Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Асачёв Тарас: " Тусклое Небо " - читать онлайн

   Сохранить как
Помощь
 ШРИФТ 
Тусклое небо Тарас Сергеевич Асачёв

        Существуют множество миров, которые друг с другом периодически пересекаются. Представьте себе мир, где воплощаются ваши мечты! Мир рыцарей, султанов, королей и принцесс, мир великих магов и их учеников. Мир, который уже пережил самые великие войны и готов шагнуть дальше в технологическом и магическом прогрессе. Хотели бы вы оказаться в нем? Не беззубым младенцем, а здоровым и молодым человеком, в душе которого уже теплиться магический дар? Вам этого мало? А как насчет того, чтобы вас взяли в Магическое учебное заведение? Согласны? Ну что же, тогда для начала вам надо умереть….Содержит нецензурную брань.

        Тарас Асачёв
        Тусклое небо

        ВВЕДЕНИЕ

        Аудитория лекционного зала была заполнена практически под завязку, редкие пустые места располагались вблизи проходов, ученики сидели уже по сформированным группам и активно переговаривались друг с другом, обсуждая последние сплетни и грядущие занятия. Однако время ожидания уже подходило к концу, двойные тяжелые двери аудитории открылись и в помещение вошли сразу три человека, два новых ученика, что ни разу еще не были замечены на занятиях, и преподаватель курса «общей науку». Двое новеньких сразу обратили на себя внимание аудитории — стройная худощавая девушка с темными волосами и неприметный парень прошли к ближайшим рядам, сели на свободные места. Шум в зале медленно стихал, а Афист, выйдя к учебной доске, написал химическим карандашом всего одно слово «Ответственность». Занятие началось….
        На протяжении всего урока, преподаватель дисциплины без устали рассказывал новому поколению учащихся, об их роли в жизни королевства и об ответственности, что ложилась на их плечи. Сегодняшняя тема не была новой, так как два последних занятия она была ровно такой же. Многие ученики записывали слова преподавателя, иные просто слушали умные слова и, конечно же, были и те, кто практически спал на столах. Однако при всей этой разбивке аудитории, трое отдельных учащихся обменивались записками, полностью забыв о самом занятии, умы их занимала тема двух новеньких. Кто это люди? Почему они пришли на занятия уже к концу первого месяца? Одни вопросы рождали другие, а домыслы мешали троице найти истину или хотя бы прийти к единому мнению.
        Перед Марком Латиушом, младшим сыном Борона Латиуша, подданным короны на протяжении девяти поколений, легла очередная записка с каллиграфическим почерком, в котором легко угадывался ее автор — Витиса Нордская. Марк развернул послание и посмотрел на содержимое, на строки, что появились на листке совсем недавно: «Я заметила на ее запястье золотую цепочку с небольшим серебряным кулоном. Держу пари, что она не из простого люда» — гласили ровные буквы. Марк не стал ничего дописывать, и просто кивнув, вернул записку отправителю через еще одну подругу и соседку по месту в аудитории — Артемису Аминскую, тихую, но весьма упрямую особу. Записка отошла в сторону, но не успела Витиса взяться за перо, как преподаватель похлопал в ладоши, привлекая к себе внимание всех, включая и спавших студентов. Все взоры вернулись к пожилому Афисту, что заговорил своим не по возрасту бодрым голосом:
        — Под итог нашей с вами крайней лекции, позвольте поздравить вас еще раз! Это ваше последнее занятие в общей науке. Уже с новой недели вы разделитесь на группы и Каосы, дабы ваше обучение было более осмысленным и целенаправленным. Помните мои наставления и не забывайте о вашей ответственности. Пока вы в стенах нашего заведения, вы все равны и вы все в одной карете, но едва за вашими спинами закроются двери Аффанита — пути ваши разойдутся, и только от вас будет зависеть ваше будущее. Завтра всем вам надлежит подойти к вашим кураторам, пройти отбор и выбрать себе дополнительные занятия. Мы с вами встретимся вновь, с каждым, и в свое время. С вами был я — старший преподаватель общей науки, Афист Горан Моргинт. Всем удачного дня!
        Студенты как по команде поднялись со своих мест и зааплодировали. Многим из этой аудитории преподаватель выступил как первый, настоящий учитель, кто попытался донести для темного люда свет знания и подарить частицу Аффанта — камня науки. Афсит поклонился и спокойно покинул аудиторию, уже к вечеру, он забудет виденные им лица и начнет подготовку новой программы, для старших курсов. Ученики же в это время устремились к дверям аудитории, стремясь покинуть душное помещение и разбившись на кучки занять свой досуг обычными делами или радостями свободной жизни.
        Марк с Артемисой и Витисой так же покинули аудиторию, взяв направление на выход из Аффанита, дабы выйти в городок и пообедать в хорошем заведении, коих в городке было очень много. Девушки шли за молодым человеком, тихо переговариваясь, однако Марк Латиуш понимал, что их обсуждения по-прежнему обращены на новеньких учеников. И это понятно, большая часть аудитории уже подверглись подобному вниманию и бурному обсуждению, чем эти дворе лучше? Молодой барон пару раз смотрел в коридоры, но обсуждаемую пару так и не заметил, два человека словно испарились.
        Выйдя на улицу, Витиса сразу задала направление на питейное заведение с неприглядным названием «Пьяный Кентавр» или как его чаще называли — просто Кентавр. Молодые ученики ни разу не были в этом месте, но традиция ученичества Аффанита требовала, как минимум один раз отдать дань Халле и восславить его доброй выпивкой, почему-то именно здесь, вследствие чего у дверей заведения уже было немало учеников, но это те, кому не хватает денег на отдельный столик. Барон Латиуш с двумя привлекательными девушками приблизился к дверям заведения и вошел, не считаясь с очередью. Почти сразу к ним обратился Ученик старшего курс в черных узких штанах, с картой заведения и в белой рубашке с высоким воротником и вышитым на груди коричневым кентавром.
        — Могу ли я предложить вам отдельный столик?  — легко угадал желания новых посетителей официант.
        — Извольте,  — с ноткой самодовольства, ответил Марк. Однако работника Кентавра, это ни капли не смутило.
        — К вам подойдут еще гости?
        — Нет, мы будем обедать втроем.
        — Прошу за мной.
        Компания прошла через широкий зал, где по правую сторону была длинная стойка, а по левую — занятые столы с сидящими учениками. Далее они вышли в более просторное помещение, где столов было всего десять, в углу уграли два флейтиста и музыкант с лютней. Музыка была приятной, тихой и не навязчивой, идеальный фон отсекающий посторонние шумы, но не вынуждающий гостей прислушиваться к игре музыкантов. Встретивший их ученик, что очевидно подрабатывал в Кентавре, указал на круглый стол, покрытый белоснежной скатертью, и сразу положил три карты заведения, две из которых не имели цен. С таким Марк уже сталкивался, а посему — против не был. Состоятельный мужчина может иногда побаловать красивых спутниц.
        — Я подойду к вам позже.  — Слегка приклонив голову произнес провожатый и вернулся в первый зал.
        Барон отодвинул два стула и помог присесть девушкам, как того велит этикет и культура общения с представительницами женского пола, что вбивались в него годами. Вообще, изначально общение с этими девушками было инициировано именно ими, а не его желанием обзавестись подругой. Марк понимал, что большинство местных дев ставят перед собой как минимум две цели — пройти обучение и найти мужа. Однако это знание никак не помогло Барону, и он сам не заметил, как в его общество попали две девушки, что не отходят от него ни на шаг вот уже почти половину месяца.
        Молодой барон едва поднял свою карту, как на его запястье легла рука Артемисы.
        — Смотри, Марк.  — Указала она через два стола в сторону. Он повернулся и увидел тех двоих, из-за которых ему мешали сосредоточиться на занятии.
        Молодой парень теперь был виден намного лучше, так как сидел практически лицом к барону. У него были короткие темные волосы, что не касались и ушей, черты его лица были довольно мягкими, но не женственным как у людей изнеженных лаской или косметическими кремами. Подбородок неизвестного при этом был довольно волевой, брови слегка выступают вперед как у борцов боевого ринга, однако при этом, нос его не был сломан. Вообще его физиономия не была приметной, нет ни одной изюминки, за которую можно зацепиться, обычный парень в неплохом сюртуке из темно синего материала с вкраплениями золотых пуговиц. И даже несмотря на неподходящее время года для подобного костюма он вряд ли бы выделился из толпы. Хотя вероятно золото на пуговицах и привлечет внимание некой категории граждан, но в целом, он просто невидимка.
        Девушка, что его сопровождала, сидела почти спиной к Марку, поэтому он смог оценить только длину ее черных волос и худощавость рук, что не свойственна дамам из высшего общества. Еще стоило отметить тот факт, что дева была в брюках, в то время как все молодые леди предпочитали юбки и платья. Замеченный ранее Витисой кулон на золотой цепочке тоже не ускользнул от взгляда молодого барона. Действительно, побрякушка была не из дешевых, слишком аккуратная работа. Вопросы снова порождали другие вопросы.
        Марк отвернулся от пары и, вынув из своего жилет, кисет с табаком, набил им трубку и, не мешкая, прикурил. Девушки его сопровождения достали свои веера, демонстрируя свою неприязнь к табаку, однако это не возымело никакого эффекта, барон продолжал свое занятие, выпустив дым в потолок. Однако время идет, поэтому Марк перевел, наконец, взгляд на карту, решая, какой заказ стоит ему сделать.
        — Марк, подойди к ним.  — Обратилась к нему Витиса.
        — Это излишне…
        — Но мне интересно — кто они?
        — Это не повод нарушать их отдых. Они, как и мы, находятся в отдельном зале, а значит, они вполне соответствуют вашим требованиям.  — Улыбаясь ответил Марк.
        — Этот намек не делает вам чести.  — Слегка обиделась Витиса.  — И этот вывод никаким образом не помогает понять, из какого слоя эти двое! и почему они прибыли в Аффанит так поздно?
        — Правда всегда делает человеку честь.  — Не согласился Марк и поднял глаза на подошедшего сотрудника Кентавра.
        — Вы готовы сделать заказ?….
        После выбора блюд и недолгого ожидания напитков, Марк вновь достал свой кисет, но не успел его даже открыть — его остановила Артемиса.
        — Марк, дорогой, подойди к ним и спроси табак у них. Это же достойный повод?
        — Он как минимум — не культурный!  — возразил барон, но быстро задумался и продолжил.  — Но если вы пообещаете избавить меня от ваших дальнейших запросов, я готов подойти к ним.  — молодые девушки активно закивали.  — Да будет так.
        Марк Латиуш поднялся из-за стола и, поправив слегка помявшийся жилет, прошел мимо одного стола, за которым сидели два ученика со старших курсов, прямо к неизвестной парочке. Приближение барона ни для кого сюрпризом не стало, на него сразу обратили внимание и оценивающе осмотрели, словно решая, стоит ли он вообще их внимания. Марк знал этот взгляд, взгляд уверенных людей. Но и он был не прост, а потому тоже не упустил своего шанса и обратил внимание на худенькую девушку. Как оказалось, первоначальное мнение, что дева была тощей, не оправдалось совершенно — девушка была весьма подтянута, или даже спортивна, и при этом, она была еще невероятно грациозна в своих движениях. Девушка элегантно взяла маленький заварник и налила чай так, что многие графини бы позавидовали таким жестам, а гувернер из дома Латиуша пытался бы научить всю прислугу наливать чай именно так и никак иначе. Помимо этого, маникюр на ее красивых руках был, мягко говоря, безупречным, на одном из пальцев на правой руке, барон отметил серебряное колечко с блестящим камушком.
        — Я могу Вам помочь?  — обратился к Марку сидящий рядом парень, который еще не удостоился внимания и пристального осмотра.
        — Позвольте представиться, Марк Латиуш, ученик текущего потока, ваш сокурсник. Я хотел у Вас узнать, нет ли у вас табака для трубки? Понимаете, мой закончился.  — спросил молодой Барон и продемонстрировал пустую трубку, подарок старшего брата за его поступление в этот Аффанит.
        — Извините, господин Латиуш, но табака у нас нет. Курение не является хорошим увлечением, поэтому мы не курим.
        — Прошу прощение за свою неоправданную назойливость, но вы не представитесь? Как сказал Афист Горан Моргинт, мы все в одной карете. Было бы совсем не лишним узнать друг друга.
        Марка натурально бесило, что он ведет себя подобным образом, но обещанное спокойствие от Витисы и Артемисы, сейчас казалось ему куда более ценным приобретением, чем некий туманный этикет и уважение с двумя неизвестными.
        — Только из уважения к господину Горану. Можете звать меня Джафаром. А это, леди Элеонора. Думаю, нам с вами больше не о чем беседовать, а ваши дамы вас уже заждались.
        — Извините. Приятно было с вами познакомиться, возможно, мы еще не раз свидимся….
        — Даже не сомневайтесь, сокурсник Латиуш.  — с легкой улыбкой, добавил Джафар.

        Глава 1. Попаданец

        Я пришел в себя вместе с ней, с очень красивой девушкой, которая сидела напротив меня, прикованная цепями к холодному каменному постаменту. Ее рот как и мой — был заткнут тканным кляпом, а между нами был какой-то алтарь, который вспыхивал голубоватым светом, и неимоверно пугал нас своей таинственностью. Но между вспышками, я думал не об этом алтаре, я думал о нас и об утраченной памяти. Кто она? А кто я? Разум был пуст на воспоминания как пыльный сосуд, забытый в пустыне, никаких знаний, никаких цифр, никакой конкретики, я словно младенец…. Однако окружающий меня мир, а конкретно: каменные стены с толстыми швами и факелы на стенах, вот алтарь еще… все это не казалось мне странным, скорее, просто неуместным. Отличное начало дня и новой жизни.
        Каменный постамент, названный мною в сознании алтарем, моргнул крайний раз и погас, погрузив нас обоих во тьму и какое-то состояние спокойствия. Затем со стороны, прямо из темноты, к нам вышли три человека, что общались на непонятном языке, но их присутствие нас ни капли не успокаивало, стало только страшнее. Меня, все так же закованного, сняли со стены и перетащили мое ослабшее тело в иное место, все такое же неизвестное. Я даже не помнил пути, и даже не мог вспомнить лица красивой девушки, так как мне дали какое-то снотворное, вообще в то время мой разум слабо соображал. Когда же путь был окончен, мое бренное тело оставили в одиночестве. Усталость и шок от потери памяти сыграли свою роль — я уснул как младенец и проспал до самого рассвета.
        Солнце проскочило через высокое узкое окно и коснулось моих закрытых век, проснувшись, я сел ровнее и посмотрел на яркое светило, плывущее по тусклому синему небу. Пут больше не было, зато во рту была пустыня. Жажда, невыносимая жажда, но, слава Богам, тут была кружка с водой, и даже не смотря на то, что она была теплой, все же она была прекрасной. Двери камеры открылись, едва я совершил последний глоток. Ко мне вошел немолодой мужчина с густой черной бородой и длинным посохом в старческих руках. Страх штука липкая, я отпрянул к стене, но стрик только поднял руку и начал начитывать какие-то слова, которые расплывались словно волны на водной глади, они меня успокоили, а потом и вовсе погрузили в некое состояние транса. Мой рассудок вновь был марионеткой в чужих руках, однако в этой прострации, я начал немного вспоминать, невнятно, тяжело, но что-то успевало просачиваться в мои резервы памяти. Вспомнился язык и алфавит, так же мне удалось вспомнить много допотопной техники и даже сюжеты из каких-то книг. А когда все это закончилось, я посмотрел на человека перед собой немного иначе, с интересом и
предвкушением продолжения.
        — Как ты себя чувствуешь? Новая Душа?  — спросил, разом взмокший и уставший человек, а я уже знал, что ему ответить….

* * *

        — …Я уже было подумала, что он никогда не уйдет!
        — Расслабься Эля, он был вынужден к нам подойти и узнать о нас максимум информации.  — спокойно ответил я Элеоноре, поднимая свою кружку с чаем.
        — Глупость какая, что за нравы! что за люди….  — голос подруги был полон негодования и даже какой-то досады, словно ее кто-то недавно обманул.
        — Ты слишком сурова. У них свой уклад жизни, а мы вспоминаем свой и тут уже дело привычки. Сейчас эти две девочки готовы растерзать молодого барончика на куски, лишь бы он рассказал о нас все, что только можно, а чего он не знает — чтобы придумал. И еще, я могу поставить серебряный, что едва ты удалишься в дамскую комнату, как эти две чайки кинуться вслед за тобой.
        — Даже размышлять об этом не хочу. Ты кстати определился с выбором на завтра?  — спросила она и вновь налила себе ароматный чай.
        — Все как я и говорил до этого. Ничего не изменилось. А вот ты! определилась с курсами?
        — Еще нет. Два курса так и висят на стадии определения. Не хочу идти на музыку, не хочу идти на танцы. Про шитье и кулинарию даже говорить не буду — я прямо чую, что это не мое. И как здесь выбрать?  — обиженным детским лепетом заговорила красивая дева.
        — Кидай монету!  — улыбнулся я, вспоминая собственные решения.  — Перед решением подумай, но коли решилась — уже не думай!
        — У тебя на все одно решение.
        — И оно меня ни разу не подводило, насколько я себя помню. Ладно, ты не скучай, я пойду решать вопрос расселения. Завтра увидимся.
        — Давай иди, джентльмен удачи.  — Хихикнула Эля и махнула ручкой, на которой блеснула золотая акула.
        — Сними ты уже эту цацку, она мне уже надоела своим блеском. И вообще-то… она моя.
        — Через неделю сниму. А ты топай, не мешай мне охотиться, вокруг столько непуганой молодежи….

        Вопрос расселения на острове Аффанита не нуждался в моем присутствии. Все уже было решено. А раз так, можно идти и осваивать новые жилые просторы. Немногочисленные вещи, что были со мной, когда я сюда приплыл, уже ожидали меня около студенческого домика, где мне предстояло жить. Расположение сего здания мне не понравилось, слишком маленькое расстояние от питейных заведений, что неминуемо будет привлекать ненужное внимание со сторон охраны городка. Хотя, с другой стороны идти до дома всегда будет не далеко. Подхватив свою поклажу с телеги, я отпер главный вход белого двухэтажного домика. Тяжелая деревянная дверь сразу зацепилась за маленький медный колокольчик, который сразу оповестил местного коменданта о моем приходе. Немолодой мужчина уже с сединой в полголовы сразу поднялся со своего места и направился в мою сторону.
        — Господин Пестрис?
        — Пистрикс. Да это я.
        — Вот ваш ключ, комната номер два «Б». Распорядок у нас общий, с ним вы можете ознакомиться в вашей комнате, лист есть в тумбочке, в верхнем ящике. Если у Вас будут возникать вопросы, я здесь бываю каждый день с рассвета и до обеда. А еще иногда прихожу после заката.
        — Благодарю вас.  — Киваю и прохожу мимо коменданта, он тоже спокойно уходит из этого невеликого холла. Вот я и дома….
        Местное общежитие изнутри было столь же постным, как и снаружи, совсем не яркое пространство, не жизнерадостное. Всего тут было шесть комнат, по три на каждом этаже, каждая такая комната примерно одного размера, моя в частности центральная на втором этаже. В ней есть санитарный узел, небольшой коридор, комната с кроватью-полуторкой, комодом и письменным столом. И вышеназванная тумбочка прямо у входа, стоит так, что ее не сразу можно заметить, но легко можно удариться мизинцем о ее край. Я сбросил свои вещи и осмотрел выделенное мне жилое пространство. Для жизни оно конечно никчемное, но! если представить эту комнату как номер в гостинице, тогда вполне приемлемо. Оба моих окна выходили прямо на дорогу, а между ними был козырек входа. Отлично, ну вот и расселились….

        Новый день начался со странного грохота, который разбудил меня и заставил понервничать. Звукоизоляции тут оказалась просто убогая, а по бокам от меня живут не самые тихие люди, и как я быстро понял, едва открыв глаза — мои соседи это девушки, что вероятно проспали и старались наверстать упущенное время за счет громкого звука. Пришлось вставать, умываться и собираться. Когда я покинул домик, сразу сместился от дороги в сторону и пошел максимально близко к краю тротуара, ибо начавшаяся собираться толпа могла бы меня затоптать, не напрягаясь или вовсе не заметя, и в этом никакая ловкость не поможет. Из соседних домиков выходили новые студенты, кто-то как я в одиночку, иные группами или парами. Толпа вокруг росла, шум нарастал, и уже не было слышно звуков городка или лесного массива, что нас окружал, только крики и говор. Пришлось терпеть и привыкать.
        Наконец, перед глазами выросли стены главного корпуса Аффанита, где мне предстоит провести немало времени и оставить кучу своих нервов. Глубоко вздохнув, я слегка ускорился — раньше зайду, раньше и выйду. Сразу за первой аркой входа, идти стало намного сложнее, хотя и интереснее. Много людей вокруг шли толкаясь, пихаясь и постоянно вскрикивая. Я смотрел в лица этих людей, замечая их растерянность, или наоборот — уверенность, хотя многие тут были не так просты и явно хотели бы казаться кем-то другим. Интересное знакомство с обществом, сколько тут лживых масок на этом маскараде! Однако мой путь был окончен, и я подошел к кабинету Куратора — человека, что вероятно очень не любил свою работу, ибо делал он ее — абы как. Передо мной в очереди было три ученика Аффанита, что уже активно беседовали, я же в свою очередь прислонился к стене и слегка пригнул голову, позволяя недлинному волосу прикрыть мои глаза. Как уже показала практика с такой позой, желающих подойти ко мне — меньше чем обычно, чем я и собираюсь беззастенчиво пользоваться. Вообще я заметил уже довольно давно, относительно своего срока
пребывания в этом мире — я не такой как все. Нет! Честно! Все здесь живущие — люди общительные, социальные, они комфортно ощущают себя в обществе. Я же в это время, ценю маленькие компании и тихие разговоры. Хотя…. Может, я слишком много о себе думаю?
        Дверь открывалась трижды, прежде чем я вошел к своему «вершителю судеб».
        — А! Господин Пистрикс, проходите, я вас ждал самым последним.  — Улыбаясь, пригласил меня Молодой Афист в голубом костюме с золотыми элементами и пуговицами, затем он поднял мое личное дело и мимоходом взглянул на него.  — Ну-с? Что будем выбирать?
        — Факультет.
        — А вы смешной, хотя, по вашему виду этого и не скажешь. Да и сведений по вам прислали ровно на необходимый минимум, видимо у вас очень богатое или крайне бедное прошлое…. Посерьезнее, пожалуйста, вы здесь не один. Направление, какое берете?  — он взял новый лист и мазнул по нему пером.
        — Военное.
        — Серьезно?  — сказал преподаватель и записал сказанное.  — Дополнительные занятия? Боевая техника и Уроки самообороны включены в вашу программу, поэтому их выбрать — не получиться. Предупреждаю сразу. Так что будете брать?
        — Что?  — я даже не сразу поверил в услышанное.
        — Я говорю: брать что будете? Вам надо взять три дополнительных занятия.
        — Почему нельзя выбрать дополнительные уроки боевой техники?
        — По указу совета ректоров, так как все ученики, поступившие к нам должны развиваться всестороннее, а не как ученики БоАки. Вы должны стать элитой…. А-а-а-а, я понял, вы не выбирали ничего другого. Ясно…, может, зайдете позже?
        — Нет, я сейчас определюсь.  — Быстро вынув из кармана золотой, я дважды подкинул его в воздухе.  — Курсы алхимии, курсы самопознания и Культуры общения.
        — Эко вы ловко определились! Интересно, что же из этого «подсказала» монетка….  — «хекнул» Куратор и, пометив все данные на листе, убрал его в отельную стопку. Мне же он дал четыре небольших листка.  — Желаю удачи в обучении.
        — Спасибо, и до свидания.
        — До свидания….
        Стоя на улице, я читал направления и расписание курсов, после чего спрятал листки в карман Сюртука. Что будет дальше? Куда деть себя на протяжении этого дня и всего следующего? Мастера встретившые меня в этом мире предупреждали, что безделье нам только вредить будет! Не все мы просчитали, ой не все. Сбоку запахло дымом, я повернулся. Трое студентов не старше меня стояли с трубками и смеялись, словно у них не табак, а дурман-трава. Отступив подальше и, распихав трех учеников, что загораживали мне проход, я пошел в сторону дома. Однако до него не дошел….
        — Джафар, постой!  — раздался голос со стороны, который было невозможно перепутать: Марк Латиуш, собственной персоной и даже без сопровождения. Я остановился.  — Доброе утро! Ты уже выбрал специализацию?
        — Не помню, с какого момента мы перешли на «Ты»?
        — Моя вина, эмоции, прошу простить мою манеру. Вы уже выбрали специализацию?
        — Конечно, я же иду от дверей Аффанита.
        — Верно, верно. Я как-то не подумал. Вы же с Огненного направления?  — киваю.
        — А я с Воздушного. По крайней мере, меня определили именно так.
        — Очень за Вас рад.  — Я сделал шаг вперед и первым пошел по улице стремясь обойти большую группу учеников.
        — А специализация у Вас какая?
        — Вам не кажется, что вы задаете слишком много вопросов, господин Латиуш? Или Вас попросили расспросить меня ваши дамы?
        — Полно вам, какие они «Мои» дамы? Это Ученицы, как и мы с вами, просто немного более любопытные и скромные. Так, что вы выбрали? Время же все равно все карты вскроет!
        — Значит, на это будут свои причины. Поясните, пожалуйста, ваше стремление в моих расспросах?
        — Я полагаю, что Вы новенький, поэтому вам не помешает хороший приятель в этих стенах. Я же тут уже больше месяца и все и всех вокруг знаю!
        — Если так, тогда подскажите мне, где здесь есть работа для начинающего Огневика?
        — Вопрос отличный!  — радостно вспыхнул мой собеседник, но быстро изменился в лице.  — Но думаю только на кухнях при поварах, а там места не часто освобождаются.
        — Не совсем верно, да и не слишком точно. Но спасибо за попытку.  — Я поднял руку, дабы предотвратить дальнейшие расспросы и свернул в сторону.
        Благо он меня не преследовал, появилась возможность отойти к ближайшему Питейному заведению, которое мне крайне хотелось назвать обычным баром, и подождать Элеонору. Она себя ждать не заставила… слишком долго, пришла почти в срок. Приблизилась и встала рядом, слегка коснулась моей руки.
        — Ты как?  — тихо спросила она.
        — Кошмары опять снились.  — Честно признался я.
        — Свои или чужие?
        — Пока не разбираюсь, но приятного, все же мало. Трясет и ломает по утрам.
        — Что поделать, такое уж тебе тело досталось.  — Она улыбнулась.
        — Лиса!  — я легонько хлопнул ее под попу, она взвизгнула, но заметив внимание со стороны, сразу стала серьезнее и сделала вид, что ничего только что не произошло.
        — Ты не поверишь, меня тут просто поедают глазами! Все девчонки либо тощие и скромные, либо жирные и наглые, а тут я! такая Лисичка, ад в самом соку!
        — А меня преследует Латиуш.
        — Фу! Чего ему надо? Хотя не говори, не хочу этого знать. У тебя, сколько денег осталось?
        — Не много, надо работу уже искать.
        — Легенда о высшем обществе рвется по швам?  — нет, не подумайте, она не расстраивалась, она уже показала себя как вполне зрелая личность и на такие мелочи не расстраивается.
        — Ну почему? Можно сказать, что работать не стыдно и на все воля родителей.
        — Знаешь, я ошибалась, нормальное тебе тело досталось, вы друг друга стоите. Два дур… сапога пара!  — она засмеялась.
        — Ой, иди ты!
        — Как не культурно сударь, я же леди!  — Эля вскинула руку с веером. Откуда она его вообще вынула?
        — Еще раз подобное отколешь — получишь пинка, без жалости.
        — За это я тебя и люблю. Ну что?! Сегодня еще раз шикуем? А потом трудовые будни, как последние «нищеброды»?
        — А, почему бы и нет….

        Ближе к вечеру, когда солнце начало стремительно падать за полосу горизонта, мы вышли из бара и влились в поток гуляющих и празднующих учеников, там нам пришлось расстаться. С сегодняшнего дня для нее и для меня открываются новые двери, в которые мы должны войти сами, это не значит, что нам нельзя общаться, но мастер-маг, что встретил нас в этом мире, настаивал на таком подходе к жизни и друг другу. Я брел по улице по направлению к своему домику немного во хмелю, но мысли мои были далеко. Бредя по улице, я вспоминал свои первые недели в этом мире, когда три мага и мастер-маг занимались со мной и Элей. Как не прискорбно это осознавать, но мы просто часть большого эксперимента, что проводит высший Совет волшебников и магов Королевства. Взбрела же им на старости лет мысль, что любого человека можно наделить магическими свойствами, но вот же неудача, душа человека от такого вмешательства выбивается моментально, как пробка из перезрелого вина. Что делать? Верно — провести обряд из темной науки дабы привязать отлетевшую душу, а вот раз, да не срослось — появились мы с Элей. Что делать? Не утилизировать
же? Пообщались, мозги вправили, накачали установками, разбудили умения и знания тел, посмотрели на нас немного да отправили с поддельными документами в свой филиал Аффанита. Мы прибыли, и вот — имеем что имеем. По местным меркам — мы никто и звать нас «никак». Интересно, а если бы нас гипнозами не пичкали, как бы мы провернулись в этом мире? О! А вот и дом….
        Я повернул и, пройдя через улицу, вошел в это мини-общежитие, поднялся, качаясь, на второй этаж и вошел в свою комнату, еле как разулся, скинул сюртук, рубашку, а вот штаны не успел — присел на край кровати и, падая, ударился об угол пуховой подушки, вследствие чего и потерял сознание….
        Ночью мне снова приснился кошмар, однако в этот раз он меня не пугал, он был частью моей жизни, моей прошлой жизни в которой я с ней и простился. Да…. Воспоминания были тяжелыми, но нужными. Я проснулся еще до рассвета и решил снова не ложиться, лучше пойти умыться, да прогуляться.

        Странно, но сегодня я посмотрел на окружающий меня городок, немного новыми глазами. Я обратил внимание на каменную улицу, что была очень аккуратно выложена, ни одной ямы или кочки, высокие бордюры, что прикроют низко расположенные дома от потока воды во время дождя. Я вспомнил уборную своей комнаты, где был вполне работоспособный унитаз, и эта мысль показалась мне нелогичной, словно ему, как и мне, тут совсем было не место. А еще, здесь был невероятно чистый воздух, удивительно, что я раньше этого не замечал, он же словно родниковая вода…. Где же все-таки я оказался?
        Надо гнать от себя эти мысли, голова болеть начинает и мешает прекрасному занятию — созерцанию мира. Лучше я пока подожду, рано или поздно мысли сами в кучу соберутся. А пока можно сходить на площадь и посмотреть вакансии этого города магов. Пока шел, словно заново привыкал к своему телу со своими рефлексами и повадками. Спору нет, оно двигалось очень плавно, ничего лишнего, осанка прямая, ноги по земле не шаркают, а что мне еще надо? Заново ходить не надо учиться — уже жирный плюс.
        Когда же я вышел к площади перед Аффанитом, на меня обратили внимание два скучающих и зевающих стражника, но подходить ко мне пленились, так что я спокойно прошел к большой длинной доске, что была здесь и доской объявлений и расписанием для учащихся. Работа предлагалась, и популярная и не очень, грязная и престижная, честная и формальная. Выбор за вами, однако, вопрос — где свободно сейчас? Наш поток студентов был не менее пяти сотен человек, где гарантии, что работу уже всю не разобрали? Я посмотрел на все еще висящие листочки с рукописными приглашениями на работу и сорвал пару штук для себя, Эля о себе сама позаботиться, в этом можно не сомневаться, такая красавица где угодно найдет себе место, как минимум в виде украшения.
        Когда солнце поднялось из-за горизонта почти на половину, улицы городка начали наполняться людьми. Не столько студентами, сколько просто горожанами этого королевского города. Местами здесь проходили преподаватели, иногда сонные стражники, торговцы шли в свои лавки, если они жили где-то отдельно, а не как большинство на втором этаже над магазином. Наблюдая за всем этим, я просто сидел на лавке и наслаждался жизнью. Именно жизнью, ибо этой ночью, мне приснилась моя кончина…. Да-да, я вспомнил собственную смерть, так чего же сейчас выпендриваться? Я люблю жить, где бы эта жизнь, не происходила.
        Утро разогнало город до обычного темпа жизни, вновь стало громко и неспокойно, хотя все в сравнении. Поднявшись с деревянной скамьи, я вынул первый листок из своего кармана. «Требуется помощник повара, оплата раз в неделю по работе». И чем не вариант?
        Однако оказалось, что «не вариант». Так как место было занято. Второй листок отправил меня в библиотеку Аффанита, но и там уже набрали максимум сотрудников. Что остается? Последний лист — «Требуется помощник в ВС». Краткость — талант. Идем по адресу….
        — Ну? И чего пришел?  — посмотрев на меня, спросил местный глава Барной промышленности — владелец заведения «Высокие Сосны» Санчо Пин. Чей бар находился за городом среди высоких деревьев, котореы были, как все наверно поняли — Соснами.
        — На работу устраиваться!  — не смущаясь его реакции, ответил я.
        — Не нуждаюсь.  — Бурчит старый.
        — А объявление, кто повесил?
        — Это давно было. Неужели больше мест в городе не нашлось?  — праведное возмущение на его лице, мне было совершенно непонятно.
        — Увы и ах! Поэтому давайте на время забудем ваше мнение обо мне и всех живущих, да приступим к работе.
        — Мне вот ваши манеры…. Ладно, хочешь работать? Так вперед! Пол иди помой, да столы расставь нормально, посмотрю на тебя до вечера. Если понравишься, то я плачу три медяка в день.  — А он еще и жмот, зарплата ниже средней на две медных монеты.
        — Не вопрос. Я кстати Джафар.
        — А мне это, пока что, без разницы, иди и работай….
        Несмотря на такого «деликатного» босса как Санчо, работы тут было совсем не много. Столы я расставил, полы протер, причём на совесть, собрал паутину из углов, помыл мутные окна, да потекшие свечи заменил на новые, отскоблил воск, протер плафоны, где они были. Затем уже со спокойной совестью — страдал фигней, изучая ассортимент сего заведения. Наступивший вечер привлек в Бар первых посетителей, а я уже помогал на разносе и иногда брал заказы. Санчо работал не один, с темнотой, словно вампир, сюда пришел другой студент — немногословный Дарин, что работал и «за стойкой» и на кухне. Вообще работа была реально не сложной, а главное — мысли мои были свободны, было время покопаться в душе и мозгах. А когда ушли последние выпивохи, мы тоже выпили по кружке тёмного пивка в нашем узком кругу, и Санчо дал добро на мою дальнейшую работу, после чего мы с коллегой пошли по домам. Одним вопросом меньше, трудовая книжка оформлена….
        Учебная неделя началась активно: во-первых, с нами сразу стали заниматься Афисты-волшебники, чьей задачей было расчехлить наш потенциал и научить нас дураков азам магии; во-вторых, дополнительные курсы оказались скучными до безобразия; в-третьих, после учебы я сразу шел на свою работу, где освежал свою память с конспектами и выполнял свои нехитрые обязанности. Итог — времени на себя нет вообще! Даже пообщаться нормально ни с кем нельзя. Зато я за первую неделю нормально сдружился с Дарином и Санчо, у них же узнал причину постоянно пустующей должности помощника — Санчо, человек прямой как лом, ну который раскалённый и кишечник воткнут, и не стесняется даже обматерить своих работников. А люди, стремящиеся в высшее общество магов, не хотят этого терпеть и слишком много о себе думают. А меня это местами очень сильно веселило и забавляло. Ну, кто мог еще назвать меня «Слонорылым Кротососом» (понятия не имею, что это такое, если честно), лишь за то, что я неправильно чищу картошку? А он смог, да еще и обосновал фактами и едва картинку не нарисовал….
        Плюс в этот период, сны меня одолевали все меньше, а вот личность моя продолжала плыть и меняться, благо или нет, в то время было трудно понять, но все резко поменялось на ночь с шестого по седьмой день недели, когда я проснулся по-настоящему другим человеком….

        Глава 2. Осознание себя

        — …Господин Пистрикс, я уже устал взывать к вашим способностям. Вы до сих пор не освоили самого простого действия. Что сложного в том, чтобы зажечь свечу? Там же сил надо — крохи.  — Вещал мне мой Афист, Рональд Горди.  — Это же совсем не сложно, вы же слушали лекции? Призовите силу еще раз!
        — Конечно, слушал, просто я сам не верю в свои способности….
        — Ваше мнение оставьте при себе, вас направили по рекомендации совета, так что в вас, в принципе, запрещено сомневаться. Но вы совсем не стараетесь! Я так это вижу.
        — Я стараюсь!
        — Невообразимо. Вы еще и упорствуете! Покажите мне ваши конспекты!  — потребовал Афист и я вынул из сумки свой дневник.
        Наставник спокойно взял тетрадь в пухлом жестком переплете и, открыв его, начал бегло смотреть текст. Две страницы он просмотрел довольно бегло, а вот на третьей лоб его сморщился, а глаза сощурились. Он стал отлистывать страницы все дальше и дальше, а потом просто поднял на меня глаза, повернул мою тетрадь и ткнул в нее пальцем.
        — Что тут написано?
        — Ну, тут…. «Второй план бытия — есть мир отражения, где можно заметить силовые линии основной энергии мироздания…».  — Тетрадь была вновь развернута, Афист пролистал еще пару листов к началу.
        — На каком языке вы пишете? Начиная с третьего дня обучения?
        — Э-э-э-э что? Простите.  — Я действительно был растерян, и не понимал сути претензии.
        — Напишите на доске слово «Огонь».  — Он вручил мне голубой химический карандаш. Я выполнил требование.  — Прошу внимания!  — повысив голос, Афист Рональд призвал своих коллег и учеников посмотреть на него и доску за мной.  — Кому известен язык, на котором написано слово на доске?  — в зале воцарилось молчание, а вот у меня началось сильнейшее головокружение. Я снова повернулся к написанному….
        Мир поплыл, буквы «О», «Г», «Н» и «Ь» расплылись и стали совершенно чужими, затем вновь стали знакомыми, темнота стала сгущаться перед моими глазами в такт биения сердца, а ноги словно синцом наливались. Афист схватил меня под руку, но я дернулся от его хватки, отступил, ударился боком о край стола, от чего повалился на пол. Ноги задрожали, мысли смешались и стали, словно недоступны мне на некоторое время, делая меня лишь зрителем. Вокруг стали кричать как сороки, слова без смысла, кто-то подошёл и ухватил меня на плечо, но я отпихнул его и наотмашь махнул рукой, как сквозь воду, так тяжело мне далось это действие. И это, пожалуй, было последним, что я запомнил….

        Очнулся я на кровати, в просторном зале с белыми стенами и висящими между окнами картинами. Подняв голову с подушки, осмотрелся. Толстая женщина в белом халате сидела около меня и увлеченно вязала что-то вроде пестрого шарфика. С другой стороны были однотипные кровати в числе пяти штук.
        — Где я?  — хрипло спросил я, и женщина повернулась ко мне и посмотрела поверх круглых очков.
        — Вы в лазарете, у вас был припадок. Как вы себя чувствуете?  — пряжа в сторону, а ее теплая рука ложиться на мой лоб.
        — Нормально, хотелось бы уйти отсюда.
        — Уйдешь, отдохни пока, Лазарь подойдет уже скоро.  — Я откинулся на подушку и прикрыл глаза. Что же происходит? Что произошло? Почему я так слаб?….
        В этот раз меня разбудили. Высокий человек с пышными белыми усами при лысой голове смотрел на меня, чуть наклонившись. Я моргнул и присел на постели.
        — Молодой маг проснулся?  — улыбнулся Лазарь, похожий на моржа.
        — Да, долго я проспал?
        — Уже вечер скоро. Выспались?
        — Да, да…. Мне надо на работу.  — Я начал суетиться.
        — Сегодня никакой работы, вам нужен отдых. Припадок с выбросом сил штука серьезная, у вас есть кто-нибудь, кто может за вами последить?
        — Нет, я тут совсем недавно.
        — Тогда оставайтесь у нас, здесь и просмотрят и помогут, если припадок повториться. Поверьте моему опыту, молодой человек, это еще никого не убило.
        — Хорошо.  — Я снова откинулся на подушку.  — А вы можете сообщить Санчо из Высоких сосен, что я сегодня приболел?
        — Я пошлю кого-нибудь, кто и без этого туда собирается. А вы отдыхайте и если проснетесь до ночи, сходите на ужин, вторая дверь слева по коридору. Сегодня у нас Овощное рагу.
        — Спасибо, я понял….
        Мне снова снился кошмар, другими словами это просто не обозвать. Я был на машине и ехал через красную пустыню, словно на Марсе, а за мной летели какие-то демоны с огненными крыльями и белыми глазами. Машина постоянно вязла в песках, а при каждом столкновении с барханом, ее куски разлетались по пескам среди этой тихой ночи. Мне было очень страшно, я знал, что им нельзя позволить нагнать себя, но они приближались все ближе и ближе. А когда мой транспорт вновь наскочила на бархан, демоны настигли меня и пронзили мое тело огненными руками….
        Я проснулся в холодном поту…. А нет, это меня водой облили. Я был все там же — в лазарете, на мокрой кровати с почерневшим одеялом, а рядом была та самая женщина, что днем вязала шарфик.
        — Что случилось?!  — сон у меня как рукой сняло.
        Я задал этот вопрос, хотя любой ответ ничего бы мне не дал. Внутри черепа что-то хрустнуло и встало на место, собирая раздробленную личность воедино. Наконец, я полностью вспомнил все свои предыдущие сны, и картина сложилась — я вспомнил себя. Это Чужой для меня мир, мир магии и доблестных рыцарей, ангелов и демонов, я в чужом теле, которое пало жертвой ученых волшебников. А вокруг меня, мой новый университет — Магическая Академия, которую тут все называют Аффанитом. Ахренеть! это я что же, получается — попаданец?
        — Припадок опять случился, вот что!  — обиженно сказала женщина и поставила ведро на пол.  — Напугали Вы меня. Сильно.
        — Простите.  — Тихо ответил я.  — Я не хотел.
        — Да ладно, будто Вы первый. Я пока за водой схожу, а ты пока не спи, ложись на сухую кровать и дождись меня….
        До самого рассвета я так и не смог уснуть. Однако не странные события были этому причиной, все из-за воспоминаний, что выдавили остатки прежней личности бренного тела, ушли осадочные эмоции и теперь этим парнем, управлял лишь я один. Блин, я в чужом мире…. Бред. Если бы я не прожил тут все эти недели, не поверил бы что это на Яву, но я прожил их и я все осознаю и понимаю. Просто сейчас все немного иначе. Эля! Что же с Элей?! Вдруг с ней твориться все тоже-самое?
        Я встал с кровати и подхватил свои вещи, начал спешно одеваться. Немолодая санитарка посмотрела на меня устало, но с определенной долей одобрения.
        — Лазаря разве не подождешь?
        — Нет, мне пора, не переживайте, я в полном порядке.
        — А вы все после Припадка в порядке. Давай, удачного дня и не попадай к нам больше!
        — Спасибо, до свидания.  — Ответил я и быстро выскочил из Лазарета.
        Однако когда я вбежал в учебный корпус, пришлось признать, что я не знаю где учиться Эля, и уж тем более я даже не удосужился узнать, где она живет. Отлично…. Ладно, все позже, надо у своих отметиться, что живой вообще. Быстро отыскав свою аудиторию, я постучался и вошел внутрь. Афисты и ученики моего боевого факультета Огня посмотрели на меня как по команде.
        — А, господин Пистрикс. Как ваше здоровье? Припадок вас не добил?  — это был Рональд.
        — Все хорошо, спасибо.
        — Не стойте в дверях, проходите, занятие уже началось, а вы и без этого не в первых списках….
        Присев на свободное место, я осмотрел уже своим личным взором эту аудиторию. Теперь она не казалась мне большой: зал чуть больше обычного класса, но надо сделать отступление, что это не поточная аудитория. Один из Афистов продолжил вести занятие, и мне пришлось вникать в тему. И сколько я не сидел, я так и не смог уловить суть того, что он пытался до нас донести. Слишком много информации всплыло в моем мозгу за эту ночь и любая капля сверху, просто скатывалась из переполненного сосуда. Но когда вопрос коснулся демонстрации, я заметил изменения. Преподаватель вызвал на свою руку огненный шарик, что завис над его рукой и мерно вращался, источая свет и тепло. Мало того что мне показалось это нереальным, я действительно заметил то, что от меня укрывалось ранее — силовые линии. Зрение переключилось на какой-то новый уровень и «наложилось» на обычный взор, силовые потоки, что почти невидимые собрались у руки Афиста и разогнали материю над его рукой до состояния плазмы. В том виде они были видны всем.
        — … Как вы можете заметить, я не трачу на это много сил, хотя еще лет десять назад я сидел, как и вы — открыв рот. Этот прием вызова огненной сферы есть ваше итоговое испытание на первое полугодие. Однако не стоит пытаться делать это дома, проводите испытания в подвале на полигоне.  — Огненный шар распался на горячие ленточки и исчез.  — И это цель всех ваших….
        Дверь аудитории открылась и с грохотом ударилась о стену, Афист замер, а к нам забежала невероятно красивая Эля в своем зеленом костюме. Волосы девушки разлетались, когда она устремилась в мою сторону, а вот глаза ее были все заплаканные и красные, с потекшей тушью. Я поднялся с места, и она тут же повисла на моей шее, начав всхлипывать и что-то шептать. Немая сцена продлилась пару секунд, пока они из Афистов не попросил нас выйти для решения своих личных проблем. Когда же мы вышли, я оторвал от себя Элеонору и посмотрел на нее.
        — Что такое?
        — Я все…. Все вспомнила! Ночью все… приснилось я там….  — я прижал е снова к себе и погладил по голове.
        — Мы живы. Успокойся. Все будет хорошо, у нас второй шанс.  — Девушка отпихнулась от меня и протерла слезы.
        — Это ужасно.  — Она всхлипнула снова и ощупала свою шею, словно проверяя ее.  — А как ты?
        — Тоже ночью. Только я еще и воспламенился, и меня тушили с ведра.  — Попытался я ее развеселить, но не помогло, девушка была в панике.
        — Нереально…. Это все нереально….
        На занятие я вернулся с небольшим опозданием, как раз к моменту распределения учащихся по Афистам. Мне снова достался Рональд. После разбивки мы спустились в подвалы пристройки, где и проходили наши новые, более опасные занятия. Помещение было сплошь из камня, многократно обожженное. Итог сегодняшнего занятия — потраченное время. Свеча не желала загораться, сколько я не пытался призвать к себе силы, как нас учат на лекциях. Занятие подошло к концу, многие из моих сокурсников уже успешно зажигали не только свечи, но и факелы на стенах, а я же был в числе отстающих, или вернее — замыкающим.
        — Господин Пистрикс, не печальтесь, я уверен, стоит вам преодолеть первый шаг, у Вас все пойдет хорошо. Я преподаю уже третий год, и не всегда самый слабый ученик первого полугодия является самым слабым выпускником. Приходите сюда вечером, тренируйтесь, время пока у вас есть….

        На курсах самопознания я скучал больше обычного, так как молодая Афистка, что втирала нам о важности самопознания, на мой взгляд, ни черта не понимала в психологии. Так что я просто рисовал на полях разную ерунду. Курсы культуры речи прошли немного более интересно, так как нас заставляли двигаться — приборы по столам расставлять и запоминать, как надо стаканы ставить перед собой и гостями. Это ж как-никак, мать ее — культура! Пришлось вникать в этот вопрос. Наконец занятия все закончились, и я пошел на работу.
        Санчо нелицеприятно поздравил меня с выздоровлением, обозвав меня очередной диковинной зверушкой, и отправил чистить картошку с луком. Зараза, знает же, как я это не люблю. Но я стерпел. А пока занимался простой работой, мысленно я копался в своем прошлом, строил планы и пытался понять, что делать дальше, когда я вылечу из этой Академии? Люди стали приходить в бар и меня сняли с «позорного» стула за стойку. Намного проще жить и верить в будущее, когда слезы от лука не заливают лицо.
        Ближе к полуночи, когда мы с Дарином шли домой мы встретили Элю с двумя подругами и кавалерами. Я сдержано поздоровался с ней и ее компанией, представил Дарина и немало удивился, когда заметил пренебрежение в глазах Эленого сопровождения по отношению к моему спутнику.
        — Что это с ними?  — спросил я у Дарина когда мы пошли дальше.
        — Они не любят мою породу, и их можно понять.
        — В смысле? Какую породу? Ты проклят? Ты неприкасаемый? Бомж?
        — Я бы не хотел портить с тобой отношения, у меня не так много знакомых, кто жаждет общаться со мной.
        — Не парься, говори и будь что будет.
        — И все же не стоит. Со временем сам все узнаешь, а пока — сам не парься!  — он ткнул в меня пальцем.
        — Ладно, как хочешь. Я в Аффанит, пойду, позанимаюсь сверхурочно, а то такими темпами вылечу из этого заведения быстрее, чем стрела.
        — Давай, удачи.
        — До завтра.  — Махнул я рукой и пошел к нашему корпусу.
        Не знаю, сколько часов я занимался нашим курсом, но толку это не приносило. Ни заклинания, ни жесты, ни тренировочные техники — ни-че-го. Я впустую трачу свое время. Силы я теперь действительно вижу, но они не слушаются меня, словно я им никто, но я же их вижу! Наконец, мне стало совсем грустно, и я присел у края стены, а затем с силой ударил рукой по полу. Не от злости — с обиды. Хотелось плакать и жалеть себя со всей силы.
        — Брат, тебе нужна помощь?  — услышал я голос на грани слышимости и осмотрелся. Никого.
        — Кто здесь?!  — сказал и вспомнил старый анекдот.
        — Я не враг, я твой друг. Найди меня….  — словно шелест листвы на ветру, но я тут один.
        — Кто ты?  — я поднялся и начал осматриваться. Ответа не было, но вот ощущение что на меня смотрят — было.  — Покажись!
        — Я здесь….
        Резко повернувшись на звук, я увидел как силовые линии, что помогают моим сокурсникам зажигать свечи, собрались в некую слабую форму. Форма имела глаза, но едва-едва очерченные. Я уставился на это два незримых пучка, а затем посмотрел под ноги этой нематериальной субстанции. Силовые линии словно кружили по контуру и линиям, и когда мой взгляд сосредоточился на этом неясном рисунке — он вспыхнул уже в реальном мире — огненная пентаграмма с символами защиты и доступа. И уже над этим рисунком, силы словно ожили и в пару мгновений материализовали…. Демона? Рогатая тварь с клыками и крыльями стояла посреди огненного круга, обретая все более яркие черты. Мне сразу как-то захотелось домой.
        — Брат, постой!  — сказал демон, когда я уже повернулся драпать отсюда.  — Тебе нужна помощь, я помогу.  — Голос создания был очень глубоким и слегка вибрирующим.
        — Это чем же? И какой я тебе «брат»?
        — Ты был с нами, пока твою душу не выкрали маги-недоучки. Останься, я расскажу, что тебе поможет выжить. Я прикрыл это место, нас никто не видит.
        — Что-то мне не очень вериться в доброго демона из Ада, чего тебе надо? Душу мою?  — демон засмеялся так заливисто, что я немного смутился.
        — Твоя Душа уже наша. Но суть не в этом. Ты в этом мире, первый демон за тысячелетия со времен закрытия Врат. Ты наш спутник, ты наши глаза и руки. Я помогу тебе ради всех нас, а не ради твоей души.
        Я подошел ближе, демон объективно был в этом круге без права его покинуть, но мне-то что делать? Почему я его не боюсь? Почему он говорит, что я уже у них?
        — И что вам надо?
        — Нам? Нам нужны миры, а ты можешь открыть этот.
        — Почему я? Почему не другие? Магов вокруг, как грязи!
        — Другие слабы, они пользуются нашей силой, прося ее у нас как милостыню. Мы даруем ее щедро, не прося ничего взамен. Но ты…. Ты демон в человеческом обличии. У тебя своя сила. В этом кроется твой провал. Тебе не надо призывать силу, ибо мы не можем отдать силу равному. Тебе надо учиться пользоваться своей.
        — Если честно, то я не хочу иметь с тобой и твоими друзьями никаких дел.
        — Здесь не вопрос твоего желания — вопрос во времени. Твоя суть проснется, ты обретешь себя хочешь ты того или нет. Но если о тебе узнают, твоя жизнь в этом мире прекратиться быстрее, чем ты думаешь.
        — Мне все равно.
        — Тогда зови меня здесь же, где я могу скрыть тебя в «Зеркале мира». Я помогу и обучу тебя.
        — Иди, я не позову.
        Пентаграмма угасла, как и находящийся в ней демон, оставив на полу весьма отчетливый рисунок. Что бы я там не говорил, но демона стоит послушать — скрываться наверно стоит. Помыв пол, стирая все следы произошедшего, я направился домой, слегка при этом приплясывая от переизбытка адреналина. А звездная ночь осветила мой путь.
        На следующий день, еще до начала лекции, я обратился к Рональду.
        — Скажите, а откуда берется эта сила? С которой нам надо работать? Магия огня.
        — Вы меня начинаете удивлять, этот вопрос проходят после первого полугодия.
        — А вдруг мне именно этого знания не хватает? Может я так смогу обуздать эти силы, если буду знать их природу.
        — Кто знает. Ну, тут есть две теории. Первая официальная — весь наш мир соткан их этой силы, а мы пользуемся ее свободными потоками — воздух, земля, вода и огонь всегда присутствуют в мире, в любом месте. Земля и вода больше, воздух и огонь меньше. Мы одни из самых слабых и чутких магов, мы ощущаем огонь, но чтобы творить заклинания и пользоваться магией нам не достаточно того что есть в мире, поэтому мы призываем свою волю и собираем силу отовсюду, вытягивая ее из тканей мироздания. Вторая теория не официальная и не популярная, ее можно узнать на курсах истории или в библиотеке. Согласно ей, в мире нет сил стихий, а есть отражения, из которых эти силы и проистекают. Жизнь-земля, Свет-вода, Смерть-воздух, Инферно-огонь. Но это лирика, вам это мало чем поможет, в любом случае силу надо призывать, а как это делать ищите в учебниках, ну например…. Волшебника Воролада Керанского, у него очень хорошие уроки. Книга доступна в библиотеке.
        — Спасибо, я подумаю над этим.
        — Давай-давайте, думать это хорошо. Тогда к концу занятия сообщите — пойдете Вы на практические занятия сегодня или сразу в библиотеку.
        — Хорошо, сообщу.
        В библиотеку я, конечно, не пошел, вместо этого я нашел факультет воздуха и вытащил с практического занятия Элю.
        — Что случилось?  — спросила она обеспокоенно. Все такая же красивая, или может, даже краше чем была.
        — Инцидент вчера вечером. Сегодня после закрытия моего бара, приходи к нашему корпусу, надо поговорить.
        — Ладно, но с тобой все нормально?
        — Да, в норму пришел быстро. Да и ты видимо долго не терялась.
        — Есть вещи, к которым еще надо привыкнуть…. Ну, тогда до вечера.  — Она приблизилась и, привстав на носочки, чмокнула меня в щеку.  — Пока.
        Остаток дня прошел спокойно — скучно и размерено. Мы вновь шли назад с Дарином, после чего я отделился и пошел к нашему корпусу, отпер двери в подвал и прождал Элю около получаса. Она пришла в своем брючном коричневом костюме, и мы сразу спустились вниз. Я подпалил спичками факелы (позор огненного мага), и снова попытался очертить пентаграмму, которая как ни странно отлично была мною запомнена. Вновь круг вспыхнул, а в центре появился знакомый демон.
        — Брат, ты звал меня?
        — Да, это моя подруга, она была создана, как и я. Она тоже наша?  — указал я бледную как смерть Элеонору, что медленно отступала.
        — Нет, она не удостоилась такой чести, дух ее был слаб, а такие нам не нужны. Она слуга Королевы Личей, такие как она, правят мертвыми и отправляют людей к престолу своей госпожи.
        — Что происходит?  — сипло спросила Эля.  — Что он говорит?
        — Ты не понимаешь?
        — Она не знает языка хаоса в отличие от тебя. Ты был с нами долгие годы, и то, что я говорю, не является для тебя тайной. Но не показывай этого знания иным. Ваши две души прибыли из иного мира, но она союзник только до тех пор, пока не выбрала сторону. Помни — Нежить никогда! и ни с кем! не была в союзе.
        — Понял.  — Я снова повернулся к Эле.  — Он говорит, что ты слуга Смерти.
        — И чем мне это грозит?
        — Пока не знаю, но лучше пока помалкивай об этом. Он настойчиво рекомендует не говорить о связи с тёмными.
        — Не темными!  — вклинился демон и даже загорелся чуть ярче.  — Тьма и свет это людские предрассудки! Есть мы и они, не более. У нас разные цели и ты поймешь это со временем.
        — Я понял-понял, давай или уже отсюда.  — Я махнул рукой, и пентаграмма стерлась под ногами демона, причем вместе с ним.
        — Ты для этого меня приволок сюда?
        — Да, были опасения, что нам угрожает опасность. Как видишь — оправдалось.
        — А что мне с этим делать? Может мне было безопаснее без этого зрелища?
        — А мне почем знать? Надо искать информацию. Ты где работать хоть устроилась?
        — В театре.
        — Неужели Актриса?  — эта новость меня так удивила, что я даже забыл о цели сегодняшнего визита сюда.
        — Почти, я музыкантша, мне выдали арфу, и как оказалось, я на ней отлично умею играть. Блин, Джаф! Ты чего мне зубы заговариваешь?! Что мне теперь делать?! Или нам?
        — Не знаю Эля, пока не знаю….

        Дальнейшие две недели ничем мне не помогли, ни в решении вопроса «как жить дальше», ни в моих способностях — поставили вопрос об отчислении. Если я не покажу результат со свечкой через сутки — я покидаю Королевский Аффанит и иду своей дорогой, без знаний мира, без родных и средств на жизнь. А после такого ультиматума, я уже не видел иного выхода…. Той же ночью, я спустился в подвал и вызвал своего знакомого рогача.
        — Рамки жмут? Ты осознал полезность моей помощи?  — сходу ляпнул довольный демон.
        — Да, но только эту помощь, мне надо научиться работать с силой, и все.
        — Как ты захочешь. Урок будет весьма полезным. Начерти круг «возврата», поставь символ «окна» к пентаграмме и шагни в мир Инферно, позволь силе пройти сквозь тебя.
        — Чего?!  — я даже отшагнул от него. Искуситель нашелся.
        — Я не дам тебе пройти до конца, я позволю только обучиться, дабы ты вспомнил себя. Я уже говорил, что ты нам нужен здесь. А так же твое тело примет твою сущность, и ты станешь сильнее и быстрее любого обычного человека.
        — Я не уверен. И тем более, доверять тебе я не буду.
        — Дело твое, я только предлагаю помощь.
        Я колебался минут двадцать, нарезая круги вокруг огненного круга. Демон все это время стоял неподвижно словно статуя. А затем я приблизился к самому краю круга и, наклонившись, провел пальцами по пыльному полу. Новые символы вспыхнули огненным блеском, а меня тут же ухватил за волосы этот хмырь. Мгновение — ровно столько, как мне показалось, моя голова была в черте магического круга, внутри пентаграммы окна в мир Инферно, мгновения в огненной бездне без надежды на выживание, а затем… демон сам меня выпихнул наружу. Волшебный рисунок с демоном полыхнул, как будто был готов взорваться, но в итоге просто тихо погас, оставив запах серы и целую кучу пепла на полу.
        Сидя на каменном полу, я смотрел на место где только что был агрессивный демон. Ощупал себя, вроде все на месте, даже волосы не пострадали…. Хм. Возможно, он был и прав. Я действительно начал ощущать силу, не те крохи, что были в общем эфире, я чувствовал силу в себе, ее резервы и возможности роста. Скосив взгляд в сторону стены, увидел факел и попытался зажечь его своей силой — дырка от бублика! Теперь пас руками — снова ноль. Заклинание! Впустую. Я разозлился на себя и этого демона, рубанул рукой по воздуху и вновь посмотрел на факел, который в тот же миг вспыхнул, словно был свежим, а не троекратно запаленным и лишенным горючего масла. Опачки…. А как это повторить?….
        После выходного дня я был в приподнятом положении духа. Я был готов идти на занятия, я был готов жить и сопротивляться учебной системе — я все понял, и все оказалось простым как ковыряние в носу, только раз попробуй и все становиться на свои места. Пазл складывается, мозги работают, сила хлещет. Я крутой!
        — А! Господин Пистрикс, я погляжу вы в хорошем настроении! Есть успехи?
        — А как же.
        — Я всегда говорил, главное заинтересовать ученика учиться, а остальное он сделает сам. Ну, все, проходите, у нас будет интересная лекция сегодня….
        Лекция вопреки обещаниям была скучной, но вот когда мы спустились в подвал для проведения практических занятий, стало интересно. Рональд принес мне многострадальную свечу и попросил ее зажечь. Улыбаясь во все зубы, я сделал пасс, в котором, к слову, не было никакой необходимости, зажег эту восковую палку. Пламя на свече заискрило, огонь дрогнул, но остался на месте.
        — Мои поздравления, господин Пистрикс. Давно было пора это сделать. Уроки идут вам на пользу?  — Рональд похлопал в ладоши и указал на факел в ведре с водой.  — Ну что? Продолжаем?
        Я кинул мимолетный взгляд на ведро и прочел бесполезное заклинание. Мокрый факел блеснул ярко-рыжим огнем и загорелся наполовину погруженный в воду.
        — Это фантастика!  — запрыгал на месте Рональд.  — Неужели страх вас так замотивировал? Вы должны записать все ваши приемы и написать рецензию, что до этого делали не так. Это поможет будущим ученикам в их потугах.
        — Непременно, но не сегодня.  — Я улыбнулся.  — Устал сильно, половину ночи занимался.
        — Понимаю, но все же не откладывайте. Учение — свет, а Вам столько еще нужно узнать! Жду вас завтра!
        — До завтра.  — Махнул я рукой уже на выходе из подвала, где другие ученики мучали различные предметы и пользовались убогим способом добычи энергии.
        После бесполезный курсов самопознания я, наконец, получил визу на работу с курсами Алхимии. Раз уж я освоил основы силы, значит, мне можно доверить и другую науку. Теперь времени на себя еще меньше, обед придется сократить втрое. Потом Культура общения и первые уроки танцев. Ужас!!! Я на это не подписывался! Я записывался на курсы менеджмента! А тут…. Ладно, я это переживу. У меня началась новая жизнь, и она будет куда более интересной, чем за той стеной Инферно, что пропустила меня сквозь себя и выплюнула в этом мире.

        Прошла еще одна неделя, а за ней следующая. Я обзаводился знакомыми и приятелями с курса, узнал, наконец, тайну Дарина — он Маг воздуха и как Эля имеет способности к темной магии, с ним, конечно, работают в этом направлении, но по факту он теперь и не маг и не некромант. Испортили парня короче. Я это узнал не от него, но к нему начал приставать в тот же день. А когда стало понятно, что я не то что не против, а буквально тащусь от его науки, он оттаял и все наладилось. Санчо тоже заметил изменения наших отношений и стал более благосклонным ко мне. Он любил Дарина как первого достойного помощника, а раз мы с ним поладили, и я никуда не собираюсь уходить — мне и дорога на порог. Зарплата моя выросла до семи медяков в сутки. Теперь, я зажиточный человек с мутным прошлым, которое мечтают раскусить как минимум три девушки с потока. Все такие толстенькие и розовые как поросятки, которые еще краснеют от злости, когда ко мне приходит Эля, и мы смеемся как родственные души; в то время как с остальными я себе подобного не позволяю, полностью оправдывая уроки культуры и поведения в обществе. Я ходит в театр к
Элеоноре, познакомился и с остальными учениками-музыкантами, вел светские беседы и слушал все, что говорили о землях вокруг нашего острова. Вот такой курс жизни я и принял — пока никто не знает моего чина, я могу быть кем угодно, а уроки помогут мне «сканать» и под дворянина минимум.
        Однако гладко было только на первый взгляд и на бумаге. В своих невероятно быстрых достижениях на курсе, я наступил на ногу одному ученику — Феанору Асольному, бывшему любимчику Афистов и Куратора. Теперь же на его месте был я — первый в списке потока! И ему это не нравилось. А так как он общался с учениками из третьего и четвертого года обучения, он мог доставить мне массу хлопот. Первые попытки насолить мне на работе успехом не увенчались — всю их компанию прогнал Санчо, причем прогнал так, что бар после громкого мата еще и аплодировал. Ну да, к нам не ангелы обычно заходят. Зато слухи распускать или попытаться мне подножку поставить — это всегда, пожалуйста. А бить тут никого нельзя — устав Аффанита запрещает. Вот и приходится терпеть несносного зазнайку. Еще у меня появились сложности с девушками, что жили по бокам моей комнаты, так как они, видите ли, не привыкли, что их будет по ночам мое позднее возвращение, поэтому временами мы довольно бодро выясняли отношения. И не подумайте лишнего, у нас ничего не было! Странные они, с первого этажа всем пофиг, а эти словно ждут моего прихода, чтобы в
стены постучать. А как же мне расти как личность без ночных занятий с демоном? Но все это — суета….

        К концу полугодия жизнь была налажена, ну как мне тогда казалось. А вот мои отношения со стороной Инферно — нет. Демон был прав, его небольшая помощь позволила мне подняться над остальными, а вот что касается моего тела, он довольно много недосказал…. Для начала мои резервы силы начали довольно быстро развиваться и иногда я не рассчитывал силу, которой пытался сделать копеечное действие. Еще изменилась моя мышечная масса, я набрал почти двадцать кило чистых мускулов без единой тренировки, что давало мне определенные преимущества в силе, красоте и ловкости. Но вот когда мои глаза стали видеть в темноте, я уже забеспокоился — не за горами то время когда все это будет заметно другим ученикам и Афистам, поэтому за два дня до экзамена я снова спустился в подвал и вызвал своего «тренера».
        — Что тебя гложет, брат?
        — Физические изменения, я не смогу скрываться, если у меня рога начнут расти как у тебя. Я же в ночи теперь вижу! Как притормозить этот процесс?
        — Изменения внешности целиком зависят от твоего желания или твоих потребностей. Шкура демона прочнее любой кольчуги, наши когти прочнее стали, кости жёстче камня, а наш взор внушает первобытный страх. Все это проявит себя, только когда ты захочешь этого, или если в этом будет серьезная необходимость. Избегай опасности, избегай врага, и ты скроешь свою личину под маской человека. А глаза…. Ты гуляешь ночами — твой взор просто адаптируется.
        — Благодарю, успокоил.
        — Тогда начнем нашу тренировку. Ты готов?….

        Вечером перед экзаменационным днем, я сидел в Баре «Высокие Сосны» вместе со своими друзьями. Было весело и легко, никто включая меня, не сомневался, что я сдам испытание, я уже не тот недоучка, которого хотели выгнать, теперь я — легенда потока. Посему мы и сидели расслабленно. Четверка друзей-огневиков и девочка-водник Кассандра, которая выбрала меня как свою игрушку и объект для развлечений.
        — Джафар, а ты собираешься подавать прошение на внеочередное испытание?
        — Пьер, я пока об этом не думал, но ты прав, смысл в этом есть. Пока вы все учитесь, я уже закончу Аффанит и пойду на службу.  — Улыбаясь, ответил всем я.
        — А может, стоит именно так, и поступить?  — обратилась ко мне румяная от выпитого Кассандра.
        — Может и стоит, но я пока не решил. У меня сейчас и так дел много, не все курсы пройдены, боевое мастерство еще даже не началось, плюс уроки тактики.
        — Да кому это надо? Мы же Огневики! Мы атакуем в лоб!  — смеясь, заявил Седрик, мой сокурсник и граф по рождению.
        — Точно!  — почти хором подхватили все, кроме меня и Кассандры.
        — Не слушай их, милый. Ты все равно умнее их всех.
        — Сандра, я просил не унижать моих друзей?
        — Возможно.  — Хмыкнула она и, повернувшись ко мне спиной, нагло облокотилась.
        — Слушай, Джафар, давно хотел спросить: тебе не страшно работать с некромантом в баре?
        — Нет, а что должно быть?
        — Так они же смерть разносят повсюду, суть у них такая.  — Пояснил мне невероятную сплетню Пьер.
        — Вот и как их не оскорблять? Он же несет полную чушь.  — Включилась моя подруга.
        — Сандра! Я тебя больше не приглашу на наши посиделки!
        — А мы тебе говорили!
        — Фу на вас!  — Кассандра махнула в сторону Пьера рукой.  — Плебес как он есть. Джафар, проводи леди до дома, мне надоело тут сидеть.
        — Сейчас?
        — Да.  — Кивнув ответила девушка.  — Мне завтра рано вставать, надо хорошо выглядеть на испытании.
        — Ладно, провожу.  — Я поднялся из-за стола и протянул руки всем оставшимся, что тихо хихикали.  — До завтра, парни, не засиживайтесь.
        — Давай иди уже, подкаблучник….

        Глава 3. Испытания

        Как и большинство учащихся, я сидел на подковообразной трибуне зала для проведения экзаменационных испытаний, где уже третий час проходили экзамены, и скучал, со всей стараясь не провалиться в объятья Морфея. Нас вызывали тройками, и каждый раз это длилось невероятно долго, и не, потому что все так уж сильно тупили, а все из-за банальной бюрократии — подпишите тут, отнесите тому, подпишите заявление, укажите то и сё и пятое и десятое. Заранее бланки бы раздали, а то студенты начинают нервничать еще на стадии подписания прошения на допуск к испытанию. Скучно тут. Зевать уже не было ни сил, ни желания, хотелось просто лечь как дворовый кот, да уснуть. А все из-за кого? Из-за Кассандры! Уж больно впечатлительная она оказалась, как, наверное, и большинство зажравшейся молодежи. А демонстрировать невероятные по местным меркам достижения в сексуально не просвещенном королевстве совсем не трудно, даже без снятия штанов. Страшно даже подумать, что может устроить Эля с ее познаниями…. Что-то меня повело не в то русло. Надо сосредоточиться и…. А нет уже не надо — меня, кажется, зовут. Спускаясь с трибун под
множеством взглядов учащихся, выпускников и абитуриентов, я подошел к первому столу бюрократического аппарата, где сидел первый винтик этой канцелярской машины.
        — Господин Пистрикс, подпишите заявление на допуск к испытанию первой ступени.
        — А можно вопрос, Господин Боцинус?
        — Конечно, что Вас интересует?
        — Могу ли я пройти сразу два испытания? Первой и второй ступени.
        — Разумеется, но только после получения допуска. Прошение можете подписать сейчас, но решение в любом случае за Афистом Верити. В любом случае дерзайте — ничего же не потеряете! я вам выпишу второй бланк.
        Подписав обе бумаги, оформил зачетный лист, указал своих Афистов, которых я могу порекомендовать для сбора статистики; и со всей этой кучей бумаг прошел ко второму столу. Где все принесенное мной было заверено и проштамповано, затем был, как вы догадались — третий стол, где Афист Верити дал добро на оба испытания. И вот когда казалось, что счастье близко, началось долгожданное ожидание приглашения в зону испытания….

        — Господин Джафар Пистрикс, создайте огненную сферу при помощи заклинания.  — Я произношу формулу из учебника и легко призываю собственные силы, создавая огненную вращающуюся сферу между своих ладоней. Причем, не удержавшись, я стал ее расширять, словно она сама растет, а я этому сопротивляюсь, но кого этим обманешь….  — Зачтено. Приступим ко второй ступени…. Вторая ступень испытания — огненная струя. Поразите манекен номер три при помощи пассов.  — Афист указал на черную фигуру многократно подожженного манекена. Честно говоря, без его указки, я бы ни в жизнь не понял, что этот экземпляр вообще имеет номер. Театрально скинув руки, я пару раз махнул ими, изображая некий сакральный смысл, а затем резко выкинул часть собственной энергии, мысленно создавая огненный шлейф. Манекен дрогнул от ударившей в него струи красно-рыжего пламени и упал от напора. Всех вокруг обдало ощутимым жаром, а вокруг Афиста даже заблестел его личный щит.  — Не дурно…. Зачтено. Вы не будете проходить третье испытание?
        — К сожалению, у меня допуска нет, и я не подготовлен теоретически к прохождению третьей ступени.  — Развел я руки.
        — Пусть так, вы правы, спешка у нас не уместна. Вам надо еще многое узнать. Будьте усердны в учебе и все у Вас получится! Возьмите обходной лист и заверьте его на втором столе, потом отнесите его куратору и получите направление на новые курсы.  — Произнёс Афист заученную фразу.  — После этого проходите в аудиторию номер четыре, у вас там испытания по саморазвитию и Культуре общения. Желаю вам удачи….
        С обходным листом проблем не было, как и с общением с куратором, что поздравил меня от всей души. Лицемер, я же помню, как ты меня отчислить хотел…. В общем, сначала было гладко, но вот на испытании по саморазвитию, я получил «неуд», так как имел наглость не согласиться с Афистом по принципиальному вопросу. В ту минуту я понял всю горечь и Галилея Галилео с его попыткой просветить народ…. Пересдача через три дня или раньше, при желании. Хотя это никак не влияет на мое дальнейшее обучение магии, просто не смогу выбрать новый курс, пока не сдам этот. Алхимики испытания проводят один раз в году, так что туда мне было не нужно, зато на Этикете мне попался билет с культурой питания — моя любимая тема, так как уж чего-чего, а пожрать я люблю. Ложка в правой, ножик в правой, вилка в левой, стакан слева и так далее. Зачет! Свобода!
        Я выбежал из Аффанита и отправился к Санчо, зачеты надо было срочно обмыть, но не успел я и лестницу преодолеть, как под моей ногой появилась чужая. Как итог — споткнулся и распластался прямо на крыльце, испачкав одежду в пыли каменной мостовой, сбил колени и настроение где-то растерял. Вокруг раздался бурный смех. Поднявшись, я посмотрел на виновника торжества, ну конечно — Феанор и его вассалы-жополизы. Не став истерить как базарная бабка, я отряхнулся и пошел дальше своей дорогой, пока за спиной звучали колкости и иные поддевки в исполнении убогого языка это мира. Эх, моя бы воля, я бы оторвался на этих тварях, причем не только словесно, но конспирация….
        Санчо сразу оценил мое состояние и не позволил мне трепать нервы — выдал работу по генеральной уборке. Психолог получше нашего Афиста по саморазвитию. Гнев и переживания как рукой сняло, знай себе — возюкай мокрой тряпкой и никаких проблем в голове уже не будет. После обеда, когда я сидел за столиком бара и листал конспекты по несданной дисциплине, на работу прибыл Дарин и с хмурой физиономией сел рядом.
        — Как испытания?  — коротко поинтересовался я, не отрываясь от «захватывающего» чтения.
        — Зачтены.
        — Что сдавал?
        — Я не хочу об этом говорить.  — Буркнул мой коллега.
        — Злой ты Некр. Совсем злой, как собака.  — Отложив конспект, поддразнил я его.
        — Джаф, не донимай меня! Самому противно этим заниматься! А им это без разницы, они считают иначе! Я уже думаю отчисляться и домой уезжать, да кто меня там примет?! Я урод!
        — Знаешь, там, откуда я родом говорят: «не можешь изменить ситуацию — расслабься и получай удовольствие».
        — Я думал ты из Кхалефата.  — Вдруг спокойно ответил Дарин.
        — Это еще почему?
        — Кожа у тебя сухая, волосы тонкие, но вроде жесткие, загар на тебе держится долго. Я на границе все детство провел, умею отличать вашего брата от жителей равнин и гор, которые такие же бледные как и я.
        — Интересная теория, имеет свое право на жизнь.  — Сделал я пометку в своем мозгу. А то все заботами маюсь, а о своем теле до сих пор не думал. Откуда оно вообще?  — А по поводу учебы: чем тебе эта наука не пошла? Ты опасен, тебя в войска точно возьмут не на последнюю роль.
        — С чем?! С умением убивать одну цель? С умением проклинать? Пока будет идти бой, я буду заниматься очень малой группой, в то время, как ваш огневой брат будет косить легионы.
        — Во-первых, в легионах и своих магов хватит…. Постой, не надо так унижать своих достоинств! Ты работаешь со смертью напрямую, а мы только посредники. У тебя сто пудов возможности намного сильнее наших. Ты вот можешь мертвых поднимать?
        — ДЖАФАР!  — крикнул на меня Санчо из-за стойки, из-за чего я едва не сиганул в сторону.  — Прекрати немедленно! Что за разговоры в моем заведении?!
        — Прошу прощения, увлекся.
        — Увлекся он. А ну «на картошку»! Бездельник!  — дрожащими руками я убрал конспект в сумку и поднялся.
        — Давай Дарин, не кисни, прорвемся и поставим мы этот мир на колени.
        — Картошку сначала на колени поставь.  — Улыбнулся он.
        Клиент пошел ближе к закату, впрочем, как обычно. Все были при деле, всё всех устраивало. Потом пришли мои сокурсники, и я уже попивал вместе с ними, а когда немного набрался, в бар пришла Сандра, села ко мне и, положив обе руки на мое плечо, уложила голову сверху.
        — Миледи, я весь во внимании к вашей несравненной персоне.  — Комично кивнул я.
        — Ты пьян, я с тобой не буду разговаривать.  — Все засмеялись. Ничего нового.
        — Джафар, я полагаю, общение с дамой усложняется при ее отказе в общении.  — Хохотнул мой друг Пьер.
        — Ничуть, мы можем понимать друг друга без слов. Верно? Сандра.  — Она кивнула и почесала нос прямо о мое плечо.  — Вот видите, все нормально.
        — Пара полугодия.  — Прокомментировал Седрик.  — Огонь и вода, какая прелесть.
        — Благодарю вас, сударь.  — Кивнул я, и сразу после этого увидел Элю в сопровождении двух ребят, один из которых точно был из свиты Феанора. Она заметила меня и, отпустив ухажеров, приблизилась с обворожительной улыбкой.
        — Джаф, можно тебя минутку?  — я кивнул и спустил руки и голову Сандры с плеча, девушка этому была крайне не рада, но капризничать не начала, что уже не плохо. Я поднялся из-за стола, и мы отошли к стойке, где людей было меньше.
        — Что-то случилось?
        — Нет, просто в гости зашла. Давно не общались. Как у тебя дела?
        — Вроде спокойно, хотя вчера я немного оступился и распустил руки. Сегодня завалил испытание по Саморазвитию. И два курса разом сдал.
        — Ты шибко не выпендривайся, ты же сам говорил — нам лишнее внимание ни к чему.
        — Верно, но я вроде как, и играю роль самодура, коих тут больше чем нужно. Идеальная, на мой взгляд, маскировка, причем совершенно меня не напрягает. А ты как поживаешь?
        — Испытания прошла нормально, но, кажется, немного себя выдала, предложили второй курс закрыть, но я побоялась, рано еще.
        — А те двое?  — я указал в сторону стола, где сидели вошедшие ухажеры и сверлили меня взглядом не предвещавшим ничего хорошего.
        — Легкая интрижка. Один из них, отпрыск очень состоятельного барона и владельца богатых земель. Второй старший сын одной какой-то шишки из местных. Я пока в это особо не вникаю, но стараюсь не отставать от конкуренток.  — Она улыбнулась.
        — Понятно. Ты главное следи за собой и учитывай местные нравы. Если уж я удивляю местных, то тебе сам Бог велел.
        — Не учи ученого! Я это еще месяц назад поняла.  — Она засмеялась и ткнула меня рукой в бок.  — Не раскисать, я слежу за тобой! Ну, раз у тебя все нормально, я тогда пойду к своим ребяткам, будут они меня спаивать и комплименты делать.
        — Не увлекайся.  — Едва Эля от меня отошла, ее место заняла Сандра и сразу приобняла за руку.
        — Пошли к тебе.  — Сходу выдала она.
        — Зачем? Еще не ночь, можно и тут посидеть.
        — Я не стану уговаривать и просить, Джафар. Или ты идешь со мной, или сиди со своими друзьями.
        — Сандра, что с тобой? Ты испытания успешно прошла?
        — Конечно, все три, а не как некоторые лентяи.  — Осуждение, легкая жалость, чувство превосходства. С кем я вообще встречаюсь?
        — Так это мелочи жизни! сдам позже.
        — Ты принял решение?  — проигнорировала она мою фразу.
        — Сандра, я не знаю, как описать тебе всю простоту этого выбора. Оставаясь с друзьями, я ни на что не надеюсь и ничего не получаю. Если же я пойду с тобой, я буду переполнен надеждами на дивную ночь, но тоже ничего не получу. Где же здесь выбор?
        — Эгоист!  — выдала она со злыми глазами и оттолкнулась.
        — ЭгоисТКА, расставляй акценты правильно.  — Но она, похоже, уже не слушала, обиделась и вышла из Высоких Сосен.
        — Герой-любовник потерпел поражение?  — раздался голос Санчо из-за спины. Я ответил ему не оборачиваясь.
        — Разбаловал. Не ценит она меня.
        — А за что тебя ценить?! Пьешь на работе, желание богатой леди не выполняешь, хотя сам беден как вшивый бродяга. Да и странный ты, глупый и наивный. Давай я тебе помогу, ты за стойку вставай, посуду помой, а я пока думать буду, как тебе несчастному помочь.  — Кивнув шефу, я пролез под стойкой. Работа должна все упорядочить, а мои товарищи и так уже ко мне перебираются.
        Вчерашние приключения ночью не закончились, даже после закрытия бара. Мы прошли полдороги с Дарином, после чего он, как обычно, пошел своей дорогой, а я своей. Ночь была тихой, светлой от звезд, и теплой от нагретой мостовой, идти было в радость. Но не прошел я и пары сотен метров, как сильный порыв ветра сбил мены с ног. Попытка подняться не удавалась — меня, словно придавило чем-то неподъемным, горло мое так же сковало, даже просто закричать я не мог. Двое, их было двое, что подошли ближе. На их головах были колпаки с вырезами для глаз, одежды скрыты обычными дешевыми балахонами, а вот их тяжелые сапоги, что начали меня бить прямо на земле, были точно не из дешевых материалов, да и протектор у них очень хороший, поверьте, я успел это хорошо рассмотреть. Что делать в ситуации, в которой я даже руки от земли оторвать не могу? Меня этому никто не учил, более того, я даже не думал, что такое вообще возможно в этом тихом городке. Но делать-то что-то надо!
        Кое-как я собрал свою волю в кулак, полностью игнорируя болезненные удары по телу и раскрыв ладонь, позволил своей силе вырваться наружу. Ошибка одного из нападавших — он был как раз над моей раскрытой кистью, и топтал ее. Энергия выплеснулась из моего тела, почти мгновенно разогревая все вокруг и создавая плазму, которая и породила бушующее пламя, что заревело дикой стихией и подпалило обоих напавших. Те сразу отскочили в попытках избавиться от огня. Исходя из этого, я сделал вывод, что это не первокурсники — они не запаниковали и делали все верно, только вот отвлеклись от главной цели. Давление на мое тело снизилось, и мне удалось подняться, ощущая сильную боль сразу везде. И только я собрался натурально жарить обидчиков, неведомо откуда взявшейся поток холодной воды буквально откинул меня на мостовую, по которой я еще и задницей прокатился. Когда же я вновь поднялся, вокруг никого не было. Кровь шла носом, все тело болит, безымянный палец на левой руке похоже сломан, правый глаз уже начал заплывать. Жестко…. Но я отбился, значит все не так уж и плохо! Но все равно, надо уходить к своему дому, и
о многом подумать….
        Ночью я мучился как никогда до этого. Было не больно — был зуд. ЗУД! Большими чешущимися буквами! Все поврежденные места жгло, они зудели так сильно, что я не мог уснуть, хотелось когтями разодрать себе кожу, лишь бы прекратить эти мучения. Я намочил наволочку с кровати и обернулся прохладной материей, слегка уменьшая раздражающую реакцию тела, но это почти не помогало. Остатки алкоголя, усталость, утомление — рассвет показался за окнами, и только тогда я, наконец, смог задремать сидя на стуле….
        Утро было самым обычным — я не выспался, что не удивительно, за стенами гремели девочки, готовясь к новому дню, а я был на полу укутанный сырой наволочкой. Голова слегка гудела после вчерашнего, но на этом дискомфорт и кончился. Я поднялся, закинул элемент белья на подоконник, открыл окна, после чего пошел умываться. Холодная вода привела меня в чувства, а из зеркала на меня смотрело абсолютно нормальное лицо с небольшой щетиной и утренними синяками под глазами. Ни следа от побоев, как на лице, так и на теле. Нормальная реакция организма, нечего добавить. Однако от того оно не легче, что делать дальше? О факте нападения нужно сообщить, но что я предъявлю? Свое неповрежденное тело? Бред, я словно только от целителя. Может это стоит обыграть? Но у меня нет знакомых целителей. Засада….
        Не найдя достойного выхода, я оделся по форме, оценив испорченность своего повседневного наряда. В таком и на улицу выходить стыдно…. Пересчитав деньги, я решил пройтись по рынку, приодеться и купить примирительный подарок для Сандры. Зря я ее вчера обидел, надо извиниться….
        Треть моих накоплений была спущена на новые штаны, рубашку, ремень, туфли и нижнее белье. Еще треть на серебряный браслет для Сандры, тратить все на золотой не хотелось, удивить я ее все равно не смогу, а так — знак внимания какой-никакой. Если мне в этом мне жить, то надо эту мысль принять, и не жечь каждый мост за спиной. С рынка, я пошел на сдачу своего провального экзамена и с честью завалил его вновь, опять поспорив с Афистом по вопросу «Воли проведения и Фатализма». Ну не могу я с ней согласиться! Это прямо выше меня! Ну, это же он идиот, а не я! Как итог — назначили комиссию.
        А по выходу из Аффанита, я встретил Пьера, излил ему душу по поводу зачета и, получив от него ободряющее «забей и не парься», пошел искать Сандру. Нашел, как и водиться в ресторане лучшей марки, присел к ней и ее подругам за стол. И пока меня не начали выгонять — публично извинился за неподобающее поведение в виду чрезмерной выпивки и вручил упакованный в коробочку подарок. Сандра не стала его открывать, а просто кивнула и улыбнулась. Зазноба, и чего я с ней вожусь вообще? Может этот мост еще спалить? Хотя, зря я так…. А в виду того, что мне тут не сильно рады эти богатенькие сороки, я поспешил свалить оттуда и направился в сторону подвала, где сейчас пусто.
        — Ты звал меня, брат?  — раздался голос знакомого демона из пентаграммы.
        — Да, есть вопрос. Вчера на меня напали несколько магов, довольно увесисто избив мне конечности, а сегодня я в полном порядке. Можешь это прокомментировать?
        — Ты не человек, твое тело крепче любого другого, а скорость твоего восстановления выше человеческого многократно. Твоя суть не дала тебе погибнуть, и восстановила бренную оболочку под которой ты скрываешься.
        — Ага, ну понятно.
        — Ты готов учиться дальше?
        — А сильно надо?
        — Время никогда и никого не ждет, учись владеть силой, учись работать с нами. Тебе еще много надо узнать, ты должен стать собой до того как тебя раскроют.
        — Ладно, до вечера все равно делать нечего.  — Качнул я плечами и начал стягивать новую чистую рубашку.  — Давай, учитель — учи….
        После трех часов обучения под присмотром высшей сущности, настроение у меня поднялось. Уроки были не бесполезными, они были нужными, полезными и эффективными. Узнал много нового, даже больше чем на занятиях и это было хорошо. Потом была плановая уборка, после которой я выполз из подвала и сразу попал на глаза трем старшекурсникам, которые очевидно искали меня.
        — Джафар Пистрикс, вам надо пройти снами в зал разбирательств.  — Заговорил со мной ученик с факультета воды.
        — Это еще зачем?
        — На тебя подана жалоба, ты должен ответить на нее.
        — Ну-у-у… ладно, хотя я не сильно понимаю, кто и на что мог пожаловаться. Я же душка….
        До Аффанита дорога была не долгой, пришли к указанному залу и я вошел в двери в полном одиночестве. В большом и красивом зале сидели три Афиста, что обсуждали цены на внешнем рынке, правда о каком товаре шла речь, я не успел услышать, так как все замолкли и взглянули на меня.
        — Господин Пистрикс, а вот и вы. Проходите и присаживайтесь.
        — Доброго дня господа Афисты.  — поздоровался я и сел на предложенный стул напротив их длинного и высокого стола.
        — Доводим до вас, что против вас была подана очень серьезная жалоба. Вчера, в ходе уличной драки, вы использовали свои магические способности против учеников, что запрещено уставом Аффанита. Что вы можете на это ответить?
        — А кто подал жалобу?
        — Сейчас это не важно, вы прекрасно знаете, с кем вчера подрались.  — Интересный подход, но уж чего-чего, а врать мне не сложно, тем более по этому поводу.
        — Да, понимаете, тут как раз вопрос в этом — я ни с кем вчера не дрался. Уж во всяком случае, я бы это запомнил! А я помню, только как после работы в Высоких Соснах, пошел домой со своим коллегой, а потом прямиком домой на третью улицу. Ни о какой драке я и понятия не имел, пока вы мне об этом не сказали!  — начал я нести пургу с честными глазами.
        — К сожалению, жалоба конкретная и против вас.
        — Господа Афисты, как же так?  — я постарался выглядеть максимально растерянным.  — Вы же умные люди, ну как бы я учувствовал в драке и вышел из нее целеньким и здоровым? Я не знаю…. Я готов пройти в Лазарет для осмотра! на мне ни одного синяка, и ни одной царапины! Могу снять рубашку, дабы вы в этом могли убедиться прямо сейчас! Что конкретно было в этой жалобе? Почему обвинен именно я?  — Афисты повернулись друг к другу и начали неспешные тихие переговоры, я слышал их плохо, но было ясно, что они немного обескуражены таким поворотом событий.  — Может вам стоит опросить других учеников, или провести осмотр, а на ком будут следы драки, тот и виновен?
        — Господин Пистрикс, это не имеет отношения к делу, описание вас было приложено четко. Где ваша одежда, в которой вы были вчера?
        — Постирал…  — снова растерялся я и добавил в голос максимум обиды, мол, «не виноватая я — не знал, что нельзя было».  — Не ходить же в грязном! Это же рабочая одежда, к вечеру она должна быть чистой, мне же в ней еще клиентов встречать.  — Снова начались переговоры коллегии присяжных обвинителей.
        — Хорошо, мы вас услышали, но если вы потребуетесь, не окажите в визите еще раз.
        — Как можно! такие дела нельзя оставлять без внимания. Все участники драки должны понести наказание.  — Грозно затряс я пальцем.  — И не сомневайтесь во мне! Приду по первому вызову.
        — В любом случае, мы надеемся, что этот урок не пройдет для вас даром. Вы свободны….
        Занятная ситуация, по ходу дела, меня пытались подставить, и список подозреваемых у меня не очень большой, но клеветой заниматься никак не хочется. Уже в баре я рассказал о случившемся Дарину и Санчо, так как доверял им обоим. Ну, во всяком случае, я не верил, что они все бросят и побегут об этом докладывать. Дарин предложил сегодня вечером проводить меня, но я отказался — чай не дама немощная, чтобы меня провожать. А Санчо посоветовал мне не заниматься фигней и начинать работать. На этом и решили остановиться.
        До самого закрытия ко мне никто не пришел, видимо друзья обо мне забыли, а Сандра все еще обиженная, ну и хер с ними. Зато по завершению работы мы выпили по кружечке пива, и направились домой. Разговор с Дарином снова сместился в сторону его умений, и я предложил уединиться в нашем испытательном полигоне, именуемым подвалом для испытаний и позаниматься, но он снова отказался. Разошлись миром. И пока я шел один, ежеминутно был готов к новому нападению, но оно так не произошло, как и в последующие ночи, что снова привело меня к обычной бытовой жизни.

        Испытание по Саморазвитию я закрыл с комиссией, да и то только со второй попытки. Мне даже показалось, что ни меня просто пожалели. Но не суть, закончил и закончил, чего тут рассусоливать? А спустя всего неделю, начались новые занятия интереснее и сложнее предыдущих.
        Время опять пошло галопом, неделя сменялась неделей, теория сменялась практикой и наоборот. Сандра оттаяла после третьего знака внимания с моей стороны и снова ходила выедать мне мозги. Ребята с моего курса все чаще зависали со мной в баре, Эля выбрала одного из двух кавалеров и кажется, дело у нее пошло к свадьбе, на которую, меня еще никто не пригласил. Зимние месяцы, когда температура на улице падала до десяти градусов, все пережили нормально, немного потратившись на теплую одежду. И снова я показал себя с нестандартной стороны, начав купаться в холодной воде ради закалки и развлечения, сначала на меня смотрели как на чудака, а когда вода остыла, то и вовсе как на безумца. Однако у меня были своим мысли на этот счет, поэтому я и не переживал на этот счет.
        Занятия по алхимии мне стали нравиться, так как мы начали работать с практикой и делали кислоты и щелочи. Мои мысли, что данная наука приведет меня к зельям здоровья или маны, не оправдались, тут скорее научат делать бытовую химию, чем что-то реально полезное или магическое. Мои знания школьной химии пригодились в работе с кислотами и спиртом. Вот где я себя показывал с лучшей стороны и получал хорошие баллы от Афистов. Хе-хе, я — читер….
        На смену Саморазвитию мне вышла новая дисциплина — Тактика ведения боя. Наука скучная до безумия. Никакой практики — голая теория, зубрежка и повторения, основанные на исторических войнах и битвах. Примитив, да и только. Чую, этот предмет, я не сдам….
        Зиму сменила весна, воздух начал прогреваться, девушки стали оголять лодыжки и ручки ниже локтя (Боже мой, разврат-то какой), парни сменили куртки на пиджаки и кафтаны, с улиц исчезли шапки и шляпы. Цветы еще поперли буйными красками, в городе начались сезоны аллергий, свадеб, и новых отношений. Сандра стала моей постоянно спутницей и все чаще оставалась ночевать у меня, что мне совершенно… не нравилось. Я конечно волшебник в ее глазах со своими руками и языком, но отнюдь не монах, чтобы терпеть женское общество столь тесно и столь же бесперспективно, но пока я это терпел. Она, в конце концов, не самый плохой вариант, даже если дойдет вопрос о свадьбе, отказывать себе в этом не стану, с ней и достаток и защита. Но пока это просто теория, за которую я плачу дорогую цену.
        Вот примерно так и прошли эти полгода, пока на горизонте не замаячили новые экзаменационные испытания. Третий курс на носу, надо показать себя с лучшей стороны и не подставиться под подлость моих завистников, которые уж больно давно себя никак не проявляли. А ведь каждый параноик знает, что если все хорошо, значит все хорошо замаскировано! За сами испытания я был спокоен, долгие уроки с демоном подняли мой уровень владения силой и навыками на невероятный по местным меркам уровень, что позволит мне не особо напрягаясь сдать не только третий, но и четвертый и пятый курс. Хотя опять же — палиться нельзя. За проведенные тут десять месяцев я уже довольно хорошо вжился в местные реалии и вполне успешно выдавал себя за местного, правда обмануть всех не получалось, внешность у меня была далека от стандарта этой страны, а мои редкие замашки и промахи только слухов добавляли как керосин в костре. Так и Сандра не удержала свой язык за зубами и растрепалась о нашей интимной связи подругам, а те в свою очередь выкатили претензии своим возлюбленным, и теперь мне уже они пытались мозги вытряхнуть. Невероятно
неудобная обстановка ну не готов я общаться на подобные темы с мужиками и незнакомыми леди, ну вот никак! От слова «Вообще»! А они не отставали и частенько старались меня напоить, дабы язык развязать, но пока у них выходило напоить меня только до русской речи и дальше все упиралось в тупое непонимание и языковые барьеры.

        Ну, так я отвлекся. На носу новые испытания, а у меня в голове постная каша. Сижу за конспектами и размышляю, как обжулить комиссию. Сандра сидит сзади на моей кровати и несет какую-то чушь про моих соседок, что совершенно не умеют общаться и вести себя как леди, хотя вроде давно уже живут среди высшего общества. И вот этот стрёкот меня сильно раздражал….
        — Сандра, тебе заняться нечем? Ты сама к испытаниям готова?
        — Я всегда готова, так как не пропускаю занятий и слушаю все лекции Афистов. А тебе еще надо много учиться чтобы быть таким же успешным как я.
        — Чего? Я же прыгаю через курс!
        — Не понимаю, куда ты торопишься? Вроде никто тебя дома не ждет. Ты можешь столько нового и полезного узнать! Или… я чего-то еще не знаю?
        — Перестань. Ничего нового я тебе не расскажу.
        — Очень жаль. С каждым месяцем ты становишься все скучнее и скучнее, так вскоре и вовсе будешь как все вокруг.
        — А ты со мной только за мои заскоки?
        — Не без этого мой Пистрикс, не без этого. Пока ты интересен, это весело, а будешь скучным, что с тебя толку? У тебя за душой я не заметила ни богатства, ни рода.
        — Вредная ты как Бурьян-трава.  — Отбил я ее пафос.
        — Тем не менее, не теряй нить нашего разговора, мы к ней еще вернемся.
        — А может, мы поженимся?  — спросил я, не оборачиваясь и надеясь, что эти мысли займут ее хоть на некоторое время. Но не срослось, ответила она просто неприлично быстро.
        — Нет, до конца обучения мой отец не благословит мой выбор, никакой, а не только тебя. Так что прости меня, милый, но нет…. Я надеюсь, тебя не обидела?
        — Ни сколько, я ожидал чего-то подобного. А пока у меня есть время на обучение, будь любезна, посиди тихо….
        *Здесь можете, представить звук бьющейся посуды*

        Ссора с Сандрой никак мне не помогла с обучением, сидел и злился вместо того чтобы учить заклинания, толку от которых чуть да маленько — только голову зря забиваю. Ну, вот сами представьте, вам много понадобилось с Универа? Сильно вам в жизни помог ну, например метод Фибоначчи или химическая формула процесса фотосинтеза? Думаю, что нет, но время было потрачено. Однако, жалуйся или нет, но новый день пришел в назначенное время, и я поплелся в Аффанит вместе с сотнями сонных учеников, на свое очередное испытание и экзамены. Все повторялось, как и в первый раз, дождавшись своей очереди, я написал прошение на допуск к четвертому курсу, вышел на ринг и приготовился к испытанию.
        — Господин Джафар Пистрикс, создайте защитное поле без пасов и заклинаний.  — Я деланно попыжился и задумался, после чего создал полусферу огненного полога, что, по сути, было невероятно горячей воздушной линзой, что меня окружала, Афист кинул в меня заклинание льда, что я с успехом отразил.  — Зачтено. Четвертая ступень проходить надо в конце испытания, у вас будет дуэль с магом огня. Проходите на трибуну и ждите.
        Я снова сел на лавку и стал наблюдать за остальными учениками, благо сейчас спать не хотелось. Что было отдельно приятно — Эля вышла на свой экзамен. Девушка обменялась бумагами с Афистом и выставив свою тонкую ручку поразила манекен воздушным потоком, однако на этом она не остановилась и прошла испытание для третьего курса. Она действительно никуда не торопилась, очень много студентов проскакивали от второй на третью ступень, так что тут она никак не рисковала в отличие от меня — выпендрежника. Воздушный щит у нее тоже получился отличный, Афист от земли попытался сбить ее защиту потоком песка и камня, но не преуспел, все вокруг было в пыли, кроме Элеоноры. Зачет на лицо, девушка бодро покинула арену испытания. Ко мне подсел Пьер.
        — Видел, как я справился?  — спросил он у меня.
        — Нет, за Элей наблюдал.
        — Тогда прощаю, она очень хороша, получше моего друга будет.
        — Не бухти. Ты третий закрыл?
        — Более того, решил пойти за тобой и написал прошение на четвертый. Надеюсь, нас не поставят друг против друга?
        — А могут?
        — А в чем, по-твоему, суть испытания? Входят двое, а сдает только один. Вот и вся математика. Так что буду молиться, чтобы не обломать твою прыть на этом ринге.
        — Я думал, бой будет с Афистом.
        — Да ну, у нас тогда шансов вообще не было бы. Они же все с боевым опытом, как один. Служба не обязательная конечно, но престижная, так что они все уже успели повоевать в небольших конфликтах то там, то тут.  — Он замахал руками, демонстрируя и «там», и «тут». Я не ответил, а лишь задумался.
        Так мы дальше и сидели, молча. А когда нас пригласили на испытания, мне в кои-то веки повезло несказанно — Феанор! Ага! Сученок — ну ты сейчас у меня отхватишь!
        — Учащиеся господа, Феанор и Джафар, вам надлежит провести боевое испытание до победы, либо по решению членов комиссии.  — Вещал нам глашатай-Афист с водного факультета.  — Бой ведется только с расстояния, в ближнее столкновение не вступать. Этот урок исключительно на удаленную атаку и ее отражение. Заклинания разрешено использовать любые, пройденные на занятиях или выученные самостоятельно. Члены комиссии и я будем следить за уровнем угрозы жизни, поэтому по первому требованию вы должны прекратить поединок. Всем все понятно? Хорошо, господа — Начали!
        Как же долго я ждал того, чтобы посадить этого выскочку в лужу. Не передать словами, и вот он мой звездный час! Мы разошлись в дальние концы арены. Феанор сразу возвел перед собой защитный купол, я же подвесил его на свою левую руку, метод не из учебника, но и не великая новинка, так как один из ранних магов это уже практиковал, причем весьма успешно. Многие зрители захлопали, зрелище как-никак — не каждый день дерутся два человека, что мечтают убить друг друга. Первым удар нанес Феанор — направив на меня своим быстро сотканным огненным шаром. Я не переживал на его счет, щит выдержит, а вот мне стоило бы отойти с траектории огня. Сместившись и пропуская шар мимо, я улыбнулся, но горящий снаряд неожиданно взорвался за моей спиной, обдав меня горячим воздухом и ударной волной. Благо сместился я вправо, так что щит, висящий на руке, взял большую часть огня на себя. Выставив руку как направляющий инструмент, я сам выпустил сразу три огненных шара, внушая силе, что она должна не прорывать щит, а взрываться около него, заслоняя взор Феанора. Сдвигаюсь снова и выпускаю еще один фаерболл с огненным
потоком, что должен был играть роль реактивного двигателя. Три мощных взрыва долбанули перед щитом моего соперника практически синхронно. Однако я ослабил бдительность и едва не поплатился за это. За моей спиной вырос огненный столб, который сформировался в человекоподобную фигуру с удлинённой рукой, типа меча, и это славное проявление магии кинулось на меня. Ахренеть, я был в шоке…. Щит на руке вынес первый удар вполне стойко, но все равно — ожогов мне не избежать никак. Уже сейчас мне было больно и жарко. Огонь ревел вокруг нас, отвлекая от основной задачи. Как он посмел вызвать Голема-стихии? Сволочь, это рубеж пятого курса! Хотя я о них говорил с демоном, и он даже доброго слова о них не сказал, мол, это такая фигня, что и внимания не стоит. Но вот так, видя его перед собой, я уже не так верил в его слова. Голем снова наступал. Второй удар на щит, выпускаю в Голема свой огненный шар, который взрывается прямо внутри его тела, горячие брызги снова летят во все стороны, в ушах шумит, на губах кровь от прокушенной губы, кожа трещит от ожогов. Снова выпад, я отскакиваю назад, а затем вперед и накрываю
голову Голема своим щитом. Тело огненной марионетки падает на землю, а мне по спине прилетает огненный шар от соперника, что улыбаясь, стоит под своей почти нетронутой защитой. Боль ожгла мою спину, но удар был не прямым, так что я потерял только одежду и верхние слови шкуры. Да, такими темпами я и проиграть смогу. Надо срочно менять тактику боя. Ну же, меня же учили! Или надо быть русским и пугать противника своими импровизациями? Вызвать что ли Голема на него? А что мне это даст? Големом надо управлять, а мне сейчас вообще не до этого. Вражеский Аватар поднимается с поверхности и снова заносит свое оружие. Но идея таки успевает прийти в мою голову, я вызываю щит, но не на себя, а на Голема, отрезая его на некоторое время от себя любимого. Поворачиваюсь к Феанору, принимаю очередной его выстрел на щит и обновляю энергию защиты. Честно говоря, я давно так не опустошал собственные резервы, но тут вопрос чести и мести! Сближаюсь с противником и, выставив руку, выпускаю струю пламени. Огонь смазываясь, покрывает купол мага, но он, похоже, долго собирал в свой щит мощь, поэтому пока защита выдерживает, а
песок под ногами начинает запекаться от жара. Ощущением силы понимаю, что мой щит за спиной лопнул, и вражеская единица свободна, у меня сейчас будут проблемы.
        Идиотский и неоправданный поступок — нет мне оправдания, но что сделано, то сделано. Дабы не оставлять Феанора без присмотра, я создаю Гидру, заклинание, которое уже много десятков лет никто никак не использует, ибо оно жутко расточительное. Из земли, куда я указал, выросли три огненный шланга, что самостоятельно начали поливать щит Феанора огнем, минута или две, это максимум для моей Гидры, но я надеюсь, мне больше не понадобиться. Встречаю снова удар Голема на свой щит, который начал жалобно скулить от нанесенного урона. Да откуда у этого гада столько энергии?! Я блять, проклятый демон! А не могу порвать этого отсоса!!! Снова отпрыгиваю от Голема, ощущая невыносимую боль на спине, взглянул на огненное создание своим внутренним взором. Это вам не взгляд мага, что сидит только потоки силы, это взгляд демона, что видит намного глубже и точнее, ибо глаза эти жадные и беспощадные.
        Голем в новом свете был очень качественно сформирован, что никак не согласуется с его создателем-четверокурсником, от его тела тянулись линии передачи силы, которые шли от мага. Кинув взгляд на Феанора, почти сразу заметил источник моих проблем — артефакт силы, он же — накопитель. Нам о них говорили в рамках общей теории, факультет артефактов создает вместилища, где можно собирать энергию для дальнейшей работы с ней и у Феанора такая штука была. Зараза! Он меня прикончит раньше чем в этой штуке закончиться хотя бы половина резерва! Сколько месяцев он заряжал его?! Вот почему у меня жизнь спокойной была так долго — он готовился к этому дню!
        Опять выпад Голема, но теперь я был слишком зол, чтобы красоваться на публику, тут вопрос чести и зачета! Меч создания снова отскочил и я, повернувшись, рубанул голой рукой по потокам силы, прерывая связь с создателем и поглощая львиную долу даруемой Голему энергии. Огненный человек, потеряв нить связи с призывателем, сразу остановился и перестал реагировать на окружение. Я же снова поднял Гидру, на замену угасшей, после чего начал «кастовать» своего собственного Голема — время есть, пока Феанор меня не видит за заслоном огня. Мелочь-то может и мелочь, но мне сейчас каждая крупица на вес золота. Голем поднялся вблизи Гидры, он не был таким крупным как создание Феанора, так как это не имеет значения. Мой «Пет» сразу кидается на щит противника, пока я готовлю свои огненные примочки. Огонь! Весь купол Феанора вспыхнул как факел, мое пламя не брало моей энергии, оно выедала щит, на котором растет, словно на бензиновой пленке. Внутри началось нездоровое движение, видимо маг понял, что роли наши резко поменялись, а создать нового противника не глядя, он еще не в состоянии. Он ударил огненной звездой,
что разнесла круговым потоком горячий воздух, потом еще раз и еще раз. Все вокруг ревело в пламени, я злился, меня хотели обмануть, меня хотели унизить! Снова вражеский удар волной — встречаю его щитом. Гидра умирает, но на ее месте появляется новая, а затем сверху по нам ударил такой поток воды, что меня буквально приложило о песок, подогретый моим же щитом. С Феанора тоже щит как рукой сняло, но он устоял. А вот Гидре и моему Голему не повезло, их попросту развеяло и смешало с грязью.
        — Замерли все!!!  — закричал на нас Афист с трибуны, который и обрушил на нас поток воды.  — Джафар! Почему вы не подчинились первому приказу?!!  — я поднялся из лужи и встряхнул мокрой головой.
        — Прошу прощения, не слышал вас из-за шума пламени и боя.  — Для подтверждения своих слов я еще и в ухе поковырялся.
        — Это вас не оправдывает! Господин Феанор, пройдите на комиссию и досмотр вашего имущества.
        — Что?!  — возмутился мокрый маг.
        — Ваша защита питалась со стороны. Это вопрос вашего отчисления. Поднимайтесь на досмотр!  — вновь рявкнул Афист на него, затем перевел взгляд на меня.  — Вас это тоже касается Господин Пистрикс, потрудитесь найти оправдание вашим трюкам.
        — Да я же почти голый!  — возмущенно вскрикнул я, но это уже никого не интересовало, пришлось идти….

        В зале заседания, где я сидел и морщился от ожогов, сидели семь магов Афистов и составляли протокол на проведённое испытание, а на мою просьбу посетить лазарет, сказали, что «потом схожу», раны, мол, не смертельные. Сволочи, все как один, они же еще и чешутся жутко! Наконец, они обратили свое внимание на меня.
        — Что за заклинание вы использовали для атаки защитного купола Господина Феанора?
        — Гидра.  — Процедил я.  — Этот прием был описан в мемуарах Афиста и Королевского служителя Нордалока.
        — Норсалока.  — поправил меня один из Афистов.
        — Ну, так раз вы его знаете, чего меня дергаете? Мне же больно!
        — Вы намеренно изучали старые приемы? Или вам кто-то порекомендовал их использовать?
        — Сам искал, я же иду впереди программы, откуда мне еще знания черпать как не из книг?  — спину снова задергало, да еще и зуд стол поистине невыносимым. Ой, только не сейчас!
        — Еще один вопрос, как вы прервали связь Господина Феанора и его Голема?
        — Логически!  — рявкнул я.
        — Поясните!  — встал из-за стола один из старых Афистов.
        — У них есть связь, и я знал, где заклинатель и где призванное создание. Прием мастера Кунье, о прерывании удаленных чар. Я же не глядя кинулся, и щитом прикрывался для гарантии.
        — Хорошо.  — Мерно кивнул Афист с огненного факультета.  — Это хороший навык, парень правильно его использовал. Честно говоря, я на его стороне полностью….
        — Однако у нас есть ее один вопрос.  — Перебил его второй служитель Аффанита.  — Не подскажете ли уважаемый Джафар, как вы собирали столько сил на этом поединке?  — вопрос на миллион, и я к нему не подготовился….
        — Не знаю.  — Честно ответил я, так как реально не знал что говорить.  — Злой был, не обращал внимания на это.
        — Господа, господин Пистрикс у нас был одним из десяти учащихся, которые были в припадке с выбросом силы, это записано в его личном деле. Я допускаю, что после этого выброса, Джафар умеет обращаться с силой намного лучше сверстников, что он и показывает, закрывая два курса за раз. Плюс к этому, часть его заклинаний были паразитическими, что снимает большую нагрузку с его собственных резервов….
        — Афсит Кортальн, мы ценим ваше стремление прикрыть нарушителя, но пока мы не найдем истину, я не желаю спускать это дело на тормоза. Уже второй ваш ученик занимается какой-то мистикой на испытании, а вы защищаете обоих.
        — Прошу прощения!  — Возмутился мой защитник.  — У господина Феанора ничего найдено не было, он просто показал нам, что всего можно добиться своими силами, как и господин Пистрикс.  — я даже подпрыгнул на месте, забыв про боль и дыру на штанах.
        — Что?! У него ничего не было найдено?!
        — Господин Пистрикс, спокойнее. Зачет в любом случае ваш, вы достойно дали отпор, несмотря на понесенные увечья и игнорирование команды комиссии.
        — Да нет! Я не об этом! Этот мошенник был с артефактом! Я чувствовал свободную силу, он не брал ее!
        — В любом случае на осмотре, ничего найдено не было. Никаких зачарованных предметов.
        — А в проходе вы искали? Там где он шел?!
        — Господин Пистрикс!  — вновь поднялся главный обвинитель.  — Вы клевещите против высокородного, не высоко ли вы сами прыгаете?  — и тут я просто упал на лавку, расслабился и перестал нервничать.
        — А, я понял, тут главное не правда, а оправдание! высокродного отпрыска.  — Кивнул я.  — Извините, я думал здесь зал правды и чести, а не продажной швали.
        — Джафар!
        — Что Джафар?!  — окрысился я, ощущая подъем ярости из глубины души, что мне уже неподконтрольна.  — У меня шкура на спине сожжена до самого мяса! Вы меня тут держите для обеления вашего ставленника! Поисками никто и не подумал заниматься! А ведь осматривать его надо было именно на площадке, где он использовал запрещенный предмет! Я пойду в лазарет, и если у вас будут доказательства моей вины, я буду рад покинуть это продажное место! И если тут кто-то принял мои слова в обиду, то прошу меня простить, это просто, правда, и как говорил один из людей настоящей чести: «Правда — она как продажная девка: все ее хотят, но никто не любит!» — я встал и, пошатываясь, пошел на выход. В след мне не произнесли ни слова.
        В лазарете мне намазали спину какой-то дрянью и замотали всего тонкой тканью типа бинта, дали указание приходить всю неделю на повторение процедуры. Я же отказался и, взяв раствор с собой, сказав, что у меня есть заботливая девушка, которая будет мазать меня сама и мне не хочется беспокоить местный персонал такими мелочами как ожоги у мага огня. Меня не поняли, но одобрили сам порыв убавить работу медперсонала. Уже дома я упал на кровать и, закусив зубами одеяло, начал стонать от раздираемого меня зуда….

        Глава 4. Первое лето

        Экзамены по алхимии я закрыл с успехом и пафосом, написав доклад о своей инновационной разработкой, которая перевернет этот мир!  — резиной. Еще со школьной парты помню, что резина это каучук и сера, а на эксперименты в этом мире, у меня времени было более чем достаточно, чтобы это понять и повторить. Теперь я был вписан в историю мира как создатель нового алхимически-ценного элемента общего назначения, высокой полезностью и вообще — новинкой. Даже премию за исследование выплатили и пригласили на работу в Аффанит, чтобы я продолжал исследования. Но так как у меня от школьной химии не сохранилось ничего кроме общеизвестного спирта и уже опубликованной резины — я отказался, так сказать покинул карьеру, пока она не успела покатиться с горы. Вот как-то так.
        Кстати, отчислять меня за мою выходку на суде не стали, как и не стали отказывать Феанору в его зачете. Проскочил гадёныш, мимо правосудия, теперь нам сидеть и дальше в одной аудитории. Курс Тактики я тоже сдал с третьей попытки, видимо это уже традиция такая. И после всего этого, впервые в моей жизни тут, наступили четыре долгих летних месяца, в которые подавляющее большинство студентов уезжали домой — к родителям. Не все конечно, но очень многие. И что самое забавное — Эля тоже поехала к родителям, не к своим, разумеется, а к родителям «барона с богатыми землями», имени его я так и не удосужился спросить. Но Элеоноре я пожелал удачи, как в поездке, так и в ее начинаниях. Вот вам и неторопливая учеба: нашла себе жениха и уже окучивает его как картофель, готовясь собрать невероятный урожай на безбедную старость. А я толкусь на месте…. Кассандра уехала к себе, даже не попытавшись позвать меня с собой. И на ее место не пришла ни одна из девочек, что остались на острове. Я же не знать! а на острове магов остались только бедные и низшие классы, которым я, естественно, не интересен.
        Работа в баре перешла в вялотекущее времяпровождение — клиентов очень мало, платить нам Санчо не хочет, но хоть кормит и поит иногда. Дарин, тоже никуда не поехал — дома, я так понял, его не очень любят и ждут, так зачем людям психику травмировать? А тут и друзья и досуг. Таким образом, можно было считать, что мы остались практически одни, чем беззастенчиво и пользовались. Помимо откровенно безделья с картами и решениями вопроса обновления интерьера, мы с Дарином все чаще занимались его курсами, дабы я сам мог представлять, что он умеет и на что способен. Выходило весьма не мало, он реальное чудовище, в арсенале которого есть заклинания укладывающее целые толпы, но, к сожалению не выборочно, а прямо как косой. Но над этим я тоже работал — времени вагон и маленькая телега. Долго не знал, куда его еще девать, но потом нашел себе подработку…. Для этого, я нанялся на помощника ювелира, который учил меня плавить металл и делать из него мелкие подделки и цепочки. Платил мало, но я старался и рос как личность. Узнал много про самородки и ценные руды, как правильно плавить металл и как делать сплавы.
Всяко веселее, чем на заднице сидеть в ожидании нового учебного года.
        Но не спешите меня жалеть, не все было столь уныло. В конце первого месяца, Санчо сказал, что отпускает нас на две недели, так как к нему прибудут очень интересные гости — некие Драгоны, что не являются людьми. Таким образом, я узнал, что в этом дивном мире помимо «человеков» есть и другие расы. Драгоны — сильные, низкие человечки с широченными плечами, мускулистыми руками и очень скверным нравом. Люди долгие годы назад воевали с ними, пока не пришла внешняя угроза со стороны темных магов, противостояние с которой, сплотило два народа и позволило начать новые отношения на правах равных партнеров. Сейчас Драгоны — очень ценные торговые партнеры, которые осваивают современную технология, осваивают силу пара и электричества. Большинство механических устройств Аффанита — работа Драгонов. И эти красавцы приезжают к нам! Надо капнуть эту тему поглубже….
        — …Ну, извините, я не слышал о них раньше.  — Ответил я Дарину на его возмущение.  — Пояснишь ситуацию?
        — А потом?… Ладно, Это Драгоны, левая ветвь Божественной линии, они отличные мастера и рудокопы, первыми сделали телеги и паровые двигатели. Говорят, что они владеют магией, которой обладать могут только они. Мрачные личности, людей не любят, города не любят. Живут в своих лесах и горах, промышляют торговлей и разработкой рудников…
        — Дай угадаю, они еще и сети пещер невероятные копают? Да?
        — С чего ты взял? Они видят плохо, тем более во тьме. Зато есть у них особые фонари для зрения во тьме и без огня.
        — Ладно, в общих чертах мне всепонятно — ребята они талантливые и замкнутые.
        — Не лезь к ним Джаф, реально, дольше проживешь, и это не шутка. Прими это как полезную информацию и не мелькай.  — Очень серьезно сказал Дарин.  — Они могут убить человека даже просто за косой взгляд, не искушай судьбу….
        Вот собственно и все мои раскопки — «не лезь к ним» и так далее. Ладно, не первый раз умирать если что….
        Драгоны прибыли на своих огромных кораблях, что больше всего походили на дымящиеся замки на воде, кстати, элементы из камня на их судах реально присутствовали. Шок и трепет, но когда они стали выходить из них, я вообще в осадок выпал. Думал это гномы такие, а тут реальные верзилы не выше полутора метров высоты, зато в плечах они были реально круче любой гориллы. Телеги, накрытые тканями, они волокли сами, отталкиваясь короткими, но сильными ногами. Почти вся их группа направилась в Аффанит, однако я же уже знал, что они пойдут в бар Санчо, у него же не зря свободные комнаты на втором этаже, сто пудов — сдает их таким вот редким гостям. Вообще я давно заметил за своем шефом, что он не такой и простой, как кажется, сто пудов, у него не один скелет в шкафу….
        Короче, ближе к делу. Проведя довольно скучный день, я переоделся в чистое и пошел на свою работу, прямо у входа которой стояла табличка с предупреждением, что Высокие Сосны «закрыты на спец. обслуживание». Занятно и интересно — «Tigra Intriga Tigre». Обойдя знак, я открыл двери и поймал на себе десятки взглядов низкорослых Драгонов. Некоторые из них имели усы и бороды, иные были лысыми как мое колено, одежда их была крепкой и даже на первый взгляд качественной. Однако их взгляды не показались мне злыми, скорее удивленными, ну прямо донельзя. Санчо только лицо ладонью прикрыл и головой закачал. Я же решил выступить! Вряд ли они меня сразу убьют, а вдруг еще и убежать успею!
        — Ну что, господа хорошие? Шутки шутить любим? Или все черствые как камень?….  — и сразу после этих слов, я рассказал свой первый анекдот, затем второй и третий. Прямо скажу, меня начало вести, я вспоминал все подряд, приличное и неприличное, юморные и откровенно пошлое, и когда у всех собравшихся, рожи уже были красные от хохота, я решил их пощадить и стал рассказывать их немного медленнее.
        Ничего сложного, ребята они нормальные, не чуждо им и веселье и отдых. А всеми любимый Поручик Ржевский, с легкой руки переименованный в Драгона Ржевича, отлично вписался в атмосферу рабочего класса механиков и рудокопов. Угорали они так, словно реально знали этого Ржевича или сами вспоминали похожие ситуации из коротких сатирических и объективно неприличных зарисовок. Конечно были сложности с пониманием, но стоило мне рассказать, что Наташа Ростова это человеческая Принцесса забытого всеми богами Князя, как все анекдоты приобретали просто эпический юмор и красоту. И знал я всяких шуточек иисторий очень много. Наконец мой пыл начал угасать, и меня насильно посадили за стол, налили весьма дорогого пива и всучили кружку под подбородок. Санчо тоже быстро понял, что меня убивать сегодня не станут, поэтому подошел ко мне, вмазал со спины подзатыльник и сказал подойти к нему после посиделки. Ну а я что? Я ничего! Я тут новенький, и хочу завести новых друзей. Драгоны видимо решили, что я местный комик или просто забавный идиот, но это им не мешало самим желать рассказывать свои истории и шутки. Разбавляя
их истории своими анекдотами, что вспоминались в ходе беседы, я лишь просто привыкал к ним. И вовсе они не страшные, они просто брутальные; они не лые, они просто хмурые, так как много работают. И еще — они очень любит выпить и посмеяться. И ту ничего плохого или сложного нет, рецепт отличной шуточки прост — унижай людей и выставляй Драгонов крутыми и отпетыми товарищами, причем, чем больше там пошлости, тем веселее.
        Отпустили они меня от своего стола уже далеко после заката, сказав, что будут всегда рады моей компании и вообще «Не стесняйся, мы же не звери какие!». Я пошел за стойку и сел на свой рабочий стул. Санчо вручил мне стаканы на помывку и встал рядом.
        — И чего тебя демоны понесли сюда? Я же сказал — вы свободны.  — Не переставая улыбаться гостям, прошипел Санчо.
        — Начальник, остынь, ничего страшного не случилось. А я кажется, в прошлой жизни знал таких вот ребят с ареалом страха и загадочности. К ним просто надо относиться как к равным, а не выдумывать сказки и страшилки.  — С долей бравады отбился я.
        — Ага, я взял и поверил. А ты знаешь, что согласно союзному соглашению, Драгоны могут убить человека, который их оскорбил?
        — Нет, не знал.  — Честно сказал я, а внутри стало как-то прохладно.
        — Впредь будешь. И благо великое, что все твои оскорбления их не обидели, а развеселили. Теперь с этой группой можешь даже на улице здороваться, это хорошие ребята, торговцы и механики. Отличный Каос, ты цени это знакомство.
        — Буду. А чего они изобретают?
        — А вот этот вопрос, забей в своем сознании и не спрашивай никогда! Они за свои знания убивают без зазрения совести, поэтому если ты не заслуженный механик, то сиди и помалкивай.  — Я, конечно, хотел ответить «Вызов принят», но у меня голова от прошлой затрещины еще побаливала, поэтому я сдержался.
        К закрытию бара меня Санчо буквально выпнул на улицу и дверь изнутри запер, и черный ход тоже перекрыл. Пришлось топать домой в свой корпус, в котором кроме меня, и не было никого.
        Ночь прошла без происшествий, чего не скажешь про утро. Не знаю, кто и как, но утром уже половина городка знала, что я был с Драгонами весь вечер и остался жив после этого, поэтому будил меня Дарин. А стоило мне открыть ему дверь, как он сразу начал засыпать меня вопросами: «какого», «ради чего», «зачем», «кто надоумил» и прочее. Вкратце пояснил, что их никогда не видел, и было жуть как интересно, вот и сунулся, а за подробностями — сам иди и выспрашивай их. Вспомнил вчерашний вечер трезвым умом и едва не разбил себе голову! Это как же я прошляпил самое важное? «…Поэтому если ты не заслуженный механик, то сиди и помалкивай»…. Санчо! Гений! Я же, как раз закрыл одно свое исследование, место, которому в механике всегда найдется!
        Отвязавшись от Дарина, я как торпеда помчался на факультет и, найдя своего куратора, запросил свою работу. Но он мне отказал, типа я же не принял их щедрое предложение, и это значит, что моя диссертация — собственность Аффанита. Пришлось бежать домой и поднимать свои записи и черновики, собирать все в кучу и сшивать официальный документ из черновиков. Надеюсь, что меня с такой работой на «черновую», не засмеют.
        Что было странным — меня у бара ожидали несколько ребят, что типа прогуливаются в этом районе, а не следят за мной и моими похождениями в пасть к страшным чудовищам. Ну и тьфу на вас, слухи и так уже страшнее некуда, и с каждым часов все гуще краски. Спокойно вхожу в бар, где все сразу мне улыбнулись.
        — Артист! Садись к нам!  — помахал мне рукой лысый Гирго, тот, что говорил чище иных на местном наречии.  — Шутки еще рассказывай!
        — Да я не только по шуткам сегодня, хотел с вами работой заняться.
        — Работа дело хорошее, тогда не томи нас, говори чего хочешь и продолжим вчерашнее.  — Сев за стол, я выложил свои бумаги.
        — Прошу прощения за почерк, собирал все это полдня. Черновики это.
        — Ерунда, почище некоторых чистовиков. Что у тебя тут?  — он раскрыл первые страницы, но быстро понял, что из этого мало что выйдет и вынул очки из кармана.
        Вот теперь он был еще больше похож на лысого гнома. Однако глаза его забегали по тексту, пару раз он хмурил лоб, но ничего не говорил — листал дальше. На пятой странице моей работы он кивнул.
        — Почему ты назвал это «резиной»?
        — Э-э-э… Просто приснилось, резина, резинка, тянучка. Выбрал резину.
        — У нас это называют Каучалом, и мы уже несколько лет работаем с этим алхимическим составом. Ты сам его разработал?  — он посмотрел на меня через прозрачные стекла, а остальные прислушались и затихли.
        — Да, полгода работал, хотел сделать что-то ценное.  — Гордо и без тени смущения, ответил я.
        — Это ценная работа, артист. Ты похоже во многом талантлив. А что еще ты готовил?
        — Ничего, работа была одна, но я хотел сделать Клей, состав чтобы два предмета прилипали, но быстро понял, что мало знаний и у меня это не выйдет.
        — А как ты готовился? Как ты хотел придумать этот Клей?  — заинтересовался Гирго, при этом все его тело словно напряглось и будто стало крупнее.
        — Нужен очень липкий состав, который будет высыхать на воздухе. Для этого сходиться что-то растворимое со спиртом, спирт на воздухе будет выветриваться, а состав затвердевать, сцепляя предметы друг с другом. Но я так и не нашел достойного состава — все еле держалось.
        — Не печалься умный артист, мы нашли этот состав двенадцать лет назад, но использовали выработку с нефти для испарения. А спирт никто и не думал использовать. Хотя если поразмыслить, спирт намного дешевле и….  — Драгон повернулся к своему товарищу и, нахмурившись, закричал.  — Нурсум! Сын Столрана! Ты чего не записываешь?! Артист сказал, как сделать Связку дешевле, а ты спишь!
        — Дык, я и запомнить это можу. Чай не труд какой.  — Возразил не менее крупный собрат Гирго.
        — Запомнит он.  — Драгон снова посмотрел на меня.  — Ты правильный человек. Веселый, как мы, умный, к науке тянешься. Это правильно. Я всегда буду рад видеть тебя у нас в гостях.
        — Спасибо, очень польщен.  — Я кивнул.
        — Наука это камень Аффант, твердый как алмаз, острый и чистый как бриллиант. Он не каждому дается. Ты свою работу с Каучалом уже сдал в Аффанит?
        — К сожалению, да.
        — Нет никакого сожаления. Мы давно ждали, когда можно наводнять ваши рынки изделиями из Каучала, а ты открыл эти двери уже сейчас. Мы все равно будем первыми. А урок этот будет полезен нам всем!
        — Рад. Правда, рад.  — Я по прежнему был смущен, даже на кафедре мне столько хороших слов не наговорили. И где-то на периферии сознания, я зацепился за слова Драгона, что-то мне показалось в них неправильным, но додумать ухваченную мысль, не успел.
        — Пустое. Ты наш гость, ты друг Драгонов. И если ты встретишь «наших», скажи что ты друг Гирго Штронла, я всем расскажу о тебе, и уже через месяц другой все мои братья будут знать об умном артисте. И раз уж мы решили этот вопрос, может, ты расскажешь еще шуток?….
        Вечер снова скатился к пьянству, но я был собой доволен, таких знакомых надо было удивлять и срочно, может, с ними я найду себе новое место в жизни? Хотя с наукой я себя никогда не связывал, но никогда же не поздно начинать? Санчо снова отвесил мне затрещину, но уже слабее, как бы признавая мою правоту. Частично. Да и в комнату наверху меня запустил. Карьерный рост — мне открылась новая локация — второй этаж Высоких Сосен!
        Следующий день начался с легкой городской паники — человек зашел к Драгонам и не вышел. Вывод напрашивается сам собой. Но никто не решился войти в бар и поискать мое растерзанное тело, кроме Дарина, что переступил через свой страх и таки пришел. Санчо поржал от души, услышав историю о моей кончине, разбудил меня и заставил помощника готовить завтрак на всех. Теперь с Драгонами я был с самого утра и почти сразу в разговорах.
        — Гирго, друг мой любезный, а вы сейчас над чем работаете?  — спросил я, пережевывая кусок бекона.
        — За подобный вопрос друг-Джафар, мы обычно людям морды бьем или горло разрезаем.  — Укоризненно ответил мне Драгон-Кносс.
        — Да я не секреты ваши выспрашиваю!  — поднял я руки.  — Я же думаю, может, чем помогу!  — все засмеялись, по-доброму так и не надо мной, а над сказанным.
        — Артист, ты не перестаешь нам нравиться даже с бестактными вопросами.  — Похлопал меня тяжеленой ручищей по спине Гирго. Я закашлялся от такого удара, в связи с чем — мне добавили.
        — Да нет, реально послушайте.  — Отбился я от руки Драгона.  — Вы вот прибыли на корабле, что работает на паровом двигателе!  — сказал я и сжался от их взглядов, которые ощутимо потяжелели.
        — Кто рассказал тебе об этом?  — довольно сурово сказал Гирго, теперь от его радушия не осталось ровным счетом ничего.
        — А почему мне это должен кто-то рассказывать? У вас корабли дымят как печи, значит, вы создаете огонь, парусов у вас нет, значит, вы плывете за счет подводных весел, которые логично приводить в движение за свет известного вам парового двигателя. Да и создать такое наверно только вам и по зубам.
        — Не зря я сказал, что ты умен, но такое заявление не добавляет доверия тебе, если уж честно.  — Спокойно добавил Гирго.
        — Не горячись, я же хочу вам предложить новую разработку в таком же направлении. Ездить по суще на пару!  — я всплеснул руками.  — Пуф-ф-ф-ф и поехали….  — все немного расслабились и даже заулыбались.
        — Хорошо, если у тебя есть нормальные мысли на этот счет, то мы поговорим об этом, но не здесь. Все стены имеют уши, а в чужих землях их даже больше чем обычно.
        — А я тогда знаю место, где даже от магического взора толку никакого….
        Со мной пошли, тря главных механика и Гирго, как начальник их Каоса. Мы спустились в подвал нашего корпуса, туда, где я обучался своему мастерству. Драгоны сразу начали принюхиваться и говорить на своем языке явно не о цветах и платьях, явно нервничая и что-то ощущая.
        — Для чего нужна эта комната?  — спросил с тревогой Гирго.
        — Это наш полигон для работы с магией огня, тут стены толще, чем в замке, мы их годами тут жжем, а им все по боку.
        — Не нравиться мне это место, пахнет серой…. Ладно, Артист, давай начнем.
        Одним жестом, я поджег висящие вокруг факелы, после чего мы разложили листы бумаги на полу и начали обсуждение. Которое, даже на первый взгляд, простым не будет.
        — Смотрите, Двигатель должен быть практически таким же, движение на ось тоже идентичное.  — Я ткнул пальцем в набросок.  — Колесная пара не даст нужной силы, поэтому надо сцепить колеса подвижными рычагами, чтобы от движения одной или нескольких пар, двигаться начали сразу шесть или семь.
        — В этом есть смысл, но как ты собираешься держать в одном положении этот механизм? Он же завалиться на ближайшем пригорке.
        — Ну, тут, я реально ничего другого не придумал, кроме рельсов. Вам придется готовить дорогу, причем максимально прямую, колеса на рельсах делать вот такой формы — я накидал на листе разрез рельсы и колеса.  — В теории такой состав должен тянуть за собой соразмерные «вагоны», это я так ящики на колёсах назвал, вплоть до пять десятков, если я не ошибаюсь.
        — Песня твоя красивая.  — Кивнул Гирго и почесал подбородок, нахмурился и сам что-то прикинул.  — А как содержать его ход ресурсами?
        — Мне кажется, вы меня уже за нос водите!  — воскликнул я, но поддержки не ощутил. Вздохнул и продолжил.  — За главным паровозом, надо как минимум один вагон с углем для растопки печи, и один с водой, причем их надо сделать соединенными, чтобы не таскать воду руками. А вот уголь и сам процесс езды, придется делать машинистам, что будут следить за дорогой и держать в баке давление, дабы его не разорвало. Давление пара спускать клапанами, ну, вам виднее, вы же водяные паровозы сделали.
        — Даже по твоей задумке, этот состав не проедет и пяти сотен грастов, у него кончиться и вода, и уголь.
        — Согласен, так вы делайте станции, где он будет останавливаться, набирать воду с вышек, где ее наберут заранее, да уголь собирать из тех же тачек. Поднимите их выше, да опрокидывайте в вагон.
        — Слишком хорошо ты знаком с этой темой Артист.  — Недоверчиво посмотрел на меня Гирго.  — Я не пугаю тебя, просто Ты начинаешь пугать меня. Наши разработки в этом вопросе уже пять лет не могут сдвинуться с вопросов теоретического материала, а ты вот так, в грязном подвале нам все это выдаешь. Если бы в мире уже была бы такая техника, мы бы знали. Но ее нет! а ты знаешь, как ее сделать и при этом — готов отдать ее нам! Зачем же тебе это?
        — Если честно, то исключительно в меркантильных интересах. Я хотел помочь вам и получить от вас помощь и поддержку. Не обязательно деньги, даже простой поддержки будет достаточно. О себе я много рассказать не могу, я потерял память и теперь не знаю где моя родина, кто мои родные.  — Я развел руки.  — А раз прошлого у меня нет, я пытаюсь построить хотя бы будущее.  — Гирго помолчал с полминуты, а затем кивнул и улыбнулся.
        — В этом я как раз могу тебя понять. Если бы ты сказал, что хочешь принести благо нам, я бы забыл, как тебя зовут, как и мои Драгоны. Но ты сказал, что делаешь это ради себя и в этом понять человека проще.  — Он протянул мне руку, и я пожал ее.  — Ты не только остался нашим другом после этих слов. Но и стал нашим партнером. Я привезу записи в наши земли и изобью наших мозговитых лбов твоими бумагами до кровавых соплей и слез. И если все будет работать, как ты сказал, это будет наше общее творение. Каждая выгодная работа с его помощью будет приносить тебе деньгу, которую ты сможешь получать в наших землях или у наших торговцев.
        — Ого, я о таком даже не мечтал.
        — «Исполни чужую мечту и шагни навстречу создателю». Так говорят у нас с древних времен. И ты даешь мне такую возможность. Приходи вечером в бар Санчо, мы выпишем тебе бумаги на твои права, а так же бумаги на вольный проход в наши земли. Через полгода, ты сможешь ходить и без них, но до этого момента, лучше тебе их иметь при себе. А пока дай мне с братьями подумать над всем, что здесь произошло. Этот урок стоит обдумать всем.  — Я только кивнул.
        Вышел я из подземелья с опозданием, но далеко уйти мне не позволили — ибо я стал легендой обезлюдевшего острова….
        На протяжении следующих недель, я не покидал общества Драгонов, что приняли меня и периодически даже раскрывали свои новые технологии, на что я либо давал свой отзыв, либо предлагал вариант улучшения. Да, не всегда я мог их удивить, и не по каждому изобретению у меня было мнение, но в любом случае — меня слушали. Но время подходило к концу, они закончили свои дела в Королевском Аффаните и готовились уплывать. На прощание, помимо бумаг и довольно увесистого кошелька, они дали пластину с моим именем и моими поручителями — пропуск на закрытые для людей земли Драгонов. Я тоже растрогался и даже пообнимался с этими верзилами, после чего, они отдали концы в воду, и пошли своим ходом в обратный путь. И глядя на уплывающий корабль под чужим и тусклым небом, я понимал, что это знакомство было реально судьбоносным, я смог поймать удачу за хвост. Да и на фоне такого знакомства, моя ценность как человека, очень быстро пошла в рост. Появились новые знакомые, что пытались найти моего расположения, девушки из простушек стали на меня заглядываться и даже прямо предлагали начать с ними встречаться с дальнейшим
перспективами. Я никому и ничего не обещал, но и не посылал. Они подлизы, настоящие друзья у меня появились, пока у меня не было перспективных знакомств, когда я был, по сути, никем. И если учесть, что сейчас у меня всего два человека, которых я могу назвать друзьями — они настоящие. И сейчас моего расположения добиться было в разы сложнее.
        Во так и закончился мой первый месяц длинного лета. Я снова начал ходить к ювелиру, работать лениво в баре, куда из-за меня стали заходить немного больше людей. Травил анекдоты, когда было настроение и крутил пару интриг с двумя девчонками, не подпуская их через-чур близко, но и не отпуская их далеко — держал грань и рисковал как ниндзя, что идет по лезвию меча и каждую секунду рискует потерять «бубенцы».
        Второй месяц был в разы скучнее предыдущего, я даже начал жалеть, что у меня нет родственников, было бы, куда свалить из этого болота. Каждый день одно и то же, невыносимая тоска. Вот реально, вообще не знал чем себя занять. Работал на двух работах, купался до тошноты, крутил интриги и выл на луну от скуки каждый день. Нашел, правда, себе отдушину в качестве Дарина, которого раскручивал на развитие его умений и помогал ему в меру своих извращенных фантазий, а от меня, на него запала одна девочка, что несказанно радовало Дарина, он был готов жениться хоть сейчас, но я рекомендовал подождать с этим, хотя бы полгода.
        Третий месяц, по сравнению с двумя предыдущими показался мне адом. Это было даже не смешно, на следующий год сам придумаю себе родню и уеду к ним отдыхать! Сейчас уже поздно дергаться, надо было с Драгонами до берега мотнуть и три месяца дурку пинать, а так…. Идиот я, в общем, признаю это.
        Четвертый месяц… был немного лучше предыдущих, многие ученики заранее стали возвращаться на остров, наверно чтобы потом в пробках на реках не стоять, поэтому жизнь в городке начала оживать, а мне стало доставаться лавров за мои достижения в дипломатии. Приехал Пьер и буквально сожрал меня со всеми моими тайнами, я вообще не знал, куда от него прятаться. Эля вернулась со своим хахалем и сразу доложила, что вопрос со свадьбой решен. Три месяца на халяве и безделье ей очень были по вкусу, поэтому она дала свое согласие на свадьбу после окончания обучения. Жених вроде даже воспылал желанием сдавать экзамены экстерном и приблизить долгожданный момент, а я только догадывался, чем вызвана такая страсть и желание. Хотя, она девочка ультра-современная, и кому как не ей, мужиками крутить.
        Афисты тоже тонким потоком тоже начали возвращаться на места работы, вот служба у народа с отпуском в три месяца, может я зря не остался на алхимии? А потом приехала Сандра, похорошевшая, располневшая и побледневшая. Мдя… осталась, блин, без присмотра, наела себе бока по краям. Зараза. Но ко мне она сразу и не побежала, помчалась с подругами обсуждать новости и сплетни. Ну-ну, давай, расспроси подруг обо мне, посмотрим, что потом скажешь! Пьер меня поздравил, мол, теперь у меня девушка в теле и вообще красавица. Я не стал этом, пузатому, рассказывать о своих предпочтениях и вкусах, поэтому просто кивнул и пошел на работу через пляж. У меня за это лето кожа потемнела от загара, тело набрало еще более заметного рельефа, в чем я обвинял демоническую составляющую, но для местных это было диковато — как колхозник с поля, темный и мускулистый. Хотя не все разделяли эти взгляды, многие отметили, что загар и мне к лицу, и к кубикам на прессе тоже неплохо подходит.
        Сандра прибежала вечером в бар, довольная и любопытная как кошка, плюхнулась новой раполневшей попой на стул, вынула свой веер и став обмахиваться, начала строить мне глазки. Ага, собрала сплетни и вспомнила обо мне. А вот фиг вам! нечего было меня тут бросать одного в скукотище! Я даже к Драгонам от скуки полез! Вот как мне тяжко было!
        — Кассандра, я Вас слушаю.  — Обратился я к ней и наполнил ей стакан сливовым вином, которое она тут с успехом и без меры потребляет.
        — Милый, как Вы тут без меня поживаете?  — поддержала, но не поняла она мое настроение.
        — Спокойно и одиноко, девушка моя меня бросила, а на ее место слетелись другие, отбивался, сколько было сил. Но от того не легче, пустота в душе осталась.
        — Что вы говорите, но леди-девушка к вам кажется, вернулась.
        — Однако чем это поможет разбитому сердцу. Знаете, как одиноко вечерами, лежать в пустой кровати и почесывать то самое разбитое сердце, опухшее от тоски? Как знать, а вдруг леди-девушка встречалась с лордами и графами, возможно бороны оккупировали ее ноги в стремлении получить ее внимание. И она купалась в оном, позабыв о брошенном человеке.
        — Милый, мне кажется, вы перегибаете палку.
        — Ничуть Сандра. Ты меня кинула, прости за прямоту. И я не девица красная чтобы сидеть у окна и ждать твоего возвращения.  — Серьезно и довольно язвительно ответил я. Но не успела она возмутиться, как в бар влетела Эля и, пролетев словно на крыльях через весь зал, ухватила меня за руку, и взглянула на мое окружение.
        — Дарин! Привет! Как сам?  — сходу она вогнала в краску моего коллегу, который так и не привык к ее речи и манере общения с близкими. Затем она повернулась ко мне.  — Джаф, мы выбрали дату свадьбы, ты приглашен, и никакие доводы тебя от этого не отмажут. Хоть сдохни, но без тебя праздника не будет! Я тебя выбила место «плюс один». Не теряйся и выбирай мне подарок достойный Баронессы! Я же теперь сучка крутая!  — она подняла палец к потолку, а затем вынула рукописное приглашение и вручила его мне.
        — А вы не торопитесь?  — я взял приглашение и увидел дату — в конце учебного полугодия.  — А, хотя все нормально.
        — Вот я это же говорю, он экстерном проскочит, курс четвертый и пятый закроет, я как раз тоже успею два закрыть, и будем мы жить поживать, да добро проживать.
        — Добро его родни?
        — Ой, а я как сказала? Что ты меня путаешь!.. Чего там тратить. Точнее на что их тратить?  — она повернулась и заметила покрасневшую от злости Кассандру у которой даже губы дрожали стремясь оголить клыки.  — Доброго дня Миледи, как отдохнули? Вижу что не плохо, похорошели, поправились. Поздравляю…. А ты Джаф, не теряйся и думай над подарком! Чао!  — махнула она рукой и помчалась к входу, где уже стоял ее счастливый Барон-жених. Сходу влетев в его объятья, она с суженным покинули заведение под множество глаз клиентов.
        — Какое редкостное бескультурье. Не манеры, а ужас.  — Прокомментировала все увиденное Сандра.
        — Нормально, могло было быть и хуже.  — Пожал я плечами, ибо не видел в ее поведении ничего нового.
        — Так мы не закончили наш разговор. Чем ты занимался все это время?
        — Не думаю, что тебе есть до этого дело. Ты уехала и даже не спросила, буду ли я оставаться тут. Если для тебя это норма жизни, тогда я сейчас пойду по своим делам и не стану узнавать, как ты тут одна.  — Я повернулся к Дарину и вручил ему стопку с новыми меню.  — Прикроешь?
        — Конечно.  — Ответил мне коллега, и я вышел через внутренние помещения на улицу.
        Вечером было так же душно, как и днем, но время делает свое — ко всему привыкаешь. Я скинул свой сюртук на руку и в таком виде не торопясь побрел к себе. Грохот и шум в доме оповестил меня, что мои соседки тоже вернулись, причем недавно, раз так гремят. Заглянув к каждой, поздоровался с ними. Затем зашел к себе и прикинулся ветошью, что никому не открывает. А все потому, что Сандра пришла к моим дверям и громко требовала, чтобы я вышел к ней неотразимой. Не долго, но на нервы успела накапать. Когда же она, наконец, ушла, я снова сел на кровати и начал размышлять о наших дальнейших отношениях. И главным был вопрос: «Зачем так вообще жить?»
        Месяц подошел к концу, все готовились к новому учебному полугодию и непонятно почему суетились. Я пришел на факультет, встретился с Куратором и выслушал от него нравоучительные речи на тему общения с опасными личностями и вообще, «какого» я еще не взял расписание? Расписание пришлось брать, на остальное же я только рукой махнул — никто не умер, так чего об этом говорить? Посмотрев на новые занятия и время их распределения, я понял главное — ничего не изменилось. Занятие по основной специальности — боевая магия после, и под занавес — «Культуры соседних государств»! Атас…. Пересдачи неизбежны….
        В последний день своего первого лета в этом чудном мире, я занимался в подвале с демоном, пока он вдруг не исчез на ровном месте. Сигнал получен, я выпустил струю огня и скрыл следы нашей связи, после чего начал практиковать новые фишки и умения. Сзади послышались шаги — обернулся.
        — Я и не ожидал найти тебя тут.  — Сказал мне Феанор и сразу стянул с себя свою дорогую Куртку.
        — А ты чего здесь забыл?  — набычился я и приготовился дать отпор этому гаду.
        — Заниматься пришел. Нос ты мне утер на испытании очень показательно. Дай думаю, и я преподам тебе пару уроков!
        — Тогда жди, пока я не закончу.  — Резко бросил я и нервно подумал — почему мне все норовят преподать урок?
        — Может нам забыть былые обиды? Ты уже давно показал, что человек ты не простой. Я ошибался в своих первых выводах. Поршу принять мои извинения.
        — Вот прямо так взял и простил.
        — Полно вам Господин Пистрикс, я сын Графа, и я предлагаю вам свою дружбу. Стоит ли от нее отказываться? Я вижу, что вы достойный ученик Аффанита, и после выпуска, вы будете служить пять лет на благо Короны, которая дала вам это обучение. А вот где вы будете это делать, решать же не вам.
        — А кому? Тебе что ли?  — я усмехнулся.
        — Возможно. Наше графство стоит на границе Королевства, и мой отец будет выплачивать Короне все издержки, а так же наймет несколько магов для защиты границ. И если мы с Вами договоримся, я могу попросить отца, взять именно Вас. Вы правильно не поверили в чувства человека и его раскаянье, но такого талантливого мага надо привлекать к себе хотя бы ради собственной безопасности. И я делаю меркантильную ставку на Вас. В этом и суть моего предложения. Я признаю свою ошибку и хочу выстроить новые отношения.
        — А если кратко — чего тебе надо?
        — Учиться всему, что ты уже выучил, помогать в твоей работе и исследованиях. Я же за эти годы ни разу даже не был в библиотеке, а тебя там все знают как завсегдатая.
        — То есть я тебя сейчас обучу, а потом на очередном поединке ты меня с землей смешаешь?  — я поднял одну бровь.
        — Нет. Дуэль между родственными магами это этап четвертой ступени, упрощенный. На пятой ступени нам будет противостоять выпускник Воды, и это будет намного-намного интереснее.
        — Красиво говоришь, Феанор. Вериться вот только с трудом.
        — Верить или нет — твой выбор. Я говорю правду. Так что ты скажешь? Мне уйти, или будем работать как выпускники одного факультета и одного Аффанита?  — я задумался, но ненадолго. В любом случае врага надо держать близко, кажется, даже ближе чем друзей.
        — Хорошо. Только после того как ты признаешься мне, что мухлевал на испытании.
        — Признаю, чего тут скрывать, хотел пройти по твоим останкам, но ты был просто нереально крут, даже больше чем я думал, именно по этой причине я и поменял свое мнение.
        — Ладно, хватит высокопарных речей, если будем работать в паре, давай общаться проще.
        — Наука войны — я читал это издание мастера. Не надо простых истин.  — Он прошел в подвал глубже и повернулся ко мне.  — С чего начнем?….
        Ближе к ночи мы вылезли из этого подвала, грязные, уставшие, местами с ожогами, но в целом довольные. Тренироваться на пару с другим магом было на порядок интереснее, но вот отсутствие у нас целителя, наводило на беспокойство. Феанор говорил, что характер невозможно закалить, если есть хоть одна мысль, что никогда не умрешь, но я был с ним не согласен, лекарь нужен, хотя бы на первых парах.
        Расстались мы с ним не как враги, а скорее как коллеги, душевно и прохладно одновременно. В бар идти было не нужно — поздно уже, так что я поплелся домой, вещи надо постирать, да себя в порядок привести.
        А в новый день, после первых вводных лекций, я зашел к куратору и спросил, как можно выбить себе студентов для совместных тренировок, он был немного удивлен, но ответил вполне спокойно.
        — Для того чтобы получить в свое распоряжение арену испытаний, где можно спокойно работать всем студентам, вам нужно составить прошение на Ректора Аффанита, там же указать цель вашего прошения и причины, которые этому следуют.
        — И все?
        — Нет. Еще вам придется уступать место на арене, для учащихся, которые пришли потренироваться сами или взять их в свою группу для тренировки уже с ним. И сразу вас предупреждаю, всего две жалобы на вас и вам будет закрыт доступ на Арену. Вы все поняли?
        — Подписывать визу у вас?
        — У меня….
        Кто-бы что не говорил, но мне отказали. Вот блин так. Просто и незамысловато — Отказано в проведении частных тренировок. Пришлось искать Феанора и докладывать ему обстановку. Он выслушал и сам подал идентичное прошение, но и ему было отказано. Значит, вариантов нет — подвал.
        — Жаль.  — Сказал я, стоя на берегу, куда мы пришли смотреть на закат.
        — Не все так плохо, Пистрикс. У нас есть еще один вариант, где мы сможем учиться.  — Повернувшись ко мне, улыбнулся он.
        — Поясни….
        Но он не пояснил, отскочил от меня как дикий кот и, вскинув руку, выпустил в меня огненный шар. Я среагировал сразу, и выставил Щит. Пламя скользнуло по нему и отлетело в воду, где с шипением исчезло.
        — Вода.  — Сказал я тихо и, прищурившись, оценил своего противника.
        — Вода.  — Кивнул мне Феанор и сам встал в боевую стойку.  — Потанцуем?!
        Эта тренировка и в правду прошла на порядок лучше. Несмотря на то, что мы вымокли, серьезных ожогов нам удалось избежать. Плюс близость воды сильно мешала нам работать с родной стихией и даже Щитами, которые сильно расходовались при контакте с чуждой средой. Пожав руки, мы выбрались на пляж и пошли кто куда — он наверно домой, а я… на работу, куда же еще мне идти на ночь глядя….
        Вот вам и результат противостояния и воспитания высокородного человека. Угнетать слабого это видимо почетно и круто, а вот заключать союзы с врагом это уже по-взрослому, это мужество и честь. Наши тренировки приобрели регулярный характер, иногда мы смещались на пустынный пляж, где никогда никто не загорал и не купался. Поднимали Гидр и Големов для боя. И как следствие — привлекли к себе внимание со стороны случайных зрителей. Куратор нам мозги не выедал (слишком часто), даже когда узнал, что мы занимаемся в неустановленном месте — пляж и вода не часть города, а за его пределами, за нами следить никто не обязан.
        Спустя первые две недели, к нам присоединился еще один ученик — маг Воды, который в родной среде мог доставить нам много головной боли, но мы с этим боролись, как умели. А к концу первого учебного месяца, нас уже было пятеро.
        Что тут сказать. С новым годом меня! Ибо у меня прошел ровно год с момента появления на этой земле. Я уже не тот странный человек «из неоткуда», я человек науки! друг Некроманта! Бармен! таинственный умелец! Желанный гость у Драгонов! и знакомый не менее таинственной и странной на всю голову Элеоноры! В общем, статус мой медленно, но рос, обо мне знали многие, а еще больше слышали о моих выходках и приключениях. Нельзя сказать, что их было очень уж много, но у некоторых моих знакомых, и половины подобных приключений и достижений не было за всю их жизнь. И что же ждет меня впереди? Выпускной и выбор места в этой жизни. Служба на короля или герцога. Что же… желаю себе удачи на этом нелегком пути!

        Глава 5. Выпускной

        Еще за неделю до моего финального испытания, все выпускники уже буквально сходили с ума, буквально от ужаса и страха быть отчисленными. В целом это понятно, так как на испытания придут все выпускающиеся маги, а выйдет только половина, которая победит соперника в поединке. Удивительно, что я не заметил подобной суеты в прошлом году, хотя тогда думаю было не легче. Просто сейчас я был в лиге тех, кто готовится покинуть гнездо учения, а раньше я наверно просто был балагуром. Теперь же не только у меня, но и у всех, ситуация была не простая, как впрочем и в прошлые годы. Поясню, для тех, кто не видит очевидного: на выпуске будет присутствовать только половина новеньких выпускников, а вторая половина будет состоять из прошлогодних неудачников, у которых опыт и навыки на один порядок лучше, так как они готовились ко второму выпуску целый год! А что делал я? Верно, я сдавал четыре первые курса. Замечательно, и стоит ли надеяться на этот выпуск? Конечно — да. Ибо, зачем оно тогда вообще нужно? Хотя если честно — все же страшновато….
        В библиотеке я сидел не один, со мной был Феанор, Эля, Оренла и Ален. Наша маленькая компания, которая готовиться к выпуску вместе и, чего уж скрывать, на порядок активнее, нежели все остальные. Эля правда негодовала, так как ее возлюбленный жених Гис не стал заниматься с нами, а ведь стоило — его свадьба напрямую зависит от этого выпуска. Но! чем бы дитя ни тешилось….
        — Фигня какая-то.  — Высказалась Эля в пустом зале для чтения, голос ее сразу разнесся между стеллажами, порождая звонкое эхо.  — Как? Вот скажите мне! Как этот бред вообще понять можно?
        — Поверь, остальным ничуть не проще.  — Кивнул я, перелистывая страницу своего учебника, который был написан лет сто назад.
        — Да нет, ты меня не понял! Послушай — «Концентрация бытия, и сферы легкого Эскорга завязаны на вашу силу Нисао, которая должна расти с вами половину всего срока». Это же бред! Он наверно пил много когда писал эту книгу!
        — Элеонора, сила Нисао это Ваша способность призывать энергию из эфира.  — Подсказал Феанор, не отрываясь от собственной книги.  — В учебнике «Общего Познания» это расписано. Рекомендую ее к прочтению.
        — Почему же не написать проще?! Вот что ему помешало?!  — Эля негодовала и нервничала, сейчас она был реально похожа на студентку, которая пропустила все занятия и сейчас судорожно готовилась к сессии.
        — Во времена написания этих книг, все маги изъяснялись только в такой манере, так что на взгляд автора, он писал просто и понятно.  — Снова подсказал Феанор.
        — А как объяснить «половину срока»?
        — Существует мнение, что Нисао растет только до середины жизни мага.  — Включилась в беседу Оренла.  — Раньше маги, таким образом, пытались вычислять отведенным им срок. Но еще в прошлом столетии эту теорию опровергли.
        — Верно, Эля, надо было раньше со мной в библиотеку захаживать чтобы книги читать, а не «чем ты тут занималась».  — Сказал я и закрыл свою книгу.  — Все. Мне нужен перерыв и практика. Феанор, хватит книгу мучать, пошли эксперименты ставить.
        — Не время еще, друг мой. Наше время на Арене еще не пришло, сейчас лучше еще поучиться.
        — Тогда может, на пляж?
        — Я с вами!  — хлопнув книгой, сказал Эля.
        — Раз так, то давайте все пойдемте.  — Кивнул я.  — Мозгов хоть добавилось? Все что-то новое выучили?
        — Я, кажется, узнал, как Водную Гидру делать.  — Кивнул Ален.  — Но тут описание просто чудовищное, половины не понятно. И есть большой шанс, что это будет очередной фантазией старого маразматика, как и «Живая волна». Тоже блин пишет «не пойми-какими» словами!
        — Рекомендую к прочтению книгу «Общего Познания».  — Снова начал качать головой Феанор.  — Это была моя первая книга в этой библиотеке. Ее мне Джафар порекомендовал и я до сих пор ни о чем не жалею. Читать действительно стало проще.
        — Все! Хватит задницы просиживать, а то жирами заплывем!  — громко сказал Эля и, махнув рукой, наслала на нас несильный ветерок. Феанор закрыл аккуратно книгу, загодя положив в середину закладку, и встал со стула.
        — Согласен, пора и поработать.
        Мы пятеро вышли из здания пустующей библиотеки и направились на пляж. Парни разделись до пояса, девочки в виду современности — постеснялись. А затем началась почти будничная тренировка, которая продлилась от силы двадцать минут, так как на нас напало местное морское чудовище. Первой это заметил Ален, так как он стоял в воде на порядок дальше нас, да и воду он чувствовал лучше — ему по должности положено. Хотя отреагировать мог бы и немного адекватнее…. Короче, закричав что-то нечленораздельное, он вылетел из воды как раз в тот момент, когда монстр совсем уж неприлично подошел к берегу. Феанор и Оренла тоже среагировали быстро, а мы с Элей затупили — не ожидали такого развития событий. Я так вообще до этого дня о подобных созданиях не слышал….
        Сильные членистые лапы с плавниками вздыбились над водой и это нечто, довольно быстро поперло на берег, очевидно — по наши души или по наше мясо. Бежать еще можно было, но мы чего-то не догадались, да кровь еще с тренировки не успела остыть. Выставив руку в сторону зверя, я на автоматизме и выпустил в тварь разрывной огненный шар, который сработал как надо прямо у одной из множества ног создания. Конечность вывернуло ударной волной, но ни одной капли крови в воду не упало. И вот тут стало страшно. Однако Эля к этому моменту уже очнулась и нанесла свой коронный удар, который приложил тварь ко дну, да и волна от такого плюха разнеслась по окружности. Как результат — и ее, и меня, опрокинуло на мокрый песок.
        — Это Скалорт!  — закричал Феанор с берега. Спасибо конечно, но местным бестиарием я не увлекаюсь, поэтому данная информация для меня бессмысленна.
        Вновь вскочив на ноги и, не медля, я снова нанес три удара огненными шарами с разрывной начинкой. Вода мешала, огонь пропадал попусту, едва только успевал появиться. Эля тоже повторила удар сверху, и мы снова (какая неожиданность) упали в воду. Зверь-Скалорт похоже не на шутку обозлился и начал активнее грести к берегу, с полным отсутствием чувства самосохранения. Я подал руку Эле, как бы предлагая бежать, но она меня проигнорировала и, закатив глаза, снова нанесла сокрушительный удар воздушной массой, и повторила это еще до того, как волна нас опять накрыла. Существо на какие-то мгновения оказалось на песке без окружения воды, и я не упустил эту возможность, накрыв тварь огненным пузырем, внутри которого огонь закрутился и прогрел ее тело как духовая печь с температурой как доменной печи. Пищащий звук боли раздался от твари, а затем вода снова ее скрыла, выпустив на месте погребения столб пара, что устремился с ветром в сторону. Мне даже показалось, что я услышал какие-то шипящие слова, но не заострил на этом внимания….
        Отшагнув назад, я потянул Элю за собой, прошли не много, шага два, после чего она плюхнулась в воду и затрясла головой. Ребята подскочили к нам и помогли вылезти на сухой песок.
        — Джафар, почему вы не побежали?  — встряхнул меня Феанор, когда мы уже были на берегу.
        — Да что-то не сориентировался сразу, а потом как-то поздно было.
        — Ты Скалортов раньше не видел? Они же даже корабли у берегов топят. Куда вам с ним тягаться?
        — А по-моему удачно все вышло.  — Стряхивая налипший к штанам песок, ответил я и посмотрел на Элю.
        — Это молодой Скалорт, взрослый вас бы настиг еще при первой попытке. Вы зря рисковали.
        — Возможно, но уже ничего не изменить. Эля ты как?
        — Что-то мне не хорошо….  — сказал Эля и, повернувшись на бок, избавилась от сегодняшнего обеда.
        — Нормальная реакция. Шок и страх сделали свое дело. Я еще не видел Воздушника, который сразу два сложных и сильных удара так быстро бы сделал. Элеонора вас обоих спасла.
        — Вот лучше бы вы нам помогли.  — Я поднялся и, подойдя к своим вещам, собрал их в кучу.  — Я на арену не пойду, с меня на сегодня хватит, новый опыт я уже получил….
        Однако покой нам только снился. Не успел я добраться до дома, как меня вызвали в Аффанит, где нас с Элей затравили наискучнейшей лекцией о видах опасных тварей и как с ними поступать не надо. После этого издевательства нам тоже спокойнее не стало, так как пришлось идти в Лазарет и доказывать всем под опись, что нас не покусали морские создания и что все конечности у нас в наличии. А потом, домой уже было идти бессмысленно — время на работу идти.
        Такая сказочная встреча не прошла даром — мы перестали ходить на пляж, нам не страх чудища мешал, а указ Куратора, который обещал шкуру с нас снимать тонкими полосочками. Мы прониклись, хотя мы и так желанием не горели особо, но мысли найти эту тварь и добить, меня посещали регулярно, впрочем как и шепчущий голос после битвы. Одной тихой ночью я даже спустился в свой старый подвал и вызвал старого учителя, спросил у него про Скалорта, но демон о нем ничего не знал, зато расспросил меня и дал свой вывод:
        — Инферно не содержит воды в своих чертогах, тебе опасно быть в ней. Любое морское создание опасно для таких как мы. Твоя сила сможет избавить тебя от воды, если ее не много, однако в морях — у нас нет власти. Избегай вод, брат, ибо там наша верная гибель. И ты нужен нам здесь, обученный и здравомыслящий.
        — Какой ты пессимистичный.  — Кивнул я.  — Слушай, раз уж встретились. Я тут заклинание старого маразматика нашел, которое может сменить кровь на огонь. Дашь комментарий?
        — Нет в этом сложности, принеси свою жертву в виде крови, и сила сама заполнит твое тело. Но это изменит тебя навсегда. Существо, отдавшее жидкость жизни, больше не будет ее иметь, ты утратишь человеческое, но обретешь «истинное».
        — Вот, блин, ты только усложнил все…. Ладненько, тогда давай тренировку проведем, у меня выпуск скоро и эфемерная возможность выйти в мир.
        — Мир уже заждался тебя!  — улыбнулся мой собеседник.  — Но не забывай, что ты все еще учишься….
        Так или иначе, но день выпуска приближался, и нервы от этого в порядок не приходили. В город прибывали высокопоставленные личности из королевства и ближнего зарубежья. Даже два корабля из Кхалешата прибыли (да, я выяснил, что Дарин ошибался, называя Кхалешат Клалефатом), а сколько теперь штандартов было поднято над нашим Аффанитом…. Жуть! Герцоги, Баронства, Королевский вассал, вышеназванный Кхалешат, Горное королевство, Народ Архипелага, Княжества островов и еще не пойми кто. В глазах рябило от пестрых и контрастных красок, а мозг взрывался от всей этой геральдики. Помимо этого в городе развернулся целый рынок, так как бароны и торговцы умеют зарабатывать и знают где это актуально. Мы с Феанором как раз шли через рынок и крутили головами, разглядывая ассортимент и сравнивая цены. Вокруг крутились сотни учеников, Афисты и не местные, что, как и мы, пришли потратить деньги и получить свою выгоду, да взор усладить. На какое-то время, Феанор отстал от меня, а потом догнал и протянул зажатый в руке лимон.
        — Это зачем?  — спросил я, принимая фрукт.
        — Экзотический плод. Попробуй, тебе понравиться!
        — Думаешь, я лимон никогда не ел?  — спросил я и вернул ему желтый кругляш.
        — Даже не подумал об этом. Извини, если обидел. Я же до сих пор ничего о тебе не знаю. Легенда у тебя невероятно крепкая, сколько не пытался узнать о тебе, все как о стену.
        — Ты знаешь достаточно.
        — Увы, но нет. Мне еще отцу надо про тебя рассказать, а рассказать особо-то и нечего.
        — Чем богаты, тем и рады. Ты чего привязался? Фруктами меня угощаешь, в душу лезешь. М?
        — Время выбора скоро, уже пора бы и раскрыться.
        — Ой-ли! Сам-то хорош. Что ты сын Герцога с границы тут и так все знают, а кроме твоего прозвища Феанор, никто дальше и не капнул. Ты же сам таинственный и неизвестный. А с других спрашиваешь.
        — Это… сложный момент. О! Смотри, Элеонора.  — Я повернулся и заметил Элю с Гисом, что стояли у небольшого пустыря.  — Подойдем?
        — Пошли.  — Кивнул я, и мы сменили наш курс движения.
        Эля стояла перед малой группой музыкантов, где крупный негр в цепях и татуировках, с повязкой на глазах, пел песню. Грустная мелодия достигалась игрой на барабанах типа Бонго, а рядом с барабанщиком был мальчик-мулат, что играл на дудке. Мы встали около Эли с ее женихом, прислушались. В моем мозгу сразу включился какой-то переводчик, так и выяснилось, что язык исполнителя я знал в совершенстве. Но вот песня эта, была жуткой до такой степени, что волосы начали шевелиться. Мелодичность голоса этого раба обманывала всех, кто не знал языка, но не нас с Элей, на чьем лице заблестели слезы. Раб пел песню грусти и боли, о том, что он в плену, а его любимая доченька осталась дома, и он не живет теперь, а существует, когда они в разлуке. «Доченька-дочурка, родная доченька моя, радость моих глаз, сколько я ждал тебя». Люди вокруг пытались хлопать в такт, а я сдерживал слезы жалости, а вот Эля никого не стеснялась и начала реветь, чуть ли не всхлипывая. Гис успокаивал ее и пытался увести, но моя подруга стояла на своем и не двигалась с места.
        Песня с музыкой закончились, монетки полетели в подставленную мальчиком сумку, люди вокруг захлопали ослепленному рабу из неведомых земель, а мы стояли как контуженные под прессом таких эмоций. Когда сумка оказалась около нас, я вложил в нее одну золотую, что в десятки раз ценнее той мелочи, что уже собрали до меня. Мальчишка заметил это жест и, поклонившись, произнес:
        — Благодарю, свободный Господин.
        — Это меньшее что я могу.  — Ответил я практически на автомате. Мальчик двинулся дальше, собирать пожертвования, а Феанор хлопнув меня по плечу, улыбнулся.
        — Значит «Данис»?
        — Что?  — в голове началась каша, два языка смешались, и я начал конкретно притормаживать.
        — Я говорю «Данис», так в Кхалешате обращаются к свободнорождённым. Вот и выплывает ваше прошлое, господин Пистрикс.
        — Брось, он увидел монету из золота и просто обознался.
        — Однако хочу заметить, что ты ответил ему на его языке. Что опровергнуть намного сложнее.
        — Ой, Феанор, отстань.
        — Уже замолкаю, Данис. Хотя вы невероятный транжира. Разве песня того стоила?
        — Стоила.  — Ответил я и повернулся к Эле, что вытирала свои слезы.  — Все нормально?
        — Ты слышал это?  — всхлипнула она.  — Кошмар, а не песня. Как так можно обращаться с людьми?
        — Если вас интересует вопрос работорговли и рабства в целом, то в Кхалешате это нормально, они лучшие работорговцы, и их товар цениться на всех рынках.
        — Феанор, сейчас не время.  — Одернул я его.
        — Господа, мы пойдем наверно.  — Басовито сказал Гис и потянул Элю в сторону, та не сопротивлялась, только ручкой нам помахала и пошла за женихом.
        — Черти что и сбоку бантик.
        — Опять же, выражаешься ты слишком витиевато.  — Хихикнул Феанор.  — Учишься нестандартно.
        — Отстань. Пошли лучше деньги потратим, а то настроение ни к черту.
        После рыночной площади и небольшого представления с жонглерами, мы с Феанором расстались, он пошел по своим делам, а я по своим. Пока шел, по дороге столкнулся с Кассандрой, но она только обиженно вскинула носик и пошла дальше со своими подругами. Настроение почему-то упало еще ниже чем было до этого. Устал я в одиночестве, остепениться бы уже пора, а то, как сыч хожу один и никому по-настоящему не интересен и не нужен. Хотя сейчас точно не время об этом думать — экзамены на носу!
        Последние два дня обошлись без тренировок, качалась исключительно теория по прикладным дисциплинам, так как у меня не только основная специальность, но еще четыре предмета которые я перепрыгнул, а этот пробел надо закрывать экстерном и быстро. А виду того что я ни черта не знаю в «Тактике» и «Боевой подготовке подчиненного состава», этот пробел приходилось закрывать умными книгами. Касательно двух других дисциплин «Языки мира» и «Люди прошло» я был спокоен, сдам как-нибудь. В конце концов, сколько книг я уже перелопатил за это время — напишу доклад или два, и проскочу как мыло.
        С каждым новым днем на улицах становилось все тише и тише, ученики забились по своим комнатам и вовсю подтягивали теорию, освежали в памяти полученные навыки. Другие же занимались на арене день и ночь, стараясь вспомнить то, чего они никогда не знали. И вот! в последний день перед Испытанием, мы пришли на жеребьевку. Афист с факультета прикладников раздавал нам номерки, что отвечали за наше место в строю студентов, а затем раскидывал номера по святому Рандому с учетом нашей специальности, чтобы одна стихия вновь не билась сама с собой. После этого нам всем надлежало найти своего оппонента и познакомиться с ним. У меня были сразу две плохие новости: первая — девочка, вторая — она маг. Не свезло, так не свезло. А вот она, похоже, была рада такому выбору, лыбилась на все свое полное круглое личико. Водничка-Нелесса, проигравшая на прошлом выпуске, противник в любом серьезный, и к этому стоит приготовиться. Чем я собственно и занялся в последнюю ночь….
        День финального испытания! Нервы на пределе, не выспался, я злой и уставший, а ведь впереди еще такой трудный день…. Блин…. Я окунул голову в умывальник и начал бриться огнем — быстрее потому что. Сегодня мой день! Нельзя проиграть и потерять тут еще один год. Демон сказал, что изменения будут проявляться со временем, поэтому тут никак нельзя задерживаться. Лучше на границе у Феанора опыт получать, чем в этой кишащей магами местности уроки учить, там всяко шансов на выживание на порядок больше. Поэтому нельзя оплошать!
        Дорога до Аффанита, регистрация, арена. Первыми выступают маги воздуха, огня и земли, арена сухая. Бои шли довольно интересные, иногда долгие, иногда скоротечные, но неизменно с одним победителем и одним побежденным. Слезы заливали арену, как от девочек, так и от неудачных парней. А когда на «сцену» вышла Эля, я буквально затаил дыхание.
        С Элей вышел на арену полный парень с факультета огня. И судя по его взмахам руками, он рассчитывал только на победу. Объявили начало и этот «Пухля» сходу ударил в Элю огненной струей, которую моя подружка легко приняла на воздушный поток и даже смогла повернуть пламя в сторону, покрывая, и без того грязные стены, копотью. Началась бойня. Пухля сместился в сторону, поднял купол и уже из него начал метать в девушку огненные взрывающиеся шары. Приходилось Эле тяжело, она не пыталась атаковать, девушка постоянно уворачивалась. Длилось это довольно долго, пока вдруг маг огня внезапно не остановился. Пухля неожиданно упал на колени и схватился за горло под дружный вздох толпы на трибунах, а Эля, наконец, смогла остановиться и продолжить чтение своего заклинания. Гонг возвестил о ее победе. Купол мага лопнул, и он судорожно начал глотать воздух. Можно сказать — Чистая победа. Но все же им обоим было нелегко. Поздравлять подругу выбежал Гис и, подхватив ее на руки, ушел к столам регистрации для получения Зачета. Два клоуна…. они стоят друг друга.
        Еще два боя спустя, на арену подали воду, не много, но песок сразу стал грязно темным и мокрым с прожилками плавающей копоти и прочей грязи, что была поднята из глубин магами земли. Вот и кончилось время моего ожидания. Первые два боя были идентичными — маг воды и маг воздуха. Побеждали водники. Третий бой был между водником и магом земли, где последний за минуту смог вырубить соперника точным ударом камня в челюсть. Потом пошли все подряд и вперемешку. И вот, наконец, настало и мое время сдавать позиции. Я спустился с трибуны и, скинув сюртук, расписался в бланке, вышел на Арену под множество хлопков и свиста. А напротив меня стояла девушка в голубом балахоне и с высокой прической. Гонг!
        Не теряя времени, я очертил вокруг себя круг и поднял свой щит, сразу вокруг пошел пар, от выкипающей воды, это немного мешало обзору, но благо не мне одному, так что будем терпеть. Девочка может и дама и бить ее нельзя, но у меня достаточно оснований на победу, так что прошу меня понять и простить. Первое заклинание: Гидра! Огненные трубы вырвались из мокрого песка, сильно теряя энергию на сопротивление, но работу они свою выполняли — в девушку понеслись три огненных струи, от которых она предсказуемо прикрылась щитом. Вот теперь пар мешал ей куда больше чем мне. И только одно меня беспокоило — почему она не атакует? Я выбежал из своего Щита, пока вода вокруг него совсем его не уничтожила, и вызвал еще одну Гидру к девушке, что до сих пор никак себя не проявила. Первая гидра отдала свои концы и с шипением сгинула в мокром песке. Что дальше делать? И ответ настиг меня сам собой — мои ноги словно приросли к тому месту, где я стоял. Холод сковал конечности, а вода вокруг лодыжек стала превращаться в белый лед, что был твердый как мрамор. Плохо, девочка специализируется на температурных особенностях
жидкости. Плохо, плохо, плохо!
        Пока я думал, что делать дальше, вокруг нарастал шум толпы, которую я совершенно не слышал из-за звука выкипающей воды и ярости огня Гидры. Глубоко вздохнув, я опустил руки, и дал залп огня по своим любимым ножкам. Больно было не сразу, но, безусловно, было, когда лед отступил, и я сам обжег себя. Наверно я все же начал материться, но собравшись, снова поднял Гидру. Хотел поднять и вторую, но вовремя присел от несущегося на меня ледяного снаряда. Девчонка жгла не по-детски! Она так и голову могла мне снять! Ладно, потом буду жаловаться, сейчас против нее свежая гидра — время теперь на моей стороне! Подняв руки к небу, я начал создавать заклинание долгое и наиболее сильное в моем арсенале чудес. На миг все вокруг стало красным от потока энергии, тусклое небо стало совсем мрачным, а потом мой огненный шар сформировался и устремился прямо в купол магички. Бой! Шар, созданный на стометровой высоте, набрал скорость удивительно быстро и со всего размаха приложился о купол Нелессы. Но на мое удивление — он выстоял! Да как так?! Это ж такая дурь! Вокруг что-то поменялось, и я буквально ощутил опасность —
водяной столб вырос в метре от меня и был готов раздавить мое бедное тело. Да откуда вы все такие, суки, сильные беретесь?!!! Меня демон из ада учит лично, а вы откуда такие?!!
        Быстро возвел щиты — дал отпор водяным струям, разрезал чуждую среду, выбивая из нее магическую энергию, однако не сильно мне это и помогло…. Невиданная сила воздуха, прилетевшая со спины, уложила меня на мокрый песок за секунду. Пламя вокруг затихло, пар сдуло напрочь, а под разноцветным куполом сидела ревущая девушка. Это я что — победил что ли?
        — Отпустите меня, тупые плебеи!  — кричал кто-то в стороне и отвлекал внимание от моей победы на себя, я повернул голову в сторону крикуна. Ну, я любопытный, что с меня взять?
        Однако то, что я увидел, меня немало удивило — странный, худощавый мужик, лысый как яйцо, в отличной свободной одежде с золотом на теле, пытался прорваться через трех Афистов, что контролировали экзаменационный бой. Однако ученые лбы не уступали этому человечку, и после очередной попытки прорыва, лысый истерично крикнул, вскинул руки и позвал стражу. Я хмыкнул, вопрос еще — кого эта стража еще выкинет. Но на его зов пришли не местные стражники, а здоровые темнокожие воины в легких доспехах и пятнистыми плащами, в их руках были весьма внушительные копья, больше смахивающие на алебарды. Афисты сразу отошли назад, каждый из них поднял личный щит.
        — Остановитесь!  — возвестил громким голосом один из членов комиссии, добавив при этом всем хорошей оплеухи магией воздуха.  — Объяснитесь Визерис! Что вы себе позволяете?!  — худощавый вскинул голову вверх и посмотрел на Афиста.
        — Мне нужно увидеть этого мальчика вблизи!  — в ответе был четко заметен иностранный акцент.
        — Вы могли бы просто подождать, торги за выпускников будут позже…  — но Визерис уже не слушал, отпихнулся от одного из воинов и пошел по моему направлению. Я остался стоять, но был настороже, малоли чего можно ожидать от этого буйного типа? Когда разделяющее нас расстояние снизилось до десяти шагов, он замер и, осмотрев меня, неожиданно упал на колени и заговорил на языке Кхалешата.  — Мой принц…. Я нашел Вас….
        Вот вам блин и выпускной…. Я стоял напротив человека, который преклонил передо мной оба колена и привлекал мух своим открытым ртом. Что?!!! Как он меня назвал?!!! Не успел, и опомниться, как воины сопровождения Визериса, подошли ближе и тоже пали на колени, но они еще и руку к груди приложил. Ну, точно! я объективно чего-то не понимаю! Но этого, мне явно раньше не хватало. «Принц»…. Это звучит!
        — Кто вы?  — спросил я, переходя на язык говорившего. Визерис вскинул голову и с грустными глазами ответил.
        — Ваш Визерис, мой Господин. Мы думали, что вы погибли в страшной буре. Но Боги милостивы и они не дали вам погибнуть.
        — Э-э-э…. Это не ответ.
        — Я ваш покорный слуга, Визерис! Вы не помните меня?
        — Да я, если честно, ни кого вообще не помню, уже полтора года как.  — Слуга поднялся и, спокойно приблизившись, обнял меня, под нарастающий гул толпы вокруг. Трибуны гудели как растревоженный улей, правда, пока не понятно по какому конкретно поводу.
        — Не переживайте мой принц, память не главное. Я всегда смогу дать вам нужный урок. Главное — вы живы! Ваш отец будет несказанно рад этой благой вести.
        — Мой отец?  — я попытался отпрянуть, но лысый словно клещ держал меня крепко.
        — Да, Великий Султан Восточного Кхалешата, Радольне Кха Менорц, правитель Солнечного Ветра.  — Ого, мне это вероятно стоит запомнить.
        — Джафар!  — закричала с трибуны и едва не вывалилась с них Эля. Благо Гис ее удержал. Мы повернулись все, и только сейчас Визерис отпустил мою тушку и вскинул руки к лицу, а затем и к небу.
        — Госпожа Лусса! Боги мои! Вы тоже живы! Это великий день нашего народа!  — вскрикнул он и, нахмурившись, кинул своим воякам — Помогите принцессе выбраться из лап этого чурбана!
        Дальше был форменный бардак, Афисты высыпали на арену, что горох из опрокинутого мешка, сраз начали стараться навести порядок из галимого хаоса, Визерис ухватив меня за руку, начал таскать меня с места на место, пока ко мне не присоединилась, ни черта не понимающая, Эля. Телохранителей вокруг стало еще больше, а сопротивление со стороны сотрудников Аффанита только нарастало. Но Визерис, похоже, ничего не боялся, либо по глупости, либо знал наверняка, что ему ничего не сделают. На наши вопросы и желания так же никто внимания не обращал, и так продолжалось до тех пор, пока нас не приволокли в гостевое крыло Аффанита, в покои Визериса со слугами, где было в миллион раз лучше, чем в моей паршивой комнатке. И только тут меня отпустили и буквально пихнули в сторону богатой комнаты. Едва не упал лицом в пол, когда на меня сзади налетела еще и Эля. Мы обернулись почти синхронно, но Визерис уже что-то кричал по другую сторону закрытой двери.
        — Ты хоть что-то понимаешь?  — нервно и напугано спросила меня Элеонора.
        — Похоже, наши родители немного богаче, чем мы с тобой думали.  — Покачал я головой.
        — В смысле?! Наши?!  — она посмотрела на меня как на безумца.
        — Мы родственники, если верить этому….  — я указал в сторону двери.  — Я принц, а ты принцесса. И либо мы женаты, что мне очень не нравиться, либо мы брат и сестра, на что я, честно говоря, очень надеюсь.
        — П****ц!  — ответила Эля и, повернувшись немного поежилась.  — А эти вон кто?  — я повернулся в указанное направление и увидел шесть полуголых темнокожих людей, что стояли на коленях и смотрели в пол.
        — Боюсь предположить….  — закончить тягостную речь я не успел, так как двери открылись, и к нам вошел красный как варёный краб Визерис и три старших Афиста. Вид у нашего слуги был злой до безобразия, но он молча подошел к нам и встал рядом.
        — Кхе-Кхе.  — кашлянул Афист в красном Плаще.  — Кто, наконец, мне может ответить, что тут происходит?!
        — Сами хотели бы знать.  — Сказала Эля и посмотрела на покрасневшего от злости Визериса. Тот не смолчал, и перешел на местный язык, пугая всех вокруг своим акцентом.
        — Что вам до сих пор не понятно? Это наследные дети Султана Восточного Кхалешата, Радольне Кха Менорца, правителя Солнечного Ветра! Тиберий и Лусса! И они, сегодня же, уезжают со мной!
        — Это невозможно Визерис! Вы знаете наши правила и законы!  — не согласился Афист и посмотрел на нас.  — Какие у вас вообще есть доказательства, что это дети Султана?!!
        — Какие вам нужны доказательства?! Я нянчил их с младенчества! Я пятая рука Султана и у меня хватит полномочий, чтобы назвать любого из здесь присутствующих врагом нашего Кхалешата!
        — Не надо горячиться. У нас есть бумаги на этих молодых людей и не верить им, мы так же не в праве. И тут уже два мнение и противоречивые сведения!
        — Я вас, кажется, понял.  — Буркнул Визерис и дал короткие команды слугам за нашими спинами. Секунд через тридцать, они принесли большую картину, которую Визерис поставил перед собой.  — Вот, посмотрите!
        Мы с Элей тоже посмотрели на картину. И была эта картинка, просто потрясающая, художник явно постарался запечатлеть всю царствующую семью с максимальной правдивостью. В центре картины был Властный султан с белыми длинными усами, короткой бородой; голову правителя венчала Чалма из золотой ткани, а тело его было покрыто редкими, но весьма заметными шрамами. Справа от правителя, стоял молодой парень с удивительно знакомым лицом — я, по всей видимости, но моложе. Одет мой образ был как Алладин из мультика — широкие штаны и жилет на голове загорелое тело. После меня стояли еще два парня поменьше, лет на пятнадцать и десять соответственно. Слева же от Султана стояла неизвестная мне женщина, что своим телом вызывала уважение, такая у нее была спортивная фигура, едва прикрытая тканями. После женщины была Эля, в широком белом Парео, золотом топике и широких, как у меня, штанах свободного кроя. И замыкала левую сторону девочка лет восьми с густыми белесыми волосами, что делали ее похожей на одуванчик. Кто-бы не рисовал эту картину, он был мастером своего дела, подробности полотна — поражали. Словно большое
фото…. И он всегда это с собой возит?
        — Вас еще есть вопросы ко мне и моим подопечным?  — зашипел Визерис.
        — Разумеется, есть, но это подождёт, мы поднимем этот вопрос на совете и к вечеру мы снова встретимся, все вместе.  — Кивнул Афист.  — Однако ученики все еще числятся обучающимися Королевского Аффанита, и им надлежит закрыть свои испытания. Это закон и Вы! в свое время его подписывали.
        — Я прекрасно знаю, что я и когда подписывал! Но вы правы, обучение принца еще не окончено.
        — Тогда до вечера.  — Кивнул Афист и вся тройка вышла за двери. Визерис повернулся к нам с невероятно довольной улыбкой кота, который упал в сметану по самые брови.  — Прошу простить меня за этот неприятный и незапланированный концерт. Я надеюсь, вам он не доставил большого дискомфорта? Боги мои, как вы выглядите! Вам нужно срочно переодеться! Принцесса, а вы так исхудали!
        — Э-э-э Визерис….
        — Да, мой принц!
        — Не называй меня так. Можешь ли ты нас немного просветить? Мы как бы после э-э-э шторма, потеряли память, и кажется, немного не обладаем всей широтой информации, которую нам, скорее всего, следовало бы знать.
        — Конечно, наследник, все как вы пожелаете, а пока я буду вам все рассказывать, не могли бы вы сменить эти грязные тряпки на более достойный наряд? Принцесса Лусса, вас это тоже касается, одежду для вас сейчас подберем. Боги, я так волнуюсь, какие вести, какие вести. Султан будет счастлив как в дни ваших рождений. Проходите за старым слугой, не стойте тут. Сейчас я вам все организую, вы все вспомните….
        Болтовня этого «слуги», как он изволил выразиться, не останавливалась ни на миг, зато при всем при этом, он умудрялся раздавать приказы другим, менее престижным слугам, чтобы они собрали в кучу вещи, разогрели нам воду в купальнях, и принесли масла и крема. Любые наши попытки заговорить, прерывались в зародыше, так что приходилось слушать и терпеть. С одной стороны, это не позволяло начать паниковать — в конце концов, наша жизнь сейчас менялась резко и безвозвратно. Эля правда не стерпела, когда слуги попытались ее раздеть в нашем присутствии, и чуть не закатила истерику. Несмотря на искреннее удивление Визериса, он позволил ей уйти и далее мучал меня.
        Картинка выходила смутной, разрозненной и невнятно. Но, похоже, помимо нашего статуса мы обрели еще кучу различных родственников и проблем, над которыми нужно думать персонально. Одна из них:
        — Ваша невеста будет просто счастлива, узнать, что вы живы!  — огорошил меня Визерис.
        — Что-о-о-о?!!
        — Ваша невеста, принцесса Силисса, после вести о вашей пропаже, не пожелала возвращаться домой и добровольно приняла клятву "Дома Скорби". Вы в тот страшный день как раз плыли к ней на встречу.
        — Зашибись….
        — Что, простите?
        — Что такое «Дом Скорби»?
        — Дом Скорби: дом разбитых сердец и судеб. Вдовы, вдовцы и отвергнутые девушки и мужчины не желавшие продолжать свой век, приносили клятву дому, что никогда не познают счастья и удовольствия, не будут матерями и отцами, так как их счастье и сердце отнято у них судьбой. А ваше появление дает возможность выйти из дома скорби, не нарушая клятвы. Подобные случаи имели место, и в таких храмах искренни, радуются за освобожденных от уз клятв и обетов. Это и в правду проведение Богов, что они не только спасли Вас, но и вашу невесту. Вернись она в отчий дворец, возможно уже бы сгинула или вышла замуж за другого. А так это судьба — не иначе!
        — Мне, надо это переварить.
        — Вы недавно ели? Или вам нездоровится?
        — Нет, это местное выражение…. Погоди, если я плыл к ней на встречу, что со мной делала Эля?
        — Кто? Простите.
        — Лусса, сестра моя.  — Поправился быстро я.
        — Принцесса Лусса всегда обладала острым умом и любопытством, она навязалась с вами для того чтобы быть первой при дворе, кто оценит вашу будущую жену.
        — А она вообще кто?  — затряс я головой, пытаясь найти место для новой инфы.
        — Принцесса Силисса, дочь среднего помета нашего дорогого соседа — Султана Островов. Ваш отец, да возвысят его Боги еще выше, давно хотел заключить с ними крепкий союз, дабы общими силами очистить воды от надоевших пиратов, которым наши законы не писаны. Но вот шанса все никак не выпадало. Сосед наш весьма плодовит, но, увы, у него рождаются только дочери. Жертвовать вами родитель не желал, но у любой тростинки имеется конец, он предложил Вам выступить мостом между Кхалешатами и вы согласились, как мудрый Принц Песков. И это было поистине мудрое решение. Если у вас родиться сын раньше, чем у старших дочерей Султана, он будет первым претендентом на трон, а в виду вашего положения, ваш сын будет сидеть уже на двух Коронованных барханах, что объединит наши Кхалешаты навеки. Мечта вашего деда будет осуществлена!
        — Я пожалуй присяду, ты не против?
        — Ну что вы, приказать принести вам кресло?  — ответить я не успел, так как к нам вышла переодетая и очень красивая Эля, или уже Лусса.
        — О чем беседуете?  — спросила она на «местном», Визерис поморщился от этого, как от лимона.
        — Госпожа, негоже среди близких говорить на этом чудовищном языке лесников.
        — Это не ответ!  — указала она на Визериса и упала на стул подле меня.
        — Визерис говорит, что у меня есть невеста.
        — Ого! Так скоро? Это сколько же я отсутствовала?  — засмеялась моя новообретенная сестрица.
        — Госпожа, вы пропали, когда плыли на эту встречу. И мне еще предстоит узнать, почему вы пропали и что с вами произошло?
        — А. Понятно…. Нет. Ничего не понятно.  — Замотала она головой.
        — Чего тебе понятно?  — вскинулся я.  — Это нормально, по-твоему? Я еще утром был простым учеником! А кто я сейчас?
        — А сейчас у тебя есть невеста!  — хохотнула Эля и слегка зависла и помрачнела.  — Визерис, извини за нескромный вопрос: а что если я выбрала себе мужа здесь?
        — Что-о-о?!  — ничуть не хуже меня ранее, вытянулся лицом наш слуга.
        — Времени я тут провела много и….
        — Вы беременны?!!!  — схватился за сердце Визерис и ноги его подкосились. Я видел, это не игра, он реально сейчас ноги протянет от шока.
        — Что?! Нет! Нет и нет! Вы что?! Что вы обо мне думаете?!!
        — Прошу простить меня…. Я был не сдержан, выбор супруга это конечно только ваш выбор и вашего отца.
        — Эй! А про меня все забыли? Визерис! Что мне с невестой делать? Я же не помню ничего! Она мне незнакома вообще!  — подскочил я.
        — Здесь нет проблемы, важна кровь, а память дело наживное. Уроки ваши мы продолжим дома, вы все узнаете и вспомните! Невеста будет оповещена в ближайшие дни и переправлена сюда.
        — А может не будем торопиться?
        — Поздно! Я уже отправил пять Вестников. Три к вашему отцу и двух на остров Скорби.
        — Поторопился ты. И когда только успел? А нам тут, что делать пока мы ждем ответа и мою невесту?
        — Я полагаю вам надо разорвать договор с Аффанитом и, дождавшись вашей невесты, отбыть домой.  — С серьезным лицом сказал Визерис.
        — Я над этим подумаю. А пока, можно я пойду к себе?
        — Куда? Здесь ваше место! Это крыло оборудовано всем, что хоть минимально отвечает нашим требованиям! Ваши слуги здесь! и вам просто нельзя кормить клопов в этом городе!
        В общем, мы договорились так: я выхожу и делаю, что мне вздумается, при сопровождении двух воинов нашей Чалмы. Закрываю долги по Аффаниту и выставляюсь на торги на общем основании, как и Эля — Визерису хватить денег нас выкупить при любом раскладе. Пока мы всей этой фигней страдаем, Визерис сидит молча и терпит наши выходки. Важное условие — мы всегда возвращаемся на ночь в это крыло, типа наша нянька не переживет нашего очередного исчезновения. Вот и славно, жаль, что мне одежду не вернули, придется ходить в национальном костюме, в котором тут откровенно холодно.
        Покинув покои для очень важных гостей, я заметил, как за моей спиной встали два здоровых воина с копьями. При желании, конечно, я мог бы, и удрать от них, но зачем сориться с теми, кто жизнь свою готов отдать за меня? Вот именно. И пошел я значит в такой компании к куратору, который очень долго и очень мерзко промывал мне мозги и высказывался по поводу моей выходки с подменой личности и морем лжи что я вокруг себя разливал.
        — …А я все думаю, почему на все мои запросы, мне всегда возвращается один и тот же ответ. У вас молодой господин, очень хорошее прикрытие. Но какова наглость! Я же ваш Куратор!
        — Не моя вина, и не моя затея.  — Буркнул обиженно я, сидя на стуле с двумя верзилами за спиной.
        — И, тем не менее!.. Ладно, что сделано, то сделано.  — Афист махнул рукой, типа «Проехали» и переключился на деловой тон.  — У вас еще шесть хвостов за спиной и их надо закрыть в течение двадцати дней. Я уже выписал вам допуски, так что не тратьте время зря. Ваше обучение еще не закончено.
        — Не буду.  — Кивнул я, снова ощущая что-то странное в речи преподавателя, а затем взял предложенные мне бумаги. Что дальше? А, точно! На работу пора….
        В баре меня встретили абсолютно все! Правда только шокированными и удивленными взглядами, и как говорит мой куратор: «и тем не менее». Я прошёл к стойке и пролез под ней, протянул руку Дарину, который только слюну сглотнул и побледнел еще сильнее. А вот Санчо посмотрел на меня с очень хитрой улыбкой.
        — Всю оставшуюся жизнь буду рассказывать всем, что у меня в баре работал сам принц Кхалешата. Правда, чую, мне никто не поверит.
        — Да ладно тебе Санчо. Смотри сколько свидетелей!  — я указал на толпу и увидел своих молчаливых охранников, про которых уже забыл.  — Вы двое, садитесь за стойку и пейте что хотите.  — Они сели, я налил им пива, которое они пить не стали. Хотя им и приказать можно….
        — Какой красавец, приоделся, слуг приволок. Чего зашел вообще?  — заговорщицки начал допрос мой Шеф.
        — Санчо, я тут работаю. И поверь, всегда был этому рад.
        — Заливай.  — Он махнул руками.
        — Принц Джафар….  — заикнулся Дарин, но я только руку вскинул к его лицу и сжал ее в кулак.
        — Даже не начинай, Некромант! Не прощу! Какой я к черту принц пока на мне фартук? Я бармен! Король стойки! Властитель кружек и Бог Хмеля!  — подняв палец к потолку, гордо закончил я свою речь.
        — Балагуром был, балагуром и остался. Ну, воля ваша, ваше величество, мы люди простые, всего не поймем и зарплату вам не поднимем.  — Подмигнул Санчо и пошел готовить на свою кухню.
        Вечер в целом прошел очень хорошо, пока в бар не влетел разъяренный Визерис, но его я успокоил, сказал, что мы обо всем договорились заранее и поздно махать кулаками. Эту информацию он принял с большим трудом, но до конца рабочего дня остался со мной. Еще из инцидентов произошла Кассандра с подругами, которая возжелала со мной пообщаться, но я сказал, что не готов с ней что-либо обсуждать и приказал стражникам не подпускать ее. Вообще иметь стражников в личном подчинении было невероятно круто, мне прям это понравилось, а Визерис еще и одобрил сей поступок. А после закрытия, мы с Дарином, пошли по домам. Он как всегда к себе, а я к Визерису….
        Через день после описанных событий, когда я закрыл всего две дисциплины, меня таки отловила Сандра и буквально к стене приперла со своим желанием пообщаться, но я отбился и сказал, что у нас не будет никакого разговора — хватит с меня ее истерик. Как она со мной, так и я с ней. И вообще! Нашла блин себе ровню! Попутное приставание девочек со всего потока, меня донимало намного меньше — они подойти боялись, я ж при охране и вообще крутой до невозможности. Отдельно порадовал Феанор, который позвал меня покутить в баре и нормально познакомиться. Познакомились. Оказался Феанор Сыном Герцога Ралидского, ближайший к нам сосед этого государства, и звали его Фредриком Ралидским, а Феанор его прозвище с детства. Сказал, будет всегда рад моим визитам, если они будут без армии. Посмеялись, выпили, да разошлись. Что нам еще друг другу говорить? Наши совместные планы рухнули, но знакомство осталось, а может даже и некая дружба…. Хотя как мне кажется, мы снова стали птицами разной высоты полета. А ведь мы парни и ранг между нами решает очень много….
        Прошли еще несколько дней, за которые я расквитался со своими долгами и был официально допущен до «торгов». Теперь Визерису придется соперничать с другими важными гостями Аффанита за право моего найма. Ха-ха. Эля тоже времени зря не теряла — сверлила голову Визерису до крови из ушей, что она выйдет замуж за своего избранника! И тыкала этим избранником в покорного слугу. И когда он в очередной раз отказал, она на все крыло заявила, что прямо сейчас пойдет и лишиться своей девичей чести и более того — залетит от него, если иного способа нет. От таких вестей Визерис сразу пал на колени и принял все ее условия, посекундно разбивая голову об пол. Вот бы и мне так уметь. Женщины, они такие, могут и дракону кишки на шею намотать, даже рук не замарав и чувствуя собственную правоту и невиновность.
        Вот такой краткий итог моего «выпускного». За это время, я стал не только выпускником Королевского Аффанита, но еще ипринцем одного из самых богатых государств, обзавелся невестой, которую в глаза никогда не видел и нажил несколько тысяч завистников и жаждущих меня девушек. Вот так вот, а ведь невеста скоро прибудет сюда и будет еще веселее. Да и хрен с ним — прорвемся! Можно подумать я сдамся — русские, никогда не сдаются!

        Глава 6. Прощай спокойная жизнь…

        — Мой принц!  — а я уже ненавижу этот звук….  — Ваша невеста должна прибыть сегодня до обеда!. А вы до сих пор даже с кровати не встали.  — Вещал мне Визерис, пока я прятался под тонким одеялом в окружении подушек. И чего он привязался? Небо еще темное, солнце даже не поднялось.
        — Отстань….
        — Это неприемлемо, мой принц. Принцесса может и не самого чистого качества, но не стоит ее заставлять ждать. Вы должны быть пунктуальны! Вставайте, слуги помогут вам одеться.
        — Я хочу развестись…. Рано мне жениться. Я хочу умереть холостым! Ну, или пусть вечером приезжает…. Эй!!!  — Визерис схватил меня за ногу и потащил с кровати. Вот чего-чего, а этого я от него не ожидал.
        — Прошу просить меня, но вы ни капли не изменились! Что в три ваших года, что в десять, что сейчас. Вставайте немедленно! Вы Принц, а не песчаная баба!  — дотянул он меня до края койки и сбросил на пол.
        — Ладно, ладно, все! Встаю….  — ответил я уже с пола, принимая неизбежное.
        — Вот и хорошо, слуги сейчас придут и помоют вас. А я пока подниму госпожу-Луссу.
        Слуги слугами, а мне такое обращение, прямо сказать, пока еще претило, стражники это одно, а полуголые люди, что боятся меня трогать — другое. Ну не могу я быть спокойным или серьезным, когда две темненькие девушки хотят натереть меня маслами и помыть в купальне, старательно пряча глаза. Не могу! Поэтому я их отослал прочь и спокойно полежал в прохладной воде. Затем самостоятельно оделся и вышел из предоставленной мне комнаты. Эля была уже при параде и заплетала косу, от которой Визериса просто трясло.
        — …Госпожа! Ну, сжальтесь над моими сединами! (напоминаю, что он лысый) Зачем вам это плетение? Вы же на деревенских простушек похожи с этими космами!  — вещала наша нянька девушке, что игнорировала его как факт.
        Улыбнувшись, я сразу вышел из крыла. Двое охранников сразу стали позади меня. А они вообще спят? Хотя это мне не должно быть интересно. Куда можно сходить в это раннее утро? К ювелиру можно, у меня как-никак свадьба должна быть скоро. Но если ко мне приедет эталон местной красоты под три центнера весом — я откажусь, или сбегу снова. Подстрою бурю и кораблекрушение! И почему у Визериса нет ее портрета? Он же сам говорил, что его мне показывали, а значит, он где-то же есть!
        Уже на улице, стоя под хмурым небосводом, я услышал звучание труб от главных ворот, что были сразу после порта. Стало быть, прибыли гости, вопрос только — Кто? Терять время все равно где-то надо, поэтому я повернул к причалу и пошел туда. И верно — грома без грозы не бывает. Два небольших корабля уже спускали шлюпки на воду, только вот флаги у них были не нашего государства, а кого-то местного. Пока я смотрел на приближающийся конец моей свободы, сбоку подошел Дарин.
        — Доброе утро, я не помешаю?
        — Спрашиваешь, конечно, нет. Что случилось?
        — Мне право неудобно.  — Он замялся и опустил глаза.
        — Да ладно тебе. Хочешь удивить? Не выйдет! У тебя выпуск вместе с нами. И ты переживаешь, что тебя никто брать не захочет?
        — Э-э-э…. Ну да. Я хотел спросить, вы не могли бы дать на меня хоть одну ставку? Это может намекнуть другим участникам, о том, что я нужен Кхалешату и меня возьмут другие хотя бы из принципа.
        — А! Блат и коррупция, беззаконие, Анархия!  — я захохотал в голос.  — Это мне нравиться — так держать. Я скажу Визерису, чтобы он за тебя поторговался. Но только учти, если никто за тебя не возьмется — поедешь с нами.  — Я улыбнулся.
        — И ты не будешь против?
        — С чего бы? Мы полтора года знакомы, я прекрасно знаю, чего ты стоишь, как у стойки, так и на поле битвы. Если не на поле боя, то у моего «минибара» я тебе всегда найду местечко! Да и Санчо нам теперь мешать не станет, займусь твоими способностями по полной программе.  — Я потер руки в предвкушении. Свой некромант, это же Крутяк покруче ядрен-батона! Нет, такого мы должны купить.  — Хотя нет. Мы тебя наймем, и ты пять лет будешь работать со мной!
        — Джаф, я, правда, благодарен, ты не представляешь….  — злобный повелитель нежити покраснел и начал теребить рукав своей куртки, аки скромна девица. Что за картина, надо ему имидж менять….
        — Забудь и будь веселее. Если будем работать вместе, я из тебя сделаю настоящего монстра и страх врагов!
        — Э-э-э… Спасибо. Наверно….
        — Забудь, свои люди — сочтемся. Может и мне однажды потребуется твоя помощь, вот тогда и вспомни об этом «Спасибо». А что с твоей дамой сердца? Она не выпускается?
        — Нет у меня больше дамы сердца. Половина свободных сердец уже принадлежат тебе, на меня больше никто не смотрит.
        — Не проблема, думаю, у нас во дворце найдем тебе штук пять пассий. Ты же будешь другом принца!
        — Это как-то перебор уже.  — Смутился он и покраснел.  — Многоженство мне не…..  — он не договорил, так ка со стороны к нам приближался Визерис с пятеркой воинов.
        — Господин Тиберий!  — ого, по имени! Да у меня большие проблемы….  — Это как мне расценивать?  — он ткнул мне в нос какой-то свернутый лист. Бросив взгляд на сие произведение я едва не грохнулся на камни, и лицо у меня наверно сильно вытянулось. Вот это надо же такое написать….  — Прошу вас объясниться передо мной! Кто эта дева, что была лишена чести? Вы разве не знаете, что в этом королевстве этот проступок обязывает высокородных людей жениться?!
        — Э-э-э…. Тут не все так просто. Я, как это ни прискорбно, никого чести тут не лишал, тем более… Кассандру….  — уже тише сказал я, чтобы никто посторонний не слышал.
        — Тогда извольте это доказать местному совету, у нас из-за вас могут начаться большие межгосударственные проблемы. Что за слава пойдет о нашей семье? Молодой принц ведет себя как Деревенский мужик?! Нам же придется брать ее с собой! Это неприемлемо!….
        Попрощавшись с Дарином, я в окружении своих слуг, выражение-то какое…, пошел в Аффанит, на совет, который только нас и ожидал. Всю дорогу, Визерис не прекращал мучать меня за мою безответственность и предвещал будущую порку от отца, хотя это уже давно и не практикуется. Я старался не слушать, но это совсем не получалось. Наконец перед нами предстал зал для заседания, где я уже однажды был. Мы вошли и собрали на себе взоры всех присутствующих.
        — Принц Тиберий Тха Менорц, первый наследник, старший сын Султана, он же Принц Песков.  — Громко, аж до звона в ушах, возвестил Визерис, едва моя нога ступила в зал. Спасибо за отличную рекламу, приду к власти — назначу главным Маркетологом!
        — Проходите, совет ожидает вас.  — Сказал и тихо один Афист в черной мантии.  — Позвольте представить вам членов совета. Афист Нарукас, Афист Лорна, Афист Курас и старший правосудья Королевства Син Куранг. Прошу садиться.
        Мы сели на предложенную скамью, что была справа от судей, а на ее левой половине сидела Кассандра с пунцовым лицом, и немолодая, но весьма впечатляющая своими размерами женщина. Визерис был ничуть не краше Сандры, такой же красный, но только от злости, а не переносимого позора. Наступила тишина, все ждали начала представления. Ну, никакой личной жизни!
        — Позвольте мне зачитать высказанную претензию миледи Кассандры Мирийской.  — поднялся крайний Афист с листом бумаги.  — «В прошлом году, когда я проводила свое свободное время с учеником, который выдавал себя за Джафара без роду и чести, я находилась с ним в романтических отношениях, в ходе которых, была лишена девичей чести. Отношения наши были завершены со стороны обманщика Джафара, который прервал их после потери интереса ко мне. Я не подавала жалобы ранее, в виду того, что человек без чести и рода, не обязан был жениться на мне. Теперь же, выяснилось, что он некто иной, как Наследный Принц Восточного Кхалешата, а значит, он человек чести и с родословной. Посему, я на правах наследницы своих родителей и подданной Короны, требую исполнения всех законов чести и порядка, то есть — настаиваю на свадьбе между мной и тем, кто лишил меня моей чести. Кассандра Мирийская, дочь Младшего Советника Короля в вопросах внутренней политики». Сие прошение было подано сегодня ранним утром, и совет собрался для решения данного вопроса чести и соблюдения законов Королевства. Так как Принц Тиберий Тха Менорц, на
текущий момент является учеником Королевского Аффанита, он обязан соблюдать законы нашего королевства, а значит — взять в жены вышеназванную Кассандру Мирийскую или покрыть позором свой род. Данное заседание по завершению, будет отправлено к Королевскому дворцу, верховному Законнику. Прошу это учесть всем присутствующим и намотать на ус этот урок. Итак, после всего услышанного, и произошедшего, Тиберий Тха Менорц, что вы скажете и что намеренны, делать?  — я повернулся к красной как вареный рак Сандре, что смотрела под стол, и встал, опершись о плечо Визериса, который мог и, глупость-какую сморозить.
        — Ваша честь. Я признаю факт романтических отношений с Кассандрой Мирийской, я так же признаю их окончание с моей стороны, тут мне оправдания нет. Но за это нас слава науке еще не судят. Но я не признаю факта, который вы мне пытаетесь «пришить», просто потому, что я мог это сделать.  — Все охнули, а Визериса даже пришлось удержать, от того, чтобы он не подскочил.  — И я хочу задать один простой вопрос. Каким образом установлена потеря невинности Кассандры?  — наступила полная тишина, стало даже слышно муху, что билась о витражные окна. Афист немного смутившись, кашлянул в кулак, посмотрел на своих коллег и ответил.
        — Как вы полагаете, этот факт должен был подтвердиться? Миледи Кассандра, дочь одного из самых уважаемых людей королевства, ее словам мы можем доверять.
        — Не-не-не-не, так не пойдет. Вы сейчас ставите слова дочери советника против слова Принца Кхалешата, и по вашим словам….. Визерис, б**ть! А ну сиди смирно!!!  — я пристукнул его ладонью по макушке.  — Вы верите ее чести, которую, как она сама сказала, недавно потеряла. И ее словам вы верите больше чем моим? Я все верно понимаю? Вы пытаетесь унизить правдивость моих слов? Слова наследного принца Кхалешата в этом государстве ниже, чем у дочери Королевского советника? Я правильно все понял?
        — Нет!  — резко побледней Афист.  — Но вы должны понимать, что девушка не пошла бы на ложь в этом вопросе, вы ее обесчестили!
        — Нет, это вы не поняли меня! Сейчас у вас на руках два ответа и ни одного доказательства. И если Кассандра не заберет свои слова и ложные обвинения, я потребую чтобы ее осмотрели в Лазарете, да хоть повитухи, который никак не спутают строение поруганной девушки от невинной. А чтобы никто еще не соврал, я настаиваю, чтобы вы, вместе со мной и моим советником, присутствовали при осмотре….  — Кассандра неожиданно подскочила и, подбежав ко мне, со всей силой ударила меня по щеке раскрытой ладонью, звон от пощечины разнёсся по всему залу, а она с громким плачем выбежала из зала заседания. А нечего было на меня давить! Я не святой и не благотворитель! Я Принц и… демон в душе, мне можно.
        — Это недопустимо!  — вскрикнула женщина, что сидела с Сандрой. Афисты и все остальные повернулись в ее сторону.
        — На самом деле принц прав, доказать это иначе не представляется возможным.  — Развел руки старший правосудья Королевства.  — Мы не может отказать принцу в его словах.
        — Да что вы за чудовища?!  — закричала эта дама.  — Она еще ребенок, над которой надругался этот выскочка, он обманул чистое сердце и предал ее!
        — Пожалуйста, тише.  — Успокоил ее правосудья. А я поднял руку, привлекая внимание к себе.
        — Давайте сделаем проще, я даже готов пойти на уступку. Если мы действительно занимались тем, в чем меня обвиняют, я в любом случае должен был снимать штаны, тут надеюсь вопросов нет? Так вот, Кассандра не слепая, раз попала мне по лицу и значит, она должна была меня видеть. У меня на внутренней стороне бедра родимое пятно, пусть она опишет его. И на этом закончим. Так как она никак не может знать о нем в противном случае.
        — Весьма разумно и изощренно, мой принц.  — Улыбнулся Визерис и, сложив руки на груди, расслабился словно на курорте. Сразу было видно — его душа в полном умиротворении.
        — Да будет так. Миледи Лакунна Мирийская, вы не возражаете против этого? Слова никак не обесчестят вашу дочь.  — Тетка надулась, но подумав, кивнула.
        — Только я требую продемонстрировать всем это пятно, дабы он не сказал, что она описала его неверно.
        — Да все я вам покажу и расскажу. Но только после! ее описания.
        — Это еще почему?  — уперев руки в бока, наехала на меня необъятная женщина.
        — Потому что пятно, я никак не смогу изменить, а вот ответ вашей дочери, может измениться, если пятно увидите сначала вы….
        Кассандру искали наверно целый час, потом еще минут двадцать ее пытались уговорить выступить. Я уже откровенно спал на столе, под бубнеж Визериса, что он во всем разберется и накажет виновных. Потом в зал зашла Эля с Гисом и села позади нас, спросила, чего это мы тут делаем, и попала под самый подробный пересказ от Визериса. Эля не оценила моей жестокости, но от советов воздержалась. Наконец, Сандра вошла в зал, вся заплаканная и взлохмаченная, красная и бледная одновременно и села на свое прежнее место. Ей вкратце описали ситуацию и ее варианты, подождали, пока она поймет их. Затем ей что-то шептала матушка. И уже после этого, она, наконец, поднялась и, окинув меня злобным взглядом, улыбнулась.
        — Уважаемый совет. Я уже поняла текущее течение ветра. Этот принц, человек без грамма чести, который только ищет способы, чтобы отвязаться от брака не нарушив закон. Я хочу забрать свое прошение, принося себя в жертву этому негодяю.  — Визерис чуть не кинулся на нее, пришлось снова хватать его за одежду.
        — Отчего же.  — Сказал я, удерживая Визериса.  — От тебя многого не требуется, просто слова и брак будет заключен на этих землях. Станешь официальной принцессой Кхалешата. Просто ответь!
        — Я могу ответить, и ты это знаешь. Но для чего мне унижаться перед тобой?
        — Знаешь, теперь и я, кажется, все понимаю. Лодка твоя тонет, и ты не хочешь потонуть вместе с ней с высоко поднятой головой. Либо ты думаешь, что слова такой мелочи как ты, заставят меня поступиться собственной честью. Так или иначе — забирай свое прошение или дай описание моего родимого пятна. Мне уже без разницы.  — Сандра надулась, лоб ее сморщился, а потом она ответила.
        — У тебя нет родимого пятна на теле, обманщик.  — Просто и спокойно сказала она. Теперь судьи смотрели на меня. Я же положил руки на плечи Визериса и встал.
        — На этих землях, когда я только открыл глаза, уважаемые люди, выбрали мне местное имя — Джафар Пистрикс. Джафар — распространенное имя для человека с моим типом кожи и волосом, всем и так было понятно, что я с востока. Но вот фамилия Пистрикс, с древнего Танскрита, языка первых магов означает — Акула. И кто желает убедиться в наличии у меня родимого пятна в виде этой рыбы, прошу не стесняться и определить место осмотра.
        — Да он его утром только нарисовал!  — вскочила матушка Сандры. Боже мой, а концерт не заканчивается. Визерис поднырнул под моими руками как уж и ловко поднялся.
        — Как пятая рука Султана, я могу заявить, с полной ответственностью — мой принц был рожден на моих глазах и я воспитывал его с самого раннего детства. Его родимое пятно описано в манускриптах рода и не подлежит обсуждению старых и толстых баб вашего холодного государства! Вы можете запросить письма в вашей королевской канцелярии, куда были отправлены приметы моего Принца, когда ему исполнилось двенадцать лет!
        Что после этого началось…. Крики, ругань, перебранки и все в кучу. Даже кто-то из зрителей высказывал свое мнение по этому поводу. Находились свидетели что слышали и видели, как я надругался над Сандрой. А под весь этот шум и смех Эли, я подошел к главному члену совета, спустил штаны и показал внутреннюю сторону бедра, даже не обратив внимания на то, что вторым членом этого жюри — была женщина. После этого кивнул всем собравшимся и пошел на выход. Нужно больно тут сидеть….
        На улице я вздохнул полной грудью, задрал голову к тоскливому и тусклому небу этого мира, да только недолго длился мой покой. Один из слуг, что шел, словно зашуганный котенок по улице. Заметил меня со стражниками на ступенях, подбежал и упал на колени, на радость зевакам.
        — Прошу простить мою дерзость Хозяин, но ваша невеста прибыла на остров, мы взяли на себя ответственность принять ее без вашего участия. Она ждет вас.  — Я сглотнул загустевшую слюну и сел ровнее. Вот и все…. Вот вам блин и плохой день…. Прощай спокойная жизнь….
        Домой я не пошел, не знал, что надо делать и как, а если честно, то я боялся до дрожи того, что могу там увидеть. А раз домой нельзя — пойду в бар. Санчо встретил меня радушно, посадил за стол, налил дорогого вина, сел напротив. Я рассказал ему про сегодняшнее событие, про Дарина и мои мысли, про Сандру и ее выходку, про невесту, что ждет меня в покоях и мое нежелание жениться. Санчо настоящий бармен, выслушал молча, обновлял вино и кивал в нужных местах. И когда я закончил изливать свою боль, он поддержал мой разговор.
        — Знаешь, мой мальчик, что я хочу тебе сказать…. Ты не прав, что все воспринимаешь под таким углом. Ты обзавелся семьей, что уже стоит великих богатств, поверь мне, одинокому человеку. Ты узнал, что делает с людьми жажда власти и лучшей жизни и не оценил этот урок. А невеста, даже навязанная не великая проблема, даже такая может родить тебе детей, детей которых ты будешь любить. Вся наша жизнь состоит из таких темных и светлых шагов. И надо просто понять, что за каждым темным шагом, следует светлый и тут главное не прикрыть глаза и увидеть светлую сторону, иначе ты рискуешь шагнуть через радости и счастье. А касательно Дарина, оставь его в покое, он и так страдает из-за своего дара, а ты только усугубишь это положение. Что ты можешь ему дать? Подумай об этом и взвесь все свои решения. Ты не глупый малый, сам все поймешь…. И главно, запомни — твоего опыта еще мало, тебе надо еще долго учиться…. Еще налить?  — и снова мне говорят про обучение….
        — Нет, спасибо. И за слова тоже.  — Я вымученно улыбнулся.
        — За слова денег не беру, а вино нынче дорогое.  — Покачав головой, сказал Санчо. Плут! Но хороший.
        Из бара я вышел, немного придя в себя. Чего я реально теряю? И почему переживаю? Я же жив! И у меня сейчас очень хорошие перспективы, а все выбоины судьбы объеду или перепрыгну. Правда, ребята? А, забыл, что вы все время молчите, мои две тени с копьями. Жаль, было бы у меня два дополнительных собеседника….
        Визерис встретил меня у крыла Аффанита и сразу обнял и похлопал меня по спине, вид у него был очень расстроенный.
        — Все нормально? Мы же суд выиграли? Верно?  — спросил я.
        — Суд закончился, ваша честь осталась при вас, а вот честь этих двух стервятниц поставлена под сомнение на самом высшем уровне. Но боюсь эта радость от победы ненадолго с вами, мой принц. Я встретил вашу невесту и боюсь, она сильно изменилась. Полтора года в Доме Скорби даром ей не дались, мне очень жаль.
        — Не говори ничего. Где она?  — я потер лоб, слишком много впечатлений, или вина.
        — Она в ваших покоях. Зайдите к ней и скажите свое решение, в данной ситуации у вас снова появляется право выбора. Удачи, мой повелитель….
        Я поднялся в корпус и, свернув по коридору, остановился напротив двери в наши покои, которые охраняли четверо воинов, суть которых была отнюдь не в декоративности. Вздохнул глубоко и отпер дверь. Внутри как обычно трудились и суетились темнокожие и немногословные слуги, которые заметив меня, сразу склоняли свои головы и вставали на колени. Кто их так дрессирует? Ни одной осечки за эти дни! Я сделал первый шаг, затем второй и как все поняли — далее в том же духе, пока передо мной не оказалась та самая деревянная створка, за которой и была моя нареченная, прости Господи, невеста. Кого я увижу за этой преградой? Что мне надо делать? Почему именно я? Я же так молод!!! Ладно, хватит себя жалеть, выбор у меня есть, так что в любом случае все только зависит от меня.
        Дверь бесшумно открылась, и я сразу увидел свою кровать, на которой сидела она…. Практически сразу, я отвернулся. Нет, она не была так ужасна, как вы наверно подумали. Просто она была раздетой… от слова «совсем».
        — Прикройся.  — Попросил я, хотя даже я услышал в голосе властные нотки.
        Вновь повернувшись, полминуты спустя, я увидел тощую фигуру девушки. Немного смуглая, юная, лет пятнадцати, темная копна волос спускается за ее спину, черные глаза блестят, осматривая меня с любопытством и страхом, полные губки сомкнуты, тонкие пальчики держат простынь, босые ножки носочками стоят на полу, видимо, она хочет казаться выше. Бедра широкие, грудь полненькая, но худоба полностью расстраивает эту картину как ложка дегтя в бочке меда. Страхи мои не оправдались, она не была весом в центнер, напротив, она была еще худее Эли, что не характерно для здешних краев. У меня дрожали ноги, страшно было хоть беги отсюда.
        — Здравствуйте, Принц Песков.  — Склонив голову в поклоне, сказала она. Голос ее был очень мелодичным, как у девушек, что долгие годы занимаются пением.  — Я Силисса, выбранная вами на роль вашей жены и матери ваших детей.  — Вот так и сразу она поставила все цели и задачи. Без какой либо жалости и по голове — «матери ваших детей». Вот теперь я просто не знал, что ей говорить.
        — Здравствуй, Силисса.  — Пересохшим горлом ответил ей. А что я еще мог сказать?! А что бы вы сказали?!! Ну, честно!
        — Господин не желает осмотреть меня?  — вот что она пристала? Ну не могу я на нее смотреть, мне стыдно и совестно, словно я работорговец, а она мой товар.  — Я не красива? Я вам не нравлюсь?  — с уже наворачивающимися слезами на глазах спросила она. Давит на жалость….
        — Не в этом дело, я просто не готов пока к этому. Мы друг друга не знаем.
        — Вы назвали меня другом.  — Улыбнулась она.  — Мне приятно это слышать.
        — Ты в порядке? Может тебе что-нибудь нужно? Принести чего или устроить?  — она быстро покачала головой.
        — Нет. Все хорошо. Вы нашлись, я рада.  — Она говорила весьма растянуто, тянула звуки и словно подбирала каждое слово, и паузы у нее были довольно ощутимые.
        — Ты хорошо знаешь язык.  — Ляпнул я, дабы отметить ее успех.
        — Спасибо. Я много лет его учила. Вы не подойдете ко мне?  — я сглотнул и шагнул ближе.
        Теперь, когда между нами было не более пары шагов, я ощутил запах масел, которые покрывали ее тело. Приятный надо сказать запах. А еще заметил, как же сильно она исхудала, в ее теле не было и пятидесяти килограмм, скорее даже сорок или даже меньше. Скорее всего — меньше. Нос ее вроде был мелким, но на фоне истощавшего лица, выглядел как наконечник копья. Можно было легко представить, как она выглядела раньше и как ее красота высыхала со временем. Зато ее волосы были шикарны, как и большие глаза. Как же она страдала все это время? И из-за кого? Из-за тела, которое я занял? В этом, стало быть, виноват — я? Однако… эта обстановка меня сейчас угнетала и пугала.
        — Силисса, я должен идти, у меня еще остались дела.
        — Вам неприятно мое общество. Я ужасна?!  — сказала она, отвернувшись и стараясь скрыть свои слезы. Блин, и что теперь делать? Я подошел ближе и, подтолкнув ее, посадил на кровать, она посмотрела на меня своими блестящими глазищами, снизу вверх. Смотрела она сейчас на меня странно, как на Бога что ли….
        — Ничего подобного. Я просто не все дела закончил на этом острове. Но если тебе чего-нибудь надо, ты только попроси.
        — Тогда возьмите меня в жены! Не оставляйте одну, заберите меня отсюда, увезите…. Я буду хорошей женой, я умею плести, петь, танцевать, любить! Любимый, мой принц, я буду любить вас… я…  — она закрыла руками лицо и стала, захлебываясь слезами, рыдать периодически вздрагивая. Жалость страшное чувство. Я подсел ближе и обнял ее. Она вмиг притихла и даже дышать перестала, а потом робко обхватила меня руками. Вот это я попал…. Прямо вот так — голову в капкан засунул, из жалости….
        — Мы вернемся к этому разговору.  — Мягко сказал я и отстранил ее. Простынь соскользнула с ее тела и обнажила не столько грудь, сколько торчащие ребра. Я отвел взгляд.  — А пока дожидайся меня и хорошо поешь. Слуг я к тебе направлю.
        — Я, в вашей воле.  — Кивнула она.
        Комнату я покинул, словно чумной, ничего перед собой не видел и никого не слышал. Однако около слуг остановился и повернулся.
        — Прислуживайте Силиссе словно мне, все и любые прихоти.  — Слуги голов от пола не подняли, но это не значит, что они меня не поняли, все сделают.
        Когда же я вышел из корпуса, ко мне сразу подскочил Визерис.
        — Мой принц, вы так быстро вернулись! Вы приняли решение так скоро?
        — Нет, еще не принял.  — Признался я, хотя мне казалось, что выбора тут никакого нет. Девушка просто помрет, если я ее отвергну. Неспроста же она не вернулась домой, а махнула в Дом Скорби.
        — Все верно, мой принц. Поспешные решение не приносят пользы или радости, возьмите время на раздумье. Я могу отселить Силиссу из ваших покоев. Я могу….
        — Нет! Не стоит. Она достаточно настрадалась, не обижай ее.  — Довольно грубо ответил я, снова ощущая сталь в голосе. Во мне сейчас просыпался кто-то очень властный, но пока мне не знакомый.
        — Ваша воля — закон для меня.  — Кивнул он.  — И раз с этим мы все решили, позвольте узнать у вас ваше мнение о женитьбе принцессы Луссы и этого «барончика» Гиса.
        — А почему ты меня об этом спрашиваешь?
        — Вы старший из рода на этом проклятом острове, и решение госпожи-Луссы напрямую зависит от вашего мнения. Я покоряюсь вашей воле, и она подчиниться.
        — Если ты намекаешь, что я должен ей запретить, то я этого делать не стану. И брак ее благословляю если она того хочет. А она любит Гиса и сама хочет этого.
        — Я вас понял. Но прислушайтесь к старому слуге, запретите Луссе оставаться в этих землях, пусть ее безродный муж поедет с нами, не бросайте родную кровь в этом холодном королевстве под тусклыми небесами
        — А вот это можно, она мне дорога и ее я отпускать, не намерен.  — Кивнул медленно я, соглашаясь с этим предложением.
        — Истинный Менорц, и пусть память вас оставила, но вы не растеряли семейных черт. Я рад, что прибыл сюда так вовремя.
        — Кстати, на счет «вовремя». Визерис, когда вернуться вестники от отца?
        — Они прибыли три дня назад.  — Немного удивился Визерис.
        — Что?! Почему же я об этом узнаю только сейчас?!
        — Ваш отец выразил большую радость и облегчение, он дал нам полные права на свободу действия по вашей воле. А так как мы с вами обо всем договорились, я не стал беспокоить вас пустыми новостями. Скоро пройдут торги, и вы сами сможете повидать родителя.
        — И все же, больше так не делай.
        — Ваша воля, мой принц.  — Достал он уже со своим принцем, но его, похоже, не переубедить.
        — Хорошо. Я в бар, а потом домой. Бегать за мной не нужно. Эль…. Луссу к Силиссе можешь допустить, и следи за девочкой, она ни в чем не должна нуждаться. Даже если она ничего не просит — заботься о ней как о ребенке. Понял?
        — Хоть я и не одобряю вашей связи с этим жутким заведением и его странным Владельцем, я все же сделаю все, как вы просите.
        В баре тоже все было ровно. Поговорили, посплетничали, советов мне надавали. Дарин снова прогулялся со мной, а потом пришлось топать к невесте и давать свой ответ. Вот это было тяжело. Я и так за этот день превысил все свои нервные резервы, а тут еще и на ночь глядя нужно решения мирового масштаба принимать.
        Едва я вошел в наши покои, меня перехватила Эля и отволокла в сторону. Мы сели на тахту и прогнали слуг.
        — Что такое?  — спросил я обеспокоенно.
        — Ничего, узнать у тебя хочу чего ты там решил. Ну и спасибо сказать за благословление, теперь ты будешь получать «люлей» от папочки, а не я.  — она хитро улыбнулась.  — Так что там с Силиссой?
        — Если честно, то мне ее жалко.
        — Да такую тощую даже бездомным жалко будет. Я, конечно, не навязываюсь, но в чем проблема? С нашим обеспечением ее можно быстро довести до нужного уровня, а с ожирением надо бороться танцами!  — он вскочила и пару раз крутанулась вокруг себя.  — Вот как я!
        — Ты лиса!  — махнул я рукой и откинулся на спину тахты.  — С одной стороны от меня этого ждут, но она же зашуганная до невозможности. Как с ней жить?
        — Ну, ты же крутил интриги с Сандрой, а у той вообще не все в порядке с головой. Чего только суд стоит.
        — Все равно я пока не уверен. Мне до сих пор кажется, что это неправильно. Да если честно, то все вокруг мне кажется каким-то неправильным!  — уже решил признаться я в своих сметенных мыслях.
        — Тогда думай, братец и учить принимать решения. Еще сутки-двое у тебя есть, завтра будет наш аукцион, где Визерис раскошелится на нас и моего жениха.
        — И на Дарина.  — подсказал я.
        — На кого?! Зачем он тебе?
        — Он друг и очень талантливый Некромант. Мне его помощь не помешает. Как и тебе.
        — Не знаю, насколько мне это надо. У меня и так все вроде нормально.
        — И, тем не менее — учиться надо, пригодиться. Здесь не курорт.
        — Тут как раз самый что ни на есть курорт, а у нас во дворце и вовсе санаторий будет. Хотя ты и прав, учиться еще надо, урок не окончен…. Ладно, ты продолжай своей ерундой страдать, а я пока к Гису сбегаю и нервы ему помотаю.  — Она махнула мне рукой и вышла из наших покоев, до того, как я заострил внимание на ее словах. Да и ладно.
        В свою комнату, где в кровати лежала моя невеста, я вошел тихо, и немного трясясь от нервной дрожи. Жуть от одной только мысли, что делаю я, и что эта жизнь делает со мной. И это же надо было попасть именно в тело принца, да еще и обрученного. Шансы никакие, а ведь совпало как-то. Приблизившись к кровати, заметил около койки большой сервис и множественные продукты, к которым девушка почти не прикоснулась. Это плохо, с такой диетой нам ее и за год не откормить. Но пока действительно бежать некуда, а быть последним мерзавцем, что кинет такую преданную девочку совсем не хочется. Я откинул одеяло, скинул с себя одежду и лег рядом с Силиссой. Завтра будет трудный день….
        Утро было… странным. Не знаю, что мне снилось ночью, или не мне, но проснулся я практически в обнимку с Силиссой, что была обнажённой, и как я понял — она уже давно не спала. Я поднял руку с ее ноги и, повернувшись, сел на кровати.
        — Вы проснулись, мой принц?  — тихо спросила моя невеста.
        — Да, утро на дворе. А дел сегодня много. Ты почему вчера ничего не поела?  — уточнил я, пока одевался.
        — Я не голодна.
        — Ничего не хочу знать. Сегодня ешь через «не хочу»! Пора прятать твои кости, ты же красивая девушка, чего же ты себя доводишь?  — она продолжала на меня смотреть молча.  — Я иду на аукцион, а когда вернусь, ты должна быть сытой и умиротворенной. Хорошо?
        — Я в вашей воле, мой принц.
        — Ну, вот и молодец, принцесса. Слуги к твоим услугам. Лусса и Визерис будут со мной. До вечера я должен освободиться. Не скучай.
        — Боюсь, я не смогу. Я буду Вас ждать….
        Завтрак прошел нормально, Эля круто задерживалась, пока ее одевали и расчесывали, Визерис гундел на тему больших расходов на наших друзей и «мужей» для некоторых несносных принцесс. Затем, когда Эля проглотила пару фруктов, мы пошли в Аффанит и занялись основными делами своего курса — подготовка к аукциону.
        Правила не предписывали нам выпендриваться на арене, но и не возражали против этого. Можно было хоть шоу устроить и прорекламировать себя перед покупателями. Но это явно не наш случай. О чем мы сразу предупредили Гиса и Дарина. Мой знакомый некромант был хмурым и каким-то потерянным, а на мой вопрос, ответил, что не хочет уезжать отсюда, тоска, мол, замучает и вообще — березки, Окушки в речке. Я успокоил его и сказал, что со мной его жизнь круто измениться. Так что паники нам не надо. Вроде помогло, хотя бы временно. Гис напротив был в приподнятом настроении. Вчера к нему прибыли письма из дома, где родители радовались за него, а его младший брат и вовсе пищал от гордости и радости за родную кровь, ну и за то, что теперь он наследник, а не Гис. Хорошо брат с ним поступил: удачи ему пожелал и славной семейной жизни.
        Аукцион начался ближе к обеду. На арену выходили по три ученика, за которых боролись около дюжины высокопоставленных представителей королевства и зарубежья. Только Визерис смотрел на это со скучающим взглядом. После пятой партии, на арену пошли мы с Элей и еще один Водник. Торги были скучными, за нас предложили цену два герцога, Визерис перекрыл ставки и продолжил сидеть. Конец торгов, Водник уезжает в лесное герцогство, а мы в Кхалешат. Уходить не стали, подождали торгов с Дарином и Гисом. Некроманта никто не пожелал кроме Визериса, что дал минимальную ставку, а вот за Гиса боролись два барона, после чего Визерис все равно выкупил его примерно за пять минимальных ставок. Мир налажен, планы срослись. Эля на шее у Гиса, Дарин около меня с растерянным видом. Что дальше? Конечно Кабак! и отмечание своего выпуска! Сразу, правда, не получилось слинять, так как надо было еще бумагами заниматься, но, тем не менее, обедали мы в том ресторане, где сидели в свой первых день. Слегка наклюкались, да отправили наших друзей вещи собирать, завтра надо выходить в море.
        До нашего крыла мы дошли при поддержке друг друга и в сопровождении неотъемлемой стражи. Событие не стоит описания, однако именно на этом пути мы заметили группу магов, что почти бежали от причалившего корабля в сторону Аффанита. Внутреннее чутье меня немного отрезвило, я забеспокоился. Авось по нашу душу? Но чем мне это знание поможет? Может сбежать? Только как? Я плаваю не лучше топора, и уж точно не быстрее лодок с водными магами. Эля заметила мой настороженный взгляд и тоже заволновалась, но я ее отправил в крыло на сборы.
        — Я скоро вернусь.  — Махнул я ей и побежал в сторону своей подземной арены.
        Подвал для тренировок. Мои охранники не желали оставлять меня пока не убедятся, что подвал пуст. Пришлось подождать. А когда они ушли, я вызвал своего старого знакомого демона из мира огня и лавы. Демон появился как обычно тихо и быстро.
        — Брат, ты звал меня?
        — Да, дружище. Ты не знаешь, грозит ли нам опасность сейчас?
        — Окна в этот мир у нас нет, я вижу только потоки силы, которые исходят из нашего отражения.
        — Плохо. А то у меня начинается паранойя.
        — Чувство опасности никогда не приходит без причины. Если ты ждешь беды, она случиться. Тебе надо уходить отсюда, много магии собирается вокруг этой точки, даже в этом подземелье я ощущаю это. Но твое обучение еще не закончилось!
        — Где и когда я снова могу с тобой связаться?
        — В любом месте, но учти, что мой выход на открытом и незащищенном месте сообщит всем вокруг, что демоны снова появились в этом мире. Найди кристаллы защиты, обрати их силу или уничтожь. Позволь нам помочь тебе в твоем пути. Как и записано на скрижали души.
        — Кстати о кристаллах…. Как мне находить их?
        — Твоя кровь подскажет, ты почувствуешь кристалл, когда будешь близок к нему. В этом мире их около сотни. Уничтожь хотя бы шесть, для открытия первого окна.
        — Чтобы мир захлебнулся в крови?! А я был этому виной?
        — Ты еще неразумен, ты думаешь навязанными словами. Но со временем ты все поймешь, обучение всен расставит по своим местам. Мы будем ждать тебя, мой брат. Тебе нужно быстрее набираться опыта и знаний! Вспоминай себя! А сейчас уходи отсюда.  — Демон вспыхнул в яркой вспышке, оставив меня в одиночестве.
        Уже через пару секунд в подвал влетели мои телохранители, влетели в прямом смысле слова — оба были без сознания. Я вскинул руки и приготовился встречать гостей, которые не заставили меня ожидать их долго. Три мага — два водника и один воздушник. Плохо.
        — Опустите руки и встаньте на колени!  — крикнул на меня бородатый мужик с большими ушами и в сером балахоне.
        — Вы кто?! Почему нападаете на лицо королевской крови?!  — ответил я ничуть не тише.
        — Нам приказано привести вас в зал заседания Аффанита. И вы пойдете с нами или мы вас отнесем!  — взмах рукой и меня словно камнем по голов накрыло. Я упал, но сразу поднял вокруг себя щит. Маги напряглись. Струя воды ударила в мой щит, но почти сразу иссякла.  — Хватайте его!  — закричал второй человек в голубой форме.
        Ага, как бы ни так! Вытерев кровь, выступившую из виска, я поднялся на ноги. Здесбь больше нет студента, и я подчиняться, тут, никому не должен. Сам вскидываю руку, они уже показали свое слабое место — воды в этом зале нет, не на то он заточен, это моя территория. Буря огня вырвалась из моего красного кокона и понеслась навстречу магам. Однако воздушник был действительно опытным, и он отвел мой поток в сторону, отводя всю мощь на стену. Ход второй — Гидра. Водники попытались поднять свои щиты, но они были слабенькими. И вот снова воздушник гасит мои попытки — забивая Гидру в каменный пол. Крики и советы нападающих друг другу уже эхом метались по залу, но вникать в эти речи я не спешил, я был зол и хотел выплеснуть все накопленное в своей душе. Снова удар огнем, Гидра, огонь, взрыв….
        Последний финт они видимо пропустили, да и я немного не учел специфику замкнутого пространства. Оглушение было таким сильным, что даже я упал на колени, из ушей и носа потекла кровь, и постоянно звучал странный писк, в глазах все расплывалось, и боль… в голове была почти невыносимой. Но это я, а не они, я был от точки взрыва дальше на несколько метров, плюс у меня был поднят полноценный щит, который как смог снял часть ударной волны. Магам не повезло больше, они валялись на полу, один только стонал — маг воздушник, остальные были либо убиты, либо конкретно без сознания. Кое-как я смог подняться на ноги, приблизился к контуженному и дезориентированному противнику, посмотрел на него с презрением. Человек был обожжен, изранен мелкими каменными осколками, что ранее усеивали пол, а теперь разнеслись от взрыва кто куда. Глаза человека были зарыты, лицо в крови, руки на ушах, рот открыт в беззвучном крике… или это я просто его не слышу. Перевел взгляд на своих солдат-телохранителей, оба лежали без движения и похоже в полной отключке или все же мертвы. Что делать дальше? Куда бежать? Убивать или оставить
противника за спиной? И почему голова так сильно раскалывается?!!
        Резко дернув шеей в сторону, и вызвав хруст позвонков, которые услышал исключительно через кость черепа, я схватил своего врага за капюшон и поволок в сторону. Туда, где была моя не затертая пентаграмма. Не знаю, почему я решил именно так с ним расправиться, но в тот момент я посчитал это отличной идеей. Скинул свою поклажу и вызвал демона пока воздушник приходит в себя. В этот раз, он появился иначе. Тело мага, что лежало над начертанными силой магии огня линиями, выгнулось дугой. Маг-воздушник открыл рот, раскинул руки в стороны, а потом начал гореть во всепоглощающем пламени. Уже из этого огня и выступил мой давний знакомый. Выглядел он довольным и умиротворенным среди пляшущего огня. Он что-то сказал, после чего нахмурился. Я указал на уши и покачал головой. Но это уже значения не имело, демон вновь скрылся в пламени, и оно двинулось ко мне, переступая магический круг. Горящее тело мага вышло наружу, он взмахнул руками, и два других мага поднесло сильнейшим потоком ветра, который едва не сбил меня с ног. Теперь все трое магов были в огне, который вернулся в мою демонологическую схему. Затем
огонь пропал, как и все три тела. Писк в ушах не прекратился, но мне стало легче, словно я только что отпустил гирю в пару десятков килограмм. И еще, у меня было чувство удовлетворения и какого-то странного насыщения. Шагнув спиной назад и, махнув рукой — я стер следы преступления с пола, разметав пепел и серу. Надо уходить отсюда, и как можно скорее.…

        Глава 7. Путь в Пески

        Идти домой, я не решился, посчитал это вроде как дурным тоном, коли меня теперь ищут — не стоит поддаваться противнику. Вместо этого я прямиком направился в порт и уже там, договорился с извозчиком о своей доставке на другой берег. Простой человек был далек от планов высшего совета, а посему спокойно отвез меня к большой земле за скромную плату. После чего принял от меня записку, которую все так же за денежку, он передаст Элеоноре. А для сохранения инкогнито и удовлетворения моей паранойи, я все написал по-русски. Так что, никто лишний ничего не узнает. Ну, во всяком случае, я на это сильно рассчитывал. И вот, до самого рассвета я постепенно приходил в себя и каждую секунду ждал нового нападения с любой из сторон света. Но все было тихо, и оставалось таковым, даже когда слух ко мне вернулся. Солнце уже взошло почти до Зенита, отмечая свое присутствие мутным пятном среди тусклого неба, я заметил корабли со своей новой семьей. Ну, вот и славно. Пора и честь знать, в гостях хорошо, но дома должно быть лучше….
        Шлюпка, спустившаяся меня встречать, была излишне наполненной: помимо двух гребцов, в мелкой лодочке был еще и Визерис с тремя воинами и двумя слугами. Я думал — будет бить, но нет, ограничился криками. Визерис побеспокоился по поводу моего состояния и пригласил меня на борт. А вот уже на корабле, меня чуть не убила Эля. Пришлось спешно бежать в каюту, правда удача была не на моей стороне, и я залетел в ее же комнату. Криков было…. Ужас. И почему ты такой гад, и почему засветил наш личный язык, и какого я людей убиваю, и почему сам слинял и не предупредил никого. В общем, много она мне высказала, после чего обняла и сказала, что она сильно переживала, ведь я единственный кто ее понимает. Сели на мягкую кровать, открыли окно каюты, посмотрели на удаляющийся остров.
        — Прости, что так получилось.
        — Да ладно, что я не понимаю, что ли? Ты защищался. А чего они вообще хотели?
        — Не знаю, но сказали достаточно прямо, что пойду я с ними живой или мертвый.
        — Значит, все верно сделал. Я, правда, не заметила слежки или попыток нас остановить.
        — Это еще ни о чем не говорит, мало ли за что они зацепились — был бы человек, а статья найдется.  — Эля улыбнулась.
        — Вот поэтому ты мне и дорог.  — В дверь каюты постучали.  — Заходи дорогой!
        — Я не сильно помешал?  — скромно спросил Гис с порога.
        — Не переживай, я уже ухожу.
        — Хорошо, я, конечно, не хочу навязываться, но вашего Дарина, жутко рвет на воде. Может ему отвар успокоительный дать? Пусть спит пока мы на воде.  — Своим басом сказал бывший барон.
        — Переживет.  — Махнул я рукой.  — Что за боец, что боится воды? Пусть терпит.
        Однако глядя на сотрясающегося и зеленого кожей Дарина, даже мне стало его реально жалко. Рвать ему было нечем, но сотрясался он просто жестоко. Сил в бедняге не было уже никаких. Визерис стоял в сторонке и делал вид, что ничего не происходит, и вообще, он следит за командой корабля. Я нахмурился, что за нетерпение к нанятому персоналу, однако додумать тему не успел, так как с гнезда послышался крик «Корабли!». Все сразу посмотрели по сторонам и заметили едва виднеющиеся паруса голубого окраса прямо за нами. А вот и долгожданная погоня. И как назло — на воде….
        — Визерис! Паруса все раскрыть, нас преследуют!  — крикнул я своему слуге и, схватив Дарина, за ворот оттащил его к мачте.  — Сиди тут!  — Эля с Гисов выскочили на палубу почти сразу как вокруг забегали оживившиеся матросы.
        — Что случилось?!
        — Погоня. Ты можешь нагнать ветра? Нам нужна скорость!  — но ответила мне не Эля, а Гис, который видать имел много опыта в хождении по морям.
        — Этого будет недостаточно. Корабли «голубых парусов» имеют пару магов для скорости, это корабли для погони, нам не уйти, даже если все постараемся.
        — Мой принц, с чего вы вообще решили, что это погоня?  — обратился ко мне Визерис.
        — А с того, что у меня кровь из ушей не так давно течь перестала! Это точно погоня!  — я повернулся к Гису и Эле.  — Гис, нагоняй им встречную волну! Лусса, гони ветер в наши паруса! Нам нужна скорость. И кто-нибудь контролируйте корабль, его может начать мотылять на скорости!
        Команды розданы, теперь надо быстро думать, чем лично я могу помочь. На второй корабль мне откровенно плевать, мне главное свою задницу спасти. Не знаю точно, что мне уготовили, но узнавать нет никакого желания. Ветер за нашими спинами ударил очень резко и все три паруса раздулись от силы невидимой стихии. Гис тоже читал свои заклинания и нас начало поднимать на небольших волнах, с которых мы очень спешно спускались. Я же побежал к задней части корабля, прямо за штурвалом, где стоял наш наемный капитан. Что я могу сделать? Только огонь! А чем нам поможет огонь? Верно! Силой и мощью!
        Я сел за поручнями и скрестил ноги, представил себе картину сил крутящихся вокруг, а затем начал формировать формулы и образы, вычерчивая мысленные пентаграммы и узоры сил. Первый этап я закончил довольно скоро. Но даже сейчас было видно, что погоня нас настигает, второй наш корабль уже безбожно отставал от нас и вскоре он уже поравняется с кораблем преследователей. Ну что же, надо решаться, я повернулся к капитану, что очевидно испытывал невероятное удовольствие от такой скорости.
        — Капитан!  — немолодой но все еще крепкий морской волк с седой бородой повернулся ко мне.  — Держите корабль, сейчас мы будем ускоряться! Мы будем очень сильно, ускоряться!  — он только кивнул и ощерился, покрепче ухватил штурвал и немного пригнул спину. Пора!
        Я выпустил всю доступную мне силу в мысленные карты направления и управления. Энергии было отдано очень много, а место их применения было так мало, что эффект наступил почти мгновенно. Этап первый! Прямо на обшивке корабля, с даней его стороны, там, где было меньше всего деревянных украшений, вспыхнула огненная пентаграмма, выжигающая на дереве свои структуру. Когда же руническая символика была на своем месте, начался второй этап — подача сырой силы…. Из задней части судна вырвалось пламя метров на двадцать, которое сразу начало сужаться до тех пор, пока не было достигнуто максимальное соотношение к затратам силы и скорость реактивной реакции. Корабль дернулся на очередной волне, разрезая ее, а потом мы начали набирать скорость, да так, что паруса начали прогибаться в другую сторону. Я уже подумал, что их просто оторвет, или они сломают нам мачты, но матросы видимо уже плавали с магами и очень оперативно обрубили некоторые канаты; плотная ткань упала на палубу, а один из парусов просто обхватил высокую мачту с обеих сторон. Я же просто сидел и пропускал через себя свои собственные силы, голова
начала кружиться уже на пятой минуте, но я держался, а капитан кричал за моей спиной весело и горячо «Ё-хо-хо! Отлично идем!!! Рубить вас на мясо, сукины дети!!!».
        Легкое поглаживание моей щеки слегка вырвало меня из дремы, хотя глаз я по-прежнему не открыл. Коснулся руки, что так аккуратно меня трогала, потянул ее к себе и, ощутив чужое дыхание и легких женский вздох, поцеловал пухлые губки с ароматом молодых яблок. Касание губ было таким невинным, что скорее было пугливым, неловким. А когда я коснулся языка Силиссы, она и вовсе застонала, вцепилась в меня своими руками и едва не оседлала, но этого мне сейчас было уже не нужно. Я отстранился и открыл глаза. Силисса сидела около меня со смешанными чувствами на лице.
        — Потом…. Как погоня?!  — проговорил я.
        — Мы уплыли далеко, потеряли наш второй корабль. Вас принес жених Луссы не так давно. Вы еле дышали, и я волновалась.
        — Помоги встать.  — Я протянул руку, и девочка попыталась меня поднять. Попытка не удалась, но она меня хотя бы поддержала. Дальше я выполз из каюты и вышел на палубу, где уже были развернуты паруса, матросы сновали с места на место, а Гис и Эля сидели на бочках продолжая начитывать свои заклинания.  — Привет всем!  — махнул я рукой и едва не навернулся, когда корабль снова оседлал волну. Визерис появился около меня мгновенно, как вампир из фильмов, и подхватил под руку.
        — Мой принц, вам уже лучше?
        — Визерис, посмотри на меня, ну где тут лучше увидел?
        — Неоправданный риск с вашей стороны, надо было дождаться преследователей и дать открытый бой! Что же теперь? Второй корабль у нас потерян в океане, а мы прошли суточный переход за половину светового дня.  — Он покачал головой.  — Вы простите меня за прямоту, но вы как были дитем малым, так и им и остались.
        — Спасибо, у меня, кстати, уже невеста есть, так что я уже не дитё.
        — Ох, как же вы неправы.  — Он улыбнулся и протер свой лысый череп.  — Идите отдыхать, принцесса Силисса все слезы над вами проплакала. Мой вам, совет, не оставляйте ее. Возможно и она может вас чему-то научить.
        — Визерис? Да вы прямо растете в моих глазах. А как же не самое лучшее качество невесты?
        — Этого я не отрицаю, но девочка плывет с нами, а значит, вы уже определились. И коли она будет моей новой госпожой, я вынужден буду напоминать вам, о вашей роли в ее жизни. Кто знает, может к моей старости она вспомнит про старого слугу, что гнул спину, следя за вами.
        — Кстати о старом слуге, Визерис, тебе сколько лет?
        — Это, мой принц, вопрос весьма зыбкий, ибо я за этим сам не слежу. Однако я в свое время был на войне возле вашего отца, Великого Султана.
        — Понятно, у него тогда спрошу.
        — Спросите. А пока идите отдыхать, я разбужу вас, если потребуетесь.
        Кивнув, я вернулся в свою каюту, где среди подушек и шелков, сидела едва одетая Силисса и крутила свои волосы на пальцы. Сейчас она не выглядела напуганной девочкой, как в первые дни, она мило и таинственно улыбалась, напевала тихую мелодию себе под нос и даже не сразу заметила, что я вернулся. Расцвела от одного поцелуя. Ну, что же, невеста она мне или где? Визерис считает, что я уже все решил, а значит, можно и расслабиться, поговорить, «выпить кофе». А ведь у меня этого «кофе» не было более полутора лет….
        Секс штука такая, тем более в первый раз. В первый раз это больше похоже на хирургическую операцию, вроде бы и надо, но без крови и боли не обходится. Нагородил, блин. Но факт есть факт, первый танец мы оттанцевали. Я бы может и повторил, минут через десять, но моей невесте и этого было достаточно. Силы снова меня наполнили как после продолжительного отдыха, и я бы даже повторил тот финт с огненным двигателем, но пока это не нужно, я воздержусь. И раз мне делать все равно ничего не надо, буду отдыхать и бездельем страдать….
        Утром следующего дня меня вытащили на палубу чуть ли не силком и заставили поесть со всей командой за общим столом — традиция царствующих путешественников. Причем эта традиция никак не касалась Эли и она сразу побежала к Силиссе, видимо расспросы устраивать. Я же с Визерисом, Дарином и Гисом сидели за столом, где главой был капитан, и слушали его речи и впечатления о плавании.
        — Да восхвалят Боги нашего и иного мира это плавание! Никогда на своем веку я не плавал так быстро. Ни одна морская падаль никогда бы меня не нагнала! За Принца Песков!  — он поднял кубок с вином. Вином, ага, не ромом, ну тем не менее. Все выпили.  — Добрая была дорога. Девки в порту будут очень удивлены нашему раннему прибытию! Ваше величество! Позвольте старому капитану и вашему верному подданному спускаться по трапу сразу за вами, не откажите в чести.  — Я повернулся к Визерису, который коротко кивнул.
        — Хорошо капитан, вы доказали что являетесь самым быстроходным на всем океане. Но я откажу вам сходить за мной.  — Все затихли, а капитан не скрываясь, расстроился.  — Спускайтесь рядом со мной и моей невестой! Всё-таки именно вы доставите нас в целости и сохранности, так чего же это скрывать!  — крики и гул матросов разнесся по водной глади. Капитан даже слезу вытер под глазом.
        Ну а что? Мне не сложно, а ему это жуть как приятно и статусно. Затем мы поели простой еды матросов, что была вполне нормальной, не как у Санчо, но тоже не плохо. Дарин сегодня чувствовал себя на порядок лучше, сам ходил, не боялся приближаться к борту, беседовал с матросами. На мой вопрос, что они думают о его профессии, он ответил весело и просто:
        — А им все до одного места, чем я занимаюсь. Я нанятый слуга принца, его друг и я с ним учился, что еще надо?
        — А ты переживал. Вот потом девки гроздями вешаться начнут, только стряхивай.  — Засмеялся я.
        — Посмотрим, одно дело общаться, и совсем другое любить.
        — Пессимист. Ладно, я до жены пойду, а то там Эля что-то надолго застряла….
        В нашей каюте, на кровати сидели наши девочки и тихо перешептывались, поэтому, когда я вошел, наступила тишина.
        — Чего это мы тут сидим такие тихие?  — спросил я, проходя через небольшую каюту и приземляясь на стул у иллюминатора.
        — Секретничаем.  — Ответила мне Эля и показала язык.
        — А ты учла, что моя невеста не будет хранить от меня секреты?  — спросил я уже на языке Королевства.
        — Нет, не подумала. Ну, блин! Джаф! Ну, нельзя же так! Пусть у девочки будут от тебя секретики.
        — Наверно именно с этих слов и начинаются заговоры и предательства государственного масштаба.  — Засмеялся я.
        — Дурак.  — Заключила она.  — Ладно, я пойду, у меня будущий муж немного нервничает, пойду его успокою.  — После этого Эля вышла из нашей каюты и закрыла дверь.
        — Мой принц, я вас расстроила?
        — С чего ты взяла?
        — Вы стали говорить на языке Острова, чтобы я не понимала, о чем вы говорите.
        — Не надо переживать, все хорошо, это я Луссе внушение делал. И ты чего не кушаешь? Мы как договорились?
        — Я уже позавтракала, но могу еще раз поесть, если вам это угодно.  — Я замотал головой.
        — Нет, только по желанию и расписанию. На палубу выйти не хочешь?
        — Нет, спасибо, я бы осталась тут с вами.  — Я не стал говорить, что хотел выйти с ней. Поэтому просто подсел рядом.
        — Все хорошо? Ничего не болит?
        — Ничего серьезного, мой Принц. Лусса мне многое рассказала….  — она ойкнула и закрыла рот ладошкой.  — Простите, я не должна была говорить….
        — Да все нормально. Расслабься. Лусса девушка умная, сама со мной разберется.  — Улыбнулся я.  — Даже если она себе многое позволяет….
        — Я глупая невеста.
        — Перестань. Все нормально, расправишь еще крылья и все будет отлично.  — Я откинулся на кровати.  — Расскажи мне, как твой отец сообщил тебе о твоем браке или ка это вообще происходило. Я же ничего не помню. Ну и все остальное поведай мне.
        — Как пожелаете.  — Она кивнула и подняла ноги на постель, повернулась ко мне.  — В день, когда мне сообщили о моем браке ради блага страны, я подслушивала за своими служанками, что довольно часто общались в мое отсутствие. И в этот день, они поздравляли одну из служанок, что она готовиться выходить замуж за одного из стражников нашего двора, всего второй женой, а значит, ее голос в его семье будет на третьем месте. Ей завидовали, и одновременно поздравляли с удачной ставкой. Теперь, когда наш дворецкий Камердинер подтвердит брак, она больше не будет работать у меня, будет жить в доме мужа и рожать ему детей. Я слушала это и тоже завидовала ей. У нее появиться муж, которого она любит, а ведь любовь это редкость, чаще родители решают наши судьбы. Я тоже хотела выйти замуж по любви, а не как моя старшая сестра, что была отдана отцом ради укрепления страны, пятой женой в лапы старого, но знатного лорда. Я не знаю как она пережила такое унижение, но она уехала из нашего дворца и писем не писала с того дня.  — Она хлюпнула носом и потерла его тыльной стороной ладони.  — В тот же день, как я все
услышала, после обеда, отец пригласил меня к себе. Я редко к нему ходила и сразу поняла, что что-то произошло или произойдет очень скоро. Так и получилось, он сказал, что выдает меня замуж. Я, простите меня за дерзость, стала кричать, что не хочу быть выданной как овечка на закланье, но отец меня выпорол, прямо в присутствии слуг, после чего он развернул ваш портрет и сказал, что я буду вашей женой или умру прямо в этом зале. Я посмотрела на ваш портрет и увидела не столько Вас, сколько того, кто сейчас решает мою жизнь. На картине вы были молоды и властны, как и мой родитель на старых работах, и даже так же холодны взглядом. Отец затем добавил, что вы еще не женаты, и я буду вашей первой женой, и к тому же вы наследный принц нашего соседа по вере и стихии. Я не имела выбора, не принадлежала себе, а потому согласилась. С того дня ваш портрет висел в моей комнате. Я стала разговаривать с ним, рассказывала о своем дне, жаловалась на слуг и сестер вашему нарисованному образу. И день за днем, я вас полюбила и хотела встретиться с вами лично. Прибыли вестники и принесли ваш ответ — «Невеста угодна Принцу
Песков». В тот день я была так же счастлива, как в день Взросления. Я танцевала в комнате и делилась с вашим портретом всеми своими впечатлениями, причем уже на вашем языке, ибо с этого дня он будет моим родным. Меня собрали в дорогу очень быстро, приданное все было в золоте, иных вещей мне не было дано. И я плыла к вам, жалея только о том, что ваш портрет остался во дворце. Но затем ваш корабль попал в шторм, и вы пропали, вместе с сестрой.  — Силисса закрыла лицо руками и начала всхлипывать. Я обнял ее и молча прижал к себе.  — Я не верила вестям, я молила Богов вернуть вас, но они были глухи. Отец сказал возвращаться, но я отказала, я дала клятву Дому Скорби и сама вошла в его чертоги, снимая дорогие одежды и отказываясь от своего счастья. Ибо без вас я предпочла бы смерть.  — Она снова вздрогнула и ухватилась за меня, прижалась и облегченно вздохнула, словно снова получила недавние вести.  — А потом к нам прибыли ваши моряки и принесли вести, что вы нашлись и ждете меня. Я не верила счастью, боялась, что это Боги смеются над моими слезами, но правда оказалась слаще меда. Вы были живы, и вы не
отказали мне, даже забыв обо мне. И вы намного лучше, чем я себе представляла, вы добрый, заботливый и нежный, я люблю вас всем своим сердцем и я все сделаю ради вашего счастья!  — я поцеловал ее. Ну, хоть этот рассказ закончился, хотя сам виноват, что спросил. В следующий раз буду думать….
        — Ты отныне моя, и я никому тебя теперь не отдам. Сейчас давай ты успокоишься, и мы выйдем на палубу, а то ты же совсем солнца не видишь.
        — Вы мое солнце!  — посмотрела она на меня преданными глазами.
        — Надеюсь не такое тусклое как нынешнее.  — Я криво улыбнулся.  — Вставай, одевайся и пошли со мной.
        Мы вышли вместе, заняли скамью у борта. К нам подсел Дарин и начал рассказывать о том, что узнал от моряков про местных дам. Я смеялся с его рассказов, и обнимал Силю. Затем к нам подошел Визерис и доложил, что ночью мы прибудем в наш порт, где пересядем на кареты и в двухдневный переход доберемся до нашего дворца. После Визериса, пришли Гис и Эля, с которыми мы уже посмеялись на общеизвестные темы — я обсуждал морскую болезнь Дарина, Гис восхищался моими способностями по разгону корабля, а Эля хихикала с Силей на свои женские темы. Мир налажен, я вроде в безопасности, и кажется сам уже начал влюбляться в навязанную мне невесту…. Хотя ощущение, что что-то не так, меня не оставляло.
        Ночью, как и говорил наш любимый слуга, мы прибыли в порт. Шум, гам и никакого уважения ко сну великого принца. Заставили одеваться, потом просыпаться и спускаться с корабля. Я, как и обещал, спускался со своей невестой, а куда она без меня, и с капитаном, который был на удивление свеж, выбрит, трезв и наряден. Матросы и служащие порта, густо разбавленные рабами ликовали нашему прибытию, и едва праздник не устроили (ага, прямо посреди ночи). Ну, матросов я еще могу понять, но рабы-то чего радуются?
        Визерис как истинный и прирожденный администратор, и организатор, в минуты организовал колонну сопровождения и четыре крупные кареты для высшего сословия. Часа не прошло, а мы уже были почти готовы отправляться в долгий путь. Торопится наш Визерис, ой торопится. Ну да ладно, мне главное было до подушки с одеялом добраться, да невесту свою в охапку схватить, а там сон меня быстро подогнул под себя. И в таком состоянии и я и проспал до самого обеда.
        — Мой принц! Вставайте!  — кричал мне в ухо Визерис, чем развеселил мою невесту.  — Не заставляйте меня вытаскивать вас на песок!
        — Да все! Встаю уже…  — ответил я и едва не вывалился из нашего «купе» на колесах.  — Будь то нежнее никак нельзя!
        — Было уже «нежнее», мой принц, вы на то ответили весьма неприятно. Так что я в своем праве. Пора обедать, а без вас принцесса Силисса отказывается есть!
        Пришлось выходить под палящее, но удивительно ясное солнце и садиться в большом шатре со всеми родными и близкими. Кормили нас всякой фигней типа творога из верблюжьего молока, сыра из того же молока и прожаренной ослятины. Эля ела фрукты, я остановился на ослике в кокосовом молоке. Силя, Дарин и Гис ели все подряд не скрывая аппетита. Как мне позже пояснил Дарин, это были весьма дорогие деликатесы, но куда мне Принцу понять такие простые удовольствия? Я не стал его расстраивать и сказал, что давно подобными продуктами наелся. Дорога продолжилась дальше, мы мучились от безделья, сидя в своих душных каретах. Силя предложила разделить с ней ложе, но я просто вздрагивал, представляя, как это будет жарко в такой духоте; поэтому я оставил ее в карете, а сам перебрался к Визерису. Так сказать, родословную немного прояснить, или как сказал мой слуга «Послушать важный урок», после того как я огорошил его своим вопросом.
        — Никогда бы не подумал, что образованный человек задаст мне такой вопрос, тем более в этой стране. Ну да ладно…. Ваш отец — Великий Султан Восточного Кхалешата, Радольне Кха Менорц, правитель Солнечного Ветра. Он Султан, его воля — воля Богов, он царь и владыка, повелитель всех рабов и воинов наших песков. За ним идете вы, мой принц — Тиберий Тха Менорц, первый наследник, старший сын Султана, Принц Песков. За вами следует ваш брат — Горасис Тха Менорц, второй наследник, Принц Ветров. Замыкает мужскую линию — Кусар Тха Менорц, третий наследник, Принц Солнца. У вас есть сестры — Лусса Лина Менорц и младшая сестра Росса Лина Менорц. Именно так стоит воспринимать ваши ранги, и как вы заметили, ваш статус наиболее высок в нашем Кхалешате, ваша же невеста, после брака с вами, займет место между Кусаром и Луссой, так как она ваша супруга. Жених вашей сестры Луссы, после брака, займет место между ней и Россой. Однако ваш сын, если это будет именно сын, займет место между вами и Горасисом. Если же боги даруют вам дочь, она будет стоять после ваших братьев прямо перед Луссой. Я подробно все рассказываю?
        — Да, довольно подробно и вполне понятно. А на каком месте вы?
        — Моя позиция довольно низка. После правящей семьи, на лестнице правления, стоит фаворитка вашего отца — Дасора. За ней совет Султана из пяти приближенных, затем уже я и Камер. После нас власть уже не делиться, ибо без вышеуказанной верхушки, власти в Кхалешате больше не будет, это будет падение всего рода и властной структуры. Но я каждый день молюсь, чтобы такая ситуация никогда не случилась.
        — Ну, это понятно, а семья у тебя есть?
        — Статус Визериса запрещает мне иметь семью, я смогу взять одного ребенка, мальчика, когда разрешит Султан, и воспитать из него нового Визериса на свое место. А пока этого не произошло, я один служу вашей семье. Это великая честь, и я никогда об этом не пожалел.
        — Угу. А что у нас с традициями в стране? Ну, типа многоженства, отправки детей на военную службу?
        — Вы слишком долго были на том проклятом острове.  — Покачал головой наш слуга.  — У нас нет понятия многоженства, у нас есть понятие «брак». А если вы хотите расширить свою семью на несколько жен — это ваше право, мужчина природой может управляться с множеством женщин, в отличие от оных, что принимают только одного и рожают от него.  — Я поморщился от его отношения к данному вопросу.  — И не стоит так кривиться. Вы наследный принц, и в ваших интересах обзавестись сыном, а сколько вам потребуется для этого женщин уже вопрос последний. А касательно военной службы…. Даже не знаю, что вам сказать. Это ваша воля. В частности вашего отца, дед отправил на войну, что длилась три года. Он выжил и вернулся в отчий дом, где узнал, что его старший брат, наследный принц первой очереди — скончался от отравления. Таким образом, начался ваш род, а не вашего дяди, что не удосужился обзавестись сыновьями.
        — Жесть. А кто его отравил?
        — А кто бы это знал, мой принц. Как правило, убийцы не оставляют записок со своими именами. Да и следят они весьма редко. Так что после смерти деда, что случилось еще до вашего рождения, Золотую Чалму одел ваш родитель, и занял он трон вместе с вашей матушкой.
        — Во! А она где? Точнее что с ней случилось?
        — У нее закончилась жизнь, после рождения вашей младшей сестры. Святая женщина, подарившая вашему отцу трех сыновей и двух дочерей.  — Он улыбнулся очень тоскливо.  — Восемь лет прошло с той поры, я даже завидую вам, что вы забыли год траура и памяти. Тяжелое было время.
        — Вау… Я наверно к себе пойду, или к Дарину.  — сказал я, касаясь ручки двери.
        — Лучше к невесте своей идите и продолжайте свой род! Это вам не Королевский остров, и это ваш святой долг!
        — Вот хоть тут не надо советов!
        — А я ваш советник, это мое право давать вам советы по любому поводу.  — Улыбнулся Визерис.  — И вообще, ваше учение еще не закончилось!
        Сразу в карету я не сел, прогулялся по песку рядом с нашим караваном, обдуваемый всеми ветрами и мелким белым и страшно горячим песком. Когда же я забрался в душную коробку на колесах, еще минуту пытался выплюнуть песчинки, что налипли мне на зубы. И чего я щит не поднял? Шел бы себе и дальше. Силя была очень рада моему возвращению и словно слышала, какой совет дал мне Визерис, поэтому начала ластиться ко мне. Я же просто скинул свою легкую жилетку и прилег рядом.
        — Силя, перестань, жарко же.  — Что странно, губки она не надула, как можно было подумать, напротив, улыбнулась и присела рядом.  — Может, и ты у меня что-то хочешь спросить?
        — Я бы многое желала узнать, но как вы мне ответите? Вы же потеряли память, когда плыли ко мне.  — Она немного расстроилась, но лишь немного, продолжая лучиться счастьем, от которого у меня сердце скрипело.  — Я бы спросила, какой у вас батюшка, какие ваши братья, что вы любили в детстве, как пережили расставание с матерью. Но все эти ответы утонули в ту страшную бурю. Так что же мне спросить?
        — Что-нибудь еще. Я почти полтора года прожил в Королевстве, где получил новые навыки, новые взгляды на жизнь и в целом построил заново картину мира. Не надо стесняться меня спрашивать, я отвечу, если это в моих силах.
        — Тогда я бы спросила о вашей сестре, что жила там с вами. Она не похожа на других принцесс, тем более на моих старших. Она не побоялась гнева отца и выбрала себе мужа, не считаясь с интересами Кхалешата, это такая отвага, такая сила и уверенность в себе…. Да и в целом она живет так, словно никогда раньше не жила. Она на удивление жизнерадостная.
        — Ну, в первое время она была очень растерянной, как и я. Это потом, когда мы начали учиться и общаться с другими, она почувствовала вкус к жизни. Занималась танцами, ходила на рынок за покупками, дружила со сверстниками и полюбила Гиса. Еще она играла в театре и часто ходила в мой бар.
        — Извините, за нескромный вопрос, но вы работали в баре как прислуга, как вам это давалось? Вам было настолько тяжело?  — я улыбнулся, вспоминая свою работу в баре, и постоянно ворчливого Санчо с трехэтажным матом, что развлекал кучу народа.
        — Нет, совсем не тяжело. Даже интересно и познавательно. Работа в таком заведении была мне приятной, я научился соблюдать порядок, готовить и различать напитки по одному только запаху. Да и общаться мне приходилось с очень разными людьми. Не стыдно работать, стыдно милостыню просить.
        — Ужасные слова. И я рада, что вы это пережили с таким ценным опытом. А я вот никогда не видела, чтобы прислуга радовалась своей работе. Они всегда ходят словно рабы, хотя это и не так.  — Она повернула голову на бок и задумалась.  — Кухарка, что приносила мне еду, всегда улыбалась, и говорила каждый раз, что все она сделала для меня от чистого сердца. Но больше никто не улыбался. Никто больше не радовался свое работе.
        — Да ты не заморачивайся. У любого действия есть две стороны, как у монеты. Плохая и хорошая, и каждый видит ту сторону, которой повернет к себе монетку. Я потерял память, это плохо, но в то же время я нашел новые стимулы для жизни и начал собирать новые воспоминания, встретил тебя вновь и вижу в этом только хорошее. Зачем же мне горевать об утраченном, если я его просто не помню?
        Разговор наш плавно переходил от одной темы до другой, пока, наконец, солнце не пошло к закату, стало прохладнее и мы, забравшись под легкое одеяло, продолжили наше знакомство друг с другом. Слово за слово, и она уже не боится меня обидеть, Силя начала выражать свои чувства и мысли, стала рассказывать о слухах своего дворца и прочие мелочи. Мы так и заснули, под мерное покачивание кареты, под сопение верблюдов и шум ветра в бескрайней пустыне.
        Будил меня мой бессменный будильник-Визерис. Кричал что-то о моем состоянии и виде, а так же пытался донести до меня мысль, что мы скоро войдем в нашу столицу и меня никто не должен видеть таким словно я из под копыт верблюдов только что выбрался. Я вяло отбрыкивался, но все же уступал и просыпался. Выполз на улицу, где сразу увидел Силю, Элю и наших товарищей, что стояли, открыв рот, глядя на нечто перед нами. Я тоже повернулся и просто выпал в осадок. Знаете, я много смотрел фильмов, где показывали города и страны средневековья, но такого я даже представить бы не смог. Город был столь велик…. Ну реально как настоящая гора, постепенно наращивающая плотность домов, красоту строений, зеленые насаждения, водопада. А на вершине, как вишенка на красочном торте, стоял величайший из виденных мною замков. Дворец просто сиял на утреннем солнце, белые стены и золотые украшения озаряли отраженными лучами весь город, от самой вершины, до стены, что была перед нами. Сложно даже представить, сколько людей проживает в этой столице, и что самое трудное в представлении и осознании — это все наше? Я недоверчиво
повернулся к Эле, она посмотрела на меня точно с таким же выражением лица.
        — Главный город Кхалешата, приветствует своих наследников и их спутников.  — Блаженно проговорил Визерис и облегченно выдохнул.  — Прошу вас, принцесса Лусса, заберитесь на карету, пусть подданные вас видят. А вы, мой принц, возглавьте нашу колонну на верблюде….
        Приплыли…. Ну усадили меня на верблюда, а дальше-то что? Но спустя полчаса, я уже понял, что скотина подо мной спокойная и прекрасно знает дорогу до дома. Поэтому я просто сидел, держа поводья, и созерцал всю красоту ворот, стен и боевых башен города, что сияли своей чистотой и белизной. Город из белого камня, за высокой стеной, что своей красотой пленяет сердца людей. Ворота перед нами открылись, заиграли трубы, над башнями подняли два новых флага членов королевской семьи, и радость прокатилась по городу, словно на людей посыпалась манна небесная. Мы ехали по центральной улице города полного людей, смотрели на дома и строения, парки и площади, рыночные площадки, рабов и горожан в легких одеждах. Это был невероятно красивый и чистый город, полный жизни и света. И все люди были невероятно рады нашему возвращению, словно реально тосковали по нам. Это было нереально круто, и все это… невероятно быстро надоело. Большой город — большие расстояния, много времени в пути. Блин, реально как по Москве на лошади….
        Ехали мы до дворца не менее пяти часов. Не знаю как там моя сестренка, но вот я был готов упасть с верблюда и принять смерть на дороге, от копыт животных и карет, что ехали за мной. Так что когда мы подъехали к дворцу, радости на моем лице почти не было. Хотелось, есть, спать и в туалет зайти, причем чем скорее, тем лучше. Встречали нас у дворцовых ворот сотни людей и стражников, а так же внушительная красиво наряженная группа в носилках, которые несли мускулистые слуги. Вот как раз к ним меня верблюд и доволок. Я с огромным удовольствием слез с него, едва не сломав себе ногу, после чего коснулся своей шеи…. Походу сгорела…. Демон блин, солнечных ожогов боится…. Но стоило ожидать этого, здесь солнце было ярким как нигде, а небо чистым. Ко мне сразу вышли пятеро пузатых вельмож, которые рассмотрев меня, встали на колени и прогнули спины. А за ними стояли наши родственники. Эля уже подошла ко мне, и теперь мы смущались вместе. Четыре человека — девочка лет десяти, мальчишка с рассеченным лбом лет тринадцати и второй годков так на девятнадцать, с голой грудью и волосами, схваченными в хвост. И вот
они все пошли к нам навстречу. Лично я не успел сориентироваться, а вот Эля сразу включила режим «потерянная сестра» и в два шага схватила в охапку мелкую девчонку. Сопли и слезы полетели в стороны, девочки рыдали, как будто Эля реально вспомнила себя. А вот парни подошли ко мне. Старший, он же Горасис, протянул мне руку, которую я пожал с улыбкой.
        — Я рад, что ты жив.  — Сухо сказал он не меняясь в лице.  — Но скажу честно, как брат брату — без тебя нам было лучше.  — После последних слов, но выдернул свою руку и, повернувшись, пошел в сторону дворца.
        — Не слушай его Тиберий.  — Ответил мне мой младший брат.  — Он просто никак не может смириться, что трон опять будет не его.  — Я протянул руку Кусару и, пожав ее, притянул мальца к себе и обнял.
        — Я рад тебя видеть.
        — Мы тоже рады, ну кроме Гораса, он уже привык жить без тебя. Отец будет очень рад с тобой повидаться.  — Сбоку возникла Эля и схватила Кусара подмышки и закружила со смехом ми почти безумным криком радости. Вот уж кто точно вжился в свою роль….
        Двор был в восторге, семья Султана снова в сборе и все счастливы. Визерис сейчас тусовался с другими наряженными и крутился как павлин, скупо пересказывая свои дела и решения. Видимо эти толстяки и есть наш совет. Дарин, Гис и Силя подошли в сопровождении слуг к нам и мы всех всем представили. И даже не смотря на то, что они мне ни разу не родные, мне было приятно с ними познакомиться и пообщаться. Не было в них ни лести, ни презрения, ни злобы. Они были «простыми» Королевскими детьми, что общаются с равными себе. Славно это, и здорово.
        Визерис с советниками приблизился к нам и попросил не стоять под солнцем, заходить внутрь и располагаться. А к закату, меня, Элю и Силю с Гисом, ждет наш отец — Великий Султан Восточного Кхалешата, Радольне Кха Менорц, правитель Солнечного Ветра. Ага, именно так и ни титулом меньше. Вот где будут наши проблемы и сложности. Что мы ему будем говорить? О чем ему стоит рассказывать, а о чем стоит умолчать? Одни только вопросы и странное ощущение на грани сознания. Ну и ладно, мы живы, мы пока счастливы и у нас есть крыша над головой. А что нам собственно еще надо?….

        Глава 8. Демон Кхалешата

        Немного экскурса в мир Востока и «Замкостроение». Вы когда-нибудь бывали в отеле с пятью звездами и рестораном, отмеченным тремя звездами Мишлена? Нет? Странно…. Я тоже никогда до этого в таком не бывал. Но, тем не менее, теперь я узнал наверняка, что такое роскошь бессмысленная и абсолютно не функциональная. Мы вошли во дворец, при поддержке наших товарищей и слуг, огляделись, да просто рты открыли. Высота сводов потолка была сравнима с самыми большими мечетями нашего мира, расписная мозаика, золотые отделки, ковры, ткани, шелка, красивые статуи, каменные колонны и сотни слуг, снующих по залам вкупе со стражей. Лично я от такого зрелища просто охренел, как впрочем, и Эля, вот кому тут реально было не место. А вот Силя напротив, отнеслась к этому как к очередному фейерверку — интересно, посмотреть стоит, но не более.
        Среди всей этой красоты, нас проводили в наши покои, вели долго, каждый раз, терпеливо ожидая, пока мы насмотримся на все чудеса местного архитектурного зодчества. И вот, наконец, я дошел до своих покоев, рядом со мной уже не было ни Эля, ни Гиса, ни Дарина, только Силя и тройка полуголых прислужниц, и пятерки стражников. Тяжелые двери открывали бедные девушки-служанки. И вот принц у своих покоев, всего один шаг и я уже готов упасть прямо у порога и забиться в конвульсиях как эпилептик. Что бы вы понимали: это была не комната, это был здоровенный дом внутри дворца. Огромное первое помещение было выполнено в виде купола с открытыми окнами, за которыми висели балконы с великолепным видом на город, внутри первого зала были места для приема гостей, столовая зона для приема пищи и просто горы подушек. К этому помещению примыкали еще два. Первое, что слева — здоровая комната с бассейном, где без труда уместятся человек тридцать, в воде же плавали красивые кувшинки с розовыми и белыми цветами, а вокруг были полки с тканями и различными бутылочками и бочонками, а воздух тут был свежим и чистым. Второе
помещение, уходившее вправо, было моей спальней, где так же были помещения с ванной и личным туалетом. Размеры комнаты позволили бы мне тут играть в догонялки без проблем с местами для маневров, или даже устраивать матчи в мини-футбол. Красота и величие, яркие краски и чудесные запахи. Но самое главное — тут было прохладно! Легкий ветерок проникал через тонкие шторы и отлично проветривал все помещение, принося с собой прохладу и чистоту мира меча и магии.
        — Мой принц, вам угодно наше присутствие?  — обратилась ко мне одна из служанок.
        — Э-э-э… Силя, они тебе нужны?  — обратился я к своей невесте.
        — Да, конечно. Оставайтесь, я хочу отдохнуть и помыться с дороги.  — Дала она свое добро, и служанки пошли за ней в сторону спальни.
        Я же подошел к своему бассейну и начал размышлять о плавании. Как вдруг за моей спиной раздался мелодичный мужской голос.
        — Мой принц, я так скучал по тебе….  — резко, словно от выстрела, я повернулся и увидел парня атлетического телосложения с черными завитыми волосами. Из одежд на нем была только набедренная повязка, а в его руках был странный музыкальный инструмент со струнами.
        — Что?  — я даже немного опешил. Это кто вообще? Незнакомец сделал еще один шаг ко мне и улыбнулся.
        — Моя любовь, я так ждал тебя….
        (*представьте тут крик сгорающего заживо человека*)
        Стража забежала, немного опоздав, меня уже рвало прямо в бассейн, а тело этого… этого… догорало почти до самых костей и жутко воняло. Вошедшие на крик стражи, что-то спрашивали у меня, но я в этот момент мог только рыгать, да мечтать о смерти в самоубийстве. Когда же меня спазмы немного отпустили, я поднял глаза на стражников, Силю и трех служанок.
        — Силя…. Иди в спальню, вы две сопроводите ее. Стража — вон отсюда, это тело с собой только заберите. А ты!  — я указал на одну из служанок.  — Иди сюда на разговор….
        Девушка оказалась очень болтлива, особенно когда поняла, что я и ее могу спалить на месте без суда и следствия. Она поведала мне, что знала обо мне и том прахе на полу. И мои кошмары оправдались. Пустить тебе кровь и заменить ее огнем — наверно самая нормальная мысль из всех, что меня тогда посетили. Но на такую новость как убийство фаворита принца — прибежал Визерис и удержал меня от плана «Б» — это который «в окно». Был еще и вариант «Ц» с сожжением всего дворца. Но не случилось, Визерис отвел меня в сторону, напоил какой-то настойкой под восемьдесят градусов, да без закуски, да увел подальше от окон и деревянных архитектурных элементов.
        — Мой принц, не стоит так реагировать на это, это же нормаль…. Ну ладно, я подожду, слуги потом уберут….
        — Визерис! Ты что же Гад то такой не рассказал мне о такой «незначительной» новости???  — прорычал я, вытирая рот и слезы.
        — Я же увидел, что вы ушли с этого пути, так чего….
        — Вот именно! Так чего же этот кусок мяса вообще попал ко мне в покои?!!
        — Моя вина, не проследил.  — Склонил голову Визерис.  — Велите меня высечь?
        — Да делай что хочешь! Я надеюсь, таких сюрпризов больше не осталось? Я реально с собой покончу, если это хоть краем повториться, я серьезно! Не знаю что тут за нормы, но я за такое буду убивать без жалости!
        — Я прослежу мой принц, такого больше не повториться. А ваш батюшка будет очень рад этой новости, я уверен.
        — Очень на тебя надеюсь. Прикажи принести мне выпивки в покои, столько чтобы я в ней утонуть мог и пусть никто меня не беспокоит.
        — Я бы с радостью выполнил вашу волю, но тут есть один сложный момент….
        — Какой?
        — На закате вас ждет у себя ваш отец.
        — Тогда переносим все мероприятия на вечер. И Визерис, я клянусь, хоть одна гнида мне намекнет о том, что я хочу забыть — я убью и его и себя и тебя за компанию, в тот же миг!
        — Все будет сделано, отдохните сейчас, вас невеста заждалась.
        — ВИЗЕРИС!
        — Молчу-молчу, уже ухожу, стража вас проводит….
        Я вернулся к себе, не ощущая ни себя, ним окружающий меня мир. Брезгливость и омерзение меня переполняли так сильно, что я с тоской поглядывал на окна, за которыми начинался вечер. Силя видимо на своем подсознательном женском уровне поняла, что меня лучше не трогать и со служанками покинула мои покои. Остался я один, и как же ж так случайно сложилось, что именно в этот день, кто-то очень добрый, нанял для меня убийцу? Случайность? Не верю? видимо этот некто, а я подозреваю только своего братца, посчитал, что я немного не в себе и потому легко уязвим. А может он расчитывал на неожиданность и наглость в первый же день…. Короче мне кажется, что он просто все усложнил — отравил бы вино, все бы вышло, а так….
        Темная тень соскользнула с подоконника и тихо как мышь, пошла ко мне. Ага, я так и позволил приблизиться ко мне со спины после того что я сегодня уже увидел, да еще и с амулетом на шее. Разворот и боевая стойка были выполнены мной молниеносно, люди так никогда не смогут, а вот я — да. За мной стоял человек, в руках которого был тонкий клинок, а над лицевой повязкой был только шальной взгляд. «Ну, дело твое, самоубийство — дело добровольное» — я так рассудил, а затем махнул рукой, даже не осознавая, что это киллер. Огненное пламя вынесло несчастного из окна вместе с обгоревшими шелковыми шторами. А я лег обратно в ванну, но уже лицом к окну. Надо отдохнуть…, надо расслабиться…. Успокоиться….
        — Мой принц, пора вставать!
        — Визерис…. Отвали!… ВИЗЕРИС!!!!  — я грохнулся на мокрый пол, и мой слуга отпустил, наконец, мою ногу.  — Да что за манера?! Я принц или Где?
        — Я вам сильно сочувствую, мой повелитель, но ваш отец приказал мне вас привести чего бы мне это ни стоило, и его слова для меня важнее! Позор на мою голову! Вставайте! Не надо лежать на полу!.. А что случилось с вашими шторами? Что за запах?
        — Не знаю, ко мне еще кто-то залез, я его назад отправил.  — Отмахнулся я и сел.
        — Как же выглядел ваш гость?
        — Как чучело в тряпках. Отстань, ищи его внизу под окнами. А где Силя?
        — Ваша невеста готовиться к свадьбе, она подойдет к вам немного позже.  — Я кивнул.  — Ну, раз это мы решили, тогда извольте и вы, одеться нормально, как подобает принцу!
        Умыли и причесали меня очень оперативно, впрочем, как и побрили и надушили, и приодели, и пинка для скорости придали. Визерис все время трещал как сорока, но я старался не слушать. И шли мы по всему дворцу минут наверно тридцать, пару километров намотали наверно. И вот, наконец, дошли — тронный зал, где почему-то не было самого главного представителя той страны.
        — Ваш отец ждут вас в малом зале, дальше вы пойдете без меня.  — Сказал мой слуга, взял меня за плечи и пихнул вперед.  — Не задерживайтесь!
        Высказавшись в полголоса, что я о нем думаю, пошел по просторному залу с золотыми колоннами и красочными картинами изображающих древних правителей и самые важные битвы нашего рода. Вторая зала была неким кабинетом, где был большой стол с великолепной картой Кхалешата, на ней даже горы и реки были сделаны объемными — красиво, что тут скажешь. А вот и сам Султан… отец. Он выглядел точно так, как на картине что я уже видел — Мужчина в возрасте с белыми длинными усами и короткой бородой, на голове Чалма из золотой ткани, а на теле его была легкая рубашка, что частично прикрывала его шрамы. Он сидел около стола на стуле и курил длинную трубку, осматривая меня с ног до головы.
        — Отец?  — сказал я с максимальным почтением и поклонился.
        — Тиберий? Или Джафар?
        — Лучше Тиберий, я к этому уже начал привыкать.  — Ответил я и выпрямился. Блин, да в его присутствии мне даже спину хочется ровнее держать. Властью этот человек наделен явно по праву.
        — Я уже много получил сведений о тебе и о том, что ты не мой сын, а некто, кто занял его мертвое тело.
        — А можно мне оправдаться?
        — Тебе можно, не перебивать!  — рявкнул он и стукнул кулаком по столу, после чего затянулся новым облаком дыма и продолжил.  — Королевские Афисты, утверждают, что ты демон, и тебя надо убить. Те, кто охраняли тебя на том острове волшебников, отзываются о тебе как о маленьком плебее, что бесится от навалившегося на него золота. Мои советники рекомендуют мне прислушаться к гласу умных господ и отлучить тебя от своего имени и престола. Такого же мнения придерживается и мой второй сын — Горасис.  — я опустил голову, на самом деле было глупо рассчитывать, что я тут такой красивый и ко двору придусь, и мне тут все будут рады и вообще, но могли бы и мягче мне это сообщить.  — Это та информация, которую мне исправно присылали после вести о том, что мой сын якобы жив. Теперь, ты можешь оправдываться.
        — Я присяду? Спасибо…. Что я вам могу сказать, Великий Султан Кхалешата. Верить вашим соседям и тому, кто желает занять трон — дело ваше и я вам ничего советовать не в праве. И вправду, я не ваш сын, не знаю точно «кто», если честно, так как я впервые открыл глаза уже у ваших соседей Афистов, которые дали мне имя и отправили на обучение. Я начинал жизнь с чистого листа, без имени и богатства, без слуг и друзей. Все постигал сам. И я все понимаю, что вам меня принимать, резону нет никакого. Кто я? Странный человек, на которого все кому не лень льют грязь? Человек что потратил ваши деньги, пока добирался до вас? Тот, кто в первый же день убил здесь двух людей? Я все понимаю и я приму ваше решение, если оно не лишает меня жизни, конечно. Умирать я не сильно хочу, поэтому буду брыкаться. Но послушайте всего одну мою просьбу, не гоните со двора Луссу. Она не престолонаследница, но она, как и я хочет….
        — Довольно!  — султан поднял руку и я замолк.  — Все что ты говоришь, мне понятно. Однако я так и не услышал твоего оправдания.
        — А в чем мне оправдываться? Визерис меня сюда приволок, если бы не он, я бы у вашего двора вообще бы не появился! Я безгрешен как младенец!  — Султан засмеялся.
        — На тебе уже клейма ставить некуда, сколько за тобой греха. Ты обманул моего слугу, ты очаровал невесту моего сына и дочь моего собрата, ты позволил моей дочери выбрать мужа из Королевства! Ты убил лучшего барда нашего дворца! Оскорбил моего сына! И при всем при этом, ты безгрешен?
        — Ага….  — ну что сказать — «Остапа понесло». Султан чуть со стула не упал, когда начал хохотать и выпускать при этом тяжелый дым изо рта, потом он даже слезу смахнул с лица.
        — Мне все с тобой ясно. Сейчас, если ты хочешь жить, ты будешь слушать меня! Помимо тех сведений, что мне исправно поставляли мои преданные подданные, я так же получал письма от моих приближенных. Именно они назвали тебя человеком, который не боится боя, не стесняется убирать грязь, и добр к разбитому сердцу Силиссы. Они писали, что ты человек, а не демон, как говорят другие; ты любишь сестру, и пошел наперекор мне, дабы она была счастлива, и осудят меня Боги, если я не прав, но она действительно приехала счастливой, какой я ее давно не видел. Смех раздается в нашем дворце, словно твоя мать все еще жива. Мой собрат так же выразил радость от того, что ты вновь не отрекся от его дочери, а Визерис утверждает, что ты все тот же мой сын, который стал немного серьезнее. Немного. Но главное, ты взялся за свою дурную голову! Ты учишься и желаешь это дело продолжать.
        — Это значит, что у меня будет испытательный срок?
        — Это значит, что у тебя будет свадьба, ты останешься моим сыном, и если я не пожалею об этом, то и трон останется за тобой или твоим сыном. Но учти, что ты сейчас ходишь по очень тонкому камню «сынок». За тобой я буду следить постоянно, и не дайте Боги, тебе оказаться тем, кем тебя считают Аффанисты.
        — Я так посмотрю, с вашим сыном отношения у вас были не самыми теплыми?  — я, конечно, перегибаю, но что-то расслабился после его последних слов.
        — Ты прав.  — Неожиданно легко ответил Султан, поднялся и подошел к большому окну.  — Тиберий был не таким сыном, как я того хотел. Я был воином, я всю жизнь боролся за все в этой жизни, добивался мечты и власти. А он жил словно щенок, радуясь мелочам и плача от огорчений. Если бы он попал в ситуацию, из которой выбрался ты, он просто порезал бы себе руки. Он не умел и не хотел жить без благ, он не брал в руки меча, он считал себя выше всех своих братьев и сестер, да что-там, он считал себя выше меня! И именно поэтому, я и даю тебе шанс.  — Султан посмотрел на меня тяжелым таким взглядом.  — Я вижу перед собой сына, но ты не мой сын. Ты человек, который воплощает большую часть моих желаний и представлений о наследнике, но именно поэтому мне и страшно давать тебе право на жизнь здесь.  — Я стоял молча, сказать было нечего, да и страшно.  — Но при всем при этом, я много раз видел, как меняются люди выходя из горячки боя и сейчас я вижу в тебе, как мог бы измениться мой сын. Ты знаешь, как он согласился на свадьбу с Силиссой?
        — Визерис сказал, что я одобрил ее портрет.
        — Визирь добр к твоим чувствам, но он соврал. Тиберий отверг ее, и я пригрозил, что задушу его собственными руками, прямо в этой зале, если он не станет делать все что в его силах во благо Кхалешата. И он рыдал, рыдал как последняя сука скотского двора.  — Султан едва не сплюнул на пол с отвращением на лице.  — Боги мне свидетели, когда я узнал о крушении корабля Тиберия и Луссы, я плакал не по нему, а по дочери. Ты знаешь, как Лусса похожа на твою мать? Нет? Она ее чистая копия. Я до самого вашего приезда знал, что ты не будешь жить при дворе и носить мое имя. Но когда я встретился со своей дочерью, немного ранее, я пересмотрел все, что мне говорили. Я так давно не видел ее улыбки, не слышал ее смеха и девичих глупостей. Она просила за тебя, больше чем за себя. Как и ты в самом начале разговора запросил за нее. У меня никогда дети так не ладили. Я одобрил твой выбор ей мужа, хотя мне и стоило бы тебя высечь за это.
        — Если это важно, я могу потерпеть.  — С серьезным лицом ответил я.
        — И потерпел бы, не в первый раз. Однако когда ты спалил того менестреля….  — Султан расплылся в такой радостной улыбке, что и мне захотелось улыбнуться, жаль, что рвота к горлу подступила.  — За такой поступок, я тебе все прощаю. Только ответь, зачем ты убил человека в чужом доме?
        — Великий Султан, я бы не хотел об этом говорить. Одна только мысль, что это тело….  — мдя, батюшка мой начал ржать так, что даже по стенке застучал, а до меня долетала его слюна.
        — Ох и рассмешил….  — он снова смахнул слезу.  — Никто это тело не трогал. Этот голубь был просто влюблен в Тиберия и пел ему песни да гладил спину. Неужели ты подумал, что я бы позволил так позорить мой род? Я бы лично спалил половину дврца!
        — Ну,… я ваших традиций не знаю.  — Развел я руки с невероятным облегчением.
        — А вероятно стоит. Я прикажу Визерису все тебе рассказать.
        — Благодарю.
        — Принимаю. А теперь проси.  — Я натурально впал в ступор.
        — А… что просить?
        — Что хочешь! Считай это своим последним испытанием перед приемом в семью.  — Я задумался, но слова правителя об испытании, большого разгона мысли не добавляют.
        — Я прошу вас благословить меня на брак с принцессой Силиссой, дабы она вошла в эту семью и была вам третьей дочерью, что подарит вам внуков и внучек.
        — Прекрасные слова, но этого просить не стоило, это и так моя воля и мое желание. Но я рад, что ты хочешь того же. Проси для себя!
        — Ну, раз так…. Тогда, я хочу…. Не знаю. Лично для себя я ничего не хочу. Тут есть все и даже больше чем нужно. А за Дарина-мага я могу попросить?
        — Нет, он нанят мною, и он будет служить мне, а не тебе. Но ты не переживай, сейчас он окружен вниманием наших придворных магов и устраивается на новом месте. И кстати о нем! Зачем ты нанял Слугу смерти?
        — Он хороший человек, а как некромант, он просто не оценим на поле боя.
        — Взгляд на будущее у тебя правильный, мой новый сын. И это хорошо. Теперь иди, я позову тебя когда ты мне понадобишься.  — Я поклонился, хотя и без уверенности, что это стоит делать и повернулся, однако далеко не ушел.  — И последнее. До меня дошли невнятные слухи, что ты как-то связан с Драгонами. Это правда?…
        До своих апартаментов я добрался, когда во всем дворце горели фонари, прямо как иличные, только внутри. А за высокими окнами, на чистейшем небосводе, сияли яркие звезды. Последний вопрос Султана задержал меня почти на час, так как местный правитель уже давно пытается связаться с этим странным народом, но старая закалка и множественные стычки на болях сражений — ему в этом сильно мешали на уровне подсознания. По крайней мере, мне это он так преподнес.
        Слуги встретили меня у самого входа, стража осталось позади. Силисса вышла ко мне в невероятно красивом одеянии и с красивой прической и легким хнойным татуажем на теле. Я ее с удовольствием обнял.
        — Как ты тут? Не скучала?
        — Я всегда по Вам скучаю. Как у Вас прошел день? Ваша хандра прошла?
        — Да дорогая, прошла. Отец меня успокоил.
        — Вы голодны мой принц? Стол уже накрыт, проходите же.  — Она потянула меня в комнату и почти насильно усадила за уставленный стол.
        В целом все было нормально, мы ели и общались. А вот слуги страху натерпелись просто до одури — мне это позже Силя рассказала. Суть в чем — они привыкли прислуживать, как их учили и как они годами работали, а я все по миру пустил. Для начала я им приказал не стоять около меня — это бесит, словно они мне в рот заглядывают! Еще сказал, подходить к столу только за грязной посудой, для подливания вина, или для того чтобы поставить новое блюдо. И около моей невесты тоже не стоять — это тоже бесит! И все в том же духе, наводил порядки по-своему. Шторки на окне уже успели заменить, хотя и не понятно — когда успели? Так что спать мы легли вдвоем, с удовольствием и полные решимости выспаться. Ага, точно….
        Утро у меня началось очень рано и с интима моей невесты. Отказывать я не хотел, хотя и секса не хотел… хотел — СПАТЬ! Ну, неужели принц не может позволить себе поспать подольше? Что я такого сделал всему этому миру? Силя не обиделась, хотя вероятно и сильно этого желала. Ничего, вот свадьба пройдет и начнется бабское царство, будет она мною крутить, как захочет. Но это я отвлекся. Подниматься пришлось ни свет, ни заря. Служанки были бодрыми и готовыми к эксплуатации, все нарядные и внимательные. «Вам помочь умыться, мой принц?», «Вы хотите завтракать?», «Вам принести церемониальные наряды?» и прочее бла-бла-бла. Достали. Отослал всех и пошел в бассейн, где с наслаждением искупался в прохладной водичке и взбодрился. Именно там меня и застал Визерис.
        — Доброго вам утра, мой принц. Вы встали очень рано, я очень рад, что мне не пришлось снова стаскивать вас с постели.
        — Ой, Визерис, замолчи.  — Вяло ответил я.  — Чего пришел?
        — Указ вашего отца, Великого султана. Вы должны готовиться к свадьбе. Султан желает провести ее послезавтра, и вам надо приготовить все что необходимо, в том числе и подарок для вашей будущей жены.
        — А куда мы так торопимся? И вообще, как она будет проходить?
        — Ваша свадьба будет проходить в первом зале дворца, куда придут все высокопоставленные гости столицы, дабы поздравить вас с обретением первой супруги. Обряд проведет наш старший богослужитель Ноносар, который запишет ваш брак в летопись рода. А через два дня после этого, будет свадьба принцессы Луссы, которая пройдет во второй зале и только в кругу вашей семьи. А что касается спешки, то свадьбы играют до зачатия детей, а мы и так все сроки пропустили.  — Я едва не утонул, когда дернулся и поскользнулся на гладком полу бассейна.
        — Что?!! Визерис! Ну, твою же мать! Я же просил, все, что меня касается, я должен узнавать первым!
        — Вы, мой принц, кажется виновник этого торжества, так что я не понимаю, что вас удивляет!
        — Понятно все с тобой.  — Я выбрался на борт и встряхнул головой.  — И что же я должен делать?….
        Главный и самый большой рынок Кхалешата, он же «столичный», был нереально огромным. Здесь не было тех лавок и прилавков как нам показывали в мультике про Алладина, здесь были большие павильоны, торговые здания, площади, оформленные спиральными рядами с товарами и очень большим количеством стражи. Если бы тут и был Алладин, он тут и яблока бы стащить не сумел бы — убили бы на месте, причем с особой жестокостью. Так, меня что-то опять повело не туда.
        На рынок я пришел не один, со мной было девять стражников, которые своими размерами и кожаными доспехами в золоте пугали всех вокруг. Точнее — отпугивали от меня людей. Визерис сказал, что я должен преподнести своей жене подарок, который будет первым в нашей жизни, а потому он должен быть красивым и достойным. А еще он рассказал мне, кто мой прапрадед притащил с рынка вторую жену, и… мне так делать, он не рекомендует. И раз такой прикол отпадает, придется искать что-нибудь действительно прекрасное. Вот я и хожу как ослик по всем этим торговым площадкам в поисках чего-то поистине классного.
        Во дворец я вернулся, когда все уже пообедали. Сил не было ни на медяк, хотелось залезть под кровать и, свернувшись калачиком впасть в спячку на пару месяцев. Да к тому же при входе во дворец, у меня сильно закружилась и разболелась голова, что никак не делало мне настроения. Сили в комнате не было, поэтому я распугал всю прислугу и упал на кровать, почти сразу отключившись, но не проспал и часа, как на меня снова насел мой личный бич — Визерис.
        — Мой принц, мне уже все доложили, я не вправе осуждать ваш выбор, поэтому и промолчу.
        — Отвали….  — ответил я в подушку и схватил ее еще сильнее.
        — Это у вас не пройдет, пойдемте выбирать вам наряд! Ваша невеста с самого утра занимается выбором своего платья, и, кстати, Лусса вызвалась ей помогать.
        — Чую в этом какой-то подвох….
        — Что, простите?
        — Ничего, ты же не отстанешь?  — Визерис покачал головой, мол, никак не вправе.  — Ладно, тогда пошли….
        После выбора моего костюма, меня потащили в оружейку выбирать мне меч или булаву, с которой я буду у алтаря. Затем, и да, это был не конец, меня повели на кухню, где три повара спрашивали, что подать на наш стол. И вот тут я сорвался на истерику. Однако не на ту, которую вы подумали, я не бил посуду и не кричал. Я начал прикалываться со всей этой обстановки и научил их, а затем и заставил приготовить несколько тысяч пельменей. И тут мне даже Визерис возразить, несмел — он спросил, и он получил. И только когда небо над дворцом окрасилось в красный, я был свободен. У стражников я выяснил, где у нас крыло магов и направился туда.
        — Наш принц!  — вскинулись сразу девять человек и приклонили колени. А вот десятый остался стоять в непонятках.
        — Дарин!  — воскликнул я.
        — П-принц Тиберий?  — неловко ответил он и шагнул ко мне.
        — Ага, вот такая вот загагулина — принц.  — Засмеялся я и хлопнул его по спине.  — Где тут у вас сесть можно? Давай показывай и рассказывай, как ты тут?
        Мы прошли через два общих помещения, и вышли на большую террасу с мягкими подушками и разлеглись на них. Стражу я отогнал подальше, принял у Дарина кубок с вином и тарелку с фруктами и откинулся на мягком ложе.
        — Ну чего? Как оно ваше некромантство?
        — Ну-у-у-у, на самом деле очень даже не плохо. Так что я очень благодарен тебе за то, что ты меня сюда вытащил. Как вспомню бар у Санчо, так ностальгия накатывает и какое-то чувство безысходности.
        — Ну, это понятно, а вообще, чем ты тут занимаешься?
        — Сейчас я усиленно учу ваш язык, со мной занимается три мудреца, что сильно бьют меня палками, когда я торможу. Помимо этого я занимаюсь с боевыми магами, но там только магия воздуха в ходу, они не знают, как тренировать некроманта. Но и это уже дает свой эффект.
        — Угу, а познакомился уже с кем? Помимо своих товарищей.  — Спросил я с набитым ртом. Голодный я, что поделать — весь день ни крошки во рту не было.
        — Помимо учителей и магов….  — он улыбнулся.  — У нас работают очень симпатичные служанки и повариха. А так же к нам иногда заходят разные гости и гостьи.
        — Ясненько все с вами. Весело у вас и «не напряжно». А у меня свадьба послезавтра.
        — Мои поздравления, принц. А что ты про Элю знаешь? У нас тут информационная пустота, все кто выше нас — слухами не облагаются.
        — Она через пять дней, кажется, женится с Гисом, но мне пока не до этого. У самого голова кругом. Еще и на родственников придется смотреть.
        — Кстати! К нам тут заходил твой брат Горасис, и довольно долго общался с тремя магами. О чем? Не спрашивай, ибо не знаю, да и не могу — местный язык у меня пока никакой. Но они все маги огня, как и ты.
        — Какие твои годы, успеешь выучить. А про брата спасибо, учту и возьму на отдельное внимание.  — Я кое-как поднялся с подушки.  — Ладненько, если что понадобиться, ты обращайся, только сначала поймай меня, я же тут как сраный веник кручусь.
        — Мне всегда нравиться, как жалуются графы, короли и принцы. Так и хочется сказать — мне бы твои проблемы, а тебе мои. Но все равно, я рад, что ты зашел.  — Мы обнялись и Дарин проводил меня на выход.
        Только к ночи мне удалось остаться в одиночестве и в относительном покое. Все верно, слуг я распугиваю, а Силя до свадьбы будет жить отдельно в окружении других дам и замужних леди, которые научат ее «плохому». Хотя, это же не плохо! Если бы еще голова не болела так сильно, вообще было бы замечательно….
        Ночью я проснулся от сильной тревоги, причем не пресловутого кошмара, а именно из-за тревожного ощущения, словно что-то должно произойти, нервы были словно накалены, а адреналин уже наполнял мое тело. Хотя и ничего такого не происходило, даже когда я встал и умылся. Дворец практически спал, было тихо и спокойно. Но вот на душе было отвратительно. Я зашел в комнату с бассейном и вызвал на ладонь пламя. Но как говориться — пламя не простое, а золотое. Демон еще в подвале научил меня этому приему для поиска нежелательных свидетелей. Пламя на моей руке было ярко-желтым и мерно покачивалось, значит, я тут действительно один. С этим огоньком, я прошелся по всем своим покоям. Ясно все — паранойя, у меня развивается паранойя, я медленно схожу с ума. Потушив магический огонь, я вернулся к бассейну и быстро скинул с себя одежду. Бултых! Брызги по стенам, вода в нос и уши, но мне стало легче, даже голова гудеть так сильно перестала. Не понимаю, что сейчас со мной происходит, но мне это не нравиться. Подплыв к одному из бортов, я мысленно вычертил маленькую пентаграмму для диалога с той стороной. Вонь серы
разнеслась по всему помещению, но в моем рисунке таки появилось лицо демона в пламени.
        — Ты взывал ко мне, брат? Обучение продолжается.  — совсем не громко произнес мой собеседник.
        — Да, дружище, взывал. Я себя чувствую отвратительно, тревожно мне и голова кругом идет.
        — Здесь нет тайны, один из камней-замков где-то рядом, притом без защиты. Ты чувствуешь его, он хочет подчинить тебя, но ты пока всего лишь человек и он не имеет над тобой серьезной власти.
        — Это опасно?
        — Если о тебе узнали правду, тогда да. Но если ты просто приблизился к камню, то это очень хорошо. Уничтожь его или подчини его силу, сними часть защиты с этого мира….
        — Да я понял, ты в этом не самый оригинальный. Может, совет дашь? Как подчинить камень, например.
        — Мы не знаем их природу, это тебе придется сделать самому.  — После этих слов, пламя погасло. А я смахнул следы серы водой и прилег на ступеньки. Черти что и сбоку бантик….
        До самого рассвета я провел в воде, вымок как тюлень, расслабился, еле вылез на пол из воды. Служанки уже пришли и начали убирать постель и готовиться накрывать на стол. Я накинул свою повседневную одежду и вышел к столу, ощущая, как головная боль начинает возвращаться. Поблагодарил заботливую служанку с пирсингом в носу за принесенный кофе и сел завтракать.
        — Ваше величество, вам плохо?  — спросили у меня, когда я просто упал головой на стол.
        — Нет, все нормально, устал.
        — Я могу пригласить лазаря.
        — Не надо, не волнуйся. Убери просто со стола и иди по своим делам.
        — В вашей воле.  — Кивнула служанка и сноровисто начала убирать тарелки на поднос.
        Когда она ушла, я понял, насколько же мне хреново, хоть реально иди к местному больничнику, но что ему сказать? Простите меня, я демон, а тут есть камень, который нас убивает и мне хреново?
        Просидеть весь день в воде мне снова не позволил Визерис, что припер мне книги и сам же сел их читать. «Ваше обучение еще продолжается!» — возвестил он и начал чтение. Вот читал бы себе про себя, но нет, надо слушать и внемлить. Церемонии и традиции местных народов я должен был знать, как свои пять пальцев, так что помимо чтения у меня были еще и промежуточные зачеты, и конечный экзамен. Лусса пришла уже к вечеру, и сразу уселась на борт и опустила ноги в воду.
        — Ты чего такой кислый?  — спросила она сходу на русском. Слух слегка покоробило, а мозги где-то хрустнули, но я это вынес стойко.
        — Мне пи***ц как плохо….  — выдавил я.  — Здесь во дворце какая-то цацка, что хочет убить во мне демона. Вот я и отрываюсь по полной программе, как водоплавающее.
        — Ничего себе, а чего это в первый день такого не было?
        — Не знаю, чего ты вообще пришла? Вопросами меня забросать?
        — Нет, прости. Просто в гости, узнать как ты тут без меня?
        — Да вот, жениться собрался… завтра. Или голову себе вскрыть, дабы не болела.
        — Фу на тебя. Ты как с нашим папочкой встретился? Он тебя не сильно ругал?
        — Сильно, сразу сказал какое я дерьмо и что он обо мне думает. Но вот за тебя похвалил. А ты с ним как встретилась?
        — В первый день, он позвал меня к себе и просто спрашивал как я жила, и что думаю о своем положении как принцессы. Ну, я рассказала все как есть, что хорошо все и желать больше нечего. Потом он спросил меня про Гиса, и почему я решила за него выходить. Я снова все рассказала, а потом мы просто чай пили, печенье и пряники имбирные еле. Еще беседовали о всяких мелочах. Он вообще мужик оказался умным и интересным.
        — Вот уж точно.  — Я поморщился.
        — Может тебя добить? Ну, из чистой жалости.  — Улыбнулась моя сестренка.
        — Не надо мне в этом помогать, сам помру.
        — Ну как хочешь. Слушай, а что ты Сильке купил?
        — Это она тебя послала узнать?
        — Нет, самой интересно, я слышала, что Визенрису твой подарок не понравился.
        — Давай я тебе завтра расскажу?
        — Надо оно мне! Завтра я его и сама на свадьбе увижу. Ладно, валяйся тут, а я пойду. Если что — зови!  — она помахала рукой и вышла из моих покоев. А я опустился в воду по самые ноздри и попытался отдохнуть.
        Ночью меня разбудила боль, да такая, что я был готов начать стены грызть и на потолок запрыгивать. Дикая болезненная пульсация меня буквально раком ставила, и хотелось выть на луну, что как раз своими лучами заходила в мои покои. И вот когда я уже просто закрутился бубликом, на меня упала тень от окна.
        — Значит, слухи оказались верными.  — Услышал я странный приглушенный голос и с трудом повернулся. У окна стоял тот самый человек, что не так давно вылетел из моего окна, все те же тряпки, амулет на шее и немного шальной взгляд. Вот только сейчас у него не было ножа, вместо него в руках ярко светился голубой камень в виде тонкой пики.  — Новый принц, всего лишь проклятое отродье! Как же славно все складывается.
        — Ты… кто?  — выдавил я, едва не срываясь на стоны.
        — Твоя смерть, глупый демон. Ты полагал, что если ты залезешь в тело нашего принца, это пройдет незаметно? В нашем мире нет демонов и магией вот так «вдруг» никто обладать не начинает. Ты сам выдал себя. Но Хозяин это заметил. Он наш принц! А не ты!  — с этими словами он пнул меня по руке и, опрокинув на спину, сел мне на живот и воздев ярко-голубой камень над головой, резко вонзил мне его в грудь. И только хруст моих ребер, был ему ответом….

        Глава 9. Дела семейные

        Я тот, кого никто не любит,
        Я тот, чей взор надежду губит,
        Я бич рабов моих земных,
        Я царь познанья и свободы,
        Я враг небес, я зло природы….
        Если начинать рассуждать о боли, то она была сильной, и скорее всего, такую, я и пережить не должен был, но факт — пережил. Давно я спрашивал у своего наставника с рогами, про кровь и пламя, но кто же мог подумать, что мне это пригодиться? Принесенная жертва в виде крови от самого сердца… мда, нереально царский дар «той» стороне. Когда начался процесс, а я этим никак не руководил, а просто смотрел в лицо своего убийцы, не рассчитывая более увидеть цвета жизни. Все покраснело, однако краски не стали тусклее, напротив, все они стали ярче и в разы четче, боль сменилась на жуткий холод, расползающийся по моему телу от раны в груди, а затем камень, пронзивший мою грудь — лопнул, заполняя мое тело своими осколками. В этот момент все и случилось….
        Дикая, первобытная ярость и сила проснулись в моем теле вместе со знаниями, что я когда-то забыл. Я и до этого не закричал, а сейчас этого просто не хотел. Голова моя прояснилась, боль ушла, все вокруг замедлилось, а сила буквально переполняла меня. Я вскинул руки и схватил своего мучителя за горло, это было так легко сделать, почему же я раньше так не поступил? Он дернулся, отпустил осколки из своих рук, уперся в меня своим коленом, но он был так слаб, что мне даже смешно стало. Это же просто сосуд для души, как горшочек с медом…. Притянув его ближе к себе, я схватил его за затылок и шею, почти без усилия отделив часть черепа от позвоночника. Кровь хлестнула во все стороны, сладкая и теплая, она заливала все вокруг, но не мешала мне, а напротив — добавляла остроты ощущений как острая приправа. Тело надомной расслабилось, обмякло, позволяя подтянуть его еще ближе и вцепиться зубами в надломленную шею и выпить его спинной и головной мозг, поглощая силу мага и его суть жизни. И это было невероятно, волшебно и дивно! Я лежал в крови с мертвым человеком на себе и высасывал его жизнь и плоть, насыщая
себя и свое бренное тело, и это было шикарно. Жаль… быстро эта радость закончилась. Главное, я вспомнил себя на той стороне…. Я был почти рабом своих страстей, ничтожной крупицей в огромных чертогах…. Но теперь я ощущал себя иначе — мне дали новые силы и возможности, наделив меня силой Пожирателя Душ!
        Скинув тело огненного мага в сторону, я медленно сел. Мда…. Придется искать новую одежду. И тело наверно надо уничтожить. Я провел рукой по крови и влил в нее магии огня, позволяя ей загореться и спалить мой поздний ужин, в полной тишине и без громких спецэффектов. А пока он будет сгорать, я пойду и помоюсь. Хотя нет…. Еще одно. Я сдернул с шеи неудачника его амулет и посмотрел на рубин. Сил в него было закачано выше всякой меры, так ведь и камень можно повредить! Вандалы, ну что с них взять?
        Нацепив новое украшение на свою шею, я скинул промокшие в крови вещи на полыхающий зеленым пламенем труп, и пошел купаться, благо это совсем не далеко — в двух шагах… Опустился в воду по самые брови и, мотнув головой, неожиданно понял, что только что произошло — все мое спокойствие куда-то разом исчезло, и на его место пришла легкая растерянность и паника. Вот это ж ни фига меня только что переклинило! Я вынырнул из воды, где остались расплывающиеся следы крови, и посмотрел на свою грудь. Грудная клетка у меня была слегка красноватой, но целой — ни раны, ни царапинки. Мне даже показалось, что даже рельеф мышц слегка укрепился и увеличился. Занятно…. А потом я посмотрел на догорающие останки. Не знаю, что за магию я применил, но это реально работало — горели даже кости, постепенно превращаясь в прах, что говорить про остальное. И как мне дальше с этим жить?….
        Утром, когда в мои покои вошли первые служанки и обнаружили большое пятно с пеплом, я прикидывался спящим, так как сна после такой ночи не было ни в одном глазу, напротив — сил во мне было больше чем когда-либо! Так что, когда ко мне в комнату забежал Визерис я был к этому готов и уже одевался, делая сонный вид.
        — Мой принц! Что произошло этой ночью?
        — Помнишь, я тебе говорил про человека, который вылетел в окно? Так вот, он вернулся.  — Спокойно сказал я, застегивая жилет на груди и пряча под него амулет.
        — Я это помню, но за вашими окнами мы не нашли тела, поэтому я решил, что вы просто случайно нам окно подпалили. Но все же, что произошло ночью? Почему вы не позвали стражу?
        — Я плавал в бассейне, этот залез через окно и сказал, что час мой пробил. А у меня что-то голова болела, вот я и не стерпел — сжег беднягу. А мне стоило тебя позвать для этого?  — я посмотрел на Визериса.
        — Безусловно, хотя бы после происшествия. Я, между прочим, за вас головой отвечаю. Я утрою стражу у ваших дверей и пришлю в ваши покои еще пять стражников! Служанок я сменю.
        — Эй! Не надо так пороть горячку! Не нужны мне тут посторонние!  — я замахал руками.  — Служанок не трогай, я слишком много на них сил потратил. Ты чего зашел вообще?
        — Вам пора подготавливаться к церемонии….  — Визерис с опаской повернулся на пятно с прахом.  — Хотя возможно церемонию стоит отложить.
        — Это еще зачем?
        — На вас напали, и это может повториться вновь на свадьбе!
        — Вот ты бы лучше искал того, кто за этим стоит. Кто нанял мага и кому выгодна моя смерть! Я тебе даже имя заказчика могу назвать, но будет интереснее, если ты сам до всего догадаешься.
        — Я не считаю это смешным, если вы что-то знаете, то должны мне это рассказать!  — я встал с кровати и, пройдясь мимо красного от негодования Визериса сел за столик, однако понял, что еду сейчас никто нести мне не собирается.
        — Визерис, а мы успеем поесть перед церемонией?….
        Свадьба началась в тот момент, как яркое солнце коснулось первыми лучами алтаря в центре главной залы, где набилось столько народа, что я рисковал стать мизантропом. Толпа переговаривалась, смеялась, кричала и всячески портила мне настроение. Но солнце уже себя проявило, и старый седой богослужитель встрепенулся как мокрый воробей и пару раз кашлянул в кулак — все разом затихли. Я стоял в стороне от алтаря наряженный в золотую юбку, строгий кафтан и высокие боевые сапоги. Вид, просто ужасный, но для местного населения я являл собой вековую Традицию. Именно в таком виде, наш первый предок брал себе первую жену.
        Когда тишина в зале стала абсолютной, с другой стороны зала открылись двери, и навстречу ко мне вышла Эля, Силя и Росса, что символизировало расширение нашего рода на еще одну девочку — мою жену. Батюшка ясное дело сюда даже не собирался приходить, зато он прислал сюда весь совет, что сейчас смотрел на меня скучными глазами. Эля и Росса подвели ко мне Силиссу и я, взяв ее за руку, повернулся к Святому служителю.
        Не буду расписывать всю ту муть, что он порол на протяжении целого часа, пока я искал идеальное равновесие и боролся со сном. Скажу кратко — он описал первую свадьбу нашего рода, описал взятие власти, благо Богов, что легло на нашу семью, помянул прошлого Богослужителя, трижды взывал к богам, дабы они продлили век нашего султана, после чего взялся за нас. Спрашивал он только меня — беру ли я Силиссу Нэри в жены? клянусь ли я беречь ее как свое сердце? даю ли свое согласие на передачу моих прав нашим детям и прочую требуху, на которую надо было всегда отвечать положительно. Затем, будто нам было мало, служитель стал читать свои молитвы на устаревшем наречии, которое я не понимал от начала и до самого конца. А вот когда он заткнулся, я едва не забыл, что мне пора действовать. Я повернулся к Силе, поцеловал ее, она опустилась на колени в своем бело-золотом платье, что словно жидкость растеклось по полу, и я снял свой строгий сюртук и накинул на ее плечи, после чего подал ей руку и помог встать.
        — Отныне, и до конца дней моих!  — начал я взывать на весь зал.  — Силисса Нэри, будет моей женой! Она станет матерью моих наследных детей и цветом нашего Кхалешата! Я дарую тебе имя нашего рода! Я дарую тебе свое сердце! Скажи же, как звать тебя, жена моя?
        — Силисса Нэри Менорц!!!  — почти закричала она своим звонким голоском и все вокруг начали кричать и аплодировать.
        Дальше начался натуральный бардак: нас поздравляли, нам дарили дары, что сразу шли в отдельную кучу, нам клялись в верности и обещали называть своих детей в нашу честь, желали нам долгих лет, благополучия, еще пару жён и с полсотни детей. Мы как овцы кивали, благодарили в ответ и мечтали свалить отсюда хоть к черту на рога. Благо Визерис нас выручил и выдернул из людского моря, отвел нас со всеми нашими родными в другой зал, где был ожидающий нас всех султан и стол с едой. Ну, тут все было культурно, отец поздравил мою жену, наговорил ей всяких добрых слов, сказал, что теперь она его дочь. Затем он поздравил меня, используя слова «оболтус», «негодник», «пустоголовый» и прочие ласковые родительские слова, что отражают то, кем я был и кем навсегда останусь в его глазах. Затем мы уже стали есть и пить. Что меня удивило — Горасис поздравил нас как нормальный родственник, тепло и с выдумкой, даже ожерелье подарил Силе, а мне клинок из серебра. Кусар подарил нам россыпь жемчуга, а Росса — оберег из храма. Эля подарила мне золотое кольцо и три крупных рубина с местного рынка, как я понимаю для моих
магических нужд, а Силе она подарила букет из красивых цветов, что я никогда до этого не видел и золотое кольцо. Султан нам ничего не подарил — поздравил, поел и ушел молча. Ну, не побил и то подарок….
        Когда все уже пообщались, Визерис сообщил нам, что нас ждут новые покои как для настоящего принца с его женой и сам решил все нам показать. Мы попрощались с родственниками, и пошли следом за ним. Новое жилище было еще краше и больше предыдущего, походу тут место вообще не экономят — потолки под семь метров, окна и балконы с двух сторон, пять комнат, две спальни, кабинет, бассейн с ванной и водопадом. И это в пустыне, где воду экономят все и всегда! Плюс к новому помещению, нам накинули еще двух служанок, суть которых была мне не совсем понятна — для разгрузки моей жены, но служанки чисто мои. Обе симпатичные, стройные, спортивные и грудастые. Силя мне пояснила суть, когда ушел Визерис.
        — Они будут с тобой спать, когда я не смогу по беременности, мой муж.
        — И это что, нормально, по-твоему?  — я был искренне восхищен таким поворотом, но ощущение вселенской подставы меня не покидало.
        — А почему я должна быть против? Ты мой муж! А они просто слуги!  — я только головой замотал, после чего прошелся к комнате с бассейном, Силя пошла за мной.
        — Бред какой-то, ну это я видимо по старым понятиям жить пытаюсь. Силя?  — моя новая супруга раздевалась вместе со мной.
        — Что, мой муж?
        — Ты тоже в воду полезешь?
        — Конечно, я соскучилась по тебе! И теперь ты как мой муж, должен меня любить всегда!  — она впервые на моей памяти надула губки. Вот я как знал! Научили девочку плохому! Твари! Найду всех по одному!
        Наше купание перешло в спальню, где мы провели тест огромной кровати и потом отдыхали, глядя в потолок. Мир в моей душе налажен и мне это нравится. Вот только странное ощущение неправильности, никуда не делось….
        — Такое чувство, что я тебя месяцы не видела. Ты стал такой сильный….  — жена провела пальцами по моей покрасневшей груди, отвлекая меня от «самокопания».  — Настоящий воин. Надеюсь, наш сын будет таким же крепким.
        — А если будет дочь?  — я повернулся к ней и заметил, как засветились ее глаза.
        — А если дочь, то пусть она будет похожа на Луссу.
        — Чего так?
        — Я с ней два дня провела, и она просто удивительная. А какие она сказки умеет рассказывать…. Я никак не могла наслушаться. Ее жених тоже очень учтивый и скромный, но и он слушал, открыв рот.
        — И что за сказки она вам рассказывала?
        — Не скажу! Ты мне еще мой подарок не подарил!
        — Ах вот ты какой стала, едва мы поженились!  — засмеявшись, я встал с кровати.  — Сейчас принесу….
        Силя сидела на кровати, обнаженная и привлекательная с распущенными волосами и осматривала принесенный мною дар — банку с непонятным содержимым.
        — Что это?
        — Если верить торговцу, то это прах некогда вымершего создания — огненной птицы.  — Силя явно была готова расстроиться, но видимо, меня расстраивать, она хотела меньше всего.
        — А что с ней делать? Или это тип роскоши в королевских землях?
        — Нет, у нас есть легенда, что такие птицы возрождаются из пепла.  — Улыбнулся я и, взяв банку, высыпал ее содержимое грязной горкой на стол.  — И сейчас мы это проверим….
        Честно говоря, я надеялся только наудачу и свои минимальные знания бестиария, которые я почерпнул из библиотеки Аффанита. Плюс приложил слухи и домыслы и свои новые воспоминания, что появились в моей голове так недавно. Проведя рукой над горкой пепла, я обратился к своей внутренней силе, которая отозвалась на удивление легко и даже приветливо — ее было много. И в какой-то момент я услышал, или почувствовал ответ от пепла. Странное было ощущение, вероятно, если бы я чаще этим занимался, я научился бы это различать, и сразу бы понял, что продавец меня обманул, но сейчас, я это не понял. Магия чистого пламени спустилась теплым потоком в горку праха, который ее активно начал поглощать, прах начал дрожать, горка стала, словно вырастать и шевелиться, пока, наконец, не хлопнула громким звуком, от которого остатки органики разлетелись пышным серым облаком. Я закашлялся и, отойдя от стола, начал размахивать руками, пытаясь разогнать облако горячего праха.
        — Мне кажется это не птица.  — Робко сказала Силя с кровати. Я посмотрел на стол слезящимися глазами.
        — Мне тоже….  — тихо ответил я, глядя на мелкого котенка с янтарно-желтыми глазами и красной жесткой шерсткой. Размер сего создания был не больше ладошки, бедный котик стоял на четырех лапках и трясся от ушей до кончика хвоста. Я шагнул ближе и поднял его за загривок, после чего прижал к себе и поднес его к Силиссе.  — Ну, тогда пусть будет котенок.
        Девочка отобрала у меня исчадие Инферно и прижала его к груди, постоянно поглаживая его по голове. И только сейчас я понял, почему их нет больше в этом мире — камни. Камни, что закрывают нам право на жизнь и возможность появления в этом мире. И камень защищавший этот Дворец, сейчас мелкими осколками лежит в мусоре, да у меня в груди. Я, по сути, только что приоткрыл окно в этот план. Б**ть! Это как же я спалился?!!! И как я вообще это сделал? Правы все — мне надо еще учиться и учиться.
        — Он теперь мой?  — с надеждой и детской радостью спросила моя жена.
        — Конечно, будешь его кормить сама, другим не доверяй.
        — А как его назвать?
        — Да как хочешь.  — Я качнул плечами.
        — Тогда я назову его Джафаром.
        — Почему так?
        — Это было твое имя, которое тебе больше не нужно. А ему, оно сейчас необходимо.
        — Прямо так?
        — Да. Мне служанка рассказывала, что у них с мужем живет Арсимин, которому они дали имя Арскун. И она же сказала, что если не дать вовремя имя зверю, он станет диким и убежит в пески как его родственники, что не имеют имен. А раз имя у него есть, стая его не примет, и он останется с людьми.
        — Занятная история. Так что? Подарок хорош?  — Силя подняла котейку в воздух и, посмотрев на него, улыбнулась как самый счастливый ребенок, нашедший под елкой полсотни подарков только для себя.
        — Да! Он прекрасен! И намного лучше украшений. Он же живой.  — Котенок-Джафар прикусил пальчик Силе и она снова прижала его к себе.  — А чем его кормить?
        — Очень рад, что он тебе приглянулся. Кормить? Ну, мясом наверно, это же хищник…. Так о чем там рассказывает Лусса?
        — Она рассказывала нам сказки дальних стран, о людях и обычаях, о чудесах и приключениях. Про великих героев и прекрасных принцесс.
        — Действительно, и чего я ожидал?  — тихо спросил сам у себя и наклонился к одежде.  — Служанок попроси мясо принести и не оставляй этого зверя одного, а то убежит или его украдут чего доброго.  — Силя прижала животинку так, что он наверно дышать перестал, и замотала головой.  — Вот и хорошо. Не скучай, я пойду по дворцу пройдусь.
        — Хорошо муж, я тебя буду ждать….
        Какие обязанности у наследного принца? Первое — плодиться! выполнено. Второе — получить образование достойное правителя! не выполнено. Третье — Знать все о своей стране! не выполнено. Программа насыщенная, работы впереди много, а главное, за этим строго следят. Визерис поймал меня на второй день после свадьбы и поставил все точки над «Ун», тут есть такая буква, так что не удивляйтесь. Сразу сказал, что меня будут обучать лучшие мастера, а мой отец иногда будет приглашать меня на заседания совета для обучения. Так что с этого дня, почти весь день у меня будет расписан по полной программе и заметьте — без выходных!
        И началось…. Утро с самого рассвета: завтрак; помывка; одежка; обучение у мудреца, который вбивал в меня все традиции и историю; обучение у мастеров боя, как вести войны; обучение экономике, градостроения, выбору подчиненных; поздний обед; обучение политике; ужин; свободен. Но толку от этой свободы совсем немного, так как солнце к концу последнего издевательства уже садиться за горизонт. Расписание просто чудовищное, но и там можно найти по пол часика на свои дела или отдых. Так что я был занят почти всегда и все время был словно чумной. Визерис снабжал меня интересующими меня сведениями — как поживает Дарин, как живет Лусса и Гис, сколько стоит мешок пшена и риса на наших рынках, когда ближайшее затмение и прочую чушь, которую я у него спрашиваю, дабы немного мозги разгрузить. Примерно раз в неделю, я присутствую на заседаниях совета, но мне должно молчать и мотать на ус все услышанное, так что это не сильно обременительно. И вроде всем хорошо — принц занят, его жена полнеет и ждет следующего наследника, по дворцу носится странный красный кот, которого никто поймать не может, а Султан в кои-то
веки — доволен своим сыном. Только вот сын был вовсе не доволен таким поворотом своей жизни. В какой-то момент, я начал понимать, почему наследники хотят убить своих правящих родителей — они просто задолбались к этому готовиться! они хотят просто тупо выспаться! Но куда нам принцам, до этой роскоши…. Все это расписание сжало всю мою жизнь в некую точку, я с трудом вообще мог вспомнить, как я общаюсь с кем-то, как передвигаюсь…. Только уроки и учеба, только уроки и учеба…
        Моими спасителями, на некоторое время, стали Драгоны, которые таки продавили отца и выбили из него разрешение на прокладку своего «Железного Пути» через наши земли, одновременно с постройкой двух пунктов погрузки-выгрузки. Помятую о том, что я среди них не самый чужой, вызвался сопровождать дипломатическую миссию и «О Демоны высшего круга!», я получил на это разрешение! Взял бы с собой Элю и Силю, но эти две леди лежат, не поднимаясь в своих комнатках, и ожидают самое волнительное событие в их жизни — детей. Гис со мной так же не поехал, так как у него и без меня дел по самые брови. Кто остался? Верно — Дарин, вот на ком я душу отведу, так отведу….
        Сборы прошли быстро, дня за два. Собрали караван почетного караула, тонну жрачки, прислуги немного и одного старого советника, который выступает в качестве правой руки Султана. Мне была выдана персональная карета, Дарин поедет со старым служителем как его телохранитель. Перед отправлением, зашел к отцу, потом к сестре и жене. Спустился вниз к подножью, осмотрел всю нашу группу и, кивнув, пошел в свой транспорт. Визерис меня перехватил на подходе и долго разъяснял мне инструкции по безопасности, призывал к осторожности и осмотрительности. Затем уже приобнял меня и сказал, что будет скучать по моей физиономии. Хороший он слуга, весьма ненавязчивый, добрый, но при этом такая настойчивая и упрямая скотина, что еще поискать надо. Ну, ничего. Дарин светился как начищенный золотой. Конечно, он получил командировку, он, а не старые маги, которые скоро плесенью покроются от сидения на одном месте. Ему я предложил сразу сесть в мою карету, но он отказался.
        — Не пойми меня не правильно, но я выступаю как телохранитель Грасиуса, и до первой остановки, я буду с ним.
        — Ясно все с тобой, бюрократ фиговый. Лады, остановка будет к ночи, так что удачи тебе с приятной компанией.
        Объявили о выезде, все заняли свои места, а я как капитан сего корабля — залез в свою карету последним. И какого же было мое удивление, когда я обнаружил в карете едва одетую служанку, которую я никогда не видел и которую назначили для плотских утех Принца. Да я просто в осадок выпал — Зачем? Кто надоумил? Но девочка молила меня не выгонять ее, ибо тогда ее выгонят из дворца как ненужную шавку. Слезы лила и на нервы мне капала. Еле удержался, и оставил ее с собой. Начался долгий переход через улицы Столицы….
        Ближе к ночи, когда я был готов помереть от скуки из-за того что моя компаньонша была не умнее дров, наша колонная остановилась для ночного отдыха. За окнами кареты поднялся легкий прохладный ветер, по небу рассыпались звезды. Стража и караульные начали разжигать костры и разбивать палатки. Я вывалился из кареты, не ощущая ног, сразу шлепнулся задом на песок и откинулся на спину. Над моим лицом появилось перевернутая голова Дарина.
        — Вы как будто устали?  — съязвил он.
        — Можно подумать у тебя задница не затекла от этой дороги?
        — Нет, я лежал весь путь. Грасиус почти сразу завалился на бок и уснул, что мне оставалось делать?
        — А я сидел, и мысли свои по черепу разгонял.  — Дарин лег рядом.
        — У тебя же на все свое мнение?
        — Ага.  — Не стал я отрицать.
        — Я читал в одной из книг, что Звезды, это отражение нашего солнца на небесных кристаллах. Земля отворачивается от светила, но ее свет продолжает отражаться от них и нашей луны. Ты читал эту теорию?
        — Нет, для меня это просто «грибной сон» — бред, другими словами.
        — Я на это и рассчитывал. Может, ты мне расскажешь как все на самом деле?
        — А чего это тебя в астрономию потянуло? Романтиком стал или профессию поменять желаешь?
        — Почти. Я вспомнил на днях, что ты говорил о моем таланте и на что я должен быть способен. Ты! Ни черта не смыслящий в некромантии! Но я тут мышь дохлую нашел и решил проверить твои слова.
        — Все подтвердилось, и ты решил дальше набираться от меня мудрости?
        — Не совсем так. Но суть верная. Ты знаешь намного больше своих сверстников, и что я понял за эти месяцы — все это ты узнал не здесь. Гис сказал, что Лусса рассказывает сказания и легенды, которые никто и никогда не слышал, а значит она, как и ты, эти знания откуда-то получила. Вот я и хочу спросить о звездах.
        — Короче ты в романтику ударился и девушкам головы задурять собрался.  — Решил я для себя и озвучил свою мысль.
        — Сам пойми, тут от меня никто не шарахается. Я каждый день вспоминаю тебя самыми добрыми словами за твой поступок. Тиберий, я за тебя жизнь отдам не задумываясь! Ты для меня сделал больше чем кто-либо!
        — Ну, это ты загнул.
        — Нисколько.  — Серьезно ответил Дарин.  — Я действительно за тебя любому горло перегрызу, даже если ты будешь самой смертью.
        — Фу! Ладно, так что ты хотел узнать о звездах?….
        Странно было спать рядом с чужой девушкой, и есть то, что она приготовила для меня. Рамма была плохим собеседником, но отличным слушателем и хорошей хозяйкой. Девушка всю дорогу следила, чтобы я не уставал от пути, делала мне массаж, следила за режимом питания и всегда убирала со стола и вообще всю карету на остановках. При всем при этом я знал, что ее со мной отправила Силя, и вот эта мысль меня просто на куски разрывала. С одной стороны, я человек Планеты Земля из двадцать первого века и прекрасно понимаю, что если тебе жена сказала «можешь с ней переспать» — ЭТО ЛОВУШКА!!! БЕГИ ПРОЧЬ И НЕ ОГЛЯДЫВАЙСЯ, ОТКАЗЫВАЙСЯ ВСЕМИ МОЩАМИ И КРИЧИ, ЧТО ТЕБЕ НИКТО НЕ НУЖЕН! Однако в этом мире и конкретно в этих землях — таких понятий нет, и она реально могла просто побеспокоиться, что мне прижмет, а некого. В чем подвох и как себя вести?
        На третьем дне пути, тайна себя все же раскрыла — девушки которые служат такими утешительницами — бесплодны. Как это выясняют в местной действительности, я не знаю, но логика подсказывала, что они прошли далеко не через одни руки, прежде чем это выяснилось. Мои же вопросы в данном направлении, девушку буквально с дерьмом смешивали, и она начинала реветь со словами «НедоЖенщина» или «Бесполезное создание». Но даже при этом я продолжал ощущать подвох, хотя возможно, мне просто очень скучно. Да и каждый параноик знает: Если все хорошо — значит все просто хорошо замаскировано. Так что я не рисковал.
        Первая серьезная остановка произошла толи в городе, толи в частном дворце, я так и не понял. Мы прошли земли вдоль чахлой реки, что были густо засажены какой-то кустарной культурой и прибыли в большое поместье из белого камня и в три этажа высотой — небольшой такой замок. Встречал меня лично хозяин поместья — Арахин Билакон пятый… лет пятнадцати отроду. Однако выглядел он как король полный власти и понимания кто он и зачем он тут. Этот сучёнок даже не сразу колени приклонил передо мной, но потом вспомнил, что есть власть и повыше, упал на каменные блоки устилавшие дорожку, едва ноги не разбив.
        — Мой принц, я рад приветствовать Вас у себя дома. Будьте нашим почетным гостем.  — Расплылся он в неискренней улыбке.
        — Я принимаю ваше предложение, вассал. Разместите моих людей, как подобает гостеприимному хозяину. Я встречусь с вами после небольшого отдыха.  — Молодой вассал поднялся и, поклонившись, ответил.
        — Приму за честь. Я приготовлю для нас мой зал для совещаний, там же мы и поужинаем.
        Впервые меня провожали рабы, а не свободные служащие. Отличия впрочем, никакого, кроме ошейника под которым выжжено имя их владельца. А в остальном — такие же приветливые, расторопные и тихие. Набрали мне ванну, предложили растереть уставшие плечи, словно я не в карете ехал, а в седле. Вещи мои они сразу отправил на стирку, а мне выдали гостевой костюм, что больше походил на тунику, но капризничать я не собирался — срам прикрыт, и ладно. Обмылся, вытерся, оделся и сообщил, что готов встретиться с хозяином дома. Проводили меня в отдельное крыло с большими окнами, выходившими на север, где в центре стоял богато уставленный стол, по краям комнаты стояли двое хорошо одетых слуг и трое рабов. Хозяин поместья сидел за столом и его вид буквально кричал о том, что он задолбался меня ждать и ему претит даже мысль, что ему надо меня развлекать и ублажать. Рядом с ним сидела девушка лет на двадцать, одета она была весьма роскошно, а золото и драгоценные камни разве что только в носу не присутствовали. Но при всем при этом, она привлекла мое внимание, так как она была… ну не знаю — идеальной наверно. Поймите
меня правильно, я не ах-какой ценитель красоты, но в этой девушке не было ничего, что я бы смог даже теоретически обозвать минусом. Она была идеальна, как не может быть ни одна девушка…. Это было странно. Однако эту мысль я постарался отогнать от себя и без лишних слов, подошел к столу и остановился, тишину нарушил только один темнокожий лысый раб, который сорвался с места и, отодвинув мне стул, помог сесть.
        — Доброго вам вечера, мой принц.  — Кивнул Арахин.  — Прошу присоединиться к нашей скромной трапезе и оценить умение нашего иноземного кулинара. Я слышал, вы несколько лет провели в землях соседнего Королевства и можете оценить мое приобретение.
        — Благодарю. Но пока мы не начали, не могли бы вы отослать слуг?
        — Разумеется.  — Молодой человек похлопал в ладоши и двое слуг вышли из зала.
        — Рабов тоже, кроме этого.  — Я указал на того, кто придвинул мне стул. От этого жеста, у него на лбу выступил пот.
        — Конечно.  — Все повторилось, и в помещении остались только мы втроем и один раб, что был готов умереть самостоятельно, дабы никому не позволить проявить в сем действии фантазию. Однако я потерял к нему интерес быстро.
        — Вы правы, я провел немного времени на территории Королевства и весьма близко был знаком с их кухней. Вы желаете узнать мое мнение по всем блюдам?  — я поднял одну бровь и обвел глазами весь стол, который был заставлен на десятерых.
        — Ну что вы, нет. Только то, что вам больше по душе.  — Я взял узкую двузубую вилку и подцепил странную помесь типа салата и осторожно попробовал. Жаль, но сплюнуть на пол мне воспитание не позволяет, пришлось проглотить. И снова я посмотрел на таинственную красавицу.
        — Своеобразно. А вы не желаете представить мне свою леди?  — пока я спрашивал, раб убрал от меня тарелку с непонятно чем, под весьма неодобрительный взгляд хозяина.
        — Простите мою культуру, учителя в наше время товар редкий, все больше советчики да недоучки. Это моя невеста — Ралина Гаскорка.  — Девушка робко улыбнулась, кивнула, а вот глаза ее с таинственным блеском, неожиданно стали грустными, я бы, даже смог их назвать молящими.
        — Прелестно.  — Я взял кубок и отставил его в сторону, раб моментально схватил кувшин со стола, причем не ближайший, а из центра стола, и наполнил мою чашу. Я отпил.  — Отличная наливка Билакон, урожай прошлого года?
        — Истина. Вы отлично разбираетесь в напитках! Наш принц полон загадок. Неужели у вас во дворце обучают и этому?
        — Нет, к сожалению, не обучают.  — Вздохнул я так горько, на сколько совести хватило. Затем вернул кубок на стол. Вручил рабу тарелку.  — Наполни ее.  — Жаль беднягу, он и так весь трясся, а тут и вовсе подвис на пару мгновений, но начал постепенно выбирать мне ужин.  — А вы разбираетесь в напитках?
        — Увы, учителя данной науки я найти не смог.
        — Только тот, кто ищет — находит.  — Сказал я с долей высокомерия и принял тарелку от темнокожего невольника.
        — Ваша мудрость велика, но в наших провинциях мудрецов не очень много….
        — Чем вы занимаетесь?  — перебил я его речь.
        — Так…. Я вассал Чалмы на этих землях, эта честь Воноски принадлежит нашему роду, мы выращиваем и поставляем во дворец хлопок и Бастаки.  — я кивнул, Бастаки это фрукты похожие на киви, но большие как апельсины и лысые, что отнюдь не добавляет им шарма.
        — А почему вы не производите Бастакскую настойку? У вас для этого есть все, насколько я знаю, стебли Бастака содержат много сахара и пригодны к перегонке.  — И вот зачем я все это рассказываю? Это все уроки дворцовые! Они меня погубили! Они сделали из меня экономиста….
        — Вы правы, ваше величество, но ее производство не окупается, конкуренция слишком высока и цены не позволяют нам выходить вперед.  — Немного замялся Билакон, пока я пробовал, чего он тут еще на стол поставил. К моему удивлению все было нормальным, видимо раб уже успел ознакомиться с ассортиментом, и выбрал только лучшее.
        — Вы просто не искали варианты. Может у вас еще есть вопросы? Я закончил с трапезой и хотел бы вернуться в комнату.  — Мой вассал слегка замялся и посмотрел на свою невесту, что продолжала с мольбой смотреть на меня. Что же ей нужно?  — Не стесняйтесь, мне все равно не нужно работать.
        — Тогда разрешите личный вопрос.
        — Разрешаю.  — Я почувствовал, что неплохо захмелел. Неплохая наливка, надо у него бочку утащить. Причем если придется красть — украду!
        — Не могли бы вы благословить наш брак с Ралиной? Ведь по закону, без веского основания я не могу жениться еще целый год, а ваше слово никто не опровергнет.  — Только сейчас его невеста оторвала от меня свой взгляд и, улыбнувшись, повернулась к жениху, и сразу в ней что-то изменилось, что-то неуловимое.
        — Думаю, что нет.  — Сказал я спокойно, оценивая таинственную особу.  — Законы написаны не из прихоти людей, а с определенными целями и в соответствии с традициями. Вы молоды вассал Билакон, вы смотрите на мир глазами ребенка, будучи в теле взрослого человека. Этот год, который вы просите вам простить, это ваша плата за желания. Проведите год с вашей любимой, и если ваша страсть не погаснет, вы женитесь по своему праву. А вот если угаснет, вы вспомните принца, который дал вам умный совет и не дал совершить ошибку.  — Заявление это так перекосило лицо вассала, что я думал, он просто вскочит и убежит, но он удержался и пару раз глубоко вздохнул. Ралина же вернула молящий взгляд мне.
        — Мой принц, вы вероятно никогда не влюблялись….  — Тут я уже не стерпел и с силой грохнул рукой по столу, от чего вся посуда зазвенела. Вассал побледнел и тут же заткнулся. Раба я не видел, но думаю, он получил от этой картины колоссальное удовольствие. А девушка в лице никак не изменилась, продолжая гипнотизировать меня своим идеальным личиком с полными губками. Но я играл свою роль.
        — Не тебе щегол, говорить, что я делал или нет! Ты забыл, с кем разговариваешь?! Я твой принц! Принц Песков! Я будущий Султан Кхалешата, и не тебе, лезть в мою личную жизнь! Я сказал, что благословления вам от меня не получить! Вы подданный Кхалешата и должны уважать его законы и Традиции, если и дальше хотите занимать свой пост!  — я плавно поднялся со стула и взял кувшин со стола вместе с фужером. Затем повернулся и добавил абсолютно спокойно.  — Кстати вашему повару скажите спасибо, он конечно не мастер, но дело свое знает. И я у вас возьму на время этого….  — я не решился говорить «раба» и замялся.  — Человека…. Доброго вам вечера.
        Спустя час, ко мне в комнату заявился наш советник-Грасиус и пьяный в сопли Дарин. Я был поражен такой картиной, но нашел в себе силы улыбнуться.
        — Доброго вечера, советник…. «Это» мне?  — указал я на некроманта, что упал в кресло у стола.
        — Да, мой принц, подумал что вам будет интересно на «Это» посмотреть.  — Поморщился Грасиус.  — Парень как телохранитель прямо сказать — плох.
        — Но вам, насколько я вижу, ничего и не угрожает…. Кроме алкоголя, с которым он с успехом справился.
        — Это верно, однако….  — я поднял руку, перебивая его и не давая сообщить мне плохие вести.
        — Советник Грасиус, я как раз хотел с вами пообщаться. Присаживайтесь…. Так вот, я сегодня имел сомнительную честь пообщаться с хозяином этих земель — с вассалом Билаконом. И у меня сложилось двоякое впечатление об этом мальчике.  — Советник немного нахмурился, но благосклонно кивнул, мол, продолжайте.  — Несмотря на то, что поставки хлопка и фруктов от него поставляются бесперебойно, этот мальчик совершенно не желает ничего менять в лучшую сторону, на одну из граней которой я ему указал. Вот у меня и сложилось впечатление, что ему интереснее романы крутить, да добро родительское проматывать.
        — Я вас понимаю, но я лишь советник, а не экономист, какой совет вы хотите услышать от меня?
        — Рассудите мои выводы.  — Я встал и прошелся вдоль стола.  — Если мальчика Билакона убрать с этого поста, у нас начнутся дрязги по поводу наследия этих земель, что повлечет за собой перебои в поставках и поставит под угрозу ближайшие урожаи. В перспективе же, мы можем получить еще более отвратительного вассала, что вообще пустит по миру все нынешние наработки. Если же я назначу управляющего на эти земли, что будет руководить всеми процессами от моего лица, то это вызовет недовольство со стороны Билакона и его регулярные жалобы отцу, или еще хуже бунт, что было бы вовсе не желательно. Так вот я и обращаюсь к вам с советом, как мне поступить?  — советник скрестил руки на груди и опустил голову в свою бороду, и сидел так минуты три.
        — Наилучшим решением, я вижу, уведомить вашего отца о ваших выводах. Однако у вас достаточно власти, чтобы решить все самостоятельно, и тем самым укрепить свой авторитет. Вы уже говорили с господином Билаконом об этом?  — я покачал головой.
        — Нет, он просил меня благословить его брак раньше срока, и я ему отказал.
        — Что же, возможно это можно использовать как рычаг воздействия на вассала. Сколько ему осталось ждать времени вступления в возраст?
        — Около года.
        — Значит, ставьте условие, если он выполнит вашу волю раньше этого срока, вы дадите ему свое благословление. А на «нет» и разговора нет.
        — Что же, я принимаю ваш совет и завтра об этом поговорю, а вы пока с Дарином….  — я повернулся несколько раз в поисках нашего мага и озадачено посмотрел на советника.  — А где он, кстати?….
        Дарин нашелся сам, спустя пару часов — сам пришел ко мне с красной рожей и слегка протрезвевший. Громогласно извинился, плюхнулся за стол и проверил, осталось ли чего в моем кувшине.
        — Ты где пропадал?  — спросил я, отложив книгу «О житие Магистра Расподополуса», которую нашел в этой комнате.
        — Вы разговор начали серьезный, ну я решил вам не мешать, прогулялся по поместью и такую девку встретил….  — он зажмурился от удовольствия.  — Огонь. Она красива, неугомонна, ласкова и…. Ух-х-х!!! У нее, я задержался.
        — Ясно, жениться тебе надо, надеюсь, дел натворить других не успел?  — он мечтательно замотал головой.  — Хорошо, и меня больше не подставляй. Советник Грасиус был очень недоволен твоим состоянием.
        — Понял, виноват, больше и не повториться.  — Согласился Дарин.
        — Вот и ладушки, сейчас вставай и дуй к себе, никуда больше не ходи. Завтра ты мне можешь пригодиться….
        Ночью, во сне, я видел ее — идеал женской красоты, Ралина Гаскорка. Такая же красивая, как в том зале. И с такими же молящими глазами. В моем сне, она бежала ко мне, но ее постоянно, что-то тянуло назад и ей не хватало каких-то жалких метров, чтобы дотянуться до меня. Я же сидел на троне отца, кожа моя была красной и блестящей, словно мелкая чешуя и я никак не реагировал на взывающую ко мне девушку, я просто смотрел на нее и все. Ралина же кричала, молила о помощи, умоляла забрать ее из этого ада…. Но тщетно. А затем, когда сил в ней не осталось, и она упала на пол, что словно зыбучий песок начал ее затягивать, она обратилась ко мне почти шепотом — «Все это — иллюзия»….
        Утро добрым не бывает…. И начинается оно всегда неправильно. Солнце еще только показалось над горизонтом, а ко мне уже начал долбиться наш хозяин поместья, да так громко, словно у него три жизни. Сон что казался мне ярким и насыщеным развеялся как прах, я поднялся, громко рявкнул на дверь, да так что стаканы на столике зазвенели и, одевшись, отпер дверь. На пороге стоял Арахин Билакон Пятый, как обычно — с недовольным видом.
        — Поршу простить мой ранний визит, но у меня есть важный разговор с вами, мой принц.
        — У меня тоже есть разговор к вам.  — Согласился я.  — Прошу, приготовьте нам стол с завтраком для утренней беседы, я присоединюсь к вам, как только умоюсь.
        — Как изволите, вам прислать слуг?
        — Нет, со своим лицом я и сам как-нибудь справлюсь.  — Сказал я и запер дверь перед носом господина Билакона.
        Далее было умывание, одевание по форме и встреча с Грасиусом, которого я взял с собой на ранний завтрак. Советник, несмотря на свой возраст просыпаться рано не желал, но ослушаться меня не рискнул. Вот так мы и пришли — двое недовольных узников своего положения. Арахин сидел за своим столом, рядом были двое слуг и пара охранников за его спиной, он пригласил нас к столу.
        — А где тот раб, что вчера услужил мне?  — спросил я усаживаясь.
        — Он провинился, и сегодня наказан.  — С ноткой злорадства, сообщил мне Билакон. Я же только плечами качнул, не мое это дело.
        — Оставим тему рабов.  — Предложил Грасиус и начал наполнять себе тарелку. В этот же момент в столовую влетел немного взъерошенный Дарин и, извинившись, сел слева от меня. Грасиус смерил его взглядом.  — Ну, вот мы все и собрались. Предлагаю начать наш разговор.
        — Поддерживаю. Господин Билакон, вы хотели мне что-то сообщить утром. Давайте с вас мы и начнем.  — Вассал кивнул и отставил от себя бокал.
        — Я хотел внести некоторые изменения в наш вчерашний разговор. Я у вас спрашивал разрешение на брак до своего возраста, но вы мне отказали, и я благодарен вам за это уже сегодня. Вчера я узнал, что моя невеста раздвинула свои прекрасные ноги перед другим, пока я занимался делами своих владений и служил Чалме. Спасибо вам, Принц песков, за ваш вчерашний отказ, если бы не вы, пригрел бы я эту змею у себя на груди. Посему, я прошу у вас новое разрешение — лишить ее свободы.  — Я от такой речи слегка подвис, а потом посмотрел на сонного Дарина, а не мой ли «казачок» вчера с ней был? Подумал и вспомнил ее лицо в своем сне, сразу стало не по себе.
        — Решение о переходе человека в рабство, довольно серьезное, молодой господин. И помимо этого, ваше решение должно быть подкреплено долговыми или правовыми обязательствами. У вас были такие соглашения с вашей невестой?  — вступил в разговор Грасиус.
        — Нет, но были клятвы верности и чести!
        — Этого не достаточно, вы можете высечь клятвопреступника, вы можете изгнать его, но не лишить свободы, превращая его в раба. На этот счет у нас много законов и их нужно соблюдать.  — Молодой Арахин сник лицом, и покраснел от злости. Ясно все — девушка не переживет наш уезд. И ведь она просила забрать ее во сне.
        — Как вы узнали об измене?  — решил уточнить я.
        — Мой стражник сообщил мне об этом.  — Вассал махнул рукой, и телохранитель с черной короткой бородой шагнул вперед.  — У меня везде есть уши и глаза. Скажи нашему принцу, кто бы вчера в покоях моей бывшей невесты.
        — Маг Дарин, служитель нашего величества!  — отрапортовал здоровяк и улыбнулся напоследок. Дарин от этих слов встрепенулся и закрутил головой.
        — Что?!! Я?! Нет! Я бы запомнил!  — начал кричать мой маг, но я жестом призвал его к порядку.
        — Как видите, мой принц, ваш человек сослужил службу нам обоим. Вам он открыл свое истинное лицо, а мне открыл лицо моей неблаговерной.  — Оскал на лице вассала не спадал.  — Я полагаю, с ним вы разберетесь сами, а я же прошу, дать мне возможность разобраться со своей стороной вопроса.
        — Я вас понял. Знаете ли вы, мой вассал, кто этот маг?
        — Нет, это не имеет для меня значения….
        — Он некромант.  — Произнес я и оценил, как все с ужасом посмотрели на Дарина. Я же пордолжил.  — Маг смерти и проклятий, уничтожитель плоти и гнильщик душ. А посему, я делаю вам встречное предложение. Давайте поженим две наши проблемы? Думаю, ваша бывшая невеста посчитает смерть лучше, жизни с этим человеком, а в это же время мой маг не сможет спать спокойно рядом с такой змеей. Как вам идея?  — вассал сидел пришибленный моей идеей, впрочем, как и все остальные.  — Хорошо, пока вы размышляете, я хотел бы поговорить с вами о другом, более куда более важном для Кхалешата деле….
        Разговор наш затянулся до обеда, который мы там же и провели. Все решилось хорошо. Парень после такого эмоционального удара и шока от моего решения был немного более адекватен и рассудителен — на период своего вхождения в возраст, управлением его хозяйства, а так же его развитием и расширением будет заниматься его дядюшка. За сей труд, племянник должен предоставить родственнику угол в поместье и часть от доли, поднятой от развития производства, а после вхождения вассала в возраст правления, он оставит дядю на том производстве, которое появилось за время его управления. Вроде все довольны, но самое главное, что на этот период у нашей экономики появиться новый прирост прибыли от налогов и пошлин, помимо того, что будут покупать для этого производства. По окончанию этого решения, что прошло всего за день, мы объявили, что уедем утром, вместе с бывшей невестой Арахина, под правым глазом которой был такой синяк, что некоторые рабы ей даже сочувствовали. А я продолжал дивиться, до чего же она хороша, даже с таким украшением….
        Впереди был еще один долгий переход, пока мы не достигнем края наших земель, но Боги, как же я устал от этой дороги….

        Глава 10. Огонь и песок

        Первая же остановка вылилась мне большой головной болью — Ралина Гаскорка, вылетела из кареты Дарина и Грасиуса, упала в песок, запуталась в платье и попыталась убежать в пустыню. За ней выскочил разочарованный некромант и смеющийся до слез советник Султана. Пока наш маг ловил свою навязанную невесту, я подошел к советнику.
        — И чего это происходит?  — я до сих пор не мог понять, почему меня судьба свела с ней, но пока я карты раскрывать не хотел, да и что бы я сказал?
        — Суета молодых….  — вытирая слезы, ответил старикан.  — Половину дороги все было тихо, а затем девушка стала обвинять нашего телохранителя в том, что он сломал ей жизнь и вообще. Дарин в долгу не остался и назвал ее продажной девкой, она его ударила, он сказал, что не потерпит такого обращения. Ну и примерно в том же духе, пока я не ляпнул, что она бьет некроманта. Ну, вот тут она из кареты и вылетела….
        — А с остановкой эта ситуация просто совпала?
        — Истинно так, мой принц. Звезды сошлись и никакого злого умысла.  — Старик снова заговорщицки засмеялся, я улыбнулся ему в ответ.  — А вообще девушка мне приглянулась, хороша собой, молодая, бойкая и не капризная, я бы даже сказал, что она не так проста, как кажется на первый взгляд.
        — Вы это поняли по тому, как она избивает Дарина?
        — Отчасти, она хорошо говорит и в ее словах сквозит хорошее воспитание и дурная масть. Девушка не видит ценностей семьи, я бы сказал, что она чем-то похожа на демона-похоти, как их описывали в древних сказаниях. Те тоже умели и дурь показать и очаровать любого.
        — Избавьте меня от лекций, я не во дворце.  — Делано равнодушно отозвался я, но в то же время я снова вспомнил ее слова из сна — «Все это — иллюзия».
        — Учиться можно везде, да и ваш урок еще не закончился. Ваша служанка похоже не в духе.  — Старик наклонился и посмотрел в сторону кареты, где служанка вытрясала наши простыни.
        — Может быть.  — Не стал отрицать я, все еще погруженный в свои мысли.
        — Вы пренебрегаете ее красотой и желанием вашей жены угодить вам? Вы же понимаете, что принцесса Силисса предоставила ее вам как дар от чистого сердца, она заботиться о вашем состоянии и здоровье….
        Пока старикан протирал мне мозги, я смотрел, как Дарин уже догнал беглянку и повалил ее на песок, по которому они уже вдвоем начали кататься и орать. Картина прекрасная — закат, песок, чистое нереально ясное небо, где проглядываются новые звезды, и парочка драчунов и поднимает пыль и песок. Даже стражники смотрят на них, не скрывая своего удовольствия от зрелища, и похоже делают ставки.
        — Вы меня слушаете?!
        — Конечно, вы говорите о даре от чистого сердца и бла-бла-бла….
        — Вы определенно Тиберий, зря все распускают слухи, что вы потеряли память. Как были оболтусом, так и остались. Простите меня старого за прямоту. Удивительно, что Визерис все еще жив с таким-то хозяином.
        — Ну что вы, вы мне льстите.
        — Даже не пытался, если бы я начал вам льстить, ваше самомнение убило бы вас от такого подъема…. Я мастер медовых речей. Смотрите-ка, а она ему начинает уступать….
        — Скорее всего, она просто устала. Но давайте подойдем и посмотрим.
        — Не стоит, мой принц, пусть все решат сами. Захочет убежать — пусть бежит. Дарин у нас некромант весьма условный, зато жизнь с ним это все же больше, чем смерть в пустыне….
        Почти час эти двое еще выясняли свои отношения, после чего вернулись в карету. Это я услышал, а не увидел, так как к этому монету я мечтал о сигарете и стаканчике хорошего коньяка, после секса с незнакомкой. Да, я поступил плохо, но об этом знаю только я, а другим это и в голову прийти не сможет…. А что касается Ралины…, я не знаю, кто она и что с ней не так, но ее красоту похоже вижу лишь я. Странно все это. Все это — иллюзия….
        Два последующих дня были похожи как близнецы — скучно, жарко, еще более скучно, секс, ночь и сон. Еле пережил этот переход. Надеялся, что тут хоть бы шахматы или шашки есть, но о них никто даже не слышал, а местную игру я, как ни старался — понять не смог. В общем, я едва пережил этот путь в никуда. И вот, наконец, перед нами возвысились совсем невысокие стены нашего приграничного города — Шартанай. Мы приехали!
        Местный замок принадлежал весьма интересному человеку — Военному Герою прошлой войны, седому как снег боевому молодцу, что воевал с моим родителем плечом к плечу. Звали же сего героя Расторгон Лерани Гхар. Его владения были очень велики и тянулись вдоль наших границ наверно на пару тысяч километров, на них же были расположены три торговых пути, одна полноводная судоходная река, мимо которой мы уже ехали, и множество плодородной земли, что давала большой урожай не по разу в год. Старик лично вышел меня встретить вместе со своими тремя женами и одиннадцатью детьми, пал на колени, как и все вокруг, но я решил, что не стоит так напрягать старого друга отца.
        — Полно вам, Расторгон, не чужие же мы люди!  — сказал я и раскинул руки для объятия. Но лучше бы я этого не делал. Ей-богу в какой-то момент я подумал, что он меня решил задушить….
        — Как же силен наш молодой Принц!  — воскликнул он, когда разжал свои могучие не по годам руки.  — Были бы вы с нами у Подгорной реки, мы бы выиграли сражение на три дня раньше!  — он залился басовитым смехом.  — Проходите наш Принц! Будьте гостями в нашем доме и будьте хозяином на своих землях!
        Приветствие на этом не закончилось, добродушный и воспитанный хозяин приграничного замка представил мне всех своих жен, потом детей, жен детей и внуков. Только после такого приветствия хозяин спросил, прибыл ли я со своей женой, а затем посетовал, что он с женами жуть как хотел посмотреть на мою избранницу. Короче, в замок я вошел только по истечению часа, и сразу был отправлен с лучшими и красивейшими служанками (которые в сравнении с Ралиной — были кикиморами) в ванну, затем на переодевание и сразу за стол к нашему Охраннику границы. За стол я сел, так и не поняв, что дорога моя кончилась, скрип колес кареты все еще слышался в голове даже когда я просто шел пешком. Одно меня порадовало, что за столом был только хозяин с женами, да я. Слуги были распущены, так как жены этого вассала жили в строгости и военной дисциплине и посему сами могли обслужить двух важных господ — своего мужа и своего принца.
        — Ваш батюшка написал нам письмо, что вы к нам прибудете для решения вопроса о прокладке нового торгового пути, от земель Драгонов. Правда, я до сих пор понять не могу, что там решать? Эти «Низкорослики» достаточно нашей крови пролили на войне, чтобы дать им разрешение заходить к нам тысячами.  — Бодро так начал наш разговор Хозяин Границы пока я только принимал тарелку с каким-то мясом в подливке с гарниром из какого-то гороха.
        — Честно говоря, я хотел бы перенести этот разговор, пока к нам не присоединиться наш советник, ибо его отец отправил тоже не из праздного желания. Но наперед могу вам сказать, что я сторонник того, чтобы этот путь был проложен.  — При этих словах, жены Хозяина даже дышать перестали и замерли.
        — Не думал я, что ваш отец, когда-либо повернется к ним, таким боком. Но если все уже решено, тогда зачем нам собирать совет с этими Коротышками?  — голос его стал холодным и совсем не приветливым.
        — Ну, для начала, мы должны согласовать место, где вы готовы пропустить их путь. Ширина его будет не более этого зала, думаю, такую брешь вы сможете пережить.  — Решил я сгладить углы.
        — Какой смысл в таком пути? Разве через такой путь возможно провозить достойные объёмы товара. Королевский торговый тракт сравним с целым кварталом вширь, так и там, в сезон происходит давка.
        — Вот вы просто не обладаете всей информацией, а для этого нам и нужно встретиться с Драгонами.
        — Тогда нам действительно стоит отложить этот разговор. Завтра я приглашу их за общий стол, и пусть только они попробуют качать свои права!  — он треснул по столу рукой, все тарелки на котором синхронно подпрыгнули.  — Раздавлю, прямо тут!
        — На этом и остановимся. У вас чудесный повар, так приготовить ягненка в пиве.  — Лилейным голосом сообщил я.
        — Ну, дык, я же не на помойке искал его.  — Улыбнулся Расторгон и вроде даже успокоился.
        Следующим днем, который запомнился мне как самый дождливый в Кхалешате, я вместе с Горасисом прибыл в зал советов, где уже сидел Хозяин границы с тремя своими советниками и двумя сыновьями. Помимо него, за столом сидели мрачные бородатые Драгоны, обложенные по самые плечи свитками и бумагами.
        — Раз наш принц прибыл, предлагаю начать это совещание.  — Почти прорычал Расторгон, а Драгоны окатили его довольно злыми взглядами.
        — Не так быстро.  — Поднял я свою руку.  — Позвольте мне сначала пообщаться с главным техником наших гостей.  — Драгоны переглянулись и быстро начали шуршать на своем наречии.
        — Да делайте, что хотите, главное закончите скорее.  — Я кивнул, хотя за подобные речи, стоило его и осадить, как минимум. Ну, это я так капризничаю, спал просто плохо.
        Низкорослые гости выпихнули одно из своих на отдельное общение со мной, и мы на протяжении целого часа, ругались, кричали, спорили и, в конце концов — обсуждали. Не сразу меня признали, но все-таки. Драгон раскрыл свои закрытые свитки и показал Технические характеристики их проекта, и я даже сел от такого зрелища. Все придется менять в своей голове…. Когда же мы вернулись в зал советов, увидели, что мой советник мило беседует с одним из сыновей нашего Пограничника, а второй пытается узнать у Драгонов что они задумали, но коротышки стоят как скала и не продавливаются его расспросами. Сам же владыка границы, сидит мрачный как туча.
        — Позвольте начать наше непростое совещание!  — похлопал я и занял свое место.  — Только умоляю вас всеми Богами, принесите вина или на крайний случай сока. Чует мой зад, разговор будет долгим….
        И я был прав…. Демоны меня подери… как я был прав…. Заключение торгового соглашения, произошло когда луна была на своем месте и над пограничным замком были видны падающие звезды. Не знаю как все, но я выполз из зала заседания и буквально свесился с перил балкона. Советник мой выполз следом, старику этот день дался еще сложнее.
        — Вы хорошо держались, мой принц. Ваша воля сильна, а разум ясен. Видимо уроки не проходят для вас даром.
        — Чего?  — косо посмотрел я на него.
        — Забудьте, вы отлично сегодня поработали.
        — Спасибо, Грасис, вы тоже не подвели отца.
        — На все воля Богов.  — Он кивнул.  — Я предлагаю нам хорошо выспаться, завтра мы едем к границе и посмотрим на их Кхалешскую Железную Дорогу. Честно говоря, все, что сегодня обсуждалось, звучит как сказка. Лично я очень хочу посмотреть на это чудо.
        — Если мир не отвернется от такого чуда, то уже лет через сто, все страны будут пронизаны этими дорогами…. Но это лирика, вы правы, пора спать….  — я отлип от перил и побрел из зала. Стража сопроводила меня до покоев промо в объятья Раммы. Но и на этом мой день не кончился….
        Часа два я проспал как сурок, не шевелясь и не раздеваясь. Мне было плевать и на жару и на духоту после дождя. Но потом я начал буквально задыхаться, кашель разбудил меня, я почти не мог дышать, продолжая вырывать из глотки ни то кашель, ни то рык. Среди выбрасываемой мною слюны, уже начали мелькать капли крови и огненные искорки. Девушка моего эскорта подскочила и что-то пыталась сделать, попыталась закричать, но я схватил ее буквально за шею и подтянул к себе ближе.
        — Вонх…. Изкх…. Кхомнатхы….  — буквально прорычал я, роняя горячую кровь на пол. Но она не послушалась, отскочила, постучала меня по спине. А затем все и началось….
        Я не смог кашлянуть, так как мое горло прямо таки перекрыл какой-то ком или спазм. Жар уже наполнял меня, страх и паника вышли впереди всех остальных чувств, вены по всему телу напряглись и надулись. Напрягшись еще сильнее, буквально выдавливая легкие, я буквально выдавил из себя ошметки светлой плоти, сплошь заляпанной темной кровью, и после этого все стало на порядок проще. Я выхаркивал свои внутренние органы на пол как обычную мокроту и после каждого выброса, мне дышалось намного лучше, уже затем сплевывался только огонь и дикое пламя, сжигая следы своего очередного перевоплощения. Я не ожидал, что изменения тела могут быть настолько неприятными и резкими, но когда все это закончилось и я смог вздохнуть полной грудью, то признал, что теперь намного лучше. Однако осталась у меня одна проблема — Рамма, что лежала рядом без сознания. Она свидетель, которого не должно быть…. А я должен принять нелегкое решение…. И как же сладко пахнет ее душа….
        Без гнева и пристрастия. Моя жизнь для меня ценнее случайной служанки. Я не поглотил ее, как требовала моя новая суть, я просто задушил ее подушкой, как какой-то маньяк, не испытывая ни малейшего угрызения совести. Просто делал то, что должен был сделать. И когда я в очередной раз совершил шаг в Инферно, мне уже было все равно — осталось мне не очень долго. Грядет время перемен и мне очень интересно, это мир отвергнет меня, или все же я отвергну этот мир?….
        Утром, я передал тело Раммы слугам, которые высказали мне свои соболезнования, затем и хозяин замка отозвался о моей утрате, но несильно переживая, словно у меня котенок умер, и я всегда смогу купить нового. Советник же посмотрел на меня очень неприятно, и смолчал. Но что он мог мне предъявить? Здесь следственный комитет такого уровня, что если бы я ее изюмом насмерть закормил, они все равно бы обвинили сердце или, как тут чаще говорят — здоровье подвело. Смертность в этом мире высокая, впрочем, как и рождаемость.
        Расторгон Лерани Гхар пригласил нас в большие кареты для недолгого переезда, и мы отправились в сторону границы. Новые пейзажи радовали глаз — трава зеленая, небо голубое с пушистыми облаками, на горизонте горы, а не песок вокруг и всюду. Воздух был свеж, и ароматен, пришло время цвести какому-то цветку, поэтому запах вокруг был просто опьяняющий. Расторгон сидел хмурый, мой советник, похоже, дремал как старый ворон, один я пялился на пейзажи и мечтательно думал про прошлое, про свое студенчество в Аффаните, да про беззаботные дни в своей тесной комнатке, где не было ни убийств, ни крови, ни демонов, ни Раммы….
        В конце концов, уснул и я, так как «недолгий» переход вылился почти на пять часов езды с двумя остановками на «поливку» разнотравья в полях. Разбудили меня уже на границе, где было собрано небольшое войско поставленное лагерем. Хранитель границы пошел вперед, а мы уже пошли следом, пока не вышли к незримой границе, в ста метрах от которой были сложены бревна и камни, между которыми была огромная махина из железа и дерева, окутанная паром и дымом.
        — Что еще за Демон у них там заперт?  — с легким суеверным ужасом спросил Расторгон и поморщился.
        — Вода и огонь, насколько я это вообще понимаю.  — Качнул плечами я.
        К нам уже шли пять Драгонов с бумагами и столиком на спине одного из них. Они подошли, установили стол на земле и положили карту с договорами.
        — Расторгон Лерани Гхар, мы рады приветствовать вас на этой встрече. И вас, принц Песков, названный у нашего народа Джафаром. Если я верно могу трактовать прогресс, то сегодня мы сделаем первый шаг в светлое будущее.  — Сообщил на Драгон с золотым кулоном на груди.  — Меня же можете звать просто Мротом, я представитель строительской картели, мне поручена честь, укладывать Железный путь.
        — Что вам нужно от нас?  — пробасил наш хранитель границы.
        — Совсем не много — не мешайте нашим работам.  — Драгон развернул карту и уложил ее поверх ранней, ткнул толстым карандашом в лист и от руки прочертил идеально прямую линию и завершил ее крестиком.  — До первого пункта, мы проложим прямую дорогу, она будет вширь восемьдесят локтей, и ни пальцем меньше. Мы не просим от вас помощи, мы не просим поставки ресурсов, вы просто не мешайте нашему ходу.
        — Что будет в это месте?  — Расторгон ткнул в пальцем в начерченный на карте крест, что был недалеко от границы его владений.
        — Это первый товарный пункт. Самоходный Вагонщик здесь будет останавливаться для погрузки и заправки, но вы не переживайте, все необходимое мы будем получать от тамошнего владетеля земли.
        — Вы говорили, что ваш путь поможет и нам вести торговлю, но сколько вы трещите, я так и не услышал, где будет моя доля пирога.
        — Вы просто не желаете смотреть!  — неожиданно резко ответил Драгон, но стразу успокоился.  — Первый Товарный пункт близко расположен к вашим земля, вы можете отправлять товары к нему.
        — И какой в этом толк? Соседу по земле я могу их отдать намного ближе!
        — Соседу — да, но не Лесному Королевству, и не Перелесью, и не Северному Гроту. А через нашу пункт, вы это сделать сможете, Цена с вами уже утверждена и я не понимаю, почему мы сейчас, это обсуждаем?
        — Вы мне не нравитесь.
        — Можно подумать мы от вас в большом восторге!  — рявкнул Драгон и повернулся ко мне.  — Принц Кхалешата, вы желали осмотреть Самоходный Вагонщик?
        — Да, и мой советник Грасис тоже хотел оценить вашу чудесную технику.
        — Нет ничего невозможного!  — Драгон повернулся к Расторгону и нахмурился.  — И вас мы тоже приглашаем на осмотр….  — процедил он сквозь зубы.
        На самом деле, охренели все. И говоря «все» я и себя имею в виду. Ибо такой паровоз я и в самом страшном сне не мог представить. Сложно описать, на что этот монстр был похож…. Огромная цистерна с водой, кабина с экипажем размером с небольшую квартиру, вдоль бортов металлические короба с углем или иным топливом, колес я насчитал ровно шестьдесят штук. Помимо основной пары рельс, под этим локомотивом была еще одна — приподнятая для устойчивости состава. А за ним, за этим чудовищем неописуемого размера, тянулись вагоны, не уступающие ему в размерах, и было их около полусотни. Я был в шоке, Грасис был в шоке, а уж Расторгон вообще едва на землю не упал и сказал «хорошо, что мы сейчас с ними не воюем». Короткая экскурсия подошла к концу, и мы вернулись на нашу сторону границы, Драгон-Мрот довольный как кот, проводил нас.
        — Я полагаю, что мы уже завтра можем продолжить работу?  — спросил он, поглядывая на нашего Хозяина земли.
        — Продолжайте, но не нарушайте наших договоренностей, ибо мы за вами будем следить!  — пригрозил Расторгон и, повернувшись на месте, пошел в лагерь.
        — Не переживайте, как первую прибыль посчитает, успокоится.  — Сказал я Мроту, тот только плечами качнул.
        — Да я и не переживаю. Не последнее направление. Вы хотели еще о чем-то поговорить?
        — Да, но наедине.  — Я повернулся к Грасису, но тот только кивнул и сам ушел в сторону, прихватывая стражу с собой. Когда я остался с Драгоном наедине, я продолжил.  — Я с вами знаком недавно, и почти ничего не знаю о вашем народе. Может, вы мне сможете ответить на пару вопросов?
        — Спрашивайте Джафар, своим друзьям мы всегда ответим на вопрос и поможем чем сможем….
        С нашей границы я уезжал со смешанными чувствами — с одной стороны, я хотел вернуться домой, повидать жену, увидеть Элю и просто посидеть в своей комнате. Блин, да я даже за Визерисом соскучился, забыл уже, как он меня донимает. А с другой стороны, я не хочу во дворец, где придется снова учиться, где на меня совершают покушения, где все смотрят на меня как на икону, а советник в соседней карете более со мной не разговаривает.
        Дарин со своей новой пассией, красавицей Ралиной, уже помирился и вроде даже счастлив, ну по своему — девушка гоняет его и все время держит в тонусе, она в серьез приняла мое решение об их свадьбе. Сейчас когда я ловлю на себе ее взгляды, он мне кажется совсем чужим, не тем что я видел в поместье Вассала, она вся изменилась. А возможно — все дело во мне…. В общем, сейчас Дарин слушает ее речи по поводу второй и третьей жены, о том, как нужно распоряжаться деньгами и вообще как она хочет жить. На одной из стоянок он пришел ко мне, пока я сидел с книгой на песке и читал под светом огненного маячка, упал рядом в позе Лотуса и глубоко так, проникновенно вздохнул.
        — Ваше высочество?  — обратился он, а я закрыл книгу.
        — Что, ваше некроманшество?
        — За что же вы меня так?  — то ли риторический вопрос, то ли нет.
        — Если ты мне на жену пришел жаловаться, то я не хочу этого слушать. Можешь привести ее сюда, и я поговорю с ней, но слушать о том, «какие бабы стервы и почему без них нельзя» я не желаю.
        — А вы меня прямо насквозь видите.  — Он слабо улыбнулся.  — Но в любом случае, я хотел еще раз сказать спасибо, и простите меня за все.
        — Полно тебе, ну не так уж ты и косячишь. Лично я могу придумать сотни две проступков, которые ты не совершил.
        — И, тем не менее, я прошу прощения.
        — Ладно, герой-любовник, ты прощен.  — Отмахнулся я и некромант ушел обратно, оставив меня с тяжелым сердцем. Почему он просил прощения? Жена надоумила? Или он что-то знает, чего пока не знаю я?
        Дорога назад прошла почти напрямую, без остановок, без вылазок и вообще — какой-то незаметной она оказалась. Спросите меня о ней, и я почти ничего про нее не расскажу, ибо ничего толком не помню. За всю дорогу я реально ощущал себя как в режиме перемотки — никаких подробностей, просто полторы недели пронеслись за минуту и все. Тем не менее, во дворец мы прибыли с опозданием, уставшие и слабые, ну я, во всяком случае. Встречал меня Визерис и Кусар, что сразу вцепился в меня и требовал рассказать обо всем, что я видел в наших песках. Отложив эту беседу на завтра, я пошел со своей лысой нянькой в покои. Визерис выслушал краткий отчет о нашем путешествии, отдельно зацепившись за мое обещание поженить Дарина и ту плутовку, а еще отметил, что Рамма была здоровой и не могла скончаться вот так просто, но в душу не лез. А затем была моя комната-квартира с пузатой женой и целым полком слуг и служанок. Жаркая встреча, долгие разговоры и ее капризы с претензиями и жалобами.
        Уже когда она уснула, и мы остались одни, я продолжал лежать в постели, ощущая чужую руку на своей груди, и думал о том, что здесь мне не место. Я не говорю, что мне надо вернуться в наш мир, нет, там мне еще меньше места бы было, но и тут его не так уж и много, хотя все изменилось в точности наоборот. В той жизни я сидел в офисе, ковырялся в своем персональном компьютере и мечтал об отдыхе в далеких странах и теплых морях. Здесь я наследный правитель, которому открыты почти все дороги, я маг, я демон. Но это по сути ничего не меняет, я все равно словно один в этом огромном мире с неясными целями и перспективами.
        Повернувшись к жене, я втянул носом воздух, ощущая ее запах, запах комнаты и вкус ее крови. Я не вампир-кровосос чтобы соблазниться этим, да и не из дешевого фильма, где вампир готов вцепиться в свою любимую, но совесть ему не позволяет. Проклятая сущность вот я кто, я вижу собственного ребенка четче любого УЗИ, это девочка, моя дочка. Глубоко вздыхаю и медленно снимаю руку Силиссы, встаю с кровати и подхожу к окну. За ним теплая ночь и яркие звезды на ясном небе, а под моими ногами — город-столица. Даже с такого расстояния, я вижу людей, что продолжают работать: торговцев, дворников, стражу и воров. Все они занимаются своими делами и не задумываются о своем месте в это мире, и вправду — так же проще жить. Если задуматься хоть на миг, что жизнь у тебя одна, то сразу оглядываешься назад — в прошлое. И что мы там видим? Обиды? Расстройства? В пустую потраченное время? Где все то, о чем мы мечтали в детстве? Когда у нас не было прошлого, и мы с надеждой смотрели в будущее? Почему я в прошлой жизни не купил себе Мотоцикл, о котором так мечтал? Почему не устроился на работу Пожарным как хотел в пять
лет? Я же раз пять мог съездить в Египет и посмотреть на пирамиды, но все было недосуг. Куда исчезают наши мечты с годами? Почему с течением времени все наши желания деградируют до покупки пылесоса? И ведь самое обидное в этом: сколько об этом не думай — все равно ничего не измениться….
        Вот и сейчас, я стою на балконе в одной из богатейших стран, в столице, в статусе Принца Кхалешата, а в душе, я все тот же пыльный планктон из скучного офиса, что недолгое время принимал эту жизнь как красивую видео-игру. Если думать, что-то менять, то начинать нужно уже сейчас! У меня скоро родиться дочь, я буду отцом! Отец не вечен, я стану Султаном! И покарай меня Инферно, если я не изменю этот мир к лучшему! Я сделаю этот мир своим! Никаких демонов — только я и мой мир. Облезет это проклятая паства — я сам Пожиратель Душ, мне хватит могущества и сил, чтобы создать свой идеальный мир! НО пока я его не захватил, буду скрываться….
        Очередные будни захватили меня как водоворот — не отпуская и затягивая все глубже. Снова пошли нудные уроки по управлению государством, опять пошли скучные речи о традициях и культуре, о войне и мироустройстве. Заседания с советом и нравоучения от всех и каждого. Далеко не сразу я начал отдавать этому процессу всего себя. Долгое время я отторгал этот образ жизни, словно подросток, которому не нравиться что-то делать и он пытается противостоять ветряной мельнице. Наверно недели и целые месяцы прошли, пока я не начал сам соблюдать расписание и вникать во все, что мне говорили или заставляли учить. И случилось просто невероятное — оказалось, что у меня очень много времени для себя. Я мог днем почитать книгу сидя на подоконнике, пообщаться с советником и порассуждать о традициях и их корнях вне занятия. После заседания совета, мы с отцом иногда сидели и пили вино и просто поговорить. Невероятно, но и при таком режиме работы, можно не сильно напрягаться. Истинно говорили в нашем мире — сначала, научи учиться, а только потом учи всему остальному. Я долго шел к этому.
        На очередном заседании, когда Силисса была уже девятом месяце беременности, два советника от экономики делали выкладку по нашему торговому союзу с Драгонами. Я, как и до этого сотни раз, сидел справа от Султана и смотрел на листы с письменами.
        — …И так выходит, что с наших Кароских земель, сейчас на экспорт уходит почти четыре пятых всех товаров, на рынках уже ощущается дефицит шерсти и жира.  — Вещал один из совета.
        — Однако, позвольте напомнить вам, что с налогов от пользования Драгонским Самвагом, наш бюджет уже прибавил почти одну десятую от общей суммы, даже послы выплаты торговой пошлины нашим соседям, у нас все равно получается прибыль в больших объемах.  — Возразил второй советник.
        — Деньками сыт не будешь, население столицы уже начинает переживать из-за повышения цен на некоторые товары.
        — Господа!  — я поднял руку, и они разом замолкли.  — С Драгонского Самвага к нам так же идут товары из дальних стран, почему вы о них не говорите? Почему эти товары не на рынках?
        — Люди не доверяют товарам из холодных стран, некоторые из жителей столицы всю жизнь покупают одно и то же в одних и тех же лавках. Чужие товары не вызывают у них доверия.
        — А сколько из этих товаров сейчас на наших рынках? Все привезенное или крохи?  — не отступал я.
        — Скорее крохи, как вы выразились. Торговцы не вкладывают золото в товар, не пользующийся спросом.
        — Отец?  — я повернулся к Султану, что витал в своих мыслях, но ко мне он повернулся.  — Дай разрешение открыть лавку от имени дворца.  — Седые брови султана немного приподнялись.
        — Для чего?
        — Создание Дворцового магазина привлечет к себе внимание всей столицы, одновременно с этим, мы привлечем внимание, и доверие к товарам которые сами в нем выставим. Если взять весь товар с одного груженного Самоходного Вагонщика, то его стоимость будет не высокой, тем более что мы налог за покупку платить не должны. Товар начнет продаваться у стен дворца, а в дальнейшем и в черте города, так как толковые торговцы быстро поймут, где и как можно делать деньги. А касательно шерсти баранов или кого они нам присылают — продавайте ее только швейным мастерским, пока у нас перебои с верблюжьей шерстью, они согласятся на альтернативу, если она дешевле.
        — Разрешаю, Тиберий, занимайся этим делом. Посмотрим что у нас будет по итогу месяца на руках, расходы или доходы, любовь горожан или непонимание. Твое обучение не проходит даром, ты умнеешь, мой сын.  — Кивнул Султан и встал из-за стола.  — Как я понял, мое присутствие здесь уже не нужно. Отныне и впредь, совет по экономике, будет собираться только с моим сыном.  — Он повернулся ко мне.  — Теперь это и твоя страна, работай, сын, работай….
        Занимательное время, всего за неделю отец отошел от экономической составляющей страны, аграрной и промышленной и прочую мелочь, оставляя за собой только политику как внешнюю, так и внутреннюю и военную силу Кхалешата. Честно говоря, изменений для себя я не заметил — ходил как обычно, иногда высказывался или давал указания, а иногда скучал. Силисса очень воодушевилась от моего укрепления на троне, впрочем, как и Эля, что безвылазно заседала в своей комнате и третировала своего мужа, пока я был у нее в гостях. Она была счастлива и не скрывала этого.
        Однажды я был в ее покоях, просто так для общения и разной болтовни. Вокруг было полно еды, слуг, подарочков и даже щенков, она повернулась ко мне и обратилась по-русски.
        — А как реально у тебя дела?
        — Интересная подача вопроса. Ты чего-то опасаешься?  — ответил я весьма жизнерадостно, хотя и забеспокоился сильно.
        — Да, слуги вокруг никогда меня одну не оставляют, а о любом моем движении в курсе почти половина дворца. Я однажды сказала Гису, что мне не нравиться когда он засматривается на служанок. После этого он пропал на половину дня и теперь не только не заглядывается, но и откровенно опасается в их сторону смотреть. Кто-то сильно стучит на меня.
        — Может за тебя переживают?  — спросил я и засмеялся как дурак, вокруг все тоже улыбнулись и предложили мне еще вина, я кивнул.
        — Это еще не все…. Помнишь, ты говорил, что будешь меняться?  — я кивнул.  — Так вот, похоже, это коснулось и меня. Может я и ошибаюсь, но мне как-то принесли персики, и я их почти все съела, а остальные отдала служаке, что ночью за мной приглядывает. Всего два. Но ее уже утром не было, и никто не говорит, куда она делась. А с моих тарелок никто больше не ест. Мне уже страшно, за себя и моего ребенка. Гис словно зомбированный, слушает Визериса намного чаще чем меня, ходит с ним, чем-то занимается.  — Она выдохнула и прыснула со смеха, после чего продолжила веселее.  — И эти сучки постоянно мне в рот заглядывают, слушают все, что я говорю, и даже язык королевства знают порой лучше меня.
        — Заговоры, интриги, расследования! А что у тебя сейчас есть из угощений? Может, я попробую или нашего загробного парня опрошу? Он про яды много знает.  — Похохатывая спросил я у Эли.
        — Может и есть, я сейчас в спальню загляну, и если что — бери тарелку у меня быстрее, чем эти суки.
        Эля встала и потянулась, насколько ей позволял живот, повернулась во все стороны и сказала, что сейчас придет. Вернулась она все так же в сопровождении служанок и с тарелкой огромной клубники в руках, которую она лениво ела. Села напротив меня и выставила тарелку на стол, и ровно в этот момент передо мной встала точно такая же емкость. Если они и хотели сбить меня с толку, то это им не помогло. Мое новое обоняние сразу почуяло что-то странное в ягодах Эли. Я взял клубничку из своей тарелки и закинул ее в рот, с удовольствием раскусив ее.
        — У тебя другие ягоды.  — Сказал я ей.
        — Ой! Да что бы я делал без твоих советов? Это ведь яд?
        — Не знаю, смотреть надо, я же не служебная собака, чуять чую, а вот что уже не знаю. Ладно, смотри как они уже нервничают, да головами крутят. Я сейчас свои все схарчу и возьму твои, вечером загляну еще раз.
        — Они тебе тарелки менять будут.  — Улыбнулась Эля.
        — Посмотрим.  — Улыбнулся я в ответ и локтем опрокинул все блюдо.  — Вот же досада!  — вскрикнул я уже на местном.
        — У тебя братец не руки, а клешни,  — Засмеялась Эля, точно подыграв мне.
        — Ах так!  — я встал и попытался дотянуться до ее руки через стол, но она успела убрать их.  — Вот тебе за это!  — добавил я и выхватил ее блюдо прямо из-под носа, сел обратно.
        — Ваше величество?  — сразу около меня появилась смуглая служанка с золотой сеточкой на голове.
        — Я слушаю.  — Коротко бросил я и начал выбирать себе ягодку по размеру.
        — Мы принесли вам еще Клубнику.  — Ответила она и предложила мне тарелку доверху набитую ягодами.
        — Да мне и этих хватит.  — Сказал я и поднялся вместе с тарелкой.  — Ладненько сестрёнка, ты не скучай и давай уже рожай скорее, я буду очень крутым Дядькой.
        — Иди уже, Принц песков.  — Махнула она мне и схватила со стола новое угощение.
        У самых дверей меня остановил один слуга и попросил тарелку, дабы убрать ее, я вынул из нее две ягоды и пошел по коридору к себе. Тянуть в рот «непонятное» не хотелось, но кто мне поможет с советом?
        — Вы посылали за мной, мой принц?  — обратился ко мне Визерис, заходя в кабинет, который я отжал у Султана.
        — Ага, садись. Слушай, я тут у Луссы был и ягоду поел с ее тарелки и мне, честно говоря, хреново как-то стало. Вы ей надеюсь, ягоду свежую ставите?
        — О да, мой принц, но мы ее поливаем успокоительным отваром, ибо у принцессы очень богатое воображение, всюду заговоры мерещатся, враги и шпионы.
        — Это не мудрено, вы ее слугами окружили как стражниками заключенную.
        — На все свои причины. Она непостоянна в своих решениях, а в обычных делах она видит всегда что-то странное. Мы успокаиваем ее как можем….
        — А что там за история со служанкой и персиками?
        — Трагедия, как ни крути — дурная девочка сломала шею на лестнице. Но беременной принцессе этого знать не следует, поэтому все и молчали.  — У меня словно камень с души свалился. Дурочка слишком много смотрела фильмов ужасов.
        — Ну и хорошо.  — Визерис уже повернулся, но я его остановил.  — Погоди, я помимо тебя еще и за Дарином посылал, почему он до сих пор не явился?
        — Не могу знать, но я уточню.  — Поклонился слуга.  — Я могу идти?
        — Иди, не держу.
        Визерис вышел, а я, наконец, смог потереть свой глаз, который во время разговора начал сильно чесаться. Ну и почесал — до кровавой пены с ошметками непонятно чего. Честно говоря, этого я ожидал, и не сильно удивился, когда обнаружил на пальцах кровавую радужку своего левого глаза. Не все так плохо, видит он теперь намного лучше, а красный глаз с черной, как зрачок радужкой, пока и под повязкой можно скрыть, да пора уже думать, как отсюда ноги делать, и поскорее…. Накрылись мои планы с мировым господством…. Хотя нет, это просто будет сложнее да и все! Сейчас надо завершить свои дела и дождаться дочь….
        Сложно было отбиться от лекаря, все остальное — мелочи жизни. Ну, ударился я сильно, ну промыл я рану, которую демонстрировал, зажмурив глаз, так чего же ко мне лезть? Кто бы сказал, куда мне бежать отсюда! Короче, ходил я как пират — строгая одежда, великолепная осанка, слегка подросшие волосы, что прячут небольшие выпуклости на лбу, да повязка из черной ткани через половину лица. Мне бы еще попугая и саблю, да вот птиц я не люблю, а с холодным оружием обращаться не умею. Вопросы, конечно, были, причем Визерис был одним из первых, кто их мне задавал, Силисса тоже отличилась и долгий вечер выносила мне мозги как современная жена. Казалось, только отцу моему и было все до лампочки. Два дня я походил в таком виде, пока он не пригласил меня к себе на аудиенцию.
        — Вы звали меня, отец?  — зайдя в кабинет, спросил я. Султан повернулся весьма лениво, оценил меня взглядом и вернул взгляд окну.
        — Да, садись.  — И я сел, как такому человеку отказать.  — Я погляжу, наши зарубежные магистры не ошиблись в своих выводах. Ты превращаешься в демона?
        — Я бы так «это» не назвал.  — Пробурчал я под нос. А чего уже скрывать, когда тебя в лоб об этом спрашивают? Как говорил Санчо — Хрен на лбу не спрячешь.
        — Как ты не Смерть назови, а погибшего это не вернет. Когда ты закончишь свое перевоплощение в чудовище?
        — Не знаю, если честно, это происходит помимо моей воли.  — Я стянул надоевшую повязку, взглянул на отца. Теперь я видел помимо обычной картинки и магического фона — его ауру. И она была немилосердна.
        — Что ты видишь?  — не поворачиваясь, спросил султан.
        — Болезни мозга, вы умираете и уже не первый год.  — Признался я в своих ощущениях, что были остры как никогда.
        — И сколько на твой взгляд мне осталось топтать пески?  — он, наконец, повернулся и сел напротив.
        — Если я скажу полгода, то наверно дам слишком много надежды. Месяца три-четыре.
        — Хорошо, этого времени нам хватит.  — Заключил султан и хлопнул по столу.
        — Нам?
        — Конечно, мы должны убедить всех в твоей смерти, если ты намерен жить дальше, но в другом месте. А твой сын…
        — Дочь. Моя дочь.  — Уточнил я.
        — Твоя дочь…. Что же, она будет наследной принцессой…. Да…. Оплошал ты демон, надо было зачать сына. Но, увы, престол она не сможет занять, он отойдет твоему брату. Горасис будет в восторге после рождения племянницы. Думаю она будет его пожизненной любимицей, раз уж она изволила родиться без члена.  — Я поморщился.  — Не строй рожи, мог бы и не одну жену иметь. А теперь к делу, как ты хотел бы умереть?….
        И был мой день прекрасен…, но, увы — выбыл и кончился. Не знаю, чего добивался Султан-отец, но он, как ни крути, был логичен как аксиома. Если люди узнают что во мне кровь проклятых — ни я, ни мои друзья, знакомые и родные — не переживут и одного дня. А если я уйду красиво и тихо, то после небольшого траура, жизнь продолжиться дальше, умрет отец, траур будет более продолжительным, но все будут здоровы и живы. И султан предложил нам уйти вдвоем, он на смерть, а я как беглец. Одна проблема — об этом никто не должен знать, даже Эля или Визерис, точнее — тем более Визерис! Тайна должна быть незыблемой — только он и я. И выбор такой смерти, он на меня и оставил.
        Вы когда-нибудь вообще планировали свою смерть? Нет? Ну, так и я никогда подобным не занимался. Как обмануть сотни людей, да еще и живым при этом остаться? Вот над этим я думал дня два, пока Султан не пригласил меня вновь.
        — Ты придумал решение?
        — Есть несколько вариантов.  — Кивнул я.  — Но я пока не знаю какой будет лучше.
        — Называй.
        — Первый — мы сгорим в пожаре. Точнее вы сгорите, а я убегу под шумок.
        — А если не сбежишь, или тебя заметят?
        — Слабый план, согласен. Второй — выезд из дворца, где с нами может случиться беда и нас никто не найдет.
        — Пустыня не любит тайн, следы наши могут отследить и понять, что произошло.
        — Вот вы, батюшка, только критикуете. Сами бы попробовали!  — не выдержал я.  — Уже полгосударства на меня свалили, а теперь еще и это. Если уж вы подозревали меня в этом, то чего тогда меня мучали?
        — Что бы убедить всех, что все хорошо, и чтобы твое обучение продолжалось! Ты должен быть наследником в глазах своих подданных. Если бы я тал тебе вольную, вопросов было бы больше. Разговоры и недомолвки уже давно ходят по дворцу, но благо они его еще не покинули. Покушение на тебя, убитая служанка, странные речи и чужой язык. Если ты себе яму выкапывал, мог бы хоть сестру за собой не тянуть!  — почти заорал он на меня.  — Интриги не для Королей или Султанов, прятаться в кабинете как крыса, скрывать все от советников и думать с дикой болью каждый день на протяжении долгих лет. Ты думаешь, что ты жертва? но не ты потерял и сына и дочь, не ты встретил чужого человека с открытым сердцем и узнал что он порождение Хаоса, а твоя дочь слуга Костлявой, что уже давно стоит за моей спиной. Кхалешат впервые за последние сорок лет живет спокойной жизнью и заключает новые союзы и соглашения, мечта моего отца об объединении Кхалешатов осуществилась благодаря демону в шкуре моего сына, а я должен умереть как раз, когда он входит в свою силу! А ты мне смеешь жаловаться на то, что тебе трудно?! Ты однажды сказал
на совете «мне бы ваши проблемы», так вот, мелкий бес, если бы у тебя были мои проблемы, ты бы повесился молча и с улыбкой на лице!  — султан осел на стуле, протер рукой красный лоб, после чего выпил почти полный кубок вина. Я же сидел молча. Вот тебе и раз — отсчитали как сопляка. Разозлил меня старый, хоть он пока и не понял этого.
        — Так на чем мы остановимся?
        — Мы?! Да нет уже никакого «мы»! Ты слишком долго учишься! Отныне ты сам по себе, и если я через неделю не узнаю что ты сдох, твоя жена и твоя будущая дочь — лягут в могилу рядом с твоим телом! Беги отсюда проклятое создание, я даю тебе последний шанс….

        Глава 11. Сны на Яву

        «Все это — иллюзия…»
        Первым делом, от султана я пошел к Эле, так как она была достойна того, чтобы узнать все, что узнал я, и быть может, она подскажет мне чего интересного. По дворцу я прошелся медленно, в полной задумчивости, не замечая ни стражи, ни слуг, что сновали вокруг. Мимо меня пробежался котик-Джафар, что за это время вымахал до размеров взрослого Майнкуна. Пронесся и остановился в отдалении, посмотрел на меня, мяукнул, словно что-то сказать хотел и побежал дальше. Странное он животное, наверно его придется брать с собой, в мнимую могилу. И чего это он один носиться так далеко от Силиссы?
        Двери покоев принцессы Луссы отперли слуги, я вошел спокойно и без каких-либо эмоций.
        — Принц Тиберий, я приветствую вас у нас.  — Поклонился Гис, чем вызвал у меня только раздражение.
        — И ты не хворай. Где моя сестра?
        — Она моется, просила никого не впускать.
        — Я не «Никто».  — Ответил я и словно ледокол пошел через комнаты и служанок, пока не раскинул полог ванной, где в большой позолоченной бадье с водой и пеной, возлежала Эля.  — Привет сестренка.  — Девушка дернулась и занырнула в воду, а затем окатила меня такой отборной матерной тирадой, что я даже прослезился от умиления. Жаль, служанки рядом не смогли оценить сей информативный поток.
        — Какого черта ты вообще заявился?!  — наконец прорычала она.
        — Разговор у меня, сложный и неприятный.  — Я присел на кресло с подушками.
        — Тогда не тяни время, вода остывает.  — Я выставил руку и выпустил часть сил на ее ванну. Вода нагрелась, и я снова расслабился.  — Спасибо, но ты не думай тут весь день сидеть, я при тебе эту воду не покину.
        — И откуда в тебе столько стеснения? Вроде не маленькая, да и Кхалешат….  — на меня полетели водяные брызги.  — Ладно-ладно. В общем папашка наш, все знает. Я демон, а ты слуга Смерти.
        — Откуда инфа?  — она заинтересовалась.
        — Только от него иду. Он мне срок в неделю дал, на то чтобы умереть или претвориться что умер. А про тебя он мне ничего не сказал, но отметил, что знает кто ты.
        — Класс. А ведь у меня день нормально начинался…. Будем бежать?
        — Зачем тебе бежать? У тебя родиться здоровый сын, тебе будут рады в замке всю жизнь. А я исчезну и дам шанс жене и нашей дочке.
        — Какие мы…. Что? Погоди! Сын? У меня будет сын?!  — она выскочила по пояс из воды, буквально выставляя моему взору свою спелую грудь беременной женщины. В былое время, я б залюбовался ей, но сейчас мне это было менее всего интересно.
        — Да, сын. Я вижу тебя насквозь, в прямом смысле, прямо через повязку. Не спрашивай, я так сказать — мутирую. Через неделю у меня и рога полезут, и кожа полопается, ну я так предполагаю.
        — Сын….
        — Эля! Ты меня мля вообще не слушаешь?!
        — Прости! Ну, я столько времени была в неведении! Твою проблему я услышала. А ко мне ты чего зашел? Если меня ты с собой не берешь?
        — За советом….  — Эля не успела ответить, так как полог открылся вновь и к нам зашел Гис, который быстро замахал руками. Эля нырнула в воду, а за Гисом появился Визерис и две толстые темнокожие тетки.
        — Прошу простить меня за столь наглый визит, но думаю мне это проститься. Мой принц, ваша жена начала рожать!….
        Какие тут уже советы? Какие мысли о смерти? У меня рождается дочь! Я выскочил из покоев Эли и побежал наперегонки с Визерисом к себе. И снова я не замечаю коридоров дворца — стены, переходы, лестницы, все смешалось в единый поток, пока я не ворвался к себе в покои и почти сразу уперся своей грудью в холодный клинок, что пробил мое тело, чуть выше сердца, навылет….
        Горячая кровь почти сразу выплеснулась на сталь, одежду и пол, а затем мне в спину добавился еще один кусок холодной стали, намного короче, но более извилистый. Не знаю точно, что повлияло на мою скорость мышления и мозговую активность: Боль или Ярость, что пробудилась во мне с невероятной силой. Но факт есть факт — такого опыта у меня не было, и я понятия не должен был иметь, как себя вести. Клинок сзади пришел ко мне от одного стражника, второй уже запер дверь, не впуская внутрь никого постороннего, а точнее Визериса, который сразу начал стучать как сумасшедший. Но отнюдь не это пробуждало во мне гнев. Виной текущему состоянию был тот, кто держал клинок прямо перед мом лицом — Дарин, нанятый мною некромант, называвший меня своим другом и обещавший жизнь отдать за меня. Он стоял без улыбки, но и без какого-либо смущения, очевидно, он считал себя правым в этом деле, хотя и промазал он совершенно глупо. А может даже специально….
        Уже не размышляя о том, смогу ли я долго протянуть с пробитой артерией, я просто начал действовать. Полшага вперед, глубокий вдох и удар ногой по полу, давая волю всей ярости и магии Инферно, выпуская ее наружу. В первый миг, огонь залил пол вокруг меня (спасибо урокам демона), во второй — он поднялся от пола до середины высоты комнаты. Люди за моей спиной даже не успели закричать, так быстро они прогорели до костей (спасибо магам древности, за эту способность). А вот Дарин был с поднятым воздушным щитом, и он успел ощутить, как гаснет его защита и ярость дикого пламени начинает пожирать его плоть вместе с дорогой одеждой (спасибо моей собственной крови, за напоминание).
        Этот же огонь покрыл и мое тело, испепеляя мой наряд, заляпанный темной кровью, мою кожу что пузырилась и лопалась, обнажая нечто вроде красной мягкой чешуи, что от жара крепла и ощетинивалась. Волосы на моей голове с треском исчезли, вместе с опаленной кожей головы, а небольшие шишки на моем лбу, буквально взорвались, выпуская на свет два нетолстых рога, что загнулись над моей головой. Теперь оба глаза моих видели мир одинаково. Сталь из моей груди я вырвал с диким рыком и сломил подлый клинок о ногу, как раз в тот момент, как дикий огонь начал опадать. Кровь все еще текла по моей груди, вырываясь толчками, но боли больше не было. Я услышал детский крик из спальни…. Крик, что заставил всю мою суть вздрогнуть, а сердце выплеснуть еще немного крови на пол.
        Я одним прыжком перескочил огненную лужу и оказался у входа в комнату, где должна была быть Силисса. Сейчас она была для меня важнее всех остальных бед, она была целью — путеводной звездой заблудшей и проклятой души. Даже нет, не она, а моя новорожденная дочь. Я успел вовремя…. Как раз, чтобы увидеть, как молодая мать, заносит столовый нож над телом кричащего красного комочка плоти. Силисса была в слезах и крови, лицо ее искажали эмоции, которые трудно описать — там была ненависть, жалость, стыд и решимость. О чем она думала, когда была готова убить своего ребенка? Не знаю. Но я точно знаю, о чем думал я….
        Еще в прошлой жизни, мне говорили, что пока у мужчины не родиться свой ребенок, он сам остается ребенком, хоть до самой смерти. Сейчас же я видел свое дитя, мою кровь и плоть с малюсенькими рожками, с красной кожей и черными глазками. Дите было нереально красивым — само совершенство, нереальное создание…. И ей угрожает опасность! Кинувшись в едином порыве с места навстречу своей жене, что хотела совершить непоправимое, я явно не успевал. Никакой скорости мне не хватит и времени, чтобы пресечь ее руку в нанесении удара. Но время и скорость были даны другому созданию из мира Инферно. Котик-Джафар, огненное создание, появился, словно из пустоты и сразу вцепился в руку той, кто кормила его и ласкала, кто любила его больше чем собственное дитя. Когти кота рассекли кожу молодой матери, оставляя глубокие разрезы. Нож из руки отлетел в сторону, Силисса закричала от боли. Я уже хотел выдохнуть, но из-за поворота вышли двое магов, наши дворцовые волшебники маг воды и земли. Да за что же мне такое наказание?!
        Снова пришлось сбавлять свой ход, буквально падая на пол, из которого вырвался острый кусок плиты, устремленный в мою шею. Деликатничать, уже не было времени, я выставил руки пред собой и создал малый взрыв прямо под ладонями. От удара меня толкнуло назад, и я даже поймал равновесие. Оба мага отшатнулись от неожиданной вспышки, жена моя кричала, отбиваясь от кота, а дочь плакала лежа на мокрой от крови кровати. Снова ярость поднималась внутри моей души, если она конечно во мне еще осталась. Маг воды вскинул руки и махнул ими в мою сторону, опрокидывая все емкости и выпуская всю жидкость для атаки. Возможно, маг его уровня мог бы и мою кровь использовать в своем ритуале, но у меня ее по легенде, уже нет.
        Я не успел увернуться от слаженного потока жидкости, успел только поднять щит, об который и приложился поток из воды, вина и сока. Пар почти сразу заволок все помещение, ослепляя людей, но не меня. Выскочив из своего красного купола, оставив его на месте, я проскочил в помещение как змея. Оказался около кровати, где до сих пор Адский кот полосовал мою жену на кровавые ленточки, повернулся, выпустил часть своих сил в пол, порождая огненную Гидру, которая развлечет на время моих противников. И только после этого я опустил свои окровавленные, красные и когтистые руки к дочери. Тело ребенка вздрогнуло, плач на секунду усилился, а затем она расслабилась, а глазки ее открылись….
        Красные и чистые зрачки посмотрели на меня, и она улыбнулась мне. И в этих самых глазах я увидел не демона в которого я превращаюсь, а только тусклое небо, что всегда держалось над магическим Аффанитом. ТУСКЛОЕ НЕБО, под которым я появился в этом мире. А еще в этих детских глазах я увидел себя — офисного служащего с ожогами и ранами на теле, что скончался в автокатастрофе. «Все это — иллюзия!» — мысль прошла легко, но очень четко, так как она нашла себе место в моем измученном разуме. Все окружение начало распадаться как стекло, унося с собой пропущенные мною слова, про уроки и обучение. Мой рассудок все это время предупреждал меня навязчивой мыслью, что что-то вокруг не так, а каждый встречный и поперечный говорил мне, что я все еще учусь… Осколки вокруг разлетелись окончательно, оставляя меня в кромешной тьме и пустоте с прекрасным ребенком на руках, что продолжал смотреьт на меня своими большими ясными и грустными глазами, глазами Ралины в том доме, что пыталась меня предупредить сквозь иллюзии, что меня до сих пор обманывают во благо моего обучения. А затем, ее образ начал таясь словно дым,
протекая между моими чешуйчатыми пальцами. В ярости и отчаянье, я зарычал словно монстр, а затем ухватил руку, что держала мою голову и с силой! ОТПИХНУЛ ЕЕ ОТ СЕБЯ….
        Сначала была резкая головная боль, а затем пришла невероятная слабость и усталость. Сейчас я сидел на каменном полу, а передо мной стоял демон в полный рост скованный пентаграммой начерченной на грязном полу. Скосив взгляд в сторону стены, увидел факел и закопченные стены подвала учебного помещения Аффанита. На мне были одеты мои старые дешевые шмотки, а руки были обычными, ну то есть человеческими. Голова моя была как в тумане. Я…. Я…. Я ничего не понимаю….
        — Ты получил урок о котором просил, достаточно ли его тебе в твоем пути?  — загрохотал голос исчадия.
        — Это был урок? Все это время это был простой урок?! Я прожил почти три года! Где же та жизнь?!  — я хотел вскочить и был уже готов выпустить пламя на этого засранца.
        — Той жизни никогда не было, это иллюзия навеянная мыслями и событиями тех, кто уже попал в наш мир. Суть ее — научить тебя твоей силе, указать тебе на твою суть и место в жизни. Ты впитал в себя знания десятков душ, ощутил вкус своей силы и в моих уроках не нуждаешься. Если тебе будет приятнее так думать, то можешь считать себя выпускником Адовой Академи!  — Демон загрохотал зловещим смехом, который не произвел на меня должного впечатления.
        — Стоп! Эля! Эля была в этой иллюзии! Но вы никогда ее не получали!  — попытался я найти оправдание.
        — Но ее знал ты. Брат, это сейчас не важно. Всё не важно, что ты там видел, это морок, который рассказал тебе кто ты, а так же поделился с тобой чужими знаниями. Этого никогда не было, то кем ты себя там возомнил — ложь.  — Демон встряхнул плечами.  — Мне пора. Зови меня тогда, когда поймешь ценность этого дара….
        Пламя с исчадием тьмы внутри вспыхнуло, оставив на месте грязного пола лишь горсть пепла. Смахнув его одним жестом, я посмотрел на свои трясущиеся руки, что всего пару часов назад держали мою прекрасную дочь…. И как же эта тварь надеется, что я оценю это издевательство? «Они забрали у меня все!», слезы выступили на глаза, я ударил со злости по стене и, поднявшись, вышел на улицу, под темное и тусклое небо, шатаясь от нервной дрожи и внутренней истерики. Если сейчас ко мне подойдет кто угодно — он умрет самой страшной из возможных смертей….
        Стыдно признаться, но я уже успел забыть, где расположен мой домик, сначала я в крыло для гостей пошел, но потом опомнился. В голове по-прежнему была каша. Вчера был принцем, а сегодня я студент, поставленный на отчисление. Добрался до своей комнаты, вынул ключ из кармана и открыл дверь. Знакомый, еще не позабытый запах моей коморки, небольшой шум от соседки справа и душевное спокойствие. Скинув обувь, прилег на кровать, прикрыл глаза, ощущая, как одинокая слеза прокатилась по моей щеке к уху. Одна дорога закончилась, а вторая начиняется вновь….
        Проснулся я все там же — в своей студенческой комнатке и в немного растерянном состоянии. Одежда на мне имелась, пришлось снимать ее и брать комплект попроще. И пока я занимался глажкой, размышлял о событиях вчерашнего дня, которые можно разархивировать в три полновесных года. Изменило ли это мир вокруг? Конечно — нет. Изменило ли меня?  — Безусловно. Чтобы со мной не сделали эти адовы твари, но они вероятно не все просчитали, или просто не умели этого делать — я даже в иллюзорном мире, не собирался их привлекать в этот мир, я желал править им в одиночку!
        Я встряхнул все еще горячую одежду и, задумавшись, улыбнулся. Если весь этот морок был мне навеян из знаний разных людей, что сейчас греются в аду, значит, ценность у этих знаний все же есть. Однако с чего стоит начинать свою повторную жизнь? Что еще я получил в своих видениях? Традиции Кхалешата от края до края? Внутреннее устройство страны? Или я узнал все курсы, которые мне предстоит сдавать? «Да я же долбанный Читер!» — я засмеялся, натянул белую рубашку на тело и вышел из своей комнатки. В это же время, слева от меня открылась дверь, и я едва не подавился воздухом, прямо передо мной стояла соседка, и о черти! Ее лицо я никогда бы не смог забыть — Рамма! В голове сразу вспыхнул образ воспоминания, где я своими руками душил ее, но в тех воспоминаниях она была худее и смуглее, но, безусловно, это было ее лицо.
        — Привет Джафар.  — Коротко бросила она мне.  — Слышала, ты на отчисление поставлен?  — улыбка, ее не была очень похожа на ту, из воспоминания, но текущего впечатления это не портило. Я встряхнул головой, прогоняя остатки морока.
        — Да, поставлен. Но…. это ненадолго.  — Я коротко кивнул.  — Удачного дня.
        Спустившись на первый этаж, я посмотрел на нашего коменданта, что со скучающим видом смотрел в худенькую газетку. Если наложить ему бороду и спрятать живот — вылитый Великий Султан Восточного Кхалешата, Радольне Кха Менорц, правитель Солнечного Ветра. Я хмыкнул, вот такая у тебя Джафар память на лица, коменданта от Султана не отличаем-с…. С мнимым султаном я поздоровался весьма почтительно, да спросил как у нас нынче с погодой, на что получил довольно подробный ответ с прогнозом на целую неделю, основанном на старых костях пожилого человека. После этого я, наконец, оказался на улице, полной студентов Аффанита, которых не заботят их текущие проблемы, их не интересует политика Кхалешата, Драгоны с их поездами…. Стоп! Драгоны! Они уникальны в моих воспоминаниях! Я не видел их до этого морока ни разу! Как это понимать? Надо капнуть больше инфы о демонах, Драгонах и мороке….
        Библиотека в выходной не работает, а жаль, не так уж и часто я сам тянусь к знаниям. А в виду последних событий у меня на слова «урок» и «обучение» появилась стойкая аллергия. Присев на скамью около библиотеки, я неожиданно понял, что мне безумно хочется покурить, или выпить. Странно, подобные желания меня посещают крайне редко, а сейчас прямо навалилось. Курить я бросил в своей прошлой…. Первой жизни… здесь я подобным никогда не баловался, хотя тут это пока норма и даже не запрещено. Интересно, а если я напишу реферат на тему вреда курения, меня запомнит история этого мира? Хе-хе…
        — Присесть можно?  — услышал я тихий женский голос и повернулся в сторону голоса. Рядом была девочка, стройная и невысокая, в руках ее была толстая книга, а сама она была одета предпочтительно в серые и черные тона.
        — Конечно.  — Я отсел от центра к краю скамейки и сразу забыл про существование этой серой мышки с легким прищуром глаз. Однако уже спустя минуту я повернулся почти всем корпусом и заценил корешок книги.  — Это история Восточного Кхалешата?  — девушка оторвала глаза от книги и посмотрела на меня.
        — Да, вы ее тоже изучаете?
        — Изучал около года, но… по старым справочникам. Когда у них правил Радольне Кха Менорц?  — глаза девушки слегка заблестели, и теперь уже она повернулась ко мне всем корпусом.
        — Шесть лет назад, пока его место не занял его сын….
        — Тиберий Тха Менорц, первый наследник, старший сын Султана, он же Принц Песков?  — блеснул я своими знаниями и одновременно догадкой.
        — Нет, вы что? Тиберия убили вместе с его супругой и ребенком. На троне сейчас Горасис Тха Менорц.
        — Принц Ветров….  — заключил я, и девушка кивнула.
        — Верно. Меня кстати зовут Симерой, но можно и просто Сима.  — Она пару раз моргнула и слегка покраснела.
        — Джафар, или как угодно в произвольной форме.  — Она улыбнулась.
        — Очень приятно. А что вы еще изучали про Кхалешат?
        — В основном экономику и Традиции с законами.
        — Это очень интересно, а вы можете мне помочь с некоторыми вопросами?
        — Да, а почему бы и нет?…..
        С Симой я просидел почти два часа, после чего сходил с ней в кафе и насильно заплатил за нее, так как она краснела и бледнела от одной мысли, что за нее платит мужчина. Ага, «мужчина» — это я типа. Ну не суть. Я проводил ее и почти сразу забыл про нее. Настроение было боевым, общение с новым человеком, да еще и таким начитанным позволило мне выяснить, что все, что в меня запихивали в этом мороке — полностью достоверно и верно, но немного устарело. Интересно, кто же попал в лапы демонов за этот период? Не уж-то сам Тиберий? Хотя — да, было бы логично….
        В таких размышлениях я пришел на свою работу, и весь вечер скрипел зубами глядя на Дарина. Постоянные флэшбеки с его участием не давали мне покоя. Вот хоть убейте, но его лицо и клинок у сердца, я никак не могу забыть, хотя и понимаю, что это был всего лишь наведенный морок. Мое отношение заметил Санчо и впервые на моей памяти он меня отчитал без мата и как последнего сопляка, что не может ужиться в рабочем коллективе. Заставил меня работать втрое больше и забыть о своем настроении. К ночи я уже шел со своим убийцей рядом, так как, как ни крути, а нам было по пути.
        — Ты тоже узнал?  — коротко спросил он после долгого молчания.
        — О чем? Что ты некр?
        — Что?!  — он аж замер на месте.  — Кто?!
        — Некромант….  — сказал я неуверенно.
        — Боже мой, да нет! Ты чего?! Ты с кем вообще общаешься?!
        — Ну, извини, кто-то ляпнул, я запомнил.
        — В лицо ему плюнь!… Боги! Да кто такое вообще выдумал?! Я просто убил одного ученика два года назад.  — уже тише, но с пылом, ответил мне Дарин. А у меня, прямо от сердца отлегло. Убил? И все? Мелоч-то какая….Весь тот морок и вложенные воспоминания рушились как карточный домик. Да что я вообще знаю о людях вокруг себя? Меня что так легко обмануть? Наверно я застыл слишком надолго, так как он тихо спросил.  — Теперь и ты меня презираешь?
        — С чего бы? Можно подумать ты первый такой. Как хоть убил? Надеюсь не коллегу по дороге домой?  — он прыснул со смеха.
        — Нет. На экзамене. Преподаватели не усилили щиты моего противника, а я их смог пробить и даже удар нанести. Голову срезал.  — Голос его погас, и мой коллега грустно вздохнул.
        — Зачет хоть получил?  — Дарин шутки не принял, только кивнул.  — Не парься, ты вот как считаешь, я убивал раньше или нет?
        — Неужели убивал?  — он был реально в шоке.
        — А кто меня знает?  — я качнул плечами.  — Все может быть. Что ты вообще обо мне знаешь? Может я принц Кхалешата?….
        В общем, мне предстоит пересматривать всю мою жизнь заново. Повторить невозможное, имея в голове опыт и запас знаний за 3 полноценных года, со своими проблемами и решениями. Выходной день прошел, и я вновь отправился на занятия, где должен был блеснуть своими талантами и снять с себя ярлык «отчисляемого».
        — А! Господин Пистрикс, я погляжу вы в хорошем настроении! Есть успехи?  — хоть тут ничего не изменилось. Я даже ухмыльнулся.
        — Есть немного.
        — У каждого отчисленного, как правило, оказывается много талантов. Вы к ним или к нам?
        — Чего?
        — Работайте, сейчас лекция, потом занятия. Там и покажете свое «Немного».  — Отмахнулся от меня Афист-Рональд и указал в сторону зала.  — Садитесь, не стойте в дверях….
        Когда мы спустились в подвал для проведения практических занятий, Афист принес мне свечу и попросил ее зажечь. Я даже смутился, ибо не помнил, как это сделать «по-студенчески», а посему — зажег простой мыслью. Афист прищурился, но кивнул.
        — Хорошо, но что вам мешало сделать это раньше?
        — Наверно мое внутреннее состояние. Я искал оправдание всему вокруг, переживал из-за общения со сверстниками и забивал себе голову любовной ерундой. А сейчас вот за голову взялся и все.
        — Темните вы, мистер Пистрикс. Но да ладно, для первичного зачета сгодиться. Я напишу прошение Куратору.
        — Может мне за факел уже браться?
        — А может, экзамены экстерном сдадите?  — Афист был словно раздражен.
        — Да нет, пока только факел, как другие.  — Я повернулся в сторону, где три ученика разжигали факела различной степени «мокрости» и маслянистости.
        — Всему свое время. Не бегите впереди повозки, куда вам спешить?….
        Не все было столь же гладко как в моих видениях, далеко не все. Учеба сильно отличалась от моих навеяных иллюзий, реакция и поведение людей — тоже, чаще всего удивляла. Дополнительные предметы, на которых мне было скучно — стали трудными, когда с меня, наконец, сняли крест-отчисления. Зато на работе было все спокойно. Что еще добавить в чашу моих расстройств сознания? С девушками я общался теперь на порядок чаще, так как после угрозы отчисления и последующего восстановления статуса, за мной зацепилось некое подобие ауры «плохиша», что многим девочкам-отличницам приходилось по вкусу.
        Занятия у меня пошли в нормальном русле, я выполнял все требования афистов и был более-менее аккуратным в своих стараниях. Параллельно я просиживал в библиотеке в поисках информации про свою вторую суть, а именно — демонов. И здесь меня ждали самые интересные открытия за все время моего существования в этом и выдуманном мире.
        «Первые демоны были призваны магами из вторичного плана в тела люда простого, дабы обучить их науке огненной и собрать силу эту в руках людей высших. Глупы были знатцы эти, ибо открыли они двери в мир наш для мира чуждого. Люд простой получал силу демоническую и забывал свое людское быстро, и сами они подписывали контракт с той стороной, кровью своею за него расплачиваясь. Расплатившиеся жизнью своей теряли лик человеческий и стремились открыть новые врата в мир чуждый нашему. Сначала это было немногочисленно, ибо многие понимали, что их обманывают бесы из другого мира, но иные стали открывать врата и выпускать зло в отражение….
        Долгая была война на усмирение, но умы мира нашего нашли способ сдерживать дыры пространства, создавая камни-замки из сердец душ чистых. Замки эти закрывали собой территорию, не позволяя создавать новые бреши из «вне». Но было предсказано, что однажды колесо времени провернется, и люди забудут науку и вновь откроют врата с нашей стороны, выпуская зло и хаос в мир наш. Знатцы создали союз и орден Хранителей тайн, которые поклялись хранить верность знаниям и беречь мир от проявлений темных порождений…. Имя ордену этому «Кораффист», наука и жизнь в цвету, кровь на огне их символ…».
        Я закрыл старый и высохший томик с предсказаниями и уставился на горящую свечу перед собой, перевел взгляд на стену, где висел старый гобелен с изображением жирной красной капли на фоне сегментарного огня. Это как же понимать? Меня водят за нос? Я снова марионетка в чужой игре? И почему меня все вокруг так бесит?!
        Спустившись в подвал, в тот же день как нашел эти строки, я вызвал своего друга из преисподней, хотя и обещал себе до этого — так н делать никогда. Демон откликнулся на мой зов и вырос в облаке огня и серы.
        — Ты взывал ко мне брат?
        — Ага, поговорить надо, серьезно….
        Не знаю, чего я хотел добиться от этого общения, будто демон признается, что они меня на конце вертели? Что раскается и оставит меня в покое? Глупо было на такое рассчитывать.
        — Тебе хватит этой правды?  — рокотал демон.
        — Почти. Ты меня уже затаскивал в ваши путы, скажи мне, что это за тело? Кем я был до того как стал вашим вместилищем? Я понимаю, что ваш морок далек от правды, но все же интересно.
        — Нет в этом тайны, ты принц, которого все считали погибшим. И ты знаешь его имя и права, мы показали тебе часть его жизни, ибо душа его уже в наших чертогах навеки. Она была той самой разменной монетой, его душа за твою.
        — То есть, не все эти воспоминания ложны?
        — Нет, но то, что ты видел, лишь попытка раскрыть тебе чужие знания. Принца приказал убить не его брат, а сам отец, что увидел в душе наследника злобу и жестокость. Однако золото в этом мире творит чудеса, и наследник убежал со своей любовницей, скрывался на протяжении многих лет, пока на его след не вышли убийцы. Кораблекрушение дало бы им шанс на спасение, но местные маги нашли тела раньше и провели предсказанный ритуал. Теперь, ты знаешь больше.
        — Элеонора — любовница принца?  — я поднял одну бровь.
        — Да, та, что мечтала стать второй женой, но довольствовалась и более простой ролью. Это она наполняла сердце принца ненавистью и жестокостью.  — Ужас какой, мне даже тошно стало.
        — А кто напал на след… этого тела?
        — Братья.
        — Писец….  — я развел руки.  — И чего мне делать?
        — Я уже сказал, открой врата, мы не зло, как же трудно до тебя донести истину? Мы просто колонизаторы. Мы не желаем предавать всех смерти, нам нужна своя власть и порядок. Ты думаешь, что твой второй шанс пляшет от удачи? Этот случай был долгожданным, нам нужны новые миры и я не срываю от тебя этого. Ты держал на руках свою дочь, та, что была наполовину демоном от твоей крови. Сколько зла в ней было? Половина? Насколько ты оцениваешь ее душу?
        — Прекрати!  — я рявкнул на него и почувствовал жар внутри тела.  — Я не проведу ритуала, я не стану одним из вас. Лучше сдохнуть стоя, чем служить на коленях.
        — Глупец, я не призываю тебя совершать ритуал. Нам это не нужно. Судьба твоя решена задолго до твоего рождения в любом из миров. Так или иначе, но ты узнаешь истину и правду, а мы не ставим тебя на колени, мы ставим тебя впереди нашего народа. Ты уже получил от нас дар, Пожиратель Душ!
        — Сладки ваши речи…. Как тебя кстати зовут?
        — Можешь звать меня Нартел-УнориКом.
        — Но лучше не буду, а то язык сломаю…. Так что мне делать? Дай совет как самый крутой соблазнитель.
        — Найди первый камень-замок и призови себе первых помощников, на свой выбор, а не по указке. Чем вас будет больше, тем больше, будет возможностей….
        Дальнейшее мое обучение можно наверно и не описывать подробно, оно не сильно отличалось от того, каким было в первый раз, а некоторые предметы так и вовсе совпадали. Драгоны, которых я так долго ждал и готовился к ним, так и не прибыли на этот проклятый и забытый остров. Кассандра кстати и в этой реальности была и даже не сильно отличалась от своей иллюзорной копии, с одним исключением — она меня презирала с самого начала как выскочку и поэтому нашего романа вообще не было. Эля себе парня нашла только к концу второго семестра, и это был массивный буйвол под два метра ростом, с третьего курса магов Земли. Парень совсем не плохой, я бы сказал — весьма талантливый, да и Эля девочка не спокойная — окрутила и к ногам своим уложила, теперь он с ее руки ест и песни ей сладкие поет. Эля и Горан — сладкая парочка, хе-хе. Так, опять отвлекаюсь….
        Экзамены для меня сложности почти не представляли, так как уж чего-чего, а магии меня морок научил лучше любого учителя. Нужен огненный шар — держите, надо взрыв — пожалуйста, «вы такой крутой? Тогда создайте огненную змею!» — извольте. Ну и все в том же духе. Я даже был записан на соревнования по магическим умениям и взял второе место, уступив девочке-водничке, что создавала великолепные скульптуры изо льда. Ну и это не плохо! Денег дали, да и славу мою прокачали на совесть. Санчо меня на кухне эксплуатировал как кухонную технику, начиная от микроволновой печи, заканчивая посудомоечной машинкой, и ничего — рожа не треснула. Хотя зарплату он мне поднял нормально так.
        Первое лето было интересным, в прошлый раз я не смог оценить его прелести, наверно потому что я был в мороке, сейчас же все было иначе…. Первые две недели я просто отсыпался как котяра, до самого обеда. Затем с головой ушел в романтику путешествий и посетил шесть городов вокруг нашего острова. Потратил почти все накопленное, но обзавелся впечатлениями, сувенирами и вещами. Вернулся на остров, и недели две просидел в библиотеке, читая нужную и художественную литература. Нашел себе временную любовь и, не рассчитывая на долгую жизнь, был мил, нежен, но напорист и немного эгоистичен. И так до конца лета.
        Новые отношения, новые друзья, новый учебный год и никакого Экстерна в экзаменах и испытаниях — есть порядок и правила. Сволочи! Но жаловаться я не стремился, я очень много работал и читал. Информация стала моим фетишем, я готовился к тому дню, когда за меня возьмутся местные маги, либо, что более вероятно — братки, которых я очень «люблю». В связи с этим, я развивался день ото дня, набирая навыки в магии, знания Государственной структуры, современные достижения в науке и технике, а так же последние записи Шпионов и разведчиков что писали свои мемуары, сидя на пенсии. Да, морок определенно научил меня главному — я умел сейчас учиться как никто вокруг. Этот опыт приходит с годами, а у меня была фора в три года перед сверстниками.
        Моя новая подруга, она же Белла, начинала вить внутри моей комнаты гнездо и начала меня спрашивать о нашей дальнейшей жизни, но что я мог ей сказать? Что-то типа: «Я не могу быть счастлив, ибо опасность придет и будет угрожать моим любимым, поэтому прости и давай дальше трахаться, пока опасность не пришла» — это? Глупо, конечно, но по факту реально так и есть. Зазвенят колокола по мою душу и дерну я отсюда на всех парах да с песней типа бременских музыкантов «ничего на свете лучше не-е-е-ету». Готовился ли я к такому повороту?  — конечно готовился. Часть денег, что я не трачу на себя и Беллу, я откладываю на черный день и покупаю рубины, которые с большим усердием наполняю силой до краев. А еще примерно раз в месяц, я спускался в свой любимый подвал и занимался в магии со своими спонсорами жизни. Да, я могу пользоваться своей силой без знаков, заклинаний, ритуалов и пассов, но вот некоторые наиболее сильные чары все же требуют определенных навыков. Вот их я и разучивал, а мне не отказывали.
        Если честно, то мне сложно сказать к чему конкретно я готовился, но многие замечали мои потуги и телодвижения и искренне считали, что я это делаю ради карьеры. У меня даже проблемы на личном фронте начались, ну как проблемы — странные какие-то события. Белла мне не невеста и не жена, я карьерист, что работает и учиться как робот — перспектива? Конечно, почему нет? Внимание со стороны женской части студенчества, как правило, состоящее из низшего слоя свободных девушек, начинало надоедать, как впрочем, и ревность Беллы. Нет, ну ты ревнуй на здоровье, но главное мне мозги не тискай, а то я реально пойду на сторону, искать себе сдобную барышню обделенную комплексами и мужским вниманием! Шучу, конечно, не настолько же я свинья, я простой Пожиратель душ под прикрытием….
        В один из дней подготовки к третьему испытанию, я сидел на скамье около библиотеки и пролистывал, наверно уже по пятому разу, вопросы магического проявления в природе в простонародье именуемых — Чудесами. Да, чудеса есть и у нас — то женщина машину от ребенка оттолкнет, то мужик, убегая от медведя реку в тридцать метров перепрыгнет. Но тут чудеса были куда интереснее, а я пытался их понять, точнее, выяснить их природу и объяснить ее для себя и Афистов. Среди местного необъяснимого, что меня особенно интересовало, были такие камни, что люд простой называл «жаровней» — камень как камень, но горячий круглый год, хоть воду на нем кипяти. А если с места его сдвинуть — он теряет свои свойства на несколько десятков лет, а может, и навсегда. Это же, как минимум интересно….
        — А ты все книги читаешь?  — рядом со мной сел мой старый знакомый — Марк Латиуш.
        — И тебе могу порекомендовать, это делать почаще.  — Не отрываясь, ответил я.
        — Времени мало. Я вот Джаф вообще с тебя удивляюсь, ты и работаешь, и роман крутишь и читаешь как проклятый, учишься просто на зависть. Ты когда для себя жить начнёшь? Тебе разве не говорили что жизнь она одна!
        Небольшое отступление — с Марком я вновь начал общаться примерно на середине второго семестра, когда нас буквально лбами сталкивали на курсах боевой подготовки.
        Ну, тогда еще одно отступление — в мороке, меня не учили ни драться, ни мечом махать, а в реальности все это было и этого было много. Но там я сильно не старался, «зачем мне меч, если я имею гранатомет»? Вот-вот, и я тоже так подумал….
        — Существует мнение, что жизнь смертью не заканчивается.
        — Перестань. Я вообще у тебя спросить хотел — у вас с Беллой все серьезно?
        — Я тебе ничего не скажу, мне и прошлого разговора по душам хватило.  — Я перелистнул страницу.  — Общаешься с сороками и сам такой же болтушкой становишься.
        — Да-то случайно вырвалось!
        — Вот о чем собственно я и говорю.
        — И я не для себя спрашиваю. Витиса интересовалась, свободен ли ты и можно ли ей надеется на твое внимание?  — неожиданно выдал Марк, после чего достал свою трубку и начал забивать ее табаком.
        — Витиса…. Нет, не может, она не в моем вкусе. Да и Белла в восторге от этого не будет….  — я махнул по странице глазами и неожиданно несколько символов в ней вспыхнули. От неожиданности я выронил толстую книгу, а из нее вырвался огненный шар и устремился ввысь.
        — Ого!  — задрав голову, сказал Марк.
        — Вот тебе и «Ого».  — Огрызнулся я открывая страницу снова. Ну, хоть страница не подпалилась.
        — И часто тебя так?
        — Чаще чем хотелось бы….  — и это было правдой. Довольно часто моя магическая сила, не имеющая выхода, выскакивала без моего прямого желания, просто цепляясь за формулы, знаки или примеры пентаграмм. Поэтому я и читаю книги на свежем воздухе.
        — Сила тебя любит.  — Заключил мой воздушный коллега.  — Мне так не повезло в жизни.
        — Мне бы твои проблемы.  — Я захлопнул книгу.  — Ладно, ты только про баб поговорить или еще чего интересного скажешь?
        — Хотел позвать тебя на выставку, выставляют музейные и древние ценности для переоценки и реставрации, думал, тебе интересно будет.
        — Если бы было интересно, то я тоже записался бы на курсы истории. Но в принципе раз можно и сходить. Что я за это должен?
        — Информацию.  — Хитро улыбнулся Марк.
        — Тогда иди в пень, я тебе ничего рассказывать не стану!
        — Да ладно тебе, пошли, просто отдохнем….
        Отдохнули блин. Выставка была интересной ровно до того момента, как я приблизился к камню-замку, который какой-то идиот выставил на эти музейные полки. Мало того что у меня голова разболелась, так этот булыжник начал сиять как упавшая звезда. Все рты открыли, пришлось мимикрировать и тоже восхищаться красотой, пересиливая разрывающую мои мозги боль. Затем набежали маги постарше и разогнали нас «до выяснения». Но выяснять я им ничего не позволил — этой же ночью, сам лично залез в хранилище через окно и выкрал камень, после чего подчинил его своей воле, прямо как в мороке. Как ни крути, но демон внутри меня, мне был еще нужен….

        Глава 12. Колесо времени

        Средь, миров мой дом стоит
        В нем очаг всегда горит
        Манит многих против воли
        Изменения. Изменения человека происходят всегда стремительно, и незаметно одновременно. Ты никогда не скажешь, что человек изменился, если ты видишь его каждый день. Но стоит вам расстаться хотя бы на пару месяцев, как ты начинаешь замечать, что он уже меняется. Вообще, человеческая особь, существо странное, его перемены касаются всего, что он затрагивает или хотя бы понимает. Например: мировоззрение; совесть; рост; личность; размер стопы; длинна волос; усы; грудь; живот и все вперемешку. Забудь о человеке на один год, и ты его вообще рискуешь не узнать при личной встрече, но сам человек не замечает своих перемен. Но это, как говориться, обычный человек…. У меня теперь, все иначе. Мне не нужно смотреть в далекое прошлое, чтобы понять, насколько я изменился, достаточно вспомнить выходные, и вот — я уже другой. Все из-за того дурацкого камня….
        Хранение страшных секретов — часть залога моего выживания, как и адаптация, мимикрия и подчинение обстоятельствам. Я простой ученик-отличник, и даже не смотря на то, что это явление не частое — это часть статистики и не вызывает подозрений. Еще я человек с мутным прошлым, но здесь многие скрывают свои нищие корни, так что и это тоже можно назвать нормальным. Я сплю с девушкой, но о свадьбе не говорю — да я в большинстве! Что меня выдает среди всех учеников вокруг меня? Ничего — я не уникален, я часть большой толпы. «Все уникальны, а я одинаковый». На моем фоне даже Эля выглядит как белая ворона, что постоянно выдает какие-то перлы из былой жизни, но она девочка и она мелкая, так что ее выходки всем кажутся милыми.
        К чему я развожу всю эту полемику? А к тому, что после того как камень я разрушил, прошло три очень спокойных месяца, немного нервных, правда, но в целом спокойных. Я сдал все экзамены, я продолжил страдать ерундой и читать все что содержит буквы. Но вчера ко мне пришли два стражника и вручили мне приглашение на главный совет магов, для разбирательства. И вот чем я себя выдал? Тем что бы в том музее? Да там нас было с полсотни! Почему именно я? Но идти видимо придется…. Послезавтра.
        — Ты чего такой задумчивый?  — обняв меня за плечи, спросила Белла.
        — Переживаю. Зачем они меня приглашают?
        — Может, они тебе работу хотят предложить?  — предположила она полнейшую глупость.
        — Работу предлагают через кураторов, а не через совет магов.  — Моя девушка чмокнула меня в ухо и от громкого звука у меня задрожали все нервы.
        — Перестань!
        — Не переживай так, ничего страшного не случиться. Они тебя не могут отчислить, ты же лучший ученик на потоке. Или ты сделал что плохое?
        — Да, вроде, пока ничего.
        — Тогда и не надо переживать, ты же молодец, возможно, они тебя хотят поощрить….
        Когда я понял, что разговор с Беллой мне только нервы шатает, оделся и пошел из дома, сказав, что «по делам». Уже была почти ночь, закат уступал тьме, в которой светились яркие звезды. На улице уже почти никого не было, все в барах или уже дома, и это хорошо. В последнее время меня очень многое раздражает и бесит. Я даже пробовал успокоительные отвары пить, но они помогали максимум на час, а пить отвратительный напиток, который бесит одним только видом — нельзя. И все из-за дурацкого камня! После того, как я смог донести его до берега и не скончаться от головной боли, я окропил камень своей кровью и прочитал заклинание, которому меня научил Нартел. Камень сопротивлялся троекратному прочтению, но на четвертом он сдался, и сила его перешла ко мне, осколки лопнувшего минерала — оросили мое тело. Вот с того момента и начал я нервничать и бесится без всякой причины. Работа и чтение меня еще успокаивали, секс ненадолго помогал, но вот все остальное — Ух-х-х!!! Аж трясет! И в таком состоянии мне надо жить и скрываться. Вариант вызвать Нартела я отмел на корню, сила камня у меня и я могу просто случайно
впустить его сюда, и что тогда делать? Вот и мне ничего на ум не пришло.
        — Джафар!  — крикнул кто-то со стороны и я повернулся, кричал мне один из сокурсников, что сейчас был в окружении трех девушек в платьях. Я махнул рукой им всем, и они как назло подошли ближе.  — Джафар, я рассказывал Келле и Нуриссе что ты уже умеешь поднимать «Огненную гидру». Ты не мог бы показать нам ее?
        — Зачем? Это заклинание с зачатками разума, оно и напасть может.  — Ответил я спокойно, а вот девушки сразу заохали и зашептались.
        — Да перестань, ну на кого тут нападать? Может, хоть змея покажешь?  — я бы показал ему одного змея, или послал его к нему…. Но, тут дамы.
        — Дафир, если бы ты чаще книги умные читал, умел бы и сам. И знал бы, что подобные вещи, не созданы, чтобы красоваться перед прекрасными дамами!  — сокурсник немного обиделся, а вот девушки явно поймали комплимент и заулыбались.
        — Как будто сложно….  — добавил Дафир и я, наверно, психанул.
        Я выставил руку в сторону и вызвал огненную кобру. Сразу пришлось ставить на нее блок, дабы она огнем не плевалась. На каменной брусчатке появилась рыжая змея с голубыми искрами, что проскакивали по ее телу, голову она подняла на высоту в полметра и осмотрелась, но благо осталась сидеть на месте. Девчонки почти завизжали от восторга, Дафир пожал мне руку и начал рассказывать девочкам, что он тоже так скоро научиться и вообще смотрите какие у него крутые знакомые. Не знаю, чего я там стоял, наверно переживал, что змей среагирует на этих идиотов. Но им это шоу надоело, и они ушли, я же посмотрел на змея.
        — Идиотизм, не правда ли?  — змея смотрела на меня спокойно, но потом скромно кивнула, или мне показалось?  — Общаемся? Это интересно. Ну, тогда пошли за мной, я на пляж….
        Махнув рукой, я побрел по мостовой, смотря себе под ноги, ибо уже совсем стемнело. Хотя потом я понял, что змея, ползущая за мной, дает вполне достаточно света, и я пустил ее перед собой. Таким ходом мы и вышли на песчаный берег, где я с удовольствием сел на песок, а змейка подняла голову напротив меня. Я смотрел в ее красные глаза, ощущая такое спокойствие на душе. Словно только что выпил седативного отвара, накрывающего меня и позволяющего созерцать простой ковер часа два, не теряя к нему интерес. Великолепный вечер, тишина, звук прибоя, легкий прохладный ветер, звезды над головой и прекрасная змейка… что должна была скончаться от недостатка сил еще минут десять назад….
        Я встряхну головой и посмотрел на нее более внимательно. Откуда синие искры внутри ее тела? Выставил руку перед собой и дал команду «Развеяться». Змейка вздрогнула и распалась на огненные составляющие. Всего миг и он нее не осталось ничего кроме следа на песке. Ну, хоть так. Надо осторожнее заниматься вызовом, когда в моих руках сила камня из непонятно чего. Взяв лежащий на песке камушек, я метнул его со всей силы в воду. Хлюпнуло в темноте и ничего не изменилось. Я все так же сижу один на берегу и слушаю морскую волну под темным тусклым небом. Завтра будет очередной обычный день, за которым меня, скорее всего, вздернут на совете магов….
        Утром, пока Белла занимала уборную, я уже провел инвентаризацию своего имущества. Рубины полные заряда я уже оснастил оправами и продернул их через толстую нить, чтобы удобнее было носить их на шее. Второе — деньги. После «разменки» у меня было шесть золотых, восемь серебряных и двадцать три медных, не богатство конечно, но на первое время хватит где угодно — золото и серебро в любой стране идет по номиналу. Вещи? Для побега вещей много не надо, так что это не важно. Книги? Ну, у меня только одна книга в хозяйстве и та прочитанная на два раза. Что еще, что еще? Документы? Так у меня их нет, все бумаги в Аффаните лежат, у меня только бумаги с расписанием и назначением на ближайшие испытания. Вроде бы и все….
        — Ты еще не ушел?  — раздался голос из нашей невеликой умывальной.
        — Нет, но собираюсь.  — Ответил я и начал спешно всё распихивать по карманам.
        — Я тебе вчера сказать забыла, что мне дали пропуск в библиотеку, в закрытый блок. Представляешь сколько там можно найти старых записей по магии?  — я хотел ответить, что мне это сейчас не очень интересно, но не успел, так очередная мысль пришла очень уж быстро.
        — А мне с тобой можно?
        — Думаю да, там же Налина контролер, а нас она давно знает.  — Белла выглянула из умывальной и я буквально схватил ее и поцеловал как наверно еще ни разу. Девушка сразу обмякла, обхватила меня руками за шею и ответила на поцелуй.
        — Ты золото, значит, после занятий встречаемся там и зароемся книгами по самую шею?  — оторвавшись от нее, спросил я.
        — Ладно, но пропуск у меня долгосрочный, можно и не торопиться.
        — Ничего не знаю, у меня так давно новой книги не было….  — улыбаясь, вещал я своей девушке.
        После курсов боевого мастерства, я словно на крыльях помчался к библиотеке и прождал там Беллу около получаса. С пропуском действительно проблем не возникло, Налина мельком бросила взгляд на пропуск и, кивнув, сама уткнулась в пыльную книгу. В закрытом блоке было темно и прохладно, само помещение было раза в три меньше основного зала. Белла сразу увидела большие стопки книг у стола и пошла к ним, я же пошел вдоль высоких полок, неся перед собой о небольшую огненную сферу для освещения. Корешки книг были все потрепанными, местами книги и вовсе были обернуты пергаментом, пожелтевшим от времени. Ходить между стеллажами в поисках интересующей меня литературы было не очень интересно, но необходимо. Здесь было очень много книг, которые я хотел почитать раньше — «История Жизни Бартимеуса» например, или «Джинолосс — великий огненный рыцарь». Но сейчас я искал что-нибудь более полезное. И когда надежды мои начали таять, я, наконец нашел «это»!
        Дрожащими руками, я взялся за потертые и пыльные края старой макулатуры и потянул ее к себе. Книга тронулась, с ее бортов посыпалась серая пелена времени, один из углов вообще был в паутине, и вот, наконец, она была в моих руках. Смахнув с нее остатки пыли, я посмотрел на красную чешуйчатую обложку. «Допплератия — наука призыва», эту книгу я мечтал получить еще в мороке. Старый и безумный ученый из первого состава Аффанита создал сей труд перед закатом своей карьеры, однако книга эта не была признана научным советом, из-за сложности и опасности заклинательной базы. А мне она как раз сейчас и нужна. Я сместился в сторону и ногой отодвинул стул из-за стола и сел, даже не смахивая пыли, уложил книгу на стол и подвесил над головой сферу. Пришло время учиться….
        — Джафар, милый, ты не уснул?  — Белла подошла ко мне из-за спины, и я перелистнул сразу треть книги к месту, где начинается жизнеописание автора Мастера-мага.
        — Нет, а что ты уже собираешься?
        — Да, и тебе уже в Сосны пора.
        — Блин, я на самом интересном остановился….  — я скрипнул зубами, завтра возможно, я буду мертв или очень далеко отсюда, сегодня мой единственный шанс.  — Слушай, может, я еще задержусь, а в бар не пойду, вечер проведем вместе. Только ты и я?
        — Ладно.  — Она улыбнулась.  — Только долго не сиди. Я зайду к Дарину и скажу, что ты занимаешься.
        — Ты золото. Тогда до вечера!  — я привстал и поцеловал ее.
        — Я буду ждать!  — она махнула мне и довольная пошла на выход.
        Совесть штука растяжимая и, как правило, она меня грызет за дело, но не тогда когда моей жизни угрожает опасность. Я остался один и продолжил изучать мысли и изыскания великого и непризнанного ученого. Кем бы ни был тот маг в жизни, в науке он провел бы реальную революцию, если бы его труд получил огласку. Он описал не только призыв демонов, он описал призывы элементалей и големов, описал приемы создания Химер и Гидр. А мир запомнил его как создателя заклинания «Рассеивания». Хотя без этого я возможно никогда бы и не узнал про эту книгу….
        Домой я пришел полный умных знаний и мыслей, но помимо этого я нес еще и тяжелую ношу своего решения, которое мне нести весь остаток моей жизни. Совесть меня не простит. Я все сделал, как обещал — провел весь вечер с Беллой и за долгое время, я общался с ней на ее любимые темы, слушал ее болтовню и вообще делал вид, что нет ничего на свете лучше. Лишь изредка я смотрел в окно на звезды что скрывались за тусклой пеленой в ожидании нового дня, где меня, скорее всего, обвинят в сговоре с силами зла и решат убить. Надо быть готовым ко всему. Белла сдалась глубокой ночью и уснула со мной в обнимку, а я лежал в ожидании рассвета и того, что мне уготовили маги малого совета….
        Стук в дверь разбудил меня, я подскочил словно от пожара, резко оглянулся, но заметил только сонную подругу и все. Стук повторился, пока я натягивал свои штаны и протягивал непослушные руки через рукава рубашки, затем отпер дверь и вышел наружу, чтобы никто не увидел мою подругу. За порогом стоял одинокий парень с большой сумкой на ремне. Он и протянул мне закрытый желтоватый конверт.
        — Доброе утро, вам просили напомнить, что в полдень у вас встреча с малым советом. Это пропуск.  — Кивнул мне курьер и, посмотрев в свои записи, глубоко вздохнул и пошел по лестнице вниз. Я же молча вернулся в комнату.
        — Что там такое?… Ой! Мы, кажется, опаздываем!  — взглянув за окно, вскрикнула Белла и, полуголая подскочив с кровати, начала спешно собираться. А я все так же молча стоял у двери и смотрел на небольшой конверт в своих руках.
        Занятия и все что происходило до обеда, я практически не запомнил, так как все это время был просто в апатии. Незнание того что меня ожидает просто физически давило на меня, а моральная сторона вопроса шатала мои без того больные нервы. Я боялся, что в какой-то момент просто не выдуржу этого пресса и вспомню, какого быть демоном полным сил. Это был основной страх, после страха смерти от рук магов совета.
        Наконец, время полудня настало, главная башня перед Аффанитом кинула свою тень на крыльцо. Я поднялся со своего места и, проходя мимо афиста, показал ему свой пропуск, тот заметив печать совета, кивнул и повернулся обратно к аудитории. Отошел от своей аудитории на полсотни метров, как ко мне подошел один из стражников.
        — Господин Пистрикс, позвольте, я провожу вас.
        — Конечно, ведите….
        К залу совета, что находилась в главном корпусе Аффанита, мы дошли довольно быстро. У дверей уже стояли семеро стражников с копьями и мечами, а тот, что меня сопровождал, указал мне на дверь и пожелал удачи. Спасибо, она должна мне очень пригодиться.
        Дверь передо мной открыли, и я сделал свой первый шаг в неизвестность, как в пропасть прыгнул, готовый в любой момент спалить все свои силы, убить всех вокруг и махнуть оттуда хоть верхом на метле. В помещение, куда я вошел, было слишком много людей для малого совета магов. Нет, маги тут были все одетые в разные цвета — черный, красный, зеленый, коричневый, белый и золотой. Но помимо этого ожидаемого списка участников тут были и простые студенты, или такие как я, судя по тому, что Элеонора тоже здесь….
        — А вот и вы Джафар, присаживайтесь, не стойте на пороге.  — Немного гнусавым голосом заговорил тот, что бы одет в красную мантию.  — Вот вроде все и в сборе….
        Я присел на пустующий стул и осмотрелся. Эля сидела крайней слева, между ней и мной сидел парень лет двадцати с выцветшими русыми волосами и веснушками на лице. Справа от меня сидела девушка с потока водников, которой я проиграл на соревнованиях, а после нее был еще один парень, толстый и массивный. Они тоже осмотрели меня, а затем повернулись к членам малого совета.
        — Уважаемые участники, или счастливчики, кому как больше нравиться, мы собрали вас здесь, так как пришло время подводить итоги нашей с вами работы.  — Взял слово маг в черном.  — Вы все знаете, как вы оказались на нашем пороге, впрочем, как и мы. Эксперимент, изначально считавшийся «шагом всего человечества» катится в пропасть, так как вы, господа и дамы, не отвечаете нашим ожиданиям. И у нас возникает закономерный вопрос, почему так? Что вам мешает или! что вы скрываете?  — старый маг повернулся к толстому парню и направил на него свой узловатый сухой палец.  — Петрик, ты уже более трех лет занимаешься в нашей академии, и ты достигаешь определенных успехов, мы все это видим. Но почему ты до сих пор не занялся своей основной работой? Почему нет реакции от верховных сил, которые ты начал чувствовать еще в первый год?
        — Господин советник!  — подскочил этот «жирдяй», прикладывая свою пятерню к груди.  — Не моя в том вина, высшая сила меня обходит стороной! Я уже все ваши уроки прошел по третьему кругу!
        — Не шумите молодой человек….  — тихим хриплым голосом сказал маг в золотом балахоне. Маг в черном одеянии вновь взял слово.
        — Это простые оправдания. Но вы не переживайте мы все решим.  — Палец человека сместился на девушку, что была от меня справа.  — А вот вы, милочка Сара, от нас свои успехи скрываете. Вы же не считаете нас идиотами? Мы знаем о вас все, и не станем вытаскивать сведения пытками. Может, вы все же сами все расскажете?
        — Этого не будет!  — звонко и четко ответила наша чемпионка и встала с места.  — Это вы от нас все скрываете! Мы не марионетки, мы люди которые хотят жить видеть свет по утрам! Я видела Священный Свет, я знаю о вас больше чем вы обо мне! И я ничего вам не скажу!  — девушка отскочила от места, где сидела и, развернувшись, побежала на выход, что меня удивило — ее никто даже не пытался преследовать и останавливать, хотя может там столько стражи именно ради этого….
        — Очень жаль….  — снова прохрипел маг в золоте, а черный продолжил, указывая уже на меня.
        — А вы Господин Пистрикс, меня отдельно разочаровали. На вас были сделаны самые большие ставки, но вы за все эти годы ни разу не осознали что внутри вас настоящая сила.  — Ага, я так понял, что все мои связи с демоном прошли незамеченными от Зеркала Мира, раз уж они ничего не знают, но немного прогадал.  — Однако вы нас очень удивили, когда выкрали и уничтожили один из камней-замков. Почему вы это сделали? Кто вам сказал это сделать? Или что вас толкнуло на это преступление?
        — Я… я не знаю….  — ляпнул я, смотря в пол.  — Он меня раздражал с первой минуты, как я его увидел…. Решение было спонтанным!  — подскочил я и ударил себя в грудь как настоящий актер Большого театра. Как говориться: если врать, то до синей луны.
        — Сядьте на место, Джафар.  — негромко сказал мне маг в красном.  — У нас еще ни разу призванный огненный маг не избегал общения с другим планом, вы, в этом плане, первый, простите за тавтологию. Мы у вас спрашиваем, по какой причине вы выкрали камень? И почему после этого уничтожали его с помощью магии, а не как иначе?
        — Я заплачу за него!  — снова выдал я очередной перл, суть которого выставить меня идиотом.
        — Вы меня не понимаете….  — покачал седой головой красный маг.
        — Давайте мы с ним поговорим отдельно.  — Предложил тот, что был в черном, и после получения кивка от коллеги, указал на парня слева от меня. Я даже выдохнул, не все так плохо, как я думал.  — Господин Эмиль, а чем вы нас хотите порадовать?  — парень встал и самодовольно улыбнулся.
        — Я смог связаться с другим планом, и перспективы у данного направления очень высокие. Смею даже надеяться, что Мать Жизни одарит меня своим вниманием!
        — Очень хорошо, пройдите в другую комнату, не стоит смущать остальных…. Советник Голани, вы сопроводите Эмиля?  — маг в зеленой мантии степенно кивнул и начал вставать. Затем они с парнем удалились в одну из дверей, что выходили из этого зала. Черный же посмотрел на бледную Элеонору.  — Госпожа Элеонора, вы на этом острове уже почти два года, вы отлично учитесь и заводите романы, но что вы можете сказать о том, что вас пугает или что к вам является?
        — Я не понимаю о чем вы….  — тихо сказала она, а меня чуть холодный пот не пробил…. Она же знает, что я общался и вызывал демона! Она одной репликой может меня выдать…. Бл***. Вот и сказочки конец….
        — Все вы понимаете, ваше стремление побольше узнать о смерти уже не раз обращало наше внимание на вашу персону. С чем связан ваш интерес?  — Эля замялась, бросила короткий и очень печальный взгляд на меня. Я только сглотнул.
        — Я знаю, что я слуга Смерти.  — Тихо ответила она магу.
        — Откуда же? Вам кто-то или что-то явилось? Вы видели это во снах?
        — Нет….  — пауза ее была достаточно долгой, чтобы я вспомнил все нужные мне заклинания, чтобы истребить все живое в радиусе сотни метров, и уже приготовился к броску и дальнейшему побегу.  — Я вспомнила свое перерождение. И смерть….  — закончила она тихим голосом.
        — Интересно, а вы сможете рассказать о вашем мире?  — Эля несмело кивнула, а черный маг улыбнулся.  — Ну что же, тогда я приглашаю вас в отдельный зал.
        Они вышли, и я остался с жирным парнем и еще четырьмя советниками, которые марали листы перед собой. Все молчали, а я с Петриком, сидели и не шевелились. Наконец, ожидание завершилось, из-за стола встал маг в белом, взял свой посох для опоры и подошел к толстяку.
        — Я полагаю, что мы с вами закончили.  — Сказал он странным дребезжащим голосом.
        Петрик после этого открыл рот, но видимо, ни вздохнуть, ни ответить уже не мог. Паника в его глазах была поистине жуткой, с учетом, что глаза его покраснели в тон его лица. Он вскочил со стула, резко ударил ногой по полу, из которого с жутким грохотом вырвался каменный блок, который устремился в сторону мага в белом, но не долетел, так как тот легко и грациозно отвел его в сторону сильным потоком воздуха. Парень вновь хотел сделать что-то, но сил у него не осталось — он упал на пол без движения. Маг в белом посмотрел на меня, и я внутренне собрал все резервы для «ответки» без единого вздоха.
        — Значит, остались только вы, Господин Пистрикс.  — Вновь зазвучал дрожащий голос мага.  — Не бойтесь, Петрик уже много лет не приносит нам никакой пользы, и мы очень надеемся, что вы не будете таким же неоправданным вложением средств, мы даем вам три года, чтобы вы связались, ну или ощутили своих покровителей, кем бы они ни были, даже если это демоны. Поймите нас правильно, это очень для нас важно и не стоит скрывать свои успехи на этом поприще.
        — Зачем это вам? Я читал, что демоны были бичом этого мира и их изгнали!  — решил я уточнить интересующие меня моменты. Ну, раз убивать меня не собираются, то, что я теряю?
        — Вы знаете далеко не все. И это к лучшему. Вы же уже имеете доступ к закрытому блоку библиотеки, вот и поищите труды Раскогона и Валосара, думаю, они ответят на ваш вопрос, вы же у нас отличник учебы. Вот и не разочаруйте нас.
        — А что это был за камень?  — переведя взгляд на посиневший труп Петрика, от которого уже пошел запах дерьма, утонил я. Маг проследил мой взгляд и немного ухмыльнулся.
        — Камень-замка, древняя разработка великих борцов с нечистью. Они создавались, чтобы демоны теряли свою силу. С их помощью и выигрывались войны. А вы его невзлюбили с самого начала, значит в вас есть нужная нам частичка.  — Маг стукнул посохом по полу, и я чуть не подпрыгнул от страха.  — Не смею вас задерживать, сейчас, для всех кто спросит, на совете вы получили благодарность за вашу учебу, а у нас тут ученик подавился… и умер….  — улыбнулся маг в белом.
        Никогда бы не подумал, что бояться стоит именно человека в белой одежде, я изначально полагал, что страшный это тот, кто в черном, а вон оно как вышло. Из этого зала совета я выскочил как ядро из пушки и еще примерно час отходил от этого стресса. Опять хотелось выпить и покурить. Сложно сказать, какой вариант развития событий хуже — тот, к которому я готовился, или тот, что только что произошел? И почему они убили парня при мне? Запугивали? Или намекнули на то, что они все могут?
        Встряхнув головой, прогоняя непрошеные мысли, я пошел вдоль улицы по направлению к бару, как вдруг увидел девочку-водничку, что убежала из зала совета. Она была вблизи деревьев и пару раз махнула мне рукой. Я махнул в ответ и пошел. Хоть это и опасно, но оставить ее одну…. Не вариант, однако!
        — Что они говорили?  — сходу спросила она.
        — Я не собираюсь это обсуждать!  — ответил я и потянул ее за край рукава в сторону.  — Я иду на занятия. Мне не до тебя.
        Я сделал пару шагов в сторону и уже даже забеспокоился, что девочка ничего не поняла, но она была сообразительной и пошла за мной.
        — Не смей уходить! Я не закончила!….  — она шла и несла какую-то напыщенную чушь, пока я вел ее к нашему подвалу. Хоть бы там не было занятий….
        — Все, здесь можешь говорить.  — Сказал я, прикрывая дверь и рисуя высшую печать защиты на полу.
        — Они все равно все видят. Ты не понимаешь, с кем тебя свела судьба!  — возразила она.
        — Сара? Верно?  — она кивнула, глядя на начерченную, на полу пентаграмму.  — Хорошо. Просто чтобы ты знала, Петрик мертв, белый его убил, когда все остальные разошлись.  — У девушки даже губы затряслись.
        — Нет…. Они же и меня убьют! Я им не нужна, я не буду им помогать!
        — Тише, не горячись. Что ты вообще знаешь о них? Почему ты им не помогаешь?
        — Потому что я слуга Света, я чистая душа, я не буду помогать тем, что ищет новые способы убийства и новые виды оружия для кровопролития. Свет не только спасает нас, он еще и может отбрасывать тени и превращать в тени живых.  — Она замерла на секунду и посмотрела на меня с прищуром.  — А чего это ты этим интересуешься? Это они тебя сюда послали?! Ты поэтому двери закрыл?! Тогда ты!..  — она выставила руку вперед, медленно отходя вглубь зала.  — …Выбрал не ту цель! Я Сила Света! Я его Раба!
        И она таки смогла меня удивить. В раскрытой ладони этой хрупкой девочки, возник световой пучок, который вытянулся словно копье, с острия сего оружия слетали яркие искры, и были они точно не из огня, а потом она взмахнула им вокруг себя, ослепляя меня и вводя в боевой режим. Я быстро привык к этому свету, но все равно открыл рот, ибо на месте Сары стояла настоящая амазонка в светящихся золотых доспехах, что покрывали ее тело от стоп до самой шеи, голову девушки венчала диадема со светящимся камнем в центре. За спиной ее были стилизованные под металл крылья, что были не менее яркими, чем ее доспехи. Красота. А вот ее взгляд заставил меня сильно занервничать, ибо он был злой и решительный. И где же та хрупкая девочка, что создавала красивые скульптуры изо льда?….
        Она нанесла удар первой (впрочем, добро всегда нападает первым), и если бы не моя паранойя в последние дни — сложился бы тот же час. Но как возвести щит за полсекунды, я усвоил очень хорошо. Яркий луч света ударил по моей защите с такой силой, то я даже заметил сегменты, из которой она состояла. Усилив наклон и подачу силы, я выправил налетевший луч и перенаправил его в сторону. Наверно именно это и придало мне сил на то, чтобы прыгнуть в сторону, как тогда в мороке — сквозь собственную защиту. Девушка повторила атаку и второй удар разнес мою защиту в труху. Наотмашь я кинул силу в сторону девушки, пока совершал очередной перекат в обратную сторону, как нас учили на курсах боевой подготовки. Кто бы мог подумать? Она мне реально пригодилась!
        Очередным сюрпризом от Сары, стала темнота, ибо, когда ее доспехи перестали светиться, погасли даже факелы, что я так любовно зажег по приходу. Проклятье! Я ни черта не вижу, а вот на ее счет я совсем не уверен. Я создал крупный фаербол и метнул его в сторону, освещая все пространство, и был крайне удивлен, когда не заметил Сары в помещении перед собой. На одних лишь рефлексах я прыгнул в сторону и вперед, как раз в тот момент как на место, где я только что был, не упала яркая шарообразная вспышка. Теперь у меня перед глазами еще и световые круги появились, что не улучшало обзора. Этот бой мне не выиграть….
        — Сара! Перестань! Я им тоже ничего не рассказал!  — крикнул я и возвел щит, в который тут же ударила световая вспышка.  — Я не враг! Да драть тебя! Я такой же, как и ты!  — нового удара не последовало, но щит я все равно обновил, один из рубинов на моей шее лопнул и распался — плохо, значит я уже на резерве.
        — Мне уже говорили эти речи, когда я в первый раз сидела в том зале.  — Тихо произнес девичий голос из темноты, после которого все вспыхнуло так, словно я был недалеко от солнца, глаза зажгло с дикой силой и я, закрыв их ладонями, просто упал на колени и застонал.  — Еще мне говорили, что я должна вызвать воплощение Света в этот мир….  — в этот раз мне прямо между рук, прилетело закованным сапогом под челюсть. Да она даже не заметила моего щита!  — И я верила, я верила всем, ибо была рада самой только жизни….  — очередной удар пришелся мне по боку, а в грудь мне уперлось что-то очень горячее и острое.  — Я уже не та дура, которую выдернули из ее светлого мира, вы! Такие, как ты! Изуродовали меня!  — прямо через мою куртку, меня начало пронзать ее оружие, я отпустил глаза и попытался ухватиться за ее древко, но мои руки проходили сквозь него, я вообще ничего не мог — ни ответить, ни убежать! Вот значит, как я умру….
        Что мне оставалось делать? Я скинул обе руки и прижал их к каменному и, несомненно, грязному полу и выжал досуха три рубина на своей шее, высвобождая заученную формулу призыва. Сил хватило, пика с моей груди резко дернулась, нанося мне касательные повреждения, сбоку что-то грохнуло и меня обдало сильным жаром на грани открытого пламени. А затем все закрутилось. Я прекрасно знал, кого хотел призвать в этот мир, но я реально не знал, кто придет на мой зов, но кто-бы там ни был, он кинулся на эту амазонку в доспехах, грозно рыча и рассекая воздух чем-то тонким, от чего в воздухе начал раздаваться свист. Сара же начала отступать и периодически «хекать», вскрикивать, как теннисистка при нанесении удара по мячу, я же потрогал свою грудь, что разрывалась от боли и потихонечку заливалась кровью, затем кое-как сел у стены.
        — Остановитесь!  — сказал я достаточно громко, стало тихо, лишь одинокий звук чего-то скользящего по полу прозвучал несколько раз.  — Если тебе мало того что я совершил вызов, то добей меня уже…. Из жалости.
        — Я…. Я не подумала….  — скромный и спокойный голос Сары, прозвучал в пустом помещении.  — Прости, я….
        — Закрой рот! Раба света!  — я откинулся на стену и застонал от резкой боли.  — Сука, знала бы ты, на что ты меня только что толкнула….
        Все верно, как бы я не сопротивлялся, но если хочу жить, то придется делать выбор. Я коснулся своей раны, пачкая и без того грязные пальцы в своей крови и прочел жертвенное заклинание. Снова боль смешалась с холодом, а ноющая голова стала ясной и чистой. Стало легко, словно я парю в легком и прохладном облаке без ветра. Да, сколько ты не старался, Господин Пистрикс, ты все равно сделал то, что от тебя требовал демон из ада…. Бесхребетное, ты чмо!
        Грудь болеть перестала окончательно, спина и затылок ощутили каменную кладку, а мой нос почти сразу учуял все запахи этого подвала. Жаль глаза, не сильно торопились восстанавливаться, я видел только очень смутные образы, даже когда вызвал сферу для освещения. Просто две стройные фигуры на фоне темных стен. Я поморгал еще немного, после чего нашел в себе силы подняться. Под мою руку сразу поднырнула Сара, как я это понял? Все просто — рукой грудь зацепил.
        — Спасибо.
        — Ее благодари.  — Ответила мне амазонка со стороны. Я даже слегка вздрогнул и отпустил фигуру, что мне помогала.
        — Ты кто?
        — Ты спас меня, не забыл, я пришла!  — ответила мне слегка глубоким, но очень очаровательным женским голосом та, кого я призвал, видимо не вся моя жизнь ложь.
        — Это не ответ.
        — Демоница это, маг недоучка.  — Хмыкнула со стороны Сара.
        — Я Ралигаскорниша, Суккуба.  — Ответила мне вышеназванная, а я прямо ушами почувствовал ее улыбку.  — Я молила тебя и заклинала забрать меня, когда ты был выслан сюда, и ты меня не забыл….
        И верно, я начал вспоминать ее, но пока крайне смутно, скорее на уровне ощущений.
        — Рали, тише…. Сара, ты вот чего в драку пошла? Слушать не учили в детстве?  — я с силой потер глаза, но это не помогло.
        — Я не стану оправдываться, если бы понадобилось, я бы убила тебя, не задумываясь. Маги совета меня теперь точно в покое не оставят, так что все оправданно.
        — Хреново ты себе союзников вербуешь.  — Я пошатнулся и ухватился за стену, проверил камни на шее, семь штук осталось. Сбоку снова подошла Рали, желающая мне помочь, я обратился к ней.  — Тебя можно спрятать? Скрыть или хоть как-то обезопасить мою и без тебя нелегкую жизнь?
        — Как единожды призванная, я всегда могу скрыться на границе миров, но только пока ты не далеко.
        — Здесь можешь?
        — Это хорошее место, оно закрыто от Зеркал…. Да, я спрячусь тут. Но если ты уйдешь далеко, я погибну.
        — Далеко это сколько?
        — В рамках этого острова, мой повелитель.
        — Ты себя сам слышишь? Она с тобой на тарабарщине, а ты ей на общем. Вы вообще друг друга понимаете?  — спросила Сара, что видимо уже отошла от горячки боя и с интересом наблюдала за нами.
        — Понимаем. Прячься.  — Ответил я и кивнул Суккубе-Рали-как-ее-там. Я и так видел ее плохо, а тут она просто смазалась как пятно и растворилась словно дым.  — Что мне теперь с глазами делать?!  — уже не скрывая своего настроения, спросил я у рабы Света.
        — Я не знаю, прости…. Ослепление сильно калечит, а лечить я не умею. Джафар, реально, ты прости, я правда не хотела.  — Она коснулась меня, но я только руку одернул.
        — Хватит извиняться, глаза поправятся, просто нервы ты мне все по ветру пустила! Ответишь теперь, чего там эти советники замышляют? Что там за тайна такая? Ради чего я сейчас стал инвалидом и вызвал себе в помощь суккубу, потратив бесценный заряд камня?
        — Не горячись, я сейчас все расскажу….
        Рассказ Сары не особо отличался от моей собственной истории. Ее выдернули из загробного царства, которое она считала раем, и насильно вселили в это тело, обычной крестьянской девушки. Она с первых дней, как и мы с Элей училась жить в новом мире, пока не вспомнила свою раннюю жизнь. После этого она научилась владеть силой воды, а параллельно стала ощущать слабую связь со Светом и всем что у нас вызывает радость, такое как искусство, музыка, театр и песни. Она стала радоваться своей новой жизни все больше стремясь сделать нечто, что поможет всем людям этого мира, но ее вызвали на совет, где она узнала, что она лишь «одна из», и в ее задачу входит призвать проявление Света в мир. Другими словами, она должна найти способ открыть портал в план, где теоретически живут ангелы и иные представители справедливости и добра. Зачем это нужно ей не сказали, но когда она научилась слышать голоса, она узнала о планах этих магов и поклялась, что скорее умрет, но не раскроет ни тайн, ни умений, что ей дарованы. А сейчас вот она сидит и общается с тем, кого ей положено ненавидеть в первую очередь, но вот отчего-то
она не боится меня и не презирает, она сочувствует и переживает за мою душу. Она сказала, что моя душа сильнее, чем я думаю, ибо она до сих пор не сломлена.
        — Ты просто не знаешь, на что они готовы ради усиления своей власти. Раньше совет магов простирался на весь материк, они правили людьми как короли, пока из-за моря не прибыли первые суда с Кхалешата, Саборских островов и орды Пенегрисов. Помимо своей власти они пришли со своими магами и поставили под сомнение всю текущую структуру общества, так как маги, жившие от самого рождения за счет других стали слабыми и ленивыми. Обычная армия делала куда больше чем доблестные служители стихий. И время их власти пало, что, конечно, им до сих пор не нравиться. По крайней мере, так пишут в книгах, а в театральных записях очень много старых пьес повествующих про ту войну.
        — Мне кажется, что ты себе много надумываешь, но ты продолжай, меня твой голос успокаивает.  — Немного весело сказал я, когда все вокруг начало обретать четкость.
        — Это все серьезно. Ты живешь на острове магов, тут нет явного перекоса среди людей, но был ли ты в городах, где магов почти нет? Где их один или два?
        — Нет, я был в поселках вокруг острова.
        — Это не показатель. Отправься в город Бастараг, там ты узнаешь, что все правосудие и власть города не у мэра и не у наместника короля, она вся у городского мага и его детей, которых и магами назвать стыдно. Люди боятся их по-прежнему. И чем дальше ты будешь от столицы, тем сильнее будет этот страх. И это ужасно.  — Сара шмыгнула носом, видимо она плакала.
        — Ясно, а почему же тогда этот совет желает призвать армию Инферно? Зачем им я?
        — Не знаю, но если ты откроешь врата в план Инферно, вырвавшиеся оттуда демоны, будут в меньшинстве, с ними маги смогут договориться. Это уже было в древности, маги открывали порталы и нанимали на свою сторону демонов, управляя ими при помощи камней-замков, но каждый раз все заканчивалось кровопролитием и запретом на это умение. Может, хотя я точно не знаю, они желают повторить ранние наработки, чтобы призвать демонов на головы простых людей, чтобы поднять флаг ордена Кораффиста и при помощи страха людского заставить их вновь служить себе.
        — Стоп! Кораффист? Он же создан для защиты от демонов….  — я завис немного и засмеялся.  — Охренеть как они все умеют трактовать!
        — Верно, Кораффист был создан для укрепления власти. А ты думал, что он реально боролся с ними? Они сами их и вызывали, чтобы потом убить их и занять место повыше. Это «колесо времени», все повторяется, раз за разом и будет это вращение до той поры, пока колесо не будет сломано.
        — Я вот сейчас не понял, ты предлагаешь убить магов? Ты? Та, что носит ангельские доспехи?  — я снова потер глаза, но по моим рукам ударила Сара.
        — Перестань чесаться! Пусть они заживают!  — и было в этих словах, что-то приятное, что ли. Забота.  — Я не предлагаю убивать, я предлагаю все сделать честно.
        — Ведь верность, нравственность, отвага, всегда одерживают верх!  — высказался я.
        — О чем ты?
        — О справедливости….
        — Ты странный, не такой как другие. Я это еще на соревнованиях заметила, когда ты поддался мне, хотя силы в тебе было очень много.
        — Ты там меня честно победила!  — приложив руку к груди, соврал я.
        — Не смешно, Джафар. Ты не обычный, это видно по тому, как ты выдержал этот бой, как ведешь себя с окружающими и ведь ты не побоялся и привел меня сюда…. Кстати, а тут реально нас не видно?
        — Демон что меня обучал, сказал, что закрыл это место от Зеркала мира, а судя по тому, что мне плели маги — я склонен поверить в это.
        — А как мы будем отсюда выходить? Они же нас сразу засекут своими зеркалами. И все сразу поймут!  — сказал Сара. Я задумался, а потом глубоко вздохнул и встал с пола.
        — Ну, значит, придется разбить одно большое и доброе сердце…..

        Глава 13. Так всем говорят, кто проезжает мимо…

        В твоих глазах застыла боль,
        Я разделю ее с тобой….
        План был прост и тяжёл, необходим и очень противен, в частности мне. Сара помогла мне выйти из подвала, придерживая меня и мою попаленную рожу. Нас сразу срисовали несколько стражников и подбежали ближе.
        — У него глаза повреждены от огня!  — сразу сказала Сара, пока нам не начали задавать вопросы. Отлично сыграли, чего уж греха таить.  — Ему надо в лазарет! Помогите!
        И мне помогли — поддержали с другой стороны и притащили к местному эскулапу с бородой и лысой головой. Ставлю все свое состояние, но я уверен, что он глядя на меня — качал головой, а на лице его было выражение полного разочарования.
        — Ай-ай как не хорошо, Господин Пистрикс. Я уже думал, что никогда вас не увижу.  — Он растянул мои сжатые веки и посмотрел на глаза.  — Да… Не страшно конечно, но очевидно, весьма неприятно. Я вам дам немного Чарской губки, вы ее вымачивайте в отваре Варисока, я дам вам сбор, и прикладывайте к глазам, желательно открытым. Так, у вас есть кто-нибудь, кто сможет за вами проследить пока вы в таком состоянии?
        — Я могу за ним присмотреть.  — Услышал я бодрый голос Сары.
        — Вы будете с ним постоянно?  — уточнил лазарь.
        — Да, раз это я виновата, что он так пострадал.  — Чуть тише сказала девушка.  — Он передо мной красовался.
        — Ну, тогда это, как я люблю говорить — «Романтическо-бытовая травма!» — засмеялся лазарь.  — И таких у меня сотен по пять в год! Кто руки себе режет, а кто и от магии как вы страдает! Хорошо, я тогда вам предписание отдам и все необходимое. А вам молодой романтик, нужно зайти ко мне, если зрение не восстановиться в течение десяти дней.
        — Хорошо, но я надеюсь, что все пройдет.  — Кивнул я и начал подниматься с кушетки, пока Сара получала все инструкции.
        Сара вывела меня из лазарета, и мы медленно пошли к моему домику. Первые минуты шли молча, а затем она неожиданно повернула в сторону и подвела меня к одинокой скамейке, с которой видно лесную рощу. Мы сели.
        — И зачем?
        — Я хотела поговорить.
        — Я думаю это не место для откровений.  — Я мягко надавил на слова «Не место».
        — Да я же не о том. Я про твою нынешнюю девушку…. Не будь с ней жесток, хорошо?
        — Не собирался даже, она мне может и не родная душа, но определенно нравится. Я не хочу делать ей плохо.
        — Ну, ты все равно постарайся аккуратнее….
        Как вообще можно аккуратно расстаться с девушкой? Вот почему об этом книги не пишут в этом мире? Не «как соблазнить любую» или «НЛП для парней», а «Как разорвать отношения ради спасения своей жизни» или еще лучше «Расстаться так, чтобы все были довольны»! Белла очень умная и эрудированная ученица, славная и милая девушка, добрая сердцем и душой. Но вашу же мать, какая же она Сатана, когда огорчается! Полуслепой и со всех сторон виноватый, я даже не пытался парировать ее удары, а била она не руками — она маг воздуха. Меня, под ее крики, швыряло по всем помещениям — сначала по комнате, затем по коридору, по лестнице, холл и наконец, крыльцо и улица. Уже там, когда я размазывал кровь по лицу, она подошла ко мне и тихо прошипела:
        — Будь ты проклят, и пусть ты когда-нибудь полюбишь, так же как и я — безответно.  — И она ушла, пока я пытался прийти в себя.
        — Я уже любил, но у меня отняли их….  — уже для самого себя, ответил я.
        Ко мне подошли несколько учеников и помогли подняться, спросили нужно ли мне в лазарет, я отказался, но меня все равно поперли через силу. И какой тогда был смысл в вопросе? И вот не прошло и часа, как я снова сижу у лазаря.
        — Господин Пистрикс! Вы таки смогли меня удивить! Так скоро вернулись, да еще и в таком красочном виде. Что произошло?
        — Бывшая девушка плохо приняла факт того, что стала бывшей.
        — Ясно, снова романтическо-бытовая травма. Однако быстро же вы все решили. Девушка сильно расстроилась?
        — А вот вы сами как думаете?! У меня места живого нет на теле, у меня минимум три вывиха, а в зеркале только красное пятно видно!  — возмутился я.
        — Да не переживайте, у меня неделю назад один пришел с ножкой от табурета в ноге… ну, в верхней ее части, между…. Забудьте. Тоже с девушкой расставался. Поставим мы вас на ноги, только давайте сначала разденьтесь и мы вас осмотрим….
        Не знаю, как быстро все заживает на демонах, не проводил я таких исследований, но когда я приполз домой с тугими повязками на руках, теле и ноге, мне стало на порядок лучше, чем было в лазарете. В комнате я стянул свою одежду, снял бинты с рук и начал убираться, ибо такого свинарника у меня еще никогда не было. И едва я разогнул спину и решил отдохнуть, как ко мне постучали. «Войдите, не заперто», ответил я и накинул на тело новую рубашку, старая теперь только на тряпки сгодится. Дверь открылась и на пороге стояла Сара с небольшой сумкой. Ну, вот и все, значит, мы начинаем наш фальшивый роман….
        Знаете, я вот о чем подумал? В целом, любовь и все эти сопли с сахаром — штука приятная, но жутко хлопотная. А когда у тебя фальшивый роман, то это еще и нелепо и неестественно… как первый секс. Совершенно непонятно что делать и когда, чтобы выглядело все культурно и убедительно. Поначалу мне это даже понравилось — Сара помогала мне справляться по хозяйству, спрашивала про мои глаза и протерла мои раны да ссадины. А потом настало утро, а с ним и моя непонятная по скорости регенерация. Ссадины исчезли, раны затянулись, а глаза вновь были как у орла. Спали мы вместе, но под разными одеялами, как вы понимаете на этом настояла моя «типа-девушка». Говорить с ней не хотелось, слишком непонятное у меня к ней было чувство, но для красивой картинки это просто необходимо.
        — Я в Аффанит, а после него на работу. Закончу после полуночи и немного позанимаюсь в подвале.  — Сказал я ей.
        — Ты в баре поешь?
        — Как получится.  — Качнул я плечами.
        — Тогда я тебе занесу в подвал поесть, а то ходишь тощий да немощный.  — Улыбаясь, ответила она с оглядкой на мифическое «Зеркало Мира».
        Возможно, мы недооценили наших создателей, а возможно у нас начинает развиваться паранойя. После полуночи в подвале для занятий никогда никого кроме меня не было, да что там после полуночи! там и днем никогда никого не было. А сегодня там был мастер маг и три ученика, которых он гонял. Странненько это, но пришлось играть до конца, и я начал свои тренировки по развитию своих способностей. Когда же пришла Сара и покормила меня бутербродами, осталась сидеть рядом и периодически напоминать мне, что я еще не полностью выздоровел. Уходили мы оттуда под ручку первыми, маг и его недоучки остались под землей.
        — Я сегодня видела Беллу.  — Сказала мне Сара пока мы шли до дома.
        — И как она?
        — Довольно плохо, осунулась, выглядит не здоровой.
        — Мне жаль.
        — Да и мне, но тебя я возвращать не стану!  — она взялась за мою руку покрепче.
        Странно, но даже эта игра вызывает у меня симпатию к незнакомой, по сути, мне девушке. Хотя я не прав, она изначально вызывала у меня симпатию, даже на том соревновании, когда она мастерски обошла меня. Да и в подвале я увидел ее решимость. Нет, она мне определенно нравится. Жаль я не знаю, нравлюсь ли ей я….
        До ближайших выходных мы отлично разыгрывали новую молодую парочку, странную по-своему, но все же обычную. Мы не целуемся на людях, но всегда рядом, Сара не остается одна, ибо боится, что ее достанут верховные, а я продолжаю отлично учиться и работать, как и полагается будущему главе семейства. Подвал теперь был занят постоянно, даже когда я говорил громко и во всеуслышание, что не пойду в него, там все равно были ученики и их наставники. Странно это, как ни крути, ну не могут маги заниматься там двадцать четыре часа семь дней в неделю! Не верю, и, тем не менее, продолжаю играть свою роль.
        Один раз я встретился с Элей и мы наверно часа полтора общались. Нам было проще — русского тут никто не знает — можно не скрываться. Она рассказала, как ее раскручивали на информацию, и подтвердила все опасения Сары на счет этого совета — их интересовало оружие, и все что может помочь укреплению власти. Благо Эля в той жизни больше клубами интересовалась, так что много она не рассказала. Про меня она тоже многого не выдала, сказала, что мы из одной реальности и что она меня толком-то и не знает. Вопрос со времени — когда они возьмутся за меня. Эля же сильно переживала, так как за ней теперь смотрят неустанно, и она подозревала, что слежка идет и за мной. Трудно было с ней не согласиться, но что мы можем с этим поделать? Нужно просто быть готовым ко всему….
        Не могу сказать точно, сколько прошло времени, пока события вокруг меня снова не закрутились. Мы жили с Сарой как влюбленная пара и все больше привыкали друг к другу. У нас наладился определенный распорядок, у нас улучшались отношения, мы начли целоваться и обниматься искренне. Девушка заботилась обо мне — готовила, убирала и наставляла на путь истинный, как великий воин Света. Я тоже не отставал — баловал ее, смешил и развлекал, как умел. В общем — хорошо все было, пока ко мне не подошел один из совета магов.
        Я как раз был в Аффаните, когда закончилось занятие по Истории Королевства, и не успел я покинуть класс, как в него вошел тот самый маг в белом. Сегодня, правда, он был не в своей мантии, а в очень дорогой одежде. Он поздоровался с преподавательницей, и попросил разрешение занять помещение для небольшого общения со мной. Получил добро и, дождавшись пока все не вышли из кабинета, обратился ко мне, присаживаясь за стол преподавателя.
        — Что вы мне можете рассказать, Господин Пистрикс?  — прозвучал его голос.
        — А что вы хотите узнать?
        — Вам удалось связаться с другим планом? Или вы предпочитаете играть в любовь ради нас?  — я немного поежился, откуда он знает?
        — Вы не правы, любовь настоящая, Сара девушка….
        — Оставьте эту болтовню, нет у вас никакой любви, вы ничего о ней не знаете, чтобы мне вешать эти сплетни на голову. Вы пробуете связаться с другим планом? Или нет?
        — Нет.  — Честно сказал я.
        — Отчего же так?
        — В подвале постоянно кто-то есть, а я не хочу, чтобы об этом узнали посторонние.
        — Этого можете не бояться, все кто находятся в вашем, как вы выражаетесь «подвале», это наши доверенные лица. Они вам могут и помочь в достижении нашей общей цели.  — Маг вынул из рукава небольшую костяную палочку украшенную белым камнем, как я понял — магический жезл, или амулет.
        — А почему ваши доверенные лица сами этого не сделают? Вы же уже продемонстрировали, что сил у вашего совета более чем достаточно, почему нужен именно я?
        — Просто вы, это окно в другой мир. И поверьте Джафар, если бы от наделения могуществом не подменялась личность, мы все бы прошли ритуал. А так, приходится тратить время на вас и вам подобных.  — Маг глубоко вздохнул и с шумом выдохнул.  — Давайте я спрошу более точно, чтобы сэкономить нам всем время…. Вы собираетесь нам помогать или нет?
        — Это зависит от того, что вам нужно.
        — Ваша Сара Тинора вам все довольно подробно все рассказала. Нам нужны другие планы, нам нужна власть и экспансия, ну и вы будете подле нас, разумеется. Не тяните время — отвечайте.
        — Нет.  — Твердо сказал я.
        — Очень жаль, хотя и ожидаемо….  — тихо прохрипел маг и встал на ноги.  — Полагаю, мы закончили….
        После последних своих слон, он взмахнул своей палочкой в мою сторону…. Однако не зря демоны прокачивали мою реакцию и паранойю, я возвел щит — мгновенно. Казалось что маг и не пытался на меня напасть, он просто подал сигнал — за моей спиной, за высоким окном, была наша колокольня Аффанита, в которой сразу зазвучал колокол. Три коротких удара, а затем глухая тишина. Старый маг продолжал смотреть на меня уставшими слезящимися глазами, а лицо его было таким скучным, что казалось, будто он, борется со сном. У меня нервы на этом сдали окончательно — я бросился в сторону двери, мимо опасного чародея, но на пороге появились три стражника с мечами. Вроде, помеха не большая, но это же остров магов — мечи у стражников вспыхнули. У одного оказался огненный меч, у второго ледяной источающий пар, а у третьего, клинок стал черным как смола. Вокруг тройки сразу появились полупрозрачные щиты, что не мешались друг другу, а словно дополняли. А пока я на них смотрел, по мне нанес удар «Белый маг». Щит мой прогнулся как от хорошего удара кувалдой, но выдержал воздушный напор, доски пола вокруг меня пошли трещинами….
Мне надо было действовать и быстро! Ну же, пустой череп! Чему тебя успели научить?!
        Я выбросил в стену над стражей заклинание Гидры, отдав на ее жизнь один из рубинов с шеи, а сам ушел в сторону окна, обновляя щит, по которому пришелся новый поток воздушной магии. Коротко обернувшись, я сконцентрировался на голове старшего мага, что медленно начал идти в моем направлении и нацелил на него поток огненной магии, щедро напитав ее своей злобой, а затем оправил еще один сюрприз чуть в сторону. От моего мятого купола щита, потянулась нить, которая расширялась и тянулась к магическому куполу чародея. Его щит-пузырь был не менее силен, чем мой, и с успехом выдержал мою атаку, а затем мощный взрыв родился прямо в метре от мага и в полуметре от стражников, которые пытались задавить мою опасную Гидру. Грохот был достойным, стекла во всем помещении вылетели наружу одновременно, стражники попадали на пол, а вот маг только лишь отшатнулся, но намерений своих не оставил — по мне снова пришелся его новый удар, который и выкинул меня сквозь разбитое окно.
        Наверно мне стоило немного продумать такой экстравагантный способ отхода как «спиной в окно», но если уж совсем быть честным, то мне несказанно повезло — упал на группу учеников, которые матерясь вернули меня в вертикальное положение, а после того как на нас кинулась стража, так и вовсе исчезли. А мне что делать? Со всех ног я помчался в сторону подвала, очень надеясь, что Сара догадается бежать туда же. И вот что меня удивило больше всего — на всем этом пути, мне никто не встретился, зато со спины меня активно подгоняли. «Меня ведут!» — подумал я и резко сменил направление движения. И как назло, передо мной вырос новый персонаж этой гонки — Санчо Пин, мой работодатель. Как же так?! Только не Санчо! За спиной Шефа возник Дарин, что уже держал руки в боевой позиции, и мне очень не понравился его взгляд. Я этого не хотел….
        Вскинув руку, как направляющие для нанесения упреждающего удара, я уже хотел убивать, но Санчо меня опередил, ловко и четко, ударив Дарина в лицо локтем. Вот этого я никак не ожидал, поэтому и замер перед барменом в пяти шагах… и смотрел, как падает мой коллега с разбитым носом.
        — Чего ты вылупился?  — рявкнул на меня Пин.  — Беги с острова! Не прогибайся перед этой шоблой!
        — Почему ты….
        — Закрой свой рот и беги! Это уже, не твоя война!  — снова поднял он на меня голос и развел руки, между которыми возникла длинная пика из яркого зеленоватого пламени, а ведь я даже подумать не мог, что он маг.  — Этим тварям пора напомнить, почему я здесь остался!  — подойдя ближе, я протянул ему руку.  — Мне вот ваши манеры….  — Санчо коротко пожал мою руку, а потом резко ударил меня в спину, придавая ускорения.  — Беги, глупец! Этот бой начался очень давно!
        — Спасибо, за все!  — ответил я и продолжил свой бег, уже слыша за своей спиной лязг доспехов и всполохи невидимых сил.
        Уже отбежав достаточно далеко, я, наконец обратил внимание на то, что вложил в мою руку мой добрый работодатель — камень-замок. Вопросов стало еще больше. Кто же он такой этот склочный и хмурый дядька? И почему он именно сейчас помог мне? Сзади что-то грохнуло, и я ускорился, бегая между деревьями и меняя траекторию движения. В любом случае нужно бежать в подвал, там у меня единственный союзник. А помочь Эле или Саре я сейчас просто не в силах — я один, а их тысячи. И как бы не было противно признавать — один в поле не воин.
        Все мои самые жуткие мысли оправдались — я добрался до учебного подвала без препятствий, что пугало меня намного сильнее, чем вся эта обстановка в целом. Заперев за собой дверь, и уже не планируя возвращаться через нее, и спустился вниз, где были еще одни двери, ведущие внутрь зала. Внутри все было погружено во мрак, поэтому я сразу раскинул силу, поджигая факелы на стенах. Полученного освещения вполне хватило, чтобы увидеть приготовленную для меня картину….
        В центре закопченного, от потолка до пола, зала, стояли три стула со связанными пленниками. Слева стул с Элей, лицо которой было сплошь покрыто кровью и синяками, волосы ее были местами опаленными, она была уже без сознания. По центру стоял стул с Сарой, девушка еще держалась, но даже мне было видно, что били ее сильно, ибо в плен она точно не желала попадать. Крайний стул занимала Белла, что была наиболее целой из всех, но страх в ее глазах был такой, что я поежился. А за этими стульями стояли пятеро магов, отлично мне известных: Афист Рональд Горди; Белый маг из совета; Красный маг из совета; Афист Горан Моргинт и под занавес сей пьесы — Феанор Асольном, которого я не знал в этой версии реальности. Сзади уже слышались звуки ударов — мосты сожжены, бежать мне некуда.
        — Джафар, мальчик мой, не надо усложнять ситуацию.  — Заговорил Белый маг, своим мерзким дрожащим голосом.  — Тебе некуда бежать. И мы уже все знаем. Вызови сюда своих хозяев, и мы отпустим тебя и твоих подруг.
        — Зачем тебе калечить свое будущее? У тебя есть второй шанс на спокойную жизнь.  — Добавил от себя Красный маг.  — Мы тебе поможем.  — На этих словах полуживая Сара начала мычать через повязку, которая перекрывала ее рот. Я же по-прежнему стоял на месте и прокачивал варианты побега или самоубийственного боя.
        — Какой вам смысл бежать? От вас требуется совсем немного — откройте окно и будьте свободны!  — снова Белый маг.
        — А если у меня есть условия?  — наконец, спросил я.
        — Назовите их, мы готовы идти к вам навстречу.  — Кивнул Красный.
        — Мне нужны камни-замки, двенадцать штук.
        — Вы их получите.  — Сказал Белый маг и, вкинув руку, выкинула на пол два десятка камней, от которых у меня сразу началась мигрень.  — Что-нибудь еще?
        — Да, мне нужно золото, много золота.  — Сказал я, медленно спускаясь и начиная поднимать эти камни.
        — Как на счет десяти тысяч?  — спросил меня Красный, когда я уже брал третий камень и начитывал заклинание поглощения.
        — Двадцати!  — не согласился я.
        — Пусть будет двадцать.  — Не стал спорить маг в белом.  — У вас еще есть условия?
        — Отпустите моих подруг.  — Я наклонился за последним камушком и отошел немного назад, продолжая опустошать их.
        — Только после того как вы откроете окно.
        — Когда я его открою, что мне надо сделать? Или достаточно только открыть его?  — уточнил я. А сзади уже послышался звук треска дверей. Сара бесновалась и мотала головой сидя связанной и закованной.
        — Откройте окно, с правом выхода, больше от вас ничего не требуется, ваши дамы будут отпущены в тот же момент.  — Улыбнулся маг в красном.  — Только не вздумайте шутить с нами, вы просто не в силах понять, что вокруг происходит, просто подчинитесь и уходите.
        Кивнув, словно я действительно готов принять их условия, я сделал шаг назад, вздохнул глубоко и заглянул внутрь себя, где сила пары десятков артефактных камней, создали ураган свободной энергии. У меня было на это время, сейчас никто не собирается убивать или лишать меня свободы, было бы мое желание, я мог бы прямо сейчас махнуть по земле ногой и открыть тут натуральное жерло вулкана, но ситуация изменилась. Я не могу бросить девочек. Элю, потому что я чувствую за нее ответственность, Беллу, так как я виню себя за ее положение, и Сару, что была со мной все это время и ни разу не дала повода усомниться в ней, я ей доверяю. Второй вздох. Заглядываю в себя и обращаюсь к тому кусочку своей души, что по-прежнему связан с той стороной. И слышу знакомый голос, который готов меня слушать. «Будь готова» — мысленно черчу я команду и делаю первое движение, плавно проведя рукой перед собой, медленно выдыхаю. Третий вздох, перед моими ногами вырисовывается пентаграмма, что вспыхивает огненными всполохами. Все стоящие по ту сторону от пентаграммы непроизвольно вздыхают, кто от восторга, кто от облегчения, а
кто-то как Сара от боли и ужаса. В пентаграмме появляется мой старый знакомый, он уже понимает обстановку, но одновременно ощущает, что я закрыл ему все права на этот слой реальности, даже на голос. В это же время, за спинами пятерки магов, выпадает из кармана реальности моя призванная суккуба-Ралина. Не знаю, чем она мне поможет, но других помощников у меня сейчас не предвидится.
        — Что происходит, брат?  — мысленно обращается ко мне демон, но отвечает ему маг в белом.
        — Слуга Огненного слоя, к тебе взываю я, Аристан Бонорасик. Мы ищем союза с вами, дабы наши враги, захлебнулись в собственной крови! Мы скрыли все камни, мы готовы принять вас в нашем мире!  — воздев руки, довольный как слон, брюзжал маг в белом. И как бы демон не хотел ему ответить согласием, он сейчас был скован моими чарами, которым сам же меня и научил.
        Время наконец пришло…. И в этот момент, ударила суккуба. Подлый удар со спины, но кого в это винить? Проклятого демона? Девушку? Исчадие ада? Ну… это же наивно и глупо, как минимум. Суккуба ударила, без каких либо изяществ, просто пронзив тонким клинком грудь моего афиста — Рональда. Цель совершенно ненужная, и, на мой взгляд, наиболее безобидная, но демоница и не собиралась останавливаться, как это бывает в фильмах, где между ударами нужно подождать, пока с повершенным попрощаются, пока не дадут клятву отомстить и не покричат «Ноооо» в потолок. Она быстро сместилась дальше, еще до того как тело афиста начало оседать на пол. Да, хоть ты трижды маг, но клинок в центр сердца, это смерть.
        Второй ее удар пришелся на мага в красном, что к его чести, уже успел поднять огненный щит, но к его сожалению, эта защита никак не остановила девушку из мира огня и боли. В него она вцепилась голыми руками — в горло. Одновременно с этим она подскочила и уперла свои когтистые ножки в его грудь, натягиваясь и разрывая его плоть своим встроенным вооружением. Кровавое зрелище, как тонкие женские ноги с острыми когтями, выламывают ребра и выворачивают внутренности высокого человека. Маг в белом среагировал довольно проворно, вскинув руки и возводя вокруг себя щит, и сразу же отправляя воздушный поток в сторону сцепившейся парочки. Горан Моргинт тоже отбежал в сторону и, коснувшись стены, начал начитывать свои чары. Оставшийся не у дел Феанор, быстро выхватил из-за пояса короткий кинжал и уже собирался начать казни, видимо для этого его и пригласили, но он видимо не учел, что я в это время не стоял на месте….
        Смещение в сторону! поднять щит! выставить руку для усиления магического потока — огонь! Огонь мать вашу! В прямом смысле огонь, но не густой и жаркой струей, а скорее тонкой, как скальпель линией, что словно лазер отсекла недоучке-магу руку с клинком, и далее, через тело недоумка, кто хотел напасть на моих близких! Кровь хлестнула на пол, ее запах ударил в нос. Меня опьянял этот запах, я вновь начал вспоминать себя. Пожиратель душ, уже просыпаться….
        А вот мой знакомый Демон начал дергаться и бесноваться в своей пентаграмме, требуя выпустить его. И даже если бы я и хотел, то бы не смог этого сделать, так как я был сильно занят! По мне ударил Горан со своими каменными примочками — блочный кусок пола, на котором я стоял, неожиданно провалился на полметра, что лишило меня всякого равновесия, я замахал руками, понимая, что ни разу не был готов к подобному бою. Но в состоянии паники, все же выпустил несколько чар на призыв Гидр, прежде чем рухнул на провалившийся кусок пола. Мага это заинтересовало и он начал обороняться, смещаясь и перекрывая места, откуда вырастали Гидры. А ведь он очень умен, Гидра на самом деле существо плоское как блин, а то, что мы видим, лишь ее рука для атаки. Оттолкнувшись от пола, я сразу ушел перекатом в сторону, оказываясь вблизи трех стульев. Одним жестом я срезаю путы с правой ноги Сары, затем поднимаюсь и освобождаю ее руки. Девушка чувствует свою свободу и буквально вырывает свою оставшуюся ногу из плена и-и-и-и…. бьет меня между ног, после чего еще и добавляет пощечину. Она еще крикнула что-то, но я уже не слышал
из-за общего шума. Мгновением позже, она уже в доспехах и готова мстить за себя. Когда я смог оторвать руки от ушибленного места (и это я не про лицо), хотел уже распутать двух других девушек — но тут сзади пали внутренние двери и сразу три мага оказались в проеме. Дабы не оказаться полным идиотом, я деактивирую пентаграмму и стираю ее следы с пола, активирую новую гидру у входа. Да-да! У нас тут очень весело!
        Мощный удар воздуха снес меня с моим щитом в сторону ближайшей стены. Чувствую себя хомячком, что носится по квартире в пластиковом шаре, хе-хе. Что я успеваю заметить, пока меня откидывало в сторону? Суккуба закончила с красным магом и уже переключилась на Горана, вид ее оставляет желать лучшего — кровавые подтеки по телу, одно ребро торчит из тела, ухо отсутствует, а правая нога сломана и не в одном месте, но девочка все еще дерется. Я смог, наконец, разглядеть ее — это была она, та самая Ралина из морока — идеал красоты, да в таком виде!
        Сара сейчас атакует белого мага, который не сильно-то и напрягается, более того — он выглядит довольным. У входа уже пять магов сдерживают мою гидру, и пытаются задавить ее ответным огнем и воздухом. Дилетанты. Меня, наконец, прибило к стене, в паре метров от Горана и полу-убитой суккубы и я буквально кинулся на него со своей стороны, однако меня вовремя заметили. Второй воздушный удар, более всего похожий на грузовик, ударил мою хлипкую защиту и раздавив ее — приложил меня к стене так сильно и со вкусом, что у меня голова кругом пошла, тело заныло во всех местах. Маг в белом уже одержал победу над Сарой и взялся за меня со всем пристрастием. Хотел уже крикнуть ему что-нибудь нелицеприятное, но у меня перехватило дыхание. Ясно, трюк как с тем толстым парнем, чьего имени я не запомнил. Ну, что же, ожидаемо еще с того дня, я к этому готов!
        Выпускаю в Белого мага чары «Стены Огня», дабы скрыть себя и испортить ему обзор. Пламя вспыхивает от пола до потолка, деля помещение на две неравные части. А затем я, выпуская свой огненный скальпель в сторону Горана, что никак от меня не прикрыт и срезаю ему заднюю часть шеи — не жилец. М-м-м…. какой сладкий запах крови…. Воздуха мне ощутимо не хватает, но эта проблема теперь у всех — огненная стена жрет кислород как стая саранчи зеленую травку — быстро и беспощадно. Суккуба едва не падает от слабости, но я хватаю ее за руку и указываю на стулья, она кивает и, морщась от каждого движения, ползет в том направлении. В стене огня появляется брешь, маг пытается ее продавить. «Удачи, старик!» — обновляю свою защиту, хватаю еще горячее тело мага Горана и подтянув к себе — вгрызаюсь в его затылок…. Клыки у меня прорезались мгновенно, чужая сила и душа пришлись мне по вкусу. Я про все забыл: и про боль, и про Ралину и про девочек и врагов. Сейчас я питался! Сейчас я преобразовывался!
        Но всему приходит конец — тело опустошено и отброшено в сторону. Мои глаза уже новые, я вижу сквозь огонь, я вижу через тьму, ощущаю ауры и запах крови и страха. Вы зря разбудили во мне то чудовище, которым меня планировали сделать жители Инферно! Помимо тела, я обрел и вложенные в это тело знания и инстинкты. Раньше я учился плавать как любой пловец, стараясь быть самым быстрым…. Но сейчас, всего за пару ударов сердца, я превратился в Акулу, которой не нужно учиться плавать, она в любом случае сильнее, опаснее и быстрее пловца. Зря они меня так зацепили….
        Сейчас мне все кажется проще, причем сильно проще. Странно, что до этого я вообще испытывал сложности. Я вновь обновляю, свою защиту, и в довесок навешиваю новую на Ралину, подхожу к ней, лежащей рядом со скованными девушками. Сейчас я в них не видел ни смысла, ни какой-либо нужды. Одна доверилась мне, а возможно и предала, а вторая полюбила…. Суккуба едва поскуливая, аккуратно берет мою ногу и, подняв свое прекрасное личико, посмотрела на меня своими красно-черными глазками, и слабо, словно не веря себе — улыбается. Эти глаза… Я помню их…. Как у моей дочери…. Моей…. Забери меня из этого ада….
        Нет времени искать или спасать кого-либо еще, все уже проиграли, когда я попробовал душу на вкус! Они простые люди, слабые и наивные, не понимающие главных истин и расстановки сил. Бегло черчу ногой часть схемы, мысленно наговариваю заклинание и выдыхаю сохраненные остатки воздуха из легких. Три последних рубина на моей груди со звоном лопаются, и нас четверых окутывает яростное пламя, медленно переходящее во мрак и тишину….

        Эпилог

        Отрывок из книги Магистра Ристаруна Второго, находящейся в забытой библиотеке Султаната Персии:
        «…И не было окрашено кровью, красная луна не меня своего положения даже в светлый день. В то время, человечество сражалось с исчадиями из другого мира, призванными для развития, для науки и прогресса. Но не удержали великие чародеи призванных тварей, открылись врата между мирами, разрывающие наш мир на куски. Люди гибли тысячами ежедневно, и не было уже ни у кого надежды на спасение….
        Матери убивали своих детей, отцы закалывали сыновей, солдаты убивали друг друга из страха. Это было страшное время, и все кто смог его пережить, никогда не забудут этого.
        В последний год «Войны миров», мне было всего семнадцать лет, и я был одним из тех, кто стоял в рядах обороняющихся, рядом с друзьями и незнакомцами, с чародеями и простыми воинами, рядом с людьми и Драгонами…. Мы все отражали атаку врага, но проигрывали, но отступали и теряли последние крохи надежды. Но затем случилось чудо. Да-да, я помню это, словно вчера это было! В наш лагерь пришла Жрица Проклятого Пламени, что несла в своих руках прозрачный камень невиданной ранее природы, и она отдала нам его со словами:
        — Не потратьте его понапрасну, ибо цена его — жизнь моего сына.
        Мы приняли дар и следующую битву мы выиграли. Враг не знал, что против него сопоставили, он не знал, что уже обречен. Всего за десять дней, в нас появилось более тысячи «Замочных камней»…. Наши руки, руки всех воинов, были залиты кровью невинных, а небо над нами всегда было мрачным и тусклым. Но враг из другого мира, нам начал уступать. Врата между мирами были заперты все в течение следующего полугодия. Наш мир навсегда бы отрезан от своего врага — мира Драконов…. Но какая за это была уплачена цена? Имели ли мы право на такой нечестный размен?!
        В тот год, я тайно от всех, открыл окно в иной мир, в тот, кто сам подарил нам знания о Замочных камнях, мир жестоких демонов. Я спросил у их посланника, для чего он нам дал эту силу? Почему они просто не промолчали? Демон из огненного круга, тогда мне ответил:
        — Слепы люди и наивны, если полагают, что мы помогли им, а не себе. Ибо знает проклятое войско, что время не имеет конца, и однажды мир вновь откроет врата перед Инферно и именно эти камни, дадут им настоящую власть….
        Они обманули нас, они жестоко нас обманули….»
        Уцелевшая надпись на стене в древнем ристалище вблизи Девичей Башни, земли Картраска:
        «И молвил мудрец, что пробьет тот час,
        когда предатель, предаст вновь, еще раз.
        Настанет то день, когда свет омрачит солнечный день,
        а невинный ребенок скроется от него в безопасную тень.
        Мир изменится трижды, пока,
        новый король не отрастит свои рога….»

* * *

        Тишину разорвал свет, а тьму разогнали тысячи звуков, когда я и три моих спутницы вывалились в давно забытой точке этого Богом забытого мира в начало полуразрушенного прохода. Впереди нас была кромешная мгла, а за нами едва виднелся свет заката или уже рассвета. Тело мое все еще источало жар, дыхание никак не могло успокоиться и выровняться, а из моего рта медленно сочилась кровь с мелкими комочками отторгаемой плоти. Сегодня я смог убежать, сегодня я сумел сохранить свою свободу и независимость, но уже завтра, моя жизнь вновь будет под угрозой. Пусть не волшебники с острова, но и мои бывшие тюремщики из горячего подземелья, но покоя мне точно и никогда нигде не будет….
        — Где это мы?  — спросила меня единственная, кто перенес мгновенное перемещение, как должное — Ралигаскорниша, моя Суккуба, моя идеальная женщина, красавица по природе, ибо в этом ее суть, моя Ралина. Она сейчас была в ужасном состоянии, но она даже не думала жаловаться, она выдержит все что угодно, лишь бы никогда не возвращаться туда, откуда я ее вытащил.
        — Это большой спящий Вулкан на крайнем острове Архипелага. Около тысячи лет назад, здесь работал маг, который открывал врата в Инферно.  — Ответил я, хотя и сам с трудом представлял, где мы находимся.
        Протянув руку, я помог Ралине встать на уцелевшую ногу, после чего медленно повел ее в сторону отверстия в скале. Говорить не хотелось, было только желание жить, жить без боли и без страха…. Мечта. Недосягаемая и светлая мечта.
        Мы вышли к отвесному склону, под которыми были видны несколько крупных поседений, у каждого из берегов. Солнце вдали только начинало подниматься, бросая свои яркие лучи на остров под нами и на высокий вулкан за нашими спинами. Вздохнув полной грудью чистый воздух, я открыл новые глаза и посмотрел на простирающееся в бесконечность — ЯСНОЕ НЕБО….
        Прожив в этом мире практически два года, и пропустив через себя три года навеянных образов и чужих воспоминаний, я успел достаточно много: Успел полюбить, разочароваться, стать лучшим во многом, пылал и горел в огне, пробудил в себе Страшного демона, нашел друзей и врагов и спас одно милейшее создание….
        Я погладил по рожкам свою боевую подругу, что сейчас стояла и, как и я, смотрела на рассвет. И даже несмотря на мои знания о том, что Суккубы всегда кажутся красивыми, я не могу отказать себе в ее обществе, ибо не так и много у меня осталось, тем более красивого….
        Но сейчас, на этом рассвете, я знаю, что завтра, уже наступило. За моей спиной остался Аффанит, учитель Визерис, опытные враги и добрый Сначо Пин. Позадиостались воспоминания былой жизни и мое здешнее имя…
        Меня зовут Вадим и я иду сквозь пламя! Рожденный в огне, ради спасения этого мира! И я всем еще не раз скажу свой маленький девиз: «В АД ИМ»…..
        Конец книги.
        В тексте использованы отрывки песен группы «Черный Кузнец»:
        «Волки», «Твой путь», «Черный кузнец», «Ангел мой».
        Еще раз спасибо всем! С вами был, Асачёв Тарас! 27.09.2017 г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к