Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / Андреева Олеся: " Люди Без Планеты " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Люди без Планеты Олеся Геннадьевна Андреева


        # Вот уже три дня как нам официально объявили о том, что ожидания, связанные с предсказаниями майя, все же оказались правдивыми - наступает конец света. Президент со скорбным лицом прочитал речь, митрополит произнес успокоительную проповедь. Поначалу большая часть людей прилипла к телевизорам, не веря, но ошалело внимая. Вертелись всевозможные версии. Но больше всего меня заинтересовала теория ученого о песочных часах. Наш мир перетекает в параллельную вселенную. Ученый уверен, что условия жизни там подойдут для человека. Что, возможно, у людей и населяющих тот мир существ общие предки. Замечательная альтернатива Апокалипсису. Но я не торопилась бы туда, зная заранее, что тот мир населяют вампиры.

        Олеся Геннадьевна Андреева


        Люди без Планеты


21 декабря 2012 г

        Вот уже три дня как нам официально объявили о том, что ожидания, связанные с предсказаниями майя, все же оказались правдивыми - наступает конец света. Президент со скорбным лицом прочитал речь, митрополит произнес успокоительную проповедь. Поначалу большая часть людей прилипла к телевизорам, не веря, но ошалело внимая. Все время, пока еще вещало радио и телевидение, выдвигались всевозможные версии конца света, ученые с пеной у рта спорили друг с другом, но какой уже был смысл? Какая разница, от чего перестанет существовать Земля? Говорили и об уже знакомой наизусть теории майя, о том, что полая внутри Земля не выдерживает жизнедеятельности человека… Но больше всего меня заинтересовала теория ученого о песочных часах. Наш мир перетекает в параллельную вселенную, и мы (если что-то от нашего мира останется) уже будем там пришельцами.


        Весь мир сейчас напоминал Титаник. Но у нас совсем не было спасательных шлюпок.
        Рената

        Люди прощались друг с другом. Плакали, кто-то отрывался на полную катушку. Мародерство процветало. Люди пытались за последние дни сделать то, на что не хватало времени всей жизни. Наблюдая в окно за суетой внизу, я подумала, может, и не стоило нас предупреждать? Ну, умерли бы в счастливом незнании. Но, как сказал митрополит: 'Вы должны быть готовы к этому'.
        Я сидела на краю кровати в гостиничном номере. Уже и не помню, как он выглядел. Небольшая гостиница, небольшого города, куда я приехала на семинар психологов, который обещал быть веселым событием. А вот, как оно все оказалось… Я всегда считала себя профессионалом в сфере знания человеческих душ. А тут сама зациклилась и никак не могла выйти из ступора. Почему-то казалось, что надо собрать вещи. Почему-то хотелось, чтобы был рядом чемодан с необходимыми вещами, раз уж близких рядом нет. Глупо, конечно, заменять родню и друзей чемоданом с вещами. Но я не стала бороться со своими подсознательными желаниями. В номере был бардак, перевернутая кровать, одежда валялась, одноразовая посуда от завтрака. Армагеддон добрался сюда в первую очередь. Я опять выглянула в окно. И тут же задернула штору. Не хотелось смотреть на чужой город и чужих сумасшедших, начавших его громить.
        По телевизору продолжал доказывать свою теорию профессор Иванов Степан Иосифович. Его внешность была не обманчива. Типичный профессор, в пиджаке с короткими рукавами, старый галстук перекошен, под роговой оправой очков безумно сверкают глаза, седые волосы всклокочены.

        - Я уверяю вас,  - Обращался он к ведущему, не понятно, почему до сих пор сидевшему в студии.  - Мы переполнили нашу часть эфемерных песочных часов, и они переворачиваются. Но это не означает крах всему.  - Он волновался, руки его тряслись.
        Ведущий же сидел, задумавшись, не слушая, не задавая вопросов. Ему было все равно. Я так и видела, как в его голове возникают мысли: 'Что я здесь делаю? У меня мать в доме престарелых. Может, я еще успею…' Он тут же поднялся и вышел.

        - Куда вы?  - Вскочил с кресла Степан Иосифович.  - Куда вы все уходите? Мы можем спастись!
        Он пытался что-то объяснить, что-то важное. То, что возможно спасет наши жизни. В ответ ему было из-за камеры только: 'Мужик, хочешь, продолжай нести свой бред. Но вряд ли с той стороны кто-то слушает тебя'.

        - Куда же вы все?  - Казалось, Степан Иосифович сейчас попросту расплачется. Он схватился за волосы.  - Я опоздал…  - Мерил шагами студию, иногда выходя за кадр.  - Но… Может быть, хоть кто-то…  - Он буквально подлетел к камере, схватив ее ладонями. На весь экран было видно только его безумное лицо, его огромные зеленые глаза под очками в роговой оправе.  - Если хоть кто-то остался… Если хоть кто-то смотрит… Есть выход! Есть возможность спастись! Я все просчитал, это не ошибка. Все достоверно.  - Тараторил он. Безумец! Пытаясь собраться с мыслями, думал, возвращаться ли к месту прерванной теории, или перейти к сути.  - Есть точки соприкосновений наших реальностей… Н-н-ну,  - Он отошел от камеры. Видно было, как трясутся его руки с длинными красивыми пальцами. Объясняя, он активно жестикулировал.  - Вторая часть так называемых часов… Есть возможность перебраться туда невредимыми. Н-н-не буду вдаваться в подробности. Вот,  - зашелестела бумага, доставаемая из кармана пиджака. Он аккуратно разгладил смятый лист и приставил его к камере.  - Это адреса и точные координаты тех мест, где миры
соприкоснуться. Если вы попадете хоть в одну из этих точек, когда начнется Переворот Часов, вы перенесетесь туда.  - Он так и продолжал говорить из-за листа. А я чувствовала, что от отчаяния присоединяюсь к его безумству.  - Возьмите с собой провизию, теплую одежду, лекарства, если они вам необходимы. Я не уверен точно, в какие условия нас вынесет. М-м-мне тоже пора идти.  - Его то появлявшееся, то исчезающее заикание заставляло сердце биться еще чаще и волнительнее.  - Я… Мне тоже пора. Я буду в этой точке переноса.  - Профессор ткнул пальцем в верхнюю строчку.  - У нас мало времени. Я прилеплю список на скотч, чтобы вы могли видеть адреса.  - Он убежал и вернулся с ножницами и клейкой лентой. Бог знает, где он их отыскал. Посмотрев последний раз в камеру, заглянув мне прямо в глаза, он сказал.  - Позвоните родственникам и близким людям. Если кто-то доберется до указанных мною мест, то вы еще увидитесь. Удачи!
        Он поджал губы, нервно кивнул и приклеил скотчем список координат. Напротив каждой строчки стоял конкретный адрес, что бы было легче ориентироваться. Кое-где адресов не было. Видимо, пустынные места. Какую же работу он провел, давно ли он болен? А если не болен?
        С той стороны экрана больше звуков не было.
        Мама! Братья! Друзья! Можно даже бывшему мужу сообщить, если он мне поверит. Надо срочно звонить! Каким-то чудом телефонные сети еще работали. Только с явными помехами. Я отыскала глазами адреса, что были ближе к моим родным. Поразилась, перечитав адрес. Это же Собор недавно отреставрированный. Наверняка, будет много верующих, молящих о прощении. Хоть бы они все поместились там! Я набрала номер. Длинные дрожащие гудки в мобильном убивали. Давай же, бери трубку!

        - Рената!  - Послышался дрожащий голос мамы.  - Доченька…

        - Мама, слушай меня внимательно!  - Начала я тут же.  - У нас есть возможность выжить! Один профессор по телевизору только что сказал, что…  - Я зажмурила глаза, выдохнула.  - В общем, не важно, что он сказал. Но ты должна собрать всех кого сможешь, и в полночь вы должны быть у Собора Пресвятой Богородицы, что на площади у кинотеатра!

        - Рената, что ты говоришь такое?  - Она плакала. Женщина, которая всегда была для меня образцом самоконтроля, плакала сейчас навзрыд.

        - Мама, поверь мне, прошу.  - Я понимала, как абсурдно все это звучит, насколько бредова теория этого неизвестного Иванова. Но пока была хоть какая-то возможность спастись и спасти любимых, какой бы безумной она не казалась, я намерена была ее использовать.  - Ты слышишь меня?  - Закричала я.

        - Да.  - Мамин голос вдруг стал спокойным.  - Да, я слышу. Ты права. Мы должны попытаться.  - Теперь я ее узнала. Дочь полковника, вдова генерала, она сама могла держать под контролем армию целой страны.  - Я позвоню всем. Мы будем там.

        - Будьте осторожнее.  - Шепнула я.
        Я не была уверена, действительно ли она мне поверила. Или просто решила меня таким образом успокоить.

        - Я люблю тебя, мамочка.

        - И я тебя, родная.
        Нас разъединили. Связь была прервана. Я бросилась к стационарному аппарату. И там вместо гудков был лишь тихий шелест. Но главное уже было сказано.
        Схватив свой чемодан, я бросилась вон из номера. По пути я заглянула в ресторан гостиницы. Стыдно было воровать, но выхода не было. Если там вообще еще что-то осталось. Практически все растащили. Некогда уютный зал превратился в свалку. Проскочив на кухню, я увидела такую же картину. Все, что можно было, уже утащили. Люди надеялись выжить и запасались продуктами. Черт, как обреченно это выглядит! Я схватила оставшиеся булки хлеба и минеральную воду, закатившуюся под стол. Малова-то, но времени оставалось не так уж много. Ближайшее от меня место переноса находилось в трех часах от города. А ведь еще надо было где-то машину найти. Если все получится, то я встречу профессора Иванова уже сегодня. Потому что точка переноса у нас одна.
        На улицах творился хаос самый настоящий. У меня появилось такое ощущение, что я нахожусь во дворе психиатрической больницы, где вывели на прогулку сразу всех больных. Казалось, что конец света уже происходит через этих безумцев. Люди неслись сломя головы, орали, плакали, крушили. Где-то доносился набат колоколов. На Руси всегда в беду звонили в колокола. На этот раз не отгонят…
        Мне повезло с машиной почти сразу же. Если бы не Армагеддон, люди вряд ли бы бросали машины с ключами в замке зажигания. Интересно, сколько человек увидели эфир Иванова? Сколько человек доберутся до места переноса? Я сама не попала бы туда никогда, так как никогда не слышала раньше об этом месте. Меня и съехавшихся на семинар коллег принимающая сторона возила на экскурсию на Ладожское озеро. Это было за день до объявления о трагедии. Именно там стоял маяк, название которого я увидела в списке Иванова.
        Я не была уверена, что найду дорогу. Я даже сделала попытку спросить у прохожих (какое мирное, неподходящее слово для обезумевших от страха людей). Я вовремя ударила по газам. Иначе удар ножом пришелся бы по мне.
        Как там мама? Лучше не думать об этом.
        Вечер… Какой красивый вечер это был. Закат заиграл на горизонте и от этой красоты, оттого, что она пропадет, хотелось плакать.
        Профессор уже был на месте, когда я приехала. В жизни он оказался выше. А когда увидел мою машину, за рулем которой человек, поверивший ему, он расправил плечи и улыбнулся. При нем был внушительного размера рюкзак, на нем самом пуховик и меховая безрукавка, женская. На глазах солнечные очки. Когда я вышла из машины, он замер на месте, не веря своим глазам. Я понимала, почему. Он хотел спасти много жизней. А сюда пока что приехала только я одна. И тут он содрогнулся, как от рыданий.

        - С вами больше никого…  - Разочаровано произнес он.
        Я виновато пожала плечами. Мне действительно не пришло в голову, что я могла кого-то еще по пути с собой привезти. И тут же меня поразила мысль, что я могла спасти несколько жизней, но не сделала этого.

        - Не вините себя.  - Догадавшись, глухо произнес Иванов.  - Я пытался донести это до людей два года.  - Он горько усмехнулся, садясь на свой огромный рюкзак.  - Я создал сайт в Интернете. Надеюсь, хоть кто-то из посетителей мне поверил. Меня пустили на телевидение только, когда больше никто не претендовал на эфирное время…
        Вдруг вся эта картина, все это сумасшествие с концом света, концом всего встало передо мною. Все заканчивается. Мой мозг не мог объять подобную информацию. Я села рядом с машиной, прямо на сырую землю. Очень теплый декабрь. Снег шел еще утром, а к вечеру весь растаял. Было уже градусов двадцать по Цельсию. Такого декабря я еще не видела. Иванов подсел рядом.

        - Я Степан Иосифович.

        - Меня Рената зовут.  - Мы не смотрели друг на друга. Так, уставились перед собой.

        - Очень приятно.  - Ответил он. Глупо как прозвучало.  - Вы не усмехайтесь, мне действительно приятно, что я туда отправлюсь не один.
        Я посмотрела на профессора.

        - А где ваши родные?

        - Я один. Есть сын.  - Хмыкнул он.  - Но он в Штатах. И мы уже десять лет не общаемся. Я, конечно же, отправил ему всю информацию. Но, боюсь, он опять посчитает, что это мой бред.
        Тут же прозвучал мой вопрос. Я не боялась обидеть или оскорбить этого человека. Возможно, от нас ничего не останется через три часа, так что, к чему притворство?

        - А это не бред?
        Теперь уже он хмыкнул.

        - Я и сам какое-то время думал, что это бред. Думал, либо документ, попавший ко мне, подделка, либо я неправильно перевел. Но экспертиза показала, что это действительно письмо-обращение гиперборейцев к нам, людям, подошедшим к апокалипсису. Как этот день сейчас только не называют.  - Шепотом закончил он.
        О чем это он? Какие гиперборейцы!?!

        - А вы не удивляйтесь, Рената. Не только индейцы майя существовали и знали.

        - Вы читаете мои мысли?  - Понимая, что говорю чушь, я не успела себя остановить.
        Иванов хохотнул.

        - Я, конечно, польщен. Но нет. Просто ваша реакция логична.
        Солнце зависло над кромкой воды. Как хотелось остановить этот момент, как на фотографии. Но, не смотря на закат, небо не тускнело. Было светло. Светлее, чем днем. Свет пронизывал ельник перед нами, плескался в воде, делая ее теплее на вид.

        - Что там будет?  - Задала я вопрос, только что бы не молчать.

        - Я не знаю.  - Покачал головой профессор.

        - А люди там будут?

        - Да, я полагаю. Но, возможно, будут чем-то от нас отличаться. Об этом гиперборейцы ничего не написали.
        Да, а ведь это было не менее важно. Потом наши жизни будут зависеть оттого, кто населяет противоположную часть этих пресловутых песочных часов. Мы посматривали на дорогу. Как оказалось, не зря. Точка, появившаяся на серой асфальтной полосе превращалась в надежду, что эти люди едут к нам.

        - Смотрите, еще одна машина.  - Воскликнула я.
        Мы одновременно вскочили. Очень хотелось, что бы еще кто-то был рядом. Потому что одиночество душило неумолимо. Автомобиль подъехал очень близко. За тонированными окнами кто-то сидел, но боялся выйти. Чего уж тут-то бояться? Дверь открылась. Первой выскочила немецкая овчарка рыже-черного окраса. Такая кажется, была в сериале детства 'Комиссар Рекс'. А за ней двое. Довольно известные иллюзионисты, брат и сестра Боровые.
        Руслан


        - Ты знаешь, это чистой воды идиотизм!  - Возмущалась Настя.  - Я хотела бы свои последние часы провести в спокойном месте, настраиваясь на переход в лучший мир.

        - Вот и настраивайся!  - Вспылил я.  - Я везу тебя на природу, к Ладожскому озеру, о котором ходят легенды. Вот и готовься на здоровье. Если права окажешься ты, то лучшего места для твоей медитации не придумаешь. А если я, то мы останемся живы.

        - Черте что!  - Настя качнула головой.  - Я всегда знала, что ты чокнутый, но что бы настолько! Набрал кучу вещей! Скажи, зачем тебе на том свете понадобиться гильотина?

        - Ты что, никогда фантастику не читала? Всегда надо иметь в запасе козырь. Если обитатели того мира окажутся жадными не только до хлеба, но и до зрелищ, то жить будем.  - Я старался полностью сконцентрироваться на дороге, что бы не пропустить поворот. Но сестра на то и сестра, что бы мешать.  - Почему я должен объяснять тебе такие элементарные вещи?

        - Потому что эта твоя элементарщина бред полный!
        На заднем сиденье залаял Джек. Верный пес занял сторону хозяйки.
        Мы летели с неимоверной скоростью. Шоссе было пустое. Гудящая тишина затопила бы уши, если бы не звук работы двигателя. А потом я врубил Metallica. Настя не возмущалась. Она знала, кто за рулем, тот и ставит музыку. Да и как-то очень хотелось нам обоим заглушить страх режущими звуками гитары и ударных.
        Маяк мы увидели сразу, не смотря на извилистость дороги. Даже как-то символично, место спасения - маяк. Я узнал профессора, не смотря на то, что он напялил на себя какую-то ерунду. Кроме нас профессору поверила еще и девушка. Итого четверо, не считая собаки. Жизнь пока не скрывает своей иронии.

        - Не густо…  - Промычала Настя. Мы частенько мыслили в одном направлении. Близнецы, как не крути.
        Я резко затормозил, подняв волну пыли.

        - Выпендрежник!  - Недовольно буркнула сестра.
        И вот мы замерли. Не хотелось выходить. Я сделал вид, что достаю зажигалку из бардачка. Настя повернулась, что бы изнутри открыть заднюю дверь. Джек выскочил из машины. Профессор и девушка с нетерпением уставились в наши тонированные стекла.

        - Ну, что, долго так сидеть будем?  - Сам себя подбодрил я. Я никогда не хотел быть трусом. На этом основывались мои самые опасные трюки. Страх конца света - это считается?
        Мы с Настей одновременно схватись за ручки и вышли из машины. Из моей любимой тачки, которая останется здесь гореть, взрываться, тонуть… Я еще не представлял себе, как точно произойдет тут все. Но это уже не важно.

        - Здравствуйте.  - Улыбнулся я.
        Девушка и профессор кивнули. Настена тоже слабо улыбнулась. Она хоть и называла меня придурком, но верить ей тоже хотелось. Знаете ли, мы как-то вошли во вкус жизни. Я направился к багажнику. Там действительно было много чего. Согласен, я мог и переборщить. Но в таком деле излишков не бывает.

        - Времени не так уж много. Вы могли бы нам помочь?  - Прервала напряженное молчание Настя.
        Застенчиво стоявшие профессор и девушка, подошли к машине. Я достал из багажника сумку с реквизитом и протянул руку.

        - Руслан.  - Профессор всматривался в мое лицо, морща лоб и пытаясь вспомнить, где мог меня видеть. Это было привычно. Мы с Настенной только набирали обороты настоящей славы, а тут этот апокалипсис долбанный!

        - Иванов Степан Иосифович.  - Пожал он в ответ руку, поворачиваясь к Насте и обращаясь к ней.  - Очень приятно.

        - Рената.  - Девушка кивнула мне, Джек лизнул ее за руку. Она вскрикнула от неожиданности и засмеялась. Красивая девушка. Жаль будет, если мы умрем, так и не пообщавшись.

        - Разгружайся!  - Улыбалась Настя.
        Она слишком хорошо меня знала.
        Я достал составные части той самой гильотины. На удивленные взгляды профессора и Ренаты я уже привычно ответил.

        - Вдруг пригодятся. Всегда нужно иметь в рукаве козырь.
        Настя хмыкнула.

        - Вот, только не начинай!  - Повернулся я к ней.

        - Собаку можете не бояться. Джек у нас любит людей.  - Настя трепала пса за ухом.

        - Ага, особенно вкусно приготовленных.  - Вставил я.

        - Остряк.  - Буркнула сестра.
        Рената с профессором переглянулись. Уж не знаю, о чем они там подумали, но если у них не было ни братьев, ни сестер, то нас они не поймут.
        Не успели мы еще разобраться с реквизитом, услышали звук двигателя. Еще одна машина. Нас становилось больше. И это порадовало меня. Больше народу - веселее. За рулем мужчина. На переднем сиденье девушка юная совсем, на заднем - девочка. Понятно, папаша с двумя дочерьми. Интересно, куда мамаша делась? Мы сухо обменялись именами и приветствиями. Мужчина, Сергей, врач по профессии, хирург по направлению. Две дочери, старшая Юля, младшая Маша. Мне показалось, что старшая очень напряжена. Мы тут все, конечно, не на пикник собрались, но она даже в нашей нервной компании выделялась. Хоть бы не начудила чего.
        Мы быстро поскидывали вещи в кучу. Не так уж много получилось, учитывая, длительность нашего путешествия. Всего лишь на всю жизнь. Осматривая наше небольшое хозяйство, профессор сказал, что есть определенный ритуал. Нужно очертить круг, так как мы на открытой территории. Я так и не понял почему, но круг будет защищать нас от климатических катаклизмов. Иванов достал из рюкзака баллончик краски и начал чертить защитную линию. Даже мне показалось, что это какая-то хилая защита от апокалипсиса. Скоро тут такое начнется, а мы спрятались внутри рисованного круга.

        - Здесь нам всем хватит места.  - Произнес он, разогнувшись.  - И тому, кто может еще подъехать.

        - Думаете, будут еще люди?  - Спросил Сергей.

        - Я надеюсь.  - Иванов не смотрел в глаза.
        Сдвинув вещи в центр, мы молча расселись. Уселись и начали ждать конца света… Обалдеть, еще месяц назад я бы в это не поверил! Напрягало еще и то, что прямо друг на друга никто не осмеливался смотреть. Украдкой рассматривали лица, руки, одежду. В глаза смотреть боялись, потому что там не было ничего кроме страха. Мы знали только имена друг друга. На этом наше знакомство ограничилось. Я наблюдал, как Сергей обнял дочерей за плечи, профессор что-то чертил на земле, Настя гладила пса, Рената улыбнулась мне, когда я перехватил ее взгляд. Ее явно что-то еще беспокоило. Я знал, что мы с Настей никого не ждем. Сергей с семьей. Про сына профессора я уже слышал. А почему она здесь одна?
        Сергей, наблюдавший за действиями Иванова, спросил:

        - Вы точно уверены, что мы выживем?

        - Да какая уже разница?  - Воскликнула Юля.  - Земле все равно конец!
        Я напрягся. Вот он, ее первый срыв. Я понимал ее в какой-то мере. Девочка молодая совсем, нежный возраст, наверняка, первая любовь где-то. Жить да радоваться! А тут такое…
        Профессор очень деликатно произнес:

        - Вы можете мне не верить, но, тем не менее, вы здесь. И совсем скоро нас ждет новая жизнь.

        - А что именно?  - Спросила Настя.
        Она склонила голову набок, стараясь выглядеть вежливой. Сестра не до конца верила ему. Но и 'настраиваться' на переход в лучший из миров она не торопилась. А пора было. Это чувствовалось по воздуху.
        Профессор снял с носа очки, протер их платком. Он мог что-то упустить из внимания, мог недопонять и тем самым совершить ошибку. Но это касалось только мира, который будет за границей нашего. Во всем остальном он был уверен.

        - Я не знаю. Об этом информации не было. Ни одного намека, к сожалению.

        - По мне, это самое главное, о чем должны были написать гиперборейцы эти ваши.  - Добавила Настя.

        - А зачем тогда спешить туда, где неизвестно, что нас ждет?  - Юля вскочила. Рыжие волосы взметнулись в воздухе. Может, ближе к смерти я стал сентиментальным, но на фоне водного горизонта она казалась совсем юной.  - Какой смысл, если все любимые люди здесь умрут?  - Закричала она.

        - Юля, не начинай!  - Повысил голос отец. По нему видно было, что он устал держать старшую дочь под контролем. Она уже была достаточно взрослой, что бы иметь право голоса, а главное - выбора. И явно не ее выбором было присутствие здесь.

        - Что ты от меня хочешь? Что бы я плясала от радости оттого, что мама неизвестно где? А Денис так никогда не узнает, что есть спасение. Я не хочу так!
        Воздух задрожал. Мы все наблюдали за семейной сценой, которая не была личной. Она касалась нас всех. Неизвестно, что подростку может в голову прийти. Я помнил себя в этом возрасте… Прости мне грехи мои, Господи!

        - Юля, не надо.  - Впервые заговорила Маша.
        Юля села напротив сестры, взяла ее руки в свои, слабо улыбнулась.

        - Машуль, я не буду больше.  - Пыталась она успокоить сестру.
        Девочка села на место. Это меня не успокоило. Надо будет приглядеть за ней. Время подходило. Казалось, я слышу, как отстукивает секундная стрелка. Профессор сказал, что точного расчета нет, разница в прогнозе может достичь сорока пяти минут. Мы сидели молча. Там, на середине озера что-то началось. Казалось, что вода поднялась, у берега она заволновалась. Это поглотило все мое внимание. Я не заметил, как Джек начал лаять. Маша восхищенно воскликнула:

        - Смотрите!
        Мы все подняли глаза туда, куда указывала пухленькая ручка. Джек еще больше разволновался. Небо падало прямо на нас. Это лучшее шоу, что я видел за свою жизнь! Все эти миллионы звезд ринулись к нам на головы. Что это было? Иллюзии больного разума? Самообман? Или действительно мы словно летели сквозь звезды. Что бы сбросить наваждение, я оглянулся. Неменяющийся пейзаж вокруг напоминал, что мы все еще на Земле. Волна дрожи пробежала под почвой. Ее фрагменты в круге поднялись в воздух на полметра. Нас начало сильно трясти. А со стороны озера прибывала вода. Мы вскочили с мест. Чувствовалось, как трещит земля по швам, и как они расходятся под нами и вокруг нас. Они вырывались на волю за границами очерченного Ивановым круга, и их заполняла вода из озера. Глыбы грунта, как ломающийся лед вставали дыбом. На горизонте узнавались очертания торнадо. Как минимум трех. Они кружились и изгибались в гипнотическом танце, то сливаясь в один, то разбегаясь. Наши машины, выстроенные в ряд, раскачивались в стороны. Еще чуть-чуть и они поднимутся и как невесомые полетят над землей. Горящие, режущие глаза яркие волны
лились с небес на Землю. Там, за кругом началось то, о чем так долго пророчили. И вот, апокалипсис решил сбыться. Мы наблюдали за представлением с открытыми ртами. Даже великий Гудини меня так не вдохновлял! Тряска под нами не прекращалась ни на секунду. Волны на озере становились выше и выше. А звезды над нами вспыхивали все интенсивнее и ближе. Джек, прижав уши, бегал кругами вокруг Насти. Маша прижалась к отцу, закрыв лицо руками.
        Юля ждала этого момента. Сидевшая до сих пор тихо, она вскочила на ноги и бросилась вон из круга. Как же я пропустил? Рената среагировала первая, схватив девочку за руку. Маша кинулась к ним, но отец сцепил ее руками. Я буквально в долю секунды оказался рядом с Ренатой. Голос Маши, выкрикивающий имя сестры, перекрывал даже шум хаоса творившегося снаружи. Юля успела выскочить за границы круга. Отец держал младшую дочь обеими руками за плечи. Настя схватила Джека за ошейник. Тот, никак не унимаясь, рвался с места. Лай пса, крики Маши, вой бури, от этого всего оглохнуть не долго!

        - Юля!  - Кричала девочка.  - Не уходи!
        Но она уже была достаточно взрослой, что бы иметь право голоса и право выбора.

        - Прощай…  - Это слово только угадывалось на изменяющихся девичьих губах.
        Температура снаружи поднялась настолько, что кожа девушки высыхала за секунды. Ужас на лице хирурга, бывшего не в силах отвести взгляда, от ужасной смерти дочери исказил его добродушное лицо. А ведь в его практике наверняка были 'недетские' случаи. Он отвернул Машу и закрыл ей глаза руками. Я схватил Ренату за талию, оттаскивая ее назад и вынуждая отпустить руку девушки, которая здесь, внутри круга была еще молодой и чистой. В голове пронеслась мысль о том, как страшно сейчас умирают люди по всей планете. Маша, рыдая, прижалась сильнее к отцу. Тот, все еще будучи в ступоре, обнял теперь уже единственную дочь. Его глаза увлажнились, четко отражая наши ошарашенные лица. Крупная слеза покатилась по щеке. Рената судорожно сглотнула и повернулась ко мне, что бы не видеть предсмертных изменений, происходящих с девочкой.

        - Встаньте ближе к центру круга.  - Скомандовал профессор.
        Рената смотрела на свою ладонь, ту, которая держала Юлю. Я видел, как ее это затягивает. Она думала о том, что девочка умерла быстро, ни капли боли не было на ее красивом юном лице. И это не страшно. Я взял кисть Ренаты в свою:

        - Мы не для этого сюда приехали.
        Другой рукой я крепко сжал пальцы сестры. Мы чувствовали, как электризуется и щелкает воздух. Становилось жарко. Под курткой по спине побежали струйки пота. Какое же должно быть пекло снаружи. Там мир трещал и бурлил. Но внутри больше ничего не происходило. Все жарче и жарче. Только бы теория профессора не оказалась ошибочна…
        Рената

        Очнулась я оттого, что мне было неудобно и жарко. То ли кровать была жесткая. То ли кровати не было вообще. Затем я вспомнила, что происходило в последние минуты, пока я была в сознании. И мне тут же перехотелось открывать глаза. Мысли мои скакали в голове, пытаясь выстроиться в логичную цепочку. Первый вывод, который я сделала, я, скорее всего, жива. Тело ныло, как после длительной тренировки в спортзале после не менее длительного перерыва. Зато голова не болела. Постепенно пришло понимание, что я лежу на земле. Запах свежести указывал на то, что лежу прямо на траве. И, судя по стонам боли, я была не одна. Набравшись смелости, я выдохнула и открыла глаза.
        Надо мною было высокое, глубокого бирюзового цвета небо. Вздохнув с облегчением, я повернулась, увидела всех, кто был со мной в последние минуты на земле. Все, кроме Юли. Залаял Джек. Зашевелился профессор. Поднялся на ноги Руслан.

        - Кажется, я плечо вывихнула.  - Застонала Настя.
        Я села. Господи, неужели мы живы? Или мы все же мертвы? Что с моими родными?

        - Мы живы!  - Воскликнул Иванов.  - Я был прав! Я был прав, черт возьми! На зло всем скептикам!
        Тут же зарыдала Маша. Сергей опять обнял дочь, успокаивая ее. Рядом валялись наши вещи. Словно кусок Земли, очерченный там круг, перелетел с нами. Я огляделась. Ландшафт был привычным. Мы находились среди холмов. Вдалеке угадывалась сверкающая на солнце река. Трава была на ощупь почти как земная. Но более гибкая, живая, насыщенного салатового цвета. Кругом поля с невообразимо яркими цветами, колышущимися на теплом ветру. Только тут я вспомнила, что мне жарко и сняла пуховик. Мы поглощено рассматривали среду, которая была нам незнакома. Нам нужно было пощупать, ощутить, привыкнуть к миру, в котором нам теперь придется жить. Состав воздуха здесь, наверное, был немного другим, судя по растениям и цвету неба. Но он подходил нам. По крайней мере, сейчас мы чувствовали себя физически хорошо.

        - Что будем делать?  - Спросила Настя. Диагноз с вывихом оказался поспешным. Сергей проверил и успокоил ее.
        Она сидела в одной майке на траве, жуя соломинку. Короткие взъерошенные волосы сияли на солнце, как и у брата. Я подумала о том, что сама, наверное, выгляжу ужасно. Это не та мысль, что должна приходить в голову после спасения от смерти (это очень мягко сказано), но раз уж пришла, то мне ничего не оставалось, как собрать волосы в хвост, чтобы не торчали в разные стороны.
        А действительно, что теперь мы будем делать? Мы повернулись к профессору. Он хоть и утверждал, что ему ничего неизвестно об этом месте, но знал он все же больше всех нас вместе взятых. Он же растеряно молчал, вытирая очки.

        - Думаю, нам стоит добраться до реки. А там посмотрим.  - Предложил Боровой, взваливая свою поклажу на спину.
        Так и поступили. Все окончательно поснимали верхнюю одежду, закатили рукава, перераспределили поклажу, чтобы никто не надорвался. Мы теперь семья друг для друга, хотим мы этого или нет. Проблему составил тяжеленный сундук с реквизитом иллюзионистов. Но Руслан тут же ее решил, нажав какую-то невидимую кнопочку, и появились колеса. Джеку пришлось тащить самый тяжелый груз.
        Идти было тягостно. Не физически, но морально. Маша то и дело всхлипывала, размазывая свои горькие детские слезы по красивому личику. Каждому из нас было о ком подумать. Кого поминать. Добрались до реки мы довольно таки быстро. Вода на вид была, как наша.

        - Надо попробовать.  - Выдал вдруг Сергей.  - Запас воды у нас ограничен. Если она хорошая, можем облегчить груз.
        Он был прав, в наших сумках лежали бутылки с водой, весившие немало.

        - Я попробую.  - Предложил Сергей.

        - Не вы.  - Вмешался Руслан.  - Вам есть о ком заботиться.
        Настя хотела что-то сказать, но под взглядом брата не стала. Боровой сел на корточки, напряглась его сильная спина. Кажется, у нас явно определился благородный лидер. При чем очень неожиданно. Лично я до этого считала, что Руслан только шоумен. Я часто видела его, участвующим в различных телешоу, и как-то мне не доводилось облекать его в человеческие качества. А тут, вон как, он оказывается храбр и благороден.
        Мы с замиранием сердца ждали. Мужчина зачерпнул ладонью воду, не став мелочиться, хлебнул от души. И замер. Потом сглотнул слюну. Покачнулся вперед.

        - Что, Руслан?  - Вскрикнула Настя.
        Мы все рванули к нему. Боровой расхохотался.

        - Обалденно вкусная вода!

        - Дурак ты!  - Крикнула Настя.  - Еще раз так пошутишь, я сама тебя прибью.

        - Ну, что же, вода у нас есть.  - Заключил Иванов.  - Значит, жить будем.

        - Было бы странно со стороны предков оставить нам подсказку к спасению, если нас здесь все равно ждала смерть.  - Предположила я.

        - Я хочу кушать.  - Застенчиво и тихо произнесла Маша.
        Я тоже почувствовала, что не против перекусить. Мы организовали шведский стол из того, что было. Хотя организм требовал, ели мы без аппетита. А мне еще и стыдно было, что я практически ничего толкового не принесла.

        - Может, сегодня здесь и заночуем?  - Предложил Сергей.

        - Надо оглядеться.  - Возразил Руслан.  - Определиться в какую сторону идти. Солнце еще высоко, значит где-то полдень. Хотя, неизвестно, сколько тут длятся сутки. Держаться будем реки.
        Да, как мало мы еще знаем друг о друге… Вон, как раскомандовался Боровой. Профессор, с таким жаром призывавший людей к спасению, словно потух. Но, может быть, он изучает обстановку.
        На разведку отправились по двое. Решили пока просто осмотреться. На крупный город наткнуться мы не рассчитывали. Его было бы видно уже сейчас. Но, кто его знает, с этими холмами ни в чем нельзя быть уверенным. Разделились мы на две группы по два человека. Брат и сестра Боровые отправились на север вдоль реки. Я и Сергей на юг. Профессор и Маша остались убирать остатки нашей трапезы. Хотя, девочку можно было и с нами взять. Сергей же решил, что ей нужно привыкать. И лучше у нее будет это получаться, если она иногда будет оставаться одна и принимать маленькие, но самостоятельные решения. Я отметила про себя, что он мудрый родитель.
        С холма, на который забрались я и Сергей, ничего кроме моря таких же холмов видно не было. Мы не стали забираться на следующий, так как договорились далеко не уходить. Чужая земля полностью заняла наше внимание. Мы с удовольствием рассматривали невиданные кусты, редкие деревья. Трогали их руками. Шершавые и приятные на ощупь листья, теплая земля под босыми ногами, яркое солнце начали успокаивать тоску, заполнившую нас до краев. На следующем холме начинался лес. И он плотной пеленой разросся до самого горизонта. Мы уселись на траву, что бы передохнуть. Сергей достал сигареты.

        - Вы не против?
        Я пожала плечами. Он закурил, с удовольствием вдыхая горький дым.

        - Дочери не знают, что я курю. Юля…  - Он осекся, поперхнувшись,  - Юля догадывалась. Она уже была взрослой девочкой.
        Мне хотелось как-то поддержать его. Но какие бы слова в голову не приходили, все рубило, как тесаком по больному.

        - Рената, вы не бойтесь что-то говорить. Мы сейчас никак не избежим боли, как бы не старались.
        Я слабо улыбнулась. Он был прав, определенно.

        - Кто же из нас психолог?  - Засмеялась я.
        Да, стоит привыкать к этому. Но привыкать значило смириться еще и с тем, что я больше никогда не увижу своих родных.
        Мы вернулись в лагерь через полтора часа. Боровые так же возвратились ни с чем. На севере были те же холмы. Вполне возможно, что где-то в низинах расположен город или любой другой населенный пункт, но увидеть это было невозможно.

        - Значит, пойдем на юг вдоль реки.  - Заключил Руслан.

        - А вы не боитесь встречи с местным населением?  - Спросила я, дождавшись, когда Маша отвлечется на пса. Не нужно, что бы она слышала подобные разговоры. Ей и так досталось в ее девять лет.

        - Я надеюсь, они отнесутся к нам мирно.  - Ответил профессор.

        - А я надеюсь, что они похожи на нас, а не какие-нибудь страшилищи.  - Настя лежала на траве, натянув солнцезащитные очки.  - Не хочется умереть бездетной старой девой.
        Я засмеялась.

        - Не у одной тебя такая проблема.  - Настя хмыкнув, посмотрела на брата.  - А ведь у нас есть еще и подрастающее поколение.
        Мы отправились дальше. Идти стало легче. Просто нужно было сконцентрироваться на шаге, что бы ни о чем не думать. Иногда мы начинали переговариваться, делали пятиминутные передышки, '…что бы Маша могла отдохнуть', так сказал профессор. Но девочка была бодрее нас всех, и поэтому пока она носилась эти пять минут за Джеком, мы вытягивали ноги и наслаждались покоем. Торопиться нам было некуда.
        Мы начали располагаться на ночлег, когда солнце почти склонилось к закату. На другой стороне неба поднялись два светящихся спутника планеты. У всех оказались спальники. У всех, кроме меня. Для меня пригодился тот, что был предназначен для Юли. Решили, что караул нам не помешает. Мало ли, животные или еще кто появится. Костра разводить не пришлось. Обе луны светили довольно ярко, поэтому, что бы укрыться от света, мы зарылись в спальники с головой. Мое дежурство выпало на шесть утра. У нас у всех были мобильники. Конечно, сети не было. Но они показывали время. Нам нужно было только определять равные отрезки времени. В целях экономии оставили включенным только один. Так у нас образовался запас. А еще у профессора были старые заводные часы. Вообще безлимитный счетчик времени. Помню, я проснулась, когда прозвенел звонок заступления Сергея на дежурство. А потом уснула, как убитая, металась во сне. Проснулась уже утром от крика.

        - Вставайте!
        Резко вскочить не получилось. Спальник как-никак. Мы почти все, кроме караулившего Сергея, лежали на земле, как черви. От этого беспомощность сковала еще больше. Вот и они. Мирные местные жители. Высокие, выше среднего человеческого роста, напряженные, сконцентрированные, они тыкали в нас оружием. Эти палки определенно были оружием. Ничем другим так в людей не тычут. А уж с такими взглядами!
        Их было пятеро. Четверо вооружены. Один, видимо начальник, с красиво гравированной дубинкой, похожей на жезл гаишника, на бедре. Говорил он резко, низким голосом, не похожим ни на один язык, что я слышала. Мало того, что не были понятны слова, но и интонации в этом языке были необычными. Не смотря на то, что мы не понимали, старший продолжал говорить. Затем, поняв всю бесполезность своего монолога, обратился к своим. Нас живо вытащили из мешков.

        - Ну, и где твой козырный туз в рукаве?  - Буркнула Настя на брата.
        Меня тоже это интересовало. Но препираться нам долго не позволили. Загрузили по одному в прозрачные фургоны. Или, скорее всего капсулы. Разговаривать было невозможно, так как капсулы были полностью звуконепроницаемы. Я сначала испугалась, что и воздух поступать не будет. Сумбур в голове был невозможный. То я сходила с ума от страха, то думала, как плавно мы едем. Эти капсулы, казалось, плыли по воздуху. Сами местные ехали на подобии земных самокатов, только те так же плавно двигались в воздухе. Поездка длилась так долго, что уже невозможно было ни стоять, ни сидеть. Хотелось орать от отсутствия звуков, словно попали в немое кино. Иногда мы переглядывались. Маше позволили оставить при себе Джека. Она обняла его за шею, но выглядела довольно смело. Солнце уже перевалило через точку зенита, когда мы увидели очертания города. Вскочили все с волнением, вглядываясь вдаль. Город приближался. Но в разгар дня никого на улицах увидеть нам не удалось. Ни детей, ни взрослых. Только длинные белые здания, слепящие отраженными лучами. Высокие шпили, уносящиеся в небо, истыкали весь горизонт. Что это было, тогда
мы понять не могли.
        По пустому городу мы проехали к высоченной башне, вершина которой уходила так высоко в небо, что превращалась в маленькую точку. Здание внушало трепет, оказавшись внутри полым. Огромнейший белый зал контрастировал, как жизнь и смерть, с черным блестящим полом. Но и он не поглощал свет. Он отражал его и отправлял обратно через шпиль к солнцу.

        - А у них явно клаустрофобия.  - Буркнул Руслан.  - Что скажете, психолог?  - Его тихий голос разлетелся эхом по залу.
        Нас выстроили, как на расстрел. Успокаивал трон с высоченной спинкой. Не будут же нас расстреливать в этом шикарном месте перед местным президентом. Ну, или кто у них тут за главного?

        - Что происходит? Нас убьют?  - Настя обернулась.
        На нее тут же зло шикнула охрана.

        - Похоже нам тут не рады.  - Заключил Боровой.
        Где-то затрубили фанфары, и в зал прошествовал главный. Он сел на трон и тот сразу показался крошечным. Он был в возрасте, но выглядел царственно, я бы даже сказала, богоподобно. Хотя, слишком холеным он был для бога.

        - Неплохо у них тут пластическая хирургия развита.  - Не унимался Руслан. В ответ его приласкали дубинкой по почкам.  - Инопланетяшки, а знают куда бить.  - Просипел Боровой.
        Главный с интересом наблюдал за нами. По бокам стояли мужчина и женщина. Они все были похожи, словно дети одной матери. Да и охранники наши были все, как на подбор. Национальная черта, что ли? Или они тут все родственники?
        Тот, что стоял справа, приподнял брезгливо бровь. Его лысая голова блестела, как и все в этом городе. И почти на всю голову разветвился шрам. Слева от трона стояла девушка, совсем молодая, но в глазах чувствовался возраст и какой-то неимоверный груз ответственности. Они все были одеты в белые одежды, тяжелой фактуры, не драпируемые, как в военных мундирах. Их любовь к белому начинала пугать.
        Трое смотрели на нас и переговаривались. Вернее, говорили двое, девушка и лысый. Сидевший на троне слушал их вполуха. Потеряв интерес к предмету спора, он поднялся и подошел к нам. Спорившие замолкли, стоило ему только поднять руку. Мы стояли скованные по рукам, не понимающие ни слова, но осознающие, что сейчас решается наша судьба. Царь (а его за его внешность хотелось называть только так) подошел ближе. По лицу заметно не было, но в глубине глаз плескалось удовольствие, кайф от самого себя. Он бросил фразу, и к нам направилась девушка. Еще фраза и она подошла ко мне, заранее оглядев всех. Фиолетовый взгляд сверлил меня. Ей стоило только глянуть мне в глаза, как я почувствовала ее присутствие в моей голове. Это было не вторжение, а деликатная просьба войти. Можно подумать, я могла ей отказать. В благодарность она улыбнулась, а затем показала яркую картинку - на поверхность планеты опускаются вспышки света. Затем картинка приблизилась, я увидела нас, появившихся на холме. Она показала мне еще несколько групп человек. Своих родных я не увидела. Возможно, она просто не всех показала. Вспышек над
планетой было больше. Вдруг я явно почувствовала вопрос в голове: 'Что произошло на Земле?'. Они знают, как мы называем свою планету? Почему-то меня это зацепило. Но об этом я подумаю потом. Девушка заметила, что я что-то заподозрила, по фиолетовой радужке прошла волна тени. Поэтому я поспешила ответить на ее вопрос. Это было несложно, просто надо было воспроизвести последние воспоминания о Земле. Она покачала головой, внимательно смотря. Мне даже показалось сочувствие. Я поняла, что в ней мы можем найти защитника. Она кивнула и отошла.

        - Что происходит?  - Не выдержал профессор.
        Охранник ткнул его в плечо.

        - Мне начинает это надоедать!  - Зло шепнул Руслан.

        - Да, заткнись ты уже!  - Ответила ему сестра.
        Девушка обратилась к старшему, а потом резко что-то сказала лысому. Тот окинул нас холодным недовольным взглядом и так же подошел ближе. Пока девушка продолжала сыпать аргументами, лысый разглядывал нас. В хищной улыбке я увидела клыки. Это смотрелось неприятно. Если не сказать, жутко. Конечно, судить рано, но стало еще страшнее. Если клыки - это не косметическая прихоть лысого, то они генетически обоснованы требованиями организма. Для чего?
        Царь что-то сказал, не посмотрев больше на нас. Как-то совсем негостеприимно. Нас уводили, а повышенные голоса спорящих все еще были слышны. Мы были помещены в камеры с прозрачными дверями и окошечками в них. Зайдя в соседнее маленькое помещение, я поняла, что у нас с аборигенами есть что-то общее. Это был туалет. Если только это строение не предназначалось лишь для плененных людей. Я вернулась к прозрачной двери.

        - Профессор?  - Крикнула я.

        - Я слышу вас, Рената!  - откликнулся он. Все члены нашей группы уткнулись в окошки.  - Расскажите, что она вам показала.

        - Она телепат?  - Решил убедиться в своем предположении Сергей.

        - Да.  - Ответила я.  - Она показала мне, что спаслись не только мы.

        - Слава Богу!  - Выдохнул облегченно Иванов.

        - Я бы не спешил так радоваться.  - Злорадно вставил Руслан.

        - Она спросила: 'Что произошло на Земле?'. - Я не могла промолчать о своем подозрении, как бы глупо оно не звучало.  - Они знают о нашей планете!

        - Вполне возможно.  - Согласился профессор.

        - И что нам это дает?  - Хмыкнула Настя, гладя собаку.

        - А клыки у лысого почудились только мне?  - Язвительно заметил Руслан.

        - Я видела!  - Крикнула в ответ Маша тоненьким испуганным голоском.

        - Я тоже заметила.  - Добавила Настя.  - Интересно, о чем они спорят?

        - Да тут и дураку понятно! Убить нас или нет!  - Руслан ударил кулаком по двери.

        - Ты назвал меня дурой!  - Закричала Настя. Джек, увидев перепалку хозяев, залаял.

        - Так не задавай глупых вопросов!

        - Тихо!  - вмешался Сергей.

        - Рената!  - Опять послышался голос профессора.  - На уровне ощущений, интуитивно ответьте, она готова пойти до конца, что бы помочь нам.

        - Думаете, ей придется идти до конца?  - взволновалась Настя.

        - Думаю, она просто отстаивает свое мнение, не смотря на то, что она хотела бы нас спасти. Но главное, поставить на место лысого.
        Я и сама удивилась, когда все это почувствовала. Но все ощущения, взорвавшиеся в голове от чужого присутствия, теперь уложились по полочкам и вылились в такой вывод.

        - Думаешь, неприязни к лысому хватит для того, что бы нас спасти?

        - А нас убьют?  - Хныкнула Маша.

        - Все будет хорошо!  - Неуверенно постарался успокоить ее отец.
        Мы не сразу услышали, что по коридору к нам кто-то шел, настолько натренирована и дисциплинирована была охрана. И настолько возбужденно говорили мы. Та девушка с фиолетовыми глазами прошла к моей камере, кивнула в мою сторону и меня выпустили. Я неуверенно вышла.

        - Рената, запоминай все до мелочей. От этого наши жизни зависят!  - Крикнул Сергей.

        - Отлично! Я избежал Армагеддона, что бы здесь меня разорвали на куски вампиры!  - Хохотнул Руслан и плюхнулся на кровать.

        - Папа, они вампиры?  - Маша задохнулась от своего вопроса.

        - Руслан, блин, не пугай ребенка!  - Крикнула сердито Настя.
        Хорошее напутствие. Меня вели за девушкой. Я вдруг поняла, что не чувствую себя в опасности. Почему-то ее присутствие распространяло на меня ощущение спокойствия. И тут я поняла, что она делает это намерено, дабы усыпить мою бдительность. Я тут же себя одернула.
        Мы вошли в кабинет, где опять были белые стены и только два белых матовых кресла. Казалось, буквально все у них создано из какого-то одного материала. Капсулы, в которых нас доставили, камеры, в которые нас определили, стены этого зала и даже эти кресла и одежда. Интересно, что она собирается со мной делать? Надеюсь, не пытать. Девушка, улыбнувшись, указала мне на кресло. Сама так же села. Кресло тут же приняло форму моего тела, создавая максимальное приближение к комфорту. Но у меня возникло четкое ощущение, что меня поглотят полностью.
        Она сидела передо мной, как воплощение аккуратности. Ни один волосок в ее прическе не торчал, идеально отглаженный костюм, так же идеально сидел. Мне стало неудобно за свой внешний вид. Но тут же я подумала о том, что мой вид вполне оправдан недавними событиями.

        - Меня зовут Ариадна.
        Мои глаза едва не выпали из орбит. Во-первых, она говорила по-русски, а во-вторых, носила вполне земное, хотя и древнее имя.

        - Вы говорите по-русски!?!  - Все же не удержалась я.
        Она сделала вид, что раздумывает, какую информацию, и в каких пропорциях мне выдать. Конечно же, все заранее было решено.

        - Мы имели возможность посещать Землю. И то, что произошло у вас дома…  - Она сделала скорбную паузу.  - Мы приносим наши соболезнования.

        - По вашему главному этого не заметно.  - Едко заметила я.
        Ариадна махнула рукой.

        - О, прошу вас, не обращайте внимания.  - Она приблизила лицо ко мне и шепнула.  - Пантерас просто надутый самодовольный идиот. Наместник правителя. Ортон более опасен, на мой взгляд. Это я про лысого.
        Я на мгновение нахмурилась. Никак не ожидала такого… м-м, живого общения.

        - Вы знали, что это случится?  - Задала я вопрос, который зудел у меня на языке. Хотя, ответ на него был абсолютно бесполезен.
        Она кивнула.

        - Мы не имели права вмешиваться, не имея рационального решения проблемы.  - Ариадна пыталась сказать это, как можно мягче.
        Для них это проблема. Апокалипсис на Земле для них просто проблема. Я понимала, что злиться глупо. Но ничего с собой поделать не могла.

        - Я понимаю вашу неприязнь. Но еще неизвестно, как поступили бы земляне на нашем месте.  - Это был сильный аргумент с ее стороны. Но она не произнесла его, как упрек, просто предположение.  - Спасти все население мы не смогли бы. А выбирать не имели права.
        Я замолчала, обдумывая то, что услышала. Разговор явно пошел не в нужном русле. Важнее было другое.

        - Что вы решили на счет нас?

        - Думаю, что вы уже поняли, что не все в нашем правительстве за то, что бы наша планета стала и вашим домом.  - Так же мягко произнесла Ариадна.

        - Да уж.  - Хмыкнула я.

        - Но, что бы все получилось, мне нужно ваше согласие на сотрудничество.  - Она улыбнулась.

        - И что же требуется от нас?  - Хмыкнула я. На самом деле, они могли делать с нами все, что им заблагорассудится. Какой отпор мы можем дать?

        - Ортон, министр по…  - она осеклась, улыбнулась.  - Даже не знаю, как понятнее выразить это на вашем языке. Скажем так, министр здравоохранения требует вашей изоляции от общества, настаивая, что вы можете быть опасны для нашего населения. Думаю, вы понимаете, о чем идет речь.
        Да, я понимала. Вирусы, микробы, неизвестные им болезни. Но для подобного разговора ей следовало поговорить с профессором, он ближе к этим вещам. Я намекнула ей на это обстоятельство.

        - Я не зря выбрала вас, Рената.  - Опять улыбнулась она.  - С другими членами вашей группы я не смогла бы телепатически общаться. У вас очень высокий уровень ментального развития. Но вернемся к сути. К сожалению, вам придется первое время пожить, так скажем, под наблюдением. Но я пытаюсь убедить наместника в том, что бы условия проживания отвечали законам гостеприимства.
        Из меня плохой парламентер. Особенно в таких ответственных переговорах. Я не понимала, могу ли я что-то требовать для нас. Боровой явно лучше подходил для этой роли. Он бы точно даже в таком положении, когда мы не можем диктовать условия, выторговал для нас отдельный материк. Я же боялась прогадать, поэтому осторожно спросила.

        - А вы как видите наше дальнейшее пребывание на вашей планете?

        - Честно говоря, я не могу обещать, что наше население примет вас сразу безоговорочно. Но, может быть, ваши дети будут жить, как равные.
        Вот оно, это слово 'равные'. Мы можем остаться здесь рабами. Здесь от нас ничего не зависит.

        - А остальные люди? Что с ними? И сколько нас?
        Ариадна отвечала теперь, не напрягаясь, выстроив свою линию.

        - Вас не так много, к сожалению. Пока мы обнаружили шесть групп. Всего семьдесят три человека.
        Господи, есть ли среди них мои родственники?

        - От населения Земли осталось семьдесят три человека…  - Прошептала я.

        - Рената, это еще не точные цифры.  - Принялась она меня успокаивать.  - Мы надеемся, что не всех обнаружили.  - Она сделала попытку похлопать меня по руке, но передумала.  - Я хочу помочь. Я постараюсь, что бы завтра вас перевели в более комфортные условия. Если у вас есть еще какие-то вопросы, просьбы, задавайте, я постараюсь помочь.

        - Вы могли бы предоставить нам список спасшихся?  - Попросила я. Больше никто из нашей группы не ждал, что выжил кто-то из родных. А для меня это было важнее всего.  - И еще, я понимаю, звучит глупо. Но, если все еще можете приблизиться к Земле, вы можете узнать, чем там все закончилось?

        - Да, конечно, в ближайшее время, я обсужу это с начальством.  - Она покачала головой, думая, произойди подобное с их планетой, она тоже хотела бы посмотреть, что от нее осталось.

        - Какого типа сотрудничество от нас требуется?  - Вернулась я к разговору.
        Чистая формальность. Мы обе понимали, что выхода у нас нет. А так создавалась видимость добровольности.

        - Пока просто согласиться на неразглашение о себе. И пожить в резиденции отведенной для вас.

        - Когда мы сможем увидеться с другими людьми?

        - Пока нет.  - Ариадна покачала головой. Она свободно жестикулировала во время разговора, легко общалась. И все равно не исчезало впечатление, что присутствует изрядная доля самоконтроля.  - Некоторые группы находятся далеко. И на то, что бы привезти их сюда нужно время. А мы еще должны решить, где вы все вместе будете жить. К сожалению, сейчас вам придется вернуться в камеру.  - Она дала понять, что деловая встреча окончена.  - Вам принесут ваши вещи и ужин. Отдыхайте. Надеюсь, завтра мы вместе уедем в загородную резиденцию.
        Ариадна добилась того, что бы нас не запирали. Поэтому наши камеры как-то плавно превратились в комнаты. Мы сидели у профессора. Я пересказала все практически дословно. Наш коллективный разум кипел.

        - Они все знали. Вот козлы!  - Руслан вскочил с пола.

        - Да сядь ты!  - Сердилась Настя.  - Эта Ариадна права, что они могли сделать? Перевезти всех нас к себе? Ты посмотри, мы сами с собой ужиться не могли.  - Она потрепала Джека за ухом.  - Лично я их прекрасно понимаю. И то, что они держат нас здесь - тоже.

        - А я, как врач, считаю, что это неправильно. Они должны были хотя бы поинтересоваться, нужна ли нам медицинская помощь.

        - Не в этом суть, товарищи,  - Опять уселся Руслан, притащив свой сундук.  - Дело в том, как они с нами обращаются.  - Он открыл крышку.  - Вот уроды! Все перерыли!

        - У нас все равно нет выбора.  - Пожала плечами Настя.

        - Она не говорила, куда нас повезут?  - поинтересовался Сергей.

        - Только то, что жить будем за городом.  - Пожала я плечами.

        - Мне это не нравится.  - Покачал головой Сергей.

        - Это никому не нравится.  - Повысил голос Руслан.

        - А у нее тоже клыки?  - Спросила Маша, жавшаяся к отцу.
        Да, у нее тоже были клыки.
        Руслан

        Я всю ночь ворочался. Неудобные полки, замаскированные под кровати были созданы, как средство для бессонницы. Мысли мельтешили в голове, как мухи. Бывало, они исчезали, и я видел, как рушиться под огненным дождем Земля. Но тут же просыпался, выравнивал дыхание и прислушивался к звукам.
        Либо Сергей, либо профессор, кто-то из этих двоих громко храпел. Местами храпение больше походило на бормотание, потом опять возвращалось к привычной форме звучания. Я вставал, подходил к двери. Сквозь окошки в стене светили то ли фонари, то ли Луна. Забыл, их же здесь две! Свет в противоположной камере падал на такую же койку, как и моя. Там спала Рената. А может, просто лежала без движения, пытаясь отогнать кошмары. Я испугался, когда ее увели одну. Кто их знает, этих инопланетян. Чутье подсказывало мне, что они еще преподнесут нам сюрприз. Мне не давали покоя клыки. Природа просто так не одаривает подобными подарками.
        Я уснул под утро. И опять проснулся в поту. Сколько ночей подряд мы будем видеть смерть Земли?
        Клыкастая не обманула. Не успели мы позавтракать, как она появилась и мы сели в капсулу, почти такую же, в которых нас до города транспортировали, но более комфортную. Мы вальяжно расселись, заняв по два места. Интересно, как эти штуки передвигаются?
        Ариадна встала в проходе. На ней был все тот же мундир. Или его копия. Светлые волосы собраны в хвост. Красотка по земным меркам. Стройная фигура, длинные ножки, блестящие глаза. Все, как надо. Но клыки портили все впечатление.

        - Вы можете составить список, если что-то понадобиться.  - Она старалась казаться дружественной и участливой.
        Конечно, американцы в Ираке тоже старались казаться дружественными и участливыми.
        Дорога обещала быть долгой. Поэтому я достал свой любимый реквизит - колоду карт. Все номера с ними просты и интересны. Зритель втягивается, пытается понять, какой же принцип. Мне нравились выражения их лиц, я заставлял их думать нестандартно. Я впервые увидел, как Маша улыбается. Это было хорошей наградой мне. Были моменты, когда она смеялась. Сестра не выдержала, присоединилась ко мне. Дуэтом мы работали гениально. Как наши отец и мать когда-то. Уже минут через пятнадцать, перестав притворяться занятыми, к нам пересела Ариадна и подглядывали в нашу сторону охранники. Странно было, что представители расы, у которых прозрачные капсулы, груженные людьми, летят по воздуху, могут заинтересоваться простецкими фокусами. Мне даже немного удалось забыть о том, что мы теперь не дома. И о том, что если местные нам нагло врут о каком-то непонятном сотрудничестве, то у нас нет спасения.
        Для нас отвели целый населенный пункт. Или построили его специально. В общем, ребята хорошо потрудились. Мы въехали в ворота, и нашим глазам предстал миленький такой поселочек с беленькими домиками, розовенькими занавесочками, зелеными лужайками. Даже качели имелись на этих газонах. Для полной достоверности, конечно, не хватало всевозможных ларечков, валящихся заборов и бабушек, сидящих по лавочкам.
        Мы высыпали из капсулы-автобуса, как дети в школьный двор, осматриваясь. Маша побежала к ближайшим качелям. Странно было ее поведение, слишком спокойное для девочки, пережившей не самые безоблачные события. Интересно, что наш психолог скажет на это?

        - Со временем мы достроим необходимые здания, школу например, если будет необходимо. Надеюсь, вам понравиться.  - Ариадна на мой взгляд была слишком навязчива и суетлива. Казалось, она сама от своей активности устала больше, чем мы. Появилась синева под глазами, впали щеки. Возможно, последствия тяжелой ночи.
        - Я, когда буду находиться здесь, буду жить в доме на холме. Пока меня не будет, можете по всем вопросам обращаться к Аарону.  - Она представила нам высоченного с каменным лицом мужичину. Когда он появился? И откуда? Он пытался изобразить улыбку. Но видимо мышцы его лица никогда до сего дня с этим не сталкивались.  - Аарон был выбран на эту должность из-за знания вашего языка.

        - А как часто вы были на Земле? И с какими целями?  - Поинтересовался Сергей.
        Казалось, что некоторые наши вопросы напрягают Ариадну. Но она тут же натягивала свою благосклонную улыбочку и отвечала.

        - И не вас ли мы принимали за зелененьких человечков?  - Хохотнул я.
        Настя цыкнула, усмехаясь.

        - Все вопросы оставьте на вечер.  - Этот Аарон смотрел на нас с непроницаемым лицом.  - Сегодня вечером мы на них ответим.
        Всех это устроило. А мне уж скорее хотелось посмотреть, есть ли в этих дивных домиках туалет. Особо не выбирая именно по этой причине, я направился в первый попавшийся, не обратив внимания на тяжелый взгляд нашего нового надзирателя.
        Вечером для нас устроили шикарный ужин из местных блюд. Мы сидели все вместе в беседке, делая вид, что все очень мило. Нам даже музыку организовали. По мне, так она была слишком нудной, гипнотической. Ариадна наконец-то поменяла свой мундир на платье. Да, ножки у нее, что надо! Наши шкафы тоже были забиты местной одеждой. Она была удобной, ткань приятной для кожи. В общем, носить можно.
        Никогда не любил такие посиделки. Все делают вид, что интересно, на самом деле скукотища полнейшая. Единственным развлечением были фантазии о нашей генеральше. Я поделился мыслями с Сергеем. Нет, действительно, как мы тут нужду справлять будем?
        В какой-то момент нам всем надоело притворятся благодарными гостями и мы разошлись по домам. И слабое оживление вечера уступило место унынию. Я все никак не мог почувствовать это привычное желание спать. Бродил по комнатам, не включая света. Две луны светили в окна. И никуда не денешься от их настойчивого сияния. Тонкие шторки не могли с ним бороться. Моя тень вяло прогуливалась по белым дорожкам на полу. От бессонницы и тоски мне взвыть захотелось. Одиночество глодало нутро. Я вышел на улицу надеясь, что может Настясья не спит. Даже мелкая перепалка подняла бы настроение. Меня встретил Джек. Я потрепал его за ухом.

        - Верный пес,  - Обратился я к нему.  - Ты жил с нами на Земле. И перебрался, черте знает, куда за своими хозяевами.
        Это все временно.
        Это все надумано.
        Это естественно, мы планету потеряли!
        Тоска - это естественно.
        Я убеждал себя, качаясь на качели, что время лечит. Привычка хорошая вещь. Она, конечно, впивается в самые кости, но всегда есть надежда на то, что совсем скоро привыкнешь к чему-то новому.
        Из соседнего дома вышла Рената. Постояв на крыльце, она заметила меня. Кутаясь в плед, присела рядом со мной. Джек тут же положил морду на ее колени, получив взамен поглаживание.

        - Тоже не спится?  - спросил я.

        - Не могу быть одна.

        - И у меня так же.  - Вздохнул я, раскачивая качели. Джек, не ожидая от меня подобного предательства, залаял. И лай его громким раскатом прокатился по нашему лагерю.

        - Мне даже пришла в голову мысль, что стоило остаться на Земле.  - Вдруг протянула она, не глядя на меня. Я мог ждать подобных слов от кого угодно, но не от нее. Она же психолог, черт возьми!

        - Я знаю, о чем ты подумал.  - Засмеялась она.  - Но все придуманные нами теории, законы, правила, все полетело к чертям. У нас больше ничего нет.
        Я посмотрел на нее.

        - Не думай так! Больше не смей!  - Мне хотелось вынуть из нее эти глупые мысли, потому что не об этом думать надо было. Другие вещи стали на кону. Жизнь еще висела на волоске.  - Мы и сейчас будем бороться. Мне почему-то кажется, что борьба только начинается. Ты видела, что наша территория огорожена?  - Я невольно перешел на шепот.  - И всюду охрана. Они не вооружены, но уверен, им не составит труда вырубить нас.

        - Но это для нашей защиты.  - Слабо возразила Рената.  - Так было бы и на Земле.
        В этом-то и было все дело. Уж очень похожим было их поведение на человеческое. Будь они людьми, я был бы на сто процентов уверен, что нас уже никогда не выпустят.

        - Они могут говорить что угодно, мы никуда не денемся.
        Мы продолжали сидеть молча. Замечательная была погода. Как это напоминало юношеские ночи во дворе с гитарами и девчонками. Меня определенно развезло от местной еды.

        - Ты заметила, тут комаров нет.
        Рената засмеялась.

        - Я тоже только об этом подумала.

        - Может, потому что здесь и так достаточно кровососов?  - Задумался я.

        - Не выдумывай!  - Был мне ответ.

        - Ладно, об этом рано думать.  - Я смеялся. Но мне было не до смеха.
        Мы не долго посидели и разошлись. Стало гораздо спокойнее. Или это просто усталость брала свое? Я едва добрался до кровати. И мне опять снились кошмары. Но на этот раз не умирающая Земля преследовала меня, а миллионы клыкастых. Я проснулся перед рассветом, когда все стало одинаково серым. И опять провалился в сон, на этот раз без кошмаров.
        А утром было почти, как дома. Проснулись, умылись и нас дружной командой согнали в беседку, где мы и будем теперь всегда трапезничать. Практически не разговаривая, мы жевали непривычную и сегодня для меня безвкусную пищу. Рената пересказывала то, что узнала вчера от надзирателя.

        - Ну что, профессор, вы можете какие-то выводы огласить?  - Шепнул Сергей.
        Иванов так же ответил шепотом, пожав плечами.

        - Нас здесь ждали.
        Мы переглянулись, взглянули по сторонам. Конечно, это было очевидно. Для нас построили этот населенный пункт. Но когда профессор произнес это вслух, стало не по себе.

        - Я пока еще не знаю, что это значит, но… Возможно, они просто знали о грядущей катастрофе, о том, что кто-то может спастись. Согласитесь, они предоставили нам замечательные условия проживания. Возможно, это просто благие…

        - Намерения?  - Я подался к профессору.  - Вы сами знаете, что это за дорога и куда она ведет.

        - Я бы не был так категоричен.  - Сказал Сергей.  - Пока у нас нет оснований их обвинять. Пока их действия вполне логичны.

        - Я согласна.  - Настя жевала какую-то траву. И именно это выражение ее лица я больше всего ненавидел, мол, всем все очевидно, один ты, милый братец, тупишь как всегда!

        - А я не согласен. Тут явно что-то не чисто!  - Шептал я зло.

        - Руслан, если вы о том, что нас заперли здесь, то, подумайте сами.  - Профессор как-то оживился даже, пытаясь убедить меня в том, что мои ощущения - это иллюзия.
        Но это я был в нашей компании главным иллюзионистом, и мог отделить элементарный развод от хорошо отрепетированной магии!

        - Думаю, вы и сами не горите желанием прямо сейчас знакомиться с местным населением.  - Продолжал Иванов.  - И тем более начать самостоятельную жизнь здесь.

        - Профессор прав!  - Поддакивала сестрица. Нет бы, брата поддержать.
        Мы дружно замолчали, когда к нам подошли напомнить, что нас ждут для ознакомительной лекции.

        - А давайте будем вести себя менее подозрительно.  - Предложила Рената, до того наблюдавшая за нашим горячим спором.
        Она первая поднялась с места и направилась в 'школу'. Черт, я должен буду слушать всякую ерунду об этой планете, как первоклашка. Надеюсь, экзаменов эти чудики нам не устроят.
        Лекцию нам читал надзиратель. Ему не хватало только мини-юбочки, очков на нос и указки. Помню, была у меня училка… Это были самые нежные воспоминания об юношестве. И этот гад, Аароша все испортил!

        - Лучше расскажите, почему у вас такие симпатичные клыки?  - Не выдержал я.
        Он хмыкнул в ответ, смотря мне в глаза. Думал, я отведу. Но не на того нарвался.

        - А почему у вас пять пальцев?  - Спросил он.

        - Бабья тактика.  - Продолжал я гнуть свое.

        - Перестаньте!  - Вскочил профессор.
        Рядом со мной появилась Настя. Она положила руку на плечо, надеясь, что это меня успокоит. Они были серьезно обеспокоены. И у них были на то основания, потому что у меня чесались кулаки, да и у надзирателя зуд нарисовался. Иванов встал между нами, но обращался только к клыкастому.

        - Аарон, простите. Это стресс. Э-э-это ад-даптация.  - Иванов заикался от волнения.
        Замечательно, они добились своего. Аароша лапочка, а я засранец со своими тараканами в голове. Я поднялся с места и вышел из аудитории, провожаемый взглядами. За мной виновато поплелся Джек, которого теперь везде с собой таскала Маша. Я не был против. Мне нравилась эта девочка. И я за нее беспокоился.

        - Ты единственный мужик здесь, кроме меня.  - Похвалил я пса.
        Выйдя из здания раньше ожидаемого срока, я заметил наблюдательные взгляды.

        - В туалет можно?  - Развел я руками.
        Охранники тут же создали видимость занятости. Но меня не оставляло ощущение прилипших взглядов. Уж мне-то было известно это ощущение. Забыв об обещании сходить по нужде, я прошел в беседку, взял со стола напиток. Черт его знает, что это было. И кусок какого-то овоща, который больше походил на курятину. Напиток мне, овощекурицу Джеку. Удобно устроившись, я наблюдал за 'школой'. Здание хорошо просматривалось отсюда. Сквозь открытые окна я видел скучающие лица. Настасья сто пудов мне завидовала. Еще в школьные годы ей приходилось отсиживать уроки за нас двоих.
        Аароша раздал какие-то листы. Особо никто не смотрел. Только Рената впилась взглядом.

        - Списки спасшихся.  - Поделился я информацией с Джеком.  - Как думаешь, кого она ждет? Думаешь, у нее есть жених?
        Джек жевал свою 'овощекурицу'.

        - А, ничего ты не думаешь!  - Махнул я рукой.
        Из здания выскочила Рената. Значит, те, кого она ждала, не выжили.
        Рената

        Их фамилий там не было. Ни одного близкого или родственного мне имени. Это уже не одиночество, это хуже. Я с завистью подумала о том, что у Сергея осталась дочь, у Насти был брат. Даже пес любимый. Профессор был готов к тому, что сына здесь не будет. А я отправилась на Римпву только из-за того, что знала, мои родные будут здесь. Почему их нет? Не успели? Не вошли в Собор? Не захотели?
        Я раскачивалась из стороны в сторону, закрывая свое горе от других. Мне не хотелось с ними делиться. Я хотела пережить все сама. Но, уже почти потонув в нем, я одернула себя. Ариадна говорила, что возможно не всех людей обнаружили. Возможно, кто-то еще бредет среди холмов, ожидая, что их обнаружат.
        И пусть я опять убежала от своей боли, обманывая себя надеждой. Но это была не иллюзия, моя надежда могла оправдаться в любой момент.
        А потом побежали скучные будни. Абсолютно одинаковые дни. Даже Руслан и Настя были менее похожи, чем каждый прожитый нами день в лагере. Мы просыпались, завтракали, нам читали лекции, мы обедали, отдыхали, придумывали себе какие-то развлечения. К нам приезжали римпвийские медики. Профессор с ними проводил времени больше, чем с нами. Нас осматривали, убеждали, что нам нужно крепиться, а не окунаться в апатию. Но ощущение того, что кроме этого лагеря нас в жизни больше ничего не ждет, не оставляло.
        Очень радовал Руслан. Своей деятельностью и живостью он будил всех нас. Иллюзионист создал карточный клуб. Мы все были чокнутыми, что вошли в него, ведь, основатель - профессиональный шулер. Слава Богам, нам проигрывать было нечего. Вот и доставалось нашему картежнику только моральное удовлетворение. Это поначалу. Пока в клуб не вошли римпвийцы. Так как местная валюта для Руслана ценности не имела, он брал выигрыш информацией. Через три недели он знал устройство и принцип действия работы пушек охранников. Он даже опробовал на себе минимальный разряд. Его парализовало минут на двадцать, так что пришлось Сергею вспоминать свои студенческие годы в мед академии.

        - Черт, никогда еще мой фокус не заканчивался такой болью.  - Просипел Руслан, придя в себя.
        Настя, нервничая, мерила комнату шагами. Видно было, что их рабочие отношения всегда так строились. Лидером, несомненно, был брат. Настя же только пыталась смирить его безумства.

        - Потому, что ты идиот!  - Прошипела она.
        Я понимала ее. Мы все перепугались. Но он не позволил себя переубедить. Руслан готовился. Он должен был знать, чему противостоять. Только вот, что он мог противопоставить целому населению планеты?

        - Пожалуй, максимальный заряд я пробовать не буду.  - Улыбнулся иллюзионист.
        После этого случая еще два римпвийских охранника вошли в клуб. Руслан, не дурак, он иногда проигрывал. Да с таким размахом, что римпвийцы, даже понимая, что их дурят, не могли отказать себе в этом. Аарон не вмешивался в наш досуг. Он ограничился лекциями и наблюдением. Поэтому я никак не ожидала встретить его на своем крыльце в один из вечеров.
        Игра была в самом разгаре. На кону стояла информация о средствах связи. Но я уже давно проигралась. Вышла на пару минут, подышать свежим воздухом. Красный диск солнца тонул в лесу, окружавшем наш лагерь. Я не знала, насколько он протянулся вокруг нас. Но, казалось, Ариадна нашла самые непроходимые джунгли и запрятала нас в самую сердцевину. Мы были спрятаны от всей планеты. Но эта глушь не скрывала нас от наших мыслей.
        Я включила мобильник. На экране появилась привычная заставка. От этого заныло сердце. Но я не остановилась. Тоска по дому не дала мне этого сделать. Воткнув наушники в уши, я включила музыку. Как только закончится заряд батареи, я потеряю еще одну любимую вещь - джаз. Скоро только мы, люди, останемся друг у друга. Но и мы уже не будем такими, как были.
        Аарон сел рядом. От неожиданности я подскочила. Он, не выдержав, улыбнулся. Это было так редко, как посещение Русланом лекций. Блеснули клыки. Мы начали привыкать к этому. Римпвийцы в клубе пили и ели, хохотали над выходками Руслана вместе с нами. И уже не вызывали такого страха, как вначале. Даже Маша не сторонилась их.

        - Не хотел пугать.  - Извиняющимся тоном произнес Аарон.
        Я вынула наушники, выключила музыку, махнула рукой.

        - Мне нравилась ваша группа 'Queen'. - Продолжал он.

        - Ты слушал нашу музыку?  - Удивилась я. То, что они представили нам, как свое музыкальное искусство больше было приближено к инструментальной классике. И больше никаких жанров. Мне вообще их система напоминала советскую. Хотя, нам показали только документальную версию жизни на Римпве.

        - Только не слишком распространяйся об этом.  - Он опять улыбнулся.
        О, он пытается шутить! Я хмыкнула. Мне было неудобно с ним, потому что я никак не могла определиться с тем, что чувствую. Аарон всегда был отчужден. Иногда позволял себе колкости в нашу сторону. Но это звучало скорее, как недостаточное знание лексики русского языка, чем намеренное оскорбление. Мое отношение к нему было продуктом его поведения. Поэтому, когда я почувствовала участие с его стороны, меня это озадачило. А в тот вечер он был еще и гиперразговорчивым.

        - У тебя скоро батарея кончится.  - Когда он стал обращаться ко мне на 'ты'?  - Могу твои записи перенести на наш местный плеер.

        - Буду очень благодарна.  - Ошарашено ответила я. Косо глянув на Аарона, я спросила. Если бы я этого не сделала, взорвалась бы от любопытства.  - А с чего вдруг такая забота?
        Он сидел на ступеньках крыльца, смотрел прямо на меня. И это меня вводило в ступор. Никакой человеческий 'тяжелый' взгляд не шел в сравнение с его улыбчивым. Он располагал к дружескому разговору и расслабленности. Но мне было легче проглотить свой язык, чем непринужденно с ним болтать.

        - Моя задача, что бы ты почувствовала себя здесь, как дома.  - Он посмотрел мне в глаза.
        И тут же к моему и без того ошеломленному состоянию прибавился ком в горле. Я давно такого не ощущала. Его взгляд затягивал. Трудно было оторваться. Я, как сквозь вату услышала свой голос.

        - Ты сам понимаешь, что это невозможно. Тебе так же на Земле было бы непривычно.

        - Мне на Земле было труднее, чем вам здесь.  - Хмыкнул он загадочно.

        - Так зачем тебя отправляли на Землю?

        - Ты всегда сыплешь вопросами?
        Я пожала плечами. Я решила быть честной. К чему недомолвки. Хотя, он и сам должен понимать то, что я собиралась ему сказать.

        - Извини, но пока ты для меня не тот чело…  - Запнулась я.  - Личность, с которой я могла бы просто поболтать. Поэтому надо как-то заполнять пустоты.
        Он кивнул. Я видела, что это ему неприятно. Но это правда.

        - А тебе нельзя отвечать на эти вопросы?  - Продолжала я свой допрос.
        Он опять покачал головой. Улыбнулся. Он стал расслабленнее себя вести. Может, потому что рабочий день подошел к концу. А может, потому что мы начинали как-то привыкать друг к другу.

        - Представь, если бы ты узнала раньше, что к нам можно попасть. Ты из интереса не отправилась бы сюда?
        Я хмыкнула. Он опять уклонился от прямого ответа. Меня напрягали такие недомолвки. Если им есть, что скрывать, то Руслан прав.
        Я украдкой посмотрела на его строгий профиль. Теперь уже, спустя какое-то время я могла отличить его от остальных не только по мундиру. Уже могла различить морщинки в уголках губ, и родинки, две небольших внизу на правой щеке. А еще небольшой шрам на левой брови. Мне пришлось быстро отвести взгляд, что бы он не заметил, что я его пристально рассматриваю.

        - Мне пора спать.  - Пора было завершать эту незапланированную встречу. Я протянула ему мобильник.  - Буду очень благодарна. Я люблю эту музыку.
        Он кивнул.

        - Спокойной ночи.
        Но в ту ночь я не спала. Все казалось, что он рядом. Его запах, который я осознала только, когда ушла с крыльца, затопил мою спальню. Я вставала и ходила по дому, убеждая себя, что его нет ни в одной из комнат. Но потом опять ложилась, и опять ощущала его присутствие.
        Дни опять побежали. Один не отличим от другого. Нас особо не напрягали с посещением образовательных занятий. Важнее была явка на осмотр. Вещь не очень приятная, но и не обременительная. Нас изучали, что бы защитить наш организм от местных болезней. Так нам пояснили. Ну, и что бы мы ненароком кого не заразили. Раз в неделю брали кровь. Наблюдали, изменяемся ли мы на клеточном уровне из-за местной пищи и воздуха. Мне казалось, что для этого требуются более длительные сроки.
        Мы были свободны внутри нашего круга. Ариадна доставляла нам практически все, что мы просили. Мы уже бессознательно носили только римпвийкую одежду, привыкли к их кухне. Даже познакомились с поваром.
        Аарон опять появился неожиданно. Мобильник мне не вернул. Но взамен принес маленький наушник-капельку, на ощупь напоминающий силикон.

        - От чего он работает?  - Удивилась я, вертя в руках маленькую штучку.

        - От энергии.

        - Чьей?  - Последовал следующий вопрос.
        Аарон улыбнулся. Он сидел напротив меня, откинувшись на стену. Ему доставляло удовольствие отвечать на вопросы, на которые ему было позволено отвечать.

        - Ты видела у нас шпили? Это распределители энергии, которую вырабатываем мы сами.
        Я расширила глаза. В голове не укладывалось то, что он сказал. Я смотрела на него, а потом медленно произнесла, что бы ничего не перепутать. Потому что этого мы не слышали ни из лекций, ни от наших римпвийских собратьев по клубу.

        - Вы сами подпитываете свои плееры…  - У меня даже слов не было, что бы подобрать.
        Он усмехнулся. Его лицо вдруг перестало для меня быть каменным. Я видела на нем эмоции, не такие, как у нас, но все же. Вдруг я поймала себя на мысли, что он мне очень нравится. Даже больше, меня к нему тянуло. Я стала с желанием ходить на лекции после нашего предыдущего разговора. Не осознавая этого, я искала Аарона глазами, когда мы находились в беседке или после очередного осмотра.

        - Не напрягайся,  - Смеялся он, приняв мое молчание за напряженное обдумывание того, что он сказал.  - Это долго объяснять, так что не ломай голову.
        Общаться с ним становилось все интереснее. Я уже не чувствовала себя так напряженно в его присутствии. Наоборот, я одергивала себя от излишнего расслабления.

        - Вы не сможете от нас вечно все скрывать.  - Улыбнулась я, на что он снисходительно заявил.

        - Ученик первого класса не может постичь высшую математику. На все нужно время.

        - Мы для вас первоклашки!  - Возмутилась я, хотя это и было правдой.
        Он улыбнулся, смотря на меня. Я теряла чувство времени. Весь мир крутился вокруг нас, как ненавязчивый размытый фон, и только его я могла четко различать. И его взгляды смущали меня, как юную девочку. Он стал часто приходить. Мы разговаривали, смеялись, подкалывали друг друга. Я стала пропускать клуб. И это не осталось незамеченным. Настя мучила меня своими расспросами. Но, что я могла ей ответить, если сама внятно не понимала ничего? Как он мог стать мне близок настолько, что я забывала о наших межрасовых различиях?

        - Для чего мы на самом деле вам нужны?  - Спросила я однажды.
        Он замолчал, раздумывая. А потом, как обычно в своей манере ответил.

        - Я чаще стал задумываться, для чего мне нужна ты?
        Тут уж мне вообще стало не по себе. Сердце подпрыгнуло. Я натянула губы в глупой улыбке, покачала головой. Я, конечно же, уже успела продумать разные варианты развития наших отношений. Но то были фантазии, а тут… И как прикажете реагировать? Что это, признание?

        - Я сказал лишнего.  - Смутился Аарон.
        Я подавила трепыхание бабочек в животе.

        - А мне кажется, что ты опять просто выкрутился из ситуации, что бы не отвечать.

        - Ты упрямая.  - Засмеялся Аарон.

        - Ты тоже.  - Он протянул руку, но опустил ее.
        Он не успел договорить, заметив одного из охранников на почтительном расстоянии. Я подумала, что он пришел в клуб. Но римпвиец только кивнул начальнику. И этот жест был Аарону понятен. Он поднялся.

        - Прости, мне надо идти. Спокойной ночи.

        - И тебе.  - Кивнула я.
        Так мы приучились жить в новых условиях, на новой планете. А условия были хороши, если уж быть честной до конца. Мы были практически свободны, о нас заботились. Заботились не только о хлебе насущном, но и, что не менее важно, о моральном состоянии. Деградация нам уже точно не грозила. О лучшем и мечтать не приходилось людям без планеты. Мы расслабились и забылись. До тех пор, пока Маша не порезала руку.
        Руслан

        Это был отличный денек. На этот раз я подговорил всех наших пропустить нудную лекцию Аароши. Прогуливали нагло, прямо под окном лекционного зала. Надзиратель, как оказалось, мог быть и нормальным парнем, не стал загонять нас палкой в аудиторию. Посмотрел на нас, усмехнулся и ушел решать свои важнейшие вопросы.
        Вот уже несколько дней мы готовились к шоу. От безделья решили творить свою программу под названием 'Римпва-иллюзион'. Ариадна была только рада, что наша клокочущая энергия нашла выход. По ее распоряжению специально для этого знаменательного события строили сцену. Мы с Машей тщательно все контролировали. Из нее получился бы хороший прораб. Устав отдавать приказы, я и мой ассистент Мария вернулись к отработке нашего дуэтного номера. Настя на этот раз выступала в роли младшего помощника и костюмера. В последнее время она мне совсем не нравилась. Я частенько наблюдал за ней, когда она этого не замечала. Если бы Рената как-то ее не будоражила, сестра вообще бы из комнаты не выходила. Меня это волновало. Стоило больших трудов уговорить ее помочь с шоу. Рената, будучи безработным психологом, посоветовала сестру не беспокоить, мол, ей нужно дать время собраться с мыслями, привыкнуть к новому миру и найти в нем свое место. Хотя я никогда не понимал этих психологических штучек, последовал совету. И вся моя бурная энергия переключилась на шоу и мою главную ассистентку.
        Из всех номеров, что мы когда-то ставили, я выбрал наиболее подходящие к участию девятилетней девочки. Маленькая, очень гибкая девочка идеально подходила для номеров с 'расчлененкой', 'перемешиванием частей тела' и тому подобных. Ну, а так же она замечательно отвлекала внимание зрителей на себя, когда это было необходимо. Название номеров Сергея повергло в шок. Но, взглянув на положение дел изнутри, он все же согласился доверить мне свою дочь. В тот день мы отрабатывали 'Смерть и воскрешение в корзине'. Весь фокус в том, что ассистентка помещается в корзину. Размеры ее весьма обманчивы. То, что снаружи кажется небольшим, внутри может оказаться очень даже просторным. Ассистентка ложиться внутрь, делая вид, что едва помещается, ее закрывают крышкой и протыкают лезвиями. Все абсолютно просто. Естественно направление проколов хорошо отработано, а лезвия не такие уж и острые.
        Мы укладывали реквизит к главной репетиции. Настя с Ренатой оформляли сцену декорациями. Профессор, как обычно, зарылся в горы своих записей и все больше сходил с ума. Сергей рассматривал костюм дочери.

        - Тебе не кажется, что он смешной?  - Обратился он к дочери.
        Я не знаю, какими были их отношения до всего этого, но сейчас Сергей был образцом идеального отца. Внимательный, заботливый… Наш с Настей отец не был таким. Он был артистом в первую очередь и воспитывал нас в этом духе.

        - Ой!  - Вскрикнула Маша.  - Порезалась.

        - Ты говорил, что этим порезаться нельзя!  - Тут же накинулся на меня папаша.

        - Не переживай!  - Я взял ее ладошку в свою, что бы осмотреть.  - Карьера настоящего артиста без травм не обходится.  - Подбодрил я ребенка.

        - Ты меня очень успокоил!  - Не унимался Сергей.

        - Ничего, старший ассистент, держитесь!  - Продолжал я осмотр.  - Не больно же?
        Она покачала рыжей головой. Настя направилась к нам. Сестра достала платок, чтобы замотать рану и остановить кровотечение. Кровь собралась в складках детской ладошки, ярко сияя на солнце, как гранатовые зерна. Я перевязывал руку платком, что подала Настя, не заметив, как тоненькая струйка потекла по тыльной стороне ладони, затем к локтю. Капли упали на траву. Никто и не обратил внимание на то, как она жадно впитала красную жидкость, словно выпила ее. Рената вдруг кинулась к нам, крича: 'Уберите ее!'. Только тогда я краем глаза заметил несущегося к нам Адама. Он входил в наш карточный клуб, и был отличным парнем. Быстро уловил суть игры и мои финты. Он не выдвигал претензий, он учился. Да, в конце концов, у него просто было отличное чувство юмора. Но в тот момент его трудно было узнать из-за исказившегося лица, перекошенного, с налитыми черным глазами без зрачков и радужки. Больше всего пугали его клыки. Это уже не были два зуба, иногда выглядывающие при улыбке. Это была акулья пасть в миниатюре. Мы истуканами замерли на месте. Только Рената успела подлететь и закрыть собой перепуганную больше всех
Машу. Я думал, нам конец.
        Адама перехватил Аарон. Он сбил его на бегу, повалив на землю. Смяв его под себя, но, едва удерживая, он крикнул что-то на своем. К нему уже бежала охрана. Адама сковали наручниками и вкололи что-то в шею. Охрана работала слажено. На нас не обращали внимания. Очень старались этого не делать. А мы все еще стояли, как вкопанные на зеленой лужайке у белого домика, где только что чуть не загрызли маленькую девочку. Не сговариваясь, мы встали вокруг нее. Адам обмяк под действием инъекции, а еще секунду назад он хрипел и вырывался. Аарон, поправив свой идеально выглаженный белый мундир, обратился к нам:

        - Уведите девочку в дом. Я принесу аптечку.
        Я мельком посмотрел на Ренату. Ее же глаза неотрывно смотрели на удаляющегося Аарона. Тут-то и посыпалась вся ее иллюзия по отношению к нему. И мне почему-то стало легче. Я был бы рад, если бы она боялась его. А еще лучше ненавидела, и наконец-то, обратила внимание на кого-то более подходящего.

        - Что это было?  - Зашептала Настя, как только дверь за нами закрылась.
        Мы вошли в дом, где жили Сергей и Маша. Она забавно хлопала глазами, не понимая, что только что чудом спаслась. Мы напряженно смотрели друг на друга, опасаясь своим поведением напугать девочку. Рената опомнилась первой.

        - Машенька, как рука?  - Улыбнулась она легко, словно сцены во дворе не было.

        - Не болит.  - Пожала плечами в ответ моя ассистентка. Я гордился ею. Наверное, это нерастраченный отцовский инстинкт.  - Чуть-чуть только.
        Сергей отодрал полоску от своей рубашки, что бы сменить пропитавшийся насквозь платок. Обматывая отрезок вокруг руки, он поражено уставился на ткань, вопросительно посмотрев на Ренату. Кусок ткани буквально высасывал кровь из ладошки. Рената откинула окровавленную, но сухую ткань в сторону. Она прошла на кухню, промыла окровавленный платок, что до этого уже был на ладошке и протянула его Сергею.

        - Попробуй пока так.
        Мы напряженно молчали, наблюдая за сценой.

        - Что за чертовщина?  - Бурчал Сергей.
        Вот и пришел тот момент, когда начинала всплывать правда. Я вспомнил свои подозрения, которые мучили меня, кошмары, снившиеся в первое время по ночам. Но свой инстинкт самосохранения я задавил самообманом.

        - Они вампиры?  - Бормотала Настя.

        - Мне интересно знать, где наш профессор?  - Вставил я.
        Иванов тут же появился, как по волшебству. А с ним невозмутимый Аарон. Тот принес аптечку, как и обещал.

        - Это будет лучше.  - Произнес он спокойно. Абсолютно неэмоциональный тип. Его лицо не искажалось эмоциями, как его мундир складками.
        Рената посмотрела на него, беря аптечку.

        - Я отведу Машу в комнату и там обработаю порез.  - Она отвела взгляд от каменного лица надзирателя.  - Вы тут не шумите. Нечего ребенка пугать.
        Она взяла девочку за руку, и что-то беззаботно рассказывая, ушла в самую дальнюю комнату. Нас было пятеро в гостиной. Четверо людей и кровосос.

        - А теперь объясните, что происходит!  - Потребовал я, смотря на обоих, Аарона и профессора. Почему-то закралось противное подозрение, что Иванов в курсе происходящего.

        - Думаю, у профессора это лучше получится.  - Ответил Аарон.

        - Вы знали?  - Я даже и не понял, кто именно это сказал. Несколько голосов слились в один.
        Профессор поднял руки, как дирижер. Выглядел он растеряно, но будто рад, что все проясняется. На его месте я бы не торопился веселиться.

        - Успокойтесь! Это недоразумение. Это больше не повториться!  - Затараторил он.
        Сергей мгновенно подлетел к профессору, схватив его за грудки, припер к стене, и тихо, что бы Маша в дальней комнате не услышала, произнес:

        - Этот урод чуть не загрыз мою дочь. А ты зовешь это недоразумением?  - Я Сергея еще таким не видел. Он не был зол. Он был взбешен.  - Недоразумение - это если я тебе сейчас случайно шею сломаю.
        Настя подошла к Сергею. Ее усталость сменилась в момент опасности спокойствием. Именно ее холодная и светлая голова не раз спасала меня от необдуманных поступков. Она втиснулась между профессором и Сергеем.

        - Не надо.  - Голос ее действовал не хуже, чем горсть успокоительных таблеток.  - С Машей сейчас все в порядке. Давайте выслушаем профессора, чтобы избежать дальнейших неприятностей.
        Сергей послушно отошел. Он был, как начиненный динамитом, но счетчик пока остановился. Мы разошлись по сторонам. Профессор стоял рядом с Аароном. Он уже не считал нас своей семьей. Ему ближе были эти клыкастые мутанты. А мы стояли загнанными в угол людьми. Маленькая гостиная стала крошечной. Теперь в ней все излучало опасность для нас, как тот кусок ткани, качавший кровь из детской ладошки.

        - Самое главное, что вы должны понять,  - Продолжал твердить свое Иванов.  - Это произошло случайно! Сюда подбираются тренированные римпвийцы…

        - Главное, что мы должны знать, они вампиры?  - Звучало безумно, но и Римпва для нас была безумием еще три месяца назад. Сергей указал на Аарона.  - Он вампир, я спрашиваю?

        - Они не вампиры в том смысле, в каком мы привыкли это понимать.  - Оправдывался профессор.  - Это все легенды, влиянию которых вы поддались. Римпвийцы отличаются от нас, конечно, но они… Они специально обучены, их подготавливают…

        - Что значит, обучены?  - Перебил я.  - Это что, все подстроено?

        - Давно вы знали?  - Спросила Настя.
        Наши мысли часто совпадали. Сказывалось не только то, что мы близнецы, но и то, что неразлучны уже целую прорву лет.
        Профессор развел руками.

        - Простите, я знал все с самого начала!  - Признался он.
        Сергей кинулся было к профессору, но Аарон заслонил собой Иванова.

        - Вы специально нас притащили сюда!  - Процедил Сергей сквозь зубы. Казалось, он сейчас плюнет профессору в его морщинистое лицо.

        - Послушайте!  - Взмолился Иванов. Он протер очки, но не надел их на нос, теребя в дрожащих руках.  - Я узнал обо всем два года назад. На меня вышла Ариадна. Она-то мне и поведала, что у нас один предок. Рассказала о том, что произойдет с Землей, про Апокалипсис и про возможность спастись. Они предложили помощь.  - Он смотрел в глаза каждому из нас.  - Вспомните, как горячо было ваше желание спастись!

        - Вы действительно считаете это спасением?  - Прошипел я.  - Планета, населенная клыкастыми кровососами, это и есть ваше спасение?

        - Не нужно утрировать!  - Голос профессора стал тверже.  - Не оскорбляйте гостеприимства хозяев. Вы не знаете, какого труда стоит ваша беззаботная здесь жизнь!
        Я даже поразился его напору, с каким жаром он защищал этих клыкастых.

        - В обмен на что?  - Не выдержал я.  - Мы будем их дойными коровами? По-моему, это далеко не беззаботная жизнь. Даже ткань поглощает кровь!  - Крикнул я.  - Рубашки, которые вы нам выдали, они всасывают нашу кровь!
        Иванов посмотрел на Аарона. Тот в ответ мотнул головой. Надо же, как мило они общаются, понимают друг друга без слов.

        - Профессор,  - Настя подошла к нему ближе, стараясь заглянуть в мутные от усталости глаза.  - Скажите, что они собираются с нами делать?
        Сестра очень похудела за эти сытые три месяца, что мы здесь провели. Она таяла. И я ничем помочь ей не мог. Потому, что она не обращалась ко мне за помощью. А к профессору она потянулась, как к отцу…

        - Я никогда не поступил бы так, зная, что нас ждет здесь смерть, Настенька.  - За 'Настеньку' я готов был влепить ему. Но держался.  - Послушайте, мы сейчас на стадии разработки альтернативного источника подпитки. Им не кровь от нас нужна, а вещество, которое выделяется в крови с выбросом адреналина. И, если главное не сама жидкость, а ее энергетическая ценность, то почему бы не найти безопасный способ передачи и поглощения энергии?

        - Я не собираюсь слушать этот бред.  - Процедил Сергей.  - Я, как врач заявляю, что это бред.

        - Вам всем придется выслушать профессора.  - Произнес Аарон, стоявший в стороне. Он не хотел вмешиваться в наши разборки. Люди сами должны разрешить свои разногласия.
        - Выхода нет ни у вас, ни у нас.  - Он четко подчеркнул это предложение.
        Иванов повернулся к бледно-зеленой стене. Достав откуда-то карандаш, он начал чертить. Его ничто не смущало, ни отсутствие доски для рисования или бумаги, ни наши сверлящие взгляды в спину.

        - Римпва живет на этой энергии. С помощью шпилей она циркулирует по планете и поддерживает жизнь. Наша кровь в данном случае выступает, как проводник этой энергии. Из нее, по сути, на Римпве все и состоит. Когда в последнюю мировую войну римпвийцы едва не раздолбили свою планету на куски, они нашли этот выход - буквально склеить планету, сшить ее энергетическими нитками. А клеевой основой является энергия, вырабатываемая из человеческой крови.

        - А как же мы без этой энергии будем существовать?  - Сергей развел руками.  - Несостыковочка вышла, профессор? Природа создала человека мудро, не запихав в него ничего лишнего. Так, что делиться мы ничем не можем без ущерба для себя.

        - Именно над этим мы и работаем.  - Продолжал профессор отвечать на выпады.  - Мы увеличим нашу популяцию. Создан препарат, преобразующий ценное вещество в крови в энергию, и создан специальный коллектор для сбора этой материи. Что-то вроде аккумулятора. Для нас это не будет опасно.

        - Все это время вы проводили на нас эксперименты.  - Сергей хмыкнул.

        - А где они до этого людей брали?  - Спросила вдруг Настя.

        - С Земли.  - На этот вопрос ответил Аарон.  - Наше население не велико и мы ограничивали себя…

        - Ну, да, на Земле ежегодно пропадали миллионы.  - Рената стояла на пороге, скрестив руки на груди.  - И вы решили, что несколько сотен тысяч не сделают разницы.

        - Козлы!  - Кинулся я на Аарона, уже не контролируя себя. Пусть убьют, зато хоть душу отведу.
        Сергей вовремя меня перехватил.

        - Мы так ничего не добьемся.  - Горько произнес он.

        - Мы тоже за свою историю много чего натворили.  - Встал на защиту клыкастых профессор. Он даже голос повысил.  - Я их не оправдываю, так же как и Гитлера! Но нам сейчас не об этом говорить нужно! Мы можем либо взаимовыгодно сотрудничать с Ариадной. Либо под командованием Ортона нас будут просто разводить, как коров на фермах.
        Это, конечно, был весомый аргумент.

        - Почему вы не сказали нам правду?  - Не понятно было, к кому Рената обращалась, к профессору, или к своему Аарону.

        - Я надеялся, что мы закончим наши исследования к моменту катастрофы.  - Ответил Иванов.  - Но мы не успели. Мы продолжим работы. Результаты у нас есть. И колоссальные!
        Мы остались одни в доме. Нас ждало бурное обсуждение. И мы с радостью ему предались. Сошлись во мнении, что профессору теперь на слово верить нельзя. Мы знали только одну сторону, которую они красочно нам обрисовали. Пока Рената пыталась оправдать профессора, давя на нас своими психологическими штучками, я обдумывал план взлома дома Иванова. Так как у нас не было выхода, кроме как поверить профессору, то его слова нужно было проверить, как гласит известная пословица. А дома у нас на сейфы не тянут, с замочком справиться можно в два счета.

        - Ты с ума сошел!  - Воскликнула Рената.  - Этого нельзя делать! А если тебя поймают?

        - Мне плевать!  - Развел я руками.  - Я хочу проверить то, что они нам тут впаривали. Я хочу знать правду!

        - Согласен!  - Сергей расхаживал по комнате. Она так была похожа на американский вариант жилища. Такой кукольный домик, для трех поросят. А вокруг волки.  - Мы должны использовать любую возможность.  - Он внезапно остановился. Взлохмаченные волосы, темные глаза. Маша совсем не была на него похожа. Наверняка, каждую минуту она напоминала ему о жене, о которой он, впрочем, никогда не упоминал.  - У меня дочь. И я должен знать, от чего спасать ее.

        - Вы уже и так спасли всех нас.  - Буркнула Настя еле слышно.  - А может нам не стоит знать эту правду?  - Настя посмотрела на меня. Меня совсем не устраивало ее состояние, иллюзионистка хотела остаться в иллюзии.  - Может, лучше было умереть на Земле в незнании?
        Она сидела напротив окна, на фоне солнца, бьющего сквозь розовые занавески (о, как же я их ненавидел!), она сама смотрелась тающей иллюзией. Я наклонился к сестре. Мне хотелось дать ей пощечину, растрясти, что бы привести в чувство. Увидев мой настрой в выражении лица, она вспылила.

        - Я устала от твоей вечной борьбы.  - Вскочив из-за стола, она продолжила.  - Делай, что хочешь! Проверяй на себе местное оружие, взламывай чужие дома, хоть клыки себе отрасти, мне все равно!
        Она вышла, хлопнув дверью. Рената поднялась, покачав головой, посмотрела на меня, мол, какой я молодец.

        - Я поговорю с ней.  - Она уже направлялась к выходу.

        - Ты поможешь нам?  - Задал я главный вопрос. Он расставит все по местам, с нами она или предпочтет побежать к Аароше.

        - Да.
        Больше мне ничего знать не хотелось.
        Рената

        Я нагнала Настю у ее дома. Она не плакала, как я ожидала. Она была зла. Уверенной походкой она влетела в дом, я едва успела влететь внутрь, чтобы не получить дверью по носу.

        - В чем дело?  - Я решила не быть ей психологом, так как она стала мне подругой.
        Хрупкая, невысокого роста с озорными чертами лица, похожая на сказочного эльфа, она металась по комнате. К сожалению, больше мы никак не могли выплескивать эмоции. Мы не могли перевернуть все верх дном, разбить что-то, потому, что тут ничего не билось (я пробовала)! Мы даже не могли все бросить и уехать, как поступает большинство людей. Тут, куда не пнешь, кто-то посторонний всегда присутствует. Нельзя укрыться. Побыть наедине с собой можно только в этих комнатах. Но в них так тесно.

        - Все в порядке.  - Она развернулась ко мне, как всегда взъерошенные волосы придавали ей игривый вид. Но тут уже было не до игр. Она всплеснула руками.  - Просто мне хочется убить своего братца. Как психолог, скажи, это нормально? Или мне лучше записаться к тебе на прием?
        Она села на диван, запустив пальцы в пшеничные волосы. Я села рядом.

        - Думаю, желание прибить родственника это нормально на ограниченной территории.  - Размышляла я.  - Честно говоря, ты меня даже не удивила.
        Неожиданно она поднялась, улыбаясь, глаза загорелись.

        - Что ты задумала?  - Я даже испугалась такой перемены.

        - Психолог, а как ты относишься к релаксирующим веществам, типа коньяка?
        Я выпучила глаза.

        - Откуда?
        Она хитро ухмыльнулась.
        Пропавший было день, мы поправили, не желая думать, какими будут последствия на следующий. Мы говорили обо всем, только не о нежданной новости, свалившейся нам на голову. Настя жаловалась мне на брата, желая, чтобы его икота разразила. Вспомнила все старые обиды, все его проколы, которые ей приходилось исправлять. Мы впервые открыто разговаривали о нашем незавидном будущем. О том, что тут не то, что 'на десять девчонок по статистике девять ребят'. Тут в принципе подобная статистика отсутствовала за неимением тех самых ребят. И это была самая горячая тема вечера. Мы скорее просто предались самообману опьянения, чем были пьяны. Хотелось снять с себя ответственность за слова и действия, снять груз прошедшей катастрофы. Она не прошла для нас бесследно, и до сих пор зудела внутри, а выпустить пар до сих пор возможности не представлялось.

        - Не, ну можно, конечно, рассмотреть Сергея. Профессор, конечно, не в счет!  - Настя размахивала рукой.  - Но от безысходности… Это не по мне, понимаешь! А тебе-то, что жаловаться, ты и Аарона на крючок поймала, и братец мой, разбей его икота, в тебя втрескался.

        - А сама-то!  - Воскликнула я. Я давненько заметила, что Насте уделял внимание один из римпвийцев, входящих в клуб.  - Хотя,  - Поникла я.  - Он же римпвиец, может у них все по-другому устроено.  - Настя громко захохотала.  - А что ты там про брата сказала?

        - Рената,  - Покачала она головой.  - Ну, не делай вид, что не замечаешь, как он смотрит на тебя!
        Меня почему-то пробрало. И это была не просто женская гордость. Мне просто в голову не приходили подобные мысли. Привычка рассматривать все через пласт социальных сословий осталась и здесь, хотя сословий уже и не было. У нас с Русланом не было шанса встретиться на Земле. И я подсознательно воспринимала его, как картинку с телевизора, не смотря на то, что мы уже три месяца практически под одной крышей. Маска балагура и заводилы автоматически поставила его в категорию 'друзей'.

        - Ты не видишь, как он злится, когда ты выходишь погулять с Аароном, бросая игру.
        - Продолжала Настя.  - У него скулы ходуном ходят.  - Она засмеялась.  - И нам обычно начинает вести в игре!
        Тут я начала припоминать перемену в отношении Руслана ко мне и его непереносимость Аарона. Он единственный не посещал лекции, постоянно выдавал сальные шуточки при упоминании Аарона, и вообще игнорировал его. Поведение детское, но у него появилась причина. Я начала объяснять Насте эту самую причину, стараясь не пускаться в слишком заумные дебри.

        - Это общественное чувство. Он ревнует и злится за всю мужскую половину Земли, понимаешь? Он даже тебя к Сажу ревнует. Неважно, кто был бы на нашем месте, самое главное факт 'измены' человека человеку. Наша горстка, мы все внутри нее зависимы друг от друга, и мы цепляемся друг за друга, потому что все остальные для нас чужеродные организмы. Это как разборки подростков с парнем из чужого двора. Аарон и Саж, не являются людьми его круга…

        - Они вообще людьми не являются.  - Перебила меня Настя. Она подняла руку, ладонью ко мне.  - Подожди, не выдумывай.  - Взгляд ее прояснился.  - Рената, я знаю своего брата так же, как себя. И я знаю, как он ведет себя в любой ситуации. Руслан втрескался в тебя по уши!
        Она продолжала буравить меня взглядом. А потом посмотрела за спину.

        - О, Руслан, и давно ты нас подслушиваешь?
        Меня тут же бросило в краску. Я боялась повернуться, будто это я только что призналась в любви к нему.

        - Да уже прослушал всю твою проникновенную речь, сестричка. Пьете, значит, по-тихому?  - он прошел к дивану, у которого мы расселись и сел между нами. Я обвинила себя в трусости и подняла-таки на него взгляд.  - Ну, девочки, я от вас такого не ожидал! Заныкали от меня бутылку отличного коньяка!
        Он взял Настин стакан и налил себе порцию, такую, что бы 'догнать' нас сразу. Вел он себя так, будто и не слышал нашего разговора. Я искала причину скорее сбежать, благо за окном уже стемнело. Поднялась, легкое головокружение показало, что вечер прошел удачно.

        - Мне, наверное… Пойду я в общем.  - Поняв, что соврать не смогу, пролепетала я.

        - Нет, подожди.  - Руслан поднялся.

        - О,  - Хихикнула Настя.  - Мне там надо… что-то надо мне в моей комнате.  - Шатаясь и подавляя смех, она вышла.
        И это худшее, что она могла сделать. Мне никак нельзя было оставаться с Русланом наедине в подобном состоянии. Да и сам Руслан не выглядел горящим от желания мило побеседовать. Так пусть злится на свою сестру, а не на меня. Мы уже все привыкли к тому, что он постоянно был на взводе. Но он неожиданно признался.

        - Настя не ошиблась. Она действительно знает меня, как свои пять пальцев.
        Вот так поворот! Он фактически признался. Наверное, от этого туман в моей голове еще более сгустился. С одной стороны я ожидала продолжения его монолога, то ли из вежливости, то ли из-за какого другого чувства. Но он смотрел в окно и молчал. Значит, признаний больше не будет.

        - Давай отложим этот разговор на потом.  - Выручила я его. Но во взгляде увидела не облегчение, а неприязнь. Меня это задело.

        - Приятной прогулки!  - Хмыкнул он.

        - Спокойной ночи!  - Процедила я сквозь зубы и вышла, стараясь не хлопнуть дверью.

        - Мог бы проводить девушку.  - Настя показалась из-за двери своей комнаты.

        - Ее провожатый ждет на крыльце.  - Зло бросил Руслан.
        Я едва не взвыла от досады, увидев Аарона. Никакого желания выяснять отношения не было. Праведный гнев, как рукой сняло, после парочки рюмок коньяка. Хотелось просто лечь спать. А он ждал от меня слез и театральных жестов, в попытке пристыдить его за свою вампирскую сущность. Я же просто прошла мимо, римпвиец следовал за мной. Меня бесило, что они оба молчали. Руслан после мутного признания, Аарон после того, как выяснилась правда. Они, что оба ждут, что я начну за них? Но у меня дурная привычка психолога, я сначала слушаю, а потом говорю.
        Мы уже были на крыльце моего дома, а этот здоровенный детина, привыкший контролировать свои эмоции, не сказал до сих пор ни слова. Глянув на него мельком, устало произнесла.

        - Спокойной ночи.

        - Постой.  - Он остановил меня, схватив за запястье.  - Ты так ничего не скажешь? Не будешь требовать объяснений?
        Я пожала плечами. Мне было в тот момент настолько все равно, что он себе и представить не мог. Я была морально готовой к чему-то подобному, и раскрытая правда не произвела эффекта разорвавшейся бомбы. Но, не удовлетворив свою потребность в общении, благодаря Руслану, я все же поддалась своей натуре и решила слегка поумничать. Тем более, обстановка располагала, звездное небо, теплый ветер.

        - А какой смысл? Ты оказался…  - Я замялась, не будучи уверенной в правильности слов и желая, как обычно сохранить вежливость и толерантность. Но затем, сославшись на коньяк, и снимая сама перед собой всю ответственность, продолжила более смело.  - В нашем понимании ты оказался монстром. Ты пьешь человеческую кровь. Да Бог знает, что еще!  - Я вспылила. Сама не ожидала от себя такого наплыва эмоций. Мой внутренний борец за справедливость требовал ответа.  - Я понимаю, ты имел право скрывать. Это логично, это понятно. Но, зная всю разницу между нами, зачем заварил эту кашу со мной?
        Как выяснилось, надрывалась я зря. В нем не было сожаления или хотя бы намерения как-то красиво соврать, ублажив мой женский слух. Вернулось его каменное лицо, тем самым будто ставя меня на место. И тут действительно не было его вины. Это я, общаясь с римпвийцем, хотела видеть в нем человека. И даже не эта ужасная правда, а его теперешнее поведение вернуло меня к чувствам. Стало даже обидно. Мое самолюбие трещало по швам. Он не собирался оправдываться, предоставив мне самой выдумать за него оправдание. И это было очень по-человечески. Как часто я говорила своим клиенткам, не выдумывать прекрасного образа из обычного мужчины, держать воображение в узде. Сама же повелась на своих чувствах, как школьница.
        Его молчание меня взбесило еще больше. Я не собиралась продолжать свой праведный монолог, поэтому, не задерживаясь более, закрыла дверь за собой. Хотелось что-нибудь увесистое запустить в стену. Но блаженная пьяная усталость брала верх, придя на смену эмоциям. Я доплыла до кровати, не умываясь, уснула, не видя снов.
        Похмелье было классическим. 'О чем ты только думала вчера?', - взвыл мой организм. Воздух Римпвы не собирался сочувственно облегчать мое состояние. А яркое солнце, пробивавшееся сквозь окно, буквально впивалось в кожу. Перед глазами все плыло, а в желудке переворачивалось. Простонав, я заставила себя встать и опустить плотные жалюзи. Мгновенно стало легче, но не настолько, что бы прыгать от радости. Еще через пол часа я восстановилась ровно до того, что бы смочить холодной водой полотенце и опять вернуться в горизонтальное положение.
        В следующий раз я очнулась, когда Сергей проведал меня после обеда. Стараясь сдерживать улыбку, он участливо поинтересовался.

        - Как чувствуешь себя?
        Это был ненужный вопрос. По мне и без того все было видно.

        - О-о, таких слов я не должна произносить…  - Простонала я.
        Он поставил на прикроватную тумбочку бокал с напитком, садясь на край кровати.

        - Аарон посоветовал выпить это. Поможет.  - Сергей хмыкнул. Он выглядел спокойным и говорил об Аароне так, будто тот не был кровососущей гадиной. Если бы не жуткая головная боль, я бы поинтересовалась причинами перемен.  - А еще он сказал, что на Римпве людям лучше не пить алкогольных напитков. Чревато…

        - Черт, а не мог он вчера это сказать…  - Я даже нашла в себе силы перевернуться на другой бок.
        Сергей поднялся, решив, что лимит времени, на который он мог оставить Машу без присмотра, истек.

        - Можно подумать, это бы вас остановило.  - Хмыкнул он. А потом тихо добавил.  - Я бы тоже предпочел напиться и ничего не помнить.
        Противная жидкость, которую принес Сергей, действительно помогла. Не мгновенно, но я буквально ощущала улучшения своего самочувствия. Поняв, что могу здраво размышлять, и уже целая батарея мыслей для обдумывания встала в очередь, я направилась в ванную.
        Первым на повестке дня был вопрос о необычных потребностях римпвийцев. Как оказалось, легенды и мифы не лгали. Только слегка переврали. Сколько же времени они сосали с Земли кровь? Паразиты, иначе и не назовешь. Сама планета пропиталась жаждой. И теперь ее бирюзовое небо, теплый ветер и зеленые деревья не внушали такой радости. Но я верила профессору. Верила его убежденности, что с нами все будет хорошо. Он так горячо защищал римпвийцев. Достаточно было вспомнить линию поведения Ариадны. Она буквально высыхала в нашем присутствии, но ее участие трудно было недооценить. Теперь были понятны ее отлучки. А как же в таком случае наша охрана? Они находились с нами постоянно, и напряжения в их поведении видно не было. Так нужна им наша кровь, что бы поддерживать свои силы или только для циркуляции энергии по планете?
        Размышляя о Руслане, я вышла из дома, который мне порядком надоел. А на улице как всегда кипела деятельность. Репетиция была в полном разгаре. Хотя, я ожидала, что шоу отменят в свете событий предыдущего дня. И главный заводила выглядел так, будто вчера при мне не вылакал целый стакан коньяка. Неотразимый в своей самоуверенности, Руслан не отказался от идеи проникнуть в дом профессора. А шоу теперь готовилось, как отвлекающий маневр. Я присела на траву в тенек рядом с Настей. Мы понимающе переглянулись. Не смотря на то, что нам стало легче, мы с Настей выглядели ужасно. Особенно на фоне буйной зелени. Нам повезло оказать в зоне субтропиков. Вечное лето! Впрочем, в тот момент оно не радовало. Хотелось прохлады.
        Настя спокойным голосом рассказала мне об очередной разборке с братом. Наградил же Бог! Во время шоу, когда Руслан будет отсутствовать, кто-то должен будет заменить его на сцене, дабы полностью захватить внимание публики. И никто, кроме Насти этого сделать не мог. И не смотря на вчерашний буйный отказ от участия в этом, сегодня Настя уже дала согласие. Я, хмыкнув, уставилась на нее. Она только пожала плечами, отвечая:

        - Он визжал все утро… А ты сама знаешь, в каком состоянии я была с утра. Была вынуждена согласиться, лишь бы это чудовище оставило меня в покое.
        Я только покачала головой. По мне, было бы продуктивнее для нее самой высказать брату все, что она думает, а не согласиться молча. (Подонок, выбрал же еще и время подходящее!) Настя жаждала свободы от брата. Но слепое повиновение результата не принесет. Влезать в их отношения я не имела права, а руки так и чесались. Но, так как, Настя меня об этом не просила, я держалась на растоянии.
        Зато Маша чувствовала себя великолепно, с задором выполняя свою роль в шоу. Наверное, она была самой счастливой из нас. Укладывая ее спать вчера, пока в гостиной разгорался диалог, я поняла, что она так до конца и не поняла, что случилось. Увлеченная своей первой 'бойцовской' раной, она не заметила Адама. Она пребывала в своей детской фантазии, которую не хотелось разрушать. Сергей, хоть и казался спокойным, не отходил от дочери ни на шаг, бдительно приглядывая за римпвийцами.
        Руслан же занимался чем угодно, лишь бы не сталкиваться со мной. Единственное, что он соизволил сказать: 'Ну, как головушка?'. Ох уж, это ущемленное самолюбие. Поймав себя на этой мысли, я поняла, что сама отхожу от апокалипсиса, что смирилась с жизнью на Римпве. А мысли о родных закинула на дальнюю полку. И чем реже они всплывали, тем меньше я сама себя мучила. Возможно, это была защитная реакция. Но, скорее всего, просто жизнь продолжалась.
        Ариадна появилась раньше, чем планировалось. Естественно, инцидент с Адамом (так я решила это называть) не мог остаться незамеченным. Что бы успокоить нас, она провела длинную беседу, даже принесла графики с развитием результатов исследований Иванова. Никто из нас почти ничего не понял. Но то, что Сергей заинтересовался и даже согласно кивал, внушало надежду, что все не так уж плохо.
        Руслан

        Подготовка к шоу продолжалась. И это стало единственным неизмененным фактором. Все остальное пошло в… наперекосяк!
        Клуб прекратил свое существование на некоторое время. Никто открыто не выступал против участия римпвийцев, но и они сами больше не появились в моем доме. Хотел ли я сам продолжать с ними игру? Да черта с два! Я и близко видеть их не хотел, не смотря на все заверения Иванова о дружбе народов и прочей ерунде! Какая уж там расслабленная обстановка за карточным столом!?! Я понимал, с одной стороны, если бы они на самом деле были монстрами, то мы уже в самом начале нашей жизни здесь почувствовали это на своей шкуре, а точнее на крови. Я все же пересилил себя и продолжал общение с римпвийцами. Чего мне это стоило! Но здравый смысл победил. Парни сказали, что Адам в порядке, но в лагерь на службу он больше не вернется. И слава тебе, Господи! Уж кого, а этого римпвийца я видеть больше не жаждал.
        Настя с ее немым протестом выкашивала меня больше всего. Она без эмоций выполняла мои просьбы. Как бесхребетная, она больше напоминала приведение. Надо было растрясти ее. Я боролся с желанием наорать или дать ей пощечину. Нельзя над собой так издеваться, должен быть стержень в человеке, черт возьми. Не только она, мы все оказались в куче неприятной субстанции, но тонуть в ней без сопротивления нельзя. Этому учила жизнь. И после смерти родителей я этот урок хорошо усвоил. Но сестру из депрессии вытащить никак не мог.
        И еще она ляпнула лишнего Ренате. Не могу сказать, что это меня порадовало. Это меня дико разозлило! Обычно мне в такой ситуации и делать больше ничего не нужно было, красотка сама стремительно прыгала в мою кровать. Тут же все было гораздо сложнее. И дело не только в том, что она тут единственная особа женского пола с Земли. А, может быть, дело именно в этом… Черт его знает! Но это окончательно положило конец нашему общению. Она ушла к своему кровососу в тот вечер. И это сильно меня зацепило. Я не мог понять, как после того, что мы узнали, она могла хотеть продолжать встречаться с ним, с этим кровососущим уродом? Между нашими расами не избежать теперь сотрудничества, возможно дружбы (это, конечно, брехня!), но как мысль о чем-то большем не вызывает в ней дрожи отвращения? То же касалось и Насти. Она, может, и не замечала, но и на нее засматривались эти уроды. И мне приходилось не спускать с нее глаз, что бы у нее не закрутился какой-нибудь отчаянный роман. Но ни Аарон, ни Саж больше не приближались к нашим девчонкам. И меня это ох как радовало, я почувствовал небывалое облегчение.
        Ариадна примчалась в лагерь на следующий день. Она буквально тряслась от волнения. Представляю, как ей влетело от начальства. Она провела с нами беседу, естественно, пытаясь заставить нас почувствовать себя спокойно. Но в первую очередь ей самой стоило принять на грудь успокоительного. Она сыпала аргументами, напоминала, что мы так хорошо сдружились, трещала без умолку. Ариадна могла утомить и глухого своей болтовней, если бы хотела. Она уже не казалась такой красоткой, какой была вначале. Видимо, ей крепко влетало за отставание по срокам исследований. Или она просто уставала. Но то, что она загоняла себя до такого состояния ради результатов, только доказывало правоту слов Иванова, что мы им нужны не меньше, чем нам их планета. Тут же это подтвердила сама Ариадна.

        - Поймите, для нас нет жизни без вас.  - Римпвийка уже битый час вдалбливала в нас то, что они нас любят и да будет мир во всем мире!  - Вам не обязательно делиться кровью. Я поясню, в чем суть нашего исследования.
        Она что-то рисовала, объясняла, показала нам тот самый коллектор эмоций, представлявший из себя небольшой серый ящик. Это все было замечательно, конечно, но спустя три часа я готов был взвыть от скуки. Чего нельзя было сказать о Сергее. Будучи человеком науки, он внимательно выслушивал, рассматривал все предоставленные нам факты. Когда он вынес вердикт, шепнув мне: 'Это вполне возможно', я понял, что теперь можно настраиваться на продолжительную жизнь. Какие-то перспективы вырисовывались, а, значит, надо было возобновлять встречи в карточном клубе. Такие связи мне пригодятся. Ариадна тем временем продолжала.

        - Вам будут делать инъекции. Это гениальное изобретение профессора Иванова, своеобразный загуститель и проявитель тех веществ, которые обостряются в вашей крови, когда вы испытываете сильный выброс эмоций. Эта вещь действует эффективнее, чем ваша кровь в спокойном состоянии.  - Ей трудно было сказать следующее, но, на мой взгляд, это были ключевые фразы.  - Принимать вашу кровь, как доноров, мы в любом случае не можем. Как только она выходит из вашего организма, становится мертвой для нас и не несет в себе энергетической ценности.
        Профессор же продолжал извиняться. Он сох на глазах, как и сама Ариадна, потонув в своих исследованиях, в очередной раз спасая наши жизни. С одной стороны я его понимал. Я поступил так же со своей сестрой, притащив ее против воли сюда. Мне не хотелось в это верить, но я вдруг четко увидел это в ее поведении. Настасья надеялась на покой после смерти. А я насильно вытащил ее, что бы продолжать жить. Так и профессор вытащил нас с Земли.
        Протянутая между нами ассоциация вернула мою к нему симпатию и львиную долю доверия. Но это не отменяло моего намерения взломать его домик с его тайными документами. Все же стоило перепроверить, возможно, нам опять лапшу на уши развешивали. Нам так и не ответили, где остальные люди. Неужели они все на 'фермах' Ортона? Меня передернуло, я глянул на Ариадну, перебил ее надоевший монолог.

        - Когда мы увидим остальных людей?
        Ариадна занервничала, покачала головой. По ее реакции нетрудно было понять, что тем остальным хреново приходится. И только в тот момент я понял, как хорошо мы тут устроились. Я хоть и чувствовал себя, как курица-наседка, но мы тут жили в комфорте и радости. Каково положение остальных, даже страшно было подумать. Если донорская кровь им не подходит, значит, ее берут у живых людей. Яркая картинка нарисовалась в голове. Меня передернуло. Лучше уж я буду добровольно принимать прививки, чем быть скотом на заклание.
        Шоу было готово, все было отработано идеально. Особенно мое исчезновение. Я уже напросился в гости к Иванову, знал расположение комнат и то, что его кабинет не закрывается, а зачастую его окна приоткрыты, дабы проветривать помещение. На его рабочем столе творил обычный профессорский беспорядок, из которого мне предстояло вычленить полезную нам информацию. Я был бы рад, если бы не нашел ничего подозрительного. А если Иванов действительно что-то скрывает, будет ли он держать свидетельства этого на видном месте?
        Мы все волновались перед шоу. Ариадна не уточняла, какие именно эмоции им от нас нужны. Она сказала, что наше представление даст толчок нашему совместному труду. Осознанное участие увеличивает дозу этих позитивных протонов или как их там? Что же, за этот вечер они получат такой выброс энергии, о каком и не мечтали.
        А перед шоу я хотел поговорить с Ренатой. Я вел себя глупо последние дни, стараясь игнорировать ее. Но моя злость улеглась, когда она перестала общаться с Аароном. Да и что-то подсказывало, что больше тянуть нельзя. В дальнейшем разговор вообще мог не состояться. Я не стал ждать подходящего момента. В нашей коммуне все равно кто-то вечно под ногами шастает.
        Рената ждала нашего разговора. Но, к сожалению, не так, как я. Для нее это был очередной прием клиента-шизофреника, что задевало меня не меньше, чем ее 'дружба' с Аарошей. Мы, те из нас, что были людьми, уже привыкли трапезничать под белым, увитым каким-то вьюном пологом беседки. Я свалился в кресло, вытянув ноги. Рената делала записи в блокноте. Мы как-то естественно остались одни в беседке.

        - Не мою ли карточку рассматриваете, доктор?  - Усмехнулся я.
        Она подняла на меня свой ироничный взгляд, сделав жест рукой, словно поправляет очки.

        - Конечно, Боровой, у меня на вас уже целое дело сшито.

        - И как будем меня лечить?
        Мне стало интересно, каким она была специалистом, какие у нее были пациенты, и ходила ли она сама к психоаналитику.

        - Вообще-то, должен признаться,  - Я даже в знак искренности положил руку на грудь. На свою, к сожалению.  - Для меня все психоаналитики - шарлатаны. Я сам неплохо справился бы с подобным вышибанием денег.
        Рената рассмеялась, качая головой.

        - А я только хотела сказать, что у вас намечается прогресс, Боровой, раз уж вы сами обратились за помощью.
        Из шутки нужно было перевести разговор в романтическое русло. Я надеялся развернуть нашу лодку хотя бы в дружеском направлении.

        - В общем, не будем тянуть резину.  - Я присел ближе к краю кресла, поставив локти на колени.  - Ты сама прекрасно знаешь, что я… неровно к тебе дышу.
        Теперь уж она совсем расхохоталась. И это все сложилось, как кусочки калейдоскопа в одну картинку. Так и должно было быть: лето, белая беседка, увитая зеленью, смеющаяся красивая женщина, желательно Земля… Мне определено нравилась эта картинка.

        - Это самое романтичное признание в любви за всю мою жизнь.  - Продолжала она смеяться.  - Руслан, меня умиляет твоя самоуверенность.

        - А я рад, что ты в меня веришь!

        - Значит, ты не собираешься отказаться от своей затеи со взломом?  - Она болтала пальцами карандаш.

        - Кто владеет информацией, тот владеет миром!  - Заявил я, потягивая непонятный напиток, который мы давно окрестили, как 'Мультифрукт', за неимением более подходящего названия.

        - Знаешь, первый признак мании величия - наличие подобных афоризмов.

        - Буду иметь в виду.  - Мне нравилось, что мы опять могли нормально разговаривать. И она была первым человеком, у кого я мог поинтересоваться о самочувствии сестры.
        - Так что с Настей происходит?
        Лицо ее изменилось. Мне было хорошо от мысли, что она заботится о моей сестре. Наличие друзей на планете, полной кровососов, как-то внушало нежный трепет.

        - Вам надо поговорить. Точнее послушай ее.  - Рената остановилась.  - А лучше, знаешь, оставь ты ее пока в покое, не дави, пока она сама не проявит инициативу или агрессию.

        - Так что мне сейчас делать?

        - Перестань подстраивать ее под свое видение. Она не такая, какой ты ее себе нарисовал.

        - Черт, вы - психоаналитики, всегда сыплете туманными определениями.  - Усмехнулся я.
        Мир был налажен. И пока на этом можно было успокоиться. Главной задачей был визит в дом профессора.
        На шоу были все. Собрать всю охрану в одном месте было делом нелегким. Но Ариадна пошла навстречу моим уговорам. Она готова была согласиться на все, лишь бы ее подопытные кролики были довольны своей ограниченной свободой. За видеонаблюдение я не переживал. Когда я проверну свое дело, уже будет все равно.
        Думаю, никто из римпвийцев не догадывался, что каждый из них под нашим присмотром. Весь персонал уселся по лавкам перед сценой. Приобняв Машу за плечи, я усмехнулся.

        - Твой дебют, старший ассистент! Попав на сцену, ты уже не сможешь от нее отказаться.
        Машка волновалась больше всех. Ее кипучая энергия выплескивалась на каждого встречного. Она начинала дело, тут же вспоминала что-то другое, но и его не заканчивала, берясь за новое.
        Из-за кулис я наблюдал за тем, как Сергей и Рената расположились на самых дальних лавках. За ними были закреплены определенные римпвийцы. Задача этих двоих была не упускать их из виду, что бы все были у сцены.
        Мы использовали все известные нам приемы, надеясь, что они сработают на римпвийцах, как на людях. Яркие ткани, броские декорации, две прекрасные ассистентки, ну, и маэстро. Апогеем стал классический номер с моим исчезновением. Я эффектно появился, провел забавный расслабляющий номер. И после него меня ждал главный фокус. Мне нужно было попасть незамеченным в дом профессора. Охрана вся собралась у сцены, увлеченно наблюдая за тем, как Настя, протыкает корзину, в которой сидела Маша. Весь вечер под моим концертным костюмом находилась серая одежда. Она не так выделяется в ночи, и как хамелеон сливается практически со всем. Яркая иллюминация сцены отвлекала внимание зрителей, так что я не боялся быть уличенным.
        В дом я пробрался через открытое окно в гостиной. И это не составило никакого труда. Глянув за спину, я убедился, что шоу в полном разгаре, зрители в экстазе. На все у меня было пятнадцать минут. Три, из которых я уже использовал. Проскользнув в кабинет, я включил фонарик. Луч света плясало на неизменном бардаке. Профессор не отличался особой любовью к порядку, это относилось и к его записям. Я подумал, где он мог хранить особо важные документы? И как найти их в этом хаосе? Неплохо было бы забраться в его компьютер, но с подобной техникой на Римпве я еще не сталкивался, и увидев этот простейший с виду агрегат, почувствовал себя полнейшим ламером. Поэтому я начал рыться наугад. Быстренько осмотрел записи на столе, ничего интересного там не обнаружив, я методично перешел к стопке бумаг на кресле. Сваленные только одному Иванову понятной системе, они так же ничего нового мне не показали. Графики, чертежи, записки на полях размашистым почерком. Время тикало, а я пока ничего не обнаружил. И это было хорошей новостью. Потом мое внимание привлекла полка на стене. Папки на ней были выстроены по порядку,
что и выделяло их из общей картины. В свете фонарика я увидел, что на каждой стояло имя одного из нас и дата. Имя профессора так же присутствовало. Значит, и себя он так же включил в список испытуемых. Это делало ему честь скорее, как человеку, а не ученому. Я открыл папку с Настиным именем, надеясь, что, возможно, через взгляд исследователя я смогу понять ее лучше. Но это я, конечно, не туда обратился, так как в графиках, цифрах, снимках, похожих на УЗИ, я разбирался еще меньше, чем в психологии. Только записка с уже узнаваемым почерком Иванова: 'Показатели падают' меня насторожила. Похоже, моя сестра решила вести жизнь овоща. В папке с моим именем так же была подобная записка, однако гласившая, что мои показатели зашкаливают. Еще бы они не зашкаливали! У меня потрясение на потрясении! Куда не взглянешь, так выплеск эмоций! Похожая запись было сделана, как у Ренаты, так и у Маши. Показатели Сергея были ровными, за исключениями недавнего скачка. Ну, это понятно. Но опять ничего важного. Время на исходе, а я ничего не нашел еще!
        Спрятанный между папками лист так же не представлял из себя ничего ценного. Хотя, присмотревшись, я понял, что поторопился. Список людей, однако, количество их было гораздо больше, чем нам сообщили. И практически напротив каждой стояла пометка 'Содержится у Ортона'. Вот оно как оказалось! Если мы завалим эти Ивановские исследования, то нам всем окончательная крышка. У меня аж ком в горле встал. Как-то сразу появилось подобие благодарности Ариадне и профессору. У них хоть и разными были мотивы, но нужно было быть дураком, что бы не понять, что Ариадна одна идет против системы. Не зря же ей выделили из всего количества спасшихся только шестерых. Интересно, собака идет в счет? Я быстро пробежался взглядом по фамилиям, даже не читая их. Но зацепился за одну знакомую, которая повторилась три раза. 'Славина' и инициалы. Однофамильцы Ренаты или родственники? Меня прошиб холодный пот. Не хотел я знать подобной правды и стать 'горевестником'. Если родственники Ренаты находятся у Ортона, то им сейчас очень плохо.
        Открылась входная дверь, послышались голоса Иванова и Ариадны. Черт! Я замер, соображая, куда прятаться. Комната сжалась до таких размеров, что в любом укромном месте, я был бы незаметен, как Эйфелева башня. Увидев, что окно приоткрыто, я кинулся к нему, благодаря любовь профессора к свежему воздуху. Я гремел, как слон в посудной лавке. У меня уже сердце остановилось и упало на дно желудка, но у троицы, вошедшей в кабинет было столь горячее обсуждение, что меня никто не услышал. Даже хваленый Аароша, которого я заметил в последнюю очередь, своим хваленым слухом не уловил моего присутствия.
        Рената

        Я сидела позади всех, наблюдая за Аароном и Ариадной. Профессор теперь вообще не разлучался с римпвийкой. Они радостно хлопали, радуясь, что мы смирились и добровольно с ними сотрудничаем. По словам Иванова наше осознанное участие может дать большие результаты. Они ни капли не подозревали, что уже через десять минут Руслан будет копаться в документах профессора, ища хоть какую-то зацепку на новые сомнения. Ему никак не сиделось на месте, и в своем марафоне он нам не давал передохнуть свободно. Руслан был из тех неугомонных людей, которые двигают толпу. Меня порадовало, что он все-таки решился поговорить со мной. Хотя, это лишний раз доказывало, что он сам не верил в положительный исход своего крестового похода.
        Все шло по плану. Все до одного римпвийцы были поглощены шоу. Руслан и Настя знали свое дело. А теперь еще научили этим премудростям Машу. И не зря он притащил сюда целый сундук реквизита. Даже Джека задействовал. Зрелищно получилось. Возможно, Боровым еще никогда не приходилось выкладываться сверх ста процентов своих возможностей. Подобных зрителей они никогда не развлекали.
        Шоу помогало отвлечься от волнения. Мое сердце ходило ходуном в грудной клетке. Мы с Сергеем изредка переглядывались. И на его лице была такая уверенность, что мне самой хотелось верить в пользу наших намерений. Номер с исчезновением и появлением Руслана произвел фурор. Даже смешно было наблюдать за римпвийцами, превратившимися в детей, настолько по-детски они все воспринимали.
        Теперь Настя взяла инициативу на себя, а Руслан исчез по-настоящему. Я представляла, как он подбирался к дому профессора, изредка оборачиваясь, убеждаясь, что его план сработал превосходно, и никто за ним не следит. Я отвлеклась буквально на минутку, но за это время из толпы зрителей вышли Аарон, Ариадна и профессор. По Аарону ничего нельзя было понять. Но вот лицо профессора выдавало беспокойство. Они быстро удалялись с площадки, на которой разместилась сцена и 'зрительный зал'. Я неосознанно последовала за ними. Если они шли в дом Иванова, то кто-то должен был предупредить Руслана. А так как Сергей не оставлял дочь ни на минуту, то единственный, кто мог это сделать была я.
        Мне хотелось приблизиться, как можно ближе к ним. Они что-то бурно обсуждали, но эмоциональные слова я разобрать не могла, все сливалось в бурное бормотание. Подойти ближе так же не представлялось возможным. Они живо меня заметили бы. Что же могло случиться? Что заставило их уйти? Они сами так ждали шоу. Неужели Руслан засветился, ведь шли они действительно в дом профессора. Черт возьми, как не вовремя!
        Они продолжали спорить, быстро приближаясь к дому. Я вдруг поняла, что предупредить Руслана мне никак не удастся, не засветившись самой. Они уже были у самой двери, когда я собралась с духом, что бы окликнуть троицу, но не успела. Поэтому кинулась к окну кабинета и с облегчением вздохнула, увидев Руслана. Мы, не сговариваясь, остались у окна, невидимые в сумерках вечера. Трое вошли в комнату, зажегся экран монитора. Нам прекрасно было слышно и видно из нашего укрытия, как обеспокоенные лица римпвийцев и Иванова уставились на появившихся на мониторе компьютера Ортона и Пантераса.
        Знакомые лица оскалились в улыбках. За их спинами угадывался силуэт трона, на котором сидел Партерас в наш первый визит в римпвийский город. На обоих по-прежнему белые одежды, словно они не переодевались с нашей прошлой встречи. Сияющая в свете искусственного освещения одежда должна была производить восторженное впечатление, должна была вызывать 'ангелоподобные' ассоциации. Но только не с данными римпвийцами. На фоне светлого их лица казались холоднее, а глаза хищнее. А, возможно, после того, как мы узнали правду, я стала судить субъективно.
        Аарон и Ариадна поприветствовали собеседников на родном языке. Пантерас в ответ, хмыкнув, сказал несколько фраз. Римпвийцы отличались от нас, но так как мышцы лица у нас были идентичны, прочитать легкое презрение и неприязнь не составило труда. Дальше диалог происходил только между Ариадной и Ортоном. Она едва сдерживала гнев, Ортон же вел себя расслабленно и чувствовал превосходство. Иванов, так же, как и мы с Русланом, не понимая ни слова, мельком глянул на Аарона. Но тот продолжал неподвижно стоять, пытаясь сохранять спокойствие. И это обеспокоило меня больше, чем гнев Ариадны, больше подверженной эмоциям. Назревало что-то серьезное. Руслан хотел сенсации, вот, пожалуйста! Без сомнений, нас ждет очередная буря эмоций. Ортон окончил разговор, явно грубо обрубив Ариадну. Затем он обратился к профессору. На мое удивление министр здравоохранения Римпвы прекрасно говорили по-русски.

        - Вам уже пора было выучить римпву.  - Хмыкнул он с антипатией.  - Не зря же вы уже более двух лет вы с нами контактируете. Это уже похоже на неуважение.
        Ортон открыто нападал. 'Все, нам крышка' - прошептал Руслан. Лишь бы только Ариадна не сдалась без боя.

        - Простите, наместник,  - Голос профессора дрожал. Он вообще в последнее время и без того выглядел изможденным, но давление Ортона высасывало из него последние признаки воли.  - Вы знаете, я был занят исследованиями. Они оставляют мало свободного времени.

        - Что же,  - улыбнулся Пантерас, не без удовольствия добавив.  - Я освобождаю вас от ваших обязательств по исследованиям. Теперь у вас будет много свободного времени, так как ваш проект признан нерентабельным, и мы прекращаем его действие.

        - Что?  - воскликнула Ариадна.
        На лице профессора четко отразился ужас. Он порывисто сделал шаг к экрану. Но остановился, глядя в плоские лица, с выражением победы.

        - Но мы уже добились успеха! Наш лагерь получает новую энергию и прекрасно функционирует.  - Сдерживая негодование, произнес он.  - Нам только осталось распространить результат по всей планете.
        Игнорируя слова профессора, Пантерас продолжил.

        - Ваши исследования затянулись на два года. Это огромный срок.  - Он пожал плечами, производя впечатление, что сделал все, что мог, но оказался бессилен. Впрочем, он был плохим актером, и сам это прекрасно осознавал. Разведя руками, он поставил точку.  - Император уже вынес свое решение. Все документы подписаны.

        - Но такого не может быть.  - Воскликнула Ариадна.  - Вы же понимаете, что новый источник энергии принесет больше пользы. Мы не протянем на старой схеме!  - Она уже не могла удерживать свою злость под контролем. У меня в голове промелькнула мысль, что ей многое позволено. Кто же она, если в столь молодом возрасте может влиять на такие серьезные вопросы? Выражение на лице Ариадны поменялось, глаза ее от удивления расширились, будто она не ожидала удара в спину.  - Это саботаж?..
        Звучало не как вопрос, скорее утверждение. Пальцы Аарона сжались в кулаки.

        - Вы никогда и не хотели успеха этого проекта…  - Задумчиво произнесла Ариадна. Лучшее, что можно было извлечь из этого провала, это отношение Ариадны и Аарона к нам. Пусть они и боролись скорее за свое будущее, чем за наше, но теперь мы были повязаны.  - Я сама переговорю с Императором.
        Пантерас занервничал. Он явно не ожидал отпора с этой стороны экрана. Ортон же наоборот, был готов к сопротивлению. Он, видимо, уже не раз сталкивался с Ариадной на поле 'боя'. Но он сделает все, что только возможно, что бы Ариадна не добралась до Императора. Похоже, она так же знала об этом. В голове ее назревал план действий.

        - Это уже не оговаривается.  - Попробовал еще раз устрашить девушку Пантерас.  - Завтра к вам будет прислана группа Ортона. Вы предоставите им всю собранную информацию, лагерь и людей. Аарон, вы передадите все полномочия Ромо.  - Пантерас сделал паузу, давая возможность Аарону вспомнить, кто такой Ромо. И, кажется, у римпвийца это не заняло много времени.  - Насколько я знаю, вы некогда служили вместе. Думаю, и теперь сработаетесь. Благодарю за внимание. Всего хорошего.
        Экран потух. Ариадна пораженная опустилась в кресло. Я внимательно смотрела на профиль Аарона. Его так редко что-то выводило из себя, но Пантерасу это удалось. Что же это за сослуживец такой, что на его обычно бесстрастном лице желваки напряглись, а костяшки пальцев побелели почти до цвета его белого мундира?

        - Дело труба…  - Покачал головой Руслан.  - Пойдем.
        Я не успела опомниться, как он потащил меня в дом. Неугомонный, он не собирался опять оставаться в неведении, должен все узнать из первых уст. И пока те трое не придумали очередную замаскированную правду, он раскусит их. Войдя в дом через приоткрытую дверь, мы услышали жесткий голос Ариадны. Быстро же она справилась с поражением.

        - Я сейчас же выезжаю к Императору. А вы, профессор… вам лучше поехать со мной.  - Она расхаживала по кабинету, мысленно составляла список необходимого.  - Вы, как разработчик, будете полезны. Выдвигаемся немедленно, как только будет собрана вся необходимая документация и образцы. Чем быстрее мы уладим это дело, тем меньше времени будет у Ортона на то, что бы сотворить здесь хаос.

        - Что будет с нами?  - Руслан оперся на косяк, скрестив руки на груди.
        Как у него получается сохранять спокойствие? Я уже готова была кричать. Появление ужасного Ромо пугало больше, чем когда-то апокалипсис на Земле. Профессор закашлялся, не ожидая увидеть нас в тот момент. Зато Ариадна, казалось, вздохнула с облегчением. Чего нельзя было сказать об Аароне. Он посмотрел на меня с таким гневом, что захотелось тут же самой в землю зарыться.

        - А ты не смотри так на нас!  - Повысил голос Руслан.  - Вы что же действительно думаете, что мы, как послушные овцы будем кивать каждой вашей фразе и соглашаться? Похоже, теперь не только мы влипли…

        - Поэтому заткнись, и жди моих указаний!  - Вспылил наконец-то Аарон.
        Руслан недобро усмехнулся. Самоубийца. Все ему неймется! Я уже ждала очередной драки. Но тут властный голос Ариадны, которого мы никогда не слышали, перекрыл все мужские разборки.

        - Угомонитесь оба! Вы нашли время выяснять отношения!  - Она указала пальцем на Аарона.  - Ты собираешь свою группу.  - Повернулась к Руслану.  - А ты собираешь свое раненое самолюбие и делаешь то, что говорят!
        После этого даже у профессора глаза расширились. Работая так долго со своей любимицей, он и не подозревал о существовании этого командного голоса. Она уже все продумала и понимала, что если хоть что-то пойдет не так, провал ждет не ее лично. Римпва станет перед вопросом вымирания максимум через поколение. Аарон кивнул в знак поминовения. Такого проявления уважения я в нем еще не видела.

        - Вы,  - Ариадна устало обратилась ко мне.  - Собирайтесь. Боюсь, вас ждет еще одно путешествие. Берите самое необходимое.
        Я ожидала от этого вечера всего, но не очередного побега. И если речь зашла о нем, то нашим жизням угрожает опасность. На этот раз по-настоящему. Аарон сам проводил нас до сцены, где на нас удивленно уставились зрители. Это был апогей шоу. Римпвиец кивнул своим. Как один, они поднялись. Действие на сцене вяло остановилось.

        - Что случилось?  - Подбежал к нам ошеломленный Сергей.
        Настя спрыгнула со сцены, направилась к нам. Маша уселась на краю, обняв Джека. Освещение продолжало плясать, отражаясь на концертных костюмах артисток. И вся эта пестрота начала резать глаза.

        - Исследования Ариадны прикрыли.  - Начал Руслан.  - Нам придется покинуть лагерь, как только соберемся. Подробности потом. Боюсь, у нас нет лишних минут.
        Первым среагировал Сергей. Он снял дочь со сцены, направился в дом, в котором спокойно прожил больше трех месяцев. Мы так же все разошлись. Организм все же помнил прошлые сборы и сейчас услужливо напомнил, как надо действовать. Все наши земные вещи остались у нас, поэтому их только осталось достать из дальнего шкафа. Мы собрались у входа в лагерь. Сидели на своих рюкзаках, ожидая дальнейших приказаний. Руслан не хотел начинать разговор при Маше. Мы все это время пытались укрывать ее от правды. Но нужно было подготовить ее к возможным переменам.

        - Мы услышали разговор Ариадны с Пантерасом, тем любителем пластической хирургии. И лысый там был. Думаю, это его интриги.  - Руслан следил за реакцией сестры, опасаясь, что она взорвется. Уж слишком тиха Настя была в последние дни.  - В общем, Ариадна с профессором отправляются к Императору. А нам тем временем, придется уйти из лагеря. Потому что, завтра с утра тут будут молодцы Ортона, и нас, вероятнее всего, переведут на его фермы.
        Его слова подействовали на меня так, будто я сама не присутствовала при том разговоре. Он ясно донес смысл, я нервно сглотнула. В глубине лагеря происходило движение. Но к нам пока никто не подходил. Это напомнило тот день, когда мы сидели у маяка на Земле. Тысячи лет прошли, миллионы эмоций…
        Мы вышли из лагеря через час после объявления новости. Аарон был немногословен. Он избегал моего взгляда, еще больше подтверждая мои самые худшие опасения. Он боялся выдать себя. Это я читала, как хороший психолог. А за мной наблюдал Руслан, стараясь разгадать мои чувства.
        Джека пришлось оставить в лагере. И это был удар не только для Боровых, но и для Маши. Аарон (очень деликатно) объяснил, что пес может задержать нас в пути. Да и здесь ему ничего не грозит. На вопрос: 'Почему же тогда грозит нам?', он не ответил, буркнув только, что бы мы убирались уже с глаз подальше.
        С нами отправился Саж, тот самый, который был неравнодушен к Насте. Никогда явно это не показывая, тем не менее, он находился рядом с ней. Я часто ловила его на том, как он наблюдает за Настей. Но она оставалась равнодушна, что очень радовало Руслана.
        Нам выделили те 'самокаты', на которых передвигались римпвийцы, нашедшие нас. Удивительное средство передвижения. Но не совсем удобное. Нам предстоял долгий переезд. А 'самокат' не предусматривал другого управления, кроме, как стоя.

        - И долго нам скитаться?  - Я слышала, как Руслан общался с Сажем.

        - Пока Ариадна не вернется с поддержкой Императора.  - Ответил кратко тот.  - Я отведу вас в надежное место. Там вы будете в безопасности.
        Мы ехали на 'самокатах' по ночному лесу. Быстро передвигаясь среди деревьев густого леса, мы не оставляли следов. Только один след плелся за нами. При нас из этого не делали проблему, но нам так долго вбивали в головы про наше уникальное энергетическое излучение, что эта мысль сама всплывала на поверхность. На вопрос Руслана об этом, Саж ответил, что след рассеется, и не будет бросаться в глаза к моменту, когда группа Ромо подойдет к лагерю. Пока же чужая планете энергия горела пред закрытыми глазами римпвийцев.
        Мы неслись меж деревьев, словно они сами пред нами расступались. Позади осталась спокойная и привычная жизнь в лагере, которая в одно мгновение показалась такой заманчивой. Ноги уже не держали, глаза слипались. Только перед самым рассветом Саж позволил нам остановиться. Мы свалились прямо на рюкзаки, толком не расстелив спальники. Но выспаться не удалось. Через несколько часов, которые показались минутами, Саж разбудил нас.

        - Быстро перекусываем и едем дальше.

        - Ты сам решил загнать нас до смерти?  - Буркнул Руслан.
        Но мы все понимали, что тут не до капризов. Даже Маша чувствовала напряжение и не перечила.
        Аарон

        Я не мог себе позволить долго смотреть ей вслед. Глубоко вздохнув, заставил себя вернуться в свой дом, который теперь стал штабом, где моя группа ждала распоряжений. Я давно не чувствовал страха. Но в ту ночь душащее чувство плотно обмотало веревкой мое горло.
        В начале исследований бойцов в лагере было пятнадцать, не считая меня. Сажа я отправил с людьми. Сомнений не было, он и без этого выполнил бы мой приказ, но чувство к Насте будет подстегивать его. Я ощущал это по себе. Сам готов был отправиться с людьми, лишь бы точно знать, что с Ренатой ничего не случиться. Но долг стоял выше. Долг не только перед Ариадной. Это дело стало важно для нашего будущего в целом.
        Я продолжал мысленный подсчет. Адама заменить не успели. Пятеро сопровождают Ариадну и профессора, которые выехали чуть позже людей. Остаются только девять боевых единиц. Девять. Не густо. Ортон не поскупится, зная примерное количество охраны лагеря. Отправит минимум вдвое больше своих бойцов на случай сопротивления. А сопротивление будет.
        Я был уверен в каждом из своих бойцов. Каждого я отбирал и обучал лично. Еще совсем недавно именно моя группа доставляла людей с Земли на Римпву. Хорошо, что Рената об этом не знает. Нужно было готовиться к встрече с Ромо. Но мысли постоянно возвращались к ней. К ее вопросу в ту ночь, когда люди узнали правду о римпвийцах. Я и сам не знал ответа. Не было никакого смысла сближаться с землянкой. Сам себя за это не раз отчитывал. Но сопротивляться было невыносимо. Возможно, если бы я устоял в самый первый вечер, когда мы говорили на крыльце, было бы легче дальше. Но что-то подсказывало, что так легко я бы все же не отделался.
        Мне опять пришлось приложить усилия, что бы вернуться к реальности. У нас была только одна ночь на подготовку радушного приема. Всего пять часов осталось до предположительного появления группы Ортона во главе с Ромо. Все возможные ситуации были отработаны заранее до секунды. Но, когда в дело вступал Ромо, ни в чем нельзя было быть уверенным. Мы слишком хорошо знали друг друга и могли просчитать тактику. У меня было одно тайное преимущество. Ромо не знал, какие дополнительные возможности дал новый источник энергии, которую испытывала Ариадна. Мощнее всего, что когда-либо было создано. Но все это окажется бесполезным, если он поймет, что людей в лагере нет.
        Мы проверили направление, в котором ушли люди. След все еще ощущался. Перебить его окончательно нам не удалось. Хорошая ищейка обнаружит это слабое свечение. Надо будет тянуть время до последнего, пока след не развеется. Лагерь сжался в точку, пробить защиту которой еще нужно постараться.
        Я чуял, как они приближались. Вместе с восходящим солнцем появилось твердое ощущение, что за нами наблюдают. Тяжелый взгляд Ромо я помнил, и ни с чем его перепутать не мог. Он вышел из леса, в окружении своих вооруженных бойцов. Наверняка, уже прочесали территорию. Сердце стукнулось о грудную клетку, с этого места мне не был виден след. Но это не значило, что его не обнаружили.
        План был прост на первый взгляд. Ромо и его бойцов нужно заманить в лагерь, самим выбраться за его пределы и замкнуть границы, что бы они не смогли выйти. Тогда группа Ортона окажется в ловушке. Силового поля, выработанного энергией людей, хватит на месяц бесперебойной работы. К тому времени Ариадна уже уладит недоразумения с Императором и вернется. Но, что бы все выглядело правдоподобно, нужно было создать впечатление готовности к осаде. Ромо должен поверить, что люди в лагере, и что я их так просто не отдам. Иначе он не купится на сыр в мышеловке. Если я открою ему ворота добровольно, он, зная меня, не сделает и шага внутрь.
        Мои ребята уже были на своих местах. Я направился к воротам. Это не были запертые двери с огромным замком. Простая витая арка, обманчиво зияющая свободным проходом. И, тем не менее, пройти через нее не представлялось возможным. Ограждение лагеря строили не только для того, что бы не выпускать обитателей. Но и что бы не впускать чужаков. При построении рассматривались разные версии. Вот одна из них и пригодилась. Саботаж со стороны Ортона был столь ожидаемым, что я даже почти не удивился. Как это он так долго сдерживал себя?
        Ромо широко улыбался, как закадычный друг, которого я сто лет не видел. Так и было бы когда-то. Он ни капли не изменился, в отличие от меня. Человеческая кровь действительно давала долголетие и молодость. И Ромо этим с удовольствием пользовался. Он был выше меня, и мощнее, что давало преимущество в ближнем бою. Но его тактика была предсказуема. По-крайней мере, когда-то мне не составляло труда его раскусить.

        - Аарон, давно не виделись!  - Радушно крикнул он, показывая клыки.  - По старой дружбе давай не будем доводить до кровопролития. Все-таки мы с тобой делаем одно дело.
        Больше не будет приветственных раскачиваний, сразу перешли к делу.

        - Вот и будем делать каждый свое дело.
        Я видел перед собой шестерых, считая Ромо. Мне в наушник сообщили, что десять подошли с обратной стороны лагеря, семеро углубились в лес. Всего - двадцать три бойца. Возможно, кого-то мы еще не заметили. Меня беспокоили те, что вошли в лес.
        Ромо стоял напротив меня с той стороны прозрачного купола, изучая мою реакцию. Он знал, что мне уже доложили об их численности и местонахождении. По моему лицу он собирался читать мои планы. Но я дам ему только ту информацию, которую сочту нужным.

        - Аарон, не упрямься.  - Продолжал он.  - Ты же понимаешь, что все может кончиться плохо именно для тебя и твоих ребят.  - Он развел руками.  - А положение людей не изменится.
        Это было вранье. Именно из-за людей мои бойцы были готовы дать отпор. Каждый из них знал, что будущего у Римпвы без людей нет, так же, как и использование людей в рамках старой системы больше не будет приносить плода. Идея Ортона о 'разведении' людей была неперспективна. Люди так долго не протянут. Начальной численности маловато. Не получится больше продлевать молодость за счет их крови и склеивать планету. Но от старых привычек трудно отделаться.
        А теперь еще одной из причин стала Рената. Я и сам не мог понять, когда она так меня зацепила, только вдруг пребывание в лагере перестало быть очередным заданием. Она делала меня уязвимым. Но об этом никому не было известно.

        - Ромо, ты знаешь, я не нарушаю приказа.
        В наушнике прозвучало: 'Семеро вышли из леса'. Их быстрое возвращение еще не давало никаких гарантий.

        - Где люди?  - Ромо задавал вопросы 'в лоб'. Его личный проверенный способ допроса. Никаких виляний, дабы не дать противнику подготовить ответную реакцию.
        Я уже знал, что отвечу. Для правдоподобности их нужно продержать снаружи до прямой атаки.

        - Не рассчитывал же ты на то, что я выстрою их перед тобой в шеренгу?
        Мы продолжали мило беседовать. Ромо высматривал брешь в моей обороне, я ждал его дальнейших действий. Он прищурился, внимательно рассматривая периметр, пытаясь вычислить подвох. Мне тем временем доложили о рассредоточении противника.

        - Что ты задумал Аарон?  - Ромо подошел ближе. Настолько, что я смог разглядеть расширенные зрачки его глаз - недавно кормился.

        - У меня приказ. И я его выполняю.

        - И каков твой приказ? Ты же не думаешь, что я доверчиво следую твоим ловушкам?  - Ромо ухмылялся, сверля меня взглядом. Повернулся спиной, раскинув руки.  - А хорошо тут у вас. Природа, благодать-то какая!  - И тут же развернулся обратно, довольно улыбаясь.  - Я ни на секунду не сомневался, что ты выведешь людей из лагеря.
        Меня прошиб холодный пот. Я сделал усилие, чтобы не сжать пальцы в кулаки и не поджать губы.

        - А знаешь, что мне только что сообщили? В лесу остаточный человеческий след. Почти остывший.  - Долгий взгляд. Я мог успеть придушить его, если бы не невидимый щит.  - Приди мы на час позже, и твой план сработал бы.
        Теперь я сидел в ловушке. А Ромо мог спокойно преследовать людей. На их защите только Саж. И теперь это очень мало.

        - Даже не думай выходить из лагеря, Аарон. Я отдал своим ребятам приказ стрелять без предупреждения.
        У нас не было выхода. А у них был допинг в виде человеческой крови. Но его действие не вечно. Придется дожидаться сумерек.
        Руслан

        Саж долго всматривался в лес. И что-то ему явно не нравилось. Он и так-то не радовал звуками из-за отсутствия животных и птиц. Но в тот миг вообще показался видео-игрушкой, у которой забыли включить звук.

        - Нам нужно разделиться.  - Неожиданно произнес он.  - Руслан, ты идешь с Настей и Сергеем. Я беру Ренату и Машу.  - Сказано тоном, не терпящим возражений.
        У Машки сразу слезы навернулись. Настя сжала ее ладошку.

        - Я не хочу без папы.  - Шепнула девочка.

        - Это действительно так необходимо?  - Сдерживаясь, процедил Сергей.

        - Если хочешь спасти дочь, то оставь ее со мной.  - Бросил Саж в ответ. Он явно не был намерен нянчиться с нами.  - Так мы будем передвигаться быстрее и собьем их со следа.

        - Ты делаешь нас уязвимее.  - Возразил я, не только чтобы поддержать Сергея. Мелькнула мысль, что мы можем больше никогда не встретиться.
        Девчонки стояли молча, предоставив нам решать разногласия. По их лицам не до конца было понятно, что бы предпочли они сами. С одной стороны доверие Сажу, как подготовленному солдату. С другой - мы держались друг за друга все это время, пережив самое страшное, что только могла придумать матушка-Земля.

        - Я делаю нас мобильнее и увеличиваю шансы на выживание.  - Саж отдал две пушки мне и Сергею, так как он уже все решил, и возражений в принципе не воспринимал.  - Вы уже знаете, как этим пользоваться. Я поведу вас разными путями, но через сутки мы встретимся. Вернусь за вами ночью.
        Саж выдал мне компас, объяснил, как ориентироваться. Мы направлялись к скалам. По его словам они все испещрены пещерами. Чудо-компас не только показывал дорогу до скал, но и имел план пещер. Саж отметил точку, где мы должны ждать его. Пока он проводил ликбез, Серей успокаивал Машу. Но сам казался запуганнее, чем дочь. Рената с Настей обнялись.

        - Будьте осторожнее!  - Шепнула она моей сестре и посмотрела на меня.

        - Я не прощаюсь.  - Заключил я ее в дружеские объятия.  - И ты не вздумай!
        Что-то вертелось у нее на языке (или мне так самому хотелось), но Рената так и не сказала ни слова. Вот так, сначала у меня забрали Джека, теперь мы еще двоих отпустили. Ветки деревьев быстро скрыли даже ярко рыжие волосы Маши.
        Должен ли я был сказать Ренате о том, что ее родственники у Ортона? А зачем ей это сейчас знать? Нахождение у этого ублюдка хуже, чем, если бы они умерли. Так пусть она пока пребывает в неведении. Так спокойнее и для нее, и для меня за нее.
        Фигуры уже давно скрылись в зеленой листве, а мы все еще стояли. Впервые один на один с незнакомой и непонятой планетой, на которой существовали только римпвийцы. И больше никаких тебе букашек-таракашек. Страшная неестественная планета окутала нас своим неестественным дурацким лесом, сквозь дебри которого нам предстояло как-то пробираться, причем самостоятельно.
        Я понимал, что с Сажем Рената и Маша в большей безопасности, чем с нами. Но мне было бы намного спокойнее за них, если бы мы остались вместе. Это чистый эгоизм с моей стороны, да, плевать! Интересно, почему он не взял с собой Настю? По нему же видно, что он сохнет по моей сестре? Я присмотрелся к ней. Она же в ответ буркнула:

        - Долго еще стоять будем? Не на прогулку в парк вышли!
        Черт, она была права. Мне даже не захотелось огрызнуться ей в ответ. Переглянувшись, мы поставили точку и повернули в направлении, которое указал Саж. Римпвийский компас был нашим навороченным GPRS навигатором. Он аккуратно вел нас к скалам. Лес оказался лесополосой. Все деревья рассажены по линеечке, ни одно не завалено, не покошено. Пещеры, поди, собраны из кирпичей и ничего природного там не имеется. Это объясняло подробную информацию в навигаторе.
        Мы наткнулись на скалу неожиданно. Она вся заросла зеленью, как Мачу-Пикчу, когда ее обнаружили ученые. И действительно присмотревшись, мы увидели ожидаемые рисунки на камнях и формы, которые явно смахивали на рукотворные. Не отвлекаясь, вошли в один из коридоров. Саж предупредил, что бы мы далеко не уходили. Не успеем оглянуться, как потеряемся. Он собирался, разделив нас, свести в какой-то точке. Я надеялся, что этот хитроумный план не наведет на нас этого Ромо, которого все так испугались.
        Когда солнце садилось, мы уже расположились и поужинали. Оставалось только ждать. А когда сидишь без дела, в голову начинают лезть дурацкие мысли. Уже не казалась такой здравою мысль разделиться. По сути, мы отпустили девчонок с вампиром. А если что-то случиться и Сажа перемкнет, как Адама? Да и наша близость к лесу нервировала. Нас легко было обнаружить. Поэтому мы продвинулись до ближайшего поворота, хотя, там темнота поглотила нас, добровольных жертв. И сидеть без дела оказалось еще сложнее. Разговор не клеился, воображение рисовало всякие нехорошие 'фокусы'. Поэтому мы решили прогуляться. Это действительно был вырезанный в камне город. Залы соединялись лестницами, приводили в комнаты, заводили в тупики. Это было грандиозное строение. Оно завораживало и гипнотизировало, заманивая все глубже и глубже. Мы возвращались периодически, чтобы не потеряться, обещая себе, что это была последняя вылазка. Но загадочный лабиринт нас опять затягивал.
        Сон уже клонил голову на что-то горизонтальное. Но попытка уснуть не увенчалась успехом. Молчание впиталось в темноту и висело над нами грузом. Было неудобно в спальнике, но двигаться не хотелось. Впервые за долгое время захотелось курить. Я знал, что Сергей таскал с собой сигареты. Но остались ли у него запасы?
        Было вполне ожидаемо, что он тоже не спал. И у этого замечательного человека оказались никотиновые палочки! Как он сохранил их за три месяца непонятно. Мы ушли подальше, что бы не будить Настю. Рассевшись у входа в пещеру, наблюдали за волнующимся морем деревьев. Две луны повисли над горизонтом. Одна луна светила полностью. Другая была в форме месяца и казалась совсем тонкой. Мы с удовольствием затягивались. Нам и в голову не пришло, что тлеющие угольки сигарет могли заметить.

        - Вы чокнулись совсем!  - Саж появился из ниоткуда.  - Тушите немедленно. От вас на километр разит!  - Он был зол как черт.  - Тушите и марш внутрь! Самоубийцы!
        Саж остался на секунду, крикнув нам вслед.

        - Фонарь зажигайте, когда за угол зайдете.
        Чувствуя себя полными идиотами, мы слушались, как бараны своего пастуха. А пастух в свете фонаря выглядел еще хуже, чем мы. Не только синяки под глазами от недосыпа, царапины, взлохмаченные волосы. Он как-то заметно осунулся, высох.

        - Ты хоть спал?

        - Лягу после того, как мы уберемся отсюда!  - Буркнул он в ответ.

        - Нас засекли?  - Забеспокоился Сергей.

        - Не знаю, но я почуял вас на достаточном расстоянии, чтобы убрать.

        - Нас же не будут убивать.  - В голосе Сергея это звучало скорее вопросительно, чем утверждающе.

        - На вашем месте я предпочел бы смерть.

        - Черт, как обнадеживающе!  - Не выдержав, достаточно громко выкрикнул я.

        - Будите Настю, мы уходим. Самокаты придется оставить здесь. Внутри пещер они не функционируют.
        Сестра не удивилась. Молча собралась и, зевая, следовала за нами. Саж присоединился к ней, и они о чем-то тихо говорили. Впервые я подумал о том, что если мы выживем, то, скорее всего, у Насти будут… Настя будет… В общем, мне придется смириться с ее выбором.
        Саж прекрасно ориентировался в этих коридорах даже без навигатора. Шел просто так, доверяя своей памяти и ногам.

        - Что это за место?  - Влез я в их разговор.

        - Здесь жили наши предки.

        - Это понятно, но почему ты ведешь себя так, будто тысячу раз здесь прогуливался?

        - Это ненужная тебе информация, Руслан, я не проигрался, что бы рассказывать.

        - Какой смысл скрывать, что мы можем сделать?  - Продолжал добивать я.

        - Я голоден и устал. А нам еще пилить и пилить. Так что не выноси мне мозг.
        За столь наглый тон я и сам мог взорваться, но не время было вести внутренние разборки. Да, и устал настолько, что лень было как-то реагировать. По моим ощущениям мы были глубоко под землей. Идти было больше невозможно. Я видел, как заплетается Настя. Но наш проводник, не смотря на то, что уверял обратное, мог дать фору известному зайцу на батарейках.

        - Я не могу больше.  - Простонала Настя.  - Давайте уже остановимся.
        И я с ней был ох как согласен! Теперь уже никакие переживания не перебьют сон. Саж потряс головой, выходя из своего транса. Наверное, он забыл, что мы люди.

        - Они нас уже не найдут?  - С опаской спросила Настя, имея в виду Ортоновских солдат.

        - Нет.  - Кратко ответил Саж.  - Никто из них не может ориентироваться здесь.
        Кроме Ромо. Но об этом Саж промолчал, надеялся, что до этого не дойдет.
        Рената

        Саж опять гнал нас, пока солнце не достигло зенита. Казалось, что он знает в этом зеленом месиве каждое дерево, целенаправленно ведя куда-то. Я долго не могла набраться смелости и спросить.

        - Куда мы идем?

        - Здесь есть пещеры. В одной из них я вас спрячу.  - Вот уж, краткость - сестра таланта.
        Больше он не произнес ни слова, пока мы не наткнулись на те самые пещеры. Они словно выросли из-под земли, заросшие зеленью. Саж велел нам слезть с 'самокатов', не останавливаясь, следовал дальше. Я улыбнулась сникшей Маше. Всю дорогу она молчала, браво перенося трудности нелегкого передвижения. Мы вошли в пещеру, узкий проход которой, вывел нас в просторный зал.

        - Мне придется оставить вас на некоторое время. Я нагоню Руслана.  - Пояснил римпвиец. Он не нервничал, не сомневался в своих решениях. Это как-то подбадривало. Хотя перспектива остаться одной с ребенком в пещере была далеко не пределом моих мечтаний.  - Завтра я приведу сюда вторую часть группы. Ни в коем случае не выходите, и не откликайтесь ни на какой зов. Огня не разводить. Фонари желательно использовать только в пещере, что бы снаружи видно не было. Здесь,  - Саж прошел к стене пещеры,  - есть второй ход. Он хорошо замаскирован камнем. Так же есть ручей. Воду из запасов пока не тратьте.
        Звучало так, будто он уходит на неделю. Но Саж больше ничего не сказал, растворился в выходе из пещеры. Как только замолкли следы его шагов, стало страшно. Очень звонко и настораживающее звучал ручей, стекающий по каменной стене. И даже пятна солнечного света, пробивающиеся сквозь отверстия в потолке, не делали наше укрытие более уютным. Но при Маше я не могла раскисать. Я постаралась, как можно бодрее улыбнуться и произнести:

        - Давай первым делом поедим!
        Мы завалились спать, хотя остатки нашей трапезы не успели свалиться в желудок. И нам не помешало ни только заходящее солнце, ни каменная кровать. Спальник имелся, но даже он не смог бы смягчить твердость камня. Холодный и сырой воздух быстро пробрался под одежду, поэтому мы легли в один, чтобы было теплее. Сны не снились. Только всю ночь мерещились отдаленные шаги. Но я так устала и пребывала в том состоянии полусна, когда просто невозможно пошевелиться.
        Проснулась я от луча, бьющего в глаза. Повернуться на другой бок было проблемой, нужно было не разбудить Машу. Нос замерз. Все тело не просто ныло, он затекло так, что я едва его чувствовала. И хотелось есть. Вчера мы не успели и переживать еду, не то, что бы осознать, что едим. Я осторожно, стараясь не кряхтеть, как старушка, расстегнула спальник и вылезла. Маша засопела, но не проснулась. Я, сморщившись, потянулась, потрясла конечностями, к которым опять потекла кровь. Жизнь налаживалась. Жадно зачерпнув воду из ручья, никак не могла насытиться ею. Римпва была настолько нестандартной планетой, что простой ручеек с вкусной водицей казался совершенно не характерным для нее.
        Настроение поднималось. Утром пещера не казалась такой угрюмой. Да и проведенная в ней вполне обычная ночь слегка изменила мое категоричное отрицательное отношение. Даже захотелось пройтись, осмотреться. Но я боялась оставить Машу одну. Не хотелось, что бы девочка проснулась, а рядом никого. Ни к чему было лишний раз пугать ее. И без того столько всего свалилось. Поэтому я решила осмотреть пока только пещеру. Ручей тек справа. Он стекал по стене и собирался в природной купели. Если бы Саж не показал мне замаскированный выход, я и не заметила бы, настолько сливался камень со стеной. Я подошла к запасному выходу, который тут же окрестила 'аварийным'. Заглянула за камень. Там свободно могла пройти не только я, но и высоченный Саж. Ход утонул в темноте, рассмотреть больше ничего нельзя было.

        - Рената!  - Услышала я, и тут же кинулась обратно.

        - Машенька, я здесь!
        Мы наконец-то полноценно позавтракали. Когда это было в последний раз, уже и не вспомнишь. Хотя всего два дня назад мы дружно жевали в беседке в лагере, обговаривая план проникновения в дом профессора. Интересно, как скоро они доберутся до этого всесильного Императора? И когда мы уже вернемся в лагерь? Жизнь там не казалась уже замкнутой, хотя она и не стала бы более разнообразной. Но лучше так, чем у Ортона.
        Маша достала колоду карт. Я улыбнулась, покачав головой. Девочка очень привязалась к Руслану. Что было очень удивительно, он по-настоящему любил ее, как маленького ребенка, которому нужна защита и поддержка. Он обучал ее, а Маша учила фокусы пачками, мгновенно раскусывая новые. И теперь демонстрировала их мне. Мы развлекали друг друга, как могли, стараясь не предаваться грустным мыслям. Времени, как субстанции в нашей пещере вовсе не существовало. Оно не то, что бы шло медленно, оно словно остановилось. Я постоянно одергивала себя от желания собрать все вещи. Мания преследования развитая в подобных условиях - это естественно. Но очень уж мешает. Не найдя, чем себя еще занять, я поддалась зуду в руках, начала закидывать наши пожитки в рюкзак. Делала это с безразличным видом, что бы Маша не почувствовала мою тревогу. Но просторная пещера совсем скоро начала давить и на нее.

        - А когда папа придет?  - Спросила она, не смотря мне в глаза, видимо стыдясь.
        Я только собралась прочесть жизнеутверждающую речь, как со стороны входа в пещеру послышался шорох. Мы замерли одновременно, выпучив глаза на звук. По пещере явно разносились шаги. Что-то подсказало мне, что Саж не стал бы нас так пугать, уж как-нибудь предупредил. Я схватила рюкзак, загребла Машу за руку и бросилась к 'аварийному выходу'. Мы в мгновение ока оказались за камнем. Но это не имело никакого значения, если нас нашли бойцы Ортона. Они все равно увидят наши следы. А самое главное, тот яркий человеческий энергетический след, который протянулся за нами. Мое сердце остановилось от ужаса, неужели нас так быстро нашли?
        Я продолжала сжимать пухленькую ручку девочки. Мы были, как лисы в норе, окруженные охотничьими псами. И, как настоящие псы, сейчас они продолжат преследование. Я металась в решениях. Боялась уходить дальше по коридору, но и стоять на месте, надеясь, что нас не заметят, было глупо. Если бы это был Саж, он бы позвал нас. Но это был не он. И звуки римпвийской речи тут же прибавили мне решимости. Возможно, бойцы пока будут осматривать саму пещеру, и не услышат, как мы убегаем. Глупо было на это надеяться, но деваться было некуда. Я потащила замолкшую Машу по темному коридору на ощупь. Только дойдя до первого поворота, я включила фонарь на минимальную мощность. Хотя, если нас заметят, это уже не будет иметь значения. Это была классика лабиринта, три хода в разные стороны. Я глубоко вздохнула и выдохнула. Главное, не загнать себя в еще большее… подальше себя главное не загнать. Я определилась с поворотом, решив, что будем поворачивать три налево через три направо. Главное, не сбиться со счета. Теперь мы уже припустили. На бегу я выстраивала в голове линию поведения, морально готовя себя стрелять.
Скорее всего, мне этого избежать не удастся. Попаду я или нет, это уже десятый вопрос. Как не вовремя ушел Саж! Его присутствие создавало мощный щит уверенности в собственной безопасности. А его отсутствие, соответственно, наоборот. И, вообще, сможет ли он нас найти, когда вернется? И сможем ли выбраться мы? Да и жив ли он до сих пор? Ой, ой, на фиг такие вопросы сейчас!

        - Ты слышишь?  - Обратилась ко мне Маша.
        Мы опять замерли, прислушиваясь. За нами осталось слишком маленькое расстояние, что бы быть в чем-то уверенной. Я потушила фонарь, и темнота тут же накрыла нас, как крышка известного ящика. Казалось, она поглощает все звуки, как резина. Но четко различались тяжелые шаги за нами далеко в начале лабиринта. Они обнаружили вход. Теперь я уже бросила мысли о том, что бы выбраться из пещеры. Придется прятаться по-настоящему. Они не смогут нас найти быстро. Но может, мы сможем хотя бы выйти из пещеры с обратной стороны? Не очень явное, но все же преимущество открытого пространства при моей давно забытой клаустрофобии. Но тут же я одернула себя, вспомнив, что за нами тянулся наш след.
        Сердце билось в истерике, требуя справедливости и покоя, в конце-то концов. А я думала о том, что побег наш безнадежен. Сколько не беги, мы оставляли за собой больше, чем хлебные крошки. Они видят его, как я видела бы дорожку электрических лампочек. Вдруг меня осенило. Я даже приостановилась, что бы не потерять мысль. Не зря на лекции ходила! План был отчаянный и мог не сработать, но нужно было пробовать. Другой альтернативы, дающей надежду, не было. Ариадна постоянно говорила про наши эмоции. Эмоции, насколько я знала, напрямую действуют на нашу энергию. Может, они и излучают этот след? Что, если мы обе будем абсолютно спокойны? Погаснет ли при таком раскладе дорожка из эмоций? Выглядело вполне вероятно. Мозг успокаивается, его активность спадает. Только появился другой вопрос на миллион - как успокоиться самой, а главное успокоить испуганного ребенка?
        Я остановилась, что бы хладнокровно отдышаться. Тут, конечно, особо не расслабишься и все же. Никогда еще не делала подобного в таких условиях. Но все бывает в первый раз. Я надеялась, что и в последний. Я поставила на землю рюкзак, положила на него фонарик. Испуганные Машкины глазки засверкали в тусклом свете. Я сняла с шеи цепочку с кулоном. Он невнятно мерцал.

        - Машенька, ты мне веришь?  - Девочка кивнула. 'Весьма опрометчиво с ее стороны', - подумала я и одернула себя.  - Смотри внимательно на кулон. Поверь, все будет хорошо! А теперь твои веки тяжелеют…
        Она легко вошла в состояние гипноза. Не так глубоко, что бы могла следовать за мной, передвигая ноги. Я чуяла, что времени остается в обрез. Буквально только, что бы по ускоренной медитативной методике привести себя в относительный покой. Мы стояли на перекрестке. Теперь был левый второй поворот. Взвалив на плечи рюкзак, привычно взяв Машу за руку, я шагнула в темный коридор, продолжая дышать по методике. Они приближались. Это было так четко слышно, что я вздрогнула. Но опять интенсивно задышала. Я двигалась на ощупь. Шершавая стена, на которой прощупывался рисунок, вела вперед. Римпвийцы замолкли где-то позади. Я сделала еще один глубокий вдох, что бы своей радостью не взорвать энергетическое поле. Отработанная за годы практика сработала автоматически. Все шло относительно хорошо. Римпвийцы сбиты со следа, я неотступно шла по намеченной траектории, и могла вернуться в любой момент. Посчитав, что прошла достаточно, я вывела Машу из состояния гипноза, заложив в нее состояние спокойствия. Она посмотрела на меня недоуменно, улыбнулась.
        В темноте и беготне мы совсем потерялись во времени. Как долго мы уж бродили по темному лабиринту? Вечность стала понятной, как никогда. И внушала жуткий страх. Повернув после очередного длинного коридора, мы с Машей решили, что пора бы и отдохнуть. Я пыталась занять ее разговором, отвлечь на трапезу, попросила показать фокус. Все, что угодно, лишь бы она не успевала осознать, что папу она пока не увидит.
        Мы перекусили. В голове возникла далеко не радужная мысль: 'Насколько нам хватит наших запасов?' И что делать дальше? После того, как перекусили, мы опять отправились в путь. Когда усталость зазвенела в голове звоночком отхода ко сну, я внутренне вздохнула с облегчением. Ребенок уснет, и ее не нужно будет отвлекать разговорами, придумывать вранье о том, что завтра мы увидим Сергея и всех остальных. А вот, уложив Машу спать, я не смогла сдержать слез. Меня дрожью била паника. Все накопившееся напряжение выливалось из меня. Я закрыла рот ладонью, что бы не разбудить Машу. Хуже не придумаешь, если она проснется от моих рыданий. Я сидела, прислонившись к холодной стене. Темный коридор не способствовал спокойствию. И страшнее всего были не блуждающие в коридоре кровососы, а ответственность за ребенка. Маша мирно посапывала. Мне же совсем спать не хотелось. Включив фонарик, я принялась рассматривать рисунок на стенах, что бы хоть как-то себя занять.
        Руслан

        Еще не дойдя до условного места, мы поняли, что нас опередили. Поняли по реакции Сажа. Он резко замедлил шаг и что-то ляпнул на своем с ярким выражением, какого добивается строгая училка от своих бедолаг-учеников при прочтении Пушкина. Сергей, как гладиатор на выход из ринга, кинулся на еще иллюзорную точку света в конце тоннеля. Но Саж перехватил его, сильным движением прижав к стене.

        - Тихо!  - Зашипел он.  - Ты хочешь, что бы Маша без отца осталась?
        Сергей задумался только на секунду, аргумент показался весомым, и он умерил свой отцовский пыл. Мне и самому хотелось скорее добраться туда и убедиться, что Саж ошибся и с девчонками все в порядке. Но его дальнейшие действия не оставили никаких надежд, даже полуживых. Римпвиец знаком, как истинный дирижер, показал, что бы мы оставались на месте. Сам же отправился в пещеру. Но не тут-то было. Он, что всерьез думал, что мы будем стоять истуканами? Я не выдержал, последовал за ним. За мной по цепочке потянулись Сергей и Настя. Саж только глянул на нас и махнул от безнадеги рукой, наверняка мысленно поклявшись в следующий раз в начале перебить нам ноги. Пещера, как ни странно, была пуста и вся истоптана тяжелой обувью.

        - Руслан, глянь осторожно, кто на выходе.  - Шепнул Саж, указав направление.
        Надо же, какая честь! Сам же он направился к противоположной стене пещеры. Осторожно ступая по каменному полу, я повернул за угол. Предо мной открылся симпатичный вид на лес и полянку перед входом в пещеру. А на полянке пятеро вооруженных римпвийцев, ржущих над своими римпвийскими шуточками. Пятеро, это совсем немало. Но Ренаты с ними нет, значит, они ее пока не схватили. Вернувшись назад, я доложил обстановку.

        - А у вас что?

        - Ренате удалось скрыться в лабиринте.

        - Слава Богу!  - Вздохнул Сергей.

        - Не спешите благодарить.  - Саж продолжал осматривать-обнюхивать второй выход.  - В коридоре не только их следы. А еды и воды им хватит дня на три, пять при экономии.
        До Сергея долго доходил смысл сказанного. Но, когда дошло, отреагировал он довольно буйно. Черт, я не брал бы его в разведку.

        - Ты хочешь сказать, что моя дочь может умереть от голода в этот каменном гробу?

        - Тише!  - Саж буквально заткнул ему рот кулаком.  - Рената как-то сбила со следа Ортоновских ребят. Иначе они были бы уже здесь. Но и нам будет нелегко отыскать их в лабиринте.

        - А это вообще на сколько процентов вероятно?  - Запаниковал Сергей еще больше.

        - Не знаю. Будем надеяться, что Рената сможет найти путь назад.

        - При таком поспешном побеге… Что-то сомнительно.  - Встрял я.
        И это была не самая желанная мысль, которая слетела с моего языка. Если Рената заблудилась, а мы ее найти не сможем, то это чертовски плохо. Если у меня в зобу дыхание сперло, что же тогда с беднягой-папашей творится?
        Настя уставилась на нас, в любимой ее стойке 'руки в боки'.

        - Это, конечно, все очень важно, и вы, ребята, молодцы. Но вас не смущает, что там внизу Ортоновские бойцы, и, возможно, еще одна группа сейчас выйдет к нам навстречу?
        Настена была права. Мы что-то слишком разболтались. Саж резко кивнул. Сергей в нетерпении уставился на римпвийца, пока тот решал про себя, как действовать дальше.

        - Вы пойдете со мной.  - Эврика! Можно подумать, мы остались бы здесь!  - Но для начала надо замести следы нашего присутствия.
        Он отправил нас к замаскированному коридору, который изучал минутой ранее. А сам присел на корточки, приложив ладонь на каменистую поверхность пола, что-то шепча. Я увидел один из крутейших фокусов, пыль от руки римпвийца побежала по полу, укладываясь в первоначальный вид, бывший до нашего прихода, собирала нарушенные нами следы ботинок римпвийцев. Моя челюсть, да что там челюсть! Мое тщеславие, как иллюзиониста, шмякнулось на асфальт с небоскреба, и даже пятнышка мокрого от него не осталось. И эти маги, как дети радовались моим фокусам! Я почувствовал себя полнейшим чайником и решил забросить свою блестящую карьеру.

        - Надеюсь, ваш энергетический след развеется, пока они снова сюда вернуться.  - Саж поднялся, отряхнув ладони.  - Хотя, это маловероятно.
        Мы вошли в темный коридор. Римпвиец включил фонарик, но темный лабиринт от этого стал еще более пугающим.

        - Ты уверен, что нам в лабиринте никто не попадется?  - Прошептала Настя.

        - Их там не больше трех. А стремя я справлюсь.
        Вот выпендрежник! Это звучало, как минимум, самонадеянно. Тем более что в свете фонаря не было видно следов. Никаких. Тут не было ни пыли, ни песка. Непонятно было, куда направилась Рената, и каким путем за ней следовали Ортоновские верзилы. Мы замерли и прислушались к тишине. Но хоть уши оторви, ничего слышно не было.

        - Следуйте за мной по цепочке. Руслан, ты замыкаешь.
        Мне не нравилось, что он командует. Но Саж был единственным из нас профи в этом деле. И судя по тому, как он ориентировался в пещерах, у нас был шанс найти Ренату и Машу. Очень хотелось на это надеяться. А вот думать о том, как чувствуют себя наши пропавшие в темном лабиринте, совсем не хотелось. Но эти мысли, как назойливые мухи витали рядом. И не отмахнешься от них!

        - Как же она сбила их с пути?  - Бурчал себе под нос Саж.  - Что ты сделала, Рената?
        Я невнятно слышал его бормотание. Казалось, пещера поглощает звуки наших шершавых шагов, зато биение сердца звучало так, что любой колокольный набат отдыхает. Нас уже давно должны были засечь. У первого перекрестка мы встали. Саж толи прислушивался, толи принюхивался, толи все вместе. Его поведение больше напоминало технику собаки-поводыря, чем человека. Ну, да, он так же близок к человеку, как и к собаке!

        - Есть предложения, как поступила бы Рената?  - Спросил он.  - Вы же люди, вам ее понять легче.

        - Понять в панике убегающую женщину,  - Усмехнулся я.  - Это ты явно загнул, парень.
        У нас была задача не только найти девчонок, но и не напороться на вооруженных ребят, которые очень рады будут нас встретить. Не смотря на утверждение нашего суперримпвийца, я сомневался, что он один потянет против троих. Выглядел он не так внушительно, по сравнению с остальными римпвийцами.

        - Мне бы оставить вас здесь, а самому быстро прочесать территорию.  - Размышлял Саж.  - Но если на вас наткнуться Ортоновские солдаты, вы с ними не справитесь.

        - Ты уже, между прочим, оставлял нашу группу дошколят одних.  - Буркнул я.  - Ничего, живы остались.
        В ответ я был удостоен строго взгляда.

        - Ну, да. Если бы Ортоновская группа пошла по вашему следу, то вас бы уже здесь точно не было.
        Не смотря на пререкания, мы ускорили шаг, стараясь от римпвийца не отставать. Я чувствовал себя братцем Марио, обожающим ползать по подвалам. Саж не выбирал особой схемы, методично сворачивая и обыскивая каждый коридор. Но уже третий заканчивался пустым тупиком, в котором не было ни следа наших, как испарившихся девчонок. Зато в четвертом мы наткнулись на бонус в виде бойцов Ортона. Саж резко остановился, прижался к стене, шикнув в нашу сторону. Мы, как послушные утята, спрятались за мамой уткой. Захотелось жалостливо крякнуть.
        Коридор впереди поворачивал вправо. Я, хоть убей, ничего не слышал и не видел. И если бы шлялся тут один, то точно попался. Уже через минуту стали видны пляшущие по стене пятна света. Шли они неторопливо, ленивые голоса переговаривались. Спокойный тон говорил о том, что они были уверены в успехе своего отчаянного предприятия и не ожидали встретиться здесь нас. Саж сработал быстро. Я и понять ничего не успел. Двое лежали на земле с открытыми глазами. Я взял бы его себе в охрану. Хе, так он и так меня охраняет!
        Я разглядывал мертвые тела, носком кроссовка подтолкнув руку. Проверял. А вдруг вскочит. Мне, наверное, показалось во мраке пещеры, но их светлая кожа мгновенно посерела, будто в них выключили внутренний свет.

        - Теперь остальные узнают, что мы здесь.  - Шепнул Саж.  - Ребята только что доложили, что пока ничего не нашли, на связь выйдут через двадцать минут. Так что, эти минуты мы можем не стесняться. Рената!  - Громко крикнул он.

        - Маша!  - Тут же присоединился Сергей, не ожидая повторного приглашения.
        Но их голоса только прилипли к стенам и заглохли. Саж вздохнул и философски произнес.

        - Если их не нашли там, значит, нам в эту сторону.
        Саж попросил нас оттащить тела за поворот. Видимо, исключительно из эстетических соображений. И без того известно, что здесь бродим мы. Сам же он засек свои чудо-часы. Тяжелые оказались, эти мертвые черти. Их вес можно было сравнить с весом каменной статуи идентичного размера. Дотащив трупы за угол, мы с Сергеем отерли носы и отдышались. Тут не помешала бы сигаретка.
        Настя во мраке казалась еще худее, а синяки под глазами более впалыми. Мумия, одним словом. На ней даже одежда ходила ходуном. Но радовал появившийся блеск в глазах. Пусть он был не совсем уместен и понятен (лично я ничего обалденно-прикольного в нашем положении не видел). Главное, что сестра пришла в себя.
        Мы систематично обыскивали коридоры. Некоторые из них были достаточно длинными. Саж уже не боялся, что нас быстро найдут по нашему энергетическому следу, так как мы затоптали все коридоры так, что большая часть лабиринта просто провоняла нашим присутствием. И понять, откуда мы пришли, да куда направились, было нелегко. Даже если у тех пятерых, что снаружи, есть подмога, им придется потрудиться, что бы добраться до нас. Я надеялся только на то, что они е будут нас выкуривать.
        Саж был редкостным трудоголиком. Упрямства ему не занимать. Он опять гнал нас без отдыха по коридорам, пока дыхание не начинало сбиваться. Тогда он давал нам минутный перерыв. Но у его подхода была одна замечательная сторона - нам некогда было паниковать. А уже пора было. Время, отпущенное нам без преследования, истекло, и нам приходилось быть на чеку. И необходимо было быть бдительными раз в пять больше. Потому что теперь о нашем присутствии знали. Не женщина же с ребенком прибили двух здоровенных римпвийцев, не гнушавшихся физическими упражнениями.
        В лабиринте вырисовывалась система. И, если действительно не поддаваться эмоциям и четко действовать намеченному пути, можно найти выход. Главный коридор постоянно давал ветки, направо и налево (естественно! Куда же еще-то!). Какие-то из них быстро приводили к глухой стене, какие-то заканчивались дверьми. Интересно, что прятали за этими массивными каменными 'дверищами', которые не сдвинет и великан? А в каких-то обнаруживались новые повороты. Саж как-то решил, что именно этот загадочный коридор надо изучить, а не двигаться дальше. Казалось, он был бесконечен. Время замерло в темноте, пытаясь и нас заморозить. Настя закуталась плотнее в рубашку. Я слегка отстал, пока снимал с себя свою, что бы отдать сестре. Она благодарно кивнула. Я так хотел, что бы она знала, чувствовала, что все, что я сделал, даже мои ошибки были направлены только на ее благо.

        - Проблема еще и в том, что каждому лабиринт открывается по-своему.  - Прервал неожиданно паузу Саж.
        Вот тут-то мы и выпучили глаза наши, привыкшие к темноте.

        - Что конкретно это означает?  - Сглотнул Сергей.
        Римпвиец понял, что определенно ляпнул лишнего, но отступать было поздно.

        - Мы в любом случае с ними пересечемся!  - Очень убедительно в очень утвердительной форме произнес Саж и направился дальше.
        И опять скачущие пятна света перед собой, вот все, что мы различали. Они уже сливались в одну абстракционную картину. Да и тишина напрягала не меньше. Только наше сбившееся дыхание и шум шагов. Отсутствие других звуков, как в вакууме, ставило под сомнение само существование окружающего мира. Может, мы так всю жизнь и пробегам. А годам к девяноста встретимся седыми и беззубыми…
        По моим ощущениям прошла уже целая вечность. Настя все чаще отставала. Ноги заплетались. Спертый, сырой воздух вызывал тошноту. Наверное, это одна из разновидностей ада.

        - Надо передохнуть. Я больше не могу.  - На выдохе прошептала Настена.

        - Я не остановлюсь, пока не найду дочь!  - Глаза Сергея уже начинали поблескивать безумием, как и сама фраза.

        - У них еще есть время.  - Привел убийственный аргумент Саж.  - А вам действительно надо передохнуть. Первым в дозоре я. Через три часа бужу Руслана. Далее Сергей. Затем будите меня.
        Бросив краткие инструкции, римпвиец начал расстилать римпвийский спальный мешок. Прикольная штука сама надулась, приняла форму и сложилась в удобную кровать. Интересно, сколько она весит? На мое удивление, он отдал свое шикарное ложе Насте, а сам улегся на ее спальный мешок. Мне стоило усилий, что бы сдержаться. Сергей улыбнулся. Скорее он смеялся надо мной. Но пусть хоть так человек расслабится.
        Я уселся на не распакованный рюкзак, что бы не было искушения прилечь. Мы коллективно решили, что фонарик можно оставить включенным. Если нас найдут, то темнота нас все равно не спасет. Для римпвийцев мы в темноте светились, как свеча на окошке. Довольно скоро послышался храп Сергея. Да уж, тут фонарик вообще внимания не привлечет на фоне этой оперы. Настя мирно посапывала. Я направил луч на Сажа. Тот среагировал немедленно. На Земле отлично знали этот знак из сложенных пальцев, пришедший к нам с Запада. Я сдержался, что бы не расхохотаться.
        Мой мозг взрывался, противясь сну. Я уже вставал, что бы размяться, протер глаза до дыр, напевал себе под нос, тасовал колоду. Все действовало бодряще, как колыбельная для младенца. Сидеть в темноте, где свет фонаря только сгущал тьму, было невыносимо трудно и холодно. В какой-то момент я уже не понимал, закрыты мои глаза или нет, в пещере я или в узком гробу. Сон наваливался волнами. И я уже не в силах был с ним справляться. Мне мерещились звуки, шорохи, что-то двигалось там, в темноте. Вообще-то, я всегда был скептиком, и если мне сказали, что на Римпве нет животных, то я ничего себе не выдумывал. Только мой Джек служил доказательством существования братьев наших меньших. Возможно, он вообще последний из 'четырехлапых'. Ни насекомых здесь, ни водяных, ни русалок, ни даже домового. Эта планета своей искусственностью пугала больше, чем своим населением. Поэтому воображение не рисовало мне ярких картинок с появлением ужасных монстров. Я ведь реалист. Но даже скептик начинает сомневаться в темноте. Темный лабиринт делал свое черное дело. Могла ли завестись живность во тьме этих старых стен? И мог ли
эту живность привлечь трясущийся от холода и страха человечешка? И, если да, то кто опаснее местные обитатели или Ортоновские верзилы?
        Я опять провалился в сон. Но очнулся от очередных шорохов, как будто гигантская змея ползет по земле. Фонарик свалился на пол, свет таял в уходящем далеко коридоре. Я поднял его, сгорая от желания проверить тьму на наличие монстров в темноте. Встал и замер. Напряженно вглядываясь в темноту и успокаивая себя нецензурной бранью, я облегченно вздохнул. Вроде никого. Надо глянуть, сколько там времени осталось до конца дежурства. Но я не успел сесть на рюкзак. Неожиданно на меня что-то прыгнуло и сбило с ног. Фонарик откатился в сторону. Я упал на землю и тут окончательно проснулся, чуя дыхание на своем лице и два сверкающих глаза. Мгновенно вскочил Саж, Сергей включил свой фонарь. Морда с акульей пастью впилась в меня мертвой хваткой. Я едва успел увернуться, пасть сомкнулась на моем плече. Я взвыл от боли. Но кровосос тут же отключился, навалившись на меня всей тяжестью своей огромной туши. Настя приложилась об его голову тяжелой ручкой фонарика. Я где-то на подсознании осознавал, что Саж дрался с тремя уродами. И он явно проигрывал. Сергей несколько раз пальнул из пушки. Холодный электрический свет
впился в одного из напавших. Я с воем спихнул с себя кровососа. Тяжелый, зараза! Как только я освободился, Настя выстрелила в него. Мне бы грохнуться в обморок от ее хладнокровия, но от боли я почти ничего не соображал. Этот урод, кажется, вырвал у меня кусок мяса из плеча. Саж прикончил оставшихся троих и свалился на землю.

        - Саж!  - Настя пыталась привести его в чувство.
        А у меня и не поинтересовалась, жив ли я вообще! Я едва сфокусировал взгляд. Наш римпвиец быстро приближался к цвету мокрого асфальта, как те трупы. Рваные раны кровоточили, и это мягко сказано. Все было в традициях кровавого ужастика. Черным пятном она растекалась по каменному полу лабиринта. Вся сцена с четырьмя кровососами, клочьями мяса и крови, темным лабиринтом нарисовалась в моей голове, как картинка комиксов. На мгновение Саж открыл глаза, губы немо прошептали: 'Кровь'. Слово это оформилось в прямоугольник, в который обычно в комиксах заключают слова героев. Настя, не раздумывая, закатала рукав рубашки. Догадалась же еще балда! И откуда у меня только силы взялись перечить ей?

        - Не думай даже!  - Прошипел я.

        - Ты хочешь, что бы мы остались в этом склепе?  - Это было резонно.
        Саж был единственным, кто мог вытащить нас отсюда. Не только нас, но и Ренату с Машей. Но я не хотел видеть, как моя сестра кормит собственной кровью урода!

        - Я ранен, и так истекаю. Давай я это сделаю.

        - Ты уже много крови потерял. Сергей заткни ему пасть и перебинтуй.
        Мы совсем забыли, что где-то должен был быть пятый. Мысль о нем мелькнула в голове, но тут же сознание погасло. Я очнулся от боли. Если Сергей всегда был таким ласковым хирургом, то я не завидую его пациентам. Саж присосался к руке Насти. Пока Сергей возился с моим плечом, я следил за Сажем. Во-первых, так создавалось впечатление, что я хоть как-то могу повлиять на ситуацию. А во-вторых, было на что отвлечься, пока этот коновал бинтовал дырку в плече.
        Раны Сажа заискрились, как мелкий разряд электричества и затягивались на глазах. Все сказки о нашей замечательной энергии, заживляющей, как оказалось не только планету, но и раны самих римпвийцев, оказались ничуть не приукрашенными. Мы были для них пенициллином, перемешанным с кофеином, только раз в тысячу мощнее. Когда рана затянулась прозрачной пленкой, Саж отвалил от Насти, привалился к стене. Я хотел поддержать сестру, но Сергей рывком усадил меня обратно. Настя прислонилась к стене, закрыв рану от укуса рукавом рубашки. И этот гад, римпвиец выглядел, как новенький, в то время, как моя сестра явно едва не падала в обморок.
        Закрыв глаза, не произнося ни слова, Саж долго сидел. Четыре трупа, валявшиеся на каменном полу, в свете фонаря казались манекенами. У меня самого перед глазами все плыло. Первый шок прошел, и боль ворвалась в сознание. А так же и то, что оставаться здесь дольше нельзя. Наверняка, придут другие. А у нас двое раненых. Но Саж продолжал сидеть без движения.

        - Гляньте, может, он в отключке.  - Просипел я.
        Сергей пощупал пульс там, где он должен был быть у человека.

        - Живой. Надо же, а у нас, похоже, действительно были одни предки.  - Усмехнулся он.
        Саж, не открывая глаз, просипел. В тусклом свете блеснули клыки.

        - Заберите у них оружие.
        Настя принялась за дело. Сергей подошел к другому трупу. Они оба были столь невозмутимы, будто обыскивать трупы вампиров всю жизнь было их хобби.

        - У них план лабиринта.  - Из кармана трупа Настя достала навигатор, разглядывая.  - И наше местонахождение помечено.
        Длинная эмоциональная фраза, которую выплюнул Саж, доказывала наличие бранной речи в римпвийском языке. Это меня порадовало. Проявление эмоций у кровососов было столь редко, что даже этот мрачный лабиринт стал веселее. До сих пор ругался матом только я.
        Саж наконец-то поднялся на ноги. На нем почти не осталось следов драки. Да, уж, тут вообще никакая медицина не нужна.

        - Собирайтесь. Надо уходить.
        Чувствовал он себя, должно быть замечательно, в отличие от меня. Обезболивающее из аптечки, которое мне вколол Сергей, явно действовало не так чудодейственно, как Настина кровь на римпвийца. Он взял Ортоновский навигатор с планом лабиринта, внимательно изучал, изредка кидаясь руганью.

        - Ладно.  - Подвел он итог ожиданию.  - Их план оказался несовершенен, хотя достаточно точен.

        - А ты тут так бегаешь, будто всю жизнь гулял по этим коридорам?  - Настя собирала вещи по рюкзакам.

        - Бывало.

        - У тебя компьютер в голове?  - Теперь она уже пристально на него уставилась.

        - Пора идти.  - Бросил он.
        Саж взвали меня на себя, стараясь сделать это осторожно, не потревожив рану. Какая забота с его стороны! Но через несколько его шагов я отключился, помня только одну мысль, если бы это был просто исторический памятник, вряд ли Саж, эквивалент спецназовца, стал заучивать его расположение наизусть от нечего делать. Так что скрывают эти темные коридоры?
        Иванов

        Смысл всей теперешней жизни на Римпве был под угрозой. Но я был уверен, что император отзовет свой ошибочный приказ. Я должен найти способ убедить его. Главный римпвиец должен понять, что дальнейшее использование человеческой крови по старой схеме приведет к катастрофе, полнейшему краху. Люди… мы так долго не протянем. Нас, в конце-концов, не десятки тысяч, нас около пяти сотен всего-навсего. Всерьез рассчитывать на то, что человеческие женщины будут массово рожать просто глупо. Это ведь не одноклеточный организм сам по себе делящийся. И не машина, которую можно запрограммировать на самостоятельное воспроизведение. Да на таких стрессах половина женщин не родит, а вторая умрет при родах. А до этого у мужчин начнутся проблемы с оплодотворением. Количество литров крови в каждом человеческом существе несоизмеримо ниже потенциального количества эмоций, которое будет выплескивать этот человек.
        Мысли никак не выкладывались в одну систему. Я пытался записывать, что бы в ответственный момент не потеряться, не сбиться. Возможно, именно от моих аргументов теперь мы все зависим. Но, как только брал в руку карандаш, паника накрывала меня, и я никак не мог справиться с ней. Мне оставалось только ходить из одного конца моей каюты в другой, что бы как-то собрать крохи разума, разбежавшегося по кусочкам от приступа паники.
        Ариадна, бедная девочка, так верит в нас. Верит в союз римпвийцев и землян. Люди и не понимают, на что она пошла ради нашего выживания. Конечно, можно сказать, что она все свои подвиги совершает ради Римпвы, но доброго к нам отношения ее патриотизм не требовал бы. Сколько внимания она уделяла каждому из нас!
        Как же такая цивилизация до сих пор не изобрела телепортации? Дорога была слишком долгой и изнурительной, особенно приняв во внимание важность цели. Каждая минута натягивала мои несколько оставшихся нервов, и вскоре они зазвучат великолепнейшей симфонией бурлящего человеческого страха. Я все думал о том, что происходит с моими друзьями, да и просто с людьми, поверившими мне. Это же я взвалил на себя ответственность за их пребывание здесь. Я притащил их сюда. И зная, что твориться в лагерях Ортона, я не мог допустить подобного для нас исхода!
        Я был уже однажды во дворце императора, виделся с ним лично. Он производил впечатление здравомыслящего командующего. Не зря он держал под собой всю планету. Поэтому трудно было поверить в то, что он отменил финансирование проекта перед самым его успешным завершением. Конечно, он не пылал к людям той слабостью, что Ариадна, но он видел перспективу развития. И я надеялся, что все саботажные козни Пантераса и Ортона растают, как только мы встретимся с императором. Все же Ариадна его дочь, она должна знать подход к отцу. Хотя, если вспомнить тот скандал, когда она впервые заговорила с ним о новой роли людей на планете… Остается надеяться, этого не повториться. Проблема отцов и детей нигде не теряет своей актуальности. Даже на другой планете.
        Римпва под прозрачным полом корабля была завораживающей. Даже не верится, что все это искусственно создано. Источником этого всего была все та же человеческая энергия. Вполне живая и мощная. И в каждом растении присутствовала капля человеческого сознания. Я полагал, что человек в силу своего единства с этой планетой, может более успешно управлять стихиями. Когда будет свободное время, я займусь изучением этого вопроса.
        Мы еще не проехали и римпвийских суток, как нас атаковали. Ни у кого не возникло вопроса, кто бы это мог быть. Без руки этого чудовища Ортона здесь обойтись не могло. Мы в это время обедали в каюте Ариадны, обсуждая линии поведения. Она, так же, как и я, была уверена, что императору подсунули фальшивые результаты исследований.

        - Отец достаточно упрям, но он не дурак. Нам нужно только продемонстрировать силу новой энергии и, я надеюсь,  - Она отхлебнула от бокала с напитком,  - голова Ортона слетит с плеч.
        Столовые предметы зазвенели и заплясали на столе. Мы вскочили с мест и сразу кинулись на капитанский мостик. Хотя и без того все было ясно. Пока мы бежали, наш корабль судорожно покачнулся от очередного удара. Ариадна схватилась за поручень, я же не успел и упал на пол. Рука подо мной неприятно щелкнула. Я не обратил внимания на вспышку боли, не до того было. Ариадна помогла мне подняться. Нам на встречу уже бежал один из солдат Аарона. Кажется, его звали Матиас.

        - Ваше Высочество,  - Обратился он к Ариадне. Подобное обращение в лагере было запрещено. По каким-то личным причинам (мне неизвестным, но полагаю, это просто природная мудрость и скромность) дочь императора решила скрыть от остальных свое благородное происхождение.  - Ортоновский корабль.
        Этих слов было достаточно. Их можно было и не произносить. Мы вбежали на капитанский мостик. Я уже был не в том возрасте, что бы преодолевать подобные дистанции, еще и с препятствиями, поэтому появился самым последним. Эх, был бы лет на пятнадцать моложе, сколько пользы бы извлек зрелый ум в молодом теле!
        Капитан Сильванус отдавал распоряжения, не обратив на нас внимания. Его спокойная, сосредоточенная речь действовала охлаждающе. Он производил впечатление едва ли не всесильной личности. Вот стоит ему приказать, и атака прекратится. Но корабль затрясся от еще одного мощного удара.

        - Мы так долго не протянем. Ваше Высочество, вам нужно сесть на челнок. Он быстрее, чем крейсер Ортона. У вас будет возможность уйти от преследования. Это нужно сделать, как можно скорее. Я не знаю, сколько мы еще протянем.
        Наше судно было скорее транспортным, чем боевым, в отличие от нападающего крейсера. И шансы устоять таяли с каждой минутой. Мы успели перенести все носители информации и образцы энергии, погрузились в челнок. С нами для охраны отправили двух солдат. Но практика показала, насколько незначительно их количество, когда тебя преследует боевой корабль. Я уже чувствовал, как распухло плечо, ныло и ломило оно очень настойчиво. Вывих, наверное. Я надеялся на это. Беспокоить нашу группу своими проблемами не стал, послушно погрузился в челнок, который был рассчитан на четыре персоны. Мы уже были готовы покинуть главный корабль, когда нас опять тряхнуло, как половой коврик. Днище челнока ударилось о металлический пол стартовой площадки. И мы, буквально выпав из корабля, как комок грязи из коврика, стремительно приближались к земле. Я зажмурил глаза, вцепившись в свои труды, повторяя формулы, расчеты. Все нужно сохранить в голове, если по какой-то ужасной случайности все документы и информация исчезнут.
        Мы выровнялись у самых кромок деревьев. И понеслись на невероятной скорости. Позади нас прогремел взрыв. Я, не справившись с порывом, оглянулся. Корабль, который мы только что покинули, падал горящим шаром, напоминая комету. Врезавшись на скорости в землю, он взорвался. Горящие осколки полетели в стороны, поджигая лес. И там сейчас погибли за нас те, что служили своей планете.
        Если Ортон так нагло посмел атаковать корабль дочери императора (хоть и временно отлученной), что же творится в лагере? Живы ли еще люди? Нет, нет, не об этом сейчас надо было думать!
        Нас обнаружили и возобновили преследование. В нашем распоряжении была запредельная скорость, в их - боевые головки с запредельной скоростью. Мы явно не в выигрышном положении находились. Пилот вилял челноком, как кошка хвостом. Меня уже мутило от его тактики выживания. На каждом вираже плечо выло от боли, а недавний обед норовил выскочить наружу. И все же это было лучше, чем разлететься на горящие кусочки.
        Ариадна вцепилась в подлокотники кресла, бормоча себе под нос. Я не знал, верят ли римпвийцы в какого-либо бога и молятся ли они. Но, похоже было, что именно этим наследница престола занималась в тот момент. Да уж, а могла почивать на мягкой перине и не знать проблем.
        Нас бросило вперед. От этого толчка все мои драгоценные документы и записи разлетелись по полу. Бесценный образец энергии Ариадна держала в сжатых в кулак пальцах. Я ударился о переднее сиденье. Пилот что-то громко кричал, пытаясь оборачиваться к своей госпоже. Нас еще раз хорошенько тряхнуло, мы прошлись днищем по кронам деревьев. Я уже готов был к смерти, лишь бы она была мгновенной и безболезненной. Но пред нами открылась поляна, на которую мы и спланировали. Не совсем идеально, так как врезались в ствол дерева. Я отключился.
        Пришел в себя оттого, что меня кто-то пытался привести в чувство. Перед мутным взглядом расплывчатое лицо Матиаса становилось четче.

        - Эй, док, вы как?
        Мне было бы гораздо лучше, если бы он не тряс меня своими огромными лапами. Тут же плечо напомнило мне о том, что не совсем в порядке. Не выдержав боли, я взвыл. Матиас вытащил меня наружу, стараясь как можно меньше причинять мне неудобств. Я оценил бы его старания, но меня захлестнула другая волна эмоций. Ариадна лежала на траве и ноги ее были перебиты. Они представляли собой кровавое месиво из костей. Сжав губы и глаза, что бы не показать брызнувшие моментально слезы, я старался подавить рыдания. Бедная девочка! Она слишком молода и умна, что бы умереть насильственной смертью. Ее светлая голова и благородное сердце должно было служить Римпве еще много лет.
        Матиас вытащил пилота из челнока. Тот пострадал не так сильно, но все еще шатался. Он опустился на траву, стараясь не смотреть ни на меня, ни на свою госпожу. Я понимал, что нас добьют обязательно. Это лишь вопрос времени. Вспомнилась родная Земля, на которой я и должен был умереть. Видимо, смерть не обмануть.
        Ариадна пришла в себя. Я услышал ее слабый шепот и подполз ближе.

        - Профессор, вы должны доставить образец моему отцу.  - Она передала мне пробирку, закашлялась. Кровь пеной полезла изо рта. Но сил и ненависти хватило на последнюю просьбу.  - Проследите за тем, что бы Ортон умер в муках.
        Мне было не стыдно за свои старческие слезы. Невыносимо было смотреть на то, как смерть моментально отразилась на красивом лице молодой римпвийки. Кожа потускнела, глаза затянулись пленкой, волосы стали похожи на стеклянные нити. Она замерла в неестественной позе, как сломанная кукла. Римпвийские солдаты встали по стойке смирно, провожая соотечественницу и императорскую особу в последний путь. Матиас достал пушку, поставил на самый низкий разряд. Я отполз подальше, что бы меня не задело еще больше. Выстрел был похож на удар молнии. Тело Ариадны еще несколько минут живой, разлетелось на осколки и пыль, сияя в свете римпвийского солнца. Пыль подхватил ветер, унося над деревьями, осколки опустились на землю, преобразуясь в траву.

        - Нам надо идти.  - После минутного молчания произнес Матиас.  - Челнок нетрудно обнаружить. Скоро они будут здесь.
        Но как бы мы не торопились, по моему следу Ортоновские псы найдут нас в любом случае.

        - Сколько у вас образцов энергии?  - Спросил пилот.
        Я не знал, как его зовут. Никогда ранее с ним не сталкивался. К чему ему такие сведения?

        - Я смогу починить челнок, если вы мне предоставите хотя бы небольшое количество.
        Это была плохая идея. У нас и был небольшой запас, но большую часть мы оставили на защиту лагеря. Глаза Матиаса загорелись, он явно так не считал.

        - Профессор, если мы тут умрем, пользы никакой не будет. И все труды ваши и Ариадны пойдут прахом.
        Покачав головой, я передал пилоту одну капсулу с жидкой энергией. Вторая висела на цепочке, на моей шее. Времени у нас было в обрез. И пока пилот занимался челноком, Матиас вправлял мне плечо. Врач из него получился бы кошмарный.
        Челнок оживить не получилось, но сделать из него менее удобное для полета, но все же средство передвижения вполне удалось.
        Меня беспокоило только одно, теперь наш путь до императорского дворца займет несоизмеримо больше времени.
        Аарон

        Если и был альтернативный выход из ситуации, то мне его найти не удалось. Все другие варианты были не более успешны, чем тот, который выбрал я. Каждый из моей группы понимал, что атака в таком положении, хоть исподтишка, была форменным самоубийством. Никто не мог дать гарантии на жизнь после боя. Играло роль не только численное превосходство противника, но и его расположение. Бойцы Ромо распределились вокруг лагеря, не давая нам возможности ударить в одну точку. Нам нужен был фокус, какой запросто придумал бы Руслан. Мой взгляд бродил по лагерю, ища 'завлекалку'.
        Пес нервничал. С самого момента, когда ушли люди, он скулил и носился по дому, в котором я его запер подальше от посторонних взглядов. А в его собачьих глазах светилось осознанное беспокойство. Я наблюдал за ним некоторое время, пытаясь понять, что происходит в его голове, откуда у него вырабатываются чувства и как он вообще может чувствовать, не имея разума? Приходила на ум мысль, что для чувств разум не нужен. Но это еще больше заводило мои размышления в тупик. А ведь на Римпве вот уже несколько сотен лет нет другой живности, кроме нас. И, увидев на Земле животных, я был поражен. Многие римпвийцы до сих пор и понятия не имеют о существовании подобных видов. А из группы Ромо, возможно, только он и видел животных. Именно поэтому Джеку придется послужить отвлекающим маневром. Оставалось надеяться, что пес окажется быстрее реакции бойцов. Вероятность эффекта неожиданности велика. А пока Ромо будет разбираться с псом, у нас будет время атаковать. В голове уже выстраивались расчеты. Семеро ушли в лес по следам людей. У лагеря остались шестнадцать бойцов. А нас девять. В два раза меньше… Ромо не идиот,
но даже минутное его замешательство сыграет нам на руку. Нас меньше. Но на нашей стороне желание спасти свой дом.
        Я вошел в дом. Пес кинулся ко мне, лая, но не агрессивно. Я присел на корточки и погладил его по мохнатой голове. Странные чувства кольнули пальцы и потекли по венам. Улыбнувшись, я зачем-то сказал вслух, обращаясь к животному, словно он мог понять:

        - Теперь, друг, надежда на тебя.
        Друг завилял хвостом, лизнув руку. Это было лишним.
        На случай успешного побега Джека, если он все же выживет, я прикрепил к его ошейнику послание для Сажа. Особой роли оно для него не сыграет, но даст ему знать примерное количество противника, его тактику.

22:25.
        Стемнело.
        Фигуры противников выделялись серыми силуэтами на фоне черного леса.
        Для того, что бы Джек взял след, я дал ему одну из вещей Маши. Пес залаял, немедленно отреагировав. Преданный и скучающий по хозяевам, он готов был сорваться с места. Жаль будет, если он погибнет.
        Я подал знак. Как только защитное поле ослабло, пес рванул с места. Пролетев стрелой мимо бойцов и собрав в кучу их взгляды, он дал нам фору. На нас не сразу обратили внимание. Мы по трое рассредоточились в разные стороны. Теперь я уже не мог наблюдать за остальными своими ребятами, мне нужно было добраться до Ромо. Мы сразу убрали троих, пока они еще не успели опомниться. Краем глаза я заметил, как убрали еще двоих справа, мы подмяли еще двоих. Оставались еще девять. Счет выровнялся. Но эффекта неожиданности у нас больше не было. Бонус окончился. На мгновение я поймал на себе взгляд улыбающегося Ромо. Больше меня приглашать не нужно было.
        Я направился в его сторону, не боясь, что он в меня выстрелит. Ромо предпочитал сводить счеты врукопашную. Как он сам утверждал, был крайне сентиментален. Особенно, что касалось мести. Но я не успел и опомниться, как он сбил меня одним ударом в солнечное сплетение. То, что это было неожиданно, мягко сказано. Из глаз посыпались искры, дыхание замерло от боли. Я свалился на землю, как мешок с песком. Бывший сослуживец с нескрываемым удовольствием наступил мне на грудь.

        - Ты практически стал человеком.  - Разочарованно покачал он головой.  - А я так надеялся на продолжительный бой.
        Он наклонился и со всей силы въехал мне по лицу. Я отключился.
        Меня перетащили в лагерь, особо не церемонясь, это чувствовало мое тело. Для пущей безопасности пальнули низким разрядом. Меня тряхнуло, и от этого я очнулся. Улыбающаяся рожа Ромо было не самым желанным, что я хотел бы видеть наяву. Да и в кошмаре его встречать не горел желанием. Я попытался осмотреться, ища своих ребят. Лагерь кипел и выглядел, как после взрыва. Каждый дом обыскивали, вынося мебель, ломая стены для проверки предположительных тайников. Какой-то странный на вид парень осматривал коллектор. Ромо тут же отреагировал.

        - Ребятки твои, к сожалению, не выжили.  - Шепнул он мне на ухо. Он был так близко, но я не мог его достать!  - Слабоваты оказались. Но не переживай, похоронили мы их с почестями! Я сегодня такой добрый, ну, такой добрый, что даже решил пока тебя не убивать.  - Издевательский тон у него удался отлично. Так хотелось вскочить и перервать ему горло. И я сделал бы это, не будь парализован.  - В общем, пока я тебя убивать не буду. Должен же кто-то из бывшего лагеря посмотреть, как тут все замечательно устроится! Тогда ты поймешь, что перешел не на ту сторону, дружок! Пса поймали?  - Крикнул он своим.
        Отрицательный ответ взбесил Ромо, но дико порадовал меня. Вот, псина-молодчина! Если речь не шла о дальнейшем его преследовании, значит и пьющие кровь не могли видеть след животного. Что-то подсказывало, что лохматый любимчик людей еще сыграет роль. Мне очень хотелось в это верить. Даже как-то светлее на сердце становилось.
        Ромо, обиженный моим невниманием к его персоне, пнул меня под дых. Я бы согнулся пополам, но не мог, связанный временным параличом. И от этого было еще больнее. И все же злоба его, как бальзам на рану.

        - Что лыбишься?  - Плюнул он.  - Тебе меньше всех нужно радоваться. Жизнь твоя от моего настроения зависит. Так что придется тебе меня веселить рассказами о том, как вы тут поживали и чем конкретно занимались.
        Мрачная перспектива. Ну, да, ладно. Не впервой.

        - Вы двое, перетащите это тело в мой штаб!
        Я был польщен, когда понял, что под штаб Ромо выбрал мой дом. Все же и родные стены помогают.

        - Знаешь ли, я до слез сентиментален. Подумал, как хорошо будет пожить под твоей крышей! Тут все тебе такое родное, любимое.  - Он шарил по моим полкам, по моему столу, бесцеремонно скидывая вещи на пол.  - Ты прямо таки открываешься для меня с новой стороны, какой-то человечный стал. Я знал, Аарон, долгое пребывание на Земле до добра не доведет. И вот, на тебе!
        Он бы и дальше сыпал своей ересью, если бы один из его солдат не доложил по рации:

        - Жек вышел на связь. Мы потеряли шестерых.
        Я закашлялся от смеха. К сожалению, нам лишь двух-трех бойцов не хватило до победы. И это было ой как обидно. Но Саж молодец! Я в нем не ошибся. Я ошибся только в своих расчетах.
        Ромо схватил меня за грудки, как невесомое приподнял мое парализованное тело и прошипел мне прямо в лицо:

        - А хочешь я тебе еще хорошую новость скажу, что бы испортить тебе чуть-чуть твое поганое настроение? Ты остался один. А к нам уже выдвинулось подкрепление. Но самое приятное… Погоди! Я хочу просмаковать этот момент! Ваша любимица Ариадна… она сдо-о-охла!  - Пропел он, всматриваясь мне в глаза. А я пытался осознать, говорит ли он правду. Потому что без императорской поддержки… Черт, не хочется об этом думать!  - Так что готовься, Аарон, я лично накачаю тебя кровью этой крошки.
        Он ткнул мне в лицо фото Ренаты, которое хранилось в моем столе. Я сглотнул. Он же судорожно вздохнул, закатив глаза от удовольствия:

        - Наконец-то тебя проняло, Аарон. Теперь ты понял, что я не расположен к шуткам?
        Руслан

        Я не знаю, сколько времени мы бродили по лабиринту. Голоса Насти и Сажа превратились назойливое шипение, смысл произносимых ими слов доходил с трудом. Но, черт возьми, что бы понять, что мне крышка, не нужно быть в трезвом уме и твердой памяти! Саж всадил в меня изрядную долю каких-то обезболивающих. Но это не позволило мне самостоятельно передвигаться. Да и ясности ума не прибавило. Я чувствовал, как слюна укусившего меня римпвийца кислотой несется по венам. Мои кровяные тельца поражались, съеживались, сбивались в кучи, становясь густыми. Без обезболивающего это было бы мучительно больно.

        - Он кипит изнутри!  - Запаниковала Настя.

        - Это обычная реакция.  - Бросил Саж.

        - Теперь он станет таким, как вы?  - Голос Сергея звучал обеспокоено. Это мягко сказано.

        - Все не так просто. Если вам станет от этого легче, он может просто умереть.
        О, да, мне стало значительно легче! До смерти стало легко, до чертовых раскаленных сковородок!

        - Что?  - закричала Настя.  - Остановись и ответь!
        Саж сжал кулаки, пытаясь дышать спокойно.

        - Давайте для начала доставим Руслана в пункт медпомощи, и я сделаю все, что могу. Хотя, если вы хотите поболтать, можем и поболтать, излить друг другу души!

        - Идите к черту со своими 'изливаниями'!  - Просипел я.
        На этом разговор был завершен. Наши виляния по коридорам сменились определенным курсом. Но я продолжения разговора ожидал не меньше, чем другие. Особенно, когда увидел расплывающиеся образы сестры и Сергея. Их души синим свечением выходили из тел и протягивались в длинный след, не тающий в темноте, но застывающий в ней, как подсолнечное масло в воде. За Сажем я такого не заметил. Чертова Римпва, это был тот самый человеческий след, остававшийся после человека! Я становился такой же кровососущей тварью, как все римпвийцы!
        Мы вошли в светлое помещение. Перед глазами встало мутное стекло, которое не мешало бы хорошенько помыть. Я ни черта различить не мог, ориентируясь только по звукам. Тело от боли затекло, плечо горело так, будто его в кислоту окунули, протерли уксусом и для пущей убедительности прижгли каленым железом. Я с трудом осознавал место, в которое меня внесли. Светло-зеленые пятна-стены, на фоне которых выделялись узкие койки. Саж уложил меня на одну из них. По звуку можно было понять, что он методично достает и бросает банки с медикаментами. Меня собирались лечить, ух ты! Может, я и не умру. Настораживало только одно, Саж не был лекарем, тем более, человеческим. А Сергей с местной вакциной дела не имел. Ну, и Настя! Спасибо хоть ныть перестала! Напротив, она разорвала на мне и без того рваную футболку и сняла ее очень аккуратно. К ней присоединился и Сергей, видимо вспомнив, что давал клятву Гиппократа.

        - Кровь остановилась.  - Прошептал он.
        Они старались говорить шепотом. Можно подумать, я их не услышу! Чудаки. Уж мне-то о моем состоянии было известно больше. Я уже все понял.

        - Так, что с ним будет?  - Продолжила прерванный разговор Настя.
        Саж был краток. Но его слова были очень емкими, тут уж не прибавить, ни убавить.

        - Никто не знает точно, как пойдет реакция. Он будет… мутировать. Все зависит оттого, что окажется сильнее, наши микротела или его иммунитет. Он либо умрет, либо переработает чужие организмы и изменится. Человеком он уже не будет. Мне очень жаль.
        Не очень искренне прозвучало. Сестра молчала. Я знал, что ее губы дрожат, она сжимает пальцы в кулаки, так всегда было, когда она нервничала.

        - Только сделайте так, что бы он не умер!  - Застонала сестра, стараясь не смотреть на меня.
        Видимо, я действительно хреново выглядел. Саж нашел что-то среди ампул, собираясь сделать мне укол.

        - Что это?  - Скорее просто для очистки совести решил уточнить Сергей. Вряд ли он стал бы возражать против каких-либо действий Сажа. Тем более что все наши возражения до сих пор в расчет не принимались.

        - Что-то типа обеззараживающего. Препарат должен нейтрализовать действие инородных тел. Но, думаю, мы уже опоздали.
        Уколов я не чувствовал. Но действие их практически сразу. Вернее их отсутствие. Новые клетки, мутирующие под воздействием римпвийской крови, выстраивали защиту в виде пленки, не позволяющую лекарству проникнуть дальше в организм. Вакцина вспенилась на поверхности и, задымившись, испарилась.

        - Что за чертовщина?  - Взвыла Настя.
        Ну, хоть что-то положительного во всей этой галиматье - моя сестра вспомнила, что любит меня не смотря ни на что! Саж бессильно покачал головой, отошел от меня, махнув рукой. Он был мастером по 'обнадеживанию', просто-таки ас!

        - Нет смысла обманывать. Мы опоздали.  - Он смотрел на Настю, показывая всем видом, что сожалеет.  - Теперь уже никакое противоядие не поможет.

        - Теперь мой брат станет монстром!
        Сейчас она задела не столько меня, сколько самого римпвийца. Может, он наконец-то поймет, что они не пара? Но, похоже, не мне теперь воротить нос от зятя римпвийца. Э-эх…
        Я следил за собственными ощущениями. Наконец-то начал рассеиваться туман перед глазами, голова не кружилась, а самое главное, рана уже так не беспокоила. Не будучи точно уверенным, сколько часов прошло с момента укуса, я все же понимал, что не больше суток. Как же быстро происходят изменения… В голове набатом ударила мысль, неотвратимая реальность, сбывающийся кошмар! Я не хотел становиться не человеком!!! Мне стали так дороги мое мышление, мои человеческие эмоции, даже мои человеческие слабости! Я запаниковал, зажмурив глаза, что бы сестра не видела в моем взгляде этот дикий страх.

        - Я должен теперь отправиться на поиски Ренаты и Маши.  - Произнес спокойно Саж.  - Надо помочь тем, кому еще в силах.

        - Я с тобой!  - Сергей вскочил с места.

        - Вы,  - На этот раз Саж указал только на двоих. На счет моей способности передвигаться он иллюзий не питал.  - Вы остаетесь здесь, пока я не вернусь. И ни шагу из этой комнаты.
        На какое-то время я отключился. Потом опять пришел в себя. Настя сидела рядом, тупо уставившись в стену. Я изо всех сил старался оставаться в сознании. Я мог больше не очнуться, но кто-то вместо меня проснется в следующий раз. Дрожь ужаса слилась с моим сердцебиением. Часто дыша, я боялся делать глубокие вздохи, боль сразу же возобновлялась, взрываясь новыми мучениями. В голове стучал пульс. Он все учащался и становился громче, достигая мощности удара кувалды по бетонной стене. Как бы заткнуть уши… Но, открыв глаза и посмотрев на сестру, я понял, что это ее сердце так ухало о мои барабанные перепонки. Я слышал, как ее кровь шумит в дуэте с кровью Сергея. Жидкость быстро протекала по венам, не задерживаясь. Красивый процесс, в нем есть само совершенство. Ничего лишнего, нечего незавершенного в человеческом организме. По секундам все рассчитано великим ваятелем. Мозг опять отключался, я впадал в транс, слыша только музыку крови. Я растворился в ней беспрепятственно, не уловив момента, когда кто-то посторонний, тот новый влез в сознание.
        Поднявшись, я смотрел изнутри себя, как из центра управления. Новая буря ощущений затопила мозг. Зрение в полутьме комнаты стало другим, стало неотъемлемо зависеть от слуха. Звуки сканером показывали окружающую картинку до мелочей. Мерно сияли светящиеся фигуры людей. Я поднял руку. Звук от нее отталкивался, как от стены, а не от живого организма. Тело сосредоточилось в одной точке, между бровей, ожидая команды. Но отчетливее всего выделялся треск. Я оглянулся в поисках того, что разрывалось по швам, расползалось на куски. Только осознав этот звук до конца, я едва не оглох. Заткнул уши руками, но это не заглушило его ни на децибел. Нужно срочно предотвратить! Внутри поднялось смятение, я не знал, как заглушить треск. Я заметался по комнате.

        - Руслан, что с тобой?  - Настя подскочила, схватив меня за руку.
        Но я уже не видел ее лица. Только потоки кровяной жидкости, капилляры, сияющие тревогой. Сергей так же поднялся на ноги, но от него разило испуганной настороженностью. Если Настя желала видеть во мне человека, то Сергей знал, что это уже не так.
        Как же быстро это произошло… Я успокоил себя, что бы успокоить сестру. Я лег обратно на жесткую койку, сцепив себя тисками самоконтроля. Нужно, что бы Настя уснула. Ей незачем все это видеть. И когда она беспокойно засопела, я глянул на Сергея, который ждал от меня подвоха. Ожидая от себя того же, я решил, что должен уйти, пока не поздно. Неизвестно, как поведет себя мое новое тело и его новый хозяин. Пока я еще что-то соображал, пока понимал, что эти двое, близкие мне люди, а не носители лечебной жидкости.
        Мы с Сергеем только переглянулись. Он кивнул понимающе, возможно в последний раз посмотрев на меня, как на Руслана, с которым три месяца назад сбежал с Земли. Я выскочил в коридор. Мне нужно было куда-то спрятаться. Загнать себя в такой угол, из которого уже не выбраться. Меня пугала моя 'болезнь', по-другому процессы, происходящие в моем теле, я назвать не мог. Что я буду представлять из себя, когда все закончится? Изменился ли я уже внешне?
        А может пока не поздно, покончить со всем этим одним махом? Эта мысль бешено застучала в голове. Я настолько боялся этого чудовища внутри, что готов был убить себя! Я бежал по коридору, и темнота стала физически мучительна. Кожу стянуло, как при воспалении, зубы ломило, конечности крутило. Пристрелите меня!
        Меня интуитивно тянуло на свет. Его не хватало, как воздуха. Тьма все больше впивалась иглами в кожу. Я знал, куда бежать. Светящиеся рисунки на стенах показали мне направление. Знал, что через три поворота начинается главный коридор, который приведет меня в зал, залитый светом.
        Все четче слышался стон. И теперь я понимал его происхождение. Это треск планеты, разваливающейся на куски. Вот-вот подо мной провалится пол. И если это то, что постоянно чувствуют римпвийцы, то я их понимал. Чья-то кровь не казалась высокой ценой, лишь бы не испытывать этого страха провалиться в бездну, не слышать больше этого треска. Так трещит ломающийся лед, сходящий камнепад, несущаяся снежная лавина. И он вызывал такой же набор чувств, а самым первым и доминирующим была паника. Меня рвало изнутри.
        Окунувшись в сияние солнца, я укутался в нем от боли, получая физическое удовольствие, успокоение. Сразу стала ясна зависимость римпвийцев от белого цвета во всем. Он действовал, как вакцина. Как же Саж так долго держится во тьме лабиринта? Это было гораздо мучительнее, чем для людей.
        Кстати о людях. До моего слуха донеслись характерные звуки. И запах. И энергетика.
        Треск оглушил меня. Я больше не в силах был сопротивляться.
        Рената

        Набор рисунков на первый взгляд был непонятен. И берясь за это безнадежное дело, я не питала никаких надежд. Нужно было просто отвлечься. К моему удивлению, мне далекому от археологии и лингвистики человеку, настенные рисунки оказались понятны. Будучи четкими, они давали простор воображению. Полоска рисунков состояла из трех уровней. Нижний повторялся через каждые пять метров. Но смысл его был понятен до безумия. И еще полгода назад, я была бы полностью уверена, что это подделка и полный бред. Но теперь рисунки, описывающие возможность перехода человека с одной планеты на другую были, как учебник физики, объясняющий законы вселенной. Я села на каменный пол, громко выдохнув и приложив холодные руки к голове, что бы мозг не взорвался. Я забыла о том, что замерзла и о том, что пол часа назад рыдала от страха. Таинственный лабиринт вдруг стал наполняться понятным мне смыслом. Кто же строил эти катакомбы? Люди или римпвийцы? Или это одно и тоже по сути своей?
        Но верхние два уровня были сложнее. Я поняла, что один из них - это инструкция по применению. Я зарисовала некоторые рисунки, что показались мне важными. Они были подобием кнопок 'ввести координаты' и 'пуск'. Главное не перепутать с 'самоликвидация'. Я была похожа на безумного археолога, добравшегося наконец-то до своей мечты. Стоя на коленях в тусклом свете фонаря, я копировала со стены древние знаки. Азарт волной захлестнул меня, унося в свой непредсказуемый водоворот приключений.
        Закончив с инструкцией, я перешла к самому важному на тот момент. Второй уровень состоял из стрелок, заключенных в круг, своеобразный компас, ведущий в 'Центр Управления Полетом'. Но понять принцип работы компаса, как я не билась, не могла. Возможно, это просто для умных римпвийских дядек, а не для земной девушки. Как уже я только не пыталась повлиять на эти стрелки. Нажимала на круги, двигала стрелки, терла их, напоминая самой себе чокнутого Аладдина. Но никаких изменений не происходило. Когда я уже махнула рукой на это дело, обругав мысленно мудреный компас, услышала скрип и шорох. От испуга я вскочила, оглядываясь по сторонам, водя фонариком, вглядываясь в темноту, ища причину звука. Коридор опять завибрировал страхом. И только потом с величайшим облегчением я поняла, что это крутятся диски со стрелками. Обернувшись, я увидела, как они выстраиваются в одном направлении в луче фонаря.
        Я стояла с открытым ртом, пытаясь понять, что я сделала. Но ничего вразумительного в голову не приходило. Поэтому, посмотрев на Машу и убедившись, что она крепко спит, я отправилась вслед за стрелками, насколько можно дальше. Я совсем забыла о том, что нас могут найти и поведение мое крайне неосторожно. Но эйфория разгадывающейся тайны полностью захватила меня. Дойдя до очередного поворота, я решительно выдохнула и заставила себя вернуться, хотя стрелки настойчиво манили в новый темный коридор. У нас, судя по развитию ситуации, еще уйма времени, что бы наверстать упущенные часы. Возможно, по стрелкам удастся вернуться в пещеру. А, возможно, Саж заглянет в то помещение, куда мы утром направимся. Мы должны пересечься, обязательно.
        Маша посапывала, изредка переворачивалась на другой бок, что-то бормоча. Досталось же ребенку от жизни. Не успеет ее детская психика адаптироваться к одной аномалии, как тут же выскакивает другая. Я всерьез волновалась за нее. Но кроме отвлекающей ее внимание болтовни ничем помочь не могла. Все эти мысли не давали мне уснуть. А спать оставалось недолго. Опасно было сидеть на одном месте долго. Мы хоть и скрылись от преследования, но это не давало гарантий, что Ортоновская команда дружненько свернула свои позиции и отправилась отдыхать.
        Меня разбудила Маша. Открыв глаза и не увидев ничего, кроме темноты, в которой отсутствовали звуки, она жалобно позвала меня. Я проснулась моментально, вскочив и включив фонарик. Девочка широко зажмурилась от яркого света, прикрывшись ладошкой. Дрожащие губы говорили о том, что она готова расплакаться. Я отвлекла ее от страхов завтраком и историей разгадки лабиринта, представив наше незавидное положение, как увлекательнейшее приключение. Поначалу Маша не купилась на мои россказни. У Руслана это получилось бы лучше. Вот уж кто без труда находил с ней общий язык. Но, услышав, что папа, возможно, будет там, девочка успокоилась и едва ли не сама тащила меня за собой.
        Но запала ее хватило ненадолго. Пещера не стала светлее и теплее для нее, хотя я старалась нарисовать в ее воображении картинки из сказок о бесстрашных героях таких, как мы. Лабиринт был построен умело, если был рассчитан на подавление психики. Он, казалось, временами настолько сужался, что мог раздавить, временами казался бесконечным, наполненным звуками, производимыми нами и непонятным далеким эхо. Монотонность нашего похода обрекала на вечность мизерных шагов по этому безграничному замкнутому в петлю пространству. Я бы быстро предалась отчаянию, если бы не стрелки на стенах. Как ни смешно это звучало, но у нас были две хорошие новости. Во-первых, нас еще не нашли Ортоновские ребята. Их присутствие не проявлялось даже отдаленно. А во-вторых, у нас появилось вполне конкретное направление, а не беспорядочный маршрут беглецов. Стрелки вели нас. Скрип их движения слышался по мере нашего приближения. Схема походила на использование 'экономного освещения'. Механизм срабатывал на определенном расстоянии. Что бы сказал профессор, окажись он здесь? Я представляла его волнение. Да и Руслан бы с радостью
взломал эту кладезь информации.
        На ЦУП мы наткнулись неожиданно, как будто просто мимо проходили, даже не заметив светящееся пятно света. Войти в пещеру получилось только со второго раза, так как свет ударивший в глаза, заставил нас, как хорьков спрятаться в темноту. Прищурившись и прикрывая глаза ладонью, мы пытались осмотреть гигантское помещение. Круглый зал, из которого вели двенадцать коридоров, смотревшиеся, как черные дыры на светлом камне стен, сияющем в лучах солнца. С потолка на нас из круглых отверстий лилось голубое небо. Мне хотелось расцеловать это светлое сияющее помещение за освобождение из бесконечного гроба. Только насладившись светом, мы заметили, что посередине зала зиял бездной туннель. Я подумала, что это озеро, хорошо хоть не нырнула. Мой крик, направленный вниз, долго отдавался эхом, пока не затих.

        - А это что такое?  - Спросила увлеченная не меньше меня Маша. Она даже не заметила, что папы пока здесь нет.
        Над пустотой висело каменное кольцо диаметром не меньше десяти метров. На нем были начертаны знаки. На другой стороне зала я увидела еще один камень, наверняка, пульт управления. Мне хотелось скорее достать рисунки сделанные прошлой ночью, но я замерла на месте с открытым ртом. В кольце проявилась картинка, как на экране в
3D формате. Выпуклая, красочная, живая планета. Точнее то, что от нее осталось. Очертания материков были неузнаваемы. Те, что остались на плаву, сбились в одну кучу, испещренные язвами-озерами, трещинами-реками. Это не то, что мы видели на глобусе и картах. Но я знала, что это наша Земля.

        - Это Земля?  - Спросила Маша.  - Теперь мы вернемся домой?
        Да уж, мне тоже очень хотелось бы это знать. Тоска захлестнула с новой силой. Вспомнился, как никогда, родной город, летом утопающий в зелени, зимой укутанный снегами. Мои близкие люди, родственники и друзья, с которым и в огонь, и в воду. Бунтарская молодость, универ. Закаты, восходы, прогулки на теплоходе… Как много там было всего дорогого, того, что вызывало мощнейший прилив любви и тоски. На глаза навернулись слезы. Но теплая ладошка в моей руке не позволяла расслабиться. Что бы не окунаться в хандру с головой, я начала изучать пульт. Конечно, я не собиралась экспериментировать, мне просто хотелось отвлечься.
        Пока я занималась сравнением рисунков, ощупыванием каменного пульта, Маша заскучала, прогуливаясь по периметру зала. Время от времени я искала ее взглядом, благо потеряться было невозможно. А в другие коридоры она обещала мне не ходить.
        Того, что я скопировала, было явно недостаточно. Но уже появлялось примерное представление о действии этой машины путешествий в пространстве. А, может, и во времени. Кто его точно знает. У меня сложилось ощущение разгадывания пазла. И пока кусочки складывались в некий образ, я уже размышляла о том, что придется вернуться в наш коридор и изучить другие рисунки.

        - Рената!
        Маша подбежала ко мне и спряталась за спиной. Не было смысла спрашивать о том, что случилось. И без ее пояснений я прекрасно видела в коридоре рядом блеск глаз. Дыхание резко перехватило. Вот мы и попались.
        Но из темноты прыгнул не один из солдат Ортона, преследующих нас. Остановившись в пяти метрах от нас, чудовище замерло. Тошнота сдавила горло. Маша вцепилась в мою руку, уткнувшись в живот, не желая видеть Руслана таким. Мозг уже осознал, что это он, но верить не хотел.
        Громадный зал показался мышеловкой.
        Руслан вытянулся в росте, явно сутулясь. На мускулистых руках пульсировали вены. Отросшие за время пребывания на Римпве волосы упали на лоб, почти закрывая глаза. И все же было видно, как зрачки его расплылись, черной пленкой закрыв белки. Оскалившись, он показал клыки. На секунду существо опешило, во взгляде промелькнуло осмысление, где-то внутри этого тела еще жило человеческое сознание. Лишь на мгновение зрачки сузились, показав весь ужас его переживаний. Но воли хватило ненадолго, он прыгнул на нас. Я автоматически увернулась, закрывая Машу. Глупо, да и только. Он снес бы нас одним взмахом руки. Я упала под тяжестью его тела, оттолкнув девочку в сторону. Почему-то Руслан отлетел к стене. Но тут же поднялся, смотря в глаза Джеку. Пес свирепо лаял на хозяина, защищая нас, но, не решаясь снова атаковать. Схватив Машу за руку, я хотела бежать, но девочка начала отчаянно сопротивляться, зовя то Джека, то Руслана по именам. Прекрасно понимая, что если не уведу ее, нам жить осталось краткий промежуток времени, я все же застыла. Руслану, тому, кто внутри его ничего не стоило разорвать на куски Джека и
приняться за нас. Но и он медлил. Его внутренние противоречия растянулись в долгие секунды. Я не шевелилась, боясь спровоцировать атаку. Маша замолчала. Джек замер на месте, тихо рыча. Руслан качнул головой, очень громко хрустнул сустав. Он кинулся на нас. Джек прыгнул на хозяина, и тут же отлетел от мощного удара. Маша закричала. Ее голос звоном колоколов взорвал мой слух. Клыкастая челюсть клацнула у самого моего лица.
        Но его опять перехватили. Я не поняла, кто это был. Двое повалились на землю, катаясь в пыли. Я дважды могла умереть за пять минут! Но об этом долго думать не пришлось. Маша рыдала, вцепившись в меня. Я пыталась поднять ее на руки, но она сцепила меня в талии, как стальная. Нужно было срочно уносить ноги. О том, что это бесполезно, как-то думать не хотелось. Схватка закончилась быстро. Я с судорожным вдохом облегчения узнала Сажа. Руслан лежал на каменном полу не двигаясь, уставившись на меня не моргая. Сил отвернуться от жуткого взгляда не нашлось. Я как приросла к нему. Но меня отвлек Саж.

        - Как быстро он перекинулся…  - Пробормотал он себе под нос.  - Вы как?
        Рыдания Маши перешли в скулеж. Мне и самой захотелось к ней присоединиться. Я устало опустилась на пол, посмотрела на Джека. Пес, хромая, сделал несколько шагов и лег. Маша наконец-то обмякла, шок, охвативший ее, теперь тряс тело, но это уже лучше, чем оцепенение. Я обняла девочку, шепча обычные успокаивающие слова, гладя по рыжим волосам. Произошедшее начало перевариваться и осознаваться в голове. Это была первая потеря в наших рядах с тех пор, как нас перебросило сюда. Мы не просто были земляне, не просто жили под одной крышей, мы срослись друг с другом. Взгляд Руслана так и остановился на мне. Теперь это уже были человеческие глаза. Он ничего не понимал, пребывая в состоянии, что испытывают после эпилептического припадка. Мои слезы все-таки пробились, обжигая щеки. Маша оторвалась от меня, с опаской поглядывая в сторону Руслана, подошла к Джеку, обняв его за шею, гладя по ушам. Пес так же не смотрел в сторону хозяина, облизывая руку девочки.

        - Что с ним произошло?  - Мой голос сорвался.

        - Его заразили.
        Только теперь я заметила остатки бинта на плече Руслана, из-за драки оно опять начало кровоточить. Уже не в силах бороться, я заплакала. Подошла и опустилась рядом с ним, приподняв его голову, гладя небритые щеки. Волосы, слипшиеся от пота и крови, я убрала с его лба. Он дышал часто и судорожно. Ему наверняка было больно. И в моей груди разверзалась пустота. Мне хотелось обнять его прохладное тело и вдохнуть человеческую жизнь, которую он так любил. Никогда еще я не чувствовала, что он мне так дорог. 'Руслан, Руслан', - шептала я, повторяя и повторяя его имя, надеясь, что он за пеленой, окутавшей его, услышит мой зов.

        - Рената, нам нельзя тут дольше оставаться.  - Саж уже осмотрел Джека, взял его на руки.

        - Ты оставишь Руслана здесь?  - Ужаснувшись, я увидела именно это решение на его лице.  - Ты не можешь!

        - Именно потому, что я не могу подвергать вас опасности, я не могу взять его. Он не ранен, я его просто отключил на время.  - Римпвиец посмотрел мне прямо в глаза.
        - Руслан сейчас должен быть один, понимаешь? Я обещаю вернуться за ним, как только отведу вас к остальным.
        Саж с трудом сдерживался. Ему не доставляло удовольствия нянчиться теперь еще и со мной после того, что случилось. Он и без того уже натерпелся от каждого из нас с нашими человеческими капризами, с непредвиденными событиями, с неожиданной потерей в наших рядах.

        - Ты обещаешь?
        Римпвиец тяжко вздохнул.

        - Ты должна понять, что это уже не Руслан. Он может еще напоминать тебе о человеке, которого ты знала. Но я могу тебе сказать, что он уже никогда таким не будет.
        Я сглотнула. Его голос зазвучал под куполом зала. Маша оторвалась от пса, испуганно посмотрев в нашу сторону. Саж отвернулся, буркнув что-то непонятное. Уверена, если бы он говорил по-русски, Маше не стоило этого слышать.

        - Все, собираемся и уходим. Без разговоров.
        Мы уходили из зала, не оборачиваясь. Руслан оставался в этом зале один, беспомощный. Мой мозг категорически отказывался воспринимать прошедший эпизод. Он взрывался. Я снова и снова прокручивала его в голове. Теперь уже неважно было, что Земля уцелела и что есть возможность вернуться. Мы потеряли Руслана. Я потеряла Руслана. Вот, что взрывало и ломало.

        - Рената!
        Я уставилась на Сажа.

        - Не накручивай себя. Ты не можешь изменить того, что случилось.

        - Не нужно меня успокаивать!  - Мне хотелось крикнуть ему это в лицо. Это его задание провалилось. А для меня это потеря дорогого человека.  - Я обойдусь!
        У него поубавится желания лезть ко мне с нотациями, а мне очень сильно хотелось поорать. А еще мне хотелось разворотить к чертовой матери эту планету. Но Саж не унимался.

        - Расскажи, как вы оторвались от группы Ромо?

        - Тебе хочется поговорить?  - Огрызнулась я.
        Римпвиец остановился и схватил меня за руку. Маша вздрогнула. В моей голове мельком пролетело, что она теперь всегда будет вздрагивать подобным образом даже от мелочей, не стоящих внимания.

        - Я хочу, что бы ты не забивала себе голову всякой дрянью!  - Прошипел он.  - Я прекрасно понимаю, что вы тут все непривычные и со своими тараканами в голове. Но никто не виноват, что Руслана ранили. И то, что он станет похожим на нас, не делает его уродом!
        Так вот оно что! Тут у нас скрытые комплексы. Я хотела съязвить. Но у нас и без того проблем была куча.

        - Мы поняли друг друга.  - Я выдохнула, плечи опустились. Все равно нужно поделиться с ним моим открытием. Возможно, это нам еще поможет.  - Я 'отключила' наши эмоции, именно они и оставляют видный вам след. Поэтому вы не могли нас найти.

        - Как это?  - Удивился римпвиец.
        Я пожала плечами. Я и сама хотела бы разобраться, понять, в чем между нами разница, как в существах сознательных.

        - Вы практически не проявляете эмоций, не радуетесь, не злитесь, не улыбаетесь. Вот ничего и не излучаете.  - Я немного помолчала.  - Как… что с вами произошло?
        Я не ожидала, что Саж всерьез воспримет мое замечание. Но он решил пооткровенничать. Он готов был говорить о чем угодно, только бы не думать о том, как будет реагировать Настя о переменах с ее братом.

        - Мы не всегда были такими.  - Хмыкнул он.  - Мы развивались по той же схеме, что и вы. Дошли до определенной ступени, когда планета не в силах была переваривать нас и нашу деятельность. Как оказалось, это живой организм. Он функционирует и болеет, так же как и организм любого существа. Наша планета загнила изнутри, лечению эта болячка не поддается. Поэтому пришлось придумать кое-что другое. Эмоции это энергия. Мощнейшая вещь. Вы же сами на Земле проводили исследования по влиянию эмоционального состояния человека на воду, растения, животных. Профессор Иванов потратил на это кучу времени. Он знает, как это действует. В общем, другого способа связать разваливающуюся планету не нашли. По всей планете установлены энергетические антенны, проводящие эмоции вглубь планеты. И мы фактически стали аккумуляторами для нашей планеты. Это оказался тяжкий труд, Римпва высасывает все, пока внутри не остается пустота и вечно голодный скулеж. Многие не выносили эту обязанность. Резко сократилось наше население. А потом не стало хватать энергии тех, кто остался и у нас произошел очередной планетарный кризис. Мы
обратились…  - Тут он замолчал.  - Обратились за помощью к вам.  - Звучало натянуто, мягко сказать. То, как римпвийцы использовали людей до этого и до сих пор используют, обращением за помощью трудно было назвать.  - А теперь мы еще и вашу планету, как источник потеряли.  - Он остановился и посмотрел мне в глаза.  - Поверь, мне очень хотелось бы бушевать и изрыгать проклятия. Но весь мой гнев утекает вглубь планеты и только крохи остаются на поверхности.
        Аарон

        Наркотик уверенно растекался по венам, не встречая никакого сопротивления. Современным внутривенным составам никакой иммунитет не грозит. Химический состав, обогащенный определенного рода энергией, и не такие ворота взломает.
        Ромо кинул шприц на пол, прямо перед моим застывающим лицом. Улыбнувшись, он раздавил стекло ботинком. Застывающий взгляд уловил мельчайшие частички, разлетающиеся в стороны.

        - Приятного времяпрепровождения, друг мой ненаглядный!
        Как электрические лампочки гасли мои внутренние сенсоры. Я был отключен от эмоций, продолжая функционировать. Физически способный на движение, я потерял ощущение необходимости в них и их возможности. Проще говоря, пропало желание что-либо делать. Звучит не так страшно, как на самом деле испытывается. Ничего мучительнее, чем пребывание в эмоциональной коме нет и быть не может на планете Римпва.
        Ненасытная планета вопит, скулит в ушах, сверлит в голове, во всем теле. И заткнуть ее голод нечем, нечего кинуть в пасть голодного чудовища, потому что перекрыт канал передачи. Но только небольшая осмысленная часть твоего мозга в силах понять происходящее. И это она бьется в конвульсиях, осознавая происходящее и глядя, как будто со стороны, на 'овощ', в котором томится. Эта искра индивидуума, а не тело, стиснув зубы, лежит мордой в пол, мечтая лишь об одном - залить ушные проходы горячим воском, что бы больше никогда не слышать вопля родной планеты.


        Мое поколение не застало Римпву в ее рассвете. Некогда цветущая и богатая ископаемыми планета предстала предо мной уже в инвалидном состоянии с трясущимися породами и не просыхающими от наводнений материками. Я уже был в достаточно осознанном возрасте, что бы принимать природные катаклизмы не как капризы погоды или гнев несуществующих богов. У нас существовали религии, но я для себя понял - даже если боги и существовали, то покинули нашу планету задолго до моего совершеннолетия, когда мы окончательно переселились под землю.
        Это был очередной шаг отступления. Мозги ученых вскипали от поисков того самого мифического выхода из безвыходной ситуации. Мой отец был одним из многочисленной группы ученых, работающих над решением творящейся катастрофы. Они были элитой своего времени. И если кто-то и мог претендовать на спасителей от Апокалипсиса, то только они. Никогда еще не было столь революционного и масштабного прорыва практически во всех сферах наук. Желание спастись подстегивает и не к тому. Они обшарили всю нашу галактику, пытались создать пригодные для жизни условия на одной из ближайших планет, проектировали космические корабли огромных размеров. Но ни один способ не давал гарантии спасти хотя бы пятьдесят процентов населения взбесившейся планеты. Все они требовали прорву времени, о котором мы и мечтать не могли. А так же ресурсов и использование технологий, плоды которой Римпва хоронила в своих недрах ежедневно, систематично уничтожая следы нашего существования.
        Случайно были обнаружены записи о возможном переходе на обитаемую планету, предположительно с которой наши предки переселились сюда. Или наоборот. Источники этих данных были столь древними, что информация воспринималась не более чем миф. Но доведенные до отчаяния римпвийцы готовы были поверить в любую теорию. Скептиков все же было много. Они твердили, что мы тратим драгоценные дни и силы. Твердили, пока не отыскали один из порталов-лабиринтов. Одни из этих внушительных по своим размерам строений были хорошо спрятаны от глаз. Другие считались наследием далеких предков, памятниками культуры. Каково же было наше удивление, когда мы начали исследования, смотря на достопримечательность под другим углом и разгадав тайну ее истинного предназначения. Очень быстро была собрана экспедиция. К тому времени я и сам подключился к группе отца. Меня всерьез не воспринимали, слишком юн, неопытен, а неоконченное образование перестало быть редкостью среди молодежи. Но я не собирался сачковать, был посыльным, помощником повара, младшим ассистентом связного. Кем угодно, лишь бы не сидеть, сложа руки и уповать на
результат действий других, то есть, на чудо. Не упускал ни одного события, присутствовал при дискуссиях, подслушивал тайные собрания, учился и учился каждый день, пока сон не валил меня с ног. Мое упорство оценили, позволив иметь легальный доступ к проекту.
        Время шло. Проблема не решалась. Планета не давала нам больше передышек, ежедневно перекраивая свое тело. Находиться вне подземных бункеров, оснащенных системой перестройки на режим полета, стало просто опасно. Мы свыклись с постоянным треском двигающихся пород, воем ветра, непрекращающимся ливнем. Тишины больше не было. Тишина была роскошью. Тишину прописывали, как лекарство от всех болезней. Но только у достаточно обеспеченных людей мог иметься в бункере полностью изолированный от звука угол, в который не проникал вопль умирающей планеты.
        Время поджимало. Нужно было принимать какое-то решение. Мы достаточно долго наблюдали за Землей. Проведены были всевозможные исследования и опыты. Планета была пригодна для нашего организма. И политическое состояние на ней, не говоря уж об уровне развития цивилизации, не дотягивало до нашего. Даже приняв во внимание наше бедственное положение, мы стояли на порядок выше 'наблюдаемых'. Это давало нам преимущества, но не могли же мы всем дружным населением Римпвы переселиться на Землю. Хотя захватить определенный кусок территории казалось вполне возможным, они отставали от нас, как мы от совершенного устройства Вселенной, поэтому о сопротивлении смешно было и думать. И эта идея постепенно перебиралась из разряда фантастических к разряду 'приступить немедленно'. Хотя, вопрос все еще оставался открытым.
        Когда пришло время сделать вылазку, жребий выбрал меня на роль первопроходца. Пришлось ликовать незаметно для других желающих попасть на мое место. Но безудержная радость оттого, что я хоть на время покину Римпву, бушевала не меньше, чем сама планета. Я прошел строжайшую подготовку и инструктаж. А потом нырнул.
        Первое, что меня поразило и повергло в шок - тишина.
        Тишина и покой.
        Я схватился за голову, будучи уверен, что оглох. Я упал на землю, но она подо мной не ходила ходуном, норовя скинуть в бездну трещин; меня не сносил ураганный ветер; тело привыкшее находиться в постоянном напряжении, лежало на ровном месте, расслабляясь. Это определенно был рай! Я впервые за свою недолгую жизнь почувствовал себя в безопасности. Прошло не меньше часа, прежде чем я начал различать спокойные звуки Земли. Никогда и не подумал бы, что шум ветра может быть таким приятным, и что существуют птицы, издающие дивные звуки, что даже шорох собственных шагов возможно различить. Закрыв глаза, раскинув руки, я ликовал, пребывая в эйфории, забыв о том, что за мной сейчас наблюдают. Как хотелось остаться навсегда в том месте, зависнув в чудесном мгновении.
        Меня выбросило близь небольшого селения, которое мы держали под наблюдением. Я тысячи раз видел эту картинку на экране, и теперь смотрел на нее с холма, на вершине которого наслаждался теплым дуновением ветра, приносящим запах скашиваемой травы и цветов. Находящийся в низине городок окутала дымка, как платок на женских плечах. Я уже и не помнил, как это, жить на открытом месте, где у тебя есть соседи, рынок, подобие лобного места, где собираются по праздникам все жители. Был разгар дня, и почти не было видно праздношатающихся по улицам. Все они занимались своими делами, работали на полях. Там были даже дети. Для меня это было не менее удивительно, как и их животные. Рожать на Римпве не то, чтобы совсем перестали, но случалось это довольно редко. А животные не вынесли катаклизмов. Те виды, что остались, разводили на специальных закрытых фермах в ограниченном количестве, что бы хватило на пропитание. На этой же планете все казалось дивным, полноценным и гармоничным.

        - Эй, парнишка, а ты чего эт тут делаешь?  - Замечтавшись, я не заметил, как за спиной нарисовался высокий толстый дядька с густой бородой и красной рубашкой в горошек. Речь его была не совсем внятна. Я понимал его с трудом, хотя последний год усиленно изучал язык этой местности. Не обращая внимания на мою обескураженность, мужик продолжил.  - Что-то я не помню тебя, ты Варькин старшой что ли? Али с соседней деревни, девок наших соблазнять прибег?
        Пока контакты с местным населением не входили в мои задачи, поэтому я попятился, рассчитывая, насколько быстро смогу добраться до пункта отправки. Мужик смотрел на меня грозно, пытаясь признать во мне либо чьего-то сына, отлынивавшего от работы в самый разгар уборки урожая, либо посягателя на местных красавиц. Стараясь не спугнуть, он осторожно достал какую-то сладость, приготовившись схватить меня за шиворот, как только я приближусь на расстояние вытянутой руки. Но я рванул с места, не ожидая, что мужик погонится за мной. Не смотря на явные проблемы с лишним весом, он оказался вынослив настолько, что бы догнать мой истощенный от жизни под землей организм.

        - Вот черт пернатый, шустрый какой! Ща я тя оглоблей-то поглажу, буш знать, как на наших девок заглядываться!  - Громыхал он своим утробным басом. Сильная лапища схватила меня за шиворот рубахи и потянула на себя.
        Согласно инструкции, меня вооружили кинжалом. Это было даже не оружие, так бутафория. Мне - для успокоения, руководителям экспедиции - для очистки совести. Лезвие блеснуло в моей руке. Дядька только хмыкнул в усы, поражаясь моей наглости. Он, во что бы то ни стало, должен был остаться на Земле. И пусть я исчезну на его глазах, словно в воздухе испарюсь, риск не стоил того. Мало что он там будет рассказывать потом. Кто ему поверит? Да и у них такая путаница в религиозных пристрастиях, сами себе объяснение какое-нибудь придумают. Я проворно выскользнул из его захвата и наступил одной ногой на условное место. Специалисты, отвечающие за перенос, сработали моментально. Я окунулся в поток, к ужасу почувствовав захват руки. Настырный дядька так просто решил меня не отпускать.
        Дальнейшее событие произошло спонтанно. Инстинкт самосохранения сработал, не дав осечки. И благодаря этому поступку мы прожили на Римпве три сотни лет. Пусть и неважно, но все же.
        Я просто хотел оттолкнуть его назад из портала. Но лезвие надежно вошло в сердце. Нас тряхнуло, кинжал пошел вверх, разрезая плоть. Кровь хлынула на меня. Тогда я впервые убил. Я видел множество естественных для нашего катастрофического положения смертей. К этому даже привыкаешь. Но в тот момент стало ясно, что я способен убивать. Не от собственной жестокости, но для самозащиты.
        Помню только широко раскрытые стеклянные глаза дядьки, удивленно уставившиеся на меня.
        Мы упали на пол в зале переноса. Дядька свалился на меня мертвой тушей, я захлебнулся его кровью. Она ржавою жидкостью потекла по горлу. Меня едва не вывернуло от омерзения. С меня стащили труп. Я только успел подумать о том, как сожалею о возвращении. Группа ученых вокруг нас стояла, онемев. Они раскрыли рты, наблюдая за тем, как кровь человека впитывается в пол, в мою рубашку, в кожу. И впервые за пятьдесят лет на Римпве воцарилось подобие покоя и тишины. Зато меня трясло от отвращения, я скреб пальцами кожу, содрал одежду, перепугавшись до тошноты. Но пленка чужой крови проходила внутрь меня вполне ощутимо. Ученые продолжали на меня таращиться, пока один из них не повел меня в свой кабинет.
        Меня изучали вдоль и поперек. Сомнений не было, человеческая кровь оказала на меня замечательнейшее действие, появился здоровый румянец, будто я прожил всю жизнь на свежем воздухе при правильном питании. Я быстро прибавил в весе и росте. Уже не хилый юнец смотрел на меня из зеркала, а широкоплечий молодой мужчина. Но самое главное, там, где я находился, наблюдалось относительное спокойствие планеты. Уже через месяц мне дали новое задание, привести живого человека на Римпву. Я готов был пойти на все, лишь бы снова услышать эту тишину, ощутить покой. И если я мог принести это состояние на свою планету, то я сделал бы все, что угодно.
        Мы, все наше население пошли на массовые убийства ради покоя. Так мы стали донорами Римпвы. Мы могли отличаться социальным положением, происхождением, влиянием, но каждый из нас был прикован к планете. Поначалу это показалось настоящим прорывом, мы могли остаться дома и жить счастливо. Спасли, что могли, восстановили порядок, установили новый режим. Конечно, условия жизни не позволили нам вернуться к привычному образу жизни. И то, что каждый из нас обязан был проводить три часа в сутки в Храме Покоя, не самое необычное отличие. Ученые изучили процесс влияния человеческой крови на планету через организм римпвийца. И он был налажен, отработан и стал бесперебойным. Во время релаксации энергия, взятая из человеческой крови, беспрепятственно протекала, как электричество в глубь планеты, успокаивая бушующий вулкан. Она циркулировала по поверхности, перемещаясь через антенны.
        Жизнь наладилась. Время шло. Мы менялись. Организм адаптировался к новому образу питания. Эволюция и труды ученых за сто лет из нас сделали новый вид более пригодный для получения энергии из людей. Мы буквально забирали себе чужую жизнь. Продолжительность наших увеличилась. Появлялись дополнительные способности. То, что не забирала планета, оставалось у нас. Из этих остатков мы научились создавать материальные вещи, и то, что они так же требовали постоянной подпитки, тогда казалось пустяком. Но эйфория длилась недолго. Оказалось, того, что мы отдаем недостаточно. Планете для равновесия необходимо было больше. Она высасывала все, что могла. И постепенно мы становились приведениями. В организме не хватало полезных веществ, что вскоре отразилось на нашей внешности. Бледные подобия даже того, что жило в бункерах под землей. Мы практически все стали одинаковы, сухое телосложение, белые волосы, по сути пустая внутри седина, глаза тусклые, прозрачные. Даже дети, изредка рождающиеся (только с особого разрешения Императора) уже не имели расовых отличий. Мы все были отражением друг друга. Я когда-то был
темноволосым мальчишкой, теперь на полу в лагере лежал беловолосый с сиреневыми прозрачными глазами полутруп.
        Мне, как первопроходцу, предоставили право набора группы для доставки людей на Римпву. И я с рвением принялся за это дело. Тогда и появился Ромо. Он был один из еще пятерых членов моего отряда. Но нас объединяли идентичные переживания. Именно они когда-то сделали нас друзьями. Дни, проведенные на Земле, были наполнены для нас ощущением счастья. На Римпве мы больше не могли испытывать эмоций, все они выкачивались. Поэтому нас тянуло на Землю. К музыке. К картинам. К синематографу. К счастливым людям. Даже просто наблюдать за ними доставляло удовольствие. Не верилось, что можно жить полной жизнью. И за это мы их ненавидели. И получали удовольствие от их смерти, от их крови. До поры.
        Потребности росли. Возникла необходимость расширить группу. Уже через пятьдесят лет подобных групп было пятнадцать. И с течением времени количество периодически увеличивалось.
        Земляне тоже менялись. Их эмоции и потребности становились другими. И это безвозвратно меняло планету. А потом появились характерные симптомы, как когда-то на Римпве. И чем дальше, тем больше ситуация походила на то, что творилось у нас. Мы были бессильны. Спустя три сотни лет и получив новый ряд способностей, мы не смогли бы как-то исправить ситуацию. Повторная борьба теперь уже с чужой планетой нам была не по плечу.
        Тогда Ариадна, дочь Императора, забила тревогу. Достаточно избалована, на мой взгляд, она решила поиграть в величие и благородство. Но она нашла на Земле профессора Иванова. Почему я присоединился к этой игре? Профессору удалось зажечь во мне надежду на нормальную жизнь, в которой будет место радости, улыбкам, пусть даже грусти, лишь бы заполнить эту сосущую пустоту. Вот уже почти двести лет я не испытывал ничего кроме усталости.
        Ромо такой поворот не устроил. Он не видел перспектив и не хотел перемен. Его устраивал естественный ход событий. Мы долго спорили, но мне так и не удалось убедить друга. Слишком хороши были правила игры, которые мы когда-то придумали. Отказаться римпвийцу от крови было труднее, чем человеку от наркотиков. Но вопль внутри для меня был страшнее потери новых одурманивающих способностей. Впереди маячила призрачная свобода от донорства. Нас могли заменить люди, способные напрямую передавать свою энергию. Поэтому я и моя группа дали согласие на участие в эксперименте, надеясь, что прихоть дочери Императора окажется небезрезультатной.
        Ортон, имеющий влияние на Императора советник, так же не углядел в переменах выгоды для себя. Он был нашим главным оппонентом. Продолжая работать с Ромо, советник успел хапнуть себе чуть ли не население целого мегаполиса, для разведения в неволе. Так он рассчитывал продлить наше существование. Но существовать уже не хотелось. Я готов был либо умереть, либо заменить себя человеком. Ненависть к планете не оставляла мне другого выбора.


        Я чувствовал под собой холодный пол. Только этот холод удерживал меня в сознании. И обещание Ромо добраться до Ренаты. Даже в этом амебоподобном состоянии я чувствовал, как судорожно захлебывалось сердце. Она дарила мне бурю эмоций. Различный спектр их я испытывал с тех пор, как увидел ее уставшее лицо в обрамлении каштановых волос. Когда мы сидели на крыльце под звездным небом. Даже, когда она узнала о нашей сущности (узнала только то, что мы позволили). Она наполнила меня такой радостью, что даже Римпва не в силах была все поглотить.
        Я ясно видел ее лицо перед своими закрытыми глазами. Черты классические, но не лишены индивидуальности. Она должна была чаще улыбаться, тогда на щечках появляются ямочки. Жаль, что события, произошедшие с людьми, не располагали к хорошему настроению. Но когда она все же улыбалась, мне и самому хотелось растянуть губы в улыбке. Я ненавидел людей, а сейчас ради одной из них готов был вырвать сердце своему бывшему другу.
        Ренату больше никто спасти не сможет. Если Ромо не врет, и Ариадна мертва, то остается только один выход - нужно вернуть людей на Землю. Она уже не та, какой мы привыкли ее видеть, но все еще пригодна для жизни. Пусть людей там не ждут комфортные условия, но и на Римпве Ортон не предоставит им пятизвездочного отеля.
        Иванов

        Хотелось спать. Это простое желание валило с ног великих воинов. Что уж говорить обо мне, никогда не утруждавшим себя каким-либо испытаниям силы воли? А нужно было.
        Я уже не понимал, который день мы находились в пути. Наше новое средство передвижения больше походило на мотоцикл, и удобств никаких не предполагало. Явным плюсом была только скорость. Но мы теряли это преимущество на стоянках на сон. Иногда я засыпал прямо в кресле, не в силах бороться более с усталостью и голодом. Провалившись в сон, я все бежал от кого-то, неся свет в сжатых в кулак пальцах. Организм не получал отдыха от подобных сновидений. А просыпался я от урчащего и сосущего недовольного желудка. Рацион наш был скуден. Времени добывать пищу было не достаточно, поэтому мы урезали и время на трапезу. Зачем лишний раз бередить?
        Но римпвийцев мучил не только этот голод. Их специфическая жажда изводила куда больше. Они уже не находились под куполом лагеря, пропитанным человеческой энергией, и отдавать было нечего. А планета требовала дань. Ежедневно. Ежечасно. И это проявлялось в их резких движениях, молчании, взглядах, которые им казалось, я не замечаю.
        Я старался не слишком увлекаться этими мыслями, но и быть на чеку. Что я мог сделать против двух подготовленных римпвийцев? Мой рационализм подсказывал, что в любом случае выбор у меня невелик и результат будет идентичным. Разницу составят только лишь условия решения задачи. Я, либо поделюсь кровью добровольно, либо обезумевшие от голода римпвийцы не дадут мне дотянуть до встречи с Императором. И лучше приступить к действиям раньше, чем позже.
        На мое предложение они отреагировали агрессивно, полагая, что сами справятся. Возможно, они могли контролировать свою 'жажду', но, изучая природу общения римпвийцев со своей планетой, я в этом очень сомневался. Они могут сдерживать себя до поры. Но, в определенный момент слепая жажда перемкнет осмысленные процессы. И тогда…
        Меня заботила не жалость к собственной жизни, а стремление доставить Императору образец. Я и сам от себя подобного самоотречения не ожидал. Это скорее присуще молодым энергичным людям, а не пожилым ученым. Собственное мужество радовало, заставляло действовать и кое-что напоминало.
        Еще в детстве, начитавшись научной фантастики, я мечтал принести свою жизнь в жертву человечеству. Тогда все это было так романтично, и мое остывающее тело в кровавых ранах на руках молодой красавицы, проливающей потоки слез, и минута молчания в память моего великого подвига, и скорбные лица, и памятник на площади названной моим именем.
        Прошли года, поменялись взгляды, романтик стал реалистом, хуже того, ученым, да и не было поблизости молодой красавицы, что оплакивала бы мою смерть, восхищаясь моим подвигом. Теперь подобные герои не в моде. Теперь вообще отсутствовало само понятие моды. Так как законодатели канули в бездну. И последователи, повинуясь привычному позыву, отправились туда же.
        Мы остановились на ночевку. Эта ночь обещала быть тяжелой. И без того достаточно темная, она усугублялась пустынным ландшафтом, продуваемым ветром. И двумя напряженно молчавшими римпвийцами. Я видел, как напружинены их мышцы, как сосредоточены лица. Я мог только догадываться, какую 'жажду' они испытывали.

        - Все-таки дело не только в нашей безопасности.  - Собрался я с духом в очередной раз. И теперь я намеревался отстоять свою точку мнения. Укус римпвийца не то, о чем я мечтал, но потерпеть можно. Эти двое терпят из-за меня свой голод.  - Я настаиваю! Вы обязаны!  - Подобрать слова оказалось труднее, чем казалось. Язык не поворачивался назвать вещи своими именами.  - Моя кровь не столь драгоценна, как наша ноша. И я не умру, поделившись с вами. А вы обязаны доставить меня к Императору! Иначе все, ради чего мы прошли большую часть пути, окажется просто пустыми намерениями.
        На этот раз римпвийцы не стали возражать. Даже не стали делать вид, что идея им не по нраву. Именно по такой реакции я понял, что кровавая развязка была предотвращена. С трудом сдерживая желание тут же разорвать меня на куски, Матиас глухо произнес:

        - Для нормального функционирования нам необходимы минимальные порции в сто миллилитров.  - Он стиснул зубы, желваки резко выделились в свете костра. Блики огибали его лицо снизу, глаза поглотила тень, что придавало римпвийцу вид волка.  - Думаю, этого будет достаточно на сутки… и вам не принесет сильного вреда.
        Я закивал. Его предложение звучало здравым компромиссом всем остальным выдумкам в моей голове. И в головах римпвийцев - тем более. Эти двое стояли напротив меня, готовые сорваться с места. Моя решимость пошла на убыль. Мне показалось, что выразить задуманное словами несоизмеримо легче, чем воплотить слова в действия.
        В темноте мы казались черно-белой иллюстрацией одной из книг, что я перечитывал в детстве. Мы стояли замершими изображениями. Мне даже показались звуки быстрой штриховки художника. Но, это было просто мое частое, испуганное дыхание.
        Матиас резко наклонился и поднял с земли нож и чашу. Я вздрогнул, когда он вложил их мне в руки.

        - Лучше, если вы сами…  - Он промедлил.  - А потом уйдите с поляны на некоторое время.
        Я стоял с опущенными по бокам руками. Чашка и нож стали тяжелее гранитной плиты. Матиас отступил, и оба римпвийца, сделав над собой последнее усилие, исчезли за деревьями, созданными из крови некогда живых людей.
        Нужно было торопиться. Я посмотрел на острие, блеснувшее в свете костра. В книгах такие моменты красиво описывают, с многочисленными эпитетами и оборотами. Я ничего красивого в этом не видел. Просто провести ножом по коже, задев вену, и сцедить жидкость в чашу, отмерив ровно двести миллилитров.


        Я был хилым. Все детство склонялся и сутулился под тяжестью толстых линз в ужасной оправе. И скорее это была моральная ноша, чем физическая. Нет, в Советском Союзе не было дедовщины. И все же белобрысый худой и веснушчатый, я был объектом для насмешек одноклассников. Но ум мой был радостью для преподавателей, с удовольствием кидавших меня на амбразуру всевозможных олимпиад и научных конференций.
        Не смотря на недостаток друзей, я не чувствовал себя одиноким. Лучшими друзьями для меня были книги, львиную долю которых занимала фантастика. А потом пошли еще и кружки юных космонавтов, научные проекты, шахматный и уфологический клубы. Что и укладывалось в моем юном мозге, попутно формируя мировоззрение и характер.
        Все это было навеяно развитием космической индустрии. Вера в то, что мы не одиноки во Вселенной, утвердила меня в стремлении подобной деятельности. Но эйфория от прорыва в космическое пространство довольно быстро утихла, НЛО ушло на второй план, уступив дорогу экстросенсорике. А мечта найти доказательства существования внеземного разума зацепилась, как репей за штанину и проследовала со мной по жизни. Каков же был мой ступор, когда на пороге моего дома появилась Ариадна с недвусмысленным сумасшедшим заявлением. Тогда-то моя вера и прошла проверку на крепость. Вернее сказать, не прошла. Я не поверил, естественно. Как я мог поверить бледного вида девушке с клыками, утверждающей, что Земле близится конец, а она сама прибыла с дружественной нам Римпвы? Я собрался вызвать милицию, когда ее настойчивость переросла в трех крепкого, хотя и худощавого строения мужчин, без приглашения вломившихся в мою квартиру. Но не пришлось. Меня нагло оглушили и похитили. Очнулся я уже на месте переноса, у маяка на Ладожском озере. Перепугано следя за странными молодыми людьми, гадал, кто же они. Все в белой одежде,
похожи друг на друга какой-то странной, необъяснимой схожестью. Стройные до худобы, бледные настолько, что легкий румянец смотрелся неестественно. Зато клыки в улыбке показались уж невероятно правдоподобными. Перечислив в уме все радикальные и не очень молодежные движения, я так и не понял, кому из них мог перейти дорогу.
        Четверка не обращала на меня внимания, явно к чему-то готовясь. Я надеялся только на то, что это не будет жертвоприношение со мной в виде главного блюда. Как назло, был не сезон, и туристов днем с огнем не сыщешь. Да и служащие маяка не появлялись. Я окончательно впал в панику, но на меня накатила волна спокойствия, стоило только Ариадне взять меня за руку и посмотреть своими дивными фиолетовыми глазами. 'Линзы, наверное', - подумал я. На ее худом лице они казались непропорционально огромными. Я открыл рот в шоке, увидев, как один из похитителей просто исчез на месте. Только когда меня подвели ближе, мои глаза сумели разглядеть размытое пятно. Я подумал, что у меня со зрением не все в порядке. А после того, как мы сами шагнули в это 'пятно' и передо мной полетела Вселенная, я был уверен, что у меня с мозгами не все ладно.
        Нас выбросило в небольшой зал из белого камня. Ариадна только покачнулась, почувствовав пол под ногами, изящно присела. Я же не успел сориентировать и повалился на колени.

        - Что происходит?  - только и мог пробормотать я.
        Мотая головой по сторонам, стараясь рассмотреть все и сразу, я заработал себе скачок давления и головокружение. Все же я уже немолод для подобных испытаний. Первое впечатление - тронный зал. А как еще назвать просторное помещение с расписанными серебряным узором стенами, высоким потолком под самое небо, увитым созвездиями, с прозрачным полом, под которым плескалось синее море? Во главе всего этого, на троне восседал Император всей Римпвы, Василевс. Высокий, но в отличие от своих подданных он не выглядел худощавым, он был статен. И белые волосы, смотревшиеся неестественными на других головах, сияли благородной сединой. Он рассматривал меня не с меньшим интересом, чем и я его. Но зал опять завоевал мое внимание. В его центре находился колодец, только диаметр его был, как у бассейна. Пропасть, свет в которой утопал, не достигнув и половины глубины. А над ним висел диск. Он сливался бы со стенами за счет идентичности цветов, но в нем, полом внутри отчетливо был виден трехцветный шар Земли, с плывущей в атмосфере облачной пеленой. За планетой выглядывала застенчива Луна.

        - Что… Как такое возможно? Что вы мне вкололи?
        Они потешались над моим изумлением, удивлением, счастьем. Но меня не трогало умиление римпвийцев, не оскорбляли их перешептывания, потому что, это была моя победа. Я находился в другой галактике, на другой планете. Голова закружилась, зазудело страстное желание притащить сюда бывшую жену. Доказать ей, что я не потерял рассудок, что не выкинул жизнь на помойку! И мои труды нужны! Нужна была моя вера! Это ее жизнь на побережье Майами бесцельна и не имеет смысла! Я получил шанс оправдать свое жалкое существование. Пусть страшным оказался шанс, но я мог спасти жизни людей. И больше всего мне хотелось показать это все сыну, чтобы он не стыдился меня, чтобы знал, что не на глупые фантазии я его променял, отпустив с матерью к богатому отчиму в Штаты.
        Только на следующий день, когда улеглась ликующая буря собственной правоты, после ночи полной впечатлений и беспокойного сна, пришло осознание нашей трагедии. Это морозным жалом вошло в мое сердце. То, что нас ждало… Ничто не стоило такой цены. И уж тем более этого не стоило мое тщеславие.
        На фоне Апокалипсиса правда о 'взаимоотношениях' римпвийцев с людьми блекла и не казалась такой уж ужасающей. Да, это была не лучшая участь, и многие будут бороться за свою свободу. Но мы были не в том положении, чтобы выбирать. Поэтому стоило изменить условия наших отношений. Их результатом не должна являться смерть человека.
        Два года пролетели в трудах. В голове крутился вопрос, скольких людей я мог спасти? И как устроить на Римпве тех, кто выживет? Как найти путь передачи энергии, прервав старую цепь? Я никогда не был медиком и не интересовался медициной, тем более эзотерикой. И все эти понятия, связанные с потоками энергии были от меня так же далеки, как уфология от моей жены. Я поднял все связи в поисках ответов. Меня в связи с этим подняли на смех. Как я не бился, мне не верили. Я ничего доказать не мог, а римпвийцы отказались от дальнейшего вмешательства. Странная тактика. Я подозревал, что в этом замешан Ортон.
        Идея все же пришла во сне, как Менделееву его таблица. Яркой вспышкой, молнией, которую я успел поймать за хвост. И с каждой неделей, проведенной в лаборатории, все становилось понятнее и разборчивее. Мое упорство начало приносить плоды, обретая форму и способы решения. Затем я на полгода отправился жить на Римпву, чтобы вместе с командой Ариадны переносить мою идею с бумаги в реальность. Мы работали с людьми, которые ранее были привезены в лагерь Ортона. Это повергло меня в жуткую депрессию. Люди в клетках уже не походили на сознательных существ. В их глазах горело безумие и отчаяние. Их доили, высасывая кровь, отправляли обратно на кормежку. Но долго человеческий организм не мог переносить подобной эксплуатации. Люди там долго не жили. Именно эти безучастные безвольные тела стали для меня стимулом. Мы не должны более позволять так над собой издеваться!
        И все же поразительная раса эти римпвийцы. Как бы не страшна была суть их отношений с собственной планетой, они смогли урегулировать эти процессы. Но и на этом не остановились. Через планету они могли преображать энергию людей в неодушевленные предметы, более того, они могли создавать, по сути, из ничего естественные живые материи. Ариадне долго пришлось убеждать и доказывать мне наглядно, что поток переработанной планетой энергией можно преобразовывать в физически ощутимые предметы. Это была чистой воды магия, волшебство, чудо.
        Но я нашел изъян в их чудесах.
        После близкого и тщательного изучения наших двух рас, я понял, что римпвийцы, став почти магами, уже не смогут отказаться от нас. Даже если переселить их всех на отдельную чистую планету без каких-либо экологических проблем, они сами не смогут без человеческих существ. На протяжении трех сотен лет они были опутаны нашей энергией, были погружены в нее, как в раствор и, в конце концов, она стала для них средой обитания. Так что, случись что с людьми, римпвийцы не успеют увидеть смерть своей планеты, так как сами прежде рассыплются в прах без нас. Они еще не знали об этом, поэтому Ариадна была крайне удивлена. Мы оба понимали, что это обстоятельство может в будущем сыграть людям на руку. Но я не стал делать на этом акцента. Не до того было. Нужно было решать первостепенные задачи. А акценты мы расставим позже.
        Но вскоре благодать закончилась. Ортон развернул свою оппозиционную компанию, давя на императора. Времени оставалось все меньше, а мы не были готовы. Процессы на Земле ускорялись, а предположительные прогнозы посыпались, как сухой лист в пальцах.


        Кровь была гуще, чем я ожидал. Я не чувствовал боли, только онемение.
        Чаша стояла на камне, недалеко от костра. Иллюзия, как сказал бы Руслан, но языки пламени плескались в крови.
        Я просидел за деревьями, не осмеливаясь вернуться к лежбищу. Только под утро, продрогнув, шатаясь от недосыпа, я встретил римпвийцев. Их молчаливые лица обещали мне временную безопасность.
        Мы продолжили путь, и половина которого еще не была преодолена.
        Саж

        Краткая записка от Аарона подтвердила мои догадки. Нас не только обнаружили, но и вероятнее всего, уже были в курсе своих потерь. И опираясь на отрезок времени, можно было сделать неутешительные выводы, так как после атаки с нами никто не связался. План провалился, и неизвестно, остался ли кто-то из наших в живых. Ситуация ухудшилась настолько, что требовалось время для ее оценки и анализа. А какую оценку еще можно дать, если теперь мы остались один на один с противником, к которому идет подкрепление?
        Не думал, что когда-либо придется играть против своих ради спасения людей. Даже смешно как-то выглядит. До абсурда смешно. Неожиданно наша 'еда' стала ценнее наших жизней. Мы воспитывались для иных целей.
        Я смотрел на спящих людей. Всего четверо, а сколько головной боли из-за них. Они лежали на кушетках в темноте комнаты медицинской поддержки, перешептываясь сонными голосами. Встреча их была бурной, но скованной. О чем разговор не начни, все Руслана касается, а откровенничать им особо не хотелось. На вопросы о Руслане я ответил, что мы его встретили и он в порядке, а там, если хотят, пусть делятся впечатлениями.
        Голодный стон внутри стал потихоньку набирать силу. После двухмесячной тишины, когда мы окончательно прекратили питать Римпву, это было крайне неприятно. Кровь Насти дала спасение на некоторое время. Ее действие должно было продлиться дольше, но, видимо, сыграл роль сбой в организме вызванный долгой диетой. К голодному скулежу планеты присоединилось еще одно непонятное чувство. Я не понимал, что это и как называется. Не в силах справиться с внутренними метаниями, я пытался заставить себя сидеть на месте, просто спокойно сидеть. Но в груди воронкой крутились беспокойство и тревога. Связано ли это было с уходом из тишины лагеря? Мне думалось, что да.
        Меня глубоко поразил поступок Насти. В лагере она была странной апатичной особой, редко улыбающейся, с недовольным взглядом. Полная противоположность брата. Мне было интересно наблюдать за ней. Особенно любопытными были те моменты, когда она выходила из своей 'спячки'. Но это были в основном краткие мгновения, после которых она опять 'выключалась'. Всплески ее эмоций я ощущал особо остро, даже на расстоянии. Меня не беспокоило ее психологическое состояние, и вообще людей в целом. Хотя, несомненно, совместное проживание сблизило нас. Поэтому я был удивлен своим вниманием к странной землянке, но списал это на научный интерес.
        Во время побега я не спускал с нее глаз, все казалось, она готова выкинуть глупость. Обычно после ее очередного приступа равнодушия скрывался бунт, который сама Настя не всегда была в силах сдержать. Эта взбалмошность говорила только об опасной внутренней нестабильности. Маша и та держалась устойчивее. После случая в лабиринте я по-другому посмотрел на нее. Хрупкая, хотя и спортивная, невысокого роста, короткая аккуратная стрижка, обросшая за три месяца, придавала ей еще более беззащитный и безучастный вид. Но в критический момент эта шелуха отлетела, и она вела себя хладнокровно и расчетливо, хотя все ее предыдущее поведение говорило о склонности впадать в истерику. Даже голос ее окреп в тот момент, в нем появились ярко выраженные интонации лидера, не собирающегося уступать своего положения. Возможно, это не смелость побудила ее дать страшному 'вампиру' свою кровь, а спящий в ней до того инстинкт самосохранения, просчитывающий ходы наперед. А, ведь, я мог и не остановиться. Настя не знала, что мне это стоило больших усилий. Слишком много требовалось энергии для самолечения. И слишком громко
напомнила о себе планета.
        Я вздохнул. И получилось это как-то особенно тяжко и эмоционально. Закрыв глаза, откинулся спиной на холодную дверь, вспоминая, как спокойно было находиться в лагере. Безмятежная свобода от нашего ежедневного долга. Результат появился не сразу, но груз Римпвы ощущался с каждым днем все легче и легче. И чем ближе к финишу приближались исследования, тем больше появлялось желаний, эмоций, неважно, какого характера, но они появились. Пустота внутри, которую раньше и не осознавал, перестала звенеть. С одной стороны, это было здорово. Но с другой - слишком много свободы в чувствах сразу навалилось. Это я осознал теперь, сидя в темноте, отрешенный от блаженного покоя. Я уже определенно не та личность, что была в начале эксперимента. Тогда я и подумать не мог, что свобода вызовет привязанность к землянам. А это противоречило всему, что я когда-либо знал.


        На Римпве нет любви.
        Есть здравый смысл.
        Поэтому о понятии 'влюбленности' я узнал, только побывав на Земле. То, о чем у нас не задумывались за невозможностью пережить и испытать на собственном опыте, там было само собой разумеющимся.
        Я был рожден в первой партии после восстановления Великого Порядка. Следующая партия реализовалась через пять лет. Таким способом контролировались изменения в ДНК, передающихся по наследству. Мы до сих пор меняемся, как говорят ученые. И до сих пор оплодотворение происходит по выверенному графику.
        Вторая причина, по которой приходилось контролировать деторождение - равномерное заселение планеты после резкого сокращения населения. Согласно последним исследованиям, стало известно, что на Римпве в данный момент находится оптимально благоприятное количество обитателей. И увеличивать его в ближайшее время не будут. Особенно в свете революционных перемен в сфере потребления 'энергии' и отношения к землянам. И эта мудрость в отношении с планетой появилась из печального опыта нерационального ее использования. Это великое счастье жить на теперешней Римпве.
        Беспорядочная, хаотичная Земля, усеянная неконтролируемыми безумцами, была всегда мне неприятна и непонятна. Люди не вызывали во мне ничего, кроме холодной брезгливости, а сама планета - усталости от своей бурлящей хаотической энергии. Но Земля была единственным источником 'ресурсов', поэтому работой своей я гордился. Мы приносили домой спасение, и были в глазах многих героями. И никогда не возникало сомнений относительно правильности и корректности использования людей. Они же использовали своих животных в пищу без особых угрызений совести.
        Все претенденты, желающие служить в отряде Аарона, проходили строгий контроль. Этот род деятельности не предусматривал сбоев ни по каким-либо причинам. Меня выбрали в отряд Аарона за соответствие всем требованиям. Где главным было не физическая подготовка, но самоконтроль. Я слышал байки и пару раз видел сам, как после сдержанной и правильной Римпвы на Земле сносило башню. Таких безумцев мы уничтожали, дабы не оставлять после себя следов присутствия.
        Я был одним из первых, кто отрапортовал об изменении состояния Земли и появлении характерных катаклизмов. Меня Аарон назначил руководить исследовательской группой, наблюдавшей за малейшими изменениями, как самой планеты, так и ее населения. В течение ста лет я следил за ситуацией изнутри. Сомнений не было, Земле недолго оставалось функционировать в том виде, в каком она была. И когда встал вопрос о перераспределении отрядов, я остался под командованием Аарона. Это произошло не от сочувствия к людям. Это был здравый смысл и долг моей планете. Предоставленные расчеты доказывали, что мы должны поменять подход к получению энергии от людей. В противном случае, наше существование могло прекратиться. Автоматически я давал согласие на участие в исследовании профессора Иванова. Это так же была обязанность, не навязанная нам, но осознанная. Кто-то должен был испытать не только аппарат Иванова и его метод, но и на собственном организме проверить переносимость подобного вида передачи энергии чуждой нам до этого.
        Сложнее всего было удержаться от естественных рефлексов при виде человека и поменять отношение к ним в целом. Разум понимал, но тело привыкло срабатывать автоматически, поэтому приходилось делать над собой усилие. Когда же над лагерем впервые появился поток энергии, напрямую уходящий в планету, мы замерли. В груди поднялась сумбурная волна непонятных переживаний, в какой-то мере даже испуг. Но это теперь я знаю название нашему смятению, тогда же незнакомая буря сводила с ума. Это почувствовали все римпвийцы в лагере, как только процесс был запущен. Мы не могли спать, пропал аппетит, было полнейшее отторжение инородных ощущений. Хотя это было даже не появление эмоций, с нас просто убрали связь с Римпвой. Наличие эмоций в нашей группе повышали постепенно. Было непривычно, неудобно. Что-то лишнее, бесполезное повисло на нас грузом. Именно в начале это было невыносимо, голова раскалывалась от новых мыслей, которые раньше и возникнуть не могли, сердце колотилось, как заведенное, не зная покоя. Но это было терпимо.
        Я был свидетелем инцидента, случившегося с Адамом. По показателям, как сказал Иванов, он был в норме, и неизвестно, по каким причинам именно на него подействовала провокация кровью. Адама из группы не исключили, отправив на подробное обследование, но вернуться он не успел.
        Непривычным и непонятным было желание смеяться. Странные вибрации воздуха, вылетающие из самых легких, обескураживали. Что это за процесс, как он может активироваться глупыми, порой нелепейшими ситуациями, мне было не понятно. Но хохотать было приятно. И удержаться от смеха было так же сложно, как когда-то от человеческой крови. Обстановка в клубе Руслана располагала к легкому веселью, а порой и безудержной радости, которая пугала не меньше, чем страх, так как обладала еще большей силой. А потом я понял, что есть еще более сильные чувства, которым я опять же мог дать ни названия, ни определения.
        Я заметил, что все, связанное с Настей волнует меня гораздо больше, чем неприязнь, вызываемая людьми ранее. Старался не спалиться со своими новыми переживаниями ни перед людьми, ни перед своими, я пытался их анализировать. А проконсультироваться было не с кем. Да и просто, чувство стыда меня палило изнутри. Вначале трудно было даже определить их наличие в мешанине остальных эмоций, ведь раньше я не чувствовал совсем. Но обострялись они в те моменты, когда в поле зрения была Настя. Часто я был ею недоволен, и ее поведение меня раздражало. И, тем не менее, я не мог просто не обращать внимания. Аарон вычислил меня. Интересно, как давно? Поэтому ли он отправил меня с людьми?
        Говорят, римпвийцы, рожденные до Великого Порядка, отличаются от нас. Они еще помнят чувства и, возможно, могут испытывать их. Мы и внешне больше отличались. Наше поколение было более единым, что наделяло нас особой верой в нашу миссию служения Римпве. Рожденные до Порядка имели индивидуальность в чертах лица, цвете кожи и волос, тогда еще имелись национальности. Мы же практически повторяли друг друга внешне правильными чертами лица, светлыми волосами и телосложением. Люди часто путали нас. Они не понимали, что идентичность не недостаток, но решение проблем, связанных с эгоизмом, желанием выделиться. Приходило время, и Император за нас делал выбор. Нас воспитывали в строгости, вкладывали только необходимые понятия и знания. Поэтому на Римпве не было войн, потому человечество на Земле прогнило.
        Но переживания из-за Насти стали выделять меня среди других. Из-за смятения, что появилось во мне, я становился чужим среди своих. К сожалению, у нас не было ограничений в общении с людьми, и я этим иногда пользовался. Она не была в восторге от наших редких разговоров, и вообще сторонилась нас, особенно после случая с Адамом. И это еще больше волновало и без того мое беспокойное состояние. Ее реакция на случившееся с Русланом меня нисколько не удивила, только подтвердила мои опасения. Чего она больше боится, его смерти или того, что ее брат станет одним из нас?


        А все же вопрос с Русланом надо было решать. Уже случались прецеденты с людьми, пораженными нашими организмами. Это происходило в среде лабораторных исследований. Все образцы, в конце концов, уничтожались за ненадобностью и невозможностью дальнейшего контроля эксперимента. Большая информация была для меня недоступна, так как была секретна. Но я сам предполагал, что подобное 'скрещивание' могло иметь смысл и расширения 'границ' для римпвийцев и тем более для землян. Но это были мои предположения. Я солгал Насте, говоря о возможном будущем ее брата. На самом деле, я ничего не знал о нем, кроме того, что он представляет опасность для людей. Сейчас, когда он еще непривычный к зову Римпвы, его раздирают чисто римпвийские эмоции. Но в сложившейся ситуации, пока в нем еще живо сознание Руслана его можно было использовать в борьбе против группы Ромо. Непременно нужно дотянуть до возвращения Ариадны. Тогда все станет на свои места.
        Я еще раз глянул на людей. Запереть их что ли, пока по делам пойду? У них у каждого дикая предрасположенность влипать в истории.
        Настя

        Мы сидели в свете одного фонаря, бросив тщетные попытки уснуть. Это подобие школьного медпункта вызывало похожие ассоциации, запах медикаментов навевал воспоминания о больнице, а отсутствие окон - гроб с крепко заколоченной крышкой. Но, по крайней мере, здесь были кушетки, на которых можно было более-менее нормально спать. Да и сквозняк, гуляющий по лабиринту, не проникал в закрытое помещение.
        Я слышала частое дыхание Джека и чувствовала его теплый нос у щеки. Господи, как хорошо, что он нашел нас! Но на этом хорошие новости заканчивались. То, что Саж привел-таки наших пропавших, было скорее больше облегчением, чем радостью. Главное теперь опять не разбредаться по группам. Будучи вместе, мы хотя бы снимаем с себя часть беспокойства друг за друга.
        По глазам Ренаты, а я успела ее узнать достаточно хорошо, чтобы увидеть неладное, я поняла, что это тот самый случай. Вообще-то у меня и мыслей не было о том, что они могли пересечься с Русланом. Но, судя по тому, как Саж сообщил, что с братом все в порядке, можно быть уверенной, что все хуже, чем мы полагали. Рената не старалась смягчить ситуацию или врать, за что ей большое спасибо. А я не была уверена, действительно ли я хочу услышать то, что произошло. Рената обмолвилась только парой слов, из которых можно было сделать, по меньшей мере, сто выводов. Машу, конечно же, я беспокоить не хотела. Девочка, повиснув на шее отца, смеялась и рассказывала о каком-то зале, где видно Землю. Я пропустила эти разговоры мимо ушей до поры. И при всей этой недосказанности рана Джека и подавленность Ренаты не оставляли надежды на то, что встреча с Русланом была счастливой.
        Я наблюдала за подругой. В темноте, освещаемой рассеянным лучом фонаря, ее глаза казались заплаканными. И временами привычное спокойствие Ренаты готово было сорваться в истерику. Заметив мой пристальный взгляд, она нервно передернула плечами и улыбнулась. Но я ее жалеть не собиралась. Речь шла о моем брате.

        - Он сильно изменился?  - Я хотела спросить твердым голосом, но получилось жалко и плаксиво.
        Рената судорожно вздохнула. Я только заметила или она была столь же бледной, когда вернулась? Наверное, мы все так выглядели, потрепано и устало. Одежда вся в пыли, ванну мы не принимали с тех пор, как ушли из лагеря, волосы торчат проволокой, лица осунулись. И это еще очень мягко сказано. В своей бледности мы стремительно приближались к римпвийцам.

        - Я его не сразу узнала.  - Шепот в полумраке звучал привычно. Мы общались на полутонах, как только поняли, что теперь эти пещеры наш дом родной на неопределенный срок.  - Не хочу, чтобы ты его таким увидела.
        В спальнике было тепло. Я накрылась с головой, чтобы уж точно быть уверенной, никто не увидит моих слез. Я все пыталась убедить себя, что с Русланом в конце-концов все будет нормально. Что он как-то переработает этот вирус. Но слова Ренаты не оставляли более пространства для самообмана.

        - Он напал на вас?  - Я уже знала ответ, но, может быть, надеялась, что Рената обманет меня ради спокойствия.
        Она долго молчала. Уже не ожидая, я услышала шепот с ее стороны:

        - Руслан узнал нас. Мне так показалось. Но всего на несколько секунд.

        - Это он ранил Джека?

        - Не мучай себя.  - Рената повернулась ко мне полностью.  - Возможно, он просто еще не привык к своему новому воплощению. Процессы переработки и адаптации могут стабилизироваться и он…  - Рената замолкла.
        На что мы могли рассчитывать? Стоило ли нам обманывать себя, продолжая думать, что хотя бы часть сознания Руслана, которого мы знали, останется в нем? Но ведь не может же он измениться настолько, что вся его предыдущая жизнь, его память будут вытеснены новым существом!
        На сердце стало так тяжело. Я ничем не могла помочь ему, брату, который всегда был рядом в трудную минуту, который всегда находил выход, которому горы были по плечо. Его сбил с ног вирус, крошечный организм, который видно только под микроскопом. И он сейчас где-то в этом огромном темном лабиринте. Один.
        Меня трясло от мыслей. Мы всегда чувствовали друг друга через свою личную нить, связывающую двух близнецов. Я мысленно дергала ее, пока не вытянула отрезанный конец.
        Непонятный звук отвлек меня. В темноте едва различимый силуэт Сажа выскользнул из комнаты. Дверь плотно закрылась.


        Мы близнецы.
        Это действительно крепкая связь, нерушимая.
        В день нашего рождения мела такая метель, что рекомендовано было не выходить из дома и не пользоваться транспортом и тем более никаких прогулок пешком. Руслан часто шутил по этому поводу, мол, это было наше лучшее шоу.
        Руслана мама родила легко. Крепкий мальчик, с нормальными показателями, идеальным весом и ростом. Но почему-то со мной возникли проблемы. Роды длились долго, мама очень измучилась. В итоге я росла очень больным ребенком, по сравнению с Русланом, которому и непогода не беда, и осенние лужи, что летний грибной дождик.
        Но почему-то родителей я почти не помню. Не помню наших отношений, общего времяпрепровождения. Их лица для меня застыли фотографиями из альбома и афиш. Я связываю это с их частыми отлучками на гастроли. Вспышками иногда всплывают незначительные моменты. Но вспоминается в основном Руслан. То мы с ним под новогодней елкой, родители работают на каком-нибудь Огоньке. То гуляем по незнакомому городу, родители дают представление. Но, не смотря на недостаток внимания родителей, по моим ощущениям, у меня было счастливое детство, раз уж оно слилось в одно радостное воспоминание. Руслан не особо разделял моего мнения, но и опровергать мои убеждения не старался.
        Говорят, что близнецы, так похожие внешне, очень разные по духу и характеру. У нас же с Русланом наша непохожесть выходила и за эти рамки. Мало того, что у нас были разные пристрастия и вкусы, мы воспринимали все полярно друг другу. А главное его отличие от меня, он помнил детство, время, когда родители были живы. И помнил день, когда они умерли, словно забрав у меня воспоминания о нашем горе. После этого события Руслан фактически заменил мне их обоих. А ведь мы одного возраста.
        У меня же было только одно воспоминание. Я помню кладбище и два креста стоящих рядом. Они были простыми, деревянными, так как памятники не были изготовлены. Их поставили позже. Потом я помню только Руслана и Игоря, директора цирка, в котором работали родители. Он взял над нами опекунство. За это я была ему безгранично благодарна. Небольшой период, проведенный в интернате, надолго остался со мной в кошмарах. Мы жили в просторной квартире, в элитном районе и не испытывали в чем-либо нужды. Хотя у Игоря и не было времени выстраивать с нами отношения, как опекун, он занимался с нами, как тренер и наставник. Он был уверен, что мы рождены для арены, тем более что у нас осталось наследие в виде записей отца и реквизита. Руслан воспринимал участие Игоря только как эксплуатацию. И если бы ему не нравилось само искусство иллюзии, он не заставил бы себя посещать репетиции. У нас здорово получалось. Да и сама по себе занятость не позволяла проникать в голову посторонним мыслям, вытаптывая новую спокойную жизнь.
        Но Руслан бунтовал. Он часто спорил с Игорем без повода, только ради каких-то своих принципов. Несколько раз убегал из дома, срывая репетиции и выступления. А потом это вообще вошло у него в привычку. Игорь заявлял в милицию, но после какого-то очередного побега перестал, настолько часто это происходило. Да и каждый раз недели через три Руслан возвращался. За мной. Я не могла себе представить жизнь в бегах, с непонятными ночевками на дачах и у друзей. Я была довольна жизнью у Игоря. Меня устраивал комфорт и его неназойливое отношение к нам. Более того, я была тайно и страстно по-детски в него влюблена. Игорь был красив и благороден в моих глазах. Он был женат, но супруга его уехала заграницу, практически сразу после того, как в доме появились мы. И это придавало моим грезам еще большую романтику через драматизм ситуации. Поэтому каждый раз я просила Руслана дождаться совершеннолетия, а там мы смогли бы быть сами себе хозяевами. В порыве он называл меня предательницей, но оставался до очередного конфликта с Игорем. А Игорь терпел подобное поведение.
        Не смотря на частые срывы выступлений, мы все же к тому моменту уже были 'раскручены' в среде цирка. Отчаявшись бороться со своим бунтующим воспитанником, Игорь дал нам свободу, как только мы достигли восемнадцатилетия. Переворошив свои связи, познакомил нас с пиарщиком, который занимался нашей дальнейшей раскруткой уже в более широком формате. Это было замечательное время! Мы становились известными, выступали на телевидении, гастролировали по стране и превзошли успех родителей. Игорь наблюдал за нами со стороны и искренне радовался. Так же он радовался разводу с женой. Эта новость вскружила мне голову. Я надеялась, что уж теперь-то, когда я расцвела, и возраст позволял, Игорь обратит на меня свой взор и поймет, что я именно та, кто ему нужен! Но он обращал внимание только на стройных высоченных моделей, на фоне которых я терялась, как рыбацкая лодка на фоне белых парусников. Игорь продолжал относиться ко мне, как опекун, а я продолжала подавлять ненависть к его постоянно сменяемым 'парусникам'.
        От горя и обиды я наглоталась таблеток. И уже ощущая холод в теле, я осознала, что меня куда-то несут. Руслан вовремя вошел в гостиничный номер. Пока меня промывали и восстанавливали, он не сказал мне ни слова. Но после одобрения психолога, брат устроил мне настоящую головомойку, пообещав, что отправит меня в отпуск, а потом у меня просто не будет времени на глупости. Он сделал, как обещал. И без того плотный график, просто слился в одно безостановочно крутящееся колесо. Я и ощущала себя белкой, которой некогда было думать о безответной любви. Подобное решение проблемы устраивало не только Руслана, но и меня. Те года остались в памяти одним днем Сурка, повторяющимся и повторяющимся почти во всех деталях. Менялись только декорации.
        Нам не удалось все же избежать внутренних противоречий, которые становились все более явными. Если я бежала от своей больной привязанности к Игорю, то непонятно было, от чего бежал Руслан. Он работал больше меня, и как он не заработал срыв, по сей день загадка. Я была готова остановиться в какой-то момент, но Руслан все тащил и тащил нас вверх по этой эфемерной лестнице к богатству и славе. И забота о финансовом благополучии превратилась в 'золотую лихорадку'. Мы ни в чем не отказывали себе. Но и побаловать себя времени не было. Понятие досуга было вычеркнуто из нашего расписания и словарного запаса. Бесконечные шоу и вечеринки, на которых раньше было интересно находиться, а теперь приходилось присутствовать, вызывали у меня тошноту. Частенько ловила себя на мысли, что хочется вылить бокал этого ненавистного искрящегося шампанского на голову собеседнику, а во время шоу исчезнуть по-настоящему. И когда прогремела по всей Земле новость об Апокалипсисе, как бы дико это не звучало, я почувствовала облегчение.
        Откинувшись на спинку дивана, я спокойно дышала. Клетка, по кругу которой мы носились, остановилась. Наконец-то закончится эта жизнь, от которой я не получала никакого удовольствия. И самое страшное, в которой не было смысла. Для меня она была скорее марафоном, который я одолеть не смогла бы и готова была сойти с дистанции в любой момент. Руслан даже как-то записал меня на курс к психологу, который только еще больше запутал мои и без того хаотичные переживания. Он заставил мои забытые воспоминания всплыть на поверхность. И уж лучше бы я их не помнила. Ни пьяного отца, ни мать в синяках от его побоев.
        Верила ли я, что мы действительно попадем на Римпву? Да ни на йоту! Это же абсурд! Но раз уж Руслан хотел попытать счастье, я не могла его бросить. Мы родились вместе, и все указывало на то, что умереть должны были так же.
        Конечно же, я звонила Игорю. Но не стала рассказывать ему о бредовой идее брата, боялась выглядеть смешной в его глазах. А Игорь мог быть с нами на Римпве. И, возможно, мы были бы счастливы вместе.
        Но все же мы оказались на другой планете. Первую неделю на Римпве я вообще ничего не понимала, я спать спокойно не могла, снедаемая собственной глупостью, что не убедила Игоря поехать с нами. Постепенно происходящее все-таки потеснило мою хандру. Все начиналось заново и не предвещало опыта прошлой жизни. Я снова была спокойна. Оказалось, забавно смотреть на все глазами ребенка. Мир вокруг нас был загадочен и прекрасен.
        Но терапия не помогла. Как только стала известна правда о римпвийцах, и ум мой переработал сложившуюся ситуацию и воспринял, как реальность, апатия вернулась. Потому, что на Римпве мы находились в худшей ситуации, чем когда-либо на Земле. С римпвийцами приходилось общаться. И иногда они напоминали людей. Но это было редко и неубедительно. Эта жизнь среди чудовищ не стоила выживания. Я махнула рукой, лишь бы все это скорее закончилось.


        А теперь я потеряла брата. Ненавистная Римпва с ее чудовищами вызвала только одно желание - взорвать.
        Римпва

        Вид из космоса показал бы огромное пульсирующее сердце. Светящаяся энергия, летала над планетой. Наполненными кровью венами, она сливалась в сердцевину, что горела дальней звездой. Возможно, во всей Вселенной не найти больше подобного зрелища.
        Два спутника загипнотизировано двигались в танце по орбите. Троица сливалась в безостановочном движении с другими планетами галактики, заговорено кружа вокруг своего Солнца. Гигантскими стрелками на Вселенских часах они отбивали века.
        И невыносима мысль, что прекрасный светящийся цветок планеты, был не спасением, но гнойной жидкостью, в которой плавали и размножались мелкие паразитирующие организмы. Красота планеты воспалилась до необходимости хирургического вмешательства. А все можно было предотвратить.
        Когда Римпва кричала: 'Стоп!', - ее не слушали.
        Когда всеми возможными способами показывала свое предынфарктное состояние, ее считали сварливой старухой.
        Когда она начала разваливаться по частям, ее боялись
        Теперь, когда ее вынуждают существовать дальше, ее ненавидят.
        Они умудрились превратить свои жизни в насилие над планетой. Уставшая, она собрала бы все силы, чтобы покончить с паразитами. Но щупальца римпвийцев крепко связали ее проводами и подключили к реанимационному аппарату. Больной организм планеты, с подключенными потоками энергии, напоминал пациента в больничной палате. Опутанная датчиками, поддерживаемая искусственным питанием, она в изнеможении умирала. Длительная кома, из которой не было выхода к здоровью, замерла в конечной точке отсчета. Упрямые дети планеты не понимали, что, доведя свой дом до подобного состояния, реанимировать его уже не удастся. Систематично уничтожая здоровую атмосферу, они пропустили границу, с которой уже не вернуться.
        А все начиналось согласно единому для всей Вселенной закону.
        В огненном шаре из частиц пыли, собранных руками Высшей расы, зародилась жизнь. Эволюция, появившаяся от баланса всех веществ на планете, сменяла различные существа, пока не появились разумные. Их рождение заняло миллиарды лет, воспитание
        - еще несколько десятков тысяч. Закат цивилизации не продлился и пятисот.
        И смерть планеты вместе с ее обитателями - это только вопрос времени.
        Руслан

        Я уже мог двигаться. Но зачем? Я едва не убил ребенка и женщину, которую люблю.
        Передо мной виднелось черное пятно пропасти, уходящей вниз. Завораживающее спасение для тех, на кого я мог напасть. Даже Джек не узнал меня.


        Я помнил день, когда родители умерли. Помнил каждое слово, что они кричали друг другу. Визг тормозов, звон разбивающегося стекла, лязг корежившегося железа. Нас, детей, почти не задело. Это назвали чудом. А родители умерли сразу. Я вылез и вытащил сестру. А потом очнулся только, когда вокруг копошились люди, мигалка 'скорой' периодично слепила глаза. Мы с Настей сидели на обочине. Она, укутавшись в одеяло, спала или просто замерла с закрытыми глазами. Я видел, как тела родителей вытащили из машины. Именно в этот момент Настя очнулась от своего ступора. Лучше бы она спала. Глаза в ужасе расширились, рот открылся в немом крике, который все же прорвался. Она плакала почти не переставая до самых похорон. А потом замолкла.
        Меня спросили, есть ли у нас ближайшие родственники, к которым нас можно доставить. Тогда я понял, кошмар только начинается. Пред нами гостеприимно открылись двери детского дома. До оформления опекунства мы оставались в интернате. После добродушного приема там, жизнь у Игоря показалась раем. Пока я не просек его фишку. Очень выгодно было проводить шоу сироток, оставшихся после смерти известных артистов. Нашу историю раскрутили. И народ попер. Афишировать то, что мы работаем, как проклятые, Игорь, конечно же, не собирался.
        Я ненавидел его, а Настя обожала. Смотрела на него обожаемыми глазами, не замечая ничего кругом. Она послушно посещала школу, а после репетиции, выступала и наблюдала, доволен ли ее поведением Игорь. В силу своей наивности она не понимала, что Игорь будет доволен, пока мы приносили ему деньги. Я был бунтарем за нас обоих. Убегал, скитался по улицам, ночевал, где придется. И это было не худшее время в моей жизни. Но меня всегда находили. А иногда я сам возвращался. Настя без меня Игорю была не нужна. Шоу не получалось. Сестра убедила себя и пыталась заставить меня поверить в то, что Игорь искренне и по-отечески любит нас, но выражает это, как может. И доказательством тому было то, что он отпустил нас на 'волю', сведя с пиар-менеджером, который и занялся нашей дальнейшей раскруткой. Мне же почему-то казалось, что любовь Игоря греет процент, получаемый от каждого нашего выступления. Небольшой, но все же. Это были наши отступные за преждевременный уход из-под его руководства. Пять процентов за свободу - это немного. Так казалось, пока гонорары не выросли до вполне внушительных. Но быть хозяином своего
бизнеса и ни от кого не зависеть - стоящая штука. А главное Настя вздохнула с облегчением. Я бы рад за нас. Такая жизнь, похоже, была по нраву и ей, и мне.
        Однажды я нашел ее, наглотавшуюся таблеток. Даже и сомневаться не приходилось в причине поступка. Не знаю, что остановило меня, но руки чесались ударить по самодовольной морде нашего опекуна. Я не показывал своего страха потерять сестру. Мы долгое время, да что там, мы всю жизнь были единым целым. И никто не был мне так дорог, как сестра. Чтобы отвлечься, мы хорошенько отдохнули и принялись за дело. Фортуну наверняка привлекло наше трудолюбие. Она поощряла нас в любых начинаниях. Мы шагнули далеко за пределы возможностей наших родителей. Это уже был не шоу-бизнес. Мы вошли в историю иллюзионистов!
        И вот в тот самый момент, о котором я грезил, ради которого все и было затеяно, когда мы открывали свою школу, диктовали свои условия, все полетело в пасть апокалипсису. Я готов был зацепиться за любую нить к жизни, потому что человек рожден для борьбы за свое существование! И выбрал самую невероятную, которая и принесла спасение. Кроме сестры и пса, спасать было некого. Конечно же, мы сообщили знакомым о вероятности выжить на другой планете, но большинство из них нас просто высмеяли. И это было понятно. Я был категорически против того, чтобы Игорь ехал с нами. Если поверит, пусть выбирает другую точку переноса. Но, кажется, Настя ему так и не сказала. Она мне не верила. Я и сам себе не верил. Но, проторчав на сайте Иванова несколько суток, я понял, что другого выхода к спасению нет. Кто же знал, что все так выйдет?..


        Меня в моем теле осталось очень мало. Я паниковал и вопил внутри, но ни одного звука не вышло наружу. Я бился о стены второго существа, но они были непробиваемы. Я осознавал все, что происходило. Но повлиять не мог. Меня заперли в глухой комнате, с обитыми стенами, натянув смирительную рубашку. Осталось только кляп в рот и будет полная изоляция от действий. Но пока я мог, я орал, срывая глотку. Время сжалось пружиной и выстрелило. Сердце заколотилось о холодный пол. Я, который внутри, зажмурил глаза. Меня понесло сквозь звезды, протащило сквозь камни и землю, окунуло в воду и опять выбросило к звездам. Дыхание замерло, как на американских горках. В голове стучало: 'Кровь!'. Я не сразу осознал это слово. Только позже оно облачилось в смысл. Я опять заорал. Тело трясло в такт сердцу.

        - Руслан! Руслан!  - Далекий неясный голос пробивался сквозь вату в ушах, через то чужое существо.  - Руслан!
        Схватив за плечи, Саж вывел меня из транса. Выскочив, как из воды, я сделал глубокий судорожный вдох. Связь с телом была восстановлена. И наконец-то услышал свой крик, звенящий под каменным куполом, почувствовал свое тело так, как его чувствовал человеком. Но лишь на миг. Холодная рука заткнула рот, и холодная усмешка прозвучала у самого уха, внутри: 'Не балуй!'.

        - Руслан!  - Теперь уже нетерпеливо гаркнул Саж.
        Различия двух персон во мне стерлись. Двое на время слились в одного. Я повел головой, огляделся по сторонам. Но все равно ощущал, как неравномерно перемешались во мне 'Я' и чужак. Он лежал плотными тяжелыми слоями, крепко сдерживая мое зефирообразное сознание. Фокус такой был в моем шоу. Но заканчивался он эффектным финалом. И это была просто иллюзия.
        Мой взгляд стал осознанным:

        - Ну, наконец-то!  - Улыбнулся Саж.  - За тобой не уследишь! Как самочувствие?
        Он приподнял меня, так как я все еще чувствовал слабость, и двигаться мог с трудом.

        - Добро пожаловать в наши ряды!  - Улыбнулся римпвиец. Хотя я не понимал, что тут такого радостного.  - Голоден?
        Он еще спрашивает! От его вопроса меня замутило.

        - Я тебе сейчас кое-что вколю. Голод, к сожалению, не исчезнет. Но ты сможешь себя контролировать.
        Это было хорошей новостью.

        - Что с Ренатой и Машей? Как Джек?  - Это не я победил чужака, это он позволил мне рулить, допустив к воспоминаниям.

        - Нормально.  - Не смотря на меня, ответил Саж.  - Так же, как и ты чувствовал бы себя в подобной ситуации.

        - Значит, фигово.  - Заключил я.

        - Джека ты ранил. Но я бы сказал, что ты просто отбросил его, чтобы большего вреда не причинить.  - Он закатал мне футболку, оголив предплечье.  - Вакцина болючая, но терпимо.
        Укола я не почувствовал. А болючий препарат сразу же дал о себе знать, побежав холодом по венам, схватив сердце.
        Я заметил изменения в поведении Сажа. Он был доволен и эмоционален. Откуда такое участие? Не потому ли, что мы теперь одной крови? И теперь у него прямой доступ к моей сестре… Мы в чем-то стали похожи, я с их кровью, он с человеческими эмоциями. Теперь земляне и римпвийцы будут привиты друг к другу.
        Он и себе вколол эту леденящую штуку. Мы оба сидели, прислонившись спинами к каменным стенам. И по сравнению с температурой наших тел, они были теплыми. Мороз тек по венам.


        Песок, настолько мелкий, что он не сыпался, а стекал по стеклянной стенке часов. Песчинки послушно уходили в образовавшуюся в центре воронку и укладывались в форме пирамиды в другой половине часов. Идеальный порядок, защищенный стеклом, не нарушался тысячелетиями. Пока римпвийцы не зависли в своей чаше часов, противясь закону.
        Я поднялся над Римпвой, по которой рассыпались древние пирамиды, в одной из них находились мы. Стало понятно простейшее устройство мира. Вышла планета из эксплуатации, на переработку ее, а представителей всех видов на другую. Ноев ковчег. Существуют, по крайней мере четыре таких мира. Они, как поля под посев - всегда есть резервное, остающееся 'под воздух'. Мы и пересечься с римпвийцами не должны были никогда. Они нарушили все правила, какие только можно было.
        Кто же придумал все это? Кто управляет и следит за порядком? Наши галактики показались настольным футбольным полем. Насколько же могуществен создатель, или сколько их там? И вот, эти наблюдатели сидят в удобных креслах, потягивают пивко и смеются над нашими попытками выжить. Вся эта картина не помещалась в моем маленьком мозгу, слишком скудном для подобного огромного знания. Так и с ума сойти недолго!

        - Эй, ты чего?
        Саж вовремя вытащил меня из потока мыслей или видений. Я осознал себя сидящим, часто дышащим, с выпученными глазами. Рисунки на стенах извивались, стены стали полупрозрачными, дымчатыми, хотелось окунуть в них руку, проверяя, развеется ли туман.

        - Руслан?

        - Что, ты говоришь, мне вколол?  - Это не я понял, это чужак подкинул мне идею.  - Ты видишь так же, как и я?
        Я пытался выразить словами то, что видел и ощущал, но проявилось мое врожденное косноязычие. Промычав что-то малопонятное, я получил примерно такой же ответ на римпвийском. Саж, похоже, был поражен не меньше, чем я.

        - А что еще ты видишь?
        Эксперименты с изучением нового меня, заняли немало времени. Мы сравнивали наши восприятия и возможности. И по всему выходило, что мой гибрид человека укушенного римпвийцем перескочил по показателям римпвийца привитого человеческими эмоциями. Я ощущал, как чужак довольно ухмыляется, показывая, кто в этом теле хозяин. Я для него был лишь оболочкой, необходимой для его каких-то планов. Он шептал, что я еще не готов к серьезному диалогу. И, если я не буду мешать, он позволит мне остаться. Таковое положение дел при нынешнем раскладе даже можно было назвать удачным. Хотя, я ничего не понимал.

        - Черт, я супермэн, человек-паук и Халк в одном флаконе! А как я выгляжу?
        Саж пожал плечами.

        - Ну, кожный покров восстановил привычный тебе цвет, кости вернули форму, радужка глаз - цвет.

        - Какие кости? Я что, уже больше не красавчик?  - Сам поражался своему веселью. Видимо я здорово перечитал комиксов в свое время.

        - А ты считаешь себя красавчиком?  - Усмехнулся Саж, похожий на всех своих собратьев, как отражение в зеркале.
        Он замолчал, явно готовясь выдать какую-то информацию.

        - Как ты себя чувствуешь? Сможешь с людьми находиться?

        - С инъекцией - да.  - Ответил чужак. Я же не был в этом так уверен.

        - Тогда нам нужно действовать. Лагерь захватили, и на нас объявили охоту. Возможно, сюда уже направляется еще один отряд. И мне нужна твоя помощь.
        Чужак ухмыльнулся. Я не знал, что он задумал. На это он заметил, что мой мозг слишком мелковат и скуден для великих понятий, поэтому я просто буду послушно исполнять его поручения. И первым делом мы должны были найти аналогичный этому зал, в диске которого видна незнакомая ни землянам, ни римпвийцам планета.
        Рената

        Беспокойный крепкий сон скомкался шелестом бумаги, зашумевшим в ушах. Занавес темноты легким движением согнали с глаз. Мы привыкли вскакивать по команде, резко прерывая свои сладкие, а порой кошмарные сновидения. Подпрыгнули одновременно, щурясь от яркого света, прикрывая глаза руками, сквозь щели ища друг друга, и мужественно готовясь к новому сюрпризу от Сажа. Образ руки на фоне света гасил странный источник, превращая его из слепящего светила в огонь свечи. Рука становилась четче, можно было проследить, как она, по мере привыкания глаз, перетекает в предплечье, шею, укутанную шарфом и улыбающееся лицо.
        Это был не Саж.
        И было категорически не понятно, хорошая это новость или нет.
        Кто еще мог нас искать? И тем более, найти? Для этого, по меньшей мере, надо было знать о нашем присутствии на Римпве. Группа Ромо вряд ли была бы с нами так дружелюбна. Найди они нас, мы, возможно, и не проснулись бы больше вообще. Меня от этих мыслей передернуло. Тело содрогнулось неприятной дрожью.
        Может, это помощь от Ариадны? Очень хотелось бы. Это была бы лучшая новость, венчающая наши мучения покоем и радостью. Но логика, даже женская, штука неумолимая, слишком мало времени прошло для возвращения наших спасителей. Время… Я потеряла счет дням.
        Фигура человека (а еще осталась привычка ассоциировать всех с людьми) удобно расположилась на краю стола, вытянув ноги в черных дырявых джинсах. Ладонь мягко подтолкнула светящийся шар, он поднялся в воздух, зависнув в середине комнаты. Незнакомец не торопил нас, позволяя рассмотреть себя внимательно, сам же наслаждался нашим видом, как любвеобильный многодетный отец, наблюдающий за детишками. Мой взгляд притянули к себе глаза, насыщенно накрашенные черным. Яркий макияж туманной дымкой обволакивал сверкающие изнутри практически бесцветные глаза. Белок по этой причине почти сливался с радужкой и на контрасте с темными веками сиял. Я почувствовала руку Насти, жавшую мои пальцы. Глянув на нее мельком, я увидела такое же ошеломление.

        - Не знала, что на Римпве тоже есть рок-певцы.  - А именно такое впечатление создавалось.
        Полные губы незнакомца усмехнулись.

        - Простите, слегка напутал с образом. Хотелось выбрать что-то близкое и родное вашему восприятию.

        - Тогда лучше было натянуть на себя костюм президента Медведева.  - Хмыкнула Настя.
        Незнакомец расхохотался. Смех его казался хорошо поставленным, как игра актера на сцене театра. Но все же притягивал к себе. Голос так же привлекал внимание. Если бы мне пришлось его услышать еще когда-либо, я признала бы его, несомненно. Он наполнял уши, как вода или музыка, не убаюкивал, но увлекал в какие-то несуществующие дали. Это странное существо никак не вязалось с камерой в лабиринте, в которой мы спали на пыльных кушетках. Сергей же, вернувшись к своему обычному в последнее время состоянию, разметал не только остатки сна, но и общее состояние зачарованности, раздраженно произнес:

        - Вы, вообще, кто?

        - Очнулись!  - Губы незнакомца собрались на мгновение в бантик и растянулись в улыбке Чеширского кота.  - Наконец-то!  - Он плавно повел плечом и потянулся, взмахнув руками, переменил позу скрещенных ног. Странно было наблюдать подобную пластику в достаточно плотном по сложению теле. Незнакомец был высок. В нем было точно не меньше ста восьмидесяти пяти сантиметров. И при этом он не смотрелся худощавым, что частенько бывает при высоком росте.  - У меня нет ни малейшего желания подавлять вас очередной порцией фантасмагорической информацией, но и выбором в данном случае я не располагаю.
        Озадаченные его лексическими сплетениями русского языка, мы моргнули глазами. Он продолжал осматривать каждого из нас, слегка наклонив голову вправо, губы опять кокетливо поджались. Мы же ожидали его ответа (хотя, пора было привыкнуть, что ожидание прямого ответа на Римпве зачастую ничем не оправдывается), растерявшись окончательно из-за его совсем непонятного нам поведения. Сложившийся стереотип отношений между римпвийцами и землянами не оставлял простора для воображения. Были представители 'гуманности' и любители хлебнуть человеческой кровушки. Этого же персонажа трудно было определенно отнести к какой-то из них. Возможно ли существование третьей стороны и какую роль она может играть в четко очерченном круге взаимодействия?
        Продолжая игнорировать требования Сергея, незнакомец не представился, но начал нести такой бред, что у меня тут же появилось стойкое ощущение, что на Римпве тоже есть сумасшедшие. И тогда все решалось бы просто. Мы не морочили бы себе голову, и легли в теплые спальники, вернувшись к сновидениям и забытью.

        - Объяснять вам о тонких материях, градации миров и прочих подобных истинах, думаю, сейчас бесполезно.  - Он глянул на наши кислые лица и еще раз утвердился в своем решении, что отразилось в кивке.  - Поэтому не будем тратить на это драгоценное время. Называйте нас старшими товарищами, например.  - Он рассмеялся.  - Забавно звучит! Более подробных объяснений ваши измученные мозги сейчас не вместят.  - Не смотря на стойкое ощущение, что нас оскорбляют, мы простили незнакомца за его мягкий голос и заботливую интонацию.  - Могу только дать подсказку, ваши предки считали нас богами. Даже выдумали какую-то особую гору, как место нашего пребывания. Они были не совсем правы, но не в том дело.
        Я не смогла сдержаться и скептически усмехнулась, утверждаясь в своем предположении. Сергей скривился, хмыкнув что-то вроде: 'Стоило из-за этого будить! . Мы, как-то не сговариваясь, потянулись обратно к горизонтальному положению. Спать хотелось настолько, что было неважно, чем займется этот тип и откуда, собственно говоря, он взялся. Незнакомец продолжал терпимо улыбаться, покачав головой.

        - Вы же не требуете от меня демонстрации доказательств?

        - А почему нет?  - Зевнула я.
        Заливистый смех наполнил помещение, прогнав на мгновение стойкий запах медикаментов. Покачав снисходительно головой, незнакомец молчал, наблюдая за нашей реакцией. Мы же, уставшие, как физически, так и морально, махнули на сумасшедшего рукой, укладываясь и мечтая о блаженном сне. Поэтому не сразу и заметили, что висим в космосе. Буквально по-настоящему висим среди звезд. Мимо по-хозяйски пролетают кометы, пыль облаками свободно плавает, взрываются в своей смерти и рождении звезды. Незнакомец расхохотался еще громче и веселее, когда мы вскочили, в ужасе ища точку опоры. Я не удержалась от вскрика, готовая вскочить на самого виновника этих метаморфоз. Сердце колотилось, а мозг намеривался взорваться, не находя логического объяснения происходящему, уверенный, что в открытом космосе кислорода нет и я должна задохнуться. Или мгновенно до смерти замерзнуть? В панике я прикрыла рот руками. Сергей, мгновенно проснувшийся окончательно, схватил дочь на руки. Настя сжала в побелевших пальцах ошейник Джека. Какими бессмысленными были наши действия.

        - Больше не нужны демонстрации?  - Продолжал смеяться 'бог'.
        Мы тут же плюхнулись на наши спальные мешки. Или просто они появились у наших ног, заменив звезды и туманности? Но как бы оно все не произошло, я испытала счастье оттого, что снова ощутила под ногами опору.

        - Так вот, ребятки,  - Незнакомец всплеснул руками, довольный произведенным на нас эффектом.  - Вы выиграли в космическую лотерею ваши жизни и уникальные люкс места в истории. Не удивляйтесь, просто, очень уж вы нам понравились.
        Заявление его звучало столь же безумно и непостижимо, как его безумная демонстрация. Мы не поняли, что он имеет в виду, но даже сказанное в дружелюбной манере, нам это не понравилось. Если он действительно что-то вроде божества, о которых писали древние греки, то у меня лично всплыли не самые лестные ассоциации, оставшиеся еще со времен изучения древнейшей истории в школе. Греческие боги были ревнивы и завистливы по отношению к смертным, противились прогрессу на Земле, вставляли палки в колеса хорошим людям, плели интриги и всевозможные подставы. И почему-то я сомневалась, что за пару-тройку тысяч лет что-то изменилось. Хотя, кто знает, как там все на самом деле происходило? Мы ведь изучали человеческую историю.

        - Я не могу удерживать ваше время застывшим вечно, это против правил, поэтому вынужден поторопить, игнорируя ваше состояние прострации. Так что, дружненько возьмитесь за руки. Давайте, давайте! Глаза можете не закрывать.
        Мы, замороженные влиянием, послушно выполнили указания в соответствии с интонационно подчеркнутыми словами 'дружненько' и 'глаза не закрывать'. Мыслей о неповиновении и тем более о сопротивлении не возникло, как не возникает сомнений у детей в непререкаемом авторитете своего первого преподавателя. Да и не хотелось нам провоцировать этого 'божка' на очередную демонстрацию своей убедительности. Обитатель Олимпа остался доволен, и иже с ним! Пусть он будет спокоен, не хотелось мне видеть его гнев.
        После 'космических горок' уже не удивило, что реальность могла так легко меняться. Это не было похоже на 'переход' из одной планеты на другую. Тут чувствовалось мощное вмешательство не только во время и пространство, но другие материи, которые наши измученные мозги не могли не только воспринимать, теоретически допустить, но и даже догадываться об их существовании. Мы почувствовали, как волна воздуха пробежала по полу и поднялась выше, охладив наши пылающие лица. Как могли пойти порывы ветра подобной силы по замкнутому пространству комнаты, подхватывая в движении каменную кладку стен, пола и потолка? Неизвестно сколько лет простоявшее мощное строение гибко поддалось вибрации, резиновой субстанцией выплясывая вокруг нас. Меня затошнило. Резкий толчок, похожий на получаемый при взлете самолета, едва не сбил с ног. Наш 'самолет' круто стартовал, похоже, сразу со световой скоростью. Мозг еще больше вскипел, не получив логичного в таком случае движения пространства. Оно почти не двигалось, почти застыло смазанной действительностью из грязных мазков. Или так оно и должно быть? От подобного несоответствия
хотелось самой раздвоиться, дабы легче было воспринимать происходящее. Скорость уже не чувствовалась на уровне ощущений, но мозг все еще переваривал это состояние.
        Время и пространство резко замерли, начав собираться в новую четкую картинку, как кусочки пазла. Чистое полотно приобретало форму коридора, складывался вокруг нас, как детский конструктор, лампы на потолке вкрутились в патроны, под ногами кирпич за кирпичом появился пол. Я и не успела осознать его прозрачность до того, как он не материализовался. Как только оформилась замкнутость пространства, навалилась тяжесть, крепко сплетенная с затхлым воздухом. Стальные двери щелчком вставлялись в положенные для них отверстия, поверх стен легла грязная побелка.
        Незнакомец слегка нахмурился, брезгливо оглядываясь по сторонам, прикусил нижнюю губу. Казалось, ему неприятно стоять своими ногами на этом истоптанном полу. Его даже слегка передернуло. Но он быстро пришел в себя. Мы же буквально привалились к стенам и полу, сдерживая тошноту и головокружение. Пока нам дана была передышка, я внимательнее осмотрела помещение, которое заканчивало свое преображение. И этот коридор мне сразу не понравился. Его унылый вид не предвещал ничего хорошего, и вряд ли за этими дверьми могло находиться что-то положительное и приятное.
        Обитатель Олимпа посмотрел на Машу и обратился к Сергею.

        - Ребенку желательно ничего этого не видеть.  - Он наклонился до уровня роста девочки и по-отечески улыбнулся.  - Деточка, иди ко мне.  - Он протянул руку и жавшаяся до того испуганная Маша шагнула к странному существу, смело вложив ладошку в его длинные пальцы.
        На ее лице тут же возникла безмятежная улыбка, которой и должен улыбаться ребенок в ее возрасте. Ожидаемых от Сергея возмущений не последовало. Я даже удивленно глянула на него, но только потом поняла, что лучше не будоражить его отцовский инстинкт. Кто знает, что за буря творилась у него внутри?
        Убедившись, что соблюдены все предосторожности, 'олимпиец' начал свое повествование.

        - Мне даны полномочия раскрыть вам кое-какие истины. Теперь эти знания не повлекут за собой неугодных последствий. Вам же дано право воспользоваться ими и сделать соответствующие выводы, которые, как я думаю, могут подвигнуть вас к действиям. Так вот, начну с того, что Римпва должна была очиститься еще несколько веков назад. Но ваши далекие родственники нашли странный, на мой взгляд, способ продлить ее мучительное существование. Вы уже знаете, на чем он базируется. И, думаю, вам этот способ так же неприятен, как и мне. Но мы позволили своим непослушным детям продолжить эксперимент из-за порочного любопытства. Теперь же они окончательно зашли в тупик, и пора разрубить этот узел.  - Олимпиец сделал паузу, толи для нас, толи для себя.  - Начну, пожалуй, с демонстрации.
        От этого произнесенного им слова меня передернуло. Но катаклизмов направленных непосредственно на нас не случилось.
        Стены стали прозрачными. И вместе с картинкой за ними появились наши первые эмоции, до того онемело застывшие в груди. Унылая тонкая струна больно потянула сердце. Захотелось закрыть глаза, но сомкнутые веки не заставили бы исчезнуть действительность, о которой мы знали, но до сих пор напрямую не сталкивались.
        Помещения внутри были заполнены горизонтальными капсулами, вызывающими ассоциации с солярием, или гробом, так как, лежавшие внутри бледные тощие тела явно не получали удовольствия от 'ультрафиолетовых ванн'. Открытые пустые глаза, в которых застыла жизнь в какой-то из моментов, теперь только стеклом отражали окружающее, не выражая ни одно чувство из многочисленного спектра, данного человеку. Благо ли это для них, не ощущающих всю безысходность, безнадежность существования? Или лишение последнего шанса на бунт? Кто бы, пребывая в здравом уме, продолжал терпеть, забыв про борьбу? Слово 'свобода' путалось в сети проводов, воткнутых катетеров, мигающих лампочек, монотонно звучащих датчиков. И не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, для чего были все эти провода, по которым текли жидкости невообразимых цветов. Глаза резали алые полоски проводов. Взгляд нехотя тянулся по этому лабиринту, по красному следу, но терялся. Проследить запутанную сеть, ее начало и направление в этой мешанине, мне не представлялось возможным.
        Я подошла ближе, но стена, ставшая прозрачной, не пустила меня внутрь. Приложив ладонь к вертикальной поверхности невидимой взгляду, я ощутила ее холод и влагу. Было противно, но оторваться от осязания не было сил. 'Олимпиец' встал рядом.

        - Так происходит насыщение человеческих организмов полезными веществами, очищение крови, распределение их по группам, обратное вливание после очистки.  - Монотонность перечисления и невыразительность голоса ранили не менее, чем сама картина за 'стеклом'.
        Хотя, он и дал ранее понять, что его таковое положение дел не устраивает, стало ясно, что его отношение базируется не на гуманности, а, видимо, на некоторой невыгодности. 'Гуманность'? О чем это я? Он же 'олимпийский бог', 'старший товарищ'.
        Настя поджала губы, собираясь с силами задать вопрос, ответ на который был очевиден, но хотелось услышать… я так и не решила, что хотела бы услышать. И что я предпочла бы, окажись в подобной ситуации. От подобных мыслей меня передернуло, я сглотнула и отвернулась, не в силах больше смотреть.

        - Они что-нибудь чувствуют?
        Ответ оказался даже страшнее, чем я могла предположить.

        - Если вас это успокоит, я отвечу. Они чувствуют, но давно ничего не осознают. Римпвийцы научились гасить даже самый живой темперамент.

        - Уж лучше бы вы промолчали.  - Шепнула Настя.
        Олимпиец развел руками, продолжая держать ладошку Маши, склонившей голову набок, с замершей на устах улыбкой.

        - Вы спросили, я ответил. И в следующий раз подумайте, прежде чем задавать вопрос, на который правдивый ответ услышать не захотите.
        Сергей тяжко вздохнул, сел на пол, опустил голову на руки. Он заметно поседел, только теперь я это заметила. Возможно, новые дорожки морщин углубились на его лице. Скорее всего, это произошло, пока он искал свою дочь. Не удивилась бы, если бы глянув в зеркало, я увидела себя в нем полностью седой. От ужаса волосы вставали дыбом. Настя села рядом, пытаясь успокоиться, поглаживая пса. Монотонно окуная пальцы в его шерсть, она закрыла глаза. 'Где же Руслан? И что с ним?' - подбородок мой дрогнул, мне пришлось сдержаться, потому что комок, подкативший к горлу, намеривался перерасти в слезы. Чтобы отвлечься, я украдкой посмотрела на Машу. Ей, действительно, не нужно было этого видеть. И подобная забота о ребенке со стороны странного высшего существа вызвала во мне благодарность.

        - А здесь,  - незнакомец указал на другую сторону, не дав нам больше передышки,  - проходит кормежка.
        Я боялась взглянуть в сторону, куда он указывал. Приложив неимоверные усилия, заставила себя посмотреть за противоположную прозрачную стену, уговаривая себя не устраивать истерик. Ожидаемые мною кровавые сцены не оправдались. Я даже вздохнула с облегчением. Чистейшее помещение, напоминающее по обстановке самые засекреченные лаборатории, было заполнено движением. Римпвийцы возлежали на мягких кушетках, прикрытые белоснежными покрывалами, на такой же кушетке рядом - человек. Такие пары располагались на расстоянии двух метров друг от друга, их окружали пикающие аппараты, отражающие в цифрах процесс кормежки, как на заправке автомобилей. С людьми обращались осторожно, но с такой же осторожностью мы относились к дорогим медикаментам в хрупкой упаковке. Поток не прекращался, выходили одни, заходили другие. Конвейер на крови человека продолжался круглосуточно. Сколько же их ежесуточно здесь бывает?
        Стерильная обстановка, в которой переливалась кровь из неживого на вид тела в румяного римпвийца, показалась страшнее всех картин, которые я только могла вообразить. Автоматизм и обыденность, в атмосфере которой происходила операция, поражала и заставляла волосы на голове шевелиться. Скорее бы Ариадна с профессором добрались до императора! Это все должно быть прекращено! Ненависть к римпвийцам, выбравшим для себя столь извращенный наркотик, наполнила меня до краев. Если бы я только могла, я взорвала бы каждую скотобойню лично вместе с ее обслуживающим персоналом. Жестокость рожденная во мне в тот момент не удивляла и не пугала, казалась более, чем закономерной. Их 'проблемы' с Римпвой не были для меня оправданием подобного обращения с людьми. Я вообще склонялась к тому, что это не более чем выдумка. Как планета может физически причинять боль?
        От моего праведного гнева меня отвлекли. В дальнюю дверь практически внесли римпвийца. Волосы, падавшие на его лицо, не позволяли рассмотреть черты его лица, как следует. Да, и что там рассматривать, они все были, как один. По рукам же его можно было сделать вывод, что парень достаточно юн. Но как только парень откинул голову назад, нам открылось его лицо. Если это застывшее уродство можно было назвать лицом. Сергей, заинтересовавшийся этим же эпизодом, подошел ближе.

        - Такое впечатление, будто его лицевые мышцы в… панике… взбесились.
        Я уставилась на парня, понимая, о чем говорит Сергей, и что именно так отталкивало во внешности римпвийца. Не только лицевые, все мышцы тела, пребывали в движении. Они хаотично напрягались и расслаблялись, скручивая тело, выворачивая пальцы, превращая лицо в маску, под которой происходит копошение, обезображивающее лицо. Я вспомнила инцидент, когда Маша порезала руку. В память навсегда врезалось лицо Адама, в сознании которого планета нашла лазейку, как только он почуял кровь. Дрожь, пробивающая его тело, была видна нам даже на расстоянии. Но его состояние не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило сейчас у нас на глазах. Парня уложили на каталку и подвезли к уже подготовленному к 'операции' человеку. Римпвиец скрючился и заткнул уши руками. Он закричал. От этого крика, проникшего сквозь стены, сердце сжалось от жалости. Мне и самой рефлекторно захотелось закрыть уши, чтобы вопль стих. Обслуживающий персонал поторопился начать 'переливание'.
        Словно от удара я выпучила глаза и впала в ступор от своих собственных чувств. Я испытывала к нему жалость. Для меня он, мучавшийся от физических страданий выпал из ряда тех, кто являлся мучителем. Но в этом-то и состоялся парадокс, я ненавидела римпвийцев за то, что они от своего бессилия убивали людей, и сочувствовала им же, жертвам своей планеты. Голова закружилась, мозг интенсивно искал виновного в наших страданиях. Но выходило так, что и сами виновные заслуживают жалости.

        - Им настолько больно…  - Прошептал Сергей.

        - И так всю жизнь?  - Эхом послышалась Настя.
        Невероятно, но заложенная внутри человека функция гуманности срабатывает иногда в самые неподходящие моменты. Насмотревшись страшных картинок, все же не удержали ненависть и страх от отступления перед агонией молодого римпвийца. Это роднило нас, две нации в безысходности.
        'Олимпиец' наблюдал за нами, стоя чуть в стороне, поглаживая Машу по рыжим волосам. Он словно делал какие-то выводы, исходя из нашего поведения. Или мне просто показалось это в прищуре его черных глаз?

        - В этом никто не виноват.  - Подал он голос, делая стену более плотной, но, все еще не заставляя ее полностью утратить прозрачность.  - И планета, которую римпвийцы сами ненавидят, страдает от всех этих противоестественных действий. Римпвийцы нарушили естественный ход взаимодействия с их миром. Они создали чудовище.
        То ли появившаяся печальная интонация в его голосе, то ли сами его слова заставили меня повернуться. Незнакомец смотрел на происходящее, продолжая крепко держать ручку ребенка. Это было первое проявление его не безразличия, что лично меня моментально расположило к нему.

        - Мне все равно их не жаль.  - Сергей покачал головой, горько усмехнувшись.  - В том смысле, что людям… нам от этого никак не легче. Они не имеют права…  - Он пытался подобрать слова, указывая на людей.  - Это чудовищно!

        - Не нам об этом судить.  - Вдруг добавила Настя.  - Мы тоже успели много чего натворить. Не потому ли нашей планеты уже нет?
        Сергей скептически хмыкнул. Взгляд неодобрения, брошенный на Настю, говорил о том, что здесь их мнения никак совпасть не могут. Кончено, в какой-то мере она была права. Но мы не доводили планету до подобного состояния и не убивали живых существ… хотя, мы шли к этому семимильными шагами. Не хотелось смотреть на все именно с этого угла, но со стороны так оно и смотрелось.

        - Чем же мы в таком случае от них отличаемся?  - Вяло протянула я, озвучивая свои мысли.

        - Мы не убивали разумных существ.  - Воскликнул Сергей.

        - Было доказано, что свиньи, мясо которых мы с удовольствием поедали, были даже умнее собак.  - Настя смотрела прямо на Сергея, не с агрессией, но она явно была из всех нас более расположенной к римпвийцам, что мне было непонятно до конца.
        Сергей на это только покачал головой.

        - Посмотрел бы я, как ты заговорила, окажись в одном из этих гробов.
        Незнакомец довольно улыбнулся, не вмешиваясь в наши внутренние противоречия, но обратил наше внимание на парня за стеной. Римпвиец, присоединенный к аппарату, начал успокаиваться. Судороги отступили, он распрямился и расслабился. Не менее пустой, чем у его донора, взгляд уставился в потолок.

        - Есть так же зал искусственного Оплодотворения.  - Прервал просмотр 'олимпиец', позволив стенам вернуться к их естественному состоянию - плотному и мрачному.  - Но, думаю, вы не хотите этого видеть.
        Мы, как один, отрицательно качнули головами. С меня лично впечатлений было достаточно. Усталость от увиденного навалилась, склоняя к земле и вызывая апатию. Мы в этой ситуации были насекомыми, маленькими и бессильными. А подобное состояние могло привести только к одному вопросу, если это все так, то к чему вообще что-то делать? Сергей посмотрел на все, что нам продемонстрировали с прагматичной стороны, и спросил.

        - С какой целью вы все это нам показываете?
        Аарон

        Пустое пространство без времени в моем воображении стало реальностью. То утонув, я пытался всплыть на поверхность сознания, то получив удар током, пробивающим тело, я обратно уходил в глубину беспамятства. Каждый подъем с глубины сопровождался картинками событий, происходивших в реальности во время моего 'отсутствия'. Все они осознавались, но не воспринимались, как настоящие, отправлялись в архив мозга к остальным файлам, хранившимся в отделе 'СМИ, ТВ, Кинематограф'.
        Прошло не менее суток по моим ощущениям. Хотя, с таким же успехом больной рассудок был способен решить, что прошли века или даже тысячелетия. Только временами включающаяся логика подсказывала, что Ромо не стал бы растягивать свою деятельность на столь долгий срок. Он не обращал на меня своего внимания, оставив наедине с галлюцинациями. Временами они были столь убедительны, что после очередной смерти, долго приходилось осознавать, что все случившееся только иллюзия, и опять придется проходить через придуманные бредовые ощущения, воспринимаемые мозгом, как подлинные. Лицо Ренаты, всплывающее среди этих плясок и пыток, таяло в тумане. Я все пытался поймать ее или хотя бы удержать, сфокусировавшись на его чертах, но взгляд мутнел.
        Вся энергия, что я получал от человеческого источника, испарилась. Остались только капли, бережно мною хранимые остатки разумного. Я цеплялся за них, как за редкие проблески здравого смысла. После того, как Римпва обнаружит и заберет их, во мне не останется осознанности, я буду походить на животное, пока не утолю жажду. Такое бывало с каждым из нас, участником группы, посещающей Землю. Подобных случайностей не избежать, когда работаешь с людьми. Постоянные скачки со столь полярных по отношению друг другу планет не остаются организмом незамеченными. Согласно инструкции истощенного следует ограничить в движениях, подобно эпилептика, во избежание причинения вреда себе и окружающим. Мозг отключается, тело остается неконтролируемым, оно само выбирает способ устранить возникшие неудобства. Четкое соблюдение всех пунктов инструкции дает стопроцентную гарантию положительного исхода инцидента. Строчки сами всплыли из далекого времени, когда мы сами только разрабатывали и испытывали их на себе: '… зафиксировать истощенного в прямом положении… подключить к аппарату жизнедеятельности… ввести дозу
успокоительного… доставить в Центр Стабилизации…'
        Основные инструкции были разработаны при моем посильном участии. И я точно знал, что ни одна из них не предусматривает моего нынешнего положения. Римпвиец, оставшийся без подмоги в состоянии истощения, скорее всего, долго не протянет, умрет от шока. Конечно же, в планы Ромо моя смерть не входила, иначе он уже решил бы этот вопрос. В таком случае, что он задумал?
        Комната опять потеряла свои границы, перед глазами все поплыло. Меня затянуло в торнадо, наращивающее свою скорость. Тяжесть тела ощущалась еще острее, кидаемое по одной траектории, оно было невесомо для силы торнадо. Давление нарастало, ребра захрустели, прорывая ткань легких и сердца. Невыносимая боль, которую я переживал уже не раз за время 'свидания с Римпвой', убеждала, что все подходит к концу, что эта смерть для меня заключительная. Но веки закрывались, будто прошитые и затягиваемые нитками. Сердце сломанными часами стукнуло, невидимая пружинка, причина поломки, звякнула. Легкие сделали последний очень слабый, неслышный вдох. Обратно воздух выходил из мертвого тела.
        Но уже через пару секунд для реального мира, и вечности для моего внутреннего, биение стартовало с новой силой, легкие с шумом наполнялись, как меха в кузнечной мастерской. Глаза открывались, все мышцы напрягались в преддверии очередной волны боли. Организм включался, как бесперебойный механизм. Только мысль, повисшая в усталом разуме словом: 'Опять…', выдавала заводской брак, неисправимую ошибку.
        Ромо появился, когда тени падали параллельно земле. Я не понял, как давно он здесь сидел, наблюдал ли за мной, или это я очнулся от его появления. Был уже вечер, судя по положению солнца. В моем бывшем кабинете солнце светило только на закате. Оно слепило левый глаз, вынуждая двигаться, прятаться в тень.
        Он смотрел на меня, скорчившись в кресле, постукивая пальцами по подбородку. Заметив, что заключенный очнулся, Ромо подошел, взял мою руку, прощупывая пульс, измерил температуру, качая головой, тяжко вздохнул. Видимо, он поражался моему непонятному упорству невидимому глазу, но ощутимому во взгляде.

        - Ты действительно не понимаешь, что произошло, мой друг?  - В голосе неподдельная озабоченность, которую от Ромо редко можно было ожидать. Он не стал возвращаться в кресло, но сел рядом со мной так, чтобы нам было видно друг друга. Солнце зацепилось за его волосы и плечо.  - Посмотри на себя! Сколько усилий требуется твоему организму, что бы отчиститься от яда, что ты через себя пропускал.
        Сипло усмехнувшись, я сел, откинувшись на теплую стену. Как хотелось прохлады, способной остудить ноющее тело.

        - Ну, да, та дрянь, что вколол мне ты к моей агонии не имеет никакого отношения.
        В горле пересохло. Как же неодинаково мы смотрели на одну ситуацию. В голове возник образ искажающих очков, через которые мы смотрели на элементарную, гениальную в своей простоте вещь - шар. Но наши 'очки' искривляли его идеальную форму, корежили ровную поверхность, извращали сам смысл. Я сумел снять искажающее стекло. Стоило ли пытаться стянуть его с глаз Ромо?
        Он покачал головой, убежденный в своей правоте:

        - Без моего лекарства невозможно прочистить все органы. Оно действует, как отхаркивающее средство.  - После небольшой паузы, заполненной нашими мысленными проклятиями в адрес друг друга, он участливо поинтересовался,  - Как ты себя чувствуешь?
        Если бы у меня было достаточно сил, я бы расхохотался. Это было бы так естественно в подобной ситуации. Раньше мы были лишены величайшего дара - смеха. Эмоциональный ступор стал противен и невыносим. И теперь так хотелось смеяться, но я только закашлялся. Ромо на это покачал головой.

        - Ты безумец!  - Глаза его то раздраженно сужались, то участливо расширялись, почти выкатываясь из орбит.  - Ты перенял человеческое безумие в то время, как пропускал через себя ваш хваленый 'яд'. Вся твоя любовь, твои неимоверные страсти, все это характерно для землян, но не для римпвийцев. Для нас это противоестественно! Если бы не ваши нелегальные аморальные эксперименты, ты подобной ереси в своей голове и не допустил никогда!  - Он подбирал слова, выплевывал их, сдерживаясь, чтобы не схватить меня за грудки и не вытряхнуть из меня последний дух. Много усилий на то не потребовалось было. Гораздо больше усилий понадобилось Ромо на то, чтобы успокоиться. Перестав мерить комнату шагами, он сел на место.  - Ты многого не понял. Но это было бы пол беды, ты не понял самого главного.  - Ткнув пальцем мне в лоб, он продолжил.  - Знаешь, зачем людям вживлять в нас человеческие слабости? Ты хоть читал доклады, что Иванов вам предоставлял? Ты хоть знаешь о существовании его тайных записей? Хотя, куда тебе…  - Он кинул мне папку, выполненную из белого пластика. Листы, содержавшиеся в ней, выпали и
рассыпались по полу, поймав последние блики заходящего солнца. Оно подмигнуло нам и скрылось за горизонтом. Нетрудно было признать пляшущий почерк профессора на русском языке, покрывающий каждый лист. Вернувшееся зрение услужливо предлагало свои услуги по прочтению, но я отвернулся. Ромо способен был подделать любые документы и сфальсифицировать любые более правдоподобные доказательства своей безумной правоты. Он хмыкнул и откинулся на стену напротив меня.  - Не хочешь? Боишься правды. Да, эту правду тебе тяжело будет выдержать, принимая во внимание твое разнежившееся сознание. Но я все же расскажу тебе то, что узнал. А потом ты будешь сам решать, на чистую незамутненную голову, что делать дальше.  - Он собрал листы, аккуратно сложив в папку, постучав по краям, чтобы ни один лист не выходил за границы пластиковой оболочки.  - С чего же начать? С глупости Ариадны? Коварства твоих ненаглядных землян? Или не самой красочной перспективы, которую ты едва нам не открыл?  - Он всматривался в мое расслабленное лицо. Не дождавшись должной заинтересованности, последовало продолжение.  - Начну с Ариадны. Самое
смачное оставлю под конец, ты же теперь любишь себе нервы пощекотать.
        Ромо говорил о ней, как о предмете, вещи, которая сломалась. Меня никогда это не задевало, а теперь я понял, что мы все на Римпве относились друг к другу подобным образом. Огромная сплоченная машина нашего населения держалась за целые 'детали' и убирала вышедшие из строя. Жизнь на Римпве предполагала только совершенное функционирование этой машины.

        - Почему ты так ей веришь? В ее намерения?  - Взгляд Ромо трудно было бы выдержать. Но мне было уже все равно. Он даже и представить не мог, насколько все его угрозы стали смешными, после 'свидания' с Римпвой.  - Не задумывался над тем, почему эта избалованная девчонка так торопилась со своими экспериментами? А тут ведь идиоту понятно, что подобные внедрения, касающиеся фундамента нашей жизнедеятельности, должны исследоваться годами, поколениями. Вы же на радостях состряпали все за несколько месяцев. Ты считаешь, это нормальным? Ты помнишь, сколько лет ушло на установление Великого Порядка? Ты помнишь, сколько ошибок всплывало в процессе разработок?  - Он смотрел на меня, едва сдерживаясь от крика.  - Мы две сотни лет приводили планету в порядок! Двести лет приводили систему в рабочее состояние! А мне еще очень помнятся возмущения Римпвы, так что я тебе скажу, не время сейчас провоцировать планету на новые возмущения. Долго что ли жили в покое, так вам кажется, давайте повеселимся? Тогда выберите себе игрушку подальше от моего дома, от моей планеты и развлекайтесь там!

        - Дело не в том, верю я Ариадне или нет,  - Прошептал я. Голос восстанавливался, и говорить стало легче, горло уже не драло от каждого звука.  - Дело в том, что меры принятые нами для установления Порядка были временными. И пришел момент менять их. Планету уже не устраивает то, что мы ей предоставляем взамен на покой! Да, возможно, мы поторопились. Но методы Ортона не предполагают другого отпора его политике.

        - Да, какая политика?  - Наконец-то он заорал, что заставило меня только улыбнуться. Ромо и сам не осознавал, что испытывает эмоции, так же, как и я. Лицо его исказилось, и по нему действительно можно было прочитать беспокойство. Он опять вскочил, интенсивно размахивая руками, пиная мебель.  - Представь только, что ваш хваленный способ не сработает, планета отторгнет этот ваш источник энергии через некоторое время и случится рецидив? И мы все тут опять окажемся в преисподней. А альтернативы больше не будет! Некуда будет бежать и что-то придумывать!
        Конечно, я был достаточно в себе, чтобы признать его правоту. Его опасения были обоснованными. Но проблема была куда глубже, чем Ромо ее видел. Римпве не долго осталось существовать спокойно на старом 'топливе'. Она его уже не воспринимала. Поэтому, мы погибли бы в любом случае.

        - Тебе заморочили голову замечательными и гуманными намерениями. Но ты не увидел, тут дело не в том, как мы, римпвийцы, относимся к людям или о чем вы там так заботитесь. Дело в конфликте интересов. Ариадна и Ортон столкнулись лбами. Ее не испытания заботили, судя по линии ее поведения. Если бы ее действительно беспокоил результат, она была бы толерантна и не топала ножками перед папашей. И мы, римпвийцы, не в том положении, чтобы разделяться по интересам вышестоящих. Мы выжили благодаря тому, что стали едины.
        И тут он был прав. Но только отчасти. Ариадна была очень эмоциональна, она была подобна человеку. Откуда в ней это взялось, как проскочило в римпвийке зерно чувств? Она всегда отличалась от нас, общей массы. Я улыбнулся.

        - Ты не помнишь, что так поражало нас в людях?  - Хоть и было сказано это шепотом, для Ромо прозвучало достаточно громко.  - Они все были индивидуальными. Такие разные, что с непривычки глаза резало. Мы же только отражения друг друга. Тебе никогда не хотелось сделать что-то свое, выразить свою собственную точку зрения?

        - Не смей рассуждать о единстве! В том-то и была главная проблема Ариадны, ей хотелось выделиться. И она вас этим заразила! Тебя беспокоит, что мы потеряли нашу индивидуальность? А сильно тебе индивидуальность помогала, когда нас тут трясло и заливало? Замашки на индивидуальность - это удел закомплексованных людей, ограниченных своей гордостью. Единый высший разум целой нации достигается духовной высотой живых существ, понимаешь? Если все капли в океане взбунтуются из-за своего желания выделяться, от его величия останется лужа. И вы именно к этому стремитесь, сделать из Римпвы грязную лужу. Они, люди тобой обожаемые, потому и не выжили, что каждый за себя был. Не успели сплотиться, даже не задумались. Это низшая ступень эволюции. Даже животные сбиваются в стаи. Земляне этого не поняли, потому что не 'доросли'.

        - Мой отец был гением, единственным в своем роде, как и вся их команда. Единые в свой гениальности, но совершенно разные, они придумали способ выжить.

        - Заткнись!  - Он опять сел рядом, потирая глаза, думал.  - Не обратил внимания на то, что у вас тут теперь каждый второй влюблен или испытывает к кому-то неприязнь? Черт, даже меня это заразило.  - Хмыкнул Ромо, улыбаясь. Он схватил белую папку.  - Это все в отчетах Иванова в тех, что он делал только для себя. Вам, насколько я понимаю, ничего из этого известно не было. Он с самого начала знал, что мы не просто проводники человеческих эмоций, мы сами ими заразимся, как… инфекцию подцепим. Эти эмоции ослабляют римпвийцев, мы становимся неустойчивыми, так как нет иммунитета и привычки контролировать этот новый поток ощущений. Твоя влюбленность, это всего лишь химическая реакция организма, вирус занесенный Ивановым в твой мозг. А другие члены твоей команды, ты посмотри,  - Он начал доставать листы из папки, тыча ими мне в лицо.  - Все случаи описаны, Адам, Саж! На каждого твоего подчиненного имеется карта, в которой он описывает перемены на физическом уровне. На физическом! Ты понимаешь, что это значит? Он хотел менять нас на генном уровне! Он выявил зависимость римпвийцев от людей, и решил усугубить
ситуацию. Наверняка, профессор не собирался оставлять этот факт пылиться на полке. Рано или поздно, если бы вы вам удалось внедрить ваш способ, он поменял бы устроение нашего общества.  - Ромо покачал головой.  - Должен признать, тут есть зерно рациональности. Мы напрямую зависим от планеты, мы подвержены ее капризам, это мы 'проводники'. И это нас можно просто отключить, как сейчас отключают 'землян' по всей Римпве. Из-за этой связи мы слабее. Иванов, планировал ослабить нашу нацию, а на вершину возвести землян.
        Это уже паранойя. Видимо, человеческое энергетическое поле плохо влияла на Ромо. Только непривычная эмоциональная буря могла привести к подобным скачущим мыслям.

        - Это невозможно, мы числено превосходим их.  - Возразил я.

        - И это единственное преимущество, как оказывается. И оно временное. Ты вот уже надумал защищать людей. И Саж, судя по всему, тоже. Ребята твои отдали свои жизни за этих паразитов.  - Звучало, конечно, убедительно. Но это только для взгляда со стороны. Я же жил с землянами и знал их другими.  - И мне очень не нравиться подобное программирование, настраивание римпвийцев против своих же соратников!
        Ромо продолжал делиться своими предположениями, я его не слушал, закрыв глаза, собирал силу, которые пригодятся в ближайшее время. Не приходилось рассчитывать на побег, тут уж хотя бы с дрожью в теле справиться.

        - Объясни мне, что может быть такого замечательного в этих ощущениях? Что они могут дать такого, чего не было у нас?

        - Сам суди об этом. Ты сейчас испытываешь эмоции, как и я.  - Улыбка нарисовалась на моем лице.  - Но ты испытываешь отрицательные, даже не представляя насколько приятно испытывать положительные.
        Мой ответ был подобен удару. Он вскочил, прошелся нервно по комнате, выдохнул, наверняка размышляя о том, что если источник энергии, что еще остался в лагере подействовал на него, так же он отразился и на его команде. Ромо развернулся ко мне:

        - Как только из твоего организма выветрится остаток той 'Байды', что вы намешали, ты почувствуешь…  - Он приблизил лицо ко мне. Верхняя губа его дрогнула, слегка оголив клык.  - Ничего ты не почувствуешь. Только разочарование и недовольство своим поведением, потому что эмоции схлынут, и останется чистый незамутненный разум. А чистый разум я тебе обещаю. Недолго осталось.
        Лагерь наполнился представителями всех важнейших сфер на Римпве. Помимо подкрепления прибыли специалисты по поддержке связи с планетой, контейнера с людьми, обслуживающий их персонал. Я их не видел, но знал, что именно так все происходит. Без этих составляющих ни один римпвиец долго не протянет. После оглушительного бесчувствия, вызванного 'химикатом' Ромо, ощущения взорвались во всем теле. Я чувствовал каждого римпвийца в лагере, и это вызывало неприятные ассоциации с огромной кучей червей.

        - Я отпущу тебя.
        Подобная щедрость со стороны Ромо не сулила ничего хорошего.

        - Но прежде я напомню тебе, что значит быть настоящим римпвийцем.
        Это могло означать только одно, он решил накачать меня кровью. Меня это не волновало. Химикат, что вколол Ромо, измотал меня, довел тело до изнеможения. Я согласен был на что угодно, что вернуло бы меня в норму. Но до того, как мне можно будет принять донорскую кровь, должен был выйти и химикат Ромо, чтобы организм правильно воспринял энергетический напиток. Меня страшила новая встреча с Римпвой. Теперь уж точно, один на один. Ходили слухи, что в подобном состоянии, если перенести первый шок, можно открыть неизведанные способности. Но у меня никогда не появлялось желания проверить это на собственном опыте. Ромо подтвердил мою догадку:

        - Боюсь, ты растерял вкус к хорошей крови. Но прежде тебе предстоит очиститься и от моего лекарства. Прости, я не вижу другого выхода.  - Он стоял у двери, держась за ручку. Подобная забота обо мне могла быть вызвана только в лагере, месте, где все было пропитано эмоциями. Именно здесь я понял, что Ромо все же считал меня своим другом.  - Я не уверен, смогу ли вернуть тебя как римпвийца, но постараюсь. Тебе уже должно было стать понятным, что никто из участников эксперимента не должен остаться в живых. Но тебя я вернуть хочу.
        В комнату вошли мои бывшие подчиненные. Я помнил их лица, помнил имена, помнил особенности характера каждого. Они старались не смотреть мне в глаза. По приказу Ромо, подняли меня под руки, помогая идти, так как мои собственные ноги меня не слушали. Я точно знал направление, куда меня вели. Этот дом принадлежал несколько месяцев Боровым. Дом, в котором жила Рената, переоборудовали под Центр Стабилизации. Меня провели в комнату, приспособленную для моего заточения. Окна заколочены, вся мебель вынесена, стены обиты одеялами. Довольно грубо, но им не было времени создавать новые материи. Ромо все продумал, здесь у меня не будет возможности причинить вред себе или любому вошедшему. Если только упорно не биться головой о стену. В этой камере я опять останусь один на один с родной планетой.
        Мне не оставили ни одного источника света. Поэтому, как только дверь закрылась за Ромо, комната погрузилась во тьму. Я не видел больше складок одеяла прибитых железными скобами, которые обеспечивали соединение деревянных балок в домах, построенных для людей. Я смог бы вырвать одну из них. Должен сделать это пока силы еще есть… Пока я еще был в сознании. Но это только самообман, я не был способен даже передвигаться самостоятельно. Пока у меня оставалось немного времени до того, как тьма опустится на меня окончательно, я все же должен был сделать все, что от меня зависело. Нащупав пальцами гладкий металл, я понял, что это безнадежно. Дрожащие пальцы даже щели между полом и скобой обнаружить не смогли. Ткань одеяла натянулась до предела, и все же вырвать скобу не получилось. Даже ухватиться за ткань как следует, не удалось, столь хорошо она была натянута.
        На этот раз Римпва была милостива ко мне. Я просто потерял сознание, очнулся только, когда дверь открылась и комната налилась солнечным светом. Безучастный, я как со стороны наблюдал за перемещением своего тела. Меня внесли в Центр, уложили на походную кушетку. Рядом лежал мой донор. Где-то внутри дрожала в предвосхищении мысль, что скоро все муки закончатся. Я не сопротивлялся. Ромо в союзе с Римпвой удалось сломать меня. И посеять сомнения.
        Облегчение наступает уже после первого круга новой крови, пробегающей по венам, как только она, переработанная возвращается в сердце. Боль покидает, пульс приходит в норму, зрачки сужаются, судороги оставляют расслабляющиеся мышцы.
        Меня трясло, как немощного старика. Игла капельницы вошла в вену. Я старался не смотреть на человека, лежащего на соседней кушетке, боясь увидеть там Ренату, или любого из землян, с которыми мы контактировали последние месяцы. Но и без того было понятно, как выглядит мой донор, подавленная воля и мыслительная деятельность зияли пустотой в глазах, вес на пределе критического. Чем дольше донор состоит в этом статусе, тем больше времени уходи на восстановление работы его организма. Иммунитет доноров ослаблен. Для защиты от наших вирусов их пичкают лекарствами. На римпвийцах подобная 'загрязненная' химикатами кровь сказывается не лучшим образом, но и выбора не было. Доноры вымирали, как мухи. И с каждым годом на каждого римпвийца требовалось все больше некачественной крови на один прием.


        Мозг успокоился. Только теперь я понял, с какой бешенной скоростью он перерабатывал все поступающие картинки, наполняя мой внутренний взор, закипая, как вода при высокой температуре, способный взорваться в любой миг. Мое 'Я' разделилось. И четко различалась граница между этими двумя незнакомцами, Мозгом и Сердцем. 'Компьютер' проанализировал все, что в него вложили, и сделал вывод, который лично меня не устраивал. Математическое решение задачи вывело правильный ответ для римпвийца. Но то человеческое начало, что мы когда-то усыпили, проснулось с чувствами и восставало против предательства, возвращения в прежнюю оболочку. Я должен был выйти из Центра Стабилизации определившись окончательно. Это нисколько не облегчало мне задачу.
        Руслан

        Чужак бесцеремонно схватил веревки, за которые дергал мое тело, и повел нас с Сажем по мрачным коридорам лабиринта. Ощущал я себя при этом неважно. Это бесцеремонное существо, что залезло в мои мозги, оградило меня от контакта с телом полностью, посадив, как маленького ребенка в 'манеж'. Мне оставалось только кривляться и петь матерные частушки, так как больше ничего я сделать не мог. В перерывах между куплетами я успел заметить закономерность в своем состоянии (и было ли оно моим?). Не смотря на напускную веселость, мое активное сознание впадало в ступор оттого, что связь с физическим телом была грубо и резко нарушена. А после ступора начиналась паника. Эта буря подтверждалась особо злостными песенками и выкриками и никак не вязалась со спокойной, уверенной походкой моего тела, направляющегося в самую глубокую и далекую пещеру этого дурацкого лабиринта, на который я уже и смотреть не мог без признаков тошноты. Вид этих стен настолько опротивел, что я готов был выйти с распахнутыми объятиями к Ромо, чем продолжать бродить в этой темноте, преследуя очередную непонятную мне цель. Даже при отсутствии
клаустрофобии, закрытое пространство никогда не повышало настроения. Помимо всех прочих неудобств, мягко говоря, мне не хватало солнца, я готов был завывать волком. И от безделья, чем дольше оно продолжалось, тем острее ощущалась нехватка солнечных ванн. Все же мы, люди, существа наземные. Если я, конечно, еще мог себя к таковым причислять…
        Саж был не в восторге от моего неожиданного желания прогуляться по лабиринту. Еще бы! Если бы он пролепетал мне то, что я (точнее Чужак) в оправдание своих намерений, я бы и с места не сдвинулся. Особенно если речь зашла о глубокой темной пещере.

        - Эй, ты! Куда это мы направляемся?  - Я не знал уже как достать Чужака и спровоцировать его на ответы. Все мои обращения к нему он игнорировал. И почему-то мне казалось, что его это забавляет. Смотрите-ка, его забавляет, что я как червь в собственной голове корчусь, а сделать ничего не могу!
        Я не совсем был уверен, был ли он все же плодом моего воображения, Может, у меня от римпвийского вируса совсем крыша съехала? Неопределенность эта неприятно щекотала нервы, ведь, он заграбастал полный контроль над моим телом. После наблюдений и размышлений, сам по себе нарисовался вывод - этот паразит был мыслящим существом с явной манией величия. Скорее всего, он возомнил, что стоит выше нас людей-римпвийцев согласно пищевой цепочке. И более того, имел некий тайный замысел. А мне совсем не хотелось еще глубже увязать в римпвийских игрищах. Я даже не мог определиться, из этого многообразия, что мне больше всего не нравиться. Еще меня бесило, что теперь я не понимал, где мысли мои, а где те, что подкинул мне он. Поэтому не скажу с полной уверенностью, что именно мне принадлежит догадка, что этот паразит не связан с римпвийским вирусом.
        Саж сделал несколько неубедительных попыток настоять на том, что мы должны вернуться в лагерь и разведать обстановку. Хотя, если то, что он рассказал, хоть сколько-нибудь было правдой, то показываться в лагере, мягко говоря, легкомысленно. А если выразиться жестче, то я уже и так подставил свою шею, не хочу рисковать другими частями тела. Нам все равно не справиться с верзилами Ромо. Даже если Чужак мне в этом поможет, нас остается только двое. И что в таком случае мы там потеряли? Но Саж хоть открыто сказал, чего хочет. Замысел же Чужака для меня был вообще размытым пятном, единственной четкой точкой которого была пещера, к коей мы и держали путь. А что он выкинет там, я и думать боялся. На все мои вопросы и попытки выйти на контакт Чужак продолжал меня игнорить. И это меня бесило еще больше, потому что этот наглый типец находился в пока еще моем теле! И мог бы уж снизойти хотя бы до элементарных ответов.
        А еще в этой темноте очень не хватало звуков. Мы шли молча. Мне много чего сказать хотелось, но вот ограниченные физические возможности служили вернее кляпа. А причина молчания Сажа… Обиделся он на меня что ли? Но больше разговоров хотелось музыки. Так хотелось, чтобы, если уж не солнце, то хотя бы мощная волна басов и ударных затопила эти невзрачные коридоры и раздолбила их на куски, чтобы даже пыли от них не осталось, к чертовой матери! Давануть старым добрым роком по замшелым подвалам!
        Единственное утешение, которое я смог откопать в этом безрадостном кургане, была возможность наконец-то поразмыслить. От меня все равно ничего не зависело, меня несли в оболочке и, если не шалеть от безделья, то хотя бы пораскинуть мыслишками. Положение у меня действительно было так себе. Меня даже уже не радовали супер-способности, что неожиданно были мне дарованы. Точнее, даны напрокат на неопределенный срок. Да и способности эти возникали только, когда мне было дозволено взаимодействовать с телом. Так что, я теперь и не человек, и не римпвиец, я даже полноценной личностью себя назвать не мог! Полуполовина чего-то! Черт, мыслительный процесс пошел мне явно не на пользу, уводя к берегам безнадеги…
        Поэтому, чтобы окончательно не сойти с ума, я решил продолжить 'раскачивать манеж'. Пусть этот пришелец знает, что я крайне недоволен и так просто не сдамся. Да и веселее так. Я стал 'нащупывать' границы оставленного мне пространства. Если я могу думать, то может быть мне еще чего-нибудь оставили? Осуществить эту идею оказалось сложнее, чем я предполагал. Сконцентрироваться на конкретной вещи, о которой раньше и не задумывался, равносильно тому, как дальтонику искать аленький цветочек. Толком и не понимаешь, что должен делать, и как определить, если идешь в правильном направлении. Всеми силами, стараясь дотянуться до собственных рук и ног, я чувствовал такую силу сопротивления, словно меня придавил весь мой реквизит вместе собранный. И любое усилие, направленное на возвращение контакта с телом, давалось практически потом и кровью, причем потом больше, слава тебе, Господи! И что-то мне подсказывало, что даже, когда мозг готов был взорваться, я ни на сотую доли не приближался к намеченному.
        'Ты просто впустую тратишь энергию. Успокойся, я дам тебе возможность подвигаться', - назидательный тон Чужака меня оглушил. Я хоть и ждал, что он отреагирует, но не ожидал этого так скоро. И вообще, что за наглость! Я тут выношу себе мозг, напрягаясь, а он спокойненько дает мне дурацкие советы! Паразит! Он паразитировал на моем организме лелейно взращенном!
        Но пришелец знал, что говорил, времени на практику у меня уже не оставалось, так как, совсем скоро мы оказались в том зале, образ которого запечатлелся картинкой в моей голове.

        - Что это?  - За спиной я услышал ошарашенный возглас Сажа.
        Он-то был уверен, что они достаточно знали об этих катакомбах. Но нет. Сюрприз! В корзинке Красной Шапочки оказались не пирожки, а сало и горилка!
        Я оглядывался по сторонам не менее удивленный, чем Саж, пока мое тело шагало к центру зала, что сделать было не так-то легко. Этот отличался от предыдущего, так как больше походил на Центр Управления Космическими Полетами, включая все возможные и невозможные штучки, аппараты, мониторы, компьютеры. Кое-что я мог бы назвать знакомым или приблизительно напоминающим технику на Земле, но к некоторым 'вещицам' я не знал с которой стороны подходить. Все это барахло стояло под высоким потолком в каком-то непонятном порядке в пронумерованных рядах. На многих мигали датчики, на некоторых они срабатывали при нашем приближении, кое-где слышался гул работающего компьютера, перекликающийся с пиканьем. Какой-то хакерский сон! На всех мониторах транслировалась одна и та же картинка - милая планета с незагрязненной атмосферой, очень похожей на земную. Я взобрался на один из компьютерных столов, что показался мне наиболее крепким. И вид с него заставил меня воскликнуть: 'Похоже, кто-то стащил сюда хлам со всей вселенной!'

        - Я согласен.  - Кивнул Саж, осматривая один из приборчиков.

        - Я что, вслух это сказал?  - Римпвиец на эту мою реплику посмотрел, как на чокнутого. Его ухмылка стала еще выразительнее, когда я похлопал себя по животу и спрыгнул вниз.
        'Я временно вернул тебе контроль над телом', - неприятный голос Чужака безо всяких эмоций сообщал такие грандиозные вещи. Но как только я осознал, что он сказал, ноги мои подкосились, и я упал. Чужак брюзгливо и шумно выдохнул. А Саж теперь уже перестал рассматривать хлам, простиравшийся на несколько футбольных полей, а полностью обратил свое внимание на меня.

        - Да что с тобой твориться?
        А как ему было объяснить, что, когда привыкаешь к контролю кукловода, а тебе сообщают, что ты теперь на вольных хлебах, ноги сами подкашиваются с непривычки? Тело-то уже вроде, как и не совсем твое. Поразительно, ведь, не так уж много времени прошло, чтобы я совсем разучился ходить, а точнее осознавать, что я могу. Странно было снова ощущать свои конечности, на которые я смотрел, как на чужие, сжимая, сгибая и шевеля ими.

        - Ты точно себя нормально чувствуешь?  - Переспросил Саж, требуя моего ответа, дабы успокоить свою совесть.

        - Как сказать…  - Протянул я.

        - В таком случае, поясни, зачем ты меня сюда притащил?  - Решимость на его лице показала, что увиливаний он больше терпеть не станет.
        Зная упертый нрав римпвийцев, я этому не обрадовался. Я еще ни слова не сказал о Чужаке. Неудивительно, если принять во внимание, что меня заткнули и совсем недавно допустили к голосовым связкам. Теперь-то мне и открылся самостоятельный выбор, говорить или нет. Сомнения налетели, как стая коршунов, от которых не отмахаться. 'Да' или 'нет'? События теперь происходии столь непредсказуемо, возможно, мне еще придется напоследок выкинуть какой-нибудь фокус, поэтому необходимо было иметь козырь в рукаве. Не трудно было догадаться, что одним вопросом Саж теперь не отделается, раз уж его наконец-то прорвало. И эта очередь из его недоумения, замешательства и жажды ответов, которых я и сам не знал, выстроилась передо мной. Тщательно подбирая слова в уме, я пытался сформулировать одно предложение, которое исчерпало бы все существующие и потенциальные вопросы в голове Сажа. Покопавшись так несколько секунд, я понял, что такового в принципе быть не могло. Даже как-то обидно, кашу заварил Чужак, а расхлебывать ее теперь мне. 'Это был твой выбор', - я практически вскочил, услышав этот голос. Он еще раз снизошел
до меня! Ах! Я в ауте. На мою досаду и неприязнь я опять почувствовал его снисходительность. А самое противное во всей этой ситуации, что у меня теперь не было ни малейшей приватности. Он ведь видел все мои мысли и чувства, все, что я бы не ощутил, даже не успев осмыслить, он уже знал. Я был голым пред его взглядом. От этого меня бросило в жар. Когда кому-то дана такая власть над тобой, тут уж не до приятной щекотки в нервишках. Хотя, пусть знает, что я думаю о его паразитическом образе жизни. 'Не переживай. Меня совсем не трогают твои оскорбления и хитросплетения направленные в мою сторону. А римпвийцу вот, что скажи', - пронеслось в голове. И я повторил, довольно понимая, что это и есть именно тот ответ на все вопросы. И он практически был честным.

        - Я не знаю.  - Ответил я Сажу.

        - Но ты же как-то сюда пришел!  - Ошалело воскликнул всегда спокойный римпвиец.
        То-то его проняло! В твоей бы голове поселился паразит, как бы ты заплясал! Я продолжал гнуть намеченную линию:

        - Не знаю. Это ваш вирус меня ведет.
        Но римпвиец не собирался сдаваться.

        - И как же он тебя ведет?  - Напряженный голос металлом прозвенел в ушных раковинах. Но уже до того, как он достиг мозга, я знал, что на него ответить, потому что не собирался прогибаться еще и под этого римпвийца.

        - Ты же как-то ходишь по вашим этим коридорам.  - Спокойного тона у меня не получилось. Скорее это звучало, как брюзжание раздраженной старушки, безобидно и смешно.

        - Мы заучивали их расположение годами!
        Вот как, его не устроил мой ответ. А, по-моему, он был довольно исчерпывающим.

        - Ну, значит, все ваши знания ко мне вместе с вирусом перешли.
        Саж смотрел на меня таким взглядом впервые. Я всем телом почувствовал его недоверие, а так же то, что я теперь между римпвийцем и Чужаком, как между молотом и наковальней. Выдержав это 'римпвийское сканирование', я развел руками. И если кто-то из них решит меня замочить, то второй мне не поможет. Саж четко кивнул головой. Как это у них все движения получаются такими отточенными и резкими?

        - Ладно. А что ты дальше собираешься делать?
        В том-то и весь фокус, я тоже хотел бы знать! 'Так что мы будем делать?' - обратился я к Чужаку.

        - Мы переезжаем.  - Ответил тот напрямую через мой голосовой аппарат.
        Саж нахмурился. Он, как и я, видимо, ждал более эпатажного, что ли, ответа. А в этих двух словах не было ни мощи, ни красоты, ни мотивации к действию. Понаблюдав за нашими кислыми минами, Чужак пояснил лично мне, что Римпва не жилец, ее существование закончится ровно через сутки, и если мы имеем желание, то он позволит нам перебраться на другую планету, не столь капризную, как эта. Конечно, сказано это все было более высокопарно, но суть я уловил верно. И теперь мне эту суть необходимо было донести до Сажа. Я по-идиотски нервно улыбнулся. Если так дальше пойдет, мне не отделаться от нервного тика по всему лицу. Я не то, что верить в это не хотел (а я ведь совсем недавно пережил гибель своей планеты), мне страшно было даже намекнуть об этом Сажу. Он не был расположен верить подобным фактам, звучащим из моих уст. 'Это точно?' - переспросил я. Пришелец на мои волнения внимания не обратил, но подчеркнул: 'Я уже упоминал, что остались сутки до того, как планета превратится в мясорубку?' Ну, да. Время, как говориться… Но деньги, это самое меньшее, чего мне в тот момент хотелось.

        - Похоже, мы действительно переезжаем!  - Неуверенно повторил я сказанное ранее, стараясь сказать это бодрым голосом, изобразив на лице улыбочку.  - Правда, переехать смогут не все, насколько я понимаю.
        Показав мне образами, что, в каком порядке и как должно происходить, Чужак добавил: 'Теперь я тебя оставлю. Настраивай 'переход'. Если справишься, то на новой планете будешь жить без римпвийского вируса'. Мои глаза расширились, рот уже открывался в преддверии дикого 'Ииху!' или чего более русского и емкого, но паразит предупредил мой возглас: 'Держи себя в руках, раз уже решил вести двойную игру. Главное, включи свое пространственное мышление и воображение. Вспомни, что ты иллюзионист'.
        Вот тебе и напутствие! У меня была еще целая куча вопросов, раз уж он наконец-то заговорил, но я почувствовал, как место, которое Чужак занимал в моей голове, освободилось. Но стало не только легче. Стало пусто. Можно подумать, моя голова без постороннего присутствия набита опилками. И вернулся голод. И не только человеческий. Да, что же это за подстава такая! Я страдаю сразу от всех видов голода! Мне вот только кислородного голодания не хватало. Из-за какого-то из этих воздержаний, а может от всех сразу, меня подкосило. Я ухватился рукой за края стола, уперся взглядом в пол. Начались галлюцинации. Пыль, что собралась тут, лежала как-то странно, образуя рисунок. Тонкие линии передвигались, изгибались, стекали в трещины в камнях, выныривали. Голова закружилась сильнее. Я только успел произнести: 'Укол'.
        Знакомое уже ощущение холода прогнало кровь по венам, бухнулось с разбега в сердце, едва не прорубив ребра, и расползлось по капиллярам. Судорожно вздохнув, я вынырнул из забытья, в который раз наталкиваясь на лицо Сажа. Боже, ну, почему это не может быть шикарная блондинка!?!

        - Ты как?  - Он усмехнулся.  - Мне уже надоедает быть твоей нянькой.
        Видеть улыбку на лице римпвийца стало привычно. Черт возьми, эти кровососы даже стали какими-то родными. Странно, но этот факт приходилось принять, потому что еще ни один человек не спасал меня от подобного голода и смерти столько раз. Конечно, это именно римпвийцы стали причиной моего голодания, но это уже неважно.

        - Саж, похоже, нам действительно надо уносить отсюда ноги.  - Я резко вскочил, не почувствовав ни слабости, ни головокружения.  - Только не спрашивай, откуда мне это известно, но Римпва, похоже, решила присоединиться к Земле на том свете. Тут через сутки такой свистопляс начнется, только держись! И у нас осталось не так уж много времени, чтобы разобраться во всех этих запыленных штуках и наладить переход на новую планету.
        Саж взвешивал все 'за' и 'против' в своем компьютерном мозгу. Я буквально видел в его зрачках, как наполняются чаши пресловутых весов, колеблющихся из стороны в сторону. Кивая самому себе, он поджал губы, придя к какому-то общему знаменателю. Я надеялся, что решение будет в мою пользу.

        - А что же на счет остальных?  - Выдал он.
        Опа, а я и сам о них не подумал! Смог бы я справиться самостоятельно с этим компьютерным барахлом? Судя по реакции римпвийца, он так же, как и я видел все эти машины впервые в жизни. Поэтому, какой с него толк? Тем более, Чужак не настаивал на непосредственном участии Сажа в процессе настройки. Да и мне будет спокойнее, если все мы будем здесь к моменту, когда все будет готово. Если, все будет готово. Я огляделся по сторонам, вспомнил зал, площадь которого равнялась площади нескольких футбольных полей… Если вообще что-то будет готово.

        - Я думаю, справлюсь тут один. Дошел же я сюда.
        Саж кивнул, как кивал только он в моменты принятия решений, развернулся и ушел в том направлении, откуда мы появились.

        - Эй!  - Окликнул я его. Меня просто разорвало бы, если бы я не спросил.  - Почему так просто согласился?
        Из глаз римпвийца на меня смотрел человек, готов почку отдать на донорство! Таким хитрым прищуром может овладеть только хомо-сапиенс, земной.

        - Просто меня уже допек местный климат!  - Улыбнулся римпвиец, развернулся и исчез.
        Как только я остался один на один с холодным залом, я почувствовал, насколько мал бывает человек. У меня сразу же испортилось настроение. Сколько он там говорил у нас времени? Сутки? А нельзя ли перенести очередной Апокалипсис лет, эдак, на триста? Хотя, и за это время справиться нереально.
        Черт!
        Закатав мысленно рукава, я повернулся лицом к компьютерам: 'Ну, что же, детки, Let's play game!'
        Прошел час, а я ничего еще не сделал, бесцельно шатаясь по рядам компьютеров. К тем, что казались мне инопланетянами, я даже не подходил. Что я там мог сделать? Подергать за щупальца? Попытка же залезть в один из тех, что визуально казались мне знакомыми, ничего не принесла. Он даже не отреагировал на мои яростные тыканья по клавишам. Решив, что сдаваться рано, я попробовал подобраться к следующему. Сами же они не подскажут мне правильного решения. Размяв пальцы и шею, я нажал на ту, что по логике вещей, отвечала за включение, и пробежался пальцами, как гениальный пианист. Монитор среагировал. Пошли знакомые звуки. Грузился этот металлолом долго, но в итоге на экране появилось милое личико молоденькой девушки. Вот это я понимаю дело! Привет, красотка!

        - Самоуничтожение начнется через двадцать два часа сорок минут.  - Металлическим голосом отчеканила 'красотка', не стирая белоснежной улыбки с лица.
        Зато моя тут же сползла с лица. Я стал клацать по клавиатуре. По экрану пробежали строчки текста, который я прочитать не успел. Но красотка мне быстро пояснила:

        - Вы активировали первую волну.
        Что я активировал?
        И тут-то меня подбросило в воздух так, что любой прыгун в высоту позавидовал бы. 'Что за черт из табакерки?' - бешено носилось в голове. Компьютерная девица продолжала вещать:

        - До следующей волны осталось пятнадцать минут.
        Весь металлолом в зале пришел в действие. От света включающихся мониторов стало светло, как днем. Холодным, пасмурным последним днем в жизни. Говорил мне папа, не лезь пальцами, куда не надо!

        - До следующей волны осталось четырнадцать минут пятьдесят секунд.
        Да, Чужак выбрал самого подходящего дурака для исполнения подобных действий. Я судорожно сглотнул. Очень захотелось курить. Пальцы, что я протянул к клавиатуре в очередной раз, ходили ходуном. Нет, уж, пока не нажимаю никаких кнопок. Отскочив от компьютеров в проход между рядами, я напряженно вспоминал, что говорил Чужак.

        - До следующей волны осталось четырнадцать минут сорок секунд.

        - Да заткнись ты!  - Прошипел я.
        Мониторы продолжали включаться. Зажигающиеся точки убегали все дальше, освещая пространство бесконечного зала. Что он говорил? Я схватился за виски, пытаясь напрячь то, что осталось от моих мозгов.

        - До следующей волны осталось четырнадцать минут двадцать секунд.
        На этот раз эту фразу произнесла не только эта компьютерная блондинка. К ней присоединились все компьютеры, имеющие колонки. Мне стало так жутко, что я зажмурил глаза и заткнул уши. Что говорил Чужак?
        Так, пространственное мышление и воображение. Я иллюзионист. Вот счастье-то! И что, это мне поможет спасти себя и своих друзей? Что он имел в виду?
        Я взял себя в руки. Глубоко вздохнул, медленно выдохнул. Так, не просто же так он это сказал. Я иллюзионист. Моя работа придумывать трюки, показывать фокусы. Каждый хороший трюк со стороны кажется не имеющим логической отгадки. Но это только со стороны зрителя. А если взглянуть с обратной стороны, где стоит фокусник? И что? На сцене мы имеем кучу, немереное количество компьютеров. Это то, что видит зритель. Все они нужны для того, чтобы появился мостик на другую планету. Обычно все эти декорации служат для скрытия отгадки. Ха, тут даже ассистентка симпатичная, эта компьютерная девица! Нужно убрать мишуру. Я закрыл глаза, представляя, как выглядел бы зал без всего этого хлама. Почему их тут так много? Фокус с зеркалами? Может быть, тут работает только один из них? Может быть нужен только один?
        Открыв глаза, я увидел, что зал стал в разы меньше, а посередине стоит только один прозрачный экран, сообщающий:

        - До следующей волны осталось четырнадцать минут.
        Рената

        Это был хороший вопрос. Действительно, с чего бы это богам показывать нам устройство римпвийского общества? Я так же подумала и о том, что, может, не стоило уточнять подобные вещи. Ведь, это все было решено где-то высоко, мудрецами, о которых мы слагали мифы. И изменить мы ничего не в силах. Но любопытство один из самых опаснейших вирусов человечества.
        'Олимпиец' погладил Машу по рыжим волосам, улыбаясь своим мыслям.

        - Я, к своему великому сожалению, могу сообщить, а точнее вынужден развеять ваши иллюзии относительно гениального изобретения профессора Иванова.  - Он покачал головой.  - Как бы не была своевременна и продвинута его задумка, план не сработает, по крайней мере, по двум причинам. Даже без нашего вмешательства, суть малой причины состоит в том, что старая система налажена. Процесс отлажено работает уже триста лет. Для вас, существ плотных материй, это приличный срок. И, думаете, кто-то позволит этой машине зачахнуть?  - Он сочувственно улыбнулся.  - Ваш экспериментальный лагерь, просто игрушка, с которой позволили поиграть дочери местного императора. Ваши надежды - это всего лишь утопия. К сожалению, все, на что ставили земляне было утопией.  - Он тяжко вздохнул.  - Другая причина - это наше решение закончить мучения Римпвы.

        - Но Ариадна обещала…  - Воскликнула Настя, будто не слыша последние слова.

        - С прискорбием вам сообщаю, что Ариадну уже не заботят ваши проблемы, сейчас она уже покинула мир плотных тел.

        - Она что, умерла?  - Я даже вскочила с пола. Если это - правда, то у нас не оставалось шансов. Совсем.

        - Вы называете это так. Но уж очень грустно звучит.
        Мы смотрели друг на друга, прокручивая в голове возможные последствия. И все они приводили к плачевным результатам. Наше положение стало плачевнее некуда. Лагерь захвачен, и главные надежды, возложенные на благосклонность императора, рухнули. Побег наш стал бессмысленным, а спасение собственных жизней - временным. Рано или поздно Ромо нас обнаружит, и мы окажемся в этих капсулах. Мы не сможем скрываться вечно. Да, и стоит ли оно того?

        - Но вернемся к причине моего появления.  - Вот на кого не распространялось уныние. Этому существу, стоявшему над нашими жизнями, было практически все равно. И его бодрый голос только усугублял нашу тоску.  - Не торопитесь отчаиваться, друзья мои! Нам надоело наблюдать за барахтаниями землян и римпвийцев. Но у некоторых из вас есть шанс.  - Он осекся и улыбнулся.  - Срок эксплуатации Римпвы давно истек, и мы решили наконец-то дать ей передохнуть. Параллельно запускается жизнь на другой планете, она практически готова принять новых обитателей. Все зависит от вашего упорства. Конечно же, мы дадим вам некоторые подсказки.
        Тут-то мне стало совсем не по себе. Возродившаяся было надежда, сдержанно замерла в груди. Нехорошее предчувствие вышло на первый план. Отведенные нам роли в большой игре, где нам предстоит проявить наше упорство, не давали никаких гарантий на жизнь. А эти… 'олимпийцы' будут сидеть, и наблюдать за нашими 'барахтаниями', делая ставки.

        - Ты можешь именно так это воспринимать.  - Обратился ко мне 'олимпиец'. - А, можешь, вспомнить, что вся жизнь состоит из испытаний. Мы должны быть уверенны в вас, в усвоенных вами уроках. Иначе, какой нам смысл пускать старую кровь на новое поле?  - Он развел руками, не выпуская ладошку Маши.  - Этот случай беспрецедентный. Мы просто подумали, возможно, из старых ошибок получиться нечто новое и более совершенное. К сожалению, ни одна наша попытка довести дело действительно до ума не увенчалась необходимым нам успехом. Ну, да ладно, вернемся к сути.  - Глаза его засияли.  - Во-первых, существует третья планета, готовая к эксплуатации. На нее вы можете попасть через один из тех порталов, через которые вы попали на Римпву. А во-вторых, главная проверка - этот тест на вашу хваленую человечность. Ведь тут ваши соотечественники.  - Он обвел взглядом коридор, указывая на двери, за которыми стояли тысячи 'гробов'. - Нет, не обязательно вообще кого-то спасать, так можете просто пройтись, осмотреться. Тест не на жалость к этим бедняжкам, а на понимание одного из вас. Уверен, вы найдете здесь знакомые
лица.  - Он посмотрел на меня. Я и не поняла, о чем он говорил. Зато Настя и Сергей сразу же ухватили суть.  - В принципе, как любили говаривать на Земле, все возможно. При определенном стечении обстоятельств, с изрядной долей везения и упорства вы можете попасть в новый, чистый, прекрасный, незапятнанный ничьей деятельностью девственный мир. Чтобы вы не были отягощены, я на время заберу у вас малышку и пса.

        - Не смейте!  - Сергей очнулся, кинулся было к 'олимпийцу'. Стоном прозвучала его просьба.  - Не забирайте мою дочь!
        У меня ком в горле стал. Звучало, как прощание, вынужденное и больное. Слегка сжав локоть Сергея, мне хотелось, чтобы он чувствовал нашу поддержку.

        - Вы же не можете нас разделить совсем. Это же не навсегда?  - Настя поставила ударение на последнее слово, но как-то совсем неуверенно.
        'Олимпиец' покачал головой, глянул на ребенка с улыбкой.

        - Ели вы хотите, чтобы они были в полной безопасности, то лучше пусть остаются со мной.  - Он вдруг показался мне таким сопереживающим. Но в следующее мгновение, я уже не смогла удержать это ощущение.  - Двое из вас сейчас временно лишились близких. Но кое-кто из вас может найти тех, кого искал. Но неуверен в том, что они будут способны к реабилитации.

        - Вы имеете в виду мою семью?  - Глухо пролепетала я.

        - Не забывайте про время. Его не так много, как может показаться.
        Он исчез вместе с Машей и Джеком, не ответив на главный вопрос, забрав нечто дорогое у двоих и подарив не менее ценное мне - надежду. На месте 'олимпийца' появились прозрачные песочные часы, верхняя часть которых была заполнена. Но тонкий ручеек сверкающего времени стекал неумолимо.
        Сергей и Настя пристально на меня уставились. В их взглядах я прочитала все, и понимание, и упрек, и даже решительное желание вывести меня отсюда под белы руки насильно. Неприветливые и неприятные коридоры давили на нас. Здесь и минуты более находиться не хотелось. Моя же причина не оставляла мне другого выбора, в отличие от остальных. Настя с Сергеем смотрели друг на друга, и их молчаливое совещание показалось мне вечностью.

        - А если нас поймают?  - Сомневалась Настя.
        Я все понимала. И то, что если нас туту поймают, то уже никто не появится и вытащит нас сказочным образом. Никто и не мог появиться, Ариадна мертва, Руслан, возможно, уже и не помнит о нас, а Саж не знает, где мы находимся. Но моя семья может быть здесь! Какие могут быть оправдания?

        - Я должна убедиться, что их здесь нет!  - Взмолилась я.

        - А если они здесь?  - Прошептал Сергей, смотря мне прямо в глаза. Я пыталась справиться с сердцем, у которого будь голос, оглушило бы своим плачем. Сергей пытался привести весомые аргументы.  - Их тут тысячи, мы не успеем всех проверить.

        - И что мы будем делать, если найдем их?  - Добавила Настя.  - Прости, но я не думаю, что кто-либо из этих людей выживет без всей этой системы. Они вряд ли протянут без поддержки жизнеобеспечения.
        Я молчала. Они правы со своей стороны. Им есть о ком заботиться и о ком переживать. Они правы для себя. Я это прекрасно понимала. Но и я для себя была права. Если 'олимпиец' меня сюда притащил, значит, моя семья здесь. Поэтому, у меня выбора не было, а время пока еще было. Я решительно шагнула в хранилище.

        - Идите.  - Голос мой дрогнул.  - Идите, Маша с Джеком ждут вас. Я позже к вам присоединюсь.
        Звучало фальшиво.
        Открыв дверь, я вошла внутрь. Запах медикаментов едва не сбил меня с ног. Почувствовав неслышимые шаги друзей, я едва не расплакалось. Слово 'благодарность' не выражало всю волну эмоций, что во мне поднялась. Это была не просто поддержка с их стороны, это был настоящий подвиг.
        Одной мне было бы куда страшнее. Да и не уверена я, смогла бы уйти, если бы нашла свою маму в этом ужасном состоянии.
        Каждая капсула была отмечена номером. На каждой - экран, отображающий лица лежащих внутри и основные показатели. Эти длинные ряды внушали безнадежность. У каждого из этих людей когда-то была своя жизнь, наполненная своим смыслом, целями и надеждами. Смерть еще можно как-то принять, это закономерно. Но подобное прерывание жизни не просто ужасало, вводило в ступор своей жестокой расчетливостью.
        Я внимательно вглядывалась в каждое лицо. Иногда, чтобы понять, мужчина или женщина этот изможденный организм, уходили минуты. Но мне пришлось ускориться, стоило кинуть взгляд на иллюзорные часы над нашими головами. Песок бежал в них очень энергично и натурально. Только тут я и поняла, что Сергей и Настя ничем не могли мне помочь. Я и сама с трудом узнала бы в этих тощих лицах черты самых близких мне людей. Что могли сделать они? Может, это было сугубо мое дело? Теперь и они, наверняка, были уверены в этом, но все равно не спешили уходить, служа скорее другой цели, они стояли на карауле, в разных концах длинного помещения.
        Все лица слились у меня в одну синюшную маску, поэтому маму я узнала не сразу. Я даже прошла мимо, но мне пришлось вернуться к этому тощему телу, закрыв рот рукой, чтобы не заплакать. Я приоткрыла крышку 'гроба'. Показатели на экране дрогнули.

        - Рената!  - Шикнула на меня Настя.
        Но я ее не слышала. Только теперь обратила внимание на то, что они все здесь наголо бритые. Я погладила ее впалые щеки, руки мои дрожали. Перебарывая внутреннее желание выдрать все провода и вытащить ее из капсулы, я все же заплакала. Я уже смирилась с их смертью. Лучше бы они действительно умерли!
        Мысль забрать ее ударила меня разрядом молнии. Она все равно умрет, так какая разница, сможет ли она дальше жить без всех этих физрастворов щедро орошающих ее организм.

        - А если она придет в себя?  - Настя неожиданно оказалась рядом со мной. Мы смотрели друг другу в глаза. Она взяла мои руки и четко произнесла.  - Пусть она лучше будет в забытье. Она уже все пережила.
        Сомнения заколотились в висках. Речь уж шла не о ее спасении, а о моем личном спокойствии. Все эти люди фактически мертвы, и возвращать их, не зная, верны ли действия, поможет ли это, не менее жестоко, чем затащить сюда. Но я не хотела, чтобы последние воспоминания о моей матери были такими.

        - Кто-то идет!  - Зашипел Сергей.
        'Неужели попались!' - пронеслась мысль в голове. Тут же моментально вырисовался план возможных действий. Если придется, то я отвлеку римпвийцев, пока мои друзья будут выбираться. Это хоть как-то могло выразить мою признательность. Как просто и глупо звучало.
        Прятаться было абсолютно некуда. Мы кинулись к самым дальним капсулам. Бешено колотящиеся сердца наверняка оставили кучу эмоциональных следов. Но вошедший римпвиец нас не только не заметил, но и вообще вел себя странно. Мельком выглянув из-за капсулы, я проследила, как он прошел в противоположную сторону помещения, где находился Сергей. Механически передвигаясь, он подходил к каждой капсуле, 'подключался', считывал информацию. Римпвийцы, среди которых мы находились, не отличались эмоциональностью. Но этот определенно был киборгом. Я готова была выскочить из убежища и увести римпвийца из этой комнаты, чтобы Настя и Сергей успели вернуться.
        Настя в моем напряжении заподозрила что-то, но не успела ничего сделать. Пока римпвиец был сосредоточен на очередном доноре, я отбежала подальше от ошарашенной Насти. Римпвиец был, похоже, начисто лишен всех восприятий, не слышал и не видел меня. Ждать, пока он сам соизволит ко мне повернуться, я не могла. Еще одна секунда и ноги бы отказали от волнения. Поэтому, не медля, я крикнула: 'Эй!' Хотя на самом деле хотелось кричать: 'А-а-а! Помогите!'
        Римпвиец медленно повернулся, соображая, кто я и почему не лежу в одном из 'гробов'. С реакцией у него явно было плохо. Я даже успела обрадоваться этому. Если он и остался бы таким неповоротливым, у нас всех троих был шанс сбежать.
        Если бы не началось землетрясение.
        Пол дрогнул, а затем пустился в пляс. Едва удержавшись на ногах, я бросилась к выходу, убедившись, что Настю и Сергея посетила та же мысль. Для родных я уже ничего сделать не могла. Я только могла выжить для них.
        Казалось, земля переняла все свойства бумаги, готовая прорваться в любой момент. Треск и скрежет камней затопил уши, которые бесполезно было закрывать руками. Комнату залил мигающий свет и высокий прерывающийся звук, который мог быть только сигнализацией. В движение пришли все капсулы. Сами они поднялись над полом на метр, крышки тихо закрывались. Все двери открылись, мы кинулись из хранилища, чтобы успеть к месту перехода, которое специально для нас 'олимпиец' оставил активным. Но тут же столкнулись лицом к лицу со служащими фермы. Их недоумение от встречи с нами было не сравнимо с нашей досадой. Но это не отразилось на слаженности их действий. Они, к великому сожалению, не были столь неповоротливы, как предыдущий. Нас тут же обезвредили.
        Я так и не поняла, что это было, инъекция или удар током.
        Просыпалась медленно, как будто прорывалась сквозь слои ваты. Казалось, что сознание уже очнулось, но только дело доходило до открытия век, как я понимала, что все еще сплю. Это мучительное состояние длилось часами, нагоняя на меня ужас. В холодном поту, испуганная я с воплем вскочила. Но тут же повалилась назад на твердое ложе, пристегнутая ремнями по рукам и ногам. Тут же вспомнила все, что случилось, и не удержалась от жалостливого стона. Бешеными глазами я озиралась по сторонам, прикусив губы, что бы не взвыть. Наткнувшись на взгляд Насти, я боялась встретить упрек. Это было бы справедливо. Но она, как и я, не выражала ничего, кроме страха.
        И тут на меня навалилась вся безнадежность положения. Это был тупик, теперь-то уже никто не появиться, чтобы спасти нас. Мы дошли до последней точки.
        Так почему же мы еще соображаем?
        И где Маша?
        Очередной скачек земли напомнил мне, что я связана. Это должно было беспокоить меня меньше всего, но что за неполадки с погодой? От этих трясок вся небольшая палата ходила ходуном. И полный римпвиец, направляющийся к нам, проявлялась все чудеса воздушной гимнастики, чтобы предстать пред наши мутные очи.

        - Добрый день, друзья мои!  - Я впервые видела на Римпве кого-то столь отличающегося во внешности от остальных римпвийца. Он был невысок, тучен, лысина его блестела в свете холодных ламп, как покрытая инеем. Средь морщинок на нас смотрели улыбающиеся темные глазки. Мне даже в голову пришла кошмарная мысль, что это мог быть человек.  - Имя мое Бакх. И я с великодушием приветствую вас в моей скромной обители, головном Центре Стабилизации Римпвы!  - Он развел пухлыми руками в стороны, как радушный хозяин инквизиторской пыточной, оснащенной по всем правилам, нормам и положениям. Я сглотнула.  - О, не бойтесь друзья мои! Никакой боли! И вам, как последним полноценным представителям планеты Земля, моим землякам, у меня полный почет. Сентиментальным меня заставила быть гибель родной планеты. Впрочем, жизнь на Земле у меня явно не задалась.
        Что за чушь он нес? Он землянин? Как мог человек помогать римпвийцам во всем этом? Но, похоже, Бакх получал от своей должности настоящее удовольствие. Он придвинул кресло на колесах от стола к кушеткам, на которых лежали мы.

        - Да, моя работа - это дело моей жизни. Наконец-то я занимаюсь чем-то значительным.
        Мы смотрели на человека бешеными глазами. Определенно, он должен был состоять на учете в психиатрической больнице. За выявлением его отклонений далеко ходить не приходилось.

        - Где моя дочь?  - Сдавленно прошептал Сергей, сдерживая крик.
        Лучше бы он этого не делал. Приятное удивление отразилось на лице инквизитора.

        - Есть еще и дочь?  - Протянул он довольно.  - Сколько лет? Судя по вашему возрасту, должна быть молода.
        Сергей понял, что сдал свою дочь этому извращенцу. Теперь было самое время молить о том, чтобы она осталась с 'олимпийцем', чем появилась бы здесь, став почетным донором Римпвы. Пусть это и означало, что дочь он свою больше не увидит.

        - Что замолчали? Продолжайте повествование про вашу дочурку! Ну, не хотите, как хотите, ваше право.  - Он махнул рукой.  - Но не думаете же вы, что ваше молчание отговорит меня от поисков аппетитной девочки.
        Неудивительно, что этот больной сработался с Ортоном. Он собирался залиться очередной витиеватой речью, но землетрясение напомнило о себе. С потолка посыпалась пыль и каменная крошка. Если бы не ремни, я бы точно свалилась с койки. Но и руки себе едва не оторвала, подскочив в воздух. Больно было и приземляться на ее твердую поверхность. Толстяк вскочил, ища за чтобы ухватиться. Но в палате были лишь легкоперевозимые предметы. И они не смогли бы удержать Бакха, что лично меня очень радовало. Если уж я лично не могу отомстить ему за все, то пусть хотя бы Римпва отыграется на нем. Но вскоре и мне стало не до злорадства. Ситуация явно ухудшалась. И не только мы трое не понимали, что происходит. Беспокойство показалось и на лице Бакха.

        - Что там у них происходит?  - Вскрикнул он раздраженно.
        Наступило затишье, и тут же в палату вбежал еще один человек. Их, как оказалось, не ферме было не мало. Что это, работа здесь такой своеобразный выкуп собственной жизни? Но ответа на вопрос я так никогда и не узнала, потому что ужас на лице Бакха от донесенной ему информации, не сулил ничего хорошего. Он тут же подтвердил это своим приказом:

        - Ох, не вовремя все это. Этих свежих тоже готовьте. Планете нужна хорошая кровь.
        Он больше не взглянул на нас. Комнату заполнили люди. Самые настоящие земляне, непохожие ни друг на друга, ни на римпвийцев. На все наши попытки воззвать к их совести, а далее приступы гнева, эти люди никак не реагировали.
        Я посмотрела на моих друзей. 'Простите меня', - прошептала я. Сергей через силу улыбнулся, его подбородок дрогнул: 'Пусть они только Машу не найдут!' Настя была не столь спокойна, злоба горела в ее глазах:

        - Жаль, что мы не успели.  - Кивнула она, с храбростью или смирением готовая принять грядущие события.  - Не могли же мы оставить тебя здесь одну.
        А потом ее прорвало. Никогда я не слышала подобной ругани от нее. Но она так напомнила Руслана. И те недолгие три месяца, что мы спокойно прожили в лагере. Последние счастливые воспоминания потекли из памяти. Так все бессмысленно заканчивалось.
        Слезы ручьями потекли по моим щекам.


        Я не знаю, что они нам вкололи, но тело совершенно не слушалось. Хотя я внутри кричала от ужаса. Неприятное прикосновение металла к коже, шорох моих падающих на пол волос, едва слышный треск кожи, протыкаемый иглой. Крышка капсулы закрылась. Последней мыслью моей было сожаление и облегчение, что планета все же взорвется и разлетится эта ферма на куски.
        Аарон


        - Оставьте нас!  - Командный тон Ромо пробил стену моего бессознательного.
        Двое римпвийцев, отвечающих за работу Центра, закрыли за собой дверь. Ромо сел напротив меня, улыбаясь. Я открыл глаза, мысленно прощупывая свое тело. Оно отозвалось готовностью действовать, полное сил. Сев, не ощутил головокружения и любых других признаков нестабильности. Организм и планета приняли энергию с энтузиазмом и облегчением, не смотря на ее происхождение.

        - Как самочувствие?
        Чувствовал я себя превосходно, как компьютер, сошедший с конвейера. Но стоило мне только встать, как внутри все возмутилось. Знакомая острая боль пронзила позвоночник. Она ветвями растеклась по телу. Глянув на Ромо, я понял, что не одного меня. Сразу за болью последовал ожидаемый толчок из-под земли. Знакомое ощущение, давно похороненное в памяти, как кошмар, всплыло резиновым шаром, плотно накачанным воздухом. Волнение пробегало по верхнему слою почвы, как круги по воде, они расплывались едва заметные глазу. Между 'кругами' установился период в пятнадцать минут. Мы знали, что толчки должны стать реже, но ощутимее, пока земля не треснет, не в силах выдерживать волнения. Часто это сопровождалось грозами, оглушающими громами, звук которых тонул в треске земли. Мы в ужасе смотрели друг на друга. Зрачки Ромо расширились, почти полностью закрыв красную радужку. Он громко сглотнул. Кто-то пытался ворваться в Центр.

        - Не сметь!  - Рявкнул он в ответ. И обратился ко мне. Я не уловил, чего было больше в его голосе, страха или обвинения.  - Ну, что, доигрались?
        За своей злостью он пытался скрыть то чувство, испытанное нами в юности, до наведения Великого порядка. И я полностью его разделял, потому что неважна уже была причина рецидива. Главное было разобраться в последовательности наших дальнейших действий. Но мы не знали, что делать дальше. Единственное, что могли, это следовать старой схеме, которая предусматривала единственный известный нам способ успокоения Римпвы - переливание литров крови в римпвийцев. Но сейчас этот способ не казался безотказным или хотя бы сколько-нибудь действенным, толи из-за изменившихся обстоятельств, толи по другим причинам. 'Неужели это все же наш эксперимент спровоцировал срыв планеты?' - я отогнал от себя эту мысль. Сейчас не время для бесполезных рассуждений. Действие, вот, что было необходимо. Знать бы, что предпринятые нами шаги окажутся верными.
        В Центр Стабилизации ворвался один из парней, ослушавшись своего командира. Но то, что он успел произнести до вспышки гнева Ромо, переместило праведный гнев с него на предмет разговора. Или, по крайней мере, отложило его на неопределенный срок.

        - По всей планете активируются Точки Переноса!
        Не смотря друг на друга, мы выскочили на улицу. Ближайший к нам Пункт Переноса - та самая пирамида, где прятались люди. Я отыскал ее глазами. Хотя это не стоило мне ни малейшего усилия, и без того можно было понять, где она располагается. Запрятанная лесными дебрями, похороненная в зелени, она определила свое местонахождение, выбросив в небо светящийся луч. Его без труда можно было разглядеть днем, он резал глаза от пристального взгляда, так же как и солнце. А гул от него слышен был даже сквозь треск земли. Монотонный и рычащий. Как возможно, что мы слышим его здесь? Или причина не в этом? В любом случае данная ситуация это то, с чем мы раньше не сталкивались. И даже не предполагали.
        Но паники в лагере не было. Каждый член нашей группы знал наизусть самую главную инструкцию. Она была основной, но никто всерьез не рассчитывал на то, что придется воспользоваться ее указаниями не по учебной тревоге. Слаженные действия команды были отработаны до автоматизма. По всей Римпве сейчас собирались в группы 'проводники', римпвийцы особо чувствительные, имеющие с планетой более тесную связь, чем основное население. Они подключались к донорам, а затем напрямую к планете. Чтобы успокоить беспокойство планеты, нужно, как минимум, удвоить количество передаваемой ей энергии. Мы только теоретически предполагали, что нам с нашими действиями понадобиться не меньше суток на стабилизацию планеты. Компьютеры просчитали все возможные сценарии катастрофы, но, сколько окажется на практике, никто не осмеливался и думать.
        Поняв, что моей помощи в лагере не требовалось, и моего отсутствия никто не заметит, я решил не медлить. Если все это закончится плохо, я должен увидеть Ренату. Хоть на миг, но ощутить тепло ее руки. И, если все закончиться смертью, то я хотел бы умереть рядом с ней.
        Не теряя более ни секунды, я рванул в лес, через ворота. По этой тропе она уходила к пирамиде несколько дней назад. Дней? Или недель? Подстроившись под периодичность повторяемых толчков, я сбавлял скорость, сгруппировывался в прыжке или замирал, пережидая очередную тряску. А после опять ускорялся, боясь потерять даже мгновение. Ноги, казалось, вязли, и скорость была не достаточно быстрой. На пути постоянно появлялись препятствия, выраставшие прямо из-под земли. Увиливать от них становилось все труднее перед каждой тряской, вибрация предшествующая самому толчку, будоражила почву, вынимая из нее все, что давно не видело дневного света. Сговорившись между собой, деревья выскакивали, валились и пропадали в пропасти, норовя зацепить и меня. Организм, насытившийся и спокойный, быстро адаптировался к подобному бегу с препятствиями, анализируя дальнейшие возможные изменения, он подстраивался под них, что значительно облегчало сам бег. Дыхание мое было ровным, частым. И только его я слышал, не смотря на грохот и треск.
        Но мое внимание привлекли деревья. На этот раз не как преграда на пути, а признак гибели планеты. Листва желтела, местами даже чернела, опадала густым ковром, прикрывая извивающиеся корневища. Кора съежилась, постарела, покрылась наростами. Это было нехорошо. На Римпве никогда не было старых деревьев. Тут уж я заметил, что травы под ногами нет, только сухие тростинки, торчащие местами. Густой зеленый лес за час превратился в неприглядный темный умирающий организм.
        Но кое-что другое беспокоило меня сильнее. Была ли рассчитана пирамида на физические изменения? Какой силы толчки она выдержит, а под какими похоронит под собой беглецов? Есть ли в ней достаточно безопасное место, чтобы укрыться? И смог ли Саж найти его? Пирамиды выстояли первую волну катаклизмов до Великого Порядка. Когда мы вошли в них впервые, они надежно стояли, видимо благодаря не только своей уникальной форме. При землетрясениях в них всегда было спокойнее. Но тогда мы успели спасти планету. Не знаю, смел ли, но я надеялся всем своим ожившим сердцем, что и в этот раз все обойдется.

        - Аарон!
        Я обернулся на бегу. Мое раздражение начинало перерастать в ненависть. Вот именно в этот момент, можно подумать, ему больше не чем было заняться, кроме как мной. Ромо ненамного отставал. Сцепив пальцы в кулаки, сдерживаясь, чтобы не свернуть выродку шею сразу, я прибавил в скорости. Но в тоже время прекрасно понимал, что Ромо просто так с хвоста не скинешь. Злость на него кипела во мне на предельных температурах. Чего же тебе неймется? Сейчас-то почему ты не занят своими прямыми обязанностями? Или Ромо считал своей обязанностью изводить меня упрямством? Будь он человеком, и будь мы на Земле, я посоветовал бы ему очень настоятельно, обратиться к психологу. Если бы не убил ранее. Подобная одержимость уже настораживала, и не находила больше никаких оправданий.
        Раз уж побег ничего не решал, мне пришлось остановиться. Пора было покончить с этим делом. Ромо перешел на шаг. Достигнув дистанции чуть повышенного голоса, он замер, буравя меня взглядом, улыбаясь безумной улыбкой. Под нами опять громыхнуло, слева пошла трещина, путаясь в деревьях. Небо завертелось множеством торнадо. Беспокойно кричали птицы, в панике кружа, не решаясь опуститься на качающиеся ветки. Подходящие декорации. Хотя, слегка напыщенны.
        Ромо сократил дистанцию, гаркнул:

        - Бежишь к ней?
        Болтовня его зудела в моих ушах. Отвечать на подобные предсказуемые вопросы я не собирался, теперь уже прекрасно понимая, что разговором не обойдешься. Болтать ужасно надоело. Да, и некогда мне было. Ромо отлично знал, куда и зачем я бегу. Не оправдав его ожиданий, я крикнул:

        - К чему разговоры?
        Он несколько секунд изучал землю под ногами, что-то взвешивая. Но что там еще можно было придумывать? И без того все понятно.

        - Ты прав, ни к чему.  - Услышал я ответ.
        Переходя, наконец-то, к действиям, он развел руками, размял шею. Я даже неожиданно порадовался такому исходу. На этот раз точно все будет расставлено по местам, кто-то из нас покинет эту многострадальную планету. Это не входило в мои планы, но уж лучше закончить все поскорее. Если Ромо не остановить, то он уже сам не остановится. Некоторое время назад он уже сумел уложить меня на лопатки. Но сейчас я чувствовал себя сильнее, и не было помех в виде остальных членов его группы. На этот раз мы были один на один. И на этот раз я не чувствовал никакого сожаления. Не знаю, от чего точно это зависело, оттого ли, что я опять накачался человеческой крови? А может, уже действительно не осталось никаких сожалений? Все приоритеты были расставлены по местам, и Ромо занимал в этой таблице самое последнее место.
        Очередной толчок приближался. Я чувствовал это по дрожи в ногах, от расплывающейся волной вибрации. Глубоко вздохнув, я настроился. Но мне не пришлось ничего делать. Земля треснула прямо под ногами Ромо. Он и осознать ничего не успел, исчез во взорвавшихся кусках почвы. Я замер от неожиданности, ошарашенный подобным исходом так и не начавшейся битвы. Наконец-то он обретет покой, и оставит в покое меня. Балансируя на вздувшихся кочках, я решил переждать, а потом уже рвануть дальше. Но в спину мне донеслось: 'Помоги!'
        Я вспомнил излюбленное слово Руслана. Оно очень подходило к ситуации. 'Черт!', - выругался я, вложив все свое недовольство, мягко говоря. Мне когда-нибудь суждено было от него избавиться? Проиграв борьбу здравому смыслу и желанию бросить Ромо, я направился к широкой длинной трещине, убегающей и пропадающей за деревьями. Он висел, уцепившись за край. И что-то мне подсказывало, что если я его вытащу, он и потом не отстанет. Но не ломать же ему ноги! Как ни убеждал я самого себя, не смог оставить римпвийца висящим над пропастью.

        - Дорого ты мне обходишься.  - Проскрежетал я сквозь зубы, хватая Ромо за руки.
        Он смотрел мне в глаза, но я пытался избежать этого взгляда. Он крепко вцепился в меня, упершись ногами в неровный край, но вместо того, чтобы пытаться вылезти, Ромо дернул вниз изо всех сил. Я чудом удержался на краю, ухватившись за торчащую корягу. Теперь уже, вспомнив весь нецензурный запас слов Руслана, я пытался отделаться от вцепившегося в меня мертвой хваткой Ромо. Он не произносил ни звука, только с бешеным рвением пытался забрать меня с собой.

        - Неужели сбросишь меня?  - Крик его напоминал безумца, впрочем, как и взгляд расширенных глаз.  - Вспомни клятву, что дает каждый римпвиец! Вспомни: '… единством сильны, потому что мы братья!'
        Не слушая больше ни слова, я поразился собственной холодности, с которой пнул бывшего напарника ногой в плечо. Пальцы его соскользнули, и он полетел вниз, не осознающий окончательного поражения, замерший на миг в удивлении. Его недоуменный взгляд скрылся в темноте глубокой трещины. Я отшатнулся от края, не доверяя собственным ногам. Коряга, что спаса мне жизнь, оказалась корнем поваленного дерева. Я присел на его склоненный ствол, пытаясь совладать с дрожащими руками. Мое неоднозначное отношение к произошедшему не было мне понятно. Здравый смысл твердил, что только так можно было решить эту проблему. Что я и ранее убивал и людей, и римпвийцев. Но мне казалось, что грязнейшего убийства не придумаешь. Даже зная, что поступил верно, как простить себя? Это все поселившаяся во мне человечность виновата. Она была очень не кстати в тот момент. Ее у некоторых людей нет, а во мне, надо же, прижилась. Я знал причину этого. И эта причина нуждалась в моей помощи.
        Не смотря на груз совести, бежать мне стало легче, зная, что теперь уж точно погони не будет. Если только планета не выплюнет Ромо обратно на поверхность.
        В этой пирамиде я не был с тех самых пор, как мы ее обнаружили и изучили. Но тренированная память услужливо оживила расположение коридоров и залов. Эту мы нашли, когда наведение Великого Порядка шло полным ходом. Все отправные точки имели связь друг с другом, и, активировав одну, мы автоматически обнаружили все остальные, разбросанные по планете в определенном порядке - на каждый меридиан приходилась одна из них.
        Сажа я узнал издалека. Его сгорбленный образ четко выделялся на фоне чернеющего входа в пирамиду. Его вид мне не понравился. А еще меньше мне понравилось то, что он был один. Это могло значить только одно, но об этом я и думать не хотел, пока не получу полный отчет. Я тяжело дышал от длительного бега с препятствиями, но последние метры до подчиненно преодолел, как на крыльях. Только приблизившись, я заметил, что выглядел Саж изрядно потрепанным, лохматые волосы, грязное исцарапанное лицо, на одежде кое-где виднелись дыры. Но большее неудобство ему причиняла сломанная нога. Он даже не обрезал штанину, чтобы не беспокоить края раны, кость торчала, обрамленная окровавленной тканью и кожей. Именно ранение наверняка вынудило покинуть пирамиду. И только заглянув в его глаза, я понял, что нога - это пустяк. Планета уже высосала из него здравый смысл. Если бы не перелом, он продержался бы много больше. А возможно совсем не это свело его с ума, а более 'человеческая' причина стала тому виной.

        - Их там нет.  - Прошептал он.  - Они все куда-то исчезли. Я искал, но их там нет!
        Я знал, что он скажет что-то в этом роде. Саж не оставил бы людей по другой причине. Но, услышав собственными ушами, я оцепенел.

        - Ситуация вышла из-под моего контроля. Я их потерял.  - Он смотрел в одну точку, мимо меня.
        Можно было подумать, что не ко мне обращены слова, что меня он не видит. Замерший в одном положении, Саж продолжал твердить, что они потерялись. Лицо его посерело, глаза блестели, от влаги. Он зачем-то опустился на землю, лег, раскинув руки, не пикнув от боли в ноге, уставился в небо, укрытое грозовыми тучами. Наблюдая за ним, я погружался в уныние - он уже похоронил людей. И Настю свою похоронил.
        Черт! Рано сдаваться! Пока сам не сделаю, все, что в моих силах, не отступлюсь! Сам обыщу каждый закуток в этой глыбе, где-то они должны быть. Не могли же люди просто так испариться.
        Я хотел рвануть к входу в пещеру, но и тут планета проявила инициативу. Очередным толчком завалило камнями единственный вход в пирамиду с этой стороны. На моих глазах камень за камнем, вход замуровывали. Я закричал. Крик мой утонул в треске земли и грохоте падающих камней. До следующего входа я добежать не успею. Замерев, я стоял перед кучей камней. Что, так все и закончится?
        Никогда не думал, что боль может быть настолько острой, что сама по себе вырвется криком. Упав на колени, я пытался разгрести каменную кучу, прекрасно осознавая, что это ни к чему не приведет. Но руки сами кидали камни в сторону, обдирая кожу и ногти. Что-то делать… хоть что-то делать я должен был!
        Это несправедливо! Я так долго жил в ступоре и так мало времени мне дали для настоящего счастья. Пусть оно и было искусственно вживлено в мое сердце и голову, пусть и было поддельным, но оно было живее, чем все мое тело.
        Саж уже не двигался, только открытые глаза смотрели в грозное небо, сверкающее вспышками молний и бурлящее многочисленными торнадо.
        Смирившись с тщетностью своих действий, я лег на землю. Она отплясывала подо мной дикий танец. Я не хотел сознавать, что все заканчивается, пытаясь забыться в счастливых воспоминаниях. И чем ближе был конец планеты, тем ярче вставали пред глазами образы девяноста с лишком дней. А гибель планеты была близко. Я не только это понимал, я хотел этого. Слишком устал от Римпвы, чтобы пережить ее второе рождение. Теперь еще более ненавистная, чем когда-либо, она поглотила не только все мои чувства, мою волю, мою жизнь, она забрала Ренату. Но, не смотря на всю ненависть, я молил Римпву о том, чтобы она проявила милость и скорее прекратила мое существование.
        Руслан

        Время может быть не только милосердным в исцелении. Иногда оно принимает форму изощренной безжалостности в своей неумолимой скорости. В такие моменты ощущается снисходительность жизни к мимолетным людям. О, да, мне было, чем заняться и без ненужного философствования. Но я безуспешно пытался ухватиться за облезлый хвост времени, чтобы затормозить его марафонский бег. Я возомнил, что я могу это сделать и обязательно должен попробовать. Я же иллюзионист!
        Пустая трата, конечно же. Ничего не вышло.
        Я никак не мог пробиться дальше первого шага. И дело было даже не в том, что я не знал, как найти отгадку. Я не понимал, в чем суть задачи, в чем состоит дурацкий фокус. При чем здесь монитор с этой девчонкой, не перестававшей вещать о полном самоуничтожении? Я ожидал другой подсказки. А о том, что нам жить недолго осталось, и без того было известно. Ко всему прочему прибавилось и беспокойство, когда к нужному сроку не пришел ни Саж, ни остальные, ни даже ошейника Джека не нарисовалось. Это могло означать только одно. С нами только так и могло быть, по-другому никак, черт возьми! Определенно что-то случилось. Стараясь теперь еще и не отвлекаться на мысли об остальных, я сжимал пальцы в кулак и в бессилии ударял о стену. 'Думай!' - нашептывал я себе: 'Думай! Обычно отгадка лежит на поверхности'. Но стоило отвлечься, как я ловил себя на том, что мысленно выискиваю логическое оправдание того, что Саж до сих пор не привел ко мне мою сестру и моих друзей. Ну, что там опять могло случиться? А какая разница, что там произошло? Имеет значение только одно - смогут ли они вовремя выбраться из очередной
передряги? Это уже было не беспокойство, это была тревога, дергающая за все нервы сразу. Она без труда разбила и без того хлипкую платину моей концентрации. Я и на одном слове сосредоточиться не мог, оно тут же убегало из-под моего внимания и принимало образ кучки людей, вляпавшихся в историю. Но опять же злился на себя, пристально и тупо смотрел в экран, старясь разгадать его загадку. Моим друзьям не будет никакой пользы от моего волнения.
        Пустой зал с экраном не наталкивал больше ни на какие мысли, кроме того, что мне суждено быть здесь заживо погребенным. Неплохой курган для меня приготовили. Ни один азиатский хан о таком и мечтать не мог. Жаль только, некому будет к нему цветы приносить.
        Я опять постарался вернуться к нужному направлению. Усиливавшийся голод, даже точно не могу сказать, какой больше, впился в мысли, являясь еще одной помехой. Мой мозг трещал, буквально высекая искры, скорее напоминая взбесившийся транзистор, чем главный орган человеческого тела. И чтобы не сбиваться, я начал рассуждать вслух, пытаясь говорить четко и громко, дабы перекричать беспорядочную беззвучную какофонию в голове. Сделав вид, что успокоен фразой: 'Так, мои друзья, моя сестра, мой пес, Рената, они все скоро придут, и мы благополучно уберемся с этой кровожадной планеты!', - я сосредоточился на экране…
        Усталость уселась мне на плечи. Я не сопротивлялся, сел на пол. Конечно же, мои потуги не принесли никакого облегчения. Сдавшись, бессмысленно уставился перед собой. Вокруг экрана нарисовался приличного диаметра круг. Это мои следы в пыли. То практически ровные, то начинающие вилять из стороны в сторону, как походка пьяного. Временами очень пьяного.

        - Так,  - Продолжил сквозь стиснутые зубы бессмысленный монолог.  - Я убрал чертову мишуру! Все, теперь передо мной голый механизм. Осталось только понять, как он работает. Черт, и почему, нельзя было все устроить гораздо проще!?! К чему эти проверки? На профпригодность? Да пошел бы этот Чужак к черту со своей пригодностью! Я бы ему ее… Так, Руслан, вернись к теме! Голый механизм!  - Я в который раз подошел к экрану, разглядел со всех ракурсов, ощупал его. Но не тут-то было, никаких потайных кнопок или рычажков найти не удалось.
        Но он же должен с чего-то срабатывать. Все механизмы срабатывают с подачи фокусника. И здесь не только слово 'Абракадабра!' Глаза устали от тусклого света. Я тер их, пока вспышки, похожие на огни пиротехники не расцветили внутреннюю оболочку век.
        А если экран расположить под другим углом?
        Мне показывали то, что было запланировано для отвлечения. А что он еще может показывать, этот экран? Зависит ли изображение от его расположения? Тот же эффект зеркал, куда направишь, то и покажет? Я опять подошел к монитору, зависшему в воздухе в центре следов моих ботинок. Попытался сдвинуть его с места. Он оказался легким, шершавым и как будто не совсем плотным. Как туман. Пальцы наполовину исчезали в нем. Ощущения странные, даже пугающие. Пришлось приложить усилие не только для того, чтобы толкнуть монитор, но и убедить себя, что трогать его безопасно. Он дернулся, как груженый товарняк, а дальше уже пошел, как по накатанной. Будто, я снял экран с какого-то предохранителя. Этого хватило, чтобы он сам поплыл по своей траектории, высвечивая рисунок, бегающий в пыли, кое-где нарушенный моими следами. Освещение монитора зажгло эти мелкие бегающие полоски. Загоревшись, они прогорали, как порох вместе с полом. Открыв рот в изумлении, я замер. Красотища-то какая! Отскочил назад только, когда край, съедаемый огнем, подобрался к носкам ботинок. А под полом ничего не было, пустота. Пришлось отбежать на
приличное расстояние, так как дырка, образовывающаяся в полу, по ширине была не меньше, чем ширина приличного бассейна. Наверное, я так и стоял с открытым ртом, сам не понимая, чему удивляюсь. Мы уже столько всего успели увидеть, что очередная пропасть под ногами могла ассоциироваться разве что с осенним дождиком. Я не понимал, радоваться мне, или поводов для веселья не было. В желудке громко заурчало. Видимо, организм решил, что выполнил свою задачу и может требовать отдыха.
        Я сел у самого края. Мощный гул шел из дыры, как будто кто-то затянул одну ноту на водосточной трубе. Холодный пол напоминал, что тело еще может мерзнуть. Но и какое-то другое знакомое ощущение наклевывалось. Скорее воспоминание. Только улегшись лицом в пыль, я вспомнил, где ощущал подобное. В том зале, где я встретил Ренату с Машей, была точно такая же дыра и точно такой монитор в воздухе, с изображенной на нем Землей. Это что, и есть машина путешествий в пространстве? Я что, справился? Как-то слишком просто. И при чем здесь мое пространственное мышление?…
        На экране застыла обещанная планета. Я окинул ее критическим взглядом. Ну, ничего, под пиво пойдет. Оставалось только надеяться, что мы попадем туда все вместе, и там не будет еще каких-нибудь уродов, пьющих людскую кровь. Лучше пусть римпвийскую хлещут. Больше всего мне самому опять хотелось чувствовать себя полноценным человеком. А что будет с римпвийцами? Их что, тоже с нами переселят? Против Сажа я уже не был 'против'. А вот остальные вызывали во мне очень яростный протест.
        Дыра вызывала любопытство. Насколько там глубоко? Она что, действительно бездонна? Очередная иллюзия? Всякая дыра, даже огромная пропасть обязана иметь дно, где-то должна заканчиваться. Да и к чему вообще она здесь? Экран понятно, он транслирует точку прибытия. Но для чего эта дырка здесь? Мы что, прыгать в нее должны!?! Помнилось мне, что на Земле нам не приходилось падать. Хотя, кто его знает? Может, мы и не летели к звездам вовсе, а провалились в трещину в Земле. А имело ли это столь важное значение, чтобы я тратил время, когда мне напомнили: 'До очередной волны осталось пятнадцать секунд'. Я резко отскочил от края. Не стоило так рисковать и проверять на собственной шкуре, глубока ли ямка, и для чего ее здесь вырыли. Громыхнуло. И сразу же после того, как я поднялся с пола и стряхнул с себя пыль - 'До полного самоуничтожения осталось шестнадцать часов'. Восемь часов прошло? Прошло восемь часов!
        Ставший невыносимым голос продолжал вещать от волны до волны, напоминая, что до полного самоуничтожения оставалось все меньше времени. И чем меньше часов оставалось, тем злораднее мне казался этот уже не женский, а бесполый голос. Он исходил не из одной точки, а отовсюду. Толчки становились сильнее, но с прежней периодичностью. Пещера гремела и тряслась, норовя провалиться в дыру. При каждом подземном толчке вибрация сбивала с ног. Мне казалось, что при такой их силе пещера должна была уже обвалиться. Но она оказалась надежнее, чем выглядела. Пока я не заметил ни одной трещины.
        Как только останется пять часов до краха, я пойду искать своих. Где они могут бродить так долго? Ощущение того, что это все неспроста и все может плохо кончиться, концентрировалось в моей голове, пока не переросло в физическую боль. Возможно, им нужна моя помощь, а я тут сижу без дела. Но и выходить из пещеры было страшно, хоть и чертовски неприятно в этом признаваться. Я не трус, но сомневался, что найду дорогу без Чужака. Не успевая следить за своими мыслями, я опустился на пол.
        Прошло уже двенадцать часов с тех пор, как ушел Саж.
        Я уснул мгновенно. Сон был такой же темный и бездонный, как пропасть передо мной. Я его не помнил, но тяжелое чувство оставалось напоминанием. Я нисколько не отдохнул. Тело затекло и замерзло. Просыпаться было мучительно, попытки освободиться от остатков сна приходилось повторять. Дрема цеплялась за сознание своими когтями, колючими проволоками окутывала, чтобы оставить спящим, чтобы я проспал.
        'Опаздываю!' - прозвучало в голове, как будильник.
        Я тут же вскочил, но, очнувшись, испуганно огляделся по сторонам, надеясь увидеть все лица, что мне дороги. В тоже время, прекрасно понимая, что появись моя дружная компания, они обязательно бы меня разбудили. Кроме меня в этой темноте не было ни одного живого существа. Я схватился за голову, зажмурил глаза, стиснул зубы, пока ни не заскрипели.

        - До полного самоуничтожения осталось пять часов тридцать секунд.
        Я не стал сдерживать отчаяние и закричал. Тут даже разбить нечего, черт возьми! Смысла торчать здесь одному не было. Если я не найду своих, если их не будет здесь за пять минут до гибели… Если я останусь тут один перед началом свистопляски…
        Я не пойду туда один. Каков бы не был тот новый мир, что я буду делать там без них?
        Решительно, а может отчаянно, я направился к выходу. Единственный выход, кроме дыры в полу. Коридоры пирамиды встали запутанным клубком. Как же мне запомнить все эти повороты? Но не только возвращение в пещеру волновало меня. Без подсказок Чужака я не смогу найти ту пещеру, где встретил Ренату. И все же это не повлияло на мой настрой, я даже перешел на бег.
        Подходя к выходу, на всей скорости я наткнулся на нечто, чего не заметил. По инерции, отступивши на пару шагов назад, мотнул головой. Из воздуха нарисовался человек. Хотя, уже в следующую секунду я понял, что человеком это не назовешь. Слишком высокий, слишком нереальный и слишком прозрачный. Иллюзия.

        - Ты еще что за черт?  - Рявкнул я.

        - Я тот, кто притащил тебя сюда.  - Хмыкнул 'прозрачный' в ответ.
        Его физическое появление, хоть и не до конца он проявился, отвлекло меня. Из головы вылетело, куда я направлялся и зачем. Пока я рассматривал Чужака, понимая, что он так и останется для меня неизвестным образом. Но особо не расстроился, какая мне, собственно говоря, разница? И тут я вспомнил, до чего мне была разница. В это же мгновение я ринулся к выходу. Чужак только слегка мотнул головой, улыбаясь. Не высокомерно или нахально, а даже с каким-то сочувствием. Я тут же почувствовал знакомую отчужденность тела. Он опять 'отключил' меня.

        - Тебе нельзя покидать зал.  - Голос, что в голове, что вне ее, звучал одинаково. Командные интонации, по крайней мере, совпадали стопроцентно.

        - А мне плевать!  - Мой враждебный рык прокатился по пещере.
        Я опять хотел шагнуть, хотя и знал, что все мои усилия напрасны. Тело просто не получало мои команды. Единственное, что еще реагировало - голосовые связки. И чтобы не спровоцировать Чужака и на 'отключение' моего голоса, я тщательно подбирал слова. Однако давалось мне это с большим трудом.

        - Почему ты держишь меня?

        - Таковы правила игры.  - Пожал он плечами. Он так говорил об этом, как будто мы в песочнице в чертовы пасочки играем.  - Вы все проходите свои испытания. Ты со своим справился, теперь сиди и жди. От тебя больше ничего не зависит.
        Это все, что он мне собирался сказать? Этот прозрачный прыщ должен был понимать, что меня такой ответ не утроит.

        - Я это понимаю.  - Ухмыльнулся он моим мыслям.  - Но что ты можешь сделать?
        Я заорал. Он прав, я ничего не могу сделать или как-то повлиять на него. И орал я скорее для выплеска злости. А ее во мне накопилось, ой, сколько! Да как же так-то? Что за чертова игра? Он не имеет права мне указывать! Кто он вообще такой этот паразит полупрозрачный?

        - Вы не имеете права так над нами издеваться!  - Прошипел я.  - Мы не игрушки! Мы живые!

        - И вы с легкостью можете стать мертвыми.  - Спокойно перебил меня Чужак.  - Повторяю, ты ничем не поможешь остальным. Каждый свой путь должен пройти сам.
        Он отпустил мое тело из 'комы'. Из-за напряжения, с которым рвался наружу, я потерял равновесие и упал. Это казалось так унизительно, так противно. Стойкое чувство, что я больше никого из своих не увижу, затопило меня. Поэтому я опять вскочил. Ненадолго. Тут же упал. Чужак продолжал, как заведенный, нести свой бред:

        - От тебя ничего не зависит, так что сядь и успокойся, пока я опять тебя не сковал. Не хочу применять к тебе силу, так что будь благоразумен и не пытайся вырваться. Не трать зря силы. Ты их даже не найдешь сейчас.
        Поняв, что упорство мое было скорее ослиным, чем благоразумным, я уселся на пол, последовав совету. Обхватив голову руками, я молчал. И что, на этом все?

        - У них еще есть время.  - Попытался меня успокоить этот великий успокаивательщик.
        Да мне плевать, что он думает!
        Теперь-то время текло медленно.
        Я раскачивался взад, вперед. Соединив пальцы в подобие пирамиды, уставился на них. Мир сузился до колебаний. Какое-то медитативное состояние. Но это был не чертов покой, это было мое отчаяние, застрявшее в голосовых связках. Иногда я ловил себя на том, что ору. Просто тупо стою и ору.
        Медленно, но это дурацкое время шло. А их все не было.
        Все вопросы, что хотел задать Чужаку, теперь стали неважны. А он-то теперь был словоохотлив. Все старался отвлечь меня своими идиотскими никому ненужными истинами. Они, боги, что ли, проводят эксперимент вот уже целую чертову вечность. Они, видите ли, решили, что могут создать нечто совершенное, что стоило бы их первого изобретения, самой Вселенной. Но вот, не получалось никак наполнить ее достойными обитателями. Вечно кто-то лажал и косячил! Вот досада-то! То яблоко кто-то сожрет в ненужном месте, в ненужное время, то прибьет не того, то еще какая ересь вылезет. И, когда косяки уже скрыть да подшить было невозможно, Высшие сворачивали эксперимент. И все начинали заново, учтя все-все предыдущие ошибки. И каждый раз, надеясь на лучшее, они достигали все большего прогресса. Вот молодцы-то! Не выдержав, я заорал прямо в его лицо:

        - Да кому нужны ваши высшие законы развития!
        Ожидая ответа, я стоял напротив прозрачного образа, который то становился четче, то практически совсем исчезал. Не дождавшись, сел на пол у стены, откинул голову назад и совершенно бесцветным голосом продолжал.

        - Ты же знаешь, что мы все умрем тут. Так отпусти меня с ними попрощаться.  - Как страшно было это принять. Все оказалось так прозаично, так банально. Опять кто-то перекраивал мир в угоду своему видению.  - Я боюсь умереть здесь в одиночестве.
        Голос все отсчитывал. Я не слушал и не вникал в цифры. Какая к черту уже разница! Почти смирился с тем, каков конец моей бренной жизни. А куда было деваться? Хотелось умереть достойно, без истерик. Я достаточно 'наистерил'. Смерть сама по себе не была мне страшна. То, что там за ней меня тоже не беспокоило. Но было дико жаль, что все заканчивается именно так. Мне хотелось видеть лица. Хотелось попросить прощение у сестры. Обнять моего верного пса. Потрепать рыжие волосы Машки. Но они все теперь меня запомнят сумасшедшим, опасным и кровожадным. Зачем? Ведь, смысла не было, но мне хотелось, чтобы они знали, что вот он я, в здравом уме и трезвой памяти, прекрасно сознающий все происходящее и безумно по ним скучающий. Даже по зануде Сажу.
        Я уже сам ощущал каждую секунду. Паника отступила, судорожное дыхание стало спокойным. Я увидел, как срабатывает механизм. Дыра заполняется светом, в котором можно разглядеть мягкую сочную траву. Я даже уловил запах полевых цветов. Ветер свежий и озорной случайным порывом принес мне его. Я отвернулся, чтобы не видеть порушенные возможности.
        Жизнь была так близко.
        Пещеру трясло. Треск, похожий на звук разрываемой плоти, затопил уши. Я почти оглох. Посыпалась каменная крошка с потолка. Под ногами расцвела сеть тонких извивающихся трещин.

        - Хоть музыку напоследок поставь.  - Обратился я к исчезающему на этот раз окончательно Чужаку.
        У него было странное чувство юмора. Под сводами разрушающейся пирамиды звучала чисто и мощно, как студийная запись хорошего качества. Kanzas пели только для меня Carry on My Wayward Son.
        Черт…
        Иванов

        Я прекрасно понимал, что происходит. Мне просто было обидно, что мы не успели. Все наши труды, все старания, все, что было потрачено на этот амбициозный план - потрачено впустую. Но сколько надежды, сколько оправданной веры в себя подарили мне эти пролетевшие кометой годы.
        Планета не в силах была больше существовать. Я видел показатели ее состояния, я наблюдал за ней каждый день. Она нас торопила, убеждала, что недолго протянет. А мы каждый раз выпрашивали еще немного времени. В итоге нам не хватило самую малость.
        Я знал, как отреагируют римпвийцы на последние конвульсии своей планеты. Ее гибель для них шоковая терапия. Они умирают раньше, чем она погибает. А еще до того сходят с ума. Потому что ни одно мыслящее существо не в состоянии вынести эту эмоциональную бурю, когда она влетает в нервную систему, изнашивает ее и вылетает. Но уже через секунду мощный поток новых эмоций вторгается внутрь и пробегается по нервным окончаниям, раздирая их, потому что они не рассчитаны на такое количество неперенесенных переживаний.
        Я все понял с первых признаков вибрации земли. Мне неизвестна была причина, но понятен был результат.
        Двое римпвийцев смотрели на меня. Поначалу они, конечно же, боролись с собой, со своей связью с планетой. К их счастью, они знали меньше моего. И, возможно, даже не догадывались, что скоро все наши мучения закончатся. Как впрочем, и блаженства. Жизнь удивительная штука. Она наполняет нас безысходностью, но тут же дает зеленый свет. И так всегда происходит. Каждый раз, когда уверен, что подошел к концу, открывается еще одна дверца, которую раньше не видел.
        Я сказал сопровождающим, что отойду по малой нужде. Но так и не вернулся. Не знаю, искали ли они меня. Это уже не важно. Я же хотел пройтись по лесу. Все это, каждое дерево, каждая травинка, каждый цветок, все это создано из человеческой любви. Они называют ее по-разному, считают переработанной энергией, состоящей из множества составляющих. Но главный ингредиент - любовь. Только она может создавать столь дивные цвета, столь нежные фактуры, столь приятные на запах. Я сжимал в кулаке флакон с этой любовью. Маленькая тара весом не больше двадцати грамм, а, сколько всего она вмещала! Здесь были слезы и смех Машеньки, гордость и забота ее отца. Там даже поместились такие безграничные противоречия Насти и веселый, живой нрав Руслана. Там хранилась тоска Ренаты по родным и осознание того, что теперь мы стали для нее родными и любимыми. А главное, там недоумение и осмысление, смех и страх, любовь и осторожность существ, которые три сотни лет боялись чувствовать. И всего три месяца им было дано на то, чтобы насладиться этой палитрой чувств, в которой теряешься от восторга.
        Я крепко сжимал флакон между пальцев. Драгоценнейшее из моих изобретений! В нем плескалась моя гордость. Нет, не в плохом ее смысле, а самом возвышенном, отеческом.
        Я почти не замечал тряски и грохота. Они мне не мешали. Ветер, пробегающий между деревьев, принес мне ощущение свободы и решительность. Я открыл флакон и 'пролил' содержимое. Любовь дымкой опускалась на больную Римпву. Планета с жаждой поглотила ее. И на ее месте расцвела красота.
        Вот она смерть. И она не была ни болезненной, ни страшной, ни безумной. Просто у всего свое время. И всему приходит конец, чтобы дать новое начало.
        Все очень просто.
        Машенька

        Над планетой кружило сплошное атмосферное облако. Плотной пеленой оно окутало Римпву, как одеяло младенца. Оно равномерно и монотонно двигалось. И мысли бы не возникло, что под этим спокойствием бушует предсмертная агония. Взрывались и трещали земляные пласты, двигаясь 'кубиком-рубиком' в противоположные направления. Океан переливался из стороны в сторону, играя ему одному понятную игру. И звуки умирающей планеты, сливаясь в один поток, превращались в дивную гармоничную музыку.
        Трое наблюдали за этой картиной. Маша видела их разговор через призму своих представлений и ассоциаций.
        Сказочные, прекрасные боги, в сиянии своем были подобны звездам. Маша смотрела на каждого из них и поражалась. С ними она чувствовала себя безмятежно, и только беспокойство за отца и их друзей иногда омрачало ясный взгляд ребенка. Ей очень хотелось потянуть за белоснежную тогу одного из богов, чтобы привлечь к себе внимание, и спросить, когда же она всех увидит и может рассказать, как хорошо тут, на небе. Но важный разговор прерывать она не решилась.
        Выражения лиц богов были разными. Один из них озорно улыбался, другой был серьезен, а третий, наверно, был самым хорошим, потому что именно он защищал людей.

        - Что же, они все прошли испытания.  - Произнес 'хороший'. Это именно он забрал Машу и Джека на небо.

        - Как же?  - Удивился Чужак.  - Они все почти мертвы. С заданием справился только Руслан. Проход был готов вовремя. И даже чуть раньше.

        - Неоднозначно получается.  - Добавил третий.

        - А ты глубже смотри.  - Поучительно протянул 'хороший'. - Мои трое не разбежались по группам. Да, они не успели и глупо попались римпвийцам в руки. Но главное не это. Суть в том, что те двое не оставили свою подругу, как бы им не хотелось скорее вернуться в пирамиду к безопасному месту. Думаю, это очень смело и человечно.
        Двое остальных кивнули в знак согласия. Маша смотрела на них и молилась, чтобы они действительно так думали и согласились спасти людей.

        - А что делать с римпвийцами?  - Спросил Чужак.  - Есть и среди них неплохие экземпляры. Даже способные на чувства.

        - Пусть ребенок выбирает.  - Улыбнулся 'хороший'. - Устами младенца, как говориться.

        - Но мы так еще никогда не делали.  - Хотел возразить третий, но, посмотрев на ребенка, улыбнулся.  - Пришло время попробовать что-то новое. Думаю, им даже придется увеличить средний срок жизни лет до… Потом обсудим.
        Маша почувствовала на себе всю ответственность и даже испугалась. Она-то маленькая девочка, как может решать такие серьезные вопросы? Но, решившись, девочка не поскупилась, вернула не только Сажа и Аарона. Она не забыла про Ариадну и остальных обитателей лагеря, прибавив, что пусть и остальные 'хорошие римпвийцы' живут на новой планете. Маша так же попросила, чтобы мама и сестра ее жили на новой планете, но боги сказали, что она скоро появиться, но совсем маленькими детьми. Маша не совсем поняла, что это значит, и зачем делать так, но согласилась. В итоге начальное населении планеты не было внушительным, составило только тысячу особей на материк. Конечно же, помимо них планета растила и других разумных существ, но об этом новоприбывшие узнали позже.


        Маша сидела в траве, ожидая, когда спасенные ее люди и римпвийцы откроют глаза. Ей нравилось это место. Оно было похоже на Землю больше, чем Римпва. Даже березки здесь росли такие же, как у бабушки в деревне. Вообще, все было, как полагается, почти, как в сказке. Ветерок дул такой теплый и задорный. Буйным цветом покрывали поля цветы, над которыми парили бабочки. А в березовой роще заливались птицы. Тут, конечно, много работы предстояло. И домик построить, и баньку у речки, там внизу, между холмов. Но пусть этим занимаются взрослые.
        Они постепенно отходили от кошмаров, что в тот момент действительно казались только снами. Не понимая, что толком происходит, поднимались на ноги, оглядывались, натыкались взглядами друг на друга, узнавали, обнимались, плакали, смеялись. Это было нелегко, начинать с нуля жизнь на необитаемой планете. Особенно тем, кто не привык работать руками. Но жизнь стоила тех усилий. Гораздо позже, когда эмоции улеглись, и жизнь на новой планете оказалась полна труда, люди и римпвийцы осмысливали смысл случившегося. Их задачей было пронести любовь к планете и благодарность через сотни поколений.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к