Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Горностаев Василий: " Ролевой Синдром " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Ролевой синдром Василий Горностаев

        Авторская:
        «…Твоими врагами станут другие игроки. У каждого из них были свои причины оказаться здесь. Кто-то выпал из игры случайно, наткнувшись на аномалию. Другие сбежали осознанно. Но ты и сам знаешь, им не место на твоей Земле. Помоги тем, кто еще способен вернуться. Остальных избавь от страданий. Это смертный мир, мир людей. Сделай все, чтобы в него не пришла Игра».
        Своими словами:
        Ещё в детстве Ким начал видеть мир через призму игрового интерфейса. Он был таким не один. Это искажение восприятия назвали «ролевой синдром», и пусть оно не имело особых последствий, его обладателей всё равно стали считать психами. Но вот по прошествии 2-х десятков лет Ким вернулся в родной город и его синдром резко осложнился: открылась возможность прокачки, появился внтуриигровой магазин, а в списке заданий появилась цель: устранить аномалию.

        В. ГОРНОСТАЕВ
        РОЛЕВОЙ СИНДРОМ

        0 — Защита от дурака

        «…Ролевой синдром Филимонова — синдром из области психиатрии, при котором больной верит, что его физические/ментальные характеристики выражаются в конкретных числовых показателях.
        Данные делюзии часто сопровождаются зрительными и слуховыми галлюцинациями: больной утверждает, что видит надписи, напоминающие элементы дополненной реальности.
        В настоящий момент, синдром считается следствием чрезмерного увлечения компьютерными/ настольными играми. Однако первые случаи заболевания были описаны И. К. Филимоновым в начале восьмидесятых, когда эти увлечения не были настолько распространены. Кроме того, симптомы РС зафиксированы у людей, не имевших никакого представления о подобных игровых системах (маленькие дети, жители отдаленных районов).
        Любопытной особенностью является практически стопроцентное сходство в описании больными как названных характеристик, так и видимых ими элементов интерфейса…» 
        ИЗ СООБЩЕНИЯ В ОДНОЙ ИЗ ТЕМ, ПОСВЯЩЕННЫХ НЕОБЪЯСНИМЫМ ЯВЛЕНИЯМ И ЗАГАДКАМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РАЗУМА, НА ДОСКЕ «ПАРАНОРМАЛЬНОЕ» НЕКОЕЙ ИМИДЖБОРДЫ.

        «О, ролевики-шизофреники понабежали в тред. Пруфы-то будут, или опять начнете мычать про „компуктеров не было, а цифры были!!!1111“?» 
        ОДНО ИЗ СООБЩЕНИЙ, ПОЛУЧЕННЫХ В ОТВЕТ НА ПРЕДЫДУЩЕЕ.

0

        Настало время бесполезных фактов из моей биографии. А как еще? Нужно же понять, с каких именно пор, такая простая и беззаботная жизнь пошла под откос.
        Меня зовут Артур Ким, и по мнению отдельных личностей, я абсолютно неадекватный. Иногда, я с ними даже соглашаюсь.
        Все началось жарким летом, кажется в августе. Детали я плохо помню, мне было лет шесть. Вот вы все помните, что с вами в таком возрасте происходило? А может, только мелочи, вроде так и не купленной игрушки, или там, особенно вкусной конфеты?
        Игрушек, кстати, нихрена не было. Кризис-шмизис, тысяча девятьсот девяносто восьмой. Нет, мы не голодали, но и разносолов не видели. Странные были времена. И вещи происходили не очень понятные. Это я еще не знал, с чем придется столкнуться в будущем.
        Помнится, я тогда мечтал о компьютере. Виню в этом брата. Он тоже мечтал, и меня заставлял. Было у него несколько выпусков игрового журнала. Они казались просто таки порталами в неведомое будущее. Угловатое и смехотворное, по нынешним меркам, конечно, но тогда все это просто взрывало мозг.
        А уж после того, как нам удалось поиграть в первую Дьяблу, одержимость достигла космических масштабов. Егор просто оккупировал комнату своего одноклассника, которому повезло стать счастливым обладателем компа. Выгнать его оттуда можно было только применив физическую силу.
        Меня брат тоже иногда брал с собой. А когда мы не могли пойти в гости, то рисовали карты подземелий в тетрадках, придумывая монстров. И естественно, воображали себя героями, у которых всегда есть бонус к силе и здоровью. Потому что нафиг магов, за них играть сложно и скучно! Дети, что с нас взять?
        Воистину, если очень захотеть, то можно… Впрочем, обо всем по порядку.
        Тем прекрасным воскресным утром, батя решил не ходить на дополнительную рабочую смену. Заявил, что нечего там делать, один черт столовка закрыта.
        Отец наш не из тех людей, которые отдыхают молча и никому не мешают. Он испытывает неодолимую тягу разделить радость от выходного дня со всеми окружающими, вне зависимости от их желания сотрудничать. Уже в девять утра, он, сияющий и отвратительно бодрый, возник в нашей комнате.
        — Чего разлеглись, тунеядцы?  — кричал он, дергая нас с братом за пятки.  — Для кого солнце светит, птицы поют? Ну-ка, быстро завтракаем и на набережную идем.
        Все попытки сопротивления были подавлены изящными подзатыльниками. Он всегда любил говорить.  — Ты, Артур, учти. У нас как бы демократия. Но дисциплина ж должна быть!
        И я понимал, раз уж батя решил в кои века взяться за воспитание, придется продирать глаза и переться на эту набережную, где и спустя двадцать лет делать нечего, а уж тогда была совсем тоска. Единственное светлое пятно, это океанариум, но я уже тогда понимал — туда мы не пойдем. Во-первых: слишком часто мы ходили в это замечательное место, и я знал все экспонаты наизусть. Во-вторых, вход стоил четыреста рублей, и батя знал лучшее применение этим деньгам.
        В тот день, я впервые увидел баржу. Ну, или как ее называют в народе — «Баржу». Старое, отслужившее свое судно навсегда встало на якорь около набережной. Теперь оно выполняло функции морского ресторанчика днем, и гнезда черного разврата и вакханалии ночью (про разврат я узнал позже).
        Мы остановились около пологих плит, уходивших в море.
        — Ну-ка, постойте здесь,  — сказал он, обращаясь в основном к брату.  — Я мигом. Потом сразу пойдем на пирс.
        Егору было всего двенадцать, но жизнь уже сделала его непрошибаемым циником. В будущем, это качество поможет ему выжить и не сойти ума во время работы администратором в сауне. Там, как известно, мозги сворачиваются даже у самых стойких. На затеи отца брат уже тогда смотрел довольно скептически.
        Он ткнул меня в бок локтем.  — Смотри. А я думаю, чего это он в такую рань подскочил…
        Я задрал голову наверх и увидел коряво нарисованный транспарант над входом — «Акция: пиво выходного дня. Позавчерашние цены!». Если честно, тогда эта информация пролетела мимо моих ушей, ибо мороженое тоже продавалось по акции.
        Кроме бати, пивом и закусью выходного дня заинтересовались многие другие, и не было его минут сорок. За это время, Егор потерял ко мне всякий интерес, и я пошел играться к воде. Вода была мутная и грязная. В ней плавали целые заросли ламинарии, и какая-то мелкая замшелая медуза. Именно она и привлекла мое внимание. Разве много надо ребенку? Море же! Медузы же!
        Есть такая пословица, мол, любопытство убило кошку. Ее потом что-то воскресило, но чаще всего вторая часть поговорки на людей не распространяется. Очень быстро, я понял, что не такие уж эти плиты и пологие. На самом деле, у кромки воды они тупо обрывались.
        Нога в сланце скользнула по мокрому камню, и я ухнул на самое дно. Да, там метра два не больше, но какой у меня был тогда рост?
        Хватило ума набрать воздуха перед падением, и я на несколько секунд стал настоящим водолазом. Увидел, так сказать, подводное царство. Куски труб, ржавый мусор. Мимо проплыла газета с фотографией Ельцина на весь разворот. Нет, этого может, и не было, но сейчас мне почему-то кажется, что проплыла.
        А еще, там была какая-то красная тварь с распахнутым зубастым ртом. Насчет нее тоже не уверен, но спустя годы терапии, я пришел к выводу — тварь была, и это она виновата во всем, сволочь такая.
        Меня подхватили чьи-то сильные руки, и вытащили обратно на свет божий.
        — Слышь, парень, эй!  — кто-то щелкал руками перед моим лицом. Я даже не успел наглотаться воды, поэтому не нуждался в откачивании.
        — Артур!  — кричал брат.
        Глаза мерзко щипало от морской соли, но когда я разлепил их, то увидел незнакомого бородатого дядьку, который тряс меня, пытаясь привести в чувство. Ну, как бы, буквально. У него над головой висела черная, угловатая табличка, на которой ровно так и было написано. Читать я уже умел, поэтому никаких проблем разобрать надпись не возникло.
        Незнакомый бородатый дядька — Уровень 0 (смертный).
        Такая же табличка висела и у Егора, только там было указано его имя. Да и у всех, кто стоял рядом и повернулся в нашу сторону, были такие штуки. В основном, на табличках незнакомых людей красовались названия вроде «Красноносый дед» и «Толстая тетка». Все нулевого уровня. Все смертные. Я и слова-то такого не знал. Мог только прочесть.
        А еще, я понял, что у меня есть циферки. Почти как в Дьябле. Правда, везде были ноли, но это же логично. Я был еще совсем маленьким, но уже мог стать героем. Не терпелось всем рассказать. Надо было молчать в тряпочку, но кто же знал, как все будет?
        Вот так я впервые столкнулся с ролевым синдромом.
        Кстати, этого мужика отец благодарил изо всех сил, и позже мы узнали его как дядю Сашу, братана вообще и спасителя в частности. Со временем дядя Саша повадился ходить к нам домой, и особенно успешно подружился с мамой. Они потом так и остались жить во Владивостоке, когда отец увез нас с Егором в Питер. Но это уже другая история. Хоть и связанная с моим заболеванием.
        Я до сих пор думаю, что мама использовала мои проблемы как повод, чтобы свалить к другому мужику, и при этом остаться в белом пальто. Она вообще такая, своеобразная женщина.
        А меня ждали детские психологи и психиатры, которым я со временем научился врать, что никаких табличек не вижу, и никаких характеристик у меня нет. Отец сначала таскал меня по разным кабинетам, но никаких особых результатов это не приносило. Я врал, но в душе верил. А он, кажется, это подозревал.

        В итоге с грехом пополам, они признали меня относительно здоровым, потому что было проще свалить все на невроз, чем понять что за херня происходит на самом деле. Да и осадок остался. Учителя обычно быстро узнавали о моих темных тайнах. В школах начинались проблемы, и я почти в каждом классе ходил в новую. Там заново приходилось бить морды всем, кто считал себя дофига остроумным. Имиджу моему это никак не способствовало.
        Отец, считай, поставил на мне крест (хоть брат и вырос еще большим придурком, чем я). В армии такие дураки тоже не нужны. Военкоматский психиатр упорно предлагал лечь в больничку, но я как-то не стремился вступать в городскую сборную овощей.
        Кое-как я поступил в универ, и закончил его, после чего пустился в путешествие по Великопрекраснонеобъятной. Занимался всякой ерундой. Строил дома, делал ремонт. Работал сторожем. Год отпахал на тракторе в каком-то унылом совхозе. Девки там были симпатичные, но уж слишком напористые в своем желании выйти замуж и стать многодетной матерью. А мне как-то не хотелось плодить шизиков и алкашей. Их у нас и так хватает, а стране, как известно, нужны герои.
        Жизнь шла своим чередом, и ровно через двадцать лет после этого трагического события, я внезапно вернулся на то же самое место, где-когда-то упал в воду. Не знаю, наверное, подсознательно никак не мог избавиться от желания найти ответы.
        Пытался заодно найти себя. Лазил по довольно странным уголкам интернета.
        За годы, я успел много прочесть о ролевом синдроме. Общался с такими же несчастными как я (чаще всего, это оказывались тролли и обычные шизофреники). Повстречал кучу разнообразных дегенератов, окончательно разрушивших мою веру в человечество. Разговаривал с докторами и учеными. Какое-то время даже вел блог, пока не надоело беседовать с анимешниками, мечтавшими, чтобы я передал дар видеть всю эту хрень им.
        Меня не отпускала идея встретиться с самим врачом, открывшим эту замечательную болезнь, но следы доктора Филимонова затерялись в веках. Может и не было его уже. Но если был, то он где-то здесь, в Приморье.
        Но больше всего, я наверное, хотел просто осесть где-нибудь и жить спокойно. Не может человек бесконечно бегать от себя. Это выматывает. Хрен с ними с цифрами. Пусть будут. Есть-то не просят. От них вполне можно абстрагироваться. К тому же, что бы я ни делал, как бы ни качался физически или интеллектуально больше единицы в каждом параметре так и не заработал. Да и те добавились, когда мне было шестнадцать.
        Вот так я стоял на этих гребаных плитах, около этой гребаной баржи, и был готов отпустить все свои тревоги, и начать, наконец жить для себя. Дурак я был тогда, ровно такой же как в детстве. Только теперь еще здоровый и небритый. Думал, что полегчает. Не полегчало, наоборот, стало только хуже, а жизнь наполнилась неожиданными красками.
        Всего-то нужно было вернуться домой.

        1 — Мой первый квест (1)

        У нее короткие светлые волосы, большие зеленые глаза. Ноги от ушей, грудь — твердая четверка, да и сзади есть где задержаться взгляду. Вообще, она потрясно выглядит даже в домашней футболке и шортах, но чисто технически, она моя сестра и за такие мысли я буду гореть в аду.
        Алиса наклонилась, чтобы поднять кипящий электрочайник с пола. Табличка с ее именем и уровнем (нулевым, как у всех) осталась висеть на уровне роста. Надо же, сколько лет прошло, а никто так и не сделал розетки на кухне. Ох, дядя Саша, кто угодно ты, только не рукодельник.
        — Спасибо, что на порог пустила.  — сказал я, чисто из вежливости. Так то, она к этой квартире имеет весьма отдаленное отношение. Алиса была дочерью отчима от первого брака, и старше меня на четыре года. Сюда она переехала, когда родители решили жить за городом.
        Кстати, мама отнеслась к моему возвращению весьма прохладно, всем своим поведением показывая, что вычеркнула батю и обоих сыновей из жизни еще в те бурные годы, и вписывать обратно не собирается.
        Другими словами, в том доме, меня даже не пустили в прихожую. Ночевать на вокзале не хотелось, а тратить деньги на хостел — сомнительное удовольствие. Особенно, когда их мало.
        Пришлось понадеяться на доброту сводной сестрички, как на последний шанс. Доброта не подвела.
        — Да ладно, я что, не понимаю? Сама помоталась по съемным квартирам.  — ответила Алиса.  — Пока работу и жилье не найдешь, можешь оставаться.
        — А не помешаю?
        Она фыркнула.  — Вот помешаешь, тогда и будем думать.

        С сестрой мы, как бы, совсем не близки. Виделись несколько раз в детстве, и, пожалуй, все. Тогда толком не успели подружиться, а потом произошла вся эта история, переезд и т. д. Я рад, что она меня хотя бы узнала.
        Мы сели за маленький стол на кухне. Он здесь стоял еще с тех времен, когда пятилетний Егор с разбега врезался башкой в ножку. Голова не пострадала, а на ножке навсегда осталась выбоина.
        — С чего вдруг решил вернуться?  — поинтересовалась сестра.
        — Вот, соскучился по родному краю. Ну его нафиг этот запад.  — и это действительно так. С каждым переездом, я все более осознанно перемещался все дальше и дальше на восток.
        — А по-честному?  — эти зеленые глаза просто буравят.
        Мы с ней видимся четвертый или пятый раз в жизни, но она как будто видит меня насквозь. Наверное, очень хорошо наслышана о моем прошлом.
        — Свалил подальше от бати. Решил начать новую жизнь. Занял денег в микрозаймах и теперь в бегах. Сама выбирай, какой вариант тебе больше нравится.
        — Мне бы больше понравился правдивый ответ.
        — Ладно, про микрозаймы я пошутил.
        — Так ты у нас шутник, Артур…  — она аккуратно отпила чай. А кружку как держит, аж пальчик оттопыривает. Сразу видно, интеллигенция. Не то, что мы, дальние потомки корейских партизан.  — Можно нескромный вопрос?
        — Валяй.
        — Тетя Ира про тебя почти не рассказывала. А если и заходила речь, то в таком, неприятном ключе. Ну, сам понимаешь…
        — Ага, понимаю.  — когда всплывают всякие психологические подробности, о тебе многие начинают так отзываться. Даже если в глаза улыбаются. Казалось бы, кругом столько неадекватных, но чуть что, сразу клеймо на всю жизнь.
        — Скажи мне, с тобой сейчас все нормально? Только честно.
        Ну, как сказать. Все таблички на месте. У меня все еще по единице в силе, скорости, выносливости, энергии и воле. Все еще нет ни единого тотема, нет печатей. Приложений тоже нет. Самое главное, я до сих пор уверен, что это меню существует где-то в моем сознании, и одной мысли достаточно, чтобы его вызвать. Но официальная версия…
        — А ты поверишь?  — хмыкнул я.
        — Ну вдруг.
        — Нет у меня больше глюков, если ты об этом. И тогда, кстати, их тоже было очень мало. Это все мама раздула. Все искала повод уйти и обвинить отца во всех грехах.
        Алиса как-то кисло улыбнулась.
        — Не веришь? Думаю, то, что ты ее до сих пор зовешь по имени, хотя знаешь с четырех лет, говорит само за себя.
        — Да почему, верю. Не верила бы, не впустила.  — она отвела взгляд. Видимо, попал в точку.  — Если честно, мне все равно, что тебе там мерещится. До тех пор, пока это не гномики, которые убеждают тебя сжечь дом. Это ведь не они?
        — Нет, скорее острый приступ игромании. В любом случае, это уже в прошлом.
        — Вот и хорошо. Мы не чужие люди. А от поведения тети Иры волосы дыбом встают, если честно. С самого начала.
        Повисла довольно неловкая пауза.
        — Сближение брата и сестры на фоне общей неприязни к матери. Как мило.  — сказал я, варварски опустошая чашку.
        — Не говори.  — буркнула она.  — Что планируешь делать?
        — Начну с поиска работы. Может, удастся быстро найти что-то адекватное на первое время.
        — Позвала бы тебя к себе, но ты ведь даже близко не логист, хоть и с английским проблем нет.
        — Не-а. Я себе даже плохо представляю, чем именно ты занимаешься. Продаешь коробки китайцам?
        — И я о том же.
        — Мне еще нужно найти одного человека.  — сказал я.  — Но это явно не дело одного дня.
        — Потом скажешь мне детали, вдруг смогу помочь.
        Эта фраза поставила меня в тупик. Не привык я к такому отношению. Вот когда наоборот, нафиг посылают, вот это понятно и объяснимо. А это…
        — В чем подвох?  — спросил я у сестры.
        — В смысле?
        — Какая-то ты уж слишком добрая. Такого не бывает просто, уж извини.
        Алиса сложила руки на груди.  — Либо ты водился не с теми людьми, либо я такая же ненормальная. Выбирай, какой вариант тебе больше нравится.

        2 — Мой первый квест (2)

        Я устроился в старой комнате Алисы, которая была до этого моей старой комнатой. Сестра уже давно переехала в родительскую, откуда окна выходят на какое-то подобие двора и гаражи. А не на шумную трассу, как здесь.

        В помещении, из мебели остались небольшой диван, шкаф и стул. На стене до сих пор висел плакат, который повесил туда Егор. С него на обстановку в комнате взирала довольно свирепая тетка, с сомнительным уровнем социальной ответственности. В детстве, она меня жутко пугала, но брат не позволял и пальцем трогать плакат. Как это зверское убожество сохранилось в комнате у девочки — загадка, которую нам не суждено раскрыть.
        Ну и ладно. Я не привередливый. С собой у меня была только сумка со вторым комплектом одежды, и, пожалуй, все. Решение уехать с прошлого места было стремительным и импульсивным. Ничего полезного я там не оставил. Ушел ночью и огородами.
        Закинул вещи в стиралку, сам переоделся. Что еще делать, буду спать. Завтра надо начинать искать работу, и вообще осваиваться. В городе, кроме Алисы у меня знакомых нет. Все действительно придется начинать с нуля.
        В расслабленный мозг начали приходить разнообразные мысли. Блин, ну какие ноги, а! Эх, Ким, о чем ты, мать твою, думаешь?
        Это произошло, когда я уже почти заснул. Сначала раздался какой-то мерзкий писк. Первая мысль — сраный телефон опять разрядился. Вторая — мой телефон так не пищит. Может, что-то у сестры в комнате? А ей это спать не мешает?
        Писк все не прекращался, и я открыл глаза. И закрыл. И опять открыл. Обычно, я видел только таблички. Не в этот раз. Под потолком висела целая простыня текста.

        В связи с появлением аномального элемента в зоне охвата, активирована программа спящего агента.
        Через несколько секунд, система будет перезагружена, а системные настройки будут разблокированы. Соблюдайте осторожность.

        Я почувствовал, как стремительно теряю сознание. Пытался кричать, но только открывал рот, как рыба на берегу. Отпустило довольно быстро, но для меня эти пара секунд тянулись целую вечность.

        Данное сообщение транслируется прямо в сознание и не требует визуального подтверждения.

        Мы приветствуем вас, в качестве нового свободного агента, действующего на территории смертных. Скорее всего, сейчас вы не понимаете, что именно происходит, и что от вас требуется. Это нормально. У вас пока нет допуска к полным сведениям, но о некоторых деталях, вы будете осведомлены прямо сейчас.

        Вам стоит учесть — то, что с вами произошло, всего лишь неожиданный поворот судьбы. Вы были выбраны из множества смертных, находившихся на грани жизни и смерти, и получили в дар еще один шанс. Настало время вернуть долг.

        Ничего не понял. Я, что, помираю…? Нет. Возникла догадка, будто лампочка загорелась. Должен был помереть тогда, когда упал в воду. Наглотался бы воды, и уже бы не откачали. А вместо этого, настала долгая жизнь. С цифрами.

        Ваш мир пока еще не является частью обители бессмертных, Амаравати. Но двери между нашими планами бытия открываются все чаще. Это необходимо остановить. Бесконтрольное внедрение элементов игровой механики представляет большую опасность для смертной экосистемы. Существует угроза заражения местного населения. Данное событие будет иметь катастрофические последствия.

        По телу пробежала очень неприятная судорога, но после нее, стало как-то легче. Усталость полностью ушла. Вместе с ней и легкая ломота в мышцах, что мучила меня уже несколько лет. Исчезла заложенность в носу. Мне даже стало как-то хорошо.

        Теперь у вас есть возможность предотвратить кровопролитие и панику среди населения. Мы даруем вам жизнь и силу, для защиты смертного плана. Вы будете вершить правосудие Амаравати в качестве свободного агента.
        Так как хронологически, вы являетесь первым смертным в своем мире, избранным для выполнения работы свободного агента, вы получите значительные преимущества, по сравнению с другими. Но и ваши обязанности будут отличаться от простых агентов. Более подробную информацию вы сможете получить на следующих уровнях допуска.

        Через какое-то время, я смог открыть глаза. Дышал тяжело, сердце билось как безумное. Пальцы просто онемели. Что это было? Кошмарный сон? Нет, не может все быть так просто. Ощущения изменились. Меню, которое я всю жизнь пытался игнорировать стало более полным, более ярким. Его содержание я теперь знал наизусть.

        Добро пожаловать в систему удаленного контроля Паутины Амаравати. Ваш уровень допуска: ноль. Вся доступная информация будет расположена в справочном разделе.

        Чего? Кого? Э?

        В настоящий момент, аномальный элемент находится в вашей зоне охвата. Ваша задача — нейтрализовать его тем, или иным способом. Соблюдайте осторожность. Помните, в приоритете защита смертных лиц и сохранение режима секретности.
        Учтите, что отказ от выполнения задания является нарушением, за которым последует суровое наказание.

        Я несколько раз моргнул. Сообщение исчезло, но вместо него появился значок. Маркер выглядел как стилизованная стрелочка, и указывал куда-то вниз. Игровая система очень настаивала, чтобы я оделся и вышел на улицу. В два часа ночи.

        И тут, я понял, что поехал окончательно.

        3 — Мой первый квест (3)

        Лежу, смотрю в потолок. Приступ безумия продолжается. Маркер потихоньку движется, а затем резко начинает подниматься вверх. Понятное дело, я охренел. Но охреневать можно и на ходу.
        На первый взгляд, в новых сообщениях написана лютая бредятина, порожденная моим воспаленным сознанием. Все это пугает до дрожи в коленках, а пойти посмотреть все равно стоит. Авось отпустит.
        Я не знаю, как другие люди поступали бы на моем месте. Все же, ситуация несколько специфическая. Сколько не читал про синдром, дальше табличек дело никогда не заходило. Получается, я буду первым, у кого эта пакость начала прогрессировать.
        Молоток, Ким, хоть где-то ты в этой жизни первый! Гордись, ёптыть.
        Быстренько натянул штаны, захватил телефон, на цыпочках вышел на лестницу, аккуратно закрыл за собой дверь. Хорошо еще, что лето на дворе, можно просто вот так выйти. Скажу потом, что воздухом дышать люблю.
        Не особо приятно лебезить перед сестрой, но как бы там ни было, сейчас в квартире прописана она, а я так, на птичьих правах. Если в первую же ночь выкину какую-нибудь шизофазию, дальше сходить с ума буду на лавочке во дворе. Гостеприимство это одно, но дисциплина же, дисциплина…!
        А маркер-то все двигается. Резко уходит вниз. Теперь мы, получается, на одном уровне. Поэтому он превратился в кружок. В какой-то игре такое было. Хрен его знает, я в них мало играл. Как-то не втянулся, знаете ли. В жизни циферок хватало.
        Дорога приключений вела меня мимо покосившейся хоккейной коробки, прямиком за гаражи. Ну, как раз в те места, где весело и приятно гулять в два ночи.
        Текста я больше не видел, однако он висел в мозгах. Болезненная уверенность в том, что он существует, никуда не делась. Кроме того, к описанию задания прибавилась пара строчек.

        Задача: выявить и устранить аномальный элемент.
        Опасность: средняя.
        Награда: стандартная.

        Может, это потому что я вернулся домой? Нервы, ностальгия, подавленные воспоминания — все это ведь может только так перекособочить мозги. Вот они и воспаляются. Тем более, если шарики и так уже заехали за ролики. На самом-то деле ничего и нет, и я просто брожу по спальному району в ночи, как лунатик. Если так, плохи мои дела.
        Кто-то истошно завопил. В соседнем доме зажглись несколько окон, и тут же погасли. Какой-то пьяный мужик с верхнего этажа крикнул «Заткнитесь, суки!». Такой в этих местах отзывчивый контингент, я аж не могу.
        А меня, к примеру, сильно напрягло, что девичьи вопли доносились ровно из того ряда между гаражами, куда вел меня маркер.
        Огляделся по сторонам, в поисках аргументов для грядущего спора. Не с пустыми же руками идти туда, где судя по звукам, убивают и насилуют. Возможно в произвольном порядке.
        Рядом с одной из железных дверей, вместе с кучей досок на выброс валялась здоровая кувалда. Я так-то каши достаточно ел в детстве, но если скажу, что поднял ее без труда, то совру. Да и боек был какой-то расхлябанный. Болтался туда-сюда от малейшего движения. Наверное, поэтому и выкинули.
        Там еще были простые деревянные палки, обломки труб, кирпичей… В общем, все, что взял бы нормальный человек. Но я в тот момент был слишком эмоционально возбужден, взволнован и находился в крайней степени недоумения. Поэтому, вцепился в этот доисторический молоток так, будто от этого зависела моя жизнь.
        Я набрал в грудь побольше воздуха, напустил на себя как можно более воинственный вид, и аккуратненько выглянул из-за угла. Сам себе сказал: что бы там ни было, Ким, ты примешь это совершенно спокойно и рационально. На рожон лезть не будешь, действовать станешь исключительно по ситуации.
        В глубине души, я все же надеялся, что там ничего нет. А кричала какая-нибудь девка, к которой пристали местные обитатели. Ситуация бы сильно упростилась.
        Отчасти, я был прав. Кричала действительно девчонка, молодая совсем. Она с ногами залезла на большой мусорный контейнер, и буквально, голой пяткой отбивалась наседающих врагов. Сброшенные туфельки остались валяться на земле. Зря, между прочим. Такими каблуками можно насквозь проткнуть.
        А вот врагов этих я точно не ожидал увидеть. Но сомнений не оставалось — яркий маркер висел прямо над ними. Мои клиенты.
        Во-первых, это определенно были не люди. Нет на нашей планете таких веществ и жидкостей, чтобы настолько деградировать. Два сгорбленных засранца, что-то между особо уродливой лягушкой и засушенной воблой. Роста в них метр с кепкой. Поэтому до своей жертвы уродцы добраться не могли.
        Во-вторых, у них в руках копья. Кто в наши дни ходит с копьем, даже в опасном районе?
        Короче, аномальный элемент во все поля.
        Над плоскими бородавчатыми бошками висели таблички. До этого, такой чести удостаивались только люди. Ни разу, за все двадцать лет система не подсвечивала животных.

        Жабомордый упырь — Уровень 1

        Упыри, значит. Жабомордые. Вот так проходит первый день моей новой жизни.

        Девушка заметила меня, распахнула глазищи. Беззвучно попросила о помощи. Видать, уже совсем охрипла кричать. Ну хоть бы одна сволочь помогла девчонке, ну что за люди? Хотя да, технически, одна сволочь нашлась.

        Я вылетел из-за угла, издал неразборчивый боевой клич и со всей дури обрушил кувалду на тупую, чешуйчатую башку.

        4 — Мой первый квест (4)

        Походу, переборщил. То ли мне силу девать некуда, то ли кувалда такая тяжелая. Или упырь хлюпиком оказался.

        Зеленое, и как выяснилось зело вонючее чудище лопнуло, как мешок с дерьмом, и забрызгало всех нас (включая девчонку и своего друга) липкой, зеленой кровищей. Останки тушки еще пару секунд полежали у меня под ногами, после чего превратились в комки серой золы, которые тут же разнес ветер.

        Получен опыт: 10 % (Опыт высчитывается от количества, необходимого для получения следующего уровня).

        Новые сообщения не загораживали обзор. Они, как бы, сами по себе всплывали в голове. Их даже не нужно было читать.

        Второй упырь оторопел. Надпись над его башкой изменилась.

        Доисторический келп — Уровень 1- Вода.

        Что бы это ни значило.

        Уродец начал обходить меня, и я уже приготовился к драке. Эффект внезапности уже был потерян. Второй раз я так эпично размахнуться не успею.
        Но он даже не пытался атаковать, только сделал вид. Жабомордый схватил копье павшего товарища, и уже с двумя палками начал стремительно отступать, злобно булькая. Вот же трусливая скотина!

        Я мельком глянул на девчонку. Она все так же сидела прижавшись к стене, бледная как простыня.

        — Ты здесь живешь?  — спросил я, естественно имея в виду район, а не мусорный контейнер.
        Она кивнула.
        — Тогда чего сидишь, дуй домой! Чтоб не смела больше шастать по ночам!  — вот, заодно воспитательный момент. Авось эта в такую ситуацию больше не попадет.  — Я за тем упырем!
        Девчонка неуклюже спустилась, стала трясущимися руками натягивать туфли. А я побежал вслед за удаляющимся маркером, не выпуская из рук кувалду, заляпанную монстрячьей кровью.
        На мгновение остановился у выхода из тупика, оглянулся на нее.  — Ты их тоже видела, правда?

        — Д-да.  — сипло ответила она.
        — Ну зашибись.

        Продолжил погоню, а в башке только одни мысли вертятся. Это что значит, это я, получается, не псих? Крыша у меня стоит на месте, это просто вот в мире теперь вот такая херня происходит под покровом ночи. Как жить-то теперь?
        Раньше ведь как, я был просто тревожный ребенок, а виноваты в этом родители, дядя Саша, любитель полапать чужих жен, да Борька-алкаш.
        А сейчас что? Сейчас, получается все взаправду. И цифры были настоящие, и таблички. Сколько я таблеток сожрал за жизнь психиатрических, сказать стыдно. Сколько еще болячек заработал на нервах.
        В итоге, меня подняли среди ночи, чтобы спасти девчонку от пары каких-то вонючек. Как в анекдоте, где мужик спрашивает у Бога, в чем был его смысл жизни. А тот ему отвечает: помнишь в 1987, ты в поезде ехал, тебя просили солонку передать? Вот.
        Только в отличие от того мужика, мои злоключения, кажется, только начались.

        Жабомордый скакал по буеракам, противно вереща. Мы спустились вниз по лестнице, по кругу оббежали какое-то строение с цилиндрическими антеннами (с детства не знаю, что там находится). К счастью, гаденыш не полез на охраняемую территорию, а вместо этого сиганул вниз, во двор девятиэтажки. Не хотелось бы мне еще и от собак убегать, а потом объяснять хозяевам промзоны, откуда я такой красивый и с молотком нарисовался.
        Там была отвесная стена, и мне пришлось слезать по узкой, сыпучей тропке. В это время, «келп» совершенно бесцеременно юркнул в подъезд гостинки. Я — за ним.
        В подъезде стоял дикий срач. На стенах кровоподтеки, на полу блевотина. Ну естественно, сегодня же суббота, а вчера была пятница. Тут и без всяких монстров жизнь просто блещет разнообразием.
        Влажные трехпалые следы вели на третий этаж. Я пошел по ним, как настоящий охотник. Как-то уж очень сильно вошел в роль. Маркер все равно выдавал мне местонахождение пучеглазой скотины, даже сквозь стены и потолок.
        Он стоял почти в самом конце узкого коридора. Меня не заметил. Усиленно приглядывался к дверям и нюхал воздух. Вот гад, неужто хочет к кому-то в квартиру залезть? Завтра выходной, но я не думаю, что есть человек, который обрадуется такому гостю. Надо побыстрее от него избавиться, чтобы орать не начал.
        Жабомордый подошел к красной железной двери, и спокойно прошел через нее. Не открыл, не снес, а просто просочился сквозь металл, словно очень неприятный призрак.
        Концентрация чудес на квадратный метр росла, и мне это очень сильно не нравилось.
        Я проследовал за ним, и когда оказался прямо напротив двери, снова раздался противный писк. Где-то по центру, появилась светящаяся клякса, высотой примерно в полметра, шириной сантиметров восемьдесят. Где-то так.

        Обнаружен разрыв.
        Классификация: двусторонний.
        Стабильность: низкая.

        Задание изменилось. От меня больше не требовалось ничего выявлять. Нужно было только нейтрализовать этот самый провал в ткани реальности.

        Вы можете закрыть данный разрыв, в таком случае аномалия будет полностью нейтрализована. Также, в будущем, у вас есть возможность скорректировать показатели аномалии и создать стабильный портал для личного использования. В данной ситуации, вы можете действовать по своему усмотрению.

        Стабильный? Портал? Чего? Я пока совсем не могу въехать в происходящее. Ясно одно — уродцы пришли с той стороны этой дырки, и мне нужно сделать так, чтобы больше оттуда не пролез никакой хулиган.

        Приложил руку к кипящему пятну света. Что надо делать? Ничего не происходил. Тем временем, ладонь вошла в разрыв. С той стороны тепло, дует приятный ветерок.

        Черт, теперь ведь так просто не уйдешь. Иногда оторопь берет, до чего я любознательный. На всякий случай посмотрел по сторонам, сделал глубокий вдох и вопреки любой технике безопасности просунул голову в таинственное отверстие.

        На другой стороне все было совсем по-другому. Начнем с того, что светило яркое, полуденное солнце. Дыра, из которой торчала моя многострадальная физиономия, располагалась недалеко от края утеса. Под ним раскинулись густые, зеленые и практически бесконечные леса.

        Анализ мира недоступен. Приобретите соответствующее приложение в магазине.

        — Все, к чему прикасается свет солнца…  — пробормотал я,  — Наше королевство, Симба.

        И вернулся в душную темноту подъезда. Как бы ни хотелось прогуляться по дикой природе, рисковать не стоит. Вдруг застряну.

        Наконец появилось сообщение.

        Желаете нейтрализовать разрыв?

        Да, желаю. За этим и пришел.
        Клякса стремительно затянулась, а у меня на ладони остался маленький, теплый камушек.

        Эссенция пространственного разрыва.

        При должном умении, может быть восстановлена в качестве матрицы стабильного портала.

        Я сунул новую, вполне осязаемую штучку в карман куртки, и как можно быстрее покинул место происшествия, чтобы никто не видел, как я трогаю чужую дверь.

        5 — Лог (1)

        Поздравляем с выполнением первого задания!
        Ваша награда: 90 % опыта, 25 Зан.

        Заны — общепринятая денежная единица в мирах Амаравати. Не используется в смертных мирах в качестве валюты, однако может быть потрачена на индивидуальные улучшения, покупку игровых предметов, либо обменивается на опыт.

        Уровень повышен!

        Человек Артур Ким (The Fool)  — Уровень 2

        Сила:1/Выносливость:1/Скорость:1/Энергия:1/Воля:1
        Стандартные показатели для смертного.
        Пунктов Улучшения: 1
        Печати: Отсутствуют.

        Печати — метки элементальных энергий, формирующих волокна Паутины Амаравати. При внедрении печати в организм, с элементальной сущностью заключается договор, позволяющий пользоваться силой элемента, и накладывающий на носителя определенные обязательства. Печати делятся на стихийные (Пламя, Воздух и т. д), природные (Зверь, Улей и т. д.), героические (Адепт, Святость и т. д.), волшебные (Магия, Нежить и т. д.) и великие (Дракон; Древние и т. д.). Всего их двадцать пять, но один игрок может владеть только двумя (тремя после сотого уровня).

        Тотем: Отсутствует

        Тотем — печать связи с духом дикого зверя. Действует так же, как и обычная печать. Игрок может владеть одним тотемом (двумя после сотого уровня).

        Вирд: 0
        Пунктов Вирда: 1

        Вирд — мера человечности игрока. На что он готов пойти, ради достижения своей цели? Кем он готов стать, чтобы обрести силу? На каждом уровне, игрок получает один пункт Вирда, который действует так же, как один пункт улучшения. Как только игрок тратит десять пунктов, общий показатель повышается на один. С каждым повышением Вирда, игрок теряет человечность, изменяясь внешне и внутренне.

        Способности

        — КРОВНЫЕ УЗЫ —

        Способность, дарованная первому свободному агенту (The Fool). Позволяет игроку налаживать полезные контакты со смертными и другими игроками и получать за это бонусы в соответствующих сферах деятельности, в зависимости от уровня духовной связи (выражается в виде карт).

        Задания:

        — Собрать полную колоду, прокачав духовную связь со всеми полезными контактами (включая самого себя и карту The World).
        — Улучшать свои навыки, готовиться к получению новых заданий (бессрочно).

        6 — Верховная жрица

        Чего это я сразу дурак? Хотя, дурак, конечно, чего уж там. Пусть и понимаю, что имеется в виду карта Таро, но меня и просто умным не назовешь. И во что я вляпался? Со всем этим нужно разбираться. Переваривать, так сказать, полученную информацию.
        Я чувствовал себя крайне непривычно. С одной стороны, было страшно. А с другой, во мне барахталась какая-то необъяснимая эйфория. Почувствовал себя снова шестилетним мальчиком, которому в руки все же дали меч и отправили в подземелье.
        Хорошая метафора. Даже слишком хорошая. Я тот мальчик, которому дали меч, а пользоваться им научили только через двадцать лет. В результате, он двести раз порезался о лезвие сам и нечаянно поранил других людей. И лишь сейчас узнал, что держаться надо было за рукоятку.
        По дороге домой, я решил не тянуть и вложил пока что единственный пункт в Скорость. Ощутимо быстрее не стал, но легкость в теле, как бы сказать, стала более выраженной. На самом деле, просто хотел проверить, как все работает. Эффект не особо впечатляет. Придется постараться сильнее, чтобы бегать со скоростью ветра.
        Дверь открывал как можно тише, в надежде не разбудить Алису. Но тщетно, на кухне горел свет. Сестра гремела чашками. Стоило мне пройти в прихожую, она мгновенно материализовалась напротив меня, и приняла традиционную позу: «жена со сковородой в руках».
        — Где был?  — спросила сестра абсолютно лишенным интереса голосом.
        — Да что-то не спалось. Выходил подышать,  — ответил я, делая вид, что все совершенно нормально и обыденно.  — Сама-то чего не в кровати?
        — С молотком гулять ходил?

        И тут я понял, что на волне эмоций от происходящего, напрочь забыл про кувалду и так и приперся, таща ее в руке. Боек все еще был покрыт липкой зеленой жижей и вонял рыбой. Как же я, блин, не заметил?!

        — Ты не поверишь…  — начал я, стремительно изобретая правдоподобную теорию.
        — А я-то понадеялась, что ты не будешь странным хотя бы первую неделю,  — проворчала сестра, потирая лоб.
        — Это не то, что ты подумала.
        — У меня хорошая фантазия, Артур. Так чем ты там занимался в столь поздний час?

        Я рассказал ей душещипательную историю, про то, как я встретил девушку, возвращавшуюся из гостей. На нее напали, эм… допустим, собаки. И я героически отбился от них, схватив первое, что попалось под руку. А потом, будучи в шоке от случившегося, притащил молот домой. Что? Почему молоток воняет рыбой? Откуда мне знать, может собака ела рыбу из мусорки, перед тем как я ее приложил. Или, настоящий владелец кувалды делал с ее помощью отбивную из тихоокеанского тунца.

        — Охренительная история.  — Алиса плюхнулась на диван в гостиной.

        Я стоял перед ней, словно пятиклассник, получивший двойку. По какому-нибудь совсем уж идиотскому предмету. Вроде ИЗО. И скрывавший ее до самого выставления семестровых оценок. Почему я вообще должен отчитываться? Мне двадцать шесть, она мне не мама!

        — А то ты не знаешь, какие на районе собаки. Всю жизнь вокруг промзоны стаями носятся…

        — Забудем ненадолго про собак,  — прервала меня сестра.  — Хотя, если ты действительно кого-то спас, то ты молоток.  — Ее взгляд скользнул в сторону кувалды, оставленной в прихожей.

        Боже, какая шутка. Я аж скривился. Алиса хмыкнула, и кивнула, чтобы я сел рядом.

        — Вечером папа звонил. Ты как раз в душе был. Так вот, они знают, что ты пришел ко мне.

        — Понятно. Все-таки сдала.

        — Нет, сами догадались. Ну куда тебе еще было деваться? Да и вообще, не в этом дело.

        — Так-то были варианты. Чай не маленький ребенок, успел по стране поездить.

        — Вот именно! Артур, ты взрослый мужик. Тебе, вроде как, нянька не нужна. Но стоило мне на секунду отвернуться, и ты где-то бродишь по ночам и дерешься с собаками!

        Она немного помолчала и добавила.  — Родители еще вчера присели на уши, чтобы я тебя выгнала на мороз.

        — Чего не выгнала тогда?

        — Это мне решать, а не им. Так-то мне плевать, что там твоя мать себе надумала. Просто… не давай им поводов выносить нам обоим мозги, окей? Я промолчу, но рано или поздно…

        Алиса говорила, а у меня перед глазами кружился прямоугольник с каким-то рисунком. Я изо всех сил пытался на него не смотреть, вместо этого сосредоточился на лице сестры.

        Разблокирована карта: Верховная жрица.

        «Не ищи ни объяснений, ни оправданий решениям, которые ты принимаешь. Положись на интуицию. Не отдавай эту силу повседневным мелочам, цени каждую минуту наедине с собой, обращайся к внутреннему голосу. Храни ясность чувств и мыслей, будь добр к окружающим».

        Данная карта дает бонусы и умения, улучшающие место обитания агента.

        Уровень связи: 1

        Существа и игроки, чей уровень не превышает уровень агента (+20) не могут обнаружить жилище/вторгнуться без приглашения используя игровые способности.

        Кажется, это значит, что мы стали немного ближе. Наверное, это хорошо. Современных женщин легко впечатлить. Всего-то нужно было заявиться среди ночи с инструментом в руках. Или это секрет хороших отношений с сестрами?

        Я расслабленно выдохнул.  — Я не заслуживаю такой доброты.

        — Конечно, не заслуживаешь. Но у тебя есть куча времени, чтобы стать полезным для семьи. Под семьей, я естественно имею в виду себя,  — сказала Алиса.  — Когда найдешь работу, первым делом проставляешься. И чтоб не смел разводить срач, пока я на работе.

        Ну ладно, на такие требования я еще могу пойти.

        7 — Будь что будет

        Той ночью я еще долго не мог уснуть.
        Размышлял о своей жизни, о том, что случилось. Не буду утомлять всяческими философиями, и взглядами на свое внезапное пробуждение с точки зрения морали. Короче, чувствовал себя офигенно. С плеч будто груз свалился. Все же я не псих. Гештальт наконец закрылся. Все такое странное, я даже не знаю. Такое чувство, словно я пришел в магазин игрушек. То, что я до сих пор мыслю такими категориями, наверняка многое обо мне говорит.
        Наконец-то я смогу начать жить. По-настоящему. Алиса права, плевать, кто там и что думает. Теперь я свободен. Как ветер. Как птица. Могу развернуться на полную катушку, даже если для его придется поохотиться на всяких противных существ. Нормально, город станет чище.
        Пока думал, рылся в меню. Изучал систему. Системка-то простая, довольно примитивная. В духе старых файловых менеджеров. Чего-то большего, наверное, требовать глупо. Поставь они мне в голову космический аналог Win 10, и я бы очень быстро превратился в тыкву, и лежал бы сутками, загружая обновления.
        Вот оно — окно с характеристиками и их описание. С этим я уже успел ознакомиться. Следующая вкладка — справочная система, в которой ничего нового не появилось. Получение общего уровня не увеличило мой уровень доступа. Чтобы узнать какую-нибудь страшную правду надо очень долго расти. Как в жизни, в принципе.
        Последняя — магазин.
        У меня в голове интернет-магазин. Хотя, какой там интернет. С самого детства, я двадцать четыре часа в сутки был подключен к какой-то неизвестной сети. Сегодня, я буду совершать в ней покупки. Но сам факт…
        В магазине нельзя было купить никаких осязаемых вещей. Объяснялось это тем, что я находился в совсем другом мире, и сюда не было возможности послать курьера. Разнообразные уроды проникали к нам целыми отрядами, а вот с курьерами возникла проблема.
        Продавались только печати и тотемы, причем по совершенно грабительским ценам. Сколько мне там отвалили за первое задание? Двадцать пять зан? Самая занюханная печать, печать Зверя стоила три тысячи пятьсот. По меркам системы я оставался полнейшим нищебродом.
        Я зашел в последний раздел, где продавались приложения, и только там мне улыбнулась удача.

        Так как это ваш первый визит в магазин, вы получаете одно бесплатное приложение в награду за успешное вхождение в ряды свободных агентов. Выберите свою награду.

        Понятно все, жалкие приложеньица. А вот дать мне тотем, допустим, медведя, чтобы я всем ворогам подряд отвешивал? Нет? Слишком жирно?

        Карта — в вашем сознании хранится подробная карта города. Пока вы находитесь в собственном жилище, на этой карте будут отмечаться все доступные задания, вне зависимости от вашего местоположения. Так же, присутствует возможность ставить маркеры.

        Сканер — данное приложение позволяет получать более подробную информацию о противнике в самом начале боя. Включает в себя способность выявлять двойников.

        Гуманитарная помощь — пока вы не достигнете двадцатого уровня, любые денежные награды будут автоматически увеличены на десять процентов.

        Нужна ли мне карта? Еще как нужна. Я почти не знаю города. В детстве гонял только между домом и центром, а потом все, пришлось расстаться. Сейчас я могу найти дом и центр, но мое вмешательство может потребоваться и в других районах.

        Деньги? Деньги я и так заработаю. Тратить такой шанс, чтобы получать по десять процентов от двадцати пяти будет довольно тупо. Не, я люблю тупые поступки. Я чемпион области по тупым поступкам, можно даже сказать мастер спорта, но это как-то слишком. Две с половиной виртуальные монетки. Вот они, зелененькие и с дырочкой, представляются мне живо и отчетливо.

        Сканер? Звучит как вещь, которая тебе вроде как нахрен не сдалась, и если будет, ты пару раз ей воспользуешься и благополучно забудешь. Но если не возьмешь, будешь сильно жалеть и страдать.

        А, пофиг! Пускай будет карта. По городу буду гонять, выполнять миссии таинственного руководства. Проживу без сканера.
        Стоило установить приложение, образ карты действительно появился в памяти. Я совершенно четко узнал, где и что находится. К несчастью это не «2гис» или какой-то подобный навигатор, и не справочная, поэтому отмечены там были только улицы, районы и основные достопримечательности. Все остальное придется заполнять самому. Городские сопки и прочие лесные массивы вообще отображались как пустые пространства залитые зеленым. Нет. С такой навигацией мне не выиграть турнир по спортивному ориентированию. Придется по старинке, идти по следам и лосиному говну.

        К моему большому разочарованию, никаких новых заданий не предложили. Оставалось только тренироваться, улучшаться и дружить. На часах — четыре утра. Скоро будет рассвет. Ух, первый рассвет новой жизни! Можно начинать постить мотивирующие и просто ванильные цитаты в инстаграм.

        Взять, допустим, того гипотетического нормального человека. Его не существует, у всех свои закидоны. Даже те, кто с пеной у рта орет, что они как раз нормальные, при ближайшем рассмотрении могут оказаться теми еще шизиками. Так что, рассуждать будем чисто в теории. Как бы этот человек поступил на моем месте? Да понятия не имею! Скорее всего, ушел бы в отрицалово, потому как не верить что на тебя с неба упали прокачиваемые суперсилы это нормально в нашем продвинутом обществе. Не нормальным было бы поверить и принять.
        Но в этом нет никакого смысла. Точку невозврата я прошел уже слишком давно. Оставалось только двигаться дальше, а там будь что будет.

        8 — Затишье

        С той памятной ночи прошел примерно месяц. Я приноровился управлять системой, и даже загонять ее на самые задворки сознания. До пробуждения оно постоянно маячило где-то ближе к поверхности, в виде навязчивых мыслей. Впервые за долгие годы смог посмотреть в зеркало, и в своих же глазах сойти за умного.
        Никаких заданий я больше не получал, и даже не знал, радоваться этому или нет. С одной стороны, я уже рвался в бой, и мне дико хотелось испытать новые возможности, заработать заны и навестить игровой магазин. С другой, отсутствие сигналов значило, что в городе относительно безопасно и аномальные монстры никому не угрожают. А это, как ни крути, хорошо.
        Со временем, последствия прокачки стали заметнее. У меня сильно улучшились рефлексы, да и вообще, расшатанная с юности нервная система понемногу приходила в норму. Даже показалось, что я стал чуть лучше соображать. И это всего от одного пункта вложенного в скорость! Каких высот можно достичь, если распланировать прокачку! Во мне снова проснулся интерес к рисованию схем в тетрадках. Только, конечно, ничего спланировать было нельзя. Ничего о своих возможных путях развития и перспективах я не знал.
        Был у пробуждения и другой побочный эффект. Я обнаружил его только когда неудачно врезался коленкой в железный столбик, отделявший пешеходную часть спуска от проезжей. Когда ты ловишь ворон, никакие рефлексы тебя не спасут.
        Удар был мощный, столбик аж зазвенел. На коленке мгновенно вскочила бледная шишка, а под ней появилась ссадина. Но боли не было. Вообще. Вместо этого, поврежденная часть онемела, и в ней появилось довольно неприятное, но совсем не болезненное тянущее ощущение. Будто коленка решила жить своей жизнью, и покинуть меня, раз уж я с ней так неаккуратно обращаюсь. Через пару минут оно прошло.
        Чувство скованности, чуждости полностью заменило для меня боль во всех ее проявлениях, кроме душевной. Повреждения заживали с той же скоростью, что и обычно, но жить они теперь мешали гораздо меньше. Раньше, я бы с такой шишкой еще сутки хромал.
        Конечно, это всего лишь предположение. Справка про такое ничего не говорит, но некоторые выводы, я все же сделал. Неизвестные, подарившие мне доступ к системе, намеревались сделать из меня бойца со всякими отвратительными чудищами, шастающими по ночам. Эдакого тощего азиатского ведьмака. Логично, что низкий болевой порог очень помешал бы мне выполнять задания.
        Да если бы те твари не оказались настолько трусливыми, и потыкали бы в меня копьями, я бы скис прямо там. А сейчас, может и надрал бы им задницы.
        Правда, Алиса поймала меня за проверкой данного занятного эффекта, и теперь наверняка думает, что я еще и мазохист. Поэтому, дома такое лучше не повторять, да и вообще, нигде не повторять.
        Я все еще жил с сестрой, хотя и нашел работу. Алиса особо не стремилась меня выгнать, а я не спешил уходить. От редких набегов мамы мы умудрялись отбиваться общими силами. В первую очередь, съем сносной, пусть и маленькой квартиры в нормальном месте отжирал бы практически всю мою зарплату. А снимать комнату я не хотел. Пришлось бы жить с кем попало, тратить время и душевные силы. Сестра, хотя бы, относилась к моим причудам с пониманием. Да у нее и своих тараканов хватало.
        Виделись мы, впрочем, только за ужином. Наверное из-за этого, наша духовная связь так и зависла на первом уровне. Мне бы хотелось и здесь добиться стабильного прогресса, но большую часть дня стала занимать работа.
        На самом деле, в моем «белом билете» стоит категория «В» (годен только во время войны), которую мне приписали из-за смещения позвоночника, или какой-то подобной болячки, уже не помню. Мы с отцом были против отмазок по причине психической нестабильности. Слишком уж сильно это повлияло бы на мою будущую жизнь.
        Тем не менее, сведения о моем (пусть даже и незначительном) диагнозе умудрялись как-то просачиваться в мир. Поэтому, в местах, где отдел кадров действительно делал свою работу, а не гонял чаи, работа мне не грозила. Они всегда как-то выясняли все интересные детали моей биографии, а потом обещали позвонить.
        Я устроился в маленький магазин стройматериалов, относительно недалеко от центра города. В принципе, меня тут все устраивало. Платили относительно неплохо, работать нужно было два через два, меняясь с сыном хозяина магазина.
        Прямо на работе я раздобыл кувалду с упругой фиберглассовой ручкой. Понравилось мне в общем, молотом размахивать. Старую вернул на место. Не думаю, что хозяин ее хватился, но совесть моя была чиста.
        Те инопланетные (или откуда они там взялись) деньги я потратил на улучшение своего оружия. Что-то подсказывало мне, однажды настанет день и задание все же появится на карте. К этому нужно быть готовым.
        Кувалда была записана в мою систему, и специально для нее разблокировался целый новый раздел: артефакты.
        Новый раздел напоминал магазин, но вместо приложений и печатей, в нем продавались улучшения для артефактов. В моем случае, для оружия. На выбор предлагалось несколько вариантов: повышенная прочность, снижение веса (только для меня. При ударе использовалось обычное значение), небольшое повышение уровня.
        Ниже, перечислялись разнообразные апгрейды, на которые мне никогда не хватит денег. Среди них элементальные зачарования, какие-то уникальные навыки. До всего этого еще пахать и пахать.
        Я выбрал прочность. Так будет гораздо удобнее.

        В целом, я был готов идти вершить подвиги. Вот только подвиги не спешили появляться.

        9 — Луна (1)

        Олег оказался довольно странным парнем. Ну, не то, чтобы странным. Оригинальным. Вот более подходящее слово.
        Какой-то он был уж слишком общительный, открытый и компанейский. А еще, генерировал странные идеи, словно оживший рог изобилия. В общем, из таких, кто в целом-то отличный парень и друг, но иногда так и хочется дать ему оздоровительный подзатыльник и спросить «Ты чо, мужик? Ты чо?!».
        Одно то, что он отирался на работе в свои законные выходные дни, вообще было для меня чем-то непостижимым. Ну кто так делает? Тем более, будучи сыном хозяина магазина. Я бы на его месте вообще не приходил. Вообще-то, это непотизм, коррупция и все такое, но на его месте, большинство из нас вело бы себя ровно та же. Я это за собой признаю, за что получаю плюсик в карму.
        Дома Олегу было до усеру скучно. В свои двадцать четыре он уже женат, и даже обзавелся детьми. Но поговорить с женой ему было решительно не о чем. В основном, она устраивала истерики, и пилила его по мелочам (с его слов). А душа требовала бесед о высоком. Обладая завидной жаждой нового знания, он упоенно поглощал гигабайты неведомого. Кафка, Борхес и Кастанеда в его сознании спокойно соседствовали с рептилоидами и базами татаро-монголов в Антарктиде.
        Любил Олег, так сказать, углубиться в философии. А еще выпить. Одно другому не мешало. Даже наоборот, весьма способствовало.
        Хотя, не мне его судить. Пытаясь разобраться в своих проблемах, я тоже начитался много разного. А недавно, совал голову в совершенно иной мир. Жизнь-то, она такая. Удивительная и непредсказуемая.
        Рабочий день подходил к концу. Так уж сошлись звезды, что в этот жаркий четверг, никому не понадобилось срочно купить дрель. Поэтому, в помещении нас было только двое. Олег задвигал про очередную мозговыносящую концепцию. Я изо всех сил старался не уснуть прямо за прилавком.
        — Короче, смотри,  — он растопырил пальцы. Теперь, они символизировали многовариантность бытия.  — Допустим, каждый раз, когда мы делаем выбор, рождается новая реальность.
        — Допустим,  — кивнул я.
        — Тогда, мы можем представить, что все эти реальности и временные линии существуют, как бы, одновременно. Просто, в зависимости от своего поведения, ты по ним перемещаешься. В этом и суть «транссерфинга».
        — Если этот палец,  — он коснулся указательного,  — бесперспективное и неудачное будущее, значит, даже думать о нем нельзя. Иначе, ты буквально притягиваешься к этому же пальцу.
        — Что-то ты какой-то загруженный сегодня,  — сказал я, мысленно гоняя табличку с именем Олега по воображаемому кругу. Плашка сама по себе возвращалась на место.  — Весь день упоминаешь про неудачное будущее.
        — Да ну его,  — он раздраженно махнул рукой.  — Как всегда напряг.
        — Жена?
        — Пошла она в пень. Даже говорить не хочу.
        — Ну и не говори. Зачем себя еще лишний раз накручивать?
        — И то, правда.  — Олег вздохнул, при этом вложив в это столько усталости, тревоги и недоумения, что мне самому стало как-то тяжко.  — Вот тебе хорошо, Артур. Ты свободный человек. Делай, что хочешь, никто тебе и слова не скажет.
        Ага. Вчера у нас дома была разборка по поводу обязательного мытья обуви, потому что Алиса дико брезгливая. Всякое бывает. Зато с сестрой можно договориться. Судя по рассказам знающих людей, в браке, тебя не спасет никакая дипломатия.
        — Да чушь это все,  — ответил я.  — Свобода, она сама по себе вещь относительная. В свое время, когда из дома съехал, вообще мог на все четыре стороны идти. Только не знал ни хрена, что с этой свободой делать. Пошел пешком в Ростов. Даже не спрашивай зачем, понятия не имею.
        — Это да,  — согласился Олег.  — Понимаешь, я бы тоже сейчас куда-нибудь пешком сходил. Представить не можешь, как она меня бесит. А без нее тоска. И с ней тоска.
        — А дети?
        — И чего, дети. Дети это другое совсем. Я ж не с ними цапаюсь. Не, дети сами по себе.
        Интересная жизненная позиция, конечно.
        — Такое чувство, будто она мне не дает развернуться. Вот так бывает, придет в голову какая-нибудь идея. Ты буквально воспылал от грядущих перспектив. У тебя уже планы, и ты готов творить, сверкнуть креативным началом. И тут тебе с кухни прилетает,  — он начал говорить нарочито противным голосом.  — «Че посуду не убрал, козлина! Жрешь как свинья, а я блин тоже работаю, че я буду за тобой мыть?!»
        Я не удержался от усмешки.
        — И все! Будто на башку ведро ледяной воды вылили. Все перспективы, значит, исчезают. Ты отчетливо понимаешь, что и идея твоя — говно, и сам ты от этой позиции недалеко ушел. Ну и как жить, скажи на милость, в такой атмосфере творческому человеку?
        — А что, посуду убрать было нельзя?  — переспросил я. Вдруг, он не понимает, что сам сует вполне бытовые палки в свои метафизические колеса?
        — Ну, можно, и, наверное, даже нужно. Но сама подача, блин. Ты подойди, скажи нормально… Слушай!  — Олег подскочил, будто на него одновременно снизошли божественное откровение и ангельская благодать.  — Я тут одно место знаю, такое. Душевное, короче. Ты вообще как?
        — Ну как,  — пожал плечами я.  — Как все.
        — Ну и зашибись! Давай, по-быстрому закрываем этот сарай, все равно в последние двадцать минут никто больше не придет, и погнали.

        10 — Луна (2)

        Отдых несколько затянулся. В первом баре нам надоело, и мы пошли в другой. Там было тоже скучно. К тому же, какая-то странная программа с лысеющим дядькой, который вроде как должен был мастерски мешать коктейли, а по сути, просто бил дорогущие бутылки об пол. В итоге, дорога авантюризма привела нас с Олегом на Баржу, с большой, так сказать, буквы «Б».
        Внутри этого вертепа располагался большой зал, заставленный деревянными столами и скамейками. Слева — собственно бар, где сидела насколько пухлая, настолько же недовольная женсчина. Справа — выход к бортику, где можно в свое удовольствие курить, сбрасывая пепел в прибрежные воды.
        Целевая аудитория у «Баржи» соответствующая. Мужики гоготали, и лапали вдрызг синих баб. Снаружи кто-то уже успел подраться. Проигравший прилег отдохнуть на те самые плиты.
        — И зачем мы сюда приперлись?  — спросил я погрустневшего Олега, смотревшего на звезды сквозь стеклянную крышу.
        — Хрен его знает.  — ответил он.  — Ностальгия замучила.
        — Пфф. Что, зажигал здесь в школьные годы?
        — Типа того. Я с ней здесь познакомился.
        Вот тут мне стало понятно, что жена Олега (которую, он кстати по имени так ни разу и не назвал) барышня очень высокодуховная. Серьезно, чего он ожидал, когда женился на ней? Вечерние чтения стихов?
        — Мужик, ты загоняешься из-за всякой ерунды.  — я похлопал его по плечу.  — Это жизнь. Ты тратишь энергию на то, чтобы бороться с мелочами, потому и перегораешь. Дело даже не в жене.
        — А ты типа дохрена мудрый?  — мрачно спросил Олег.
        — Ага. У меня и справка есть.
        Маленький прямоугольник возник у него прямо над головой. Карта. Похоже, он вообще ничего не понял, из того, что я ему сказал. Но теперь, я бы ему близок. Заговорил, и достучался до сердца.
        — Я когда универ закончил…  — Олег уже был близок к той точке, после которой либо спать, либо танцевать. Но тем не менее, в нем еще оставались силы начать монолог.  — Мечтал уйти в стенд-ап.
        — Куда?  — вот это поворот.
        — Ну в стенд-ап. Мне казалось я офигенно импровизирую. Вот хоть сейчас на сцену, и как начну жечь напалмом.
        — Это, в смысле, как на ТНТ?
        — Да ну его в задницу, твое ТНТ!  — возмутился Олег.  — Это не вчерашний, это уже, ска, позавчерашний день! Ты где жил последние лет пять, в пещере?
        — В совхозе.  — хмыкнул я.
        — А, ну, считай, под камнем. Весь нормальный стенд-ап сейчас у нас. По телику одна политота и петросянщина.
        — Не слышал, ничего не могу сказать.
        — Одна Галка чего стоит. Рвет всех беспощадно. Я как ее послушал, так сразу вдохновился. Талантливая зараза, хоть и баба. Прямо загорелось у меня.
        Никакую Галку я не знал, но поверил на слово.
        — Я прям даже шуток написал. Ща, расскажу тебе.
        — Знаешь, не стоит.  — прервал его я.  — Сохрани для выступления.
        Олег гордо дернул головой, и чуть не свалился с лавочки.
        Так это, нет преград для патриотов.  — я удержал его в сидячем положении.  — Тебе же ничего не мешает выйти и беспощадно жечь.
        Даже представить себе не могу, что он там напридумывал.
        — Я сам себе мешаю. Эх, Артуррррр…  — протянул он.  — Ты же видишь, я горю. Горю, для всех, как свеча! А всем плевать!
        — Ууу… Думаю, тебе на сегодня хватит.
        — Вот однажды я сгорю совсем…  — неразборчиво мямлил Олег.  — А им пофиг! Пофиг!
        — Ты послушай, что скажу. Слишком ты много думаешь. Ради своего же блага, прекрати мусолить в голове всякую хрень, и просто расслабься.
        Я не психолог. Диплома у меня нет. Но повторять как попугай, все то, что мне рассказывали дядьки и тетьки разного уровня компетентности, вполне могу.
        — Завтра пропусти работу. Уломай жену взять выходной. Своди ее куда-нибудь. Просто будь собой. Не надо никаких высоких материй.
        Собеседник смотрел на меня мутными глазами. Карта над его головой стала больше, а затем закрутилась в безумном танце.
        Разблокирована карта: Луна
        «Вы слепо бредете в будущее, спотыкаясь на каждом шагу, мучимые мыслями о бесплодности вашей судьбы и бессмысленности существования.
        Вы блуждаете в сумерках своей души, не находя дороги, да и не зная, собственно, куда бредете.
        В это время суток пробуждаются ваши глубинные инстинкты, многие из которых вам даже неведомы.
        Вы подошли к познанию Истины, но страшитесь переступить ее порог.»

        Данная карта дает бонусы к скрытности, иллюзиям и красноречию игрока.

        Уровень связи: 1

        Существа и игроки, чей уровень не превышает уровень агента (+3) не видят информационную плашку агента. Для них отображается стандартная плашка смертного.

        Прекрасно. Не зря я слушал все это нытье. Теперь, я спокойно сливаюсь с толпой, и никто хитрый меня не заметит. Если, конечно, у нас разница не больше четырех уровней. Тогда, у меня появляется хороший шанс накрыться медным тазом.

        — Вот что.  — сказал я Олегу.  — Я сейчас в сортир, а потом едем по домам. Хватит на сегодня.
        Он что-то буркнул, вроде согласился.
        Не буду рассказывать какие в данном заведении туалеты. Скажу лишь, что в ООН нужно срочно внести резолюцию об их запрете.

        Когда я вернулся из этой обители хтонических ужасов, взору моему предстала ожидаемая, но тем не менее, неприятная картина. Какой-то здоровый лоб держал Олега за воротник, и что-то гневно от него требовал. Друзья этого громилы окружили его с двух сторон, явно собираясь подключиться к беседе.

        Ситуация сама по себе вырисовывалась нехорошая. Но кроме этого, был один момент, который все усложнял. Один из этих парней, на вид самый отбитый, был второго уровня. Олега собирался мутузить игрок.

        11 — Мое второе «я» (1)

        — Ни на секунду нельзя оставить, ты посмотри на него!

        Я уже было бросился к Олегу, но голос, внезапно прозвучавший прямо у меня в голове, произвел ошеломляющий эффект. Так я и завис на высоком старте между двумя столами. Ну надо же, не успел я обрадоваться, что нормальный, как неведомая шизофрения вернулась в более традиционном варианте.

        — Чего встал? Наших бьют!

        Голос был скрипучий и довольно мерзкий. Шел он как будто изнутри и одновременно со всех сторон. Такое чувство, что у меня в каждом ухе по передатчику. Но ведь я не имею привычки совать в ухи всякую гадость

        — Ты вообще кто?  — спросил я, и еще сильнее офигел. Стоило мне обратиться к таинственному собеседнику, я вроде как на секунду превратился в чревовещателя. Вопрос был задан, но губы мои определенно не двигались.

        — Я это ты. Ты это я. Я — Дурак, и ты Артур, тоже не очень умный. Так и будем тут торчать, пока его волочат в кусты?

        И действительно. Парни уже взяли практически невменяемого Олега под руки и потащили к выходу. Игрок плелся сзади, и улыбался во весь свой беззубый рот.

        — Меня сильно смущает этот лопоухий хрен.  — сказал я… получается самому себе? Или что? Я опять ничего не понимал, но в этот раз и времени понимать не было.  — Кажется, с ним могут возникнуть проблемы.

        — И возникнут.  — подтвердил неизвестный «Дурак».  — Вы с ним одного уровня, а он совсем не похож на мирного туриста. Так что, нам с тобой надо по-быстрому кое-что сделать и идти разруливать сей балаган.

        — Сделать что?

        — Ну ты реально тупой. А с виду не скажешь. Глянь на него еще раз? Парень всяко прокачался. Небось еще и силу выбрал. Они все силу выбирают. Не знаю как ты, а я вот не горю желанием получить в жбан.

        Ага, а я, можно подумать, горю.

        Я не первый день на стадионе. В свое время пришлось махаться и с двумя и с тремя, только чтобы отстали. С переменным, конечно, успехом. Я не какой-то там школьный Рембо, просто жизнь буквально заставила научиться отбиваться. Но этих-то пятеро, причем четверо очевидно не пропускают походы в качалку. Плюс игрок, который неизвестно что себе усилил.

        Блин, Олег, во что ты меня втянул? Надо было остаться в клубе с жопоруким барменом. Там зато публика цивилизованная. Но стриптизерши страшные.

        — Так в чем идея?

        — У тебя остался пункт Вирда. Берешь его и прибавляешь к выносливости. Так, если отхватишь, ничего себе не поломаешь. Наверное.

        Вирд… Ох елки… Я долго пытался понять, что вообще значит эта самая «мера человечности». Как ни крути, а сделка просто не выглядела честной. Можно было легко стать сильнее, но при этом, последствия смотрелись довольно зловеще.

        — Да чего ты ломаешься, от одного пункта ничего не будет!  — распалялся голос в моем сознании.  — У тебя Вирд даже не повысится. А в Паутине все так ходят, чем дальше от Параболы, тем страшнее. И ничего!

        Не знаю, кто и где как ходит. Мне эти названия практически ни о чем не говорили. Но я точно не хотел ни во что превращаться. Разве я не должен сохранять режим секретности и поддерживать иллюзию нормальности? Как я буду это делать, если начну стремительно мутировать?

        Впрочем, выбора-то не было. Отказаться от Вирда значило бросить Олега на произвол судьбы. А у меня еще сохранялись зачатки совести. К тому же, нам с ним еще работать.

        Ладно. Будь что будет. Я перевел пункт Вирда в выносливость. Сразу протрезвел. У меня и так от происходящего все выветрилось, но теперь вообще бодрячком.

        Беседуя с галлюцинациями, я потерял слишком много времени. Олега уже вывели на пирс. Всю компанию было видно через затемненное окно. Я выскочил вслед за ними, и крикнул.

        — Слышьте, вы че?! Отпустите его!

        Качки подняли глаза, свирепо зыркнули на меня.

        — А те че?  — сказал игрок, выходя вперед.

        Юрец — Уровень 2

        — А ниче! Он со мной пришел.

        — Слышь, бурятский водолаз.  — Юрец подошел почти вплотную. Я напрягся, но в целом сохранял спокойствие.  — Ты б следил за свои дружбаном. А то он борзый сильно.

        Какое бессмысленное оскорбление.

        — Ты че, не видишь? Он бухой в сопли. Не соображает нихрена.

        Олег что-то промычал, показал мне «палец вверх». Дебилоид.

        Аргумент не подействовал. Один из друзей Юрца ударил Олега под дых, и тот мгновенно разлегся. Игрок навис надо мной. Роста в нем было метра два, и даже я, считавший себя достаточно высоким, рядом с ним почувствовал себя коротышкой.
        Он молча наблюдал, ожидая как именно я поступлю. Пытался задавить авторитетом. Вот же козлина. Интересно, откуда же он взялся? Не мог он выпасть из разрыва и так хорошо освоиться. Тем более, система так и не дала мне задание утихомирить его.

        А я вот не стал ждать, и резко врезал ему в рыло. Это самый первый раз, когда я испытываю свою новую скорость в бою. Выпад действительно был стремительным. Настоящий, хлесткий точный удар в челюсть. Если бы это была челюсть смертного…

        Юрец мерзко хмыкнул. Моя рука будто врезалась в каменную стену, а все запястье охватила «псевдо-боль». Пальцы обвисли, и мне даже показалось что я заработал перелом. Вот тебе и дополнительная выносливость.
        Основательно подумать об этом не успел. Вражеский кулак, столь же крепкий как и его поросячья рожа прилетел мне в нос, и я повалился спиной на асфальт.

        12 — Мое второе «я» (2)

        Мммать…!

        Получать в морду от карикатурного гопаря особенно неприятно, когда ты уже настроился на битвы со сверхъестественным. Сколько же у этого урода силы? Два? А такое чувство, будто три. Не удивлюсь, если он не постеснялся использовать все доступные улучшения.

        — Так, меняем план. Меняем план!  — верещал Дурак.  — Мы его недооценили! Артур, ты должен подняться и показать ему, кто здесь главный.

        — Сейчас, сейчас. Только мозги с пола подберу…  — ответил я. Рука все же не сломана, но едва шевелится. Как ватой набита. Та же история с лицом. Едва успел откатится от летящего прямо в грудь тяжелого ботинка. Подскочил, и пнул его по ноге. Ощущения один в один, как от недавнего столкновения со столбиком. Даже звон тот же. Кулак пролетел в сантиметре от моего уха.

        — Не хочу тебя расстраивать, но похоже, у него есть печать.  — сказал голос.

        — Знаешь, я догадался, что это не от здорового питания.  — я вертелся, как безумный. Любое попадание этих укрепленных кулачищ могло уложить меня надолго. Товарищи игрока бросили Олега валяться, и с интересом наблюдали, как Юрец изо всех сил пытается по мне попасть. Мы оба двигались довольно быстро, но благодаря усиленным рефлексам, время для меня слегка замедлилось. Я успевал уворачиваться, и одновременно следить за павшим собутыльником. А еще, воспринимать слова Дурака.

        — Возможно, это Металл. В таком случае, нам полный абзац, если ничего не придумаем. Но может быть и Камень. Это точно какое-то примитивное усиление, ничего лучше на втором уровне ему бы не дали. Похоже, он твердеет когда бьет. Или когда бьют его.

        — Так делать-то что?!  — выкрикнул я. Телепатически, или как это называется.

        — Погоди, погоди. Батя думает. Нам бы собственную печать, или хотя бы чуть больше сил…

        Но мне и без «виртуального помощника» пришла в голову идея. Конечно, это было не совсем честно, но мы ведь ходим на «Баржу» не за тем, чтобы драться как благородные рыцари, правда ведь?

        Я проскочил у него прямо под рукой. Обхватил эту тушку, и дернулся вместе с ним вбок, в сторону перил, через которые мы довольно легко перелетели.

        — Артур, ты гребаный гений…! Я бы тебя расцеловал если бы…брврхрг!  — Дурак захлебнулся, когда мы шлепнулись в воду. За секунду до этого, я увидел глаза Юрца. В них застыло некое недоумение, и даже, возможно, испуг. Вскоре, я понял почему.

        Стоило нам погрузиться, его всего скрючило. Сначала, я подумал, что мой противник просто не умеет плавать. Поэтому, как только я вынырнул и вдохнул больше воздуха, сразу вернулся за ним. Не хватало мне еще, чтобы этот урод из-за меня потонул.

        Но под водой происходило неведомое. Позже, я привыкну ко многим извращениям, которые игра приносит в мою серую и невзрачную реальность. То, что я увидел там, потрясло едва ли не больше, чем первая драка с жабомордыми.

        Игрок дергался, судорожно дрожал, и вообще не обращал внимания на то, что он как бы сейчас на дне океана. А еще он светился.
        Мне вспомнился какой-то старый, довольно дешевый фильм. Там у главного злодея в конце вынули вопящую душу и утащили в ад. Или что-то в этом роде. Сейчас я наблюдал что-то подобное. Если можно так выразиться, «астральное тело» качка изо всех сил пыталось оторваться от него. Из груди парня вылетали какие-то светлячки, и как пузыри взлетали к поверхности.
        Он раскрывал рот как рыбья голова, которой неожиданно откусили все тело. Так он точно воды наглотается.
        Я подплыл к припадочному, и вытащил его наверх. Юрец изверг из себя целый фонтан грязной воды (желудок-то придется промывать), и захныкал словно маленький ребенок.

        — Печальное зрелище.  — заключил Дурак.  — Но идея была отличная. Я в тебе не разочаровался.

        — Что с ним вообще?

        — Читал справку, когда там пояснялось про печати? Когда ты берешь одну, заключаешь договор. Он дает тебе базовые силы, или какую-нибудь способность, все такое. Но, пока ты еще слаб, на тебя сильно давят обязательства.

        — Обязательства?

        — Голову включаем, гражданин агент. Это договор, а не подарок. Думаешь, кто-то просто так даст тебе, допустим, огнем плеваться? Особенно, за пределами Амаравати. А ты такой упиваешься силой. Щас! Если получил печать, свою часть обязан выполнить.

        Тяжеленный гад. Стоило большого труда подтащить его к берегу.

        — Так а он тут причем?

        — У него Камень, понимаешь? Камень!

        — Обычно такое на УЗИ выявляют…  — пробормотал я. Черт, Алиса заразила меня своим дурацким чувством юмора. Дурак проигнорировал эту прекрасную хохму.

        — Кстати, мы бы точно знали, что у него за Печать, если бы кто-то выбрал приложение с анализом, а не карту. Нафиг тебе эта карта, можно подумать ты ей пользуешься!

        — Ну простите. Кто б мне подсказал тогда.  — съязвил я.

        Друзья Юрца приняли его и вытащили из воды. Один из них протянул мне руку. Кажется, конфликт был исчерпан так же внезапно, как и начался.

        — Думаю, у него там был запрет на купание.  — продолжал Дурак.  — А ты его так бесцеремонно нарушил, и тем самым отобрал печать.

        — Это плохо? Выглядит он неважно.

        — Пару дней поваляется, и будет как новый. Только слабее.

        Я не успел и слова сказать этим парням. Они как-то быстро покинули поле битвы. Присел рядом со стонущим Олегом, потирая все еще онемевший нос. Полицейские уже были в нескольких метрах, и готовились изо всех сил оберегать нас.

        13 — Мое второе «я» (3)

        Нас отвезли в какое-то маленькое, районное отделение. Объясниться не дали. По морде тоже не дали, что уже плюс, насколько я понимаю.
        Олег немного отошел хотя все еще представлял собой малоподвижный овощ. По крайней мере, ни ему ни мне не требовалась медицинская помощь. Хотя, утром определенно стоило пойти и сделать снимок носа.
        Пухлый лейтенант завел нас в крошечную камеру, прямо в коридоре напротив кабинета. Камер здесь вообще было не очень много, всего четыре. Одна осталась пустой. В другой дрых какой-то бомж. В третьей грустили девушки с пониженной социальной ответственностью. А в последней, соответственно, мы.
        Допрашивать нас никто не стал. Когда я спросил об этом, мне ясно намекнули, чтобы сильно не умничал и не откалывал никаких фортелей. Все указывало на то, что мы проведем здесь ночь. Тут, я вспомнил, что телефон погиб смертью храбрых во время заплыва, а Алисе я так и не сказал, куда иду. Блин, это плохо.
        Олег быстро отрубился, и захрапел, аки раненый буйвол. Проститутки настойчиво попросили меня заткнуть его. Просьбу выполнил, развернув коллегу к стене.

        Повышен уровень связи с картой: Луна (The Moon).

        Текущий уровень: 2
        К ранее полученному бонусу добавлен следующий:

        Игрок игнорирует один уровень Вирда. В случае повышения Вирда, изменения не проявляются до получения второго уровня.

        Это потому что я пытался его прикрыть? Или достаточно было повернуть Олежку на бочок? Пфф.

        — Ты прямо мастер в открытии карт,  — сказал Дурак.  — Не зря я тебя выбрал.

        Раз уж мы были в довольно спокойной обстановке, я чувствовал, что нужно кое-что прояснить с моим воображаемым другом.

        — Еще раз. Что ты такое?

        — Мвахаха. А ты еще не понял? Я это ты. Твое второе я. Твой ангел-хранитель. Твой стэнд. Твоя персона. Твой стартовый покемон. Называй как хочешь.

        — Давай еще раз, но доступными терминами.

        — Если короче, я твое окно в Амаравати. То, что позволяет тебе быть агентом, пользоваться игровой системой и не превращаться в поехавшего маньяка, как другие игроки выпавшие из гнезда.

        — Я уже как-то начинаю сомневаться в своем новоприобретенном психическом здоровье.

        — Здравомыслие — удел слабых. Не помню, кто сказал.

        — Кто бы ни сказал, большей хрени ляпнуть было сложно.  — отмахнулся я от воображаемого собеседника.  — И что нам теперь делать? Нет, стой. У меня есть более важные вопросы.

        — Какой ты. Любопытный.

        — Что есть, то есть.

        — Да и пофиг. Все равно, я не могу тебе ничего сообщить, что не входит в твой текущий уровень доступа. Ноль. Ты вообще простой оперативник, ничего тебе знать не обязательно. Просто делай, что в журнале заданий сказано.

        Вот так всегда. Секреты, тайны интриги. Терпеть не могу, когда тебе в глаза говорят одно, а за спиной творят нечто, на что ты никак не можешь повлиять.

        — Как ты можешь скрывать от меня что-то, если ты это я, а я это ты?

        — И не такое бывает в нашем чудном мире, Артур. Игра сама по себе не важна. Тебя вообще не должно волновать, что там происходит. Кроме тех случаев, когда случается разрыв. Вот тогда, на сцену выходим мы.

        — Это я понял. Должен же кто-то защищать людей от монстров.

        — Раз понял, прекращай занудствовать. Хотя, тут не столько в монстрах дело, сколько в самих людях. Ну выпадет сюда какая-нибудь тварь. Через неделю сдохнет с голоду или пристрелят по незнанию. Покажут в новостях, скажут Чернобыльский мутант. Или артефакт выпадет, оторвет какому-нибудь дурню руки отдачей и тут же сломается. Будет валяться в гараже потом.

        — Но люди… Люди это трындец.  — вещало мое второе я.  — Стоит им получить такую силу, какую дает Амаравати и начинается форменная вакханалия. Вот за этим мы и нужны. Чтобы не дать им навести здесь шороху, а особо хитрозадым местным пробраться туда. Твоими главными врагами станут другие игроки. Как сегодня.
        У каждого из них были свои причины оказаться здесь. Кто-то выпал из игры случайно, наткнувшись на аномалию. Теперь не может вернуться, и потихоньку сходит с ума от ломки.
        Другие сбежали осознанно. Либо не знали, что с ними будет здесь, либо изначально были чокнутыми.
        Сам понимаешь, ни тем, ни другим не место на твоей Земле.

        — Тогда, мы вроде как… полиция?  — что будет довольно иронично, учитывая, где мы находимся.

        — Скорее помощники модератора. Но можешь считать, как тебе больше нравится. Главное, делай свою работу. Иначе к нам ко всем придет пушистая лиса.

        — Я, в общем-то, и не против поработать на благо человечества. Только, сначала нужно будет отсюда выйти.

        От нечего делать, я оглянулся по сторонам. Мой глаз за что-то цеплялся, и я никак не мог понять за что именно. Одна из девушек в соседней камере. Накрашена так же вульгарно и пошло, как остальные. Только помада смазана. Юбка чуть шире ремня на моих джинсах, белая майка, через которую все просвечивает.
        В чем же дело…?
        Резкое озарение. Я вспомнил ночь своего пробуждения, и первого человека, спасенного от уродов с копьями.
        Теперь, над ее головой вращалась пусть маленькая, но все же карта.

        Такая же карта висела над все тем же пухлым лейтенантом, выскочившим из своего кабинета с мобильником в руках. Он не дал мне времени собрать мысли в кучу и огорошил несколько неожиданным сообщением.

        — Ким, Артур Ильдарович?  — хитро спросил он.  — Вылезай, тебе сестра звонит.

        14 — Мое второе «я» (4)

        — Артур, скажи мне, ты дебил?

        Сестра была не в настроении.

        — Брось, это все случайно вышло,  — ответил я.

        Полицейский позволил мне войти в кабинет, чтобы побеседовать с Алисой наедине. Относительно наедине. Дверь он закрывать не стал, а уселся на стул в коридоре, тыкая пальцем в планшет и переругиваясь с путанами. Еще тогда мне это показалось дико странным. В смысле, что он вот так дает мне пользоваться телефоном, а не все остальное.

        — Нет, ну скажи, ты дебил?

        Кабинет у лейтенанта был маленький. Стол, стул, сейф, флаг. Портрет президента. Ну, еще перчатки боксерские на стене, мишень для дартса с отломанным сегментом и половина шахматной доски.

        — Я бы позвонил, но все завертелось. Извини.

        — Дебил…  — выдохнула Алиса.  — Знаешь, как я волновалась? Тут такое…

        — Что-то случилось?

        — Ладно, не важно. Ты просто не мог не вляпаться в историю. Хорошо хоть Андрей сегодня дежурит. Вот как чувствовала, что ты там у него сидишь. И, представляешь, была права!

        — А, так ты знаешь его?  — я оглянулся. Андрей показывал кому-то средний палец.

        — Он брат моей подруги,  — ответила Алиса.  — Рассказал мне все. Тебе точно нельзя пить.

        — Стой. Я-то что сделал?  — и вообще, это все Олег. Я не слышал, что он там наплел этим быкам. Могло быть что угодно, и на их месте я бы тоже захотел надрать ему зад.

        — Драку устроили, стаканы побили, перила погнули на пирсе. Окно разбили. Вообще, Ким, я не знала что ты такой дебошир и матершинник.

        Из всего перечисленного, я могу взять на себя только перила. В остальном, чист и невиновен.

        — Ага. Алкоголик и придурок…  — пробурчал я.  — Что б ты знала, я в этой ситуации только защищался. И защищал того клоуна новогоднего, с которым работаю.

        — И всех-то ты защищаешь…  — тяжелый вздох.

        Нашу беседу прервал Андрей.  — Короче…

        Я протянул ему телефон. Он еще о чем-то пару минут поговорил с Алисой. При этом его круглая ряха блестела, как начищенный самовар.

        — Значит так, Артур Ильдарович.  — сказал лейтенант, положив трубку. Его карта стала чуть больше, но все же не разблокировалась.  — Мотай-ка ты домой.

        — А как же…?  — только и выдавил из себя.

        — Без тебя разберемся! Резче давай, чтобы через пять минут даже духа твоего здесь не было.  — Андрей буквально вытолкал меня обратно в коридор.

        Я кивнул в сторону Олега.

        — Этого тоже забирай, на кой ляд он мне здесь нужен? И так проблем по горло, еще со всякими упитыми затупками не хватало корячиться.

        Пока я взваливал коллегу себе на спину, случайно (хотя кого я обманываю?) бросил долгий взгляд в соседнюю камеру. Наши глаза встретились. Девушка испуганно вскрикнула, а затем, медленно отвернулась от меня.

        — Куда засмотрелся?  — суетился Андрей.  — Не про твою честь сидят. Звезды, блин. Давай, давай, уматывайте пока тишина.

        …

        Я вызвал такси. Олега отвез в магазин, ибо выяснить у него адрес было решительно невозможно. Утром сам доберется.
        Пока уломал охрану впустить нас, пока дотащил его до тахты на складе. Сам домой добрался только часам к четырем утра.

        Алиса мирно спала прямо на кухне, положив голову на стол. Кажется, звезды сложились так, что у меня сегодня день перетаскивания людей на собственном горбу. Сестра так и не проснулась, даже когда я запнулся о порог бывшей родительской комнаты (сколько лет прошло, ничего не меняется) и чуть не уронил ее. Уложил в кровать.

        — Знаешь, Артур,  — присвистнул Дурак.  — Будь я на твоем месте, катался б на этой кобылке так, будто завтра не наступит. Если ты понимаешь, о чем я.

        — Пожалуйста, заткнись.

        Уже уходил, когда Алиса начала ворочаться, и замоталась в свое одеяло. В этот момент, у меня вновь ожила система.

        Повышен уровень связи с картой: Верховная жрица (The High Priestess).

        Текущий уровень: 2

        К ранее полученному бонусу добавлен следующий:

        Внутри жилища агента действует слабая целительная аура. Восстановление здоровья усиливается на 50 %.

        Я сегодня хоть один шаг могу сделать, чтобы не повышать связи? Нет, я не жалуюсь, но такое ощущение, что это происходит от любого чиха в сторону связанных с картами товарищей.

        — Просто, ты очень душевный собеседник,  — сказало мое второе «я».

        Особенно меня любят спящие и невменяемые. Короче, надо сходить в душ, и самому ложиться. Ночь вышла насыщенная и полная событий.

        Проходя мимо зеркала, я увидел его. Ярко красный коротышка с большой круглой головой, двумя точками вместо носа и зубастым ртом висел у меня на спине, цепляясь жилистыми руками за плечи. Его глаза закрывала лохматая черная челка, плавно переходившая в длинную сплетённую косу.

        То самое чудище, что померещилось мне в детстве.

        — Спокойно, это всего лишь я.  — сообщил мне внутренний голос.

        — Да я так и понял. И давно ты там висишь?

        — С сегодняшнего вечера. Не переживай. Теперь я всегда буду с тобой.

        — Пфф. И что, даже в ванной?

        — Особенно в ванной, Артур.  — Дурак покачал головой.  — То, что ты видишь, это лишь побочный эффект. На самом деле, я у тебя в голове. Ну, или в душе. Если ты веришь в подобные вещи, естественно.

        — Я уже ни малейшего понятия не имею, во что я верю,  — сказал я через пару минут, вставая под потоки горячей воды. Как повезло, что ее не отключили. Половину прошлого месяца мы провели, мучаясь с чайником и тазиком.

        С зарплаты куплю бак и нагреватель. Нельзя в наше время летом без бака. И без нагревателя.

        Разблокирована карта: Дурак

        «Мы бредем, как слепые, без цели, не видя порой даже пропасти под ногами. И лишь от судьбы зависит, упадем мы в нее или же благополучно минуем, так и не узнав, чего избежали».

        Данная карта дает простые усиления и бонусы, связанные с основной задачей агента.

        Уровень связи: 1

        Постоянный бонус к двум характеристикам, которые ранее не были улучшены (Сила + 1, Воля + 1)

        15 — Предрассудки

        Утром, меня ожидало две новости. Одна хорошая — бонус от второго уровня Жрицы работал как надо. Я проснулся совершенным огурцом. Нос выглядел нормально, дышалось легко. Скорее всего, мне его вчера так и не сломали, хоть и очень хотели.
        Рука тоже пришла в норму, и я решил не тратить время на поездки в травмпункт.
        Выходит, полученные бонусы улучшали не только мой чисто игровой потенциал, но и быт в целом. Такова плата за возможный риск.
        А вот вторая новость вообще не внушала оптимизма. Я бродил по квартире, занимаясь своими делами. На фоне работал телевизор. Местный канал. Показывали весьма знакомую местность.

        Как раз в тот момент, когда я бился с каменным полудурком на пирсе, совсем рядом с нашим домом зверски изнасиловали и убили девушку. Естественно, утренние новости не стали поднимать и раздувать эту тему. Нечего лишний раз панику наводить.
        Но в «Автопатруле» вышел большой сюжет. Да и в интернете тема стала довольно громкой.
        — Жесть. Ее будто собаки подрали.  — Сказал Дурак. Я вообще не хотел смотреть на эти фотографии, но внутренний голос настоял.
        Я аж вздрогнул, вспомнив историю, которую сам же и выдумал. Хотя, не могли же собаки над ней надругаться? В новом, полном опасностей мире, что угодно может произойти.  — Думаешь, наш клиент?  — спросил я.
        — Мы бы получили задание. Даже если этот кто-то сильнее тебя, нас все равно оповестят что по району бродит такой свирепый засранец. Если только за дело уже не взялся другой агент.
        — Слушай, а сколько нас вообще? Ну, таких как я?
        — Это секретная информация, Артур. Скажу лишь, что ты даже близко не такой особенный, каким хочешь казаться.

        — Ну вот!  — я картинно надулся.

        Но хорошего мало. В любом случае, в пятистах метрах от моего жилья бродил жуткий убийца. Не важно, игровой это был монстр или обычный безумный дегенерат. Пока я занимался всякой ерундой, моим соседям грозила опасность. А самое главное, опасность грозила Алисе.

        — Так вот из-за чего она волновалась!  — догадался я.  — Здесь убийства, а меня нет дома. И трубку не беру.

        Я большой мальчик, но как-то мне стало тепло на сердце. Может, в глубине души, мне таки не хватало этого семейного тепла.

        Но Дурак просто обязан был все испортить. На то он и Дурак.

        — Или, она думала, что ты сорвался, поймал девчонку в подворотне и оставил от нее рожки да ножки.

        Все тепло мгновенно улетучилось.

        — Слушай, я всего лишь видел сраные таблички! Почему все подряд и их бабка относятся ко мне так, будто я какой-то психопат в зародыше? Даже ты! Хотя, это все произошло именно из-за тебя! Ты ко мне прицепился в тот день.

        Я свирепо посмотрел на отражение коротышки в зеркале. Он бессовестно махал мне оттуда пухлой ручкой.

        — Вообще-то только предположил! С чего ей за тебя переживать, ты же не девица красная? А так… Это особенность человеческого мышления, всегда подозревать худшее в других. Выпиваешь по выходным — алкаш. Не общаешься с коллегами по работе — мерзавец и выскочка. Кашляешь — чахоточный. А к психиатру пошел это все, можно сказать детей ешь на завтрак. А взрослых на обед.

        — Ммать…!  — я выдохнул. Так-то он верно говорит. Последствия подобных предрассудков я ощущал на себе всю жизнь. Что особенно несправедливо, настоящие уроды, каким-то образом всегда умудрялись скрываться, либо иметь идеальный для всех имидж.  — Я не хочу, чтобы она так про меня думала.

        — Никто не хочет. Что ж, будем надеяться, она тебе верит,  — усмехнулся Дурак.  — Иначе тебе просто не обломится.

        Что вообще за инсинуации?

        — Может, ты прекратишь? Она моя сестра, все-таки.

        — Все люди братья и сестры, Артур. Это не мешает им прыгать друг к другу в койку при первой возможности.

        — Есть в системе какая-нибудь настройка, чтобы тебя выключить?  — настроение у меня было уже бесповоротно испорчено. Нельзя было даже остаться наедине со своими мыслями. Мысли ожили, и начали нести всякий бред.

        — Ладно, ладно, я все понимаю. Та принцесса, которую ты спас, тоже ничего такая. Но ведет глубоко аморальный образ жизни. Учти, чтобы получить иммунитет ко всяким ЗПП, придется купить Печать яда, а это не очень удобная штука в нашей с тобой ситуации. Лучше подожди, пока не встретишь кого-то более приличного. Карт еще много, не сомневаюсь, что среди них полно вполне сносных барышень.

        А мне вот интересно, Дурак это отдельно существо, или все же мое второе я? Просто он какой-то малость… повернутый на этом вопросе. Неужели годы вынужденной социальной изоляции сделали из меня нечто подобное? Это, конечно, не самая мерзкая привычка, но меру надо знать.

        — Слушай,  — спросил я у него.  — Если это все же обычный человек. Можем мы, как в некоей степени хранители правопорядка и вообще, сознательные граждане, поймать его и наказать?

        — Ну, самосуд это все же преступление. Ты учти, все существа, попадающие сюда из игры, после смерти мгновенно превращаются в прах. Если, конечно, они не мертвые изначально. Тогда им надо навалять еще раз.
        А вот если ты схватишь этого упыря и не рассчитаешь силы, останется тело. А с ним и проблемы. И вообще, не забыл про режим секретности? Нам ни в коем случае нельзя привлекать к себе лишнее внимание.

        — Да уж,  — очень повезло, что вчера никто не заметил, как душа Юрца буквально собиралась уйти в пятки. Сегодня это уже было бы на всех паранормальных досках.

        — Оставь смертных злодеев смертным, Артур. У нас есть работа поважнее.

        16 — Лог (2)

        Человек Артур Ким (The Fool)  — Уровень 4

        Сила:2/Выносливость:3/Скорость:3/Энергия:1/Воля:2
        Высокие показатели для смертного.
        Пунктов Улучшения: 0
        Печати: Отсутствуют.
        Тотем: Отсутствует
        Вирд: 0
        Пунктов Вирда: 2
        Карт открыто: 3/22

        Занятный момент. Я, как бы, стал сильнее, а с другой стороны, вроде, как и нет. Сложно сказать. Если первого увеличения скорости разница была очень заметна, то после второго почти ничего не поменялось. Движения стали более плавными, легкими. Пожалуй, и все.
        Выносливость тоже действует очень странно. Я чувствую себя здоровее и крепче. Гораздо лучше переношу удары врагов. Вчера, меня хотел забодать какой-то мистический баран. И ничего — я отряхнулся и пошел себе дальше.
        Но когда ходил обновлять медкнижку и сдавал кровь, тетка в процедурной без проблем ввела катетер. Разве не должна характеристика защищать меня от любого урона? Или она действует выборочно?
        Что поменялось во мне с увеличением силы и воли (ну, кроме силы и воли, естественно). И то, кто же его знает, в чем эта воля выражается) я пока не понял. Есть какие-то подозрения, но ничего конкретного.

        …

        Я настиг его в небольшом проулке, между стройкой и старым зданием университетского общежития. Здесь еще СИЗО недалеко, так что места по большей части безлюдные. Никто не должен помешать.

        С виду, он явно ошибся временем года. Мужик был одет в толстую куртку на меху, на плечо закинул железный короб. Один в один зимний рыбак. В декабре-феврале такие заполняют все городские бухты и автобусы, весело кряхтят и на радость всем воняют рыбой.

        Только, сейчас ранняя осень, так что рыба ему сегодня не светит.

        Мужик запрокинул голову, а затем исторг из себя целый фонтан крови. Сразу же поднялась дикая вонь, причем совсем не рыбная. Пока его рвало, на лбу у мужика появилась черная полоса. Он буквально треснул пополам, и вывалил на землю все, что еще оставалось внутри. Эта пустая оболочка выпрямилась, шевеля глазами на стебельках. Улиточка, епт.
        Тьфу ты, мерзость.
        Чуть самого не вывернуло.

        Голодный дух — Уровень 3

        Вот так вот. Днем, ты продаешь дрели и смесители. Заодно, объясняешь теткам, какой кафель лучше подойдет для ванны в восточном стиле. А вечером, тебя ждет пробежка по горным тропкам, прогулки по самой вершине сопки, рычащий зомби. И в итоге, такая образина. Ух, прямо не зря родился!

        — Осторожнее, Артур. Сильно сомневаюсь, что этот дух любит помахать кулаками.

        — И что это должно значить?  — спросил я, после чего инстинктивно пригнулся. У меня над головой промчался сверкающий шар и врезался в бетонную стену, пробив в ней ровную, почти идеальную дыру.

        — А, понял.

        Я очень живо представил, как магический снаряд сносит мне голову, или оставляет в теле такое же отверстие. Я вообще себе все очень живо представляю.

        Нужно было подойти ближе, но монстр подготовился к стрельбе. Сферы бело-голубого пламени дрожали у него на ладонях.
        Хотя, что-то мне подсказывало, что моя атака захлебнется. Возможно, то, что опустошенный труп качался от совсем легкого ветерка. Ну и как его молотом забить? Он же практически плоский.

        — Вот поэтому, игроки в Паутине почти всегда бродят партиями,  — отметил дурак.

        — Отличная мысль! Давай оставим этого плюющегося огнем гада здесь, а потом вернемся с друзьями.

        Так или иначе, разбираться будем прямо сейчас. У сволочного духа преимущество, он бросается с двух рук. А мне приходится двигаться быстрее и выбирать укрытия. Если монстр повредит одну из припаркованных машин… плохо будет, в общем. Сразу по нескольким причинам.

        В один рывок, я преодолел расстояние между нами. Он распахнулся, бросил сразу два снаряда мне прямо под ноги. Я отскочил в сторону, и чуть не завалился в кусты.

        — С чего он такой сильный?!
        — Высокая энергия. Высокий Вирд. Гораздо более мощный магический потенциал. Ты-то не волшебник, потому отхватываешь.
        — Не надо тут! Просто незначительные трудности.

        Второй раунд! Я обойду его сбоку. Дух мощный, но не то что бы сильно умный. Мозги ведь на асфальт выплюнул. Он больше напоминает какую-нибудь стационарную турель, что палит во все стороны. Если подобраться ближе до того, как он развернется, то можно сильно ему навредить.
        Пробегая мимо, я схватился за глаз-стебель и дернул. Дергающийся жгут остался у меня в руке. Монстр согнулся пополам, отправляя свою гнусную магию мне вслед. Пришлось очень резко лечь, и проползти пузом по земле.

        — Ты словно новорожденный олененок, Артур,  — ехидничал внутренний голос.
        — Но согласись, для не служившего колхозника, я неплохо себя показываю в реальном бою.
        — То не особо высокая планка.

        Да плевать, стратегия в любом случае работает. Он совсем легкий, а внутри какие-то ссохшиеся волокна. Все равно, что пропитанная жиром солома. Главное, рвется легко и непринужденно.

        Ему понадобилось немного времени, чтобы выпрямиться. Я воспользовался этой возможностью, чтобы атаковать пока еще вполне человеческие ноги духа. Одного удара молотом хватило, и трухлявая коленка сплющилась, отлетела в сторону. Полое, плоское туловище упало на спину. Пришла пора зафиксировать пациента.
        Одной ногой я встал на левое запястье монстра, другой — в самый центр. Кувалду поставил внутрь головы, чтобы не трепыхалась. Едва успел перехватить свободную руку, прежде чем враг выпустил снаряд. Магический огонь прошел по касательной, разорвав рукав куртки. Плечо резко онемело.
        Я вцепился в эту горящую лапу, и ее тоже вырвал с корнем. А затем, повторил процедуру на другой руке. Еще немного работы с инструментом, и отвратительный монстр, наконец, сдох.
        Так как разрыв я успел прикрыть раньше, чем догнал паразита, на этом задание благополучно завершилось.

        — Ты, похоже, втянулся,  — сказал Дурак.
        — Мне нравится чувствовать себя полезным,  — ответил я, читая системные сообщения.
        — Стоит начать посещать спортзал. Цифры это только база, знаешь ли.

        Тут, он, пожалуй, прав. Дополнительные упражнения лишними не будут. Задания становятся сложнее, самое время делать зарядку. К тому же, не смотря на прокачку, я начал замечать, что у меня растет живот! Это уже не лезет, ни в какие ворота.

        Неожиданно выскочило новое оповещение. На карте появился восклицательный знак, в этот раз ярко красный.
        — Приехали…  — вздохнул внутренний голос.

        17 — Беглец (1)

        Место выполнения нового задания, как обычно, находилось на противоположном конце города. Я позвонил Алисе, и сообщил ей, что еду вместе с Олегом разбираться с проблемами по работе. Всякий раз, когда приходилось задерживаться допоздна, я начинал волноваться, что она подумает. Не мог же я ей сказать, что охочусь на всяких чудищ? Со стороны, такая скрытность меня совсем не красила.
        К счастью, тот жуткий случай был единичным, и кроме нападения тигра на семью в пригороде, больше никаких потрясений город не испытывал. Чем меньше событий, в которых можно обвинить странного человека с большим свертком на спине, тем лучше.
        Олегу я тоже позвонил, попросил прикрыть. Они вообще-то в принципе не общались и не пересекались, но если врать, то капитально. Чтобы никто не подкопался.
        Я вызвал такси, и мы поехали через мост в другой район. Раньше, когда не было моста, место там было совсем гиблое. Дешевые гостинки, кругом промышленные предприятия, верфь. Редкостный гадюшник, в общем. Можно было схлопотать по тыкве средь бела дня, еще и без одежды остаться. С мостом, в эти дикие края пришла какая-никакая цивилизация, но все равно оставалось много улочек и дворов, где стоило быть очень осторожным. Идеальное место для какой-нибудь кровожадной твари, промышляющей на одиноких ночных путниках. И не обязательно игровой.

        Задача: обнаружить беглеца. Защитить двойника.
        Опасность: высокая.
        Награда: высокая.

        — Вот это очень неприятно,  — сказал мой постоянный спутник.
        — Ну-ка поясни.
        — Беглец — это жопа полная. Ты с таким еще не сталкивался.
        — Я уже дрался с игроком, и, если помнишь, проявил недюжинную хитрость,  — ответил я.  — А ты, кстати, так ничего и не придумал тогда.
        — Давай кое-что, проясним, Артур. У меня, как бы, немного больше опыта во всех этих делах, чем у тебя. И если я говорю, что это жопа, значит жопа. Огромная.
        — Ладно. Что нас там ждет?
        — Как бы тебе объяснить? Представь себе наркомана. Вообще в дно убитого торчка, с ножом. И все, чего он хочет, это убивать. В принципе, неважно кого. Есть один определенный человек, которого он очень сильно жаждет прихлопнуть, но в целом, ему без разницы. Представил?
        — Ну, типа того.
        — А теперь, представь, что у этого придурка есть суперсилы. И не смотря на свои протухшие мозги, эти силы он умудряется применять очень креативно.
        — Не нравится мне картина, которую ты описываешь. Ой, как не нравится.
        — Плюс, он довольно силен. Слабак вырваться из Амаравати может разве что случайно. А это беглец, ему хватило ума и способностей найти разрыв и осознанно свалить.
        — Что ж у вас там за игра такая, в которую играют всякие моральные уроды?  — недоумевал я.
        — Не преувеличивай. Нормальные люди там живут. Проблема-то в другом.
        — Да, я помню. Здесь они с ума сходят.
        — Еще как. Крышу сносит на раз. Можно хоть ангелом небесным быть, но если вылез, а связь разорвалась… Все. Месяц еще протянет, может на силе воле, если принципы железные. А потом все, начнет охотиться.
        — Понял. Серьезная нас ожидает заварушка. Может, тогда потренируемся еще, прежде чем браться?
        Дурак отражался в зеркале заднего вида. Он посмотрел на меня как на полного идиота.
        — Упускаешь важный момент, друг мой. Внимательнее надо быть к деталям.
        — Тогда, просвещай меня, сенсей.  — я сложил руки на груди, и приготовился внимать бескрайней мудрости.
        — Видишь, там, в задании указано, что нужно еще и двойника защитить? Так или иначе, в одном и том же месте могут существовать две версии одного и того же человека. Почему это происходит, тебе пока знать не положено.
        — Вечно не договариваешь самое главное.
        — Работай, агент. И все тебе зачтется. Короче, сбежавшему игроку очень, ну прямо очень сильно не нравится, что на его месте в реальности существует его совершенно адекватный и нормальный клон. Не только потому, что завидно, и хочется вернуть себе прежнюю жизнь.
        Это им причиняет самую натуральную физическую боль, от которой они успели отвыкнуть в Паутине.
        — То есть, у без того поехавшего, сверхсильного торчка-мутанта, еще и раскаленная кочерга в заднице. И вытащить ее можно, только убив двойника,  — сделал вывод я.
        — Буквально в корень зришь. Причем двойник даже не подозревает, что за ним охотится такой вот упырь. А он, если добьется успеха, станет еще сильнее. Автоматически, раза в два так, или в три. Скажи, оно нам надо?

        Трындец. Вот так живешь себе, спокойно. На работу ходишь, отношения заводишь. Пельмешки кушаешь, молочком запиваешь. А где-то в трущобах сидит твой злой близнец, и мечтает откусить тебе башку по самые пятки. И все потому, что есть где-то за пределами твоего понимания другой мир, где все играют в игру. Чего-то гнусная картина вырисовывается. Не очень-то и справедливая.

        Спустя десять минут, я стоял во дворе нужного дома. Наш двойник, которого нужно было защитить, обитал на четвертом этаже. В окне горел свет. Человек, очевидно, был дома, спокойно ужинал, не подозревая об опасности.

        — И что теперь?  — спросил я. Все варианты действий казались довольно глупыми и неправдоподобными. Я не мог сообщить ему (технически, мог. Но кто бы на его месте поверил?), и не мог придумать другой достоверной причины, по которой я должен был отираться в его квартире.

        — Будем ждать. Мы узнаем, если беглец придет со двора. Может, получится оттянуть его внимание на себя и быстренько прикончить. Так, даже не придется беспокоить жертву.

        — Так себе план.

        — Других не завезли.

        18 — Беглец (2)

        В последнее время, я начал замечать одну странность. Довольно сильное заявление, если учесть, как изменилась моя жизнь, но все-таки, мелкие бытовые непонятности никуда не делись.
        Луна. Какого черта она теперь висит в небе круглые сутки? В средней полосе это не так очевидно, но в Приморье, если небо не затянуто облаками, лицезреть луну можно двадцать четыре часа в сутки. Я так думаю, что-то изменилось в нашей с вами общей атмосфере за последние двадцать лет. Ну не было такого раньше, просто не было!
        Почему я сижу и размышляю о луне, пока рядом разгуливает потенциально смертоносный противник? Именно потому, что он где-то разгуливает. Где угодно, но только не на месте своего возможного преступления.
        Часа где-то два, может два с половиной, я провел на лавочке во дворе. Вот уже и школьники с подозрительными черными пакетами попрятались, и бесконечный поток парочек, снующих через арку к подъездам, иссяк. Даже местные маргиналы потрындели у магазина и разошлись.
        — Ты уверен, что он вообще придет?  — спросил я.
        — Если система посчитала нужным тебя оповестить,  — отозвался Дурак.  — Значит, он как минимум подобрался к двойнику. Был в радиусе километра, может двух.
        — Два километра? Серьезно? Может, он просто шел мимо, по своим маньячным делам. Или за пивом. А я теперь тут зад просиживаю неизвестно зачем.
        — Артур. Вот ты вроде не тупой. Но иногда послушаешь тебя и вроде бы и да. Я же тебе говорю, он как дикий зверь. Ощущает раздражитель — реагирует. Для беглеца, вот так пройти мимо, все равно, что тебе найти оазис в пустыне, в особо жаркий день, и сказать: вот сейчас еще погуляю, и вернусь к нему.
        — Хорошо. Тогда почему он до сих пор не попытался искупаться в этом самом оазисе?
        Дурак задумался.  — Хрен его знает. Может, пока хватает мозгов не нападать на него в квартире. Сидит в засаде, как мы. Ждет, пока жертва выйдет утром на работу, или еще куда. А он его в темном, пустом дворе хвать! Тут еще от способностей зависит.
        Это вот весьма неприятная мысль. Я обернулся. Прямо напротив этого дома стояла еще одна многоэтажка. А за ней, большая стройка. Очередной псевдо-небоскреб, будущий бизнес центр.
        — А если ему не обязательно подходить близко?
        Допустим, просто допустим. Наш беглец в игре был бойцом дальнего боя. Или, не дай бог, магом. В самом запущенном случае, у этого Пятачка, мать его так, есть ружье. Что мешает ему залезть на ту же стройку, дождаться пока двойник подойдет к окну, а потом…
        — Тоже вариант. Остается надеяться, что он все же будет достаточно близко, чтобы твой встроенный радар его засек. Вообще, Артур, хватит копить заны. Купи уже себе нормальных приложений! По меркам других агентов, ходишь как бомж…
        — Отвянь. Я хочу крутую печать,  — перебил его я.  — Что думаешь? Нам бы, по-хорошему, самим сходить на эту стройку и посмотреть.
        — А если он припрется, пока мы будем там шарахаться?
        — А если он уже там залег на позиции, пока мы здесь?
        — Аргумент.
        Мы решили быстренько наведаться к бизнес-центру, а затем бегом вернуться во двор. Конечно, стройка наверняка охранялась. Но я ведь молод, стремителен, и отлично собираю мебель. Хотя, последнее мне вряд ли поможет.
        Для протокола, я ни в коем случае не оправдываю и не пропагандирую прыжки через забор на охраняемую территорию. У нас просто неотложная ситуация.
        Я перебрался через гнутый лист металла, забрался по лестницам на двенадцатый этаж. Прошелся по будущим офисам и оказался на вероятной точке нападения. Вид отсюда открывался… ну, такой себе. Мало того, что понадобилось залезть почти на самый верх, иначе искомое окно закрывал соседний дом, так еще и разглядеть его можно было только будучи на половину орлом. Или сквозь прицел винтовки. Насколько вообще велика вероятность, что полубезумный попаданец владеет таким оружием?
        На всякий пожарный случай, я еще прогулялся до четырнадцатого этажа. Охрана тут, конечно, дай боже. Такое чувство, что их в принципе нет.
        — Ну и где этот эльфийский снайпер?  — буркнул Дурак.
        — Ты мне скажи. Сам же согласился, это возможно.
        — Ну да, но… блин. Мы тут время тратим. Если бы наш клиент реально мог снять двойника с такого расстояния, он бы это сделал еще до того, как ты сюда приехал.
        Разумно.
        — Знаешь, иногда лучше перебздеть.
        Слезать пришлось по другой стороне. Местные обитатели, в лице жирного краснолицего мужика и тощего студента с ломиком, очухались, и начали тусоваться в том месте, где я успешно проник на объект.
        Я вылез через дыру между двумя покосившимися бетонными плитами забора и сделал вид, будто меня там и не было никогда.
        Не успел я развернуться на триста шестьдесят градусов и направиться обратно во двор, где-то рядом раздался выстрел. Ну, не то что бы совсем рядом, но не очень далеко. Для спокойствия, я встал за дерево.
        — Интересный поворот!  — сказал я.
        Кто-то снова выстрелил.
        — Смертные разборки!  — зашипел внутренний голос.  — Давай сваливать, пока снова за компанию не упекли.
        — Надо взглянуть, что там.
        — Ты точно больной, Артур. Не может это быть беглец. А значит и нам не нужно совать в это дело твой нос.
        — Слышишь, че! Сейчас не девяностые, раз пальбу открыли, дело дрянь. Я пойду хоть одним глазом посмотрю.
        Дурак ничего не ответил. Он лишь тихо матерился.

        19 — Беглец (3)

        Мне пришло какое-то системное оповещение, но я был слишком занят, чтобы обращать внимание. Оно не было связано с охотой на беглеца, и потому, могло подождать.
        Судя по всему, стреляли со стороны небольшого круглосуточного магазина рядом с остановкой. По крайней мере, вопли и стоны доносились оттуда. Рядом с дверью стоял какой-то нервный черт, с обмотанным вокруг хари шарфом. Издалека, мне показалось, что огнестрела у него не было, хотя в руках что-то блестело. Хотя, что там может блестеть?
        Именно столкнувшись с этим парнем, я понял, почему система как-то презрительно обзывает обычных людей смертными. Не хочу сказать, что я стал каким-то там богом, или суперменом, но разница-то очевидна. Даже на своем жалком четвертом (из пяти сотен) уровне, я уже был на ступень выше обычного человека. А то и на две.
        Практически не обращая внимания на этого упыря, я направился внутрь магазина. Медленно и неуклюже он сделал выпад своим маленьким ножиком в мою сторону. Я просто оттолкнул его, как назойливую муху. Парень впечатался лицом в стену и плавно сполз вниз, считая кирпичи.
        Внутри меня ожидало неприятное зрелище. Одинокий охранник лежал на полу с дыркой во лбу. Белая как снег продавщица прижалась спиной к двери служебного помещения. Один из грабителей держал ее на прицеле. Его спутник судорожно сбрасывал в мешок все, до чего мог дотянуться. Кассу они уже обчистили, и теперь тупо забирали продукты. Ну, до чего мелочные мудаки, а?
        — А ты говорил «не девяностые»…  — вздохнул Дурак.
        — Так я сейчас им и объясню, в чем разница эпох.
        — Осторожнее, Артур. Здесь наверняка камеры.
        — Я быстро и незаметно.
        Первым делом, я схватил вооруженного придурка за руку и резко дернул вверх. Он заорал от боли, выстрелил в потолок, после чего ствол выпал из трясущейся ладони. Походу, я опять переборщил и вывихнул его тощую культяпку. Стараясь быть очень-очень аккуратным, я нежно приложил его мордой о прилавок.
        Второй к этому времени только сообразил, что все пошло немного не так, как они рассчитывали. А я уже прыгнул, чтобы грациозно врезать ему в жбан. Бандит выронил мешок, вытаращил глаза, и тяжело дыша, повалился на спину.
        Надо пояснить кое-что. Это я сейчас все так красиво рассказываю, а на самом деле, я действовал не так уж стремительно и методично. И пуля пролетела прямо у меня над головой, от чего я чуть не испачкал новые штаны. Но раз уж враг все равно повержен, в официальной версии, такие детали можно и проигнорировать.
        Как и подобает настоящему герою, я решил исчезнуть, прежде чем девушка придет в себя, и начнет задавать вопросы. К тому же, где-то вдалеке уже выли сирены. Сомневаюсь, что в этот раз удастся уйти так легко. Моя сестра не может знать всех дежурных в городе.
        — Э, вы че здесь…?!  — в двери вломился еще один бугай. Этот со шрамом на роже. Видимо, знакомый уже побитых мной утырков. Он тут же получил резкий удар в пузо и, пролетев через ступеньки, плюхнулся задницей об дорогу. При этом у него изо рта вылетел какой-то комок перьев и волос, который тут же попытался уползти.
        Ментальный червь — Уровень 0
        Фу.
        — Эт че такое?  — спросил я, быстренько раздавив мерзкое создание. Бандит после удара как-то совсем утомился, и просто лежал, держась руками за голову.
        — Какой-то паразит. Таких полно во всяких болотных мирах, и других неприятных местах. Цепляются ко всему, а потом провоцируют всякие девиантные поступки,  — протараторил внутренний голос.  — Ты чего опять застыл? Погеройствовал? Вали отсюда! Там тебя еще важная миссия ждет, если не забыл. Спасатель хренов…
        — Тьфу, чего только не бывает!  — ворчал я на бегу. Полиция уже была совсем близко. Удивительно, как они так быстро приехали? Как раз успеют повязать этих клоунов.
        — Ким, а, Ким? Ты понимаешь, что если твоя самодовольная физиономия завтра появится в новостях, то виноват в этом будешь только ты сам?
        — Ой, ну и ладно. Что там будет видно-то, на этой записи? Прибежал какой-то бешеный азиат, всем навалял и исчез. Мы никогда не узнаем, чем был этот благородный человек.
        — Смотри, от гордости не лопни.
        — Честно, меня больше волнует этот самый червь,  — тревожное было зрелище. В памяти сразу всплыли кукловоды Хайнлайна. И немножко Звездные врата.
        — Да забей. Полз себе червяк по болоту, вывалился через аномалию в какой-нибудь овраг, где эти мудаки лошадь доедали, вот и зацепился.
        — Ну, только если так,  — и все равно мне не спокойно,  — Хотя, тебя не смущает, что за последнее время, я два раза стал свидетелем…
        — …Участником.
        — Ладно, участником подобных событий. И оба раза, в деле была как-то замешана эта твоя игра.
        — И что, хочешь сказать, что игровые создания притягиваются друг к другу, или что-то типа того?
        — Хочу сказать, что многовато мусора сыпется к нам из Амаравати.
        — Так за этим ты и нужен, долбоклюй! Чтобы этот мусор убирать! И вообще, видишь, как иконка задания мигает?! Сейчас пропустим все на свете из-за тебя!
        А она действительно мигала. Я пулей влетел во двор, и тут же затаился за первой попавшейся машиной. Беглец стоял рядом с той самой лавочкой. Со спины, он выглядел совсем обыденно, только одет был, как капуста.
        Неизвестный беглец — Уровень 7
        — Я ж говорил, жопа будет.  — мрачно сказал Дурак.

        20 — Беглец (4)

        Роста в нем метра два, просто он тощий и сгорбленный. Отсюда даже, кажется, что беглец слегка дымится. От его плеч и рук, вверх поднимаются тонкие, белые полоски.
        — Огонь?  — спрашиваю я.
        — Не исключено.
        Он меня не видит.
        Главный вопрос: если увидит, распознает ли он во мне игрока? Вообще, в описании бонуса Луны сказано «плюс три уровня», но не сказано, включительно ли. А внутренний голос почему-то не может пояснить этот момент для меня.
        — Может и включительно. А может, и нет. Это от многих факторов зависит. От тебя, от человека, к которому для тебя привязана карта. Не могу утверждать со сто процентной уверенностью. Ты что задумал?
        — Хочу сделать вид, что просто иду домой, и вмазать ему по затылку.
        Другого выхода нет. Товарищ сильнее меня почти вдвое. В открытом бою, я могу и огрести. И огребу. Даже разница в один уровень дает большое преимущество. А он, скорее всего, сумеет это самое преимущество использовать.
        Агент Ким еще никогда не был так близок к провалу. Из-за этого, ему в голову приходили только слова, такие же древние, как и его прадед, боровшийся против японской оккупации.
        — Товарищ комиссар, разрешите отступить,  — сказал я, аккуратно перебегая между машинами. Беглец не шевелился.
        — Куда делся весь твой героизм?  — ехидно спросил Дурак.
        — Ну, я же не настолько сумасшедший. Ты посмотри на него. Застыл как вкопанный. Что он там высматривает?
        — Ждет чего-то. Может, сомневается. Вдруг он только вступил на этот темный путь позора?
        — Так может, это самое? Поговорим с ним?
        — Очумел? С беглецами разговаривать. Ладно бы еще с залетными. Раз решил свалить, то уже в наших глазах преступник и злодей. Забыл, на кого работаешь?
        — А на кого кстати?  — удивился я. Из тех обрывков сведений, что у меня были, складывалась, скажем, так, не совсем цельная картина.
        — Блин, у тебя же допуска нет. Забей пока.
        — Так стой, может и драться не надо будет. Давай хоть попытаемся?
        Не успел я задать этот вопрос, как беглец обернулся. Толи услышал мои шаги, толи просто начал мотать головой. Наши глаза встретились, и, буду откровенен, нафиг такие встречи.
        Рожа у него сама по себе страшная. Тощая, осунувшаяся. Изо рта торчат два желтых, кривых зуба. Башка вся седая, волосы свалявшиеся. Но глаза… в жизни не видел такой жути. Это не просто глаза опустившегося и отчаявшегося человека. На меня смотрели два белесых пятна. В них не было ни боли, ни злобы. Одна мертвая пустота. И может, мелкая, едва заметная искра грусти.
        Когда-то, оно было человеком, но теперь, ни один врач уже не смог бы его вернуть.
        — Что, все еще хочешь поговорить?  — тихо спросил Дурак.
        Нет, слова здесь точно никак не помогут. Беглец молча смотрел на меня. А я с трудом преодолел внезапный ступор.
        — Надо увести его отсюда. Подальше от людей.
        У меня был определенный план, а дальше вы знаете. Если в открытом бою у нас возникнут трудности, значит просто не нужно вступать в открытый бой. К тому же, над подъездами тоже висели камеры, а я не планировал сегодня попадать в прямой эфир дважды.
        Я пнул тачку, за которой прятался. Относительную тишину летней ночи наполнил мерзкий вой. После чего, я через нее перепрыгнул и пнул еще одну. Вскоре штук восемь сигнализаций завопили одновременно. В обоих домах загорелись окна.
        Как я и предполагал, беглецу не понравилось внимание, и он рванул в темноту арки. Быстрый, сволочь. Даже очень быстрый. Не успел заметить, куда он делся, но нашего короткого визуального контакта хватило, чтобы повесить маркер.
        Я побежал за ним, перепрыгивая через клумбы. Если сейчас дать ему уйти, он вернется позже, когда все уляжется. А мне совсем не улыбается торчать у подъезда всю ночь.
        Маркер быстро удалялся в сторону промзоны. Гаденыш знает, где прятаться. Там верфь, на ней полно матросов, туда он не пойдет. Но рядом кладбище. А еще заброшенная военная часть. Куча контейнеров, каких-то одноэтажных построек… Я как-то ехал в автобусе, и слышал, как два хипстера хотели снять одно из тех зданий, и сделать там лофт. Ну, приглашать типа нормальных, творческих людей, вместе ругать страну и вслух читать Гришковца.
        Я к чему это все? Как я уже говорил, лучше места для безумного монстра не найти. Куча закутков, а местные (которых три калеки) даже не поймут, что с ним что-то не так. Сколько же он там скрывался, под самым носом у ничего не подозревающей ответственности?
        Беглец пересек трассу и юркнул под мост. Там было что-то вроде тоннеля, вместо нормального перехода. Я кинулся за ним с другой стороны. Внизу, само собой, темнота, хоть глаз выколи. На всякий случай, расчехлил кувалду. В другую руку взял телефон, потому что я очень умный, два месяца охочусь по ночам и работаю в стройматериалах, но фонарик так и не купил.
        Что-то лежало на земле. Тело. От него интенсивно шел дым. Как и от беглеца, что держал почерневшую, обугленную голову в ладонях. Рядом валялась раскрытая розовая сумочка.
        Она всего лишь хотела перейти дорогу, но смерть настигла ее в этом мрачном уголке. Я мог это предотвратить, но мне не хватило всего полминуты. Это, если не думать, что технически, я его сюда и загнал. Трындец, как обидно.
        До этого, еще ничего не было. Вот сейчас все началось.

        21 — Беглец (5)

        Я медленно отошел назад, на свет. Драться в полной темноте было бы двойным самоубийством.
        Беглец так же, не спеша поднялся во весь рост. Сорвал с головы капюшон, обнажив грязные космы, и круглые, серые уши. Сзади, из-под толстовки свесился голый, розовый хвост.
        — Твою ж налево, это же Микки-Маус!  — вырвалось у меня.
        По рукам бывшего игрока пошли видимые, даже какие-то мультяшные, желтые искры. Когда они исчезли, остались полоски дыма.
        — Скорее, Пикачу.  — отметил Дурак.
        Какая-то доля секунды прошла. Я успел лишь закрыться оружием. Лапа с кривыми когтями с силой ударила по рукоятке, и я буквально отлетел в канаву. Заодно, треснулся спиной о забор.
        А он крут. Страшный, как моя жизнь, но мощный и стремительный. И это он еще не начал молниями кидаться. Упырь.
        Я откатился в сторону, не позволяя беглецу приземлиться прямо на себя. Его кулак оставил хорошую такую вмятину на там месте, где только что была моя грудная клетка. Пока он стоял в такой позе, я смог вскочить на ноги, замахнулся, и…
        — СПИРАЛЬНЫЙ БЛОК!  —взревел хриплый, звериный голос.
        Мой молот ударился о какой-то полупрозрачный барьер, который мгновенно расширился и налетел на меня, словно несущийся КамАЗ. Очень неприятная вибрация прошла через все тело. Я снова поднялся в воздух, чтобы рухнуть в траву.
        — Что. За. Хрень?  — спросил я, кажется, вслух. Изо рта с каждым словом вылетало облачко дыма, а на языке остался неприятный, горелый приступ.
        — Есть у нас в Паутине,  — пояснил Дурак,  — такая вещь, как названия для приемов. Я тебе позже объясню в деталях. Пока что, старайся наращивать дистанцию, всякий раз, когда он будет что-то орать!
        — Едрить, дичь!  — сплюнул я.
        Отходил от шока, не успел среагировать. Беглец оказался прямо рядом со мной. Словно в замедленной съемке, я наблюдал, как его кулак заходит снизу, и с треском врезается мне в живот. Я невольно перекувыркнулся и упал ему прямо под ноги. Еще один пинок заставил меня уже в третий раз отлететь, прямо башкой в перила.
        — Артур, мне не нравится эта игра в одни ворота! Соберись!
        А уж мне-то как не нравится. Я даже представить не могу, насколько это было бы больно, если бы боль не была отключена. Чуждая немота сковала все тело, руки-ноги так деревянные. Кожа стала бледной, да и одежда как будто потеряла цвет. Даже кровь, капающая изо рта, была темной, почти черной.
        — Артур!
        — Да знаю я! Пошевелиться не могу!
        Кое-как я заставил руки подняться, чтобы защититься от новой атаки. Но когти все равно разорвали мне футболку на груди. Своими тонкими пальцами, беглец вцепился мне в лицо. Чтобы не загореться как лампочка, я собрал оставшиеся силы и двинул ему коленом в бок.
        Монстр пошатнулся, и этой заминки для меня было достаточно. Не глядя, не думая, я просто схватил упавший молот и с диким воплем нанес удар. Раздался треск, и вот уже настала очередь беглеца летать. Я прыгнул вслед за ним, не давая возможности восстановиться. Смог еще раз ударить, на этот раз, раздробить колено.
        Тяжелый ботинок на другой ноге вонзился мне в подбородок. В глазах потемнело, и я едва не прилег поспать прямо здесь. А монстр, тем временем, решил, что в этой драке больше нет смысла. Я даже не заметил, как он сбежал. Только зацепился взглядом за вновь удаляющийся маркер.
        — Вот сука!  — у меня все еще шла кровь изо рта. Походу, он мне зуб выбил. Вся футболка промокла. Я чувствовал себя очень уставшим и несчастным.
        Но продолжил погоню.
        — Да ты поехавший!  — вопил внутренний голос. Его стало гораздо хуже слышно. Треск, какие-то помехи на линии.  — Хватит на сегодня!
        — Я повредил ему ногу!  — отвечал я. Пот смешался с кровью на оцарапанном лбу, противно лез в глаза.  — Значит, смогу добить.
        — Ага, видишь, как он носится с таким коленом? Это скорее он тебя добьет. Хватит, Артур, мы его уже отогнали. У тебя будет время восстановиться.
        Да хрен там. Это мы его от двойника отогнали. И то, с такой скоростью он вернется минут за двадцать. А та погибшая девушка? А другие люди, которые могут встретиться ему на пути? Нет уж. Раз я решился, не смотря на высокую опасность, и взялся за это задание, надо еще чуть сильнее постараться.
        — И чего ты, блин, такой правильный?!  — возмутился Дурак.
        — Я не правильный, я ответственный.
        — Что твоя сестра скажет, когда увидит тебя… вот таким? Подумал? Отступи, пока не поздно!
        Он пытается меня отговорить, или еще сильнее мотивировать. Я же представлю Алису на месте той девушки из перехода. Ну, и представил, собственно.
        Силы окончательно покинули меня уже на заброшенной территории. Рядом стоял какой-то элитный коттедж, с часовой башней, построенный, наверное, одним из местных бесноватых олигархов.
        Я оперся на ограду, чтобы перевести дыхание. Передо мной ползли мутные пятна, проплывали оторванные элементы системы. Почувствовал, что вот прямо сейчас, я и свалюсь. А если свалюсь…
        Беглец тоже был рядом. Сидел на контейнере и смотрел на меня своими пустыми, мертвыми глазами. На лице у него тоже была кровь. Видимо, я все же попал ему по тыкве. А может, это моя брызнула, когда он меня лупил.
        Я выдохнул, тряхнул тяжелой головой. Крепче взялся за молот. Так или иначе, бой необходимо было продолжать.

        22 — Беглец (6)

        Будучи ушастым и нескладным подростком, я иногда думал, что из-за своего состояния умру одиноким, печальным и сильно пьющим рыбий жир. И, возможно, молодым. Это должно было произойти в маленькой, пустой квартирке, и в серый дождливый день.
        Но я даже не представлял, что могу погибнуть на окраине города от рук поехавшего крысолюда. Вот они, жизненные повороты, блин. Практически серпантин.
        Всплеск адреналина прошел, и все тело снова стало деревянно-ватным. Мысли окончательно запутались в клубок. Как будто вот только-только отошел от общего наркоза. Вспомнился мужик, когда-то лежавший со мной в одной палате. Он после операции на носу полежал полчаса, встал, снял штаны и начал бегать по коридору. И песни пел.
        Вот очень вовремя я забиваю себе голову всякой ерундой.
        — ЦУП вызывает агента. Майор Ким, вы меня слышите?
        — Так… Так. Погоди. Все в норме. Сейчас я…
        А что сейчас? Мне не победить, если конечно, с неба не упадет какой-нибудь рояль, прямо на голову этому упырю. Даст он мне убежать? Сомнительно… Хотя, кто его знает? Можно попытаться… Там недалеко настоящая военная часть. Можно сунуться на КПП, притвориться жертвой нападения. Беглец не полезет к парням с автоматами. Даже если они пошлют меня… Разумный план действий. Пусть и несколько трусоватый.
        — Даже не знаю, что тебе предложить,  — сказал Дурак.
        Какие у меня есть варианты вообще?
        Вирд… можно использовать Вирд. Там еще два пункта, можно добавить их к выносливости.
        Я начинаю понимать, в чем заключается хитрый план. Эти дополнительные пункты просто лежат в меню, никого не трогают, не мешают, есть не просят. Но рано или поздно (а скорее всего, рано), попадаешь в ситуацию, которая просто вынуждает тебя их использовать.
        И чем дальше, тем больше таких ситуаций. Хорошо, что у меня пока что есть буфер в виде первого бонуса от «Луны», и потратил я не так уж и много.
        Будто выбор есть…
        Как только выносливость повысилась, сразу стало легче. И голова прояснилась, и былая легкость вернулась. Даже кожа на руках порозовела. Вот она, животворящая прокачка. Теперь, осталось только догнать мерзавца и попасть по нему. Что у меня получилось всего один раз, совершенно случайно и в процессе ближнего боя.
        Эти два пункта здоровья не спасут отца русской охоты на куниц с бумерангом от бесславной смерти. Может, надо было выбрать бумеранг вместо молота?
        Кое-как, я пришел в себя и побежал вдоль забора. До трассы оставалось метров триста, но я свернул и двигался мимо заброшенного барака. Туда, где стоял старый экскаватор с огромной гирей.
        Черт его знает, зачем я туда рвусь. Беглец слишком быстр. Даже если эта штука на ходу, что весьма и весьма сомнительно, я никогда не смогу задеть его гирей. А ржавые дверки кабины не спасут меня от ударов.
        Да, да, я сейчас просто дико нагнетаю. Но в ту минуту, ситуация действительно выглядела просто мега критической. Опыт моего самого первого серьезного задания наглядно показывал: ничего я не умею, зря взялся, откажись от силы, возвращайся в совхоз, мути с Настюхой.
        А беглец уже покинул насиженное место и шел по моему следу. Нарочито медленно. Издевается, гадина.
        — Артур, ты же хотел драться, а потом бежать?! Ну-ка поясни мне свои метания по руинам,  — возмущался внутренний голос.
        — Так я и бегу. И пытаюсь на ходу сообразить, как мне нейтрализовать эту сволочь, хотя бы на время.
        Ему вообще насрать на вмятину в груди и раздробленное колено. Крысы, они такие, да. Бывает, что и с половиной тела все пытаются огрызаться. Сам видел. А если крысе еще добавить человеческое упорство, и кнут, что будет круглосуточно гнать ее вперед….
        … Бесплатный сыр.
        У меня появилась идея. Тупая, опасная и ненадежная. Но, как сказал один мой знакомый: других не завезли (с).
        Один из контейнеров был открыт. Внутри какие-то стеллажи и коробки, это сейчас не важно. Главное, что он выглядит еще вполне сносно, и его можно запереть, если удастся поймать беглеца.
        Забежал внутрь, прижался к задней стенке. Нужен один хороший удар, после чего я смогу его обойти. Не важно, он будет бить или я. Беглец пару секунд тупит после своих особо мощных приемов, мне должно этого хватить.
        — Артур, ты официально псих,  — заключил Дурак.
        — Да, с семи лет. Что сказать-то хотел?
        — …что тут скажешь?  — буркнул он.  — На секунду, я подумал, что он окажется умнее тебя и не зайдет.
        Беглецу пришлось согнуться в три погибели, но он все же пробирался в мою сторону.
        — Вот видишь, нечего переоценивать врага.
        Он уже потянулся ко мне своими грязными граблями, когда я дернулся вперед и повалил на крысолюда тяжелый железный стеллаж. А пока беглец выбирался из под стеллажа, я сумел хорошо размахнуться.
        — МОЩНЫЙ УДАР!  — так заорал, что аж охрип. Боек кувалды опустился прямо на голову врага. Беглец врезался подбородком в дно контейнера, от чего все вокруг содрогнулось и зазвенело.
        Хорошо, что никто меня в этот момент не видел.
        — Не так это работает! Позорище,  — поправил меня Дурак. Ну и ладно, зато, он получил свое. Этого, конечно, мало, чтобы добить такую живучую сволочь.
        Я перепрыгнул через беглеца, пулей вылетел из контейнера, захлопнул створки, вставил все скобы на нужные места. А потом еще постучал молотком, чтобы их заклинило.
        Знаете, как в старых мультиках, типа Том и Джерри? Кто-то убегает, прячется в доме и заколачивает все двери и окна невесть откуда взявшимися досками? Вот примерно так я и выглядел в этот момент.
        Вот только я был котом. А мышь уже пришел в себя, и рвался наружу.

        23 — Беглец (7)

        — Креативно,  — сказал внутренний голос.  — Но тупо. Это все, что ты успел придумать?
        А что, что-то еще нужно? Радуйся, что я жив остался. Так-то да, план дурацкий, но на безрыбье и такая импровизация сойдет.
        — Может, он там с голоду сдохнет?  — предположил я.
        — Ага, недели через три. До тех пор будет биться и орать. Какой-нибудь дебил его выпустит, и все с начала.
        К тому времени, я уже стану сильнее, и смогу схватиться с ним на равных. Если повезет, и будут задания. По-хорошему, поднять бы этот контейнер и скинуть его в море. Только чем? Крана здесь нет. А если бы был, то кто-нибудь точно заметил бы нездоровую активность на заброшенной территории.
        Беглец затих. Из контейнера раздавался едва заметный треск искр.
        — Уверяю тебя, ничего хорошего он там не делает.  — пояснил мой воображаемый спутник.
        Вокруг скоб на створках появились светлые, розоватые пятна. Опять потянулись змейки дыма.
        — Мне кажется, или сейчас на моих глазах в жесткой форме сношают законы физики?  — проворчал я.
        Беглец, очевидно, выделял достаточно электричества, чтобы постепенно, но довольно быстро нагревать толстую сталь. Раскаленные пятна становились все светлее и шире.
        — Эх, Артур… Создатели Амаравати давным давно надругались над самой реальностью. Элементальные энергии действуют ровно так, как их представляют собой волшебники, экстрасенсы и прочие гуманитарии. Тебе стоит перестроиться на игровую логику, если хочешь ориентироваться в системе.
        Чужой мир, к которому я прикоснулся, с каждым новым откровением становился все более подозрительным, недружелюбным и вычурным.
        — Если б это был настоящий, земной ток,  — продолжал Дурак.  — у тебя бы сердце остановилось еще когда он создал барьер.
        — Окей, допустим… Дальше-то что?
        Надо было бежать, пока еще оставались силы. Сейчас, мой враг либо нахрен расплавит дверь, либо нагреет ее так сильно, что металл станет хрупким. Тогда, беглец одним плечом вынесет створки.
        И побежал, чего уж там, сверкая пятками.
        У меня за спиной лязгнуло железо. Контейнер все же не выдержал. Черт, а я ведь еще даже не добрался до бараков! Бешеный топот, и вот он уже пролетает у меня над головой. Все еще находясь в прыжке, беглец развернулся и лягнул меня в лицо, аки заправский мастер кунг-фу.
        Я снова покатился по земле.
        Мне как-то очень сильно не везет в этом бою. И мешок с хитростями опустел.
        Крысолюд подошел ко мне вплотную, и уже поднял колено чтобы эффектно топнуть ножкой и закончить этот односторонний бой. Я весь сжался, собирая стремительно исчезающие силы для рывка.
        И тут, прозвучал хлопок. Беглец дернулся, противно зашипел. Еще один хлопок. Крысолюд запрокинул голову. Из подбитого глаза хлынула кровь. К моему огромному удивлению, враг начал отступать, закрывая рожу руками. Обстрел продолжался. Несколько пуль попали ему в спину, и монстр едва не свалился. Он бежал все быстрее, и, через пару секунд пересек трассу убегая в сторону леса.
        Аномальный элемент покинул зону непосредственной активности агента. Задание считается частично выполненным.
        Награда: количество опыта, необходимое для повышения уровня; 250 зан.
        И что, это все? На сегодня бой закончен? Сказать, что я охренел, это не сказать ничего. Во мне бушевала буря эмоций. Но физическое тело хотело прикинуться ветошью, и немножко полежать вот в такой позе. До утра, например. Но я себя пересилил.
        Кряхтя как старый дед, я поднялся на ноги, отряхнулся и наконец посмотрел туда, откуда явилось внезапное подкрепление.
        Девушка стояла метрах в трех от меня. Длинные русые волосы, серые глаза. Двадцать слоев макияжа, включая абсолютно зверские брови, придававшие ей еще более воинственный вид. Белая блузка с двумя расстегнутыми пуговицами. Юбка разорвана на бедре, видимо, чтобы было удобнее бежать. Красивые мускулистые ноги.
        В руках еще дымящийся пистолет. Вот на это, кажется, мне стоило обратить внимание в первую очередь.
        — Я уже подумала, ты сдох.  — холодно, и как будто с издевкой сказала она.
        Вооруженная девушка — Уровень 5
        Так, погодите-ка… В смысле, пятый уровень? Голова уже почти полностью отказалась работать. Еще бы, после стольких-то ударов…
        — Едрены кочережки…  — ожил Дурак.  — Артур, она тоже агент!
        Я сделал шаг в ее сторону, и дуло пистолета тут же оказалось направлено мне прямо в лоб.  — Стой, где стоишь, полудурок.
        — …Правда?  — спросил я у внутреннего голоса.  — Она какая-то… злая, для агента.
        — Она скакнула в уровне одновременно с тобой. Значит, ей засчитали награду за выполнение задания. Я процентов на восемьдесят уверен, что эта малышка на нашей стороне.
        Девушка как будто задумалась, но при этом не сводила с меня глаз. Я прекрасно знал это состояние. Алиса говорит, что я постоянно застываю, смотря куда-то в одну точку. Моя спасительница читала системные сообщения.
        — Значит так.  — сказала она.  — Сейчас, ты мне объяснишь, что за неведомая херня здесь произошла. Или, я прострелю тебе колени, и можешь быть уверен, мне за это ничего не будет.
        — Ладно. На семьдесят… пять.  — поправил себя Дурак.
        Я был бы очень рад пообщаться с коллегой по новой работе, но именно тогда, накопившийся урон возымел эффект, и у меня потемнело перед глазами. Небо весело кружилась, пока я в очередной раз падал башкой вниз.

        24 — Вика (1)

        Кажется, с тех пор как я отключился, прошла целая вечность. Давненько мне не доводилось смотреть так много цветных снов подряд. Чего там только не было, даже описывать нет смысла. Но в основном, мне снилось небо.
        Бескрайнее, пугающее серое небо над сопками. Два десятка лет назад, я стоял у большого окна в родительской комнате и смотрел в эту затянутую облаками пустоту. И так был мелким, но тогда сам себе казался еще меньше. Постоянно мерещилось, что вот именно сейчас в небе появится огромный космический корабль, или лицо сердитого бога, или летящая ракета в общем, что-то в этом роде. А я буду совершенно беззащитен перед этой силой, и ничего не сможет меня спасти: ни оконное стекло, ни родители, ни медвежонок Бамси.
        Не зря говорят, все проблемы родом из детства, и речь не только о неведомых цифрах, поселившихся в неокрепших мозгах.
        Я с трудом продрал глаза, и обнаружил себя на больничной койке. На хорошей больничной койке, в одноместной палате, больше напоминавшей сверкающий офис, где-нибудь в здании Apple.
        Хрен его знает, как я тут оказался. Это точно была не городская больница. Они все выглядят… по-другому. Это специально, чтобы ты боялся туда попасть и болел как можно реже.
        — Агент Ким, снова онлайн.  — а вот и мой невидимый друг.
        — Дай угадаю, ты тоже ничего не понимаешь.
        — Ну, есть пара предположений. Как ты себя чувствуешь, Артур?
        — Лучше, чем раньше,  — всего-то и надо было хорошо поспать. Впрочем, часы на соседней стене показывали всего четыре утра. Значит, и валялся я не так долго.
        В палату вошел пожилой мужчина в белом халате. Его сопровождала фигуристая медсестра, судя по всему, из наших.
        — Юна, сообщите Виктории Александровне, что пациент пришел в себя.
        Медсестра кивнула и упорхнула обратно в коридор. А доктор присел рядом со мной.
        — Ну, молодой человек, как самочувствие?
        — Все об этом спрашивают,  — ответил я. В горле неприятно запершило, словно я уже отвык говорить вслух. Нижняя половина.  — Бывало и лучше. Скажите, доктор… а где я, собственно?
        Он удивленно хмыкнул.  — Так вы, получается, ничего не помните? Что ж, это обычная ситуация для попавших в ДТП. Я надеялся, что раз сильных внутренних повреждений нет, то и голова не пострадала. Жаль.
        …ДТП?
        — Пожалуй, да. События этого вечера, я помню крайне смутно,  — подтвердил я.  — Что вообще случилось?
        — Насколько мне известно, вы бросились прямо под колеса. Уж не знаю, что вас на это сподвигло. Но к счастью для вас, девушка, что была за рулем оказалась очень порядочной, привезла вас сюда и оплатила процедуры.
        …Девушка? За рулем? Последнее, что помню, это та свирепая бабень с пистолетом, отогнавшая беглеца…
        Юна вернулась, подошла к окну, раздвинула жалюзи. Снаружи я увидел огни ночного города, телевышку и Золотой мост, и только тогда понял, куда меня занесло. Это была одна из тех больниц, где меньше чем за десять тысяч, вас даже не понюхают. Так, девушка оплатила процедуры… ох, елы…
        — Вам в принципе очень повезло,  — продолжал элитный доктор.  — Удалось отделаться только синяками и царапинами. Есть небольшая трещина в челюсти, но ничего серьезного. Берегите лицо, и за месяц все зарастет.
        Доктор что-то записал, а затем протянул мне визитку.  — Мы закончили. Если у вас будут какие-то вопросы, обращайтесь.
        — К-конечно.  — я проводил его глазами до двери, все еще считая в уме деньги.
        Он прав, лицо надо беречь. Мой враг старался бить именно по морде, причем ногами. А его, главное, не остановила даже кувалда прилетевшая в лоб. Живучий мудила. Одно слово, крыса.
        — Нам, и правда, повезло,  — сказал Дурак.  — Беглец истратил кучу энергии, когда пытался выбраться из контейнера. Иначе, его вряд ли бы спугнули три маленькие пульки.
        Я сильно сомневаюсь, что беглец помер от своих ран в лесу. Прям чувствую, он еще на свободе. А это значит, охота продолжается.
        — Мне нужно стать сильнее, и добить его,  — ответил я.
        — Время еще есть. На пару дней, его жажда утихнет, и он будет восстанавливаться. А потом опять пойдет доставать своего двойника.
        — Значит, будем держаться поближе к двойнику.
        — Тебе нужно пойти домой, и хорошенько отлежаться. Там и стены помогают. Думаю, твоя симпатичная сестренка уже вся извелась.
        Я скривился. Но все равно, стоит хотя бы написать Алисе смску. Я ведь не говорил, что уйду на всю ночь.
        — Мои вещи…  — хрипло пробормотал я.  — Могу я получить их?
        — Ваша одежда в камере хранения,  — мелодичным голосом сказала медсестра.  — Вы сможете все забрать, когда будете выписываться.
        — Я же вроде здоров. Относительно. Пересиливая навязчивое онемение, я попытался подняться. Юна бросилась ко мне, и настойчиво уложила обратно.
        — Виктория Александровна просила не выпускать вас из палаты до ее возвращения.
        Виктория… Эта девушка-агент. Кто она вообще такая?
        — Можно хотя бы телефон? Мне срочно нужно позвонить.
        — Виктория Александровна особо подчеркнула, чтобы мы не позволяли вам ни с кем связываться без ее ведома.
        Это уже начинает напрягать.
        — Хоть до туалета мне дойти можно?  — огрызнулся я, передразнивая медсестру.  — Или Виктория Александровна осерчает?
        Та покраснела и убрала руки с моих плеч. Пока мне вынимали иглу от капельницы, загадочная, и, судя по всему, очень властная девушка вошла в палату.

        25 — Вика (2)

        Она сменила разорванную юбку на обтягивающие белые штаны, и одела здоровые очки-авиаторы, сделавшие ее похожей на большую гротескную стрекозу.
        Виктория Александровна — 5 уровень.
        — Все еще считаешь, что она тоже агент?  — спросил я у Дурака.
        — Она выглядит опрятно, и не пытается откусить медсестре лицо. А еще, мы не получаем сигналов тревоги, хотя она стоит в трех метрах от тебя.
        — Логично.
        Хотя, насчет «откусить лицо», я бы поспорил. Вика слегка опустила очки и смерила Юну испепеляюще высокомерным взглядом.
        — Как он, в норме?  — спросила моя спасительница. Получив утвердительный ответ, она повернулась ко мне.  — Значит, можно кантовать. Вставай, давай.
        Э?
        — Я чего-то не понял,  — сказал я.  — Что вообще происходит?
        — У тебя минута чтобы встать, и начать собираться. Или, можешь ехать в трусах, мне пофиг.  — закатила глаза Вика, и достала телефон.  — Не начнешь шевелить булками, отменю транзакцию. Хочешь полгода оплачивать здешние счета?
        Аргументный аргумент. Я вскочил с кровати, как ужаленный, и практически в указанный срок уже стоял около дверей больницы.
        Виктория прошла мимо меня, активировала сигнализацию. Черный, как ночь, внедорожник мигнул фарами. Девка оглянулась и шикнула на меня, намекая, чтобы лез в машину.
        Машину, которая стоила дороже, чем моя квартира и квартира бати в Питере, вместе взятые.
        Дверь захлопнулась, раздался щелчок. Густо-фиолетовые стекла поднялись.
        — Это… тонировка же вроде… запрещена,  — сказал я, мысленно борясь с сюрреализмом происходящих событий.
        Вика раздраженно вздохнула.  — Лучше я оплачу штрафы на год вперед, чем терпеть, как на меня пялятся всякие юродивые. Тебя это тоже касается, быстро поднял глаза!
        — Ой, ну и стервь.  — проворчал Дурак.  — Не надо было надевать рубаху, которая едва сдерживает такую… широту души.
        — Тебя сейчас это волнует?  — осадил я его. Пистолет лежал в открытом бардачке со стороны водителя, и сильно меня смущал. Даже Вика заметила.
        — Расслабься, это травмат.  — сказала она.  — Схватила первое, что под руку попалось.
        — А, ну это все меняет,  — так вот почему беглец смог так спокойно убежать, С другой стороны, она дважды попала ему в морду, и один раз подбила глаз. Меткая…
        — Рассказывай.  — Вика сурово посмотрела на меня.  — Ты тоже видишь всю эту порнографию, я уверена.
        Лучшего определения для ролевого синдрома я пока не слышал. Только из-за этого стоило рассказать ей, каким образом я попал на тот заброшенный пустырь, и чем там занимался. Вика поделилась со мной своей версией событий.
        — Я заехала в коттедж за вещами, и тут…
        — А, так это твой дом…?  — офигел я. Тот коттедж всегда поражал меня своей вычурностью, и, скажем так странным местом расположения.
        — Тебя вообще кто воспитал, обезьяны?  — рассердилась девушка, но все же, ответила.  — Перебивает он… Это гостевой домик, папа построил его, когда мне было двенадцать. Когда я начала…  — она замялась и помрачнела.
        — Видеть цифры,  — догадался я.  — У меня это тоже случилось в детстве. Только лет на пять-шесть раньше.
        — Так что это за сраное задротство? И почему сейчас? И почему я?
        Я потер затылок.  — Понятия не имею, если честно. Я и сам пробудился совсем недавно. Так же, как и ты, оказался не в том месте не в то время, и получил задание. С тех пор, я между делом их выполняю.
        — Зачем?  — удивилась она.
        — В смысле, зачем?
        — Я просто охренела, когда эта дебильная система активировалась. Схватила ствол, ну не могла пойти не посмотреть. Посмотрела, как тебя елозят лицом по говну, потом еле живого отвезла в больницу. И то задумалась, что за дурь я творю посреди ночи! А ты сам сказал, что уже довольно долго этим занимаешься. Зачем?
        А действительно?
        — Ну… за это платят?  — ляпнул, что в голову пришло.
        — Так я и думала. Что за люди пошли?  — ворчала она.  — За деньги готовы в чан с любым дерьмом нырять.
        — Еще, я стал сильнее и здоровее, не прикладывая почти никаких усилий.
        Вика ничего не сказала, но по ее глазам я понял, о чем девушка думает: мало того, что нищеброд и жмот, еще и лентяй.
        Она ждала от меня ответов. Напускная бравада и подчеркнутое высокомерие не могли скрыть: она утомлена, напугана и ничегошеньки не понимает в нашей ситуации.
        — Есть еще кое-что. Твари, на которых я охочусь, они нападают на людей. Тебе должны были рассказать об этом в самом начале. Пострадавших очень много, просто это не афишируется нигде. А может, жертв просто записывают в без вести пропавшие, я не знаю.
        Тот гад, от которого ты меня спасла, за пятнадцать минут до этого убил девушку в подземном переходе. Схватил за голову и пустил ток. Да, он был сильнее меня, и убил бы. Но я не мог просто так его отпустить, понимаешь?
        — Пфф.  — фыркнула Вика.  — Да ты просто супергерой, оказывается.
        — Нет,  — я пожал плечами.  — Я агент, это моя работа. Да, можно сказать и так. Знаешь, я столько лет страдал из-за ролевого синдрома. Тебе не нужно объяснять, каково это. Как бы там ни было, в моей жизни появились хоть какие-то ответы. Хоть какой-то смысл.
        Даже, если это опасно и неразумно. Как отказаться? Получается, вселенная отвечает тебе: вот оно! Ради этого ты мучился! Это основная причина всех твоих проблем! Разве можно вот так просто закрыть глаза и продолжать жить в темноте?
        Вика отвернулась от меня, сказала пару крепких слов, завела машину. Мы отправились в путь.

        26 — Императрица

        — А куда мы едем?  — спросил я. Машина неслась по главной трассе, не сворачивая. Уже подумал, не захотела ли моя спасительница прокатиться в лес.
        — Домой тебя везу,  — буркнула Вика.
        — Откуда ты знаешь, где я живу?
        — Я, блин, надеялась, что ты мне скажешь,  — процедила она сквозь зубы.
        — А, да. Извини. Езжай на Луговую, 50.
        Вика задумалась, вспоминая дорогу.  — Не удивлена, ты еще и живешь в каком-то гетто.
        — Не всем повезло родиться в богатой семье,  — проворчал я. На секунду, мне показалось, что она меня сейчас вытолкнет из машины.
        — Меня, кстати, Артур зовут.
        — Вика.
        — Я в курсе.
        — А, ну да,  — она покрутила пальцем над головой, указывая на табличку.  — Вот же старый козел…
        Эй, не такой уж я и старый!  — Чего ругаешься?
        — Я когда заболела, папа разыскал того профессора, как там его… Игоря Карловича… ну, ты знаешь, наверное.
        — Филимонова?! Давно хотел с ним поговорить.
        — Хоть сейчас можешь дуть к нему, и разговаривать сколько влезет. Он в Уссурийске живет.
        — Серьезно?
        — Серьезно. Могу даже адрес дать. Но хрен он тебе что скажет.  — Вика явно злилась, и вела машину очень агрессивно. Хорошо, что дорога была пустая.  — Я сидела перед ним, маленькая девочка, напуганная до усрачки. А он заливал папе в уши какую-то дурь про неврозы-психозы. Таблетки назначал. Я ведь пила их месяцами, в надежде, что цифры уйдут.
        — Знакомая история.
        — Старый мудак, забыл упомянуть, что это ни хрена не болезнь. Он же специалист, он не мог не знать! У него внучка моего возраста, и он все равно позволял себе измываться надо мной.
        — Не все так просто,  — я повторил слова Дурака, которых Вика, естественно, не слышала.  — Мы обязаны соблюдать режим секретности. Не факт, что он хоть раз общался с пробудившимся агентом.
        В этот раз Вика выругалась громче. Я тоже был разочарован. На эту встречу я возлагал определенные надежды, и очень неприятно было слышать, что Филимонов, в принципе, ничем мне помочь не может. Все те же рецепты психоактивных препаратов. Спасибо, накушался.
        — И все ради какого-то дебильного задротства…  — прошептала она.  — Да я же чуть…
        Она могла не договаривать. Наверняка, всех, кого поразил синдром посещали такие мысли.
        — Да я вообще эти сраные игры ненавижу! Боже, за что мне все это?
        Мы остановились у обочины, хотя ехать еще оставалось минут десять. Вика закрыла лицо руками.
        — Что-то не так?
        — Подожди минуту. У меня простыни текста ползут перед глазами. Я боюсь врезаться.
        — На самом деле…  — я коснулся ее запястья, на что она отреагировала очень жестко, ткнув меня локтем в бок.
        — Руки убери свои!
        — Ладно,  — я отодвинулся ближе к двери.  — Просто, я хотел сказать, на самом деле ты их не видишь. Все надписи у тебя в голове. Поначалу, сложно привыкнуть и они маячат перед глазами, но это проходит.
        — Я нагрешила в прошлой жизни, не иначе…  — по ее щеке катилась одинокая слеза.  — Безумие какое-то.
        — Оно самое.
        …
        Вика довезла меня до края дома, сославшись на то, что местные австралопитеки точно снимут у нее колеса за то время, пока я буду вылезать.
        — Спасибо, что подвезла,  — сказал я, прежде чем выйти.  — И за спасение. Ну и за больницу.
        — Не за что. Расплылся тут в благодарностях. Иди уже,  — передумала она довольно быстро.  — Хотя нет. Стой.
        — Что?
        — Что делаешь вечером?
        Я, мягко говоря, просел от такого вопроса.  — Да, как бы… ничего, а… это самое…
        — Во-первых, закатай губу обратно. Во-вторых, я хочу, чтобы ты научил меня пользоваться всем этим.
        Внезапно.
        — Мне, как бы, показалось, что ты сильно против этой затеи.
        — А я против. Это все просто невероятный тупизм. Но ты прав, я должна хотя бы попробовать разобраться. А еще, по городу бродит лохматое чмо, убивающее девушек, и ты не в состоянии остановить его без моей помощи.
        Технически все верно.
        — Ну хорошо,  — замялся я.  — Помощь мне явно не помешает.
        К тому же, мы одного уровня. Если правильно прокачать ей характеристики, нам удастся размазать беглеца до того, как он сообразит, что происходит.
        — Отлично. Я заеду за тобой часов в девять.
        — Тогда, может, телефонами обменяемся, чтобы держать связь?
        Она вообще любит закатывать глаза, я так посмотрю. Вика протянула руку, взяла мой треснувший в бою, но еще рабочий телефон, быстро набрала номер.
        — Будешь звонить не по делу, вообще больше звонить не будешь, усек?
        — Да понял, я, понял.
        Не успел я отойти от машины, система снова завалила меня плюшками.
        Разблокирована карта: Императрица
        «Не позволяй блеску золота ослепить тебя. Не позволяй бремени власти давить на твои плечи. Мы сами строим свой путь, будь то дорога из бархатных подушек или тропа, усыпанная стеклом»
        Данная карта дает бонусы, влияющие на финансовую сторону жизни агента, как в игре, так и в смертной жизни.
        Уровень связи: 1
        Агент получает 10 % скидку на все. Только для него, цена за любой предмет или услугу снижается ровно на десять процентов. Продавцы и поставщики услуг воспринимают это как данность, и не задают лишних вопросов.
        — Хм, как это вообще работает?  — рассуждал я, поднимаясь в квартиру.
        — Тебе тоже не стоит задавать лишних вопросов, Артур. Это мощный взлом реальности. Просто радуйся, что у тебя теперь будет больше денег,  — ответил Дурак.
        — Нет, ты подожди! Я должен понять. Игра заставляет любого, вообще любого продавца делать для меня скидку? А другие люди, не являющиеся продавцами, это как будут воспринимать? Или им тоже промоют мозги?
        — Блин, иди спать, а…!

        27 — Посылка

        Я ожидал, что она опять спит на кухне, но сестры вообще не было дома. На холодильнике висела записка.
        «Уехала к родителям. Вернусь завтра. Жрать нечего. Постарайся не таскаться по городу всю ночь. Люблю, целую. А.»
        Фух, ну значит все в порядке. Может, даже хорошо, что она не увидит меня всего побитого и со шрамами на груди. Иначе, придется придумывать неправдоподобные объяснения. Я очень надеялся, что целительный эффект приведет меня в форму еще до возвращения Алисы.
        Дома я действительно стал чувствовать себя гораздо лучше. Синяки стали менее заметными, а если не знать, что меня били по лицу, то и не скажешь.
        Сюрприз ожидал в моей комнате. Посреди застеленной кровати лежала какая-то зловещая черная коробка, или даже маленький сундук. На крышке был выбит незнакомый мне угловатый символ. В полумраке он слегка светился.
        — Это что за подарок из Африки?  — тихо и вслух спросил я. Подходить ближе не хотелось. Незнакомые сундуки имеют привычку отращивать зубы и делать неприятный такой «кусь».
        — Похоже, тебе что-то прислали из штаба.  — почти шепотом ответил Дурак.  — А! Блин!
        — Что?
        — Тебе пришло сообщение! Ну, тогда, когда ты ощутил жгучее желание набить тем отморозкам лица. Мы ведь совершенно про него забыли!
        А ведь верно. Как-то не до того было. Плюс, даже если вся эта информация технически хранится в голове, чтобы получить доступ, нужно приложить осознанное усилие. Для этого я был слишком занят. Валялся на земле. Валялся в кустах.
        Стоило сконцентрироваться на символе, и он, как бы, активировался, выводя то сообщение на первый план.
        Здравствуйте, уважаемый Артур Ильдарович!
        Мы с вами не знакомы, однако, мое положение вынуждает обратиться к вам напрямую.
        Как носитель весьма редкого дара, вы стоите в начале большого и сложного пути. Было бы очень жаль, если бы этот путь прервался так скоро.
        Позвольте оказать вам посильную помощь. Вместе с данным сообщением, в ваше жилище будет доставлена посылка. Не сомневаюсь, ее содержимое окажется для вас весьма полезным. Считайте это наградой за успешное начало операции.
        — И кто этот таинственный благодетель? А главное, как он это сделал?  — окна вроде не разбиты. Дверь тоже на месте. Ключи только у меня и Алисы. Проникнуть в мое жилище, вроде как, тоже нельзя.
        — Ты как маленький, Артур. Они создали стабильный портал, сбросили посылку. Делов-то.
        — Ну да. Звучит логично.  — кем бы ни были эти люди, они умеют открывать вот такие вот червоточины. Из неведомого прямиком к тебе в спальню. Серьезные ребята. С такими поссоришься, и на горшок будет боязно сесть.
        — Кажется, самое время посвятить тебя в некоторые детали операции.  — сказал Дурак, после чего я услышал очередной джингл.
        Уровень доступа повышен. Текущий уровень: 1
        — А я думал, что до самого конца буду тыкаться об стены, словно слепой котенок. Действительно, самое время.
        — Режим секретности — это важно. Мы не можем всем подряд выдавать детали. Как ты уже понял, и в твоем мире встречаются весьма неприятные личности.
        Они тут и без ваших игр встречаются.
        — Короче, не тяни и рассказывай.
        Символ отделился от коробки, увеличился в размерах раз в десять и начал крутиться передо мной, аки голограмма. Теперь, можно было разглядеть угловатую спираль, а перед ней что-то наподобие меча. Вокруг него обвивался дракон, с живота которого свисали то ли кишки, то ли щупальца.
        — Это герб организации, что зовется «Стигма». Они занимаются поддержанием порядка в мирах Паутины и вне ее. Для этого, в сознание отдельных смертных внедряется пассивная программа спящего агента.
        — Ролевой синдром.
        — Именно. Если рядом оказывается нечто, попавшее в смертный мир из Паутины, агент пробуждается.
        — Это я и раньше знал, так-то.  — я пожал плечами.
        — Помолчи, а? Все это время, ты работал на «Стигму» в качестве свободного агента. Но теперь, кое-что должно поменяться. Ты стал намного сильнее, установил связь с другим свободным агентом. Можно сказать, ты готов.
        Не люблю я, когда что-то меняется так внезапно. Как-то это все… подозрительно.
        — Артур, мы с тобой встретились не просто так. И «Кровные узы» — не обычная способность. Можешь даже не спрашивать о картах у других агентов, они ничего не знают об этом.
        — Стой. В самом начале, мне было сказано, что я, как бы, первый пробудившийся. Или первый зараженный.
        — Нет, ты лишь один из сотен, если не тысяч агентов «Стигмы» проживающих в этом мире. Внедрение началось лет двести или триста назад по местным меркам.
        — А как тогда…?
        — Ты лишь крайний носитель Нулевой Карты. Дурак. Самый первый в Старшей Аркане. Но именно потому, что эта карта досталась тебе в данный момент, выполнить текущую задачу тоже должен будешь ты.
        — Так, а ты, получается…?
        — У карт нет самостоятельных личностей, только архетипы. Ты был совместим с моим, таким образом я получил сознание. Не забывай, мы всего лишь отражения друг друга.
        — Если у меня опухнет голова, я знаю кого винить.
        — Вот поэтому, я и сказал тебе не забивать башку метафизикой. Делай, что велено и будет тебе счастье.
        Ну не знаю. Как-то странно не забивать себе голову тем, от чего зависит твоя собственная жизнь. Я, обычно, задаю много лишних вопросов. Просто, сейчас я слишком устал, чтобы разбираться в деталях. Да и не изменит это ничего.
        — Это мы с тобой еще обсудим.  — сказал я зевая.  — Так в чем сверхзадача? Ты так и не сказал.
        — Задача сложная, но при этом довольно тривиальная.

        28 — Стигма

        — Пока что, от тебя требуется собрать группу. Человек десять-пятнадцать. Те, с кем у тебя установлена связь прекрасно подойдут, но это не обязательно должны быть люди с картами. главное, чтобы ты мог им доверять.  — сказал внутренний голос.

        — Можно узнать, зачем мне такая толпа?

        — Пока нет. Но это очень важно. Должны быть агенты, на которых ты сможешь положиться.

        А перемены-то действительно большие. Еще недавно, я должен был просто устранять всякую залетную нечисть. Но теперь, придется собирать дружинников и руководить отрядом. Как там говорится — игроки должны ходить партиями. Но, кажется, руководство выбрало немного не того человека чтобы организовывать других. Я больше одиночка по жизни.

        — Я не прошу тебя все закончить к завтрашнему дню, не переживай. Пока ты наберешь команду, пока найдешь место для базы, пока придумаешь, как скрыть это все от смертных глаз. Еще тебе придется убеждать людей присоединиться к себе, а они все себе на уме. Что агенты, что смертные. И другие проблемы есть. В лучшем, я подчеркиваю, в лучшем случае это все займет несколько лет.

        — Как бы, я и не подрываюсь все это делать прямо сейчас.  — сказал я.  — Все это слишком неожиданно. Надо подумать.

        — Подумай, время есть. Сейчас лучше сосредоточиться на поимке беглеца и обучении новенькой.

        — Я сомневаюсь, что она захочет в этом участвовать на постоянной основа.

        — Все зависит от тебя, Артур. Подойдешь к делу ответственно и с головой, сможешь многого добиться. Видишь, уже скидочку получил. Это только первый уровень, только представь, что там дальше.

        Скидочки, они конечно, вещь заманчивая. И я обещал научить Вику пользоваться системой. Но вокруг меня сгущалась темная туча сомнений. На бумаге, действия Стигмы выглядели вполне адекватно. Они не стали посылать своих в неизвестный мир — выбрали местных, дали силы, компенсировали все неудобства плюшками. Хотели, как лучше, одним словом.

        А получалось как обычно. Червячок сомнений все твердил мне — будь осторожнее. Не ломись туда сломя голову. Ты чуть не погиб. Подумай о себе.

        Но перед глазами появлялись образы жертв, и мерзких тварей ползающих по подворотням. Вспоминались слова, которые я сказал Вике. Ну и червячок затыкался.

        Пофиг, пляшем. Решать проблемы будем по одной. Прикончим крысолюда, а там видно будет.

        Я взял в руки сундучок. Он был довольно тяжелым, теплым на ощупь. Если прислушаться, могло показаться, что немного гудит. Сделан он явно не из дерева, да и на металл не похоже. Странный материал. Кроме герба Стигмы, его поверхность усеяна гексаграммами: узорами из черточек, что символизируют элементы и стороны света.

        Внутри, сундук оказался разделен на три секции. Слева, в большой нише лежала золотая табличка с такими же письменами. В самом центре располагался символ в виде двух скрещенных мечей.

        — Печать Адепта (1 шт.)

        Данная печать пробуждает навыки и способности, связанные с использованием различных видов оружия и стилей боя. В руках мастера — перо острее меча, кулак опаснее пули. Это печать воинов, бойцов и мастеров боевых искусств.

        — Это то, о чем я подумал?
        — Ага. Они решили послать тебе печать, не дожидаясь, пока ты накопишь денежки. Видимо поняли, что у тебя проблемки.

        Ну не знаю. У меня были другие планы относительно печатей. Зверем я быть не хотел, поэтому все печати природы отмел. Собирался копить на Святость, а может быть Душу. Дракон тоже звучал весьма неплохо. А тут Адепт.
        Значит, придется сконцентрироваться на ближнем бою.

        — Нам надо провести работу над ошибками. Если бы Вики не было рядом, тебя бы уже развеяло ветром над заливом.
        — Знаю. Не обязательно постоянно говорить об этом.
        — Ну, уж нет. Слишком долго я откладывал эти вопросы в долгий ящик. Тебе позарез, срочно, буквально вчера нужно определиться со стилем боя. Иначе такие проколы станут досадным постоянством.
        Стилем боя… Блин. Кувалда-то там осталась! Вика не стала ее забирать. Еще бы. Удивительно, как она меня, такого кабана вообще донесла до машины.
        — Теперь вообще драться нечем.
        — Об этом я и говорю,  — нудно вещал внутренний голос.  — Либо ты ищешь другой молот, или едешь за этим. Тогда, пункт за пятый уровень вкладываешь в силу, выносливость или волю, чтобы не отлетать от каждого удара.
        — Либо?
        — Либо продолжаешь вкачивать скорость, и ищешь себе другое оружие, потому что молот тебе явно не подходит.
        — Какая негибкая система,  — сказал я, погружаясь в сон. Но с молотком как-то действительно не очень получалось. Так уж вышло, что я их постоянно ломаю, теряю, да и в целом, в бою они как-то мешают.
        С молотом нужно что-то делать, причем срочно. Утром придумаю, сейчас уже голова совсем не варит.

        — Ну что, возьмешь печать?  — спросил Дурак.
        — Грех отказываться от подарка.

        Тем более, я смогу потом докупить вторую.

        — И как мне ее употребить?
        — Берешь в руки и ломаешь пополам. Учти, будет больно. По настоящему.

        Я поднял увесистый кусок металла, покрутил в ладонях. Сила у меня теперь есть, но чтобы такую плашку голыми руками сломать? Ну-ка…

        Неожиданно легко, печать треснула надвое. Сначала, ничего не произошло, и я совершил ошибку: расслабился. И именно тогда меня хватил удар. Дурак не соврал — было трындец как больно.

        29 — Лог (3)

        Странные видения, сопровождавшие меня весь приступ, ушли. Звуки битвы, боевые кличи и визг лошадей наконец стихли. В ушах остался только тихий звон. Я валялся на полу в позе зародыша. Пытался не плакать. Много плакал и пускал слюни.
        Боль, как во время почечной колики. Только по всему телу, и тебя еще в это же время бьют током. Лез бы на стену, если бы были силы сдвинуться с места. Сердце билось так сильно, казалось вот-вот лопнет.
        — А ты как хотел?  — ухмылялся Дурак.  — Сила не приходит просто так. Ее надо принять, переработать.

        — Уфф… и что, вот так всегда…?  — с большим трудом, я снова сел на кровать. Ух, хорошо пробрало. Всю сонливость как рукой сняло просто.

        — Ты просто отвык. В Паутине с этим проще, получение печати связано лишь с легким дискомфортом. Здесь среда не та. Реальность усиленно сопротивляется внедрению механики.

        — Понятно, почему. Нахрен так жить…  — бедная реальность. Все эти инопланетные законы в нее вписываются с большим трудом, но твари все равно лезут и лезут.

        На тыльной стороне моей ладони появился тот же самый знак, что был на печати. Сама блестяшка рассыпалась, превратилась в горстку золы на полу, которую сдул невесть откуда взявшийся порыв ветра.

        Трудно сказать, что поменялось во мне. Нужно изучить логи. Потрясение было слишком сильное, после такого, чисто психологически начинаешь делить все на до и после.

        — Теперь ты заключил договор. Пути назад нет.

        — А он у меня вообще был?  — спросил я, тяжело дыша.

        — Выбор у тебя есть всегда. После пробуждения, ты в любой момент можешь отказаться от системы. Проваляешься с температурой под сорок неделю, и провалы в памяти появятся. Но зато, навсегда исцелишься от синдрома.

        — Почему я раньше об этом не знал…?

        — Это бы что-то изменило? Да, ты можешь уйти, Артур. Но не уйдешь. И Вике не скажешь об этом.

        С чего он решил, что так хорошо меня знает…? Отражения блин, чушь это все. Возьму, да скажу ей. Она все равно ничего не успела сделать. Будет себе жить спокойно дальше, и благодарить меня за чудесное исцеление.

        Кроме печати, в сундуке лежала еще одна маленькая табличка, на этот раз, из дерева.

        Ярко пылающий тотем

        Мистический тотем, дарующий связь с сильным духом. Чтобы добраться до небес, нужно чистое сердце. Сможет ли грешник искупить свою вину?

        Не особо что-то понял из описания, но тотемы — это же звери. Что там может еще быть: какой-то зверь, просто хитро зашифрованный.

        — Тоже ломать?
        — Ломай, раз уж начал.

        Будь что будет.

        Весь сжался, приготовился к боли. Иногда, ожидание гораздо хуже, чем само неприятное событие. Лучше всегда сразу срывать пластырь. Тянуть нельзя. Я сжал тотем в кулаке и он разлетелся на щепки, вскоре ставшие песком. Было неприятно, но не так, как в прошлый раз.

        Последним подарком от неведомого руководства была маленькая пластинка, похожая на прозрачную таблетку. Внутри, красноватые пузырьки.

        Договор Амаравати

        Капля божественной Сомы, заключенная в смолу из загустевшей крови Администратора. Смертный, фетч, кукла или маникин разломивший ее получает полный комплект способностей настоящего игрока.

        Будь у меня меньше других дел, лучше настроение и больше времени, я бы спросил, кто вообще такие вот эти все перечисленные группы граждан, но сейчас вообще не время это выяснять.

        Они хотят, чтобы я раздавал такие штуки людям, если нужно сделать их игроками. Нарочно заразить кого-то ролевым синдромом… Такая себе перспектива. Я знаю, тот человек сразу пробудится и не будет испытывать все гадости, через которые прошли я или Вика. Но, может, именно поэтому у меня нет желания кому-то отдавать договор.

        В моей работе много плохих сторон, но есть и очень хорошие. Мне кажется, я их заслужил. И тут, кто-то получает тоже самое за просто так. Как-то что ли… неприятно? Да, блин, я эгоист, наверное. Что тут поделаешь?

        Но, так или иначе, придется плодить агентов, раз уж я не собираюсь отказываться от сил.

        Человек Артур Ким (The Fool)  — Уровень 5

        Сила: 4/Выносливость:6/Скорость:3/Энергия:1/Воля:2
        Низкие показатели для агента.
        Пунктов Улучшения: 0
        Печати: Адепт (1)
        Тотем: Ярко пылающий тотем (1)
        Вирд: 0 (потрачено: 3)
        Пунктов Вирда: 1
        Карт открыто: 4/22

        Договор Освященной Платины

        Постоянный бонус к Силе и Выносливости (+1)

        Обязательство должно выполняться неукоснительно. В случае троекратного нарушения договора (если в тексте не указано иное), игрок лишается печати.
        Если после окончания срока нарушений не выявлено, игрок получает дополнительный бонус.

        Обязательство: Игрок не имеет права использовать любое оружие, обладающее режущей кромкой.
        Длительность: 309 дней.
        Наказание: +1 к потраченным пунктам Вирда. Уменьшение всех характеристик на 50 % на период 24 часов.

        Способности

        — ШЕСТЬ СОТЕН ЗВЕЗД -

        Если между успешными атаками игрока прошло меньше трех секунд, урон второй атаки немного увеличивается. Эффект накапливается.

        Договор Солнца и Луны

        С шести утра до шести вечера (относительно местонахождения игрока)  — бонус к регенерации тканей (до + 20 %)
        С шести вечера до шести утра (относительно местонахождения игрока)  — бонус к сопротивлению элементальному урону (кроме огня и холода) (до + 20 %)
        Уязвимость к огню + 50 %
        Сопротивление холоду + 50 %
        Постоянный эффект ночного зрения — 20 %

        30 — Боевой стиль

        Уже совсем скоро мне будет тридцать. Я достаточно пожил, чтобы понимать: жизнь штука удивительная и, часто, необъяснимая. А на некоей одной шестой части суши, эта чудесатость автоматически умножается на одиннадцать.
        Вчера, я спас продавщицу и предотвратил ограбление. Логично предположить, что сегодня я проснусь чуть более знаменитым чем обычно. Дурак так и сказал. Как минимум, запись моего подвига должна была попасть в социальные сети. Как максимум, в новости.
        Я не жаждал славы, но опять же — это было логичное следствие конкретных событий.
        Ах, если бы только камеры в магазине работали. Как выяснилось, они уже месяц висели просто так, и должны были пугать потенциальных нарушителей одним своим присутствием. Вчерашние дебилы наверняка об этом знали.

        — Ты посмотри, народное раздолбайство спасло тебя от народной же любви.  — мерзко хихикал внутренний голос.  — Повезло, на самом деле.

        — Спорно.  — ответил я.  — Но меня больше удивляет, что сама жертва ничего обо мне не сказала. По крайней мере, везде говорится, что бандитов повязала полиция.

        — Кто знает? Может, она считает что герои должны оставаться неизвестными. Иди, до сих пор в шоке от случившегося. Чего скис, нам с тобой это на руку. Скажи спасибо, что не обсуждают придурка, пинавшего машины во дворе.

        Обсуждали другое. Несчастная женщина, мать двоих детей, возвращалась с подработки, когда на нее упал отвалившийся провод ЛЭП. Тело еле опознали. У погибшей не было родственников, и дети теперь отправятся в детдом. Доколе мы будем терпеть устаревшее оборудование на электрических сетях?! Доколе матери одиночки будут вынуждены вкалывать по ночам?! Ну и все такое прочее.

        Статьи и посты в блогах изо всех сил пытались выдавить слезу из нерасторопного читателя. Меня так просто не выведешь, но на душе стало противно. Еще противнее чем раньше.

        — Сейчас, ты скажешь, что именно поэтому я и существую, или типа того.  — сидеть на месте не было времени.
        — Нет, зачем лишний раз повторяться? Ты мне лучше скажи: придумал, как и в какую сторону будем дальше воевать?

        Ну, кое-какие идеи у меня были.

        …

        Никакая скорость не помогает, если ты криворукий. А я криворукий. Молотом с длинной рукояткой я мог стабильно попадать только по лежачей шине, коих не было в обширном списке потенциальных врагов.
        А чтобы использовать новую способность, бить нужно быстро и точно.
        На новый боевой стиль меня вдохновил рисунок, найденный в сети. Там был изображен воитель в сверкающих латах (латы к хренам собачьим отбрасываем, это не практично) в бою с некой темной тварью, чья внешность вообще не имеет значения, в контексте обсуждаемого вопроса.
        В правой руке воин сжимал непропорционально широкий молот, рукоять которого обмотана лентами, и крепится прямо к запястью. Такой нехитрый дизайн уже решает половину проблем.
        Левая рука воина держала скобы башенного щита, закрывавшего своего владельца целиком.

        — Хм. Танковать решил.  — задумался Дурак.
        — Опыт показывает, что быстро бегать — это не мое.

        Не значит, что я совсем отказываюсь от вложений в скорость, но все же силе и защите стоит уделять гораздо больше внимания.

        Нарисованное обмундирование выглядело красиво. В реальности достать такое не представлялось возможным. Пришлось довольствоваться тем, что есть. Другими словами, сходить в магазин и потрясти Олега.
        В итоге, мы подобрали легкую кувалду с короткой ручкой, а заодно зашли в соседний бутик со спорттоварами, где купили пластиковый щит. На целых двести рублей дешевле, между прочим. Хотя, на ценнике абсолютно точно была нормальная цена. Ни Олег, ни кассирша даже глазом не моргнули.

        У меня была даже мысль указать им на «ошибку», но вдруг вселенная не выдержит такого надругательства?

        Я заметил, что Олега раздирает желание спросить, на кой хрен мне так срочно понадобился щит, тем более вместе с молотком. Но я предпочел молчать, а сменщик, видимо, решил не лезть с лишними расспросами.

        Дома, я встал перед зеркалом. Одел щит, взял в руки кувалду. Удобно. Я бы даже сказал, практично. Но боже, до чего я глупо выгляжу. Если снаружи в таком виде заметят, точно фоткать начнут.
        — Я даже не знаю, как в таком виде выйти на улицу.  — сказал я.
        — Копи на волшебный мешок.  — сказал Дурак.  — Всего тысяча зан, и ты сможешь это все носить в кармане.
        — Ага, всего-то. Я столько не зарабатываю.  — все деньги, полученные за драку с беглецом были потрачены мной на укрепление щита, чтобы тот не треснул в первом же бою.
        — Не ты первый, не ты последний, со своими проблемами Артур. Лучшие умы «Стигмы» каждый день работают, чтобы свободные агенты и солдаты на задании не выделялись среди смертных, и выглядели как самые обычные шизофреники.

        Позируя, я не заметил Алису. Она встала в дверях, и с интересом наблюдала за моими действиями.

        — Ты не староват, чтобы участвовать в косплей-фестивале?  — неожиданно спросила сестра, от чего я вздрогнул, поскользнулся на линолеуме и повалился на бок.

        — Тьфу, блин. Чего пугаешь?  — сказал я, глядя на нее снизу вверх.

        — Мне просто было интересно, чем ты занят. Прибежал домой с какими-то свертками, сразу закрылся в комнате. Будто заинтриговать пытался.

        На фабрике вранья объявлена тревога.

        — Да это Олег отдал щит. Брату оказался не нужен, а выбрасывать жалко. Я подумал, может в какую секцию начать ходить?

        Ага, а зимой на нем можно с горки кататься. Ты что несешь вообще? Ким, тебе семь?

        — Запишись. Тебе пойдет.  — фыркнула Алиса.  — Ты же у нас защитник.
        Мне показалось, что небольшая часть меня умерла услышав это.
        — Чем дольше с тобой живу, тем хуже у тебя шутки.  — я сложил вещи на кровать.  — Как там мама?
        — Не спрашивай.  — Алиса махнула рукой.  — Как всегда, несет редкостный бред. Хоть на цитаты разбирай.
        Сестра подошла вплотную, поправила рубашку у меня на груди.  — Может, закажем чего-нибудь? Мне сегодня жутко лень готовить.
        — Прости,  — ответил я.  — За мной скоро заедет…кхм… друг. Мы договорились кое-куда сгонять.
        — Окей, закажу только на себя.  — она неожиданно чмокнула меня в нос.  — Я рада, что ты ведешь активную социальную жизнь. Но сильно не задерживайся.

        Я быстро заткнул Дурака, пока он не успел ничего сказать.

        31 — Совместная охота (1)

        Вика приехала ровно в девять, и начала нетерпеливо сигналить под окнами. Когда она увидела мою экипировку, ее нарисованные свирепые брови полезли вверх.
        — Мы, что, на утренник едем?  — спросила она, как-то даже презрительно.
        — Еще одна, блин. Ну нет у меня денег, приходится импровизировать.  — я сложил вещи на заднее сидение внедорожника. Там уже лежала какая-то большая черная сумка.

        Надо сказать, она действительно подготовилась гораздо лучше меня. Вика будто собиралась на войну. Поверх плотного спортивного костюма, она надела бронежилет, и пояс с кучей кармашков, к которому были пристегнуты ножны. На шее у девушки висели пластиковые саперные очки. В бардачке все так же лежал пистолет, только теперь более внушительный. Это точно не травмат.

        И тут я такой, с молотком из магазина стройматериалов и спортивным щитом. Чет захотелось домой вернуться.

        — Что?  — сказала Вика, заметив как бегают мои глаза.  — Ты сказал, мы идем убивать чудовищ. Я не собираюсь это делать голыми руками.

        — А девчонка-то не промах.  — протянул Дурак.
        — Ну, я… как бы… это самое… откуда это все?  — промямлил я.
        — От верблюда.  — огрызнулась она.  — Места знать надо. Учти, если ты навешал мне лапшу на уши, и там просто сходка пятиклассников с буйным воображением, все это я испробую на тебе.
        — Ох, если бы.  — ну, не все настолько открыты новым идеям, как я. Пока воочию не увидишь, что может исторгнуть из себя игра, не поверишь.

        — Как твоя челюсть?  — неожиданно спросила она. Признаюсь, я совсем забыл, что вчера вообще получил какие-то травмы. Когда боли нет, на все постепенно зарастает само, перестаешь замечать такие вещи.

        Я потер лицо.  — Вроде все нормально. Жить буду. Надеюсь, в больнице не сильно расстроятся, не увидев меня через две недели.

        Вика хмыкнула.  — Это все игра делает, или ты по жизни как Джеки Чан?

        А вот это уже чуточку расизм. С другой стороны, спасибо, что не Цой.

        — Нас специально укрепляют, чтобы не так обидно было получать по морде. Увидишь, короче.

        Система предложила нам объединиться в партию. Вика была настроена скептически, но мне все же удалось уговорить ее принять предложение. После этого, мне стало доступно ее окно характеристик.

        Человек Виктория Смолянова — Уровень 5

        Сила: 2/Выносливость:3/Скорость:5/Энергия:2/Воля:2
        Низкие показатели для агента.
        Пунктов Улучшения: 0
        Печати: нет
        Тотем: нет
        Вирд: 0 (потрачено: 4)
        Пунктов Вирда: 0

        Приложения:
        — Сканер;
        — Поиск уязвимостей — приложение создает интерфейс, подсвечивающий слабые места противников. Так же, дает шанс обнаружить скрытые уязвимости.

        Всех почему-то тянет повысить скорость. Интересно, это какая-то особенность человеческой психики? Она в целом все ровно раскидала, но потратила весь Вирд. Неужто не поняла, чем грозит злоупотребление этой штукой? Надо ей сказать.
        Знаешь, Ким, что еще надо ей сказать? Что она прямо сейчас может развернуться, отключить систему и ехать домой. А утром, начать жить как обычная девочка-мажорка.

        Но я промолчал. Что, мне одному туда тащиться?

        На полученные деньги, она купила вот такое интересное приложение. Даже не представляю, как это работает. Ты смотришь на врага, и у него на лбу появляется стрелочка?

        — Так куда мы едем?  — спросила Вика.

        Беглец пока что залег на дно. Он и близко не подходил к двойнику, за которым я тоже постоянно наблюдал с помощью карты. Да и мы были не совсем готовы к драке с ним. В чисто эмоциональном плане. Перед этим просто необходимо было немного потренироваться.
        К счастью, сегодня было доступно еще одно задание по устранению аномальных эффектов.

        Маркер указывал на довольно обширную территорию где-то в пригороде. Какой-то большой парк, может быть сквер. Я не помню, чтобы когда-либо туда ездил. Зато, Вика сразу узнала место по одному описанию.

        — Реально? Ты хочешь, чтобы мы вломились в санаторий?
        — Я не знал, что это санаторий. Но у нас теперь, как бы, выбора нет.  — черт, сложно будет. Там ведь есть охрана. Придется как-то устранить аномалию, при этом не попасться никому на глаза. И стоит поторопиться. Вообще не представляю, как разруливать ситуацию, если монстр нападет на охрану или пациентов.  — Придется лезть через забор. Быстро зайдем, сделаем все что нужно и свалим.

        Вика цокнула языком, начала кому-то звонить. Скорость она при этом нисколько не сбавила.

        — Люба! Спишь? Ну понятно. Скинь мне номер директрисы этого санатория. Нет, не того, который военный. Того, куда папа китайцев возил с шалавами тусить. Если спрашиваю, значит надо! Давай быстрее, жду.

        Сообщение пришло буквально сразу же.

        — Екатерина Петровна? Извините, что так поздно. Это Вика. Дочь Александра Семеновича. Ну да, конечно. Да. и я тоже. Нет, у него все замечательно. Сейчас полетел в Австралию. Знаете, скоро ведь выборы, столько работы будет, ужас. Ага. Нет, просто я хотела вас кое о чем попросить. И давайте побыстрее.
        Вика прямо переменилась в лице. Она пыталась говорить вежливо-вежливо, но с каждой секундой это становилось все сложнее.
        — Да, мы просто прогуляемся. Может в домик гостевой зайдем. Нет, никакого сопровождения не надо, просто скажите, чтобы нас на парковку пропустили. Хорошо, спасибо. Обязательно передам.  — она сбросила звонок.  — Фух, какая сложная женщина.
        — Это сейчас что было?  — поинтересовался я.
        — Это сейчас были связи, Артур.  — хмыкнул Дурак.  — Интересно, кто папа у этой малышки?

        Да что тут думать? Я еще днем догадался. Лицо у нее знакомое. Отчество, фамилия и содержание разговора вообще не оставили никаких сомнений. Я поехал на охоту с дочкой вице-мэра. Это, кстати, многое объясняет, но в целом, бесполезная информация.

        Вика хмыкнула.  — Как ты и сказал. Приезжаем, делаем дело и уезжаем. Сейчас Катерина настучит охране по голове, и ни одна сволочь не выйдет из помещения.

        Не буду отрицать, это довольно удобно. Задача существенно упростилась.

        32 — Совместная охота (2)

        Если бы мы задержались на воротах чуть дольше, охранник и директриса точно бы начали целовать Вике ноги.
        Надо отдать должное, ее это раздражало практически так же сильно, как и меня.
        У сотрудников санатория явно возникли вопросы относительно ее внешнего вида, но задавать их никто не решился. Хорошо, что Вика спрятала пистолет, иначе бы директриса шлепнулась в обморок прямо там (но все равно не имела бы никаких претензий, что вы, что вы!).
        Санаторий раскинулся на довольно большой территории. По нему можно было блуждать часами и все равно никого не встретить. Мы проехали к одному из дальних корпусов, где не горел свет, остановились за фигурной растительной оградой.
        Я достал свои пожитки. На всякий случай накинул капюшон на голову. Ну, кто его знает? Здесь-то камеры работать должны. Плюс, может, за Викой следят какие-нибудь упоротые журналисты. Не такая уж она и звезда, но поэтому, я и сказал «упоротые».
        Вика подняла багажник, взвалила на спину высокий колчан. Из него торчала целая куча стрел с ярко желтыми наконечниками. Затем, она раскрыла сумку, принялась разворачивать и настраивать довольно большой, изогнутый блочный лук.

        — Нифига себе…  — удивился я. Что угодно я ожидал увидеть. Клюшки для гольфа. Катану. Калаш? Но не вот это.

        — Я хотела взять арбалет,  — сказала Вика, не отрываясь от процесса.  — Но мне он не очень нравится. Неудобно как-то. Подержи,  — она протянула лук мне, а сама занялась защитными приспособлениями для стрельбы.

        — В смысле, ты… лучница?
        — КМС. Чемпионат Дальнего Востока по стрельбе из лука на открытой местности.
        — Ух ты.
        — Что-то не нравится?
        — Да нет, я просто… не ожидал.
        — Понятно с тобой все. Я еще и на охоту езжу. Ну, это так, чтобы у тебя окончательно шаблон порвался.
        — Так-то да, звучит здорово.

        Вика достала из колчана одну стрелу, помахала ей у меня перед лицом.  — Тот гад, с которым ты дрался, получил резиновую пулю в глаз, еще одну в нос и пару штук в спину. Обычный человек должен был, как минимум, упасть, а не бежать, как в жопу ужаленный. Поэтому, вот.

        Наконечник стрелы был острым, немного ребристым. Как маленький, зловещий акулий зуб.

        — Настоящие охотничьи стрелы. Наконечники сделаны по специальному заказу. Если попасть в сердце, можно за минуту угандошить крупного медведя. Шкуру пробивает на раз.

        Да, я не завидую беглецу. Он, конечно, мощный зверь, но пара таких стрел, и даже он отбросить копыта. Вика подошла к делу довольно основательно. Вот теперь, я понял, зачем она купила приложение, демонстрирующее уязвимые места. Если она будет палить по ним, пока я отвлекаю внимание на себя…

        — Ладно, пошли. Нам с тобой задерживаться нельзя,  — сказал я, и осмотрелся. Пока мы ехали в машине, я не особо обращал на это внимание, ведь там было светло. Но в темноте леса, эффект нового договора стал, эм, очевидным. Алиса сейчас наверняка чихнула.
        Я смотрел на мир через почти незаметный, но все равно значительно осветлявший картинку зеленоватый фильтр. Эффект кошачьего глаза без всяких там очков.
        А вот что меня волновало, так это отсутствие маркера. Система предлагала нам прочесать территорию и найти приключения на пятую точку самим.
        — Хм. Сначала, надо обойти жилые корпуса. После этого, думаю, нам нужно идти в сторону моря. Там небольшой холмик, возможно враги окопались на нем. Затем, можно отправиться на восток. Там больше зарослей и меньше строений.

        — Можно поискать следы,  — предположила Вика, надевая очки.
        — Не поможет. Там, какая угодно дрянь может ходить. У нее не обязательно должны быть ноги.
        — Твою мать…  — злобно прошипела Вика.  — У меня сейчас от твоих историй мозг пополам треснет.

        Неизвестность и неопределенность — все же одна из самых мерзких вещей в нашей работе. Сколько я уже этим занимаюсь, и ни разу еще мне не попались одинаковые черти.

        — Что поделаешь… Как выяснилось, вселенная гораздо богаче и разнообразнее, чем мы думали.
        — У меня такое чувство, будто прямо сейчас включат софиты, появится съемочная группа и Малахов, или еще какой звероящер скажет мне, что это все был один большой пранк.  — не переставала ворчать девушка.

        — Слушай,  — я повернулся к ней.  — Можешь сколько угодно шипеть и ругаться, но факт остается фактом. Ты примчалась сюда в полном боевом облачении, подняла свои связи и теперь бродишь со мной по лесу.

        — Ты это к чему?  — недоумевала Вика.

        — В глубине души, тебя все это увлекает, ровно, как и меня,  — улыбнулся я.  — Поэтому, давай не будем отравлять атмосферу нытьем. Не думай особо, о том, что происходит. Действуй по ситуации — и голова целее будет.

        На секунду, мне показалось, что она сейчас действительно треснет. Ее щеки приобрели какой-то лиловый оттенок. Вдохнула. Выдохнула. Промолчала.

        — Из тебя получается неплохой наставник,  — сказал Дурак.  — Учишься на лету. Эх, не зря я тебя выбрал!

        — На этой работе можно получить сотрясение воображения,  — ответил ему я.  — Поэтому, лучше сильно не удивляться.

        Стараясь держаться подальше от окон, мы обошли большое старинное здание с колоннами. Вокруг было тихо и пустынно. Вся природа спала. Кроме одного кота, которого Вика чуть не пристрелила, когда он выскочил из кустов.

        — Блин, всего лишь кот…

        — Испуганный кот. А мы пойдем в ту сторону, откуда он бежал.

        Котейку вполне могла напугать большая собака. А может, какая птица. Кто угодно. Но других зацепок у нас не было.

        Но и этой оказалось достаточно. В небольшом овраге около пристройки, между камнями сверкала и переливалась ткань разрыва.

        33 — Совместная охота (3)

        — Это что за фигня?  — спросила Вика.
        — Портал, через который они лезут.
        — Портал, значит. Ладненько.

        Если хорошенько прислушаться, можно было уловить тихий треск. Будто нога ступила на слишком тонкий лед, и человек в любой момент провалится в ледяную воду. Так трещит мировосприятие.

        — И этот… портал. Он ведет… куда?
        — В другой мир,  — честно ответил я.  — Или что-то в этом роде.

        Треск усилился. Вика подбежала ко мне. Без туфель на длиннющих каблуках она едва доставала мне до подбородка.

        — Ты меня за идиотку держишь?  — фыркнула она и топнула ножкой.
        — Я предупреждал. Не задумывайся. Просто верь. Думать будешь потом.
        — Другой мир, твою за ногу…  — бухтела девушка.  — Совсем что ли долбанулся?

        Вика направилась прямо к разрыву между камнями, и смело заглянула в бездну. Я, в принципе, не против. Пускай и на собственном опыте поучится. В свое время, я точно так же заглядывал в иное измерение, и получил массу новых ощущений.

        Она повернулась ко мне, бледная, как лист бумаги.

        — Ну и что там?  — поинтересовался я.

        Ответом мне стало одно непечатное слово, которое, довольно ясно сообщало, что на той стороне не яблони растут.

        — И я о том же. Отойди, надо поскорее его закрыть, пока никто туда случайно не зашел. Или не вышел.

        Неожиданно возбудился Дурак.

        — Артур, ты охренел закрывать разрыв до того, как разобрался со всеми гостями?
        — Что не так-то? Ты мне про это ничего не рассказывал.
        — Пока он открыт, все твари, которые не игроки, инстинктивно держатся рядом. У них всегда есть шанс вернуться. Когда ты его закроешь, здесь их держать ничего не будет. Монстры разбредутся кто куда. Сам будешь их выискивать по закуткам!
        — Еще раз. Ты мне про это ничего не говорил.
        — Говорю сейчас! Лучше оставь его пока в покое.

        — Артур, ты в норме?  — Вика стукнула меня в плечо.
        — А, чего?  — вздрогнул я.
        — Ты застыл, смотришь в одну точку, бормочешь что-то,  — речь ее стала на полтона ниже. Видимо, под большим впечатлением от увиденного.

        Я как-то забыл, что в отличие от меня, Вика не слышит голоса. С ней не разговаривает шальная Императрица, и не объясняет правила игры.

        — Какой-то сбой в системе,  — промямлил я, решив не сообщать о своем воображаемом друге.  — Нет, пока не трогаем портал. Пошли.

        — Стой.  — Вика слегка подвисла.  — Это все не взаправду, да? Это не может быть взаправду.

        — Еще как может.

        — Артур, я знаю, я могу вести себя как полная дура, но я не дура. Поэтому, не хочу думать, что ты меня чем-то травишь, или гипнотизируешь. Это было бы тупо и слишком сложно. Проще признать, что все это реальность.

        Ну да.

        — Но, твою мать, как это может быть реальность?! Это же настоящий портал в параллельный мир! Почему только мы это видим? Здесь должны быть ученые! Силовики! Блин, должна быть толпа людей, которые захотят его захватить, засекретить и придумать, как превратить в деньги!

        Она в чем-то права. Но Дурак предупреждал — наша задача держать игровые элементы подальше от таких людей, и таких людей подальше от всего, что связано с Амаравати.

        — Монстры бродят по улицам, но всем, кажется, пофиг кроме тебя. Так скажи мне, как это все может быть взаправду?

        — Честно?  — ответил я.  — Не имею не малейшего понятия. Знаешь, как говорят: если отпустить все и плыть по течению, можно проплыть мимо трупа твоего врага, сидящего на берегу. И я плыву по течению. Игра делает меня сильнее, она делает мою жизнь лучше. Результат ее влияния на лицо. С другой стороны, она опасна и косвенно приводит к гибели людей. Понимаешь к чему я?

        Вика покачала головой. Сейчас она смотрела на меня, как на сумасшедшего. Ирония в том, что мы не так уж и сильно отличаемся.

        — Все это — объективная реальность. Я не знаю, почему так мало людей обращает на это внимание. Наверное, такова человеческая природа. Даже стоя здесь, с луком в руках, ты все равно пытаешься найти рациональное объяснение. Может, они все думают так же. Но есть альтернатива: мы с тобой окончательно сошли с ума и теперь находимся в общем горячечном бреду.

        Судя по выражению лица моей напарницы, альтернатива ей совсем не нравилась.

        — И еще, скорее всего у нас на головах бумажные пакеты. Вот поэтому, я и предупредил тебя. Не думай. Потому что, либо мы с тобой жертвы неведомых сил, и это все реальность. Либо окончательно поехали. Меня вполне устраивает первый вариант.

        — Ладно, я поняла.  — Вика отвернулась. Хрупкое мировоззрение окончательно треснуло. Надеюсь, мои неловкие, скомканные мысли помогут ей не уйти с головой в эту прорубь. А я сегодня прямо сыплю метафорами.

        — Соберись. У нас с тобой еще много дел. Разве может какой-то портал сломить волю девушки, которая охотится на медведей с луком?

        — Я поняла, Артур. Ради бога, заткнись и пойдем.

        Повышен уровень связи с картой: Императрица (The Empress)

        Текущий уровень: 2

        К ранее полученному бонусу добавлен следующий:

        Любая сумма денег, которую получает игрок, увеличивается на 15 % процентов. Относится как к наградам за выполнение заданий, так и к деньгам, полученным от смертных. Бонус применяется один раз в каждом конкретном случае получения денег.

        Она, конечно, та еще швабра, но мне кажется, что я понимаю ход ее мыслей. А еще, общение с Викой окупается с лихвой. Скидки, бонусы… Продолжим в том же духе, и я даже разбогатеть могу.

        Но сначала, надо найти всех гостей с той стороны. Мечты мечтами, а о работе нужно думать в первую очередь.

        34 — Совместная охота (4)

        Мы искали, искали. Но нас нашли раньше.

        Все произошло очень быстро. Нечто, скрывавшееся на крыше пристройки, поднялось во весь рост, приготовилось к прыжку. Увидев его, Вика оторопела, сделала неосторожный шаг назад и упала.
        Я порывался встать между ними и, если что, отбить первый удар, но совершил, как потом выяснилось, «ошибку новичка». Повернулся спиной к разрыву, да еще и стоял так близко.

        Тонкие пальцы сжались на моей шее. Неизвестный враг резко дернул, утаскивая меня через портал. Я влетел в новый мир головой вниз, прокатился по полу и остановился на самом краю. Пол в этом помещении заканчивался очень резко, а под ним метров тридцать пустоты. Не бездонная пропасть, но упасть в такую совсем не хочется.

        Оно медленно повернулось и направилось ко мне. Роста в нем метра три, не меньше. Тонкое вытянутое туловище словно сделано из дерева и покрыто толстым слоем лака. Даже места где были сучки и ветки видно. Голову, шею, широкие плечи и колени покрывает сверкающая, белоснежная броня, похожая на пластик, или какой-то легкий металл. На левой руке, броня плавно переходит в широкое лезвие. Сзади болтается длинный, сегментированный хвост. Вместо лица, улыбающаяся маска из того же материала.

        Блин, ну и страшилище. Буратино решил косплеить Чужого, и сделал себе костюм из старых айфонов. Вот такие ассоциации у меня вызывает эта зараза.

        Новорожденная кукла — Уровень 6

        Кукла и есть. Только очень страшная.

        — Артур, у меня для тебя очень плохие новости. Быстренько ломай эту сволочь, и надо валить отсюда и запирать за собой двери!

        — То есть, а так можно было бы потерпеть и оставить двери открытыми?  — спросил я, вставая на ноги, и уходя от удара лезвием. Рука-меч ударила по полу и отломила от него еще кусок.

        — Это очень плохой мир, Артур! Очень плохой!  — истерил Дурак.

        Кукла двигалась медленно, неуклюже. Будто только что встала на ноги. Как бы, само название твари на это намекало. Но атаки у нее были невообразимо быстрыми. Я ушел в защиту, потому что не мог даже близко подобраться. Меч оставлял на моем щите глубокие вмятины.

        Вика кувырком влетела в портал, изогнулась, мгновенно приняла стойку на одном колене и успела выпустить две стрелы, прежде чем мы с куклой успели опомниться. Вид у нее был довольно воинственный. Быстро она освоилась. Человек с обычными характеристиками так не сможет.

        Тварь с крыши, почти какая же как и первая, только с когтистыми лапами и без хвоста. Из шеи, груди и одного глаза уже торчали противомедвежьи боеприпасы. С первого взгляда, стрелы не доставляли кукле больших неудобств. Но эта была и посильнее.

        Новая кукла — Уровень 7

        — Что это за падлы такие?  — спросил я у Дурака, одновременно воспользовавшись тем, что мой противник отвлекся. Удар пришелся в висок. Ну, это если считать, что там под маской голова. Шея твари прокрутилась на все триста шестьдесят градусов, а меч пронесся в паре сантиметров от моей головы. Чуть ли не пару волосков срезал.

        Нет, подходить близко вредно для здоровья. Но на маске появилась трещина, это уже прогресс.

        — А это, Артур, куклы.  — ответил внутренний голос.
        — Я вижу. Что они вообще такое? С чего ты так напрягся?
        — Тебе обязательно знать детали сейчас? Их можно убить, главное раскурочить голову или пластины на груди.
        — Понял!

        Кукла снова попыталась разрубить меня пополам, но я увернулся и подобрался вплотную, так, чтобы она не могла сильно размахнуться. Треснул прямо по броне, а затем еще раз. Рука будто наполнилась новой силой, сохранила энергию прошлой атаки. Нужно было бить снова. Кукла попыталась схватить меня свободной рукой, но я был быстрее. Третий удар выбил из брони кусок. Осколок едва не попал мне в глаз, но сильно оцарапал щеку.

        Я замедлился, но этого кукле хватило, чтобы отбросить меня.

        Надо же, с каждым ударом скорость и урон действительно возрастают. Необходимо лишь поддерживать комбо.

        Тем временем, Вика кинула лук на пол и перешла на более весомые при такой дистанции боя аргументы. Оглушительный выстрел прокатился по округе. До этого, я был слишком занят боем и даже не замечал, как здесь на самом деле тихо.

        Пуля расколола маску. Хлынула черная, вязкая жижа. Резко пахнуло хвоей. Вторая окончательно лишила тварь всякого подобия лица, обнажив лишь красно-черную пульсирующую темноту. Кукла затрещала, вслепую замахнулась когтями.
        Вика не успела увернуться. Когти полоснули по бронежилету, разрывая его в клочья. Девушка пошатнулась, мне вдруг показалось, что ее глаза сверкнули желтым под очками. Присмотреться не дали. Мой противник снова перешел в атаку.

        На этот раз, я бил в плечо. Весь дополнительный урон был потерян, но даже обычного удара хватило, чтобы отломить наплечник. От следующего полетели щепки. Тощая лапа безвольно обвисла, и лишь слегка дергалась.

        Вика израсходовала оставшиеся пули. Под нагрудной пластиной куклы действительно оказалось красное, дрожащее ядро. Стоило ему треснуть от прямого попадания, кукла сразу провисла. Будто кто-то перерезал державшие ее ниточки. Через пару секунд, она начала распадаться, осыпаясь мелкой серой пылью.

        Оставшаяся в живых кукла издала протяжный и жутко неприятный стрекот, чего никак нельзя делать посреди боя. Девушка обернулась ко мне. Ее глаза действительно светились.

        — Голова! Бей по голове!  — крикнула она.

        И не ошиблась. Хотя, как бы она ошиблась, если это приложение действует? У этой гадины ядро оказалось прямо во лбу, и я его очень удачно раздробил. Резко занесенный для удара меч опустился рядом со мной, тихонько звякнул коснувшись пола.

        35 — Совместная охота (5)

        Вика стояла над кучей золы, только что пытавшейся распороть ей живот. Вертела в руках золотистую металлическую пластинку.
        — Не ранена?  — спросил я.
        — Так, царапины.  — отстраненно сказала она.  — Даже кофту от костюма почти не порвал.
        Если бы она не одела броню, страшно представить как урон нанесли бы эти когти. Поэтому, я пожалуй не буду ничего такого представлять.
        — Что это?  — она протянула мне пластинку. Я такое уже видел. Только на этот раз, символ был совсем другой.

        Печать Волн (1 шт.)

        Данная печать пробуждает навыки и способности, связанные с использованием элементальной энергии воды. Игрок может управлять, создавать, а со временем и превращаться в элемент. Это печать магов (в том числе, магов крови), целителей и созданий, обитающих в воде.

        — Печать. Ломаешь ее и получаешь способность колдовать.

        — И зачем я спросила…?  — Вика находилась в какой-то дикой прострации. Не глядя на меня, она пошла и подобрала лук. Сняла очки, поправила челку. Глаза больше не светились. А я, тем временем, собрал все что вывалилось из поверженных кукол. Ничего настолько же значительного, как печать, больше не было. Только маленькие кусочки металла, и какие-то семена.

        Потом про них прочту. Все это я рассовал по карманам. Еще мы получили опыт, но до следующего уровня оставалось еще где-то тридцать процентов. Полное выполнение задания должно было довести процесс до конца.

        — Смотри.  — Вика позвала меня из соседней комнаты. Здесь тоже не было крыши, части пола и стен. Мы были на верхнем этаже и все это давно обрушилось. Здесь так-то и стоять не особо безопасно. Не то что воевать.

        Нам открылся вид на город. Это был не Владивосток, но судя по архитектуре и вообще внешнему виду, город точно российский. Ну, максимум СНГ или Восточная Европа. И состояние у него было крайне паршивое.
        Знаете, я человек не особо впечатлительный. Даже происходящие события вызывают у меня в лучшем случае тревогу или интерес. Но вот тут мне стало как-то не по себе.
        Был такой рассказ, про людей пытавшихся выжить, пока город накрывает бесконечный снегопад. Надо ли говорить, что выживали они очень недолго. Весь населенный пункт превратился в безмолвную, занесенную снегом могилу. После этого рассказа, я с каким то неясным волнением смотрел на падающие снежинки.
        Так и здесь. Я увидел перед собой чудовищных размеров кладбище, только на этот раз наяву. Дома с черными, выбитыми окнами. Многие обрушены. Сотни брошенных, сгоревших машин. Серые, мрачные облака — и тишина. Давящая и пустая. Снега нет, но если бы он был, я бы уже бежал отсюда вприпрыжку.

        Зато, здесь были куклы. Они бродили среди руин, сидели на углах построек, как горгульи. Нас они не видели. Пока что.

        — Давай-ка сваливать отсюда.  — я положил Вике руку на плечо. Она молча развернулась и пошла в комнату с порталом.

        — Жутко, правда?  — сказал Дурак.
        — Надеюсь, здесь нет радиации.  — буркнул я. Хотя, обычные картины последствий ядерной войны выглядели поживее. Даже брошенная Припять начала девяностых по сравнению с этим городом казалась вполне себе милым местечком.
        — Надо было покупать приложение с дозиметром. Но, знаешь, не только от радиации такое случается.
        — Что вообще произошло?
        — А то ты не понял. Игра пришла, что еще? А с ней и куклы. Теперь, этот мир умирает. Смотри внимательно, Артур. Вот результат халатной работы агентов.
        — Я чего-то такого и ожидал.
        — Не надо ожидать. Надо действовать. Активно предотвращать такую хрень.
        — Ты так и не сказал, что они такое.
        — Боты, если не усложнять. Они как… как иммунные клетки. Или что-то в этом роде. Когда в мир смертных прорывается слишком много элементов Амаравати, система порождает этих. Они очищают пространство. От местных, от игроков, от всех.
        — Но… зачем?  — я задумался.  — Раз это игра, ее кто-то создал. Зачем вообще допускать такую возможность? Здесь же столько народа полегло, кто вообще был не причем.
        — Это наша с тобой ответственность, Артур. Паутина растет и поглощает новые пространства. Такова ее природа. Никто этого изменить не может. Но мы можем сделать так, чтобы эта экспансия обошла стороной твой дом. Короче, ты мешок с песком, Артур.
        — В смысле?
        — На баррикаде от наводнений. Ты не можешь предотвратить потоп, но не дать ему залить твой двор вполне можешь.
        — Разве, я не хозяин двора в этой метафоре?
        — Нет. Хватит любоваться энтропией. Пошли, пока на звук выстрела не сбежалась вся округа.

        Я снова посмотрел на кукол. Они не могли не слышать. Но тем, что сидели на соседней крыше, к примеру, это было совсем не интересно.

        — Так, вроде…
        — Я не про них. Давай, шевелись.

        До меня донесся поток отборного, трехэтажного мата. Вика! Я выскочил в комнату, и едва не налетел на девушку. Она пятилась, пытаясь лучше прицелиться в новую куклу. Враг снова лез из портала. У этой куклы был двенадцатый уровень. Из отверстий на броне торчали черные шипы, а из маски изогнутые бычьи рога.

        Пуля попала кукле прямо в нос, но даже не оцарапала. Стрелы в ней тоже, очевидно застревать не будут. А пока я буду пытаться ее пробить, такими когтями меня нарубят на шашлык. Оставалось только бежать.

        — Отвлечем эту штуку, потом вернемся к порталу и закроем с той стороны. Давай, только резче!

        Отличный план. Что может пойти не так?

        36 — Совместная охота (6)

        И что мне делать? Бежать в соседнюю квартиру, в надежде, что там есть второй выход? На улицу, к друзьям этого осинового пня? Вариантов становилось все меньше. Соображай! Драться с этой штукой вы в принципе не сможете, она тобой за две секунды пол вытрет.
        Прежде чем мы выскочили из комнаты, кукла успела выставить вперед ладонь. На кончиках когтей вспыхнули синеватые огоньки.
        — Там было написано «Лед». Почему?  — спросила Вика, когда мы выбрались в коридор. Только я раскрыл рот чтобы ответить, из комнаты вырвалось клубящееся облако. Все, чего оно касалось, начало покрываться толстой коркой светящегося льда.
        Я так думаю, можно уже не отвечать. Эта волна холода работает ровно так же, как фильмах про внезапную зиму-людоеда, типа «Послезавтра». А значит, от нее можно убежать, если очень захотеть. Мы же очень хотим, правда?
        Дверь на лестницу почему-то была закрыта. Казалось бы, в доме где уже брать нечего и стены обвалены, не должно было оставаться запертых дверей. Но вот поди ж ты. Я выбил замок, и мы очень вовремя ушли с пути облака.
        — Ну да, еще все подряд пользуются магией.
        — Естественно.  — язвительно сказала Вика.  — Иначе и быть не могло. И ты?
        — Я нет. Не вышел из меня городской чародей. Валим!
        Кукла уже неслась к выходу, звонко цокая острыми частями.
        Бежать по лестнице было неудобно. Даже прочные на вид части могли обвалиться в любой момент. Поэтому, мы скакали со ступеньки на ступеньку, аки горные козлики.
        Я посмотрел наверх. Кукла зависла на перилах, уцепилась ногами за потолок. Рогатая морда была направлена прямо на нас, а светящиеся огоньки быстро объединялись в рунный узор.
        — Именной прием!  — крикнул Дурак.  — Быстро в сторону!
        Но уходить было особо некуда. Я прижал Вику к стене, и на всякий случай закрылся щитом. Хотя, это бесполезное мероприятие. От магии щит нас все равно не спасет, но зато я могу стать самым красивым и пафосным снеговиком по эту сторону Иртыша.
        Облако сгустилось, превратившись в столб голубого света. Слишком узкий, чтобы достать нас в углу. Но ситуация осложнялась тем, что от этого потока энергии, слой льда начал нарастать прямо у нас под ногами. Полуразрушенная лестница — последнее место, где стоит поскальзываться.
        Закрываясь от вихря острых льдинок, окружавших поток, я дотянулся до дверного проема. Вика проскочила у меня под рукой и укрылась внутри. Я последовал за ней. После такого мощного выхлопа, кукла должна была хоть пару секунд повисеть неподвижно.
        Если на двенадцатом уровне уже доступны подобные лучи зимы, что же там дальше? На пятидесятом, кукла небось все здание бы проморозила вместе с нами. На сотый мне уже не хватает фантазии, а максимальный… Там махач богов не иначе.
        Мы укрылись за железной дверью, где чудом еще висел замок. Тугой, как черт знает что. Даже применив всю доступную силу, я с большим трудом вытащил задвижку. Жаль, только, что куклу даже такая преграда остановит не надолго.
        — В таких домах обычно есть второй подъезд.  — сказала Вика.  — Если пройдем с той стороны, может, сможем подняться.
        По тебе не скажешь, что ты часто бываешь в таких домах. Впрочем, сейчас совсем не до этого. Да и вообще, мысль-то здравая.
        В дальнем конце коридора что-то скрипнуло. Дверь начала тихонько приоткрываться. Я ожидал увидеть очередную куклу, да и Вика приготовилась к атаке. Если бы не я, у дядьки, выглянувшего в коридор, голова превратилась бы в тыкву.
        — Ух, епт!  — сказал он, с удивлением посмотрев на нас. Самому дядьке на вид было лет сорок-пятьдесят. Может меньше. Перед нами стоял очевидный чемпион, как минимум, города по литрболу. Сие хобби могло пагубно отразиться на внешнем виде.
        Красное лицо, глубокие мешки под глазами. Светлые, но очень грязные волосы. Мужик был одет в засаленную тельняшку и старые треники. Но поверх этой униформы алкаша он накинул темно-зеленый тренч, причем довольно стильный. Плащ был усеян светлыми округлыми пятнами, которые будто медленно меняли форму, пузырились. Занятная оптическая иллюзия.
        Загадочный и интригующий алкаш — 22 уровень.
        Не знаю даже, что интриговало в нем больше: внешний вид или внезапная мощь.
        Я толкнул Вику в бок.  — Видишь что-нибудь? Ну, через сканер.
        Девушка скорчила недовольную моську.  — У меня от него глаза болят. Блин, все плывет.
        — Эй, ребятишки!  — сказал он хриплым голосом.  — Вы тут такую херню с рогами не видали?
        Как по заказу, кукла отозвалась. Я спиной почувствовал жуткий холод. На двери проступили два отпечатка нечеловеческих ладоней. Чудище морозило дверь.
        — Так, это, вот она…  — я указал на дверь.
        — Опа!  — обрадовался мужик.  — Битый час брожу здесь, а оно вот оно. Ну-ка…  — от направился прямо к нам. От смеси ароматов, окружавшей его, у меня заслезились глаза. Вика закрыла нос и рот руками, не в силах вынести крестьянский дух.
        — Так, молодежь, расступитесь.  — наш новый загадочный и интригующий знакомый встал прямо перед дверью. Размял трясущиеся руки.  — Ща разберемся.
        Я даже не успел увидеть, как он бил. Но дверь буквально сложилась вокруг его кулака, сорванная с петель. А чудище отлетело назад, оставив круглую вмятину в стене напротив. Даже на застывшей маске куклы появилось какое-то недоуменное выражение.
        Он отпихнул бесполезный лист железа в сторону, совершенно бесстрашно подошел к кукле. Та все никак не могла отойти от полученного урона, и неловко шевелила конечностями.
        Мужик выдохнул, будто собрался накатить. Но вместо этого, он поднял руку вверх, и вокруг его кулака появилось странное, красноватое свечение. Как пламя, только… прозрачное и округлое.
        — С — У — У — У- К — А — А!  —протяжно взревел он и обрушил этот светящийся кулак кукле прямо между рогов. Броня не треснула, нет. Она скорее вспучилась. Прямо как на видео, где всякий хлам кладут под гидравлический пресс. Рука чуть не вошла в противника по локоть. А затем, кукла треснула. Разлетелась на осколки, щепки и серый прах.
        — Понял, Артур?  — сказал внутренний голос.  — Вот это настоящий именной прием. Уникальный. С душой. А не то, что ты там в контейнере демонстрировал.
        Так я и не претендую. Где он, а где я. Мне до такого еще работать и работать.
        Мужик встал в полный рост, держась другой рукой за голову, будто от боли. Разметал пыль, что-то бормоча про себя.
        — … это у меня есть… это на хер… говнище одно, что за добыча пошла?
        Смачно плюнул в останки куклы.  — Тьфу, зараза, шоб тя черти в аду драли!
        — Думаю, нам пора.  — сказала Вика, тонко намекая что больше преград к возвращению в родную реальность нет.
        — Да подожди.  — шепнул я ей.  — Слышь, отец, а ты местный?
        Мужик обернулся, пытаясь сфокусировать на мне взгляд.  — Какой я тебе местный? Местных сожрали всех уже. Э, минуточку.  — шатаясь, он подошел и ткнул пальцем мне в грудь.  — Вы сами-то кто, мальчишки и девчонки?
        — Мы пришли через разрыв.  — сказала Вика.  — На верхнем этаже.
        — Опаньки.  — офигел мужик.  — Это я что, задачу не застолбил, что ли? Ну охрененно, че. Умеем, епт. Могем.  — он глубоко задумался.  — А че, вас там еще много?
        Неприятный вопрос. Как бы, очень даже настораживающий.
        — Скажи мне, мой воображаемый друг.  — подумал я.  — Кто этот загадочно-интеллигентный гражданин?
        — Хочешь узнать, агент ли он? Так сразу не скажешь. Но на твоем месте, я бы с ним не ссорился.

        37 — Совместная охота (7)

        Мужичок назвался Мишей, и, в принципе, казался довольно мирным. Из-за неопределенного возраста и своеобразного внешнего вида, так и хотелось обозвать его «Дядь Миш» или как-то в этом роде. Он напоминал мне тех солидных и интеллигентных граждан, с которыми, после переезда в культурную столицу, любил закорешиться батя. Выглядели и пахли они примерно так же. Зато точно знали, как поднять страну с колен. Я пришел к выводу, что дядя Миша вполне мог бы работать таксистом.
        Услышав нашу версию происходящих событий, дядя Миша присел на табуретку, валявшуюся в коридоре. С досадой хлопнул себя рукой по коленке.  — Это ж надо было так обосраться! Повезло, что я на вас наткнулся, а так бы ушли, и че? И все! Застрял бы здесь.
        Ага, некрасиво бы получилось. А нам-то и не сообщили, что на участке работает другой агент. Я, как бы, сам официально принял задание, но хрен его знает… Вдруг, это не поможет? Еще кто-то придет и закроет двери. Что бы мы тогда делали…?
        — Ну, ты, как минимум, мог хотя бы попытаться заново населить мир…  — как бы между делом сказал Дурак, будто прочитав мои мысли.
        — Фух! Я как-то раз сам за собой проход закрыл, пришлось всякими огородами домой возвращаться. Чего я там только не навидался!  — причитал мужик.  — Они ж долбанутые там все! И пьют всякую гадость.
        Сразу видно, он эксперт в данном вопросе.
        — Неловко вышло.  — согласился я.  — Я и понятия не имел, что в городе есть еще агенты. За пару месяцев работы не встретил ни одного. Только вот ее.  — кивнул на Вику.  — Она вообще новичок.
        — Если кто и был, все съехали.  — сказал он.  — Кажись, только я и остался. Ну и вы, теперь.

        — Но здесь же работы завались!  — удивился я.  — Когда только начал, месяц было довольно тихо. Но потом как понеслось. Раз в пару дней выскакивает задание, а то и два. Неужто руководство не может и сюда направить больше агентов, раз это так важно?
        Этот вопрос предназначался как для более опытного коллеги, так и для существа обитавшего в моем сознании.
        Но Дурак ничего не сказал.
        — Руководство, оно в другой вселенной живет, родной.  — крякнул дядя Миша.  — И черт его поймет, как оно эти штуки распределяет.
        Во мне снова зашевелились какие-то неясные сомнения, но Вика влезла в разговор, и не дала мне возможности сформулировать мысль.
        — Я, конечно, дико извиняюсь, товарищи маргиналы.  — сказала она своим привычным пафосно-снисходительным тоном.  — Но пока вы здесь треплетесь, там кто-нибудь за дверью присматривает?
        — И правда, чего-то засиделись.  — мужик встал, устало потянулся.  — Ща, схожу за рюкзаком, и по домам.
        Когда он скрылся в квартире, Вика подскочила ко мне.
        — Пошли скорее, пока он не вернулся.
        — Ты чего это?  — удивился я.
        — Ким, ты тупой? Этот алкаш тебя сзади по башке тюкнет, стоит только отвернуться, и все пожитки отберет.
        — Внимательно на меня посмотри. У меня столько пожитков, прямо девать некуда.  — ответил я.
        — Я ему не верю!  — зашипела девушка.
        — Ну еще бы. Ты это ты, а он бутылки в другом мире собирает. Сама сказала, мы для тебя все маргиналы. Не сильно зазвездилась-то, а, мать?
        — Я просто охреневаю от того, какой ты наивный, Артур!
        — Слушай, он похож на городского сумасшедшего и воняет луком, но по сравнению с нами он просто мега-царь.  — я схватил ее за плечи. Вика вытаращила глаза.  — Если бы он хотел, то давно уже распылил бы нас. Видала куколку? Хочешь быть на ее месте? Думаю, нет.
        Она фыркнула и вырвалась.
        — Презрительно хмыкать на крепостных будешь дома у себя, окей?  — проворчал я.
        — Чего, ругаемся, молодежь?  — весело сказал дядя Миша и хлопнул меня по плечу.  — Пойдемте, пока тут ночь не наступила. Ночью еще хуже.
        Лестница, по которой мы спустились сюда была непригодна для использования. Атака куклы обрушила целый пролет, а все остальное покрыла льдом. Но в этом доме подъезды действительно соединялись парами, и на другом конце коридора нас ожидала более или менее целая площадка.
        Другое дело, что до нее еще надо было как-то добраться. Между дверью и площадкой следующего этажа три метра пустоты.
        — Прыгать будем?  — спросила Вика.
        — Прыгун из меня так себе. Надо подумать.  — ответил я.
        — Чего тут думать-то?  — спросил наш новый друг, и резко подхватил Вику на руки. Словно пушинку, он перебросил ее через провал. Девушка приземлилась на руки, и очень громко и отчетливо высказала дяде Мише (а заодно и мне) что она про него думает, используя все богатства родного языка.
        — Какая разговорчивая барышня.  — хмыкнул мужик.
        — Она у нас просто благородных кровей.  — тихо сказал ему я.
        — Ну это я сразу понял.
        Дядя Миша перескочил препятствие с грацией юной антилопы, чем удивил меня, ибо больше его ничего с юными антилопами не связывало. Вообще, показывая всякие игровые способности он начинал двигаться очень плавно, но как-то неестественно.
        Когда мы добрались до разрыва, он схватился за торчащий из портала хвост, легко вытащил еще одну новорожденную куклу в родной мир и одним броском отправил ее в полет с девятого этажа. Очень легко. Очень плавно. Но неестественно. Будто я наяву вижу фильм, которые обычно показывают по всяким мистически-инопланетным каналам.
        Видимо, чем сильнее ты становишься, тем меньше у тебя связей с реальностью. Это один из тех странных побочных эффектов, к которым придется привыкнуть.

        38 — Совместная охота (8)

        Я потихоньку начинал чувствовать себя лишним на этом празднике жизни. Еще две куклы мирно паслись у разрыва на нашей стороне. Заметив, как мы выходим, они подняли стрекот.
        — Ну ты глянь. Прут и прут сюда, засранцы деревянные. Медом что ли намазано здесь вам…  — проворчал мужик.
        Дядя Миша расправился с ними так же непринужденно, как и с остальными. Он сделал странный финт руками, будто царапал воображаемыми когтями воздух. От пальцев, прямо в пространстве остались красные полосы, полетевшие вперед, в направлении врага.
        Кукол разрубило минимум на восемь частей каждую. Та же судьба постигла несколько деревьев за их спинами. В душе не представляю, как Вика будет объяснять хозяевам санатория эту сексуальную фантазию лесоруба.
        Аномальный элемент не обнаружен.
        Видимо, на этом вторжение буратин закончилось.
        — Ну что, ребятки…  — сказал дядя Миша подходя к порталу.  — Вы закроете, или мне оставите?
        — Да, как бы, все равно.  — ответил я.  — Мы там пару полезных штук нашли. А так, главное закрыть.
        Я думал, Вика будет протестовать, но оказавшись на родной земле, девушка затихла и все время смотрела вглубь леса.
        — А, ну как скажешь. Спасибо и на том.
        Он подставил руку к разрыву, превращая тот в светящийся камушек. А затем, крепко сжал его в ладони и раздавил.
        — Можно было сохранить, конечно,  — пояснил мужик.  — Но там задница, а не мир. Не стоит оно того.
        Я вспомнил про блестяшку, оставшуюся от портала в джунгли. Пока что, мне так и не довелось ее использовать. Поэтому, просто кивнул.
        — Вот и все.  — он засунул руки в карманы плаща.  — Пора и по домам.
        Посмотрел на Вику, а потом на него.  — Может вас до города подбросить?
        — Не,  — отказался дядя Миша.  — Я по старинке, через забор, а потом на своей.  — он потер виски.  — Чего-то я сегодня перестарался. Надо малость расслабиться. Не буду, пожалуй, таксовать.
        Да я просто ясновидящий.
        — Ладно, ребятки, бывайте. Авось свидимся еще. Город-то маленький, работы хватает.
        Он скрылся в зарослях, а я попытался вывести Вику из внезапного ступора.
        — Давай, нам тоже пора. Я пешком отсюда не пойду.
        Она посмотрела на меня так, будто сейчас я не просто пойду, а еще и побегу домой. А потом, опустила глаза и молча пошла к машине.
        …
        — Ну и как тебе первый день?  — спросил я, когда мы уже подъехали к дому.
        Пауза несколько затянулась. Но затем, Вика все же ответила.  — Меня чуть не убило деревянное чудовище.
        Бронежилет был разорван в клочья. Кроме этого, на ноге у девушки осталась глубокая царапина. Хорошо, что нас никто не видел на выезде.
        — Я была в другом измерении, где мы чуть не погибли. Я сама прикончила того монстра. Потом пришел какой-то бомж, и голыми руками разорвал всех врагов. А ты ходишь с умным видом, и ведешь себя будто так и надо.  — раздраженно сказала она.
        — Ты принципиально не слушала? Я уже целых две речи толкнул об этом.
        — Все равно бесит. Так бы и врезала тебе, вот прямо сейчас.
        — Почему ты все время злишься?  — спросил я, глядя на свет в окне своей квартиры.
        — Да потому что! Блин! Происходит какая-то невообразимая срань, которую я и в голове уместить не могу!  — вместо меня, она со всей силы стукнула приборную панель.  — Если я за десять лет с ума не сошла, за эти два дня точно чокнусь.
        — Всего-то? Как по мне, жизнь наконец-то обретает смысл. Я думал, если мы с тобой вместе сходим на охоту, ты перестанешь плеваться ядом во все вокруг. Я после первого раза почувствовал просто дикое облегчение.
        — Ты не только прыгаешь плохо, Ким. Психолог из тебя тоже херовый.
        — Я, вообще-то, социолог. Можно сказать, я пять лет проучился, чтобы нести никому не понятную околесицу.
        — Заметно.  — она глубоко вздохнула, легла на спинку кресла.  — Мне надо выпить.
        — Может, ты сначала хоть до дома доедешь?
        — Просто профессиональный зануда.
        — Этого не отнять.
        От удара я бы еще увернулся. Но к такому я, откровенно говоря, был не готов. Вика резко схватила меня ладонями за лицо, и буквально впилась губами в мои.
        Нет. Ну я, как бы… это самое.
        — Как-то быстро у тебя меняется настроение…  — сказал я, когда она отстранилась. Все более остроумные мысли вылетели у меня из головы.
        — Я неадекватная.  — тихо ответила она.
        — И я сразу это понял.
        Где-то на задворках моего сознания раздался ехидный смешок.
        …
        Мы еще довольно долго сидели в машине и играли в шахматы. Сейчас должно быть очевидно, что с эвфемизмами у меня все плохо. А затем, она попросила больше никогда ей не звонить, и не втягивать в этот трешак, сделать вид что мы не знакомы. Иначе, она выгонит меня из города драной метлой.
        Реально неадекватная. Хотя, не мне судить, наверное. Ну, если от этого ей стало легче, то пускай. Конечно, я чувствовал себя немного странно, когда данные события открыли мне третий уровень ее карты, где находился бонус в виде единовременной выплаты. Будто я какой-то мальчик по вызову.
        С другой стороны, задание выполнено, мне перепало, на счет капнула денежка. Что переживать? Правильно, переживать незачем. Вот только, видения другого мира все не выходили из головы. Я и так осознавал, какую ответственность на меня взвалили, но сегодня впервые увидел, что может произойти если я провалюсь.
        Может, Вика и права. Надо уходить, пока есть возможность. И это она еще не знает, что систему можно отключить. Об этом я ей, в итоге, так и не рассказал.

        39 — Напарник (1)

        Утром, вся вчерашняя охота казалась сном. Другой мир, деревянные куклы, дядя Миша с безумным взглядом, разбивающий их в щепки. Вика. Будто это все было не со мной.
        Я проснулся от противного треска будильника. К сожалению, человек не может постоянно воевать с чудищами и спать с красивыми (но сумасшедшими) женщинами. Иногда нужно и на работу ходить. А то, кто же будет объяснять людям, что сантехник их обманул и трубы нужно брать вот такие, а не как он сказал? И потребность в человеческих деньгах никто не отменял.
        Что касается космических денег, я потратил их тем же утром на одно довольно полезное приложение. Эта штука позволяет превратить два предмета экипировки в непримечательные браслетики. В нужный момент, тонкие металлические полоски разворачиваются и принимают свои оригинальные формы. Как это происходит, как они ложатся в руку находясь на запястье и куда девается масса? Загадка природы. Чудеса обители гуманитариев.
        Зато, я мог совершенно спокойно ходить по улицам, пряча молот и щит под рукавом. Гораздо удобнее, чем рыться в бесконечном кармане.
        В магазин я пришел к восьми утра, открыл дверь своим ключом. Из служебного помещения доносился подозрительный медвежий рык. Кажется, коллега снова провел ночь в компании стройматериалов.
        Наверное, надо было его растолкать. А с другой стороны, пусть спит. Его же не видно.
        — Слушай…  — протянул Дурак.  — У меня тут появилась одна мысль. Ты же, теперь, получается, снова одинокий волк.
        — О чем ты?  — ответил я, цепляя перфоратор на железную сетку.
        — Я не думаю, что твоя подружка вернется. Кстати, парень, тебе стоит поработать над своим шахматным стилем. Если бы ты вчера блистал, может, она бы не ушла.
        — А я не думаю, что в твои функции входит оценка моих шахматных навыков.  — я повернулся к зеркальной панели, откуда на меня смотрела ярко-красная тварь.  — Она попыталась, поняла, что это все не для нее. Уж точно не нам с тобой ее осуждать.
        — Надо сказать, это был довольно необычный способ выразить свое недовольство.  — хмыкнул он.
        — Каждый по-своему справляется со стрессом. Кто-то пьет. А кто-то вот. Что сказать-то хотел?
        Дурак почесал затылок широкой лапой.  — Толку от нашей принцессы было не много, но вот в чем дело. С напарником тебе действительно работается лучше.
        — Вместе, оно всегда веселее. Только где его брать, напарника этого? Предлагаешь пойти к дяде Мише в подмастерья?
        — А что, это тоже вариант. Хотя, я бы предпочел видеть тебя лидером партии, а в будущем всего отряда. Сам понимаешь. У этого товарища ты в лучшем случае будешь мальчиком, что бегает за минералкой.
        — Кстати, ты мне так и не ответил.  — кое-что меня все же интересует со вчерашнего дня.  — Почему здесь так много всяких тварей, но всего три с половиной агента?
        Внутренний голос слегка осерчал.  — Вы со своим интригующим алкашом такие простые, конечно. Можно подумать, вас кто-то специально сюда отправлял. Получил синдром — гуляй. Оказался в нужном месте в нужное время, значит пробудился. Гуляй дальше. Кто виноват, что большинство агентов всегда обитает в крупных городах, поближе к центру страны? Езжайте, живите в селах, никто вас не держит. А если каждому второму дать силу, то наступит светлое будущее. Ты его видел вчера.
        — Да понял я, понял. Разорался, блин…  — настало время переклеить ценники на кафель.  — Если плодить агентов нельзя, где ты мне предлагаешь напарника брать, а?
        — Я же не говорю тебе вести массовый набор. Один-два, пока что. Потом больше. Тебе же самому проще будет.
        Тут не поспоришь. Если бы я вчера был один, две куклы у портала наваляли бы мне. Если бы я был один позавчера, беглец раздавил бы мне голову. Одному в этой игре выжить можно, но, как выяснилось, очень и очень трудно. И стиль я выбрал такой, который сам по себе подразумевает наличие напарника, что бегает и чем-нибудь кидается, пока я провоцирую врага.
        Вика идеально вписывалась в эту схему. Но внезапная прогулка в постапокалипсис произвела на нее слишком сильное впечатление. Я бы не сказал, что под маской этого фальшивого высокомерия скрывалась хрупкая, напуганная девчонка. Скорее, уставшая от стереотипов и косых взглядов, озлобленная и одинокая женщина. И когда она наконец увидела правду… волна правды сбила ее с ног.
        А может я ошибаюсь, и психолог из меня действительно никакой. Факт есть факт — даже если она остынет, переварит новые сведения и вернется в искусство, это произойдет не завтра, не послезавтра. Возможно, не через месяц, или даже через год.
        При этом назойливый напарник мне нужен как можно быстрее.
        — Ладно, допустим.  — вздохнул я.  — Где мне искать новых друзей? Как бы, ты заметил, с этим у меня небольшие проблемы.

        Можно предложить следующему мужику, который придет за дрелью. Он помогает мне в охоте, а я ему скидочку на дрель. А? А?
        — Ох, Артур… Твоя сила буквально позволяет тебе получать плюшки за то, что ты общаешься с людьми. И ты спрашиваешь, где тебе искать напарника?  — Дурак в отражении кивнул в сторону кладовки. Сначала, я не уловил намека, а потом уловил и душа моя наполнилась ужасом.
        — Нет, нет, нет.  — я начал махать руками.  — Вот это вот даже не обсуждается.

        40 — Напарник (2)

        — Что тебя не устраивает, Артур?  — спросил Дурак.  — Он же твой друг. За неимением других, можно сказать что лучший! Ты ведь ради него полночи в обезьяннике сидел. Если это не тот человек, которому можно доверить самый большой секрет, то я не знаю!
        Что меня не устраивает? Много чего. Олег действительно отличный парень. Иногда его хочется придушить, но в целом, лучше него друзей у меня действительно нет. Однако, доверить ему такую силу, все равно что посадить ручного шимпанзе следить за ядерной кнопкой, пока хозяин отлучился в сортир. Пройдет пара минут, и все! Не плачь по нам, Аргентина!
        Во-первых, если Олег станет агентом, семья его точно больше не увидит. Он все свое свободное время посвятит этому виду деятельности, пока однажды, не получит по шее от сильного врага.
        Во-вторых, для такого впечатлительного человека — слишком большая ответственность. Он же действительно будет гореть, только в этот раз, гореть за весь мир. И сгорит же, скотина! Или наоборот, наплюет на все и свалит куда-нибудь в Паутину. Я там бывал-то мельком, где я его искать буду, в бесконечности?
        — Ты преувеличиваешь.  — настаивал внутренний голос.
        — Я хочу, чтобы ты хорошо подумал.  — сказал я.  — Ты предлагаешь подойти к человеку, который верит, что Листьева убили по приказу Иллюминатов, и пригласить его в настоящую конспирацию.
        — Ой, ну и ладно. Зато, он сразу примет правила игры и отнесется к делу серьезно. И тебе не придется в итоге утешать его в своих крепких объятиях.
        — Да я бы лучше Алису позвал!  — на самом деле нет, сестру подвергать опасности мне совсем не хотелось. Но даже в этом случае, она смотрелась гораздо более адекватным кандидатом, чем Олег.
        — Ну-ну, ты бы лучше. Так и скажи, что хочешь собрать себе отряд из одних грудастых девчонок. В принципе, не самое плохое решение, но эстетическое удовольствие это одно. Дело ведь все равно надо делать
        — Не проецируй свои фантазии на меня.  — так, в кассе все нормально.
        — Я это ты, Артур.
        — Не на сто процентов.
        — Ким, не хочу тебя расстраивать, но на данном этапе у тебя особо выбора нет.
        — Выбор есть всегда, сам говорил. Сейчас, это выбор между тем, давать обезьяне гранату или нет.
        — Ты утомил уже со своими метафорами про обезьян.  — проворчал Дурак.  — Можно подумать, сам просто вершина эволюции.
        — Я не собираюсь ломать человеку жизнь,  — я развернул табличку на входе, открывая магазин.  — Только потому, что мне некому прикрыть спину.
        — Вот не устаешь ты сыпать аргументами против. Что вообще значит «сломать жизнь»? Посмотри на него, парень спит и видит, чтобы с ним случилась какая-нибудь подобная хрень. Он же эскапист!
        — Именно. Я даже глазом моргнуть не успею, прежде чем он оторвется от реальности.
        — Реальность переоценивают.  — отметил внутренний голос.

        — О, блин. Я что, проспал?  — заплетающимся языком сказал Олег выползая из служебного помещения. Судя по всему, вчера он запивал горе.  — Сколько там?
        — Уже девять почти.
        — А, ну норм.
        — Ты чего здесь-то? Опять выгнали?  — спросил я.
        — Сам ушел. Задолбала. Полезла своими кривыми руками, люстру расхерачила, а виноват в итоге я… Ой, да пошла она, пусть что хочет, то и делает.
        — Еще раз.  — я обратился к Дураку.  — Мы собрались дать сверхспособности человеку, который может разосраться с женой из-за такой мелочи.
        — Мы его жену не знаем.  — парировал Дурак.  — Может, она еще вреднее, чем Вика.
        — Ну, так-то аргумент.

        — Понятно все с вами. Ничего не меняется. Что делать будешь?
        — Ща в фудкорт схожу. А потом буду в кладовой сидеть, чтоб на покупателей перегаром не дышать.
        — То есть, мириться с женой не собираешься?
        — Да на кой хрен оно мне. Пусть сама мирится.  — Олег оживился.  — О, слушай! Там новая книга вышла, со свидетельствами про Эффект Манделы и его связь с гигантским морским существом, издавшем Рев в тысяча девятьсот девяносто седьмом. Вчера на телефон так и не скачал. Надо домой за ноутом съездить. Или в библиотеку сходить!
        — Ну вот это совсем дичь.  — я налил кофе. День обещал быть долгим.  — Твою бы жажду знаний да в какое-нибудь полезное русло.
        — Интересно, какое же это может быть русло…?  — едко сказал Дурак.
        — Не веришь? А ведь есть куча людей, которые действительно помнят, что Нельсон Мандела умер в тюрьме. И я, в том числе. Как ты это объяснишь?
        — Я считаю, люди, которые не разбираются и не интересуются историей и внутренней политикой ЮАР, физически не могут что-то об этом утверждать. Я вот, тоже, много что помню. Но я же псих, у меня и справка есть.  — он бы хоть какую-нибудь более интересную теорию выбрал. Вроде той, где правительство США на самом деле поклоняется гигантской алюминиевой статуе белки.
        Олег был явно разочарован моим ответом.  — Вот ты просто скептик, Артур. Даже скучно.
        — Не расстраивай друга, Ким.  — шипел мне в ухо внутренний голос.  — Слушай, даже если все пойдет не так, мы сможем с этим разобраться. Он нам нужен, прямо сейчас. Потом, ты найдешь себе соратников получше.
        — Я об этом пожалею, да?  — ну что ты будешь делать?
        — Возможно. Но когда тебе снова дадут пинка под зад, а рядом не будет никого, чтобы помочь, ты пожалеешь еще сильнее. Смотри на картину в целом, Артур.

        41 — Напарник (3)

        Мы договорились встретиться на запасном складе. Помещения располагались не так уж и далеко от торгового центра, за железнодорожными путями, на берегу моря. Идти от силы минут десять, но места пустынные.
        Мы встретились не сразу после работы, а чуть позже, когда с территории ушли вообще все, кроме пары ночных охранников. Никто не должен был помешать.
        Естественно, Олег был только рад поводу не возвращаться вечером домой. Хотя и не понимал, зачем для этого переться на склады. Он предложил отпраздновать свободу от коварных щупалец брака, но мне удалось его отговорить. К предстоящему разговору нужно было подойти максимально серьезно.
        — Так чего хотел?  — спросил Олег, усаживаясь на тахту.  — Ты сегодня вообще какой-то странный.
        Ага, я странный. И это говорит мне товарищ, купивший книжку о президенте ЮАР, возвещающем о возвращении Ктулху. За десять долларов между прочим. На месте его жены, я бы тоже Олега выгнал.
        — Короче, это может прозвучать необычно.  — и прозвучит.  — Но мне нужна твоя помощь.
        Я достал из-за пазухи потрепанную книжку, которую хранил много лет, и протянул Олегу. На бордовой обложке крупными буквами было написано: Филимонов И. К. «Ролевой синдром: природа массовых психозов».
        — Знаешь что-нибудь об этом?
        Олег покрутил книжку в руках, полистал ее.  — В общих чертах. Плюс, то, что ты мне рассказывал. Навязчивые мысли, галлюцинации… все такое. К чему это?
        — Мы не так уж давно знакомы, но можно сказать, что я тебе доверяю. Поэтому, хочу открыть кое-какой секрет. Я абсолютно уверен, что ролевой синдром — часть большого заговора.
        — Издалека начал.  — хмыкнул Дурак.
        — Не могу же я сразу все на него вывалить!  — ответил я.  — Надо аккуратнее. Дело же деликатное.
        Я был прав. Парень заинтересовался.

        — Что за заговор? Нет, подожди. Кажется, я понял. Все же, в принципе, сходится. Они испытывали средства контроля разума. А это — побочный эффект!  — Олег просто воспылал.  — как вирус, который вышел из-под контроля! И простые люди начали его цеплять.

        — Слушай, а звучит разумно.  — подумал я.
        — Тоже мне, авторитетный источник нашел.  — буркнул Дурак.

        — Не совсем.  — сказал я.  — Хотя, в чем-то ты прав, наверное.
        И я начал свой рассказ.

        …

        Чем дольше я говорил, тем слабее был энтузиазм моего собеседника.

        — Ты же понимаешь, что это звучит как полный бред?  — спросил Олег.  — Вроде той истории, когда якобы инопланетянка постила на форчане.
        — Чистая правда, между прочим.  — сказал я.  — Ни слова не соврал.
        — Хочешь сказать, что существует, допустим, иная вселенная, которая живет по законам японских книжек про онлайн-игры.
        — Если сильно утрировать.
        — И эта вселенная постоянно растет, поглощает другие миры и устанавливает свои законы.
        — Именно так.
        — Чтобы этого избежать, жители той вселенной дают силы местным, чтобы те не давали существам из игры проникать в наш мир.
        — Вроде того.
        — Силы, которые проявляются в виде ролевого синдрома. А потом, пробуждаются как настоящие сверхспособности. И ты один из таких людей. Они заставляют тебя убивать монстров, отчего ты становишься сильнее. А потом ты встретил дочку вице-мэра и вы охотились вместе, после чего ты ее соблазнил.
        — Все так и было, более или менее.
        — Артур, ты прикалываешься? Это же все чушь полная.
        — Да, я тоже не понимаю, зачем нужно было упоминать вон ту последнюю часть.  — фыркнул Дурак.
        — Я рассказал тебе, потому что только ты и можешь мне поверить, и воспринять мои слова серьезно.  — сказал я.
        — Ага, еще и смеешься над моим хобби. Только не смешно.  — Олег склонил голову.  — Придумал бы чего поинтереснее. А лучше бы выпили!
        — Ладно, будет тебе наглядная демонстрация.  — я подошел к пустой железной бочке, стоявшей в углу.  — Смотри внимательно.

        Я вытянул руку. По мысленной команде, браслет превратился в светящийся зеленоватый пузырь, обволакивающий ладонь. Очень быстро, он принял форму молота. Размахнулся, и со всей силы ударил по бочке. Она сложилась гармошкой, треснула в некоторых местах.
        Чтобы закрепить эффект, вмазал еще раз. Железо разошлось в стороны. И еще раз. Одновременно, я решил испытать свою способность. Раньше у меня не было возможности в волю помахать молотком. А врагам не очень нравится, когда я это делаю, и они пытаются мне помешать.

        — Вот тебе и деликатное дело…  — ворчал воображаемый друг.

        Хорошо, что стены здесь толстые, а народу вокруг почти нет. Грохот стоял, как в цеху. Я лупил уже не по бочке, она давно превратилась в груду сплющенных обломков, которые разлетались по всему складу. Целый град стремительных ударов я обрушил на покрытый тонким слоем асфальта пол. Скорость и сила нарастали с каждым взмахом, но в итоге настал момент, когда я достиг своего предела. Тогда, я вложил все, что накопилось в последнюю атаку.

        Молот гулко врезался в землю, и видимая зеленая волна силы вылетела вперед, прямо в направлении Олега. Она врезалась в груду коробок в нескольких метрах от него. Куски рваного картона поднялись к потолку.

        Олег смотрел на меня с вытаращенными глазами. Когда меня отпустило, я наконец заметил масштабы разрушений, и что я стою по колено в яме. Чего-то я, кажется, перестарался.

        На складе повисла тишина. Для меня ее нарушали только демонстративные хлопки. Внутренний голос аплодировал, а затем сказал нарочито пафосным и издевательским тоном.  — И тогда, чтобы впечатлить своего друга, убедить его выполнить долг, он принял свою боевую форму, и произнес: Теперь я агент Ким. Разрушитель складов.

        42 — Напарник (4)

        Олег был тих, задумчив и загадочен. Он сидел на старой тахте в позе лотоса, опершись небритой щекой на руку. Я вылез из ямки и рухнул рядом с ним. Демонстрация силы меня дико измотала.
        Маленькая птичка с алмазным клювиком сточила целый горный хребет. Примерно столько времени прошло, прежде чем Олег наконец ожил.
        — Это самое.  — сказал он тихим, отстраненным голосом.  — Надо бы прибраться. Дыру фанеркой закрыть, что ли. Отец завтра придет, будет лишние вопросы спрашивать.
        Ну да, это явно не помешает. Но уборка ведь сейчас не главное. Главное — поскорее разобраться с этой фазой шока и недоверия. Второй человек за очень короткое время, кому я открываю тайны вселенной. Если честно, треск мироощущения и эти подвисания уже немного раздражают.
        — Так что, теперь веришь?  — нетерпеливо спросил я.
        Он посмотрел на меня вытаращенными глазами.  — После такого, я готов поверить хоть черта в ступе. Лишь бы ты прекратил громить наши рабочие помещения.
        Да, пожалуй приступ конного варварства был лишним. Но по-другому никак.
        — Я просто не знал, что еще сделать.  — ответил я, все еще с большим трудом пытаясь восстановить дыхание. Легкие будто в трубочки свернулись.  — Я ж не маг и не волшебник, и даже не учусь.
        — Слышал, у психически больных людей иногда отключаются какие-то участки в мозгу.  — начал рассуждать Олег.  — Которые отвечают за самоограничения. Ты же в курсе, что мы гораздо сильнее, чем кажется. Просто инстинктивно ограничиваем себя, иначе можно порвать все мышцы и ноги переломать.
        — Ты хочешь сказать, что я псих.  — хмыкнул я.
        — Очень сильный псих, Артур. С чудесным даром доставать из задницы молоток.
        — Эй! На самом деле это рукав. Вот смотри.  — я вернул оружие в руку у него прямо перед глазами.
        — Что могу сказать.  — он цокнул языком.  — К таким нанотехнологиям жизнь меня не готовила. Как ты это делаешь?
        — Обычная уличная магия. Я потратил кучу зеленых круглых штучек, чтобы купить ее, и не таскаться по городу, как бездомный ролевик.
        Меня и так уже пару раз останавливали в меру любопытные служители закона.
        — Как бы объяснить,  — продолжил я,  — эти штуки работают как пассивные умения. Покупаешь, и дальше оно действует само.
        — Вот теперь все понятно.  — вздохнул Олег. Я бы не удивился, если бы на его табличке с именем сейчас появилась бы надпись «На самом деле, ничего не понятно».
        — Ты извини, Артур. Я тут, как бы, немножечко, очень сильно охренел, и не могу ясно формулировать мысли.  — Олег фыркнул, и тряхнул головой, словно только что вынырнул из воды.
        — Бывает. Я и сам в первую ночь не знал, как реагировать. Шел в такой прострации, что припер окровавленную кувалду домой.
        После упоминания окровавленной кувалды, Олег попытался незаметно отсесть подальше. А лучше встать, и начать двигаться к выходу.
        — Это была кровь монстра, ты не подумай.  — сомнительная отговорка, знаю.
        — Уже подумал.  — *нервный глоток* — А твоя сестра в курсе… чем ты занимаешься по ночам?
        — Нет. Я стараюсь не втягивать ее, это слишком опасно. У нее и без меня проблем хватает.
        Может не так уж это и плохо. Брат с сестрой разъезжают по пустым дорогам на старой красной «Мазде», слушают писклявый к-поп и уничтожают чудовищ, скрывающихся в ночи.
        Нет, иногда воображение нужно держать в ежовых рукавицах.
        — А меня значит, можно?  — неуверенно спросил Олег.
        — Так. Во-первых, ты здоровый (ну, относительно) бородатый мужик, а она хрупкая девушка.
        — Ладно, принимается.  — пожал плечами он.
        Впрочем, Вике это не помешало начистить рыла целым двум потусторонним тварям.
        — Во-вторых, ты веришь во всякую муть, и тебя гораздо легче убедить. А в третьих,  — ткнул его кулаком в плечо,  — Из-за тебя я влез в драку, искупался в море и просидел полночи в обезьяннике.
        — Так я же, вроде, проставился.  — на лице Олега отразилась искреннее удивление.
        — Нет, нет, нет. Тогда, я пережил невероятный стресс. Играть со мной в ночной дозор по выходным — меньшее, что ты можешь сделать.
        Похоже, мы были близки к переломному моменту в переговорах. Олег явно нервничал, но при этом, это глаза светились без всяких приложений.
        — Артур, последние полчаса ты несешь феерический бред.  — сказал он.
        — Две недели назад, ты целый день доказывал мне, что в 1812 году была секретная ядерная война.
        — И это все равно звучит более правдоподобно, чем пришельцы из другого измерения, чья технология подозрительно похожа на плохонький клон Варкрафта.
        — Да блин, пацан!  — я вытащил из кармана договор Амаравати, и сунул Олегу в руку.
        — Что это?
        — Твой пропуск в советскую космонавтику. И последний шанс. Либо ты идешь со мной, либо мы забываем об этом разговоре. Причем ты, буквально.  — сказал я, намекая, что могу использовать свой дар, чтобы стереть ему память. Сделать такое я могу лишь хорошо врезав по тыкве, но он-то об этом не знает.
        Олег нерешительно разглядывал камушек с застывшими капельками крови, а затем резко сжал его в руке. Ничего не произошло. Парень скептически посмотрел на меня, и спустя секунду завопил в точности как тот мужик, который на спор сел голым задом на плиту.
        Лучи яркого света вырвались из его глаз и ушей. Олег забился в конвульсиях и повалился на пол, дергаясь как бешеный конь.

        43 — Напарник (5)

        Вот когда у нас будут воровать со склада кафель, тоже никто не придет. Если бы на участке, за который я отвечал, раздался такой вопль, я бы мгновенно оказался на месте, размахивая фонарем. Но ни одного охранника так и не появилось. Где-то вдалеке залаяла собака, вот и вся реакция вселенной на муки Олега.
        Спустя какое-то время, он устал изображать голубя, попавшего в силки, и затих. Олег валялся на полу раскинув руки, смотрел в потолок и выпускал изо рта колечки светящегося дыма. Ну, хоть дышит. Я уже начинал волноваться.
        — Чего-то ему не очень…  — сказал я, водя рукой перед глазами нового напарника. Олег не реагировал.
        — Да что ему сделается, лосю здоровому?  — ворчал внутренний голос.  — Хотя, в таком возрасте… Может немного штормить. Дети переносят внедрение интерфейса гораздо проще и быстрее.
        Что есть, то есть. Я вообще не заметил, что мне что-то внедрили, пока не начал видеть всякое. Моему другу явно нужно было время, чтобы прийти в себя.
        — Так я и думал.  — сказал я.  — С самого начала, все это было осложнениями от ветрянки. И много детей вы так эксплуатируете?
        Дурак многозначительно фыркнул. Я так понимаю, мне сильно повезло не встретить ни одного монстра за все двадцать лет болезни.
        — Из детей выходят плохие агенты, Артур. У них стоит ограничение на получение опыта. До десяти лет всего один процент, до совершеннолетия — двадцать пять. Наши руководители, конечно, бесконечно далеки от народа, но они ведь не изуверы.
        Ну да. Ведь то, что они делают, это так гуманно. С кого бы содрать компенсацию за моральный ущерб?
        Олег сел так резко, что чуть не врезался в меня лбом. Беспорядочно моргая, он потер лицо руками. Подергал себя за уши. Почавкал. А потом глянул на меня и вскрикнул.
        — Эт че такое?  — спросил он, тыкая дрожащим пальцем в сторону моей головы. Судя по всему, договор наградил Олега тем же количеством опыта, что было у меня на момент его заключения. Наши уровни равны, а это значит…. Минуточку!
        — Ты видишь эту хрень?  — спросил я. А как же, ну, Луна? Бонус? Вот тебе и скрытность.
        — У тебя над головой, как бы, светящаяся полоса.  — пробормотал Олег.
        — Это, друг мой, плашки с именами.  — я протянул ему руку и помог подняться.  — Привыкай, теперь они будут у каждого встречного.
        — Твою ж через коромысло…
        — Не говори. Это ты еще системные сообщения не читал.
        Олег едва не упал обратно. Вытянул руки вперед и пробормотал.  — Это мне так плохо, или мы едем по сельской дороге?  — битву с эскадрильей невидимых вертолетов он проигрывал. Пришлось ловить.
        — Тише, тише. Тебе лучше присесть. Сейчас должно стать легче.  — рано или поздно, его отпустит.
        — Охренеть!  — бормотал Олег.  — Это все правда! Охренеть! Сила… Энергия… А это что? Магазин! Ну елы…
        Мой новый напарник шевелил глазами, пытаясь читать все то, что вывалила на него система. В первый раз и для меня все это было дико непривычно. А я ведь жил с табличками почти всю жизнь. Даже представить не могу, о чем он сейчас думает. Да я и в принципе не всегда понимаю, о чем Олег думает, а тут…
        — Артур, если ты не хочешь, чтобы он запорол себе прокачку, самое время отобрать у мальчика спички.  — ментальный пинок от моего невидимого наставника.
        — Олег, Олег!  — я пощелкал пальцами у парня перед глазами.  — Соберись. У тебя есть свободные пункты. Не смей ничего тратить. Тратить за тебя буду я. Сейчас, я попрошу тебя вступить в партию, и ты согласишься.
        — Я уже вступил в ЛДПР, в университете…  — сказал он, отмахиваясь от меня как от назойливой мухи.
        — Избавь меня от таких интимных подробностей.  — я послал мысленный сигнал, приглашая нового агента в свой отряд.  — Ты должен осознанно сказать «да».
        — Да согласен я, согласен на все!  — Олег тянул руки к надписям, которых там на самом деле не было.
        — Эх, Ким.  — не унимался внутренний голос.  — Взял ты парня в оборот.
        — Я предупреждал, это очень плохая идея. Нужно было подождать и найти кого-то более сдержанного.
        — Ничего, я верю, что ты справишься с воспитательной работой, Артур! Ты ведь просто мастер-манипулятор, как я и говорил. Ничего так и не сказал бедной девушке. Думаешь, она поварится в своих мыслях и вернется?
        Это сейчас здесь причем? Я не говорю, что он не прав, но у нас вроде как, другие вопросы на повестке дня. Тоже мне, манипулятора нашел.
        — А я-то думал, что я мешок с песком.  — огрызнулся я.
        Передо мной открылось меню Олега. Когда Вика присоединялась, она уже истратила все, что у нее было. Поэтому, в ее характеристиках мне делать было нечего. Но сейчас, как лидер партии, я имел полное право распоряжаться путем, по которому пойдет Олег.
        Чисто технически, я должен был испытывать какие-то угрызения совести по этому поводу. Но если я скажу, что испытывал их, я ведь совру. А это относительно честный пересказ моей биографии.
        Шесть пунктов. Четыре за обычное повышение уровня и два за вирд. От двух единичек вирда ничего страшного не произойдет. У меня самого их больше.
        Один пункт потратил на Волю, чисто для увеличения стабильности в голове. Еще один на Выносливость — Олег обязательно получит по морде, и очень желательно, чтобы он при этом не откинул копыта. Оставшиеся четыре в Энергию.

        44 — Напарник (6)

        Раз уж мой товарищ верит в черную магию и оккультизм, я посчитал, что вполне разумно заставить его колдовать. А что? Глазастая образина своими слабенькими огненными шарами пробивала бетонные стены, а ледяная кукла вообще была непобедима, пока не пришел дядя Миша.
        Прокаченный маг вполне мог стать тем преимуществом, которого мне так не хватало. К тому же, со своими безумными глазами и бородой, Олег и так походил на волшебника с картинки «Что за хрень я сейчас колдую?».
        Ну и главная причина. У меня была только волшебная печать, не было денег на другую, и я еще не совсем сумасшедший, чтобы отправлять его в бой с голыми руками.
        Другое дело, если бы он был адептом магической школы бодибилдинга и регулярно посещал гильдию… Вот тогда был бы другой разговор. Таким никакая магия не нужна, кроме заклинания «Удар в рыло».
        А так, только магия, дальний бой и навыки тактических отступлений.
        — Ты как там, жив?  — спросил я у Олега, когда тот более или менее успокоился. К несчастью для него, парня ожидала еще одна встряска.
        — Фух. Я как-то раз пил с одной девчонкой абсент у нее на квартире. Думал, что так херово мне никогда не было и не будет. Ты пипец как расширяешь мои горизонты.
        — Ну прости. Не думал я, что все будет именно так. Мы пробуждение переносили гораздо легче.
        — Пробуждение…  — Олег скривился.  — Я чего-то не чувствую себя пробужденным. В том плане, что я не обрел ясность мысли, не отрекся от мирских благ, истину не постиг. Вроде. Обычно, духовное пробуждение подразумевает такие вещи. На самом деле, я жутко хочу жрать и у меня чешется зад.
        — У нас с тобой просто разные представления о пробуждении.  — я хлопнул его по плечу.  — Скоро ты со всем свыкнешься.
        — Жаль. На секунду я подумал, что резко поумнею. Ну, знаешь, как в книжках про культивацию духовной энергии. Или стану как новый Шерлок.
        Терпеть не могу этот сериал.
        — Не жди, что в твоей жизни что-то резко изменится.  — сказал я.  — Пока что, ты всего лишь стал агентом.
        — Даа…  — протянул он.  — Я тут повсюду вижу это слово… Амаравати. Но это ведь всего лишь одно из названий Нирваны, разве нет?  — он задумался.
        — В смысле?  — спросил я, уже зная, что меня ждет. Олег собрался толкнуть метафизическую речь.
        — Это странно. Нирвана не может иметь конкретной формы. Потому что, когда ты представляешь нечто конкретное, ты отдаляешься от самой идеи. А тут, как бы, целый мир, с весьма определенной формой, и я…  — отдаляться — весьма подходящее слово. Олег начинал растекаться мыслью по древу и терять нить повествования.
        — Послушай меня, Олег.  — надо прервать его, пока еще не слишком поздно.  — Я уже сказал Вике, и тебе скажу. Размышлять о природе нашей работы — опасно для психического здоровья. Лучше держи это.  — я протянул ему печать.
        — Ух ты!  — сказал он, аккуратно взяв пластинку в руки.  — Я смотрю на нее, и в голове как будто справка всплывает! Офигеть!  — спустя пару секунд, он скорчил недовольную морду.  — Только, я все равно ничего не понял.
        — Сейчас ты ее сломаешь и получишь какую-нибудь способность. Я не знаю какую, потому что, можно лишь планировать общее развитие. Все остальное за тебя уже решили.
        — Ну ладно,  — Олег стремительно разломил печать.
        — Стой! Будет очень…!  — только успел сказать я.
        Глаза Олега расширились. Он слегка наклонился вперед, дернулся, а затем из его раскрытого рта хлынул поток мутной воды. Будто пожарный насос качал воду из болота. В человеческом теле определенно не может быть столько жидкости.
        Готов поклясться, что видел в этом потоке пару лягушек, хотя изо всех сил старался не смотреть, а главное, не попасть под него. Олега всего перекосило, и он начал заливать стены и потолок. Я уже волновался, что зря использовал пункты Вирда, и мой новый напарник сейчас опустеет. Прямо как та тварь из подворотни.
        Но этого не произошло. Поток иссяк, так же внезапно, как и появился. Огромная лужа на полу закипела, вспенилась и тоже очень быстро испарилась. А Олег повалился на бок, изо всех сил пытаясь вдохнуть как можно больше воздуха.
        — Тяжелый сегодня у парня день.  — сказал Дурак.
        — Путь истинной магии и не должен быть легким.  — ответил я, морщась от наблюдаемых страданий. Думаю, на сегодня потрясений хватит.
        — Ты меня в гроб загнать решил…?  — Олег постоянно хватался за горло. Эта минута в роли фонтана не прошла для его организма бесследно.
        — Могу только сказать, что дальше больно не будет вообще.
        — Меня будто в разные стороны разрывает.  — ворчал он.
        — И к этому привыкнешь.
        Олег встал, огляделся. Повернулся лицом к столику у дальней стены.  — Странно чувство,  — сказал он, протягивая руку.  — Как вибрация на кончиках пальцев. И там… Словно я уже знаю, как все это работает.
        Он растопырил пятерню. Кружка, стоявшая на том столике звякнула, подвинулась поближе к краю. Олег выдохнул, закрыл глаза, сдвинул брови.
        Кружка подпрыгнула. Ее содержимое (кажется, это был крепкий чай) тоже подпрыгнуло, став невесомой каплей, кружившейся в полуметре над столом.
        Олег напрягся еще сильнее. У него вздулись вены на лбу. Капля довольно быстро пересекла помещение и зависла, едва касаясь его ладони, прежде чем закипеть и полностью испариться.
        Парень устало опустил руки, и посмотрел на меня одновременно восторженным и напуганным взглядом.  — Колдовство?
        — Колдовство.  — кивнул я.

        45 — Лог (4)

        Человек Артур Ким (The Fool)  — Уровень 7
        Сила: 4/Выносливость:8/Скорость:3/Энергия:1/Воля:2
        Низкие показатели для агента.
        Пунктов Улучшения: 0
        Печати: Адепт (1)
        Тотем: Ярко пылающий тотем (1)
        Вирд: 0 (потрачено: 3)
        Пунктов Вирда: 3
        Карт открыто: 4/22
        Договор Освященной Платины
        Договор Солнца и Луны
        Способности
        — КРОВНЫЕ УЗЫ —
        — ШЕСТЬ СОТЕН ЗВЕЗД —

        Повышен уровень связи с картой: Луна (The Moon).
        Текущий уровень:

        К ранее полученным бонусам добавлены следующие:

        Постоянный 5 % бонус ко всему получаемому опыту.
        Игрок игнорирует два уровня Вирда.

        Человек Олег Красильников — Уровень 6
        Сила: 1/Выносливость:2/Скорость:2/Энергия:5/Воля:2
        Низкие показатели для агента.
        Пунктов Улучшения: 0
        Печати: Волны (1)
        Тотем: нет
        Вирд: 0 (потрачено: 2)
        Пунктов Вирда: 2

        Договор кипящей реки

        Игрок получает возможность мгновенно нагреть воду до точки кипения. Не распространяется на другие жидкости, в том числе, телесные. Радиус действия: 6 метров.
        Обязательство: Игрок не имеет права употреблять жидкости с температурой выше шести градусов.
        Длительность: 56 дней
        Наказание: Повышение температуры тела на пять градусов в течение шести часов.

        Способности
        — ВОДОВОРОТ СОБЫТИЙ —

        Игрок получает возможность призывать жидкую воду с элементального плана воды. Для этого может быть использован любой рукотворный сосуд. Количество воды определяется размерами сосуда и показателем энергии игрока.

        46 — Сила

        После памятного вечера на складе, нас ожидали полторы недели покоя. Аномалии появились всего пару раз, да и не было в них ничего серьезного: только заблудившиеся животные. Никаких больше разрушенных городов, беглецов и кукол. А потом, игра вообще затихла.
        Я наслаждался спокойствием, культурно развивался. Проводил время с сестрой.
        Олег целыми днями сидел в интернете, пытаясь раскопать сведения об Амаравати, Стигме и агентах. Безуспешно. Наши коллеги действительно хорошо прятались. Возможно, Вика попала точно в цель со своим предположением. Кто-то очень влиятельный знал о происходящем, и прикладывал все усилия, чтобы информация не просочилась. А если утечки происходили, то они высмеивались и растворялись в общем потоке данных.
        Иногда, в моменты тишины и одиночества, рука тянулась к телефону, в стремлении позвонить ей. Но наши руки не для скуки, а лишний раз злить Вику было бы неразумно.
        Раз уж у меня появилось свободное время, я решил воспользоваться советом Дурака, и посетить качалку. Нужно держать себя в форме всегда, даже если ты не секретный боец с тварями из другого измерения. Я бы даже сказал, особенно если ты не такой.
        Всякие учебники по саморазвитию, написанные людьми, которые поднялись в девяностых на продаже пуховиков из Китая, утверждают, что поход в спортзал — какой-то священный обряд, и он даже из самого аморфного рохли сделает молодого и эффективного лидера, научит быть уверенным, сражать женсчин одним взглядом, ходить по воде и превращаться в барсука-медоеда.
        Ну, то есть, все то, чего Олег ожидает от пробуждения: быстрые и легкие перемены к лучшему. Только у нас, шанс превращения в барсука раз в семьдесят выше.
        Спортзал находился совсем рядом с домом. Нужно было только спуститься с горки и пересечь транспортную развязку. Здесь, между высотками было зажато невысокое кирпичное строение. На стене художник изобразил здоровенного, мускулистого ягуара на капоте одноименной машины. Под колесами змеилась вычурная надпись.
        «Воин-ягуар: фитнес-клуб»
        Пафос и неуемный китч. Ничего другого от районной качалки, чуть более элитной чем подвал с турниками и штангой, я не ожидал. Но мы ведь сюда не на картинки смотреть пришли, правда?
        Мы пришли сюда смотреть на толпу потных людей, слушать европоп (ну, или тяжелый металл) и, между делом, укреплять свое здоровье.
        После довольно занудной процедуры записи, я наконец дорвался до спортивного инвентаря. И тут же осознал, что понятия не имею, на кой предмет сюда пришел. Мне нужно было укреплять свою жалкую тушку, но вот как именно укреплять? Все эти разнообразные тренажеры, программы подготовки, режимы питания… Если честно, раньше я не ходил в зал именно поэтому. И так голова как дом советов, еще и здесь кучу информации зубрить.
        Здесь было полно зеркал, и куда бы я не посмотрел, видел улыбающегося Дурака, свисавшего с моих плеч, словно хвостатый рюкзак. Косматое чудище улыбалось во все четыре ряда зубов и показывало мне одобрительные жесты.
        Я сделал несколько упражнений с гантелями, побегал на дорожке. Но в целом, бродил по залу как неприкаянный. Видимо, это было очень заметно.
        — Артур! Артур!  — завелся внутренний голос.  — Потрясная чувиха на четырнадцать часов! Идет в нашу сторону!
        Я обернулся, и увидел девушку. Она действительно шла прямо ко мне.
        — Давай, Ким! Не смей опозорить нас перед фитоняшей!  — вопило чудище.
        Я-то думал, что у Вики спортивная фигура, но в сравнении с этой амазонкой, КМС Дальнего Востока по стрельбе из лука могла идти отдыхать. У девушки была прекрасная фигура, а такого пресса я даже у мужиков не видел. При этом роста в ней было полтора метра от силы. Черные, с красноватым оттенком волосы заплетены в косу, чем-то напоминавшую такую же у моего невидимого друга. Кожа загорелая. Не вылезает из солярия. Все левое предплечье покрывает татуировка в виде пламени, а между лопатками изображена львиная морда со шрамом.
        Самое главное, над головой вращается карта. Наш человек.
        — Первый раз здесь?  — доброжелательно спросила девушка, прервав мои размышления.
        — Вроде того.  — ответил я, потерев рукой затылок.  — Недавно переехал. Вот, решил заняться собой.
        — Похвально.  — улыбнулась она.  — Новичка сразу видно по тому, как он бродит от снаряда к снаряду. И пьет воду из кулера.
        — В смысле?  — не понял я.
        — Мы ее наливаем из-под крана.  — она привстала на носочки, и шепнула мне на ухо.
        Вот тебе и укрепление здоровья!
        — Пфф.  — фыркнула девушка.  — Я шучу. Услуги персонального тренера не интересуют?
        — Я похож на человека, которому нужен персональный тренер?  — спросил я, и тут же ответил.  — Да, похож. Я здесь уже час, но все еще брожу в потемках, как потерянный лосенок.
        По крайней мере, ее моя штука рассмешила.
        — Вы как, мужчин или женщин предпочитаете?  — она мило улыбнулась.
        Ничего себе вопросики.
        — А я предупреждал,  — сказал Дурак.  — Ты слишком много времени уделяешь укладке волос.
        — Я имею в виду, в качестве тренера.  — а девчуля любит шутки шутить. Мне в последнее время везет на юмористок.
        — Да мне, как-то, не принципиально.  — сказал я.  — Главное, чтобы человек свое дело знал.
        — В таком случае, пойдемте подпишем договор.  — она протянула мне руку.  — Я эксклюзивный тренер, работаю только в этом зале по вторникам, средам и субботам. Меня Саша зовут.
        — Артур.  — я ответил на рукопожатие.
        Разблокирована карта: Сила
        «Вопрошающему приходится сдерживать отрицательные порывы — ревность, гнев, недоброжелательность, и стараться направить свою эмоциональную энергию в положительное русло, преодолевая препятствия на пути к счастью.».
        Данная карта дает бонусы к физическим характеристикам, укрепляет организм.
        Уровень связи: 1
        Ценность каждой единицы в показателе Выносливости увеличивается на 0.3.

        47 — Беглец (8)

        Совсем молодой парень. Учится в Федеральном университете. Снимает однушку на Чуркине. Встречается с симпатичной девушкой. Даже не подозревает, что по его следам идет охреневший от боли крысоогр.
        Когда квест с беглецом снова активировался, мы были готовы. С самого утра, мы с Олегом хвостом ходили за этим пацаном, а сейчас сидели в машине напротив ресторана, куда он повел свою барышню.
        Мой напарник каждые пять минут чихал и сморкался. Договор заставлял его пить только охлажденные напитки, из-за чего Олег постоянно был в соплях или валялся с температурой. А если он нарушал обязательства, то все равно валялся, сжимая градусник подмышкой. Такое ощущение, будто игра над ним издевалась, за упорное стремление выведать ее секреты.
        — И чего, вот так и будем за ним таскаться?  — спросил Олег.
        — Сегодня, да.  — беглец обязательно нападет. Он подошел слишком близко. Стоит этому парнишке оказаться одному в темном месте, и тогда…  — Пойдем за ним. Будем дежурить около квартиры. Если что, вломимся.
        — Хорошо, что я подготовился.  — напарник вытащил с заднего сидения сумку и достал оттуда ушастую маску лисы.  — Для конспирации. В Японии купил, как знал, что пригодится. Чтобы, если вламываться, никто потом не опознал.
        — Надеюсь, до этого не дойдет и мы перехватим его на нейтральной территории.
        Но Олег все равно надел маску, которая сделала его похожим на сильно опустившегося по социальной лестнице кумихо. Так и живем.
        Тем временем, парень с девушкой заказали десерт. Похоже, они не собирались уходить. На дворе стояла поздняя осень, в восемь часов уже стемнело. Вечер буднего дня. Промозглый ветер разогнал большую часть людей по домам. Значит, кроме редких прохожих, на улицах почти никого не будет. Нам нельзя было и на секунду терять двойника из вида.
        — Есть такая легенда,  — сказал Олег.  — Про то, как эльфы похищают детей и уносят в свою страну. А вместо них, оставляют подменышей, сделанных из хвороста из глины. Или такого же эльфа, только старого.
        — Ты это к чему?
        — Представь, что ты вот такой вот подменыш. Только не знаешь об этом.
        — Аа. Я тоже об этом думал.
        — Когда этот ребенок вырастает, он сбегает от эльфов и хочет вернуться домой. Но его место уже занято. Совсем как у нашего беглеца. Может, эти легенды и появились из-за таких беглецов.
        — Ну, не знаю. По моим источникам, в нашем мире игра действует не так уж и долго.
        — Или, эльфы хотят, чтобы ты так считал.  — сказал Олег.
        — Интересная мысль,  — подумал я.
        — Нашел, кого слушать.  — буркнул Дурак.
        …
        Не прошло и трех часов, как Элвис, наконец, покинул здание. Придерживая свою подругу за талию, парень направился в сторону своего дома. Дорога займет у него минут двадцать, в лучшем случае. Мы медленно поехали за ним.
        — А давай его схватим!  — предложил Олег. Его накрыл очередной приступ идей.
        — Зачем?  — хмуро спросил я.
        — Отвезем на какой-нибудь пустырь. Привяжем к столбу. Беглец придет за ним, и там-то мы его…
        — Какой ты добрый, Олег. Я прямо не могу.  — не, идея-то неплохая. Но доводов против слишком уж много. Во-первых, свидетель в лице девушки, с которой наш объект явно не собирается расставаться. Во-вторых, не буду я никого похищать, охренели что ли?
        — Скрытность в приоритете.  — сказал я.  — Девчонка полицию вызовет, что делать будем? Как в прошлый раз не получится. Смотри в оба. Перехватим этого урода, и парня вообще трогать не придется.
        — Так давай их обоих схватим!  — предложил Олег.  — Я вон и веревки приготовил, с магазина взял.
        Не того агента назвали дураком, ох не того…
        — Да не будем мы никого хватать, угомонись уже!
        — Ну ладно, я как лучше хотел.  — разочарованно сказал напарник, приподнял маску и отпил из большой оранжевой кружки, которую сегодня просто не выпускал из рук. На ее боку светилась вычурная синяя руна.
        Заметив мой удивленный взгляд, он сказал.  — Здорово, правда? Я прокачал ее на восстановление духовной энергии, чтобы не так сильно уставать.  — Олег наклонил кружку на бок, и вытащил из нее большой водяной шар. Этот снаряд он выбросил из открытого окна машины. Вода с грохотом врезалась в дерево.
        Парень с девушкой оглянулись, увидели странную машину с водителем в лисьей маске и пошли чуть быстрее.
        — Молодец, чо…  — вздохнул я. Мало того, что он кружкой собрался воевать, так еще и…
        Я не успел закончить мысль. Девчонка закричала. Какой-то большой темный ком скатился с холма и преградил им дорогу.
        — Наш выход!  — крикнул я, выскакивая из машины. Олег рванул прямо за мной.
        Белесая ручища схватила парня за голову. Во внешности беглеца что-то изменилось, а еще он где-то набрал два уровня, но у меня не было времени разглядывать мерзавца. В любой момент, он мог пропустить через свою жертву разряд.
        С разбега, я протаранил его щитом и заставил выпустить добычу. Парень шлепнулся задницей об асфальт. Не давая беглецу отдышаться, я ударил его молотом по роже. С другой стороны, в эту отвратительную харю прилетел кипящий водяной шар. Монстр завизжал. От него морды пошел пар, а розовые мясистые жабры на шее вспучились.
        Закрываясь от встречного удара щитом, я задумался: с каких это пор у гребаных крыс есть жабры?

        48 — Беглец (9)

        Родная мама не узнала бы этого парня.
        Две недели назад, у него было гораздо больше шерсти, не было жабр и перепонок на руках. А самое замечательное, все раны, которые я успел ему нанести в прошлый раз, пропали, будто их и не было. Это вообще как? Даже если ты наполовину крыса, пуля из травмата должна была выбить тебе глаз. Но вот они, глазоньки. Все на месте.
        Ожоги от кипятка исчезали так же быстро, как и появлялись. Кожа принимала обычный (для него) серо-розовый оттенок.
        — Он зря времени не терял,  — сказал я. Когти монстра ударили по щиту, и на асфальт посыпались яркие искры.
        — Да быть такого не может!  — крикнул Дурак.  — Негде ему было так прокачаться! Негде, говорю тебе, Артур.
        — И тем не менее!
        Напуганная девчонка уже была в метрах ста от нас. Она бежала не разбирая дороги, даже юбку не поправила. Это даже к лучшему. В смысле, что она в безопасности, а не вот это вот. Монстр не станет специально преследовать ее. А вот ее парня…
        Тут с одной стороны территория завода, с другой какая-то свалка. Дальше порт, а в другую сторону — старый добрый пустырь, где меня чуть не убили. Мы даже с маркером их будет там всю ночь искать.
        Двойник может и хотел бы догнать свою спутницу, но Олег вовремя поставил ему подножку. Парень растянулся на дороге.
        — Следи там за ним!  — сказал я напарнику, и вновь перешел в наступление, успешно загораживая беглецу путь. Ну, как, успешно… Мне удалось сломать ему нос и занести руку для второго удара, прежде чем он завопил и снова применил свою электрическую хрень. Наши щиты столкнулись. Я не упал, но был вынужден отойти. Через все тело прошла волна энергии.
        Спасибо таинственному доброжелателю за вечернее сопротивление стихиям. Иначе, меня хватил бы удар.
        Тяжелые кулаки вновь обрушились на щит. Разбитое в кровь лицо монстра уже заросло. Даже синяк стремительно бледнел.
        — Елки-палки, Артур, где он раздобыл такую регенерацию?!  — паниковал внутренний голос.  — Она же раз в десять круче, чем твоя!
        — Меня спрашиваешь?! Ты же у нас эксперт!
        — Да, но такого быть не должно… Не должно говорю тебе! Он не мог так прокачаться на людях. Пришлось бы убить человек девятьсот. Думаю, мы бы такое заметили!
        — Ну, знаешь, сколько народа просто вот так пропадает…  — шли девчонки через железнодорожные пути. Три успели, а одна осталась стоять. Поезд проехал, а ее как ветром сдуло. Так и не нашли.
        — Ким, пригнись!  — Олег очень быстро оказался у меня за спиной. Услышав его, я превратился в черепаху — резко сел на корточки закрывшись щитом сверху. Сейчас, мне не было видно, что делает Олег, но я мог догадаться. Этот прием он придумал на досуге, тренируясь в гараже. А потом, пришел отец и возмущался, какого хрена со стены слезла вся краска.
        Он брал кружку (в то время обычную, без рун и украшательств), прикладывал руку к донышку и шпарил кипятком, как из шланга. Не так я себе представлял магию воды, короче. Но она работала! И в этот раз бы сработала, если бы эта сволочь каждую секунду не лечилась.
        Беглец отстранился. Ожоги даже не успевали пузыриться на зарастающей коже. Желтая полоса пронеслась у меня перед глазами. Если бы Олег сам не рухнул на спину, электрическое копье прилетело бы ему прямо в шею.
        А так он оказался на одном уровне с охреневавшим двойником.
        — Тебя как звать?  — невозмутимо спросил напарник.
        — Я-ярослав.  — пробормотал парень.
        — Ты только никуда не уходи, окей?
        Беглец перескочил через меня. Точнее, хотел.
        Ибо, именно в то мгновение на меня снизошло озарение. Черт его знает, что это было на самом деле — сейчас уже и не скажешь. Может, интуиция сработала. А может, и внезапный приступ шизофрении. Или же, те силы, с которыми я заключил договор, ломая печать, решили подсказать мне путь.
        Какой-то голос. Другой, не Дурак. Я его даже не слышал, но знал, что он есть. Просто слова и инструкции сами появились у меня в голове. Вспышка в сознании, и я уже знал, что делать.
        Сам я ничего этого не видел. Двигался, как заговоренный, на автомате. Уже потом, Олег мне расскажет, как все было.
        По его словам, у меня выросло еще три или четыре правых руки. Не взаправду, конечно. Я начал двигаться так быстро и технично, что глаза напарника за мной не поспевали.
        Удары молота, словно светящиеся кометы с длинными хвостами, практически одновременно вонзились в тело беглеца, пока он был еще в воздухе. Кровь хлынула вниз. Олегу пришлось закрыться рукой от летящих осколков зубов и костей.
        Я убрал щит, схватился за кувалду двумя руками и встретил врага на подлете, когда тот уже падал. Один удар, но я вложил в него всю силу. Беглец перелетел через дорогу, снес спиной старую ржавую башню, и рухнул куда-то в гору металлолома.
        И лишь тогда меня отпустило.
        — Чего-то я забыл, что хотел сказать.  — произнес Дурак.  — А, блин, Ким. Кукла! Он сожрал куклу! Иначе никак…!
        Я не понимал ни слова. Руки опустились сами, экипировка исчезла. Меня чуть не вывернуло наизнанку.
        — Охренеть!  — Олег уже бежал ко мне, размахивая кружкой.  — Ким, да ты просто… ты, ух! Просто ух!
        Ярослав подошел на негнущихся ногах. Наверное, хотел что-то спросить. Что-то вроде «пацаны, а вы вообще, кто?» или «чего это сейчас за хренотень была?» или «зачем вы спугнули барышню?!!». Но ничего спросить ему не удалось.
        Беглец перескочил через забор, совершенно целехонький. Без единой царапинки.

        49 — Беглец (10)

        Олег поторопился ухать. Вот это точно.
        Невесть откуда взявшаяся регенерация тканей свела мою ультимативную атаку на нет. Я так думаю, что это был супер-прием, потому что после него, я почувствовал себя распоследним сухофруктом и пожелал проследовать в компот прямо на месте.
        — Там, в санатории…  — Дурак почему-то тоже тяжело дышал.  — Мы могли опоздать. Одна из кукол ушла далеко, и перестала учитываться системой. Такого быть не должно, но есть очень маленькая вероятность. А наш клиент встретил ее в какой-нибудь подворотне, убил, и слопал выпавший лут.
        — Друг мой.  — ответил я.  — Мне вообще плевать, с чего он так прокачался. Жить-то теперь как?
        — Не стоим, пацаны, не стоим!  — Олег тряс нас с Ярославом за плечи.  — Шевелим булками!
        Нам действительно пора сваливать. Этот раунд мы выигрываем только по очкам. Кое-как, я взял себя в руки и мы побежали к машине, а за нами мчался искрящийся трактор. Он и тогда был здоровый, а теперь вообще больше напоминал гориллу, а не крысу.
        — А, я… чего — промямлил Ярик, но Олег крепко держал его.
        — А ты едешь с нами, если жить хочешь!  — рявкнул напарник, одновременно отстреливаясь от врага кружкой, чтобы хоть как-то его задержать.
        От слабости, у меня кружилась голова, что вместе с общей абсурдностью ситуации только усиливало атмосферу алкогольного бреда.
        Закинув Ярика на заднее сидение, Олег прыгнул за руль. По законам жанра, тачка сейчас не должна была завестись, но она все же не подвела. Даже когда беглец рухнул своей тушей на капот и пробил стекло.
        Я извернулся, пытаясь вытолкнуть его ногой, пока он хорошенько нас не долбанул током.
        — Гони, епт!  — крикнул двойник, постепенно втягиваясь в происходящее веселье.
        — А я что делаю?!
        Мы набирали скорость, при этом резко виляя. Я с ужасом подумал, что будет, если сейчас кто-то другой попытается проехать по этой дороге. Мало того, что Олег ехал словно пьяный олень с мешком картошки на капоте, это представление наверняка бы оказалось на ютубе. В серии «Дичь от русских водителей».
        Беглец никак не хотел падать, несмотря на мои пинки, и крутой кипяток, что Олег лил ему прямо на морду.
        — Семена, Артур! Семена!  — орал Дурак.
        — Какие еще нахрен семена?!
        — Из кукол, Ким! Там должна быть эта хрень, она очень часто выпадает!
        Да что он несет? Свободной рукой, я порылся в кармане и действительно нащупал круглые семечки, похожие на большие арбузные косточки.
        Косточка пламенного фрукта
        + 20 % опыта в течение часа. Эффект поглощения огня на 5 минут. Уязвимость к Воде на 5 минут.
        — Это не то! Другую ищи, белую!
        — Как я тебе ее найду?! У меня нет глаз на пальцах!
        Дергаясь, как припадочные, мы не позволяли беглецу набрать заряд. Но это не мешало ему кусаться. Мерзавец вцепился мне в лодыжку и не отпускал, пока я не раздробил ему верхнюю челюсть, что все равно тут же стала как новенькая.
        Семечко бред-травы
        + 2 к связи с Печатью Разума. Призывает трех галлюцигений.
        — Не это!
        Зернышко двойной тени
        Удваивает эффекты следующей атаки.
        — И не это!
        А мы все ускорялись, направляясь в сторону объездной дороги. Скоро, будем проезжать мимо дома Вики, и если повезет, она понатыкает беглецу в задницу стрел, стоя на своем балконе. Размечтался, Ким. Можно подумать, что кто-то оставит для тебя такое пианино в кустиках.
        Наконец, я достал из кармана продолговатое зернышко, похожее на большую рисинку.
        Семечко древа Чистоты
        На две минуты отключает все эффекты Печатей, Тотемов и Вирда.
        — Вот оно, Артур! Давай быстрее!
        — Да что ты от меня хочешь?!
        — Блин, ну какой ты тупой! Суй это зерно в пасть его поганую, только резче!
        Не представляю, что должно было произойти, но хуже точно стать не могло. Беглец зашипел, и я метнул зернышко прямо в раскрытый рот. Монстр захлопнул варежку. Вытаращенные глаза налились кровью.
        А затем, он начал сдуваться. Исчезали шерсть, уши, чешуя. Выпадали острые кривые зубы, а на их месте появлялись вполне обычные. Жабры затянулись. Электрические искры потухли.
        Раз, и на капоте машины Олега барахтался еще один Ярослав. Только тощий, бледный и с фиолетовыми пятнами на роже.
        Беглец и двойник смотрели друг на друга. Один дрожал и чуть не плакал. Другой был глубоко шокирован. Напарник прервал эту затянувшуюся паузу. Он резко затормозил.
        Временно ставший человеком монстр перелетел через крышу и кубарем покатился по дороге. Впрочем, он очень быстро поднялся, и побежал в сторону леса.
        Мы могли догнать его и добить. Но, тридцать секунд уже были потеряны. Если за полторы минуты мы не управимся, он снова станет неубиваемым чудищем. И вот тогда, нам жопа.
        Я толкнул Олега в бок.
        — Погнали отсюда, только быстро.
        — Ну так, в смысле…?
        — Дохлый номер. Погнали, пока он не вернулся.
        Напарник пожал плечами.  — Ладно. Вам виднее, тащ командир. Куда?
        Было только одно место, где мы могли бы спрятаться сами и защитить Ярослава. К сожалению, если бы мы поехали туда, у меня возникли бы некоторые трудности. Очень большие трудности, чего уж там. И я даже не представлял, как их решать.
        Вдох. Выдох. Времени размышлять нет. Сейчас он очухается и догонит нас. Бегает эта сволочь быстро.
        — Сейчас по объездной едешь до Снеговой пади. Там развернемся, и поедем прямо ко мне.

        50 — Верховная жрица (2)

        Я отправил Олега и нашего нового друга на кухню. У нас дома были чай, мед и лепешки. Этого достаточно, чтобы успокоить нервы. Кроме того, напарник пообещал взять на себя очень тяжелую задачу — объяснить Ярославу ситуацию, и почему у монстра была его физиономия.
        Тут я могу ему полностью доверять. Нет в моем окружении больше никого, кто с таким упоением умеет рассказывать совершенно бредовые вещи.
        — С твоим другом все нормально?  — Алиса присела на мою кровать. Вид у нее был обеспокоенный.
        — Его даже не задело.
        За неимением нормального антисептика, пришлось залить раны на ноге корвалолом. Так себе средство, но спирт есть спирт. В родных стенах, дырки от зубов беглеца быстро рубцевались.
        — Так что случилось?  — спросила сестра.
        — На парня напали. Он с девушкой шел, а эти раз и налетели. Мы с Олегом мимо шли, и как-то, одно за другое зацепилось…
        — Складно.  — сказал Дурак.
        — А с тобой-то что?  — она указала на мою ногу.
        — У этих козлов была собака. Цапнула меня.
        — Тебе бы в травму. Анализ крови, уколы, все дела.
        — Обойдусь. Уверен, она была не бешеная. Просто кусачая.
        — Как знаешь.
        Алиса подвинулась ближе. Положила мне голову на плечо.
        — От тебя дымом пахнет.
        Еще бы. Электроатаки беглеца прожгли несколько дырок в моем плаще.
        — Это пацаны курили, а я рядом стоял.  — ответил я.
        — …смекаешь? Элементаль кипятка!  — из спальни не было слышно, что происходит на кухне, но иногда Олег слишком увлекался и до нас доносились вырванные из контекста фразы.
        — Вы когда дрались, Олег тоже был в маске лисы? Или он ее потом одел?  — хмыкнула она. Ну блин, мужик! Своими причудами мне всю складную картину сломал.
        — Артур, ты ничего не хочешь мне рассказать?
        Черт. Черт, черт, черт.
        Но, а чего я ожидал? Можно бегать по ночам с молотком. Пропадать до утра. Возвращаться побитым. Куда-то ездить на дорогущей машине. В итоге привести домой контуженого парня и своего коллегу по работе, в маске кумихо и со светящейся кружкой.
        Рано или поздно, концентрация странности должна была достичь критического уровня.
        — Хочу. Только давай не сейчас. У меня есть еще одно важное дело с которым надо разобраться. Как только, так сразу.
        А она поверит? Нет, тут более важный вопрос. Я вообще имею право ей рассказывать.
        — Она член семьи.  — пояснил Дурак.  — А еще, она твой конфидант, если можно так выразиться. Со стороны игры, ничего страшного не произойдет, если ты вдруг ей расскажешь. Но учти, даже если ты ей доверяешь, не факт, что она верит тебе так же сильно.
        О том и речь.
        Кроме Алисы, у меня семьи нет. Отец и брат там, в Питере. Нафиг я им не сдался. Мама и ее муж знать меня не желают. Единственный человек, который здесь ко мне хорошо относится, это сестра.
        Олег — сам по себе тот еще фрукт. У нас общее дело. Два общих дела. Но и только.
        Про Вику вообще молчу.
        Сейчас я обрушу на Алису эти прекрасные истории про игру из другого измерения, и даст она мне пинка из дома. Вот чего мне не хотелось, так это злоупотреблять ее гостеприимством. Кто я для нее? Ненормальный сводный брат, которому некуда идти.
        — Знаешь, мне тоже нужно тебе кое-что рассказать.  — Алиса отстранилась, как-то странно посмотрела на меня своими огромными зелеными глазами.  — Но раз уж ты занят…
        — … они выпускают вирус, который стирает все сведения. Я думаю так!  — напарник снова раскричался.
        — Своеобразные у тебя друзья.  — вздохнула Алиса. Она встала, подошла к шкафу. Внутри стояла здоровая коробка, которой еще утром там точно не было. Ну, или я был настолько заспанным, что не заметил.
        — Это что?
        — Вечером приходила твоя девушка вместе с грузчиком. Просила тебе кое-что передать. Редкостная хамка, чтоб ты знал.
        Моя…? Секундочку!
        — Стой, это она тебе так сказала?
        — Это я у нее спросила.  — хмыкнула Алиса.  — После чего, он дико рассвирепела и покраснела как банка с кетчупом.
        — Ну да, похоже на нее.  — сказал я.
        Какого черта Вика делала у меня дома? И что это за коробка?
        — Не подумай ничего. Мы с ней даже не друзья. Так, работали над одним совместным проектом.
        Алиса приподняла бровь и улыбнулась.  — Ну да, ну да. Те знаменитые проекты в области продажи стройматериалов. А ты, оказывается, у меня скромник. На твоем месте, я бы только и делала бы, что хвасталась, если бы заарканила такую ухоженную телочку.
        — Ты дразнишься как пятиклассница.  — сказал я.
        — Я молода душой, Ким. У нас возраст молодежи до сорока пяти лет, если ты не знал.
        Ну-ну.
        — Ты смотрела, что там внутри?
        — Как я могла?  — Алиса картинно открыла рот.  — Это же подарок тебе от дамы. Ты должен открыть его сам, в гордом одиночестве.
        Она приложила палец к губам.  — Учти, судя по звукам, там чугунная ванна. Видимо, я отстала от тенденций в области романтических посылок.
        — Скорее всего, это для работы.  — пояснил я.  — Мне стоит взглянуть.
        — Не буду тебе мешать. Если что, я в своей комнате.  — Алиса подошла и щелкнула меня по носу.  — Кстати, я сегодня взяла работу на дом, поэтому скажи Олегу, чтобы он не орал, будто вещает с броневика.
        — Не думаю, что это возможно.  — скривился я.
        Повышен уровень связи с картой: Верховная жрица (The High Priestess).
        Текущий уровень: 3
        К ранее полученным бонусам добавлен следующий:
        В радиусе ста метров от жилища агента действует поле, уменьшающее характеристики враждебно настроенных элементов на 10 %.

        51 — Шесть Сотен Звезд

        Вытащил коробку на середину комнаты. Не такая уж она и тяжелая, килограмм двадцать максимум. Наверное, Вика не хотела привлекать к себе слишком уж много внимания, таская ее на собственном горбу.
        Я оторвал крышку. Внутри оказался какой-то большой сверток, а сверху — еще одна маленькая коробочка с праздничным бантиком. В ней — вырванный тетрадный листок. Вика могла позвонить мне, либо послать сообщение. Но она решила, что вести себя как школьница из семидесятых будет проще.
        Артур.
        У меня было немного денег на игровом счету, и я решила потратить их с пользой для тебя. Сам знаешь, я не хочу иметь ничего общего с неведомой дрисней, поразившей нас. Но ты не прекратишь этим заниматься, я знаю. Пока тебе не выпустят кишки или не проломят голову.
        Меньшее, что я могу сделать — убедиться, чтобы это произошло как можно позже.
        Считай это моим прощальным подарком. Постарайся не сдохнуть. И спасибо, что попытался помочь.
        P.S Не смей отвечать. Наш уговор в силе.
        — Миленько.  — хмыкнул Дурак.
        Под запиской лежал золотистый цилиндр, толщиной с палец. Его можно было разделить надвое, покрутив составные части в разные стороны.
        Усилитель артефактов (2 заряда).
        Создает связь между предметом экипировки и его владельцем. Необходимый элемент для прокачки артефактов с помощью пунктов улучшения.
        — Это что еще?  — спросил я.
        — Вот тебе справка все объясняет, но ты все равно задаешь вопросы, Артур…  — возмутился внутренний голос.
        — Ну извини. У меня после этой драки голова как Дом Советов. Я не знаю, что там еще за связь с предметами, и зачем мне это нужно. Кстати, я хотел еще кое о чем спросить.
        — Валяй.
        — Что именно я там сделал? Это ведь была очень мощная атака.  — если бы не регенерация, беглец точно бы больше никогда не встал.  — Откуда оно взялось?
        — Как тебе объяснить, Ким…  — он вздохнул.  — Оно всегда было в тебе. Твоя способность это часть твоей души, часть твоей личности. Она навсегда остается внутри.
        — Я не очень понимаю.
        — Все очень просто. Человека формирует опыт. Радости и огорчения. Ты кусок глины, из которого жизнь лепит нечто определенное. Амаравати видит эту форму, видит самую суть. Даже если ты ее не видишь.
        — Можно хотя бы сегодня не говорить загадками?
        — Вспомни, Артур. Вспомни всех тех людей, которые смотрели на тебя свысока. К примеру, когда тебе было шестнадцать, и ты в последний раз сменил в школу. Помнишь того рыжего пацана со сломанным носом?
        — Откуда ты об этом знаешь?  — удивился я.  — Вообще-то, я ему нос и сломал.
        — Я это ты. Ты это я. Мы одно целое, и, если честно, я устал тебе об этом говорить. Так помнишь. Та еще падла. Как там его звали… Коля? Митя? И за что он тебя так возненавидел?
        — Да хрен его знает. Выпендривался просто. И еще, он кажется был немного расист.
        — А помнишь того мужика, который думал, что хочешь увести у него девчонку? Кажется, это было когда ты жил в общаге. Они потом еще вместе собрались и так отлупили тебя, что ты неделю с кровати встать не мог.
        — Товарищ, а к чему мы вообще вспоминаем всех неприятных людей из моего прошлого?
        — Ты сам спросил, я объясняю. Помнишь, как ты злился на них?
        Я пожал плечами.  — Я был молодой и вспыльчивый. Да и сложно не злиться, когда огребаешь ни за что.
        — Да, я знаю, что ты чувствовал.  — голос Дурака будто стал глубже.  — Ты хотел ударить в ответ. Взять какую-нибудь железку, и лупить до тех пор, пока целых костей не останется. Почему ты? За что они лезут именно к тебе? Ты ведь ничего никому не сделал. Всегда пытался жить как нормальные люди, но всегда оставался чужим для них. Даже для собственной семьи. Не многие могут представить, насколько это тебя бесит. И тебя всегда очень хотелось выплеснуть этот гнев.
        — Пфф.  — я стер пот со лба.  — Мне уже не двадцать. Да, я когда-то злился на всех, но это же обычный юношеский максимализм.
        — Ты действительно очень глупый, если думаешь, что этот гнев куда-то девается с возрастом. Вся твоя личность, которую ты показываешь окружающим — непробиваемый щит, иллюзия легкости, открытости. Броня в двадцать пачек маргарина. А под ней, скрывается злость брошенного ребенка. Злость одинокого, уставшего человека, которого социальная изоляция доводит до исступления. Безмолвный крик против несправедливости общества. Вы с этой девчонкой похожи друг на друга сильнее, чем вам кажется.
        — Стремительные, яростные удары дробящие кости и рвущие плоть. Вот что такое «Шесть Сотен Звезд». Иронично, неправда ли?
        — Ты преувеличиваешь…
        — Правда? Как-то уж очень легко ты согласился вступить в бой. Может быть, это потому что игра дает тебе возможность выплеснуть эту боль на чудовищ, которые этого заслуживают? Разве ты не стал чувствовать себя свободнее после того, как взял в руки молот?
        Это странно признавать, но, возможно, в этот раз он был прав. С того дня, когда я стал агентом, мне стало легче жить. Хоть человеком себя почувствовал. Конечно, и свои проблемы появились, но с этим ничего не поделаешь. Будем решать их по мере поступления.
        Как-то у меня испортилось настроение немножечко, после этого разговора.
        — Ну, и поскольку, так бы ты никогда не догадался, как правильно пользоваться этой силой, в нужный момент, система подталкивает тебя в правильном направлении.  — сказал он уже нормальным тоном.  — Видишь, все очень просто.

        52 — Беглец (11)

        — Так что там с артефактами?  — я сходил проветриться на балкон и вернулся в комнату. На кухне, Олег уже давно сменил тему, перешел на свои бесконечные истории про жену.
        — … приходит и ноет, «почему ты не переключил смеситель, меня из душа окатило?!». Ну блин, женщина, ты каким местом смотришь?! Там ручка здоровая, красная…
        — Игра дает тебе способность. И артефакты она тоже подгонит под твой боевой стиль. Я не знаю как, но твоя Вика об этом знает, иначе бы не прислала такие полезные штуки.
        — Кстати, что это вообще…  — я вытащил сверток из коробки. Это был плоский, слегка вогнутый щит с маленьким окошком. Он был обернут в ткань, напоминавшую кевлар. Я в этом не особо разбираюсь.
        — Добро пожаловать в спецназ, Ким.  — сказал Дурак.
        — Выглядит, как настоящий.  — я постучал по щиту.  — Прочный, наверное.
        — Да небось какой-то аксессуар для страйкбола, или что-то в этом роде. Хотя, с такими деньгами как у нее, можно и реальные военные образцы добыть.
        Я повесил щит на руку. Тяжелый. Но крепкий. Если по такому бить со всей силы, можно и пальчики сломать. Наверняка и от магических атак он вполне может защитить. От взрывов же закрывает. И через окошко смотреть удобнее, чем постоянно выглядывать и рисковать мордой.
        — На твоем месте, я бы использовал усилитель. Сейчас, нам пригодится любая помощь.
        Допустим. Раз уж игра подгоняет предметы под меня, почему бы и нет?
        Я разделил цилиндр на две половинки. На конце у каждой загорелся зеленоватый огонек. Приложил его к рукоятке молота. Свечение перешло на предмет и он начал меняться на глазах. Боек вырос почти в два раза и стал похож на тот, с картинки. На одной стороне вырос шип — для строительного инструмента вещь явно не нужная, а сбоку появился рисунок в виде солнца.
        Дар Сестры — Артефакт (1)
        Во время использования: Бонус к Силе +1
        Игнорирует защитные эффекты: 20 %

        — Неплохо.  — сказал внутренний голос.
        — Что еще за сестра?  — неужели Алиса имеет к этому какое-то отношение.
        — Это просто название, Артур. Может, оно с чем-то для тебя связано, а может и случайной выбрано. С тем же успехом, мог получиться, например, Смертокрушитель, или что-то в этом роде.

        — Детство какое-то,  — молот явно стал тяжелее. Но выглядел теперь как игрушечный.
        — Сказал человек, чей напарник воюет кружкой…
        — Ну, то магия. Она должна быть непостижимой, и выглядеть абсурдной.
        Вторую половинку усилителя, я приложил к щиту. Он изменился не так сильно. На ткани появились полосы, только и всего. Хотя, я же не вижу, что там внутри.
        Дар Брата — Артефакт (1)
        Во время использования: Бонус к Силе +1
        Поглощение урона: 20 %

        — Ух ты!  — сказал внезапно появившийся в дверях Олег.  — И где ты все это берешь?
        — Места знать надо.  — ответил я, складывая артефакты на кровать.  — Как он там?
        — Вроде все понял. Я, конечно, не знаю. Тяжко это все воспринимать. Если бы за мной приперся мой злой двойник, как в том фильме с Джетом Ли…
        — Я надеюсь, ты не сказал ему, что это его клон?
        — В смысле? Это первое, что я ему разъяснил.
        Я приложил ладонь к лицу.  — Помягче надо было.
        — Да ну брось, он же все видел, когда тот чел обратно превратился. Это, как бы, не та деталь, которую можно пропустить.
        — Знаешь, в то, что за тобой охотится монстр еще можно как-то нормально принять. Особенно, если сам видел. А вот то, что тварь, убивающая людей направо и налево это ты сам… У пацана может крыша протечь.  — сказал я.
        — Да он вроде адекватный.
        — Ладно, пойду его проведаю.  — я же тут вроде как командую автопробегом. Надо хоть вид сделать, что ситуация под контролем.
        Ярослав устроился у окна на кухне, и не мигая смотрел на улицу. Там как всегда было темно как в заднице. Наши окна выходили на склон горы, где не горели фонари.
        — Ты как?  — спросил я, усаживаясь за стол.
        — Странно…  — ответил он, смотря во тьму.  — Эта… тварь точно сюда не проберется?
        — Это для тебя сейчас самое безопасное место.  — если, конечно, беглец не наберет еще двадцать уровней, пока мы не видим. Что вполне может произойти. Этот засранец любит сюрпризы.
        С другой стороны, меня волновал один момент. Монстр чует, где находится Ярослав и может прийти сюда. Что он будет делать, когда не сможет прорваться в квартиру?
        Обычно, он в людные места не лезет, но сегодня мы его хорошо потрепали, и немного унизили.
        Я переживаю за соседей.
        — Слушай, я понимаю, во все это тяжело поверить.  — попытаюсь его успокоить.  — Но тебе и не придется. Так или иначе, сегодня мы разберемся с этим гадом, и больше никто не будет угрожать твоей жизни. Забудешь этот вечер, как страшный сон.
        — Такое забудешь.  — мрачно сказал Ярослав. Не смотря ни на что, он оставался на удивление спокойным. Другой бы на его месте орал, махал руками и попытался бы от нас сбежать. Действительно, адекватный.
        От этого еще страшнее. Как, такой уравновешенный человек превратился в вопящее, звероподобное чудище? Сколько времени Ярослав-игрок сдерживал жажду, прежде чем она его поглотила?
        Я испытываю определенную жалость к ним обоим. Но, как бы там ни было, количество Яриков в мультивселенной должно было сократиться. Желательно, на одного. Не исключено, что и на двух. Это зависит от нас с Олегом.

        53 — Беглец (12)

        Нам срочно нужен был хитрый план, чтобы раз и навсегда разобраться с этой сволочью. Как-то уж слишком все затянулось с ним. Мы не подписывались всю жизнь ловить одного единственного беглеца.
        И я больше не собирался устраивать ему романтические встречи под луной. Как только мы снова столкнемся с электрическим упырем — ему кранты. Вот только, как это все устроить?
        — Ну что, господа,  — спросил я.  — Есть идеи?
        Ярослав опустил глаза, сдвинул брови. Возможно, с моей стороны как-то некрасиво заставлять его придумывать методы собственного спасения. И, технически, собственного убийства. С этими двойниками одни проблемы.
        Олег уткнулся лицом в планшет, а затем выдал.  — Короче, слушайте. «Восемь верных способов убить Росомаху».
        — Серьезно?  — я так чувствую, ночь сегодня тоже будет долгой.
        — Ну слушай, он же лечится? Лечится. Значит принцип более или менее тот же, надо просто понять, что мы можем сделать. Мозговой штурм!
        Ладно, в принципе, не самая абсурдная мысль. Хотя очень к тому близка.
        — Так, вот оно. Пункт восьмой. Маленькие роботы, которые прерывают процесс регенерации.
        — В холодильник целая банка таких стоит.  — сказал я.  — Олег, мы тут вообще-то серьезные вещи обсуждаем.
        — Да погоди. Тут сайт неудобный. Все на отдельных страницах и грузится по несколько лет. Хм, мы могли бы попробовать утопить его. Я бы взял воду,  — для демонстрации, Олег вытащил всю жидкость из бутылки с минералкой и оставил качаться на ладони.  — И, как бы, одел ему на голову. Сколько не восстанавливай, отсутствие кислорода нельзя вылечить. Ты либо дышишь, либо нет.
        — Прекрасная идея.  — согласился я.  — Вот только, она не учитывает, что у этого гада есть жабры на шее. Он похож на этого… такие белые, противные… аксолотля.
        — Отлично!  — обрадовался напарник.  — Как можно избавиться от аксолотля?
        — Плохо кормить и лить в аквариум воду из-под крана.  — что-то мне подсказывает, травмы домашних аксолотлей не заживают с такой скоростью. Игра в очередной раз из чего-то реального и приземленного раздувает диких масштабов проблему.
        Пока что, мозговой штурм ни к чему нас не привел. Мы могли ему навредить, но беглец лечился так быстро, что в этом практически не было никакого смысла.
        Неплохо было бы монстра сжечь, но для этого понадобился бы сильный огненный маг. Или, как минимум цистерна с горючим. Меньшего объема явно не хватит.
        — Тогда, может быть, яд?  — предложил я. В магазине есть какие-то ядовитые склянки. Нам не составит труда купить несколько штук, но вот что мы будем с ними делать?  — Намешаем в ведро, ты возьмешь и зальешь ему в харю.
        — Не, не получится.  — покачал головой Олег.  — Вода должна быть чистая. Чай и кое еще как-то летают. А что посложнее, кола там, или еще какая химия — вообще не слушается. Как-то раз, пытался водку с дивана призывать к себе. Только по полу разлил.
        — Я тебе эту силу дал не для того, чтобы ты переводил продукты.  — блин, значит, не получится ничего с ядом. Жаль, перспективное было направление поиска.
        — Что тут еще…  — Олег продолжал читать дурацкий сайт с дурацкими списками.  — Волшебный адамантиевый меч из древних времен.
        — Тоже в холодильнике. Прямо за банкой с нанороботами.  — я протянул руку, чтобы отнять у него планшет.  — Утомил уже со своим Росомахой. Надо что-то другое придумывать.
        — Ребята, а как давно вы всем этим занимаетесь?  — когда нас обоих начало клонить в сон, неожиданно ожил Ярослав.
        Мы ответили одновременно.
        — Несколько месяцев.
        — Пару недель.
        — Заметно.  — вздохнул он.  — Нет, вы не подумайте чего. У меня сейчас голова вообще не варит, но после его,  — он указал на Олега,  — охренительных историй я ожидал увидеть если не базу людей в черном, то как минимум «ночной дозор». А вы здесь сидите и с каменными лицами обсуждаете комиксы и аквариумистику.
        — Надо же, эксперт ворвался в комнату. Мы его спасаем, а он тут умничать вздумал.  — пробурчал Олег.
        — Ну простите,  — ответил я.  — Делаем, что можем. Как видишь, у нас нет ни идей, ни ресурсов, ничего. Только интернет и обширные познания в массовой культуре. Приходится сооружать хитрые планы буквально из спичек и желудей.
        — Я к чему,  — Ярик приложил руки ко лбу.  — Пока сидел тут с вами, сам задумался.
        А, значит, все-таки задумался.
        По его виду было понятно, что он никак не может поверить в то, что приходится говорить.  — Ответ ведь на поверхности. Нужно просто перейти через определенный порог. Увеличить дпс.
        — Чего?  — спросил я.
        — Не, а я понял.  — сказал Олег.  — Если есть регенерация, у нее должны быть пределы. Всегда есть. Конечности не отрастают, ну или надо мозг сильно повредить. Это ж классика. А если сильно поднять урон-в-секунду, то ты просто перебиваешь регенерацию.
        Ярик кивнул и добавил.  — Так во многих играх. Это же игра… вроде.
        Понятно. На кухне собрались геймеры и сейчас они мне будут рассказывать, как делать нашу работу. Вот и чудненько.
        После того, как статьи про Росомаху оказались бесполезными, мы перешли к вопросам борьбы с людьми, отпившими из фонтана вечной жизни. Или, вживившими себе гены планарий.
        — Вот вы сидите и говорите, утонуть мол не может, жабры у него. А ведь ты, Олег, все уши мне прожужжал только что, про то как воду нагреваешь.  — сказал Ярослав.
        — Было дело.
        — Ну так, а что будет, если монстра скинуть в воду и закипятить?
        Мы переглянулись.
        — Парень верно говорит.  — вмешался Дурак.  — Как-то мы упустили этот момент.
        — Ты-то нам вообще не помогал.  — ответил я ему. С тех пор, как я улучшил артефакты, внутренний голос молчал.
        Олег задумался.  — Слушай… А это мысль.
        На часах было полвторого ночи, а у нас наконец появился хоть какой-то план действий.

        54 — Беглец (13)

        Если ехать от моего дома в сторону поворота на мыс, дорога будет проходить мимо обширной лесопарковой зоны. Места заброшенные и гиблые. Много у нас таких мест, что поделаешь. Каждая говорящая голова из телевизора обещает построить на этом месте райские кущи с водными горками и прочими радостями жизни. Но годы идут, и ничего не меняется. Я уезжал — было страшно и грязно. Я приехал — стало еще грязнее.
        На территории парка находится сеть озер. Есть довольно крупные, есть совсем лужи, глубиной в два метра. Там обитают здоровые фиолетовые креветки, трупы бомжей и менингит. Волею судеб, к озерам мы и направляемся.
        Возможно, нам удастся воплотить в жизнь идею Ярика, и беглец упадет в какую-нибудь залитую водой яму, после чего Олег сварит из него бульончик. Напарник с энтузиазмом отнесся к идее вскипятить озеро, но я был обязан предупредить его — если не хватит сил, разбираться с вареным раком он будет сам.
        Охрана? Какая охрана? Нету здесь никого. Как бы самим не пришлось отбиваться от маргиналов. Лес густой, озера мутные. Вот так сбросят тебя, и не всплывешь до следующей весны.
        — Надо будет потом ноги осмотреть.  — сказал Олег, пробираясь через густую траву.
        — Зачем?  — спросил я. Ярослав шел между нами. Это в квартире, беглец мог его и не учуять. Как только мы вышли, парень начал сверкать как маяк. Нападения стоило ждать в любой момент. Я прекрасно ориентировался в темноте, но этим двоим приходилось подсвечивать дорогу телефоном.
        — Да тут клещей полно. Не травит же никто.  — ворчал напарник.
        — Какие еще клещи, ноябрь на дворе. Окстись, родной.
        — Да им что ноябрь, что декабрь.  — ворчал Олег.  — Пока снег не выпадет, будут ползать, суки. Вы, кстати, знали, что их японцы изобрели в сороковых годах?
        — Молча иди.  — я показал напарнику кулак.  — Нашел тоже мне время для познавательной минутки.
        — Да я так, к слову.
        Подходящее место нашли быстро. Озеро не озеро, так, канава. Но наша образина если провалится, то с головой уйдет. На самом краю стоял покосившийся бетонный столб.
        — К нему тебя и привяжем.  — выдохнул Олег и достал веревку из-за пазухи.
        Ярослав вытаращил глаза и поднял руки.  — Сам себя привязывай. Совсем что ли долбанулся?
        — Стесняюсь спросить, на кой хрен оно нам надо?  — поинтересовался я.
        — Приманкой будет.  — Олег был как всегда до ужаса невозмутим в своих суждениях, и до одури продуктивен.  — Он будет у столба стоять, а мы в тех кустиках спрячемся. И когда наш беглец придет, ты выпрыгнешь и щитом собьешь его в воду. А я врубаю кипятильник.
        — Что за странное стремление вечно кого-то привязывать?  — да ему подзатыльник. Реально утомил.  — Короче, Ярик. Никого привязывать не будем. Но ты все равно стой около столба. Так он к тебе сзади не подойдет.
        — Даже если он зайдет спереди, я не сильно обрадуюсь.  — Ярослав нехотя прижался к бетонному блоку.  — Да и с боков тоже.
        Я огляделся. С трех сторон местность открытая. Если побежит оттуда, мы его сразу заметим и успеем отреагировать. Метрах в пятидесяти есть роща, и если бы я был беглецом, я бы укрылся там. А потом, как выпрыгнул бы…!
        Пожалуй, не стоит сильно далеко отходить.
        — Артур, у меня плохое предчувствие.  — тихо сказал внутренний голос. Напряжение просто висело в воздухе. Я так сильно вцепился в рукоятку молота, что аж ладони вспотели.
        — Тебе тоже кажется, что мы чего-то не учли, когда тащились сюда?  — вот и меня это ощущение не покидает. Эти ребята постоянно сбивали меня с мысли. Они уцепились за такой план, как за единственный возможный, да и мне было нечего предложить. Но теперь… Как-то все не то.
        — В моем пазле не хватает кусочка в самой середине.  — ответил Дурак.
        Протяжно и мерзко в кустах завыла собака. Где-то вдалеке вопила сирена. Мимо ограды прошла группа очень громких парней.
        А мы так и стояли около этого столба, озираясь по сторонам.
        От порыва промозглого ветра, поверхность водоема покрылась рябью.
        — Он ведь в воде, да?  — спросил я у Дурака.
        — Я процентов на девяносто уверен, что он в воде.
        — Жги, Олег!  — крикнул я. Это сейчас я осознаю, что в контексте, то была не самая подходящая команда.
        Напарник вздрогнул от неожиданности, поскользнулся и плюхнулся спиной в траву. Вектор его способности, если это можно так назвать, сбился. Вода в яме лишь вспенилась и подпрыгнула.
        Белесая, когтистая лапа схватила меня за лодыжку, и дернула изо всех сил. Я попытался ударить беглеца по руке и успешно раздробил ему запястье, но все равно не удержался на ногах. Рухнул прямо в озеро.
        Наверное, не стоит говорить, что с противоударным щитом очень тяжело плавать? Чтобы окончательно не уйти на дно (а наша яма оказалась метра четыре глубиной) мне пришлось убрать оружие. В это же время беглец схватил меня за шею.
        Мы продолжали кувыркаться в глубине, когда Олег наконец собрался с силами, и выдернул все содержимое ямы. Естественно, сделал он это с трудом и очень неаккуратно. Находясь внутри мутного пузыря, мы вылетели наверх, и на мгновение зависли прямо над столбом.
        Олег не смог бы долго удерживать воду. Пузырь был готов рассыпаться. В тот момент, я понял одну очень важную вещь. Можно сказать, сложил пазл.
        Пытаясь найти способ обойти регенерацию, мы совершенно забыли про наличие у него Печати молний.

        55 — Сон о Паутине

        В этот раз, никакого неба. Только сырое подземелье и треск факелов. Я прекрасно понимал, что сплю. Все вокруг было довольно реальным, но в то же время странно зыбким. Мысли путались, постоянно сбивались. Система покинула мое сознание, но я никак не мог сосредоточиться на этом факте.
        Или, на том, что я лежу на каком-то пушистом красном ковре, при этом совершенно голый. Да еще и закован в кандалы. Руки были полностью скованы, но ноги-то свободны. Просто железные кольца на щиколотках. Для сна, здесь было как-то уж слишком холодно. Иногда меня пробирала дрожь.
        Я попытался встать, но по всем законам жанра, ноги не слушались. Оставалось только барахтаться, словно детеныш тюленя.
        Не знаю, сколько я вот так пролежал. Время отвратительно тянулось. Или, может быть вообще остановилось. В зале не было часов, а спутанное сознание не позволяло даже приблизительно что-либо понять.
        На другом конце зала в несколько рядов выстроились роскошные золотые кресла. Вот это я помню отчетливо. Спинка каждого сверкающего трона изображала некий образ. Тот, что стоял в самом центре был похож на шута в колпаке. Другой изображал большое солнце со свирепым оскалом. В заднем ряду зловеще сгорбился мрачный жнец с косой. Рогатый демон принимал в свои объятия толпу обнаженных людей.
        Кроме этих четырех, остальные кресла были более тусклыми, будто заброшенными. Со временем (насколько это вообще возможно), я стал замечать что и сам зал давно находился в запустении. Сквозь каменную кладку проросли лианы, кое-где с потолка лилась вода, а мягкий ковер покрылся белесыми пятнами плесени и грибов. Чем очевиднее становилась царившая здесь разруха, тем сильнее оказывалась моя связь с этим сном. Зыбкость понемногу исчезала. В конце концов, я даже смог подняться, и стоять ровно. Правда, шатаясь как пьяный лесник.
        Зная только один способ избавиться от странного сна, я себя ущипнул. Хорошо так ущипнул, старательно. Тут же, стало ясно что система ушла, а вот боль вернулась. И стала сильнее раз в пятнадцать, словно мстя за те дни, что я прожил без нее.
        Сон не прекратился. Наоборот, стал только ярче.
        Единственным выходом из зала была большая, ржавая дверь. К ней я и направился, перепрыгивая через плесень. За дверью, стена из мутного тумана. Я протянул руку и коснулся клубящегося облака. Оно было теплым на ощупь, даже горячим. Собравшись, я шагнул внутрь.
        Я оказался на балконе. Ну или как это место называется во всяких старинных замках. Каменная платформа висела над пустотой, а позади меня высились башни. По сравнению с морозной сыростью прошлого помещения, здесь была настоящая баня. Порыв горячего ветра чуть не сбил меня с ног.
        Подняв голову вверх, я увидел звездное небо, полное ярких точек и соединяющих их линий. Реальность не балует нас такими зрелищами. Для этого, нужно ночевать в горах или рассматривать фотографии с какого-нибудь космического телескопа.
        — Красиво, правда?  — спросил кто-то. В очередной раз, мистический голос звучал со всех сторон одновременно. Но это был не Дурак. В новом голосе чувствовалась сила, некая пугающая мощь. Я вспомнил про мстительного бога в небесах над сопкой.
        — Добро пожаловать в Паутину, Артур Ким.  — продолжал голос.  — Не волнуйся, ты здесь не задержишься. У тебя еще очень много дел дома.
        — Это… Амаравати?  — спросил я, с большим трудом выдавливая из себя слова.
        — Можно и так сказать. Галактика в самом центре. Видишь очень яркую оранжевую звезду? Это Парабола. Вон то мрачное облако на заднем плане — триста второй проект. У него больше нет имени.
        — Зачем я здесь? Я что…умер?
        — Нет, ты просто спишь, а игра бесцеремонно вторгается в твои сны. Хочешь, я раскрою тебе секрет?
        — Ну… наверное.  — я и так ничего не понял. А в таком состоянии измененного сознания вообще ничего не понял.
        — Секреты стоят дорого. Тебе придется еще немного потрудиться, прежде чем ты сможешь себе позволить хотя бы один. Но тебе повезло, советы я раздаю бесплатно.
        Туман перед балконом развеялся. Надо мной нависла совершенно чудовищных размеров голова. Половина лица была мужская, вторая половина женская, а во лбу горело яркое пламя.
        Стоило испугаться, хотя бы ради приличия. Но я чего-то не испугался. Только подумал, что если оно сейчас глубоко вдохнет, у меня есть отличный шанс застрять у него в носу.
        — Не спеши выбирать сторону. Перед тобой сейчас очень много путей. Почти так же много, как миров в Паутине. Кое-кто захочет использовать тебя в своих целях. Другие постараются убрать. Став носителем Старшей Арканы ты нажил себе много врагов — но кто из них станет твоим другом, кто падет от твоей руки, а кто в конце концов плюнет на могилу, решать только тебе.
        — Ты… кто бы ты там ни был…ни были… ох.  — мне как-то резко поплохело.  — Если думаешь, что я хоть что-то для себя выяснил из этого разговора, ты сильно переоцениваешь свои ораторские способности.
        Голова (Головы? Лица?) рассмеялась, и от этих раскатов грома, вся крепость содрогнулась, а я едва не укатился кубарем обратно в холодный тронный зал.
        — Все зависит от того, достаточно ли ты глуп, чтобы верить в бредовые сновидения, лежа на больничной койке. Но на этот вопрос тебе придется найти ответ самому.

        56 — Последствия

        Идите вы нафиг со своими бредовыми снами. Больше не буду есть острые стрелки чеснока на ночь.
        Когда я разлепил глаза, понял, что действительно снова лежу в больнице. В той, которые страшные, депрессивные и без ремонта. У этого похода к врачу не нашлось богатого спонсора.
        Содержимое видения тут же вылетело из моей гудящей головы. Зато, в реальности, система все еще была на месте, а боль нет. Это уже радует. К тому же, летающие надписи сообщали мне, что квест таки пройден, беглец повержен, и мне полагается полторы тысячи зан от благодарной общественности. И посылка, которая, наверное, опять чудесным образом появится у меня на кровати.
        Мы победили? Когда успели-то? Как я не старался, не мог вспомнить, чем именно закончилась драка в ночном парке. Беглец держал меня за горло, я лез пальцами ему в глаз, Олег вот-вот готов был уронить нас на землю. Искры, яркая вспышка… все. Вроде как, я что-то еще делал, но эти моменты почти полностью стерлись.

        — Эй! Дурак!  — позвал я. Уж он-то мог мне объяснить, как там все прошло. Но никто не ответил. Впервые за довольно продолжительное время, я был одинок внутри своего сознания. Тем не менее уровень его карты повысился. Но никаких новых бонусов не дали. Ситуация вырисовывалась довольно запутанная.

        Это была двухместная палата. Я выбрался из под «глазастых» простыней с египетскими мотивами, и тихо слез с кровати, чтобы не тревожить своего соседа. Но тот все равно застонал, и начал ерзать.
        Парню сильно досталось. Ожоги у него были жуткие. Больше половины тела, включая почти всю голову пришлось замотать в бинты. От кровати несло кисловатым гноем. Если бы не системная табличка, я бы ни за что не узнал, что это Ярослав.

        Ну твою же мать… Не уследили, не уберегли. Не думал я, что все закончится вот так. Черт, он же стоял прямо под нами, когда рвануло. А там еще и вода… Ух. То, что он выжил — самое настоящее чудо.
        Я со своей прокаченной выносливостью вырубился, и весь покрылся разводами, как от удара молнии. Если бы в шесть утра не защита от элементов и утренняя регенерация, так бы и валялся скорее всего.
        Смертный очень сильно пострадал, но продолжал держаться за жизнь. Хоть и давалось ему это с большим трудом.
        Черт, а Олег? Он же тоже не так уж и далеко стоял. Может, в соседней палате? А кто скорую тогда вызвал? Ничего не понятно. Придется постепенно восстанавливать цепь событий. Благодаря активному экрану партии, я хотя бы знал, что он жив. А вот где он и чем занимается выяснить уже было нельзя.
        В палате моих вещей не обнаружилось. Если вообще что-то осталось. Телефон наверняка сдох еще когда я купался в луже. А если нет, то удар молнии точно его добил. Грязную, мокрую и прожженную одежду вполне могли выкинуть. Толку мне от нее? Надо было попытаться как-то связаться с напарником.
        Можно было попросить телефон у дежурной медсестры… Но зачем. Все равно, я не помню его номера наизусть. Разве что, позвонить Алисе. И что я ей скажу? Даже не представляю.
        Подсказать мне сейчас некому поэтому буду рыться в магазине самостоятельно. Что-то же должно там быть более или менее полезное в таких случаях. Какая-нибудь программа для связи. Или что-то, что поможет мне вспомнить. В крайнем случае, некое подобие видеорегистратора.
        Черт, я что, паникую?
        Ничего подобного не нашлось. Было приложение, позволявшее лидеру партии отдавать телепатические команды. Но у него не было обратной связи, и стоило, будто его программировали одноглазые девственницы на вершине горы Кайлас.

        Поняв, что позвонить никак не получится, я перешел на другую вкладку. Система точно продавала исцеляющие предметы. Ничего такого, что могло вытащить человека с того света, но вот облегчить страдания — вполне. Даже стандартные зелья на каком-то там меду обещали довольно большой бонус к восстановлению тканей.
        Вопрос в другом. Точнее, два вопроса. Будут ли эти штуки действовать на смертных? И если да, как мне их получить? Куда пойдет доставка.
        И то и другое я решил проверить на практике. Скоро должен был начаться обход, поэтому времени у меня было не так уж и много.
        Я купил простейший целебный эликсир за двести зеленых монеток. Небольшой разрыв тут же возник в пространстве, прямо рядом со мной. Мелкая склянка с бордовой жидкостью упала на пол и чуть не закатилась под холодильник. Еле успел поймать. Крепкая, не разбилась.

        — Ну давай, друг.  — сказал я, и вынул пробку. Воняет зверки. И это зелье лечения? На вкус небось то еще дерьмище. Прости, Ярослав, это все ради твоего блага. Сжал его подбородок, и залил эликсир внутрь. Ярик закашлялся, попытался вырваться, но потом, видимо распробовал. Вокруг него появилось некое едва заметное красноватое свечение. Пострадавший облегченно выдохнул и, кажется, заснул.
        На секунду мне показалось, что сейчас он рассыплется в прах, как и все игровые существа и улетит в открытое окно.
        Но с виду, все было в порядке. Эликсир возымел хоть какой-то эффект. Если он его действительно еще и подлечит, будет здорово. В системе не было сказано ни слова о передозировке волшебными зельями, поэтому я влил в него еще штук пять. На всякий пожарный случай, чтобы уж точно оклемался.
        Целитель из меня тот еще, конечно.

        57 — Наблюдатель

        Это утро отличалось неожиданными встречами.
        Сначала, выяснилось что медсестра, занимавшаяся мной в дорого-богатой больнице работает и здесь. Мы посмеялись над этим, и я пообещал больше не искать себе приключений на пятую точку в ее смену.
        Юна отметила, что когда нас привезли сюда, мы были вообще никакими. А теперь я как огурчик, да и Ярику гораздо лучше. Со смертной точки зрения, все это выглядело весьма странно. Но мы ведь крепкие парни, нас не взять каким-то там электричеством.
        Значит, мое лечение помогает. Еще, она рассказала мне, что привез нас сюда странный бородатый мужчина, он же забрал мои вещи. Здорово, Олег в порядке. Наконец расслабился и обратил внимание — она довольно милая девушка. Будь здесь Дурак, он бы ляпнул какую-нибудь пошлую гадость.
        Только сейчас, я понял, как на самом деле устал. К сожалению, нормально отдохнуть не получилось.
        Было всего около восьми утра, когда ко мне в палату зашел полноватый человек в полицейской форме. Я не сразу узнал Андрея, но он назвал меня по имени-отчеству, и я вспомнил о ночи, проведенной в обезьяннике.
        Андрей уселся на табуретку между кроватями. Долго и внимательно смотрел на спящего Ярослава, а затем повернулся ко мне и сказал.  — Плохо работаете, Артур Ильдарович. Неаккуратно.
        — В каком смысле?  — спросил я.
        Он начал загибать пальцы.  — Затеял охоту в людном месте. Привлек внимание множества людей. Допустил жертвы среди смертных. Мусолил беглеца несколько недель, из-за чего пострадали еще люди. В итоге, и сам в больнице и двойник чуть ласты не склеил.

        Я бы сказал что-то остроумное в ответ, если бы так не охренел от его осведомленности о моих делах. Поэтому, так и сидел с открытым ртом.

        Андрей провел рукой по сальным волосам.  — Как думаешь, легко это, заметать за тобой следы?  — он достал из кармана телефон, и показал мне экран.

        — «Жуткая НЕХ атакует машину. Ужас Владивостока». - прочитал я. На видео, снятого из какой-то легковушки, было запечатлено здоровое белесое существо, повисшее на капоте вихляющей машины. Водитель матерился и махал кружкой. Пассажиры встречной тачки тоже матерились, только от ужаса.
        Если я скажу, что не ожидал ничего подобного, я же совру. Рано или поздно, это должно было случиться.
        — Ну, это похер.  — сказал Андрей.  — Все равно не поверят, скажут вирусная реклама. А вот все эти… «инциденты с проводкой»,  — он показал кавычки руками — привлекают пипец как много внимания. Уже и пост на «Пикабу» был. Пытаются поднять общественный резонанс. Под администрацию копают. И никто не знает, что на самом деле это новички-агенты не могли справиться с каким-то бичом, не переполошив весь район. Понимаешь, к чему я клоню?

        Не, я понимаю. Я не заслужил пятерку с плюсом за свою работу. Но сам-то ты кто? Вот когда мне нужна справка от знающего существа, его, как на зло, нет.

        — Ты… тоже агент?  — спросил я.  — Потому что, как-то много у тебя претензий ко мне.
        — Сплюнь!  — фыркнул Андрей.  — Еще не хватало. Работа у меня такая, претензии к тебе предъявлять. Особенно, если косячишь. Запомни, Артур.  — он ткнул пальцем м не в грудь.  — Ты просто дружинник, волонтер. А я в этой системе ФСБшник. Поэтому, ты не вопросы задавай, а слушай, что я говорю.
        — Не, не, не! Подожди-ка!  — да чтобы я, и не задавал вопросы? Не люблю, когда на меня давят.  — Я думал, что нас здесь таких три калеки! Откуда ты вообще взялся на мою голову?
        Андрей порылся в кармане, вытащил нечто вроде желтой конфеты, и разгрыз зубами. Мгновенно, данные на его таблички изменились, а глаза стали желтыми, хищными. Как у рептилии.

        Восемьсот пятнадцатый (псевдоним: Андрей Баринов)  — Наблюдатель — Уровень 68

        — Давай-ка тезисно.  — наблюдатель (что бы это ни значило) тяжело вздохнул.  — Твоя задача — подчищать за всякой шелупонью. Думать и рассуждать, это не к тебе. Чем меньше мелкой срани сыпется из Паутины, тем меньше вопросов у смертных. А чем меньше вопросов, тем проще серьезным дядям и тетям с обеих сторон заниматься своими серьезными делами. Поэтому, вынь руки из жопы, приделай их куда нужно и работай, Артур. Потому что пока от тебя вреда больше, чем пользы.

        Он щелкнул пальцами. Раздался треск, как будто где-то в комнате пряталась гремучая змея. В палату вошла Юна. Девушка была в трансе, прямо как в плохой передаче про гипноз. Только наяву. Руки безвольно болтались, рот приоткрыт. В глазах полное отсутствие мысли.

        — Короче, Артур Ильдарович. Сейчас, я внушу этой дамочке и заодно всем остальным сотрудникам больницы, мол пострадавший во вчерашней аварии на энергосетях был только один. А двойник будет думать, что шел домой и наступил на оголенный провод.

        — Ух ты…  — на самом деле, это многое объясняет.  — Так вот почему… Удобная способность.

        — Ты пойдешь домой.  — продолжал Андрей.  — Внизу тебя ждет твой дружок-алкаш со штанами в зубах. Дома, ты скажешь Алисе, что очень ей благодарен, но пора бы уже честь знать. И быстренько съедешь. Дня за два, не больше.

        — Это почему это?  — возмутился я.

        — Это потому это.  — передразнил меня наблюдатель.  — Ты тупой и опасный. Если ты своими выходками навредишь Алисе, я тебя пополам сломаю. Но раз она в порядке, а ты, типа, ее брат, я готов проявить понимание. Как видишь, я даже не использую способности, чтобы тебя заставить. Но ведь мог бы. Так что будь хорошим мальчиком, старайся лучше и держись подальше от сестры, если не хочешь проблем, усек?

        Ты посмотри на него! Я еще тогда понял, что он пытается подкатить к Алиске. Но с тех пор ситуация несколько изменилась. Я и так не был бы в восторге, если бы к моей сестре клеился такой скользкий тип, но если он связана с Амаравати… Ох, блин. Мои братские чувства задеты. Как и чисто профессиональные.

        — Знаешь, че…?!  — вот только что он сидел рядом, но переместился еще до того, как я успел договорить. Такое чувство, что змея зашипела прямо у меня под ухом.

        — Знаю,  — сказал Андрей, стоя уже с другой стороны.  — Я передал тебе свои условия. Поступай, как считаешь нужным, но если ты мужик, то потом не плачь, если последствия тебя не устроят. А еще, я очень, ну прямо очень не советую тебе ничего ей рассказывать.

        58 — Правосудие

        Разблокирована карта: Правосудие

        «От каждого брошенного камня по воде идут круги. Мир отвечает добром на добро, злом на зло, равнодушием на все. И ничего в этом мире не дается даром».

        Данная карта дает бонусы связанные с балансом, а так же помогает агенту взаимодействовать с правоохранительной системой смертных (при наличии).

        Уровень связи: 1

        Если разница между агентом и противником больше пяти уровней (в пользу последнего), характеристики противника снижаются на 10 %

        Правосудие, мать его! Тоже мне, рептилоид в погонах. И разговаривает еще так самодовольно, сволочь пухлая.
        Сегодня выпал первый снег, и весь город встал. С днем жестянщика, мальчики и девочки! Мы решили поехать огородами, но даже так умудрились попасть в пробку, и двигались раз в полчаса.
        — Ты в норме?  — спросил Олег. Я что-то буркнул в ответ, отвернувшись к окну.  — Артур?
        — Сам-то как думаешь?  — меня все жутко бесило, но не было внутреннего голоса, чтобы погасить мои пылающие штаны.
        — Он действительно так силен?
        — Охренительно силен.  — ворчал я.  — Я когда выходил из больницы, там все люди были как зомби, понимаешь? Разве что слюни на пол не текли.
        — Мда.  — Олег почесал затылок.  — А ведь это логично. Если бы не было таких людей как этот Андрей, существование Амаравати давно бы стало достоянием общественности.
        — Да я уже понял. Не это меня злит, ты же понимаешь. Так-то пофиг, пускай засланцы «Стигмы» хоть на самом верху сидят.
        — Я бы на твоем месте не молчал. Как можно вот так выгонять человека из дома? Ну, мы и правда немножко накосячили, но у нас ведь никакого опыта нет. Чего они еще там хотят?
        — Нет, он, в принципе, прав.  — сказал я, глядя на летящие снежинки.  — Опасная у нас работа. Пока я живу там, она под угрозой.
        — Да бред это,  — махнул рукой Олег.  — Никто ни разу не напал на твою квартиру. Даже наш вчерашний гад отирался в парке Минного городка, вместо того, чтобы ломиться в дверь.
        — А вдруг?
        — Артур, ну так нельзя! А завтра что, этот козел скажет тебе все бросить и снова стать смертным, встать на одну ногу и орать, как цапля? Что за гребаные ультиматумы?
        Будто я этого не знаю. Но что я мог сделать? Андрей может буквально размазать меня по стенке слоем нано-волокна. Допустим, мне плевать, я продолжу огрызаться. Тогда он залезет мне в голову.
        — И что ты предлагаешь? На хрен его послать? А дальше что?
        Олег замялся.  — Хз. Но как-то это… Тупо, что ли. Ты же не думаешь, что он это все делает ради безопасности Алисы? Да яйца он к ней подкатывает. А тут ты за стенкой, да еще и в курсе его тайны.
        — Спасибо, кэп.  — я выдохнул.  — Поверь, я очень хочу набить его жирную харю, но это сейчас физически невозможно.
        — Значит, будешь съезжать?
        — Не знаю. Вот же не было заботы до сегодняшнего утра!  — жутко унизительно. Ныть не хотелось, хотелось действовать. Но любой план безнадежно тонул в пропасти силы между нами. Шаг в сторону и мне кранты. А может и Олегу. И неизвестно, что он сделает с Алисой. Хотя, он и так может что угодно сделать, а у меня руки связаны.

        Если бы был еще кто-то, кто меня поддержит… Но у меня был только Олег. Самой Алисе ничего пока говорить нельзя, чтобы не провоцировать ящерика. Вика мне ничем не поможет, и даже батя ее вряд ли что-то сделает. Все, я в тупике.

        Город стоял колом. В итоге, нам надоело торчать в машине, да и ноги замерзли. Олег оставил машину в каком-то закутке, и мы пошли в сторону пока еще моего дома пешком.

        — Я вот думаю,  — сказал напарник.  — Если их не волнует защита населения, и они сваливают эту работу на таких, как мы… Чем вообще занимаются эти ребята?
        — Даже не представляю.
        — Ты сам посуди. Деньги их не интересуют, в Паутине свои деньги. Ресурсов там тоже полно, наверное. Да и покруче наших. Че они хотят-то вообще?
        — Даже не представляю,  — пожал плечами я.  — Власти?
        — Было бы тут над чем властвовать.
        Я вспомнил целую вселенную миров, которую видел во сне. И действительно, на кой ляд им такая маленькая засранная планетка? Но мне уже становится очевидно: «Стигма» что-то мутит вне игры, на Земле. Об этом говорила та двуполая… сущность? Если мы допустим, что двуполая сущность действительно была, а не приснилась мне в горячечном бреду.
        Кого это вообще волнует? Даже если Олег все это время говорил чистую правду, и существует вселенский заговор, меня он точно не касается. Тут я согласен с Андреем — мое дело воевать с беглецами в подворотнях. И заодно, придумать, как поставить на место зарвавшегося наблюдателя.
        — Так ты что-нибудь решил?  — напарник продолжал возвращаться к этому вопросу.
        — Решил,  — ответил я.  — Перееду.
        Олег разочарованно отвел глаза.
        — Перееду, а дальше посмотрим. Надо тренироваться.  — мы находимся в той ситуации, когда я достаточно легко могу набраться сил и решить эту проблему, как бы по-детски это не звучало. До тех пор, нет смысла идти на конфликт с Андреем. Но это не значит, что я не буду наблюдать за наблюдателем.
        — Понятно.  — напарник взбодрился.  — Заляжем на дно, а потом нанесем удар!
        — Что-то в этом роде. Сначала, узнаем о ситуации больше.  — без Дурака я чувствовал себя слепым мышонком в большом и темном амбаре.  — Я поговорю с Алисой, а потом позвоню тебе.

        59 — Верховная жрица (3)

        После всего вот этого, я прихожу домой. И что же я обнаруживаю в посылке? Что же за награда причитается мне за эту долгую и утомительную битву?
        В черном ящике смартфон. Большой, совершенно новый. На задней крышке выгравирован флаг, подозрительно напоминающий северокорейский. Вот только это ничего не значит, потому что подарок принципиально отказался работать.

        И системного описания у этой фигни тоже нет. Просто вишенка на торте.

        Либо у игры тяжелый приступ «Поля Чудес» и в посылки с наградами теперь кладут случайные вещи, либо я действительно настолько облажался на этой охоте. Даже не знаю, что хуже. Сегодня вселенная надо мной просто издевается.

        Ну а чего ты хотел, Ким? Нормальных отношений с людьми, чувства семьи, счастья? Хрен там, это только для тех, у кого справки нет. А у тебя справка есть, поэтому заткнулся и вон из социума.

        От злости я чуть не врезал кулаком по стене, но в самую последнюю секунду вспомнил что могу проломить в ней большую такую дыру.

        У Олега все просто: будь мужиком, не сдавайся и прочие лозунги. Это мне говорит человек, на которого жена орет из-за неприбранной посуды, и он идет плакаться друзьям. Чужую беду вообще можно руками развести. Звучит, как будто я ищу оправдание, но на тот момент, выхода у меня действительно не было.
        Я всегда могу упереться рогами в землю, но лучше от этого никому не станет. Как бы там ни было, пока что, придется отступить.

        Пока Алиса была на работе, я бродил по сети в поисках дешевого жилья. В итоге, решил какое-то время перекантоваться на складе, а потом заехать в какую-нибудь тесную гостинку. Мне много места не нужно.
        Сестра застала меня неохотно собирающим сумку.
        — Что ты делаешь?
        — Да я тут подумал,  — я обернулся и посмотрел на нее. Раньше, я почти не замечал, насколько Алисе идет деловой стиль. Вторая часть фразы чуть не вылетела из моей головы.  — Уже достаточно времени прошло. Пора бы мне найти собственный угол.
        — Вообще-то это и есть твой угол.  — смутилась она.
        — Когда-то был. Теперь здесь живешь ты, а я бессовестно пользуюсь твоим гостеприимством.
        — Да нет, ты мне совершенно не мешаешь.  — пожала плечами сестра.  — Даже помогаешь. Иногда. Оставайся, смысл тебе что-то сейчас искать.

        Действительно. Я начал стремительно прокручивать шестеренки в голове, пытаясь придумать, что бы еще сказать. Алиса подошла ко мне, положила руки на плечи.  — Бедняжка, у тебя даже не осталось сил чтобы складно врать. Давай помогу. Ты просто хочешь переехать к своей новой пассии, так ведь?
        — Ну вот зачем ты все усложняешь, а?  — сказал я.  — Нет у меня никого. Вообще не в этом дело.
        — Ты какой-то странный, Артур, я же вижу. Что-то случилось вчера?
        — Ну…  — чисто технически, да. И даже не вчера, а довольно давно.  — Я всегда странный. Ты только сейчас это заметила?
        — Артур…
        — Все сложно. Пожалуйста, не спрашивай.
        — Умеешь же заинтриговать.  — буркнула Алиса.  — Колись давай, это как-то связано с тем парнем, которого вы вчера привели? Ты об этом хотел поговорить?
        Вообще, я хотел ей все рассказать, но теперь уже не смогу.
        — Просто нам лучше больше не жить вместе. Это ради твоего же блага.
        Она опустила голову.  — Вот я знала, ты вляпался в какую-то опасную ерунду.
        — Можно и так сказать.

        Алиса прижалась щекой к моей груди, тяжело вздохнула.  — Ну, раз ты считаешь, что так будет лучше, я верю. Как-то не хочется попасть под раздачу, даже не зная, что происходит.
        — Вот-вот.  — я приобнял сестру.  — Мне нужно решить одну очень большую проблему. Это займет какое-то время, но потом я вернусь за тобой. Обещаю.
        — Воу-воу, Ким. Какой пафос!  — хихикнула Алиса.  — Ты на войну уходишь, не иначе.
        — Скорее, уезжаю на Тибет, познавать тайны мироздания.  — вот только мой Тибет расположен на складах за торговым центром. Пять дней в неделю там даже можно застать бородатого гуру.
        — Если вернешься через семь лет, я тебя не прощу!
        — Уговорила. Вернусь через пять.
        Она стукнула меня кулаком в плечо.  — Дурак ты, Ким, и уши у тебя холодные.
        — Чистая правда. Слушай, ты упоминала, что тоже хотела мне что-то рассказать.
        — Хотела.  — хмыкнула сестра.  — Но раз ты съезжаешь, это уже не важно, наверное.
        — Ну я же не прямо сейчас ухожу.
        — А драмы развел, будто за тобой уже выехали! Вот выгоню тебя сама, будешь знать.
        — Хех.
        Она внезапно стала серьезной.  — На самом деле, я видела кое-что. Нечто необъяснимое. Еще до того, как ты вернулся, задолго до того.
        Вот как.
        — Думаю, это связано с твоей проблемой. Но раз ты говоришь, что это так опасно, наверное, мне лучше не лезть.

        Она что-то знает. Возможно, про Андрея. Так-то ей действительно лучше не лезть, но, вдруг мне это поможет? Ага, а потом он полезет ей в голову, и поймет, что мне известно. Это в том случае, если он уже не в курсе. И это вообще про него. С другой стороны, если бы знал, наверняка заставил бы забыть… Значит, не про него. Тогда, спасибо, но не стоит.

        — Пожалуй так. Чем меньше ты про это думаешь, тем лучше.
        Алиса заглянула мне в глаза.  — Но ты ведь защитишь меня, если что?

        Ага. Так же как я защитил Ярослава. Нет уж, я буду стараться. Уж кого-кого, а мою сестру эти уроды и пальцем не тронут. Ни беглецы, ни наблюдатели. Никто. Но чтобы все было именно так, мне точно нельзя сидеть на месте.

        Повышен уровень связи с картой: Верховная жрица (The High Priestess)

        Текущий уровень связи: 5

        К ранее полученным бонусам добавлены следующие:

        Эффективность регенерации внутри жилища увеличена на 20 %
        Эффективность ослабляющей ауры усилена на 10 %

        60 — Разборки

        Каким-то непостижимым образом, Андрей оказался на складе еще до моего приезда. Я обнаружил его развалившимся на тахте с книжкой в руках. Следил за мной, значит. Ну-ну.
        — Занятная книжка.  — сказал он, не отрываясь от чтения.  — Парень отправляется в виртуальный мир, чтобы заработать денег.  — вздох — Какую муть только не пишут. А ты послушался таки.
        — А у меня был выбор?  — я бросил сумку в угол.
        — Как тебе сказать.  — наблюдатель поднял глаза.  — Я тебя обо всем предупредил. И вот ты здесь. Значит, с головой у тебя не настолько плохо, как говорят слухи.
        — Про меня уже слухи ходят? Интересно.  — как же он, блин, раздражает.
        — Люди помнят, Артур. Ты много ездил, много повидал. А мне нужно было проверить, что за фрукт объявился на моей территории.
        — Надо же.  — протянул я.  — Твоя территория. И не лень же было все раскапывать.
        — Работа у меня такая.  — крякнул Андрей. Раскапывать и отслеживать.
        — Я спрошу прямо.  — я присел на табуретку прямо напротив него.  — Что тебе нужно от моей сестры?
        — Сводной сестры.  — отметил он.
        — Пускай сводной. Это что-то меняет?
        — Не строй из себя ревнивого братика, ты ее знаешь всего три месяца. А я уже десять лет.
        — Ясно все.  — если судить по словам Алисы, они не особо близки. Пфф, крутой наблюдатель-гипнотизер сидит в глубокой френдзоне. Кто бы мог подумать?
        — Да нихера тебе не ясно, Ким. Ты мне тут не ерничай. Если бы не понимал, что это действительно нужно, не ушел бы. Сам же знаешь, я на твоей стороне.
        — Меня гигантская голова предупреждала не верить никому, кто так говорит.  — буркнул я.
        — Поспешил я давать оценки твоему ментальному здоровью.  — буркнул он в ответ.
        — Сказал ящерик с чешуей на харе.
        Андрей аж вздрогнул.  — Фух, на секунду подумал, что маскировка сбилась. Я посмотрю на тебя, когда Вирд дорастет до тройки. А он дорастет, не сомневайся. Все мы сначала такие умные, думаем, что не будем им пользоваться.

        Вот сука. Еще и советы раздает.

        — Это твои проблемы. Главное, чтобы ты держал свои чешуйчатые лапы на виду. Я буду за тобой следить.  — сказал я, как-то уж слишком грозно. Но во мне просто все кипело.
        — Это я буду за тобой следить.  — он сел и наклонился ко мне.  — И слежу, с самого твоего пробуждения.
        — Ха. А чего тогда не помог? Получается, вся пролитая кровь — на твоей совести.
        — А ты на совесть не дави. Это твои обязанности, ты за них и отвечаешь. А я более важными делами занят. Ты даже себе представить не можешь, сколько всякой хрени предотвращает «Стигма». И взамен, я всего лишь хочу, чтобы рядом с дорогим мне человеком не отирался заяц с ядерным барабаном вроде тебя, Ким.
        — О как. Что если я не хочу, чтобы рядом с дорогим мне человеком отирался рептилоид, превращающий всех вокруг в слюнявые овощи?  — я заглянул ему в глаза. Андрей моргнул, и на секунду проявилось его истинное лицо.
        — Думаешь, я воспользуюсь этой силой в корыстных целях?  — мрачно сказал он.
        — Хрен тебя знает. Но после всего увиденного, мне трудно поверить в такие благородные порывы.
        — По себе, наверное, меряешь.  — Андрей чуть не зашипел.  — Для сведения, я был против этого тотема: но меня поставили перед выбором — либо оберегаешь смертных от лишней информации, либо идешь лесом. Ни разу, просто ни разу за десять лет я не воспользовался способностью вне работы.
        — Чего завелся? За живое задел?
        — Не зли меня, Ким. Нам с тобой дружить надо. Чай одно дело делаем. Брось свои инсинуации.
        — Говорить-то легко. Все равно никто ничего не докажет.
        — Артур, уймись.

        Я вскочил со стула. Сам не заметил, как в руке появился молот.  — Я предупреждаю тебя в последний раз. Держи свои чешуйчатые грабли и мозговые волны на виду. Если тронешь Алису, я с тобой сделаю то, что сотворил с беглецом.

        Олег рассказал мне, как все было. Я поднялся после разряда, весь черный и в дыму, подпрыгнул метра на два и измочалил аксолотля. После чего, совершенно без чувств рухнул в яму к товарищам.

        — Что, будешь месяц от меня бегать?  — Андрей тоже встал.  — Не хочу я с тобой драться. Если ты такой непробиваемый, я-то в чем виноват?

        Я приготовился использовать свой дар. Стремительные удары направились к цели, и все будто наткнулись на невидимый барьер. Андрей без всяких усилий держал молот одной рукой. На ее запястье яростно вращался желтый глаз. Да, меня довольно быстро отпустил гнев, и я вспомнил, что лезть в драку с шестьдесят восьмым уровнем — поступок достойный премии Дарвина первой степени.

        — То есть, по-хорошему мы понимать не хотим…  — оскалился наблюдатель. Его вторая рука извернулась и обвилась вокруг моей шеи, поднимая меня в воздух. Помещение заполнил треск погремушки.  — Ты вроде взрослый мужик, а ведешь себя будто тебе пятнадцать.
        — А… надо было… молча… соглашаться…?  — прохрипел я.
        — Стоило.  — кивнул он.  — Пойми ты башкой своей, я не какой-то там злодей. Я вам обоим помочь хочу. В упор не понимаю, почему ты это принял в штыки.
        — Ты… себя со стороны… видел…?
        — Видел.  — он скривился.  — Но бывает, что иначе никак. Чем быстрее ты это поймешь, тем лучше. Думаешь все вот так легко? Нет, Артур, все дико сложно.
        — Да пошел… ты…!
        Он ослабил хватку и я плюхнулся на пол, пытаясь восстановить дыхание.
        — Короче так.  — сказал Андрей.  — Работай, а там видно будет. Будешь бузить без повода — накажу, так и знай.
        И направился к выходу.
        Вот падла… Ну ничего, рано или поздно, мы с тобой сочтемся.

        61 — Лог (5)

        Человек Артур Ким (The Fool)  — Уровень 10
        Сила: 6/Выносливость:12/Скорость:5/Энергия:1/Воля:2
        Низкие показатели для агента.
        Пунктов Улучшения: 0
        Печати: Адепт (3)
        Тотем: Ярко пылающий тотем (3)
        Вирд: 0 (потрачено:9)
        Пунктов Вирда: 0
        Карт открыто: 5/22
        Договор Освященной Платины
        Договор Солнца и Луны
        Способности
        — КРОВНЫЕ УЗЫ -
        — ВОСЕМЬ СОТЕН ЗВЕЗД -

        Получено достижение: Начинающий герой

        Игрок достиг десятого уровня. Первый шаг к величию сделан, продолжайте в том же духе! Да хранит вас Администрация.

        +3 пункта улучшения.

        Человек Олег Красильников — Уровень 9
        Сила: 1/Выносливость:4/Скорость:2/Энергия:10/Воля:3
        Низкие показатели для агента.
        Пунктов Улучшения: 0
        Печати: Волны (1)
        Тотем: нет
        Вирд: 0 (потрачено: 7)
        Пунктов Вирда: 0
        Договор кипящей реки
        Способности
        — ВОДОВОРОТ СОБЫТИЙ -

        Есть большая вероятность, что я тогда переборщил.
        Сложно сказать, что на меня нашло.
        Ну Дурак-то прав был, у меня возникают проблемы с управлением гневом. В этот раз, я просто выбрал немного неудачный вектор.
        Стоит отметить, я сожалел об этом не потому что Андрей хороший человек. Как по мне, так он конченый мудила. Ну не может человек с такими способностями не быть мудилой. Если они, скажем так, произрастают из души и личности, вывод прост. Будь он таким воином света, каким себя считает, у него даже со змеиным тотемом не появился бы талант массовой лоботомии.
        Но держать эмоции под контролем все же стоило. Хотя бы потому, что он теперь может ожидать от меня неприятностей. Не думаю, что мне понравится, если такой человек будет мне осознанно вредить.
        Однако, после этой встречи все снова стихло. Ничего крышесносящего не происходило, но от своего плана мы не отказались. Начали усиленно тренироваться, используя для этого любую возможность.
        Через разрывы сыпалась всякая мелочь. Мы зачищали подворотни, а затем делали вылазки в разные миры. Ездили на заброшенный танкер, уже почти год стоявший в бухте. Разогнали мародеров, и бродивших в трюме рыболюдей, которых Олег упорно обзывал «мурлоками». Бегали по очень большой лестнице, а на фоне играла «Eye of the Tiger».
        Так же, я начал посещать «Воина-ягуара» почти каждый день. Не всегда мне удавалось позаниматься с Сашей, да и как-то не получалось наладить более близкие контакты. За все время, карта Силы так ни разу и не улучшилась.
        Я вложил несколько пунктов в развитие печати. Результатом этого стало усиление моей основной способности. Даже название изменилось. Пока что, не было возможности использовать ее на сильном враге, но те, что нам попадались просто превращались в кашу.
        А еще, мне дали достижение. Это, наверное, неплохо. Дополнительные циферки в общую кассу циферок. Но всего этого недостаточно. Я истратил все запасы Вирда и оказался в опасной близости к первому порогу. Но тогда, мне было все равно. «Луна» защищала меня.
        Рано или поздно, серьезное дело должно было подвернуться.

        62 — Цикады (1)

        В ту ночь я был один. Олегу захотелось провести вечер с семьей. А раз уж машина шла с ним в комплекте, защищать родное измерение пришлось на своих двоих. Когда разберусь с жильем, пойду и сдам на права.
        Я прогулялся до видовой площадки. Спустился вниз, к экономическому университету. Оттуда, вышел на узкую безлюдную улочку. Задания у меня не было, но оно могло появиться в любой момент. А пока я просто бродил, погруженный в собственные мысли.
        — Эй, слышь!
        Грубый оклик вырвал меня из мыслей, чем окончательно испортил настроение.
        Неужто очередные смертные гопники? Иногда, нас с Олегом пытались ограбить в какой-нибудь темной подворотне или подъезде. В результате, эти люди стабильно получали по шее. Судя по тому, что нигде истории об этих стычках не всплывали, потом ребятки оказывались в скользких объятиях Андрея. Но это уже его проблемы.
        Оглянулся. Парень в куртке, со сломанным носом. Знакомое лицо. Ну точно!
        Юрец быстрым шагом направлялся ко мне. Он подрос в уровне до седьмого, но на беглеца похож не был. Рожа как была страшная, так и осталась, хотя никаких ушей и хвостов не выросло. И взгляд вполне адекватный (ну, для него). Система тоже не опознала его, как угрозу.
        — Ты че здесь?  — нагло спросил он.
        — Работу работаю.  — ответил я.  — Сам-то че? Иди себе.
        Парень резко схватил меня за плечо.  — Не, ты стой. Мы с тобой еще за тот раз не закончили.
        Я убрал его руку и отошел на шаг.  — Нечего там было заканчивать. Ты слился, вот и все. Что надо-то?
        — Так не делается.  — хмыкнул Юрец.  — Я ж тебя давно ищу, гада. Думаешь, че, можно вот так залупаться, а потом разгуливать? Да я из-за тебя чуть не сдох!
        — Нечего было быковать.  — я говорил спокойно.  — Выпендриться тогда перед смертными решил? Не на тех напал. Ну вот и гуляй теперь.
        Я развернулся и спокойно пошел дальше, но он догнал меня, загородил путь.
        — Слышь. У меня тоже работа есть, таких чертей как ты с улиц убирать.
        — Послушай меня, друг.  — сейчас просто не было никакого желания разбираться с австралопитеками с «Баржи».  — На тебя указания не было. Будешь барагозить, я тебя, как и в прошлый раз буду возить лицом по земле. Учти, я тебе тогда жизнь спас. А то мог бы и дальше лежать на дне.
        — Да ты хоть знаешь, каким трудом мне та хня досталась?!  — взревел Юрец и снова бросился на меня. Я хотел отскочить, но земля под ногами будто расползлась, и я полетел головой вниз. Оказавшись на спине, я резко откатился, иначе большой кулак прилетел мне прямо в лицо.
        — Это был подарок за первое задание, козлина!  — вопил парень. Ну охренеть теперь. Тоже мне, большой труд.
        Его рука как будто… рябила? И из-за этого казалась больше, чем на самом деле. А еще, под ногами Юрца рябил асфальт. Какая-то способность. Неизвестная и неприятная.
        — Слушай, так ты же агент!  — крикнул я, выставив вперед ладонь. Мой противник на секунду опешил.
        — Ну, типа.  — сказал Юрец, но попыток врезать мне не прекратил.
        — Так какого же лешего ты делаешь, родной?  — я уворачивался, как мог. Парень оказался быстрым. Камень он потерял, но вместо этого приобрел нечто иное. Возможно, воду.  — Мы же с тобой коллеги!
        — Сказал бы я тебе, епт, где твои коллеги!  — он с силой топнул, и по асфальту пошла волна, которую я умудрился перепрыгнуть.  — Выдрючиваешься ты сильно, морда китайская. Пох, что не торчок, и тебя уложу.
        — Что, руки чешутся?  — спросил я. Его удар пришелся по призванному щиту. Рябь пошла сквозь металл и ткань. Даже рукав моей куртки стал зыбким. Вот же упрямый долбоящер! Но если я начну применять свой дар, он же улетит. Хотя, может сработать, если осторожно…
        Я не стал пользоваться молотом. Ограничился кулаком. Одновременно атаковал ноги и врезал в челюсть. Юрца перекосило. Прежней каменной крепостью даже не пахло. Он отлетел назад, и едва не укатился в заснеженный овраг.
        Этого оказалось мало.
        — Ах ты ж сука!  — Юрец снова набрал скорость. Волна бежала впереди него, будто складка на ковре. А потом, в одно мгновение, все стихло. Рябь исчезла, а руки парня безвольно опустились. Я заметил высокую, черную фигуру позади него.
        Металл блестел в свете фонаря. Меч торчал прямо у Юрца из груди. Неизвестный враг бесцеремонно вытащил лезвие и толкнул парня вперед, и тот начал рассыпаться, еще не долетев до земли.
        Темная фигура сделала шаг вперед, и мне удалось более или менее разглядеть ее. Нечто было одето в полностью черный плащ, или даже халат. Из широкого рукава выглядывала такая же черная, тонкая лапка, сжимавшая рукоятку длиннющего меча, похожего на японский двуручник.

        Круглую голову скрывал капюшон, в котором светились маленькие, злые глазки-огоньки. Больше ничего в лице существа разобрать было нельзя. На голове торчали толи большие треугольные уши, толи рога. А может быть, это была часть головного убора. Не очень понятно.

        Молодь — Уровень 18

        Оно перешагнуло через горку праха, оставшуюся от жертвы, и посмотрело на меня. А затем, рвануло вперед, настолько быстро, что мне почти не хватило времени выставить щит. Лезвие легко пробило титановую пластину и прошло совсем рядом с моей головой.
        По шее побежал холодок. Видимо, задето было только ухо.
        Существо дернулось, вытащило меч и сигануло в воздух. Там оно оттолкнулось от фонаря, и рухнуло прямо на меня.
        Отпрыгивал не глядя, кувырком. Так называемая молодь вонзила свой меч в асфальт. Из щели пошел пар.

        63 — Цикады (2)

        Вот теперь, в соседних домах наверняка отключат отопление. А на улице, между прочим, минус два. Опять начнется вой в интернете. Как хорошо было, когда не приходилось сраться с наблюдателем по поводу сопутствующего ущерба. Благодать просто! А я не ценил.
        С другой стороны, всем этим порывам и авариям наконец-то нашлось объяснение. Виноваты такие как я, а не доисторические коммуникации. Как все просто.
        Эта штука совсем непохожа на человека. Внутри плаща сгорбленная, широкая и плоская фигура. Стоит на двух острых хитиновых копытках. Больше под черной тканью ничего не видно. Это монстр, а не игрок. Получается, Юрец пытался поймать вот это. Конец предсказуем. Даже если бы я не появился, у него не было никаких шансов.
        Ким, ты так говоришь, будто они есть у тебя. Восемь уровней — разница огромна. Не тот барьер, через который можно перепрыгнуть на удаче и умении.
        Зараза с мечом прыгнула вперед. Яркие полосы от взмахов меча сверкнули в воздухе. Я скатился на заднице по льду и вновь смог избежать атаки.
        Фонарный столб рядом с нами распался на несколько частей. От моего щита отвалился угол. Разрез абсолютно ровный. Это чего, японская сталь, сложенная в две тысячи раз? Как эта сволочь так легко рассекает бетон?!
        После удара, существо замерло. Как будто оно перегрелось, проведя эту атаку и теперь сбрасывало раскаленный зеленоватый пар. Я было хотел напасть со спины, но подумал, что это слишком легко. Ему секунды хватит, чтобы развернуться, и тогда у меня все кишки на снег выпадут.
        Вариант у меня был всего один — быстренько найти разрыв, через который пришло вот это вот, заманить его внутрь и закрыть двери. Иначе никак. С другой стороны, задание мне так и не дали, так что я мог бы по ошибке оставить там кого-то из наших. Не факт, что Юрец был один.

        Ну а как еще? Бросать эту мясорубку здесь? Не вариант.

        Я вскочил на ноги и побежал в сторону небольшого парка. Если драться здесь, можно легко задеть жилые дома. А мы ведь этого совсем не хотим.

        Молодь очухалась и пустилась в погоню. Я услышал, как лезвие разрезало воздух. Вовремя оглянулся, чтобы увидеть полосу света несущуюся прямо ко мне. Уходя с пути атаки я бросился в обрыв, но свет последовал за мной. Удалось укрыться лишь за деревом, которое от удара распалось надвое.

        Свист пара раздался у меня прямо над головой. Краем глаза, я заметил, что тварь с мечом все еще спускается по склону, а значит… Еще одна молодь сидела на дереве. Эта послабее, всего двенадцатый. Но мне как-то от этого легче не стало.
        Бывают на этой работе такие дни, когда меня просто распирает от собственной крутости. Мы врываемся в какие-нибудь трущобы, разгоняем всяких днищ, которые даже щит поцарапать не могут и падают с одного удара. Но это же скучно. Гораздо лучше запоминаются те моменты, когда меня гоняет по городу всякая перекаченная дичь.

        Над плечами нового существа загорелись яркие белые огни. Я сразу понял, что ничем хорошим это не кончится, и начал шевелить ногами. Оно развернулось, и принялось вести огонь по моим следам. Ощущения непередаваемые. Как будто позади тебя несется самолет и палит из сдвоенных орудий. Комья снега взлетают в воздух, щепки несет во все стороны, деревья падают.

        Бугорок возник прямо у меня на пути. Я инстинктивно пригнулся, и не прогадал. Молодь выскочила прямо из-под земли. У этой на руках были здоровые боксерские перчатки. Тварь раскрутилась как юла, и очень быстро вернулась под землю
        Да сколько же вас здесь, суки?! Окружили со всех сторон.
        То есть, он хочет сказать, что вот это вот — мелочи? Со стороны похоже на настоящее вторжение.
        В домах загорелись окна. Если свист меча еще можно было не расслышать, то пулеметная очередь точно всех перебудила.

        Первое существо ловко приземлилось на стоявшую рядом машину. Сигнализация сработала, заревела на всю округу. Молодь как будто специально пыталась нарушить режим секретности. И заодно, загнать меня как медведя на охоте.

        Самое время для тактического отступления. Подземная тварь снова выскочила у меня прямо перед носом, что было очень некрасиво с ее стороны. И глупо. Вот с этой фигней у нас разницы в уровнях не было. Со всей силы, я ударил тварь в висок. Молодь перекрутилась в воздухе, пробила головой стекло внедорожника и исчезла из вида.
        Но не померла, что весьма неприятно. Все же, два преследователя лучше, чем три. «Лучше» здесь понятие относительное.
        Я успел юркнуть за угол дома, прежде чем еще одна очередь волшебного огня проделала во мне кучу дырок. Одна «пулька» чиркнула по ноге. Глубокая царапина, но кровью не истеку. Хотя, что я там разглядел-то, в темноте.
        Из подъезда выскочил какой-то небритый мужик.
        — Внутрь!  — крикнул я ему. В это же время, черная фигура оттолкнулась от стены здания и врезалась своей рогатой башкой мне прямо в грудь. Блин, как таран с бараньей головой! Половину ребер наверняка сломало.
        Пока я летел, фигня с кулаками возникла прямо надо мной. Еще один удар, и я чуть не пробил дыру в земле. Тело охватила немота, кожа на руках посветлела. За две атаки они сбили мне половину здоровья. Следует признать — непробиваемая выносливость подвела меня в данном конкретном случае.

        64 — Цикады (3)

        Я вообще не планирую умирать в обозримом будущем. Тем более в узком дворике Дома Культуры, от рук непонятных чертей. Возможно, укрыться здесь было не очень хорошей идеей, но я просто устал бегать от них. Паразиты слишком быстрые и прыгучие. В итоге, я банально выдохся.
        Мечник, будем называть его так, перемахнул через стену, загораживая мне путь к отступлению. Черт, этот самый опасный. Близко к нему подходить нельзя. Я надеялся выманить вперед Стрелка. А лучше Крота. Он совсем слабенький, к тому же я его уже один раз задел.
        И да, прозвища им я придумал потом. Когда бегаешь туда-сюда по скверику, как-то не до этого. Спойлер: я таки выжил. Дом культуры Железнодорожников не стал моей могилой.
        Другой вопрос, как мне это удалось. За это можно поблагодарить Олега, в каком-то смысле. Нет, он не выскочил из-за угла и не обрушил на врага кипящие волны. В тот момент, мой напарник скорее всего собирался разводиться из-за последнего куска пиццы.

        …

        Иногда, у нас было время прокачаться, но, как назло, все космические негодники впадали в спячку. Никаких разрывов, никаких беглецов. Тишина и покой на улицах.
        В такие дни, мы выезжали на пустырь недалеко от объездной трассы. Здесь было маленькое озерцо, над которым издевался Олег. Я просто размахивал кувалдой, пытаясь поймать идеальное чувство ритма.
        — Слушай,  — сказал напарник лежа на траве. Крупные капли, размером с кулак, кружились прямо над ним.  — В чем, по-твоему, фишка с этими именными приемами, или как они там называются?
        — Честно?  — ответил я. Волна от удара по земле всколыхнула траву и сбила пустую бутылку с бетонного столбика.  — Понятия не имею. Звучит как лютая дичь.
        Как-то раз я попытался его использовать, и не скажу, что сильно впечатлен результатом.
        — Просто, если есть такая возможность, то почему бы и нет? Мне вот, например, интересно что-то такое придумать.
        — Я вообще не понимаю смысла что-то орать во время боя. Ладно там «Кия!» или что-то типа того, как боевой клич. Но целые названия приемов… Как будто мы в дешевом аниме.  — сказал я.
        — Ну, не скажи. Древние мастера считали, что слова имеют большую силу. Когда ты выкрикиваешь название приема, ты направляешь эту энергию в действие. А вообще, может быть, так и есть.  — Олег встал и потянулся.  — Странная игра вторгается в обычную реальность, дает силу ничем не примечательным людям. Вполне себе анимешный сюжет.
        — Друг мой. Во-первых, мы с тобой слишком старые, чтобы быть японскими школьниками. Во-вторых, если я выкрикну название приема, разве это не поможет врагу приготовиться, подобрать защиту? И, в-третьих: где все эти пышнотелые женские бабы с суперсилами, рвущиеся ко мне в гарем?  — по моему скромному мнению, весь этот пласт культуры состоит из гаремников на 99 и 9 %. Однако, в подростковом возрасте я много смотрел его, находясь в поисках ответов.
        Напарник принялся загибать пальцы.  — Ну вот не тебе жаловаться, Артур. А еще, ты кореец.
        — Да? Спасибо, что напомнил.  — ответил я.
        — Я к тому, что ты мог бы придумать какие-нибудь чисто ваши фишки для этих именных приемов. Звучало бы клево, да и враг ни за что бы не догадался, что ты там несешь. Плюс, энергия ки, все дела.
        — Олег, я по корейски знаю только «кимчи» и морковный салат. Который, тоже кимчи, только без капусты.
        — Как тебе не стыдно, Ким, не интересоваться культурой предков.
        — Мою прабабку.  — я запустил еще одну ударную волну, на этот раз намереваясь сбить сам столбик.  — Переселили в Узбекистан, пока прадед сражался с Японской оккупацией. Бабка до сих пор там живет, а отец переехал сюда в восьмидесятые. Еще скажи мне, что я должен свободно объясняться на узбекском.
        — Ну нет, но мне бы на твоем месте, было бы интересно. Воссоединиться с культурной общностью. Да и национальный колорит, кажется, хорошо вписывается в то, что мы делаем.

        Тогда, я подумал, что если бы действительно поехал в Сеул, то все равно бы стал агентом, и бродил бы по всяким трущобам, коих там в разы больше. А еще, у меня возникли бы проблемы с языком и работой.

        Нафиг-нафиг. Я и тут по уши в жизненном счастье.

        — Тогда, почему ты до сих пор без крыльев и не на коне?
        — В смысле?
        — У твоей мамы польские корни. По такой логике ты уже должен был стать полноценным уланом и рваться в бой с криком «Курва!».
        — Ну то стереотипы.
        — А про меня, значит, не стереотипы? Я про Корею ничего не знаю, ни про первую, ни про вторую. Закинь меня туда, и я помру возле булки с хлебом.
        — Хз. Просто подумал, как тебе лучше использовать свой дар.

        Не скажу, что слова Олега сильно запали мне в душу. Но кое-что относительно полезное я из той беседы все же вынес. Вечером он позвонил мне, и рассказал интересную сказочку, которая хоть как-то проливала свет на названия моих артефактов.
        Из этого следовало, что в душе, я оказался несколько ближе к родине предков, чем всегда думал. Я, если честно, вообще про это не думал. Слишком уж эгоистичен и занят своими проблемами. Порывов в слезах обнять березоньку у меня никогда не было. Впрочем, обнимать сосны я тоже не захотел.
        Но с моей стороны было бы глупо отрицать чисто практическую пользу именных приемов, особенно в плане усиления. А идея Олега была ничем не хуже тех, что предлагал когда-то Дурак, скорее даже лучше. Так что, в свободное время, я углубился в изучение данного вопроса.
        Все для того, чтобы создать нечто, способное вытащить меня из безвыходной ситуации с превосходящими силами противника. Нечто, которое можно использовать только в самом крайнем случае, когда бежать уже некуда, а смерть неизбежна.

        65 — Цикады (4)

        Я развел руки в стороны, и обратился к приближавшимся существам.  — Ребятки, я сразу хочу сказать. Сейчас я буду выглядеть очень глупо, и вам это точно не понравится. Поэтому, давайте хотя бы попробуем разойтись миром.
        Молодь ничего не ответила. Они пользуются оружием, и наверное должны быть разумны, но хрен их знает, пришельцев из другого мира.
        — Ладно, мое дело предупредить. Не жалуйтесь потом.

        Обеими руками я взялся за рукоятку молота. Выдохнул, и начал быстро, но громко и отчетливо говорить.

        — Небеса призывают Дух, а Земля помогает Душе. Солнце и Луна возрождаются, вырастают горы и долины, а грозы проливаются дождем.

        Пространство наполнил тяжелый, давящий гул. Существа остановились и с любопытством уставились на меня. Ошибка новичка — позволить противнику применить усиление. Ничему их жизнь не учит.

        — Северное Небо, приди и уничтожь зло в этом мире, ради восстановления естественного порядка!

        Гул усиливался. Мои руки и ноги налились ярким белым светом. Меня самого всего трясло.

        — СОКРУШАЮЩИЙ ЗЛО МОЛОТ ЧЕТЫРЕХ ТИГРОВ — ДАР СЕСТРЫ!  —заорал я в лучших традициях фильма «Убойное кун-фу».

        Внезапный и очень мощный порыв ветра не тронул меня. Но вот всех троих существ он подхватил и не церемонясь развешал по веткам ближайших деревьев. От тел монстров пошел зеленый пар.
        На своих светящихся ногах я поднялся в воздух и мгновенно оказался рядом с застрявшим на дереве Кротом. Тварь зыркнула на меня маленькими глазками, но уже в тот момент все было решено. Сквозь зубы, я произнес:

        — ВОСЕМЬ СОТЕН ЗВЕЗД: ЗВЕЗДОПАД!

        Непрерывный поток направленных вниз ударов смел все. Дерево, молодь, клумбу внизу, ограду, легковушку стоявшую у входа в аллею. Когда я мягко опустился на землю, передо мной красовался участок лунного пейзажа, усеянный круглыми кратерами. Хрупкая душа твари не выдержала такого надругательства над природой, и Крот наконец двинул кони, подарив мне на прощение пятьдесят процентов опыта до следующего уровня.

        Два оставшихся существа неподвижно взирали на меня с веток.

        — Что? Я говорил, вам не понравится. Может это, миром разойдемся?

        Как только я это сказал, мимо меня пронесся какой-то грязно-зеленый пузырь и устремился к Мечнику. Слепящая красная вспышка, и тварь кубарем покатилась по снегу.

        А дядя Миша шлепнулся вниз, аки перезрелая груша. Я подбежал к нему.  — Вы как, в норме?
        — Староват я уже, для легкой атлетики.  — он встал потирая ушибленный зад.  — Опа, а ты как здесь?
        — Да вот, решил землю вскопать, чтобы не промерзала.  — проворчал я.  — Ложись!
        Стрелок вновь атаковал нас, но дядя Миша спокойно поднял ладонь и создал большой полупрозрачный щит из красной энергии. Врезаясь в него светящиеся пульки либо гасли, либо отлетали назад выбивая щепки из деревьев.  — Хрен ему, засранцу. Пусть сам ложится. Слушай, эт самое. Тут вроде как я работаю. Ты откуда взялся?
        Кажется, обстрел его совершенно не волновал.
        — Я мимо шел.  — ответил я.  — Тут еще один парень был, тоже агент. У нас с ним были, скажем так, недомолвки. Ну а пока мы с ним выясняли отношения, появились эти черти и грохнули пацана. С тех пор я убегаю от них по всей округе.
        — Ничего себе, как не повезло. А я-то и смотрю, что не по Сеньке шапка-то.
        Мечник на полной скорости врезался в барьер. Дядя Миша скривился. Очевидно, удар причинил ему довольно ощутимый дискомфорт.
        — Слушай, как там тебя, Тимур. Займи вон ту светящуюся фиговину минут на пять. Подсоби, будь другом.  — с этими словами мужик свернул щит в перчатку из той же энергии и еще раз смачно дал Мечнику в морду.

        — Не вопрос.  — пожал плечами я. Если он возьмет на себя наиболее опасную тварь, с этой у нас не должно возникнуть никаких проблем. Вот только, что-то мне подсказывает, что напролом идти нельзя. Магическая пулеметная очередь легко может пробить мой щит. Вон какие дырки оставляет на деревьях.

        Приток мощи от волшебной мантры сошел на нет, и у меня уже не оставалось духовных сил, чтобы повторить такой фокус. Пока что, эти приемы действительно становились последним доводом в драке. Если уж противник не повержен, придется справляться без них.

        Надо было как-то подобраться ближе, или же… Пока Стрелок охлаждался, я подбежал к дереву с другой стороны. Со всей дури треснул кувалдой по земле. Дерево содрогнулось, и темная фигура в облаке пара рухнула вниз. Враг, казалось, оттолкнулся ножками прямо от воздуха и опять попытался забодать меня, за что получил по тыкве. Палить он начал прямо в полете.
        Снаряд обжег мне плечо, и я резко укрылся в собственноручно вырытой складке местности.
        В этот раз, Стрелок не стал дожидаться перегрева, прекратил огонь и пошел вынимать меня из окопа. Но на половине пути он был сбит отлетающим от очередной оплеухи дяди Миши собратом, и упал мордой вниз.
        Грешно было бы не воспользоваться таким шансом. Молот мягко опустился на макушку молоди. Что-то противно хрустнуло. Раздался звук, похожий на стон облегчения. Причем голос такой звонкий, будто женский. Серый прах смешался с грязным снегом.
        Я посмотрел на свое плечо. В куртке теперь была выжженная дырка, а левая рука двигалась с трудом. К тому же сильно бежала кровь.

        66 — Цикады (5)

        Вроде ничего смертельного. Даже плечо почти не онемело. Только чуть-чуть свербит. Но даже такую рану без внимания оставлять нельзя.
        Дядя Миша пропахал затылком борозду в земле и остановился рядом со мной. Мельком глянул на мое дымящееся плечо.
        — Ниче ты быстро разобрался! Слушай, там за углом «Камри» стоит, зеленая.  — он порылся в кармане, бросил мне ключи.  — На заднем сидении коробка со всякой ерундой. Ты подлатай себя по-быстрому.
        Тут же, на него налетел мечник, и противники начали барахтаться на снегу.
        Я бы на его месте не стал отдавать ключи от машины человеку, которого вижу во второй раз, но тут, как бы, ситуация такая. А я недоверчивый такой. Подозрительный.
        Зеленая тойота действительно стояла за углом. Еще совсем недавно эту часть стены обстреливал монстр, и теперь над машиной дымилась куча маленьких дырочек. Настоящий кошмар трипофоба.
        Я открыл переднюю дверцу и тут же мне в нос ударил невыносимый запах чеснока, лука, какого-то спирта и хрен знает чего еще. Если дядя Миша вот так возит пассажиров, то я им очень сочувствую.
        В коробке на заднем сидении (и вокруг нее) валялась куча всякого игрового хлама. Какие-то браслетики с мелкими бонусами, всякие амулетики, прочие финтифлюшки, камушки. Все это можно было повесить на себя и, наверное, ощутить неплохую прибавку к характеристикам. Но выглядеть ты при этом будешь как новогодняя елка.
        Мне на глаза попалась небольшая янтарная сфера, размером где-то с куриное яйцо.

        Целебная припарка

        Ускоряет местное восстановление тканей, заживляет раны, останавливает кровь. Для получения эффекта разбить оболочку, приложить к поврежденному месту. Время действия: 10 секунд.

        Сойдет. Я раздробил скорлупу, похожую на тонкий пластик, и прижал комочек холодца к ране. Раздалось тихое потрескивание. Когда комок полностью испарился, на том месте осталась большая грязно-розовая болячка. Ну хоть не кровит, и то хлеб.
        Не то что бы я думал, что мужик не справится один. Просто, если была возможность закончить все это побыстрее, нужно было ее использовать. На том месте, где я еще недавно огребал от молоди начинали собираться люди.
        Я быстренько вернулся в сквер и тут же понял — моя помощь в принципе не требуется.
        Дядя Миша…он такой… как бы описать? Опухший, неуклюжий. Как медведь, только что вылезший из берлоги. Но зато когда дело доходит до драки, он просто выпивший бог войны. Сильно выпивший. Как медведь, давно не ложившийся в берлогу.
        Ну плохо у меня с метафорами, плохо.
        Он бил стремительно. Такое чувство, будто это алое покрытие делало его не только сильнее, но и быстрее. Дядя Миша врезался во врага на скорости грузовика без тормозов, отбрасывая рогатое чудище во тьму. Но мечник все возвращался.
        С каждым ударом, мужик матерился все громче.  — Да когда ж ты ляжешь, так тебя растак?! Нас тут скоро накроют уже! ПОЛУЧАЙ, СУКА!
        На моих глазах, монстр резко замахнулся и рубанул по своему противнику. Я тогда решил, что крыша у меня уехала окончательно, и все последние события — неведомые мультики, которые смотрит парень в смирительной рубашке. Потому что даже по сравнению с виденными чудесами Амаравати, зрелище было довольно невероятное.
        Дядю Мишу разрубили надвое. Буквально. Ровный горизонтальный разрез. Плечи, шея и голова подпрыгнули в воздух. Образовался абсолютно четкий, видимый зазор.
        — Ну ты дурак или где?  — со вздохом спросил мужик, хотя некоторые очень нужные для вздохов части тела уже отделились. А потом он тупо склеился, как очень мягкий пластилин. Или два куска гудрона. Дядя Миша со всей силы хлопнул в ладоши, сплющивая голову Мечника, а затем пнул его ногой в грудь.
        В мгновение ока этот алкаш стал еще более загадочным и интригующим. Я вспомнил, в эту драку он влез, превратившись в переливающийся шар. Похоже, его способности не ограничиваются светящимися кулаками.
        Мужик подошел к валявшейся молоди, держа за воротник приподнял тварь над собой. Меч выпал из рук уже практически поверженного противника, и прикатился к моим ногам. Дядя Миша сорвал рогатый капюшон и хитиновую пластину с двумя дырочками. Под ними оказалось синюшное девичье лицо, покрытое сеткой вздувшихся сосудов.
        — Эй! Ссыкуха! Ты там че, жива еще?  — он похлопал ее по щекам. Девчонка приоткрыла глаза, застонала.
        — Давай, давай.  — Дядя Миша начал ее трясти.  — Дискотека кончилась, поздно трепыхаться. Говори, где эта гнида прячется!
        — Я… что?  — пробормотала она. А затем словно пришла в чувство. Моргнула боковыми веками, раскрыла зубастую пасть, противно зашипела. И тут же обмякла, осыпаясь пылью у него прямо в руках.
        — Стой! Не смей подыхать, мы с тобой еще не закончили!  — но уже было поздно. Пара секунд, и дядя Миша уже держал один только обрывок плаща.  — Ну твою же мать!
        Он бросил черную тряпку на землю и со злостью наступил на нее. А потом повернулся ко мне.
        — Тимур…!
        — Артур.  — поправил я.
        — Принято.  — он махнул рукой.  — Меч нужен?
        — Вообще-то нафиг не сдался.  — пробормотал я, все еще переваривая увиденное.
        — Ну и хорошо. Сдам в цветмет.  — он подобрал железяку и взвалил себе на плечо.  — Пойдем-ка отсюда. Скоро менты нагрянут. Не наше это дело, рассказывать им охренительные истории про космические корабли и большой театр. Подброшу тебя до дома, пока руки еще слушаются.

        67 — Цикады (6)

        — Ты живешь на складе?  — спросил дядя Миша, когда мы остановились перед железными воротами, покрашенными в веселый, канареечный цвет.
        — Волею судеб.  — ответил я.  — Пока что не получилось найти нормальное место. Вот, начальство приютило, и то радует.
        — Да.  — он потер затылок.  — Беда сейчас с жильем. Цены задрали, а молодежи деваться некуда. Хотя че, я вон сам можно сказать в сарае живу. Благо, для нашего дела подходит. Был бы нормальным человеком, хрен бы торчал там.

        Он скривился, будто от боли. Но поскольку такое было чисто технически невозможно, такая странная реакция внушала некоторую тревогу.

        — С вами все в порядке?  — поинтересовался я.
        — Да это херня.  — отмахнулся дядя Миша. Чего-то в последнее время слишком пробирает. Перенапрягся. Забыться надо.

        Он достал из-под сидения стеклянную бутылку без наклейки. Внутри плескалась серо-зеленая жидкость. Все выглядело так, будто он прямо сейчас ее и навернет.
        — Послушай-ка, Артур.  — сказал дядя Миша.  — У тебя наверняка вопросы есть. А у меня ответы. И стаканы. Хорошие такие, граненые. Советские еще. Погнали, составишь компанию.

        Я как-то не привык, чтобы меня всякие небритые дяденьки в два часа ночи приглашали домой. Но вопросы у меня действительно были. Делать тоже особо было нечего. И давайте будем честны, идея с гранеными стаканами, после всех сегодняшних впечатлений звучала довольно заманчиво.

        …

        — Так что это за бесы?  — спросил я. Мы ехали через мост. По словам дяди Миши я понял, что его дом находится совсем рядом с тем местом, где я впервые получил по шее от беглеца. Практически через дорогу от дачного домика Вики. Иногда я поражаюсь тому, насколько этот город тесный.

        — Ууу…  — протянул дядя Миша.  — Это жулики. Но ты не переживай, мы с тобой сегодня половину уложили. Не знаю, где там остальные гады шарахаются, но их всегда только шесть.

        — Это вообще люди? Мне просто показалось…

        — Саму девку жалко, конечно. Это да. Не повезло ей. Но ту срань, которую я за горло держал ты не жалей. То не человек уже, а так — мясо натянутое на здорового прусака. Или сверчка. Кто ж их разберет, утырков.

        — Вопросов меньше не стало.  — даже как-то больше.

        — Ладно уж, расскажу тебе, в чем суть беды.  — мы съехали вниз, прямо к морскому берегу. За высокими жестяными листами стоял просторный лодочный гараж. Над ним кто-то очень давно построил кособокий деревянный чердак, где и обитал дядя Миша.
        Снаружи помещение казалось тесной каморкой, но внутри оказалась самая настоящая трехкомнатная квартира. И вот это он называет сараем?
        — А… это как?  — сказал я, выглядывая наружу. Там чердак обрывался в паре метров от входа. Но внутри ничего подобного не было. Помещение дерзко продолжалось.
        — Ну ты как первый день замужем, сынок.  — дядя Миша копался в кладовке.  — Там-то башковитые ребята сидят. Какую только фигню они нам не отправляют, только башлять успевай.  — он на секунду высунулся в коридор и кивнул в сторону картины на стене. Там были изображены лебеди и рыбацкие лодки. Либо на рыбалку вышли гномики, либо лебеди ростом метров по двадцать.  — Я повесил ее еще в девяносто третьем. Пока висит, тут нормально так. Просторно. А иначе, просто пернуть негде.
        — Впечатляет.
        — Я когда молодой был…  — он нашел еще одну бутылку. Вместе мы прошли на большую кухню.  — Тоже от всего охреневал. Тут еще ничего. Жизнь, она кувырком идет, но если зажмуриться, можно сделать вид что все как всегда. А вот как там, у них побываешь — сразу глаза на лоб вылезут. Ну да ладно.

        Дядя Миша налил мне стакан бордовой жижи.
        — Это что?
        — Пес его знает. Но вкусное. Настоечка. Щас-то оно, конечно, не то что раньше. Вот дед мой такой самогон гнал, закачаешься. Помнится, я как-то раз с братом полбутылки скушал, прежде чем свалился. Забористая была вещь. Я ж ток потом вспомнил, что единственным ребенком был.
        — Как бы, наверное, не стоит.
        Дядя Миша снова скривился, сжался будто разом откусил половину от лимона. А затем мигом опустошил стакан, не закусывая.

        — Суки…  — пробормотал он.  — Не стоите вы, чтобы так напрягаться…

        — Точно все нормально? Такое чувство, что вам больно.
        — Ой, ек, больно. Это не в теле, это в душе. Старый я стал, силы уже не те. Чтобы целым уйти, приходится такую дрянь вспоминать, аж тошно становится. А вспомнить есть что. И давай на ты, че мы как эти? Мы ж с тобой считай боевые товарищи.
        — Он вас… тебя надвое разрубил.  — сказал я.
        — Так ты про это.  — хмыкнул мужик.  — То плащ.

        Его тренч висел на крючке у входа. Даже в полумраке прихожей он продолжал странно переливаться.

        — Снял его с одного толсторога. То ли в Лаосе, то ли еще где. Короче, в каких-то сраных джунглях. Полезная вещь. Как бы, меняет тебя. Защищает, в некотором смысле.

        Ага, в некотором.

        — Жрет, правда, как не в себя. Сегодня повезло, заряд был. Так бы мне, оно, тяжко пришлось. В былые годы, я бы этих засранцев одним плевком разметал. Теперь надо будет зарядить… Епсель. Как все достало.  — и дядя Миша налил себе третий стакан.  — Давай-ка, Артур за мир во всем мире. Ну, или хрен его знает. Но чтобы без вот этого всего.  — он крякнул, и посмотрел мне прямо в глаза. От этого мне стало почти так же не по себе, как при первой встрече с крысолюдом.

        — Ты вроде парень неплохой. Не глупый. Понимаешь, что к чему. Зеленый еще, но то поправимо. Есть у меня для тебя одно дело, интересует?

        68 — Цикады (7)

        Чтобы я понял, какая перед нами стоит великая задача, дядя Миша решил начать свои объяснения издалека. Сильно издалека. С ревущих сороковых.

        Утром я был не в состоянии куда-либо идти, и остался на диване в одной из комнат. А до этого, все слушал воспоминания дяди Миши о его жизни, судьбе и, конечно, отношениях с нашим общим руководством. Как выяснилось, жизнь у этого измотанного, пьющего человека сложная. И неожиданно долгая.

        Между делом, я спросил у дяди Миши — воевал ли он? Есть в нем что-то от ветерана, на чьих плечах лежит болезненный груз. Я даже не знал тогда, насколько близок к истине.
        А он сказал:
        — Охренеешь ты, Артур, от того, где я воевал.
        И был, в каком-то смысле, прав.

        — Мне шестнадцать было. А мож семнадцать. Теперь уже хрен упомнишь. Оно ведь как — у каждого второго документы потерялись, а каждый первый себе года прибавлял, или убавлял. Шоб воевать.

        — С кем?  — переспросил я.
        — С кем, с кем. С немцами, понятное дело, етить их через коромысло!

        Вот тут меня окончательно замкнуло.

        — Но я-то с ними так и не встретился. Мелкий ж был, говорю. Отец, он сразу ушел, а я, понятное дело, на завод. Только в сорок пятом призвали. Как раз когда вся заваруха с японцами началась.

        Тем временем, я загибал пальцы.  — Дядь Миш, тебе тогда должно быть… трындец, как много лет.  — он не выглядел древним стариком. Как он выглядел, я уже рассказывал, и даже если внимательно присмотреться, дать больше пятидесяти ему нельзя.

        — Ну ясен хрен. Та я еще лет двадцать, как перестал считать. Кому оно надо?
        — Интересно. Я как-то не задумывался раньше. Мы же теперь, получается, бессмертные.
        — Ишь, захотел!  — невесело усмехнулся дядя Миша.  — Енто слово там для красоты написано. А так, даже наши самые отбитые друзья с других планет по два века живут, не больше. Может, три, если дома сидеть. И то, это там. Нам с тобой по лишнему полтиннику накинули, и хватит с нас.
        Был еще вариант, что дядя совсем спился и несет всякую околесицу, но в его рассказы полнились разнообразными деталями, которых не было в википедии (я проверил). Ну и вообще, зачем ему врать о таком?

        — Так вот, лежу я значит в пыли. В степи это было, в Китае где-то. Может, Линьси. Как раз рядом хорошо так бахнуло. Все думаю, хана тебе, Мишаня. Чую, тащит меня кто-то. Да, Васька это был. Ну я, значица, очухиваюсь в полевом госпитале, вижу пропитую ряху нашего взводного. А у него над головой написано все, что я про него думаю. Та еще была хитрая сволочь.

        — Вот ты скажи мне, дядь Миш.  — прервал его я.  — Если ты ветеран Куликовской битвы, то почему у тебя до сих пор такой мелкий уровень?

        — Учи матчасть, сынок. Поживешь с мое, тоже раскисать начнешь.  — ответил он.  — Ты вообще в курсе, что больше двадцати штук в год набрать нельзя?

        — Впервые слышу.  — то есть, получается, быстро прокачаться до небес никак не выйдет. В каком-то смысле это логично.

        — Ничему вас, молодых, не учат. Хотя, нас тоже никто нихера не учил. Я так ничего и не понимал, пока Семеныча не встретил. Он тогда в председателя нашего облсовета вселился.  — дядя Миша потер лоб.  — О чем это я? А, да. Рано или поздно, прогресс покатится в обратную сторону. Сколько кулаками не маши. Знаешь, какой я сильный был? Ух! Как-то раз, целое село… А, не важно. Хрен с ним, с селом. Ты понял.

        Будучи человеком дальновидным и сообразительным (в отличие от некоторых), цифрах и табличках он решил умолчать. Воевать это не мешало, даже наоборот помогало.
        В свою защиту, могу сказать, что я был на десять лет младше, когда все случилось.
        Так дядя Миша и прошел всю войну, целясь в сторону элементов дополненной реальности, видимых днем и ночью в любую погоду. После этого, тихо прожил еще десять лет, вернувшись на завод.
        Пробудился уже в пятидесятых, когда посреди ночи прямо в цеху появился разрыв, из которого высыпались начинающие приключенцы. Будучи человеком коммуникабельным, дядя Миша навалял им прямо там.
        Он так и сказал — «А нечего было своими ковырялками размахивать».
        В ту ночь он познакомился с наблюдателем.
        И все завертелось.

        — А потом пришли они.  — сказал дядя Миша слегка заплетающимся языком.
        — Они в смысле вот эти твари?
        — Не, это потом уже. Со мной связалось, как сказать, начальство. Помню, сижу себе дома, смотрю новости по ящику. А они выходят, прямо из стены. Страшные шо атомная война, в сверкающей броне. Аристократия, понимаешь. Из какого-то там великого дома. Смотрели на меня, как на колхозника. А я и был колхозником. Но все равно, сразу дали понять, кто тут батька, а кто так… насрано. Тебя не навещали?
        Я покачал головой.
        — Навестят. Еще не вечер. Главное, ты слушай и дели на восемнадцать. Как и с любым начальством.

        Вселенная игры расширялась вокруг меня со скоростью звука. Еще совсем недавно я был одиночкой фрилансером, за которым присматривал только красный черт сидевший на спине. Мир оказался даже близко не так прост, как я думал.

        Впрочем, мы отвлеклись.

        Пацаны из «Стигмы» решили, что Мише незачем сидеть в захолустье, с такими-то талантами к мордобитию. Сразу же, отправили его в кругосветное путешествие. По его словам, то были тяжелые времена: больше разрывов, и проникали через них гораздо более мощные и хитрые твари. Приходилось работать сообща с наблюдателями, чтобы хоть как-то контролировать ситуацию.

        Спустя годы, Михаил вернулся в родные земли. Само собой, это был уже другой человек — одетый в плащ из чистого безумия, повидавший на этом свете абсолютно все. И еще немного других миров. Об этих вещах он говорил тихо и немного. Когда рассказ доходил до каких-то деталей, дядя Миша опрокидывал очередной стакан.

        Ему хотелось все бросить. И, если честно, послушав дядю Мишу, я тоже об этом задумался. Уж слишком блеклую картину рисовали его слова. Вот только у него так ничего и не вышло. Судьба распорядилась иначе.

        — Так почему не ушел?  — вздохнул я.  — Можно же, вроде как, отказаться. Все забыть.

        — Можно. Но видишь, какая штука, Артур. У тебя на это никогда не хватит духа. Даже если память будет изводить тебя. Даже если каждую гребаную минуточку ты будешь думать про такое, от чего у окружающих волосы седеют. Даже если придется бухать как черт, просто потому что иначе сил по утрам вставать нет. Ты не уйдешь.

        — Почему?

        — Потому что всегда, когда ты соберешься уйти, будет загораться огонек на карте. И кому-то понадобится твоя помощь. Эээ, ты не подумай. Я не герой, ниче подобного. Но все равно — огонь горит, ты отрываешь жопу от дивана. Будь-то обычный человек, или несчастный дурачок, провалившийся в дыру. Тогда ты пойдешь, и будешь делать свое дело. Так как больше некому. Так как другие, похожие на тебя, у них тоже есть такие дела. Потому что без нас, все накроется… сам знаешь, чем накроется.

        Дядя Миша замолчал.  — Хотя, кого я тут обманываю?  — он показал мне палец. На самом кончике горел красный огонек. Маленький энергетический барьер.  — Видишь эту херь? Она твердая, как алмаз. Но совсем нехрупкая. Чтобы ее призвать, мне нужно вспомнить кучу всякого дерьма. Вот такой вот, сука, дар небес. Все равно что выстрелить себе в ногу, чтобы быстрее бегать. И даже так, я не смог уйти. Все откладывал на завтра, пока завтраки не кончились.

        На секунду, мне показалось что он готов заплакать. Дядя Миша решил, что этому не бывать. И немедленно выпил.

        69 — Цикады (8)

        — Сын у меня был, Вовка.  — скрипящим голосом сказал дядя Миша.  — На тебя был похож. Такой же дерганный. Ток глаза поширше, конечно.
        Я уже был не в состоянии вести хоть насколько-то осмысленную беседу, но слушал очень внимательно. Сколько из сказанного им я потом вспомнил, это уже другой вопрос.
        — Я тогда решил тут осесть. Чтобы и не совсем колхоз, и вообще… Поспокойнее тут тогда было. Город был закрытый, не совсем конечно, но за порядком следили хорошо. Потому и с прорывами все складывалось — наблюдатель сам гонял. Не то что сейчас.
        — Не говори, дядь Миш. Поставили какого-то упыря.
        — А, ты про нового парня. Он в году так в восьмом пришел.
        — Мудила.
        — Может быть. Лично я его не знаю, так виделись пару раз. Мутноватый тип.
        — Так вот.  — он продолжил свой рассказ.  — Решил я семью завести. Для успокоения души, ну и, сам понимаешь. Женщину встретил хорошую. На верфи работала счетоводом. Ладно мы с ней жили, душа в душу. Пятнадцать лет как-то продержались. Сын вот, родился. Пару раз в неделю, я ходил на охоту. Тогда был жутко сильный. Раскачался на всех этих секретных миссиях. Потом скисать начал.
        — А Филимонов…?  — спросил я первое, что пришло в мутную голову.
        — Эт кто?
        — Ну… академик. Написал книжку про нас.
        Дядя Миша пожал плечами.  — Не знаю такого. Как-то книги все мимо меня проходят. С детства чтение не люблю.
        Бутылка опустела, но из-под стола волшебным образом появилась еще одна.  — Я даже не знал, что такая херня существует. Ну откуда? Спорим, ты тоже не знал? А вот. Понимаешь, оно как гребаный жук, чтоб его черти драли в аду! И даже не особо сильный же, сука! В те времена тьфу! И растереть! Но способности… способности трындец. Семеныч, наш старый наблюдатель… я спрашивал, как такая хня вообще могла на свет появиться? А он и говорит, мол, когда два человека сливаются… Хитрая магия какая-то там у них. То может получиться вообще непобедимая дрянь. Вот мы и считали, что это какой-то бес с поликлиники для опытов сбежал. Точно так и не выяснили.
        — Так в чем сила-то?
        — У него их две. Первая — мерзкая. Эта гадина не убивается. Вообще не убивается. Я три раза бился с ним. Когда он вернулся через двенадцать лет, сказать что я охерел, ниче не сказать. Пох, подумал — дурак был, не добил. Разорвал гада на куски, в этот раз точно убедился, что кроме праха ничего не осталось. Сжег тот сарай где дрались, на всякий случай. Ну и что ты думаешь?
        — Что?
        — Опять двенадцать лет прошло, и снова он явился. Я к тому времени уже сдавал позиции, но все равно убрал это говно. Позвал наблюдателя. Собрали прах в мешок, унесли в Паутину, скинули с обрыва в какой-то дыре. Дверь закрыли. Неделю назад задание снова появилось. Ну ты понимаешь, понимаешь? Это крест мой, эту сволочь давить. Я ж говорю, он как жук. Такой же, как дети его, только чуть больше и хвост длинный. Дети, *ять…
        — Это он убил вашего сына.  — по-другому и быть не могло. Классическая трагедия борца с чудовищами.
        Любому было бы трудно о таком говорить. Но дядя Миша был странно спокоен.  — Вот те крест, лучше бы убил. Нельзя так говорить, но… У таракана есть вторая способность. Каждый раз, когда он вылезает, начинает делать детей. Как? Не спрашивай, не знаю. Может колдует что. Шесть подростков — пацаны, девки, не важно. Они просто берут и превращаются в тех мерзавцев, с которыми мы сегодня имели, так сказать, удовольствие. Херня с мечом, херня в перчатках, херня, которая палит как пулемет «Максим». Есть еще с дубиной, огнедышащий черт и летающий.
        — Ваш сын стал монстром, и вам пришлось его убить.  — догадался я.
        — Мне пришлось его пытать.  — добавил он.  — Чтобы выдал, где новый папка прячется. Они ж как люди под масками. Надо только хорошо потрясти.
        — Даже представить не могу.
        — А ты не представляй. Уж разное в жизни было, но тогда у меня просто руки опустились. Скажу тебе сразу, больше я уходить не хотел. Боялся, что появится кто похуже. Ну и силу не хотелось отдавать, чего уж там.
        — Вот что это было…  — задумался я. А ведь дети постоянно пропадают. Так уж вышло, что двое стали чудовищами и пали от моей руки. Мог я их спасти? Наверное, нет. Это же все равно что зомби.
        Дядя Миша абсолютно прав. Жутко неприятная тварь теперь стоит на нашем пути.
        — Ладно, чего-то я поутомился.  — проворчал он поднимаясь из-за стола.  — И ты спать иди. В другой комнате диван стоит. Что, поможешь мне прикончить эту гниду?
        — Хоть сейчас готов идти.  — кивнул я.
        — Ну вот и ладненько. Завтра обсудим все.  — дядя Миша застыл в дверном проеме, уткнувшись лбом в косяк.  — Есть у меня секретный план по секретным документам. Прижучим его. В этот раз точно.
        Он ушел, а я еще какое-то время сидел за столом и думал. Не про дядю Мишу, не про чудовищ и даже не про игру. Наверное, лучше сказать, что не помню о чем. А потом я пошел и просто завалился на диван.

        Разблокирована карта: Повешенный
        «Посвященный, познавший мистическую сторону вещей, но осознавший и невозможность вмешательства в их ход, а потому покоящийся, отдыхающий. Временные неудобства уже не в силах смутить его душу».
        Карта содержит бонусы к обучению навыкам, а так же бонусы, связанные с самоограничением, обязательствами.
        Текущий уровень: 2
        Если у игрока менее 50 % здоровья, он получает бонус +3 ко всем характеристикам.
        Срок обязательств, накладываемый договорами, уменьшается на треть.

        70 — Цикады (9)

        Я проснулся от крика чаек. Чувствовал себя вполне адекватно. Даже болячка отвалилась с плеча, оставив размытое бледное пятно.
        Побродил по квартире. Дяди Миши нигде не было. А я искал сортир. Помещение, вчера показавшееся мне таким огромным, оказалось не таким уж и вместительным. В основном, потому что две из трех комнат были завалены всяким хламом. Хозяин мне предоставил самую чистую.
        В коридоре, я чуть не запнулся о самый настоящий индейский тотем в виде ворона. У входа, за куском фанеры валялась кипа мечей. При желании, из них можно было собрать трон. Сесть, взять еще по мечу в руки и один держать зубами.
        В распахнутом шкафу висела всякая рванина. А вместе с ней, большие черные латы, украшенные символом «Стигмы». И узкое красное платье.
        Все это были артефакты, разнообразной степени полезности.
        Румяная физиономия дяди Миши высунулась из темноты шкафа, словно рожа из заставки «ВИД». И почти с тем же звуком. Я словил флешбек из детства, когда у пятилетнего меня случился приступ храбрости, и я решил встретиться со страхом лицом к лицу. К несчастью, именно в этот день, маска ужаса решила мутировать в Ярмольника.
        — Опа, Артур, ты чего здесь? Я-то думал, до вечера продрыхнешь.
        — Не, я жаворонок. Ищу, где бы морду умыть.
        Он потер затылок.  — Так это, сортир на улице, если что. Раковина на кухне есть, но она работает… своеобразно. Как не изгалялись, так и не смогли трубы подогнать.
        — Ясно.  — кивнул я, не переставая представлять, как дядя Миша путешествует по Нарнии.  — А в шкафу что?
        — Что в шкафу?  — оглянулся.  — Дак там у меня дверка в светлое будущее. Я с утра встал, отнес мешок мусора одному знакомому мужику, он у меня покупает…как это сейчас называется… лут с наценкой. Мы ж с тобой что, с пустыми руками же не пойдем.

        Ну естественно у него есть портал в другой мир. И он в шкафу. Как же иначе-то?
        Когда я вернулся с мороза, новый союзник презентовал мне еще один сверток. Внутри была мятая китайская футболка с мультяшным броненосцем и надписью «Громила Панголин».
        Система тут же опознала ее как артефакт.

        Вторая кожа
        Снижает полученный урон на 30 %. + 10 % защиты от элементов.

        — Это тебе. Чтобы сразу копыта не отбросил, когда этот гад тебя лягнет. А он лягнет. Любит он, гад, выбирать тех, кто послабее.
        Полезная вещь, если подумать. Будь у меня такая раньше, может, все бы и обошлось.
        — Спасибо. Так что там с секретными документами? Что делать-то будем?  — на самом деле, мне хотелось сгонять к Алисе, узнать как у нее дела. И забрать еще кое-какие вещи. И помыться в нормальной ванной. Но дядя Миша выглядел готовым отправиться на охоту прямо сейчас.
        — Сначала, объединяемся в партию.  — сказал он.  — Ты девахе своей позвони, пока еще время есть.
        — Нет у меня уже никакой девахи.  — отмахнулся я. Она, правда, живет через дорогу. Можно наведаться в гости и очень жалобно попросить о помощи. У Вики от такой наглости глаз выпадет.
        — Че так?
        — Не выдержала игровой романтики.
        Дядя Миша покачал головой.  — Вот бабы пошли. Эх, если б Ленка только могла, она бы голыми руками…! Но это плохо. Мы с тобой вдвоем можем не сладить.
        — Зато у меня есть напарник. Он поможет.
        — Боец?
        — Волшебник.
        — Нам бы лучше целителя. Или убийцу с ловушками. Пох, на безрыбье и волшебник сойдет. А делать будем вот что.  — он достал веревку из трухлявого ящика.  — Ночью, они снова выйдут на охоту. И мы тоже. Когда встретим их, одного убьем. Второго словим, и будем пинать, пока козленочком не станет. Там-то он нам и проблеет, где прячется главный муравей.
        — Звучит как план.  — сказал я, и тоже залез в карман.  — У меня вот что есть.
        Оставалось еще одно семечко, возвращающее человеческий облик.
        — Ух, ё…  — дядя Миша буквально выхватил его у меня из рук.  — Таки раздобыл. Я-то, знаешь, все надеялся как раз такое найти, все там облазил. Но от чебурашек деревянных оставалось только одно гавно. Правильно я поступил, взяв тебя в команду. Сразу дело пошло.

        — У меня есть встречное предложение.  — сказал я.  — Раз уж я оказался такой полезный, мне тоже кое-что от тебя нужно, дядь Миш.
        Он удивленно поднял седую бровь.
        — Пускай ты уже не такой сильный, но опыт не пропьешь. А в эту игру ты играешь уже почти семьдесят лет. Так поделись опытом. Проведи меня в Амаравати.
        Дядя Миша тяжело вздохнул и ответил.  — Ладно, что-нибудь придумаем. Будет у нас с тобой завтра свободный день, там и посмотрим. Ты давай, присоединяйся к партии. накатим за партбилет и за работу. Ночка нам с тобой сегодня предстоит непростая.

        Вновь человек — Михаил Казаков — Уровень 22
        Сила: 24/Выносливость:26/Скорость:19/Энергия:20/Воля:15
        Ментальная стабильность: 55
        Нормальные показатели для агента соответствующего уровня.
        Пунктов Улучшения: 0
        Печати: Древние (12)
        Тотем: нет
        Вирд: 2 (потрачено: 97)
        Пунктов Вирда: 0
        Договор Памяти Крови
        Способности
        — А ПАМЯТЬ НЕ ЛОМАЕТСЯ-
        Игрок может использовать негативные, травмирующие воспоминания из прошлого для создания энергетических конструктов. Сила и прочность конструкта напрямую зависят от эмоций, получаемых игроком при переживании травмирующего момента.
        Артефакты
        Реквием Здравомыслия (плащ)
        Защищает истинное тело владельца, придавая ему свойства Крови Древнего. При использовании, поглощает пункты ментальной стабильности.

        71 — Цикады (10)

        У Олега и дяди Миши (которого он быстро начал звать по имени-отчеству) оказалось очень много общего. В основном, увлечения. Когда два дегустатора-энтузиаста встретились, в воздух взлетели искры.
        Напарник был до глубины души возмущен, что его не позвали на разговор под настоечку. Как выяснилось, семейные посиделки довольно быстро превратились в «я с девчонками на кухню, а ты с детьми посиди». Но с мелкими было сложно обсуждать окна Овертона и новый принцип параллельности, поэтому Олег отвел их в гараж и занялся трудовым воспитанием.
        Короче, показывал фокусы с водой и делал себе волшебный посох. В итоге, у него получился кусок арматуры с насаженной на него рунной кружкой.
        Бомжеватого вида мужичок в цветастом плаще, я в куртке, но со щитом, и вот это.
        Своеобразное зрелище, конечно. Но имеем, что имеем.
        — Зря смеетесь, пацаны.  — сказал дядя Миша усаживаясь в машину. В руках у него были две сосновые ветки.  — Если нас посчитают сельскими идиотами, мы утремся. А вот если попадемся, будет тяжко.
        — Чего это ты с ветками, Михал Юрич?  — спросил Олег.
        — Видал, как колодцы роют? Вот. Так и будем искать их.  — невозмутимо ответил мужик.
        — А как же маркер?
        — Маркеры-шмаркеры. Если бы они на карте отмечались, я бы еще вчера со всем разобрался.
        — Так мы просто будем ездить по городу и смотреть куда поворачиваются веточки?  — ощущение, будто быстро разобраться не получится. Ну и ладно. Я набрал из дома контейнеров с едой, поэтому был готов путешествовать. Стоило мне съехать, Алиса внезапно начала готовить. Хоть какой-то во всей этой истории был объективно положительный момент.
        — Работать мы будем, Артур.  — сказал наш новый начальник партии.  — Есть там кто на примете?
        Я сегодня выполнял роль навигатора, потому что больше ни у кого не оказалось нужного приложения. Ладно, напарнику моему оно было не нужно, но вот кое-кто за семьдесят лет мог бы и обзавестись.
        — Какая-то ерунда творится на Снеговой.  — она там всегда творится. Вечно кого-то раздевают и насилуют. Но сегодня, у ерунды был привкус реалрпг.  — Походу очередной беглец. Едем туда.
        — Я тут вот что подумал.  — сказал Олег, когда мы выехали на главную дорогу.  — Вот объединились мы в команду. Ну и считай все друг про друга узнали. Имею в виду характеристики там, способности. А так-то, как люди мы ведь почти незнакомы.
        — Поправимо.  — кивнул дядя Миша.  — У меня там еще есть, в канистре.
        — Это меняет дело!  — оживился Олег.  — Но я не про то. Вот у нас с вами сегодня общая цель. Мы ее выполним, и разойдемся, как в море корабли. А завтра придут к тебе, Михал Юрич, враги. Или твои к нам. Это к примеру, ты не подумай. И скажут, мол, вот тебе товарищ мешок золота. Ты нам за это выложи все про тех двух ребят. Ну, в чем силы, в чем слабости. С этим как быть?

        Я вот почему-то не думаю, что дядя Миша может нас предать. Было бы очень странно. Тем не менее Олег задавал резонные вопросы.

        Дядя Миша посмотрел на собеседника как на кретина.  — Эй! Я-то думаю, мы тут как нормальные люди, камней за пазухой не держим, все по-свойски. Открылся вам. Я ж вообще открытый, мляха, парень. А вы, оказывается, азов не знаете!

        Новый лидер раздал нам подзатыльники, от чего сразу повеяло батиным воспитанием. Ух, аж в детство окунулся.

        — Значит так. Всему-то вас надо, молодежь, учить. А еще говорят, в телефонах они сидят, в гаджетах. Так вот же они гаджеты, сами что ни на есть.
        Да я еще при Андропове разобрался как там и что.  — и он влез к нам в головы. Точнее в системы. Окна двигались без всякого моего участия.  — Хочешь, ставишь галочку вот тут, и вообще никто не видит, кто ты есть. Хочешь, покупаешь вот эту хрень, и только те, кому ты доверяешь, могут заглядывать. Это основы, это знать надо!

        Ну простите. Он этим занимается в два раза дольше, чем я живу. Читал я эту справку, читал. Ничего там адекватного не написано.

        — Сейчас-то вы так, мелочь. А вот когда пообвыкнитесь, руку набьете. Пару лет в общем, поработаете. Тогда придется общаться со всей этой шоблой с другой стороны. Там точно лучше никому и ничего не показывать, учтите.

        Вчера я узнал, что в правоохранительных органах на той стороне царит полный раздрай. Куча постоянно срущихся между собой кланов, интриги, перевороты и внутренние расследования. Шутки в духе «все, как и у нас» настолько очевидны, что уже даже перестают быть шутками. Неприятно осознавать, что «Стигма» состоит из людей, вроде Андрея. По описаниям, обитель бессмертных напоминала загадочный, мистически-непонятный мир. Не успели мы углубиться в него, как поняли — там живут такие же неприятные, мелочные и не особо бессмертные люди. Только выглядят странно.

        После беседы с дядей Мишей, мне вообще как-то расхотелось идти в Паутину. Я просто понял, что нечего мне там делать. Здесь тише, спокойнее, мухи кусают реже. Не то что бы я собирался.

        Мы съехали с обледенелой горки и чуть не врезались в старый железный забор. После поворота, трасса вела в сторону военной части, но до нее еще было очень далеко. А здесь, самая настоящая глушь. Лес, снег, светит луна.
        Сосновые ветки в руках командира таинственно молчали.
        Примерно метрах в десяти от нас стояла машина с распахнутой дверью, под которой растеклась кровавая лужа. Длинный след протянулся через дорогу.

        — Опоздали.  — мрачно пробормотал дядя Миша.

        72 — Маскарад?

        Он хлопнул Олега по плечу.  — Езжай-ка отсюда. Нам тут больше делать нечего, а если останемся, можем вляпаться.
        — Но как же…?  — пробормотал тот, указывая в другую сторону. Там, в лучах фар, брела девушка, заляпанная кровью с ног до головы. Шла медленно и шатаясь, как самый настоящий зомби. Десятый уровень. Беглецом была она, и свою копию барышня уже скушала. Буквально.
        — Да, у меня тот же вопрос.  — сказал я, хватаясь за молот, но дядя Миша вцепился мне в руку.
        — Все! У нас был шанс, а теперь уже все. Давай-давай, Олежка, гони!  — мужик нервничал, постоянно озирался.
        — Мы ее вот так отпустим?

        Девка не обращала на нас никакого внимания. Она лишь тихо хныкала и размахивала руками.

        — Ох, ребятки, нихера вы не знаете о жизни.  — буркнул Михаил Юрьевич.  — Она сожрала сама себя, знаете, что это значит?
        — Ну, типа, она стала круче.  — ответил Олег.  — И все.
        — Еще как стала.  — подтвердил мужик.  — Но это теперь уже не наша проблема.
        Со стороны пригорода появилась еще одна машина. Увидев ее, дядя Миша мощными руками прижал нас к приборной доске.  — Не высовываемся. Делаем вид, что мы тут совершенно не причем.
        — Да что…?  — я было начал ругаться, но по взгляду мужика стало понятно, дело-то серьезное. Раз надо, вполне стоит прикинуться шлангом.
        Красно-золотая «Тундра» остановилась прямо перед девушкой. Задняя дверь открылась, и мужчина в ярком пуховике спрыгнул на дорогу. В его внешнем виде не было ничего необычного: крепкий, высокий, лысый как коленка. Солнечные очки (знаю, ночью и зимой). Все эти обыденные детали я отметил только потому что на плече у него послушно сидел аист.
        Мы с Олегом переглянулись.
        Мужчина с аистом подошел к беглянке, вытащил из кармана маленькую бутылочку с чем-то темным. Очень быстро, он схватил девушку за волосы, запрокинул ей голову и начал заливать это самое темное в окровавленную пасть.
        Тем временем, аист повернулся в нашу сторону и звонко крякнул (я не в курсе, как правильно называется крик аиста. Надо загуглить.) привлекая внимание хозяина.
        Девушка успокоилась, обмякла в его руках. Словно тряпичную куклу, он запихнул ее в машину а потом направился к нам.
        — Смотрите не ляпните чего. Говорить буду я.  — рявкнул дядя Миша.
        — Какие люди!  — радостно сказал птицевод. Аист не сказал ничего.  — Товарищ Казаков, какими судьбами? Я так посмотрю, вы и новеньких привели.
        — А-то ты не знаешь, чего мы приехали.  — огрызнулся дядя Миша.  — У нас тут все в рамках договора.
        — Да я без претензий.  — дружелюбно ответил орнитолог.  — Просто не ожидал, что вы тут задержитесь.
        — У молодежи возникли лишние вопросы.
        — Ну что вы, что вы. Просвещать надо молодежь, просвещать.  — он посмотрел в сторону своей машины.  — Ну так что, мы поехали?
        Дядя Миша махнул рукой.  — Езжайте, кто вас держит?
        — А вы птичку чем кормите?  — неожиданно спросил Олег.
        — Какую птичку?  — усмехнулся странный гражданин и пошел назад. Я ощутил себя актером в каком-нибудь арт-хаусе из девяностых. Сюрреализм во всей красе. Как только я начинал думать, что привыкаю к странности своей новой жизни, жизнь кидала целую лопату странности мне в лицо.
        Они уехали и забрали с собой беглянку. А мы остались. Я повернулся к дяде Мише и спросил.  — Ты вроде нормальный человек, и не будешь нам тут ребусы загадывать. Поэтому, ответь честно, какого хрена это было?
        Мужик прокашлялся.  — Упыри. Если беглец сжирает свою копию, он становится таким. Если так вышло, вы уходите и забываете что вообще что-то видели. Таков уговор.
        — Я так-то просил без ребусов.  — скривился я.
        — А это не ребус.  — ответил он.  — Они просто есть. Всегда были. И нихера ты с этим не сделаешь, Артур. Чтобы эти ребята не бузили, мы сделаем вид, что их просто нет. Такая политика у партии.
        Олег вытаращил глаза, будто только что узнал — Снегурочка существует, и сейчас она расскажет ему что авиа топливо не может расплавить стальной каркас.  — Одна история охренительней другой.
        — Не то слово.
        — Знаете-ка что.  — после того, как неведомые товарищи уехали, дядя Миша немного успокоился.  — У нас работы полно. А это так, мелочи. Просто учтите, что есть вот такие правила, и гори оно конем. Не надо в это лезть.

        Ну да, это же не архивы спецслужб.

        Поняв, что информацию придется вытягивать клещами, я решил пока что отступить. Дядя Миша обмолвился, что его пытали, притом много раз, но безуспешно. И раз уж он решил ничего не пояснять — мне уж точно ничего не добиться. С тем же успехом, можно пытаться расковырять железную стену ложкой.

        — Ладно, что там с ветками?  — вздохнул я. Нас ожидало еще одно задание, на этот раз в районе маяка. Но хотелось бы уже сделать то, ради чего мы, собственно, собрались.

        Новый командир отряда взялся за инструменты. Деревяшки слегка качались, но скорее всего у него просто сильно тряслись руки.

        — Что-то есть. Но слабо, едва слышно. Поехали.

        И вот, мы отправились в путь, а я чувствовал себя Ежиком в тумане. В том смысле, что не прекращал думать о лошади. Точнее, об аистах.
        Утро, я просыпался, думая что хоть что-то понимаю в происходящих событиях. Вечером, все это вставало с ног на голову. Количество тайн и секретов росло, а вот с ответами было туго. Уже тогда, я чувствовал — ответы мне не понравятся. И, как обычно бывает в таких случаях, оказался прав.

        73 — Цикады (11)

        Это был короткий бой. Потому что дядя Миша был с друзьями, а медведь без друга. Мы застали летающую тварь в районе морского университета. Рогатое чудище в гордом одиночестве ужинало бездомной собакой.
        Командир очень деликатно врезал ему в пузо, от чего молодь чуть не вывернуло наизнанку. Олег аккуратно сбил врага, когда тот пытался улететь. А я осторожно перебил крылья, как только он оказался на земле.
        Минут через пятнадцать, у нас на руках оказался двухметровый брыкающийся сверток. Пленный был погружен в багажник и доставлен на действующую оперативную базу.

        Дядя Миша отодвинул ржавую дверь гаража и кивнул.  — Заносите.
        Внутри жутко воняло сыростью и плесенью. Унылую серую каморку освещала одинокая тусклая лампочка.
        — Я обычно сюда даже не захожу.  — сказал хозяин гаража.  — Это сейчас зима, а как оттаивает, тут в прилив воды по щиколотку. И хрен ты что сделаешь.
        — Вот!  — Олег ударил меня кулаком в плечо.  — А ты не верил, что уровень моря повышается. Специально, гады, топят льды, чтобы нас заливало.
        — Правда?  — возмутился дядя Миша.  — Вот же твари, это ж надо так природу засирать.

        Я в принципе не помнил, чтобы Олег мне о таком рассказывал. Со временем, все истории про убийство группы Дятлова агентами Аргентинской разведки сливаются в одну.

        Мы привязали тварь к широкой трубе. Медленно, я протянул руку и стащил с головы рогатый капюшон. В этом киндер-сюрпризе нам попался молодой парень. Его лицо было так же покрыто вздувшимися венами. За ушами торчали хитиновые трубки, уходившие под плащ.
        Мутант попытался меня укусить, но дотянуться не смог. Рот у него, как у миноги.
        Вообще, жалко парня. Наверняка, он был очень напуган, и не понимал, что с ним происходит. А потом у него выросли крылья.
        «Стигма» в этой ситуации напоминает мне какого-то безумного владельца заповедника, который ничего не делает со вспышкой бешенства на своей территории, но зато выдает жителям ближайших деревень ружья, чтобы отстреливать животных, и тех кого они покусали.
        — Чего ждем?  — спросил дядя Миша.  — Давай ему уже эту таблетку от хитрости.
        — Там несколько минут всего эффект.  — напомнил я.
        — Вот потому, говорить буду я. А то вы сейчас начнете рассусоливать.  — он бесцеремонно схватился за голову твари и растянул.  — Давай, скажи «а».
        Я скормил монстру семечко. Тут же, у него начались судороги, и все мутации исчезли.
        Пацан мутным взглядом посмотрел на дядю Мишу. Тот поприветствовал его ударом в печень.  — Быстро! Что помнишь? Где был?
        Наш пленник захрипел. У него изо рта пошла желтая пена.
        — Михал Юрич, как-то это… жестко.  — пробормотал Олег.
        — Ну а как иначе?  — вздохнул мужик и дал допрашиваемому звонкую оплеуху.  — Быстро! Где эта гнида? Куда ты прилетаешь на рассвете?
        — Я… я не помню…!  — застонал парень.
        — Херня!  — еще одна оплеуха.  — Все ты помнишь! Че разнылся, сука?! Людей жрать будешь еще?! Не будешь? Тогда быстро выкладывай все!
        — Я… я не знаю… все как в тумане… там постройки. Старые.
        — Что за постройки?
        — Большие… дома. Пустые, все разрушено. Лес кругом!
        — Что за лес? Где, вспоминай!  — еще один удар в пузо.
        — Не знаю! Лес! Где-то в пригороде! Большие корпуса! Отпустите! Пожалуйста!
        — Что еще помнишь?
        — Трубы… ржавые, большие! Причал!

        Хитиновые трубки и прочие радости постепенно начали возвращаться. Парень перестал стонать, снова начал шипеть и кусаться. Дядя Миша закрыл глаза, резко вернул капюшон твари на прежнее место, а потом просто раздавил стрекочущую голову жука, прижав ее к трубе.
        Веревки упали на пол.
        Мужик повернулся к нам.  — Вот вам загадка и отгадка, ребятки. Есть мыслишки?
        Как назло, моя собственная голова будто опустела. Увиденное производило весьма неоднозначное впечатление.
        — Заброшенные дома за городом…  — пробормотал Олег.  — Да это где угодно может быть. Там этих заброшек десятки. Чем ближе к Артему, тем больше.
        — Он сказал что там большие корпуса.  — я перезагрузился только через минуту, или около того.  — Таких не должно быть много.
        — Ну, там есть старый детский лагерь,  — сказал напарник.  — В нем пара корпусов. Нас в университете возили их красить. Есть просто заброшенный санаторий.
        — Нутром чую, в грязелечебнице он.  — буркнул дядя Миша.
        — Может быть!  — подскочил Олег.  — Но там ведь охрана. И страйкбол проводят, и всякие клубы ездят лазать по заброшкам. Вообще, куча людей постоянно находится. Где там монстру-то прятаться?
        — Эта сволочь как таракан.  — зло сказал мужик.  — Забился в самую темную и грязную дыру. Сидит там. А дети приносят ему жратву.
        — Так что, едем туда?  — спросил я. На часах было всего пол четвертого утра.
        — Не.  — покачал головой дядя Миша.  — Завтра. Надо подготовиться. Выспаться.
        Он зашелся хриплым кашлем, а затем обтер руку, которой закрывал рот, о штаны. Там осталась темная полоса.
        — Завтра так завтра.  — пожал плечами Олег.  — Я тогда домой. Надо еще на работу успеть.
        Очевидно, настроение испортилось у обоих. Никто даже не предложил друг другу выпить.
        — Артур, ты как? Могу подбросить до склада.
        — Я, наверное, здесь останусь.  — ответил я, посмотрел на дядю Мишу.  — Чего туда мотаться?
        — Делайте, что хотите.  — проворчал мужик.  — Пойду проветрюсь.

        …

        Я нашел его на крыше дома. Дядя Миша облокотился на железные перила и смотрел на скованное льдом море.
        — Тяжело, должно быть.  — сказал я, вставая рядом.
        — Да уж.  — ответил он.  — Ничего приятного. Но ты не переживай, я всю эту мерзость потом ему в рожу пропишу. Жалко, только, что не навсегда.
        Некоторое время, мы просто пялились на лед. С другого края мыса появилась темная фигурка. Человек отошел от берега метров на пятьдесят и принялся сверить лунку.
        — Знаю, что думаешь.  — дядя Миша помрачнел.  — Мол сына своего ты так же лупсовал. Что ж ты за человек такой, Михаил Юрьевич?
        — Да нет. Ты же сказал, выбора не было. Ну если бы даже был… не знаю. По сути, в этом и есть весь смысл работы. Защищать невинных людей. Пусть даже такими методами. Пусть даже от себя самих.
        — Не забивай себе голову этими философиями, Артур. Поверь человеку, который прошел две войны. Оправдания для себя найти очень легко. Мы с тобой нихера не объективны. Поэтому, давай-ка просто работать. А судить нас пускай кто-то другой будет.  — он отхлебнул из большой целебной склянки.
        — У тебя кровь на щеке.  — сказал я.
        Дядя Миша стер красную полосу рукавом.  — Это бывает. Ничего страшного. Я ж старый уже как дерьмо мамонта, никакая игра не поможет.
        — Тебе бы, дядь Миш, отдохнуть. А не скакать по ночам, аки горный козлик.
        — Может, оно и так. Вот сейчас разберемся с проблемой, тогда и будем об этом думать.

        74 — Правосудие (2)

        Меня разбудил телефонный звонок. Незнакомый номер. Сначала, я хотел сбросить, мало ли что там: социальный опрос, коллекторы или очень нужная мне косметика из Италии. Но палец сам скользнул в сторону зеленой трубки.
        — Ким?  — спросил отвратительно знакомый голос.
        — На проводе.  — ответил я. Какого черта он мне названивает?
        Андрей был в довольно бодром расположении духа.
        — Я жду тебя в отделении. Надеюсь, дорогу ты помнишь?
        — Э, зачем это?  — напрягся я.
        — Разговор есть. Доберешься, сам все узнаешь. Речь про твоего друга Красильникова.  — * пик *

        Да твою же мать! Что ему опять нужно? И причем здесь Олег? Я посмотрел на часы. Около одиннадцати. Олег уехал в четыре утра, давно должен был работу работать. Неужели во что-то вляпался?

        Дядя Миша куда-то ушел, поэтому я оставил ему записку на двери. Уходя, запер сарай ключами, валявшимися в прихожей.

        Пока ехал, успел перебрать в голове все возможные варианты, от ограбления до стычки с неведомыми упырями-орнитологами. Олег трубку естественно не брал.

        На входе меня встретил полицейский, с затянутыми пеленой глазами, качавшийся как обезумевший белый медведь в тесной клетке. За железной дверью отделения висела странная, какая-то липкая, гнетущая тишина. Ее нарушал только тихий треск змеиных погремушек.
        Все вокруг, включая сотрудников находились в глубоком трансе. Я добрался до кабинета наблюдателя и вошел без стука.

        Олег скукожился на стульчике в углу. Хныкал как маленький ребенок, закрыв лицо руками. А желтоглазый демон развалился на своем кресле. По столу прямо перед ним ползала большая змея.

        — Какого хрена?  — с порога спросил я.
        — Это я должен спрашивать. От вас двоих польза вообще будет?  — сердито сказал Андрей.  — Я уже начинаю думать, что ты диверсант, Ким.
        — Ты что с ним сделал?
        — С ним?  — наблюдатель посмотрел на Олега.  — Немного успокоил. Ты бы видел как он здесь рыдал и махал крыльями. Присаживайся, сейчас я тебе интересное расскажу.
        Нехотя, я сел напротив, и сразу же почувствовал себя на допросе. Змея подняла голову и зашипела на меня.
        Андрей потянулся и взял лист из стопки документов.
        — Так-так… Красильников Олег Николаевич, тысяча девятьсот девяносто первого года рождения… так… по статье сто тринадцать УК РФ. - он посмотрел на меня.  — Исправительные работы, либо лишение свободы сроком от двух лет.
        — Ты можешь нормально объяснить?
        — Что ж, вполне. Рано утром, в отделение прибежала женщина, оказавшаяся матерью некоей Красильниковой А. В. и накатала заяву на твоего дружка. Потому что он, дебил эдакий, окатил ее дочь крутым кипятком из чайника.

        Етить…

        — Но мы-то с тобой понимаем, что не было там никакого чайника, правда же?
        — И что, как она?  — спросил я.
        — Нормально. Он ей только ногу задел, немного живот. Я ее чутка подлечил, я же не зверь. Так что, сейчас пострадавшая дома, в полной уверенности, что сама опрокинула кастрюлю на себя. А я, как видишь, сижу и переписываю историю.
        — Зачем?  — как я не старался, не мог въехать в логику наблюдателя.
        — Ты хочешь, чтобы он сел? Такой-то ты друг, Ким.  — покачал головой Андрей.
        — Не ломай комедию, хоть в этот раз, а?  — я был не в настроении переругиваться.
        — Не в моих интересах отправлять в колонию или работы дегенерата, который может вызвать прорыв теплотрассы с помощью кружки. Хотя, он просил отобрать его печать, но это было бы слишком просто.
        — А мы не ищем легких путей.  — хмыкнул я.
        — Никогда.  — усмехнулся Андрей.  — Это ты дал такую силу этому барану, и ему хватило мозгов использовать ее против смертной. Причем против собственной жены. Говори, что хочешь, Ким, а это песец.
        — Тут не поспоришь.  — вот же дебил! Говорил я Дураку, нельзя ему такое доверять. Ну и что? Теперь ни Дурака, ни Олега, еще и с этим вести дела приходится. Пушистый такой песец… в зимней, сука, шубе.
        — Несешь ответственность за свое творение, так сказать.  — сказал Андрей.  — Нет, если ты хочешь, я у него все отберу, собью на первый уровень и отправлю в дорогу дальнюю, дом казенный.

        Он взял змею, и сунул себе за пазуху, а потом наклонился ближе ко мне.  — Понимаешь, Артур. В Паутине всем насрать, что тут со смертными делают. Но мы с тобой не в Паутине. Есть люди, которым сильно не понравится, если эта история всплывает. Пусть это бытовуха, обычное дело. У смертных такое сплошь и рядом. Но мы не они, смекаешь?

        Я тоже подвинулся ближе.  — От меня то ты чего хочешь?  — ну да, я ошибся, когда давал ему печать. Мне стоило подумать и о такой вероятности. Но фарш назад не провернешь, даже если заставить всех об этом забыть.

        — Хм. Мне кажется, он раскаивается. Ну перегнул, с кем не бывает. Теперь еще двадцать раз подумает, прежде чем с женой ругаться.  — в голосе наблюдателя звучали немного издевательские нотки.  — Ты следи за ним. Еще один такой прокол, и вы оба у меня уедете далеко.

        — Я что сделаю?  — парировал я.  — Мне у них поселиться, у кровати свечку держать?

        — Твои проблемы, Ким.  — с улыбкой сказал Андрей.  — Я сделал для вас все, что мог. Снова пошел навстречу. А ты не ценишь. Даже как-то обидно становится.

        Повышен уровень связи с картой: Правосудие (The Justice)

        Текущий уровень: 2

        А бонуса не дали.

        75 — Луна (3)

        Подстава, блин.
        Бесит, что Олег умудрился обосраться прямо перед важным боем. Бесит, что теперь у Андрея есть лишний рычаг давления на меня. Да и сама ситуация бесит. Я больше чем уверен, что он вспылил из-за какой-то ничтожной фигни.
        Но благодаря этой фигне, мы теперь в еще большей жопе, чем пять часов назад. Молодец, Олег. Просто с большой буквы М.
        Естественно, машина осталась дома. Добираться обратно решили на своих двоих.
        — Ну как так-то?  — разочарованно спросил я. Олег плелся позади, словно ребенок, сходивший с отцом на родительское собрание. Помню себя в такой ситуации. Хотя, если быть до конца откровенным, я никогда не считал себя виноватым.
        — Не спрашивай.  — пробубнил он и тихо выругался.
        — В смысле, не спрашивай? А если бы ты ее сварил нахрен?  — я не для того тебе дал топор, студент, чтобы ты убивал старушку.
        — Да иди ты…  — отмахнулся Олег.  — Самому тошно.
        Тошно ему. Теперь-то что? Мне даже некому сказать «Я же говорил!». Он же неуправляемый в гневе. Можно подумать, что я управляемый. Но мое глубоко закопанное желание крушить черепа направлено только на игровых тварей. А вот у кого-то сбился вектор.
        Олег был физически не способен молчать долго. Мы пришли на набережную, уселись на лавочку, подальше от гуляющих по льду сограждан. Тут его и прорвало.
        — Я случайно.  — сказал он. В смысле, не это, а… Короче. Утром собирался на работу. Хотел погоду посмотреть, ну и потянулся к телефону. А мой-то в кармане. Ну я и схватился за ее айфон, че там, пароль знаю. Все дела.
        — Дай угадаю. А она там с кем-то переписывается.
        — Какой ты проницательный, Артур. Да, там такая бодренькая переписка. Вроде ничего такого, а мне просто противно стало. Я ей говорю, мол, Алена это что за хрень такая? В общем одно за другое зацепилось, ну я со всей дури рукой по столу хлопнул. А там стакан стоял. Из него и рвануло.
        — Понятно. Значит, ты у нас Отелло.
        — Тебе лишь бы шутковать…  — вздохнул Олег.
        — Какие уж тут шутки?  — я тоже вздохнул.  — Ты ведь понимаешь, что теперь он с нас не слезет? Ему только повод дай.
        — Я вообще не понимаю, как ты умудряешься с этим уродом ругаться. Он же когда рядом сидит, двух слов связать не получается.
        — Хрен знает.  — кто его разберет, этого Андрея?  — Может, он мне просто голову пока еще не пытался задурить. Ты когда у него в кабинете был, полным овощем казался.
        — Вот-вот.  — подтвердил Олег.
        — Он что-то тебе говорил?
        — Думаешь, я помню? До сих пор сижу в прострации. Я же хотел, чтобы он у меня отнял эту силу. Помню орал, что-то требовал. А потом, как отрезало.
        Отнял силу, говоришь? А это ведь выход.
        Давайте откровенно, мой напарник оказался импульсивным ревнивым идиотом. И такое бывает, причем довольно часто. Один такой клоун уже как-то раз решил сорвать на мне свою злость.

        Вопрос в том, дальше мне что делать? А вдруг она ему действительно будет изменять? Или уже изменяет? Парень взорвется как сраный гейзер. И все, уже ничего не воротишь.

        Хрен с ним с Андреем и его хотелками. Не буду я совать свой нос в чужую жизнь. Мне для этого и телевизора хватает.
        — Короче, Олег. Я тебя породил, я тебя и…это самое.  — я связался с напарником через систему. Перед Олегом должно было появиться окно блокировки.
        — Что это?  — поинтересовался он.
        — Выход, о котором ты просил. Принимаешь эти условия, неделю лежишь с соплями, навсегда забываешь про все. И про Паутину, и про разрывы и про меня. Возвращаешься к обычной жизни, зато больше никому не навредишь.
        По крайней мере, не магией.
        — Ого…  — напарник посмотрел на меня с испугом. Правота дяди Миши налицо. Как только Олег чуть-чуть отошел от шока, ему снова стало сложно расстаться с силами.
        — Давай по-честному. Ты серьезно накосячил.
        — Я ж не отрицаю.
        — Кто даст гарантии, что это не повториться завтра? Ты вроде нормальный человек, и вообще, не мне тебя судить. Личное это личное. Но тут очевидный провал. Так что давай поступим вот так.
        Я посмотрел на часы.
        — Сейчас одиннадцать. Времени тебе до полуночи. Мы как раз тогда договорились встретиться. Решай. Либо ты будешь мужиком, возьмешь себя в руки, наладишь отношения с женой и научишься контролировать свою силу. Либо снова станешь помешанным на конспирациях продавцом плитки.
        — В смысле, ты что, меня выгоняешь?
        Чем он слушает, а?
        — Я тебе выбор даю. Мы можем работать дальше, и я, как лидер нашей маленькой группы должен быть в тебе уверен. До сегодняшнего утра, это было так.
        — С каких пор ты такой правильный?  — Олег скорчил физиономию.  — Не, я в курсе, что виноват, но…
        — Знаешь, как говорят? У нас демократия, но дисциплина же должна быть. Если придешь вечером, значит, решил взять себя в руки. Но тогда, если что, пеняй на себя. Ну а если не придешь, я тоже пойму.
        — Задал ты задачу, Ким…  — Олег задумчиво почесал бороду.
        — Шел бы ты домой сейчас, друг.  — сказал я ему.  — Жену поддержал. Она там на себя кастрюлю опрокинула, говорят.
        Повышен уровень связи с картой: Луна (The Moon)
        Текущий уровень связи: 5
        К ранее полученным бонусам добавлен следующий:
        Агент обретает ауру, влияющую на восприятие смертных. Обычные люди получают подсознательное внушение, и начинают лучше относиться к агенту.

        76 — Цикады (12)

        Откровенно говоря, я не думал, что он придет. На его месте, я бы может, и не удержался от соблазна. Но за двадцать минут до полуночи, к лодочному гаражу подъехала машина, и оттуда вышел Олег, в черном пальто и с посохом в руках.
        Я не стал ничего у него спрашивать. Раз уж он решил остаться, наверное, были причины. Позже, он расскажет мне, почему вернулся: не мог оставить семью в опасности, даже если и сам сейчас представлял для них угрозу. Но после того дня, Олег действительно сильно изменился, это было очевидно.
        Не тратя времени на бытовуху, мы перешли к делу.
        — Пока вы, ребятки, занимались не пойми чем.  — сказал дядя Миша.  — Я сгонял в санаторий. Теперь, я точно уверен, страшилище живет там.
        — Так чего мы сидим?  — этим вечером, Олег был особенно дерганным.  — По коням!
        — Не торопись, Олег.  — осадил его командир.  — Не все так просто. Развалину охраняют лучше, чем Припять в былые годы. Меня на воротах с собакой осматривали. Все спрашивали, чего это я приперся.
        — Как всегда.  — сказал я.  — Как стройки, склады и парки, так никого. А как площадку для страйкбола пасти, можно целый взвод выделить.
        — Ну и как тогда? Через забор полезем?  — скис напарник.
        — Не дрейфь, пацаны.  — дядя Миша расстелил на столе карту.  — Я прогулялся до дачного поселка. Сходил, так сказать, на пляж. Посмотрел, что там и как. На территории санатория есть пристань. Если зайдем с моря, сможем высадиться прямо на пирс. Придется, правда как-то перебраться через лед, но мы ж вами полярники. Мы силачи! Думаю, справимся.
        — А у тебя, Михал Юрич, и лодка есть.
        — У меня нет. Есть у Степаныча, а он мне в нарды восемь косарей проиграл.  — хитро усмехнулся мужик.
        — Коллеги.  — сказал я.  — А вас не смущает, что навигация закрыта? Так, на секундочку.
        Их это не смущало.
        …
        Лодка оказалась алюминиевым ведром, едва вмещавшим трех взрослых мужчин. Степаныч оказался человеком, способным отказаться от любых вопросов и претензий, лишь бы не платить восемь тысяч. Любой другой бы на его месте спросил — на кой ляд нам понадобился катер в такой-то дубак, а главное каким образом мы планируем на нем передвигаться по промерзшей акватории.
        Только благодаря своей немерянной силе, мы смогли дотащить лодку до воды. Затем, нам пришлось обогнуть остров. Я очень надеялся, что мы не застрянем во льдах. И что нас не поймает береговая охрана. Но дядю Мишу не пугали штрафы. Меня больше пугала возможность столкнуться с ФСБ, и с каким-нибудь наблюдателем, скрывающимся среди силовиков.
        То, что нас никто не увидел и не поймал — самое настоящее новогоднее чудо.
        Маленькая бухта, на берегу которой находилась грязелечебница, почти не промерзла. От кромки до пирса оставалось метров двадцать.
        Дядя Миша превратился в пульсирующий шар безумия, и подобно мыльному пузырю вытек из лодки. Человеческий облик он принял уже на прочном льду.
        Олег собрался, и использовал свою силу, чтобы пробежать по рыхлой льдине и не ухнуть под нее с головой.
        Я остался в лодке.  — Ну зашибись!
        — Давай, я держу.  — сказал напарник. Ступая по вибрирующей поверхности, я чувствовал себя человеком, заново учащимся ходить. И очень сильно жалел, что не купил менее скользкие ботинки.
        Как только мы залезли на старый пирс, атмосфера изменилась. Задание активировалось. Враг был где-то рядом, и, вполне возможно, наблюдал за каждым нашим шагом.
        — Так.  — дядя Миша размял руки.  — Ща пойдем искать. Вы возьмете на себя оставшуюся мелочь. А я уж постараюсь скрутить эту гниду в бараний рог.
        Меня не покидало гнетущее ощущение. Нечто подобное я испытывал, когда общался с Андреем. Это чудовище излучало похожую, давящую на мозги ауру. На всякий случай, я призвал свою экипировку. Такое чувство, что враг мог выскочить в любой момент. А укрытий вокруг было полно.
        — Может быть, нам повезет.  — сказал Олег.  — Мелкие твари охотятся по ночам. Что, если мы расправимся с их батей, еще до того, как они вернутся? Что думаешь, Михал Юрич?
        — Это вряд ли.  — ответил командир.  — Призывает он их уж больно быстро. Я вас потому с собой и взял. Боюсь, теперь, гаденыши втроем надерут мне задницу.
        Что-то промелькнуло совсем рядом. Какая-то тень. Они точно были здесь, но по какой-то причине не нападали. Решили поиздеваться? Дождаться, пока нас схватит смертная охрана? Вон, там за корпусами собака лает.
        Скорее всего, враг скрывается в помещении, а его подручные решили нас окружить. Я уже и так вижу: тактика боя — наше слабое место. Будет очень обидно, если нас обхитрят всякие тараканы.
        Первая молодь появилась из-за угла. Монстр неторопливо шагал по грязному снегу, словно смеялся над нами. Этот был выше и шире, чем все предыдущие. Один рог на скрытой под капюшоном голове был спилен. В руке монстр нес шипастую дубину, сделанную из бочки, ржавой трубы и кучи гвоздей.
        Я убил двоих из них. Теперь, система позволяла мне видеть печати.
        Молодь — Уровень 15 — Улей/Тьма
        — Парни.  — сказал дядя Миша.  — Уложите его, пока не приперлись остальные.
        Прежде чем я успел что-либо сделать, нас разделила стена огня. Еще одна тварь соскочила с дерева и окружила Олега кольцом пламени. На другом конце заросшей аллеи замелькали фонари.

        77 — Цикады (13)

        — Парни! Уши закройте!  — крикнул командир. Охрана приближалась к нам с двух сторон. В это же время, от крыши корпуса отделилась большая черная капля, и орезала нам отступление к морю.
        Я сомневаюсь, что смертные успели разглядеть это существо во всем его великолепии. Но они точно увидели круглые глаза, сверкающие как два прожектора и такой же светящийся рот. А еще у него был длинный острый нос, которым гигант хищно нюхал воздух.
        Старец — Уровень 24 — Улей/Тьма
        А затем, дядя Миша с силой ударил налитым воспоминаниями кулаком по собственной ладони.
        — Простите, ребятки.  — пробормотал он.
        Раздался звон битого стекла. Собаки жалобно заскулили. Люди начали кричать и беспорядочно палить в воздух. Мужчины с автоматами, только что собиравшиеся повязать нас всех, стали разбегаться как беспомощные дети.
        Старец бросился за ними, но дядя Миша оттолкнул монстра плечом, оттолкнув его в стену здания. На голову чудовища посыпались кирпичи.
        Что, падла, не ожидал?  — прорычал наш лидер партии.  — Думал, все, пережил меня? А вот хрен там!

        Размахивая руками, дядя Миша бросился на своего кровного врага. Тот обхватил его когтистыми лапами, и они вместе поднялись в воздух. Сверкая как алый метеорит, противники рухнули на крышу.

        Рядом со мной взорвался водяной пузырь. Вторая тварь, с трубками, торчащими из плеч, поймала Олега в огненную ловушку, но при этом не упускала возможности напасть на меня.

        — Гаси второго!  — сказал Олег.  — Я разберусь!

        Гаси. Ха. Черт, это все же заразно. Как вовремя я съехал.

        Чудище с дубиной (я буду звать его Отбойник) навис над прижавшемся спиной к дереву охранником. Изо рта у смертного шла пена. Как я понял, дядя Миша показал им свои вьетнамские флешбеки, чем вывел большую часть бойцов из строя. Наверняка, были и те, кто сейчас вызывает подкрепление. Скоро поднимется неописуемая вонь. А завтра никто ничего не вспомнит.

        Я загородил несчастного от удара. Левая рука, державшая щит, сразу онемела и припухла. Монстр сильно превосходил меня по чистому урону. Ударная волна проходила даже через защиту, поглощавшую до двадцати процентов.

        Если махаться с ним лоб в лоб, можно огрести. Поэтому, я пошел другим путем. Сквозь зубы я прошептал текст мантры. Держа впереди щит, оттолкнулся ногами от земли, отбрасывая врага вперед. Мы пролетели метров десять, разбили его спиной окно и оказались внутри корпуса. Отбойник кубарем прокатился, и врезался в кучу валявшейся в углу старой мебели. Это его надолго не остановило. Почти сразу же, в мою сторону вылетела ударная волна, от которой пришлось уходить неуклюжим перекатом. Кажется, я потянул ногу, делая этот прыжок.

        Думать об этом времени не было. Превозмогая желание левой ноги отвалиться и пойти домой, я попытался обойти противника. Он пробил остатки стены и обрушил дубину на меня. Гвозди вошли в стопу, и я окончательно перестал ее чувствовать. Будто анестезиолог не рассчитал дозу.
        Над нами стоял жуткий грохот. Я представил, как дядя Миша проламывает своим противником пол, бросая его на этаж ниже. Или наоборот. Скоро, от корпуса могло ничего не остаться. Вполне разумно было бы свалить из здания. Хотя своего оппонента я же сюда и загнал.
        За ту секунду, пока он смаковал нанесенный удар, я успел занести свой молот и прокричать активатор для именного приема. Яркие полосы множественных атак ударили в тело чудища. Отбойник изогнулся, а потом просто отпрыгнул от удара. Я его точно задел. Из под темной одежды шел густой зеленый пар. Нанесенного урона было достаточно, чтобы расправиться с его младшими братьями, но этот был крепче.
        Сложно было сказать, насколько он пострадал. Тварь была слишком темной, и потеря цвета едва заметной. Но разозлился он сильно.

        Мы вновь столкнулись. Стоять на раненых ногах было очень тяжело, к тому же пол был покрыт инеем. Я скользил назад под натиском монстра. От моих ударов он закрылся плечом. Часть урона все равно проходила, но, похоже, молодь жертвует своим здоровьем, чтобы прижать меня в каком-нибудь узком месте.
        Сквозь помещение пронеслись потоки воды. Вскоре, пол здесь окончательно превратится в каток. Тощий горбатый монстр рванул обратно к волшебнику, изрыгая языки красного пламени.
        Воспользовавшись заминкой, я врезал твари прямо по лбу. Он сделал шаг назад, и снова попал под град ударов. На меня накатило такое жуткое истощение, будто я сам сейчас начну выпускать пар.
        Что ж, зато я заставил его выронить дубину. Только пока еще не понял, хорошо это или плохо. Вместо того, чтобы прыгнуть за своим оружием, Отбойник решил обнять меня, так же как сделал его создатель. Не успел я оглянуться, как мы покинули здание, и оказались на высоте четвертого этажа. Моя рука была свободна, и я вполне мог сбить его, но очень сомневаюсь, что выносливость спасет от падения с такой высоты. Тем более, на всякую ржавую хрень.
        Он потащил меня в сторону леса, а затем отпустил. Толстая ветка вовремя попала под руку, но оставила в довольно неприятно положении.
        Монстр приземлился на нее сверху. Дерево предательски затрещало, мы вместе рухнули вниз и покатились по склону холма.

        78 — Цикады (14)

        Дело даже не в боях. Правила уличной драки все равно здесь не работали. Дело немного в другом.
        Еще совсем недавно, ты был обычным человеком, со своими проблемами. А теперь, реальность вокруг тебя распадается на куски, потому что все подряд и их бабушка получили право игнорировать законы физики.
        Сложно сказать, что именно ты при этом ощущаешь. Плыть по течению не всегда помогает. Иногда, человек не может не оглянуться, посмотреть на происходящее со стороны и спросить «Вселенная, какого лешего?». А потом, погружаешься в это безумие с головой. Осознание придет позже, когда ты вернешься домой и откроешь холодильник. Вот тогда, ты поймешь, что мог погибнуть. Что пострадали люди. Что разрушил ты едва ли не больше, чем все монстры вместе взятые. Тогда, и только тогда ты начинаешь понимать слова своих более опытных товарищей.
        Но это все потом.
        А сейчас, я пробил спиной крышу и приземлился в вольере у тигра. Монстр продолжал пинать меня, как мячик и вот мы и добрались до зоопарка.
        Чудненько.
        По сути, тигр — это же просто очень большой рыжий кот, правда? К тому же, совсем домашний. Каждый день он общается с людьми. Надеюсь, мы подружимся.
        Я посмотрел на тигра. Тигр на меня. Облизнулся, и подошел ближе.
        — Хороший котик. Тише, тише.  — я медленно поднялся, чтобы не провоцировать животное. Это же не медведь. Тут нет смысла притворяться мертвым. Я застыл, как вкопанный. За мной гналось неведомое чудище, но это было не страшно. А вот в клетке с тигром песец как страшно!
        Он встал совсем близко, лизнул мою бледную руку своим шершавым языком, завалился на спину, потянулся и заурчал.
        — Спокойно. Давай ты полежишь тут, а я попробую уйти тем путем, каким пришел?  — я вполне мог допрыгнуть до дыры в потолке. Чем быстрее уберусь отсюда, тем лучше. Не хватало еще, чтобы ни в чем не повинные звери пострадали. Тем более, они решили съесть меня не сразу, а потом.
        Очень быстро, я приложил припарку к пробитой ноге. Похоже, больше мне эти ботинки не светит носить.
        В соседней клетке завыл волк. Враг был уже близко. Я вылез из вольера, и спрыгнул на открытое пространство. Отбойник с грохотом врезался в землю передо мной, оставив глубокую вмятину.
        — Это что за твою мать…?  — сказал мужик в спецовке, выбежавший из сторожки. За ним выскочил молодой парень с ружьем на перевес.  — А ну стоять!
        — В этого стреляй, в этого!  — крикнул я, указывая на монстра.  — Он злой и страшный, а я в меру красив, к тому же ваш тигр, кажется, меня полюбил!
        Монстр чуть не забил меня по колено в мягкий грунт. Щит промялся в самой середине.
        — Васька, пали! А я звоню ментам!  — крикнул дед.
        — В отделение по Ленинскому району,  — сообщил ему я, тяжело дыша. Отбиваться становилось все труднее.  — Там точно знают, что делать!
        От заряда дроби, голова чудища лишь слегка наклонилась. Возникла неиллюзорная вероятность, что он обратит свой гнев на Ваську. Поэтому, я снова перешел в наступление, обменявшись с тварью ударами. А я не плох, для разницы в четыре уровня. Или, может, это просто он хиловат. Беглец в такой ситуации уже вытирал мной пол.
        Отсюда было видно яркое зарево в районе грязелечебницы. Прозвучал громкий взрыв. Если меня не прикончит эта тварь, то Андрей точно добьет. Я даже представить не могу объемы ментальной гимнастики, нужной чтобы все это замять.
        Следующий заряд угодил монстру в грудь. Часть дробинок ударилась о щит. Где тебя учили стрелять, пацан? В армии Уганды? Времени у нас почти не оставалось, поэтому я решил усилить градус ада.
        Если удары, направленные вниз, это звездопад, мне нужно было название для приема, подбрасывающего врага вверх. Я повторил тот же манёвр, что пришел мне в голову во время второй драки с аксолотлем. Молот врезался в живот твари, отправляя ее в полет. Настоящий вихрь реактивных ударов.
        Мой крик перебудил все зверье.
        — ВОСЕМЬ СОТЕН ЗВЕЗД: КАТЮША!
        Отбойника перебросило через ограду зоопарка. По дороге, он снес верхушку высокой ели.
        Я опустил руки. Еще раз поднял и опустил, восстанавливая дыхание. У Васи глаза были, как два блюдца. Да и у него пожилого коллеги тоже. Я посмотрел на них, покачал головой и произнес.  — Аниме было ошибкой.
        И последовал за своим противником, прыгая, как кузнечик. Пока еще оставались на такое силы. Хотя, какие там силы. Я уже действовал на автомате. Монстр хромал на одну ногу, но все равно мы продолжали гонять друг друга по лесу, периодически сталкиваясь.
        Дубину он свою так и не подобрал. Вместо этого, вооружился крепкой корягой, которой все равно умудрялся оставлять вмятины на моем и без того, покореженном щите. Состояние артефакта оставляло желать лучшего.
        В санатории продолжало грохотать. Слышалась стрельба, видимо охрана очухалась от внушения дяди Миши и с новой силой вступила в бой.
        Мне удалось вытолкнуть чудище на грунтовую дорогу. В очередной раз его окутало облако пара. А затем, нас весьма грубо прервали. Не то что бы я жаловался.
        Две машины одновременно остановились метрах в семи от нас. Уже знакомая красная «Тундра», и простенькая белая японка. Из дешевой тачки пулей вылетел Андрей.
        Любитель аистов спокойно покинул транспортное средство. Он направил указательный палец на молодь, и тварь мгновенно покрылась маленькими тлеющими дырочками. Если я в прошлый раз не заработал трипофобию, судьба дала мне второй шанс.

        79 — Маскарад (2)

        Мой бой внезапно закончился. Стоило Отбойнику превратиться в швейцарский сыр, меня тут же отпустило.
        Изнеможение и немота охватили все тело. Опять.
        В этот раз, мне удалось выжать из организма гораздо больше, но как только чуть-чуть ослабил хватку, поток иссяк. Я уселся прямо на землю, потирая мокрый от пота лоб. Так ведь и простыть можно, на таком-то морозе.
        — Мои вкусные друзья,  — сказал мужик с аистом.  — Кто-то потрудится объяснить, что это за воскресный гром в джунглях?
        — Ким, какого хрена?  — устало спросил Андрей.
        — Ты сам сказал, работайте. Знаешь, какая неведомая морковина здесь водится? А это еще и не самая большая,  — ответил я, расплываясь в издевательской улыбке. Пошел-ка ты лесом.
        — Могли бы и заранее позвонить…  — буркнул наблюдатель.
        — Вы вообще в курсе, что вас из космоса видать?  — незнакомый дядя помог мне подняться. Черт, я после каждого боя чувствую себя медузой.
        — Пользуясь случаем, передаю привет экипажу МКС,  — кивнул я. У меня складывалось такое ощущение, будто нас окружила огромная толпа. Умом я понимал, что на дороге нас только трое. И птица. Но спокойнее от этого не становилось.
        — Вижу, ты бодр и весел,  — он снова протянул мне руку для рукопожатия.  — В отличие от некоторых, проглотивших лом. Важная черта, на такой тяжелой работе. Я, кстати, Тихон. Представитель местной диаспоры, если можно так выразиться.
        — Артур. Представитель…вот этих вот,  — я показал на знак «Стигмы», крутившийся около именной таблички наблюдателя.
        — Так, а я не понял,  — наехал на него Андрей.  — Вы-то чего здесь забыли?
        Он оказался слишком близко. Аист чуть не клюнул Андрея в лоб.
        — Ну, в смысле, родной? Три километра до деревни. Твои люди устраивают побоище,  — Тихон был выше наблюдателя на целую голову и угрожающе нависал над своим собеседником.  — Предлагаешь нам молча смотреть, как дети у забора с хлопушками играются?
        Наблюдатель приложил ладонь к лицу.  — Хорошо. Допустим. Ты мне скажи, вас задели? Можешь, вашего тронули? Какого ты вообще так возбудился?  — затрещали погремушки.
        — Тебе ли не знать, мой вкусный друг,  — напряжение повисло в воздухе. У Тихона не было таблички, и я понятия не имел о его характеристиках, и есть ли они вообще. Однако и он сам и его аист в открытую посылали Андрея нафиг со всеми его змеями. Силы были как минимум равны.  — Здесь и так слишком много смертных.
        Наблюдатель обратил внимание на меня. Раздалось шипение.  — Ну-ка, Ким, постой мультики посмотри. Тут беседа не для твоих ушей.
        — Эй, как будто меня это не…!  — мой протест был грубым образом прерван. Разум окатило вязким туманом. Тем не менее я прекрасно слышал, о чем идет речь. Но решил не подавать вида.
        — Резко ты с парнем,  — ухмыляясь, сказал Тихон.  — Прямо вот сразу показываешь, кто в доме батя.
        — У нас все под контролем. Нет никакого смысла раздумать из этого случая дипломатический скандал,  — ответил Андрей.  — Я же все сотру. До утра буду долбаться, правда.
        В стороне железной дороги орали сирены. Судя по интенсивности, собралась половина городских служб.
        — Расслабься.  — Тихон вынул из кармана старый телефон.  — Наши были здесь еще когда стрельба только началась. Ты вообще мог с кресла не вставать.
        Андрей растопырил чешуйчатые пальцы. Его запястье покрылось змеиными глазами. Один открылся на щеке.  — Не смей.
        — Иначе что?  — спокойно сказал Тихон. А после начал дразниться — Побежишь жаловаться наверх? Удачи. «Мама, меня обижают Генма! Мешают давить новичков авторитетом. А я только-только отрастил себе пузо, как у большого начальника»!
        — Людей не трогай,  — по слогам шипел Андрей.
        — Можно подумать, тебе не похер на них. Мне-то не рассказывай, наблюдатель.  — Тихон нажал на кнопку.  — Раз уж вы влезли в наш огород, так хоть не мешайте. Давай, Макс.
        Что-то щелкнуло. Начался фейерверк.
        Со стороны зоопарка, вокзала и санатория поднялись тонкие, синеватые лучи яркого света. Они взвились очень высоко в небо, где превратились в причудливые кресты.
        — Ух ты…!  — пробормотал я, впечатленный зрелищем. Совсем забыл, что вроде как под гипнозом.
        — Твою мать…  — пробормотал Андрей и опустил руки.
        Тихон погладил аиста по голове.  — Кучу времени сэкономили.
        — Это было лишним,  — никогда я еще не видел наблюдателя таким… скромным. Только что. Тихон поставил его в ту же позицию, в которой был я. Позицией гневного бессилия. Но меня этот человек тоже немного напрягал. Человек ли?
        — Парень,  — птицевод обратился ко мне.  — Дам совет, как начинающему. Я уверен, твои коллеги как всегда засунули языки в жопу и скрыли от тебя жизненно важную информацию,  — он встал почти вплотную ко мне.  — Так вот, запомни одно. Мы очень не любим, чтобы нас трогали и шумели под окнами. Поэтому свои игры в войнушку устраивайте где угодно, только не здесь.
        Я развел руками в стороны.  — Ну простите. Как будто от меня зависит, где заводятся монстры.
        — Это не претензия, друг.  — Тихон положил мне ладонь на плечо.  — Просто, на будущее. Чтобы ты ценил важность добрососедских отношений.
        — Кто вы вообще такие?  — спросил я.
        — Мирные люди,  — хмыкнул он.  — Но и про бронепоезд не забывай.
        — Отстань от него.  — Андрей вклинился между нами.  — Смотри, с кем приходится иметь дело, Ким. Вроде бы, и близко никакого отношения не имеют, нет, все равно качают права.
        — Уж кто бы говорил,  — улыбнулся Тихон.
        Наблюдатель схватил меня за локоть и потащил прочь.  — Пошли. У нас с тобой еще дел, до утра не переделать.

        80 — Маскарад (3)

        Всю дорогу, Андрей матерился. Нам попадались напуганные, дезориентированные люди, совершенно непонимавшие, что происходит. Их сразу передавали в руки врачей.
        Я тоже не особо въехал, если честно.
        — Они сожрали воспоминания смертных,  — просветил меня наблюдатель.  — Уроды…
        — Ага, как они могут вот так залезать людям в мозги?  — демонстративно возмутился я.  — Ты серьезно сейчас?
        Он аж побледнел от гнева.  — Можно дать человеку таблетку, чтобы он забыл. А можно долбануть по башке кирпичом. Чуешь разницу, Ким?
        — Типа ты такой аккуратный и деликатный.
        — Вообще-то да. Иначе, ты бы уже стал овощем. А для овоща ты слишком болтливый.
        Хм. Он действительно не заметил, что на меня не подействовал гипноз? Или же, все что я слышал — бред, который Андрей подсунул в мои мысли? Что-то здесь не чисто.
        Вася сидел у высокого дерева, вцепившись в свое ружье. Андрей отобрал у него оружие, чтобы парень не наделал дел и передал в руки коллег. Для простого лейтенанта, он обладал слишком уж большой властью. Естественно, все остальные полицейские и пожарные были в трансе.
        — Им же плевать! Час, два. День. У кого-то неделю забрали. В итоге, у нас тут толпы людей, и они скоро начнут задавать вопросы.
        — Они действительно вампиры?  — спросил я.
        Наблюдатель окинул меня презрительным взглядом.  — Генма? Обычные беглецы. То, что они не бросаются на тебя как дикие звери, не делает их менее мерзкими.
        — Я думал, у беглецов бесповоротно сносит крышу.
        — Сносит. Пока они не найдут свою копию, и не сожрут. Тогда, разум возвращается к ним. В некотором роде.
        Андрей осмотрелся. Ощущение толпы вроде как исчезло, но за нами все равно могли наблюдать.
        — Рождается новая личность. С сомнительными моральными ориентирами и жаждой, что тоже никуда не делась. При этом, их сила удваивается, но вернуться в Паутину они уже не в состоянии.
        — Тогда что они вообще здесь делают?  — у меня появилось очень много вопросов, но это первый.  — Почему вы их не…того?
        — Поверь, Артур. Я тоже не в восторге, что приходится терпеть здесь эту деревню дураков. Одну из многих, заметь. Но в двух словах не объяснишь. Ты, главное, знай — если говно не тыкать палкой, оно не воняет. Потому, новичкам про них и не рассказывают, до четвертого уровня доступа.
        — У меня второй.
        — Жаль. Теперь я должен тебя убить.  — Андрей сверкнул глазами. Я призвал молот, и чуть его не выронил.
        — Расслабься,  — хмыкнул наблюдатель.  — Считай, что тебе повезло. Но с Генмой не связывайся. Целее будешь.
        Около дерева лежал пожилой мужчина. На лбу у него дымилось белое пятно.
        — Есть у них один парень.  — Андрей потряс смертного за плечо.  — Делает все то же, что и я. Только жуть как топорно. Видишь?
        — С ним все будет нормально?  — я присмотрелся к жертве вампиров. Дедушке будто лоботомию сделали.
        — В большинстве случаев, да. Кто-то оклемается, но если здоровья не было, тяжко будет. Это как импульс, вызывающий у всех, кого не защищает система, магический микро-инсульт. Они же не думают о больных, о стариках, о детях. Главное ведь набежать, и залить все цементом, без суда и следствия.
        Я заглянул Андрею в глаза.  — А какого хрена мы их тогда отпустили?
        Эти парни даже хуже, чем монстры с которыми мы сегодня пришли драться. С моральной точки зрения.
        — Еще раз говорю тебе. Все сложно. А это их право. Закрепленное кровью,  — с отвращением сказал наблюдатель.  — И Генма будут защищаться всеми возможными способами. Поэтому, наша с тобой задача, Ким — сделать все, чтобы им не надо было защищаться.
        Тьфу.  — Терпеть не могу политику и интриги,  — скривился я.
        — А тебе и не надо их любить.  — Он вновь сверкнул глазами.  — И даже это не самая большая сложность в нашей работе, Ким. Тебя это дерьмо не касается, а я ныряю в него с головой, каждый, мать его, день. Потому и прошу быть осторожнее. И без вас дел хватает. Главное, чтобы ты действовал оперативно и не плодил их. Чем больше поселение, тем сильнее упыри наглеют.
        — Там недалеко моя мать живет,  — как бы между делом сказал я.
        Андрей удивленно хмыкнул, пожал плечами.  — Не переживай. Если речь не идет о скрытности, они людей не трогают.
        — Да я не переживаю. Она сама какого хочешь вампира съест,  — из мамы бы вышел отличный агент. Через месяц не осталось бы ни одного открытого портала, генма убрались бы обратно в Амаравати и в наблюдателях отпала бы всякая необходимость. Просто потому что находиться с ней на одной планете очень тяжело. Может, стоит купить ей договор. Ух как весело сразу станет.
        — Жесткая женщина,  — буркнул наблюдатель.  — Я-то не сразу срастил, что ты в нее такой упрямый осел пошел.
        — Ты извини, что я тут сыплю вопросами,  — возмутился я.  — Но кто дал упырям такие обширные права?
        — Те же, кто дал нам силу, Артур.  — ответил наблюдатель.  — А раз правила есть, их надо соблюдать. Даже если это дерьмовые правила. Ибо без них будет еще в тысячу раз хуже. Пока ты этого не поймешь, мы с тобой не сработаемся.
        — Я думаю, мы не сработаемся, пока ты лезешь в мою семью своими грязными руками,  — ответил я.
        Андрей начал трещать.  — Действительно хочешь поговорить об этом сейчас?
        — Да я так. Между делом. Чтобы ты не расслаблялся, если вдруг что.
        …
        Дядя Миша стоял посреди поля боя, на руинах больничного корпуса. Половина здания, если не больше, обвалилась, превратившись в гору кирпичей. Как я понял, именно под ней был погребен старец.
        Олег помогал полицейским складывать вырубившихся людей на носилки. К счастью, если не считать потери памяти и разнообразных мелких ссадин, никто серьезно не пострадал.

        А вот сам напарник сильно обгорел. Когда мы пришли на место, ему уже успели забинтовать ногу.
        — Чего ж придумать-то?  — ворчал вслух Андрей оглядывая поврежденные строения.  — Утечка химикатов? Вот только откуда здесь, нахрен, химикаты… Если только сказать, что тайком свезли с мусоросжигательного. Черт, тогда придется там концы подчищать. Вот же пидрилы, весь план действий обосрали!
        Его взгляд задержался на фонтане горячей воды, бьющей из — под земли.  — Это откуда взялось?
        — Здесь лечебные грязи,  — ответил Олег.  — Кажется, я случайно вызвал гейзер.
        — Все-то у тебя случайно, Красильников… Хотя, это мысль. Скажем, что карман природного газа лопнул, все надышались, никто ничего не помнит. Молодец, начинаешь потихоньку реабилитироваться.
        — Ты как, дядь Миш?  — спросил я у командира. Как и я, он был весь бледный и тусклый. Куртка пропиталась кровью. Руки тряслись. Походу, в этом бою он превзошел сам себя, и вспомнил такое, что вообще нельзя вспоминать.
        — На хер.  — тихо сказал он.  — Это был последний раз. Через двенадцать лет, пусть кто-то другой с ним корячится.
        — Знаешь, Михал Юрич.  — Олег встал с другой стороны.  — Я перед этим почитал немного… Просто, из башки вылетело. Ну, сам понимаешь.
        — Ты о чем, Олег?
        — Цикады. Они ведь похожи на цикад, эти чмырдяи. Чисто внешне. Да и вообще. Сверчки летают один сезон, а потом прячутся в землю почти на два десятилетия.
        — Хочешь сказать,  — пробормотал я.  — Что Старец откладывает яйца пока жив. А когда помирает, из них за годы вырастает новый.
        — Все может быть,  — сказал дядя Миша.  — Ничем не хуже версия, чем все остальные.
        — Так может поищем?  — предложил я.  — Чтобы раз и наверняка.
        — Нет. Не сегодня.  — сильно постаревший за каких-то полчаса командир покачал головой.  — Мы потом еще сюда придем, если товарищ наблюдатель разрешит.
        — Да делайте вы что хотите, Михаил Юрьевич. Только не сегодня. Месяца через два-три, когда все уляжется. Я вам даже людей дам все прочесать, иначе снова устроите балаган мне здесь,  — сказал Андрей, не оборачиваясь. И тихо добавил.  — Послала же Администрация на мою голову.

        Х — Сцена после титров

        Появление гейзера и новых горячих источников на территории санатория не стало сенсацией. Пару недель покричали в СМИ, выбили пострадавшим компенсации, выдвинули проекты развития комплекса. А потом все стихло, как всегда.
        Генма постарались. Вот кто вредит туризму в регионе.
        Прошло два месяца. Гибель Старца, видимо, как-то повлияла на баланс между нашим миром и Паутиной. Андрей и дядя Миша сказали, что нет никакой прямой связи, но после той ночи, количество заданий свелось к минимуму. Да и с вампирами я больше не сталкивался.
        Жизнь стала налаживаться. Я снял маленькую комнатку, недалеко от работы. Нельзя же вечно обитать на складе. Или в гараже. Благодаря бонусам Императрицы и Луны получил хорошую скидку. Наконец-то плюшки от раскрытия карт начали приносить весомую практическую пользу.
        Вот именно в такой момент затишья, я и открыл холодильник. В смысле, задумался о произошедших событиях. Казалось, еще вчера я был заблудшей овцой. Застрял на перепутье — слишком странный, чтобы жить как все. Слишком нормальный, чтобы лежать в комнате с белым потолком.
        Но это была старая жизнь, и она казалась далеким, полузабытым сном.
        Игра решила эту проблему. Теперь, я совершенно адекватный человек, живущий в мире где в темных углах прячутся монстры, шизики со змеями и птицами пользуются непререкаемым авторитетом, а Олег все время был прав.
        Рука просто сама тянется к кнопке забвения. Но разум знает, я ее не нажму. Я пережил много… странных вещей, но, если у меня появился бы выбор: вернуться на двадцать лет назад и отказаться от ролевого синдрома, или оставить все как есть, я бы выбрал второе.
        Не поймите неправильно — мои детские годы как были полной задницей так и остались. Большой привет всем, кто клеймил меня позором из-за диагноза. Надеюсь, за эти двадцать лет, каждый из вас хоть раз сел на гвоздь. Хотя нет, так нельзя говорить. Злопамятным быть плохо. Но вы все равно козлы!
        Пробуждение, и все, что случилось после… Прихожу к выводу, что все же, оно того стоило. До тех пор, пока я не стал агентом «Стигмы», не узнал о существовании Амаравати… Я не жил. Так, существовал. Дрейфовал от точки к точке. А теперь у меня появилась цель.
        Я хочу стать сильнее. Защитить людей, чтобы другим не пришлось страдать так, как мне. Хочу узнать больше об этой игре. В ней слишком уж много тайн, а я не люблю бродить в темноте.
        Ну, и очень хочу еще взять Андрея и засунуть ему всех змей туда, где солнце не встает. Да, я понимаю — он как болото в войну. Воняет и мешает жить, но враги в нем тоже застревают. Это не значит, что я не должен настучать ему по рукам.
        Не только из-за сестры. Но в основном из-за нее. Алиса достойна гораздо большего, чем этот пузатый рептилоид. В первую очередь, я обещал оберегать ее, и только ради этого уже можно не нажимать кнопку.
        Кажется, все агенты рано или поздно приходят к этим выводам.
        …
        В один прекрасный вечер, дядя Миша позвонил мне и пригласил в гости, чтобы обсудить какой-то важный вопрос. Грешным делом, я подумал, что жуки не стали ждать годы, а решили вылезти сразу.
        Мы таки съездили в санаторий, но ни шиша там не нашли. Кто его знает, может Старец спрятал кладку в другом месте. Его дети летали по всему городу. Или Олег все же не прав на его счет, и эту способность в принципе нельзя отменить.
        Так или иначе, после работы я приехал к лодочному гаражу. Дверь мне открыл совершенно другой человек, глядя на которого можно было поверить — вот он, ветеран боев с Квантунской армией.  — А, Артур. Проходи.
        — Чего-то ты сдал, дядь Миш.  — ну действительно, из алкаша неопределенного возраста он превратился в засохшего деда.
        — Брось. Еще лет десять протяну, а больше оно и не надо,  — он махнул рукой.  — Пока все уровни не вытекут. Я же тебя за этим и позвал.
        Мы прошли в одну из захламленных комнат. Дядя Миша вытащил из шкафа маленькую коробочку. В ней оказалась игровая печать в виде таблички из темно-зеленого камня, с изображением кальмара.
        Печать Древних (1 шт.)
        Данная печать пробуждает навыки и способности, черпающие силу от существ, обитающих за границами привычной реальности. Однажды звезды примут правильное расположение. Это печать безумцев, прорицателей и культистов.
        — Я ее вынул,  — сказал он.  — Сразу сморщился, как изюм. Но и хрен с ним, зато больше в памяти своей копаться не надо.
        — Это вообще законно?  — смутился я.
        — Когда наиграешься с мое, еще и не такое научишься делать,  — усмехнулся дядя Миша.  — Я обещал тебе помочь, но, если честно, учитель из меня херовый, мягко говоря. Поэтому…  — он протянул мне печать.  — Держи.
        На ощупь она была теплая. Пульсировала.
        — Забирай ее. И плащ забирай. Да и любую срань, какую здесь найдешь можешь взять. Авось пригодится.
        — Спасибо, конечно…  — но подарок сомнительный. Я видел, что делает эта штука и какие силы она дает. Мне ли с моим прошлым с этим связываться?  — Просто, разве эта штука…не злая? Я только совсем недавно узнал, что не безумец. Да и не культист.
        — Да то игровое,  — ответил он.  — Для антуражу. Они любят всякое пафосное дерьмо.
        Дядя Миша порылся в соседнем шкафу, вынул оттуда бутылку коньяка.  — Так, вот это вроде еще съедобное. Тебе не дам, ты молодой, здоровье береги,  — и немедленно выпил еще раз.  — Скажу тебе честно, Артур. Я в молодости тот еще долбоклюй был. Все рвался воевать. То в военкомат приду, и давай орать — «отправляйте куда-нить, а то прямо здесь воевать буду!». То к «Стигме». Даже они от меня охеревали.
        — Могу представить.
        — У меня ж тогда и способность была другая. Только когда начал слабеть, и что-то башкой соображать она и мутировала в это гавно красное. Я вижу, у тебя голова на месте. С тобой такого не будет.
        Я еще раз посмотрел на печать. Мощная штука и очень дорогая. Мне на такую копить и копить. И опять же, силы были ой как нужны…
        — Опять же, будет сильно мешать, вытряхнем ее из тебя.  — дядя Миша похлопал меня по спине.  — Делов-то!
        — Так ты, Михаил Юрьевич, все это время приемника искал?  — спросил я.
        — Не-а. Нафиг мне приемник? Хотя, если половину ништяков забираешь, то получаешься идейный последователь,  — он почесал затылок.  — Будешь продолжать бравое дело борьбы со злом.
        — … и бюрократией,  — добавил я.
        — Да с чем хочешь. Только сильно не увлекайся. Давай, ломай эту фиговины и пошли мерить одёжу. А то может и не подойдет еще. Придется тащиться в Паутину, подгонять, а это дикий геморрой.
        Я еще раз посмотрел на печать. На секунду показалось, что печать тоже посмотрела на меня. Да и пошло оно все,  — подумал я. Все беды от нервов и сомнений. Будь что будет.
        И разломил табличку.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к