются в группы, так им проще применять комплексные заклинания. А теперь подумайте, куда вчера отправились волки, и как можно использовать их способность принимать обличия представителей нескольких разных рас? - молчание затянулось, и Максим разочарованно вздохнул. - вы долго собираетесь ждать, или мы все таки присоединимся к битве?
        Радостный рев и шум ветра рассекаемого крыльями стали ответом.
        Молния несколько отстала от сородичей, ее главной задачей было сохранять жизнь Максима, и она решила отвлечь мага разговором.
        "ты послал оборотней в стан врага, а затем начал неразумную на первый взгляд атаку, что бы чародеи собрались вместе, но неужели все маги врага собрались в трех местах?" мысленно спросила она, снимая полог со своего разума, как бы приглашая всадника покапаться в своих мыслях.
        К сожалению трюк не сработал.
        "ты права, остальных магов, которые собрались мелкими крупами, убьют по старинке, незаметно перерезая глотки и вонзая ножи в спины. Лучше прибавь скорость, или мне придется полететь самому, практика у меня уже есть, так что не сомневайся, долго колебаться я не буду" ответил Макс, слегка коснувшись только края сознания драконицы.
        Атака драконов вкорни изменила ход сражения, лишенные магической поддержки воины, гибли от драконего огня, от ударов хвостом или в когтях гиганских ящеров. Тут же сыграли свою роль и многочисленные тренировки, после слаженной атаки, драконы вновь поднялись в воздух, давая возможность нанести удар своим магам, а так же провести залп из пушек и катапульт. Через несколько минут последовала еще одна атака драконов.
        Немногочисленные выжившие маги уже не могли противостоять ни своим, коллегам в войске противника, ни тем более драконам, которые начали зверствовать вовсю.
        Уже через пол часа, армия Легата потеряла даже иллюзию единства, развалившись на множество отдельных отрядов, каждый из которых заботился только о сохранении собственной жизни.
        Весь остаток ночи, большая часть армии Максима занималась тем, что преследовала и уничтожала отряды противника, а сам черный маг руководил этим процессом, удобно расположившись на спине драконицы.
        
        Следующая остановка - дракон.
        Циан уже не мог и припомнить, когда в последний раз так смеялся. Он уже начал сомневаться в умственных способностях молодого мага, когда ход сражения резко изменился. Бегство огромной армии, которая была гордостью Легата и должна была стать ужасом восточного мира, не могло вызывать ничего кроме восхищения.
        Стоило только представить, какое лицо будит у Легата, когда он узнает, что случилось с его армией, и непроизвольный смех сразу вырывался из легких.
        Циан следил за всем происходящим через глаза своего шпиона, который парил над сражением и старался не упускать и самых малозначительных деталей. Именно так Циан узнал, что перед атакой драконов, на магов Легата было совершено нападение.
        К разочарованию магистра, проследить все до самого конца не удалось, так как один из драконов посчитал его шпиона очень вкусным на вид.
        С удовольствием потянувшись, Циан открыл глаза. он находился в маленькой уютной гостевой комнатке, которую оборудовали под кабинет для хранения бумаг. Всю обстановку составляло одно кресло, два столика, и несколько объемных шкафов забитых бумагами.
        На одном из столов стоял подсвечник, свечи в котором уже давно потухли.
        "стоит ли мне рассказать о произошедшем Легату, или лучше подождать пока до него добирется гонец? Как же все это не вовремя, если бы, не война, я может быть даже помог бы одной из сторон. Нет, пусть Легат сам разбирается, в конце концов он отверг мою помощь".
        
        В этот день Денис проснулся рано, уже три дня он стремился покинуть радушный дом, который стал его временной палатой, но старая сиделка разрешала ходить только до окна и до обеденного стола.
        Два дня назад, почти весь отряд ушел с поляны, и двинулся к ближайшему городу. Вместе с принцем и принцессой, ушел и Кот, которому пологалось выполнять обязанности капитана гвардии. Дожидаться Дениса остались только Том, да еще шестеро гвардейцев.
        - ну милок, и намучилась я с тобой, то ты у меня на кровати гниешь живьем, то голову тебе лечить надо. Нет, в ближайшее время никого лечить не буду, хватит, и самой отдохнуть пора. - старушка продолжала ворчать, пока Денис собирал свой нехитрый богаж. К его собственным вещам добавился новенький вязанный свитер, подаренный хозяйкой дома. - вот слушай, в этой бутылочке находится настой, им ты будишь промывать раны, а в этой отвар, он тебе понадобится для восстановления сил. Все понял?
        - так точно. - по военному отчеканил Денис, вытянувшись в струнку перед маленькой старушкой.
        Прощание вышло коротким, хозяйка дома просто выставила пациента за дверь, пожелала удачи в дороге, и захлопнула створку.
        - готов командир? - весело спросил Том, который в компании гвардейцев уже ждал товарища верхом на коне.
        - я ж, заплатить забыл. - вдруг вспомнил Денис, начиная рыться в своих кошелях, которые были подвешены к поясу.
        - ну и забудь, Вили ей уже за все заплатил, да так, что она могла бы себе новый дом отстроить. - успокоил друга сын мельника.
        Забраться в седло получилось только со второго раза, все таки столь долгий отдых не идет на пользу мышечной массе. Но под безобидные насмешки товарищей, Дэну все таки удалось закрепиться в седле. И дорога распахнула свои объятия перед путниками.
        Отъехав на порядочное расстояние, Денис оглянулся назад, и ему показалось, что он увидел маленькую фигурку старушки, стоящей на крыльце дома и машущей вслед удаляющимся всадникам.
        Пока они ехали через лес, по узкому тракту на котором могли в ряд ехать только три лошади, Том рассказывал о том, как Вили и Лена переживали о нем, пока Денис находился на грани смерти, и о том, что уехали они только тогда, когда никакой угрозы для Дениса уже не существовало.
        По ходу рассказа, гвардейцы вставляли свои ремарки, и подшучивали над Томом, говоря, что он иногда напоминал им наседку, у которой отобрали ее птинца.
        Из-за такой расслабленности они и не заметили, как на дорогу перед ними вышел огромный медведь. Возможно зверь и ушел бы обратно в лес, но один из гвардейцев, молодой и несдержанный, додумался метнуть в него нож.
        - какого... - попытался выругаться Том.
        Гррр, беззастенчиво перебил его медведь, вставая на задние лапы с явно не добрыми намерениями.
        Мечи мгновенно покинули ножны, а гвардейцы седла, так как испуганные лошади вставая на дыбы по скидывали их на дорогу. Меньше всего повезло Тому, который свалился в колючий кустарник.
        Денис остался в седле благодаря тому, что обеими руками уцепился за шею своего коня, вовремя вспомнив, что меча у него больше нет.
        Медведь начал наступать, и взбесившиеся лошади дали галоп в обратном направлении, а конь дениса обезумев, рванул в лес, зацепился за толстый сук ремнем от седла, и уронил всадника вместе с его вещами на мягкую землю.
        - ну все! Я иду зверствовать! Гррр! - не хуже медведя зарычал Денис, подхватывая отломившийся сук и бросаясь на противника.
        От такого поворота событий и такой наглости добычи, медведь попросту окосел, и первый удар деревяшки между глаз проследил одним только взглядом.
        Опомнившееся животное злобно зарычало, и стало размахивать когтистыми лапами, стараясь достать ловкого человека.
        Денис сам офигел от своего поступка, но отступать было поздно, так что оставалось только продолжать уворачиваться, и надеется на то, что кто ни будь придет ему на помощь.
        Разъяренный медведь был похож на мельницу, и то, что пока ни один его удар не достиг цели, было чистой случайностью, которую можно было помножить на невероятное везение. В один из моментов, когда медведь опустился на четыре лапы, что бы перевести дух, Денис со всей дури врезал ему кулаком по голове, от чего в кулаке затрещали суставы.
        - так его!
        - будит знать!
        - с левой его, с левой!
        Денис на мгновение отвлекся на крики, и увидел, что его спутники стоят в двадцати метрах позади, и активно болеют за него.
        "вот гады, они что, решили что это мой первый подвиг после выздоровления? Садисты, да я им всем...". Додумать он так и не успел, так как медведь воспользовался моментом, и навалился на противника всем своим весом.
        Затрещали кости, воздух выскочил из легких, а острые когти распороли кожаную куртку и оставили рваные раны на коже.
        Денис внезапно почувствовал небывалый прилив сил, который умножался вместе с его яростью.
        Сознание помутилось, а тело стало действовать само по себе. Одна рука обхватила зверя за массивную шею, и превозмогая отчаянное сопротивление, стала сжимать захват. Вторая рука уцепилась за шерсть на загривке медведя, и начала эту шерсть выдерать. В это же время, ноги беспощадно молотили зверя по причинному месту.
        Медведь взревел не своим голосом, отчаянно забился, и наконец стряхнул с себя ненормального человека. Продолжая завывать, и трясти головой, медведь вломился в лес, прокладывая новую тропу.
        - ура!
        Взревели гвардейцы и Том, подбегая к Денису.
        - где там мой настой. - прохрипел денис, с помощью Тома поднимаясь на ноги.
        Бутылка легла в руку, и Денис незадумываясь сделал большой глоток, ему срочно нужно было восстановить силы, иначе он упал бы в обморок.
        - командир, тут же написано "для ран". - прочитал Том.
        Тут же Денис почувствовал страшную изжогу, и жжение в животе. Его глаза опустились на бутылку, и он тут же узнал то зелье, которым целительница наказывала обрабатывать раны.
        - у-у-у-у! - взвыл Дэн, и ломанулся в ту же сторону, что и медведь.
        Он успел добежать до первых деревьев, где его и вывернуло, а затем он еще и почувствовал, как предательски заурчал желудок, предупреждая о возможных неприятностях.
        Последующие пол часа Денис провел в кустах, удобряя почву и без того прекрасного леса, а Том и гвардейцы бегали по дороге, пытаясь поймать лошадей.
        Поймали всего двух коней, которые запутались сбруей в густых ветках деревьев.
        Солнце уже перевалило через зенит, но в лесу благодаря тени от деревьев было довольно прохладно.
        Было решено ехать по очереди, первыми были ДЕНИС И Том, которому досталось при падении. Хоть скорость движения сильно уменьшилась, так же как и хорошее настроение в отряде, но к вечеру они все-таки покинули лес и увидели на горизонте городскую стену.
        Хотя это было сложно сравнивать с теми каменными стенами, которые встречались раньше, тут более правильным было бы сравнение с высокой изгородью укрепленной земляным валом и заостренными кольями. Само поселение находилось на небольшом возвышении, посреди широких полей засеянный зерновыми культурами. Поля пересекали узкие дороги, которые сходились у городских ворот.
        К вышеупомянутому городу, группа подошла уже далеко за полночь, на небе уже светила луна, и игриво подмигивали звездочки.
        - а ну стоять, кто такие? - раздался заспанный голос.
        Подняв головы на звук, путники увидели облаченного в кожаные доспехи стражника, который стоял на высоте двух метров, на возвышении, прямо над воротами. Еще три человека показались на стене, у каждого из них в руках был арбалет.
        - усталые путники, ищим место, где можно отдохнуть. В этом милом городке нас должны ждать наши друзья. - откликнулся один из гвардейцев.
        - да ну? - нахмурился стражник, и стал стучать огнивом, высекая искру. Когда ему наконец удалось зажечь факел, он презрительно осмотрел путников. - по моему, вы похожи на бродяг, или бандитов, которые ищут место, где можно было бы пополнить свои карманы звонкой монетой.
        - в вашем городке ведь остановились некие принц и принцесса? - вступил в разговор Денис, которому ужасно хотелось спать, и даже эликсир который дала ему целительница уже не помогал.
        - допустим. - кивнул стражник. - но тебе то какое дело?
        - а вот доложи их светлостям, что тут у ворот стоит Денис, с несколькими их гвардейцами, которых оставили мне в защиту, и также то, что нас не пускают в город. Тогда и убедишься, что мы не разбойники.
        - с чего бы это мне, бегать по вашим поручениям, и беспокоить высоких господ? - презрительно фыркнул стражник.
        Денис мило улыбнулся, и вежливо ответил.
        - а с того, что принц хоть и добрый, но бывает очень несдерженным. Если он узнает, что его друзья ночевали под открытым небом, на крестьянской пашне, когда город был совсем рядом, он захочет узнать, почему так произошло. И я конечно не буду скрывать, что нас не пустил доблестный стражник, которому было недосуг доложить о нашем прибытии. Дальше я думаю ты и сам можешь придумать, что с тобой сделает принц. - договорив, Дэн повернулся к спутникам, и указав на участок земли неподалеку от ворот распорядился. - лагерь разбиваем здесь.
        Стражник несколько минут стоял на возвышении, и хмурил брови, а затем махнул рукой и приказал.
        - бес с ними, открывайте ворота.
        Когда маленький отряд проследовал в город, стражник, который успел спуститься, со стены сказал, указывая рукой.
        - трактир там, и если спросят, кто вас впустил, скажете, что прошли через другие ворота.
        Том кинул стражнику мелкую монету, и спутники отправились в указанном направлении.
        - о чем это он? - удивился сын мельника.
        - подстилает соломку, что бы мягче падать. - пошутил Денис. Но увидев, что его не поняли, пояснил. - если мы и вправду друзья принца, то он только что спас свою шкуру, а если мы разбойники, то во-первых: в случае если нас схватят, он ни при чем, а во-вторых: если мы выберимся с добычей, в следующий раз он может рассчитывать на долю, если будит сотрудничать с нами.
        - а-а-а. - глубокомысленно протянул Том. - а ты откуда это знаешь?
        - это элементарно Ватсон, о нашем прибытии никому не было доложено, и нас даже не стали сопровождать. Остальное это дело дедукции.
        Ни Том, ни гвардейцы, так ничего и не поняли, но с умными лицами кивнули и продолжили путь молча.
        Город оказался более чем скучным, описания городов в старых американских вестернах про дикий запад, ито более интересны. Дома были сложены из обтесанных бревен, имели в основном по два этажа, а внешне выглядели как солдатские бараки.
        Вот так, в мягком свете луны, они шли в указанном направлении, и любовались красотами города.
        Но вот, из-за угла очередного строения выскочили три темных фигуры, а за ними еще с десяток таких же. Не стоило оборачиваться, что бы понять, что сзади уже собралась такая же компания.
        - деньги и оружие на землю, лошадок мы тоже возьмем. - гнусно шипилявя произнес один из грабителей.
        - во-первых: не лошадок а коней, а во-вторых: вы че гоните, редиски недорезанные? Совсем тут в глуши страх потеряли? Или вас давно на перо не сожали? Так я вас научу авторитетов уважать. Ребята, вали их всех, только без особой жестокости и фанатизма. - на одном дыхании выдал Денис, выхватывая кривой кинжал. Он понимал, что даже в случаи полного повиновения, их убьют, а значит единственный выход, это драка. А как учили в армии, лучше начинать сражение, сперва деморализовав врага.
        Бандиты слегка опешили, явно неожидая такого поворота событий, а спутники Дэна не поняли ничего, кроме нескольких слов "вали их" и "без особой жестокости".
        Бандиты были в основном необученные даже азам владения оружием, и было видно, что они привыкли прижимать к стене беспомощных горожан. А вот гвардейцы, вместе с Томом и Денисом, которые вообще были остатками специального отряда, прекрасно чувствовали себя как в сражении на открытом пространстве, так и в условиях узких городских улиц. Сражение закончилось очень быстро, и главное, без жертв. Бандиты отделались легкими ранениями и множественными ушибами.
        Тройка главарей, которые в драку лезть не спешили, но все равно попали под горячую руку Дениса, теперь стояли согнувшись, и тонкими голосами просили простить их глупость.
        - прошу прощения, не признали уважаемых людей. Тут в глуши, совсем одичали, перестали понимать, на кого руку поднимаем. Вы уж простите недалеких, мы можем оплатить все положенные убытки. Мы же не без понятий. - завывал самый высокий, прижимая руки к животу.
        - я вас научу, жить по понятиям. - злорадно оскалился Денис, надвигаясь на бандитов. Ему понравилось играть в авторитета, и он нагло тянул удовольствие.
        - может, мы договоримся? - с надеждой пискнул другой.
        Дэну в гоову вдруг пришла бессмертная фраза, которую он тут же и произнес.
        - запомнил сам, скажи другому...
        - ...что честный труд дорога к дому. - хором закончили бандиты.
        Денис опешил, он никак не ожидал, что в этом мире могут знать такие вещи, как фразы из советских кинофильмов. А бандиты тем временем стали переговариваться между собой.
        - шеф, это он. - пискнул один.
        - быть не аможет, мы же далеко от той деревушки. - не очень убедительно возразил шеф.
        - не шеф, точно он. - убежденно прогудел третий, который зажимал нос. - он как кулаком приложил, я сразу подумал, что уж больно знакомый кулак. Да и фраза эта...
        - без паники, даже если это он, в ем я сильно сомневаюсь. В прошлый раз обошлось, и теперь обойдется. - не очень уверенно пробормотал шеф. Затем он посмотрел на Дениса, и осторожно спросил. - это вы...?
        - я. - гордо ответил Денис, не понимая, а чем идет речь.
        - мы больше не будим! - хором завыли трое бандитов, в то время как их подельники стоная, поднимались с земли.
        - угу. - ответил Дэн, который окончательно потерял ход мыслей местных криминальных авторитетов.
        - шеф, он нам не верит. - промычал бандит с разбитым носом.
        - не верит. - подтвердил второй.
        - тикаем? - предложил шем, и его друзья кивнули. - тикаем!
        Через несколько секунд, о произошедшей драко непоминали только следы множества ног, и пятна крови на песке.
        - командир, ты ничего не хочешь нам объяснить? - спросил Том.
        - если бы я сам хоть что-то понимал. - отмахнулся Денис.
        До трактира дошли быстро, это было большое здание, в три этажа, прямо за поворотом.
        В дверях стояли два амбала в кожаных куртках и вооруженные дубинами, один из них держал масленую лампу.
        После недолгих объяснений из здания вышел коренастый мужчина с животом олигарха, он вежливо поклонился и сообщил, что гостей ждали еще днем, но их комнаты свободны и они могут располагаться. Ключевой фразой было "за все уплачено".
        Дениса разместили в уютной комнатке, всю обстановку которой занимали кровать, стол и два стула, и бочка с водой для умывания. На столе стоял кувшин с чистой родниковой водой, и деревянная кружка.
        Так как на ужин рассчитывать не приходилось, трактирщик сказал что слуги уже спят, Дэн завалился спать, не раздеваясь рухнув на постель.
        Спал он долго, солнце успело встать, и назойливые лучи битый час светили прямо в лицо.
        Наконец открыв глаза, Денис прикрылся рукой от света, и обнаружил, что на стуле рядом с кроватью лежит свежая одежда, а рядом с бочкой появилась миска с душистой пеной.
        Встав с кровати, он обнаружил на столе кусок бумаги, на котором было написано "ждем к обеду. Лена и Вили".
        - намек понял. - пробормотал Денис, и стал раздеваться, когда он снял рубашку, в голову пришла мысль, что неплохо было бы закрыть дверь на засов.
        
        Когда тело дышит чистотой, а с лица сбрита многодневная щетина, даже дышится по другому. День кажется светлее, краски ярче, а звуки мелодичней, особенно если тебе презентовали дорогой, по меркам времени, костюм из мягкой ткани.
        К началу обеда Денис опоздал, он спустился по лестнице и вошел в трапезную как раз тогда, когда его недавние попутчики рассказывали о коротком приключении, в котором были совершены еще два славных подвига. Конечно истории были приукрашены, медведь был раза в два больше, и Денис гонял его пинками по всему лесу, а бандитов вообще была целая армия.
        Если члены отряда понимали, что правдивости в этих рассказах примерно четверть, то завсегдатаи трактира встретили проснувшегося Дениса взглядами полными восхищения и даже зависти.
        Тепло поздоровавшись с друзьями, и пожав не мение сотни рук - далеко не все их владельцы были знакомы Денису - герой наконец пробрался к столику за которым сидели принц, принцесса и Кот.
        - рад видеть тебя в добром здравии, друг мой. - поприветствовал вновь прибывшего принц.
        - мы за тебя беспокоились, но судя по рассказам, напрасно. - мило улыбнулась Лена.
        - командир, ну ты вообще без башни, накой полез в драку, ты ж только с бальничной койки? - шутливо возмутился Кот.
        - если герой не идет совершать подвиги, то подвиги сами начинают искать героя. - глубокомысленно изрек Денис, чем заслужил аплодисменты окружающих.
        На столе как по волшебству появилось блюдо с запеченной картошкой и мясом, а так же деревянная кружка, в которую можно было залить целый литр, а над кружкой поднималась густая пена.
        Еда была средненькая, не лучше и не хуже того, что подают в трактирах в других городах, зато пиво... пиво превзошло все ожидания, куда там Питерским забигаловкам, в которых подают фильтрованный напиток. Это было нечто особенное, после пеового же глотка, Денис понял, именно таким и должно быть настоящее пиво. Гармоничный мягкий вкус, освежающий эффект, и практически неощущаемый эффект алкоголя.
        Денису дали насладиться обедом, прежде чем вывалить на его голову все новости.
        - в общем так, мы потеряли очень много времени, и теперь должны торопиться к эльфам. Отвлекаться на сражения с чудовищами больше нельзя, иначе может стать слишком поздно. - объявил Вили, как только с едой было покончено.
        - а можно услышать детали? - поинтересовался Дэн, уже понимая, что ничего хорошего произойти не могло.
        - можно. - кивнула Лена, и положив свою тонкую ладонь на руку принца, начала рассказывать. - до этого города дошли вести, что войска Циана успешно перешли пограничную реку, и в данный момент заняты тем, что разграбляют Ауром. Генерал Гомон и присоединившиеся к ниму силы были вынуждены отступить, что бы полностью не потерять всю армию. Циан бросил в бой все свои силы, к его орде присоединились сотны банши, около тысячи горных троллей и великанов, число гоблинов и людоедов вобше никто не берется даже угадывать. Союзников спасает только то, что такая огромная армия не может передвигаться быстро, и пока они осели в маленьких приграничных королевствах, из которых успели бежать почти все жители. Единственной хорошей новостью является то, что войско Легата увязло в сражениях с мятежниками, и пока нам приходится противостоять только одному из владык запада.
        Повисла короткая пауза, во время которой Денис успел обдумать очень многое. Раньше он и не представлял, насколько огромна мощь их противника, казалось, что вполне достаточно удерживать переправы, и враг не пройдет, а все его личные подвиги более походили на детские забавы, чем на настоящие деяния. Дениса едва не захлестнуло отчаяние, он вдруг осознал, насколько ничтожны все их свершения, насколько жалкими были их враги, по сравнению с тем, что приближается с запада.
        - не вешай нос, друг мой, не все еще потеряно. Да враг силен, но против него объединились почти все армии королевств людей, и каждый новый шаг по нашей земле ему будит очень дорого стоить, и еще не известно сможет ли он заплатить такую цену. Кроме того, нашу миссию еще никто не отменял, и я уверен, эльфам не будит по нраву мысль, что к их землям приближаются силы их кровных врагов. - Вили говорил так убежденно, что его слова вселяли уверенность в окружающих, и враг становился уже не таким страшным, и сама война не такой безнадежной.
        - когда выступаем? - спросил Дэн.
        - а прямо сейчас. - широко улыбнувшись ответил принц.
        
        Оказалось, что весь отряд с самого утра готовился к последнему переходу, были куплены припасы, отремонтировано оружие, и к моменту, когда Денис вышел на улицу, расторопные слуги уже укладывали его одежду в только что купленную повозку.
        При солнечном свете город не стал более привлекательным, наоборот появилось ощущение глубокой глубинки, в которую съезжаются люди, что бы скрыться от прошлого. Именно поэтому было не жаль покидать столь радушное место.
        За восточными воротами начинались широкие равнины, покрытые сухой травой и открывающие обзор на многие километры вперед.
        Через несколько часов неторопливой поездки, исчезла даже сухая трава, и обнажилась глинистая почва, на которой даже самые неприхотливые растения не могли выжить.
        - красота, не так ли? - спросил Вили.
        Они ехали впереди всей группы, Дэн Вили Лена и Том. Кот был вынужден ехать в середине отряда, что бы контролировать движение всех трех повозок и кареты, а так же он увлекся разговором с двумя гвардейцами, и не спешил присоединяться к друзьям.
        - нет, вид довольно унылый. - честно ответил Денис.
        - эту пустошь называют "драконье поле", хотя местные сократили название до простого "дракон". - сказала принцесса.
        - а почему его так назвали? - ехать было скучно, и Денис решил скоротать время за выслушиванием очередной истории.
        - в легендах о последней войне с тьмой говорится, что именно на этом месте произошла последняя битва, в которой погибло две трети всего населения известного мира, здесь прекратили существования такие народы как кентавры и крылатые племена людей. О многих народах мы ничего не знаем, так как не сохранилось даже описаний их внешности, известно только то, что они погибли именно здесь. - Вили сделал паузу, и продолжил. - представь, тысячи порождений тьмы, собрались в огромную армию, и волной покатились по земле, стирая на своем пути все живое. Некроманты, которые сперва встали на сторону тьмы, вскоре стали жертвами собственных творений, но кроме живых мертвецов в армии тьмы были и куда более страшные существа. Кровососущие гады, принимающие облик людей или летучих мышей, они боялись солнечного света, а потому нападали только ночью, уродливые демоны, некоторые из которых не имели физических тел, и на ряду с множеством других чудовищ, были еще и носители тьмы. Это были самые страшные существа, они получились после неудачных опытов магов, которые на грани смерти сумели впитать в себя часть ее силы, и
возродившись сами стали смертью для всего живого. Их существование было жалким подобием на жизнь, и что бы продлить свое бесцельное топтание земли, они впитывали в себя жизненную силу всех живых существ, которых только могли поймать. Так же они создавали для себя легионы "бледных", в которых впускали частицы собственной тьмы, и управляли ими как марионетками. Именно на этом поле, единая армия всех живых и разумных существ столкнулась с порождениями тьмы.
        Вили так разволновался, что ему пришлось прерватьтся для того, что бы глотнуть воды из фляги.
        - за всю историю, мир больше не знал случая, когда дроу и светлые эльфы сражались плечом к плечу, а вместе с ними и гоблины с людьми и орками, да и вообще все расы, которые сейчас существуют, в тот день сражались на одной стороне. Это была жестокая битва, в которой нельзя было проиграть, но тьма была слишком сильна, ее легионы были слишком многочисленны, и уже через несколько часов стало ясно, победить в этом сражении не удастся. И вот, когда отчаяние стало закрадываться в сердца самых стойких, в небесах показались драконы. Огромные крылатые ящеры напали на массу воинов тьмы, и выдыхаимое ими пламя выкашивало врагов десятками, но и враг был достаточно силен, и в жестокой схватке большинство драконов погибло. Кровь и огонь выжгли и пропитали эту землю, так что теперь она бесплодна. В честь той жертвы, которую принесли драконы, это место и получило свое название.
        - но, почему тогда ты предлагал охотиться на дракона? - удивился Денис. - разве все расы не должны испытывать к ним благодарность?
        Принц вздохнул.
        - понимаешь, с тех пор прошло много времени, и никто не помнит, почему был разорван мир между нами. Скорее всего кто то просто решил почувствовать себя героем, и однажды убил дракона, сородичи павшего начали мстить всем представителям иных рас, и тогда они были причислены к монстрам, которых необходимо истреблять. Я думаю так, но точно тебе ответить не сможет никто.
        Дальше ехали молча, тишину нарушал только топот конских копыт, да тихое перешептывание некоторых гвардейцев.
        Денис ехал глубоко задумавшись, и пытался представить себе сражение, которое оказало столь губительный эффект на эту землю.
        "а ведь наверное такой же эффект остается после использования ядерной бомбы" отстраненно подумал он.
        
        Носитель тьмы.
        Пробуждение нельзя было назвать приятным.
        Максим открыл глаза, и невидящим взором уставился в потолок, за окном неровным светом блестела луна и завывал ветер, к сердцу тянулась холодная рука, которая грозила вырвать жизнь из слабеющего тела.
        Город спал, после тяжелого дня не было слышно ни ругани пьяных, ни разговоров патрульных солдат.
        Холод клубящийся где-то в области желудка, быстро растекался по конечностям, создавая ощущение разливающейся по телу ртути. Подтвердились самые неприятные опасения, когда Макс скосил глаза на столик, на котором стоял сундучок с заполненными жизненной энергией кристаллами. Все кристаллы были пусты, и даже отголосков силы не витало в воздухе.
        За последнее время Макс успел прочитать довольно много литературы, из которой сумел составить представление о том, что его ждет в случае, если он не сможет удовлетворить жажду затаившейся в его теле тьмы.
        Перспектива превратиться в бездушного монстра, который истребляет все живое без надежды утолить вечный голод, мягко говоря не радовала. Однако, какие были перспективы?
        На краю кровати лежала молодая зеленокожая девушка, принадлежащая к расе орков, но вполне симпатичная даже по меркам людей. Миловидное лицо портили только небольшие клыки, выступающие из под верхней губы, да отсутствие волос на голове.
        Только немыслимым усилием воли, Максим сумел удержаться от того, что бы не выкачать жизнь из девушки, энергии которой хватило бы разве что на то, что бы раздразнить аппетит.
        Надо было что-то предпринять, холод уже растекся по телу и сознание заволакивала густая пелина. Как на зло не удавалось связаться с учителем, а всего неделю назад для этого стоило всего лишь войти в транс. Пополнять силы за счет присягнувших на верность существ, не хотелось, хотя некоторые фанатики с радостью приподнясли себя в качестве жертвы, что бы порадовать своего господина. В основном это были оборотни, для которых Макс стал чем-то вроде живого идола. Но остатки человечности не довали воспользоваться этой возможностью, использовать в качестве пропитания доверившихся ему существ, Максим попросту не мог.
        Где-то внутри, проснулся друмлющий до поры зверь, и тут же потребовал пищи.
        Что бы не искушать судьбу, и обезопасить свою сегодняшнюю любовницу, черный маг встал с постели, и завернувшись в кожаный плащ, выскользнул из комнаты.
        Тут же Максима окружили его телохранители, они даже не подозревали, что господин прилагает все свои волевые ресурсы, чтобы не использовать их в качестве пищи. Не сбавляя шаг, он быстро ступал босыми ногами по холодным платкам, устилающим пол коридора. Ноги не чувствовали ничего, холод внутри был чуть ли не больше, чем холод остывшего камня.
        "и где все эти проклятые маги, когда они действительно нужны?" подумал Макс. Впрочем он сильно сомневался, что Харон или кто-то из его помошников хоть раз в жизни сталкивался с подобным в своей магической практике.
        Перед глазами все стало расплываться, каждое живое существо вокруг воспринималось уже не как индивидуальная личность, а просто как источник энергии. Безумие почти подавило волю, так что остался только один вариант, как отсрочить неизбежное. А там может, кто и придумает, как остановить разбушевавшегося монстра.
        Максим повернул в узкий проход, и его ноги ступили на лестницу, ведущую на крышу здания.
        - за мной не ходить, никого наверх не пускать, чтобы не происходило. - приказал Макс, и не дожидаясь подтверждения от солдат, что они поняли приказ, поднялся наверх.
        На всякий случай пришлось заблокировать дверь, создать жидкую сталь было несложно, а застыв, она действовала лучше любого цемента.
        Приступ боли согнул мага пополам, холод все таки добрался до сердца, и сейчас оно быстро остывало. Из последних сил, Макс нарисовал на плоской крыше защитный круг, и еще несколько рун, которые превращали контур в подобие клетки, и после этого обессилено рухнул в центр рисунка. В виду отсутствия красок и других художественных средств, рисовать пришлось собственной кровью, и после этого сил не осталось даже на то, что бы пошевелиться.
        В момент, когда разум полностью погрузился в беспросветную пелену, Максим увидел, как заработала установленная им магическая конструкция. Все таки он успел понахвататься некоторых знаний, и теперь представлял собой хоть какое-то подобие мага.
        
        Молния медленно парила в ночном небе, она наслаждалась прохладой воздуха, и обдумывала перемены, случившиеши в ее жизни.
        Еще недавно она была одинока и ненавидела всех мелких существ, которые по ее мнению, были виновны в гибели ее возлюбленного. Но после того, как Тристан посетил ее жилище, многое изменилось, теперь она была защитницей черного мага, который объединил самые разные народы, и теперь успешно ведет их к победе в войне, которой без него вообще не было бы. В последние дни, с момента победы над войском Легата, Максим стал проводить все свое свободное время с ней. Хотя будит правильнее сказать, что он проводил это время сидя у нее на спине, и как маленький дракончик радовался иллюзии безграничности свободного пространства вокруг себя, когда Молния взлетала под самые высокие облака.
        Удивительно, но открытая неприязнь и призрение, к маленькому бескрылому существу, постепенно сменилось симпатией. Даже среди драконов, Молния не могла найти такого понимания, которое проявлял по отношению к ней Максим, порой им даже не нужно было произносить слов, что бы понять, о чем думает собеседник. Молния даже пошла на невиданный доселе шаг, во время одной из прогулок в небесах, она открыла свое сознание этому странному человеку. Со стороны дракона это был огромный риск, ведь незащищенный разум так легко повредить, или просто внести в него изменения. Однако Максим не воспользовался возможностью покапаться в драконьей памяти, и даже не стал затрагивать глубинные мысли и эмоции, казалось он просто растворился в ее ощущениях, в ответ, открывая свое сознание.
        Возможно именно одиночество и стало тем фактором, который связывал таких разных существ, ведь как Молния чувствовала себя чужой среди своих сородичей, относящихся к ней с явной долей сносхождения, так и Максим чувствовал себя совершенно одиноким, даже когда находился в обществе своих любовниц. Это Молния узнала именно в тот день, как открытую книгу читая все мысли черного мага, многое она не могла понять, но эта мысль была настолько явной, что непонять ее было невозможно.
        Поднялся легкий ветер, на мгновение луну закрыла проплывающая туча, Молния заложила вираж, и повернула обратно. Она намеривалась пролететь над резиденцией Максима, перед тем как отправиться спать. Неприятное предчувствие беды зародилось в глубине души, и росло пропорционально времени.
        Мир вдруг стал необычно тихим, даже ночные птицы замолкли, а сердце драконихи неприятно защемило, когда она наконец достигла своей цели.
        На крыше здания, в середине светящегося серебром круга, корчилась маленькая фигура укутанная черным плащом.
        Недолго думая, Молния приземлилась неподалеку от сияющего круга, и стала внимательно всматриваться в существо, расу которого уже невозможно было определить. Кожа покрылась мелкими черными чешуйками, тощие передние конечности заканчивались острыми загнутыми когтями, а формой походили на волчьи лапы, задние конечности выгнулись под неправельным углом, и теперь напоминали козлиные, вместо копыт уркашенные тремя длинными пальцами, которые оканчивались короткими и крепкими когтями. Вдоль позвонка рос гребень из шипов, и острый шип бал на кончике длинного змеевидного хвоста. Челюсти резко выдавались вперед, и из под тонких губ выпирал внушительный набор клыков, крылья носа систематически раздувались.
        Драконы способны видеть магию, и тем более Молния была удивлена, когда поняла, что у этого существа нет ауры. Из глубины уродливого тела исторгались волны тьмы, которые можно было принять за ауру, но это больше походило на непостоянный ветер, а не на внешнюю оболочку живого существа.
        Еще большим потрясением стал момент, когда дракониха встретилась взглядами со странным монстром, на нее смотрели кровавые глаза, светящиеся неутолимым голодом, и черные черточки зрачков. Ошибиться было невозможно, это был Максим.
        Как-то внезапно пало сдерживающее кольцо, и монстр припал на все четыре конечности, готовясь к броску.
        Молния вдруг почувствовала себя удивительно слабой и уязвимой, а в душе появилось малознакомое для дракона чувство - страх.
        
        "самые красивые глаза, которые я только видел" это была первая мысль измученного болью и голодом разума. Максим стоял на каменной крыше, припав на все четыре конечности, которые теперь нельзя было назвать ни руками, ни ногами. Его затуманиному взору предстали крупные янтарные глаза дракона, которые выражали жалость, отвращение и страх, но при этом, в глубине этих выразительных глаз было скрыто тепло, которое и растормошило разум черного мага, не дав окончательно погрязнуть во тьме.
        Это было действительно прекрасное зрелище, белки отдавали синивой, а янтарного чвета зрачки, были перечеркнуты вертикальной черной черточкой. Обострившееся зрение позволяло видеть крупные сосуды, и уникальный рисунок радужки.
        - убей меня, или уходи, что бы я не мог найти тебя. - прошипел едва узноваемый голос, к которому примешивался хрип и рычание.
        Великолепные глаза сузились, в них появились новые эмоции, которые прочитать было слишком сложно.
        - я могу тебе помочь. - мягко, почти шепотом, произнесла Молния.
        Максим не сразу понял, что это был не вопрос, а предложение, и потому пробормотал.
        - я прочитал почти все книги, в которых была хоть какая-то информация о моем состоянии, но нигде не было даже намека на то, как мне избежать этой участи. Я надеялся, что смогу сдерживать процесс, пополняя запасы внутренней энергии за счет других, но эта временная мера не оправдала ожиданий. Я не хочу причинить тебе вред, или убить кого-то из тех, кто мне доверяет, а поэтому прошу, уходи или убей меня.
        - я могу тебе помочь. - уже более убежденно произнесла дракониха, и сделала шаг вперед.
        - но... - попытался возразить Макс, но договорить ему не дала Молния.
        - даже пятидесятилетний дракончик понимает в магии намного больше чем самый мудрый из человеческих магов, мы просто плохо контролируем свою силу, а потому редко используем магию. Мои родители успели передать мне достаточно знаний, и если бы ты не был таким осторожным, то увидел бы их тогда, когда я предлагала тебе свои знания. А теперь перестань строить из себя мученика, и делай то, что я говорю.
        Луну закрыла большая туча, ветер подхватил кожаный плащ и скинул его с края крыши. Начинался дождь.
        Максим подавил желание прыгнуть вперед, и разодрать глотку неосторожной ящерице, или просто швырнуть в нее сгусток тьмы, и покорно кивнул уродливой головой.
        - вот и молодец. - усмехнулась Молния, обнажив блестящие клыки. - тебе нужно создать новую ауру, вместо той, которую ты потерял во время своей смерти. Ты так быстро расходовал жизненную энергию именно потому, что у тебя практически не осталось собственной ауры. Сейчас закрой глаза, и посмотри на мена. Видишь разноцветные нити, которые окружают все мое тело? Протяни руку, и ухвати одну из них.
        Максим видел разноцветные нити, для этого ему приходилось концентрироваться на очень узком участке пространства, сил почти не оставалось. Непослушная правая передняя конечность вытянулась вперед, и когти ухватили самую тонкую нить.
        - хорошо, а теперь вытягивай ее. - скомандовала Молния, одновременно передовая мысленное изображение странного узора, который как будто висел в воздухе. - ты должен сплести этот узор вокруг себя, не беспокойся я тебе помогу.
        Следующие несколько часов, Максим усердно заплетал нити ауры дракона в свою собственную ауру, часто приходилось вплетать нить в органы организма, в эти моменты процесс полностью переходил под контроль Молнии. Дракониха пожертвовала еще тремя нитями, прежде чем узор был завершен.
        Только когда была закончена последняя петля, Максим смог принять более привычный для себя облик. Холод никуда не ушел, он вернулся в глубь желудка, но теперь он был контролируемым.
        Максим потянулся, и тут же уснул, едва не расшибив голову при падении, истощение сил дало о себе знать, а восстановление это очень долгий процесс.
        Молния огуратно подняла хрупкое тельце на передние лапы, и удобно устроившись, прижала спящего мага с теплой груди. Заботливо укрыв Максима крыльями, она любовалась своей работой. Она не знала, правильно ли поступила, но теперь они были связаны почти кровным родством, и этот маленький человек стал ей понастоящему дорог.
        Дождь прошел быстро, и вскоре восток окрасился кровавым заревом, самая тяжелая ночь позади, дальше все должно было пойти гораздо легче.
        
        Давно Максим не просыпался с таким удовольствием, тело бурлило жизнью, а внутренний холод компенсировался внешним обогревателем в виде драконьей туши.
        Незаметно выбраться из крепких объятий драконицы было довольно просто, проблему с одеждой тоже решить удалось быстро, он просто создал себе подобие гавайской юбки их железных полос.
        У лестницы все так же стояли телохранители, которые и не подозревали о том, что ночью их жизни висели на волоске. В комнате ждала смена чистого белья, и легкий завтрак, после которого в комнату Максима ввалился Харон. По видимому ему доложили о ночном происшествии, и о том, что господин вернулся в свои апартаменты.
        - докладывай, я же вижу, как тебя распирает. - первым подал голос Макс, закусывая куском мяса с салидным ломтем хлеба, глоток красного вина.
        - у меня две новости, хорошая и не очень, с какой начать? - вежливо поклонился старый маг.
        - с той, что не очень. - подумав решил Макс.
        "сын смерти" нервно сжал руки.
        - наша казна пуста, последнее сражение хоть и прибавило вам авторитета, но не принесло ни единой монеты прибыли, и более того, нам даже нечем заплатить за ремонт боевых машин, и новые потоки наших внезапных сторонников, в основном нищие, не могут рассчитывать на самое скромное вооружение.
        "действительно, не очень. Хотя, все это начиналось вообще с нуля, как ни будь выкручусь"
        - а вторая новость?
        - ваш заказ готов, мастера артефакторы уже ждут вас в приемном зале.
        Завтрак так и не удалось закончить, так как нетерпение оказалось сильнее голода. Быстрым шагом, но не теряя достоинства, Максим направился в приемный зал, он был облачен в ослепительно белые одежды, которые не сочитались с его внешностью, но при этом служили отличным средством запудривания мозгов впечатлительным массам.
        Артефакт представлял собой круглое зеркало, диаметром в пол метра, а в раме были вставлены разноцветные камни, и всю поверхность отрожающей стороны покрывали замысловатые символы.
        Максим удобно уселся в свое любимое кресло, и внимательно слушал мастеров по артефактам.
        - камни в основном выполняют функции накопителей и трансляторов, через пространство позволяют заглянуть именно символы, которые в свою очередь бесполезны без должного количества энергии... - кучка стариков увлеченно расписывала свою работу, они наконец нашли внимательного слушателя, и собирались поведать ему все тонкости своего тяжелого труда. Рассказ затянулся, а завершился только через полтора часа. - ...для того, что бы увидеть того, кто вас интересует, вам следует пролить каплю крови этого индивида, или его родственника на стекло зеркала, а затем произнести его имя.
        Вся инструкция уместилась бы на двух строчках, но Максим не жалел о том что прослушал целую лекцию, ведь он собирался и сам поэксперементировать, тем блолее теперь он не ограничен угрозой поглощения тьмой.
        - благодарю за работу, что вы хотите получить в качестве награды? - в уме Максим уже подсчитывал остатки денег, которые были в его личном распоряжении, но старики его удивили.
        - мы бы хотели, ну... как бы это сказать. - начал один.
        - мы просим вас, если конечно ето не будит дерзостью с нашей стороны, назначить нашу гильдию государственными артефактороми. Конечно, пока ваша страна так мала, это не очень пристижно, но мы считаем, что у вас большое будущее, и мы хотим помочь вам приблизить это будущее.
        "и получить большую прибыль со всех остальных мастеров страны, которые будут вынуждены платить вам налог на право работать в стране, как первой инстанции" услышал Макс мысленный посыл Рикси, которая удобно устроилась у него на коленях.
        "однако, иного выхода я не вижу, денег итак не хватает, а тратить последние на эту игрушку не хочется" ответил ей Макс.
        - хорошо, эта должность ваша. Но за это, вы будите выполнять некоторые мои заказы, абсолютно бесплатно.
        - благодарим, мы будим рады быть полезны!
        Когда представители мастеров удалились, а вместе с ними и лиса, которая получила подробный список требуемых артефактов, Макс решил поэкспериментировать.
        - думали меня обмануть, заработать за мой счет, при этом и пальцем не пошевелив. Да я вам теперь столько работы подкину, что вы и сами рады не будите. - с легкой улыбкой на губах говорил Макс, в это время он проколол себе палец, и капнул кровь на зеркало. - Денис.
        Символы вспыхнули, затем по стеклу пошли волны, и вот уже перед взором черного мага появилась интересная картина. Денис едит верхом, рядом с ним другие люди, пейзаж вокруг более чем унылый.
        - а ведь молодцы. - пришлось признать Максу. - жаль только поговорить с изображением нельзя, однако помочь родственнику я все таки могу. Харон!
        Маг явился на зов через считанные минуты.
        - да господин? - в его голосе чувствовалась легкая насмешка, но и доля страха.
        - пригласи ко мне главу цвергов, вожака оборотней-оленей, и передай Молнии, что у меня есть к ней несколько просьб и предложений.
        - это все? - иронично поинтересовался "сын смерти".
        - все будит тогда, когда весь мир склонится передо мной, и признает мою власть. - оскалился Макс, злобно блеснув глазами.
        
        В этот день пришлось встать очень рано, Молния уже давно привыкла спать допоздна, и пробуждение с восходом солнца было очень неприятным. В довершение ко всему, не оставалось времени даже на завтрак, так как Максиму приспичило встретиться на расцвете у восточных городских ворот.
        По небу плыли легкие перистые облака, прохладный воздух окончательно выветрил остатки сна, и дракониха заложив широкий вираж, опустилась в близи городской стены.
        У ворот уже стоял Максим, который давал последние указания вожаку оборотней-оленей, в то время как рогатому на спину привязывали мешок два хмурых цверга.
        Стая, или скорее стадо оленей, состоящее из семи особей, получив напутствие от господина, легкой рысью двинулось к границе с землями людей. На шее у вожака висел золотистый кулон, который мерцающим светом указывал направление.
        Если учесть, что у людей довольно распространено такое развлечение, как охота на оленей, то эта группа была похожа на добровольных самоубийц, которые врядли смогут вернуться обратно.
        Наконец маг соизволил обратить внимание и на Молнию, жестом отпуская цвергов.
        - надеюсь ты хорошо отдохнула, потому, что сегодня нас ждет тяжелая работа. Давай пройдем в лабораторию.
        Шипящий голос был максимально учтив, и почти ласков, так что у Молнии даже не вырвалось возгласов негодования на то, что ее разбудили в такую рань.
        Пока они шли в лабораторию, которая представляла собой огромный деревянный сарай, названный максимом довольно забавным с точки зрения драконихи словом "ангар", другие телохранители старались держаться подальше от крылатой ящерицы. Все таки трения между расами продолжались, не смотря на то, что внешне все старались вести себя как одна большая семья.
        У входа, охранники остановились, из-за присутствия Молнии внутри итак будит довольно тесно, а находиться в непосредственной близости от дракона остальные побаивались. Особенно после того, как драконы выжгли четверть армии противника, и это еще до того, как войска Легата начали паническое бегство.
        Внутри было довольно светло, благодаря множеству факелов и очагов, в которых разгоралось пламя. Обстановку составляли низкие столики, заваленные книгами и разными артефактами, но внимание янтарных глаз привлек постамент, сложенный из черных плиток, исписанных рунами. На постоменте были водружены десять железных доспехов, внутри которых были помещены стальные скелеты. Вокруг суетились несколько колдунов и шаманов, старые и опытные, но далеко не самые сильные. В дальнем углу вяло шевелились десять пленников, связанных по рукам и ногам.
        - я уже давно мечтал создать что-то впечатляющее, использовать силу, которая недоступна другим, что бы наконец выйти из зависимости всех, кто меня окружает. Но к сожалению, я не обладаю огромной магической мощью, не являюсь великим ученым или мудрецом, даже тьмой управлять так и не научился. Единственным способом поддерживать собственный авторитет, стало манипулирование отдельными группировками, каждая из которых в состоянии меня уничтожить. Согласись, это неприятное ощущение. - говоря это, Максим стоял спиной к Молнии, и внимательно смотрел на железные изделия безумного мастера. И вдруг он резко развернулся, приковав к своим глазам взгляд собеседницы. - меня впечатлило то, как ты спасла мою жизнь, ведь раньше я и не представлял, что вот так просто можно работать с такой материей как аура. Я благодарен тебе за все, что ты для меня сделала, иногда мне кажется, что твоя поддержка и помогает мне принимать самые тяжелые решения. Я прошу тебя, помоги мне еще раз, больше я ничего не буду просить у тебя, только в этот раз мне нужна твоя помощь.
        Все это звучало довольно глупо, но глаза мага говорили намного больше, чем он мог выразить словами. Его глаза светились надеждой, мольбой, и предвкушением, а за этими яркими чувствами читалось искреннее доверие и мягкое тепло.
        - что я должна делать? - со вздохом сдалась дракониха.
        - практически ничего, всю работу проведем мы, но для ритуала разработанного моими помощниками, необходимо большое количество энергии, которым я просто не располагаю. - мягко улыбнувшись ответил маг.
        - значит, я буду исполнять роль аккумулятора, передавая тебе часть своих сил?
        "и когда я успел ляпнуть при ней такое слово?" услышала Молния далекий отзвук мыслей черного мага.
        - в один из дней, когда тебя понесло на философствования, когда мы возвращались после прогулки. - усмехнулась она.
        Максим только кивнул, немного нахмурившись.
        - ты права, принцип примерно тот же.
        - тогда, не будим терять времени, я еще не успела поесть.
        Ритуал представлял собой занятное шоу, сперва Максим и его помощники, хороводом кружились вокруг постамента, руками выписывая странные символы, и только когда контур плетения был завершен, началось самое интересное.
        Да старых гоблина, по запаху шаманы, вытащили на середину помещения одного из пленников. Это был тощий орк, перепуганный и усталый, его взгляд метался по углам, как у загнанного зверя, в поисках чудесного спасения.
        Максим взял его голову, зажав между ладонями, и уперся взглядом в глаза жертвы, излучая при этом волны холодной ярости. Борьба длилась недолго, воля пленника была сломлена за считанные мгновения, затем, выражение глаз у пленника изменилось, Медленно перетекая от откровенно испуганного, до обожающе преданного, как у дрессированного пса, который получает награду.
        Все это время участники ритуала не перестовали завывать, изображая песнопения, и именно в этот момент, силы покинули Максима. если бы Молния вовремя не стала напитывать его своей силой, маг просто рухнул бы без сознания.
        Дальнейшие действия вообще были ни на что не похожи, так как Максим начал распутывать ауру пленника, и вплетать ее в одного из скелетов, закованных в доспехи. Новый рисунок отличался от изначального, а безвольное тело стало медленно погибать, лишаясь своей энергитической оболочки. Но умереть орку было не суждено, так как когда на теле осталась всего одна нить ауры, которая и без того не могла похвастаться богатым колоритом цветов, черный нож, с искусно сделанной пятерней на рукояти, вонзился в тощую грудь. Мгновение, и пятерня сжалась в кулак, в котором препитала маленькая зеленая искра.
        Следующим ударом, Максим вонзил кож в грудь железному скелету, попутно пробив черные доспехи. Пятерня разжалась, и искра свободно проследовала по лезвию, утопая в костяке скелета.
        К удивлению драконихи, тускнеющая аура сплетенная магом недоучкой, начала разгораться, и вскоре задействовала, как у обычного живого существа. В глазницах черепа вспыхнули алые огоньки, а закованные в стальные перчатки пальцы, судорожно сжались в кулаки.
        - он ожил! -безумным голосом воскликнул Максим, а затем посмотрев на перепуганных помощников, добавил спокойным голосом. - всегда мечтал это сказать, а теперь тащите следующего.
        И легким движением захлопнул забрало доспехов, которые наглухо закрывали лицо скелета, оставляя прорези для светящихся ровным огнем глаз.
        Весь ритуал повторили еще девять раз.
        Дальнейшее вообще было трудно понять, на памяти Молнии не было даже историй о том, что бы чернокнижники проводили подобные ритуалы.
        - вы готовы? - холодным и безразличным голосом спросил Максим у своих помощников, и они молча кивнули. - тогда приступим к последней части нашей увеселительной программы.
        Два шамана как тени метнулись в дальний угол, и вывезли оттуда четырехколесную телегу, на которой находилась массивная статуя из черного камня, изображающая лежащую пантеру. Статуя была настолько натурально сделана, что казалось, что пантера может проснуться и уйти, и при этом ей никто не помешает.
        - цверги хранили ее в своей сокровищнице, и даже не знали, зачем эта ониксовая статуя. - заговорил Максим, переводя дух, пока остальные подготавливали новый ритуал. - хорошо, что у меня есть источники информации, из которых я узнал, что это на самом деле древний артефакт, который создали темные маги во время одной из войн того времени. Правда прелесть?
        Ответа он не ждал, и договорив, сразу же направился к статуе.
        Теперь началось полное безумие, несколько помощников, старые и опытные мага, встали вокруг статуи, и когда в их руках блеснули стальные клинки, они резко взвыли, и вонзили оружие себе в животы. А в это время, шаманы начали ритуал призыва.
        Кровь попавшая на черный камень, мгновенно впитывалась, а под потолком уже формировалось черное облако, в котором яростно светились два зеленых глаза.
        "что же за демон требует при презыве жертвами настоящих магов? Какова же его сила?" удивленно подумала дракониха, и впервые за весь ритуал, ей в голову пришла мысль, "не лучше ли будит разорвать энергетическую нить, что бы маг умер, и прекратились эти безумные эксперименты?".
        Но было уже поздно, даже в случае смерти мага, демон уже вызван, и если он не получит задания, то станет абсолютно свободным, и сможет перемещаться и в этом мире, и в своем, беспрепятственно. А свободный демон - это сущее наказание, особенно если он кровожадный.
        Почему-то Молнии в голову не пришла даже мысль о том, что ее подопечный мог вызвать миролюбивого демона. А голос Максима уже зазвучал, и неестественный для него звон разлился в воздухе.
        - Гвенхамунарона! Прими жертвенные души, добровольно пожертвованные тебе моими слугами, вбери в себя их силу, и исполни древний договор, займи свое место в новом теле, что бы укрепить мою власть, и отомстить тем, кто изгнал тебя!
        Максим кричал, но его голос доносился отдаленным эхом, а слова превращались в бессмысленный шум.
        Зеленые глаза смотрели на мага с необыкновенным интересом, и злобой. По выражению этих глаз было видно, что искушение вновь получить тело очень велико, но плата была слишком велика, что бы принять его, не взвесив все плюсы и минусы.
        Наконец демон принял решение, и черное облако медленно втянулось в черную статую. В тот же миг, глаза пантеры вспыхнули зеленым огнем, а по телу прошла судорога.
        Максим развел руки в стороны, и затянул заклинание, которое звучало как плохая песня на незнакомом языке. Тут же увеличился отток сил, а из рук чародея потянулись две нити, одна черная как уголь, и поглощала свет вокруг себя, другая огненно рыжая, и он нее веяло жаром. Обе нити сплетались между собой, и проникали прямо в грудь каменному существу, которое уже не походило на простую статую.
        Магическим зрением, Молния видела, как в теле пантеры разливается живое тепло, а тьма изменяет саму структуру камня.
        - пора! - закричал маг, обрывая нити.
        К этому моменту, в живых оставалось только два престарелых шамана, которые несговариваясь упали на колени, и застыли с благоговейным выражением на лицах.
        "помешался он что ли?" удивилась дракониха, когда Максим стал разматывать ауры стариков, и вплетать их в тело пантеры.
        Разумеется, живая аура сделает его творения несколько сильней, чем они были бы, если бы просто получили жизненную силу жертв, но никто никогда не занимался подобными вещами, а следовательно результат будит непредсказуем. Молния это знала, и теперь только и могла, что убиваться за то, что этот глупый человек, так и не догадался посоветоваться с ней, перед тем как совершать глупости.
        Наконец, Максим просто сел на пол, изнемогая от усталости. Он был проводником для огромного количества силы, что сильно потрепало его физически, но не сломило волю.
        - кому в служите? - прошипел он.
        Десять железных рыцарей и каменная пантера, выстроились в ряд, и хором произнесли.
        - мы служим тебе, владыка черной магии, чья душа черна как безлунная ночь, а коварство не знает границ.
        "древняя форма присяги, я в книге вычитал" мысленно пояснил Максим, когда на него обратился взор драконихи.
        - сожгите здесь все, я хочу, что бы о ритуалах никто ничего не узнал, даже если захочет покопаться в развалинах. - приказал он новым слугам, поднимаясь на ноги.
        
        Легат сидел на высоком троне, изящно вырезанном из куска белого мрамора, который находился в просторном тронном зале, стены которого украшали дорогие гобелены, а пол имел кровавый оттенок, который успешно скрывал следы крови.
        На коленях, перед императором стояли пятеро орков и три гоблина, которые только что закончили доклад о проигранном сражении.
        - идиоты, как вы умудрились проиграть, когда в вашем распоряжении была армия, многократно превосходящая силы противника? Вы должны были задавить их массой, или на худой конец, запереть в кольцо окружения. - несмотря на внешнее спокойствие, внутри у Легата бушевала буря, ведь он потерял уже треть своих войск, а ни один из его воинов так и не переступил границу его же земель.
        Самым ужасным в этом было то, что слухи о разгроме армии уже расползлись по империи, и теперь головы подняли все недовольные, а это уже грозило глобальным восстанем. Плюс ко всему, проклятые дроу отказались заключать союз, как только почувствовали угрозу со стороны неизвестного мага, да и цверги слишком осмелели, и стали задирать немыслимые цены, и при этом отказываются принемать участие в боевых действиях против своих сородичей, которые присягнули вождю восставших.
        - милорд, в нашем распоряжении еще достаточно войск, мы можем выступить уже завтра, и через несколько декад, сотрем даже напоминания о том, что восстание уже когда-то было. Дайте нам разрешение, и мы... - торопливо говорил коренастый орк, пока его не прервал император.
        - ...и вы умудритесь потерять и оставшуюся армию. Нет, вы уже исчерпали мое терпение и доказали, что абсолютно неспособны справиться со сложившейся ситуацией.
        - простите нас, господин! Мы готовы искупить свою вину! - взвыли докладчики.
        Но Легат их уже не слушал, он метнулся к ошарашенным слугам, напоминая призрака в матово черных доспехах, и выхватив короткий меч, в считанные секунды изрубил всю делегацию.
        К стоящему посреди кровавого месива господину, подошла Тала, и протянула ему чистое полотенце, что бы вытереть лицо и руки от чужой крови.
        Резким движением левой руки, Легат нанес удар внешней стороной ладони, по лицу демонидки, которая как тряпичная кукла отлетела на два метра, и сильно ударилась головой, которую украшали аккуратные рожки, об заляпанный кровью пол. К счастью для девушки, дамониды намного крепче большинства других рас, иначе, она бы уже давно умерла, получив травму несовместимую с жизнью.
        Приступ ярости прошел так же внезапно, как и наступил, и теперь Легат размышлял над тем, как поступить дальше. Его взгляд упал на поднимающуюся с пола Талу, на голове которой уже почти отросли короткие, черные, курчавые волосы. После одного из приступов неудержимого гнева, он ударил девушку факелом, да так удачно, что е прическа вспыхнула, а на коже, крепости которой могла позавидовать иная броня, появился серьезный ожог. Теперь же у демонидки росли угольно черные волосы, которые стали неприятно грубыми.
        "может быть поджечь ее еще раз?" вспоминая страдания девушки улыбнулся император.
        Подарок Циана стал действительно приятной неожиданностью, как обнаружил Легат, демонидку можно было не только использовать для мелких поручений, но еще и в качестве средства для снятия стресса, в том числе и в постели.
        Неприятная мысль кольнула в висках, "похоже придется просить помощи у мага".
        Конечно Циан не откажет себе в удовольствии поиздеваться над союзником, и само собой потребует плату за помощь, но альтернатива окончательно потерять контроль над ситуацией Легата нисколько не радовала.
        - к моему возвращению, здесь должно быть чисто. - приказал Легат, обращаясь к слугам, которые опасливо рассредоточились вдоль стен тронного зала.
        Путь в тайную комнату занял десять минут, и еще около получаса пришлось ждать ответа Циана, сидя перед шахматной доской.
        Маг в зеленых одеждах появился внезапно, видимо пытаясь застать союзнака врасплох, но эффекта от своего появления в вспышке света, так и не дождался.
        Циан выглядел величественно, с гордо поднятой головой, облаченный в неизменно зеленые одежды.
        - здравствуй, друг мой! Что заставило тебя побеспокоить меня в такое время, ведь до нашей запланированной игры осталось несколько дней? - с фальшивым радушием приветствовал Легата маг.
        - мне нужна твоя помощь. - сквозь зубы процедил Легат.
        - да неужели? - в претворном ужасе схватился за голову Циан.
        
        Страна эльфов - рассветное государство.
        Это были самые скучные полторы декады, за все время прибывания Дениса в этом странном, но по своему прекрасном мире. Он думал, что будит намного лучше путешествовать в тишине и покое, но оказалось, что без постоянных приключений и невероятных чудес, конная прогулка надоедает уже к третьему дню.
        Пустынные равнины закончились так же резко, кА и начались, их сменили зеленые бескрайние луга, на которых росли великолепные цветы напоминающие подснежники и васильки. Однажды отряду на пути попался участок заросший диким маком. Погода радовала, солнце светило почти целыми днями, иногда прячась за редкие облака, ветра вообще практически не было.
        Единственным развлечением остались порядком наскучившие истории, да песни и гимны, которые на разные голоса завывали гвардейцы.
        Уже через пять дней, уставший от однообразия Денис проклянал судьбу за то, что не оглох до того, как его спутники начали петь. Однако остальных путешествие нисколько не тяготило, только принцесса все больше времени проводила в карете, и выходила только во время привалов.
        - что-то наш герой невесел, третий день как голову повесил. - прогудел слишком радостный гвардеец, который ехал чуть позади Дениса.
        - да ему просто подвигов не хватает, соскучился по больничным палатам. - поддержал его второй голос, чем вызвал общий грубый смех.
        Такие шутки были не редкостью, они не отличались особой изобретательностью, но на вкус уставших солдат вполне годились для развлечения. В такие моменты, Денис часто представлял, как сминает в руках доспехи шутника, вместе с хозяином, который находится внутри этих доспех.
        - не расстраивайся, Дэн, завтра должны показаться эльфийские леса. - подал голос Кот, который плелся во главе колонны, рядом с принцем.
        Как не сторанно, весть о том, что путешествие почти закончено, ободрило Дениса, который уже давно исчерпал все запасы любви к приключениям, долгим поездкам и лошадям.
        Надо сказать, что лошади тоже исчерпали запасы любви к Денису, который итак весил больше ста килограмм, а вместе с доспехами оружием и припасами, становился практически неподъемным. Так что четвероногое транспортное средство использовало каждую возможность, что бы скинуть с себя хоть часть груза, чем еще больше раздражало наездника.
        Очередная ночь прошла спокойно, почти полная луна давала достаточно света, что бы к лагерю никто не мог подобраться незамеченным часовыми.
        Утро началось с того, что поднялся ветер, а за пару часов, небо затянули серые тучи и начал накрапывать дождь.
        К середине дня, впереди и вправду показался лес, высокие стройные деревья стояли ровными рядами, и казались сошедшими с холста какого ни будь великого живописца.
        Мечта о каком ни будь приключении, сбылась самым неприятным образом, заставив вспомнить о том, что все приключения кажутся веселыми и приятными только тогда, когда они уже закончились.
        Стоило отряду приблизиться к лесу на расстояние двадцати шагов, из густых крон деревьев посыпались стрелы, целью которых было дезориентировать жертву. Сконцентрировавшиеся на стрелах гвардейцы не сразу заметили высыпавших их леса воинов в камуфляжной зеленой одежде.
        Они были мало похожи на истощенных эльфов, которых описывают в фантасчических рассказах, все сходство заканчивалось на длинных светлых волосах, раскосых глазах и заостренных ушах. В остальном они больше походили на отборный отряд спецназа, все высокие и мускулистые, с широкими плечами и при этом ловкие как кошки.
        Предложение бросить оружие, так и не прозвучало, эльфы работали просто и эффективно, как опытные пограничники, применяли самые грязные приемы, что бы обездвижить противника, но при этом не нанести серьезных увечий.
        Как бы хорошо не были обучены гвардейцы, они явно уступали эльфам как по силе, так и по скорости движений, а мастерство эльфов в драке заставляло чувствовать себя малолетним новичком, которого избивает состоявшийся мастер каратэ.
        К своему позору, Денис оказался одним из первых, кого удалось связать. Он уже привык сражаться с противниками, которые хоть и превосходят его числом, но уступают в силе и ловкости, а в данном случае не стоило даже рассчитывать на магическую защиту, ведь противник не использовал магию для нападения.
        Сопротивление было бесполезно, протесты выкрикиваемые Вили, так и остались неуслышанными. Порадовало то, что Лену не стали связывать как остальных, а просто стянули ремнем руки и конвоировали в лес верхом на ее же лошади.
        Ярость раздирала Дениса изнутри, уже привычный прилив сил избавил от боли, затрещали стягивающие тело веревки, и в момент, когда путы уже были готовы порваться, на голову опустился тяжелый кулак, отправляющий в глубокий нокаут.
        Возвращалось сознание по частям, сперва ощущения и обоняние, затем слух, и наконец зрение. Он лежал на относительно ровной земле, уже не слязанный но с неудобным ошейником из железа на шее. Когда в голове прояснилось, стало ясно, что находится он в глубокой и просторной яме, в которой кроме него находится весь его отряд. Метрах в семи над головой виднелось круглое отверстие, закрытое решеткой с толстыми прутьями. Это и был единственный источник света.
        - ...я требую, что бы меня и моих людей отпустили, я принц Вильмонт! Я требую уважения, которое было обещано дипломатам всех стран!
        Принц стоял в нескольких метрах от Дениса, и орал во всю глотку, запрокинув голову. Вили выглядел не лучшим образом, эго одежда была изодрана, на лице виднелись кровоподтеки, а выкрикиваемые фразы были скорее не попыткой добиться правосудия, а следствием беспомощности и отчаяния.
        "еще бы, столько времени стремились сюда, а добравшись попали в местную тюрьму. Тут и речи не идет о договоре о помощи в войне".
        Через решетку выплеснули воду, которая окатила принца с ног до головы. Это заставило Вили заткнуться на несколько секунд.
        - мы знаем, кто вы, и не думайте, что это поможет вам. Постарайтесь вести себя тихо, как только прибудит посол, мы решим, что с вами делать. - прозвучал голос полный презрения и брезгливости.
        Вили проглотил горький ком, и его дальнейшие высказывания скатились до бональных обвинений и оскорблений. Возможно он докричался бы до еще мение приятных последствий, но два гвардейца, самые сообразительные из тех, которые пришли в себя, взяв под руки, отвели господина в сторону.
        - Вили, помолчи немного. - прорычал Денис, поднимаясь на дрожащие ноги. Он еле сдерживал раздражение, а в ушах все еще шумело. - кто тут за старшего?
        Из дальнего угла вышел покачивающийся гвардеец, у него была короткая борода, и как знал Денис, в отряде он выполнял функции повара.
        - пока капитан не очнулся, думаю я.
        - какие у нас потери? - начал допрос Денис, который почти физически чувствовал, что до паники солдатам осталось совсем немного, а значит надо брать ситуацию в свои руки.
        - пара серьезно раненых, остальные отделались шишками и царапинами, в сознание пришло меньше половины отряда. - без споров отрапортовал гвардеец.
        - известно, что с принцессой?
        - нет.
        "а вот это уже хуже" подумал Денис, направляясь под отверстие. Надо было прояснить несколько волнующих вопросов, но оставалось сомнение, что с ним станут разговаривать.
        - эй, охрана! В чм нас обвиняют?! - во всю глотку заорал Денис.
        Над отверстием показалась голова белокурого эльфа, который с нескрываемым раздражением изучал ДЛениса неприятным взглядом. Вопрос пришлось посторить еще несколько раз, и наконец эльф сказал.
        - вы обвиняетесь в попытке незаконного проникновения в священный лес, в шпионаже, и убийстве посла доброй воли. За каждое из этих преступлений вам грозит смерть, но так как мы уважаем правосудие, сперва вас будут судить.
        - ложь и клевета...! - начал было принц, но ему заткнули рот.
        Денис подумал, и решил продолжить разговор.
        - рас мы находимся под вашим надзором, могу ли я узнать о судьбе нашей спутницы?
        - принцессу содержат в другом месте, ее судьба так же будит решена в ходе суда.
        Набравшись наглости, Денис задал последний вопрос.
        - если вы хотите судить нас, как это положено в цивилизованном обществе, то думаю вас не устроит, если мы умрем от голода или ран нанесенных при задержании. Тем более если выяснится, что мы не виновны в указанных вами злодениях. Так, может нам предоставят хотя бы воды и хлеба, что бы дожить до часа суда?
        - зачем тратить еду, если вы и так обречены? Вы пытались пробраться в наш лес, а за это вас стоило расстрелять из луков, даже не дав слезть с лошадей. - насмешливо произнес эльф.
        С каждой секундой, Денису вся больше хотелось разбить нос этому самодовольному гаду, который чувствует себя так уверенно только потому, что находится вне досягаемости пленника.
        - во-первых, мы не пытались пробраться, а ехали к вам на встречу, ведь мы делегация, которая должна заключить договор с вашим народом. А во-вторых, неужели вом хочется, что бы любая другая раса могла называть вас самолюбивыми дикарями, которые даже не могут правильно заботиться о заключенных? Думаю даже орки кормят своих пленных.
        Эльф покраснел, его глаза лихорадочно заблестели, и Денис понял, что гордость не даст парню пропустить вызов мимо ушей. Уже черей пол часа, через открытый люк на веревке спустили корзину с едой и бинтами.
        
        Прошло несколько дней, постепенно все члены отряда пришли в себя, провизию поставляли без перебоев два раза в день. К сожалению, отходы жизнедеятельности убирать никто не спешил, и поэтому в яме вскоре стало весьма неуютно, даже при том, что для справленя нужды выкопали углубление в отдаленном углу.
        - отсюда надо бежать. - уже в сотый раз повторил Вили, порядком надоев этой фразой.
        - и куда мы побежим? А главное, как? - иронично поинтересовался Кот.
        Денис уже не вмешивался в мелкие споры, ему надоело выступать в роли миротворца, и без того приходилось общаться с эльфами, и удерживать остальных товарищей от полной анархии.
        К счастью ответ пришел сам, и оттуда откуда не ждали. Решетка закрывающая вход отъехала в сторону, и в яму спустили веревочную лестницу.
        - поднимайтесь по одному! - раздался короткий приказ, голосом полным надменности и презрения. С владельцем этого голоса Денис уже успел пообщаться, и сделал вывод, что в друзья к этому эльфу набиваться не стоит.
        Сам Денис и полез первым по лестнице, тем более, что яма настолько осточертела, что даже смерть на свежем воздухе стала представляться более гуманной карой, чем жизнь в общественном туалете.
        Вокруг люка стояло с десяток эльфов, каждый из которых был вооружен арбалетом, и еще четверо держали в руках веревки. Как только Денис показался из отверстия, его схватили и связали, после чего отвели в сторону. Ту же процедуру провели и с остальными пленниками.
        На лице каждого выбравшегося читалось облегчение, и даже Вили не стал строить из себя обиженного аристократа, и полной грудью вдохнул свежий воздух эльфийских лесов.
        - можем ли мы узнать, чем вызвано наше неожиданное освобождение? Так как мы связаны, не похоже, что нас решили отпустить, а значит, вполне вероятно, что нас собираются судить или вообще уже готовы вынести приговор. - как можно почтительнее обратился Денис к подошедшему эльфу, которого окружали телохранители.
        - мне будит ужасно не хватать наших бесед, но к сожалению ты прав, человек, вам вынесли приговор, и теперь вы проследуете в столицу, где его и привидут в исполнение. - презрительно ответил эльф, и подал знак солдатам.
        Пленников окружили и выстроили в колонну по два, справа и слева от каждой пары стоили солдаты.
        - в таком случае, вы не откажите мне в милости, и позволите задать еще один вопрос? - продолжил Денис, примеряясь к расстоянию, что бы врезать белобрысому мерзавцу ударом каратэ, и навсегда стереть с наглой рожи извечную ухмылку. К сожалению расстояние было слишком большое, и телохранители успели бы среагировать.
        - ну разумеется, что бы я был за хозяин, если бы не удовлетворил любопытство гостя! - снисходительно и насмешливо воскликнул эльф.
        - что случилось с принцессой?
        - она отправляется с вами, но будит ехать верхом. Ах да, еще одно, если вы попробуете устроить побег, ваши сопровождающие будут убивать тех, кто так и не успеет убежать. Приятной прогулки, надеюсь вам понравятся виды природы, которые вы успеете понаблюдать в пути.
        Последние слова сопровождались насмешливым поклоном, и брезгливой гримасой, в момент когда эльф изображал воздушный поцелуй.
        Конвоиры ударили пленников короткими копьями, используя их как дубинки, и движение началось.
        - в пути не разговаривать, держать темп, любая попытка отклониться от курса, считается побугом и будит караться самым жестоким образом! - прокричал широкоплечий эльф, который был обозначен зеленым листом на обычной солдатской форме.
        В первые минуты бега, Денис увидел Лену, которая ехала чуть позади колонны, а рядом с ней, на красивых белых жеребцах скакали четверо эльфов, каждый из которых держал под рукой арбалет. Эта четверка рассеивала все иллюзии о побеге, давая понять, что зачинщик беспорядка будит немедленно наказан. Оставалось надеяться, что в будущем представится шанс, который нужно будит не упустить.
        Размышлять дальше не было сил, пришлось полностью сконцентрироваться на беге, что бы не выбиваться из общего ритма.
        Потянулись дни бесконечного марафона, из которого невозможно было выйти живым до его окончания. Бег начинался задолго до рассвета, а заканчивался только тогда, когда солнце полностью скрывалось за горизонтом. Что бы пленники не умерли раньше времени, их поили специальными снадобьями, и кормили до отвала во время привалов. Но не смотря на это, Денис своими глазами видел, как обессилено падали его товарищи, а тех кто не мог встать, убивали короткими копьями, оставляя тела мелким хищьникам.
        Пару раз все таки удалось перекинуться несколькими фразами с товарищами, а одняжды даже "повезло" пробижаться рядом с Вили. Весь день принц буквально висел у Дениса на руке, его ноги заплетались, а дыхание было тяжолое и неровное, однако принц продолжал бежать, и даже старался не становиться обузой для остальных. Говорить Вили не мог, так как во время очередной попытки доказать свое высокое происхождение, один из охранников сломал ему челюсть, обрекая на питание только мягкими и жидкими продуктами.
        Иногда, во время привалов, пленные, которых разбивали на десятки и держали в зачарованных кругах, слышали как их конвоиры делали ставки на то, кто следующим не выдержит нагрузки, и сколько вообще пленных доживет до конца пути.
        Из одного из таких разговоров, Денис узнал, что ведут их в столицу, где будит проходить коронация молодого принца, а пленным отведена роль развлечения для народа.
        - живой еще? - грубо усмехнулся Кот, подсаживаясь к Денису. У него на скуле темнел уродливый синят, а нижняя губа распухла от удара об землю.
        - куда я денусь. - в тон ему ответил Денис.
        - я тут слышал, что нас заставят драться на подобии турнира, прямо перед коронацией ушастого правителя. А еще говорят, что тот кто победит в нескольких боях, получит шанс на спасение своей жизни, его вроде как отпустят. - бывший воришка опрокинулся на спину, и уставился на звездное небо. - что-то мне не верится в то, что хоть кого-то из нас отпустят живым.
        - пока мы живы, у нас остается хоть какая-то надежда, так что не отчаивайся, мы еще отомстим этим нелюдям. - пробормотал Денис, устраиваясь поудобней.
        - ты хоть веришь в это? - спросил Кот.
        - нет, я на это надеюсь.
        
        Солнце светило, как никогда прежде, ярко освещая порядевший лес. За последние три дни, отряд потерял еще пятерых пленников, которые просто падали во время бега, и уже не пытались встать. Не намного легче приходилось и эльфам, которые проделали тот же путь, и хоть и были в более хорошей физической форме, но уже давно и сами стали снижать темп бега.
        Глядя на то, какими тяжолыми стали движения конвоиров, Денис наал подумывать, а не это ли шанс, который он так долго ждал, что бы попытаться убежать? Ведь если все пленники рванут в разные стороны, при этом нападая на стражников, некоторым может удастся убежать, и даже эльфы с арбалетами не самогут остановить всех.
        Эту иллюзию жестоко разбил отряд из еще двадцати эльфов, который присоединился к общей группе в середине дня. А уже к вечеру, вдали показались высокие башни города эльфов.
        В закатных лучах, золотые купола башен ярко светились, как маяки предупреждающие о том, что надежды на чудесное спасение уже не осталось.
        Эльфийским городом можно было бы восхититься, если бы Денис не был пленником, которого обрекают на смерть. Сам город состоял из множества высоких башен, соединенных между собой арками и навесными мостами, так что из одного конца города можно было пройти в другой, даже не опускаясь на землю. Это скопление башен, было окружено высокой стеной из желтого камня, в которой были широкие ворота, настолько массивные, что не всякая армия современного мира смогла бы пробиться через них. Самой уникальной частью башен было их внешнее покрытие, которое и внешне и на ощупь полностью повторяло рисунок коры деревьев, тем самым создавая впечатление, будто башни сами выросли из исполинских дубов, берез и других деревьев.
        Рассмотреть город пленникам так и не дали, их прогнали через главные ворота, и затем не снижая темп, выгнали в центр города, где возвышалось некое подобие колезея, полностью построенного из белого камня. В подвалах этого величественного сооружения и заперли пленных.
        - желаю приятно провести время, ведь завтра вы будите развлекать народ перед коронацией его величества. - насмешливо прокричал через дверь один из эльфов, перед тем как потушить факел, и оставить пленных в полной темноте.
        - ну, вот по видимому и все, завтра нас казнят, и на этом миссию можно ситать проваленной. - произнес один из гвардейцев, усаживаясь на пол в углу камеры.
        - а вы кто собственно будите? - раздался неожиданный вопрос. У говорившего был явный эльфийский акцент.
        Денис заметил что камера не пуста, еще когда пленных разделяли и заводили в разные двери, но тогда это показалось неважным.
        - мы мирная делегация, которая должна подписать договор с эльфами, что бы вместе встретить общего врага. - продекламировал Денис вызубренное наизусть приветствие Вили.
        - правда? - удивленно воскликнул голос. - вот уж не ожидал встретить вас здесь. Меня зовут Эдонас, я делигат доброй воли, который должен был встретить вашу процессию на подходе к лесу. К сожалению меня схватили предатели, которые к этому времени уже захватили половину страны. Наш король еще удерживает часть власти, но столицу он уже потерял, а значит скоро потеряет и трон.
        - очень жаль, но в данный момент обстановка в политике вашей страны меня не очень интересует, скажите лучше, Эдонас, у нас есть хоть шанс выжить после коронации?
        Прежде чем ответить, эльф некоторое время помолчал, а затем нехотя признался.
        - скорее всего, никто из нас не доживет даже до коронации, ведь главным развлечением завтрашнего дня станут бои насмерть, а развлекающими будим мы. Кроме того, мне неприятно это признавать, но тех кто выживет ожидает еще более страшная судьба, так как победителей турнира выпустят из города, для того, что бы по их следу пустить оголодавших гончих, специально выведених для подобного случая.
        Со всех сторон послышались стоны и вздохи, одни из пленных впали в отчаяние, другие просто смирились со своей участью.
        "нет, если вы хотите умереть, пожалуйста! А я еще поборюсь за жизнь, и тогда посмотрим, смогут ли гончие меня взять" подумал Денис, устраиваясь у стены, и погружаясь в глубокий сон.
        Гвардейцы перешептывались, кто-то пытался петь, кто-то шутить, но эти звуки не мешали уснуть, слишком много сил было потрачено за день.
        
        Он стоял на пепелище, среди обгорелых костей, а вокруг была только черная земля, покрытая толстым слоем пепла. Даже небо было затянуто свинцовыми тучами, и казалось что оно плачет по умершим в той безумной схватке, которая произошла здесь.
        - здравствуй брат. - раздался голос Максима.
        Денис резко обернулся, и едва не вскрикнул, его брат был одет в ослепительно белые одежды, местами заляпанные кровью, а вокруг него сгущалась тьма, которая не давала попасть на человека ни единой капле воды.
        - здорово Макс, ты что тут делаешь, и что тут вообще произошло?
        Максим беззаботно улыбнулся, и отмахнулся от вопросов.
        - давай не будим о грустном, ведь мы так редко видимся в последнее время. Давай лучше ты расскажи, как у тебя дела, чем сейчас занимаешься?
        - да все как-то не так, сперва попал в плен, теперь даже не знаю, выживу ли. Так что хвастаться нечем.
        Максим сощурил глаза, и склонил набок голову.
        - раньше ты никогда не пасавал перед трудностями, это я всегда был достаточно тяжел на подъем. Так что не вешай голову, борись за жизнь и все образуется наилучшим образом. Мы еще выпьем за одним столом, и посмеемся над всеми этими мелкими неприятностями...
        
        Проснулся Денис от того, что его трясли за плечо.
        - вставай командир, за нами пришли.
        Застучали многочисленные запоры, и дверь распахнулась, впуская в камеру дрожащий свет факелов.
        - выходите по одному. - приказал гулкий мужской голос.
        Неожиданно для себя, Денис понял, что все его сокамерники смотрят на него, и ждут его решения. Сам он посмотрел на эльфа, который делил с пленными камеру.
        - есть ли какой ни будь шанс выбраться наружу?
        Изможденный эльф с аристократичной внешностью, грустно покачал головой, которую украшала грива белых волос.
        - сожалею, но единственный шанс покинуть город, это выжить на турнире, а затем погибнуть в бесплодной попытке убежать от специально выведенных гончих.
        Этот ответ не прибавил оптимизма, но так как товарищи ждали решения своего командира, Денис произнес самые жестокие слова в своей жизни.
        - мы выходим на арену, и деремся. Сейчас, каждый будит сражаться только за себя, и будит стараться выжить любой ценой, кто бы не был вашим противником, его нужно убить, пусть даже это буду я или кто-то из ваших друзей. Только сильнейшие должны выжить к решающему моменту, и во время охоты на нас, мы постараемся заставить охотников почувствовать себя добычй.
        Бурного восторга от услышанного не последовало, но в глазах воинов появилась решимость, они были готовы выполнить приказ. Даже беловолосый эльф кивнул, когда затих голос Дениса.
        - очень трогательно, но время идет. Если вы не хотите, что бы вас вытаскивали силой, проследуйте к выходу, по одному. - поторопил пленников голос из коридора.
        Денис первым направился к выходу, и как только он переступил порог камеры, два здоровенных эльфа схватили его с двух сторон, и скрутили руки за спиной, затем передали его двум другим эльфам, которые повели пленника к арене.
        Обувь гулко стучала по плотно подогнанным друг к другу каменным плитам, стены были испещрены мелкими трещинами, а в некоторых местах виднелись сколы маленьких кусков камны, но это не создавало ощущения ветхости сооружения. Идя по довольно широкому коридору, в котором встречались редкие колонны, каждая из которых превышала в диаметре мерт, Денис чувствовал себя удивительно маленьким и жалким, в сравнении с нависшим над ним величественных строением. Целые поколения людей успеют прожить свои жизни, и исчезнуть в толщине времен, а этот памятник архитектуры будит продолжать стоять.
        От возвышенных мыслей отвлек рев толпы, которая приветствовала победителя очередного поединка.
        Дениса втолкнули в кретку, до отказа заполненную людьми, большинство из которых были гвардейцами из его отряда. Все они тоже были связаны, и растеряны, как псы потерявшие хозяина.
        Из клетки открывался отличный вид на арену, представляющую собой обширный овал, землы в котором была покрыта толстым слоем белого песка. В центре арены стоял высокий эльф, воздевший к небесам окровавленный меч, а у его ног лежало тело убитого человека. Из одежды на всех присутствующих были только свободные штаны, и только стражники были облачены в кожаные доспехи обшитые стальными бляшками.
        - это была третья победа Феоласа! Достоин ли он шанса на спасение за свой подвиг?! - разнесся громогласный голос невидимого распорядителя этого праздника.
        - жизнь, жизнь...! - восторженно взревела толпа.
        - что ж, Феолас, ты прошел испытание арены, и завтра тебе представится шанс спасти свою жизнь на великой охоте! А сейчас, введите следующих соперников!
        Как только распорядитель смолк, к эльфу подошли два стражника, отобрали у него меч, и увели в другой коридор, который виднелся в противоположной стене.
        На арену вышли следующие бойцы, одним из них был молодой эльф, а в другом Денис с ужасом узнал принца Вили, который едва держался на ногах, но крепко вцепился в рукоять своего меча.
        - начали!
        Эльф легко скользнул в сторону, уходя от неловкой атаки человека, и резким движением вонзил меч в живот принца.
        - мерзавцы! -яростно выкрикнул Денис, вцепившись в прутья решетки.
        - молчи, презренный. - лениво буркнул стражник, и заехал обухом секиры прямо в грудь Денису.
        Кровь окрасила белоснежный песок, а эльф успел нанести еще один удар, прежде чем тело принца упало. Второй удар раскроил голову Вили, до неузноваимости изуродовав лицо.
        В клетке стало довольно тесно, пока рабочие убирали тело поверженного, стражники привели еще нескольких пленных.
        - кто там следующий? - спросил стражник стоящий на арене.
        Вместо ответа ему вытолкнули одного из гвардейцев.
        Как бы хорошо человек не владел мечом, он заранее уступает эльфу в силе и скорости, для того что бы получить свой шанс на жизнь, молодому эльфу пришлось убить еще пятерых людей
        И вот, когда казалось, что Денис уже привык к виду крови на арене, и к обезумевшей толпе, которая завывала от восторга чувствуя запах смерти, на песок вывели Тома и Кота.
        Бесконечно долгую секунду друзья смотрели друг на друга, их лица превратились в каменные маски, а тела казались неподвижными изваяниями. Но вот они двинулись друк к другу, сверкнули вскинутые мечи, раздался лязг металла, а затем протяжный стон.
        Кот отразил первый удар, но Том использовал свое преимущество в силе, заставив противника на мгновение потерять равновесие, а второй удар уже достиг цели, пробив низ грудной клетки. Третий удар был уже не нужет, и имел смысл только как жест милосердия, и этим ударом Том лишил друга жизни. После этого сын мельника убил еще троих людей, двоих гвардейцев и одного несчастного крестьянина, и только тогда он получил шанс на жизнь.
        - пора. - прозвучал презрительный голос стражника.
        Денис был настолько поражен кровавым представлением, что не сразу понял, что обращаются к нему.
        С рук сняли веревки, один из стражников протянул плохенький меч, а как только пальцы Дениса сомкнулись на рукояти, его вытолкнули на арену.
        - гигант среди людей, он всего лишь зверь в кругу смерти, призванный развлекать вас! Встречайте, Денис, командир гвардии людей!
        Наконец Денис увидел горластого эльфа, одетого в ярко желтую одежду, внешне он не отличался от большинства находящихся на трибунах. Стройные и толстые, эльфы в большинстве могли вызывать самые разные чувства, он восхищения красотой их женщин, до омерзения от внешности толстых мужчин. Но всех их связывала жажда крови, которая превращала красивые лица в звериные морды, оскалившиеся в предчувствии свежей жертвы.
        Холодок пробежал по спине, когда он увидел Лену. Принцесса сидела в мягком кресле, рядом с разряженным в разноцветные ткани мужчиной, и смотрела на арену абсолютно пустым взглядом. В ее глазах не было никакого выражение, только пустота, и безразличие. Мужчина же что-то увлеченно ей объяснял, даже не обращая внимания на то, что собеседница молчит.
        - встречайте, предатель, подлый последователь узурпатора власти, Феанор!
        С другого края арены, к центру двинулся высокий черноволосый эльф, в его руках блестел длинный меч, а в глазах светилась холодная решимость.
        Толпа заулюлюкала, стали раздоваться оскорбления и проклятия в адрес обоих бойцов.
        Тут разум Дениса помутился, время замедлило свой ход, руки налились невероятной силой, а ноги стали необыкновенно легкими.
        - Н-А-Ч-А-Л-И! - медленно прокричал распорядитель, и толпа поддержала его громкими воплями.
        Денис не слышал ничего кроме стука своего сердца, он двигался как во сне, легко переставляя ноги, и почти чувствуя свой меч как продолжение руки.
        Клинки столкнулись и отскочили, затем снова столкнулись, и противники начали кружить, нанося и отражая удары. Они пытались применять не только оружие, но и удары кулаками и ногами, но всякий раз защищающемуся удавалось ускользнуть от удара. Наконец Денис подцепил левой ногой немного песка, и удачно метнул его прямо в лицо противнику. Тот слегка отклонился, и благодаря этой заминке, пропустил укол в правый бок. Добить раненного противника уже не составляло сложности, и когда эльф упал на песок, время вновь вошло в нормальный ритм.
        - семь секунд! Это невероятно! Впускайте следующего!
        Из одного из коридоров вышел еще один эльф, и все повторилось еще раз, только на этот раз, победа досталась Денису намного проще, вся схватка уложилась в один точный удар.
        Со стороны могло показаться, что Денис превратился в размытую тень, а его мечь сверкнул как молния, и врубился в незащищенную плоть противника.
        - достоин ли этот воин шанса на жизнь, или же он должен доказать свою силу в еще одном сражении?!
        - бой, бой! - скандировали трибуны.
        - в таком случае, пусть судьбу пленника решит самый могучий из бойцов, непобедимый воин, Фиоколис!
        Восторженные вопли толпы на мгновение поглотили сознание, от создаваемого шума задрожал воздух.
        Денис стоял в центре арены, в правой руке сжимая окровавленный меч. В голове не осталось ничего кроме одной мысли "убить, или умереть".
        Из под широкой арки вышел третий противник, внешне он был похож на эльфа, но грубые черты лица, и внешность характерная для неандертальца, сильоно портили общее впечатление. Он был удивительно высок, на две головы выше Дениса, и намного шире в плечах, длинные серые волосы свободно развивались по ветру, а глаза блестели сталью. Облачен Фиоколис был в свободную набедренную повязку, и два широких кожаных ремня, крест накрест перехватывающие грудь. Длинный тяжелый меч с волнистым лезвием, он легко держал одной рукой, демонстрируя огромную силу гипертрофированных мышц.
        Если люди этого мира могли чувствовать себя неполноценно в сравнении с Денисом, комплексуя от недостатка роста и мышечной массы, то в сравнении с этим монстром, сам Денис почувствовал себя ребенком вышедшим против взрослого мужчины.
        - пусть бой начнется!
        Взревела толпа, но ее заглушил громогласный рев Фиоколиса, который рванул в сторону Дениса, заведя руку с мечом за спину, и приготовившись нанести огромный по силе удар.
        Психологическая атака прошла успешно, Дэн замешкался, а когда пришел в себя, уклоняться было уже поздно, все что он смог сделать, это принять удар на меч, крепко сжимаемый обеими руками.
        От ужара сталь о сталь, по арене разнесся чистый звон, а соприкоснувшиеся клинки вышибли сноп искр.
        Денис отскочил в сторону, и нервно встряхнул руками, которые едва не вылетели из плечевых суставов в момент удара. Его мечь получил глубокую зазубрену, но к счастью выдержал испытание.
        Мир привычно замедлился, когда Денис вошел в боевой транс, к сожалению на скорости противника это никак не сказалось, хотя возможно Фиоколис стал двигаться немного быстрее, меч в его руках превратился в размытую полоску стали.
        Некоторое время противники привыкали к манере друг друга вести бой, все это время Фиоколис атаковал отдельными выпадами, а Денис защищался и ускользал от ударов. Во время одной из атак, Денису удалось отклонить меч противника, но в ту же секунду, он получил болезненный удар кулаком в правый бок, и от этого удара едва не отлетел в сторону.
        Пользуясь своим преимуществом, Фиоколис атаковал вновь позволяя отвести свой меч, и на этот раз нанес чувствительный удар прямо в грудь.
        Страшная боль пронзила тело, которое лишь рефлекторно отреагировало на очередной выпад, уходя из под занесенного для удара меча. С шумом из легких вышел воздух, а мышцы сжались в спазме, не давая вдохнуть. Мысли в голове завертелись как уроган, а сознание стало проваливаться в пропость. В этот момент, Денис нанес удар, за который его могли бы обвинить все находящиеся на трибунах мужчины. Подъем стопы правой ноги, со всего размаха вписался между ног великана, с такой силой, что эльф даже слегка подпрыгнул.
        Лицо Фиоколиса вытянулось и скривилось в гримасе боли, а глаза подернулись дымкой и выпучились выходя из орбит. К своей чести, великан быстро пришел в себя, не согнулся и не упал, а превозмогая боль, рассек мечом воздух прямо перед собой.
        Передышкой Денис воспользовался сполна, он успел прийти в себя от последствий удара, и проскользнул за спину противника, и затем нанес удар.
        Сталь вновь столкнулась со сталью, Фиоколис успел развернуть корпус, и встретил атаку подставляя свой меч. Короткий обмен ударами вновь не выявил победителя, но заставил Дениса отступить.
        Скорость у Фиоколиса осталась прежней, а вот движения стали несколько неловкими и потеряли былую грацию. Волнистый клинок со свистом рассекал воздух, уже без затей стремясь разрубить человека.
        Денису все таки удалось воспользоваться неловкостью противника, поймав его на встречном движении, он ударил ногой, в колено, вкладывая в удар весь свой вес, одновременно отводя мечом выпад, и уходя под руку противника.
        Вопль боли огласил арену, а с трибун в ответ понеслись восторженные крики.
        Фиоколис упал на одно колено, его левая нога оказалась неестественно вывернута, а в глазах промелькнула звериная ярость. До крови прикусив губу, он поднялся, опираясь на одну ногу, волоча вторую как лишний груз.
        Преимущество в бою, равно как и симпатии толпы, перешли к Денису, которому оставалось только завершить схватку, при этом не допустив никаких ошибок, и не дав противнику шансов на спасение. Он двигался вокруг Фиоколиса, как охотничий пес вокруг раненного волка, постепенно сжимая круг, и ускоряя движения. Балансируя на одной ноге, Фиоколис продалжал находиться лицом к Денису, успевая разворачиваться следом за его движением.
        - СМЕРТЬ, СМЕРТЬ, СМЕРТЬ!!!
        Скандировали трибуны, в этот момент, эльфы потеряли всякое сходство с разумными существами, и имели больше сходств с дикими зверями, жаждущими крови, и не с гордыми львами или тиграми, а с шакалами и гиенами.
        Перед самой атакой, Денис вновь увидел Лену, которая смотрела прямо на него, пустыми невидящими глазами, и ее лицо при этом выражало полное безразличие.
        Солнце вошло в зенит, тени стали невидны, на ослепительно белом песке, ярко выделялись кровавые пятна.
        Фиокл поднял меч вверх, готовясь встретить судьбу, а Денис в тот же миг ринулся вперед, слегка отклоняясь вправо и проводя выпад своим оружием.
        Именно то, что Денис отклонился вправо и спасло ему жизнь, за мгновение до того, как его меч встретился с плотью противника, левую руку пронзила боль, которая отозвалась в левой ноге, а затем теплые струйки устремились на пока еще чистый участок блелого песка.
        Промахнувшись своим последним ударом, который был настолько сильным, что мог разрубить противника пополам, Фиокл потерял равновесие и стал заваливаться вперед, и грудью напаролся на меч Дениса. Сталь легко прошла сквозь кожаные ремни, и увязла в грузном теле, увлекающем за собой меч.
        Фиокл упал на бок, и был еще жив, хотя у него из груди и торчал Меч дениса, а из раны пульсирующими потоками вытекала кровь. Дыхание великана становилось все тяжелее, из горла вырывался хрип а лицо быстро бледнело в то время как глаза расширились и уперлись взглядом в сторону ликующей толпы. Наконец уголки губ шевельнулись изображая улыбку, и лицо замерло, навсегда превратившись в счастливую маску.
        Денис еле держался на ногах, он чувствовал страшную слабость, и все ушибы и раны вдруг отозвались болью. Через туман, который начал окутывать сознание, он услышал голос распорядителя.
        - достоин ли этот воин шанса заслужить жизнь?!
        - ЖИЗНЬ! - ответила ликующая толпа.
        - в таком случае, мы еще увидим его, во время охоты! Увидите победителя и введите новых противников!
        Два стражника подхватили Дениса, и потащили его к одному из проходов, черными дырами зияющих в стенах арены.
        Пока его тащили, Денис успел посмотреть на свой левый бок, и увидел на руке длинную рану, где была срезана полоска кожи, такая же рана была на ноге.
        "как скальпелем срезал" отстраненно подумал Денис, и окончательно провалился в бессознательное состояние.
        
        Тяжелое дыхание, быстрый и ровный стук сердца, и разворачивающаяся впереди звериная тропа. Для трех оборотней не осталось больше ничего, кроме задачи поставленной перед ними их повелителем.
        Час назад они проникли в эльфийский лес, легко миновав светловолосых и косоглазых дозорных, которые не отличали оборотня от обычного оленя. Даже то, что оборотни не спали и не останавливались на отдых уже пять дней, не помешало проскочить границу леса.
        Во время путешествия по землям людей, вожак потерял почти всю свою стаю, так как иногда приходилось пробираться через охотничие угодья, или в непосредственной близи от храмов светлых богов, чьи жрецы легко распозновали оборотней, и бросали все силы на их уничтожение.
        Вожак уверенно двигался на восток, а в голове звучал голос императора, постоянно поторапливающий и не дающий остановиться от усталости.
        Медальон, с каплей крови императора, высший знак доверия и самая почетная из медалей, уверенно указывал направление, и через него в тело носителя проникал дополнительный поток силы. Два других оборотня, не имеющие вспомогательных артефактов, выглядели намного хуже, и в любой момент могли пасть он истощения, но не смотря на это, они не проронили ни слова, намекая на отдых.
        Мешок привязанный к спине, давно сполз на живот, и сильно мешал бежать, но времени остановиться и поправить ношу не было, ведь голос постоянно повторял "времени мало, цель близка! Не подведи меня!".
        
        Пробуждение было не самым приятным, но если вспомнить все путешествие, то сразу становилось ясно, что могло бы быть и хуже.
        Денис открыл глаза, и ничего не увидел. Вокруг царила такая тьма, что невозможно было понять даже того, в какой части комнаты ты находишься.
        Неподалеку шептались разные голоса, некоторые из которых удалось узнать, левые рука и нога были перевязаны, а на полу лежал соломенный матрац.
        "не так уж и плохо, я не один, раны обработаны, и лежать на холодной земле не приходится. Еще бы пару коктейлей и симпатичную официантку в короткой юбочке, и это был бы просто курорт какой-то!" усмехнулся про себя Денис, и наконец сел на матрац, скрестив ноги перед собой.
        - господа, введите меня в курс дела.
        - о, командир очнулся. - дрогнувшим голосом произнес один из пленных.
        - рад тебя слышать, Денис. - прогудел Том. Его глолос звучал необычно глухо, а слова казалось выдавливались через силу. - командир, я не хотел...
        Послышался всхлип.
        - я не буду врать и говорить, что все нормально, но ведь ни у кого из нас не было выбора, и если бы я оказался на твоем месте, то как любое живое существо, я сделал бы все, что бы выжить. А теперь соберись и доклыдывай. - командирский тон у Дэна прорезался еще в армии, в те светлые дни, когда он вместе с сослуживцами гонял молодых новобранцев. Теперь же он благодарил бога за то, что его голос не дрогнул, и никто не почувствовал кипящих в душе командира эмоций.
        Том слегка помолчал, собираясь с мыслями и успокаиваясь. Как не странно, но слова Дениса подействовали, и сын мельника заговорил абсолютно спокойно.
        - нас осталось двенадцать, включая тебя. Еще около десятка эльфов сидит в соседней камере, но они слишком замкнулись в своем тесном кругу, так что рассчитывать на них не стоит. Последний из наших сказал, что принцессу увели, незадолго до окончания турнира, а один из стражников проговорился, что она нужна новому королю, что бы вести переговоры с расой людей, если конечно она выживет в войне с императором Цианом. На расцвете нас выведут за городскую стену и дадут десять минут, что бы мы могли убежать, затем по следу пустят гончих, и начнется охота. Возглавлять охоту будит сам король, который решил потешить зрителей собственной силой и ловкостью, лично убив того, кто победил Фиоколса. Разумеется, никакого честного поединка не предусмотрено, тебя загонят собаки, изранят лучники, а добьет сам король. По моему, таким образом он хочет укрепить за собой титул великого воина, поднявшись в глазах общественности.
        "просто класс, я стал звездой убив их чемпиона, и теперь благодарная толпа жаждет моей крови! Теперь я сочувствую нашим поп звездам".
        - что будим делать, командир? - спросил Том, и по интонации, похоже что не в первый раз.
        "вот молодцы, ситуация самая безвыходная, а они скидывают всю ответственность на меня. И что я должен сказать? Деритесь смаело и умрите героями? Но я-то умирать не хочу. Хотя, какой тут есть выбор, сдаться на растерзание псам, или подставить шею под меч короля длинноухих?".
        - слушайте внимательно, я повторять не буду. Забудьте о том, что произошло на арене, там у нас не было никакого выбора. Зато завтра, вместо того, что бы убегать, как испуганные кролики, мы постараемся проевить все свои самые сильные качества, и встретим охотников лицом к лицу. Конечно, десять минут это немного, но за это время мы должны успеть подготовиться, и если мы заберем с собой хоть одного из охотников, я буду доволен. А если этим единственным станет сам король, то и вообще счастлив. Итак, кто из вас в детстве ходил в поход?
        
        Утро началось с того, что свет от факелов ворвался в распахнутую дверь, и голос стражника приказал выходить по одному.
        На этот раз, остроухие стражники даже не стали связывать пленных, и позволили насладиться трапезой из сухих лепешек, видимо оставшихся после завтрака, прямо по пути из города.
        Оставшимся в живых гвардейцам совсем не хотелось любоваться на красоты эльфийской столицы, а потому, они полностью сконцентрировались на составленном накануне плане.
        Вокруг бегали молодые эльфята, которые старались заглянуть в глаза смертникам, которые накануне обманули старуху с косой, и выиграли себе еще один день жизни.
        Наибольший интерес вызывал Денис, слава которого уже распространилась по городу.
        - жаль, что мы больше не увидим его на арене. - произнес один из старших эльфов, уводя своего сына в сторону городской стены.
        Процессия неторопливо прошла через город, а затем пленных вывили через приоткрытые ворота.
        Воздух был теплым и влажным, по небу плыли легкие перья облаков, за которыми время от времени пряталось солнце.
        На вершине стены столпились горожане, перед воротами стоял конный отряд отборных эльфов, кождый из которых был облачен в серебристую кольчугу, а в качестве вооружения имел при себе лук и короткий меч. Рядом с конями спокойно сидели гонцие.
        Денис едва не поперхнулся увидев тех монстров, которых эльфы называют собаками. Это были здоровенные пры, каждый их которых по росту превышал годовалого теленка. Даже обильный шерстяной покров не мог скрыть могучие мышцы, бугрящиеся под серыми шкурами, а вытянутые морды были усеены острыми клыками, которые вполне подошли бы для открывания консервных банок.
        Оглядевшись, Денис облегченно вздохнул, так как никто не заметил его замешательства. Все смотрели на худощавого эльфа, восседающего на белом коне и облаченного в изящные золотые доспехи.
        - мы, светлые дети природы, благородно даем вам время убежать, дабы сравнялись шансы как у охотников, так и у жертв, которым необходимо добраться до границы леса...
        Эльф еще говорил и говорил, в красках описывая насколько это благородно, дать рабам шанс на спасение. Как будто всем не ясно, что если пленные не побегут, охота попросту потеряет смысл!
        Раздался протяжный зов охотничьих рогов, оповещающих о том, что развлечение началось.
        Пленные разбились на пары, и побежали в глубь леса, изображая панику и полное отсутствие смелости. Если люди последовали указаниям Дениса, то эльфы одной толпой побежали на север, развивая завидную скорость, за что они и были избраны первой жертвой.
        Через несколько минут вновь затрубили рога, и охота началась.
        
        Вооружаться пришлось тем, что удалось найти на земле, а именно камнями, и толстыми суюьями.
        Вопреки ожиданиям эльфов, пленники не стали убегать далеко, хотя про пленных эльфов этого сказать было нельзя, ведь они избрали другую тактику и их никто уже не видел.
        Люди собрались в одну группу метрах в пяти стах от городской стены, выбрав для себя участок леса, наиболее густо заросший колючим кустарником и исполинскими деревьями. Самые меткие забрались на деревья, набрав камней, и вооружившись грубым подобием пращей, которые удалось смастерить из кожаных ремней и обрывков одежды. Остальные спрятались за деревьями, сжимая в руках тяжелые дубины.
        - Всем приготовиться и не зевать. - прорычал Денис, который был одним из первых, кто должен был принять удар.
        Как и ожидалось, первыми показались собаки, которые бесшумно неслись по следу, злобно сверкая желтыми глазами.
        Залп из пращей не принес желаемого результата, всего одна из десяти собак упала, разбрызгивая кровь из пробитой головы.
        Пространство вокруг окрасилось в серые тона, время замедлилось, замедляя движения огромных псов.
        Денис выдвинулся из-за дерева, и увидел четвероногого монстра, который был уже в десяти шагах от него.
        Пс на мгновение припал к земле, а затем выпрямился как стрела, запуская себя в прыжке, по направлению Дениса. Человек в свою очередь, дождался прыжка противника, и слегка сместился влево, уходя от острых зубов, и одновременно опуская на мохнатую шею свое нелепое оружие.
        Удар был достаточно сильный, такой, что даже сама дубина сломалась, но в треске деревяшки потонул еще один звук, хруст шейных позвонков пса.
        Мохнатое тело безвольно рухнуло на землю позади Дениса, а в его руках остался обломок дубины, который годился разве что на растопку печи.
        Рычащая серая тень налетела справа, повалив человека на землю, и страшные зубы-кинжалы, потянулись к незащищенному горлу.
        Денис успел перехватить морду пса руками, схав зубастые челюсти и не давая им приблизиться к себе, а вокруг уже царил настоящий ад. Те гвардейцы, которые оставались на земле, были атакованы стаей разъяренных гончих, которые впали в безумие и теперь рвали на куски тела свои жертв. Запах крови ударил в нос, а по ухам били крики умирающих. Краем глаза он увидел висящего на ветке Тома, лицо которого было бледно как мел, а в глазах плескался неуправляемый ужас.
        Злость затуманила разум, в жилах пульсировала сила, а тело начало действовать само по себе.
        Руки отпустили морду пса, и мгновенно вцепились в толстую шею, начиная сдавливать ее. Как это не удивительно, через несколько мгновений животное начало хрипеть, из пасти вывалился длинный язык а глаза потускнели и расширились зрачки. Еще несколько ударов сердца, и грузное тело животного обмякло.
        Денис выбрался из под туши пса, и не долго думая, побежал.
        Оставшиеся псы заметили бегство законной добычи, и подняв оглушительный лай смешанный с диким воем, кинулись в погоню.
        В мозгу как будто что-то переключилось, резко обострились зрение и слух, а время еще больше замедлилось.
        Никогда в жизни, Денис не бегал так быстро, любой современный спринтер мог бы позавидовать такой скорости. Мелькали деревья и кусты, перефирическое зрение позволяло следить за гончими, которые пытались обойти жертву с флангов, для таго, что бы в последствии окружить. И у них это получалось, хоть и очень медленно.
        Наконец стало ясно, что убежать уже не получится, а через считанные секунды, Денис будит полностью окружен. Единственное решение пришло легко, "если от смерти не убежать, то надо встретить ее лицом, что бы потом стыдно не было". При этом он совершенно не задумывался, что этого "потом" скорее всего уже не будит.
        Именно в этот момент, сзади на спину Дениса бросился мохнатый серый пес, сбил его с ног, и они вместе покатились по земле. Во время падения, Денис сумел извернуться, и поэтому катились они уже сцепившись в ближнем бою.
        "вот и закончился запас везения" подумал Денис, когда грузное тело пса придавило его к земле, а над лицом склонилась оскаленная рядами острых зубов, пасть запыхавшегося охотника.
        Сил сопротивляться не оставалось, даже желания что-нибудь придумывать, куда-то исчезло.
        Лохматый пес медлил, как будто тянул удовольствие от своей победы. Это продолжалось всего несколько секунд, но для жертвы они складывались в часы напряженного ожидания.
        И вдруг по ушам ударил сдавленный писк, похожий на звук издоваемый мелкими шавками, когда их придавливает входная дверь. Тело гончей перестало давить на грудь.
        Денис, уже приготовившийся умирать, резко распахнул глаза, и уставился на самую удивительную картину, которую он видел в этом мире.
        Огромный олень, с мешком из грубой ткани привязанном к спине, поднял на ветвистые рога гончую, и отбросил ее на десяток маетров, с десятком рваных ран по всему телу.
        Гончие яростно взвыли, и всей стаей кинулись на нового врага, до бедного человека им уже не было никакого дела. Но и олень показал настоящий класс, несколько раз он бил противников рогами, нанося страшные раны, несколько раз легнул неосторожных гончих копытом, при этом раздавался глухой хруст, и поверженные больше не поднимались.
        Но как бы не был силен олень, который в прямом смысле слов втоптал в землю вожака гончих, у него было слишком много противников, а на могучем теле уже кровоточили раны, запах крови из которых предавал сил стае охотников.
        Внезапно олень запрокинул голову, и взревел, при этом у него вышел столь громкий и чистый звук, что его легко можно было спутать с зовом горна.
        От оглушительного шума, гончие прижались к земле, зажмуривая глаза и прижимая уши к голове, а олень, неуловимым движением скинул со спины мешок, и Денис мог поклясться, что олень ему подмигнул, перед тем как рвануть в лес, уводя за собой опомнившихся собак.
        Всю эту необыкновенную картину Денис наблюдал замерев в положении "лежа на спине", и только когда лай собак удалился на достаточное расстояние, он позволил себе встать и подойти к мешку.
        Неожиданно проснулось любопытство, страшно захотелось узнать "что бог послал?".
        Руки сами принялись развязывать тонкие но удивительно крепкие веревки, но несмотря на первые опасения, с узлами удалось справиться довольно быстро.
        И вот из недр мешка, на свет божий были извлечены: одна тонкая кольчуга, внешне похожая на кожу ящерицы, из-за плотно прилегающих друг к другу стальных чешуек, а так же великолепный полуторный меч, с прямым обоюдоострым лезвием и удобной рукоятью. Простая гарда и мягкая кожа выглядели не очень красиво, зато клинок, который был отполирован до зеркального блеска и имел темно-синий цвет, притягивал взгляд не хуже профессионального гипнотизера.
        - похоже, кто-то там на верху, очень меня любит. - присвистнув, пробормотал Денис.
        Меч, как влитой лег в руку, и легко порхал рассекая воздух, подчиняясь приказам владельца. Кольчуга тоже оказалась впору, под нее даже не нужно было надевать специальную рубашку. В мешке нашлись пояс и ножны для меча.
        Экипировавшись, Денис пару раз вычертил круг мечом над головой, и злобно оскалившись прорычал.
        - ну теперь повоюем.
        
        Нормально соображающий человек, в здравом уме, никогда не пошел бы против целой армии, будучи вооружен только одним мечом, и тут даже не имеет значения то, что эта армия вооружена средневековым оружием. Однако Денис в тот момент не был способен на такую сложную деятельность как здравомыслие, он тенью скользил между деревьями, сжимая в руках меч, с одной лишь мыслью в голове, "спасти друзей, или хотя бы отомстить за них". И при этом, не возникало никаких сомнений насчет того, что он сможет это сделать.
        Впереди показались два серых пса, они медленно бежали ему наперерез.
        Черносиняя сталь блеснула в солнечном свете, и в два коротких удара перерубила шеи гончим. Денис даже не успел осознать произошедшего, а его ноги уже несли его вперед, туда куда указывал клинок меча, практически не почувствовавший сопротивления в момент соприкосновения с плотью собак.
        И вот впереди развернулась новая картина, два десятка эльфов верхом на конях окружили группу из пяти людей, которые столпились в кучу, как загнанные звери. Среди этих людей выделялась габаритная фигура Тома.
        Денис кровожадно оскалился, позволяя ярости распространиться по телу, с удовольствием почувствовал как сила загудела в жилах и мышцах, увидел как искры побежали ко клинку меча, и промедлив еще мгновение, оценивая ситуацию, кинулся в гущу врагов.
        Главной целью стал худощавый эльф в золотистых доспехах и с золотым обручем на голове, это был тот гад, который сидел рядом с Леной во время турнира. Но прежде чем добраться до него, необходимо было миновать два десятка отборных бойцов.
        На короткий отрезок времени разум заволокла пелена, серая пелена лишающая мир цветов. Не осталось мыслей, только желание убивать, и мгновенная реакция на изменение обстановки.
        Первые трое даже не поняли, что их убило, четвертый пытался прекрыться рукой закованной в железную перчатку, но меч легко разрубил препятствие, после чего легко пронзил тело защищенное хваленой эльфийской кольчугой.
        Клинок буквально светился синими искрами, для него не существовало препятствий в виде щитов и доспехов, он прощил их как картонные муляжи, а мечи противников перерубал с неприятным бзиньканьем. Два раза в кольчугу попадали арбалетные болты, и один раз вражеский меч вскользь прошел по плечу, но стальные чешуйки выдержали испытание, хотя от ударов и могли появиться синяки.
        Перефирическое зрение определило движение, из леса высыпал еще один отряд эльфов, который тут же попытался окружить опасного врага. В этом отряде были и пешие эльфы, вооруженные короткими мечами и сетями.
        Окружить Дениса так и не удалось, его меч превратился в спертоносный вихрь, а сам Дэн в призрака, недосягаемого для чужого оружия.
        Кровавая мельница вновь закрутилась с новой силой, в один протяжный звук слились яростные крики, переходящие в стоны и вопли, а так же непрерывный лязг оружия.
        Эльф в золотых доспехах попытался скрыться, его подчиненные встали живой стеной, дабы дать господину время уйти в безопасное место, и тут все прекратилось...
        Обострившийся слух Дениса выудил из общего шума один звук, а именно хлопок титевы о кожаную перчатку. В следующее мгновение, эльф в золотистый доспехах вздрогнул, и медленно свалился с коня, ловя воздух ртом и хватаясь руками за стрелу, которая торчала у него из горла.
        Эльфы, которых вокруг скопилось не мение трех десятков, "столько же уже лежали мертвыми" не сговариваясь бросили оружие, и подняли руки.
        С противоположной стороны, из-за деревьев появился высокий белокурый эльф, а за ним шли еще четверо с золотистыми волосами, они держали в руках луки с наложенными стрелами, и два лука смотрели в сторону Дениса.
        - принц бунтарь мертв, склоните головы перед единственным живым наследником "зеленой короны"! - прокричал один из лучников.
        К удивлению Дениса, его недавние противники склонились перед белокурым эльфом, а те кто был на лошадях, торопливо спешились. Даже сам Дэн опустил меч, почему-то он не сомневался, что эти стрелки в случае необходимости сумеют найти незащищенное место, куда можно послать стрелу.
        Только теперь он увидел Тома, который вместе с четырьмя гвардейцами смотрел на него, округлив глаза и открыв рот.
        - и вы, люди, опустите оружие, мы не желаем вам зла. Мой отец подписал мирный договор с вашими правителями, и в отличие от моего брата, я собираюсь исполнять описанные в нем условия. - это уже говорил белокурый, у него был мягкий и спокойный голос, который обволакивал как мягкое одеяло и практически кричал, "разве можно мне не доверять?".
        Денис медленно согнулся, и положил меч на землю, по напряженным лицам лучников он понял, что они испытали при этом большое облегчение.
        - скоро сюда прибудит моя свита, и мы войдем в столицу. Там вы и расскажите мне, зачем вы приехали в эльфийские леса. Заранее приношу свои извенения за все неудобства, которые были вам причинены. - продолжил белокурый, обращаясь конкретно к Денису, определив его как предводителя людей.
        "неудобства? Это даже не мягко сказано!" завопил внутренний голос, но Денис сказал лишь одно.
        - лично вам, незачто просить прощения.
        Легкая улыбка скользнула по лицу эльфа, а в глазах промелькнула грусть.
        - к сожалению как правитель, я несу ответственность за все, что совершили мои подданные. И как старший в своей семье, я несу ответственность за то, что совершил мой брат.
        Денис коротко кивнул, и тут его скрутила страшная боль. Мышцы пылали огнем, а до нервов казалось дотрагиваются раскаленной иглой, руки и ноги выкручивало, и даже не оставалось сил для крика.
        Еще хуже было то, что на этот раз тьма не окутала сознание, и ему приходилось чувствовать ужасную боль без надежды на облегчение.
        Чьи то руки перевернули его на спину, и прижали руки и ноги к земле.
        - откройте ему рот. - раздался приглушенный приказ белокурого эльфа.
        После некоторых затруднений, челюсти все таки разжали, и в горло устремилась обжигающая жидкость с чуть горьким вкусом.
        - принесите носилки, он еще долго не сможет ходить сам.
        Лежа на земле, Денис молча смотрел на эльфа, который в свою очередь изучающее смотрел на него.
        - не думал я, что в своей жизни встречу Паладина, тем более человека, тем более не прошедшего необходимого обучения и ритуала посвящения. Но думаю, у нас еще будит время обо всем поговорить.
        
        Издержки власти.
        С удовольствием потянувшись, она удобно устроилась на крыше невысокого здания примыкающего к главной площади. После последнего ритуала-эксперимента, Гвен чувствовала себя почти живой, недоступными оставались такие удовольствия как еда, и занятия любовью. Однако если взять в расчет то, что изначально ее тело было безжизненным артефактом, то даже способность различать запахи уже приятная мелочь. Возможно именно по тому, что Максим постоянно пытался совершенствовать ее тело, придавая ему все больше сходств с живыми аналогами, она и разрешала ему обращаться к себе используя оскорбительно короткое имя, "Гвен".
        Для демона очень важно, что бы смертные знали его имя, и боялись его произносить, но пока призвавший маг не требовал ничего сложнее передачи сведений от него к его слугам, демонийку все устраивало.
        Солнце недавно встало, город медленно просыпался и хотя вокруг было достаточно много народа, единственным звуком нарушающим тишину был лязг и скрежет мечей.
        На чентре площади мягко ступая кружили две тени, каждая вооружена двумя парными мечами, за этим тренировочным поединком следило несколько десятков глаз. В числе наблюдателей были: дракониха, устроившаяся на крыше резиденции предводителя восставших, лиса-оборотень, находящаяся неподалеку от того места, где расположилась каменная пантера, "сын смерти" стоящий у входа в один из домов, а также толпа телохранителей и обычных зевак.
        Солнце приятно нагревало каменную кожу, так что Гвен зажмурилась от удовольствия, и тут же пропустила интересный момент, заставивший охнуть всю толпу.
        "проклятье! Хотя, чувствовать жизнь так приятно, что оно того стоило"
        Крупная фигура в развивающейся белой одежде, резко дернулась вправо, затем провела обманное движение, и на встречном взмахе попыталась ударить в живот оппоненту. Максим, а именно он это и был, находился в прекрасной физической форме и уже прекрасно владел боевым посохом, поэтому он решил переключиться на изучение колюще режущего оружия, а в этом ему согласилась помочь Зула.
        Молодая дроу легко избежала удара, и тут же перешла в контр наступление, она была на голову выше ученика во владении мечами, и единственное что спасало Максима, это его скорость и опыт приобретенный в других тренировках.
        Самым любимым боевым искусством у Максима остался рукопашный бой, и не удивительно, ведь ударом кулака он пробивал толстый деревянный щит на который был набит железный лист, по толщине не уступающий легким доспехам пехотинца. А если учесть, что он мог прыгнуть без разбега на высоту в два метра, и при этом умело бил ногами, у противника почти не оставалось шансов.
        Гвен привлекала сила и власть, в этом она была похожа на остальных демонов, но большинство чародеев, которые вызывают демона, сами по себе не являются сильными, и поэтому им нужен верный помощник, который выполнял бы тяжелую работу. Демонов обычно вызывают щуплые старики, которые соблюдают все меры предосторожности, и накладывают десятки контролирующих заклятий, что бы управлять демоном. Само собой, такой маг, будь он хоть глава черных магов, сам по себе уже не стоит и золотой монеты, и вызванный им демон с удовольствием вонзил бы зубы в своего "хозяина". Другим вариантом являются молодые и неопытные маги, почти всегда обратившиеся к темным сторонам силы. В основном это тощие слабаки, которых обижали ровестники и которые стремятся отомстить. Часто они допускают ошибки, в результате которых демон вырывается на свободу, убивает вызвавшего, и в ослабленном состоянии проникает в мир живых. Таких счастливчиков обычно отлавливают белые маги, или жрецы светлых богов, для того что бы отправить обратно на нижний пласт реальности, или вообще развоплотить.
        Гвен же попался самый редкий вариант, призвавший ее маг достаточно силен, и хитер. Для ритуала он использовал других магов, а затем привязал вызванного демона к себе. Обычно такие маги являются хорошими интриганами, демон им нужен только для того, что бы выполнять грязную работу, а самому до поры оставаться вне видимости остальных участников игры. Максим и тут оказался несколько необычен, он не прятался, и даже не требовал выполнять какие ни будь сложные задания. Первые несколько дней, Гвен даже не могла понять, зачем черному магу нужна она, и десяток железных рыцарей. Понимание пришло позднее, а точнее сразу после общего совещания всех глав народов, которые сражались за молодого мага. По настоящему верными Максиму были только оборотни, и один дракон, остальные же постоянно стремились заполучить больший кусок власти, и ждали ошибки своего предводителя, что бы вонзить ему нож в спину, а затем разделить между собой то, что останется от его могущества.
        Все оказалось бонально просто, магу были нужны не воины и демон, а сам факт их создания. Десять железных воинов не могут справиться с несколькими боевыми магами, а демон, в одиночку не победит армию, но уже то что они есть, доказывает силу их создателя. Кроме того, имяя надежно защищенную спину, гораздо легче идти вперед. Скорее всего именно поэтому в отряде телохранителей теперь присутствуют четыре железных воина, которые внимательно следят за своими живыми товарищами.
        Предыдущий "хозяин" Гвен относился к первому типу, он был труслив и боялся даже собственной тени, а демона использовал исключительно для охраны собственного тела.
        При воспоминании об этом жалком существе, фанатично считающем себя величайшим магом, пантера презрительно фыркнула.
        А поединок тем временем закончился, дроу все таки смогла обезоружить Максима, но расслабившись попала в его крепкие объятия которые были надежнее любого захвата.
        В груди запульсировал кровавый рубин, исполняющий роль накопителя энергии, а из горла вырвалось чуть слышное рычание.
        - ривнуешь? Хотя неудивительно, вас демонов всегда тянуло к источникам силы и власти. - усмехнувшись произнесла лиса, проходя мимо пантеры.
        "я ривную, с чего бы мне ривновать жалкого человека?" возмутилась Гвен, а вслух спросила.
        - а ты ревнуешь?
        - да. - легко призналась Рикси. - мне нечего скрывать, а тебе советую признаться хотя бы себе, так намного легче жить.
        "вот еще, не хватало мне получать советы от мелкой метаморфа!"
        
        Эльфийка не очень-то стремилась вырваться из его объятий, скорее просто обозначила сопротивление, прежде чем нагло обмякнуть в крепких руках. Сам же Максим, ухмыльнулся и мягко поставил на ноги начавшую падать Зулу.
        - на сегодня хватит, продолжим завтра на расцвете. -произнес он, и не дожидаясь ответа двинулся в сторону входа в свою резиденцию.
        Максиму предстояло пережить тяжелый день, множество апереговоров с главами различных гильдий, а так же оплата счетов и забота о провизии к предстоящему походу.
        Еще два дня назад остро стоял вопрос о полном разорении, денег не хватало не то что на оружие, даже на прокорм растущей армии средств не было. Помощь пришла неожиданно, и как говориться "откуда не ждали". Максим уже привык к ощущению, которое поселилось в нем с тех пор, как он соединил свое сознание с разумом Молнии, иногда в мысли вплетались отголоски рассуждений драконихи, и постоянно приходилось отделять свои эмоции от ее. Но даже такая близкая связь не позволила предугадать действия подруги.
        Однажды утром он проснулся, вышел на балкон, и увидел Молнию сидящую перед зданием, а перед ней блестела небольшая груда золота и драгоценных камней.
        Никто и никогда не слышал того, что бы дракон добровольно расставался со своими сокровищами, скорее наоборот, любой представитель этого вида был готов умереть защищая свои богатства. А Молния спокойно сидела и наблюдала за тем, как слуги собирают золото, и уносят в здоние выбранное домом Максима. она сказала всего одну фразу, увидев черного мага "не беспокойся, если этого не хватит, у меня есть еще немного".
        Не только Максим был поражен, но и все окружающие, все представители верхушки власти, которые в тот день были неподалеку от главной площади.
        Что бы не скомпрометировать подругу в глазах остальных драконов, Максим произнес пафосную речь, в котором назвал поступок Молнии патриотическим подвигом.
        Результат оказался абсолютно непредсказуем, неожиданно обнаружилось, что в зарождающейся империи очень много патриотов, которые просто не знали, как доказать свою преданность и верность. В казну потоком устремились добровольные пожертвования, и уже на второй день, все финансовые проблемы были решены. Но на этом дело не закончилось, остальные драконы были оскорблены в лучших чувствах, они не смогли переносить то, что на них смотрят свысока мелкие представители "земноползующих". Утром третьего дня, на главной площади выросла солидная гора сокровищ, которая слихвой покрывала доходы среднего королевства за год.
        Теперь Максим мог воплотить в жизнь все свои идеи, и при этом не оглядываться на расходы. Молнии даже пришлось пригрозить ему, что она сбросит его в действующий вулкан, что бы отделаться от потока благодарности.
        Все встречи прошли удачно, представители рабочих гильдий получили огромные заказы, а чверги услышав о замыслах господина пришли в неописуемый восторг и обещали приступить к работе немедленно.
        Однако без ложки дегтя, бочка меда существовать не может, и уже к вечеру прибыл гонец от разведчиков, и доложил о том, что войска Легата собираются в столице, и готовятся к походу.
        На этот раз Легат решил не рисковать, от собирал все свои силы, что бы попросту смести противника одним ударом. И самое неприятное, судя по донесению, у него вполне хватит сил добиться своего.
        - да, неприятно. - вслух произнес Максим, с потер подбородок. Он сидел в своем любимом кресле, на коленях привычно свернулась калачиком Рикси, а за спиной стояли два железных воина, которые сверлили взглядами молодого гонца, скручевшегося от внимания олых глаз. - придется пойти на крайние меры и обратиться к сторонней помощи...
        - но господин, неужели вы собираетесь просить помощи у людей? Они же ненавидят нас! - воскликнул молодой волк-оборотень, прибывающий в облике человека.
        - я собираюсь обратиться не совсем к людям, ведь род этой деятельности постепенно убивает все человеческое. Да и помощью это назвать нельзя. Скорее это будит найм на работу, благо сейчас мы можем себе это позволить.
        Когда гонец получив приказ покинул помещение, ему теперь следовало передать приказ разведчикам, Максим бесцеремонно взял лису за шкирку, и посадил в ближайщее кресло, которое подтащил один из стражников.
        - теперь, рассказывай ты. - мягко улыбнувшись приказал Макс, откидываясь на спинку кресла.
        Рикси недовольно фыркнула, ей совсем не нравилось такое официальное отношение, и она пригрелась на коленях мага, но спорить не стала.
        - все агенты разосланы, самые лучшие и умные оборотни, большинство имеет зачатки шаманского дара, так что магическую поддержку обеспечить смогут. Главной их целью поставлена задача втереться в доверие, и проникнуть в расположение правителей людей. Так же три оборотня посланы на земли Циана, их задачи похожи, но попутно они должны поднять недовольство властью у местного населения, а затем подготовить почву для начала захвата новых земель. Хотя по моему, мы рановато стали заглядываться на земли Циана. - закончила лиса.
        - не думаю, в случае если мой план осуществится, у нас будит не так уж много времени на действия, Циан не должен успеть нанести первый удар, а для этого надо подорвать его власть в его же собственных владениях. - милостиво объяснил Максим.
        - тогда почему мы не послали агентов к эльфам? Ведь если верить твоим собственным словам, ты собираешься править миром, а значит и свотлорожденных захватывать придется.
        Тонкая улыбка растянула губы мага, глаза весело засверкали.
        - я думаю об эльфах есть кому позаботиться и без нас, кроме того, нельзя лишать врагов удовольствия порвать друг другу глотки еще до того, как мы решим обратить на них внимание.
        Рикси заметно смутилась, и даже опустила взгляд.
        - тебя что-то беспокоит? - спросил Макс, подняв одну бровь. Сколько ночей он провел в бессонном капании в магических и исторических записх, а в перерывах сидел перед зеркалом, и тренировался упровлять своей мимикой, так для забавы.
        - контролирование деятельности шпионов поручено мне, но я сомневаюсь, что у меня достаточно навыков для этого. Честно говоря я исчерпала свой запас знаний еще на инструктаже. - уши лисицы прижались к голове, а сама голова повисла на уровне лап.
        "вот дурак, ведь знал, что оборотни почти всю жизнь провели в лесу, удивительно как они еще справляются с моими заданиями".
        - отправляйся к дроу, и возьми себе несколько помощников, будешь консультироваться у глав гильдий воров и убийц, но решения принимай самостоятельно. В случае провала операции, вся вина ляжет на тебя. Так же советую набрать группу помощников для грязной работы... Еще проблемы? - лиса обрадовано помотала головой. - тогда иди выполняй, и еще, позови Харона.
        Рикси спрыгнула с кресла, и быстро перебирая лапками побежала к выходу. Она почувствовала огромное облегчение от того, что не пришлось выслушивать нотации, или того хуже, если бы ее вообще отстранили от работы. А так маг дал понять, что дает шанс проявить себя.
        Насмешливая улыбка сама наползла на лицо Максима, он подумал о том, что почти все его подчиненные как дети боятся наказания, которое может последовать за провинность. И так же как дети радуются, когда грозный господин дает шанс исправить еще не допущенную ошибку.
        Усталость накатила как морская волна, уже третий день черный маг не спал, то мешала бессонница, то находились неотложные дела.
        - вы вызывали меня? - привычно насмешливым голосом спросил Харон, медленно заходя в приемный зал.
        - да, я решил что ты превосходно справляешься со своей работой, так хорошо, что у тебя даже остается время на проведения несанкционированных магических исследований вне рабочего времени. - лениво и чуточку сонно проговорил Максим, указывая на кресло напротив себя. Его голос был приторно вежлив, а лицо выражало благодушие.
        Именно это выражение доброжелательности и насторожило старого мага, он помедлил но все таки проследовал к креслу.
        - как вы понимаете, что бы держаться на должном уровне, необходимо постоянно совершенствоваться. Однако прошу заметить, что все ваши задания я выполняю в срок и обязанности наложенные вами - тоже.
        Максим кивнул.
        - ты так хорошо выполняешь свои обязанности, что я решил поручить именно тебе задание особой важности, которое необходимо выполнить в самые ближайшие сроки.
        - вы можете рассчитывать на меня. - Харон картинно прижал к груди руку.
        - я знаю, что могу положиться на тебе. - расплылся в улыбке Максим. - мне доложили, что Легат собрал огромную армию, настолько огромную, что нас может смести как песчаный замок на берегу моря во время прилива. Исходя из того, что у нас слишком мало обученных воинов, и в данный момент появились свободные деньги, я решил обратиться за помощью к вольным наемникам. Собрать армию этих самых наемников и предстоит лично тебе. Я разрешаю тебе привлечь к этой работе членов твоего ордена, финансы будут выделены завтра.
        Харон нахмурился бы, если бы его лицо на закрывала тряпичная маска, и если бы на его лице была кожа.
        - но господин, это задание потребует много времени, как же я буду исполнять свои прямые обязанности?
        - выполняемые тобой функции возьмут на себя другие маги и в помощь им я назначу еще нескольких клерков.
        Харон задышал чуть тяжелее, он понял, что отвязаться от задания не получится, а в случае его исполнения, очень надолго можно будит позабыть о личных интересах.
        - господин я...
        Из-за спинки кресла выдвинулись две массивные фигуры, в неровном свете блеснули черные латы, руки в стальных перчатках сжались в кулаки.
        Дыхание замерло, старик почти почувствовал, как груда металла обрушивается на него, сминает дряхлую плоть, ломет тонкие кости.
        "сын смерти" почувствовал звериный ужас, который навеивали железные воины. Даже он, тот кто может выстоять в сражении один против ста, не бл уверен в том, что сможет одалеть эти творения, в создании которых участвовала тьма.
        - ты что-то хотел сказать, Харон? - спросил Максим. На этот раз в голосе звучала неприкрытая угроза, стальные нотки заставили дрожать воздух. Глаза сверкнули алыми всполохами. - ну, я слушаю.
        К горлу старого мага подкатился здавленный крик, который там и застыл остановленный чудовищной силой медленно пережимающей горло.
        Желание сражаться вспыхнуло, и тут же потухло, руки бессильно упали на подлокотники ресла, а в голове зашумело.
        - для меня будит честью выполнить ваше поручение. - чуть слышно прохрипел маг, и давление тут же исчезло.
        - я знал, что могу положиться на тебя. - добродушно улыбнулся Максим, демонстрирую ряды острых зубов. - иди, выполняй приказ. Ах да, чуть не забыл, в помощь тебе я выделяю двух железных рыцарей, а так же с вами отправляется Аллу.
        "подкинул своего соглядатая, да еще и подстраховался послав своих монстров. Ну да ладно, переживу. Вот только закончится воина, тогда и посмотрим, кто на что годится!" подумал Харон, в то время как почтительно кланялся, и медленно отступал к двери.
        Как только дверь за спиной старика закрылась, черный маг тихо расхохотался, представляя себе удивление старика, если бы он узнал, что Максим легко прослушивает мысли своих собеседников, когда они находятся в приемном зале. Специальные ритуалы и артефакты легко позволяли проникать через любую защиту.
        - пожалуй, на сегодня хватит посетителей, пора и самому походить по гостям.
        Максим легко поднялся, и скользящей походкой направился к выходу. Тут же за спиной раздались тяжелые шаги железных воинов.
        "и все таки удобно, когда есть рычаги давления, пусть и такие грубые. Куда бы еще Гвен пристроить?".
        
        День прошел удочно, на всех участках работа кипела, а алхимики были просто в восторге, так как наконец добились успехов в изобретении "огнемета". Кучка представителей разных рас, в основном мужчины, облаченные в балахоны от которых несло запахом химических реагентов, вели себя как школьники, которые научились интересном играм. Но все их изобретения пока были в стадии разработки, хотя действующий партотип уже был собран.
        Солнце постепенно клонилось к закату, и в свою резиденцию Максим вернулся только после того, как стемнело, а на небе зажглись первые звезды.
        Утренний тренер владения мечом, ночью составила компанию в постели, где весьма убедительно доказала свою преданность...
        А затем незаметно подкрался сон, который окутал уставшего мага в беззаботное забытие.
        Что заставило Максима проснуться, он так и не понял. Возможно это был шорох, скрип, или просто предчувствие опасности. Но в любом случае, пака разум еще не осознавал, "что происходит" тело уже начало действовать.
        Толчком ноги, Максим столкнул с кровати эльфийку, и сам одновременно скатился на пол с другой стороны.
        Звякнула тетива арбалета, и в подушку, на которой мгновение назад лежала голова Максима, впился короткий арбалетный болт. После второго щелчка, еще один болт застрял в спинке кровати, за которую успел закатиться черный маг.
        И тут Максим перешел в наступление, его кожу покрыл слой живой стали, в одной руке вспыхнул огненный шар, в другой медленно собралась солидная капля жидкого металла.
        Огненный шар первым устремился в убийцу, но того защитила вспышка синего света, которая была бесполезна против камли, врезавшейся в голову убийцы через несколько мгновений.
        Железо мгновенно застыло, как только обволокло голову ночного гостя. Арбалет выпал из дрогнувших рук, которые схватились за железный кокон, и засветившись бледным мерцанием, начали крошить сталь, освобождая лицо.
        Максим направил на противника раскрытые ладони, и волна металлических стержней прошила тело убийцы. В тот же мег, в живот ночього гостя впился метательный нож.
        Мысленно прощупав комнату, Максим убедился, что больше в ней никого нет, кроме него и Зулы. Повернув голову он увидел и саму дроу, которая стояла гордо выпрямившись, с зажатыми в руках мечами, и при этом абсолютно голая.
        Белые волосы были хаотично растрепаны и спадали на плечи и спину ослепительными снежными прядями. Сама Зула выглядела как языческая богиня, прекрасная и смертельно опасная.
        - и что делает эта проклятая стража? - раздраженно прорычал Максим, накинул черный халат и вышел в коридор.
        У двери в спальню лежали четыре трупа, два оборотня и два орка, десятью метрами дальше, зелезный рыцарь крепко обнимал незнакомца в черной маске и такого же цвета кожаном костюме. По сдавленному хрипу было ясно, долго убийца не продержится, железный рыцарь действовал как удав.
        Из-за угла высыпала группа вооруженных воинов, их мечи были окровавлены а в глазах горел огонь ярости, который сменился растерянностью, когда они увидели Максима.
        - прочешите все здание, и прилегающие улицы. - коротко распорядился маг, и не вдоваясь в подробные объяснения вернулся в комнату. Он знал, в охране работают опытные и умелые воины, а значит и без подсказок знают, что делать в подобном случае.
        Ровным шагом пройдя через комнату, он выглянул в окно, и тут же увидел Гвен. Каменная пантера потрошила зубами живот облаченного в черное воина, рядом с которым валялся арбалет заряженный двумя болтами. Несчастный еще шевелился, когда шершавый язык скользил по вываливающимся из живота кишкам.
        От одного этого зрелища, Максиму стало жаль убийцу, а по спине пробежал полк мурашек.
        "развлекаешься?" мысленно спросил маг.
        Пантера оторвалась от своего занятия, и певернула голову, в сторону Макса уставились глаза светящиеся зеленым огнем.
        "а что?" невинно поинтересовалась демоница.
        "да так, хотел сказать, что одного ты упустила" как можно более безразлично ответил Макс.
        "нельзя же мне делать всю работу, пусть и твоя охрана хоть немного потрудится"
        "а если бы меня убили?" Максим сдвинул брови, от чего на лбу проявились морщины.
        "ой, ну извини" обиженно и насмешливо фиркнула пантера, и вернулась к истязаниям своей добычи. Есть она еще не могла, для этого необходимо было провести еще некоторые изменения, но некоторые вкусовые рецепторы уже были созданы, и сейчас Гвен просто смаковала вкус сырого мяса.
        Помотав головой, Макс прогнал неприятное ощущение тошноты, а затем вернулся к кровати. На полу продолжал лежать труп убийцы, но с его уборкой можно подождать до утра.
        
        Потянулись серые дни, такие когда один день похож на другой, за исключением мелких деталей. Редкие просветления в обыденности наступали только тогда, когда Максим поднимался в синие небеса сидя на спине Молнии. В эти редкие моменты он мог позволить себе расслабиться и просто наслаждаться самим полетом и обществом такого близкого по духу существа.
        А на земле оставались интриги и заботы о сотнях мелочей и одной крупной проблеме, ведь Легат уже собрал свои силы, и со дня на день должен был выступить в поход.
        Все работы шли в ускоренном темпе, мастерские не закрывались даже ночью, а работники трудились по нескольку смен в день. Но самым удивительным было то, что почти не было недовольных.
        Парой Максим хотел бросить все, собрать самые необходимые вещи и направиться на помощь брату. Но это чувство быстро проходило, ведь слешком много было уже сделано, и теперь когда появился реальный шанс на успех, бросать начатое просто глупо. Кроме того, нельзя было забывать об изменениях произошедших с телом, ведь теперь Максима нельзя было назвать человеком. Конечно Денис все понял бы, признал бы брата, и даже вступился бы за него перед любым врагом... но это превратило бы братьев в изгоев, ведь люди слишком нетерпимы к тем, кто на них не поход, и в первую очередь это касается знатных особ.
        
        Легат был раздражен, в прочем как и всегда в последние декады. Армия собиралась слишком медленно, все больше мелких князей старались избежать службы в войске повелителя, а вместе с ними проподали и их солдаты. Та же проблема была и с продовольствием.
        Начали ходить слухи, что восставшие земли набирают мощь, и принимают в свои ряды всех согласных присягнуть молодому императору. А вот силы Легата на исходе, старый правитель обветшал и сошел с ума, а его сторонники готовы разбежаться при первом же признаке опасности.
        Само собой, такие слухи не могли прибавить хорошего настроения, и в народе стали подниматься волнения, которые грозили вылиться в полную потерю контроля над происходящим.
        Легат выбрал самый простой способ решения проблемы, он стал казнить смутьянов и тех, кто по его мнению старается уклониться от обязанностей. Казни проходили каждый день, виселицы не пустовали, а палачи не успевали точить топоры. В итоге волнения успокоились за счет того, что слуги Легата боялись поднять голову, и сказать лишнее слово, ведь каждый мог донести кому надо, и тогда неосторожный сплетник отправлялся на виселицу.
        В этот день за окном светило солнце, а в душе императора сгущались тревоги. Циан обещал позаботиться о предводителе восставших, а с его гибелью развалится и вся его армия. Только вот Легат не верил пустым обещаниям.
        Слишком часто он доверялся своим генералам, которые давали "головы на отсечение", в качестве гарантии за то, что они справятся с возникшей проблемой. И теперь головы этих героев укрошают городские ворота, а сам виновник всех бед жив и здоров, и по донесениям немногочисленных выживших шпионов, стал только сильнее и наращивает силу своей армии.
        В руке жалобно скрипнул золотой кубок, из дыр образовавшихся от пальцев, на пол вытекло вино, но Легат даже не поморщился.
        На этот раз он сам возглавит войско, и убедится в том, что его враг больше не будит причинять неудобства, даже если ему самому придется сломать шею жалкому наглецу.
        От предвкушения предстоящей битвы губы Легата растянулись в широкой улыбке, обнажая крепко стиснутые зубы. Уже через мгновение навождение пропало, и лицо вновь стало хмурым и задумчивым.
        
        Молния медленно скользила в прохладном утреннем небе, широкими дугами облетая белые облака. Она летала уже несколько часов обдумывая свои нелогичные поступки, и все больше запутывалась в собственных мыслях.
        Перед глазами снова и снова проносился тот день, когда она вернулась в свою пещеру и замерла увидив груду драгоценностей, которые собралась отдать своему "другу?", вполне возможно, ведь она никогда не считала его своим хозяином.
        Убогость грязной и темной пещеры поражала воображение, и как она раньще не замечала столь очевидных вещей?
        Золото тускло блестело в лучах лунного света, пробивающегося сквозь маленькое отверстие в потолке. Это было ИХ золото, то самое которое она собирала вместе со своим возлюбленным.
        Но он давно умер, а золото осталось. Это было единственное, что еще связывало ее с прошлым.
        Стиснув зубы, Молния стала собирать драгоценности в большие мески, аккуратно сгребая монеты и украшения своими острыми когтями.
        "это ненадолго, потом я все верну" уговаривала себя дракониха, и сама не верила своим словам. "сейчас оно нужнее Максиму!" продолжала убеждать себя Молния, а у самой текли крупные слезы, и судорога сводила сжатые челюсти.
        Память отказывалась показывать тот фрагмент, когда она летела к городу, это был самый быстрый ее полет в жизни. А затем появилось лицо, удивленное и радостное, и последовавший поток искренней благодарности чуть смягчил боль в сердце. Связующая нить позволила ненадолго укрыться в эмоциях мага, защищая себя от душевной боли.
        Но теперь пришло время разобраться в себе и принять окончательное решение.
        Серебряная луна светилась в бесконечной тьме, окруженная свитой из звезд, и равнодушно следила за одинокой драконихой мучимой внутренней борьбой.
        "хватит! Хватит цепляться за прошлое, его уже не вернуть. Золото всего лишь метал, и он бесполезен если держать его в пещере. Пора забыть о былом и смотреть в будущее. Надо рискнуть, а там будь что будит".
        В янтарных глаза блеснули последние слезинки, и скорбь сменилась решимостью. Молния зашла на крутой вираж и устремилась к городу.
        - прости и прощай. - произнесла она в пустоту, и образ убитого возлюбленного померк перед внутренним взором.
        
        Паладин.
        Эльфийская столица сдалась без боя. Весть о гибели младшего принца пронеслась со скоростью пожара, а так как иных претендентов на престол не было, все чиновники поспешили присягнуть на верность старшему принцу.
        Болевой шок прошел уже к вечеру, а на следующее утро Денис был приглашен на аудиенцию к новому королю.
        Венценосного блондина звали Галеон, он оказался на редкость терпеливым и приятным собеседником.
        Аудиенция проходила в просторном тронном зале, стены которого были украшены искусственными растениями и цветочными горшками, мазайчатый пол состоял более чем из тысячи сигментов, а на потолке висели золотые люстры на сто свечей каждая.
        - разумеется я готов заключить военный союз, ведь договоренность об этом была достигнута в переговорах с моим отцом. - вкратчивым и приятным баритоном произнес Галеон, выслушав рассказ Дениса.
        Гостя усадили в мягкое кресло, которое установили напротив золоченого трона.
        - не могли бы вы сказать, что случилось с принцессой Леной? Я не видел ее со времени турнира. - спросил Денис.
        - разумеется, принцесса сейчас находится в лечебнице, где ее выводят из состояния наркотического опьянения. Мой брат использовал специальные травы, что бы подавить волю принцессы, но не беспокойтесь, лекари быстро приведут ее в нормальное состояние.
        - могу ли я ее увидеть?
        Блондин задумчиво сдвинул брови.
        - думаю да, но не сейчас. Ей предстоит несколько дней постельного режима, а гостей она сможет принимать только завтра. - немного помолчав, эльф заговорил слегка щуря глаза. - я бы хотел предложить вам поучавствовать в тренировках наших войнов, а возможно и в отдельных тренировках для претендентов на звание паладина. Хоть наши воины и проходят постоянную подготовку, но за последние двести лет, в народе эльфов не появлялось ни одного воина заслужившего это высокое звание. Я видел вышу силу во время сражение со стражей моего брата, и заметил огромный потенциал, который не может вырваться из-за недостаточной натренированности и недостатка знаний. Вы хотите попробовать свои силы, я почти готов горантировать, что вы стаите паладином?
        Пришла очередь Дениса задумываться. Соблазн был большой, но оставлять друзей очень не хотелось.
        - вы не будите против, если я дам ответ позже?
        - разумеется, такие вещи не решаются одномоментно, ведь с момента начала тренировок, пути назад уже не будит. - не смотря на внешнюю молодость блондина, его голос звучал так, бутто говорил древний мудрец, наполненный опытом и сочувствием ко всему живому.
        
        После встречи с принцессой, Денис согласился на предложение эльфов, и уже через два дня приступил к тренировкам.
        Сперва это были простые физические нагрузки, целью которых было заставить Дениса перейти рубеж усталости, и добиться большей подвижности всего организма. Затем начались настоящие тренировки, на ловкость и силу, обучение боевыми искусствами и владения разными видами оружия. Но самыми тяжелыми стали уроки магии.
        Долгие часы медитации, тренировки контроля разума над сознанием, упражнения заставляющие волевыми усилиями отключать болевые рецепторы, что позволяло увеличить боеспособность но было опасно для жизни. На сон времени почти не оставалось.
        В это время принцесса Лена занималась переговорами, убеждала эльфов в необходимости военных действий, и заводила новые знакомства на званных балах в домах самых влиятельных эльфийских семей.
        Оставшимся в живых гвардейцам, которые попали под руководство Тома, предоставили полную свободу, разрешив гулять по столице и ее окрестностям. В первые же дни, бравые вояки сумели убедиться в качестве знаменитого эльфийского вина.
        А с западных границ приходили неутешительные слухи, войска Циана медленно теснили армию людей, и армии союзных королевств не могли помоюь даже постоянно пополняющиеся ряды бойцов. Слишком большим было преимущество колдунов Циана над магами людей.
        Но и Галеон не сидел сложа руки, он разослал вести о готовящемся походе всем главам семей, и собирал огромную армию.
        Самой большой гордостью эльфийской армии был пол воздушных сил, представителями которого были высокие и стройные эльфы, летающие верхом на настоящих грифонах.
        В первый раз Денис увидел этих существ во время тренировки, что и не удивительно, так как для получения звания паладина он должен был показать невероятную выносливость и силу, а также мастерство во владении мечом и магией. С последним возникали некоторые проблемы, так как у воина попросту не хватало воображения для использования эфемерных сил.
        Золотошерстые львы, размером не уступающие верховым коням, с головами и крыльями орлов, бесшумно скользили в чистом небе над тренировочной площадкой, и только тени выдали их присутствие.
        Эти великолепные крылатые кошки вызывали восхищение и ужас одновременно, но в присутствии своих всадников не проявляли никакой агрессии.
        Дни складывались в декады, постепенно вокруг столицы скопилось целое море готовых к походу воинов, и приблизилось время выступления.
        
        Денис не прошел всех необходимых курсов обучения, но ему удалось уговорить учителей принять экзамен досрочно. Это его желание вызвало недоумение и снисходительные улыбки эльфов, которые всю жизнь готовились к тому, что бы стать паладином, но все равно не смогли этого добиться.
        На расцвете Денис в окружении группы воинов и магов, вышел за стены города, и направился к просторной поляне, на которую так же прибыли и его друзья, возглавляла которых сама Лена.
        Испытание состояло в проверке полученных навыков, и в умении их использовать.
        На претендента одновременно нападали десятеро вооруженных воинов, лучших из лучших, прекрасно владеющих разными видами оружия. В то же время, десять лучников осыпали стрелами участок, на котором происходит сражение, а в дополнение, пятеро сильнейших магов атакуют испытуемого смертельными заклятиями.
        Испытание считается проваленным, если претендент получает более трех легких ранений, а выполненным, если будут повержены все его противники.
        Денис босиком стоял на мягкой короткой траве, в его руке был короткий меч, а из одежды на нем были только просторные тряпичные штаны.
        Зрители замерли в напряженном ожидании, все участники испытания заняли свои места, и даже птицы не нарушали создавшуюся тишину.
        У Тома было такое выражение лица, будто он был готов сам выбежать на середину поляны, и вытащить оттуда своего командира, но стоящие на гранише эмпровизированной арены стражи, внимательно следили за соблюдением правил.
        Лена сложила руки на груди, ее аристократичное лицо покраснело а глаза тревожно блестели. В этот момент цвет ее кожи мог поспорить с цветом красного шелкового платья, в которое была облачена принцесса.
        Первыми ее словами, когда Денис пришел навестить ее в лечебницу было "я так рада, что с тобой все в порядке, ведь я не верила сиделкам, которые говорили, что ты жив!я думала, что меня опять обманывают...".
        - претендент на звание паладина, готов? - впросил бархатный голос короля эльфов.
        - да. - незадумываясь ответил Денис, ведь начни он задумываться, появились бы сомнения, а перед смертельной опасностью сомневаться нельзя.
        - экзаменаторы готовы?
        - готовы. - хором ответили противники Дениса, и приготовились атаковать.
        Вновь повисла напряженная тишина, которая казалась такой плотной, что ее можно было резать ножом.
        По небу проплыло одинокое облачко, которое своим краем закрыло солнце.
        - начали!
        Тут же пространство взорвалось сотнями звуков и цветов, воины обножая оружие бросились к центру поляны, лучники послали первые стрелы, а маги ударили потоками огненных искр. Только вот никто не ожидал, что Денис начнет бой не с обороны, а решит атаковать первым.
        Три стрелы были рассечены еще в воздухе, самый смелый противник получил ранение в живот, и в одного из магов полетел сноп рыжего пламени. Завязалось тесное сражение, эльфы окружили Дениса пытаясь достать его мечами, но именно это и мешало прицелиться лучникам, а маги на некоторое время вообще выбыли из боя, так как боялись задеть своих.
        Поворот, режущий удар, защита, колющий удар направленный за спину, падение, резкий удар вверх, рубящий удар по ногам, удар ногой, поворот, и снова удар.
        Денис крутился как смерч, его меч вращался со скоростью молнии, а удары свободным кулаком были не намного мение опасны.
        Схватив за руку последнего из уцелевших воинов, Денис провел бросок в стиле дзюдо и молодой эльф своей спиной принял посланную в Дениса молнию.
        Дальнейшая задача оказалась сложнее, Дениса со всех сторон стали осыпать стрелами и боевыми заклинаниями. Он ели успевал уклоняться и отбивать мечом стрелы, и с еще большим трудом противостоял молниям, огненным шарам и ледяным глыбам.
        Денис крутанул меч над головой, отбив этим движением стазу три стрелы, затем послал в клинок заряд энергии, превратив его в магический отражатель, и отбил огненный шар в одного из чародеев.
        По пути огненный шар столкнулся с шаровой молнией, и оба заклинания ударили по невезучему магу. Взрыв от удара убил не только колдуна, но задел и трех ближних к нему лучников.
        Не давая противнику опомниться, Денис сломя голову бросился к второму магу, пустив всю свою магическую силу на щиты.
        Заклятья чародея в алой мантии беспомощно разбивались об прозрачную полусферу, и не причиняли никакого вреда находящемуся внутри воину.
        Удар серебристого клинка отсек магу руку, и этим нарушил схему заклинания, которое тут же обрушилось на своего создателя, превратив его в ледыную статую. Еще несколько секунд потребовалось для того, что бы расправиться еще с тремя лучниками.
        В двух шагах от Дениса земля взорвалась, подбросив в небо фонтан из дерна и песка. Самого же парня подбросило на полтора метра в высоту, и отшвырнуло на три метра в сторону.
        Тело ни на секунду не потеряло ориентацию в пространстве, и даже легкое оглушение полученное от звуковой волны, не нарушило координацию движений. Поэтому еще в воздухе Денис сделал сальто, и мягко приземлился на ноги, после чего послал в последнего мага облачко белых искр.
        Обладатель зеленой мантии оказался более осторожен чем его коллеги, а поэтому сразу после своей атаки установил защитное поле из мелких песчинок, поторое стеной застыло перед ним, и приняло на себя удар белых искр.
        Лучники изменили стратегию, они не стали собираться вокруг мага, а разошлись по поляне, захватывая противника в кольцо.
        Резкая боль пронзила левую руку, и по пальцам потекли струйки теплой крови. Стрела лишь слегка задела предплечье, но прошла в непосредственной близости от локтевого нерва.
        Сжав рукоять меча с такой силой, что побелели костяшки пальцев, Денис метнул свое оружие в последнего мага, до отказа напитав его своей силой и ускорив полет при помощи закрученного в спираль потока воздуха. Маг вновь принял удар на стену из песка, которая взорвалась рассеяв заложенную в клинок магию, но сталь продолжила полет, и силы инерции хватило, что бы пронзить плоть защищенную лишь зеленой тканью.
        Оставалось расправиться только с лучниками, которые устроили настоящий перекрестный обстрел.
        На земле лежало оружие убитых эльфов, некоторые из мечей даже не были пущены по назначению. Пальцы сами сомкнулись на заляпанной кровью рукояти, и в тот де момент по плечу чиркнула очередная стрела.
        Заточенная полоса стали замелькала в воздухе выписывая невероятные круги и восьмерки, вокруг воина образовался смертельный смерч, поблескивающий зеркальной гладкостью меча.
        Уворачиваясь и отбивая стрелы, Денис поочередно добрался до каждого лучника, и хладнокровно наносил им смертельные раны. Только последний лучник выхватил меч, но не успел нанести ни одного удара, ВТО время как окровавленный клинок разрубил его гортань, и достал до шейных позвонков.
        Солнце вновь выглянуло из-за одинокого облочка, все сражение уместилось в минутный отрезок времени, во время которого наблюдающие с замиранием сердец следили за происходящим, боясь проронить малейший звук, что бы не помешать сражающимся.
        Галеон, окруженный телохранителями, лично вышел на поляну, и обошел Дениса вокруг, придирчиво осматривая каждый участок кожи.
        - три ранения, вполне приемлемо. Поздравляю, друг мой, с этого момента ты имеешь право называть себя паладином. Если конечно у других наблюдателей не будит возражений.
        Семеро старых эльфов только покачали головами, а один из них сказал.
        - претендент оправдал ожидания, он бился честно и умело, а так как он выдержал крайний лемит ранений, мы подтверждаем получения человеком по имени Денис, звания паладина.
        После того как затих голос старого эльфа, раздались жидкие аплодисменты. Которые в сложившейся ситуации казались Денису удивительно неуместными.
        
        Лета стояла на краю поляны, рядом с главами влиятельных эльфийских семей, ее взгляд был прикован к мускулистой фигуре Дениса, который представлял собой образец жестокости, силы и какой-то звериной красоты.
        Для неопытного наблюдателя произошедшее сражение превратилось в непонятную беготню смазанную молниеносными движениями участников и постоянными взрывали магических зарядов.
        - как вам зрелище? - спросил седовласый эльф стоящий слева.
        - вам не кажется, что это слишком жестоко, для обычного испытания? - еле шевеля губами, прошептала Лена.
        - на этот счет можите не беспокоиться, все убитые сегодня эльфы были преступниками, которых в скором времени должны были казнить. Для них единственным приемлемым исходом сражения могла стать только победа, ведь тогда все их преступления были бы прощены. - с легкой улыбкой пояснил более молодой эльф стоящий справа.
        - а если бы проиграл Денис? - отважилась спросить принцесса, уже догадываясь, какой будит ответ.
        - испытание проходится добровольно, и мы со скорбью приняли бы его кончину, и разумеется со всеми почестями предали бы его тело вечности. - все так же беззаботно произнес тот же эльф.
        - поздравляю, отныне ты паладин! Первый паладин за сто лет. - провозгласил Галеон, и поддерживая Дениса под правую руку, помог ему покинуть поляну.
        Новоявленного паладина за пределами ристалища, подхватили под руки два лекаря, и повели его в сторону города.
        В душе у Лены царил полный кавардак, ей нравилось беседовать с Денисом сидя перед камином, слушая рассказы о чудесах иного мира. Образованность этого человека превосходила все, что встречалось принцессе раньше. Даже великие мудрецы, которые добились успеха и почета, знали лишь то, что касалось их предмета изучения, а Денис знал многое о самых разных вещах.
        И вот она увидела, как этот образованный человек, рассуждающий о нормах морали, хладнокровно убивает десятки живых существ. Лена и раньше видела, как убивает Денис, но тогда от этого зависела его жизнь, а сейчас все это казалось какой-то жестокой прихотью. И увиденное пугало.
        - разрешите проводить вас до города? - предложил седовласый эльф.
        - сочту за честь... - пробормотала Лена осматриваясь вокруг.
        Все уже расходились, только стража осталась убирать тела.
        Эльф предложил свою руку, и принцесса использовала ее в качестве опоры, когда они двинулись по узкой тропинке.
        - я заметил, что вам неприятно сегодняшнее зрелище, могу я узнать, зачем вы все таки пришли сюда? - с вежливой улыбкой спросил эльф.
        - я просто беспокоилась за своего знакомого.
        - знакомого? У людей принято что бы правители водили дружбу с обычными воинами?
        - нет, но так получилось, что довольно продолжительное время мы были попутчиками, точнее Денис сопровождал нас.
        Тропинка проходила между высокими деревьями, вдоль колючих кустарников, и была так хорошо запрятана, что без проводника ее невозможно было обнаружить.
        - развейте мои подозрения, до начала испытания я заметил, что вы бросаете на сэра Дениса, довольно теплые взгляды. Неужели он для вас больше чем друг? - продолжил неновязчевый допрос седовласый эльф.
        - как вы могли такое подумать?! До прибытия в ваш "гостеприимный" лес, моим главным спутником был мой жених, ныне мертвый по вине вашего бывшего правителя! Вспыхнула Лена, и сразу же почувствовала как к щекам хлынула кровь.
        Лубы эльфа слегка изогнулись в улыбке, которую взрослые обычно демонстрируют маленьким детям.
        - возможно я и не прав, но мне показалось, что и со стороны сэра Дениса по отношению к вом, тоже просматривается некоторая симпатия. Хотя, это конечно не мое дело, но я рекомендую вам не заморачиваться на классовой пренадлежности, и попробовать совместно разобраться в ваших чувствах. В ином случае, вы до конца своих дней будите жалеть о том, что упустили возможно единственную настоящую любовь.
        Повисла напряженная тишина, на такая как та, которая была на поляне, скорее такая, когда собеседники боятся сказать что-то неправилоьное, что может разрушить тонкую гармонию доверия.
        - вам нравится наш лес? - спросил седовласый эльф, изящным жестом руки обводя окружающие деревья.
        - очень, рядом с этими деревьями и чувствую себя так, будто снова стала маленькой и гуляю в парке рядом с замком. - ответила принцесса, обрадованная смене темы разговора.
        - у этого леса очень долгая и интересная история, говорят что первое дерево посадил бог творец. А когда дерево дало новые растке, повелел своим детям защищать его...
        Старый эльф долго рассказывал истории, одну за одной, продолжая говорить даже когда они вошли в город, и не особо обращая внимание на то, что принцесса уже давно погрузилась в собственные мысли.
        - вот мы и пришли. - чуть более громко произнес "гид".
        Лена вздрогнула и только теперь увидела, что стоит прями перед домом, в котором разместили ее как посла людей.
        Внешне здание выглядело как огромный и толстый дуб, в котором имелось множество окон и одна красивая дверь. На нижних этажах были комнаты гвардейцов, а верхние полностью пренадлежали принцессе.
        - благодарю вас за прогулку. - сбивчиво произнесла Лена.
        - о, это я благодарю вас за приятную компанию, современная молодежь слишком спешит, и им некогда слушать бредни бездельника старика. Однако я прошу вас хорошенько обдумать наш сегодняшний разговор, и чем скорее вы решите свои проблемы, тем лучше. Ведь в будущем у нас может и не быть времени на мелкие житейские радости.
        С этими словами, эльф поклонился и медленным, но уверенным шагом, пошел в другую сторону.
        Солнце ярко освещало улицу, мимо изредка проносились группы детей, и легкий ветер слегка трепал длинные волосы, которые украшали головы как женщин, так и мужчин.
        "видимо у эльфов такая мода". Подумала Лена. Она еще какое-то время стояла, напряженно обдумывая слова эльфа, а затем резко развернулась, и пошла в сторону лечебницы.
        
        Денис был обнаружен в небольшой комнате, всю обстановку которой занимала большая кровать и маленький столик, в результате свободного пространства оставалось всего несколько метров.
        Изнутри лечебница была похожа на трубу по перефирии которой шла спиральная лестница, и через каждые несколько метров в стене встречалась очередная дверь.
        Именно в двери Лена и столкнулась с хмурым эльфом в белом балахоне, который сбивчиво извинившись, поспешил покинуть пациента.
        - привет! - помахал рукой Денис, увидев вошедшую в комнату принцессу. - меня отказались выпускать до тех пор, пока не убедятся в том, что у меня нет внутренних повреждений. Им бы с Максом пообщаться, уж он бы сумел успокоить здешних докторов.
        Лена собралась с мыслями, и набравшись храбрости произнесла:
        - нам надо серьезно поговорить.
        Лицо новообращенного паладина сразу потеряло всякую веселость, а в глазах появилось понимание.
        - с тобой тоже успел поговорить пожилой эльф? - осведомился он, почти уверенный в ответе.
        Лена только кивнула, в один миг исчезли и храбрость и решимость, во рту пересохло а ноги стали подгибаться. Но она сумела взять себя в руки и собраться с мыслями.
        Денис встал и подошел вплотную к принцессе.
        - что я могу сказать? Что влюбился с первого взгляда, или еще какую ни будь глупость вроде этого? Но это не так. - Денис тяжело вздохнул, и посмотрел в глаза Лене, которая не могла вымолвить и слова. - сперва я считал тебя просто избалованной девчонкой, и считал, что бедняга Вили вынужден жениться по расчету. Но потом я узнал тебя получше, и даже порадовался за принца, ведь ему досталась не только красивая, но и умная невеста. Было бы вообще хорошо, если бы ты не была такой самоуверенной. Затем я стал замечать, что уже ищу твоего общества, и мне даже больше нравится, когда с нами нет Вили. Я даже сейчас чувствую себя предателем, пытаясь объясниться в чувствах к девушке, которая была невестой моего мертвого друга!
        Эмоции переполнили Дениса, в неконтролируемом порыве он обнял Лену и прижал ее к себе. Зарывшись лицом в пышные волосы он четко и громко произнес "я люблю тебя". В эти слова он вложил все свою душу, и прислушался к ответу принцессы, дожидаясь ответа.
        - и я люблю тебя. - всхлипывая произнесла она.
        Лена отстранилась от Дениса, вновь встретившись с его взглядом. В комнате внезапно стало невероятно жарко, грудь принцессы вздымалась все чаще, а каждый вдох довался с невероятным трудом.
        Молодой мужчина выглядел произведением искусства, партретом древнего героя сошедшим с холста художника. Простая рубаха обтягивала мощную широкую грудь, руки бугрились мышцами, а глаза сверкали как озерная гладь. Губы слегка тронула ласковая улыбка, а руки легли на плечи.
        Так они стояли почти минуту, не решаясь разрушить тот волшебный момент, когда даже воздух вокруг пахнет любовью. Они просто смотрели друг другу в глаза, и с каждой секундой все больше теряли головы.
        Правой рукой Денис прикоснулся к верхней пуговице воротника платья Лены. У платья был довольно необычный дизайн, кроме воротника, скрепляющего руова и два куска ткани скрывающие грудь, имелось довольно откровенное декольте.
        Лена истолковала этот жест, как вопрос, и неуверенно кивнула.
        Денис расстегнул пуговицу, а затем и остальные две, и не мешкая распустил завязки на руковах.
        Платье беспомощьно упало на пол, обножая гладкую, чуть розовую кожу.
        Дрожащими пальцами Лена расстегнула пуговицы на рубашке мужчины, и уже в следующий момент их губы слились в страстном поцелуе.
        
        Уже наступила полночь, из окна маленькой комнатки выглядывали двое. Их взоры были устремлены к луне, которая была необычно большой, и красной.
        А кроваво красный диск спокойно полз по небосклону, освещая землю в зловещие тона, и превращая обычные пейзажи в нереальные ведения.
        
        Ночи кровавой луны, или время охоты.
        Максим стоял на городской стене, рядом были командиры армии и главы торговых сообществ. Кроме них на стене были и приближенные самого Максима, а именно исполнители его особых приказов, такие как Харон и Рикси.
        Солнце еще только скрывалось за горизонтом, а жрецы уже принесли первые жертвы, которые состояли из домашнего скота и пленных шпионов, засланных выяснить, каковы планы Максима.
        Жрецам помогали маги, которые плели узоры своих заклинаний, и шаманы, призывающие духов поделиться своей силой в обмен на жалкие дары их живых потомков.
        А из открытых ворот выходила стройная шеренга воинов, вооруженных оружием изготовленным цвергами.
        Перед городом уже стояла внушительная армия, честично состоящая из наемников, которых успел собрать Харон. Маг справился со своей задачей с честью, он привел почти две тысячи воинов, пять сотен из которых оказались конными бойцами.
        Максим не ошибся в людях, он знал, что всегда найдутся те, кто за звонкую монету будит сражаться плечом к плечу даже с демонами. Вот на таких безнравственных ребят он и сделал ставку.
        Боевые машины уже были готовы к походу, в их число входили: катапульты, баллисты, и уже привычные для всего войска, пушки. Но не обошлось и без сюрпризов, так как алхимики закончили свои опыты, и в войске Максима появлся отряд вооруженный "огнеметами".
        "огнеметами" называли объемные баллоны, которые имели гибкую тгубку длинной в полтора метра, заканчивающуюся приспособлением в котором поддерживался огонь, и при нажатии специального рычажка, открывался клапан, и из трубки вырывалась струя зажигательной жидкости, которая была на расстояние в десять а иногда и двадцать, метров. Давление достигалось за счет добавления в баллон специального вещества, тоже разработанного алхимиками.
        Само собой, что даже гибкая трубка для "огнемета", должна была быь жароустойчивой, но эту задачу решили цверги.
        Огромным плюсом было то, что жидкость не сгорала сразу, а попав на предмет, горела еще некоторое время, выробатывая огромное количество тепла. При испытании на маникене, выяснилось, что жидкость легко проникает в щели в доспехах, и загорается уже внутри защитного корпуса. Таким образом тяжелые латники попадали в очень невыгодное положение.
        А над всем этим военным чудом в воздухе зависла гордость инженеров всех рас, которые успели присягнуть Максиму. Дирижабль, который был собран в рекордные сроки, был оснащен пушками и люками для бомбометания, на бортах разместились многозарядные баллисты, а по палубе, среди обычных воинов, прохаживались два десятка магов, выбранных из всех магических гильдий и народов.
        На мгновение небо вспыхнуло, звезды померкли а землю осветило красное сияние. Когда же все справились с шоком, и вновь уставились в небо, там уже горела алым светом, кровавая луна.
        - сегодня начинается новая эра, и мы вступим в нее под светом красной луны, которая лишит силы наших врагов и осветит наш путь к славным победам! - громогласно провозгласил Максим, и во время этой его короткой речи, в голосе мага почти не слышалось шипение.
        Войск возликовали, затрепетали сотни знамен, затрубили боевые рога.
        - помните господин, свет красной луны лишит врага не всей магической поддержки, только жрецов и шаманов, а маги будут просто слегка ослаблены. - уже в десятый раз повторил Харон. - и еще, у нас всего три дня!
        Последние слова уже были брошены Максиму в спину, так как он прыгнул со стены, добавав к своей и без того огромной силе еще и магический толчок, и удачно приземлился на спину пролетающей под стеной Молнии.
        Трюк был довольно сложный, ведь необходимо было рассчитать время и расстояние, но зато выглядел он очень эффектно, и это зрелище добавило эмоций наблюдающим со стороны воинам.
        Вновь протрубили рога, и войско двинолось вперед.
        Максим удобно устроился у основания шеи своей подруги, и с удовольствием стал наблюдать за своей армией.
        За сравнительно короткое время, его союзникам под его же руководством, удалось создать довольно сильное войско, а главное удалось привить дисциплину отдельным воинам, превратив бесформенную массу в крепкий монолит.
        Но этого было бы не достаточно для победы над столь сильным врагом как Легат, ведь под руководством "черного императора", была огромная строна, в которой был большой запас воинов и магов. Тут то и пришла идея о заклятии "красной луны", ведь лишенного магии врага намного проще уничтожить, особенно если у тебя имеются такие козыри как "технология".
        Разумеется, "красная луна" ослабит и его магов, но это не слишком большая цена, ведь у Максима магов и так было в разы меньше чем у противника, зато теперь почти ничто не будит угрожать драконам, и можно без боязни испытать дирижабль.
        В прошлый раз так и не удалось повеселиться, так как все надежды были связаны с точный исполнением плана, а в этот раз свою лепту вносит луна. Похоже опять придеться смотреть на битву со стороны.
        "веселиться, что за бред я несу?" Максим затряс головой, пытаясь избавиться от пугающих жестоких мыслей.
        "тебя что-то беспокоит?" заботливо поинтересовалась Молния, даже не повернув голову, что бы посмотреть на собеседника.
        "еще недавно я считал убийства неправильными, даже аморальными, а сейчас сам планирую грандиозную по масштабам резню, и при этом сожалею о том, что не смогу принять в ней непосредственного участия. По твоему это нормально?"
        Дракониха только фыркнула, и ответила абсолютно спокойно.
        "все всегда кого-то убивали, даже беззащитные крестьяне отнимают жизнь у домашнего скота. А война это вообще отдельный разговор, здесь убийство это норма, а излишнее благородство может стоить жизни. Если ты не убьешь врага, он убьет тебя. Даже если смотреть на проблему с точки зрения твоей религии, за убийство ты будешь вечно гореть в огне, так стоит ли переживать, если у тебя итак руки в крови по самую глотку? Еще проблемы есть?"
        "спасибо, утешила. Других проблем пока не вижу, в случае чего, сразу оповещу" - иронично поблагодарил Максим.
        "обращайся в любое время!" - насмешливо ответила Молния.
        Максим поднял глаза к небу, и уставился на кровавый диск луны. Он не сможет помочь своему войску во время сражения, внутри не чувствовалось магии кроме тьмы, да тех крох которые умудрялась передавать ему Молния.
        "если мне так плохо, да драконы чувствуют себя ослабленными, то что тогда творится с остальными магами?"
        Взгляд брошенный на палубу дирижабля сразу дал понять, что на магов лучше не рассчитывать.
        Летающий корабль, подвешенный под огромным баллоном с горячим воздухом и эфирными газами, скользил вслед за драконами, поддерживая из неторопливую скорость. Из трюма к баллону протягивались трубы, невооруженным глазом можно было рассмотреть бешено вращающиеся пропеллеры.
        А на палубе у бортиков разместились маги, которые даже в свете красной луны казались необычайно бледными.
        Зато оборотни чувствовали себя необычайно сильными, некоторые из них по нескольку раз меняли облик, расходуя излишки силы.
        "еще бы, ведь ритуал взят из их легенд. Кокай-то из покровитель, бог-охотник, получил великолепные жертвы, и теперь защищает своих детей от магии иных рас" с долей раздражения подумал черный маг. тут и пришла мысль о том, что он своими руками дал оборотням силу, и отобрал ее у остальных своих союзников. Если бы не введенные в армию технологии, мог бы случиться перекос, после которого пришлось бы заново делить власть между всеми действующими лицами. И еще не факт, что благодарные оборотни захотели бы делиться властью с Максимом.
        Секундная растеренность ушла, как только по палубе дирижабля застучали стальные сапоги железных рыцарей. Казалось на этих воинов перебои с магией совсем не повлияли, а следом за ними на палубу выскочила и Гвен.
        "значит на тьму свет луны не влияет, что ж, учем".
        
        Армия легата бесформенным пятном ползла по ландшафту темной империи, это войско было настолько огромно, что когда первые отряды останавливались на ночлег, последним предстояло провести в пути еще несколько часов.
        Сам Легат возглавлял свою армию, он больше не собирался рисковать, поручая командование бездарям, которые называли себя генералами.
        Даже Циан подвел, обещал расправиться с главарем восставших, но провалил это задание. Но теперь все будит кончено, удар такой массы воинов не сможет вынести ни один противник.
        Немного беспокоила красная луна, маги в один голос твердили, что именно она мешает колдовать. "ну раз вы не можете пользоваться магией, значит и маги противника не могут" отвечал на все их причитания император.
        "сражение состоится в любом случае, даже если не будит магии. Зато сразимся так, как сражались наши предки, без разных магических трюков, и только грубая сила решит исход войны" вновь и вновь повторял про себя Легат. В связи с отсутствием магии, он даже повеселел, так как довольно много уже было известно о том, как молодой противник.
        Где-то на задворках памяти всплывали древние легенды о красной луне, или это были старые сказки? В общем император не старался вспомнить, не видел в этом необходимости.
        Шикарный бархатный шатер был поставлен за считанные секунды, его внутреннее убранство мало уступало покоям императора в столице, часть укрошений были взяты именно там.
        Вторую ночь землю освещала красная луна, это нервировало магов и пугало обычных солдат, но все старались помалкивать, так как гнева императора они боялись больше смерти.
        
        В золотом кубке плескалось красное вино, густое и темное, в свете свечей похожее на свежую кровь. На походном столе стояли блюда с изысканными яствами, на некоторых же подносах остались только обглоданные кости.
        Легат сидел в мягком кресле покрытом медвежьей шкурой, и с мечтательным выражением лица, крутил вв руках серебряную вилку.
        В углу шатра, укрываясь куском шкуры какого-то давно убитого зверя, сидела демонидка, после очередного магического эксперимента, ее короткие волосы приобрели серебристый цвет, а маленькие рожки почернели как уголь.
        Этим подарком Циана Легат был доволен, хоть сперва и подозревал, что девушку ему прислали в качестве шпиона. Но даже в таком случае, все равно было приятно вымещать на ней всю свою злобу, проводить опыты с использованием боевых заклятий и алхимических веществ, да и просто забавляться в постели. К счастью у демонидов очень хорошая регенерация, так что Тала, еще не скоро сможет ускользнуть в иной мир.
        Столь приятные размышления были прерваны появлением гонца, молодого гоблина в дорожной одежде.
        За свою наглость парень получил чувствительное ранение в ногу, все так Легат довольно хорошо использовал метательное оружие, а тут в руках оказалась вилка. Грех не попробовать попасть в нежданного гостя.
        - ваше величество, у меня срочное послание от главы разведки. - отчеканил гонец, стараясь не морщиться от боли.
        - говори. - благосклонно кивнул Легат, протягивая руку к ножу для мяса, и в серьез подумывая, а не стоит ли и его послать вслед за вилкой?
        - господин Урга докладывает, что войско противника движится в нашу сторону, у них достаточно большая скорость движения, так что уже завтра вечером мы можем встретить их на каменистых равнинах. Численность их войск несколько выросла, среди воинов были замечены наемники люди, сверху врага прекрывают два десятка драконов, а также необычное судно, которое держится в воздухе под странных вытянутым шаром. По всей видимости это судно может летать без использования магии. Так же были замечены катапульты, и множество другой военной техники, среди которой находятся передвижные стены.
        - и что это такое? - на самом деле Легат примерно представлял себе передвижную стену, он даже сам хотел создать что-то такое, но решил, что это будит слишком дорого и неэффективно.
        - сооружение распологается на движущихся платформах, представляет собой стену в два а иногда три метра высотой и четыре метры шириной, состоит из дерева оббитого шкурами или железных листов, имеет узкие бойницы для лучников. - тут же быстро произнес гонец, видимо получивший подробные инструкции от своего начальства.
        "хм, довольно интересное сооружение" подумал император, отправляя в рот остатки вина.
        - есть еще какие ни будь сведения?
        - никак нет, повелитель. Часть предметов которые есть у противника, мы так и не смогли вычислить. - нервно сжимаясь ответил гоблин.
        - так действуйте, я не хочу выяснять возможности противника прямо на поле боя! - внезапно вспыхнул император.
        - так точно, разрешите выполнять? - жалобно пискнул гонец.
        Легат только махнул рукой, но когда гоблин уже собирался уходить окликнул его:
        - парень, верни вилку.
        
        Третья ночь кровавой луны обещала выдаться самой тяжелой, войска противников сблизились, и замерли, готовясь к сражению.
        Легат наблюдал за разворачивающимися событиями с безопасного расстояния, хоть он и был жестоник психопатом, обожающим вид чужой крови, но дураком и самоубийцей его назвать было тяжело.
        При свете солнца магия частично возвращалась, и в это время колдуны начинали активную деятельность, пытаясь прощупать противника, но вражеские маги умело отводили магические щупы, так что новой информации получить не удалось.
        По всем правилам, противникам следовало остановиться, и начать активные действия только с восходом солнца, слишком велика была цена поражения, в случае допущения ошибки. Но Легат приготовил свою армию к сражению уже сейчас, он достаточно хорошо узнал своего врага, и решил подстраховаться, что бы не совершить тех же ошибок, что и его генералы.
        Маг Сим уже доказал, что его видение ведения войны несколько отличаются от классических, и самым неприятным было то, что его методы были эффективны.
        Армия медленно принимала боевое построение: сперва шли тролли, вооруженные тяжелыми секирами и мечами, закованные в железные доспехи с массивными щитами, затем орки, они имели более легкое вооружение, вместо доспехов носили кольчуги, последними шли смешанные войска орков и гоблинов, вооруженные чем попало. На флангах разместились лучники, в связи с тем, что сражение начнется ночью, всех магов согнали в тыл армии, где они будут дожидаться расцвета, а заодно не будут мешаться под ногами обычных воинов. Боевую технику, а представлялась она катапультами и несколькими передвижными башнями, разместили неподалеку от лучников.
        Построение противника несколько отличалось, в основном из-за того, что в армии Сима было множество представителей разных рас.
        Первую линию составляли железные коробы на колесах, на верхних площадках которых мельтишили цверги, суетящиеся вокруг коротких железных труб, и балистя, которые стояли вперемешку с коробами.
        Нелепый вид самоходных творений коротышек не мог обмануть Легата, он ознакомился с докладами своих командиров, и прекрасно представлял разрушительную силу странных машин, которые ввергали в панику самых храбрых воинов, и наносили увечия даже через плотные доспехи.
        Вторую линию составили тяжелые мечники, они стояли в три ряда. За их спинами расположилась легкая пехота, а за ними стояли катапульты, которые в свою очередь были установлены за сплошной линией из передвижных стен. Основная масса лучников была рассредоточена на флангах, основную массу лучников составляли дроу. На левом фланге обороны застыла кавалерия, около тысячи хорошо вооруженных всадников, а на правом фланге стояли ряны воинов, на спинах которых были закреплены странные железные сосуды, от которых отходили легко изгибающиеся трубки, заканчиваящиеся еще более странными конструкциями, предназначенными скорее всего для распыления жидкости.
        Но даже при том, что вражеское войско было довольно внушительным по численности, армия Легата превосходила его в несколько раз, и была вполне способна раздавить противника, если бы не драконы, которые кружились вокруг зависшего над войском Сима, летающего корабля.
        К счастью, даже без магии, Легат знал способы убивать драконов, но вопреки своей воле, он начал испытывать к своему врагу некоторое уважение, все таки за столь короткий срок молодому магу удалось собрать довольно много сторонников, и не только привлечь на свою сторону драконов, но и заставить своих подчиненных создать настоящие шедевры военной техники.
        "если бы он был на моей стороне, то даже Циан не посмел бы смотреть на меня свысока".
        Но не смотря на внезапно проснувшиеся чувства, убить наглеца становилось еще более приятной необходимостью.
        - господин, армия готова, командиры ждут ваших приказов. - доложил один из гонцов, которым предстоит передовать волю императора, а заодно служить связующим звеном между отдельными частями войска.
        Кровавая луна застыла на середине небосклона, казалось она с нетерпением ждет начала кровопролития, и жаждет увидеть как будит орошена земля.
        - начинайте атаку. - приказал Легат.
        С самого начала построеняи войск, он пытался взглядом отыскать место, откуда за сражением будит наблюдать его противник. По логике вещей это должно было быть возвышение, вокруг которого должно находиться множество воинов, но единственный пригодный для этого холм был пуст. Тогда до императора дошло, что возможно его главный враг может расположиться на летающем корабле, но и там на первый взгляд его обнаружить не удалось. Зато был обнаружен дракон, который завис в некотором отдалении, окруженный еще тремя драконами, и на спинах каждого чудовища было видно по всаднику.
        "значит этот выродок нижних миров решил следить за происходящим с высоты, что ж, похвально. Особенно с той точки зрения, что он успеет убежать, если его армия будит разгромлена".
        В этот момент над полем дудущей битвы разнеслись протяжные зовы десятков боевых горнов, которым ответили более высокие голова боевых рогов армии противника. Взметнулись ввысь сотни знамен, и неуспевшие отдохнуть после дневного марша воины, двинулись в атаку.
        Как только армия Легата приблизилась к противнику на расстояние полета стрелы, в воздухе разнесся страшный грохот, больше всего напоминающий гром. Над стальными коробами поднялся дым, а передние ряды тяжелых мечников, выкосило страшное оружие цвергов. Следом разрядили баллисты, и только после этого коробы начали движение вперед.
        На несколько секунд армия застыла, солдаты впали в замешательство, но командиры быстро вернули их в чувства, и сражение началось.
        
        Линия сражения растянулась широким фронтом, воины Сима сражались слаженно и умело, постоянно перегрупперовывались и наносили неожиданные удары, но их было слишком мало, и постепенно инициатива полностью переходила в руки Легата.
        Прошло около часа, а драконы все еще не вступили в сражение, кроме того кавалерия отделилась от основного войска, и наблюдала за происходящим с почтительного расстояния. Воины с баллонами на спинах, тоже не вступали в бой.
        Планомерное давление заставляло противника отступать, постепенно скрываясь за линией передвижных стен, где воины Сима начинали ожесточенное сопротивление. Если в открытом поле за каждого убитого врага приходилось платить двумя или тремя своими воинами, то вблизи стен потери стали составлять пять или шесть за одного.
        Душа императора пела, он уже решил, что драконы попросту нарушили договор, и решили не умирать за жалкого мага, а кавалерия попросту струсила, ведь состояла она целиком из наемников людей.
        Не смотря на отчаянное сопротивление, противник был обречен. Все попытки контратаковать выглядели как огония умирающего зверя, окончательная победа была вопросом времени.
        Вспыхнул очередной короб, полностью пали, или отступили за стены защитники баллист, да и сама линия передвижных укреплений прогнулась дугой, грозя прорваться в любой момент.
        Не смотря на явное преимущество, Легат почувствовал необъяснимую угрозу, которая с каждой секундой переростала в тревогу, и даже непонятную панику.
        - господин, при всем моем уважении к вашему таланту полководца, позвольте мне заметить, что наши войска слишком сконцентрированы в центре, в то время как на фланги противника давление практически не оказывается. - прокашлявшись произнес один из старых командиров, уже десяток лет выполняющий функции военного советника.
        Легат задумался, он так увлекся наблюдением за давлением на середину линии укреплений, что абсолютно упустил из вида то, что эта линия почти приняла форму подковы, внутри которой и оказалась большая часть армии.
        Окидывая взглядом всю картину сражения, он увидел кавалерию противника, которая обходила его войско с фланга, заходя ему в тыл, с другого фланга стали приближаться воины с баллонами за спинами, не двухсмысленно готовясь к атаке.
        - немедленно прикажите войскам отступить и перегруппироваться для нового удара! - зарычал император ,кожей чувствуя нависшую угрозу.
        Тут же с места сорвался гонец, но было уже поздно.
        Раздался зов боевых рогов, смешанный с боевым ревом драконов. Кавалерия налетела на незащищенные тылы, входя во вражескую толщу, как горячий нож в масло. На другом фланге вспыхнуло алое пламя, изрыгаемое странными приспособлениями, которые держали в руках воины резервного полка. Ожевились и защитники передвижных стен, они осыпали противника дождем из стрел, и стали забрасывать запаниковавшись воинов взрывающимися шарами.
        За считанные минуты, огромная армия оказалась в окружении, в результате чего большинство воинов просто не могло вступить в бой, зато вполне получало свою долю стрел и прочего метательного оружия.
        Легат скрипел зубами, хмурился и выкрикивал ругательства, но был вынужден беспомощно наблюдать за гибелью своего войска, над которым завись летающий корабль.
        В основании корабля открылись люки, из которых стали вываливаться загорающиеся ящики, которые взрывались едва достигая земли, а иногда не долетая пары метров.
        Паника переросла в истерику, абсолютный хаос поглотил окруженное войско, которое еще могло вырваться из тисков, если бы командиры сумели удержать контроль. К сожалению именно командиры и попали под горячую руку обезумевших солдат, начавших бессмысленную бойню между собой.
        - уходим. - хрипло приказал Легат, разворачивая своего коня, и пуская его галопом в сторону столицы.
        За своим господином последовала вся его свита, а на холме не осталось никого.
        Столь удачно начавшееся сражение, обещающее закончиться триумфальной победой, обернулось разгромным поражением, и чувствительной оплеухой по самомнению и гордости Легата.
        
        "бомбардировка" противника еще продолжалась, хотя уже и не так активно. Несколько молодых драконов помогали справиться с попытками прорыва окружения на перефирии, но основное сражение уже было закончено.
        "чем ты опять не доволен? Ведь мы победили" спросила Молния, уловив настроение Максима.
        "ты только представь, ведь сейчас победители ожесточенно рубят тех, кто возможно является их родственниками, двоюродными братьями... они даже не задумываются о том, что возможно этого можно было избежать, и я сомневаюсь, что хоть одному их них в голову пришла мысль остановиться, ведь сражение уже закончилось, сейчас осталась только бойня" ответил Максим, которому было противно смотреть на кровавую сечу, устроенную его подчиненными.
        Внизу беспорядочно бегали испуганные орки и гоблины, тролли попросту впали в ступор и даже не пытались защищаться. Некоторые бросали оружеи и падая на колени просили пощады, но вощедщие в безумный раж воины убивали вех.
        "тебе не наплевать на них, ведь они твои враги? Кроме того, это издержки войны" фыркнула дракониха.
        "гражданская война, это самый извращенный способ разрушения страны" хмуро произнес маг.
        "что?" не поняла Молния, и даже повернула голову, посмотрев на своего всадника удивленным взглядом.
        Но Максим уже не думал о сражении, его кровавые глаза выхватили группу всадников, удоляющуюся в направлении западных городов.
        "передай родичам, что бы следовали за нами, а сама постарайся догнать этих беглецов" приказал он Молнии, а затем мысленно связался с демонийкой "Гвен, прикажи капитану корабля следовать за драконами".
        На горизонте появился реальный шанс закончить войну победой, и черный маг не собирался его упускать.
        Не только Максим увидел убегающего Легата, от общего войска отделилась группа оборотней, которая тут же кинулась в погоню.
        
        Он слишком долго медлил, следовало бежать еще тогда, когда стало ясно, что победа ускользнула, а теперь приходится расплачиваться за свою ошибку.
        Драконы быстро нагнали беглецов, и приземлившись чуть впереди, перекрыли путь к бегству. Сзади уже слишался вой волков-оборотней, а над головами завис летающий корабль, который стал медленно опускаться на землю.
        Драконы окатили пламенем всю группу всадников, заживо сжигая и коней и воинов.
        "действительно, зачем рисковать своими бойцами, если можно расправиться с врагом более простым способом?" отстраненно подумал Легат, откатываясь в сторону от общего костра. Эго чешуйчатые доспехи спасли его от огня, беспомощно сползающего с черной стали.
        Раз уж смерть неминуема, он умрет достойно, забрав с собой хотя бы пару жизней.
        Вскакивая на ноги, император сразу принял боевую стойку, одним движением выхватив двуручный меч.
        Один из драконов попытался достать его лапой, за что получил чувствительный удар едва ре перерубивший кость чересчур ретивому ящеру.
        Два всадника драконов спрыгнули на землю, и выхватив мечи бросились в атаку.
        Первый клинок даже не пришлось отбивать, просто стоило слегка сместиться и нанести удар ногой в живот, зато второй чиркнул по правой руки, за что всадник и поплатился жизнью, когда черное лезвие отделило голову от тела.
        Еще один выпад дракона, еще один удар двуручным мечом.
        Как-то незаметно вокруг собралось довольно много воинов, и каждый из них жаждал крови Легата. Однако нападать никто не спешил.
        Раздались одинокие ленивые аплодисменты, заставившие поднять глаза на всадника сидящего на спине синего дракона.
        Он отличался от остальных, хотя бы тем, что был единственным не участвующим в сражении. Но и внешность тоже выделяла его из толпы. Это был крупный широкоплечий человек, с бледной кожей имеющей неприятный оттенок стали, голова была абсолютно лишена волос, а кроваво красные глаза смотрели спокойно, обжигая холодным презрением.
        Движения этого человека, поражали необычайной кошачьей грацией, которую можно было оценить когда он спрыгивал на землю. В заблуждение могли ввести острые уши, похожие на уше летучей мыши, и клыки, демонстрируемые в холодной невыразительной улыбке, но это был человек, в этом не приходилось сомневаться.
        Больше всего Легата раздражала одежда этого существа, при внешности свойственной скорее черному магу, этот наглец носил свободную белую одежду.
        - налюбовался? - шипящим голосом произнес маг, по всей видимости довольный оказанным впечатлением. - вот и хорошо. Меня зовут Маг Сим, это не мое настоящее имя, но с тебя хватит и этого. А ты я полагаю Легат?
        - угадал. - тихо прорычал император, наблюдая за своим врагом через прорези в глухом шлеме. Он собирал все силы для всего одного броска, который должен был лишить наглеца жизни, а там, будь что будит.
        - ты оказался довольно неплохим воином, возможо даже лучшим из тех, с кем мне доводилось встречаться, зато стратег из тебя никудышный. Наверное ты никогда не слышал о такой игре как шахматы?
        Лигат тихо зарычал, он сам не понимал, почему на него так подействовали эти слова, но горячая ненависть всколыхнулась внутри, разум заволокла алая пелена, а тело само начало действовать.
        Он действовал очень быстро, не замешкался ни на мгновение и уже был готов увидеть, как клинок пронзает плоть ненавистного человека, когда грудь разорвала страшная боль.
        Все оказалось довольно просто, еще в тот момент, когда Легат делал первый шаг, Максим подался вперед разрывая дистанцию и одновременно уходя от удара, для которого император сделал слишком широкий замах. В тот же момент в руке мага заклубилась тьма, которая оказалась нечувствительна к свету луны, а затем оставалось нанести удар открытой ладонью. Тьма сделала все остальное.
        Легат упал на спину, судорожно пытаясь вдохнуть, в то время как грудь продолжала сковывать боль. При этом доспехи никак не пострадали.
        - я бы остался, поговорил с тобой, ведь мы так долго двигались к этой встрече... но извени, сейчас каждая минута на счету, так что я оставлю тебя в обществе моих спутников. Надеюсь ты не в обиде? В любом случае, скоро для тебя это уже не будит значить ровным счетом ничего. - договорив, маг вновь направился к синекожему дракону.
        Легата рывком поставили на ноги, и несколько оборотней начали избивать его дубинами и торчащими из них шипами. Вскоре к этому развлечению присоединились и остальные, используя в качестве оружие все, что только попадало под руку.
        Вскоре император упал на землю, его доспехи не могли выдержать всех ударов а сопротивляться просто не осталось сил.
        Несколько особо удачных ударов прорвали раты, и кровь брызнула из поврежденных артерий, уже через пару минут, озверевшая толпа избивала мертвое тело.
        
        Тала умудрилась спрятаться, когда отряд беглецов сгорел в пламени драконов, она скатилась в небольшую канавку, и затаилась там. Вскоре вс увлеклись избиением Легата, и практически не замечали происходящего вокруг, и демонидка решилась встать.
        Неподалеку продолжалось избиение, к которому девушка присоединилась бы с огромным удовольствием, но сейчас главной задачей было убежать, что бы сохранить свою жинь.
        Медленно она двигалась по направлению от шумящих воинов, стараясь держаться подальше от драконов, решившись заночевать прямо на поле битвы.
        Наконец шум стал достаточно тихим, и доносился издалека, так что Тла смогла позволить себе чуть расслабиться. За это пришлось заплатить.
        Из темноты появилась высокая и широкоплечая тень, в голове сразу мелькнула мысль "тролль".
        С необычной для этого народа скоростью, тролль взмахнул дубинкой, и опустил ее на голову демонидке.
        Перед глазами вспыхнул свет, земля ушла из под ног, а затем мир перестал существовать.
        
        Назад на войну.
        Денис резко открыл глаза и потянулся на мягкой постели.
        В маленькую комнатку через зановески заглядывали солнечные лучи, а в воздухе стоял легкий запах женских духов.
        Лена убежала по государственным делам еще рано утром, оставив новоявленного паладина досматривать сны.
        Последние дни были похожи на сладкие грезы, думать о том, что скажет отец принцессы совсем не хотелось, им было хорошо вместе, а это главное.
        Конечно возникали мелкие проблемы, даже короткие скандалы из-за невозможности полностью понимать друг друга из-за слишком разной манеры речи, но это были пустяки в сравнении с тем, что Лена должна была выйти замуж за принца, а домой возвращалась в компании обычного солдата.
        Где-то через пол часа пришлось вставать, так как в дверь настойчиво стучал гонец от его величество Галеона. Все были на нервах, ведь именно на этот день было назначено выступление армии.
        Гонец передал приглашение от короля эльфов, присоединиться к воздушной армии, которую будит возглавлять сам венценосный. Само собой, что отказа от паладина никто не примит, а значит хотя бы первые дни придется путешествовать верхом на грифоне.
        До назначенного времени оставалось несколько часов, а делать было нечего. Том и гвардейцы стали личной охраной Лены, и следовали за ней по пятам, как хвост за кометой. Самым раздражающим в этом стало то, что найти принцессу в городе не удалось.
        Солнце вошло в зенит, ослепительно чистую голубезну неба не портило ни одно облачко.
        Денис лениво прогуливался по широким улицам, невольно вспоминая самый первый день своего прибывания в столице. А вокруг царила суета, бегали дети крицали торговцы, маршеровали колонны воинов.
        Что бы скоротать время, он зашел в один из местных кабаков, которые вполне могли соперничать с любым высокооплачиваемым трактиром в людских королевствах.
        Из круглых окон в просторное помещение попадало достаточно света, что бы можно было читать, но на каздом столике стоял подсвечник, для трех или пяти свечей.
        В данный момент заведение было почти пустым, за исключением двух пожелых эльфов, с невероятной скоростью поглощающих алкогольные напитки, и при этом умудряющихся играть в шахматы.
        Эльфийское вино было действительно прекрасно! Легкое, с мягким чуть сладковатым вкусом, или крепкое слегка горькое, можно было найти напиток на любой вкус.
        Неторопливо отхлебывая из кубка, Денис следил за ходом игры, все больше удивляясь тому, что при обилии пустых кувшинов на столе, старики еще в состоянии соображать и координировать свои движения. Их кубки постоянно наполнялись, и практически сразу пустели. Понять, куда деваются выпитые жидкости, так и не получилось, но было ясно, что выпитого вполне хватило бы, что бы наполнить детскую ванну.
        Наконец игра закончилась, старики пожали друг другу руки, и легко поднявшись на ноги, ровной походкой побрели к выходу, не забыв при этом оставить деньки на столе.
        Денис окончательно расстроился, он привык гордиться своей выносливостью при употреблении спиртного, но этим старикам явно и в подметки не годился. Допив свое вино, он оставил на столе пару монет, и тоже побрел к выходу.
        "погода прекрасная, вино вкусное, вокруг мир да благодать, но почему же мне так хреново?" пронеслась в голове угрюмая мысль.
        Ответ был прост, в этот момент, когда все готовились к походу, прощались с родными и общались с друзьями, Денис почувствовал себя абсолютно одиноким. У него конечно были друзья, например Том, но все они сейчас были заняты, а единственный родственник, он же родной брат, сейчас черт знает где, и тот же черт знает, жив ли еще Максим.
        Дэн почувствовал себя мерзавцем и предателем, за то, что до сих пор так и не попытался найти брата, а продолжает носиться по этому чужому миру, незабывая влипать во все возможные неприятности.
        В грустные мысли клином врезался женский голос, легко разметая нахлынувшую апатию и грусть.
        - Денис! - позвала Лена, быстрым шагом приближаясь и другой стороны улицы.
        Она была одета в шикарное темно синее платье с длинными руковами и неглубоким декольте. Однако ткань так изящно обхватывала фигуру, что даже в этом строгом наряде принцесса выглядела превосходно.
        Быстрый шаг, ровная осанка, и высоко поднятая голова, ни у кого не могло возникнуть даже малейшего сомнения, эта девушка - принцесса. Даже если забыть о спешащих вслед за ней солдатах, которые отдувались и утирали ладонями взмокшие лица, порядочно вымотавшись бегая в полных доспехах.
        - Денис, я давно тебя ищу, нам надо поговорить. - произнесла она положив нуку на предплечье паладину.
        - я всегда за. - улыбнулся ей Денис, полностью забывая о тревогах, которые грызли его всего минуту назад.
        Улыбка Дениса придала Лене уверенности, и она быстро проговорила, не отрывая взгляда от его глаз.
        - сегодня утром я отправила послание отцу, в котором подробно описала произошедшие события, так же я рассказала о нас, и представила тебя, как своего жениха. - тут она опустила глаза. - наверно я поторопилась, стоило посоветоваться с тобой.
        Сказанное принцессой ввело Дениса в ступор, он не мигая уставился в одну точку, которой оказалась золотая заколка в прическе девушки, и глубоко задумался. Конечно, он еще не потерял надежду найти путь домой, и был полон решимости вернуться в свой мир, как только найдет брата и этот самый путь. Но с другой стороны, он влюбился в Лену, и с этим глупо было спорить, как и надеяться на то, что она покинет родной мир ради него.
        Рассуждая здраво, можно было прийти к выводу, что в этом мире Денису даже лучше, чем в родном. Здесь он стал уважаемым воином-магом, здесь любимая девушка, необычные приключения, новые друзья, а в будущем перспектива стать мужем принцессы. Да еще и не факт, что удасться вернуться домой, и захочет ли этого брат?
        "решено, остаюсь. Если что, только Максима найду и домой отправлю" закончил внутреннюю борьбу Дэн. Единственное что тянуло домой, это родители, но им все сможет объяснить Макс.
        - ты станешь моей женой? - спросил Денис пытаясь говорить четко, так как волнение давало о себе знать.
        - ты не сердишься? - встрепенулась Лена, уставившись на паладина совершенно счастливым взглядом.
        - разумеется нет, но ты так и не ответила на мой вопрос. - улыбнулся Дэн.
        Тут Лена поступила совсем не аристократично, она взвизгнула и повисла на шее у Дениса, заливаясь радостным смехом, в котором можно было разобрать только одно слово "да-да-да".
        - ну вот и славненько, а то я думал что вы до самого последнего момента тянуть будите. - прогремел Том, одаривая всех широкой улыбкой.
        Принцесса тут же пришла в себя, смутилась и слегка отстранилась, однако не убирая рук с плеч будущего мужа.
        - я слышала ты присоединишься к летучему войску, а я со свитой поеду в обществе эльфийской кавалерии.
        - не думаю, что грифоны долго смогут меня терпеть, да и не нужен я там в воздухе. Один перелет совершу, и хватит.
        - ну, тогда до вечера, я отправляюсь уже через пол часа, а ваш вылет только через полтора.
        - до вечера. - согласился Денис.
        На прощание Лена подарила ему легкий поцелуй, глазами обещая гораздо большее ночью, когда армия остановится на привал.
        Денис четко решил первым делом найти будущую невесту, как только закончится его воздушная прогулка. И даже сознательно проигнорировал ухмылки своих друзей, слишком хорошее было настроение.
        
        - вот и ты, друг мой! Я уж подумал, что ты решишь пренебречь моим приглашением, и отправишься вместе с кавалерией. - приветствовал Дениса Галеон.
        Новоявленный паладин вышел за пределы города, и попал на широкую просеку, на которой было множество эльфов и грифонов, уже готовых к отлету.
        - прошу прощения, если я опоздал. - смутился Денис, подумав о том, что действительно слишком медленно шел.
        - не стоит переживать, мы все равно ждем прибытия двух глав семей "серебряной реки" и "белого листа". Так что не переживай. - белокурый эльф похлопал золотистого грифона по могучей шее, и сняв один из мешков с его спины, подошел к Денису. - ты видимо забыл свои вещи, а я решил захватить их с собой.
        Приняв мешок из рук эльфа, Дэн легко развязал узел из тонкой эльфийской веревки, и заглянул внутрь. В мешке оказалась окуратно сложенная кольчуга, а так же меч, вложенный в красивые ножны украшенные драгоценными камнями.
        - наши мастера изучили твое оружие, и пришли к выводу, что оно вполне достойно служить паладину, хоть мы и подозреваем, что изготавливали его черные гномы. Где ты раздобыл столь странный меч? - не скрывая любопытства спросил Галеон.
        Денис медленно извлек меч из ножен, и вновь восхитился красотой простого клинка, отливающего темной синевой.
        - в день нашего знакомства, когда за мной гнались гончие, из леса появился огромный олень, который на спине нес мешок с кольчугой и мечом. Я не мог не воспользоваться таким подарком судьбы, да и соображал я тогда с трудом...
        - олень? - от удивления брови эльфа поползли вверх.
        - а что-то не так? - забеспокоился Денис, глядя на меч, как на змею, способную укусить его за руку. Он давно привык к чудесам этого мира, но продолжал остерегаться того, чего не понимал.
        - да нет, в принцыпе это само по себе не так уж и странно. Вполне возможно что один из богов решил помочь тебе, или захотел изменить происходящее в этом королевстве, и поэтому подкинул тебе необходимое вооружение. - пожал плечами эльф.
        Из города вышли два высоких и худощавых эльфа, облаченные в позолоченные доспехи.
        - вот и последние опаздывающие. А так как теперь все в сборе, предлагаю начать нашу прогулку. - наигранно веселым тоном предложил Галеон.
        Вооруженные эльфы быстро оседлали грифонов, и устроились на их спинах по двое а иногда и по трое. Так как Денис и понятия не имел о том, как управлять летающим монстром, он оказался третьим в связке всадников, устроившейся на мускулистом крифоне средних размеров.
        К седлу предусмотрительно были пришиты ремни, пристегивающие всадника к спине животного, и как только Денис справился с застежками, грифон оттолкнулся от земли, и несколько раз взмахнул широкими крыльями.
        Земля быстро начала удаляться, с каждой секундой огромные деревья становились все меноше, а город постепенно превратился в детскую игрушку, оставленную на огромном зеленом ковре.
        Ветер ударил по ушам и в глаза,сердце рвалось из груди, отбивая бешенный ритм, а пальцы судорожно сжимались на кожаных ремнях. От полета можно было бы получить удовольствие, если бы ветер на задувал в глаза, не довая осмотреться.
        Эльф сидящий впереди насмешливо посмотрел на паладина, а затем протянул ему предмет, больше всего похожий на маску водолаза, только без трубочем и прочей ненужной мишуры.
        С маской пришлось повозиться, одеревеневшие от напряжения пальцы отказывались слушаться, зато когда все оказалось сделано как надо, мир вокруг преобразился.
        Денис с удовольствием отметил, что маска не мешает дышать, зато превосходно укрывает лицо и уши от встречного ветра. Прозрачная пластина, приспособленная вместо стекла для глаз, была затемнена, так что с ее помощью можно было смотреть на солнце, и даже не жмуриться от яркого света.
        Грифоны собрались в большую стаю, из разных частей леса продолжали подниматься их сородичи. Зрелище представало поистине потрясающее и пугающее, стоило только представить этих крылатых зверей в сражении.
        Наконец стая сформировала подобие клина, возглавлял который сам король Галеон, сидящий верхом на белошерстом грифоне. Звери дружно издали крик, подходящий скорее для птиц чем для грозных хищников, и перелет начался.
        Где-то через час, Денису надоело любоваться небом и летящими рядом животными, он отклонился вправо, и стал вглядываться в проплывающую снизу землю. Это была большая ошибка, так как земля осталась очень далеко.
        Голова быстро закружилась, к горлу подкатил горький ком, а сердце вновь бешено заколотилось.
        "чтоб я еще раз согласился полетать на экзотичной зверушке!" простонал про себя Денис, стараясь справиться с приступом воздушной болезни.
        Сколько длился полет, Денис не знал, он открывал и закрывал глаза, в основном смотря в спину эльфа или в чистое небо над головой. Но все усилия совладать с головокружением и тошнотой, казались напрасными.
        Два сопровождающих эльфа только посмеивались, и давали короткие и бесполезные советы, предназначенные только для того, что бы подшутить над молодым паладином.
        - свесься с грифона, и освободи желудок, тогда тошнота отхлынет.
        - представь, что тя не на головокружительной высоте, падение с которой повличет неминуемую смерть, а сидишь в лодке, преодолевающей речные пороги.
        - представь себя легким перышком, медленно скользящим в воздушных массах...
        Поток этих советов был оборван всего одним обещанием, заставить длинноухих распрощаться с зубами, стоит им только вернуться на землю.
        А солнце равнодушно опускалось за горизонт, и постепенно приближалось время ночного отдыха.
        
        - не принимай близко к сердцу, многие не переносят полетов. - успокаивающе приговаривал Галеон, похлопывая Дениса по спине, пока того продолжало выворачивать.
        - да, многие, а многие из них были в состоянии исполнить свое обещание, данное двум остроухим, находясь в не самой лучшей форме? - злобно прохрипел Дэн, отплевываясь желчью.
        Два эльфа тут же поспешили исчезнуть в толпе, что слегка расстроило паладина.
        - не беспокойся, ты еще увидишься с ними, и больше тебе не придется летать, на земле от тебя больше пользы. - усмехнулся белокурый король.
        В последнем их мнения совпадали, хотя бы потому, что на грифоне Денис чувствовал себя мешком картошки.
        В расположении воздушных войск никто его задерживать не стал, только Галеон заставил пообещать научится сдерживать эмоции, которые у Дениса можно было читать по выражению лица.
        Совсем неподалеку была обнаружена и наземная армия, уже успевшая разбить лагерь и установить посты дозорных. Найти среди обычных серых палаток, высокий белый шатер, особых трудов не составило, а судя по количеству охраны, которая почетным караулом стояла по периметру, образовывая правильный круг, именно там и была Лена, возможно вместе с командирами этого войска.
        Этот вечер прошел в спокойной дружеской атмосфере, а ночью Денис и Лена остались одни, предоставленные друг другу, и свободу их ограничивали только охранники, застывшие за пределами шатра.
        На следующий день путь продолжился, с той только разницей, что теперь Дэн путешествовал более привычным способом, а именно верхом на могучем коне, цвет которого мог бы поспорить с углем по насыщенности черного.
        Дорога армии пролегала по равнинам, и несколько отличалась от того пути, который проделали путешественники направляясь в эльфийский лес. Теперь они забирали несколько севернее, и намеривались выйти прямо к фронту, что бы без промедлений вступить в бой с силами армии Циана.
        Еще накануне Лена предупредила Дениса, что по пути они заедут в ее родной замок, где она представит отцу своего будущего мужа, и скорее всего останится дожитаться его, так как война - это не место для молодой принцессы.
        Солнце ясно освещало путь, вокруг было множество умелых воинов, и ждать сюрпризов не приходилось, так что Денис решил насладиться поездкой, а заодно приготовиться к встрече с будущим тестем.
        
        
        Кровавый властелин.
        Весть о гибели Легата разнеслась как лесной пожар в ветреный день, честь оповестить народ о гибели императора, получили немногочисленные воины его войска, сумевшие скрыться с поля боя.
        Города распахивали ворота перед победителями, наиболее сообразительные управляющие старались любым способом расположить к себе молодого черного мага, в надежде сохранить свое высокое место. Даже столица, в центре которой размещалась башня магии, не оказала сопротивления перед лицом захватчиков власти, хоть там и продолжали размещаться самые верные сторонники Легата.
        Максим гордо шествовал во главе внушительного отряда отборных воинов, уже прошло пол часа, как они прошли через главные городские ворота, и теперь подходили к башне магии, которая выполняла функции королевского дворца.
        Столица мало чем отличалась от остальных городов, те же узкие улочки, отсутствие какой либо системы в расположении зданий, только вот сами здания были в основном каменные и имели как минимум четыре этажа.
        Торжественную процессию сопровождала неприкращающаяся морось, которая продолжалась уже на протяжении трех дней. Но не смотря на это, вдоль главной улицы выстроилась толпа местных жителей, каждый из которых стремился увидеть нового повелителя.
        В низких облаках парили драконы, над городской стеной застыл дирижабль, а за стеной стояла военныя техника, и стройные ряды закаленных в боях воинов, которые евлялись подтверждением могущества нового господина.
        Максим успокаивающе поглажилал голову каменной пантеры, которую невероятно сильно раздражала толпа собравшаяся вокруг. Мягкий шуршавый камень приятно грел ладонь, после последнего эксперимента, Гвен получила тело почти полностью эмитирующее живую оболочку, но являющееся намного сильнее. В одно мгновение ее кожа превращалась в каменную броню, а длинные когти распарывали самое прочное железо, как старую ткань. Но при всех плюсах, появился и минус, который выражался в возросшей эмоциональности демона, теперь она могла вести себя как ласковый котенок, а в следующий момент разорвать слугу впав в дикую ярость или просто ради того, что бы насладиться свежим мясом.
        Башня магии выглядела довольно зловеще, она была сложена из черного камня, имела форму восьмиугольника, а ее вершина тонула в низких облаках.
        - какими будут наши дальнейшие действия? - преувеличенно почтительно спросил Харон, когда процессия ступила под своды башни.
        - что делать? - задумчиво повторил маг, теребя за ухо пантеру, он гордился тем, чего сумел добиться в своих постоянных опытах. - удивительно, но это самый животрепещущий вопрос на все времена, и похоже во всех мирах. После победы в жестокой войне, в награду мне досталась разоренная и обескровленная страна, жители которой голодают и боятся поднять голову. Я вижу два выходя ий этой ситуации: мы можем пустить все силы на возрождение земледелия и обустройство жизни граждан империи, при этом хоть какие-то дивиденды с этого затратного проекта мы начнем получать в лучшем случае лет через двадцать.
        - а второй выход? - тут же спросил представитель торговцев, который сумел втесаться в сопровождения нового императора, и теперь уже подсчитывал убытки, которые понесет он и его товарищи, если владыка решит идти по столь долгому пути.
        - второй выход и проще и тяжелее одновременно, а заключается он в том, что сейчас мы бросаем все средства на восстановление армии, и проводим одну быструю и победоносную войну, в результате которой за счет добычи компенсируем большую часть предстоящих затрат. - спокойным тоном продолжал Макс, поражаясь собственной хладнокровности. - но при этом мы потеряем некоторое количество солдат, и рискуем потерять средства к существованию страны, в случае поражения в этой войне.
        Все замолчали, обдумывая услышанное, и тишину в коридорах башни нарушали только звуки шагов множества ног.
        Внутреннее убранство первого этажа поражало своей скупостью, стены были укрышены только потускневшей росписью да держателями для факелов, которые от времени покрылись ржавчиной.
        Максим первым шагнул в просторный зал, который так же имел форму восьмиугольника, с мазайчатой пентограммой на полу. Тут же он почувствовал опасность, и инстинктивно установил магический щит.
        Возможно именно это спасло ему жизнь, так как уже через мгновение на проход обрушился настоящий град из огненных шаров, а затем дверь за спиной черного мага захлопнулась, массивные створки спаялись между собой, отсекая Максима от его сопровождения.
        Рядом злобно зарычала Гвен, единственная из всех, кто шел рядом с господином, и устоял при магической атаке.
        Еще три прохода захлопнулись с глухит грохотом, а из углов зала вышли восемь облаченных в черное воинов. В руках у каждого блестел меч, а на поясе висели трубки, от которых исходил магический фон. Такие же трубки волялись на полу, они были слегка оплавлены.
        За дверью послышались яростные крики, и глухие удары, но помощи ждать не приходилось.
        Максим не терял времени даром, пока противники окружали его, он наростил толстый слой стальной кожи, удленнил и укрепил когти, а так же покрыл тело аурой тьмы, способной выдержать несколько магических атак.
        Дико взревев, Гвен кинулась на четверку справа, а Макс в это же мгновение направил открытые ладони в сторону другой четверки, в которых тут же волетели десятки стальных стержней.
        Раздались сдавленные крики, один из нападающих упал, а остальняе выхватели свои трубки, и открыли ответный огонь.
        В голове молодого мага все события смешались, он видел вспышки огня, отбивал выпады клинков, когтями разрывал мягкую плоть. В какой-то момент, он создал себе короткий меч, и стал защищаться применяя навыки фехтования.
        Наконец остался всего один противник, он держал в руках маленькое, почти детское, копье. Дрожащими пальцами он нажал на несколько символов, и копье выстрилело длинным стержнем, окутанным волнами пламени.
        Живот пронзила невыносимая боль, и на несколько секунд сознание померкло.
        Когда максим снова начал ясно соображать, в его руках трепыхалось изуродованное тело, лицо убийцы выглядело как кровавое месиво, в котором четко выделался только рот, с остатками сломанных зубов. Боли не было, но внутри зародилась пустота, которую срочно надо было заполнить.
        - скажи, кто тебя послал, и я подарю тебе смерть. - в производимом шипении струдом можно было узнать человеческую речь, но пленник понял основной смысл слов.
        - Тс-ыан. - произнес он, булькая и хрипя.
        Не раздумывая, Максим с силой приложил убийцу головой о ближайшую стену, от чего череп бедняги разбился, полностью превратив голову в нечто бесформенное.
        Гвен не обращая внимания на хозяина, спокойно отрывая куски мяса у поверженного противника, и с явным удовольствием глотала кровавую пищу.
        Желудок заурчал, и прежде чем Макс понял что делает, он тоже стал отрывать куски месса от свуоей добычи, уверенно орудуя когтями и удлинившимися клыками.
        Отстраненно глядя на всю эту картину со стороны, Максим невольно ловил себя на мысли, что то существо в которое он превратился, и которое сейчас жует сырое мясо своего врага, противно ему. Он чувствовал к себе отвращение и презрение, в то же время с полным безразличием отмечая, что убил на двоих противников меньше чем его каменная защитница.
        Насытившись он встал, и стряхнул с рук кровь, рукавом вытирая лицо.
        В этот момент, под ударами рухнула железная дверь, и в зал ворвались солдаты. Из взглядам предстал молодой владыка, чьи глаза светились как два раскаленных угля, облаченный в когда-то белую одежду, теперь покрытую кровавыми разводами. Зрелище это было пугающим, но и внушающим силу молодого владыки.
        - вы в порядке, господин? - спросил Харон, протискиваясь мимо остолбеневших солдат.
        - готовь армию Харон, если Циан хочет войны, мы дадим ему войну.
        
        Коронация прошла в тот же день, а первым приказом стала общая мобилизация всех возможных военных ресурсов.
        Еще в школе, Максим увлекался историей и палитическим механизмом стран, во главе которых стояли тираны, а сейчас он решил применить некоторые из их идей. Надо признать, что даже у Батисты были интересные задумки, которые он так и не смог воплотить, из-за собственной недальновидности и из-за недостаточного количества власти.
        Древняя мудрость гласит, "забывший прошлое, обречен вновь и вновь повторять одни и те же ошибки в будущем". Хоть в этом мире и не было столь долгой и разнообразной истории, как на Земле, но Максим прекрасно понимал, что в обоих мирах можно провести параллели, а значит и ошибки допускаются схожие. За примером не стоило ходить далеко, можно было посмотреть на Легата, который полностью положился на количество войск, опустив такие детали как обучение и прогрессивные технологии.
        В тот же день, еще даже не успев обследовать свое новое жилище, Максим издал указ, который в принудительной форме приглашал всех магов, шаманов, жрецов и целителей, приехать в столицу для того, что бы напрямую служить новому императору. Главной целью этого приказа было создать сообщества магов и прочих обремененных хоть какой-то силой, что бы увеличить их кпд. Ведь бывает, что деревенский целитель находит способ лечения какой ни будь болезни, но так как он живет в глуши, об этом никто не знает, и его знание остается невостребованным.
        Уже через несколько дней, когда главы крупных селений и городов признали власть Максима, его доверенные лица, в основном оборотни, начали проводить чистку среди чиновников. Каждый день казнили троих или четверых, иногда забивали камнями иногда просто вешали. Обвинения были одними и теми же: воровство государственных средств, злоупотребление властью во вред населения и императора, или же просто предательство империи.
        В результате "зачисток", вскоре не осталось недовольных, а законы которые действовали в маленькой империи во время войны, стали действовать во всей стране.
        Неприятным сюрпризом стало то, что казна Легата оказалась практически пуста, по видимому он рассчитывал захватить много добычи на землях людей, а для этого поставил на кон все свои сбережения. Это не было бы такой уж большой проблемой, но деньги заканчивались и у Максима, те средства что предоставили драконы и другие его подчиненные, были израсходованы уже на три четверти.
        
        - армия постепенно растет, жители городов и деревень, хоть и неохотно, но встают под военные знамена. Уже сейчас численность войск превышает изначальное в полтора раза. - доложил один из генералов.
        Максим сидел в тронном зале, обстановка которого сама по себе нагнетала скуку. Он думал о том, что у Легата были готические наклонности, ведь все оставшиеся после него украшения были либо вгоняющими в дипрессию, либо просто уродливы. При этом ниодно украшение не подходило к интерьеру зала.
        Вокруг собрались военные министры, генералы и их ближайшие помощники, главы торговых объединений, маги и просто чиновники. Все они задавали глупые вопросы, относящиеся к проблелам которые они могли бы решить и сами. Радовало что старые товырищи, которых в данный момент возглавлял Харон, молчали с умными лицами.
        Вообще, зачем столько генералов и чиновников? Максим этого понять не мог, но не спешил сокращать их количество, так как еще не успел до онца разобраться, за что отвечает каждый из них.
        - раз мы вступаем в войну с Цианом, я предлагаю послать часть войск на границу, для укрепления наших позиций...
        - а я считаю, что мы должны бросить все силы в один прорыв, не задерживаясь для штурма городов, и атаковать столицу вражеской империи, что бы не дать им опомниться, и подтянуть солдат из армии находящейся на фронте...
        - а может быть нам обратиться к людям, ведь однажды это уже помогло. Я думаю они будут рады нашей помощи, а вместе мы сможем справиться с таким грозным противником...
        И спор, который прервался на несколько минут, вновь начал набирать обороты.
        "как же было хорошо дома, не надо ничего решать, никому приказывать, и выслушивать предложения разный идиотов. - прекрыв глаза и откинувшись на спинку трона думал Максим. - хотя наверное это было скучно. Боже, неужели они всерьез рассматривают все эти предложения?" от поднявшегося шума не получалось даже отстраниться за пологом собственных мыслей.
        - а как вы считаете, ваще величество? - внезапно спросил представитель дроу, своим вопросом установив полную тишину.
        "хоть кто-то обратил на меня внимание!" восхитился Максим.
        - из новобранцев отберите самых сильных и ловких, и пошлите их на пополнение рядов армии, остальным выдать рабочие инструменты и разделить на две группы, одних послать на восстановление дорог и городов, других на поля, пусть займутся земледелием.
        - но господин...
        - моим подданным нужно есть, а от большинства новобранцев пользы не больше чем от ходячих мишеней. Выполняйте приказ, и на сегодня заседание закончено.
        Никто не посмел спорить с "кровавым Властелином", все присутствующие поклонились, и стали торопливо удоляться. В тронном зале остались только несколько доверенных лиц.
        - а теперь серьезно, что мы будим делать? - спросила Зула, как только закрылась входная дверь, вальгатно устроившись на коленях Максима.
        - а я говорил серьезно, от большинства новобранцев добиться хоть каких то результатов можно будит не меньше чем через три декады, а у нас просто нет столько времени.
        - но тогда зачем собирается армия? - спросила Рикси, недовольная тем, что ее любимое место заняла дроу.
        Ог, высокий орк являющийся командиром личной гвардии императора, откровенно веселился над тем, как две девушки буравят друг друга взглядами.
        - все давольно просто, так как еще не все шпионы Циана были обнаружены, я хочу что бы он получил информацию о том, что моя армия растет, это должно заставить его готовиться к обороне, так как я сильно сомневаюсь, что он начнет наступательные действия против нас. Слишком много сил он тратит на войну с людьми, а начало войны на два фронта, это испытание даже для самой сильной страны. - небрежным жестом согнав Зулу с колен, он начал отдавать приказы. - сейчас Зула отправится в расположение армии, где будит отбирать самых способных воинов. Чем больше их будит, тем лучше. В помощь можешь взять кого ни будь из ветеранов. У тебя полторы декады на то, что бы создать отряд достаточно обученный для быстрых и эффективных действий. Рикси, плюс к твоим нынешним обязанностям, ты будишь моим связным с мастерсими цвергов, пусть они поторопятся с моим заказом, в случае недостатка финансов, их нужды считать приоритетными. А Харон, ну тебе не привыкать, возьмешь на себя всех прибывающих магов, организуй их работу и отбери тех, кто владеет боевой магией. Всем все понятно?
        Успевшие привыкнуть к манерам господина, его товарищи кивнули и отправились выполнять приказы.
        - Ог, передай Аллу, что бы подготовила своих сородичей, и пусть пришлет десять самых смышленых волков.
        - так точно, господин. Но у меня есть срочная новость для вас.
        - тогда почему ты столько времени молчал?
        Орк многозначительно обвел помещение взглядом.
        - эта информация предназначается только для вас. - произнес он, покосившись на двух железных рыцарей.
        - можешь говорить, они умеют хранить тайны, да и разговорчивостью не отличаются.
        - мы нашли потайную комнату, в которой из обстановки только стул и стол, окон не имеет, освещается маленькой лампой. Я приказал вашей личной страже, следить за входом и никого не пускать даже в помещение через которое в эту комнату можно попасть.
        - хвалю за инициативу, надо будит посмотреть на этот тайник Легата. Что ни будь еще? - абсолютно не проявляя никаких эмоций произнес Максим, мысленно хваля себя за то, что выбрал именно этого орка, и видимо не ошибся.
        - так точно, после проверки подземелий, в одном из тоннелей были обнаружены несколько зарешеченных ниш, в которых находятся странные внешне существа. Похоже это какой-то зверинец, только в нем содержат не животных, а уродов.
        После последнего слова, Максим скривил лицо, а Ог увидев это сразу понял свою ошибку, и побледнел, представляя как властелин размазывает его по полу и стенам.
        - как это грубо, Ог, когда ты только научишься судить не по внешности, а по тому что находится между ушами?
        - простите господин. - выпалил орк, чувствуя как сердце возвращается из пяток. Он понял, что пока, что его убивать не собираются.
        - ладно, на "зверинец" я взгляну позже, сразу после обследования потайной комнаты. Если это все, ты можешь идти.
        Поклонившись орк направился к двери.
        - Ог, не забудь покормить заключенных, мне не хочется смотреть на трупы. - окликнул его Максим, когда тот уже собирался выходить.
        Дверь закрылась с тихим хлопком, орк как не сторался, все таки не смог до конца совладать с нервами.
        "чем больше у человека власти, тем дальше он от подчиненных"
        "но ведь ты теперь несовсем человек" тут же послышался ответ на невысказанную мысль. "кроме тогог, повелителя должны бояться и уважать, иначе каждый будит несколько раз задумываться "а стоит ли вообще выполнять приказ?"
        Максим настолько привык к постоянной связи с Молнией, что иногда даже забывал о связующей нити, а дракониха постоянно использовала это, не давая магу заняться само копаниями, которые по ее мнению не приводят ни к чему хорошему.
        Закрыв глаза, он мысленно прикоснулся к сознанию драконихи, передавая ей свою благодарность, и тут же почувствовал ответный поток тепла. Немного насладившись чувством тепла и защищенности, Максим сконцентрировался, и стал искать разбежавшихся по городу ящериц.
        Перед внутренним взором открылись десятки картин, которые видели глаза стальных рептилий. Одна из них сидела на крыше высокого здания, и внимательно следила за рыночной площадью, другая спряталась в узком переулке, третья прицепилась к карете богатого купца и сейчас заезжала во внутренний двор его особняка.
        Железные ящерки оказались очень полезным изобретением, к дополнению к специальному отряду шпионов, они создавали полную картину происходящего, не украшая суровую действительность, и позволяя точно оценивать происходящее. Все таки обычным шпионам нельзя доверять на все сто процентов, ведль у каждого живого существа есть свои слабости, а значит ими может воспользоваться враг.
        Открылась дверь, заставив распахнуть глаза и резко разорвать связь с большинством железных шпионов. На пороге тронного зала стояла девочка орк, свиду ей можно было дать четырнадцать-пятнадцать лет. Она была одета в платье из грубой ткани доходящее до колен, а в руках держала тяжелый поднос на котором стояло несколько блюд заполненных жаренным мясом, рыбой, фруктами и кувшином из синеватого стекла заполненном вином до самого горлышка.
        - вы приказали принести обед в тронный зал, и обойтись без обычных разносолов. - пробормотала девушка, уставившись в пол.
        Несколько долгих секунд Максим не мог понять, что в образе девушки ему не нравится, ведь она была довольно симпатичная даже по меркам людей, при условие что человек не будит замечать зеленого цвета кожи и аккуратных клыков выступающих из под верхней губы. Только потом до него дошло, что служанка стоит на каменном полу босиком. Напрягая память, он припомнил, что большинство слуг в башне тоже не носят обувь.
        - это такой изощренный способ мазохизма, или требование униформы? - его голос звучал жестоко холодно, а пробивающееся змеиное шипение добавляло зловещие элементы.
        Девушка рефлекторно попыталась уставиться на ногу, но ее взгляд уперся в поднос. Вместе с этим, кожа быстро поменяла цвет, от насыщенно зеленого, до светло салатового, а тонкие губы мелко задрожали.
        - император Легат... бывший император... приказал всем слугам ходить босиком, так как обувь слишком дорого стоит.
        "ну я и скотина! Девчонка босиком стоит на холодном полу, держат в руках тяжелый поднос с едой, а я еще над ней издеваюсь задавая тупые вопросы. Да я почти такой же скот как и Легат"
        "напомнить тебе про это через несколько часов, когда приступ любви ко всему живому пройдет?" насмешливо осведомилась Молния.
        Максим проигнорировал это замечание, так как уже поднялся с трона и направился к служанке.
        Огромных волевых усилий девушке стоило то, что бы не бросить поднос и не побежать прочь от приближающегося императора. По всему городу ходили разные слухи, которые создавали определенную славу "кровавому властелину". Один из таких слухов гласил, что император предпочитает сырое мясо, пропитанное свежей кровью, и именно поэтому подземелья башни заполнены пленными, захваченными в последнем сражении.
        Максим возвышался над ней, как гора над одинокой березой, девушка была очень худой, под кожей ясно просматривались тонкие кости, возможно поэтому она выглядела такой молодой.
        Одной рукой он легко принял поднос, а на сгиб другой подхватил служанку, которая была настолько перепугана, что сжалась в маленький комочек. Возвращаясь к трону, Максим мог бы еще поспорить насчет того, в какой руке ноша была тяжелее.
        Вернувшись на свое место, Макс усадил девушку себе на колени, а ей на колени поставил поднос, одной рукой продолжая поддерживать служанку за талию.
        - ешь. - коротко распорядился Максим, и сам взял кусок мяса.
        Десять минут они просидели тихо, все это время маг активно жевал, регулярно прикладываясь к вину, а девушка боязлива подберала с подноса самые маленькие куски.
        Закрыв глаза, Макс нашел одного из железных рыцарей, находящегося в общих залах. Мысленный контакт было установить делом пары секунд, а для того что бы передать команду потребовалось еще меньше времени.
        Железный рыцарь, до того стоявший как статуя, резко развернулся, едва не сбив пробегающего мимо гонца, и широким шагом направился к казначею.
        Шже через несколько минут перед старым сутулым орком сидящем в маленькой каморке, стояла живая груда железа.
        - владыка желает, что бы каждому слуге, или служанке, выдали новую обувь. - монотонным гудящим голосом произнес рыцарь.
        Для старика это был уже не первый подобный визит, и сомневаться в том, что император следит за происходящим глазами ходячего куска железа, не приходилось.
        - но ведь это ужасно дорого. - попытался возразить старик.
        - в случае если в казне не хватит средств, необходимые деньги будут вычтены из вашей зарплаты. - произнес рыцарь.
        Казначей только вздохнул, и достал лист бумаги, тут же приступая к вычислению необходимой суммы.
        Максим отрыл глаза, и посмотрел на девушку, которая в свою очередь смотрела на него глазами полными недоверия и страха.
        "неужели я такой страшный?"
        "а ты к зеркалу давно подходил? Не забывай, что представители маленьких рас, намного более нервные чем мы, драконы"
        - как тебя зовут? - как можно ласковее спросил Макс.
        - Танта. - тихо ответила девушка.
        У нее были красивые зеленые глаза, живые и выразительные, а прекрывали их тонкие дрожащие веки, которые можно было сравнить с лепестками нежного цветка.
        - расскажи мне о себе. - попросил он.
        Девушка дернулась, как будто хотела сбежать, но тут же опустила голову, и ее щеки налились зеленью.
        - мне семнадцать лет, я работаю здесь всю свою жизнь, семью не помню, из друзей только служанки с кухни и несколько девушек уборщиц.
        - ты здесь родилась?
        - нет, я родилась в деревне неподалеку от столицы.
        - а как ты тут оказалась?
        Девушка судорожно вздохнула.
        - моя семья была очень бедной, и меня продали в башню когда мне было два года.
        - сочувствую, а у тебя есть любимый молодой мужчина? - сперва он хотел сказать "человек" но потом сообразил, что к людям здесь можно отнести только его да наемников, которых разместили на окраине города.
        - был, год назад его отправили в рейд на земли людей, а потом отряд вернулся уже без него. - глаза Танты заблестели, а дыхание стало громким и неровным.
        Максим поднял кувшин, и поднес его к губам девушки, она не стала сопротивляться и послушно сделала несколько больших глотков.
        - война, это самое извращенное изобретение любой разумной расы. Хуже войны между отдельными расами или странами является только гражданская война, когда сражаться обречены дальние родственники а иногда и родные братья. Мы считаем себя винцом творения, самыми умными и сильными повелителями этого мира, но если посмотреть на все происходящее, то обычные животные гораздо разумнее нас, так как они никогда не начинают массовых побоищ. Еще ни разу я не видел, что бы волки сражались из-за того, что у одного из них белая шерсть а у другого серая или черная. - медленно и задумчиво проговорил Максим, чувствуя как девушка у него на коленях слегка расслабилась и позволила себе облокотиться на его плечо.
        - но ведь вы сами начали войну... господин? - последнее слово она выпалила за одно мгновение, как будто испугалась собственной наглости, посмев задать вопрос императору.
        - да, я начал войну, и очень скоро начну еще одну. Скорее всего мне еще очень часто придется воевать, расширяя границы своей империи и разоряя жителей соседних горударств. Я не считаю себя каким-то особенным, тем, кому разрешено больше остальных, я никогда не говорил, что я избранник богов. Единственное чем я отличаюсь от мне подобных, это тем, что я не скрываю своих целей, я хочу править миром, а все остальное, это только то, что хотят видеть окружающие. Главное правило лидера, говори много и по разному, и каждый найдет в твоих словах то, за что он готов бороться.
        - а как же все эти смерти, семьи остающиеся без мужчин?
        - я и не говорил, что я хороший, я добиваюсь своих целей, а все что я делаю для своих подданных, в определенном смысле полезно и мне. Подумай сама, ведь воин будит охотнее сражаться за повелителя, который досыто кормит его, и обещает кормить его семью, в случае его смерти. Чем более процветающий народ живет в стране, тем могущественнее страна, и тем влиятельнее ее правитель.
        - ты жестокий, но делаешь вещи, которые перечат твоим же словам. - произнесла Танта, совсем осмелевшая и согревшаяся на коленях императора.
        - например? - заинтересовался Макс.
        - ну, ты лично следишь за тем, что бы твои подчиненные получали пищу, в первый же день урезал налоги, послал армию в помощь земледельцам, тратишь огромные деньги на восстановление городов, думаю этот список можно продолжить и он будит очень длинным.
        - а если бы я приказал канить всех чиновников, сжигал деревни и сгонял в рабство население страны, то кто захотел бы мне служить?
        - но твои действия не похожи на подачки, которые иногда делал Легат.
        - потому, что мне не нужны псы, готовые укусить хозяина из-за того, что их слишком редко кормят. Я требую от своих слуг верности и исполнения моих приказов, но они должны видеть, что их верность будит вознаграждена. Но так же они не должны забывать, что я не прощаю предательства, и нарушение моих законов будит строго караться.
        Танта поджала ноги, и пользуясь тем, что ее не прогоняют, прижалась к груди Максима.
        - для этого ты издал столь жестокие законы, как отрубание руки за воровство, и четвертование за изнасилование?
        - ты бы могла вспомнить еще и засекание насмерть за убийство законопослушных граждан. - улыбнулся Максим, обнимая девушку. - законы должны быть жестокими и их должны бояться нарушить, иначе их наличие теряет смысл.
        Опустевший поднос шлепнулся на пол, а Максим еще четверть часа продолжал беседовать с молодой служанкой, которая в эти минуты впервые в жизни чувствовала себя в безопасности.
        - тебе пора возвращаться к работе. - наконец произнес Макс, окуратно подняв Танту на руках и поставив ее на пол. - да и мне уже пора идти.
        Служанка подхватила поднос, и торопливо зашагала к выходу, уже у дверей она на мгновение остановилась и обернулась:
        - можно я еще когда ни будь приду? - с надеждой спросила она.
        - почему бы и нет. - ответил Макс, слегка улыбнувшись.
        Щеки Танты густо позеленели, а губы растянулись в широкой улыбке, обнажая окуратные клыки.
        "ты не думаешь о том, что другие девушки будут против очередного пополнения в твоем гареме?" спросила Молния.
        "я никому ничего не обещал" ответил Макс.
        "ты разобьешь ей сердце, если прогонишь, и даже если разрешишь остаться"
        "в таком случае, от меня уже ничего не зависит"
        "и все таки, твои девушки будут недовольны"
        "а ты?" вопрос был задан с улыбкой, за которую дракониха могла бы и голову откусить.
        "я никогда не претендовала на место среди твоих любовниц, да и они мне не конкурентки" самодовольно ответила Молния.
        "с этим не поспоришь" усмехнулся макс.
        Входные двери распахнулись, и с тронный зал ровными рядами вошли два десятка солдат, среди которых были личные телохранители Максима.
        - мы готовы, ваше величество. - прогудел хор голосов.
        Император критически осмотрел своих воинов, они были облачены в полные доспехи без шлемов, с алыми плащами развивающимися за плечами. их вооружение составляли короткие мечи и булавы прицепленные с правой сторона пояса. Все это выглядело торжественно и грозно, для стороннего наблюдателя, на деле же всех этих разряженных клоунов в условиях тесного коридора мог бы перерезать один ловкий убийца.
        Однако императору полагалась охрана, и кто-то придумал, что она должна следовать за господином при полном параде. Так как отменить это правило было нельзя, слуги решили бы что это слишком большой риск, Максим легко поднялся с трона и жестом приказал следовать за собой.
        "этот грохот я услышала бы, даже без помощи твоих ушей, единственный плюс от всех их, это то, что крысы сбегут из башни, решив, что этот грохот создают падающие стены" Молния откровенно веселилась, насмехаясь над всей процессией.
        Максим проэгнорировал это высказывание, как и несколько последующих, из-за чего дракониха фыркнула и обиженно замолчала, так что остаток пути до потайной комнаты Легата ему приходилось терпеть только грохот создаваемый доспехами собственной охраны.
        Удивительно, но два железных рыцаря двигались намного тише живых воинов закованных в метал, а их движения были более быстрыми и плавными.
        По пути, в одном из множества коридоров, единственным украшением которых были факелы и безвкусные статуи, к Максиму присоединилась Гвен. Он не мог сказать в какой момент появилась пантера, просто в одном из переходов правой рукой почувствовал гладкую теплую голову живой статуи.
        Демоница не была навязчива, и не старалась быть заметной, но при этом ее незримое присутствие ощущалось почти постоянно. Гвен не любила подчиняться чужой воле, в первые дни она чувствовала ненависть к своему новому хозяину, но как и всех сородичей, ее привлекала власть. Аура могущества, которая витала вокруг Максима, притягивала ее как мед пчелу, и уже через декаду, она по собственной инициативе стала следить за безопасностью хозяина.
        Одним жестом, подкрепленным властным взглядом, Максим приказал страже оставаться в коридоре, а сам шагнул в почти пустую комнату. Следом за ним проскользнула и пантера, которая предпочла не заметить приказа.
        В дальней стене была обнаружена узкая щель, в которую могла пролезть разве что рука, но через которую можно было осмотреть помещение, в котором не было ни одного окна.
        Молодой маг попытался отодвинуть стену, пологая что она стоит на шарнирах, но с тем же успехом он мог бы пытаться сдвинуть склу. Единственным, что он получил за свои старания, это насмешливый взгляд охранницы, свернувшейся клубком перед входом, и наблюдающей за потугами господина немигающими изумрудными глазами.
        Искать потайной рычаг было уже поздно, Максим опозорился перед демоницей не сделав этого с самого начала, а пострадавшее самолюбие требовало восстановить свой авторитет.
        Один взмах рукой, и в стену ударил поток пламени, температура от которого была так велика, что верхний слой камня оплавився, а плитка которой был выстлан пол в этой комнате, потрескалась. Однако стена продолжила стоять, выдержав первую атаку.
        Максим пришел в бешенство, он потратил уйму сил, а препятствие продолжало стоять. Не задумываясь о последствиях, он собрал в кулак всю свою силу, призвал тьму бурлившую в глубине его тела, и сплетая три заклинания, нанес второй удар. Переплетение пламени и молний, оплетающих и пронизывающих поток первородной тьмы, врезалось в почерневший камень.
        Результат превзошел ожидания, осколки камня разлетелись по комнате, несколько мелких кусочков вскользь коснулись лица черного мага, а сам Максим опустился на корточки, восстанавливая силы.
        "твоим врагам не стоит беспокоиться, если тебя не трогать, ты вполне справишься с собственным убийством своими руками" сурово проворчала Молния, подпитывая мага через связующую нить.
        Когда пыль от взрыва осела, в стене остался черный зев пролома, достаточного что бы через него могли пройти два тролля не задевая друг друга плечами.
        - впечатляет. - мурлыкнула Гвен, лениво потянувшись и отряхиваясь от каменной пыли.
        Проходя мимо Максима, она слизнула шершавым языком кровь с его лица, а затем первая скользнула в потайную комнату.
        Максим выругался сквозь сзатые зубы, виня себя за ребячество, и поспешил за пантерой.
        - и ради этого было столько шума? - презрительно фыркнула Гвен, как только Макс пересек порог комнаты.
        Когда Максим только перебрался через крупные обломки стены, демоница уже успела обследовать помещение и теперь со скучающим видом обозревала стол, на котором стояла шахматная доска.
        На первый взгляд комната была ничем неприметной, конечно за исключением отсутствия окон, но при помощи магического зрения можно было увидеть закрученные в спирали потоки энергии, наибольшая концентрация которых была собрана в центре, именно там где стоял стол.
        - неужели Легат использовал эту комнату для того, что бы играть в шахматы, и похоже использовал для этого магию. - пробормотал Максим.
        - эта комната, сама по себе является связующим артефактом, который способен соединяться с такими же комнатами, перемещая осязаемые копии. Вполне возможно, что старый хозяин этой башни, использовал помещение для того, что бы связываться с кем-то, кто обитает в подобной башне. Скорее всего он не знал, что при помощи этой комнаты можно перемещать свою магическую копию и в другие места, например в город, в котором мы находились большую часть времени, пока шла война. Единственным минусом является то, что такая копия не материальна, а следовательно может только говорить, смотреть и слушать. - тоном институтского лектора проговорила Гвен.
        Максим уставился на пантеру, как будто видел ее в первый раз в жизни, обычно от демоницы было сложно добиться фразы, состоящей более чем из пяти слов.
        - и откуда ты только все это знаешь? - недоверчиво спросил он.
        - мне намного больше лет, чем я выгляжу, и я потратила много времени на изучение различных вещей, просто так, от скуки. - кокетливо ответила пантера, демонстрируя оскал белоснежных клыков.
        - почему же ты решила поделиться своими знаниями со мной?
        - но ведь ты мой хозяин, разве нет? - невинно удивилась Гвен. - если тебе еще понадобятся знания скромной кошки, то я буду рада помочь.
        С этими словами она выскочила из комнаты, на мгновение быстрее огненного шара, посланного в нее Максимом. Затем из соседней комнаты послышался радостный смех.
        Максим еще раз осмотрел комнату, кроме стола в ней ничего интересного не было, но при условии, что сказанное пантерой правда, это место открывает большие перспективы. Только сначала нужно избавиться от другой башни, а то использование комнаты будит опасным.
        Достав из внутреннего кармана своей одежды лист бумаги, он написал на нем несколько слов, и бросил бумагу на стол. Затем быстро вышел через дурру в стене, и чуть не споткнулся о пантеру, развалившуюся у груды камней.
        Охрана в коридоре стояла изображая статуи, складывалось впечатление, что они не шевелились с тех пор, как Максим скрылся за дверью.
        "еще бы, ведь ты приказал им замереть, а дураков желающих ослушаться императора здесь нет" усмехнулась Молния.
        "что-то все сегодня надо мной смеются, я ведь и обидеться могу" пожаловался Макс.
        "у-у-у, бедненький!" в тон продолжила дракониха.
        - замуровать. - не оборачиваясь приказал солдатам Максим, и направился по коридору в сторону лестницы ведущей в подземелье.
        Гвен поспешила выскочить из комнаты, и последовать за магом, увидев нездоровый блеск глаз некоторых солдат, которые решили, что замуровать следует именно демоницу.
        
        Максим не удивился, когда Молния вдруг оборвала связующую нить, ведь дракониха часто это делала, когда ей хотелось побыть на едине с собой, или когда за ней ухаживал молодой дракон. Поэтому и в этот раз он не придал этому значения.
        В подземелье вела крутая винтовая лестница, освещаемая только редкими факелами, от которых изходил едкий неприятный запах. Ступеньки были такими узкими, что на них стопа не помещалась целиком, а из объяснений смотрителя, стало известно, что это сделано для того, что бы легче было сдерживать заключенных, если они попытаются прорваться наверх.
        Если Максим и Гвен, следующая по пятам за императором, легко выносили издержки местной архитектуры, то закованные в доспехи стражники, едва не срывались вниз при очередном шаге.
        - Легату тоже приходилось терпеть это? - поинтересовался Максим, покосившись на громыхающих солдат, отставших уже на три десятка ступеней.
        - нет, ваше величество, старый император никогда не спускался в подземелье, он приказывал приводить нужных пленных прямо в тронный зал, закованных по рукам и ногам, в сопровождении двух троллей. - охотно ответил широкоплечий огр, с гривой рыжих волос на голове, исполняющий обязанности смотрителя подземелья.
        Как удалось узнать максиму, огры были редкими гостями в этих землях, их племена обосновались на каменных равнинах и в близи гномьих гор. Это была очень воинственная раса, обладающая огромной физической силой, не смотря на рост, обычно не привышающий местных стандартов для людей.
        Огра было сложно спутать с человеком, во-первых из-за широких плеч, во-вторых из-за массивных клыков, выступающих на лице неандертальца, а в-третьих, из-за более длинных рук, пальцы которых оканчивались короткими но крепкими когтями. Боевой огр, достигший совершеннолетия, мог справиться с взрослым троллем, ростом превосходящим его на голову, а с оружием в руках огры превращались в живые орудия смерти, причем вне зависимости от пола.
        У женщин огров были более мягкие лица, при этом не теряющие свою кровожадность, и более короткие руки, делающие их более пропорциональными. Огрес можно было характеризовать одним предложением, "девушки на любителя". При этом "любитель" должен быть достаточно крепким физически, так как самая хрупкая огреса, вполне может сломать человеку позвоночник, голыми руками.
        В армии Легата служило несколько сотен огров, которые так и не вступили в бой, так ак первыми попали под артиллерийский обстрел воинов Максима.
        Тем временем, процессия добралась до подземелья, вход в которое охраняли два тролля, стоящие по сторонам от толстой решетки, закрывающей проход в темный туннель.
        Сопровождающий Максима огр быстро взял происходящее в свои руки, выхватив с пояса у одного из троллей связку ключей, и отобрав у другого факел. Одной рукой от открыл замок, и распахнул решетку, протяжно заскрипевшую на старых петлях.
        - петли смазать. - рыкнул огр, сверкнув на троллей глазами, и виноватым голосом обратился к императору. - у нас тут со средствами тяжело, приходится экономить практически на всем.
        Не дожидаясь пока ему ответят, смотритель проследовал в туннель, который через десять шагов разделялся на три коридора.
        - там сидят преступники, там заговорщики и предатели, а там у нас зверинец. - доложил обладатель рыжей шевелюры Максиму.
        Стоило заметить, что рыжеволосыми были все огры поголовно, скорее всего из за генетической особенности, ведь дети с другим цветом волос у них не доживали и до трех лет.
        - так веди нас в зверинец, а всех остальных постояльцев этого милого зеведения, казнить на площади перед башней. - Максим чувствовал себя ужасно усталым, а потому крайне раздражительным. Еще в своем родном мире он никак не мог понять, зачем содержать в тюрьмах заключенных, которым не суждено выйти на свободу. В своей империи он собирался избавить законопослушных жителей от необходимости тратить деньги на содержание преступников.
        - слышали приказ императора? Соберите пол сотни солдат, и выполняйте! - рявкнул на растерянных троллей смотритель подземелья.
        "зверинцем"назывался коридор, выдолбленный прямо в каменной толще, служащей фундаментом для башни магии. По обеим сторонам в стенах были выдолблены неглубокие ниши, закрытые толстыми решетками. Некоторые ниши были пусты, в других лежали тела мертвых мутантов. У одних были длинные руки, у других четыре ноги или две головы,один из пленных был очень низким, а за спиной у него были тонкие перепончатые крылья. Объединяло всех одно, необыкновенная худоба, вызванная постоянным голодом.
        - да, они теперь годятся только для того, что бы опустить их в банки и залить спиртом. - с сожалением пробормотал Максим, разглядывая крылатого человечка.
        - простите господин, нас ужасно финансировали в последние несколько месяцев, и поэтому многие из этих... дохли просто от голода. - виновато произнес огр, опустив голову и приготовившись уварачеваться от удара, или бежать к выходу.
        Видя такую реакцию грозного огра, Максим хотел даже рассмеяться, но не смог. Слишком велики были раздражение и разочарование.
        Гвен же радостно бегала по коридору, заглядывая то в одну, то в другую нишу, и сверкая зеленым пламенем глаз, бросающим отблески на каменные стены.
        - "сижу за решеткой в темнице сырой, взращенный в неволе орел молодой". - по памяти продекламировал "кровавый властелин", не в силах оторвать глаз от крыльев мертвого пленника. Он так давно мечтал научиться летать, хоть бы при помощи магии, или даже изменив свое тело. Но вариант с использованием направленного потока огня подходил только для посадки в экстренной ситуации, или для очень короткого полета, но никак не для планирования на большие расстояния. А тут судьба так усмехнулась прямо ему в лицо, подкинула крылатого человека, но теперь даже нельзя узнать, мог ли он летать, а проводить над собой эксперимент в слеую было бы очень неосмотрительно.
        - у нас теплые и сухие темницы, иногда правдо душно бывает, но это из-за плохой вентиляции. - начал оправдываться огр.
        Максим на него даже не обращал внимания, все происходящее уже даже не было смешным, и хотелось поскорее вернуться наверх.
        В душе проснулось какое-то беспокойство, появилось чувство, как будто что-то пытаются отобрать, и это только усилило плохое настроение.
        - а эти еще живы! - раздался восторженный возглас Гвен, доносящийся из дальнего конца коридора.
        Максим собирающийся уходить, резко развернулся и последовал к нишам, возле которых стояла пантера.
        В трех нишах действительно были живые существа, сильно отощавшие, грязные, но живые.
        За первой решеткой на полу лежало мохнатое существо, его можно было бы принять за оборотня, но оно было намного больше похоже на человека с острыми ушами, обросшего серой шерстью. Существо было маленьким, как десятилетний ребенок, и лежало свернувшись калачиком. Единственное что позволяло решить что оно живо, это мелко дергающееся ухо.
        Соседом у первого живого пленного был худощавый бледнокожий парень, одетый в длинную грязную рубашку, и сидящий привалившись спиной к стене. Худое лицо украшали темно синие волосы, спадающие до середины плеч, ни бровей ни ресниц не было, на пальцах вместо ногтей росли по орлиному загнутые когти, тоже синего цвета, а из под прядей волос выглядывали остроконечные уши.
        - еще одна разновидность эльфа? - ни к кому конкретно не обращаясь спросил Макс.
        Услышав вопрос, парень поднял голову, и открыл глаза, внешне которые оказались очень похожи на то, что молодой маг вынужден видеть смотрясь в зеркало.
        - если бы, господин. Мы с братом родились в опасном месте, там где жили беженцы из разных стран, пока господин Легат на согнал туда своих доблестных солдат, и не вырезал все. Население. Нас же взяли с собой и определили сюда, для развлечения высоких господ. - парень иронично улыбнулся, показывая тонкие клыки. - скажите, господин, мой брат еще жив, я давно не слышу его дыхания? Он похож на щенка, и сидит в соседней камере.
        - жив. - ответил Максим, и перешел к последней нише.
        То что он увидел там, слихвой компенсировало разочарование от смерти крылатого человека. Прижавшись к полу, и изображая глубокий сон, там лежала женщина ящерица. Даже при глубоком истощении, она сохранила изящность линий, да и хоть и небольшая, грудь выдавала в ней женщину. Зеленая кожа-чешуя, хищное чуть вытянутое лицо, когтистые руки и ноги, а дополнял картину длинный хвост, заканчивающийся трещоткой как у гремучей змеи. Единственным недостатком было полное отсутствие волос, но это компенсировалось гладкой пурпурно-зеленой чешуей.
        - и как же тебя зовут, чудо зеленое? - спросил Максим, растягивая губы в насмешливую улыбку.
        Женщина-ящерица, мгновенно вскочила на ноги, двигаясь легко и быстро. Это ее движение было столь неожиданным, что все кроме Максима и Гвен, отшатнулись от решетки.
        Золотистые глаза вперились в молодого мага, узкие зрачки еще больше сузились, выдавая разочарование женщины тем, что ее так легко раскусили.
        - Тришшш. - идеально парадируя шипение Максима, произнесла она, не забыв показать острые игольчатые зубы.
        "и у этой клыки, похоже я хорошо вписался бы в их компанию" подумал Макс, и с сожалением почувствовал внутреннюю пустоту, когда не дождался язвительного комментария он Молнии.
        У Триш была тонкая фигура, однако не хрупкая как если бы она была человеком, а гибкая и сильная, даже в таком состоянии. Единственной одеждой ей служила тряпка, повязанная на бедрах, благодаря чему женщину удалось внимательно рассмотреть.
        Ничуть не стесняясь столь пристального внимания, Триш дождалась пока Максим осмотрит ее с ног до головы, а затем сложила руки на груди, и спросила:
        - господин доволен увиденным, или может он хочет составить мне компанию по эту сторону решетки, и убедиться в том, что я умею? - хитро сощурившись она широко улыбнулась, во время чего облизнула зубы раздвоенным языком.
        Максим живо представил, как "нежные ручки" сворачивают ему шею, а острые зубки впиваются в горло.
        Зашумела трещотка, и кончик зеленого хвоста ударил по прштьям решетки.
        Рассеянная звуковая волна ударила по ушам, перед глазами на мгновение все покрылось густой дымкой, и тут же все прошло.
        Сзади послышался грохот падающего тела, сопровождаемый лязгом железа.
        - еще раз попробуешь что-то подобное, и я буду убивать тебя очень долго и мучительно. - ласково пообещала Гвен, убидившись, что Максим оправился от внезапной атаки.
        - ну попробовать-то стоило. - обижено надув губки буркнула Триш.
        Мерное потряхивание трещотки гипнотизировало, но на этот раз Максим был готов. Он направил открытую ладонь на женщину-ящерицу, и метнул в нее сгусток плотного воздуха, собравший в себя мелкую каменную крошку.
        Навождение схлынуло с солдат в тот момент, когда Триш с неприятный хлюпаньем врезалась в стену, а затем сползла на пол, оставляя кровавый след на камне. Ее тело было изрезано мелкими царапинами, которые быстро набухали кровью.
        - я хочу, что бы всю троицу накормили и отмыли. Дайте им новую одежду, и поселите в комнатах для гостей, в качестве охраны поставьте магов и оборотней, при первой же попытке бежать, разрешаю применять силу. Единственное требование, они должны остаться живы. - все это было сказано достаточно громко, что бы слышали не только стражники, но и заключенные.
        На удивленные взгляды, Максим не стал давать никаких объяснений, а резвернулся и быстрым шагом пошел к выходу. Сопровождала его только Гвен, так как растерянная стража продолжала стоять на своих местах.
        Морщась от боли, Триш подползла к решетке, и взглядом проводила незнакомого мага. За короткое время она сделала все, что бы ее убили, дважды напала, проявила максимум неуважения, но осталась жива. Она чувствовала ауру власти, окружающую странного мага, и невольно почувствовала, как ее тянет к этому жестокому и опасному мужчине.
        Она не знала, в прочем как и все остальные, что на ее подсознание уже подействовала тьма, живущая внутри Максима. эта тьма, воздействовала на всех, кто слышал голос мага или смотрел ему в глаза, и чем дольше продолжалось общение, тем сильнее проявлялся эффект. Таким же образом, древние носители тьмы порабощали своих слуг, к счастью для окружающих, полностью подчинялись лишь слабовольные существа, остальные сохраняли свой разум, и свою волю, даже после длительной обработки. Но отпечаток тьмы оставался на всех.
        
        Впервые за сто лет, Молния чувствовала себя счастливой, она ощущала себя нужной и чувствовала тепло, которое обволакивало душу. Именно поэтому, облетая по широкому кругу столицу новой империи, она потеряла бдительность и не заметила приближения черного трехголового дракона.
        Тристан не стал терять время на разговоры, а сразу же нанес чувствительный удар в область поясницы, а одна из его голов своими чудовищными зубами распорола перепонку правого крыла. Последовавший за этим поток пламени полностью лишил ориентации дракониху, которая камнем рухнула на заросли мелкого кустарника.
        Солнце уже коснулось горизонта, плывущие по небу перистые облака преобрели красный оттенок.
        Приземляясь, Тристан еще раз ударил Молнию, когтями распоров ей левый бок.
        - я приставил тебя к магу не для того, что бы ты с ним сдружилась, мне нужно было найти кого-то, кто будит за ним следить, а в случае необходимости, и повлияет на его ришения. Я думал ты будишь наилучшим вариантом, теперь уже сомневаюсь в правильности своего решения. - все три головы рычали, три пары глаз горели адским огнем.
        - но, что произошло, что я сделала не так? - пытаясь отползти в сторону, произнесла дракониха.
        - всё! - рявкнул Тристан. - Сим становится слишком независим, ему теперь полностью подчиняются не только оборотни, но и орки и большое количество гоблинов. Его влияние на цвергов и дроу растет с каждым днем, даже некоторые молодые драконы теперь больше слушаются его, чем меня или других старейшин! Совет решил, что сразу после окончания войны с Цианом, мы избавимся от Сима, так как он уже будит ненужен. Если конечно ты не сможешь взять под контроль его действия, и еще, если ты потерпишь поражение, тебя ждет страшное наказание.
        Могучие мышцы напряглись, и в одно мгновение черное тело взметнулось ввысь, уносясь в даль на широких крыльях.
        Молния в иступленном состоянии проводила его взглядом, а затем заплакала.
        Драконы очень редко плачут, и их плачь не похож на то, как плачут люди. Крупные слезинки стекали по узкой морде, скатываясь на землю и образовывая небольшую лужу.
        Еще мгновение назад она была счастлива, и считала, что жизнь налаживается, а теперь лежат в грязи и собственной крови, и ей прямым текстом сказали "не сможешь контролировать Максима, тебя накажут". Но как контролировать того, кто уже вкусил вкус власти, и чьи сила и влияние только растут? Да и хочет ли она этого?
        В голове царил полный бардак, единственное что точно знала Молния, это то, что Максиму угрожает опасность, и она должна его защитить.
        Исполнившись решимости, дракониха с трудом поднялась на лапы, критически осмотрела порванное крыло, и морщась от боли оттолкнулась от земли.
        Полет с поврежденным крылом выглядел очень коряво, боль отдавалась во всех ранах, но она была готова терпеть. Она была готова на все, ради единственного существа, которое заставило ее вспомнить, что такое жизнь. Она была готова умереть, но не допустить, что бы ее маленькому другу причинили вред.
        Как Молния хотела, что бы Максим хоть раз не проявил беспокойства о ней, в те дни когда она разрывала связь, ей совсем не хотелось, что бы он видел все эты раны, и беспокоился по пустякам. Кроме того, ему совсем не надо было знать о заговоре, который уже готов свершиться. Она вполне сможет найти способы самостоятельно разобраться с предателями. Например попросит помощи у молодых драконов, симпатизирующих Максиму как алидеру.
        Но ее надеждам не суждено было сбыться, когда Молния только опускалась на крышу одного из самых высоких зданий, облюбованного ей в качестве постели, она уже видела одинокую черную фигуру, стоящую в тени от высокой трубы.
        - и кто это сделал? - голос Максима был спокоен, и в нем даже почти не слышалось шипения, но вот глаза сверкали не хуже чем у Тристана.
        Молния не ответила, она устроилась на краю крыши, и стала зализывать рваные раны на левом боку.
        - понятно, этого следовало ожидать, и наверное следовало предупредить тебя о возможной угрозе. - Максим подошел к драконихе и положил руку ей на переднюю лупу. - не беспокойся, он ответит за это, но позже. Как говорят в старых американских вестернах, "месть это блюдо которое подают холодным". А сейчас лучше дай мне помочь тебе с твоими ранами, зализать такой порез будит очень нелегка.
        Повернув голову, Молния встретилась с взглядом Максима, в нем уже не было злости, а только забота и беспокойство, а на губах мага играла ласковая улыбка.
        
        Милый новый мир.
        После пары недель в седле, при быстром темпе скачки, Денис полностью восстановился от воздушного путешествия. Верхом на коне он чувствовал себя уверенно, и в любом состязании мог дать фору длинноухим спутникам, занимающимся верховой ездой с детства. Если бы хоть кто-то предложий Дэну еще раз прокатиться на грифоне, то незамедлительно получил бы в лоб, с наилучшими пожеланиями в скоротечном путешествии к земле.
        За все время, погода только раз преподнесла сюрприз, заставив прятаться от проливного дождя, заставшего армию на открытой равнине. А во всем остальном, путешествие походило на приятную прогулку.
        Почти забылись обиды, далеко позади остались переживания и страхи, а память подкидывала только приятные воспоминания о друзьях, множество раз прекрывавших спину.
        В каждом городе армию встречали как героев, хоть эльфы еще и не успели поучаствовать ни в одном бою. Радушно распахивались ворота, местные жители помогали разместиться на ночлег, и угощали домашней едой. Объяснение такого дружелюбие было простым, с запада приходили все более неприятные вести, армада Циана медленно но верно захватывала все новые земли, жестоко убивая захваченных в плен, и разоряя города, от которых оставались только руины и пепелища.
        Ходили слухи, что маги людей просто не справляются со своей работой, народ начинал нервничать, иногда происходили нападения на дома "зажравшихся" колдунов. Всеобщее напряжение грозило перейти в панику, следом за которой придет и анархия.
        Чем ближе армия эльфов приближалась к фронту, тем больше встречалось на дорогах обозов с пожитками, и крестьян, убегающих от войны. Некоторые деревни встречающиеся на пути уже были безлюдны, а некоторые дома настолько изуродованы, что сомнений в присутствии вандалов уже не оставалось.
        Наконец в один из дней, когда солнце уже перевалило за зенит и стремительно опусалось к горизонту, впереди показались стены крупного города, по периметру окруженного десятью высокими башнями.
        При приближении эльфов, со стен раздался трубный зов, на башнях взметнулись знамена, а над зубчатым гребнем показались сотни вооруженных людей, торжественно приветствующих пришедших на помощь союзников.
        Тяжелая решетка медленно поползла вверх, и массивные дубовые ворота, со скрипом распахнулись перед стройными рядами отборных эльфийских всадников, облаченных в серебряные доспехи и восседающих на спинах белоснежных скакунов.
        В окружении почетного караула, в город въехала карета, в которой путешествовала Лена. Денис был вынужден некоторое время ждать за городской стеной, пока не наступила очередь его отряда проезжать через ворота.
        Этот город отличался от большинства тех, в которых уже побывали эльфийские войска, как и в других городах, здесь имелась крепостная стена, но если в большинстве случаев это была только формальная необходимость, так как в худшем случае городу приходилось защищаться от обычных разбойников, то этот город был настоящей неприступной цитаделью. Высокие стены из серого камня, на высоте семи метров от земли, начанались ряды узких бойниц, расположенных так, что из них простреливалось все пространство перед стеной. Ворота были укреплены не только опускающейся решеткой, но и полосами железа, а на зубчатых вершинах башен стояли тяжелые многозарядные арбалеты. На стенах виднелись котлы, от которых поднимался черный дым.
        С первого взгляда становилось ясно, город готовится к осаде.
        Архитектура внутренних строений была проста, так же как и планировка города. Более низкие деревянные дома стояли на перефирии, иногда примыкая к городской стене, или теснись друг к другу. Это были дома самых бедных жителей, экономящих практически на всем. Дальше шли двух и трех этажные дома, попадались особняка с деревянными заборами, а потом перед путниками выросла еще одна стена, мение высокая, но тоже готовая дать отпор захватчикам, за ней начинались каменные дома, внешне похожие на маленькие дворцы, здесь же размещались и храмы, и замок короля.
        К момепнту, когда Дениса пропустили во внутренний двор замка, там уже шла оживленная бесада между Галеоном, его советниками, Леной, невысоким плотным мужчиной в железных доспехах и золотой короной на голове, и еще десятком разряженных как клоуны вельмож.
        - отец, позволь мне представить Дениса. - обратилась к мужчине в доспехах Лена, завидив приближение возлюбленного.
        Все голоса сразу замолкли, а взгляды устремились на паладина, и медленно приближающегося к нему короля. Сомнений в том, что этот человек король, уже не оставалось.
        - для меня большая честь... ум. - с достоинством начал дикломировать заученное приветствие Денис, слегка поклонившись, и неожиданно схлопотав увесистым кулаком в челюсть.
        Надо признать, что у короля была очень тяжелая рука, а поэтому он ударил не в полную силу, но поль пронзившая половину лица, и звон в ушах, позволили оценить истинную расстоновку сил.
        - хорошо, хоть удар держать умеешь. - пробасил король, похлопав по плечу пошатнувшегося зятя. - я бы конечно предпочел, что бы Лена вышла за принца, или на худой конец графа, но против счастья дочери идти не буду. А титул мы тебе какой ни будь подберем.
        - премного благодарен. - промямлил ошарашенный Денис.
        - цыц, не дорос еще королю дерзить! - рявкнул венценосный, демонстративно показывая кулак. - щас я с эльфами договорюсь, и вы с моей доерью подробно расскажите, как получилось что она уезжала с принцем, а приехала с солдатом?
        И не задерживаясь, король вернулся к эльфийской делегации.
        Галеон только издевательски подмигнул растерянному Денису, видимо он был в курсе о том, какой характер у короля, но все таки промолчал.
        
        Приемный зал его величества Иосифа первого, распологался по соседству с тронным залом, был в два раза меньше, и в его обстановке чувствовалась домашняя теплота.
        Мягкие кресла стояли полукругом у камина, перед креслами стоял низенький столик, н котором стоял кувшин вина и ваза с фруктами.
        - да, ну и кашу заварили эти длинноухие. У нас тут война, темные силы наступают, а они борьбу за трон устроили. И это нас еще дикарями называют! - возмущался Иосиф, дослушав до конца историю Дениса и Лены. - да я б этому гаду шею лично свернул, за то что он только посмел на мою дочь заклинания накладывать!
        Во время рассказа, король, успевший переодеться в мантию и костюм из бархата, сидел тихо и не перебивал, а его лицо украшенное короткой бородой и усами, не выдавало никаких эмоций. Зато когда рассказ кончился, Денису еле удалось удержать его величество, которое собиралось свернуть шею Галеону, как брату преступника, посмевшего обидеть его любимое чадо, и виновника в смерти жениха Лены.
        - пап, а почему город похож на крепость, ведь когда я уезжала, здесь разве что цветы на стены не расставляли? - спросила принцесса, решив перевести разговор с неприятной темы.
        Король налил себе вина, и уже спокойным тоном начал рассказывать.
        - пару дней назад, объединенная армия попыталась перейти в контрнаступление, какому-то идиоту захотелось доказать свою удаль, и не дожидаясь эльфов начать теснить врага. Ну и все бы ничего, только вот в то время, армия противника получила очередное подкрепление, в котором оказалось много магов, и что самое неприятное, банши. Из-за проклятых ведьм, маги были практически связаны по рукам и ногам, а колдуны противника беспрепятственно прорежали количество наших воинов. В итоге мы потеряли больше двух тысяч солдат, а для гоблинов и другой нечисти открылся примой коридор к нашему городу. Дозорные говорят, что первые отряды врага будут у стен еще до расцвета. Так что вы прибыли очень вовремя, у нас тут каждый меч на счету а эльфийские лучники станут хорошим подспорьем.
        - если не секрет, чья армия так легкомысленно попала в эту бойню? - как можно равнодушнее спросил Дэн, а сам с затаенным дыханием стал ждать ответа. В армии оставшейся на границе у него осталось много хороших знакомых, и за их судьбу оставались беспокойства.
        - да не секрет, армия генерала Грегора. Они сыграли роль соломенных чучел, когда банши отсекли магов от основного войска. Молодой идиот решил поиграть в героя, наслушался рассказов о том, как Гомон сдерживал противника десетикратно превосходящего его количеством, и сам решил записать свое имя в историю. Забыл что Гомон потерял три четверти войска, и сам чуть не погиб в тисках гвардии людоедов! - кулак короля с грохотом опустился на крышку стола, от чего подпрыгнули графин и ваза. - ну да это уже дело прошлое, теперь мы покажем Циану, с помощью эльфов мы его на голову разобьем. Ну хватит о войне, лучше скажите, когда свадьбу думаете играть? И не переживайте, все расходы я беру на себя.
        Денис и Лена переглянулись, они еще не задумывались над этим вопросом, но сказать такое Иосифу, воспитанному в строгих правилах, не могли.
        - так как я единственный паладин, то обязан сражаться в первых рядах, и поэтому я не хочу обременять Лену какими либо обязанностями, ведь я могу и умереть. Поэтому мы решили назначить дату свадьбы только после окончания войны. - выкрутился Денис.
        Король посмотрел на него из под густистых бровей, морщины на его лбу стали еще глубже.
        - я уважаю твое решение, и поддерживаю благородные намерения, но не одобряю такой выбор. На твоем месте я бы быстренько побежал в храм, а уже потом отправился на войну, зная что дома меня дожидается любящая жена. Заметь, еще один повод вернуться живым. Но это твой выбор, и я не буду ему перечить, если конечно моя дочь с этим согласна?
        Лена торопливо закивала.
        - тогда решено! Как только заканчивается война, я лично отведу вас в храм, а перед этим познакомлю зятя со своими доверенными лицами. - говоря последнюю фразу, Иосиф хитро подмигнул Денису, намекая на шумный мальчишник.
        
        Войско противника было похоже на бескрайнее море, на первый взгляд абсолютно хаотично передвигающихся фигур, но на самом деле подчиняющихся определенной системе обученных воинов.
        Денис находился в кавалерийском отряде, гогтовом в любую секунду сорваться с места, что бы врезаться в массу врагов. С самого утра они заняли позицию чуть левее города, на другом фланге своего часа ждали грифоны. Основная же часть пехоты выстроилась перед воротами, надежно прикрываемая лучниками, устроившимися на стене.
        Солнце беспощадно припекало, нагривая доспехи и лишая воинов выдержки, а противник все не спешил приближаться.только после полудня началась атака.
        В первых рядах войска Циана шли банши и самые крупные людоеды, перемешанные с троллями, несущими тяжелые шиты. Дальше шли нескончаемые ряды мечников-людоедов, и гоблинов, а на флангах расстедоточился сброд вооруженный дубинами и копьями. Все маги войска находились глубоко в тылах, прикрытые огромным количеством солдат.
        Столь огромная масса врагов, надвигающихся на тебя, может поколебать уверенность самого храброго воина, но все сомнения исчезают, когда воздух разрывает серебряный зов боевых рогов.
        Линия всадников дрогнула, взметнулись в высь знамена, и сверкающая стена понеслась на врага. Денис еще видел, как в воздух поднялись стаи грифонов, как со стены сорвались тучи стрел, затем командир дал знак опустить копья, и сбить ряды в более плотный строй. Затем все смешалось.
        Это не было похоже ни на одно из описаний исторических сражений, это вообще мало походило на организованный бой. Целостная картина сохранялась первые пять минут, затем строй развалился, разделяясь на небольшие группы по пять шесть всадников, утопая в массе вражеских тел.
        Копье не выдержало столкновения с плотной стеной щитов, зато насквозь пробило щит вместе с держащим его троллем, и осталось торчать в теле противника, оставив в руках Дениса маленький обломок. Еще повезло, что враг растерялся, и удалось выхватить меч, иначе можно было закончить жизнь на мечах озверевших от ярости людоедов.
        Как-то внезапно, вокруг оказались только враги, изредка над головой пролетали грифоны, небосвод расчерчивали огненные штрихи магического поединка.
        В памяти отпечаталось бесконечное количество искаженных от ярости и боли лиц, которые уже не принадлежали разумным существам, а были звериными мордами, в чьих глазах застыла жажда крови. У самого Дениса лицо мало отличалось от лиц окружающих, разве что не было клыков, но оскал от этого менее внушительным не становился.
        Иногда шальная стрела попадала в доспехи, иногда это были стрелы людоедов, а иногда и эльфов, просто промахнувшихся в избранную цель, уже убитую кем то другим. Земля вздрагивала от взрывов, когда на воинов падали огненные шары, в нескольких местах повисли облака смрадного газа, вдыхание которого было смертельно.
        Денис вновь и вновь взмахивал мечом, синеватая сталь которого легко кромсала доспехи, и обрубала копья. Самое удивительное, что при том, что сам Денис уде был весь забрызган кровью, на удивительном клинке не осталось ни капли красной жидкости, и меч казался только выкованным и еще ни разу не использованным, даже после того, как его извлекали из тела очередного врага.
        Аркан захватил левую руку, и сильный рывок едва не выдернул из седла, но в последний момент удалось обрубить веревку. Этой заминкой воспользовался оказавшийся рядом людоед, ударом кривого палаша снесший голову лошади.
        Денис сумел вывернуться, и приземлиться на ноги, и наугад ткнуть мечом. В следующее мгновение он услышал хрипение, и на руку навалился огромный вес. Пока он освобождал оружие, в спину пришелся тяжелый удар, отбросивший паладина на временно освободившийся пятачок.
        В левой руке сам собой образовался магический сгусток, который тут же устремился в предпологаемого врага. Денис не был силен в магии, и использовал ее только в крайних случаях, к сожалению оставшись без коня среди войска людоедов, он уже не видел иного способа хоть как-то продлить себе жизнь.
        Жар от взрыва просочился даже сквозь забрало шлема, а следом по ушам ударил пронзительный визг, от которого едва не лопались перепонки. Равновесие удалось сохранить только за счет гоблина, рухнувшего замертво, и удобно подставившего древко своего копья. У бедняги были выпученные глаза, а из ушей струилась кровь. Еще несколько несчастных лежали вокруг, пораженные тем же недугом.
        Дэн сфокусировал зрение на причине этого бедствия, как раз вовремя, что бы увернуться от удара тощей руки, способной проломить рыцарский щит.
        Банши злобно сверлила паладина глазами, полыхающими синем пламенем, и скалилась в зловещей улыбке, не обращая внимания на то, что ее левая рука быстро обугливается под воздействием магического огня.
        "это мы уже проходили" равнодушно подумал Денис, и ударил ведьму открытой ладонью, создав на ней шар чистого света. Тщедушное тело разорвало на куски, которые быстро рассыпались в прах.
        Бросив взгляд на небо, он удивился, увидев что солнце уже коснулось горизонта, при этом отметив, что сильно уменьшилось количество грифонов, и не столь ярки и многочисленны магические заряды.
        Основные силы защитников отступили к стенам города, где перегруппировались и готовились вновь вступить в бой. Среди войск противника остались одинокие воины, отбившиеся от отрядов, и маленькие группы, все еще пытающиеся прорваться к своим. К своему несчастью Денис относился к тем, кто остался в окружении, и при этом вокруг не было никого, кто мог бы прикрыть спину.
        Первая волна была разбита, растерянные людоеды и гоблины, хоть и остались в достаточном количестве, но потеряли командиров, и их действия приняли хаотичный и бесконтрольный характер. Однако расслабляться не стоило, так как следом шла еще более мощная волна, постепенно поглощающая оставшихся без командиров солдат.
        Бой не прекращался ни на секунду, противники продолжали наступать, подчиняясь своим инстинктам, и хоть это и не имело особого смысла, но и не давало времени на передышку.
        Что бы выйграть хоть сколько ни будь времени, что бы перевести дух, Денис создал вокруг себя купол света, на который тут же обрушились десятки ударов. Купол так же привлек внимание вражеских магов, которые приняли его за хорошую мишень, для тренировок.
        Вторая волна накатила, как цунами, не замечая отдельных отрядов, устремившись к основной преграде. Молодой паладин оказался вновь втянут в бешеную мясорубку, полностью погрузившись в боевой транс, и едва успевая отражать и наносить удары. Не смотря на все усилия, пробиться к своим было невозможно, тебо работало на максимуме возможностей, а внутренние резервы подходили к концу.
        Хоть это было и неприятно, пришло осознание, что вот-вот все закончится, а вклад внесенный Денисом, во время этого сражения, равен песчинке, упавшей на спину слона. Сколько бы он не убил врагов, их было настолько больше, что потери попросту не замечались, а это уже заставляло паниковать.
        "вот тебе и герой, надеюсь хоть у Макса дела идлут лучше, если он конечно еще жив. Может хоть ему хватило ума не вмешиваться в местные разборки, и тем более не строить из себя кого-то великого".
        Стоило закончить эту мысль, как в левом плече взорвалась страшная боль, а в лицо угодил кулак закованный в железную перчатку.
        И вновь, ситуация вокруг изменилась. Нет, противник продолжал наседать, а обороняющиеся прижимались к городским стенам, удерживая позиции только благодаря лучникам, снимающим бокатую жатву, так как почти каждая стрела находила свою цель.
        Все изменилось исключительно для Дениса, в его глазах сверкнул белый свет, а с мира как будто сняли затемненную линзу. Противники вдруг стали двигаться необычно медленно, даже для состояния боевого транса, тело наполнилось необычайной силой и легкостью, а все пространство вокруг буквально пронизывал тусклый белый свет.
        Оттолкнувшись ногами от пропитанной кровью земли, Денис взмыл в воздух, на высоту двух метров, перелетел через поднятый щит одного из наступающих троллей, и нанес удар ногой в лицо своему противнику. Под ногой неприятно хлюпнуло, и тролль начал оседать, а паладин успел сделать еще несколько подобных шагов, отправив во тьму попавшихся на пути неудачников. Затем он окуратно приземлился на обе ноги, и согнув колени крутанулся вокруг своей оси. Острый меч легко рассек несколько тел, и нанес тяжелые раны окружающим Дениса врагам.
        Вокруг как-то неожиданно образовалось пустое пространство, и только теперь Денис почувствовал, хотя правильнее будит сказать "не почувствовал", ни единого признака боли в теле. Со всех сторон, на расстоянии выпада застыли десятка людоедов и гоблинов, не решающихся атаковать, но направивших в сторону страшного противника большое количество острой стали.
        Страха больше не было, да и не стоило бояться существ, просто физически не способных причинить вред. Клинок замелькал с удвоенной скоростью, и теперь уже дрогнули нападающие. Обострившийся слух вырвал из общего гвалта крик, похожий на рычание тигра и вопль пойманного орла одновременно.
        Проведя два оборота вокруг своей оси, он расчистел небольшой пятачок, и успел бросить взгляд в сторону, откуда донесся звук, прежде чем вновь пришлось скрестить мечи с очередным самоубийцей.
        Метрах в пятидесяти от того места где сражался Денис, в окружении оказался подбитый грифон, одно крыло у которого безвольно лежало на земле, в то время как сам зверь отчаянно отбивался от гоблинов копьеносцев. Само собой, шансов у него не было, а седло на спине, из которого видимо выпал всадник, только стесняло движения.
        Денис мог бы пропустить происходящее мимо своего внимания, так как и у него самого хватало противников, но в этот момент в его голове родился безумный план, который он тут же начал притворять в жизнь. Рассеянная волна силы, как игрушки разметала врагов, освободив проход, в который тут же устремилось израненное животное. Возможно это был просто жест отчаяние, так как сложно было поверить в то, что грифон сознательно решил присоединиться к человеку. Хотя с тем же успекхом можно было предположить, что животное было настолько напугано, что подсознательно стало искать защиты у единственного оказавшегося рядом существа, хоть немного напоминающего его хозяина.
        Денис легко взлетел на широкую спину крылатого монстра, мечом обрубая ремни седла, а другой рукой хватаясь за пышную гриву. На встречу самым ретивым людоедам он послал волну рыжего пламени, заставившую плавиться даже метал, из которого были выкованы доспехи. Сам же Грифон, почувствовал себя намного увереннее, когда на спине вновь оказался всадник, а отсутствие седла только облегчило движения.
        До этого, Денис никогда не пробовал передавать мысленные команды животных, и ему очень бы хотелось, что бы этот опыт никогда больше не пришлось повторять. От передал своему скакуну изображение пути, которо им предстояло преодолеть, и не успел очухаться, как послушный зверь рванул в нужном направлении.
        Если раньше Денис думал, что летать на грифоне страшно, то ему пришлось пересмотреть свое отношение к этому безопаснейшему способу передвижения. Его "скакун" был лишен возможности подняться в воздух, так как крыло продолжало висеть, не подавая признаков жизни, поэтому зверь разумно решил бежать. А самым действенным видом бега как выяснилось, летающие монстры считают длинные прыжки.
        Все, на что хватило Дениса, это метание огненных сфер на угад, и полная концентрация на задаче "не упасть с коня".
        Грифон за один прыжок преодолевал десяток метров, проносясь над головами врагов, инстинктивно вжимающимися в плечи. Действительно, так как грифон не втягивал когти, его лапы могли существенно покалечить того, кто не успел бы убраться с его пути.
        Дураков в армии Циана оказалось не так уж и много, даже подавляющее количество патриотов самоубийц, старалось отдать свою жазнь так, где это было мение болезненно. Так что в итоге, перед скачущим грифоном просто расступались ряды воинов, образуя широкий коридор, и уворачиваясь от огненных зарядов, непредсказуемо летящих в разные стороны.
        Когда до линии защитников оставалось не более двух сотен метров, в воздухе разлился чистый зов боевых рогов, а затем воздух зашумел от хлопков сотен и сотен крыльев.
        Зов на мгновение заглушил шум боя, и заставил замереть всех его участников, а затем небо заполонили грифоны, со спин которых лучники обрушили дождь из стрел и метательных дротиков на головы своих врагов.
        Потерявшие большую часть магов гоблины и людоеды, в панике заметались по полю боя, сталкиваясь и падая, мешая друг другу, и создавая полный хаос. Банши ничем не могли помочь, так как были не в состоянии добраться до грифонов. За считанные минуты ситуация в сражении армий перевернулась с ног на голову, и за то же время, войско Циана потеряло около четверти своей численности.
        Наконец в воздухе раздался низкий и дребезжащий голос горнов, и противник начал отступать.
        Ошеломленному Денису помогли слезть со спины грифона, его тело отказывалось слушаться, а руки и ноги задеревенели, так что стоять без помощи было очень сложно.
        - мы победили? - не веря своим глазам спросил он, провожая взглядом отступающую рать.
        - сегодня да, но они вернуться, сделают ваыводы и в следующий раз нам будит еще сложнее. - произнес один из рыцарей, поддерживающий паладина. - вообще у них довольно умный командир, не стал жертвовать войском в надежде победить нас числом, а решил повременить с решающей битвой. Если бы он не был врагом, я бы даже заувожал его.
        - ладно тебе, совсем парню голову заморочишь, а он и так сегодня многое пережил. - упрекнул товарища его сосед, обладатель низкого голоса и густой бороды.
        Раненого грифона куда-то увели, а Денис поддерживаемый двумя рыцарями, еле передвигая ногами поплелся в город.
        
        Циан был в ярости, и если бы его раздражение можно было бы рассчитывать в тротиловом эквиваленте, то накопившейся взрывчатки хватило бы на разрушения, схожие с взрывом средней атомной бомбы. Уже давно ничто не могло лишить его душевного равновесия, но в последнее время буквально все шло не так, как было запланировано. Сперва Легат умудрился проиграть во внутренней войне, и погиб, затем поддерживаемый наследник престола эльфов был убит во время нелепой охоты на людей, а теперь еще эти же эльфы, объединились с союзными войсками, и уже нанесли немалый урон. Еще одной неприятной новостью стало появление молодого паладина, ставшего героем для людей, и идолом за которым тянутся молодые воины. В такой обстановке на панику в рядах жителей восточных земель рассчитывать не стоило.
        Циан наблюдал за ходом последнего сражения, так как предусмотрительно послал туда одного из своих наблюдателей, чьими глазами и воспользовался. Именно он дал приказ отступить, так как перспектива попасть в ловушку, в которую не раз попадал Легат, ему очень не нравилась.
        Итак, что получается в итоге: люди воспряли духом, и к ним присоединились эльфы, сильно замедлилось продвижение войск вблизи гномьих гор, и по последней инхормации от шпионов, в скором времени придется вести войну на два фронта.
        Последний факт раздражал больше всего, ведь еще недавно все было так хорошо. К сожалению отряды убийц провалили свое задание, а вчерашняя мелкая неприятность грозит перерости в крупную проблему.
        Молодой маг Сим, оказался очень тщеславным и властолюбивым, только заняв императорский трон, он уже решил расширить свои границы. Такой амбициозный союзник был бы очень полезен, при том, что он является носителем знаний, которые и помогли победить Легата, но надежды перетенуть черного мага на свою сторону не было, в основном из-за множественных попыток убийства.
        На данный момент главными задачами являлись: убить паладина и черного мага, а так же рассорить эльфов и людей, и не дать гномам присоединиться к их союзу. При этом люди вновь падут духом, потеряют столь необходимую поддержку, и вскоре потерпят поражение, а бывшая империя Легата, хоть и является едва тлеющим костром былого величия, станет приятным бонусом, а со временем используя новых подданных, можно будит заняться и эльфами.
        Теперь когда решение было принято, стоило принять экстренные меры. Во-первых, нужно отозвать часть войск с фронта, что бы перекрыть горные перевалы, и недопустить проникновения врага на территорию собственной империи, во-вторых: нужно приказать армии несколько отступить, пусть союзники порадуются, все равно нужно восст ановить силы, и разобраться с первостепенными задачами.
        Эти мысли несколько успокоили Циана, на его лице даже появилась выражение удовлетворения. И тут он понял, что пока находился в приступе злости, расхаживал по коридорам своей башни, а встречающиеся на пути слуги, взимались в стены, стараясь быть как можно мение заметными. Эта маленькая деталь еще больше улучшила настроение магистра, и он с видом "грозовой тучи" направился в лабораторию.
        
        С момента последнего боя прошло два дня, а враг все никак не возвращался, что бы взять реванш за поражение.
        За окном стояло раннее утро, с севера наползали тяжелые свинцовые тучи, предвещая скорый дождь.
        Денис размашистым шагом шел по светлым коридорам королевского замка, улыбкой отвечая на приветствия, и махая рукой множеству новых знакомых. После того, как ООН вырвался из вражеского окружения верхом на раненом грифоне, молодой паладин стал чувствовать себя самой знаменитой кинозвездой.
        Можно было догадаться, что свой вклад в это внес Том, который еще с тремя гвардейцами, направо и налево разбрасывался героическими историями, в которых Денис представлялся чуть ли не непобедимым героем, от одного взгляда которого враги впадают в панику, а от грозного боевого клича, готовы бежать без оглядки.
        Истории обростали подробностями, чем больше их рассказывали, тем больше становилось врагов, и тем храбрее и сильнее выглядел главный герой.
        Все это не прошло даром, теперь каждый солдат считал своим долгом отдать честь или распахнуть дверь при приближении великого героя, любые его мелкие поручения, молодые оруженосцы выполняли охотнее приказов короля, а вздумай он обвинить самого Иосифа в измене родине, так королевская стража стала бы первой, кто взялся бы захватить предателя. Придворные дамы бросали на него томные взгляды, награждали многообещающими улыбками, и постоянно старались быть в его поле зрения, что не могло не вскружить голову самому Денису, и разумеется не раздражать Лену.
        Король же относился ко всему происходящему по философски, он считал что у народа должен быть герой, а пока исполняющий эту обязанность воин не берет на себя слишком много, можно позволить окружающим поиграть в восхваление и восхищение. Возможно король и был бы более решителен в решении сложившейся ситуации, но все решало то, что героем считали его будущего зятя.
        Размеренным шагом Денис приблизился к массивным дверям, закрывающим вход в кабинет короля. Тут же десяток стражников вытянулись в ровную линию, и отсалютовали алебардами. Затем два наиболее молодых воина сорвались с места, и распахнули створки дверей громогласно объявляя.
        - сэр Денис, светлый паладин!
        Денис кивнул, показывая одобрение действиями стражи, и шагнул внутрь.
        За рабочим столом сидели Иосиф и Галеон, в окружении доверенных генералов, и личных помощников.
        - вызывали, выши величества? - щелкнув каблуками и отвесив поклон спросил Денис.
        Он был одет в шикарный синий камзол, расшитый серебряной нитью, с высокими черными сапогами и коротким белым плащем, при ходьбе как крылья развивающимся за спиной.
        Эльф критически осмотрел одежду Дениса, оценивая ее со стороны удобности ведения боя, и отметив, что у него не отобрали мечь, перед тем как впустить на прием к двум коронованным особам.
        - я смотрю ты уже обвыкся в роли народного героя, не боишься завистников, чьи жены оказывают тебе знаки внимания? - насмешливо спросил Галеон, сбивая спесь со своего молодого друга. - и не забывай, друг мой, ты без пяти минут зять короля, а значит должен вести себя соответственно.
        - то есть быть напыщенным, никого не замечающим хамом, считающим себя лучше других. - хохотнул Иосиф, развеивая напряжение, увидев как поник его будущий родственник при словах эльфа.
        - будит исполнено, прикажите приступать? - изображая полную серьезность произнес Денис, стрельнув глазами в белокурого эльфа.
        - позже потренируешься перед зеркалом, а пока перейдем к делу. - ответил Галеон, и кивнул одному из эльфов, находящихся поблизости.
        - гхм, наши силы уже собрались вблизи фронта, и из разных городов приходят радостные вести о том, что враг был остановлен, и отброшен на позиции, занятые несколько дней назад. Разведка докладывает, что к армии Циана более не поступало подкрепление, а даже наоборот, часть войск покинула линию фронта, а оставшиеся воины стали строить баррикады, что значит, что повторного нападение ждать пока не следует. В связи со всеми этими факторами, было решено начать контрнаступление, так как враг ослаблен и именно сейчас у нас есть реальный шанс переломить ход войны.
        - что ты об этом думаешь? - спросил Иосиф, как только докладывающий эльф замолчал.
        Денис задумался, он понимал, что от его мнения ничего не зависит, а будущий тесть возможно просто проверяет его полководческие таланты.
        - вполне возможно это обманный маневр, призванный заставить нас растянуть наши силы, а затем нанести удар теми ресурсами, которые сейчас якобы выведены из боевых действий. Я думаю стоит послать отряд грифонов, что бы с высоты отследить перемещения армии врага, а так же убедиться, что возводимые укрепления не являются бутафорией, так же предназначенной для того, что бы ввести нас в заблуждение.
        Все присутствующие немного помолчали, обдумывая услышанное, а затем Иосиф хлопнул эльфа по спине и сказал:
        - вот видишь, работает у него голова! А ты говорил он еще молод, слава в голову ударила.
        Галеон едва не свалился со стула, от такого проявления дружеских чувств, а потом произнес:
        - ты прав, это действительно мог быть обманный маневр, но мы удостоверились в том, что все является именно так, как докладывает разведка. Теперь я хочу сообщить тебе две новости, а точнее три, но на прямую тебя касаются только две. Во-первых, мы начинаем контрнаступление, и начинаем его уже завтра, во-вторых: как герой войны и единственный паладин, ты будишь командовать одним из отрядов, которые первыми вступят в сражения. - тут на лице эльфа появилась издевательски-насмешливая улыбка. - а в-третьих: ты будишь командовать крылом грифонов, состоящим из двадцати обученных всадников.
        У Дениса под ложечкой неприятно засосало.
        - но как, ведь я даже летать то не умею?
        - на этот счет не беспокойся, твой новый "скакун" умеет. - успокоил его эльф. А на недоумевающий взгляд ответил. - надо было думать, перед тем как приручать грифона, он теперь никого к себе не подпускает, выбрав тебя своим всадником.
        Желудок непроизвольно упал до уровня пяток, память услужливо подсунула "видеоролик" в котором Денис скакал на раненом грифоне.
        - советую тебе сейчас же отправляться в расположение своего отряда, познакомиться с новыми подчиненными а заодно потренироваться в полетах. - мило улыбаясь подсказал Галеон.
        Денис, все еще не пришедший в себя от полученного известия, поклонился и покинул комнату.
        - ты думаешь, мы не слишком к нему суровы, все таки он действительно не умеет летать? - задумчиво произнес Иосиф. - и ведь это может быть для него опасно.
        - не переживай, в его отряде находятся отличные воины, которым дан приказ охранять его как члена королевской семьи. Да и в сражениях они будут принемать самое посредственное участие. Зато представь сколько из этого плюсов, Денис научится командовать отрядом, возможно победит свою воздушную болезнь, а заодно с него сойдет спесь, которую навивают восхищенные им пехотинцы и кавалерия.
        
        Грифон, которого эльфы оказывается ласково звали "Пушистик", с восторгом воспринял появление Дениса, и со всего разгона врезался ему в грудь головой, повалив на землю. Если учесть, что они находились во внутреннем дворе дворца, то молодому паладину еще повезло, так как падать пришлось всего лишь на утоптанную землю. Однако для ребер смягчающих обстоятельств не было, и от силы удара, даже показалось, что треснула грудина.
        А грифон радостно урча, принялся вылизывать лицо поверженного всадника своим тонким языком.
        Два десятка рослых эльфов, вооруженных до зубов, и очень похожих на гренадеров из пограничных войск, подоспели вовремя, что бы спасти своего командира, от чересчур сентиментального животного.
        - и это на нем я должен научиться летать? - спросил ошарашенный Денис, поднимаясь на ноги.
        - так точно! - рявкнули в один голос эльфы, вытягиваясь по стойке "смирно".
        Это задание все больше походило на издевательство, а отряд порученный Денису, в лучшем случае являлся группой телохранителей, а в худшем, нянек, которые будут везде следовать за паладином, и не будут давать ввязываться в хоть немного опасные сражения.
        "вот уж фиг вам, еще посмотрим, кто в итоге будит подчиняться!"
        - отряд, смирно! - тоном выученным еще во время служения в армии, рявкнул Денис, и как только эльфы построились в одну линию, начал их отчитывать. - ты, почему сапоги в грязи? Ты, заправь рубашку. Застегни рукава. Вынь травинку изо рта, не корова. - и наконец приказ, заставивший округлить глаза и впасть в ступор всех эльфов отряда. - завязать волосы в косы, или конские хвосты, иначе в следующий раз, я просто обрею вас на лысо.
        Убедившись в том, что все подчиненные прочувствовали условия в которые попали, и поняли, кто главный, Дэн еще раз прошел вдоль строя, а затем рявкнул:
        - седлать грифонов, на сборы две минуты, опоздавший чистит обувь всему отряду!
        Тут же развернулась бурная деятельность, эльфы торопливо чистили своих грифонов, застегивали многочисленные пряжки и ремни, пристегивали сумки и запасное оружие. Сам же командир ограничился тем, что надел на Пушистика седло, без всех дополнительных прибамбасов. Он решил учиться летать, а в случае необходимости, можно будит взять с собой дополнительный груз. Но пока этого не требовалось, страховочные ремни тоже остались на земле.
        В установленные две минуты, весь отряд стоял в полной боевой готовности, за исключением того, что Денис сидел верхом на своем грифоне, а остальные стояли сбоку каждый от своего.
        - а время то идет. - насмешливо произнес Денис, когда до истечения двух минут оставалось три секунды.
        В итоге успели всего семера, не считая командира. А дальше началось освоение смложной науки, "полет на боевом Пушистике".
        
        Да будит свет!
        Последний шпион был убит в тот самый момент, как только отправил послание Циану. В послании говорилось о том, что Сим стягивает войска к границе, и планирует полномасштабное вторжение. А затем оборотни прервали жизнь молодого гоблина.
        За день перед отбытием, Максим провел тотальную чистку в своем новом окружении, были убиты десятки слуг и чиновников, и даже несколько успешных торговцев.
        План развивался так, будто все события были расписаны по часам, даже цверги удивили, закончив работу над императорским заказом на день раньше указанного срока.
        Зула подобрала великолепных бойцов, и подготовила их к предстоящей операции, Харон собрал лучших магов, а Рикси порадовала успехами строителей.
        Наконец настал день отбытия, в один час в небо поднялись два десятка дирижаблей, и почти три десятка драконов. Все досканально изучили свои роли, и теперь каждый солдат был похож на хорошо смазанную деталь швейцарских часов.
        Максим стоял на борту самого крупного летающего корабля, и с тоской смотрел на удоляющуюся башню, рядом с которой осталась его дракониха. Молния еще не до конца оправилась от ран нанесенных Тристаном, и Максим решил дать ей отдохнуть.
        - с ней все будит в порядке. - сказала Зула, неслышно подкравшись со спины и положив руку на мускулистое плечо императора, как всегда одетого в свободные белые одежды.
        Максим не хотел огорчать эльфийку, ведь она была одним из немногих существ, которым он мог доверять. Поэтому он сделал вид, что удивился, и не слышал как она подошла, хотя на самом деле, чувствовал ее присутствие еще на расстоянии десяти метров.
        - я знаю, никто не посмеет причинить ей вред, пока я жив.
        - но кто-то все таки посмел. - заметила дроу.
        - да, и очень скоро он заплатит за свою наглость, а затем ему уже ни о чем беспокоиться будит не надо.
        "какие мы сегодня суровые" мысленно восхитилась Гвен, лениво потягиваясь и подходя к хозяину.
        "я не привык прощать тех, кто посмел обидеть дорогих мне существ" ответил ей Макс, почесывая между ушами, и чувствуя как короткая шерстка покалывает пальцы. Еще пара недель, и внешне Гвен будит отличаться от обычной пантеры только глазами.
        - ты уверен, что план сработает? - снова подала голос Зула.
        - не в чем нельзя быть уверенным, но я очень на это рассчитываю.
        
        Харон остался в башне, официально он должен был присматривать за государственными делами в империи, как советник Сима, а неофициально, как заговорщик, он должен был подготовить теплый прием его величеству.
        Где-то в подвальных помещениях, ждут остальные участники сговора, за исключением Тристана, которому пришлось присоединиться к войскам. Хотя он все равно не поместился бы не в одном помещении башни.
        Харон торопился, ведь кроме него, в качестве помощников были оставлены и другие, например оборотни, которые души не чают в своем могучем вожаке.
        Несколько факелов впереди по коридору не горели, это не было странно, потому что в подземелье уже не осталось пленных, и туда никто не ходит. Однако это насторожило старого мага.
        - привет, колдун! - радостно крикнула Рикси, в облике лисы показавшись из бокового прохода.
        - чего тебе, не видишь я занят? - буркнул Харон, едва не вскрикнув от неожиданности.
        - фи, как грубо. - лиса села прямо посреди коридора, и начала вылизывать переднюю лапу, делая вид, что абсолютно не замечает "сына смерти".
        - ладно, говори, зачем я тебе понадобился? - раздражение уже перехлестывало через край, и Харон был готов раздавить наглую девченку собственными руками.
        - да ничего особого. - оскалилась Рикси. - просто ты как-то обмолвился, что хотел бы узнать, на что способны стальные рыцари, вот я и попросила Сима оставить парочку, что бы ты мог проверить это лично.
        Сердце в груди застучало с удвоенной силой, а из темноты впереди, тихим скользящим шагом вышли два стальных рыцаря. Их глаза полыхали огнем, а в руках блестели черные мечи, уже обагренные кровью.
        Харон резко обернулся, но лисы на прежнем месте уже не было, зато из бокового коридора вышли еще два рыцаря.
        - что это значит? - запаниковав спросил маг, уже составляя атакующее заклинание.
        - как неоригинально, твои друзья там внизу, спросили то же самое. Неужели неясно, ваш маленький заговор раскрыт, а так как вы больше не нужны, от вас решили избавиться. - вежливо пояснила Рикси, прячась за углом стены.
        Один из рыцарей провел выпад, и рассек черный балахон, во второго ударила синяя молния, а третий получил огненный шар прямо в грудь.
        Харон успел отпрыгнуть, выпуская сразу два заклинания, оттолкнулся от стены, и перелетел через двух рыцарей, закрывающих путь к бегству. Однако на этом все его успехи и закончились, как только его ноги коснулись пола, на правом плече сомкнулись пальцы железной перчатки. Давление оказалось настолько сильным, что кость просто размозжилась, а затем спину пронзила невыносимая боль, затем растекшаяся по всему телу. Опустив глаза, Харон увидел кончик меча торчащий из под балахона, и по мечу текла черная кровь.
        "сын смерти" даже с такими ранами мог бы выжить, все таки он давно не относился ни к одному из живых существ, но черный клинок высасывал магию, и разрушал тело, воздействуя на него первородной тьмой.
        Последнее что увидел Харон, перед тем как его дух был рассеян, это горящие алым огнем глаза, которые уставились на него из черного шлема.
        
        Три "сына ночи" выскочили на винтовую лестницу и помчались вниз, их мение удачливые товарищи остались лежать в комнате, в которую внезапно ворвалась стража. Только чудо помогло избежать смертельных ран, но некоторые арбалетные болты все еще торчали из тел.
        - Харон сказал, что никто не догадывается о заговоре. - прохрипел один из беглецов.
        - Сим не такой дурак, как хотелось бы этому старому идиоту. - огрызнулся второй.
        - что же нам теперь делать? - спросил первый.
        - бежать в подземелье, и предупредить остальных. А так же можешь помолиться, что бы до них еще не добрались. - зло прошипел третий, вырывая короткую стрелу из ноги.
        Дальше они бежали молча, экономя силы и приготавливая боевые заклятия.
        На лестнице не встретилось ни одного стражника, даже преданные императору оборотни не показывались, хотя чужое присутствие ощущалось везде. Пару раз в ответвляющихся коридорах мелькали огни, но больше ничего не происходило.
        Вход в подземелье был закрыт, как и было уговорено, что бы никто не догодался, что внизу кто-то есть. Магический фон башни мешал пользоваться ночьным зрением, и поэтому троица не увидела, что в темных нишах стоят солдаты с взведенными арбалетами.
        В коморке охраны горел тусклый свет, но ворвавшись внутрь маги никого не обнаружили.
        - вы кого-то ищите, или это просто экскурсия по древним тюрьмам? - спросил капитан стражи, выходя из закутка, в котором у тюремщиков размещалось отхожее место.
        - что здесь происходит? - рявкнул третий "сын смерти".
        - ничего особенного, господин маг. до нас дошли слухи, что в подвале башни собирается заседать аппозиционная группа, недоброжелателей нашего императора, вот я и решил проверить, правда ли это. - равнодушно ответил орк, гордый тем, что правильно употребил слова, которыми часто пользовался его господин.
        - и как результаты? - осведомился все тот же маг.
        - к сожалению, кроме вас до подвала еще никто не добрался. - и с этими словами он снова скрылся в закутке.
        Маги не успели обернуться, когда первые стрелы уже сорвались им в спины. Как только были разряжены все арбалеты, стражники обнажили мече, и стали рубить упавшие на пол тела.
        
        Короли дроу и цвергов, в окружении верных воинов медленно шли по нижнему ярусу башни, двигаясь в направлении входа в подземелье.
        - ты правда думаешь, что план Харона удастся? - задал вопрос высокий стройный эльф с черной кожей и пепельными волосами.
        - я не верю этому маги Зирус, но мне совсем не нравится мысль о том, что мне придется служить другому магу. - пробасил цверг, у которого чвет бороды мало отличался от цвета лица.
        - ты прав, мне тоже не нравится то, что мной помыкает человек. Однако он довольно умен и опасен, ты сам знаешь, на Симе все раны заживают быстрее чем на оборотнях.
        - не произноси его имя, еще накликаешь на нас беду.
        Некоторое время они шли молча, обоих королей нервировала внезапно установившаяся тишина, которая не могла предвещать ничего хорошего.
        - и все таки, ты веришь в успех этой авантюры? - вновь осведомился дроу.
        - на нашей стороне Тристан, и хоть его власть над драконами не абсолютна, он сам вполне может справиться с любым противником. - ответил бородач.
        В тишине коридоров раздался непонятный треск, как будто кто-то играл детской погремушкой.
        Вышкаленные воины заняли круговую оборону, не дожидаясь соответствующих указаний. Впереди встали цверги, взявшие на изготовки боевые секиры, а за их спинами встали дроу вооруженные луками.
        Шум медленно, как будто неохотно, приближался, и вместе с этом, треск учащался.
        - что будим делать, если это обычный слуга? - спросил цверг.
        - нельзя рисковать, мы слишком далеко зашли. - ответил дроу, потянув из ножен изящный меч, рукоять которого была укрышены крупными изумрудами.
        - о, что столько мужчин делает с оружием в помещениях для слуг, посреди ночи? - удивленно спросила девушка и облегающем шелковом платье, почти сливающимся с зеленым цветом ее кожи.
        "проклятье, что здесь надо этой твари?" подумал дроу, узнав Триш, одну из подопечных императора. Эта женщина-ящерица, не была ни колдуньей ни воином, а в башне находилась на правах домашнего животного, после того как ее вытащили из подземелья.
        Триш чуть выгнула спину, и оперлась рукой о стену, заставляя платье на груди натянуться, и слегка разойтись вырез декольте. За время прожитое в комнате для гостей, она наростила мышцы, и преобрела довольно соблазнительные формы, уже не раз замечая, как от нее не могут оторвать взгляд некоторые мужчины. Зеленый цвет кожи тут не был проблемой, а даже добавлял пикантности.
        Эльфы слегка расслабились, и опустили луки, о Триш ходили слухи как о наглой язвительной девчонке, которая любит компанию, и боится замкнутых пространств и одиночества. Поэтому то, что она решила прибиться к их отряду, никого особенно не удивило.
        - а ты сама, что тут делаешь? - спросил один из цвергов.
        - да так, гуляю. Я проснулась и захотела выпить воды, и обнаружила что в башне никого нет, и... в общем я решила найти кого ни будь, что бы выяснить, что происходит.
        - испугалась сидеть в комнате одна? - усмехнулся цверг.
        Триш только кивнула, а ее глаза предательски заблестели.
        - ладно, пойдешь с нами. - произнес король дроу, а на вопросительный взгляд своего товарища тихо добавил. - надо разобраться, что происходит, в случае чего, она может нам пригодиться.
        Продвижение по коридорам еще больше замедлилось, а новая спутница создавала необычайно много шума, постоянно болтая и смеясь над грубыми шутками цвергов. Она даже старалась заигрывать с эльфами, и некоторые из них все таки поддались женским чарам. Все это время, Триш не прекращала шуметь трещеткой, звук которой буквально убаюкивал.
        Наконец, за очередным поворотом показалась лестница, и тут началось короткое но кровавое сражение.
        Все началось с того, что Триш выхватила два тонких ножа их ножен висящих на бедрах, и скрываемых до этого подолом платья, и вонзила их в спины двум эльфам, после чего зарядила трещоткой в лоб ближнему цвергу. Затем по змеиному изогнулась, уворачиваясь от клинка направленного ей в грудь, и одним прыжком скользнула за угол коридора.
        В этот же момент, на отряд со всех сторон, выскакивая из боковых проходов, набросились оборотни. В числе наподдающих не было оленей, и медведей, так как последние были бы только помехой во время сражения в ограниченном пространстве.
        - хотел спросить, почему ты решила нам помочь? - осведомился Тод, в зверином облике сидя у одного из проходов. Его рыжий хвост обхватывал передние лапы, а выражение острой мордочки было презрительно-насмешливым, когда он рассматривал то, что осталось от дроу и цвергов.
        - за всю мою жизнь, со мной никогда не обращались так вежливо, и уж тем более не кормили такими изысканными блюдами. Кроме того, у Сима талант к убеждению, и очень крепкие объятия. - ответила Триш, выходя из своего укрытия.
        - императора Сима. - поправил девушку лис.
        - пусть так. - не стала спорить Триш, и подошла к растерзанному телу короля дроу. Она наклонилась и аккуратно взяла из мертвой руки его меч. - можно я оставлю его себе?
        - зачем тебе мечь? - удивился Тод.
        - хочу попросить Сима, позаниматься со мной фехтованием. - в свою очередь ухмыльнулась девушка, любуясь оружием, которое как влитое легло ей в ладонь. - да и ему он больше не понадобится.
        
        Дирижабли быстро скользили в ночном небе, сопровождаемые драконами, они представляли собой небесных демонов, готовых излить свою ярость на жалких существ, живущих на земле.
        Пограничные войска Циана были вынуждены наблюдать как над ними проплывает небесная флотилия, и были бессильны что либо сделать.
        Эта ночь была облачной, что сыграло на руку Максиму, так как с земли невозможно было заметить приближающиеся дирижабли.
        Душа молодого мага разрывалась на две части, одна трепетала от нетерпения и ожидания великолепного зрелища, а другая замирала в ожидании страшного события, в котором он был самой главной причиной происходящего.
        Для этого мира, тактика используемая Максимом была абсолютно новой, и не удивительно, что никто не был готов к подобному развитию событий.
        Уже были отданы последние команды, столица вражеской империи приближалась, а нарвы стали подобны натянутой тетиве.
        Глубокая ночь, город спит, и только одинокие стражники стоят на высоких стенах, которые не в состоянии уберечь жителей от надвигающейся беды.
        В памяти всплыл старый военный фильм, в котором рассказывалось о действиях авиации во время второй мировой. Перед глазами проплыли картины черных бомбардировщиков, крадущихся в ночи под прекрытием облаков, и готовых превратить процветающий город в груду пылающих руин.
        От таких мыслей по спине пробежал холодок, но уже в следующее мгновение спокойствие вновь окутало душу, а единственной мыслью осталось предвкушение зрелища. Зверь в душе победил оставшиеся человеческие чувства, жалости больше не было, так же как и угрызений совести.
        Дирижабли зависли над городом, в их днищах открылись люки, из которых медленно стали вываливаться железные шары с заключенным в них магическим огнем, бочки с порохом и сосуды с алхимической жидкостью.
        Еще мгновение в городе царили тишина и спокойствие, а затем прогремел первый взрыв, и пламя взметнулось к небесам.
        Гарнизон города был отличто обучен, а из-за угрозы войны, его усилили отрядами из основной армии, так что при желании, город можно было удерживать месяцами, при условии нападения обычным способом. Но произошло то, чего никто не ожидал, город стали забрасывать взрывающимися снарядами, с высоты, до которой не могли дострелить ни катапульты, ни тяжелые арбалеты. Уже через пять минут, застигнутые врасплох солдаты начали паниковать, а через десять, многие из них стали спасаться бегством.
        Максим смотрел на разгорающийся пожар с борта одного из дирижаблей, в его душе царило спокойствие а взгляд стал абсолютно безразличным. Внезапно исчезло ощущение предвкушения, не было так же и жалости к гибнущим внизу. Остались только холодные мысли, направленные к одной лишь цели, "захватить и уничтожить противника".
        Башня магии начала отстреливаться одинокими, но достаточно сильными импульсными зарядами, с которыми без проблем справлялись колдуны на летающих кораблях, и драконы, вместе со своими всадниками.
        Дирижабли стали кружить над городом, начиная от периферии и постепенно приближаясь к центру, где над зданиями возвышалась башня магии. У цитадели Циана была отличная магическая защита, которая отгоняла подступающее пламя, а для защиты от обычных атак, вокруг башни была возведена невысокая но крепкая стена.
        Крики отчаяния, боли и ужаса доносились даже до парящих в вышине дирижаблей, стоны умирающих холодили душу, впиваясь в сердце холодными когтями страха и сомнения. Но один только взгляд на уверенно стоящего на палубе господина возвращал воинам уверенность, наполняя сердца чувством долга.
        В городе царил настоящий ад, алхимические жидкости заставляли вспыхивать даже сырое дерево, а жар образовавшийся вокруг, заставлял плавиться железо и трескаться камни. Жители продолжали тесниться в узких улочках, хаотично бегать затаптывая упавших, в тщетной попытке спастись от всепоглощающего огня.
        "потрясающее зрелище! Сегодня ты невероятно вырос в моих глазах" мысленно произнесла Гвен.
        Максим в ответ только ироничто усмехнулся и хмыкнул. В тот момент ему было плевать на мнение демоницы. Взгляд его кровавых глаз был прикован к башне, как айсберг возвышающейся над пылающим морем огня.
        - милорд, запасы снарядов подходят к концу. - доложил капитан корабля, разодетый на монер английского моряка. Если учесть что это был орк, то зрелище выглядело забавно.
        - как только закончатся снаряды, пусть в дело вступают драконы. Передайте Тристану приказ, врагов не щадить, он будит доволен. Дайте им пол часа, а затем, когда город начнет гаснуть, высаживайте карателей. - голос Максима итак вводил в ужас его неподготовленных собеседников, но получившийся на этот раз будничный тон, заставил капитана поежиться от холодка, пробежавшего по зеленой спине.
        - будит исполнено, ваше величество. - вытянулся в струнку орк, и поспешил удалиться подальше от своего сюзерена.
        Наконец десятки драконов устремились к пылающему городу, их полет сопровождался радостным и возбужденным криком трех десятков глоток. Уже после первого захода, температура в городе подскочила на десяток градусов.
        - не завидую я колдунам, которые сейчас находятся на спинах драконов. - произнесла оказавшаяся радом Зула. Она была одета в походный костюм, поверх которого надела легкую кольчугу и перевязь с двумя мечами.
        Глядя на резвящихся крылатых ящеров, Максим широко улыбнулся, ему вспомнилась одна песня, часть которой он тут же процитировал, точно не уверенный в правильности слов.
        - "даже каменная кладка, здесь оплавлена как воск, и ужасная догадка мне сжимает в спазме мозг. В Альдруине притаился обезумевший дракон, меч волшебный засветился, кто же будит побежден?".
        - что? - одновременно удивленно спросили Гвен и Зула.
        - не обращайте внимания, это из моей старой жизни. - отмахнулся черный маг, оставив подруг размышлять над услышанным.
        Запах гари и копоти достиг высоты дирижаблей, заставив морщиться и закрывать лица все экипажи кораблей, только император не обращал внимания на такие мелочи, он вновь полностью сконцентрировался на башне.
        - капитан! Держите курс на вершину цитадели, я сойду на этой остановке.
        - но господин, мы побеждаем, вам незачем рисковать собой. Даже если башня не сгорит, мы возьмем ее штурмом. - осмелился возразить орк, мысленно представляя как его язык вырывает стальная рука одного из железных рыцарей, присутствующих на палубе.
        - разве я спрашивал ваше мнение, капитан? Вы получили прямой приказ, выполняйте.
        Больше никто не осмелился возразить императору, одной из причин этого стали его глаза, в глубине которых стало разгораться багровое пламя.
        "хочешь убить Циана своими руками, отыграться за то, что не сделал этого с Легатом и войти в легенды как великий воин?" спросила Гвен, когда вершина башни уже почти приблизилась на нужное расстояние.
        - "он был самым добрым в мире царем, это все не правда он правил огнем и мечом...".
        "и что это значит?"
        - ничего, просто мне нравится эта песня.
        Используя магию, для усиления прыжка, а затем слегка подкорректировав полет при помощи потоков пламени из рук, Максим блакополучно приземлился на плоскую площадку, которой заканчивалась башня. Выхватив парные мечи, он провел прием "Леонардо" из компьютерной игры "черепашки ниндзя", и вращаясь с бешеной скоростью, подобно ходячей мясорубке, изрубил на куски пятерых воинов и одного мага, которые пытались его остановить.
        В следующее мгновение на крышу приземлилась Гвен, а следом за ней два железных рыцаря, и десяток обычных солдат.
        "как всегда, самое интересное ты делаешь сам" обиженно буркнула пантера, обозревая груду нарубленного мяса.
        - рас эта башня точная копия той, в которой расположились мы, не думаю что Циана придется долго искать. - кровожадно оскалился Максим, позволяя зверю внутри себя почувствовать вкус сражения. При этом у него удлинились клыки, вспыхнули глаза, и затвердела кожа, покрываясь слоем живой стали.
        
        Циан сидел на высоком троне, инкрустированном золотом и драгоценными камнями. Он узнал о прибытии Сима в башне в тот самый момент, когда маг только коснулся ногами крыши башни. Теперь он мог отслеживать все передвижения своего противника, и посылать на перехват все новые и новые отряды смертников, целью которых было измотать врага.
        В отличие от Легата, Циан обладал не только чувством прекрасного и собственным вкусом к дизайну своего жилища, но он еще и хорошо разбирался в стротегии и тактике. Циан почти восхищался своим противником, который заставил его поверить в возможность масштабного вторжения, заставил оттянуть войска к границе, а сам атаковал самое сердце империи, используя при этом самую удивительную тактику, о которой раньше даже не могли мечтать самые удачные полководцы.
        Однако теперь столь интересный соперник допустил ошибку, он мог бы послать своих воинов, и попытаться взять башню штурмом, что при определенных обстоятельствах могло бы и сработать, но Сим решил личто закончить войну, и сам вошел в крепость противника, где даже стены могут сражаться против него.
        Циан широко улыбнулся, ему было плевать на то, сколько подданных сегодня погибнет, самым главным было не дать молодому конкуренту пережить столь опрометчивую ошибку.
        Пол тронного зала покрывал толстый кроваво-красный ковер, у стен стояли мраморные статуи, между которыми висели великолепные картины. Сами стены были закрыты темно-синим полотном, украшенным толстым золотым шнуром, рисунок из того же шнура украшал и ковер.
        Лучшие войны и маги собрались в тронном зале, вместе с ними стояли и несколько десятков банши. Против такой силы не способен устоять ни один маг, даже если он еще и могучий воин. Судьба Сима решена, а его жизнь оборвется здесь. Жаль только ковер придется поменять, ведь кровь подобных существ не отмывается.
        Внутренним зрением Циан увидел, как черная кошка разрывает на клочки очередной отряд посланный на перехват. Железные воины легко ломали живых противников, не прилагая старания для нанесения изощренных ударов, полагаясь только на грубую силу. Сам же черный маг шел в окружении почетного караула, держа перед собой скрещенные почти у самого пола, мечи.
        Ожидание раздражало, Циан даже подумывал, отозвать всех солдат, и пропустить добычу прямо к тронному залу, но вовремя одумался, и не стал совершать такую ошибку. Ведь противник мог заподозрить неладное, и в самый неподходящий момент повернуть назад.
        Наконец дверь распахнулась, и на центр зала вышла торжественная процессия, оружие у которой было замазано кровью.
        - давай обойдемся без громких пайасных фраз, вроде "наконец-то мы встретились", "добро пожзаловать в мой дом, жаль что ты здесь не задержишься" и "готовься умереть". За такие избитые клеше, нас уже перестают принимать в серьез. Так что, перейдем сразу к делу. - с ходу произнес Сим, не давая Циану и слово вставить.
        Хозяин башни несколько долгих мгновений пытался прейти в себя, и наконец засмеялся.
        - а ведь он мне нравится, действительно, жаль что тебе придется умереть. Но скажи мне пожалуйста, на что ты рассчитывал, когда вламывался в оплод моей власти?
        Молодой маг обвел зал скучающим взглядом, а потом еще более лениво ответил, как будто объяснял ребенку вполне очевидную вещь.
        - достаточно глупо использовать созданий тьмы, против одного из ее носителей. Если ты не забыл, то банши были созданы во время первой войны со слугами бездны.
        Глаза хозяина цитадели округлились, но он мгновенно взял себя в руки.
        - все носители тьмы были безумными тварями, единственной целью которых является поглощение жизненной энергии.
        - ты почти прав, как правило носители тьмы были безумны, но из каждого правила есть исключения. Некоторым носителям удавалось сохранять разум, и после войны они просто уходили в тень, где продолжали наращивать свое могущество. Как ты понимаешь, я последний из носителей тьмы, моим учителем был один из древних магов, который не дожил до сегодняшнего дня. Однако в качестве призрака он достаточно силен, что бы обучать молодых адептов этого направления маги.
        Циан несколько мгновений обдумывал услышанное, а затем тихо произнес:
        - курган?
        - именно. - кивнул облаченный в белое маг.
        - проклятье, надо было давно его разрушить, и плевать сколько на это ушло бы ресурсов.
        - все мы сильны задним умом. - сочувственно кивнул Сим. - однако мы увлеклись, убить всех!
        Все смешалось в нестройный гул голосов, криков и стонов, а тек же в смазанные картины бойни, которую устроили банши. Отряд нападавших так и не сдвинулся с места, ведь и без их участия, в тронном зале было кому убивать.
        Циан использовал огромную часть своей силы, и проклятых ведьм раскидало в разные стороны, опрокинув на пол как марионеток с перерезанными веревочками. Вторым заклинанием он послал поток разрушительной энергии, которая должна была разорвать на мелкие кусочки весь отряд противников.
        Сим шагнул вперед, и выставил перед собой открытую ладонь. Заклинание бессильно ударилось в незримую стену, и исчезло.
        Второй удар приняла на себя Гвен, метнувшаяся как молния, на перерез потоку рыжего пламени.
   &