Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Атаманов Александр: " Путь Некроманта " - читать онлайн

   Сохранить как
Помощь
 ШРИФТ 
Путь Некроманта Александр Атаманов


        Деревенский парень, волею судьбы стал некромантом, он начал свой путь деревенским жителем, а кем закончит ещё не известно… но впереди его ждут сражения, занятия и эксперименты с магией и многое другое

        Александр Атаманов
        Путь Некроманта

        Глава 1

        - А может не пойдём?  - испуганно спросил Овальд.
        - Что, уже боишься? Я так и знал что ты трус!  - Герд решил взять его на слабо.
        - Успокойтесь оба, дед сказал, что некромант умер ещё при жизни его отца, так что ничего страшного там не должно быть,  - говоря это я внимательно изучал здоровый деревянный дом.
        О нём в округе ходила дурная слава, я немного сомневался в том стоит туда идти или нет, но то, что там есть магия стало понятно даже по тому, что за прошедшие двести лет с его постройки он выглядел новым, и время не коснулось ни одного брёвнышка ни одной черепицы на его крыше.
        Кстати черепица в нашем краю это что то мистическое, я знаю только один дом и то в соседнем городе который украшен грубо сработанной черепичной крышей.
        - Всё пошли, а то меня комары уже сожрали,  - Герд всегда был бесшабашным, впрочем мы с ним из за этого и сошлись. Так сказать два сапога пара.
        Пока я размышлял, он преодолел уже половину расстояния до дома. Я вскочил со своего места и быстро догнал его, слыша позади горестный вздох Овальда и его быстрые шаги. Подойдя к двери, Герд налёг на неё плечом и еле успел ухватиться за косяк и не упасть, дверь открылась на удивление легко. Внутри дома было темно, но мы зажгли предусмотрено захваченные с собою самодельные факелы. Картина представшая перед нами, разрушила все наши надежды, комната была пустой, а на полу лежал слой пыли в несколько сантиметров. Раздался горестный вздох Герда и мы начали расходиться по дому, осматривая комнаты. При такой пустоте в доме, не верилось, что здесь осталось что-то опасное. Но всё равно было немного страшновато и мы перекрикивались, что бы страх отступил, ни у кого не было интересных находок. Уже отчаявшись что-то найти я открыл дверь, и мой взгляд сразу же прикипел к провалу в полу. Крикнув друзьям о своем открытии, я аккуратно на корточках полез к провалу, мне казалось что там я увижу что-то удивительное и волшебное. Я добрался до края и перегнувшись через него посветил факелом разгоняя темноту. Я успел
увидеть, что в зале по среди мусора стоял стол, мои взгял зацепился за скелет сидящий на стуле за столом, от созерцания меня отвлёк звук приближающихся шагов, я оглянулся и увидел как в комнату входит Герд. Я улыбнулся, показывая что мы не напрасно сюда шли. Тут к звукам шумного дыхания Герда примешался еле заметный хруст, меня озарила догадка, но я нечего не успел сделать. С ужасающим скрипом пол по домной обломился, кусок пола вместе со мной полетел вниз. Как всегда при прыжках с большой высоты, мне показалась, что я лечу целую вечность, но единственное что я успел сделать, так это перевернутся и упасть на спину. Из меня выбило дух, и я как рыба на суше пытался ловить воздух ртом. Шумно вздохнув я начал костерить всё и вся, в добавок факел от падения потух и меня окружала темнота, сверху появился свет и Герд обеспокоенно спросил:
        - Ты жив?
        - Нет, ты с трупом разговариваешь!  - зло выкрикнул я, оглядываясь вокруг. Мой взгляд поймал странный отблеск. Повернувшись, увидел что свет от факела Герда отражается в темном драгоценном камне, украшавшем диадему, одетую на голову скелета.
        В душе появился странный трепет, и я осторожно приблизившийся, коснулся странного камня. Моё сознание укутала тьма…
        Я весь дрожу от волнения, очередь до приёмной комиссии движется довольно медленно, но я всё равно не могу успокоиться. Да и как тут успокоишься, когда сегодня возможно решающий миг в моей жизни, сегодня я поступаю в Академию магии. Я знаю что у меня есть дар.
        К сожалению, все юношеские мечты оказались разбиты, я, как и все мечтал стать боевым магом и крушить всех направо и налево, но дар у меня оказался к некромантии. Мой отец оказался разочарован даже больше чем я, дар к стихийной магии мог усилить наш род. А мой дар к некромантии породил различные слухи, как же светлый род с кучей знаменитых предков оказался запачкан некромантией. Некроманты официально были равноправными магами и ничем не выделялись, но на деле их сильно недолюбливали, всячески пытаясь нагадить. Из памяти людей ещё не стёрлись события столетней давности, когда армии восставших мертвецов разоряли города и лишь армия короля при поддержки магов Братства смогли остановить Юлофа-Некроманта, раздобывшего где то невиданный артефакт, увеличивающий его мощь в десятки раз. Но несмотря на всю свою мощь Юлоф пал, а артефакт был уничтожен.
        Так вот из-за моего дара на наш род свалилась куча проблем, начиная от интриг знати и заканчивая нежеланием сотрудничать с нами торговцев, магов и даже бюрократической машины государства создающего множество помех с различного рода документами. Под влиянием происходящего мой отец решился на отчаянный шаг, он официально отрёкся от меня, но дал мне круглую сумму денег и, используя все свои связи, пристроил в Академию.
        После учёбы я устроился в армию, но из-за стычки на границе, где мои создания порвали двоюродного племянника короля соседней страны, меня приговорили к ссылке в Ботфорн.
        Это тюрьма магов, из которой ещё никто не смог сбежать. Так как срок дали пожизненный, якобы за необоснованную жестокость, и нападение на наследника дружественной державы, и их не волновало, что я застал отряд грабящими какую-то пограничную деревушку. Единственным выходом было сбежать.
        Слава богу возможность была, уже третий день по пятам за каретой, двигались мои лучшие создания, так сказать элита. Она состояла из одного лича (кто бы знал сколько на него потребовалось маны), пара костяных големов, этих монстров не могла одолеть рота солдат, конечно если у них не было амулетов или среднего мага), в принципе вот и все сильные создания, с ними конечно были ещё пара десятков гончих, но они не были особо сильными.
        Дорога двигалась вдоль леса, что было довольно удобно для моей задумки. Началось всё как и было запланировано, первого мага из охраны буквально раздавило от удара лича, тот бил неоформленной голой силой. Но я недооценил мастерство магов противника, выскочившие после удара лича гончие были буквально снесены назад слаженным магическим ударом, лишь около десятка уцелело. Но они не смогли добраться до чародеев, путь им перегородили два земляных голема, которых поднял один из пяти оставшихся магов. Пока големы сдерживали моих собачек, маги подготовили что-то мощное и отправили его в полёт. Но тут опять наполнил о себе лич, луч голой силы встретил заклинание ещё в полёте, и мощный взрыв накрыл не моих собачек а строившихся для отпора защитников, мощь заклинания была такова что их буквально размазало по земле, всех поголовно магов опрокинула взрывная волна, задевшая и моих любимцев, их подняло в воздух и бросило куда то в лес. Скорее всего все из них погибли так как столкновение на такой скорости с деревом не идёт на пользу здоровью. Пока маги поднимались, на арене действий появились новые действующие
лица. Големы уже разобрались с охраной позади кареты и теперь спешили добить последний очаг сопротивления. Маги активировали щиты от физических атак, на которые тут же посыпался град ударов. Против такого напора они долго не придержутся, это понимал каждый, но они были опытными в магических схватках. Мощнейшая воздушная стена откидывает големов назад, одного из них протащило по останкам лошадей, которые не пережили памятный взрыв, и с силой впечатало в передок кареты. Мощная защита которой с лёгкостью пережившая мощнейший взрыв, оказалась беспомощна против физических атак. И вот я с остатками кареты лечу дальше. Приземление было болезненным, упал на живот и расквасил себе лицо. Хорошо глаза были закрыты, так как я следил за боем с помощью своего разведчика. Превозмогая боль, я поднялся на руках, и осмотрел поле битвы. Прямо перед моим взором произошло событие решившие исход схватки, лич сделал свой ход, копьё сырой силы пробило щит от физических атак, амулеты спасли колдуна, но вот от удара голема спасти не смогли, слаженная команда распалась, и всё было решено за пару секунд. Оставшиеся без защиты
маги стали лёгкой целью для оставшегося почти невредимым голема.
        После удачного побега я укрылся в лесу, рядом с глухой деревушкой. Крестьяне, которых не затронула война с некромантом, отнеслись ко мне добродушно, хотя возможно роль сыграло то, что они иногда подвергались атакам диких тварей, а когда я избавил их от этой проблемы, даже расщедрились и поставили мне дом, хотя это скорее был особняк. Я обжился, неожиданно жизнь в глуши мне понравилась, я увлёкся экспериментами с магией. Но отношения с крестьянами испортились, после того как я потерял контроль над мутантом, которого создал используя некромантию с добавлением магии крови. Мутант задрал двух мужиков, из за чего дружелюбный настрой крестьян сменился воинственным. Слава богу, всё решилось мирно, мне жутко не хотелось убивать ни в чём не повинных крестьян, но с тех пор обо мне пошли страшные слухи.
        Я сижу в кабинете и смотрю на диадему, камень в которой кажется кровавым в отблесках камина, это был мой шедевр. Теоритически в неё я могу поместить свою душу, и при контакте с человеком могу уничтожить его сознание, тем самым захватив его тело.
        … Я выпал из чужих воспоминаний неожиданно, причиной тому была резкая боль, где то в области сердца. Это была даже не боль, странное ощущение как будто меня что-то поглощает, ещё ничего толком не соображая, начал сопротивляется из-за всех сил. Казалось что на меня навалилась гора которая стремилась подмять меня под себя, растворить в себе, уничтожить личность. Понимая, что долго напор не сдержу я сделал отчаянную попытку спастись, я собрал свою волю в иглу, и пронзил ею удушающее меня нечто, оно отчаянно сопротивлялось, но я смог достичь ядра этой сущности. Откуда то появилось знание, что это сама личность древнего некроманта, тогда я собрал всё свою силу и просто разбил его ядро на несколько кусков, которые легко переварил, всё остальное принадлежащее бывшему владельцу я присвоил себе, что меня больше всего поразило так это то, в мою оболочку встроился дар некроманта, чему я очень сильно удивился, его память подсказывала что это невозможно.
        Мои рассуждения прервала сильнейшая боль в солнечном плетении, это дар пристраивается к новому телу, но от осознания этого факта легче мне не становилось, вот боль прошла и перед глазами появилось лицо Герда, что то беззвучно кричащего, и безбожно бьющего меня по щекам.
        - Ппп рек рати,  - сдавленно прошипел я. В горле появилась пустыня, дьявольски хотелось пить.
        - Он очнулся - громко сказал он спускающемуся по верёвке Овальду.
        Я попытался сесть, что мне с трудом, но удалось. Обвёл мутным взглядом комнату, мозги работали медленно, я вспомнил, что это был зал некроманта, в котором он обычно проводил время, свободное от занятий магии. Магия. Я окинул себя истинным зрением, да дар некромантии прочно засел у меня в душе. А откуда я всё это знаю?  - мысль обожгла сознание. Точно мне ж досталась память некроманта! Запоздало пришёл страх того, что я мог исчезнуть. Не погибнуть, не умереть, а просто исчезнуть, растворившись в ядре некроманта. Если бы он не пролежал тут около сотни лет, тратя силы на своё поддержание, то смёл бы меня за пару секунд.
        Из размышлений меня вывел, вопрос Овальда:
        - Что с тобой?
        Я хотел ответить правду, но что-то подсказывало мне, что ни к чему хорошему это не приведёт.
        - Да ничего, головой видимо сильно ударился, мысли путаются.  - мой голос был чуть хрипловат, Герд дай воды в глотке пересохло.
        Он быстро отвязал от пояса кожаную флягу, и кинул её мне. Я еле успел её поймать, для этого пришлось откинуться на спину. Растянувшись на спине, ощущал как влага стремительно покидает сосуд, не всё попадало в рот и на рубашке появилось мокрое пятно.
        - Ох,  - блаженно расслабился на полу, даже боль в сердце утихла.
        - Что с тобой случилось?  - нетерпеливо поинтересовался Герд.
        - Увидел провал, подошёл к краю и навернулся, видно от удара потерял сознание,  - спокойно ответил я.
        - Понятно,  - сказал Овальд огорчённо.
        Вот ведь зараза, огорчился тому, что со мной ничего не случилось, я понимаю, что он не хочет мне зла, но тот факт, что твой друг был бы не против если с тобой случилось что-то сверхъестественное, сильно огорчает.
        Уже расслабившись, я увидел настороженный взгляд Герда, он явно не поверил во всю эту лабуду.
        - Ого,  - удивление в голосе Овальда заставило меня развернутся и тихо выругаться, возле стены стоял один из двух костяных големов, он был ужасен. Человекообразная фигура высотой около трёх с половиной метров, острые когти способные рвать стальные пластины доспехов. Рогатая голова, венчавшая это тело, была похожа на бычью, только клыки были явно не от быка. Слава богу, в глазах не было свечения. Значит он был мёртв, если так можно сказать об изначально мёртвом. Видно закончилась тёмная энергия, и он не получая подпитки перестал работать. Это было просто отлично, так как если бы он был «жив» то у нас не было бы шансов спастись, даже бегством.
        - Вот это мощь,  - восхищение в голосе Герда, говорило о том, что ему нравится это идеальная машина для убийств.
        Где то далеко внизу раздался хлопок. «Лич» - эта мысль так напугала меня, что не раздумывая прыгнул на верёвку и быстро полез в верх. Наверху я дождался своих спутников и, не сговариваясь, мы ломанулись через лес в направлении деревни. Столь пугающий дом остался позади.
        Глава 2

        Бежали мы наверно пару вёрст, и лишь когда полностью выдохлись, решили остановиться. Попадав около могучего дуба, все жадно хватали ртом воздух.
        - Что это было?  - спросил первым отдышавшийся Герд.
        - А кто его знает, может тварь какая-то?  - Овальд ещё не привёл дыхание в норму, но сидеть молча он не мог.
        - А представьте, это был какой-нибудь дикий кот, а мы так ломанулись, как будто нас преследовали все демоны Нижнего мира,  - я попытался разрядить ситуацию, но не учёл что им хотелось чего-нибудь таинственного, из-за чего моя версия была откинута как неправдивая. Как сказал Овальд, какой ещё кот в заброшенном подвале, заброшенного дома некроманта. Стоит заметить, что когда он на эмоциях он начинает говорить как-то запутанно и сумбурно.
        - Эх, жаль нам никто не поверит!  - разочарование явно проявилось на лице Овальда, в отличие от нас с Гердом он был еще тем хвастуном.
        - Не желаешь, ещё раз туда сходить, победить тварь и принести её голову как трофей?  - решил я подколоть друга.
        - Не пори горячку Дик,  - Герд явно не понял юмора,  - а если там кто то очень сильный?  - я посмотрел на него как на дурачка, увидев мой взгляд он немного стушевался,  - Тьфу на тебя, я подумал ты серьёзно.
        Жаль в тот момент мы не увидели, как в глазах Овальда загорелось мрачное торжество.
        До деревни добрались только под вечер, впечатления немного ослабли, так что решили разбредаться по домам, у каждого была куча дел по хозяйству. Я был сиротой, и в отличии от друзей всё хозяйство держалось только на мне. Даже не хочется упоминать, сколько добивался того что бы жить одному, после смерти родителей мене хотели отдать кому-нибудь из селян на попечение, но мне удалось уговорил старосту, что смогу жить самостоятельно, он назначил испытание заключающиеся в том, что через месяц моё хозяйство должно остаться на соответствующем уровне. Проверку я выдержал, и с пятнадцати лет жил один. С тех пор прошло уже два года, моё хозяйство немного разрослось, прибавилось живности, я даже прикупил коня, что по нашим меркам было роскошью. Но коня я купил по другой причине, так как деревня была в лесу, то поля располагались почти за двадцать вёрст, и пешком мне было ходить просто лень, хотя мы ходили только четыре раза за всё лето. Сначала их перепахивали, потом сажали рожь, собирали урожай, и вновь распахивали. Стоит сказать что на полях росла только рожь и пшеница, всё остальное росло на огороженных
делянках, разбросанных по лесу в округе десяти километров. В основном это были лесные полянки, которые всем селом расширяли. Так же конь приносил мне прибыль, многие брали его у меня для различных работ, в обмен давали мне различные продукты.
        Ладно, что то я увлёкся. Так вот в тот день мы разошлись по домам, придя домой, я покормил живность, убрал их отходы. Зашёл домой, приготовил поесть, уже собираясь, ложится спать я решил разобраться с наследием некроманта. Его память была передо мной как раскрытая книга, но его жизнь мне была не интересна, меня привлекала магия. В принципе я обладал знаниями дипломированного некроманта. Вся моя радость от этого известия растворилась, как только я увидел свой Источник Сил (ну или просто Дар), это и даром сложно назвать так, зачатки. Видимо на сохранение своей сущности некромант тратил энергию своего дара, а так как он не был жив и его источник не мог пополняться, то его дар постепенно истощался и деградировал. Это словечко, кстати, тоже было из его памяти. Но жалеть об истощённости дара я не стал, скорее всего будь у него энергии хоть чуть-чуть больше, то сейчас в моём теле был бы он, а вообще он знатно прокололся с тем, что сначала дал мне свою память, а потом уже попытался уничтожить, хотя мне скорее всего просто ужасно повезло. Так, вернёмся к моему дару, сейчас моей энергии хватит лишь на
поднятие лукса, так называется двадцати пяти сантиметровая ящерка разведчик, но даже её я не смогу долго контролировать, мой мозг оказывается ещё слишком неразвит, (никогда бы не подумал), в принципе мой мозг должен быстро развиться да приемлемой степени, а в идеале чуть-чуть превзойти разум некроманта, но это произойдёт скорей всего через полгода, может год.
        А вот дар, в отличии от мозга сам не разовьётся, так как у меня нет опытного наставника который может помочь мне расширить каналы силы в организме, то придётся развиваться старым как мир способом, нужно по мере наполнения опустошать резерв, но этот метод слишком долгий, из памяти некроманта я нашёл способ быстрого пополнения резерва. Для этого нужно сделать тотем, завязать его на себя с помощью собственной крови и поставить в месте, где большое скопление некроэнергии, таки местом во всей округи могут быть только кладбища, так как больших битв здесь не было (местность слишком неподходящая). Решив не затягивать с этим, сходил во двор и нашёл большое полено, из которого начал вытачивать фигурку. В принципе размер сейчас не играет значения, но большой могут найти, а слишком маленький могу не найти сам я. От размера зависит только его ёмкость, но для меня сейчас подойдёт и мелкий. С тотемом пришлось повозиться, слишком уж непривычным делом оказалось вытачивание фигурки. Но в конце концов получилась некая пародия фигурки горгульи из памяти некроманта. Дальше её усовершенствовать я не имел ни желания, ни
сил, терпение было явно на пределе. Быстренько перекусив, завалился спать. Сон нельзя назвать приятным, в нём смешались самые страшные воспоминания некроманта, в основном это были битвы, но даже в этом сне нашёлся плюс. В этот день я раз и навсегда избавился от иллюзий, связанных со словом сражение. Не было там ничего героическо, и красивого, зато были оторванные части тел, распоротые животы с вываливающимися наружу внутренностями, были некросущности убивающие людей десятками, были так же и чужие големы, элементали, магические существа, убивающие твоих соратников, были сражающиеся стихии, где не место простым людям, много что было и предательство, и героизм и ужасающая самоотдача, но всё это сливалось в бесконечную кровавую полосу.
        Проснулся раздражённый и ни капли не отдохнувший. Если меня и дальше будут мучить такие кошмары, то прокляну тот злополучный день. Увиденный тотем, казавшийся мне вчера вершиной искусства, сегодня виделся работой слепого инвалида.
        Но я знаю лучший способ освободиться от мрачных мыслей - работа. Выйдя во двор умылся, ополоснул голову чтоб не так пекло, хотя у меня и светлые волосы, которые пострижены довольно коротко, но было довольно жарко. В сарае закукарекал петух, просыпаться чуть раньше, чем скотина было заложено во мне скорее всего на уровне рефлексов, впрочем как и у других крестьян. Пока выпустил кур во двор, пока дал им пшена из амбара, пока наносил воды из колодца, находящегося в другом конце деревни, пока накормил свиней и почистил у них, пока отдал коровку пастуху и он угнал маленькое стадо (около 20) на одну из пустых полянок. Время почти приблизилось к обеду, часа полтора потратил на улучшение тотема и приведение его в подобающий вид. Почти в полдень из загона вырвался один хрюндель и прежде чем я успел его загнать обратно, сломал мне солнечные часы, пришлось вытесывать новый стрелку. В полдень мы с Гердом сходили на рыбалку, речка находилась от нас в часе хоть бы. Сегодня поймал двухкилограммовую рыбину. Вернувшись, почистил её и зажарил. Так день неуклонно приближался к закату, за это время успел увидеться с
Нартой, которая мне нравилась, впрочем, чувства были взаимны, но дальше поцелуев дело не продвигалась.
        И вот солнце опустилось за горизонт, настало время для реализации планов. Первым делом достал мешок, в который закинул лопату с коротким стержнем, нож, фигурку. Факел брать не стал, так как кладбище находится на окраине деревни и его свет могут заметить жители, а это грозило лишними вопросами, тем более память некроманта подкинула заклинание ночного зрения. Собравшись, я не стал тушить в доме лучину, пусть думают, что я дома сижу.
        До кладбища добрался без проблем, ночное зрение работало просто отлично, хотя видеть всё в серых тонах немного не привычно. Для расположения тотема выбрал примерно середину кладбища, что бы энергия стягивалась почти со всего кладбища. Настало время окропить его своей кровью, резать решил по тыльной стороне руки, если что, скажу порезался, так как самого себя резать было страшно, то порез получился довольно неглубоким, и пришлось буквально выдавливать из него капли крови. Когда набралось достаточное её количество, зашептал заклинание которое должно передавать мне собранную энергию, из-за слабости моего дара радиус отправки энергии получился довольно небольшой, около трёх километров, дальше потери энергии будут слишком большие, хотя если учесть что мой дом располагался всего за пол километра, то этого расстояния хватало с лихвой. Копать было больно, пришлось использовать довольно слабое заклинание, которое убило маленькие создания из которых состоит кровь и та, почти мгновенно свернулась образуя корку, теперь на вид порез был как минимум вчерашний. Тотем закапал примерно на пол метра. Чтобы не было
видно маленького бугорка, кинул сверху пару сухих веток, отошёл метров на пять и оглядел место ритуала, если сильно не приглядываться ничего подозрительного не было видно, дерево около которого лежит пара сухих веток совершенно не вызывает подозрений. Вернувшись домой понял, что магический резерв опустошён почти полностью, остатки резерва скинул в плетение повышающее регенерацию, оно относилось к магии крови, и было мне доступно, в отличие от другой целебной магии завязанной на магию жизни и света. Закончив с этим, почувствовал сильную усталость, говорящую о полном магическом истощении. Перекусив корочкой хлеба, завалился спать.
        Глава 3

        Это произошло на третий день после получения дара, ничего не предвещало беды. С утра у меня было хорошее настроение, объясняемое отсутствием кошмаров. Сделав все дела с утра я сидел дома и попивал горячий травяной отвар, размышляя ни о чём. Как в ворота кто-то громко постучал, накинув рубаху, я подошёл к воротам и открыл их, за ними обнаружился хмурый Герд.
        - Овальд пропал,  - сходу заявил он, все собираются на поиски.
        Когда смысл этого предложения дошёл до меня моё хорошее настроение как ветром сдуло, мрачно кивнув, я забежал домой надеть кожаную куртку что бы не изорвать рубаху об колючие кусты, засунул за пояс топор на всякий случай. Стоит сказать, что люди на моей памяти пропадали всего два раза, первый, когда к нам забрело какое то неизвестное чудовище, которое завалили всей деревней, и второе когда незнамо как к нам забралась разбойничья шайка, в борьбе с которой погибло семь мужиков, но всех бандитов тогда вырезали. Так что новость о пропаже нельзя было воспринимать легкомысленно и стоит подготовиться к любым неожиданностям.
        Закрыв дверь на «хитрый засов» я поспешил к дому старосты, где собрались все мужики. У всех на лицах присутствовало мрачное предчувствие случившейся беды. На крыльцо вышел староста, толкнул речь о том, что наш любимый всеми сожитель пропал и мы в любом случае должны его найти, ну или хотя бы то что от него осталось. Закончи с речью он распределил всех по зонам поиска. Искали парами, на всякий случай. Мне попался молчаливый мужик, живущий через три дома от меня. За день мы прошли около сорока вёрст, но ничего не нашли, вернувшись в деревню мы узнали, что и другие партии поисковиков вернулись ни с чем. Поиски решено было продолжить завтра, дойдя до дома, я всё размышлял, куда же он мог деться, но раз за разом все мысли возвращались к дому некроманта. Я отгонял эту мысль, как только мог, но совесть давила на меня и в конце концов дал себе обещание, что завтра проверю своё предположение. Успокоив себя на этом, осмотрел свой резерв, он заполнился едва ли на половину, и это за целые сутки и при таком малом резерве! Тогда я послал импульс силы к тотему и через пять минут мне пришёл ответный ток сил, он
был довольно большой, видимо даже то, что выделение энергии смерти было сильно растянуто во времени, не помешало скопиться там довольно большому её количеству. Хотя с каждым днём энергии будет приходить всё меньше, ну а пока ток сил был попросту огромен для моих неразвитых резервов. Мой источник буквально распирало изнутри, так как в нём скопилось уже около трёх моих резервов, но вот ток силы начел ослабевать и вскоре вообще иссяк. Но не успел я обрадоваться тому что связь оборвалась, как пришла БОЛЬ, мой источник начинало разрушать от такой перегрузки и ничего не понимая от боли, я даже скорее интуитивно чем благодаря знаниям некроманта, пустил энергию по каналам в теле, но каналы быстро наполнились, а энергии было ещё слишком много, я увеличил скорость обращения энергии по каналам, боль утихла, но не пропала. Единственным выходом оставалось выплеснуть энергию, но результат был непредсказуем. Тогда ухватив свою деревянную ложку, начал переливать в неё энергию наполнив её резервы до упора. Потом перешёл ко второй, в которую слил все остальные излишки энергии. Боль совсем ослабела, но всё ещё
оставалось какое-то неприятное чувство. Это было похоже на то, как боль после удара проходила, но синяк мог «ныть» ещё несколько дней. Полежав и немного расслабившись, обратил своё внимание на ложки, дело было в том, что в первой заключалась энергия почти целого моего резерва, во второй было немного меньше. Удивившись такой вместимости неподготовленной деревяшки, я обратился к памяти некроманта, оказалось, что такую вместимость давало то, что дерево было когда-то живым, а после его «смерти» оно получалось идеальным хранителем энергии смерти. Из за этого некроманты пользуются накопителями, сделанными из остатков живых существ, таких как кости и кожа. Я задумался, что можно сделать, с энергией, что бы опустошить и резерв и накопители. Решил заколдовать моё единственное оружие - топор, требовалось найти подходящее заклинание. Вскоре нужное заклинание нашлось, оно называлось Всплеск. При ударе по живому объекту оно вызывало небольшой всплеск некроэнергии убивающей ткани вокруг раны, следовательно, небольшой удар мог привести к отключению жизненно-важного органа. На остриё топора я наложил заклинание,
отнявшее у меня пол моего резерва, а энергию для его поддержания влил в деревянную рукоятку, перелив в неё остатки своего резерва и энергию накопителей, которая вместилась там без труда. По моим расчётам в ней могло вместиться без урона для самой рукоятки, и без серьёзных утечек, около семи моих резервов. Получилось, что в пассивном режиме заклинание продержится около недели, а при частом использовании всего около дня. Закончив с оружием, почувствовал уже знакомую усталость от магического истощения, и лёг спать. Кошмаров не было, что не могло не радовать.
        Проснувшись как всегда рано, сделал дела по хозяйству, покушал. Настало время идти на поиски, сегодня решил экипироваться посущественней. Одел кожаную куртку на которой внешней стороны были нашиты железные пластины, она досталась мне от отца, одел штаны из толстой кожи, они могут сдержать удар ножом по касательной (специально проверял), на ноги одел высокие сапоги до колен, в которые заправил штаны, чтобы они не мешались при беге по лесу), куртку подпоясал широким кушаком, в который тоже были вшиты маленькие железные пластинки. Заплечный мешок занял своё место, в него я закинул моток верёвки и пару факелов, конечно я мог видеть в темноте, но они нужны мне для другой цели, многие хищники боятся огня.  - Вроде бы всё,  - сказал я сам себе.
        Дойдя до дома старосты, увидел такую же картину как вчера, только она потерпела некоторые изменения. На многих была такая же лёгкая броня как и на мне, а на некоторых даже красовались кольчуги, таких было всего двое, староста и кузнец, который к тому же был вооружён двуручным, тяжёлым даже на вид мечом. Пока я решал как сказать людям, что знаю возможное место пропажи Овальда, ситуация решилась сама собой. К старосте подошёл Герд, что то сказал ему. У старосты от удивления чуть приоткрылся рот. Он поднял вверх руку, мужики начали постепенно замолкать, пока над толпой не воцарилась тишина.
        - Я знаю где он может быть,  - громко сказал Герд, дальше последовал рассказ о нашем путешествии к дому некроманта, по ходу рассказа я тихо впадал в осадок. В принципе он рассказал почти полную правду, если не учитывать то что инициатором идеи выставили меня, а ещё после того похода я как будто уговаривал их отправиться туда ещё раз, рассказывал о сокровищах которые там можно найти, но он Герд сразу отказался и тогда я перенёс всё свое внимание на Овальда, в результате чего Овальд скорее всего отправился в дом некроманта где и погиб. Совсем не этого я ожидал от друга, с которым дружил с самого детства.
        «Ну и тварь же ты Герд.»
        Конечно, я начал возмущаться, но мои крики о лжи никто не слушал, как всегда бывает все уже составили для себя картину о случившемся, по данным которые услышали самыми первыми.
        В глазах людей мне виделся немой укор, никто не сказал мне ни слова. Но я бы лучше выбрал чтоб на меня наорали или даже дали плетей, чем во такое тихое разочарование в глазах людей, когда понимаешь что люди которые были для тебя близкими, всего лишь из за пары слов, стают чужаками. Так мой полный отчаянья и злобы на бывшего друга взгляд скользил по толпе пока не встретился с глазами человека в которых была смерть обещанная мне. Это был отец Овальда, лицо его покраснело от еле сдерживаемого гнева, он сжимал и разжимал кулаки, он сдерживался что бы не набросится на меня прямо сейчас. Я понял, что вот он мой единственный шанс и в полной тишине прозвучал мой голос:
        - Все вы слышали ложь из уст этого предателя,  - сказал я указывая на Герда,  - но я готов доказать что это всё ложь, я вместе с вами пойду в тот дом, мы обыщем все его закаутки, и уверен там не будет даже следов Овальда.
        «Оправдания будут бессмысленны, возможно лишь усилят их подозрения в мой адрес, так что ответное обвинение наилучший вариант» - пришла на выручку память некроманта, хорошо знавшего психологию людей.
        Почти минуту стояла полная тишина, которую прервал строгий голос старосты:
        - Да будет, по сему.
        Солнце стояло в зените, когда мы увидели стены этого проклятого дома. Внутри него ничего не изменилось, подойдя к провалу я достал заготовленную верёвку, закрепил её за штырь, вбитый в стену одним из мужиков. Зажёг факел и сбросил его в низ, ожидая увидеть кровавую сцену, но нет, там всё так же стоял стол, за которым сидел скелет некроманта. Покрепче ухватившись за веревку, начал спуск, по верёвке сполз всего на метр, как мои ноги коснулись пола. Высота потолка около трёх с половиной метров, механически отметило сознание. В след за мной спускались мужики, всего нас спустилось восемь человек, остальные остались сверху, не желая создавать в низу столпотворение. Из зала вела всего одна дверь, первой в неё протиснулся я, как единственный человек с факелом, за мной шли все остальные. Сначала я повёл всех в личную комнату некроманта, там ни одна вещь не смогла сопротивляться влиянию времени, в ней была лишь труха, причина быстрого разрушения вещей была в энергии смерти которая была рассеяна повсюду, в этом доме. Лишь на стены было наложено плетение, которое поглощало некроэнеркгию, не давало ей выйти
наружу и за одно поддерживало материальную основу заклинания - то есть стены. После комнаты некроманта, повёл их в лабораторию где происходило создание артефактов. Подойдя к комнате, заметил что некроэнергии становится меньше. Память подсказывала что артефакты должны создаваться в месте, где на них не повлиять внешние энергопотоки, следовательно в этой комнате не должно быть некроэнергии, зайдя в комнату я в этом убедился. Магический фон был пуст, тут вообще не было какой либо рассеянной энергии, всю энергию, не оформленную в заклинания, поглощало плетение находящиеся в стенах.
        Здесь была куча различных артефактов, мужики отнеслись к этому довольно равнодушно, ну лежит куча непонятных фиговин, ну и пусть лежит. Я в прочем тоже отнёсся к артефактам, некоторые из которых были довольно сильны, довольно философски, но совсем по другой причине. Дело в том, что на каждое своё творение некромант устанавливал привязку к себе, и если кто-то решит тронуть такой трофей, то его ждёт пара неприятных сюрпризов. В душе появилась надежда на то, что всё удачно закончится, мы проверили две из четырёх комнат и не нашли никаких следов присутствия Овальда. Лаборатория для создания мутантов так же оказалась пустой, даже стол к которому раньше приковывались подлежащие мутации не уцелел, хотя был изготовлен из хорошего железа, а всё из-за больших скачков некроэнергии при неудачных опытах.
        Всё началось на подходе к залу, где в клетках были заключены различные мутанты. Предвестником беды оказалась голова лича, её невозможно ни с чем спутать, так как череп под влияние ритуала обзаводился небольшой костяной короной у неё было ровно шесть зубцов, корона являлась частью головы и, а шесть зубьев говорило о принадлежности обладателя к нежити обладающей магии, следовательно, по количеству зубьев определялась сила магии нежити. Хотя этот атрибут и был ненужной выдумкой некроманта, который старался придать своим созданиям более устрашающий вид. Сначала я даже обрадовался увидев её, но потом кто то из селян пнул её, и когда она стукнувшись об стену остановилась нам стала ясна причина смерти лича, затылочная кость буквально отсутствовала, были видны лишь сколотые края некогда страшной раны, создавалось впечатление будто удар был такой силы, что затылочная часть кости просто провалилась внутрь, крестьяне конечно удивились этому, но не заостряли на этом внимания, откуда им знать, что череп лича не мог пробить даже выстрел из арбалета. Страх закрался ко мне в душу, если эта тварь на свободе и до
сих пор жива, то мы все обречены, но это был маловероятный вариант, так как любой твари нужна пища, а здесь не было ничего такого, что можно было бы растянуть на сотню лет. Но через пару метров все мои предположения осыпались прахом, мы увидели ЭТО.
        Сначала на границе света я увидел странный клубок, в темноте мне казалось что там лежит переплётный клубок из змей, подошёл поближе, стараясь рассмотреть что это, я нагнулся, нос уловил странно знакомый запах, но он был довольно слаб. И тут память некроманта подсказала, что это было и от понимания этого факта меня вырвало. Это оказались человеческие кишки, я во снах видел многое из памяти некроманта, но такое он сам видел лишь один раз, такой же пучок внутренностей вывалился из живота его друга, когда тот вызвал на дуэль мастера меча. Тот на потеху публике одним мощным ударом распорол врагу пузо от паха и до первых рёбер, тогда из тела друга ещё не понявшего что он убит, вывалился такой же клубок. Вскоре все, чем могло вырвать было уже снаружи, и я оглянулся на остальных крестьян, все они были битыми жизнью мужиками. Все они сразу же поняли что это такое. Их лица побледнели от страха, но все они уже достали оружие и приготовились отражать нападение. И оно не заставило себя ждать, мелькнула тень, и один из них завыл от боли, сжимая рукой обрубок другой руки. Ещё секунда и второй оседает с
распоротым горлом, я метнул топор понимая что это единственный шанс на победу, но человек не может тягаться с такой машиной смерти, за ту секунду пока топор летел, тварь успела уйти с его траектории и мужик стоящий слева от меня лишился головы, этот страшный снаряд пролетел мимо меня обдав брызгами крови. И я побежал. Мне страшно, от понимания, что все находящиеся в этом доме обречены, этого монстра бывший владелец дома создал для защиты своего имущества от чужаков. Путь до верёвки вспоминался как в тумане, я бежал на пределе своих сил, не было никаких мыслей, сознание только фиксировало происходящее. Вот вбегаю в главный зал и с ходу прыгаю на верёвку, пять секунд и я уже на верху, вижу удивлённые взгляды селян, увидевших, меня измазанного в крови, вижу их рты, раскрытые в криках, но криков не слышу, в ушах стучит кровь. Прорываюсь через крестьян к выходу, неизвестно как, но это получается. Бег по лесу вообще не запомнился, очнулся лишь когда за спиной хлопнула дверь собственного дома. Такое чувство, что в лёгкие загнали раскалённый штырь, каждый вздох сопровождается болью, упал на кровать. Отдышался
я лишь через пять минут, ещё минут десять лежал и решал, что делать. Решил уходить из деревни в близлежащий город Зорк, что там делать решу по пути. Определив планы на будущее, начинаю сборы, в мешок складываю все свои вещи, которых впрочем, не так уж много, зайдя в кухню, с помощью ножа поддеваю крайнюю половицу, достаю небольшой кошель, в нём лежит пара серебряных монет. Моя мать была городской, и выйдя замуж за отца привезла все свои вещи сюда, нетрудно догадаться, что деньги в этой глуши ей так и не пригодились. В отдельный мешок складываю всё съестное, что есть дома, еды оказывается слишком мало. Выхожу во двор ловлю трёх куриц, которым легко сворачиваю шеи, прямо так запихиваю в мешок. Вроде всё еду взял, деньги взял, вещи взял. Так оружия нет, зайдя в амбар, беру второй топор, он слишком тяжёлый и неудобный, но хоть что-то. Захожу в сарай запрягаю своего Сивого. Вспоминаю, как после смерти родителей обменял на маленького жеребёнка двух свиней и молодого бычка, для меня этого было слишком много, прошло уже три года, о том обмене я ни разу не пожалел. Так теперь осталось только подтянуть пару
ремней и всё готово. Повесив мешки на специальные крючки имеющиеся на упряжи, я вывожу коня на улицу и буквально взлетаю в седло. По деревни я промчался галопом, и лишь отъехав от неё на пару вёрст, ослабил темп езды. Солнце клонились к закату, а у меня впереди ещё около дня пути.
        Глава 4

        Путь до Зорка, описывать не буду, ничего интересного там со мной не случилось.
        Стены города появились как то слишком уж быстро, вот я еду по лесной дороге, сворачиваю на повороте и перед моими глазами предстают стены которыми, восхищался каждый раз когда видел, всегда думал что они неприступны. Сейчас таких чувств город у меня не вызывал так как в памяти некроманта я видел столицу, по сравнению с которой остальные города покажутся глухими деревушками. Дорога вела в обход стен, так как из-за какой то глухой деревни никто ворота строить не будет. Я направлялся к Северным Воротам, так как они были ближе, чем Южные. Вход в Зорк, в отличие от столичного, был бесплатным. Пройдя мимо окинувших меня подозрительным взглядом стражников, я зашёл внутрь. Да уж хорошо ещё в тюрьму не упрятали, лицо и куртку я от крови отмыл, а вод воротник от рубашки никак не хотел отстирываться, и в добавок к этому постоянно выбивался из под куртки. Путь до таверны я знал, так как при поездках с отцом в город мы останавливались к ней. С самого первого посещения таверна мне не понравилась, там было слишком много шума, так как там постоянно останавливались наемники, ждущие контракта, но сейчас именно это
мне и нужно. Впрочем, выбора у меня не было, так как это была единственная таверна, присоединённая к постоялому двору, что было довольно удобно. С прошлого моего посещения город нисколько не изменился, так же стояли ухоженные домики, также по улицам гуляли горожане. Говорят ещё пятьдесят лет назад, при проезде через этот город люди зажимали нос рукой, так сильно пахло отходами, говорят, помои выливали, прямо на улицу, на головы прохожих. Всё изменилось, когда в городе на несколько дней остановился король со своим войском. Увидев творившиеся здесь король был взбешён, оказывается все деньги выделяемые на благоустройство города прикарманивал тогдашний управитель. Его казнили и поставили нового, который буквально за год создал из отходной ямы довольно красивый город, были проложены канализации, новые дороги, были введены штрафы, так что люди, бывшие тут когда то проездом не узнавали город.
        За размышлениями о былом, я не заметил как доехал до таверны, бросив поводья подбежавшему конюху, спешился и не торопясь пошёл к дверям таверны, в которой стояла странная тишина. Обычно в это время, я поглядел на садящееся солнце, от туда были слышны пьяные вопли или нестройная песня напившихся наёмников. Зайдя в зал, в шоке остановился, зал был почти пуст, не считать же пару человек, обычно тут было не протолкнуться. Подойдя к трактирщику поздоровался и кивнув в сторону зала спросил почему никого нет.
        Трактирщик, видно заскучавший за стойкой начал выливать на меня кучу информации. Оказывается, вчера под вечера прибыл какой - то благородный со своими телохранителями, всё бы ничего, да вот только в разгар веселья каких то наёмников. Сверху спустился один из телохранителей и сказал, что бы те заткнулись. Наёмники за словом в карман не полезли, так что описали маршрут, куда должен идти этот вояка и желательно со своим господином. В общем грубость за грубость, ну наёмники и решили проучить наглеца их то семеро, а он один. Но в итоге могильщику прибавилось работы, аж семь могил рыть пришлось. А у вояки того ни царапинки.
        Вот по городу и поползли слухи, сейчас половина города думает, что телохранитель сотню наёмников вырезал, а потом сердца их пожирал. Вот и не хочет никто с таким монстром связываться. Думаю, трактирщик мог бы говорить до утра, если бы я его не прервал.
        - Уважаемый, мне комнату на день, с трёхразовым питанием,  - перечислив я с интересом начал ожидать ответа, желая узнать нынешние цены.
        - Серебрушка,  - с показным безразличием промолвил тот. Я уж хотел было согласиться, но тут появилась странное чувство, хотелось торговаться. Видимо это один из осколков личности некроманта. Противиться своему позыву я не стал.
        - Да ты что, за эти деньги можно прожить неделю в приличном постоялом дворе,  - голос мой лучился негодованием,  - да в столице цены меньше, в этих трущобах спать опасно, да цена максимум медный грош!
        - Какие тебе трущобы? Чисто и опрятно всё, служанки за это деньги получают, так что меньше девяноста грошей и только ради жалости к твоему внешнему виду.
        - Да это вы мне платить должны, за то что у вас останавливаюсь, да ещё и еду вашу ужасную опробую, но ради помощи нищему трактирщику могу так уж и быть пять грошей выложить.
        - Да нужен мне ты больно, я благотворительностью не занимаюсь, семьдесят медяков и ни грошом меньше!
        - Да какие шестьдесят? Ты что себя резиденцией короля возомнил, максимум пятнадцать!
        - Что ты мне тут дуром воеш, тебе небось и лохань с водой потребуется, так что меньше пятидесяти даже не предлагай!  - он даже не заметил, как благодаря нехитрой уловке я выбил из него двадцать грошей, да и лохань, но это явно не предел, по его наглой морде вижу.
        - Пятьдесят? Да у тебя тут клопы по стенам ползают, а возомнил чудо гостиницей, легче вдовушку найти, там и развлеченье и кушанье да и бесплатно! Максимум двадцать!
        У обоих кончился воздух и дальше его хватало лишь на короткие фразы.
        - Сорок.
        - Двадцать один.
        - Тридцать пять.
        - Двадцать два.
        - Тридцать.
        - Двадцать три.
        - Двадцать семь.
        - Двадцать пять.
        Трактирщик красный от недостатка воздуха, но чрезвычайно довольный без слов пожал мне руку. Да уж скучно ему тут. Я не менее красный и не менее довольный собой сел за стол и дождавшись заказа, с аппетитом всё схрумкал, после чего направился в отведённую мне комнату. Заодно увидел, что благородный поселился через три комнаты от меня дальше по коридору. Определить его комнату было довольно легко, так как рядом с ней привалившись к стене стоял телохранитель, он окинул меня взглядом, и я почувствовал себя полностью беззащитным ребёнком перед лицом убийцы. Для такого убить, как плюнуть, не решившись действовать ему на нервы, быстро скрылся за дверью своей комнаты. Стоило только присесть на кровать, как ощутил последствия долгой скачки, на мягком месте видно образовался один сплошной синяк, а кожа на внутренней стороне бёдер содралась, и болела самой гадкой - слабой и раздражающей болью. Поняв что в таком состоянии мне завтра и встать будет казаться подвигом, я наложил на себя плетение регенерации, по тому что оно забрало лишь одну десятую моего резерва я понял что он значительно расширился после того
случая с тотемом. У меня возникла идея повторить такой фокус, но тут по моим ногам прошёлся лёгкий зуд, первый признак роботы плетения и я бросил все силы воли на борьбу с желанием почесать ноги, понимая что на этом не остановлюсь и в конце концов раздеру начавшую появляться буквально на глазах молодую кожицу. Через час синяк уже не болел, а об натёртых ногах ничего не напоминало. Повалявшись на кровати ещё минут двадцать, решил прогуляться по городу. Сунув в карман сдачу, я решил не таскать с собой кошель, не хватало ещё из за какого-нибудь ловкача без денег остаться. Гуляя по городу, слушал разговоры людей. Нашлось так же подтверждение рассказа трактирщика. Какой-то плюгавый мужичонка с жаром говорил другому:
        - Потом одного над головой поднял и порвал на пополам.
        - Да что ты мне брешешь,  - его собеседник был настроен довольно скептически.
        - Да я своими глазами видел, а потом одному за руку ухватился да как то ловко крутанул так, у того рука в плече оторвалась,  - рассказчик отступаться не желал.
        - Да морковь тебе на плечи, за такие речи, тебе поверишь так он там всех руками поубивал, а раны от оружия потом сами появились,  - дальше я слушать не стал, понимая что ничего толкового не услышу.
        Гуляя по городу натолкнулся на интересную лавку, в ней продавались различные статуэтки, мой взгляд натолкнулся на маленькие фигурки различных монстриков. Подойдя к прилавку нашёл то, что мне было нужно - деревянные статуэтки. Мне понравились статуэтки, изображавшие странных летающих созданий.
        - Вас что-то интересует?  - немного удивлённо спросил продавец.
        - Да, не могли бы вы показать мне поближе вон ту статуэтку, и обозначить цену на неё.
        - Да, да, конечно, эти статуэтки стоят пятнадцать медных монет,  - сказал он передавая мне фигурку.
        Попытавшись торговаться, я напоролся на жестокий отпор, это явно был мастер торговли, единственное, что мне получилось выбить так это пять монеток от общей суммы двух статуэток. Итого получилось двадцать пять медных монет. Конечно, жалко отдавать деньги, на которые я мог бы ещё один день прожить в трактире, но статуэтки мне были просто необходимы.
        - Заходите ещё,  - на прощанье сказал тощий продавец.
        В ответ я пробурчал что-то нехорошее про высокие цены и жадных торговцев.
        До трактира добрался довольно быстро, на улице уже окончательно стемнело. Но жизнь не уходила с улиц города, и там и здесь при свете редких фонарей прогуливались влюблённые парочки. Зайдя в таверну окинул зал взглядом, и натолкнулся на направленный на меня взгляд, это был взгляд человека привыкшего повелевать. Владельцем этого взгляда оказался моложавый мужчина тридцати пяти лет, одетый как столичный франт, он изящно орудовал позолоченной вилкой. Заодно не отвлекаясь от еды осматривал каждого входящего. За его спиной стояло два телохранителя, их цепкий взгляд больше подходил наёмным убийцам, чем обычным телохранителям. Подойдя к трактирщику, сделал заказ, и сел ожидая его. Сесть я постарался в зоне, которая не просматривалась со столика благородного. Дождавшись заказа, приступил к трапезе, но был резко прерван опустившийся мне на плечо рукой. Обернувшись, увидел одного из телохранителей, он растянул губы в улыбке, от которой у меня по хребту пробежали мурашки, он произнёс:
        - Граф хочет поговорить с тобой,  - произнеся это он развернулся и пошёл к столу графа в полной уверенности что я следую за ним, в этом он был прав.
        Подойдя к столу, я, следуя жесту графа, сел напротив него и он сразу же взял разговор в свои руки.
        - Здравствуйте, меня зовут Фергус.
        - Дик,  - в ответ представился я.
        Пока мы разговаривали я пригляделся к нему, графом оказался стройный, кареглазый немолодой человек, ростом около метра девяносто сантиметров, по тому какими отточенными движениями он пользуется я сразу понял, что передо мной сидит воин, движения скупые и экономные.
        - У меня есть к вам серьёзный разговор Дик,  - предвидя мой вопрос он щелкнул пальцами и нас накрыл купол тишины,  - я заметил что вы как и я являетесь носителем дара, так что у меня есть к вам предложение, мне нужны маги, так как у нас с соседом появились некоторые разногласия, ваш дар слабо развит, я предоставлю вам практику, где вы в боевых условиях сможете развивать его, к тому же я буду платить вам, для начала серебряную монету в день, с увеличением вашей силы плата будет увеличиваться, ну как вы согласны?
        Пытаясь сохранить остатки важности, и не показать, что он уже купил меня с потрохами, ответил:
        - Я подумаю, а сейчас позвольте мне отклониться, меня ждут несколько неоконченных дел.
        Встав из-за стола, и широко расправив плечи, направился к лестнице ведущий на второй этаж. Спиной чувствуя колючий взгляд его телохранителей. Завалившись к себе в комнату, начал думать над случившимся. В принципе, это мой шанс, денег то почти не осталось, тем более я могу не найти себе работу по профилю, а тут предлагаются довольно большие деньги. Единственное что меня напрягало, возможность ввязаться в разборки знати, чего совсем не хотелось. Но оценив все за и против, решил что риск оправдан.
        «Завтра с утра передам ему своё согласие» - решил я для себя. А пока оставалось время, можно опустошить запасы Силы, так как мои «боевые» ранения уже прошли, решил слить Силы в одну из фигурок, моего резерва хватило, что бы почти заполнить одну статуэтку. Сравнив то, сколько вмещал в себя тот тотем, я понял, что емкость у него была почти в два раза больше, видно размеры всё таки играют роль. Закончив свои занятия с магией, сразу же завалился спать.
        …. И так, как вы уже знаете заклинания опираются на силу первостихий, таких как, Свет, Тьма, Огонь, Земля, Воздух, Вода, Жизнь, Смерть.
        - А разве, Тьма и Смерть, не одно и тоже,  - задал вопрос студент, сидящий за первой партой.
        По взгляду учителя было понятно, что тот сильно сомневается в умственных способностях ученика. Попилив его взглядом, тот всё же спустился до пояснений:
        - Молодой человек, вам стоило бы слушать своего наставника, тогда бы вы поняли, что магия Тьмы берёт своё начало из глубин Бездны, фактически адепты Тьмы получают знания и Силу от своих тёмных покровителей или существ обитающих непосредственно в Бездне. В отличии от них маги Смерти черпают свою некроэнергию из смерти живых существ, в принципе маги Смерти и Жизни используют одну и ту же энергию, просто жизняки берут её из живых организмов, и следовательно она не подходит для заклинаний используемых некромантами, вам всё понятно?
        - Да,  - немного смутившись, ответил студент.
        - Тогда продолжим. Как вы знаете, заклинания могут быть вербальными и оформленными в форму плетений состоящих из нитей силы. К моему огромному сожалению, способ составления вербальных заклинаний был давно утерян, так как не зная значения слов люди не могут составить ничего нового, даже из кусков старых заклинаний, нам неясна сама природа взаимодействия слов в изначальном языке, конечно, были учёные попытавшиеся разобраться в его природе, но ни одна их теория не обрела подтверждения на практике. Так вот, в отличие от вербальных заклинаний, плетения построены по строгим законам. Вы все, скорее всего уже держали в руках сборник частей магических плетений. «По тому, как запереглядывались студиозы было ясно, что такой учебник они даже издали не видели». Так вот, плетение строится по принципу замкнутой системы, не стоит даже пробовать использовать не замкнутое плетение, в лучшем случае это ни к чему не приведёт, в худшем мы можем больше никогда не увидеть вас и ваше ближайшее окружение. Так вот, плетение представляет замкнутую систему энергоканалов, которые подходят к определённым блокам, установленным
на них, что приходит к некому эффекту, в основе заклинания лежит руна принадлежности к одной из первостихий. Получается, маг создаёт руну первостихии с отходящими от неё каналам силы, на которых располагаются различные блоки, отвечающие за выполнение определённой функции. Своей силой маг заполняет руну первостихии, после наполнения, плетение готово работать, и для его активизации требуется лишь мысленный импульс. Так вот, получается что после импульса, энергия сохранявшаяся в руне, идет по энергоканалам, в строго определённом направлении, то есть всегда в право от руны, энергия проходит через каналы и задействует блоки, но плетение активируется лишь когда энергия опять достигнет руны, это обеспечивает то, что эффект десятка или более блоков складывается, а не происходят отдельные независимые от друг друга действия, несложно догадаться что без этого эффекта, заклинания, использующие более одного блока были бы бесполезны.
        - А возможно ли разрушение плетения?  - спросил тот же студент.
        - Вот уже задаёте правильные вопросы, да разрушение плетения возможно, но лишь в случае воздействия голой силы чужеродной силе плетения. Нет, плетение не может разрушить плетение, повторяю для непонятливых, только неоформленная Сила! Ещё вопросы есть? Нет? Ну, тогда позвольте с вами попрощаться до следующей лекции.
        На этих словах мой сон прервался, в принципе всё это было у меня в памяти, но на эту информацию я просто не обращал внимания.
        Встав, сделал зарядку и так как удобства располагались во дворе, пришлось спускаться вниз, умывшись, зашёл в обеденный зал, где дождался еды и позавтракал. Поднимаясь вверх по лестнице, я нос к носу столкнулся с одним из телохранителей графа.
        - Итак, ваш ответ?  - спокойно спросил он.
        - Я согласен,  - не раздумывая ответил я.
        Он ухмыльнулся, как будто и не ждал другого ответа и, развернувшись, зашагал к комнате нанимателя, на ходу он бросил через плечо:
        - Увидимся в обед, в общем зале.
        Глава 5

        Путешествие к владениям графа идёт уже третий день, ничего значительного, за это время не произошло. Узнал имена своих спутников, графа звали Фергус, телохранителей Рун, Олаф, Дитрих, Лоран. Все они имели почти одинаковое телосложение и рост, лишь Лоран был немного выше остальных. У всех одинаковая экипировка, лишь оружие отличается, я бы заподозрил, что они все родственники, если бы отношения между ними не были бы похожи на струну лютни, которая при малейшем неверном движении может лопнуть. Так и они могли доверять друг другу спину в сражении, но в мирной жизни, они, видимо желая выслужиться перед графом, ловили каждую ошибку в действиях конкурента, о чём с радостью докладывали графу, иногда чуть не доходило до драк, и лишь вмешательство графа могло помешать этому. Я думал, что эта грызня достаёт графа, но однажды я заметил. Граф попросил кого - нибудь принести дров, не сложно догадаться, что опять началась сора кому идти, но отвлёкшись на несколько секунд от вида ругающихся вояк, я увидел, как граф кинул быстрый взгляд в сторону спорящих и едва заметно ухмыльнулся. Стало ясно, что он стравливает
их намеренно, его мотивы были мне не понятны, возможно, он хочет знать о каждом шаге своей охраны, но это было довольно сомнительно. В тот же вечер я решил удовлетворить своё любопытство и глянул на графа истинным зрением, граф оказался воздушником, и по запасам силы равнялся среднему магу, то есть почти в семь раз превышал меня по силе.
        Происшествие случилось за день до родового замка графа, ничего не предвещало беды.
        Я как всегда ехал стремя в стремя с графом и перекидывался фразами о магическом тракте какого-то Айришеля Первого, ни стоит говорить о том, что память некроманта позволяла мне на равных говорить с таким умником как граф, чему он пару дней сильно удивлялся. Представьте себе молодого человека, с очень слабым даром, спокойно размышляющим над гипотезами выдвинутыми древним учёным. Так вот ехали мы спокойной рысью, вдруг раздался свист, и вот стрела уже отбивается защитным полем, возникшим вокруг впередиидущего Олафа. Мгновение и все мои спутники спешились, укрываясь от стрел за лошадьми, а я только начинал движение, пытаясь спешится, как арбалетный болт придал мне дополнительное ускорение, падая я возблагодарил всех богов за то, что болт врезался в пластину моей куртки и срикошетил. Правда мою радость по этому поводу изрядно ухудшило столкновение с землёй, от которого воздух из лёгких буквально выбило, заставив меня вновь изображать рыбу, безжалостно выброшенную на берег.
        Немного оклемавшись, проверил обстановку. Нападающие явно не собирались вступать в рукопашную схватку с отрядом графа, предпочитая обстреливать тех из кустов. Но это не спасло их, оклемавшись от неожиданного нападения граф начал действовать, перед ним возникло плетение щита. Через несколько секунд под защитой находился уже весь отряд, конечно исключая меня, я всё так же валялся на земле, прячась от обстрела за трупом своего верного Сивого. В драку лезть я не собирался, лишь однажды быстро высунувшись из-за своего укрытия, выпустил в сторону кустов, единственное заклинание подходящие в этой ситуации - облако праха. Это было единственное объёмное заклинание доступное мне по запасам силы, так как точечные заклинания я сразу откинул, не зная расположения противников использовать их, было просто говоря глупо, магический поиск тоже не давал результатов. «Видимо, используют амулеты» - промелькнула мысль. Облако праха имело радиус действия около двух с половиной метров. Оно не было эффектным, оно было эффективным. Всё живое, чего коснулось заклинание просто рассыпалось в прах, который ещё несколько секунд
витал в воздухе, из за последнего факта оно и получило своё название. Заклинание коснулось кустов, из которых летели стрелы, на пару секунд появилось облако из праха. Из кустов раздался испуганный крик, уже празднуя победу я увидел среди оседающего праха фигуру стрелка. Увидев меня он мерзко ухмыльнулся, явно желая отыграться за свой испуг, резко вздёрнул опущенный лук, от дырки во лбу меня спас метательный нож Лорана, который с лёгкостью прошёл защитное поле амулета, перед которым спасовало моё заклинание. Да уж нечего сказать, у него на клинке заклинание сильней чем-то, в которое я вбухал почти весь свой резерв. Надо было в ту точку чем-нибудь точечным долбануть, но после драки кулаками не машут. Понимая, что без магии я ничего из себя не представляю, больно кольнуло мою гордыню, ну ладно, зато в магии постараюсь достичь заметных успехов, слава богу, для этого есть всё требуемое, знания есть, сила появиться, а желание уже появилось. Пока я размышлял картина боя радикально переменилась, достигнув кустов мои соратники, смогли вступить в рукопашную схватку, тем самым не оставив нападающим ни единого
шанса. То и дело из кустов раздавался звук столкновения оружия, и редкие болезненные крики. Через минуту из зарослей вынырнула голова Руна, и приглашающе кивнула мне. Не заставляя себя ждать, поднялся со своей позиции и зашагал к просеке, образованной моим заклинанием, проходя мимо трупа стрелка, тихонько пнул его, стараясь сделать так чтобы это никто не увидел. Идя по кустам, насчитал около десятка вражеских трупов, было видно, что они не успели собраться вместе и их перебили по одному. Вокруг была куча некроэнергии, конечно на драурга не хватит, но вот пару скелетов или зомби поднять можно, ну или одну любимую некромантом гончую. Конечно выбирая между скелетами и гончей, я бы выбрал последнюю, в принципе, скелет - это очень тупое существо которое может выполнять лишь прямые команды, стереотипы людей об скелетах войнах полный бред, оно возникло из за сходства скелетов с умертвиями имеющими основы военного искусства, и какое то слабое подобие разума. В принципе умертвия можно сделать и мастерами боя, но для этого необходимо совершить просто колоссальный труд, что бы развить разум умертвия, до почти
человеческого уровня, так как оно должно понимать свои действия а не просто следовать вложенной в него программе. Легче создать драурга который сохранит свой разум, и все навыки присущие ему при жизни, но потеряет все чувства кроме физиологических. Единственный минус драургов это то, что ритуал их создания, требует того что бы время смерти существа не превышало часа, в отличии от умертвий для которых срок от смерти не имеет никакого значения. Но драург хоть выглядит как живой человек, а не как голый скелет. Так размышляя над достоинства и недостатками различных некросуществ, дошёл до поляны на которой происходил импровизированный военный совет. Подняв глаза от карты, граф приглашающе махнул рукой, предлагая мне присесть справа от него. Как только я по удобней устроился, граф начал обрисовывать обстановку.
        - До города, ещё около сто сорока вёрст, то есть один конный переход, но все кони пали. Можно продолжать двигаться по дороге, но не факт что не случится нового нападения, так что предлагаю двигаться напрямик так немного ближе, но идти придётся через лес.
        - Я могу поднять пару лошадей,  - но увидев, как скривились лица людей от перспективы ехать впятером на двух мёртвых лошадях, быстро добавил,  - ну нет так нет, моё дело предложить.
        - Так как мнения разделились, предлагаю проголосовать,  - предложил граф. Кто за то что бы двигаться через лес, ага пять голосов за, так что голос меньшинства не учитывается,  - весело сказал граф, и подмигнул мне так, что бы вояки этого не видели.
        Или у него отходняк или он решил мне показать зачем он их стравливает. Я состроил обиженную морду, но не выдержав мы с графом расхохотались, под удивлённые взгляды вояк. Теперь мне были понятны мотивы графа в стравлении телохранителей между собой и зарождении у них своеобразной конкуренции. Ему просто нравилось играть с чужими эмоциями и влиять ни чужие поступки. Вот так не осознанно телохранители даже не задумались над лучшим вариантом действий, они просто решили угодить своему сеньору. Да уж граф опасный противник, если столь спокойно манипулирует людьми.
        Закончив обсуждать планы на будущее, мы начали собирать трофеи, первым делом стащили все трупы в кучу, после чего начался обыск, самыми ценными трофеями были амулеты, граф проверил их на наличие сюрпризов и, убедившись в их безопасности, отдал нам. Так я стал обладателем двух средних по силе амулетов, один мешал магическому поиску, а другой отражал магические и физические атаки. Оставшиеся амулеты граф закинул в мешок, который закинул себе за спину. Оружие никого не заинтересовало, во первых у всех было своё в несколько раз лучше, а во вторых лишнюю тяжесть с собой никто не хотел таскать. Только я, заменил свой топор, более удобный для колки дров нежели для убийства, на прямой обоюдоострый клинок, длиной с мою руку.
        Через пару часов, быстрой ходьбы по лесу я проклял этот гадкий клинок. Создавалось такое впечатление, что при каждом шаге он старался посильней ударить по ноге, уже набив там приличной величины синяк. Конечно я понимал, что это не из за меча, а из за моей неопытности в ношении оружия, но как любой человек, предпочитал сваливать всю вину на этот мерзкий клинок. К тому же лямки заплечного мешка, начали натирать предплечья, а кто в этом виноват, правильно наглый граф, который отказал мне в просьбе выделить мне полчаса на создание, какой либо сущности, да сейчас бы самый тупой скелет пригодился, а сейчас приходилась нести все припасы на собственном горбу. В принципе я бы давно уже зашвырнул меч подальше в кусты и шёл бы себе налегке, если бы не переглядывания наёмников и их ухмылки, как же городской неженка не знает с какой стороны за меч браться. Эти переглядывания и шёпотки меня окончательно взбесили и я решил доказать им чего я стою. Снаружи я казался готовым пройти ещё хоть столько же, а изнутри раздавались мольбы о привале. А граф всё не хотел отдавать столь желанный приказ на отдых. В который
раз со злом покосившись на идущего чуть правее меня графа я встретился с его взглядом, в котором сквозило веселье, но видимо по глазам прочитав что то нехорошее для себя, он решил пожалеть меня.
        - Привал,  - это слово казалось мне сейчас милее всего на сете.
        Бухнувшись где стоял, устало привалился спиной к дереву, блаженно растянув ноги, успокаивая давно сбившееся дыхание. Минут десять я отдыхал, не обращая никакого внимания на происходящее вокруг. Из сладкой неги отдыха меня выдернул аппетитный запах, оказалось, что наёмники уже развернули свой холодный паёк, не став разводить костёр для подогрева. Я решил проследовать их примеру, достав из мешка изрядно помятый свёрток с едой. Достал из него краюшку хлеба и окорочок, подстреленной Дитрихом птицы, который как сказал Олаф, для лучшего сохранения он немного пережарил, я же считаю что он просто не умеет готовить и испортил весь вкус еды. Но на моё ворчание никто не обратил никакого внимания.
        - Кстати граф, а зачем вы ездили в город?  - как бы невзначай спросил я.
        - За информацией,  - коротко ответил он, и по его тону стало понятно, что я от него ничего не добьюсь, и вообще эта тема не желательна.
        Вскоре мы продолжили движение, и двигались ещё пару часов, пока вокруг не стало темнеть, тогда граф выбрал полянку для ночлега, и разделил стражу, меня в нее, слава богу, не включили.
        Наш путь длился почти два с половиной дня, да и это из-за того что мы немножко заплутали, ничего примечательного не было, лишь один раз столкнулись со стаей волков, которые в прочем нападать не решились.
        И вот наш путь подошёл к концу, ещё когда солнце стояло в зените, мы вышли на дорогу ведущую к замку графа, а часа через три появились его стены. В прочем это назвать замком было уже нельзя, нет сам замок присутствовал, большие четырёх угольные башни, стоящие по периметру стен и сами стены развеивали, всякие сомнения в обороноспособности замка, но вид боевой крепости портил городок, который образовался вокруг замка. Многие годы мирной жизни дали о себе знать, и дома горожан всё ближе и ближе подбирались к стенам, сейчас между домами и стенами замка было всего двести метров свободного от построек пространства. Сам город тоже был окружён стеной, но она была деревянной и в некоторых местах покосившейся и ни малейшего уважения не вызывала. Ворота уже несколько лет не закрывались и створки успели врасти в землю. Но наступало неспокойное время, стены города ремонтировали бригады рабочих, около ворот тоже стояли инструменты, но вот рабочих что то не было видно. Дойдя до ворот, мы увидели рассевшегося а тени одной из створок ворот стражника, шлем его висел на специальном крючке расположенном на поясе, а
алебарда была небрежно прислонена к створке рядом со своим владельцем, увидев графа тот аж подскочил, в панике заметался, пытаясь придать себе положенный вид. Быстро нахлобучив на голову шлем, он сноровисто подхватил алебарду. После чего выпрямился, приложив к груди руку с зажатым в ней оружием, тем самым отдавая честь начальству.
        - Приветствую, светлого лорда Фергуса,  - это было сказано таким высокопарным голосом, что я не смог сдержать ухмылку.
        В ответ лорд лишь кивнул головой. Пройдя в город, мы сразу же направились в сторону замка. Вблизи тот казался, ещё величественнее. Дойдя до ворот замка, увидел картину, кардинально отличавшуюся от предыдущей. Во первых ворота были закрыты, и открытой оставалась лишь маленькая калитка, около которой стояло два воина, в одинаковой форме, вооружённые мечами. Услышав уже знакомую форму приветствия, мы прошли через дверь, оказавшись в недлинном просторном проходе, в конце которого стояли такие же ворота, а бойницы в стенах были явно не для красоты. Нападавшим придётся дорого заплатить за штурм этого места. Но вот мы прошли через, вторые ворот и оказались во внутреннем дворе замка, который был выложен камнями. Во внутреннем дворе замка располагалось только несколько построек хозяйственного назначения, и казармы, которые я опознал по паре солдат вышедших из дверей, которые увидев нас, вытянулись в струнку и отдали честь, успокаивающе махнув им рукой, граф направился прямиком к донжону.
        В дверях которого нас встретил кастелянин, начавший раскланиваться перед Фергусом. После нудной процедуры приветствия, граф приказал тому провести меня в гостевые покои.
        Следуя за торопливо идущим впереди меня кастелянином я рассматривал, картины и полотна, украшающие стены, на них видимо предки нынешнего графа, охотились, воевали, и пировали.
        Но вот мой проводник остановился, около одной из многочисленных дверей, легонько толкнув которую он шагнул внутрь.
        - Ваши покои, господин, если что то будет нужно дёрните за вот этот шнурок.  - говоря это он показал мне на шнурок, расположенный около двери,  - вас всё устраивает?  - и дождавшись утвердительного ответа, он не попрощавшись убежал по своим делам, не забыв прикрыть за собой дверь.
        Покои были просто шикарные, самым главным была просто огромная кровать, полагаю, на ней могли бы без проблем уместиться ещё несколько человек. Не далеко от кровати стоял письменный стол, украшенный чудесной резьбой. Пара кресел и маленький столик между ними были явно предназначены для переговоров. В правом углу была дверь, за которой обнаружилась уборная. Вот в принципе и вся обстановка, что весьма даже не плохо, если не сказать на оборот, очень даже хорошо.
        Так началась моя жизнь в замке графа Фергуса.
        Глава 6

        Жизнь замка шла размеренно, ничего примечательного не случалось.
        Уже на второй день пребывания здесь, я навестил местное кладбище, оставив на нём оба тотема, так как один не мог охватить всю территорию кладбища. Следующим вечером, приняв от них порцию энергии, немного огорчился, их вместимость оказалась мала, в каждом помещалось примерно около одного моего резерва. И того с полным моим, у меня оказалось три порции силы, что было не так много, как в первый раз. Нет, боль была, как и то, что емкость с Силой буквально распирало изнутри, но всё было в каком-то ослабленном варианте, следовательно, и эффективность была поменьше. После месяца проживания в гостях у графа, мой дар увеличился почти вдвое, но и поток сил с кладбища заметно ослаб и теперь приносил, количество сил равное моему резерву по приезду в замок.
        Это вызывало у графа двоякие чувства, с одной стороны он радовался тому, что я становлюсь сильней, но одновременно с этим огорчался, что пришлось поднимать плату в соответствии с договором. Сейчас мой капитал составлял почти семьдесят серебряков, ещё тридцать и у меня будет золотой, тихо радовался я. Дни проходили довольно скучно, завтрак, тренировка на плацу с солдатами, обед, опустошение резерва, тренировка, ужин, пополнение резерва. Вот в принципе и всё, кстати, тренировки с солдат начались на второй день после нашего прибытия, на этом настоял граф.
        Первые дни я жутко уставал и выматывался, но после окончания первой недели, тренировки и совершенствование своих навыков неожиданно меня увлекло. К концу второго месяца, я знал основы боя на мечах и хотя бы представлял, что им нужно делать. К тому же ещё больше окреп физически, хотя внешний вид не сильно изменился, в моём возрасте и при моей худощавости, трудно сверкать накачанными мышцами. Самым первым, чему я попросил меня научить, было, правильное ношение оружия. Всё оказалось не так уж и сложно, но мой меч оказалось удобней носить за спиной, а не на боку. Ещё, из арсенала графа я реквизировал подошедшую мне по размерам кольчугу, которую не снимал даже ложась спать. Конечно, спать в ней было неудобно, и первые дни после такого, чувствовал себя разбитым, приходилось, часто разминать затёкшие мышцы, но своего я добился, кольчуга теперь воспринималась не как лишний вес, а как вторая кожа.
        За прошедшее время, я бы успел состряпать себе подходящую свиту, ведь у меня сейчас резерва почти хватало на создание гончей. Я собирался сделать себе стаю, голов в десять, используя накопители, мне бы хватало энергии на их создание. Но все мои радужные планы разрушил строгий приказ графа не трогать захоронения людей. Пришлось оставить мысли о своём отряде на потом.
        Но идиллия не может вечно продолжаться, вот и мой отдых подошёл к концу. Вчера в замок прибыл гонец, с вестью, что на приграничную деревушку напал отряд людей, в количестве пятидесяти мечей. Они пришли открыто, под знаменем графа Лукотса, с которым у Фергуса, были какие-то свои счёты.
        За неполные сутки, данные Фергусом для подготовки к походу, я успел собрать нужные вещи, наточить трофейный клинок и достать, командира нашего отряда, которым оказался здоровенный бородатый мужик, носивший звание полусотника. Он был довольно молчалив, неохотно отвечал на мои вопросы, которые сыпались на него нескончаемым потоком и сильно раздражали.
        Но вот настал час, на который было назначено отправление. Выйдя во двор, заметил что все участники карательного рейда уже там, и по их недовольным взглядам стало понятно, все ждали только меня. Подойдя к выделенному мне жеребцу, принял его повод из рук мальчугана, у которого глаза буквально лучились довольством и любопытством. От скуки я состроил ему страшную рожицу, и у того заметно дрогнула рука. Видно слухи об ужасном некроманте, которого нанял граф, гуляли среди народа. Взобравшись в седло, подъехал к командиру, и спросил:
        - Когда выезжаем?  - он не успел ответить на мой вопрос, так как из дверей донжона вышел Фергус и начал свою речь. Весь смысл, которой сводился к тому, что прислужники наглого, грязно рождённого Лукотса, посмели напасть, на людей графа, причём не на воинов, а на беззащитных крестьян, и теперь мы, то есть войны его светлости графа Фергуса, должны покарать бесчестных разбойников, по ошибке называемых дружиной.
        В текст его речи я не вслушивался, ловя лишь общую мысль, кончилась речь на чём то очень пафосном и героическом, в результате чего воины взметнули вверх оружие, некоторые стучали оружием о щиты, что-то крича при этом, что именно я не разобрал из-за стоящего вокруг шума. В общем, это был прекрасный пример того, как напутственные речи поднимают боевой дух солдат. Теперь они не думали о предстоящей схватки, где возможно многие из них погибнут, они думали о мести, за смерть крестьян, о том, что они единственные защитники, беззащитных людей. Ратники до этого момента стоящие на земле, и держащие своих коней в поводу, быстро взлетели в сёдла, и, развернув лошадей, помчались в сторону открытых ворот. Но не смотря на всё случившиеся, они не были похожи на толпу обезумевших крестьян, ещё не доехав до ворот, они начали выравнивать ряды, и в город выехала уже единая колона. Люди, явно узнавшие последние новости, столпились на обочинах, они не желали пропускать такое зрелище. Всадники, видя такое пристальное внимание со стороны горожан, гордо распрямлялись в седлах и расправили плечи. Неспешно проехав по
городу и выехав через городские ворота, которые за прошедшее время успели привести в надлежащий вид, мы начали набирать скорость.
        Первые пол часа мы двигались быстрым галопом, после чего перешли на медленный, так как до места нам было ехать не меньше двухсот километров, которые, при такой скорости мы могли преодолеть часов за шесть. Время летело незаметно, часа через четыре езды мы остановились на привал. Коням нужен был отдых, если мы не хотели прибыть к месту вторжения на полудохлых скакунах. После привала, мы двигались более осторожно, передовой дозор уже давно умчался дальше по дороге, но бойцы всё равно были напряжены. Кто знает, какую неожиданность могли преподнести противники, которые должны, если не знать, то уж предполагать о нашем скором появлении. Хоть гонец и утверждал, что незаметно выбрался из деревни, как только на наблюдательной вышке заметили врага, но гарантировать то, что враги не знают, о подмоге, спешащей к селянам, никто не мог. И рассчитывать, на такую глупость врага, было мягко сказать опрометчиво.
        Но, не смотря на дурное предчувствие, зародившееся у меня в душе, никаких неожиданностей не случилось. А увидев картину, открывшуюся нам при приближении к деревни, понял что сбылись самые невероятный мечты солдат, во первых, деревня всё ещё не была взята, к тому же под его стенами, со стороны ворот лежало около десятка мёртвых солдат, а во вторых к селению мы вылетели прямо за спинами, увлёкшихся созданием штурмовых лестниц солдат, конечно же нас услышали, но появление было явной неожиданностью для противника. В ещё только начавший формироваться строй, врезался клин всадников, лошади таранили пехотинцев, солдаты рубили их мечами, исход схватки был ясен. Но всё усиливающиеся чувство тревоги не давало мне покоя, а так как в бою я не учувствовал, то первым заметил пришедшую угрозу. Из-за левого края поселения, не подъезжая близко к стенам, в нашу сторону двигалось никак не менее двух сотен всадников, с развивающимися над головами знамёнами, которые выдавали в них солдат графа Лукотса. Я закричал, привлекая к себе внимание, и показал рукой в сторону приближающихся всадников, лица солдат при взгляде на
новую опасность бледнели, они были опытными псами войны и сразу поняли, что это значит, сейчас их просто сметут, как до этого они смяли пехотинцев врага, многие из солдат начали вращать головами, в поисках пути отступления. Но зычный голос полусотника, заставил их собраться, и выстроить строй, до столкновения оставалось всего несколько секунд, когда я услышал голос командира.
        - Колдун, вся надежда на тебя, мы постараемся их задержать,  - кричал он начиная движение в сторону врага.
        Дальнейшие развитие событий я уже не видел, так как был полностью поглощён созданием заклинания, у меня был большой выбор существ, которых я мог создать, начиная от скелетов, которых мог поднять из всех умерших здесь солдат, благо некроэнергии вокруг было разлито просто море, и заканчивая одним или двумя драургами. И первых и вторых я сразу откинул, так как первые были слишком слабыми, а вторых было слишком мало, и их, несмотря на силу, превосходящую человеческую почти в четыре раза, могли просто задавить толпой. Была идея создать гончих, но и её я откинул, в такой толкочеии они обязательно зацепят своих. Мой выбор пал на умертвия, которые обладали основам владения оружием, но это они компенсировали силой, которой у них было в достатке. Так как одиночные «подъёмы» проводить было слишком долго, то решил проводить массовый. Это интересное заклинание, было создано около пяти столетий назад и облегчало поднятие низшей, и слабой средней нежити. Например, драургов относящихся к сильной средней нежити, этот призыв поднимать не мог, причина этого была в том, что тип нежити задавался словами, вставленными
в нужном месте в заклинание, а слов для подъёма драургов и более сильных существ никто не знал. Как и сам принцип действия заклинания, так как оно было вербальным, а не плетённым как одиночные призывы, так же оно отличалось тем, что использовало не чётко определённое количество энергии, а всю доступную некроэнергию разлитую в пространстве, так и содержащуюся в резервах некроманта. Что являлось большим минусом, ведь фактически чародей становился беззащитным в магическом плане, а физическую боеспособность изрядно снижало чувство усталости, которое являлось, неотъемлемой частью магического истощения. Из-за последнего факта, я и решил спешится, как оказалось не зря. Начав произносить заклинание, почувствовал, как вокруг меня начала приходить в движение некроэнергия, в нужном месте вставив слова призыва умертвий, дочитал заклинание, после чего открыл глаза и тут же обессиленно опустился на землю, понимая, что если бы был в седле, то мог бы прилично навернуться вниз. Ощущения были просто ужасными, видимо до этого при истощении, во мне оставалась хоть капля магии, что несколько смягчало ощущения. Но
оперившись об землю, я всё-таки нашёл в себе силы приподняться и обвести взглядом обстановку, из-за довольно неудобного ракурса, не мог понять, сколько наших осталось в живых, а сколько погибло. Зато общее количество погибших определить смог. Потому, что вместо двадцати умертвий, на которых в начале призыва едва ли хватило бы энергии, с земли поднялось не меньше сорока, следовательно, потери среди живых существ составляли никак не меньше восьмидесяти особей. Половиной, из которых вполне могли оказаться кони, при гибели которых выделялось даже чуть большее количество энергии, чем при смерти людей.
        Так вот по связи, появившейся, между мной и моими созданиями, передал им образ солдат врага, благо все они носили доспехи выкрашенные в красный цвет, что позволяло в гуще битвы, отделять своих от врагов и заодно сильно облегчало мне задачу. Не представляю, что бы делал, если бы не единая окраска обмундирования.
        Удар нежити был страшен, единым кулаком они вломились в ряды сражающихся, нежить не заморачивалась, представлениями о чести, хотя и солдаты знающие, что скоро их перебьют, тоже не собирались драться по дуэльному кодексу. Превосходя людей по силе почти в два раза, умертвия перерубали щиты, рубили ноги седокам, до которых не могли дотянуться. За нежитью оставались лишь многочисленные трупы врагов, и немногие ещё живые солдаты Фергуса. Разрозненные и растерянные от такого солдаты врага, были лёгкой мишенью для моей свиты. Но в стане врага нашлись опытные командиры, коротко протрубил рожок, и противник начали отступать, наши солдаты преследовать врага не желали, а своих созданий от этого удержал я, тем самым испортив задумку врагов, которые видимо, рассчитывали, на то, что растянувшихся во время преследования умертвий можно было снести одним ударом, погребя под копытами боевых коней. Но видя, что их задумка не удалась, они не решились нападать на уже подготовившихся к бою солдат, решив отступать и не связываться с нами, имея лишь небольшое численное преимущество. Вражеские солдаты стояли на месте, и
их командиры видимо решали, что делать. Ну и пусть решают подольше, подумал я наблюдая как быстро заполняется мой резерв, за счёт разлитой вокруг некроэнергии. Пока резерв наполнялся, я успел подсчитать количество солдат с той и другой стороны. Из нашей сотни осталось, всего тридцать восемь солдат, часть из которых потеряла своих коней. Моих умертвий осталось двадцать пять, как бы они не были сильны, но для того что бы обойтись без потерь одной силы было явно мало. Вражеских солдат осталось около восьмидесяти, посчитать точнее я не мог, так как на таком расстоянии считать двигающиеся объекты было довольно сложно.
        В то время, вражеские командиры видимо пришли к единому решению. Протрубил рожок, солдаты врага помчались к дороге, уходящей в земли графа Лукотса. Со стороны наших солдат раздался слитный облегчённый вздох, никому не хотелось сражаться дальше. Но мне было не до этого, я был занят созданием птера. Это была летающая нежить, относящаяся к классу разведчиков, размеры её были довольно малы, всего около сорока сантиметров, это существо было совершенно бесполезно в бою, если только скидывать маленькие камушки на головы врагов. Сформировал нужное плетение, напитав его руну энергией, которой было ещё довольно много разлито вокруг, отправил плетение в труп. После чего открыв глаза, наблюдал за довольно мерзким зрелищем - формированием тела птера. Из тела с хрустом, разрывающегося мяса, начали выходить кости, из которых будет состоять тело существа. Стоит сказать, что были использованы лишь самые крупные человеческие кости, когда набралось достаточное их количество, кости поднялись в воздух на высоту примерно двадцати сантиметров над телом, после чего костяная ткань стала размягчаться, пока не образовался
шарик диаметром около пяти сантиметров, из которого потом одна за одной начали вырастать новые кости, которые тут же начали формировать скелет существа. Наверное, стоит сказать, что кости были необычайно хрупкие, так как изнутри они были полыми, а стенки были толщиной всего около трёх миллиметров, что позволяло птеру держаться в воздухе, с минимальными затратами на это магии. Нет, птер не обладал магией, а способность к полёту была вложена внутрь самого существа, такие способности были у разной нежити, например у драургов это было поддержание целостности тела, и предотвращение его разложения.
        Сформировав образ и параметры поиска и указав направление, куда умчались всадники, я проводил взглядом стремительно улетевшего в ту сторону разведчика, я подошёл к солдатам, которые оказывали первую помощь раненым, командир, увидев меня, заспешил на встречу.
        - Как я понимаю, это был разведчик,  - скорее утвердительно, чем вопросительно скзал он. В ответ я просто кивнул, после чего мы уже вместе направились в сторону солдат.
        - Что будем делать дальше?  - первым нарушил я неловкую тишину. Было понятно, что полусотник, кстати, надо бы узнать его имя, хочет меня отблагодарить, но распинаться перед юнцом ему было как то не с руки.
        - Зависит от того, что предпримут беглецы, если они уйдут, то смысла оставаться здесь я не вижу, а если останутся на нашей территории, то придётся попытаться их уничтожить.
        - Понятно,  - задумчиво ответил я. Сейчас мною решался вопрос о, поднятие одного драурга, энергии было в достатке, но контролировать его и ещё два десятка умертвий мне будет сложновато, стоило решать быстрее, так как час в течение которого был возможен ритуал подходил к концу, но упускать столько свободной энергии было бы просто расточительством. В конце концов, жадность победила, но тут передо мной возникла новая проблема, дело в том, что если я хотел, что бы драург, выглядел как обычный человек, то нужно было найти тело, на котором нет серьёзных повреждений. Но в этот день, удача явно была на моей стороне, так как я обнаружил, ещё живого солдата противника. Под ним убили лошадь, он упал вместе с ней и удачно (для меня) ударился об камень, потеряв от этого сознание. Умертвив его лёгким импульсом силы, я приступил к поднятию моего будущего телохранителя. Всё действо заняло у меня от силы минут пять, в ходе которых я обзавёлся сильным охранником и не менее сильной головной болью. Видимо мой мозг был ещё не развит, что бы управлять таким количеством созданий. Долго терпеть боль не смог, умертвил
пяток умертвий, после чего приказал оставшимся стаскивать все трупы в одну кучу. Какой то молодой солдатик, не иначе как чудом уцелевший в случившейся бойне, начал было возмущаться и кричать о подобающем отношении к мёртвым, но сразу же заткнулся, едва я пригрозил, что если его что то не устраивает, то пусть сам делает, так как ему надо. Видимо, перспектива таскать на себе трупы его не сильно прельщала, так как он сразу же заткнулся, но время от времени бросал на меня злые взгляды.
        Вечером, после создания двух братских могил, всё-таки укладывать бывших противников вместе не самая лучшая идея, как бы не случилось стихийное поднятие, и у нас под боком не оказалась бы куча неконтролируемой нежити, мы вошли в деревню. У старосты, я прояснил несколько странных моментов, связанных с численностью врагов, ведь наблюдатель говорил, что отряд всего в полсотни клинков, а тут едва ли ни три сотни, не самых худших воинов. Староста подтвердил мои догадки, эти две сотни появились сегодня утром и в отличии от пехотного отряда, даже не пытались штурмовать деревню. В общем это была засада, приманкой в которой служил пехотный отряд. Наверняка это были наёмники, своими Лукотс так бы не пожертвовал. Прояснив интересные для себя моменты, связался с птером, от которого узнал, что враги двигаются в направлении замка графа Лукотса, и уже давно пересекли реку, по которой проходила граница. Сообщив эти сведения полусотнику, которого оказывается, звали Наром, посовещавшись мы решили что здесь нам больше делать нечего.
        Утром следующего дня мы отправились в обратный путь, который обещал быть более долгим, ведь половина отряды осталась пешими.
        Глава 7

        Встречу нельзя назвать особо радостной. Горожане настороженно наблюдали за спокойно идущими в вперемешку с солдатами Фергуса, людьми в цветах графа Лукотса. Это была моя ошибка, так как я не задумывался над сменой цвета доспехов моих умертвий.
        - Горожане начали бы закидывать их камнями, если бы умертвия были бы не вооружены,  - сказал спокойно едущий рядом со мной на лошади-зомби драург. К сожалению умертвии не умели держаться в седле, а солдаты не захотели ехать на начинающих пованивать трупах, мне было лень делать ещё и защиту от разложения.
        Кстати драург у меня получился хороший, умный и сообразительный, если не знать его сущности, то его спокойно можно принять за человека. В принципе драурга можно было назвать живым человеком, единственное отличие было в том, что за место жизненной энергии, была некроэнергия. Единственный его минус был в том, что бывший хозяин тела был довольно болтлив, что вместе с другими особенностями передалось драургу. Звали его Гурдом, имя, подумав, менять не стал.
        На въезде в замок, нас взяли на прицел арбалетов и под таким надсмотром мы подъехали к донжону, где нас окружило почти две сотни солдат, они бросали настороженные взгляды на солдат врага, хотя и своих одаривали не менее лестными взглядами. Кто то из солдат окликнул другого, тот ответил и напряжение начало спадать, видимо думали, что это всё моя нежить. Тут через кольцо окружения к нам вышел граф, который нашёл взглядом сначала Нарда, а потом и меня. После чего махнул в нашу сторону:
        - Пропустить их,  - мы спешились и зашагали к графу, который не стал нас дожидаться и направился обратно в донжон. Мы последовали за ним, и в скором времени оказались в его рабочем кабинете.
        Удобно расположившись в кресле, он явно приготовился к долгому рассказу, и спокойно произнёс:
        - Говорите.
        После чего слово взял Нар, который описывал всё довольно лаконично. Граф иногда переспрашивал заинтересовавшие его моменты. Я же вступал в разговор лишь для объяснения магических действий со своей стороны. Рассказ закончился через минут пятнадцать. После чего граф начал ходить из угла в угол, шепча, что то себе под нос.
        - Так значит это была засада?  - уже в десятый раз поинтересовался он.
        - Да,  - как всегда кратко ответил полусотник.
        - Ладно, вы свободны и да, Дик, зайди сегодня вечером ко мне, нужно кое что обсудить.
        На такой невесёлой ноте и закончился наш допрос. После которого я направился к себе в покои.
        Первым делом приказал слугам наполнить и принести мне лохань с водой. Как только мои приказания были выполнены и слуги удалились, я, быстро раздевшись, нырнул, в теплую воду. Так бы и нежился в воде, если бы мои размышления о вечном не прервал скрип открываемой двери. Через которую в комнату вошла молодая служанка. Вода была прозрачной, и всё было прекрасно видно. Мои щёки загорелись от смущения, а руки прикрыли самое сокровенное.
        - Ты что стучатся не умеешь?  - зло выкрикнул я.
        - Извините господин, меня прислали потереть вам спинку,  - произнесла она виновато склонив голову, но выходить явно не собиралась и с интересом поглядывая на меня.
        Сначала хотел выгнать её, но потом мой взгляд скользнул по её ладной фигурке и красивому личику, и я разрешил ей остаться.
        Надо сказать, что пока она мыла мою спину и разминала плечи, я успел извиниться, за то, что накричал на неё. Пока она массажировала мне плечи, мне стало так хорошо, что всё стеснение как будто ветром сдуло и мне захотелось чего то большего. Повернув голову я встретился с её взглядом, в котором к своему удивлению увидел азартное ожидание, не решившись обманывать её ожиданий, встал и развернувшись, за талию привлёк её к себе. Наши губы соприкоснулись, и дальше мне стало не до размышлений. Несмотря на то, что я был девственником, а она была намного опытней меня в этом деле, я не разочаровал её. Через полтора часа она полностью довольная, впрочем, как и я, удалилась, сказав, что у неё много работы. На прощанье попросил её заглядывать ко мне, в свободные от работы время.
        Ещё немного повалявшись на постели и набравшись сил, я встал и направился к шкафу. В котором хранилась чистая одежда, которую сшили специально по моим меркам. Выбрав себе наряд чёрного цвета, всё-таки следует поддерживать репутацию злого некроманта. Одевшись, направился в обеденный зал, где наелся до отвала. После солдатской стряпни, блюда здешнего повара казались пищей богов.
        Отобедав, хотя скорее отужинав, я поплёлся в свою комнату. Где тяжело бухнувшись на кровать, чуть не заснул. Чтобы не заснуть пришлось встать и походить по комнате, дожидаясь пока пища не уляжется. Хотел ещё немного поваляться, но взглянув на время, понял, что время близится к вечеру, и будет неучтиво заставлять графа ждать.
        Пока шёл до кабинета графа, задумался над тем, что память некроманта начала приживаться в моём сознании, и я всё чаще использую слова и выражения из неё. Даже мыслить стал этими словами, по тому что они были более информативными. Но подумав, решил, что ничего плохого в этом нет.
        Вот впереди по коридору показалась дверь в нужную мне комнату, подойдя к которой я постучался и, не ожидая ответа, заглянул внутрь. Граф сидел за своим столом, рассматривая какой-то документ. Подняв на меня взгляд, он предложил мне присаживаться. Пока я садился, на предложенный мне стул, граф убрал документы в ящик стола.
        - Ты наверное гадаешь над причинами этой встречи?  - и дождавшись утвердительного кивка он продолжил,  - а она, простая. Вся проблема в твоей нежити,  - и опережая мой вопрос, ответил,  - дело в том, что мне необходима чистая победа, а не слухи, что я выиграл лишь благодаря помощи некроманта, которых сильно недолюбливают. Нет, я не отказываюсь от твоих услуг,  - успокоил он меня,  - просто тебе придётся удалиться из замка. Мои возражения на счёт того, что я могу отправить своих слуг под командованием драурга, а самому остаться здесь, он не принял и остался категоричен.
        - Люди должны подумать, что я отказался от твоих услуг, в идеале можно было бы устроить бой в замке, после которого ты бы сбежал из города, но как я понимаю твоя нежить слишком тупа для показательных действий?  - последний вопрос был скорее риторическим.
        - Других вариантов нет?  - с надеждой спросил я.
        - Ты можешь разорвать контракт,  - ответил он.
        - Если я останусь, какой будет плата?  - в принципе я был уже согласен, так как других вариантов пока не было, а бродяжничать без ясной цели было не по мне, хотя я уже получил сумму примерно равную золотому. Чего хватило бы почти на сто дней проживания в трактире. Но где я ещё столь оплачиваемую работу. Но граф видимо решил, что от его ответа зависит моё решение.
        - Пять серебряных, так как вы набрали силу и у вас появились подчиненные, о которых ничего не говорилось в предыдущем договоре.
        Сделав вид, что обдумываю предложение, я потянул немного времени, и, видя что граф сильно волнуется, решил поторговаться, тем самым показывая что согласен, но меня не устраивает цена.
        - Десять серебряных и ни грошом меньше,  - поставил я свою цену.
        После ожесточённого торга мы сошлись на семи серебряных в день, платой я остался доволен.
        Потом мы начали, обговаривать, когда я покину замок, и как сделать, так что бы люди подумали, что граф решил выгнать меня, такого злого и бесчестного прочь. Остановились на варианте, что я вместе со своей дружиной промчусь по городу, а за мной по пятам проскачет отряд в пятьдесят латников. Тут появилась проблема, умертвия не обладают навыками конной езды, придётся во первых привязывать их к сёдлам, что бы ненароком не вывалились, во вторых привязывать лошадей к моей лошади, что бы они не остановились, так как понукать их никто не сможет, хорошо что улица ведущая к городским воротам была прямой, и не было поворотом. Потом доскакав до дороги, уходящей в лес, я должен был отъехать по ней километров на пять где дождаться догоняющих и передать им коней, которые должны были послужить доказательством гибели отряда. Некоторые пункты в плане мне не нравились, например, была возможность, что граф решил меня устранить, что было бы довольно просто сделать, не ожидай я нападения от догоняющих. Спектакль назначили на завтрашнее утро.
        Дальше определяли мои действия. Так как перехватывать нападающие отряды я, не зная их пути, не мог, то решили меня самого забросить на вражескую территорию. Возражений с моей стороны не последовало, так как ничего против такого варианта развития ситуации я не имел. Жалование мне каждую неделю по воскресеньям должен был доставлять гонец, местом встречи с ним был брод на реке, по которой проходила граница владений, река называлась Латурой. После постройки моста, брод до которого было довольно далеко, популярностью не пользовался.
        Закончив обсуждение деталей, пошёл в свою комнату, на ходу обдумывая положение в котором оказался, сейчас я слишком зависим от графа. У меня нет запасных вариантов, можно конечно пойти в армию, но туда как то совсем не хотелось, опыт некроманта подсказывал, что там нет ничего хорошего. Единственным вариантом оставалось создать свой наёмный отряд, и предлагать свои услуги тем, кто больше заплатит, этот вариант я оставил на потом. Не задумываясь, я даже не предполагал варианты мирной жизни, где-нибудь в глухой деревеньке. Магия за столь короткий срок стала важной частью моей жизни, а где можно развиваться лучше, чем на войне?
        Дойдя до своей комнаты, с разочарованием понял, что там никого нет. Эх, жалко, что надо уезжать, так и не встречусь я с той служаночкой. На столь тяжёлой ноте и уснул.
        Проснулся как всегда рано, успел умыться, размяться, и немножко перекусить фруктами, которые принесли по моему требованию. «Эх как не хочется оставлять все эти удобства» - с грустью подумалось мне, как же быстро привыкаешь к всему хорошему. Но не став предаваться грустным думам, я решил проверить свою экипировку. Так меч в порядке, кольчуга тоже, а вот куртка, из наследства отца, износилась, хотя с кольчугой она мне не так уж и нужна. Но тяга к жизни победила лень, и я всё же сходил в арсенал, где подобрал подходящую мне кожаную бронь.
        Настало время для представления. Я вышел во двор, где мои умертвия взгромоздились в сёдла, к которым их начали привязывать солдаты герцога, сам я без проблем взгромоздился в седло, у драурга проблем с этим тоже не было. Построив лошадей в колонну, солдаты начали привязывать к их уздечкам верёвки, на которые графом было наложено заклинания отвода глаз. Вторые концы верёвок закрепили, на моём седле. Потом я начал движение, лошади сначала не хотели сдвигаться с места, но удары кнутом не оставили их равнодушными. Обиженно заржав лошади, устремились в открытые ворота замка, мне пришлось потрудиться, что бы обогнать их, так как я не хотел, что бы верёвки запутались. Мы преодолели уже больше половины дороги до городских ворот, когда из ворот замка в след за нами выскочила полусотня стражников.
        Встреченные по пути горожане отпрыгивали с пути несущихся во весь опор лошадей, никто не хотел быть затоптанным. Вылетев через городские ворота лошади начали снижать скорость и верёвки не могли в этом им помешать, разница в количестве была слишком большой. Положение спас драург, который приотстав, начал стегать отстающих животных кнутом, который он прихватил по собственной инициативе. Это был ещё один плюс этого вида нежити.
        Дальше всё прошло точно по плану, мы достигли леса и, проехав по нему некоторое расстояние остановились, в ожидании погони, те не заставили себя долго ждать. Передав коней из рук в руки, мы отправились дальше. Сама передача лошадей на все мои опасения прошла без проблем и, каких-либо неожиданностей.
        Дальше мы двинулись пешем. Реку мы пересекли лишь в полдень следующего дня.
        Глава 8

        Почти три дня мы просто шатались по территории графа Лукотса. Пустое брожение не принесло результатов. Мною было запланировано устраивать засады на небольшие группы воинов графа. Выманить на нужное нам место их было довольно просто, мы просто нападали на торговые караваны, оставляя несколько людей живыми. Вскоре по землям графа понеслись слухи о беспощадных разбойниках, убивающих купцов просто так, и забирающих лишь деньги, оставляя товар в покое.
        Граф в сложившейся ситуации не мог бездействовать и вскоре на дорогах появились конные разъезды, численностью в двадцать всадников каждый. Первое нападение оказалось самым лёгким, по обычной схеме разбойников, мы сначала заперли разъезд между двух упавших деревьев. Потом в дело вступил я, мой расширившийся резерв позволял использовать более мощные заклинания. Мой выбор пал на пелену смерти. Оно являлось массовым заклинанием, и накрывало площадь почти в двадцать на пятнадцать метров. Принцип его действия заключался в том, что каждое живое существо окутывал кокон из некроэнергии и клетки организма под разрушительным воздействием энергии начинали отмирать, и быстро разлагаться. А видимым эффектом была туманное облако, поднимающиеся от земли на высоту до двух метров, после ухода которого на земле оставались лишь быстро разлагающиеся трупы. Но, как и любое массовое заклинание, оно было не очень мощным и его спокойно сдерживали амулеты средней силы. В первом разъезде оказалось аж пять таких амулетов, которые спасли своих владельцев. Но на лошадях подобной защиты не было, и когда пелена рассеялась мы
обнаружили трёх растерянных солдат, успевших спрыгнуть со своих коней, ещё двое с грязными ругательствами пытались вылезти из под гниющих туш, которые буквально десяток секунд назад были отличными жеребцами. С выжившими спокойно расправился драург.
        Закончив эту грязную работу, мы решили, что следы произошедшего убрать практически невозможно, и не стоит попросту тратить время. Тут передо мной встал выбор, что делать с разлитой вокруг энергией, от создания умертвия я отказался сразу, дело было в том, что они сохраняли облик после перерождения, и если мои первые творения, были похожи на людей, то эти будут кусками гниющего мяса. Да и ненужно мне больше солдат, ресурсов моего мозга всё равно не хватит, что бы их контролировать. А на контролёров, не хватало манны, так как они относились к средней высшей нежити, и сохраняли свой рассудок, вместе с тем приобретая возможность, контролировать до пятидесяти единиц нежити, следовательно и затраты на их призывы были почти такими же как на личей.
        Тогда в голову пришла мысль создать транспорт. Это была особая категория нежити, основной функцией которых является перенос людей или грузов. Управление ими осуществлялось мысленными командами, из-за этого приходилось настраивать канал, от разума владельца, к подобию разума транспорта. Вследствие чего эта нежить признавал лишь одного владельца. В категорию транспорта входили такие виды как:
        Костяной скакун, ну или просто Скакун,  - по внешнему виду сильно напоминал скелет лошади, но у него имелся специальный нарост, в виде седла, использовался он в основном, для перевозки существ. На равниной местности, может набирать огромную скорость.
        Паук. Паук имел восемь лап и был идеальным средством передвижения по сложно проходимой местности, скорость передвижения была примерно сорок километров в час. Рост паука составлял около метра, длина около двух. На спине имел специальное углубление, заменяющие ему седло. В отличии от скакуна он имел хотя какие то боевые возможности, так как уродливые лапы заканчивались костяными шипами. При сильном ударе такой лапой, мог треснуть даже рыцарский щит.
        Ящер был наделён большими боевыми возможностями, но был довольно тихоходен. Максимальная скорость около двадцати километров в час. Вид имел довольно устрашающий, представьте себе огромную ящерицу, длиной около пяти метров и ростом почти два. Всё тело ящера было защищено крепкими костяными пластинами, отлично защищающими его от оружия. Место всадника было примерно в середине туловища, место наездника тоже было защищено широкими костяными щитами, идущими кругом, вокруг места седока. Защита доставала примерно по грудь среднестатистическому человеку, и при желании можно было, нагнувшись полностью скрыться за бронёй.
        Дальше шли особи, на которых уходило огромное количество Силы. Это были такие существа, как: Ездовой голем, Костяной дракон, Великий змей. В общем, на них не хватало сил даже некроманту, чьей памятью я обладал, хотя они ему были без надобности.
        Остановил свой выбор я на пауке, так как он был более приспособлен для перемещения по лесу.
        Пока готовил заклинание, умертвия успели стащить в кучу все тела. Так как прочность создания на прямую зависит от объёма материала. Создав плетение, дождался пока сила, развеянная в пространстве, наполнит руну первостихии. После этого метнул плетение в горку из тел. Дальнейший процесс был уже привычен, плетение буквально вырывало кости из тел и расплавляло их, сжимая в форму из шара, затем из шара началось создание тела паука. Когда этот процесс завершился, настало время прокладывать управляющий канал. После этого, оседлав свой транспорт, я вместе со своей свитой скрылся в кустах. Оставив за спиной кучу гниющего мяса, лишённого костей.
        Паук двигался по лесу довольно быстро, и мне приходилось сдерживать его, что бы умертвия не отстали.
        После того случая конные разъезды увеличили на десяток человек каждый и к тому же, снабдили амулетами средней силы. О последнем я узнал при следующем нападении, когда после спада пелены все солдаты, в отличие от своих лошадей остались целы. Тогда в дело пришлось вступать умертвиям и моему драургу, которые впрочем, справились без потерь. После той стычки мой отряд обзавёлся трофейными амулетами, и несколькими арбалетами которые нашлись у солдат. Тогда я сделал паука и своему драургу, который до того момента передвигался пешком.
        Потом наступило воскресенье, и я отправил драурга за своим жалованьем, которое сегодня на условленное место должен был привести гонец Фергуса. Пока драурга не было, я продумывал следующее нападение. Дело в том, что мне захотелось сделать, что то эдакое, возможно это было просто мальчишеством, но вскоре у меня созрел план. Следуя которому, мой отряд открыто прибудет в какую-нибудь деревеньку и я потребую выделить продовольствие для армии графа Лукотса, а в случае сопротивления просто форменно ограблю их. У моих созданий уже была форма солдат графа, осталось подобрать офицерскую форму для меня. Достать её было нетрудно, почти в каждом разъезде были офицеры. Дождавшись пока драург вернётся с жалованием, мы приступили к делу.
        Нападение прошло точно по плану, драург точным выстрелом в голову свалил офицера, десяток солдат тёмной плетью свалил я. Это заклинание было просто некро-энергией оформленной в виде плети, существовало оно около минуты, за которую я умудрился свалить десяток врагов, при этом пробив их амулеты, но полностью исчерпав свой резерв. И тут произошло неожиданное. Один из вражеских бойцов буквально размазался в воздухе, превратившись в вихрь из смертоносной стали. Вся сила умертвий не могла ничего сделать, воин просто не давал им коснуться себя. Пока я собирал энергию из окружающего пространства, он успел убить уже пятерых моих солдат. Когда силы стало достаточно на создание стрелы смерти, то у ног врага лежало уже семь тел моих созданий.
        Стрела смерти, была заклинанием точечного типа действия, она могла пробить защиту среднего амулета, особо не истощившись. Но мой выбор пал на неё из-за большой скорости, с которой она летела в цель и, следовательно, от неё было почти невозможно уклониться. Уже создав заклинание, увидел как с арбалета драурга срывается болт, который буквально в сантиметрах от цели был отбит клинком мастера меча. В том, что это мастер сомнения уже пропали. Именно этот момент был выбран мною для нападения. С моих рук сорвалась стрела которая летела почти в несколько раз быстрее чем болт из арбалета. Вот стрела достигает цели и стальной вихрь разваливается, позволяя увидеть нам столь опасного противника. Из его груди толчками вытекала кровь, она же появилась на его губах, скорее всего моя стрела пробила ему лёгкое. Подняв взгляд от раны, наткнулся на взгляд Мастера в котором застыла почти детская обида, только теперь заметил что мечник был очень молод, скорей всего старше меня лет на пять. Увидел, как один из умертвий замахивается на него мечом, но успел остановить мёртвого война и передать приказ о неприкосновенности
война остальным своим существам. Не подумайте только, что во мне проснулось человеколюбие, просто нельзя было испортить столь хороший материал, он мне ещё пригодится. Клин солдат, на острие которого стоял мечник распался на одиночные схватки, в которых у обычных людей не было никаких шансов. Вскоре всё было законченно, оглядев взглядом поле боя, начал подсчёт потерь. От мечника пало всего девять умертвий, и от клинков солдат погибло ещё двое. Итого, я потерял одиннадцать умертвий, что составляет половину моего отряда. Но появилась возможность создать драурга, который будет мастером меча. Но проблема заключалась в том, что энергии на его создание, совсем чуть-чуть, но всё же не хватало, тут в мою голову пришла мысль. После которой я назвал себя критином, в этом сражении уцелели несколько лошадей, так как массовых плетений не было. Приказав драургу убить лошадей, сам приступил к созданию заклинания. Оно было не таким уж и сложным, всего около восьмидесяти различных блоков, отвечающих каждый за своё действие. Пронаблюдав, как руна первостихии вытягивает энергию из пространства, послал своё плетение в
цель. Плетение начало свою работу, и конечности трупа зашевелились и через минуту передо мной стоял готовый к бою драург. Задал ему пару вопросов. Получил ответы, заставившие меня грязно ругаться. Мастером меча оказался племянник графа Лукотса, его с малолетства учили владению холодным оружием. Он совсем недавно получил ранг мастера меча, и сразу же упросил своего дядю включить его в состав конного разъезда, добившись согласия, он был просто счастлив, в его голове ещё блуждали мысли о подвигах и героях. А что более благородное можно сделать, как не победить злобного разбойника, обладающего каким-то артефактом. Последнее предложение меня порадовало, значит, они считают меня обычным человеком, которому Фергус выдал какой то артефакт. Это заблуждение было мне весьма на руку. Ведь только оно сдерживало графа от более решительных действий.
        Так, хватит размышлений,  - сказал я сам себе. Требуется взять то, для чего всё это затевалось. Драурги быстро сняли одежду с убитого, после чего мы удалились в лес, оставив за собой трупы не только врагов, но и своих убитых. Мне было интересно посмотреть, как отреагирует граф на то, что его разъезды, уничтожают носящие форму его же войск.
        Передохнув день, я всё же решился на свою авантюру. Надев уже выстиранную, кем то из драургов, форму, и подождав пока драурги приведут в надлежащий вид умертвий, неспособных сделать это самостоятельно. Мы выдвинулись в путь.
        Глава 9

        Деревню выбрали почти на противоположном краю, от границы с графством Фергуса, так как здесь не должно было быть солдат Лукотса.
        Но не все мечты сбываются, сначала всё было хорошо. Пауков оставили в лесу, а сами отправились к деревне. Мы спокойно дошли до ворот поселения.
        - Кто такие?  - окрик раздался с наблюдательной вышки.
        Так как для себя я выбрал роль спесивого офицера, то решил не выбиваться из образа.
        - Ты что башка тупая, не узнал солдат доблестных солдат графа Лукотса?  - мой крик был довольно злым.
        В ответ раздалось какое-то неясное бурчание, но ворота вскоре распахнулись, пропуская нас внутрь.
        - Вы что, отстали от сборщиков?  - набравшись смелости, спросил один из парней, которые открывали ворота.
        Никто не узнает, чего мне стоило удержать свои эмоции под контролем. Новый план начал выстраиваться на ходу.
        - Вы прежде их, когда-либо видели?  - спросил я резко обернувшись.
        - Да,  - как-то неуверенно ответил один из парней,  - они каждую неделю приезжают.
        Мой план развалился, так и не успев полностью сформироваться. Мне в голову приходило лишь два возможных варианта событий, либо мы сейчас драпаем со всех ног, либо придётся вступать в бой. Но первый вариант тут же отпал, так как за нашими спинами закрылись ворота.
        - Где они сейчас?  - спрашиваю одного из привратников.
        - В доме старосты,  - со злостью прошипел один из них и показал рукой направление.
        Не понимая причин злости, поднял взгляд на парня и столкнулся с его ответным взглядом, в нём смешались все чувства, горе, злость, ненависть. Стало понятно, что он готов сейчас на меня бросится с кулаками, и тогда не понимая, зачем я это делаю, я просто подмигнул ему, улыбнувшись лишь уголком рта. После этого, развернулся и зашагал в направлении дома старосты, ещё на подходе я понял, что мой первоначальный план был полным бредом, так как солдаты графа Лукотса и сами грабили крестьян. Выйдя на площадь, увидел, как пьяная солдатня вытаскивает из ближайших домов всё ценное, а по раздававшимся в домах крикам, понял, что солдаты не только грабят, но и насилуют. От такой картины во мне заворочалось, что-то такое чего я сам немного испугался, это была злость, нет даже скорей ярость. И не обычное чувство, возникающее у нас довольно часто в повседневной жизни, а первозданная ярость, когда понимаешь, что сейчас будешь рвать врагов на части, и тебя никто не остановит.
        - Убить всех, держащих в руках оружие,  - прошипел я сквозь зубы, и голос мой был похож на шипение ящера. Но через секунду понял, что сделал глупость, так как умертвия не понимают речи, пришлось продублировать им мысленно. Краем сознания, заметил что-то странное, в умертвиях поселилась часть моей ярости. Но тогда мне было не до размышлений, тогда я жаждал убивать. И я кинулся вслед за своими солдатами. Дальше всё виделось через красную пелену ярости, застилавшую мне глаза. Вот я ногой выбиваю какую-то дверь и вламываюсь в дом. Картина, увиденная там, ещё сильней разожгла пламя ярости. Трое солдат прижали к стене девушку лет шестнадцати и по очереди насиловали её, один из солдат развернувшись на шум, встретился со мной взглядом. Не знаю что он там увидел, но это мигом выбило весь хмель из его головы и он, закричав что то бросился к сваленному на столе оружию. Мой удар нагнал его, когда он уже схватился за рукоять своего клинка. Меч рассёк незащищённую плоть, как нож рассекает масло, солдат упал на пол, буквально перерубленный пополам. Двое других солдат обернувшиеся на крик своего товарища не
успели даже понять, что происходит, два моих удара и их безжизненные тела валятся на пол, заливая его кровью. Девушка стоит, не понимая происходящего, на её глазах сейчас только что один офицер графа Лукотса зарубил троих солдат этого же графа. Но мне было всё равно, о чём она думала, ярость ещё не прошла. Выйдя из дома, услышал как раздаются крики из соседних домов, но моих солдат было не так много что бы зачистить разом все дома и из некоторых домов начали вываливаться солдаты противника. Они вращали головами, явно не понимая, что происходит, но и в этом быдле нашелся, кто то опытный кто начал собирать солдат в один отряд, именно его я и выбрал своей целью. Не добегая метров двадцати до отряда врага вызвал тёмную плеть, которой начал убивать солдат, большинство которых выметнулось на улицу буквально полуголыми, естественно что амулетов у них при себе не оказалось, что сильно облегчило мне работу. Всего пол минуты мне понадобилось на то, чтобы все солдаты оказались лежащими на земле, их тела начинали стремительно чернеть.
        Крики из домов начали стихать. Я видел, как драург мечник вылетел из одного дома, и тут же влетел в соседний, на каждый дом у него уходило не больше минуты. Моя ярость ушла, оставив вместо себя пустоту. Просто стоял и смотрел, как мои солдаты зачищают один дом за другим.
        Через полчаса всё было закончено, мои создания начали выходить на площадь и подходить ко мне. За прошедшие пол часа я успел удобно расположиться на куче добра которое вытащили солдаты Лукотса. Ничего особо ценного для себя я не нашёл, ну кроме денег, единственное что меня заинтересовало так это посох, он был довольно стар. Меня в принципе заинтересовал не сам посох, сколько то почему я ещё не сделал себе подобный накопитель. В посохе, который был мне по грудь, могла заключаться энергия почти пятидесяти смертей, что хватит на поднятие двадцати умертвий, ну или одного драурга. Что было очень даже неплохо и превышало мой резерв более чем в пять раз. Сейчас с помощью своего резерва я смог бы поднять всего трёх умертвий. Тут я вспомнил о том что вокруг разлита куча энергии, и начал её собирать. Когда мой резерв наполнился, то я начал сливать его в посох и заново наполнять его. Конечно, можно было бы сразу сливать её в посох, но так я бы упустил возможность хоть немного, но развить свой резерв.
        Когда в пространстве не осталось даже капли некроэнергии, прервал своё занятие. Резерв посоха заполнился немногим больше чем на половину. То есть солдат было примерно тридцать.
        - Сколько всего было солдат противника?  - спросил я, у Гурда.
        - Тридцать семь,  - лаконично ответил тот.
        Ага, я немного просчитался с резервом посоха, получается, что он может содержать энергию почти семидесяти смертей, что очень даже хорошо, так как этого хватит на одного драурга и ещё десяток умертвий, ну или на пятьдесят гончих. Хотя такое количество я контролировать не смогу. Теперь можно использовать мощные заклинания, на которые раньше не хватало манны.
        Обдумав ситуацию, понял, что из деревни надо уходить. Через день или два сюда, для выяснения пропажи сборщиков, нагрянет большой отря, с которым встречаться мне совершенно не хотелось. Ну и ладно, денег почти на золотой набрал, для начала неплохо.
        Через полчаса мой отряд покинул деревню. Я понимал, что деревня скорее всего обречена, узнав об произошедшем здесь, солдаты Лукотса скорее всего сравняют поселение с землёй и виноват в этом буду я. Но это война, и рисковать собой из за спасения крестьян я не намерен. Понимаю что мои суждения эгоистичны, но мне нужно хоть какое-то оправдание. Во мне сражались ещё немного наивный парень и некромант многое повидавший и не раз битый жизнью. Исход этой борьбы был ясен и я всё дальше удалялся от той деревни. Во всех этих переживаниях чуть не забыл про пауков, спрятанных в лесу.
        Шли мы до ночи, лишь ближе к полночи приказал разбить лагерь. Умертвия насобирали веток на импровизированную постель мне и драургам, которые в отличие от умертвий ценили комфорт.


        Ночь прошла ужасно, мне снились битвы, трупы, видения применения мощных заклинаний. В общем, ничего приятного.
        Проснулся раздражительный и злой, в голове мелькали кандидатуры на место жертвы. Как ни странно первым был Фергус, со своей долбанной чистой победой, вторым был Лукотс, который ни как не хочет проигрывать.
        Тот день прошёл вполне спокойно, я отдыхал от прошедшего дня, послал драургов на пауках следить за дорогой, которая была всего в двухстах метрах от нас. Первого поставил выше по дороге примерно на километр, а второго на полкилометра дальше по дороге, ведущей к той злополучной деревне. Ночь тоже была спокойной, меня не мучали кошмары, что само по себе было уже хорошо. «Как затишье перед бурей» проскользнула у меня мысль. Видно она оказалась пророческой. Ближе к полудню от драурга, оставленного выше по дороге пришла мысль о том, что по дороге скачет одинокий всадник в форме солдата графа Лукотса. Первой мыслью было просто убить его, но потом пришла мысль, что это может быть гонец. Так и оказалось. Всё прошло гладко, мы перегородили ему путь. Он остановился, не доезжая до нас около двадцати метров.
        - Солдаты, графом Лукотсом объявлен всеобщий сбор войск, около деревушки Болотная Гать, что граничит с землями бесчестного графа Фергуса. Говорят, предстоит решающее сражение.  - сказал он мне, немного приблизившись.
        Поняв, что больше он ничего не скажет, я выстрелил в него стрелой смерти. Он успел заметить приближающуюся смерть, и на его молодом лице проявилось чётко видимое удивление. Наивный был паренёк, подумал я, не задумался над тем, что он старше меня лет на семь. Память некроманта сильно изменила моё мышление.
        Жаль материалов на паука не хватит, а то у меня второй драург всё пешком ходит. Впитав всю некроэнергию, отправил её в посох, как и половину моего резерва. В последнее время скорость увеличения моего запаса Сил изрядно уменьшилась, что было странно, так как у некроманта к этому моменту резерва хватало на создание почти пятнадцати умертвий. Видно дар сильно деградировал за почти двести лет существования без материальной оболочки.
        Поняв, что думаю совершенно не о том, о чём надо, я переключил свои мысли на нужный лад. Передо мной стоял извечный вопрос, что делать? В битве учувствовать как то не охота, но после неё там будет целая куча некроэнергии. Решено придётся оставить где-нибудь в лесу своих умертвий вместе с пауками, а самому и драургам выдвигаться к замку Фергуса, хотя нет. Умертвий с пауками оставлю тоже где-нибудь на территории Фергуса, вдруг возникнет надобность в них, а они окажутся слишком далеко. В итоге решил отправляться к Фергусу вместе с драургами, а остальных где-нибудь по пути спрячу.
        Откладывать на долго это не стал, и через пол часа весь мой отряд уже двигался в направлении, границы с землями Фергуса. До пограничной реки добрались лишь поздней ночью, быстренько преодолели мост. До которого пришлось тащиться никак не меньше часа, мы бы и так преодолели если бы не умертвия, которые, как и прочая нежить, не обладающая развитым рассудком, не боялись бы текущей воды. Причин такой боязни не знал никто, но, тем не менее, даже мне не удалось заставить их преодолеть этот страх. Пришлось идти до моста.
        Преодолев его, мы зашли подальше в лес, где и разбили лагерь. Умертвия нарубили веток для моей лежанки и я позволил себе расслабиться, ни о чём не думая. Долго так лежать не получилось, вскоре я заснул. Всё-таки столь долгий переход верхом довольно утомляет, и даже то, что седло было удобным, не спасло меня от синяка, набитого об твёрдое седло.
        Проснулся рано, разбудив драургов, дал приказ на отправку.
        Дальше шли мы втроём. Путь, на который тогда у нас ушёл один день, пешем ходом занял почти два с половиной. К тому же у нас кончились припасы, и одному из драургов приходилось ходить на охоту, но всё проходит, так прошли и эти два дня. По прошествии, которых мы увидели стены знакомого города.
        Глава 10

        Опять остро встал вопрос, что делать? Идти на прямую сразу к графу, было верхом глупости, так как меня, скорее всего, просто не пустят, а во вторых этим поступком я разрушил бы всю легенду, о том, как граф прогнал ужасного некроманта. В ходе долгих размышлений, решил направится в таверну, ведь там сейчас должны собраться наёмники всех мастей. По пути в таверну, окончательно уверился в своих предположениях, по всему городу сновали вооружённые наёмники, прибывшие сюда ради выгодного найма. Путь до таверны я приметил ещё в прошлое посещение замка. Вот показалось здание таверны, как ни странно пьяных воплей слышно не было, скорее всего, там сейчас остались лишь наёмники ещё не заключившие найм на службу. Уже подходя к таверне я опомнился, владелиц заведения может меня узнать и не только по лицу, но и по одежде. Сначала хотел накинуть на себя личину, но подумав отказался от этой идеи, дело было в том что долго продержать её я не смогу. Пришлось идти на рынок, где купил себе кожаную куртку, такие же штаны и ботинки. Всё выбрал чёрного цвета, так как на нём не так видно грязь. Уже хотел было отойти от
прилавка и искать себе какую-нибудь маску, как мой взгляд зацепился за торговца. Он с удивлением косился мне за спину, обернувшись, понял причину его поведения. «Вот же идиот» - подумал я оглядывая своих драургов, наряженных в форму солдат графа Лукотса, причём на мечнике, которого кстати звали Фердом, на против сердца зияла дыра в доспехах. Пришлось покупать вещи и своим солдатам, старое обмундирование оставили торговцу, за это он скинул нам почти пять серебряников, из общей суммы в тридцать монет серебром. Потом ещё около часа, искал маски себе и драургам, им кстати они тоже были нужны. Так как Гурда здесь видели вместе со мной, а Ферда могли узнать, так как он был племянником Лукотса. Маски как не сложно догадаться, выбрал кожаные и чёрного цвета. Они обошлись нам в три серебряных монеты. Возвращаясь к таверне, мы представляли собой три укутанные с ног до головы в чёрную кожу фигуры, вооружённые мечами. В принципе от большинства наёмников мы отличались лишь тем, что носили маски, скрывающие наши лица. Войдя в таверну, столкнулся с ещё одной проблемой, все столы оказались заняты разношёрстными
компаниями наймитов. Вспомнив встречу с графом Фергусом, перешёл на истинное зрение, мой взгляд сразу же прикипел к трём барышням. Дело было в том, что они все были магами, причём не слабыми. Так как я не хотел, что бы меня опознали пришлось сразу же накинуть на себя и драургов плетение маскировки. Теперь при взгляде на нас истинным зрением, можно было увидеть лишь ауры обычных людей. Слава богу это плетение было довольно мало затратным и с нынешними моими силами я мог продержать его хоть бесконечно, так как моя сила могла восполняться даже быстрей чем уходила. Но настало время решать проблему с нашим месторасположением. Выход был лишь один, все столы кроме того который занимали эти три магини были просто забиты битком, и к тому же у меня в голове уже созрел план, как мне не скучать этой ночью. С решительным видом я направился к их столику, хотя нет скорее столу, так как за ним могли бы расположится человек десять. Подойдя к столу, небрежным движением отодвинул стул, и уже усевшись на него спросил:
        - Вы позволите?  - голос мой был полон интереса к их ответу, но всем своим видом я показывал, что их ответ для меня не важен. Дамы подняли свои лица от тарелок с едой, и я обомлел. Дело было в том, что человеком являлась лишь одна из них, остальные были эльфийками. Эльфы обитали на далёком острове посреди океана, и покидали они его довольно редко. Если бы не память некроманта, сразу бы и не понял, что предо мною представительницы лесного народа. Ну, подумаешь красивые лица и чуть заострённые ушки, мало ли чего у людей бывает? Но некромант встречался с эльфами, что дало мне шанс опознать в этих девушках представительниц этого интересного народа. Но так же в памяти некроманта обнаружились и воспоминания о ночах, проведённых с эльфийками, что сразу же притушило огонёк моего восхищения их красотой. Дело было в том, что в постели женщины этого народа были холодны как лёд, в них не было страсти, лишь желание успокоить свои инстинкты. Так что моё внимание переключилось на оставшуюся девушку, она лучезарно мне улыбнулась, и я понял, что сегодня не мой день. Дело было в том, что она принадлежала к расе
вампиров, которыми с детства меня пугали родители. А вампирша всё так же мило улыбаясь, ответила:
        - Нет не позволим,  - после чего она вернулась обратно к своей еде, скорее всего она посчитала что эта демонстрация должна была напугать меня до мокрых штанов. Нет я конечно немного струхнул, но страха во мне не было, это чувство очень ослабло, после всего того как пережил моменты из памяти некроманта.
        - Я настаиваю, как же столь прекрасные дамы останутся без кавалеров - во мне явно проснулась память некроманта. После моих слов драурги присели по бокам от меня, они ожидали окончания разговора для того что бы приняться за обольщение кого-нибудь из этих девиц. Они же чувствовали наслаждение от соития с женщиной и, следовательно стремились к нему, как к одному из лучших ощущений.
        - Дамам не нужны столь хлипкие ухажёры,  - сарказма в голосе вампирши было хоть отбавляй. Она явно была главной в этой группе, так как эльфийки молча ожидали окончания разговора.
        - Может, проверим, друг друга на хлипкость в других условиях?  - весьма двусмысленно сказал я.
        - Конечно,  - всё так же улыбаясь, ответила она. От немедленной смерти меня спас лишь меч Ферда, который без труда отбил брошенный в меня кинжал, который обиженно звякнув, воткнулся рядом с головой трактирщика, тем самым привлекая к нам всеобщее внимание.
        - Девушка ваш последний жест был немного не вежлив,  - голос Ферда была полон не скрытой насмешки.
        Ошарашенная вампирша молча взирала на свой кинжал торчащий над головой, медленно оседающего на пол и трясущегося от страха трактирщика.
        - Ваши извинения леди,  - решил не отставать Гурд.
        - По легче с дамой, у неё видимо не было подходящего образования,  - Ферд видимо не хотел отступать.
        Я поднял в верх руку, останавливая готовое начаться соревнование в подколках над растерявшейся от такого напора вампиршей. У неё в глазах уже начали разгораться огоньки ярости, от применения магии её удержала лишь рука одной из эльфиек, несильно сжавшая её руку поближе к запястью.
        - Эх, кто вас учил галантному обхождению с дамой?  - подала свой красивый голосок одна из эльфиек.
        - Видимо тот же, кто учил вас метать ножи,  - не думая ни мгновения ответил Ферд.
        В конце концов, эту пикировку прервал я:
        - Может всё таки представитесь, а то мы уже почти час мило беседуем, даже не зная имён друг друга, меня например, зовут Дик, это Гурд, это Ферд, поочерёдно представил я драургов, те изящно поклонились.
        В ответ на мою реплику прозвучали имена этих прелестниц. Вампришу звали Викаэль, а эльфиек Мириэль и Алинэль. В принципе мне были безразличны их имена, и они мне были нужны для весьма определённой цели. Вскоре одна из задач решилась, к нам за столик подсел наниматель и дальше начался форменный торг. Я и драурги нанялись почти за двадцать серебряных в день, всё таки цена услуг мастера меча была довольно высока. Заключив контракт, он сказал, что общий сбор войск состоится через два дня на поле недалеко от замка.
        Дальше он переключил своё внимание на девушек, которые сидели на другой стороне стола. Они заключили контракт на сумму в полторы золотых в день, после оглашения конечной суммы я медленно выпал в осадок, понимая на какую сумму граф меня нагрел… Получается, мне платили как обычному наёмнику. В душе начала разгораться злость и пришлось успокаивать себя и отказываться от видений, как мой отряд ночью перережем весь замок а графа вздёргиваем на верхушке донжона. Отказавшись от столь заманчивых перспектив, задумался, где можно переночевать эти пару дней? В постоялых дворах все номера уже давно заняты, а шляться по городу и напрашиваться к горожанам не хотелось. Ничего так и не придумав, вернулся в реальность и понял что драурги уже решили эту проблему за меня.
        - А где на данный момент проживают столь прекрасные леди?  - как бы в невзначай спросил Ферд.
        - А мы снимаем маленький уютный домик на краю города,  - ответила эльфийка сидящая напротив него. Обведя взором девушек, понял, что мне в отличие от драургов сегодня ночью может ничего не перепасть. Так как эльфийки уже остановили свой выбор на драургах, а Викаэль явно не желала позабавиться сегодня ночью. Пришлось вступать в их совместную пикировку. Дальнейшее не имеет смысла описывать. Мы пошли гулять по вечернему городу, дошли до их дома, они пригласили нас на ужин, дальше всё развивалось как по колее, стоит лишь сказать, что вампирша и в самом деле в постели была просто огонь.
        Придавались утехам мы довольно долго и из их домика вышли лишь ближе к обеду, за прошедшую ночь мы явно не отдохнули. Хотя по драургам с их нечеловеческой выносливостью этого сказать было нельзя.
        Весь день мы бессмысленно прошатались по городу, единственным полезным приобретением можно посчитать длинный резной посох, окованный по краям железом. Его я выбрал как накопитель некроэнергии, которой в битве будет просто огромное количество. Вечером мы вернулись в дом к девушкам и продолжили веселье.
        Вот настал день общего сбора войск.
        На место сбора мы выдвинулись совместно с девушками. На поле собралась целая толпа народу. Справа ровными рядами стояло почти пять сотен гвардейцев графа, в центре находились почти две сотни тяжёлой конницы. Справа стояли неорганизованной толпой наёмники, которых было почти две сотни. Сзади войск расположилась сотня лучников и почти десяток магов. К которым направились и наши девушки, мы же направились к наёмникам, среди которых уже начали наводить порядок офицеры Фергуса. Мы успели как раз к концу построения и началу опроса присутствующих, всех кто присутствовал, отмечали в списке, по которому потом платили плату.
        Когда закончилась эта процедура, к войскам вышел сам Фергус, он сказал речь, которая на меня, как впрочем, и на остальных наёмников, не произвела впечатления.
        Её основной смысл был в том, что завтра на рассвете выдвигаемся на поле финальной битвы. После речи все просто разошлись, я так и не понял, зачем вообще нужно было это сборище.
        Вечер прошёл в подготовке к походу, мы точили оружие и заготавливали провизию. Ночью опять было не до сна. Утром, придя на то же поле, увидел ту же картину, толпа наёмников и ровные ряды солдат. Через полчаса показался Фергус, после чего войска построили в колону и мы двинулись в путь.
        Глава 11

        Начало похода было ужасным, мы шли буквально толпой и тем более находились позади колонны, следовательно, глотали пыль поднимаемую впередиидущими. К тому же наёмники видно вчера весело провели время, сегодня от них прямо пёрло перегаром к тому же пахли они не очень, в отличии от меня, любящего помыться.
        Топали мы до обеда, потом был короткий отдых, и опять в путь. Слава богу, дышать стало по легче, так как дорога была через лес и вокруг не было пыли. Хоть это и не улучшило общественного настроения. Вскоре начались редкие пока потасовки, не избежал этого и я. Огромным мужиком я не выглядел, и этим видимо решили воспользоваться.
        - Эй сопля,  - услышал я позади себя, но не обратил внимания на эту фразу.
        - Ты что не слышишь меня, я тебе говорю,  - тут на моё плечо упала тяжёлая ладонь, стало понятно, что без неприятностей не обойтись,  - эй задохлик, ты видимо меня не понял, когда я разговариваю с тобой ты должен ползать на коленях и молить меня о снисхождении,  - сказал мужик явно желая развлечься дракой или унижением слабого. Он дёрнул меня за плечо, от чего меня развернуло к нему лицом. И тут меня обуяла злость, мной овладело желание поиздеваться над ним. Нагло уставившись ему в глаза, я постарался придать своему голосу побольше шипящих ноток и сказал:
        - На колени червь, когда я к тебе обращаюсь, ты должен молить меня о пощщщщаде,  - на последнем слове голос буквально сорвался на шипение, но оно имело довольно угрожающий оттенок. Вместе со словами я направил маленький щуп некроэнергии к его сердцу, от чего он заметно побледнел лицом, вскоре его ноги подогнулись, и он буквально упал на колени. Не став дожидаться дальнейшего развития событий, спокойно пошёл дальше, ловя на себе изумлённые взгляды обходящих, всё ещё стоящего на коленях мужика, людей.
        - Теперь тебя начнут опасаться,  - раздался прямо над ухом шёпот Ферда. Отмахнувшись от его слов, не стал размениваться на разговоры.
        Вскоре раздался приказ становиться на ночлег и разбивать лагерь. Вся работа досталась наёмникам, Фергус решил не нагружать своих людей. Я с драургами носил хворост для костров, слава богу, нас не поставили в ночной караул и мы смогли нормально поспать. Пробуждение было неожиданно приятным, не смотря на все мои опасения ничего не болело после столь долгого перехода, даже выспался я нормально, так что с утра я встал довольно весёлый.
        Не стоит говорить, что у остальных не всё было так прекрасно и на меня, делающего зарядку, многие недоброжелательно косились. Рядом со мной разминался Ферд, смотря на его движения, я молча завидовал, вот бы мне так. Тут в мою голову пришла дельная мысль, ведь у нас есть мысленный канал, по которому я могу передавать ему информацию, так почему бы не попробовать забрать его знания себе.
        Через час я ничем не отличался от других, злых наёмников, нет, всё прошло просто отлично и теперь у меня в черепушке были все нужные знания. Но разозлило меня не это, а то что я понял, с таким физическим развитием как у меня, не получится повторить и десятой части из того что мог Ферд. Все мои мечты о мастерстве свалившимся на меня с неба пошли прахом, я не стал мастером меча. Можно сказать, что я стал теоретическим мастером меча, так как знал теорию всех действий, но вот до практики мне было довольно далеко. Но я не отчаялся и решил в свободное время самосовершенствоваться.
        До обеда мы дошли до поля финальной битвы, как я узнал у одного болтливого наёмника, графы договорились о месте провидения этой битвы заранее. Правда не понимаю, как такое возможно. Вообще всё вокруг было похоже на какое-то представление. Создавалось впечатление, что графы как маленькие дети сначала обговорили все условия игры, а уже потом играют в неё по предначертанному сценарию.
        К вечеру на поле появилась армия противника, она спокойно расположилась примерно в километре от наших позиций. По наёмникам было видно, что их как и меня, напрягает некая театральность этих действий. Все ожидали неприятностей, ночной вылазки там или лихого налёта лёгкой конницы, но, не смотря на все эти ожидания ничего не происходило. Ночь прошла спокойно.
        Утром был сбор войск и их построение напротив друг друга. Граф в своей излюбленной манере опять начал речь том, что сегодня состоится решающая битва, битва эта будет благородной и в ней победит сильнейший. Обмолвился он и о том, что в этой битве всё будут решать только сталь и мужество, а о победившем будут слагать баллады, легенды и прочую чушь.
        В общем, о ситуации, у меня сложилось такое мнение, графы давно выжили из ума и что бы решить свои разногласия раз и навсегда они решили не устраивать долгих и изнуряющих для обоих графств войн, а решить всё одной битвой, в которой победит сильнейший. Ему и достанется графство проигравшего. В общем, всё моё мнение о Фергусе как о прагматичном и умном человеке просто испарились, передо мной предстал образ юного мальчишки начитавшегося рыцарских романов и грезящего о славе. Видно его не смогли изменить ни годы, не раз увиденная кровь.
        Прогудел рожок. Армии двинулись на встречу друг другу, я шёл в седьмом ряду и мне было довольно трудно разглядеть, что творится впереди. Вскоре мы постепенно перешли на бег, кто-то сзади крикнул что до столкновения меньше минуты, эта минута показалась мне самой долгой в моей не такой уж и длинной жизни. Пока я бежал, то вся эта затея с маскарадом под наёмников не казалась мне такой уж заманчивой. Кажется, только сейчас я понял, что могу умереть, что сейчас могут быть последние секунды в моей жизни. На моё плечо успокаивающе легла рука Ферда, в ответ получившего благодарный клинок. Хотел сказать ещё что-то, но тут наконец армии столкнулись. У нас не было сомкнутого плотного строя, так что никакой давки в принципе не было. Было смешение двух армий, вскоре волна врагов достигла и меня. Раз и мой меч распарывает бок бородатому крепышу, замахивающемуся на Гурда справа от меня. Дальше была резня, я определял врагов лишь по направлению движения. Не знаю, может среди солдат графов была и другая картина, может быть там были сплочённые строи солдат, державших строй. Но у нас всё было по-другому, мы
столкнулись с такими же наемниками, как и мы сами. Несколько раз я был на грани смерти, первый случай был, когда мой меч застрял меж пластин, лёгких на первый взгляд, доспехов, над моей головой уже поднимался вражеский меч, когда мне на помощь пришёл Ферд. Второй случай был, когда я споткнулся на чьих то кишках и от смерти меня спас, какой то лучник, поразивший замахивающегося надо мной наёмника. Очень быстро скорость спала, мы продвигались уже тихим шагом, беспрестанно орудуя оружием. Знания, взятые у Ферда всё равно помогли мне, я знал, как лучше принять удар врага на своё оружие, при этом не отсушив себе руку, а если очень повезет, то отсушить её врагу. Всё шло хорошо даже слишком, вот я замахиваюсь над врагом, который повернулся ко мне боком что бы добить кого то упавшего наземь, мой меч рассекает спину врага, попутно разрубая позвоночник, как в то же мгновение мой бок пронзает страшная боль. Руки судорожно прижимаются к животу, задев при этом болт, торчащий оттуда, тем самым усиливая боль до немыслимого предела. Глаза застилает красноватая пелена и в глубинах моей души начинает просыпаться
Ярость. Дальше опять всё как в тумане, вот я подхватываю, чей то топор и начинаю крутить его с огромной скоростью, вот отлетает чья-то рука срубленная почти у локтя. Ярость начинает стихать лишь, когда понимаю что врагов не осталось, обозреваю поле боя взглядом и замечаю, что солдаты ещё сражаются, ярость вновь начинает закипать во мне, но уже ничего не могу сделать. Меня накрывает истощение и последние силы уходят на то чтобы не упасть, а спокойно сесть, на чей то труп. Я уже плохо соображаю, вот ко мне подбегает Ферд, его рот беззвучно открывается он что то кричит мне понимаю я, тут его рука, лежащая на болту резко дергается, выдёргивая этот стальной подарок, и мне скручивают приступы сильнейшей боли. Перед потерей сознания я успеваю набросить на себя плетение регенерации.
        Пробуждение не было приятным, живот немного побаливал, но боль была терпимой. Подняться мне помогли драурги. Первое, что я сделал - это огляделся, я находился метрах в двадцати от места, где случилось побоище. Пощупав свой живот я понял, что рана уже закрылась. Но на всякий случай повторил плетение регенерации, к сожалению, оно было единственным целебным плетением в моём арсенале. Постояв немного, и дождавшись когда боль утихнет, я уточнил у Ферда, сможет ли он опознать среди павших мастеров меча, ответ оказался положительным. Оказывается, все мастера меча делают себе тату на правой стороне груди, тату изображает готовую к броску змею.
        В итоге поисков среди павших наёмников было обнаружено лишь три тела с такой татуировкой. Это меня разочаровало, так как энергии мне сейчас хватило бы на создание почти десяти драургов. Ну или на одного костяного голема, но я в отличие от того некроманта предпочитал разумную человекообразную нежить. В принципе можно было бы создать костяных магов, но полчаса уже прошло, так что дар убитых магов было уже не удержать в их телах.
        Следовало поторопиться с оживление драургов, так как даже срок их создания подходил к концу.
        Пока я оживлял этих троих мастеров, Гурд с Фердом искали других мастеров ужесреди погибших солдат обоих графов. Проведя поднятие этой троицы, я бросил на них плетение регенерации, и направился к Ферду, который махал мне рукой. Подойдя к нему, увидел лежащие в ряд двенадцать тел, в голове промелькнула мысль, что на всех энергии не хватит. Так и получилось, энергия кончилась на восьмом драурге. В голове промелькнул выход из этой ситуации и вот уже тринадцать моих драургов скользят среди тел павших и выискивая раненых солдат. Найденных тут же добивали, таким образом я наскрёб сил на поднятие ещё двух драургов и того получилось пятнадцать.
        Уже сидя, на каком-то из трупов, думал, что не зря отправился на сражение, так как вместо двух драургов у меня было теперь целых пятнадцать. Уже летая на седьмом небе от своих успехов, понял, что-то не так, в голове рождалась какая то странная дёргающая боль. Мой разум ещё не достаточно развит для контроля над таким количеством существ,  - отчётливо понял я. Тогда уже мучаясь от боли я оборвал связи с умертвиями, тем самым упокоив их, они всё равно мне теперь не нужны. Но боль не желала утихать, и я оборвал связи и с пауками, и только после этого боль отступила. Видно то, что драурги разумны, требует больших ресурсов мозга, в отличие от простых в контроле умертвий. Но боль ещё не исчезла до конца, тогда я оборвал связь с Гердом. В отличие от умертвий он может существовать и без контроля, так как является разумным существом. Взглядом найдя ошарашенного Герда, который явно понял что я даровал ему свободу. Кивнул ему в знак того что он свободен и может делать всё что захочет.
        После всей этой кутерьмы приказал драургам переодеться в форму наёмников, так как я не хотел что бы все знали об их сущности. Конечно, маги поймут это с лёгкостью, но остальные не должны понимать что происходит. Дождавшись пока драурги переоденутся, направился к остальным войскам, которые уже разбили лагерь в километре от поля битвы. Среди павших оказался и сам граф Лукотс.
        Весь следующий день ушёл на похороны павших, хоронили всех и своих и врагов. Фергусу не нужен был мор или какая-нибудь эпидемия на территории своего, заметно расширившегося графства.
        Лишь ближе к обеду армия победителей, которая изрядно поредела, двинулась в направлении замка бывшего графа Лукотса. В замок нас пропустили без проблем, все уже знали кто теперь победитель. Дальше был пир, где наёмники и солдаты сидели за одним огромным столом с Фергусом. После произношения праздной речи граф решил отлучиться от стола, именно этот момент я и выбрал для разговора с ним. Догнав графа с его телохранителями в каком то коридоре замка, откинул маску и улыбнувшись удивлённому Фергусу произнёс:
        - Здравствуйте дорогой граф, я тут кое-что узнал и я очень недоволен от того, что в начале нашего сотрудничества вы меня жестко обманули, сыграв на моей неопытности.
        - Это политика, мальчик,  - сказал он спокойно.
        - Меня не устраивает такая политика, я требую выплату в десять золотых,  - нагло заявил я.
        - У щенка прорезались зубки,  - сказал он, оскалившись,  - так значит, их надо выбить. После этих слов его телохранители метнулись вперед, но перед ними тут же возникли мои драурги.
        Противники были равны по мастерству, но что могут сделать четыре человека против четырнадцати, да и к тому же превосходящих их в силе? Вот именно, ничего, так что буквально через десяток секунд на полу коридора лежало четыре бездыханных тела. Граф испуганно пятился назад, он уже не был так уверен в своей победе глядя на четырёх мёртвых мастеров меча, буквально утыканных метательными ножами.
        - Мы же взрослые умные люди,  - начал говорить он немного оклемавшись,  - мы всегда можем найти выход из сложной ситуации. После этих слов он резко дёрнул рукой, отправляя в полёт какое то убойное заклинание, не учёл он лишь одного - скорость восприятия мастеров меча превышает скорость обычного человека. Вследствие этой ошибки, драурги не только успели отправить в полёт своё метательное оружие, но и успели убраться с траектории полёта заклинания и оно разбилось об мой, преждевременно выставленный щи. И мой щит в отличие от щита графа со своей задачей справился. Но поглотив при этом большую часть моего резерва. Быстренько обыскав тело графа, свалил все трофеи в мешок и со словами «Потом разберусь» кинул его одному из драургов.
        Дальше всё произошло довольно гладко, пройдя на конюшню, мы оседлали чьих-то лошадей и быстренько покинули замок через ворота, которые никто даже не охранял. Городские ворота так же были открыты и вскоре мы уже мчались по дороге на восток. Скача на лошади, размышлял над произошедшем, ведь я не хотел смерти графу, это было ошибкой из за которой мне теперь предстоит скрываться. Можно было бы поднять его в виде драурга, но у меня не хватит энергии, посох свой я потерял ещё при битве. Можно было бы зарезать пару гостей, но я всё же ещё не совсем стал некромантом и в моей душе остался ещё кусочек того наивного парнишки. Даже перспектива заиметь своего ручного графа не смогла перебить отвращение к ненужным смертям. Но отбросив мрачные мысли, решил, что буду решать проблемы по мере их возникновения.
        Глава 12

        Первым делом, что я сделал когда мы остановились на привал, так это стянул с себя эту гадкую маску. Конечно, ничего дурацкого в ней не было, но что бы носить маску нужна привычка, которой у меня нет. В беседе с людьми я по привычке использую мимику, что сильно облегчает понимание, а какая мимика под кожаной маской. В общем, у неё было много минусов и один лишь плюс, она не показывала моё лицо окружающим. К тому же, скорее всего нас будут искать именно по маскам, так как за последние две недели мы ни разу их не снимали. Маски отправились в огонь, так на всякий случай. Покушав, мы опять отправились в путь, держа направление на королевство Зингольд, оно было соседним с нашим королевством, которое, кстати, называлось Нерил.
        Там сейчас правил король Шелдин Третий, у которого имелся зуб на наш Нерил, он ни как не мог простить нашему королевству завоевание баронства Фюрст, которое было пересечением двух крупных торговых путей. Мои надежды заключались в том, что скорее всего там меня не найдут, а если и найдут, то местные власти будут не очень активно помогать в моей поимке.
        Правда нужно будет как-нибудь замаскироваться при пересечении границы, ну или обогнуть заставы.
        На второй день нашего бегства кончилась провизия, которую захватил с собой один из драургов. Пришлось с рассветом отправлять пяток драургов на охоту, в основном их добычей были олени. За один раз принесли аж двух, но что такое олень, когда надо прокормить пятнадцать ртов?
        Иногда когда добычи не попадалось, приходилось ехать голодными целый день и лишь под вечер отправлять их на охоту. Скорость отряда заметно упала, к тому же лошади тоже не воздухом питались, одному из созданий приходилось водить их на прокорм и за ночь они слава богу успевали наесться обычной травой, но ночные блуждания для них не проходили даром, они начали заметно тощать. И если мы ближайшие пару дней не выедем за пределы королевства или не заедем в какую-нибудь деревушку, то они падут прямо на ходу. Деревушки посещать не хотелось, так как наша компания всё равно была довольно приметной.
        Через два дня проблема с кормом решилась, нет, мы не пересекли границу королевства. Просто мы вышли к какому-то поселению, заходить в него мы не стали. Дождавшись ночи мы просто пробрались в деревушку и разошлись по сараям, где каждый из драургов нахапал столько соломы, сколько смог, и так же тихо мы выбрались из этого селения. Я бежал позади своего отряда и чуть ли не падал со смеха, представьте себе сами:
        Ночью четырнадцать мастеров меча под предводительством злобного некроманта пробрались в одну из приграничных деревушек и просто своровали кучу сена. При этих мыслях я поглядывал, как впереди бегут драурги, каждый из которых нёс пучок сена чуть ли не больше себя самого. Меня интересовал вопрос, как они видят куда ставить ноги, если перед их лицами находилась солома, оказалось что они на бегу изредка поворачивают корпус и смотрят себе дорогу.
        Откармливали лошадей мы почти три дня, к сожалению силы, они набирали намного медленней, чем теряли. Через три дня их внешний вид признался удовлетворительным, и мы продолжили свой путь. В тот же день пересекли и границу между королевствами, заставы расположенные в видимости друг от друга и больше напоминающие каменные миниатюрные замки мы обогнули, взяв почти на десять километров правее. Сведения о расположении и виде застав мне принёс один из драургов отправленный разведать путь вперёд.
        Оказавшись на территории королевства Зингольд, мы первым делом зашли в какой-то городок, где обменяли наших лошадей на свежих скакунов, изрядно приплатив при этом. Один день занял у нас отдых в трактире, всё было спокойно. Жизнь города текла размеренно, было заметно, что люди ни чем не озабочены. Мы заняли большинство номеров в одной из самых лучших гостиниц города.
        Когда уходили один из драургов отвлёк хозяина гостиницы, а второй в это время молниеносно срезал кошель с его пояса. Так мы вернули себе почти пол золотой монеты, всё-таки содержание пятнадцати человек дорого стоит, тем более в такой дорогой гостинице.
        Город мы покинули без проблем, да и вообще не какой погони стража и не задумывала. Точной цели не было, но направление взяли в район столицы. В саму столицу я не спешил, так как во первых там было нечего делать, а во вторых на проживание там требуется слишком много средств.
        Нашей целью был город Луц. Он был расположен в почти сотне километров от Мора, который являлся столицей. Но мой выбор лёг на него по другой причине. Луц был городом наёмников, там квотировалась Зингольдская Гильдия Наёмников, и уже во круг крепости которую она собой представляет, разросся город, который в последствии назвали Луц.
        К городу мы прибыли на третий день путешествия от приграничного города, то, что город военный было понятно с первого взгляда на его стены. Они были просто огромны, не меньше двадцати метров, что очень даже не мало. Башен не было, хотя надобность в них вряд ли была, при такой высоте стен. Всё равно их можно взять или только штурмом ворот, или подкопом. По тому, что остальные способы отпадают, хотя может быть кто-нибудь сможет собрать столь огромную осадную башню.
        Ворота вопреки моим ожиданиям были совсем небольшие, всего около трёх метров в высоту и около восьми в длину. На фоне такой стены эти ворота смотрелись, какой то мышиной норкой в монолитной стене дома. Я конечно понимал, что двадцатиметровых ворот не бывает, и что большие ворота слишком тяжелы для того что бы их постоянно двигать, да и вообще огромные ворота не выдержат никакие петли, но душа всё равно требовала ворота минимум с половину этой стены. В общем, все наши ожидания были разрушены, к воротам к тому же тянулась очередь из телег и фургонов. В очереди стоять не хотелось, к тому же у нас не было груза. В общем, мы проехали мимо телег и, заплатив стражнику входной налог, целую серебрушку, проникли в город.
        Первым делом зашли в не самую дорогую гостиницу, где сняли шесть номеров, один мне и остальные драургам. До вечера мы отдыхали, приводили себя в порядок, вечером мы посетили рынок, где прикупили себе недостающие детали амуниции, у меня, например плечевой ремешок на броне перетёрся, от чего та натирала мне предплечье. Купил себе и новый посох, взамен утерянного в битве. Драурги там всё перерыли, но так и не нашли его, даже эманации смерти отходящие от него я не почувствовал. Создавалось впечатление, что его кто то прикарманил, когда я был в отключке на поле боя.
        Новый посох был лучше старого, нет и резерв энергии и размер был идентичен, но мне понравился сам вид посоха. Сам посох был прямой и отполированный, а вот на конце имелся стальной набалдашник, в виде черепа в короне. Меня удивило, для чего он здесь. Ответ оказался прост, этот посох делали на заказ для одного некроманта, состоящего в гильдии, но он погиб в каком-то рейде, вот и выставили на продажу. Посох пришёлся мне по душе, и я даже расщедрился и купил одному из драургов новый доспех, старый слишком уж поизносился. Новый доспех как и старый был кожаным, всего у трёх драургов доспехи были металлическими. У одного были лёгкие латы, у другого чешуйчатая броня, а у третьего была двойная кольчуга, очень тонкого плетения, но с металлическими пластинами на груди и плечах. В общем, из пятнадцати человек серьёзная броня была только на двух драургах.
        Когда уже собирались идти обратно в гостиницу, я заметил оружейную лавку, не удержавшись мы ввалились в неё. Внутри была просто куча оружия, оно висело на стенах, лежало на столах и прилавках. Торговцем оказался старый жилистый мужчина. Он окинул нашу компанию цепким взглядом и недружелюбно спросил:
        - Что надо?  - голос у него оказался на удивление молодой, но низкий и глухой как боевой рог.
        - Мы вот оружием интересуемся,  - начал я, но был жёстко перебит.
        - Оружием не надо любоваться мальчик им надо убивать!  - едва ли не выкрикнул он, и я понял что мы натолкнулись на какого то психа.
        Как всегда, когда я слышу эти снисходительные слова мальчик, или сосунок меня начинает пробирать злость. Увидев мой, едва заметный, кивок один из драургов молниеносным движением извлёк свой меч из ножен и приставил его к шее старика.
        Он явно не ожидал от молодёжи, а среди нас только драург в латах выглядит мужиком, ничего подобного и заметно струхнул. Красное от гнева лицо стало бледным при взгляде на клинок, упирающийся ему в горло. В это время я, подойдя к нему почти в упор, поймал его взгляд и послав лёгкий импульс ментальной силы процедил:
        - А оно нам для этого и нужно, сссстаррррик,  - голос мой опять стал похожим на шипение ящера.
        Меч вернулся обратно в ножны, гнев начал затухать и я вновь взял под контроль эмоции. Блин что то неладное со мною твориться, слишком часто эмоции затмевают разум, надо больше времени уделять медитациям. Когда я вновь обратился к нему, мой голос был спокоен, никаких шипящих звуков.
        - Клинки у нас есть, а вот что ты можешь предложить для убийства из угла?  - мне хотелось увидеть что-нибудь интересное.
        Старик, тоже отошедший от шока, быстро кивнул и скрылся за прилавком. Вскоре он вернулся обратно, таща с собой сундук приличных размеров.
        Поставив его на прилавок, он поковырялся у себя в карманах и достал оттуда небольшой ключ, которым вскоре открыл сундук. Из сундука он вытащил тюк из материи, а когда он развернул его, мы все ахнули.
        Чего здесь только не было, духовые трубочки с отравленными стрелками, метательные ножи и пластинки, миниатюрные арбалеты, различные склянки с алхимическими жидкостями.
        Был даже маленький серп на цепочке, вид серпа был немного странный, даже не пойму в чём странность, но что-то настораживает. Последний меня очень заинтересовал и на мой вопрос о его назначении ответил один из драургов, держась за цепь, он с разворота метнул серп, в стену, тот воткнулся примерно на пять сантиметров и при этом упёрся в стену ручкой. Тогда драург дёрнул рукой и серп, вылетев из стены, полетел к нему, угодив рукояткой точно в ладонь. Вопреки моим ожиданиям тонкая цепочка, не порвалась, а её длина приятно поразила меня, около семи метров. Оказалось, что таким оружием пользуются в основном элитные бойцы какого-то королевства, которое было довольно далеко от нас, но её наёмников можно встретить во всех странах мира.
        Из всего предложенного мне больше всего понравился миниатюрный арбалет, длинной он не превышал ладони, а дуга была чуть больше пятнадцати сантиметров. Болты были около десяти сантиметров, в общем, удобная штука, правда точность немного подвела, но если потренироваться будет просто незаменимая вещь.
        В итоге я купил себе этот арбалет, драурги тоже прибарахлились. Кто-то взял себе пару ножиков, кто-то несколько метательных пластинок, один даже духовую трубочку прихватил. В общем, закупились неплохо, оставив старику почти два золотых. Но эти затраты мы быстренько окупили, продав ювелиру перстень и пару золотых пуговиц графа.
        Потом решили дойти до гильдии и узнать, когда она работает. Гильдия работала до сих пор, и мы не став ждать до завтра решили сделать все дела сегодня.
        Зайдя мы заявили, что хотим создать наёмный отряд, но не хотим вступать в гильдию. В общем, нам нужен патент, эта вещь была просто необходима, так как без неё большинство благородных просто откажутся иметь с нами дело.
        Оказалось, что не всё так просто и для создания отряда нам потребуется:
        1. Название.
        2. Знамя.
        3. Отличительный знак.
        И вдобавок получение патента стоило ещё почти три золотых. Что при нашем капитале в семь, было очень много.
        В общем, в гостиницу мы вернулись в расстроенных чувствах, запланировав на завтра сбор необходимого для создания отряда.
        Глава 13

        Утром мы встали рано и сразу же принялись за продумывание названия для отряда. Каких только предложений не было, от Громовержцев, до Сброда. В общем, народ развлекался, придумывая что-нибудь интересное. Мне и самому в голову приходили всякие там Тёмные Вестники, Огненные Волки. Часа три мы не могли найти приемлемый вариант, но потом я всё таки придумал, что то нам подходящее. Двуликие - по моему весьма символично, с наружи люди а по сути, нежить, ну все кроме меня. Правда были возражения, что такое название наталкивает на определённые сомнения в нашем облике. Но, в общем, идея всем понравилась.
        Дальше обсуждали, что будет нашим отличительным знаком. Обычно делали что-то видное, одинаковую форму или перстень какой-то. От формы отказались сразу, у каждого были свои доспехи, сделанные под заказ у лучших мастеров. От колец, цепочек, серёжек и прочего барахла тоже отказались,  - во-первых дорого, во вторых никто из нас украшения не любил. Был вариант просто покрасить броню в одинаковый цвет или сделать на ней рисунок, но один из драургов подсказал идею, которая показалась мне интересной, он предложил сделать себе рисунки на коже, в последнее время это входило в моду. Если кого-нибудь из нас убьют, то можно было сделать татуировки, стирающиеся с кожи после смерти владельца, правда такая татуировка стоила почти пять серебряных монет, но идея настолько заинтересовала меня, что я согласился на это.
        Потом был спор какой рисунок накалывать на коже, из-за того что название было уже выбрано то и варианты в основном лежали в одной плоскости. В основном предлагали наколоть скелет, череп костяной кулак и так далее. Но все одобрили, когда один из драургов предложил наколоть голову. Половина головы,  - человеческая, вторая половина - голый череп. Должно был быть довольно красиво и таинственно. Так как рисовать никто из нас не умел, то решили целиком положиться на мастерство татуировщика.
        Дальше начали обсуждать знамя, на него предлагали всё подряд. От костяного кулака, до солнца. Это оказалось самым сложным выбором. Ведь знамя это не просто рисунок, оно должно, что-то значить. Тогда сначала решили придумать, что будет означать знамя. Честность и жалость сразу вычеркнули. Решили, что знамя будет значить, беспощадность и силу. После принятия этого решения рисунок вырисовывался сам. В общем, решили, что на чёрном знамени будет изображён клинок, с конца которого срывается капля крови.
        После принятия всех нужных решений мы спустились в общий зал, где отлично пообедали и после этого один драург отправился на поиски нормального художника, второй пошёл покупать материал на знамя, третий направился отыскать татуировщика. А остальные разошлись по комнатам, я же отправился просто бродить по городу, прихватив с собой посох, но оставив меч. О чём довольно скоро пожалел, зайдя в какой-то переулок, через который я хотел срезать путь до рынка я неожиданно оказался зажат в грамотную коробочку. Переулок был довольно узкий всего пару метров, трое стояли впереди и ещё двое загораживали выход из переулка. Для меня всё это было полнейшей неожиданностью, всё-таки время только-только начало клонится к обеду, а город был военным. У всех бандитов на руках я заметил одинаковые перстни, изображающие волчью голову. Это навело меня на мысль, что похоже я наткнулся на наемников, которые решили развлечься, а заодно и подзаработать. Следующие слова подтвердили моё предположение.
        - Кошелёк или жизнь,  - сказал здоровый мужик в довольно хороших тяжёлых латах. Так пафосно разбойники не разговаривают.
        В ответ на эту фразу я полез в мешок. Наёмники заулыбались видимо подумав, что я хочу поделиться с ними своим кошельком. А я же, на самом деле в это время пытался внутри мешка зарядить свой мини-арбалет, в мешке это сделать было довольно сложно, но я справился, быстренько наложив болт на тетиву я не вытаскивая арбалет взглянул на наёмника. Тот видимо по своему истолковал мой взгляд и ковыряния в мешке.
        - Хотя нет, я передумал, давай ка ты нам свой мешок и проваливай по добру по здорову,  - только он окончил свою речь, как я вынул из мешка арбалет и направил его в лоб главарю. Тот видимо поняв, что сейчас с ним случится, если я нажму на курок, сильно побледнел.
        - У меня встречное предложение, сейчас вы стаскиваете с себя всё ценное, доспехи и оружие и сваливаете всё в кучу, потом туда же кидаете свои кошельки и можете быть свободны,  - после окончания фразы я мило улыбнулся.
        Главарь после моих слов ощутимо напрягся, я перехватил его взгляд за мою спину и самым краем слуха услышал звук извлекаемого из ножен клинка. Я тоже напрягся, готовясь к драке, моя рука начала ощутимо подрагивать, при этом палец на крючке всё сильнее нажимал на последний. Главарь увидел это и понял причину моего поведения, к тому же молчать не мог уже я сам. Я уже давно послал мысль приказ драургам и сейчас просто тянул время.
        - Советую твоим людям не делать резких движений, а то мой палец уже начал подрагивать, не стоит так волновать меня, тем более что ты результата их действий уже не увидишь,  - мой голос был полон уверенности, но даже сам не понял, что сейчас только сказал.
        По каналам связи с драургами стало понятно, что они уже очень близко, это и мой только что созданный щит добавили мне уверенности в себе. В принципе я мог перебить их и сам, тем более, когда вокруг меня уже развернулся щит. Но мне не хотелось оставлять такие следы, всё-таки это могло создать нам некоторые проблемы. В общем, я сделал свою ставку на драургов, а наёмник решил видимо напугать меня.
        - Парень, ты считать умеешь?  - и не дожидаясь моего ответа продолжил,  - нас тут пять, а выстрел у тебя будет всего один, а знаешь что с тобой будет если ты хотя бы ранишь одного из нас? Остальные спустят с тебя…
        Дальше слушать я не стал и ответил довольно грубо, так как хорошее настроение у меня пропало, и сейчас этот разговор меня уже раздражал:
        - Заткнись,  - видя как удивлённо уставился на меня наёмник я продолжил,  - во первых ты сдохнешь, а во вторых вас уже трое.
        После этих моих слов двое наёмников стоящие сзади меня упали, убитые в спину различными метательными штуковинами, у одного прямо из затылка торчал нож. Всё это я увидел на мгновение обернувшись, а когда повернулся назад увидел что наёмники уже готовы к бою. У них в глазах отражалась целая буря чувств, там был гнев, растерянность, страх, но главное что я там увидел,  - они будут драться насмерть. Это и решило дальнейшее развитие событий. Если бы они не стали сражаться я бы оставил их в покое, честное некромантское. Но они сами решили свою судьбу, с моего арбалета сорвался болт, который угодил главарю точно в глаз. «Зараза, я ведь в лоб целился» - подумал я. Остальных наёмников прикончил один из драургов, после их убийства мы сняли с них кошельки и драгоценности, взяли и оружие. Денег оказалось немного, всего пол золотого, но даже это чуточку подняло мне настроение. А вот доспехи и перстни брать не стали, по ним могут выйти на нас. Вскоре мы полным отрядом покидали переулок, оставив за собой лишь горстку пепла, трупы я оставлять не хотел, так что пришлось растратиться на пелену праха. Кстати, на мой
зов пришли все драурги, что опять разозлило меня. Я понимал, что сам сглупил и отправил приказ сразу всем, но то, что теперь надо будет дольше ждать их, сильно раздражало меня. Результатов добился лишь один из них, естественно тот, кто ходил за полотном. У остальных успеха не наблюдалось, художники, как и татуировщики, попадались бездарные, не способные помочь нам. Если знамя было намалевать не очень сложно, то татуировка требовала большого мастерства. В общем, тому драургу, что искал художника, мы передали материал на знамя, и отправили на дальнейшие поиски. Тот же, который искал татуировщика ушёл сразу же после выхода из переулка.
        Вечером пришёл драург, он с довольным лицом попросил собрать всех в моей комнате. И после прибытия всех находящихся в гостинице драургов, он с торжественным лицом развернул перед нами полотно. Перед нами предстало просто филигранное изображение клинка. Даже зазубрены на лезвии были, по нему можно было сказать что он сделан из дамасской стали, я не понимал как возможно изобразить подобное. Драург пояснил, что художник использовал странный артефакт, художник проводил кистью по ткани, а из под неё проявлялся рисунок удивительной чёткости. Правда рисунок обошёлся нам в почти тридцать серебряных, но по всеобщему мнению это того стоило. Кровь же не просто капала с клинка, она текла маленькой струйкой. В общем, всем понравилось знамя, и мы решили обмыть это небольшим бочонком крепкого пива. Угадайте, кто оказался самым слабым в этом плане, правильно им оказался я! Уже после первой кружки, хотя это больше было похоже на ковш, у меня по телу разлилось приятное тепло. После второй в животе развели маленький огонёк. Сознание было ясным из за чего я сделал вывод, что эффекта от алкоголя нет и взялся за третью
кружку. После которой, опять же ничего особенного не произошло, и я решил отправляться в свою комнату. Встав со стула, увидел резко приближающийся пол и удивился такому повороту судьбы. От расквашенного лица меня спас кто-то из драургов, с хохотом ухватившего меня за руку. От резкого толчка я услышал как что то в плече хрустнуло, но боли не было, видимо всё в порядке. Меня опять усадили за стол, но больше не наливали, только изредка с ухмылками поглядывали на меня. Вскоре как, почувствовав наше веселье, явился последний драург, который сообщил нам, что нашёл подходящего татуировщика. В доказательство его мастерства он показал нам плечо, на котором уже красовался наш знак, получилось довольно красиво. Во мне проснулась зависть, и я решил не ждать утра и отдал приказ выдвигаться к нужному дому. По дороге меня вели под руки, но я вскоре потерял сознание, очнувшись лишь от покалываний в плече. Я сонно дернулся, но понял, что меня крепко держат, не давая даже шелохнутся. Уже осмысленным взором я огляделся и понял что держат меня драурги, а боль идёт от того что мне сейчас делали татуировку. Ничего
интересного в этом, не обнаружив, я вновь уснул. Проснулся во второй раз, когда мы уже возвращались обратно, в этот раз я шёл уже сам. Подойдя к гостинице, мы толпой валились в неё и увидели как за нашим столиком, уже сидит какая-то компания людей лет по двадцать пять. Одежда на них была довольно дорогая, пальцы были просто утыканы перстнями. Во взглядах, бросаемых на окружающих, ясно читалось презрение. Золотая молодежь - понял я. Их было почти двадцать человек, и я не понимал, откуда здесь может быть такое количество благородных. Хотел было уже идти спать, когда один из драургов подошёл к их столу и вежливо попросил освободить его. В ответ он получил указание пути, куда ему следовало идти и желательно вместе с друзьями. Драург в долгу не остался и высказал все, что думает об этих молодцах и их отношениях между собой. Оскорблённый парень встал со стула и, развернувшись, попытался схватить драурга за воротник куртки, которая была одета поверх кожаной брони, естественно у него это не получилось и вдобавок его как то странно развернуло, и он с размаху врезался лицом в стол, за которым только что сидел.
Дальше всё можно не описывать, все примерно понимают, что такое кабацкая драка. Но у этой было одно отличие, в ней учувствовали мастера меча. Они раскидывали парней как щенков, с их силой это было несложно. Где то блеснул вынутый из ножен клинок, но одной сломанной руки хватило, что бы понять, что это не лучший выход. Всего пару минут ушло на то что бы на ногах не осталось ни одного благородного сосунка. Я понимал, что драурги развлекались, так как в обратном случае всё было бы решено секунд за десять. Посмотрев на всё это я отправился спать, оставив за спиной драургов, которые заказали ещё один бочонок пива и сидя за столом, обсуждали особо удавшиеся удары и моменты в драке.
        Утром голова раскалывалась, но это не помешало мне рано встать и, умывшись, отправится за остальными. Они все как один были свежими и злорадно переглядывались, поглядывая на меня. Спустившись в зал я первым делом похмелился, после чего мы сытно позавтракали, отправились в здание местной гильдии наёмников.
        Всё прошло довольно обыденно, мы показали все необходимые атрибуты, приметы которых были записаны в специальную книгу. Дальше нам выдали патент на командную работу, где было записано название нашего отряда, кратко описано наше знамя и стояла печать гильдии. Именно из-за последнего нам так был нужен этот документ, без такой грамоты с соответствующей печатью, с нами не согласились бы иметь дело серьёзные наниматели, которым отряд был нужен для серьёзной работы.
        Самой дурацкой частью этого дня было расставание с тремя золотыми, которые пришлось отдать за командный патент. В общем, теперь официально существовал наёмный отряд под названием Двуликие.
        Глава 14

        На следующее утро мы покинули этот город, здесь было слишком много наёмников, тем более большинство имели членство в гильдии и, следовательно, гильдия все выгодные заказы приберёт к рукам. А с целой системой мы бороться не можем. Теперь наш путь лежал в столицу Зингольдского королевства,  - город Мор. До него было всего три часа конного пути, и мы прибыли в него ещё до полудня. Спросив у стражников расположение таверн, где обычно располагаются наемники, ждущие найма, получив ответ я кинул стражнику серебрушку, тот ловко поймал её, была видна профессиональная сноровка.
        Город не отличался особыми красотами, нет где то вдалеке виднелись золотые купола дворца и богато украшенные дома аристократов, но улицы по которым мы шли, были вполне обычны. Чистые уложенные каменными блоками улицы, аккуратные красивые домики, некоторые из которых были украшены красивыми барельефами. В общем, красота этого города меня не особо удивила, в памяти некроманта были города намного красивей и богаче, чем столица не очень крупного королевства, не стоит говорить, что драурги отнеслись к красотам весьма прохладно, что и не удивительно у них ведь не было чувств. А вообще я заметил, что драурги которые сначала вели себя абсолютно как живые, то есть смеялись и веселились, ругались из-за мелочей, с каждым днём стают всё отчуждённей к жизни. Видимо после поднятия они как и при жизни стремились делать всё так же, смеялись даже не от того что им смешно, а от того что над шутками надо смеяться, а теперь они всё сильней осознают что все эти действия бессмысленны, им недоступны не веселье не радость, даже ненависть не доступна. Было похоже, что всё это веселье день назад было агонией умирающей
прошлой жизни, а сегодня происходит рождение новой сущности, которая не обременена лишними привычками. Это меня не радовало, возможно, скоро я получу в своём распоряжении четырнадцать существ, которые ненавидят всё живое, они ещё помнят, что такое любовь, ненависть, веселье и грусть, но теперь им недоступны эти чувства.
        Возможно, скоро я уже не буду стремиться делать только драургов, которые нравились мне из-за того, что их почти невозможно отличить от людей. Скорее всего, я переду на другую нежить, у которой не будет ненависти ко всему живому, будет лишь разум и желание служить хозяину.
        Пока я так философствовал, мы прибыли к таверне которая ничем не отличалась от других таверн встречавшихся по пути, единственное что её отличало - вывеска на которой был изображён меч.
        Войдя в зал, я был приятно удивлён, вокруг было довольно чисто, стояли большие столы человек на двадцать, вокруг которых сидели наёмники разных мастей, в углу стояла стойка, за которой стоял внушительного вида трактирщик. Подойдя к нему, начал разговор:
        - Здравствуйте, я у вас тут человек новый не могли бы вы объяснить, что происходит в вашем заведении,  - задавая этот вопрос я не надеялся на вразумительный ответ, но меня ждал сюрприз, трактирщик оказался весьма умным человеком.
        - Здравствуйте, да я могу прояснить ваш интерес, дело в том что в моём заведении собираются люди которые зарабатывают себе на жизнь с помощью оружия, здесь они культурно отдыхают,  - слово культурно он выделил особым тоном, стало понятно, что порядки здесь весьма строгие,  - здесь же они дожидаются нанимателей, которых интересуют их услуги, в моё заведение приходят в основном аристократы нуждающиеся в солдатах, а если вы хотите наняться в охрану караванов то вам не сюда,  - этими словами он закончил свою речь и улыбнулся глядя на моё чуть удивлённое лицо. Да уж не ожидал я от трактирщика такой речи.
        - А комнаты на ночь у вас найдутся?  - на всякий случай спросил я.
        - Нет, но постоялый двор находится через два дома выше по улице,  - сказал он, отрицательно покачивая головой.
        - Ну ладно, а что у вас есть поесть?  - выслушав ответ, сделал заказ.
        До вечера было довольно много заказчиков, но их цены были неподходящие для нас. Как я узнал, средняя цена мастера меча была пол золотого в неделю, а мага так и вообще три золотых в неделю. Следовательно, наша цена как отряда составляла десять золотых в неделю, что было неприемлемо для большинства нанимателей.
        Там мы сидели до самого вечера, так и не дождавшись подходящего нанимателя. Вечером мы сняли комнаты на постоялом дворе, драурги разошлись по комнатам, а я отправился бродить по городу. Моей целью было найти статуэтки для ритуала на кладбище, проходя мимо какого-то переулка, услышал крики о помощи. Свернув в переулок, увидел как три детины бандитской наружности прижали к стенке, какую-то женщину, рука одного из бандитов уже проникла под подол к женщины. Подойдя сзади, я просто выпустил три стрелы смерти, собрав всю выделившуюся энергию, залил её в посох и направился дальше, не обращая внимания на ошарашенную женщину, не сводившую взгляда с мёртвых насильников. Статуэтки в тот вечер я всё же купил, они были деревянные и изображали непонятного крылатого демона с человеческим лицом, купил их почти с десяток и, не откладывая на долго отправился на кладбище. На котором меня ожидал неприятный сюрприз, дело было в том что некроэнергии там было очень мало, вскоре я нашёл причину этого, оказывается в городе был некромант который тоже использовал тотемы для сбора энергии. Со злости выкопал все тотемы,
выкачал из них всю энергию и перелил её в посох, но в них было очень мало энергии, от десятка тотемов мой посох заполнился всего на одну десятую, что было очень мало. Всего в моём посохе сейчас было почти половина его резерва, что составляло почти пять моих резервов. Кстати сейчас моего резерва хватило бы, что бы оживить почти пять умертвий, это было почти в четыре раза меньше чем у некроманта. Но мой резерв начал развиваться немного медленней, и было понятно, что возможно даже не достигну результатов некроманта. Это было довольно печально, так как мечты о могуществе шли прахом.
        А пока разочаровавшись в том, что могу получить много энергии, я просто сломал тотемы неизвестного некроманта. Сделав это, удалился с кладбища. Идти на остальные не хотелось, скорее всего, там я увижу точно такую же картину.
        В расстроенных чувствах я ещё немного побродил по кладбищу успокаиваясь. Уже выходя из кладбища, буквально столкнулся с мужиком в чёрном плаще.
        - Ага, вот кто мои тотемы портит, получай,  - сказал он, и в мою сторону понеслась стрела смерти, которая бесполезно разбилась об мой едва сформировавшийся щит.
        Ответный удар так же бесславно разбилась об щит противника. Дальше некромант ударил плетью, и я приложил все свои силы, чтобы не дать расползтись моему щиту, а некромант всё бил и бил. Тогда я отправил в него распыление, это заклинание рассеянного типа действия, оно окутывает человека тёмным облаком и умертвляет клетки организма, после чего человек буквально рассыпается. Я знал, что моё плетение не пробьёт его щит, но надеялся на другое. Плетение окутало щит вокруг некроманта непроницаемой дымкой, тем самым скрыв меня от некроманта. В то же мгновение ударил поток чистой силы, содержащийся в посохе, и щит некроманта не выдержал такой нагрузки, беззвучно лопнув он предоставил некроманта моему распылению, которое справилось со своей задачей просто на отлично. Моим глазам предстала фигура некроманта рассыпающегося в прах, который немедленно уносило налетевшим ветерком.
        Я тяжело опустился на траву, свободной рукой вытерев пот. Немного успокоился, всё-таки такой бой был для меня первым, и я сильно волновался. Успокоившись, встал и направился к месту, где погиб некромант. Дойдя до места его распыления, обругал себя самыми грязными словами, которые знал, трупа не было, я сильно сглупил, лишив себя возможности приобрести костяного мага, на которого сейчас хватило бы энергии. Собрав всю энергию, я не только заполнил свой резерв, но и до предела заполнил посох. И даже ещё чуть-чуть энергии осталось, её слил в одну из купленных фигурок. Покидая кладбище. До постоялого двора добрался без проблем, поднявшись в свою комнату, я закрылся на запор, что бы мне никто не помешал и приступил к опытам со своим резервом. Ничего нового придумывать не стал, просто заливал в свой резерв энергию равную трём моим резервам и подождав немного сливал энергию обратно, так повторялось раз пять пока меня не начали крутить страшные боли. Но мой резерв расширился почти наполовину, и теперь его хватило бы на поднятие примерно семи умертвий. Полежав немного на кровати, я неожиданно для себя
уснул.
        Утро началось не очень хорошо, проснулся я от ощущения покалывания, где то около сердца, пришло понимание, что это последствие вчерашних экспериментов. Сегодня решил не повторять, боясь ухудшения самочувствия.
        Весь день мы сидели в таверне, но подходящих заказов опять не было. В общем, день прошёл бесполезно.
        На следующий день с самого утра повторил процедуру с резервом. Повторил опять-таки раз десять, пока не отключился. Но в этот раз проспал я всего пару часов, и боль в груди была намного сильней. Резерв опять расширился почти на треть. И теперь я мог поднять около девяти умертвий. Но одновременно с тем я больше не смогу проводить эту процедуру, так как резерв посоха превышал мой всего вдвое, что было очень мало для требуемых результатов.
        Боль не проходила, так что в таверну я зашёл в ужасном настроении, хотелось, кого-нибудь убить.
        Когда принесли заказ, я принялся за еду, стараясь сосредоточится на своих ощущениях. Это был элементарный приемчик, отвлекающий от постоянных неприятных ощущений. От еды меня оторвал голос подошедшего человека:
        - Здравствуйте, у меня к вам есть деловое предложение,  - голос у него был какой-то занудный, раздражающий и мне сразу захотелось послать его к демонам, но я пересилил себя и заговорил вежливым голосом.
        - Да, я вас слушаю.
        - У меня есть работёнка, но для неё нужны лишь профессионалы, есть ли у вас документ, подтверждающий вашу профессиональность,  - увидев грамоту, которую я буквально пихнул ему под нос, он удовлетворённо кивнул и продолжил тем же занудным голосом,  - а какой боевой подготовкой вы обладаете?
        Я обвёл всех драургов рукой и спокойно сказал:
        - Все они мастера меча,  - и видя, как удивлённо поднялись брови мужчины, я пояснил,  - а я некромант. При последнем слове он немного побледнел, видимо поняв кто находится перед ним.
        - В принципе вы нам подходите, но хотелось бы обговорить суму которую вы требуете, а уже после обговорить заказ.
        - Неприемлемо, сначала мы желаем услышать условия работы, это может сильно повлиять на цену наших услуг,  - сказал я как отрезал.
        - Ладно,  - спокойно сказал он, это меня сильно удивило, я думал, что с нас хотя бы потребуют клятву хранить молчание, но ничего подобного не было, и он продолжил,  - дело в принципе простое нужно проводить меня и одну особу в её родовой замок, при этом особа не должна пострадать от нападений.
        - Кто будет нападать?  - быстро спросил я.
        - Люди одного человека, находящегося во вражде с данной особой,  - пояснил он.
        - Как далеко её замок?
        - В трёх днях конного пути на карете,  - и видя вопрос в моих глазах, он ответил,  - она поедет на карете и это не обсуждается,  - немного резковато ответил он.
        - Тогда цена нашего найма составляет пятьдесят золотых,  - от такой суммы его глаза удивлённо расширились, но немного подумав, он согласился на эту сумму. Что сразу сделало предстоящий заказ, каким то подозрительным, такие суммы платят либо короли, либо тем, кого хотят устранить, зная, что деньги к ним вернутся. Но делать было нечего, я дал согласие, и мы подписали договор, следуя которому я должен в целости и сохранности доставить особу и сопровождающее её лицо из города Мор, в родовой замок герцогини Двельской.
        Следующим утром мы встретили возле северных ворот карету герцогини, её сопровождало почти двадцать всадников. На их поясах висели арбалеты, что мене весьма не понравилось. Подъехав по карете, я постучал по дверке и, дождавшись пока вчерашний мужчина высунет голову в окошко, сказал ему:
        - В договоре не было указано, что карету будут сопровождать ещё двадцать всадников, и из-за этого я считаю наш договор не действительным,  - нашёл я выход избавиться от нежелательного контракта.
        - Дик, успокойтесь всадники будут идти в километре перед нами, проверяя дорогу на наличие засад, даже ночью они не приблизятся к нашему лагерю.
        Мне всё это не нравилось, эти всадники могут, как искать засады, так и организовать её на нас, но я успокоил себя тем, что могу сканировать местность на наличие живых организмов и мы выдвинулись в путь. Вскоре стены замка остались за нашими спинами, всадники умчались вдаль, но оставались в зоне видимости. Это и то, что дорога шла по полям, в которых негде организовать засаду, окончательно успокоило меня.
        Глава 15

        Поездка шла нормально, всадников всегда было видно, что немного расслабляло меня. Всё-таки параноическая мысль постоянно свербела в мозгах, а так появлялась хоть какая-то, но иллюзия защищённости. Вокруг расстилались поля, ни холмов, ни лесов, ничего такого, где можно было бы организовать засаду. Но раз охрану наняли, то опасность должна быть, и она не заставила себя ждать.
        Раздался самый натуральный разбойничий свист, и со всех сторон в нас полетели стрелы. Моим драургам на это было плевать, так при их реакции и силе отбить стрелу было плёвым делом. Мне же пришлось постараться, чтобы спрыгнуть с коня и ещё в полёте активировать щит, в который тут же врезался арбалетный болт. «Так они ещё и с арбалетов бьют, это уже хуже.» Тут в двух метрах от меня пласт дёрна откинулся и из под него встал мужик с просто огромным на вид топором. В рукопашной с ним шансов не было, пришлось со всей доступной мне скоростью создавать плеть смерти, сначала хотел ограничиться стрелой, но быстро понял, что противников много. В воздухе мелькнула плеть, но, не достигнув до мужика всего несколько сантиметров, она встретилась с полем защитного амулета, который пропал лишь после третьего удара, когда этот здоровяк уже подошёл на дистанцию удара своим страшным топором. От удара он покачнулся, начав заваливаться назад. По его телу начала разливаться синева, он обвёл вокруг ничего не понимающим взором, потом в его глазах зажглась ненависть. Сначала мне показалось, что вот сейчас он постарается хоть
как то мне нагадить, но глаза человека закатились и пальцы, до этого судорожно сжимавшие древко топора, безвольно разжались.
        Дальше бой шёл по предсказуемому сценарию, нападающих было всего около пятидесяти, что против четырнадцати мастеров меча и некроманта было мягко сказать слабовато. Удары плетью пробивали амулеты, которые были слабей, чем на том здоровяке. Вскоре плеть пропала, оставив за собой слабый дымный шлейф, а я перешёл на стрелы смерти. Драурги тоже не спали и численность врага ощутимо таяла. В глазах нападающих появился страх и паника, но никто так и не побежал, даже какой-то юнец, непонятно как затесавшийся в эту компанию и под конец, оставшийся в одиночестве не стал бежать, вместо этого он издал крик, видимо подбадривал сам себя и бросился на драургов. Не добежал он надо сказать всего пару шагов, его шею пронзила метательная пластина и ноги подогнулись, он упал лицом в низ, но от удара голова повернулась и мне довелось встретиться с его взглядом, в нём сквозила печаль, горечь от того что он не смог ничего сделать. Я удивился этому, но вскоре перестал об этом думать, на пороге смерти у каждого возникают разные мысли. Возможно, я бы смог ещё долго философствовать на такие темы как жизнь и смерть, но мои
думы прервал голос мужчины, с которым я подписывал договор:
        - Долго нам ещё тут торчать, герцогиня напугана и не хочет, что бы нападение повторилось,  - голос его был полон раздражения.
        - Сколько потребуется столько и будем,  - отрезал я,  - а если совсем невтерпёж так я вас не держу, как впрочем, и тех «солдат» которые ищут засады,  - на слове солдат я постарался как можно лучше передать всю гамму чувств из смеси презрения и раздражения, которую к ним испытываю.
        Меня интересовало, как неприятель так замаскировался, что я не смог найти его с помощью поисковых заклинаний, которые создавал каждые пять минут, подойдя к трупу давешнего здоровяка, начал обыскивать его, и вскоре обнаружил то, что искал. Амулет маскировки, довольно дорогая штука, но видимо тот, кто хотел смерти герцогини тоже не бедный человек. Дальше по плану я начал осматривать схроны, в которых прятались солдаты. Довольно примитивная оказалась штука. Подрезают дёрн небольшой толщины, вырывают ямку, куда ложится человек, и просто накрывают его срезанным дёрном. Единственное отличие этих схронов было в том, что тут были выкопаны ямки для того что бы человек мог, целится из арбалета, для этого осталась маленькая щелка, в которую лежащий мог смотреть, как только услышит что кто то едет. Я не понимал, как мы не заметили этих щелей, в прочем не одни мы, всадники герцогини так же ничего не заметили. Кстати, о последних, они приближались к нам, видимо увидели бой и решили помочь. Но они могли, как помочь, так и постараться убить нас. Так что я, подойдя к карете, сказал, что знаю про наличие связи с
всадниками, и что бы они передали им, что помощи не требуется, и они могут дальше выполнять поставленную перед ними задачу. Ответа я не получил, но всадники начали замедляться и вскоре повернули коней обратно.
        По связи сообщил драургам, что бы собрали все ценные трофеи. Потом, осмотрев трофеи, я довольно улыбнулся. Около пятидесяти амулетов маскировки, и ещё пятьдесят разряженных амулетов защиты. Последние для меня были бесполезны, как и лишние амулеты маскировки, которые я собирался продать. Денег набралось около двух золотых, что тоже не могло не радовать. Раздав амулеты маскировки драургам я осведомился о ранениях, залечив несколько несерьёзных царапин и большой синяк на груди попавшего под удар драурга, приказал взбираться в сёдла. Сам я, запрыгнув на лошадь, двинулся в конце нашей колонны. Вдруг будет повторное нападение, и мне не удастся поставить щит. Возможно это и трусость, но мне больше нравиться слово предусмотрительность.
        В первый день инцидентов больше не было, но мы все были на стороже и это сильно выматывало. Ложась спать я даже не обратил внимание на герцогиню, которая вечером сидела около костра, разговаривала с тем мужчиной и парой фраз перебросилась с драургами.
        Драурги уже поняли бессмысленность изображаемых эмоций, но им всё же приходилось изображать их, для нормального общения. Они бы вообще не говорили с ней, но им хотелось наслаждения, а единственное им доступное - плотские утехи. Вот они и вели себя как люди, надеясь, что им что-нибудь перепадёт.
        А я уже спал, сон был странным, появилось осознание невероятности всего происходящего, вскоре отчётливо понял, что окружающее сон и начал наслаждаться своим всемогуществом, чего я только не делал. Летал, прыгал, развлекался, сражался, сон подстраивался под любую мою мысль и мне это ужасно нравилось. Просыпаться совершенно не хотелось, и настроение было не очень, так плохо было от осознания, что всё могущество лишь пшик. Игра твоего подсознания.
        Во время завтрака я увидел герцогиню. Она была молодой девушкой, ростом примерно с меня, фигурка её была довольно ладная, и мой взгляд постоянно на ней останавливался. Она заметила это, и этот факт почему-то сильно её злил, а мне доставляло удовольствие смотреть, как на её щёчках пылает румянец от праведного возмущения.
        Но всё кончается, закончился и завтрак, мы вновь двинулись в путь. Тряска в седле несильно, но выматывала, хорошо всё-таки, что едем довольно тихо, так как приходилось подстраиваться под карету.
        До обеда ничего не случилось, мы всё так же двигались по полям. Всадники всё так же маячили на пределе зрения, карета покачивалась на кочках, а я завидовал тому мужику, едет в хорошей карете, на мягкой лавочке, а не жёстком седле и в довесок с красивой девушкой. Я бы точно не отказался так попутешествовать.
        Время близилось к полдню, и мы сделали привал. За одно и пообедали, герцогиня тоже обедала с нами, но она была в образе недостижимой и гордой владычицы. Гордо вскинутый подбородок, нахмуренные брови. Со стороны должно было выглядеть величественно, но я еле удерживался, чтобы не захохотать во весь голос, хотя саам не понимал причину этой весёлости. На мой сдавленный смех, который я хотел замаскировать как кашель, косился сопровождающий герцогини. Но вскоре молча сидеть мне наскучило, и я решил повеселиться:
        - Герцогиня, не кажется ли вам, что окружающий наш пейзаж просто прекрасен?  - вопрос был задан с интересом в голосе.
        - Да, вокруг полно красот, но я думаю что ваша обязанность это охранять нас, а не разглядывать красоту природы,  - видимо поняв мои намерения она решила сделать ответный ход.
        - Так ваши всадники высматривают опасности, о чём мне беспокоится с такой-то охраной,  - напомнил я ей, чья охрана оплошала.
        - Мои войны, лучшие из лучших,  - со злостью произнесла она.
        - Ага, только мы не ваши войны,  - сказал я и обезоруживающе улыбнулся.
        Она ещё сильней вспыхнула и резко развернувшись, удалилась в карету, при этом так хлопнув дверцей.
        - С таким отношением к имуществу, у вас скоро карета развалиться,  - насмешливо прокричал я ей вслед. Мой выпад ответом не удостоили.
        Увидев, как на меня смотрит мужик сопровождающий герцогиню, я сделал вид, что разочарован её уходом, и при этом удивлённо хмыкнул. Мужчина осуждающе покачал головой и удалился вслед за герцогиней Двельской.
        А мы спокойно позавтракали и, оседлав коней, двинулись в путь. Вскоре на горизонте появилась полоска леса, она была небольшой, может километров двадцать. Но ни это привлекло моё внимание, дело было в том, что дорога вела именно через этот лесок. Вот это было уже серьёзно, в лесу засада может быть на каждом шагу. Подъехав к карете, я уточнил:
        - Это единственная дорога, по которой можно достигнуть владений герцогини?  - в голосе моём слышалось напряжение.
        - А что бравый воин уже испугался?  - послышался полный ехидства голос герцогини.
        - Так единственная дорога или нет?  - спросил я.
        - Да единственная, тут нет торговых путей и дороги идут только от города в город,  - за герцогиню ответил мужчина.
        - Тогда передайте своим солдатам, что бы они облазили все кусты, проверили все места пригодные для застав и ни дай бог, они прозевают засаду, тогда придётся отсылать их подальше, как негативный и малополезный фактор,  - добавив побольше умных слов я попытался запудрить ему мозги, но видимо не очень то и получилось.
        - Да, передам,  - голос его был ровный и спокойный.
        Отъехав от кареты, увидел как всадники, видимо получив приказ, пришпорили лошадей и помчались в сторону леса. А я всё не сводил глаз с леса, напряжение изнутри меня нарастало.
        Такое чувство было, когда мы тогда в деревне нарвались на настоящих солдат Лукотса. Чем ближе становился лес, тем неспокойней было у меня на душе. В конце концов, я плюнул на чужие мнения и приказал ехать в объезд леса, скорость заметно упала, так как дороги не было и приходилось смотреть под ноги, чтобы конь ни дай бог не наступил в какую-нибудь норку.
        Напряжение потихоньку отпускало меня, и я немного расслабился. Но начавшее зарождаться хорошее настроение как рукой сняло, от голоса из кареты, к которой я приблизился.
        - Лин, почему карету так трясёт,  - спросила герцогиня кучера, тот был молчаливым типом, и поэтому я не обращал на него внимания.
        - Госпожа Элинор мы свернули с дороги,  - ответил он ей, она ведь не видела, как я жестом приказывал ему поменять направление.
        - И для чего ты нас по полям везешь?  - её голос просто лучился недовольством.
        - Лес объезжаем,  - сказал он без всяких эмоций, видимо она его уже достала.
        - Как объезжаем, дорога ведь напрямик идёт?  - её голос был полон возмущения.
        - Он выполняет мой приказ,  - холодно ответил я, не собираясь быть слушателем и решив помочь кучеру.
        - А кто дал вам право командовать, вы охранник, знайте своё место!  - она видимо решила показать свой характер.
        - Во всем, что касается охраны главный я,  - сказал я тоном, не терпящим возражениям.
        - Как вы смеете со мной так разговаривать?
        - Вы мне не мать и не жена, как хочу так и разговариваю и вообще хватит разговоров вы отвлекаете меня от моих прямых обязанностей,  - мой голос был сух и лишён эмоций.
        - Почему всадники не выходят на связь,  - спросил меня сопровождающий герцогиню.
        - А я откуда знаю,  - меня начинает злить этот диалог.
        - Нужно проверить, что с ними произошло,  - настаивал на своём он.
        - Да мне плевать, что случилось с вашими хвалёными профессионалами, это они должны охранять нас, а не наоборот,  - сказал я и отъехал от кареты, не желая продолжать этот бессмысленный диалог.
        Всё-таки мои предчувствия меня не обманули, и нас там кто-то поджидал, и эта угроза была посильней тех солдат. Ехали без остановок до самого вечера, разговоров не было, но это только радовало меня.
        Вечером, выставив часовых и покушав, я завалился спать. Осознанного сна, несмотря на все мои надежды, не было, была какая-то муть про сражения, балы, свидания и посиделки с друзьями.
        С утра настроение было, так скажем, нормальным. Ничего не болело, но и ничего хорошего не было. Этот день должен был быть самым трудным, так как он был последним, но ничего не было.
        Напали на нас, когда мы уже видели замок герцогини, который по сравнению с замком гильдии наёмников не впечатлял. Дорога шла на границе леса и поля. Всё произошло внезапно, драурга ехавшего впереди буквально выбила из седла серая тень, такие же тени начали бросаться на всадников со всех сторон.
        Я не успел поставить щит и меня так же выбили из седла, летели мы вместе с странным нападающим и я успел получше его разглядеть. Это был здоровенный такой волчара, причём не обычный, а изменённый. Ещё в полёте я сильно приуныл, жизнь столкнула меня с одним из представителей класса друидов, и мы находимся слишком близко от леса, что бы наедятся на победу. Но вот мы встретились с землёй и эту встречу нельзя было назвать приятной, хорошо хотя в полёте успел поменяться местами с волком и шмякнулся я на него, по до мной что то хрустнуло и, подскочив с земли, увидел, что волк неудачно приземлился, прямо головой об камень, и теперь жалобно завывал, а лапы его уже тряслись в предчувствии агонии. Оглядевшись, отправил в полёт пару стрел смерти, при численном преимуществе зверей драургам приходилось несладко. Но с моей помощью мы одолевали волков, никто пока не появлялся и я понял, что волки видимо, шли по нашему следу, они должны были если не расправится с нами, то уж точно задержать.
        Понимая это, отдал команду бежать в замок, ворота которого уже успели открыть, сам я, запрыгнув на лошадь, подскакал к карете, и перепрыгнул на место кучера, разорванного в клочья, и стал настёгивать лошадей. До ворот оставалось около пол сотни метров когда я почувствовал на спине чей то взгляд и, обернувшись, заметил одинокую фигуру на краю леса. Он уже ничего не может нам сделать, отчётливо понял я, когда наша карета проехала под сводами ворот.
        Глава 16

        Целый день мы просто отдыхали и придавались безделью. За этот день успел привести в порядок себя и даже немного заштопать куртку, которая в некоторых местах была изорвана и через эти разрывы была видна кожаная броня, надетая под неё. Заодно я приготовился к предстоящему разговору, ожидая от него всего, просчитывал даже вариант убийства герцогини и захвата власти в герцогстве, но этот вариант откинул как неперспективный, так как моими силами удержать такой кусок было нереально, тем более дворяне и король не простят убийство благородного каким то наёмником. В общем, будущее было непредсказуемым, и всё зависело от результатов серьёзного разговора, где я уверен, Элинор попробует найти отговорку, чтобы не выплачивать мне всю сумму или вообще постарается меня устранить. Так что на предстоящий ужин я собирался как на войну, доспехи, которые я и не снимал, меч повесил на пояс, посох полный энергии занял место в руке, только котомку с припасами не взял, так как это было бы уже слишком подозрительно.
        В дверь постучали, бросив взгляд в окно я понял, что настало время ужина, за которым скорее всего и состоится договор.
        Идя по коридорам вслед за слугой, я обдумывал возможные варианты развития событий. Но вскоре понял, что пустое гадание результатов не принесёт и решил решать проблемы по мере их поступления. Но мрачные мысли всё равно сильно отвлекали, даже на окружающую меня роскошь не обратил внимания.
        Зайдя в зал, понял, что никого из моих драургов нет, это меня немного меня напрягало, так как в случае чего придётся полагаться только на себя. Решил связаться с драургами:
        - Вы где?  - мой мысленный зов прозвучал сразу ко всем созданиям, так на всякий случай.
        Ответы, пришедшие буквально одновременно, заставили меня недовольно поморщиться. Когда в твоей голове начинают звучать десяток голосов, то чувствуешь себя если не безумцем, то шизофреником уж точно. Но главное из ответов вычленить сумел, их поселили в казарму, к бойцам герцогини, солдат тут на удивление много, не менее двух сотен. Это странно, имея такой отряд, путешествовать в компании подозрительных наёмников по крайней мере глуппо, даже несколько безрассудно.
        - Готовьтесь к выходу, возможно будем прорываться с боем, кто-нибудь один пусть дежурит возле входа в донжон, пусть постарается бесконфликтно проникнуть в сам дворец и подобраться к главному залу, где будет ждать дальнейших приказов, но повторяюсь, никаких конфликтов с солдатами.
        - Да сир..
        - Будет сделано…
        - Мы будем наготове…
        - Сделаем всё….
        - Да господин….
        Дальше голоса вновь слились в один поток, заставив меня раздражительно дёрнуть щекой. Мозг неприятно зудел, а ведь это ж не … не почешешь. Пришлось смириться.
        За огромным столом, человек на пятьдесят, находилось только четыре человека. Двое из них-это герцогиня со своим сопровождающим, а двоих других я не знал и то, что они здесь присутствуют, было немного подозрительным. Взглянув на них истинным зрением, понял, что один из них маг огня, правда, не слишком сильный, но зато разодетый как столичный франт,  - подумалось мне. С ним я справлюсь без проблем, тем более у меня есть посох, а вот второй навеивал опасения, грация и ловкость с которой он двигался, были явно присущи мечнику, да и одёжка была подобрана так, чтобы не стеснять движений, к тому же на лице имелась парочка старых шрамов. Только подойдя поближе, я заметил, что у этих двоих были похожи лица, как у близнецов, которые с детства поселили в разных условиях. Если у мага на лице читалось раздражение и неудовольствие, как у маленького избалованного ребёнка, то у воина лицо не выражало никаких эмоций, он был собран и следил за каждым моим движениям. Сразу видно кто из них опасен и привык сражаться, а кого родители слишком избаловали. Неважно что послужило причиной для этого, либо наличие дара, либо
то что он был явно моложе своего брата, важно то, что при противостоянии этих двоих я бы скорее всего поставил на воина, если у него будет нормальный амулет, то он порубает противника на мелкие кусочки в считанные секунды.
        - Приветствую вас господа,  - поклонился я им,  - и вас миледи,  - на этих словах я, приблизившись, поцеловал её ручку.
        - Приветствую,  - ответил маг, за поцелуем он глядел очень пристально, так смотрят либо ревнивые мужья, либо влюблённые. Когда он говорил со мной его глаза нет, да нет, но косились на посох, он явно понял, что силы заключённой там хватит что бы убить всех здесь присутствующих, это если я имею заготовленное мощное плетение. А оно у меня было, правда, пока в неактивном состоянии, но наполнить руну силой можно было за доли секунд.
        Плетение это было довольно сложным, и на его составление потратил почти полчаса, называлось оно паутиной смерти. Принцип действия заклинания заключался в том, что при его активации образовывалась мелко-ячеистая сеть энергоканалов, по которым текла некроэнергия, если такую нить задевал живой объект, то нить как бы приклеивалась к его ауре и по ней в ауру текло огромное количество некроэнергии, а если нить обрывалась, то ближайшие ячейки сети буквально взрывались, выбрасывая в направлении объекта огромное количество энергии, что убивало любой живой объект, против этого заклинания могли помочь либо щиты некромантов, либо щиты, обладающие огромной мощностью.
        И по лицу мага я понял, что он знает, что находиться в моих руках жизни всех присутствующих, всей его Силы не хватит, чтобы спасти даже себя, не говоря уже о ком то ещё. Это заклинание заберёт почти весь резерв посоха, но в радиусе пятидесяти шагов не останется никого живого. Ну, кроме меня, разумеется, маг это отлично понимал и по его лицу потекли капли пота, не каждый может смотреть в упор на свою смерть, тем более, если представляешь из себя расхлябанного лентяя, не пойми откуда взявшего представление о плетениях некромантии.
        Его пот заметил мечник и весь напрягся, а я видя это начал потихоньку подавать энергию в плетение, маг ещё сильней испугался, но всё таки попытался решить эту проблему мирно.
        - Уважаемый, не надо горячится,  - после его слов мечник сделал вид что расслабился, но по его глазам было видно, что он готов к бою, я же в свою очередь выкачал энергию из руны первостихии.
        Герцогиня, не понимая, что случилось, предложила мне садиться.
        Отодвинув стул, больше похожий на кресло, сел. Место мне подобрали как раз напротив мечника с магом, и справа от сопровождающего. Это должно было напугать меня, но после произошедшего пугался маг, а мечник заметно нервничал, понимая, что огневик просто так пугаться не будет.
        - Оцените мастерство моих поваров,  - сказав это она указала на еду, которой был заставлен весь стол. Чего только здесь не было, хотя от всего этого я отказался, сказав:
        - Да, да, но, к сожалению, я не голоден,  - сказал я, показывая, что сначала предпочитаю поговорить, тем более в еде мог быть яд.
        Все приступили к еде, лениво работая ложками, они то и дело поглядывали на меня, а на лице герцогини было написано такое разочарование, что я удостоверился в предположении, что в еде что-то было, если не яд, то снотворное точно. Долго так продолжаться не могло и гости по одному откладывали в сторону серебряные столовые приборы, показывая, что наелись.
        - Теперь можно перейти к разговору,  - сказал я, увидев, что герцогиня оторвалась от еды.
        - О чём вы хотели с нами поговорить,  - спросила она.
        - О плате конечно,  - сказал я, ухмыльнувшись,  - не кажется ли вам что следует выплатить оговоренную сумму как можно скорее?
        - Мы, конечно же, вам заплатим, но нам кажется, что цена немного завышена,  - взял разговор в свои руки сопровождающий.
        - В самый раз,  - нагло отвечаю я и начинаю подавать энергию в плетение, вижу как зрачки мага в страхе расширяются.
        - А мне кажется, что цена ваших услуг немного завышена,  - уже с ясно слышимой угрозой говорит он.
        - А вы спросите своего мага,  - кивнул я в сторону бледного как труп огневика.
        Кажется, только теперь они увидели то, что с магом не всё в порядке, а тот утвердительно закивал на мои слова.
        - Мне даже кажется, что если на то пошёл разговор, то я могу требовать от вас ещё и добавку в виде десяти золотых,  - решил я наглеть по крупному,  - имею я право требовать, спросил я мага. Тот в ответ опять часто закивал, видимо от страха у него пропал дар речи.
        Теперь напряглись уже все, так как такое поведение для мага было явно не характерным.
        - Вы понимаете, что требуете слишком много?  - спросила меня герцогиня.
        - Вы отказываетесь платить?  - напрямую спросил я.
        - Нет, но думаю, что мы можем сойтись на более низкой цене,  - попробовала она сбить цену.
        - Вы видимо не понимаете, если через час передо мной не будет лежать мешок с шестьюдесятью золотыми монетами, то вашей участи не позавидуют даже трупы,  - перешёл я на прямые угрозы, так как эта словесная перепалка сильно мне надоела.
        - У нас нет таких денег,  - голос герцогини почуявшей неладное предательски дрогнул.
        - Не врите мне, я не люблю лжетсссссов,  - мой голос опять начал срываться на шипение,  - мои сссслова остаются в сссиле, вам всего часссс,  - сказал я и уточнил,  - вы, кстати, не можете покинуть этот зал, побудете гарантом моей безопасности.
        В зале воцарилась полная тишина, в которой мой голос прозвучал довольно зловеще:
        - Время пошло.
        Все кроме герцогини вышли из зала, хотя точнее будет слово - выскочили.
        - А ведь можно было обойтись без всего этого,  - сказал я герцогине, подойдя к ней и склонившись над её ушком,  - если бы вы просто отдали мне мои деньги, и не потеряли бы десять золотых, да и волноваться бы не пришлось.
        Герцогиня видимо приняла мои слова как попытку оправдать себя, и вновь попыталась надавить на жалость:
        - Вы не понимаете, без этих денег моё графство учахнет, крестьяне начнут умирать с голоду, я не смогу оплатить услуги магов, что бы помочь им…, - она бы ещё наверно многое сказала, но я её перебил.
        - Да, а так же вы не сможете покупать себе новые платья, самые дорогие украшения, разъезжать по балам и развлекаться. Цените мою доброту Элинор, я бы мог убить вас и сделать своей марионеткой, тем самым став настоящим герцогом этих земель, я бы мог сделать с вами то, что мне заблагорассудится, я и так забираю у вас самое ненужное, я беру у вас не жизнь, а всего лишь деньги, которые бы вы потратили на свои нужды, цените мой дар вам,  - после этих слов отдал приказ драургу зайти в зал, так всё-таки спокойнее.
        На этих словах наша беседа закончилась, и я стал ожидать свои деньги, которые принесли когда назначенный час уже подходил к концу. Первым делом проверил глухо звякнувший передо мной мешочек на магию, но деньги оказались настоящими, дальше доверив драургу пересчёт монет я направился к герцогини и, взяв её под локоток я направился во двор. По пути нас догнал драург, и сказав что все в порядке передал мне мешочек. Одной рукой вешая мешочек на крючок на поясе, а второй придерживая герцогиню я старался унять бешено бьющееся сердце, которое буквально вырывалось из груди в предчувствии неприятностей. Выйдя из донжона, я всё так же под руку с герцогиней направился к ожидающим меня возле ворот драургам, в седло я не садился, взяв коня за повод, пошёл пешком, так и не отпустив локтя герцогини. Отовсюду нас сверлили злобными взглядами, а сопровождающий хотел даже рыпнуться следом за нами, но кто-то из драургов метко метнул камень, заставив мужика согнуться от боли в животе. Тот выкрикнул какие-то ругательства, но дальше не пошёл, видимо испугался возникшей в руке, всё у того же меткого драурга, метательной
пластины. Но далеко тащить с собой герцогиню не входило в мои планы и удалившись метров на двести я отпустил её руку, а сам поднялся в седло, и уже оттуда, сделав голос как можно доброжелательнее, произнёс:
        - Цените мой дар,  - голос мой прозвучал донельзя торжественно,  - я подарил вам жизнь,  - сказав это, я дёрнул поводья, и конь нетерпеливо начал движение вперёд.
        Удалившись почти на километр от замка, я остановился и, сплюнув через плечо, помянул демонов. Как мне надоел этот концерт, от собственных слов меня подташнивало. Сколько пафоса и наигранности, ощущаю себя гадким злодеем обманувшим несчастную диву. Опять сплюнув через плечо, дал коню шенкеля и помчался вперёд, за спиной слышался стук копыт от лошадей драургов. Впереди была дорога в столицу.
        Ехали почти до полуночи, в темноте проехали мимо места, где было нападение волков, лес в темноте выглядел сплошной тёмной полосой. Трупов волков не было, видно друид позаботился о них.
        Как бы мне на него не наткнуться, ночью конечно больше шансов, тем более у меня посох, но в противостоянии стихий антагонистов, чаще побеждает тот, у кого больше силы, а у него целый источник под боком. Тем более и по мастерству он может быть выше.
        Так что лучше не сталкиваться с ним вблизи лесов, да и в городе лучше бы быть поосторожнее. Дело в том что друиды, как и некромастеры используют в виде накопителя дерево, правда при хранении в нём жизненной энергии дерево остаётся живым. А остальным магам в виде накопителей подходят в основном драгоценные камни. Так что при стычке слабых и средних магов, скорее всего выиграют мастера смерти и жизни, а вот магистр стихийник согнёт магистра смерти в баранку. Там уже голой силой ничего не решишь, а манипулировать стихиями гораздо легче.
        Ночь прошла без происшествий, и с утра мы продолжили путь, двигались мы раза в три быстрее, чем до этого двигались с каретой, так что столицы должны добраться уже под вечер.
        В обед произошло происшествие, ничего серьёзного, просто когда я погнал коня в галоп, то мне в лоб врезалась пчела, мало того что врезалась, так она и ужалить меня не забыла. Вынув жало, я кинул на себя специальное заклинание, предназначенное от избавления от слабых ядов. Так что по прибытию в столицу моё лицо не опухло, была только маленькая шишечка в самом месте укуса. Прибыв в столицу мы, немного поплутав, вышли к тому же постоялому двору, в нём и остановились. Ложась спать, обдумывал планы на завтра, их было довольно много.
        Глава 17

        Эх, хорошо повалятся в кровати, ничего не делая, но и сейчас воспоминание о предстоящих делах испортило сладкие грёзы. Дел было действительно куча, первым и самым главным было то, что я хотел стать дворянином, но не безземельным, а прикупить себе владения. Первой причиной было то, что можно будет на равных вести дела с дворянами, быть не просто наёмником, без гроша за спиной, а серьёзным человеком, у которого за спиной есть запасной вариант. Тем более если хорошо развить свои земли, то можно завязать с наёмничеством. Стать каким-нибудь провинциальным бароном, хотя на такую перспективу меня пока не тянуло. Главной же причиной того что я хочу это сделать, был вес в обществе, ну и то, что у меня имелись деньги на это.
        Земли продавались только во дворце, но чтобы туда попасть надо вставать в очередь, где ты можешь ждать почти неделю, что было слишком долго для моей действенной натуры. Хотя в других странах даже такого нет, там дворянство можно получить различными способами, но купить невозможно. Здесь же любой накопивший достаточную сумму может стать дворянином. Странная страна.
        Пришлось тащиться на рынок за новой одеждой, так как в моей одежде могут пропустить только в тюрьму, но никак не во дворец. Проходив по рынку, я ни нашёл ничего подходящего и понял, что придётся шить на заказ. Уже выбираясь из толпы, ощутил, как по моему поясу прошлись ловкие пальцы, и кошелёк в котором было почти пять золотых оказался срезан. Я не успел поймать воришку за руку, но успел бросить в его ауру небольшой сгусток своей силы, скоро ему станет плохо, но главным в этом действием было то, что по своей силе я могу найти его в этом столпотворении. В котором у меня нет шансов догнать его просто так, когда я, наконец, выбрался из толпы стало ясно, что воришка далеко не ушёл, он находился где то недалеко, за домами. Поудобнее перехватив свой посох я пошёл в том направлении.
        Зайдя в подворотню, понял, что ошибался в своих предположениях о том, что юношу на воровство толкнул голод или что то подобное. В подворотне я увидел троих подростков, которые увлечённо разговаривали, обсуждая, на что можно потратить мои деньги.
        - Да на эти деньги мы можем неделю не просыхать,  - увлечённо воскликнул один.
        - Или эту неделю провести с девочками тётки Марго,  - сказал другой.
        Тут я решил вмешаться, и понизив голос до шипения, но при этом не убавив его громкость произнёс:
        - Или будете гнить в земле,  - но мои предположения не сбылись, они не решили разбегаться, а наоборот, развернулись, вытаскивая кто откуда различное оружие. У одного была спица, которой удобно прокалывать в спину, сквозь кольца кольчуги, у другого, который и срезал мой кошель, был довольно приличный нож, с даже на вид удобной рукоятью, у третьего из рукава вылетел небольшой кистень.
        - А вот и владелец этого богатства,  - представил меня воришка.
        - И я пришёл забрать своё,  - ответил я.
        - Лучше убирайся мужик, деньги не стоят жизни,  - сказал он эпичную, по его мнению фразу и она мне настолько напомнила моё обращение к герцогини, что я не удержался и сплюнул им под ноги.
        - Ну, раз вы выбрали смерть то быть посему,  - ответил я не менее эпичной фразой.
        - Стой, забирай свой кошель,  - с этими словами он кинул мне в руки кошель, и пока моё внимание было приковано к кошелю, он вдогонку метнул свой нож. Его манёвр почти удался, но я успел краем глаза заметить его движение и понимая что щит поставить не успеваю, попытался увернуться, это получилось довольно плохо и нож который летел мне точно в сердце попал в плечо, я вскрикнул от резкой боли. Рука разжалась, и только что пойманный кошель упал на камень, и из него рассыпались монетки. А я стоял и глядел как одна из монеток катится по каменной плитке, докатившись до стыка плит она упала и я переключил своё внимание на плечо, кровь из которого уже пропитала рубашку. Зря броню не надел, подумал отстранено я. «Как глупо, после всего, что со мной произошло умереть от ножа какого-то быдла» - мысль была какой то вялой, но именно она вернула меня к жизни. Где то внутри начала зарождаться уже знакомая Ярость, она затмевала все мысли, она даже затмила боль, а перед глазами я видел лишь красный туман. Лишь позже во снах я увидел картинки того, как выдернув нож из плеча, кинулся с ним на троицу ошарашенных от
такого карманников. Подскочив, к ещё не пришедшему после такого главарю, я полоснул ему по горлу. На результат своих действий не смотрю, просто некогда, так как меня отвлекает второй нападающий, отклоняю руку со спицей и полосую врага по животу, он сгибается от боли и я делаю контрольный удар по шее. Кистень летит прямо в лицо, но успеваю присесть, правда удержать равновесие не получается, заваливаюсь на спину, делаю кувырок назад и вновь встаю на ноги. Начинаю сближение с последним из воришек, который раскручивает над головой кистень, при этом старательно ища путь для бегства. Но его бегство в мои планы не входило, резко прыгаю вперёд, удар кистеня рассекает воздух над головой, а я своим телом сбиваю парня с ног. Встать ему было уже не суждено, лёжа на земле кистенем много не навоюёшь, да и нож в рёбрах ему очень сильно мешал.
        Ещё минут пять я простоял над трупами, прежде чем ко мне вернулась способность осознавать происходящее. Кинув взгляд на предплечье понял, что если ничего не предприму, то просто изойду кровью. Кровь выталкивалась толчками, что указывало на то, что перебита какая то артерия. Бросив на рану плетение регенерации, я оторвал от рубашки одного из парней рукав, и попытался хоть немного остановить кровь. Но вместе с сознанием началась возвращаться боль, и с каждой секундой она становилась всё сильнее. Я присел, прислушиваясь к собственным ощущениям, вскоре ощутил лёгкий зуд, свидетельствующий о работе моего плетения. Но такую рану оно будет залечивать минимум пару дней, так что я послал драургам сигнал, что бы кто-то принёс мне хоть какую-то одежду, так моя вся была залита кровью.
        «Сходил за одеждой называется» - раздражённо подумал я. Вскоре примчался драург, с его помощью я оделся и проследил, чтобы он собрал все рассыпавшиеся монеты. После чего мы отправились на постоялый двор, за прошедшее время кровь перестала течь, но на новой рубашке всё равно проступило тёмное пятно. Доковыляв до постоялого двора, я с помощью драурга поднялся к себе в комнату и завалился отдыхать. Обновив плетение регенерации, хотел заснуть, но боль постоянно отвлекала, не давая заснуть и порождая всё новые и новые волны раздражительности.
        От нечего делать я начал обдумывать своё поведение и понял, что оно было, так скажем не самым умным. Во первых, я мог отправить в место себя драургов, или вообще попросить хозяина постоялого двора, что бы тот привёл мне хорошего портного, во вторых, мог прикончить тех воришек магией, а не разводить с ними долгие речи. Но умные мысли как всегда приходят опосля.
        На этой мысли я и уснул. Сон был какой то дурацкий, я и ещё пара знакомых из деревни кидали заклятья в белочек, бегающих по воде. Проснувшись, понял, что сниться мне какая-то муть и об этом думать не стоит. Осмотрев плечо, я обнаружил лишь небольшой порез, видимо рана уже почти сошлась. Придётся лежать на кровати, так как края раны могут разойтись.
        Пока подумаю что бы я хотел от будущих земель. Ну, во первых, что бы была пара подконтрольных деревушек, во вторых что бы через мои земли шла какая-нибудь торговая дорога, в третьих что бы не было сильных соседей. Последний пункт был довольно важен, как бы ни были сильны мои драурги, как бы не был силён я, но против пятисот солдат нам не устоять, но такая армия может быть только у кого-нибудь графа, но никак ни у барона. Так что желательно, чтобы в соседях не было никого выше баронов, и желательно что бы никто из них не был магом. Конечно, никто не будет так тщательно подбирать мне землю и всё это пустые мечтания. Ладно хоть бы в болоте земли не продали, подумал я. Вообще даже примерно не представляю, как происходит продажа земель.
        Оглядев свою рану я понял что её края окончательно сошлись и уже начали срастаться, до того момента когда можно будет вставать осталось совсем немного. За это время успел приказать драургу принести мне еду, ел я сам, правда, пользовался лишь левой рукой, что было весьма неудобно. Была мысль приказать драургу покормить меня, но это попахивало каким-то извращением. Так что, поев, осмотрел свою рану и понял, что она окончательно срослась, конечно, срослась только кожа, а мясо будет нарастать ещё пару дней. Но вставать можно было уже сейчас, что я и сделал. После этого спустился на первый этаж, где подойдя к хозяину этого двора, спросил, может ли он привести мне хорошего портного. Выслушав положительный ответ, отправился обратно в комнату, где прождал портного почти час. Во мне уже начинала закипать злость, когда в комнату вошёл моложавый высокий мужчина, он с ходу поклонился и произнёс:
        - Здравствуйте, меня зовут Мерк, примите мои извинения за такую задержку, мне нужно было срочно заканчивать заказ.
        - Здравствуйте, ваши извинения излишни,  - сказав это, я и сам понял, что это правда, так как он не обязан бросать все свои дела, лишь бы предстать передо мною.
        - Тогда перейдём к делу, какой наряд вам нужен?  - это было произнесено уже давно отрепетированным голосом.
        - У меня довольно щекотливая ситуация, дело в том что я хочу покупать титул, а это может быть сделано только во дворце, так что мне нужна одежда, в которой там не стыдно показаться,  - произнёс я спокойным голосом.
        - С чего вы решили, что это можно сделать только во дворце? Во дворце уже больше ста лет ничем таким не занимаются, все такие вопросы решают в мэрии города,  - сказал он с изрядной долей удивления.
        Видимо, не все знания некроманта актуальны в наше время.
        - Спасибо за информацию, а не подскажите ли вы, где она располагается?  - решил я восполнить свои знания.
        Он посмотрел на меня как на умалишённого, но всё же ответил:
        - Большое красное здание, напротив парадного входа во дворец, но вас в такой одежде всё равно не пустят,  - под конец всё-таки уточнил он.
        - Тогда мне нужна подходящая для этого одежда, желательно, что бы она была не очень цветастой, а лучше всего чёрной, и чтобы несильно стесняла движения.
        - Давайте я сниму с вас мерки,  - сказал он, подходя ко мне.
        Это заняло почти полчаса, он измерил буквально всё, но, в конце концов, сказал, что принесёт заказ через пару дней, и стоить это будет почти тридцать серебряных, после этого он, дождавшись моего согласия удалился.
        Так и что же мне делать целых два дня? Можно конечно просто отдыхать, но это не в моём характере, мне нужны действия. В конце концов, решил посвятить эти дни физическим нагрузкам, под тщательным надзором драургов я почти два дня напролёт делал упражнения для развития гибкости суставов. Эти упражнения были единственными, от которых я не уставал, но они были довольно болезненными, так как приходилось выгибать конечности под неестественными углами и держать их так, как можно дольше. Когда мне это сильно надоедало, я начинал делать упражнения, от которых быстро уставал и потом вновь переходил на суставы.
        К вечеру я был физически истощён и напоминал рыбу, выкинутую ради забавы на берег, всё болело и ломило. Я еле как смог поужинать, руки дрожали. Потом я просто валялся на кровати, бессмысленным взором уставившись на потолок.
        Второй день был хуже первого, так как с утра всё болело, и боль отступала лишь, когда я начинал повторять это упражнение. Но боли не было только тогда, когда я разминал этот сустав, как только переходил на другой, боль в предыдущем возобновлялась.
        Весь день прошёл в тренировках, и ничего интересного не было. Уснул я довольно быстро и даже снов не видел.
        На следующий день ближе к обеду пришёл портной, костюм, принесённый им, был великолепен. Во первых, он был изготовлен из чёрной кожи, которая к моему удивлению немного растягивалась. Пока я рассматривал его работу, он не замолкал ни на секунду, расхваливая свойр товар. Одев её я понял, что куплю её в любом случае, одежда была на мне как вторая кожа, единственное что меня смущало, это кружева на воротнике и рукавах, но портной клятвенно заверил меня, что если они мне не нравятся, то я могу избавиться от них, после того как посещу мэрию. Оглядев своё отражения, понял, что эта одежда подошла какому-нибудь атлету, так как она сильно облегала, а у меня никогда не было атлетической фигуры. Хотя и тощим меня не назовёшь, всё-таки с пяти лет по хозяйству работал. В общем мой вид мне понравился и я не пожалел выплатить портному почти тридцать серебряных. Потом довольный своим нарядом я позавтракал и двинулся в направлении дворца. До главной площади я добрался почти за час, красота дворца меня не особо впечатлила, так как в памяти некроманта были здания намного красивее, чем этот дворец. Выйдя на площадь,
сразу заметил нужное мне здание, и направился к нему. Народу на площади почти не было. Так пара пешеходов спешащих по своим делам, да стражники на входе во дворец, около мэрии охраны не было. Зайдя в здание, я оказался в недлинном коридоре, стены которого были увешаны картинами, с изображением различных битв. Пройдя коридор, оказался в большом зале, посреди которого за столом сидела симпатичная женщина. Я направился к ней, она подняла на меня взгляд и спросила:
        - По какому делу?  - голос её оказался неожиданно басовитым, более подходящим мужчинам.
        - Я хочу приобрести титул, вместе с владениями,  - ответил я.
        - Пройдите, пожалуйста, в вон ту комнату,  - показала она рукой направление.
        - Спасибо,  - вежливо поблагодарил я и направился в указанную мне сторону. Открыв дверь, очутился в небольшом кабинете. Первое что бросилось в глаза, это большая карта королевства - почти во всю стену. Потом я заметил мужчину, который сидел за столом напротив карты. Он поднял взор, с каких-то документов и сказал:
        - Здравствуйте, если вы пришли в этот кабинет то вы хотите приобрести титул,  - полувопросительно-полу утвердительно сказал он, и увидев мой утвердительный кивок продолжил,  - подходите, садитесь,  - указал он на кресло стоящее возле стола.
        Он дождался пока я сяду и продолжил:
        - Так какое дело привело вас к нам,  - уважительно спросил он.
        - Я хотел бы купить титул и земли.
        - Какой бы титул вы хотите приобрести? Учтите, что титул выше барона может прикупить только человек благородных кровей, и если вы не дворянин, то вам доступны только два титула, вы можете стать либо баронетом, либо бароном. Так какой титул вы бы хотели?
        В памяти некроманта не было информации на тему покупки земель, но то, что я могу стать максимум бароном меня не удивило, это и так было единственным королевством, в котором титулы продавались, в других дворянство можно было получить только за большие заслуги перед королевством, ну или родиться в семье благородного. Так что неприятным сюрпризом это для меня не стало, и так схема продажи титулов была мне непонятной.
        - Я хочу получить титул барона,  - говорю я ему и замечаю, что почтительности в его глазах заметно убавилось.
        - Получения титула барона стоит восемь золотых, так же эта процедура займёт некоторое время, так как все документы будут заверяться во дворце. Вот заполните этот документ,  - после этих слов он дал мне листок бумаги и перо.
        Макнув перо в чернила я преступил к заполнению документа, ничего особенного там не было, заполнив строки в которые я внёс своё имя и выдуманную фамилию, дальше перешёл к чтению моих прав и обязанностей. Последних было не так уж много, но пункт о том, что в случае войны я должен вместе со своей дружиной встать под знамёна короля, сильно меня напрягла, не хотелось бы участвовать в войнах. Заполнив документ, я передал его мужчине, после чего узнал, что для получения титула нужно прийти сюда через три дня. Землю оказалось лучше покупать, имея за плечами титул, так что я удалился из кабинета, прикрыв за собой дверь.
        Эти три дня прошли незаметно, и вот я уже вновь вхожу в тот же самый кабинет.
        - Желаю вам здравия,  - с порога здороваюсь я.
        - И вам не хворать, проходить присаживайтесь,  - он указывает на стул напротив себя.
        - Как там с оформлением документов?  - хоть и повода не было, но червячок сомнения всё равно грыз меня изнутри.
        - Да вот ваши документы, примите мои поздравления,  - с этими словами он достаёт папку бумаг из ящика стола, и найдя нужную бумажку, протягивает её мне. Ничего праздничного и тем более триумфального, заметно, что для него это лишь привычная рабочая рутина.
        Возможно его настрой, а возможно я и сам этого не так уж и рьяно желал, но результат один, никаких радостных чувств, лишь удовлетворение от совершённого. Теперь я официально барон Дикест Лирийский, имя пришлось немного изменить, так как оно было слишком коротким для дворянина.
        Настало время выбирать земли, всего мне по кошельку было восемь участков. Выбирать долго не пришлось, два из них были пограничными, одно было пустым куском земли, ещё три находились в глуши, далеко от различных дорог и население составляли лесные жители, у которых нечего взять. Осталось всего два участка, но один из них был довольно близко к границе с Нерилом, что в случае частых пограничных стычек было неприемлемо. Мне достался вполне хороший участок, на нём имелось три деревушки, одна из которых была довольно крупной. Так же через почти середину моего участка проходил торговый тракт. Через земли проходила одна небольшая речка.
        Но в принципе баронство было небольшим, примерно пятьдесят километров в ширину и около семидесяти в длину. Но это не было минусом и не портило мне настроения от хорошей сделки. Правда настроение всё равно испортилось, как только я услышал, что этот участок стоит почти тридцать золотых, в отличие от других которые стоили всего двадцать. Но стоимость была накручена не по чьей-то прихоти, а из-за того что эти владения были в хорошем состоянии и к тому же в них имелся, небольшой, но всё же замок. Хозяин которого недавно умер, родственников у него не было, а соседям разделить участок не дало государство, которое не привыкло упускать свою выгоду. Кстати в соседях были в основном бароны, но был и один не очень влиятельный граф, что тоже было минусом. Но я всё-таки купил этот участок и, получив патент на владение землёй, вышел из здания.
        Вышел из здания уже барон Дикест, а не наёмник Дик. Впереди было путешествие в свои земли, и их осмотр.
        Глава 18

        Из столицы мы выехали через два дня, после получения дворянства. Один день был пир, на котором драурги сильно напились, хорошо хоть это было им доступно, чем они и воспользовались. На следующий день, по кислым рожам драургов, я понял, что и похмелье им тоже доступно. Но не смотря на их горестные вздохи, которые они весьма натурально издавали, я остался неумолим и, не дав им похмелится, заставил собираться в дорогу. Так как вещи были уже собраны, то оставалось только запрячь лошадей. Когда они это сделали, мы выдвинулись в путь.
        Мои земли были почти за триста километров от столицы, но дорога была весьма хорошей, так что скорость мы развивали приличную. И к моим землям должны были прибыть часов через десять, конечно если ничего не случится.
        Но всё-таки кое-что случилось, в тот момент мы обгоняли небольшой бедный караван, у которого почти не было охраны. Стоит сказать, что этот торговый тракт, который вёл и через мои земли был довольно оживлённым, и если правильно воспользоваться этим, то можно хорошо на этом нажиться. В моей голове были уже десятки планов по быстрому обогащению, когда мои мысли прервал сильный треск и дерево, стоявшее на обочине начало заваливаться, сзади раздался такой же треск и наш отряд вместе с караваном оказался заперт посреди дороги в небольшом лесу. Со всех сторон посыпались стрелы, но эта мера немного запоздала, я успел наложить на себя щит, от которого отбилось несколько стрел. Дальше я буквально слетел с коня, и влетел в заросли кустов на обочине, из за такой поспешности действий чуть было не напоролся на рогатину, которая была установлена среди кустов. Видимо разбойники не горели желанием честно сражаться и даже таким не эффективным способом пытались избавиться от некоторого количества противников.
        Первым врагом, который мне попался, был какой то бородач, в лицо его я не всматривался, но вот несущийся в мою сторону короткий меч сильно отпечатался в моей памяти. Но щит был всё так же активирован и клинок отклонился в бок, после чего я волевым усилием разрушил щит и ударил его в лицо навершием посоха, на который уже давно наложил заклинание Всплеска. На моих глазах лицо мужика начало чернеть и он безмолвно, словно кукла, упал назад. Щит я разрушил по весьма важной причине, дело было в том, что он ничего не пропускает внутрь. И если я попытаюсь пробежаться по лесу то просто не смогу сдвинуться, так как любая толстая ветка которая упрётся в мой щит сделает меня неподвижным, это было следствие того что масса дерева намного превосходит мою и щит не будет толкать дерево, а просто остановит меня. Дальше мне попался седой лучник, он даже не успел выпустить своё оружие из рук, когда мои меч обрушился ему на макушку, посох я оставил, так как кустарник был довольно густой и с посохом в нём не больно то и побегаешь. Магов среди разбойников быть недолжно, так что посох не должен понадобиться.
        Вылетев из за следующего куста я чуть не снёс голову своему драургу, но тот не был бы мастером если бы не смог уклониться. Оказывается, драурги перебили уже всех разбойников, которых оказалось всего сорок пять, и это при том, что нас вместе с охранниками было сорок два человека, не понимаю, на что они рассчитывали, но на четырнадцать мастеров меча они явно не рассчитывали. Полезных трофеев не было, а денег набрали почти золотой, что было довольно мало, с такой то банды. Но и за эти трофеи пришлось выстоять целую схватку с главой охраны каравана, в конце концов, я просто пригрозил расправой. Возможно, угроза и не подействовала бы, если перед этим он не видел, как мои люди расправлялись с разбойниками.
        Закончив спор с караванщиками, мы продолжили путь, но перед этим я предварительно слил всю доступную энергию сначала в резерв, а потом и в посох. «Будет с чем потренироваться.» Больше пришествий не было, но ели мы будем двигаться с такой скоростью то прибудем в мои земли только к полуночи, а мне бы хотелось увидеть свои земли с утра, тем более я не хотел приехать туда уставшим от целого дня скачки. Мною было принято решение, что с наступлением темноты остановимся на ночёвку, а в владения въедем уже с утреца.
        План был выполнен на отлично, ехали до того момента когда видимость упала до пятидесяти метров, после чего стали устраиваться на ночлег. Всю работу выполняли драурги, а я сидел на небольшом сухом брёвнышке и обдумывал свои первые шаги по прибытию в замок. Отвлёкся я от размышлений лишь когда до меня донёсся запах жаренного на углях мяса, которое ещё недавно было молодым кабанчиком, но встречи с драургом этот зверёк не перенёс и теперь жарился на углях, изредка обрызгиваемых водой. Мясо было жестковатым, но я всё таки не принц, что бы возить с собой личную кухню. Так что, отбросив все сомнения, я налетел на мясо, которое было довольно сытным, и уже через пять минут я сыто повалился на лежанку из срубленных драургами веток. Сон пришёл довольно быстро и вот я уже плаваю среди облаков. Этот сон был довольно долгим. Я нырял и купался в облаках, где кроме меня никого не было. Проснулся как всегда рано, солнце только-только поднялось над горизонтом, а я уже поднял на ноги не выспавшихся драургов и чуть ли не пинками заставил их запрягать коней. Делали это они довольно медленно, так что я успел
позавтракать, а они пусть на ходу едят, точно знаю, что у каждого в сумке есть чем перекусить.
        Вскоре лесок по которому мы ехали кончился, и мы выехали в поле, по которому извиваясь и обходя холмы стелилась жёлтая дорога. Вдали начали движение останавливавшиеся на ночлег караваны. Ещё до обеда мы въехали на территорию моего баронства и сразу взяли направление на замок.
        Дорога вела через село. Проезжая через которое, я увидел выселенцу, установленную посреди деревни. На ней покачивались два не очень свежих трупа, не понимая, что здесь твориться я всё равно впитал разлитую энергию в свой резерв. Крестьян на улице не было, так что пришлось заходить в чей то двор, где мы были облаяны небольшой, но очень голосистой собакой. По моему приказу драург подошёл к двери и несильно забарабанил по ней, ответа не было. Тогда по моему приказу, драург прокричал.
        - Если через минуту, эти чёртовы двери всё так же останутся закрыты, то мы спалим этот дом ко всем чертям!
        Угроза подействовала, и из дома раздался крик, что хозяин сейчас выйдет. Вскоре дверь открылась, и из неё вышел невысокий, но крепко сложенный мужик.
        - Слушай сюда мужик, у меня нет настроения разводить с тобой долгие речи, так что быстро отвечай кто посмел в моих землях чинить суд?  - спросил я кивнув на виселицу, которую было видно и отсюда.
        Мужик от моего тона немного поморщился, но всё же ответил:
        - А с чего бы эти земли были твоими?  - в принципе вопрос был немного наглым, но был произнесён совершенно спокойным тоном, в общем я.
        - Потому что я, барон Дикест, купил эти земли у королевства,  - немного гордо ответил я.
        - Так есть у нас тут уже барон, вот последствия его забав вы и видели, заявился он три дня назад во главе своей шайки, да и объявил себя бароном, староста наш документы у него спросил, вот и висит уже третий день, а кто осмелится его и его жену снять сам там висеть будет, так нам барон сказал,  - меня немного ошеломил ответ мужика, я уже был морально готов буквально клещами вытаскивать из него лишние слава, а тут целый поток информации.
        - Большая ли у него шайка?  - с просил я.
        - Почти полсотни мечей, не тебе с ним тягаться,  - ответил он.
        - Ну это мы ещё посмотрим,  - с этими словами я велел драургам завести коней в сарай, и самим там расположиться, а см вошёл в крестьянскую избу.
        В ответ на жалостливую болтовню крестьянина, и мольбы не губить его семью я ответил весьма зло.
        - Заткнись, до вечера у тебя посижу и уйду,  - и больше не слушая его, вошёл в дом. Он сильно отличался от того дома в котором, когда то жил я. Было заметно, что местные крестьяне живут относительно богато. Всё время до вечера я просидел за столом, обдумывая план расправы с самозванцем.
        В раздумьях я даже не заметил, как смёл со стола супчик, который специально приготовила для меня жена крестьянина. Но вот на улице стемнело и настало время для штурма замка, в котором поселился самозванец.
        Выходя из дома, я бросил через плечо:
        - Сегодня эта земля обретёт настоящего владельца.
        Коней брать не стали, так как было уже довольно темно, да и расстояние было всего в семь километров. Так что я решил передвигаться пешем, тем более кони могут выдать нас. По деревне мы шли провожаемые громким собачьим лаем, и я молил богов, чтобы в замке собак не было, так как это грозило провалом плана. До замка в темноте мы добирались почти два часа, но всё кончается и вот впереди уже показался тёмный силуэт замка.
        Никакого освещения не было и было непонятно, как охрана может заметить что либо, даже на стенах. Первым по восьмиметровой стене буквально взлетел драург в самых лёгких доспехах, после того как он оказался на стене он скинул вниз верёвку, по которой тут же начали карабкаться остальные. Огромная сила драургов позволяла не закреплять верёвку. Моя очередь была последней, и меня буквально втянули на стену, даже не пришлось напрягаться. Оказавшись на стене, первым делом обновил заклинание ночного зрения. После этого отдал драургам команду к действиям, после чего они разбрелись по всему замку смертоносными тенями, часовые, которые всё-таки были, умерли бесшумно. Пять драургов направилось к казармам, двое остались возле ворот, ещё пятеро направились к донжону, а двое остались на стенах. Тишину ночи не прерывал не один звук, но долго так продолжаться не могло, и из казармы раздался крик боли. И через минуту там уже звенели клинки, в донжоне тоже началось движение, на верхних этажах зажегся свет, а на нижних уже шёл бой. Ладно, хватит бездельничать, решил я и направился к донжону, так как в казарме звуки
схватки уже начали стихать, и я был уверен в исходе столкновения. В донжоне звуки битвы перенеслись на второй этаж, зайдя на первый, утвердился в своих предположениях, по всему этажу лежали мёртвые тела. Ничего интересного в них не было, так что я начал собирать энергию. Собрав и слив её в посох, я направился к лестнице на второй этаж, где звуки тоже начали стихать. Поднявшись, опять обнаружил только мёртвые тела, собрав всю энергию и с этого этажа, переправил её в ножку стула, который сломали в гуще схватки, просто посох был уже почти заполнен, а так у меня появился этакий одноразовый артефакт. Вооружившись такой дубинкой я проследовал дальше, и вскоре настиг сражающихся. Стоит ли говорить, что драурги теснили разбойников и делали они это играючи? Не останавливая движения, на ходу создал три стрелы смерти и послал их в цели, и вот уже три трупа валяться на землю, а остальных, оставив игры на потом, режут драурги. Энергия подвластная моей воле сливается в ножку стула, которая заполнилась почти под завязку. На третьем этаже никого не оказалось и мы проследовали на четвёртый, где сразу же попали под
арбалетные выстрелы, стрелков было всего четверо, так что драурги спокойно увернулись от болтов, которые даже не задели выставленный мною щит. Арбалетчиков умертвил я, создав четыре стрелы смерти, всё-таки хорошо, что у них нет амулетов. На четвёртом этаже нашли так же пару запуганных слуг, которых не стали трогать.
        На пятом этаже нас опять попытались пристрелить, но у них опять ничего не получилось, но в этот раз они умерли от клинков драургов. А вот потом произошло неожиданное, из бокового прохода прямо на нас вынесся двухметровый, закованный в броню с ног до головы воин.
        Ближайший к нему драург в мгновение ока остался без головы, слишком неожиданно всё это случилось. Но они все были мастерами меча, и второй удар был уже блокирован, а меч одного драурга скользнул по доспехам, которые, как я потом узнал, были почти сантиметровой толщины. Такие доспехи были слишком тяжелы для обычного человека, но этот солдат в них двигался не медленней чем мои драурги. Понимая, что этот поединок может длиться ещё долго я начал формировать плетение большой мощности, оно было одиночным, и было предназначено для убийства противника, находящегося под сильным магическим щитом, это плетение, как и большинство других в некромантии, влияло только на живые организмы. На это плетение я затратил почти весь собранный в замке запас сил, что составляло энергию почти двадцати смертей. Вот в моей руке появилась Сфера Праха, которая бешено вращаясь, полетела в сторону воина. Поле защитного амулета она буквально проколола, а доспехи спасти от неё не могли и вот на пол падают доспехи, тела нет, оно уже представляет собой горстку праха. Надо будет потом осмотреть доспехи, может, отдам кому-нибудь из
драургов. И как всегда, мысль о том, что я мог бы поднять владельца этого тела в виде драурга, пришла слишком поздно, и я с сожалением оглядел пустые доспехи, лежащие на полу.
        Больше в донжоне мы никого не обнаружили, самозванцем оказался тот самый воин. Всего в его банде было пятьдесят семь человек, включая его самого. Этот штурм стоил мне двух драургов, одного убил самозванец, а другой оказался не удачлив и в тесном коридоре не смог увернуться от тяжёлого боевого молота, который метнул здоровяк из шайки. Потери, конечно, огорчили меня, но не настолько, чтобы уничтожить моё хорошее настроение, обеспеченное удачным захватом замка.
        Настало время подумать над созданием призрачного защитника, которого я уже давно хотел. Выбор был не большой, так как в этом направлении сложно, что то изучать, так как нам не доступен загробный мир. Единственное что мы можем, это выдёргивать к нам духи умерших и если удастся его одолеть, ты получишь себе невидимого обычным зрением слугу. Чем сильней была личность, тем сильней дух. Духи магов стают воплощением своей стихии, саламандрами, водяными и прочими существами, самые сильные становятся разумными элементалями и даже после смерти помнят себя, но долго в нашем мире они находиться не могут. Со всей моей силой сейчас я смогу подчинить лишь самого слабого из умерших магов.
        Но у меня была стоящая идея, самозванец должен был быть сильной личностью, вот его прах я и хотел использовать для вызова. Ритуал я проводил в маленькой комнате, раньше тут была неиспользуемая кладовка, которую я и присмотрел для эксперимента. Туда принесли прах самозванца. Рисунок для ритуала был готов, в центр рисунка был помещён прах умершего. Я начал запевать заклинание, которое было вербальным, и смысла его не знал никто, но действенность сомнению не поддавалась. Заклинание было длинным, я произносил его без перерыва почти три минуты, по окончанию которых наполнил линии рисунка энергией из посоха. Заклинание было почти мгновенным, и вот уже перед моим истинным зрением появляется фигура мужчины, его облик был довольно детализованным, это объяснялось коротким промежутком после смерти. Никаких разговоров не было, на меня сразу же навалилось чужое сознание, но я уже был в подобном положении, когда на меня напала сущность некроманта, сейчас происходило тоже самое, но сущность разбойника не было истощена двухсотлетним существованием без подпитки. Его натиск был силён, но и я уже был не малознающим
мальчишкой, а мужчиной обладающей знаниями некроманта и мастера меча, мой мозг уже давно был развит такими объёмами информации, так что сила была на моей стороне и умения тоже, так как у самозванца не было подобного опыта. Он действовал чисто по интуиции, а у меня была определена цель и я двигался к ней. Первым делом я сам перешёл в наступление, заставив его держать барьеры в своём сознании, потом собрал свою силу в иглу и как в схватке с некромантом проколол его сущность, мой напор был силён, а он мог противопоставить мне только силу своей воли. Вскоре я добрался до ядра его личности, но разрушать его не стал, а начал устанавливать контрольную нить между нашими сознаниями, а он, не понимая, что если он прервёт меня то его сущность просто разрушится, пытался мне помешать, но его попытки были слишком вялыми, он давно понял, что ему меня не одолеть. В принципе я обеспечу ему нормальное существование, так как могу обеспечить его энергией, которой хватит на поддержания своей сущности, он не станет примитивным, агрессивным существом, жаждущим энергии, а останется разумным, обладающим памятью прошлой жизни.
В принципе неподчинённые духи не могут добывать энергию, и их энергии не хватает на то что бы сохранить своё сознание и память. Если мне нужно то я могу приказать призраку захватить тело какого-либо человека, и получится, в общем-то, воскрешение. Так как он будет обладать всеми чувствами, он будет живым. Но такое могут только сильные личности, обычный человек даже не сможет стать духом, он просто уйдёт в нижний мир. Раньше я думал, что нижний мир и мир духов это одно и тоже, но в Школе Магии мне объяснили, что нижний мир это отдельный мир, где находятся души умерших, там они ждут перерождения. А вот большинство сильных духом людей, уходя в нижний мир, оставляют после себя слепок своей личности который, и является духом. Но хватит размышлений, надо пронаблюдать, что у меня там получилось. А получился у меня сильный дух охранник, которого в перспективе можно наделить развитым телом и у меня будет уже живой мастер меча. Но некроманты не любят работать с духами, во первых, всегда есть шанс проиграть, а во вторых их постоянно приходится поддерживать энергией. Мой призрак будет потреблять почти одну пятую
моего резерва, что было довольно много.
        Довольный своей работой я пошёл спать, бессонная ночь всё-таки сказалась на мне ужасающей сонливостью, приходилось прилагать все свои силы, что бы не заснуть на ходу. Так что забравшись в свою комнату я, не раздеваясь, плюхнулся на кровать, сознание погрузилось в сон даже быстрее чем тело коснулось кровати. Последними мыслями было сожаление, что отдохнуть подольше не получиться, завтра нужно будет заняться хозяйством.
        Глава 19

        Сон был осознанным, это было просто прекрасно. Даже не передать чувства, когда реальность подстраивается под твои мысли, чувствуешь себя богом. Чего я только не делал, рассказывать не буду. В общем, что хотелось, то и делал. Как же не хотелось просыпаться, ощутить себя не богом, а обычным человеком. Но впечатления от сна были положительными, и настроение тоже было отличным. Первым делом я позавтракал, слава богу, в замке были запасы продовольствия. Самозванец слуг не трогал, так что у меня сейчас был повар, пять слуг, конюх и управляющий. Который оказался древним стариком, помешанном на благополучие баронства. В его дела я вмешиваться не стал, у меня не было в этом опыта, да и проводить всё время за расчётами меня как то не сильно привлекало. Так что в вопросе управления я полностью ему доверился, спросил лишь доходы баронства. Они оказались не такими и маленькими, но и не гигантскими. Почти восемь золотых в год, но это с вычетом налогов королю, ежегодного ремонта торгового тракта, ежегодно устраиваемой в моих землях небольшой ярмарки, так же почти три золотых тратилось на войны с ближайшими
соседями, которые были весьма воинственными людьми и раз в год да нападали, единственным спокойным был граф, он смотрел на грызню баронов как кот на дерущихся мышей. Его войско составляли почти три сотни солдат, а у баронов было от пятидесяти до сотни, так что мне тоже надо побольше солдат. В открытом сражении нас сомнут числом, или выбьют по одиночке. Так что мне нужны были солдаты, но наёмников брать не хотелось, единственный вариант наштопать умертвий, но проблема в том что сейчас я не смогу контролировать больше сорока созданий, а у меня уже есть тринадцать, включая духа который следовал за мной. Так что лучше поднимать создания посильней, лучше всего не поднимать никого ниже драургов, если я хочу обладать сильным отрядом. Эх, получить бы десяток эльфийских лучников, поднял бы их драургами, и с обороной замка проблем бы не было, ну или десяток вампирских мастеров меча. Вампиры с рождения обладают большей скоростью чем люди, конечно намного меньше чем у людских мастеров меча, но вот их мастера меча намного превосходят людских, как в скорости, так и в силе. Но хватит пустых мечтаний, а то домечтаюсь
до того что отправлюсь на охоту за драконом, что бы поднять его потом как драурга, а ведь и правда энергии уйдёт как на драурга, а по факту получу высшую нежить. Ага только его убить сначала надо, а с их полным иммунитетом к магии это несколько трудновато, да и драурги ему почти ничего сделать не могут. О таком можно задумываться, когда у меня будет пяток големов, ну или Павших Рыцарей. Вот бы кого мне в отряд, эти существа просто машины смерти. Трёхметровые гиганты, одетые с ног до головы в костяную броню, которую невозможно пробить обычной сталью, внешне они были похожи на статуи рыцарей в полных доспехах, но доспехи их были просто утыканы шипами. Эти существа были сильней големов, но и манны на них тратилось едва ли не больше чем на личей, а это как-никак почти пятьсот смертей.
        Но хватит мечтаний, пора приниматься за дела. Первым делом отправил во все три моих села по одному драургу, который должен передать старосте, что у земель появился законный владелец, а самозванец был свержен. Там так же говорилось, что завтра старосты деревень должны будут прибыть в мой замок для отчётов о состоянии деревень и проблемах в них.
        Драурги отправились по деревням, а я начал осматривать замок, который был довольно небольшим. Стены образовывали круг радиус которого был не больше двухсот метров, в центре круга был расположен квадратный пятиэтажный донжон, вышек на стенах не было, но они были не так и нужны, так как охраны в сотню солдат едва хватит что бы защитить даже эти стены. Казармы примыкали к стенам, и были расположены справа от донжона. Рядом с ними были расположены конюшни, амбар, и хозяйственные постройки. Рядом с которыми находился колодец, слева от донжона была свободная от построек площадь. Её целью было построение солдат, тут же они и тренировались. Для этого тут были брусья, турники и мишени для лучников. Специалистов в таких условиях не подготовишь, но этого и не было нужно, тренировки были нужны для поддержания физической подготовки солдат. Вот в принципе и все, что было заметно с первого взгляда. После осмотра я направился к казармам, которые слуги уже привели в порядок. Внутри всё было довольно скупо обставлено, кровати, столы, стойки в которых сейчас кое-как стояло различное оружие, всё-таки слуги-не
солдаты. Тут же была кухня, в которой стоял один длинный общий стол, около которого стояли лавки, оказавшиеся не приколоченными, что ясно указывало на хорошую дисциплину солдат и отсутствие в их рядах драчунов. Но казармы меня не сильно интересовали, больше меня заботил продовольственный подвал. Спустившись в который, убедился в своих предположениях, ничего алкогольного тут не осталось, дисциплина у солдат самозванца явно была не на высшем уровне, а так по моим подсчётам провизии хранящейся здесь хватит нам почти на год, всё таки количество обитателей снизилось с сотни, до двух десятков. Было непонятно куда подевались солдаты барона, но оказалось, что половина из солдат были наёмниками и ушли, как только узнали о гибели барона, они бы и имущество разграбили, но тут стеной встали остальные солдаты, которых он набирал из своих деревень. А эти вскоре тоже покинули замок, вернувшись в свои деревни, кто не вернулся, были убиты шайкой самозванца.
        А теперь уже солдат самозванца закапывают в землю оставшиеся в замке драурги, солдатам было решено сделать общую могилу в пятидесяти метрах от замка. Можно было бы и подальше, но я решил сделать заначку на случай осады замка, и поэтому солдат закапывали на глубину всего в двадцать сантиметров, в принципе это едва скрывало их от взглядов, но в тоже время не давало распространиться вокруг аромату гниения. Если я захочу то смогу поднять почти тридцать умертвий из этих тел, это будет неприятным сюрпризом для нападающих. В принципе тридцать умертвий смогут если не одолеть сотню солдат, то изрядно сократить их численность.
        Конюшня оказалась довольно небольшой, там было всего десять стойл, следовательно, солдаты барона были пешими. Сейчас в стойлах стояли наши кони, у самозванца был всего один жеребец, который перешёл в моё владение. Я конечно в конях не разбираюсь, но на вид конь был хорошим.
        Дальше посетил амбар, в котором хранилось зерно, для кур, которых тоже разводили в замке, кур разводили в одной из хозяйственных построек. Их было не много, всего около пятидесяти, размещались они в довольно просторном здании, а раз в два дня один из слуг выводил их за территорию замка, где они могли пощипать травку.
        Вникать в подробности я не стал, лишь спросил о наличие другой живности. Оказывается, было ещё пять порассей, но их закололи солдаты самозванца. Дальше я направился к колодцу, взглянув в который понял, что тут не собираются подземные воды, это был родниковый колодец, что было хорошо, так как в жаркое лето такой колодец не пересохнет.
        Вроде бы всё осмотрел, ничего заслуживающего моего внимания не было, так что я направился к брусьям, установленным на краю площади. Сначала я решил подтянуться столько, сколько смогу, предел моих возможностей оказался не велик, я подтянулся всего двадцать три раза, это показало всю толщину трещины между мной и мастером меча, чьи воспоминания я взял. Он не напрягаясь мог сделать больше сотни, а сейчас и того больше, всё таки сила его возросла в четыре раза. Получается, сейчас мой драург мог сделать примерно пять сотен подтягиваний. Да уж до таких результатов мне далеко, но я постараюсь в свободное время тренироваться. Ну, если смогу победить свою лень, хотя когда от владения клинком зависит твоя жизнь, то появляется отличный стимул к тренировкам. Дальше я около двадцати минут занимался на брусьях и отжимался, пока не почувствовал что изнемог до состояния тряпки.
        Не стоило забывать и про магию, теперь, когда мой резерв так подрос, мне пока не доступен тот быстрый способ, каким я развивался до этого. Теперь что бы собрать количество силы, превышающее мой резерв минимум в три раза, придётся наполнять силой какое-то дерево, или гигантский посох, емкостью больше моего в два раза. Да и энергию сотни смертей на кладбище не соберёшь, там максимум хватит энергии на одно или два умертвия, тогда как мой резерв сейчас позволяет создать двенадцать умертвий. За последнюю неделю мой резерв повысился весьма незначительно, что было довольно прискорбно, так как выходило что я, возможно, не достигну даже силы предыдущего носителя моего дара. И если он мог с помощью своего резерва создать драурга, то мне для этого придётся использовать накопители. Эх, всё настроение от таких мыслей испортилось.
        Ну ладно, хватит о грустном, пора пойти и ещё раз проверить искусство местного повара.
        Искусство его было на высоте и после сытного обеда мне захотелось спать, хотя обычно на сон днём времени не было, но теперь то оно есть, и грех этим не воспользоваться.
        Сон был вполне обычным, в нём я опять видел кровавые сцены из памяти некроманта, но страха перед ними не было, теперь я со смехом вспоминал свой страх после первого такого сна. Очень сложно бояться того что привычно, а кровь для меня стала чем то обыденным.
        Проснулся я с неопределённым настроением, вроде ничего плохого, но и хорошего тоже мало. Но потом вспомнил, что теперь я дворянин и нежусь в тёплой постели своего замка и настроение приняло весьма заметный положительный характер.
        Драурги уже похоронили солдат самозванца, и даже те трое вернулись из поселений и привели наших коней, которые оставались у того крестьянина. Проблема была только в той деревни, в которой мы были до этого. Там ещё не был выбран староста, но до завтра должны выбрать нового и сообщить ему обо всех проблемах и нуждах деревни.
        В общем, собрание старост завтра будет, и там, скорее всего у меня будут клянчить всё что ни попадя. Начиная от денег на ремонт забора и заканчивая деньгами на лечение заболевшей коровы. Но это всё было моими предположениями. Поужинав я не знал чем себя занять, решил начать тренировки и попросил одного драурга потренировать меня, драург к которому я обратился как то странно посмотрел на меня, и переспросил:
        - Вы желаете тренироваться?
        - Да,  - не задумываясь ответил я, не обратив на заминку драурга никакого внимания.
        С этого и начались мои мучения, оказалось, что мастера меча под словами тренироваться имеют в виду немного другой смысл, оказывается, начать тренироваться - значит пойти в ученики к мастеру меча, ученик может либо стать мастером, либо умереть. Этим то и было вызвано удивление драурга, и оказывается, незнание правил не освобождает от ответственности. Хотя я мог просто приказать ему умереть или просто не учить меня, но мне показалось что это подходящая лазейка для борьбы с моей ленью и я не стал ничего предпринимать. Вот тогда и началось моё мучение.
        Сначала тренер проверял мои физические показатели, чего я только не делал. Приседал, подпрыгивал, делал кувырки, загибал руки под неестественным углом, сгибался по полам, в конце концов, перешёл к силовым упражнениям, отжимался, поднимал различные тяжести, подтягивался и когда я уже начал думать что истощён он сказал что теперь покажет мне упражнения. Конечно, упражнений он мне дал не много, но они были просто ужасными. Например, пришлось держать навесу меч, и рука не должна была опускаться ниже груди, а попробуй так постой, когда твои мышцы сводит от усталости, но долго я так стоять не смог бы, если бы не драург, а точнее презрительное выражение его лица. Конечно, презрения он чувствовать не мог, но мастерски изображал его, это приводило меня в ярость. Но я не рвался его убить, эта ярость давала мне сил. «Я должен был доказать ему, на что то способен.»
        В тот день мне показалось, что я всё-таки добился своей цели, тренировку мы довели до конца, а потом мне даже удалось наскрести сил на то чтобы покушать, и после обильного ужина, меня, не смотря на то, что спал днём, начало клонить в сон.
        Сопротивляться я не стал, последней мыслью было то, что завтра нужно будет разбираться со старостами деревень.
        Глава 20

        Сон был странным, вроде был и во сне и точно осознавал, что моё тело лежит, и я могу им управлять. Двинув пальцем, проснулся посреди ночи и не мог уснуть долгое время, но всё же уснул. Дальше снов не было, и я спокойно выспался. Проснулся я часов в восемь утра, солнце просвечивало через зашторенные окна, но насладиться своим положением не получилось. При неловком движении по телу начали растекаться волны боли, они были ужасны, болела каждая мышца, я шипел и ругался сквозь стиснутые зубы. Долго так продолжаться не могло, и я нашёл в себе силы встать, начал выполнять зарядку для тела, постепенно боль начала уходить и из комнаты уже вышел как нормальный человек, а не инвалид которого ноги не держат. Первым делом сходил умыться, потом позавтракал. Потом направился в свой кабинет, вызвав туда и драургов.
        - Когда прибудут старосты?
        - Договорились что они прибудут к обеду,  - за всех ответил драург, остальные в подтверждение его слов просто кивнули.
        Отпустив их взмахом руки я поудобней расположился в кресле и начал думать. Скорее всего, старосты сегодня будут что-то узнавать обо мне и моих намерениях, потом они будут что-либо просить. Обязательно скажут, что у них не осталось живности, урожай пропал, на всё это надо денег. Конечно, денег я им не дам, так как большинство их проблем будет выдумано. Всего наша казна составляла тридцать две золотых монеты. Десять у меня было, а ещё двадцать две были набраны по всему замку, в общем, сейчас у меня на руках была довольно внушительная сумма. Срочных трат не предвиделось, так что они должны остаться у меня довольно на долго.
        Сейчас передо мной стоял вопрос что делать? У меня был слишком маленький отряд, для того чтобы оставить кого-то на охране, а с остальными отправиться наёмничать. В ближайшее время у меня вообще не предвидеться пополнения в виде сильных драургов или кого-то посильней. Так что требовалось найти занятие на долгое время, конечно сейчас буду тренироваться пока не посчитаю, что владею клинком лучше среднестатистического солдата. До мастера меча мне всё равно развиваться пару лет, но столько времени у меня нет. У меня была идея создать самый слабый из возможных прокол реальности, ведущий в загробный мир. Он будет слишком маленьким для того, что бы от туда пришла какая либо сильная сущность, слабые сами не полезут, так что через этот прокол я бы обеспечил себя некроэнергией, хоть и не слишком большой приток, примерно мой резерв в день, но если переливать энергию в посохи, то вскоре у меня будет куча накопителей и энергии хватит на что-то значительное, но проблема была в том, что на этот прокол требовалось энергии почти двухсот смертей. А у меня вместе с моим посохом и статуэтками энергии наберётся
примерно на сто десять смертей, в посохе на пятьдесят, тридцать в статуэтках и у меня на тридцать, всё-таки переливание энергии в посох и обратно, которые я провожу ежедневно, дают результаты. Этих сил хватило бы на поднятие пятидесяти умертвий или на двоих драургов, но вот на прокол реальности явно не хватало. А беспричинно резать людей для этого я не хотел, вот если кто-нибудь нападёт или я сам пойду войной на соседей, тогда да можно и набрать нужное количество. А с войной здравая идея, если я проведу поход на одного из шести соседей, то этим покажу всем, что земли не ослабли, а если смогу на голову разгромить врага, то нападений в ближайшее время точно не последует. Остаётся только определиться с противником, граф сразу отпадает, конечно, было бы лучше победить самого сильного противника, но моих сил явно не хватит, что бы справиться с его тремя сотнями. Так что остаются лишь пять баронств, одно из которых тоже отпадало, так как у того барона солдат было почти две сотни. Сейчас я могу справиться максимум с сотней солдат, если у них не будет магической поддержки. Самолично могу устранить почти
полсотни, а остальное на себя возьмут драурги. Так что под силу мне потягаться только с двумя баронствами, у одного было сто двадцать солдат, у другого девяносто семь. Количество солдат не скрывалось от противника, на общем балу который проходит раз в году в замке графа бароны даже хвастаться перед друг другом количеством солдат. Вообще их стычки были похоже на игры и участвовали в них в основном наёмники, так как своих людей бароны берегли. Друг друга захватить они не стремились, так как на того кто объединит под своей властью несколько земель, тут же накидывались остальные бароны, а потом государство опять продавало земли новым владельцам, так что убивать им толку не было, и мне это тоже не позволят, так что в мои планы входило лишь небольшая стычка с бароном, у которого сейчас было сто десять солдат. Конечно, можно было бы напасть на самого слабого, но это было как то не очень благородно и сразу бы испортило отношение баронов ко мне.
        Так что цель была выбрана, и выдвижение было назначено на следящую неделю, никаких долгих сборов не было, так как нас довольно мало и никаких обозов мне было не нужно. Налечу на какую-нибудь деревеньку, соберу всё ценное, заберу сотню жителей и обратно в свои земли. Тут расположу крестьян, и пойду готовить засаду для войск барона. Такие стычки тут довольно часты, так как здесь нет каких либо богатств, и борьба ведётся в основном за людские ресурсы. В среднем одно село включает в себя пять-шесть сотен жителей, но с таким маленьким отрядом я не смогу всех контролировать. Сегодня надо будет сказать старостам, что бы готовили дома для новых жителей, строить дома было не нужно, так как мои земли подвергались таким же налётам и домов двадцать пустовало в каждой деревне. Местные сёла не были огорожены даже самым слабым частоколом и крестьяне не вставали на защиту своих селений. Так как если они убивали кого-то из солдат, то разъярённый барон казнил людей десятками. Так что в каждой деревне были готовы к переселению и сильно не сопротивлялись. Бывали случаи, что среди захваченных людей попадались те, кто
жил в твоих деревнях и был захвачен пару лет назад. В общем, серьёзной грызни тут не было, а бороны просто развлекались, получая острые ощущения, ну а мнения крестьян никто никогда не спрашивал и они давно смирились с таким положением вещей, у большинства были кони и собственные телеги, что бы перевозить с собой самые нужные вещи. В принципе крестьянам от таких игр плохо не было, так как им давали и жильё и участок, а скотину свою они пригоняли с собой. Такая вот тут канитель, бароны играются в полководцев. Хотя никто из них даже не участвовал в настоящих войнах, где реками льётся кровь невинных людей, посёлки целиком сжигаются, а крестьяне защищают свои дома до последней капли крови. Тут они играли в то, что представляют войной, но войной благородной и по правилам. А страдают от всего этого только наёмники, которых для своих игр нанимают бароны. Из своих людей они составляют лишь охрану замка, и их численность не превышает полсотни клинков.
        Мои размышления прервал звук открываемых ворот, выглянув в окно, я понял, что прибыли старосты, прибыли они пешком и не в самой лучшей одежде, так что стало понятно - будут просить деньги. Вскоре их привели ко мне. Двери бесшумно открыли и в сопровождении двух драургов в комнату вошли старосты, я встретил их сидя в кресле, и взмахом руки пригласил их присесть на стулья. Они, робко поздоровавшись со мной, расселись.
        - Здравствуйте, я пригласил вас, что бы ознакомиться с информацией по вашим поселениям, меня не интересует, что у вас там случилось, только информация о количестве жителей, проблемах связанных с разбойниками или какими то тварями,  - мой голос сразу же отрицал всякое желание давить на жалость и старосты сильно огорчились, понимая, что денег им не видать. О состоянии хозяйств спрашивать их не стал, пусть этим занимается управляющий, а я буду решать только проблемы где требуется моя магическая помощь или участие моих драургов.
        Старосты явно знали, что такое дисциплина и начали чётко и лаконично выкладывать информацию.
        - Я Винг, староста Большой, сейчас в моей деревне проживают шестьсот тридцать семь человек, из которых двести семьдесят женщины, проблем с разбойниками и тварями нет,  - хмуро ответил один из мужчин, видимо всё-таки он сильно рассчитывал на деньги.  - я Ганг, староста Средней, сейчас в моей деревне проживают пятьсот тридцать три человека, из которых двести сорок три женщины, около нашего села пару раз показывалась разбойничья шайка, но на село не нападала, только умыкнули пару коров,  - видимо он прочитал вопрос в моих глазах, так как добавил спокойным голосом,  - шайка небольшая около двадцати человек, тварей не видели.
        - Я Бурд, выборный староста Малой, сейчас в моём селении пятьсот шестьдесят семь человек, двести шестьдесят из которых женщины, уже около недели назад появилась странная тварь, толком её никто не видел, выпрыгнет из кустов хвать козу и обратно, ростом метра с два, всё тело чешуёй покрыто. А разбойников не видели,  - закончил он, он при разговоре со мной сильно робел, видимо ощущать себя старостой он ещё не привык.
        - Понятно, это всё что я хотел у вас узнать, свободны,  - сказал я и принялся считать общее население трёх деревень, подсчитывал на бумаге, так как в уме мог немного ошибиться.
        Получилось, что в моих землях сейчас проживает тысяча семьсот тридцать семь человек, из которых семьсот семьдесят три женщины, получается мужчин больше почти на три сотни, похоже старосты меня немного обманули, скрыв точную численность женщин.
        Оторвав глаза от бумаги, увидел стоящего возле двери Бурда.
        - Денег не дам,  - сразу сказал я.
        - Нет, мне не это, подтверждаете ли вы, что я теперь староста Малой?
        - Да, конечно, я доверяю людскому выбору,  - ответил я и увидел, как он облегчённо выдохнул, видимо боялся, что я его не приму по каким либо своим соображениям.
        За ним закрылась дверь и я начал думать, что мне первым сделать, поймать разбойников или с начала лучше заняться тварью. Сначала решил заняться разбойниками, так как бой с тварью мог забрать у меня много сил, а на разбойниках я могу пополнить их запас. Пока мысль не покинула меня, отправил драургу приказ раздобыть мне второй посох и приготовить коней к нашему отбытию. Сначала направились к Средней, на поимку разбойников.
        Их лагерь нашли очень легко, они организовали его всего в трёхстах метрах от дороги и смог обнаружить их поисковым заклинанием. Подобраться незамеченными к лагерю проблем не составило, драурги довольно тихо сняли пару секретов, расположенных на деревьях. После того как мы оказались от разбойников метрах в сорока отдал приказ нападать. Драурги вылетели на поляну как вестники смерти, от их ударов ничего не спасало и разбойники даже не успели понять, кто на них напал, я же в схватке участия не принял и лишь собрал энергию, которую тут же переправил во второй посох. Приказал драургам обыскать разбойников, но у них нашлись лишь пяток серебряных монет, видимо они давно не ходили на дело. После этого приказал закапать тела в землю и, подождав час, пока они выполнят эту грязную работу, выдал им приказ на выдвижение в сторону Малой. По пути нам встретился староста Средней, бойко шагающий по дороге в свою деревню. Передав ему что о разбойниках можно уже не беспокоиться я не обращая внимания на его удивлённый взгляд направил коня дальше по дороге.
        К малой мы прибыли почти через час, староста уже прибыл в деревню. Так что мы зашли к нему, и я расспросил его, где искать тварь, направление он мне дал довольно посредственное. Мол, идите по дороге, потом сверните на право, и вот на этой дороге она коз и таскает.
        Ждать было нечего, так что мы немедля направились в указанную нам сторону, на место происшествия выехали только минут через двадцать. О том, что именно здесь и напала тварь было понятно по небольшой просеке в кустах, видимо тварь пёрла на пролом, топча кусты и то что за прошедший день с нападения кусты ещё не распрямились было ясно что тварь весит никак не меньше лошади. Спешившись, мы отдали поводья коней одному драургу, который остался охранять лошадей, и направились по просеке. Первыми шли пять драургов, в середине шёл я, а сзади шло ещё пять драургов. Двое остались в замке. На ходу я магией проверял окружающую местность. Поисковое заклинание нашло тварь только через час нашего блуждания по лесу. Тварь расположилась на полянке между деревьев и сейчас спокойно спала. Мы подкрадывались бесшумно, а ветер был в нашу сторону, так что мы ничем себя не выдали. Тварью оказалось странное существо, размерами оно было не такое уж и большое, всего метра полтора в длину, рост существа я определить не мог, так как во сне оно поджало под себя лапы. А по внешнему виду оно напоминало странную помесь дракона с
собакой, видно это был результат экспериментов, какого-то мага. Собачье тело было покрыто толстой серой чешуёй, такая же собачья голова была довольно массивная и длинная вытянутая широкая пасть была напичкана острыми зубами, изо рта вываливался вполне собачий язык, существо было бесхвостым. Убили существо мы довольно легко, самый быстрый из драургов сделал прыжок вперёд и со всей скорости опустил свой меч на голову существа, которое видимо почуяв угрозу уже начало поднимать свою голову. После такой лёгкой победы над существом я решил сразу же поднять его в виде драурга. Быстро создав заклинание, запитал его энергией и метнул в цель. Через несколько секунд предо мною уже стоял столь странный драург. Но меня что-то насторожило, что же меня насторожило? Я не чувствовал связующей нити! Тут существо пришло в движение и мощным прыжком опрокинуло с ног драурга, который едва успел поставить руку и челюсти сомкнулись на руке, на которой был одет весьма крепкий наруч, который тем не менее прогнулся под силой твари, всё таки ритуал наделил её страшной силой. Подскочившего к ней сзади драурга, тварь сбила с ног
сокрушающим ударом задней лапы, хорошо, что этим драургом оказался единственный латник, иначе бы, скорее всего он бы лишился остатков своей псевдо жизни. Но на этом удача твари закончилась, к твари подскочил один из драургов и опустил свой меч на хребет твари, при этом он явно перерубил выпирающий позвоночник. Тварь упала всем своим весом на лежащего под ней драурга и тому пришлось напрячь все свои силы, что бы спихнуть её в бок.
        После такого скоротечного боя, в котором я не успел принять участие я устало сел на труп твари, руки ощутимо подрагивали. Накатил запоздалый страх, ведь напади она на меня, лежал бы я сейчас тут с порванным горлом. Видимо маг, создавший эту тварь что то напутал и тварь не поддавалась контролю, что случилось с магом и так понятно. Да уж сейчас я был не далеко от своей смерти. Немного успокоившись, встал и приказал выдвигаться, оставив здесь одного драурга, который должен был срезать чешую с существа, вдруг пригодится. А я с остальными драургами направился в замок, в который мы прибыли, где то через полтора часа. Первым делом я покушал. А после этого сразу же завалился спать, нервы требовалось успокоить, и сон для этого подходил лучше всего.
        Глава 21

        Сон был беспокойным, я постоянно от кого-то убегал, спасался, сражался. В общем, ничего хорошего не было, проснулся, как и следовало ожидать с нехорошим настроением. Оно ещё сильней ухудшилось, когда сразу после завтрака ко мне подошёл драург и сказал, что день отдыха остался позади и настало время тренироваться.
        До обеда я опять изощренно пытал себя, правда, драург называл это тренировкой. После обеда я отдохнул часов пять, которые просто провалялся на кровати, и тренировка началась по новой. Вновь на кровати очутился уже когда полностью стемнело, сейчас меня одолел бы и ребёнок, на столько я был выжат физически. Кое-как найдя в себе силы я отправился покушать, а потом завалился спать.
        В таком темпе у меня прошло ещё четыре дня, на третий я уже намного меньше уставал от этих тренировок, так что на четвёртый драург показал мне новые упражнения.
        Так что на пятый день я объявил поход на соседа, лишь бы ещё день не заниматься. Сборы были недолгими, взяли провизию запрягли коней и отправились в путь, по пути заехали в Среднюю, староста которой ответил что всё уже готово к приёму новых людей. Удовлетворившись ответом, приказал выдвигаться дальше, границу мы пересекли часа в четыре дня. А к нужному селению прибыли часа за три до наступления темноты. Встретил нас староста, он вышел на площадь перед своим домом, а со всех сторон начали стягиваться деревенские мужики.
        - Кто из вас староста,  - спросил я, уже зная ответ. Ответил мне старый, но ещё крепкий мужик.
        - Я староста, а ты кто таков?  - в его голосе было действительное удивление, видимо бароны никогда не приезжали со столь маленькой свитой.
        - Я барон Дикест Лирийский, а вы теперь мои подданные, что бы к завтрашнему утру двадцать пять семей были готовы переселится в мои земли,  - голос мой звучал громко и довольно грозно, а речь была буквально пропитана пафосом, как и надлежало быть речи благородного.
        Но вот реакция крестьян меня немного удивила.
        - Ха ха ха,  - смех старосты разнёсся по всей площади и его дружным смехом поддержали все здесь присутствующие мужики,  - припёрся ко мне не знай какой разбойник и думаешь отдам тебе своих людей,  - отсмеявшись сказал он,  - даже если ты и настоящий барон, то о твоей судьбе никто не узнает, ну пропал себе барон с кем не бывает,  - сказав это он махнул рукой и из за заборов показались мужики с натянутыми луками, их здесь было не меньше пятидесяти и это внушало ему уверенность в своих силах. А он тем не менее не унимался, и начал уже откровенно глумиться надо мной,  - какой у тебя хороший конь, я тоже такого хочу, уступи ка ты мне его, а я тебя на первое время освобожу от работ с навозом,  - от его слов мужики буквально покатывались со смеху, а вот во мне начала закипать злость.
        Староста всё ещё что то говорил, а передо мною уже формировались, невидимыя для обычного зрения заклинания. Пелена смерти и массовое заклинание поднятия умертвий. Как только староста замолчал, набирая воздуха для следующей триады, я выпустил на него и рядом стоящих мужиков заклинание пелены, более пятидесяти мужиков умерло одновременно, ещё почти секунду их тела стояли неподвижно, а я тем временем уже выпустил заклинание подъёма умертвий, и тела едва успевшие упасть начали шевелить конечностями. А остальные крестьяне ошарашенно наблюдали, как встают их только что упавшие от непонятно чего сельчане. Не прошло и минуты как передо мной стояло уже двадцать семь умертвий, на большее энергии не хватило, так как я использовал только силы, выделившиеся при смерти крестьян, не затронув при этом свой запас и резерв посоха.
        - Убить сотню мужчин,  - скомандовал я им, хотя и знал, что считать смерти придётся мне, умертвия были для этого слишком тупы.
        Умертвия начали действовать и по площади разнеслись мучительные вскрики, у большинства умертвий не было оружия, они били голыми руками, хотя при их силе удар в висок будет смертелен для обычного человека. Крестьяне были ошарашены, такого поворота событий они явно не ожидали. Сейчас в их сердцах была растерянность, которая начала уступать место страху, всё-таки они не были солдатами. Вскоре количество смертей перевалило за пятьдесят, а на площади уже никого не осталось, все разбежались, остались лишь лучники находящиеся за забором. Они всё ещё пытались что-то сделать моим умертвиям, но вскоре и до них дошло что стрелы им вреда причинить не могут, и вот уже лучники разбегаются кто куда может.
        К этому моменту я уже насчитал семьдесят три смерти, этого времени было достаточно, что бы мои нервы немного успокоились, и я отменил приказ. Ещё немного успокоившись, отправил драургов по деревне, они должны были разнести по деревни весть, что убийств не будет, если завтра с утра к переезду будет готовы тридцать семей. Посмотрев как драурги расходятся по всей деревни выкрикивая сообщение я решил не терять время и начал собирать энергию, половину которой слил во второй посох, а остальное отдал призраку, который используя эту энергию, может развиваться, в конце концов, при сильной подпитке он сможет создать свой резерв, став нематериальным магом, борьба с которыми очень сложна, но большинстве своём некроманты избегают так развивать своего призрака, так как с набором силы он может сорвать с себя подчинительную связь и не факт, что некромант сможет победить его. А сейчас мой призрак может лишь на небольшое время обретать материальность, которая тоже зависит от силы призрака. В общем, сейчас призрак довольно бесполезен, если только в крайних ситуациях, но чем хорош мой дух так это тем, что при жизни
он был мастером меча, и это умение должно было остаться у него и в моменты материализации он может сильно навредить моим недругам. А учитывая его нематериальность и способность проходить через физические объекты, то даже мой слабый призрак сейчас был лазутчиком, о котором можно только мечтать. Но ладно я отвлёкся, что делать с телами, конечно можно было бы и оставить, но мне не хотелось просто так упускать столько подходящего костного материала. Я уже давно подумывал об надлежащем мне по рангу транспорте, хотелось бы дракона, но на него потребуется энергии пару тысяч смертей, да и под контролем я его не удержу. Хотя можно под редактировать плетение и наделить иго разумом, годным лишь для боя и выполнения прямых приказов, так же можно убрать способность полёта, да и крылья вообще, это снизит количество требуемой манны больше чем в двое, и на создание такого существа потребуется почти восемьсот смертей. А на выходе мы получим высшую нежить способную к магии и ведению боевых действий, решено в скором времени начну экспериментировать.
        Прервав свои размышления, я решительно направился к дому старосты, в котором собирался дождаться завтрашнего утра. Войдя во двор, заметил что во дворе всё убрано, это натолкнуло меня на мысль, что сейчас в доме я увижу заплаканную жену старосты. Так и случилось, едва шагнув за дверь, пришлось напрягать все свои мышцы, что бы избежать удара в голову. Топор который был направлен точно в голову срезал лишь клок моих волос, после чего врезался в косяк двери, в котором благополучно застрял. Не дав женщине время на обдумывание ситуации я ударил её ладонью в грудь, от моего удара она не удержалась на ногах и рухнула на спину. Я перевёл дыхание и лишь потом заметил, что приземлилась она не удачно, ударившись головой об стульчик стоящий в углу. Этот удар пробил ей голову и сейчас под ней начала собираться кровь, глаза женщины были приоткрыты и я увидел в них только горечь, которую не стёрла даже смерть. Вот что значит любовь, она погибла ради любимого, и горечь была лишь от того, что не смогла за него отомстить. «Тьфу, какой бред мне приходит в голову, пойду лучше посплю, она сама виновата в своей смерти».
Это было скорее самовнушение, я хотел задавить в себе чувство жалости, для некроманта оно не приемлемо, так что не стоит горевать об умерших, нужно побороть в себе тот остаток честности, благородства жалости и остальных ненужных, а порой и вредных для меня чувств. Стоит поскорей избавится от всего этого шлака, так как мучатся совестью в мои планы не входит.
        Сняв с себя верхнее белье, нырнул под одеяло, которое было довольно хорошего качества, а не просто сшитые шкуры. Видимо одеяло было покупным, в отличии от явно самодельной, грубовато сделанной перины. Но всё это я заметил лишь частью сознание, а остальные ресурсы разума уже заснули, в общем, получилось что-то странное, я как будто раздвоил своё сознание, но было не два одинаковых потока, а один цельный, а второй лишь жалка его частичка. И вот эта мелкая часть сознания и была тем самым, что позволяло мне осознать сон, просто я раньше не замечал дробления сознания, а сейчас заметил. Не знаю, что на это повлияло, либо напряжённый день, либо борьба внутри себя. Но результат был бесспорным, и это давало мне тему для размышлений. Сейчас я обдумывал, смогу ли я раздробить сознание на несколько потоков по своей воле? Было бы неплохо думать о нескольких вещах одновременно, хотя я и не представляю себе, как это возможно. Ладно, хватит серьёзных размышлений, пора отдохнуть. После этой мысли я начал делать всё что хочу, наслаждаясь всемогуществом. Но вдруг перед моими глазами промелькнула картинка убитой
вдовы и мне в голову пришла одна мысль. Если моё сознание не спит, то и делать я могу что-то в реальности. Первый эксперимент был удачным, я смог отослать драургам по мыслесвязи приказ убрать тело вдовы. А вот управлять своим реальным телом во сне так и не получилось, но я не сильно огорчился, даже для первого опыта я не смогу найти достойного применения, в принципе это бесполезное умение.
        Остаток ночи я опять-таки развлекался, не думая ни о чём серьёзном. А вот как только проснулся, на меня навалились дела. Хотя была и радостная новость. Тела не было и, опросив драургов, понял, что им действительно среди ночи пришёл мой приказ.
        Сперва решал проблемы с крестьянами, которых набралось всего человек тридцать. Остальных драургам пришлось силой вытаскивать из своих домов, хотя вещи у них уже были собраны, видимо подготовились на крайний случай. Вскоре все собрались, и мы двинулись в путь, который выдался довольно тяжёлым. У крестьян постоянно ломались телеги, видимо они хотели даже таким примитивным образом задержать меня до прихода сил барона, которого в одном подходящем месте ждёт моя засада из умертвий. Такие небольшие саботажи кончились сразу, как только я превратил в прах сломавшуюся телегу. Крестьянин был ошарашен, он по собственной глупости потерял все свои пожитки, конечно он во всём винил меня, но на его мнение мне было грубо говоря насрать. И мы продолжили путь, телеги ни у кого больше не ломались, но все крестьяне кидали на меня далеко не дружелюбные взгляды.
        Моих сёл мы достигли только ближе к обеду следующего дня. Оставив крестьян на попечение старостам я вместе со своими драургами направился к засаде, сформированной из умертвий и принялся ждать отряд барона. Который появился только на четвёртый день со дня нападения на село. Отряд в пятьдесят клинков двигался ускоренным шагом по дороге в мои земли, все были пешими и видимо они были наемниками, так как шли неорганизованными группами по пять-десять человек. Не став затягивать бой я бросил в них две пелены смерти, после которых выжило всего-то около двадцати человек. Которых единым напором смели умертвия. Сражения как такового не было, мы их просто задавили. После боя я упокоил своих умертвий и поднял новых из отряда барона, всё таки они были в лучшей физической форме при жизни. После этого, собрав трофеи, мы отправились в замок, в котором я отдыхал почти два дня.
        Глава 22

        На третий день возобновились тренировки, но теперь я чередовал тренировки тела с экспериментами по магии которые меня сильно увлекли, а началось всё с того что я решил осознанно разделить сознание на два потока. Первые три часа ничего не получалось, видимо я что-то неправильно делал. Получилось у меня только когда уже начал засыпать, сознание разделилось, но я смог удержаться от засыпания и остался в состоянии бодрствования, но уже с разделённым сознанием. Мои желания не оправдались, второй поток был почти бесполезным, он работал намного медленнее первого, да и первый от разделения немного замедлился, второй поток к тому же не мог надолго сконцентрироваться на одной мысли, мысли были хаотичными и порой откровенно тупыми. В общем, второй поток был мне сейчас бесполезен, но я не отчаивался, возможно, его можно развивать. Сознанием я занимался уже третий день, когда во втором сознании быстренько промелькнула мысль о новом типе нежити. Хорошо, что успел заметить эту мысль и развить её дальше в основном потоке. Дело было в том, что нежить обычно имела один и тот же вид, улучшений обычно никто не делал,
так как за место расчётов нового заклинания можно было просто создать других существ. Сначала была идея создать многоруких скелетов, но потом понял, что разум скелета не справиться с адаптацией новых конечностей, для этого требовался минимум разум равный по силе человеческому. Так что никто ниже драурга не сможет управлять лишними конечностями, мы же не великие маги древности, что бы вкладывать в заклинание умение обращаться с множеством конечностей, как тот же Паук например который спокойно управляется с восемью своими конечностями. Можно конечно попробовать смешать плетения, но для этого нужно точно осознавать принцип действия каждого блока. Но у меня впереди ещё множество времени, которое я потрачу на эксперименты.
        Начал с того, что подетально разобрал плетение создания паука, после чего начал делать анализ блоков, некоторые из них мне были неизвестны. А предназначение некоторых было ясно сразу. Немного помучавшись, нашёл таки блок, отвечающий за работу множества конечностей. После этого я начал разбор плетения скелета, мне требовалось как-то наделить его множеством конечностей. Нашёл я блок внешнего вида только на третий день разбора плетения, теперь мне нужно было как-то добавить созданию конечности. С первой попытки я из выкопанных заранее тел разбойников создал четырёхрукого скелета, но не успел я обрадоваться, как оказалось, что добавленные руки просто свисают плетьми и двигать ими скелет не может. Пришлось переделывать заклинание заново, теперь беря уже руки вместе с лопатками. Но и эта попытка не увенчалась успехом, для правильной работы конечностей был нужен специальный позвонок, к которому лопатки крепились, он немного отличался от обычного позвонка. Но я не стал всматриваться в различия, я просто вставил в позвоночник скелета дополнительные позвонки, к которым крепились руки. В общем, получилось у
меня попытки с десятой, но и то, что получилось, назвать удачным было нельзя. Несмотря на количество конечностей, существо всё так же и осталось тупым скелетом, способным лишь к выполнению прямых указаний. По той же причине бесполезно было бы делать и четырёхрукое умертвие, так как оно бы просто пользовалось вложенными в него приёмами не обращая внимание на наличие свободных конечностей. Нужно существо, которое может импровизировать в бою, а не тупо исполнять команды. Следовательно, никто слабее драурга мне не подходил, пришлось тратить ещё один день на переделывание плетения драургов. В конце концов оно у меня получилось и даже без ошибок, но вот проверить его я не мог, так как драурги поднимаются только в течении часа после смерти. Была мысль убить одного из слуг, но подумав, откинул её. Всё-таки не стоит лишний раз демонстрировать свою сущность, а в идеале лучше вообще её скрыть, что будет довольно проблематично после всего мной сделанного. Но всё таки для маскировки я мог что-то сделать и мной уже были заказаны белоснежный наряд и такие же лёгкие латы. Так что теперь я щеголял во всём белоснежном
и у видевших меня возникало обо мне приятное впечатление, для этого пришлось почаще улыбаться.
        Тренировки с драургом начали давать пока не сильно заметные, но всё же результаты. Тело стало немного сильнее и совсем капельку - быстрее. Всё-таки скорость в отличие от силы набирается только с долгими годами тренировок, но и даже этот небольшой прогресс был для меня значимым стимулом для дальнейших тренировок. Так что я не отлынивал и даже то, что магией занимался исключительно лёжа, так как тело уже почти не слушалось, не портило моё отношение к дальнейшему развитию.
        Тренировался я недели две, после которых на мечах мог спокойно противостоять обычному рубаке, а в магии создал новое заклинание, смешав при этом заклинание пелены и заклинание сферы праха, при этом получилась довольно интересная вещь. При запускании заклинания из рук вылетала сфера, которая могла пробить довольно сильный магический щит, но после удара сфера распадалась тёмным туманом, то есть переходила в массовое заклинание. По моим прикидкам это заклинание можно было использовать, что бы достать отряд врага, защищённый сильным магическим щитом. В общем, я остался доволен и результаты эксперимента меня удовлетворили, назвал заклинание просто и незамысловато, хотя и без участия логики-Первое. Назвал и сам немного посмеялся, но ничего более путного в голову не приходило, а так хотя бы буду знать какое заклинание, составил первым. Потом принялся за создание филактерии для своей души, но меня не устраивало то, что её двести лет может никто не коснуться, как это произошло с филактерией прошлого некроманта, так что я начал разрабатывать новое плетение. Его главная функция была в том, что бы после того
как меня убьют, оно должно было ровно через пятьдесят минут начать превращать меня в существо. Существо это было не обычным личем, дело было в том, что я не хотел утратить разум, а потом обретать новый, да и скелетом мне быть не хотелось, так что я начал совмещать плетение драургов, с плетением для поднятия лича. Работы было не так и много. Следовало найти блок, отвечающий за сохранность разума и заменить им блок создания разума, а так же добавить блок, отвечающий за поддержание внешнего вида, да и вообще поддержание организма в рабочем состоянии, как это было у драургов, в принципе бывших живыми, так как их тело было не мертво, а просто переключено на другую энергию. Короче получался довольно таки отличный облик, и я терял только нематериальные эмоции, но обретал мощь в несколько раз превосходящую мою нынешнюю. Ну, это не такая уж и большая цена, а если к этому прибавить шанс того, что моя душа заключённая в филактерии сможет присоединиться к новому телу, то тогда я ничего не теряю, просто начинаю жить на другом типе энергии и обретаю силу. Хотя шанс сохранить душу не так уж и велик, но всё же он
есть.
        Больше ничего сделать я не успел, от Малой пришло сообщение, что к деревне приближается вооружённый отряд. Гонец не знал даже приблизительную численность нападающих, единственно, что удалось от него добиться, так это фразы «целая тьма». «Ну, у страха глаза велики» - подумал я и послал приказ драургам, что бы они подготовили всё к походу и уже через двадцать минут мы выехали из ворот замка, в котором остался лишь один драург. Неладное я заподозрил тогда, когда на горизонте увидел поднимающуюся пыль, это меня насторожило, и мы немного замедлили ход. С каждой минутой столб всё разрастался и разрастался, это меня сильно удивило. Но вот стали видны очертания всадников, мы полностью остановились, их было не много, их было очень много, целая тьма - в уме повторил я фразу крестьянина, и в этот раз она не показалась мне блажью безграмотного. Пока я разглядывал всадников, они заметно приблизились, и мне удалось разглядеть знамя развивающиеся над строем конников.
        - Граф,  - от мата я воздержался, но в этом слове выражалось всё то, что хотелось произнести.
        Он всё-таки вошёл в игру, но ещё неизвестно в какой роли, но встречаться с ним в поле меня не прельщало. Лучше уж в замке подумал я, разворачивая коня, в замок, мы успели минут за двадцать до прибытия войск графа. За это время я успел облачиться в свои белоснежные доспехи, посох был у драурга, который не должен был показываться на глаза при предстоящем разговоре.
        Прицепив меч на бок, взошёл на стену и увидел как войско графа не доезжая до замка метров семьсот начала развёртывать лагерь, а к замку направилось около тридцати всадников. Во главе которых ехал видимо сам граф, на нём были красные рыцарские доспехи, в которых небольшой в жизни граф казался устрашающим здоровяком, под ним был поистине роскошный боевой конь, он отличался от других лошадей, так же как опытный боец отличается от вялого городского жителя, на нём так же была надета броня, защищающая конскую грудь.
        - Что привело вас в мои земли?  - решил я первым начать разговор.
        - Жалкий некромантишко, ты думал, что эти доспехи введут меня в заблуждение, я покараю тебя за богомерзкое занятие, отправив тебя в загробный мир,  - он хотел набрать побольше воздуха для очередной гневной триады, когда я его перебил.
        - Граф, прекратите нести ересь, мы с вами взрослые адекватные люди, а не мальчишки, верящие в сказки, так что давайте вести конструктивную беседу.
        Но граф видимо был не таким как я его представлял, мне он представлялся человеком прагматичном и даже немного циничным, но то, что он может оказаться тупым фанатиком просто потрясло меня. Обычно такие люди у власти не задерживаются, вообще складывается впечатление что это, какое то сумасшедшее королевство. Титулы раздаются кому попало, благородные представляют собой фиг пойми что, некоторые недалеко ушли в развитии от грудных детей, в королевстве твориться постоянная грызня благородных, удивительно как этот оплот всеобщей тупости ещё не развалился или его ещё не захватили соседи. Хотя возможно это такая политика местного короля, всеобщая грызня ему только на пользу, пока они воюют между собой у них нет времени ни на что другое. То, что большинство благородных не далёкого ума, так же ему на пользу, тем более, если под его крылом собрались все думающие люди, таким образом, король может не бояться не мятежей, ни восстаний, ни интриг. Чего бояться если все ключевые посты занимают преданные люди, а остальные благородные - большей частью олигофрены какие-то.
        Но хватит рассуждать об недостатках этого королевства, сам их не очень то и замечал, пока не прижали. Но если выживу, обязательно покину этот оплот безумия. А граф тем временем продолжил свою речь.
        - Молчи отродие бездны, не долго тебе ещё ходить под этим небом, а если моих сил не хватит, то моё дело продолжат бароны, отряды которых уже выдвигаются в сторону твоей цитадели!  - его голос был полон мрачной торжественности.
        «Где это он в этом полусарае цитадель увидел?» - закралась в мой мозг, мысль от которой я на краткий миг улыбнулся, но ничего смешного в ситуации не было и уже не слушая графа, дал отмашку трём драургам. Которые резко выпрямились из-за зубцов стены и спустили стрелы, но доспехи графа оказались явно не декоративными, ни одна стрела не смогла добраться до его тела. А запущенное мной сфера праха распалась об щит который мановением руки поставил один из всадников, щит, конечно, не смог сдержать сферу, но сильно ослабил её и она не смогла пробить явно не слабый защитный амулет самого графа. Атаковать Первым плетением я не успел, так как граф вместе с всадниками резко развернули коней и оказались вне зоны поражения плетения.
        Вскоре начался первый штурм.
        Глава 23

        Как же неохота умирать, думал я, привалившись к стене на втором этаже донжона.
        Начиналось всё довольно предсказуемо, первый штурм был проверочным, хотя в нём и учувствовало почти всё войско. Хорошо, что у графа почти не было лучников, иначе было бы хуже. Но и так атаки со всех сторон были для меня постоянной головной болью, драургов элементарно не хватало на то что бы защитить весь периметр стены. Но в дело вступил я, убивал прорывающихся, сразу же делая из них умертвия. Так что после первого штурма граф потерял полсотни бойцов, зато моя дружина пополнилась двадцатью семью умертвиями. Всех павших к сожалению не смог бы удержать под контролем.
        Второй штурм был почти полной копией предыдущего, только на этот раз неприятель сделал намного больше лестниц и опять ощутил острый недостаток людей, оборонять замок при десятикратном превосходстве сил противника было очень сложно, моих умертвий убивали одно за другим, но их места сразу же занимали новые. Но в гуще сражения я всё-таки смог заметить короткие вспышки магии со стороны противника и тут же пришли сигналы от драургов, что их атакуют магически. Их амулеты долго бы не продержались, и мне пришлось посылать во врагов атакующие плетения, заставив тем самым вражеских магов переключиться на защиту своих людей. Выложился я тогда на полную, приходилось напрягать все свои силы, что бы не дать перейти им в наступление. Пока был занят магическим поединком, умертвия начали нести потери, вот одному снесли голову, другого столкнули и он неудачно упал. К концу второго штурма у меня осталось меньше дести умертвий, да и к тому же одного драурга смогли сильно достать и надежды на него теперь было мало, с отрубленной по плечо рукой много не навоюёшь. Противник потерял убитыми больше семидесяти человек, с
помощью этого мне удалось восполнить все потраченные силы.
        На второй день осады со всех сторон начали подтягиваться отряды баронов, первым был барон, у которого я отщипнул немного людей. Видимо его отряд был уже готов к выходу. Вскоре войско под моими стенами уже превышало тысячу. Надежда на победу сдохла.
        К третьему штурму атакующие подготовили несколько ручных таранов и те под прикрытием сильных магических щитов пошли в атаку. К тому же возобновились атаки солдат с лестницами, так что о таранах пришлось позаботиться мне. Тут надо сказать сильно пригодилось моё Первое плетение, которое пробило щит тарана и уничтожило носильщиков. На втором таране маги мгновенно укрепили защиту, но и она не смогла сдержать моё плетение. Всё-таки массовые щиты были на много слабее индивидуальных. Третий таран к стенам даже не выдвинулся, они видимо поняли бессмысленность таких попыток и решили устроить коллективную атаку по мне. Некроманты всегда были слабы в защите и от смерти меня спас лишь прыжок в бок, и вместо моего тела плетение буквально раскрошило участок стены, слава богу, небольшой, всего в метр, да и тот на гребне стены. Но вражеские солдаты от этого явно воодушевились, чем ещё объяснить такое их рвение. Тот штурм мы с трудом, но всё таки выдержали.
        Прорвали нашу оборону только на пятый день обороны. Начинался штурм, так же как и обычно, сначала полезли солдаты на лестницах, потом по мне попытались магически вдарить из за всех сил. Я просто спрыгнул со стены в заранее поднесённый в назначенное место стог сена. Надоело уворачиваться, а так и острые ощущения и никаких неприятных ощущений. Но в этот раз, что-то изменилось, не успел я подняться обратно на стену, когда услышал звук мощного удара со стороны ворот. Обернувшись, увидел как массивный запор ворот буквально переламываться пополам. Засов ещё не переломился, а я уже плёл плетение Сферы, а мои создания укрывались в донжоне. Вот створки ворот распахнулись и в тот же момент с рук сорвалась сфера, которая пробив магический щит, не причинила вреда земляному голему. Я сразу же ударил голой силой, разрушая плетение поддерживающие существование голема. Тот осыпался горсткой земли, а я уже мчался в сторону донжона, за спиной послышался стук копыт, который приближался быстрее, чем донжона ко мне. Тогда по моему приказу из донжона выметнулись умертвия, даря мне долгожданные секунды. Оказавшись в
дверях донжона, обернулся и увидел не радостную картину, всадники просто таранили моих созданий конскими телами. Но в место погибшего я тут же поднимал новое существо.
        Но вскоре во дворе замка появились маги и мне пришлось срочно сгонять своих умертвий в донжон, и то далеко не все смогли дойти до донжона. Возле запертых ворот начала расти баррикада из разного хлама, и вскоре весь первый этаж был завален различным хламом. Хлама было столько что, даже прорвав ворота, солдаты будут минимум день разгребать завалы.
        Припасы кончились на третий день пребывания в донжоне, а противник как назло даже не пытался штурмовать, хотя уже давно разгребли завалы на первом этаже и разграбили продовольственные подвалы. Не подумал я об этом, когда заваливали первый этаж.
        А теперь деваться некуда, ещё пару часов и придётся есть умертвий, что не очень хочется, но при необходимости сделаю это без сомнений.
        Но доходить до такой крайности не пришлось, через час начался штурм. По двери между этажами ударило нечто тяжёлое, дверь натужно скрипнула, но выдержала, секунд через пять удар повторился. Дверь долго не продержалась и в коридор сплошным потоком повалили люди, первыми которых встретили умертвия, но они не смогли их надолго задержать, буквально за час я потерял всех умертвий, но это стоило противнику никак не меньше сотни клинков. Дальше настал черёд драургов, которые показали всё, на что способны. Драурги постоянно менялись и спокойно сдерживали натиск, но не стоило недооценивать противника, вскоре натиск иссяк и в коридор стали влетать арбалетные болты, их было немного, всего десятка два, но защитные амулеты они истощили изрядно, и вскоре появились первые ранения среди драургов, первым пострадал тот, которому на стене отрубили руку. Он не успел отбить арбалетный болт и тот врезавшись в грудь опрокинул его, но обычные болты были драургам почти не опасны, лишь немного снижая скорость. Пока мы отступили к третьему этажу, ранения были почти у всех драургов, заперев за собой дверь, я начал спешно
латать драургов, но это явно не входило в планы нападавших и, выбив дверь, на нас опять обрушился человеческий потоп. В этот раз всё было намного хуже, или коридор был шире, или ранения мешали, но мы начал нести потери. Сначала одному снесли голову. Второму арбалетный болт пробил голову. Третьего перерубили почти на пополам. В итоге после ослабевания натиска осталось лишь трое драургов и я. Мы перебрались на четвёртый этаж, где приняли смерть последние драурги, я же укрылся на последнем этаже - пятом. Сидя и обдумывая лучшую для себя картину смерти, вспомнил о призраке, о котором уже успел позабыть по причине его невидимости. С призраком я щедро поделился энергией и отправил в атаку, что происходило за дверью было мне не ясно, но выбросы энергии смерти чётко мною ощущались. Я насчитал уже семьдесят три смерти, когда до меня дошёл небольшой откат от окончательной смерти духа, видимо тот нарвался на мага.
        Вот и всё, я остался один, с этой мыслью я начал впитывать в себя всю некроэнергию из близлежащего пространства, сначала перелил в себя всю энергию из посоха, а потом в него начал собирать разлитую энергию. Со мной ничего не станет, потерплю, а вот энергия мне еще пригодиться. Но пока ничего не происходило и я начал подготавливать плетение паутины смерти, оно было самым мощным, которое я мог использовать в замкнутом помещении. Подготовить его я не успел, в дверь врезалось что-то тяжёлое, но она устояла. Удар повторился вновь, выбив из двери жалобный скрип. Третьего удара дверь не выдержала и в комнату, споткнувшись, ввалился здоровый закованный с ног до головы в латы, мужик. Опомниться я ему не дал, десятком стрел смерти пробив его амулет и доспехи, тем самым превратив здорового сильного мужчину в кусок кровоточащего мяса. Который тут же поднял в виде четырёхрукого драурга, две новые руки появились довольно странным образом, у мен сложилось впечатление, что их кто-то метнул из дверного проёма. Доспехи на драурге стали разваливаться на части, всё-таки дополнительные позвонки заметно увеличили рост
существа. Процесс создания тела был зрелищем отбивающим аппетит на недели вперёд, но в памяти некроманта я видел и похуже, так что при виде рвущегося мяса только немного поморщился. Меньше минуты потребовалось на создание нового драурга, на которого ушла вторая часть моего переполненного резерва. Вот в глазах существа появился отблеск разума, оно обвело себя непонимающим взором, а когда до него дошло то, что с ним произошло, он взревел как раненный медведь и ринулся на меня, точнее попытался это сделать, но его тело не подчинилось ему. А я равнодушно приказал ему занять позицию возле двери и сдерживать нападающих. Сначала ощутил странно знакомое ощущение, а когда пришло воспоминание о нём, я громко и заковыристо выругался. Маги противника применили заклинание препятствующие поднятию новой нежити, но оно никак не влияло на уже существующую. Заклинание это было вербальным и требовало огромное количество манны, но видимо маги смогли скопить столько сил, что бы накрыть весь донжон и уже после этого они собрались штурмовать комнату, сначала обстреляли зал из арбалетов. Не задев при этом драурга, ну а меня
тем более. За ливнем болтов пошла лавина нападающих, которые попали прямо в лапы драурга. Сначала тот орудовал только своим здоровенным молотом, которым выломал дверь, а потом начал включать в схему боя новые конечности, но было заметно, что делать ему это очень непривычно и даже речи не идёт о том, что бы вооружать запасные конечности тем, что требует в обращении аккуратности. Драург видимо пришёл к такому же выводу и подхватил большую двух лезвийную секиру. Поток латников, казалось бы, мог бы снести одинокого драурга как крестьянка сметает соринку в совок, но это впечатление было ошибочным и первые солдаты заплатили цену за это убеждение. Ценой была их жизнь. Молот в отличие от секиры в руках драурга не казался бесполезным, от его ударов не спасали ни тяжёлые доспехи, ни щиты. Вот молот попал солдату в голову и та улетела в неизвестном направлении, а обрывок шеи начал дёргаться в агонии разбрызгивая вокруг себя капли крови. От такого зрелища люди приостановились, а я за время их задержки успел создать почти семнадцать стрел смерти, которые безошибочно нашли свои жертвы, спускал заклинания я по
очереди, не желая тратить несколько на одного. Вскоре перед нами городился вал тел, а нападающие отхлынули.
        Драург быстренько скидал тела в кучу, тем самым завалив проход. Разбирать который начали уже через пару минут. С той стороны завала послышалось странное глухое бурчание, в котором я слишком поздно разобрал вербальное заклинание магии огня. Спасти драурга я не успел, сам спасся лишь чудом, запрыгнув в соседнюю комнату и укрывшись там от огненного вала, прошедшего по широкому коридору и плавящего на своём пути даже камень, заклинание это было предназначено для обжигания стен в шахтах, их обычно обмазывали глиной и после этого проводили эту процедуру. Но широкой популярностью заклинание не пользовалось, так как на него требовалось просто колоссальное количество манны. И мало у какого мага хватало её на это заклинание, а тех, у кого хватало было слишком затратно нанимать даже хозяевам шахт. Не понятно как такой маг оказался здесь, обычно все маги такой силы состоят на особом учёте у короля и каждый их шаг отслеживается.
        Комната, в которую я попал, была не комнатой, это была натуральная западня. Ни окон, ни других выходов, если меня здесь настигнут, то конец мой будет весьма предсказуем.
        Подойдя к двери, попробовал её тихонько приоткрыть, но она ни в какую не хотела подаваться. Видно, камень оплавилось, и не давал сдвинуть дверь, пришлось открывать её с силой. А точнее, разбежавшись, ударил её нагой. Она слетела с петель, сбив при этом кого то. Оказавшись в коридоре, я не узнал его, никакой мебели, ни каких холстов на стенах, лишь оплавленный камень, да прах испепелённых солдат. Среди вот этой красоты стояло четыре субъекта, явно подозрительной наружности. Все в длинных балахонах и с сияющей аурой. Вот влип так влип, подумал я, посылая в них копьё чистой силы. Ни одно моё плетение не сможет пробить их коллективный щит, некроманты ни когда не были сильны в бою. Наш удел поднятие толп нежити и неожиданные нападения. Так что единственной моей надеждой было пробитие их щита голой силой. И то, что я увидел, меня сильно обнадёжило, их щит начал трещать по швам, когда в него врезалась неоформленная сила, сеющая хаос среди нитей силы заклинания. Первая попытка не удалась и они смогли удержать щит. Но вслед за копьём из силы я отправил её буквально потоком, вложив в неё почти весь свой
резерв. Щит лопнул, но ни одного мага не задело. У них оказались мощные индивидуальные щиты, а я уже потратил пять шестых своего резерва.
        Шансов на победу нет, понял я и взялся за оброненный кем то меч. На него я наложил заклинание Всплеска, в которое вложил остаток своей силы. Первое заклинание воздуха я принял на клинок, который по моему приказу метнул вперёд чуток чистой силы разрушая тем самым плетение. Так я и крутился, стараясь одновременно и не допустить ранения своей драгоценной тушки и приблизиться к магам. И первое и второе мне пока отлично удавалось и, приблизившись вплотную одним сильным ударом, сопровождающим выплеском всей оставшийся энергии из клинка. Щит беззвучно рассыпался и, крутанувшись вокруг своей оси, снёс голову воздушнику. Но ни обрадоваться, ни собрать энергию я не успел, в спину вонзилось огненная стрела. Послал её огневик, которого я так удачно сшиб дверью. По организму прошлась огненная волна заклинания, за ней ещё одна, на этот раз уже волна ярости. Она захлестнула меня полностью, я даже не видел то, что делал, тело всё делало само.
        В сознание я пришёл не знаю через сколько времени, но я всё так же стоял в том коридоре. Только теперь я прислонился к стене возле окна, а по коридору лежало четыре искромсанных тела и одно безголовое. Мысли текли вяло.
        «Неужели это конец, конец всему, сейчас я умру» - мысли текли медленно. Но во мне, что-то противилось им, я не желал умирать и в конечном итоге решил бороться до конца. Но мысли сильно расходятся с реальностью, так было и в этот раз, только я напрягся, отрывая своё тело от стенки. Когда голова сильно закружилось, меня начало клонить вбок. Удар об оплавленный подоконник был несилен, но ударился я о него ногами. Удержаться было уже не в моих силах и, распахнув руки в безумной попытке удержаться, начал падать. Левая рука зацепилась за что-то, но удержаться я не смог. Лишь развернулся, теперь я падал уже лицом вниз. Прямо на солдат, стоящих у подножия башни. Моё падение не осталось без внимания, солдаты разойтись не успели, в такой толпе быстро это сделать было вообще нереально. Единственное что они сделали, это подняли щиты над головой. Для чего они это сделали было непонятно, видимо хотели обрести хоть видимую защиту от такого нелёгкого снаряда.
        Упал я на самый крупный щит, как будто выбирал куда падать. Щит был почти ростовым, с шипом в центре, шип этот угадил мне в самое интимное место, но боли я не чувствовал, я умер ещё в полёте. У меня остановилось сердце.
        Глава 24

        Дальше я всё видел как во сне, только с учётом того, что висел на высоте метров пяти над землёй. Вот моё разбившиеся тело рубят на куски, а в центре замка уже разжигают костёр, видимо они знали про возможность моего восстания. Так с высоты я смотрел, как куски изрубленного тела кидают в костёр, вот какой-то солдат хочет снять филактерию с моей головы, я уже охвачен судорогой ожидания, но резкий окрик офицера заставил солдата бросить мою голову в костёр и постоянно извиняясь пойти за моей рукой. Даже внутренности, оставшиеся после разделывания, собрали и кинули в костёр. Да уж, никакой надежды - думал я смотря как медленно сгорает моё тело, и начинает плавиться филактерия. Но камень, к которому была привязана душа, оплавиться не мог, но и этот вариант враги предусмотрели, угли от костра начали расшвыривать палками и внимательно искать филактерию, которую несложно было найти, так как на камне вдобавок ко всему ещё висели расплавленные кусочки меди. Найденную филактерию осторожно подняли кузнечными кусачками и положили на стол. Над ней тут же склонились оставшиеся в живых маги, среди которых были
пара воздушных, огненный, земляной, и жизнюк. Да уж если бы кто-нибудь из них коснулся филактерии, было бы плохо, каждый из них способен победить меня сейчас, тем более при поддержке остальных коллег. Да уж, что они там обсуждают, надо бы подобраться поближе. Сделать было даже проще чем сказать, только об этом подумал, как рисунок происходящего начал приближаться, и вскоре я завис в полуметре от стола с филактерией.
        - Камень нужно сейчас же уничтожить,  - горячо доказывал всем жизнюк.
        - Это же уникальный случай, если мы сможем разгадать принцип работы с собственной душой, это обеспечит нам почти что бессмертие, мы с вами можем стать самыми сильными магами планеты, только представьте что будет, если мы сможем прожить тысячелетия, по мастерству и опыту нам не будет равных,  - высказывался за всех огневик, но жизнюк явно не хотел этого допускать, так как он напитав силой свой кулак ударил по филактерии. Моё сознание сразу же буквально засосало в тело жизнюка, и я увидел мощный свежий разум, мне он был явно не по силам и я попробовал другую тактику, просто спрятался где то на задворках его сознания, а тот казалось бы даже не почувствовал моего проникновения. Вероятно, так оно и есть, скорее всего, он умный, сообразительный, но всё-таки фанатик. Он видимо думал, что напитав жизненной силой, кулак он отгородит тем самым себя от моего воздействия. Наивный ребёнок, в юношеском обличие. Зараза да ему всего двадцать шесть лет, откуда такой разум, способности, владение магией? Единственное что приходит на ум, он только что окончил школу магии, но в отличии от остальных он семь лет не
развлекался а учился и развивал свой разум, хотя это как то дико звучит. Если он такой любитель поучиться то почему в нём ещё есть фанатичность, присущая несмышлёнышам? Папенькин сынок? Вряд ли, тот бы не отпустил его на службу. Да ладно, хватит мучатся предположениями. Надо посмотреть, что происходит снаружи, а как это сделать? А фиг его знает, что же делать?
        Но делать ничего не пришлось, я почувствовал резкое ослабевание разума жизнюка, а вскоре оно вообще погасло. Что такое? Тут мне пришло понимание, да его же просто грохнули. Нельзя упустить момент. С этой мыслью я начал завладевать ещё не успевшим остыть телом, в котором находилось просто колоссальное количество энергии жизни, ну колоссальное это только по сравнению с запасами обычного человека, а вот для мага жизни резерв был явно истощённым, к тому же энергия уже начала превращаться в энергию смерти, что не входило в мои планы, так как я хотел обладать живым телом. Напрягая все свои силы, я всё-таки смог сдержать стон боли, в животе по ощущениям проснулся маленький вулкан, видимо попал под удар огневика. Но тело уже начало заживление, хотя я и не хотел показывать магам то что я жив, но всё таки жизнь в теле нужно удержать так что я жду пока рана излечиться, за это время ко мне подходит кто-то из магов и дотронувшись до шеи выносит вердикт.
        - Жив,  - с этим словом я, превозмогая боль, со всей силы бью его в кадык. Сломать который было довольно легко, после того как маг хрипя завалился на бок я начинаю вставать. Силы в теле практически нет, дар к магии жизни пропал вместе со смертью души мага. А мой дар был слишком истощён. Но продержаться нужно было не долго. Что я и делал, уворачиваясь от летящих в меня заклинаний. Уворачиваться было не только сложно, но и больно, но я не обращал на боль никакого внимания, на кону стояла моя жизнь. И я дождался того чего ждал, маг с перебитым кадыком умер, подарив мне мощный заряд силы. Используя которую бью по огневику, не ожидавшему этого и поэтому не успевшему приготовиться. Его тело падает на землю, поглощаю энергию его смерти, потом начинаю выбивать одного из воздушников, а то их дуэт начинает представлять для меня большую опасность.
        «Откуда у меня столько энергии» - спросите вы, а ответ элементарен, боевые плетения магов, от которых я увернулся не ушли в никуда, а попали точно в цент лагеря солдат. Так что приток энергии был довольно весом. Вскоре я буквально раздавил щит воздушника чистой силой, а потом по очереди разделался сначала с земляным, а потом и с оставшимся воздушником.
        Вскоре настал черёд солдат, большинство которых к этому моменту уже сбежали. Но кое-где были яростные очаги сопротивления, таким очагом стал шатёр графа, вокруг которого сгрудилась полусотня солдат, но магов там не было, так что с ними расправился быстро, а самого графа я оглушил и связал по рукам и ногам. Баронов же просто прикончил.
        Когда убивать стало уже некого, на моём счету было чуть больше двухсот человек, и я направился поднимать костяного мага. На него энергии как раз хватало, для поднятия выбрал огневика, он из всех имеющихся был самым сильным. Но следовало поторапливаться, отмеренные мною пол часа подходили к концу. Но, не смотря на все мои старания, я не успел, и пришлось поднимать воздушника, на которого времени хватило. После поднятия я дал ему немного времени, что бы прийти в себя и отправил убирать трупы и притащить ко мне графа. Приказ маг выполнил в точности, а именно притащил за воротник графа, собирающего все кочки. По оторванному на половину воротнику было видно, что путь графа сюда был нелёгким. А маг, принеся графа удалился приводить в порядок внутренний двор замка.
        А мне предстоял разговор с графом, церемониться с ним я не собирался и спросил на прямую:
        - Граф, кто надоумил вас напасть на меня,  - то что этот тупой самодовольный критин на что то сможет решиться сам я не верил, но видя упорство в его глазах, начал применять угрозы,  - лучше говорите граф, иначе будет хуже, вы наверно слышали как пытают некроманты?
        Увидев его взбледнувшие лицо понял, что такие истории он действительно слышал, да в народе о нас ходят разные байки, хотя некоторые из них далеко не беспочвенны.
        - Это Олия, это всё она,  - начал он произносить плачущим тоном и предупреждая мой вопрос, сказал,  - Олия моя жена, она сказала, что это отличный повод, чтобы захватить это владение, если я отвоюю его у некроманта, то государство не посмеет даже пикнуть, о незаконном захвате власти, к тому же тем самым я должен был показать баронам свою силу,  - чуть ли не плакался он мне.
        Мне это было настолько противно, что я ударом кулака перебил ему шею, всё равно толку от него не будет, фактически графством управляет его жена, к которой мне нужно срочно наведаться.
        А пока стоит немного отдохнуть, такой насыщенный денёк у меня бывает редко.
        - Ааааа,  - не смог я сдержать крика от ужасной, раздирающей изнутри боли. В голове метались мысли о происходящем, но проверить их я не мог, боль не давала сосредоточиться, что бы воспользоваться истинным зрением. Но через некоторое время боль уступила, и с помощью истинного зрения увидел, как в моём теле энергия жизни начинает трансформироваться в энергию смерти. Вот где крылась моя ошибка, мой дар не занял место дара прошлого владельца тела, он трансформировался и создал что-то непонятное с резервами энергии не магии, а тела. Видимо тот маг, большее количество энергии хранил в теле, так как у него не было больших магических резервов. Появившееся нечто было чем то странным и непонятным, дар связался не только с резервами тела, но и со всей структурой, и связался ни как обычно, через душу, а на прямую был связан с энергоканалами тела и сейчас по ним поступала некроэнергия.
        Всё таки я умер, всё таки я умер… билась мысль в моей голове, но я прогнал её усилием воли, нытьё сейчас ничего не решит, да и трупу плакаться как то не престало. Хотя я и необычный труп, вся моя необычность заключалась в присутствии у меня души, а не голого разума.
        Вместе со смертью боль прошла, но лучше б что-нибудь болело, как то непривычно осознавать себя нежитью. Хотя я до сих пор ощущал себя человеком, никаких новых ощущений не наблюдалось. Да уж я действительно необычная нежить.
        Опана, вскоре выяснилось, что уснуть я не могу, что привело меня буквально в ярость. Сон был неотъемлемой частью моей жизни и терять его как то не хотелось. К тому же, с этим я терял возможность осознанного сна. Подумав об осознанном сновидении мне в голову пришла мысль, и я тут же воплотил её в действительность. Мысль была в том, что бы раздвоить сознание и заставить главный поток заснуть, а в это время работать только неосновным. Таким образом, появлялось некоторое подобие сна. Это принесло неожиданный результат, вместо обычного сна я увидел осознанный. Но в связи со слабостью второго потока сон был на удивление нелогичным. Описывать сон я не буду, ничего интересного там не было.
        Проснулся я довольно рано, сознание успело отдохнуть, а зачем просто так тратить время? Правильно, не за чем, так что сразу приступим к делам. Первым делом отыскал свои белоснежные доспехи, которые снял ещё на первом этаже донжона, правда, сейчас они уже не выглядели белоснежными. Самому чистить доспех было лень, и я приступил к созданию помощников, так как резерв не заполнился даже на половину, то его размеров я не знал, а сейчас силы хватит максимум на пяток умертвий, даже на драурга не наскребу. Так что пришлось поднять пару умертвий, слава богу, действие вражеского заклинания прекратилось. Пока один из умертвий скрёб доспехи, я обдумывал планы на бушующее.
        Что мне сделать нужно, ну бароном я никак после произошедшего не останусь, король не потерпит. Надо линять из страны, желательно оставить перед уходом подарок графской жене, и лучше бы подарок был смертельным. Из-за этой дуры у меня всё разрушилось, хотя скорее всего я сам в этом виноват, но как и все ищу виноватых в своей глупости.
        Так значит нужно устранить графиню, как это сделать? Заявиться к ней в замок, под обликом странствующего рыцаря и зарубить. Хотя нет, не выйдет, после случившегося любого гостя будут тщательно проверять.
        Единственный вариант, который я счёл толковым - на время затаиться, следя за происходящим. Приняв решение, начал его исполнять, найдя живого коня, который не смог сорваться с привязи когда здесь творился ужас. Оседлав его, я подвесил к седлу тюк с доспехами, еду на всякий случай и мы выдвинулись в сторону графства. Хотя еда так и не потребовалась. К вечеру мой резерв заполнился стало понятно, что он минимум в двое превосходит мой предыдущий, сейчас силы хватит на то чтобы поднять одного драурга, а это ни много ни мало почти пятьдесят смертей.
        Проникнув на территорию графства, мы зашли в лес, около ближайшей к графскому замку деревушке. Этот лес обещал нам стать убежищем на неопределённое время.
        Глава 25

        Да уж, неплохо, весьма неплохо,  - подумал я, вглядываясь в своё отражение, выглядывающее из ведра с водой. Из ведра на меня смотрел Павший Рыцарь, хотя нет, не буду врать, на Рыцаря мне маны в жизни бы не хватило. Просто я как то сидел в домике лесника и раздумывал над своим внешним обликом, дело было в том, что после смерти плоть начала быстро усыхать, не везде правда лицо почти не менялось, а вот остальное тело изменилось кардинально, я был больше похож на мумию с высохшей плотью. Тогда мне пришла мысль изменить свой облик, раз я мёртвый то проблем это доставить не должно, выбор я остановил на облике Павшего Рыцаря, из известных мне существ он был самым защищённым существом гуманоидного типа. Дело оставалось за малым, а именно, нужно было вычленить в плетении блок, отвечающий за строение тела. Но проблемы всё же нашлись, дело было в том, что у Рыцаря большинство затрат маны было направленно именно на создание тела, и лишь энергия примерно двухсот смертей уходила на создание разума. Такие затраты маны я себе позволить не мог, мой максимум сейчас был равен энергии примерно смертей в сто, может
немного больше, но этого хватит на создание максимум двух драургов, и даже на тело Рыцаря явно не хватит. Такие затраты на создания тела были из-за того, что он был создан не из обычных костей, а эти кости магическим образом как то сужались, тем самым образуя невероятную прочность, но уменьшаясь в объёмах. Так на тело полноценного рыцаря требовалось почти семьдесят скелетов. Хотя можно и не людских. Но от количества костей зависел рост существа и прочность его брони. В конце концов, я убрал из плетения все ненужные части, оставив лишь блок облика, да и из него убрал пару ненужных мне частей, на которые, тем не менее, требовалось большое количество энергии. Так оказалось, что свечение из глаз требует энергии почти на двадцать смертей, ещё тридцать требовалось на создание специальных костей блокираторов. Дело было в том, что сильные Рыцари могли вырваться из под контролирующей нити, и на этот случай в теле рыцаря было больше двадцати костей блокираторов, к каждой из которых тянулась своя связующая нить. По приказу владельца кость немного смещалась, перекрывая Рыцарю возможность движения какой либо своей
частью. Как по мне это было для меня сейчас явно лишним, таких деталей было довольно много. Так что получившееся в итоге плетение требовало лишь двести с чем то смертей. На радостях, хотя какие у меня могут быть радости, я использовал это плетение, потратив на него всю энергию своего резерва и большую часть накопленной энергии в сухом дереве. Дерево это было отдельной историей, я так и не понял от чего оно засохло, не сгорело, не подрубили, а просто засохло. Ладно бы дело было в степи, там таких памятником бывшего лесного величия куча. Но ведь дело было в лесу, да и соседние деревья были нормальными. Но не это привлекло к нему моё внимание, я просто искал подходящее хранилище для энергии и наткнулся на это дерево, в каких-то десяти метрах от найденного домика. Теперь в этом дереве хранилась моя энергия, которую я туда сливаю каждый вечер. Но ладно хватит воспоминаний, теперь надо думать, что делать со своим внешним видом. Дело было в том, что я не учёл отсутствия костяного материала и получив облик рыцаря я не получил его рост. И сейчас рассматривал себя в ведре, гордо восседая на стуле. На который
еле забрался, так как его высота превышала мой рост почти вдвое. Сейчас я был больше похож на куклу, чем на грозного лича и давно бы хохотал, если б мог. Хотя ситуация и несмешная, что я в таком обличие делать буду? И тут меня осенила идея, я же могу спокойно пробраться в замок графа и проведать его жёнушку.
        Дальше я обдумывал план моего ночного «свидания», но в конце концов решил не гадать, а решить всё на месте. Единственное что за ранее решил, это то, что графиня встречи пережить не должна. Определив для себя приоритеты, отправился в путь, оказавшийся самым худшим в моей жизни.
        Дело было в том, что идти приходилось по траве, которая превышала мой рост, так что к дороге я выбрался ближе к полночи, хотя мог бы за пол часа, ночью решил двигаться по дороге, во первых на много удобней, а во вторых по траве я не дойду, заблужусь нафиг. Дорога длиною в жизнь, дорога длиною в вечность,  - напевал я про себя только что придуманную фразу, действительно дорога, медленно плывущая навстречу, казалась вечностью. До утра я не преодолел даже половины пути до замка, а как рассвело, забрёл в траву и лёг спать. Мозг просто гудел от переизбытка впечатлений, видеть мир с такой высоты было довольно необычно, и рассудок, сбитый с ритма, во время моего подобия сна отдыхал.
        Сон дал мне хорошенько отдохнуть. Во сне я был живым, ходил, общался, пиво пил, с девушками гулял. В общем, наслаждался, а вот в реальности пришлось опять на ночь глядя топать своими маленькими ножками по дороге. К замку подобрался на утро третьего дня, добравшись до стен замка, я повалился в траву и впал в свой «сон».
        День прошёл спокойно, и мой сон никто не потревожил. Проснувшись вечером, дождался темноты, а уже потом начал действовать.
        Первым делом начал взбираться на стену. Пока лез до гребня успел изрядно обматерить себя, дело было в том, что я за четыре дня существования в этом теле так и не догадался проверить свои физические способности. Нет, вы не подумайте, что я ослаб, сил было столько же, но тогда эти силы прилагались к массивному тяжёлому костяку, а сейчас к маленькой костяной фигурке. В общем, на стену я буквально взлетел, и дальше началось.
        Я прыгал метров на семь в высоту и на метров пятнадцать вперёд, правда приземлялся неудачно, я мог в прыжке оттолкнуться от стены, тем самым прыгнув ещё выше, мог спокойно поднимать камень, превышающий меня по размерам чуть ли не впятеро, но тут нарисовалась проблема, камень меня просто перевешивал. В общем, я игрался как ребёнок, наслаждаясь новыми ощущениями. Было ощущение что я сплю и вижу осознанный сон, но я прогнал это чувство, хотя ощущение того, что получил малую часть того что обычно делаю в сне, придавало мне хорошее настроение. Даже убивать графиню как то не очень хочется. Но менять решения не стал и направился к вратам донжона, которые оказались закрыты. Но небольшую бойницу на втором этаже никто и не думал ничем прикрывать и я с пятой попытки смог всё-таки запрыгнуть в неё. Прошедшие четыре раза я промахнулся и с негромким щелчком впечатывался в стену. Пролезая в бойницу, ругал себя, эйфория от новых возможностей видимо затуманила мой разум. Иначе я не мог объяснить своё поведение во дворе, меня же могли заметить. Да и щелчки костей от падений хорошо слышны в ночной глуши и то, что
меня не заметили, иначе как божественной благодатью не назовёшь. Но хватит думать над прошедшими ошибками, новых бы не наделать.
        Очутившись внутри, первым делом огляделся и натолкнулся на ничего непонимающий взгляд бородатого стражника с тёмной, почти чёрной бородой. Он сидел за столом, на котором стоял пузатый кувшин с чем то алкогольным. И немного туповатый взгляд стражника говорил о том, что на душу он уже принял. А пока стражник размышлял, что делать я взял всё в свои руки. Приветливо помахав стражнику рукой, запрыгнул на стол перед ним, от такого фокуса он испуганно отпрянул и видимо хоте, что-то сказать, но я ему не дал этого сделать. Мои сжатые в щепоть пальцы с огромной скоростью ударили в кадык бедняги, а кадык на такую нагрузку явно рассчитан не был. Хрустнуло и бедолага повалился на лавку, руки его рефлекторно пытались сжать горло, а на губах уже выступили первые капли крови.
        Не жилец,  - равнодушно подумал я,  - тут требуется опытный магистр жизни, а в замке таких явно нет, да и опоздают они ему на помощь. Хотя о чём я это рассуждаю, никто не должен узнать о том, что здесь произошло раньше, чем я покину замок. Так что, выходя из комнаты, прислонил к двери швабру, один конец которой упирался в выступ половой доски, а второй при закрытие двери должен был съехать под дверную ручку, тем самым заблокировав дверь. Подвигав дверь туда - обратно убедился, что моя задумка удалась и после этого крадучись в тени направился к лестнице на третий этаж, в графском донжоне было семь этажей, и я думаю, что покои графини должны располагаться на последнем. До шестого я добрался без проблем, коридоры были вымершими, лишь пару раз мимо меня пронеслись слуги, они даже не смотрели вниз и я решил не привлекать их внимания. А вот лестница на седьмой этаж была закрыта тяжёлыми створчатыми дверьми, и вдобавок возле них сидел стражник. Ну как сидел, дрых он, тихонько посапывая. А издали как будто просто сидит, вот же умелец,  - подумал я, осматривая алебарду, которая была в спинной привязи. А в
привязи имелся хитрый узелок, мешающий доставать оружие, но позволяющей опираться на него всем весом, этим сейчас и пользовался стражник, посапывая с идеально прямой спиной. Насмотревшись на храбреца, прикоснулся ладошкой к его лбу и выпустил небольшую порцию силы, мозг умер мгновенно, но внешне ничего не изменилось, лишь сопение пропало. А я довольный собой направился к двери, которая оказалась, закрыта изнутри. Но и на этот случай у меня было заготовлено плетение и Первое сорвалось с моих рук, пробив небольшую дырку в дверях, плетение перешло во вторую фазу и развеялось по залу пеленой смерти. Двое охранников играющих в карты умерли не мгновенно, у них были слабые амулеты. Но остановить заклинание они не смогли. Подпрыгнув, зацепился за край дыры и спокойно перевалился внутрь. Не обращая внимание на интенсивно разлагающиеся трупы направился к двери из зала.
        Хорошо что шума сильного не было, но и того что был хватило для того, чтобы когда я подошёл к двери, та с огромной скоростью отворилось, попутно отправив меня в полёт. Который неожиданно прервался стеной, но мне было всё равно, я ж ничего не чувствую. Так что, встав, сразу обратил внимание на дверной проём, в котором замер полуодетый мужчина с коротким клинком в руке. Взгляд его был прикован к двум гниющим кучам мяса, ещё недавно бывшим обычными людьми. Его размышления прервал встревоженный женский голос:
        - Леринг, что там?  - голос был полон нежности и беспокойства.
        - Хрень какая то, кто то охранников убил,  - сказал он, начиная вертеть головой в поисках убийцы.
        Но когда его взгляд нашёл меня я уже был в полёте к его лицу, но он был близок к мастеру меча и попытался уклониться. Не судьба, я всё таки задел его краешком пальцев, через который щедро плеснул силой. Всё это сделал на лету, за считанные мгновения.
        Полёт закончился на груди красивой молодой девушки. Грудь была довольно мягкой, но сильно пружинила и меня откинуло немного назад. Упал я на труп мужчины, но резво вскочив, прыгнул на женщину. Коснувшись её во второй раз, не стал упускать шанс и выбросил небольшой сгусток силы, женщина с криком боли рухнула на пол. А я, подойдя к её телу, посмотрел в её глаза. В них читалось недоумение, страх, жажда жизни, какая то невинность. Видимо она сама ничего подобного не ожидала, и отправила мужа подальше просто, что бы побыть наедине с любовником. Но человек платит за свои поступки, за всё платит сам!
        Пора убираться из этого безумного королевства,  - думал я наблюдая как умертвия скидывают тела погибших в единую кучу. В замке в ту ночь было почти три сотни человек, энергии их смертей мне как раз хватит на создание полноценного тела рыцаря. Осталось лишь дождаться окончания сбора тел и провести ритуал.
        Ритуал прошёл как по маслу и вот я уже в гордом одиночестве удалюсь прочь от замка. В сторону Лимского королевства, граничащего с Эльфийским лесом. Мой новый вид мог впечатлить кого угодно, трёхметровый закованный в сплошную костяную броню. За спиной висел покачиваясь в ножнах двуручный костяной клинок, который я изготовил по той же схеме что и своё тело, правда, на заточку потратил пару дней, но результат меня весьма обрадовал.
        Планов на будущее у меня не было, будь что будет. Ведь на то она и жизнь, что является полной непредсказуемостью. Знаю только одно, впереди у меня ещё долгое странствие.
        Глава 26

        До границы с королевством Лим добрался на седьмой день движения по дороге. Как обычно бывает границы проходила по реке, через которую вёл неширокий мост. Охраняемый с обеих сторон небольшими фортами. С моей стороны форпост был явно похуже и выглядел как то не очень грозно. Четырёхэтажный бревенчатый дом, а не пограничная застава. Совсем другое дело было на той стороне реки, там располагался небольшой замок с внутренним двором и донжоном, ему конечно тоже далеко до непреступной крепости. Но в сравнении с этим домиком он смотрелся куда более внушительно.
        На моё появление отреагировали весьма неоднозначно, в обоих форпостах начали закрывать ворота, на крыши «дома» появились солдаты, начавшие поднимать разобранные защитные бортики, но стрелять не спешили и я посчитал это добрым знаком. Вся доброта пропала неожиданно, просто в один момент мой конь пересёк невидимую черту, по которой проходил радиус досягаемости их стрельбы. Что-то ухнуло во дворе форта и в небо медленно и величаво всплыл булыжник, не доставивший мне никаких неудобств из-за того, что он просто непросто улетел немного дальше моего месторасположения. Странно, я не думал, что форты будут помогать друг другу, а тут вот оно как, хорошо, что хоть не пристрелялись ещё.
        Давать им время на пристрелку я не собирался и перешёл к активным действиям, а именно перевёл коня в галоп, направляясь к воротом «дома». Сплёл Первое заклинание и приблизившись к дверям на расстояние досягаемости, метнул его вперёд.
        Всё прошло как по маслу, заклинание пробило небольшую дыру в воротах, а я соскочив с коня ударил дверь плечом. Такого надругательства она не выдержала и распахнулась. Потеряв опору в виде двери, ввалился в комнату, хорошо хоть успел выставить вперёд руки и не вляпался лицом в кучу разлагающегося мяса, а руки можно и почистить, я не брезгливый. Поднявшись на ноги, обвёл комнату взглядом, трупов было немного, человек шесть, может семь. Комната была не маленькой и место для моего меча здесь имелось, правда, придётся использовать только горизонтальные удары итак едва не задеваю потолок макушкой, так что первым делом сев на колено обнажил меч, а по другому его здесь не достать, и приготовился к бою.
        Противник не заставил себя ждать, дверь в комнату распахнулась от сильного пинка. В комнату неторопливо, вошёл немолодой воин, вошёл походкой хищника, мягко пружиня на ногах, по размеренным движениям стало понятно, что с клинком он обращаться умеет. А значок мастера меча полностью оправдал мои предположения.
        Мы встретились взглядами, но в его глазах не промелькнуло даже капли неуверенности. Сомневаюсь, что за его показной уверенностью есть что то существенное. Я же в исходе поединка не сомневался, но наши мнения кардинально различались. Долго переглядываться он не стал, и нанёс пробный удар поперёк туловища, может он и самоуверенный, но далеко не дурак.
        Крррак,  - столкнулись наши мечи и на его клинке осталась приличная зазубрена. А ведь это клинок мастера, а что будет с плохим клинком? В голове тут же сложилась тактика боя, заключалась она в том, что бы нанести как можно больше вреда оружию, мастер не был бы мастером, если бы не понял мою задумку. Его картина боя тут же сменилась, никаких жёстких блоков, их заменяет парирование, финты, резкие отскоки и лишь в крайних случаях скользящие блоки.
        Пару раз его клинок коснулся моей брони, но причинить вреда не смог, соскользнул не оставив даже царапинки.
        Во время боя я вёл внутренний счёт своих движений. «Раз» - шаг вбок и горизонтальный удар на уровне колен. «Два» - резкий прыжок вперёд с низовым в голову. «Три» - удар с разворота. Досчитать успел до тридцати шести, когда меня сильно достала эта пляска и я, наплевав на всё, просто отвёл рукой вражеский удар в сторону и локтём правой руки ударил ему в голову. Надо отдать ему уважение, он почти увернулся, но даже, казалось бы, лёгкое касание, сильно его приложило и я провёл добивающий удар в грудь. В которой что-то громко хрустнуло и изо рта солдата брызнула кровь.
        «Видимо осколок ребра пробил ему лёгкое.»
        А вот дальше мои дела не заладились, рост не позволял мне пройти на верхний этаж, а здесь их можно не ждать, всё равно не слезут. Да уж переборщил я с ростом, надо будет убавить, только как? Заново проводить ритуал? Это дело довольно затратное, но нужное. Так как такой рост, оказывается, сильно ограничивает в действиях, лучше-б мелким остался. Эх, ладно, хватит грустить, надо что-то предпринимать.
        Через час я, в сопровождении своего нового драурга, удалялся вдоль реки от горящего форпоста, на крики сгорающих заживо людей я внимание не обращал, они солдаты, их дело - гибнуть за интересы других, хотя можно было бы дать им шанс, но мне живые враги не нужны.
        Сейчас передо мной стояла задача привести свой облик к такому виду, который не вызывал бы подозрений у простых людей. А это было довольно проблематично в моём положении, но ладно врем для опытов у меня есть, так что ничего не мешает экспериментировать. Осталось лишь найти убежище.
        Пока искал подходящее укрытие задумался: «А зачем я вообще напал на форпост?». Ответа у мен не было, захотелось напасть вот, и напал, по своей прихоти лишив жизни пару десятков людей, видно ценность человеческой жизни в моём сознании обнулилась. Хорошо, что ещё ненависти нет к тем, кто чувствует радость жизни, вдыхает чистый воздух, ощущает жажду и голод. Бррр такие мысли до добра не доведут, не стоит отвлекаться на глупые размышления.
        Укрытие для меня найти было сложно, опять-таки мешал рост, остановился я в небольшом лесу. Нашёл там небольшую полянку, на ней и расположился, ходить по лесу с таким ростом тоже было крайне неудобно, на такой высоте как раз начинались массивные ветви, приходилось постоянно нагибаться.
        На третий день ничего так и не придумав я для начала уменьшил свои размеры до приемлемых, чуть меньше двух метров. Но ничего нового в голову не шло и я уже собирался просто сточить шипы, что бы больше походить на обычного рыцаря. Интересную мысль мне опять преподнёс второй поток сознания, который был теперь постоянно активированным и потихоньку развивался. Мысль была довольно обычной, я подумал о том, что в высшая нежить создаётся из обычных скелетов, а значит, кости как то изменяются, принимают нужную форму. Вот эта мысль меня и заинтересовала, получается, что в плетениях высшей нежити есть блок, отвечающий за придание нужной форме костям. И теоретически с помощью этого можно менять форму тела постоянно.
        Идея захватила меня, и сутки на пролёт разбирал плетение Павшего Рыцаря, как наиболее знакомое, каждый блок разбивался мной на составные, которые мною тщательно исследовались. Нужный блок я нашёл на четвёртый день пребывания в лесу, к этому моменту рассмотрел уже, наверное не одну тысячу частиц плетения, частичка была маленькой, но состояла из огромного количества узелков, обнаружил я эту частицу ещё на второй день, но в виду её сложности я оставил её разбор на потом, за что сейчас себя и ругал. Но всё таки цель была достигнута и осталось только придумать, как сделать так, что бы привязать плетение к моему телу и с помощью него изменять его форму.
        Для начала попытался изменить форму обычной косточки неизвестного животного. Сначала создал энергетические каналы, включил в них эту частицу, после чего подключил к руне энергии. Оглядев получившуюся конструкцию я и сам удивился её простоте, странно если менять форму кости так просто то почему об этом до мен никто не додумался? «Ну ладно, просто я гениален» - сказал и сам посмеялся своеобразному юмору. Хотя обычный человек в этом ничего смешного не найдёт. Ладно, хватит пустой болтовни, пора приниматься за дело. Напитав плетение энергией, я направил его на косточку, сформировав в голове желаемый облик предмета. Косточку обволокла беловата дымка, а когда она исчезла то узрел ни капли, ни изменившуюся кость.
        «Что-то сделал не так, а вот что именно?» В конце концов, пришёл к выводу, что новый облик надо задавать как то иначе, осталось понять, как это сделать.
        Решил действовать последовательно и для начала посмотреть, как это сделано в плетении Рыцаря. Разбирать плетение с самого начала не было смысла, сразу перешёл к блоку, отвечающему за тело. Нужную частицу нашёл довольно быстро, но вот понять, как самому составить нечто подобное я с ходу не смог. Частица была составлена из более чем восьмидесяти узелков, дальше насчитать не смог, постоянно сбивался. «Как же понять их предназначение?»
        Помогли мне в понятие данной проблемы основы ментальной магии, доступные всем. Но есть один немаловажный фактор, который и не позволил заполонить планету ментальными магами. Фактор этот заключался в том, что в ментальной магии ведущую роль играл разум, который невозможно развить так же быстро как магический резерв, да и развивать его намного сложней и утомительней. Получалось, что ментальный маг набирал силу только к старости, а там и смерть не за горами. Так что сильными менталивеками были в основном жизнюки и некры. Вот они и умели то чего боятся обычные люди, ток кто несколько столетий развивает разум, спокойно может взять под контроль неподготовленного человека, может прочитать его мысли, получить доступ к памяти. Но и при этом сильных менталивиков можно сосчитать по пальцам, и большинство из них уже давно потерли интерес к мирской жизни. Даже близко не подходил к изучению ментальной магией, общение мыслями, мыслеобразами, строение подчиняющих каналов для некро созданий, это вершина моих умений. Но большего мне и не надо. Даже моих знаний хватило для разбора этой частицы. Это оказались
мыслеобразы, их была куча, один мыслеобраз - это отдельная часть тела или крепление этих частей, и вот из этих частей и состояло описание строящегося тела.
        Разобравшись с этим, перешёл к практике и для начала начал создавать мыслеобраз чуть изменённой кости, создав его встроил его в плетение и направил на косточку. Несмотря на все мои плачевные прогнозы всё удалось, и косточка поменяла форму. Если б был живым точно бы радовался как ребёнок. Но живым я не был, и радости тоже не было.
        После того удачного опыта отдыхал около часа, не хотелось от перенапряжения наделать кучу ошибок, которые вполне могут повлиять на мою «жизнь», раздвоив сознания дал основному потоку отдохнуть и приготовиться к предстоящей работе.
        За работу я принялся с кристально чистым сознанием, это принесло свои плоды. Работа шла, второстепенный поток сознания представлял десятки различных видов конечностей, а основное сознание доводило до совершенства нечёткую картинку, всё таки хорошо когда у тебя два потока мышления, хотя один и слаборазвитый. Но польза от него была несомненной. Так вскоре я составил несложный образ внешне обычного человека, правда, состоящего из сплошной кости. Образ состоял примерно из полторы сотни образов, решил перестраховаться и сделать побольше, но что бы было более детализовано. На всё про всё у меня ушло два с половиной дня, всё-таки процесс формирования был не быстрым, да и отдыхал я часто. Я уже начал создавать заклинание, когда в голову пришла мысль, от которой я зло выругался. Дело было в том, что сейчас у меня было не просто тело, моё тело состояло из сотен сплавленных воедино костей, которые уменьшились в объёме и теперь если проводить ритуал по смене тела, то нужно обязательно включить блок, отвечающий за уменьшение объёма костей. Прочность тела тогда достигнет немыслимых высот, но и затраты энергии
будут увеличены в десятки раз. Так что мои мысли об почти не затратном преобразовании тела не оправдались, и теперь количество нужной энергии напрямую зависит от габаритов создаваемого тела. Чем тело меньше тем больше энергии уйдёт на сплавление костей, а если тело будет больше существующего то затраты будут намного меньше, так как сплавление костей не требуется и можно обойтись обычной костной массой, которую не нужно будет уменьшать в объёме. Тогда затраты энергии будут мизерными, но тело будет относительно хрупким.
        Признав мысли разумными я приставил к заклинанию нужный блок и, напитав его энергией, обратил на себя. Моё тело укутала белесая дымка и когда она рассеялась, моему взору предстала человеческая рука, правда она больше походила ну руку статуи. Ни рисунка кожи, ни капилляров, она напоминала искусно сделанный протез, с тончайшими линиями на стыке подвижных мест.
        Сначала было немного непривычно двигаться, всё-таки баланс тела был другим, но вскоре я привык к новой оболочке, и, вдоволь напрыгавшись и набегавшись, снова сел за работу.
        Моей целью сейчас было создание нескольких образов возможных форм тела, создал я их три, вернее не создал, а скопировал из плетений. Первой формой стала форма Паука, второй формой было тело Рыцаря, третьей я сделал тело Птера, оно было совершенно бесполезно в бою, но давало возможность полёта, о котором я давно мечтал. Но третья форма была самой маленькой и получалось, что на неё требуется наибольшее количество энергии. По моим подсчётам моей энергии на это существо не хватит, хотя самих Птеров я мог на создавать целую кучу. Но я решил, что возможность полёта стоит такого количества энергии. Конечно, можно было бы взять форму дракона, но её мне не осилить, там слишком много подвижных частей, с телом паука едва ли справлюсь, а к телу драконе нечего даже соваться. Решив для начала остановиться на этих трёх образах. Решив это, завалился отдыхать, предстояло самое сложное, прикрепить всю эту схему к моему телу, сложность была в том, что я не представлял, как это сделать.
        Немного отдохнув, опять раздвоил сознание и поставил второй поток генерировать идеи. Что-то интересное промелькнуло только на второй час разбора безумных идей. Это была не идея, это было воспоминание, связанное с созданием мутантов. Там в тело живого организма включалась схема, постепенно изменяющая его внешний вид, моя же идея была в том, что бы сделать так, что внешний вид изменялся почти мгновенно и только по моему приказу.
        Над этим плетением работал почти двое суток, сложность была в том, что бы мгновенно включать превращение в нужный облик, вот это и не получалось. Что бы активировать плетение мгновенно нужно, что бы руна энергии всегда была заполнена, а это требует прямого подключения к дару. Это не являлось проблемой, проблемы шли дальше. Меня не устраивало превращение только в один облик, а значит нужно было сделать так, что бы каждый облик отдельно подключался, это тоже не было проблемой, я просто продублировал частицу плетения, получилось тройное плетение, но запускать его не собирался, по моим предположениям активирование текущего варианта приведёт к тому, что тело примет смешанный облик, каким он будет я не берусь даже предсказать.
        Теперь мне предстояло как-то сделать так, что бы энергия поступала только к нужному мне облику. Только в этот момент мне в голову пришла мысль, что можно было сделать просто три плетения, а не мучится над одним. Но сдаваться я не стал, раздвоив сознание, начал искать подходящие варианты. В этот раз меня выручил первый поток, в нём довольно быстро появилось воспоминание о тех же мутантах. Некромант в своих экспериментах перекрывал созданиям некоторые энергоканалы, используя несложный самодельный блок. Вот он мне и нужен, осталось только его немного видоизменить, что бы он пересекал энергию только по моему приказу. В конце концов и это мне удалось.
        От моего дара шёл небольшой энергоканал, подключённый к руне, заполненной едва ли на треть. От этой руны отходила несложная система, имеющая три ответвления, в начале каждого стоял блокиратор, дальше система замыкалась. Вот на эту с виду несложную вещ я и потратил два с половиной дня. Да ещё и не рассчитал затраты энергии, тело Птера требовало примерно триста смертей, это в три раза больше чем требовалось для создания тела Рыцаря. Вот и не могла руна заполниться сразу, в моём резерве наберётся едва ли энергии на полторы сотни смертей.
        Получается этим плетением я смогу пользоваться только раз в двое суток. Это меня не удовлетворяет, так что затратил ещё пару часов, но сделал три простых плетения, теперь тело Рыцаря и Паука будет доступно намного почаще, хотя таким темпом у меня вообще не останется энергии, пришлось удалять тело Птера и заново создавать, теперь уже двоичное заклинание.
        В конечном итоге я потерял образ Птера и, наплевав на всё, лёг спать.
        Едва открыв глаза, нашёл себе новую работу, а именно, мне пришла в голову мысль сделать такое плетение для меча. Он для нынешней моей формы был слишком велик. Поднять его я мог, но при махании им меня самого кидало из стороны в сторону. Так что я снова сел за составление образов, теперь это было легко. На посох хватило всего пяти, на меч семи образов. И быстренько создав плетение, для начала уменьшил объём костной массы. Далее, вживил в меч плетение, не став добавлять в него блок по уменьшению объёма. По моим подсчётам объём посоха, и объём широкого двуручного меча были примерно одинаковыми. Так что, вживил плетение в меч и напитав тот энергией запустил плетение. Меч покрылся белесой дымкой, и в моей руке оказался посох, да уж получился он у мен на славу. Его внешний вид был похож на переплетение корней и был красивым, а не страшным. Я решил всё-таки не делать вещь, один взгляд на которую открывал бы мою сущность. А так больше похоже на посох друида, а не некроманта. Посох вдобавок удобно лежал в руке. Подождав немного, опять запустил превращение, которое потребовало совсем немного энергии,
примерно около семи смертей, всё-таки объём изменять не нужно. Меч получился вполне обычным, даже немного грубоватым, но удобным и сбалансированным настолько, насколько может быть сбалансирован двуручный меч. Знания мечника не пропали даром. А украшения меча были не к чему. Мне требовался не эффектный, а эффективный клинок. Который я и получил, потом заново превратив его в посох, лёг спать. Завтра начнётся длинный путь.
        Глава 27

        Путь был скучным, но я потратил его в основном на философские размышления. Среди этих размышлений попалась довольно нужная мысль, её смысл заключался в том, что выгляжу я сейчас как статуя, да ещё и без того, что между ног. Так что первой целью для меня стоит раздобыть одежду, лучше всего балахон, скрывающий неподвижное костяное лицо.
        Распределив приоритеты на будущее, вновь продолжил путь, но теперь двигался вдоль дороги, стараясь сделаться как можно не заметнее. Только потом дошло, что можно было поменять форму на более мелкую и спокойно двигаться, не прячась во всех встречных оврагов, от случайных путников. Но тогда почему то мне эта мысль в голову не пришла и я постоянно отслеживал окружающую обстановку, прячась от проезжающих мимо людей. В конце концов, это мне надоело, да и к тому же дорога зашла в лесок. Я так подумал, какой же лесок без разбойников, и всё-таки нашёл этих представителей местной фауны. На дороге стояла телега, запряжённая в убитую метким выстрелом лошадь. Возле которой лежал труп немолодого бородатого мужика, с раскроённым черепом. Рука его и после смерти продолжала крепко держать топор. Лезвие топора было чистым, следовательно, оружие не пригодился своему владельцу. А совсем рядом с ещё неостывшим трупом, три бандитского вида мужика толкали друг другу, видимо, жену мертвеца. Толкали они её не просто так, каждый не забывал облапать её, при этом поливая потоками грязной ругани. Она ещё пыталась как-то
сопротивляться, но увесистая затрещина оборвала эти попытки. Я, рассматривая эту картину, всё ближе подходил к бандитам. Первой как это ни странно меня заметила женщина, но особой радости на её лице не заметил, лучше всего на нём виднелось удивление. Разбойники заметили изменение настроя женщины и начали оглядываться по сторонам. Не заметить меня было сложно и вот они, уже позабыв про крестьянку, настороженно за мной наблюдают. Я приближался не торопясь, за это время женщина успела на карачках отползти в кусты и судя по шуму, ломанулась по лесу со всех ног.
        Разбойники буквально на секунду обернулись, на хруст веток, сопровождающий крестьянку. Но мне хватило и этой секунды для того что бы бросится вперёд и ударом кулака пробить первому череп, остальным раздал по стреле смерти. Всё что надо узнать о теле я узнал за один удар. А если так, то зачем заморачиваться, когда можно поступить намного проще. Осмотрев поле боя и не найдя ничего требующего моего внимания, я принялся за мародёрство. Ботинки и крепкие кожаные штаны я снял с крестьянина.
        Куртку в виду того, что она залита кровью брать не стал, сняв немного потертую, но всё ещё крепкую куртку с разбойника с дыркой от заклинания в черепе. Головного убора, кроме соломенной шляпы я не обнаружил. Так что пришлось довольствоваться этим чудом народного мастерства. Шляпа была неудобной. Но имела широкие поля, из-за чего я её, собственно говоря, и брал. В телеге нашёлся здоровенный кусок материи, в который укатал свой посох, так хоть чуть-чуть, но всё же менее подозрительней смотрюсь. Из полезного я обнаружил ещё и широкий охотничий нож, в грубых ножнах, которые сразу подвесил к себе на пояс. Не найдя больше ничего полезного отправился по дороге дальше, теперь надобность в маскировке отпала и появилась возможность передвигаться открыто. Путь мой лежал мимо сожжённой мною крепости, на которой велись восстановительные работы, стоит сказать велись они довольно медленно. А в двадцати метрах от восстанавливаемых укреплений я заметил ровные ряды свежих холмиков. Пересчитав их, понял, что мои предположения были верны, солдат было около сорока, а точнее сорок два.
        Это дало основу новым философствованиям, основной темой которых был вопрос, для чего я существую? Чем руководствуюсь совершая те или иные поступки? Ведь мне теперь ничего не нужно, ничего не имеет смысла. Для чего мне власть, для чего богатства, я всё равно не могу этим всем насладится. Единственной достойной целью было вернуть себе жизнь и если заполучить живое тело не составляло проблем, то вернуть себе часть души было не в моих силах. В памяти некроманта не было никаких сведений о возможности вернуть душу из нижнего мира. По моим предположениям нечто подобное возможно могут эльфы, и оркские шаманы, специализирующиеся на работе с душами. Надежда на эльфов была довольно прозрачной, но эльфы были буквально под боком, а вот орки обитали на соседнем материке. Так что для начала мне лучше заглянуть к эльфам и если с ними ничего не получится, то придётся топать к оркам. Непонятно было как буду пробираться к эльфам, все знают об их нетерпимости к некромантам, а к нежити у них вообще врождённая ненависть. Боюсь, узнать у них что-нибудь будет сложно, а сохранить своё существование ещё сложнее. Но
перспектива обрести душу стоит такой опасности. Но для начала мне потребуется обрести живое тело, хотя нет, эльфы всё равно учувствуют во мне силу смерти, так что ослаблять себя не стоит.
        Ничего толкового в голову не приходило, можно конечно было пару лет развёртывать разведывательную сеть в эльфийском лесу, но результаты мне нужны были срочно, боюсь, что мысли о бессмысленности моего существования сведут меня с ума. Или превратят в тварь жаждущую смерти всем живым, а там и до самосуда недалеко. Так что решил действовать прямо, хотя это и было немного тупо, но решил заявится к эльфийской границе и попробовать вступить в переговоры.
        Миссия была выполнена на отлично. Без проблем пересёк территорию королевства, вплотную приблизившись к эльфийским владениям. То, что тут начинаются эльфийские владения было понятно сразу, дело было в том, что всю огромную территорию своего леса эльфы ещё в древности окружили высоченной белокаменной стеной, сейчас белый когда то камень во многих местах почернел, в некоторых его оплели лозы каких то растений. Через ровные промежутки расстояния стены были укреплены башнями, пронзавшими небо своими золочёными шпилями. Шпили это видимо единственное, что здесь содержалось в порядке, они величественно и гордо отражали солнечные лучи. Но в сочетании с общим видом стен они производили какое-то удручающее впечатление. Это стена лишь дань былому величаю, понял я, лишь памятник минувших лет. На стенах не было ни единого часового, но из окон лился едва различимый свет. В каждой башне располагались небольшие ворота, вот к ним я и направился.
        - Стой кто идёт?  - окликнул меня грубый мужской голос, который никаким образом не относился к эльфам.
        - Путник, хочу спросить совета у владык эльфийского леса,  - ответил я, стараясь придать голосу хотя бы немного человечности.
        - Заходи внутрь,  - небольшая калитка в воротах распахнулась и я, не медля прошёл внутрь,  - только без глупостей,  - сразу предупредил меня один из четырёх солдат вооружённых арбалетами, которые в данный момент были направленны на меня. Все солдаты были одеты в форму разных королевств, что навело меня на мрачные мысли.
        - Открой личико, эльфийский ублюдок,  - прошептал видимо главный в этой четвёрке. Эта фраза его и спасла, первому солдату я моментально отрубил руку, второму используя семь стрел смерти пробил амулет, и уже после этого наградил всплеском. Третьего просто смёл потоком чистой энергии. Всё это было проделано всего секунд за десять, во время которых от моего костяного тела успело срикошетить четыре болта, которые не смогли оставить после себя даже царапинки. Главного убивать не стал, и несильным ударом по голове отправил в беспамятство.
        После этого начал осмотр башни, ничего интересного кроме пары трупов длинноухих не нашёл. Но эта находка подтвердила худшие мои предположения. Но терзаться мрачными мыслями не стал, решив узнать точные сведения у пленника. Войдя в комнату, понял, что пришёл вовремя, не связанный мною пленник, уже очнулся и с болезненной гримасой потирал голову.
        - Что здесь произошло,  - сразу начал я.
        Солдат в ответ на мои слава стал неистово молится и вычерчивать фигуру, которая по легендам помогала от нечисти. Но это по легендам, да и я не нечисть, я нежить. Так что, подойдя к солдату, отвесил ему оплепуху и спросил опять:
        - Что здесь произошло?  - мой голос был холодным, от той ненависти, которая когда-то моментально разжигалась во мне, но сейчас от неё не осталось и следа. Но солдат был не в себе он то плакал, то выкрикивал угрозы. Тогда я решил привести его в чувство самым лучшим способом, способом боли. Подойдя к нему, нагнулся и поглядев в его глаза, резко схватил его за кисть и не став медлить начал один за другим ломать пальцы. Это быстро отрезвило мужика, он заорал от боли, но в его глазах появился блеск понимания ситуации. Удовлетворившись результатом, переспросил в третий раз:
        - Что здесь произошло?
        И мой вопрос не остался без ответа, быстро настолько, что мне показалось, он хочет меня запутать, он начал выкладывать всю известную ему информацию. Оказалось, что эльфы замыслили войну против людского королевства, но разведка людей не спала и вовремя предупредила власть об опасности. Король был явно не дураком. Вместо того чтобы начать подготовку в одиночку, он создал слух о том, что эльфы решили вырезать человечество под корень, и первыми под эльфийский нож попадут именно они. Тогда восемь королевств приняли решение ударить на опережение, стерев с лица земли эльфов как народ. Ночью были бесшумно взяты стены, а на утро лучшими спецслужбами королевств были устранены почти все маги эльфов, дальше не было ничего сложного, отряд из почти сорока магов путешествовал по лесу, уничтожая всех попавшихся эльфов. Так что на сегодняшний день в живых остались лишь те эльфы, которые не находились в тот день в лесу, даже высочайшие лорды были убиты, пленных не брали. Кто-то из королей выдвинул предложение сжечь лес, но оно было отвергнуто, это просто сочли нерациональным. А на охране стен оставили почти тысячу
солдат, которые должны уничтожать отдельных эльфов или их наёмничьи отряды, которые решат вернуться в лес. В общем, картина складывалась печальная, но до эльфов мне не было никакого дела, я был огорчён лишь тем, что придётся плыть на другой материк. Но решив не задаваться философствованиями первым делом добил солдата и, впитав его энергию, вышел из башни, направившись на север, где то там лежит порт Скрайбур, из которого ходят корабли, до материка орков.
        Глава 28

        Происшествие случилось на второй день путешествия. Представьте себе, иду я себе по дороге, никого не трогаю, на стук копыт за спиной внимания не обращаю. Вдруг воздух разрывает щелчок кнута и его кончик, в который вплетены небольшие железные грузила, ударяется об мою ладонь, которая рефлекторно сжимается. Далее происходит целый каскад действий, один из всадников, секунду назад обогнавших меня, изгибается под неестественным углом и всё же вылетает из стремян, но не падает, а сделав сальто, встаёт на ноги. Пока я наблюдаю данную картину, человек разворачивается и это оказывается не человек, а вампир, причем, судя по движениям воин. Растерянность быстро уходит из его глаз и он, вынимая кукри, бросается на меня. Не люблю бойцов с кукри, эти небольшие немного изогнутые кинжалы в руках опытного двоерукого бойца могут доставить массу неудобств обычному человеку, которым я к счастью не являлся. А боец был опытным, да и руки развиты одинаково, такой спокойно сможет одолеть мастера меча, вампирская скорость это ему позволяет. Но я не вступаю с ним в долгий поединок, даже не стал уклонятся от его прыжка. А
он в прыжке траекторию движения сменить не смог, да и не захотел, ведь он вооружённый вампир, против не успевшего вытащить оружие путника. В общем прямой в челюсть вышел на отлично, а его кукри соскользнуло с брони. Челюсть его просто вошла внутрь черепа и, несмотря на всю живучесть вампиров, на землю упало уже мёртвое тело.
        Пока я мысленно корил себя за то, что лишился хорошего материала, остальные всадники начали действовать. Мне в грудь врезалось огненное плетение, кто то из всадников оказался магом. Вот же я дурак, не мог заранее просмотреть ауры путешественников, совсем расслабился, посчитал себя неуязвимым. Хотя для последнего и были все основания, даже огненное плетение не смогло нанести моей броне значительного вреда, но одежда сгорела, ремешок меча тоже сгорел и тот рухнул в пыль, остались лишь лохмотья ниже колен и сапоги. Но дальше бездействовать я не мог и меня укрыл кокон некроэнергии, в который тут же врезалось плетение из раздела некромантии, да уж в двойне не повезло. Пока я всеми силами поддерживал свой, прямо скажу, не очень хороший щит от атак некроманта, огневик смог приготовить нечто огромной мощности и обладающее как я чуть-чуть позже понял, отличной пробивной способностью. Мой щит буквально разлетелся, но плетение разбилось об мою костяную броню жидким огнём, но даже отдельные капли на моём теле горели, хотя гореть было нечему, броня не поддавалась натиску огня, после которого оставались лишь
тёмные пятна копоти. Возобновить щит я не успел, руку мне буквально оторвало, некромант не спал и подготовил плетение для борьбы с высшей нежитью, правда, употребил его очень не умело, видно не было практики, это плетение было не очень мощным, но было приспособлено специально для уничтожения костной ткани, сжатой в объёме. Принцип его действия был в том, что при прикосновении плетения и сжатой костной массы происходило небольшое по площади возвращение костей в нормальный объём. Если бы это происходило медленно, то тело нежити просто бы искажалось, но в том то и дело, что плетение было узконаправленно и вызывало данную реакцию на весьма небольшой полоске прикосновения, и реакция освобождения была моментальной. И получалось так, что многократное расширение тканей лишало нежить каких-либо возможностей, а моё тело было небольших габаритов, да и сплавление костей здесь было в несколько раз больше, так что оторванная рука была довольно малой ценой, за беспечность. Плетение требовало довольно мало энергии, всего около пятидесяти смертей, но было доступно лишь некромантам, конечно у других магов тоже были
способы борьбы с высшей нежитью, но все они были слишком энергозатратными. Но следовало что-то делать, хоть запасы сил магов и почти истощены, но вдруг у них есть накопители, так что сейчас стоит под вопросом само моё существование. Медлить я не стал, прыжок вперёд и оставшейся левой рукой наношу удар по некроманту, точнее пытаюсь нанести, так как мою руку в воздухе перехватывает непонятно что. Это непонятно что при ближайшем рассмотрении оказалось небольшим глиняным големом, он был довольно слаб. Так что сдержать до конца мой удар не смог и кулак проломил ему грудь. Но огневик не растерялся, и от его огненной волны тело голема превратилось в кирпичное, что было весьма плохо, ведь на моей руке образовалась гиря весьма приличного веса. На долго конечно она меня не задержала и поднапрягшись я поднял тело руку со своеобразным грузом и размахнувшись разбил его об землю. Только после этого обратил внимание на количество всадников, их было восемь. И лишь двое из них были поближе ко мне, это были те первые из атаковавших меня магов. Но взглянув на восьмёрку истинным зрением понял, что дела мои весьма плохи,
я натолкнулся на боевой серп вампиров. Как обычно он состоял из шести магов и шести мечников. В общем, произведя нехитрые расчёты, понял, что этот бой мне не выиграть и приняв правильное решение, дал дёру. Сначала я бежал, стараясь как можно подальше оторваться от всадников, они от такого жеста явно растерялись, что дало мне небольшую фору, которую я использовал с толком и вот в сторону леса уже мчится тело Паука. Но всадники явно не желали оставлять меня в покое и ринулись за мной следом. Вот тут я пожалел что не подготовил образ костяного скакуна, тело паука, несмотря на все свои восемь конечностей двигалось довольно тихо, да и моя неопытность в обращении с таким количеством лап играло свою роль. В общем, расстояние, разделяющее нас, стремительно сокращалось и мне пришлось на бегу придумывать способы задержать погоню. Как на зло, на ум не приходило ни одной дельной мысли, а топот копыт слышался всё ближе и ближе. Тут пришла идея, заимствованная мною из того плетения, которое оторвало мне руку. Идея заключалась в том, чтобы сжимать кость до очень маленького объёма, а потом направлять на него плетение
расширяющее объём, то кость по идее должна взорваться сотнями осколков. Но на бегу это плетение не продумаешь, да и даже по приблизительным подсчётам на это будет требоваться слишком много энергии, так что легче действовать по старинке. Так что на бегу я на секунду остановился и выпустил Первое плетение, оно себя опять-таки хорошо показало, щит выставленный огневиком пробило, правда никого из вампиров оно повалить не смогло, но вот лошадь осталась только у одного. Эх, почему за мной гоняться не люди, половина из тех при падении на такой скорости обязательно сломало бы шею, а этим хоть бы хны, ещё при падении выпрыгнули из сёдел и продолжили погоню пешим ходом. Всадник от них не отрывался, он, как и все из серпа был опытным солдатом и понимал, что одиночке может грозить погибель. Но теперь моя скорость была выше, чем у отряда вампиров и те начали замедлять бег, понимая безуспешность своих попыток. Но они до последнего наблюдали за мной, явно запоминая направление моего движения. Смерть одного из них они просто так не оставят, правда сомневаюсь что смогут найти меня, но поиски будут однозначно.
        А я тем временем всё ближе приближался к лесу и размышлял над своей глупостью. О чём же я думал в тот момент, ни смотрел по сторонам, ни использовал истинное зрение, как будто погулять вышел. Потом понял, что в тот момент думал над бессмысленностью для меня, сейчас любых действий. Видимо начинаю зацикливаться на этой теме, понимая, что моё существование бессмысленно я не смогу что-то правильно делать. Да и существование с такой мыслью не доведёт до добра, скорее всего, сойду с ума и стану тварью, ненавидящей всё живое. Такая перспектива меня не устраивает, а значит нужно быстрее решать мою проблему. Первым делом нужно раздобыть живое тело и лучше всего хорошо развитое, возможно это чуть-чуть отодвинет грань моего безумия. Эх, взять бы тело одного из этих вампиров, ну или эльфийское, было бы неплохо. Но ладно, хватит мечтать, пора составлять план действий на будущее. Выглядел он примерно так:
        1. Оторваться от погони.
        2. Найти живое тело.
        3. Продолжить путь.
        Да уж план грандиозностью не блистал, но выражал все мои потребности. А что если поискать в порту орочьих наёмников, такие точно должны быть, вдруг мне повезёт и с ними окажется шаман. Почему же я раньше об этом не подумал? Так что надо побыстрей выполнять первые два пункта плана и со всей скоростью направляться в Скрайбур. Эх, как же сложно ждать чего либо, когда же я вновь обрету свою душу, когда стану живым?
        А что делать, если орки не смогут мне помочь, если им это не под силу? Обращаться к богам? Но что я могу дать им? Единственное, за что они согласятся вернуть мне душу, это мой дар, но тут надо знать, кому из богов он требуется, многие из них берут силы некоторых магов либо для своего усиления, либо для усиления своих верующих. Некоторые из богов могут передавать дары своим верующим, а некоторые просто на некоторое время усилять их. Но боги уже давно заключили договор о невозможности войны против друг друга и нейтралитете их служителей. Так что тех уже давно не просчитывают ни в политике, ни в мирной жизни. Служители теперь просто служители, но боги всё равно не упускают возможности усилиться. Так что такой вариант развития событий тоже стоит просчитывать, но уже после того как поговорю с орками. Так как без магии жить будет ужасно, слишком я к ней привык. Хотя возможно смогу выпросить у богов какой-нибудь слабенький дар. Дар принять у меня могут лишь несколько богов, бог смерти, бог войны и шутница. Но если последние за счёт дара будут усилятся, то шутница с помощью него кого-нибудь разыграет. С
ней лучше не иметь дел, возьмёт и вернёт мне душу какой-нибудь девушки, буду потом на парней заглядываться, тьфу, какая мерзость.
        Эх, ладно хватит мечтать, от вампиров я вроде оторвался, теперь надо найти подходящее тело и как то замаскировать свой дар, вдруг на меня случайно натолкнуться преследователи.
        Часа через три вышел к какой-то лесной деревушке, заходить туда не стал, остановился метрах в пятидесяти, в лесу. Изменил свою форму и принялся за создание филактерии, создав её в небольшом костяном красивом амулетике, бросил её на дорогу и принялся ждать когда её кто-нибудь найдёт.
        Сижу в этих кустах уже пятый час, мимо филактерии прошло уже человек двадцать и никто не посмотрел под ноги. В конец умаявшись, я, пока никто не видит поднял филактерию и подождав нового, идущего куда то по своим делам мужика метнул ему её прямо в лицо. Тот видимо заметил краем глаза движение и попытался защититься рукой, в которую и влетела филактерия. Мой дух буквально выдернуло из тела, но я не растерявшись сразу же рванул в атаку, задавить его сопротивление было делом пары минут, потом стёр его личность и направился дальше по дороге. Но, не забыв при этом сжать прошлое тело в форму куба, вдруг пригодится. Несколько раз встретился с его знакомыми, каждый раз придумывая новую причину, для оправдания того, что движусь в город и тащу на руках странный куб. В конце концов, мне это надоело, и я направился напрямую, сквозь лес, с чего они вообще расхаживают по дороге, делать больше нечего? Пока думал над этим второстепенным сознанием, основным потоком создавал новую филактерию, на всякий случай. Создав её в виде костяного кольца, поудобнее перехватил костяной куб, с небольшой выемкой от материала для
кольца, и направился дальше. Да уж человеческое тело было слабым, и вес куба уже давно заставил меня пропотеть. Но даже усталость была для меня сейчас прекрасной, хоть какое то чувство, а не голый разум. Эх, хорошо то как,  - думал я, останавливаясь на привал. Вот во время привала, когда я уже сделал хорошую маскировку свей ауры, на меня и набрела причина, по которой люди шастают по дорогам с оружием. Тут объявился дикий оборотень, существо, которое появляется, если истинный оборотень укусит человека, когда будет в зверином обличье. Дикие оборотни вопреки народному мнению могли контролировать процесс трансформации, но в чём люди были правы, так это в том, что видя живое, они сразу же на него кидались. Хотя предпочитали охотится на скот. А к дорогам их вела человеческая память, вот на этом и был построен расчёт крестьян. Правда, сомневаюсь, что один на один они бы смогли его одолеть. Всё-таки тварюга здоровенная,  - думал я, огладывая с ног до головы тихо рычащего оборотня. Сейчас он застыл на фазе превращения и выглядел как покрытый шерстью человек, с небольшими когтями и немного удлинённой мордой,
тот ещё красавчик я вам скажу.
        Но постепенно осмысленность покидала глаза оборотня, а на её место приходила жажда, жажда крови. Тут-то я и спохватился, я же теперь в человеческом теле, значит нельзя допустить даже царапины, ибо быть диким меня совсем не прельщает. Так что дожидаться броска твари я не стал, сформировал десяток стрел смерти и махом руки отправил их в полёт. В тот же момент оборотень прыгнул, уже в полёте его тело буквально изрешетили мои стрелы. Дожидаться столкновения я не стал и отпрыгнул в бок, но споткнулся об какой то корень и с матом улетел в кусты. Когда выбрался, заметил, что оборотень, истекая кровью всё равно стремиться подняться. Да уж ну существа, если бы не их жажда крови, то к истинным оборотням выстроилась бы очередь из желающих стать дикими. Но хватит мечтать, пора отправляться дальше, но для начала нужно придумать, как нести ком костной массы. Через час я удалялся с этой полянке, а за моей спиной покачивался костный куб, перевязанный кожей оборотня, а через мою грудь шли два ремешка, за которые эта вязанка и была подвешена. А я думал, где бы мне сейчас вылезти из леса и в какой стороне будет
Скрайбур. До него мне ещё идти не менее трёх недель, слава богу, грань безумия сильно отодвинулась.
        Глава 29

        На второй день пришлось избавляться от этой котомки, от неё начинало мерзко пованивать, но тащить неудобный ком в руках я не стал и, потратив немного сил, превратил его в посох, всё равно из леса давно вышел и теперь ничего не мешает его ношению. Посох сделал похожим на переплетение корней, так вроде меньше подозрений на владение некромантией, сначала хотел сделать просто костяной стержень, без каких либо украшений, но посох был довольно тяжёлым и постоянно выскальзывал из руки. Так что пришлось вдобавок делать его поверхность немного шершавым, хотя кость и так не была эталоном гладкости.
        Вот так я и брёл в порванных, об какой-то особо колючий кустарник, штанах. Да уж, в человеческом теле тоже полно минусов, одним из которых являлась боль и если обычную боль можно было терпеть довольно долго, то зуд от мелких царапин или от выдранных заусенцах на пальцах ужасно раздражала, не давая на долго сосредоточиться на какой-либо мысли.
        На третий день путешествия я дошёл до небольшого городка, под странным названием Болотный. Странность была в том, что по информации, доступной мне, в округе за сотни миль не имелось каких-либо болот. Но странность списал на отсутствие фантазий у основателей. Но оказалось суть названия в другом, и название полностью оправдывало его суть. По лично моему мнению тут скопился целый город не очень благо состоятельных людей. Низкие кривые домишки, угрюмые люди в грязной одежде, которые одаривали меня странными взглядами. Но видимо не находили каких либо признаков богатства и отводили взгляд, быстро проходя мимо. Даже путь к трактиру мне подсказал подросток лет шестнадцати на вид, а не кто то из взрослых, правда и этот ребёнок первым делом оглядел мой пояс, и, не обнаружив там туго набитого кошелька начал вести себя просто по хамски. Хотя большинство пацанов ведут себя так, но он перешёл все грани и послал меня по известному всем адресу. Пришлось хорошенько хлопнуть его раскрытой ладонью по морде, тело моё хилым не было и его силы вполне хватило, чтобы тот рухнул в пыль, и сквозь слёзы, которые он не смог
подавить, начал ещё и угрожать мне. Пришлось добавить ему ещё пару затрещин, и только после этого он начал давать мне нужную информацию. Узнав всё, что мне надо, прочитал ему небольшую лекцию о поведении при разговоре со старшим и дождавшись его утвердительных кивков, на вопрос усвоил ли он материал, ушёл оставив того валяться в пыли. Но отдалившись от места происшествия метров на двадцать, услышал ругательства в свой адрес. Но паренёк уже скрылся за поворотом и кричал видимо на бегу, ненавижу таких людей, которые не могут сказать в лицо, только в спину или за спинами товарищей. Но этот превзошёл всех, и в спину поорал и с приятелями на подходе к таверне встретил. Быстро же они реагируют, страже бы так научиться. А пока мне нужно как то реагировать, на перегородивших неширокий переулок, хулиганов. Вперёд выступил всё тот же паренёк, на щеке которого до сих пор горел след от пощечины и видимо грозил вылиться в синяк на пол лица.
        - Ну что, теперь ты будешь слушать, как нельзя обращаться с теми, кто младше тебя, а как с ними обращаться можно,  - после этого он примерзко так улыбнулся,  - первое для тебя поручение, вылежи мне сапог. С этими словами он поставил ногу на пятку и сделал выжидающее выражение лица. Товарищи поддержали его дружным смехом и от этого он видимо ещё приободрился.
        - Ну что, я долго ещё буду ждать?  - начал он изображать злость,  - ты видимо не понял, здесь я твой господин, ну ка встань на колени.
        После этих слов меня сильно приложили чем-то по затылку, обошли козлы малолетние.
        - Ого, ладно та можешь не усердствовать,  - сказал он, смотря как я поднимаюсь из пыли, его голос был настолько пропитан издевкой, что я не смог промолчать.
        - Ты труп,  - раз и его тело насыщается некроэнергией и он с криком полоумного падает на колени, все в шоке стоят и смотрят, как парень царапает себе лицо, воя от боли, у него уже вытекли глаза, а он ещё не умер. Но подростки отошли от шока и с испуганными криками буквально разлетелись из этой подворотни, а в окнах появились настороженные лица любопытных. Которые, увидев страшное зрелище, тут же скрывались, да вот так я убил чьего то ребенка, и никто мне ничего не скажет?
        Сказали, городская стража заявилась в таверну и не слова не говоря попыталась меня скрутить, но не пересчитали силы и отправились на моё задержание всего втроём. Дело было так.
        Сижу я себе и попиваю пиво в компании с типами непонятной наружности, своих денег у меня не было, а эти добродушные люди надеялись на то, что они у меня есть. Но снотворное в бокале я различил сразу, помогла память мечника и несильный запах этого дешёвого порошка. Так что, кинув на себя плетение слабого противоядия, спокойно попивал пиво, под удивлёнными взглядами мошенников. Тут дверь, которая располагалась в поле моего зрения, с грохотом распахивается и в неё входят пара толстопузых стражников, за которыми следует видимо десятник. Который, судя по всему всё таки поддерживает свою форму. Шансов справиться с пускай всего тремя, но всё же здоровыми мужиками, без магии у меня маловато. А светить некромантией не хотелось, хотя и так изрядно наследил, но всё же.
        Мне помог случай, который заключался в тех моих собутыльниках. Стражи шли к нашему столику, но взглядами меня не выделяли, а у жуликов видно были свои грешки, раз они разом выпрыгнули из-за стола и бросились в атаку. Одному из четвёрки не повезло, он не рассчитал силы, десятник проколол его мечом. Но вот двое других стражей правопорядка не смогли оказать достойного сопротивления, собутыльники, которые судя по оружию, подрабатывали убийцами, буквально запороли их, как свиней. Но вот против десятника ножи были бессильны, тот умело вертелся в треугольнике врагов. Особо удачным ударом он завалил ещё одного противника. Но тут вмешался я и мой посох, который я со всей силы метнул, отвлёк внимание стражника, сбив того с ритма боя. Убийцы шанс не упустили, стражник упал на колено, с подрезанным коленным сухожилием. Дальше об его голову разбилась скамейка, после этого он явно потерял сознание. Добивать его не стали, один из убийц поднял мой посох и по его удивившемуся лицу он оценил его вес. Как-никак кило сорок точно есть, пускай и не первоначальный вес сплавленных костей, но всё равно немало. Так что
убийца кидать его не стал, нету у него таких сил, городской житель как никак, а поднёс его мне и с благодарственным кивком вручил. Я кивнул в ответ, и перехватит посох обеими руками, двинулся к выходу. Убийцы проводили меня взглядом и поспешили куда-то, у них в отличии от меня явно есть убежище. Вот я тупой, надо было с ними попроситься. Сейчас надо отсидеться где-нибудь до ночи и перебраться через не очень высокую стену города. План на ближайшее время готов, пришло время его исполнять. Где можно спрятаться от властей в незнакомом городе? Правильно на виду, так что я потратил почти половину манны, но изрядно уменьшил размер посоха, который теперь больше напоминал скипетр. Потом засунув свой инструмент в рукав, просто завалился возле сточной канавы и разделив сознание отправил основную часть в сон. Да уж, кто подумает, что некромант, скрывающийся от властей может лежать сейчас под видом пьяницы возле сточной канавы. Да уж такой бред по моему мог прийти в голову только мне, так что я со спокойной душой стал просто отдыхать, используя осознанное сновидение.
        Мой план удался и, проснувшись ближе к полночи я сразу взял направление к городской стене, единственное, что я не учёл, так это присутствие ночных патрулей, ну не связывался у меня этот город с возможностью правопорядка.
        Иду я в сторону северной стены, стараясь держаться в тени домов, хоть освещения и не было, но луна светила достаточно ярко. Так шёл себе по городу, вдруг слышу впереди чей то разговор. Это меня насторожило, так что стараясь быть максимально скрытным приближаюсь к повороту, за которым слышаться голоса. Что ж они в подворотню запёрлись?  - думал я, оглядывая неспешно беседующих стражников. Ночное зрение позволяло в деталях разглядеть их облик, это то мне и помогло вовремя заметить кулоны ночного зрения на их шеях.
        «Хух, вроде не заметили» - думал я успокаивая сбившиеся из за адреналина дыхания. Сердце потихоньку успокаивалось, решил здесь не задерживаться, и, обойдя по соседней улице местоположения стражников, двинулся к своей цели.
        Вскоре я достиг своей цели и немного пройдя вдоль стены дошёл до лестницы, ведущей на стену. Охраны не было, я убедился в том, что встреча с теми стражниками была случайной. Взобравшись на стену всё таки столкнулся с стражником, причём столкнулся в прямом смысле. Представьте себе. Я выбегаю на стену и со всего маху врезаюсь в дремавшего стражника. Тот от неожиданности вскрикнул и со всей силы вцепился в меня. Таким живым баулом мы и навернулись со стены, слава богу, что на нужную мне сторону стены, да и к тому же, я упал сверху, и жирное тело изрядно смягчило падение. Встав со стражника, у которого при падении видимо, сломался позвоночник, я огляделся в поисках людей, которые могли видеть наш полёт с восьмиметровой стены. Таких не нашлось и я вернул взгляд к стражнику, и натолкнулся на его взгляд, чего в нём только не было, и страх и страдание и мольба, но я увидел в глазах этого, казалось бы никчёмного человека то, что заставило поменять своё отношение к тому. Я увидел в его глазах решимость, которая с каждой секундой росла и вот стражник, пристально смотря на меня, прикрывает глаза, показывая
готовность к смерти. Которую я ему даровал, даже постарался выбрать способ по безболезненней. Вот так вот, жил человек всю жизнь тряпкой и лишь перед смертью он показал своё настоящее лицо, лицо пускай не героя, но война, лицо мужчины, готового идти до конца. Я выразил уважение к этому войну, молчаливо стоя над его трупом, но вечно так стоять было нельзя, и я пришёл в движение. Голова всё ещё гудела, я изредка потряхивал ею, как будто пытаясь вытрясти из неё боль. Которая, в конце концов, всё таки успокоилась. Определившись на местности, двинул в нужном мне направлении.
        До ночи добрался до какого-то небольшого леска и, найдя подходящую мне полянку, растянулся прямо на сырой земле. До Скрайбура осталось лишь пару недель пути, но для этого потребуется идти быстрым шагом, ну или обзавестись лошадью, а что, неплохая идея. Завтра попробую раздобыть средство передвижения, а пока пора спать. Телу нужен отдых, у него впереди ещё долгий путь.
        Глава 30

        По моим подсчётам до города осталось один, максимум два, дня пути. В основном путь был скучным, на следующий день после побега из города я раздобыл коня. Вот так и ехал на нём. Пока в один момент, когда я снизил скорость, давая коню отдохнуть, в воздухе свистнула стрела и конь, дернувшись, начал заваливаться наземь, мне пришлось сильно напрячься, что бы успеть вынуть ноги из стремян и соскочить с падающей туши. Сначала подумал, что меня нашёл серп вампиров, но к счастью это было не так. Из схронов по обе стороны дороги буквально вылетело пара человек, с мечами в руках.
        Убивать их магией я не стал, решив проверить форму своего тела, в боевых условиях. Но на всякий случай всё же активировал защитный купол. Но расположив его в паре сантиметров от тела, так можно будет видеть удары, которые пропущу. А разбойники грамотно начали нападать на меня с разных сторон, да и вообще манера движений, внешний вид и вооружение были явно не как у обычных разбойников. Слишком грамотно нападают, оружие в отличном состоянии, да и движутся как профи, хотя до мастеров меча не дотягивают. Сначала я их попросту не подпускал на расстояние удара, мой посох с огромной скоростью совершал круги вокруг меня. Но долго так продолжаться не могло. Во время кругового маха я запустил трансформацию и, качнувшись вправо, достал кончиком уже меча лодыжку бандита. Защита не выдержала удара двуручным мечом и кость солдата преградой моему мечу тоже не являлась, так что меч, перерубив ногу солдату увлёк меня вбок, но этим я и спасся от удара второго солдата. Но споткнувшись об упавшего солдата, я всё же навернулся вперёд, сделал перекат и вновь встал на ноги. Но вот меч во время кувырка воткнулся в землю
и мне пришлось его там оставить. Так что вскочив вновь я не стал пытаться его одолеть голыми руками и, сформировав стрелу смерти отправил ему в голову, но вокруг противника появилось желтоватое свечение защитного амулета и стрела рассыпалась бесполезными брызгами энергии. А тот, поняв что нарвался на мага прыгнул вперёд, постаравшись пробить всей своей массой защитный купол. Его ноги впечатались в купол, пробить который не смогли, но изрядно его прогнули, а из-за моей дурости этого оказалось вполне достаточно, что бы вся энергия удара передалась моему телу. Да уж, лучше бы остался в костяном теле и не мучился с этим или хотя бы доспехи какие-нибудь приобрёл. Все эти мысли пронеслись у меня в голове, пока летел к земле. Встреча с которой была далеко не доброй, с локтей кожу точно содрал. А солдат медлить не желали мне пришлось перекатом уходить из под его удара и его меч вспорол землю в нескольких сантиметров от моей руки, после этого он начал бить наискосок и тут увернутся было практически невозможно, так что дав ему приблизиться поближе я со всей дури пнул его в колено, но тот уловил моё движение и
успел убрать ногу, вернее сказать почти успел, моя нога задела его почти вскользь, но сила удара была такова, что он охнув завалился наземь, тем самым дав мне время встать. Дальше пытаться решить вопрос с помощью физической силы было бы дикой глупостью, выход тут только в магии. Одновременно формировать десяток стрел смерти и при этом прыгать и уворачиваться от клинка было чертовски сложно, но у меня всё-таки получилось. Не забыл и расширить радиус действия купола, который вовремя смог отразить стрелу лучника, о котором я успел подзабыть. Но вот плетения были готовы и махом руки я выпустил сразу семь из них в мечника, этого его амулет выдержать уже не смог и беззвучно рассыпавшись, он оставил беззащитного солдата передо мною, но вопреки моим ожиданиям амулет всё таки смог защитить своего владельца и всплеск энергии земли от его распада уничтожил последние стрелы. Так что пришлось тратить на мечника оставшиеся три стрелы, которые хотел приберечь для лучника. Но пришлось пожертвовать ими, на всякий случай, потратив все три. Дальше дело было за лучником. Расположившимся в каком то из схронов, тот в
ожидании перестал стрелять. Сначала я хотел расправиться с ним используя меч, но потом подумал о возможности наличия у него артефактных стрел и решил действовать надёжнее, запустив в оба схрона по Первому. Из левого раздался вскрик, видимо лучник благодаря амулету успел прожить несколько лишних мгновений, подаривших ему страх.
        Подойдя к схрону, убедился в гибели лучника и собрав всю доступную мне энергию, принялся за мародёрство. Которое принесло мне восемь серебрушек. Которые я прикарманил, хотел ещё и доспехи взять, они наверно дорогие, сначала подумал, что их будет тяжело тащить на собственном горбу, но потом наплевав на скрытность создал из мёртвого коня драурга и вынув стрелу из его головы начал навешивать на него трофейные доспехи, снимание которых с трупов было делом очень малоприятным. Вооружение лучника трогать не стал, ничего особо ценного на нём не было, а из за безделушек возиться с активно гниющим трупом не хотелось. Так что, собрав всё, что посчитал ценным, я двинулся в дальнейший путь.
        По пути встретил караван торговцев, у которых решил уточнить расстояние до нужного мне города-порта. Под подозрительными взглядами охраны подъехал к самому толстому всаднику.
        - Уважаемый, не подскажите кто глава этого каравана?
        - Вы с ним разговариваете, уважаемый,  - на его лице появилась такая самодовольная гримаса, что захотелось плюнуть от отвращение, при разговоре складки на его лице как будто жили своей жизнью, что привлекательности ему тоже не добавляло.
        - Не подскажите ли вы уставшему путнику как далеко до порта Скрайбург?
        - Примерно два с половиной дня караванного хода до Великого леса, а потом ещё около двух суток до самого города, а по каким делам едет туда одинокий странник?  - пока он говорил я мысленно подсчитывал сколько времени потребуется на этот путь мне, выходило почти два дня. Дальше в разговоре пошёл обычный трёп, что-то сильно я соскучился по живому разговору, но жирный торговец совсем не тот собеседник с которым хотелось вести светские беседы, пол у него не тот. В общем разговор вскоре подошёл к логическому концу и я продолжил путь.
        На горизонте появилась полоса леса, о котором так почтительно отзывался торговец.
        Под вечер достиг его и понял, что торговец не преувеличивал, называя лес Великим, по преданиям этот лес выращивали эльфы, которые потом по какой-то своей причине покинули его, перебравшись на соседний материк. Но не это заставляло меня в несуществующем удивлении вглядываться в лес, мне на краткий момент даже показалось, что я почувствовал удивление, но потом понял, что это всего игры подсознания и понимание того, что здесь я бы удивился. А удивляться было чему, дорога протискивающиеся между деревьев казалась муравьиной тропкой, и хотя по этой дороге вполне могли разъехаться несколько телег, но в сравнении с деревьями она казалась жалкой карикатурой. Деревья, да уж теперь могу поверить в легенды об эльфах, хотя в виденном мною эльфийском лесу деревья сильно уступали этим гигантам, я не удержался в седле и подойдя поближе измерил их, почти восемь обхватов, вот это силища. Представляю, какое могущество здесь будет иметь маг жизни и как неуютно должен чувствовать себя некромант, хотя я, почему-то ничего такого не ощущаю, ах да я же под маскировкой, которая отгораживает мою силу от внешнего мира. Очень
скоро я повторно вознёс хвалу богам за то, что не снимал маскировку. Видимо мысли о здешнем могуществе посетили не только меня и кто то всё же догадался возвести здесь свою обитель, нет, самого хозяина здешнего леса я не встретил, но вот волк ужасающих размеров мне повстречался, но, не проявив никакой агрессивности он лишь подозрительно косил взглядом на излишне спокойную лошадь, на которую я к стати тоже наложил маскировку. Что только что спасло мне жизнь, эту псину я бы одолел, но вот её хозяин в пределах этого леса раскатает меня в блин, да и о других зверушках забывать не стоило. Так что после встречи с волком я лишь ускорил передвижение, решив не испытывать судьбу. Из леса я выбрался только под вечер, но продолжал движение почти до полуночи, пока глаза не начали сами-собой закрываться. На ночлег остановился возле ночёвки небольшого торгового каравана, близко подходить не стал, решив не действовать на нервы и так раздражительному охраннику. Его раздражения проявлялось в том, что он грозно вышагивал вокруг фургонов, крепко сжав оружие и вглядываясь во тьму. Меня он увидел, так как амулет ночного
виденья у него есть, но видя, что я просто встаю на ночь никаких активных действий он принимать не стал.
        А я, подложив под голову седло, погрузил своё сознание в сон, оставив коня охранять меня. Хотя такая охрана даже мне не внушала особого доверия, хоть это и драург, но разум у него ведь как у обычного коня, но и опасности здесь не должно быть, так что бояться нечего.
        Осознанные сны как то приелись, так что спал я сегодня как обычный человек, не раздвоив сознание. Это дало о себе знать, во сне боялся, во сне были чувства. В осознанном сне всё подчинялось воле, а здесь можно сказать от меня ничего не зависело, просто плыл по течению сна. В этом сне за мной охотился монстр, это была помесь человека с ящером. Он был почти трёхметрового роста, всё тело покрывали бугры мышц, кожу заменяла чешуя, вместо пальцев длинные когти. Передвигался он, когда как, иногда бежал за мной на задних лапах, иногда догонял на четырёх. Я множество раз пытался его одолеть, но ничего не получалось, на магию он никак не реагировал, а в рукопашную я не мог его одолеть даже используя тело Рыцаря. Так всю ночь от него и бегал, но на утро проснулся бодрым настолько, насколько может быть бодрым человек, не додумавшийся постелить что-то на землю и проспавший на холодной земле почти десять часов. В общем, отдохнул я фигово, да и сон к тому же начал вскоре тускнеть в памяти, а потом просто растворился в ней, исчезнув без остатка.
        Караван видимо ушёл с первыми лучами солнца и сейчас я прибывал в гордом одиночестве, хотя по дороге через разные промежутки времени всё-таки проходили путники, кто по одиночке, а кто в составе каравана.
        Я перекусив надоевшим уже мясом тоже засобирался в дорогу. Сегодня я достигну цели своего путешествия, сегодня наконец то получу ответ на свой вопрос. Ради этого можно даже потерпеть жёсткое и немного пригоревшее мясо, ну что сказать, ну не повар я, не повар.
        Собрав свои вещи уже привычно погрузил их на лошадь и запрыгнув в седло, отправился к дороге. На которой можно было ехать с большей скоростью, не боясь, что лошадь наступит в норку какого-нибудь грызуна.
        Так я и двигался не снижая скорости почти пять часов, до того момента, пока на горизонте не появились стены города-порта. Наконец то, дело осталось за малым, найти орочьих наёмников, желательно с шаманом, и расспросить их об возможности помощи в моём деле.
        Город впечатления не производил, обычный заштатный городок, с невысокими стенами, на которых почему-то наблюдалась повышенная активность стражников. Да и на воротах стояло их чуть ли не с десяток, а всех въезжающих тщательно проверяли, не обращая внимания на выезжающих, что было довольно таки странно. Меня стоит сказать тоже неплохо обшарили, а когда обнаружили оружие в сумках то сразу напряглись и отправили самого молодого за магом и десятником, а сами взяли меня под прицел арбалетов и на все попытки разговорить их отвечали лишь угрозами и грубостями. А когда один из самых языкастых вконец уже достал меня и я собирался спуститься, чтобы набить ему рожу появились те, кого ждали солдаты. Солдаты после прихода мага как-то расслабились, а вот я ни капельки не напрягся, такому магу только лягушек на болоте своим огнём поджаривать, его дар был очень слаб и максимум на что его хватит это максимум пара огненных шаров.
        - Позвольте представиться, младший ученик Альфор,  - сказав это он продемонстрировал мне перстень ученика, который я почему то не заметил. Этот перстень поставил всё на свои места, если он ученик, а его резерва хватит на пару заклинаний, то он обещает вырасти довольно сильным магом.
        - Барон Дикест Лирийский,  - в ответ представился я, после этого самый языкастый солдат немного побледнел. Видимо представил, что его ждёт за оскорбление благородного, хоть на границах к этому и относились спустя рукава, но наказание всё же было. Да и остальные немного приуныли понимая, что позволили себе лишнего, только ученик мага ни капельки не изменился. Он всё так же вежливо продолжал допрос.
        - Откуда у вас это оружие сир?  - спросил он, кивнув на оружие разбойников.
        - Это трофеи, я снял их с каких-то странных разбойников, выбравших меня своей целью.
        После этой фразы маг окинул меня таким взором, что стало понятно он мне ни капельки не верит. Да уж я сам бы себе не поверил, грязный бородатый мужик, в не менее грязных и изорванных лохмотьях, теперь мне даже первая их реакция на благородный титул показалась странной, как можно поверить человеку не имеющему даже золотой монетки в то, что он властелин небольшого поместья и владелец нескольких деревень.
        К этому же выводу пришёл видимо и ученик мага, так как он с заметной издевкой спросил:
        - Дозволено ли мне осмотреть ваш патент?
        Вот тут то я и понял, что влип по крупному, ни патента ни ещё какой либо бумаги подтверждающий мой статус у меня на руках не имелось. А за то, что я представился благородным, могут и нехило наказать. Единственный мой вариант - прорываться с боем. Я уже хотел начинать боевые действия, когда мне на голову как будто уронили кирпич. Перед глазами помутнело, а сознание медленно уплыло в глубины беспамятства.
        Очнулся от ощущения того, что кто-то шарит в моих карманах. Попытался резко вскочить, но лишь дёрнулся от резкой боли в голове и застонал сквозь зубы. Руки из карманов мифическим образом исчезли, а я морщась от боли приоткрыл глаза, было темно. А головная боль мешала сформировать плетение ночного видения, но после нескольких неудачных попыток мне это всё же удалось. Мир изменил свой цвет на серый, постепенно начали прорисовываться очертания предметов, вскоре зрение пришло в норму и я огляделся по сторонам.
        Моё тело лежало на каменном полу, местами забросанном пучками соломы. Света не было совсем, ни малейшего окошечка, лишь пара вентиляционных отверстий, но вентиляция шла видимо не напрямую, так как оттуда света тоже не было. Помещение было довольно просторным, и я в нём был далеко не один. Недалеко от меня расположился щупловатый человек, судя по его бегающим глазкам, это он рылся в моих карманах. Как только они видят в этой тьме? Дальше от меня расположились человек пять имеющие довольно большие для людей габариты, они вполголоса о чём то разговаривали. При ближайшем осмотре понял, что это не люди, это орки, в ночном зрении цвет их кожи было сложно разглядеть и определил их принадлежность я по их же ушам, они были немножко заострёнными и с крупными мочками, у каждого орка было проколото левое ухо, что говорило о том, что пере до мной доблестные оркские воины. У одного были проколоты оба уха и я обрадовался счастью, свалившемуся на мою голову счастью, шаман, я нашёл шамана. Но несуществующая радость утихла и собравшись с силами попробовал подняться. В голове появилась глухая боль, но помешать она
мне не смогла.
        Еще нетвёрдо встав на ноги, я взял направление к оркам, те это заметили и напряглись. Но большой угрозой они меня явно не сочли и поэтому лишь сели так, чтобы все из них были ко мне лицом. Получилась этакая линия с шаманом в центре. Приближаться вплотную к ним не стал, и сел напротив шамана на расстоянии метра в полтора.
        - Приветствую представителей славного народа орков,  - деликатно начал я разговор.
        - Давай поговорим, человек,  - последнее слово он выделил интонацией явно не уважительной,  - что ты хотел от нас?
        - Мне нужен ответ на один лишь вопрос,  - сказал я, тоном передавая незначительность просьбы.
        - Какой?  - казалось бы, даже с интересом спросил шаман.
        При лишних ушах я говорить не собирался, так что поднявшись на ноги я отправился к карманному воришке и, подойдя вплотную сильно вдарил ему по лицу, тот этого явно не ожидал и, судя по той позе в которой он развалился, потерял сознание. Я убедившись в этом вернулся к оркам и как не в чём ни бывало, продолжил разговор.
        - Мне нужно знание, способны ли ваши шаманы вернуть душу из загробного мира?  - спросил я, а сердце сжалось в предчувствии, что сейчас всё решиться.
        - А зачем я буду тебе отвечать, что ты можешь предложить мне взамен на ответ?  - сказал он и я обрадовался прямолинейности орков. Человек бы на его месте начал строить словестные кружева пытаясь запутать меня и выжать всё, что только можно, а этот сразу в лоб, что, мол, можешь дать взамен.
        - Жизнь,  - ответил я, имея в виду его жизнь, но судя по хохоту тот меня не понял.
        - Зачем мне твоя жалкая жизнь?  - отсмеявшись, сказал он.
        - Ты меня не понял, орк,  - сказал я делая свой тон угрожающим и снимая маскировку с дара. Тот видимо тут же ощутил эманации смерти и до него тут же дошёл смысл предложения.
        - Ого, да ты не так прост человек, но орков напугать невозможно, но пожалуй я отвечу на твой вопрос,  - после этого он сделал долгую паузу, видимо специально испытывая моё терпение,  - нет, даже самые сильные из нашего племени не смогут помочь тебе, то что ты просишь доступно лишь богам, но даже они тебе не будут помогать, им не нужен ни твой дар, ни твои услуги, в этом деле тебе никто не поможет!  - в конце речи он перешёл на крик, но не это было главным, ещё в начале речи его глаза затянулись белесой дымкой и я понял, что столкнулся с провидцем, это их характерный признак.
        Все надежды рухнули в один миг, но чувств не было, я даже не злился, лишь пришло понимание, что моё будущее бессмысленно, в мозгу уже появились мысли о суициде. Но тут в голову пришло воспоминание его последних слов, тебе никто не поможет, но это не значит, что я не смогу сделать этого сам и даже то, что сейчас не знаю как это сделать, меня не остановит. А пока нужно выбираться из этой конуры, мне нужны знания, а, следовательно, их нужно искать.
        Так что мы здесь имеем, толстые каменные стены, здоровенную деревянную дверь, укреплённую железными листами. Да уж в нынешней оболочке мне это не под силу, но не стоит забывать про магию. Из подходящих были заклинание сферы и мой Первое. Выбрал первое, за дверью наверняка есть охрана, так что убью двух куропаток одним ударом.
        Шаман увидел, что я начинаю творить заклинание и начал возводить вокруг орков странную защиту, я с таким ещё не сталкивался, но времени на анализ защиты не было и я запустив своё плетение в место, где должен был быть замок, упал на пол, закрыв голову руками. Не зря, над головой точно пролетело пару осколков, а грохот был просто ужасным. Через секунду был уже на ногах и кинулся к двери, та спокойно открылась, видимо с месторасположением замка я угадал. За дверью, вопреки ожиданиям никого не было. Так, сначала нужно найти свой меч, в нём просто куча необходимой мне костной массы. Да уж, найти меч было нетрудно и кладовка, со всем конфискованным располагалась всего лишь через пару дверей дальше по коридору, и нашёл я её по двери, которая была слабо укреплена, ключи висели тут же, на гвоздике рядом с дверью.
        Сложным оказалось лишь откопать свой меч в куче различного хлама, среди которого ничего ценного не оказалось. Но лёгкий доспех я всё-таки на себя нацепил, как и кучу различных амулетов, найденных тут же. Самым ценным был амулет огненной стрелы, это вещь была действительно ценной. С помощью этого амулета можно было выпустить три огненных стрелы, а резерв восстанавливался, если бросить амулет в костёр и зарядка занимала не больше пары часов. Себе я загрёб все имеющиеся здесь амулеты, которых было не так уж много, всего штук тридцать, но половина из них была разряженными, а несколько были одноразовыми. Но всё-таки ценность они представляли немалую, на себя я тут же нацепил пару средних защитных амулетов, остальные пока активировать не стал, насовав их в карманы.
        На выходе из этой кладовки я встретился с парой стражников, которые видимо, прибежали на грохот моего заклинания. Врукопашную сходиться не стал, издалека изрешетив обоих стрелами смерти, их не спасли даже защитные амулеты.
        Дальше было сложнее, когда я уже выходил из здания тюрьмы то натолкнулся на довольно сильный заслон солдат, под прикрытием парочки магов. Один из которых был огневиком, а второй воздушником, но в боевых действиях они видимо никогда не участвовали.
        Первого я выбил сферой, которая с лёгкостью пробила сильно растянутый щит и упокоила мага, второго задавил голой силой, солдат пришлось бить Пеленой, но у некоторых были нормальные амулеты, их пришлось добивать уже стрелами. Но уходить я не спешил, сегодня я решил, что пора заново создавать себе гвардию, и первым её членом должен был стать костяной маг. Для превращения я выбрал огненного, так как он был посильнее воздушника. Подойдя к телу мага, начал впитывать разлитую в воздухе энергию, но этого было явно мало, пришлось выкачивать энергию из меча, в нём сейчас было энергии почти на шестьсот смертей, так что даже на лича хватит, но лича создавать слишком долго. Да и энергия почти вся потратиться, а я собирал её почти две недели, каждый день сливал в меч более половины энергии. Но сейчас в принципе я мог бы поднять обоих магов, но только в принципе, на деле же за десять минут после смерти успеть бы мне поднять хотя бы одного.
        Всё таки успел и сейчас меня сопровождал мёртвый маг огня, сейчас нужно побыстрее выбраться из города, во-первых есть шанс, что нас найдут, а во вторых завтра или послезавтра с мага начнёт спадать плоть, будет просто отваливаться по кускам. Эх, может лучше бы лича поднять, энергии на шестьсот смертей бы наскрёб, а так потратил половину этой энергии, а получил союзника раз в пять слабее лича. Но ладно и лича себе сделаю, а может даже не одного, но это в будущем, а сейчас пора выбираться из города и так, мимо переулка в котором мы спрятались, чуть ли не каждые пять минут солдаты бегают, ну не верю я, что это из за одного сбежавшего каторжника, даже из за того кто убил двадцать стражников и пару магов. Тем более меня бы искали не кучки солдат по пять - десять человек, а скорее толпа магов, наверняка понявших, что имеют дело с сильным некромантом. Но вскоре я заметил странность, все солдаты бежали лишь в одном направлении, в сторону порта. Удержаться я не смог и, отделив от меча немного костной материи, сделал Лукса и уже через глаза этой ящерки разведчика смотрел на происходящее, а посмотреть было на
что.
        К району порта стекались просто огромные силы городских солдат, за одним из отрядов и бежала ящерка. Вот она достигла порта, и я даже без наличия звука понял, что здесь происходит, на город напали с моря.
        Проскользнув ящеркой среди ног солдат, увидел картину, да уж, не завидую я солдатам. С моря приближались сотни кораблей, и все они были на одно лицо, не узнать которое было невозможно, это были дракары орков. Их было просто чудовищно много, не знаю даже, как они будут высаживаться, все они просто физически не смогут подойти к пристани. Вот о пристань ударился борт первого дракара и с него повалили орки, в общем, как я понял, на одном корабле умещалось около пятидесяти солдат. Те не спешили идти в атаку, а сначала дождались солдат с ещё нескольких дракаров и уже отрядом человек в триста пошли в бой. Но лучники стражи не дремали, постоянно кто-то из орков падал на пристань со стрелой в жизненно важном органе.
        Остатки орочьего отряда были сметены магическим ударом, солдаты людей немножко приободрились, глупцы. Это было всего шесть кораблей, всего шесть из нескольких сотен. Тут то я и увидел как орки собирались попадать на пристань, у их дракаров были штурмовые трапы. Они подходя вплотную к уже пришвартовавшимся судам с силой обрушивали штурмовые мосты, которые благодаря шипам надёжно закреплялись и вот таким образом получалась вполне нормальная дорожка, по которой на пристань со всех сторон стекались оркские войны. А платформа из дракаров всё росла, всё больше орков стекалось на пристань. Вскоре они слились в нескончаемый поток, но видимо среди магов людей нашлось пара опытных чародеев, которые додумались поджечь ближайшие корабли орков, отрезав тем самым путь для подкрепления. А солдаты в это время разбирались с орками на пристани. Но орки видимо готовились к такому раскладу и вот из воды поднимаются подконтрольные шаманам водные духи и пожар буквально заливается, а водные духи ударяют потоками воды по магам. Но слабые духи даже не смогли пробить магических щитов, а ответный магический удар развоплотил
этих стихийных духов. Но их сменили духи огня и земли, которые неожиданно появились в тылу врага, и, пока огненные духи отвлекали внимание магов, в тылу солдат появился отряд из человекообразных големов. Но кто-то заметил их, магам пришлось работать на два фронта, но не допустить столкновения духов с обычными солдатами. Которые и так еле сдерживали поток солдат орков. А те рвались в бой словно легендарные берсерки, но стража показала себя с неожиданной стороны и в ней нашлись солдаты умеющие держать строй. Они, сомкнув ряды, сдерживали вражеских солдат, в то время как лучники пытались сократить численность вражеских солдат.
        Пока одна часть сознания наблюдала за боем, другая часть взяла на себя контроль над телом, которое в данный момент приближалось к месту боевого столкновения. Возможно даже вступлю в сражение за одну из сторон, но не из за каких либо симпатий к ним, а из за того, что тут я смогу набрать себе такую гвардию, которая позволит на равных тягаться с каким-нибудь графством. С такими вот мыслями я на всех скоростях спешил к порту, но тут мне в голову пришла мысль, я заглянул в храм богов.
        В котором поочерёдно предложил каждому богу сделку, я могу помочь одной из сражающихся сторон в обмен на свою душу. Но ответа так и не получил, видимо пророк был прав, в этом деле мне никто не поможет.
        Из храма я выходил с настроем убить кого-нибудь. Но пока дошёл до пристани мой боевой настрой немного схлынул и в бой я вступать с ходу не стал, а расположившись метрах в ста от поля боя опять проник сознанием в ящерку и забравшись на крышу одного из домов, наблюдал за ходом сражения. А он мне всё больше и большее не нравился, люди проигрывали. Хоть маги и не были истощены, да и солдаты всё ещё держали натиск, но исход был уже предрешён. Шаманы тоже ещё имели пару козырей, да и к тому же ещё пара десятков кораблей даже не причалило, а те что причалили, были ещё полны солдат.
        Такой быстрый исход меня не удовлетворял, пришлось мне вступать в сражение. Для начала я вернулся обратно в своё тело и направился к солдатам. Подойдя вплотную я заметил, что многие люди, с которыми я встречался взглядом быстро его отводили, наверно не хотели, что бы я увидел там страх. Но это был не панический страх, это был страх за тех, кого защищают эти солдаты, страх за женщин и детей, которых не пощадят орки. Это полностью подтвердило мой выбор, да я давно перестал быть человеком, но ведь когда-то я им был и мне были дороги близкие, я знал, что такое честь. Вот сейчас я и почту память своей человеческой половинки, сражусь за то, что мне некогда было дорого и возможно это зачтётся мне на том свете.
        С этой мыслью я выпустил на свободу массовое заклятие создание умертвий, тут уже погибла почти тысяча существ и сейчас энергия их смертей пришла в движение, поднимая умертвий, готовых выполнить любой мой приказ. Тут я столкнулся с проблемой, из тысячи смертей я бы мог поднять почти пять сотен умертвий, но контролировать такое количество существ я не мог, пришлось перевесить пятьдесят умертвий на костяного мага и себе оставить сотню, остальных пришло умертвить, иначе бы они могли натворить немало бед. Неиспользованную энергию втянул в посох, сейчас там было энергии смертей на семьсот, а предел емкости я ещё не видел, да уж, вот это накопитель так накопитель. Но хватит думать, о чём то ненужном, умертвия уже поднялись, это было зрелищно. Среди наступающих орков вскакивали трупы их сородичей и, подбирая оружие, впирали в меня взор. Орки заметили неладное, а умертвия получив мой приказ ринулись в бой. Подконтрольные магу умертвия получившиеся в основном из людей начали перегораживать пирс каким то подобием строя, видимо маг решил подстраховать людей и дать им передохнуть, мои же умертвия пошли в
лобовую атаку, это была резня. Умертвия из орков были просто убийственными на нешироком пирсе, который был всего метров десять шириной и одно умертвие со своим топором могло перекрыть тритию часть пирса. Орки, презиравшие броню, дорого поплатились за свои убеждения, от ударов умертвий они не имели защиты. И так сильные орки, усилившиеся в два раза, были просто ужасно сильны. Очень скоро орки оказались вытеснены с пирса, а потери умертвий были незначительны. Но дело изменилось, как только умертвия вступили на корабли, их просто давили числом, скидывали за борт, к тому же от шока очнулись шаманы и я понял, что умертвия не спасти.
        Шаманы были специалистами по изгнанию различных духов, но я думал, что на нежить это не распространяется. Я ошибался. Шаманы, видимо объединив свои усилия, создали странное массовое плетение, которое накрыло весь пирс. Людям оно сделать ничего не смогло, но вот умертвия падали теряя свою псевдо жизнь. Погибли все умертвия и мои и мага.
        Но пара управляющих линий всё ещё сохранялась, они вели под воду, это видимо были те, кого скинули в воду, но я счёл их бесполезными и умертвил. Дальше началась игра, я поднимал умертвий, а шаманы их упокаивали, но я вскоре перешёл на скелетов, а шаманы видимо не имели в арсенале других плетений против нежити и, дождавшись пока на пристани скопиться кучка нежити выпускали на свободу то массовое заклинание.
        Но вскоре я придумал следующий план я поднимал по одному, но поднимал драургов и сразу же пускал их в бой, тут уже приходилось справляться войнам, плетение видимо забирало слишком много энергии у шаманов и они не могли тратить его на единичных созданий, а драурги кромсали орков. Вскоре корабли, примыкавшие к пристани, несмотря на численное превосходство орков, были очищены моими созданиями.
        Но дальше я двигаться не собирался, в мои планы не входило побеждать орков в одиночку и становиться жертвой предательства людей и я, собрав драургов в единый кулак, отвёл их с пристани и в их окружении расположился позади отряда людей. Предоставив тем самим сражаться против захватчиков. А я, сидя на притащенном магом стульчике, обдумывал ситуацию, я буквально в одиночку остановил армию орков, не может такого быть. Пускай даже мне и досталась куча халявной энергии, да и трупов хватало, но всё-таки против целой армии. Неужели я так силён? Не может быть, скорее просто удачно сложилась обстановка, не хочу быть сильнейшим и могущественным, даже за то, что сейчас имею, заплатил своей душой, что же ждёт впереди. Может отказаться от дара, без него проще, не так много ответственности, у могущественного человека всегда много врагов, а я, судя по всему, вступаю в ряд могущественных. Что далеко не хорошо, я бы предпочёл тихую жизнь в какой-нибудь глуши, слишком многое перенёс с того момента, когда получил дар, уже хочется просто отдохнуть. Я устал от постоянных сражения, постоянных угроз моей жизни. Мне
требуется отдых, возможно отдохнув, снова захочу этого, всё таки я сейчас наделён силой, способной скрутить почти десяток не самых слабых магов. Но хватит мечтать о спокойной жизни, для этого мне сначала нужно вернуть душу, а для этого мне, скорее всего, потребуется ещё много времени. Но как только я верну душу я постараюсь отказаться от этого дара, некромантия позволяет обрести большое могущество, но это могущество построено на горе других людей, на костях разумных существ, кажется, я понял это только сейчас, и это понимание заставит меня отказаться от дара, я хочу вновь стать человеком, а не каким то животным, не ставящим жизнь других людей в цену медной монетки. Ещё день назад я мог спокойно и без угрызений совести убить беззащитного и не важно женщина это или ребёнок. Но сейчас, когда понял, что тот парень умер во мне, когда я принял этот проклятый дар, теперь, когда я вновь хочу стать человеком, теперь я буду стремиться вновь стать человеком. У меня появилась цель, я должен отказаться от этого дара, он разрушает мою мораль, мою натуру, но для начала я всё-таки должен вернуть себе душу, и я сделаю
это, чего бы мне это не стоило. И только после этого можно думать об отказе от дара или замене его на другой, тот который позволит оставаться человеком.
        А пока я витал в мыслях, в реальности шёл бой. И теперь остатки людей уже шли в атаку, хоть орков и было в несколько раз больше, но шаманы уже ослабли, а маги людей успели набрать сил, в этом была и моя заслуга. Но орки не приняли бой, первыми из боя вышли шаманы и один из дальних кораблей начал отплывать, а среди орков, оставленных умирать появились панические крики, которые, впрочем, быстро смолкли и орки отступили на дальние корабли, на которых они видимо и собирались отплывать. Но тут маги, объединив усилия, начали колдовать, пока они создавали какое то сложное плетение, оркские корабли успели удалиться на расстояние почти в триста метров. Там то их и накрыло заклинание.
        Сначала я ничего не заметил, но вот из облаков начал появляться хобот смерча, а на встречу ему из моря поднимался второй, поднимающий с собой тонны воды. В это детище стихии и влетели корабли орков, лишь пара смогли обогнуть смерч. А судьбе тех, кто попал в воздушную воронку, не позавидовали бы даже мертвецы. Но на их судьбу мне было грубо сказать, наплевать. Они сами выбрали свою судьбу.
        А я решил удаляться из города, маги пока лежат в истощении, так что я спокойно могу удалиться. Мне незачем здесь оставаться, благодарность их мне не нужна, сейчас мне нужна лишь моя душа, и пока я её не верну, останусь ужасным некромантом, а что будет дальше зависит от того, как скоро я смогу вернуть душу.
        Первым делом перед тем как бежать поглотил всю энергию разлитую в воздухе, наполнив ею посох, в котором теперь было энергии почти на полторы тысячи смертей.
        Дальше мой путь лежал к конюшням, где мы вместе с магом, подобрал себе лошадей и оседлав тех, направились прочь из города.
        «Теперь нужно удалиться в какой-нибудь лесок и там думать над тем, как вернуть душу»-думал я выезжая через открытую калитку в городских воротах.
        Мой путь продолжался.
        Глава 31

        Время шло к середине осени и на небосвод время от времени наползали тучки, некоторые из них безобидно проходили мимо, а некоторые поливали нас редким дождём. Который мне ни капельки не мешал, а магу тем более. Уже третий день мы движемся вдоль побережья, пытаясь найти лесок, вблизи каких-нибудь коммуникаций, или населённых пунктов. Все, что мы встречали до сегодняшнего дня, нам не подходило, то лесок слишком маленький, то до ближайших людей полдня конного пути. Искомый лесок мы нашли только сегодня, он был довольно крупным и от села располагался всего в паре километров. Единственное, что меня настораживало - слишком сильные оборонительные укрепления деревни, такое ради красоты не строят, а значит есть какая-то опасность. С опасностью я столкнулся, войдя в лес, он был странным, вроде бы ничего необычного. Обычные широколистные деревья, обычные лианы и тропки. Но тут стояла тишина, не полнейшая конечно, где то вдали слышался голосок какой-то пичуги, но по сравнению с звуками обычного леса, здесь было просто подавляюще тихо. Причина этого нашлась метров за сорок от границы леса, оказалось, что в этом
лесу обитают изменённые животные. Такое случалось в основном там, где неестественной смертью погибал маг жизни. Сначала его создания выходили из под контроля и начинали нападать на обычных людей, потом они начинали нападать на обычных животных и некоторые из раненных ими животных начинали мутировать, этих животных быстро уничтожали, здесь этого видимо не произошло. Вот сейчас я из-за дерева наблюдал, как животное, когда то бывшее медведем доедает остатки небольшого животного, при поглощении мяса из горла медведя раздавался жадный рык, перемешанный со странными хлюпающими звуками. Спина медведя была сплошь утыкана костяными пластинами, задние ноги были явно усиленными, а пасть наоборот уменьшенной, но в пасти виднелись неестественной формы клыки, более напоминавшие змеиные, грудь была намного меньше, чем задняя часть, в общем, передо мной предстал какой-то урод. При одном взгляде на которого хотелось умертвить его побыстрее. Что я и сделал, но на всякий случай не стал использовать слабые плетения вроде стрел или там плети, а влепил сразу сферу, как оказалось это было не напрасно, даже с развороченной,
до состояния лохмотьев, спиной зверь пытался ползти ко мне, с каждым движением выплёскивая из раны всё больше жизненной энергии, которой в нём оказалось на удивление много. До меня медведь не дополз, издох где-то на середине пути. Подойдя к его телу, я значительно расстроился, с уходом жизненной энергии тело начало усиленно разлагаться, видимо это была подстраховка друида, которая, однако, работала только после смерти существ. Получается, что это существо не было изменённым? Это был продукт деятельности друида? Да уж, ну он и урод, так издеваться над ни в чём неповинными животными, мне то можно я злой и ужасный некромант, но как до этого опустился служитель Жизни непонятно.
        Время подходит к вечеру, а убираться из леса я не собираюсь. Нет, во мне не проснулся эстет, и я не решил уничтожить порождений магии из-за чувства жалости к ним. Просто уже давно хочу обновить арсенал своих плетений, а этот лес в принципе является отличным полигоном.
        Но в этот вечер к созданию заклятий я так и не приступил, а для начала я забрался в самую гущу леса, попутно уничтожив пару мутантов. Уже в сердцевине леса, как и думал увидел обычный лес, он не был затронут мутациями, здесь не было порождений, это место являлось обителью силы друида и изменённые не могли близко приблизиться к этому месту из за повышенной энергии жизни, которая пыталась вернуть животных в обратное состояние, она пыталась вытеснить из мутировавших видоизменённую энергию. Но вот первоначальные создания сюда попасть могли, у них, как я убедился, по телу идёт обычная энергия жизни. Так что шанс встретиться здесь с агрессивным существом был невелик, но я понадеялся, что они сюда всё-таки не суются из-за памяти о гибели их хозяина.
        Как оказалось, понадеялся я зря, а вот то, что на страже оставил мага, было правильным решением. В общем, сплю я себе спокойно и чувствую, как вокруг начинает шевеление огненная энергия, я естественно всполошился и вовремя вспрыгнул на ноги. Вовремя для того, чтобы увидеть прожаренную тушу небольшого монстра, от которого по траве нехотя расползался огонь, затушенный по моему приказу магом. За ночь такие нападения повторялись раза три, но везде маг успевал справиться до того как я приходил в боевую готовность.
        Несложно догадаться, что утром я был злым и не выспавшимся, это повлекло за собой предсказуемый результат. Я сразу же засел за создание новых плетений, хотя даже не представлял, как мне это сделать. Для начала я решил поразбивать уже существующие плетения на блоки, вот тут меня то и ожидал сюрприз. Вроде бы и приятный, но то, как он был преподнесён сгубило всю приятность на корню. Представьте себе, сижу я на поваленном сухом бревне и стараюсь запомнить блок и его функцию. Тут у меня в мозгу вспыхивает воспоминание, как некромант сидит и переписывает из книги в тетрадь эти же блоки с полнейшим их описанием, я уже обрадовался, что теперь с лёгкостью смогу составить любое плетение, как тут же оказалось, что разум не зря скрывал от меня эту информацию, дело в том, что её было много, просто чудовищно много. Каждый блок расписывался примерно на две книжных странице, а таких блоков были даже не сотни, их было несколько тысяч.
        В общем, от перенапряжения мозг отключился, я даже не успел активировать второй поток и просто выключился.
        Неладное я почувствовал уже, когда начал ощущать тело, оно не болело, оно вообще не подавало каких либо сигналов. Мои худшие предположения оправдал маг, оказывается я провалялся на голой земле почти две недели и это без еды и воды, как же я сейчас выгляжу? Ну что сказать, я опять мертвец. Человеческое тело не может провести без воды столько времени, тут хоть маг, хоть не маг окочуриться. Как только я понял, что лишился своего тела, тут же набросился на мага с упрёками, он, что не мог мне помочь? На это он с ухмылкой ответил, что, мол, приказаний не было, а существованию моему смерть не грозит, вот он и не стал вмешиваться. Вот что значит свежий поднятый, не пропало у него в душе понимание слова месть. Пускай такая несущественная, а всё-таки месть.
        Ладно, мне не привыкать, к тому же ничто не будет мешать созданию плетений. А когда начнёт возвращаться апатия, снова найду себе живую обитель.
        А пока следует проверить доступность знаний, я немножко напрягся, и в мозгу появились воспоминания, но была проблема, они не были моими. Это было странным, обычно я просто смотрю воспоминания, как что-то давно прошедшее и все знания из них у меня в голове уже есть, а тут ничего. Видимо придётся просматривать и учить все эти блоки, в который раз убеждаюсь, что в реальной жизни халявы нет.
        На заучивание всех блоков я потратил три недели своего времени, но сейчас знал всю информацию о каждом из них и помнил каждый из двух тысяч семидесяти блоков. Даже это не было целиком моей заслугой, сам бы я никогда не запомнил столько деталей. Но как оказалось, при длительном чтении одного и того текста он как будто отпечатывался у меня в памяти и как только я подумаю о нём, то в памяти всплывает его детальное описание.
        Теперь можно и попробовать составить что-нибудь нормальное, да уж теперь я создам себе нормальный арсенал.
        Ага, как же, за тот день я составил вообще только одно заклинание, оказалось, что кроме самих блоков нужно знать ещё и правила, по которым их нужно располагать. Например, блок отвечающий за раскрутку летящего плетения должен быть в цепи самым последним, а блок отвечающий за распределение энергии наоборот стоит первым, и таких деталей было много, очень много.
        К вечеру я закончил всего одно, да и то очень простое заклинание и назвал его копьём смерти, идею его взял из стрелы смерти. Так же как и в стреле в копье имелся небольшой резервуар энергии, блок концентрирования энергии в одной точке и блок, отвечающий за физический вред. Именно из-за последнего, после стрелы оставались следы, похожие на следы от обычной стрелы для лука. Но просто усилением плетения я не ограничился и добавил блок, отвечающий за размер плетения, установив в нём нужную мне величину, а именно около двух метров в длину и сантиметров пять в ширину. Дальше к этому конструкту я добавил блок, отвечающий за раскрутку плетения, что по идее должно добавить большую пробивную способность, ещё добавил блок отвечающий за отмирание близлежащих к ранению живых клеток и вызывать цепную реакцию, то есть от раны довольно быстро начинал расползаться некий вирус убивающий живые клетки, к тому же добавил блок, который при сильном сопротивлении должен был не дать плетению просто распасться, а сделать направленный выплеск энергии. В итоге получилось довольно мощное плетение, которое тут же и опробовал,
на подвернувшемся монстре.
        Монстром было странное существо, даже точно не скажу, на что оно было похоже, этакий гибрид волка с ящерицей. Короткие лапы, массивная грудная клетка и по волчьи вытянутая морда, как и всё тело покрытоя чешуёй, хвост был явно не волчий и в длину насчитывал метра три, при длине туловища максимум в метр. Высотой существо тоже не выделялось и не доставало мне даже до пупка.
        Весь вид этого существа навеивал мерзость, но уж ни как не возможную опасность. Ну не мог я поверить, что это существо способно вести бой. Оказалось ещё как способно и обманчиво короткие лапы не превращали существо в тихоходную черепаху. Для любого человека, не владеющего магией, встреча с этим существом была бы смертельной. Я спокойно вышел из-за дерева, в руках моих было уже готовое плетение копья, оставалось лишь активировать руну смерти. Вот это меня и спасло от травм, существо каким-то способом почуяло моё появление, за этим последовал резкий прыжок в мою сторону. Руну я активировать всё таки успел, после чего и увидел эффект действия моего заклятия. С руки сорвался столб тёмного пламени, который с огромной скоростью врезался в раскрытую пасть, после чего я понял, что вид огня обманчив, тело твари не горело, время для меня как будто замедлилось и было видно, как плетение сперва задело пару зубов, вырывая их с корнем, и оставляя после себя разорванную плоть, плетение прошло ящера почти на сквозь, а вся из за линейного строения тела.
        Да уж, надо придумывать плетение, которое будет отталкивать противника, а копьё лишь проделало в нём здоровенную рану, в которой можно было различить перемешанный внутренности с остатками костей. Но как я и говорил, полёта заклинание не замедлило, и мне пришлось уклоняться, стараясь уйти из под траектории полёта туши. Это мне сделать до конца не удалось и мне по голове приложило растопыренной лапой монстра. Слава богу, что тело не придавило меня, а удар лапы откинул не вперёд, а вбок. Мой полёт был даже грациознее чем у твари и я в отличии от неё смог приземлиться на ноги, не специально конечно, повезло просто. Устоять на ногах, конечно, не смог, и инерция приложила меня об дерево.
        Поднявшись с земли, понял, как мне повезло попасть под удар лапы, вот если бы меня привалила туша, то сомневаюсь, что это тело было бы можно восстановить. Во первых масса монстра, а во вторых то, что монстр уже мёртвый почему то рвал когтями землю, при этом сотрясаясь всем телом. Понимание ситуации вскоре пришло мне на ум. Скорее всего, это действие блока, по умерщвлению клеток организма. Как только плетение добиралось до мышц, те начинали конвульсивно дёргаться, казалось что монстр ещё жив, хотя его смерть я чётко зафиксировал.
        Энергии смерти существа оказалось недостаточно на восполнение резерва, на заклинание я потратил примерно энергию пятнадцати смертей, а получил энергии смертей на семь.
        В общем, ничего нового это плетение мне ни принесло, по боевым показателям оно было только на капельку сильнее сферы, но затратность и скорость формирования были сильно уменьшены.
        Но мне нужно, что-то иного порядка, нужно что-то массовое, так же нужна сильная защита.
        Вот над этим мне и предстоит поработать. Но это всё завтра, хотя можно и сейчас попробовать, потребность во сне всё равно пропала.
        Для начала я засел за изготовление массовых плетений, первым из них было Туча Игл.
        За основу взял опять стрелу, только на этот раз наоборот уменьшенного объёма, дальше установил дублирующий блок, который повторяет нужное мне плетение столько раз, насколько хватит энергии. Потом указал радиус разлёта, установив его на тот же принцип, что и дублирующий блок. То есть, радиус расширялся в зависимости от вложенной манны, а я задал лишь общее направление.
        Испытания заклинания мне понравились, после активирования руны из моих рук ударял просто поток чёрных точек. Которые равномерно распределялись по площади, одна точка от другой на расстоянии примерно в двадцать сантиметров. Энергии двадцати смертей хватит на примерно пару сотен игл, которые покроют расстояние в метров пятьдесят. Тут мне пришло мысль о том, что можно сделать это плетение и индивидуальным и с помощью него перегружать чужие щиты. Минут через десять я сделал это.
        В итоге у меня получилось две модификации Тучи Игл, одно массовое, другое одиночное.
        Дальше принялся за создании массового заклинания постоянного принципа действия. То есть прошёл по дороге, оставил за собой заклинание которое сработает, когда в него попадётся тот, кто тебя преследует. Получалась этакая ловушка.
        Нужные блоки у меня имелись и я принялся за дело.
        Для начала предстояло выбрать основу для будущего заклинания, а точнее поражающий фактор. Можно было взять просто умерщвление клеток, можно было обращение в прах, можно усилить процесс старения клеток, можно сделать небольшой взрыв. Вообще-то вариантов десятки, если не сотни, а результат везде один, смерть живого существа. Так что заморачиваться я не стал и, взяв за основу простое умерщвление тканей. После этого установив нужный блок в цепи, стал выбирать блоки, отвечающие за срабатывание заклинания. Принципов тоже было много, можно было ограничить контур заклинания, можно установить контрольные линии, можно поставить сложный блок, реагирующий на живые организмы. В общем, тоже вариантов много. Здесь я выбрал вариант с контрольными нитями. Расположив их, где то в середине захватываемого заклинанием места. По моим расчётам это должно было сделать так, что бы заклинание пришлось не в первого попавшегося, а захватило как можно больше жертв. Сначала я хотел привязать к этому заклинанию элемент поднятия умерших, но понял, что так энергозатратность будет вообще колоссальной и так для захвата площадью в
сто на двадцать метров заклинание требовало шестьдесят смертей. В итоге получилось нормальная массовая магическая ловушка, что мне и требовалось.
        Но на всякий случай я сделал ещё одну модификацию этого плетения, для использования в бою. Оно было более экономным и требовало всего сорок смертей на расстояние в сто на пятьдесят метров. Полностью удовлетворившись действием заклинания, назвал его Поцелуем Смерти, а ловушку так и оставил Ловушкой.
        Дальше я, не обращая внимания на рассвет, начал придумывать себе надёжную защиту.
        Вот тут пришлось сильно поднапрячься, придумывая саму структуру заклинания, дело было в том, что до этого момента я пользовался лишь простейшим щитом, который представляет собой заслон из сконцентрированной энергии, а теперь мне нужно придумать нечто надёжное, то что сдержит плетение какого-нибудь магистра, а не слабого огневика, ни разу, не участвовавшего в настоящем бою.
        Блоки защитные были, но как из них сделать защиту я не представляю. Некоторые создавали вокруг уже имеющегося щита повышенную активность энергии, что ослабляло атакующие плетения. Некоторые создавали защитную плёнку разных форм, некоторые просто концентрировали энергию смерти вокруг мага.
        В общем, обдумывая защитное плетение, решил сделать его многоярусным, а дальше идеи полились как из рога изобилия и я принялся за работу, которая закончилась только часов через тринадцать.
        То что получилось было, наверное, моим лучшим творением. Это был так сказать упорядоченный хаос, который ограничивался лишь с внешней и внутренней стороны и имел форму кристалла. Который в свою очередь имел сотни граней. А за каждой гранью был отсек, образованный следующей гранью и множеством перемычек. Рядов было более десятка, сколько отсеков я даже считать не пробовал. В каждом таком отсеке была заключена энергия смерти, да и вешнюю сторону кристалла окутывала дымка из энергии. Мой замысел был таков.
        Вражеское плетение, направленное в меня сначала ослабляется дымкой энергии, потом сталкивается с защитной плёнкой, если та лопается, то плетение попадает в ячейку между слоями. Там плетение повторно ослабевало от энергии смерти и сталкивалось со следующем слоем. В общем, так шло до последнего слоя, хотя сомневаюсь, что заклинание мага ниже магистра способно пройти хотя бы треть толщины. В общем, получившийся щит из сотен ячеек я и решил назвать Кристаллом. Из за его ячеистой структуры, кто бы знал, как муторно составлять каждую пластинку и потом соединять эти сотни пластинок между собой. Но я всё-таки не живой и мне это сделать было намного легче. Так что закончив эксперименты, подскочил и начал разминать тело, сожалея об смерти данной оболочки. А дальше мне как то резко захотелось боя, не одной быстрой схватки, а нормальной повальной битвы.
        В голове сразу созрел план.
        Первым делом я сменил тело. Сначала, из посоха сделал тело рыцаря смерти с человеческими габаритами, после этого я просто перекинул свой дух на этот носитель и привязав к телу и начал действовать. Сначала трансформировал свои кулаки в короткие широкие лезвия. Только после этого решил, то физическая подготовка закончена.
        Далее нужно было найти себе врага, даже не найти а вызвать и не врага, а врагов. Так что я раскинул над лесом свою поисковую сеть, но я кого либо искать не собирался. Я собирался таким способом приманить существ мага жизни, которые натурой ощущали, откуда идёт противная им энергия.
        Первый противник появился минуты через две, это был огромный волк, внешний облик которого почти не изменяли, лишь увеличив размеры. Ум ему видно увеличивать не стали, он с разбегу кинулся на меня. Уворачиваться от его туши не стал, лишь покрепче упёрся ногой в землю. Принял волка на одно из лезвий, при этом я почти не покачнулся от удара, а волк едва ли не повис на моей руке. Небрежным движением сбросил его на землю и уже там добил ударом в голову.
        Дальше разнообразия не было, один за другим на поляну выбегали хищники, в короткой схватке я одерживал победу и начинал ждать следующую жертву. Всё изменилось, когда на поляну выбежало нечто напоминающее минотавра, только вот его туловище, словно доспех, покрывали роговые пластины. В руках это чудище держало мощный стальной молот, который ясно говорил о наличии у существа разума, стало ясно, что это далеко не обычный монстр. Да уж, его удары заставляли меня делать несколько шагов назад. Стараясь удержать равновесие, хотя даже его сила не позволяла пробить моё тело. Вот тут то и началось веселье, мы обменивались ударами, пытались бороться чистой силой, но никто так и не смог одержать победу. Хотя у него и имелась целая куча небольших порезов по всему телу, но он этого точно не ощущал и продолжал переть вперёд. А магию я применять пока не желал, стараясь как-нибудь изловчиться, но свалить этого гиганта.
        Магию применять пришлось, я совсем забыл о других тварях, а они всё собирались на полянке, но в бой, почему то не вступали, но продолжалось это лишь до тех пор, пока я не начал с помощью подобранного бревна теснить минотавра. Но раз противник решил играть по грязному, то и я не буду творить глупостей, стараясь разрешить всё за счёт физической силы.
        Минотавра я снёс копьём, даже он не смог после него выжить и цепная реакция клеток убила его. А на остальных полились иглы, я не делал Тучу Игл, а просто сделал дублирующий блок с этим элементом и направление к ладони привязал, а дальше просто поставлял плетению манну, которую тут же пополнял из убитых. Из моей руки лился просто поток игл, которыми я награждал каждого мутанта. Вскоре мутантов осталось меньше десятка, и я вновь начал ближний бой. Который закончился моей безоговорочной победой, на одном из мутантов я испробовал амулет огненных стрел. Который с трёх зарядов еле смог убить монстра, в общем, почти бесполезная штука для меня. Маг вообще валялся в тенёчке под ближайшем деревом, лишь изредка вступая в сражение, да и то, что бы отогнать монстров, которые к нему близко приблизились, а вот почему монстры кидались в основном на меня оставалось загадкой, скорее всего, потому что нити паутины вели именно ко мне.
        Вскоре бой закончился, и я не дождавшись больше мутантов начал заваливаться на отдых. Всё, лес отчищен от порождений мага, остались лишь мутировавшие сами по себе животные, так что лес освобождён и с завтрашнего дня можно приниматься за опыты, с целью вернуть себе душу. На сегодня сделал достаточно, хотя этих плетений и будет маловато, но пока они мне особо не нужны.
        Всё ложусь спать, ото так ещё долго можно размышлять, а завтра предстоит целая уйма дел, но это завтра, а пока. Я привычным усилием разъединил сознание, но не стал погружаться в осознанный сон, отдав поток в власть подсознания. Дальше моё сознание окутала пелена сна.
        Глава 32

        Спросонья не хотелось ничего делать, но я пересилил себя и для начала сделал небольшую разминку. Необходимости в ней не было, но это позволило мне сбросить с разума сонную дурь. После разминки, поудобнее устроился под кроной разлапистого дерева и начал размышлять.
        «С какой стороны вообще подойти к возврату души? Даже никаких намёков нет, может память некроманта поможет?» Сколько я не напрягался, новых знаний так и не нашёл. Единственное что я знал на эту тему, что это вотчина богов и демонов. Демоны! Как же я мог про них забыть? Ведь их вполне возможно призвать, да и сделки те заключают с превеликим удовольствием.
        Проблема только одна. Демонологию запретили более пятисот лет назад, а последние демонологи были гонимы повсюду, за занятие этой областью магии было лишь одно наказание - смерть. За прошедшее с тех пор время ни разу не было вести о каких то шевелений представителей данного искусства, так что найти демонолога сейчас - задача почти невыполнимая.
        Следовательно, нужно искать другие способы, боюсь на розыск столь тщательно скрывающихся магов, у меня уйдёт не одно десятилетие, что в моих условиях не допустимо. Да и не уверен я, что вообще кого-либо удастся найти.
        Значит, всё зависит только от меня. Уже после принятия этого решения я вспомнил слова предсказания, да уж надежда не успевшая родиться так и умерла в утробе разума. А я начал искать варианты действий, сколько перебрал различных вариантов не стал бы считать и самый выдающийся математик. Идеи мелькали одна за другой, но все они были бредовыми, а иногда и просто глупыми.
        За весь день было лишь две нормальных идеи.
        Первая была в том, чтобы сделать прокол в нижний мир, но вместо высасывания оттуда сил попробовать самому перейти по этому каналу.
        Вторая идея была выдвинута из первой. Смысл заключался в том, что, скорее всего в моём разуме остался ещё какой-то след ну или отпечаток от души, вот и хотел я попробовать в том мире найти душу по этому отпечатку, а потом выдернуть оттуда. Но для этого необходимо было искать способы как это сделать, а значит, нужно было время, которого как я уже говорил, у меня не было.
        Третья идея была подкинута мирно качающейся на груди филактерией, а что если вывернуть на изнанку заклинание и оно будет засасывать душу того, кто к ней прикоснулся. Здесь, по моим расчётам всё опять таки упиралось в незнание, что потом делать с этой душой, да и не факт что схвачу не дух, а душу, у меня же душа, несмотря на филактерию вылетела.
        У всех вариантов были плюсы и минусы, но первый вариант отличался опасностью, а второй слишком бы растянулся. Так что, немного подумав, я всё так и преступил к реализации третьего варианта.
        Первым делом, раздвоив сознание, приступил к разбору плетения, оно было довольно сложным, но благодаря знанию блоков я знал сам его принцип. Тут то меня и ожидало разочарование, филактерия оказывается, вообще не имела ничего общего с душой, она всего лишь создавала слепок личности, получается, если я буду иметь душу и при этом использую филактерию, то душа всё равно уйдёт. Вот же засада, почему всё так сложно? Нет бы, просто перемещать душу. Так нет, создатели этого плетения решили заморочиться и сделать этакую переноску разума.
        Остаются только два варианта. Первый мне явно не по духу, не хочу я подставляться под такую угрозу, кто знает каково там, слишком много опасностей.
        А вот второй вариант, здесь нужны мозги и думаю, моих будет не достаточно. Для начала решил подключить мага, рассказав ему вариант развития событий, маг видимо всегда считал себя самым умным и тут же двинул план.
        - Ну как по мне ничего сложного тут нет, для начала нужно спроектировать заклинание, которое пробьёт грань меж мирами и там найдёт твою душу, которую оно и вытащит.
        - Ну, давай мастер, сделай ка мне это заклинание,  - ехидным тоном сказал я.
        Маг отвёл взгляд в пол и промямлил:
        - Это не мой уровень.
        - Ах, не твой уровень, тогда заткни свою вонючую пасть и не говори глупости, нашёлся тут великий мыслитель,  - крик я не сдерживал, выплёскивая несуществующую злость на мага, но мы оба понимали, что толку от крика нет, у нас у обоих нет чувств, а значит любые эмоции невозможны, вследствие чего шанс необдуманного поступка стремиться к нулю.
        В общем, крик не произвёл впечатления, но я стал думать более трезво.
        Маг в принципе сказал верно, вот теперь это верно нужно привести в действие….
        МЕСЯЦ! Чёртов месяц, напрягал свои мозги, выкручивая и переделывая плетения ищейки и состыкуя его с заклинанием малого прорыва. После двух недель работы я уже мечтал броситься со скалы, но смог перебороть себя и всё-таки доделал конструкцию. Которая видимо из-за моей неопытности получилась слишком массивной и требовала почти вдвое больше чем плетение прорыва, а это не много, ни мало почти две тысячи смертей. Такие затраты мне не подвластны в повседневной жизни, но вокруг моей поляны уже давно расползлось пятно мёртвых деревьев, используемых как накопители. Сейчас в них сосредоточено энергия почти тысячи семьсот смертей, ещё три дня и можно пробовать заклинание. Три дня ушли на поверхностную шлифовку плетения и устранение небольших неточностей, которых оказалось довольно много. Всё-таки заклинание ищейки было не близко к прорыву и из-за этого получались небольшие казусы.
        К тому же приобрёл себе живое тело, полученное от какого-то странствующего рыцаря. Я не знал, как поведёт себя душа в мёртвом теле, а этот бедолага оказался ближайшим человеком.
        Но теперь плетение готово и энергии хватит, так что осталось провести эксперимент, надеюсь, месячный труд окупит вложенные в неё надежды.
        Ритуал я решил проводить ночью, никакой практической пользы, одни суеверия, но так спокойнее. Полянка очищена от всего и даже жухлая от излучения трава вырвана с корнем. Маг на всякий случай покинул площадку и расположился метрах в двухстах севернее.
        - Хух, поехали,  - постарался я разогнать мандраж звуками своего голоса.
        После этих слов, составил плетение и медленно начал наполнять руну активатор скопленной силой. Вот руна полностью заполнена и я опасливо вздыхая, активирую плетение.
        Первый сюрприз тут же, плетение не пропадает, оно всё так же висит пере до мною, лишь толстый жгут силы направленный в небо говорит о том, что оно активировано. Расположение загробного мира меня тоже немного удивило, я всегда почему-то думал, что он под землёй.
        Но тут мне стало не до глупых рассуждений, луч силы начал пробивать грань и тут ещё один сюрприз, я чувствую, как это происходит. Не могу описать свои чувства, но они далеки от приятных.
        По всему телу начинает выступать пот, хотя это ощущения скорее в разуме, нежели в теле. Вскоре барьер был пройден, на это ушло менее четверти резерва плетения. А ощущения не пропали, лишь немного изменили тональность, видимо грань постоянно давит на канал, стремясь захлопнуться.
        Ощущений поиска души я не имел и просто тупо ждал результата от заклинания. Он появился примерно часа через два, во время которых запас плетения постоянно убывал, а я иногда чувствовал, как кто то пытается нарушить канал, видимо это был кто-то из слабых созданий.
        Но вот этот миг, я чувствую, как по каналу ко мне приближается моя душа. Это ни с чем несравнимое чувство, чувство приобретения давно утерянной ценности.
        Душа втекает в моё тело и начинает сливаться с разумом, а я падаю в обморок, далеко не от радости. Перед потерей сознания понимаю, цель достигнута, моя душа у меня в груди. Вот так всего лишь за месяц я вернул себе ни какую-либо цацку, я вернул себе Душу. Если бы знал, что всё получиться так гладко, то за создание заклинания приступил бы ещё в своём разрушенном замке. Сколько времени зря потратил, но цель достигнута. А как известно, цель оправдывает средства. Все эти мысли пронеслись в голове всего за пару мгновений и вот я уже без сознания падаю наземь.
        А маг по заранее данному приказу оттаскивает тело подальше от такого насыщенного смертью места, как то неохота терять только что приобретённую душу…
        Вот я падаю с башни, моя душа покидает тело, она не может удержаться в пространстве, её буквально засасывает странный белесый водоворот, раскинутый над небосклоном. Далее душа попадает в странный мир, там нет никаких ориентиров, но почему то точно знаешь, где низ, а где верх. Всё пространство занято очертаниями других душ, у кого-то из них вполне можно разглядеть лицо, а кто-то представлен как аморфный сгусток непонятной субстанции. Приходит понимание, что это склад, предназначенный для хранения душ, тут они хранятся столетьями, тысячами лет, постепенно теряя черты прошлой сущности, деградируют до первоначального состояния. Получаются этакие чистые души, заготовки которые отправляются в мир живых, в тела новых младенцев.
        Тут я видел богов, моё первое впечатление - это хищники, твари которые, поедая другие души становиться сильнее, но их тела неоднородны, они буквально переливаются всеми цветами радуги. Это Источники Силы поглощённые ими, чёткое осознание этого откладывается в голове. Вокруг богов есть свита, они похожи на души огромных размеров, от каждой такой души к богу тянуться нити силы, по ним бог подкармливает этих тварей своей силой. Боги появлялись на складе довольно редко, видимо встречали самых горячо верующих в них, они забирали их в свою свиту. Получается, что эти твари, витающие вокруг богов, имеют огромную силу, иначе боги бы не создавали их, да и лично бы не встречали. За всё время проведённое мною на складу тут было лишь четыре бога, которые, тем не менее, не могли брать любые души, даже их что то ограничивает.
        Так вот моя душа и томилась в этом хранилище, даже не думая, ведь разум остался при мне, а душа просто фиксировала происходящее вокруг, эмоциональности у неё там не было, видимо без тела душа тоже теряет многие свои свойства.
        Так я размышлял, просматривая информацию, принесённую мне душой. Основной поток сознания до сих пор был в отключке, которая постепенно перешла в сон и таким образом запустился второй поток сознания. Вот им-то я и размышляю сейчас, давая отдых основному потоку. Активировать основной поток пока не решался, так как не знаю закончилось ли слияние души и разума и что будет если прервать этот процесс тоже не знаю. Так, что лучше полежу себе посплю, подумаю над вечным.
        После всего увиденного мною появилось две назойливые мысли.
        Первая - теперь я точно не стану молиться богам. Участь цепного пса меня не устраивает.
        Вторая - нужно найти способ переродиться с существующими знаниями. Но эта идея уже после недолгих размышлений показалась бредовой, я не смогу сохранить знания после перерождения по единственной причине, перерождаться только «чистые» души, следовательно, имея хоть какие либо знания, можно забыть о перерождении.
        Но даже увиденное мною не сможет серьёзно повлиять на моё мировоззрение. Единственное, что я теперь точно знаю, нужно прожить эту жизнь так, как хочешь, делать только то, что хочешь. Жизнь у меня одна и провести её нужно с максимальной пользой.
        Проснулся я ближе к обеду следующего дня, как сказал мне маг.
        Проснувшись, сразу почувствовал радость, от того, что добился своей цели. Эмоции вот чего мне так долго не хватало, без них жизнь бессмысленна, но теперь я могу радоваться победам, могу ненавидеть своих врагов, могу быть злым и добрым. Теперь я цел и этим всё сказано.
        Первым осмысленным действием, после пережитого острого приступа радости было проверить свою душу. Но чуда не случилось, я не смог её увидеть, хотя это, скорее всего, невозможно для простого смертного, даже если он маг. Так что мои мечты о том, что бы привязать душу к разуму немножко усложнились, но далеко не пропали. Идея была в том, что бы найти в моём плетении часть, которая отвечала за доставку души и, разобрав её сделать плетение, которое в случае моей непредвиденной кончины не даст душе ускользнуть, а оставит её вместе с разумом.
        Несмотря на неудовольствие, от отсутствия отдыха, я сразу засел за проектирование связки души и разума. Закончил её только на следующий вечер. За этот день непрерывной работы понял, что наличие души несёт определённые минусы. Я несколько раз чуть ли не психовал, от неудачного эксперимента, а в душе волнами плескалось раздражение, которое я иногда выплёскивал на ни в чём неповинные деревья.
        Плетение у меня получилось довольно простое, сначала я пробовал строить сложные схемы, но эти попытки окончились пшиком. В конечном счёте я просто сделал якорь, взяв за основу отпечаток кусочка души, по которому искал ту в том мире. Потом просто закрепил толстым энергетическом канатом связь души и её частички, располагаемой в разуме. Проблема была в том, что я не ощущал душу и, следовательно, не знал, куда закрепить второй конец канала. В конце концов, просто повторил блок от недавнего заклинания, который отвечал за поиск души. После активирования заклинания я увидел, как из его центра ударил луч силы, куда то в районе левой половине груди, после этого появилась вторая нить, протянувшаяся к моей голове. Немногим позже эти нити просто слились в одну и втянулись в моё тело.
        Только после этого я смог разглядеть свою душу, видимо это позволял сделать канал. Душа в теле была похожа на сжатый белесый шар, чем то схожий с очертаниями дара. Попытавшись погрузиться в него разумом я не почувствовал каких либо изменений и спокойно проник в этот шар.
        Мир пропал, всё погрузилось во тьму. Не знаю, сколько это длилось, но по моим ощущениям прошла целая вечность. Вот во тьме начали появляться очертания предметов, цветной картинки не было, просто иные тональности тёмного цвета. Вскоре начали проступать другие цвета, и я узнал окружающий моё тело пейзаж. Вот те же деревья, которые казались подсвечиваемыми изнутри и буквально светились изнутри, они излучали странное спокойствие. Камни были просто камнями, земля имела тусклое свечение, но она была безжизненной, душу обуяла грусть.
        Что то, уловив боковым зрением я повернул голову, то, что мне предстало, было ужасным. Не могу передать словами, такое можно только почувствовать самому, но я всё же попробую передать представшую мне картину. Сначала увидел тусклый силуэт призрака, он был похож на туман, я видел то, что твориться в нём и это заставило мои виски покрыться сединой. Там внутри прозрачного силуэта я увидел обрывки, обрывки души. Они тлели, сгорали в огне ненависти ко всему живому, это было страшным, такому не место в этом мире, это чужеродно и враждебно всему живому. Отвращение поднималось в моей душе, от понимания, что эту мерзость сотворил я, такое нельзя создавать, это опасно не только для живых людей, но и для меня. Когда то огонь ненависти выжжет не только обрывки души, он выжжет разум, вот тогда я прокляну миг, когда дал эту псевдо жизнь существу.
        Я не вытерпел открывшейся картины, она ломала все мои моральные устои, если бы так продолжалось, то боюсь, мой разум бы сгорел.
        Я выпал из этого состояния, по телу катились капли пота, а моё дёргающиеся тело сдерживал маг. Но заметив вернувшуюся осмысленность, он молча отпустил меня и сел на землю рядом, а я не мог отдышаться.
        Но вскоре контроль над телом вернулся, я жадно вздохнул воздух, успокаивая бешено рвущиеся из тела сердце. Ещё бы немного и оно не выдержало бы, я бы вот так бесславно умер по собственной глупости.
        Но после того, что мне открылось, я не смогу больше бездумно поднимать нежить, я никогда не хотел быть, чьим то мучителем, мои мечты были далеки от этого, я хотел быть героем, спасителем, но никак не тварью, губящей чужие чувства. Теперь я это чётко осознал и понимаю, что всё в моих руках, я не хочу творить зло. Меня ждёт путь исправления.
        Первым моим поступком на пути исправления было упокаивание мага, я дал ему истинную свободу, хотя мог вернуть душу, которую сам же и отобрал.
        Кажется, я нашёл своё призванье, теперь я буду нести обречённым на муки свободу, буду спасть людей от тварей, стану защитником.
        Память некроманта, помнящая свои гонения простыми людьми что-то попыталась вякнуть, но эффект от виденного был слишком сильным и я просто отгородился от чужой памяти. Я не хочу ею владеть, хочу просто жить своей жизнью. Пусть это глупо и наивно, но меня поймут лишь те, кто знает что такое когда ты лишён всей прелести жизни, те кто в ней давно разочаровался и мечтает забыть обо всей этой грязи вокруг, построить для себя чистую вселенную. Многие шли по этому пути, но почти все спотыкались, опять встречавшись с этой грязью, а я не буду жить в ней, я постараюсь очистить мир от неё. Но начинать нужно с малого, для начала нужно заработать славу, нужно, что бы тебя знал народ, что бы о тебе слагали легенды, что бы твоими поступками восхищались и брали с них пример.
        Хватит громких слов, скажу просто, я решил стать охотником. Охотником на нежить.
        Завтра начнётся моё шествие по этому пути, а сегодня меня ждёт лишь сон.
        Глава 33

        Становясь человеком я не учёл некоторые существенные черты, жрать хотелось умопомрачительно и не только жрать, рыцарь видимо был неловок в обращении с дамами, да и вообще похоже женщины в его постели были довольно редкими гостями. Это и определило мои цели на ближайшее будущее. Но сначала я решил привести в порядок своё обмундирование, которое произвело на меня довольно жалкое впечатление. Доспехи, некогда бывшие венцом кузнечного мастерства, были буквально изуродованы множеством ремонтов, которые судя по всему, производили подмастерья деревенских кузнецов. Грубые и уродливые заплатки портили весь вид, не давая разглядеть герб, выбитый не левой стороне груди. Из-за заплатки виднелось лишь ухо какого-то животного, но судя по кончикам усов, едва видных из за той же заплатки это был кто то из семейства кошачьих. С мечом дело было ещё хуже, рыцаря видимо был довольно слабым бойцом, так как режущая кромка была изуродована зарубинами от вражеских ударов, которые рыцарь пытался убрать с помощью точильного камня, в некоторых местах его упорность была прямо-таки баранья, и лезвие широкого клинка делало
причудливые изгибы. Это ж сколько он шоркал точильным камнем.
        Как я узнал из памяти этого рыцаря он был приёмным сыном у кого-то мелкого дворянчика, но произошло чудо и у того родился сын, а приёмыш был отправлен на вольные хлеба, получив только доспехи да рыцарского коня. Которого тот продал, отдавая долги трактирщику.
        Дальше этот горе рыцарь просто странствовал, иногда беря наёмные контракты, неудачник, в общем.
        От доспехов я отказался сразу, заменив их доспехом из кости, который я сделал под свою фигуру, доспех сделал полным, скрывающим меня полностью. Только голова оставалась открытой, ну не могу я привыкнуть к постоянной тяжести, после который к вечеру отваливается шея. Нет, шлем я всё-таки сделал, но прикрепив его к кожаному шнурку, оставил болтаться на поясе. Соединения доспехов сделал из костяной кольчужной сетки, кто бы знал, сколько на это ушло труда. А крепежи снял с рыцарского доспеха, из кости ремешков не сделаешь. В общем, упаковался я прилично, внешний вид теперь внушал уважение. Закованный с ног до шеи в броню, с красивым орнаментом и не имеющую никаких устрашающих приспособлений, вид даже не портила моя морда, которая была довольно благородного типа, но общий вид, которой портил не раз сломанный нос.
        Меч тоже сделал из кости, остановив свой выбор на полуторном мече с длинным, прямым лезвием, с двухсторонней заточкой. В комплект к мечу сделал и щит, истратив на него последние остатки костной материи, крепления щита сделал как раз под наруч. То есть можно было использовать его как обычный щит, держа крепление рукой, а можно одевать на манер турнирных щитков, оставляя кисть свободной.
        По моим планам можно было бы позолотить доспех тонким слоем золотой пыли, тогда бы только последний дурень назвал бы меня некромантом, но и так про некромантию никто не подумает, если я сам себя не выдам. Доспехи из панцирей различных тварей были редки, но всё же встречались, так что я произведу впечатление богатенького сынка, решившего поиграть в рыцаря.
        Но за этим маскарадом стояла лишь одна цель, отвести подозрения, да заодно и впечатление произвести. Сегодня, когда от бушующих в душе эмоций не осталось и следа я смог поставить перед собой нормальную задачу, а не тот бред про помощь людям. Нет замыслы про славу я не забросил, но это было лишь прикрытием, истинной целью было искать пути к могуществу. Живём один раз, и прожить оставшуюся жизнь пускай сильным, но всё-таки некромантом меня не прельщало.
        Если и стремиться к могуществу, то нужно становиться не Архимагом, а замахнуться на божественное могущество. Но это были лишь глупые мечты, ни малейших знаний на эту тему я не имел, так что пока буду только развиваться в магическом плане, ища пути к могуществу. Один раз живём как-никак, да и терять нечего.
        Пришло время выдвигаться, а я всё так же был голодным, сначала была идея поохотиться, но подумав я отказался от этой идеи. Физически я мог рассчитывать только на встречу с каким-нибудь агрессивным животным, которое не ломанётся в бега. Догнать животное в человеческом теле, да к тому же в этих доспехах я не имел ни малейших шансов. Магия моя никак не соответствовала сохранению целостности и свежести мяса, а перспективы жрать протухшее или гниющее мясо меня не прельщали.
        Так что направил свои стопы прямиком к деревне, расположенной неподалёку. Но просто так туда явиться было бы странным и я всё же столкнулся с изменённым существом, бой был коротким и вот я направляюсь к поселковым воротам, а на моём доспехе виднеются следы крови изменённого. Так больше шансов, что мне поверят.
        Деревня медленно приближалась, а я сильно припадая на левую ногу, ковылял, пусть думают, что только что из боя.
        По пути мне попадались доказательства того, что местные ведут с тварями ожесточённую борьбу, один раз едва не свалился в ловчую яму, которую сумел обнаружить лишь в шаге, её выдала небольшая веточка, выглядывающая из под земли. Видимо они использовали элементарную схему, где выкопанную яму застилали прутьями, на которые клали лопухи или нечто подобное, а сверху сложили кусок снятого дёрна, такая ловушка довольно недолговечна, так как трава постепенно засыхает, но эта ловушка, судя по всему, была свежей. Её сделали либо вчера, либо сегодня утром. Да уж и никто не предупредил, либо они днём ничего не бояться, либо сочли за лучшее мою смерть. Что было довольно неприятным моментом.
        Сделав большой крюк, я уже с большей осторожностью начал идти вперёд, в подозрительных местах тыкая землю мечом, для которого видимо по слабоумию забыл сделать ножны.
        Так я до ковылял до ворот, на которые выплеснул всё скопившееся раздражение, начав пинать этот архитектурный шедевр. Мои потуги не пропали даром и из-за ворот раздался недовольный сонный голос:
        - Кого там чёрт принёс?
        - Открывай ворота пьянь подзаборная, ваше село решил посетить сам Дикест Светлый,  - начал я на ходу выстраивать модель поведения.
        - Сколько вас там?  - уже более уважительно произнёс привратник.
        - Один,  - с издевкой произнёс я, да уж, представился дворянином, а у самого ни свиты, ни коня.
        - Щас я открою, и ты пожалеешь, что явился сюда, шутник хренов,  - разгневанно крикнул он, видимо посчитав, что над ним издеваются.
        За воротами послышалась какая-то возня, глухо звякнул отпираемый запор, а потом створка ворот натужно скрипя, отодвинулась.
        А в образовавшуюся щель протиснулся звероватого вида мужик, с внушительной дубиной в руках.
        Я быстро остудил его пыл, этому поспособствовал приставленный к горлу клинок и чувствительный удар стопой в живот. Мужика откинуло на спину, при этом чувствительно приложив об край одной из створок. Я шагнул следом и, не дав мужику встать, прижал его ногой к земле, а к горлу приставив клинок.
        - Ты знаешь, что делают с крестьянином, посмевшим напасть на благородного?  - сказав это, я слегка нажал на клинок, по его шее скатилась капелька крови.
        Мужик съёжился и начал бубнить, типа бес попутал и так далее, но я прервал его.
        - Тебе повезло мужик, что тебе встретился Дикест Светлый, Победитель Чудовищ,  - внутренне содрогаясь от смеха я, тем не менее, пафосно и серьёзно проговорил эту фразу. После чего позволил мужику встать и бросил:
        - Я хочу поговорить с Старостой.
        - Пройдите дальше по улице, там каменный дом, ни с чем не спутаете,  - потирая горло, сказал мужик, стараясь скрыть злость. Да уж, не любят здесь благородных, придется, придумывать нечто, что отведёт от меня эту нелюбовь или сделает так, чтобы она на меня не распространялась.
        Да уж, мимо не пройдёшь, каменный дом, который в городе был бы присущ не очень благополучному торговцу, здесь был просто королём среди воинов. Сначала хотел обозвать деревянные избы смердами, но потом пригляделся. Массивные дома, с окнами, на ночь закрываемыми крепкими деревянными ставнями, двери скорее подошли бы на роль крепостной калитки, толщина такой двери была чуть ли не в семь сантиметров, такие выдержат удары тварей.
        В каждом дворе имелась рогатина, не деревенские вилы, а именно боевые рогатины, на случай сражения с тварью, ворвавшийся в деревню. Мужики, встречаемые по пути, награждали меня хмурыми оценивающими взглядами, подолгу задерживаемыми на порядком застывших кровавых пятнах. Девушки бросали на меня любопытные взгляды, от которых тело хотело действовать, не удивлюсь, если этот чёртов рыцарь был девственником.
        Из двора старосты, раздавался глухой звук ударом, перемешанный с удалым хекеньем. Двор старосты был огорожен высоким добротным забором, чувствовалась хозяйственная рука главы поселения. Открыв калитку, узрел и самого старосту, им оказался на удивление здоровый мужик, который сейчас оголённый по пояс и вооружённый здоровым топором рубил дрова.
        - Хек,  - и здоровое полено разлеталось в разные стороны, а мужик уже тянулся за следующим. Уже ставя это полено на чурбак он заметил меня. Его взгляд, пробежавшись по моим доспехам, стал колючим, да уж недолюбливают здесь благородных.
        - Я староста деревни Большой ключ, а ты кто таков?  - первым начал он разговор.
        - Я Дикес Светлый, рыцарь выбравший своим предназначением помогать людям,  - решил я показать себя с хорошей стороны и, думая над тем, как мне извернуться, если крестьяне попросят помочь с тварями, от тех сейчас остались только кости, так что скажу, что после гибели твари тают, аки снег.
        - Ну, пойдём в хату, там и поговорим, сказав это он вогнал топор в чурбак и, опрокинув на себя ведро воды, по собачьи встряхнулся и пошёл в дом.
        Как только он вошёл в дом, сразу же послышался негодующий вопль:
        - Куда воду тащишь орясина, я тебе сколько раз говорила не ходи по дому мокрый,  - на оправдания мужа женщина не обратила никакого внимания,  - лучше потный ходил бы, чем мне по десять раз полы за тобой протирать.
        Пришлось вмешаться мне, пройдя за дверь, оказался в небольшой пристройке, а крики слышались дальше, пришлось идти вглубь дома. Шагнув через порог, разделяющий комнаты, оказался на кухне, половину которой занимала большущая печь. Вдоль окна стоял столик, а рядом с ним небольшой шкафчик и чан с водой. Посреди комнаты понурившись, стоял староста, а его жена обтирала его полотенцем, видимо эта сцена была у них привычной.
        Я молча стоял и не привлекал к себе внимания, дожидаясь окончания водных процедур и любуясь ладной фигуркой женщины.
        Но ничто не вечно и женщина закончила свою работу и увидела меня, после этого она опять набросилась на мужа с упрёками:
        - Что ж ты не сказал, что у нас гость,  - а потом, обернувшись ко мне, она представилась,  - меня Софьей зовут, а вас как величать?
        - Дикест Светлый моё имя, очень рад знакомству с вами,  - решил я быть дружелюбным,  - я рыцарь помогающий людям с Тварями, да зверьми дикими, ну и разбойников покарать могу,  - закончил я с таким видом, что сторонний наблюдатель подумал бы, что хвалиться я не люблю.
        - Присаживайтесь, сир, в ногах правды нет,  - сказала она, указав мне на табурет.
        - С радостью, но хотелось бы для начала поговорить с вашим мужем,  - решил я для начала обсудить с старостой проблему их леса.
        - Негоже гостю в нашем доме голодным сидеть,  - негодующе сказала женщина, а я убедился в предположении, что она в доме главная.
        - Ваша правда,  - согласился я, жрать хотелось просто чудовищно.
        Дальше начали происходить чудеса, буквально из ниоткуда возникали столовые приборы, последним на столе появился чугунок с супом.
        Что могу сказать, как же давно я не пробовал домашней еды, аж ностальгия пробила, суп был выше всяких похвал, но приходилось соответствовать образу и аккуратно орудовать деревянной ложкой.
        - Ох, порадовала хозяюшка, так я с момента ухода из отчего дома не трапезничал,  - при этих словах я состроил скорбное выражение лица, показывая, что не стоит расспрашивать на эту тему.
        Крестьянке моя похвала доставила удовольствие, и она улыбнулась, да уж от мужа она такие слова слышит наверняка редко.
        Дальше хозяйка, убрав всё со стола, пошла кормить скотину, а я начал разговор со старостой.
        - Ну после такого обеда можно и беседы вести,  - увидев его кивок продолжил,  - как мне сказали, да я и сам убедился у вас тут проблема с порождениями погибшего мага?  - опять кивок от старосты и я продолжаю,  - в бою я тварей уже видел и силы их знаю, так что помочь могу, если надобно конечно.
        - Прав ты рыцарь, беда у нас с тварями этими,  - он горестно вздохнул и начал рассказ.  - Когда маг к нам приехал, все счастливы были, он нам помогал, да и разбойников в округе перевёл, урожайность полей поднимал, да от зверья всякого посевы отгораживал. Да вот только после кончины его звери его как взбесились, мужиков которые к лесу подошли в клочья разорвали, но из леса только одиночки выходят. Так и повадилось, почти каждую ночь кто-нибудь из зверей в деревню забирался да скотину или человека подвернувшегося задрать мог. Мы уж и лес спалить хотели, да вот только не горит он, всё там волшебством пропитано, а поджигатели все израненные вернулись и сказали, что и обычное зверьё начало с ума сходить, так в напряжении пятый год уже живём, каждую ночь трясёшься, в туалет выбираясь. Стену возвели, да часовых поставили, но раз в месяц всё равно какой-нибудь гад проберётся, сначала пытались толпой на рогатины поднять, да вот только пока ночью эту тварь положишь, так там она с пяток мужиков разорвать успеет, барону здешнему писали. Да он в городе живет, и наплевать ему на все наши проблемы. А солдат
наёмных здесь отродясь не было, нечего им делать в этой глуши. А наши в город бежать начинают, говорят лучше уж там, в нищете прозябать. Чем здесь сдохнуть. В общем, нужна нам помощь, но справишься ли ты, твари слишком сильны, не каждый удар шкуру пробьёт.
        - Я уже сталкивался с тварями и порождениями злобных некромантов, да и здешних тварей повидать успел, даже завалил парочку,  - по взгляду было понятно, что мужик мне не верит.
        - А как выглядела тобою убиенная тварь,  - ну я и рассказал про того медведя, после первых моих слов весь скептицизм мужика пропал и он подобрался.
        - А как ты завалил то его? Мы с парочкой таких сталкивались, так они рогатины ломают как щепки,  - у мужика проснулся охотничий азарт и я начал на ходу придумывать историю как я полчаса бился с тварью, а потом ударом щита разбил ей нос и добил мечом в глаз.
        Мужик впечатлился, но сомнения его явно не пропали.
        - А в награду что потребуешь?  - с интересом спросил мужик.
        - А я не из за награды, деньги мне почти не нужны, людям я помогать хочу, да знания какие-либо собираю по миру, ну и слава конечно, весть о Защитнике уже гремит по Зингольду, вот и ты кому-нибудь расскажешь, хочу песнь во славу свою,  - начал я вешать лапшу на уши заслушавшегося старосты,  - ну и еды с кровом, пока тварей окончательно не уничтожу.
        - Согласен я на твой уговор, а пожить можешь в одной из освободившихся изб, но только трофеи приноси, я тебе, конечно, верю, но вот люд честной сомневаться будет.
        - Так от этих существ только кости после смерти остаются,  - удивлённо произнёс я.
        - Так черепа приноси, народ поверит,  - староста решил подстраховаться, а я мысленно уже потирал руки.
        - Так может, покажешь хату, да и еды немножко надо, хоть и плохой из меня кашевар, но даже такой обед лучше никакого,  - ненавязчиво я начал напрашиваться.
        - Да ладно, приходи к нам, что ж с рыцарем не пообедать,  - он оправдал мои надежды,  - ты щас к себе или сначала на вечернюю молитву заглянем?
        Его вопрос поставил меня в тупик, но делать было нечего, согласился. Мы вышли из дома и староста сказал жене, что мы пошли на вечернюю молитву.
        Как, оказалось, здесь почитали Арзу, хранительницу очага. Её часовня была довольно красиво сложена из небольших брёвен, а по дверным откосам змеилась роспись.
        Войдя в часовню, увидел ещё десяток человек, ждущих начала молитвы, мы влились в их нестройные ряды и тоже стали ожидать. Вскоре появилась жрица, вставшая на небольшой постамент и начавшая свою речь о том, что сейчас мы вознесём молитву пресвятой богини, и она дарует нам своё благословение.
        Дальше пошла эта самая молитва, смысл которой я так и не уловил, в конце молитвы каждый из присутствующих подходил к статуэтке богини и прикасался губами к её руке. Вот тут я и почувствовал неладное, какое-то странное ощущение, исходившее как ни странно от моей души. Она буквально дрожала и эта дрожь по каналу доходила до разума, создавая то самое ощущение.
        Мысленно проклиная своё любопытство я погрузился в душу разумом и, зажмурив глаза начал их тихо открывать, боясь представить, то что заставляет дрожать мою душу. Открыв глаза, увидел нечто странное. С телами людей было всё в порядке, но вот их туши сотрясались, так же как и моя, но вскоре тряска окончилась, души начали расползаться, это было страшно. Страшно не от того, что это возможно смерть, а от непонимания, происходящего, от чувства собственной беспомощности. Вскоре процесс расползания закончился, душа приняла форму тела, вот тут и началось самое интересное. Как только человек притрагивался к статуе, от его души отщипывалась маленькая частичка в области губ, а душа скатывалась в первоначальное состояние, как только человек отходил от статуи больше чем на четыре шага их души прекращали колебания и в них начинался восстановительный процесс. Хотя это скорее мои догадки, так как точных знаний я не имел. Но вот отдавать частичку своей души наглому хищнику я не желал, так что когда настала моя очередь я совсем чуть-чуть, но не прикоснулся к руке статуи, хорошо, что никто не заметил, иначе мог бы
заиметь большие проблемы. Отойдя на пару шагов, стал следить за дальнейшим развитием событий. Энергия в статуе накапливалась, заставляя ту бледно светиться, не зная, что так светиться статуя, мог бы предположить, что эта душа небольшого зверька. Пускай в принципе берётся довольно малая часть энергии, но суммарное значение таких посылок богине должно быть довольно велико. Тем более что это далеко не единственная деревня, где её почитают. За размышлениями я чуть не прозевал кульминацию событий, последним к статуе подошёл жрец, но он не целовал ей руку, он, наклонившись над статуей что-то прошептал и энергия, собранная в шар буквально рванулась в верх, никаких каналов как будто эта энергия сама знает, куда ей следовать. Вернув взгляд на статую, заметил неладное, в ней было плетение, не магическое(!) это была энергия души, она была оформлена в виде плетения! Вот он момент истины, который сильно меня ошарашил. Получается, если есть энергия души и есть плетения из неё, следовательно, это какой-то странный тип магии, а если я имею душу, то есть шанс овладеть этой магией! От открывшихся перспектив я впал в
ступор.
        Выйдя на свежий воздух и глубоко вздохнув, для того что бы очистить голову от лишних мыслей я начал думать направленно. Решено теперь в перерывах между выходами в лес, буду пытаться постичь данную область знаний, хотя результат довольно сомнительный, но при его наличии открываются перспективы вплоть до обретения божественности. Так пора отдохнуть, в ином случае боюсь получить сбой в работе мозга, слишком много информации для одного дня и эта информация слишком меня шокировала. Нужно расслабиться и наконец, найти себе партнёршу на ночь, но сначала нужно посмотреть дом, который обещал для меня староста.
        Найдя в кучке крестьян старосту, спросил, не покажет ли он мне, где я могу скоротать ночь. Тот извинившись перед собеседниками он повёл меня вниз по улице и что-то говоря показал мне на дом слева от дороги. В доме не было ничего необычного и, зайдя внутрь, я полностью в этом убедился, единственным, что осталось от предыдущих хозяев, была кровать, но матрасы они видимо упёрли с собой. Это меня не устраивало, и я решил обратиться напрямую к старосте.
        - Скарт, не подскажешь мне, где могу переночевать, а то почти полгода в странствии и изголодался по женскому вниманию, ты же глава должен про всё ведать?
        - Ну ты и сказанул, даже не знаю что тебе ответить, вроде бы и наводить хулу на односельчан неправильно, но и не помочь нуждающемуся человеку-грех,  - увидев мой утвердительный кивок он продолжил,  - есть тут вдова одна, у неё мужа год назад схоронили, так одна и живёт, тоже поди изголодалась, но виду не показывает, но если приударишь всё возможно,  - ухмыльнувшись произнёс он.
        - Спасибо друг, ох как плохо мне без женщин, ну за меня не волнуйся, разговорить я любую сумею, опыт богатый,  - доверительно произнёс я. В ответ он понимающе улыбнулся и полушёпотом произнёс:
        - Она тут недалече живёт, Ориёй зовут, аккурат через три дома от тебя вниз по улице,  - после этого он обернувшись сказал,  - ну ладно, тебе я помог, так что пойду, пару дел надо решить.
        - Удачи,  - произнёс я в спину вышедшему человеку.
        В пустом доме делать мне было абсолютно нечего и, придумав план обольщения вдовы, я двинулся к цели. Дом её располагался и вправду близко. Но тут всё застопорилось, в голову никак не приходила идея, под каким предлогом мне зайти к ней. Опыт и вправду был богат, но достался мне он от крестьянина поглощённого мною. Тот не любил себе отказывать в удовольствиях, вдовушки были его частыми клиентами. В общем, взяв на применение тактику безумного напора, и подобрав свои мысли; начал осуществление плана. Женщина лет тридцати на вид, с довольно симпатичным личиком и хорошенькой фигурой сильно смутилась, при моём появлении, дело в том, что по дому она ходила в весьма лёгком одеянии, не скрывающим её прекрасных ног.
        Дальше описывать происходящее не имеет смысла, шли потоки комплиментов и различных вопросов, потом она угостила меня чайком. Далее началось общение, постепенно переросшее во флирт, который, как и предполагалось, закончился под одеялом. Эх, хорошо оторвался, наши изголодавшиеся тела были просто безумны и это безумство продолжалось бы наверно целую вечность, если бы не обычная усталость, которая ближе к рассвету перешла все границы и в последний раз содрогнувшись от блаженства, я откинулся на кровать, моя партнёрша тоже была не раз удовлетворена, так что легла рядом со мной, положив голову на плечо. Так мы и заснули, погрузившись в царство снов, а завтра мне предстояло совершить первый рейд в лес, так что день обещал быть скучноватым и однообразным до жути.
        Глава 34

        Разбудила меня Ория, сказав, что меня зовёт староста, при этом она сильно смущалась и явно стыдилась того, что случилось вчера, нужно было её как-то приободрить. Так что, одевшись и нацепив на себя доспехи, я, подойдя к ней вплотную, чмокнул в щёку, и прошептав при этом:
        - Сегодня я вернусь и ты так легко не отделаешься,  - она увидела скрытую издевку и явно возмутившись, ответила.
        - Это кто это легко отделался, кто первый от бессилия шлёпнулся?
        - Вот сегодня и посмотрим, кто выносливее,  - хохотнув, ответил я, выбегая во двор. Эх, хорошо то как, давно так хорошо не было, жизнь под постоянной опасностью и эту постоянные ночлежки в лесу сильно надоели, хотелось хоть какого-нибудь постоянства. Но если уж и обзаводиться хозяйством, то оно не должно быть никак не меньше мира! Эх, так скоро сам поверю в то, что хочу быть богом, хотя почему бы и нет.
        Но вот показался дом старосты, сам же глава поселения ждал меня возле калитки. Поздоровавшись, он с усмешкой спросил, помог ли его совет, в ответ получил лишь одобрительный кивок.
        Но трепаться попусту было расточительно, так что разговор перетёк в деловое русло. В общем, я сейчас отправляюсь в путь, а староста ждёт меня с черепушкой твари, так и буду шастать, пока не устану.
        С такими мыслями я и отправился в путь, по моим прикидкам через час предо мною предстанет место того побоища. На сегодня я нацелился перетащить хотя бы с десяток черепов поближе к краю леса, не хочется мне сюда каждый раз бегать. Самому тоже было лень тащить эти не самые лёгкие, да к тому же слишком объёмные черепушки, так что оттащив черепа в отдельную кучу, а кости в другую; приступил за кастование плетения Паука. После этого создал ещё парочку обычных скелетов, получившихся довольно уродливыми, но это не мешало им складывать черепа на спину паука. На спине черепа держаться не желали и пришлось применять плетение для изменения формы тела паука, вследствие чего паук обзавёлся на спине небольшой платформой с невысокими краями. За раз на этой платформе умещалось не более шести черепов. Первый рейс пришлось делать вместе с паучком, одновременно ища подходящую площадку, такая вскоре нашлась, хотя это была не площадка, это был маленький овражек.
        Далее дав работу скелетам и пауку, поставил их работу на поток, а сам пошёл искать мутировавших животных. Нужно было потренировать это тело, да и его возможности узнать стоило.
        Первым по пути встретился зверь, явно бывший ранее обычным барсуком. Тот, несмотря на то, что его сородичи считаются хищниками, нападать не спешил. Пришлось нападать самому.
        Резко подскочив к нему я ударом ноги опрокинул того на бок и не дав ничего предпринять просто проткнул мечом, пригвоздив тем самым к земле. Да уж неудачный противник, на таких не потренируешься.
        Поиск мутантов продолжался и вскоре я нашёл ещё одного представителя этого племени, этот был уже посерьёзней. Мутировавший волк выглядел вполне обычно, если не считать длинный голый хвост, с быстротой мелькающий позади животного.
        Этот представитель местной фауны добротой явно не блистал и при обнаружении меня бросился в безумную атаку. Я едва успел среагировать, и присев закрылся щитом, уперев позади себя ногу. Удар в щит был силён, недооценил я его массу. Пришлось наклоняться назад, перебрасывая через себя эту тварь. Но на ногах мы оказались одновременно, и мне вновь пришлось защищаться. В этот раз жёсткого столкновения я не допустил, отшагнув в бок, зверь лишь краем задел мой щит. Меня от этого слегка крутануло, но это было даже плюсом, так как мне удалось резануть тварь по спине, но, к сожалению, рана была слишком незначительной для того, что бы свалить тварь, даже скорость не замедлилась. Тварь вновь прыгнула, что было не характерно для волков, обычно те долго кружили вокруг жертвы, норовя зайти сзади и прыгнуть на спину, а такое поведение было присуще скорее животным заражённым бешенством, в моём мозгу появились не пойму, чьи знания, да и не важно это сейчас, главное что бы от боя не отвлекали. В этот раз мне пришло в голову воспользоваться бешенством зверя, при очередном его прыжке я просто выставил меч перед щитом,
тварь среагировать не успела и, напоровшись на меч, ударилась об щит, тем самым загнав меч до самой рукоятки в свою плоть. Тут то мне и пришло понимание опрометчивости поступка, меч то остался в твари, а та никак не хотела сдыхать, оставив меня безоружным она, казалось бы, даже не обращала внимание на клинок, застрявший в её животе. Дальше я просто ждал, уходя от атак и иногда принимая их на щит, заодно подумал, что к конструкции щита обязательно нужно добавить острых шипов, а то эта тварь на нём больно спокойно себя чувствует.
        Но тварь бессмертной не была и вскоре тяжело дыша, завалилась на бок, судорожно дёргая лапами. Приближаться не хотелось, и лишь дождавшись, когда тварь окончательно издохла, я подошёл к ней, что бы выдернуть клинок.
        Да уж, в теле павшего рыцаря я бы эту тварюгу одной рукой скрутил, даже не используя силу на полную, а в этом теле пришлось изрядно попотеть. Да уж вспотел я изрядно, не столько от возможной опасности, сколько от физической нагрузки, нет с телом нужно что-то делать, иначе придётся менять доспехи и тело станет слишком уязвимым.
        Немножко посидев и восстановив силы я двинулся дальше, следующей моей жертвой стал странный сурок, его морда была удлинённой, то ещё зрелище, клинообразная морда и увеличенный в пару раз рост давали сильный уродующий эффект, это существо я бы убил только из жалости.
        Но существо умирать явно не желало и оскалившись рванула в атаку. Ничего выдумывать было не нужно, просто уперев щит в землю, я дождался приближение этого зверька и когда тот был в каком-то полуметре сильно двинул щитом ему по морде, тот от удара отлетел на полметра и неловко грохнулся на спину, подняться ему было не суждено и мой меч уже второй раз за день пришпилил тушку животного к земле. Только после убийства животного я задумался, откуда оно здесь взялось, вроде бы сурки в степи, а не в лесу живут. Но вскоре выкинув из головы ненужные мысли, мне пришлось двигаться дальше.
        Так я бродил по лесу до самого вечера, выискивая и уничтожая мутантов, некоторые были на удивление слабы, а на некоторых приходилось применять магию.
        Блуждая по лесу, задумался над тем, что во мне сейчас много энергии, нужно, куда-то её сливать, но при таких объёмах носить с собой накопитель будет опрометчиво, так как при таких объёмах эманации смерти может почувствовать даже обычный человек, не говоря уже о маге. На мне то постоянная маскировка, так что сейчас нужно либо вешать плетение маскировки на вооружение и сливать в него энергию, либо создавать стационарный накопитель. Решено, лучше уж заморочить с стационарным, а потом потрачу энергию на что-то глобальное, чем таскать с собой то. Что может разрушить весь план. Но пока стоит подумать над тем, что будет в основе накопителя, деревья как в тот раз использовать неохота, скорее всего использую скелеты тварей.
        Ближе к вечеру пришлось возвращаться к оврагу, который почти до краёв был наполнен черепушками тварей. Паук обнаружился рядом с оврагом, видимо работа кончилась и он ожидает новых приказов, ничего стоящего для него не было, так что он по моему приказу отправился бродить по лесу, убивая встреченных мутантов. За него волноваться не стоило, этот транспорт сможет за себя постоять. Скелетов я просто развоплотил, пользы от них никакой, а тварям они не смогут ничего противопоставить.
        После этого из различных костей тварей поднял три десятка гончих и разбив их на пары отправил на охоту, с приказом уничтожать всё живое. После этого решил, что работы на сегодня хватит, накопителем займусь завтра, всё равно резерв почти опустошил.
        Так надо продиагностировать свой резерв, на каждую гончую ушло энергии примерно по три смерти, на паучка ещё десяток, это уже сто десять смертей, скелетами можно пренебречь, да ещё и осталось у меня смертей на двадцать, следовательно, объём резерва повысился до сто тридцати смертей, да уж не слабо. Теперь могу поднять семьдесят пять умертвий, кстати, а почему умертвия имеющие статус выше, чем гончие, потребляют, однако на треть меньше энергии? Скорее всего, дело в форме и особенностях тела гончей. Ну ладно, что то я засиделся, а меня староста там наверняка ждёт, так что прихватив с собой одну из черепушек; начал движение в сторону деревни.
        Ага, как же ждёт он, наверняка уже похоронили,  - думал я, пытаясь достучаться до привратника. Как он может столько спать? Но вскоре свершилось чудо, он таки проснулся и, увидев меня в смотровую щель с ругательствами начал открывать врата.
        Увидев меня, он с сожалением буркнул:
        - Живы ещё, сир?
        - Не дождёшься,  - раздражённо ответил я, да уж не такой мне представлялась встреча героя, хотя мне до признания ещё далековато, но постепенно слава появиться, главное не сдаваться.
        Тут привратник увидел череп, который висел на крючке для шлема, уважения в его голосе значительно прибавилось, кажется, он только сейчас заметил, что доспехи забрызганы кровью.
        - А как вы его завалили то? Силён наверно зараза был? А это его кровь?  - вопросы посыпались как из рока изобилия, оказывается привратник ужасно любопытный тип. Молчать было нельзя, пришлось выкручиваться.
        - Если так интересно, приходи вечером к дому, куда меня поселили, да и зови тех, кому интересно, расскажу, как с чудищем справился,  - таким нехитрым образом я отвязался от назойливого вопрошателя и направился дальше.
        Дойдя до дома старосты и не застав там оного, я направился к часовне, видимо он каждый вечер сюда ходит, странно обычно ответственные люди фанатизмом не страдают.
        В церквушку я входить не стал, а приоткрыв дверь, стал наблюдать за происходящим. Для меня главное было не пропустить момент, в который откроется плетение в статуе и попытаться его запомнить. Не получилось, хотя почти всё отложилось в памяти, но пара блоков, расположенных в конце цепочки, почему то не отложились в памяти, хотя ничего удивительного просто у них, скорее всего слишком сложная структура и мозг элементарно не успел, ладно мне в этой деревне ещё долго прозябать.
        Только вышел из так скажем зрения Души, как ко мне подходит староста и, видя череп на крючке восклицает:
        - Ого, я вижу охота прошла удачно, сам то цел?
        - Да что мне станется, хоть и поваляла меня тварюга, но не сладить ей со мной,  - сочинил я на ходу небольшую затравку для разгорающегося интереса старосты.
        - Ну, пойдём ко мне, за ужином расскажешь,  - блин и есть охота и лучше бы у себя провести встречу. Вдруг в народе жалость проснётся, да с дарами придут?
        - Ох извиняй староста, но как бы не хотелось, не могу я прийти, мужикам вашим пообещал, что сегодня у меня расскажу им как всё было,  - извиняющимся тоном ответил я.
        - Ну, так давай у тебя соберёмся, с меня угощения, знаю ведь что ничего там у тебя нету, да и мужикам передам, чтоб что-нибудь с собой прихватили,  - сказав это он с бандитским видом мне подмигнул, мол, сам понимаешь, о чём речь идёт.
        - Отлично, выручил ты меня, ладно побегу я тогда, по делам ещё успеть надо,  - с этими словами я развернулся и побежал в направлении избы Ории, нужно её предупредить на всякий случай, что сегодня меня не будет.
        Предупредив вдову, вернулся в свой дом, и пока делать было нечего, стал вспоминать плетение на духовной энергии, думая какая от него мне может быть польза. Ничего толкового не придумав, стал просто сидеть и ждать гостей, предварительно сняв с себя доспехи.
        Пока есть время, подумаю над получением духовной энергии, как сделать так, чтобы люди молились мне? Да никак нужно, что-то придумать. Может подменить в статуе блок, отвечающий за доставку силы адресату? Только боюсь, жрец это заметит, сомневаюсь, что он не владеет хотя бы основами этой странной магии. Это слишком опасно, значит надо сделать свою статую, только вот ей никто молиться наверняка не будет, а скорее она кому-нибудь надоест, и её растащат на материалы. Нужно что-то действенное, возможно несущее какую-то пользу людям. Что же такое, может сделать обратную связь? То есть в нужный момент я буду отсылать человеку энергию, а потом амулет будет потихоньку забирать её, пока не наполниться, а потом отправлять эту энергию мне. Но для этого, во-первых надо поставить эксперимент, с целью выяснить, как отразиться на человеке получение небольшой порции энергии, а во вторых нужно будет что-то думать, так как нельзя сразу же забирать энергию у человека, как только он воспользовался амулетом. Значит нужно искать заклинание, которое будет собирать энергию потихоньку.
        Тут мои мысли прервал скрип распахнувшейся двери и открыв глаза, увидел как дом с страшной скоростью наполняется народом. Откуда здесь столько любопытных?  - думал я, наблюдая, как в дверь входят всё новые и новые люди. В итоге набралось человек двадцать, что было довольно много для небольшого домишки.
        Почти каждый гость принёс что-то с собой, так что стол был мгновенно уставлен различной снедью. Тут появилась проблемка, места за столом хватало не всем, но мужики лентяями не были и быстренько принесли ещё один стол из пустующего дома неподалёку.
        Рассевшись, все обратили своё внимание на меня, пришлось брать слово.
        - Для начала думаю, следует начать рассказ о том, как…, - дальше пошёл рассказ, хотя скорее сказ о том, как я якобы героически сражался с тварью, надо сказать во мне пропадает отличный рассказчик, так ладно смог всё расписать. Но всё когда то кончается, так и мой рассказ подошёл к концу, и облегчённо вздохнув, я сел на лавку.
        Дальше слово взял староста, предложив всем выпить за первую мою победу над тварями. Началось…
        - Голова, моя голова,  - стон, раздавшийся рядом с ухом, заставил меня в испуге подскочить.
        Но едва очутившись на ногах, я снова упал, ощущения были такие, что на голове рубили дрова, так сильно она болела. Это всё из-за этой чёртовой браги, нужно было пивом ограничиться,  - думал я, пытаясь буквально на ощупь найти что-нибудь алкогольное, тело просто рвалось похмелиться. Вскоре в животе плескалась небольшая порция спиртного и в голове начало проясняться.
        Если так будет каждый раз после моего возвращения, то боюсь, мне придётся здесь прожить ни один год, так как в таком состоянии идти на охоту было бы безумством, да и народ подозревать начнёт наверняка, все-таки с жёсткого похмелья ни то, что с монстрами сражаться, даже ходить не хочется. Этот день все отдыхали от бурной попойки, и никто в принципе не работал. Заодно с старостой договорился, на счёт прекращения попоек в честь каждой победы.
        Оставшись один вновь стал размышлять на тему духовной магии, если получится как то получать энергию душ, то нужны будут знания, как этой энергией пользоваться, всё таки имея силу, будет нелогичным ею пренебрегать. В этот день и обратил внимание на то, что у местных души были немного, но всё-таки больше, видимо то, что они постоянно теряют и восполняют энергию, положительно сказывается на их энергии.
        Тут же пришла идея вновь сходить в местную часовню, тут меня и ожидал сюрприз, оказывается, жрица заболела, службу будет проводить один из крестьян. Тут то я и понял предоставленную мне возможность, медлить не стал и, дождавшись когда большинство верующих уже поделилось со статуэткой своей энергией, подошёл к ней, готовясь к сложной борьбе. По моим замыслам мне предстояло отхватить у статуи кусочек энергии, но сомневаюсь, что это будет легко сделать.
        Первым делом, мне пришлось скопировать плетение из статуэтки, благо что с близкого расстояния оно было прекрасно видно. Потом напрягая все свои силы, смог удержать душу от развёртывания. Это было сложновато, так как в статуэтку видимо был встроен довольно сильный блок, отвечающий за это, но благодаря шарообразности статуя не смогла отхватить от меня кусочек силы при прикосновении. Но это мешало и моим планам, так что пришлось постараться. Первым делом стал разворачивать ауру, но не целиком, а лишь на руку, что должно было бы помочь мне, но никак не статуэтке, к чьей руке я прикоснулся губами.
        После этого следовало понять, как нужно притягивать энергию. Сначала попробовал сделать это так, как делаю с некроэнергией, но ничего не выходило. Стало ясно, что они слишком различны и возможно подчиняются различным законам.
        Попытка за попыткой я пытался забрать эту чёртову энергию, чего только не попробовал, от простого мысленного приказа, до попытки вытянуть энергию через тонкий щуп, который в добавок ко всему был впитан статуэткой.
        Вот тут-то я и почувствовал, это была она, в моей душе поднималась ярость, в прошлом она уже несколько раз переходившая в боевое безумство и сейчас вернулась вновь, несся за собой неизвестные последствия. Пришлось вдобавок бороться и с нею, сейчас последствия поступков совершённых под яростью могут испортить все мои планы.
        Эту битву я почти выиграл, почему почти? Дело было в том, что дождавшись, когда ярость утихнет я вновь попробовал взять кусочек энергии, ничего не получилось и тут ярость нанесла свой удар. Все барьеры были буквально сметены и разум заполнила разум, но в этот раз всё было по иному. Злость не затуманила разум, она наоборот придала ему кристальную чистоту и странную решимость. План созрел за секунды, но был слишком авантюрным. Но в таком состоянии мне было всё равно, мои губы переместились ближе к голове статуэтки, но не спешили её касаться. Крестьянам казалось, что я застыл, шепча, что то образу их богини, а на самом деле в это время из меня выходила душа, она спокойно покинула тело, привязанная толстым каналом к телу.
        Душа не спешила проникать в статую, она охватила её, подавляя сопротивление заключённой энергии, так под тихим давлением душа смогла собрать свободную энергию в тугой шарик и вывести её из статуи.
        Потом когда уже заняла своё положенное место, я понял, что сглупил, вместе с силой заключённой в статуе стёрлось и плетение, расположенное в ней. Тут пришлось решать, либо пробовать вернуть в статуэтку исходное плетение, либо поэкспериментировать и установить туда плетение, привязанное ко мне. Но подумав, отбросил последний вариант, как наиболее авантюрный, возможно, когда пойму как сделать всё так, чтобы ничего на меня не указывало я и пойду на это, но сейчас было слишком глупо навлекать на себя кару богов.
        Так что ограничился восстановлением плетения, хотя и это отняло кучу сил, но не физических, а скорее сил разума. Так как самой душой я строить заклинание ещё не умел, то пришлось контролировать процесс с помощью одних только волевых усилий, как делал это с растяжением души по телу.
        Плетение вроде бы получилось и я, наконец то отлип от статуэтки. Тут то и понял, что что-то пошло не так, народ который был на молитве никуда не делся и сейчас во все глаза уставился на меня.
        Во время ритуала Дикеста. Крестьянин Лим, замещающий жрицу.
        Хух, наконец то отчитал эту долгую молитву и что это жрице нездоровиться, да ещё и меня почему то выбрала, не могла кого-нибудь другого, она выбрала, а мне приходиться отрываться от всех дел, что бы проводить какую-то бессмысленную молитву, слава богу что она кончилась, сейчас все поцелуют ручку статуэтке великой богини и можно будет отдохнуть.
        Вот уже последние остались, можно собираться домой. Последним к статуэтке богини подошёл приезжий рыцарь, он, остановившись, прикоснулся губами к ручке статуэтке, да так и застыл.
        Прошла минута, а он всё так же и стоит, народ уже коситься начал. Прошла уже пятая минута, а этот долбанный Защитник видимо решил передразнить статуэтку. Только эта мысль пронеслась в мозгу, как статуэтка на мгновение мигнула странным желтоватым светом.
        Здесь явно твориться что-то неладное и судя по лицам других людей, они тоже это понимают. Далее замещающий просто ошарашенно наблюдал, как рыцарь кажется, что то нашёптывает статуэтке. После этого уже его охватывает это самое свечение, из его рта вырывается лучик света и упирается в голову статуэтке, после чего статуэтку уже целиком охватывает сияние, оно медленно поглощается изображением богини, несколько секунд ничего не происходит и вот уже из статуэтки выделяется небольшое облачко желтоватого тумана, что прямиком направляется к рыцарю и исчезает в его груди. Рыцарь от этого едва заметно вздрагивает и от него через пару секунд опять ударяет лучик света, который бесследно исчезает в статуэтке.
        Рыцарь медленно открывает глаза и обводит ими застывших крестьян, а в его глазах слабо блещет желтый огонёк, он лишь на секунду остановился на мне взглядом, а в душе уже возникает священный трепет. Но рыцарь вновь оборачивается к статуэтке и кланяется ей в пояс.
        Он разговаривал с ней, и она дала ему силы для битв, ярко вспыхивает в мозгу понимание ситуации, но людям это нужно ещё объяснить. Так что я поднимаю руку, пальцем указывая на рыцаря, произношу внезапно охрипшим голосом:
        - Богиня благословила его,  - мой голос разрывает тишину, а следом за ним слышится восхищённые вздохи и даже пара неприличных фраз, ни в коем образе не направленных на Защитника.
        Дикест.
        Как тяжело, но всё-таки справился, но никто даже не подозревает, как было тяжело внушить крестьянину нужные мне мысли. Как-никак это первый опыт ментального воздействия на человека.
        Ситуация разгладилась, но люди видимо ждут от меня каких то действий. Пришлось соответствовать и я, вынув клинок из ножен, поднял его над головой.
        - Да убояться меня дикие твари, ибо на мне благословение величайшей из богинь, теперь мне ни страшен никакой враг,  - закончив эту до невозможности глупую, а скорее даже тупую речь я двинулся на выход. Придётся сейчас переться в лес, но ладно, спать на земле для меня не в новинку.
        Толпа проводила меня до самых ворот, но дальше никто не последовал. Так что до леса я дотопал в одиночестве, а дальше под охраной десятка гончих завалился спать.
        Безумный день закончился, но теперь в глазах крестьян я герой, получивший благословение богини. Но сам себя чувствую идиотом, со всеми этими спектаклями и дурацкими поступками, кажется, жизнь обычного некроманта была легче, хотя, скорее всего это просто, кажется.
        Дальше мой разум укутало покрывало сна, нужно было отдохнуть, на следующий день меня ждёт уйма дел.
        Глава 35

        Проснувшись, первым делом сделал зарядку, всё-таки спать на голой земле в теле человека было некомфортно, всё дело к утру слежалось и при малейших движениях отвечало резкими уколами боли и кучей мурашек пробегающих по телу. Это ощущение было ново и разминаясь, долго прислушивался к себе, вроде бы и колет болью, но ощущения приятные. Всё, хватит, а то так и с ума сойти недолго или от боли удовольствие получать, хотя такие люди хоть редко и встречались, но попасть в их число мне абсолютно не хотелось.
        Размявшись, приступил к делам, оказалось, что за прошедшие два дня с создания отряда гончих они прочесали всю территорию, оказавшегося не таким уж и большим леса, но потери среди гончих были велики, целыми осталось только семнадцать существ, а ведь они по пятёрками ходили, а не по одному.
        Эх, ладно, всё равно не жалко их, так и так придётся от них избавляться. Придя к этому решению, я собрал всех гончих в кучу и окончательно умертвил, можно было бы и просто умертвить, но вдруг накопитель создать захочу, так что лишняя материя для него не помешает, не рыскать же потом по лесу, выискивая их костяки. Паук тоже не уцелел, всё-таки не боевое создание.
        Присев на сваленное дерево я начал размышлять.
        «Что же мне делать, крестьяне наверняка ждут чего-то особенного, и если я просто припру им все черепки, то, скорее всего они мало того, что разочаруются, так и наверняка сомнения появятся, нужно что-нибудь интересное. То, что поднимает их уважение ко мне на пару планок выше. Можно было бы попробовать захватить контроль над разумом твари. Всё таки они довольно тупы, а у меня получалось влиять даже на человеческий, но тут две загвоздки, во-первых всех тварей я уничтожил, а во вторых нет уверенности, что мне это под силу, всё таки опыта маловато, да и силы разумы тоже не много. Нужно что-то придумать с этим, например, усилить второй поток до состояния первого, вот только как это сделать, я и так его не отключаю, да вот только он даже половины возможностей от первого потока не достиг, так до сих пор и оставался оплотом хаотичных мыслей, перебивающих друг друга. Может как-нибудь получиться поглотить разум живого существа, не память как я делал это с носителями нужных мне тел, а сам разум со всеми его информационными возможностями, о которых я впрочем, слишком мало знаю.»
        Ладно, что-то я отвлёкся, нужно думать над тем, что делать сейчас, а не как развить свой разум, хотя эту тему тоже забывать нельзя, попробую ка я установить её целью для второго потока. Сначала попробовал просто подумать про это вторым потоком, вроде бы получилось и мысли пошли, но только через секунд десять мысли уже были направленны на прелести Ории, а не на развитие или поглощение чужого сознания. Попытки шли одна за другой, вскоре мне повезло, в этот раз я не ставил цели потоку. Просто свернув его, я начал медленно его активировать, думая только о том, как поглотить чужое сознание, вот тут и пошло, второй поток начал думать только в нужное русло, но следить за двумя потоками было сложно и пришлось абстрагироваться от второго, а потом, мельком прикоснувшись к нему, понял, что мысли до сих пор были направленны в нужное русло. Дальше я, удовлетворившись результатом, вновь абстрагировался от второго потока и начал дальше размышлять, как мне поразить крестьян, заставить поверить в мою избранность.
        Ладно, это тоже может потерпеть, только сейчас вспомнил о том, что в моей душе ещё храниться приличный кусок чужеродной энергии. Нужно с этим что-то делать, вдруг это может отрицательно отразиться на целостности моей души. Но как переварить эту энергию я тоже не знал. А значит пришло время экспериментов. Первым делом мне пришлось проникнуть в свою душу, это позволяло легче управлять её энергией. Изнутри комок чужой энергии виделся светящим шариком, погружённым в однородную светловатую жидкость, в общем, он выделялся только «яркостью» и это было только из-за того, что пришлось сильно сжать этот шарик, тем самым увеличив плотность энергии. Сначала попробовал растворить шарик волевым усилием, но как я уже не раз убеждался жизнь не любит лёгких путей. Ничего не происходило, ни малейшего движения энергии. Тогда приступил к более решительным действиям, для начала подтянув к шарику побольше своей энергии, когда плотность энергии была на ровне с плотностью энергии шарика я составил из неё маленькую иголочку, свечением превосходящую шарик минимум втрое, диаметр энергетической иглы постарался сделать как
можно меньше. После этого собрав всю волю в кулак, нанёс удар иглой в шарик. Игла вошла в шарик полностью, оставив после себя лишь маленькую пробоину. Через которую тоненьким ручейком пошла энергия, которая в свою очередь хоть с трудом, но всё таки поглощалась. Дождавшись полного поглощения шарика, я вынырнул из мирка своей души.
        Ощущения были ошеломляющими. Странное чувство, схожее с лёгким опьянением, но тут причиной лёгкого помутнения рассудка была сила, она кипела и требовала выхода.
        Для начала попробовал опять растянуть душу по всему телу, вроде бы получилось. Открываю глаза, внешних эффектов ноль. Странно, в храме точно что-то было, не зря люди ТАК на меня смотрели. А если попробовать выпустить из тела небольшую частичку? Вновь вхожу в душу и, выпуская кусочек силы, заставляю его обвернуться вокруг моей руки. Открываю глаза, вот он эффект, конечность слабо сияет желтоватым светом, свет идёт равномерно никаких пульсаций, никаких вспышек. Теперь увеличим концентрацию энергии, ага, с увеличением энергии увеличивается и сила свечения. Так ладно, а чем мне это может помочь? Нужно проверить.
        Не убирая свечение вокруг руки, подхожу к дереву и впечатываю в него кулак. Нулевой эффект, так, а если напитать этой силой мышцу. Напитываю и вновь бью по дереву, теперь эффект более заметен, во все стороны разлетается кора и щепки поверхностной древесины. Наружный мягкий слой я пробить смог, а вот внутренний мне оказался не под силу. Подхватываю меч и опять напитываю силой мышцы, целью выбрал не такое толстое дерево, всего сантиметров семь в диаметре.
        Да уж, вот теперь эффект сильно заметен, дерево почти перерубило и сейчас оно держалось на каких то трёх оставшихся сантиметрах. А что там с его энергоструктурой, ого, твориться нечто странное. По энергоканалам дерева ползли малюсенькие кусочки моей силы, которые я кстати абсолютно не чувствовал и следовательно контроля над ними не имел. Частички силы пробирались всё дальше и дальше, оставляя после себя повреждённую энергоструктуру, из которой уже начала просачиваться сила. Частички всё ползли и ползли. Постепенно пройдя по всему дереву в верх они ушли под землю, тут то и началось нечто ещё более странное. Первым делом я их почувствовал, обретя контроль. Во вторых я увидел через них, и меня это поразило даже больше, чем способность видеть через частички душевной силы. Передо мною была душа, душа дерева мать его! Как такое вообще возможно, нет, это что-то странное. Деревья же не должны иметь душу? Тогда что это такое слабо светиться где-то в переплетении корней, да это точно душа, пускай немного странная и чуть отдающая зеленью, но душа. Что мне с нею делать, сомневаюсь, что с помощью этих кусочков
я смогу её поглотить, а значит, придётся явиться сюда всей душой. Но для начала нужно провести эксперимент. Сливаю десятки этих кусочков в иглу, и, пробивая поверхностную оболочку тут же выхожу. Через прокол начинает потихоньку просачиваться энергия, но тут прямо на моих глазах дырочка затягивается и вскоре место прокола уже не найти. Ага, значит, живое существо будет стараться затянуть раны души и скорость затягивания должна напрямую зависеть от объёма повреждений.
        Тут же ставлю новый эксперимент, пробивая сразу пять отверстий и наблюдаю, не забывая подхватывать кусочки выделяющийся энергии. Пробоины затягиваются намного медленнее, давая время переваривать поступающую энергию.
        Тут заметил что-то странное, поглощённая энергия не меняла свой цвет, так и оставаясь зеленоватой, это было странно, неужели при поглощении большого числа таких душ моя станет на них похожа. Перспектива превращаться в дерево меня не радовала, так что для начала нужно в этом разобраться. Но бросать халявную энергию я не собираюсь, так что придётся её потаскать с собой. Тут тоже был небольшой сюрприз. Душа не хотела выходить из своего носителя, нет, свою я спокойно перемещал, а вот душу дерева не смог. Чувство как будто его что-то держит, решив, что тут роль якоря исполняет носитель, я обратил дерево в прах, вот только после этого смог забрать душу, которая свернувшись тугим шариком сейчас покоиться в недрах моей души.
        Нужно провести пару экспериментов.
        Для начала нужно увидеть влияние души на тело и разум поглотившего её. Опыты решил проводить над мелким зайцем, пойманным мною, не всех оказывается, твари перебили. А этот как бешенный выскочил на поляну, ну я с дуру меч и метнул, попал, правда, ручкой и сначала добить хотел, но потом подумал и оставил как подопытного. Настало время пересадки души, да уж странно звучит, да и не пересадка это вовсе, скорее внедрение души в душу. Всё прошло почти гладко, лишь в последний момент душа зверька хотела вытолкнуть чужеродную душу. Пришлось прилагать силы, иначе бы весь эксперимент провалился. В общем, продырявив душу дерева со всех сторон, я вновь затолкнул её в сосредоточение зверька. Теперь процесс усвоение пошёл на много быстрее, видимо приток халявной энергии затуманил инстинкт сохранения души зверька, и та жадно набросилась, поедая саму суть того, что я изъял из дерева. С затмением сердца ожидая результатов, я не спускал глаз с животного и вот, когда мне в голову начали сотнями приходить мысли по могуществу, которое я смогу получить, поедая «души» деревьев, в поведении зверька что-то изменилось. Он
перестал пробовать вырываться, лишь дёргался как при эпилептическом припадке, из пасти пошла слюна. Тут пришла мысль, что есть вероятность, что через эту слюну могу подхватить какую-нибудь болезнь вроде бешенства, ссадин то на руках хватает. В общем, бросив зайца на траву и сделав два шага назад, я вновь замер, пытаясь найти причину такого поведения. Тут пришло сравнение, что животное ведёт себя как сумасшедший человек, а что? Вполне возможно, я же знаю что хоть разум и душа разные вещи, но душа тоже несёт информацию и видимо у бедной зверюшки произошёл перегруз от информации. Да уж, не завидная участь. А что если не поглощать сущность, а просто отбирать энергию? Нужно проверить.
        Как оказалось, чужеродная энергия не влияла на организм, даже когда её было больше чем изначальной. Через пару часов окрас энергии начинал подстраиваться под окрас души, и вскоре различия найти было невозможно. Так что, убедившись в безопасности такого процесса, я начал выкачивать энергию из душ деревьев, оставляя после себя лишь пустые и истощённые души. К самой сути я притрагиваться не решился, но вот энергию высасывал похлеще, чем вампир пьёт кровь. Но вскоре оказалось, что резервы души тоже не бесконечны и меня объяло чувство умиротворённости и чего-то ещё, слишком подозрительно похожего на сытость. Вот чёрт, хищником, пожирающим чужие души быть не хотелось, хотя зачем их пожирать, можно просто брать немного энергии. Что за мысли у меня такие? Видимо это вызывает привыкание и достаточно сильное, раз появилось после первого раза. Блин как бы не стать психом, помешанным на этом? Вот видимо чем привлекают боги служителей, от этого сложно отказаться. По телу расползается чувство приятной щекотки, кажется, будто каждую клеточку поместили в рай. Наслаждение зарождающиеся внутри начинает перекрывать
все другие эмоции, вскоре закрываю глаза, не желая на что-либо отвлекаться. Последняя мысль бьётся в голове.
        «Не хочу, не хочу так жить, хочу быть властелином своей силы, а не её рабом!» Мысль усиливается, постепенно переходя в крик, который разносится по всему разуму. Но не может порвать оболочку удовольствия, а то в свою очередь сжимается, не оставляя мне выбора.
        Первый раз, первый раз мне приходиться самому призывать её. Ярость, странная, не принадлежащая обычным людям, она может спасти, а может заставить совершить ужасный поступок. Я обратился к ней, и она отозвалась, отозвалась, как мать отзывается на просьбу помощи своего ребёнка. В глубинах разума, ещё не затуманенного удовольствием появилась искорка. Она разгоралась, сжигая в себе страхи и постепенно перерастая в пламя, которое предстало в виде огненной бури. Вскоре эта буря встретилась с удовольствием, тут то и стало понятно, что в ярости есть сила, это не обычные эмоции. Ярость с наскоку откинула удовольствие, но дальнейшие выжигание этого дурмана пошло с трудом. Сложно лишать себя удовольствия, даже если твой разум им затуманен, но ярость не сдавалась, постепенно всё наращивая напор. Вскоре удовольствие оказалось выжжено с корнями, но ярость не уходила, она требовала боя. Но сначала нужно избавиться от причины того слащавого удовольствия. Сосредоточившись, я зачерпнул энергию души и выплеснул её, но при этом она смешалась с каплями ненависти. Наружу из моей непонятно зачем распростёртой руки
вырвался бушующий поток. Ярость переплелась в схватке с энергией души, тут любой бы понял, что ярость противоположна самой душе. Возможно, она её даже ослабляет, хотя и не вступает в открытый конфликт. Сейчас всё было иначе, энергия души была по всему телу, и видимо это и привело к столкновению. Размышляя об этом, я не забывал с опаской глядеть за бушующим пламенем, оно было странно золотистого цвета, с редкими проблесками фиолетового.
        Почему ярость имеет фиолетовую окраску, мне всегда казалось, что эту эмоции должен окрашивать красный цвет. Блин, о чём я думаю! У меня перед лицом борются две неизведанные силы, а я хернёй всякой страдаю.
        Поняв это, я сосредоточился на борьбе … блин, а что это, явно не стихии, но силой обладают, трава уже давно сгоревшая теперь покрывает землю слоем невесомой сажи, а земля уже начинает плавиться. Дерево, которое краем задело бушующее пламя, обратилось в труху, оно даже не горело, странно, что-то здесь не так. Полная убеждённость в этом появилась после того, как другое дерево за доли секунды обратилось в камень. Да что ж это такое, что за фигня твориться, такого я не видел за всю свою жизнь, да и носители тел такого не видели. Казалось, что здесь сражаются все стихии, а не две странные силы. Но тут произошло неожиданное, буря сил начала медленно плыть ко мне, я попятился, но огонь всё набирал скорость. Развернувшись, я бросился бежать.
        Сто шагов, сто шагов! Я смог пробежать всего сто шагов!
        Каждый шаг отдавался в голове звуком удара метала об метал, бежал я не оборачиваясь, хотя каждый миг ожидал, когда на спину навалиться огненный груз. Но такого я не ожидал, просто не был готов. Удара как такового не было, меня подхватила страшная сила, ощущение было такое, что бог решил стряхнуть своей рукой соринку со стола смертного, настолько чётко я ощутил своё бессилие. Как же это было ужасно, я считал себя если не сильнейшим некромантом, то близко к этому, а тут осознаёшь, что вся твоя сила поставила тебя в ряд с пешками в игре сил, не богов, а именно сил. Даже боги лишь фигуры на этой доске. Но долго мучиться умственно не пришлось, отвлекли муки физические. Тело одновременно горело нестерпимым огнём, но вместе с этим оно мёрзло до температуры абсолютного нуля. Тело било водой и камнями, оно каменело и растворялось. По нему били молнии, его изнутри разрывало ветром. Но нет ничего бесконечного и вот через минуты, казавшиеся тогда вечностью, эти ощущения пропали, но появились другие. На меня навалилась и ярость и энергия душ. Но теперь они не воевали во мне, они воевали за меня, сейчас
решалось, кто останется со мной, а какая сила исчезнет из моего тела. Удовольствие и ярость захлестнули меня, порождая новое чувство бесшабашности. Мне вдруг стало до ужасного всё равно, один раз живём, уж лучше я погибну, добиваясь могущества, чем стану безумцем. Этому чувству я отдался целиком, и уже не соображая, что делаю я начал смешивать силы в неизвестном узоре, и они мне подчинялись, следуя за взмахами рук. Плетение, творимое мною, было огромно, не знаю, сколько я его плёл, но когда сознание прояснилось, со всех сторон были видны лишь энергетические линии, лишь земля под ногами говорила, что я в реальном мире, а не во сне. В разуме появился страх, страх перед неизвестностью будущего, но пересилив себя, я активировал неведомую доселе руну. Линии пришли в движение, порождая ощущение, что сам мир начал вращение. Это было последней каплей, разум отключился. Лишь на последок мелькнула мысль.
        «Что же я сотворил?»
        Глава 36

        Сознание пришло как то резко, рывком. Вот я ещё вижу странное видение, в котором танцую на балу с девушкой невиданной красоты, а вот уже осознаю действительность. Совсем не радующую меня ощущениями. Ничего не вижу, неужели я ослеп? Нет, просто нечто не даёт векам открыться. Шлема на голове не было, но вот перчатки на руках были, так что для начала пришлось на ощупь стащить их. Дотрагиваюсь до щеки и аккуратно приближаю руку к глазам, под кожей пальцев нащупывается неровная твёрдая корка, покрывающая лицо от глаз и верхнюю губу.
        «Мать моя женщина, да это ж кровь!» судорожно начинаю тереть лицо, при этом стараюсь сильно не нажимать на кожу, вдруг с ней что-то произошло? Хотя на подбородке и щеках она вроде не изменилась. Минут через пять осторожно приоткрываю левый глаз, но яркий свет заставляет судорожно зажмуриться. «Какой нахер свет, я же в лесу?» вторая попытка открытия глаз и вновь неудача, свет всё-таки есть, причем, судя по его силе сейчас полдень, и лежу я головой к солнцу. Прикрывая глаза руками, всё-таки приоткрываю левый глаз, после его, прилагая все усилия, переворачиваюсь на бок.
        «Чёрт возьми, как же хреново.» Состояние как при жёстком похмелье, только раз в двадцать хуже, трещит не только голова, но и всё тело, в животе хор гномов распевают песни, а в голове работает их же кузница.
        Прилагая все силы, кое-как переворачиваюсь на живот, давая время глазам немного привыкнуть к яркому свету, подождав минут десять и изрядно прослезившись всё-таки смог адаптировать зрение. Результаты были не утешительными, недаром удивлялся обилию света в лесу. Метров на триста вокруг леса и вправду не было, лишь изредка среди слоя пепла были видны сгоревшие не до конца коряги.
        «Охохох, изрядно тут порезвились силы, а кто виноват? Правильно - я! Дебил тупой, полез туда, где ничего не понимаю, надо же было такое устроить, хорошо, что хоть живым остался.» Живым то живым, а вот насколько здоровым мне ещё предстоит выяснить.
        Вроде всё работает, хотя и изрядно побаливает. Собираясь с силами сажусь, в голове тут же раздаются удары колокола, хотя это скорее всего кровь в висках шумит, наверное у того рыцаря были проблемы с давлением, ну или приложило меня сильно головой. Звон утих, и я нашёл в себе силы подняться на ноги, после чего пошатываясь, направился к краю выгоревшей проплешины.
        Силы кончились примерно на половине расстояния, но я всё ещё боролся. Шаг, немножко передохнуть, ещё шаг. Упал я всего шагов за десять от окончания выгоревшего пятна. Но упав не сдался, стараясь выползти из зоны этого мёртвого царства, сил подняться уже не было. Раз выдвигаю вперёд руку и ищу, за что зацепиться, нахожу и подтягиваю своё тело вперёд. Так передвигаться было едва ли не сложнее чем стоя, но до слегка обгоревших кустов я всё-таки дополз, даже их обполз, устроившись под тенью раскидистого дерева. Сил не было, но сон всё не шёл. Для начала отчистил нос и уши от набившихся в них пепла, после этого просто лежал и думал. Мысли текли вяло и, в общем, самокритично. Всё сводилось к тому, какой я всё таки кретин, чуть не помер по своей дурости, в который раз убеждаюсь, нефиг лезть куда не надо. Могущества захотел, вот и получил пендаль под зад и кучу тем для размышлений. Вот одна из них, что я всё-таки там сотворил? Плетения подобной сложности мне раньше никогда не встречались, это должно быть чем-то колоссальным, но вот чем?
        Никаких последствий, кроме выжженной поляны, не встречается, со мной вроде тоже всё осталось прежним. Надеюсь, плюсы скоро появятся, хотя какие плюсы? Хоть бы не аукнулось чем-нибудь ужасным.
        Ладно, пора подумать о насущном, когда выберусь из леса, как можно объяснить произошедшее крестьянам? Нужна более или менее правдоподобная версия событий. Ну, допустим, я смогу убедить их в том, что сделал добро, а дальше что? Богом после того как узнал что вызывает переизбыток энергии быть не охота, хотя возможно я допустил пару грубых ошибок, что и вызвало столь плачевный результат, но быть психом ждущим новой порции кайфа меня не прельщает, значит нужно что то совершенно новое, что же это может быть?
        Мои размышления опять плавно съехали на философские вопросы бытия, кто я таков и кем хочу быть. Вот тут то и выяснилось самое страшное, я просто не представляю, чего хочу. Неопределённость пугала больше всяких безумных идей.
        А может остепениться и пару лет пожить обычной жизнью, так сказать отдохнуть от всех этих приключений и опасностей. Нет, пока отложу этот вариант. Обдумаю его на свежую голову, да и к тому же спать что-то клонит. Так постепенно мысли затухли и я погрузился в лоно сна.
        Сон…
        Открываю глаза и начинаю судорожно трясти головой, пытаясь прогнать видение. Я ведь точно помню, что сидел на полянке, какая нафиг пустошь? Краем глаза замечаю слева движение, резкий оборот и вот я уже смотрю, как слева буквально из земли начинает выливаться магма, источающая ужасающий жар. Но, не смотря на то, что по лицу бежит пот, по затылку пробегают мурашки от холода. Медленно оборачиваюсь. Вода. Обычная вода, которая так же как магма выливается непонятно откуда. Но почему от неё идёт такой холод, настоящая вода бы замёрзла. Что-то здесь не так. Приходиться стоять ровно посередине, взгляд расслаблен, так можно ухватить движение с обеих сторон, ну не вертеть же постоянно головой?
        Сколько уже времени прошло? Час, может быть больше. Стихии уже давно замерли, не переступая определённой черты. Всё замерло, лишь мысли не спеша текут.
        Вскоре откуда то сверху опустилась тьма, она появилась из неоткуда. Но уходить в никуда не спешила. Но даже через эту тьму проходил свет, с одной стороны он был похож на зарево пожара, с другой на лунный свет отражённый снегом в зимнюю пору.
        Я же стоял в тени и смотрел, не как сделать выбор меж враждующими силами и к чему этот выбор меня приведёт. Но сомневаюсь, что выбор можно оставить открытым, скорее всего я не смогу выбраться из этого состояния пока не сделаю выбор.
        Но попробовать подождать надо.
        По моим субъективным ощущениям прошло не меньше пяти часов, сознание работает, мыслю адекватно, а значит это не сон, ну или почти не сон, всё таки в реальность происходящего поверить сложно.
        Время томило ужасающе. В который раз убеждаюсь, что ожидание битвы намного сложнее, чем она сама. Но нервы уже на взводе и тело требует действий, заслоняя все доводы разума.
        Но эти несколько часов не прошли напрасно, я заметил одну странную вещь. Меж светом различных оттенком была граница, она была почти незаметной, но всё же была. Взгял на ней даже не фокусировался, только расслабленный взор мог заметить эту преграду. Пару часов я потратил на то, что бы суметь не потерять преграду из виду при движении.
        Встаю и медленно направляюсь к этой преграде, странно. Не могу понять, как это описать. Вроде бы я нахожусь меж двумя силами, и преграда находится тут же, но я чётко понимаю, что я это не она. Меня как бы нет в этом мире, и всё это существует без меня, а я лишь призрак, который спокойно может проходить через всё, пока не пожелает к этому прикоснуться. Так и я несколько раз прошёл сквозь эту преграду, но, лишь только пожелав коснуться её рукой, тут же ощутил её твёрдость под пальцами. Но эта твёрдость была обманчива, едва надавив, я тут же провалился внутрь этой тонкой, казалось бы плёнки. Ощущение как будто наступаешь на лужу покрытую тонкой коркой льда. Провалившись в эту перегородку из Тени, я постарался оглядеться. Но со всех сторон были лишь серые тона. Интересно ….
        Ага, как же интересно, сначала ощущения были обычными, но вскоре появился свербящий зуд, объявший не моё эфирное тело, а, кажется сам разум. Зуд всё усиливался, перерастая в ужасающую по силе боль. Если бы мог, то закричал бы, а так лишь мысленные крики, да судорожные метания эфирного тела. Боль пропала, появились странные ощущения. Вот тело распадается на миллиард частичек и собирается вновь, и так раз за разом, пока мозг не усвоил ощущение, сопутствовавшее этому процессу. Как только произошло чёткое осознание этого, то на секунду я ощутил себя всемогущим. У меня были сотни глаз и сотни рук, я был огромен. Но это ощущение повторяться не спешило и я в расстроенных чувствах оказался буквально вынут из это странного видения в реальность.
        В которой тело во сне неудобно расположилось, мне в спину упиралась одна из частей моего же доспеха. Но мне было не до этого, я вспоминал сон, вот я прикасаюсь к преграде, вот проникаю в неё, а вот и то ощущение. Ощущение не было обычным воспоминанием, оно было материально, и едва задумавшись над ним, я ощутил его. Моё тело распалось на миллиарды кусочков. Но собираться не спешило. Странное ощущение, как будто передо мною стоит выбор из нескольких десятков мест, все они отличаются некой тональностью, которое улавливает новое чувство, описать его не получиться при всём желании. Просто ощущение, больше слов нет. Из десятков предложенных вариантов я выбираю один и чувствую, как тело вновь собирается, но тело не эфирное, а материальное. Открываю глаза, перед лицом куст, я сижу в его тени на карачках. Встав, вижу свои пустые доспехи, лежащие неподалёку. Вот это круто! Нужно ещё раз испробовать. Вызываю ощущение и выбираю следующий вариант, открываю глаза. Стою за деревом, опять-таки в тени. Получается, я появляюсь только в тени? А может из неё и создаётся тело?
        Ещё раз вызываю ощущение и, выбрав нужный вариант, на предельной скорости открываю глаза. Лишь на секунду мне показалась оседающая серая дымка, на месте моей предыдущей дислокации. Получается, я странствую через тень, создавая из неё себе новое тело. Вот в чём был выбор! Я мог выбрать один из цветов света, но я выбрал тень. Обретя новые и ещё неизведанные возможности. Сомневаюсь, что они долго останутся неизведанными.
        Глава 37

        Пропадаю в этом лесу уже почти неделю, мог бы конечно в деревню давно свалить, но поиск новых возможностей на столько меня увлёк, что не мог оторваться. Сначала экспериментировал в растворении в тени, почти день сравнивал и анализировал ощущения при выборе объекта, с тем, что им бывает. К концу дня уже спокойно мог различить, из какой тени появлюсь, будь это тень от куста, или от камня или от дерева, у каждого варианты был свой «вкус». Но тут меня ожидало сильнейшее разочарование и радость одновременно. День подходил к концу и вокруг быстро темнело. Тут тои появилась новая возможность, оказывается, при очень скудном освещении в моём разуме строиться картинка окружающего мира и я могу чётко обозначить, где хочу появиться. Игрался этой способностью я почти пол ночи, пока не почувствовал. Что больше нет сил, это было странным, просто в ощущении пропала сила, и оно стало обычным воспоминанием. На меня нашёл страх, что по неопытности просто сжёг способность, но нет, во время сна она восстановилась. Несколько дней практиковался с новой способностью, стараясь переместить её из списка возможностей, в
список боевых возможностей, проблем было многовато. Во-первых, днём перемещение получалось плохо, и в основном я перемещался на новое место в лежачем состоянии. Во вторых это то, что перемещалось только моё тело, ни доспехи, ни оружие со мной не перемещались. Каждый раз я оказывался голым на земле, почти день добивался переноса этого ощущения на вещи, пришлось представлять, что они часть меня. В конечном счете, вновь переместившись, я обнаружил в руке зажатую веточку. Тут же начались пробы с доспехами, и нашёлся большой минус, наличие на теле «груза» сильно увеличивало затраты. Но теперь я мог переместиться, за чью-нибудь спину, и на атаку требовалось всего пару мгновений. Но даже их хватит мечнику, чтоб избавиться от меня, не успевшего открыть глаза. Но вечером мои возможности значительно увеличивались, не ночью, а именно вечером. Ставя эксперимент, я кинул свой меч и, рассыпавшись, последовал за ним. Возникнув из его тени, я выдернул клинок и вновь его метнул. Такая забава мне понравилась. Как ребёнок не мог оторваться от новой игрушки.
        Но вскоре способность слегка приелась, и я преступил к новым экспериментам.
        Сначала погрузившись в состояние медитации, пробовал воздействовать на тень камня. Сначала получались лишь небольшие колебания, как будто источник света дёргался. Но через пару дней, тень по моей воле могла покинуть объект. Но законы физики никто не отменял и тень объекта тут же восстанавливалась. Но вот её кусочек видимо поддерживался в реальности моей новой силой. Ещё два дня потребовалось на то, чтобы заставить тень стать материальной, это требовало довольно больших затрат, примерно как на перенос моего тела, но давало поразительные возможности. Сидя вечером на поваленном мною бревне, я оторвал кусочек «густой» тени от дерева и переместил его в свою руку, силой воли заставив принять форму кинжала. Размахнувшись, ударил этим кинжалом дерево, на краткий миг, сделав клинок материальным. Тот глубоко засел в дереве, но мгновение прошло, и я спокойно вынул теневой клинок из древесины, тот при столкновении с материальными вещами изгибался, повторяя контуры материального предмета, но при отклонении тут же восстанавливал свою форму. У меня появилось оружие идеального убийцы. Но это было не для меня.
Хотя и давало просто уйму способов убить человека. Например, обвить шею человека нитью из тени и сделав ту материальной, просто задушить человека. Ну, или бить ею как кнутом. Хотя движущиеся и очень подвижные предметы из тени требовали ужасной концентрации.
        Разобравшись с этим, начал ставить опыты на живых существах, их ловля сейчас сильно облегчилась. Подкрадываюсь к животному на расстояние прямой видимости и обвиваю его лапки тенью, после этого делаю ту материальной и за мгновения перемещаюсь к связанному животному. Сначала испробовал способы умерщвления, надо сказать, что оружие из тени по этим характеристикам сильно превосходило обычное оружие. Так как оно явно подстраивалось под мои желания. Плеть оставляла глубокие рваные раны, для удобства и экономии я не делал её материальной, лишь самые кончики плети. Но тут тоже был нюанс, стоило теневой части коснуться преграды, как она тут же старалась её обойти. В общем то как и обычная плеть, но мечты о прохождении сквозь предметы так и остались мечтами.
        Далее были попытки сделать существа способными так же как я проходить сквозь тень. Но тут мало что получалось, положительный результат был лишь при растягивании моего ощущения на животное. Но как я убедился на опытах, это ощущение имело чёткие границы «растягивания» и даже второго человека, как впрочем, и копьё я взять с собой не смогу, даже меч приходилось посильнее прижимать к себе. Надеюсь, способность можно развивать.
        Но мелкое существо проводить с собой получалось, тут же появилась идея создания существа из тени. Тело для него я мог создать, правда, довольно небольшое. Но вот наделить это тело интеллектом, для меня пока непосильная задача. А так у меня получилась бесполезная кукла, к тому же не понимаю почему, но у меня не получалось сделать вещь действительно материальной, как делал это при «переносе» там и я и вещи со мной появлялись вполне материальными, а вот созданные мною объекты приходилось подпитывать уймой энергии.
        Но больше прогресса не было, ни каких новых возможностей не нашёл. Даже старые не придумал, как улучшить и решил отправиться в деревню, отдохну хоть нормально, не только телом, но и умственно. Хотелось появиться как-нибудь красиво, но я просто вспомнил, к чему меня привели такие размышления и, выкинув всё из головы, направился к деревне. Воспоминания навели меня на новые мысли. Быстро проникаю взором в своё тело и облегчённо вижу душу, но попытка проникновения в неё проваливается. Почти пол часа стараюсь пробить невидимую преграду, но, в конце концов, плюю на это занятие, всё равно так ничего поистине полезного мне это не принесло.
        Ярость как оказалось тоже не призывается, обычная,  - пожалуйста, но вот та не в какую.
        Хорошо хоть дар к некромантии не пропал, да и не ослаб. Это я проверил первым делом, ещё в первый день, как нормально встал на ноги.
        Из леса выхожу пошатывающийся походкой. Делая вид, что очень устал. Теперь передо мною не стояла цель стать героем или даже богом для крестьян. Теперь могу хоть всю деревню эту вырезать. Но не хочется. Лучше захвачу её, сделав вотчиной, посижу на этом месте пару годков, разбираясь со способностями. А потом, можно и опять в приключения. Но для начала надо будет привести свою будущую вотчину в нормальный вид, да и вообще, лучше в какую-нибудь нормальную страну уеду.
        Дохожу до ворот, стучу. Ответа нет, стучать сильнее не стал, взглянув на заходящее солнце, решил испробовать новую способность.
        Растворяюсь вместе с вещами, поднимаюсь вверх, перелажу через стенку, спускаюсь. А скорее падаю вниз, материализуюсь. Всё это только на ощущениях, такое восприятие мира довольно интересно, но очень не привычно. Сначала даже двигаться нормально не мог. Открываю глаза, слава богу, никого нет, даже не подумал, что могут оказаться нежелательные свидетели. Но ладно, впредь умнее буду, а пока надо наведать старосту. Активно шагаю к дому старосты, но на половине пути вспоминаю, что вроде бы я умирающий от усталости и начинаю еле волочить ноги.
        Доплетаюсь до дома старосты, странно улицы пусты. Даже света в домах нету. Захожу в дом. Тоже пусто. Ну и где все? Вроде не лето, на полях быть не должны, да ладно, пофиг, спать лягу.
        Сон был осмысленным, в нём я бродил, стараясь придумать новые способности, большинство идей были явным бредом неразвитого сознания, но парочку лучше проверить в реальности.
        Просыпаюсь от шума, издаваемого толпой разговаривающих людей. Глаза не открываю, прислушиваясь.
        - Да призрак, небось, давайте кочергой стукнем, враз узнаем живой или нет….
        - А если не живой, встанет и высосет душу!..
        - Как пить дать не живой, живые после своих похоронок не возвращаются…
        Вот и первые крупинки информации, оказывается, все были на моих похоронах, староста пришёл домой, а тут я. Понятно, что панику развели, но надо что то делать, так и в правду кочергой по незащищённой черепушке огреют, доспехи то я снял. Тут кто-то нашёл доспехи и радостно заорал:
        - Да живой он, вон и доспехи настоящие, явно не призрак!  - голос буквально лучился радостью, но к своему удивлению я узнал привратника.
        - Так чего орёшь если он живой, спать человеку не мешай…
        Как то подозрительно все утихли, даже не верится. Открываю левый глаз. Да уж странно, ушли и даже дверь прикрыли. Ладно, пусть томятся, я ещё не выспался.
        Теперь идёт обычное сновидение, хочу просто забыться немножко. Во сне мелькаю кровавые баталии, пиры и девушки. Всё проносится перед глазами.
        Просыпаюсь, но вставать не хочется, как приятно поваляться в мягкой, по сравнению с землёй, постели. Но всё таки разум переборол лень, хотя не до конца и моё тело, рассыпавшись растворилось в малейшей тени. Появился я возле аккуратно сложенной одежды, появившись в тени стульчика, опять лёжа. Вот бы сейчас кто-нибудь удивился, голый мужик лежит возле табуретки, свернувшись калачиком. Видимо на мою позу сильно влияет объём тени, и если в тени дома я сам могу выбирать, в какой позе возникну, то из маленькой тени я появлюсь обязательно лёжа. Хватит думать, пора действовать. Встаю с пола, ощущая, что тело наливается энергией, начинаю одеваться. Полностью облачившись, отправляюсь на кухню, где сполоснув лицо из специальной миски, присаживаюсь за стол и начинаю ждать.
        Местным о моих способностях знать явно не следует, но мне-то их нужно постигать в полной мере, так что, скорее всего, действительно придётся осесть в какой-нибудь деревне на пару лет, пока не разберусь с объявившимися возможностями. Лишь в сказках человек обретая способности, сразу становится равным богам, в реальной жизни если уж и перепало такое счастье, то эти способности нужно усердно развивать, а у меня пока для этого всё есть и даже врагов сильных нету, так что решено, распрощаюсь с крестьянами и поеду искать деревушку километров за двести. Это достаточно далеко до сюда и никого из знакомых предыдущего владельца этого тела встретить не должен. Осяду в какой-нибудь деревушке и буду часами развивать способности. На пути некроманта я кажется, достиг своего предела, в принципе я сейчас достаточно силён, но этого мало, для того что бы обеспечить себе всё, что душа желает, теперь пойду по пути развития своих новых возможностей, что они мне дают и к чему обязывают непонятно, да и кто я теперь хотелось бы знать.
        Мои размышления прервал скрип открываемой двери. В дверном проёме показался силуэт старосты, в руке он держал топор, которым при первой нашей встрече рубил дрова. После старосты в дом один за другим начали входить другие мужики, все при оружии и с хмурыми лицами. И так натянутая улыбка сошла с моего лица, а ко мне подошёл староста.
        - Рыцарь, ты уж прости, но жрица сказала, что бы мы тебя в храм привели.
        - Да я и сам дойду, пойдёмте,  - с этими словами я начал вставать, но краем глаза заметив резкое движение, откинулся назад, роняя скамейку. Сделав перекат, я вновь встал на ноги, но оказался зажатым в углу. Но всё-таки ещё раз попытался урегулировать обстановку, хотя то, что староста хотел приголубить меня обухом топора, никак не добавляло желания к мирной беседе.
        - Да что на вас нашло мужики, что ж вы творите, я ж вас от тварей спас,  - да уж, речь хромого полудурка, верящего в человеческую благодарность. Но вместе с этими словами я уже начал собирать тени, крестьяне стояли со стороны двери и почти перекрывали свет, доставляя мне большой выбор действий. Видя что на старосту мои слова никак не повлияли и что клинок из тени уже готов и лежит под ногами мужиков, но убивать их не хотелось, так как, тщательно приглядевшись, я заметил почти незаметное желтоватое даже не свечение, а дымку, кружащую вокруг их голов. Не иначе как жрица взяла их под своеобразный контроль. Этого я стерпеть не мог, мало того что боги - это хищники, поглощающие чужие души, так ещё и их жалкие прислужники считают что имеют право вертеть судьбой других. Я докажу что и они смертны!
        Моё тело рассыпалось и вновь собралось уже за пределами дома. Совершив ещё пару прыжков, я оказался перед дверями в часовню. Резким ударом выбиваю дверь. В помещении находиться лишь жрица. Которая, закрыв глаза и сложив руки на статуэтку богини, сидит на стуле. Видимо через эту статуэтку она ими и управляет. В моей руке появляется теневой клинок и, сделав ещё один «прыжок» я, хорошо размахнувшись, разрубаю статуэтку надвое. Жрицу убивать не хотелось, но этого и не понадобилось. Её связь с статуэткой видимо была слишком сильна, после разрушения первой, начало разрушаться и тело жрицы. Казалось будто каждая клетка её тела начала кровоточить и вот предо мною лежит высушенное тело в луже собственной крови.
        Замечаю что-то странное, из статуэтки начинает «вытекать» хранившееся там энергия, но вместо рассеивания она втягивается в мой клинок и тот уже безо всяких усилий с моей стороны становиться материальным, это не проявляется ни наличием веса, ни какими-нибудь другими ощущениями. Просто чётко понимаю, что теперь он не будет огибать вещи, а просто перережет их. Это идеальное оружие для борьбы против магов и жрецов и, кажется, я начал догадываться, в чём обязанности владеющего Тенью. Теперь нужно осесть на дно и научиться пользоваться всеми своими возможностями. Путь Некроманта пройден, теперь мне предстоит Путь Тени.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к