Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Вассин Васся: " Хозяин Замка И Окрестностей " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Хозяин замка и окрестностей Васся Вассин


        Закончено. Приключения Андрея в игре и реале. НЕ РПГ, НЕ ЛИТ РПГ, ВООБЩЕ НЕ РПГ!!!! ОТ СЛОВА СОВСЕМ.

        ВАССИН ВАССЯ
        ХОЗЯИН ЗАМКА И ОКРЕСТНОСТЕЙ (НЕ ЛИТ РПГ, ВООБЩЕ НЕ РПГ!!!! ОТ СЛОВА СОВСЕМ)



        ХОЗЯИН ЗАМКА И ОКРЕСТНОСТЕЙ

        ========== Глава 1 Красавична ==========

        Глава 1 Красавична


        — О зайдем в компьютерный, мне надо флэху прикупить.
        Леха сделал несколько дел сразу одновременно: резко остановился передо мной (терпеть не могу такие моменты, идет-идет человек и вдруг, что-то увидел и останавливается без предупреждений у тебя на пути), развернулся и швырнул тушку в магазин. Я поплелся следом.
        — А свою куда дел? Проебал?
        — Да мелкая, коза задроченная — Леха отмахнулся.


        Пока друган пошел к витрине с флэшками, я поплелся поглазеть на игровые джойстики. Да, хотелось одну классную модель, на вид такую эргономичную и навороченную. Да вот цена конечно. Не для парня *надцати лет, у которого нет богатых родителей. Вздохнул тихонько и не глядя ни на что особо, дошел до конца витрины к углу. Там был проем в стене, как на мойке в школьной столовой, чтобы грязную посуду передавать. Ну, а в магазине, конечно посуды не было, за таким проемом сидел Андрей в подсобке, что-то шаманил с очередным компом. Поздоровался с тезкой. Андрюха — нормальный мужик, помог мне один раз. Купил я новый винчестер, побольше, сам поставил, включаю — вроде все шумит, пищит, а толку нет. Попробовал винду сам переставить, не получается. Принес в магазин. Андрей тут работает с клиентами по железу, чет подсказать или помочь. Мне помог быстро, там в БИОС переставить что-то надо было. Ерунда короче, если знаешь что делать. Три минуты. А не знаешь — с бубном вокруг прыгай.


        И тут я увидел ЕЁ, и сразу забыл обо всем. Большой плакат на стене. Рисованная красавична. Художник — мастер высшего класса, это точно. Хоть стиля я не пойму, такого не встречал раньше. Рисунок далек от фотографической прорисовки, сделан, можно сказать небрежными мазками, но такой совершенный, что этого не замечаешь. Это не аниме с глазами на пол-лица. Девчушка скорее одета, чем раздета в чугун и лианы. Хотя, какая-то железяка в руках присутствует. Надпись одна и мелким шрифтом 'Замок рпг'.
        Зацепило, честно сказать.
        — Андрей привет. Это у тебя реклама игры что ли?
        — На стене? Не знаю, но наверное да. Плакат шел в комплекте с видюхой. Я не интересовался, врать не буду.
        — А, надо в инете глянуть.
        — Глянь, конечно.


        Дома новости узнал. Братан решил снять квартиру, и со своей девушкой съехаться. Маман в истерике. Она и раньше ее терпеть не могла. А теперь, просто удар под дых.
        — Антон, одумайся. С кем ты связался? Вы еще детей заделайте, безголовые! Месяц полюбитесь, а потом до восемнадцати лет алименты платить будешь! Видел бы это отец (батя у матери почти святой, хоть при жизни грызла его, как собака кошку).
        — Мамусик, прекрати, мы решили пожить вместе, попробовать...


        Пока обедал, они разругались вдрызг. Я хотел умотать в комнату по-тихому, но мать напрягла посуду мыть, причем с такими воплями, вроде я всему виной.
        Фух, наконец закрыл от них дверь, включаю комп. У меня паролей нет, комп только мой. Мать это не касается, ей его на работе хватает, а дома курятник Малахова есть. Братану до компа тоже дела нет, только музыку иногда скидывает на телефон. Он, в отличии от меня, парень кампанейский, вечно с друзьями терки свои, гулянки. У нас разница в одиннадцать лет, так что я в их компанию не принят изначально. Старлей в милиции уже, отслужил в армии — а для матери дитятко, нуждающееся в опеке.
        Поиск по 'Замку рпг' ничего путного не дал, два часа убил — эффекта ноль.


        Странно. Как то не принято в наше время, чтобы производители прятались от потребителей. Я давно сторонник мысли 'абсолютно все, что рекламируется — говно'. А тут, как то неожиданно. Сел, думаю. Интернет не знает. Мысль дикая для нашего поколения! Стараюсь вспомнить, вроде на плакате больше надписей не было никаких. Надо было сфоткать на телефон и потом по картинке в браузере поискать.
        Вошел на свою страницу в контакте, есть у меня знакомый игроман, еще тот любитель все новинки опробовать. Проконсультируюсь. Я, сказать честно, люблю только гонки, Need for Speed — наше все, поэтому и на джойстик облизывался. А там стратегии, танки и прочую хрень не уважаю чет. Еще играю в порно игры, нравятся мне японские игры на эту тематику, примитивные конечно, но есть в них своя прелесть. Ну и весь почти винчестер порнухой забит. Инет чмошный — от Usb модема, онлайн сильно не посмотришь. Мать думает мне комп для учебы нужен. Ага! Но переубеждать ее в этом вопросе не будем.
        Переписался со знакомым, он тоже в непонятках про такую игру. Я опять задумался. С одной стороны плакат ни о чем не говорит про игру. Да вот реклама по ящику к примеру, две минуты показывают не пойми что, и телок и шашлык, футбол, а потом оказывается, это была реклама машины! Ведь чем красивее обертка, тем неожиданней конфета. Развернешь бывало, а там вместо шоколада — кусок вафли в глазуровке. Но на картинку я запал. Хоть бы картинку найти, распечатать и повесить на стену. Кстати, чтобы картридж не засох, на этой недели надо что-нибудь напечатать. Тут сморю, на мыло пришло сообщение. Открыл. О, блин! Письмо от 'Замок рпг' на мой емайл. А еще говорят большой брат не следит за нами! Мои запросы в браузере проследили оказываеться! А как почту нашли? Мда.


        Андрей бла-бла... Компания бла-бла... Игра 'Замок рпг' запущена в тестовый режим.... Если хотите стать нашим бета тестером — звоните по бесплатному телефону....
        Сижу думаю. Подстава? Позвоню и минус пару килорублей. Да нет, вроде времена уже не те...
        Позвонил. Тут неудобно получилось. Рта не даю раскрыть, говорю-'девушка это игра 'Замок рпг'? А мне четким мужским басом в ответ. Блин, привыкли что на телефоне будет женщина оператор отвечать. Кратко, это действительно игра, и какая-то революционно новая (я на эту фразу честно уже не реагирую, у них что не новодел, то революция). Мужик задал кучу вопросов про железо в компе, инет (мои к удивлению потянут), есть ли свободные усб порты (надо два) и какое расстояние от компа до моей кровати. Я ошалел честно говоря. На хрена это тебе надо, спрашиваю? Играть оказываться надо лежа на кровати в расслабленной и удобной позе, в шлеме их фирмы. Заинтересовало это. Спрашиваю, это как в кино с погружением что ли? Вроде да, эффект такой. Чеж, говорю я про это рекламной шумихи не видел? Пока нет потому, что технология не отлажена и меня просят об этом сильно не распространяться, и обратить внимание на пункт в договоре при регистрации игры. Она кстати будет в шлеме просчитываться а в компе только оболочка игры и связь с интернетом. И че мне это будет стоить? Оказывается, за почтовую пересылку только заплатить.
Шлем будет работать пока только для этой игры и на время тестирования, а игра будет за денежку в месяц, пока платишь — играешь, мне как тестеру игровое время на период тестирования бесплатное. Класс. Кажется я наживку проглотил. Говорю, а сайт у вас есть? Есть, пришлет ссылку для тестеров.


        Время позднее, мать завет ужинать. Любит она у меня с едой экспериментировать, надеюсь на этот раз не жареные апельсины с фасолью. Мать молчит, на себя не похожа, пыхтит как паровоз. Зомбиящик тарахтит, дурень крутит барабан, бандурши с румянами в пол-хари поют под баян. Дурень гадает буквы.
        — Уроки сделал?
        — Не задавали.
        — Не умничай. Про егэ забыл? Почему я, как собака должна на вас гавкать и в шею толкать... был бы жив отец... Куда пошел? Посуду помой!


        Настроение она мне все равно не испортит. Братана нет, наверное у крали своей будет спать, я в комнате один, можно будет вечерком порнушку посмотреть (при брате не смотрю, только когда он на гульках или на службе). Пожалуй хаус оф табу, как служанок связывают и порят не только кнутом. Класс. Только актрис, конечно они выбирают конченых шмар. Редко какая симпатичная бывает. Наверное потому, что читал заработки в порноиндустирии не очень, в отроасли кризис перепроизводства. Вот бы сняли кого-нить похожую на Верку Аросову! При мыслях об однокласснице зашевелилось в штанах. Пойду вначале в душ. Перед просмотром кино зашел по ссылке, скачал картинку, распечатал в программе на четыре листка и склеил в плакат скотчем. Теперь у меня на стене висит ОНА. Какая все-таки красавица. Интересно будет в игре глянуть, также качественно ее перса прорисуют? Заснул поздно и почти счастливый.

        ========== Глава 2 Хозяин руин и пустыря ==========


        Глава 2 Хозяин руин и пустыря


        — Что ты там выписал?
        — А, что?
        — Выписал ты по почте что? На твое имя бандероль пришла. Прошла неделя. Мне уже должны были прислать шлем.


        — Да так, на комп примочку надо.
        — И кто за эту фуень платить будет? Ты понимаешь, что мы живем на одну мою небольшую зарплату?
        — Да там только за пересылку рублей двести всего.
        — Все равно, они что с неба падают? Или ты думаешь я их печатаю?
        — МА, ну это же немного...
        — Работу бы нашел себе.
        — МА, мне *надцать лет, какая работа? Я в школе учусь еще. Кто меня возьмет?
        — Учишься говоришь? Мне твоя классная сегодня звонила, скатился ты в троечники, по математике вообще ни в зуб ногой!
        — МА, кому эти иксы — игреки в жизни нужны? Ты же и сама это понимаешь!Это я зря так в атаку пошел. Чувствую мать прорвало. Надо было промолчать.
        — Игреки не нужны. Но то, как ты учишься, это показатель того, что ты можешь достичь в жизни, как способен проблемы решить, сам посчитать задачу или списать у кого, не важно — главное, чтобы решить проблему. Понял?
        — То есть, мне надо списывать?
        — Я этого не говорила. А сказала, что то, как ты плохо учишься, это проблема. И ты эту проблему решишь. Иначе — шиш тебе интернета, денег на телефон и на примочки для компьютера. Понял меня?


        Я кинул вилку и хлопнул дверью, упал на кровать и попытался успокоиться. Отдышался и позвонил брату. Попросил может ли он со мной сходить на почту получить бандероль. Антон был свободен и сейчас мог подойти на почту. Я редко ему создаю проблемы и он не отказывает мне обычно по мелочам. Одеваюсь в прихожей. Мать выглянула с кухни.
        — Ты куда?
        — До брата.
        — Да? (Одно слово, а сама аж подобралась, как в атаку на врага, прищурилась вся такая, типа прицелится, рассмотреть получше).


        — Зайди в магазин на углу, там объявление, требуется грузчик, поговори. *надцать лет дылда уже здоровый, коробки можешь тягать, хоть аппетит будет, а то ешь как курица.
        Я молча закрыл дверь. Брата почти не пришлось ждать. Расспросил меня как дела, попросил занести к нему на квартиру кое-какие вещи, сам не хотел приходить, они с матерью еще в разладе. Заполнил квитанцию, оплатил пересылку. За бандероль даже не спросил. Весь такой в своих делах.
        Настроение поднялось, но не надолго. На обратном пути дошел до магазина. На дверях объявление требуется грузчик, оплата высокая. Мялся, мялся подошел к продавщице расспросить. Бабенка глянула на меня, недоуменно пожала плечами, поговори с хозяйкой, поднимись на второй этаж в кабинет. Поднялся поговорил. Идиот. Грузчик нужен, но взрослый на пол-дня. Меня до 18 лет по закону взять не могут. Иначе штраф и геморрой, никому не нужный. А так нужен мужик утром разгружать машину на склад и еще подметать вокруг магазина. Меня взять никак нельзя. На что я надеялся? Говорит важно, через губу, у человека дела, а я тут мешаю. Вроде и некто не послал, а осадок остался. С первой в жизни попыткой устроиться на работу облом.


        Пришел, мать в ящик уставилась. На доме 2 решают важные проблемы, кому рога строить сегодня и во сколько ярусов.
        — Как брат?
        — Нормально.
        — Что рассказывал?
        — Да мы, толком и не разговаривали.
        — За учебу, больше тебе не напоминаю, сам себя учись контролировать. Я тебе сказала — не дурак должен понимать. И смотрит так зло, как на врага народа.
        — Я седня в компе поковыряюсь, а завтра...
        — Ну-ну.


        Распаковал, читаю брошюрку-инструкцию, люблю все с компом делать не спеша. Вначале настроишься, прочтешь все, установишь и потом в игру — можно насладиться. Процесс не менее важен чем результат. Расправил кровать, положил на подушку шлем, шнур тянется за заднюю стенку компа, в инструкции так прямо и написали 'в переднюю панель не включать!' не знаю почему. В коробке были 4 диска, без картинок, как обычно делают с играми, просто диски с номерами 1,2,3,4. Проверил подключение тырнета и начал установку. 20 гигов игрушка заняла, хорошо что на дисководе место еще осталось. А то пришлось бы коллекцию неприкосновенную сокращать. Что не комильфо.
        Так, установка закончились, все четыре диска. Соглашение, подтвердите ваше согласие. В этот раз не пролистал как обычно, решил прочитать. Много всего про то, что фирма не несет никакой ответственности за последствия в виде: тошноты, головокружения, нервных расстройств и т.д. и т.п.... Согласен.


        Установка закончилась можете одеть шлем и провести индивидуальную калибровку.


        Так, и тут я подумал. Ведь не знаю, как это с полным погружением? А если я захочу в туалет, а в игре этого не почувствую? Выйду из игры, а тут простыни-матрасы стирать? В инструкции про это ничего не было. Решил не рисковать, надо пойти почистить зубы, дела поделать, да и в душ заодно.


        Вернулся в одних труселях. Долго (для меня) сушил волосы феном на всякий случай, в шлеме же электричество, а я не хочу, чтобы меня как в микроволновке поджарило. Ложусь, вроде удобно, расслаблено, одеваю шлем, он болтается на голове. А потом, там что то щелкнуло и зажужжало, тихо и мягко, но плотно шлем обхватил голову. Наверное это и есть индивидуальная калибровка. Потом началась долгая, минут пятнадцать настройка, показывают фигурки и спрашивают что вижу? Какого цвета? Какой формы? Про звук, от куда идет? Слева? Справа? Сверху. И под конец, вообще странное, какой вкус и запах ощущаю? Нет, знаю что во рту ничего нет. Я же и зубы только что почистил, а чувствую то кислоту то сладость. Прикольно. Но вроде все тесты окончились и появилась заставка игры. Я быстро полетел над горами, лугами, полями и замками. Да как все красиво! Замки такие роскошные, большие и красивые. И тут я медленно завис, заставка закончилась, а я оказался в окне выбора персонажа.


        Так, пол поменять нельзя (это хорошо). И телосложение оказалось близкое к оригиналу. Мешок с костями в пятьдесят кило. Ну, не растет на мне мясо!
        Раса стоит по умолчанию человек. Менять не буду.


        Начальные бонусы можно выбрать только из четырех:
        1. скаредность — шахты, поля и фермы дают +10% в день
        2. народонаселение — +5 человек в замке вначале и +2% еженедельно
        3. мастерство — ваши люди в замке дешевле в обучении на 10%
        4. пика и 100 золота


        Так, думаем. Ну, четвертый пункт откидываем сразу. А дальше не знаю. Что будет важнее? 5 человек в начале это много или мало? Ну 2% это меньше чем 10% дохода ферм и скидки за обучение. Выберу первое — остальное купим если что. Стану скаредным рыцарем.


        Все медленно потемнело, а потом медленно появился свет. Я лежу на чем то удобном и теплом. Оказалось я лежу на камне, он теплый. А удобно было потому, что в нем выемки по форме моего тела. На востоке брызжет красный рассвет. Все очень реально. Не отличишь от настоящего совершенно! Я ущипнул себя за руку. Ой больно! Больше так делать не буду! А как же драться? Я же тут хозяин замка — рыцарь? Что если мне, в бою руку отрубят? Не хотелось бы чувствовать боли, когда живот копьем проткнут!
        Так еще момент, что мы имеем? Мы имеем меня. И еще холщовые штаны на мне. Вот в принципе и все, что мы имеем!


        От 100 золотых и пики я отказался! Оружия нет. Я вообще босиком. Вокруг бурьян по пояс. Стены замка родного вижу, они вокруг. Все увиты плющом или чем-то там таким, и только за счет этого кажется и держатся! Груда камней в центре двора — вероятно цитадель. Или когда-то была её. Мда. Не жили богато, и не хрен начинать. Попробовал идти. Больно, сухие стебли травы колют ноги. Вай! Издевательство какое-то. Приноровился не сразу. Надо ставить хитро ногу, не до конца, а наклонять траву вбок и потом наступать,так не больно! Почти.
        Надо обойти владения свои. Внутри все видно. А что за стеной? Где ворота? А вот! Даже не деревянные, а из трухлявых палок 'ворота' обозначились слева.
        Шел, шел и остановился. Пришла умная мысля. Решил проверить, что у меня в штанах. Результатами проверки остался доволен и пошел дальше. Ворота удалось осторожно, чтобы не рассыпались, открыть.
        Впереди луг, достаточно обширный метров пятьсот и на нем одна избушка — развалюшка. Да что ж, все так капитально тут строят?


        Подхожу к избушке, вросшей в землю. Или это такая землянка? И в шутку постучал по глинобитной стенке.
        — Тук-тук выходим, строимся! Голосом типа командирским.
        Эффект был неожиданным, выскочило сразу трое, в рванине. Старшим был мужик, лет под пятьдесят с плешивой головой, большим крючковатым носом и чирьями по лицу. Неприятное зрелище. Парень шкафо-горилообразного вида. Ну и детина! Лицо чистое, но сразу видно, не обремененное интеллектом. И девчушка, на вид старше меня, скорее склонная к полноте, с немного грубоватым лицом. Главное, на что обратил внимание — косметики нет. Для нас странно видеть девушку без штукатурки. Сарафан домотканый какой-то, но вроде опрятный на сколько можно, у всех одежда видно не из магазина, как и мои штаны.


        Старый никому рта не дал открыть. Руки к небу заламывает. Морду от счастья перекосило, я подумал что его парализовало в одночасье.
        — Господин вернулся! Счастье то какое! Боги услышали наши молитвы!
        — Тише. Че кричишь!
        Старый рухнул на колени, и испуганно запричитал.
        — Господин не обессудьте. Не хотел вас разгневать. Простите старика. Радость просто великая, аж сердце защемило. Думал уже сгинем все, а тут нет! Еще поживем!
        Я на него глянул, хотел сказать чтоб с коленей встал, не привык честно говоря, чтобы передо мной падали ниц. И тут увидел надпись Старейшина ???????? плотник уровень 1 и шкалу красную — наверное жизнь, заполненную на треть. Ага, если бы не это, то вообще этих нпс от людей не отличить!
        — Встань, как тебя зовут, кстати?
        — Господин хочет дать мне имя? Какая честь!
        — У тебя что имени нет?
        — Нет.
        — Ладно, будешь Иван.


        Присмотрелся надпись изменилась, стала Старейшина Иван плотник уровень 1
        Так лады, теперь остальных обозначим: рудокоп Семен уровень 0, огородница Варвара уровень 0.
        Вот, всех прозвали, перейдем к другим важным делам.
        — Старый, сапоги у тебя есть? Мне ходить неудобно.
        Сокрушается, руки опять заламывает. Сапог нет, и сделать не может, тут и материал нужен и профессия. Сами все босиком ходят. А раньше да, в деревни был сапожник, кожевенник, кузнец и куча всего.


        — А купить в этой игре, что-нибудь можно?
        (Покупки есть в центре замка, возле разрушенной цитадели камень из красного гранита. Через него управление в замке, что строить, кого учить и на что, торговля тоже через него. И куча всего. Когда крестьян и войск мало, можно подойти и напрямую сказать, кому что делать, а дальше. когда хозяйство разрастется — через камень удобнее все решать).
        — Ладно, потом надо глянуть, что-то я сразу не заметил его. Что у меня есть в замке, кроме трех крестьян и вашей избушки-развалюшки? Где мои войска? Как я грабить и убивать врагов — супостатов буду? И главное, чем?


        Войск оказывается нет. Совсем. Войска надо из крестьян обучать, затрачивать ресурсы на постройку специальных зданий для их переподготовки, обмундирования и вооружения. Ничего этого нет, и поэтому нет войск. С ресурсами тоже беда. Построек никаких не осталось, все разрушили соседи при нападении, крестьян кого убили, кто от болезней умер, один староста с детьми уцелел. Была еще жена у него, но в прошлом месяце ее волк в лесу загрыз.
        Зашел в хижину посмотреть их житье — бытье. Из мебели стол и несколько лавок. Печи нет, совсем. Вместо печи очаг и подвешенный над ним котелок. Трубы нет. Дым выходит через дырку в потолке. Есть глиняная посуда, почти вся надтреснутая и подколотая. Ужас полнейший. Из инструментов следующее: столярный начального уровня у старосты, он же плотник. Сын, как рудокоп имеет кайло. У дочери мотыга для огородничества. Ни лопаты, ни граблей, про лейку для полива не в курсе. Все надо покупать. А за что? Ну или делать. Кому и из чего? Взгляд мой остановился на удилище в углу.


        — А это что, удочка?
        Мой невинный вопрос заставил их забеспокоиться. Оказывается, ловить рыбу, собирать ягоды в лесу, рубить деревья и охотится без разрешения хозяина замка крестьяне не имеет права. За это их могут и наказать, вплоть до высшей меры. Право рыцаря. А им, раз остались без руководства, чтобы выжить пришлось и рыбу ловить, и корешки — ягоды собирать. Хозяйство пришло в упадок, чтобы поля пахать лошадь и плуг нужен. А у них нет ни того, ни другого, вот и живут собирательством, как дикари. Вкус хлеба забыли.
        — Ладно, все. Никто вас наказывать не будет, пока. А наоборот даже, что надо — делайте. Вот, что надо, чтобы нормальную хату построить?
        — Из камня или дерева?
        — Думаю из дерева, я почему-то всегда считал, что крестьяне в деревянных избах живут.
        — Тогда вашего разрешения нужно, в лесу деревьев нарубить.
        — Хорошо, я разрешаю и не только на хату, но и раз ты плотник, то сделай нормальную мебель тоже, и запас для работы материала также держи. Вдвоем с сыном идите и займитесь этим пока.


        — Господин, у меня нет профессии лесоруба, а сын — рудокоп как я говорил, у нас будет штраф к скорости работы с заготовкой дров. Быстро не сможем все сделать. И избу срубить, я хоть осилю, дело это привычное, но вот мебель — не обессудьте, работу столяра плотник не может сделать также безупречно. И инструмент подходящий...
        — Не надо безупречно, главное быстро начать. Да, а ты красавична, (у нее щеки зарумянились ну прям как у человека!) пока хоть и такой дом, но наведи в нем порядок, протри от сажи, подмети, почисти все тут. А потом, ты же вроде огородница? Где твой огород?
        — Нет разрешения на разбитие огорода ( это староста опять встрял). Да что же они такие недалекие, корешки собирают, голодают, а огород посадить не могут без разрешения. Забитый народ совсем.
        — Я даю такое разрешение. Ты поскольку одна, то в меру сил и занимайся, сколько сможешь. Есть что сажать, кстати?
        — Репу могу посадить — ее парить можно, будет нам подсоба, все ж не голодные уже. И растет хорошо и запас можно сделать.
        — Ладно, делай пока так, а потом с инструментом и семенами посмотрим, что сделать можно.


        Мне показали где здесь пруд, реки в окрестностях не было, а был большой красивый пруд. В реале я никогда на рыбалке не был. А вот мечта была, посидеть с удочкой на бережку. Ну как удочка — палка тонкая, не ошкуренная, вместо лески веревка практически какая-то, рыбе наверное будет ее прекрасно видно, вместо поплавка — деревяшка, с воткнутым в нее пером гусиным. Семен накопал мне плошку червей. Я в начале струхнул малость. Черви тут с палец взрослого человека. Как такого зверя в руки брать? Но крючок тоже дебелый — самодельный. Из гвоздя его что ли сделали? Несмотря на мои опасения, рыбалка удалась, я поймал за час три хороших рыбинки. В породе не разберусь правда, кто это такие. Но удовольствие получил. Солнце уже начало пригревать. Можно было уходить. Да и кстати, комаров не было совсем. Зачем мне реальная рыбалка, если есть такая виртуальная?


        Вернулся в хижину, Варя заканчивала с порядком. Хозяюшка еще та. Показал рыбу, говорю съедобная она вообще? Оказалось да и очень вкусная. Оставил им. Очень благодарила, говорит отец никогда столько много, такой хорошей рыбы не ловил. Трудно ее поймать. Странно, я рыбак — новичок и никаких усилий не заметил. Пошел к теплому камню, на котором здесь появился, улегся и вышел из игры.
        Посмотрел на часы, мне показалось, что я в игре был часа два — три, а прошло всего час с четвертью в реале. Написал на сайте свой короткий отчет ( каждый день тестеру надо коротко отписываться о впечатлениях). Да какие впечатления? Игра бомба просто. Все такое реальное. Интересно сколько будет стоить месячная плата. Я запал. Плохо, что не оправдались мои надежды про сражения. Тут на начальном уровне ферма получается: то строй, это добывай, навыки качай юнитам и т.д. Но все равно — классно. Отписался и спать лег. Завтра надо на сайте про все это гайды почитать. Как по-бырому замок развить. И играть нормально.

        ========== Глава 3 Трудности кача ==========

        Глава 3 Трудности кача


        Утром в воскресенье встал как не странно, пораньше, часов в восемь (обычно валяюсь до десяти), позавтракал и на сайт. Такого, чтобы был чат по темам, тут нет, я понял вообще, общение между игроками не предусмотрено. Странно, обычно в играх навязывают между игроками гильдии, кланы всякие, чтобы по дольше игру не бросали. Есть такие туркнутые, что даже съезды делают в реале. Вот это бы я куда ехал. Щаз! Гайдов о прохождении тоже нет. Наверное искать смысла нет, игра новая и тестируется, так что и фанатских сайтов не будет. Впрочем, как я сам убедился, ссылок в инете на игру нет. Пока мне ссылку не прислали, я и этого то сайта не нашел. Хотя, общая информация об игре расписана хорошо, подробно.


        Даже слишком. Как это перелопатить? Надо позавтракать и заняться.
        После завтрака дело сильно не сдвинулось, кроме общей картины. Игровой мир проекта проработан так, что у меня возник вопрос, сколько же там людей это разрабатывало? Сайт на это не дал ответа пока. Списка разрабов на нем не нашел. Полностью расписана история мира за шесть тысяч лет! Мир поделен на участки в виде шестигранников — замков игроков. Ну, не всегда замков, есть и подземные, и водные, и подводные сооружения у каждой расы они называются по-разному, у каждой расы — свои постройки, юниты. Рас кстати куча, как человеческих так и всяких фантастических типа: орков, гномов, вампиров и т.д. И все имеют еще разные специализации, с уклоном в: магию, религию, строительство, торговлю и прочее — прочее. Вариантов даже не миллионы. Мир пипец какой сложный! Как разрабы хотят тут добиться баланса? Посмотрим.


        Применительно к моей расе человека, имеем следующее: я отношусь к подвиду рыцарей, это значит, что у меня постройка родовая в виде замка, я не могу заниматься магией и торговлей без штрафов, а вот к военным действиям у меня большущий плюс. Но не сразу, а на последних этапах развития замка.
        Вот попадалово. Хочешь воевать — развивай экономику замка, чтобы можно было иметь войска. Кстати навыки так и делятся, на экономические и военные. Герой практически не воюет на поле боя, потому что здесь играет большую роль численность и уровень войск, герой в основном выступает в роли полководца и управленца, хотя может заняться чем пожелает, без каких-то видимых ограничений. Хоть сам кирпичи клади, все будет как в реале, в зависимости от его навыков, которые тут не прокачиваются для перса игрока, а такие же как в реале.


        Если человек стал сильнее в реале, так и здесь, он становиться сильнее, ловчее и т.д. Но все ограничено физическими законами, приближенными к реалу. Не получится камень, весом в тонну, поднять над головой.
        Каждый юнит имеет специальность и уровень прокачки его навыков. Например из крестьянина можно сделать за ресурсы и золото гончара, построить и оснастить ему мастерскую, и он будет делать гончарные изделия в зависимости от уровня. На высоком уровне — сделает практически произведения искусства, а на нулевом половина изделий — черепки. На все надо тратить время и ресурсы. И так по всем профессиям, как военным так и гражданским. Уровень прокачки имеют также здания и сооружения в замке. Это какая — то бесконечная система кача, ради самого кача получается. Зачем это было делать?


        Ладно, давай начнем с другого конца. Что мы имеем? Меня недорыцаря, даже не в блестящих доспехах на боевом коне, а перса в одних грубых штанах и босиком. Еще троих крестьян и одна избушка — вот и вся моя держава. Будем думать, что нам быстрее развивать, чтобы был задел на будущее. В голове все не удержишь, решил излить умные мысли на бумагу. Результат плачевный получился, две стопки бумаги и картридж принтера, нуждающийся в пере заправке. Мда. Ну, зато видно начало древа развития, как каждого из нужных мне юнитов, так и основных построек. Я дошел до такого, что даже вручную расчертил несколько таблиц. Какие? Вот с приростом населения непонятно. Вроде ,по правилам каждую, неделю я буду получать двух крестьян и плюс еще 10% от текущей численности.


        Это как понимать? Я получу через неделю два целых три десятых мужика? Нет же, вроде не должно быть такого. Если округлить — значить два. А куда делись еще три десятых? Они сгорели или накапливаются на будущее? Это я значить, на вторую неделю получу два и восемь десятых крестьянина, а на третью сколько будет? Три и половина? И так с ресурсами тоже. Кстати, ресурсов куча. Мало того, что основных десяток: там, лес, руда железная, камень, уголь, кристаллы и т.д. Так они еще имеют подвиды, например, лес разных пород хорош для разных целей, один хорошо для строительства, другой для дров. Короче, черт ногу сломит во всей этой бухгалтерии. Вот кого надо в помощь звать, так маму, она кстати, заглядывала несколько раз.


        Я днем дверь в комнату не закрываю. А что? Сижу что-то печатаю, пишу с утра. Постояла, молча головой покачала — думает уроки учу. Ага. Кстати, сочинение надо сдавать, и по математике самостоятельная завтра, историю учить... Блин, как это все задолбало уже. Учишься, учишься ради чего? Вон, соседка по лестничной площадке, окончила юридический с красным дипломом, денег родаки вывезли за пять лет, и что? Сидит в магните на кассе! Связей то нет, пристроить на хорошее место. Братуха отучился, отслужил, в ментовку устроился, только потому, что там еще отца помнят добрым словом. А так, попробуй сейчас туда влезь. Я о своем будущем не задумываюсь — оно мрачное. Мать зашла опять.


        — Андрюша, пошли кушать.
        — А, что? Уже обед что ли?
        — Да, как подготовка?
        — Да нормально все.


        На обед сегодня утка с лимоном и картошка. Класс. Это мы ням — ням. Ем и потихоньку прощупываю почву, подключить мать к работам, типа для учебы нужно. Она бухгалтер-экономист, должна про рост производства все знать, как его лучше развивать, я думаю. Оказалось все не так, как я представлял вначале. Если кратко. Задача у нее на работе писать кучу бумажек всяких, и писать так, как требуют: начальник, разные контры проверяющие, и т.д. Как говорится, чтобы на каждую букашку, была своя бумажка. Учет прежде всего. А про развитие — да, в институте про это что — то было, но в реальной грибной жизни этого нет. Оболом. Плохо, я, честно говоря, питал надежды.


        — В магазин сгоняй за хлебом и молоком.
        — МА, я хотел позаниматься еще. Кстати, надо чуток на картридж — перезаправить.
        — Ничего, пройдешься по свежему воздуху десять минут. Полдня сидишь.
        — Да, я удивлена, что ты как обычно, в выходной, целый день машинки не гоняешь.
        Вздохнул. Это она про гонки. Кстати, после новой игры я к ним резко потерял интерес. Какие то они ненастоящими мне теперь кажутся.
        — Да что-то не хочется сегодня...
        — Ну, слава богу, наелся! Ты знаешь, что по этому поводу Малышева говорила? От компьютерных игр может быть разжижение мозга!
        — МА, а от телеящика, не может?
        — Не ерничай. Что там кстати, насчет подработки? Ты разговаривал?
        — Да, ну это не серьезно. Ма, ты же знаешь закон лучше меня, ну скажи кто меня возьмет? Здоровым мужикам работы нет. Что у нас, так плохо с деньгами?
        — Нет, с деньгами нормально, голодать не будем. Я хотела тебя подтолкнуть. Понимаешь, ты должен учиться зарабатывать. У тебя возраст такой. Девушки пойдут, компании... А ты целыми днями сидишь у компьютера. Хоть бы сходил куда.
        — МА, какие девушки? Ты о чем?.. Кому я...
        — Ну, совсем зря ты так. Юношеский максимализм у тебя еще не прошел.
        — Ладно, иди, потом это обсудим. Молоко только бери Краснодарского завода. Оно хоть на молоко похоже.


        На обратном пути иду, смотрю на площадку вылезли двое из ларца. Мы так близнецов зовем из дома напротив. Выкрутасы делают на турнике, гнут его по всякому. И так и эдак. Ох и здоровые лбы, оба учатся в ПТУ на сварщиков. Задиры и хулиганы известные.
        — Эй малой, иди сюда. Тебя, вроде, Андрюхой зовут?
        — Да. Осторожно подхожу.
        — Че ж ты Андрюха, дохляк такой? Почему спортом не занимаешься?


        Вот на кой я им дался? Некого не трогал, шел себе спокойно. Лыбятся во все зубы, но вроде не зло.
        — Бросай бухать, курить, колоться, и вливайся в наши дружные ряды Street Workout!
        — Да я вроде не бухаю....
        — Не ты правда, че подкачаться не хочешь? Совет тебе хороший... И девкам нравятся парни, которые могут за себя постоять.
        — Да не, я как нибудь... И тихонько ухожу, вроде больше не затрагивают, повернулись яростно турник шатать. Сколько у людей дури лишней!


        Придется сочинение все таки делать. Если не сдать завтра, классная сразу матери позвонит, доложит. Скачиваем из тырнета, редактируем и переписываем. На четыре пойдет. А математику и физику — в пень. Как нибудь выкручусь завтра, может быть. И так, с сочинением до ужина провозякался.


        После ужина и душа, наконец то, в пол-девятого вечера я в игре. Появился опять на теплом камне. Опять рассвет. Тут, походу время сдвинуто с реалом. Поискал глазами, где этот главный камень-управления крепостью? Подошел. Пощелкал, да все в принципе легко и понятно. Добрался до раздела торговли.
        Денюжки у меня на счету 10 золотых. Немного, прямо таки мало. Игра, как я понял, без доната, сюда нельзя ввести денег — все в равных условиях, платить будут только за месяц подключения. И все. Неожиданно прямо. Обычно у онлайн игр девиз 'не откладывай на завтра то, что можно купить сегодня'. И выбор товаров, кстати огромный. Все виды ресурсов можно купить-продать так изделия разные, так и инструменты, доспехи, оружие. Даже одежку, такую как в реале. Можно купить майку с портретом Чегевары и джинсы с низкой посадкой для телок, чтобы трусы сзади видно было. Посмотрел за сколько можно купить готового юнита — стрелка начального уровня, в плохой амуниции и слабым луком — 100 золотом. Посмотрел, что у меня с ресурсами: есть 4 единицы репы и 20 единиц древесины. Че так мало? Я думал они нарубят большую кучу. Надо пистон вставить! Так, и сколько мне дадут за древесину если ее продать? Двигаю ползунок в торговом разделе — 20 серебрушек. Или 100 древесины — 1 золотой. Такая торговля будет для меня разорительной. Грабеж чистой воды! Это на одного лучника, чтобы купить надо 10кило древесины? Печалька. Если
они вдвоем будут по 20 дерева давать в день, то через полтора года нарубят дров на одного лучника получается?


        Прошел к избушке, к моими крестьянами. Вижу, Варвара огородничает. Ровные грядки разбила и посадила какой-то бурьян. Видимо это та репа, что у меня в меню торговом 4 единицы было. Полсеребрушки за штуку кстати.
        — Привет красавица. Как дела?
        Вся аж засветилась слегка. Или вид сделала, что приятно?
        — Все хорошо господин, репа растет удачно.
        — Проблемы есть?
        — Да, если позволите.
        — Говори разрешаю, че там, я добрый.
        Опять улыбнуло.
        — Амбар нужен, складывать урожай некуда. Я дома в ящик складываю. Там уже 4 единицы есть, будет нам на ужин. Если не брезгуете покушайте с нами.
        — Так что там, с ящиком?
        — В него больше 40 штук не влезет. Где новый урожай хранить? Нужен амбар.
        — Понятно. Так это, у тебя второй урожай растет? Показываю на грядки.
        — Да, с две сотни к завтрашнему подрастут.


        Складываю в голове. Не все так плохо, мысли есть, как нам с нищетой покончить.
        — Хорошо, решим вопрос. Где твой отец с Семкой?
        — Там. Рукой показывает на заросли слева, на расстоянии с километр.
        Потопал с инспекцией. Не спеша подошел, смотрю шума много-толка мало. Работников двое — топор один. Ну Сема да, качек еще тот, так топором размахивает — мышцы бугрятся. Замахнулся, топор слетает с топорища и улетел куда-то. Он с криком 'опять!!!'... Пошел искать пропажу. Мда.
        — Здравствуйте, господин. Иван встал, расшаркивается.
        — И тебе не хворать. Работа смотрю не ладится.
        — Господин инструмент, простите — никчерту!
        — Дай-ка сюда.


        Семен протягивает топор мне топорищем вперед. Смотрю, топорище нормальное, только клина нет и поэтому топор соскальзывает. И сам топор, конечно подточить надо. Таким как есть Семен не рубит дерево, а размочаливает.
        — Что же ты, Иван, не видишь, что тут клин надо сделать? Или руки из жопы растут? Почему инструмент не содержишь в исправном состоянии?
        — Так не обучен. Инструмент починять.
        — Что за бред? Что ты за плотник, если клин из дерева не можешь сделать?
        — Клин, это мы пожалуйста, это мы можем.
        — Ну так бегом! Ты еще здесь?
        Того как ветром сдуло, а я посмотрел на нашего 'лесоруба'


        — Семен, ты ведь рудокоп?
        — Да.
        — Так должен каменюшки различать?
        — Немного различаю, господин, я не шибко обучен.
        — Знаю. Но не все сразу. Скажи, нет тут в округе камня, чтобы плоский был и шероховатый?
        — Есть недалече.
        — Неси кусок.


        Я пока всех озадачил, прошелся к кучке бревен. Все они можно сказать были стандартные — метров шесть длиной и уже ошкурены. Понятно. Прибег вскорости Иван и клин мне протягивает.
        — Чего ты его мне суешь?
        — Так что делать с ним?
        — Вбей в топорище и разклинь его, чтобы топор не слетал!
        — Так не обучен... Я.
        — Делай, что сказал (повышаю на него голос). Достал уже!
        — Готово.


        — Дай. Попробовал рукой, держится крепко, слетать не будет. Хорошо. Вскоре и Семен прибежал, запыхался. Я посмотрел на шкалу его здоровья она была полной на половину. Взял у него камень. Сейчас проверим. Положил на бревно и начал подтачивать топор, стараясь держать в одной плоскости. Стоят на меня смотрят. Шары выкатили. Минут пять тер, надо глянуть. Мда. Не очень.
        — Господин, если хотите знать, заточка инструмента, особая специальность, и тут инструмент требуется, камень не каждый подходит. Специально для этого дела крошат особый камень в песок, просеивают через сито, чтобы одной величины крупинки были и склеивают в круг, а потом нужен станок, вращать...
        — Заткнись! Сема, видел как я делал?
        — Да.
        — Вот, продолжай делать как я, мне просто кажется надо сильнее давить, чтобы лучше заточилось, а сил не хватает.


        Семен сменил меня. Через десять минут проверил работу. Дело пошло! Сказал перевернуть. И повторить. Еще через десять минут поверил. Да, намного лучше. Кромка острая. А была как валенок. Протягиваю топор 'лесорубу'.
        — Сема, продолжай от забора и до ужина.
        — От чего?
        — Неважно, работать говорю, до ужина без перекуров. Но только, если заметишь, что топор затупится, ты его опять подтачивай. Понял?
        — Подтачивать?
        — Ну, как сейчас делал. Ок?
        — Я понял господин, работать и точить когда надо.
        — Отлично. Так, а ты Ваня, получается без дела?
        — Я сына менял когда устает...


        — Ничего, поработает пока так. Для тебя у меня другое задание. На чем вы тягать бревна собрались до дома? На горбу? Нет, так дело не пойдет. Тачку можешь сделать?
        -Да, могу.
        — Отлично, делай чтобы хоть по два бревна можно было перевозить. И вот, что хочу тебя спросить, я прочитал что один дом рассчитан десять крестьян. Это правильно?
        — Да, это если не прокачан.
        — Хорошо, сколько надо древесины на него?
        — Не считал как-то...
        — Плохо. И я не посмотрел во вкладке.
        — Ладно, это мелочи. Слушай меня сюда. Значить так. Вначале делаешь тачку — это первое, чтоб дрова тягать, потом возишь их к дому и строишь рядом с вашей халупой нормальное жилье потихоньку. Как закончишь с домом, можешь начинать строить амбар. Понятно?
        — Понятно. Закивал головой так часто, что думал голова отвалится.


        — А я, раз все заняты, пойду на рыбалку (это я сам себе задачу нарезал). Довольный такой. Рыбалка удалась опять. Видно это не везение, а просто безрукость местных виновата. Отдохнул опять хорошо. Смотришь на поплавок, и такая тишина на душе. Как я без этого раньше жил? Вернулся с уловом.
        — Опять отдал штатной огороднице. Снова выслушал кучу благодарностей, и тут понял, что хочу пить. Во рту ощутимо пересохло.
        — Варя, у тебя воды попить нет?
        — Да есть, недавно от родника свежей принесла. Сейчас вынесу. И скрылась в избушке. Смотрю, у нее коса красивая, тугая, только вместо ленты шнурок какой-то. Вынесла чашку. Я отпил, вроде ничего, вода как вода. Напился, полегчало.
        — Спасибо.
        — Что вы, господин. Мне в радость.
        Пошел на теплый камень, выходить из игры. Сегодня много сделал. Блин, опять колючка под ногу попала. Завтра посмотрю сколько сапоги стоят, может хватит, куплю даже за все мои 10 золотых. Хрен с ними с деньгами, надоело босиком ходить.


        Вышел из игры, отписался кратко что багов не заметил, и в игре все хорошо. И решил на ночь порнушку посмотреть перед сном грядущем. Включил один клип, там актриса на Веру Аросову чем-то похожа. Ну может тем, что два хвостика на голове белых? Ну не знаю, есть что то общее... посмотрел как чувак, лица которого не видно хорошо натянул 'Верку' в киску, потом попку продрал потаскушке и под конец на ротик дал. Да, так, так! С ними блядями так и надо! И тут он уже додрачивал руками, она на колени встала, рот открыла глотать, и я заметил, какие у нее плохие зубы! Дырок куча, почти все коренные черные, как я раньше не замечал? Передние белые, когда улыбалась, а задние — ужас. Чет-то настроение пропало. На видео актриса подобрала с лица сперму пальцем, и в рот обсасывать, делает вид типа, как ей хорошо. А мне стало вообще нехорошо. Раньше вспомнил, заводил этот момент, всегда представлял себя на месте чувака, типа я сам актрису — Верку имею, а теперь почему такое отторжение? Да и она, как присмотрелся, на Верку совсем непохожа. Да конечно, Верка хоть и крученая вся из себя, типа такая, но не такая же шмара
беззубая! Лады спать.

        ========== Глава 4 Хозяйские хлопоты ==========

        Глава 4 Хозяйские хлопоты


        Первой парой было обществознание, пока препод бубонела невнятно, какую-то фейню про различные религии, и то, как важно уважать чужие религиозные чувства в современном обществе (я так понимаю, что не должен зла держать на тех оленей, что по утрам, в воскресенье в свои медные тазики начинают стучать и мне спать не дают?). Зашел с телефона на сайт игры почитать, очень важная тема открылась.
        Мир игры хоть и проработан качественно, но не лишен острых углов, и кстати то, что революционное в этой игре — это то, что игроки будут изменять его так, как считают важным. В шлеме есть специальная приблямба, которая следит за одной важной областью в мозгу игрока. Так эта часть мозга отвечает за то, верит человек в то что он видит, чувствует или он что, что-то не так, неправильно, замечает то, что ситуация не так развивается. И на основании этого чувства вносятся коррекции, кстати раньше, чем сам человек осознал. Подсознание игрока шлифует вирт мир, для придания ему максимального сходства с реальностью!


        О блин, это ж какие технологии, а я даже не слышал об этом! То есть мозг человека выступает, как важная часть железа, обеспечивающего такой эффект от игры! Конечно, человек не сможет летать как птица, даже если будет твердо верить в это, привила игры жестко расписаны на так называемый каркас законов, но влияние может оказывать. Над этим стоит подумать хорошо.
        Самостоятельная по математике не заладилась. Из пяти заданий, хорошо если, сделал пару правильно. Одним заданием было ужас, какое здоровое выражение, его надо было сократить, я до сокращался до нуля. Буквально у меня в конце получился ноль! Я засомневался и настроение ухудшилось. Надо было хоть чуть подготовится. Последним пошел сдавать свой листок, все уже разбежались. Отдаю листок.


        — Что, решил все?
        — Почти. Вздыхаю так уставше.
        Ну не дается мне это игреко-иксорешательство!
        — Татьяна Васильевна, можно вопрос? Училка удивилась, я раньше к ней ни по таким поводам ни обращался. Только по теме, типа можно выйти из класса?
        — Да, что хотел?


        Так прямо и говорю, в игру начал одну играть, и там такой вопрос с количеством крестьян, посчитать не могу. Она на удивление, на слово 'игра' отрицательно не отреагировала, я думал фыркнет сейчас. Нет. Спокойно так говорит. Все игры написаны программистами, а их работа основана на математике. Понятие алгоритма — основу всякой программы вообще разработали математики еще тогда, когда никаких ПК не было и в помине. Ну, а данный случай — это на тему прогрессии, прям в учебнике есть формулы, и я все могу легко подсчитать.
        — Да? А я даже не догадался об этом.
        — Плохо. Это она теперь вздохнула, точно так как я до этого.
        — Понимаешь, Андрюша, в учебнике нет ничего такого, что тебе не могло бы пригодиться в жизни, только практические, реальные вещи. К сожалению, в школе этому недостаточно, я считаю, уделяют внимание, именно практическому применению. С нас требуют, как обезьян дрессировать вас на сдачу егэ и все. Баллы прежде всего!


        — То есть, задача о поездах из пункта А в пункт Б мне пригодиться?
        — Зря ты так. Не в этом дело. Послушай, математика это прежде всего мышление, красота человеческого мышления. Пойми, все то, что в твоем учебнике, и даже то ,что нам, педагогам, в институте преподавали, это все кусочек в огромном мире, маленький, худо-бедно знакомый нам остров, в большом неразведанном океане! Математика — это не иксы и игреки, как думают многие, и даже не цифры, есть большие разделы математики, где нет ни одной цифры!
        — Да?
        — Да. Скажу тебе, в школе математику преподают преступно мало! Ты думаешь вам тут такие сложности преподносят? Смотри, если школьнику задают задачу, то за редчайшим исключением она имеет решение. А в математике, большая, основная часть сформулированных проблем не имеет решения. То есть, все наоборот! Второе, если тебе в условии дали какие то данные, значить они все будут использованы в решении. Ничего лишнего там не будет, если ты решаешь задачу про поезд из пункта А, то там не будет про цену огурцов на рынке или про вес спутника земли. Эти данные там — лишние. Это следствие того, что задачу не просто прорешали, ее составили таким образом, чтобы ученик мог ее решить, и решить единственно правильным образом. И то, это не всем удается. Хотя, два главнейших этапа в решении задачи уже сделали ее составители, а вы даже не замечаете этой работы!


        — Это составить задачу и дано написать?
        — Да. Самое главное в решении — это обозначить проблему и понять, какие она затрагивает объекты, переменные, предметы и явления, а что не важно, и в решении и не участвует. В этом и есть главная интеллектуальная работа. А вы даже и не догадываетесь! Да мы вас этому и не учим, к сожалению.
        — Я об этом не думал как то. А дальше с задачей что?
        — Да все, с задачей, остался третий — последний этап, что собственно и делает ученик. Он прочитал условие, осознал что дано, что надо найти и теперь просто подбирает метод для решения.
        — Метод?
        — Грубо говоря формулу, по которой эти данные связаны и можно найти неизвестное.
        — Подставить в формулу вместо букв известные цифры и найти икс!
        — Да, когда метод решения определен, задача считается решенной, если ты это расписал все и ошибся уже на этапе подстановки цифр, учитель по-хорошему и оценку снижать сильно не должен. Арифметика вторична — главное правильная логика решения. Хотя, чтобы не было придирок, учителя всякие бывают, как ты знаешь, лучше не спешить и аккуратно писать без помарок и ошибок.


        — Вы так все понятно рассказали сейчас! Почему же вы об этом раньше молчали?
        — Ты что? Я какой раз про это распинаюсь, уже со счета можно сбиться! Вы не хотите меня слушать.(Татьяна Васильевна кажется немного обиделась).
        — Извините, я не то хотел сказать.
        — Ладно, главное, что ты может прозрел наконец. Давай еще раз повторим. Первый этап: внимательно прочитать условие, задаваясь вопросом о чем вообще тут речь? Запомнил?
        — Да.
        — Второе, смотри внимательно, какие данные в дано и что надо найти? Усек?
        — Ага.
        — Третье, после того, как ты хорошо рассмотришь данные, что есть и что надо найти, ты подберешь метод.
        — Формулу?
        — Да расписываешь, подставляешь числа, пишешь ответ, получаешь пятерку. Алгоритм простой, как видишь?


        — Да, теперь мне представляется все в ином свете!
        — Еще бы! Слава богу! Только как ты понял, ученик делает сам третью часть решения, для этого надо помнить формулу. Если ты не знаешь формул — не решишь задачу. Формулы придется учить. Делай так. Внимательно рассмотри ее, что в ней записано и как что с чем связано, как можно выразить одно через другое. Формула это тоже выражение и его по правилам для выражений можно изменять. Потренируйся и будет легко запомнить. Если ну никак, не получается, тупо зазубри наизусть. Если подумать, за тему дают одну, максимум три формулы. Даже если все школьные предметы собрать: физику, химию, алгебру, геометрию и т.д. Ну сколько их там будет?
        — Много?
        — Думаю сотня, может чуть больше. Но это не так много на самом деле. А зная формулу, ты железно решишь задачу! И никаких проблем! Вам по правилам, в контрольной работе не могут дать задачу, для решения которой нужна формула, которой нет в школьном учебнике. Это основное правило.
        Тут ребята начали входить на урок, а математичка ушла в другой класс. Я подумал почему-то, смотри, выглядит как синий чулок в очках, а наверное умная женщина. Как то не думал о ней так. А как думал? Ну что она нудная, скучная. А как про нее думать? И тут возник образ из раздела порно 'в очках' типа я стою ширинку расстегнул, а моя училка передо мной на коленях, и трудится над моих хозяйством, старательно так. Я достаю член у нее изо рта и кончаю на нее: на волосы брызнул, на лицо, на очки. Она рот открыла, а я концом по губам шлепаю и в рот пихаю — пусть оближет. Мда, одергиваю себя тут, ты о чем? Она почти втрое старше? Бры. Ладно замнем тему. И кстати, такое чувство, что хочется вокруг посмотреть типа никто не догадался о чем я сейчас подумал? Бредовая мысль да? Урок, кстати начался.


        Английский, Вовка безбожно гекает у доски ландон из вэ вэ.... Кэпитал... Одно и тоже из года в год про этот Ландон. А еще есть с утра — ве вева из файн... Как попугаи, не пойму зачем этот предмет нужен? Я живу в России и никуда из нее ехать не собираюсь, зачем мне тратить время на этот басурманский? Ехать туристом в моей семье денег таких нет, и наверное не будет никогда, чтобы свободно по европам мотаться. Не если, кто че планирует, есть у нас в классе две девчонки, учат его специально, так для этого все возможности есть: каналы по кабелному специальные, интернет, да даже не проблема по скайпу общаться, с живыми так сказать, носителями. Так к чему эта обязаловка, для всех? Да еще, если так убого, заниматься как в школе, ясно результата не будет хорошего. Я учебник математики листаю, просматриваю. Да, должен сказать, в голове как что то щелкнуло после разговора с Васильевной. Англичанка рассказывает что-то, по рядам ходит, интересно англичане ее произношение поймут?


        — Сомов , ау! Чем ты занят, повторяй вслух с классом! Что, математику читаешь на уроках Английского языка? (Лицо сделала удивленное донельзя).
        — Оригинал. Нет, было-было, но такого не припомню... Давай закрывай непрофильный учебник, и еще рра-аз, повторяем...
        Повернулась, пошла по проходу к доске. В коротком пиджаке, рубашке и штанах в полоску. Да видела бы она свою жопу сзади! Тридцать два — конечно старушка, но загляденье, попка еще та, такая ладненькая вся, аккуратная. Нет, марку держит.
        На ужин салат и что-то мясное, что именно, разобрать невозможно, мама опять экспериментирует, но вкусно. Я за стол, прям на кухню, притянул учебник — просматриваю, целый день теперь от него не могу оторваться. Раньше, пока брат не съехал, мы всегда ужинали втроем, мать за столом брата пытала, как то, се, всегда его делами интересовалась. Да и он не чурался общения, можно сказать прямо — трещали как две сороки. Я вообще не такой, как говорят, из меня слово клещами тянуть надо, больше слушаю. Может поэтому старший — ее любимчик. А теперь, когда любимчик воркует с подругой на съемной квартире и дома носа не кажет, чувствую материнская забота и внимание рухнут на меня безраздельно.


        Вначале зашел на сайт, поковыряться в описании игры. Мне не понравился такой момент. Знаете, противоречие в чем? В игре моих крестьян отличить нельзя от настоящих людей. Они выглядят как люди, с ними разговаривать можно как с людьми, как настоящие отличаются друг от друга. Староста такой, с хитрецой, Семен простофиля, а Варя... Варя да тут ... Но не за это хотел сказать. Как то они безынициативные, что ли? То есть на простые вещи им надо указывать. Подумал, наверное у меня переоценка ресурсов игры? Не может же бить, чтобы игровой персонаж, действовал как живой человек. На сайте о персонажах рылся -порылся, ничего толком не нашел, кроме того, что огромное древо развития есть с навыками и профессиями. Что из крестьянина — заготовки можно вырастить кучу разных спецов, при затрате ресурсов, сил и времени.
        Из солдат, у меня самый супер — пупер, будет рыцарь, это просто танк на поле боя, но чтобы его получить, такой головняк: и лошадь специально растить надо, обучать выездке, можно готовую купить (за гору золота), еще надо оружие, латы. Купить все это тоже можно, но все страшно дорого. Надо организовывать производство. Но для этого, следует обучить специальности крестьянина, чтобы оружие делал — одной, чтобы латы — другой, сбрую — третьей, и т.д. Для каждой специальности, своя постройка нужна, да еще ее уровень прокачивать надо, как и уровень мастерства. Ужас. Плюс еще понял, что нельзя сделать так, чтобы один юнит мог делать и то и се, так не выйдет, если одной специальности учить, то можно и нужно в принципе, а если второй — накладно получается (цена для последующей профессии для одного юнита возрастает), а третей — глупо, дорого и не окупится. Во-первых, он не сможет само-собой одновременно работать по трем профессиям, а только по какой-то одной. Во-вторых, дешевле другого обучить новой профессии, прокачать ему ее, и пусть работает только по ней.


        Но тут тоже проблемам: население быстро не растет,а при увеличении численности надо больше жилья, пищи и т.д. Одна проблемам тянет за собой другую. На игру я здорово подсел, без нее будет скучно, такая природа там, рыбалка, но вот повоевать мне не удастся я чувствую. Через месяц с меня как новичка спадет защита и соседи просто разорят, и все. Защищаться мне нечем, армию построить и развить мне не удастся за это время. Игра видимо рассчитана не на один год, чтобы тут весь задел реализовать. У новичка, походу нет шансов. Я решил эти свои соображения и написать вместо сегодняшнего отчета. Чем и занялся.
        После душа наконец вошел в игру. Куча впечатлений и поначалу все приятные! Прошел сначала к управлению замком, с целью покупки хоть какой обувки. И тут БИНГО! Я не догадывался, а тут как и в других играх, типа за достижения дают плюшки. Немного, но приятно. Раз достижения у меня только за экономическое развитие, то плюшек дали за него. А именно:


        Получено достижение: Дровосек — спустя рукава.


        Вами добыто 100 единиц древесины. Награда: топор дровосека первого уровня, 50 единиц каменного угля и 2 золотых.


        Получено достижение: Начинающий земледелец.


        Вы вырастили 100 единиц еды (репа). Награда: садовая лопата первого уровня, 5 кровавых кристаллов и 2 золотых.


        Получено достижение: Строитель тяп-ляп.


        Вами построено 2 строения начального уровня. Награда: строительный уголок первого уровня, каменные блоки 20 шт.


        Ваш рудокоп Семен получает 0 уровень профессии лесоруб. Вы можете обучить его профессии лесоруб 1 уровня за 5 золотых. В меню персонажа.


        Ваш огородник Варвара получает 1 уровень профессии огородник. Вы можете обучить его профессии огородник 2 уровня за 8 золотых. В меню персонажа.


        Желаем успехов на пути получения славы и могущества!


        Так неплохо, неплохо. Почему только за строительство денежку не дали? Глянем вкладку, что мы имеем по имуществу на данный момент.


        9 золотых


        70 единиц дерева (остальное видимо на постройки ушло)


        200 единиц репы (вот Варя дает!)


        50 единиц каменного угля (печь топить?)


        5 кровавых кристаллов (наверное для чего-то нужны)


        Начало положено! Где тут торговля? Са-по-ги ко-мне! Сапоги дороговато, 10 золотых, не хватает. Горе мое не знает предела. Ладно, что по-дешевле? Лапти? Нет, сами носите. Сабо? Это что, из куска дровеняки? Варвары, там же нога гнуться не будет. Так-так, а вариант, приближенный к реальности? Вот же! Шлепки фторопластовые — неубиваемые. Блин, точно как китайского производства! А что? Климат тут теплый, думаю можно пока и в шлепанцах погонять по-бедности, лишь бы ноги не кололо. Решено. Покупаем. Рядом чуть потрещал воздух и без особых визуальных эффектов, появилась обновка. Померил. Размер мой!
        Когда главная проблемам решена, займемся второстепенными мелочами. В сообщениях про уровень было написано, что-то про меню персонажа? С этим я хотел разобраться. Пощелкал, все просто, поиски не оказались долгими. Так раздел называется 'население замка' и разбит на вкладки по профессиям, я так понимаю, если нпс имеет не одну профессию, то будет в нескольких вкладках? Хорошо. Смотрим плотники.


        Иван плотник 1 уровня.


        И шкала жизни на сорок процентов примерно. Все. Должен сказать очень информативно! Ни количество очков до следующего уровня, ни таких показателей как сила, выносливость и т.п.


        Прикоснулся пальцем к уровню жизни — выскочила подсказка уровень жизни снижается: при работе, получении урона, наложении отрицательного влияния. Восполняется: во время еды ( показатель возрастает при поглощении юнитом разнообразной пищи, с использованием специй), во время отдыха и праздничных мероприятий. Уровень жизни падает при голоде. При достижении нуля, в течении суток, юнит может погибнуть. Для сохранности жизни и здоровья своих юнитов следите за тем, чтобы они получали достаточное и разнообразное питание, чередовали режим труда и отдыха, регулярно делайте выходные (нерабочие дни) в замке и окрестностях, устраивайте праздники. Повысить уровень жизни ваших подданных могут лечебные юниты (лекари, врачи и т.п. смотрите вкладку), постройки соответствующего типа (смотрите вкладку).


        Вот еще одна заморочка. О, не заметил на странице еще значок, символ человечка. Нажимаю. Распалась еще на кучу вкладок. Чего тут только нет! Оказывается, тут можно за денежку и ресурсы настроить и прокачать, как внешний вид нпс, есть соответствующий редактор, как в симсах, или по фото реального чела!Ни фига!!! Тут можно сделать крестьянку-близнеца певицы Максим! Я мысленно потер потные ладошки. Удовольствие от игры переходит на новый уровень! Делаю программой снимки вкладок в файл, потом распечатаю и обдумаю. Про эту удобную функцию я сегодня узнал, видео в игре тоже можно снимать.


        Есть вкладки должность (нпс можно поставить старшим на каких то работах), вкладки корректирующие, скажем так, психическое и эмоциональное состояние перса, характер и наклонности. Мда. Ну разрабы, ну дают! Сколько людей это делало? Я в недоумении. Работы наверное над игрой сделали больше, чем Бил со своей бригадой над виндой! Да одна история мира больше, чем всякие там Карамзины написали! Откуда такие деньжищи, если проект, еще ни копья не принес? В Сколково честно не верится. Это должен быть большой, международный проект, насколько я понимаю, как неспециалист. Так хватит. Я для одного нпс все вкладки до вечера не просмотрю. Когда играть вообще? Я хотел сегодня с удочкой посидеть!
        Стоп. В главное меню. Ага. Вкладка Владелец замка. Есть такой! Читаем. Господин ???????? меняем, получаем господин Андро. Вот теперь — ништяк. Глянем остальных моих крестьян и пойдем. Ивану, как управляющему, ставлю во вкладке разрешение на куплю продажу до 100 золотых (которых у меня пока нет), это чтобы не заниматься самостоятельно продажей дерева — репы. Так.


        Сема. Елки-палки, у Семы здоровье на нуле! С какого..? Надо идти разбираться, только одна маленькая покупка еще.
        Крестьяне все заняты: Варвара полет грядки и плачет навзрыд, без остановки. Иван достроил жилой дом (ниче так, зачетно, хоть и нулевой уровень, у нас думаю в деревнях в худших живут ), амбар нулевого уровня тоже готов. В отличаю от дома, не из бревен, а из горбыля. Но на вид, достаточно добротно. Как он дом сам достраивал? Наверное помощник нужен, бревна сверху укладывать? А амбар? Он как бревна распустил на доски? У него пила, вроде для работы вдвоем? И крыша на доме, не из камыша, а досочек деревянных, я помню их дранками называют. Как он один успел за день все построить? Условность игры, в реале такое не получиться.
        — Доченька смирись, что поделать, доля у нас такая — господской воле не перечить.
        — Я папа все понимаю, но сердце прямо рвется в груди. Не могу ничего с собой поделать. Вы с братом только и остались, сколько людей погибло! За что нам такое? А мать? Ее же, в том лесу, волк рвал! Как она кричала! У меня до сих пор в голове ее голос 'беги дочка, беги...'


        Я впал в ступор. Думаю даже хорошая актриса, так реально не сможет, горе показать. После такой сцены, я не смогу относиться к ним как компьютерным программам.
        — Здравствуйте, господин.
        Старый кланяется, Варя тоже приветствует, но хлюпать носом не перестает.
        — Что случилось у вас тут?
        — Работы идут, господин. Стараемся, не прогневайтесь. Дом справил. Амбар — честь по — чести. Тачка, тоже готова, для дров конечно, она не удобная, больше такая пригодна для перевозки руды там, овощей... А для бревен потребна специальная повозочка, но по-паре тягать можно, больше, не сильно утащишь. Дочь, как положено, работала, огородничала, урожай сняла, новый посеяла, репа знатная. Сын трудиться, как и сказали...Из последних сил....Не на минуту....(тут Варвара начинает всхлипывать погромче, и отец с тоской на нее поворачивает взор).


        — С этого и начинать надо было! Что с ним? Он ранен? Волк напал?
        — Нет, господин волк пока не нападал, он глубже в зарослях обитает, и на край леса не выходит обычно...
        Если кратко, проблема возникла от непонимания. Сема, принял мои слова 'работать от забора и до обеда' за жесткие указания работать, вообще без остановок и перерывов на еду. Пока шкала здоровья есть, рубит дерево, как жизнь на ноль падает, и сам падает как подрубленный, там же на месте. Отлежится чуть, чтобы подняться, и по новой. В таком режиме он прожить, как я читал ранее, мог около суток. Потом — гибель. От этого и истерика случилась у Вари. Чувствовала надвигающуюся беду.


        — Да вы что? Зачем так делать? Я же не этого хотел совсем! Старый, немедленно иди, приведи его сюда. Нет. Стой. Кушать у вас есть что?
        — Господин, рыбка печеная есть, что изволили вчера наловить, репа пареная, если не побрезгуете, пищей нашей крестьянской...
        — Да нет. Ты не понял. Возьми еды сыну, силы поднять. Иди.
        — Старый поскакал как молодой. Всхлипы тоже прекратились. Я подошел к Варваре. Смотрю, руки растерла своей мотыгой в кровь. Вот стахановка!
        — Остановись, хватит.
        — Что, господин?
        — Отдых говорю! Смотри, руки в кровь как избила. Нельзя так работать, на износ.
        — Вы очень добры господин.
        — Давай, будешь меня назвать Андро. Ладно?
        — Ладно. (Слабо улыбается, хоть немного повеселила, сырость перестала разводить).
        — У меня для тебя подарок.
        — Мне?
        — А кому? Держи. Даю ей алую ленту для волос.
        — Ой, спасибо. Такая красивая! И грустно добавляет, тихим голосом. Мне мама рассказывала, раньше, когда они хорошо жили, тогда много людей в деревне и замке было, и у них в доме, было много красивых вещей всяких, а в замке, вообще чудеса. Я не видела, появилась когда уже деревня погибала, после того как бывший господин пропал...


        — Все будет не хуже, даю тебе слово... Только осторожно надо, не убиваться так по-глупому. Приведет отец Семена — отдыхайте, поешьте что есть. Я пойду на рыбалку, может чего поймаю сегодня. Лады?
        Рыбалка удалась и сегодня, поймал две рыбешки. Одна, как и вчера, а другая на щуку чем то похожа, отметил про себя, что рыба тут не такая, как в реале, надо будет завтра вкладки почитать про ресурсы. Рыба же тоже ресурс, должно быть ее описание. И вообще, что есть вокруг замка, что можно добывать и разрабатывать? Но настроение было, честно говоря, не очень, я чувствовал за собой вину. Вы скажете, глупо переживать за программу? Умом я это понимаю, но не могу передать словами, такое состояние... Как говорят не стояния.


        Вернулся к моим 'томагочам', прошел в дом. Новостройка, и внутри, выглядела не хуже чем снаружи, все добротно и аккуратно. Но правда, одна большая комната на весь дом, и печи опять нет — очаг источник тепла и средство готовки. Интересно, как прокачанное жилье будет выглядеть? Семейство уже поело что-то, но сидело за столом на лавках. Мебель, приметил, из старой халупы. Я вошел, привстали, приветствуют. Отдал рыбку хозяюшке.
        — Так, первое. Мой строгий наказ вам лично, и передавать будете всем моим людям, в дальнейшем. Строго — настрого, запрещаю продолжать работу, если уровень здоровья меньше шестидесяти процентов. Вы меня поняли?
        — Ваша милость, проценты, это что?
        — Хорошо. Будем считать, здоровье, ниже половины, опускать запрещаю. Так понятно вам?
        — Да господин, понятно.
        — Делайте перерыв на отдых и еду для восстановления сил обязательно! Каждый седьмой день, у нас теперь нерабочий. Ясно?
        — Да.


        — Теперь по еде. Что у вас с едой? Чем питаетесь вы вообще сейчас?
        — Дочка репу растит хорошую. (Начал виновато). Не будет ли, господин против, если малую часть мы в пищу себе брать будем? Рыбу, вы нам жалуете... благодарим очень.
        — Это понятно, репу мне нисколько не жалко, берите сколько надо, рыбу тоже, но я может не смогу каждый день рыбачить, а вам, чтобы здоровье хорошее было, надо питаться разнообразно. Что еще организовать можно, подумайте?
        — Как раньше, (задумчиво) коренья можем съедобные собирать, ягоды в лесу есть, но боязно из-за волка далеко заходить... Я могу спросить про... рыбу? Если я понял, господина, он разрешил нам немного рыбачить в его пруду?
        — Разрешил конечно, а вот в лес, запрещаю ходить пока. И ты Семен, больше в лес не пойдешь. Да и чувствую, толка особого не будет рудокопа заставлять лес рубить дальше. Нет, так не пойдет. Все дело идет к узкой специализации. И корешки собирать, это глупо.
        — Посмотрел на Варвару, и она мне робко улыбнулась. Но настроение, вижу, уже намного лучше, и мне полегчало. Она косу свою, роскошную из-за спины перекинула на плечо. Гляжу, подарок уже использовала по назначению.
        — Варя, что с твоими руками?
        — Работать смогу, господин не сомневайтесь.
        — Да нет, не за то я. Как лечить тебя будем?
        Старый кхэкнул.
        — Если изволите, не сильно страшная беда, хоть и подлечить нечем и некому пока, но все само пройдет со временем, от привычной работы кожица огрубеет, в местах трудовых и станет, крепкой, как подошва. Просто дочка, мало дней огородничает, ведь раньше нам, без хозяйского слова, огород нельзя было разбивать. Не серчайте, на малость эту.


        Смотрю, Варька грустно глаза опускает.
        — Нет, я не хочу, чтобы у нее на руках подошва была! Варя, ты сможешь перчатки рабочие пошить?
        — Кусок ткани есть, и ниток чуток. Вот шить нечем, последнюю иглу, поломала недавно.
        — Да не тужи ты, по таким мелочам. А кстати, что можешь на огороде, кроме репы посадить?
        — Много чего можно полезного, даже на моем уровне, но у нас семян нет, только репы и сохранили с былых времен...
        — Ладно. Значить так. Иван, тебе как старосте, поскольку старший над людьми моими, после меня конечно, сделал я разрешение на покупку, продажу до 100 золотых.
        — Спасибо, Господин за доверие.


        — Подожди благодарить, денег пока меньше четырех золотых у меня, всего. Но, лиха беда начала (подмигнул). Завтра, пойдешь в замок и продашь всю репу, что съесть не осилите. И можешь, по своему усмотрению, купить нужных семян, мелочи какие, в дом нужные, посуду смотри, может вам чайник или сковорода нужны?
        — Да было бы неплохо.
        — Вот, вот. Работать в меру, как сказал. С сыном Варе помогайте, на огороде, в доме, что надо для быта, обустраивайте, мебель может какую. Навес, возле дома, организуйте, и этот стол с лавками, туда, только отмойте хорошенько, прокопченный он я смотрю опять, а сюда, сделай получше что. Что же с печкой делать? Посмотри, потянем ли каких животных или птицу купить, вам на развод и еды, если получится, загончик для них сделайте. Ну, и для швеи, что там, нитки,наперстки не забудь. Я пойду, устал что-то, а вы берегите себя и своих близких! Только подойдя к камню, понял что сказал. Глаза на лоб полезли. Тьфу на тебя!
        Когда вышел из игры, снял шлем, и просто лежал на кровати, ни хотелось ничего, даже лень было встать, и комп выключить. Порево смотреть, сегодня, как обычно, перед сном не буду. День такой длинный и напряженный. Спать.


        ========== Глава 5 Школьные годы чудесные ==========


        Глава 5 Школьные годы чудесные


        В вестибюле переодеваюсь, смотрю Аросова впереди идет. Сегодня в красной кофточке и юбке с широким поясом-лентой. Пошел потихоньку следом. У нас первый урок будет на втором этаже. Я так удачно отстал, она уже на лестничном пролете развернулась и по верхней лестнице подымается, идет с краю за перила рукой держится, а я на нижнем иду ... и так невинно типа что-то интересное увидел, зырк ей под юбку. Трусиков не видно, но ляжки выше колен мелькают... какие у нее стройные красивые ноги. И фигурка — зашатаешься!
        Мгновение, прекрасное мгновение. Спалился только. Заметила меня и косяк кинула, перила бросила и последние шаги у стенки пошла. Девчата жаль редко сейчас в платьях — юбках ходят. В основном в штаны или джинсы затянутые. Попки конечно класс, но в юбке женщина смотрится как-то согласитесь более красивее, женственнее что ли. Кода в начальной школе были, в первых классах, любил с одноклассницами в мяч играть. Так, цепочкой становишься к стене школы и по очереди надо мяч бросить об стену, дать ему раз об землю отскочить и перепрыгнуть его в конце. А следующий, по цепочке, ловит мячик и повторяет по новой. Если не туда кинул, или не перескочил, то выбываешь из игры. И так, пока не останется один или перемена не кончится. Другие пацаны, с мячом в другую игру играют, в квадраты, но мне это и на фиг не надо. Я с девчонками. Самое классное не мячик, а то как девчата прыгают — юбки задирают, если прохладно конечно в колготках, а по-жаре в носках, трусах. Я, если и заронил, не сильно расстраиваюсь. А что? Стоишь рядом, чуть сбоку, болеешь типа. Вид, не намного хуже.


        Одноклассницы или не замечают ничего или делают вид. Ну если юбка, в какой момент, сильно задерется, иногда, попрыгунья-стрекоза, рукой придержит и завизжат чуток. Весело было. А потом, все кончилось. Чуть по-старше, девчата стали в резинку прыгать, а я уже стесняться начал в их компанию просится. Да и такой момент, телефоны с камерами как раз в моду вошли, там ноль-три мегапикселя типа. Картинка плохая, но все равно круто. Пацаны из старших классов, кто по-хулиганистей, сразу наши им применение, трусики у девчат фоткать. И то ли из-за этого, то ли из-за чего другого, но 'модно' у девчат стало в штанах ходить. Жаль конечно...


        С пацанами, тоже как то, момент пропустил, как они по группкам разбились,и я вроде не удел остался. С Лехой, более-менее общались потому, что домой нам было идти по-пути. Я и в классе один за партой сижу. У меня сзади две девчонки, и спереди две сидят. Так сошлось, что я прекрасно слышу, о чем они перешептываются между собой, да они и не сильно на меня обращают внимание, привыкли меня не замечать, я как обычно, в телефон уткнусь и сижу (ну или делаю вид).


        Сзади слева Ирма — армяночка, ну или полуармяночка, я точно не скажу, но с характерными чертами лица. Полу восточная красавица типа. Но мне, в ней больше всего волосы нравятся. Какие они у нее густые, пышные, так чуть волнистые. Темные конечно, она и сама смуглая немного. Волосы здорового натурального цвета, она их никогда краской не сушила. Прелесть. Я о ней мечтаю так иногда.... Рядом с ней подруга — Сашка такая несуразная, фигура из маслов, можно сказать, кисти рук как лопаты, типа мужицкие. И лицо, так бы ничего, но нижняя губа все портит. Как будто, от другого человека ей досталась, верхняя нормальная, аккуратная, а нижняя, вроде у осла отрезали и ей пришили. Все ее за глаза из-за этого Сашкой губошлепкой только и зовут. И характер, соответствующий. Мне кажется, она не думает, что говорит, как ляпнет такое, что хоть стой, хоть падай! Но при этом, еще обидеться может, так натурально, вроде она молодец, просто ее в очередной раз не так поняли.


        Ирма, так девчонка рассудительная, совсем другой характер. Я иногда думаю, между ними же нет ничего общего, как они могут дружить? Сашка любит Ирме телеящик пересказывать, вроде у той дома этого пропагандера нет. Темы одни и те же: Малахов — горлодер и дурдом 2, тут кстати, надо отметить, вроде сказать, что смотришь дом, у девчат считается плохим тоном, но все до одной в курсе, кто сегодня с кем, что и как. Парадокс. А так, если спросить. Фи.... я не смотрю этих идиотов, придурков. Но сегодня, Сашка хвалится, что на день рождения родители купят ей, обязательно сумочку какого-то дизайнера модного. Но это ерунда все. Главное, она наконец твердо решила, что среди претендентов в свои мужья, в будущем, она будет жесткий конкурс проводить, однозначно. И несостоятельным индивидуумам, которые не смогут обеспечить должный уровень ее запросов, не только в финал не пробиться, но и в полуфинале делать нечего. А тяжелые, невыносимые, времена, когда из родаков, вещь первоочередной необходимости, криком и истерикой выбивать приходится, канут навсегда в лету, как предания старины глубокой.


        Надо сказать, школа у нас самая обычная, районная и дети учатся из простых, рабочих семей, которые за редким случаем, живут на одном уровне достатка. Ну, может кто-то чуть лучше, кто-то чуть хуже. Ирма ее послушала спокойно и так отвечает. Типа подруга конечно права, но надо исходить из реальности. Она не верит, что в наше время не осталось рыцарей, но в том, что на всех желающих, их будет в полном достатке, у нее небольшие сомненья. Отсюда следовательно, можно сделать вывод, о более вероятном, и прогнозируемом выборе бойфренда из окружающей серой толпы. Ну или по-знакомству, но все равно, на своем уровне, так сказать, пищевой цепочки. Сашка иронии не поняла, я думаю у нее просто мозгов не хватило. И эту отрезвляющую фразу, восприняла буквально, подруга сомневается что ее, чудо, как классную штучку, не будет осыпать бриллиантами, принцы и шейхи, дерясь, при этом в кровь, за место в очереди.


        — Ирмочка, ну что ты такое говоришь, из кого вокруг можно выбрать что то путное? — И так, деланно поднимает голову и оглядывается. А потом так, как ей кажется, с сарказмом вещает: — 'этого что ли дро-о-чера?' (Как я понимаю, речь идет обо мне).
        — Зачем так говорить?
        — И Ирма, примирительно, продолжает, типа и такой как ты говоришь, 'дрочер' найдет свою половинку, и у него будет конечно все нормально: и семья и дети... Так что, почему бы не допустить мысль, что жизнь может сложиться таким образом, что этой второй моей половинкой будет Сашка — губошлепка. Но Сашку, уже было не остановить. Она была просто в неистовой ярости.
        — Как ты могла, такое подумать? Да я с этим.... даже на одном гектаре, срать не сяду.


        Общий смех. Я сижу и чувствую себя так, будто ведро помоев, на голову вылили, а что делать, не знаю. Понимаю, конечно, смех вызван не столько тем, что она сказала про меня, а тем, что опять всем показала свою глупость беспросветную, и отсутствие всякой культуры. Но растерялся. Ну что тут сделаешь? Прыгнуть в драку, на нее? На девчонку? Или встать и заявить, что неправда это все, мы типа будем отличной парой, не сомневайся? Глупость полнейшая. Сделал морду тяпкой, типо вообще, не обо мне речь. А внутри все клокочит, буря просто.


        Училка, 'заметила' наконец то шум, и призвала к порядку. Сижу, в себя прихожу, пар потихоньку выпускаю. Думаю, никогда ей эти слова не прощу. Все вернулись к своим делам. А я уставился в одну точку. Под переднюю парту смотрю. За партой этой, другие подружки сидят. Слева, Нина тихоня, невзрачная девчонка, фигурка вроде зачетная, на четверочку, а лицо не очень. Глазки маленькие, черные как у мышонка и глубоко посаженные, и носик, маленький, острый. Мне кажется, она комплексует, из-за своего вида, и всегда ее незаметно. Она всегда тише воды, ниже — травы. Чем то похожа на меня. Никакого положения в классе. А соседка у нее... да... Алла. Мне кажется, или все девчонки, так дружат, по принципу уродина — цыпочка? Ее можно охарактеризовать одним словом — аккуратность. Во всем. И выглядит так, вся такая аккуратная, изящная, фигурка кукольная, личико кукольное. Маниакальная чистюля, всегда наглажена, начесана, все по-полочкам, по-стрелочкам. Характер у нее не просто мягкий, спокойный как у удава. Движения плавные и выверенные, даже на первый взгляд, понимаешь, человек всегда и везде чувствует себя, хозяином
положения, и в своей тарелке при любых обстоятельствах.


        В моих фантазиях, у Аллочки, прочное второе место, и видит бог, с этой позиции ее трудно будет сдвинуть! Хотя конечно, фантазии в отношении ее, несколько специфические... Ножки. Ну что сказать? Сидит она, как сказал впереди и справа, я прекрасно вижу все уроки ее спину и... ступни ног под партой. Алла, обычно положит нога на ногу, и играет туфелькой, покачивая ей в воздухе из стороны в сторону. Как прекрасна эта картина, для меня! Чистейшая кожа ножки, ни намека на мозоли, или упаси бог, лейкопластырь на пятках! Педикюр у нее, как и все, доведен до совершенства! Как же хочется, взять ее ножки в руки и ...целовать, целовать и еще раз целовать. Нежно и ласково, с наслаждением, каждый пальчик, каждый миллиметр этого совершенства, розовые, как у младенца пяточки, прижаться к ним щекой и замереть от счастья. Это страстное желание, надо сказать, порождает противоречивые чувства во мне. С одной стороны я страстно хочу этого действа, а с другой, как-то осадок остается, типа как ты низко пал? До чего ты дошел, девчонке ноги целовать хочешь? Для пацана это — унизительно. Их трахать надо, во все щели, а не
ерундой, антигигиенической заниматься! И слышу, как сам себе, при этом, нашептываю в ухо ответ. Какая гигиена? О чем, ты? Это чудо, принадлежит не человеку, ангелу. Если и будет у них вкус, при лобзаниях страстных, то вкус будет сладкого меда, если запах, то запах, лучших райских цветов! Возбудился, честно говоря страшно, чувствую колом штаны дыблются. Не хватало еще, к доске вызова, в этот момент.


        Да, все эти мои 'мокрые фантазии' об Алле, крутятся вокруг этой темы, она хоть и приятна на вид, и лицом и фигуркой, но хочется мне, от нее одного. О сексе с ней, мыслей нет совершенно. Я постоянно думаю, как бы было хорошо, остаться с ней наедине, после уроков, или как еще, набраться храбрости и подойти. Подойти и что? Спросить? Алла можно мне твои ноги поцеловать? Ты не против?


        Нет — нет. Конечно не так, в фантазиях, все не так. Я конечно делаю первый шаг. Прихожу к ней домой. Да вот так! Точно, прихожу к ней домой, после занятий. Дома у нее, именно сегодня, нет никого постороннего, типа папы, мамы. Само — собой. За чем, я пришел? Ах да! За домашним заданием. Точно, не успел понимаешь, в классе записать, что на дом задали по химии, какой параграф учить в четверг, на следующей недели? Нет-нет, телефонов никого в классе, у меня нет, почти никого, а кого есть, те не отвечают, на мои звонки. И само — собой, я пришел к ней. К ней ближе всего, да тут идти то, десяток улиц, сущая ерунда. Ничего, что ни разу не был, и не знаю как найти. Адрес примерно знаю, а язык до Киева доведет. Поиск не будет напрасным, ведь домашнее задание, важно сделать в срок. И только в такой аккуратистке, можно на все сто процентов быть уверенным, что она его записала. Конечно, я сам видел через плечо, как она в дневнике запись делает. Потому, себе и не записал, любовался ее прекрасным, ровным почерком. Алла встречает меня в коротеньком халате, с дулькой полотенца на голове, и конечно, босиком. Она
дома ходит босиком, так как у нее дома, тоже идеальный порядок! Какие могут быт сомненья? Паркет блестит как зеркало, и отражает ее стройные ножки. Две пары ножек. Одни вверху, а другие в зеркале пола.


        — О, Андрюша? Как хорошо, что ты пришел! Проходи. Садись на диван. Ничего, что я в халатике, тебя встречаю, по — домашнему? Задание? Химия? Сейчас, возьму, вырву, аккуратно листок из блокнота, и ровными буквами, тебе напишу, посиди посмотри на мои ножки. Передает листок мне. Я смотрю на нее, она смотрит на меня. Пробегает искра. И тут, она говорит мне. Конечно, вот именно, в этом деле, инициатива должна быть от нее! Мне то, стыдно, такое предложить самому! Это же понятно, как дважды-два! Я-то главное сделал, пришел к ней! Теперь, мяч на ее стороне поля. Нельзя требовать от меня невозможного!


        — Андрей, я хочу с тобой серьезно поговорить. Я давно замечаю, как ты на меня смотришь, на мои ноги под столом, ты наверное, скоро съешь их глазами. Не надо, стесняться. Мне и самой, стыдно предложить тебе, такую пошлость! Но если ты не откажешь, ни одна, живая душа, не узнает об этой страсти. Я, как и ты, хочу того же. Пусть все случиться, клянусь это останется, между нами. И с этими словами словами, располагаясь, полулежа на диване, кладет мне свои ангельские стопы на колени. И с улыбкой, закрывает в ожидании глаза.


        Случилось! Эх, как же хорошо, все выходит в мечтах! Я нежно, вначале кончиками пальцев, провожу от коленей и выше до щиколоток, глажу кожу икр, свода стопы и фаланги маленьких, кукольных пальчиков. Осторожно подымаю ножку вверх, к жарким губам, и впиваюсь радостным поцелуем, в предмет мечты и обожания. Не забыт ни один пальчик, зацелован и облизан со всех сторон, они по-очереди, и по-двое, взяты в рот и обсосаны, как самое нежное эскимо на палочке. Пяточки расцелованы губами, нежно покусаны зубами, и затем как котята кошкой, тщательно и не спеша, с расстановкой, вылизаны до блеска.


        Инна открывает глаза, смотрит на меня, ей было так же хорошо, как и мне. Это видно по искоркам в ее счастливых глазках и томной улыбке. Она ни капли, не осуждает меня, за эту страсть, ведь сама, тайно сгорала от желания, сгорала, но не подавая вида, в тайне ожидая случая. Ждала и надеялась. И вот теперь, хоть дружбы между нами, не может быть, тайные регулярные встречи, для этой взаимной радости, будут иметь место. Я не против, и всегда готов. Она ведет в этом вопросе я на вторых ролях.


        Член уже готов взорваться. Кровь отлила от головы, и я плохо соображаю, фантазия наяву, толкает на смелые поступки.
        Сейчас или никогда! Сколько можно, так ходить вокруг девчонки, и ни разу, ни только не поговорить, но и не затронуть, не обратить на себя внимания? Сейчас, прямо сейчас, так и скажу ей все. Прямо в лицо скажу, что жду от нее. Плевать на все. Будь, что будет! Терпеть больше, не возможно этой муки. Чуть наклоняюсь к ней.


        — Алла!
        — Чего? Слегка поворачивается, в мою сторону.
        — Алла.
        — Что хотел, то? Смотрит на меня, своими чистыми, большими зелеными глазами. Глотаю слюну.
        — Алла, у тебя есть резинка? Поворачивается к пеналу на парте, в тишине не спеша, как она все делает, раскрывает молнию, достает, протягивает мне.
        — Что ж ты Сомов, без резинки? К девушке, со своей подходить надо! Голос спокойный, без превосходства или насмешки. Услышали все, кому надо. Смех. Шутка удалась. Беру стерку. Два раза за урок, девки дали жару. Что за день, такой? Хочется подойти к стенке, и с размаху самоликвидироваться, от отчаяния. Но на Аллочку, зла конечно нет. Как можно злиться, на девочку, с такими прелестями? Она няша. Няшка — ангелочек.


        Домой пришел сегодня рано. Маман с работы еще нет. Пошел до холодильника, закинуть че-нибудь в топку, и по-резкому, в один присест, домашку порешать. Хочу сегодня, пораньше в игру зайти. Мне, просто жизненно необходимо, посидеть с удочкой, восстановить нервную систему от мегастресса, или я за себя не отвечаю. Мать так и застала меня, за учебникочитательсвом, и втетрадьбуквописательлсвом. Неприменула отметить позитивные сдвиги, в моем личностном росте. Отказ от компьютерных гонок, сделает из меня человека, также, как труд преобразил обезьяну. Она перестала, глупо прыгать по веткам и жрать вкусные бананы, а спустилась на землю, и изобрела: работу, семью, ипотеку и телевизор. Не спорю, ввиду возможной ремиссии, нравоучения и мозгоправства. Я за новую игру, ей не говорил, думаю она не в курсе. У нас так принято, что в мою с братом комнату, мать заходит только днем, вечером не имеет такой привычки, даже со стуком. Типо наше, личное пространство, неприкосновенное для посторонних. Я от этой прекрасной традиции, отучать ее, само-собой не намерен.


        Сначала сайт, что там мне разъяснят, по моей записке? Так-так. Отвечая на ваш запрос.... создатели игры, стремясь учесть строгий потребительский запрос к качеству продукта... самые передовые технологии. Ага. Вот отсюда. В нашем игровом мире, впервые в истории, будет реализована не только интерактивная, саморазвивающаяся среда, как приближенная к реальности в некоторых моментах, так и не имеющая своих прототипов в окружающей действительности, но необходимая для создания чарующей атмосферы сказки и приключений, но и новый подход к функционированию не игровых персонажей, населяющих древний, многогранный мир. Пользователи могут заметить, что сложно будет найти, на всю игру, два идентичных нпс, поскольку код программы предусматривает, индивидуальный подход к каждому, конкретному случаю. Абсолютно, все нпс, имеют уникальную, как внешную оболочку, которую пользователь может изменить, по своему усмотрению, так и различая в работе психических процессов (интеллекта, интуиции, памяти, эмоциональной устойчивости и способности к творческому мышлению). Нпс имеют воспоминания о прошлой жизни, которые позволяют
органически вписать их картину мира, устанавливают сложные и многогранные межличностные отношения, структуру общества, не игровых персонажей.
        В настоящий момент, можно признать, что по структурному устройству, и работе 'психики', наличию волевых установок, и способностью к появлению желаний, нпс ни в чем, не уступают обычным людям, а некоторые отдельные единицы, способны на более сложные действия, требующие серьезных знаний, наличия опыта, и возможности просчитать последствия своих поступков. Исключение состоит в строгом требовании (на программном уровне), для всех нпс сектора, подчиниться игроку, который является владельцем этого игрового сектора. На нпс других секторов, это требование не распространяется.


        Обалдеть, они что тут написали? В игре не просто ИИ, а можно сказать, целый мир, населенный искусственными интеллектами, способными к развитию и самосовершенствованию, не только не уступающими по возможностях человеку, но уже и превосходящие его? Если это, не просто рекламный треп... хотя честно, не знаю, что и сказать на это. Да, практически, все факты имеют место. Настораживает меня это. Получается, рабочий ИИ уже изобретен, как и мечтали фантасты, но он не захватывает наш мир, не изменяет его, по своей прихоти, а спокойно существует и совершенствуется, в игровом мире, где возможностей, как оказывается, гораздо больше чем в реале?
        На второй, заданный вопрос, ответ был в духе того, что в ходе дальнейшей игры, мне придет понимание, что отличием этого данного проекта от многих других, является не просто попытка захвата соседских территорий, не прокачка всего и вся, а поиск стратегии эффективного развития и совершенствования, узкого, специализированного направления, которое позволит мне достичь максимального результата и удовольствия от игры. Я не понял, ровным счетом, ничего. Несколько раз перечитал, понимание не пришло. Ладно, разберемся по ходу дела...


        Камень был, привычно тепл и мягок, восход также, бесподобно красив. Пошел к центру управления. Задаюсь вопросом, когда же, я смогу отстроить цитадель, место где проживает хозяин замка со своей гвардией и многочисленными слугами? Наверное, не скоро. Темп игры на начальном этапе медленный. Стены замка нуждаются в ремонте конечно, но это будет иметь, как ни странно, только эстетический эффект, для ласки взора. Свою функцию, замок готов выполнить уже сейчас, все укрывшиеся за его стенами, будут неприкосновенны, в случаи любой атаки. Несмотря даже на то, что к примеру, ворота держаться на честном слове, они не пропустят врага, как бы многочислен, он не был. Игровая условность. Вы спросите, как же играть, если замок неприступен, и всегда можно укрыться за его стенами?


        Во-первых, на поздних этапах игры, за его стенами не укрыть всех жителей, плюс, во-вторых внутри стен, кроме цитадели и ее пристроек, строить нельзя ни-че-го. Ни жилых, ни производственных зданий, складских помещений, ни зданий для обучения профессиям, совершенствования войск, и прочее, прочее... Все это, возможно строить только за стенами, соответственно это недвижимое имущество, на постройку которого тратятся ресурсы и время, может неминуемо погибнуть, при агрессии врагов. А потери будут большими.
        Хорошо развитый замок, окружен сооружениями на расстоянии пятисот метров вокруг. В этой зоне, кстати не принято строить фермы, сады, поля для выгона скота и птицы. Все это строится дальше. Как я говорил, каждый замок имеет шесть соседей, с каждым из которых, разделен еще земельным участком, длинной примерно с километр. Вот он то, и отводится для ферм, животноводства и постройки различных каменоломен, шахт и рудников. Делится он с соседом по степени влияния, тут можно и поровну, мирно сосуществовать, можно наглеть если есть сила, а можно и не чего не иметь, и прав не предъявлять, так как нет войск отстоять то, на что претендуешь. Вариантов множество. В дальнейшем, есть место и разбою и дипломатии и разным интригам, в различной форме. Как любому понятно, втроем соседям сговорившись, удобнее одного неудачника пресануть. Все эти думы настроили на грустный лад, но посудив здраво, я пришел к выводу, что по-факту, пока мне терять кроме единственных штанов, нечего. Успокоился и решил в голову не брать.


        Так, что тут в управлении хорошего? Ого! Дело то, пошло! Во-первых, дали за новый уровень огородницы денежку и садовую тачку. На складе, смотрю продукции почти тридцать видов, некоторых по чуть-чуть, а пять основных, видимо для продажи, скопилось уже на четыре золотых. Чувствую, надо сосредоточиться на агрономии. Что только делать с Семой и стариком? Переучивать не хочется, будут на подхвате. Поглядим, что староста приобретал? Скромно, самое необходимое для быта. Ладно. Надо их приучать к самостоятельности, потихоньку. Зашел в раздел покупок и купил пряников в бумажном кульке, и бусы — в подарок Варе.
        Овощеводы все были в поле. Результатом их общих стараний, являлись ровные грядки, по площади раза в три больше вчерашних. Бурьян радовал видовым и цветовым разнообразием. Подхожу, поздоровался. Работы остановили, приветствуют и ждут ценных указаний. Направляюсь к Варе.


        — Ну что ж ты, негодница, творишь? Прижухла, и замолчала вместе с семейством.
        — Покажи-ка руки, опять наверное, трудовые мозоли по самые локти.
        — Нет, нет что вы. Я наказ помню... Говорит быстро — быстро, как испуганная птичка, чирикает на ветке.
        — Руки покажи. Снимает рукавицы и показывает заживающие ладони с мягкой, новой кожей, на месте вчерашних ран.
        — Вот умница. За послушание держи. Протягиваю пряники. Будет с чем чай вам попить. Смотрю, проказница выдохнула с облегчением.
        — Не угодно ли будет, вашей милости, свежего чайку опробовать? Староста смотрит на меня, с максимальным почтением и раболепством.
        — Да пожалуй! Уселся под навес, на улице, за крепкий грубый стол, на такую же лавку. Варя метнулась в дом, греть над очагом чайник. Я прочитал в правилах, что в игре персу, оказывается не только можно, но и нужно пить и есть. Для работы и движения вообще, расходуется здоровье, которое восстанавливается отдыхом и пищей. Умереть от голода, в отличии от крестьян, очень сложно, но можно обессилить, что не очень хорошо. Смотрю, старик с сыном рядом стоят, садиться в моем присутствии не рискуют.


        — Садитесь. Вы хоть, ели с утра? Или сразу в поле, ни свет — ни заря?
        — Пока нет. Но дочь успела потушить овощей, с вашего разрешения...
        — Варя, накрывай на стол, что ты там приготовила, пробовать будем. — кричу ей, в сторону дома.


        Огородница притянула посуду, простые деревянные чашки, все новые, чистые, кружки расставила, ложки разложила. Ложки, как и посуда, тоже из дерева, но не расписаны, как видел до этого сувенирные ложки, просто чистое дерево, даже лаком не покрыто. Кажется мне, быстро запачкается из-за этого. Никогда до этого, деревянной ложкой не ел! Первый раз в жизни, ну ничего. Интересно, еду сейчас в чугунке вынесет, на рогатой палке? И все вместе, из одного котелка есть будем? Нет, вынесла на сковородке, не тефаль конечно, здоровая чугунная бандура, у нее в хозяйстве. Аккуратно разложила по чашкам, деревянной лопаточкой, начиная с меня, хотела мне доверху чашку набить, я вовремя остановил. Смотрю, выглядит ничего, даже аппетитно, картошка вперемешку еще с чем то, приправы разные, узнаю из них только лук и укроп. Запах приятный. Принесла большой медный чайник, и маленький глиняный для заварки, травы какие-то туда сыпет, явно варево будет травяное. Варя так все делает, что я загляделся, вроде не спешит, и в тоже время не медлит, движения размеренные, лишних нет, спорится у нее все в руках. Залила кипятком
заварку, и стоит, смотрит на нас.


        — Что встала? Иди, садись! Я похлопываю на место, рядом с собой. Напротив стола, сели ее брат с отцом. Варя взяла свою миску, и расположилась есть. За столом, все вели себя аккуратно, никто не чавкал и не плямкал. Культура, однако. Как поели, Варя разлила чай, и убрала грязные миски.
        — Я думал, в деревне чай из самовара пьют.
        Оказывается, они не знают, что такое самовар и никогда не слышали. Я пытаюсь объяснить, а потом, обещаю посмотреть в управлении и купить, если не дорогой. Начали разговор за хозяйство. Я рассказал, о своем решении, развивать в основном, сельское хозяйство. Сосредоточусь на этом, пока. Старому с сыном, профессию менять не буду. Хотя Семе, решил дать вторую профу — печника.


        — Иван, пойдешь продавать излишки, сына обучи на печника, пусть будет мастер, печь в доме нормальную сложить, а то живете, как в каменном веке, на костре пищу греете. Так не пойдет. Смотри, что еще по — мелочи надо, докупи. Смелее. Я, кстати решил, для вашей стимуляции, ввести десятину. Знаете, что это такое?
        — Прикажите, храм строить и десятую часть, на его нужды жертвовать?
        — Да нет, тут от верований я почитал, польза только тогда, когда паства большая и обряды дорогие делаются, нам это не с руки. Думаю, будете у меня атеисты, как и я. Десятина у нас, будет в другом. Со всего, что произведете трудом своим, на продажу, можете оставить себе десятую часть, и тратить по — своему усмотрению. На что хотите. Мои слова, они восприняли как гром, среди ясного неба.


        — Значить, чем больше сделаем, тем больше и нам останется? Господин, мы не заслуживаем такой щедрости! Смотрю, староста в растерянности сумасшедшей. Вроде и услышал мои слова, а от страха переспрашивает.
        — Нет, вы не ослышались. Так, от ныне, и будем делать. От слова своего, я не откажусь. Но помните о том, что я говорил про отдых. Не хочу, чтобы в рвении своем, вы погробились. Мне, этого не надо. Тут больше, надо головой думать. Как труд облегчить, что лучше выращивать? Может, приспособить что надо для работы, навык в чем, в пользу, что то лучше развить? Все меж собой обсуждайте, думайте сообща, если что важное, со мной, советуйтесь, не надо бояться. Понятно? Быт налаживайте. Печь сделаете, баню поставить надо.
        — Неплохо бы. И попариться, и простираться, по — нормальному, а не на пруд бегать.
        — Вот и я о том. Ладно чай и правда хороший. Неожиданно даже.
        — Только леса на баню оставшегося не хватит, ваша милость, рубить?
        — Ну смотри сам, как ловчее рубить, или проще купить будет.


        Взял удилище, приготовленных мне червей и пошел отдыхать на прудик. Рыбалка спорилась, но мысли мои, опять вернулись к событиям первой половины дня. Не мог я успокоится. Обида на девок грызла. Что они про себя возомнили? Все такие, из себя умные? Но тут же мысли повернулись в другую сторону, я понимал, что своим поведением, даю повод так себя, со мной вести. Кто я для них? Никто. Стало еще обиднее, на самого — себя.


        Было бы все в жизни, как в игре! Стоп. А что, если....Интересно, вот даже Варя, если присмотреться, лицо грубовато, но я могу ведь, в редакторе, что угодно сделать. Когда денежку поднакоплю. А фигурка ее, насколько она видна в сарафане, неплохая. Интересно, а как она выглядит голой. Голой, она прорисована без цензуры? Я себе, в штаны заглядывал, и 'пикселей' вроде не заметил. Или это, для собственного перса так, может я себя вижу, а для других рассмотреть, подробно нельзя? А секс? Я про это, ничего в правилах не читал. Я же вроде тут, как барин в крепостной деревне,и могу приказать все, что хочу? Блин, словно уловив мои мысли, вижу ко мне идет Варя, и что то несет.
        — Господин, извините, если отвлекаю вас, отец меня прислал. Вам ведь, чай понравился, сказал принести еще, вы трудитесь, может жажда у вас... и протягивает мне кувшинчик. Я взял и смотрю на нее. Спокойное, чистое лицо. Обращаю внимание, что зубы у Вари, ровные и чистые, черных нет вроде нигде.
        — Спасибо. Правда чай хороший, я не думал, что придется в вашем мире, тоже от жажды спасаться. Интересно, я в реале пока тут ел, пол-подушки не сжевал? -Варя недоуменно смотрит на меня. Видимо не поняла, о чем я. Поставил кувшин на траву.


        — Вот Варя, кстати, за труды твои праведные. Достаю из кармана, дешевые бусы, красные. У нее никаких украшений нет. Рада безумно, улыбается.
        — Ой, спасибо, какие красивые! У мамы такие, когда то были... Аж на месте пританцовывая, сразу одевает. Бусы ей к лицу, простой сарафан с ними преображается. В тугой косе красная лента. Я думаю, это и все, что на ней сейчас? Раньше же, ни лифчиков, ни труселей, не было. Через сарафан, грубой ткани, следов белья не видно, по крайней мере. Ну, вроде как вспоминаю, под платьем, должны крестьянки носить, то ли нижние юбки, то ли рубашки ночные. Что-то читал про это, не помню. Посмотрел на Варьку. Лыбу давит, довольная как слон, на меня, счастливо, глазками смотрит.


        — Варюша, слушай...
        — Да господин...
        — Варя, а если я... прикажу тебе, раздеться наголо? Лицо девчушки преобразилось мгновенно. Только что, лучилось счастьем и легкой задумчивостью, а теперь, как будто я ее ударил. Глаза округлила от ужаса. Рот открыла, словно что-то прокричать хочет, и тут же закрыла, подхватила пустой кувшинчик, развернулась и дала стрекача, сверкая пятками грязными. Я долго стоял, смотрел в след и думал, обо всем сразу: босиком бегает, надо ей туфли-лодочки купить, под цвет бус и ленты, не нравятся мне грязные ноги. Вот баню построят, куплю туфли и прикажу, чтобы босиком не бегала. Прикажу? Вроде, не спешат, мои приказы выполнять. Странно, так вроде в рот заглядывают, а это не прошло. Надо разузнать, в чем дело. Поймал еще одну рыбку, и решил заканчивать, на сегодня.
        Подхожу к земледельцам, Варя, издалека меня увидела, отвернулась спиной, и мотыгой, что то в зарослях своих, увлеченно тяпает. Старик подходит, весь задумчивый такой.


        — Ваша милость, разрешите спросить?
        — Конечно, что случилось?
        — Разрешите колодец вырыть? Сын будет копать, а я землю вытаскивать. Для огорода полив важен. Если вовремя, полить урожай, то всходы дружнее и обильнее.
        — Так, это цепь надо и ведра?
        — Ведра, я как плотник кой -какие сделаю, не сомневайтесь. Бондарь, конечно сделал бы, лучше и полегче... А цепь, для глубокого колодца надо. Здесь, мелко до воды. Мы тут, журавль с веревкой простой, приладим. Сруб сделаем от сора, все честь по — чести. Если разрешите.
        — Да я что, против? Делайте конечно. За инициативу хвалю. Только, дочке твоей, запрещаю ведра тягать. С сыном, поливом между дел, займетесь. Сам, смотрю на спину Вари, как про нее речь завел, вздрогнула, а потом продолжила, еще ожесточенней с сорняками бороться.
        — Как скажите, так тому и быть! (Я на него посмотрел долго).


        — Слушай Иван, что спросить тебя хочу? Приказы, вы все мои, готовы выполнить?
        — Как можно, господин? Все что прикажешь, закон для нас!
        — Ну послушай, а если что, такое прикажу, что не понравится тебе? Смотрю, взгляд старосты потух.
        — Все, что душе вашей будет угодно, нам должно исполнить.
        — Ладно: а если к примеру, я говорю к примеру... сыну твоему, прикажу тебя зарубить? Старый в измене весь. Но, гнет свое. Приказ, есть приказ. Что тут сделать, можно. Воля господина — закон.
        — Хорошо, я понял. Ты смотри, тут глупости не делайте. Я такого, ничего не говорил, работайте спокойно. Мы обговорили еще раз: баню, колодец, Семену профессию... Занимайтесь короче, я завтра проверю. И если успеешь, мне на пруду, сделай деревянный причал небольшой, с навесом от солнца, и лавочку постав там, чтоб не на сырой земле сидеть.
        Вышел из игры и обдумываю эту ситуацию.
        Написал отчет, что все, хорошо мол, но где можно посмотреть, насчет рыбалки? Как называется та рыба, что ловится в игре?


        ========== Глава 6 Варя ==========


        Глава 6 Варя


        День прошел без эксцессов, на уроках я теперь перечитываю учебники, вместо того чтобы в телефон уткнуться. Чую, дело с учебой выправится. С гуманитарными предметами у меня и раньше проблем особых не было, а с точными подтянуть недолго будет, опять до четверок. Главное, я наконец разобрался как учиться. Раньше, как говорится, гляжу в книгу — вижу фигу, потому и проблемы были. Домой пришел, перекусил и прямо на кухне, оставшуюся домашку решать сел. Дверь в свою комнату открыл, музон на компе включил. Тихо поставил тролля. Пусть режет помельче морскую капусту, блудливый кот. Он конечно пердун уже, но новинки бум-шкряб, шкряб-бум мне не по-душе, а попса бесит. Там меня маман и застала за работой. Тихо, на цыпочках, ходит по кухне, ужин то никто не отменял!


        — Все, готово. Захлопываю учебник и собираю тетради.
        — Как учеба, дорогой?
        — Да, нормал все.
        — Сейчас ужинать будем. Руки мой. Если все поделал, может прогуляться, куда сходишь, свежим воздухом подышишь? Пословицу помнишь? Сделал дело — гуляй смело...
        — Не, чет не хочется. Сегодня.
        — Машинки будешь гонять? Сказала на редкость примирительным тоном. Первый раз такие нотки в ее голосе слышу, когда речь об играх.
        — Нет, просто в нэте полазить думаю.
        — А полазить... сына, я понимаю для мальчика интересно там... порно, гормоны, как говориться сиськи-письки... девочку бы завел, познакомился. В кино бы сходили, парк там... компьютер не заменит живого общения понимаешь?
        — МА.. (я тушуюсь от ее попыток разговора со мной на эту тему, в них она на редкость прямолинейна).
        — Че, ма? Ну отца нет, он бы тебя направил, мне приходится с тобой, об этом беседу проводить. Ешь... Антон тоже, мог бы повлиять на тебя правильно. Всегда, девок вокруг него куча была. Была... А выбрал кого? Нет, только подумать? Да, тут если он и может повлиять на тебя, то не лучшим образом. Сына, нельзя быть таким нелюдимым, надо общаться. А то вырастишь и первая же баба, на тебя накинет шлейку и в загс потащит. Да еще и с хвостом как пить дать. Будешь чужого выродка воспитывать.


        — Мама, ну что ты мелешь?
        — Не мелю. Все это — правда жизни, суровая но неизбежная. Знаешь, какие бывают суки расчетливые. А ты слабый мальчик, и не поймешь сразу, как влип. Сам будешь в дырявых носках ходить, а все жене, дитятку ее, трусы стирать. Потому и надо общаться больше, смотреть что к чему... приглядываться к девочкам, учиться подходу. Ай, что я тебе говорю. Заторможенное у тебя развитие какое-то. Видимо, это последствие тяжелых родов. Говорили мне врачи, предупреждали — все видно, так и случилось...
        — Это ты меня идиотом, сейчас назвала, что ли? Спасибо! Бросил ложку и вышел походить во дворе.


        Во дворе отдышался, прохладный ветерок выветрил из меня пары. Прошелся туда-сюда. Задумался. Мать меня всегда, почему-то на дружбу с девчатами подводила. Андрюша, ты видел девочку из второго подъезда? В твоей школе, в параллельном классе учится. Как, не обратил внимание? Познакомься. Аленкой зовут. Ходили бы вместе в школу. Всеж веселее. Дружить будете. И семья у нее хорошая...
        В четвертом классе, хотела меня в кружок танцев отдать. Как вспоминаю, я жуткую истерику закатил. Я, с девчатами танцевать? Да там же, по два пацана в группе? Вы что? Что бы на меня, пальцем показывали в школе ? Ведь они танцуют и на утренниках и на праздниках в городе? Позор! Занятие танцами, казалось мне тогда, делом недостойным настоящего пацана!


        Подрос и понял, как не прав оказался. В классе только несколько пацанов, запросто могли взять девчонку за руку, приобнять, типа игра, пощупать. Мне то нельзя. Попробуй, я кого ущипнуть за задницу, тут и портфелем по голове можно отхватить. А криков наслушаешься! Я же не Илья, который к Алле подошел, типа чет спросить, а сам по коленке поглаживает. А Алка, ничего, вроде все отлично. Разговаривает, улыбается. Я прям еще больше его ненавидеть стал. И завидовать. Для него это все, типа так и надо. А мне помечтать только. Да, а на танцах там, не только за руку девчонку взять можно. Вздохнул тяжело. Там, если какой танец, девок так крутят, лапают бессовестно по-разному. И за талию, и за попку придерживают. Сцена выше зрителей, мне нравится под юбки заглядывать во время их танцулек. Заметил, девчата на выступления трусики поверх колготок одевают. Гарантированно ничего, кроме чистых трусиков, не увидишь. А какие девчата в танцевальных кружках! Как на подбор. Стройные, спортивные, других не держат. И два — три пацана. На десять девчат — два пацана! На всякие конкурсы ездят, по области и по России. Опять
же, и в дороге, в автобусе, может вместе, веселятся всю поездку, и где ночуют, если поездка дальняя, можно думать тоже что происходит. Как я злюсь на мать, что не заставила меня на танцы ходить! Могла бы и придавить! Знаю же, что если захочет — своего добьется. А тут не смогла, тактичность она проявила видите ли !


        Попил чаю, с матерью не разговариваю. Помылся и закрылся в комнате. Прохожу мимо плаката. Подумал а ведь я и не знаю, кто это в игре? А какая разница? Надо в управлении посмотреть, сколько в редакторе будет стоить переделать внешность Вари, к примеру, в эту куколку! Почитаю про нпс, еще раз про их свободу воли и в игру.


        Опять я на теплом камне и опять восход. Я появляюсь тут всегда, в одно и тоже время на восходе , хотя вхожу в игру не всегда по часам. Подошел к камню управления, смотрю продажу, траты. Богатеем потихоньку. Семе куплена профа печника, но и доход есть. Иван, еще по уровню столяра и плотника получил, дали инструмент и денежку. Курочка по зернышку клюет. Снял с себя штаны и шлепки. Прям тут и продал, вернули мне девяносто процентов от прежней цены. Нормал. Стою голый. А кого мне тут стесняться? Может, так и походить? Как мои крестьяне отреагируют, не разбегутся с криком в лес? Да нет, шучу. Купил джинсовые короткие шорты, удобные на редкость и вместо шлепок, легкие спортивные туфли. Потратил почти всю наличность. Ну и пусть. Надоело шаркать в этих шлепках. Подарков сегодня не будет.


        Крестьяне за работой. Варя сажает рассаду, Иван с ведром не расстается. Колодец уже в работе. На не большом расстоянии от дома, стоит новая баня. На вид такая как я и представлял.
        — Сема где?
        — Здравствуйте господин. Сын в бане, печь докладывает, завтра можно будет париться. А в доме печь уже готова, подсохла.
        Пошел в дом. На месте очага, стоит аккуратная печь, побеленная начисто, такая как и видел в деревне. Сверху — плита чугунная с кружками, сбоку — короб духовки. Рядом небольшая поленница дров и щепок на растопку. Староста зашел следом, показывая на готовую работу.
        — Потратиться пришлось, правда, шесть золотых на заслонки и плиту для печи, не прогневайтесь.
        — Молчи, молчи. Надо, так надо. Потом разбогатеем, надо будет обложить изразцами. Будет красотища. Пойдем баню смотреть.


        Баня тоже порадовала. Все как у людей! Печь не такая как в доме конечно, другого типа, в помещении все классно. Иван их оббил досочками липовыми. Как приятно пахнет свежая древесина! Готовы были и вешалки в прихожей и лавки, надо сказать, изящнее чем он делал до этого, и кадки с водой. А в углу стояла большая купель с лесенкой.
        — А эту вагонку липовую сам сделал или купил?
        — Шесть стволов с сыном выбрали, распустили на заготовки, а потом, я их довел до ума. Купить было не по-средствам.
        — Иван, а твое мастерство растет!
        — Да, уже третий уровень плотника и второй столяра!
        — А... читал я сообщения о профессии. Ну хорошо одобряю. Продолжай в том же духе. Свою часть забрали от доходов сегодня?
        — Да, благодарствуем очень. Из посуды кое-что прикупили, и инструмента для дела столярного, если не возражаете...
        — Я же, уже говорил за это, смело трать на то, что в быту надо: вещь или одежда какая, обувь, может в пищу чего, что нет у вас пока, я смотрю едите без хлеба.. А вот с инструментом, это не дело. Я думаю, это за мой счет надо покупать. Сегодня я все потратил, а из завтрашнего дохода ты себе за инструмент деньги верни. Что еще делать думаешь, в первую очередь?


        — Если позволите, задумка выращивать кукурузу, было бы неплохо, но для ее посадки, дочке надо еще два уровня, за неделю на разных посадках, она может уровень поднять. Надо будет семена покупать. Убытка от этого не будет. Что вырастим — то продадим, дороже, чем семена купили, и уровень у нее поднимем. Собирать да полить и мы с сыном сможем, более-менее, а вот посадить удачно, тут мастерство надо. Но по деньгам, все таки небольшой убыток будет, репа и картошка сейчас, самое выгодное сажать нам, если отвлечься на прокачку опыта, то их меньше посадим и прибыль не дополучим.
        — Ничего, зато потом вернем с лихвой?
        — Да.
        — Вот и отлично. Семен положил последний камень и заулыбался.
        — Все. К вечеру подсохнет и можно париться в-волю.
        — Парьтесь, и Ваня, я завтра, после рыбалки, тоже пожалуй попарюсь. Венички заготовь для меня.
        — Господин, мы с сыном вас так попарим, как никогда вы не вжизь, не парились ...


        — Зачем, ты с сыном? Нет. Варе скажу, пусть порадует. Смотрю, улыбки убрали и задумались о чем-то. Протягиваю ему листок, распечатал у камня стоп кадр из ролика, как деваха голая с кляпом во рту, к спец креслу привязана за руки и ноги. Такое кресло сделать сможешь? У старосты глаза на лоб полезли.
        — Нет, не серчайте. Тут из металла, кожа отбеленная. Я не могу...
        — Зачем мне метал и кожа? Похожее, из дерева сможешь сделать? Только, чтобы и спинка откидывалась как тут, и фиксаторы для рук и ног двигались?
        — Кресло такое смогу, но ремешки придется докупить.
        — Хорошо, к завтрашнему сделай, красиво, как ты тут мебель поделал, отполируй, чтобы заноз не было, ремешки купи. Поставишь на пруду, рядом с местом, где рыбку ловлю. Еще сделай небольшое ведерко, прутья мочить. А дочке скажешь, чтобы розг нарезала и туда положила. Вышел из бани, оставив их в глубокой задумчивости. Варя повернулась ко мне и нейтральным голосом пропищала 'доброго утра'. Хорошо, посмотрим.


        — Варюша, завтракать сегодня с вами не буду, ты через часик, мне чаю своего замечательного, принеси. Ладно?
        — Как вам будет угодно. И глаза опускает, и на меня не смотрит.
        Рыбалка не пошла. Закинул удочку. Не двигаюсь, смотрю на поплавок, а поплавок не двигается, смотрит на меня. Может Иван, постройкой пирса с навесом, рыбу распугал? Так и просидел и не заметил, как пришла моя крестьянка подневольная. Отбросил удочку и взял чай попить.


        — Стой, не убегай, поговорить с тобой хочу. Голову опустила грустная, как кролик в пасти льва. Взял ее за руку. Мягкая, аккуратная, девчачья ручка. Ощущения как простую девушку за руку взял. И тут же подумал, а когда я девушку последний раз за руку брал? Наверное, когда еще, мелкими бесились в играх. Потянул к себе, и попкой ее ладненькой, посадил к себе не колени. Обнял, обхватив за талию вместе с руками, теперь не вырвешься. Бедняжка чуть не в обморок от страха падает, дрожать начала. У нее такие прекрасные волосы, наклонился к затылку и понюхал приятный запах травы.


        — Не бойся меня, я тебя не обижу, не надо меня бояться, хватит дрожать.
        — Изз-ве-ените. Ничего поделать не могу, мне так стыдно... простите воля ваша, но я не могу так... и в слезы как пойдет... навзрыд в сопли прямо, ротик скривила и ладошки к лицу тянет. Я руки ослабил, а она давай слезы ладонями по лицу размазывать.
        — Да что ты, дурочка, разревелась? Я что, тебя ударил?
        — Нет. Вы хуже задумали... Де-е-ви-чей чести, меня лишить... и опять, как припустит в слезы, сопли, мне аж неудобно стало. Не так я все себе представлял. Мда.


        — Я и так, не могу вам противиться, дак еще слышала, вы задумали в отместку за строптивость мою, отца зарубить. И что мне остается? Только руки наложить на себя, потом... кому я потом, нужна буду? Меня же никто, замуж не возьмет! Вам потеха на один раз, а мне все жизнь под откос... и опять рев, как по-писанному.
        — Подожди, что ты такое говоришь? С чего ты решила, что я хочу что-то тебе порушить? Какой чести лишить? Ты о чем вообще? Прекратила активно всхлипывать и слезы растирать.
        — Вы, вчера спросили, что я буду делать, если прикажите мне раздеться!
        — Ну и что? Я тебя этим обесчестил, что ли? — Задумалась на минуту.


        — Вы не хотели, мне девственные ворота рвать? И я не буду обесчещена и замуж смогу выйти? Говорит с каким то, скрытым подтекстом, мне не понятным, то ли рада тому, что насиловать ее не будут, то ли немного огорчена и расстроена. Хрен их поймешь, этих девок, даже компьютерных. Но вся эта истерика меня вымотала, честно говоря. Не нравится мне, когда плачут. Я всегда не понимал, как это насильники свои дела делают, когда жертва так вырывается, истерит и плачет. Неужели, им это может быть по-кайфу? Мне бы, это было не приятно однозначно.


        — Хорошо обещаю, что не буду рвать твои 'девственные ворота', как ты сказала, без твоего согласия, по крайней мере. Она повернула на меня голову и так странно посмотрела, что я понял, что слово свое сдержу и что... меня только что провели. Провела компьютерная программа, как последнего лоха.
        — Встань, к воде сходи, умойся. И легонько, подтолкнул Варюху с насиженного места. Девчонка прошла, тихо посапывая, наклонилась с моего рыболовного 'причала' и принялась умываться, поглядывая украдкой на меня. Достала откуда-то, обрывок тряпочки вместо платка и стала лицо вытирать. Подошла тихонько ко мне и наклонившись, быстро поцеловала в щеку. Я опешил, от неожиданности. Нет, ну пойми этих девок! Потянул ее снова к себе, на колени и обхватил руками. Мы молча сидели, думая каждый о своем. Мне были приятны и дороги, эти новые для меня ощущения, молодая девчонка сидит, мягкой попкой у меня на коленях, я ее обнимаю, мне хорошо, томительно и спокойно. Варя как-то вильнула попой, и оказалась ко мне, еще ближе. Где только научилась? Пронеслось у меня в голове.


        — Ты же, никого из мужчин не застала, кроме отца и брата как я понял?
        — Нет, нескольких парней еще помню, я тогда совсем маленькая была. Но вы ничего не подумайте, я чистая. Смутилась от этих своих слов. К чему это она? Как тут понять?
        — Если ты, не застала то время, как деревня полна людей была, а родилась позже, откуда ты знаешь про честь девичью и прочее, брат или отец рассказали?
        — Нет. Опять застеснялась и глаза опускает. Отец никогда с братом, за это со мной не посмеют разговаривать, а я не спрашиваю, стыдно. Мама была жива, рассказывала, что девушка должна беречь себя для мужа — единственного человека, который войдет в нее, и сделает женой. Будет любить и оберегать. А если она, не сохранила честь свою до свадьбы, и была девкой распутной, мужской уд пускала в свои ворота, то будет бита и прогнана суженым после первой брачной ночи. Ни фига. В игре сделали девственность для нпс.
        — Крови, не будет?
        — Да. -а голосок такой тихий. (Боже мой). — Кровь у девушки бывает один раз в жизни.
        — Прям один: а месячные? — Оказалось, что этого в игре нет. Варя смотрела на меня удивленными глазами. Особенность игровая как с едой и питьем. Кушать пить — пожалуйста, а в туалет не надо до кустика бежать, ни под каким предлогом. Ибо этого, в игре нет! Даже у животных, нет способности, унаваживать луга и поля, ходи кругом босиком, и не бойся мин под ногами. Поросята в загоне, будут чистые и розовые.


        — Послушай Варя, а уронить честь, по-твоему, это только 'девственные ворота' ломать?
        — А что еще ломать можно? Мама мне про это, ничего не сказала...
        — Да нет, ничего не надо 'ломать', я о другом, если мы поцелуемся, обнимемся как сейчас, я потрогаю тебя, поглажу...
        — Думаю нет... но вы мне обещали, господин. Я как вас увидела, так сразу поняла вы — настоящий рыцарь! Такой красивый и благородный. И я верю вам, если вы пообещали, не лишать меня девственности, то сдержите свое слово. — В глазах прям демонстрирует фанатичный огонь веры. Ну что с ней делать?


        — Хорошо, хорошо, если обещал то да, можешь быть уверена. Но почему ты вчера убежала и не сделала то, что я приказал?
        — Раздеться? Вы не приказали раздеться! А спросили, что будет, если прикажите. И глаза, такие хитрющие сделала. Вот лиса.
        — Да, так и было! Ну а сейчас, если захочу, что ты сделаешь? Ответь, только не убегай! И мы одновременно рассмеялись по-доброму.
        — Ну... мне будет стыдно, но я... сделаю как вам будет угодно.
        — Стыдно?
        — Да, вдруг кто увидит, пойдут разговоры. Женщина, должна оголятся, только для мужа! И не уверенно говорит, так мама говорила мне. Нельзя, голым задом перед мужиками вилять, подбивать их на мысли дурные!


        — И кто, тут увидит? А? — (Вот лиса). — А про мысли, мы же договорились?
        — Да а... — (Ну и голосок). Поднял руки ей на плечи, и спустил короткие рукава вместе с сарафаном сразу до пояса, она продела руки и прикрыла голую грудь. Я смотрю на ее спинку, с гладкой кожей, загорелые плечи со следами от сарафана, и тыльной стороной ладони провел по спинке. Пальцами аккуратно погладил по плечам, пробежался от шейки до поясницы. Варя вздрогнула, и закрыла глаза.
        — Тебе не приятно?
        — Нет, мой господин, мне очень приятно.
        — Мы же договаривались, можешь называть меня Андро. Я нежно взял ее за руки, которыми она прикрывала грудь и опустив их вниз, обхватил своими, плотно прижавшись к ее спине животом. Левое плечико, беленьким пятном не загорелой кожи, манило меня. Ему я отдал свой первый поцелуй. А потом еще и еще, дорожкой вверх, к шейке и от шейки вниз, к правому плечу — крылышку. И так же, медленно назад, по-миллиметру, обратной дорогой, потом прижался щекой к ее затылку. Какой же приятный запах волос! Никуда не хотелось идти, ничего не хотелось делать. Мы сидели молча, боясь спугнуть эту тишину.


        — Андро, я наверное вам все ноги отсидела? Варя начала продевать руки в рукава и одевать сарафан. Я напоследок, поцеловал ей спинку между лопаток.
        — Смотри, проказница, завтра не забудь, мне еще раз, своего чайку принести.
        — Посмотрим, на ваше дальнейшее поведение, господин. Смешинки в глазах и поцелуй в губы. Все произошло само собой. Мой первый поцелуй, не считая опыта в детском саду, и мамины чмоки в щеку. Она пытается играть со мной? Ну и пусть, мне это нравится! Взял удочку, рыбы не наловил сегодня, и славу богу. Пошли к дому. Варя брала своим мизинцем, правой руки, мой мизинец левой и пыталась чуть раскачивать наши руки.


        — Скажешь отцу, что мой приказ, про кресло и бадью с прутьями отменяю!
        — Хорошо скажу. Она не поняла про что идет речь.
        Я дошел, до выхода из игры, на привычном мне уже камне, и счастливо ушел в реал.
        Первым моим чувством, было то, что трусы дыбятся палаткой. Член стоял дрыном. Надо душ посетить, перед сном еще разок. После разрядки, отписал за впечатления, про то, что в игре ел и пил, и все было отлично. Пришел мне ответ, за рыбалку. Указали, в какой вкладке смотреть инфу, про обитателей водных глубин. Да там столько вкладок, что даже поверхностно все, неизвестно когда просмотришь! Задумался, что будет когда игра станет платной. Мне нужны деньги. Без игры, будет скучно и одиноко.


        Время еще было, решил ролик из коллекции глянуть. Японцы, вот массовики — затейники! Сделали кубик из стекла, на колесиках. Стекла не простые, а со светофильтром. Внутри конечно — голая запоночка, с раскосыми глазками и с видео камерой. Кубик катают по улице города, среди толчеи людей, голая девушка улыбается и принимает соблазнительные позы. Иногда кубик парнишки, по очереди останавливают, и прижимаются к нему интересным местом, девушка открывает лючок, расстегивает парнишке ширинку и достает... да, да Его! Тем и хороши, японские фильмы, что у них Он, не выглядит как пол-локтя здорового мужика. По — нормальному, все там у них. Пимпочки, вообщем. На фоне которых, чувствуешь себя человеком! Деваха работает ротиком, но и не забывает, свою трещинку подрачивать ручкой. Этот ролик, как не странно, обошелся без жужжащих помощников. Обычно они их десяток перепробуют, пока до дела дойдут! Узкоглазая додрачивает хуй, на свою мордашку и радостно улыбается, шлет воздушные поцелуи. Радость ее понятна, сделала отсос среди людского муравейника, получили кайф от остроты ощущения. Но моя мысль о Варе, я ловлю
рыбку, а она будет расцеловывать дружка между ног. Идиллическая картина! А что? Черты лица облагорожу, приодену и будет не хуже той же цыпки, с плаката, или даже мечты детства Верки Аросовой! В реале мне облом, страшно подумать, что будет, подойди я к Вере и предложи подобное! Наверное она просто, без разговоров, как минимум, мне в глаз зарядит. А в вирте, я так не комплексую. Резинка на трусах опять натянулась. Дружище прижался к животу. Опять что ли в душ идти?


        ========== Глава 7 Спасательница не из Малибу ==========


        Глава 7 Спасательница не из Малибу


        Четверг. В школе физра. Играем с пацанами в баскетбол. Ну как играем, я бегаю от мяча, можно сказать. Один раз, когда забылся и кинулся за попрыгунчиком, так неудачно черепушкой стукнулся с кем-то, искры минут пять летали. Не из глаз как говорят, нет, фейерверк по адресу прописки мозга был. Мне больше нравится вторая половина урока, когда мы сядем на лавочку отдыхать, а в баскет придет очередь играть девкам. Под майками, конечно у них лифчики, но сиськи у некоторых ощутимо прыгают при движении.


        На занятиях в школе я теперь занимаюсь. Звучит странно. Краем уха слушаю что высоким слогом излагает препод, сам читаю ученик, разбираю темы, пишу в тетрадь. Как Наполеон блин! Пока они в классе одну новую тему пройдут, я еще три — четыре старых разберу, примеры порешаю. Раньше их проскочил, ни бельмеса не понял, что к чему. Теперь — наверстываю. Отличником мне конечно не быть, но учеба думаю, проблем больше не будет представлять.
        К подъезду подходил домой, опять братаны — богатыри турник мучают. Завидно конечно. Подошел поговорить.


        — Привет.
        — И вам не хворать. Надумал спортом заняться? Дело хорошее.
        — Ну, пока не знаю. А что лучше для начала, что можно делать?
        — Так конечно, как я делаю, тебе не надо. Это уже сложная техника. Да и подтягиваешься ты сколько вообще?
        — Раз шесть с трудом, на троечку.
        — Для начала неплохо, кстати. Есть люди, ни разу не могут. Сам к примеру, чел такой крепкий, поднять че тяжелое, перевернуть — запросто, а свой вес подтянуть не может.
        — Да ну?
        — Сколько угодно. Улыбается по-доброму. Самое главное не сила. Главное в голове. Воля.
        — Воля?
        — Да. Только это одно и надо. Ты сделай так — отжимайся просто от пола по-перва, двадцать — двадцать пять раз. Каждый день. Утром или вечером, не важно. Как тебе будет удобно. В один прием для тебя это будет не трудно, и дело на три — четыре минуты. Только каждый день. Не пропускай. Если сможешь так продержаться — значить волевой человек ты.
        — Думаю это не так сложно. И в спорт зал не надо ходить?
        — Да это для понтов все. Спортзал, гантельки хромированные. Толку не будет, если раз в неделю будешь ходить — пот проливать, пупок рвать. А потом три дня не — разогнуться. Дураков таких хватает. Да и для здоровья, это вредно.
        — Но за две недели ничего ведь не изменится? Я же не стану шварцем.
        — Уверяю тебя, изменится ВСЕ. А шварцем зачем? Там другая тема совсем! Ты за две недели поймешь, сам для себя, что ты за человек. Понимаешь? Можешь ты или нет? Втянешься. Вот в чем дело. А потом, если все ништяк, дальше пойдешь прогрессировать по-тихоньку. Только помни, сдуру нельзя какие-то горы ворочать. Постепенно прибавляй, главное система. Режим. Сможешь так жить — значить будет толк.


        — Можно попробовать.
        — Андрюха, знаешь... нам эти слова, твой отец сказал когда-то. Помню, лет по десять было, сидели во дворе курить пробовали с братаном. Казалось круто это, хоть и кашель раздирал. Ха. Подошел твой батя. Не ругал, ничего такого. Мы тогда думали, если мент — так всегда козел. Пацаны, говорит, ребята вы уже взрослые. Знаю вашего родителя, проблемный чел. Честно сказать, семья ваша жила бы лучше, если бы батя не бухал беспробудно. Хотите так жить, когда вырастите, так же как ваши родаки? Все типа в ваших руках. Зацепиться вам надо за эту жизнь чем-то. В секцию типа идите, по футболу или хотя бы на турнике занимайтесь во дворе. Так все и было. Разговор короткий, четыре минуты не больше, а наша жизнь изменилось с того момента.
        — Да? Он вроде спортом не занимался специально, хотя от природы крепкий был. Вот охота да — был такой у него пунктик...
        — Ну значить, он за охоту цеплялся в жизни. Как то так выходит.


        Перекусил и как уже привык, решил добить домашку. Историю читаю. Сухо так написано, в игре историю намного лучше и разнообразнее сделали. Красочнее что ли. Вирт выглядит реальнее реала получается? Ну все вроде, попробовать поотжиматься? Пошел в зал и только пять раз упражнение сделал, дверь открывается, заходит в прихожку мать с сумками. Блин как не вовремя, не хотел чет так показываться, стремно как-то. Вроде и нечего преступного, а не удобно мне, когда на меня смотрят. Мать стала в дверном проходе и смотрит на меня, как я отжимаюсь. Двадцать пять. Все. Ух. Не так и сложно в принципе. На маму смотрю — у нее на щеке слеза.


        — Чего ты?
        — Ничего сынок. Ты мне отца напомнил. Сказано, яблоко от яблони не далеко падает. Он каждое утро по пятьдесят раз отжимался, и вечером пресс качал. У него живот весь на кубиках был, всегда. У других в его возрасте пузо уже, а он — живчиком был...
        — Не знал, честно говоря. Думал он от природы такой подтянутый.
        — Ты хоть что обедал?
        — Да, суп поел.
        — Сейчас на ужин омлет с луком сделаю.
        Сидим молча ужинаем не спеша. Вкус специфический, но если распробовать, нравится. Я на мать посмотрел.
        — МА, послушай ты же еще молодая, и полтинника нет, может там... не думаешь же что мы с братом против будем? Мать грустно на меня посмотрела.
        — Сынок, таких людей, как был твой отец, больше нет. Штучный товар. Понимаешь мы за ним были, как за каменной стеной. Как вспомню, я для него просто капризной девчонкой была. Какой мудрый мужчина мне достался я только тогда поняла, когда его не стало... а теперь размениваться, на что то третьесортное, мне брезгливо честно говоря. И не будем больше об этом говорить, никогда! Понятно?
        — Понятно... Слушай завтра в школе собрание, за первую четверть...
        — Хорошо, иди там поиграй, я посуду сама помою.


        Редчайший случай, мать посылает меня поиграть в компьютер! Ну не будем противиться желанию, идущему от самого сердца. Мимоходом щелкнул красулю на плакате по носу. Так, что там с рыбкой? Нужная тема подробно осветила эту проблему. В моей местности в реках, водоемах и прудах, живности ядовитой и опасной для человека, не водятся. Прочитал названия: зубатка малая, ползунок длинный, носатка, лепешка, валка и т.д и т.п... блин да, названия в реале, мной не слышанные. Хотя я не рыбак. Да нет, я рыбак! Но, в вирте. Там без этого уже не могу.


        Написал запрос, не баг ли что вхожу в игру в разное время, а появляюсь всегда утром? В темах ответа не нашел. Да из-за обильности этих тем, там черт ногу раньше сломает, чем ответ нужный найдет. Это они походу на зависть БСЭ сделали?


        Староста, судя по сообщениям развил бурную деятельность. Средств у меня — ноль золота и шестьдесят серебра. За добычу 500 единиц еды дали уже три золотых, дерева 40 единиц и грабли. Варя и Семен получили по новому уровню огородника и печника — соответственно. Дали мастерок и шлангу садовую. Шлангу садовую? Надо почитать, вроде тут типа средневековье же. Откуда там резина? Задумался. Иван почти всю наличность вбухал в семена, просто гору всего разного набрал. А для печи еще одну плиту с заслонками купил. Какая печь? Я же ничего за это не говорил? Полистал список товаров мельком. Вопросы — вопросы. В игре нет оказывается ограничений на вещи. Из реала можно купить все что хочешь. Даже танк, самолет и поливальный шланг из надоедливой рекламы. Как интересно они представляют сражение конного рыцаря с танком? У меня в голове это никак не укладывается, например. В складе тоже, весь основной урожай продан, осталось по-мелочи разнотравье всякое. Купил апельсин, такой же как настоящий оранжевый, пахучий, с коротким хвостиком и ноздреватой коркой. Пятьдесят серебра средний. Большой восемьдесят.


        Работяги на разросшемся прилично огороде. Сеют, поливают.
        — Сюда идите! -зову всех под навес. Смотрю под навесом печь небольшая стоит.
        — Что это? Сема, твоя работа?
        — Да, ваша милость. Отец сказывал, что вы хотели бы печь изразцами обкладывать. Так для этого пятый уровень надобно. За учебу платить накладно, а если практиковаться самому, так награда чуть покрывает затраты на работу. Инструмент и чуток чего дают. Я отца попросил купить, что потребно для новой печи. Староста подрывается сходу.
        — Господин не ругайте, вещь в хозяйстве полезная очень. Тут и готовить можно, на открытом воздухе, и коптить птицу, мясо верченое обжаривать. Не извольте серчать, я вот с вашего разрешения силок в лесу поставил, и зайца поймал. Дочка обжарила с луком, картоха на гарнир. Как сказали, хлеба купил. Не отобедаете ли, с нами?
        — Дело хорошее, одобряю, только что до обеда ждать? Сейчас и позавтракаем все. — Крестьяне переглянулись.
        — Господин, первый прием пищи, самый основной, мы обедом и зовем, как принято у нас было в деревне, не обессудьте.
        — Да пускай так. — Сели 'обедать'.
        — Что еще, у вас твориться?


        — Господин, как вы и сказали, если работать до половины здоровья, мы огород разбили уже до предела. Больше просто не осилим. Если дочь будет сажать, выращивать, мы с сыном поливать и убирать. Я, с вашего разрешения, подсчитал еще раз все, подумал. Можно быстрее ей уровень поднять, чтобы кукурузу сажать. Накупил семян огородных, хватит за три дня достигнуть цели заветной. А потом, на такой площади мы сможем с огорода, если все кукурузой засадить, торговать на пятьдесят четыре золотых в день!
        — Однако! Неплохо. Плюс у меня еще есть задумки неплохие. Но об этом потом. Что там с живностью? Я тебе говорил не на продажу, а к столу вам, да и мне питаться оказывается надо.
        — Без вашего разрешеньеца не рискнул. Если птицу цыплятами брать и растить, нам по средствам, козочку можно еще купить, корову — пока дорого. Но надо профессию. Третья профессия десять золотых стоит. Птичница, скотница, пастух... вашего совета спросить хотел.
        — Ладно, пока отложим этот момент. Послезавтра еще двух крестьян дадут, и вернемся к этой теме. Где мои черви? — Сема встал за плошкой.


        Одну за другой поймал две приличные рыбешки и одну юркую заразу, с ладонь, осторожно снял с крючка и отпустил на вырост.
        — Андро, мой благородный рыцарь, я принесла вам попить.
        — О Варюша, я тебя заждался уже. Что ж ты не спешила?
        — Ждала, пока вас жажда мучить будет. (Ох лиса!) Посадил к себе на колени и поцеловал.
        — Какая ты все таки красивая! — Смутилась.
        — Пра-вда?
        — Да. правда. Хотел твой носик-картошку в редакторе сначала уменьшить, а потом понял, что мне это не важно особо. Я абсолютно не замечаю легкой асимметрии твоего лица. — Видно про нос я зря сказал, она заерзала сразу.
        — А можно изменить? Правда, что мама говорила, что хозяин может внешность и характер своих слуг менять? Это так?
        — Ну есть такая возможность...
        — Значить, если сейчас я это я, но если вы захотите то я стану кем-то другим, тем кто уже не будет мной, мной прежней. Я как бы умру, и на моем месте будет другой человек? Вместо меня, другая Варя? Отец ее также будет дочкой называть? И все потому только, что вы так захотели?
        — Ну прекрати, я ничего не хотел в тебе менять.
        — Я вам верю. Вздохнула. Но про нос, если это так важно, я не против...
        — Ладно моя куколка, ты не думай про это, ты у меня просто красавица. Хочешь я тебе фотки покажу?


        — А как это?
        — Ну я сниму программой скриншот, а в управлении на бумажке сделаю уже типа фото, тут есть такая возможность. Завтра увидишь, но ты мне должна помочь.
        — Я ничего не поняла, но согласна. Что нужно делать?
        — Хорошо стань на бережку, я тебя в полный рост сниму, так а теперь повернись боком, хорошо, спиной стань. Отлично, а теперь снимай сарафанчик и тоже самое, только голышом. Варя на секунду задумалась и потянулась подымать подол, сняла сарафан через голову и отложила в сторону. Что лифчика она не носит я узнал и вчера, а про трусики картина прояснилась сегодня. Никаких пикселей, отличная живая картинка. Что радует. Начал чувствовать себя супер фотографом и 'снимал' и так и эдак. Варя только успевала вертеться и улыбаться счастливой улыбкой.


        — Иди ко мне, золотко.
        — Поцелуете мне спину как вчера? Андро, вы такой опытный мужчина, я и не думала что буду так прекрасно себя чувствовать когда — нибудь.
        — Нет, теперь садись ко мне лицом. Хочу видеть твои глазки и улыбку милую. Нет ручки убери с шеи, мне так жарко и тебя всю, плохо видно. Убери их к себе за спину. Вот умница.


        Я аккуратно начал ее гладить по лицу, плечам, кончиками пальцев проводил по губам, шеи, ключицам, ладонями легко ели-ели касаясь, потерся об грудь. Какие у нее красивые белые груди с розовыми налитыми сосками. Небольшие и не маленькие. Мне кажется Варя перестала дышать.
        — Не устала?
        — Нет, вы так приятно делаете.
        — У меня для тебя подарок. Но съедим мы его вдвоем!
        Беру апельсинку и начинаю чистить его, пошел приятный запах.
        — Варя слюнки уже бегут?
        — Да.
        — Открывай ротик, первая долька твоя.
        — Ням. Вкусно!
        — Теперь моя очередь.


        Выдавливаю дольку на правую грудь и слизываю, еще каплю на сосок — и в рот его пососать.
        — Теперь, снова тебе. Отрываю новую дольку и придерживая за край губами, подношу к ее губам. Варя догадалась и мы целуемся с привкусом апельсина. Мне вообще стало невмоготу.
        — Подожди, кое кого надо на волю выпустить. Расстегиваю шорты и развожу края мотни. Член набух, стремиться к пупку прижаться, и уже пустил мутную слезу.


        — Уд? Это он?
        — Член. Половой член. Не видела?
        — Нет. Какой ужас! Как таким в живого человека тыкать, он же такой большой! Мамочка родная, да вы бы мне не только ворота сломали, таким дрыном и весь живот порвать можно! Понятно, почему кровь идет. А как же вы с ним ходите, неудобно же с такой палкой ходить?
        — Не пугайся, он подрастает только тогда, когда видит такую красавицу как ты. А в обычное, мирное время, он меньше и спокойно висит в штанах.
        — Да? Андро, а можно еще вашего апельсина попробовать?
        — Конечно, продолжим дегустацию моя радость!


        Все проходило прекрасно. Я чувствовал себя на высоте и не сколько не комплексовал. Никогда не поверю, что смог бы так запросто, нечто подобное с девчонкой в реале проделать! Варе тоже было, как я понял приятно, по крайней мере я уверен что она не притворялась. Мы нацеловались вволю, я трогал ее за плечи, мял аккуратно грудки, расцеловывал их и облизывал, целовал плечики, шейку и ушки. Шея и грудь у Вари раскраснелись и она стала тяжело дышать. Капли сока стекали по груди на животик, протаптывая дорожку к лобку с кустиком волос. Она сидела на моих коленях лицом ко мне, раздвинув ноги, и я прекрасно видел ее нижние губки и чуть раскрытую дырочку, которая расположилась фактически на моих яйцах, прикрытых шортами. А яйца радуясь такому обстоятельству не могли оставаться безучастными, а щедро выгоняли из члена малафию мне на живот. Мы посидели еще некоторое время в тишине, просто целуясь до тех пор, пока губы не начали болеть.
        — Не хотите окунуться? Вода уже теплая.
        — Я плавать не умею. — Надо сказать научиться мне было негде. Мы с семьей несколько раз выезжали на море в Краснодарский край, но за это короткое время я научился только плескаться с кругом на мелководье. А вокруг нашего городка не было чистых рек, пригодных для купанья из-за экологии. Как не было и бассейна, по причине малой численности населения, где хотя бы в хлорке можно было бы научиться нужному навыку.


        — Я могу вас научить, меня мама научила. Это просто.
        — Просто?
        — Мой рыцарь, прошу довериться мне, не надо бояться. Да и возле берега тут всего по пояс воды.
        — Давай попробуем. И я... я не боюсь! С чего ты взяла?


        Я разулся и снял шорты совсем, мы голышом зашли в прогревшуюся воду. Варя держала меня за руку. Инструктор видимо переживал за меня. Мы зашли чуть выше колена и Варя сказала что не надо торопится, а надо привыкнуть к воде, лучше постоять и поплескаться. Намочить руки, живот плечи, умыть лицо и шею. Демонстрируя как это делать, она начала зачерпывать воду ладонями и лить на лицо и грудь, по которой ее энергично растирала. Соски у нее сжались и затвердели. Мне было весело и я выполнял рассудительные советы.
        — Теперь лучше зайти немного глубже по — грудь.
        — Ты хочешь меня толкнуть на глубину как щенка, чтобы научить плыть?
        — Нет что вы? Это не так делается! Возьмите меня снова за руку и крепко держите. Да вот так. А теперь надо немного постоять. Почувствуйте что вода давит на грудь. Вы остыли нормально? Нет дрожи или ощущения холода?
        — Нет такого. Вода приятная.
        — Отлично. А теперь, сами попробуйте присесть немного, чтобы утопить плечи в воду. Просто стоя присядьте, согнув ноги в коленях.
        — В смысле? Мне не надо пробовать махать руками? Ты меня правильно вообще учишь? Спросил я с наигранным удивлением. Варя почувствовала мою игру и сделала строгое лицо.
        — Правильно, мою маму учил плавать дедушка, а он был военным и их хорошо учат плавать. Он научил маму, а я научу вас!


        — Ладно, если только дедушка. Я буду тебя слушаться, моя спасительница из Малибу. Варя намека не поняла и дала мне новую вводную.
        — Андро, а теперь несколько раз попробуйте сделать так: вдохните, необязательно глубоко, потом присядьте и выдохните в воду не спеша. Спешить не надо, потом приподнимитесь и постойте спокойно, восстановите дыхание. И повторите так раз пять — шесть.
        — Хорошо, но когда я буду учиться грести руками?
        — Не надо спешить. Теперь попробуйте тоже самое, но полностью погружайте голову под воду, с макушкой, а не так как вы делали по нос.
        — Я не утону?
        — Нет, вы же стоите устойчиво, вода вам по грудь тут, а ваша преданная рабыня держит крепко вас за руку. И улыбается так, что рот до ушей. Видимо ей нравиться играть роль учительницы. Да дела...
        — Не надо долго быть под водой, достаточно побыть несколько секунд и подымайтесь отдышаться. Я попробовал как она сказала — ничего страшного.
        — Варя на ты. Не забывай. Прекрати выкать уже.
        — Как прикажет мой господин и повелитель. И картинно кланяется, не прекращая скалить зубы. — Вот плутовка.


        — А теперь можешь присесть сам, и я руку отпущу?
        — Думаю смогу. Что тут сложного? Я за твою руку и не опираюсь.
        — Попробуй. — Ощущения были другими, у меня были свободными руки и я наверное перестал бояться погружаться в воду. Раньше было неприятно немного. Ну так знаете типа, будешь идти и зайдешь с головой нырьк, и под воду. И сразу страх будет как в детстве, когда заплыл чуть глубже и умудрился выскочить из надувного круга. Сразу такая паника: начал барахтаться что есть мочи, ели цепляясь за дно ногами, дошкрябал до меньшей глубины, и как ужаленный выскочил на берег, запыхавшись и тяжело откашливания, попавшую в легкие воду.


        — Продолжим в другой раз, или дальше?
        — Дальше? У тебя что все по пунктам разбито? Теперь, наконец, грести руками?
        — Нет грести рано. Ты смог научиться дышать на воде, теперь надо научиться держаться на воде а потом уже плыть.
        — Держаться на воде! Ну давай дальше, мне кажется будет толк из наших занятий.
        — Спасибо. Значить так... — она красиво сморщила носик и начала вещать про свою следующую задумку.
        — Давай выйдем чуть-чуть к берегу. Вот так. Теперь надо сделать глубокий вдох, но без фанатизма конечно, наклонить лицо в воду, осторожно подтянуть колени к груди и руками обнять ноги. И так немного полежать на воде. А потом, отпустить ноги до дна и встать, отдышаться.


        — Как ты себе это представляешь? Я же утону! Как я буду лежать на воде лицом вниз, обхватив ноги руками? Человек же утонет без движений!
        — Запросто! Человек вдохнувший воздуха, легче воды и прекрасно держится на ее поверхности без движений. Смотрите сами! Варюха вздохнула и сделала сама то, о чем мне рассказывала. Она как поплавок раскачивалась без движений. Вода была прозрачная и я прекрасно видел что она не двигает ни руками ни ногами. Спина у нее выгнулась калачиком, лопатки немного оттопырились, проступили позвонки а розовые пятки под водой прижимали ягодицы и заставляли всплывать поясницу с верхом попки. Она несколько секунд покачивалась туда-суда на успокаивающейся воде, а потом улыбаясь поднялась.
        — Вот так! Видел? И показала язык. — Мы рассмеялись.
        — Хорошо, покажи мне еще раз, я хочу подробно рассмотреть. — Варька с легкостью повторила упражнение, а я подошел ближе и погладил не спеша рукой ее спину по позвоночнику от шеи до копчика. И потом просунул резко рукой между булочек вниз по разрезу, сразу до волос лобка.


        — Все рассмотрел?
        — Думаю, на этот раз было хорошо видно. Попробую... -Полежать на воде удалось несколько секунд без всяких проблем, а вот встать на ноги я немного замешкался, но все прошло без эксцессов, в виде пол-литра воды в легких.
        — Все Варя хорошо, но вставать немного не удобно, когда не видишь куда ногу ставить.
        — Так глаза открой и посмотри!
        — Что, без маски и очков для плавания?
        — А зачем они? Вода ведь прозрачная как слеза. Правда предметы в воде кажутся немного другими, но быстро приноравливаешься. Попробуй еще разок. Второй 'разок' прошел легче, и мне кажется, или я действительно дольше смог пролежать на воде в позе эмбриона?
        — Что теперь, еще какое упражнение?
        — Ну, можно звездочкой полежать.
        — Это как?
        — Смотри. Варька легла на воду лицом вниз и растопырила по поверхности руки и ноги. Типа морская звезда. 'Морская звезда' мне тоже далась легко. Я попробовал повторить несколько раз, пытаясь увеличивать время нахождения в 'невесомости'.


        — Приятное ощущение. А можно так лежать но на спине?
        — Да можно, но у вас пока не получиться, надо попрактиковаться в плавании. А так можно, спокойно дышать, вытянуть ноги и изредка, руками подгребая воду, держаться на воде долгое время. Я так делаю если много плаваю, устала и хочется передохнуть, а до берега далеко и вода глубокая — до дна не достать. Ложусь на спину и отдыхаю.


        — Класс, покажи. Варя легла на спину, чуть запрокинула голову назад, вытянула и сжала друг к дружке ноги, руки развела в стороны и медленно ими двигала в воде. Она лежала практически без движений на одном месте, спокойно, размеренно дышала, лицо, грудь и живот были выше воды, как колени и пальцы ног. Под водой оставались руки ниже плеч, неспешными движениями которых она поддерживала себя на воде. Я раньше видел на море людей которые так делали, но думал, что они лежат или на кругу или на маленьком матрасе.


        Дальше Варвара наконец показала как надо загребать воду. Для этого она буквально взяла меня на руки. Ну как на руки? В воде подставила руки и я на них лег. В воде человек легче и можно сказать, она меня придерживала на руках. Одной под грудь а другой под бедра.
        — Теперь попробуй медленно подвигать ногами, только не быстро, тебе надо не молотить по воде, а прочувствовать как ноги двигаются в воде и вода сопротивляется их движению.
        — Спокойней, спокойней не надо так интенсивно, ты быстро устанешь и собьешь дыхание. Надо чувствовать как тело держится на воде, а ногами и руками просто помогать и направлять движение. Теперь давай руками. Аккуратно. Не надо бить по воде. Двигай руками под водой. Выше воды только плечи остаются. Ага. Пальцы сложи на руках лодочкой и загребай. Почувствуй что отталкиваешься не только кистями, но и локтями, плечами участвуешь. Корпус этими движениями приподымаешь немного над водой. Ноги же тоже и бедром и голенью воду толкают при движении. Не забывай.


        — Понял, понял. Вроде получается потихоньку.
        — Хорошо я тебя опущу, становись и попробуй сам проплыть в сторону берега хоть немного. И я попробовал...
        — Йе-ху. Я проплыл сам! Ты молодчина, самый лучший инструктор надводного плавания! Варя смотрела на меня, и гордая собой, счастливо улыбалась. Проплыл еще несколько раз, по паре-тройке метров. Классно! Нет, что за игра, что за чудо! Подошел к Варе и подхватив руками под попку донес до моего деревянного пирса и посадил на край. Уткнулся лицом между грудок и начал их расцеловывать. Девушка наклонила голову и мы присосались друг к другу губами. Я чуть отошел и руками развел ее колени в стороны.


        — Вот еще так тебя сфотографирую. Улыбнись. Проказница тотчас надула щеки и скорчила рожу. Так и запечатлел. Было весело и мы в который раз дружно рассмеялись над шуткой. Я вылез на пристань тоже. Варя посмотрела на мой болтающийся хуй и сказала задумчиво.
        — А теперь он не кажется таким страшным.
        — Можешь его не бояться, он отдыхает. — Мы обсохли на солнце, так как полотенец не было.


        Вскоре огородница всполошилась за свой урожай. Типа пора бежать, кабачки собирать. Я ее отпустил, а сам оделся и взялся за удочку, вознамериваясь поймать третью нормальную добычу.
        Возле домика меня поджидал Иван, проказница с братом окучивали грядки. Я отдал ему добычу.
        — Ваша милость, позвольте старику слово молвить?
        — Что случилось? Говори.
        — Не прогневайтесь господин, на дерзость мою, что решил об это с вами разговор вести...


        — Ой Иван, что ты жуешь? Говори быстрее, без этих выкрутасов, что хотел то? — Иван опустил глаза и выпалил собравшись наконец с духом. За дочь он очень переживает. Просит дословно, когда я 'наиграюсь' с его дочуркой, ее не продавать с глаз долой, а оставить в деревне. Он типа присмотрит, чтобы с ней все нормально было, даже с 'опозоренной'. Я на него смотрю, не знаю что сказать.
        — Дело конечно ваше, господин, как поступать. Разве кто вам указ? Вы рыцарь молодой, горячий, кровь у вас кипит и требует своего... я просто умаляю вас потом дочь не губить до конца, а оставить с семьей нашей. Она хоть не больно умна, и не сказать что красавица, но родная кровинка.


        — С чего ты взял, что я собираюсь кого-то продавать или губить?
        — Так понятно же, что она разонравится быстро вам. В силу войдете, таких роскошных красавиц заведете в цитадели! А глупышка что удумала? Она на полном серьезе говорит, что станет вашей дамой сердца! Не губите моего не разумного дитя! И плача рухнул на колени.
        — Прекрати и встань давай. Никто никого губить не будет. А на насчет дамы посмотрим... я вообще не в курсе, что это такое. — Смотрю старик опешил. Рот раскрыл.
        — Сегодня урожай снимете. И все. Работы никакой не делать. На завтра, как сказал, отдых. Каждый седьмой день — выходной. Работы только там по дому, приготовить еду, порядок навести. Вы баню уже испробовали?
        — Нет еще. Думали вы первый пойдете попариться, протопили сразу как вы на пруд пошли. Не извольте беспокоиться все готово...
        — Да нет, сегодня не пойду, завтра. А вы чтоб банный день организовали, простирались там. Понятно?
        — Сегодня, ни чего не сажать, получается?
        — Ну да. Оно же завтра вырастет, и что за отдых такой, если на огороде вкалывать придется?
        — Если позволите не поливать, то к послезавтрашнему утру сегодняшние посадки картофеля по времени как раз будут. Другие раньше конечно...
        — Ну ладно картошку сегодня можете посадить. Но чтоб отдыху завтра не мешала.


        Пошел на выход из игры. Выход из игры показал что в трусах у меня сыро и липко. Придется опять обмыться и труселя сменить. Мать рано отключается, часов в девять уже спит, но и встает рано. Жаворонок. Я наоборот. Но вечером можно по квартире ходить, из пушки стрелять, не разбудишь!
        На часах одиннадцать. Кажется что в игре полдня провел, а в реале полтора часа еще не прошло! Надо про это написать вопрос. Оба-на а на мой вопрос за насчет входа в игру уже пришел ответ. В игру можно заходить три раза в сутки. Первый раз будет раннее утро, второй — полдень и третий — вечер. Никогда такого раньше в играх не встречал. А как же тогда разные игроки онлайн там будут ориентироваться? Один первый раз зайдет, а другой — третий. И одновременно для одного утро а для другого вечер будет? Бред какой то. Чето разрабы намудрили.


        Да по фиг на все это! Игруха класс. Так вечер здорово провел. Почти живую девочку налапал досыта за все места, нацеловался по-взрослому от души, плавать научился! Однозначно зачет. Просмотрел из папки фотки, что скриншотил в игре. Да качество не отличить от реала совсем! Поставил на заставку экрана ту последную, где Варя на пирсе сидит с раздвинутыми ногами и рожу смешную корчит. Так личико ее по началу казалось не ахти: носик великоват, левый глаз кажется чуть больше правого, брови густоваты. А сейчас она мне совсем даже по душе. А какие изменения с нпс произошли в поведении! Они как будто поумнели разом, даже Сема уже не кажется тупым амбалом. И язык изменился разительно. Варвара разговаривает так, как не каждый живой человек сможет. Сегодня так зачетно роль училки отыграла! Да и с умыслом, чувствую крутить мной задумала в своей маленькой головке.


        ========== Глава 8 Раздраконненая губошлепка ==========

        Глава 8 Раздраконненая губошлепка


        В школе, сегодня не получалось так хорошо поработать, как уже привык за эти дни. Мысли все были о моей крестьянке. Тянуло. Хотелось еще целоваться, сосаться и лапать, лапать, лапать. Только теперь понял, какая у меня безрадостная жизнь была до этого. Член в штанах одобрительно ворочался, предвкушая сегодняшний 'банный' день. Но не только это. Я еще понял, как приятно мне с ней разговаривать, шутить, просто общаться. Разве можно когда-нибудь, так запросто, вести себя с реальной девчонкой? Смогу я подойти, хоть к кому и познакомится нормально, завести дружбу, начать ухаживания? Даже не с теми девочками, о которых мечтаю. Красавиц мне не видать как своих ушей, это понятно, только засмеют мои нелепые попытки. Да и пацаны, что вокруг них крутятся, мне просто жбан набьют на раз два. Ну а хотя бы, к дурнушке какой? Вот например, к Нине-тихоне. Пусть у нее личико специфическое, но фигурка вроде ничего. А лицо мне и у Варьки раньше казалось рожицей из рязанской деревушки, а теперь я этого не замечаю. Как она себя поведет? Ну высмеивать, наверное не будет, точно. Но просто так, наладить такое понимание как
с Варей, уйма времени уйдет. Придется в кафе, кино водить, безделушки дарить — а денежек нет. У мамки просить? Да и просто, если в классе увидят, что я пытаюсь клинья подбить, смеяться начнут, я может и переживу — привык к насмешкам, а как Нина отреагирует? Да, не хватит у меня на это смелости. О чем я вообще?


        Повернулся на зад, мельком глянул на губошлёпку, восстанавливая в памяти образ буриданового осла, занятого раздумьями о сене. Ну и харя! Пипец! И что получается, если согласиться с мыслью Ирмы, о том, что каждой твари жизнь раздаст по-паре, у этого чуда будет спутник жизни? При мысли о том, что этим спутником не дай бог, могу стать я, у меня по спине забегали тревожные мурашки. Да лучше я так и буду до конца жизни дрочить в душе, меня подружек с левой на правую! Еще раз оборачиваюсь и тихо, но с таким расчетом, чтобы слышали все кому надо, говорю.


        — Александра! Она удивленно навела резкость на меня, своими замутненными глазками, которые только что, были запавшими и демонстрировали активную работу мысли своей хозяйки.
        — Слышь, хорош, мечтать о большом и волосатом. Ты себя вообще в такие моменты не контролишь. Рот открыла, а слюна не только по подбородку бежит, глянь на парте уже лужа! — Глаза вмиг налились кровью, но при этом ладонью левой руки она на автомате начала вытирать сухой подбородок, поднялась за партой, нависла надо мной как скала. И как заорет, на весь класс. (Вообще себя не может держать в руках!)


        — Ты че сказал, УЕБАН?! Классная, мирно писавшая каллиграфию на доске аж подпрыгнула на месте, от неожиданности. И тоже как заорет. Но не звонко, как губошлёпка. А так знаете, специфически, вроде кричит, и в тоже время понимаешь, что шипит как змея. Шипит криком. Впервые такое услышал.
        — Белова! Ты что себе позволяешь? Вообще охренела, как я посмотрю!? Пошла вон из класса! Сашка лепечет что-то испугано, типо того, что она не виновата, что я ее оскорбил.
        — Вжизь, Белова не поверю, что кому-то, даже тебе, с твоей непомерной тупостью, удалось наконец Сомова расшевелить до того, что он огрызаться начал! Выйди из класса, я сказала! Сегодня же с твоей матерью поговорим. Да чтож это твориться! И что от тебя, мы будем ожидать в десятом, одиннадцатом классе? Ты начнешь ноги закидывать на парту, и на уроке копыта стричь?


        Девчата все слышали, но никто в защиту Сашки слова не сказал, я думаю даже не потому, что с классной не захотели спорить. Все молча, одобрили и простили мне мою 'выходку'. Я честно, как то и сам от себя такого не ожидал. Уткнулся в телефон , Валюшкины фото смотрю. Была бы у меня такая классная подружка в реале! Сегодня моя очередь дежурить в классе после уроков. У нас только четыре человека из всех сами полы моют, остальные платят техничке. Она так обязана только коридор и места общего пользования протирать, но за денежку можно договориться. Вот и договариваются почти все. Я с матерью за это пробовал говорить, но она в этом вопросе не пробиваема. Трудится никогда типа не зазорно. Вот и надо быстро поелозить тряпкой, пока на собрание народ не начал подтягиваться. Не хочу чтобы меня застали за таким занятием. Стыдоба. Лешка че-то задержался, с кем-то языком зацепился на крыльце, так что домой вдвоем пошли. Разговорились то — се. Я за игру ему ничего не говорил, а тут меня распирало и решил приколоть. Телефон показываю, снимок где Валя голышом стоит на берегу в полный рост.


        — Глянь, какая краля. Он сделал такую кислую рожу, и с видом 'знатока' выдал.
        — Ну, не пойму, колхоз че, перестал на фоне ковра фотки позорные для сети выкладывать и на природу попер? Ебать шлюха! Ты на ее харю глянь. Бухая в дупель. Синячит видимо по-черному, аж носопырка опухла уже. (Мне сразу стало не приятно и я сменил тему. Ничего Лехе не стал объяснять и разозлился, но не на Леху — на себя. Как я мог, так сделать? Это же почти что моя девушка, а я ее интимные фотки всем показываю? Не по — мужски что ли. Все что между нами происходит, должно между нами и остаться! Мысль о том, что я стал относиться к нпс как к живому человеку, у меня в этот момент, даже в голове не возникла).


        Дома перекусил, и решив освободить себе выходные от опостылевших школьных уроков, сел быстрее с ними разобраться. Мне хотелось в игру. Очень хотелось, но одновременно я оттягивал этот момент. Как надеюсь приятный момент. Мама кормила ужином и рассказывала впечатления от школьного собрания. Про меня вроде ничего плохого никто не сказал, как впрочем и хорошего. Кроме уже привычной накрутки родаков на егэ, там почти ничего не обсуждали. Егэ-егэ-Бэээ-э. Как помешались, честное слово. Школа борется за средний балл. На нее давит гороно. План на средний бал по району должен блюстись. С гороно спрос держит область. Губернатор не должен краснеть. Низкий бал, значить он плохо работает в своем кормовом уделе, на ковер его в кремль. Воровать — воруй сука, но про заботы и печали народные, его слуга забывать не должен. Так что ни-ни. Больше можно, меньше нельзя, за нами Москва. А Москва обложилась кольцами и чихать на все хотела. Там свое государство. Кто побогаче — деток в Лондон. Ну а быдло, пусть егэкает на родине. Вот директор школы мозг трясет учителям, а те, поскольку на деток, почти никакого влияния
оказать не могут, накачивают своими страхами их предков. Крайний — ученик. Ну тот, который на это все еще не забил.


        Пойду в душ, чтобы спокойно зайти в игру и пойти в... баню!
        — Привет Господин, баня протоплена, пойдемте я вам спинку потру. Я ошалел. Над моей Головой стояла Варя с двумя березовыми вениками и, словно девушка из группы поддержки амерских фильмов, азартно ими трясла. При этом картинка была вниз головой, поскольку стояла она сзади, над моей головой.
        — Здравствуй. Ты меня напугала. Не делай так больше.
        — Изви-ни. Я думала, тебе будет приятно меня видеть. Проснешься, а тут я! Тебя дожидаюсь. Я соскучилась.
        — Мне приятно, только неожиданно. Ну, иди ко мне. — Я встал и потянул ее к себе целуя.
        — Ты давно тут дежуришь?
        — Нет, как увидела зарю, пришла вас встретить ото сна. Вы проголодались? Может, пойдем покушаем?
        — Сначала идем за покупками! — Варя мгновенно сделала радостно детскую мордочку и захлопала, пританцовывая на месте в ладошки.
        — Апельсины будут? — и тут же, поменяла ее на испуганно стыдливую, типа не подумала, вырвалось само собой.
        — Думаю осилим пару апельсинок, — сказал я успокоительно. Хотя, про фрукты, я совсем не думал вначале. Под ее сопровождением, дошел до управления и начал траты, прикончившие небольшую вчерашнюю выручку почти подчистую.


        — Все теперь можно и идти.
        — Покушать не хотите? Я наварила ухи и напекла лепешек с приправами. Будет вкусно, вот увидите!
        — На ты, последний раз тебе говорю.
        — Хорошо как скажите. Ой. Извини, как скажешь.
        Есть мне сильно не хотелось, но не стал расстраивать девушку. Короче умял с половник замечательной ухи в чашке, с пресной домашней лепешкой. Семейство ело не спеша, смакуя сытную пищу. Я заметил, что мешковина обносков моих подданных, сменили за ночь цвет из грязно — серого на светло — серый. Варя налила в чашки своего фирменного настоя, но я не стал пить пока, а предложил взять напиток с собой в нашу купальню, будем типа прихлебывать по ходу процедуры омовения. Варуха согласно закивала головой. Я выложил из пакета на стол три ароматных апельсинки.


        — Так, каждому по-витаминке, чтоб не болели у меня! И строго погрозил пальцем.
        Варюша взяла меня за руку, подхватив другой веники и потянула меня в баню. Захлопнули дверь, не выпуская тепло, резво сняли вещи в предбаннике. Подруга на этот раз оголилась без лишних выкрутасов, сама и в охотку. Было видно, что ждет тепла и ласки.
        — Чтобы вещи не вымочить! — Сказано это было с оправданием? — Сейчас веники запарю, господин, и отмою вам спинку на — бело.
        — Куда? Кинь пусть мочатся и пошли со мной в парилку! Мы расположились вначале сидя на нижней полке.
        — Ты знаешь, я раньше в бане не был никогда настоящей! Че тут делать, то?
        — А я много раз была раньше еще маленькой, пока все не начало полностью приходить в запустение, и разрушилось окончательно. Вначале всегда отец с братом парились, а потом — мы с мамой. Но то была плохая, перекосившаяся баня, и в ней сквозило. А эта такая замечательная, и как пахнет чудесно — чистотой. Мы так рады были что вчера, снова смогли хорошо отмыться. Я вечером последняя пошла и свой сарафан постирала и одежду отца с братом. Они мне ее через дверь подали. Мыло пол куска осталось! Вчера отец муки покупал, и для бани взял такой большой кусок мыла! Просто огромный! С два моих кулака. Хватило и помыться и постираться по-настоящему. Не надо мыльный корень искать, выкапывать, перетирать в кашицу. А как я вещи хорошо отстирала в горячей воде. У меня сарафан стал белый — белый! На пруду, в холодной воде я бы так не смогла!


        — Зачем ты одежду им стирала? Они что сами не могут?
        — Так я же женщина, в смысле девушка, должна за мужиками в семье приглядывать! Готовить опять же — не мужское дело. Мужское копать, строить...
        — Ладно, но чтобы с сегодняшнего дня, такого больше не было. Будешь свои вещи только стирать. Они пусть сами за собой следят. Не переломятся!
        — Ой, да мне же не тяжело. Хотите я и вам, штанишки постираю? Они у вас такие красивые, но почему то короткие.
        — Это шорты а не штаны, а стирать их не нужно.
        — Вы же разрешили нам часть из заработанных денег на себя тратить? Большое вам спасибо, господин. Как же мы стали хорошо жить с вашим появлением! Едим досыта, у нас настоящий дом, а не землянка и еще много — много вещей появилось. И посуда, и инструмент, отец так прямо светится от счастья. Он раньше в деревне большим человеком был, мама рассказывала почти пятьюстами крестьян и мастеровых командовал! Мы говорит хорошо жили, пока прежний хозяин не ушел.


        — Тарахтунья, когда мылиться будем?
        — Ой извините, сейчас, чуток еще прогреемся и выйдем из парной — обмыться. Я вас чисто-начисто отмою мой господин, а потом еще зайдете и полежите на лежаночке, прогреваться, сколько сможете.
        — Хорошо посидим, так куда прежний владелиц ушел?
        — Никто не знает. Печально выдохнула рассказчица. Родители говорят, однажды взял свою дружину, человек пятьдесят самых сильных воинов и ушел. Ждали-ждали никто не вернулся. Все стало приходить в упадок. Без хозяина никто не знал что делать. Все работы остановились, здания стали рушиться и зарастать травой. Люди болеть от голода и умирать. А кто выжил — тех убили пришлые. Пришли, все доломали, людей и молодых и старых побили до смерти. Осталась только наша семья, мы смогли убежать, в лесу отсидеться, пока плохие люди не ушли. А потом стали выживать, голодали, ели что придется. Собирали корешки на остатках былых огородов и ягоды в лесу, там моя мамочка и погибла, меня спасая. Тут Варюшка уже была готова расплакаться от воспоминаний. Я ее не перебивал.


        — Отец говорит, прошло бы времени еще чуть — чуть, и от нас бы никого не осталось вообще. Кроме косточек для зверей. Мы стали глупые, без хозяина, почему-то. Ничего не могли и не хотели делать. Только вы все изменили. Вы наш спаситель, во все вдохнули жизнь своим появлением. — Я взял Варю за руку.
        — По-моему мне стало уже жарко, я больше не могу, тяжело дышать, пойдем обмоемся.


        Варя разложила меня на лавке и принеся ведро с теплой водой, стала мылить в нем какое-то самодельное мочало. Из коры, что ли? Пошел резкий запах хозяйственного мыла.
        — Ё-мое, выкинь эту гадость, — прокричал я, зажимаю рукой нос. — Ну и дрянь! Ты что? Я тоже молодец, забыл совсем. Подай пакет пожалуйста.
        — Сейчас. Варя недоуменно глянула на меня. Видимо, для нее кусок этого мыла источал прекраснейший аромат чистоты. Я достал из принесенного пакета принадлежности: упаковку туалетного мыла, большой двухлитровый бутылек шампуня, мочалку, большое банное полотенце.


        — Будут твоими, я не хочу чтобы ты с братом или отцом одним куском мыла мылась или общей мочалкой пользовалась, понятно! И шампунь специально для твоих волос. Вот пемза для ног, чтобы ухаживала за собой! Вдвоем с тобой, нам пользоваться можно, а чтобы никто больше не брал. Ясно?
        — Да, ясно. А почему никому нельзя?
        — Ну, просто это все — предметы личной гигиены, для одного человека. Чтобы не болеть. Мне не жалко этого. Но у каждого такие вещи должны быть своими. Они могут себе купить если что, в конце — концов.


        — Они ни чем не болеют!
        — Да, ты лицо своего бати давно видела? — Варя смутилась на минуту. — Ну не обижайся, надулась, поставишь потом вон на полочку, и скажешь, чтобы никто не брал, кроме нас!
        — Как приятно пахнет. Земляникой! Это она опробовала мыло с новой мочалкой.
        — Смотри не вздумай есть. Пошутил ей в ответ. А шампунь — тебе голову мыть, с запахом персика. Будут волосы у тебя пахнуть персиком.
        — А что это такое?
        — Ну фрукт такой, на дереве растет как апельсин, вкусный тоже.


        Банщица намыливала мне шею, спину и руки, нежно массировала мочалкой, стараясь стереть несуществующую грязь. Я заметил, что когда появляюсь на камне, каждый раз тело и одежда очищаются, как будто после выхода из игры я сдаю тушку прямо со шмотками в химчистку. Так что, сегодняшнее посещение бани, не имело практического значения. Я это делал для души. Надо же попробовать настоящую русскую баньку? Получить кайф. Ты лежишь, как падишах, расслабляешься, а тебе угождают, массируют мыльной пеной. Варвара также, тщательно помыла мне и заднюю часть тела. Надо сказать мои ягодицы она просто отскоблила, видимо придавая этой детали организма важнейшее значение. Я стойко терпел это надругательство. А вот ногам было приятно, но щекотно, она заставила меня рассмеяться, намыливая пятки маленькими руками.
        — Ну негодница, я тебе отомщу, придет твоя очередь, я тебя также безбожно щекотать буду.
        — Зачем моя очередь? Я вчера уже прекрасно помылась. Теперь до следующего выходного не сильно замухрыкаюсь!
        — Смеешься? До следующего выходного? Будешь у меня как миленькая, каждый вечер мыться! Я озадачу Ивана, чтобы для тебя всегда протапливал, после работы. Они как хотят. А ты будешь у меня чистюлькой, я прослежу!
        — Как прикажет мой повелитель! Перевернитесь, пожалуйста на спину.
        — Продолжай, моя дорогая. Я медленно перевернулся улыбаясь, и пенной рукой мазнул ее по носу. На нем осталась мыльная шапочка. Варька сдула ее, и нагнулась для поцелуя.


        — Я расслаблялся пока она мылили грудь и плечи, а вот движения по животу уже трудно было выдержать. Я ждал помывки главной части организма, уже с моей точки зрения. Томился, когда же ее милая ладошка начнет намыливать мне мудя? Член на глазах рос, разделяя мои мысли. Глаза Вари заметили произошедшее событие, и движенья банщицы и до того мягкие и осторожные, стали просто маниакально аккуратные. Я слегка согнул ноги в коленях, давая хороший доступ к месту работы и внимательно следил за ее действиями. Намылила низ живота, волосы лобка, низ бедер... наконец принялась за яйца, не спеша и тщательно, с расстановкой. Видимо процесс ее очень заинтересовал. Я не торопил, а наслаждался минутами неги. Последним очередь дошла до члена. Валя прилежно обмылила и нежно потерла его со всех сторон.
        — Залупу, еще раз хорошо помой!
        — Что?
        — Кожу на конце хуя, хорошо намыль, подвигай туда — сюда, уздечку на краю не забывай! Пришлось показать, где что нуждается в дополнительном внимании. Прилежная ученица добросовестно, без пререканий выполняла мои указания.


        — Хорошо. Теперь отложи мочалку, и просто ноготками почеши мошонку и лобок! Две ее ручки забегали по местам боевой славы, даря кайф и радость их обладателю. Как же хорошо, когда тебя обслуживают по первому разряду! Меня переполняла приятная истома.
        — Вам не хорошо? — Раскрасневшийся от жары ангелок участливо поинтересовался моим самочувствием.
        — Варюшенька, отдрочи мне ручками!
        — Что? Что сделать? — Вот ты черт.
        — Ну как тебе объяснить родная? Эх, боже мой! Смотри. Как это делается.


        Я взялся привычной правой и начал неспешно догоняться, поскольку уже давно был готов взорваться. Обычно, стараюсь это делать медленно, не спеша настраиваясь на нужный лад, растягивая удовольствие, думая о предмете своих тайных мечтаний и желаний, но теперь я просто кончал перед компьютерной девчонкой, смотрящей на меня во все глаза. Для нее эта необычная картина была в диковинку. Я абсолютно уверился, что никакого опыта у нее не было. Как, впрочем и у меня. Был богатый багаж теоретических знаний ?почерпнутых на порно сайтах, которые однако, не с кем было опробовать на практике. Разрядку давало только рукоблудие в душе. Варя же, находилась в положении, еще худшем, чем я. Она имела весьма отдаленное представление об этом аспекте, хотя я и видел, ей было очень любопытно познавать новое. Наверное это хорошо. Я честно говоря не хочу, чтобы моя девушка имела до меня интимный опыт. Иначе думаю, будут примешиваться брезгливые нотки в моем отношении к ней. Конечно, мне хочется быть первым! Даже, если и говорят мол, парню для стажировки нужна телка с опытом. Но мне то, как раз, для первой пробы пера, этого
и не хотелось бы. Душа требовала играть в этом спектакле первую скрипку. Интуитивно я чувствовал, что для меня главное — доминировать. Таким образом, я в этот момент, не чувствовал стыда, ни закомплексованности, а только одно удовольствие. И превосходство что ли? Все так наложилось, совпало. Сложно представить, что я мог бы повторить подобное, с такой легкостью, перед какой-нибудь знакомой одноклассницей! Да вообще, девчонкой из реала. Да при одной мысли об этом, я сгорел бы от стыда! Задай мне девчонка простой вопрос: ты дрочишь? Я бы почувствовал себя ужом на сковородке. Нет! Ты что! Как ты могла подумать такое! Посмотри на мои ладони, нет шерстинки ни одной! Да я знаю, что девяносто девять процентов парней дрочат, но я то из оставшегося, скромного одного процента. Не такой как они. А тут только что, такое вытворял, да еще и кайфовал! Варя мило улыбнулась.
        — Надо его отмыть еще раз.


        — Давай. Только осторожно. После такого дела, он становиться очень чувствительным. Девочка была на высоте и действовала еще осторожней, чем прежде. Потом пришла очередь ног, которые она ласково, с заботой помыла, не забыв уделить внимания каждому пальцу. Я продолжал кайфовать. Как хорошо быть барином! Сервис закончился обмыванием из ковшика.
        — Теперь тебя отмоем.
        — Не надо, может я сама? — Вопрос, надо сказать, был задан тоном со множеством смысловых оттенков.
        — Надо-надо, садись. Я набрал в бадейку свежей теплой водицы, и ковшиком стал поливать на голову и спину подопечной.
        — А теперь закрой глаза, чтобы не щипало. Этот шампунь дешевый, не 'без слез'. — Уточняющего вопроса не услышал, и налил щедро в ладонь густого средства гигиены. Начал мылить ее волосы, довольно быстро выстроив на голове у Вареньки огромную пенную башню.
        — Не надо так сильно жмурить веки. Не бойся, глаза не разъест. Просто держи их прикрытыми. — Я старался действовать также аккуратно, как поступали до этого со мной. Хотел, чтобы ей было тоже приятно. Осторожно запустил пальцы обеих рук в шапку волос, и принялся массировать кожу головы, насколько это позволяли ее густые, прекрасные волосы. Мне показалось, что девочка поймала расслабон и даже начала мурлыкать от удовольствия, как кошка. Я увлекся процессом до такой степени, что пару раз стукнул ее хуем по носу. Инцидент не имел последствий, так как думаю, она просто не обратила внимание на эти мелочи. Или не поняла, что к чему. Я смыл шампунь, и стал намыливать мочалку.


        — Мне лечь?
        — Нет, сиди пока так. — Взял за руку, и прошелся движениями от плеч к кистям рук, потер подмышки и локотки. Приблизил ее ладонь к лицу, и рассмотрел очень небрежно обрезанные ногти.
        — Бог ты мой! Какими же тупыми ножницами ты их стригла?
        — У нас не осталось ножниц, господин. Девочка стыдливо поморщилась. Простите.
        — Да? Но чем ты тогда их корнала, ножом?
        — Обкусывала. — По лицу, и так раскрасневшемуся от тепла, пошли пятна краски. Я посмотрел ей в глаза, и еще не подумав головой спросил.
        — А на ногах? — В туже секунду она подогнула пальцы на стопах и засунула ноги под лавку. Ничего не ответив, стыдливо отвернула голову. Я принялся за вторую руку. Потом сел на лавочку слева, рядом и стал натирать шею и спинку. Тут я не жеманился и тер мочалкой с таким же усердием, как она натирала мне задницу. Вся спина у Варюхи стала малиновой, словно ее сварили, как рака в кипятке. Помыл шею под горлышком и грудину. А вот по красивой груди юзать мочалкой не стал. Скользил ладошками. Круговыми движениями, намыливал несколько раз их мыльцем и поливал из ковшика. Нет грудки у нее прелесть!


        — Ложись на спинку. Девочка прилежно повторила мою недавнюю позу, легла согнув ноги и разведя колени в стороны, давая мне пространство для помывочного маневра. Но в тоже время, было видно, как она очень стесняется и повернув набок головку, покусывает нижнюю губу. Я не стал меньжеваться, и еще чуть разведя ножки, приблизил лицо к лону.
        — Рыбка, раздвинь ручками губки, я хочу тебя хорошо рассмотреть! Мне хотелось 'в живую' рассмотреть сокровище. Любопытно не за экраном монитора на плоскую картинку пялиться, а почти как в реале, рассмотреть своими бесстыжими окулярами. Глазки Вари расширились. Она ненадолго замешкалась, но просьбу выполнила прилежно, выпалив что-то несуразное.


        — Смотрите-смотрите, если не верите, я девушка честная, проверьте чтобы не сомневаться! Никто в меня не входил, и ничем не тыкал, я даже пальцем сама туда, ни разу не совала глубоко! Мужу, нечем будет меня упрекнуть! Я ошарашенно выпалил ей в ответ.
        — Ты о чем? Я ничего такого, не имел ввиду! Просто хотел рассмотреть, твою красавицу. — Варя успокоившись выдохнула и расслабилась. Я стал с интересом исследовать пещерку али-бабы. Пещерка была прекрасной, розовой и выглядела свежо, как пышная роза. Лобок возвышался пухлым холмиком, украшенным маленьким кустиком слегка кучерявых волос такого же приятного соломенного цвета как и ее коса. Кустик немного шевелися при дыхании пациента, который видно заметно возбудился осмотром. Большие полные губы, в спокойном состоянии, плотно закрывающие вход, к так ревностно хранимой девичий чести, сейчас были распахнуты настежь, и разведены в стороны пальчиками своей хозяйки, по моей просьбе. Малые губки, сейчас хорошо видимые, окружали розовый зев входа, нежными, не расправившимися лепестками. Я поискал глазами клитор. Так хорошо расписанный в журналах 'спусковой крючок оргазма' не наблюдался нигде. Вообще! Впору еще десяток раз перечитать, перепечатываемые из номере в номер, 'научные статьи' на тему 'как правильно тереть клитор пальцем?' и 'где же есть эта точка на желанную, жужжащую букву?' Дотронувшись
пальцами до верхнего края раковинки, я заставил Варю неприятно вздрогнуть.


        — Не надо, пальцами туда. Пожалуйста. Вы же мне обещали. — И голосок умоляюще — просящий.
        — Хорошо, договорились, я просто сверху тебя помою хорошенько. — ответил я примирительно.
        Мылил я долго, и не один раз. Пенил шапку волосиков на лобке, то по — хозяйски беря в жменю вместе с холмиком, то бороздя пальцами вдоль и поперек. Прогладил все складочки на этом пяточке особого внимания. Помял припухлые большие губки, лишенные длинных волос. Пальцами поскользил по малым лепесточкам, наводя полный порядок и ослепительную чистоту. В теле у нас обоих появилась приятная истома. С тоской оторвав расшалившиеся руки от лакомого кусочка, взялся за мочалку -тереть бедра и колени. Ножки Вари, хоть и были немного припухлыми, все же отличались должной стройностью.


        — А ты — няша!
        — Кто? Как вы меня назвали?
        — Это значить, что ты классная девчонка. Фигурка у тебя, все таки зачет. Не худышка, какая костлявая и не корова с ляхами по пол-центнера. В меру ты короче. Одним словом — няшка.
        — Спасибо. Мне очень приятна ваша похвала, господин.
        — Так, ножки твои надо хорошенько отмыть. Бегаешь, понимаешь кругом босиком. Ну ничего, с этим отныне покончено! Я помыв голени, несколько раз прошелся по стопам Вари, отмывая их до розового состояния, и споласкивая водой, намыливал снова.
        — Потом распаришься и пемзой чтобы все натоптыши свои убрала, до чистой кожицы!
        — Господин, потом без мозолей мне не будет больно ходить?
        — Не будет, не переживай. Я тебе тапочки купил.
        — Правда? Ой Андро, вы мне еще и обувку купили?
        — Да.
        — Спасибо. — завизжали довольная проказница. — Я их буду беречь, редко обувать и протирать влажной тряпочкой. Честно-честно.
        — Эй, эй. Я тебе дам, редко обувать! Я для чего их купил? Чтобы ты носила, или для того, чтобы ты босиком по грязи чухала, а их тряпочкой на полочке протирала?
        — Хорошо, я поняла. Ответило мне экономное чудо.


        — Теперь перевернись на живот. Помнишь как мне попу скребла? Теперь пришло время мой мести. И моя местя будет жестока! Со смешком мое распоряжение было тут же выполнено, и я приступил к исполнению своих угроз. После того, как хорошо прошелся, в отместку, за свои страдания мочалкой, намылил еще раз и начал мять аппетитные булочки руками. Варя лежала и стойко, молча терпела мои 'фашистские издевательства'. Я расшалился. Пройдясь ладонью по складке между ягодицами, пальцами поводил по сморщенной кожице вокруг ануса,и засунул один из них в дырочку. В туже секунду, прелестница ойкнула, и резко повернулась на правый бок.
        — Что вы делаете? Вы же обещали мне! — Такой темперамент я не ожидал от нее увидеть. Но в какое-то мгновенье, рассерженная, обманутая в лучших чувствах фурия, сменилась на жалкую, плаксивую девчонку. Опять слезы и сопли по колено. Тренировалась она что ли так делать?


        — Варя ну что ты? Что ты испугалась? Рыдания только усилились от моего невинного вопроса.
        — Вы, вы же об-бе-ща-ли мне. Вы же обещали мне честь мою сохранить. Я дура, так вам верила. Так верила! Что вы благородный рыцарь из сказок. Надеялась возьмете и... Что спасете меня. Вот! — И опять ва-ааа..
        Я стою, как пустым мешком по голове ударенный, и тупо соображаю. Какая-то нелепая ситуация. Она что замуж за меня хочет? Типа вначале свадьба, кольца, а потом все остальное. И до брака — ни -ни? Пиздец, приплыли. Куда катиться мир? Уже и в компьютерных играх чертовы феминистки рулят! Хотя причем это феминистки? Они же за свободную любовь вроде? Или это хиппи? Запутался. Видя мое замешательство, Варюха высыпает мне на голову ворох объяснений, слегка проясняющих непонятки между нами. Ну как проясняющих? Из ее лепета складывается следующая картина: аксиома первая — Варя честная, порядочная девушка, в чем я уже сам недавно убедился своими глазами. Так ею был воспринят процесс моего подробного созерцания ее достопримечательностей. Но видимо, вооружившись пословицей о том что, повторение — мать учения, девушка не перестанет напоминать мне о том, что ее 'девственные врата' закрыты настежь в ожидании единственного и неповторимого. Второе, посколько она девушка честная, в чем мы убедились из пункта номер один, ее задняя дырочка тоже хранит целомудренное затворничество. Мои рукоблудства были восприняты, как
попытка подготовки к резкому и яростному вторжению. Тут же следует пассаж про то, что она гордится своей скромностью, и тем что заднее отверстие у нее как 'мышиный глазик'. Я не стал оспаривать этот аргумент вопросом 'а с кем она могла расширить 'мышиный глазик" за это время', ввиду полного отсутствия мужского контингента окромя ее отца с братом? Постановка такого вопроса показалась мне не этичной. Третий пункт меня добил. Она с вызовом поинтересовалась, не вижу ли я на ее лице густых усов и бороды? Хорошо ли сохранились у нее зубы? Для демонстрации, тут же максимально распахнула свой ротик, чтобы я лично убедился, что все зубы у нее в идеальном состоянии. Я недоуменно покивал головой, подтвреждая этот тезис. Бороды, усов нет, зубки — как ожерелье. Складки на моем лбу рисовали задумчивый рисунок, и скромница решила дать мне максимально развернутый ответ, проясняющий все темные места ее рассуждений. Есть девушки которые 'не девушки', они не блюли себя в строгости для мужа, и судьба их после свадьбы, известна нам хорошо по прошлому рассказу. Но бывают еще такие хитрые плутовки, что как в известной
поговорке, хотят и на детородный орган сесть и рыбки покушать. Вот они -то, мерзавки, берегут в неприкосновенности только свои 'ворота', а попку, и даже ротик, пускают в недолгий путь по дороге приключений. Но природа не так проста, как думают эти нечестные развратницы, порочащие высокое звание девственности до брака. Кара неминуемо поразит всех отступниц. От анальных утех, прореха в задку увеличивается на величину пролетания ведра со свистом, и ни какими усилиями, никогда, не вернется к тому золотому стандарту, который имеет мой строгий лектор. Я промолчал, ожидая потенциального закрытия для меня доступа к ее сладким устам, готовил аргументы для обоснования хотя бы притязаний на этот участок полового фронта. Но безапелляционное утверждение, что у девушек 'подставляющих рот' со временем крошатся в труху все зубы и растет борода с усами, выбило у меня всю почву из-под ног. Тон преподавателя был непреклонен. Так и есть на самом деле! Ведь информация получена из самого надежного источника, которому можно верить свято. Так сказала сама МАМА! Все занавес!


        Я на своей шкуре почувствовал себя героем анекдотов про тёщу. Странно, 'второй мамы' нет, можно сказать мы даже не виделись ни разу с этой почтенной женщиной из пуританской секты, но ее разрушительное дело, для потенциального ухажера дочери, живее всех живых!
        Не стал ничего говорить, молча в тишине, облили друг друга водичкой и вернувшись в парную, разлеглись на полках. Я как начинающий, лег внизу, Варя, как более опытный любитель пара, заняла лежанку повыше. Так же, в тишине, мы и лежали некоторое время, изредка поглядывая друг на друга. Девочка заметно волновалась, я несколько раз видел как она покусывала губы. В голове у меня хороводом крутились мысли.


        Вы скажете я проявил себя как тряпка? Я глупо упускаю момент и время, мне надо было взять то, что я хочу? Голая вертихвостка, дается в руки и вьется вокруг, дразня мужское естество, но играет, динамит и не дает из вредности? Но дело не в этом. Я прекрасно понимаю, что могу надавить и получить желаемое, просто дело в том, что вкус сорванного плода изменится.
        Вспоминаю такой момент, когда в прошлом году, братуха показал видео на телефоне. В сауне девка, стоя на коленях сосала потному перцу, дующему пЫво и изредка подгоняющему ее, к более активной отработке своей задачи. Подбадривающая фраза 'шибче соси сука', чередовалась у него с угрозой отмены чаевых 'хуй ты у меня сверху че получишь, за такой отсос'. На мой недоуменный вопрос в чем глубокий, скрытый смысл этого произведения реализма? И в чем его коренное отличие от сотен и сотен других, таких же высокохудожественных шедевров? Брат ответил.
        — Знакомый при-кол-ол. Гнида. Говорит Антоха, помнишь ты в школе сох по Юльке — недотроге? Посмотри, чем она сейчас на жизнь зарабатывает! Может зайдешь по старой памяти, проведаешь? Брат был действительно расстроен, говоря об этом.


        — Братан, ты не представляешь, какая она была! Такая умница, почти отличница, красавица, все при ней и личико и бодька. Тогда время такое было, почти все плохо учились, и ни родаки, ни учителя, ничего не могли сделать. Мы на головах в школе ходили! Один раз, физика нахуй послали, прямо на уроке. Ты так сейчас рискнешь?
        — Ну...
        — Вот, время такое было. Все как будто сбрендили. Это сейчас, гайки чуть прикрутили. Раньше, столько резни в городе было. Батя запарился со своей работой. Если бы разрешили тогда огнестрел свободно продавать, как хотели по-началу, я тебе говорю — все перестреляли бы друг друга на хрен! Это щас мы, че там. Две соседки погрызутся, милицию вызывают. Участковый бежит вприпрыжку, пишет, пишет. Жопу прикрывает, видимость работы проводит. Тогда бы на эти мелочи, болт бы забили и все дела. Не до того. А щас, попробуй не отреагировать. А девахи? Телки, в стопитьсот раз попроще были. Это у тебя сейчас, к концу школы, может из всего класса порвете трех — четырех оторв. Нормально давать, они только в институте начнут! А тогда? Да я лично, двоим кровь в десятом пустил! Из всех в классе только две девки невыебаные были, все-го! На одну правда, только пьяным залазить. И еще Юлька. Что мы только с пацанами не пробовали. Я на нее, пол года убил. Никак! С головой все в порядке, общительная, семья нормальная. После школы замуж, вроде быстро выскочила, за типа, старше себя. Все путем. Я как то из поля зрения потерял
ее, честно говоря. Не пересекались. Слышал, вроде развелась, но не долго разведенкой просидела, вскорости опять замуж выскочила. Ребенка родила. И тут бац... Я не поверил! (Я как всегда проявил себя идиотским вопросом).
        — Сходил?
        — Ты в своем уме? Та девочка была — Мечта. А это животное, нет не хочу об этом думать. Что за жизнь, сука. Никогда бы не поверил.
        Вот сейчас этот эпизод и всплыл в моей памяти. Добавляя черных тонов мне для полноты картины, Варя, голосом находящегося на грани издыхания человека, прошептала:
        — Господин, пожалуйста, не обижайтесь на меня, я не могу. Вы... вы я знаю, можете меня заставить. Но я потом... я клянусь вам, потом, я руки на себя наложу!
        — Помолчи. Я перевернулся на живот, отвернув от нее лицо. Вскорости начались тихие всхлипы, грозящие перерасти в водопад слез.


        — Хватит! — Словно, мне отказали уши, или я дал противоположную команду, не знаю, но рыдания стали еще на ноту выше.
        — Прекрати ныть, сказал. Я же тебя пальцем не тронул, че ты ноешь то?
        — Андро, ты... ты теперь, во-зне-нави-дишь меня? — и опять -вуу....у.
        — Я те-перь, те-бе не нуж-на бу-ду, совсем, да? Ва..а.
        — С чего ты взяла? — Ответом мне, была очередная рулада, из партии принцессы — несмеянны. Я присел, взял ее за руку и потянул к себе. Она обезволенной куклой, уткнулась мне на плечо и продолжила лить слезы, правда их поток чуть иссяк.
        — Не обижай меня, господин, пожалуйста.
        — Не буду, я тебя обижать.
        — Правда?
        — Правда!
        — Правда-правда?
        — Успокойся, все будет хорошо. Она подняла голову и посмотрела на меня.
        — Обещаешь?


        — Обещаю! — После этих слов, словно ожив, Варька кинулась на меня с поцелуями. Солеными губами целовала в рот, щеки, часто, часто, расцеловала все лицо, глаза, нос, не забыла даже пару раз чмокнуть в лоб! Выплеснув энергию, вернула свою голову мне на плечо, прижалась плотно всем телом, и начала ладошками гладить по спине, как ребенка. Убаюкивая и успокаивая, как будто это я весь этот концерт устроил! Не знаю, сколько мы так просидели. Но тишину нарушила снова она, своим чуть охрипшим голосом.
        — Сейчас венички принесу, пройдусь по твоей спинке.
        — Пожалуй, я сам по твоей пройдусь. Вышел из парной за ведром с вениками, я немного глотнул свежего воздуха, чуть полегчало. Дрянная девчонка ждала наказания как и положено, растянувшись на лавке, отвернув голову к стенке и оттопырив круглый задок. Вся ее поза излучала терпеливую покорность судьбе, в ожидании заслуженной расплаты за свое плохое поведение. Я взялся за обвязанную ручку и брызгаясь, начал 'избиение младенца'. Младенец лежал и сопел в две дырочки, молча искупал свою вину. От прутиков на коже спины и плечах оставались слабые розовые следы, я отхлестал задницу. Так не оставайся же ты никому! Прошелся по стиснутым бедрам. Плесканул на камни и на отшлепанную подружку. Повалил пар и дышать стало еще тяжелее.


        — Ложитесь господин, теперь я вас уважу.
        — Процесс 'уваживания' я испытал на собственной шкуре в полной мере. Еще чуть полежав, мы потом вышли окунуться в купель. Теплая вода, показалась после парной, родниковой, прохладой. Вылезли по лесенке, придерживая друг дружку. Я взялся за полотенце и стал вытерать плаксе голову, стараясь просушить ее гриву волос. Вытер ей грудь и спинку, перешел к самообслуживанию. Протянул полотенце Варе.
        — На, если хочешь на голове намотай.
        — Зачем?
        — Чтоб быстрее волосы сохли. Так девчата делают. Варька посмотрела с прищуром, но уточняющего вопроса не последовало.
        — Да нормально уже, не надо. Сели на лавочку посидеть. Девочка пальцами принялась распрямлять себе пряди. Посмотрела на меня и улыбнулась.
        — Какой же ты добрый. Я раньше и не мечтала, что на меня обратит внимание настоящий рыцарь! Как мне хорошо с тобой. Прости меня, глупую дурочку. Я начал чувствовать себя не в своей тарелки от этой похвалы.


        — Успокойся. Все хорошо. Я потянулся к пакету и достал пару носков. Такие девчачьи, все в цветных полосках и с распальцовкой, как в перчатке.
        — Давай ножку. Варя положила ногу на-ногу, и с восторгом наблюдала, как я надеваю ей носок. Аккуратно определяю каждый пальчик, по месту новой прописки, в отдельный домик.
        — Другую. Торопливо сменила ножки. Вторую лапатушку постигла участь сестрички. И теперь они придирчиво рассматривали пестрые полоски, на обновках друг у друга. Варька вытянула ноги и пошевелила, играясь, пальцами в воздухе. Но восторг сменился бурными воплями, когда я достал из пакета трусы и расправил, показываю обновку, в руках.
        — Киска для твоей киски. На простых, белых трусиках, без рюшечек, из простого х/б вышивкой гнулась черная котя.
        — Будешь носить, чтобы не поддувало. Хозяйски распорядился я, просовывая ее ноги в трусы до колен. Варя поднялась, и я натянул их на нее полностью. Трусики великолепно сидели на засранке. Видимо с размером в этом мире нельзя ошибиться. Мои шорты тоже прекрасно мне подошли, без всяких примерок, не жали и не торчали, где не надо. Даже без труселей, их было приятно носить. Варюшенька начала радостно крутится и вилять попкой, одетой в непривычный элемент экипировки. Гладила по ним рукой, расправляя несуществующие складки. Я провел пальцем по верблюжей лапке, четко обозначив щелочку на ткани. Девчонка весело смотрела и не думала протестовать. Пока я натягивал шорты и обувался Варя одела сарафанчик, и взялась за красную ленточку — мой первый для нее подарок.


        — Да, надо же обувку примерять, сказал я, вытряхивая из пакета последнее содержимое.
        Мягкие туфли — лодочки на низком каблуке, имели декоративную шнуровку на боку и красный цвет. Я неосознанно, почти все ей в подарок купил красное: ленту для волос, бусы, туфли. Как говорят красному и бык рад! Видимо эта поговорка про меня. Одни трусы я взял белые. Видимо тут сказывается младшешкольный опыт подгляделок за одноклассницами. Раз девочка — значит чистая, значит — белый цвет. Хотя кто знает, что они там носят сейчас, в старших классах! Разве так легко это проверить? Я вдруг подумал, а что, если кто то из них, моих одноклассниц ходит в школу без трусов? Вот это мысль. Она мне не приходила раньше в голову. Да, к примеру, ну знает, что сегодня нет физры, переодеваться не надо, и не одевает в школу трусиков. Ходит целый день, такая фифанька, а сама в штанах с голой жопой! Сидит в классе на уроке. Выходит отвечать у доски. Блин вот картина, выходит к доске Верочка Аросова, решать пример, повернулась спиной к классу. Какой спиной? Кто там ей на спину смотрит в этот момент? Да будь там у нее два горба как у верблюда, на спине, никто бы этого и не заметил! Все смотрят на задницу. На обтянутую
штанами попку. Сука, я и подумать раньше не мог, о том, что в том момент, когда я рассматривал ее жопку и давился слюной, она могла быть без белья! Пишет такая, цифры выводит мелом, а сама попой крутит и кайф ловит. Вот я какая, жопой голой кручу-верчу перед всем классом, а мне никто ничего не скажет! Блин. Какой же я тормоз, как не подумал об этом раньше?


        Моя прострация была воспринята на свой лад. Пока я демонстрировал чисто мужской взгляд на жизнь, т.е, находясь в приятной компании молодой особы, мыслями витал в думах о другой молодой особе, не замечая ничего вокруг, выпав из реальности, инициативой завладела слабая половина. Прелестница села на лавочку, приняла такую же позу, как и недавно, перед примеркой носков. Нога на — ногу, спинка прямая, улыбка, взгляд ласковый и выжидающий. Композиция сцены 'золушка ожидает принца с хрустальной туфелькой' выстроена! Надо отыгрывать роль. Подошел, обул, что уж что там. Все равно, приятно дарить подарки человеку, к которому не равнодушен. От этого настроение улучшается. Варюша встала, чтобы наградить своего благодетеля заслуженным поцелуем. Ну что? Вот, как и предсказывала мама: сам бегаю без трусов и носков, а объект желаний одет, обут. Ну да ладно, туфли у меня удобные, в носках жарко будет пожалуй. А трусы... трусы вообще носить не буду. И без них мне тут хорошо. А вот на Варе, это не предмет гардероба, в моем понимании трусы — некий символ. Символ желания. Буду ей под подол, в трусики рукой лазить.
Шалить. Так получилось, что первая моя знакомая, с которой сблизился на близкую дистанцию, оказалась без трусиков. Но эту ошибку я исправил, и девочку приодел. На свою и ее радость! Прошли под навес, сели в тенечке. Сема насвистывал какую-то мелодию и увлекшись, не сразу нас заметил.


        — Червей прикажите подать? — был его вопрос мне.
        — Нет, сегодня не пойду. — Мы с Варей допивали остывший взвар, восстанавливая потери жидкости в организме. И я, увидев Ивана, мастерившего столярный верстак, окрикнул старика.
        — Что не отдыхаешь? Я же сказал тебе, вы-ход-ной!
        — Так господин, отдых то какой замечательный! Не тяжелая работа. В радость, любимое дело, лучше любого отдыха.
        — Ну смотри, мне.
        — Андро, папа сказал что видел в управлении завтрашних крестьянок! Огорошила меня новостью Варя.
        — Именно женщины будут? Да? Ну хорошо надо глянуть.
        — Да, одна постарше, будет новой женой у папы. Нам новой мамой. А помоложе брату, женой. О блин, уже все распределили?


        — А кто это, так сказал?
        — Так отец говорит, все прописано у них. Я так рада, что у меня снова будет мамочка, конечна она не заменит мне ту что была, но как хорошо когда тебя гладит по голове любящий человек!
        — Ну будем надеяться, зайка. Сеня, ты как, с холостой жизнью расстаться готов?
        — Готов, господин не сомневайтесь!
        — Да вот смотри мне, жену чтобы не обижал. А то прижмешь, бугай этакий.
        — Что вы, я ее слабенько, чуть — чуть. На руках носить буду! Не сомневайтесь.
        — Не сомневаюсь.
        — Иван, завтра как с новыми помощниками урожай снимите, расширяйте огород, пусть профессию качают, ну ты понял, также не спеша, не гоните там. Ты с сыном — на поливе. И с утра еще, сможешь сделать пару таких больших бочек, как купель в бане сделал?
        — Сладим господин.
        — Вот рядом с колодцем ставь их, задумка есть, завтра картошку продашь, кой — чего купим и попробуем испытать.
        — Ладно, пошел, пора мне, вы отдыхайте сегодня. Погладил Варюшку по голове и пошел к замку.


        Камень управления. Где тут эти новые работники? Ага баба — наверное лет на тридцать — тридцать пять. Полновата. О, пишут ее историю. Была старшим поваром в офицерской столовой. Да, вот кто вместо Вари, теперь будет готовить! Профессию конечно убрали, но у Варьки ведь тоже кулинарии в навыках нет, а готовит из простых продуктов, на обычной печки дровяной, хорошие домашние блюда, не хуже чем у моей мамы. Неплохо — неплохо. А вот вторая да, нерусская что ли? Кожа чуть фиолетовая, не как негритянка, а скорее смуглая, как индуска, но черты лица обычной европейки. Курносый нос. Но куда, ей замуж? Девчонке лет тринадцать на вид. Да такую кроху, Сема репнит пополам с одного засова! Нет, так не пойдет. Галочку на семейное положение убираем. Не готова к браку. Че пишут про бывшую профессию? Носильщица. И че она могла носить? Я думаю больше булки хлеба ей одной рукой — спичкой не поднять — обломятся. Откармливать надо короче. Ну думаю, со штатным поваром, это уже не проблема. Все на каменную перинку и на выход. Как там у меня в реале трусы?


        Трусы встречали сырой липкостью. Опять спустил в реале, пока коньчал в игре. Связь очевидная. При таком подходе, задумка с отсутствием туалета в игре, радует однозначно! Написать про этот момент разрабам? Нет, думаю пойдут вопросы. Что? Как? Оно мне надо? Спрошу лучше про выбор крестьян, можно ли самому определить мужчина мне нужен новичок или женщина. Ведь если подумать, для солдат наверное, одни мужики нужны? Так и спросим. Спать, завтра утром дел нет, сразу после завтрака в игру зайду.


        ========== Глава 9 Защитник ==========

        Глава 9 Защитник


        Отлеживался до пол-десятого. Хорошо в выходные! Пошел умыться и завтракать. Мамка сообщила новость. Она вчера разговаривала с дядей Вовой, но забыла мне сказать.
        — Позвони дяде.
        — А че? Дядя Вова — мамин младший брат.
        — Позвони, он тебе расскажет.
        — Хорошо.


        Поговорили. Короче мать беспокоится моим трудоустройством. Тема такая. Дядя вместе с хорошим знакомым делают ремонты. Опытные в этом деле товарищи, за годы руки так набили! Делать почти все. И сантехнику и электрику, двери заменить, гипсокортон, плитку, теплый пол... поскольку всегда делают хорошо и в срок, не задирают цены, то имеют постоянный круг заказчиков, которые их советуют своим знакомым. Дело они не расширяют, как другие, превратившиеся в сплоченные бригады, оформившие более — менее крупные конторы, где главный один хозяин — бригадир, а остальные его наемные рабочие. Нет дядя так и работает вдвоем со своим кентом. Оформили ИП и занимают свою нишу на рынке. Ну и кстати неплохо живут, не бедствуют. Опять же сами себе хозяева, никто мозг не ебет, потерей премии не грозит. Хотя наверное заказчики разные тоже бывают. Ну тут в крайнем случаи за работу можно не браться если человек подозрительный. А на работе, начальника можно один раз только далеко за бугор отправить. Вот с дядей мама потолковала нельзя ли кровиночку на подхват брать.


        — Здорова племяша, как жизнь молодая?
        — Нормально дядь, Вов! Вы как, все в трудах — заботах?
        — Ага хороших людей — работа любит, где хочешь найдет. Вот и тебя нашла.
        — Ну да, было бы неплохо, только я ничего не умею.
        — Не боги, как говорят горшки обжигают. Всему можно Андрюша научится. Хотя знаешь попадаются индивидумы... на редкость безрукие, за что не возьмется — хоть стой, хоть падай. И что самое странное вроде не специально у них это выходит. Ну ты то не такой, ты то весь в батю — покойника. Царствие ему небесное! Какой хороший был человек! Мужик! Очень я его, Андрюшка уважал. Всю жизнь среди бандюков, воров и хоть бы что. А пошел на отдых, на охоту... и вот те на! Точно, говорят тот, кому суждено, в огне сгореть — в воде не утонет!
        — Дядь, Вов, я насчет вашего напарника хотел спросить, против не будет? Не хочу чтобы из-за меня неприятности у вас вышли. Да и график наверное вас не устроит, я в выходные только свободен, а в такие дни иногда часов до двух, пол-третьего в школе?


        — Так, отвечаю по-порядку. Против не будет. Мы с кумом пуд соли съели вместе, всякое было. Да и вопрос этот уже обсудили, покумекали. Не сомневайся. Второе про график. Шикарно ты описал — самое то, что и надо нам. Будешь на подхвате пару раз за неделю. Режим такой, звоню заранее, если сможешь — участвуешь, нет — в другой раз ничего страшного. Справлялись же раньше вдвоем? Нужен будешь прямо говорю, пока на погрузке — разгрузке. Мы как действуем? Выезжаем — договариваемся, все перемеряем, пересчитываем, расписываем. Бухгалтерия не хуже чем у твоем матери! А как ты думал? Все надо продумать, чтоб потом как задроченный заяц по мартовскуму снегу не бегать! Вдруг чего не хватает и вся работа из — за какой-то ерунды станет. Плохо в срок не уложимся, время потеряем, все это — не нужные расходы, нервы, которые не восстанавливаются и авторитет. Его заработать тяжело, а в унитаз спустить... По-тому семь раз отмерь, один раз — отрежь. Знаем, биты жизнью хорошо. А работа что — работа нам привычная, бери да делай. Но рабочее место надо подготовить, а после себя — убрать. Вот это да, тут много времени уходит.
Одних инструментов у нас четырнадцать чемоданов! А материал? Заказ к примеру, на гипсокартон. На пятый этаж. Лифта нет. Усек? Шестьдесят листов будь добр к примеру подыми. Или штукатурка? Хорошо тот же гипсокартон шпаклевать, там того расхода, тоненьким слоем. А стену если в панельном доме? Мешки со смесью летят как семечки. Там эти плиты с таким допуском ложили! Но будь добр выравняй, работы то проверит заказчик будь здоров! В его глазах миллиметры — это караул! Все уровнем облазит, деньги то свои — кровные. Спрос надо держать по-полной! Теплый пол, тоже много материала уходит. Все надо поехать закупить, привезти, выгрузить, поднять, уложить. И только потом, обычно можно приступать к работе. На следующий день! После работы: остаток, мусор убрать, инструмент протереть, уложить, все вниз спустить и на новый объект, если есть перевезти. Нет — в машине подождет недолго своего часа. Тут то, твоя помощь и пригодится, не бойся слишком тяжелого мы не тягаем, мешки со смесью и те, берем максимум по двадцать — двадцать пять килограмм. Но все равно , его пока на этаж подымишь — все сто кажется, зараза. Просто
нудное это хождение туда — сюда. Это выматывает. Как спортсмены это называют кардио нагрузка? На сердце и легкие вроде. Ну ниче, темп свой подбираешь, терпимо. Втянешься. Платить будем сражу по часам, приехали закинули — получи. Все по — честному, ни какой благотворительности заработал — возьми пряник. Как тебя этот момент устраивает? На дядю, как говорят-то, так пойдет работать?


        — Да нормал, тогда.
        — Ну и хорошо, а там дальше будем показывать что как. С инструментом правильно как обращаться, выверять, крепить, все объясним, покажем. Летом думаю, на каникулах время будет у тебя побольше поработаешь на гипсокартоне. Посмотришь, пойдет у тебя или нет дело. Сегодня как, работать готов?
        — Да, конечно!
        — Давай в часик подъеду за тобой.
        — Ага.
        Поскольку время до часа дня было не так и много я не стал входить в игру как планировал вчера. Придется отложить. Но время есть позаниматься с примерами задач. Дело продвигалось успешно до звонка в дверь. Дядя потрещал немного с мамой, заставили меня переодеться с старую одежду, которую не жалко убить. Я кстати, не подумал об этом заранее. В грузовичке познакомился с компаньоном дяди Вовы, который оказался на редкость немногословным типом. Не стал выспрашивать почему они работать надумали в час дня, не мое дело. Приехали к квартире, второй этаж, Дядя и компания делали тут замысловатые многоуровневые потолки с подсветкой. Мне не понравилось честно говоря. Собрали инструмент. Немного прибрались за собой. Инструмента правда много. Загрузились и на новый объект, по пути заехали на базу прикупить десяток мешков смеси и немного материла для электропроводки. Дядю с друганом наняли ремонт в ванной делать, заменить электропроводку, и выложить всю ванную плиткой, включая и потолок. Плитка и клей уже были на месте, их приобрел заказчик.


        С этажом опять повезло. Первый этаж. Квартира не жилая сейчас, готовится к сдаче, поэтому не долго думая ванну и раковину со стиралкой вытянули в зал. Я выпросил поработать перфоратором. Какая у них это была здоровая бандура! На меня надели защитные очки и каску. Очки я понимаю и не возражаю, но каска на кой черт? Оранжевая строительная каска. Тут мне что кирпич может на голову упасть, что ли? Дядя предложил заткнуться и слушаться старших. Я довольно таки плодотворно потрудился на ниве вандализма. Для меня было впервой работать перфоратором, но было весело. Можно было вообразить что в руках большой пулемет и я строчу по фашикам. Даже жаль что все так быстро кончилось. Предыдущие плиткоукладчики украсили этими однотонными квадратиками не все стены, а только на метр в высоту. Обложить потолок, в отличие от настоящего владельца, им тоже идея в голову не пришла. Дядя показал в каких местах надо было чуть посбивать раствор под плиткой, чтобы более-менее подровнять стену перед штукатуркой. Начали вместе убирать в мешки следы разрухи и выносить на мусорку. Дядин друг стал колупаться с проводкой, а меня
дядя отвез домой, пообещав если получится, позвать на следующей недели.


        — Голодный?
        — Не очень.
        — Устал сильно?
        — Не очень. Мать посмотрела на меня внимательно, но пока больше не стала ничего спрашивать. Накрыла поужинать. Я положил на стол первые в своей жизни заработанные деньги, и хлебая ложкой суп с фрикадельками смотрел как мама вначале пересчитала, а потом положила без слов на место половину моего скромного гонора. Покушал я правда с аппетитом.
        — Иди отдохни. Мама взяла пустую тарелку и пошла мыть, даже не подумав как всегда, привлечь меня к этому делу. Я недоуменно повел плечами. В душ. И в игру!


        Рассвет на камне хоть и отличался каждый раз какими-то новыми оттенками, но всегда был приятен. Меня к счастью никто не пугал на этот раз верх ногами. На камне управления замка изготовил обещанные снимки Вариной фотосессии. И сам еще раз залюбовался, пересматривая который раз. Во вкладке садового инвентаря купил кучу шлангов, длинных и разветвляющихся как гирлянда, с тонкими шлангочками и шишечками капельного полива на концах. Китайская промышленность радовала своей дешевизной и богатством выбора. На остаток денег купил пакет удобрений и стимуляторов роста нескольких марок. Все. Будем экспериментировать!
        Варю с новой девушкой я увидел в поле и не стал отвлекать пока от работы. На кухне под навесом крутилась полноватая баба. Попробуем новые блюда сегодня на 'обед', ее я трогать тоже не стал и пошел к колодцу. Там Иван заканчивал возводить, по моему распоряжению, две огромные бочки. Железных обручей на них не было, их заменяла веревка, обернутая в несколько витков. Семен крутился с ведрами для полива рядом.


        — Доброго дня! Крестьяне тоже поздоровались и закивали на мое приветствие головами.
        — Семен, возьми тачку и привези из замка бухты со шлангами. Только осторожно. Сема метнулся за тачкой, перевернув под ноги полное ведро воды.
        — Иван как дела?
        — Все хорошо ваша милость! И опять кивает головой как бы подтверждая свои слова. Надо контролировать себя чтобы не перенять у них эту привычку. Нелепо выглядит со стороны.
        — А именно?
        — Бочки почти готовы, ваша милость. Дочь с новенькой на посадке, с самого утра, сынок поливает... жена кухарит...
        — Ладно. Слушай у тебя есть инструмент отверстия в бочках снизу поделать?
        — Какой величины надо отверстие?
        — Сейчас Сема шланги притащит посмотрим. Хочу наладить систему полива, чтобы с ведром не бегать по огороду. Будете в бочки воду из колодца черпать а дальше все само польется. Водитель мини КамАЗа привез груз вскорости после нашего разговора. Бегом он что ли за тачкой бежал? Под моим руководством бочки продырявили, соединили со шлангом, и параллельно между собой. Так я хотел увеличить объем для воды. Принялся изучать инструкцию к удобрению и супер — пупер стимуляторов роста. На одной пачке была нарисована лопата, воткнутая черенком в землю и пустившая могучие корни. Ничего не понял и решил идти опытным путем. Все высыпал до кучи в бочку и приказал Семену заливать водой. Водочерпий работал так активно, что огромная тара заполнялась на глазах. Мы с Иваном тем временем решили разложить шланги — трубочки. Хватило на добрую половину огорода. Дал команду открыть кран. Вода закапала из концевиков. Все было вроде бы нормально. Воды будет тратиться меньше и полив будет вестись эффективней. В теории. Тут раздался неприятный крик.


        — Эй старый козел, жрать пора! Я глянул на Ивана, он растерялся, было видно что ему не льстит такое отношение, но он тут же напустил такую противную, ничтожную улыбку на лицо, что мне стало неприятно.
        — Ваша милость, жена голубушка кушать сготовила, не побрезгуете с нами отобедать?
        — Давай посмотрим. Мы пошли под навес, Семен шел чуть отстав сзади.
        Повариха с платком на голове, с недюжинной силой, пыталась размешивать кашу в чане. Я оглянулся на девушек в поле.
        — Варя хорош, иди с подругой поешьте. Бабища расставляла миски на столе и изобразило сальную улыбочку на лице. В ней я заметил и наигранное подхалимство, и в тоже время, превосходство что ли.
        — Молодой господин, ну что вы, право слово. Нельзя так. Каждый сверчок, знай свой шесток! Пусть люди вначале поедят, а потом всякое отребье, если что останется. Порядок должон быть! Не успел я что либо ответить, на такое заявление, как она, уставив руки в боки проорала на девчат своим противным криком.


        — Куда претесь! Только жрать горазды мерзавки, потом требуху набьете! Марш работать, ишь что удумали? — Варя остановилась на полпути, Семен замер, и так и не присел за стол рядом с отцом. Видимо опасался, что фурия и его отошлет работать дальше. Иван молча сидел, и также противно улыбался своей виноватой улыбкой.
        — Ты не сильно тут командуй! Варя что встала? Кому сказал, сюда идите! — Старуха Изергиль казалось через силу, со страшными душевными терзаниями добавила мисок на столе. Семен и девушки сели. Тихо как мышки. Новенькая теперь не казалась мне такой молоденькой, просто худенькая и жилистая. Кожа лица и рук у нее была очень обветренная, видимо она много времени проводила под открытым небом.
        — Иван как твою жену звать? Не успел Иван и рта раскрыть, как чудо — юдо само представилось.
        — Елизавета Сергеевна, молодой господин. О блин! Это первый нпс у которого я узнал отчество. Хотя нпс с таким характером тоже вижу впервые! Повариха в это время шлепала ни разу не аппетитные комки комбикорма в чашки. У меня сразу возникли сомнения в ее компетенции. Но даже этой дряни ей было жалко для девок, им она ее положила по чуть-чуть! Большая часть кулинарного шедевра осталась в чане.


        — Что это ты меня моложавишь? — Повариха уставилась на меня своей ехидной улыбкой превосходства и ответила.
        — Не обижайтесь на слова мои, ведь мы люди опытные, для того и есть, чтобы честно иной раз подсказать господину, что к чему в жизни. А вы — молодой господин, не стесняйтесь к нам за советом обратиться. Я столько вопросов решала, когда старшей над поварами была в офицерской столовой! Вы не представляете, сколько всего от меня зависело! С этими многозначительными словами она словно судья молоточком стукнула чаном с остатками по печке. Я так понял, она и мной помыкать собралась что ли? Только я хотел ее как следует хорошенько осадить как увидел ее ноги. Кривые короткие ноги. В полосатых носках и красных туфельках! Глаза мои начали наливаться кровью. Я глянул на Варю.


        — Варя где твои туфли? Варя испуганно уставилась по сторонам и стала прятать босые грязные ноги под лавку.
        — Я спрашиваю почему ты босиком? Бабище не поняло всю глубину моих душевных терзаний и не к месту надумало пошутить.
        — Успокойтесь, они в надежных руках. Ногах. Ха-ха. Стыдоба, мать босиком ходит, а девка в обновках наряжается. И нет совести предложить самой, так еще упираться надумала! Что глаза свои бесстыжие прячешь, покажи молодому господину, как ты из рук у матери мою обувку вырывать пыталась! Я ошалело посмотрел на Варю, та повернулась ко мне лицом, и я наконец заметил у нее синяк под глазом! Дальше я не помню. Вроде бы вначале я запустил в эту самодовольную рожу, прямо в харю, миской с этими отбросами. Бил ли я ее руками, не помню. В себя пришел когда она, уже визжа, и что то причитая, лежала на земле, а я пинал ее ногами куда придется. Никто меня не пытался остановить. Все молча с ужасом сидели за столом и не шевелились.


        — Как ты посмела, забрать мой подарок?
        — Ой, ой, молодой господин, я же не знала. Думала она мерзавка обманывает меня, хочет себе утаить вещи, лживое отродье! Ответом на такие объяснения, я еще пару раз, с душой пнул тушу по ребрам.
        — Снимай сейчас же мразь! Уворачиваясь от моих пинков ей довольно споро удалось стянуть туфли прямо с носками. Все вместе она и протянула мне на вытянутых руках.
        — Вот. Вот пожалуйста, молодой господин! Я машинально взял все в руки, и в тот же миг мне стало противно. Показалось, что я в руках у меня какая то мерзкая гадость. Елизавета так и не поднялась с земли. Я взял и швырнул ей обноски во всей силы, прямо в лицо. Даже не подумал в тот момент, что могу выбить обувкой глаз. Она сильно вскрикнула и закрыла морду руками, перевернувшись на бок.
        — Будет еще кто после тебя эту гадость теперь носить! Быстро подняла и в печку, живо! Для ускорения выполнения команды я врезал ногой по жирной, оттопыренной жопе. После такой стимуляции команда была выполнена мгновенно. Я обвел глазами семейство за столом.
        — Семен, ну что же ты, битюк этакий? Сестру в обиду дал! Сема молча опустил глаза.
        — Иван, почему это всякие на твою дочь руки распускают? Иван растерянно заблымал глазами.
        — Так не всякие, ваша милость, жена ведь...
        — Жена? Ой чувствую не получится из тебя хорошего старосты! Брось ложку! Иван мгновенно отбросил зажатую в руке ложку на стол словно опасную змею.
        — Ты что, эту дрянь есть собрался? Спросил я презрительно.
        — Нет. Нет, ваша милость! Я посмотрел на Варю.


        — Ну что, не угадали мы с поваром. Варя тебе опять семью кормить, принимайся за готовку. На нее не будешь готовить. Думаю от твоей еды у нее будет несварение желудка, она походу к свинячей пище приучена. Вот пусть на себя и запаривает. Елизавета так и лежала на земле прикрыв голову руками и не предпринимая попыток подняться.
        — Сема червей накопал? Сема выпал из ступора и принес червей. Я взял удочку и пошел успокоиться. Настроение было ни к черту.
        Первой добычей оказалась рыбешка чуть больше ладони. Я был обозлен и добычу не отпустил. Посчитав по самому себе составленному правилу, что отпускать надо тех, кто меньше ладони, закинул ее в садок. В наказание за мою жадность следующая добыча была такой же. И еще раз. И еще. Пять одинаковых рыбешек, одна за одной, чуть больше ладони. Я сплюнул от досады. Да что за день такой?
        Пришла Варя с традиционной чашкой свежего отвара. Пить не хотелось совсем. Я покачал головой. Вид у Вари был напуганный и держалась она отстранено. Откинул удочку, призвал к себе, посадил на колени. Она была в этот момент похожа на сломанную куклу.
        — В чем дело? Расстроилась? Я потерся щекой об ее плечо.
        — Испугалась. Андро я подумала, что вы и меня, сейчас начнете ногами бить.
        — Ты что дура?
        — Я не хотела ей отдавать твой подарок, прости меня.
        — Ладно, мелочи это все. Я просто озверел когда подумал, что тебя кто-то обидел. Прости. Не надо было так. Варя развернула голову и распахнутыми глазками посмотрела на меня.
        — Правда? Ты не за туфли, а за меня расстроился?
        — Конечно. Дурочка! Она вздрогнула от этих слов и молча прильнула спинкой поближе. Я обнял ее руками, и так мы и сидели какое то время. Молча. Каждый наверное думал о своем, но нам было хорошо здесь, в покое и тишине.
        — Нет, какая все таки она скотина! А вы все прижухли перед ней, никто не дал отпора. Варя отвечала смешно растягивая слова.
        — Я дала отпор! Только она больше меня. И я ничего не смогла сделать.
        — Успокойся малыш, я тебя никому в обиду не дам!
        — Правда?
        — Да, правда. В ответ на мои слова она приблизилась еще ближе. Как это ей удается? Ведь казалось что сидела и так плотно прижавшись спиной к животу? Казалось что она хочет спрятаться от всего, слиться со мной в единое целое и в этом обретя надежную защиту. Никогда не думал о себе такого. Что кто то будет у меня искать защиту.


        — Кушать не хотите, я супчика сварила?
        — Нет, сами поешьте я пойду, у меня дела.
        — Дела?
        — Ну по делам надо выйти.
        — Куда? Каким делам?
        — В туалет мне уже наверное надо, не понимаешь? Я где-то три часа в игре.
        — ?
        — Ладно забудь. Я не могу тебе такого объяснить, этого в вашем мире нет.
        — Андро, в каком вашем мире? Я не понимаю.
        — Ну в игре нет туалета. Вам не надо этого. А в моем мире людям иногда надо в туалет ходить, чтобы не было беды. Понимаешь? Варюха недоуменно качала головкой.
        — Господин, нет никакого другого мира. Мир одни. Тут, вот он! Вы что то выдумываете.
        — Ладно забудь, пошли.


        Семейка работала в огороде, все кроме Елизаветы. Ко мне подбежал Иван.
        — Ваша милость, от этого порошка так дружно все поднялось!
        — Да?
        — Да, думаю скорость созревания увеличится раза в три!
        — Было бы неплохо. Еще бы оно съедобное было.
        — Господин, урожай будет не съедобен? Зачем тогда его было сажать, ведь ни сами ни съедим, ни продадим?
        — Ну подожди ты, это я просто сказал. Вырастит, попробуем продать. Может все нормально. Вы давайте, поешьте все таки. Варька ведь что — то там сготовила. Беда с этой Елизаветой. Думал она повар хороший, Варя освободится от стряпни, а она бестолочь полная. Где она кстати, почему вам не помогает? Староста отвел стыдливо глаза в сторону.
        — Приболела, ваша милость.
        — А, ну да. Ну так после обеда, пусть берет ведро и лечиться трудотерапией, поставишь ее воду тягать на полив той части огорода куда шланги не хватило! Понял?
        — Понял.
        — Я приду проверю.


        Выйдя из игры первым делом посмотрел на часы. Прошло не три часа, а час с четвертью. Никак не привыкну что время в игре идет быстрее реала. Седьмой час. Попью чаю.
        — Сынок. Все нормально?
        — Да, мама. А что?
        — Я стучала тебе в комнату, ты кричал.
        — Кричал?
        — Да. Машинками так увлекся? Осторожней с этими играми.
        — Нет, вроде не кричал я совсем. Может тебе показалось?
        — Как мне могло показаться? Ты так увлекся, что себя не слышишь? Да азартно так голосил, прямо в ярости. Нехорошо это, так близко компьютер воспринимать.
        — Странно, я ничего такого не заметил.
        — Вот это и плохо. Я уже подумала, что что-то случилось. Пошла тебе постучала и ты даже не отозвался!
        — Ма, ну извини, я не буду больше. Мать тяжело вздохнула.


        — Может сходил бы куда, вечером?
        — Нет. Не хочу.
        — Зря. Время у тебя такое, гулять, с компанией собираться. А ты как бирюк все время дома сидишь возле своего проклятого ящика.
        — Ма, ну че ты опять?
        — Че опять? Девушку бы завел.
        — Ма!
        — Ма! Пора уже, Мака-ешь! Слушай, если не можешь сам начать, у моей коллеги по работе, как раз дочь твоего возраста есть. Хорошая девочка. Но тоже не компанейская как ты, ни друзей ни подруг, в музыкалку ходит. Из одной школы в другую и все. Остальное свободное время на пианино бумкает. Непорядок.
        — Ну вот че, ты?
        — Давай приглашу ее с дочкой к нам, чаю попить? Видя как лицо у меня начинает краснеть, она добавила примирительным тоном.
        — Да тебя что жениться, кто заставляет? Познакомитесь просто, а там как пойдет. Кино, кафе, за ручку подержаться, гормоны... не три годика, презервативы знаешь где продаются. Я уже начал вскипать.
        — Мама, ты что это мной командуешь в таком деле? Я сам за собой не знаю?
        — Что ты знаешь, возле своего ящика? Сядь, вот скажи, о чем ты сможешь с девушкой своего возраста поговорить? Я вмиг остыл почему то.
        — Ладно. О музыке например, какая она сейчас дебильная, про кино, игры компьютерные, ну если ей это интересно будет.
        — Будет, если не таким тоном говорить будешь. Увереннее надо держаться просто, а про что говорить, это не важно. Кто там что слушать будет.
        — ?


        — Увереннее надо говорю. Взял за руку, повел в кафе. Пришли. Не что будешь пить, какое мороженное будешь есть? А твердо, называешь коктейль, мороженное с шоколадом! Понял? Ты решаешь, что и как! Вот тогда и девушка, будет держать себя с тобой соответствующе! А кто сопли жует, тот полгода вокруг кружит — кружит, и не солоно хлебавши. Мама меня рассмешила.
        — Ты это так просто говоришь, ну а не чего, что девушки все разные?
        — Разные. Все хорошие девушки одинаковы. Если с тобой действительно дружить девушка захочет, то и вести себя будет соответственно. Не насмехаться, крутить тобой, подарки требовать, а дорожить будет.
        — Ну... насмехаться не будет. Видя мое сомнение мама прищурила глаза.
        — А зачем ей над тобой насмехаться, если она того же, что и ты хочет — дружить? Если не получается ей с мальчиком нормальным познакомится, так же как тебе с девочкой?


        — Я об этом не думал.
        — Ну чуть, может будет подтрунивать поначалу, так, цену себе набить, но на это внимание не надо обращать. Не будь букой. Говори какие у нее красивые глаза.
        — Глаза?
        — Ну да глаза, такие красивые, что ни разу в жизни таких не видел! Или еще какую чушь. Как мне твой отец заливал. Главное не слова, а интонация. Ну конечно, не надо говорить, что у нее такой красивый, длинный нос, как у буратино.
        — Хм.
        — Подумай, я могу завтра позвать на обед.
        — Не надо, я сам разберусь, может она мне не понравиться?
        — Ну и что? Какая разница?
        — Как какая? Может у нее уши торчком и губы страшные как у муклы?
        — Да нет, обычная девочка, твоя сверстница, не дрейф пацан!
        — Ну, не знаю, а если ее мать подумает, что я хочу, с ее дочкой, того...
        — Чего того?
        — Ну типа целоваться? Краска опять прильнула к ушам и они затрепетали как языки пламени.
        — А для чего мы хотим вас спрашивается познакомить? Слушай, не надо нас за дураков держать! Положено и тебе и девушке общение. А там как... главное чтобы без последствий. Я обхватил голову руками.
        — Ма, не знаю на такие темы, с тобой разговор.
        — Темы. Ты сам, что думаешь, из пробирки вылупился? Темы. Ничего тут такого нет. Тупой ты, как валенок. Завтра в обед придут. С утра сходи, подстригись. Ни слова не сказала золотая рыбка в моем лице, а только хвостиком махнула, и уплыла к себе... в комнату.


        Теперь я увидел полдень. Солнце стояло прямо над моей головушкой и нещадно припекало. До камня не ходил, денег все равно нет. Пошел хозяйство проверить. Хозяйство цвело и пахло. Буквально огород цвел и пах! Картину портила только одна деталь. Маленькая жилистая девочка со смуглой кожей. Девочка пыряла ведра. А я уставился на плотную спину. Спина меня не видела, продолжала ором подгонять девочку, а указующим перстом правой руки направляла в нужную сторону. Новенькая в одном темпе, не ускоряясь и не замедляя шаг, безропотно выполняла чужую работу. Варя мотыжила грядки, и гневно раздувая ноздри, поглядывала на свою ненавистную мачеху. Иван с Семеном ставили третью бочку рядом с двойняшками.
        — Иван, ко — мне! Иван, пригнулся как от выстрела, и молодым сайгаком прискакал на зов.
        — Ваша милость. Чудо как хороши ваши порошки. Не передать словами...
        — Не передать словами, как чудно плохо, ты выполняешь мои распоряжения. Я грозной тучей посмотрел на вмиг сжавшегося в точку старика.
        — Ваша милость. Третью бочку с сыном ставили чтобы запаса воды побольше хватало на полив. Я подумал...
        — Подумал правильно. Молодец! Иван чуть приосанился, чтобы через секунду опять скукожиться.


        — Ты не заметил, кто занимается поливом?
        — Новенькая, ваша милость...
        — А кто должен заниматься?
        — Елизавета должна, но ей еще нездоровится.
        — Нездоровится? По ней что-то не видно, нездоровья! Клуша заметила наконец мое появление и повернувшись, застыла столбом. А девочка никак не прореагировала и продолжила таскать ведра, как заводной механизм часов.
        — Елизавета, иди сюда. Жирная крыса с опаской приблизилась, с тупой, радостной улыбкой. Я не мог понять чего она улыбается? Головой она тронулась что ли?
        — Молодой господин. Голос был не передаваемым. Как будто ворона хотела пропеть соловьем.
        — Не лебези, почему вместо тебя поливает кто-то другой?
        — Так она сама предложила...я ни при чем. Я с трудом выдохнул. Мне в этот момент хотелось: привязать ее руки к ручкам тачки, взять палку и подгоняя палкой кататься, пока она не упадет бездыханно. А потом подойти и бить, бить, пока или не встанет бежать дальше, или не сдохнет. У меня вообще не было никакой жалости к ней.


        — Пошли за мной. Тут подорвался старик.
        — Ваша милость, я не успел вам сказать про урожай!
        — Урожай?
        — Да господин. Первый урожай уже поспел. Чудо а не порошок! Мы продали на 45 золотых! Варя взяла новый уровень огородницы и новенькая тоже взяла 1 уровень!
        — А кушать, что пробовали?
        — Да ваша милость, дочь сварила картофеля немного, разницы мы не заметили, так же хороший вкус как и всегда.
        — Отличные новости. Сейчас еще шланги докупим! Семен тащи тачку к замку. И ты Елизавета, иди со мной тоже.


        Пришли к камню управления. Я выбрал вкладку Елизаветы, нажал операции с персонажем. Продать за 58,5 золотых или уничтожить? Хотелось уничтожить, но жалко было денег. Выбрал продать. С небольшим хлопком ненавистное создание исчезло навсегда из моего замка. Пришлось добавить денег и купить за 65 золотых новую крестьянку в окне выбора из десяти возможных вариантов я взял крепкую на вид созревшую даму, предварительно подозвав Семена и спросив его мнения. Во вкладках Ивана убрал склонность к браку. Не может баб в узде держать, будет холостяком. С небольшим хлопком на месте Елизаветы появилась дородная красавица, кровь с молоком. Невеста Семена. Он кстати, начал пожирать ее глазами с первой секунды.
        — Как зовут красавица?
        — Арфа, господин. Голос приятный. Но имя. Никогда такого не слышал чтобы человека музыкальным инструментом назвали.
        — Хорошо, Арфа вот парень молодой тебе в мужья, люб будет? При моем вопросе Семен тяжело вздохнул и замер, пока Арфа на него смотрела, а потом выдохнул когда услышал ответ.
        — Люб. И не думала отвести глаз. Здоровяк видимо ей понравился тоже.


        Обмен крестьянок обошелся мне в десять процентов от их стоимости, ну я об этом не жалел. Купил ей сразу 1 уровень огородницы. Поискал точно такие шланги как покупал утром, удобрения. И пока Семен складывал поклажу на тачку, зашел в разделы других покупок. Пакетик понес сам. Сема катил тачку одной рукой, а другой держал под руку свою зазнобу. Его было не узнать.
        — Иван, с сыном раскладывайте шланги, организуйте полив. Арфа с новенькой пусть занимаются профессией. Понятно?
        — Да!
        — Варя, пойдем со мной, ты мне нужна.
        — Босолапка передала мотыгу, улыбнувшись Арфе, и пошла за мной на пруд. Мы молча пришли к воде. Я не брал ни удочки ни червей. Сел на лавочку и стрекоза сама запрыгнула мне не колени без приглашения. Задорно улыбнулась и поцеловала в щеку.
        — Проказа, платьюшко снимай! Чертовка встала с моих колен и театрально взяв пальчиками за край подола стала медленно подымать сарафанчик пританцовывая, улыбаясь, напевая песенку и крутя попкой из стороны в сторону. Где только научилась? Наконец тряпочка была снята через голову и отброшена в траву. Молоденькие сисечки подпрыгнули и замерли на месте. Киска на киске выгнута спинкой перед прыжком. Хоть этот мой подарок не отобрала злая мачеха, а вот алых бус я уже не видел на своей девочке.
        — Хороша! Иди садись на место. Попка была усажена на привычное место, на мои яйца. Я расстегнул пуговицу и молнию, выпуская дружка на волю.


        — Андро, вы поцелуете мне сегодня спинку?
        — Да.
        — А грудь? Поцелуете? Как в тот раз? Я как вспоминаю, так у меня все сжимается приятно внутри.
        — Хорошо, но потом. Я принялся поглаживать ее спинку пока по ней не побежали мурашки. Взялся за бантик красной ленты в волосах и стал приспускать косу.
        — Что ты делаешь? Зачем?
        — Сиди молча! Действовал не спеша и осторожно. Как же мне нравились ее волосы! Я достал из принесенного пакета массажную щетку для волос, откинул ее волосы на перед, и вначале почесал плечики и спинку моей куколке. Она начала тащиться. Я заводился видя, что ей приятны мои действия. Пришло время для поцелуев. Я несколько раз расцеловал всю спинку от одного плечика до другого и наоборот, шейку, лопаточки. Потом волосы переместил назад и начал их расчесывать. Вначале самые кончики, потом выше и выше. Я все делал максимально осторожно, стараясь не вырвать ни один волосок! Вот уже я начал расчесывать ее гривку от самой макушки, до самой попки. Проводил и по плечам и по спинке. Массаж совмещенный с расчесыванием получился! Когда волоски лежали один к другому ровными красивыми прядями я запустил пальцы ей в голову, сминая прическу и массирую ноготками кожу головы, потом пригладил руками и вновь расчесал волосок к волоску. Сделал пробор и разделив на пряди, стал заплетать ей косички. Я достал из пакета припасенную вторую красную ленточку, копию моего первого подарка и заплел Варе вторую косу. Все
получилось очень красиво и аккуратно! Варька от проделанного сеанса была в трансе и плохо соображала.


        — Варя, мандаринку будешь?
        — Да, Андросик как же при-я-тно!
        — Так встань, я тебя сфоткаю такую всю красивую.
        — Вы мне так и не показали ваши фотки! Малышка встала ласково глядя на меня я снял ее несколько раз, заставив повернуться боком, спинкой и другим боком. Мне нравились такие фотки из интернета где девушки показаны сначала одетыми со всех сторон, а потом раздетыми. Не думал что сам когда нибудь буду проводить такую фотосессию.
        — Снимай трусики и тоже самое! Варя послушно выполнила команду, взяв снятые трусики в руку.
        — Че ты их в руках держишь?
        — А куда я их дену? Они же выпачкаются?
        — Дай сюда! Я забрал трусики и вдруг мне захотелось их понюхать. Я поднес к лицу и вдохнул еще теплый кусочек ткани. Запах был приятным. Поскольку неприятно пахнуть они и не могли, из-за особенностей игры. Я взял и надел их себе на голову! Варя так смеялась когда я смотрел на нее из под ее трусиков одним глазом. Второй был прикрыт, как у Кутузова. Пофоткал еще мою голышку. Показал как надо стать, типа солдат отдает честь. Как пионер салютует. Варя с важным видом отсалютовала мне и 'честь' отдала. Потом захотелось сфоткать ее раком.


        — Повернись попкой, ножки раздвинь, но держи прямые, нагибайся. О, хорошо. Улыбнись моя радость. Так а теперь тоже самое, но ручками раздвинь попку.
        — Андро не надо, прошу.
        — Варя делай, что говорю. А улыбнуться? Хорошо. Иди сюда. Варя села снова, как курочка, высиживать мои яйца, я достал прошлые снимки и мы с удовольствием принялись их рассматривать. Варе очень понравилось то, как она выглядит со стороны.
        — И совсем не видно, что нос большой, правда! Я наклонился к ее носику и поцеловал его в пимпачку.
        — У тебя эталонный носик! Варя непонимающими глазами уставилась на меня.
        — ?
        — Значить самый — самый красивый!


        — Спасибо. И засмущалась вся сразу, даже больше чем тогда, когда позировала мне раком и я требовал от нее булочки раздвинуть руками!
        — Малыш, все хорошо.
        — Правда вам хорошо со мной?
        — Да. Варя отвела взгляд в сторону и тихо пропищала.
        — Если хотите, я попробую вам отстрочить.
        — Отдрочить?
        — Да. Андро, если хочешь.
        — Хочу. Я снял шорты и тапочки и пошел к пристани. Варю завел себе за спину. Она посматривала у меня из-за спины и с боков протянула ручки к моему коньку. Массаж был великолепен. Двигала нежно, задавая медленный, размеренный темп. Вскоре мне захотелось ускориться, и я потребовал сжимать сильнее и дрочить пояростней.


        — Просунь левую руку между ног и помни яйца! Хорошо, не надо сильно яйца сжимать, просто катай их и мни потихоньку. Ударно сбрызнул с пристани вводу. Варя хотела остановится.
        — Нет, продолжай дрочить, только тише сжимай, и плавнее додаивай. Молодчинка, моя! Тут из глубины поднялась крупная рыбина и ее пасть заглотнула мою кончину. Варя взяла мои шорты и помогла одеться. Ну как одеться? Заправила причиндалы, застегнула молнию и пуговицу, а потом зачем то расправила рукой через ткань. По-хозяйски прямтаки!
        — Вам было хорошо, господин?
        — Да. Но я бы хотел в следующий раз попробовать еще кое-что. Варя испуганно прощебетала.
        — Но вы же обещали... — ее неприступность меня уже раздражала, ведь видел что она возбуждается и сама хочет большего.


        — Ладно, пойдем мне уже пора. Пока мы шли, затеяли разговор про новенькую. Имени у нее не было. Лет ей оказывается двадцать, она уже была замужем и у нее был ребенок! Я ее саму вначале за ребенка принял. Варя рассказала, что жилось ей до продажи очень плохо. Муж стражник не любил ее и издевался можно сказать. Хозяин тоже смотрел как на скотину. Она такая кроха, тягала камни в руках, от каменоломни до замка, туда — сюда целыми днями. Кормили их плохо, и не часто. Родили ребенка. Хозяину новые работники от такой слабой женщины были не нужны, и он просто скормил его псам! У меня волосы на голове зашевелились, когда Варя рассказала об этом. Оказывается для прироста населения ему хватало тех людей, что давали каждую неделю. Взрослых, готовых к работе, а маленьких новорожденных он считал бесполезной обузой. Не хотел ждать пока они вырастут и тратить на них пищу. Просто идиот! Тут над каждым крестьянином трясешься, чтобы быстрее развиться, а этот придурок ими собак кормит!


        Вышел из игры, снял шлем и оттянул пальцами резинку трусов. Член завернутый в гигиеническую салфетку напоминал мумию фараона в саркофаге. Мое изобретение выдержало испытание. Теперь не будут каждый раз пачкать трусселя, достаточно размотать и вытереть страдальца чистой салфеткой. Попил чая в одиночестве, мать уже выходила из ванной, готовилась лечь спать. Девять часов для нее уже отбой,а для меня еще время активного шатания туда — сюда. Пожелали друг другу спокойной ночи. Я почитал ответ на мой вопрос насчет выбора пола пополнения в замке. Ответ я уже сам нашел на сайте. Новички появляются рандомно, но за плату их можно поменять. Поинтересовался когда игра выйдет в продажу, сколько будет месячная плата, что с этой информацией можно ознакомиться? Вошел в игру.


        Вечер был тоже очень красив. Вообще природа тут красивее чем в реале. Все здоровое, сочное, нет ни грамма мусора. Наверное не найдешь в реале уголка природы, где нет пластиковых пакетов и окурков с бутылками! А тут кругом чистота и красота, плюс никаких неприятных запахов. Голубая мечта активиста гринписа.
        Трудовой улик жужжит от рабочей суеты. Сема черпает воду, девчата полют, Иван тягает урожай. Крестьяне удивлены видеть меня третий раз за день. Беру удочки с червями, бросаю через плечо.
        — Варя через пол часа пусть новенькая мне попить принесет.
        Успел поймать достаточно крупную особь треугольного вида.
        — Пить, ваша милость. Голос у новенькой был без каких либо эмоций.
        — Спасибо красотка, как звать тебя кстати? Взял протянутую кружку отвара.
        — Никак.
        — Без имени значить. Будешь тогда Еленой! Нравится имя?
        — Да. Тон согласия не был проникнут радостным оптимизмом.
        — Тебя тут никто не обижает?
        — Нет.
        — Ладно, думаю тут жизнь у тебя наладится. Я не хочу чтобы мои люди плохо жили. Молчит. Если конечно ты не будешь создавать проблем. Ты не будешь создавать проблем?
        — Нет.


        — Хорошо. Хочу тебя сфотографировать. Она никак не прореагировала на мое заявлении. Даже не спросила что это такое, но команды выполняла четко. Я сфоткал ее как и Варю в одежке вначале, стоя лицом, боком, сзади. Потом приказал раздеться. Выполнила без пререканий, по-пойму ей было все равно. Тело у Ленки было не сформировавшееся несмотря на возраст. Грудь почти мальчишеская, только слегка припухшие соски, жопка маленькая, плотная. Заметил что почти все тело в розовых шрамах.
        — Что это у тебя?
        — Муж бил.
        — За что?
        — Если в не настроении был. На мне злость срывал. Он от этого быстрее возбуждался, трахал меня и потом опять стегал. Я заметил на лице первые признаки хоть каких то эмоций.
        — Ну тут тебя никто не обидит. Можешь не боятся.
        — Я не боюсь.
        — Слушай Лена, ты же с мужем сексом занималась, уже девочка опытная, а что если твой новый господин захочет близости с тобой?


        — Как скажете. Девка развернулась, нагнувшись раком. Типа бери, еби, что ждешь. Я смутился.
        — Нет подожди, что ты делаешь? Лена выпрямилась так же без всяких эмоций, как и раньше.
        — Господин не будет драть меня в зад?
        — Ну почему сразу в зад?
        — Не знаю, мужу больше всего нравилось драть меня в зад. Больше чем в рот. Я даже не знаю как забеременела от него. По нормальному он не любил.
        — Ты умеешь делать миньет?
        — ?
        — Ртом? Лена подошла и стала на колени передо мной, расстегнула ширинку и достала взбодрившийся член. Глянула на меня и оделась ртом на хуй. Я почувствовал, что член обернули наждачной бумагой. Рот ее был до такой степени пересушен, что не о каких приятных чувствах не шло и речи. Лена выставила на меня глаза в немом вопросе, не предпринимая никаких действий.
        — Что ты смотришь так? Девочка не вынимая уд изо рта поинтересовалась, не буду ли я ебать ее в рот пока ее стошнит? Мне вообще стало неприятно и мерзко, я отстранил ее голову от своих многострадальных чресел.
        — И это по твоему миньет, драть в рот пока не обрыгаешься?
        — Да муж всегда так делал. А потом еб меня в жопу.


        — Знаешь что, наверное не надо. Одевайся и иди работай. Лена повела плечами и стала одеваться. А я разделся и пошел поплавать у бережка, повышать свои навыки пловца. У меня стало лучше получаться держаться на воде. Выходя из игры дал Ивану задание, вечером после продажи урожая (который теперь, благодаря ускорителям роста и удобрениям, происходил три раза за день) оставить двадцать золотых, остальное все потратить на нужды: еще удобрения, семена и для личных трат. Купи всем обувь, полотенца, мочалки каждому, мыла, может еще мелочи кому какие нужны будут. Трать. Вышел из игры и вскорости заснул.


        ========== Глава 10 Кино ==========

        Глава 10 Кино


        Утром мать разбудила меня в девять часов. Надо было помочь ей с сумками. Мы с мамой по воскресеньям закупаем продукты на рынке. Если ходить с ней выбирать еду еще терпимо, она покупает у тех продавцов которые уже известны и привычны, то покупку вещей у меня нервов вытерпеть не хватит. Мать решила купить мне новую кофту. Ужас. Сколько я перемерял, страшно вспомнить, а купили ту, которую одевал второй! После завтрака я хотел войти в игру, но мои планы были порушены на корню. Мать разложила на кухне подготовительные работы для грандиозного обеда, а меня отправила в парикмахерскую.


        Надо сказать я немного зарос. Ну ладно спорить не стал. Раньше, когда был жив отец, у нас дома часто проходили посиделки, отец имел много друзей, но после его гибели круг знакомых сократился. Матери, я так понимаю, не хватало всей этой суеты, ей нравится принимать и потчевать гостей. Я уже смирился с тем, что меня хотят познакомить с неизвестной музыкантшей. Наверное она страшная, как синий чулок, с дикими глазами за толстыми очками в роговой оправе, и оттопыренными ушами. И наверное еще у нее неприятный запах изо рта. Если девчонка не может себе найти парня, значить она жесть как должна быть страшной.


        Я, под руководством маменьки, уже заканчивал сервировку стола, как раздался звонок в дверь. Пришли. Ну ничего, буду вести себя как чопорный англичанин, они поймут что просчитались и оставят меня в покое навсегда! Мама ринулась в прихожку, трещит как пулемет. Пуси — пуси. Чмоки — чмоки. Проходите. Проходит женщина, раньше не видел. Поздоровались. Следом девушка. Ладненькая, моего роста, но наверное крупнее будет. Я почему то думал, раз музыкой занимается так должна быть дохлей, а эта вид спортсменки производит. Лицо приятное, можно сказать даже красивое, если бы не оспины от заживших угрей на щеках. Обильно кстати затонированы, но все равно, видны отчетливо. Посмотрела спокойно, улыбнулась.
        — Привет. — Я сглотнул, почему то вспомнил, что не спросил мать, как девушку зовут.
        — Привет. Меня Андрей зовут.
        — Я знаю. — Села за стол, следом родители. Приступили к обеду. Мать с подругой на нас ноль внимания. Полный игнор включили. Перебирают косточки общим знакомым. Мы с девкой сидим, молча жуем. Я на нее искоса поглядываю. Она на меня не смотрит вообще. Уткнулась на мать и жует не спеша. Тут ее мать кидает на нас ласковый такой взор. Как фея — крестная на золушку.


        — Дети может сходили бы прогуляться, в кино? Погода то какая замечательная! — Мать моя подрывается, и тоже куд — куда, куд — куда.
        — Пока деньки еще теплые, самое то свежим воздухом подышать. — 'Невеста' вытерла губы льняной салфеткой, бросила ее с шумом на тарелку, так что даже вилка застучала.
        — Да, Андрей давай в интернете расписание посмотрим. Там в 'Сармате' должно что то идти сегодня?
        — Агу. Прошли в мою комнату. — Девка окинула обстановку взором военачальника на поле боя, пока я включал компьютер. С пониманием кинула кивок на монитор.
        — В танки рубишься?
        — А? Нет ты что, я в этот дебилизм не играю. — Смутилась
        — Почему сразу дебилизм? Если без сильного доната, почему не поиграть. — Я понял, что сморозил херню. Видимо она танкист. Пианист — танкист. Решил смягчить впечатление.
        — Я в гонки играю... ответом мне был слабый кивок. — Стали смотреть расписание. В кинотеатре торгового центра на сегодня.


        — Приключения Синбада — морехода. Амеры опять сняли на новый лад. Не хочешь посмотреть? — Пожала неопределенно плечами.
        — Де-ти идите чай пить! Чай пили с яблочным пирогом. Мамкина подруга посмотрела на дочь.
        — Ну что, кино сегодня идет? Я не успел рта открыть, как за меня ответили.
        — Да, на четыре часа пойдем. Надо сказать, моего мнения вообще девка не спросила. Не посчитала нужным.
        — Ну и хорошо дети, отдохните. Моя мать принялась собирать чашки со стола.
        — Марина помоги, пожалуйста. Марина, вот как ее зовут! Девчонка достаточно сноровисто стала помогать сгребать посуду со стола и потащила на кухню следом за моей матерью. Я проследил за ее жопкой в обтягивающих джинсах. Жопка хороша! Но плечи у нее шире моих, это напрягает. Ее мать никаких действий не предпринимала и сидела за столом молча, смотрела на меня. Я молча тоже поглядывал на нее. Так мы и играли в молчанку, пока мать с Мариной мыли посуду и перешептывались на кухне. Уходя, одеваясь, Марина отдала мне указание.


        — Андрей, подождешь меня на стоянке без пяти четыре. — Как само собой разумеющееся, развернулась на месте, и не дожидаясь моего ответа, почухала за мамкой.
        Сели смотреть зомбиящик. Показывали как обычно, какую то юмористическую хрень. В зале проплаченные зрители закатывались приступами смеха, пытаясь заразить своей фальшивой радостью. Мать говорит.
        — Хорошая девочка?
        — Ну...
        — Хорошая. Тихая, просто стесняется, таким людям трудно в жизни.
        — На меня она не произвела впечатление стеснительной.
        — Это бравада, от страха.
        — ?
        — Да, она на полтора года старше тебя, но до сих пор не нашла себе ухажера.
        — Странно, она вроде ничего так.
        — Такое бывает. Глянул на часы и стал собираться. Мать поправила у меня на голове бейсболку.
        — Лучше сними. Будешь девочке козырьком в лоб стукать.
        — Ма , Ты о чем?
        — Ну целоваться в кино, думаешь не будет мешать? Денег тебе на кино кстати хватит?
        — Думаю да. Не знаю, цветов может купить...
        — Ты с дуба упал? Какие цветы? Первый раз в кино идете. Не петушись.


        Пришел заранее, покупаю билеты, задумался зал почти на половину пустой, где взять места? Ну для парочек вроде же сзади. Взял в последнем ряду. Тренькнуло сообщение. Номер не известный.
        — 'Ты где?' Вышел на улицу Марина уже пришла. Увидела меня, улыбается. Рукой помахала. Вместо джинсов Марина одела черные колготки, черную же юбку до колен, белую блузку и кремовый пиджак. Выглядела кстати неплохо. Я отметил, что у нее красивые ровные ноги. Подошел. Марина поцеловала меня в щеку.
        — Где взял места?
        — Сзади. Марина прищурилась хитро.
        — Места для поцелуев? Я смутился. И тут она обнимает и целует меня в губы.
        — Андрюша пойдем, я хочу кукурузы купить.
        Марина встала в короткую очередь в фойе за стаканом кукурузы.
        — Тебе кукурузы купить?
        — Нет, не надо. Я подумал, что наверное это я должен был ей покупать угощение, но она сама пошла, мне ничего не намекнула.
        — Может чипсов?
        — Нет, спасибо. Я закачал головой.
        — Пить что будешь? Я опять закачал.
        — Не надо, ничего. Марина купила себе большой стакан кукурузы мне пачку чипсов и по бутылке фанты каждому. Мне протягивает.


        — Бери.
        — Ну я же сказал, не надо.
        — Пошли места занимать. — Взяли при входе дурацкие очки для три де с салфеткой для протирки. Марина села и стала, треская кукурузу, рассматривать заходящих людей.
        — Как ты мой номер узнала?
        — Мать твоя дала.
        — А... — свет потух и мы надели очки, поперла реклама. Блин в кино пришел фильм посмотреть, а мне за мои деньги рекламу крутят! Второй косяк я понял сразу. Башка будет болеть после фильма. Колонки стояли по бокам в последнем ряду, и долбили с охренительной силой! Кресло уже успели попрадавливать, но я попытался удобно устроиться и расслабится. Подлокотников кстати было не по два, а одно между креслами. Как два человека будут руки класть спрашивается? Если с лева никого нет и руку я положил спокойно, то как быть с Марининой стороны? Наверное надо уступить девочке. Маринка повернула голову и посмотрела на меня. Улыбается. Наклонилась правой рукой взяла за шею и притянула к себе для поцелуя. Такое ощущение что она тут мной, как куклой располагает вертеть. Потом глянула что я руку правую себе не колени положил. Берет подлокотник и вверх его подняла, я и не знал что так можно. Взяла мою руку и положила на свое левое колено. Я такой упс. А она уткнулась в экран, кукурузу хрумкает. Сидим минут пять, я потихоньку начал коленку ей поглаживать. Маринка на меня не смотрит, берет мою руку и передвигает чуть
повыше. Я тугодум так и глажу ее по ноге, от коленки до дозволенной границы. Проходит еще минут пять. Марина берет мою руку и запихивает повыше, под юбку. Я опять такой упс. Кино уже не смотрю, что там происходит, не морду, тупо уставил, а картинки не вижу. Как события развиваются стремительно однако. Я думал, мы десяток раз повстречаемся, потом она разрешит себя в щечку поцеловать, проводить домой... тут был какой-то смешной момент в фильме, я не заметил. Весь зал засмеется, Марина тоже засмеялась, поворачивается ко мне и опять меня правой за загривок к себе пригнула целоваться.


        — Открой мне водичку. — Я открыл ей бутылку и протянул. Опять меня целуют, как так и надо.
        — Спасибо, Андрюша.
        — Не за что. — Возвращает мою руку к себе под юбку, я начинаю гладить по бедру, она как мне показалось, резко тяжело вздыхает, и продвигает мою руку себе между ног. Я начинаю на себя злиться. Вот олень! И вдруг понимаю, что у нее что-то не то с колготками. Я поворачиваюсь глядя на нее, она смотрит на меня улыбается, и отворачивается на экран. У нее на лобке дырка в колготках! Не порванные колготки, я пальцами чувствую ровный обметанный край. Видимо это специальные колготки, для секс игр из сексшопа! Под моей ладонью лежит голый лобок. На который она сама положила мою руку. Чувствую, я начинаю тяжело дышать и руки сразу запотели, как обычно у меня бывает когда я сильно волнуюсь.
        — Правда кино хорошее? Марина наклонилась ко мне с вопросом, и я только теперь замечаю что на экране уже финальные титры идут, свет еще не включили и я выдергиваю руку из под ее юбки. Выходим, отдаем очки.


        — Марина, не хочешь кофе попить?
        — Где?
        — Можем в кафе пойти с пироженными...
        — Пироженными? Нет дома попьем, пошли к такси. Схватили меня за руку и потянула на стоянку возле торгового центра. Как то она все сама решает. Ну пока буду молчать, вроде все хорошо выходит. Взяли такси, Марина называет адрес.
        — Я тебя отличным кофе угощу, не то что этой лабудой в кофитерии поят. Смотрю в зеркало, шофер с пониманием лыбится. Марина опять меня за загривок наклоняет к себе и на ухо говорит.
        — Не бойся, я сама тебя боюсь, вернее не тебя, а того, что должно произойти. — Я думаю про себя, вот и поцелуй через десять свиданий! Приехали, Марина сама расплатилась, говорит все равно я бы поехала домой на такси, замолчи.


        Поднялись к ней. Мать не выходя из комнаты спрашивает.
        — Марина ты?
        — Да, мама, я тут с Андреем приехала, мы позанимаемся по — литературе? Я обещала его подтянуть.
        — Хорошо. А вы УЧЕБНИКИ взяли?
        — Да мам, все хорошо! — Не передать словами, как я опешил от их разговора! Маринка с хихиканьем, за руку потянула меня к себе в комнату. Закрыла дверь. Подводит меня к кровати и толкает на нее спиной. Я лежу не рыпаюсь. 'Скромная девочка' подняла мою ногу и стягивает носок. Да... второй сняла, наклонилась и расстегивает мои джинсы, а потом рывком снимает их вместе с трусами. Только и поболтал в воздухе ногами как с криком 'красная шапочка, где твои пирожки?', Марина заглатывает мой сморщенный от испуга хуй! Ротик приятный, горячий и ласковый. Девочка начинает танцевать по страдальцу языком, причмокивает и посасывает. Я закрыл глаза и ловлю удовольствие. Марина старается с неимоверной страстью и малыш разрастается до стандартных, законных величин. Девочка достала хуй изо рта и принялась лизать яйца. Нисколько не обращая внимание на волосы, посасывала мошонку, несколько раз брала яйца в рот целиком, по одному и оба сразу. И после краткой просьбы.
        — Зая, кончи мне в рот. — Начинает опять лизать член, посасывать залупу, теребить языком уздечку. Марина почувствовала что я уже готов кончать и заглотнула целиком, уткнувшись носом в лобок. После моего выстрела ей в рот, я продолжил получать услуги по первому разряду. Хуй был, не доставая изо рта, высосан до капли,потом снова облизан и расцелован со всех сторон. Девочка упала рядом со мной я открыл глаза и мы смотрели друг на друга.


        — Ты опешил от моего напора, да? — Марина погладила рукой меня по голове.
        — Я хорошо отсосала?
        — Да.
        — Лучше, чем тебе делали девочки, до меня?
        — Мне никто не делал...
        — Правда?
        — Правда.
        — Ты девственник? — Я смутился.
        — Да.
        Марина прищурилась.
        — Я тоже. В смысле у меня никого не было еще.
        — Ты издеваешься? Так все классно сделала...
        — Правда? Я очень давно хотела это сделать, но не с кем было... правда тебе хорошо было?
        — Да. А как же ты так научилась? Марина прищурилась и потянулась к ящику тумбочки. Достала от туда розовый прозрачный силиконовый член.
        — На нем?
        — Ну я столько порнухи пересмотрела... а потом мечтала, когда кого-нибудь и вот появился ты. Хочешь меня выебать?
        — Да хочу.


        — Давай тогда пойдем покофейничаем и вернемся продолжать нашу учебу. — Я встал и стал выворачивать штаны с трусами чтобы одеть.
        Марина не предприняла совсем никаких попыток бежать в ванную, полоскать рот. Вела себя так, вроде бы ничего не было. На уютной кухне обжарила зерна, потом смолола и заварила кофе. Вкус правда был очень хорошим.
        — А какие тебе порнофильмы нравятся больше всего? — Марина чуть задумалась и ответила.
        — Фемдом.
        — Я что именно? — Марина опять привычно наклонила мою голову и сказала на ухо:
        — Фейсситинг.
        — А еще?
        — Мне особенно нравится такой фильм, я тебе покажу если хочешь.
        — Ну, ты говори, про что?
        — Ну, там парень ложится на пол, а девушка обсасывает ему член и потом садиться на него попкой.
        — Анал?
        — Да анал, садится на него до конца, откидывается чуть назад, руками упирается ему в колени, а свои ноги ставит парню на лицо.
        — Прямо на лицо, в сапогах?
        — Нет, почему в сапогах? Босиком ставит на лицо, и по очереди подносит ему ко рту. Парень лижет пальчики, пятки, целует подошву ног. Эх так классно! Зая ты допил? Пойдем в коечку, я пососу твоего дружка и ты наконец, оденешь меня на конец!


        Мы вернулись в комнату и помогли друг другу раздеться, я сел на кровать а Марина упала на колени трудиться орально. Снова она сделала все по высшему разряду мой отросток принял стойкое состояние. Марина легла на спину и раздвинула стройные ножки.
        — Зайчик, ну всади мне свою морковку!
        — Марина, слушай я презервативы...
        — Да не надо, я таблетки со вчерашнего дня стала пить. Не заморачивайся.
        — А ничего не будет?
        — Марина с рычанием потянула меня за руки на себя.
        Я с легкостью вошел в долгожданную дырочку и стал по-тихоньку двигаться. Марина подняла ноги и сцепила их в замок на моей заднице, плотно прижав с своему лону. Двигаться стало тяжело. Амплитуда была невелика, а вес увеличился, я подымал не только свое тело, но и Марину, повиснувшую на мне.
        — Марина, мне тяжело так, не сдавливай меня ногами.
        — Еби, еби, не останавливайся! Но ноги развела. Стало полегче. Я навалился грудью на ее крупные сиськи и присосался к мочке уха. Теперь я двигал только тазом. На пике я стал двигаться туда-сюда так быстро, как только было возможно, и вскоре кончил во внутрь. Марин сразу опять прижала меня сцепленными ногами к себе. Я не возражал, а лежал на ней и целовал за ушком.


        — Тебе не было больно?
        — Больно? Нет. Я же давно целку порвала розовым дружком! Не бойся. Но ты все равно мой первый мужчинка в жизни! Я тебя никогда не забуду.
        Честное слово, мне это все показалось не важным в тот момент, и я расслабленно отдыхал.
        — Отпусти я выйду из тебя. — Но Марина обняла меня еще и руками.
        — Еще минутку полежи, а потом я тебе вылижу эту сладкую штучку.
        — Я же выпачкался там!
        — Прекрати, просто наши соки смешались, я хочу тебя такого облизать. Марина выпустила меня из своих объятий, я перевернулся на бок и был повторно обсосан в интересном месте. Мне пришла в голову мысль а что если она сейчас полезет целоваться? С одной стороны будет не хорошо отстраниться, а с другой разве мне не должны быть противны ее губы с остатками спермы? Но она ни с какими поцелуями не приближалась. Ее целиком увлек процесс минета. Вскоре я был готов кончить еще третий раз.
        — Маришка я щас кончу.
        — Уг-уу, да-фай. Всосав последние капельки Марина встала в полный рост и потянулась улыбаясь, как после сна прикрыв один глаз. Я лежал и не собирался даже двигаться.


        — Зая, я в душик, ты полежи отдохни. Накинула халат и потопала. Я лежал и думал как все неожиданно получилось. Так спонтанно и легко. Девушка вошла через полчаса я накинул на чресла край покрывала. Подумал может это ее мать. Марина улыбаясь сушила голову полотенцем.
        — Ты обмыться не хочешь?
        — Не, я дома. Мне наверное уже пора. Я встал подымать разбросанные по полу шмотки. Марина подошла и вырвала у меня из рук трусы, которые я хотел надеть.
        — Стой, оставь мне.
        — ?
        — Ну что тебе жалко. Я хочу оставить их на память. Трусы моего первого парня.
        — Да они же не свежие! Ты что, я их вчера вечером одел!
        — Вот и отлично, буду доставать из пакета когда захочу почувствовать твой запах! Мне показалось все это странным, думаю если парень у девушке трусы на память возьмет это вроде ничего, а так...
        — Ладно. Пойду без трусов. Натянул штаны. Марина поцеловала скромно в щечку и обещала позвонить. Вообщем так и прошло, незабываемо мое первое в жизни свидание. Хорошо что дома мать не задавала никаких вопросов. На удивление молча поужинали. Ее увлек экран унитаза наоборот. Я сходил в душ и зашел на сайт перед игрой. На мой вопрос ответа не было. Видимо у них тоже выходной день сегодня.


        Вошел в игру, у нас вечер, а здесь раннее утро. Иван уже успел продать утренний урожай, что с остатком в двадцать золотом со вчерашней выручки позволило купить мне еще одну крестьянку. Купил ей сразу 1 уровень огородницы и отвел к семейству. Варя как то странно на меня посмотрела, я кивнул ей. Озадачил старосту.
        — Иван, вот новая работница. Расширяйте огород. Проблемы есть?
        — Нет ваша милость, спасибо за доброту вашу, вчера так ладно прикупились. Век вам благодарны...
        — Хватит — хватит. Нормально все. Тем более, вашим же трудом все это заработано. Отдал еще указание в другом конце огорода вырыть еще один колодец, когда расширятся грядки, будет полив и от туда. Ясное дело одним колодцем тут дело не обойдется. Их тут десятка два надо. Вышел из игры. Глянул на время прошло десять минут, рекордный срок. Вошел опять. Полдень. Крестьяне сидели под навесом пили чай с пирогом. Я присоединился. Иван с сыном уже вырыли и облагородили новый колодец. Продали второй за день урожай. Дело то идет!
        — Ваня, огород как, разбили достаточно?
        — Да господин, в самую пору, по нашим силам все обрабатывать.
        — Хорошо, расширяйте еще с учетом того, что вечером еще одного человека прикуплю.
        — Будет два новых работника за день?
        — Да к вечеру вас уже будет шесть человек.
        — Как замечательно, господин так если по два человека в день будет прибавляться, то получается через неделю нас будет два десятка?
        — Больше. Сейчас три урожая за день дают по сорок пять золотых. Новый крестьянин стоит шестьдесят пять золотом. Получается за день можно купить двух и еще останется пять золотых. Но я вам обещал десятую часть дохода оставлять...
        — Спасибо за заботу, ваша милость, век...
        — Да и от слова своего не отказываюсь. Но расходы еще на шланги, семена, химию. Несколько дней, поначалу по два человека не будет получатся.
        — Дочка завтра возьмет шестой уровень огородницы и сможет кукурузу сажать. Там доход больше, если позволите.
        — Ну да, было бы не плохо. Поживем — увидим. Поблагодарил Варю за вкусный пирог с чаем и вышел из игрухи. Время есть сходить в туалет и еще раз зайти, хочу замечательный день закончить рыбалкой.


        Без проблем на вечернюю выручку купил еще одну селянку, традиционно купил ей 1 уровень огородницы и пошел на прудик. Посражался с крупной рыбой и решил поплавать. Водные процедуры даются все лучше и лучше. Интересно я теперь точно так и в реале могу хорошо плавать? Вылез на пирс, смотрю Варька стоит. Мрачная какая-то сегодня.
        — Что, обидел кто? Че такая хмурая? Девочка даже не улыбнулась. Так же мрачно смотрит, как я голый шорты натягиваю. Плохо тут полотенца даже нет. Пора с этим кончать!
        — Я пить принесла. Протягивает кувшинчик.
        — Не надо, не хочу. Варя еще сильнее почернела.
        — Вы меня и не позвали сегодня... Даже не посмотрели в мою сторону совсем. Смотрю она накручивает себя на рев походу.
        — Я вам уже не нужна? Совсем не интересна?
        Еще мне тут ее истерики не хватало. Так не хочется прекрасный день портить.


        — Ну, с чего ты взяла? Просто проблемы у меня в реале...
        — Реале?
        — Ну я тебе говорил, это мир где я живу. Варька озадачилась.
        — Как это? А тут тогда вы, что не живете?
        — Ну тоже живу, но не так. Не знаю как тебе объяснить это.
        — Не хотите говорить, не надо. Я не дурочка, все понимаю, вы просто мне врете. Я специально ходила смотреть как вы на камне застываете, как скульптура. Такой же твердый как камень становитесь. Вы господин просто спите так, а мне глупой дурочке рассказываете басенки. Наверное уже решили купить себе новую игрушку — покрасивей. А меня бросить.
        — Так, а ну замолчи! Что значить бросить? Я не понял, мы что муж и жена, что ли? Или у нас что было? Варька от моего разноса сразу лицо сморщила и пустилась в слезы.
        — Вы даже поцеловать меня сегодня не захотели. У-уу. — Я развернулся и пошел на выход.


        Вышел из игры лежу и думаю. Что с ней делать? Не знаю, как-то перемешалось все. Думал секс впервые в вирте будет у меня, а получилось наоборот в реале. Все так просто и непринужденно вышло. Мне даже не верится. Марина такая резвая оказалась, вроде не как я ее окрутил, а получается она меня трахнула! Ну я не в обиде совсем, она прикольная. Не думаю что я полюбил ее или там что. Не чувствую что люблю ее, хотя с ней мне было классно! Я еще хочу. И Варя. Мы с ней как-то по другому близки были. Не так как с Мариной. С Варей секса не было. Но ведь так приятно было обжиматься, целоваться, дрочила она мне руками тоже приятно. Я не знаю. Ну Варю я тоже не люблю. О чем я? Как можно полюбить компьютерную игру? Глупость какая-то в голову приходит. И все равно, чувствовал себя не хорошо когда о ней вспоминал. Чувства какие-то к ней пробудились. Ответственности что ли. Не хочу, чтобы у нее жизнь плохо сложилась. Стал я в ответе за того, кого приручил.


        Потянулся к телефону. Два пропущенных и смс. Маринка. 'Чем занят?' и 'Почему не отвечаешь?'. Написал.
        — 'Добрый вечер, извини не слышал звонка, играл'.
        — 'Зая, извинения принимаю, как там моя сладкая морковка?'.
        — 'Морковка отдыхает и передает тебе привет'.
        — 'Спроси морковку, не хочет она прийти во вторник в гости?'. О блин. Видимо Марина хочет постоянно встречаться!
        — 'Да, я обязательно приду'.
        — 'Спокойный ночи'.
        — 'Спокойный ночи'.
        Заснул я прекрасно. Слов просто нет, как хорошо!


        ========== Глава 11 О лимонах и их чтении ==========

        Глава 11 О лимонах и их чтении


        В школе было скучно. Девчата спереди и сзади перешептывались, делясь впечатлениями о выходных. Я не прислушивался как раньше, навострив уши. Мне было уже начхать на их секреты. На перемене пацаны шутили между собой, я слышал спор о сиськах. Какие сиськи должны быть у нормальной телки. Так, чтобы и от молока лопались, и чтобы присунуть меж них можно было. Я молчал и свысока на все это отстранено посматривал. Бред какой. Как они мне раньше такими продвинутыми, взрослыми казались? Пацанва — пацанвой. Ну и кто из них спрашивается присовывал девушке между сисек? Сомнительно, глядя на этих знатоков. А я вот, во вторник, Марину попрошу меня так поласкать! Да без проблем. Не знаю, все изменилось как то в моих глазах.
        На третей перемене я также, с самодовольной рожей, вышел водички из фонтанчика попить. Смотрю Вера Аросова наклонилась к водопою, попку боком отставила, а губошлепка рядом стоит, и что то увлеченно ей рассказывает. Сашка увидела меня и Верке что-то зашипела. Аросова расправилась, глянула недобро на меня и продефилировала в класс. Я все равно залюбовался. Походняк у нее класс. Не заметил совсем, как губошлепка стоит и самодовольно ухмыляется. Доперло после школы.


        Мы с Лехой уже изрядно прошли по улице, как нас перехватили. Втроем. Лимон с дружками.
        — Ты что ли, Сомов? Я не стал отпираться.
        — Я. В чем дело?
        — В чем дело, говоришь? Да сопляк, в тебе дело, ты что себе позволять решил? Лимон подступил ближе, дружки стали вокруг меня, не давая шанса улизнуть.
        — Э, Э ребят полегче! Леха подхватился и смешно замахал руками, как будто хотел взлететь. Но мне было не смешно честно говоря. Лимон крепкий уебан, не дурак был подраться и дружки у него такие же. Он оттолкнул Лешку рукой так, словно тот пустая бумажная коробка.


        — Пшел вон, пока харю не начистил! Леха отошел и стал наблюдать со стороны. Помощи от него я не дождусь никакой. Лимон взял меня правой за шкирку и присунул в упор свою кислую рожу.
        — Лошара не понимает с первого раза? Лошара дураком решил прикинуться? Лошаре все разжевывать надо? И потеребил меня рукой как подушку.
        — Да брось, в чем дело то? Че ты доебался до меня?
        — Доебался? Я еще пальцем тебя не тронул гнида! Запомни уебан, если Верка еще раз мне пожалуется на тебя... я тебе ебало так набъю, сука. Мать родная не узнает.
        — Ты о чем? Да я к ней не подходил даже. Ты что то напутал!
        — Напутал! А что девки говорят, ты на нее язык распускаешь? Берега гнида попутал? Под юбку к ней лезешь? Ты че там, у нее под юбкой забыл? Там для тебя место что ли? Для твоих трусливых ручек? За конец свой сраный дрюкай, своими ручками, а не под юбку моей девушке лезь!
        — Прекрати, не было такого, ничего я не говорил!
        — Не говорил значить? Ты весь такой правильный, а на тебя врут все, и Верка тоже? — Лимон отпустил меня и тут же зарядил справа в скулу. Очнулся я на корточках почему то. Толи я уже бессознательно подниматься начал с земли, толи не упал до конца плашмя. Черт его знает. Все кружится, слабость в ногах такая противная. Скула болела. Наверное будет грандиозный синяк. Леха подходил ко мне, помочь подняться. Протянул руку.
        — Ты как? Я отпихнул его помощь с какой то злостью.
        — Нормально!


        Дома с трудом пожевал обед, было больно есть, хотя зубы по-моему все были целыми. С некоторым ожесточением поотжимался сегодня. Хотелось быстрее стать сильным и здоровым как шкаф. Уроки не шли, сегодня занимался с трудом, через силу. Ужинали с мамой опять вдвоем. Я все время старался не поворачиваться к ней синяком. А ну да, проведешь ты жену мента! Расспросы. Я отмалчивался. Да нормально все, так повздорили. Да нет, все уже хорошо, разобрались. Нет не переживай, не надо в школу идти. Да нормально все, я говорю.
        Звонила Марина. Пригласила завтра, после школы, зайти к четырем часам. Я юлил, стыдно с синяком идти. И отказать влом, а вдруг обидится? Скажу что на физре неудачно стукнулся.
        Сегодня в игру два раза зашел и сразу вышел. Зашел в третий раз. Вечер. Денюшек накапало за день. Купил еще одну огородницу. Приобрел в подарок корзину фруктов разных.
        Семейство отдыхало за столом. Староста заметил меня первым.


        — Вечер добрый, господин.
        — Здравствуйте. Вот вам еще работница в семью. Иван, растопишь баньку , человеку в порядок требуется привести себя, накормить тоже надо. Я посмотрел на Варю, та отвела грустный взгляд.
        — Варя, есть чем поужинать еще?
        — Да. Варя пропищала и поднялась наложить нам с новенькой тарелки. За столом стало ощутимо тесно. Нужен еще один. Я поставил на стол корзину.
        — Угощайтесь. Десерт.
        — Работники стали разбирать диковинные для них фрукты. Спрашивали что это такое. Как есть. Я отвечал. Варя взяла лимон.
        — Варя это лимон, его не кушают, а режут и ломтик добавляют в чай, для вкуса. Он полезный очень. А есть его не надо, он очень кислый.
        — Бе-рег. Варя прочитала наклейку на лимоне. Видимо фирма поставщик фруктов.
        — Ты читать умеешь? Спросил я удивленно.
        — Да, меня мама научила.
        — Понятно. Новенькая молча ела вкусное овощное рагу и посматривала на нас с интересом. Надо продумать вопрос с мужиками, а то смотрю, дисбаланс намечается. Мужики думаю, тоже могут огородничать, что я покупать девок уперся?


        — Иван, завтра начнете расширять огород еще под одного человека, вечером куплю. Смотри по расходу на удобрения и семена, чтобы не было недостатка у нас. И пора еще избу ставить.
        — Как прикажите, господин, как прикажите. Семен, подай господину удочки и червей!
        Я половил и поплавал, хоть немного в себя пришел от событий дня. Варя не пришла. Уходил, она тоже ко мне не подошла, лицо отворачивала, когда я проходил мимо их домика. Они сидели на крыльце и расспрашивали новенькую. Мне все пожелали спокойный ночи и хорошо отдохнуть.


        Вышел из игры. Время есть еще порнушку глянуть. Фемдом. Это есть у меня. Не сильно увлекаюсь этой темой. Но кое что смотрел. Тут такое дело, дамы стервозного вида доминируют над мужиками, ну как мужиками? Тряпками одним словом. Есть такие фильмы, типа муж с женой. 'Жена' вызывает домой 'любовника', тот ее употребляет а 'муженек' прислуживает при этом действии. Постановочно конечно. Если просто девка с парнем, то она делает с ним что хочет, а он выполняет все ее принхи. Я включил кино, парень, весь в латексном костюме, только с прорезью для члена и глаз, подвергался дрессировке худой девкой. Она для начала поставила его на четвереньки и попинала туфлями на толстой подошве, потом походила по нему. Он лежал на полу, а она по нем ходила туда — сюда минут десять. Это ей надоело и она уселась попой ему на лицо. Страдалиц лизал дырочки не переставая, минут пять. Член у него встал и девка в латексной перчатке надрачивала его рукой. Потом она несколько раз вставала, чтобы смачно плюнуть в рот лизуну и усесться опять на на него жопой. В конце концов девка приказала ему стать на четвереньки и дрочить. При
этом он оперся плечами и лицом в пол, а девка поставила ногу ему на голову. Не знаю. Мне не показалось это видео захватывающим. А вдруг Марина захочет так со мной попробовать? Нет, откажу однозначно, даже если мы поссоримся!


        ========== Глава 12 Сказочный домик ==========

        Глава 12 Сказочный домик


        В школе все прошло спокойно. Раздражала только ухмылка губошлепки. Надо дожить эту неделю до четверга — и каникулы. Я здорово подтянулся по всем предметам. Думаю маман будет довольна моими успехами. Лешка со мной не разговаривал и домой не пошел вместе. Нет у меня друзей в школе. В школе нет. А Марина? Она друг или кто? Девушка теперь моя? Как то не подумал. Да мы за это и не разговаривали. Дома перекусил, добил уроки, чтобы освободить вечер и искупавшись, пошел к ней. Матери оставил записку что пошел гулять, чтобы не звонила.


        Маринка встретила в дверях. Закрыла дверь и сразу расстегивать мне штаны. Прямо в прихожей и отсосала. Вид был как из голодного края. Ну я конечно доволен как слон. Мне такой страстный прием понравился. Пригласила на кухню, кофе попить. Кофе хороший у нее. Рассказываем друг другу что-то смеемся.
        — Марина, получается мы с тобой теперь парочка. Парень с девушкой?
        — Ну, получается.
        — И все такое...
        — Ой, да не бери в голову. Я же не в ЗАГС тебя тяну. Зая, тебе хорошо со мной?
        — Да.
        — Ну и выкинь все из головы! В кроватку пойдем, или мне под столик залезть пока ротик еще от кофе горячий?


        — Пойдем в кровать. Помогли друг другу раздеться. На Марине сегодня было потрясающе красивое шелковое белье. Оно так шло ее фигурке! Я расстегнул лифчик без особых проблем, снял с нее трусики.
        — Хочешь себе забрать?
        — Можно?
        — Возьми на память.
        — Но мы же, не расстаемся?
        — Нет, но ты же понимаешь что не все так просто? -Я не ответил и стал целовать грудь, гладя руками ее по задку. Марина опустилась обсосать дружка. Походу ей самой это нравиться! Неужели есть такие девчонки? Так вот же, живой пример! Марина встала раком на краю кровати. И повернувшись лицом спросила.
        — Попробуем сегодня сзади?
        — Попробуем.
        — Только Зая, возьми меня за волосы.
        — ?
        — Я говорю, за волосы возьми, хочу чтобы ты, когда будешь кончать, потянул их на себя посильнее. Я взял в руки ее не очень длинные локоны. Марина не стояла неподвижно, а старалась помогать мне, возбуждаясь двигалась, стараясь попадать в ритм. Поначалу не выходило четко, но потом мы быстро приноровились и спустили одновременно. Насколько мне показалось. Уточнять не стал. Когда я вынул, Маришка, как веселая собачка быстро перебирая на месте ногами, развернулась лицом, чтобы взять в рот. Облизала и улыбнулась глядя на меня.


        — Тебе хорошо?
        — Очень!
        — Еще будем?
        — Надо чуть отдохнуть.
        — Ложись, я яйца тебе полижу.
        — Марин, может просто полежим, обнявшись?
        — Давай. Мы лежали обнявшись некоторое время. Я на спине, Марина пристроилась на боку, положив мне свою голову на плечо. Я гладил ее по голове, она водила пальчиком у меня по груди. Несколько раз приподнимала на меня взгляд. Я каждый раз думал, что она захочет меня поцеловать. Но обошлось. Нет я не против поцелуев. Пусть только зубы почистит после этого дела. Марина задумалась.
        — Зая, я тебе нравлюсь?
        — Да, конечно Марина.
        — А ничего, что я почти на полтора года старше?
        — Да ладно тебе.
        — Нет, правда ты не считаешь меня старой для себя?
        — П-фух. Марина, ну что ты мелешь? — Марина плотнее прижалась ко мне и замолчала. На несколько минут.
        — Я очень рад, что познакомился с тобой. Ты не поверишь, я поначалу брыкался, когда мать обо этом заговорила.
        — Почему?
        — Ну она сказала, что у тебя нет парня... я подумал, что ты синий чулок... — тут я понял, что снова сказал лишнее.
        — Синий чулок? Марина рассмеялась. Я похожа на синий чулок?
        — Нет конечно, я так думал в начале, когда еще тебя не видел. Считал, что если у девушки нет парня, то она страшная как крокодил. — Да, когда я научусь держать язык за зубами??? Марина ничуть не обиделась, а наоборот весело рассмеялась.
        — И как тебе, крокодил? — Она принялась игриво щекотать меня.
        — Прости-ти, прости, ой, ой Марина, хватит, я больше не б-у-ду.
        — То — то. Будешь знать, как крокодилов обижать!
        — Марина ну правда, я не хотел тебя обидеть.


        — Я не обижаюсь. Давно уже. Знаешь не получалось ни с кем близко сойтись, и все тут. У меня уже травма начала психологическая формироваться.
        — А почему так, ты же красивая девушка, и фигурка у тебя спортивная?
        — А я, откуда знаю? Как проклятие какое-то. — Марина начала расстраиваться.
        — Тебе правда со мной хорошо?
        — Правда.
        — Ты меня не бросишь?
        — Да че ты такое говоришь? Слушай, ты знаешь как мне понравилась? — Марина посмотрела на меня внимательно и замолчала на пару минут.
        — А я не кажусь тебе развратной?
        — В смысле?
        — Ну, что миньет тебе сама сделала? Я не кажусь легко доступной? Чето ее не туда стало заносить, чувствую этот разговор надо заканчивать.
        — Нет Марина, ты же мне сказала что у тебя никого не было...
        — Не было. Ты не сомневайся. А за выходку эту в кино, понимаешь... ты мне очень понравился, и я не хотела чтобы ты сорвался куда-нибудь.
        — Сорвался? Я что плотва?
        — Нет, я подумала, что нельзя долго ходить вокруг да около.
        — Ты знаешь, я совсем не против, этого твоего подхода, в отношении меня!
        — Ты так думаешь? Зая поверь, у меня никого не будет другого, пока мы встречаемся, я тебя очень люблю. Ты так пахнешь приятно... Молочком.
        — Каким молочком?
        — Парным.
        — А ты его пила? Марина прищурилась хитро.
        — Приходилось.
        — Марина тебя не обижает что я тебя не целую после этого дела...
        — Нацелуемся еще. Дай мне твои яйца. Я хочу лизать яйца моего зайчика. Марина подорвалась и принялась вылизывать мое хозяйство, было щекотно.
        — Маришка, щекотно.
        — Терпи казак — атаманом будешь!


        Тут в дверь тихо постучались. Оба-на. Походу ее мать уже пришла с работы. Закрутились мы однако!
        — Марина, пригласи Андрюшу поужинать с нами.
        — Хорошо Мама. Член у меня как-то сразу скукожился. Марина заметила.
        — Ну мама! Никакого такта! И подмигнула мне. Ладно в другой раз продолжим.
        Поужинали, мать Марины вспоминала моего отца, сказала много хороших слов, какой он человек был и все такое. Странно, она так подробно о нем говорила, видимо они были хорошо знакомы. А я не помню, чтобы она была у нас в доме раньше. Марина проводила меня за дверь квартиры. Прижалась и прошептала в ухо.
        — Увидимся?
        — Увидимся, конечно! Когда?
        — Завтра?
        — Давай после шести, у меня концерт в музыкалке.
        — Можно прийти?
        — Куда?
        — В музыкалку? Марина посмотрела на меня.
        — Почему нет? Приходи, концерт в четыре, начало.
        Я довольный хорошим времяпровождением пришел домой. Маман такая.
        — Где был сынок?
        — Да у Марины, приглашала на ужин.
        — А, дело хорошее. Как она тебе?
        — Классная ма, спасибо что познакомила, кстати.
        — Ладно, ты главное не петушись, смотри чтобы без последствий.
        — Ма...


        Ужинать я не стал, а взял чаю и попер за комп почту почитать. Ответа не было опять. Я еще раз написал. Сходил обмылся и зашел в игру по отработанной схеме, чтобы сразу вечером там оказаться. Подумал что было бы хорошо сделать человеку в таком случае сразу выбор когда ему заходить утром, днем или вечером, без этих танцев с бубном! Надо про это тоже написать.
        Денег хватило на покупку одного крестьянина, надо запас водочерпиев на новый колодец. Приобрел еще корзину фруктов и булочек 'к чаю'. Подумал и купил еще пачку чая в пакетиках и банку кофе. Взял Варе книжку детских сказок с красочными картинками. А себе наконец большое, полосатое махровое полотенце.
        Крестьяне совершали чудеса трудового энтузиазма. Новый дом — копия первого стоял рядышком, радуя наличием такого же навеса и уличной печи. Иван доделывал новую мебель. А вот мебель у него получается все лучше и лучше. Сказывается прокачка уровня. Я читал о достижении новых уровней, Варя взяла шестой уровень и перешла на посадку кукурузы. За нее платят больше чем за картошку. А дальше и другие сорта, более дорогие пойдут.
        Иван увидел меня и отбросив работу побежал навстречу с докладом. Я выслушал все нормально, дело идет. Поставил на стол угощения.


        — Удочку давай. Слушай, хочу чтобы ты сделал на пруду мне домик, не такой как тут, а поменьше.
        — Как прикажет ваша милость, мы всегда готовы. Вот только волк осмелел, выходить стал из леска, мы его с краю уже проредили хорошо. Я отмахнулся.
        — Осторожней только. Варе скажешь, через часик пусть мне этого чаю заварит с долькой лимона и принесет попить туда.
        Поймал две неплохие рыбешки когда пришла Варя. Смотрит на меня сегодня по другому. Осторожно, с надеждой какой то что ли.
        — Ну Варюха, как дела?
        — Все хорошо, господин.
        — Я же просил, Андро!
        — Мне еще можно, вас так называть?
        — Конечно, а с чего ты взяла, что нельзя? Варя посмотрела на меня не как побитая собака, а как раньше.
        — Прости, Андро, я больше не буду.
        — Чего не будешь?
        — На Вы тебя называть. Варя залилась краской.
        — Ладно, тогда умница держи. Протягиваю ей книжку сказок.
        — Это мне?


        — Да тебе. Давай почитаем. Варя осторожно открыла на начале первой сказки про золушку и принялась смотреть на картинку. Я тоже залюбовался. Был нарисован домик в лесу. Небольшой, но очень аккуратный, и с такой крышей типа навес на улице. Под ним помост и пара ступенек. Если выходить из дома то выходишь сначала под крушу на помост, там стоит мебель уличная и можно днем находится с комфортом на свежем воздухе отдыхать. Классно.
        — Вот бы такой домик!
        — А почему нет? Покажешь папке эту картинку, я сегодня сказал ему тут дом строить, скажешь чтобы сделал такой как тут нарисован.
        — Правда?
        — Да, надо же куда то полотенце класть?
        — Полотенце?
        — Ну да. Я тут купаюсь, а полотенце деть некуда. И удочку чтоб не носить. Семен сделает тут печь, будешь меня чаем поить сразу горячим, не таская за тридевять земель. Или самовар куплю, как обещал.
        — Я поить? А кто тут жить будет?
        — Ты будешь!
        — Я?
        — Да. Я хочу чтобы ты тут жила.
        — Сама?
        — Ну, я буду тебя навещать... — Варя отвела глаза в сторону.
        — А можно Андро, если я тут буду жить, отец немного изменит домик чуть — чуть не так сделает как на картинке, а как я хочу?
        — Я не против.
        — И мебель можно другую сделает? — Смотрю она аж замерла от восторга. Не надо девочку расстраивать.
        — Хорошо я ему скажу, чтобы делал все, как ты хочешь. — Варя обняла меня.
        — Спасибо. За все, и за домик и за книжку.
        — Да ладно, мне что тяжело, что ли?
        — Хочешь я тебе приятное сделаю как в тот раз? И смотрит на меня такими честными — пречестными глазками.
        — Да нет, не надо. Приметил, ответ ее расстроил.
        — Пойдем, мне уже пора, день такой напряженный сегодня.
        Вышел из игры и завалился спать.


        ========== Глава 13 Поцелуи там ==========

        Глава 13 Поцелуи там


        Школа не радует однообразной рутиной. Два дня до каникул. Каникулы с гулькин нос, дольше ждешь их. Но учителя задают кучу заданий, как будто мы будем отдыхать ни неделю а полгода! Да ладно, проблем думаю не будет, четверть я заканчиваю неожиданно хорошо. Я успел прямо на уроках решить часть задания ,поэтому дома до полчетвертого разделался со всем остальным и освободил вечер. Как вспомню, сколько раньше на это время уходило, зло берет!
        Пошел в музыкалку, билет оказывается был платным! Копейки, но платить пришлось. Ничего особенного там я не увидел. Марина выступала с короткой миниатюрой. Простучала быстро какую-то лабуду, не знаю в музыке я не разбираюсь, да и не затем пришел. В общем процедура закончилась через полтора часа.
        Девочка стала собираться, и я ожидал в большом фойе. Стоял чертов шум от учеников младших классов, пришедших на концерт. Они буквально на головах ходили, учительница голос надорвала призывая к порядку. Вышла моя куколка, подошла и спокойно поцеловала в щечку.
        — Привет.
        — Приветик зая, пойдем?


        Прошли мы не далеко, от музыкалки метрах в трехстах, был такой островок зелени, разросшиеся елки. Елки были старые и лысые внизу, но по краям этого леса понасажали кусты можжевельника, которые разрослись не хило и прикрывали наготу деревьев. Смотрю Марина так заменьживалась и пританцовывать начала. Я подумал ей приспичило в туалет.
        — Ты что в школе не сходила?
        — А, подожди я сейчас. — Нырнула за куст на минуту. И показалась снова.
        — Иди сюда.
        — Куда?
        — Сюда иди. — Я полез следом.
        — Слушай, не смейся я правда соскучилась, до дома не дотерплю. С этими словами она стала расстегивать мне ширинку.
        — Стой, а если кто увидит?
        — Да кто увидит? Нет тут никого. — Марина достало мой отросток и стала его нарабатывать. Мне было неудобно и я расстегнул штаны и приспустил их, так и яйца выпустил на свободу. Маневр был замечен сразу и оценен как приглашение. Насосавшись Марина хитро улыбнулась. А теперь к делу. Хочешь подержать меня на ручках?
        — ?
        — Зая, я пописаю, а ты подержи меня на ручках как маленькую девочку. Не хочешь?
        — Я жутко возбудился от ее слов. Но было стыдно от такого предложения и я закачав головой стал пробираться из кустов.
        — Я тебя подожду.


        Вскоре вышла Марина как нив чем ни бывало, улыбнулась и мы пошли к ней.
        — Марин, я не спросил, а где твой отец? — Марина остановилась.
        — Ну, я его не помню, мама рассталась с ним до моего рождения.
        — И он не проведывает тебя?
        — Нет ни разу, он вообще из другого города.
        — А мама твоя ни с кем не сошлась после него, почему? — Марина пожала плечами.
        — Ну, давай не будем про это. Понимаешь, были люди, даже жили некоторое время с нами как одной семьей, но мама не может долго быть вместе с человеком.
        — То есть?
        — Давай не будем про это. Зайка, пожалуйста, хорошо?
        — Ладно, я просто спросил. Думал ты тоже как и я скучаешь по отцу.
        — Нет, я его не видела и по нему не скучаю. — Мне показалось или в ее голосе я услышал злые нотки?


        Пришли к ней домой, матери ее еще не было. Решили попить кофе с печеньем.
        Я посмотрел как она жует печенько, и ляпнул.
        — Маришь, ты можешь до того как мы... пойти почистить зубы, хочу с тобой нацеловаться?
        — Ты меня брезгуешь? — Смутился.
        — Ну...
        — Ладно, не нукай. Хорошо.
        — Марина, я не хотел тебя обидеть, просто...
        — Просто я тебя не брезгую, а ты меня брезгуешь. Поразительно. Я не брезгую твой член лизать, а ты брезгуешь меня целовать потому, что я лизала ТВОЙ член! Твой заметь, не у кобеля какого — нибудь. Я тебе стараюсь сделать приятное, а ты меня за это брезгуешь!
        — Я не то хотел сказать...
        — Я поняла.
        — Ничего ты не поняла.
        — Поняла. Я теперь для тебя соска.
        — Зачем ты так?
        — Да нет, я не против милый, только заметь я ТВОЯ соска. То есть, я сосу только у тебя. Ты это понимаешь?
        — Понимаю.
        — Но все равно, тебе противно.
        — Прости. — Марина ушла в ванную минут на десять. Когда вернулась в банном халатике, сделала лицо такое, вроде ничего не произошло. Обняла. И голоском притворно елейным сказала.


        — Пойдем в кроватку зая, твоя сосочка почистила зубки чисто — пречисто, и два раза прополоскала рот. Ее теперь можно целовать! — Мы закрылись в ее комнате и помогая раздеться друг другу целовались в засос. Целоваться у нас не сразу отлично получилось, один раз мы стукнулись достаточно ощутимо зубами. Марина даже прикрыла их рукой, так было больно. Но потом дело пошло на лад. Я целовал ей шейку и плечики, грудь.
        — Возьми сосок и пососи. Сильнее, не бойся, сильнее всасывай.
        — .ебе точно не .ольно?
        — Нет. Я тебе нравлюсь?
        — Да Марина.
        — Ты не брезгуешь меня?
        — Нет, я же сказал, ты не так меня поняла.
        — Тогда поцелуй меня там...
        — ?
        — Поцелуй, если любишь меня. — Я конечно возбудился, но к такому обороту был не готов. И тихонько покачал головой.
        — Марина, не сейчас.
        — Ты не любишь меня, я тебе не приятна?
        — Да нет, ну просто мы должны лучше узнать друг друга... — Марина отстранилась, почернев лицом.
        — Ты меня очень обидел. Очень.
        — Чем я тебя обидел? Тем, что ну, не могу пока это сделать?
        — Нет это я переживу, ты разбил мне сердце своим презрением. Если любишь человека, то хочется раствориться в нем, дать ему все что только можно. Я же хотела позволить сделать тебе все, что ты только пожелаешь! А ты, так меня обломал!


        Я смотрю она разозлилась не на шутку. Так честно говоря, я был не против того чтобы это сделать, просто хотелось чтобы прошло время, да и не люблю когда меня заставляют что — либо делать. Упрямый я в этом вопросе. Но и терять такую знакомую тоже не хотелось, все-таки девушка она хоть и с пунктиком в голове, но мне с ней хорошо, видно как она старается чтобы мне тоже было хорошо, можно и переступить через себя. Я насколько мог применительно сказал.
        — Ладно, ладно, давай не будем ссорится из-за пустяков, сейчас я все сделаю.
        — Не нужно. Теперь уже не нужно. Марина встала и накинула халат.
        — Обойдусь, Андрей без вашей благотворительности.
        — Мне, что сейчас, уходить?
        — Уходи. Я не стал унижаться, оделся и пошел домой. Всю дорогу думал, кто из нас был неправ, и почему мы поругались?


        Домой пришел, как раз мать разогревала ужин, поели.
        — Ты с Мариной был?
        — Да мы в музыкалку ходили, она сегодня выступала на концерте.
        — Понравилось?
        — Марина да, концерт нет! Мать рассмеялась.
        — Какая это прекрасная пора. С любимым человеком хочется даже на скучный концерт идти. Можно и на лавочке, всю ночь обнявшись просидеть, расставшись под утро с пухлыми губищами. Да, всему свое время! — Я промолчал на ее заявление.
        На мои запросы ответили опять молчанием. Страннее и страннее. В игру зашел на вечерней поре так сказать. Покупка еще одной огородницы. Себе купил нормальные крючки с леской и бамбуковое удилище. Обошлось все не так уж и дорого. Варе купил иллюстрированную камасутру с красивыми фотографиями. Дал короткие указания Ивану по хозяйственным вопросам и окликнул Варю.
        — Эй, хорош вкалывать, пошли новоселье справлять!
        — Варя улыбнувшись поскакала навстречу, пританцовывая на ходу.
        — Андро, пойдем посмотришь как все отлично получилось.
        — Пойдем.


        Домик и правда вышел чудесно. Все как я и хотел, даже лучше. Варя расчувствовалась и почти кинулась на шею с поцелуями.
        — Тут Андро так прекрасно, только страшно одной спать будет. Вы не могли бы тут спать, вместо своего камня? Мне бы не так страшно было.
        — Нет, я думаю не смогу тут остаться.
        — Жаль.
        — Ну позови тогда к себе Елену. Пусть с тобой живет здесь!
        — А можно?
        — Ну место же хватит! Будет потом твоей служанкой.
        — Как служанкой?
        — Ну ты уже с завтрашнего дня в огород не пойдешь работать. Будешь дома тут сидеть, книжки читать. А Елена после, где-то через недельку, работать тоже бросит, будет тебе помогать в доме порядок поддерживать, готовить, я ей профу горничной прокачаю. Да и тебе веселей будет. Ты как с ней ладишь?
        — Да.
        — Она хоть немного отошла от прежней жизни?
        — Да, разговаривать стала нормально, а раньше как неживая была!
        — Вот и хорошо. Ты посмотри, что для жилья надо, скажи отцу, пусть купит.
        — Спасибо, так неожиданно. Вам чаю заварить пока рыбку будете ловить?
        — Нет я не буду сегодня рыбачить, пошли поплаваем. Мы разделись и пошли дурачится в воде. Варя совсем растаяла и стала такой, какой была прежде. Потом она принесла из дома полотенца и мы помогли друг другу вытереться. Попили чаю с булочками и стали читать книжку. Варя как увидела картинки, стала малиновее рака вареного.
        — Красо-та и гармо-ния совместной жизни подразумевает полное доверие партнеров друг другу. — Варя посмотрела на меня.
        — Читай дальше.
        — В любви нет запретных или 'грязных тем' допустимо все, что приемлемо для обоих. Только они сами определяют рамки норм и их допустимые границы. Снова зыркнула на меня.
        — Лю-бящий человек всегда пойдет на встречу желанию своего любимого, поскольку для него высшей радостью является желание сделать приятное своей второй половинке. Возлюбленные обнажают друг перед другом не только свои тела, но и душу. Здесь нет стыда, нет греховных мыслей и поступков, только взаимное слияние, взаимопроникновение, подстегивающее чувства на пути к прекрасному. Гармония не возможна без полной открытости, честного разговора о своих желания и устремлениях. Не бойтесь распахнуть душу перед любимым человеком, этим вы не теряете себя, а обогащаете друг друга. Будьте искренними, любите и будьте любимы!


        — Какие прекрасные слова, Андро!
        — Ну да. Есть такое.
        — Я тоже много думаю о нас с тобой. Прости меня, может я дурочка, но я прочитала ту сказку, что ты подарил мне вчера. О девочке с хрустальными башмачками. Я думаю, что эта сказка про меня!
        — Если будешь хорошей, послушной девочкой, то все будет у нас хорошо.
        — Андро, ты точно не бросишь меня? И такая мольба в глазах.
        — Нет, будь уверена! Варя прильнула к моему плечу как ласковый котенок.
        — Ты сказал мне завтра не надо на огород ходить? Как же так, я долго ждала уровень, на кукурузу? Ее пока без меня сажать не смогут...
        — Нет, я сказал! Работать больше не будешь! Я продолжил помягче. Людей уже прибывает, скоро твоя потеря будет незаметна совсем. А потом, как и говорил, сможешь Елену к себе забрать в служанки. Если она тебе подходит, или купим еще кого получше.
        — Андро а можно мне... тут цветник разбить. И еще... эти фрукты, что ты приносил такие превосходные. Можно я небольшой сад посажу?
        — Ну цветы это ладно, да и красиво будет. Хорошо скажешь отцу чтобы семена тебе и саженцы прикупил. Но только, чтобы это как развлечение было, а не как работа. Варя еще сильнее прильнула ко мне.
        — Хорошо мой добрый господин, как прикажете.


        ========== Глава 14 Миндалины ==========

        Глава 14 Миндалины


        Увезли меня в больницу из школы, прямо со второго урока. Приступ аппендицита. Мне как-то муторно было еще с утра, а потом резко схватил приступ. Хирург в приемном отделении поставил диагноз и я думал, что меня положат на операцию, но к моему удивлению, лечить решили капельницами и диетой. К вечеру полегчало ощутимо, если не ворочаться то даже почти забываешь что болен. Как стыдно было при постановке клизме. Это пипец. Бабенка обращалась со мной как на конвейере где-нибудь в Детройте негры железки кидают. Понял, медицина человечнее не стала. Вечером лежу, думаю что делать с игрой? Вы удивлены, что я в таком положении за игру думаю? А я думал! Лежу, переживаю, как там мои крестьяне? Маман конечно тут, неотступно. Но какой с нее толк? Решил брату позвонить, не занят? Занят, по работе завал, просил держаться и не падать духом.
        — Сынок, ты как?
        — Да нормально все. И тошнота прошла.
        — Не болит?
        — Да нет, если не двигаться, то нет.
        — Ты в туалет не хочешь?
        — Ма, чем? Какой туалет? Так промыли, я думаю мне туда недели две ходить не придется.
        — Клизму? Странно, разве при аппендиците можно делать клизму? Пойду с врачом поговорю.


        Мать ушла до дежурного хирурга. А я уставился в потолок. Пришла Маман через полчаса, смотрю на взводе вся.
        — Че такое?
        — Ничего, постарайся поспать.
        — Дерганая ты че такая? Мать отмахнулась.
        — Завтра надо заведующего отделения отловить, от этого дежурного врача толку не будет. Я хотел отослать мать домой, что тут сидеть возле кровати всю ночь? Но разве мать переспоришь? Так и проторчала на стулке до утра. На обходе свиделись еще раз с заведующим. Осмотрел меня тщательно, глянул результаты анализов.
        — Так-с, молодой человек, анализы хорошие...
        — Доктор, я надолго тут?
        — Спешите куда-то?
        — Ну...
        — Спешить не надо. Лечиться надо. Диета, вот старшая сестра объяснит, что есть нельзя, чего тоже нельзя, и чего особенно кушать нельзя! Временно конечно, все нормализуется. Подлечитесь и вернетесь к обычной жизни. Шарик на ножках уже хотел покатится дальше, но мать тормознула вопросом.
        — Лев Семенович, а как насчет операции. Не будет ли лучше вырезать? Ведь нет гарантии что это не повторится? Так может лучше сразу? Лев Семенович так сморщил нос, что даже очки у него поднялись на лоб, и расправив рукой бородку ответил нестандартно для хирурга.
        — Что за люди? Вечно вам только резать! Вы думаете в организме что-то лишнее есть? — Мать давит свое.
        — Ну а гарантия есть, что не повториться это...
        — Да кто вам гарантию такую даст? Разве что господь бог, если он есть конечно! Вы с сыном можете настаивать... но я бы, не советовал в данном, конкретном случае. Подлечим и будет жить дальше. Если ситуация повторится, то да, лучше прооперировать. Ну а пока, не факт, что это к лучшему. Врач покатил дальше, а я посмотрел на маму широко открытыми глазами. Типа слышала, что доктор сказал? Мама вздохнула.
        — Ма, ты иди домой, мне правда уже намного лучше. Отдохни и если хочешь вечером проведай лучше, только ночевать на стуле больше не надо. Все будет хорошо.
        — Обещаешь?
        — Да? — Я улыбнулся как можно более миролюбиво.
        — Хорошо сынок я пожалуй пойду, но ты звони если что, хорошо?
        — Да мама. Я позвоню в случаи чего. Иди отдохни. Мама поцеловала меня в лоб и ушла.


        Лежать мне надоело жутко. Встал потихоньку. Вроде ничего. Прошелся по палате, вышел в коридор. Походил туда — сюда не спеша. Дежурная медсестра пару раз цыкнула на меня, типо постельный режим, надо лежать. Я на нее положил. Думаю о более важных вещах. Что там в игре? Да и отчет я второй день не писал, как бы мне не порезали допуск, как тестеру. Решил вечерком, на такси на часик — другой мотануть домой, отметиться.
        Результатом стало то, что меня вечером прооперировали все-таки. Доходился. Дежурный хирург под местным наркозом орудовал нисколько не смущаясь того, что я в сознании. Операцию правда делали без большого разреза, через трубочки эндоскопов. Врач всю дорогу мило беседовал с операционной сестрой, обсуждали ее свекра во всех подробностях. Не интимного плана, а в смысле крохоборства.
        Я лежал, нахрен никому ненужный, как будто меня тут нет, и на моем месте туша свиньи которую они разделывают. Я остро ощутил в этот момент такое одиночество, которого никогда до этого так не чувствовал. Мне показалось, что я умер. Но никто этого не заметил. Все делали свои дела так, как будто ничего не произошло. Мне стало обидно. Я подумал об Вере Аросовой, к которой так и не решился ни разу подойти, поговорить. Вспомнил о своих фантазиях насчет ножек Аллы, блин что тут стесняться, если я все равно умру? Вообще чего мне бояться в этой жизни, если я в любом случаи умру и меня не будет? Философские вопросы могильной плитой давили на голову и делали мое положение еще более тоскливым и безысходным. Врач оторвался от разговоров и повернул на меня лицо в маске.
        — Ну как боец, готов идти в атаку на врагов Родины?
        — ?
        — Закончили уже почти, сейчас швы наложу... миндалину свою хочешь посмотреть?
        — Какую миндалину?
        — Кишечную конечно. И с этими словами он зажимом попробовал что-то выловить из кюветы. Я отвернулся. Мне хотелось стошнить. Но нечем было.
        — О, да я смотрю ты хлюпковат. Ну ничего. В обморок главное не падай. Тут я конечно грубанул. Не каждый такое приемлет, свои запчасти рассматривать. Извини.
        — Ладно...


        — Общий предрассудок знаешь ли, живет человек, думает что он из кожи, костей и мышц. А он из слизи, жил и говна. Да, из говна! Девушка такая на вид куколка, резная фигурка, диеты, разгрузочные дни, как птичка на вид эта... колибри, изящная которая с одного цветка на другой. А внутри что? Внутри -ведро говна!
        — Иван Сергеевич...
        — Да Люда, да, человек любой, как ты сама много раз видела, состоит из... на шестьдесят процентов, а не из воды, как политкоректно врут в учебниках.
        — Иван Сергеевич, прекратите я вас прошу.


        Отперли меня в палату, там уже мама была, вся на взводе. Начала осаждать расспросами, что? Как? У меня не хватило ума прикинуться сонным от наркоза, и я с лихвой получил еще и разнос за самоуправство, за то, что не слушался и не лежал в кровати, как предписывали врачи. Да и сам не рад если честно. Попросил подать телефон, позвонил брату, и голосом самым жалостливым, каким только мог начал просить прийти к нам и проверить мою игру. У матери глаза на лоб полезли, она выхватили телефон.
        — Сынок, в квартире бы переночевал сегодня, и правда. На всякий случай. В морозилке домашние пельмешки, свари покушай по человечески, а то твоя любушка тебя наверное дошираками кормит?
        — Мама ну я...
        — Да оторвись ты от ее сиськи, подкаблучник, никуда она за одну ночь не денется, и брат твой, горемыка совсем головой тронулся. Глянь, что он там хотел, а то чувствую он с распоротым пузом поползет до своего проклятого компьютера, идиот! Через два часа братуха позвонил. Видимо пока добрался, пока пельмени пожрал, дошла очередь и до моей просьбы.
        — Где эта байда?
        — Ты комп и интернет включи.
        — Включил. Где ее иконка? Во что ты там рубишься?
        — Там вверху, слева значок замка нажми, и слушай надо в кровать лечь, шлем одеть.
        — Шлем?
        — Ну да, игра в шлеме, он на системнике лежит уже подключенный, зайдешь поговори с крестьянином, Иваном зовут, он староста и выйди, позвони мне.
        — Что значить поговорить? В шлеме что ли?
        — Да, игра новая, с погружением. Минут через двадцать братуха перезвонил. Ни хрена ничего не вышло, никакой игры не включается.
        — Ты точно интернет включил? Проверь, а?
        — Да точно, я уже и комп перегружал, снова твою игру запускал, ничего нет ни на экране ни в шлеме. Одел его, лежу, жду а он не фурычит.
        — Совсем?
        — Совсем. Ты что-то не то говоришь.
        — Да нет то, странно. Может потому, что шлем на меня калибровку индивидуальную сделал? А, точно! Тогда извини братишка, спасибо за беспокойство.
        — Да ладно, выздоравливай я может завтра проведаю тебя после работы.
        Выключил телефон, подал маме. Думаю домой теперь ее не отошлешь. Будет всю ночь как преданный пес охранять меня на стульчике. Я как-то успокоился сразу, подумал, если все что смог сделать сделал, что тревожиться? События дня меня ушатали, и я не помню как, задремал.


        ========== Глава 15 Полет на Луну ==========

        Глава 15 Полет на Луну


        Через два дня выписали на больничный. Так и прошли все мои осенние каникулы. Правда целую неделю из-за болезни не ходил в школу. Звонил Лехе, узнавал задание и самостоятельно занимался дома, а в свободное время играл. За игру зря переживал, крестьяне так поумнели, что развили бурную деятельность. Все цвело и пахло. Иван закупал все расходные материалы, развивал профу себе и другим, семейка возделывала огород ударными темпами. На остатки дохода регулярно покупались люди. За три дня у меня прибавилось пять человек. Доходы мои и благосостояние подданных росли: все сыты, одеты, обуты, обучены и приставлены к делу. Варя прикупила целую полку книг. Я удивился разнообразию ее интересов: кулинария, цветоводство, анатомия, математика и география! Подключила к чтению и Елену. А какой прекрасный садик они разбили! Иван по ее просьбе сделал зачетную ажурную беседку. Варя, краснея затеяла со мной разговор про работу.


        — Господин, а нельзя мне вернуться к работе в огороде?
        — Зачем, тебе плохо тут и ты хочешь целый день спину гнуть в поле? Варя смутилась.
        — Нет, Андро, просто я неплохо стала зарабатывать, а вы разрешили нам десятую часть от заработанного оставлять... и отвела глаза в сторону.
        — А, я понял. Теперь ты не работаешь, и денег нет? Девочка смутилась еще больше.
        — Не обижайся, просто я хотела еще книг прикупить, а брата и отца стыдно просить из их доли...
        — Да ладно, хорошо что сказала, я сделаю тебе разрешение на трату 20 золотых в день, сейчас это нам по — карману уже. Глаза у Вари стали как блюдца от таких слов.
        — Так много?
        — Не много, но пока столько, дальше больше буду давать. Ведь тебе не только книжки нужны, вещи еще будешь прикупать, юбки там, трусы...
        — У меня же есть уже трусики?
        — Ну не одни же у девушки должны быть трусики.
        — А сколько? Двое? Варя так искренне удивилась, что мне стало смешно.
        — Знаешь тебе надо не только книжки читать, но и женские журналы немного просматривать. Там можно фотографии посмотреть как одеваться, как красиво ногти красить, выбрать прическу, макияж, хотя этого не надо...
        — Что не надо?
        — Макияж, не надо. Мне нравиться твое личико без косметики, я взял рукой ее за подбородок. Какие красивые у нее глаза, чистые и с искорками!
        — Я не знаю даже, о чем вы говорите Андро.
        — Верю. Слушай, я видел у тебя книгу по анатомии, ведь это книга из моего мира?
        — Вашего?
        — Ну ты прочитала, разницу поняла? Что у вас нет выделительной функции кишечники и мочеточников, как у меня в реале. И ты тут не можешь пописать?
        — Андро мне книга понравилась, но этот момент я не поняла.
        — Интернет бы тебе подключить! Я загорелся идеей.
        — ?
        — Ладно, потом объясню обязательно.


        Идея меня захватила и на нее я потратил почти всю неделю отдыха. Вначале купил планшет, навороченный планшет из нашего мира, который я никогда бы не подержал в руках в реале, обошелся мне в пять десятков золотом! Лепота! И главное, все работало! Проблему с электричеством я решил покупкой еще за двадцать золотом установки солнечных панелей с бесперебойником. Он выступал в роли аккумулятора и для трансформации электричества из тридцати шести вольт на панелях в двести двадцать, от которых работала зарядка на планшете. Все поначалу казалось таким запутанным, что я много читал из интернета, как все это наладить. Интернет мне не удалось сделать сразу, купил внешний DVD-привод, и довольствовался покупкой дисков с обучающими программами и всякими энциклопедиями и библиотеками книг. Взял еще для удобства две хорошие читалки с электронными чернилами. Варя быстро разобралась как перекидывать файлы из планшетника на ридер. Плюс музыка, попса ее проглотила.
        Она вообще так быстро обучалась, и компу и новой информации, слов нет. Столько много читала что вскоре стала очень начитанной. Я иногда не понимал ее фраз. Но язык у нее тоже изменился. Стал более грамотным, ей легко удавались сложные фразы, она уже просто излагала свои мысли, мы стали много разговаривать. Ей еще больше стало интересно все вокруг. Варя выпросила у меня фотоаппарат, и с купленной зеркалкой много упражнялась, надо отметить фотографии у нее получались все лучше и лучше.


        Отношения с Варей развивались у нас странно, я все больше и больше стал к ней относиться как к живому человеку. Мне не хотелось ее расстраивать. С сексом должен сказать не очень ладилось. Ну в смысле, я не делал никаких попыток в этом направлении, а она инициативы тоже не показывала. Так и шло все своим чередом, много общались, но не на тему близости, по — умолчанию мы вдвоем обходили этот момент. К концу моей недели отдыха я наладил интернет в игре. Через планшетник. В реале игра сохраняла изображения и другие файлы в папку на диск, я чуть голову не сломал но сделал так, что комп в игре видел папку на диске компа в реале и мог файлы туда — сюда слать. Дальше еще шла настройка шлюзов для программ и я получил в итоге не только интернет в игре, но и связь телефонную! Купил для Вари навороченный смартфон за пятнадцать золота, подключил ему связь через интернет планшетника и позвонил в игру из реала! Мой простенький телефон подключил по вай-фаю к компу в реале и звонил через утилиту. Причем такая хитрая программа позволяла звонить пятьдесят часов в месяц бесплатно, через интернет.
        Я очень разволновался, когда после обеда позвонил ей в игру и она приятным голоском ответила мне. Я доедал в это время жиденький супчик. Мать стала специально готовить для меня по диете, и я не мог дождаться, когда же буду нормально питаться. Позвонил расспросить как там моя крестьянка. Мать убирала посуду и спросила.
        — Марина? — Я прикрыл рукой телефон, чтобы не было слышно разговора.
        — А? Нет. — И мы немного потрещали, хотя виделись полчаса назад, это для меня, у Вари уже прошло три часа по ее словам.
        Вы не представляете, какой я открыл ящик Пандоры тем, что сделал ей связь с внешним миром!


        — Как там, кстати Марина? Вопрос маман демонстрировал легкую заинтересованность, хотя было видно, что эта тема ее напрягает.
        — Да никак! На сморщенный лоб мамы набежала темная тучка.
        — То есть? А-а, вот почему она даже в больнице тебя не проведала. Поссорились?
        — Да нет, просто не срослось что-то.
        — Что могло у вас такого не срастись? Цену себе набивает?
        — Просто мы не подходим друг для друга.
        — Кто это сказал? Она? Что за бред, я сейчас... мать пошла за телефоном, звонить подруге.
        — Ма, не лезь.
        Все кончилось очень плохо. Мать устроила грандиозный разгон, причем всем сразу. Как я понял, по ее идеи мы еще должны были за ручку держаться, а когда она узнала, что у нас уже все произошло, да еще в первый день... ну вообщем, подруга сразу стала старой проституткой, хотя это и не новость для нее, дочь же заслужила звание шалавы конченой. Хотя, что можно ждать от дочери, у которой мать проститутка? Я опешил честно говоря. Мать кипела как чайник. Спрашиваю, а для чего она нас, спрашивается познакомила?
        — Ну не в первый же день в постель нырять? Вот дрянь! И эта бесстыжая курва все видела и ничего мне не сказала! Ничего не предприняла.
        — В смысле?
        — Разве это нормально? Ты посмотри! Сын, порядочная женщина так не делает!
        — Слышь, не ты ли все это затеяла? — Но мать было уже не остановить, я оказался безмозглым идиотом, который не смотрит, куда сует свой стручок и прочее, прочее... ее прямо начало трусить от злости. Реакция родительницы меня просто вогнала в ступор.
        — Чтобы ноги этой паскуды в моем доме не было! И не смей с этой, подстилкой тягаться!
        — Че ты мелешь, я не пойму? Да нормальная она девчонка, просто не сложилось. — Мать махнула рукой, но тут же пригрозила мне кулаком.


        Я ушел к себе в комнату. И набрал номер Маринки. Она мне ни разу не позвонила с того раза, но на мой звонок ответила сразу. Я думал не ответит или подождет минуту — другую, по-маринует.
        — Привет.
        — Привет Марин. Слушай, так глупо вышло... ты это... как?
        — Я? Ну уже лучше.
        — Марин я это, слушай... в кино не хочешь пойти сегодня, завтра понедельник, в школу...
        — Хочешь начать все с чистого листа? Или спермотоксикоз давит? Голос ее был так, без особого оптимизма.
        — Ну, хочу тебя в кино пригласить.
        — А извиниться? — Я задумался.
        — Марина, я тебя нечем не хотел обидеть, понимаешь, но и меня не надо заставлять. Марина легко согласилась.
        — Ладно. Давай на шесть часов?
        — Хорошо, я тебя жду там же.


        Этот поход в кино имел разительное отличие. Нет Марина была мила, улыбалась, поцеловала в щечку при встрече как ни в чем ни бывало. Но поднятый мной подлокотник между нашими креслами опустила сама. Я клал ей руку на бедро, и хоть она ее не убирала, но поскольку Марина пришла не юбке а в джинсах, толку от этого не было. После кино зашли в кафе, съели по пирожному с чаем, Марина разговаривала и шутила весело ни о чем, но просила не провожать, взяла такси и уехала. Денег почти не осталось и я поплелся пешком домой. Ни солоно хлебавший. Такое кино мне не особо понравилось. После ужина я думал, что делать. Пойти в душе выплеснуть эмоции или воспользоваться салфеточными обертываниями и по-приставать к Варе? Секса у нас так и не было, но надо двигать ситуацию в правильное русло, в реале так, как раньше с Мариной, может уже не повезти. Я немного взгрустнул. Проверил почту, хотя я и описывал исправно свои мысли и впечатления об игре, мне никто не отвечал.


        В игре был вечер, я зашел сегодня туда третий раз. Подданные заканчивали работы и готовились ужинать. Староста приглашал меня за стол, новая крестьянка, Арфа — жена его сына хорошо готовила. Я отказался и сказал, что поужинаю у Вари, старик легко согласился. Варя привычно радостно защебетала и кинулась на шею. Я вспомнил, как она меня встречала после трехдневного отсутствия, так наверное солдат, вернувшихся с войны не встречали! Сколько было: и слез, и соплей и радости безумной. Это жесть!
        — Андро эта программа учета просто прелесть!
        — А?
        — 1С бухгалтерия, я показала отцу, он сказал, что теперь можно лучше все учитывать и планировать, развитие нашего замка можно точно просчитать на многие месяцы вперед... Ну в смысле вашего замка...
        — Это все прекрасно, но не торопись ты. Надо сказать, что у меня такое чувство было, что школьный курс Варя прошла за эту неделю. Лена тоже много читала, но не демонстрировала таких сумасшедших успехов. Я несколько раз замечал, что они беседовали на разные умные темы, и Варя играла роль старшей, за ней было последнее слово. Лена можно сказать ей в рот заглядывала и считала за безусловного авторитета, несмотря на разницу в возрасте. За несколько минут девочка обрушила на меня ворох информации, такое чувство, что у них тут не несколько часов, а месяцев прошло.


        — Мы научились делать бизе.
        — Пирожные?
        — Да, такая прелесть выходит. На ужин у нас: жареная картошечка с лучком, салом и зеленью. Свежий хлеб, кофе по — турецки и бизе. Накрывать?
        — Давай, вы меня ждали?
        — Да, Андро мы готовились!
        — Готовились? Ужин в смысле? Варька хитро подмигнула Елене и захихикала с ней.
        — Не только. Сюрприз! Покушали мы с аппетитом. Варя много пробовала рецептов из интернета, тут у нее была уже хорошо оборудованная кухня, пришлось еще купить панель с бесперебойником для работы электроприборов, но эти затраты себя оправдали. У Вари была и электроплита с духовкой и блендеры — миксеры, и мясорубка с хлебопечкой. Я озаботился покупкой и моечной машины. Все это нельзя было включать одновременно, мощности не хватало, но чем-то одним пользоваться можно было. Решил приобрести еще пару панелей чтобы хорошо электрифицировать нашу усадьбу, поставить питание для насоса погружённого в колодец, сделать нормальную ванную комнату, мойку на кухню. Туалет тут был не нужен, а вот стиральную машину поставить можно было, тем более все это стоило не так дорого как в реале.
        — Так, какой сюрприз?
        — Сейчас, допивайте кофе, Лена убирай посуду пока я переоденусь.


        Лена молча кивнула и стала наводить порядок, унесла посуду, стерла крошки со стола и убрала с него скатерть. Я взял в руки свое блюдце и чашечку с кофе, чтобы не мешать ей. Из комнаты появилась моя Варя. Ее было не узнать. Она одела черные туфли, чулки, белые трусики, черную короткую шелковую жилетку, на шее бабочка, а на голове был черный цилиндр как у английских джентльменов, в руках трость. Я обалдел. Варя включили музыку на планшетнике и в танце подойдя к столу, легко забралась на него. Я опять взял чашку с блюдцем в руки и открыл от удивления рот. Мне показали сценку из кино, как наша блондинка танцевала на жерле пушки перед полетом на луну. Получилось таки очень потрясно, я не думал, что моя крестьянка сможет так лихо отплясывать! Красивый танец под музыку. Варя лихо била чечетку, улыбалась, подпевала и шикарно крутила попкой, то одним боком, то другим. Задок в белых, обтягивающих трусиках был великолепен! Под конец танца Варя конечно не выстреливалась из пушки, а подпрыгнула вверх, расставив ноги и руки как парашютист в прыжке, и я смог сфоткать этот момент. Хотя стало жаль, что не снял
весь танец. Поставил бедную чашку на стол и зааплодировал, Лена тоже глядя на меня захлопала в ладоши, нам было весело, я кричал браво, а Варя кланялась и улыбалась.
        — Варя как ты меня удивила, слушай я не знал, что ты так танцуешь!
        — А я и сама раньше не знала, два дня назад мы посмотрели этот фильм, и я захотела попробовать.
        — Слушай, правда так классно получилось!
        — Спасибо. — Варя засмущалась и убежала в комнату переодеваться. Вернулась в своем обычном платьице — сарафане. Такой привычной, домашней девочкой, которая вдруг открылась с новой, неизвестной стороны, села за стол.
        — Андро, не хотите поплавать?


        — Пойдем. Лена присоединилась к нам. Мы хорошо покупались, я даже в этот раз пытался с Леной плыть на перегонки, она не плавала так хорошо как Варька, но пока я и ее не смог обогнать. Девочки помогли мне обтереться, ну как помогли? Накинулись на меня с двумя большими полотенцами и за пол минуты просушили в четыре руки, а потом обтерли друг дружку. Надо сказать, что они это делали весело, подначиваю друг друга, и Лена пару раз ущипнула в шутку подругу за зад.
        — Господин не хотите сюрприз?
        — Как, еще сюрприз? Варя заулыбалась и приглашающе показала рукой.
        — Ложитесь. Рядом с пристанью стоял стол, очень похожий на массажный. Я не заметил его раньше. Варя посмотрела на Лену, и та кивнув метнулась в дом.
        — Ложитесь удобно, мы вдвоем сделаем вам массажик! Расположившись на пузе я спросил.
        — А этому вы когда научились?
        — Андро, интернет делает нас разносторонне развитыми.
        — Ну-ну. Лена принесла склянку с маслом и дело пошло. Пошло прекрасно! Я расстащился как ни разу в жизни. Мне ласково размяли и плечи и спину и ноги. Не хотелось никуда вставать и не куда идти.
        — О боже, как хорошо! Две голые нимфы радостно захихикали.
        — Андро, мы будем делать вам массаж каждый день, если хотите.
        — Если захочу? Да я теперь и не мыслю жизни без этой процедуры!


        Подружки радостно заулыбались, помогли мне одеться и обуться. Я вздохнул как после тяжелой работы и приобнял девчат, сразу обеих. Никто не отстранялся от поцелуев. Мы начали активно сосаться губами, девочки не мешали друг другу, я так понял чувство ревности им не знакомо. Целовательное трио оказалось очень страстным и необычным, они одновременно попробовали своими язычками проникнуть мне в рот. Это было приятно. Я отстранился перевести дух, а милашки на моих глазах продолжили пожирать друг дружку ртами. Походу они тут спелись!
        Прохожу мимо дома старосты и он меня окликнул.
        — Ваша милость, можно вас побеспокоить вопросом? Я лениво глянул на него, уже думал из игры выйти и шел к камню. Думал на сегодня игра окончена.
        — Что случилось, Иван?
        — Господин тут совета хотел спросить, насчет леса...
        — Что с лесом? Староста опять заменьживался как обычно. Ну не может говорить сразу, по существу дела, обязательно надо пол часа юлить вокруг да около!
        — Что с лесом стало?
        — Да с лесом все хорошо, то есть плохо. Волк, господин, мы для хозяйственных нужд лесок изрядно с края проредили, теперь углубиться надо бы. Да вот окаянный там хозяйничает, быть беде...
        — Ну что ты за человек, плевую проблему сам решить не можешь? Иван опустил глаза к земле. Ой ну что с ним делать? Надо кого-то другого на его место подыскать. Не справляется нпс, или характеристики улучшать, но это дорого.
        — Не гневайтесь господин, но это страшный зверь...тут охотник нужен...
        — Че ты плетешь, псину прибить не можете сами что ли? Зови Сему и этого, мужика нового. Как его зовут?
        — Кремень.
        — Что, как?
        — Кремень говорю, имя его, ваша милость.
        — Да? Кличка какая-то. Ну ладно, зови этого Кремня и идем на охоту.


        Собрались минут за десять. Вооружились чем попало: Иван взял свой плотницкий топор, я взял топор для рубки дров, он был с длинной ручкой, Семен вооружился своей рудокопной киркой а Кремню пришлось срубить жердину и заточить из нее длинный кол. Взяли еще по палке с огнем — типо факел. Я скомандовал чуть разойтись и шуметь, выгоняя шавку на край леса, там быстро его разделаем и по домам, спать. Такой был у меня план. Пошумели мы знатно. Это да. Волка растревожили, но он и не думал прятаться, чудище выскочило на нас, полностью уверенное в своих силах. И ему было от чего верить в свои возможности. Я когда увидел, поблагодарил создателей игры, за то, что здесь нельзя обделаться в штаны. Это была не безобидная болонка, как я предполагал по своей дурости, а помесь волка и медведя! Мне сразу стало понятна правота старосты, он не зря ныл всю дорогу про охотников, про то что мы рискуем и можем пострадать. Мне пришлось даже на него наорать, чтобы он заткнулся.


        Старик был прав, и в подтверждении своей правоты, отбросил топорик в сторону и припустил из чащи. Ситуацию спас Кремень, со страшным рыком он кинулся на волчару, держа кол перед собой на манер копья. Я опешил и стоял блымая глазьями. Животинка приняла Кремня за главаря нашей своры, и решив разобраться в первую очередь с главной опасность, кинулся на него. Мужик с завидной сноровкой упер кол в землю, а острее направил на грудину чудовища. Не думаю, что в реале волк, так же глупо кидался бы на острую пику, но в игре волк возомнив себя танком, пер напропалую. Не хилой толщины палка опасно трещала, волк рычал и напирал несмотря на то, что фактически сам себя как бабочка одевал на булавку. Я забыл что в игре. Сердце так молотило в груди, как ни когда. Ощущение было такое, словно за этот короткий миг я пробежал пару километров галопом, так все быстро развивалось. Волчара со страшным ревом сунулся вперед, раскачивая кол из стороны в сторону. Подумал что Кремень не сможет удержать палку, и тогда нам хана.
        Стратегия старосты оказалась самой правильной в этой ситуации. Но Мужики не сплоховали, Кремень напрягая жилы удержал самодельное оружие в руках, его завидное упорство в этой ситуации спасло нам шкуру. Волк видя, что не выходит выкрутиться, как мог изогнул шею и принялся грызть ненавистную занозу. Сема подбежал и со всей дури ударил своим кайлом его по голове. Он смог прицельно ударить еще целых два раза, но жестоко поплатился за свое геройство. Волк мотнул что есть мочи в его сторону, Кремень не смог на этот раз удержать свою деревяшку, пасть зверя сомкнулась на локте Семы. Раздался хруст костей, резкий рывок шеи и ошметок руки с зажатым кайлом полетел в чащу. Сема заорал погромче болельщика Спартака и прижав обрубок к груди, отчего то рухнул сверху на него на землю, придавив своим телом, не переставая орать. Я наконец вышел из транса и в ярости кинулся на врага. Не помню смог ли Кремень схватить по новой кол или нет. Не знаю. Да я вообще ничего не мог вспомнить. Пришел в себя от того, что жутко болят руки. Туша волка лежала на земле, а я возвышался над его размозженной головой. Сколько раз я его
ударил не скажу. Было тяжело дышать, я реально задыхался от натуги. Болели плечи, я отсушил кисти рук об деревянную рукоятку топора. Сердце еще чуть-чуть и разорвет мне грудак изнутри. Кремень и тут сориентировался быстрее меня. Перевернул рыдающего в захлеб лесоруба и веревкой со штанов, вместо жгута, перетянул плечо. Я бросил топор под ноги.


        — Сема ты как? Ответил мне Кремень.
        — Плохо господин, может помереть.
        — Надо что-то делать. Что? Мой вопрос вслух самому себе Кремень отнес на свой счет.
        — Без лекаря не обойтись. Рану нужно обработать. Кость торчит, мясом не прикрытая, я жилы выше перетянул, но кровь из кости капает.
        Я вообще забыл что в игре, такое чувство было, словно я в реале в такой жуткий переплет попал, что хоть за голову хватайся!
        — Ну не тут же его бросать, ваша милость? С этой мыслью Кремень поднял баюкавшего обрубок Семена с земли, и уговаривая, придерживая и подбадривая тихой спокойной речью, повел домой.


        Привели с горем пополам домой. Староста не прятался от нас. Вышел на встречу, гляжу морда белее мела стала. Подхватил, сменив Кремня сына под здоровую руку и завел в дом. Амфора как увидела мужика покалеченного, сразу в вой. Остальные бабы помогать. Кошмар полный. Кремень потребовал чистое полотенце обмотать край обрубка, крови изрядно накапало на пол. Усадили Семена на лавку. Я повернул глаза на старосту.
        — Сколько у нас денег осталось?
        — Тринадцать золотых и сорок два серебра.
        — На лекаря не хватит. Он с первым уровнем полторы сотни стоит. Я начал соображать что делать? Продать что? Староста опередил мои мысли.
        — И урожай вечерний продал уже, семена на утро, удобрение купил, еще как вы и велели вторую за день крестьянку приобрел... завтра к работам приступит.


        Я закивал в знак согласия. А сам думал, где деньги взять? Только если новеньких продать. Трех человек придется продать, чтобы лекаря можно было купить. Который одному крестьянину рану обработает. Размен вроде не равноценный. Но не знаю, к этим новеньким я не привык, а с Семы и его отца с Варей моя империя пошла. Да еще Варя, хорошо что она сейчас брата не видит! Как плохо что денег не отложил на непредвиденные расходы, хотя сам приказывал Ивану все тратить. Деньги должны работать и приносить прибыль. Сто пятьдесят золотом! Это можно было бы двух огородников купить и еще удобрение с семенами. Староста кашлянул в кулак, привлекая внимание.
        — Ваша милость, у нас из тех денег, что вы разрешили, мы не все потратили... я глянул на него.
        — Сколько?
        — Девятнадцать золотом... я отмахнулся, призывая замолчать. Подошел к инвалиду, Семен поднял на меня глаза.


        — Как, ты Сема?
        — Не продавайте меня господин, прошу вас. Не разлучайте с семьей. Может выздоровею и одной рукой работать смогу, не сомневайтесь, я буду стараться работать так же хорошо, как и двумя до этого! Я покачал головой.
        — Сема — Сема. Ну что ты глупости городишь? Тебе надо до утра дожить как то, утром урожай продадим и тебе купим лекаря руку лечить. Понял? Мужик глянул на меня с затаенной надеждой и кивнул головой в знак согласия.
        — Иван, надо руку принести, может лекарь сможет приставить ее на место.
        — А можно так?
        — Да я откуда знаю, это же игра? У нас в реале иногда пришивают и люди пользуются даже, только вроде в холод надо положить, обмотать в ткань смоченную и в холод. Иван не стал задавать уточняющих вопросов и распорядился.
        — Кремень, принеси руку, как господин сказал. Повернулся окрикнуть крестьянку.
        — Фекла бегом до Варвары Ивановны, льда принеси, она сказывала у нее в холодильнике — подарке господина лед есть!
        — Эй — эй вы это, Варе ничего пока не говорите.
        — Фекла слышала? Про Семена ничего не болтай, скажи лед отец простит, квас остудить. Ступай.
        Через десяток минут наблюдал идиотскую надо сказать картину. Сидит на лавке за столом Семен, придерживает здоровой рукой обмоток кровавый со своим обрубком и таращится на сверток на столе, там в тряпку со льдом замотана его недостающая запчасть. Помочь своим людям я ничем уже не мог и пошел на выход из игры.


        ========== Глава 16 Никодим ==========

        Глава 16 Никодим


        Завтра в школу, надо поспать. А заснуть не получается. Сука, как же неудачно все вышло. Голова пухнет от тысяч вопросов. Сема дотянет до утра или нет? Я смотрел у него шкала жизни была заполнена на треть, вроде и не падала, но и не росла. Как вообще тут урон восстанавливается? Может я завтра зайду и у него за ночь рука отрастет? Было бы не плохо, на врача не надо тратиться. А если нет? Как лекарь его лечить будет? Отвар приготовит, Сема выпьет, и оп — рука отросла? Может можно просто зелья какие купить для этого дела? Но вроде я такого не видел, хотя и не смотрел подробно. Придется завтра потратиться, это немного тормознет развитие. Ну ничего, я не хочу чтобы Варя переживала сильно, придется ее брата лечить по-любому. И тут меня прошиб пот холодный. Я вдруг подумал, а что если бы волк кинулся на меня и отгрыз мне ноги? Ну положим не убил бы, а ноги отгрыз? Крестьяне бы типо его добили, а я лежу такой без ног и встать не могу? Отрастать мигом они походу не стали бы. Я в игре ни разу еще не умирал и не знаю как это тут происходит. Да я даже не в курсе сколько тут жизней. Может это такая игра, где
если умер, то надо снова начинать? Как бы я покалеченный добрался до камня чтобы из игры выйти? Это вопрос вопросов! Не похоже это все на нормальную игру. Запутанно все. В волк. Вот я его убил а мне ничего не дали. Даже сообщения вроде не было! Странно. Или за это не дают ничего? Пока длились мои душевные терзания прошло много времени, я глянул на телефон уже пол первого ночи! Зашел в игру.


        Утренняя заря. Встал, потопал к дому старосты. Крестьянство уже бегом собрали урожай в хранилище, Иван собирался идти в замок продавать. Я сказал что пойду с ним.
        — Как там больной? Иван глянул на меня тоскливыми глазами.
        — Всю ночь стонал грешный. Старался виду не показывать, но и его силы не беспредельны.
        Я и намека не сделал старосте за его вчерашнее бегство. Он глаза прятал виновато, но я понимал умом, он сделал все что мог, предупреждал меня много раз об опасности, но я его не послушал а еще и наорал! Так если разобраться, не действуй Кремень так отважно, не известно выжил бы из нас кто или нет? Купили лекаря, сухой и прямой как жердь, в колпаке как у звездочета. Имени нет, я нарек его Мензуркиным. Обрисовали 'дохтору' картину дня. Надо прикупить инструменты и лекарства. Пришлось еще и отложенные крестьянами деньги потратить на необходимое для лечения.
        Я тут же приказал Ивану компенсировать все из дневного урожая и выдать Кремню премия за храбрость в размере тридцати золотых. Горит хата — гори и сарай! Лечение было жутким. После осмотра травмы, Мензуркин выдал диагноз. Поврежден не только локоть, но и сустав разорван так, что восстановлению не подлежит. На мои вопросы о зельях регенерации здоровья ответил покровительственным кивком. Да есть. Назвал стоимость. Нам на это неделю как я прикинул работать надо. Как говорю еще помочь можно? Руку он может пришить? Мензуркин от вопроса скривился так, словно учитель которому бестолковый ученик задал идиотский вопрос, и ему мудрецу этому невежде надо прописные истины разжевывать. Да конечность может приживить лекарь начиная с шестидесятого уровня. Прикинули по деньгам, сколько будет ему такую профу взять. Еще дороже выходит. Еще вариант в камне управления где коррекция внешнего вида и психики нпс можно за полторы тысячи золота сделать откат к предыдущему состоянию. Этот вариант тоже в топку, как не вариант в нашем положении. Все в бабки упирается. Как в жизни.


        — Ну а сейчас, что сделать сможешь?
        — Конечно. Рану надо правильно обработать и сформировать культю.
        — Делай. Сема ты как выдержишь?
        — Я ему дам отвар обезболивающий, он почти ничего не почувствует.
        — Так чтож ты молчал, видишь человек из последних сил держится?
        Мензуркин что то пробормотал под нос и принялся за работу. Одурманил пациента своей отравой и стал подрезать и закатывать кожу на руке. Потом перевязал сосуды и начал выше локтя резать мышцы. Кость он тоже не оставил целой а принялся ножовкой из своего набора пилить выше головки. Бабы от этого ужаса разбежались, мы со старостой смотрели испугано, мне было противно на это глядеть честно говоря. Но Мензуркин просто ожил за работой, преобразился так, словно он был до этого выключенной лампочкой, а теперь ему дали пить электричество. Отпилил кость и спец напильником начал опиливать ее края, чтобы не было острой грани. Потом сшил мясо, промокнул все тампонами и отогнутой до этого кожей натянул все как в чулок. Приноровился и обкорнал лишнюю демру так, как какая — нибудь швея подрезает брюки! После наложения последних швов сделал повязку, а косынкой через голову подвязал культу у Семы на шее.


        — Все!
        — Жить будет?
        — А куда он денется? Будет конечно. Мензуркин моя руки в тазу вещал свой прогноз.
        — Три — четыре дня на заживление и все.
        — Иван, я зайду вечером, вернее в полдень у вас. Ты тут Варе ситуацию обрисуй. Что к чему. Ну и хозяйство, я понимаю такое дело...но без денег вылечить никого не сможем.
        — Да, да, господин я все понимаю. Опять закивал головой быстро — быстро как он умеет. И тут же рассыпался в благодарностях за мою доброту и заботу. Мне не очень приятно было, я чувствовал за собой вину и тихо слинял на выход.


        Проснулся как обычно, позавтракал и в школу. На занятиях не нахожу себе места, все думаю за эту глупейшую ситуацию. Как же выкрутиться с меньшими потерями? Математичка вызвала к доске и распекает одноклассника.
        — Вася, ну что ты творишь?
        — Чего? Я ничего не делал.
        — Ну ты хоть немного внимания прояви. У тебя по условию в задачи, одна из сторон треугольника какую длину имеет? — Васька шмыгнул носом устало и выпалил.
        — Основание АВ — двадцать один сантиметр.
        — Вот. А ты периметр сколько в ответ записал?
        — Семнадцать.
        — Все правильно? — Ученик забегал глазами.
        — Да.
        — Ну как так, да? У тебя периметр — сумма всех, трех сторон треугольника, семнадцать сантиметров, а всего одна сторона — двадцать один. Как такое может быть? Васька непонимающе замотал головой.
        — Так в учебнике же написали, двадцать один. Я причем, если здесь опечатка?
        — О боже!


        Меня как молнией ударило в этот момент, боясь спугнуть мысль я прислушался. Девчата на первой парте ноль эмоций за событиями у доски, шепчутся за что то, я схватил машинально ручку и тупым колпачком как ткну Нину в спину промеж лопаток.
        — Тихо, ничего не слышно за вами! — Нинка перепугалась, как от выстрела. Повернулась и такими ошарашенными глазами смотрит на меня.
        — Помолчи. — Я сосредоточился на разносе учительницы.
        Мой тариф для модема только называется безлимитным, но на самом деле имеет ограничение на объем, и по скорости тоже не сказка. Варя активно пользуется интернетом, ютуб и прочее видео по интересным для нее темам смотрит много. Опять же дисков с фильмами много купила, по три серебрушки за штуку это не дорого. Я с ней даже пару новинок посмотрел. Не сильно на планшете хорошо компанией смотреть, но ничего. Вот почему у меня мысли не возникло как это все получается? Ведь концы с концами не сходятся. Игру я загрузил с четырех дисков, ну пускай это будет несколько десятков гигов, плюс еще гигов пять трафика на моем тарифе. Так откуда такой объем инфы? Ведь недостающее количество надо было откуда то взять, по какому каналу? Инка повернулась еще раз.
        — Ты это, чтобы больше так не делал, понятно!
        — Не буду, извини, и вообще нечего было так шуметь.
        — Я не шумела, я тихо разговариваю, в отличии от некоторых.


        Дома хотел зайти на сайт для тестеров, мысли свои изложить на этот счет, если раньше мне перестали отвечать, то сегодня обрубили и доступ к сайту вообще. Несколько раз открывал закладку, результат один — ноль. Нет сайта по такому адресу. Да? Взял телефон. Позвоню по номеру, по которому шлем заказал. Сообщение о том, что неправильно набран номер меня уже не удивило. Все ниточки обрублены. Концов не найти. Может у них что случилось? С такими разработками крутыми может их спецслужбы прикрыли? Так и игру наверное тоже уничтожили? Я наверное последний раз сегодня утром зашел. Накрутил себя здорово этими мыслями. Но зашел в игру как обычно, все работало так, как и раньше.


        Вид Семы, черпающего ведра из колодца в бочки меня расстроил. Бледно-серое лицо, перекошено болью и тупой решимостью. Словно не человек, а бездушный механизм он подхватывал ведро единственной рукой и выливал в бочку. Методично раз за разом. После моего приказа остановиться он упал на землю и расплакался как ребенок.
        — Семен, иди в дом, никакой работы. Я запрещаю. Ты слышишь? — Крестьянин мотнул головой. Подошел староста. Я его сразу распекать.
        — Почему инвалид в поле? Куда смотришь? — Староста поморщился.
        — Ваша милость, не серчайте, боится что его как бесполезного продадите...
        — Я же сказал... — Начинаю злиться. Староста уловил мое раздражение и переключил разговор на другую тему.


        — Тут такое дело, ваша милость. Пришел человек от соседа. Вас спрашивают. Я недоуменно уставился на старосту.
        — Да? И часто так гости приходят? Я этот момент оставлял раньше без внимания. Надо прикинуть кто у меня в соседях, и что можно от них ожидать в дальнейшем.
        — Первый раз. Беспокойство от их хозяина и его людей никогда нам не было. Даже межземелье они заняли только до своей половины.
        В голове стаей проносится куча мыслей. Время то тикает. Думаю, отказываться будет неправильно, тем более, лишняя информация, не помешает. Было бы не плохо, если с соседом удастся установить нормальные отношения на будущее. Пока земли мне достаточно, но надеюсь, мне удастся развиться и тогда вопрос этот станет очень важен. Ладно, пойдем. Нельзя все время прятаться в замке. Чувствую 'сидеть на попе ровно' будет не самой правильной стратегией.


        Надо сказать, что сосед на 'своей' половине 'межземелья' развил бурную деятельность. Вся земля была поделена на лоскутки аккуратных посадок. Луг, предназначенный по стартовым условиям для выпаса скота, он превратил в бескрайний огород. Множество крестьян, хорошо одетых и обутых трудились выращивая кусты, отдаленно похожие на кочаны капусты розового цвета, высотой со взрослого человека. На 'мою' часть 'межземелья' сосед не заходил, хотя было видно, что у него есть необходимость в земле. Как же он смог так быстро развиться? Вроде мы должны быть в равных условиях? Я подумал, что не надо явно показывать свою неспособность соперничать с таким игроком. Когда подходил уже к примерной границе участка, узкой полосой песчаной тропинкой, чисто символически, делящей луг посредине на две равные половинки, то рассмотрел своего соседа, который как по заказу крутился среди своей челяди.


        Это был мальчик. На вид — лет двенадцать, не больше. Чистое белое лицо, блондин с вьющими волосами. Таких художники возрождения писали в роли ангелочков на своих полотнах. Одет, ну натурально, в римскую тогу. Типа в кусок дорогой ткани, с вышитой окантовкой, замотан. Образ довершали сандали на шнурках. Без оружия. Совсем. Приветствовал меня странным жестом. Поднял обе руки на уровень лица и развернул ладонями ко мне. Прям блондинка — чингачкук, перьев на голове не хватает только.
        — Мира и достатка вам, дорогой друг! (Я подумал, что рукопожатие тут не к месту и повторил приветствие).
        — И вам, мира и достатка сосед! И попробовал улыбнутся, надеюсь улыбка не вышла напряженной. Сам про себя в это время повторял: не бойся, не надо боятся, может тебя не будут сразу разорять, может удастся как-то договориться. Страшно не хотелось терять то малое, что уже еле нажил за это время. Но особенно боялся за своих крестьян. Ну вы поняли, за кого в первую очередь.
        — Спасибо за добрые слова и пожелания. Мое имя — Никодим. Надеюсь вы не против, если мы будем на ты? И вежливо поклонился. Как вы хотите чтобы я к вам обращался? (Ох уж эта современная мода родителей на 'возращенные к истокам' хорошо что еще не встречал такие 'русские' имена как Параша, Евграф, Ионим, Захар и Трофим, но Никит, в каждом начальном классе по двое-трое уже есть). Теперь вот Никодим.
        — Андро, к вашим услугам. И изобразил такой же глубины полупоклон — кивок.
        — Прошу извинить меня, что мы не можем пройти в мое скромное жилище, и провести беседу с должным уровнем комфорта, как и положено людям нашего круга. Не будем обращать внимания на эти мелкие трудности... хочу сразу перейти к делу, чтобы...
        — Почему не можем к вам пройти? У вас стройка не окончена? — Я перебил его на полуслове. Он растерянно заулыбался, как будто я сказал шутку.
        — Прошу простить меня. Но мне на секунду показалось, что вы бы не отвергли мое вопиюще нескромное приглашение, посетить мое прибежище?
        — Да без проблем, главное не помешаю ли я вам?
        — Что вы, пожалуйста, прошу вас.


        Он отступил на шаг и жестом открытой ладони пригласил пройти к замку. Мы молча шагали по тропинке между 'капустой'. Я впереди, Никодим на шаг сзади. Доходя до полосы около замка я начал скрипеть зубами. Было от чего. Вся зона вокруг замка была застроена различными сооружениями, толпы людей в различных одеждах сновали туда-сюда по своим делам. Как он все это успел? Обязательно напишу админам. Это просто не возможно было сделать за такое короткое время! Остался только вопрос кому и куда писать теперь?
        — Никодим, а ты сам откуда будешь?
        — Из столицы. — И легкий поклон.
        — Понятно, из белокаменной! (На мои слова он как то странно отреагировал, мне показалось, на секунду раскрыл глаза, вроде от удивления, а потом типа с пониманием улыбнулся).
        — Как же тебе удалось все это забабахать то, так клево?
        — Постоянными трудами праведными и неустанной заботой.
        — Понятно, не хочешь говорить. Ну ладно. — Если сказать что меня душила жаба от увиденного у стен замка, то то чувство которое я испытал зайдя в сам замок словами я передать не могу. Просто не могу, восточная красота доведенная до совершенства. Индийский Тадж-махал будет конечно крупнее, но не так органичен и продуман до мелочей как это сердце замка. Ни одной лишней, непродуманной детали. Во дворе красивые изгибы дорожек, узорные, разноуровневые площадки, соединенными замысловатыми пролетами каменных лестниц, сменялись посадками декоративных цветов и деревьев с роскошными плодами. Фонтаны, арки, увитые густыми лианами, красочные птицы и невиданные зверьки создавали атмосферу рая. Рая на земле.


        — Прошу тогда не отказать мне в совместной трапезе.
        — Ничуть не буду против.
        Помещение для трапезы никак нельзя было назвать 'затрапезным'. Массивные резные колонны подпирали мозаичный свод потолка. Хрустальная люстра пугала своей массивностью, она повисла на цепи в руку толщиной, но на ее общем фоне, ажурный цепок казался паутинкой. Пол, состоящий из разных пород камня, расстилался затейливым ковром. Да по такой красоте — надо в бахилах ходить! Мебель и вся обстановка огромного зала, просилась в экспозицию лучших музеев мира. Даже понимание того, что все это — по сути своей, картинка нарисованная на компьютере, не могло меня успокоить. Я прекрасно понимал, что даже один дизайн всего этого указывает на долгую работу художников высочайшего уровня. Мы расположились на небольшом возвышении, вдвоем за столом, предназначенным для доброй сотни гостей. Приборы, в невообразимом разнообразии, изящно разложились на полированной столешнице этого монстра, ожидая использования по предназначению. Думаю я не смогу показать класс в этом вопросе, да я даже названий их не знаю, не то что правилами пользования по этикету. Никогда не заморачивал себе голову такими проблемами, поскольку думал
что не попаду в ситуацию, требующую от меня изысканного обращения с ножом и вилкой. Добрая рота музыкантов заиграла что-то классическое, мой сосед, видимо очень заботится о музыкальном сопровождении пищеварения.


        Стайка работниц пищеподавальной отрасли шустро проплыла, заставив стол горой разнообразных яств. Никодим нарядил их в красивые сарафаны до пят, голову украшали кокошники, расшитые жемчугом. Стиль 'а ля рус' показался мне каким-то неестественным. Должен сказать это было единственное что не гармонировало с окружающем нас нагромождением шедевров. Под спокойную музыку дюжина накачанных танцовщиков, раздетых по-пояс, начала замысловато вертеть полуголых нимф. Мы молча ели, смотря на представления. Я наложил себе на тарелку немного того-этого. Жидкими блюдами не заморачивался, решил покушать разносолов для вилки. Из напитков попросил чистой воды. Девушка — официантка подорвалась из — под руки и проворно налила требуемого в бокал, третий сбоку! Хозяин наполнил свой кубок сам, чем-то красным и подняв его на руке провозгласил тост.
        — За долгое и доброе соседство, дорогой Андро!
        — Присоединяюсь, уважаемый Никодим!
        Отпил глоток и продолжил отщипывать крохи от изобилия, наслаждаясь вкусом. Под продолжающуюся музыку качки удалились куда-то вон, а вот число полуголых девок удвоилось. Неплохо! Замысловатая дискотека показывала высокое мастерство участниц, такой синхронности движений позавидовала бы лучшая команда олимпийских чемпионок по синхронному плаванию. Хотя, что такое для компьютерных нпс, согласовать танец по тайменгу? Но все равно неоспоримо, это было завораживающе красиво. Танец подходил к своему логическому завершению. Музыка стихла, заставив замереть девчонок стройной линией напротив нашего стола.


        Они так и стояли спиной к малочисленным 'зрителям', слегка расставив стройные ноги на ширину плеч. А потом также синхронно стали нагибаться раком, раздвигая булочки. Через сквозные прорези ихних танцевальных 'штанишек' уже было видно, прям таки хорошо разработанные задние дырочки. Да нет не дырочки — дыромахи! Чем им их так разорвали? Я прямо со рта выронил очередной кусок в этот момент. Такое завершение танца мне показалось неуместным. Человек ест, а тут ему можно сказать к носу подносят порванную на ухнарь жопу! Право слово, хоть я и помнил про особенность игры в отношении 'грязности' этого места, но 'реальное' воспитание давило своей неправильностью происходящего. Хоть девушки и выглядели секунду назад куколками, но контраст оказался сильным. Я недоуменно глянул на Никодима. Он видимо, уловил мои чувства и поднял палец вверх, призывая подождать продолжения 'банкета'. Финалом являлся одновременный 'залп' из трудовых частей разноцветной стаей бабочек. Из каждого 'домика' вылетали насекомые только одного цвета, но поднимаясь вверх, они стали перемешиваться, создавая объемные разноцветные
геометрические узоры, находящиеся в движении и плавно переходящие из одной формы в другую. Музыка возобновилась и танцовщицы продолжили наяривать свои буги-вуги, как не в чем не бывало. Я опять глянул на хозяина недоуменно сведя брови.
        — Купил недавно этих крошек. Достойно надо сказать обучены. Уже неделю радуют меня. Как меня уверял продавец, запаса разученных танцев мне хватит лицезреть еще на пару недель!
        — То есть не повторяющихся танцев?
        — Конечно, разве будет какое — то удовольствие, смотреть представление дважды? Просмотрю, сколько будет интересно и продам их. Но можно смело сказать пару раз они меня уже удили!
        — А как они бабочек не раздавили внутри себя?
        — Я не знаю, они в первый раз такое делают, давайте спросим...


        — Внучка! Иди сюда. — Фраза мне резанула слух. Парень заигрался. 'Внучка', на которую показал сопляк малолетний, грациозно подошла максимально близко к столу и почтительно замерла ожидаю приказа.
        — Егоза, расскажи как ты не раздавила своей попкой букашек?
        — Повелитель, это не букашки, а механические мотыльки, нашему бывшему учителю их по заказу делают часовые мастера красной горы!
        — Хорошо, пусть будут мотыльки. Но они же кажутся такими хрупкими, как ты их не повредила, засовывая в дырочку, да и потом, ты так шустро двигалась!
        — Я не закладывала их по одному, а вставила сразу пенал, в котором они лежали.
        — Ага! Покажи моему гостю, что там у тебя.
        Девочка тут же повторила былой маневр. Развернувшись рачком, стала дуться, выдавив из себя блестящую металлическую колбу с широким горлом, размером с крупны флакон духов. Повернулась и поставила на край стола, как ни в чем ни бывало, радостно и дибильно улыбаясь.
        — Тебе наверное тяжело было танцевать с таким грузом внутри?
        — Нет господин, мы тренировались с юных лет, постепенно увеличиваю размер пенала. Для меня это уже привычно.
        — А как эти мотыльки вылетели одновременно из вас? Вы как-то их включаете?
        — Нет повелитель, они так делают по музыке, когда кончается мелодия, они начинают вылетать из домика. Главное, не забыть перед тем как вставить — снять с него крышечку! И опять так улыбнулась, как будто мы мило обсуждали погоду, а не здоровую штукенцию у нее в заднице.
        — А как вы потом их собирать будете в этот пенал?
        — Никак. Они летают один раз, а потом после полета падают вниз. И тут в подтверждение ее слов, бабочки посыпались мишурой на 'выстреливших' ими стриптизерш.


        Мы еще пожевали немного молча под тихую музыку. Никодим вперил в меня не по-детски стальной взгляд, и неожиданно, без всякого перехода сказал.
        — Пятьсот тысяч. И поднял очередной бокал с вином.
        — Что?
        — Пятьсот тысяч. Мое предложение вам.
        — Простите, я не понял. Я еще раз недоуменно повел бровью.
        — Дорогой сосед. Я конечно не имею такой наглости лезь в ваши дела, просто со стороны мне показалось вы хотите развиваться за счет агрокультуры...
        — Нет, не только это, еще я формирую третий полк, и готовлюсь к крупной войсковой операции. Никодим смешно сморщил нос.
        — Ни сколько не сомневаюсь, что вас как правителя, вставшего на путь силы ждет большое будущее, но... армия требует вложений, без надежной экономики нельзя достичь заметных успехов. И как я говорил раннее, можно отметить ваши успехи в земледелии, которые впрочем будут еще расти со временем.
        — Да есть такое дело, я уже крупный поставщик кукурузы. Нос Никодима еще больше сморщился от моих слов.
        — Андро, это прекрасно, значит еще полсотня уровней и вы сможете растить Пешерь. Вы видели ее, мы шли через ее посадки. Однороги едят ее по две единицы в день. Траты сумасшедшие, но без них никак нельзя.


        Я не стал показывать свою полную некомпетентность и молча смотрел на соседа. Он видимо уловив мою прострацию принялся разъяснять ситуацию. Никодим занимается торговлей. Основным транспортным средством для него являются однороги, самые быстрые и грузоподъемные твари, доступные ему по уровню развития, но есть большая проблема — их прожорливость. Едят они только Першень, сладкую высокоэнергетическую культуру. Соседу мало места, и он недоволен что приходится занимать большой участок под посадку этой культуры. Для него лучше иметь территорию под склады и навесы для содержания однорогов.
        — Не скрою, как я был рад, что мой сосед занялся возделыванием полезных культур на своих землях для продажи и развития.
        — Пока я таким образом веду хозяйство, но вскоре все изменится и я хочу жить за счет военной добычи. Никодим просиял от такого ответа.
        — Тем более! Иметь добрососедские отношения с таким человеком особенно приятно! Прошу принять у меня эти деньги для скорейшего развития, прокачки навыков и совершенствования. Никодим налил и поднял очередной бокал приветствуя меня таким тостом.
        — А почему вам просто не покупать этот корм? Никодим с готовностью пояснил.
        — Вы уже убедились как работает торговля в замке? Если скажем, вы продаете товар за сто золотых, то купить его сможете уже только за сто десять. Правило десятой части распространяется на все. Никодим сделал еще один глоток и продолжил.
        — Я живу за счет торговли. Налаживаю связи, ищу поставщиков, договариваюсь о покупке и доставке товара. Вот например, у вас тот товар что вы в замок можете продать по сто золотых я бы купил за сто две золотом.
        — А смысл?
        — Смысл, есть если есть кому продать его за сто восемь золотых.
        — Невелика разница.
        — Не скажите, не скажите. Важен оборот. На разнице в шесть процентов при наличии хорошей налаженной сети производства и сбыта получается очень и очень не плохо. При высоком уровне развития каждый следующий шаг стоит много сил, времени и средств, а счет идет на доли процента. А тут стабильные шесть процентов с оборота! Скажу вам по секрету это очень — и очень не плохо! И дополнительных доход для продавца и покупателя. Всем хорошо. Хотя конечно и трудностей хватает. Как и в каждом серьезном деле.
        — Но конечно не по всем видам товара можно договориться?
        — Да, это должен признать, но можно подстраиваться, искать наиболее выгодный подход. К примеру вот вы хорошо выращиваете кукурузу, а у меня нет по близости покупателя на нее. Далеко везти не так выгодно будет, этот момент тоже надо учитывать. А к примеру, недалеко нужны бананы. Вам эту новость можно довести, вы прикинете плюсы и минусы и займетесь бананами. Это я так, для примера ситуацию обрисовал.


        — Понятно. А насколько это надежно?
        — В смысле честности сделки? Ну, мне нет смысла вас обманывать, обмен же будет вестись каждый день. Мне не выгодно будет вас в малом обмануть, чтобы потерять надежного партнера. Вы подумайте...
        Возвращался я в состоянии тяжелой задумчивости. Предложение на первый взгляд выглядело очень и очень заманчивым. Я получаю необходимые ресурсы для быстрого развития, постоянный доход и надежный рынок сбыта по цене выше номинальной. Но есть и минусы. Цена для этой пешери хоть и кажется пока замечательной, но со временем придет пора и более дорогостоящих экземпляров, сулящих еще большие барыши. Если я возьму на себя обязательства выращивать определенную часть этой культуры, то в дальнейшем это затруднит мое развитии. Я недополучу прибыль. И попаду в зависимость в некотором роде. Мне это не нравится. С другой стороны, не известно сколько я смогу еще заходить в игру. С этим проектом что то явно не так. Сколько я еще смогу наслаждаться этим сказочным миром? Вопросов куча.


        Забрел до дома старосты, семейка как раз расходилась по рабочим местам после приема пищи. Свиделись и с Варей, пришла проведать брата. Я отозвал ее с отцом, сели отдохнуть под навесом, поговорить. Решил поделиться мыслями со своими людьми. Одна голова -хорошо, а три -лучше! Обрисовал ситуацию. Меня поняли с полуслова. И добавили еще новых, уточняющих вопросов. Староста спросил про заключение договора о разделе межземелья. Согласиться ли сосед поделить общий участок ровно пополам и заключить обо этом соглашение? Варя подкинула идею посмотреть корма для этой живности. Может при еще большем уровне огородничества для них можно будет что сложнее растить, подороже и эффективнее? Тогда и проблем не будет в плане дальнейшего развития. От моего грустного замечания, что я не знаю как долго могу в игру заходить, Варя с отцом переглянулись и закачали головами из стороны в сторону. Как будто я сказал что то осуждаемо неприличное и глупое. Иван прокрутив думки в голове обратился ко мне.
        — Ваша милость, разрешите посчитать, прикинуть все подробно. Посмотрю цены на семена какие требуется, сколько земли придется подготовить, сколько людей нужно для этих посадок, какого уровня они навыками должны владеть. Надо на будущее прикинуть, если как дочь говорит более дорогие культуры можно будет выращивать, что к чему и вам вечером доложить если изволите.
        — Хорошо, но смотри еще удобрение, шланги для полива, нужно новые колодца рыть, и еще я хотел вместо того чтобы ведром воду черпать в бочки, насос поставить и запитать от панелей.
        — О, это будет хорошая идея, а люди другим делом займутся, пользу принесут.
        — Считай что к чему, вон Варя пусть поможет я вечерком загляну.


        Вышел из игрухи и пошел перекусить. Кофе с булкой попиваю, взял телефон и позвонил Варьке.
        — Ну что так счетоводы — любители насчитали? Результаты обнадеживают?
        — Андро, еще раз все пересчитываем, очень бы ладно все вышло, но если вы дадите свое согласие конечно. Я улыбнулся про себя.
        — Ну если все как ты говоришь хорошо, то дам. Ща жди, зайду посмотрим на ваши выкладки.
        Мои крестьяне подготовили целый бизнес — план. Я увидел настоящую презентацию почти так, как по моим фантазиям происходит в крупных компаниях. Кучу листов с графиками, диаграммами. Таблицы и цифры, цифры.
        Но если бы только это! Водя карандашом по листу бумаги Варя с Иваном засыпали меня терминами как я понял относящимся к области экономики. Для меня знакомыми были только проценты. Я не выдержал и рявкнул.


        — Так, прекратили по-тарабарски разговаривать, где только нахватались!
        — По учебнику Булатова. — Варя округлила глаза и продолжила.
        — Таким образом, нормальная прибыль, как составная часть издержек составит...
        — Варя, стой! — Я тяжело вздохнул.
        — Иван, как понимаю придется прежде всего людей покупать, сразу им навыки. Это тоже трата, но и жильем их необходимо обеспечить, не на земле же они спать будут? Одежда, обувь, питание.
        — Я понимаю вашу мысль, господин. Предлагаю вот взгляните, протягивает мне очередной листок.
        — Купить двадцать человек следующих специальностей. Я глянул.
        — Два плотника?
        — Да. придется как вы сказали строить жилье, пару бань, склады, вот еще надобен бочкарь один. Пару баб сразу на кухню, только этим и займутся. Человека три будут только на перевозке поначалу, потом больше. Если так разворачиваться, чтобы все были пристроены, за всеми пригляд был, то за неделю прикупим сто двадцать четыре человека. Дальше как прикажите. Я задумался. Иван принял мое молчание как ожидание продолжения закидывания меня ворохом проблем и подсунул новую бумажку.


        — Вот подробный план разбивки огорода, расположения хозяйственных построек, системы ирригации... смотрел на Ивана уже осоловелыми глазами.
        — Если столько человек будет через неделю работать сколько мы будем получать прибыль? Варя снова взяла слово.
        — С учетом предполагаемых затрат в сорок три тысячи девятьсот восемь золотых. Экономическая прибыль... Я грозно глянул на докладчицу, которая не примянула тотчас исправиться.
        — Чистый доход в сутки составит три тысячи четыреста семнадцать золотых монет.
        — То есть, мы потратим только десятую часть предполагаемых денег и получим три с половиной тысячи дохода в день. А если все вложим, то тридцать пять золота будем иметь ежедневно? И так сможем, пусть с большим запасом, за месяц — полтора все вернуть?
        — Не совсем. Я ваша милость, наведался к управляющему соседского имения, разъяснить с кормом этим, сколько его надо им. Для производства такого количество пешерьи нужен труд трех ста пятидесяти двух человек. Вот выкладки.
        — А больше, получается не нужно. Но ведь мы можем эти средства вложить в производство чего-то другого? Иван кивнул мне.
        — Конечно, ваша милость. Вот я предлагаю...
        Итогом нашего совещание стало то, что староста пошел к соседу уточнить вопросы нашего договора. Для меня было важно чтобы я не имел перед соседом никаких обязательств после выплаты долга. Сосед согласился на то, что я после выплаты средств могу отказаться от этой культуры, но с уведомлением его о своем решении не менее чем за две недели. Я ответил согласием. Землю мы поделили поровну. Безналичного расчета между хозяевами замков не было и староста с Кремнем притянули всю сумму на тележке, не с горой конечно, но ощутимо. Покупки заняли не много времени, список был Иваном уже составлен. Староста стал организовывать и распределять людей, а я откатил Семена к предыдущему состоянию и вернулся к дому старосты. Сему радостного и счастливого увидел издалека. Варя висела у него на шеи. Меня восторженно встречали. Страдалец махал вновь, чудом отросшей клешней.


        — Господин спасибо вам за заботу, век доброту вашу не забуду.
        — Семен, прекрати. Не болит?
        — Нет, все разом прекратилось. И рука как новая, ничуть не отличить! Что только со старой делать?
        — В смысле? Сема вынес из дома сверток со своей потерей. Я задумался.
        — Ну не хоронить же? Сожги, что ли. Отойди подальше да на костре сожги ее. Семен согласно кивнул. Я глянул на Варю.
        — День какой-то суетной, надо бы отдохнуть, поплавать. Массаж бы не помешал. При этих словах ущипнул ее за задницу.
        — Ой! конечно Андро, пойдем вода как молоко парное.
        Отдых удался. Выйдя из игры перед сном я думал о том, не похож ли наш договор с Никодимом на банковскую кабалу? Но рассудив, что это не так, я счастливо и беззаботно заснул.


        ========== Глава 17 Моя Дама ==========

        Глава 17 Моя Дама


        Редкий случай, но бывает, проснулся рано. Пол-пятого утра. Вроде и зеваю, но уже разбуркался и понимаю, что не засну. Пошел умыться, еще раз глянул на часы и включил комп. Варя копошилась возле новой беседки. Ростки какого-то куста пригинала, подвязывала, подстригала. Заметил полностью занятый агроном меня только когда я подошел почти вплотную к спине. Варя повернулась и устало вытирая вспотевший лоб рукой в перчатке, радостно мне улыбнулась.
        — Здравстуй, Андро!
        — Привет пчелка, все жужжишь ни свет, ни заря?
        — Да вот, решила доделать...
        — Так, а что доделаешь то? Я не пойму.
        — Жирафа пытаюсь сделать.
        — Жирафа? Варя показала рукой на куст рядом и я только тогда заметил, что это стоит слон. Куст подстрижен в виде скульптуры слона.


        — Афигеть! А слона то я и не заметил! Слушай а ты прямо художник! Девочка засмущалась, но было видно, что ей приятна моя похвала.
        — Спасибо. Я честно говоря не думала что выйдет толк из этой затеи...
        — Да нет, прикольно. И большой ты зоопарк тут собралась разводить?
        — Ну нет, просто возле входа в беседку будет стража из двух братиков, жирафика -Чучи и слоненка -Кучи.
        — Ха-ха. Чуча и Куча! Ну хотя слон с жирафом конечно не братья, но все равно здорово! А у жирафа рожки на голове будут? Этот пучок побегов пока на жирафа еще не похож.
        — Просто это пока каркас фигурки. Еще надо будет обрезку раз пять сделать и получиться жирафик. Куча вчера тоже так выглядел. А сегодня — красивым и большим стал! Ой извини, ты наверное ... а я тут с кустами... Я подтянул ее за руку к себе и поцеловал в сочные губки.
        — Да нет, ничего, делай, я постою на тебя полюбуюсь. Кстати платочек у тебя тоже прикольный. Варя опять засмущалась вся такая. На голове у нее был повязан красивый и моднячий шелковый платок кремового цвета с золотой окантовкой. Узелок она завязала на затылке пушистым асимметричным бантиком, из — под которого выходили две роскошные тугие косы. Я не помню, когда последний раз видел девушку в платке. Но Варя в нем не выглядела как крестьянка из глухой деревушки, а скорее как современная девушка в ультрамодном аксессуаре одежды.
        — Спасибо, я старалась выбрать то, что тебе может понравиться. Мне хочется для тебя выглядеть красиво, вот только красивые вещи так дороги... он стоял пятнадцать золотых, а у меня было всего двадцать... а платье... Я открыл рот, но Варя испуганно затарахтела...


        — Ой, прости, прости меня пожалуйста. Я знаю, что много потратили, но ты сделал мне разрешение на двадцать золотых в день, я подумала...но, оно ТАКОЕ КРАСИВОЕ! И чудо сделало протяжный мечтательный вздох.
        — Да нет, я не о том. Просто конечно мало тебе двадцатки на день. Как я сам не подумал? Тем — более теперь, когда деньги есть! У нас же почти полмиллиона осталось, ну почти полмиллиона. Девочка просто просияла от счастья от таких слов. И через секунду оказалась у меня на шее.
        — Спасибо, спасибо господин, ты самый лучший! Как я счастлива! И смотрю тут же задумалась о чем-то и погрустнела на глазах.
        — Ах, какая я эгоистка и дрянь! Вам же нужны средства замок отстраивать. Голосом это было сказано таким, что его можно взять за эталон для покаяния грешника, раскаивающегося в аду за все свои земные преступления.
        — Ну — ну не наговаривай так на себя. Куколка моя, ну ты чего? На замок куеву тучу денег надо, те три копейки, что ты сможешь потратить, роли большой не сыграют. Быстрое согласие и жаркий поцелуй в губы.


        — Андро ты не подумай, правда чего. Ну, я не такая. Я же не столько для себя хочу. Мне хочется хорошо выглядеть прежде всего для тебя. Чтобы хоть немножко соответствовать такому красивому и элегантному мужчине.
        — Это я то, элегантный мужчина? Дохля в шортах? Я фыркнул. Но Варя не разделяла мою точку зрения.
        — Ну зачем ты так говоришь? У тебя такая красивая фигура, осанка... а лицо? Лицо такое мужественное и одухотворенное. Только у настоящего рыцаря может быть такое лицо! А шортики очень ничего, в них так аппетитно попка смотрится. Я вытаращился на нее. А Варя с веселыми смешинками в честных, ясных глазках продолжала.
        — Да и если вам, на меня немножко не жалко будет, так на себя же можно потратится? Хотите я помогу вам выбрать новую одежку?
        Хорошо, купим что-нибудь. Ты с жирафом закончила? Пошли, посидим в холодке.
        -Нет, еще пара минут, но я лучше потом закончу.
        — Да ладно, давай тогда добивай его и подходи.
        Я прошел к нашему сказочному домику. Из дверей на крыльцо выходила Елена.
        — Золотко, приготовь чаю и плюшек, позавтракаем вместе. Кивнула и скрылась в доме. Я сел на лавочку под навесом и смотрел как Варя секатором кромсает лишние побеги. Вскоре пришла. Довольное от хорошо проделанной работы личико, раскраснелось здоровым румянцем. Села рядом, я правую руку положил ей на колено, отодвинул подол сарафанки и стал поглаживать по бедру. Варя смотрела на меня преданными щенячьими глазами. Но ее вопрос меня спустил с небес на землю.


        — Я не сильно жирная? И тут же увидела мое, вмиг перекосившееся, как от зубной боли лицо переспросила.
        — В смысле, не сильно толстые у меня ноги? У этих девушек, на картинках в журналах ножки такие длинные и худые. У всех. Я кажусь себе карликом — толстобрюхом на их фоне. Я с трудом выдохнул прежде чем ответить, и сквозь зубы произнес.
        — Чтобы я больше, таких дурацких слов не слышал, понятно! Видя мое рассерженное лицо девочка не стала спорить.
        — Извини, я больше не буду так говорить.
        Лена молча расставила чашки с чаем, блюдце с вареньем и горячие хлебцы. И мы потом, как писал Лев Николаевич, сели пить чай.
        — Лена как ты устроилась? Иван поставил тебе кровать в твою комнату? Все ли хорошо?
        — Спасибо все хорошо, господин. Но я в шутку продолжил расспрос.
        — Варя тебя не обижает? Лена скромно улыбнулась и ответила.
        — Нет. Что вы? Она такая добрая!
        — Ладно — ладно, но если что — говори. И заговорщически подмигнул девушке.
        — Смотри, ты теперь фактически у нее в услужении, будешь ей помогать по дому там, по — хозяйству. Старайся. Делай все хорошо, что тебе поручит.
        — Я буду делать все, как прикажут.
        — Ну и хорошо. Надо тебе костюм горничной купить. Будешь вся такая с белым фартучком с рюшечками и в чепчике. За Варей будешь ухаживать, но смотри, чтоб и сама всегда чистенькая, опрятная была.
        — Варя купишь ей, что надо.
        — Хорошо, Андросик. Спасибо тебе.


        — Пойду я, а то уже в больницу пора, наверное. Я встал и зевнул, чувствую все-таки не доспал. Сколько интересно время сейчас? Варя повернулась к Лене.
        — Принеси планшетник, время посмотреть. Мне эта мысль не приходила в голову раньше. Девочка притарабанила мой подарок Варьке. Я нажал на иконку часов. Без двадцати пять. Секундная стрелка если и бежала по кругу, то верхом на улитке. Ее движение было практически не заметно. Я вспомнил, что всегда по ощущениям время в игре шло быстрее. Приложил руку на сердце. Стучит вроде как обычно, размеренно. Один удар примерно должен в секунду. Зачем-то потрусил планшетник. Как будто это сломанные механические часы. Сам удивился своей глупости.
        — Интересно, сколько сейчас точно времени в реале? Неожиданно Варя ответила на мой вопрос.
        — Столько же, сколько на часах. Я недоуменно глянул на нее. Варя пояснила.
        — Когда я вам звонила, вы сказали время — десять часов, я проверила. Все совпадает. Прикинул в голове. Мать знает, что с утра мне надо не в школу, а в больницу. Знает, что я не прогуливаю и не опаздываю. Возможно она не станет меня будить, а тихо уйдет на работу, уверенная что я встану сам, по будильнику на телефоне. Рискнуть?


        — Варя где твоя кроватка? Зашел в домик. Кровать у Вари самодельная, полуторная с кустарным матрасом и подухой. Разулся и завалился на бочек, засыпая подумал, что надо поставить сюда хорошую двухспалку с ортопедическим матрасом. Че эти деньги жалеть? Даже не фантики, а пиксели цифровые. А любимому человечку будет приятно понежиться по — людски.
        — Варя.
        — Да, мой драгоценный рыцарь. Еще раз сладко зевнул.
        — Ска-жи Ле-не, пусть за часами следит. Как будет полседьмого, разбудите меня.
        Проснулся накрытый пледом. Тупые непонятки. Где я? Кровать не моя. Плед не мой. Вспомнил. Ох, е-мое! Сколько же время? По моим ощущениям я отлично выспался. Как никогда. Сладко, до хруста в косточках потянулся. Фух. Нет, правда хорошо. Меня никто не будил, утренней ходьбой по квартире, щелканьем дверей, спуском воды в туалете. А как громко утром стучат обычные электрические выключатели! Это ужас! Соседи через стенку тоже ангельски молчали, сами на себя не похожи. Тело отдохнуло и наполнилось силой, каждая клеточка. У меня не заложен нос. Не пересохло горло как тогда, когда просыпаюсь с открытым ртом. Голова ясная и светлая. Не хочется бежать в туалет с переполненным мочевым, который бывает и ночью разбудит и внимание потребует. Я не отлежал ни руку ни ногу. Даже если и проспал — это того стоило!
        — Леночка, что не разбудила как просил? Лена так и сидела за столом, глядя на планшетник, который она лаконично и развернула в мою сторону. Двадцать минут седьмого. Проспал сорок минут. А выспался так, будто дрых всю ночь без задних ног.
        — Принесешь полотенце вытереться. Я пошел к пирсу, разулся и стянув шорты прыгнул в воду. Красота! Прохладно конечно с утра, но первые секунды. Поплавал, весело отфыркиваясь. Нырнул пару раз и вылез на пирс. Девочка принесла полотенце, я не стал его брать, а встал расставив руки, давая возможность себя растереть. Лена живехонько просушила меня с ног до головы, но в паху действовала грубовато. Я сделал ей замечание.
        — По нежней, Лена, я же с тобой хорошо обращаюсь? И ты будь ласкова.
        — Простите меня.
        -Ладно, че там.


        Варя снова была в своем садике. Ее брат с каким-то новым мужиком притащил тачку с саженцами и тремя большими валунами. Альпийскую горку что ли собрались делать? Меня заметили и вежливо поздоровались.
        — Эй садовод, ты что. альпийскую горку делать будешь? Варя счастливо заулыбалась. Ну как приятно на нее такую смотреть!
        — Да мой господин, как ты догадался?
        — Ну, просто подумал, для чего эти каменюки тут могут пригодиться?
        — Если вы не будете против.
        — Почему нет? Тебя бы на экскурсию сводить в замок нашего соседа. Посмотрела бы как шикарно можно садик разбить. Варя замерла и заинтересованно вытянула личико.
        — Хлопцы выгружайте булыжники и все остальное. Варя ты определилась куда эти груды класть? Нам тачка нужна, пойдем закупаться по — крупному.
        — Да, да братик вот суда пожалуйста. Этот вниз, а эти вот так углами сюда, и сюда. Отлично. Саженцы кладите здесь, я потом разберусь.


        Проходили мимо дома старосты, он туда уже привел новых работников. Человек тридцать на вид. Распределял что кому делать. Я окликнул.
        — Иван, как дела идут на вверенном тебе участке фронта? — Старик подбежал. Я думал он сделает глупое лицо, не поняв моего вопроса, но нет, держался уверенно.
        — Ваша милость все идет хорошо, как и планировали. Сегодня еще два дома поставим, семь колодцев вырыть надо, еще одну баньку. Почти все огородники имеют нужный уровень для посадки высокоуровневых культур...
        — Ишь ты — высокоуровневых культур... — старый снял виновато шапку и стал мять ее в руках.
        — Ладно, хорошо, вижу стараешься. Ты сына с помощником куда запланировал? Я их беру с собой, надо в дом кое-что купить. Оттянут, потом их запрягешь. И Мензуркина куда определил? Человек должен по специальности работать. Сделать надо ему отдельный домик, где он будет жить и лечить. Мне на твою... лицо надоело смотреть, в угрях черных все. Лечиться надо. Мензуркина найди, и за нами в замок пришли. Пока все. Если вопросов нет — иди работай. Развернулся и как вожак потопал во главе своего заготовительного отряда.
        Траты поперли не хилые. Купил огромную двухспалку с красивой деревянной резной спинкой, матрас, две больших и кучу маленьких подушек.
        — Варя постельное выберешь сама. Варя восхищенно кивает. Ну че Лену обижать? Ей тоже новую кроватку и матрас, полуторную только.
        — Сема, старую мебель увезешь, может в новые дома пригодится. Купил стеллаж для обуви в прихожку, два просторных шифоньера с зеркалами в полный рост.
        — Варька, это чтобы было куда складывать то, чего нечего одеть. Четыре хорошеньких стулки с гнутыми спинками и стол со стеклянной столешницей — под навес. Стоп, еще в зал большой кожаный диван и кресло — качалку. Вот! Воздух затрещал, денежка списалась и проявились коробки, большие и маленькие. Вот блин.
        — Походу собирать придется. Семен, как справитесь? Там должны быть инструкции с рисунками. Мужики почесали затылки.
        — Попробуем, ваша милость. Начали грузиться, за раз влезла одна большая коробка с кроватью и матрасом. Походу несколько раз им надо будет ездить. Ну ничего, день длинный.
        — Так, так где у нас тут костюмы горничных? Ага вот. Красота. Коротенькие, выше колен темные платьица еще и с вырезами на бедре, белоснежные фартуки, чепчики. Уу-х! Дайте две. Смотрю на Лену.
        — Твоя униформа. А трусики будешь одевать, вот эти — черные, шелковые с такой же черной шелковой маечкой! Да. Остальное тебе поможет выбрать Варя. Варя смотрю, чернее тучки грозовой стоит и сопит.
        — Поможешь Варя? Шлепаю ее ладошкой по попке.
        — Да. Слово сказано на выдохе.
        — Так, где тут твоя вкладка... а вот, Варвара-Краса, Длинная — Коса. Разрешенные траты... трата-тата... двадцать золотых в день. Убираем. Сумма разрешенная для управления пять тысяч золотых, и сверх того, разрешенные траты... десять процентов от дневного дохода замка. Поворачиваюсь. Глаза на личике у нее как у совенка. Замерла соленым столбом. Ротик открыла и не дышит.
        — Ладно, мне уже пора, пожалуй. Сколько же там натикало? Лена так и пришла с планшетом, молча переворачивает экраном ко мне. Двадцать пять минут. Быстро же я такую прорву денег потратил! Эх, не судьба мне скопить миллион! Не стану я богатеньким буратиной!
        — Кхе — кхе.
        -Мензуркин, черт такой, подкрался я и не слышал.


        — Староста меня к вам пригнал со всех ног, я думал он и палку в руки возьмет, лишь бы я быстрее шел.
        — Да? Ну это он лишнее. Но с тобой надо решать. Ты говорил, что для хорошего врачевания тебе шестидесятый уровень нужно?
        — Да, на таком уровне можно очень и очень многое делать.
        На лице у дохтора прорезались не верящее, но заинтересованные черты. Два клика, минус полтора куска и Мензуркин шестидесятый. Дурацкий колпак со звездочками сменяется четырехугольной шапочкой с кисточкой на конце, как у выпускников юрфака. В руке свернутая в рулон грамота — видимо диплом об только что полученном, высшем дохторском образовании.
        — Я старосте приказал тебе отдельный дом построить, для жилья и работы. Моим людям нужен хороший медицинский уход. Обратись к нему, пусть с тобой посоветуется как домик лучше распланировать. Что тебе еще кстати нужно для работы?
        — Неплохо бы еще аптекарский огород и помощником — травником знающим, небольшой запас расходных материалов и лекарственных ингредиентов.
        — Ладно, за огород скажешь старосте, я даю добро. А травник... -щелк — щелк. — Смотри какую? — Мензуркин указал на приглянувшийся вариант.
        — Пусть эта, я согласен, вот тебе и жена и помощница. А ингредиенты сам купишь. Даю тебе доступ на пятьсот золотых кругляшей, от этой суммы и танцуй, больше не могу, и сам без штанов остался.
        — Более чем... — я не дослушал, пошел и махнул рукой.


        Вышел из игры, снимаю шлем, глянул на телефон — двадцать пять минут седьмого! Может часы сбились? Я потрусил телефон, повторяя бестолковый поступок с планшетником, и тут же укоряю себя за глупость. Ну правда не может быть! Я по-пойму целый день в игре провел. А тут сорок пять минут. Пошел в зал, включил телевизор. Канал новостей показывал тоже, правильное время. Еще раз прислушался к своим ощущениям. Тело было отдохнувшее и полное сил. Я действительно чувствовал себя хорошо выспавшимся человеком.
        Мать выглянула из кухни.
        — О, чего это ты так рано сегодня?
        — Да думаю по — раньше пойти в поликлинику номерок взять. Раньше пройду врача, может еще в школу успею. Не хочется прогуливать. Егэ и все такое. — Мать как рентгеном на меня глянула, закачала головой и стала накрывать на стол завтракать.


        Дебилизм. Погнали как несовершеннолетнего в детскую поликлинику. Там хирург в отпуске. Они об этом не знали? Пришел обратно, взял номерок к взрослому. Хирург был хоть и не похож внешне на того Ивана Сергеевича, который меня оперировал, но имел такую же, видимо стандартную, клонированную голову. Карточку смотрит.
        — Ага, ага. — Помолчал минуту, опять.
        — Ага. Бычок оторвался от бумажки и впер на меня свои глазки.
        — Так в чем проблема? Жалобы какие?
        — Да нет. Вроде все нормально. Мне когда последнюю перевязку сделали, сказали на сегодняшнее число прийти показаться. Перестраховались может?
        — Ничего, осмотр лишним не будет. Снимай рубашку. Начал слушать сердце и спину фонендоскопом. Думаю он терапевт что ли? Решил напомнить.
        — Я по поводу аппендицита вообще то.
        — Я помню. Ремень расстегивай, припусти штаны. Так, так, ага. Слегка надавил.
        — Не беспокоит? Воспаления нет, все хо-ро-шо. — Вернулся к своим бумажкам. Пишет — пишет.
        — Больничный в школу уже выписали? Освобождение от физкультуры?
        — Да все есть. Мне сказали показаться на всякий случай...
        — Правильно сказали. Диету соблюдать еще пару дней и можно питаться как обычно. Но помни, переедать вредно. Лучше чаще, но по — чуть — чуть. Вопросы есть?
        — Мне больше приходить не надо?
        — Если будет хорошее самочувствие, то уже не надо.
        — Я это, хочу спросить... на физкультуру освобождение написали, а когда можно заниматься и там работать, поднимать чего? Качек глянул на меня слегка удивленно.
        — Занимаешься в секции какой?
        — Да нет, для себя так, отжимаюсь и пресс иногда качаю, ну и с дядей на ремонте кое — что перетаскивать приходиться. Заинтересовался.


        — Дядя ремонт себе или нанимается?
        — Нанимается людям с напарником, я так, на подхвате принеси — подай.
        — Гипсом занимаются?
        — Да.
        — Хорошо делают?
        — Они настоящие мастера.
        — Телефон дай. Мне как раз в зале и спальной надо порядок навести. Ищу хороших специалистов.
        — Не беспокойтесь они очень хорошие.
        — Я не беспокоюсь, это ты беспокойся. — Посмотрел на меня пристально.


        — Земля круглая и имеет форму чемодана, все по ней ходим. Сегодня мне гадость сделал, а завтра у меня на столе. Я возьму и левое яйцо отрежу. Смотрю на него и думаю. Идиот — не идиот?
        — Шучу. Ха-ха конечно, не только левое. Оба отрежу сразу. И рассмеялся так, как будто сказал прекрасную шутку.
        — Так, насчет физкультуры. Запомни — ты астеник, тебе трудно будет набирать мышечную массу. Таким большим и красивым как я, тебе практически не быть. — Опять рассмеялся над своей шуткой. Походу нравится ему самому себя веселить. А что? Сам и клоун, сам и зритель.
        — Но то, что занимаешься, ты конечно очень молодец. Упор делай не на поднятие веса и прокачку мышц, а легонькую гимнастику, разнообразие в упражнениях. Акцент на растяжку мышц и для суставов полезен будет. В твоем случае чередовать упражнения особенно важно. Ты увеличивать количество подходов будешь не столько за счет увеличения мышечной массы, сколько за счет техники. Ну а тяжести тягать, месяц ни — ни!
        — Если сможешь себе выработать за доброе правило утренней разминки, большущий тебе плюс для здоровья и хорошего самочувствия на целый день. Но для тебя это тяжело. Нейрососудистая дистония. Вставать тяжко? Я вздохнул.
        — Тяжко. — Врач кивнул головой.
        — Запомни, ты никому не должен делать зарядку. Ты делаешь это для себя. Постарайся настроиться с такой стороны. Для себя любимого. Пять — десять минут, без рывков, стрессов. Попробуй пару дней и увидишь разницу.
        — Запоры есть? Стул регулярный?
        — Ну...
        — Должен быть каждый день, лучше утром. Кожные покровы у тебя чистые, но если будут запоры, хана гладкости и бархатистости. Понял? Протягивает мне карточку.
        — Сдашь в регистратуру. И последнее, самый главный совет. Меняй правую с левой чтобы пещеристые тела оставались стройными и не придали твоей прелести форму поросячьего хвостика. — И как заржет! Нет, ну точно идиот!
        — У меня вообще то девушка есть! Я вышел и хлопнул посильнее дверью.
        — Следующий!


        На третий урок успел. Пришла смс от Марины. Спрашивает, не хочу ли я ее проводить домой из музыкалки?
        — Во сколько?
        — К пяти.
        После обеда решил, как говориться углыбить эксперимент. Пробыть в игре подольше. События утра меня еще обескураживали своей фантастичностью.
        Открываю глаза, солнце в зените, печет лоб. Милый голосок.
        — Добрый день. Поворачиваю голову. Варя подымается со стулки.
        — Сейчас я вас не напугала? Подруга оделась почти как я: в такие же спортивные туфли, шортики как у меня, но девчачий вариант. Дополняла образ красивая красная клетчатая рубашка с коротким рукавом, завязанная на животике в узелок. В руках держит вторую такую же рубашку.
        — Это вам, синий джинсовый низ будет удачно смотреться на фоне красного верха в шотландскую клетку!
        — Не знаю как я, но ты выглядишь отпад! Варя заулыбалась.
        — Спасибо.
        — Долго меня ждешь? А если бы я сегодня еще не зашел, так бы и проторчала тут до вечера? Варя с запалом мне ответила.
        — Нет я чувствовала, что еще увижу тебя сегодня. Девочка расправила рубашку и помогла мне ее застегнуть, с любовью и нежностью. Не спеша, под ручку мы прошли к нашему жилью.
        — Хочешь покушать Андро?
        — Нет, в начале нагуляем аппетит, сходим поплаваем. Я хочу сегодня отдохнуть и пробыть с тобой как можно дольше. Варюшкины глазки засветились счастьем от моих слов. Лена не присоединилась к нам сегодня, а продолжила заниматься приготовлением обеда. Варя доложила мне о том, что обучила ее на повара высокого уровня, они кроме всего прочего купили хороших продуктов и сегодня нас ждет просто роскошный пир. Я похвалил ее находчивость и сообразительность. Мы хорошо поплавали, мои навыки улучшились, но долго находиться на плаву я еще не мог, не хватало дыхания. Предложил полежать на травке полчасика, позагорать. Мое предложение было воспринято с одобрением.


        — Господин, может сходить принести полотенце или плед?
        — Не надо. Смотри какая тут мягкая, пушистая травка. Как на картинке. В моем мире такого не увидишь!
        Я растянулся на спину и закрыл глаза, легкий теплый ветерок обдувал нагое тело, даря приятные ощущения. Как хорошо что ни надо никуда спешить, ни о чем ни думать, ни о чем беспокоиться! Пусть этот день будет бесконечным! Даже немножко покемарил. Придя в себя, посмотрел на Варю. Девочка лежала на животе, подложив под головку руки. Лицо повернуто в мою сторону, но глаза закрыты. Отдыхает. Я сорвал травинку. Кончиком пощекотал правое бедно, попку. По позвоночнику поднялся до плеча и по линии руки травинка протанцевала до моськи. Подождал минутку, любуясь чистыми чертами лица, расплывшегося в счастливой улыбке и прощекотал по лбу, бровям, щеке. Немного пошалил с правым ушком, а когда травинка остановилась на Варином носу, та открыла глаза и сказала:
        — Ну и проказа ты.
        — Есть такое дело. — Девочка легла на левый бок и продолжила смотреть на меня своими счастливыми, ясными глазками. Я отправил травинку щекотать ей коленки, пузико и сочные грудки, соски которых начали твердеть на глазах. Когда моя зеленая разведчица пыталась пригладить мягкую растительность холмика, Варя положила мне ладонь на бок и потянулась губами для поцелуя. Нежные губы были теплы и сладки. Пока ее язычок обвивался с моим пытаясь повторить весенний брачный танец змей, ладонь моей руки мяла ее упругий задок. Напрягшийся ствол ощутил у основания круговой плен кукольных пальчиков. Слегка сжав его в тугой кулачок, девочка начала не спеша дарить ему радость. Продолжая целоваться я оторвал свою руку от зада прелестницы и нежно погладил ее по голове. Уста наши разомкнулись и расположив лица в каких то сантиметрах друг от друга мы молча пожирали друг друга страстными взглядами. Я расслабленно лежал, и в истоме следил за непривычной практикой. Варя неспешно, размеренно продолжала меня надрачивать. Занимаясь самоудовлетворением в течении уже нескольких лет я привык играть с кожей на краю полового
члена, в темпе гоняя ее вверх — вниз. Но проказница, захватив конька у снования действовала иначе, она лишь слегка запястьем терлась об залупу, создавая совсем другие, отличные от обычного ощущения. Я погладил ее по нежной щеке и с улыбкой попросил.


        — Куколка не надо. Глаза прелестницы удивленно распахнулись.
        — Почему? Я же хочу сделать тебе приятное? Я помедлил с ответом.
        — Радость моя, мне очень — очень приятно, но я хочу большего. Понимаешь? Варя замедлилась, радость в глазах сменилась печалью.
        — Понимаю тебя мой милый друг. Ах, ты не представляешь, как я тебя хорошо понимаю...
        — Так в чем дело? Хватка ослабла, член замер в ладошке. Варя отвела взгляд.
        — Я знаю, что мое тело принадлежит вам... вы в любую секунду можете сделать со мной все что пожелаете... да я и сама, давно уже сгораю от желания, ведь мое маленькое сердечко не камень, но... Девушка с тоской в голосе замолчала.
        — Что, но?
        — Как было бы чудесно, если бы я принадлежала тебе не только телом, но и душой. Ноготки потихоньку стали царапать ствол и яички. Я раздул ноздри.
        — И что для этого надо? Варя с любовью посмотрела мне в глаза.
        — Ты не рассердишься на меня? Ручка замерла в нерешительности.
        — Нет, говори. Я хочу чтобы ты была счастлива!
        — Я хорошо понимаю, что не имею права даже надеяться просить об этом. Наверное моя глупая головка слишком закружилась в несбыточных мечтах. Пальчики стали нежно разминать яйца. Я перевернулся на спину и подложив под голову локоть посмотрел на ясное лазоревое небо, полностью лишенное сегодня облаков.


        — Говори, я сделаю для тебя все, что хочешь! — Над моим лицом нависла испуганная мордочка. Несколько долгих секунд девочка пристально вглядывалась в черты моего лица, стараясь понять не ослышалась ли она? Не смеюсь ли я над ней? И наконец решившись выпалила вопрос.
        — Мой господин, назовет меня своей дамой сердца? — Я прямо явственно слышал как громко стучит ее сердце в этот момент. Еще чуть -чуть и оно разорвется от ожидания.
        — Хорошо. — Одно короткое слово и Варька как тигр в прыжке подобралась еще ближе, обхватила ладошками мои плечи и стала с жаром покрывать мою грудь поцелуями. Нацеловавшись рухнула на нее головой и разрыдалась в истерике от счастья. Я обхватил ее за плечи рукой и молча прижал, дав время прийти в себя. Вскоре кулачок девчушки, размазав сырость у нее под глазами, вернулся к моему обмякшему члену. Мочкой большого пальчика она отодвинула кожицу, оголив головку и стала растирать по ней выступившую мутную слезу. Крохотный ноготок другого пальчика начал царапать дырочку на конце. И охрипшим голосом Варя спросила.
        — Я не противна тебе после этого?
        — Чего? Помолчала минуту с ответом в нерешительности.
        — Ну, что так много о себе возомнила, и достаю тебя своими бестолковыми требованиями?
        — Прекрати, я же сказал.
        — Прости меня, Андро за все. Ты такой благородный, такой настоящий мужчина, рыцарь, я ногтика твоего, самого маленького не стою. Ведь если подумать кто я? Никто! Ничего из себя не представляю, а дурю себе и тебе голову. Я не достойна такого счастья, даже просто находиться рядом с тобой для меня несказанная честь, а я еще пытаюсь с тебя что-то требовать! Так хочется самой себе надавать пощечин за свое мерзкое поведении.
        — Прекрати, и не говори на себя так никогда, ты не такая. — При моих словах Варя замерла от счастья.
        — А какая я, Андро? — Я задумался.


        — Ну ты... Миленькая, добрая. Ты наверное единственная, которая так хорошо ко мне относишься. Знаешь, у меня в реале была и девушка, и близость... Ну, все очень хорошо с ней было, в плане техники. — Я помолчал. Девочка замерла.
        — Но, Варя так, близко, я ни с кем не был в жизни как с тобой, в плане... ну знаешь... да, чувственной близости что ли. Ты очень и очень стала дорога мне.
        — Правда?
        — Конечно правда, глупышка. — Я погладил ее ладонью по голове.
        — Андро, но ведь ты можешь пойти и в замке купить любую другую девушку. Я знаю, что не очень красива.
        — Для меня ты самая красивая. — Варя не прореагировала и продолжила.
        — Но ведь ты можешь выбрать красивую и послушную девушку, и не одну. Купишь несколько красавиц, которые с радостью будут делать все, что ты пожелаешь сразу, и по первому твоему желанию. Я посмотрел на нее, и с притворно серьезным видом, переспросил задумчиво.


        — Ну, если несколько, и сразу послушных... Тогда не знаю — не знаю. — Поняв, что я иронизирую Варя сделала рассерженное лицо и легонько стукнула меня кулачком по груди. Я рассмеялся. Девочка положила голову мне на плечо, я приобнял ее и продолжил гладить по волосам.
        — Мой единственный, мой повелитель, жизнь моя, я буду стараться, обещаю я буду из кожи вон лезть чтобы сделать все, для того чтобы тебе было хорошо со мной. А другие девушки... это ничего. Дама сердца может быть только одна, но при ней девушек — красавиц в свите всегда много. Любая может приласкать господина по его желанию в любой момент. В этом нет ничего такого. Я только рада буду тому, чтобы бы вы имели хорошую разрядку всегда под рукой. — Я про себя подумал. Вот как? Оригинально тут однако! Полежали еще немного в тишине обнявшись, а потом я сделал попытку подняться.
        — Давай еще разок окунемся и пойдем перекусим. Варя поцеловала меня в губы.
        — Как прикажет мой властелин.
        — А потом, ты мне расскажешь кто вообще такая, эта дама сердца!
        Пока Лена накрывал на стол я с удовольствием отметил дополнения к выданному ей наряду. На стройных ножках у нее появились туфли типа босоножек, из черной блестящей кожи, с меховыми бубончиками черного же цвета. Сами ножки обтянуты в белоснежные кружевные гольфы до колена. Довершали образ белые атласные перчатки по локоть.
        — Лена, ты прямо преобразилась! Слушай, Варя помогала тебе обновки подобрать?
        — Да господин.
        — Варя ты умница, как все гармонично. Тут я строго спросил.
        — А трусики не забыла одеть? Лена как раз поставила фарфоровую супницу на стол рядом со мной и хотела уходить с пустым подносом.
        — Нет, как вы и приказали.
        — Хорошо, ну — ка покажи, я проверю. Девочка оставила поднос и подняла руками передник и свой и без того короткий подол платья.
        Я помял через скользкую ткань ее лобок, и шлепнув по жилистой попке, похвалил за старание. Вера сидела напротив и с улыбкой смотрела на эту сцену, не выказывая и капли ревности.
        — Господин, как вы считаете, если Лена теперь прислуга, она должна кушать отдельно от нас, после того как прислужит нам за столом?


        — Думаю да. — Варя улыбнулась мне еще раз своей обворожительной улыбкой.
        — А если я попрошу, чтобы она, в качестве исключения садилась с нами за один стол, вы не будете против?
        — Конечно нет, золотко неси еще один прибор и садись с нами пополдничай.
        Мы обедали под навесом нашего домика за новым столом со стеклянной столешницей, накрытой правда чистой льняной скатертью, уже не на лавках а на стульях с удобными изогнутыми спинками. Посуда также была заменена. Вместо уже привычной деревянной, наличествовала тонкая фарфоровая, изящной заводской работы. Передо мной поставили широкую тарелку, на нее положили салфетку и сверху поставили глубокую мисочку, у которой были ручки по бокам, и сама она чем-то напоминала маленькую кастрюльку, только из фарфора. Девочки поставили рядом корзинку с ломтями нарезанного свежайшего хлеба. Рядом на салфетку положили привычную металлическую столовую ложку, которая однако, имела на черенке фарфоровую вставку. Вся посуда видимо была из одного сервиза. Варя открыла крышечку на супнице и мне первому аккуратно налила густой, наваристой лапши с курицей.
        — Приятного аппетита, мой господин.
        — Спасибо.


        Лапша была то что надо, не сильно горячая, в меру густая но и не слишком жидкая. Я достаточно проголодался, но старался есть не спеша. Девочки молча кушали, переглядывались и внимательно за мной наблюдали, видимо ожидаю похвалы. Вскоре ложка постучала по дну тарелки, не заметил как съел весь предложенный хлеб. Он был мягким как пух и практически таял во рту. Лена встала и вернувшись с подносом заменила тарелки. На второе было пюре с поджаркой и салат, свежие помидоры с огурцом и луком на постном масле. Обычные и простые блюда, но сделаны на таком уровне, что было бы не возможно к чему придраться, даже если бы хотел. Все в меру посолено, в меру сочное и сытное. Как только я положил вилку девочки тут же прекратили обедать. Лена встала и унесла посуду на кухню. Варя посмотрела на меня внимательно, и взяв салфетку вытерла мне уголком край губы. Я и не заметил. Пришла Лена и молча встала рядом, опустив руки в карман своего фартука.
        — Господин, что будете пить? Я задумался.
        — Сок есть?
        — Да. Апельсиновый, грейпфрутовый, виноградный, вишневый...
        — Хорошо неси вишневый. И да... Леночка обед конечно, не рябчики с ананасами, но не плохо, спасибо. Девочка взглянула немного удивленно и расстроенно и тут же меня удивила. Она прошептала спасибо и сделала книксен. Я взял предложенный фужер с соком, и прищурив один глаз, пытался рассмотреть через него Варю. Варя, пользуясь моментом, корчила мне рожу и показывала язык. Я отпил и строго отчитал засранку.
        — В следующий раз, сядешь не напротив, а справа от меня, чтобы в случае чего я всегда мог перекинуть тебя через колено и отшлепать твою балованную задницу!
        — Слушаюсь мой повелитель! Прикажете принести ремешок? — Не замечая насмешки, я продолжал отдавать распоряжение.
        — А Лена, твое место — соответственно слева от меня, чтобы я всегда мог проверить на месте ли твои маленькие черные трусики.
        — Как вам будет угодно. — Сделал еще глоток. Не приторно сладкий и не кислый. Опять в меру.
        — Лена, сок из пакета?
        — Нет, свежеотжатый.
        — Да? Вот оказывается, какой у него должен быть вкус. Глянул на Варю.
        — Рассказывай, как нам попытаться осчастливить все человечество хотя бы в твоем, милом личике? Как я могу сделать тебя дамой мне понятно, а вот какие манипуляции надо предпринять с сердцем? Малышка подобралась и начала сбивчиво объяснять.


        Когда новоиспеченный владелец замка сможет накопить достаточно бренного злата для восстановления своего замка из небытия. А в нашем случаи, как я понимаю, для постройки заново. Он, кроме цитадели и других специфических построек, может создать гнездо любви. И в нем, с выбранной девушкой, не познавшей мужчину, может провести обряд передачи ключа, после которого она становится дамой его сердца. Я ожидаемо спросил.
        — Слушай, а это гнездо нельзя свить не в замке, а где нибудь рядом? — Как же тоскливы были ее глаза!
        — Нет, только в замке. Гнездо любви относится к классу специальных непроизводственных сооружений, и как и цитадель, сокровищница, строится только в замке, а не за его пределами.
        — Ну, тогда к чему такая заморочка? У нас тут уже есть уютное, просторное жилье, давай тут сделаем этот твой обряд?
        — Не получится, это будет фикция. Только обряд в замке будет иметь законную силу. Я задумался.
        — Это даст тебе какие-то плюшки? Варя прикусила губу и жалобно снизу в верх умоляюще уставилась на меня.
        — Дама сердца сможет родить от своего господина, одного ребенка, который сам, или его потомок, возьмет от своего отца самые лучшие качества: силу, здоровье, ум, красоту и хитрость, все то, что сможет дать ему его предок, остальное берется от матери.


        Я очень и очень, глубоко задумался. Дело принимало новый оборот. Мне фактически предлагали организовывать семью, ячейку здешнего феодального общества. Я конечно понимаю, что это игра, и у этого ребенка не будет моих генов и все такое, фактически это будет не моя кровинка, так что тут нет ничего аморального или криминального. Варя забыла дышать. Чувствую, для нее это был переломный момент всей жизни.
        — А так, без всего этого от меня никто не родит? — Варька легко отмахнулась, как от мухи, от этого вопроса.
        — Да сколько угодно! Но это будет не то. В смысле обычный, глупенький и слабый ребенок, бастард, который годен только стать крестьянином или солдатом, ну может сержантом, и не более.
        — А этот что сможет?
        — Многое. Если мать, как совладелец передаст ему свои права, то в случаи, если с прежним хозяином что случится, ее сын сможет занять его место. Замок не погибнет, он просто обретет нового хозяина, и все сможет идти своим чередом.
        — Это многое объясняет, ты пережила тяжелое детство и хочешь обезопасить себя и своего будущего ребенка от такой участи. Ты ищешь надежную защиту. Я вздохнул и улыбнувшись продолжил.
        — Я понимаю, и не осуждаю тебя за это. И хоть я не похож, на крепкую каменную стену, если есть такая возможность, то ей надо воспользоваться.
        Варя молча потянула мою руку к себе через стол, нежно ее поцеловала, а потом не выпуская из своих ладошек, легла на нее щекой. На ее глазах заблестели слезы.
        — Малышка, я пока не знаю как мы это сделаем, но обещаю, что сделаем! Тут надо хорошо подумать, как побыстрее набить эту кучу бабла.
        — Спасибо тебе. Я очень в тебя верю, мой господин.


        Я почувствовал сонливость после такого плотного приема пищи и слегка зевнул.
        — Андросик, не хочешь прилечь? За одно посмотришь, как я обновила обстановку в комнатах!
        Не выпуская руку из своих лапок, она потянула меня в дом. Обстановка и вправду преобразилась в лучшую сторону. Красивые мягкие ковры, занавески, домашние декоративные цветы в изящных вазах создавали уютную домашнюю обстановку. Выбранная мной мебель тоже гармонично вписалась в интерьер. Сказать по-правде, тут было лучше и богаче обставлено, чем в нашей семейной квартире в реале. Варя откинула покрыло с новой роскошной двухспалки и принялась его бережно складывать. Подобранное ей постельное белье выглядело по — царски. Шелковое, с мелкой узорчатой вышивкой.
        — Никогда еще не спал на шелковых простынях.
        — Вот и попробуете. Про них было написано, что они кажутся прохладными даже в теплую погоду, на них особенно приятно и сладко спать.
        — Варя, надо поменьше рекламы читать, хотя конечно да... реальный зачет. — Девочка засуетилась с пуговицами моей рубашки, помогая ее снять.
        — Сейчас и шортики с вас снимем, чтобы не давило во сне, чтобы тело отдыхало и набиралось сил. Я вам еще красивую пижаму купила, тоже шелковую, сейчас помогу одеть. Я презрительно фыркнул.
        — Ну ты даешь, я что тебе ребенок или этот... чтобы в пижаме спать, да еще шелковой? Варя растеряно захлопала ресницами.
        — Ладно не бери в голову, обычно дома, я сплю в семейных труселях, ну раз тут, да еще на шелковых простынях, думаю можно и без трусов поспать. Тем более боятся некого, никто без спроса, не войдет сюда уж точно.


        Варюшка подняла мои шорты с рубашкой и сложила их на новой прикроватной тумбочке, подбила мне подушку и подпихнула одеяло.
        — Можно мне лечь рядом с тобой?
        Я распахнул одеяло.
        — Давай, ныряй.
        Плутовка разголилась, уложила свои вещи рядом с моими и через секунду прижималась ко мне спиной. Я накрыл нас одеялом и обняв ее, спросил на ушко.
        — А себе пижамку не купила?
        — Купила. Развернула, ко мне, не поворачиваясь, личико.
        — Но я тоже хочу, ощутить прохладную свежесть шелковых простыней и особенно приятно и сладко поспать.
        — Понятно. А не боишься, что я могу не удержаться и порву твои, как ты говоришь девичьи воротки? И хана тогда, хитроумному плану барбароссы!


        — Ой, я не знаю кто такая, эта Барбаросса, но зачем тогда спрашивается вообще жить, если не можешь верить в самое дорогое — в своего рыцаря?
        Как в обнимку заснули, так и проснулись. Сон опять на удивление прекрасен, и чувствую, дело тут, отнюдь не в новом постельном белье. Моя правая рука хоть и была подложена под Варину голову, совершенно не затекла. Вообще чувствовалась сила и здоровье во всех членах. Да, и в нем тоже. Он удобно и комфортно выспался уткнувшись между булочек аппетитной попки и теперь его распирало от желания. Да плюс еще и Варя проснулась и начала ерзать туда — сюда. Не понимает она что ли, что я не железный?
        — Ах... струя брызнула горячим семенем. Но на минуту, ерзание только усилилось.
        — Что это было? У меня спина в чем-то липком!
        — Оно самое. Раздались смешки.
        — Хи-хи.
        — Ну, и чего тут смешного? Девочка повернулась для поцелуя.
        — Не обижайся, просто я поняла, ты действительно не равнодушен ко мне, если даже таким простым способом, я смогла сделать тебе хорошо.
        — Хорошо, то хорошо, да не совсем... неси полотенце, вытереться.
        Козявка мухой метнулась, и через мгновение уже вытирала меня сначала влажным теплым полотенцем, а потом насухо другим. Я взял их у нее и помог убрать свои следы со спины. Варя тут же подхватила вещи и стала меня одевать. Обслуживают, я смотрю, как маленькую ляльку! Ну пускай, мне что плохо?
        Потом я сидел на кровати и смотрел как Варя сама, не спеша одевается. Она убрала свою рубашку и шорты в шифоньер и распахнув его, застыла на минуту, оценивая многообразие выбора.
        — Господин, как ты хочешь чтобы я оделась?
        — Красиво Варя, я хочу чтобы ты одевалась красиво.
        — Брюки, шорты или платье, юбочку?
        — Юбку.
        — Коротенькую, пышную или длинную, узкую?
        — Давай пышную.
        — На верх маечку, рубашку или блузку? Может жакет?
        Я задумался.
        — Ты знаешь, вариант с футболкой очень хорош. Но сам по себе. Если на тебя одеть только одну белую футболку без ничего. Не длинную, по попку. То тогда, в таком, виде ты будешь прекрасно смотреться! Босые ножки, киска и жопка — все перед глазами. А грудь, так замечательно будет переливаться за тканью! К тебе можно будет подойти сзади и помять сиси через мягкий хлопок. Ты же не носишь бюстгальтеров?
        — Нет, но если ты хочешь...
        — Не хочу. Зачем на твою молодую, красивую грудь одевать этот хомут?
        — А зачем его вообще, тогда придумали?
        — Ну понимаешь, не у всех сиськи такие идеальные, как у тебя. Ну, в смысле, на мой вкус. Некоторые девушки плоскодонки, как вон — Ленка, и тогда они одевают лифчики с параллоновыми вкладышами, чтобы создать видимость наличия груди. А если грудь крупная, с возрастом она растягивается и стучит при ходьбе по коленям. Тогда лифчик нужен уже по жизненным показаниям. Иначе будет травма ноги. Варя подпрыгнула на месте.


        — Какой ужас! Где, где они? Я все таки купила парочку, самых красивых! Как знала что пригодятся! Нашла белый, с ажурной вышивкой, в виде букета роз, и придерживая с боку руками, натянула на сиськи.
        — Как тебе? Я присмотрелся.
        — А че? Ниче так!
        — Помоги пожалуйста застегнуть, я не представляю, как девушка может сама его одеть! На спине же нет глаз!
        — Иди сюда, делаю это первый раз в жизни, но думаю справлюсь. Все! Расправил бретельки и шлепнул не сильно по голой жопке.
        — Вай! За что! Я буду плакать.
        — За дело! Забыла, как измучила сонного человека до потери контроля? Лиса сделала притворно — страдальческое личико.
        — Ну я же не специально! И вообще я обещаю исправиться, и больше так не делать.
        Куколка продолжала одеваться. Достала интересные чулки с подвязками. Левый доставал до колен, а правый закрывал все бедро. Посмотрела на меня. Я ободряюще кивнул. Маленькая черная юбка имела поверх несколько слоев черной прозрачной материи, доходившей до колен и выглядевшей на ней очень красиво. Я поднял вверх большой палец в знак одобрения. Пышная, короткая майка типа болеро, белого цвета завершила комплект.
        — Как я? Девочка критически рассматривая себя, крутилась перед зеркалом шкафа то одним боком, то другим.
        — Отпад. Классика. Белый верх, черный низ.
        — Ох, е-мое. А трусики то я и забыла. Есть белые, черные, красные и...
        — Никаких трусиков сегодня!
        — Как? Юбочка такая короткая, что кто-нибудь может увидеть, что у меня голая киска.
        — А ты веди себя скромнее, и юбочку перед всякими не задирай. Зато будешь знать, что наказана и всегда можешь быть отшлепана без всякого промедления и сожаления. — Варя подыграла и тяжело вздохнула.
        — У-ух. А потом таким писклявым голоском пропищала.
        — Ну по-жа-луй-ста. Я буду хорошей девочкой. Обе-ща-ю.
        — Обещает она. Нет тебе больше веры! Иди сюда. — Варя притворно сжалась, типа в испуге.
        — Бить будете?
        — Типа того. — И как рявкну.


        — Сюда иди, кому сказал! Забыла, кто здесь главный? — С обреченностью, словно на расстрел, девочка прошаркала эти пять метров целую минуту. Я подхватил ее и посадил на левое колено. Обнял и поцеловал.
        — Что испугалась?
        — Немножко. Ты такой строгий, когда приказываешь, у меня аж мурашки по спине бегают. — Я снова поцеловал ее в губки а правую руку запустил под юбку, развел податливые коленки и потерев ладонь об лобок, взял его в жменю. Продолжая целовать я мял и мацал ей мандульку. И тут мне, очень — очень захотелось сделать ей больно. Я взял, и ущипнул ее пальцами, прямо за кожу на нижних губках.
        — Больно! Варя сжала ноги и сдавила мою руку.
        — А мне, не больно, по твоему? Девочка меня сразу поняла причину моего раздражения, которое проявилось таким неожиданным способом, и начала расцеловывать лицо. А потом на ухо начала шептать.
        — Прости, прости, тысячу раз прости. Я виновата, я знаю. Хочешь меня выпороть? Хочешь? Давай я принесу тебе прутик, и ты выдерешь меня как сидорову козу! Я это заслужила, миленький мой. Хочешь?
        — Нет. Не надо.
        — Ну пожалуйста, пожалуйста. Мне это и самой надо. Понимаешь, я так хоть чуть — чуть меньше буду чувствовать себя виноватой перед тобой.
        — Нет, не сейчас. Варя обняла меня и положила голову на плечо.
        Встал и поискал планшетник, по моим прикидкам я в игре уже час реального времени, а по ощущениям гораздо больше. Вроде раньше не замечал, по — началу и по полтора часа был в игре а такого эффекта тогда не было. Или я не обратил на это внимание? Надо попробовать остаться подольше, и посмотреть, что из этого получиться.
        — Ну что, отдохнули, надо и поработать. Как там наше хозяйство? Справляется твой отец с общим руководством или нет? Пойдем проверим, может он остро нуждается в мудром совете самого главного. То бишь меня! Варя опять восторженно посмотрела снизу в верх.

        ========== Глава 18 Маски для лица ==========

        Глава 18 Маски для лица


        Выходим в зал, смотрю Лена не сидит без дела, протирает от несуществующей пыли новый кожаный диван тряпочкой. Варя сразу ее озадачила.
        — Лена, поменяй постель, пожалуйста. А грязное постирай. Я подумал и говорю.
        — Давай бегом его в стиралку — пусть полощется, а ты бери планшетку, и пойдешь с нами. Вывел девчат на прогулку.
        Старого нашли, уже можно сказать в небольшом поселении. Шесть домиков, лечебница, три бани, открытая столовая, рядом несколько складов для выращенной продукции и навес для ручных повозок. Они как раз возводили леса на новом доме. Надо сказать староста не стоял над душой у людей, а работал на равных.
        — Решили все рядом ставить? Не загорится в случаи чего?
        — Не должно, ваша милость. Расстояние между постройками будем строго удерживать, не тулить одно к другому. А если в разброд ставить — дела не будет. Во всем должен быть разумный план.
        — Так и в чем тут план?
        — Люди компактно, удобно сладить на работы, все под приглядом. Опять же, земли лишней не займем, пока то место есть, а вот что дальше будет? Дорожки, тропинки щебнем отсыпим, чтобы все по — людски, по — хозяйски.
        — Ну хорошо, с работами как справляетесь?
        — Ваша милость, как и планировали, все соблюдаем. Уже шесть плотников со мной если считать, люди проверенные, толковые. Завтра за день сможем десяток изб срубить и сможем сотню человек за раз закупить и расселить. Построим еще пару столовых, для принятия пищи, чтоб не в толчае и по — сменно, а одновременно питаться всем можно было. С профессиями все гладко, на низких уровнях покупаем за дешево, выше опыта набирают на посадках. Через пяток дней сможем потребности соседа в пешерье удовлетворять в полном объеме.


        — Ты спустись, что ли, а то ору тебе в гору. Иван перебрался с крыши на приставную лестницу и стал спускаться. Подошел, и сняв шапку, стал виновато еще мять руками.
        — Виноват, заработался, не подумал.
        Я посмотрел на его лицо, оно сильно изменилось. Молодая здоровая кожа, без следов болезни. На лысине заметна щетина волосков. Так неделя пройдет и лысины как не бывало!
        — Мензуркин тебя подлечил?
        — Да, господин как наказали я обратился...
        Повернулся к Лене.
        — Ленок, смотри как кожу обновить можно. Надо и тебе лекарства раздобыть, а то никак в норму не придешь.
        — Иван, как там кстати Мензуркин?
        — Ценный человек, образованный. С людьми ладит. Работу свою делает хорошо, без нареканий.
        — Ладно, надо самому к нему зайти, прояснить один вопрос давно хочу.
        — Слушай, я на склады смотрю и думаю, что мы будем туда — сюда возить? Давай — ка для этой капусты — переростка строй склады на границе с соседом. Будете убирать, и туда возить, а дальше, они сами пусть забирают и к себе тянут.
        — Дельный совет. Верно вы заметили. Простите не доглядел.
        — Как с остальным дела? Проблем нет? Староста замялся, как он любит.
        — Давай, выкладывай быстрее.
        — Закупки крупные пошли для нужд, люди добавляются каждый день, опять же продукция на продажу. Суммы не малые. А мне приходится разбивать. На сотни. Дальше не смогу дела вести, так — как продукт дорогой, стоить будет так, что мне не продать — ни купить ничего не возможно будет.


        Я хлопнул себя по лбу.
        — Точно, я как дал тебе разрешение на сто золотых, так ты и черпаешь по чайной ложке. Хорошо, чтоб с запасом, сделаю допуск до ста тысяч. Эх, когда же оборот так пойдет, что и этого тебе мало будет?
        — Еще что, как люди? Не было таких, как твоя зазноба бывшая?
        Смотрю староста чуть набычился. О как? Так трусится и лебезит, а за это речь завел — расхрабрился! Осанку и голос поменял.
        — Случай хоть и не похож, но простите сладить не могу...
        — Кто такой? Я пойду до врача — пригони его туда.
        Староста затряс головой и стал искать глазами посыльного.
        Мензуркин помогал женушке разбивать грядки для лекарственных трав.
        Поприветствовал уважительно, но без такого подобострастия, как староста. Я глянул на деваху. Й-ек, она беременная! В игре первый раз вижу беременную. Глянул на Мензуркина, тот повел равнодушно плечами. Ну что сделаешь, сам выбирал, теперь и воспитывать.
        — Видели Ивана. Ты хорошо поработал! Метод безопасный?
        — Спасибо. Эффект постоянный и без противопоказаний.
        — Да, с лысиной это ты лихо. В моем мире был бы миллионер!
        Повернулся и показал на девчат.


        — Гарем мой видишь? Целитель согласно кивнул.
        — Все, что им надо будет для того, чтобы хорошо выглядеть выдавать без промедления и в первую очередь. Но только безвредное. Отравишь — голову оторву! Мензуркин смутился.
        — Как вы могли такое сказать? Я лечу людей, а не травлю!
        — Ну, хорошо, знаю я вас врачевателей... у тебя все для работы есть?
        — Из тех денег, я потратил только пятьдесят золотых, и но пока всего в достатке. Есть мечта иметь перегонный куб и набор ретор с приборами для практик десяти совмещений и превращения...
        — Алхимичить собрался?
        — Все для пользы дела, так можно усилить силу лекарственных трав, сделать дозу меньше и более безвредной, а эффект надежней и долговечний.
        — Сколько?
        — Двести. Я из тех денег, даже в дом ничего не потратил, на голых лавках спим, все для лечения больных направлю. Такая редкость, чтобы хозяин о своих людях беспокойство проявлял, да еще деньги на это выделил!
        — Ну, если они болеть будет, как работать станут? Мензуркин недоуменно пожал плечами.
        — Да как кругом. Работают пока силы есть. Заболел, работать не может — еды не получит. Поголодал, ослаб и помер человек. А вы лечить собрались, да еще деньги даете за работу крестьянам! Я о подобном не слышал.
        — Так и должно быть. И кстати об этом, если для дела, то добавлю тебе. На расходы для дома, дам еще две сотни, раз семья у тебя уже полная получилась. А дальше, плату бери небольшую с пациентов, не помногу.


        Тут приковылял мужичок и представился Иваном. Как староста, который его прислал. Я подумал тут, как их дальше буду различать, если будет скажем десять Иванов? Но решил, а зачем оно мне надо? Староста пусть различает, не я же сам, во все дела лезть буду? Сделал лицо максимально грозное, какое только смог, холода в голос напустил.
        — И как это называется? Ты кем себя возомнил, что моего доверенного человека не слушаешься? Мужичок и не думал смущаться.
        — Недруги жалуются, не понимают великих идей, нет у них в головах и капли мозгов, чтобы оценить величину замысла моего. — Я опешил.
        — Чего? — Мужик смотрю сразу вспыхнул как солома, подтянулся так, что кажется больше ростом стал. И с жаром начал убеждать.
        — Что это за люди? Одна цель в жизни поесть посытнее, да тряпку нацепить поярче. Душонку свою готовы отдать за то, чтобы чуть лучше соседа жить. Нет смысла в таком существовании, как блохи по земле скачут да и только!
        — А ты значить, не блоха, а философ получается? — Оратор сделал лицо сердитое, будто недоволен моей тупостью.
        — Да чего они понимают, эти фиХлософы? Бормочат ерись о смысле жизни, о том, в чем есть тайный замысел. Ерунда все это, пустая болтовня. Так что не философ я, а Создатель. Действовать надо, а не рассуждать!
        — И куда действовать? Что создавать? Открой нам глаза, слепым котятам, укажи путь в жизни. — Моей игры претендент на роль демиурга не заметил, в глазах пламя.
        — Строить башню надо! — Неожиданный прямо для меня ответ.
        — Зачем? Телевидения тут нет, слава богу. — Он на удивление понял это слово.
        — Видеть в даль, ну и для этого сгодится. Земли тут ровные, к сожалению, гор нет. Окрестные владения будут как на ладони. И сама башня будет красоваться издалека, славя на века своего создателя в памяти людской. Но славы земной мне не нужно.
        — А что нужно тогда?
        — Летать! Поймите же наконец, что только с высоты можно надежно взлететь. Эх, были бы тут горы!


        Поначалу я подумал, что этот Иван — местный Леонардо, насколько наш разговор начал действовать на меня, впечатление произвел своим напором, он умел убеждать и заражать своей слепой верой.
        — Так, так и на чем ты летать намерен?
        — На крыльях конечно!
        — Повернись — ка. Я гляну, что там у тебя за спиной.
        — Да нет, их делать надо.
        — Из чего делать их собрался?
        — Да я и не собирался их сам делать, мое дело придумать, а сделать и дурак сможет. Делов то, плотнику поручить две рамы сделать покрепче, ткачихам приказать холст поплотнее, да потолще соткать, да раму обтянуть. Вот и все дела!
        — Действительно. Как я сам не догадался?
        — Хромаешь то что? Иван неохотно пустился в объяснения.
        Упал с башни. Ну как башни? У прошлого владельца он уже пытался покорить небо. Работал он не на износ, задача была за птицей, что-то типа голубей присматривать, как я понял. От избытка времени возникла и получила развитие мысль о полете. Хозяин идею не поддержал и отвесил тумаков, тогда наш Кулибин, в свободное от своих обязанностей время, занялся строительством небольшого скребка да небесной твердыни. Из подручных, простых материалов. Палки, пенька и относительно ровные жерди, все шло в дело. На высоте шагов двадцать изрядно шатающийся самострой наконец отправил своего создателя в первый, но непродолжительный полет. Выжил, но повредил ногу. Из-за травмы, не сильно стал приспособлен даже к такой, простой работе, потому и был бывшим хозяином продан. Посмотрел на Минзуркина.


        — Что у него с ногой? Доктор нахмурился.
        — Лечить трудно, кости плохо срослись, да и сустав уже не будет как прежде. Только через замок — за золото. Дорого обойдется, в три — четыре сотни. Иван еще больше ожил.
        — Вот-вот, меня лечить надо, а тут, этот полулысый дурак, меня работать заставляет, то в земле ковыряться, то тачку тягать. Не для того я в этот мир пришел! Я закивал головой, одобряя его негодование.
        — Только как быть, если ты и сам убедился, что строить вверх задача непростая.
        — Ветки, скажу я вам — дрянь. Строить из камня надо. По — крупнее камни брать, обтесывать и выкладывать по — кругу рядами вверх.
        — На какую высоту собрался строить, какое основание, как фундамент рассчитать? Сколько людей и сколько времени будут эту работу делать? Как ты прикинул?
        — Да что тут прикидывать? Согнать всех на стройку, пусть тягают камни, не ленятся, и мужиков и баб. А то занимаются всякой хренью, траву растят да бани строят. Польза с этого невелика. Делом занять их надо. Не важно, год или два без устали будут работать — главное сделать! А высота? Так это, как получится. Лучше повыше конечно, но если сильно крениться начнет, так надо остановиться.
        — Гениально! Огород, который прибыль дает, людей кормит — забросить. Бани и жилье — по боку. А все босиком, грязные и с пустым животом на стройку века! Даешь Ивано — шпиль, самый высокий шпиль средневековья! И все наобум, без какого — нибудь расчета. Ваня ты знаешь кто? Мужик ожидая похвалы прищурил глаз.


        — Идиот! Иван глянул на Мензуркина, и тот подтвердил мой диагноз спокойным кивком. Ты самый опасный человек после дурака, ты — активный дурак. Поэтому тебя лечить мы не будем, а вернем туда, откуда взяли. Показал рукой в сторону замка.
        — Чеши прямо. Повернулся в сторону Мензуркина.
        — Хотел с тобой поговорить давно, ты через пол часика приходи к моему дому. Если есть какие книжки у тебя про лечение — возьми. Да, и Лене лекарства захвати.
        — Лена, сколько время? Девочка повернула на меня экран.
        — Терпимо. Глянул на Варю, та улыбается и в который раз юбку поправляет, разглаживает ладонями. Кинул взгляд на огород доктора, на его беременную подругу, загнувшуюся в позе рака, сгенерировал еще одну прекрасную идею.


        — Пойдемте мои оруженосцы и боевые подруги. Приобнял на ходу руками за стройные талии девочек. Вскорости догнали шкандыбающего авантюриста. Он не хотел сдаваться и попробовал еще раз меня обратить в свою веру.
        — Пасть закрой. Руки за спину — и вперед. Во-ло-год-ский конвой шутить не любит. Шаг влево — агитация, шаг вправо — провокация, прыжок вверх — считаю побег. Применяю оружие без предупреждения! И с этими словами пробил ему, со всей дури, поджопник. Девчата рассмеялись, а инвалид заткнулся и ускорился. Проходим мимо дома старосты. Смотрю, тот воды пришел попить.
        — Иван, смотри таких бездарей, лентяев и не слухьянов как этот, всех продавай сразу и без разговоров. Такие работники мне не нужны! И сына с тачкой пришли в замок, еще кой что прикуплю.
        Щелкаю в управлении. Так, Мензуркина сделали, со старостой разобрались, идиота продал.
        — Хорошо быть графом Монте — Кристо!
        — А кто это, господин?
        — Варя это герой романа Александра Дюма. Я тебе сейчас книжку куплю. Такую литературу лучше не на экране читать, а в бумаге, наслаждаться каждой страницей и горевать о том, как мало осталось непрочитанного до конца. Непередаваемое чувство!


        — Купил пару часов, роскошные механические и моднячий электронный браслет. Надел оба на левую руку. Поискал вкладку сельхозмашины. Как я сразу до этого не додумался? У меня столько сил крестьяне тратят на обработку земли! Даже не копают, а мотыжат. Сколько будет мотоблок — минитрактор? Ха — ха, не, ну это надо видеть! Часы механические купил за пятьдесят золотых, электронный дорогущий браслет за пять, а цельный почти трактор, за сорок серебрушек! Да я такую тут ферму разведу! Взял десять канистр топлива, ощутимо, по двадцать золотых. Где логика? Масла пару канистр. Навесное оборудование для работ, прицеп. Тут задумал прикупить здоровущий телевизор в домик, чтобы не на планшете кино смотреть, толкаясь за столом, а на диване. Гундосого Андрюши тут нет, думаю телевизор будет не опасен. Задумался, а как его до компа подключит, чтобы с моего из реала коллекцию смотреть и с флешкой не бегать? Если опять как я в прошлый раз неделю мучился, лень. Хлопнул еще раз себя дурака по лбу. А что, если? Точно, мои подозрения увенчались успехом. В списке профессий для обучения есть по аналогии с вещами из реала и
обычные наши профессии! Я разрабов вообще тогда не понимаю, хана всякому балансу. Куплю крестьян с пулеметами Калашникова, обучу по ускоренной программе генштаба ГРУ и разнесу все вокруг нахрен! Девочки стояли сзади, и затаив дыхание, смотрели за моим священнодействием.
        — Варя возьмем тебе еще одну служанку, не против?
        — Разве я могу противиться воли моего повелителя?
        — Разумно речь ведешь, моя дорогая, потому и запала ты мне в душу.
        Поцеловал и запустив руку под мини юбку, погладил голую попку. Как отпустил, смотрю она тут же начала поправлять и приглаживать элементы своей боевой экипировки. Но улыбается и выглядит довольной. Никто из предложенных вариантов девчат мне не понравился и я обновлял за денежку рандом раз пять — шесть. Наконец остановился. Немного пухленькая, красивая фигура, чем-то похожая на Варину, личико чистенькое, взгляд смышленый, пухлые губки, на голове кучеряшки.


        — Варя как тебе такая, не испугаешься жить под одной крышей? Девочки уставились, глазками хлопают.
        — А что у нее с кожей? Она больная?
        — Да нет, это раса такая, негритянка она.
        Открыл вкладу персонажа. Мои малышки обступили меня и смотрят во все глаза. Выбор профессий. Сисадмин. Вот пусть голову и ломает. Мастер маникюра — педикюра, девочкам нужен уход. Массажист, это мне любимому. Повар у нас есть, будет и кондитер. Ну че еще? А, парикмахера ей в нагрузку!
        — Андросик, а что это ты делаешь?
        — Это окно персонажа. Здесь можно делать все операции с нпс игры. Смотрю Варя загрустила. Я нажал на кнопку купить с выбранными параметрами. И потрещав, мир игры явил нам экзотическую кроху, абсолютно голую. В этот раз, на новенькой не было даже обычной дерюги. Я залюбовался. Девочка прикрылась ручками, стесняется.
        — Как тебя зовут?
        — Сгqащ, господин.
        — Думал меня уже нельзя ничем удивить. Девчата как подругу обзовем?


        Инициативу, как не странно проявила Лена.
        — Светлана!
        — Ты чего? Она ж как раз... хотя... если подумать, пускай.
        В этот момент притянул тачку Семен. Светлана вообще растерялась и за девок прятаться полезла, те окружили и начали перешептываться.
        — Так Сема, ты вовремя. Получай друг новую профессию — тракторист — механизатор. Денежка тю-тю, Сема приосанился.
        — Принимай технику, проверяй все ли в комплекте для работы. Сейчас прямо тут и испытаем.
        — Поворачиваюсь назад, Светлана уже стоит в форме, точно как у Ленчика. Вешалку со вторым, запасным комплектом в вытянутых руках держит. Когда успели?
        — Варя, твоя работа? Глазками невинно хлопает.
        — Не надо было?
        — Ну не знаю, сначала обмыть в душе...мало ли где она была до этого, костюмчик красивый запачкает. Варя примирительно сообщила.
        — Ничего, постираем, погладим. Трактор затрещал. Да какие они все реактивные тут! Не успел голову отвернуть уже и заправил, и плуг прицепил, и завел. Сема сидел за рычагами и повернув голову в мою сторону, ждал отмашки.


        — Поехали! Прекрасная ровная полоса из трех борозд на целине. Да, производительность с такой техникой намного возрастет! Людей, занятых на обработке почвы перед посадкой, думаю с успехом заменит один Сема на своем тракторе. Словно почуяв, что думаю о нем, Семен заглушил технику, и лихо соскочив на землю из кресла — седла своей железной, рабочей лошадки, подошел к нам. Я не стал ему говорить, что трактористу положена еще засаленная фуфайка, кожаный картуз и козья ножка с махоркой в зубах. Дыма мне тут, еще не хватало! Купил к коробке с телевизором тумбочку для него. Варя попросила для нашего нового, семейного сервиза сервант на кухню. Ну как отказать? Обрастаю имуществом, превращаюсь с куркуля и мещанина. Свете надо кровать как у Лены и шкаф хоть один на двоих, для одежды.
        — Ленчик, в твоей комнате хватит места еще кроватку поставить? Лена молча кивает. Значит с жильем для наперсницы определились. Семен подогнал трактор, подцепил прицеп, вместо плуга и начал грузиться.
        — Куда так телевизором грохнул? Разбить хочешь? Два золотых! Сема виновато пригнулся. Вези домой.


        Прикупил Свете почти все, что надо для работ. Здоровый спец чемодан для ногтестрижения и облагораживания пяточек и пальчиков. Как сисадмин, после постановки задачи, потребовала еще инструментов целую сумку, шесть мотков проводов и всякой мелочи. Траты для профы стилиста по уходу за шерстью головы были самые крупные: стол с большим зеркалом, кресло, три машинки, два фена, куча расчесок и ножниц. Дорого красота обходится! Ну что ж сделаешь? Чтобы не бегать самому за покупкой всякой мелочи и Варю — куколку не гонять, заставлять ножки бить, делаю разрешение на покупку и остальным моим девчатам до двух тысяч золотинок. Тут же, по скупости запрещаю покупать что — либо без моего, или Вариного разрешения. Девочки прониклись и закивали головками. На Светланку было смешно смотреть. Как революционный матрос с пулеметными лентами обмоталась через плечо своими кабелями. В левую руку взяла полную сумку с инструментами, в правую сундук для маникюра, в зубах вешалка с запасной униформой, спину согнула под тяжестью и думает, а как нести все остальное для стрижки? Хоть в узел завязывай и на спину взваливай.
Посмотрел на Варю — улыбается, не жалеть надо. Глянул на Лену.
        — Дай мне планшет и возьми у нее чемодан.
        — Может оставим и Семен все привезет на своей тарахтелке? Я глянул на нее.
        — Я твою сообразительность проверял, думал сколько ты еще дурочкой молчаливой будешь прикидываться?
        — Понятно.
        — Раз понятно, думаем еще раз, ничего не забыли? Смотри, тебя погоню. Молчат, и Варя такая.
        — Господин, а можно...


        — Можно, тебе моя радость можно все, на что у меня оставшихся денег хватит.
        — Нет, можно мне... свою вкладку посмотреть?
        — ?
        — Ту, где можно изменения делать с человеком? Покажешь, Андро?
        Как я понял, нпс в этой игре могут пользоваться управлением замка как и игрок, но с ограничением. Если есть денежка и разрешение хозяина, они могут делать покупки. Нпс с соответствующей должностью, как староста, может еще и покупать — продавать других нпс по моему разрешению и указанию, менять их параметры и переучивать. Сам персонаж, свое окно открыть не может, и параметры свои не поменяет. Даже староста или какой другой назначенный начальник, других пожалуйста, свое — табу. Сделано это для безопасности, чтобы не накрутили себе чего-нибудь. Я открыл ее вкладку. Варя уставилась в свое описание, слева крутиться ее фигурка в полный рост, справа — краткая история жизни в этом мире, по центру — полученные навыки и список профессий.
        — Значить, это правда? А где можно менять внешность? Периклацнул.
        — Вот, к примеру. Вкладка грудь — модификация груди — сосок. Все распалось на фотографии разных сосков груди. Вверху слева — большой снимок, то что есть, подпись цирцея, а внизу, в четыре ряда варианты изменений, названия и стоимость. Соски разные по размеру, форме и расположению. Можно изменить цвет и груди и ореолов, можно изменить и размер груди, сдвинуть и повернуть хоть кнаружи, хоть вовнутрь. Море вариантов, чтобы сделать выбор своей мечты. На девок редактор произвел сногсшибательное впечатлении. Стоят и боятся шелохнуться. Наконец Варя вышла из ступора и прохрипела.


        — И все остальное, так?
        — Да.
        — И память, и характер? Я помолчал и вернулся на главную вкладку ее профиля.
        — Да. На все есть свой редактор. Но я обещал тебе ничего не менять! Варя посмотрела еще раз на свою крутящуюся в окне фигурку, надпись вверху.
        — Шестьдесят пять золотых. Я стою шестьдесят пять монеток. Я эта юбочка, на мне, стоит восемьдесят. Вещь стоит дороже человека! Я закрыл окно, и приобнял малышку.
        — Не плачь, не плачь пожалуйста. Для меня это ничего не значит, ты мне нужна такая, какая есть! Еле успокоил лапочку, зачем я ей вообще стал это показывать, почему не подумал о том, как она отреагирует? Наконец Варя прекратила разводить сырость, и я ее еще раз поцеловал в соленые от слез губки. Купил девочкам по часикам с золотыми браслетами, для поднятия настроения. Важно, как разбойники перед делом, сверили стрелки по времени планшетника и пошли не спеша домой. Я кружил вокруг стайки моих прелестниц, размахивая планшетником, и всю дорогу шутил и пытался их развеселить, так что домой мы пришли уже в хорошем, приподнятом настроении от прогулки.


        Иван с Мензуркиным уже затащили и расставили мебель, только коробку с телевизором занесли, но не распаковывали. Мензуркин молодец — не гнушается труда. Я послал Сему за вторым рейсом, а с доктором сели за стол на веранде. Он притянул две книги. Одну огромную, справочник по лекарственным растениям — это мне не интересно, а другую — лечение и обработка ран. Я стал листать картинки.
        — Варя, принеси свою книгу по анатомии. Пусть доктор посмотрит.
        Картинки были вроде и такими, как в учебниках моего мира, но были и отличая.
        — Слушай, я не пойму, объясни мне. Куда девается то что, что остается от пищи и напитков, которые человек потребляет. Мензуркин удивился.
        — Как куда? Когда организм маленький, у ребенка, тратится на рост и развитие тела. У взрослого человека на обновление клеток тканей и органов, заживление ран, восполнение жидкостей организма.
        — А остальное? Доктор не понял меня. Пришлось по нашей анатомии показывать схему кишечника и мочевыводящей системы. Врач мне не поверил.
        — Это или ошибка, или глупость какая. Нет у человека ничего такого. Да, почки из крови берут жидкость, это установлено экспериментами и по мочеточникам гонят в мочевой пузырь, это все правильно. Но дальше? Никаких мочеиспускательных каналов нет! Это любой целитель знает, да даже простой, обычный человек! И про кишечник, также ошибочные сведения. Толстая кишка при переходе в сигмовидную и прямую не имеет с ней сообщения, в промежутке стоит поглотительная воронка! Нет, рисунки превосходные, но художник рисовал то, что сам не понимает!
        — Так, и куда девается по — твоему то, что остается после усвоения и использования?
        — Как куда? Я же сказал, в кишечнике поглотительная воронка, мочевой пузырь при наполнении и легкие при дыхании, все эти органы участвуют в рассеивании манны. Неиспользованное вещество излучается в окружающий мир, прямо сквозь ткани организма, в виде этой субстанции. Люди, за редким исключением не могут ни видеть ни использовать манну, у них нет органов для ее восприятия и аккумуляции, поэтому, чтобы не было болезней от переизбытка энергии в организме, она изливается вокруг нас таким простым и естественным способом, поднимаясь вверх, собирается в потоки, и как считают достойные, ученые мужи образует ту главную силу природы, что править этим миром.


        Поговорили еще немного. Про бактерии и вирусы не знает ничего. Утверждает, что есть болезни, вызванные колдовством и проклятиями. Женщина тут беременеет от семени мужчины, как и у нас. Хоть это не перемудрили, но плод растет в чреве матери до родов десять месяцев, а не девять. Мензуркин здесь похвалил себя. Сказал, что у него богатый опыт родовспоможения, и мы можем быть полностью уверены в его квалификации. В первый раз вижу от него бахвальство.
        — Прошу меня извинить, что позволяю себе заговорить с вами о прописных истинах, но вы немного обескуражили меня своими слабыми знаниями обычных вещей... еще раз напомню, что если хотите мальчика, то женщину надо брать, лежащей на правом боку, если девочку, то — соответственно на левом.
        — А если сверху?
        — Как совершенно точно установила наука, в любом, другом положении вы отдаетесь на волю слепого случая!
        — Спасибо за совет, примем к сведению.
        — Господин, еще какие вопросы ко мне будут? Я извиняюсь но дела...
        Варька подошла и зашептала ему что-то на ухо. Мензуркин весело рассмеялся.
        — Нет, конечно нет, это все предрассудки. Никакой бороды и усов! Гляжу Варя покраснела. Доктор нагнулся под стол, и подняв с пола, поставил на него сумку.
        — Девушки — красавицы, как приказал наш добрый хозяин, принес для вас все самое лучшее. Вот настойки для густоты волос, и придания им здорового блеска. Вот паста для чистки зубок, будут они сверкать как самый драгоценный жемчуг, крема для кожи. Господин оценит, какой нежной и приятной на ощупь она станет после этих процедур, а если хотите удалить волоски, в некоторых кхм-кхм местах, есть другое, прекрасное средство...


        Девчата обступили коробейника и шумно, как воробушки зачирикали. Я задумался. Не все из нашего мира берется полностью точно. Магия еще эта. Да и магом сильным мне, как человеку оказывается не стать, тут органы добавочные нужны, плюс еще помню для меня, как рыцаря, штраф к магическому искусству. Ну в принципе не очень и хотелось. Вот на коне бы поскакал, с шашкой наголо, на врага. Пошел в зал и сел на диван. Вскоре пришла Варя с книжкой.
        — Мензуркин ушел?
        — Да господин. Вы устали, может мне массажик вам сделать?
        — Нет, просто посижу, подумаю.
        Варя взяла подушку, и кинув между моих ног на пол, села с книгой. Улыбается радостно.
        — Можно и я, с вами рядом побуду?
        — Да я че, против? А что на пол села? Места хватит. — Варя обняла мою ногу, и поцеловав голое колено, сказала.
        — Для меня счастье быть у ног моего господина и повелителя. Я тихонечко почитаю про себя?
        — Да в слух читай, я тоже послушаю.
        Так мы и сидели, я на диване, девочка на подушке на полу. Красивым бархатным голоском она вещала мне о взлете и крушении надежд молодого капитана, о предательстве людей, которых он считал своими товарищами. Она так остро переживала все перипетии романа, что несколько раз останавливалась перевести от волнения дыхание. Спрашивала меня, все ли будет хорошо с Эдмоном? Я ласково гладил ее по плечам и голове.


        — Читай и все станет ясно. Если я тебе расскажу сюжет сейчас, то могу испортить все впечатление от книги. Варя собралась с силами и продолжила. Когда Дантеса заключили в замок Иф, на ее глазах выступили слезы. Некоторые места ей были непонятны и я давал, в меру своих сил, разъяснения. Эдмон наконец удачно бежал из застенок, в которых судьба хотела обречь его на смерть. Варя ошалела от переполняющей ее радости и стала целовать мне колени, крутясь слева — на право.
        — Андросик, он сбежал! Я верила, что так и будет! Я верила!
        Дальше чтение выдало в ней прямо кровожадные нотки. Сочувствуя герою, она ободряюще кивала головой в том месте, когда он решил найти и покарать своих врагов. Так, незаметно мы подобрались к концу повествования. Я несколько раз поглядывал на руку с часами. По моим прикидкам, в игре один час и десять минут. Расхождения между механикой и электроникой пока нет. Сомневаюсь, что смог бы в реале просидеть столько времени в кресле, и не отсидеть седалище. Варечка посмотрела на меня как она может. Своими ясными, чистыми глазенками и сказала.
        — Теперь я понимаю, почему ты назвал себя графом Монте — Кристо.
        — Почему?
        — Потому, мой дорогой господин, что ты такой же благородный, сильный духом, щедрый и добрый к людям которые тебе не безразличны, и строг к тем, кто пытается тебе создать проблемы. И еще, ты как и он, решил взять себе и воспитать непорочную девушку, которая родит тебе хорошего ребенка. Дантес не зря так поступил с изменьщицой Мерседес и выбрал Гайде.
        — А почему она изменьщица? Мне кажется, она жертва обстоятельств, так сложилась ее судьба.
        — Господин, она поверила! Поверила кому-то, а не убедилась собственными глазами. Не боролась за то, чтобы увидеть любимого, хотя бы его бездыханное тело! Сложила лапки и ждала, когда ее подберет кто-нибудь другой. А Гайде будет предана своему хозяину, и будет все делать для того, чтобы ему было хорошо с ней!


        — Я как-то не думал об этом, в таком ключе. Варя захлопнула книгу, и я подхватив, посадил ее к себе на колени. Как же приятны ее губки!
        — Андросик, ты опять зеваешь. Хочешь отдохнуть? Я поставил электронные часы на звонок через двадцать минут и согласно кивнул. Варя расправила кровать со свежим бельем, и начала помогать мне раздеваться.
        — Я купила вам семейные трусики, как вы и говорили, сейчас принесу.
        — А, не надо, мне понравилось спать голым. Составишь мне компанию?
        — Если прикажете я погрею вам постельку, но заснуть до вечера не смогу. Постараюсь тихо, чтобы вас не тревожить полежать.
        — Тогда не надо, иди отдохни, или чем займись, будешь тут скорчившись мучится. Варька укрыла меня пышным одеялом и положила ладонь на лоб.
        — Вы не заболели, господин? Третий раз за день спать ложитесь? Может за доктором послать?
        — Не-ет. Та-ко-ва, наша барская воля. Хо-тим спим, хотим на дудке играем! И отрубился.


        Пробуждение было чудесным, прекрасный, спокойный сон дал телу отдых и просто переполняющее чувство несокрушимой силы. Часы не звонили, стрелка и цифры практически замерли на одном месте. Я откинул одеяло и вышел в зал, там были разбудившие меня своим шумным разговором девушки. Варвара сидела на диване, спиной ко мне. На ней была белая футболка. Я обнял ее и поцеловал в миг подставленные губки повернувшейся головки. Света сидела на корточках на ковру пола, и мыла моей девочке ноги в тазике. Ее передник и подол платьица великолепно задрались. Я заметил, что промежность ее раздвинутых ножек прикрыта форменными черными шелковыми трусиками. Может для нее поменять правило на белые?
        — Что делаете мои хорошие? Спросил я, продолжая обнимать и мацать ее за сиськи.
        — Андро, мне сделали маникюр! В доказательство своих слов она протянула свою ладошку с ухоженными, аккуратно опиленными, короткими ногтями.
        — Ты чудо. И поцеловал ее в шейку за ушком.
        — Дорогой мой хозяин, какой цвет вы бы предпочли видеть на ноготках своей преданной рабыни?
        — Думаю цвет прозрачного, блестящего, отполированного лака. Но можно белый или светло — розовый, на твой вкус.
        — Света подготовила меня к покраске. Решено, Светлана, значит наращиваем на руках по-длиннее и красим в розовый цвет, а на ножках пусть будет прозрачный.
        — Нет, нет, никаких наращиваний, кыгтей мне тут не хватало! Пусть так и будут аккуратные, короткие ноготки, белого цвета, мизинчики розового. А на ногах — на оборот розового, а малыши — белого. Поцеловал ей мягкую ручку. О-о, какая у тебя стала мягкая кожа на руках!
        — Только на руках? Мы все сходили в душ, пока ты спал, воспользовались средствами доктора, и очень довольны!


        Я присмотрелся. Действительно, кожа у девочек стала еще чище и здоровее. Погладил ее по щеке. Бархат! И ни одного розового пятнышка покраснения или черной точки. Про прыщики и не говорю.
        — А где Ленок?
        — В садик пошла, хочет разбить клумбу с цветами. Наша задумка с уютным уголком для души скоро оформится. И да, ты ее не узнаешь, какая она стала красавица! Теперь у меня кожа, белая как молоко, у Лены смугленькая, и шоколадная у Светы. Господин, у тебя под рукой девушки всех оттенков!
        — Ну не всех, но мне этого достаточно. Я обошел диван.
        — Света ты закончила?
        — Да господин, сейчас вытру... Я взял у нее с плеча полотенце.
        — Не надо, я сам. Убери тазик. Поднял кукольные ножки и стал вытирать. Сейчас, сейчас мы вытрим мою принцесску. Устала?
        — Ты что? Я кайфовала. Так чудесно Света меня расслабила! Отскребла всю грубую кожу на ногах, за ногтями поухаживала, сделала массаж, а это отмывала второй раз, перед покраской, после полировки. Я посмотрел на пальчики, они были приведены в совершенный порядок.


        — Покрасить только не успели. Мы с девочками ходили в поселок, брат покатал нас на прицепе немного. Так здорово, почти с ветерком!
        — Чего? Я его послал землю копать, а не кататься!
        — Господин не обижайся, он уже все, что можно перекопал и перевез. Хотел еще делянок нарезать. Отец кричит на него, мол людей нет в таком количестве это засадить и полить. Он пересматривает все планы, освободившиеся мужики в срочном порядке копают новые колодцы и строят еще два десятка домов. Родитель хочет к вечеру все людьми заселить. Там все как в рассерженном муравейнике. Брат говорит, давай отец, пусть щебень копают, буду возить, дороги просыпать. А отец сказал завтра, сегодня главное жилье. И да, тут такой случай был!
        — Какой?


        — Представляешь, господин? Соседи увидели эту тарахтелку...
        — Трактор.
        — Да, трактор. Перепугались все и побросали работу. Прибежал их управляющий, на нашу половину. Семен остановился, он его расспрашивает, что это такое? Насилу братик его успокоил, что это не дикий дракон, и не будет он его пускать соседских крестьян кушать и поля вытаптывать.
        — И что управляющий?
        — Да только успокоится, стал и пальцем колесо ковырять начал. А брат как закричит. Еще раз пальцем ткнешь, я тебе гад, руку сломаю! Его и ветром сдуло! Мы все так смеялись!


        Я откинул полотенце и подтянул ее за лодыжки на себя. Варя съехала в кресле на спину. Развел ее прямые ножки, ступни закинул себе на плечи. Майка, и так не прикрывающая попку, задралась еще выше, открыв пупок.
        — Так, и что мы видим?
        — Где?
        — Там!
        — Там, ваша послушная девочка навела порядок, средством волшебника в квадратной шапочке удалила густые заросли, как в прочем и на ножках. Я погладил ее по гладким голеням, без признаков тех коротких и мягких волосков, которые были там еще утром.
        — Густые заросли? Эти три волоска? Ну ладно, так ты выглядишь еще невиннее чем есть. Так можно и не удержаться. Глядя на мой торчащий член, она послала мне свою фирменную улыбку. Я начал расцеловывать пальчики и нежные пяточки моей феи из сказки. Потом поставил ее подошвы себе на лицо и прижал ладонями. Проказница расшалилась, и со словами биб-биб, сдавила легонько мой нос большими пальцами.
        — Не балуйся, накажу!
        — Как? Я удерживая ее ноги в поднятом состоянии, руками отогнул большие пальчики от малышей и взял их в рот. Варя захихикала, когда я стал посасывая их, теребить кожу пучек языком, не выпуская изо рта.
        — Ха-ха-ха, и не капельки не страшно!
        — Ах так? Смеяться на до мной?


        — Я выпустил пленников на свободу и языком лизнул подошву от мягкой пяточки вверх. Девчушка выгнула стопу дугой и растопырила пальчики, которые я тут же расцеловал и облизал, наподобие их больших братиков. После того как экзекуция была проведена и со второй ножкой, я отпустил ее лапатушки. Варя поднялась из своего неудобного положения и села по — нормальному, расправила маечку. Я подвинулся ближе, вплотную между ее ног. Член стоял колом от натуги. Варя посмотрела на меня, посмотрела на моего страдальца, и поспешила направить свои ручки на помощь. Опять она обхватилась внизу члена, не стал поправлять, пусть учится. Коготками левой поцарапала яички, они, радостные от возбуждения, зашевелились в мошонке. Я сдвинул ноги и стал перед Варей практически по стойке смирно, как солдат перед генералом, напряг все тело. Через небольшое время мое нетерпение выплеснулось наружу. Брызнул немного на личико, досталось и волосам, пару капель упало на губки. Большая часть расплылась на красивой груди, прикрытой белоснежной футболкой. Как раз в районе левого соска ткань от спермы стало прозрачной, и он проглянул
розовым пятнышком. Помня мою предыдущую просьбу, девочка не бросила бойца на произвол судьбы, а мягко додаивала последние капли, одаривая меня теплом своей заботы и внимания. Остатки потока упали ей на левое колено и потекли жидкой струйкой по резной ножке. Отпустила мой размякший член, и ноготком указательного пальчика подцепила последную каплю с головки, поднесла к носику, понюхала, и с радостной улыбкой, посматривая на меня, всосала пальчик со спермой пухлыми губками.
        — Солененький, и немножко с горчинкой.
        — Надо вытереться.
        — Угу, Све-та! Принеси бумажные салфетки и полотенце.
        Взяв предложенную салфетку из коробочки, она вначале протерла головку члена. Потом показала пальчиком на место справа от себя. Я недоуменно смотрел как Света, обойдя меня сзади встала там, где ей приказала Варя.
        — На колени! Негритяночка безропотно подчинилась, встав на колени, она завела руки за спину.
        — Хорошая девочка! Ротик открыла. Аа-ам! С этими словами Варька затолкала грязную бумажку пальцем ей в рот.
        — Прожевала и проглотила!
        — Варя, что ты делаешь! Девочка посмотрела на меня снизу вверх.
        — Господин, учу их подчиняться. Взяла другую салфетку и попробовала оттереть сперму с лица и волос. И с весельем произнесла.
        — А, не получится, придется купаться, всю меня обтрухал! Не составишь мне компанию в душе?
        — Пошли, потру тебе спинку, и что пониже.
        Варя запихнула вторую салфетку следом за первой. И отвесила Свете легкую пощечину.
        — Что надо сказать?
        — Спаши-бо, вам хош-паша!
        — Глотай!


        Мы хорошенько освежились в душе, я помог несколько раз намылить ей голову и потер плечики мочалкой. Если бы не длительные остановки, на долгие поцелуи под струями горячего ванного дождя, помывка не заняла бы столько времени. Я не снимал пару своих часов. Время на них так и замерло, отмерив мое нахождение в игре сроком в один час и десять минут. Продолжу эксперимент дальше.
        Как прекрасно отдыхать в этом чудесном мире игры! Ведь какая восхитительная возможность реализовать все то, что мне не светит в серых буднях реала! Я задумался, чего бы я еще хотел? Полетать на вертолете? Пострелять из танка? Нет. Прокатится на крутой тачке! Как в гонках! Блин, а где я буду ездить? По сырой земле здорово не разгонишься, автобанов тут рядом нет. Варенька вытирала мне спину и спросила.
        — О чем задумался, Андросик?
        — А? Нет, думаю душ хорошо, но надо нам свою семейную баньку иметь!
        — Мы можем сходить в ту, где вы так чудно меня помыли тогда, помните?
        — Помню. Нет, туда не пойдем, она уже общественная, там толпа народа побывала, надо свою тут ставить, загоню вас всех троих и голозадые попки веником отстегаю!
        — Всех троих сразу? А сил хватит?
        — Хватит, для благородного дела силы найдутся. Вышли в зал, девочки помогли мне одеться. Варюха тоже накинула домашний халатик пестрой расцветки.
        — Светлана, как мой заказ?
        — Господин, ваше распоряжение выполнено!
        — Рассказывай.


        Доложила о проделанной работе. Телевизор на тумбочку установила, настроила какое-то там обеспечение программное, протягивает мне беспроводную клавиатуру. Ящик подключен в сеть. Лежа на диване можно выходить в интернет, смотреть файлы на моем компе из реала, или из сети.
        — Ты просто молодчинка! У меня бы на это месяц ушло, и две упаковки анальгина.
        — Да ерунда, все очень просто. Я еще, по распоряжению Варвары Ивановны, организовала рабочее место. Показывает в угол комнаты, там стоит не примеченный мной сразу офисный стол с полками, обычного вида системник компа, с хорошим экраном. Рядом, на тумбочке — МФУ для профессиональной печати документов и фотографий. Я подошел и упал в удобное крутящееся кресло руководителя высшего звена. Мягкие же условия для работы директорской задницы! Включил питание на компьютере. Вентиляторы нового корпуса непривычно тихо зашелестели. Засветился рабочий стол. Тут тоже работал интернет. Легко и свободно, никаких задержек с воспроизведением видео, даже с максимальным, а не прикрученным качеством, все было так, как должно работать в мечтах жителя небольшого городка. Набрал в браузере поиска картинки водного мотоцикла, отправил на печать. Парень на чудо технике тянул по волнам на веревки надувную таблетку с визжащей от радости блондинкой.


        — Это надо купить! Стучу пальцем по мотоциклу.
        — Какого цвета? Такого же белого?
        — Да, можно и белого. Только не блондинку а мотоцикл! Поняла?
        — Да. Я человека и не смогу купить, вы же знаете. У меня разрешения на это нет.
        — Хорошо. Найдешь Семена и скажешь, что я приказал заправить и привезти его сюда, на мой пирс. Я надеюсь ты догадалась этот стол с креслом не на спине тащить, а Сему попросить привезти?
        — Догадалась.
        — Вот и отлично. Заодно, если увидишь старосту, скажи я его тут жду.
        Выключил комп, подумав если тут мои гонки будут играть лучше чем в реале, я тогда вообще ничего не понимаю. Этого не может быть, потому что не может быть никогда! Логика ломается напрочь. Негритянка, с редким совмещением профессией сисадмина — маникюрши все еще стояла рядом, вопросительно ожидая дополнительных распоряжений.
        — Поставь сюда последнюю версию нид фо спид, и джойстик беспроводной покруче добавь. — Кивок головы, подтвердил принятие моего приказа.
        — Можешь идти.
        Вышли с Варенькой в садик, Ленок как раз заканчивала орнамент на клумбе, белые и красные цветы образовывали рисунок четырех сердец, заключенных в круг. На голове у Лены женская шляпка с широкими полями от яркого солнца.


        — Красиво получилось, и сердечки смотрю объемными вышли, на ровном белом фоне. Лена подошла, стягивая перчатки.
        — Спасибо за похвалу господин, но это придумала Варвара Ивановна, а я только рассадила цветы. Я шлепнул Варю по заду.
        — Смотри, как тебя по имени — отчеству все стали величать. Скоро и мне наверное придется? Девочка обхватила и поцеловала мою руку.
        — Как можно? Вы всегда будете для меня господином и повелителем. Если вам не нравится, как они меня называют, я прослежу чтобы это не повторилось.
        — Да ты и в правду стала такой красавицей! Я подошел ближе к Лене и обняв расцеловал ее в обе бархатные щечки на преобразившемся личике.
        — И шляпка к месту, для полевых работ. Лена улыбнулась.
        — Мне так доктор наказал на солнце ходить, сказал что у меня слишком нежная кожа.
        — Он прав, теперь будет жалко такую красоту портить!


        Поговорил с девочками об их дальнейших планах по оформлению своего садика. Они поделились со мной, своими переживаниями. Оказывается, девчушки пересмотрели множество вариантов из тырнета, и главная проблема теперь, не придумать оригинальную идею, в выбрать из всего многообразия предложенных проектов самый лучший на их счет. Я похвалил их за старание и пожелал успеха в реализации творческих планов.
        Притарахтел Сема на своей керосинке. В прицепе, верхом на мотоцикле сидела Света, и делая вид что газует, крутила ручку и приподымала задок над сиденьем. Еще чуть-чуть и поверю, что поставит его на козла!
        — Семен ты так гоняешь, поосторожней. Я понимаю, гаишников у нас нет, но ради бога никого не зашиби.
        — Ваша милость, не извольте беспокоится. Все так боятся моего Зубрика, что разбегаются во все стороны! О как. Уже и имя трактору придумал. Света слезла с прицепа. Я указал рукой.
        — Сема, разгружай теплоход рядом с пристанью. Варя заулыбалась мне.
        — Господин вы хотите покупаться? Пойдемте в дом. Оказывается она купила мне плавки — шорты. Ну а че? На вид, расцветка хорошая, да и не буду яйца прищемлять об сиденье моего гоночного байка.
        — Андро, можно нам с девочками присоединится к вам?
        — Не можно, а нужно, радость моя. Поцеловала.
        — Тогда мы сейчас будем.


        Семен сам не справился, пришлось помогать. Тяжеленный зараза. Светлана купила не только водный мотоцикл, но и точно такую же таблетку и кусок веревки, которые были на картинке. Хорошо, что за ту девку с пацаном предупредил. Сел и запустил движок, рывком дернулся с места и погнал по воде. Семен постоял, посмотрел на меня с завистью, а потом сел и уехал. Я успел сделать десяток кругов, начал разучивать сложную программу в виде восьмерки на воде, как вышел гарнизон моей личной гвардии и выстроился в ряд на бережку. Я подъехал ближе. Все в купальниках, разного вида. Светлана в бикини желтого цвета с золотистыми колечками на бедрах и лифе. Варенька в слитном черном купальнике, который замечательно подчеркивал красоту ее ладной фигурки. Ленок обошлась одними трусиками без верха. Варя скомандовала парадом.
        — Девочки, кру-гом! И чаровницы повернулись спиной, хихикая и веселясь. На каждой заднице была свою озорная надпись. Отшлепай меня! Призывала Ленина спортивная седалищная мышца. Светланкина заявляла, что она является медовой ловушкой для настоящих сладкоежек. Ну а Варина сообщала, что она не простая, а королевская попка, и дается только в руки настоящего короля!
        Привязал на прицеп плотик.
        — Кондитерских дел мастер, ты плавать умеешь?
        — Да.
        — Тогда, вместе со своим старшим коллегой — поваром займите места на нашем двухместном атомоходе Титаник, и покрепче держитесь на поворотах. А вашу королевскую, самую мягкую и самую хитрую из всех попочек, прошу садиться за капитаном судна. Я назначаю вас старшим помощником. Свистульку? Свистульку выдам после завершения нашей регаты.


        Вначале медленно, а потом и быстрее я погнал по глади пруда. Он был все-таки не мал и давал место для хорошего разгона. Сделал крутой поворот. Девочки на прицепе удержались. Но визга наслушался. Варя прижалась к спине всем своим горячим молодым телом, обхватила крепко и так же весело голосила на ухо. Брызги тучей летели во все стороны. Второй крутой вираж принес долгожданный результат, Лена не удержалась и упала в воду. Развернулся и медленно подъехал к терпящему бедствие пассажиру. Света протянула руку и помогла забраться назад. Теперь на таблетке вцепились мертвой хваткой, и как я не старался, не смог увеличить число жертв. Варя расшалилась и запустила мне свою ручку в плавки, я был не против легкого интимного массажа. Вволю наплававшись повернул к берегу. Скинули мокрые тряпки на доски трапа и Лена подобрав их стирать, умчалась за полотенцами. Конечно, первому оказали почести мне. В шесть проворных рук я был ласково просушен, даже в самых труднодоступных местах. Сервис за гранью фантастики. Девочки помогли друг другу, но увидев приближающего старосту, замотавшись полотенцами скрылись в доме. Я
сидел под навесом, когда шустрая Варя, уже одевшись сама, вынесла мои шорты и помогла прикрыть хозяйские чресла. Она как раз, опустилась на колени и застегивала пуговицу, когда ее отец обратился ко мне.


        — Господин, простите немного задержался из-за распределения новых работников. Я подняв кроху с пола, сел сам, и усадил малышку к себе на колени. Кивнул головой.
        — Садись, рассказывай.
        — Никогда даже не слышали мы о таком чуде! Какое несказанное облегчение многих работ. Только благодарить мне стоит свою судьбу, которая через столько времени тяжких испытаний и бед, послала нам Вас! Радостно мне, что деток моих выделили. Сынка обучили и доверили дело важное. Горд я, что в нашей семье есть Тракторист. Дочь мою, вертихвостку... не обижаете... пока... Ругал я ее уже не раз. Я удивленно посмотрел на старика, ожидая продолжения. Варя как то сжалась при этих словах,и ища защиту, положила голову мне на плечо.
        — За что?
        — В траты большие вас господин, вводит. Сказано предками нашими не зря. Жить надо по средствам. А она, что вздумала? Деньги заемные тратит на право и налево! Не хочет думать, что господину долг отдавать пора придет.
        — Папа, мне Андросик сам разрешил, немножко тратить на себя и девочек, ну я же должна для него хорошо выглядеть? Мне же надо было и в доме обставиться, и кормить его хорошо. Это все для нашего хозяина! Чтобы ему уютно было, чтобы отдыхать мог от труда и забот. Ведь ты сам знаешь, что замок ему пока не за что восстановить, так я хоть здесь, в этом доме хочу создать атмосферу тепла и скромной роскоши, хотя бы такой, недорогой. Окружить его заботой и нежностью. Варя поцеловала меня в щеку и взяла мою руку в свои маленькие ладошки.
        — Вот именно, замок господину нужно восстановить, а ты откусываешь от тех крох, что уже есть! Я решил вмешаться.
        — Так старый, не шуми! Все она делает по моей воле. Понятно?
        — Простите, понятно. О вашем благе беспокойство проявляю. За дела ваши огромные и широту души молится нам всем надо на вас.
        — Не богохульствуй. Я позвал тебя, кстати за чем?
        — Не могу знать.


        — Повелитель, вы желали лихо помахать веничком.
        — Точно! Иван, знаю люди все загружены сегодня, но завтра сделать надо нам небольшую баньку. Для уединенного принятия водных процедур в тесном, но очень дружном кругу. Сделаешь все как ты умеешь, я доверяю полету твоей фантазии и практическому опыту. Фирштейн?
        — Не извольте беспокоиться, спозаранку лично с бригадой приступим в первую очередь!
        — Лады, а насчет свободных средств оплаты, не согласен с тобой. По мне, так не на мешке с деньгами сидеть надо, а тратить с целью получения прибыли и роста благосостояния. Распечатать кубышку стабилизационного фонда! Пусть деньги крутятся, приносят прибыль. Все — в рост. Как я понял, мы теперь идем с опережением нашего графики развития?
        — Есть такое. Сегодня еще к вечеру хочу докупить сто сорок два человека.
        — Пришло время шире глянуть на проблему, в свете новых возможностей. Запоминай и применяй к исполнению. Мужичка этого, героя битвы с волком. Как, Кремень, вроде? Толковый человек?
        — Дельный мужик. Верно сказываете.


        — Вот. Страна помнит своих героев. Купишь ему профессию электромонтера. Еще человечка подбери, кто потолковей в земле ковыряется.
        — Есть такой.
        — Ему оплатишь образование на агронома. Нужен будет и специалист по строительству , который станет нашим архитектором, а также мастер по всяким хитрым устройствам — толковый инженер. Запомнил профессии? Людей таких сможешь подобрать?
        — Да.
        — Трудные времена, требуют от нас нестандартных решений. Я считаю, что пришло время перевести нашу экономику на путь инновационного развития! Есть куча машин и механизмов по бросовым ценам, я страшно себя ругаю, что не заметил этого раньше. Электрик обеспечит нам энергоснабжение, инженер подберет нужные станки для мастерских и цехов, архитектор организует работы по строительству, а от агронома я жду еще более интенсивного развития нашей основной отрасли — сельского хозяйства. Сколько у меня осталось денег сейчас?
        — Чуть более ста пятидесяти тысяч золотых.
        — Отлично, с этими людьми, после их обучения вечером придешь сюда. Я повернулся на входную дверь.


        — Эй, Светка! Через пять секунд, одетая в свеженький костюм горничной, девочка выпорхнула из дома.
        — Я здесь, господин. Киваю головой на старосту.
        — Обеспечишь нашему мудрому управляющему с товарищами информационное сопровождение. Поможешь найти нужную им информацию, распечатаешь все, что потребуется по запросу. Хорошо?
        — Как прикажите.
        — Иван скорректируете наши планы таким образом, чтобы потратить еще сто тысяч на все необходимое, в первую очередь. Оставшиеся деньги я думаю потратить на свое развлечение и содержание моих милых крошек. Ничуть не смущаясь старика, я подкинул на коленях его дочку и схватил ее за сиську. Варя вскрикнула, и начала со смехом, отбиваться в шутку от моих притязаний. Староста пробурчал.
        — Разрешите идти?
        — Иди. Присосался к пухленьким губкам. Варя посмотрела мне в глаза и прошептала.


        — Спасибо, что спас меня. Я так же, заговорщически прошептал ей в ответ.
        — От кого?
        — От отца. Правда, я же не для себя стараюсь. Как он не поймет?
        — Ладно, проехали. Ерунда это все.
        Часы упорно стояли на месте, я уже изрядно беспокоился, но решил твердо идти до конца. Ни спать, ни есть не хотелось, и мне пришла светлая мысль провести приятно время за просмотром хорошего кино, в спокойной обстановки, без реклам, без спешки пересмотреть любимый сериал. Заявив о своем решении девочкам, услышал просьбу разрешить присоединится к просмотру. Мы типа посидим тихо, и не отсвечивая посмотрим за компанию. Как отказать таким няшенькам? Включил Героев. Только на каникулах, смог один раз просмотреть без спешки, без глупых мыслей об не выученных уроках, об завтрашней контрольной, без срочных посылов в магазин за хлебом, а потом за макаронами. Ой, я забыла сразу сказать, сбегай, что тут пять минут идти? Бр..р. Ну тут я, можно сказать, даже не на каникулах, а в законном отпуске, причем как на подводной лодке или в железобетонном бункере, где никто не помешает мне заняться тем, чем я хочу. Девочки не лезли рядом на диван, хотели скромно в ногах засесть. Я пригласил. Они отнекиваться. Нет, господин мы будем вам мешать, вдруг вы захотите прилечь? Я говорю, места всем хватит, диван огроменный не
ломайтесь, и не заставляйте повторять по два раза. Варю посадил справа, приобнял. Она, привычно уже, положила мне голову на плечо. Сижу и поглаживаю ее. Хорошо, уютно. Девочки на краюшках дивана скромно примостились. Через какое-то время стали вопросы задавать. Я отвечаю. Многие вещи им непривычны, даже на бытовые темы. И понеслось! Сто тысяч почему. А почему это? А разве так бывает? А как? С трудом донес до них мысль что события в фильме это не по-настоящему, а понарошку, но надо смотреть и думать, что это по-правде. Почему? Ну потому, что этот фильм сняли по выдуманной истории. А зачем снимать то, чего нет? Жанр такой, наподобие сказок. Дошло вроде. Вопросов стало меньше. Пошло обсуждение героев и сюжета. Один раз даже, Света, на повышенных тонах стала доносить до Лены свое видение будущего развития одной из сцен. Сперва они спорили. Нет, будет не так, а так! А потом начали орать друг на друга. Я уже ожидал, что дело перейдет в рукопашную.


        Варя цыкнула на них, и те сразу стали опять как шелковые. Потом потихоньку вопросы посыпались про мой мир. Какой он? Что в нем есть, а чего нет? Какой у меня замок, сколько крестьян? Сколько в реале у меня девушек? Сказал как есть. Замка нет, крестьян нет. Недоуменные лица. А что я тогда там делаю? Живу. Как живу? Ну не так хорошо, как здесь. Оставайтесь тогда тут навсегда, господин. Зачем вы каждый раз ходите в замок, и в тот плохой мир возвращаетесь? Да я бы уже с радостью, да вот этот мир — виртуальная игра, вот в чем дело. А реал — для жизни. Наш мир игра? Господин шутит, быть такого не может! Посмотрите какое все вокруг настоящее, живое. Вы еще скажите, что мы все не живые люди, а куклы. Вот, послушайте, как бьется сердце в груди. Промолчал на это.
        Начали Свету пытать про ее прошлое. Что случилось, почему ее продали? Что она такого сделала? Оказалось она не соответствовала строгим каноном бывшего владельца. Этот товарищ улучшал породу своих крестьян. Занимался выведением расы необычайно сильных и психически устойчивых солдат. Как собак или лошадей. Если крестьянин или крестьянка не годились, по его мнению, для продолжения рода истинных чернокожих арийцев, он их без сожаления продавал. Я спрашиваю, так что там у тебя не так -то? Говорит таз узкий. Цельный сантиметр не хватило до нормы! А... ну это да, конечно целый сантиметр! А сам думаю, каких только дураков на белом свете нет?


        Тут Светик подрывается. А че это я, без дела сижу? Варвара Ивановна разрешите продолжить наводить вам лоск и красоту. Варя смотрит на меня. Нельзя? Киваю. Да че там, давайте. Светка прет свой чемодан. Достает машинки для шлифовки — полировки, и работа закипела! Наложен грунт, покраска завершена. Все блестит и сверкает! Варя радостно целует меня и благодарит. Как будто, это я все сделал! Ну наверное за то, что разрешил. Света занялась Ленчиком, снимает с нее белоснежные гольфы, пыряет туда — сюда тазики, отмачивать ручки, ножки. Мыть-отчищать, стричь — подрезать. Одевала ей пластиковые носочки с пастой внутри, потом опять смывала, размягченную кожу отшелушила, заполировывала жужжалками, Ленка так хихикала, я думал что если бы не игра, она могла бы описаться. Опять мыть. Массаж с маслами. Целая серия у нее ушла только на Леночкины ножки. Зато результат! Такие же чистенькие и ухоженные как у Вари. Свежая, розовая кожа младенца. Спрашивает каким цветом раскрашивать? Спрашивает меня. Придерживайся стандарта говорю. А можно, я рисунок сделаю? Давай. Получилось чудесно! Лена улыбается и полезла к Свете
целоваться чмоки — чмоки. Как будто, только что, чуть не подрались! Я хлопаю себе по коленям и говорю. Лена ножки к осмотру, буду проверять, качественно ли выполнены работы? Лена разворачивается и делает то, что велено. Я поглаживаю рукой. Крохотные кукольные пальчики, темненькая, как и вся ее остальная, кожа тыльной части стопы переходит в розовую подошву. Поднял к губам поцеловать. Бесподобно! Дай сюда гольфики, я тебе их одену. Поцеловал Варю в губки. Света такая, засуетилась. Господин, разрешите вами заняться? Ты что, говорю? У меня все нормально. Когтей нет как видишь, а лак не нужен, я знаешь ли не такой! Ну что вы, я вам края аккуратно опилю, кутикулы подравняю и пластинки отполирую. А вместо лака, если не хотите, можно маслом пропитать или спец раствором для предотвращения ломкости. Займись сначала собой говорю, а я подумаю пока.


        И она опять пырь — пырь туда — сюда, но я нисколько не раздражен этой суетой, даже то, что мы разговаривали, общались мне очень понравилось и просмотру не мешало. Я успевал и за событиями на экране следить и на девочек поглядывать, разговор с ними вести, и Варю потискать. Приятно время провел. Света наконец разложила вокруг себя свои приспособы и аккуратно скатав свои узорные носочки, замочила лапки в ванночке. Я похитил ее вещи, оставленные без присмотра, и надел на руки. Когда пальцами двигаешь, получается как две змейки рот раскрывают. Хам — хам. В шутку стал покусывать мой цветник за бока и не только. Сами визжат, а лица довольные. Варе понравилась сцена танцулек девочек из группы поддержки, заверила меня, что они разучат этот танец и продемонстрируют мне. Можно, мы такие одинаковые костюмы купим? Да не вопрос, я же тебе разрешил деньги тратить. Просто у куколки слова отца из головы не выходят. Да забудь, все нормально. Света закончила с руками, но с педикюром дело у нее не заладилась. Неудобно ей самообслуживание делать, крутится на месте, устроится нормально не может. Наконец вставила
растопырки и принялась за покраску. Себе разрисовала так затейливо, прям картинки!


        С собой закончила, на меня смотрит выжидающе. Можно? Ну что ты пристала? И девочки защебетали вместе. Ну что вы, это так приятно, попробуйте. У Светы просто золотые руки. Ой, ладно издевайтесь, только лаком не крась! Хорошо что уговорили. То, что я принял вначале за тазик для ног, оказалось отличной штукой! Гидро — массажер подогревал воду, периодически расслаблял струйками бурлящей воды, пускал потоки пузырьков воздуха и массировал дисками и щеточками. Я забыл про время. В реальность меня вернула Света, убрав чудо техники, она вытирала мне ноги полотенком. Вах! Пощекотав, как Лену своей машинкой для шлифовки размягчившихся пяток, принялась за чистку ногтей. Смотрю, а инструменты меняет, видимо будет стерилизовать после каждого, даже маску и ту одела другую, на пол расстелила одноразовую бумажную салфетку. Гигиена на высоте. Хоть и уверял меня Мензрукин, что нет тут инфекционных болезней, но лучше перестраховаться. Процедуры закончились ручным массажем с приятно пахнущим кремом. Я блаженствовал, первый раз в жизни мне делают такой, сугубо интимный массаж. Света ты чудо, проси что хочешь. Можно мне
подумать? Можно.
        Первый сезон кончился, если грубо посчитать, это сутки реального времени. Часы, что одни, что другие, не были согласны с моими вычислениями. По их единодушному мнению я в игре час и десять минут. Спать не хочется, чувствую себя бодрым, кушать тоже не хочу. Девочки не проголодались? Девчата такие, вы что? Рано еще до ужина! Ну если прикажете, мы мигом вам приготовим. Лена уже поднялась и с низкого старта хочет бежать на кухню, спасать меня от голодной смерти. Да нет, но попить что-нибудь будет не лишне, во рту пересохло. Мой поваренок притянул поднос со стеклянным кувшинчиком апельсинового сока и кучей стаканов. Я кивнул — пейте тоже.


        Второй сезон будем смотреть? Гвалт, конечно! Интересно, чем же все закончиться? Второй сезон просмотрели в более спокойной обстановке, девочки увлеклись перипетиями сюжета и изредка тихонько переговаривались комментируя происходящее. Я обнимал Варьку, не забывая изредка помять ей грудку правой рукой, а левую периодически запускал между ножек, проверить температуру лобка на ощупь, конечно и пальцы норовили побегать и помять губки сладкого кусочка любимого тельца. До конца второго сезона не досмотрели, потянуло в сон. Сам еще вроде сижу, но чувствую скоро вырубит. Варя так же расторопно, со всем комфортом помогла раздеться и укрыться. Приказал меня не будить и заснул.
        Проснулся сам, первая мысль — время. Часы так и замерли. Самочувствие отличное, сонливости как не бывало. Но нарастает беспокойство. Мысль о том что так не должно быть, долбит голову. А вдруг, я в реале впал в кому уже? Или летаргический сон?
        Девочки крутились возле компа, решали какие-то свои проблемы.
        — На глянцевой бумаге этот снимок смотрится совсем по другому. Так не пойдет. Ну неужели ты не видишь, что для этого кадра нужно использовать только матовую бумагу?
        — Варвара Ивановна, простите, вы не давали четких указаний.
        — И что, сама не замечаешь? Своей головы нет? Переделать немедленно! Сейчас придет человек от отца, обученный на переплетчика, а из-за твоей оплошности я не смогу ему поручить работу!


        — Варька, не ори! Варя повернулась в кресле, мило улыбнулась.
        — Извините, больше не буду. Как спалось дорогой хозяин? Желаете чего-нибудь? Как я могу вам услужить? И лезет целоваться.
        — Не спокойно мне, что-то. Пойду я на выход. Личики грустные у обеих сразу стали, и давай уговаривать.
        — Ну останьтесь еще, вам плохо с нами?
        — Нет мои хорошие, мне очень — очень тут хорошо, но надо. Глазки такие грустные сделали, как будто сейчас заплачут.
        — Вечером обязательно зайду, проведать вас. Помните мой наказ про старосту и специалистов, помогайте им во всем.
        — Андросик, не волнуйся, я все организую.
        — Надеюсь на это, Варвара Ивановна, и шлепаю ее по сладкой попке. Еще раз расцеловал ее, Светульку, и пошел на выход. От эскорта ели отбился.


        Лежу и не пойму где я? Темно и глухо как в бочке. Оказалось я в шлеме. Снял. Что так тихо, компа не слышу? И тут, как по заказу включили свет. Засветился монитор, по нем побежала надпись 'нет видеосигнала' системник сам не включается. Вздохнул и потянулся к телефону. Время полчетвертого. Отогнав дурную мысль уставился на число и день недели. День тот же, вторник. А чувство, что меня не было неделю! Как растянулся мой день, за этот час с четвертью я прожил дня три — четыре точно! Брр... на телефоне пропущенный от дяди Вовы. Перезвонил.
        — Дядь Вов, здравствуйте!
        — Здравствуй дорогой племянник! Как твои дела после болезни?
        — Восстанавливаюсь потихоньку.
        — Молодца, не переживай сильно, без этого вонючего куска кишки миллионы живут до пенсии и не дохнут. Ха-ха.
        — Да я и не переживаю, сегодня последний раз ходил смотреться, вроде все хорошо.
        — Я в курсе, мне твой лечащий врач звонил. Еще раз напомнил, что у тебя освобождение от работ на месяц.
        — Только из-за этого звонил?
        — Нет. Смеется в трубку.
        — Работу предлагал. В субботу поедем, посмотрим. Ты там не переживай, твое место железно за тобой, главное здоровье надо поберечь пока. А там научим всему, если и работать по профилю не будешь, в жизни пригодиться. Я вот что звоню, там матери нет рядом? Я подобрался.


        — Нет, дядь Вов, а что случилось?
        — В семье у вас все хорошо? Ничего такого, проблем нет?
        — Нет, все вроде нормально. Почему вы спрашиваете?
        — Да нет, не бери в голову. Я за брата твоего беспокоюсь. Он деньги второй раз занимает. Вроде и не много, но раньше такого не было. Один раз взял, и не отдал, да я и не напоминал честно. А тут приезжал на днях, я думал долг отдать, а он еще взять хочет. Я спрашиваю зачем тебе? Что случилось? Отшучивается, ты же его знаешь, не переговоришь. Язык как помело! Так толком и не сказал. Я сестре не говорю, ты ее характер знаешь... Не подумай что, мне для вас денег не жалко, мы же одна семья. Забеспокоился, не влез он куда? Так-то парень он серьезный, правильный, но всякое может быть. Решил с тобой поговорить, ты же уже мужик почти.


        — Дядь, он как ушел, с девушкой своей жить, так мы только мельком общаемся, я его почти не вижу. Но не думаю, что он играть стал или там что... Может из — за бытовых проблем это у него, прикупить что надо им в квартиру? Вы не переживайте, он вам все вернет.
        — Андрюша, да не за деньги речь, ради бога, ты что? Я ж тебе сказал, волновался. А он паршивец, так прямо и не сказал. Понятно. Если новая семья, тогда конечно, а я и не в курсе. Может там дело к свадьбе идет уже? Серьезно у них? Ляльку ждут?
        — Про ребенка не знаю, а так, вроде бы да.
        — Ладно выздоравливай, а матери смотри ни слова! Забудем про это.


        Тут как раз и мама пришла. Я выключая телефон, подошел к ней, поцеловать. Она не ожидала и сделала круглые глаза. Я снял с нее шарф и повесил на вешалку.
        — Кто звонил?
        — Дядя Вова, спрашивал как у меня дела. Я им сегодня шабашку подкинул.
        — А... Ты сегодня какой-то, ни такой.
        — Какой, ни такой?
        — Радостный весь.
        — А это, от того, что медицина разрешила питься как обычно, с сегодняшнего дня.
        — Это хорошо, я сбежала пораньше, сегодня у нас семейный ужин. Придет твой брат со своей девушкой, поможешь мне, кстати картошки начистить?
        — С картошкой сейчас помогу, но мне надо бежать. Мать, вешая пальто, прищурилась.


        — Куда? Ты так и бегаешь, до этой?
        — Ма, прекрати, она хорошая девочка. Мать махнула рукой.
        — Хорошая девочка. Сколько ее мать мне горя принесла, знал бы ты. Зачем я только дура с ней замирилась? И дочка ее, по тем же стопам, чую пойдет, зря я думала, что она на отца больше похожа. Набьешь ты с ней шишку, ну ничего, плохой опыт, тоже опыт. Презервативы, хоть есть за что купить?
        — Ма!
        — Позови ее к нам. Я удивился. Что это с ней сегодня? Она на нее так кричала, тогда по телефону ее матери, и Антона девушку тоже на нюх не переносит, а тут обеих зовет в гости?


        Почистил на кастрюлю корнеплодов, подумал что плохо без личной кухарки, усмехнулся, и одевшись побежал в музыкальное училище.
        Пришел с запасом на пять минут до окончания занятий, посмотрел пока в вестибюле расписание занятий. Вышла Мариша, поцеловала ласково в щеку.
        — Давно ждешь?
        — Минут пять. Ты закончила?
        — Угу, пойдем. Вышли на ступеньки перед зданием.
        — Марина, давай сегодня к нам зайдем. Марина замерла.
        — Нет, я не пойду к тебе.
        — Марина, ты че?
        — Я твоей матери не нравлюсь.
        — Да брось ты, она сама тебя пригласила. Марина задумалась.
        — Тем более.
        — Да что ты? Брат мой с девушкой новой придет, ты тоже моя девушка, семейный ужин вообще у нас сегодня! Мама наготовила, стол накрыла.
        — Нехорошо получается.
        — Вот и я за то, нехорошо! Марина посмотрела на мое лицо изучающе.
        — Зая, поверь, лучше не надо. Может в другой раз... взял ее за руку и потянул.
        — Пусти глупый, ну что ты делаешь?
        — Марина, я обижусь на тебя. Марина сама сделала обиженное лицо.
        — Ладно, сегодня отработаешь за мой дискомфорт.
        — Все, что угодно!
        — Смотри! Я напомню. Проходим мимо вечнозеленого островка. Марина хитро ухмыльнулась и потянула меня в чащу. Не успели зайти и зажав носы выскочили обратно.


        — Фу... какая гадость! Нет это не человек, мразь просто! Бэе...
        — Да Марина, мордой бы того кто это сделал, как кота в тапок.
        — Нет, это надо? Сбил всю романтизму стольким людям? Думаю не мы одни это место приметили. Я теперь туда не смогу зайти больше, у меня теперь всегда, с этим местом будут гадкие воспоминания связаны.
        Пришли в квартиру, помогаю Марине раздеться в прихожей. Маман из зала кричит.
        — Андрей, ты сам, или Марина пришла? Девочка замерла.
        — Пришла!
        — Вот и хорошо, проходите поможете мне на стол накрыть. В этот момент и братуха со своей кралей зашли. Я думал, он с другой, той, девкой, какую мельком в прошлый раз видел, а он другую привел. Эту я не знаю.


        В шубке до колен, с короткими рукавами, длинные черные распущенные волосы. Братуха поздоровался и помог снять блестящие меха. Фигурка отпад, просто тростиночка. Она это знает и оделась соответствующе, продемонстрировать всем свою стройность. На ней черная водолазка с обтягивающими штанами, типа леггинсов. Талия такая, что кажется кистью руки охватить можно.
        — Привет. — Марина ответила на приветствие, а я молчу. РОТ! Какой у нее ротище, до ушей! Да, эта точно заглатывает с яйцами! Акула отдыхает и нервно курит в сторонке. Это единственное, что я могу различить у нее на лице. Остального: нос, уши, глаза я не замечаю в этот момент, это все в тумане и на периферии внимания. Ее короткий 'привет' позволил вмиг все зубы пересчитать, да и горло рассмотреть во всех подробностях до самого желудка.
        — Антон, не стой столбом, помоги. Показывает напоминая брату наращенные сантиметров на пять ногти на руках. Да ей по деревьям с такой красотой лазить! Братан пригибается расстегнуть молнию на сапогах, и помочь разуться.


        — Осторожнее, не дергай так молнию, оторвешь собачку!
        Марина со мной прошла на кухню, чуток помочь матери накрыт на стол. Антон усадил свою за столом, сел рядом, и по руке поглаживает, о чем-то шепчутся. Как вроде он ее на что-то уговаривает. Подруга моложе брата, на вид лет двадцать, может чуть больше. Пока накрывали перезнакомились, брат представил подруге меня и Маринку. Мать конечно наготовила всего, как она любит, разнообразно и много. Сели.
        — Кушайте дети, не стесняйтесь!
        Марина сразу берет и накладывает мне на тарелку и пюре, и ножку куриную, грибов маринованных.
        — Оливье будешь? — Мама такая будет, будет.
        — Марин, да ты что? Полная тарелка уже! Я столько не съем!
        — Ешь, тебе еще сегодня силы нужны. Засмеялись все, даже мать. Подруга и себе накладывает не стесняясь.
        — Вот и ужинать сегодня не буду, кофе дома попью и все. Мать ей отвечает.
        — Кушайте, пока горячее, все свежее.


        Братан на кралю свою смотрит кошачьими глазками.
        — Киса, что тебе положить?
        — Ой, не знаю... Вот это, нажираться только начни. Да и нельзя после шести. А салатика из свежих овощей нет? И на мать смотрит. Типа полный стол еды, а жрать нечего! Братуха тоже на мать уставился выжидающе.
        — Да вот же оливье свеженькое, салат фруктовый. Подруга Антона носиком повела.
        — Оливье нельзя, там майонез. Химия, дрянь одна! А фруктовый салат на пустой желудок вредно, кислота может вызвать гастрит. И вздохнула тяжко. Знала бы, Активию захватила бы. Ладно, вот оливок возьму парочку, съем, посижу с вами за компанию. Брат резко ей хрустальную вазочку с оливками под нос подсунул. Типа клюй, че там, а сам голодными глазами по сторонам, на что первое накинуться?
        Мы с Мариной молча едим, мать потихоньку стала расспрашивать. Антон как дела? Что, по чем? Все такое. Чуть про его подругу интересуется, типа вскользь.
        — Где работаешь, учишься?
        — К чему эти глупости для женщины? Задача для девушки, время свое тратить на своего молодого человека, ну и детей потом, их воспитание, образование.
        — Дома хочешь сидеть?
        — Опять предрассудки! Да что ж, такое? Или лошадь ломовая, и работу и семью тащить, или домохозяйка с толстой жопой в халате и бигудях! Штамп прямо какой-то совковый, на современную женщину! Ведь если она не работает, это не значить, что дома все время сидеть должна. Есть общественная жизнь, клубы по интересам, путешествия в конце концов! Благотворительность. Да столько всего на свете, куда при желании можно направить свои силы. Было бы желание.


        — И куда желание, у тебя? Невесточка отправила в рот вилку с очередной оливкой.
        — Антон, пока для меня главное. Трачу на него свои силы, человеком хочу сделать.
        — Мой сын, слава богу уже человек, к твоему сведению!
        — Че-ло-век. Да, но направлять надо, жужжать на ушко. Второй год на одной должности. А время идет! Люди карьеру делают.
        — Мурзик, не все так просто. Тем более в нашем дурдоме...
        — Надо стараться, Антошик. Для себя, для своей девушки. Только успешный мужчина имеет в наше время хорошую, крепкую семью. Только в таких семьях родятся красивые, и счастливые дети. В этом и есть главная роль для женщины, мотивировать своего мужчину, дать в нужное время толчок в правильном направлении, указать цель. Если этого не делать, он с дивана не сдвинется.
        Марина с мамой переглянулись, и у меня сложилось впечатление, что пришли к одному мнению на двоих. Братан молча жует, на второй круг пошел накладывать в тарелку.
        — Все конечно будет, если не косячить, но так, как по сроку положено. Еще пару — тройку лет и капитан на погонах! Девушка простонала.
        — Пару — тройку! Да ты что? Ты так до начальника милиции и до пенсии не доработаешь, таким темпом! А жить когда? Связями в обществе обрастать?
        — Такой порядок, меня же никто не возьмет сразу на крупную должность, так только можно по очень большому блату в Москве. Нет у меня дяди генерала. Не быть мне полковником в тридцать лет!


        — Тьфу на тебя! Чему радуешься? Смех дурной. Надо настраиваться на серьезный лад, это же жизнь твоя. Часики ведь тикают. Тик — так, тик — так! Как говорил Ломоносов, побеждает самая сильная и волосатая обезьяна!
        — Это Достоевский сказал.
        — Да не важно, кто это сказал. Важно будет тебя начальник двигать вверх, или не будет. Вот что для тебя должно быть сейчас в приоритете! Пойми ты уже это и выкинь глупости из головы!
        На мать смотрю, чернеет, но в руках себя еще держит. Для нее это удар конечно. Сынуля самый — самый в ее глазах был, и тут ниспровержение кумиров! Поседели еще, тут подруга брата домой загонять начала. Погостили и хватит. Спасибо что пригласили. Ждем вас к нам в гости. Мама, приходите в любое время. Нет остаться еще не можем, поздно уже. Антон вызывай такси, едем домой. И из коридора опять.
        — Антоша, ну где ты? Помоги молнию застегнуть! Перед тем, как уходя захлопнули дверь, слышу.
        — Сейчас в ванную и массаж, чтобы не ленился сегодня, как в тот раз, хочу нормаль...


        Марина помогала матери унести на кухню посуду.
        — Да брось ты, я сама помою. Слышу, мать начала ей на ухо шептать.
        — Нет, ну что вы!
        — Марина ну честно, скажи а?
        — Я вам уже сказала, зачем мне вас обманывать?
        — Девочка, пойми меня, сама матерью станешь. Прошу тебя.
        — Да нет, вам еще раз говорю, вы ошибаетесь. Я напряг слух, но их разговор окончился.
        — Мам, я Марину провожу. Мать задумчиво села в кресло. Мне показалось, или она мигом постарела за сегодня?
        — А? Да, иди только сильно не задерживайся. Позвонишь, если что.


        Пошли не спеша.
        — Твой брат всегда такой?
        — Нет, сам в шоке.
        — Понятно, а она из богатенькой семейки, вон как пальцы загибает.
        — С чего ты взяла?
        — Ты знаешь сколько ее шубка стоит? При том она для такой, не сильно холодной погоды, для зимы другая нужна.
        — Уу. Не знаю.
        — А я примерно знаю.
        Пришли к Мандаришке, закрылись в ее комнате. Вещи на ходу стягиваем, сосемся. Я когда из игры вышел, думал у меня эта салфетка, на дружку вся спермой насквозь пропиталась и высохла. Буду его, как краба из панциря папье — маше выковыривать. Доблестный рыцарь, снимите ваши латы! Нет, ничего такого. Чуть влажно было, и все. Так что желание у меня восторжествовало сразу и стойко.
        — Андрей, ложись. Попробую сверху. Облизала член и медленно оделась. Волосы расправленные за спину откинула, правой ладонью на грудь оперлась, левой свои сиськи мнет. Начала двигаться.
        — Попробую тебя подоить.
        — Это как?
        — Есть такая техника. Девушка движется сверху на молодом человеке, в позе наездницы. Расслабляет интимные мышцы при введении члена и сжимает при движении в обратную сторону. Вот тебя сейчас и порадую таким способом. Ты лежи спокойно кайфуй, я буду сама все делать. Ну, только косточка пусть стоит.


        Ну она и задвигалась. Приятно. Когда вверх — вниз отлично, но зачем то стала потом ерзать и слева — на право. Когда член весь входил, это ерзанье мне не приятным показалось, как будто хуй выкорчевать хотят или поломать. Про сжимание и расслабление не знаю, что она там делала, я особо не почувствовал.
        — Ну как, зая? Твоя пися довольна?
        — Еще бы, класс! Левой взял ее сиську в жменю, а правой ухватил за жопу. Марина ускорилась, и я скоро кончил. Она этого не заметила и продолжала скакать, пока он вялым, мокрым и ослабленным не вытек из норки.
        — Ты все?
        — Угу.
        — Правда, хорошо было?
        — Суперски! Марина довольно улыбнулась. Садись на край кровати, продолжу тебя баловать.
        — Как на этот раз?
        — Про королевский минет слышал?
        — Ну...
        — Вот сейчас, испытаешь на шкурке своего лучшего друга.


        Щекотание быстрого язычка, подлизывание и нежный ротик быстро привели его в чувство. Марина отлично облизала яйца и вокруг. Было приятно, когда она скользила быстрым, острым языком по паховым складкам от мошонки вверх. Обсосав и изрядно обслюнявив оделась до придела ротиком, маленький носик искусницы уперся в мой лобок. Замерла, и я почувствовал как ее горлышко сжимается на моем богатыре. Медленное освобождение, мягкое поглощение и снова сжатие на выходе. Марина ротиком выдавливала из меня семя, как из тюбика выдавливают пасту. Мне было великолепно! Небольшая остановка, чтобы еще хорошенько все намочить слюной, и снова мягкий наезд горлышком и потягуньчик писульки. На пике я прижал ее голову руками и спустил в горло. Марина съехала ртом в последний раз, высасывая остатки спермы из члена. На этом дело не кончилось, все хозяйство было опять тщательно вылизано и расцеловано.
        — Марина, ты просто сказка! Нет правда, и до этого все было хорошо, но это вообще отпад! Приподнялась с четверенек и потянулась губами ко мне. Я такой подставил щеку. Поцеловала и обняла за плечи.
        — Ты так и брезгуешь?
        — Нет...
        — Ты что, свою сперму, сам не разу на вкус не пробовал?
        — Зачем я ее пробовать буду?
        — Вот глупенький, сам себя брезгует! Ну ладно. Еще, или передохнешь?


        Я стал шарить по полу, ища трусы.
        — Марин я в туалет, можно? Марина прищурилась.
        — Нужно! Помнишь ты мне сегодня задолжал желание?
        — Какое? Я подумал что она заведет речь про куни. Морально я уже настроился, и был готов к такому повороту.
        — Хочу посмотреть как ты это будешь делать, и поиграть в пожарника.
        Я не понял и замер, просунув ногу в трусы.
        — Ты о чем, вообще?
        — Да брось ты прикрываться, никого дома нет. Мать ушла до... подруги. Я все еще заторможено стоял, натягивая трусселя.
        — Пойдем. Марина схватила мой член через ткань белья и потянула из комнаты.
        — Эй, эй потише. Марина, что ты делаешь?
        — Тяну тебя, как теленка на веревочке.


        Завела в санузел, и подводит не к унитазу, а к раковине. Стаскивает с меня трусы до колен и прижимается сзади.
        — Давай!
        — Да ты что? Я не смогу!
        — Зассал? Давай, не ломайся как девочка.
        Берет правой ладошкой меня за член, сама заглядывает через левое плечо, даже на цыпочках приподнялась и корпусом напирает сзади. Я бедрами уперся в карай сантехкерамики, яйца коснулись холодной раковины и сжались.
        — Ничего не выйдет.
        — Да почему не выйдет, расслабься и подумай о хорошем. Открыла тонкую струйку из смесителя, вода зажурчала по раковине к сливу, погладила по бедру и зашептала на ухо.
        — Писай, зая, псс..с. Дурацкая ситуация, было и жутко стыдно и не знаю... да и еще ссать в раковину, а не в унитаз. Никогда таким не занимался, там же умываются, зубы чистят.
        — Марина неужели тебе это интересно? Мало ты пьяни на улице видела?
        — Мне не нужна пьянь с улицы, я хочу посмотреть, как это делает такой хороший, домашний мальчик, как ты! Тебе что, жалко для меня?


        Наконец, я с трудом пересилил себя и пустил первую струйку. Марина запрыгала за спиной, делала радостное лицо и прикрывала в шутку глаза левой рукой. Типа ей стыдно, а потом раздвигала пальцы и смотрела через щелочку за моим позором.
        — Да, да! Молодец. Попоим птичку. Внутри обычная, белая раковина была расписана под хохлому. Все в орнаменте цветочном, и две птички диковинные, с пушистыми крылышками и хвостами. Вот на левую, новоиспеченный пожарник, без медной каски на голове, и направил мой импровизированный брандспойт. Пошел ощутимый запах. Я открыл кран побольше и смыв водой по раковине, стряхнул капли и попытался подтянуть трусы на место.
        — Куда? Все?
        — Все. Марина загрустила.
        — Уже, так быстро? Ну ладно, все равно неплохо, ты себя хорошо вел и заслуживаешь поощрения. Только писю надо помыть. Марина сделала воду потеплей и начала мыть мне член в раковине, выдавила из дозатора мыла и хорошенько его намылила.


        — Надо следить за собой, а то придешь к девушке с запашком! Дала мне полотенце.
        — На, вытри. И опустившись вниз, поцеловала меня в зад!
        — Ой, ты что делаешь?
        — Целую попку зайки. Поцеловала и другую булку.
        — У-мм... чмок. Какая хороша попка у маленького мальчика. Я хочу ее пометить. Можно?
        — Чего?
        — Можно я оставлю тут свою отметку, тебе на память?
        — Как?
        — Зубами, так и хочется тебя укусить за одно место! И с этими словами она не сильно, скорее в шутку грызанула за зад.
        — Прекрати, с ума сошла что ли? Я оглянулся на жопу, там остался белый след от ровных зубов Маришки.
        Она наконец натянула мои трусы вверх, и поцеловав в плечо, сказала.
        — Не бойся, я пошутила. Нельзя такую, послушную лапочку, обижать. Пошли кофем тебя напою.
        — Марина, мать точно не придет? А то, ты голая по квартире ходишь, я в одних трусах.
        — Не придет, а если придет так и что, она меня голой не видела?
        — Тебе со сливками, или может ликера добавить?
        — Нет спасибо, просто черный. У тебя хорошо получается его варить.
        — Я знаю, мама научила. Пока Марина вертелась ко мне голой спиной и жопкой я еще раз рассмотрел ее фигурку. Она не была худющей как подружка Антона. Крепкая, мускулистая фигура у девочки, как у атлета, без грамма жира. Даже попа, хоть и широкая, но под кожей видны перекачивающиеся при движении мышцы.


        — Маринка, а ты наверное спортом занимаешься?
        — Нет, иногда только обруч кручу, когда хочется. Нравиться мне его вертеть. Представляю, что сексом занимаюсь.
        — Не вижу связи. Обруч и секс?
        — Ну а танец живота у турок? Связь по твоему есть или нет? Тут, тоже самое. Девушка не лежит бревном, с раскинутыми ногами, а активно двигается. Понял?
        — Угу. А ты говорила про поощрение...
        — А ты уже ожил? Посмотрела на меня. Ну да, бледность с лица сошла. Но. Поощрение будет мне. Ты и так хорошенько расслабился сегодня. Будешь делать мне маску для лица.
        — Я думал, речь идет об анальном сексе!
        — Ишь, как тебя разнесло! Анальный секс ему подавай! Попу берегу для мужа. Вот выйду замуж, и тогда мой милый, и единственный избранник возьмет меня в мою девственную попку. Будет первопроходцем с черного входа!


        Пошли в кровать. Марина заняла позицию раком и хорошо попринимала сзади. Когда я сказал, что больше не могу, она встала на пол на колени и приготовилась к окончанию в виде обканьчания. Я думал, у меня уже не будет спермы. Но был не прав. События дня были возбуждающими и молодой организм выдал на гора приличную порцию продукта. Марина облизнула губки и растерла семя по щекам и груди, мазнула лоб. Лизнула, уже привычно, головку. Я так и привыкну к обслуживанию после секса! И что буду делать, если расстанемся с Мариной и придется встречаться с другой девушкой, не такой легкой на подъем переворотом? Выгнал из головы глупые мысли.
        — Останешься до утра?
        — Нет, мать будет беспокоится, да и в школу утром. Оделся не спеша, Марина так и стояла голой, со следами спермы на лице.
        — Как хочешь, я тогда еще танки перед сном погоняю. Надо заработать золота немного.
        Провела до двери, я вышел на лестничную площадку. Дверь распахнута, Марина голая и обконьчаная стоит, все ей по барабану.
        — Зая.
        — Да. Улыбаюсь, лицо довольное, а моя Маришка сделала кислую мордочку.
        — Зайчик, тебе было хорошо со мной?
        — Лучше не может и быть! А она, мне тихим голосом отвечает.
        — Андрей, это был наш прощальный секс.


        И закрывает медленно дверь. Стою столбом, дебильная улыбка с лица сходит. Ничего понять не могу. Почему? Слышу замок в дверях защелкивается. Не понял. Что делать? Звонить в квартиру, стучать в дверь? Пусть откроет и объяснится. Зачем она так со мной. Молча поворачиваюсь и иду домой. Пришел, не помню как. Мать уже спит. Не буду будить, тихо прокрался на кухню попить воды. Принял душ и к себе в комнату. Полежал на кровати и думаю, что это было? Ничего не пойму. Все же было хорошо, и с ничего, вдруг?
        Ладно, надо развеяться. Включил комп и вошел в игру.

        ========== Глава 19 Просто мед ==========

        Глава 19 Просто мед


        Стулка пуста. Часовой покинул свой пост. Вроде и сам бурчал, что мне не нравиться, когда на меня проснувшегося смотрят, но расстроился, подумал что и здесь меня бортанули. Хотя, как это Варя, может меня бортануть? Она целиком от меня во всем зависит.
        Жаркая дискуссия идет на веранде моего медвежьего угла. Староста спорит с новыми, незнакомыми для меня голосами.
        — Как можно так необдуманно, сразу в пекло бросаться? Постепенно надо все опробовать и проверять...
        — Некогда проверять, мы так до нового года будем все опробовать! Услышав мой голос люди поднялись из-за стола и стали здороваться.
        — Здравствуйте товарищи пролетарии и работники сельского хозяйства.
        — Иван, представь-ка мне народ. Староста согнулся в поклоне.


        — Кремня вы помните, ваша милость. Как приказали, выучил на электромонтера. Я кивнул. Показывает рукой на невысокую женщину.
        — Ульяна, стало быть теперь наш агроном. Лучшая после дочери, надо сказать, работница в огороде была. Я кивнул. Навел на нее резкость желая увидеть надпись сообщающую об имени и профессии, и сразу, чтобы не путаться переименовать ее в Агронома. Дешево и просто. Надпись не появлялась. Я напряг взор. Как бы с помехами, нехотя стала проявляться ссылка. Чет-то барахлит игра. Ульяна — агроном 12 +1/3 уровня. Че за хрень?
        — Василий, как приказали, самый толковый выдумщик и рукастый парень стал господином Инженером. Я на Василия не смотрю. Все еще с трудом пытаюсь переименовать Ульяну в Агронома. С усилием, но делаю.
        — Чубук, прошу одобрить мой выбор, ваша милость, лучшего человека для строительства не сыскать нам!
        Василий с ходу, и без всяких проблем переименован в Инженера. А с Чубуком дело не хочет идти. Никак. Снова и снова пытаюсь вызвать надпись, но ничего не выходит. Все лучше и лучшее! Крестьяне со старостой заняли все четыре стула за столом и теперь встав, не решаются садится. Отошли и ждут, пока я займу чье-то место. Тут выходит моя Варя с кувшинчиком воды и стаканами для питья. Ставит на стол и вешается мне на шею для поцелуя.
        — Господин, вы уже здесь!
        — Да конечно, здесь моя радость, я же обещал. А че сама, подаешь, где Лена? Повернул голову в дверной проем на голос Мензуркина.
        — Сиди спокойно, не дергайся, я же тебе все заморозил! Ну да, неприятно, но ведь терпимо должно быть. Захожу в зал.


        — Здравствуйте господин. Здравствуйте. Здравствуйте.
        — И вам не болеть. Что здесь происходит? Задаю вопрос, хотя все и сам вижу. Света сидит в моем директорском кресле, повернулась к Мензуркину левым боком, а он иглой с ниткой прокалывает ей кожу. Лена стоит рядом бледная и перепуганная, и наблюдает за процедурой.
        — Господин, вызвали меня срочно. Девочки ваши немного повздорили, вот исправляю. И потянул нитку иголкой.
        — Не извольте беспокоится, заштопаю все со всем старанием. Благодаря вашей заботе, на моем уровне это обычная, легкая операция. Останется только тоненький шрамик, почти незаметный. Ушко будет работать как и раньше, торчать не будет, слух сохранится, краснеть и синеть на жаре и холоде не станет. Даю в том, вам мое слово!
        — Ей что, ухо оторвали?
        — Почти, когда пришел, оно висело на кусочке коже. Я грозно уставился на Лену, та еще больше сжалась и ища защиту посмотрела умоляюще на Варю.
        — Лена, как ты могла? Зачем дедовщину развела, новенькую обижаешь?
        — Простите меня. Пропищала, а саму мандраж бьет. Я смягчился, но спускать это не стоит.
        — Будешь наказана. Обреченно кивнула головкой. Варя стоит рядом и молчит, думал она заступится, и за свою служанку попросит. Мензуркин завязал узелок на последнем шве, отрезал нитку и заклеил повязкой.
        — Сегодня не мыть, не дергать, и завтра сниму швы, будешь как новенькая!
        — Спасибо. Я на доктора глянул.
        — Вы закончили?
        — Да. Посмотрел на Свету.


        — Вставай, и отпор надо давать, на будущее! Покатил кресло из дома до стола.
        — Садитесь, рассказывайте ваши предложения.
        После обучения, молодые специалисты были ознакомлены старостой с нашим курсом на развитие хозяйства, и объемом средств на эти цели. Если мое желание развиваться и богатеть нашло горячую поддержку в лице новых руководителей, то взгляды на пути и методы достижения этих задач разнились. Если кратно, каждый со всей силы тянул одеяло на свою сторону. Для каждого его направление было первоочередное и требовало основного внимания и львиную долю средств. Есть всего сто тысяч? Ну этого мало, но если ужаться то впритык может хватить!
        — Прекратите орать! Высказываться по — одному. Так как для нас, самое главное — доход от земледелия, слово предоставляется нашему агроному. Баба с радостным превосходством поднялась и сбивчиво и ладно начала вещать. Наиболее эффективное ведение нашего сельхозпроизводства достигается на сто двадцатом уровне огородничества работников, занятых на посадках дорогостоящих культур. Дальнейшая прокачка уровня будет вестись с большой затратой средств и времени, и не даст такого хорошего результата в плане отдачи на единицу вложенных средств, как на более низких уровнях. Ознакомившись с моими опытами применения удобрений и других стимуляторов роста, она говорит об этом как уникальном шансе для нашего хозяйства, но тут надо действовать не на обум, а основать лабораторию для придания этой работе научной основы, как и положено в крепком хозяйстве. Нужно точно рассчитывать необходимую дозу. Необходимо вести постоянную и целенаправленную работу по улучшению культур, выведению новых сортов и получения своих семян. Так мы уменьшим трату на покупку семян и можем получить свои, уникальные по свойствам и вкусовым
качествам культуры растений. Нужна постоянно действующая сортсеменная и селекционная лаборатории. В плане механизации работ открываются прекрасные перспективы как для обработки почв, так и сбора готовой продукции. Остается открытым вопрос с высадкой растений. Если у нашего тракториста открыть и прокачать профессию огородника высокого уровня, сможет ли он вести посадки растений с помощью своей техники так же эффективно, как и рабочий в ручную? Я сделал в уме пометку на этот пункт. Действительно, стоит задуматься над этой проблемой.


        — Кремень, каковы твои предложения?
        — Стоить отметить вашу прозорливость и прекрасную осведомленность в вопросе моей компетенции господин. Я удивленно глянул на него, ожидая пояснений.
        — Ознакомившись со стоимостью топлива для дизель генераторов, я должен согласиться, что для нас оптимально использовать энергию солнечного излучения. Стоимость панелей, производящих туже мощность, что при сжигании топлива будет в разы меньше и не потребует затрат на покупку и транспортировку горюче-смазочных материалов. Применение насосов для орошения освободит множество рабочих рук. Если удастся вместо колодцев пробивать скважины, это освободит участки земли, уменьшит трудовые затраты, освободит землю, занятую вынутым грунтом.
        Его предложение состоит в том, чтобы не ставить панели возле каждого колодца или скважины, а расположить их компактно, для удобства обслуживания объединив в единую сеть генерации электроэнергии. И уже от этой станции подавать электроэнергию по кабелям к местам ее потребления.
        — Это же будет дороже, расходы на кабель, на его прокладку, не проще ставить там, где нужно по паре-тройки агрегатов, они ведь не так дороги?
        — Нет, наоборот дешевле. Допустим, насос будет работать не всегда, а периодически, и панель будет простаивать, в то время, когда энергия с нее нужна будет, скажем в другом месте. Там надо ставить еще одну. И так каждый раз, отводя землю, затрачивая время и деньги. Кабель не так дорог, а его прокладку можно вести при помощи техники. Если купить насадку на трактор Семена, он сможет рыть неглубокую, узкую траншею для его прокладки и потом загортать землю ковшом. Кроме насосов электроэнергию предлагаю использовать на кухне для приготовления пищи, замеса теста, мытья посуды. Это уменьшит количество персонала в столовой.
        — Тогда стоит подумать и о создании прачечной. Чтобы крестьяне не занимались стиркой одежды в ручную, а пользовались общественными стиральными и сушильными машинами. Староста закивал, вторя моим словам.


        — Чубук прошу вас высказаться. Мужик поднялся.
        — Благодарю, уважаемый господин. Вверенный мне коллектив представлен, в настоящее время, только восемью плотниками, включая меня и старосту. Мы не имеем ни технических, ни людских ресурсов и средств для ведения хоть какого — нибудь, более-менее серьезного строительства. То, что сделано до нас, фактически теме же людьми, это небольшой поселок, представленный деревянными сооружениями. Ваш замок находится в плачевном состоянии, можно сказать, что его нет. Строительство через управление очень дорого. Но, если у меня будет в подчинении достаточно квалифицированной рабочей силы, и в достатке простые стройматериалы: камень, известь, брус, я обязуюсь большую часть грубой, черновой работы выполнить нашими силами. Это существенно снизит общую стоимость. А дальнейшие, вспомогательные и декоративные работы можно выполнить по вашему желанию или в управлении, или путем обучения и привлечения соответствующего специалиста.
        — Хорошо, это для меня прекрасные новости. Василий — ваше слово. Мужик поднялся и уставился на меня своими перепуганными глазами. Морда у него ощутимо покраснела, он попытался несколько раз набрать в легкие воздуха, но это было для него невозможной задачей в таком состоянии. Я глянул на старосту, тот развел руками.


        — Ваша милость, сами приказали самого толкового по поделкам разным... вот самый толковый мастеровой наш, но разговаривать ладно не умеет. Прикажите другого человека обучить?
        — Василий сядь, и выдохни наконец, а то сейчас лопнешь. Не будем спешить, посмотрим человека в деле. Мне надо чтобы он работал хорошо, а не с трибуны выступал. Подберешь себе три — четыре человека, тоже по — рукастей. Основная ваша задача — ремонт нашей техники и механизмов. Помощь в электрификации на первом этапе и строителям при больших объемах работа. Староста обратился ко мне.
        — Господин, тут до вас он дельные вещи говорил насчет стройматериалов.
        — Ну? Сидя говори, спокойно, что предлагаешь? Не волнуйся, я тебя не съем. Мужик наконец успокоился и более — менее спокойным голосом ответил.
        — Если сделать лесопилку, доски для строительства будут лучшего качества и в большем объеме. Лес не в ручную валить а использовать бензопилы.
        — Головы себе не отпилите?
        — Ну зачем вы так? Мы же не идиоты! Обучим человека, подскажем. Еще для восстановления замка камень нужен. У нас есть запас хорошего, качественного серого гранита. Прикажите карьер открыть, и мы обеспечим нужным количеством. Если прикупить потребные машины: бульдозер, камнерезные и шлифовальные станки, работу можно вести малыми силами. И еще, за скважины речь шла, в нашем мягком грунте можно и в ручную, без буровой установки работы вести. Но нужен запас обсадных труб.
        — Хорошо за камень нужно думать, а лесопилка, не знаю. Мы же вроде уже хорошо там по — хозяйничали. Лес не растет так быстро, как картошка. Василий стал убеждать.
        — Да, на нашей стороне леса меньше половины осталось, но на соседской его еще дуром. Валяй — не хочу. Староста подхватился.


        — Говорю тебе, который раз. Нельзя без спросу на чужую половину лезть. Сколько уже за это обожглось?
        — Да обо что обжигаться? Нет там никого! Пусто хозяйство. Урвать надо, пока не поздно.
        — А если завтра хозяин объявится? Лес посмотрит — нет леса. Куда делся? За ночь не отрастет! Что тогда делать будем? Господину проблему на ровном месте создадим. Все повернулись на меня.
        — А что, там никого нет?
        — Не замечали никого.
        — Давно?
        — Да еще со времен старого господина.
        — Ладно, все равно не будем рисковать. Все вы хорошо сказали, но денег сразу на все ваши задумки у меня нет. Хотел себе на траты пятьдесят тысяч оставить, но вижу, для вас важнее. Иван, сто сорок тысяч тебе доверяю, себе десятку только оставляю. Работы в первую очередь вести те, которые нужны для общего развития. Электро и водоснабжение. Семена меня заинтересовали, идею с обучением нашего механизатора, тоже проверьте. Карьер в последнюю очередь, лесом займитесь. Ну и быт для людей не забывайте налаживать. Думайте не каждый за свою часть работы, а для общего благо. Что важнее, что потянет за собой другое? Иван у вас за старшего, слушаться его как меня. Закивали и раскланявшись пошли.
        — Иван, отправь человека к Никодиму, спроси можно мне к нему сегодня прийти?
        — Будет исполнено.


        Девочки стоят за спиной, молча ждут когда я из задумчивости выйду и на них обращу внимание. Света подошла и принялась плечи мне разминать.
        — Как ухо, не болит?
        — Уже нет.
        — Раз доктор мочить запретил, купаться с нами не пойдешь. Займись игрой, что тебе говорил.
        — Уже все готово.
        Скинул вещи и прыгнул с причала в воду. Хорошо! Махнул рукой. Девчата, ко мне!
        — Господин, сейчас купальники оденем.
        — Так идите. Хочу вас голенькими видеть. Девочки захихикали и попрыгали в воду, а Света грустная спряталась в доме. Подурачились на воде с часик, и утомленные выбрались на берег позагорать. Я положил голову на Ленкин задок, а Варину головку себе не плечо. Нравиться мне ее приобнять правой, и по плечам и голове поглаживать. Вскоре ее крохотные пальчики потянулись к моему комку нервов. Ноготки нежно царапали, пальцы перебирали яички, ладошка сжимала колечко на залупе. Вскоре он встал в полный рост.
        — И что ты делаешь?
        — Хочу приятное вам сделать. Я прикрыл глаза.
        — Хорошо, сделай. Возьми его в рот. Слышу вздохнула немного, но через пол минуты почувствовал теплый влажный поцелуй на головке, потом еще один, и еще. Зарылась носом обратно мне в плечо.
        — Я не умею.
        — Учиться Варя нужно, чтобы муж любил, и на вертихвосток других вокруг, не засматривался. С этими словами я поднял голову и с чувством шлепнул Лену по заднице, на которую снова уложил свою голову.
        — Ой!
        — Не ойкай! А то, не так получишь! Варя смотрит красивыми глазками.
        — Господин, я буду стараться чтобы вам было хорошо со мной.
        — Посмотрим.


        Вернулся в домик. Варя тут же, чуть не насильно, на меня трусы одела. И сама нарядилась. Девочки в форме.
        — Света, так играть можно?
        — Да, все готово! Хотите чтобы за столом не сидеть, выведу на экран телевизора?
        — А джойстик?
        — Беспроводной.
        — Тогда давай. Сел на диван по середине. Варьку подтянул и положил на диванку спиной. Голову ее к себе на колени. Она правда не вместилась вся, пришлось ей ноги поджать и упереться лапками в боковые подушки. Погладил ее левой рукой по волосам на головке.
        — Тебе удобно? Улыбается.
        — Да господин, мне очень хорошо.
        — Что так зачихлилась?
        — Прикажете раздеться?
        — Варя последний раз тебе говорю, на ты. Еще раз скажешь, тапочком жопу набью!
        — Хорошо повелитель. Если хотите меня наказать, я с радостью, не надо искать для этого повода. Я закатил ее кофточку вверх, до подбородка, открыв животик и красивую грудь.


        — Шортики снимай!
        По экрану побежала заставка игры. Варя подняла ноги и стащила с себя широкие спортивные шорты. Положила рядом, и улыбнувшись доложила.
        — Ваше повеление выполнено, мой господин. Я глянул.
        — Трусики.
        — Снять?
        — Закати вверх до колен.
        — Может снять, зачем закатывать?
        — Варя, делай что говорю, не спорь.
        — Извини, сейчас.
        — Коленки разведи. Девочка послушно развела колени в сторону, превратив закатанные трусики в натянутую веревку, и грустно сказала.
        — Растянуться, потом не оденешь.
        — Купишь новые. Света подошла и протянула мне новый джойстик для игры. Я выбрал машину и трассу. Пошел отсчет до старта. Варя запречитала.
        — Лежишь тут, вся расчавученная, и ждешь чего то! Чуть повернув лицо, игриво потерлась через трусы щекой и губами о член. Я переложил джойстик в левую руку и правой помял ей сиськи. Вздохнула с удовольствием.


        Гонку я не выиграл, это была новая для меня трасса.
        — А-а. С компьютером не так интересно играть, как с живым человеком. Не заметил, что Света еще стоит рядом.
        — Я могу составить вам компанию. Посмотрел на нее. А ты уже играла в эту игру?
        — Да, когда установила и настраивала, то поиграла немного. Ничего в ней нет сложного.
        — Ну давай посоревнуемся. Ты, кстати придумала, что хочешь в подарок? Пока Света настраивала игру на двоих, я еще раз погладил ладошкой грудь Варе, заскользил по животику вниз.
        — Да. А можно не вещь, а что-нибудь другое? Поднес к губам своей Куколки указательный и безымянный пальцы правой руки. Погладил по ним и запустил в рот.
        — Намочи слюной. Девочка всосала, я поиграл с кончиком ее языка. Пальцы от верхних губок переместились к нижним. Теребить и приглаживать.
        — И что ты хочешь, вместо вещи? Света посмотрела на меня.
        — Я хочу, чтобы вы лишили меня девственности. Покосился на нее.
        — Ты девочка?
        — Да. Меня же не признали годной для воспроизводства рода и продали.
        — Ну и что? Разве до этого, ты не общалась с мужчинами?
        — Нет, у нас женщины и мужчины жили отдельно. Мальчики только до четырех лет были вместе с матерями, а потом их отправляли в мужской дом.
        — А как семьи тогда?
        — Ну семей не было, как у вас тут. Хозяин отбирал девушку и мужчину, который ее оплодотворит и отправлял в дом встреч. Там они вместе находились в течении дня, а потом возвращались к своим. Женщина беременела и рожала ребенка.


        — С первого раза?
        — Да, почти всегда.
        — А потом?
        — Что потом?
        — С мужем своим, она больше не встречается, что ли?
        — Нет, когда она будет готова забеременеть еще раз, ее снова отправляют в дом встреч, но скорее всего, уже с другим мужчиной или парнем. Как захочет хозяин.
        Света опять меня обошла на повороте и выиграла гонку.
        — И как же вы жили, с таким редким сексом, и не забастовали?
        — Секс?
        — Ну близость между мужчиной и женщиной.
        — А зачем она часто, эта близость?
        — Как зачем? Для удовольствия!
        — Ну это только мужчине приятно, женщине это одну боль и страдание приносит.
        — С чего это ты взяла?
        — Девушки рассказывали, некоторые приходили в раскорячку, и все в синяках после этого дела. Первый раз, особенно говорили страшная боль.
        — Какая глупость, ничего подобного. Просто твои подруги попадали на каких-то извращенцев. Нормальный мужчина проведет время с девушкой так, что будет хорошо и ему и ей. Света подозрительно посмотрела на меня.


        — А как женщине может быть от этого хорошо? Пожал плечами.
        — Я же не женщина, откуда мне знать, но говорят, что им хорошо так, как если бы бабочки в животе порхали. Варя, молчавшая до этого времени не выдержала.
        — А как бабочки могут в животе порхать? Их что, есть надо? Хи-хи.
        — Да нет, ничего есть не надо. Хорошо просто, от хорошего секса и девушке и ее молодому человеку. Вот тебе приятно когда мы целуемся?
        — Да.
        — Обнимаю, глажу тебя?
        — Да, приятно.
        — Вот. И секс также. Опытная девушка может удовольствие получить даже и от анального и орального секса.
        — И в попу?
        — Да, там много нервных окончаний, и стимуляция этой дырочки будет приятна. Девочки удивленно повытягивали лица.
        Света еще раз выиграла заезд.
        — А зачем ты просишь лишить тебя девственности, если знаешь что это больно?
        — Господин вы такой добрый и ласковый, что я подумала, пусть лучше это сделает такой хороший человек, который не будет пытаться сделать мне по-больнее.
        — Я так выгляжу? Добро и ласково?
        — Да, вы не такой, как другие хозяева.
        — А что скажет твой будущий муж, если поймет, что ты не девочка? Света пожала плечами.
        — Пусть говорит что хочет! Где он был, когда его будущую жену растлевали? Да и что я могу против, господского желания? Посмотрел на Варю.
        — Слышала? Варя как кошечка, ласково терлась мордочкой об мое хозяйство в трусах.


        — Слышала.
        — Света, с тобой не интересно играть! Ты постоянно выигрываешь! Кинул ей джойстик.
        — Извините, хотите я буду поддаваться, чтобы вам было интересно?
        — После того, как ты об этом сказала? Варя рассмеялась.
        — Ой, я не подумала! Светочка прикрыла рот ладонью.
        — Так ты получается круглая девственница, во все свои розовые щелочки? Светланка поменяла чуть цвет своего чернильного лица.
        — Ну, да. Я вкрадчиво в голосе переспросил.
        — Почему ну? Что-то было? Света отводит глазки.
        — Нет, просто мы иногда, еще маленькими...
        — Что маленькими? Говори!
        — Эти маленькие мальчики, что были с матерями, до отправки в отцовский дом... ну считалось нормальным целовать их, ласкать в некоторых местах... я, как и другие девушки... пару раз брала в рот чуть — чуть их тютюрки. Я сделал грозное лицо.
        — Что значить чуть-чуть? Как можно брать в рот чуть-чуть? Запомни, можно или не брать за щеку, или сосать вовсю. А брать чуть-чуть нельзя! Теперь, ты технически девственница только в двух местах, а не трех! Да и не можешь ты уже девственницой называться, по-хорошему. Ты соска уже. Света еще сильнее опустила глазки.
        — Ну они же такие крохотные были.
        — Не важно, пропустила полсотни хуев через свой рот, и целкой прикидывается! Вот мой Вареник. Подкинул голову Вари на коленях.
        — Смотри, настоящая девочка. Ее даже голой, за все время, никто кроме покойной матери не видел. В ротик не брала, попу не подставляла, киску пуще жизни берегла. А ты? Прошмандовка!
        — Ну если бы я не сказала, вы бы и не узнали ничего!
        — Не узнали. Мы бы все увидели.
        — Как?
        — По лицу.
        — Как по лицу? Разве это на лице видно?
        — Конечно, густые усы и бороду до колен много ума не надо заметить! Варя как рассмеется звонко. До Светы еле дошло, что ее разыграли. Я оттянул резинку со своих парашутных семеек ниже яиц, кивнул головой приглашая.


        — Покажи как ты черный, большой член сосала. Девочка минуту поколебалась и нагнулась облизать залупу. Варя повернула голову набок и смотрела на черный рот, ласкающий мой хуй.
        — Варя, полижи яйца. В два ротика массаж был особенно хорош. Тут, как назло, пришла Лена. Стала рядом, и смотрит.
        — Ужин готов, прикажите накрывать?
        — Накрывай конечно. Есть и правда захотелось. Продолжает стоять и смотреть.
        — В чем дело? Ты наказана. Видишь, эти хорошие девочки не баловались, и получили большую сочную конфету. А ты негодница, провинилась сегодня, и не получишь нихуя. Развернулась и пошла.
        — Спасибо.
        — Не за что.


        Натянул трусы на прежнее место. Девочки, потеряв соску, присосались губами друг к дружке. Красивое зрелище. Алые губки соединяют белое как молоко и черное как густая тушь лицо в символ бесконечности.
        — Пошли кушать, нацелуетесь еще.
        Усадил и Свету за стол. Ей осталось место напротив. Лена притянула большое блюдо, где на крупно порезанных ломтях картошки лежали цыплята, политые соусом. Каждому поставила стеклянные вазочки, на листьях салата там лежала кучка чего-то мелко нарубленного. Узнал кусочки мелких огурцов, яйца и картошка. Сверху белая горка то ли сметаны, то ли майонеза. Корзинка с уже привычным пушистым хлебом, которым кажется нельзя наесться. Варя мне накладывает с блюда первому, половинку цыпленка и картошку. Я присмотрелся это не картошка.
        — Что это?
        — Как вы распорядились, рябчики с ананасами! Мы нашли рецепт, там еще стихи были. Лена, прочитай! Служанка сделала торжественный вид и продекламировала.


        — Ешь ананасы! Рябчики жуй! Час твой последний, приходит буржуй! Видя мое лицо, стушевалась и переспросила.
        — Господин, мы не поняли, кто такой буржуй?
        — Буржуй, Лена — это твой второй залет за сегодня!
        Я поковырял ложечкой в горке мелкой нарезки. Куча — мала! Кроме огурцов, картошки и яиц обнаружил черную игру.
        — А это что такое? Лена, уже насторожившись, не смело ответила.
        Салат из дичи Люсьена Оливье.
        — Оливье? А где зеленый горошек и колбаса? Лена прижухла.
        — Нет колбасы, по рецепту: филе куропатки, говяжий язык и раковые шейки...
        — А, вот это что тут! А то не пойму.


        Начал все перемешивать. Лена смотрит как я всю так тщательно уложенную горку красоты порушили и смешал до однородной массы, и ложечку с полученным салатом отправил в рот. Распробовал вкус благородного салата. Как я теперь дома буду мамины блюда лопать, которые считал вершиной кулинарного искусства ? Ну голод, конечно не тетка — блинами не накормит. Теплые рябчики с ананасами были великолепны, я чуть пальцы не проглотил. Смял опять гору хлебушка, от Оливье остались лишь листики салата, на которых было выложено это великолепие. Лена поднялась убрать посуду.
        — Вы ешьте, ешьте, на меня не смотрите.
        — Господин может добавки, или еще чего желаете? Я постучал ложкой по ее салатнице, к которой она ели притронулась.
        — И много у тебя этой икры?
        — Еще есть, и всегда можно докупить.
        — Давай пить мне, и сделай большой бутерброд с икрой!
        Лена принесла мне мой заказ. Пол батона помазанного маслом, и сверху толстым слоем черная икра. Взял предложенный стакан с напитком и понюхав, попытался понять что это. Лена осторожно пояснила.
        — Яблочный квас. Кивнул одобрительно. Варя смотрела на меня и улыбалась так мило, как только она может. Устало откинулся на спинку и погладил животик.


        — Лена, объявляю тебе нашу благодарность. Ты просто превосходна сегодня! Вы не спешите, хорошо прожевывайте. Девочки еще поковырялись и отложили еду.
        — Спасибо, мы насытились.
        — Пошли девчата, кино досмотрим. С шумом проказницы побежали занимать места на диване.
        Добили недосмотренный второй сезон и принялись за третий. Живое общение в тесной дружной компании позволило приятно проводить время, которого не замечал. Обсуждая события на экране, девочки не забывали расспрашивать меня об моем мире, он им казался нереальным и странным. Они задались вопросом, как там можно жить? Света опять вспомнила об своих профессиональных обязанностях и снова начала с Лены. Облагородила и подравняла ее короткую стрижку, получилось модельная версия карэ. Короткие на затылке волосы, спереди доходили до подбородка, изогнутый пробор. Пол левого глаза прикрыто косой челкой, зато виден уголок лба над правым. Асимметрично все, что только можно, но красиво. Клеопатра бы обзавидовалась. Когда Светкины ручки потянулись к тугой косе Вари я сразу предупредил.
        — С ножницами не подходить!
        — Я могу покрасить пряди и укладку сделать.
        — Никаких красить! С ума сошла? Даже не думай!
        Света принялась за новую жертву, я ограничил ей пространство для маневра, но результат мне понравился. Две косы заплетенные необычным способом. Поинтересовался названием прически. Французские косы. Начала домогаться и меня.
        — Ну ладно, в принципе можно укоротить шевелюру. Посмотрим, что после следующего захода в игру будет. Останутся эти изменения, или все будет так, как при первом входе.
        — Спасибо, можешь заняться собой. Тяжелый вздох. Я посмотрел на ее короткую кучерявую шапочку волос на голове.
        — Ты знаешь, тебе бы пошла эта ваша стрижка с кучей мелких косичек. Еще более тяжкий вздох и опущенные от горя плечи.


        — Девочки поможете ей заплести сорок маленьких косичек с разноцветными ленточками? Общий кровожадный вопль ДА! Света смотрит на меня жалобными глазами. В них немой вопрос — как?
        — Эх, ты парикмахер! А нарастить! Изумление в глазах, радостное возбуждение. Бегом. Аж ветер подняла от ускорения. Побежала за покупкой. Вернулась за пару минут. Ленку увещевает как провести процедуру, сует в руки клеевый пистолет, та кивает головой, понятно. Возились они долго, но результат прекрасный. Пряди до попки. Белозубо улыбается, счастлива. Варя выворачивается из моих объятий, и усадив нашего стилиста на пол, вместе с Ленчиком, в четыре руки, принялись плести кучу косиц. Вскоре Света встала и пустилась в пляс, трепля своей новой гривой.
        — ДА!!!
        — Довольна?
        — Еще бы, господин, пока я не появилась у вас, я и не знала что длинные прически вообще бывают.
        — Почему?
        — Мы у бывшего хозяина все коротко стриглись, и мужчины и женщины. Он так приказывал.
        — Ну а я приказываю другое, хочу чтобы вы, хорошо у меня выглядели.


        Варенька вернулась мне на плечо, под руку. Мы почти досмотрели третий сезон, как в открытых дверях, привлекая наше внимание закашляли в кулак.
        — Проходи, не стой в дверях.
        Неизвестный мне парень в ливреи поклонившись подал карточку. 'Ваше благородие, прошу вас пользоваться моим гостеприимством по первому вашему желанию. Хоть и не приняты визиты в нашем новом, общем доме, ваше великодушное доверие мне очень ценно и никогда не будет забыто, всегда буду рад видеть Вас в моих скромных владения в любое время. Никодим' Витиевато. А что он про непринятость визитов? Это типа я мешаю?
        — Поясни, я не пойму твоего хозяина. Он что, не хочет разговаривать со мной? Парень начал уверять в обратном.
        — Как можно? Ваше благородие? Рады будем Вас видеть, огромная честь!
        — Иди, скажи сейчас буду. С поклоном ушел. Варя еще больше прильнула.
        — Андросик, а можно...
        — Что? Мнется боязливо.
        — С тобой, хоть до замка соседа дойти, я бы одним только глазком на его сад посмотрела и назад... ручки в молитвенно сложила.
        — Да че одним? Пошли уж и замок посмотришь. Запрыгала на радостях. Начала меня наряжать. Такой важный случай. Уговаривает меня одеть костюм.
        — Ты что и костюм мне купила?


        Оказывается взяла для меня их шесть штук! Десять рубашек и пять галстуков! Туфли для выхода представлены тремя парами. Теперь еще и выбирать надо. Но красиво и удобно, когда по фигуре все сидит. Я возле зеркала кручусь как девка какая, не могу налюбоваться честное слово. Как вторя кожа на мне! Черные блестящие туфли абсолютно не жмут и довершают образ лондонского денди. Цветка в петлицах только нет. Пока собой любовался Варя тоже приоделась. Алое вечернее платье с открытой до поясницы спиной и туфли на шпильках. На шее бантик ожерелья.
        — Ты правда как принцесса! Надо почаще тебя выводить в люди. Скромно потупила взор. Ай да няша!
        Идем я на ее попку любуюсь. Красиво в платье запакована! Жопка просто загляденье! Косой подол платья открывает правое колено и опускается до середины левой голени. Все так и танцует при ходьбе. Я присмотрелся внимательно.
        -Варя ты что, трусики не одела? Варя оправдывается.
        — Не обижайтесь господин, под таким тонким платьем их будет контурно видно, и это испортит вид от платья.
        — Напомни мне тебе дома ремня всыпать. Чувствую твоя попка хочет приключений.


        Под ручку довел до замка Никодима. Тут она засуетилась и нагнувшись стала платком протирать мне туфли.
        — Запылились немного, господин. Я сейчас.
        Протерла и носки своих. Мы вошли в замок. Варя насилу рот не бросила открытым. Головой всю дорогу крутит по сторонам. Я специально шаг замедлил, даю ей возможность все хорошенько рассмотреть. Никодим встретил нас перед цитаделью. Вежливо поздоровался. Я представил Варю как свою невесту. Тогда он галантно поцеловал ей ручку. Пригласил заходить, за беседой вместе поужинать. Танцев на этот раз не было, но спокойная приятная музыка кружила по огромному залу.
        Не догадался придвинуть стул Варе, когда она садилась за стол. Но не важно. Обученная прислуга Никодима исправила мою оплошность. Стол опять завален яствами. Кушать после сытного ужина не очень хотелось. Немного попробовал зелени и взял кусочек груши. Никодим поднимает бокал, предлагая выпить за здоровье гостей.
        — Варя не хочешь вина?
        — Я не знаю господин. Мне его еще не доводилось пробовать! Варя немного забеспокоилась.
        — Дорогая, я можно сказать тоже как то не знаком близко, с этой стороной дела. Ну давай за компанию пригубим. Думаю, ничего плохого не случиться от пары глотков. Девушки, нам того же, что и вашему господину!
        Розовый нектар был незамедлительно налит в наши бокалы. Подняли хрусталь, приветствуя друг друга. Варя стесняется немного, но в глазах игривые искорки. Легкий цветочный запах, терпкий вкус во рту, глотнул, через мгновение почувствовал, как приятное тепло обласкало гортань и побежало по пищеводу. Посмотрел на Варечку, глазки чуть шире раскрыла, видимо распробовала так же, как и я. В реале я еще не пил вина, пиво мне не нравилось из-за вкуса, водка, которую меня чуть ли не насильно заставили пить на дне рождения пару лет назад дядя с Антоном, также не пришлась ко двору. Я сделав пару глотков из своей рюмки решил, что это не для меня. Вино игры было приятно, не знаю как в реале, а тут это теперь мой любимый напиток. Даже задумался, а стоит ли мне пробовать его в реале, ведь скорее всего я испорчу себе такое приятное впечатление. Это давало еще пару баллов на то, что алкоголиком мне не стать. Видимо не мое. Еще раз мило улыбнувшись Варе я наблюдал, как изысканно она держалась за столом. Откуда такие манеры? Спина прямая, ведет себя аккуратно и сдержано, кушает — загляденье просто. Я раньше и не думал,
что процесс поглощения пищи может выглядеть эротично! Тонкие пальчики кукольной ручки берут серебренной вилкой кусочек еды и отправляют в чуть, на мгновение приоткрытый, красивый рот. Даже движение губ, и иногда показывающийся кончик языка, скользящий по ним, кажутся приглашением для близости.


        — Дорогой Андро, я очень рад вашему визиту. Но прошу понять меня правильно, если заговорю о некотором моменте, на который вы пока возможно не обратили внимание...
        — Да, я вас слушаю. Никодим сделал страдальческое лицо.
        — Понимаете, ваш поступок, личное посещение замка другого владельца... еще раз прошу меня извинить. Выглядит или как знак абсолютного доверия своему знакомцу, или как... признак смелого, рискового шага, граничащего с безрассудством. Я задумался.
        — Не очень вас понимаю, о чем вы? Никодим чуть сгладил тревожные складки на лбу и с живностью пояснил.
        — Видимо вы не в курсе, или еще не задумывались об этом моменте. Позвольте дать вам пояснение. Вот смотрите, сюда вы пришли в сопровождении всего лишь одной, слабой девушки. Я понимаю, она может играть роль невинной овечки и быть очень хорошо подготовленным бойцом, но... у меня здесь в цитадели несколько сот человек, и не все они музыканты и чесальщицы пяток с прачками, как понимаете. Вы в принципе, не сможете дать отпор моим злонамеренным замыслам, если бы таковые имели место быть. Я пристально глянул на мальчишку, ожидая продолжения. Тот, насколько возможно, миролюбивым тоном продолжал.
        — Нет, нет я не призываю вас вскакивать из-за стола, и с боем прорываться к себе. Засмеялся, пытаясь разрядить обстановку. Если только вы можете верить моему слову, я даю вам его в том, что никогда не причиню вам зла, можете быть уверены. Беда только, что в этом мире ни в чем, нельзя быть уверенным до конца.
        Варя продолжала спокойно кушать, не выдав ничем своего беспокойства, такой вмиг изменившейся обстановкой. А мне показалось, что небо заволокло грозовыми тучами, и с минуту на минуту услышу гром.


        — Не вижу ничего опасного. Что мне могут сделать? Никодим поставил на стол свой бокал, который катал в руке, и доверительным жестом отмахнулся от моих слов.
        — Да все, что угодно. Убить, пытать, калечить. Есть умельцы менять чувства разумного, делать его послушным своей воле. Столько всего гадкого придумали за это время! Но вы можете мне доверять, здесь вы в безопасности. Запомните только одно, главное правило. Никому нельзя доверять, даже себе!
        — Вам не кажется, что окончание вашей речи отменяет собой его преамбулу? Никодиму мой вопрос не показался смешным.
        — Никоим образом! Здоровый пессимизм помогает сохранить здоровье шкуры!
        — Ничего страшного, умру да и только. Всегда можно ожить в своем замке! Игра есть игра! Глаза у моего соседа вмиг округлились. Но через пару секунд он добро рассмеялся.
        — Простите Андро, вы так меня разыграли. На минуту я даже подумал, что у вас есть такая замечательная особенность, оживать в замке после смерти. Каких только чудес не бывает! Но к сожалению, об этом ничего не известно. За долгую история такой факт не возможно было бы скрыть, что нибудь да просочилось, и я был бы в курсе этого. Нет. Жаль, но умереть можно только раз! Я пожал равнодушно плечами, накалывая еще дольку медовой груши.


        — Никодим, я должен признать вы мне здорово помогли с развитием, дело пошло на удивлении резво. Глядя на одобрительный кивок продолжил.
        — Вы знаете, я обязательно верну вам все в полной мере, как можно быстрее.
        — Что вы, что вы. Я же сказал, мне и самому выгодно наше сотрудничество.
        — Тем ни менее, я все верну. Отсалютовал мне бокалом.
        — Иметь соседом человека — приятно, а порядочного человека — в тройне приятней!
        — Я с подчиненными обсуждал дальнейшее развитие. Все вроде бы и не плохо. Но... знаешь хочется все сделать побыстрее. Здесь такие возможности для приятного отдыха, я к сожалению не сразу разобрался.
        — Да, возможностей очень много, поначалу это так кружит голову!
        — Несомненно. Только неприятно то, что долго ждать с этим развитием...
        — Согласен, мука особенно первое время.
        — Итак, ты уже неплохо развился, а я вынужден догонять. Подскажи, какие есть возможности раздобыть еще миллиона два — три? Есть тут банки, или кланы, которые помогут развиться? Доната к сожалению нет, я и не сторонник этого вообще то, но тут честно говоря задумался. Мне срочно надо отстроить свою цитадель. Никодим закачал головой.


        — Как вы сказали про банки, есть альтернатива, в виде некоторых разумных. Но уверяю, обращаться к этим кровососам самое последнее дело, которое я вам мог бы посоветовать. Я подвинулся за столом в его сторону.
        — Ну а ты, не сможешь увеличить мне сумму долга на такую цифру? Пойми, я и сам терпеть не могу попрошаек, давай так. Ты мне здешнего золота, нарисованного дашь, а я тебе два куска на телефон кину. Идет? Все по — честному. По — пацански. Никодим замер, и в раздумьях снова закачал головой.
        — Андро, прошу меня извинить. Это большая сумма даже для меня. А вы еще не разобрались в обстановке. Первый месяц в этом мире, первые неудачи и разочарования, как говорят. Не нужно понапрасну рисковать. Надо все пробовать и держать нос по ветру. Осторожность, я вам говорил. Обязательно иметь запас, на всякий случай. Еще отец мой, царствие ему небесное, повторял — подальше положишь — поближе возьмешь!
        Я рассердился. Таким себя прошаренным показать хочет. Ясно же, что есть какая то фича, или как он так быстро все прокачал? А теперь умничает. Терпеть таких людей не могу. Но преклоняться перед каждым чмырем не хочется. Сыт этим еще в реале, ни хватало и тут терпеть унижение. Чуть еще посижу и домой пойду, ноги моей тут больше не будет! Оркестр заиграл вальс. Посмотрел на свою девушку. Встал.


        — Радость моя, разреши пригласить тебя на танец?
        — Ох, Андро. Засуетилась немного. Вывел Варю в центр этого прекрасного, огромного зала. Малышка сделала испуганные глазки.
        — Господин, я не умею танцевать.
        — Ничего, значить мы в равных условиях. Ничего не бойся, это всего лишь игра. Положил правую руку на верх ее лопатки. Кулачок левой обхватил своей правой ладонью. Занял позицию.
        — Ложи ручку мне на предплечье.
        — А что теперь?
        — Успокойся и доверься мне. И раз, два, три...
        Не совсем гладко, но мы закружили. Возможно и не выглядели со стороны как два инвалида, но по крайней мере, я ни разу не наступил ей на ногу! Оркестр стал играть по-громче и мы сделали несколько кругов по залу. Варя на глазах двигалась все лучше и лучше. Я остановился, и поклоном поблагодарил девушку за танец. Никодим одобрительно хлопал в ладоши. Кивком головы я поприветствовал его.


        — Спасибо за гостеприимство. Более никогда не будем вам досаждать. Честь имею.
        Взял под руку Варьку и не дав ему времени и рта раскрыть, пошел на выход из цитадели. В замке, на обратном пути замедлил шаг. Варя опять с огромным интересом закрутила головой вокруг. Пусть посмотрит, больше нам не гостить здесь. Всю обратную дорогу девочка шла молча, словно проглотила язык. Вздыхала только как то необычно. В одном вздохе столько смыслов можно услышать! Пришли под навес нашей скромной, по сравнению с соседом, избушки. Усадил кроху к себе на колени и обнял. Варя хмельными губками прильнула с поцелуем. Выпили по бокалу, а с непривычки начало нас веселить.
        — Андросик, а почему ты со своей девушкой расстался?
        — Какой?
        — Ну ты говорил, про эту... из мира своих снов.
        — А... да не захотел ей одну вещь делать... посмотрел на Варю, и окрикнул Леночку.
        — Золотко, чаю мне горячего!
        Сидим целуемся, я руки пустил девочку ощупывать, возбуждаюсь все больше и больше. Лена принесла стакан чаю с лимоном, в бронзовом подстаканнике. Показываю на край стола.
        — Поставь.
        — Желаете что сладкого?
        — Желаю, меда неси.


        Сгоняю Варю с колен, беру подол платья и закатываю вверх, ей по грудь.
        — Ой. Хи-хи. Господин...
        Подхватываю и сажаю куколку на край стола. Стою и целую в милые губки.
        — Вы же чаю хотели... остынет.
        — Не остынет.
        С этими словами ложу ее спиной на стол. Снимаю красные шпильки, целую розовые пяточки моей любимой. Задираю ее ножки вверх, Варя не балуется и придерживает их руками. Нагибаюсь чтобы приблизиться губами к ее щелочке. Делаю медленный выдох, легкий ветерок скользит по ее губкам. Еле касаясь языком, провожу от нижнего края лепестков вверх.
        — Варя, не дергайся, тут кипяток.
        Беру стакан, сделать первый глоток и горячими губами касаюсь нежной плоти цветка. Еще и еще. Моя девочка расслабляется, ее глазки затуманиваются от приятной процедуры. Я продолжаю расцеловывать каждый кусочек райского архипелага. Лена принесла мед и уставилась на нас. Не гоню ее.


        — Поставь. Сам делаю последний глоток и запускаю язык теперь в саму щелочку, лизать такую лапочку, как моя Варя, мне очень понравилось.
        — Варя тебе хорошо?
        — Очень, мой господин.
        — Ты готова? Девочка сжимается при моем вопросе.
        — К чему?
        — К операции медовые губки! Мой ответ заставляет ее снова расслабится.
        — Да...
        Я размазал чайную ложку меда по ее половым губам и принялся лизать. То проводя широким языком снизу вверх, то возвращаясь одним кончиком назад, я старался чередовать технику. Иногда делал частые и быстрые движения, словно кошка пьет молоко из миски, иногда наоборот лизал как корова шершавым языком. Целовал и мял губами ее нежные губы, посасывал краешки розовой плоти. Хотел раздвинул руками и проникнуть языком к клитору, но тщательно вылизав место, где он должен находится, ничего там не обнаружил. Несколько ложечек пускал течь по расщелине сверху вниз. Нежно и аккуратно встречал их языком снизу верх. Варя возбудилась не меньше меня и тяжело задышала. Я расстегнул штаны, и свинцовой от натуги головкой, постучал по ее лону. Не проникая в глубь, сделал несколько движений по раскрасневшимся лепесткам любимой, мокрым от моей слюны, и скользким от меда. Член на всю длину скользил вдоль валика, припухших от ожидания, складок плоти. Мошонка с яйцами тоже терлась о вершину любовного треугольника, добавляя заряда напряжению. При очередном челночном забеге уздечка особенно сильно напряглась от резкого толчка,
и я наконец излился. Струя брызнула ей на животик и скатилась на бок, несколько выстреленных капель остались в ложбинке между грудей. Ослабленный дружок при возвращении проторенной дорожкой, в последний раз, мазнул семенем лоно моей сладкой куколки. Она лежала склонив голову набок и покусывала пальчик своей руки. Подтянула колени вверх и обняла их руками.


        — Тебе надо вытереться.
        — Может пойдем в душ, хозяин? Я вся липкая.
        — Как ты меня назвала?
        — Хозяин.
        После душа предложил все таки досмотреть прерванное нам кино. Девочки конечно поддержали мой выбор. Уже привычно расположились на диване, я поглаживал Варю и думал о том, как хорошо, что она есть у меня. Та, кто никогда не предаст и будет любить, чтобы не случилось. Пусть даже она и не реальный человек, для меня она дороже многих живых людей. Досмотрели до конца. Конечно неопределенность сюжета ставила много вопросов. Уверил девочек, что когда выйдет новый сезон, все прояснится или еще больше запутается. Варя расстелила мне кровать. Уже можно сказать не свою, а нашу. Я опять решил лечь голый. Девочка надела чудную мягкую пижаму, пока Светлана делала мне расслабляющий массаж, легла на плечо, и я накрыл нас одеялом. Света откинула край одеяла и разминала мне ноги, пока я не задремал.


        Возвращение из царства Морфея было приятным, как и почти все, в этом сказочном мире. Любимый человечек тихо посапывал у меня на плече. Эту прелесть так не хотелось будить! Я попробовал потихоньку освободить свою руку, но девочка проснулась.
        — Я заснула?
        — Ну да, еще и похрапывала во сне! Варя сделала рассерженное личико.
        — И не правда! Опять ты меня дуришь, не могла я храпеть!
        — Еще как могла, одеяло аж трепало, как флаг Британии на ветру. Стукнула меня кулачком в грудь.
        — Злой ты. Я поцеловал поганку. Как хорошо, что после сна в игре чувствуешь себя человеком. Отдохнувшим, полным сил, и которому не надо срываться с кровати и куда-то бежать. В туалет, чистить зубы от неприятного ощущения во рту, умывать лицо. Нет проснулся, и готов целоваться с любимой девушкой, такой же свежей и отдохнувшей, как и сам. Можно еще расслабится и просто полежать, спокойно, ни о чем не заботясь. Это дорогого стоит.
        — Зря я заснула, теперь до утра не сомкну глаз. Но в твоих объятьях Андросик, так сладко было, как никогда в жизни! Поцеловал ее в макушку.
        Варя живехонько одела на меня свежие трусы, шорты и майку с рисунком фей на груди.


        — А че ты мне майку с Дзинь купила? Я что девчонка? Хотя ладно, кто меня тут видит!
        — Я вас вижу господин, и хочу чтобы вы выглядели приятно.
        — А без этой майки я что, неприятно выглядел?
        — Ну что вы, мой повелитель? Даже голым, с болтающимся удиком вы выглядите как мой единственный господин, самый лучший, самый добрый и ласковый.
        — С болтающимся? Нет лучше со стоящим.
        — Конечно, Андросик я это и хотела сказать! Я прищурился.
        — Хотела сказать, или хотела пососать? Положил ей руки на плечи, вынуждая опуститься на колени. Расстегнул пуговицу и выпустил наружу свое уже не болтающееся, а ожившее, удилище. Со-си.
        — Ну Андросик, не надо, прошу тебя.
        — Варя, не ломайся, поласкай. Я не могу так долго быть рядом, с такой няшечкой, и на голодном пайке. Понимаешь? Девочка закатила глазки и чмокнула в головку.
        — Это все?
        Как будто вынуждено, нехотя взяла краешек члена в рот, почмокивает как сосульку. Выпустила на свободу и лизнула член от яиц вверх.
        — Я не умею.
        — Учиться надо, резко засунул ей за милую щечку, и взяв головку в руки, подвигал пару раз туда-сюда. Щека Вари ощутимо выпирала в сторону при движении моего члена. Варя отстранившись отвернула личико и обиженно пропищала.


        — Прости, я не могу пока. Шлепнул пальцем по хую, он задрожал и стал раскачиваться из стороны в сторону.
        — Ну и что, мне с этим делать? Я могу и обидеться. Варя ответила еще более жалобным голоском.
        — Андро, я очень тебя люблю. Очень — очень, но прошу, пока... давай я сделаю это потом. Соберусь с духом, и сделаю. Пожалуйста не заставляй меня сейчас, ну пожалуйста, пожалуйста. И расчувствовавшись чмокнула в головку, болтающегося перед ее носом члена. Не люблю никого заставлять. Начал заправляться.
        — Ладно, но смотри, мне не понравился твой отказ, ты должна меня понять. Я тебя тоже очень люблю, и поэтому не хочу заставлять делать что либо насильно. Вздохнул.
        — Хочется чтобы ты сама, желала сделать мне приятное, по своей воле. Взял ее рукой за подбородок и поднял. Варя шмыгнула носом.


        — Понятно. Господин, дай мне немного времени еще, пожалуйста. Вытерла ротик рукой и пошла к шкафу, повесить пижаму с медвежатами.
        — Господин как прикажете одеться?
        — Иди сюда. Думаю на тебе хорошо будет смотреться. Я снял с себя майку алкоголичку с феечкой и надел на Варюху. Мы примерно одной комплекции, и короткая маечка прикрыла пупок моей куколки, ее грудки растянули ткань, узкий лиф позволял видеть загорелые плечи. Сам я не люблю носить майки такого фасона, презрительно называю их лифчиками. Только футболка — настоящая майка для пацана! Но на Варе она хорошо смотрелась. Малышка покрутилась передо мной.
        — Трусики одеть?
        — НЕТ! Ходи так. Загрустила.
        — Меня так увидят.
        — Кто? Мы не куда не пойдем, идти некуда. Крестьянам мешать не хочу, они и так заняты выше крыши. Помочь им ничем не могу, денег нет. А что делать, они и так, лучше меня знают. До соседа не пойдем, ноги моей там больше не будет! На пруд утром сходим.
        — А что делать будем? Кино смотреть?


        — Давай ты мне еще почитаешь? Мне понравилось как ты читала в слух. Я хочу тебя еще послушать.
        — Правда? Мне тоже понравилось для вас читать, это так интересно! И если, что не понятно, можно у мудрого господина спросить. Я купила еще книгу Дюма — 'Дартаньян и три мушкетера', можно я ее почитаю?
        — Конечно давай.
        Я сел на край дивана, девочку с книгой положил на пузико. Пока она читала увлекательную историю я гладил и мял ее стройные ножки. Маечка даже слегка не прикрывала булочки попки, и они тоже получали свою долю поглаживаний, и ласковых похлопываний. Голосок крохи не сбивался когда я начал расцеловывать ее пальчики, хотя было видно, что ей приятно. Я занимался приятным делом и вспоминал то время, когда такое занятие казалось мне мечтой. Как я сгорал от желания расцеловать Аллочкины лапотушки, но боялся даже себе признаться в этом. Тогда, все это казалось мне, как что-то из области невозможного. И вот теперь передо мной ухоженные ножки, и ничем не хуже. Ну и что, что это игра? Я то чувствую все так, как если бы это было в реале! Я обхватил средний палец губами и начал его нежно посасывать. Варя остановилась.
        — Ой, Андро, между пальцами, между пальчиками, сделай еще раз так язычком. Полижи, пожалуйста там еще раз. Это так приятно! Ах...
        — Смотри не кончи, от удовольствия.
        — Ты будешь против?
        — Да нет, на здоровье. И еще раз расцеловал нежную кожу свода стопы.
        — А можно, когда еще будешь пальчики целовать...
        — Можно.
        — Тогда, поприкусывай зубами кончики, как ты делаешь, я тащусь от этого. Можно даже посильней, не бойся. Когда я наконец нализался вдоволь, положил ее стопки к себе на колени, и стал поглаживать жопку. Чуть раздвинул ей ноги, и смочив большой палец правой руки, положил его на шоколадный глазик моей прелестницы. Я не стал его совать туда во внутрь, а легкими круговыми движениями принялся разминать дырочку.


        — Что ты делаешь?
        — Тебе не приятно?
        — Нет, у моего господина нежные руки, и мне очень хорошо.
        — Да, а так? Я запустил палец на одну фалангу во внутрь. Вспомнил как она подпрыгнула в прошлый раз в бане, и закатила истерику.
        — Ну, если не глубоко, то приятно. Милостиво разрешило чудо, продолжив читать о путешествии гасконца в сырую Англию. Зашла Света с пухлым журналом в руках.
        — Извините Варвара Ивановна, принесли альбом, что вы приказывали переплести. Варя прервала чтение и грозно отчитала служанку.
        — Света, ну что ты за человек? Не видишь я занята, господину читаю? Я протянул руку к альбому.
        — Дай сюда, ну что же ты расстраиваешь Варвару Ивановну?
        — Извините господин, она сама несколько раз спрашивала, не принесли ли уже альбом?
        — И что с тобой будешь делать? Иди сюда. Девочка подошла ко мне. Я, продолжая гладить Варину попку, задал вопрос.
        — Правда, чудо как хороша? Света немного испуганно закивала головкой.
        — Да.
        — Да. А ты заставляешь такую красивую попочку сердиться, хмуриться, смотри по ней сразу морщинки побежали. Нехорошо Светланка так делать!
        — Я же извинилась и попросила прощение.
        — Извинилась да, а прощение еще не выпросила. Целуй. Я похлопал по ягодице моей красульки. Проси прощение хорошенько.


        Света стала на колени перед диваном и поцеловала в зад Варю, та отложила книжку и повернувшись глянула на нее.
        — Еще. Света посмотрела на меня испуганно. И спросила.
        — Я же уже поцеловала? Я повел плечами.
        — Ты же слышала Варвару Ивановну? Мало, еще целуй, пока не простит. Варя закатила томно глазки и повторяла.
        — Еще, мало, мало, другую, еще целуй. Я приподнял ее ножку к губам и припал ними к ее розовой пяточке. Наконец Варя успокоилась.
        — Ну ладно, хватит. Прощаю тебя на сегодня.
        Девочка остановилась расцеловывать жопку милого создания. На глазах у нее были слезы, казалось еще немножко и она расплачется. Я погладил ее по щеке.
        — Ну что ты? Не плачь. Что расстроилась?
        Оказывается Света подумала, что ее опустили.
        — Это как?


        В ее бывшей деревне, где жители были разделены по полу, и не общались друг с другом, женщины, кто побойчее и сильнее подыскивали себе девушек послабее для прислуживания и ублажения прихотей, возникших от недостатка мужского внимания. Как например, у ее матери была девушка для этих целей, которая обслуживала только ее. Деревня то у них была розовой! В ее понимании, если она стала целовать зад Варе, значить она теперь ее лизунья, и должна ублажать по первому требованию.
        — Прекрати, что за глупости. Я сегодня Варе сделал куни, или отлизал как ты говоришь. Ну это же не значить, что я теперь ее лизун тоже? Я же наоборот, ваш хозяин, и Вари в том числе. Девочка чуть успокоилась.
        — Правда?
        — Да, не веришь, можешь у Лены спросить, она мед приносила и видела, как я эту кроху всю измазал медом. Просто в этом нет ничего такого. Хочешь сделать приятное человеку, берешь и делаешь!
        — Да? Я поднял Свету с колен и развернул спиной.
        — Подними подол повыше. Девочка руками задрала до пупа передник с подолом. Я взял и руками спустил ее шелковые трусики вниз. Подался вперед и поцеловал черную жопку моей негритяночки. Света со страшными глазами обернулась посмотреть на меня.
        — Что, страшно? И поцеловал в другую булочку.
        — Теперь я твой лизун?
        — Нет.
        — А кто?
        — Вы мой хозяин.
        Поднял и натянул ее трусики. Света так и стояла с задранным подолом передо мной.
        — Ну вот, разобрались, а то сразу в слезы, сырость разводить. Зови сюда Ленчика, пусть мед тащит если остался.


        Скинул девочкам пару подушек на пол, между своих ног и приказал сесть на колени. Взял предложенную вазочку меда с изящной чайной ложечкой на длинной ручке.
        — Варя, читай пока я приучаю девочек к сладкому.
        — Золотко открой ротик. Света пропустила ложку с медом к себе в рот, и немного потянулась лицом, когда вытягивал обратно.
        — Умница. Сладко?
        — Да господин.
        — Лена, твоя очередь. Ложечка полетела к устам другой крошки.
        — Молодчинка. А теперь поцеловались, вкусными сладкими губками. Смотрите у меня, больше никаких драк! Хорошо?
        — Хорошо господин.
        — Да, господин. Варя повернула головку который раз.
        — А мне? Ложечку можно? Сделал грустное лицо.
        — Нет нельзя, ты уже сегодня потребила пчелиного нектара, и вообще много сладкого вредно! Читай давай, не отвлекайся. Припустил парашюты трусов, девочки поняли меня и помогли их снять совсем. Капнул медка на головку.


        — Света, нежно давай. Светлана взяла в рот и шевеля языком облизала головку.
        — Хорошо, теперь Ленина очередь. Ленкин рот принял поглубже и плотно сжал. Девочка так втянула в себя, что ее щеки впали и на них показались ямочки.
        — Потише Лена, потише. Я хочу, чтобы вначале вы действовали нежно, ласково. Жестче сосать будете, когда я уже захочу кончить. Понятно?
        — Да, господин.
        — Вот Света, молодец. Давай Светлана! Чуть повернул в ее сторону, еще раз облитый медом член. Девочка обсосала головку и выпустив изо рта, стала лизать по всей длине снизу вверх.
        — Хорошо, хорошо продолжай. Лена помогай подруге. Два проворных язычка забегали по моему красавцу, наливая его кровью и желанием. Я больше не подсказывал подружкам, позволяя им привыкнуть к новым ощущениям. Хотелось бы, чтобы и яйцам кто нибудь уделил внимание, но рты посменно ласкали головку или лизали ствол. Я взял на минуту их головы и придерживая руками друг на против друга, погонял скользкий член между двух приоткрытых ртов с высунутыми язычками. Хорошо! Борьба ротиков за трон царя горы закончилась победой чернокожей укротительницы.
        — Оп, оп, милая моя, принимай... да... еще, еще ласкай языком. Член дернулся несколько раз и замер в сладкой ловушке. Я освободил своего довольного богатыря.
        — Света рот открой. Светланка показала мне свой язычек, как он плескается в семенном озерце.
        — Глотай. Движение горлышка, и облизав губы, она показала свой пустой ротик. Закрепляя успех, как собачку Павлова, поощрил новой ложечкой меда.
        — Умница девочка, заслужила. Лена облизать, поухаживай за своим господином. Лена приняла эстафету, допивая последние капли спермы, выступившие на конце.
        — Так, так, нежнее. Умница. И тебе медка. Последняя ложка награды за хорошее поведение.


        Посидел расслабившись. Все схватывают на лету. Так немного их подучить под себя, и думаю сосать будут не хуже Марины. Вернувшись мыслью к подруге из реала, немного приуныл. На кой черт я про нее сейчас вспомнил?
        — Девочки, как вам хорошо было?
        — Да господин, я с радостью бы повторила.
        — Думаю повторишь, и не раз. А ты Ленчик, что приуныла.
        — Вспомнила о своем бывшем муже. Как он грубо со мной обращался, и как оказывается это можно приятно делать. Чувствовать нежность и доверие. Я не знала, что там может быть. Варя прекратила читать.
        — Господин, какой сильный этот Дартаньян. Проскакал столько на лошади.
        — И что тебя удивляет? Он же торопился привезти подвески королеве вовремя.
        — Нет, просто я подумала, он почти трое суток скакал без отдыха. Он же должен упасть давно от такой скачки пластом.
        — Ну думаю лошади тяжелее, ей приходится скакать и нести седока. А ему что? Дремай в седле, лошадь сама по дороге пойдет, не может же она скакать галопом все время? Наверное он так и делал.
        — Дремал в седле? На лошади? Как такое может быть?
        — Не понимаю твоего удивления. Я поднял трусы и решил одеть их, чтобы не сидеть голой жопой на коже дивана.
        — Отец рассказывал, что лошади очень неповоротливые и глупые создания. Не каждый, даже крепкий мужчина может с ними совладать. Заставить лошадь иди туда, куда нужно, не всегда получается даже дергая уздечкой, привязанной за кольцо в носу. Всадник должен почти всю время колотить ее палкой по шее, заставляя тронуться с места и идти в перед.
        — Варя, что за глупости, лошади очень умные и красивые животные. И про кольцо в носу ты путаешь. Кольцо быкам вставляют. Ты сама хоть живую лошадку видела?
        — Нет. А вы?
        — Ну вблизи видел несколько раз, но ездить не приходилось. Знаешь что? Я думаю нам нужно купить пару лошадей и покататься на них. Водный мотоцикл это здорово конечно, но вот на машине мне тут негде порысачить. Можно простой байк купить, но это не то. А вот на лошади я бы хотел научиться ездить. В конце концов, я будущий рыцарь, с копьем и щитом, все как положено! Лошадь нужна. И тебе купим тоже, будем вдвоем поездки по владению делать верхом.
        — Светлана, послушай а ты еще не сделала выход на торговлю игровую отсюда, чтобы мы могли покупки на диване делать? Наш штатный программист закачал милой головкой.
        — Нет. Я не знаю как это все можно сделать. Можно легко обмениваться с миром ваши сновидений, скачивать оттуда и отсылать туда различные файлы, но не получится замком управлять через выдуманный, иллюзорный мир.
        — Чего?
        — Не обижайтесь, господин, но это правда. Ваш мир существует только в вашей голове.
        — Да что ты мелешь? Как это существует только в моей голове? А вот вещи мы берем из моего мира, фильмы смотрим от туда, там вся моя жизнь: мама, школа, брат. Я не знаю. Что, о чем ты говоришь? Если не хватает тяму хрякнуть программу, так и скажи. Глянул на приунывшую девочку.


        — Ладно, малыш. Не расстраивайся. Ты все равно у меня умница! Да и что толку покупки делать отсюда, если они будут появляться в замке? Правильно? Я ведь про этот момент не подумал. Света закивала головой.
        — Пойду девочки на выход. И знаешь, Варя, что?
        — Что господин?
        — По эксплуатирую тебя немного. Хорошо читаешь, как диктор на телевидении. Мне задали повесть прочитать. Зачем я в реале время тратить буду, если ты можешь мне тут вслух ее прочитать? Варя улыбнулась.
        — С радостью господин, буду только счастлива вам угодить.
        — Да и вообще, буду уроки тут только делать. И устные и письменные задания, дополнительно заниматься можно еще. Если что, сочинение например можно сохранить и на комп сбросить. В реале останется только в тетрадь переписать. Как я раньше до этого не додумался? Стол у меня тут есть, кресло удобное. Вы же еще рядом, под рукой. Поможет если что? Там стресс снять? Общий хор.
        — Поможем, поможем господин! Как вы могли сомневаться!


        Перед выходом поискал лошадей. Долго и тупо, непонимающе уставился в предложенные варианты. Подписано ездовые животные, вкладка лошади. А на картинках помесь носорога и бегемота. Толстые невысокие ноги. Корпус заключенный в составную броню панциря. Маленькие глупые глазки на приплюснутой, свиной морде. Они что издеваются? И это боевой конь рыцаря? Я клацал минут двадцать по вкладкам пока не нашел искомое. Гнедой конь с маслеными боками, роскошной гривой и пышным хвостом, на длинных стройных ногах. И белый, поменьше, ухоженный как на выставку декоративных животных. Купил мужика, выучил на коневода скаковых лошадей и дал еще профу джигитовка. Так его и назвал Джигит.
        — Послушай видишь двух коней?
        — Там один конь. Вторая лошадь — кобыла.
        — Да. Ну черт с ней. Нужно организовать уход за ними. Пойдешь в поселок. Туда. Махнул рукой указав направление.
        — Найдешь старосту Ивана. Передашь мой приказ, сделать для лошадей сарай. Где строить, определишься с ним. Так чтобы и выгулять можно было и людям не мешали животные, не шумели. Что надо по уходу. Тоже к нему обращайся. Завтра я со своей девушкой хочу уже совершить конную прогулку. Подготовь все необходимое, обустраивайся. Если староста не сможет какие вопросы решить, обращайся ко мне, но не по всякой ерунде, я этого не люблю. У меня своих дел по горло. Понятно?
        — Да. Сейчас бы их чем стреножить, и пусть пасутся, да и уздечки нужно, чтобы вести на новое место. Не за ухо же мне их тянуть?
        Купил ему, что надо. Дал еще сотню золотых на обустройство. Приказал не теряться и отправил в поселок. Сам открыл свою вкладку. Нашел способность к воспроизводству, вкладка фертильность. Убрал галочку. Теперь потомства у меня не будет. Презервативы не нужны. Варе пока ничего говорить не буду, дальше видно будет, что к чему.
        Долго укладывался на камень, все чет мне казалось неудобно.


        ========== Глава 20 Конкуренция ==========

        Глава 20 Конкуренция


        Сходил по делам в туалет. На кухню зашел, попить молока из холодильника. Полежал чуток на кровати, подумал. Да, за Марину думал. Почему так вышло? Решил завтра, уже почти сегодня зайти к ней в музыкалку после школы, поговорить. Набрал в блокноте список с названиями своих учебников и сборников задач по предметам. Сохранил под названием 'работать до упаду', и выключив компьютер, лег опять на кровать. Не поленился, снова встал. Выдернул шнурок шлема из разъемов системника, смотал его в плотный моток. Лег на кровать и глянув на время — десять минут утра одел шлем.
        Меня поджидали. Варя, разодетая под Сейлормун поздоровалась как только я продрал глаза.
        — Здравствуй мой господин!
        — Здравствуй куколка. Все дежуришь?
        — Да, хочу первая с вами поздороваться. Варя подошла и наклонилась для поцелуя.
        -Только для этого?
        — Не только, хочу первая и с вашим мальчиком поздороваться тоже. Расстегивает пуговицу на шортах. Отдыхавший товарищ был приятно удивлен такой радостной и страстной встречей. Пришлось приспустить чуть одежку, создавая для девочки удобство на рабочем месте. Варя делала мне свой первый, еще неумелый минет.


        После приятных минут, проведенный вместе я погладил ладонью по щеке милое создание.
        — Ну, и что тебя заставило отойти от своих твердых принципов морали?
        — Конкуренция в этом суровом и жестком мире.
        — Только это? Или просто ревнуешь? Варя улыбнулась мне своей милой улыбкой.
        — Немного. Но не только это.
        — А что еще?
        — Мне самой уже давно хотелось это сделать, но не решалась. У меня хорошо получилось?
        — Ну, на четверочку. Придется тебя взять на поруки и проводить постоянные тренировки с целью повышения навыков. Варя ударила лапкой меня по груди.
        — Вот гад эдакий! На четверочку. Вчера значить, Светка сосала, ничуть не лучше меня, так аж глазки закатил от удовольствия. А мне значить учиться?
        — Ну откуда ты знаешь, лучше или не лучше? Ты знаешь, как она языком вокруг головки порхала? Не расстраивайся, буду тебя обучать. Станешь моей лучшей сосалкой.
        — Только сосалкой? А дамой сердца? Вздохнул.
        — И дамой сердца тоже. Только когда это будет? Надо начинать с малого. Еще задок бы тебе проколоть не мешает. Варя уже ощутимо стукнула по плечу.
        — Так бы связала и отшлепала!
        — Не выйдет. Ты моя собственность, и не можешь мне ничего плохого сделать!
        — Да, без твоего прямого приказа не могу.
        — Вот, а я ясный пень такого приказа никогда тебе не дам.


        Встал, прикупил книжек, какие запомнил, взял бутылку Кагора и шампанское. Пошли посмотреть хозяйство, я хотел убедиться что Джигит хорошо устроился. По дороге разговорились с Варей.
        — Какие новости, проблем не было?
        — Нет все прекрасно. Спозаранку, я еще не уходила, пришел отец с мужиками, Семен леса привез. Баню уже начали ставить. Отец что то говорил про людей, думает еще сто человек сегодня купить и расселить. А так все спокойно.
        — Девочки как, не подрались опять?
        — Нет уже провела с ними разъяснительную беседу. Этого не повториться. А вы как себя чувствуете ото сна? Опять неприятности снились?
        — Это не сон Варя. К сожалению. А проблемы решать буду. Главное, что у меня есть место, где я смогу чувствовать себя человеком. Ну и ты есть. Девушка, которая не предаст меня никогда.
        — Спасибо, вы не расстраивайтесь если что не так, я буду стараться для вас. Чтобы вам было хорошо с нами.


        Поселок действительно разросся, и в нем было сильное оживление. Множество людей, и мужчин и женщин, увидел несколько подростков кстати, сновали туда — сюда. Но не бесцельно, а по какому-то делу. Перевозились грузы, материалы, шла стройка пары домиков для жилья. Скоро здесь будет целая улица. Большинство же населения занималось работами в огороде. Не зря, для нас это основной источник дохода. Я поглядывал на людей. Все одеты, обуты. Не броско, но чистые и опрятные. Почти у всех головные уборы. По именам я уже почти никого не знал, а надписи появлялись только на доброй половине нпс.
        Прошли чуть в сторону от поселка, на новую ферму. Какое то странное сооружение сделали наши плотники, видимо полдома для жилья Джигита, а вторая половина — сарай для лошадей. Немалый участок огорожен для выгула животных. Рядом с жилой частью дома два десятка саженцев деревьев. Скоро ландшафт луга немного изменится. Этот коневод оказался шустрым малым. Одну ночь тут, а уже с бабой! Стройная молодуха из новеньких, помогала ему расчесывать кобылку.
        — Здорова Джигит, почему посторонние на режимном объекте? Мужик пригибается в полупоклоне.
        — Здравствуйте Господин. Только это не посторонний, а жена моя. Выпросил у старосты человека, в доме порядок поддерживать, да и за принадлежностями для лошадок приглядывать нужно. Зоя — мой шорник. Теперь седла, уздечки, попоны — все на ней. Так то она работает в огороде, но несколько часов в день будет мне помогать.
        — Ладно. Устроился хорошо?
        — Да, спасибо. Староста хоть и причитал за каждую копейку, но купили всего вдоволь. И сбруя, и корм для лошадок, по уходу чего. В дом нам выделил по потребности для жилья. Колодец обещали сегодня вырыть рядом. Животных поить и купать надо. Да и нам с женой как без воды? Живем то на отшибе.
        Лошадок вы выбрали справных, глаз видно у вас наметанный. Конь вообще красавец, больших денег стоит. Призер! Варя напросилась поухаживать за лошадью, мне тоже хоть и боязно поначалу, должен сказать, но удалось щеткой по бокам пройтись. Джигит видимо очень любил свою профессию. Рассказывал нам как к лошади подходить, как ухаживать. Показал как седлать. Зоя вынесла из дома корочки хлеба с солью и мы прикормили животных. Жена конника легко забралась в седло.
        — Вот так, Варвара Ивановна. Попробуете сами? Варя помялась в нерешительности, но рывком попробовала закинуть ногу. Ладно в первый раз не получилось, но Джигит пришел на помощь. Поддержал зад руками, помог усесться. Мне это не понравилось, что он ее за жопу хватает, но промолчал. Варя еще больше засмущалась и на меня стала поглядывать с веселым смехом от неловкой ситуации. Я приноровился и взлетел на коня сам, без посторонней помощи. Его холка была выше Вариной лошади, и хотя мы с ней примерно одного роста, я теперь возвышался на целую голову. Джигит отрегулировал нам длину стремян, и показал как правильно держать уздечку.


        — А не проще ее прост в кулак взять? Зачем так изголяться?
        — Нет господин, так вы сможете управлять одной рукой. Ваш красавец с норовом, не всякому дастся, сразу видно, но вас признал родимый с первого раза!
        Я дал шенкелей и послушная конячка, глянув на меня черным глазом, тихо пошла в перед. Управляя уздечкой я проехал по кругу загородки для выгула. Варя немного постояла, но вскорости присоединилась ко мне. Слез сам, так же без всяких проблем. Видимо я прирожденный кавалерист!
        — Отлично Джигит, если захочу сегодня еще покататься, пришлю кого — нибудь. Приведешь к моей усадьбе.
        — Будет исполнено.
        Взял свой пакет и с девочкой пошли к нашему уютному домику. Позавтракали вместе, не спеша. Я взял бутылку вина и бокал. Пошел за стол позаниматься. Распечатал список требуемой литературы и отправил Свету за недостающими книгами. Лена копошилась на кухне. А Варя стояла за спиной и разминала мне плечи.
        — Что будете делать господин? Мне почитать вам?
        — Да почитаешь, но попозже. Займусь задачами по математике. Егэ, будь оно не ладное!
        — Я могу вам чем нибудь помочь?
        — Да нет, мне надо в тишине посидеть. Я снял пробку и налил пол бокала.
        — Тогда, если вы не против, я пойду поработаю в нашем садике?
        — Ладно, поцелуй и иди.


        Вино мне не понравилось, но я, разбирая пример за примером, не заметил как приговорил полбутылки. Пришла Светлана со связкой литературы.
        — Господин, вот. Я могла бы электронные версии найти на компьютере, или для ридера.
        — А, нет такое надо по книге делать. Ты че так долго?
        — Извините, меня Варвара Ивановна не пускала. Сказала вам мешать нельзя, вы занимаетесь. Я ели ей объяснила, что вы книги ждете.
        — Хорошо, лапочка шею помни. Девочка сделала мне массаж и я продолжил. С бутылкой и учебником. Чувствовал себя нормально. Голова абсолютно не перенапрягалась от занятий, решалось все на удивление легко. Только иногда приходилось сверяться с учебником по теме, или формулу подсмотреть. Так я и добил книжку и пузырь. Потянуло в сон, добрался до кровати. Последнее помню, как с меня обувь и одежду кто-то стаскивает, и одеялом укрывает.
        Проснулся с Ленкой в обнимку. Вначале не понял, где я. Привычно с удовольствием потянулся. Поцеловал в голое плечико. Лена повернулась.
        — Как спалось, господин?
        — Великолепно, ты кстати что тут делаешь?
        — Выполняю распоряжение Варвары Ивановны. Приглядывать за вами, отгонять посторонних девок и при случаи пожара, выносить в первую очередь!
        — А голая что?
        — Для вашего удобства, вдруг вам чего захо-чет-ся? Я повернул плутовку на спину и поцеловал в губы.
        — Да, чувствую, чего то за-хо-телось!
        Расцеловал личико, плечи, шейку. Груди у нее как таковой не было, но я поласкал вишенки сосков и опустился ниже, до живота. Только соберусь поцеловать пузико, а она его втягивает. Лизнул кожу вокруг пупочка, и наконец, низ животика. Лена задышала поглубже. Поднялся выше, пристроив напрягшийся член напротив ее губ.
        — Лижи.
        Девочка принялась посасывать. Я через минуту отнял у нее игрушку и влажной головкой провел по входу лона. Посмотрел в ее глаза.
        — Поехали?
        Она положила мне ладони на бедра.
        — Да.


        С удовольствием излившийся внутрь, я не выходил из нее, а приподнявшись на руках смотрел на ее личико. Оно было безмятежным после хорошей разрядки. Убрал пальцами прядь волос у нее со лба. Лена стала поглаживать меня ладошками по плечам и бокам спины, опустилась до ягодиц, и пару раз сдавила на себя, как бы потрахивая себя мной напоследок. Еще раз поцеловал ее в губы и вышел. Лена перевернулась набок, из нее потекло на постель. Сперма образовала маленькую лужицу на шелковой простыне.
        — Спасибо господин, мне никогда не было так хорошо!
        Я молча встал и пошел в душевую, немного обмыться. За мной пришла Лена.
        — Слушай, а где Варька ходит?
        Она алею из роз решила посадить. Уже заканчивает. Позвать?
        — Нет, я еще позанимаюсь.
        Лена открыла воду в душе и с улыбкой, поглядывая на меня стала обмываться. Я подумал почему то. Вот и смотрю своими глазами, как девочки моются в душе. Интернета не надо!
        Сел за стол и начал перебирать учебники. Лена проходя со смотанным постельным поинтересовалась.
        — Господин вам подать чего-нибудь? Может пить хотите?
        — А? Да, забери эту бутылку и принеси воды или лимонада. В горле что-то пересохло.


        Вскоре я попивал через трубочку прекрасный домашний лимонад. Голова совсем не болела после выпитой бутылки, и похмелья я не чувствовал, хотя для меня это была рекордная доля алкоголя. Я пиво как-то выпил почти бутылку, думал вкус распробую, но нет, все равно не по нутру пришлось. А здесь ничего! Выбрав другой задачник я углубился в занятия.
        В такой рабочей обстановке меня и застали Варя со Светой. Подкрались сзади и поцеловав шею и плечи, стали делать массаж в четыре руки.
        — Мы вам не мешаем, господин?
        — Ну что вы, лапочки? Как дела на ниве ландшафтного дизайна?
        — Дела идут.
        — А че там с баней, я не слышу звука топоров.
        — Уже заканчивают, хотите проверить?
        — Пожалуй надо прерваться, пошли глянем.
        Мастера действительно заканчивали, банька вышла неплохой. Я был всем доволен. Отдал только распоряжение Кремню сделать тут свет, провести воду от насоса и поставить джакузи. Иван не понял, о чем речь. Я сказал, что пошлю Свету за покупкой, пусть Семен привезет и с Кремнем наладят все. Сема, тут как раз, заканчивал с печью.
        — Иван, будешь человека на протопку выделять, когда Варька скажет. Девочек моих не хочу заставлять дрова тягать, да золу трусить. Понял?
        — Как прикажите.
        — Я слышал, ты еще сегодня людей покупать будешь?
        — Если вы не против, рабочие руки нужны. Как с жильем решим сегодня, сразу заселю.
        — Да что я, против? Занимайся.


        Пошел с девчатами купаться. Я научил их ездить на мотоцикле, и они по очереди катали меня на таблетке. Потом просто поплавали, подурачились на воде. Я лапал и обнимал всех по-очереди, целовал в губки. Вобщем, жил насыщенной жизнью. Семен с Кремнем закончили с джакузи и вышли на пристань доложить.
        — Сема, а что с печью?
        — Готова, господин.
        — Топить уже можно?
        — Да, я уже протопил на пробу. Все хорошо!
        — Давайте тогда, идите ребята. А мы сейчас с девочками баньку обновим!
        Засели вчетвером в ванне с пузырьками, девчата так в купальниках и хотели сидеть. Приказал раздеться, и сам подал пример. Вспомнил про шампанское, погнал Лену на кухню. Пили прямо из горла по очереди. Одной бутылки показалось мало, я уже хотел гнать Свету за добавкой, но Лена сказала, что есть еще в запасе парочка, почти таких же.
        — Так что молчала, неси давай быстрее. Лена вылезла из купальни и я вдогонку шлепнул ее по заднице. Девочка подскользнулась и упала. Товарки засмеялись. Я поинтересовался.
        — Лена, ты не ушиблась?
        — Нет господин, сейчас принесу.
        — Давай, только осторожно.


        Мы продолжили пьянку. Другое шампанское, с названием что-то типа Клинвот, было еще лучше. Мне по-крайней мере понравилось. Не то что утреннее винище. Мы еще посидели в водице, допили добавку. Я постоянно тискал девчат за сиськи. Они лезли целоваться и поглаживать меня за хуй. Несколько раз даже чьи то руки сцеплялись под мыльной водой в борьбу за очередь к священному граалю. Предложил пойти в парилку. Пропарились хорошенько и вышли хлестаться. Ну я никого не хлестал, но самому досталось! Хотя конечно я кайфовал, и получал удовольствие по первому разряду. Девочки предложили сделать мне пенный массах. Варя отрядила подружек притянуть массажный столик с пристани. Те голые и пенные, быстро выполнили распоряжение старшей жены. Меня с комфортом уложили. Я смотрю, что-то не то. Дырка в столу появилась напротив хозяйства. Подумал, усовершенствование для того, чтобы лежать было удобно, и ничего не сдавливать. Варя с Леной растирали плечи и спину и тут я почувствовал, что мой конец у кого-то во рту.
        — Кто там балуется?
        — Это я.
        — Света, он же в мыле весь.
        — Сейчас я его почищу.


        И опять заглотнула. Я тащился, девчата мяли спину, Варька переключилась на ноги. Света ни спеша трудилась под столом. Не забеспокоился даже тогда, когда стали разминать ягодицы и чьи то проворные пальчики прокрались к дырочке. Потеряв бдительность, я был атакован чем-то скользким. Подскочил, вытащив хуй изо рта негритянки.
        — Че за фигня?
        Схватив рукой небольшую стеклянную анальную пробку из сексшопа.
        — Ахринели что ли?
        Девчата протрезвели вмиг, и перепугано защебетали.
        — Это чтобы вам приятно было, массаж простаты.
        Я закинул стеклянную гадость об стенку.
        — Чтобы я, не про какой массаж простаты больше не слышал! Педика из меня решили сделать?
        — Нет, нет извините господин.
        Проказницы немножко кайф сломали, но в чутких руках я вскоре снова растаял от удовольствия. Света прекрасно отсасывала, и вскоре была награждена за старание. Когда она вылезла из под стола мы все заметили изменения в ее прическе. Смола для наращивания волос в парилке растаяла и она теперь линяла на глазах. Девочка чуть в слезы не пустилась от обиды. Еле ее успокоили. Сказал, что может еще раз нарастить волосы, но белого цвета, и завить их в локоны. Света от радости так и стояла, с открытым ртом, на ее губах еще были капли моей спермы. Обмылись, и просушившись пошли в дом. Смотреть кино. Смотрели все подряд, и без разбору. Фантастику, ужасы и комедии. Я лег, положив голову на колени Вари, она гладила меня по волосам. Пересмотрев почти все новинки, переключились на классику. Я начал терять силы и сообщил о том, что пошел спать. Меня как ребеночка, опять раздели и укрыли в кроватке.


        Проснулся я в тишине, никого не было. Поискал шорты, и натянув вышел из дома. Девочки всей бригадой работали в саду. Помахали мне ручками.
        — Соня, ты уже проснулся? Сколько можно спать?
        — Столько, сколько нужно!
        Я плодотворно проводил время, занимался подготовкой, отдыхал с девочками. Стал периодически делать упражнения для пресса и отжиматься. Толку для мышц конечно не будет. Но ведь главное сила воли? Боль в мышцах, кстати проходила минут за десять. Но я сильно не налегал. Несколько раз играл со Светой в гонки. Варя мне читала, Лена со Светой тоже приходили посидеть, послушать. Она, кстати, сделала себе прическу под пуделя. Вся стала такой пушистой блондинкой. Не удержался и несколько раз потрепал ее по головке. Она мне напомнила про свою просьбу.
        — Господин, а вы мне обещали...
        — Девственности меня лишить.
        Тут Варя отложила книгу и предложила.
        — Андро, а давайте все так красиво сделаем, как в фильмах из ваших снов?
        — В смысле?
        — Свадьбу сыграем.
        Девочки захлопали в ладошки от радостного возбуждения.
        — Какую свадьбу, это же не будет по-настоящему.
        — Ну понарошку, какая разница, но как положено. Цветы, свадебный наряд, голуби.
        Лена такая.
        — Свадебные угощения!
        Света.
        — Свадебный торт, прическа у невесты!


        Я пытался образумить их.
        — Девочки, ну какая свадьба? Там должны быть гости, родители жениха и невесты, подружки.
        Варя сходу.
        — Подружки есть. Целых две!
        Короче в голове у них шестеренки закрутились, на меня ноль внимания. Обсуждают какого цвета должны быть платья на невесте и подружках. Света кричит.
        — Белое платье! Только белое! И туфли белые и перчатки. На невесте все должно быть белым!
        Я спросил.
        — И трусики?
        На меня как фыркнут все втроем.
        — Никаких трусов. Ты что? Дурная примета!
        Я соглашаюсь. Ладно, ладно. Раз примета, то чтож. Глянул на часы стрелки уже доползали до час с четвертью моего игрового времени. Я чувствовал, что меня толкает на выход.
        — Хорошо куколки. Я пошел. Как вернусь, так свадьбу и сыграем. Готовьтесь. Расцеловал на прощанье и ушел.


        Сняв шлем, полежал на кровати. Времени около двух. Спать конечно не хотелось, выспался. Поднял шлем в руках. Как же эта хрень выключенная работает? И фильмы в игре смотрели с моего компа, а он выключенный тут стоит! Что вообще твориться? У меня не было испуга, что я могу навсегда остаться в игре. Я боялся, что не смогу туда однажды зайти. Что мне тут делать тогда без всего этого кайфа? Усмехнулся может Малышева и права? У меня произошло разжижение мозга? Я не верил раньше в игровую зависимость, а теперь за такую игру был готов правую руку отдать. Одел шлем. Меня ждала свадьба!
        Караула на этот раз не было, видимо все поглощены подготовкой к торжеству бракосочетания. Я пошел к управлению, рассмотреть свое текущее финансовое положение. Развитие действительно шло успешно. Поймал себя на мысли, что давно не видел никаких сообщений о достижениях моих подопечных. Ништяки за прокачку уровней давали только в самом начале и по чуть — чуть. Видимо разрабы, или кто вместо них там, убрали этот момент в процессе тестирования.
        Захотел порадовать Варю, найденный с некоторым трудом представитель кошачьих бенгальской породы, свернулся комком в руках. Еще потратился на комплект колец.
        На полянке, перед входом в наш домик, появилась цветочная арка. Компания из стола со стульями, сбежав из — под навеса, устроила пикник на траве. Лена, нарядная, и с невообразимой башней прически на голове, несла поднос с праздничным угощением.
        — Лена тебя не узнать! Слушай ты меня просто удивила!
        Поцеловал в щечку.
        — Господин, вы еще невесту не видели! Не буду вам портить впечатление.
        Выпорхнула Варя.
        — Андро, мы уже почти все приготовили. Сейчас накроем только на стол, чтобы потом не отвлекаться. Прильнул губами к щеке куколки в роскошном розовом платье.
        — Слушай если подружки так вырядились, как тогда невесту упаковали?
        — Вся в белом! Просто вся! Она помешалась на этом цвете. Но ты ее не узнаешь. Я начинаю и правда ревновать. Когда же наш с тобой обряд уже пройдет?
        — Не волнуйся, мы же работаем над этим! Еще раз поцеловал свою даму сердца, но уже в губки. Вот кстати тебе. Протягиваю ей котенка с раскраской под леопарда.
        — Вау, кто это? Варя взяла киску и подняла за подмышки вверх, рассматривая вблизи плюшевую мордочку.
        — Котят не видела?
        — Нет, такого зверя я не знаю.
        — Не бойся он домашний и очень ручной. Вы поладите. Не раскормите только его. В мое отсутствие будет кому вас воспитывать.
        — Как он сможет меня воспитывать?
        — Поверь, все кошки воспитывают своих хозяев!
        — Хорошо, Андро пойдем, помогу тебе переодеться.
        -?
        — Милый, ну все же торжество! Надо соответствовать, пойдем.


        Взяла меня за руку и повела в дом. Белый костюм сидел по фигуре. Я краем глаза посматривал на изменившийся формат большой кровати. На ней появился балдахин и подушки в форме алых сердечек. Теперь на одной из них лежал котенок, и с видимым превосходством наблюдал за нашей суетой. Зашла Лена.
        — Господин как вам идет! Вы чертовски хорошо выглядите. Берет и своими ореховыми ручками закрепляет бутоньерку мне в петлицу.
        — Девочки, а где же сама невеста?
        Варя, откинув штору на дверях, заходит в спальню прислуги и выводит смущающуюся королеву красоты. Длинное пышное платье, скрывающее даже туфли. На талии пояс в виде банта. Сквозь прозрачную фату видна красивая укладка на голове с венком из белых цветов. Руки выше локтя прикрыты ажурными перчатками. Кажется Света немного перепугана. Беру ее за руку.
        — Света, какой красавице ты стала. Девочка с пышными ресницами и белой помадой на губах, выдавливает из себя только одно слово.
        — Спасибо.
        Вывожу свою невесту на улицу, под арку. Девочки следуют за нами. Мы молча минуту переглядываемся друг на друга и Варя решает толкнуть речь


        — Дорогой господин. Я, и Лена, в общем мы все, хотим поздравить вас и всех нас тоже. С таким замечательным событием. Для нас счастье прислуживать вам во всем, быть рядом. Я очень надеюсь, что вы как и обещали сделаете меня своей дамой сердца... Варя заволновалась и закашляла. Простите.
        — Варя, не беспокойся. Если я обещал, то сделаю все, что смогу.
        — Да господин, вы настоящий рыцарь! Значить, тогда Лена и Света станут моими официальными наперсницами, и ваши наложницами если возжелаете. Ну а пока так... Да, Света мы поздравляем тебя с таким важным днем в твоей жизни, Андро самый лучший мужчина, которого только можно желать. Надеюсь он лишит тебя девственности легко и без большой боли, ну ты расскажешь нам все потом подробно. Девчата захихикали.
        — В общем, объявляем вас мужем и женой! Девочки захлопали в ладошки и стали обсыпать нас конфети и лепестками роз. Свете, несмотря на природный цвет лица, удалось заалеть. Варя опять подала голос.
        — Прошу всех к праздничному столу. В конце, будет собственноручно приготовленный невестой свадебный торт!
        — Подожди. — Я достал из кармана коробочку с кольцами. — Света, твою ручку.
        Света принялась стаскивать перчатку с руки. Я спросил.
        — Может можно на перчатку?
        — Я потом одену.


        Окольцевал ее безымянный пальчик. Кольцо с бриллиантом заискрилось на солнце. Света с трудом надела перчатку. И взяв втрое кольцо, скрепила наш союз. Девочки опять захлопали. Света разделила свой букетик на два и протянула подружкам. Весело и шумно подкрепились за столом. Обед был, как и всегда великолепен. Выпили шампанского и Лена убрав посуду, принесла торт. Двухярусное произведение кондитерского искусства было великовато для четырех человек, но девочки уверили меня, что остальное отдадут в поселок для угощения. На верху, взявшись за руки стояли шоколадно — кремовые жених и невеста. Я хотел проследить, кто откусит жениху голову, но девочки отрезали ломтики с края, не нарушив фигурки. Света, видимо истомившись от ожидания, сжала ладошкой мою руку. Глянул на нее и поставил бокал, с недопитым вином.
        — Пойдем, а то ты себе сейчас все губы поискусаешь.
        Я не торопился с малышкой. Медленно ее раздел. Снял фату, помог развязать пояс и расстегнут молнию на платье. Остановил, когда она хотела снять перчатки.
        — Оставь.


        Белья на девочке не было, только белые чулки без пояса. На левом бедре присутствовала подвязка. Грудь высоко поднималась при дыхании, жемчужное ожерелье каталось по ней связкой белых шариков. Поцеловал губки, глазки, незаметный рубчик шрамика за левым ушком. Прижав к себе, мял зад и расцеловывал шею и плечи. Света задышала еще глубже. Положив ее на кровать, разулся и полез сверху. Медленно стал расцеловывать по второму кругу и расстегнув ширинку выпустил разбойника на свободу. Провел пальцами по ее губам, собирая их влагу и ей намочил дырочку входа и головку члена. Глядя ей в глаза спросил.
        — Ты готова? Не бойся это не страшно.
        Стараясь не делать резких движений вошел до конца и замер, расцеловывая лицо. Света свободно выдохнула. Видимо она не дождалась той страшной боли, к которой готовилась. Я оперевшись на локти, целовал грудь и драл мою негритянку в пол силы. Головка девочки замоталась из стороны в сторону, и замерла с открытым ртом, когда я спустил. Лег рядом и подозвав ее к себе, положил Светланкину голову себе на плечо.
        — Я кровью испачкала вам брюки.
        — Пускай.
        — Я вам понравилась господин? Поцеловал в губки.
        — Ты самая сладкая из шоколадок! Пойду обмоюсь.
        Переодевшись уже в привычные трусы засел за бумаги. Девочки сновали туда — сюда. Сюсюкаясь и делась впечатлениями. Уделив, по внутренним часам пару уроков на занятия я откинулся на спинку кресла и вернулся мыслями к игре. Как то плохо получается, что даже здесь, где по идеи должен отдыхать, я занимаюсь этой рутиной. Нехорошо. Одно радует, заниматься легко, почти никаких усилий. Тут великолепно сосредотачиваешься, голова легкая и светлая даже после большого объема информации.
        — Света!
        — Да, дорогой мой муж!
        — О, как! Слушай я вот думаю... — Негритянка кровожадно облизнула губы.
        — О втором разе? Я готова!
        — Да, но это потом. Надо наладить нам воздушную разведку. Встал из-за стола.
        — Садись ищи, что мы можем купить из беспилотников с камерами. Сделаем облет нашей территории, и к соседям заглянем.
        Понравились нам квадрокоптеры с хорошей камерой, пультом с экраном и дополнительной емкой батарей. Послал девочку прикупить пару штук. Вскоре расположившись на диване, всей честной компанией, смотрели на мои владения, вид сверху. Света вывела картинку еще и на экран телевизора. Повсюду сновали люди. Занято под постройки и огороды было еще не так много земли. Потенциал для роста прекрасный. Покружил над руинами своего замка. Облетел пруд и лесок. Сделав круг над своим владением пришел к выводу, что из соседей только у Никодима ведутся какие-то работы. Земли остальных соседей выглядят безхозно.


        — Варя, а что ты знаешь про других соседей? Есть кто там?
        — Почти ничего не известно. С людьми Никодима только иногда перекидывались несколькими фразами. Мы никуда не заходили, и к нам после того разгрома никто не приходил. Мама рассказывала, что на правом нижнем владении видели большого глиняного человека.
        — Глиняного?
        — Ну или из грязи или камней, они его не сильно разглядывали.
        — Человек из глины? Голем? Или может просто большой грязный человек?
        — Нет не человек. У него не было лица человека. Это да, как вы и сказали голем был.
        — Но ты же его не видела! Да и названия не знала, пока я не сказал.
        — Не видела, но мама мне подробно все рассказала, а теперь, когда вы его назвали големом, я поняла, что это он и был!
        — Хорошо, и кто такой голем, как ты это понимаешь?
        — Это существо, не человек, которое выглядит человекоподобно. Может быть из земли, камней, или дерева. Его делают люди. Големы не рождаются и не могут размножаться сами.
        — Интересное определение. Я думал ты скажешь, что они неживые. А ты про размножение.
        — Почему не живые? Они такие же живые как и мы. Могут думать, разговаривать, некоторые даже искусные мастера.


        — Да как они могут думать? Скажешь тоже. Они же неживые, мертвые как машины, или этот беспилотник! Ты еще скажи, что они могут любить!
        Варя смутилась.
        — Господин вы и про нас так говорите, а мы вас очень любим! Любовь не доказывает ничего. И у вашего Никодима, кстати дама сердца — голем!
        — Как!?
        — Говорят ему по заказу сделали куклу, которая прекрасно выглядит и двигается как хрупкая девушка. Никодим любит проводить с ней время вместе. У нее много украшений и нарядов.
        — Он спит с куклой? Варя опять смутилась.
        — Нет, его люди сказали под большим секретом, что у нее нет ничего того, что есть у женщины. Ну вы меня поняли. Ее выточили из больших костей, какого то большого животного, обладающего магией. Поэтому она может даже колдовать. Но не может разговаривать.
        — Почему?
        — А ее специально так сделали, по заказу Никодима. Красивое неподвижное лицо с улыбкой. Глазки двигаются, а ротик навечно закрыт!
        — Ты смотри, и там нет, и тут закрыт... Платонические чувства у этого извращенца!
        — Но они по-настоящему любят друг друга господин!


        Тут наш разведчик закончил второй круг облета моей границы, и я решил разведать территорию, где видели странного голема. При попытке пересечения границы чудо шпионской техники завалилось набок и грохнулось оземь.
        — Света, в чем дело? Радиуса зоны приема сигнала не хватило?
        — Нет еще с километр запас, да и не упал бы он, а на автопилоте вернулся бы назад!
        — Батареи не хватило?
        — Должно было еще на полчаса хватить!
        — Странно, запускай второй.
        Второй квадрокоптер постигла судьба его братана. Я со Светой выбрал три других модели и приказал купить по паре штук, для чистоты эксперимента. Послал за покупкой с приказом взять человека из деревни. Света вернулась с новыми разведчиками и мужиком из поселка. Техника хорошо летала по моей территории, но падала при попытке пересечь границу владения. Я показал на телевизоре мужику место, где упала наша птичка и приказал принести. Оставшуюся технику убили об границу с другими владениями. Теперь сомнения в отказе технике не было. Мужик притянул нам две первых машинки. На вид они стали другими. Пластик поменял свои характеристики. Стал каким-то дубовым. Был мягкий и прочный, а стал твердый и хрупкий. Мы попробовали заменит батарею и оживить пациента, но это не помогло. Все выглядело так, как будто электроника накрылась медным тазом. Хорошая идея провалилась с треском и падением!


        — Ладно, придумаем другой вариант.
        Послал за Джигитом, и вскоре мы с Варей совершали конную прогулку. Я и в седло залез в одних трусах, а Вареник одела полный дамский комплект жокея. Мы прошли по над прудом, мимо мезжземелья с Никодимом, его крестьяне на минуту уставились на нас с открытыми ртами, как на диковинных зверей. Улыбаясь пропустил Девочку вперед, желая сфоткать ее в спецодежде на лошадке. Снимки получились на загляденье. Моя кроха, в этой пробковой каске, выглядевшая как английская леди, разила во все стороны холодной красотой. Я залюбовался ей на минуту, так необычно было. Понимаю теперь все эти игры с переодеванием!
        — Варя, какая степь, да?
        — Да очень красиво! Видите как ветерок волной гнет и гонит траву? Как на большой воде!
        — Давай и мы спустимся на воду.
        Я спрыгнул с жеребца, дав ему возможность попастись, и подал Варе руку, помогая спустится с кобылки. Золотко задумчиво посмотрела на меня. Обнял ее за плечи. Мы стояли посреди зеленых волн по пояс. Никого вокруг кроме нас и лошадей.


        — Ты такая строгая в этом наряде. Мне прямо не по себе. Снял с нее шлем и бросил в траву. Челка волос выскочила на лоб и затрепетала на ветру. Варя положила мне голову на плечо и мы постояли так некоторое время обнявшись, одни в этом казалось бескрайнем море, и мире вообще. Мне захотелось нежности и я погладив ее по головке, пригнул за плечи к земле. Девочка, встав на колени, спустила вниз мой последний элемент одежды.
        — Варя, будешь глотать, а не как утром сплевывать. Понятно!
        — Как прикажет мой господин.
        Плутовка, взяв в кулачок, облизывала головку. Стебли травы хлестали меня по голому заду все время, пока моя любимица делала второй в ее жизни минет. В этот раз получилось тоже не плохо. Хоть я и бурчал за уторенную попытку, но она была тоже великолепной. Так неожиданно и приятно! Проглотить Варе удалось с видимым усилием, она даже почти раскашлялась. Я погладил по щеке.
        — Старайся. Как я тебя учил? Не бросай писю без присмотра, после этого дела. Оближи хорошенько! Но нежно, ласково, как ты умеешь, моя умница!
        Глазки у Вари заблестели от похвалы, она подобрала мои трусы и одела их на место.
        — Вам правда понравилось, мой господин?
        — Конечно моя радость, ты очень мила сегодня!


        Подвел ее лошадку и помог забраться в седло, это ей, в отличие от меня, давалось с трудом. Мы продолжили наш круг почета по моим владениям, оставив шлем на месте любовной игры. Когда под конец проезжали прореженный лесок, девочка остановилась. Видимо это место напомнило ей о матери. Мне оно напомнило островок зелени в реале, где Марина отсосала и предложила подержать ее на ручках, пока она пописает. Я застеснялся тогда и не поддался на провокацию. Теперь жалел почему то. Надо делать все, пока есть возможность, жизнь такая штука, что повернуться может в любую минуту. Наконец девочка вышла из своего задумчивого транса и сама себе решительно махнула головой.
        — Варя, поскакали?
        — Да, Андро.
        На крыльце нашего домика нас поджидал Джигит, он развлекал веселым разговором оставшихся девчат. Увидев нас выскочил взять под уздцы лошадок. Я похвалил за старания и отослал с животными к себе.
        Варя еще почитала мне некоторое время, я сидел на диване с ней в обнимку и гладил ее по плечам. Девочки не присоединились к нам, а занялись своими делами. Выйдя из игры проверил свои реальные трусы. Сухо. В игре обильно кончил несколько раз, а тут нет. Друг конечно был слегка напряжен, но чего-то ждал и на интрижку не поддавался. Задумался чем заняться? Спать не хочу. Времени до рассвета еще много. Что делать? Как что? Вернуться туда, где я живу по-человечески! Шлем без всяких заморочек вернул меня в мир моей мечты. Туда, где я хоть кому то нужен, где хоть кто-то меня любит и ждет!


        Все это хорошо, но надо у джигита учиться выездке. Пришел до его фермы. Жена джигита разбивала маленький огородик для личных нужд. Сказала, что муж ушел на границу к соседу. Я удивлен. Ее за ним не послал, решил сам пройтись, глянуть. Не доходя метров десять до межземелья мой коневод перекрикивался с Никодимом, стоявшем на свой стороне на таком же удалении. Как два шпиона на границе! Рядом с соседом стояли два битюка, и молча поглядывали по сторонам.
        -Джигит! Где шляешься, почему я должен тебя искать?
        Мужик повернулся и поклонившись указал рукой на соседа.
        — Ваша милость, их благородие, ваш сосед прислал человека расспросить меня кое — о чем.
        Я проигнорировал приветственный жест соседа. И продолжил разнос.
        — Ты наверное забылся, кто твой хозяин?
        — Никак нет!
        — Так, значить быстро на рабочее место, и без моего разрешения никаких разговоров! Ясно?
        — Ваша милость, больше не повторится.


        Никодим что то кричал в спину, но я забил болт на него и пошел с моим тренером на занятия. Вначале ездил на лошади без седла. Это было непривычно, но я справился. Потом скакал рысью и галопом по кругу. Чуть передохнул и джигит показал разные штуки, которые можно делать при движении на лошади. Глядя на такое мне поначалу было страшно. Но я попробовал. Глаза боятся а руки делают. Классно! Эх видела бы меня мама сейчас! Хотя нет, перепугалась бы. Еще передохнул, давая время животному восстановить силы и послушал объяснения где и в чем сделал косяки. Джигит завалил кучей советов и хитростей, я ели запоминал. Непростое это дело. Попробовал прыгать через препятствие. Они для тренировок оказывается бывает разных видов, не только палка на шестах. Приноровился двигаться в седле перед прыжком. Тут в этом деле, надо умело присесть вовремя, помогая лошади, а не развалиться в седле мешком навоза. Захотелось рубить шашкой головы врагов или хотя бы манекенов. Я уже задумался отдать приказ расставить тут палок с тыквами вместо голов. Джигит меня начал отговаривать.
        — Ваша милость, не спишите так! Вы великолепно все схватываете, но надо еще попрактиковаться. С десяток занятий хотя бы, чтобы уверенней в седле держались. Вольтижировке подучится. Прошу вас не торопиться. Если сейчас шашкой махать начнете или коню ухо отрубите или ногу рассечете, а не дай бог и себя покалечите! Возьмите пеше потренируйтесь лозу рубить, для начала. В этом деле тоже хитростей не мало. Я все вам, что знаю расскажу.
        Шашку я все таки купил в тот день, прервался и пошел в замок, выбрал и приобрел. Дорого, но мое первое оружие в игре. Да и в жизни. Джигит показал правильный захват. Как замах делать. Притянул ивовых прутьев и на личном примере продемонстрировал лихость. У меня сразу не вышло. Рассказал какие упражнения надо делать для тренировки.
        — И тело, ваша милость, обратите внимание, вы не просто рукой машете. Силу всего тела вкладывать старайтесь в один резкий удар. Вот так!


        Вволю позанимавшись благородным делом, пошел ужинать. Девочки уже ждали. Вьются вокруг меня, радостные щебечут. Накрыли стол. Насытившись захотел в баню. Массаж на этот раз был без неприятных неожиданностей. Меня в шесть ручек растерли пахучими маслами как греческого атлета перед выступлением.
        Заходя из бани в дом столкнулся с поджидающим меня старостой.
        — Что случилось?
        — Господин, Никодим просят вас переговорить или пожаловать на ужин в гости.
        Я недовольно глянул.
        — Шли его к лесу!
        — ? Что, изволите?
        — Я говорю, долг как и договаривались продукцией возмещайте. А никаких дел помимо этого, я с ним иметь не желаю. И Иван, мне не нравится, что он с моими людьми разговаривает, что он тут еще распоряжаться будет?
        — Как можно! Вы наш хозяин!
        — Вот и я о том, чтобы больше этого не видел. Гоните всех их на свою сторону.


        Расположились на диванчике с девочками. Варя стала привычно читать. Войну и мир можно воспринимать на слух. Тем более, в исполнении такого отличного диктора. Вопросы от девчонок по ходу прочитанного, тоже не давали мыслям сбиться с повествования. Подружки баловали моего дружка ласками по очереди. До оргазма не доводили, а просто держали в приподнятом настроении. Им понравилась эта игра в дразнилки. Даже Варя пару раз прерывала чтение, чтобы подольститься. Так хорошо проводил время и тут приперлась эта рожа! Тот пацан в ливреи, что в прошлый раз приносил приглашение. Закашлял в кулак в проходе.


        Ленчик как раз работала на коленках, я подустал от этого приятного марафона малость, и хотел уже кончать. О чем и предупредил девочку. И тут этот охламон! Он просто взбесил меня, я схватил со столика стакан для сока и швырнул в него. К сожалению не попал. Стакан разбился над головой об стенку. Лена замерла, не доставая хуй изо рта, и глазами посмотрела на источник моего раздражения. Умная девочка продолжила минет, ускорившись самую малость, и вот, она снова сделала остановку, глотая мое семя. Язычок привычно порхал вокруг головки, обчищая ее от остатков спермы.
        Нет, этот урод не скрылся с глаз моих долой, а еще и постучал в простенок, привлекая мое внимание.
        — Да чего тебе надо? Задолбал козел!
        — Ваше благородие, извините, мой господин прислал вам свое приглашение на ужин, он просит встретиться для важного разговора.
        Подошел и протягивает мне конверт. Я его взял, и вытерев об него свой мокрый член, кинул ему в рожу.
        — Можешь передать мой ответ! И впредь, не советую меня беспокоить. Еще раз увижу тебя или кого другого в своем доме, ноги поотрываю, спички вставлю и скажу, что так и было!
        Парень сглотнул.
        — Прошу меня извинить. Мне можно идти?
        — Иди, и больше не приходи.
        Гарем весело рассмеялся. Варька полезла целоваться.


        — Господин, какой вы были грозный!
        — Да я могу, если меня разозлят.
        Пришлось идти на выход. Как не старался еще задержаться, но было такое ощущение, что становилось труднее дышать с каждой минутой. Игра как будто изгоняла меня в реал!

        ========== Глава 21 Рафаэлло тысячу раз промолчит ==========

        Глава 21 Рафаэлло тысячу раз промолчит


        Два часа так и провалялся в кровати. Нет, а что делать? Вставать рано, спать не хочется совсем. Взял телефон и в контакте смотрел фотки одноклассниц, не выложил ли кто чего новенького? Маман опять удивил ранней побудкой.
        — Да что с тобой? Переживаешь, не спится?
        — Спал как убитый! Чего мне переживать? Видишь, даже не зеваю. И тут предательски зевнул, хотя только что и не думал об этом. Мать рассмеялась.
        — Завтракать давай.
        Среда в школе не такой тяжелый день. Середина недели, до выходных ближе чем в понедельник. В общем нормально все. Почти. Заметил, что на окружающих людей смотрю как то по другому. Они мне все кажутся заводными механическими игрушками. Открывают рот, что то говорят с выражением на лице, а выглядят как подделка живых людей! Несколько раз даже смотрел на спины, нет ли там разъема для того чтобы вставлять ключ, и завести пружину. И вообще, все как в замедленной съемке стало. Мне кажется, или я правда живу быстрее? На самостоятельной по математике минут за пять набросал решение первого варианта. Пальцем осторожно провел Инне промеж лопаток.
        — Инна.
        Девочка раздраженно повернулась, и так у нее не лады с примерами, а тут я еще мешаю.
        — Чего?
        Я улыбаюсь и протягиваю листок. Девочка недоверчиво взяла бумажку. Сморю через спину, придирчиво проверяет. Потом повернула мордашку.
        — Спасибо.
        Начала переписывать в тетрадь. Я пишу свой вариант и поглядываю на Аллочкину туфельку. Как она задумчиво ее раскачивает на носке.
        — Алла, смотрю я на твои ножки, какая красота!
        Одноклассница, не переставая выводить аккуратные буквы в тетраде, отвечает.
        — Я знаю. Смотри, я за погляделки денег не беру. Главное, дрочить в классе, под партой не начни.
        — Нет ты что, я не такой! Просто думаю...
        — О чем?
        — Да знаешь, как в жизни, достанется это все тому, кто ценить не будет такую красотищу!
        — Не переживай, я прослежу чтобы эти ножки попали на достойные плечи!
        — Хорошо бы, а то ты меня очень сильно расстроишь.


        Алла глянула на меня с интересом.
        — Ты часом не себя ли, мне предлагать надумал?
        — Нет, ты что. Разве я тебе ровня? Просто так, взгрустнулось что то. Да и девушка у меня есть уже.
        При этих словах девчата притихли.
        — Ну, в смысли была, мы уже расстались.
        — Да? И почему?
        — Ну в плане секса, она не смогла меня полностью удовлетворить.
        Алла приснула от смеха.
        — Понятно. Пустомеля, ты трусики не запачкай от своих мокрых фантазий!
        Заржали надо мной. Я промолчал. До звонка еще минут двадцать. Я все написал, уткнулся в телефон. Открыл ее страничку в контакте, и выбрав фото в купальнике на море спросил.


        — Алла, а это ты где летом была, в Анапе?
        — Пустомеля отстань, не мешай. Тройку еще из-за тебя получу!
        Я обидчиво пробурчал.
        — Да нет, просто спросил. Мы с матерью этим летом тоже поедим на море. Может в одно время с твоей семьей. Будем вместе на пляж ходить, загорать. Я там тебе могу спинку, знаешь... кремом от загара натереть. Если попросишь, конечно.
        Девочка не на шутку рассердилась.
        — Ага, натрешь — натрешь, да уймись ты уже! Что с тобой стало? Вроде еще не весна, гормоны должны спать?
        — У меня знаешь, не спит, у меня все бодрствует.
        — Понимаю, но с этими вопросами, иди мириться со своей девушкой. Может что и обломится.
        — Пойду, сегодня после школы и пойду.


        Таки сходил. Купил мимозы и эти пирожные, в красиво запакованном пакетике. На крыльце у музыкалки жду. Не холодно. Погодка хорошая, тепло, солнечно. Сюрприз будет Марине. Такая будет идти на занятия, а тут я, из-за колоны выхожу, встречаю ее. С цветами.
        На телефон смотрю, у нее по расписанию через пять минут занятие. Подъехала машина. Белый форд. Парень выходит и открывает дверь моей Маришке. Она меня не видит, улыбается, довольная. Я не слышу о чем они там говорят, но по-моему шутят. Я в ступоре с крыльца схожу и ей букет в руки отдаю. Марина смотрит на меня недовольно, но цветы взяла. Парень подошел.
        — Мариша, кто это? Твой ухажер? Я смотрю, тебя с цветами встречает.
        — Да нет, просто так. Знакомый мальчик, сын подруги моей матери. Мы как то вместе день рождение отмечали, теперь прохода мне не дает. На воображал себе что то.
        — Андрей, я же тебе уже тысячу раз говорила. Ищи себе девушку своего возраста.
        Парень подошел вплотную, смотрит на меня. Лицо вроде не злое. Чего ему злится? Он старше, крепче меня, работает уже наверное, на машине вон... хотел положить мне руку на плечо. Я сбросил ее.
        — Андрей, Марина моя девушка, она тебе ясно сказала, что твои знаки внимания ей не по душе. Теперь тебе все понятно, я надеюсь?
        — Понятно, теперь мне все понятно! Пускай так, не очень и надо, найду себе получше.
        Марина звонко рассмеялась мне в спину.
        — Нет, ты слышал, что эта малолетка сказала?


        Меня никто не пытался остановить, и я пошел домой. Иду и кручу в руках коробочку с пирожными. И такая злость на меня нашла, я эту коробочку с дорогими сладостями, разрекламированными, которые обычный человек сам себе к чаю не купит, с размаху запулил в стену многоэтажки.
        Дома пообедал и чувствую, сильно захотелось мне по отжиматься. Прям так, до изнеможения, и до упаду. Я даже думал на запрет врача забить. Но не стал рисковать, уже ученый. Хожу по комнате и кулаком по стенам бью, нервы успокаиваю. Остановился напротив того плаката с рекламой игры. Смотрю на красавичну. А ее улыбка мне кажется усмешкой, как будто она насмехается надо мной.
        — Смеешься?
        — Ну, ну. Посмотрим, кто последний смеяться будет.
        Погрозил ей грозно пальчиком и успокоился. Как то сразу плевать мне стало на эту предательницу. Нашла себе перспективного парня и меня сразу бросила. А мне еще тогда говорила. Андрей, я не стара для тебя? Ты же меня не бросишь? Какая притворщица! А я и не почувствовал ничего. Конечно, я ее не люблю, и все такое, но обидно честно говоря.
        Мать пришла поздно, в седьмом часу. Я уже даже заволновался, и сам ей позвонил. Что очень редко делаю.
        Была у брата. Посмотрела на его житье — бытье. Говорит, он там и за домохозяйку и за кухарку. Я не поверил.
        — Да брось, разве его заставишь что делать?
        — С работы приходит и впрягается. Эта, за целый день дома, не успевает ему жрать приготовить! В холодильнике заглянула, там — мышь повесилась. Сама одну простоквашу может пить целый день, и пол чашки хлопьев! А ребенок, или вонючий доширак варит, или сам себе готовит.


        Мать сидела на кухне и обхватив трагически голову, крутила в руке полупустую чашку с остывшим кофе.
        — Ты сам то, поел что?
        — Да, вон супа разогревал.
        — Поджарь себе сам яичка, сына, я ничего не хочу делать, извини.
        — Да не вопрос ма, слушай да что ты так убиваешься?
        Мать глянула на меня тоскливыми глазами.
        — Он в долги влез.
        — Отдаст.
        — Чем? У него же на карточке денег было, почти на машину. Не хотел в кредиты влазить, говорил куплю так.
        — Да, ну?
        — Вот тебе и ну!
        Помолчали.
        — Ма, сколько он с ней? Месяц, два? Куда они столько денег дели?


        Но мать ничего не успела ответить. Тут у меня зазвонил телефон. Пошел к себе в комнату. Марина. Я ее номер не успел еще удалить.
        — Слушаю.
        Говорю так, нейтральным голосом, типа безразлично мне. Вначале хотел грубо спросит -'чего надо?', но потом решил так.
        — Я у твоего дома, открой.
        Нажал на кнопку, дверь в подъезде открыть, и пошел впустить в квартиру. Марина на лестничной площадке стоит и смотрит на меня. Я молчу.
        — Привет еще раз, и да, спасибо за цветы. Я хотела с тобой поговорить.
        — Говори.
        — Давай в твоей комнате.
        Проходили, Марина с матерью вежливо поздоровалась. Мать так и сидела на кухне. Зашли ко мне. Я дверь не закрываю. Повернулся, смотрю на нее, сесть не предлагаю и сам стою.
        — Говори.
        Марина начала всякую чушь нести. Про то, что мы не можем быть вместе, что я не должен ее преследовать, что мы должны мирно расстаться и остаться просто друзьями. А сама что то возле полки трется, и куда то там заглядывает. Один раз даже присела, типа поднять что то.
        — Хорошо, я понял. Но тебе просто надо было мне сказать, что ты завела кого то другого.
        Марина смотрит на меня умоляющими глазками.
        — Зая, ну прости. Ладно?
        — Хорошо, я обещаю тебя не беспокоить.
        — Ты чудо!
        Хотела поцеловать меня в щеку, но я отстранился. Кому то там хуй сосет, а тут до меня, целоваться лезет! Выходили, Мать позвала.


        — Марина, зайди сюда!
        — Ты сделала, как я просила?
        — Да.
        — Вот и хорошо дочка! Спасибо тебе.
        Встала доставать рюмочки и бутылку коньяку.
        — Давай по пять капель? Сынок, не стой столбом, налей женщинам. Если девушки сами себе наливают — это уже страшный алкоголизм!
        Рюмок было три, я и себе чуть налил. Выпили и Марина ушла.
        — Ма, зачем ты ее попросила со мной расстаться?
        Мать удивленно глянула на меня.
        — Вы уже расстались?


        — Да, у нее новый парень, он подвозил ее в школу сегодня.
        — Сынок, я просила чтобы она приворот забрала.
        — Какой приворот?
        — На тебя, чтобы сох по ней.
        — Ма, глупость все это...
        — Ничего не глупость, уже сколько раз проверено до нас. Вот смотри, на нее никто не обращал внимание, пока девственник не распечатал. Сам же говоришь, уже кого то подцепила!
        Я поморщился. Ну эти суеверия. Мать, вроде взрослый человек, с высшим образованием, и туда же. Эта битва экстрасенсов, пол страны идиотам поделала!
        — Теперь, женские чары у нее из всех щелей переть начнут. Мужики сами вешаться будут пачками. Ее мать тоже такая, вроде ни рожи, ни кожи, а кобели дуреют, только мизинчиком кого поманит.
        Мне стало смешно, когда она говорила про чары из всех щелей, и я засмеялся. Обнял ее.
        — Мама, ты переживаешь за Антона, но прошу тебя не сходи с ума!
        Мать расплакалась. Я ее гладил по голове и успокаивал.
        — Твой отец куролесил с ее матерью, пока она не выжала его как лимон.
        — Да?
        — Да, мужчинам хорошо с такими, но на долго никого не хватает. Такие как она, не для семейной жизни. Вот отец и выбрал в конце концов меня. Так что не расстраивайся, вы не могли с Мариной пробыть вместе долго.
        — Да с чего ты взяла, что я сильно расстроился? Обидно да, но не более того. Вены вскрывать из-за такой ерунды не намерен, не сомневайся! Я уже и не думаю за нее.
        — Правда?
        — Да.
        Но мать было не переубедить.
        — Это потому, что она приворот свой забрала. Две иголки обматывают своим волосом и оставляют под кроватью того человека, которого хотят окрутить. И он становится как зомби, ничего вокруг не видит и не слышит.
        — Ма, успокойся. Хочешь я с тобой посижу, этого урода со стиркой посмотрим?
        — Это раньше была большая стирка...


        Включил телевизор. Там тема такая. Корова разъестся до того, что жопой в дверь боком проходит. А потом, ей врачи шесть пудов жира отрежут, и две трети желудка, а зрители в зале хлопают. Какая вы молодец! Как похудели! Как постройнели! Похорошели! Куд — куда, куд — куда! Я этого понять не могу. Тут надо задать вопрос — 'куда ты сука, жрешь столько?' А они про диеты чушь порят. Какая ей диета поможет, если она по две банки сгущенки в день выпивает? Зашить ей пасть на месяц — другой, самыми суровыми нитками, вот и все лечение!
        Сходил в душ, слонялся по квартире. Как плохо, что свои три раза в день в игру уже зашел! Решил полежать в кроватке. Подождать пяти минут первого. И заснул от ожидания. Проснулся по будильнику на телефоне. Блин! Опять в школу! Так и не поиграл.


        ========== Глава 22 Боги и их сны ==========

        Глава 22 Боги и их сны


        В школе так ничего обычного, замечаю стал себя свободнее с девочками вести. Страх перед ними исчез. Ну не перед ними, а там боязнь выглядеть нелепым, глупым или назойливым. Как то по — барабану мне стали эти заморочки.
        Алла прикалывается, повернулась спрашивает.
        — Андрюха, ну как ты мировую подписал вчера?
        Я лицо важное сделал.
        — Да, дал ей еще один шанс, но вижу не справляется. Придется другие варианты подыскивать.
        — Все так плохо?
        Вздыхаю.
        — Да, без хорошего минета, я уже не вижу смысла с девушкой встречаться. Разбаловался.
        Алла рассмеялась.
        — А назад, забалываться не получится?
        Вздыхаю.
        — Нет, хорошая привычка выработана уже.
        — Андрюш, не расстраивайся. Есть другие кандидаты. Вон, к примеру наша Сашка!
        — Нет не подходит, только если обе руки отсохнут, и то не уверен...
        Чувствую удар учебником по голове. Я поворачиваюсь, смотрю на злющее лицо Беловой.
        — Хотя, Александра, такие губки. Я сразу не приметил! Особенно нижняя. Это ж как можно ими страстно засосать! И щелкаю себя пальцем по нижней губе.
        — Брым...
        Губошлепка с криком 'козел', еще раз кидается с учебником, я лениво отмахиваюсь, мне легко и весело.


        Все не мог дождаться, когда эта школа кончится и приду домой. Насилу с последней пары не сбежал.
        А вот дома, уже по другому. Никакой горячки не было. Спокойно поел. Доделал домашку, что в школе не успел подготовить.
        Варя меня встречала снова. Но не одна, с котэ. Коте важно меня обнюхал, пока я лежал на камне, и мяукнул доклад хозяйке.
        — Варя здравствуй. Ты не представляешь, как я рад тебя видеть!
        Девочка скромно опустила глаза.
        — Господин, я тоже рада вас видеть.
        — Иди ко мне, я соскучился.
        Котеэ так и терлось об ноги и мяукало, стараясь обратить на себя внимание, пока мы не нацеловались и не натискались.
        — Господин, давайте пойдем поплаваем на прудик?
        — Как я могу тебе отказать?
        Мы поплавали и немного позагорали в траве. Позавтракал с девочками и пошел на занятия к Джигиту. Неплохо, так плодотворно позанимался. Спросил, может он меня обучить и работе с копьем? Джигит умел пользоваться казачьей пикой. Показал мне несколько приемов, против пешего и конного противника. Давая коню пару раз отдохнуть, утомился сам и утомил животное.


        — Джигит, чего от тебя хотел Никодим?
        — О лошадях поговорить, просил к нему привести вашего красавца на пол часика. Но я на такое не могу пойти. Тут ваше разрешение надо! Хотел меня подкупить, подарки обещал, но я горжусь своей службой у такого господина и на это предательство никогда не пойду!
        — Да?
        — Не сомневайтесь, господин!
        — Странно, зачем ему моя лошадь? У него куры денег не клюют, купил бы что хотел!
        — Я о том не ведаю, может именно ваш конь приглянулся. Он человек знающий, как прекрасный конезаводчик разговаривает. Не случайный интерес сразу виден.
        — Ладно, черт с ним. Но лошадей моих запрещаю ему показывать!
        Варя со Светой крутились в садике, Ленчик возилась на кухне. Я проходил мимо, до нее зашел. Сзади приобнял.
        — Как дела кроха?
        Лена на столе лепила какие то замысловатые пирожки. Руки в муке, на голове поварской колпак.


        — Ой, господин вы меня напугали!
        Я продолжал мять сиськи через фирменный фартук.
        — Сильно?
        — Лена глубже задышала.
        — Скорее приятно...
        Стянул с нее трусики, и нагнув на стол с лепкой, вошел сзади. Лена уже приятно задвигалась, помогая мне держать темп, и тут я увидел бутылочку с маслом. Такая, с блестящей трубочкой на конце, для удобства разливания по формам и сковородкам.
        — Масло какое?
        — Ахх... оливковое.
        Вот оливковым маслом и полил себе хуй, прежде чем отправить его в Ленкину узенькую заднюю норку. У меня создалось впечатление, что и анальный секс поваренку пришелся по душе. Немного обмылись, весело помогая друг другу и я улегся спать.


        Проснулся от чужого взгляда. На меня смотрела Варя. Глаза вижу грустные, но сама улыбается.
        — Андро, я наверное все таки тебя разбудила?
        — А, да нет. Я уже выспался. Ты чего кстати?
        — Просто на твое лицо любуюсь. Ты такой милый, беззащитный во сне. Я думала, вот бы наш сыночек был бы такой же как его отец!
        Потянул ее к себе на койку и зажал в объятиях.
        — Когда только это будет? Если метеорит из золота нам на голову в ближайшее время не упадет, думаю только года через два замок отстрою.
        — По моим вчерашним расчетам, через год, семь месяцев и четырнадцать дней!
        Я глянул на нее.
        — Ты все планируешь, не надоело?
        — Да отцу помогаю с расчетами, говорит все пока идет отлично, лучше и не придумаешь. А мне от тоски зубами хочется скрипеть и на стену лезть!
        — Все так серьезно? Я начинаю за тебя беспокоится.
        — А я за тебя. Скоро тебе разонравлюсь. Увлекут тебя другие, более доступные попки...
        — А... ты за это? Ревнуешь?
        — Скорее завидую.
        Начала тихонько стучать меня по груди.
        — Ну когда, когда же? Когда?


        Я сжал ее в тиски и поцеловал.
        — Могу сейчас. Хочешь?
        — Страшно хочу. Но не могу... Золотой мой, мы же договорились...
        — Тогда терпи. Ну тут такое дело... я тебе уже говорил. С этой игрой вообще непонятки творятся. Мне страшно.
        Варя напряглась.
        — Отчего?
        — От того, что однажды не увижу тебя, не смогу сюда зайти.
        — Глупости, как ты сюда не зайдешь? Я во всем разобралась.
        — Да?
        — Да, все очень просто. Послушай меня. Ты, как и другие хозяева замков, наши боги, или что то типа того.
        — Варя, я не бог, уверяю тебя. Я бы это знал.
        — Да послушай меня! Ну не бог, а наподобие бога. Вы все думаете, что живете в своих мирах, а это все...
        Варя развела руками в сторону.
        — Ваш сон, иллюзорный мир мечты.
        — Ну примерно так, эти компьютерные технологии можно считать сном.


        Варя продолжила.
        — И вот, дело в том, что вы неправильно считаете этот мир ненастоящим, в то время, как свой настоящий мир сновидений, принимаете за реальность. Происходит подмена понятий.
        — Глупость какая то, извини. Я точно знаю какой мир реальный, а какой нет!
        — Ничего не глупость. Я прочитала хронологию Джамперса.
        Варя указала на полку с томами книг.
        — Вот, он подробно описывает множество миров, откуда приходят владельцы замков. Уверяю тебя, они почти все не похожи на твой мир, о котором мы читаем в твоих книгах и видим в компьютере. Там все другое! Вот тебе и доказательство. Если наш мир — всего лишь сон бога, то нескольким богам не может снится один сон. А вот когда вы устаете здесь, то засыпаете, и вам снятся сны о ваших вымышленных мирах, каждому свой! Это ли не доказательство?
        — Варя, ты что то ни туда зашла. Понимаешь, что это всего лишь доказывает? То, что этого твоего историка Джамперса таким создали, вместе с его историей. Этого ничего нет, понимаешь?
        Варя надулась.
        — Значить ты по-прежнему считаешь меня не настоящей? Я для тебя всего лишь мертвый призрак?
        — Перестань, все гораздо сложнее. Варя начала вырываться, но я насильно положил ее головку себе на плечо, и она успокоилась.
        — Малышь, давай не будем за это больше..
        Девочка шмыгнула носом.
        — Хорошо.


        После отдыха я продолжил занятия. Копьем можно не только колоть, но и метать во врага. Этим и занялся.
        На выходе решил дождаться маму, поговорить с ней, приободрить. Поиграю еще вечерком. Мать хоть немного себя в руки взяла, а может просто не показывала вида, чтобы не расстраивать меня.
        Полуденное солнышко встречало меня, раскаленным шаром, прямо над головой. Я приобрел себе пару тяжелых пистолетов и коробок с патронами. Буду в этот раз учится стрелять верхом. Надо проверить, как лошадь прореагирует на звук выстрела. Сам, до этого ни разу не стрелял ни из чего кроме воздушки, вот решал начать с малого. Пулемет опробовать буду позже. Для начала решил подкрепится обедом. Девочки накрывали стол, явно поджидая меня. Кремень стоял и мило беседовал с Варей.
        — Здравствуйте, ваша милость.
        Я протянул руку ему для рукопожатия, он недоуменно посмотрел и робко, с опаской пожал ее.
        — Господин, прошу извинить меня. Пришел к вам за советом, рассудите своей волей. Люди меня осуждают, а я по другому поступить не могу.
        — Давай герой, рассказывай в чем дело?
        Я прикатил свое кресло из домика и чуть ли не силой заставил мужика пообедать с нами. Потеснились за столом. Но места конечно хватит, стол большой. Лена накрыла как всегда великолепный обед. Мне досталось золото, а не работник кухни. Да и не только, она и в другом оказалась очень даже ничего!
        Кремень рассказал о своей печали. Жениться надумал. Я одобряю, если его избранница не против, в чем вопрос? Вопрос, даже очень, есть. Избранница, так скажем, не свободна. Замужем она за другим, который по добру ее отпускать не хочет. Любовный треугольник. Кремень и сам не рад, что попал в такой переплет, но ничего поделать с собой не может.
        — Эк, ты брат! Может присмотришь какую другую, из девок? Мужчина ты видный, при должности уже, думаю отбоя от кандидаток не будет. А если хочешь, можем и в замок сходить, подобрать для покупки кого к примеру. Тоже вариант!
        Штатный электрик грустно качает опущенной головой. Чувства у них взаимные. Самим не удобно и перед людьми, и перед мужем ее, тоже кстати неплохим человеком. Сын еще в семье подрастает, как с ним быть?
        — Да, задал ты мне задачку, я прям не знаю... Если бы он, этот ее муж, тираном был или еще что, я бы продал его, да и дело с концом. А так, ни за что человека накажу получается, и оставлять теперь его как?
        Кремень грустно кивает головой, соглашаясь с моими словами.
        — Знаешь, что? Приведи-ка ты их мне сюда, и подругу эту, и ребенка ее, и мужа! А я пока подумаю.
        Мужик ушел, а я повернулся к девчатам.
        — Что делать будем?


        Света высказалась за всех, предложив посмотреть в начале на эту бабу. Есть там вообще, о чем думать, или нет?
        Послушали, посмотрели. Баба, как баба, в базарный день — рубль пучок! Кремень дурик, я б ему такую кралю приобрел. Подтвердила, чувства у них, самые, что ни наесть настоящие. Глубже некуда!
        — Ладно, раз дело у вас взаимное, чувства там — будьте вместе!
        — Так у меня тоже чувства, господин!
        Я глянул на мужика.
        — Послушай, если она не хочет быть с тобой, что прикажешь делать? Насильно заставлять? Насильно мил не будешь...
        — Кремень заберешь ее в том, в чем стоит. Остальное из их, совместно нажитого отойдет ее бывшему. Он может отдать то, что ему не нужно, по желанию.
        Глянул на мальчишку.
        — С кем больше быть хочешь, с папой или мамой?
        — И с папой, и с мамой! Смотрю, баба зажала его ладонь, и тянет к себе.
        — Понятно, жить будешь с мамой и ее новым мужем. К отцу можешь в любое время приходить, когда захочешь. Посмотрел на Кремня.
        — Смотрите мне, только попробуйте запретить ребенку с отцом видится!
        Отец стоит столбом, и шепчет 'Да как же так? Да, что же это делается?'
        — Вот так и делается, быстро и решительно. Понимаю, для всех мое решение быть хорошим не может, но я не могу допустить дело до мордобоя и поножовщины. Лучше все миром решить! Тебе подберем молодуху, все обзавидуются, в сто раз лучше! А эта, смотри, ели назад и на коленях приползет, не вздумай принять.
        — Я же люблю ее!
        — Не кричи. Зачем тебе неверная баба? С рогами ходить хочешь? Как в глаза детям смотреть будешь при такой жене? Гадать, свои — не свои?
        Мужик опустил голову. Я подошел и похлопал его по плечу. Не тужи, пойдем тебе выберем такую кралю, что про эту прошмандовку через неделю и не вспомнишь! Пошли и выбрали, я когда глянул, честно говоря, себе подумал забрать, но видя каким огнем его глаза горят передумал. Да и куда мне столько девок? Силы то, не без придельные!
        Вернулся сам, одарив подарками молодых, отправил их к себе, дав неделю отдыха на медовый месяц. Кремень поджидал меня со свертком.


        — Господин, примного благодарен вам за скорый и справедливый суд! Примите мой скромный дар, в знак огромной благодарности. Как победителю грозного волка!
        Это оказалась шкура того зверя, что доставил тогда много ненужных хлопот, но к счастью все обошлось. Кремень к полученные им от меня деньгам в виде премии упросил старосту добавить и дать ему профу кожевенника — скорняка. Посмотрел на красивый мех, и еще раз пожалел, что нет палат каменных где эта вещь смотрелось бы великолепно возле камина. Думал Варе не отдавать, как она прореагирует? Эта скотина ведь ее мать сожрала, но Девочка сама подошла и спросив разрешения взяла тяжелую складку в руки. Наклонила лицо, и зарылась в мех. Судя по кровожадным глазам, представил примерно, о чем она думает. Кремень мнется, видимо еще чего-то хочет. У старосты научился такому приему? Я недовольно рявкнул.
        — Чего еще, не тяни.


        — Господин, мы очень за вас переживаем.
        Я глянул на него с подозрением.
        — О чем, это ты?
        — Господин, вы как отец для нас родной, мы все вам дети...
        — Ближе к делу. Не замечал за тобой раньше подхалимажа.
        — Никак нет! Я совершенно искренне говорю. Жить во владениях такого мудрого правителя огромное счастье. Но мы все очень за вас боимся.
        — Не надо боятся, я подыхать пока не собираюсь.
        — Господин, я знаю вы в разладе с соседом вашим, но дело такое... он очень хочет с вами поговорить. Несколько раз уже к старосте посылал весточку, но старый боится вас сердить.
        — А ты значить самый смелый нашелся?
        — Не для себя, о вас беспокоимся. Может разузнать, что к чему? Он сказывают говорит, что с вами беда может случится. Вы скоро месяц, как в этих владениях...
        Я про себя приуныл. Да, послезавтра месяц как в этой игре. Время летит неумолимо, иммунитет скоро спадет. Но моим подчиненным этого не надо показывать. Командир не может сомневаться.
        — Ладно, иди, я подумаю.


        Кремень расшаркался как опытный царедворец, и согнувшись в поклоне, попятился в поселок.
        Девчата убрали со стола и мы привычно отправились всей толпой на диван. Решил показать им свою богатую коллекцию порнухи. Оказалось, эти вертихвостки уже по интернету такого насмотрелись, что ничего для них не новость! Смотрят и комментарии дают. Наслушался. Несколько раз вступали в споры. Один ролик смотрели, там после секса деваха присела над грудью пацана и помочилась на него. Варя кричит, я тоже так могу!
        — И как ты интересно это сделаешь?
        — Легко! Лена, сока сюда!
        Пока лена ходила за соком, Варя разделась и приказала Свете лечь на спину. Сама присела у нее над лицом.
        — Лижи, как учила!
        Я смотрел, как язычок негритянки запорхал по губкам моей принцески. Варя взяла предложенный кувшинчик с соком, и заведя руки за спину начала тонкой струйкой лить себе на ключицу поближе к шеи. Сок побежал между грудок на животик, обогнул пупок и заскользив по голому лобку, стал капать с пухлых нижних губок Свете в рот. Напоив ее парой стаканов оранжевой, свежеотжатой кровью убитых апельсинок, Варя поставила кувшин на пол, и взяв девочку за волосы, потянула поближе к своему лону.
        — Лучше, лучше лижи!


        Член уже рвал ткань трусов. Я освободил его наружу. Нет, ну как реагировать на эту чудесную картину? С ума меня сводят. Поманил Вареника пальцем. Мол виновата, заглатывай вину.
        Той только того и надо было! С такой усмешкой приползла по кошачьи. Опыта уже набирается, верно поняв момент, когда терпеть было уже невмоготу, достала изо рта и подставила вместо себя личико Лены. Можно сказать додрочила меня ей на лицо. Пока сама снова облизывала остатки с залупы, сделал ей шутливое замечание.
        — И что ж ты творишь? Одной служанке мордочку описала, другой обкончала? Нехорошо так с близкими людьми!
        — Вам не понравилось, мой господин?
        Потрепал ее по головке.
        — Очень понравилось.
        — Тогда вечерком, если хотите можно еще, что новенькое попробовать...
        — Да, и что?
        — Тут некоторые говорят, вы сладко отымели в задок одну кухарочку...
        — Было дело. Не отрицаю.
        Варя улыбнулась.
        — Так ей так понравилось, что она визжала и прыгала до потолка!
        — Ну, это уже преувеличение.
        — Тем ни менее, со мной повторить не хотите? Я подготовлюсь, настроюсь и все такое...


        Вышел из игры, сходил в туалет, попил чаю на кухне. Мать уже спит. Я сидел довольный и пил чай с печенюшками. Девчата те еще оторвы! А как Варя раньше ломалась? Теперь сама на хуй прыгает. Ну все равно она няшка! Есть в ней что-то такое, что притягивает меня как магнит.
        Встречала меня Света.
        — Добрый вечер, господин. Варвара Ивановна прислала меня проводить и подготовить вас для сегодняшнего важного события.
        — Это какого события?
        — Варвара Ивановна полностью готова расстаться с анальной девственностью. Ждут Вас, трепетно и покорно!
        — Светка, ну ты и загнула! Это кто тебя так научил?
        — Ваша дама сердца.
        Да, обставили девчата все торжественно. Пришел, смотрю: на кроватке застелена шкура волка, Варя связана и распята по рукам и ногам веревками, задок приподнят, на турецкой круглой подушке оттопыривается. Лена ей булочки раздвинула, и вылизывает место встречи. Кругом куча свечек зажженных.
        — Господин, ваша верная дама сердца готова отдаться своему рыцарю. Света, помоги нашему хозяину, подготовь его как следует! Света опускается на колени и стаскивает мои шорты на пол. Секунда, и член заглочен по самые яйца. Но девочка не делает мне минет, она лишь старается хорошо смочить дубинку слюной. Я подхожу к ожидающей меня дырочке и направляю головку к цели. Смотрю на Варю.
        — Готова?
        — Давно.


        Лена чуть отстраняет лицо и смотрит как мой член уходит на глубину. Все было бы вообще на высоте, если бы Варя не стонала так картинно. Не уверен, что ей было так хорошо, как она старалась это изобразить. Я кончил и лег рядом с подружкой, мы целовались.
        — Тебе понравилось мой дорогой господин?
        — Да.
        — Я очень рада. Девочки, убраться, быстренько!
        Лена послушно продолжила вылизывать ей зад, очищая от моей спермы. Света стала обсасывать моего бойца, она так увлеклась, что я еще раз кончил, теперь уже ей в ротик. Так как специфика игры счастливо избавила нас от возможных казусов, типа неприятных запахов и содержимого кишечника, мне такой секс очень понравился. Я даже посчитал, что ничего зазорного будет в поцелуях губок Лены, после ее клиринговых работ язычком в попе Вареника. Сперму с губ только смоет и все, как раньше! Что с этими пикселями случится?
        — Девчата, мне кажется, что пока она связана, нам надо воспользоваться ситуацией.
        — Господин вы еще раз хотите? Я готова.


        — Нет, Лена подай мой ремень. Надо отшлепать эту жопку, чтобы она хорошенько запомнила этот день!
        — Андро? ты что? Не надо, мне же будет больно!
        — А я дам тебе обезболивающего, только не откуси.
        С этим словами приподнялся и присунул ей за щечку. Варя приятно засмоктала. Лена протянула мне пряжку, я не вынимая свой член изо рта наказуемой, пару раз шлепнул ее по жопке, потом отдал ремень Свете.
        — Теперь ты! Пять ударов.
        Света взяла и стала довольно активно выполнять распоряжение.
        — Да тише ты, это же в шутку!
        Потом очередь дошла до Леночки. Та тоже пробила пятерочку моей главной жене. Варя посапывала носиком, посасывала ротиком и вообще была паинькой. Стоический перетерпела все наши издевательства. Нет, вечер сегодня явно удался! Я развязал девочку и она стала растирать затекшие конечности.
        — Да, надо проследить чтобы они в следующий раз не так сильно затягивали.
        — Ты хочешь еще так попробовать?
        — Конечно! Я чувствовала себя такой беззащитной в ваших руках! Мне очень понравилось!
        — Ну тогда проведем еще такой тематический вечер, как нибудь.
        — Господин, вы очень добры, в отличие от некоторых...
        Чертовка грозно глянула на Свету.


        — Мне господин приказал.
        Девчата пошли в душ, прихорашиваться, а я в сопровождении котэ бенгальской породы, пошел со спиннингом на рыбалку. Котэ явно сообразительный попался, как он догадался о цели моего визита к пруду? Пришлось делиться уловом. Недоуменные глазки смотрели на меня с укором. Как я посмел ему предложить не разделанную и не почищенную добычу?
        — Жри и не гавкай! И нечего на меня так смотреть, я тебе не мамочка!
        Шел важный момент, я вытягивал хорошенькую рыбку уже практически на берег и тут этот басурман опять кашлянул в кулак. Рыбешка сорвалась, и махнув хвостиком на прощание уплыла. Совпадение, но мне надо было на ком то сорвать злость.
        — Иди суда!!!
        Выхватываю из кобуры пистолет, я последнее время так и хожу, в одних шортах, без трусов, но с белой кобурой и заряженным пистолетом. И стреляю ему над головой. Посыльной Никодима так и упал на жопу, там где стоял. Голову руками накрыл и трясется от страха. Направляю на него ствол.
        — С первого раза не понимаешь! Сюда иди!
        Сел на лавочку, стволом показываю ему место перед собой.
        — На колени.


        Пацан бухается.
        Подставляю ему пистолет прямо к виску.
        — Я тебе твою тупую башку сейчас размолочу на тысячу кусочков, если ты спокойной речи не понимаешь.
        — Не на...да. Про...шу вас...
        — Надо, надо Вася, чтобы такие тупорезы не размножались, и нормальным людям жизнь не портили. Рот открыл!


        Засовываю ему нагретое и пахучее от выстрела дуло в рот, безропотно подставленный по моему требованию. Ну не дурак? Нет бы убежать, а он на что-то надеется? Как таких понять? Так бы хоть какой шанс был, может ранили бы его, но все равно вероятность выжить больше, чем после того как в упор стрелять будут. Парень дрожит от страха но попыток сопротивления или резко вытащит оружие и своей пасти не делает. Как баран на заклание. Смотрю у него, по щекам побежали слезы.
        — Что здесь происходит?
        Варя с девочками прибежала, девчата уже одетые, а вареник с мокрой головой, босиком, только тушку в махровое полотенце замотала.
        — Ничего, со мной все нормально, вражеского шпиона поймал. Вот допрос веду.
        — Господин, мы со стороны посмотрели. Кхм. Подумали вам нас мало.
        Я себе это представил. Сижу на лавке, а передо мной пацан на коленях, с открытым ртом. Бр..р. Рассмеялся. Убрал пистолет в кобуру.
        — Встань!
        — Варя, почему босиком? Девочки принесите ей обувку.
        — Мы спешили вам на помощь!
        — Босиком и с голой жопой? Спасительницы вы мои. Хоть бы качалки с кухни захватили обороняться!
        Варя ударила кулачком меня в грудь, и ее полотенце развернулось.
        — Ой!


        Но пацану было не до рассматривания ее красот. Он упал на корточки и пытался отдышаться. Видимо я правда сильно его перепугал.
        — Ты за чем приходил то?
        — Господин, не убивайте меня, мой отец прислал вам письмо!
        — Ладно, давай сюда, Никодим твой отец?
        — Да, я его младший сын.
        — Вот, как? А где старший?
        — Учится в академии, уже скоро, лет через пятнадцать вернется.
        Ни фига себе, этот Никодим точно читер! Что он там написал?
        'Ваше благородие, искренне огорчен вашей обидой, совершенно не понятной для меня, прошу встретится и обсудить эту неприятную историю. Всецело надеюсь на скорое примирение и прекращение всяческих недомолвок между нами. Никодим.'
        — Про какую опасность для меня говорил твой отец?
        Парень наконец справился с собой и поднялся с земли.


        — Вы скоро отметите первый перелом. Вам надо быть готовым к нему.
        — Какой еще 'перелом', черт тебя подери?
        — Не сердитесь, это не я придумал. Так все называют конец месяца, проведенный в нашем мире.
        Поговорили еще, все так неожиданно, если он не напутал чего, вообще жопа! Я отправил его домой, сказав что через полчаса приду поговорить с его отцом. С девочками отправился на диванчик. Девчата пытались меня ободрить, но и у них ничего не вышло. Я чувствовал себя так, как будто у меня земля из под ног ушла в один миг!
        — Ничего не понимаю.
        Я уставился в одну точку. Варя гладила меня обеими ладошками по лицу.
        — Глупенький, я же тебе говорила. А ты мне не верил!
        — Да нет, блин тут какой то косяк! Сейчас переговорю с этим сказочником, может все прояснится.
        — Я с тобой!
        — Зачем?
        — Ты помнишь, он говорил, что хочет пытать тебя?
        — Ну, он вообще то не так сказал...
        — Все равно, в замок не ходи к нему, можно и на границе постоять, поговорить. Лена, беги до Джигита, пусть приведет лошадей. Мы будем верхом, если что, быстро убежим.


        — Слушай не впадай в истерику, если бы он хотел меня захватить, еще тогда бы это сделал. В прошлый раз.
        — Я просто очень боюсь, за тебя.
        Собрались как на войну. Я одел еще и шашку через плечо. Варе показал как стрелять из пистолета, и выдал второй с кобурой во временное пользование. Пожалел, что не прикупил пулемет. С пулеметом оно надежнее. Наверное. Еще раз покорил себя за отсутствие армии, даже паркетной. Гаремом только за месяц успел обзавестись. Видимо, это мне казалось важнее. А вот теперь, как оно повернулось!

        ========== Глава 23 Кровь крокодила ==========

        Глава 23 Кровь крокодила


        Подъехали до межземелья. Блондинка — чунгачкук встречала нас одна, задранными в знак приветствия, пустыми ладонями рук. Я почувствовал стыд.


        Поздоровались. Я как обычно — 'привет'. Он витиевато, словно у моего старосты уроки брал. Но сбивается, глазами косится все время на моего коня. Мы спешились и через границу разговариваем.
        — Мой друг, не откажите ли мне в такой малости, как вблизи вашего жеребца рассмотреть.
        — Да смотри, в чем проблема?
        Никодим показал руками что границу не переступит. Странный тип. Стоит в десяти шагах от вооруженного человека, а еще пару шагов подойти боится. Да я его и отсюда в любой момент прихлопну как муху! Подвел коня к границе, Никодим взял под уздцы и стал гладить по холке. Лошадь успокаивает, что то шепчет. Минут на пять из реальности выпал. Потом грустно на седло кивает головой.
        — Разрешите?
        — Хорошо. Но если лошадь не вернешь, о моем долге забудь!
        Пацан лихо запрыгнул в седло и припустил с места. Кавалерист из него лучше чем из меня! Сделав круг по своим владениям, он вскорости вернулся. Передал мне также через границу мою собственность.


        — Спасибо, уж и не думал никогда увидеть такую красоту.
        — О чем ты хотел поговорить? Долг я тебе верну пешерью, как и договаривались.
        — Да, да. Но я не об этом. Честно говоря у меня просьба к вам. Насчет покупки этих лошадок.
        — Я подумаю. Но вначале расскажи мне подробно про 'первый перелом'.
        — Разговор долгий, но это одно с другим связано.
        — Раз разговор такой длинный, скажи у тебя еще осталось то вино?


        Никодим встрепенулся от моего вопроса, Варя тоже недоуменно посмотрела на меня.
        — Конечно, что угодно, прошу вас.
        Мы запрыгнули снова на лошадей и потрусили следом за Никодимом. Завели живность прямо в замок соседа. Пацан позвал своих телохранителей с наказом держать лошадей за уздечку и охранять все время от невидимой угрозы. Крикнул принести корзину яблок. Ну думаю, плохо от угощения нашим четвероногим не будет, пусть пожуют.


        В зале немного сменился интерьер. Никодим разогнал музыкантов, цыкнул на главного по танцулькам. Остались только незаметные как мышки и предупредительные официантки. Мне налили того же винища, надо спросить сорт.
        — Сосед рассказывайте, не томите уже, я как на иголках!
        Никодим, взмахнул приветственно своим бокалом.
        — Думаю лучше будет начать с вас, уважаемый. Расскажите как вы оказались в этом замечательном мире?
        Пожал плечами. Да очень просто. Игра. Шлем. Компьютер.
        — Очень интересно, игра, в моем случае это было тайное общество. Масонская ложа и их реликвия — маска откровения. Мы с вами похожи телесно. Возможно между нами много общего. Хоть люди и распространенный вариант разумных, нам принадлежит второе, почетное место по расселению в изначальных мирах. Если кратко, различные существа, обладающие разумом, получают возможность жить в этом мире некоторое время, привнося в него какие то элементы своей реальности. Через месяц происходит событие, которое принято здесь называть — 'первый перелом'. Тогда многое из привычного для новичка или усваивается этим миром, становясь на всегда его частью, или заменяется на близкий, уже существующий аналог. Я хоть немного понятно объясняю?
        — Пока вполне.
        — Понимаете Андро, мы с вами говорим на разных языках, это надо учитывать. Возможно недопонимание из-за перевода.
        — О чем ты, какого перевода? С русского на русский?


        — Вот видите? Что произошло? Вы сказали 'русский' и у меня в душе все перевернулось. Хотя, вы вкладывали в это слово совсем другое понятие. Для каждого из нас оно обозначает название родного языка, но надо не забывать, что мы из разных миров! Так же и происходит общение с другими разумными, которые идут на контакт. Тут знаете много вариантов может быть. Я по этому и рад, что со мной рядом поселился человек, хоть и не землянин, не раб божий, но все же одно лицо! С человеком почти всегда можно договорится!
        — Я вас не понимаю. Если я не землянин, как мы понимаем друг друга?
        — Перевод, еще раз говорю вам, перевод. В этом мире существа разумные могут разговаривать друг с другом, обмениваясь понятиями близкими по содержанию. Не все общаются при помощи речи, но диалог возможен благодаря особенности этого мира!
        — То есть, мы не по — русски с вами разговариваем?
        — По — русски конечно, но каждый на своем.
        Никодим улыбнулся. А меня осенило.
        — Давай тогда попробуем стихи вспомнить. Тут даже компьютер не научили хорошо переводить.


        — Почему нет? Есть такое развлечение, не все имеют правда представление о поэзии... Пожалуй стоит начать с простого, знакомого каждому с детства. Мы сразу услышим различая. Прошу вас...
        Я смутился. Идиотизм. Но убедится надо.
        — Идет бычок, качается, вздыхает на ходу, ой досочка кончается, сейчас я упаду.
        Пацан вытаращился на меня. Я продолжил.
        — Уронила в речку мячик...
        — Оригинально, оригинально. Знаете, как-то просто. Но даже рифма сохранилась. Видимо наши языки имеют схожую структуру. Это редкость. Позволите мне? Что нибудь из бессмертного...
        — Боже, Царя храни Сильный, державный Царствуй на славу...Царя храни!
        Его видон был уморительным. Никодим встал и торжественно начал выть. Табун медведей оттоптал ему начисто то, что у нормального человека называется ушами. Но хрен с амвомна этого не замечал, и размахивал рукой с бокалом как певичка машет микрофоном. Поклонился и сел.
        — Да, я заметил, немного не складно, как бы рифмы нет. Но знаете, я смотрю на вас, вроде такой же человек как и я!
        — Уверяю вас, такие случаи бывают... Диву даешься. Внешность ничего не значит. Есть даже разумные насекомые и каменные истуканы, которые очень похожи на людей. Тут нужен специалист разбираться!
        — Значить, мы друг для друга инопланетяне?
        Никодим рассмеялся.
        — Выходит что так. Ну давайте, чтобы развеять ваши сомнения, еще раз, что нибудь из великих поэтов, самых древних. Прошу...


        У меня в голове закрутился мой небогатый багаж знаний по этой части.
        — Да, вот помню из древней Ипатьевской, что ли рукописи. Там складно.
        — Как ныне, взбирается Вещий Олег, отмстить неразумным хазарам...
        Никодим почернел. Обхватив голову руками.
        — Баран, это Пушкин, Александр Сергеевич!
        Я даже не успел прореагировать на его оскорбление.
        — Какой на хрен Пушкин? Я точно помню по истории, это из рукописи!
        — Великий Русский поэт! Евгений Онегин, сказка о царе Салтане, Дубровский наконец!
        — А да, еще Мцыри, сказ о попе и его работнике Балде.
        Никодим поморщил нос.
        — Ну, Мцыри — это Лермонтов, если мне не изменяет память, а про попа каюсь, не знаком. Я тогда мало интересовался изящными искусствами: театром, балетом. Грешен, больше времени уделял охоте, и лошадям. Не просто моя работа — страсть всей моей жизни. Неужели мы из одного и того же мира? Поразительно, редчайший случай!


        — Здесь не бывает никого из одного и того же мира?
        — Нет, такие случаи известны. Но чтобы рядом, соседями? Это первый раз на моей памяти! Я с вашего разрешения опишу обо всем этом моему старинному другу, он здесь видный мыслитель и ученый.
        — Я не против. И сколько вы здесь?
        — Тут нет смены времен года. Я считал дни. По дням получается восемьдесят с лишним лет.
        Задумался, это объясняет то, как он хорошо поднялся за это время.
        — Андро, вы из какого года? Как у вас время, считают от рождества Христова?
        — Да, я из две тысячи семнадцатого. Вот будем отмечать сто лет революции...
        — Революции?
        — Ну да, большевистской революции сто лет, круглая дата.
        — Я перенесся сюда из тысяча девятьсот пятого года.
        — Не сходится, тогда сто двенадцать лет разница, а не восемьдесят.
        Никодим отмахнулся.
        — Это как раз ни о чем не говорит, тут с временем вообще, что то ни то творится. Запросто может где-нибудь от нас завтра появится человек из нашего мира, но из времен дохристианских. Какой нибудь негр из африканских дикарей.
        — Я заметил, время здесь непривычное.
        — И ночи, короткие как один миг. Черное небо без звезд. Вы помните свое ночное небо? Какая, кстати, у нас планета от солнца?
        — Такая же как и у вас, двадцать шестая в четвертом ряду сбоку!


        Глядя на его вытянувшееся лицо рассмеялся. Никодим тоже расхохотался, поняв, что его разыграли. Варя захихикала. Навряд ли она поняла шутку, скорее за компанию. Я хлебнул еще замечательного винца.
        — Никодим, так что там с лошадками?
        — Дорогой земляк, разрешите так вас теперь называть?
        — Да, что уж там...
        — Так вот, звали меня Арапов Никодим Ефграфович. Уроженец Тамбовской губернии, потомственный конезаводчик. Служил, дальше ротмистра подняться не позволила болезнь. Туберкулез сустава. Я как кошмар вспоминаю тогдашнее свое состояние.
        — Туберкулез тогда не лечился?
        — Были методы, но все это просто выманивание денег врачами. Смена климата, кумысолечение, пилюли. Все это помогало мало, и не надолго. Я знал, что мне осталось мало времени. Болезнь рано или позже возьмет свое. Оставалась надежда только на чудо. Вы верующий человек, Андро?
        — Честно, говоря нет.
        — Вот и я не был. Соблюдал обряды, придерживался видимости веры. Но по-настоящему к богу я пришел здесь. Хотя мир оказался не так устроен, как нам говорили попы, но все в жизни не спроста, теперь я это хорошо понимаю.
        — Ну не будем об этом, вернемся к нашим баранам, т.е. Лошадкам.
        Лицо Никодима на секунду скривила недовольная гримаска.
        — Хорошо. Мир это прекрасен, в нем есть многое чего нет в нашем. Но и здесь нет много из того что нам привычно: проклятого сифилиса, туберкулеза и других бед. Но есть свои сложности...


        Вздохнул, я не стал его торопить, пусть продолжит свою мысль.
        — Так вот, лошади были тут такие, которых я бы дома скорее грубой помесью свиньи и слона назвал. Для меня это был страшный удар. Во множестве миров, не было животных похожих на привычных нашему глазу грациозных скакунов! Избавление от болей выглядело прекрасно, но за это я поплатился страстью всей своей жизни. Вы не представляете, что значило для меня, все эти годы быть вдали от милых хлопот и забот о любимых друзьях человека.
        — Понимаю.
        Собеседник кинул на меня такой взгляд, который кричал как громовой раскат — 'понимает, да не хрена ты не понимаешь!'
        — Теперь с вашей помощью, я надеюсь познакомить этот мир с нашими лошадками, они станут просто незаменимы! Необходимо докупить как можно больше, самых лучших производителей и перепродать как можно большему числу покупателей. Я сообщу всем своим знакомым и партнерам по торговле. Продам хоть за три копейки, хоть доплачу сам даже, но чтобы у них было завтра по паре лошадок.
        — Зачем такие сложности? Вы же сами сказали, лошади пересекли границу, не исчезли, значить послезавтра все будет пучком, и каждый у себя сможет купить из столько, сколько захочет? Зачем вам утрачаться?
        — Не все так просто мой дорогой друг, я сказал что велика вероятность, но не сказал, что это так и будет. Я не могу рисковать, и поистратится придется. Пусть даже залезу в долги, но если распространить их как можно шире, шансы весомо увеличатся. А потом, все окупится... С моими знаниями, опытом, я смогу заниматься любимым делом. Не купцом буду, а как и положено дворянину займусь делом благородным!
        — Семь с лишним тысяч.
        — Что.


        Я прожевал кусочек какой то райской птички и уточнил.
        — Моя лошадь стоит четыре тысячи, почти, а конь семь с лишним.
        Я тщательно следил за его лицом, не переиграю ли? Но Никодим просто просиял от счастья, радостно потирая руку.
        — Отлично! Шансы еще больше возрастают.
        Я вспомнил его фразу про цены. Чем ниже цена, темь больше шанс что вещь не приживется в этом мире.
        — Если вы не против, можно ли уже сегодня начать покупки?
        Я, стараясь изобразить на лице тяжелое раздумье, важно, как бы нехотя кивнул.
        — Да, и что я с этого буду иметь?
        — Дорогой друг, разве сейчас время торговаться? Давайте забудем о той сумме, что я вам одолжил...
        — Ты имеешь ввиду, ту оставшуюся часть, что я еще не вернул?
        — Да, та БОЛЬШАЯ оставшаяся часть, пусть будет в уплату за ваши труды.
        — Ну хорошо, тогда еще вопрос. Кроме этого 'первого перелома', какие еще потрясения меня ждут?


        — Множество! Но уверяю вас, человек с головой найдет выход! Наиболее важен будет момент годового присутствия. Нужно вести подсчет дням прибывания в этом мире. На трех сотый день нужно остаться здесь. Желания вернуться домой в этот день не будет таким острым, как в течении этого года. Вы не представляете, как меня утомляли эти моменты, здесь молодой, полный сил, а возвращаясь туда, снова становился развалиной. Как я боялся, что не проживу этот год! Но слава богу, все обошлось!
        — Именно в этот трехсотый день?
        — Да, надо его пережить полностью здесь. И после короткой ночи вы встретив зарю нового дня, на всегда переродитесь здесь, оставив за спиной свой, наш прошлый мир.
        — А если я не захочу остаться здесь?
        Никодим бесстрастно ответил, пристально глядя на меня.
        — Тогда просто не появляетесь в этот трехсотый день здесь совсем. Но помните, такого шанса у вас больше не будет. Здешние возможности перевешивают все наши фантазии из мира прошлого. Глупо упускать такую возможность!
        — Какие еще важные вещи мне надо знать?
        Собеседник задумался.


        — Для вас все будет более — менее ясно после перелома. Придется по-новому отстраивать хозяйство. Я бы мог помочь первое время советами, но лучше вам самостоятельно учится хозяиновать. Пробуйте то, это... ищите варианты. Не один год уйдет на то, чтобы определится с этим. По поводу нападения соседей не беспокойтесь. Я как понимаете, не последний человек в округе. Все разумные, которые хотели войти в наше здешнее общество, уже сделали это. А одиночка, как бы он не был силен, против коллектива не страшен. Я позабочусь, чтобы вас никто не беспокоил, а со временем сами в силу немалую войдете. Про все важное, наиболее подробно, описано в хронологии Джамперса. Обязательно купите и проштудируйте. Ну еще что?...
        — Да, если люди на вашей земле были, со времен бывшего хозяина — желательно порешить их всех.
        Глядя на мое вытянувшееся лицо, он смягчил совет.
        — Или продать, чтобы денежки не терять, для нового владельца они не страшны будут.
        — А чем они для меня опасны?
        — Я не помню, честно говоря, что-то такое вертится в голове, или слышал, или читал, у меня никого на земле не было. Кроме разрухи и запустения, бог миловал, так что не принимайте близко к сердцу, продайте на всякий случай, и дело с концом...


        — Ладно, тогда не будем тратить время, шлите денежки, я буду делать покупки.
        — Да, да, дорогой вы мой, приступим.
        — Только последний вопрос Никодим, как называется это вино?
        — Это не вино.
        — ?
        — Разбавленная водой кровь одной твари, наподобие нашего крокодила. Извините, я не догадался вас предупредить...


        Потрусили к себе. Лошадки наелись яблок наверное на всю оставшуюся жизнь, теперь их этим не приманишь. Заехал забрать Джигита, Варе приказал скакать за отцом с приказом явится в замок вместе с моими свеженазначенными руководителями.
        В первую очередь, на имеющийся остаток, прикупил десяток табунщиков, не самому же живность перегонять? Затарахтел Зубрик, и Сема притянул повозку с местной валютой. Первый транш. Мы с Джигитом принялись за дело. Куча конской сбруи лежала и ждала свои новых владельцев. Помощники наготове, монотонный забег за покупками начался. Перелистывая страницу за странице предложений старались выбирать самых лучший представителей парнокопытных. Табунщики подготавливали их к перегону. Пришли остальные, оторванные от текущих дел граждане.
        — Варя, расскажи отцу и остальным все то, о чем нам рассказал Никодим.
        Пока народ общался и делился впечатлениями, я с Джигитом прикупил полсотни лошадок. Все красавцы, как на подбор! Прикрепил прямо на уздечку каждой по десятку электронных браслетов.
        — Джигит, можете отправляться пока, большей толпой мне всю землю вытопчите. Ведите прямо к Никодиму, он вас ждет. Пусть осмотрит товар, может что другое хочет. С уздечек скажешь ему, браслеты не снимать, пусть так и продает! Про цену, рот на замок!
        — Как прикажете господин!
        Повернулся к моим аппаратчикам. Морды у них озадаченные.
        — Ну други мои, какие мысли будут у кого?
        Кремень спросил первым.


        — Господин, получается вся моя наука не более чем недоразумение? Завтра ничего на электроприводе работать не будет?
        — Сам в шоке, сколько сил в эту электрификацию вбухали!
        — Прикажите демонтировать и продавать назад, пока можно хоть девять из десяти медяков вернуть?
        — Не спеши, не все так просто. Возможно некоторые знания и вещи сохранятся послезавтра. Думаю оставить все как есть. Вас я собрал по другому поводу.
        — По какому, ваша милость?
        Староста замер в ожидании моего ответа.
        — Сегодня и завтра приложить все усилия, для того, чтобы этот гребанный перелом не стал для нас катастрофой. Полив завязан на насосы, обработка земли трактором ведется, удобрения... все может к сожалению изменится. Это надо учесть, чтобы не произошло какой беды. Доход скорее всего упадет, придется приспосабливаться к новым правилам.
        Все начали тяжело дышать и охать. Перемены не нравились не только мне.
        — Завтра, как вы сказали, выходной день.
        — Иван придется выходной перенести на воскресенье.
        После выхода из игры, я долго лежал на кровати, пытаясь собраться с мыслями. Устал не физически, эмоционально утомился. Такие новости было тяжело пережить. Игра это не совсем игра. Странности я замечал и ранее, но такого не мог и представить! Поворочался и заснул.


        ========== Глава 24 Два моржа — больше чем один! ==========

        Глава 24 Два моржа — больше чем один!


        Короткий, тревожный сон, почти не дал отдыха. Момент был напряженный. Зашел в игру, пока есть время на один разок.
        Варя, в сопровождении котэ встречали меня вместе с алой зорькой.
        — Привет.
        — Здравствуй, мой дорогой рыцарь!
        Оглянувшись, увидел целую прорву народа. Вздохнул, но сам приказал им вчера быть тут, продолжить работу. Варя с девочками организовали мне завтрак. Стол накрыт и ждет, маня угощениями. Быстренько перекусил. Работа продолжилась. Вчера с Джигитом успели закупить триста, на мой взгляд, отличных представителей лошадиной породы. Никодим передал, что двадцать шесть ему не нравятся, и если есть возможность, просит их обменять. Табунщики переправляли животных по десятку. Сема притянул на тракторенке последний денежковый перевод. Теперь прямо на траве, в центре моего разрушенного замка, лежала приличная куча злата. Можно как Кащею бессмертному упасть в него, и попробовать покупаться, разбрасывая монеты вверх. Но думаю, это не при посторонних зрителях. Как мой народ на это среагирует? Закончив наконец с монотонными закупками, немного подождал возврата неликвида от соседа. Что прислал, заменил. Чем они ему не угодили я так и не понял.


        Выслушал доклад старосты, Иван не стал сегодня делать никаких закупок. Решил подождать, как завтра изменятся профессии и материалы. Почти все мужское население занято рытьем колодцев. Жилья у нас в достатке, будем надеяться завтра оно не рухнет в один миг, превратившись в степные шатры монгольцев.
        Купил себе войско. Взвод вдв с сержантом. Красавчик с переломанной носопыркой был страшен на вид. Надеюсь он всех моих недругов распугает одной своей рожей! Поговорил с парнями. Обычные ребята на вид. Не знаю, как к жителям этого мира теперь относится? Раньше их пикселями просто считал. Теперь все так закрутилось. Приказал старосте организовать им питание. Купил все необходимое воинское снаряжение и запас боеприпасов. Головорезы потребовали миномет. Отдал распоряжение караулить кучу золота. Хотя и так, сюда никто посторонний не войдет. И пошел отдохнуть с Варей к домику. Утомился от этой суеты, потому быстро и сладко заснул.
        Прекрасное, как всегда, пробуждение в этом мире, дало так необходимый мне отдых и силы. Девочки тихо сидели на диванчики и еле слышно перешептывались.
        — Эй красотки, что вы там за планы строите? Как вечерком на гульки — танцульки сбежать к пацанам в соседний колхоз на дискотеку?
        Света так искренне завозмущалась.
        — Господин, как вы могли такое подумать? Да разве кто, в своем уме, поменяет место наложницы самого рыцаря на какого-то мужика?
        — Ну так у мужика ты бы была одна и единственная, любимая и незаменимая! А так что? Принеси, подай, иди и не мешай...
        — Господин, с вами не сравнится никто!


        Девчата дружно закивали головками в знак одобрения.
        Я поднялся с кровати, как был голый, подошел к дивану. Смотрю внимательно на них.
        — Точно?
        Глазками на меня преданными, щенячьими смотрят.
        — А то смотрите, если кому что не нравится, могу отпустить.
        У девочек ужас в глазах от моего предложения.
        — Господин, мы вам чем то не угодили?
        — Да нет, все отлично. Просто предупредил, может кто из вас что надумал? Я не держу. Пошли купаться.
        Весело поплавали, подурачившись на воде. Поганяли на водном моцике, может завтра он уже не заведется. Легли не на лежаки, а как мне нравится, в травку позагорать. Лена предоставила свой филей мне в качестве подушки. Варю положил на правое плечо, а Свету на левое. Идиллия.
        — Господин, можно вопрос?
        Чувствую девочки все напряглись в ожидании.
        — Да Светик, что ты хотела?
        — Скажите, что с нами дальше будет?
        Девчата еще больше затихли.
        — Ну во-первых не напрягайтесь так, зла я вам не желаю. Мне очень хорошо, здесь с вами. Я приобнял еще крепче девок при этих словах.
        — Но все усложнилось... в любом случае у нас есть еще почти год, чтобы решит все проблемы, по мере их поступления. А теперь и все ресурсы для этого. Думаю, вначале приступлю к постройке полноценного замка.


        Варя посмотрела на меня влюбленными глазками.
        — Правда?
        — Конечно, я немного воспользовался моментом, цену загнул в два раза.
        Варя напряглась.
        — Завтра Никодим зайдет в раздел покупок, у себя в замке и прикинет среднюю цену.
        — Ну и что, откуда он знает, что цена не упала?
        — Когда вы начнете замок отстраивать он все поймет, откуда деньги.
        — Да плевать, не пойман — не вор. И вообще я думаю...
        — О чем?
        — Никодим никакой не человек, он бот, такой же нпс, как и крестьяне, только владелец замка. Нпс хозяин замка!
        — Господин, вы опять за свое?
        — Ну так это же все объясняет.
        — Ох, Андро, видимо никак мне вас не переубедить...
        — И не надо никого переубеждать, лучше помоги стресс снять.
        С этими словами, я направил рукой ее головку в нужном направлении.


        В домике отдал распоряжение Светлане, скопировать как можно больше нужной информации на бумагу. Закупить побольше книг и дисков, может это поможет сохранить хоть часть привычной информации после перелома. Сам сел в кресло и углубился в хронологию Джамперса. Имя это оказывается не собственное, а что-то типа должности. Старшего редактора этого сборника. В течении нескольких тысячелетий туда заносятся факты и события этого мира. Все наиболее значимое. Посмотрел еще раз на полку с этими томами, вздохнул. Мама не горуюй! Сколько всего перелопатить надо.
        — Варя, это весь Джамперс?
        — Да господин, полное собрание шестьдесят четыре тома! Хотите я буду вам читать?
        — Нет, сладкая, тут надо вдумчиво знакомиться с прочитанным. Придется самому.


        Как говорили китайцы -'ничто не ново под луной'. Практически вся наша земная история, мифы и легенды имели свое отражение в этом мире. Его назвали мир 'покрова'. Так это было в переводе на русский. Ночи нет, вернее она длится всего один миг, нет звезд. Попавшие в это мир и назвали его покровом, как будто боги перенесли их сюда и накрыли плащом от привычного неба. Причины такого события не объяснялись. Много предположений, самых разных, некоторые гипотезы я не смог понять. Очень уж они несуразные. Если действительно допустить, что это реальный мир, а не компьютерная игра, то все получается немного сумбурно. И на самый главный вопрос у меня не было ответа. Что мне делать? Хочу ли я остаться в таком случае здесь, или в привычном мире? Правильный ответ состоял в том, что я не хочу бросать реал, мать, знакомых. А здесь хотел бы и дальше появляться время от времени. Для отдыха и развлечения. Так было бы лучше. Но полностью уйти в этот мир, я был не готов. В конце концов, я не калека, прикованный к кровати, а молодой парень, у которого вся жизнь впереди!
        — Света!
        Негритяночка оторвалась от составления списка закупок, и посмотрела на меня, облизывая губы.
        — Господин, стресс снять?
        — Да нет, найди мне в интернете всю информацию про нашего соседа. Он говорил, что умер в тысяча девятьсот пятом году в России, Тамбовской губернии. Зовут его — Арапов Никодим Ефграфович. Служил в царской армии. Комиссовали его по здоровью. Туберкулез. Еще он был коннозаводчиком знаменитым. Вот по этим направлениям смотри, может что прояснится.
        — Хорошо господин, дайте мне полчасика, я все разузнаю.


        Я продолжил знакомится с хронологией. Внимание привлекла статья о попытках некоторых личностей стать царями этого мира. Подробно были разобраны всевозможные варианты, и причины по которым эта цель не была достигнута. Как не изгалялись разумные, но установить абсолютную власть над несколькими замками одному владельцу было очень сложно. Прежде всего, управление признавало только одного хозяина. И свою власть он мог распространить только на один замок. Значить, с другими замками можно было работать только через их законных владельцев. Влияние. Необходимо иметь влияние на законных хозяев. Принудить силой не просто. Хозяин замка может отсиживаться в нем годами, не выказывая носа наружу. Враги могут грабить его окрестности, убивать крестьян, рушить экономику, но к нему самому в замке, не подобраться.
        Самый эффективный метод, включить владельца в совместное дело. Выгодно не самому всем заниматься, а иметь соседей, профессионально занятых чем то одним. Например как Никодиму хорошо иметь меня в соседях, выращивающего для него першень. А влияние можно оказать при помощи денег. Он дал мне большую сумму в долг, и не предупредил, что после 'перелома' я могу потерять все. Значить, он осознанно хотел загнать меня в долговую яму.


        Вы скажите, я мог деньги взять и не отдавать? Но в таком случае, мне пришлось бы отсиживаться в замке, и я не имел бы возможности развиваться. Никодим намекнул мне на здешнее общество, и ту не последнюю роль, которую он в нем занимает. Обложили бы меня как медведя в берлоге. Вот подлец! Мои моральные терзания, насчет маржи за сделку, улетучились в дали дальние в один миг! Надо кстати, перевести денежки просто на мой счет в управлении, нечего их кучей хранить. Сколько их там всего? Вот и будет легче учет вести.
        Света, как вышколенная секретарша — референт подала мне папку с досье на Никодима. Узнать удалось много. Человек давно умер, но след в истории оставил. Я приказал ей отправить копию на мой комп в реале, а сам углубился в изучение.

        ========== Глава 25 Бронетанковые войска и синеглазая дева ==========

        Глава 25 Бронетанковые войска и синеглазая дева


        Тяпничные школьные заботы. Детвора — одноклассники шумно обсуждали планы на выходные. Какие они еще дети! Я чувствовал себя таким большим, важным, умудренным опытом прожитых лет. Ведь на мне ответственность за более чем трехсот душ! Я не решил еще для себя, считать этот мир реальным, или все таки компьютерной игрой. Колебался. Аллочка меня покусывает опять, зацепил я ее чем, что ли?
        — Андрух, какие планы на выходные? С бывшей помирился, или Сашку куда поведешь?
        — Нет Алла, мосты сожжены, назад хода нет. А на Александру и так очередь, не пробиться, меня там только не хватало! Буду искать хорошую, скромную девушку, но с огоньком! Чтобы одного поля ягоды были.
        — А, ну давай, давай. Фруктово — ягодный ты наш.


        После школы зашел к братухе, прямо на работу, проебал мозги.
        Следователь, старший лейтенант Антон Аросов делил кабинет со своим сверстником. Как и положено полицианеру, они были заняты работой. Писали бумажечки в толстые папки, перекладывая их с одного края стола на другой. Старший удивился моему визиту.
        — Что случилось?
        — Антох, мне нужна помощь, надо одного человека по базе пробить!
        Глаза у братухи вылезли из орбит.
        — 'Человека по базе пробить?'. Ты охринел, или сериалов насмотрелся?
        — А что тут такого? Ты же полицейский?
        — Как, что? Ты знаешь, что у нас НИЧЕГО так просто нельзя взять и сделать!? Чтобы получить информации на человека, нужно сделать запрос, обосновать его необходимость, получить разрешение вышестоящего руководства, оформить пяток справок и сопроводительных листов, отметиться в шести журналах. А ты приходишь, и мне такое выдаешь мимоходом, как будто это муху прибить! Вали домой и не мешай работать!


        — Не кричи, я же редко к тебе обращаюсь, мне это очень важно по игре...
        Брат, услышав про игру, сквозь зубы кинул мне.
        — У тебя точно крыша поехала от этих стрелялок! Иди домой, и не зли меня, пока матери не позвонил.
        — Что за шум, а драки нет!
        Мощный, как иерихонская труба, голос дяди Миши раздался еще за закрытой дверью, которую он не преминул открыть, и занес свою массивную тушку в кабинет.
        — Да вот, товарищ подполковник, младое, неразумное поколение нюх потеряло...
        Дядя Миша глянул на меня глазами с веселыми искорками.
        — Андрей, рассказывай, какие у тебя проблемы с нюхом?
        Я протягиваю кипу бумажек, что распечатал из дела Никодима.
        — В игре творится что-то странное, мне нужна помощь. Я просто хочу выяснить, существовал этот человек или нет.
        — Игра, ты не в танчики рубишься?


        При этих словах Антон с напарником закатили страдальчески глаза вверх, и я понял почему. Минут на пять дядя Миша разразился речью о преимуществах согласованной тактике в игре, команда с продуманной линей атаки обречена на победу! Удостоверившись, что я не играю в танки, подполковник сообщил, что если надумаю, он возьмет такого толкового малого к себе в клан. Буду главным подающим снаряды. Взял у меня из рук бумаги и положил на стол брата.
        — Самым внимательным образом, отнесись к этому вопросу. Слышишь меня? Очень много гадостей творится в интернете, а мы как бы и не при делах! Как будто это не с нашими людьми происходит, а в чужой стране. Девочек растлевают с помощью сети, с людей деньги вымогают, семьи рушат поддельными и не очень кхм, фотографиями, документы, личные данные похищают. А ты не хочешь реагировать на сигнал. Тем более родной брат, нехорошо. Не успеешь глазом моргнуть, как он вырастет. А где, был ты в это время? Сколько ему внимания уделил, помог советом, личным примером? Когда ты последний раз его делами интересовался?
        Брат насупился, подполковник потрепал его по плечу.


        — Сынок, отец бы гордился такими сыновьями, держитесь друг за дружку, не забывайте, что вы братья, никогда! Что ты там, Андрей хотел?
        — Просто узнать, жил этот человек в тысяча девятьсот пятом году или нет?
        Мой вопрос его слегка удивил, но он не думал отступать, посмотрел на братуху.
        — Чтобы с бумажками не возиться, позвони на место, своему коллеге. Так проще будет.
        — Да я там никого не знаю?
        — Так познакомишься! Бери справочник телефонов их отдела, по месту жительства этого гражданина. Позвони следователю, какому-нибудь, неважно. Представься, расскажи так и так, мол. Прошу помочь. Неформально. Не откажут, сломя голову делать конечно тоже не побегут, но помогут. Понял?
        — Понял.
        — Вот, ты же оперативник, у нас три главных рабочих органа: жопа, чтобы при писанине усидеть, голова чтобы думать что писать, и язык чтобы работать.
        Пообедав дома, взял телефон и позвонил Варьке.


        — Как дела у моей старшей жены?
        — Господин, все заняты работой. В поселке суета страшная!
        — Ну, не надо это воспринимать как пожар, думаю переживем.
        — Андро, ты правда так считаешь?
        — Все, что можно мы уже сделали, а как оно будет, неизвестно. Что тогда пугаться? Главное ресурсы есть, если даже с нуля начинать, есть на чем развернуться. Ладно, ты там не сильно переживай, я конечно буду вечерком, тут свои дела порешаю чуток...
        — Мой повелитель, мы будем вас очень ждать.
        — А чтобы было чем заняться с девочками, прикиньте варианты с дизайном внутренних убранств нашего замка.
        — Ой!
        — Вот тебе и ой! Давай стрекоза, до скорой встречи.


        Зашел к себе в комнату, включил комп. В контакте посмотрел фото девочек. Зашел на страницу Нины. Фоток у нее много, целых четыре. Самая смелая, в черном закрытом купальнике с прошлого года висит. Для меня снова остро встал вопрос с удовлетворением моих половых потребностей, если раньше я особо не знал что терял, то после знакомства с Мариной, мне значительно поплохело. Да и эта игра. Там я человек — человеком! А тут? И если раньше, этот 'виртуальный секс' давал разрядку, то теперь это не повторялось.
        Смотрю на Нину, а что? Фигурка так ничего! Ножки стройные, попа красивая. Лицо ее конечно портит немного, но фигурка хорошенькая. У нее светится значок онлайн. Не долго думая, написал 'Привет!'
        Через минуту пришел 'Привет' в ответ.
        — Выйдем прогуляемся?
        — Куда?
        — Да в парк сходим, воздухом подышим.
        — Ну, если не долго, мне в восемь дома надо быть.
        — Нина, да раньше вернемся. Я за тобой зайду, ты где живешь?


        Жила одноклассница недалеко, она уже вышла во двор и ждала меня. Курточка боллоневая розовая и вязаная шапка. Не сильно жарко сегодня, но народ в парке есть. Аттракционы уже не работают. Купил сладкой ваты, прогулялись по аллее туда — сюда. Ниче так вечер. Проводил домой, до подъезда. В квартиру никто не приглашал. Покрутился и пошел домой.
        Маман ужин готовит. Покушали. Спрашивает где был.
        — Да прогулялся.
        Позвонил Варенику.
        — Че делаешь?
        — Господин, готовим презентацию, к вашему приходу стараемся успеть.
        — Презентацию? Не, ротик лучше готовь. Я захожу, беги встречай.
        Малиновое солнышко, так похожее на наше, ласково припекало в вышине. Я зажмурился, и глядя на улыбающуюся Варю, расстегнул шорты.
        — Господин, а эти?
        Я поднял голову, рассматривая двух караульных смены.
        — Эй, отвернули головы! Варя, проблемам решена.


        — А ты неплохо сосать стала! Почти так же хорошо, как моя бывшая подружка в реале. Вот еще полностью заглатывать научишься, с яйцами, и про нее можно и не вспоминать!
        — Андро, я научусь всему, чего только захочешь!
        — Верю, но люблю я тебя не за это.
        — А за что?
        — За твою милую улыбку.
        Вареник засмущалась. Странно ее видеть такой, после минета. Вот женская натура!
        Пошли в домик. Девочки совместными усилиями действительно приготовили интерактивную презентацию. Для одного зрителя — меня! Они все успели распланировать. Даже фактуру ткани и цвет штор в главном зале!
        — Дорогие мои, видимо мы погорячились. Надо бы определиться с самим зданием замка. Какие там будут комнаты, какого размера и формы? Неизвестно даже сколько будет этажей! Но ваша работа не пропадет напрасно, а будет использоваться как основа. Завтра с Чубуком и Василием определимся с материалами для строительства и заставлю их сделать этот... Гениальный, Генитальный, нет, о — Генеральный план! Точно! Девочки одобрительно кивнули. Посмотрел с ними киношку, подурачились. Сексом занялись само-собой, как без этого? Лену и Свету вертел как обезьянок на дереве, а Варя с тоской посматривала, как девочки стонут от удовольствия. Заставляя себя хранить целькостность, она по-моему занимается самоистязанием. Поспав, после трудов праведных, богатырских, вышел из игры.


        — О смотри, зашевелился!
        Голос такой, глухой, как в танке. Удар по броне. Я с трудом понимаю, что по шлему, а не броне. Ничего же не видно! Что тут происходит?
        — Антоша, тише ты!
        Я запыхавшись, целую вечность срываю с себя шлем, смотрю за окружившей меня родней. Перепуганные, и почему то злые, мать с братом стоят над моей кроватью, и с жадностью смотрят на меня. Я пытаюсь вспомнить, трусы я вообще одел в кровать, когда ложился? Опускаю глаза вниз, вроде прикрыт покрывалом.
        — Чего?
        Вроде сказал тихо, а вышло, что ору! Мать кинулась обниматься.
        — Андрюша, как я перепугалась! Ты не отзывался, я думала ты в коме!
        — Какая кома, че вы мелете? Я лежал, никого не трогал! Что вам надо?
        Брат подошёл и схватил меня больно за ухо, я перехватил его руку.
        — Лежал, никого не трогал?
        — Ай! Брось, больно.
        — Да ты козел, пол дома перепугал своими криками!


        Я заморгал недоуменно глазами. О чем это он?
        — Сейчас мчс приедет с тебя каску снимать! Игроман хренов.
        По их словам, я закрылся в комнате и начал жалобно орать, сначала тихо, а потом во все горло. Мать перепугалась, разбудить или снять шлем сама не смогла. Позвонила братану, тот мигом примчался, пока родительница не заработала инфаркт. Шлемофон он с меня снять тоже не смог, и вызвал мчс, распилить его.
        Радикально они, однако!
        — Сынок, ты точно себя хорошо чувствуешь? Ничего не болит?
        — Да все хорошо, я не пойму, к чему столько суеты?
        Прибыла бригада спасателей. Думал нам штраф за ложный вызов выпишут. Нет, молодые ребята выслушали сбивчивые объяснения маман, и пожелав всего лучшего, ушли.
        У нас началась перепалка. Хотели мой шлем отобрать и спрятать от меня. Я начал орать до хрипоты и обещать кары небесные на их головы. Топал ногой, молил, и взывал к помощи богов. В общем, вел себя, как и должен вести игровой наркоман и конченный человек. Так родня на меня и смотрела. Качали головой и со страхом думали, что со мной делать? С меня взяли клятвенное слово, что этого больше не повториться и отдали игрушку. От греха подальше. Я обхватил его как голлум 'моя прелесть'! И начал рукавом стирать несуществующую пыль.


        — Чего вы на меня так уставились?
        Мать тяжко вздохнула.
        — Дети, пойдем чаю поставлю.
        К чаю достала недопитую бутылку коньяка, для успокоения. Я и себе жестко потребовал долю. Просьбу мою удовлетворили. Не кровь крокодила конечно, но пойдет.
        — Я не помню, чтобы вообще кричал. Я тихо играл. Вам не показалось?
        — Сынок, ты уже не замечаешь за собой. Понимаешь, тебе надо показаться врачу. Эти стрелялки тебя убьют.
        — Хорошо, давай сходим к врачу, я согласен. Мне самому интересно почему так произошло. В моей игре нет стрелялок, я не воюю, вообще там драк и погоней нет! Я просто отстраиваю замок, тихо, мирно, репу ращу, продаю...
        Родня переглянулась.
        — Ну, что вы так смотрите? Серьезно, я типа фермера там. Да и кричать мне не на кого особо! Крестьяне у меня послушные, что скажу — делают, не перечат. Зачем мне горло драть? Тут что то не так!


        Антон достал из кармана клочок бумаги.
        — На вот, разузнал я что ты хотел.
        — Спасибо, так быстро?
        Брат поморщился.
        — Да попал там на следока, его дальний родственник оказался! Все сразу мне и рассказал. Этого типа там помнят, заметный след в местном фольклоре оставил. Кутила, ухарь еще тот был! Все верно, сам он почти год пролежал прикованный болезнью к кровати. Умер тихо, во сне. Родня почти вся уехала в Америку перед революцией, как чувствовали что то.
        — Спасибо.
        — Ладно, помни ты обещал себя вести хорошо. Будешь мать пугать — голову тебе оторву!
        Сходил в душ, зубы почистил. В кровати лежу, думаю. Сегодня еще один раз зайти можно, а если опять кричать буду? Может накрыться подушкой и одеялом? Чтобы слышно не было. Представил, как я там задохнусь под одеялом. За полтора часа голова жутко разболится от недостатка притока свежего воздуха. Это будет душегубка.
        — Будь, что будет!


        Включил комп, поставил вебку на запись, меня лежащего в кровати. Надел шлем и отправился в страну грез.
        Сходил в поселок, выслушал старосту. Приказал моему архитектору и инженеру завтра доложить мне свои предложения по строительству замка. Зашел до Джигита, забрал своего коня. Может их завтра и не будет. Превратятся в носорогопотамов. Девочки кучкой строили планы по украшательству замка.
        — Я смотрю вы заработались, Лена ужин готов?
        — Господин, прикажите накрывать?
        Повечеряли, девочки щебетали о своих задумках, как им бы хотелось чтобы вышло. Я кивал головой. Да мои дорогие, так и будет.
        — Ладно, Варя работайте, а Свету я заберу у тебя ненадолго. Надо в одно место съездить.
        Девочка улыбнулась.
        — А я господин, не гожусь вам в попутчики?
        — Годишься, но тут нужен специалист с углубленными знаниями компьютерных систем безопасности.


        Глаза у негритяночки расширились, вероятно она хотела отрицать наличие знаний в этой области. Я забрался на коня. Подал руку девочке и подхватил ее вверх. Усадил впереди себя. Не сильно удобно, но ехать можно.
        — А куда мы едим, господин?
        Мы шагом проехали по поселку, выехали к началу зеленой степи. Я еще больше прижал ее левой рукой к себе, помацал сиськи.
        — А едем мы ибать одну знакомую абезьянку!
        — Хи-ха. Может обезьянку?
        — Нет, ты у меня всегда будешь абезьянкой, и ни как иначе!
        — Хорошо, но мы могли бы этим заняться в домике, с девочками.
        — Я хочу на коне попробовать.


        — Ух ты! А так можно?
        — Ща попытаемся.
        Остановил жеребца и начал целовать у нее за ушком, стянул платье, кинул в траву. Снял с себя футболку и отправил туда же. Нам не без труда удалось полностью раздеться, но удобно расположиться вдвоем никак не получалось. В конце концов слезли с коня и я стянул с него седло. Забрался лихо назад сам и затащил подругу. Бедный зверь не понимал, что мы там задумали и с опаской поглядывал на нас, изредка отрываясь от сочной травы. Развернул Свету лицом ко себе, уложил на спину. Она взвизгнула, опасаясь упасть.
        — Да не бойся, я тебя держу.
        — А сами, за что держаться будете?
        — Как за что? За твои сиськи!
        — Может мне задом развернуться, я так хоть руками за его шею буду придерживаться?
        Приподнял на руки и развернул ее опять задом. Уложил перед собой. Светка черными ручками обхватила шею лошади. Я наклонившись стал расцеловывать ее острые плечики и спинку. Помял ладонями оттопыренную попку и вошел. Придерживая за зад, было почти удобно работать над введением и выведением. Усложнил задачу. Пятками ударил коня в бок, вынуждая двинуться вперед. Несколько минут ушло на корректировку темпа для совпадения, и дело пошло.
        — Как хорошо было! Господин, когда лошадь движется, она спиной мнет лобок, и вы еще добавляете. Мне было очень хорошо! Я обязательно расскажу Варваре Ивановне об этом способе, пусть и она так с вами попробует.
        Приобнял ее, целуя в щечку, чувствуя новую волну возбуждения.
        — Тогда проведем еще испытание, как твоя задняя дырочка будет себя чувствовать?


        Размяв и смочив ее анус пальцами загнал туда стойкого друга. Света ойкнула, но вскоре замерла, прислушиваясь к свежим ощущениям. Так не спеша, мы уже далеко прошли. Пришлось возвращаться назад, разыскивать наши вещи и седло. Доехали до фермы Джигита. Я отдал коня, и мы пошли домой пешком. Света была довольна прогулкой и весело щебетала.
        — Света, у тебя все хорошо?
        — Да господин, я всем довольна!
        — Может ты чего то хочешь?
        — Спасибо у меня все есть. Но можно... я понимаю нас трое...
        — Что можно? Говори.
        — Господин может трахать меня хотя бы один раз в день? Мне это очень нравится.
        Шлепнул ее по аппетитной попке.


        — Хорошо, постараемся уделять вам должное внимание.
        Позвал девчонок на пруд поплавать. Потом легли в траву, как мне нравится.
        — Лена я тебе задок не отдавливаю головой?
        — Нет, мне удобно.
        Варя ноготками царапала мне яйца и ласково мурлыкала в ухо.
        — Господин, вам не надо стресс снять?
        — Варенька, конечно надо! Ты не представляешь какой у меня сегодня стресс был!
        — Что то случилось?


        Я кратно рассказал о проблеме со шлемом, криками, и тем что боюсь их потерять и как-нибудь сюда не зайти. Лена подала голос.
        — Господин, мы тут недавно читали об заклинаниях — молитвах у Джамперса...
        Девочки загалдели еще больше.
        — Да, да вы попробуйте.
        — Лена, ну чем мне может молитва помочь, если я не верующий?
        — А какая разница? Главное что работает. Вот я позавчера хотела приготовить жаренного угря, там сложный рецепт. У меня не получилось с первого раза, я очень разволновалась, а потом прочитала это заклинание, и все получилось. Успокоилась главное сразу, это заметно. Запоминайте, или на бумажке вам напишу.


        — Синеглазая дева, ты меня успокой.
        Забери все печали, дай уют и покой.
        — Пусть наполнятся силой, жизнью тело с душой.
        Я смогу, что задумал, все исполнить с лихвой.


        Продекламировал вслед за ней, и почувствовал как по телу пробежала волна бодрости. И до этого чувствовал себя не плохо, а теперь вообще класс! Разум тоже очистился, в голове кристально все прояснилось.
        — Слушай, правда работает! Я обязательно в реале попробую, может и там поможет, спасибо. Но это наверное магия нужна?
        — Нет, это просто заклинание, оно и без магии работает. Вы обращаетесь к силе природы, и за ее счет подкрепляетесь.
        — К силе природе, а она не потребует за это платы?
        — Думаю это безопасно.
        — Хорошо девочки, пойду я на выход, посмотрю не повторились ли симптомы помешательства, за одно испытаю ваш совет.
        Не спеша снимаю шлем, оглядываюсь по сторонам как партизан. В комнате никого постороннего. Выдохнул. Значить сходил без последствий. Хотя нет. Последствия есть и очень серьезные. Что то оттопыривает трусы. Как же решить эту проблему? Блин!
        Сходил в ванную, потом попив чаю, вернулся в комнату просмотреть запись вебки. На ускоренном режиме моя тушка лежала спокойно и не шевелилась. Шума я наверное тоже не производил. Если бы было по иному, маман опять бы спасателей вызвала. Выдохнул. Уже за полночь. Ну что, попробовать зайти? Первый раз после перелома. Сделал дыхательную гимнастику для успокоения и вспомнил про свое обещание. Заклинание сработало так же легко, как и в мире игры. Удивился. Нужно самым внимательным образом прочитать об этих заклинаниях, может еще что сработает. Улегся и одел шлем. Как же ты работаешь сука, без компа?


        ========== Глава 26 Версия Вари ==========

        Глава 26 Версия Вари


        Серые, безрадостные дни продолжали течь, сменяя друг друга. Я уже не верила тем детским ярким воспоминаниям, которые казались сказкой. Неужели это была я, той счастливой маленькой девочкой? Как зыбок и не прочен оказался наш мир, стоило моему деду исчезнуть, и все рассыпалось как карточный домик. Без хозяина его люди обречены на гибель. После всего ужаса нападения пришлых, разграбления и убийств, нас осталось четверо. Отец каким то чувством понял грозящую нам опасность, и мы спрятались в лесу, чем и сохранили себе жизнь.
        Вернее продлили агонию и отсрочили приговор. Нет инструментов для работы, нет руководства без которого ничего не сделать, нет запасов. Мы могли выжить только питаясь тем, что еще прорастало на бывших садах и огородах. Дикие, не питательные сорта — вырожденцы.


        Я пол дня потратила выискивая листья капусты. О тугих качанах не стоит и мечтать. Отобрав пригодные в пищу помыла, и принялась нарезать. Час ушло на пропаривание их в наподобие капустных котлет. Прошли те времена, когда можно было найти клубни картошки. Скоро и этой капусты не станет. Что делать дальше, не знаю. Были несколько раз у нас праздничные ужины, когда отцу удавалось поймать рыбку или зайца в силок. Это были славные дни, казалось к нам возвращается жизнь на миг, даже отец выходил из состояния скорби и радовался.
        Но редкое исключение не делало погоды. Нас ждала неминуемая смерть. Пришел отец с братиком, им не удалась рыбалка сегодня. Отец еще мог иногда кого то поймать, а брату это не удавалось ни разу.
        — Ну не расстраивайтесь, завтра чего-нибудь раздобудете, садитесь кушать. Я приготовила капустные котлетки!
        Брат с аппетитом ел, отец не спеша, я съела пару штук, растягивая удовольствие.
        — Братик, это твои, доедай.


        Он с сомнением глянул на меня.
        — А ты? Ты же почти ничего не ела?
        — Да я пока готовила, нахваталась. Не переживай.
        Брат с сомнением глянул на отца. Тот кивнул одобрительно, и братик умял последние крохи нашей трапезы.
        — Я пойду на пруд, покупаюсь перед сном.
        — Иди дочка, иди.


        Теплая, прогретая водичка, я с радостью поплавала. Вышла на берег за прихваченной плошкой с раздавленным мыльным корнем. Помыть волосы и прополоскать сарафан. Пока он просыхал, брошенный на траву, я тоже легла голышом на мягкую травку. Можно подсохнуть, загорая в лучах заката и помечтать. Помечтать о том, чего никогда не будет.
        Свой дом, семья, дети. Муж. Какой он мог бы быть у меня? Ну наверное мужественный. Большой, сильный, но не такой простоватый как мой брат. Нет, у меня был бы умный муж. Он бы имел хорошую профессию, мы бы жили в достатке, не голодали. А вечером... он бы тискал меня своими сильными руками. Большие ладони гуляли бы по моему телу, ощупывая во всех местах. Он бы сжимал, гладил и мял меня, не спеша, по — хозяйски. Да мой муж так бы и обращался со мной. Сильно, но не грубо. Нет, по — хозяйски. Мне понравилось это выражение. Я погладила левой рукой себе животик, а правой грудь. Как будто это не мои, а чужие руки гуляют по моему голому телу. Приятное чувство. Ах, если бы это было взаправду! Пальцы сжали затвердевший сосок, приятно его мять и давить. Боль сладкая и щемящая. Я вспомнила детский случай.
        Три года назад, когда еще все было хорошо. Соседские, более старшие ребята позвали играть у себя во дворе. Играли — играли и они прижали меня на лавочке с двух сторон. Я не могла вырваться, и еще не понимала, что они хотят. Бесстыдные руки шарили у меня по телу. По голым коленкам, по плечам, мяли тогда еще не налившуюся грудь через платье. Я раскраснелась как помидор. Мне было жутко страшно и приятно. Расстегнули платье по пояс и стали щипать за соски. Как это было в первый раз! Пацаны тоже раскраснелись от своих наглых действий и решили идти дальше, полезли между ног. Я опешила от такого хамства. Страх предал мне силы, я вырвалась из ослабевших рук и заорала на них, что есть мочи.


        Хотя, брату наверное не надо было говорить, что меня обижают. Тот просто и без затей, подбил одному и другому по глазу, на этом попытки домогательства с их стороны прекратились. Жаль...
        Теперь нет ни одного, ни другого. Никого уже почти не осталось. Если в бывшем нашем многолюдном селе, можно было выбрать из претендентов. Тем более мне, как внучке хозяина и дочери управляющего! Все, не быть мне за мужем, никто не будет меня любить и тискать крепкими руками, не родить мне детей, и не жить счастливо. Сколько продлится еще наше существование? Месяц, два?
        Убрала руки от опухших сосков. Настроение испортилось. Приятно уже не было, надела сырой сарафан на голое тело, и пошла в нашу берлогу, надо попытаться выспаться. Хотя это и не удастся, скорчившись от холода не сильно отдохнешь. Самая приятная часть дня у меня проходила на пруду. Когда обмывшись, лежишь в травке, сохнешь и тискаешь сама себя.


        Сон — полубред оборвался под утро. Я всем телом почувствовала теплую волну, которая прокатилась через меня.
        — Отец, что это было? Ты тоже почувствовал?
        — Не знаю, но мы наверное будем жить. Замок обрел нового хозяина.
        У меня все оборвалось от этих слов. Я тайно надеялась, что однажды дедушка вернется, и мы заживем как раньше. Пусть он никогда не интересовался моей судьбой или судьбой брата, только признавал отца бастардом, но для неплохой жизни нам хватало и этого! И теперь этому не быть. Он точно умер! От грустных мыслей меня оторвал стук по стене и крик.
        — Тук-тук выходим, строимся!
        Прямо скажем не богатырь. Пока щуплый мальчик, невысокого, с меня роста, рассматривал нас, я украдкой изучала его. Отец сразу признал в нем хозяина, сомнений у меня тогда тоже исчезли. Но вместо ожидаемого мной великана с руками — лопатами, нам достался молодой господин, у которого только-только молоко на губах обсохло.
        Мальчик требовал с отца сапоги. Но нельзя дать того, чего не имеешь. Лицо у него доброе, можно сказать простоватое, но он пытается придать ему грозный вид, это меня немного смешило. Я стала Варварой. Как то странно. Раньше была дочкой, дочкой старосты, сестрой. А теперь стала Варварой. Почему у меня раньше имени не было? Я даже не задумывалась об этом! Меня это открытие поразило и озадачило. Он назвал меня красавичной! Вот это да! Эта пигалица меня заметила! Хотя тут других девушек и нет. Отдает распоряжения, всех озадачил и ушел на рыбалку с папкиным удилищем. Хорошо если не поломает, неумеха. У отца не всегда получается рыбу поймать, а он куда лезет?


        Брат, теперь с именем Семен, повел его к пруду. Отец посмотрел на меня жалобно.
        — Дочка.
        — Да, папенька.
        — Дочка послушай, я знаю, ты у нас в семье самая умненькая. Но я пожил по-больше, послушай моего совета.
        Я кивнула головой.
        — Я тебя слушаю, отец.
        Тот опустил глаза к полу.
        — Ты сама видела, какой разбойник нам достался в хозяева, все схватывает на лету. Денег у него пока нет. Чувствую работать будем, не разгибая спины.
        — Ну это же хорошо, жизнь может наладиться, хоть голодать не будем!
        — Это да, но я не о том... ты одна женщина осталась. Понимаешь?
        — Да, и что?
        — Дочка, пока он себе наложницу не купит. Может к тебе приставать, понимаешь? Выбирать то ему не из чего!
        — Я поняла тебя, обещаю руки наложу, но не дамся. Чести своей не уроню.


        Отец вздохнул. Тяжело посмотрел на меня.
        — Не буду тебе говорить чем это обернется. Ты знаешь, за нас с Семеном не переживай, я за тебя думаю. Поверь, лучше быть живым. Хоть как-то, но живым! Ты не перечь, делай все, что тебе скажет.
        — Отец, как ты можешь такое говорить?
        — Могу, все неважно. Главное, чтобы ты выжила! Потерпи первое время, потом у него другие увлечения появятся, он про тебя забудет.
        — И кому, я потом, опозоренная нужна буду?
        — Все устроится, милая. Главное голову сохранить. Пообещай мне, что ты будешь умницей!
        Я с трудом выдавила из себя обещание. Вернулся брат, отец поцеловал меня, и они ушли заготавливать лес. Как в бреду, я занялась порученной уборкой. Надо было и самой догадаться заняться этим раньше. Но эта мысль не приходила мне в голову. Мы жили как-то заторможено.


        Боялась того, что может случится между мной и господином. В голове проскальзывали картинки. Как он входит в нашу хижину, бросает меня на наш стол, за которым мы едим, рвет на мне одежду. Я вырываюсь и кричу, зову на помощь. Но меня никто не слышит. Отец с братом далеко в лесу. Мальчишка не только лапает меня где хочет, нет происходит самое страшное, он лишает меня девственности! По крышке стола течет моя первая кровь. Жуть! Я встряхнула головой, отгоняя это видение. Вырываться мне тогда пришлось бы в пол силы, а так чувствую хоть и голодная, я его сама заломаю. Уж очень он слабый на вид.
        А тут и он легок на помине! Я сжалась от страха. Накрутила себя. В руках у мальчика три больших рыбы! Вот это да! У меня глаза округлились от удивления. Отдал мне. Я поблагодарила. Мальчик улыбнулся, и развернувшись ушел. Видимо никто меня насиловать сегодня не будет! Накинулась на рыбу, побыстрее почистить и пожарить. Вот так господин! Ай да добытчик!
        Пообедали мы сегодня по-царски! Я наелась так, как давно не ела. Брат с отцом устали очень на лесозаготовках. Отец говорит, без нового топора им много не нарубить.
        Больше мальчишка сегодня не показывался. Вечерком, после купания на пруду я мяла свою грудь и подумала о том, как бы было хорошо если бы это делал господин. Мацал и целовал мои сиськи. Брр-р. Какие глупости только не придут в голову!


        Следующим утром я увеличила огород. Господин опять пришел, проверить работу. Похвали меня и назвал красавицей. Это то меня! Вот мама моя да, была красавицей! Мальчик проверил отца с братом в лесу. Только бы их волк не тронул, я так за них боюсь, и ушел на рыбалку. Опять удачно. Уловом снова поделился с нами. Сам не ест. Попросил воды попить. Я вынесла, он выпил и поблагодарив, как то странно посмотрел на меня. Я сжалась вся. Началось, как и предупреждал отец. Но пацаненок развернулся и ушел. Вернулся отец, принялся мастерить что-то. Говорит их с братом господин очень сильно обругал, недоволен их медленной работой.
        Вечером на ужин брат еле приплелся, выжатый как тряпка. Поел и пошел рубить дальше. Я спрашиваю, спать ты думаешь? Отец говорит хозяин приказал без отдыха работать от забора до ужина и по-новой. Я не могла спать, так брата на долго не хватит. Хозяин хочет быстрее денег заработать, чтобы наложницу себе купить, подумала я со злостью. Ну ничего, вот разобью еще больше огород, пусть, будет репу продавать, быстрее получит себе то, что желает!
        Утром работаю, а сама реву, остановится не могу. Отец проведал Семена, он очень плох, еле на ногах держится. Угробит его хозяин. Так хочет быстрее себе кралю прикупить, что нас не жалеет! Чем я хуже? И сама удивилась своему вопросу. Зачем он мне? Ведь я боюсь того, что может произойти. Если он меня обесчестит, то не видать мне хорошего мужа, семьи и детей. Нет какой гад, брезгует мной видите ли! Да чтобы я жизни себя лишила из-за этого потаскуна?


        Какой он у меня умница! Рыцарь, самый добрый и благородный! Пришел, расспросил, все сразу решил, самым лучшим образом. Отец с братом сглупили, не поняли его правильно. Ну брат ладно, но отец? Вот я им задам! Не на шутку разозлилась. Как они могли подумать, что такой человек хочет нас в могилу загнать! Он заметил, что я немного набила мозоли и приказал отдохнуть. Так и сказал. Работай потихоньку! Вот видите, он не спешит купить себе наложницу, он обо мне проявил заботу! А потом он подарил мне ЛЕНТУ! Правда одну красную. Я уставилась на него, как громом пораженная, и со страхом ждала что он протянет мне и вторую — золотую. Но этого не произошло. Видимо, он хочет убедиться, что я не хухры — мухры и потом подарит и золотую. От радости все в груди сжалось! Какой прекрасный день сегодня! Господин опять вернулся с рыбалки не с пустыми руками. И снова отдал мне свой улов. Посмотрел наш большой новый дом. Ни то что старая халупа. Человеческое жилье. Опять повторил тупоголовым чтобы не убивались. Разрешил нам покупки для дома делать. Просто день подарков. Я его ленточку пока в волосы заплела, чтобы не
потерять. Пусть дожидается второй. Ему показала, как намек, думаю он понял. Душа моя запела. Потом приказал мне пошить перчатки для работы. Он хочет чтобы у меня были мягкие ручки, и сказав такие теплые слова на прощание — 'берегите себя и близких', ушел.


        Следующее утро мы встретили на огороде. Я неплохо так его расширила с помощью отца с Семеном. Они больше копали, я сажала. Хозяин увидел, поздоровался и сразу обругал меня. Мне так обидно стало, прямо комок в горле! Потом я поняла, он так пошутил. Посмотрел на мои руки в перчатках. Они уже поджили. Назвал умницей и дал этих 'пряников', что-то наподобие сладких булочек. Пригласили его покушать. Он не только не отказался, но и нас всех усадил за стол рядом! Хвалил мою готовку. Не зря мама меня учила так старательно!
        Господин ушел на рыбалку, а отец никак не мог прийти в себя после его слов. Десятая часть! Хозяин решил оставлять нам десятую часть от всего, что произведем и добудем. Можно тратить на себя. Об этом мы раньше даже и не слышали.
        — Какого странного хозяина послали нам боги. Не было бы беды.
        — Зачем ты так папа? Все же хорошо, радоваться надо.
        Отец посмотрел на меня.
        — А как с тобой, не приставал?
        — Еще чего, ты не видишь что ли, это настоящий, благородный рыцарь!
        Отец еще раз посмотрел на меня и кивнул.
        — Хорошо, будем надеяться, что он будет промышлять по своему полу. Тогда тебя опасаться нечего.
        — Типун вам на язык, папа вы как скажите, тоже! Вы хоть заметили его подарок?
        Я показала косу с лентой.


        — Одна?
        — Пока да.
        Я гордо закинула косу за спину.
        — Ты сильно дочка не обманывайся, может как и мы с твоим братом не так поняла. Он говорит одно, а делает другое. Не поймешь сразу.
        — Какая тут может быть ошибка? Он хочет сделать меня своей дамой сердца, как могла бы стать бабушка.
        — Но не стала, не забывай об этом! Ладно, если такое хорошее отношение, надо пользоваться этим. Сейчас с Семеном по хозяйству закончим и примемся за заготовки для бани. Ты хозяину отнесла бы чаю к пруду, жарко. И осторожней с ним.
        — Хорошо.


        Правду отец говорил, надо было не раскатывать губу. Этот мальчишка оказался не тем, кем хотел казаться. Подарил мне красивые бусы, почти такие, как были у мамы. А потом захотел, чтобы я разделась для него! Хотела бросить эту побрякушку ему в лицо, но сдержалось, и просто убежала. Какой он наглый! Знает, что я для семьи сделаю все, и этим пользуется. Пришел с рыбалки, опять удачной, подлец эдакий. Старалась его не замечать, но уши сами подслушивали его разговор с отцом. У меня все похолодело внутри, он угрожает расправой над папкой!
        Утром тиран пришел в таких позорно коротких штанах, что мне хотелось в голос рассмеяться. Уморил стыдоба. Коленки видно! Но ноги у него стройные, не мускулистые правда, а тоненькие. Отец показывал обновление в доме и бане. Вышел какой-то опечаленный весь. Чудо умотало на рыбалку, предварительно приказав принести ему чаю туда.
        — Дочка, иди сюда.
        Подхожу, отец с братом в растерянности. Родитель вообще мне стариком показался. Я раньше его таким не замечала, даже после смерти мамы. Лысину трет вспотевшую, протягивает мне бумажку с картинкой.
        — Вот, приказал сделать к завтрашнему... и розги того... Ой-е-ой грехи наши тяжкие, не хозяин а кровопийца нам попался!
        — Лучше умереть.
        — Не говори так доченька, а нам тогда зачем жить? Не знаю, что делать.
        — Ладно отец не переживай так, я отвар понесу, разузнаю что к чему. Подожди горевать, может есть выход какой?


        Я попала, я пропала. Схватил меня и зажал как в клещи. Обманчиво слабые руки оказались с железной хваткой. Я хотела быть до конца гордой и сильной, а разревелась сразу как дурочка мелкая. Сама злюсь на себя, а поделать ничего не могу. Слезы сами льют, как из ведра. Обидно так стало. Надежды мои рушатся.
        Правильно мама говорила, слезы женщины самое страшное ее оружие, если действовать им умело. Изверг сразу скис и оказался никаким не извергом, а даже простым, испуганным мальчиком. Начал меня успокаивать и пообещал не обижать. Я на радостях его даже поцеловала, в щеку. Кожа у него нежная и с мягким пушком.
        А потом все было чудесно. Я сидела у него на коленях, мы разговаривали обо всем, он стащил с меня по пояс сарафан и целовал плечи, шею, тискал в объятиях и мял грудь. Я таяла как льдинка. Это был самый лучший день в моей жизни, так не хотелось расставаться!


        Если вчера было чудесно, то сегодня было чудесно — расчудесно! Мой рыцарь назвал меня красавицей, куколкой. Я млела в его объятиях. Мы вовсю целовались, как муж и жена. Андро захотел посмотреть на меня голой, и я разделась для него. Мурашки конечно по коже бегали, не знала как он сочтет меня, красивой или нет? По-мойму я ему действительно нравлюсь! Мы ели апельсинку, он так ласково целовал мою грудь, я даже и представить не могла, что так может быть хорошо. Как жалко, что некому об этом рассказать. Мне так не хватает моей милой маменьки!
        Но самое главное даже не это. Когда он сказал, что не умеет плавать, я осмелела и предложила его научить. И он согласился. Он слушался меня, и делал все так, как я говорила! Это поразительно! То есть он — хозяин, слушался меня — свою крестьянку! Я очень тягощусь своим положением. Это так несправедливо, что мы живем, как придаток к хозяину замка, и не можем ничего сделать без его воли. Была бы я свободная, чтобы сама решала, что и как мне делать. Говорила с отцом за это, он улыбается и называет меня глупышкой. А я не глупышка! С чего он взял?
        Так вертелась всю ночь, почти и не спала. Вспоминала прошедший день и ждала новый. Хотелось скорее увидеть Андро, услышать его добрые слова, почувствовать его поцелуй за ушком, оказаться в его крепкий объятиях. А то как он целовал и сосал мою грудь? Это намного приятнее глупого выкручивания сосков. Какая я дура была! Почувствовав что пора, тихонько вышла из дома, и захватив два веника для бани, пошла сама ему навстречу. Зачем я их взяла, можно же было в баню отнести? Вот я дурею.


        Все прошло не так, как я думала поначалу, но закончилось хорошо. Андро застыл на своем камне, закаменев сам. Я наклонилась, послушать его сердце. Оно не билось, потом долго рассматривала застывшее лицо. Он совсем еще ребенок! Взяла и с силой сжала его нос и хотела покрутить его из стороны в сторону. Не двигается, как статуя. И тут он ожил. Я испугалась, и схватив эти дурацкие веники, от страха замахали ими у него над головой.
        Думала как, пойдем в баню, я буду помогать ему париться, намылю там, разотру. Ну потискает меня, поцелует само собой. Я ждала этого, и была готова. Еще хотела штучки его втихаря коснуться, вчера видела. Интересная она, какая там косточка внутри? Висит — висит, а потом раз — и вверх поднялась! Так живенько.
        Мы покушали и пошли мыться. Я не заметила сама как разделась. Уже не боялась быть голой перед моим рыцарем. Так приятно, когда на тебя смотрят любящими глазами и пожирают всю по кусочкам.
        У нас теперь есть ОБЩИЕ вещи. Господин так и сказал, только его и мои! Он купил чудесное мыло, жидкость для волос и мочалку. Сказал, что это только НАМ!
        Я помогала ему мыться и тут его одолело желание. Я помню, что он обещал держать себя в руках и верю ему, но в такие моменты он с трудом контролирует себя. Это сильно заметно. Он показал как надо обращаться с его удиком, чтобы сделать ему приятное, и он мог обронить семя. Смотрела во все глаза и мне было и стыдно и жарко, и хотелось чего-то. Сделать что-то, чтобы и ему было хорошо, и мне было тепло. Чтобы мы были единым целым.


        Потом он захотел помыть меня. Это было так непередаваемо! Хозяин меня мыл, стараясь делать это как можно нежнее. Я забылась, и уже мечтала о золотой ленте, но тут поняла, что он хочет меня подробно рассмотреть. Андро сомневается во мне, в моей честности! Меня это разозлило, и мы поссорились.
        Я такая дура, сама не знаю чего хочу! Он такой ласковый, такой добрый. Но не понимает простых вещей, я не хочу быть на один раз, а хочу быть дамой его сердца! Пусть даст мне вторую, золотую ленту и я сделаю для него все! Сама, по доброй воле и с радостью! Я хочу дышать свободно.
        Очень испугалась его реакции, но все прошло правильно. Андро признал мою правоту, и сам помирился со мной. Я просто счастлива! Даже не потому, что он просто завалил меня подарками. Разве я из-за этого? Нет, потому что он признал во мне человека, равного себе! Как это замечательно! У него такое чуткое, доброе сердце. Как я жила раньше без него?


        Ну почему, если было хорошо, то потом наступает плохо? Мне было так плохо, как не было после смерти мамочки. Моя мачеха, самый ненавистный человек. Нет, даже не человек, а существо.
        У меня были такие надежды на нее. Почему-то я была уверена, что эта женщина будет так же добра и ласкова ко мне, как моя погибшая мама. Но реальность подбила меня, словно птицу палкой на взлете. Она отобрала подарки Андро, я не хотела отдавать, правда не могла представить, что так может быть. Думала, откажу ей, и она отстанет. Нет, здоровая бабища выкрутила мне руки и стала бить по лицу, приговаривая при этом, что старших надо слушать, и она выбьет из меня 'мерзавки не благодарной' все непослушание! Это была как в страшном кошмаре.
        Я ждала прихода господина, надеялась что он разберется и накажет ее за самоуправство, а для себя решила что никогда не назову ее мамой. Даже если они и будут жить с отцом, я никогда не признаю ее за свою родительницу.
        Андро появился и сразу окунулся в заботу о хозяйстве. Наконец мы собрались за столом и это произошло. Он заметил, что его подарки не у того, кому предназначались. Я испугалась. Он просто изменился в долю секунды. Спокойно приветливо разговаривал, и тут раз — и озверел. Хоть и не было жаль эту вакханку нисколько, но я испугалась. Страшно испугалась за себя. Поняла, что и меня он может так избить за какую-нибудь оплошность.
        Урок не пошел этой уродине впрок. Она думала, что наглость и сила тут что то решают. Что ты сделаешь против господина, когда мы все для него как вещи? Он в любую минуту может продать любого, обменять или просто забить до смерти. Просто по тому, что ему так показалось правильным. Так и не стало у отца жены, зато появилась у брата Арфа — спокойная и работящая девушка. Она сразу пришлась нам всем по душе. Если с новенькой смуглой девочкой я держалась немного свысока, не считая за равную, то Арфу приняла всем сердцем, брат будет счастлив с ней.


        Андро увлек меня на пруд. Я радостно побежала следом, стараясь не прыгнуть от счастья ему на шею. Нельзя надоедать избыточным вниманием и легкодоступной покорностью. Я хочу большего и намерена получить свое по праву!
        Какие у него ласковые руки! Мне все труднее и труднее держать себя в руках. Андро захотел расчесать мне волосы и заплести косы. У меня теперь вторя лента, его подарок. Опять красная! Это или глупость с его стороны или насмешка? Я чувствую его заботу и внимание, он не раз доказал свое расположение ко мне. Но за что такая жестокость? Я думаю это проверка. Проверка для меня, как я отреагирую. Стараюсь быть милой и непосредственной, предложила ему сделать приятное. Руками тоже можно сделать мужчину довольным, если делать все умело. Андросик научил, как проделать это лучшим образом. Мы хорошо провели время, я немного забыла о своих страхах и переживаниях.
        Смуглянку теперь зовут Леной. Андро приказал чтобы она, а не я принесла ему чаю на пруд. Я такого не ожидала и была не готова. Сердце забилось в груди, предчувствуя беду. И не ошиблось. Расспросив потом эту тихоню я выведала все подробности. Он ее тоже фотографировал как меня, но пошел дальше. Она брала его уд в рот! Причем не сопротивлялась, считая это обычным делом! Пришла беда откуда не ждали. Я не могла и представить, что господин посмотрит на этот мешок с костями! Какая она тварь! Я обругала ее и влепила затрещину со всей дури. Хоть она и бестолковая дура, должна понимать, что это МОЙ рыцарь, МОЙ господин, ТОЛЬКО МОЙ!


        Не могла заснуть сегодня, все мрачные мысли в голову лезли. Одна хуже другой. А тут еще и утром Андро пришел, проверить нашу работу, на меня ноль вниманию. Кивнул и все. Ни каких эмоций!
        Я ему не нужна. Теперь это понятно. Не быть мне дамой сердца! Разговаривает не как с человеком, а как с вещью. Вежливо сказал спасибо, за чай с пирогом. А чувствую, сказал сквозь зубы. Просто из вежливости, привычка воспитания. Вечером привел еще одну, уже вторую бабу за день. Стал неплохо зарабатывать на нас. Скоро накупит себе наложниц. Уже не долго осталось. Пошел на пруд, мне про принести чай, как обычно, даже не намекнул. Долго металась, как поступить? Пошла сама объясниться, для предлога взяла кувшинчик с проклятым чаем. Вылить бы его ему в наглую рожу!
        Не надо было ходить. Он сказал, что я никто для него, он мне ничего не должен и не обещал! Зачем мне дальше жить?
        Что то случилось. Утром его не было, в обед тоже не появился. Я хотела высказать ему все что думаю, прямо в лицо, но к вечеру перегорела. Когда ужинали, пришел и присоединился к нам. На пруд не звал и я сама не пошла, хватит с меня прошлого унижения. Надо устраивать свою жизнь самой. С Андро мне ничего не обломится, между нами пропасть, как бы я не старалась, у него все, а у меня ничего. Вся власть в одних руках, я ничем не могу повлиять на ситуацию.
        Он переменчив как ветер. Вчера я была ему уже не нужна, а сегодня он опять обратил на меня ласковый взор. У нас появились не только общие вещи, у нас появился общий ДОМИК. Мне разрешил сделать все в нем по-моему вкусу. А книга! Он прямым текстом говорит, что я стану его дамой сердца! Если это не очередная издевательская шутка. Надеюсь что не так. Золушка прилежанием и доброй лаской заслужила себе счастье в жизни. Надеюсь удастся повторить ее путь.


        Все идеально! Я нужна ему, он так и сказал, будет заботится обо мне, и хочет чтобы я была рядом. Запретил работать в огороде, я спросила разрешения разбить цветник возле нашего домика. Хочу чтобы все утопало в цветах, чтобы он чувствовал благоухание когда приходил ко мне. Хочу быть для него самым красивым цветком среди других цветов.
        Поговорила с Леной, попыталась ей все подробно объяснить. Сказала, что буду дамой сердца господина, и что он отдает ее мне в прислугу. Лена не глупая девушка, все поняла когда я ей объяснила ее место. Вечером, после ухода господина позвала ее к себе. Читала книгу, сколько всего интересного может происходить между мужем и женой! Лена была за мужем, но и о половине такого не знает! Мы долго обсуждали эту тему. Она говорит это противно, больно и не приятно. Я не могу поверить. Может это у нее так с ее мужем было, а у меня с Андро это будет по другому? Мы с ней целовались, в тренировочных целях. Как-то грубо у нее получается, учу делать это нежнее. Дала ей сосать свою грудь. Мне нравится, как ее обцеловывал господин, хочу научить Лену делать мне также приятно.
        День начался хорошо. Отец купил семена цветов, я приготовила землю и так до обеда провозилась. Пообедали с семьей, хозяин не пришел. Вечером его тоже не было. Я волновалась, с Леной побаловались перед сном, и так в обнимку задремали.
        Два дня никаких вестей. Отец волнуется, я еле держусь чтобы не пуститься в слезы. Если его не будет, все опять по новой — голод и разорение. От глупых мыслей отвлекает только работа в садике, привлекла Лену на постоянной основе. Мы теперь тут и готовим и кушаем. К семье ходим только проведать и узнать новости про хозяина. Я боюсь, что он мог приходить, проверить работу, а ко мне не зайти. Но сама в это не верю. Перед сном долго тискаемся с Ленкой в кровати, она послушно целует и лижет грудки. Понравилось лечь на живот и засыпать, а служанка в это время расцеловывает мне спину, и чуть пониже, в это время. Так приятно!


        Когда он наконец появился, я не смогла сдержаться. У меня случилась истерика, я бросилась на него и чуть не раздавила в объятиях. Как хотелось и плакать и целоваться. Расцеловать его губы, глаза, лицо, все — все! Ели пришла в себя. Андро тоже очень рад был меня видеть, расспрашивал все ли хорошо. Вот дурак! Как мне могло быть хорошо, если его не было столько?
        У нас столько всего появилось в доме! Я раньше и не знала что можно так богато и хорошо жить. Лену обучили на повара, она стала готовить лучше меня, пальчики просто оближешь. Но самое главное, в доме появился ИНТЕРНЕТ! Какая это чудная вещь! Можно узнать все обо всем. Мы с Леной только диву давались всяким странностям, но быстро научились пользоваться этой возможностью. Лена попросила научить ее грамоте, я ей помогла. Даже немного сад забросили, так нам интересно все стало. Хочется узнать и про то, и про это.
        Но наконец поняли, что не все там правдиво. Много умысла и глупости всякой. Я очень хочу учится всему. Хочу знать побольше. А секс? Мы посмотрели такого! Теперь перед сном Лена обязательно лижет мне нижние губки. У нее получается с каждым разом все лучше и лучше. Но я ее все равно не захваливаю, а наоборот ругаю чаще, чтобы не зазналась.
        — Ты опять не хочешь стараться? Почему медленно язычком бегаешь?
        Даю ей пару не сильных пощечин и заставляю продолжать вылизывания. Эх, хорошо то как!
        Господин выделил мне по двадцать золотых в день, на траты. Раньше мне приходилось у братика и отца клянчить на книжки, а теперь я сама богачка! Стараюсь окружить его вниманием и заботой. Лену строго инструктирую слушаться во всем. Я бы даже не ревновала его к ней, если ему чего захочется. Дама сердца может быть только одна. А Ленке терять нечего, подстилка и есть подстилка.


        Андро угрожала опасность! Он разобрался с волком, с проклятой тварью покончено раз и навсегда. Братик только теперь без одной руки. Господин обещал не продавать калеку. Я так за него переживаю! Он подвергал свою жизнь опасности, его мог загрызть волчара. Как я кричала на отца с братом, что разрешили ему пойти в лес! Поубивала бы обоих. Неужели они не понимают, что изо всех сил надо оберегать хозяина? Отец вообще такой трус, всех бросил и убежал. Если бы не отважное, храброе сердце Андросика, то и безмозглого братца я бы потеряла. Теперь сидит, лапку гладит. Олень безрогий.
        Хозяин купил доктора лечить Семена. Доброта его души не знает границ! А доктор такой грамотный, сразу видно образованного человека. Надо к нему подойти. Лену поить придется чем от беременности, если понесет от Андро, не очень хорошо. Его первенец должен быть от меня.
        Нет это не человек. Андро не из такого теста как мы все. Верно подмечено что хозяева замков или сами боги, или дети богов! Надолго ушел к соседу. Сам без охраны. Какой смелый поступок. Я струхнула по-бабьи. А еще считаю себя смелой! Но когда господин пришел, удивил еще больше. Он хотел посоветоваться с нами. Это невероятно. Советоваться со своими крестьянами!


        Если принять предложение его соседа, Андро быстро разовьет наше хозяйство. Я с упоением окунулась в интернет. Это называется экономикой. Стройная и красивая наука. Ставишь перед собой цель и намечаешь пути ее достижения. Я все подробно с отцом рассмотрела, пересчитала. Буду стараться убедить моего рыцаря принять предложение Никодима.
        Андро меня хвалил за старания, но мне показалось он не совсем понимает некоторые слова. На минуту он снова показался мне не богом, а простым мальчишкой. Я смогла убедить его в своей правоте. Чем он быстрее отстроит замок, тем лучше.
        Андро накупил много людей, нас теперь такая толпа! Братик выздоровел полностью, теперь у него опять две руки, и он может снова чесать ими свою бестолковку. Мне бы чуточку возможностей господина. Почему такая несправедливость, одним все, а другим ничего? Я родилась крестьянкой и нечего не могу изменить. Лучшее, о чем я могу только мечтать, это стать дамой сердца и матерью наследника.


        ========== Глава 27 Каменноголовые маги ==========

        Глава 27 Каменноголовые маги


        Неумело вертя кривую палку, забранную у охранника, я с трудом пытался понять как пользоваться этой хренью, в которую превратился автомат Калашникова. Перевел взгляд на раскрашенное зеленкой лицо моего бывшего вдвэшника.
        — Куда нажимать, чтобы пальнуть?
        Парень перехватил рукой трубку ствола и показал захват возле расширяющейся части в нижней трети палки.
        — Здесь, возле магазина. Нужно направит, осуществить прицел и слегка сжать спусковой мешочек. Надежное и простое оружие, позволяет вести как одиночный огонь, так и очередями. Заряда хватает на тридцать выстрелов, что достаточно для поражения даже хорошо защищенной цели. Предусмотрена быстрая и удобная смена магазина, позволяющая в условия реального боя добиться...
        — Рожу зачем краской намазал?
        — Господин, так принято. Боевая раскраска означает мою клятву и готовность до последней капли крови защищать ваши интересы.
        — Ладно, извини, не знал. Как у нас дела идут?
        Выслушивая его устный доклад об несении караульной службы, блуждал взглядом по привычной уже разрухе внутренних стен замка. Все по прежнему. Гора денежек так и лежала мертвым грузом, радуя меня возможностью скорых перемен. Перелом кардинальным образом изменил внешний вид моих потешных войск. Стало другим и снаряжение и оружие. Я горел желанием пройтись по своему хозяйству и отметить его преобразования.


        Первым делом пошел к девочкам, отмечая по пути странный факт их отсутствия в замке. Я уже привык, что кто-нибудь из них меня встречает.
        Котэ был тому причиной. Мои принцесски наклонились кружком над его вытянувшимся, как в прыжке тельцем.
        — В чем дело крошки?
        Варя подняла на меня свое заплаканное личико.
        — Господин, он только что бегал по траве за бантиком, и вот...
        Я рассмотрел внимательнее тушку нашего любимца, его шерстка сразу выдавала гибель своего хозяина. Опрятная и чистая при жизни, она сбилась пучками как синтетическая мочалка. Похоронили котэ прямо на той клумбе с сердечком в центре, девочки сказали что эта проказа любила при жизни лезть в эти цветы, и они гоняли много раз его оттуда. Теперь живые цветы его накрыли саваном. Пытался успокоить Варю. Вовремя прикусил язык, когда хотел сказать, что куплю нового котенка. Она видимо сильно привязалась к умному шустрику. Но как оказалось из ее сбивчивых разъяснений она не столько гибелью котенка расстроилась, сколько неизбежностью рока.
        — Андро, как это жестоко, что мы ничего не можем поделать. Вот так живем — живем, как этот несчастный котенок. А потом — бац по ушам, и все. Как я хочу быть хозяином своей жизни, распоряжаться ей по своему усмотрению.
        Сказав это девочка почему-то испугалась и зачастила. О том, что она рада что у нее есть такой хороший хозяин, как я. О том, что я обещал сделать ее дамой сердца. Много — много всяких слов о любви и верности, о том что она верит мне и готова ради меня на все. Слова сыпались из нее, как зерно из прохудившегося мешка на дорогу. Я обнял малышку.


        — Вареник, ус-по-койся. Все будет хо-ро-шо, милая моя.
        Окинул взглядом на притихших Ленку со Светой.
        — Ну, а в остальном, как у вас дела?
        Зашли в домик, да действительно, ничего не работает. Ни комп, ни электрочайник. Ох грехи мои тяжкие! Оставил Лену успокаивать Варю, все равно позавтракать не получится. Без света новомодная инверторная микроволновка, на которой она привыкла работать, не пашет. Не придется ли нам вернуться к дровишкам?
        Светланка навязалась сопровождать меня, бежала то следом, то сбоку, то забегая вперед, не переставая улыбаться и вертеть своей круглой попкой.
        Уже подходя к дому старейшины мы услышали жаркие споры на повышенных тонах, грозящие перейти в ругань. Зашел, не здороваясь окинул грозным взором поднявшихся со стульев присутствующих.
        Красная надпись исправно обозначала индивидуумов.


        Иван — управляющий, эконом замка.
        Василий — мастер-механик, големостроитель.
        Чубук — зодчий.
        Ульяна — маг природы, травница.
        Кремень — оператор потока.


        Никаких уровней, ни привычной шкалы здоровья над головой. Надо привыкать к новым реалиям.
        -Зачем глотки дерете?
        Староста, а теперь управляющий пригнулся приветствуя.
        — Господин. Не можем прийти к общему мнению как жизнь налаживать. Работа пока встала. Нужно ваше решающее слово.
        — Хорошо, но надо разобраться вначале. В чем проблемы-то?
        Ткнул пальцем в сторону строителя.
        — Вот ты, рассказывай чего кричал?
        Чубук недоуменно выпучил глаза.
        — Я молчал как рыба, ваша милость! Это они кричали, не я!
        — Хорошо, ты не кричал. Доложи как обстоят дела по твоему ведомству?
        — Вчера, приступил к выполнению вашего поручения о расчетах для строительства замка. Составил примерную смету. Учтен расход необходимых материалов и количественный и качественный состав персонала для проведения вышеозначенных работ, но с учетом произошедших изменений должен доложить о его практической непригодности для текущего момента. Изменилось цена, как и строительных материалов, так и затраты связанные с покупкой необходимых профессионалов высокой категории. Необходимо сорок шесть человек мастеров и сто двадцать подсобников. Работы возможно выполнить в течении недели. При достаточном финансировании. Некоторые изменения по материалам... первоначальный проект предусматривал широкое использование кирпича и черепицы, но в свете открывшихся изменений признаю их непрактичность. Необходимо применять гранитные блоки и медь. Все это вносит необходимость пересмотра плана. По конечной цифре сообщить могу только позже. Изменились цены и изменились значительно.


        — Да, еще такой момент. Системы освещения, отопления и вентиляции предусматривали использование электрической энергии... теперь все эти агрегаты разумно заменить на существующие, более продвинутые аналоги, хорошо и давно себя зарекомендовавшие, но затраты на маннонакопители и систему маннопровада по замку добавят существенную сумму.
        Голос подал Кремень.
        — Господин, мы сохранили предыдущие знания, но они расширились новыми, полученными нами при изменении профессии. Я, как бывший инженер -энергетик, с удивлением могу сказать то, что электричество не так эффективно как манна. Разница колоссальная!
        — Так электричество тут все-таки есть?
        — Конечно, как и механика, энергия пара, и все то, что было и есть ранее. Но все сегодня изменилась, стало не эффективным. Глупо преобразовывать энергии потока манны в электричество для работы электроприборов. Гораздо проще и дешевле использовать приспособления, работающие непосредственно на манне и не заниматься ерундой.
        — Так если электричество есть, почему у нас перестали работать и компы и плита с чайником?
        — Электричество есть, просто солнечные панели стали его вырабатывать в двадцать раз меньше, аккумуляторы поменяли свою емкость в сторону уменьшения. Короче, электричество — древность, глупая шутка и как зайцу пятая нога!


        — Так, значить в двадцать раз? Ты налаживал мне электроснабжение в домике, значить собери сколько нужно этих панелий и аккумуляторов для нормальной работы и сделай у меня дома свет!
        — Проще не возится с этим барахлом, а купить маннонакопитель зарядом на тысячу единиц. Вам его хватит на месяц. Я быстренько сварганю прямой преобразователь потока манны в электрический ток. Потери будут конечно большими, но все будет надежно работать.
        — Раз так, действуй!
        Повернулся головой к Ульяне.
        — Какие проблемы с растениями?
        — Большинство земных растений у нас не прижилось. Уже привычные нам химические удобрения утратили былую эффективность. Предлагаю рассмотреть вопрос использования ускорителей роста на основе потока маны.
        — И ты туда же?
        Травница развела руками.
        — Без этого почва быстро обеднеет, урожая или не будет вообще, или он снизится.
        — Хорошо.
        Я начинал злиться.
        — Как обстоят дела с нашим трактором? Если механика и электричество сохранились, значить он в рабочем состоянии?


        Иван незамедлительно мне ответил.
        — Ваша милость, Семен мне говорил, что к сожалению не может работать на тракторе. Все пластмассовые и резиновые части пришли в негодность, а двигатель не выдает той мощности, что раньше.
        — Как пластмассовые и резиновые пришли в негодность? У всех электроприборов корпуса пластиковые, да и платы тоже по-моему. А шланги? Шланги для полива?
        — Шланги почти все потресканные. Придется по старинке ведерком поливать огород.
        — Так...
        Голос подал Василий.
        — Господин, в приборах сама электроника исправна. Если желаете ими пользоваться, достаточно корпус изготовить из метала или дерева. Это не большая проблема.
        Я немного приободрился.
        — А сами микросхемы? Там же корпуса ведь пластиковые?
        — Не все так печально. Конечно приборы потребуют полной разборки, какой-то доводки, но думаю если законы Ома не изменились, все поправимо. Дайте мне немного времени прояснить этот вопрос опытным путем.


        — Хорошо займись этим немедленно. Иди.
        — Иван, прежде всего обеспечить всех моих людей всем необходимым. Еда, одежда, обувь, крыша над головой. Все лично проверить. Разрешаю покупать недостающее, если не можем быстро изготовить сами. Все не первоочередные работы прекратить, заниматься только тем, что нужно для восстановления нормальной жизни.
        Услышав удивленный и одобрительный гул, продолжил.
        — Всем даю задачу, на своем участке оценить последствия этого гребаного перелома и доложить мне о необходимых мероприятиях для их исправления. Кроме восстановления нашей экономики пора подумать о строительстве замка, средства у меня на это имеются. Собираемся вечером, у меня. Если вопросов нет, приступайте к своим обязанностям.
        Развернувшись вышел из дома, чуть не столкнувшись со Светой, которая смотрела на меня изумленно — восторженными глазами. Шлепнул ее по попке.
        — Не зевай, а то ворону проглотишь!
        Света хихикнула.
        — Господин, а куда теперь? К нам, стресс снять?
        Пришлось разочаровать мою 'природную золушку'.
        — Потом, сначала к Джигиту.


        Уже подходя к его выселкам толкнулся с пацаненком лет пяти. Дите, в рубашке до колен, гоняло прутиком колесо по дороге. Я раньше здесь не видел детей, даже в замке купить, можно было только относительно взрослых крестьян и мастеровых.
        — Стой, ты чей будешь?
        — А ты чей?
        Мужичек нисколько не испугался моего вопроса, но остановился и с интересом стал меня разглядывать, почесывая при этом левую ногу правой.
        — К твоему сведению, господин цапля, я твой хозяин, владелец всей этой земли и замка.
        Ответ меня обескуражил.
        — Замка тут нет, вместо него одни развалины, я вчера там был. А я Мишка, сын пекаря.
        — Что тут делаешь?
        — Не видишь? Играю.
        — А почему один?
        Мишка развел руками в сторону.
        — Так не с кем играть! Детей больше нет в деревни. Ни пацанов, ни даже одной завалящей девчонки! Потому и один.
        — Ладно, на лошадей посмотреть хочешь?
        Глаза у мальчика радостно заблестели и он отбросил в сторону свой прутик.
        — Да!


        Уже издали стало понятно, что мир покрова принял к себе лошадок без проблем. Джигит стоял в загоне, и обхватил вороного скакуна за шею, о чем то пел ему на ухо. Заметив нашу экскурсию он белозубо улыбнулся и предвосхищая мой вопрос прокричал.
        — Господин, Андро, все просто отлично! Все лошадки живы и здоровы.
        Я благосклонно кивнул. Хорошие новости.
        — Замечательно. Если у тебя все хорошо, сгоняй к Никодиму, передай мой привет и пожелание встретится. Думаю на обед, если его не потеснит мой визит. Посмотри там все по сторонам, как обстановка и вообще. Потом мне доложишь.
        Джигит запрыгнул на вороного без седла и поскакал не откладывая. Светлана посмотрела, как Мишка живо разговаривает о чем-то, с вышедшей на крыльцо Зоей, поминутно поворачиваясь и чуть ли не пальцем показывающего в нашу сторону.
        — Андро, возьмем лошадку покататься? Стресс вам помогу снять. И жадно облизала пухлые губки.
        — Нет, надо к Мензуркину зайти. Дела в первую голову.
        Сельский врачеватель так увлеченно рассматривал рисунок в книжке, что не заметил, как мы зашли к нему в дом. Я загляну через плечо. На гравюре была изображена какая-то операция. Мужика эскулапы привязали к креслу за руки и ноги, голову закрепили винтами, и выпилив кусочек черепа в теменной области, нацистского вида доктор собрался запихнуть ему в мозг маленькую ложечку, наподобие кофейной, только на длинной ручке. Представления об гигиене им было не знакомо. Я не заметил ни перчаток, ни масок. Хорошо видно было, что садист аж прикусил язык от удовольствия, перед тем как зачерпнуть ложкой мозгов у обездвиженного человека, находящегося в полном сознании.
        — Хрен тебе я дам разрешение на такое дело!
        Вздрогнув от моих слов дохтор попытался встать, но я надавил на его плечо и, посадив на место, обошел вокруг стола и сел напротив.
        — Простите, господин, я не понял причину вашего недовольства.
        — Рассказывай как у тебя дела. Как прошли изменения.
        Мензуркин задумался.
        — Было необычно получить новые знания. Так быстро это все произошло. Вроде секунду назад даже не думал не гадал об этом, и тут на тебя обваливается осознание. Нет, я читал об этом, настраивался на это, но не думал, что будет такой сильный эффект.
        — И как тебе, этих знаний, достаточно для работы?
        Мензуркин иронично усмехнулся.
        — Достаточно чтобы быть коновалом у крестьян и работников, в замке для личных целей вы, я думаю, скоро купите целителя.
        — Целитель это круче?
        Мензуркин согласно кивнул.
        — Так я тебя сделаю этим целителем.
        — А людей кто лечить будет?
        — Ты и будешь. Я то здоров, пока.
        Глаза у фанатика шприца и градусника потеплели.


        — Господин вы не будете жалеть об этих тратах, теперь я смогу помочь любому, даже в самых тяжелых случаях.
        — Ну и хорошо, еще до полдня получишь новые лычки. А что это ты рассматривал?
        — Описание операции, извлечение камня глупости.
        — Какого камня?
        — Глупости.
        — Откуда в голове камень?
        Мензуркин кашлянул и менторским тоном затянул.
        — Поскольку человек не предрасположен природой к магическому искусству, как вы уже знаете из-за недостатка у нас органов создающих запас манны, лица выбирающие эту стезю, и стремящиеся к вершинам, стоят перед дилеммой.
        Я заинтересованно жестом предложил продолжать.
        — Так вот, эти высоко мной уважаемые и самоотверженные люди, стремясь стать магами делают запас манны в боковых желудочках мозга.
        — Очень интересно, с этого места поподробнее. Как они это делают? Что для этого надо? Как можно быстрее стать магом?
        Мензуркин стушевался.
        — Виноват, возможно я не так выразился. Не делают а используют. Небольшая склонность к магии есть у всех людей, но у некоторых несчастных, волею случая, эти желудочки несколько больше чем у обычных людей. Встречаются уникумы у которых объем превышает норму в тридцать раз!
        — А почему несчастные?
        — Манна аккумулируясь в жидкости желудочков способствует ее загустению. Нарушается отток ликвора, в тяжелых случаях, это даже приводит к образованию камня глупости. Повреждаются ткани мозга, человек чувствует сильные головные боли, бессонницу, галлюцинации. Вызванные этим процессом повреждения приводят к психическим расстройствам. Человек теряет себя как личность, может впасть в детство, слабоумие, испытывать приступы неудержимой ярости или плаксивости. Не узнает близких и принимает их за врагов.
        — И поэтому, им этот камень удаляют?
        — Удаляют? Конечно нет! Разве можно удалять такую ценность? Делается отверстие в черепе и мозговых оболочках и через тонкую трубочку, сквозь определенный участок мозга, целитель получает доступ к желудочкам с камнем. Специальным инструментом отщипываются кусочки по краям камня, чтобы полностью не перекрывать движение ликвора, и ложечкой извлечения вынимаются наружу.
        — Почему сразу не убрать весь камень? Расщепить и вытащить по кускам?
        — Человек потеряет свои магические способности на долгое время. За это целителя ждет страшная казнь. Этого нельзя допустить ни в коем случаи! Камень глупости в живом мозге человека не имеет аналогов в природе по силе манотока. Чем больше его величина, тем сильнее действие заклинания. Никто из разумных не сравнится с человеческим магом на пике его формы. Если конечно, он не потеряет рассудок в самый важный момент.
        — Ахринеть! Чтобы стать магом, надо завести кирпич в голове!
        — Не кирпич — а камень глупости. Вся жизнь такого человека — это развитие своих способностей и поддержание их на максимуме своих возможностей. Со временем, они лучше любого целителя, могут определить время, наиболее благоприятное для операции, но стараются как можно дольше отсрочить этот момент.
        — Не знаю, но мне кажется засунуть себе в голову железную трубку, чтобы ковыряться в мозгу это какой-то мазохизм. Как бы осторожно это не делать это приведет к повреждению мозга, потери памяти...
        — Иногда это приводит даже к смерти. Огромное горе. Но оправданный риск, поверьте. Маг буквально может все. Целитель хоть и опытный, но операция должна проводится с ювелирной точностью. Кора мозга не повреждается. Поэтому память человек не теряет. Изогнутую серебряную трубочку стараются просунуть через двигательный и ориентировочный центр. Пациент на неделю теряет способность к движению и лежит трупом. Главное не повредить сосудодвигательный и дыхательный центры. Тогда неминуемая смерть от шока или удушья.
        — А кому нужен всесильный маг, прикованный к кровати?
        Мензуркин отмахнулся.
        — Ерунда. Целитель разгонит регенерацию, и через неделю — как огурчик!
        — И как часто нужно делать такую фигню?
        — Практикуется раз в пол года.
        — Ты знаешь, мне расхотелось стать магом. Если у тебя нет никаких просьб я пойду. Надо налаживать хозяйство.
        Встал и направился к двери. Остановился и задал последний вопрос.
        — Слушай, а почему он сидит и не под наркозом?
        — Маг помогает целителю, подсказывает направление движения инструмента. Целитель же ничего не видит, а действует по подсказке мага.


        Я закрыл дверь и сплюнул под ноги. Какая мерзость! Света вьюном завилась вокруг меня.
        — Господин, вам плохо? Может я помогу снять стресс?
        — Поможешь, но позже. Пошли в замок.
        Камень управления не изменился внешне, но функционал имел немного другой. Первым делом я купил записную книжку и ручку. Неприятным открытием явилось то, что варианты покупок сменились кардинально. Привычные для меня вещи из моего мира, находившиеся раньше на первых результатах, или исчезли совсем, или сдвинулись в конец списка. Ищи их там на двести сороковой вкладке! Ручка была не шариковая, а с пером.
        — Света, ты такой писать можешь?
        — Могу.
        Отдал ей приобретенный товар и приказал.
        — Тогда пиши.
        Обезначил все свое золотишко. Блескучуй холмик как корова языком слизала. Неплохо. Начал просматривать цены. Почем нынче крестьяне, сколько стоит их обучение, во что обойдутся мне всевозможные расходные материалы. Потрудились на славу, Светка пол блокнота исписала, а я получил общее представление о текущем положении дел в сфере торговли. Дал право на покупку — продажу моим начальникам служб, чтобы бедного старосту одного за всякой мелочью не гонять, заодно проверил его предыдущие траты за несколько дней. Все было правильно на мой взгляд. Никто не пытается меня обмануть. Купил корзинку с продуктами и пошли в обратный путь.


        Кремень работу не закончил, возился с проводкой, заменял изоляцию. Отдал Лене еду, пусть колбаски — сырка нарежет перекусить пока.
        — Слышь, ты оператор потока, свет когда сделаешь?
        Мужик оторвался от работы.
        — Через полчасика закончу уже. Только это... Помните же, Васька говорил что нужно приборы переделывать. Так что, пока только лампочки одни включать думаю можно.
        — Вот зараза, ты там его поторопи с этим делом. Я вам разрешение на покупки сделал по мелочам, пользуйтесь по необходимости.
        — Премного благодарны, господин. Не сомневайтесь, лишка не возьмем.


        Легко позавтракал с моим гаремом. Девчата так изящно работали вилками, как ангельские аристократки в десятом поколении.
        — Золотые мои, обедать будем у соседа. Я напросился к нему в гости, беру вас всех с собой. Ведете вы себя культурно, за столом, думаю меня не опозорите.
        Девочки радостно взвизгнули.
        — Пойду я пока посплю, вы тут ни куда не девайтесь.
        Меня никто не беспокоил и я всласть выспался. Почувствовав себя достаточно отдохнувшим от трудов праведных, решил продолжить тяжелую рутину барских будней. Ох и тяжко же мне, все, буквально все на моих плечах! Реинкарнировав нам электрическую свету по новой схеме, Кремень отчалил по делам остального хозяйства. В то время, как я из последних сил держал кровать на себе, Василий соизволил прикатить тележку и забрав всю бытовую технику, кроме компа и телефонов, упер ее к себе в мастерскую. Ну-ну, тяжко будет если нарушатся наши посиделки у экрана. Тут великолепно получается фильмы смотреть, да еще в приятной компании, всегда готовой на маленькие шалости.
        Оторвав девчат от обустройства садики, позвал их купаться. Мое предложение нашло горячую поддержку. Через полчасика, как обычно, шезлонг мне заменил пышный газончик и горячая попка Лены. Я прикрыл глаза и отдыхал. Варю отослал за книжкой из Джамперса, хотелось немного углубиться в дебри местной хронологии. Света наконец расположилась на корточках между ног и снимала стресс. Достаточно умело на мой, уже изысканно-критический взгляд. Идиллия. Варя притянула фолиант и спросила откуда читать?


        — Ой, да с любого места. Просто открой книгу наугад. Ты кстати какой том взяла?
        — Первый, вы не сказали какой брать, я и взяла с начала. Сходить поменять?
        — Нет, читай как сказал.
        — и башня достигла невиданной высоты, казалось еще чуть чуть, и она проткнет небо. Мощное и широкое каменное основание в сто сорок локтей сменилось ажурной решеткой из бревен, скрепленных железными скобами. Все выше и выше мастера поднимались каждый день в течении полугода. К концу строительства каждая пядь высоты давалась ценой огромных затрат. Хотя вся конструкция была надежна и крепка, но все равно, даже в легкий ветерок на шпиле ощущалась качка. И сказал Верный Сын: 'Нет у меня силы терпеть больше. Ибо муки души моей переходят всякий предел. Я ...'
        — Еб твою мать, Света, че ты строчишь как на швейной машинке? Соси медленнее, я хочу растянуть кайф. Вареник, не молчи, продолжай.
        — Я... а вот. Ибо муки души моей переходят всякий предел. Я добуду ответ. Тьма не скроет от меня свет ярких звезд. Я...
        — Все хватит, молодец, насосала хорошо. Давай женушка, одевайся семейным гнездышком на дело губ своих.
        Негритянка поднялась с травки, и переступая дала мне возможность свести ноги вместе. Потерла свою щелку и села на кукан. Сразу взяв разгон, она вероятно решила вогнать меня прыжками в мягкую землю.
        — ярких звезд. Я вырву у богов все их секреты, все тайны, что они скрывают от нас.
        — Стоп. Стоп я сказал.
        Книга, выпав из Вариных ладошек, захлопнулась и упала в траву. Света продолжала размашисто прыгать на мне.
        — Да не ты, а ты, абезьянка стой.
        Новобрачная замерла на мне не выпуская бойца из своего лона. Она тяжело дышала, по шее на грудь потекли струйки жаркого пота. Я глядя ей в глаза устало спросил.


        — Что ты делаешь?
        — Трахаюсь.
        — Вероятно ты это понимаешь от слова трах — трах? Трах — трах тоже хорошо, но я хочу чуточку другого. Девочки посмотрите на нашу невесту и подумайте, что она делает неправильно?
        Девочки молчали и я продолжил разнос.
        — Она решила, что я батут с сучком посредине и прыгает на мне, думая что это классно. Но это не классно! Света виновата проблеяла.
        — Господин, но он так хорошо налился кровью, встал как солдатик! Мне так приятно ощущать его желание внутри. Неужели вы не чувствуете того же?
        Я кивнул головой соглашаясь.
        — Да, у меня есть желание, и я хочу его удовлетворить. Но не так механически. Понятно?
        Девочки растерянно молчали и не знали что ответить. Я продолжил выставлять свои претензии.
        — Я хочу возбудится, хочу секса, и наконец, хочу кончить. Но это не значит, что все это надо проделать в такой идиотской спешке. Это не гонка. Боец Светлана все делает энергично, но несколько грубовато. Вот скажи мне, почему ты так уселась на мне, как на корове седло? Ты должна расположиться так, чтобы в первую очередь мне было комфортно. Чтобы не давить на меня, не дергать, а чтобы я расслабился и получал кайф. Запомни, я лежу и расслабляюсь, а ты жужжишь как пчелка над цветком! Нечего на меня так наваливаться, я должен только твою дырочку ощущать, скользящую по члену. Приподымайся на ногах, и вверх — вниз. Понятно?


        — Понятно. Но у меня так быстро ноги устанут.
        — Что это за нотки недовольства в голосе? Ноги у нее устанут. Ты должна в первую очередь думать о том чтобы я не устал, и мне было хорошо. Не нравится меня обслуживать — пойдешь в поле грядки окучивать да поливать. Девочки, для вас главным удовольствием должна стать радость от того, что вы доставили удовольствие мне. Всем понятно?
        Чаровницы проблеяли что-то не внятно.
        — Не слышу!
        Дружное 'да' было мне ответом. Я встал, и натянув шорты с обувкой, направился к замку, кинув напоследок.
        — Подумайте над моими словами на досуге, а я еще посмотрю на ваше дальнейшее поведение, и готовьтесь идти в гости.
        В замке, как и обещал, повысил образованность нашего гиппократа до целителя и вышел в реал.


        Тьма хоть глаз выколи. Снял шлем и потянулся к тумбочке за телефоном. Сорок минут первого. В 'игре' пробыл пятнадцать минут. Отрезок реального времени значительно сократился после этого перелома, хотя по ощущениям пробыл за этот заход пол дня. Почти всю свою территорию обошел, столько дел сделал и отдохнуть успел. Потянулся в кроватке. Че ж делать? Спать не хочу, хоть самый разгар ночи на дворе. Включил на телефоне оперу мини и на сайт одноклассников, новые фотки смотреть, в контакте ленту пролистать. Так почти два часика и убил. Пожрать резко захотелось, поперся на кухню пошарить в холодильнике. Взял пару котлет, соорудил из них и хлебушка бутеров и закинул в микроволновку разогреть. Подумав и чайку поставил.
        Видимо, привлеченная шумом и мать проснулась. Проходя мимо, в туалет, заглянула на кухню.
        — А ты, что тут делаешь?
        — Есть хочу.
        Родительница зевая потребовала помыть за собой тарелку. Бог ты мой, счастья им нет в жизни, если грязная тарелка в раковине до утра постоит!
        Спать по прежнему не хотелось, и я с какого-то дуба решил посмотреть какие у нас в городке есть кружки танцевальные. Оказывается целых четыре штуки! А один совсем рядом — студия современного танца. Принимают не только детей, но и взрослых. У меня в голове засело, что танцевать надо учится с детства, пока там подвижность у человека, связки гибкие. Об этом как-то не думал раньше. Я конечно уже старый, чтобы с мелкотой десятилетней в кружок ходить, но если так... посмотрел расписание занятий и записал телефончик. С утра маман запрягет как обычно с сумками на рынок, но потом можно сходить хоть одним глазком глянуть. Набраться смелости и сходить. Что я в конце — концов теряю? Это не преступление какое — нибудь, если человек хочет научится танцевать. Отложил телефон и потянулся к шлему. День завтра напряженный, еще сейчас разок зайду, а последний оставлю на вечер.

        ========== Глава 28 Золотая лисичка ==========

        Глава 28 Золотая лисичка


        Прохладно, и в ногах сыро и брызгает чем-то. Открываю глаза, над головой большой купол зонтика и Светкина черномазая мордашка. Улыбается, но личико грустное и глаза чуть опухли.
        — Доброго дня господин. Как спалось?
        Поднялся и сел на камень. Вокруг моросил слабый дождик. В первый раз вижу здесь осадки.
        — Я не спал, а ты больше над головой не стой. Не приятно это. И почему ты в костюме горничной? Я же сказал — готовится к визиту.
        Светлана еще больше расстроилась и виновато потупилась.
        — В выходное платье одна Варвара Ивановна облчились, как ваша дама сердца, будущая. А нам с Леной приказала повседневную форму одежды использовать. И это... господин, можно мне вам вопрос задать?
        — Задавай.


        Света набрала воздуха в легкие.
        — Андро, извините меня пожалуйста, за мое недостойное поведении утром, я никогда не буду больше вести себя подобным образом. Вы можете меня простить?
        — Ладно — ладно. Проехали.
        Возле домика маялся поджидающий меня Джигит. Протянул конверт и собрался к себе слинять.
        — Э, стой. Рассказывай что видел в стане нашего вероятного противника, какие там изменения?
        — Позвольте, господин, но ни о каких изменениях я судить не могу, так как на его земле был в первый раз. И вы не говорили что он вам враг, я и не думал об этом с такой стороны. Предполагал ваши слова передать и привезти ответ.
        — Да нет, это я так сказал. Просто. Как у него, лошади, прижились?
        — Да.
        — Что да? Ни о каких проблемах не говорил? Ни на что не жаловался?
        Джигит скрестил на груди руки.
        — Мне жаловался? Да кто я такой, чтобы хозяин соседского замка мне жаловался на что-либо?


        Я прищурился, глядя в его лицо. Врет или нет?
        — Не прибедняйся, я сам видел как вы переговаривались с ним через межу.
        — Господин, да это было в первый и последний раз! Он за лошадей узнать хотел, я же говорил вам за этот случай, вспомните пожалуйста!
        Забрал у него из рук конверт и отпустил восвояси.
        — Света, чего стоишь уши греешь? Я что сказал? Иди переодевайся и Ленку приодень понаряднее.
        Раскрыл письмо и пробежал глазами по каллиграфическому узору. 'Дорогой Андро, рад всегда видеть Вас у меня дома, в любое удобное для вас время, без всякого приглашения. Никодим.' Зашел в домик посмотреть за приготовлениями моих подруг. Варя радостно вышла мне на встречу.


        — Андро, мы сейчас уже заканчиваем. Еще пару минут.
        Поцеловал ее в румяную щечку. Красавица. Прекрасное платье подчеркивало аппетитную фигурку. Минимум косметики и украшений. Как и положено даме со вкусом. Нарядные служанки через минут тоже были готовы. Света одела шелковые штаны и кофточку, получился восточный наряд, только без монисто. Лена в короткой, до колен юбке и пиджаке с рубашкой. Чулки со стрелками на стройных ногах, классические черные туфли на невысоком каблуке. Немного странно видеть ее, в таком, почти деловом костюме.
        — Мы готовы. Теперь только вас облачить.
        Я упустил этот момент, и надо сказать, с удовольствием одел один из моих костюмов. Когда одежда сидит по фигуре как влитая, словно вторая кожа, это очень приятное ощущение.
        Света взяла расческу с целью поправить мне короткий ежик на голове.
        — Так построились тут в ряд, хочу на вас таких красивых глянуть.
        Маленький отряд выстроился перед моими светлыми очами, вертясь из стороны в сторону. Я залюбовался и тут мне пришла мысль побаловаться.
        — Нижнее белье снять!
        — Зачем?
        — Варя, затем что Я так хочу.
        Девочки переглянулись между собой и проредили гардероб общими усилиями на два лифчики и трое трусиков. Я заставил их покрутиться передо мной, отмечая про себя тот факт, что отсутствия этих элементов амуниции на первый взгляд не видно. Не знаю за чем, но мне так захотелось. Мои девочки будут рядом со мной в гостях, но свои трусики оставят дома, и об этом кроме них буду знать только я. Эта мысль мне показалось почему то эротичной и я растянул рот в улыбке до ушей.


        На меже нас встречал сын Никодима и еще один парень. Они нас поприветствовали и пригласили проходить в замок. Сосед, по их словам, с нетерпением ожидал нашего визита. Я же всю дорогу переводя взгляд с одной жопки моих милых спутниц на другую, думал о том, что я проделаю с ними после этого светского раута. Мои лапочки были чудо как хороши сегодня!
        Тепло, по домашнему встречал нас Никодим. После крепкого рукопожатия обнялись и похлопали друг друга по спинам. Я представил дам.
        — Варвара Ивановна, моя дама сердца.
        Варя присела в реверансе и Никодим легко взял еле ладошку в руку, и наклонившись поцеловал.


        — Очень рад видеть вас снова.
        Повторил процедуру представления Никодиму Светы и Лены, как моих помощниц. Лена немного раскраснелась от знаков внимания, а Светка вела себя заторможено, как не в своей тарелки. Заняли места за столом, хозяин взмахом руки призвал слугу. Девушки подали блюда, музыка сменила ритм на танцевальный, и в зал выпорхнула стая танцовщиц. Я не спешил говорить о делах и начал разговор с другого момента.
        — Дорогой сосед, я хочу вам сказать, что навел кое-какие справки о вас и ваших потомках.
        — Вот как? И каковы результаты?
        — Никодим Ефграфович Арапов действительно существовал в моем мире, умер прожив последний год прикованным к кровати. Почти вся семья эмигрировала в Америку, и таким образом, во время революции не пострадала.
        — Это хорошие новости, что никто не пострадал. Но с некоторых пор моя семья здесь.


        Сзади к нему подошла фигура и положила руки на плечи, Никодим обернулся и предложил ей сесть рядом, справа от него. Я пялился на незнакомку, забыв о нормах приличия. Уставше — грустное лицо, бледная чистая кожа, сиреневые глаза и пухлые губы чуть приоткрытого рта. В ней что-то было не правильно. Девушка была похожа на куклу, молчаливую куклу с осторожными плавными движениями.
        — Разрешите представить и мою... помощницу Майю.
        Мы с девочками поприветствовали ее дружными кивками.
        — Майя — голем. Мой самый преданный и ласковый друг, как никто другой, понимающий и поддерживающий в трудную минуту.
        Я смотрел на голема, а она смотрел на меня. Ясными, немигающими глазами.
        — Девочки не стесняйтесь, кушайте. У нашего соседа прекрасный стол
        .
        Сосед не задавал никаких вопросов, и расспросы начал я. Как лошади перенесли первый перелом, не было ли проблем? Никодим заверил меня, что нерешаемых проблем не было, и что он еще раз благодарит меня за представленною возможность приобрести лошадок.
        — Андро, да вам памятник надо поставить при жизни за вашу прозорливую роль в этом деле!
        Осудив вопрос с поставками першени, которые возможно только через несколько дней выйдут на допереломный уровень, я хотел уже коснуться главного, но отвлекся на представление.


        Музыка опять сменилась, выделяя важный момент. Девочки до это весьма затейливо плясали с обручами, а теперь выстроились с непонятной целью цепочкой. Одна, на вид самая младшая отошла в самую глубь зала, с целью взять разгон. Тело еще подростка, вымазанное с головы до ног в золотую краску, лишь короткие пышные белые ленты вокруг бедер, на манер травяной юбки дикарей. Два стройных парня уже ждали ее, подставив сцепленные ладони под ее маленькие проворные ступни. Резкий рывок вверх, и девочка стрелой устремляется ввысь на высоту трех своих росточков. В тот же миг, разгораясь бенгальскими огнями наперерез ей летит десяток обручей, образуя в воздухе, всего лишь на мгновение тоннель огня, по которому она пролетает не успевая загореться. Два других юноши уже растянули полотно ткани и обеспечивают ей мягкое приземление. Танцовщицы тянут руки, подхватывая потухшие обручи и снова рассыпаются танцевальным узором. Девочка, встав на ноги, заворачивается в это полотно на манер сари и присоединяется к подружкам. Я не вижу ничего вокруг, только жадно смотрю на ее хрупкую фигурку, скользящую по залу. Мне кажется
ее улыбка предназначена только мне. Мне одному улыбается это чудо. Живая, дерзкая, энергичная как вечный двигатель. Я чувствую ее не как человека, а как стихию, силу природы, или олицетворением богини Гармонии. Перед моими внутренним взором наверное на всю оставшуюся жизнь запечатлёна эта золотая статуя с огненными волосами, вся как феникс объятая языками пламени.
        Мне по-звериному захотелось овладеть ей. Здесь и сейчас. Ни говоря ни слова. Подойти, зажать в руках ее совершенное молодое тело, подмять под себя и резко войти. Без всяких предисловий, правил приличия и сопливых нежностей. Излиться в нее. По праву сильного, как лев рвет антилопу в саване, так и я хотел немедленной расправы над ней. Слышу со стороны свой хриплый голос. Я кричу 'браво!' и как угорелый хлопаю в ладоши. Кидаю взгляд на Варю, она тоже хлопает со мной. Поворачиваю голову на Никодима и говорю ему.
        — Продай мне эту лисичку. Ей богу, продай!
        — Боюсь, вам пока не по карману подобные траты. В глазах соседа засверкали хитрые искорки.
        — Просто скажите сколько и мы договоримся.
        Сосед притворно согласился.
        — Восемьсот тысяч.
        — Сколько?!


        Ефграфович сделал неспешный глоток вина, растягивая время.
        — Именно за эту сумму я приобрел данную труппу артистов.
        — Зачем мне вся эта шайка, да за одну эту девку вы сколько хотите?
        — Восемьсот тысяч, я же вам сказал. Понимаете, это одна из главных танцовщиц у них, на ней завязаны большинство танцев их программы. Разученные долгими неделями, доведенные до мастерского совершенства. Отсюда и цена. Если ее не будет, то труппа превратится, как вы сказали, в шайку. Практически бесполезную группу людей, которых я не продам за ту цену, за которую приобрел. А я и купил их на время, так сказать. Для услады взора, а потом продам такому же ценителю прекрасного. Эта сумма и для меня, поверьте очень крупная. Так что, я думаю вы меня поняли? Конечно, я думаю у вас сейчас есть какие-то финансы.
        При этих словах Никодим опять лукаво усмехнулся.
        — Но, как бы вы не накопили жирок на помощи... одному любителю друзей человека. Надо сказать важной и своевременной помощи. Но, все равно для вас такие траты пока являются неподъемными.
        У меня защипало от обиды и огорчения сердце. Я молча смотрел как он делает очередной неспешный глоток из своего бокала. Никодим промокнул губы салфеткой и продолжил.
        — Андро, поверь я не хотел тебя обидеть. Мы, можно сказать, земляки и должны держаться друг за друга. Не расстраивайся, придет еще твое время, дай срок. Поначалу оно, это дело, кружит сильно. А потом... Потом с тоской вспоминаешь про себя об этих сладких деньках, щенячей радости, ярких чувствах. Может я могу еще помочь чем тебе?


        Я молча сжал кулаки и отвел от него взгляд.
        — Можешь. Покажи мне свое хозяйство. Как что работает, что производишь, чем торгуешь? Интересно устройство самого замка. Я хочу иметь перед глазами ориентир, чтобы было от чего отталкиваться.
        Сосед задумавшись не спешил с ответом, и наконец, решив про себя ответил.
        — Конечно это не принято, в порядочных домах, но я могу устроить тебе такую экскурсию. Только из-за моего теплого отношения.
        — И моим спутницам тоже.
        — А им экскурсия зачем?
        — Я же сказал, они мои помощницы. Пусть имеют представление об вариантах дизайна замка, функционала построек, количества персонала. Повседневное управление всем этим хозяйством будет на их плечах.
        — Хорошо, я тебя понял.
        Разговор прекратился. Мы молча, не спеша обедали и смотрели представление. Где то через час, спросив, насытились ли мы, Никодим позвал человека, представленного нам как управляющего замка и предложил пройтись по его владениям.


        — Прежде всего я хочу рассказать о нескольких важных принципах развития своего хозяйства, на которые я опираюсь долгие годы. Возможно вам что-то покажется неправильным, но я стараюсь их неукоснительно соблюдать.
        — Первое. Люди. Каждый должен знать свое место, чем, сколько и когда он должен заниматься. В любом деле должен быть старший, который следит за порученным фронтом работ и отвечает за его выполнение. Он должен быть более обученный чем его подчиненные.
        — Не скупитесь на обучение. Лучше иметь одного человека, способного делать работу десятерых, чем десять человек, работающих за одного спеца. Этим вы добиваетесь огромной экономии. Один человек не ест за десятерых, ему достаточно одного угла в доме и т.д. Согласны?
        — Тут я с вами соглашусь.
        — Конечно есть риск потерять такого замечательного, дорого работника. Все может быть. При строительстве каменщику может что-нибудь на голову упасть, к примеру. Но все же всегда надо помнить, что как бы не было много у вас земли, людей надо где-то размещать, им нужно питание, место для работы и все остальное. А место не резиновое. Взять его неоткуда.
        — Второе. Старайтесь относится к своим крепостным как к людям. Я не призываю вас есть с ними из одной чашки, или как граф-христопродавец самому лично пахать и сеять. Вовсе нет. Тут дело в другом. Они все тут как вещи для нас. Мы что хотим, то с ними и делать могем, а они против нас как дети малые. Многим это голову кружит, и кружит сильно! Власть портит человека, это доказано не раз! Помните об этом. Ведь вопрос с царствием божьим не так прост.
        — А это тут с какого боку — припеку?
        — Андро, дорогой. Я сознаюсь хоть и не варнак какой, душегубом не был, но грехов на душе много имею. Кутил... женщины, компании. Жизнь вел праздную, о боге не думал. А вон оно как вышло.
        — Что вышло? Не вижу связи.
        — Скажите, разве мог кто из нас подумать раньше, что попадет в такой мир? Да вообще, что этот мир существовать может? Никто даже не предполагал! Так и бог. Мы про себя думает что его нет, раз мы его не видим. А вдруг он есть? И суд страшный нас поджидает как грешников.
        — Не хочу спорить с вами в этом вопросе, пусть каждый из нас останется при своем мнении, но душегубствовать как вы выразились, я не планирую.
        После одобряющего кивка Никодим продолжил наставления.
        — Опять люди. Всегда помните, что они разные. Каждый хорош в чем-то, а в чем-то плох. Старайтесь подбирать людям дело по их увлечению. Так работа спорится лучше.
        — Теперь о тратах. По — первах хочется и того и этого, по себе помню, но надо тратится разумно. Если все сразу проесть, так и жить дальше не на что будет. Должен быть запас. Всегда. Небольшой, но быть должон. Как бы не хотелось все вложить в дельце, которое может показаться прибыльным, последнюю рубашку не снимай!
        — Новое дело, пробуй малыми силами. В случаи неудачи, меньше потери.
        — Всегда экспериментируй, и так, и эдак. Пытайся узнать новое, учись у себя, у людей, не стой на месте.
        — Как бы не было трудно, не отчаивайся.


        — Никодим, думаю я ваши советы выполнял до этого полностью. Расхождений со своими поступками пока не вижу. У вас есть еще советы?
        — Да, есть последний совет. Никогда и никому нельзя доверять полностью!
        Мы как раз прошли по недлинному, но просторному красочному коридору с изумительными витражами, к резным дверям, которым самое место во дворце восточного царя. Девочки восхищенно глазели по сторонам, стараясь запечатлеть эту роскошь.
        — Здесь самая важная зала в замке, можно сказать сердце моей империи.
        Никодим кивнул управляющему, и тот двумя ключиками открыл нам вход в это сердце соседских владений. Я подумал об сокровищнице или на крайней случай об арсенале с редким оружием и прочным снаряжением, но все оказалось не так. Мы попали в библиотеку, так мне подумалось вначале. Большой круглый зал, все стены в стеллажах. На куполе потолка роспись местного Айвазовского, в думу и брызгах соленой воды одна эскадра рвет в клочья другую. Умилила сцена на переднем плане. Чувак в воде пытается удержаться за обломок бревна. Его спасением никто в данный конкретный момент не хочет озадачиваться по объяснимым причинам. Все силы отданы взаимному истреблению. Огромная трехэтажная люстра, давала достаточно света, для всего зала, так что отсутствие окон нисколько не сказывалось на удобстве чтения.
        Мы прошли по пышному, во всю залу, ковру к центру, где рядом с большим рабочим столом стояли маленький столик с картотекой. За ним на элегантном стульчике сидела девушка. Нет, не девушка а еще один голем. Это я понял, посмотрев в ее лицо. Милое, симпатичное личико, молодой здоровой куколки. С прозрачными как лед глазами без признаков радужки. Только черные точки зрачков-колодцев на дне этих бездушных зеркал. Ни приятный голос, ни милая улыбка не изменила уже сложившегося отрицательного первого впечатления. Я холодно ответил на ее приветствие. Никодим представил нам ее как своего помощника — секретаря.
        — Это моя самая главная умница, ума не приложу, чтобы я делал без нее. Алина заменяет мне канцелярию и целое министерство сразу. Невероятное изобретение этого мира. Отсюда, из этой комнаты я могу вести переписку с любым разумным, готовым к общению так быстро, как если бы он сидел за этим столом!
        — У вас здесь большая библиотека!
        — Нет это рабочий кабинет, и большей частью все это или моя переписка, книги прихода — расхода, описи, каталоги товаров и услуг, адреса знакомых и партнеров за многие годы или другие документы. Как я и говорил. Алина — действительно мой главный помощник по широкому кругу вопросов. Она обладает нечеловеческой памятью даже на такие незначительные мелочи, которые я могу упустить из вида. На ней лежит почти вся нагрузка по учету всех моих сделок и переписке. Но все равно мне по два часа, ежедневно приходится находится в заключении этих стен. Работа, понимаете ли.


        — Алина ты можешь показать как происходит сам процесс отправки письма адресанту?
        Голем подождала подтверждающей команды хозяина и мягким голосом пустилась в объяснения своей работы.
        — К примеру, сегодня мне надо было уточнить сумму, на которую один из клиентов готов приобрести черного леса. Я делаю запись в книге за сегодняшнее число и помощник разумного будет уведомлен в тот же миг, сообщит своему владельцу об запросе и отправит его ответ.
        — Я ни чего не понял.
        Никодим поспешил уточнить.
        — Тут понимаете, какое дело. Алина общается с таким же как она помощником. При их специальности возможно общение как по телеграфу. Ну это я образно выразился. Она мне объясняла что видит перед собой некую большую мысленную стену, где все ее участники могут оставить свои записи, для прочтения другим разумных.
        — Только текст можно передавать? И постойте, эти записи может прочитать любой другой голем или только определенный?
        — Это зависит от того, как вы эти записи расположите. Если переписка конфиденциальная, то тогда прочтет только один. А если вы размещаете объявление, запись в хронике, или истории слежения — то для всех.
        — Ага это аналог сайта, чата и смс! Так только текстовые данные можно посылать?
        Никодим непонимающе смотрел на меня.
        — Я пользуюсь только перепиской. Еще Алина ищет по моему запросу сведения и готовит короткие пояснения.
        — А можно обмениваться фотографиями, переговариваться как по телефону и видеть собеседника на прямую?
        Ефграфович рассмеялся.
        — А зачем это надо? Я этим не пользуюсь. Предпочитаю видеть все на бумаге.


        Алина же мягко заметила.
        — С помощью магистекл и шелеста кровавых друз это давно возможно.
        — Это что? Такие приборы? Как они работают?
        — Как и все магические предметы они работают на магии, конечно!
        Я расстроился услышав упоминание магии. Теперь понятно, почему Никодим не пользуется этими возможностями. Но он, почему то, принялся развеивать мои опасения.
        — Магия прекрасная вещь, жаль что в нашем мире не было такого подспорья! Такие бы коленца можно было выделывать! Везде есть применение: и в перевозках, и в строительстве, да хоть на кухне, множество всяких полезных штучек. Мы думали энергия пара или электричества будет ознаменовать начало века прогресса, но скажу я вам, они магии и в подметки не годятся.
        — А камень в голове? Как ей пользоваться человеку и не стать полудурком?
        — Легко!


        Я внутренне напрягся, ожидая пояснений.
        — Андро, вы наверное имеете ввиду магов? Да, тут конечно крепкий орешек грызть. Бр...р. Ну а в нашем случае, мы дельце так обстряпываем. На две сотни человек лишь один имеет склонность к магии. Из них один из ста развивает их до уровня хорошего мага.
        — Здесь так много людей из нашего мира? С земли?
        — Нет, я же вам говорил, просто людьми здесь принято называть разумных, более — менее похожих на нас. Таких да, достаточно много. А с самой Земли, я например знаю дюжину человек. Тут нельзя сказать с полной уверенностью, но вероятность этого велика, что они с нашей земли. Потому и был удивлен видеть вас в качестве моего соседа! Но я не о том начал.
        — Да, продолжайте я внимательно слушаю.
        — Спасибо. Чтобы пользоваться магией и не становиться блаженным, достаточно приобрести готовые магические вещи. Это давняя практика. Человек просто управляет этим предметом при помощи своих магических навыков, затрачивая небольшое количество манны, будь он даже слабый маг, а предмет работает от встроенного в него аккумулятора. Который при опустошении просто надо подзарядить или заменить на новый.
        — Контур управления получается, при том что работу выполняет другой, рабочий контур? А чем его заряжать?
        — Так есть специальные предметы, которые ее вырабатывают из сырья.
        — Какого?
        — Живая ткань, обычно свежие растения, животные дорого обойдутся для этих целей, а насекомых тут нет. Живое преобразуется в магию. Базовый принцип круговорота магии в природе. Чтобы из неживой материи получить живое, нужен приток манны. При разрушении, гибели живого, манна высвобождается в окружающий мир. Для того чтобы дать возможность механическим предметам или големам двигаться им нужна манна. Так происходит обман. Неживое получает свойства жизни, на время, пока манна не истратится.


        — Голем всего лишь неразумная машина?
        — Нет, не верно. Голем разумен, но не жив. Так будет правильнее сказать.
        — И обладает способностью к магии?
        — Поголовно. Их тело и есть один большой аккумулятор манны. Расходуют ее, они надо сказать очень экономно, тут их никто не обставит. Лучшие механические и паровые устройства и половины такой эффективности не имеют, как големы.
        — А как человек может управлять магическими штучками, если у него нет способности к магии?
        — Проще всего купить себе помощника с такими навыками. Но в этих, обычных, случаях управляют при помощи приспособлений. Кнопки, ползунки, ручки... механическим путем в управляющем контуре изменяют условия прохождения потока, а он их преобразует согласно установкам в изменения работы силового контура. Включиться или выключится, изменить режим работы, больше — меньше. Все зависит от предназначения и задумки конструкции. Так что мы можем жить, как в пословице — и рыбку скушать, и кумушку послушать! Я удивлен что вы не только не применяете магию в своем уделе, но даже не ознакомились с ней хотя бы поверхностно. Чем же вы занимались все это время со своими хм... помощниками?


        Я обдумывал эти слова и уже слабо слышал его объяснения минут двадцать. Мы прошли несколько комнат замка. Посмотрели кухню, увидели как работают эти чудные машины на магии, как ими легко и просто управлять. На наших глазах повар засыпал в белый ящик ингредиенты, закрыл крышку и нажал несколько кнопок, а через две минуты достал из него поднос со свежими булочками с маком. Путем выбора заложенных рецептов в этом агрегате можно было выпекать несколько тысяч разных сортов сдобы.
        Никодим проводил нас в свою купальню. Роскошная постройка замка имела множество комнат для омовения, огромный бассейн, колонны, парилки, предбанники с мраморными скульптурами. Все из самых лучших сортов дерева и камня. Наверное так должны выглядеть Сандуновские бани. Видно, что он гордится этой стороной замка, и я желая сделать ему приятное, шумно повосторгался этой красотой, но предложение попарится вежливо отклонил. Осмотрели и комнаты прислуги, их быт. Служебные комнаты, коих было в изобилии, библиотеку хозяина, бильярдную и конечно сад. Внутренний садик замка действительно вызывал у меня зависть. Девочки вели себя тихо, но мотали на ус все увиденное, лишь один раз Варя подала голос, можно ли осмотреться в гнезде любви. Ефграфыч наотрез отказал. Все остальное можно, а это не дам. Мое и только мое, нечего посторонним бульбус-окулус там делать! Видимо пунктик у него в голове на это дело. Я не стал настаивать, несмотря на то, что Вареник так жалостливо закатывала глазки. Спросив у управляющего сколько тут комнат в замке я получил точный ответ — одна тысяча шестьсот четыре на трех уровнях и двух
подземных галереях. Сразу предложил ограничить осмотр замка и перейти к ознакомления другого хозяйства. Магия очень широко применялась и в быту и в экономике. Почесал затылок, надо это дело хорошо обмозговывать на досуге. Поскольку основной вид деятельности была торговля, производство товаров и пищи ограничивалось только внутренним потреблением. Птишня, огороды, сад, почти такой же как у меня пруд с рыбой, поля с культурой, наподобие нашей бахчи. Много места было отведено для его тягловых животных. Как заметил сосед, постоянно дома находится одна треть его крестьян, две трети постоянно в разъездах. Товары Никодим предпочитает возить сразу с места на место, минуя этап складирования на своей земле, претворяя в жизнь принцип работать не на склад а на заказ. Для крестьян были личные подворья с клочками огороженной земли. Я отметил наличие школы для детворы и церкви. Вдаваться в подробности личности, проводящей там обряды не стал. Находились мы изрядно, я не представляю как бы у меня гудели ноги пройди я столько в реале!
        Поблагодарил тепло Никодима за гостеприимство, за подробную обзорную экскурсию, и собирался уже уходить на свой необжитоый, и нищий по сравнению с этим сибаритом удел.


        — Андро, я как и говорил ранее отписал Джамперсу наш удивительный случай, то как мы оказались на соседских участках. Должен сказать об такой редкости я не слышал ранее и сообщил своему хорошему знакомому. Он просит разрешения для встречи с вами.
        — Хорошо, я приму его. Когда он меня хочет навестить?
        — Удобно ли будет на следующей неделе, но... На моей территории. Он меня знает давно, мы уже имели общие дела... Это вопрос безопасности при общении с новым разумным. Я выступлю как гарант.
        — Я даю такое согласие, если не случится чего — нибудь непредвиденного.
        Едва мы переступили межу и остались одни, без провожатых, как девочки начали чирикать. Делясь впечатлениями об увиденном они хотели и меня увлечь в обсуждения, но я расстроенно молчал.
        Лену поразила одна из многочисленных скульптур. 'Как живая' — повторяла она несколько раз, сокрушенно покачивая головкой. Света пыталась вызнать у меня не пожелаю ли я сделать в замке такой же рабочий кабинет с местным аналогом интернета, себя она уже видела на должности секретаря. Перспектива по два часа в день оставаться со мной наедине грела ей душу. Варя большей частью помалкивала и внимательно всматривалась мне в лицо, пытаясь понять о чем я задумался.


        Дома, я также молча, улегся в кровать. Варя помогла мне стащить одежду и улеглась рядышком на плече. Она лежала молча, и лишь иногда поднимала головку чтобы еще раз внимательно на меня глянуть. Я не чувствовал физической усталости, мне не хотелось спать, но в голове крутились десятки мыслей и я хотел полежать, привести их в порядок.
        — Надо отвлечься и решение придет само.
        Варя сладко улыбнулась и тихим заговорщическим голосом спросила.
        — Я могу чем-то помочь моему рыцарю?
        — Да, почитай мне. Интересно чем там закончилось дело с башней?
        Варя встала за томом, и как и была голышом села в ногах на кровать. По-турецки скрестив ноги. Она была повернута ко мне левым боком и я видел как красиво она расправила спину. Попка оттопырилась, пышные волосы густыми прядями раскинулись по плечам.
        — Я тут закладку положила. Знала что вы захотите узнать продолжение истории.
        Закрыл глаза и постарался ни о чем не думать, а только слушать приятный голос, читающий с интонацией.


        — Я вырву у богов все их секреты, все тайны, что они скрывают от нас. Верный Сын поднялся на самый верх, туда где его уже ждали могучие крылья. Искусная работа мастеровых по дереву и коже. Размах их был в двадцать локтей, а вес равнялся весу взрослого мужчины. Легкое и прочное дерево, как жилки на крыльях стрекозы, растягивало шкуру дракона тонкой выделки. Как известно изумрудные драконы не восприимчивы к магии, так как манна не проходит через их кожу. Верный Сын хотел спрыгнуть со своей башни, и оседлав восходящий поток манны, подняться вверх, за пелену и увидеть истинный вид нашего мира над покровом. Камнем он рухнул вниз...
        Голосок Вари дрогнул и я открыл левый глаз, полюбоваться на мою красотку.
        — Казалось еще миг и смельчак разобьется о камни, но поток подхватил его и понес вверх. Порыв был так стремителен, что чуть не вырвал крылья из рук Верного Сына. Поворачивая из стороны — в сторону, он парил по спирали, поднимаясь все выше и выше вверх. Через некоторое время он был так высоко, что его было видно как видно чечевичное зернышко на ладони. Настолько он стал мал. Дети и слуги стояли задрав головы и следили за его полетом. Всем казалось еще чуть — чуть и он исчезнет из вида. Они были весело возбуждены и горды за своего господина, который осмелился бросить вызов самим богам.
        — Но вот что-то случилось и Верный Сын перевернулся через голову, его крутануло еще пару раз. Подобно тому как ребенок подкидывает игрушку в руках, потоки манны и воздуха играли смельчаком как тряпичной куклой. Его сил не хватало сопротивляться стихиям. Герой пал на окраине своей земли. Тело и крылья были покрыты ледяной коркой. Лицо его, с оскалом ужаса, почернело от холода. Человек несомненно был мертв еще до падения об землю.
        Вареник замолчала.


        — Все?
        — Да конец главы, почитать новую?
        — Нет, давай одеваться. Сходим в замок, а потом проверим как там мой избранный народ, чем занят.
        Варька торопливо встала и помогла мне одеться, а потом сама принарядилась, собравшись сопровождать меня по делам. Она совершенно не копалась как клуша и мы вскоре вышли. Девушка пошла рядом и взяла меня за руку. Я шел и думал о реале. Что опять утром с матерью идти на рынок. Тут хорошо. Купил в замке, и все упало можно сказать под ноги. Крестьянам приказал — утащат куда надо.
        Мои зольдаты с раскрашенными мордами охраняли от несуществующий опасности руины замка изнутри. Зайти сюда и так никто посторонний не может, да и ценного ничего пока тут нет. Деньги я обезналичил. Хотел их пристроить к делу, а потом мысленно махнул рукой. Пусть караулят. Первой здравой мыслью, пришедшей мне в голову, было купить два пластиковых садовых кресла чтобы не стоять перед камнем управления на своих двоих, как дикарь перед истуканом. Но пластиковых кресел уже не было в продаже. Взял плетеные, типа из ротанга. Немного поскрипывают, но сидеть удобно. Варька вначале расположилась в соседнем кресле, но я позвал к себе. Захотелось потискать чуток мою красотку.
        Магические приспособления действительно были на любой вкус и цвет. Я читал пояснительные записки и диву давался. Как выбор бытовой техники в интернет магазине. Только вместо мощности в киловаттах — мощность в единицах потока. А заряд маннонакопителя — в единицах заряда. Поискал небольшую книжку про эти магические штучки — дрючки. Надо просвещаться. 'Учим магию за 10 занятий. Пособие для полных чайников.' Весьма простая и информативная книжонка. Читал сам, не спеша и вдумчиво. Мой помощник тоже бегал глазками по строчкам вместе со мной, но был занят и другими делами. Ей приходилось сидеть у меня на ногах и держать при этом широко расставленными свои, пока моя левая рука мнет ее мандулечку под трусиками, которые я не снимал, а просто сдвигал в сторону время от времени, или проникая под их слабую резинку. Под рукой было жарко и влажно.


        — Слазь с колен, ишь расселась! Пора и честь знать, не маленькая уже.
        Варя, недовольно сопя и слегка покачиваясь, молча встала и задрав юбку и поправляла трусики. Я улыбнулся ей и предложил сходить в поселок. В подросшем дворами хозяйстве бурлила своя, сельская жизнь. Никто не бегал сломя голову по делам с выпученными глазами, но и не сидел на месте. С большим внутренним удовлетворением могу отметить что на мой первый, поверхностный взгляд, была четко налаженная трудовая деятельность. Каждый знал свой участок работы и старался выполнить ее с максимальным прилежанием. Не зря я требовал от старосты подбирать людей работящих, а лодырей и прохиндеев перепродавать. В моем наделе останутся только те, кто покажет себя с лучшей стороны. Я не собираюсь заниматься убеждением или перевоспитанием тунеядцев и оболтусов.
        Кстати об тунеядцах. Нашего механика и големостроителя мы нашли за его домом в личном огородике. Из посадок присутствовали густые заросли лопуха и осота полевого, по низинке уже поднимались ростки камыша. Руки хозяина этого заброшенного клочка целины были не приспособлены для занятий в земле. Сам Василий скрючился на узкой лавочке и дрых на свежем воздухе. Кулак, подложенный под щеку выполнял роль подушки. Я желая разбудить стукнул носком по ножке лавочки, но не рассчитал усилия. Лавка опасно качнулась, Василий, спросонья успев активно взмахнуть левой рукой, добавил ей ускорения и шлепнулся вместе с ней в бурьян. Мне самому стало страшно от того как он испугался. Я на минуту подумал что у человека сердце остановится. Со стонами и причитаниями механик поднялся, отряхиваясь от приставшего к штанам сора.


        — Господин, прошу меня простить. Я немного задремал.
        — Да ниче — ниче. Ты извини, я не хотел тебя так будить. Ты не ушибся?
        — Самую малость. Думаю ничего страшного.
        — Василий как дела с нашими приборами, удалось что починить? Кремень свою работу уже сделал.
        — Немного пришлось повозиться, но думаю все хорошо.
        — Ты проверял, или думаешь что все хорошо?
        — Проверил конечно.
        — Тогда тащи все по местам. Ленке ужин не на чем готовить. И займись компьютером и телефонами. Может удастся и их реанимировать.
        — Попытаться можно. Попытка — не пытка.


        Проведали агронома. Маг природы и травник не отдыхала, а была на рабочем посту на огороде. Ульяна сходу начала загружать меня своими проблемами, как будто я могу решить все трудности сразу, одним взмахом руки. Пол часа потраченные на нее добавили мне ясности в вопросе нашей основной деятельности. Смысл и дальше заниматься сельским хозяйством есть, но будут некоторые моменты. Рентабельность можно вернуть на прежний уровень при должной затрате сил и средств. Это были хорошие новости.
        Старосту и прочих начальников я не беспокоил, решив выслушать их соображения вечером, как и планировал. Хотел зайти только к Чубуку, но потом развернулся к замку на выход.
        Опять я пробыл в своем потаенном мире минут десять — пятнадцать. Дома не просто рань, а ночь несусветная! Чем теперь заняться? Лежал в кровати и думал обо всем сразу, и не о чем конкретно. Эта магия прикольная вещь, я как почитал, сразу проникся. Интересно, а дома ей можно пользоваться? Тут такое дело получается, что все эти физические законы и силы природы являются отголоском магических потоков. Так называемая единая теория, о которой мечтали яйцеголовые нашего мира, три тысячи лет уже как существует в мире покрова. Никогда не верил в эту мистическую чушь.
        Перелом прошел вроде без особых потерь, правда многие привычные материалы не прижились, но это дело второстепенное. Заменим на аналоги. Надо налаживать хозяйство и строить замок. В конце — концов я не собираюсь там оставаться, так что надо успеть пожить в своем собственном замке. Ощутить себя полновластным феодалом и самодуром. Времени не так много. Одиннадцать месяцев осталось. Первый месяц пролетел, хотя времени кажется я там провел много. Да, если правильно посчитать, может даже пару месяцев прожил. И сейчас, с этими изменениями я стал проводить там так же много часов, хотя тут проходит десять минут а не полтора часа как раньше!


        Третий раз вечерком зайду. Проверю как там дела, совещание еще это вечернее. Да, визит надо отложить на сладкое. Обязательно Чубука полностью загрузить работой, пусть хоть макет моего будущего замка соизволит сделать. Конечно, надо начать каменщиков покупать и обучать, материал для стройки, он говорил у нас есть. С каменоломней надо что-то думать. Людей опять же: кормить, разместить. Ой, делов невпроворот. Когда всем этим заниматься? Можно подумать, я для этого в игру заходил? Ведь хотелось просто недельку окунуться в фантазийный мир, как говориться. Хотя прекрасно все получилось, жаловаться не на что. Глупо роптать в моем положении.
        Я прикрыл глаза, мысли продолжали прыгать, как белки по веткам. Никого сегодня так и не попробовал. На пруду только хорошо расположились, и тут я сам чего-то на девок наорал. Зевнув, подумал пытаясь вспомнить, что на меня нашло? Вроде я Светку обвинил в грубом механистическом подходе, но сам то знал, что дело не в этом. Она прекрасно насосала меня тогда, хоть и затратила на это много сил. Член долго был мягким и не спешил отзываться на ее ласки. А когда она села сверху, скользкой мягкой дырочкой, он от перемены ощущений сдулся, быстро став вялым. Я не ожидал от себя такого. Не становлюсь ли я импотентом? Рано об этом думать в моем возрасте, наверное усталость. Приелось близкое общение с девочками, все таки их трое, а я один. Надо отдохнуть. Хотя нет. У Никодима как вспомню про эту танцовщицу. Мда... я был готов от одного ее вида на месте кончить в трусы. Как же она божественно красива, с таким чистым, благородным лицом. А энергия? Она просто из огня вся. Да, жидкий огонь, а не девушка. Член зашевелился в трусах при воспоминании об этой лисичке.


        Вот, а там выкобениваешься! И куда мне тебя туточки засунуть? Суходрочкой заниматься? Все не как у людей. Может он так реагирует на новый раздражитель? Гарем мой ему приелся, и хочется чего то свеженького? Да нет, не то. Должен сказать, девочками я доволен. А с Варей у нас такие хорошие, дружеские отношения. Она давно для меня не просто крестьянка, а близкий человечек. Поморщил нос. Ну про любовь думаю не стоит говорить, но по-крайней мере я не хочу сделать ей больно, стараюсь баловать ее и заботится в меру сил.
        Маринка теперь наверное ебется со своим хахалем, и в ус не дует. Если он не сбежал от нее. На много его не хватит. Ну да, не жениться же ему на ней? Потрахает чуток и бросит. Ему и двадцати пяти нет, о семье думать рано, да и она навряд спешит найти единственного и любимого на всю жизнь. Школу закончит, в институте вообще во все тяжкие понесется, по рукам пойдет. Да конечно, шмарой станет еще той! Ей обменяться бактериями, как стакан воды выпить. Хотя я не чувствую зла к ней. Да и был первым. Тут конечно вопросов нет. Пусть после меня объедки подбирают.
        Рукой полез в трусы, зажмурившись в удовольствия чуть подергал гуся за шею. Как же с тобой вопрос решать? Надо что-то думать. Может с Ниной попытаться? А че? У нее никого нет, думаю и не было еще. Так она даже ничего фигуркой, что трусиха конечно, долго придется уламывать... но может и выгорит что? Если к примеру к Алке яйца подкатывать пустая затея, то тут, с дурнушкой может и прокатит. Да и отбивать ее никто не станет. Будет держаться за меня как клещ всеми лапками, а я буду нос воротить и условия ставить. Опять плюс.
        Вот в кружок танцевальный хотел. Надо ее подговорить вместе ходить. Так она на контакт вроде идет, мы уже гуляли вместе в парке. Надо чтобы проводили больше времени рядом. В школе не то. На нейтральной территории. А там и друг к другу заходить начнем. Посмотрим, может удастся ее где прижать к стене и за жопу взять крепко. Главное не робеть, если хоть раз за щеку ей присуну, дальше все пойдет как по маслу. Ну а не получиться, так плюну и буду думать о чем другом. Да, отведу-ка я на эту хитрую операцию пару недель! 'Трахни Нинку за четырнадцать дней.' Ниче так! Да нормально все, она хоть и не красавица, но не дура. Должна понимать что к чему. Думаю ей и самой хочется уже перед кем ноги раздвинут, да охотников нету. Не может быть чтобы она не воспользовалась таким случаем. Парень, хоть и не Ален Делон, но все ж обращает внимание, предлагает вместе на танцы ходить. Думаю головка должна закружиться и мозги отключатся. Главное соблюдать политес, хотя бы поначалу.


        Все это важно, но Андрей ты думаешь не о том! Бабы это приходящее. Если удастся наладить комп и связь с реалом, как раньше. Открываются интересные перспективы. У них есть своя сеть знаний. Это я выяснил сегодня. Так-так, не упустить мысль! Оно крутится в твоей светлой головке.
        Вот Никодим говорил, что ему известно о двадцати землянах. Но это только те, о ком он знает. Как я понимаю, он не особо стремился разыскать всех. Если даже предположить, что за сто лет туда попадает два человека, то за шесть тысяч лет уже будет больше тысячи. Не все конечно они там остаются, и люди разные. Разные это хорошо. Например там мог быть какой нибудь историк древности типа Геродота. Вот его книги не все у нас сохранились, а там у него могли быть копии. Это ж какая сенсация в науке! Правда как доказать этим ученым, что те работы, которые я перетяну сюда труды этого Геродота?
        Положим сам фолиант я не имею возможности перенести. В лучшем случае я смогу скопированное изображение страниц сбросить на тутошний комп. И что с ним делать? Вот найду на сайте областного исторического института список преподавателей, поищу контакты в сети, хотя бы в одноклассниках. Ну да, Сидоров Иван Петрович, здравствуйте. Мы не знакомы, так давайте познакомимся. Вы я знаю, работаете профессором античной истории. Вот тут у меня завелись фотки древних книг. Потерянные труды Аристотеля и других мыслителей древности. Не сочтите за труд, надо донести это знание до всего прогрессивного человечества.


        Чувак охиреет. Собирается он на симпозиум в Карловы Вары, отстаивать честь российской науки в вопросе приоритета изобретения велосипеда нашими соотечественниками, решил проверить нет ли новых сообщений от подруги детства на странице, и тут какой-то хмырь, мелкого роста предлагает авантюру. Сразу вопрос не подстава ли от охламонов студеусов? Очередная глупая шутка.
        — Молодой человек, откель у вас эти сокровища?
        — От сырости завелись. Но честное слово, это копия утраченных знаний, можете мне верить, клянусь моей треуголкой!
        — В науке так не принято. Надо первоисточник исследовать, сунуть образцы в умные приборы и годами изучать, в ту ли сторону все закорючки завернуты? Несерьезно, несерьезно молодой человек, потешаться над занятым ученым, отвлекать апостола просвещения от жизненно необходимой работы глупыми розыгрышами.
        Вот примерно так и выйдет. Жаль, а так хотелось вписать свое имя в историю. Был бы соавтором значимых работ. Может наработал бы на ученую степень. Эдакий вундеркинд — историк. Вот редкая возможность послужить себе и людям на пользу, а не выйдет выбиться в русские Леонадро да Винчи. Постой. Вот еще одно доказательство. Ведь это загадка с этими гениями, откуда у них такие мысли, знания? Про Тесла передачу смотрел, так там вообще жесть. В него никто не верил поначалу, а он такие вещи вытворял! Может и этот самородок имел связь с миром покрова как и я? Подожди — подожди.
        До меня дошло, и по спине пробежал холодок. Мне сразу стало страшно.


        Ведь люди разные попадаются, не только те, кто наукой занимается. Там может оказаться и большой политик и бандит. Как они эту информацию воспримут? На свою пользу. Сделают все возможное чтобы обогатиться и получить еще большую власть. А то, что человечество не знает о таких случаях, лучшее тому подтверждение. Все слышали об магии, в приданиях, сказках, но магии у нас нет! А откуда я это знаю? От верблюда! Может она есть, но не про нашу честь! Вот и вырисовывается неприглядная картина. Главное держать язык за зубами, чтобы никто не знал о моих возможностях. Или подохну я в закрытой лаборатории, вкалывая на власть имущих.
        Надо тащить от туда все, пока есть возможность. Информация — ключ к успеху в жизни. Я много смогу добиться, если действовать осторожно, но с умом. Смогу разбогатеть, заимею международную корпорацию с филиалами по всему миру. Куплю личный самолет, Алку возьму к себе стюардессой. Будет мне отсасывать на высоте десяти километров по пути из Нью-Йорка в Мадрид. Да ей придется хорошо стараться, если хочет рассчитывать на ежеквартальную премию! Дружбан в штанах приподнял голову от этих приятных его сердцу мыслей.
        Ну да. Опять вы Андрей Семенович о бабах. Все вам неймется. Да у себя в замке у вас уже три девицы объезженные и готовые на все, мало — еще дюжину прикупите в любой момент! Хочешь накупи и подкорректируй ты уже внешность им под всех более менее симпатичных девчонок из своего класса и параллельного! Личный взвод принцесс. Все, на кого в реале облизывался будут в шаговой доступности, только руку протяни. Бедную Аллу можешь забацать хоть в трех экземплярах. И делай что хочешь. Хоть маркером на лбу их пронумеруй, будут копии Алки — умницы у тебя сосать по очереди, в том порядке, какой захочешь. Номер два — взять за щечку! Номер три — приготовиться. Номер один — лизать левое яйцо! Нет никаких проблем!
        Вот, а Губошлепку и Лимона тоже можно сделать. Для того, чтобы пиздить их по три раза на дню. Глазки у меня кровожадно заблестели, кулачки сжались. Но хотя, это будет не то. Ведь это будут не Лимон, и не Сашка, а просто крестьяне с их внешностью. Это просто люди, которых я сделаю похожими на этих скотов. Я отметил про себя, что теперь уже воспринял крестьян как людей. Мне не приходит уже в голову считать их бездушными пикселями.
        За дверью услышал осторожные шаги. Мать уже встала, в окне светает. Вот зачем она встает в такую рань, неужели ей поспать не хочется с утра? Проговорил про себя обращение к синеглазой деве. Голова прояснилась от тысяч мыслей. Итак, главное это магия. Надо проверить, если она и у нас, тут работает, тогда это поможет мне стать человеком. Я проживу жизнь как хозяин положения, а не как подневольное быдло. Встал, вышел в зал.


        — Привет, че на рынок пошли?
        У мамки чуть стакан с чаем не выпал из рук.
        — Ты что так рано встал, болит чего?
        — Да нет, нормально все, выспался просто.
        Мама недоверчиво посмотрела на меня.
        — Какой горячий. С утра сначала надо привести себя в порядок, чтобы выглядеть как человек, позавтракать...
        Короче в шесть мы уже выдвинулись. Родительница была конечно удивлена, что сегодня не пришлось меня тормошить и упрашивать идти с ней.
        В квартире отпер сумки на кухню, мать собралась на обед готовить супчик а на ужин пельмешки. Ням — ням. Я поперся к себе включить комп. Набрал номер Варьки. После долгих гудков она ответила. Голосом Василия. Мастер — механик минуту назад закончил его переборку под новые технологические стандарты.
        — А копм, как работает?
        — Уже нет.
        — То есть?
        Я расстроился, мой новый план мистера Фикса предусматривал наличие связи между мирами. Можно конечно и по телефону, но по компу легче.
        — Немного надо схему изменить, кондиционеры изменили емкость, парочку взорвалось при пуске, придется перепаивать. Где добавлять, где вообще схему менять. Ну к вечеру думаю справлюсь.


        — Молодец, хвалю. Порадовал батьку. Надо сказать чтобы Иван прислал тебе бабу по сочнее в доме и огороде порядок навести. И вместо узенькой лавки диван поставил. Чтобы мог ты, мил человек, дрыхнуть со всем комфортом. Заслужил.
        — При много благодарен за заботу вашу.
        — Пустяки. Про совещание не забыл? Подготовь мне записку, каких тебе знаний добавить, может еще какой профессии можно обучить? Приборы, инструменты для работы?
        — Да, если позволите...
        — Вот так и напиши, все отбой.


        Так, так, так. Набрал номер выбранной мной студии танца. Ответила девушка, сегодня можно подходить к двум часам и поговорить на месте.
        — Молодой человек, не упускайте возможность увлечься таким красивым искусством. Одни плюсы: красивая осанка, здоровая нагрузка для сердца, поддержание тонуса мышц и гибкости позвоночника, сброс лишних калорий, живое общение в приятной компании.
        — Да я понимаю, но не поздно мне этим заниматься?
        — Вы в таком преклонном возрасте?
        — Ну, мне почти шестнадцать...
        На том конце рассмеялись.
        — Простите, ты меня рассмешил. Приходи просто посмотреть, я буду вас ждать. Своими глазами убедись, что в этом занятии нет ничего, кроме положительных эмоций. Первый урок бесплатно.
        — Хорошо, я постараюсь не опаздывать.


        Решено. Заглянул на страничку Нины. Она была онлайн. Видимо уже встала. Почти девять утра уже. Написал ей.
        — Нина, доброе утро.
        Тут в комнату заглянула мать. Как будто прочитала мои мысли.
        — Андрюша, ты никуда не уходи, мы к одиннадцати идем до специалиста.
        — Какого?
        — Детского психолога, я хочу тебя сводить, показать врачу.
        — А... ты за это... хорошо, но на два часа у меня планы.
        — Потерпят твои планы, здоровье прежде всего! Но надеюсь это не займет много времени и ты успеешь свои машинки погонять.


        Сел, про себя думаю. Что этому мозгоправу говорить? Нельзя же правду сказать. Загремлю в дурку еще, ведь сам бы не поверил раньше. Тренькнуло сообщение.
        — Доброе утро.
        — Нина, ты не идешь сегодня, никуда?
        — А что?
        — Может еще в парк сходим?
        — Не знаю, если родители отпустят.
        — Ты давай отпрашивайся, если что, я в полвторого за тобой зайду. Хорошо?
        — Хорошо, я позвоню.
        — Давай.
        — Давай.


        Не пойми по какому праву в детской районной поликлинике был отведен кабинет для психолога. Бесплатно он принимал несколько человек в месяц по очереди, а за денежку малую — сразу. Даже в субботу. Этого замечательного специалиста и порекомендовали маман, которая взяв меня в охапку повела на промывку мозгов. Бабища с бочкообразным видом корпуса, в обтягивающих штанах, которые великолепно пропечатывали все складки на ее бедрах и филейной территории. Верх костюма у нее был представлен рядном, типа пончо, такой вид словно взяли мешок, сделали в нем три дырки для головы и хваталок, и надели на это сало, замаскировав верхних три этажа сала. В чем-то подобном Пугачева ходила по сцене своими кривыми ногами.
        При росте метр с кепкой у психолога заметил на сардельках — ходилках шпильки. Очков в роговой оправе честно говоря не было, но я совру что были, так у вас сложится еще более негативных образ, чтобы эта дама отталкивала вас также, как и меня. Подумалось, боже мой — и это чудо будет мне давать советы как жить?
        — Здравствуйте, присаживайтесь пожалуйста. Анна Владимировна, мы говорили вчера по телефону, как я понимаю, у вас проблемы с сыном? Расскажите более подробно, какие моменты вызывают у вас беспокойство?
        Я разглядывал обстановку кабинета, посмотрел на потолок, пока из матери потек поток жалоб.
        — Понимаете, Андрюша хороший, милый мальчик, но к сожалению очень увлеченный.
        'Новодворская' кивала, подбадривая родительницу.
        — Последнее время, года два примерно, я замечаю как много времени он проводит с компьютером, ведь это так вредно, тем более в его возрасте...
        О каком она вреде говорит? Лучше было бы, если бы я пьяным под забором валялся?
        — Остановимся пока на этой проблеме, скажите эта его... увлеченность компьютерными играми, она мешает учебе? Доходит до того, что он бесконтрольно играет и из-за этого у него выросла неуспеваемость, или даже есть прогулы в школе?


        Мать расширила глаза в испуге.
        — Нет, до этого дело еще не дошло. А в школе, насколько я знаю он даже подтянулся за прошлую четверть...
        — Хорошо, а такой момент... некоторые дети тратят все личные деньги на своих игровых персонажей, желая получить игровое преимущество, начинают воровать у родителей средства, к примеру с карточки.
        Тут я вклинился в разговор.
        — Я похож на идиота, донатить игру?
        Мать ответила на вопрос, проигнорировав мое замечание.
        — Ну такого не было. Я не припомню случая когда бы Андрей взял что без моего спроса. Конечно он получает небольшие суммы от меня на мелкие расходы, которые тратит по своему усмотрению.
        — Андрей ты помогаешь родителям по дому? С отцом делаете мужскую работу вместе, там полочку прибить, мебель собрать, мусор вынести?
        — Ну...
        Мать всплакнула.
        — К сожалению Семен ушел от нас уже больше трех лет.


        — Прошу меня извинить.
        — Ничего, но ребята помогают конечно. Андрей никогда не дает мне ничего тяжелого нести, в этом он молодец, помогают в общем.
        — Хорошо, ну а общение в семье как у вас проходит? Нет ли разговоров на повышенных тонах, нецензурной брани, драк?
        Мать округлила глаза по пять копеек.
        — С кем драк?
        — Понятно, значить руки на вас он не пытается поднимать?
        Родительница тигром зарычала.
        — Какие еще руки поднять? Я ему их быстро по выкручиваю, еще чего не хватало, руки он будет на мать поднимать!
        Психолог устало вздохнула.
        — Андрей, расскажи какие у тебя есть еще увлечения кроме компьютера, как ты еще проводишь свободное время?


        Я повел плечами неопределенно.
        — Обычные, читаю там много, последнее время особенно, дядя Вова брал меня помощником на ремонт, жалко я из — за операции много отдыхал, мне понравилось работать своими руками. А сегодня думал еще в студию сходить.
        — Какую?
        — Хочу на танцы записаться с подругой.
        — У тебя есть девушка?
        — Ну скажем так, я надеюсь что мы будем проводить время вдвоем. Вот хотел с ней как раз сходить вместе, хотя бы посмотреть, я не знаю понравиться ли ей эта идея. Только пришлось до вас идти, мама думает что у меня разжижение мозга стало прогрессировать от того, что я часик другой в гонки погоняю.
        Постарался как можно радушнее улыбнуться. Маман внимательно на меня посмотрела при упоминании про подругу. Завуалированное мной обвинение в излишнем паникерстве она пропустила мимо ушей.
        — Тогда скажи мне, эти компьютерные игры они не кажутся тебе важнее реальной жизни?
        — Конечно нет!
        — Может их мир тебе кажется более красочным, более правильным чем обычная жизнь? Может там ты считаешь себя супер героем со сверх способностями, и ты хотел бы жить в том мире, а не в этом?
        — Вы что то не то говорите. Я прекрасно различаю где мир настоящий, а где выдуманный.


        'Новодворская' повернула лицо на мою мать.
        — Анна Владимировна, я думаю что ваши опасения к счастью оказались полностью беспочвенны. Молодой человек, вполне адекватен, реально смотрит на вещи и способен отличить черное от серого. На фоне других случаев, с которыми я сталкиваюсь, могу сказать, что ваш сын — недостижимый идеал для многих родителей. Хотели бы они оказаться на вашем месте, можете мне поверить!
        — А как быть с тем случаем, о котором я вам говорила?
        — Напомните пожалуйста.
        — Он так увлекся в свою игру, что начал очень сильно кричать, перепугал меня, я очень за него испугалась, но нечего не могла сделать.
        — Поясните этот момент. Она так увлекся компьютером, что вы не могли отвлечь его внимание?
        — Вот именно, нацепил этот свой шлем и ни слышать ничего не хочет, ни видеть.
        — Хм. Шлем дополненной реальности? Ну тогда понятно.


        Мне захотелось уточнить ее ответ.
        — Что понятно?
        — Здесь тоже нет никакой патологии. В шлеме встроены экраны и наушники, понятно почему ты не услышал маму. Заигрался просто. А что кричал — так это обычное дело. Эмоционально возбужденный человек стремиться выразить свою энергию через громкий звук, яростное размахивание руками, даже ругань. Так ведут себя болельщики на стадионе, переживающие игру любимой команды. Вам нечего опасаться.
        Выйдя на улицу я глянул на время.
        — Ма, дойдешь домой сама, а то я опаздываю?
        Она придержала меня за воротник.
        — Так с кем ты там на танцы намылился?
        — Вот ты какая любопытная! Да с Нинкой, мы рядом сидим, помнишь ее за партой, сразу передо мной?
        — Нет. Не помню.
        Мамка отпустила воротник и поправила у меня на голове шапку.
        — Ладно иди, ловелас. Чтоб на ужин был, брат придет. С вещами.
        — ?
        — Разбежались они.
        — Чето я не слышу радостных ноток в твоем голосе?
        — А чему тут радоваться? Потерянные он какой-то, как бы не побежал мериться на коленях через два дня.


        Нина оказалась не из тех девушек, которых приходилось дожидаться. Я сразу заметил ее куртку во дворе. Подошел поздоровался. Чуть приобнял за плечо. Мадемуазель на захват прореагировала вроде нормально.
        — Ну как, отпустили все таки, строгие родители?
        — Да, но не надолго.
        — Нинок, тогда давай так же в парке погуляем, погода хорошая, только ненадолго заглянем в одно место, тут не далеко.
        — А куда?
        — Слушай ты не смейся я хочу на танцы записаться, вот будет зимний бал в школе, а тебя на танец не смогу пригласить, танцевать не умею.
        Картинно вздохнул, Нина заулыбалась. Затянул я ее короче в эту студию. Хореограф, с которым я по телефону разговаривал оказалась стройной, жилистой женщиной в летах. Лет двадцать пять — двадцать шесть ей уже было, лицо моложавое еще, но уже увядает, морщинки поперли. Разговаривала повышенно восторженно — радушно. В такой манере, как модно на всяких тренингах обучать народ общаться. Фальшиво это все выглядит, глянула кстати на меня, что я с девушкой пришел, как на идиота, который в Тулу едет в обнимку с самоварам. Посмотрел на народ, зал хоть и не битком, но люди посещают, есть и постарше нас. Одному мужику вообще на вид тридцатка! Как бы не было разделения на группы по возрасту, а по подготовке. Мы конечно сегодня не занимались а обговорили моменты: что надо для занятий, сколько дней в неделю, какая цена... Я на Нину глазом кошусь, думаю удастся тему