Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Sword Art Online: Progressive. Том 1 Рэки Кавахара

        Sword Art Online
        Первый том Sword Art Online: Progressive, выпущенный 10 октября 2012 года, охватывает приключения Кирито на первом и втором этажах Айнкрада, и включает в себя две переписанные побочные истории: «Ария в беззвёздной ночи» и «Рондо переходного меча».

        Рэки Кавахара
        Sword Art Online: Progressive
        Том 1


        Ария беззвездной ночи
        (1 уровень Айнкрада, ноябрь 2022)

        Глава 1

        Всего один раз в жизни я видел настоящую падающую звезду.
        Не на каникулах; я увидел ее из окна моего дома. Для жителей маленьких городков, где прозрачный воздух и действительно темные ночи, падающие звезды не являются чем-то из ряда вон выходящим. Но, к сожалению, город Кавагоэ в префектуре Сайтама, где я провел все 14 лет моей жизни, ни тем, ни другим из этих достоинств не обладал. В безоблачную ночь даже звезду второй величины едва-едва можно было увидеть невооруженным глазом.
        Но однажды, глубокой зимней ночью, я совершенно случайно выглянул в окно и увидел. В почти беззвездной ночи на небо был словно наброшен белый полог городских огней. И вдруг этот полог пронзила стремительная вспышка света. Я, заканчивавший тогда четвертый класс начальной школы, по-детски подумал: «Надо загадать желание…» Пока что все было нормально, только вот желание, возникшее в голове следом, было: «Хочу, чтобы из следующего монстра вывалился редкий предмет». Подобного желания ни один разумный человек бы не загадал. Полагаю, оно своим существованием было обязано MMORPG, в которую я тогда играл и которая мне очень нравилась.
        После той ночи я еще раз увидел ее три (или четыре?) года спустя — точно такого же цвета, летящую с такой же быстротой.
        Однако на этот раз смотрел я на нее не невооруженным глазом и не под темно-серым ночным небом.
        Я смотрел на нее через нейрошлем, первую в мире машину с VR-интерфейсом, и было это в глубине мрачного виртуального донжона.


        Бой можно было описать как «леденящий душу».
        Монстр-гуманоид 6 уровня «Руинный кобольд-воитель» размахивал грубым одноручным топором, и противостоящий ему игрок едва успевал уворачиваться. У меня мурашки бежали по спине, пока я наблюдал за поединком. Но когда игрок увернулся от трех ударов подряд, кобольд потерял равновесие, и игрок, вместо того чтобы воспользоваться этим шансом и сбежать, применил навык мечника.
        Это был самый первый навык для рапиры, который разучивают игроки: одиночный колющий удар «Прямой выпад». Чтобы активировать этот навык, необходимо главной рукой держать оружие прямо перед собой, сосредоточиться на нем и выбросить рапиру прямо вперед. Это был простой, базовый навык; однако быстрота его потрясала. Игрок явно не полагался лишь на скорость, обеспечиваемую помощью системы, но подхлестывал руку своим собственным усилием воли.
        Во время бета-теста я множество раз собственными глазами видел, как игроки и монстры применяют этот навык, но сейчас я даже самой рапиры не мог углядеть — лишь световой спецэффект, который она за собой оставляла. Ослепительно-белая вспышка, разорвавшая полумрак донжона, напомнила мне ту падающую звезду.
        Рапирист так и продолжал: уклонялся от трехударного комбо и контратаковал «Прямым выпадом». После трех таких чередований защиты и нападения игрок прикончил одного из сильнейших монстров этого донжона, вооруженного человекозверя, не получив, на первый взгляд, ни единой царапины. И все-таки победа, похоже, далась ему нелегко. Когда смертельный удар пронзил грудь монстра, тот отвалился назад и исчез, обратившись в вихрь полигонов. Рапирист пошатнулся, словно нематериальные полигоны толкнули его, и, прислонившись к стене коридора, медленно соскользнул на пол и сел. Дышал он тяжело.
        Меня, стоящего в 15 метрах от него возле перекрестка, он, похоже, не замечал.
        Уйти прочь, не сказав ни слова, и поискать собственную добычу — так я поступал в подобных ситуациях обычно. Месяц назад, в тот полный событий день, я решил, что буду жить для себя, буду игроком-одиночкой. С того самого дня я не подходил к кому-либо. Исключением было — когда я видел, что сражающемуся игроку грозит явная опасность; однако полоса хит-пойнтов рапириста была почти полна. Во всяком случае, в помощи всяких назойливых он явно не нуждался.
        И все же…
        После пятисекундного колебания я вышел из тени перекрестка и направился к по-прежнему сидящему на полу рапиристу. Худая фигура, даже немного тощая. Темно-красная кожаная курточка, поверх нее легкий медный нагрудник; на ногах обтягивающие кожаные штаны и сапоги до колен. Накидка с капюшоном закрывала тело от головы почти до пояса, так что лица игрока я не видел. Все одеяние, кроме накидки, вполне подходило фехтовальщику, оно было весьма похоже на мое снаряжение мечника. Мой любимый «Закаленный меч», награда за трудный квест, очень тяжел. Поэтому, чтобы применять навыки в полную силу, я почти не ношу металлических доспехов — лишь маленький нагрудник под темно-серым кожаным плащом.
        Рапирист услышал мои приближающиеся шаги; его плечи дернулись, но с места он не сдвинулся. То, что я не монстр, он должен был понять по зеленому курсору в его поле зрения. Зарывшись лицом в поднятые колени, он всем видом показывал: «иди куда шел и оставь меня в покое».
        В двух метрах от рапириста я остановился и раскрыл рот.
        — Это был оверкилл.
        Худое плечо под плотной тканью накидки вновь шевельнулось. Капюшон дернулся и приподнялся сантиметров на пять, не больше, и из-под него на меня пристально уставились два глаза. Все, что я мог разглядеть,  — что глаза были светло-карими; контуры лица оставались неразличимы.
        Несколько секунд рапирист сверлил меня пристальным взглядом — точно так же, как монстра только что; затем голова дернулась чуть вправо — по-видимому, этот жест обозначал «не понимаю, о чем ты».
        «Вот оно что»,  — подумал я.
        Я бы пошел дальше своим путем одиночки, но кое-что меня сильно грызло.
        Его «Прямой выпад» был столь совершенен, что я аж поежился. Начальное и конечное движения были очень коротки, да плюс скорость, из-за которой я даже оружия не мог разглядеть. Никогда прежде я не видел столь красивого и устрашающего использования навыка мечника.
        Поэтому первой моей мыслью было, что передо мной бета-тестер, такой же как я. Еще до того, как этот мир превратился в игру со смертью, рапирист немало практиковался, чтобы достичь такой быстроты.
        Однако, увидев «Прямой выпад» вторично, я усомнился в своей догадке. Навык был применен идеально, но ритм боя выглядел угрожающим. Разумеется, способ защиты в виде минимального движения в сторону отличался гораздо большими возможностями в смысле быстрой контратаки, нежели парирование или блок, и при этом не страдает прочность оружия и доспехов. Но зато, если уклон не удается, риск куда больше. В худшем случае игрок может получить дополнительный урон и эффект оглушения. В сражении соло оглушение — это смерть.
        Идеальное применение навыка мечника и опасная тактика защиты совершенно не вязались друг с другом. И мне страшно хотелось узнать, в чем тут дело. Вот почему я подошел и сказал вслух про оверкилл.
        Однако мой визави этой популярной среди онлайн-игроков фразы явно не понял. Стало быть, этот рапирист, сидящий передо мной, не был бета-тестером. Более того — возможно, он вообще в ММО-игры не играл, пока сюда не угодил.
        Я коротко вздохнул и принялся объяснять с нуля.
        — Оверкилл — это… когда урона наносится гораздо больше, чем у монстра остается хит-пойнтов. Тот кобольд был полумертв уже после второго «Прямого выпада»… да нет, уже почти совсем мертв. В его полосе хит-пойнтов всего две-три точки оставались. Вместо того чтобы подключать навык мечника, хватило бы простого несильного удара.
        Сколько же дней прошло с тех пор, как я говорил так много в этом мире… сколько же недель. Когда это пришло мне в голову, я замолчал.
        После моей речи — плода тяжких усилий и плохих коммуникативных навыков — рапирист не меньше десяти секунд сидел без какой-либо реакции. Я уже начал думать, что он, похоже, опять ничего не понял, но тут наконец тихий голос прошмыгнул из-под капюшона.
        — …Оверкилл, ну и что? Какие-то проблемы?
        Лишь тут я с запозданием осознал, что скорчившийся передо мной в глубине донжона рапирист принадлежал к числу крайне редко встречающихся в этом мире «игроков-женщин».


        Прошел уже месяц с запуска первой в мире VRMMORPG «Sword Art Online».
        В среднестатистических ММО к этому времени уже появляются игроки, достигшие максимально возможного уровня, а карта мира уже открыта вся. В SAO, однако, высший уровень, достигнутый игроками, равнялся всего 10 — не знаю, какой уровень здесь максимальный, но точно не десятый. И игровой мир, парящая крепость Айнкрад, был покорен на какие-то жалкие проценты.
        Причина в том, что нынешняя SAO — игра, которая не игра; в определенном смысле здесь больше подходит слово «тюрьма». Разлогиниться вручную отсюда невозможно, а смерть аватара означает настоящую смерть игрока. При таких условиях немногие решаются отправиться в донжоны, полные опасных монстров и ловушек.
        Кроме того, гейммастер насильственно наделил персонажей тем же полом, что и у управляющих ими игроков; после этого женщин в игре осталось крайне мало. Думаю, почти все они до сих пор сидят в Стартовом городе — даже через месяц. В первом крупном донжоне, «лабиринте первого уровня», я встречал женщин всего два или три раза, и всякий раз они были в составе крупных отрядов.
        Вот почему я и представить себе не мог, что рапирист-одиночка, на которого я наткнулся в неисследованной части донжона, окажется женщиной.


        Сперва мне хотелось просто пробормотать слова извинения и уйти. Не сказал бы, что я из числа тех парней, кто заговаривает со всеми девушками подряд; и я совершенно искренне не хотел, чтобы обо мне так думали.
        С другой стороны — если бы она сказала «как хочу, так и воюю» или «отвали», я бы ответил «понятно» и отвалил. Однако короткий ответ рапиристки был фактически вопросом. Поэтому я удержал себя от того, чтобы уйти, и ответил, отчаянно напрягая все свои разговорные способности:
        — …Оверкилл не имеет каких-то недостатков с точки зрения системы, но… он неэффективен. Навыки мечника требуют сосредоточенности; если использовать их постоянно, быстро устаешь. Тебе ведь еще обратно возвращаться, так что лучше не очень выматывать себя во время сражений.
        — …Обратно возвращаться?
        Вновь голос из-под капюшона звучал вопрошающе. Из-за усталости рапиристка говорила очень тихо, иногда и вовсе неслышно, но, несмотря на это, голос мне показался красивым. Разумеется, вслух я этого говорить не стал.
        Я снова принялся объяснять.
        — Да. Отсюда до выхода из донжона ты добираться будешь где-то час, и потом до ближайшего города еще полчаса, даже если двигаться быстро. Чем сильнее ты устанешь, тем больше будешь ошибаться. Ты вроде одиночка, а одиночке любая ошибка может стоить жизни.
        Пока мои губы двигались, я мысленно спросил себя: «Зачем я так стараюсь ее убедить?» Мой собеседник — женщина, но это не может быть причиной, я ведь толкнул длинный спич, еще когда не знал этого.
        Если бы мы поменялись местами и мне начал так вот лекцию читать кто-то более прокачанный, я бы просто сказал «как хочу, так играю, так что отвали» — или что-то вроде. В общем, мои действия никак не соответствовали моему характеру; я уже начал нервничать, когда рапиристка наконец ответила:
        — …Тогда никаких проблем. Я… не буду возвращаться.
        — Что? …Не будешь возвращаться в город? Но… пополнить запасы зелий, починить снаряжение… и спать…
        Когда я произнес все это с офигевшим видом, рапиристка слегка пожала плечами.
        — Зелья мне не нужны, раз я не получаю урона, клинков я купила пять штук одинаковых… а отдыхаю я в безопасной зоне поблизости.
        И затихла. На какое-то время я лишился дара речи.
        Безопасные зоны — это несколько комнат в донжоне, где монстры не появляются. Их можно узнать по факелам особого цвета, размещенным по углам. Для охоты и картирования это идеальное место; но пользоваться им можно лишь для короткого отдыха, не больше часа. Пол из холодного камня, никаких, разумеется, кроватей, плюс часто слышатся шаги и рычание монстров неподалеку. Каким бы храбрым ни был игрок, нормально выспаться ему не удастся.
        Но, судя по тому, что я только что услышал, эта рапиристка пользуется безопасной зоной вместо постоялого двора, чтобы только оставаться в донжоне… я правильно понял ее слова?
        — …Сколько часов ты тут уже провела?  — со страхом в голосе поинтересовался я.
        Рапиристка ответила после долгого вдоха.
        — Три дня… а может, четыре… Больше нет вопросов? Монстры здесь скоро снова оживут. Я пошла.
        Опершись худой левой рукой в кожаной перчатке о стену, она неуверенно встала.
        Тонкий клинок, который она так и не убрала в ножны, свисал вниз, точно она удерживала одной рукой тяжеленный двуручный меч. Рапиристка медленно двинулась прочь.
        Уходящая все дальше накидка была вся в прорехах — значит, изрядная доля ее прочности уже потеряна. Нет, для тканного снаряжения, которое используется в донжоне четыре дня без перерыва, то, что оно вообще сохраняет форму,  — уже чудо. Предыдущее «раз я не получаю урона», вполне возможно, было и не преувеличением…
        Осознав это, я выплюнул вслед тонкой спине слова, о которых я и помыслить не мог:
        — …Если и дальше будешь так сражаться — погибнешь.
        Рапиристка остановилась, прислонилась плечом к правой стене и медленно развернулась. Из-под капюшона ко мне метнулся взгляд карих глаз с красноватым отливом.
        — …В конце концов все погибнут.
        От этого хриплого, надтреснутого голоса прохладный воздух донжона показался еще холоднее.
        — Всего за месяц погибли две тысячи. И даже еще первый уровень не пройден. Эту игру пройти невозможно. Где и как ты погибнешь, раньше… или позже — вот и вся разница…
        Самая длинная и эмоциональная из ее речей увяла и оборвалась на середине.
        Я машинально сделал шаг вперед, а рапиристка, точно настигнутая невидимой парализующей атакой, медленно сползла на пол.



        Глава 2

        Пока она падала на пол донжона, в голове у нее промчалась прозаическая мысль: «Как вообще можно упасть в обморок в виртуальном мире?»
        Потеря сознания означает кратковременное прекращение нормального кровоснабжения мозга. Причиной может быть нарушение в работе сердца или кровеносных сосудов, анемия, низкое артериальное давление, гипервентиляция и куча еще причин; но ведь пока человек в Полном погружении в виртуальном мире, его реальное тело покоится на кровати или в кресле с откидывающейся спинкой. Тела игроков, заточенных в этом смертельном мире под названием «SAO», сейчас, должно быть, переправлены в больницы; за их здоровьем наверняка следят, их постоянно мониторят. Если понадобится, им введут соответствующее лекарство. Трудно поверить, что потеря сознания может произойти по вине реального тела.
        Эти мысли скользили сквозь угасающее сознание, пока не сформировались в одну: «Это все не имеет значения».
        Да, для нее уже ничего не имеет значения.
        Потому что здесь она умрет. Потеряв сознание в лабиринте, полном безжалостных монстров,  — она просто не может остаться невредимой. Рядом с ней другой игрок, но вряд ли он рискнет собственной жизнью, чтобы помочь свалившемуся.
        И, в любом случае, как он сможет помочь? В этом мире максимальный вес, который может нести игрок, жестко задан системой. В глубине донжона каждый загружен под завязку лечебными зельями и запасным снаряжением, оставив место лишь под трофеи и золото. С учетом этого всего, оттащить целого человека совершенно невозможно.
        …Вдруг она осознала кое-что.
        Для последних мыслей перед потерей сознания эти длились как-то слишком долго. Кроме того, сейчас под ней должен был быть твердый каменный пол донжона, но почему-то спина ощущала что-то мягкое и пушистое. А еще было тепло, и легкий ветерок ласкал щеку…
        Она открыла глаза настолько быстро, что веки почти простонали.
        Она была вовсе не в лабиринте, между толстых стен. Вокруг были старые деревья, покрытые золотым мхом, и шипастые кусты с маленькими цветочками — лесная полянка. Посреди круглого пространства в семь-восемь метров она и лежала без сознания… нет, спала.
        Но — почему? Как она, свалившаяся в глубине донжона, перенеслась на далекую поляну?
        Ответ на этот вопрос обнаружился, когда она повернула голову на 90 градусов вправо.
        На краю поляны в корнях громадного дерева укрылась серая тень. В руках тень держала довольно крупный одноручный меч, ножны от которого лежали под головой. Длинные черные волосы закрывали все лицо, так что его не разглядишь, но, судя по экипировке и телосложению, это, вне всяких сомнений, был тот самый парень, который заговорил с ней перед тем, как она потеряла сознание в донжоне.
        Может, он каким-то способом вытащил ее из лабиринта и доставил сюда, в лес, после того как она свалилась. Она кинула взгляд в сторону. Слева, метрах в ста, виднелась угрожающе устремленная в небо громадная башня — донжон первого уровня Айнкрада.
        Она вновь повернула голову вправо. Парень в темно-сером кожаном плаще, видимо, почувствовал ее движение — его плечи качнулись, и он приподнял голову. Даже посреди дневного леса глаза его были черны, как беззвездная ночь.
        Едва их взгляды встретились, она ощутила, как словно маленький фейерверк взорвался у нее в голове.
        Скрипнув зубами, Асуна — Асуна Юки — выдавила тихий, хриплый голос.
        — Бесполезная… трата сил.


        Уже оказавшись заточенной в этом мире, Асуна сотни, тысячи раз спрашивала себя.
        В тот раз — зачем она взяла в руки игровую машинку, которая ей даже не принадлежала? Зачем она надела это устройство на голову, улеглась в кресло с высокой сетчатой спинкой и произнесла стартовую команду?
        VR-интерфейс мечты, оказавшийся нейрошлемом-убийцей, и гигантская клетка души по имени «Sword Art Online» были приобретены вовсе не Асуной, а ее старшим братом Коитиро. Однако и для брата игра в MMORPG не была чем-то повседневным. Его жизнь сосредоточивалась на совершенно других вещах, в «игры» он не играл с детства. Рожденный старшим сыном президента гигантского производителя электроники, компании «РЕКТО», он был объявлен наследником отца и потому, пока рос, получил обширное образование в необходимых областях и обрезал все, что осталось вне этих областей. Почему же ее брат заинтересовался нейрошлемом… нет, SAO… даже сейчас она не могла этого понять.
        Однако по иронии судьбы Коитиро не суждено было поиграть в первую игру, что он купил в своей жизни. В день официального релиза игры его отправили в командировку за границу. Накануне отъезда, когда они вместе сидели за обеденным столом, он шутливо жаловался на этот счет, но Асуна чувствовала, что ему на самом деле обидно.
        Асуну воспитывали не в такой строгости, как Коитиро, но к третьему классу средней школы ее опыт в плане игр ограничивался бесплатными игрушками на мобильнике, которыми она изредка убивала время. Она знала о существовании онлайновых игр, но вступительные экзамены в старшую школу были близко, и ни интереса, ни мотивации играть в такие игры у нее не было… предположительно.
        Так почему же месяц назад, 6 ноября 2022 года, она вошла в пустую комнату брата, взяла с его стола готовый к действию нейрошлем, надела на голову и отдала команду «Начать соединение!»? Нет, она совершенно не понимала, почему она тогда это сделала. Не понимала до сих пор.
        Одно она могла сказать точно: в тот день все изменилось… нет, пожалуй, правильнее было бы сказать — все закончилось.
        Сначала Асуна заперлась в комнате на постоялом дворе Стартового города и стала ждать, пока их всех отсюда вытащат, но, когда прошло две недели, а из реального мира не пришло ни весточки, она перестала надеяться, что их спасут извне. А погибла уже тысяча человек; и, когда Асуна узнала, что даже первый лабиринт еще не пройден, она поняла, что ждать, пока игру пройдут, тоже бесполезно.
        Оставался лишь выбор, какой именно смертью умереть.
        Просто оставаться в единственном безопасном городе в течение месяцев — нет, лет — тоже, конечно, выход. Однако никто не может быть уверен, что правило «Монстры не заходят в города» будет держаться вечно.
        Чем сидеть скрючившись в темной комнатушке и дрожать от страха при мысли о будущем, лучше уж выйти наружу. Приложить все способности, чтобы учиться, тренироваться и сражаться. Если в итоге она исчерпает силы и погибнет, по крайней мере она не будет оплакивать прошлое и сожалеть о потерянном будущем.
        Бежать. Мчаться вперед. И исчезнуть. Сгореть, как метеор в атмосфере.
        Держась за эту единственную мысль, Асуна покинула постоялый двор и ступила в бескрайний простор мира MMORPG, в котором она не знала даже ни одной общеизвестной фразы. Она выбрала себе оружие и, полагаясь на единственный разученный навык мечника, отправилась в самую глубину лабиринта, где никто еще не побывал.
        И вот — сегодня, пятница, 2 декабря, 4 часа утра. Видимо, от нервного истощения после беспрерывных сражений она потеряла сознание, и ее жизненный путь должен был завершиться. В Железном дворце Стартового города, имя «Асуна» на Монументе жизни слева от входа должна была перечеркнуть ровная горизонтальная линия, и все бы закончилось. И вот надо же.


        — Бесполезная…  — вновь просипела Асуна, и сидящий в четырех метрах от нее черноволосый мечник опустил глаза цвета ночи. На вид он был немного старше ее, но это невинное движение заставило ее невольно наморщить бровь.
        Однако несколько секунд спустя его рот изогнулся в циничной усмешке, что тут же изменило ее предыдущее впечатление.
        — Я тебя вовсе не спасал.
        Тихий голос. Вроде молодой, но что-то в нем тоже маскировало возраст его обладателя.
        — …Тогда почему просто не оставил меня там.
        — Я спасал карту, которая у тебя есть. Если ты четыре дня провела на переднем крае, значит, ты картировала здоровенный неисследованный кусок донжона. Это малость слишком важно, чтобы позволить карте пропасть вместе с тобой.
        Под давлением логики она с силой втянула воздух. До сих пор, когда люди в городе парили ей мозг, как ценна жизнь и как все должны объединиться и работать вместе, она просто отталкивала их — словами, естественно; от практичности ответа, полученного ею сейчас, она растерялась.
        — …Тогда возьми.
        Прошептав эти слова, она открыла окно меню. Пробравшись через окошки, с которыми она лишь недавно познакомилась, она добралась до своей карты и скопировала данные на предмет «лист пергамента». Материализовала свиток и кинула его парню под ноги.
        — Теперь твоя цель достигнута, верно? Я тогда пойду.
        Оттолкнувшись рукой от травы, она встала, но тут же пошатнулась. Судя по времени, отображающемуся в ее поле зрения, она проспала семь часов после своего обморока, но усталость еще не прошла. Однако у нее оставалось еще три заранее подготовленные рапиры. Она уже решила для себя, что не уйдет из лабиринта, пока последняя рапира не потеряет половину прочности.
        У нее было много неотвеченных вопросов. Этот мечник в сером плаще, как он умудрился вытащить ее из глубины лабиринта на лесную поляну? Даже если он каким-то образом ее нес — почему не в безопасную зону внутри лабиринта, почему он взял на себя труд вытащить ее наружу?
        Впрочем, она не считала, что есть нужда всем этим интересоваться. Она шагнула влево, к лесу, в направлении мрачно возвышающегося лабиринта — как вдруг.
        — Погоди, рапиристка-сан.
        — …
        Игнорируя парня, Асуна сделала еще несколько шагов; однако следующие его слова заставили ее невольно остановиться.
        — Ты ведь тоже стараешься пройти игру, верно? А не просто умереть в лабиринте. Тогда не лучше ли будет тебе показаться на «Совещании»?
        — …На совещании?
        Она переспросила, все еще стоя к мечнику спиной; и легкий ветерок принес ответ парня, произнесенный уже немного другим голосом.
        — Сегодня во второй половине дня в городе Толбана — он ближайший к лабиринту — будет «Совещание по стратегии против босса первого уровня».



        Глава 3

        Парящая крепость Айнкрад имела форму конуса, поэтому, конечно же, нижний ее уровень был самым большим. Почти идеальный круг диаметром 10 километров — то есть 80 квадратных километров площади. Для сравнения: город Кавагоэ в префектуре Сайтама имеет площадь 110 квадратных километров, а живут там триста тысяч человек.
        При своем громадном размере первый уровень отличался и изрядным географическим разнообразием.
        На южном краю располагался Стартовый город — примерно километрового диаметра и огороженный полукруговой стеной. Вокруг были луга, в которых обитало множество монстров-зверей (кабанов и волков), а также разнообразных червей, жуков и ос.
        К северо-западу от луговины лежал большой густой лес, к северо-востоку — несколько озер. Следом — что в одну, что в другую сторону — были разнообразные горы, долины и руины, где монстры сидели в засаде, поджидая, когда какой-нибудь игрок будет проходить мимо; и, наконец, на самом севере уровня возвышалась приземистая — 300 метров в ширину и 100 в высоту — башня. Это и был донжон первого уровня.
        Помимо Стартового города, на первом уровне имелось еще множество мелких городков и деревушек. Крупнейшим из них — если можно так назвать поселение всего-то в 200 метров из края в край — был городок Толбана в ближайшей к лабиринту долине.
        Впервые игроки добрались до этого городка, уставленного ветряными мельницами, через три недели после официального запуска SAO.
        Число погибших к этому времени достигло уже 1800.


        Мы с таинственной фехтовальщицей двинулись вперед вместе — впрочем, держась на некотором расстоянии друг от друга; вышли из леса и очутились прямо у северных ворот Толбаны.
        Фиолетовые буквы «Безопасная зона» вплыли в мое поле зрения, давая понять, что я вошел на территорию города. Тут же я ощутил груз усталости, навалившийся на плечи, и непроизвольно выдохнул.
        Если я успел так вымотаться, выйдя всего-навсего сегодня утром, то рапиристке позади меня, должно быть, приходилось еще хуже. С этой мыслью я оглянулся, однако ноги в сапогах до колен шагали твердо. Даже несколько часов сна не справятся полностью с усталостью, накопившейся за три дня охоты, так что она, видимо, просто упрямится. Когда возвращаешься в город, тело и душа (впрочем, в виртуальном мире это по сути одно и то же) должны расслабляться. Я подумал было высказать эту мысль вслух, но атмосфера казалась слишком натянутой для праздной беседы.
        Взамен я повернулся к рапиристке и деловым тоном произнес:
        — Совещание будет в центре города в четыре часа.
        — …
        Лицо, спрятанное под капюшоном, качнулось вниз-вверх. Ноги, однако, не остановились, и стройная фигура прошагала мимо меня.
        Ветерок, дующий в долине, слегка трепал накидку. Я приоткрыл рот, но, не придумав что сказать, закрыл его обратно. Я уже три недели усердно сражался в одиночку и не имею права надеяться на теплый прием со стороны других. До сегодняшнего дня я всю дорогу только свою жизнь защищал…
        — Странная девушка.
        Внезапно кто-то пробормотал эти слова у меня за спиной, и я отвернулся, отведя глаза от спины рапиристки.
        — …Я думала, она быстро умрет, однако нет. Она со всех сторон новичок, но талант у нее страшный. Просто нечто.
        Высокий голос продолжал говорить, заканчивая фразы носовыми звуками. Говорившая не отличалась масштабным телосложением — напротив, она была ниже меня как минимум на голову, а я сам совершено не великан. Защита, как и у меня, состояла сплошь из кожи и ткани. В качестве оружия слева на поясе был подвешен коготь, справа висели дротики. Такое снаряжение нечасто применяли те, кто сражался на переднем крае; однако главным оружием этого человека было нечто другое.
        — Что ты знаешь об этой фехтовальщице?  — вырвалось у меня, но, заранее зная ответ, я сразу наморщил нос. Девушка с когтем не обманула моих ожиданий — тут же подняла пятерню и сказала:
        — Продам дешево. Пятьсот коллов.
        Ее ухмыляющееся лицо щеголяло одной характерной особенностью. На обеих щеках макияжным карандашом были нанесены по три линии, напоминающие звериные усы. В сочетании с красновато-коричневыми кучерявыми волосами ее внешность создавала впечатление некоего грызуна.
        Некоторое время назад я поинтересовался у нее, зачем она нанесла эти метки. Однако мгновенно получил ответ «никогда не спрашивай у девушки, почему она наносит макияж», а сразу затем — сердитое заявление: «Расскажу только за сто тысяч коллов!» Мне оставалось лишь ретироваться.
        Когда-нибудь, когда я найду ультрамегаредкий предмет, я правда заплачу сто тысяч коллов — эта тайная клятва болталась у меня в памяти, когда я с кислым видом ответил:
        — Мне неудобно покупать информацию о девушках, так что я воздержусь.
        — Ни-хи-хи, у тебя доброе сердце.
        Сделавший такое заявление на грани бесстыдства человек был, вероятно, первым торговцем информацией в истории Айнкрада — девушка, известная как «Крыса» Арго.


        …«Если ты пять минут побеседуешь с "Крысой", сам не заметишь, как заплатишь сто коллов за ее истории. Будь осторожен».
        Так меня кто-то предупреждал. Однако сама Арго заявляла, что ни разу не продала за деньги сомнительную информацию. Она утверждала, что только тогда считала информацию «товаром», когда определяла, что история представляет ценность, платила должную сумму источнику, да еще сама собирала как можно больше дополнительных сведений в подтверждение. Если продается фальшивая история, это бьет по репутации информатора. Для торговца сбор информации — совершенно иная смесь опасности и проблем по сравнению с добычей ценных предметов в донжонах и продажей их NPC в городах.
        Каждый раз, когда я видел лицо Арго, мне хотелось задать довольно сексистский вопрос: «Зачем игрок-девушка выбирает такого рода работу?» Но даже если бы я спросил, она снова потребовала бы за ответ «сто тысяч коллов»; так что я кашлянул и задал другой вопрос.
        — Так что, сегодня опять? Ты здесь не для обычного бизнеса, а снова по поручению той загадочной персоны?
        При этих словах Арго нахмурилась и кинула быстрые взгляды влево-вправо. Затем ткнула пальцем куда-то мне за спину, и мы направились к ближайшему проулку. До антибоссового совещания оставалось еще два часа, так что игроков здесь было немного, но Арго приняла меры, чтобы нас никто не подслушал — на всякий случай. Видимо, причина была в ее репутации торговца информацией.
        Арго остановилась, когда мы прилично углубились в проулок; прислонилась спиной к дому — населенному NPC, разумеется — и кивнула.
        — В общем, цена поднялась до двадцати девяти тысяч восьмисот коллов.
        — Уже двадцать девять и восемь, да?..
        Я криво улыбнулся и пожал плечами.
        — …Прости, но, сколько бы коллов мне ни предложили, ответ от этого не изменится. Продавать его я не собираюсь.
        — Я уже говорила это клиенту…
        Главный бизнес Арго — торговля информацией, но, поскольку высокая ловкость позволяет ей очень быстро бегать, она еще подрабатывает посыльным. Обычно она лишь передает устные сообщения или доставляет короткие тексты на свитках, однако сейчас переговоры шли уже неделю, и это стало утомлять… или, скорее, клиент попался сложный.
        Он — или она — желал приобрести мой одноручный меч «Закаленный меч +6 (3О3П)».


        Система усиления оружия в SAO по сравнению с другими свежими MMORPG довольно проста. Оружие можно улучшать по параметрам: Острота, Быстрота, Точность, Вес и Прочность — пять бонусов, которые можно придать оружию, если дать поработать над ним кузнецу — NPC или игроку. Для усиления необходим определенный набор материалов, для каждого бонуса свой; кроме того, как и в других MMORPG, всегда имеется шанс неудачи.
        Независимо от того, какой параметр повышается, к названию предмета в окне снаряжения добавляется только «+1», «+2» и так далее. «Раскладка» же этого числа на составляющие видна только когда этот предмет выбран и открыто окно его свойств. При продаже от игрока к игроку говорить фразы типа «Точность+1, Вес+2» всем быстро надоело. Игроки стали пользоваться сокращенными обозначениями; так, оружие +4 с раскладкой «Точность+1, Вес+2, Прочность+1» обозначается в разговоре просто как «1Т2В1П». Такой стиль обозначений уже стал общепринятым.
        Стало быть, мой «Закаленный меч +6 (3О3П)» имел бонусы Острота+3 и Прочность+3. Чтобы обзавестись оружием такого качества на первом уровне Айнкрада, вообще-то требовалось немалое терпение и удача. В сложившейся ситуации немногие игроки прокачивали кузнечные навыки, не имеющие прямого отношения к выживанию. Но меня несколько беспокоил уровень мастерства NPC-кузнецов, даже если они и выглядели как дворфы.
        Еще до того как я усилил это оружие, «Закаленный меч», оно досталось мне в награду за выполнение очень трудного квеста. С учетом нынешних характеристик, возможно, это был вообще лучший предмет на уровне — однако не следует упускать из виду, что все равно это «снаряжение начального уровня». Усилить его я смогу еще лишь несколько раз; где-нибудь на третьем-четвертом уровне я сменю его на другой меч, и все начнется по новой.
        Из-за всего этого я и не мог понять, почему клиент Арго собирался заплатить такую громадную сумму — 29800 коллов — за этот меч. Если бы мы вели переговоры лицом к лицу, я мог бы спросить его прямо, но это не работает, если я даже имени клиента не знаю.
        — …За молчание та персона заплатила тысячу коллов, да?
        На мой вопрос Арго спокойно кивнула и сказала:
        — Да. Хочешь перекрыть?
        — Хмм… кило, да?.. хмм!..
        «Деньги за молчание» — сумма, которую Икс, желающий купить мой меч, заплатил Арго, чтобы она не сообщала мне его имени. Если я сейчас предложу 1100 коллов, Арго сразу свяжется с клиентом и проинформирует его, что сумма «за молчание» выросла до 1200 коллов, и спросит, не хочет ли тот перекрыть. В случае ответа «да» уже мне придется решать, заплатить 1300 коллов или нет. Если этот аукцион я выиграю, то узнаю имя моего соперника, но в итоге в деньгах я в этой сделке потеряю. С какой стороны ни посмотри, выглядит полным идиотизмом.
        — …Боже ты мой, тебе даже не обязательно продавать информацию, потому что, даже если ты не продаешь что-то, это у тебя все равно бизнес… душа торгаша, блин.
        На мою жалобу усатое лицо Арго ухмыльнулось.
        — Это и есть настоящий кайф от торговли! Как только я продаю кому-то информацию, тут же рождается новая информация «такой-то купил такую-то информацию»!
        В реальном мире для юристов и прочих таких людей, думаю, совершено немыслимо раскрывать посторонним имена своих клиентов; но подобного правила не существовало для крысы, девиз которой — «продавать всю информацию, какую можно продать». Люди, становящиеся ее клиентами, должны быть с самого начала готовы к тому, что и их имена будут проданы; но, поскольку по части добычи информации она не знала себе равных, на это неудобство никто не жаловался.
        — …Расскажешь мне, когда какая-нибудь девушка захочет купить мою персональную информацию. Я куплю информацию о ней.
        После этих слов я вздохнул. Арго снова весело хихикнула, потом ее выражение лица изменилось.
        — Ладно, я передам клиенту, что предложение вновь отвергнуто. И что сделка не состоится в любом случае. Ну, пока тогда, Ки-бо.
        Помахав мне рукой, она развернулась и со своей знаменитой «крысиной» быстротой покинула проулок. Следя взглядом, как ее красновато-коричневая шевелюра исчезает в толпе, я лениво подумал: «Вот уж кто точно не погибнет».
        После месяца плена внутри смертельной игры SAO я кое-чему научился.
        Разницу между жизнью и смертью для игроков обеспечивали несколько ключевых факторов. К ним относились такие, как «носить с собой много зелий» и «знать, когда пора остановиться и уйти из донжона»; но одним из важнейших факторов, отделяющих жизнь от смерти, была непоколебимая вера, что у тебя есть «свой стержень». Можно сказать и другими словами: «свой стержень» — важнейшее оружие игрока в битве за выживание.
        В случае Арго это, скорее всего, «информация». Местонахождение опасных монстров, самые эффективные охотничьи угодья — она знает про это все. Ее вера в знание дает ей спокойствие и, следовательно, повышает способность к выживанию.
        Для меня же «стержнем» был меч за спиной. Точнее сказать, тот момент дзена, когда тело и меч сливаются в единое целое. Я не вполне достиг такого состояния за все это время, но одна лишь мысль «я хочу, чтобы этот мир стал моим, и я не умру, пока так не будет», поддерживала меня в живых. Я усилил свой «Закаленный меч» на Остроту+3 и на Прочность+3, игнорируя Точность и Быстроту, потому что первые две — это просто численные характеристики, а остальные улучшения меняют чувство меча, чувство взмаха.
        Однако это значит…
        Рапиристка, которую я повстречал сегодня на переднем крае. Каков ее «стержень»?
        Да, я выволок ее из лабиринта, когда она потеряла сознание (использовав прием, о котором никогда в жизни ей не расскажу). Но, с другой стороны, даже если бы меня там не было — уверен, как только появился бы следующий кобольд, она бы сама не заметила, как встала и вновь обрушила на него свой «Прямой выпад», стремительный, как падающая звезда… я просто не мог думать иначе.
        Что заставляет ее так отчаянно сражаться, и как ей удалось дожить до сегодняшнего дня? Видимо, она обладала «силой», о которой я ничего не знал.
        — …Надо было заплатить Арго пятьсот коллов…  — пробурчал я себе под нос, чуть качнув головой.
        Беленые стены ветряных мельниц, окружающих Толбану, под лучами послеполуденного солнца отсвечивали оранжевато. Сейчас, должно быть, начало четвертого. Чтобы как следует подготовиться к антибоссовому совещанию, мне для начала надо бы живот чем-нибудь набить.
        Совещание начнется в четыре и, вне всяких сомнений, будет проходить бурно.
        Потому что сегодня впервые за все время перед множеством обычных игроков появятся люди иного типа — те, кто до сих пор в SAO держались скрытно. Да — между «новичками» и «опытными бета-тестерами» лежит труднозаполняемая пропасть.
        «Крыса» Арго продает вообще все, что только может продаваться, и лишь один тип информации отсутствует в ее ассортименте. Это — кто из игроков был бета-тестером. И не только Арго. У всех бета-тестеров, хоть их лица и не такие, как раньше, есть свои предположения, кто еще «из этих» — по именам, по интонациям,  — но они никогда не заговаривают об этом друг с другом. Собственно, и сейчас было то же самое. Арго и я — мы оба уверены, что второй — бета-тестер, но мы никогда не заговорим на эту тему, сколько бы световых лет нам ни предстояло преодолеть.
        Причина проста. Когда личность бета-тестера раскрывается, его жизнь оказывается под угрозой.
        И грозит ему не смерть от монстра в донжоне. Ему грозит «казнь» от игроков-новичков, когда он оказывается вне безопасной зоны. Потому что многие новички уверены, что именно бета-тестеры несут ответственность за гибель двух тысяч человек в первый месяц игры.
        И что до меня — я не могу полностью стряхнуть это обвинение.



        Глава 4

        Меню Асуны в последние три — или четыре?  — дня состояло из самого дешевого черного хлеба от NPC-булочника и воды из городского фонтана.
        Она и в реальном мире не очень-то наслаждалась едой, а здесь, в виртуальном мире, процесс поглощения пищи был настолько пустым, что это невозможно было описать словами. Сколько бы ты ни съел, ни грамма сахара не доберется до реального тела. По мнению Асуны, гораздо лучше было бы, если бы система пищи, голода и сытости вовсе не существовала. Однако когда твой виртуальный живот какое-то время пустует, чувство голода возникает и не рассасывается, пока что-нибудь не съешь.
        Пока Асуна была в донжоне, она усилием воли приглушала ощущение пустоты в животе, но в городе нужды в этом не было. Чтобы отомстить себе за нехватку силы воли, она приобрела самое дешевое, что имелось в наличии,  — черствый каравай грубого черного хлеба. Отщипывая и кладя в рот по кусочку, она испытывала странное раздражение из-за того, что вкус оказался не так плох, как она ожидала.
        В самом центре Толбаны Асуна села на скамейку возле фонтана и продолжила молча пережевывать хлеб, не снимая капюшона. Хотя каравай был довольно крупный, стоил он всего один колл. Она прикончила уже половину, когда  —
        — На вид хлебушек вкусный.
        Знакомый голос раздался справа. Остановив руку, собравшуюся уже оторвать очередной кусочек, Асуна кинула острый взгляд.
        Там стоял парень, которого она оставила у входа в город всего несколько минут назад. Одетый в серый плащ черноволосый любитель одноручных мечей. Каким-то непонятным способом он вытащил ее, свалившуюся в обморок в глубине донжона, наружу. Именно этот назойливый тип влез на ее готовый уже оборваться жизненный путь.
        Едва она это осознала, ее щеки затеплели. Она уже сказала этому парню, что собирается умереть, а вот теперь он видит, как она поглощает еду, предназначенную для продолжения жизни. Ее охватило сильнейшее смущение; она просто не знала, что делать.
        Пока она сидела неподвижно, держа в руке половину каравая, парень кашлянул и тихо прошептал:
        — Можно я тоже здесь сяду?
        Обычно в такой ситуации она просто молча вставала и уходила не оборачиваясь. Но сейчас ее охватила растерянность, какая еще не охватывала в этом мире, и она просто не могла среагировать. Приняв отсутствие реакции со стороны Асуны за согласие, парень уселся справа от нее на максимально возможном расстоянии и принялся шарить в кармане плаща. Извлек он оттуда круглый предмет черного цвета — каравай черного хлеба ценой один колл.
        На мгновение Асуна позабыла про свое смущение и растерянность и изумленно взглянула на парня.
        Судя по уровню его защитной экипировки и по тому, что ему хватало способностей забираться в самую глубину лабиринта, у этого мечника должно быть достаточно денег, чтобы обедать в ресторане. Но он выбрал этот хлеб; либо он суперскряга, либо  —
        — …Ты что, серьезно считаешь, что это вкусно?
        Не сознавая этого, она задала вопрос вслух. Парень с нахальным видом поднял бровь и энергично кивнул.
        — Конечно. С тех пор, как я пришел в этот город, я каждый день его ем. …Хотя, честно говоря, добавляю один нюанс.
        — Нюанс?..
        Не понимая смысла этого слова, она склонила голову набок. Вместо ответа мечник сунул руку в другой карман и достал маленький глиняный горшочек. Поставив его посередине скамейки, предложил:
        — Попробуй использовать его на хлебе.
        Выражение «использовать его на хлебе» на мгновение озадачило Асуну, но она тут же поняла, что это просто фраза из лексикона онлайновых игроков, такая же, как «использовать ключ на двери» или «использовать бутылку на фонтане». Неуверенно протянула правую руку и тюкнула пальцем по крышке горшочка. В появившемся всплывающем меню выбрала «Использовать», после чего кончик пальца начал светиться слабым фиолетовым светом. Это называлось «режим выбора цели»; Асуна прикоснулась к полусъеденному караваю в левой руке.
        Тут же раздался тихий звуковой эффект, и одна сторона каравая окрасилась в белый цвет. Довольно приличный толстый слой; как ни посмотри, это…
        — …Взбитые сливки? Где их тут можно достать?..
        — Награда за квест «Корова наносит ответный удар», я его взял в предыдущей деревне. Правда, на его прохождение требуется определенное время, поэтому его мало кто берет.
        Ответив с совершенно серьезным видом, мечник повторил ее жест «использовать горшочек на хлебе». Видимо, содержимое горшочка закончилось — во всяком случае, со слабыми световым и звуковым эффектами он исчез. Мечник распахнул рот и впился в свой хлеб, который тоже был покрыт горкой сливок. Когда Асуна услышала звуки жевания, ее живот, уже долгое время неприятно нывший, сменил гнев на милость; сейчас от него исходило здоровое ощущение пустого желудка.
        Асуна нерешительно куснула намазанный сливками черный хлеб, который по-прежнему держала в левой руке.
        Текстура хлеба, прежде черствого и грубого, стала совершенно другой. Во рту расплылся вкус деревенского пирога; сливки были сладкими и скользкими, с освежающей йогуртовой кислинкой. Ощущение удовольствия прошлось по внутренней стороне щек, словно электрический разряд. Как во сне, Асуна куснула еще раз, потом еще.
        Когда она пришла в себя, от каравая, что был в ее руке, не осталось ни крошки — буквально. Повернув голову, она обнаружила, что управилась секунды на две быстрее, чем мечник. Вновь ее заполнило острое чувство смущения. Больше всего ей хотелось сбежать; но после того как ее угостили, это было бы крайне невежливо.
        После многочисленных вдохов-выдохов, успокоившись наконец, Асуна еле слышно произнесла:
        — …Спасибо за угощение.
        — На здоровье.
        Мечник прикончил свою собственную еду, похлопал в ладоши, чтобы стряхнуть с перчаток крошки, и продолжил:
        — Этот коровий квест, о котором я упоминал,  — если хочешь его пройти, я могу подсказать кое-что. Если все делать правильно, управишься за два часа.
        — …
        Говоря откровенно, она была тронута. С этими йогуртовыми сливками даже одноколловый черный хлеб становится шикарным лакомством. Это, конечно, фальшивое удовольствие от движка воспроизведения вкуса, но ощутить его еще раз… нет, я хочу есть это каждый день, подумала она.
        Однако  —
        Асуна опустила глаза и покачала головой в капюшоне.
        — …Не стоит. Я дошла до этого города не для того, чтобы вкусно кушать.
        — Хмм. А для чего?
        Голос мечника никак нельзя было назвать красивым, но ничто в нем не раздражало ухо; нормальный голос юноши. Возможно, именно поэтому эмоции, скрытые в самой глубине ее сердца,  — те, о которых она никому еще не рассказала с тех пор, как пришла в этот мир,  — вырвались наружу прежде, чем она сама это заметила.
        — Я… хочу доказать, что я существую. Сперва я просто заперлась в комнате на постоялом дворе. Но потом я решила, что, чем медленно гнить, лучше уж я останусь собой до последней секунды. Даже если я проиграю монстру и погибну, этой игре… этому миру я проигрывать не хочу. Ни за что.
        Пятнадцать лет жизни Асуны Юки состояли из непрерывных сражений. Все началось с вступительных экзаменов в детский сад, потом было еще множество больших и маленьких экзаменов; Асуна справилась с ними всеми. Все было устроено так, что любая неудача сразу означала, что она никчемный человек, и Асуна продолжала бороться с этим грузом.
        И вот после пятнадцати лет сражений — новый вызов: «Sword Art Online». Однако этот экзамен ей вряд ли суждено сдать. Сражение с неизвестным, с чуждыми правилами и чуждой культурой — в такой битве сила одного человека ничего не сможет сделать.
        Есть заранее заданное условие победы: достичь верхнего уровня стоэтажной парящей крепости и убить финального босса. Однако через месяц после начала игры примерно пятая часть игроков ее покинула — причем большинство их были ветеранами. Бойцов осталось так мало, а путь впереди так долог…
        Асуна продолжала говорить и говорить; поток слов, струящихся из самого сердца, становился то сильнее, то слабее. Монолог стал бессвязным, фразы обрывались на середине; черноволосый мечник слушал молча. В конце концов, остатки слов Асуны утонули в вечернем ветре, и тогда мечник тихо прошептал одно-единственное слово.
        — …Прости.
        Прошло несколько секунд, прежде чем Асуна подумала: «Почему он извиняется?»
        Она впервые встретилась с ним только сегодня; ему просто не за что извиняться перед ней. Она кинула взгляд из-под капюшона на мечника; парень в сером плаще сидел на скамейке, склонившись вперед и опершись обоими локтями о колени. Его губы шевельнулись, и Асуна вновь услышала его голос.
        — Прости… эта ситуация, в которой ты оказалась… иными словами, то, что довело тебя до такого,  — в каком-то смысле это моя -
        Однако окончания фразы она не услышала. От движимых ветром часов на вершине громадной ветряной мельницы в центре городка разнесся громкий звон.
        4 часа дня. Время, на которое было назначено совещание. Оглянувшись, Асуна увидела, что у ближайшего фонтана собралась группа игроков, а она и не заметила.
        — …Идем. На это совещание, на которое ты меня пригласил.
        Произнеся эту фразу, Асуна поднялась со скамейки; мечник кивнул и тоже медленно встал. Что он собирался сказать — вряд ли имело значение; все равно ведь вряд ли еще с ним заговорит. Однако в глубине души какое-то чувство покалывало, словно шипиком.
        Я хочу узнать. Я не хочу узнать. Чего ей хотелось больше, Асуна сама не понимала.



        Глава 5

        44 человека.
        Столько игроков собралось в Толбане возле фонтана.
        По сравнению с моим прогнозом — правильнее сказать, с моими ожиданиями,  — это очень мало. В SAO максимальный размер партии составляет шесть человек, а максимальная численность рейд-группы в восемь раз больше, 48 человек. Судя по моему опыту времен бета-теста, победить босса уровня без потерь будет очень трудно без как минимум двух полных рейд-групп, меняющихся местами во время сражения; но тех, кто собрался здесь, и на одну рейд-группу не наберется.
        Я втянул воздух для вздоха, но выдохнуть не успел.
        — …Так много…
        Это прошептала рапиристка в накидке, идущая сзади и слева от меня. Невольно я обернулся и переспросил:
        — Много?.. Вот столько народу?
        — Да. Это… они же собрались для первой атаки на босса этого уровня, да? Даже несмотря на то, что есть шанс, что все погибнут…
        — …Понятно.
        Я кивнул, потом вновь глянул на лица воинов, кучкующихся тройками и пятерками вокруг фонтана.
        Где-то пять-шесть из них были мне знакомы — я знал их имена и уровни, и они меня знали. Еще человек пятнадцать я встречал в городках и донжонах близ переднего края. Что до остальных 20 с гаком, их я видел впервые. Разумеется, соотношение мужчин и женщин было крайне далеко от равного. При быстром прогляде — женщиной была только рапиристка; но со стороны этого не определишь из-за накинутого на глаза капюшона, так что остальные здесь, наверно, считали, что здесь одни только парни. «Крыса» Арго тоже здесь была — она прислонилась к стене по ту сторону площади,  — но она в антибоссовой операции участвовать не будет.
        Как и сказала рапиристка, никто еще не видел — в этом Айнкраде — сражения с боссом первого уровня. Из всего, что здесь происходило, шансы, что хит-пойнты игрока упадут до нуля — то есть шансы погибнуть,  — именно в этой крупномасштабной битве будут самыми высокими. Значит, все, кто пришел сюда, на площадь, были готовы к тому, что могут погибнуть, и сам их сбор здесь должен будет послужить опорой для других игроков… Так должно быть, однако -
        — …Нет, не совсем так…  — неосознанно прошептал я. Рапиристка кинула в меня вопросительный взгляд из-под капюшона. Я пояснил, тщательно подбирая слова:
        — Не могу говорить за всех, но вместо «духа самопожертвования» многих привело сюда «беспокойство, что они останутся позади». Я и сам поэтому пришел…
        — Останутся позади? Позади чего?
        — Позади переднего края. Всеобщее уничтожение страшно, конечно, но когда босса побеждают другие, а ты даже не знаешь, где,  — это тоже страшно.
        Матерчатый капюшон склонился чуть вбок. Поскольку в онлайновых играх она была полным новичком, ей, видимо, трудно понять, что я сейчас сказал,  — по крайней мере мне так подумалось.
        — …Это как боязнь опуститься ниже десятого места в школе среди своего возраста или желание удержать Z-оценку не ниже двух[1 - Z-ОЦЕНКА (англ. Z-score)  — в статистике: отклонение от среднего значения случайной величины, выраженное в единицах стандартного отклонения. Не вдаваясь в подробности: чем больше, тем дальше результат от среднего значения. Z-оценка «2» означает, что ученик по успеваемости находится в числе лучших 2.3 %. Здесь и далее — прим. Ushwood.]. Такая примерно мотивация?
        — …
        Теперь был уже мой черед потерять дар речи. Подумав немного, я неуклюже кивнул.
        — Ага… ну, наверно… может, как-то так, да…
        И тут -
        С трудом видимые из-под капюшона красивые губы чуть изогнулись вверх. «Ху, ху» — раздалось еле слышно. Смех… это ведь был смех, да? Вот от этой рапиристки, которая суперидеально применяла навык «Прямой выпад» и заявила «бесполезная трата сил», когда я выволок ее из лабиринта?
        Меня вдруг охватило желание заглянуть ей прямо под капюшон, но, к счастью, в эту самую секунду ситуация изменилась. Раздались два хлопка в ладоши, и над площадью разнесся громкий, хорошо поставленный голос.
        — Итааак! С опозданием на пять минут, но все-таки давайте начнем! Всех прошу подойти поближе… не стесняйтесь, все три шага вперед!
        Обладателем шикарного голоса был высокий парень с одноручным мечом и весь облаченный в сверкающие металлические доспехи. Парень разбежался и вспрыгнул на край фонтана. Чтобы вскочить на такую высоту в таких доспехах — у него наверняка весьма приличные и сила, и ловкость.
        При виде этого стоящего к ним спиной мечника некоторые из сорока с хвостиком собравшихся начали шушукаться. Я прекрасно понимал, что они сейчас чувствуют. Я и сам подивился: этот человек на краю фонтана был таким красавчиком, что непонятно, зачем вообще он полез в VRMMO. Плюс ко всему его длинные вьющиеся волосы, ниспадающие по обе стороны лица, были ярко-голубого цвета. Предметы, позволяющие красить волосы, в магазинах первого уровня не продавались; значит, он либо получил эту краску как редкий трофей при убийстве монстра, либо купил ее у кого-то, кто убил монстра.
        Так постараться украсить себя специально к этому собранию, на котором окажутся всего две девушки — причем одна из них в накидке с капюшоном, так что со стороны не определишь, что она девушка… полагаю, сейчас он изрядно расстроен; однако парень ослепительно улыбнулся, рассеяв все мои подозрения, и произнес:
        — Спасибо вам всем, что откликнулись на мой призыв! Некоторые из вас меня уже знают, но я представлюсь еще раз! Меня зовут Диабель, и в душе я «рыцарь»!
        При этих словах отовсюду послышались аплодисменты, свист и возгласы типа «ты хотел сказать "герой", да?».
        В SAO понятие «класс» официально отсутствует. У каждого игрока есть определенное количество «слотов навыков»; игрок волен выбирать навыки по своему усмотрению и развивать их. А дальше — скажем, игроков, развивающих в основном ремесленные или торговые навыки, можно называть «кузнецами», «портными», «поварами» и прочими подобными классами. Однако я не очень-то знал про классы «рыцарь» и «герой» — никогда про них раньше не слышал.
        Однако каким бы классом игрок себя ни называл, это его личное дело. Ну и кстати, человек по имени Диабель носил бронзовые доспехи на груди, плечах, руках и бедрах, плюс у него был длинный одноручный меч на поясе слева и каплевидный щит за спиной. В общем, вполне подходящее снаряжение для рыцаря.
        Этот бравый облик… глядя на воина из задних рядов толпы, я перелистывал страницы своей памяти. Его снаряжение и прическа изменились, так что узнать его сразу было трудно, но за этот месяц я не раз видел его в деревнях и городках близ переднего края. А что насчет раньше, насчет «того Айнкрада»? Во всяком случае, имени его я раньше не слышал…
        — Ну, что до причины, почему я собрал вас, лучших игроков переднего края,  — полагаю, вам ее говорить не надо…
        Речь Диабеля продолжилась; я выбросил лишние мысли из головы и сосредоточился на игроке. Синеволосый рыцарь поднял правую руку и, указав на возвышающуюся над горизонтом башню донжона первого уровня, продолжил:
        — …Сегодня моя партия обнаружила лестницу, ведущую на верхний этаж этой башни. Значит, завтра — самое позднее послезавтра — мы доберемся до… комнаты босса первого уровня!
        По толпе игроков прошло шевеление. Я тоже был удивлен. Донжон первого уровня насчитывал двадцать этажей; я (как и стоящая рядом рапиристка) сегодня был на восемнадцатом, недалеко от лестницы, ведущей на девятнадцатый. Я и не знал, что девятнадцатый этаж уже полностью картирован.
        — Один месяц. На то, чтобы дойти сюда, потребовался один месяц… И все же мы должны подать пример. Убить босса и выйти на второй уровень! Мы должны показать всем, кто ждет в Стартовом городе, что эту смертельную игру можно пройти! Это наш, сильнейших игроков, долг! Вы со мной согласны?
        Вновь аплодисменты. На этот раз хлопали не только друзья Диабеля. В том, что он сказал, было благородство и не было двойного смысла. Нет, странно даже думать искать какое-то скрытое значение в этих словах. Сейчас и я должен быть как все игроки переднего края, должен принять слова рыцаря, аплодировать ему -
        — Погодь минуту, рыцарь-хан[2 - Специфика говора этого персонажа; так он произносит «сан».].
        В это мгновение в толпе прозвучал низкий голос.



        Аплодисменты сразу как отрезало, и толпа разделилась на две части. В центре опустевшего пространства стоял низковатый, плотного телосложения парень. Оттуда, где я стоял, я мог разглядеть лишь длинный одноручный меч у него на спине и каштановые волосы, торчащие во все стороны короткими прядями,  — прическа «в стиле кактуса».
        Сделав шаг вперед, кактусоголовый проворчал глубоким, серьезным голосом — полная противоположность красивому голосу Диабеля:
        — В первую очередь надо кое-чего прояснить; иначе я не с вами.
        Несмотря на невежливое вмешательство, выражение лица Диабеля почти не изменилось. С уверенной улыбкой он, сделав приглашающий жест, ответил:
        — Что именно ты хочешь прояснить? Впрочем, нам ценны все мнения. Но если ты собираешься говорить, назови сначала свое имя.
        — …Пфф.
        Кактусоголовый громко фыркнул и зашагал вперед. Подойдя к фонтану, он развернулся к нам лицом.
        — Меня зовут Кибао.
        Кактусоголовый мечник, выбравший себе довольно нахальное имя[3 - Слово «КИБАО» можно перевести как «клык-король».], оглядел всех игроков на площади своими цепкими, горящими глазами.
        Его взгляд, двигавшийся горизонтально, на мгновение остановился на моем лице — а может, мне показалось. Я не помнил ни его имени, ни где мы могли встречаться раньше. Оглядев всех (на что у него ушло прилично времени), Кибао наконец угрожающим тоном произнес:
        — Из тех, кто сюды явился, человек пять-десять должны извиниться.
        — Извиниться? Перед кем?  — спросил рыцарь Диабель, по-прежнему стоящий за спиной Кибао на краю фонтана, и красивым жестом развел руки. Не оглядываясь, Кибао с ненавистью в голосе выплюнул:
        — Ха, это и ежу ясно. Перед двумя тыщами погибших. У тех была монополия на все, а две тыщи умерло за месяц! Нормально, да?!
        Как только он это произнес, низкий гул, висевший над четырьмя десятками собравшихся, мгновенно стих; все разом замолчали. Все поняли, что имел в виду Кибао. Включая меня, конечно же.
        Молчание давило; слышна была лишь тихая вечерняя музыка, которую играл NPC-оркестр. Никто не решался произнести ни слова. Если кто-либо что-то скажет, в ту же секунду его заклеймят как одного из «тех» — такой страх, скорее всего, владел игроками. Да нет, не «скорее всего». Во всяком случае, мной-то он владел точно.
        — Кибао-сан. «Те», которых ты упомянул… бета-тестеры, я правильно понял?  — с очень строгим лицом уточнил Диабель, скрестив руки на груди.
        — А то нет.
        Кибао кинул взгляд на рыцаря у себя за спиной — толстые металлические пластинки, нашитые на кожу его чешуйчатого доспеха, звякнули друг о друга — и продолжил.
        — Эти бета-тестеры — как только началась эта дерьмовая игра, они сразу свалили из Стартового города. И оставили позади девять тыщ человек, которые ни хрена не знали вообще. Они захапали себе самые клевые места для охоты, самые доходные квесты, сами прокачивались, а на тех, кто остался сзади, им было насрать. …И здесь точняк они есть, прячут свое прошлое бета-тестеров, хитрые поганцы, которые хотят участвовать в рейде на босса. Я хочу сказать, им нельзя доверять жизни сопартийцев! И я хочу, чтобы они щас встали на колени и выложили все золото и снаряжение, которое у них есть, чтобы его можно было использовать!
        Оправдывая свое имя, он в завершение этой обвинительной тирады щелкнул зубами. Однако остальные продолжали молчать. Будучи одним из тех самых бета-тестеров, я стоял молча, сжав зубы и затаив дыхание.
        Не то чтобы мне не хотелось выкрикнуть в ответ что-нибудь вроде: «Бета-тестеры — ты думаешь, из них никто не погиб?»
        Где-то неделю назад я купил у Арго информацию — точнее сказать, я попросил ее разузнать кое-что. Количество погибших бета-тестеров.
        В закрытом бета-тесте SAO, состоявшемся на летних каникулах, участвовала тысяча человек. Все они получили право приобрести официальный релиз первыми, но, судя по количеству игроков, оставшихся к концу теста, не вся тысяча этим правом воспользовалась. Возможно, семьсот-восемьсот бета-тестеров было в игре в первый день.
        Однако узнать, «кто бета-тестер», совсем непросто. Если бы рядом с курсором игрока был значок «?», конечно, все было бы легче легкого — ну и, кстати, очень удачно, что такого значка не существовало. Что до внешности наших аватаров, ГМ Акихико Каяба сделал так, что внешность каждого игрока здесь такая же, как в реальном мире. Единственным идентификатором оставалось имя, но, возможно, многие взяли для официального релиза другие ники, не те, что использовали при бета-тесте. Кстати, то, что мы с Арго уверены, что второй — бета-тестер, связано с нашей с ней первой встречей; но это отдельная история.
        В общем, из-за всего этого расследование Арго было весьма затруднено. И тем не менее ей понадобилось всего три дня, чтобы дать мне ответ.
        Около трехсот человек. Такова была оценка числа смертей среди бета-тестеров, которую дала Арго.
        Если эта оценка верна, то из двух тысяч погибших тысяча семьсот — новички. Если в процентах, то смертность среди новичков составляла около 18 %. А у бета-тестеров — около 40 %.
        Знания и опыт — не всегда синоним безопасности. Напротив, иногда они могут оказаться ловушкой. Я, например, взял квест в первый же день этой смертельной игры и едва не погиб. Кроме того, есть и внешние факторы. В этой официальной версии SAO география, монстры, предметы — все в основном такое же, как во время бета-теста, но изредка какое-нибудь отличие, такое же маленькое и смертельное, как крохотная ядовитая игла…
        — Можно я скажу?
        Пока я размышлял, над площадью разнесся сильный, насыщенный баритон. Я поднял голову. Слева из толпы выдвинулся силуэт.
        Гигант. На взгляд, его рост был прилично за 180 сантиметров. Считается, что размер аватара никак не влияет на его характеристики, но грубая двуручная секира, висящая у него на спине, выглядела совсем легонькой.
        Внешний вид его также впечатлял, ничуть не уступая в этом плане оружию. Абсолютно безволосая голова, шоколадная кожа. Его грубое лицо настолько шло к общему облику, что казалось — оно создано искусственно. Внешне не похож на японца… скорее, вообще другой расы.
        Мускулистый гигант подошел к фонтану, изящно поклонился собравшимся и повернулся к кажущемуся рядом с ним карликом Кибао.
        — Меня зовут Эгиль. Кибао-сан, ты хочешь сказать, что многие новички погибли из-за того, что бета-тестеры не заботились о них, и ты хочешь, чтобы они приняли на себя эту ответственность, извинились и расплатились, я все правильно понял?
        — П… правильно.
        На мгновение Кибао был ошарашен и даже сделал шаг назад, но тут же вернулся на место. Сердито глядя своими маленькими сверкающими глазками на секироносца по имени Эгиль, он прокричал:
        — Если бы они не бросили нас, две тыщи человек бы не погибли! И ведь это не просто какие-то там две тыщи, большинство из них — ветераны других ММО! Если б эти засранцы-тестеры делились информацией, шмотом и деньгами, сейчас здесь было бы в десять раз больше людей… нет, сейчас мы бы уже прорвались на второй уровень, а может, и на третий!
        …Из этих двух тысяч человек триста — те самые «засранцы-тестеры»!
        Я с трудом удержался от того, чтобы выкрикнуть эти слова. Я не мог обосновать число «триста», и когда тебя казнят, это очень страшно; эти тривиальные соображения меня остановили. Но главное — своим возражением показывать, что я бета-тестер, вообще не очень мудрая идея.
        Сейчас четыреста-пятьсот оставшихся бета-тестеров затерялись среди новичков. По уровню и снаряжению они уже не выделяются. В этой ситуации, если я раскрою себя как бета-тестера, могут начаться опасные вещи вроде охоты на ведьм — вместо укрепления связей между игроками. В худшем случае игроки переднего края разделятся на «новичков» и «бета-тестеров» и начнут войну. Этого надо не допустить любой ценой. Ведь в SAO игроки могут атаковать друг друга в полях и донжонах, везде за пределами безопасных зон…
        — Да, это ты и сказал, Кибао-сан. Ну, не знаю насчет денег и предметов, но, по-моему, информация есть.
        Пока я стоял потупившись, секироносец Эгиль ответил Кибао своим восхитительным баритоном. Из огромной поясной сумки, кажущейся маленькой на фоне мускулистого, затянутого в кожаный доспех живота, он достал простенькую книжку в пергаментном переплете. На обложке были изображены круглые ушки и по три уса слева и справа — стилизация под крысиную мордочку.
        — Эта книжечка — у тебя ведь она тоже есть, да? Распространяется бесплатно в магазинах в Хорунке и Медае.
        — …Б-бесплатно?  — вырвалось у меня. Судя по картинке на обложке, это был товар «Крысы» Арго, «Стратегический путеводитель». Для каждой локации существовала такая книжечка, и там были детально расписаны внешность и особенности монстров, выпадающие из них предметы и даже детали квестов. Внизу обложки красовалась надпись: «Все в порядке. Это путеводитель от Арго». И эта броская фраза отнюдь не была преувеличением. Немного стыдно признать, но я купил всю серию, чтобы освежить воспоминания,  — и, если память меня не подводит, каждая книжечка стоила пятьсот коллов, весьма почтенная цена…
        — …У меня тоже такая есть,  — пробормотала молчавшая до сих пор рапиристка. Я переспросил: «Бесплатно?» — и она кивнула.
        — В магазинах берут комиссию, но, поскольку цена изначально была ноль, ее все купили. Она очень полезная.
        — Что… что творится-то…
        Эта «Крыса» — просто дьявол, а не торговец; она собственные характеристики продаст, если ей за это заплатят. Но распространять информацию за бесплатно? Это просто невозможно! Я скосил взгляд в сторону; каменная стенка, на которой пару минут назад молча сидела Арго, пустовала. При следующей нашей встрече попробую спросить ее, но почему-то я уже знаю, что она ответит: «Информация стоит тысячу коллов!»
        — …Так. Ну и что?
        Резкий голос Кибао прервал мои мысли. Эгиль убрал свой путеводитель обратно в сумку и, скрестив руки, ответил:
        — Этот путеводитель — всякий раз, когда я добираюсь до новой деревни или городка, я его нахожу там в продаже. Ты тоже, верно? Довольно быстро появляется информация, тебе не кажется?
        — Быстро-шмистро, и что с того?
        — Те люди, которые предоставляют здесь информацию о монстрах и картах,  — это могут быть только бета-тестеры.
        Среди игроков поднялся гул. Кибао захлопнул рот, стоящий позади него рыцарь Диабель понимающе кивнул.
        Стоя под направленными на него взглядами, Эгиль произнес своим поставленным баритоном:
        — Вы видите, информация есть. И все равно много игроков погибло. Причина именно в том, что они ветераны ММО, как мне кажется. Они видели общность SAO с другими играми и не заметили ключевого различия. Однако сейчас не время разбираться, кто за что должен ответить. По-моему, на этом совещании должно решиться, ждет ли нас та же судьба или нет.
        Эгиль, воин с двуручной секирой, выглядел чертовски внушительно, и его аргумент звучал прямее некуда, так что Кибао мог лишь молча стоять, не зная, что ответить. Если бы любой другой, не Эгиль, сказал те же самые слова, Кибао, вполне вероятно, ответил бы что-то вроде «стало быть, ты и есть бета-тестер, раз так говоришь». Но сейчас он лишь молча сверлил гиганта злыми глазами.
        Диабель по-прежнему стоял на краю фонтана, позади меряющейся взглядами пары. Он снова кивнул, и его кудри, фиолетовые под закатным солнцем, закачались.
        — Кибао-сан, я тебя вполне понимаю. Я тоже входил в незнакомые мне места, я много раз едва не погиб, и вот в итоге я здесь. Но, как верно заметил Эгиль-сан, не пора ли нам всем посмотреть вперед? Даже бета-тестеры… нет, особенно бета-тестеры — нам нужна их сила в сражении с боссом. Если мы изгоним их, и от этого наша атака провалится, какой в этом будет смысл?
        Да, он вполне заслуживает звания рыцаря, которое он сам себе присвоил, подумал я; он тоже толкнул весьма бодрящую речь. Многие среди присутствующих энергично кивали. Я почувствовал, что атмосфера изменилась, в ней перестало витать желание «казнить бета-тестеров», и я невольно выдохнул с облегчением. Я прекрасно понимал, что это не очень достойно с моей стороны, но все равно продолжил слушать речь Диабеля.
        — У всех вас свои предпочтения, но сейчас я прошу вас работать вместе, чтобы совместными усилиями пробить первый уровень. Если кто-то из вас категорически не желает сражаться бок о бок с бета-тестерами,  — я сожалею, но вы вольны уйти. В сражении с боссом нет ничего важнее командного духа.
        Рыцарь прошелся взглядом по всем собравшимся и в конце концов остановился на Кибао. Кактусоголовый мечник громко фыркнул и выплюнул:
        — …Лана, послушаем еще. Но говорю сразу: это только пока не разберемся с боссом.
        Бряцая чешуей доспеха, Кибао отступил в толпу. Секироносец Эгиль развел руками, показывая, что ему нечего больше сказать, и тоже вернулся туда, где стоял прежде.
        Собственно, это была кульминация первого совещания. Потому что даже если мы собирались обсуждать стратегию сражения с боссом — мы ведь только добрались до верхнего этажа лабиринта. В ситуации, когда никто не знает даже, как босс выглядит, о какой стратегии может идти речь…
        …Нет, не совсем так. Я ведь знал, что босс первого уровня Айнкрада — гигантский кобольд, его оружие — огромный тальвар[4 - ТАЛЬВАР — сабля, распространенная в Индии до XIX века. Его отличительная особенность — характерный диск на конце эфеса.], а когда на него нападают, рядом появляются двенадцать стражей в тяжелых доспехах.
        С одной стороны, если я раскрою свое тестерское прошлое и сообщу все, что знаю о боссе, наши шансы на успех могут несколько возрасти. С другой стороны, меня могут спросить «а что до сих пор молчал?», и тогда, не исключено, общее настроение «к ногтю бета-тестеров!» вернется.
        И еще — мои познания относятся к старому Айнкраду. С официальным запуском игры есть шанс, что босс изменился — может, полностью, может, в каких-то мелких деталях. Если мы выстроим нашу стратегию, основываясь на информации из бета-версии, а в реальном сражении окажется, что внешность или стиль атаки босса изменился… или еще что-нибудь произойдет… участники рейда окажутся в смятении, и это может плохо кончиться. В общем, все сводится к одному: пока дверь в комнату босса не откроется и ее обитатель не явится, ничто не начнется.
        Половина этих моих аргументов была исключительно для того, чтобы убедить самого себя; и я продолжил молчать.
        В конце совещания рыцарь Диабель подбодрил участников громовым возгласом, и толпа ответила тем же. Я для видимости поднял правую руку. Что до стоящей рядом рапиристки, она не то что кричать не стала — даже рук из-под накидки не вынула. Еще до того, как было произнесено «все свободны», она успела развернуться. Прежде чем она ушла, раздался ее шепот, который расслышал лишь я один.
        — Перед самым совещанием ты начал говорить что-то… Если мы оба выживем в драке с боссом, доскажи мне то, что хотел.
        Глядя на удаляющуюся по темной дороге спину, я ответил без слов.
        …Будь уверена, тогда обязательно скажу. Скажу, что ради собственного выживания я отбросил все.



        Глава 6

        Хотя особых обсуждений на совещании не было, все же оно здорово подстегнуло общий боевой дух, и двадцатый этаж лабиринта первого уровня был картирован с небывалой быстротой. Уже на следующий день — 3 декабря, в субботу — после полудня первая партия (это снова была партия из шести игроков, ведомая Диабелем) обнаружила в глубине лабиринта гигантские ворота. Я сражался в одиночку неподалеку, и до меня донеслись их радостные крики.
        Партия Диабеля браво открыла ворота комнаты босса и увидела ее обитателя. Вечером того же дня на следующем совещании на площади возле фонтана Толбаны синеволосый рыцарь доложил результаты рекогносцировки.
        Босс — гигантский, двухметрового роста кобольд. Зовут его «Лорд-Кобольд Злой Клык», вооружение — какая-то сабля. Возле него стоят три вооруженных алебардами «Руинных кобольда-стража» в металлических доспехах.
        Пока что все в точности как при бета-тесте. Если я правильно помню, Стражи будут еще появляться всякий раз, когда босс потеряет очередную из своих четырех полос хит-пойнтов,  — всего их нужно убить 12; но, как всегда, мне не хватило смелости произнести это вслух. В любом случае решающая битва вряд ли состоится в ближайшее время — сперва будет еще много рекогносцировочных боев, и информация будет собрана. Так я убеждал себя; однако посреди совещания выяснилось нечто, что сразу сделало все мои волнения бессмысленными.
        С непонятно какого времени в NPC-киоске рядом с площадью было в продаже «это». Всего три листка пергамента — не книжка, скорее буклет. Надпись на обложке гласила: «Стратегический путеводитель Арго: босс первого уровня». Цена — 0 коллов.
        Разумеется, совещание было приостановлено: все купили (правильнее было бы сказать — взяли) у NPC по буклету и принялись изучать.
        Количество информации, как всегда, впечатляло. От недавно узнанного имени босса до ориентировочного количества его хит-пойнтов; характеристики и скорость его главного оружия, тальвара; наносимый урон; навыки мечника — и все это на трех страницах. На четвертой странице рассказывалось про Стражей; там было четко написано, что они появляются 4 раза и всего их 12 штук.
        И еще на обложке путеводителя имелась красная надпись, которой на предыдущих версиях «Стратегического путеводителя Арго» не было.
        «Это информация со времен бета-теста SAO. В текущей версии возможны изменения».
        Увидев эту надпись, я машинально поднял голову и оглядел площадь в поисках Арго. Однако «Крысы» в ее кожаном доспехе нигде видно не было. Я вновь опустил голову и пробормотал:
        — …Она пошла в атаку…
        Это красное предупреждение, вполне возможно, полностью разрушило нынешний имидж Арго — «просто человек, продающий информацию, полученную от бета-тестеров и неизвестную больше никому». Почти все, кто это читает, наверняка думают сейчас, уж не бета-тестер ли сама Арго. Доказательств, конечно, не было, но впоследствии, если вражда между новичками и бета-тестерами разгорится сильнее, чем сейчас, риск быть казненной для нее заметно возрастет.
        С другой стороны, этот путеводитель позволит избежать трудных и опасных рекогносцировочных боев. Четыре десятка игроков, прочтя буклет, подняли головы на синеволосого рыцаря, стоящего, как и вчера, на краю фонтана; они словно доверили ему решать, как к этому относиться.
        Диабель опустил голову. Несколько десятков секунд он, казалось, был в раздумье; затем выпрямился и воскликнул:
        — …Друзья, давайте сейчас скажем спасибо за эту информацию!
        Толпу охватил гул. Слова Диабеля предлагали примирение с бета-тестерами, не конфронтацию. Я подумал, что Кибао сейчас опять начнет прыгать и рычать — но коричневая кактусоподобная голова в первых рядах собравшихся осталась неподвижной.
        — Не будем про источник информации; но этот путеводитель избавляет нас от двух-трех дней пробных боев. Это очень полезно, мне кажется. Потому что самые большие потери, вполне вероятно, были бы как раз в этих пробных боях.
        Повсюду на площади разноцветные головы закивали.
        — …Если здесь все правда, численные характеристики босса не такие уж страшные. Если бы SAO была нормальной ММО, думаю, его могла бы сделать группа со средним уровнем три… ну, не выше пяти. Так что если мы как следует проработаем стратегию, возьмем много зелий, то, вполне возможно, справимся с ним без потерь. Нет, прошу прощения, оговорился. Мы наверняка справимся с ним без потерь. Это я обещаю вам как рыцарь!
        «Йо, рыцарь-сама!» и прочие подобные возгласы раздались в толпе, затем последовали аплодисменты. У Диабеля отменные лидерские качества — это даже такой упрямый одиночка, как я, не мог не признать. Гильдии нельзя создавать до третьего уровня, но когда мы дотуда доберемся — он, весьма вероятно, создаст впечатляющую гильдию…
        Я думал о рыцаре с восхищением; однако его следующие слова заставили меня закашляться.
        — …Так, это, конечно, немножко быстро, но я думаю, что настоящее стратегическое совещание можно начать прямо сейчас! В любом случае, если мы не создадим рейд-группу, мы не сможем распределить обязанности. Так что прошу всех для начала образовать партии со своими друзьями или просто с теми, кто рядом с вами!
        …Что он сейчас сказал?
        Эта фраза напомнила мне уроки физры в начальной школе, и по спине прошел холодок; я принялся поспешно считать в уме. В SAO одна партия могла быть максимум из шести человек, нас здесь сорок четыре, следовательно… получается семь полных партий и еще два человека. Если стремиться к балансу, тогда, видимо, лучший вариант — четыре партии по шесть человек и еще четыре по пять? Но если лидер это специально не оговорил…
        Впрочем, то, что происходило вокруг, сделало все мои мысли абсолютно бесполезными. Менее чем за минуту после команды Диабеля семь партий по шесть человек были сформированы. Даже «волк-одиночка-как-ни-погляди» Кибао и надменного вида гигант Эгиль нашли себе по пять друзей. Возможно, единственным здесь, кто не сказал «давай сражаться вместе», был я…
        …Нет, не только.
        Быстро оглядевшись, я обнаружил, что рапиристка в своей накидке с капюшоном стоит в одиночестве, и направился к ней.
        — …Тебя тоже оставили не у дел?
        В ответ на мой тихий вопрос меня огрел сердитый взгляд из-под капюшона, и напряженный голос ответил:
        — …Не оставили. Просто те, кто был вокруг меня, похоже, были друзьями, и я не стала навязываться.
        Это и называется «оставили»…
        Я хотел ее поправить, но решил, что молчание — золото, и лишь кивнул. Потом спросил:
        — Тогда как насчет образовать партию со мной? В рейд-группе может быть до восьми партий; если мы не объединимся, то не сможем участвовать.
        Похоже, идея подойти к этому делу с численной стороны была верной: рапиристка мгновение колебалась, потом фыркнула и ответила:
        — Раз ты меня приглашаешь, мне остается лишь согласиться.
        Ну вот, теперь у нее совершенно детское выражение лица, типа «ты первый спросил, значит, тебе и приглашать». Я кивнул и, дотронувшись до ее курсора в моем поле зрения, послал приглашение. Рапиристка коротким движением нажала кнопку «ОК», и в левой стороне моего поля зрения появилась вторая, маленькая полоска хит-пойнтов.
        Под ней располагались несколько букв, на которые я и уставился.
        «АСУНА». Так звали таинственную фехтовальщицу, обладающую богоподобно быстрым «Прямым выпадом».


        У Диабеля не только красноречие, но и организаторские способности оказались на высоте.
        Проверив семь партий по шесть человек, он сделал минимальные перестановки и получил семь отрядов различного назначения. Две партии тяжелобронированных танков. Три подвижных и мощных атакующих партии. Две партии поддержки, оснащенные древковым оружием.
        Две партии танков будут сдерживать босса, подменяя друг друга во время битвы. Две атакующих партии сосредоточатся на боссе, третья на Стражах. Партии поддержки будут, в основном, применять навык «Задержка», по возможности прерывая атаки босса и Стражей.
        Стратегия простая, но без явных уязвимых мест. Хороший план, на мой взгляд. Пока я мысленно им восхищался, рыцарь добрался наконец до никчемной партии из двух человек (то есть, разумеется, до меня и рапиристки) и, подумав немного, ободряющим тоном заявил:
        — Вы двое, присматривайте, чтобы ни один из Стражей не ушел. Будете помогать отряду Е.
        Иными словами, «не ввязывайтесь в драку с боссом и стойте спокойно сзади» — по-моему, именно так это следовало понимать. Заметив, что рапиристка Асуна рядом со мной явно собирается огрызнуться, я остановил ее движением руки и ответил:
        — Слушаюсь. Это важная задача, и мы с ней справимся.
        — Да, рассчитываю на вас.
        Сверкнув белозубой улыбкой, рыцарь вернулся к фонтану. В это мгновение возле моего левого уха прозвучал сварливый голос.
        — …«Важная задача»… Мы за весь бой к боссу так и не притронемся.
        — Тут ничего не поделаешь, нас только двое. У нас не будет времени, чтобы меняться и лечиться.
        — …Меняться и лечиться?..
        Услышав ее вопрошающий шепот, я вновь подумал: эта рапиристка действительно вышла из Стартового города полным новичком, без капли знаний, и совершенно самостоятельно зашла так далеко. Возможно, всего лишь с пятью начальными рапирами, купленными в магазине, и с надеждой на единственный навык «Прямой выпад»…
        — …Позже объясню подробно. Если начнем говорить здесь, это никогда не кончится.
        «Обойдусь» — по-моему, шанс получить такой ответ был выше 50 %; однако рапиристка, помолчав несколько секунд, легонько кивнула.


        Второе совещание по антибоссовой стратегии закончилось после краткой беседы между лидерами партий, получивших названия «отряд А» — «отряд G», и договоренности о распределении денег и предметов, выпавших из босса. Гигант-секироносец Эгиль был назначен командиром танкующего отряда В, Кибао, горящий ненавистью по отношению к бета-тестерам,  — лидером атакующего отряда Е. По правде сказать, от этого человека я предпочел бы держаться подальше, но он не знал, что я бета-тестер… предположительно. К слову сказать, «Крыса» в рейде не участвовала. Разумеется, не мне ее винить. Она предоставила «Стратегический путеводитель» — это более чем достаточный вклад.
        Что касается дележа трофеев, было принято простое правило: коллы будут автоматически поделены между всеми 44 участниками рейда, предметы достанутся тем, в чьем рюкзаке они окажутся. В современных ММО, как правило, используется система, когда игроки, желающие получить тот или иной предмет, бросают кости, но в SAO почему-то применяется метод предыдущей эры, когда предметы случайным образом отправляются в рюкзак того или иного игрока, а остальные игроки об этом не знают. Это означает, что, если бы мы установили правило «решить, кому достанется трофей от босса, жеребьевкой», тот человек, в чей рюкзак он попадет, должен будет сказать всем об этом. Я много раз сталкивался с такой ситуацией во время бета-теста; это серьезное испытание силы воли. Частенько после сражений с боссом никто ничего не говорил (это значило — кто-то захапал трофей себе); это привело ко многим весьма скандальным распадам рейд-групп.
        Диабель, желая, видимо, избежать такого развития событий, установил правило «к кому пришло, тот и молодец». Какой наблюдательный рыцарь-сама.
        В полшестого совещание завершилось таким же, как вчера, «Мы их сделаем!» и ответным «Дааа!», и игроки группками по трое-пятеро рассосались по барам и ресторанам. Я повел задеревеневшими плечами, размышляя, иллюзорное это напряжение или же мое настоящее тело тоже сейчас напряжено; впрочем, это не имеет значения…
        — …Так что насчет объяснения? Где займемся этим?
        …«Что ты имеешь в виду?» Какую-то долю секунды я не мог сообразить; потом поспешно развернулся к рапиристке.
        — А, это… по мне так где угодно. Как насчет вон того бара?
        — …Нет. Не хочу, чтобы меня видели.
        Эти слова вонзились в меня, как кинжал, но затем я мысленно заменил недосказанную концовку с «вместе с тобой» на «вместе с парнем», и это меня несколько приуспокоило. Во всяком случае, мне удалось хладнокровно кивнуть.
        — Тогда, может, в доме NPC… нет, кто-нибудь может войти. Комнату на постоялом дворе можно запереть, но тебе это тоже не подойдет, верно?
        — Конечно.
        Голос вновь уколол, как кинжалом; и на этот раз его удар был немножко болезненным. Поскольку здесь виртуальный мир, мне более-менее удавалось общаться с игроками женского пола, но всего месяц назад я был второклассником средней школы, чьи коммуникативные навыки были настолько плохи, что я даже с собственной сестрой не мог нормально общаться. И вообще, как меня, идущего путем игрока-одиночки, угораздило так влипнуть? Все потому, что, если не войти в антибоссовую рейд-группу, ничего не добьешься; и, если подумать, все семь партий — чисто мужские, и если бы я в одну из них вошел, никаких проблем бы не было…
        Пока я размышлял о столь многих вещах сразу, рапиристка вздохнула и продолжила:
        — …И вообще, комнаты на постоялых дворах здесь даже комнатами не заслуживают называться. Клетушка на шесть татами, в ней ничего, кроме кровати и стола, и все это по сто коллов за ночь. Еда значения не имеет, но, поскольку только сон здесь настоящий, поспать хотелось бы в комнатке получше.
        — Э… П-правда?  — я недоумевающе склонил голову набок.  — Но если как следует поискать, можно ведь найти жилье и получше, нет? Правда, и стоить будет малость подороже…
        — Как ни ищи, в этом городке всего три постоялых двора. И комнаты везде одинаковые.
        Лишь услышав этот ответ, я наконец допер.
        — Аа… понятно. Ты проверяла только те места, где вывески «INN»?
        — Ну да… «INN» же и есть постоялый двор.
        — Это да, и на нижних уровнях этого мира такая вывеска означает самое дешевое место, где можно спать. Но, кроме постоялых дворов, есть еще полно мест, где можно снять комнату за коллы.
        В этом месте рапиристка раскрыла рот в беззвучном «о», потом проговорила:
        — Чт… почему ты раньше не сказал…
        Чувствуя, что наконец-то могу контратаковать, я ухмыльнулся и принялся хвастаться комнатой, в которой живу сейчас:
        — Я в этом городке снял второй этаж фермерского дома за восемьдесят коллов в день, но там две комнаты, сколько хочешь молока, здоровенная кровать, шикарный вид из окна, а еще там ванная есть…
        Витая в облаках, я добрался до этого места, как вдруг…
        Правая рука рапиристки, наносившая тот ужасающе быстрый «Прямой выпад» в донжоне, ухватила меня за ворот серого плаща с такой силой, что едва не сработал код предотвращения преступлений. Затем тихий, сиплый, напряженный голос произнес:
        — …Что ты сказал?



        Глава 7

        Как сама она только что сказала: из всего, что есть в этом мире, лишь одно настоящее, и это — сон.
        Асуна совершенно искренне была в этом убеждена.
        Все остальное здесь виртуальное — ходьба, бег, разговоры, еда, сражения. Не соврал бы тот, кто сказал, что все это — не более чем потоки цифр, которые выплевывают алгоритмы «Sword Art Online». Чем бы ни занималось виртуальное тело, реальное тело, лежащее где-то, не сдвинется ни на миллиметр. И одно исключение есть — когда виртуальное тело ложится на кровать и отчаливает в мир сновидений, скорее всего, реальный мозг делает то же самое. Поэтому, когда Асуна ложится спать на постоялых дворах в городах, ей необходимо заставить себя войти в состояние сна; однако иногда это оказывается довольно трудной задачей.
        В донжонах и вообще там, где есть монстры, мозг и тело разгорячены сражениями, и нет возможности сесть и задуматься. Однако едва она возвращается в город и ложится в кровать снимаемой комнаты на постоялом дворе, все, что случилось с ней за этот месяц, начинает вновь и вновь прокручиваться в голове. Именно в это время ее сознание посещают самые болезненные мысли. Почему она не удовлетворилась одним лишь прикосновением к нейрошлему? Зачем ей понадобилось брать этот шлем, надевать его на голову, произносить слова «Начать соединение»…
        Брать подобные сожаления с собой в сон — вне всяких сомнений, прекрасный рецепт ночного кошмара. Одноклассники, смеющиеся над Асуной, которая из-за какой-то игры застряла в такое важное время — зимой третьего года обучения в средней школе. Родственники, жалеющие бедную девушку, выпавшую из жизненной гонки, которая тянется еще на много лет вперед. И — родители, стоящие над ее спящим телом в какой-нибудь больнице, с выражениями на лицах, которые она не может разглядеть.
        Дрожа всем телом, она садилась на кровати и смотрела на часы в левом нижнем углу поля зрения — лишь чтобы убедиться, что, хотя вроде бы прошло много времени, на самом деле она спала всего три часа. И затем, как она ни зажмуривала глаза, уснуть больше не получалось. С другой стороны, если бы она спала по ночам нормально, возможно, ей бы не удалось заставить себя так яростно сражаться в донжоне три-четыре дня подряд.
        Из-за всего этого Асуне всегда хотелось потратить накопленные ею деньги на классную спальню с удобной кроватью. На постоялых дворах все комнаты были узкими и темными, а кровати, сделанные непонятно из чего,  — слишком жесткими, чтобы на них можно было нормально спать. Ей не требовался эластичный пенополиуретан итальянского производства; даже простая вата даст Асуне возможность спать не три часа, а четыре. И еще: в комнате обязан быть хотя бы душ. Конечно, принятие ванны здесь — не более чем виртуальный процесс, а чистота реального тела поддерживается персоналом больницы, но это вопрос настроения. После того как она потеряла сознание и едва не умерла, сражаясь в одиночку в самой глубине донжона — пусть это будет виртуальное ощущение, но ей страшно хотелось окунуть ноги в теплую водичку…
        …И на все эти горячие желания, переполняющие Асуну, вдруг обрушились слова черноволосого мечника.


        — …Что ты сказал?  — сипло спросила она, невольно ухватив собеседника за ворот. То, что она только что услышала,  — это ведь не могла быть слуховая галлюцинация, правда же? Этот мечник действительно сказал…
        — …Это… можно пить молоко?..
        — После этого.
        — Из к-кровати открывается отличный вид?..
        — Еще после!
        — Там… есть ванная?..
        …Похоже, все-таки это была не слуховая галлюцинация. Асуна отпустила ворот парня и поспешно спросила:
        — Ты говорил, твоя комната стоит восемьдесят за ночь?
        — Да… да, я так говорил.
        — А сколько таких комнат еще есть? И где это? Я тоже хочу такую снять, пожалуйста, покажи мне, где это.
        До мечника наконец дошло. Он кашлянул, сделал серьезное лицо и ответил:
        — Я ведь сказал только что, что снял весь второй этаж фермерского домика?
        — …Ну да, сказал.
        — Я имел в виду — весь второй этаж. Там нет свободных комнат. И, кстати, на первом этаже комнат, которые сдаются, тоже нет.
        — Что…
        Ноги Асуны внезапно ослабли, так что она едва смогла устоять.
        — …Эта, эта комната…
        Хотя ничего другого она не произнесла, ее собеседник, видимо, понял, какие слова остались не высказаны. Его черные глаза забегали, и он с извиняющимся выражением лица проговорил:
        — Насчет этого… по правде, мне вполне хватит, что я уже неделю там жил, так что я не против уступить ее тебе… Но проблема в том, что я уже уплатил аренду на максимальное число дней… то есть на десять. И ее нельзя отменить.
        — Чт…
        Асуна изо всех сил старалась стоять прямо, в голове ее царила сумятица.
        Кроме постоялых дворов, есть еще места, где можно снимать комнаты — и роскошные комнаты, плюс ко всему. Это ей только что сказал мечник. В таком случае, если она как следует постарается с поисками — может, в Толбане она еще свободные комнаты найдет? Но в этой несчастной деревеньке собрались десятки сильнейших игроков, намеревающихся окончательно расчистить уровень. Все хорошие комнаты, скорее всего, уже разобрали, и именно потому черноволосый мечник внес плату за максимальный срок.
        Если так — может, вернуться в предыдущую деревню? Но после наступления темноты вокруг будут бродить сильные и агрессивные монстры, а завтра в десять утра надо будет не опоздать на встречу рейд-группы у фонтана. Сами по себе эти люди ее не интересовали, но относиться к своим обязанностям спустя рукава и опаздывать не в ее характере — такая вот тривиальная причина, ни больше ни меньше.
        А значит, остается лишь один вариант.
        В течение нескольких секунд сердце Асуны боролось само с собой. Будь это в реальном мире — даже если бы земля и небо перевернулись и поменялись местами, ни за что она такого бы не сделала. Но здесь всего лишь виртуальный мир, сделанный из цифр и данных, и ее тело не исключение. Кроме того, человек, стоящий перед ней, уже не может считаться полным незнакомцем. Они вместе ели хлеб, они образовали партию для сражения с боссом, и, ну да, он пообещал рассказать ей о том квесте. Если она хочет послушать его, то это будет подходящий повод… да? Точно. Наверное.
        Она взглянула на мечника, который, как обычно, смотрел куда-то в пространство, потом резко опустила голову — и тихим-тихим голосом, так, чтобы никто, кроме него, не услышал, произнесла:
        — …Можно мне воспользоваться ванной у тебя дома?


        Фермерский домик, который снял черноволосый мечник, стоял рядом с маленьким пастбищем в восточной части Толбаны. Он был больше, чем Асуна ожидала. Если посчитать площадь вместе с пристройкой, где стояли повозки, получится примерно как дом Асуны в реальном мире.
        Рядом с домом текла красивая речушка, с плеском пробегая через лопасти водяной мельницы. Войдя в дверь главного здания, на первом этаже которого жили NPC-фермер и его семья, Асуна уже в прихожей встретилась с улыбающейся хозяйкой. Затем старушка, дремавшая возле очага в кресле-качалке, внезапно подняла голову. Золотой символ «!» — индикатор начала квеста — возник у нее над головой, однако Асуна решила пока что не обращать на него внимания.
        Следом за мечником Асуна поднялась на второй этаж, где в конце короткого коридорчика была всего одна дверь. Мечник прикоснулся к двери, и тут же раздался звук отпираемого замка. Если бы к ней прикоснулась Асуна, ничего бы не произошло. Отпереть дверь комнаты, арендованной другим игроком, невозможно даже при наличии навыка «Взлом замков».
        — …Д-добро пожаловать.
        Мечник распахнул дверь и сделал неуклюжий приглашающий жест.
        — …Спасибо.
        Тихим голосом выразив свою благодарность, Асуна вошла в комнату — и в тот же миг у нее вырвался возглас.
        — Ч… что это? Вот это размер… И… и между вот этим и моей комнатой разница всего тридцать коллов?! Это… это же совсем дешево?..
        — Умение быстро находить такие комнаты — важный навык, которого нет в системе. …Хотя в моем случае…
        Асуна кинула быстрый взгляд на мечника, который неестественно замолчал на полуфразе и слегка покачал головой. Потом вновь оглядела комнату и глубоко вздохнула.
        Комната была минимум на двадцать татами. В восточной стене была дверь в спальню — размер той комнаты наверняка примерно такой же. Теперь западная стена; там дверь с табличкой «Ванная». Эта надпись, набранная странным шрифтом, тянула Асуну, словно магией. Воспользовавшись разрядившейся атмосферой, мечник быстро снял меч, ботинки и перчатки и бухнулся на очень мягкий с виду диван.
        Несколько секунд понаблюдав за задумавшейся Асуной, мечник прокашлялся и сказал:
        — Эээ, это… ты, наверно, сама видишь — ванная там… М-можешь ей воспользоваться, не стесняйся.
        — А… л-ладно.
        Асуна в жизни бы не поверила, что, едва придя к кому-то домой, первым делом кинется в ванную, но сейчас было не время сдерживать себя. «Ну, тогда…» — пробормотала она и двинулась к двери.
        Ее догнал голос мечника:
        — Ах, да, должен тебе сказать, просто на всякий случай — это будет не то же самое, что ванна в реальном мире. Нейрошлем, похоже, слабоват по части воспроизводства жидкой среды… так что не рассчитывай на особо многое.
        — …Просто горячей воды будет вполне достаточно, большего мне и не надо.
        Искренне выразив таким образом свои чувства, Асуна открыла дверь ванной комнаты. Скользнула внутрь и сразу захлопнула дверь.
        …Помимо горячей воды, нормальным ванным комнатам свойственно еще одно: они запираются.
        Асуна сверлила взглядом только что закрывшуюся дверь и думала на эту тему, но, увы, вряд ли тут она сможет что-то сделать. В районе дверной ручки никаких кнопочек и рычажков не имелось. Асуна на всякий случай тюкнула по ней пальцем, но, поскольку снимала жилье не она, меню управления комнатой вызвать было нельзя.
        Впрочем, в такой ситуации отсутствие замка было уже полной ерундой. Она ведь уже заявилась в комнату к парню, с которым только вчера познакомилась, лишь потому что он сказал, что даст ей воспользоваться ванной. Черноволосый мечник — кстати, если подумать, она до сих пор не знает, как его зовут, и его возраст и характер тоже полная тайна — но, наверное, он не из тех, кто способен вломиться в занятую кем-то ванную. Ну, даже если и вломится, они же в пределах границ города, а значит, код предотвращения преступлений не даст ему ничего сделать, но…
        Додумав до этого места, Асуна отвернулась от двери и осмотрела южную часть комнаты.
        — …Супер…  — невольно вырвалось у нее.
        Комната была просторна. В северной ее части был закуток, где можно раздеться. Пол был покрыт толстым ковром, на стене висела крепкая деревянная полка. Южная половина была вся выложена полированной каменной плиткой, и бoльшую ее часть занимала похожая на лодку белая ванна.
        Наверху кирпичной западной стены торчал горячий кран, выполненный в форме головы монстра; из пасти толстой струей лилась прозрачная жидкость. Ванна медленно наполнялась водой и белой пеной; наконец вода перелилась через край и потекла в угол, где и исчезала.
        …Здравый смысл подсказывает, что в средневековых европейских поместьях, с которых явно делалась модель этого дома, таких роскошных ванн не было. Впрочем, Асуна была не в настроении критиковать пробелы в исторической достоверности виртуального мира. Вызвав главное меню, она перешла в меню снаряжения в правой части экрана и нажала кнопку, позволяющую снять все оружие и доспехи.
        Накидка с капюшоном, бронзовый нагрудник, длинные перчатки, высокие сапоги, рапира на поясе — все это исчезло. Длинные, прямые каштановые волосы заструились по спине. Сейчас из одежды на Асуне оставалась лишь фуфайка из шерсти и хлопка и облегающие кожаные штаны. Кнопка, на которую она только что нажала, приняла вид «Снять всю одежду», и Асуна нажала вторично. Фуфайка и штаны исчезли, оставив лишь простенькое хлопковое белье.
        Вновь кинув взгляд на дверь, Асуна в третий раз нажала на кнопку, означающую теперь «Снять белье». После этих трех операций ее виртуальное тело стало полностью обнаженным. Ощущение холода прошлось по коже. В этом мире со странным названием «Айнкрад» время года было такое же, как в реальности; а поскольку в реальном мире сейчас начало декабря, то здесь даже в помещении было довольно-таки прохладно.
        Быстро пробежав через комнату, Асуна оказалась возле керамической ванны и опустила в горячую воду левую ногу; в мозг начали поступать сложные сенсорные сигналы. Борясь с желанием плюхнуться в воду целиком, она сперва подставила голову под льющуюся из звериной пасти струю, и, когда теплое ощущение охватило все ее тело, словно разница температур между телом и воздухом исчезла -
        ПЛЮХ.
        Вся ее спина очутилась в воде.
        — …Уааааа…  — не сдержавшись, застонала Асуна.



        Да, как и говорил черноволосый мечник, реальную ванну воспроизвести не удалось. Ощущение горячей воды на коже, давление воды на тело, блики света на водной поверхности — все казалось чуть-чуть не таким.
        В какой-то степени это было так же, как при еде. Если закрыть глаза, вытянуть руки и ноги, программа «принятие ванны» работала вполне нормально, и тонкое ощущение разницы пропадало. Это настоящая ванна. Больше того — шикарная двухметровая посудина, в которой шикарно плескалась шикарная горячая вода.
        Погрузившись в воду по рот и закрыв глаза, Асуна расслабилась всем телом и подумала.
        …Прямо сейчас даже если я умру, то и ладно. Я ни о чем не сожалею.
        С тех пор, как Асуна покинула Стартовый город две недели назад, в ее голове засела одна мысль. Пройти эту игру — невыполнимая задача, все десять тысяч запертых здесь игроков в конце концов погибнут. Вопрос лишь в том, раньше или позже. А значит, все в этом фальшивом мире бессмысленно. А раз так, лучше уж мчаться вперед со всей быстротой, пока она не выбьется из сил.
        На «стратегических совещаниях» вчера и сегодня Асуна чувствовала, что ей совсем не интересно. Ей было наплевать, кто такие бета-тестеры (она даже значения этих слов не понимала) и как будут распределяться трофеи. Завтра воскресенье, и в этот день они бросят вызов самому серьезному препятствию на этом уровне, уже забравшем две тысячи жизней,  — первом уровне Айнкрада. Силами лишь сорока опытных людей — это просто невозможно, поражение неизбежно; а быть может, их и вовсе перебьют.
        Настолько горячее желание принять ванну, что Асуна даже отступила от своего обычного поведения,  — это было просто желание «хоть раз так сделать перед смертью». И вот оно воплотилось в жизнь — и теперь, даже если завтра она перестанет существовать в той битве с боссом, она не будет ни о чем сожалеть…
        …Тот черный хлеб со взбитыми сливками.
        …Перед смертью хочу еще разок его попробовать.
        Это желание, неожиданно вспыхнувшее в груди, смутило Асуну. Она открыла глаза и, лежа в горячей воде, пошевелилась.
        Да, это было действительно вкусно. Но чувство было насквозь виртуальное. Предмет из полигонов. Заранее запрограммированные вкусовые ощущения. Да и с ванной то же самое. То, что кажется горячей водой,  — не более чем поверхность, сделанная из математических формул, определяющих пропускание и отражение света. Тепло, обволакивающее ее тело,  — лишь набор электрических импульсов, посылаемых нейрошлемом.
        Но… но.
        Месяц назад, когда она жила в реальном мире, был ли у нее такой прекрасный аппетит? Испытывала ли она такое же страстное желание принять ванну?
        Не испытывая голода, все же сидеть за столом перед родителями и механически класть в рот пищу, сделанную из органических ингредиентов,  — или есть этот виртуальный хлеб со сливками, от которого у нее слюнки текли; что из этого более «настоящее»?..
        Раздумывая над этим вопросом, который вдруг показался ей очень важным, Асуна глубоко вздохнула.



        Глава 8

        Я и не подозревал, что стараться не смотреть в сторону двери ванной комнаты требует такого высокого спасброска Воли[5 - СПАСБРОСОК ВОЛИ — в ролевой системе DnD величина, которую (или больше) надо выкинуть на 20-гранной игральной кости, чтобы избежать негативного воздействия на разум (испуг, гипноз и т. п.). Чем выше спасбросок, тем сложнее нейтрализовать воздействие.].
        Погрузившись в мягкость дивана, я напряг все мысленные силы, чтобы смотреть исключительно в раздобытый сегодня «Стратегический путеводитель Арго: босс первого уровня». Однако даже когда я по нескольку раз перечитывал набранные простым шрифтом слова, смысл их продолжал от меня ускользать.
        …Что ж, во всяком случае, это лишний раз доказывает, что мы не в реальном мире.
        Если, скажем, каким-то образом так получилось бы, что я сижу у себя дома в Кавагоэ, префектура Сайтама, и матери с сестрой нет дома, зато в ванной моется моя одноклассница. Что я бы сделал, если бы такое вправду случилось? Ответ очевиден: я бы тихонько вышел из комнаты, сел на свой любимый горный велик и на полной скорости погнал бы по шоссе № 51 куда-нибудь в сторону Аракавы.
        К счастью, сейчас я на втором этаже двухэтажного домика на краю Толбаны, городка на первом уровне Айнкрада; и я сейчас не школьник и по совместительству заядлый геймер, а мечник Кирито. Я аватар в виртуальном мире, и ничего не случится, даже если я увижу фехтовальщицу Асуну, выходящую из ванной комнаты. Нет, это может быть искусно поставленная ловушка. Если бы я вошел в ванную, она вполне могла бы тем временем обыскать мою комнату, и все, что у меня в сундуке, пропало бы. Однако сейчас в сундуке в этой комнате лежат лишь трофеи, выпавшие из низкоуровневых монстров, да и в ванную мне сейчас идти совершенно незачем. Я дождусь ее выхода, скажу «Давай завтра как следует поработаем» и провожу ее до двери. И все.
        Я несколько раз кивнул, положил путеводитель на низкий столик — и в это мгновение.
        Со стороны двери — не той, что вела в ванную, а входной двери — послышалось «тук, тук-тук-тук».
        В дверь постучали. Но это была не хозяйка дома. Ритм стука — сигнал, о котором я заранее договорился с некоей персоной.
        От удивления я вздрогнул, вставая, и развернулся к толстой дубовой двери — по ту сторону двери, должно быть, стоит сейчас «Крыса» Арго.
        …Выпрыгнуть из южного окна во двор, вскочить на привязанного в стойле осла и помчаться через лес в сторону донжона.
        Такой вариант действий возник у меня в голове мгновенно, без обдумывания. Однако скакать верхом на животных в SAO трудно, если у тебя нет соответствующего навыка. Я слышал, что, если имеется опыт верховой езды в реальном мире, то здесь можно попробовать; в любом случае, для столь второстепенного занятия в моем списке навыков места не было.
        Так что я просто встал с дивана и кинул быстрый взгляд на ванную, чтобы оценить обстановку. Сейчас по ту сторону двери рапиристка Асуна-сан, должно быть, наслаждается горячей ванной. Если Арго узнает, она тут же выхватит свой блокнотик и добавит к своему досье строчку «Кирито из тех, кто затаскивает к себе в комнату девушку, с которой только что познакомился». Если эта информация распространится, моей репутации волка-одиночки крышка.
        К счастью — все двери в этом мире, можно сказать, обладают прекрасной звукоизоляцией. Насколько мне известно, лишь три типа звуков проходят через них: 1) громкие крики; 2) стук; 3) звуки боя. Что до нормальных звуков, таких как разговор или плеск воды в ванне,  — их услышать сквозь дверь невозможно, даже если прижаться к ней ухом.
        Так что, даже если я впущу Арго, она не должна заметить, что ванная комната занята другим игроком. А если, пока Арго здесь, рапиристка вдруг выйдет — я немедленно выпрыгну из окна и ускачу на осле.
        Крутя в голове мысли на такой скорости, какую задействую обычно лишь в бою, я добрел до двери и решительно распахнул ее. Увидев лицо человека, стоящего по ту сторону, я произнес:
        — Редко ты наведываешься в мое жилище.
        Заранее заготовленная фраза с легкостью покинула мой рот. На украшенном усами лице «Крысы» Арго, торговца информацией, на миг мелькнуло подозрение, но тут же она пожала плечами и ответила:
        — Да. Клиент желает получить твой ответ сегодня.
        С этими словами Арго как ни в чем не бывало зашла в комнату и непринужденно уселась на диван, с которого я только что встал. Изо всех сил сражаясь с желанием посмотреть на дверь ванной, я подошел к сервировочному столику в углу комнаты, взял кувшин со свежим молоком и наполнил два стакана; затем, подойдя к дивану, поставил их на стол. «Крыса» приподняла бровь и рассмеялась.
        — Ки-бо такой любезный. Ты случайно снотворного туда не подсыпал?
        — …Такое на игроков все равно не подействует. И вообще, в пределах города, пока ты спишь, я все равно ничего с тобой сделать не смогу.
        Услышав мой ответ, Арго хлопнула в ладоши и, произнеся «правда», кивнула. Подняла стакан и осушила его одним глотком.
        — Спасибо за угощение. Очень хороший вкус для питья, которого можно брать сколько угодно. Почему бы тебе его не переливать в бутылки и продавать другим?
        — К сожалению, когда его выносишь с фермы, оно держится всего пять минут, и ладно бы потом просто исчезало — оно превращается в вонючую бурду…
        — Хо, не знала. Халявные вещи такие страшные.
        …Пока она трепалась, мое сердце вопило: «Давай уже переходи к делу!» — но если она почувствует мое нетерпение, я просто не знаю, что будет. Надев на лицо невинное выражение, я подобрал «Стратегический путеводитель Арго: босс первого уровня» и постучал по нему пальцем.
        — Кстати о халяве — вот это вот. Я твой постоянный клиент, но я всегда покупал эту книжку за пятьсот коллов… а на вчерашнем совещании я слышал, Эгиль, ну, тот с секирой, говорил, что их раздают бесплатно?
        Услышав нотку возмущения в моем голосе, «Крыса» захихикала.
        — Ни-хи-хи, как раз то, что Ки-бо и другие передовые раскупили у меня первое издание, позволило мне второе раздавать бесплатно. Но не беспокойся, только первое издание идет с автографом Арго-сама.
        — …Ясно, значит, есть ради чего покупать.
        Стало быть, эти бесплатные версии — способ Арго взять на себя ответственность как бета-тестеру. Мне хотелось расспросить ее на этот счет, но слово «бета» было для нас табу, в разговоре оно никогда не сорвется с наших губ. И вообще, я-то не вносил никакого вклада в общее дело как тестер, так что не мне поднимать эту тему.
        Атмосфера напряглась. Арго тряхнула своими красновато-коричневыми кудряшками и сменила тему.
        — Ладно, думаю, пора перейти к главному.
        Давай-давай-давай уже! Крича это мысленно, я слегка кивнул.
        — Ну, раз я уже упомянула клиента, ты, наверно, уже догадался, что тема — опять меч Ки-бо… если ты согласишься продать его сегодня, клиент заплатит тридцать девять тысяч восемьсот коллов.
        — …Три-…
        Три-девять-восемь? Я едва не выкрикнул эти слова. Сделав глубокий вдох и подумав несколько секунд, я раскрыл рот.
        — …Не хочу тебя оскорбить или что-то вроде… но не жульничество ли это? Этот меч просто не стоит сорок штук. В конце концов, рыночная цена базового «Закаленного меча» около пятнадцати тысяч коллов, так ведь? Добавь еще двадцать тысяч, тогда сможешь купить все нужные материалы и усилить его на плюс шесть почти с гарантией. Это, конечно, потребует времени, но, в общем, за тридцать пять штук можно сделать такой же меч, как у меня.
        — Я уже три раза сказала это клиенту!
        Арго развела руками, и на ее лице было написано редкое для нее «не понимаю».
        Я скрестил руки и откинулся на спинку дивана; на какое-то время все проблемы вокруг ванной комнаты вылетели у меня из головы. В таких вопросах я категорически против того, чтобы платить лишнее. Однако оставлять это дело нерешенным мне не хотелось еще больше. Приняв решение, я повернулся к лучшему в Айнкраде поставщику информации.
        — …Арго, я хочу узнать имя твоего клиента за полторы тысячи коллов. Свяжись с клиентом, узнай, он повышает или нет.
        — …Ясно,  — кивнула «Крыса» и, открыв свое меню, начала что-то печатать с колоссальной скоростью; затем отправила сообщение.
        Через минуту ее брови дернулись, и она прочла ответ, потом пожала плечами.
        — Он не возражает.
        — …
        Мне было уже на все наплевать; в таком состоянии я открыл свое меню и материализовал 1500 коллов в виде шести монет. Эти монеты я положил на стол перед Арго.
        Небрежно подцепляя их ногтями, Арго игриво отправила монетки одну за другой себе в рюкзак.
        — Все точно,  — произнесла она и, кивнув, добавила: — Ки-бо, ты уже знаешь его имя. Это тот парень, который вышел и устроил заварушку на вчерашнем совещании.
        — …Неужели… Кибао?..
        Услышав мой шепот, «Крыса» кивнула.
        Кибао. Человек, пытавшийся разжечь враждебность к бета-тестерам. И он хочет купить мой меч за сорок тысяч коллов?
        Да, конечно, у него за спиной было оружие типа моего — тоже одноручный меч. Но вчера мы ведь впервые встретились. Однако, по словам Арго, впервые он предложил эту сделку неделю назад…
        Я потратил полторы тысячи коллов, чтобы узнать личность клиента, но результат лишь сбил меня с толку. Сидящая на диване Арго смотрела на меня, пока я лихорадочно шевелил извилинами, потом напомнила:
        — …На этот раз сделка с мечом отменяется?
        — Эмм…
        Разумеется, я изначально не собирался продавать свой любимый меч — ни за какую цену. Я чуть кивнул, и «Крыса» встала на ноги.
        — Ладно, прости, что побеспокоила. Надеюсь, от этого путеводителя тебе будет польза.
        — Эмм…
        — Прежде чем я уйду, можно я воспользуюсь соседней комнатой? Я хочу переодеться в ночное.
        — Эмм…
        …Ну, кстати, во время вчерашнего совещания у меня сложилось впечатление, что Кибао подозревал всех, и на какое-то мгновение его взгляд остановился тогда на мне. Так значит, этот его взгляд был не из-за того, что он подозревал во мне бета-тестера, а просто он хотел посмотреть на мой меч… возможно? Нет, может, и то, и другое…
        …Минуточку. Что только что сказала Арго?
        Мысли о Кибао занимали 80 % моего мозга. Я тупо поднял глаза.
        Уголком глаза я увидел, как Арго поворачивает дверную ручку. И эта дверь вела не в коридор и не в мою спальню — табличка на двери сообщала, что за ней ванная комната.
        В полном остолбенении я смотрел, как маленькая фигурка «Крысы» скользнула за дверь и исчезла.
        Три секунды спустя -
        — Уааа?!
        Удивленный возглас.
        — …Кяаааааааа!!!
        Комнату сотряс душераздирающий вопль. После чего из ванной комнаты пулей вылетел отнюдь не игрок по имени Арго.
        Что было дальше, я не помню.



        Глава 9

        4 декабря, воскресенье, 10 утра.
        Игра-убийца была запущена 6 ноября, в воскресенье, в час дня. Через три часа исполнится ровно четыре недели с момента ее старта.
        Когда я только обнаружил отсутствие кнопки «Выход», я подумал, что это системный баг и что если я подожду достаточное время, то смогу разлогиниться. Потом безликий ГМ Акихико Каяба сообщил нам условие выхода из игры — пройти все сто уровней Айнкрада. Я ожидал, что наше заточение продлится около ста дней, исходя из того, что мы будем проходить по уровню в день.
        Однако — с тех пор прошло уже четыре недели, а мы даже до второго уровня еще не добрались.
        Сейчас я мог лишь посмеяться над своей тогдашней наивностью; но в зависимости от результата сегодняшней атаки на босса мы можем оказаться в ситуации, когда о сроках нашего освобождения даже говорить не придется. 44 игрока собрались сейчас на площади у фонтана Толбаны. Похоже, это самый сильный отряд, какой только возможно сейчас собрать. Если так случится, что рейд-группу перебьют,  — нет, даже просто если она понесет большие потери,  — слух немедленно распространится по Стартовому городу. Отчаяние, «SAO пройти невозможно» — это разлетится по всему первому уровню. Чтобы собрать вторую рейд-группу, понадобится безумно много времени — фактически, сразиться с боссом второй раз будет уже невозможно. Даже если бы мы захотели повысить наш уровень, чтобы вновь бросить вызов боссу,  — мы уже достигли предела эффективности набора опыта на монстрах первого уровня.
        Все зависело от того, изменилась ли сила босса по имени «Лорд-Кобольд Злой Клык» по сравнению с бета-тестом или нет. Того короля кобольдов, которого я помню, группа такой численности — с нашими уровнями, навыками и снаряжением — могла одолеть без проблем и без потерь. Ну и второе обстоятельство: поскольку тут вовлечены наши жизни,  — сможем ли мы сохранять хладнокровие до конца…
        Я думал, пока мой мозг не перегрелся; потом внезапно заметил рядом с собой игрока. Игрок коротко вздохнул; я неловко улыбнулся.
        Рапиристка по имени Асуна, чье лицо скрывалось под капюшоном, выглядела в точности так же, как позавчера утром, когда мы с ней впервые встретились. Стремительная, как метеор, и острая, как стальной клинок. Я по сравнению с ней выглядел совершенно издергавшимся.
        Пока я глядел на нее, она внезапно повернулась и сердито уставилась на меня в ответ.
        — …Чего смотришь?
        Тихий, но полный напряжения шепот заставил меня замотать головой. Она с утра меня предупредила, что, если я хотя бы разговор заведу о причине ее плохого настроения, она силой вольет в меня целый кувшин испорченного молока. Но я в любом случае ничего не помнил.
        — Н-не, ничего,  — тут же машинально ответил я. Асуна вновь пробуравила меня взглядом, острым, как кончик ее рапиры, после чего отвернулась. Я начал беспокоиться, не отразится ли это ее настроение на ходе сегодняшнего боя. Конечно, на нас никто не будет полагаться, просто потому что мы лишние; но тем не менее. Пока я об этом раздумывал -
        — Эй.
        Со спины раздался голос, который никак нельзя было назвать дружелюбным, и я повернулся к его источнику.
        Там стоял игрок с короткими каштановыми волосами, острые пряди которых торчали в разные стороны, как иголки кактуса. Невольно я поежился. Сегодня, несмотря на то, что игроков собралось множество, именно его лицо мне хотелось видеть меньше всех. Кибао.
        Стоя перед ошарашенным мной, Кибао злобно смотрел снизу вверх, затем тихо произнес:
        — Слушай сюда, сегодня стой сзади и не рыпайся, понял? Вы всего лишь поддержка.
        — …
        Про меня и так трудно сказать, что у меня хорошо язык подвешен, а тут я вообще не знал, как реагировать. Только вчера я отказался от его предложения в сорок тысяч коллов — а это невероятно большая сумма. Плюс ко всему он пытался скрыть свое имя — любому, у кого есть хоть капля здравого смысла, должно быть ясно, какая неловкая получилась ситуация. Если бы мы поменялись ролями, я бы к нему и на двадцать метров подойти не решился.
        Тем не менее отношение Кибао было таким неприятным, что от моего первоначального намерения ответить «разумеется» не осталось и следа. Потом эти его отвратные щеки задвигались, и он выплюнул:
        — Вы, ребята, не рыпайтесь. Если какие мелкие кобольды пройдут сквозь мой отряд, их можете брать.
        Для усиления эффекта Кибао плюнул на землю виртуальной слюной, потом развернулся и отошел. Я глядел ему в спину, пока он возвращался к другим членам отряда Е. Я по-прежнему стоял столбом и вздрогнул от раздавшегося рядом голоса.
        — …Что это было?
        Разумеется, упомянутые «вы, ребята» включали в себя и Асуну-сан. Лично мне ее вид сейчас внушал на 30 % больше ужаса, чем ее же сердитый взгляд совсем недавно.
        — Э-это… может, он хочет, чтобы одиночки не вели себя чересчур нагло…
        Я произнес эти слова, не думая особо, но тут мне в голову пришла другая мысль.
        …Возможно, он хочет, чтобы бета-тестеры не вели себя чересчур нагло.
        Если так, то, судя по поведению Кибао, он уже решил для себя, что я бета-тестер. Но — на каком основании? Даже «Крыса» Арго не стала бы продавать информацию о том, был ли тот или иной игрок бета-тестером. И до сих пор я даже слова «бета» не произносил.
        Вновь страдая от неприятного ощущения, такого же, как вчера, я буравил глазами спину Кибао.
        — …Э?..
        Я вдруг заметил кое-что, что заставило меня издать этот звук.
        Вчера этот человек предлагал мне сорок тысяч коллов — огромные деньги — за мой «Закаленный меч +6». Это факт. Разумеется, его намерение было — воспользоваться им в сегодняшнем сражении с боссом. Меч усилен на три очка Прочности, что увеличило его вес. Оставляя в стороне вопрос, как он сможет внезапно овладеть таким тяжелым мечом,  — он явно хотел заполучить мощное оружие, чтобы повысить свой статус и репутацию. Ничего удивительного в такой мотивации нет.
        Однако, если все так, то эти сорок тысяч коллов он уже должен был потратить на усовершенствование своего снаряжения.
        Да, так должно быть — однако и чешуйчатый доспех, и меч за спиной Кибао были теми же, что и вчера. Это снаряжение нельзя назвать плохим, но на сорок тысяч его можно было бы заметно усилить, и времени бы на это хватило. По правде сказать, рапира на поясе стоящей рядом со мной Асуны по моему вчерашнему предложению была заменена с обычной «железной рапиры», приобретенной в магазине, на редкий «Воздушный флерет[6 - ФЛЕРЕТ (fleuret)  — французское название рапиры.] +4», выпавший из монстра. В конце концов, сегодня мы все можем погибнуть, так какой смысл держать сорок тысяч коллов…
        …На этом месте мои мысли были прерваны.
        Я и не заметил, как синеволосый рыцарь Диабель вышел к фонтану. Своим красивым голосом он заявил:
        — Друзья, это, возможно, несколько неожиданно — благодарю вас всех, я очень признателен, что все сорок четыре человека собрались здесь, ни один не остался дома.
        После этих его слов громкие возгласы сотрясли площадь. Затем обрушился водопад аплодисментов. Я прекратил гадать и тоже поднял руки, чтобы поаплодировать.
        Улыбнувшись всем, рыцарь сжал правую руку в кулак и продолжил выкрикивать:
        — Сейчас я могу вам сказать — я серьезно думал отменить рейд, если хоть один человек не явится! Но… подобное беспокойство просто оскорбительно по отношению ко всем вам. Я очень рад, что… у нас лучшая рейд-группа… да, даже если людей меньше, чем могло бы быть!
        Несколько человек засмеялись и засвистели, кто-то сжал кулаки, подражая Диабелю.
        Я не хотел выискивать огрехи в командовании Диабеля. Но, на мой взгляд, здесь было слишком много возбуждения. Излишнее напряжение может привести к страху, действующему как яд, но перевозбуждение тоже имеет отрицательные стороны — например, беспечность. Во время бета-теста поражение, вызванное излишним энтузиазмом, воспринималось с юмором, но здесь неудача может стоить игроку жизни. В подобной ситуации лучше бы игрокам не перевозбуждаться.
        Раздумывая обо всем этом, я оглядывал другие отряды. Лидер группы В, Эгиль с двуручной секирой, и еще несколько человек стояли, скрестив руки на груди, с суровыми лицами. В критической ситуации они не подведут. Кибао из группы Е стоял ко мне спиной, так что его лица я не видел.
        Игроки продолжали шуметь; Диабель поднял руки, и восторженные крики постепенно утихли.
        — Друзья… сейчас я хочу сказать вам вот что!
        Его правая рука опустилась к левому бедру, и он с громким лязгом извлек свой серебрящийся меч.
        — …Мы победим!!!
        Над Толбаной разнесся долгий протяжный крик; он напомнил мне ситуацию месячной давности, когда десять тысяч человек разом закричали на площади Стартового города.



        Глава 10

        Большая компания вышла из Толбаны и двинулась в сторону лабиринта; от этой сцены в памяти Асуны что-то шевельнулось. Несколько минут ей потребовалось, чтобы наконец вспомнить.
        Школьная поездка, в которой ее класс участвовал в минувшем январе. Они ездили в Квинсленд, в Австралию. Возбуждение школьников, попавших из середины зимы в середину лета, на Золотой берег, било через край; куда бы она ни пошла, всюду было веселье.
        Ситуация-то была совершенно другая — лишь одно было похоже: сейчас, когда четыре десятка людей шагали под древесными кронами, атмосфера была совсем такая же, как в тот раз, когда она шла в компании одноклассников. Бесконечная болтовня, взрывы смеха то тут, то там. Единственное отличие — из леса время от времени выбегали и нападали монстры. Однако все они мгновенно падали под градом навыков мечника, которыми игроки хвастались друг перед другом.
        Идущая в арьергарде вместе с мечником Асуна, на миг забыв о происшествии минувшей ночи, обратилась к нему:
        — …Послушай, ты перед тем, как сюда прийти, играл в другие М… ММО-игры? Да, так они называются?
        — Эмм… а, да, было дело.
        Мечник по-прежнему смотрел робко; его черные волосы качнулись вниз-вверх.
        — В других играх бывает такое же ощущение? Ну, как бы это сказать… как во время школьной прогулки…
        — …Ха-ха, школьная прогулка — хорошо сказано.
        Мечник коротко рассмеялся, затем пожал плечами.
        — К сожалению, в других играх, в которые я играл, такого ощущения не было. Понимаешь, там не было технологии Полного погружения. Мы управляли персонажами с помощью мыши и клавиатуры, так что печатать в окне чата было особо некогда.
        — …Аа, понятно…
        — Вообще-то есть и другие игры, в которых голосовой чат, но в них я пока не играл.
        — Хмм.
        В воображении Асуны игровой персонаж молча пробежал по экрану монитора. Она тихо спросила:
        — …А от настоящего… какое ощущение?
        — Э? От н-настоящего?
        Мечник посмотрел вопросительно, и Асуна изо всех сил попыталась описать тот образ, который возник в ее сознании.
        — Ну, как я говорила… в настоящем фэнтезийном мире… вместе с группой мечников и магов идти на бой с ужасным предводителем монстров. По пути… о чем бы они разговаривали… или они бы шли молча? Ну, вот такое.
        — …
        Мечник как-то странно замолчал; кинув на него взгляд, Асуна вдруг поняла, что задала совершенно детский вопрос. Но, когда она на автомате отвернулась и собралась уже пробормотать «ладно, проехали» -
        — …На дороге к смерти или к славе, хех.
        Тихие слова достигли ее ушей.
        — Для людей, которые этим занимаются повседневно… думаю, это как идти ужинать в ресторан. Если есть темы для разговора, они говорят, если нет — молчат. Думаю, рейды на босса так в конце концов и будут проходить. Если мы будем ходить на боссов постоянно.
        — …Ху-ху-ху.
        Прямые слова мечника показались Асуне забавными, и она захихикала. Впрочем, тут же объяснила, почти оправдываясь:
        — Прости, что засмеялась, но… это правда странно. Этот мир — предельная форма анти-повседневной жизни, как в ней может быть рутина?
        — Ха-ха… пожалуй, ты права.
        Мечник рассмеялся так же, как она только что, потом тихо произнес:
        — Однако у нас ушло четыре недели, чтобы дойти досюда. Даже если сегодня мы победим босса, впереди еще девяносто девять уровней. Я… готов к тому, что это затянется на два, может, на три года. И если так будет, даже такое неповседневное мероприятие станет рутиной.
        Прежнюю Асуну от этих слов охватило бы отчаяние и потрясение. Но сейчас ее ощущение было всего лишь как от сухого ветра, дующего из груди.
        — …Ты сильный. Я бы ни за что не смогла так думать. Если подумать о том, что придется жить в этом мире годами… смерть в сегодняшней битве уже не так пугает.
        Мечник покосился на нее, потом сунул руки в карманы своего серого плаща и тихо произнес:
        — Если доберемся до более высоких уровней, может, там еще лучше ванна найдется.
        — …П-правда?  — вырвалось у нее. Тут же она поняла, чтО брякнула, и, застеснявшись, негромко добавила:
        — …Значит, ты запомнил. Придется влить в тебя кувшин испорченного молока.
        — В таком случае, как минимум, мы должны вернуться сегодня живыми,  — с ухмылкой ответил мечник.



        Глава 11

        11 утра — мы подошли к донжону.
        12.30 — мы поднялись на верхний этаж.
        Пока что не было ни одного погибшего. Я втихаря похлопал себя по груди. В конце концов, вперед шла рейд-группа почти максимального возможного размера (максимум составляет 48 игроков), и для большинства это был первый опыт такого рода мероприятий. В этом мире все, что сопровождалось словом «первый», таило в себе опасность и риск, без исключений.
        По правде сказать, было три довольно пугающих происшествия. На игроков с древковым оружием, в основном с копьями и алебардами, из групп F и G по дороге нападали кобольды, специализирующиеся на ближнем бою. В SAO оружие ближнего боя не ранит других игроков, если им случайно махнуть (разумеется, это совсем не то, что преступное деяние), и если оружие после применения навыка мечника утыкается в препятствие, навык прекращает действовать. В случае древкового оружия риск этого особенно велик, а поскольку в засаде были спецы по ближнему бою, это лишь усугубило ситуацию.
        В таких условиях рыцарь Диабель показал свои командирские способности во всей красе. Командуя всеми отрядами, он принимал размашистые решения, вроде: одним отступать, другим стоять и обороняться, применять мощные навыки, чтобы отбросить монстров, менять местами группы с древковым оружием и мечами. Такие решения может принимать лишь тот, кому хорошо знакома роль командира.
        Пожалуй, теперь можно было сказать, что мои претензии перед отправлением, что «все слишком взбудоражены»,  — просто нахальство. У Диабеля была своя собственная философия, как командовать, и я, член рейд-группы, сумевшей пройти уже такой большой путь, обязан был доверять ему на сто процентов.
        …Пока я все это осознавал, перед нами возникли громадные ворота, и те, кто шли сзади, встали на цыпочки, чтобы их рассмотреть.
        На сером камне ворот располагался барельеф с изображением страшного звероголового монстра. Что касается кобольдов — в большинстве ММО-игр эти монстры обычно слабейшие из слабых; но в SAO эти «полулюди» — достаточно серьезные противники. Кобольды умеют пользоваться оружием, таким как мечи и секиры, и даже применяют навыки мечника. По сравнению с простыми атаками, удары, нанесенные с применением навыков мечника, куда быстрее, мощнее и точнее. Если попавший под удар игрок находится в беззащитном состоянии, даже элементарный навык мечника приводит к критическому удару, и хит-пойнты падают катастрофически. Рапиристка Асуна добралась до самых глубин лабиринта, пользуясь лишь «Прямым выпадом», что лишний раз подчеркивало силу и ужас навыков мечника…
        — …Можешь послушать, что скажу?  — прошептал я, придвинувшись ближе к Асуне.  — Сегодня наши противники — Руинные кобольды-стражи; это, конечно, не босс, но достаточно крутые монстры, которых он вокруг себя плодит. Как нам вчера объясняли, большая часть их тела и головы покрыта металлическими доспехами; твоего «Прямого выпада» не хватит.
        Фехтовальщица слушала, пристально глядя из-под капюшона, потом кивнула.
        — Поняла. Надо целиться в горло, да?
        — Точно. Как только я навыком мечника отобью его алебарду, мы быстро меняемся, и ты атакуешь.
        Асуна вновь кивнула и посмотрела на гигантские ворота; я еще несколько секунд глядел на нее.
        Где и как ты погибнешь, раньше или позже — вот и вся разница.
        Так она мне сказала при нашей первой встрече. Я, разумеется, просто не мог позволить этим словам оказаться правдой. «Прямой выпад» Асуны свидетельствовал о таланте, о котором она сама не подозревала. Из всех падающих звезд ее звезда не должна сгореть в атмосфере — она должна выдержать весь огонь и долететь до земли.
        Если Асуна выживет в сегодняшней битве, она наверняка станет известна как одна из самых стремительных и красивых мечниц в Айнкраде. Она станет яркой падающей звездой, светящей другим игрокам сквозь черноту страха и отчаяния. В этом я абсолютно убежден. Такую роль никогда не сможет взять на себя бета-тестер вроде меня — из-за нашего пятна позора.
        Убедившись в своем решительном настрое и сглотнув, я повернулся к воротам. Впереди Диабель как раз закончил выстраивать семь партий.
        Сейчас даже рыцарь-сама не решался заорать «мы победим». Монстры-гуманоиды могут среагировать на громкие звуки.
        Вместо этого Диабель высоко поднял свой серебристый меч и энергично кивнул. 43 участника рейда подняли свое оружие и кивнули в ответ.
        Рыцарь развернулся, так что его длинные синие волосы разметались по сторонам, приложил левую руку к середине здоровенных ворот -
        — …Пошли!
        С этим коротким выкриком он изо всех сил толкнул створки.


        Она что, и была такая широкая?
        Это была первая мысль, которая у меня возникла, когда я увидел комнату босса через четыре месяца после прошлого раза.
        Громадная, сильно вытянутая прямоугольная комната. От левой до правой стены метров двадцать, от входа до задней стены — метров сто. Размер всего этажа примерно такой же, как у предыдущих, и эта комната осталась последней еще не картированной областью, так что ее размер можно было оценить по величине пустого пятна на карте. Однако когда видишь ее собственными глазами — это совершенно другое дело.
        Комнату сделали такой просторной, чтобы в ней было где разгуляться гигантским монстрам.
        В Айнкраде двери комнаты босса не закрываются даже во время боя с ним. Поэтому, даже если все станет плохо и нам будет грозить полное истребление, у нас останется возможность отступить. Однако если мы развернемся и кинемся наутек и нас достанут дальнодействующие навыки мечника, это может нас замедлить (состояние «заторможенность») или вовсе не дать двигаться («оглушение»). Это значит, что отступать придется, не поворачиваясь к боссу спиной; при таком раскладе сотня метров, отделяющая нас от безопасности, будет казаться бесконечно длинной. Мгновенное бегство возможно, если применить кристалл-телепортатор, однако такие кристаллы дороги и встречаются только на более высоких уровнях; это значит, что от тамошних боссов сбегать будет легче, но, с другой стороны, из-за их дороговизны после бегства игрок останется с пустым кошельком.
        Пока я все это обдумывал, комната босса погрузилась в полнейшую тьму. Потом на левой и правой стенах комнаты один за другим — сначала ближние к нам, потом дальние — стали зажигаться факелы. Факелы были примитивные и горели шумно.
        По мере возникновения новых источников света увеличивалась общая освещенность. Каменный пол и стены были все в трещинах. Комнату украшали раскиданные то тут, то там большие и маленькие черепа. В самой глубине комнаты стоял колоссальный трон, и на нем восседала чья-то громадная туша.
        Рыцарь Диабель поднял меч и махнул перед собой сверху вниз…
        По этому сигналу все 44 участника антибоссовского рейда завопили и ринулись в комнату подобно лавине.


        Первой в комнату ворвалась группа А, лидер которой с большим треугольным щитом бежал, подняв вверх боевой молот. За ними неслась слева группа В, ведомая секироносцем Эгилем, а справа группа С — рыцарь Диабель и пять его друзей. Потом группа D, ее лидер — высокий парень с двуручным мечом; дальше бежала группа E, возглавляемая Кибао; и, наконец, бок о бок неслись группы F и G с древковым оружием.
        А за их спиной бежали два лишних человека…
        Когда между группой А и троном оставалось метров 20, гигантский силуэт, изначально неподвижный, вдруг прыгнул. Сделав сальто в воздухе, он приземлился, заставив пол содрогнуться. Открыл свою волчью пасть и -
        — Гурурураааааааа!!!
        Король полулюдей, «Лорд-Кобольд Злой Клык», выглядел в точности так, как я помнил. Бугрящаяся мышцами туша ростом за два метра, поросшая сизой шерстью. Кровожадные глаза горели желто-красным огнем. В правой руке он держал сделанный из кости топор, в левой — кожаный баклер[7 - БАКЛЕР — маленький круглый щит диаметром от 15 до 45 см. (Полагаю, у Злого Клыка он крупнее.)]. За поясом торчал полутораметровый тальвар.
        Лорд-Кобольд поднял свой костяной топор и обрушил на лидера группы А. Треугольный щит принял на себя удар — вспыхнул ослепительный спецэффект, и по залу разнесся грохот.
        И, словно этот звук послужил сигналом, из дыр, расположенных высоко в боковых стенах, выскочили три тяжеловооруженных монстра. Это были телохранители босса, Руинные кобольды-стражи. Группа Е, ведомая Кибао, и группа поддержки G быстро двинулись им навстречу, и каждая взяла на себя по монстру. Мы с Асуной переглянулись и кинулись к ближайшему Стражу.
        Вот так 4 декабря в 12.40 дня сражение с боссом наконец началось.
        У Злого Клыка было четыре полосы хит-пойнтов. Пока не кончатся первые три полосы, он будет сражаться костяным топором в правой руке и кожаным баклером в левой, а потом он их отшвырнет и вытащит из-за пояса тальвар. Его атакующий стиль станет полностью другим, о чем предупреждал путеводитель от Арго. Так что, как только он сменит оружие с костяного топора на тальвар, наша тактика должна будет измениться соответственно — все это мы обсудили на вчерашнем совещании.
        Сражаясь со Стражем, прорвавшимся сквозь строй групп E и G, я уголком глаза поглядывал на переднюю линию; никаких признаков того, что тактика или построение рушатся, не было. Танкующие и атакующие группы хладнокровно менялись местами, и свободные игроки пили лечебные зелья. На левом краю поля зрения виднелась маленькая полоса хит-пойнтов всей рейд-группы — она стабильно держалась на уровне 80 %.
        Ладно, пусть занимаются своим делом… — и сражение продолжалось.
        При игре соло все совсем не так, но сейчас я от всей души молился за их успех.



        Глава 12

        Поскольку черноволосый мечник сумел вытащить ее из лабиринта, когда она потеряла сознание (хотя она до сих пор не понимала, как ему это удалось), у Асуны сложилось впечатление, что он человек довольно способный.
        Однако, увидев, как он сражается, Асуна решила, что, пожалуй, та оценка была явным преуменьшением.
        …Сильный.
        Нет, что-то было в его манере сражаться, что просто не описывалось словом «сильный». Что-то не укладывающееся в измеряемые понятия — сила, скорость; он был как будто в другом измерении.
        Асуне — новичку, который никогда не играл в онлайновые игры и не пользовался технологией Полного погружения,  — было трудно описать словами то, что она ощущала. Если все же попытаться как-то это выразить — «все оптимизировано». Он не совершал ни одного лишнего движения и потому все делал быстро, а его тяжелый меч наносил колоссальный урон. Удар алебарды тяжелобронированного кобольда был отбит вверх. «Меняемся!» — выкрикнул он и спокойно отступил. Асуна быстро выпрыгнула перед кобольдом и, пока тот пытался справиться с отдачей, с легкостью послала «Прямой выпад» в его открытую шею.
        Асуна вспомнила слова мечника при их первой встрече. «Оверкилл не имеет каких-то недостатков с точки зрения системы, но он неэффективен»; а она ответила: «Ну и что? Какие-то проблемы?» Вот сейчас с этим были бы колоссальные проблемы. Если убрать избыточные действия, неизбыточные станут проще, и она будет лучше видеть и понимать происходящее. Страж был куда сильнее, чем Воитель, с которым она сражалась тогда, но, несмотря на это, каждое его движение Асуна видела совершенно отчетливо.
        От попадания «Прямого выпада» в горло — жизненно важную часть тела — хит-пойнты кобольда упали почти до нуля. Прежняя Асуна в такой ситуации подождала бы, а потом контратаковала еще одним «Прямым выпадом» — но это был бы бесполезный оверкилл. Оправившись от задержки, вызванной применением навыка мечника, Асуна без лишних движений ткнула рапирой монстру в горло, и кобольд, чья полоса хит-пойнтов опустела, рассыпался на синие осколки и исчез.
        — GJ[8 - GJ — используемое в онлайн-играх сокращение от «Good Job», «хорошая работа».], — мягко произнес мечник за ее спиной. Асуна не знала, что это значит, но ответила: «И ты!»
        Ровно в эту секунду первая полоса хит-пойнтов босса испарилась. Диабель в первом ряду крикнул: «Вторая полоса!» — и из дыр в стене выскочили еще несколько Стражей.
        Начисто забыв, что они лишь дополнительные силы, Асуна и ее партнер ринулись на монстров. Клинок в правой руке девушки, хотя она лишь со вчерашнего дня начала им пользоваться, уже прижился к пальцам и ощущался как родной. Когда она запускала навыки мечника, ответ рапиры был ясным и четким. Весь острый и сверкающий клинок, даже самый кончик, стал словно частью руки, словно второй кожей.
        …Если это и есть «чувство сражения», то все, что было до сих пор,  — жалкая имитация.
        Наверняка впереди еще множество битв. Мчаться вперед бок о бок с этим мечником. В этом иллюзорном мире, где все поддельное… да, это чувство — оно, несомненно, настоящее. Я хочу увидеть то, что у него перед глазами.


        Страж взмахнул секирой; мечник парировал ударом меча снизу вверх. В следующее мгновение Асуна сама крикнула «меняемся!» и подскочила к врагу со своей милой рапирой в руке.



        Глава 13

        Битва 44 игроков с королем кобольдов и его охраной проходила быстрее, чем я ожидал.
        Диабель и его группа С убрали первую полосу хит-пойнтов, группа D очистила вторую, а сейчас группы F и G занимались третьей и уже укоротили ее вдвое. У танкующих групп A и B хит-пойнты были в желтой зоне, то есть в районе половины, но в опасную красную зону не опустились ни разу. Было еще несколько Стражей, с которыми разбиралась группа E и мы двое; мы справлялись так хорошо, что где-то в середине боя группа G переместилась и стала помогать на главном участке.
        То, как храбро сражалась рапиристка Асуна, впечатляло; и ее «Прямой выпад», поразивший меня еще при первой встрече, теперь, когда она обзавелась более мощной и острой рапирой, с изумительной точностью пронзал глотки Стражей, их слабое место. Время от первого движения навыка до нанесения урона было вдвое меньше, чем если бы Асуна полагалась чисто на поддержку системы. Даже я, еще с бета-теста оттачивавший свое владение навыками мечника, был не вполне уверен, что могу достичь таких скоростей.
        Она всего лишь новичок с одним-единственным навыком. Когда она будет больше знать и понимать — при одной мысли о том, во что она может превратиться, у меня по спине прошел холодок.
        Если так выйдет, хотел бы я наблюдать за ее прогрессом, идя рядом с ней… Такая мысль возникла вдруг у меня в голове, но я усилием воли подавил ее. Месяц назад я решил, что буду игроком-одиночкой, игроком-эгоистом, так что теперь у меня нет никакого права быть с другими. Мой первый друг в этом мире, Кляйн, сейчас, должно быть, где-то в городе, где мы начали игру, тщательно и осторожно тренирует своих друзей…
        Пока я крутил в голове эти неприятные воспоминания, Асуна перед самыми моими глазами прикончила второго врага. Поскольку Руинные кобольды-стражи появляются только здесь, они считаются редкими монстрами. Хотя опыта и денег они дают куда меньше, чем босс, но все же после них остаются какие-то трофеи. Лишь деньги распределяются поровну среди всех участников рейда; опыт же за убитых монстров делится между теми игроками, кто участвует в их уничтожении, то есть, в данном случае, между мной и Асуной. Выпадающий предмет с большей вероятностью достается Асуне, поскольку именно она наносит решающий удар.
        Именно поэтому, видимо, Кибао, лидер группы Е, сражающейся с такими же Стражами, предупреждал нас утром, чтобы мы не совались. Однако мы с Асуной, работая вдвоем, управлялись с врагом быстрее, чем вся его шестерка, группа Е. Так что даже ему не на что жаловаться…
        Пока я об этом думал, сзади раздался голос Кибао.
        — Че, не срослось у тебя? Так тебе и надо.
        — …Что?
        Не понимая, что он имел в виду, я обернулся и переспросил. Остальные два Стража из третьей волны были уже почти мертвы, так что нам выпала маленькая возможность поговорить. Кактусоголовый мечник мрачно взглянул на меня и выплюнул:
        — Не строй дурочку. Я знаю, зачем ты приперся в этот рейд.
        — За… чем? А что, кроме как завалить босса, может быть что-то еще?
        — Че, я могу сказать прямо, да? Именно за этим!
        О да, похоже, ему пришлось проявить недюжинную догадливость. Я был в таком раздражении, что зубами заскрипел; но тут Кибао выложил наконец то, что собирался…
        — Я слышал уже. Ты однажды закрысил себе LA на босса.
        — Чт-…
        …«LA». Это значит — «Last Attack», последний удар.
        Верно; я, когда раньше сражался с боссами, всегда хорошо оценивал состояние их хит-пойнтов и выбирал лучшее время, чтобы активировать свои самые мощные навыки мечника. Однако это было не здесь — а в совершенно другой парящей крепости, просуществовавшей лишь месяц… в закрытом бета-тесте «Sword Art Online».
        Кибао знал не только, что я бета-тестер, но и как я себя вел тогда. Стоп, минуточку. Он только что сказал «я слышал». Иными словами, он опирался на пересказ. Но от кого он мог это услышать…
        И едва я об этом подумал, как меня всего словно током тряхнуло.
        На прошлой неделе Кибао через торговца информацией «Крысу» Арго попытался купить у меня «Закаленный меч +6». Вчера он предложил за него сорок тысяч коллов. Я отказал, но деньги он так и не потратил.
        Не так. Он просто не мог их потратить. Потому что это были не его деньги.
        Не только Арго — Кибао тоже был лишь посредником. Именно поэтому даже когда я отказал ему, он все равно мог говорить со мной спокойно.
        Настоящим покупателем был кто-то другой. Он и обладал сорока тысячами коллов. Он поместил между собой и Арго еще одного человека, чтобы я не мог выяснить его личность, сколько бы ни заплатил.
        Этот кукловод и слил Кибао информацию о бета-тестерах, заварив тем самым всю эту кашу. А если так, то целью того типа было вовсе не приобрести «Закаленный меч +6» для сражения. То есть нет, усилить себя перед боем, возможно, было одной из его целей, но не главной. А главная его цель — ослабить меня. Когда моя атака станет слабее, это помешает мне в полную силу применять навыки мечника и не даст получить бонус от LA по боссу…
        — …Кибао. Тот, кто с тобой говорил,  — как он узнал, что я бета-тестер?
        — Ха. Он потратил тучу денег и купил информацию у «Крысы». Чтоб найти гиен в рейд-группе.
        …Врун. Арго, конечно, способна продать информацию даже о самой себе — но никогда не продаст информацию о других бета-тестерах.
        Я стиснул зубы; и одновременно из передней линии донеслись радостные возгласы. Громадный запас хит-пойнтов босса опустился наконец до четвертой, последней полосы.
        Мое внимание отвлеклось на место главных событий. Похоже, третью полосу счистили группы F и G с древковым оружием и тут же отступили. Восстановив свои хит-пойнты, вперед бросилась группа С. Командовал ей лидер всего рейда, синеволосый рыцарь Диабель. Даже в тусклом свете донжона его шевелюра блестела.
        — Угуруооооооо!..
        Лорд-Кобольд Злой Клык взревел. И тут же последняя волна Руинных кобольдов-стражей повыскакивала из стен.
        — Еще мелкие кобы, иди, завали одного. Возьми себе LA.
        Произнеся это полным ненависти голосом, Кибао вернулся к группе Е.
        Все еще не оправившись от шока и замешательства, я отвернулся и собрался перегруппироваться вместе со стоящей рядом Асуной.
        — …О чем вы сейчас говорили?  — тихо спросила она. Я лишь покачал головой.
        — Не… сперва давай разберемся с противниками.
        — …Хорошо.
        После этого краткого диалога я поднял меч и побежал к ближайшему Стражу.
        В это мгновение -
        Внезапно я ощутил «нечто» и кинул быстрый взгляд на поле боя.
        Король кобольдов, державший прежде костяной топор в правой руке и кожаный баклер в левой, отшвырнул и то, и другое, испустил еще один рык, протянул правую руку себе за пояс, взялся за обмотанную тряпицей рукоять и выхватил тальвар.
        За время бета-теста я много раз видел такую смену боевого стиля. С этого момента босс будет пользоваться исключительно навыками мечника для изогнутых мечей; он впадет в боевое безумие и будет страшно бушевать; однако разобраться с ним сейчас будет проще, чем раньше. Он будет наносить дальние удары сверху вниз. Если четко ухватить время начала удара, то, даже находясь совсем рядом с боссом, можно легко избежать встречи с клинком.
        По команде Диабеля шесть игроков, формирующих группу С, окружили босса. Это построение не использовалось, когда босс наносил размашистые удары по горизонтали своим костяным топором. Построение было таким ювелирным — и не подумаешь, что эти игроки всего лишь прочли заранее книжку. Если только вся шестерка сможет уворачиваться от безумных взмахов тальвара, пока босс не получит последний удар…
        — …У?..
        Этот звук нечаянно выпрыгнул из моего горла.
        Игрок Х, попросивший Кибао купить мой меч за сорок тысяч коллов, собирался помешать мне нанести LA королю кобольдов. Так я только что предположил. Несмотря на то, что мой меч остался при мне, цель Х достигнута. Поскольку я «дополнительные силы», я могу драться лишь со Стражами, так что к боссу и на десять метров не подойду.
        Однако это еще не все.
        Х наверняка один из тех, кто сейчас собирается нанести LA боссу… так ведь, нет? В конце концов, сорок штук — слишком большая сумма, чтобы всего лишь вывести меня из игры; а вот возможность самому нанести LA — вполне достаточная компенсация за эту трату.
        Иными словами… игрок Х, манипулирующий Кибао,  — человек, который, как и я, участвовал в бета-тесте, и его имя…
        — …Он идет!  — крикнула Асуна, вырвав меня из раздумий. Страж махнул алебардой, и лишь мгновенно примененный в полную силу «Косой удар» позволил мне отбить его атаку.
        — Меняемся!  — крикнул я и отпрыгнул назад, а Асуна подскочила к Стражу. Я вновь кинул взгляд на битву, разворачивающуюся в двадцати метрах слева от меня.
        Когда босс завершил свое движение — во время которого он был неуязвим,  — сражение возобновилось. Первой целью босса был синеволосый рыцарь, уже готовый уклониться от удара.
        Глядя ему в спину, я подумал про себя.
        …Неужели это ты?
        Рыцарь Диабель, ты… неужели все это — части твоего плана?..
        Разумеется, он не ответил. Злой Клык взревел, потом медленно поднял клинок вверх…
        И вновь меня коснулось это ощущение — «нечто».
        Неясное беспокойство. Что-то не так. Босс и тот король кобольдов, которого я знал,  — не одно и то же. Не его цвет, не размер. Нечто большее, чем просто внешний вид и звук. Источник этого беспокойного ощущения — не сам монстр… а оружие в его правой руке.
        Оттуда, где я находился, виден был лишь контур клинка… не слишком ли он тонкий? Слегка изогнутый клинок, несомненно, был похож на тот, с которым я познакомился во время бета-теста, но его ширина… и блестит он как-то иначе. Это не грубая текстура железа. Он явно кованый, и по краям стальной блеск. Я видел уже похожую штуку… этим оружием сражались монстры на десятом уровне прежней парящей крепости. Монстры в красных доспехах — во время бета-теста это были очень серьезные противники. Этим оружием не могли пользоваться игроки, только монстры…
        — А… Аа!..
        Из моей глотки вырывались лишь нечленораздельные звуки. Наконец я с силой втянул воздух в легкие и завопил:
        — Нет… не выйдет, отступайте!!! Отступайте быстрее!!!
        К несчастью, мой голос утонул в звуковом эффекте навыка мечника, примененного Злым Клыком.
        Король кобольдов подпрыгнул вертикально вверх, так что задрожал пол. В воздухе он развернулся, вкладывая силу в оружие. И, приземлившись, он выплеснул всю накопленную энергию багровой вспышкой света.
        Плоскость атаки — горизонтальная. Угол атаки — триста шестьдесят градусов.
        Навык мечника для катаны — мощный круговой удар «Колесо смерти».
        Шесть красных спецэффектов возникли одновременно, точно шесть огненных столбов.
        Полоса хит-пойнтов группы С в левом углу поля зрения мгновенно свалилась под 50 %, в желтую зону. В принципе, полосу можно растянуть кончиками пальцев и увидеть шесть полос всех игроков, но сейчас делать это не было нужды. Все в группе С явно получили равный урон.
        Босс провел дальнодействующую атаку невероятной силы, способную снять больше половины максимального запаса хит-пойнтов; однако это было еще не все. Желтые огонечки крутились над головами шести рухнувших на пол игроков, показывая, что они какое-то время не смогут двигаться — эффект оглушения.
        Из десятка с лишним отрицательных эффектов, которые могут свалиться на игрока в SAO, нет ничего хуже паралича и ослепления. Эти эффекты длятся секунд десять от силы. Но именно из-за краткой продолжительности их невозможно скинуть. Поэтому, если бойцы передней линии оказываются оглушены, их товарищи обязаны их спасать, бросаясь вперед немедленно и принимая на себя следующие удары врага… но.
        Ни один человек не двинулся вперед, чтобы помочь. Несмотря на тщательное составление плана боя на совещании, несмотря на веселую атмосферу, в которой они сюда шли за легкой победой. Кроме того, человек, на которого они все полагались, лидер рейда Диабель, был повержен одним ударом. Все это и привело к тому, что не только группа С, но и все остальные застыли на месте. После нескольких секунд натянутой тишины Лорд-Кобольд восстановился от заморозки, вызванной применением навыка мечника.
        Тут же начали приходить в себя и остальные; я выкрикнул:
        — Погонится!..
        Одновременно Эгиль со своей двуручной секирой и несколько его подчиненных выдвинулись вперед, чтобы помочь упавшим.
        К несчастью, было поздно.
        — Угуруоооо!!!
        Получеловек взревел, и катана… нет, нодати[9 - НОДАТИ — двуручный меч, внешне напоминающий катану, но более тяжелый и длинный (клинок свыше 120 см длиной).] в обеих его руках взмыл высоко вверх. Навык мечника «Парящая лодка». Нацелен он был на рыцаря, лежащего прямо перед монстром, Диабеля. Словно подброшенный алой световой дугой, рыцарь в серебристых доспехах взлетел в воздух. Урон был не очень высок. Однако движение Лорда-Кобольда на этом не закончилось.
        Его здоровенная волчья пасть оскалилась в злобной усмешке.
        Нодати вновь окутался красным спецэффектом. «Парящая лодка» была всего лишь началом комбо. Если ты получаешь удар, болтаясь в воздухе, извиваться бесполезно, можно лишь попытаться защититься, сложившись как можно компактнее. Однако для человека, попавшего в такую ситуацию впервые, это непосильная задача.
        Вися в воздухе, Диабель махал мечом, пытаясь активировать навык мечника для контратаки. Однако, поскольку он был в неустойчивом положении, система не могла распознать начального движения навыка. Нодати ударил беспомощно машущего мечом рыцаря точно в грудь.
        Скорость, при которой самого клинка не было видно; удар снизу вверх и сразу следующий — сверху вниз. И потом колющий. Трехударное комбо «Алый веер».
        Тело рыцаря расцветилось тремя спецэффектами повреждения подряд; яркие цвета и грохот показывали, что все три удара были критическими. Потом его аватар отшвырнуло на 20 метров; он перелетел через головы рейд-группы и рухнул возле Стража, который был моим противником. Он с силой грохнулся на пол; хит-пойнты, и без того в красной зоне, продолжали снижаться.
        — !..
        Из моей глотки вырвался странный звук. Алебарда Стража приближалась, и я вложил все силы в «Косой удар». Древко алебарды переломилось посредине, и, пока Страж стоял неподвижно, рапира Асуны пронзила ему горло.
        Не дожидаясь, пока монстр рассыплется, я повернулся к лежащему Диабелю. Он был в метре от меня. Впервые глядя на него со столь близкого расстояния, я ощутил, как искорки загораются в моем мозгу.
        …Я знаю этого игрока.
        Его лицо и имя совершенно не те, что я помнил, но мы точно встречались в старом Айнкраде; я, возможно, даже разговаривал с ним. Как я и думал, Диабель оказался бета-тестером, таким же, как я. И, как и я, он изо всех сил старался скрывать это. Нет — поскольку он заводил себе друзей, одновременно скрываясь ото всех, его тревоги, возможно, были в несколько раз сильнее, чем мои.
        Однако именно из-за своих знаний тестера об этом уровне он и пострадал в итоге.
        Я его не помнил, а вот он вспомнил, что я Кирито; и, хотя внешность моя сейчас другая, он помнил имя игрока, который хорошо умел выбирать время для LA по боссу, потому и пытался раньше выяснить, я это или не я. Далее, он решил, что я и сейчас попытаюсь выкинуть тот же трюк. Боссы уровней оставляют после себя сверхклассные предметы, в том числе уникальные — единственные на весь Айнкрад; а в такой смертельной игре, как SAO, боевая сила и жизнеспособность — одно и то же. Чтобы выжить в этом мире, Диабель выбрал путь не одиночки, но рыцаря, ведущего других,  — и решил заполучить редкий трофей от Злого Клыка любой ценой.
        Думая обо всем этом, я смотрел на лежащего на полу Диабеля. Его глаза, такие же синие, как и волосы, шевельнулись, но тут же вспыхнули. Сквозь дрожащие губы прошел голос, слышный одному лишь мне.
        — …Пожалуйста, Кирито-сан. Босса, убе-…
        Прежде чем он успел договорить -
        Лидер Антибоссовских Сил Айнкрада, рыцарь Диабель, разлетелся на множество синих осколков.



        Глава 14

        Полный потрясения крик — нет, вой — наполнил комнату босса.
        Едва ли не все участники рейда стояли, распахнув глаза и цепляясь за свое оружие. Ни один не двинулся с места. Их лидер пал, погиб первым — к такому кошмару никто не был готов, никто не знал, что делать.
        Разумеется, это относилось и ко мне.
        В моем мозгу мелькали, сменяя друг друга, два варианта. Бежать. Или драться.
        При нормальных обстоятельствах «босс использует оружие и навыки, противоречащие имеющимся сведениям» и «потеря лидера» — эти два катастрофических фактора должны заставить всех немедленно отступить из комнаты босса. Однако если мы побежим, повернувшись к Злому Клыку спиной, он сможет с легкостью применять свои дальнобойные навыки для катаны; в худшем случае человек десять, бегущих позади всех, будут оглушены и расстанутся со своими хит-пойнтами, как Диабель только что. Это значит, что даже при отступлении мы должны защищаться; но наш враг труден, поскольку владеет неизвестными нам навыками. Если учесть, что времени на отступление нам потребуется больше — можно ожидать примерно таких же потерь.
        Но главное — после таких больших потерь, включая гибель лидера, и явного провала антибоссовой стратегии будет чертовски трудно собрать силы для нового рейда. Иными словами, все попытки пройти смертельную игру SAO будут обречены на неудачу. Восемь тысяч выживших будут не воинами виртуального мира, но узниками, запертыми на первом уровне, пока не наступит тот или иной «конец»…
        В это мгновение меня из моих колебаний вырвали два голоса, раздавшиеся одновременно.
        Один голос донесся из центра событий, и принадлежал он Злому Клыку, который оправился от задержки, вызванной применением навыка, и теперь бушевал. Звуки металла и вопли, а также спецэффекты нанесенного урона смешались затем вместе, и все затряслось.
        Второй голос принадлежал стоящему на коленях недалеко от меня Кибао.
        — …Почему… почему… Диабель-хан, командир, почему его первого…
        …Потому что он хотел нанести LA боссу.
        Сказать ему это было бы легче легкого. Но я сдержался.
        Если подумать — на первом совещании Кибао заглотнул наживку, закинутую Диабелем. Диабель искусно спровоцировал его на радикальные заявления, что он не будет работать с бета-тестерами, пока они не извинятся и не внесут неоправданно большую плату. Диабель совершенно не мешал ему высказывать все это.
        Та сцена была «наградой» Кибао… нет, фишкой в их торговле. В обмен на то, что Кибао был посредником Диабеля в сделке с мечом, Диабель предоставил ему возможность выплеснуть на совещании свою злобу по отношению к бета-тестерам. Аргументация Эгиля задавила вражду в зародыше, но, если бы битва с боссом закончилась так, как планировалось, они, скорее всего, собирались снова поднять эту тему во время «разбора полетов». Иными словами: Кибао не подозревал, что Диабель бета-тестер; он считал его представителем новичков, противостоящих тестерам. Есть ли мне сейчас смысл потрясать его еще сильнее, высказывая вслух мои соображения?
        Взамен — я ухватил Кибао за поникшее левое плечо и рывком поднял.
        — Чего сопли разводишь?!  — прорычал я, и глазки Кибао мгновенно вспыхнули прежней враждебностью.
        — …Че… че сказал?
        — Ты лидер группы Е. Если ты трус, твои товарищи погибнут! Слушай сюда, еще Стражи могут появиться… нет, наверняка появятся. И разбираться с ними — твоя работа!
        — …А ты тогда чего будешь делать? Хочешь свалить один?
        — Не дождешься. Разумеется, я…
        Стукнув об пол «Закаленным мечом» в правой руке, я заявил:


        — …Устрою LA боссу!


        Все, что я делал в течение месяца, проведенного в заточении в этом мире, я делал ради одного — остаться в живых. Я ни с кем не делился знаниями, полученными за период бета-теста,  — это давало мне возможность выполнять квесты и выбирать самые эффективные охотничьи угодья, сосредоточенно прокачиваясь.
        Если я собираюсь действовать так, как должен действовать нормальный игрок-одиночка, то сейчас, когда между мной и боссом много игроков, самое время бегом-бегом к выходу. Не оборачиваясь, даже когда разъяренный король кобольдов будет убивать людей; более того, активно использовать других людей в качестве живого щита, чтобы обеспечить мою собственную безопасность.
        Однако сейчас подобные мысли меня даже мельком не посещали. Горячее чувство растекалось по моим жилам, так что даже ноги едва не подкашивались. Должно быть, это из-за последних слов, сказанных мне Диабелем.
        Босс — убить. Эти слова он сказал. Не «сбежать со всеми». Чтобы улучшить свои шансы заполучить редкие трофеи, он настойчиво пытался провести LA, и даже несмотря на то, что в итоге он поплатился за это жизнью, его лидерские качества потрясали. В последние мгновения своей жизни Диабель попросил не «отступить», но — «пойти в кровавый бой». И, будучи членом его рейд-группы, я подчинюсь его желанию… его предсмертному желанию.
        Но один повод для колебаний у меня оставался.
        Еще до начала битвы я втайне решил. В первую очередь я буду защищать не себя, а рапиристку Асуну — любой ценой. У нее была искра таланта, которой был лишен я сам. Чтобы этот бутон оказался раздавлен, прежде чем распустится во всей красе — это абсолютно неприемлемо для всякого, кто влюблен в VRMMO-игры.
        Прежде чем побежать вперед, я повернулся к стоящей слева от меня Асуне и собрался было сказать ей: «Держись сзади; если фронт развалится — немедленно отступай». Однако девушка словно прочла мои мысли: прежде чем я успел открыть рот, она прямо заявила:
        — Я с тобой. Мы ведь партнеры.
        У меня не было подходящих аргументов, чтобы ее переубедить, да и времени не было тоже. Еще мгновение поколебавшись, я кивнул.
        — …Хорошо. Рассчитываю на тебя!
        Мы вдвоем одновременно развернулись в одном и том же направлении и ринулись вглубь зала. На бегу мы слышали вопли и рев. Хотя новых смертей, кроме Диабеля, вроде не было, общий запас хит-пойнтов авангарда был уже сильно меньше половины, а у потерявшей командира группы С осталось всего процентов двадцать. Кто-то из игроков был в полнейшей панике — вот-вот побежит; если так будет продолжаться, построение рассыплется через несколько секунд.
        В первую очередь необходимо успокоить их, вывести из состояния паники. Однако сейчас общий шум поглотит любые команды. Мне нужны короткие, но сильные слова; а я в роли лидера совершенно неопытен, я понятия не имею, какие слова использовать…
        В это мгновение бегущая рядом со мной Асуна резко ухватила свою накидку с капюшоном, которая ей мешала, и сорвала ее.
        Свет множества факелов, торчащих из боковых стен, словно собрался вместе и упал на девушку. Длинные блестящие каштановые волосы засияли ярко-золотым светом, разогнав полумрак комнаты босса.
        Длинные развевающиеся волосы делали Асуну похожей на комету, сверкающую во мраке. Даже паникующие игроки замолкли, и в глазах их вспыхнул огонь. Этот чудесный миг тишины никак нельзя было упустить, и я крикнул самым громким, разрывающим горло голосом, на какой только был способен:
        — Все — десять шагов назад! Пока босс не в окружении, он не будет применять круговые атаки!
        Когда эхо моего голоса смолкло, время как будто побежало вновь. Игроки передней линии разошлись в стороны, пропуская нас с Асуной, и принялись пятиться назад. Словно гонясь за отступающими, король кобольдов развернулся лицом к нам, бегущим ему навстречу.
        — Асуна, это будет как со Стражами!.. Пошли!!!
        Услышав свое имя, рапиристка покосилась на меня, но тут же снова устремила взгляд вперед.
        — Ясно!
        Король кобольдов перед нами убрал левую руку от своего нодати, который прежде держал обеими руками, и подприсел. Это движение -
        — !..
        Я задержал дыхание и начал готовить свой навык мечника. Опустил правую руку на уровень бедра и наклонился вперед, словно падая. Если бы угол был недостаточно острым, система не распознала бы мою позу как стартовую для навыка мечника. Держась низко, у самого пола, я с силой оттолкнулся правой ногой. Мое тело окуталось синим спецэффектом, и я пролетел десять метров, оставшиеся до босса. Базовая техника атаки с разбега, «Шип ярости».
        Одновременно нодати осветился зеленым светом, и босс рубанул с такой быстротой, что клинка не было видно. Дальнобойный навык для катаны «Вихрь». Это движение использует технику иайдо[10 - ИАЙДО — техника «стремительного убийства»; единое быстрое движение, при котором меч выхватывается, наносит смертельный удар, клинок отряхивается от крови и убирается обратно в ножны.], так что среагировать на него уже после его начала совершенно невозможно.
        — У… ооооо!!!  — завопил я, и траектория моего меча, летящего слева направо, пересеклась с траекторией нодати Злого Клыка. Раздался громкий металлический лязг, посыпалась туча искр, и нас с боссом силой отдачи отнесло метра на два друг от друга.
        Босс открылся — и представившейся ей возможностью Асуна распорядилась с примечательной быстротой, вполне на уровне моей.
        — Ийяааа!!!
        С этим резким, коротким выкриком она применила «Прямой выпад», вонзив рапиру в правый бок королю кобольдов. Четвертая полоса хит-пойнтов сократилась — слабо, но явственно.
        Мою правую руку по-прежнему трясло от столкновения; мое сознание делили поровну чувства успеха и тревоги.
        Злой Клык времен бета-теста применял навыки мечника для тальвара; им я не мог противопоставлять свои. Однако, возможно, из-за того, что катана легче тальвара, мои хит-пойнты от столкновения не пострадали. Зато, с другой стороны, скорость ударов босса была куда выше, чем тогда. Продолжать в том же духе без единого промаха — интересно, получится ли у меня…
        Еще кое-что. Воителям требовалось три, Стражам четыре «Прямых выпада» Асуны, но, как и следовало ожидать от босса, его запас хит-пойнтов не шел ни в какое сравнение с этой мелкотой. Понятия не имею, сколько заходов потребуется Асуне, чтобы срезать боссу четвертую полосу. Большое преимущество командного сражения с боссом в том, что его габаритная туша дает возможность нескольким игрокам наносить удары одновременно; и я, конечно, предпочел бы, чтобы рядом с Асуной были и другие атакующие игроки. Но все прочие группы, от А до G, держались сзади — их хит-пойнты здорово пострадали. Я не мог просить их о помощи, пока они не используют свои зелья лечения.
        …Придется нам с Асуной продержаться вдвоем. Изначально я думал сделать это один, но теперь нас стало двое — чего еще желать?
        — …Он атакует!  — выкрикнул я, оправившись от задержки после применения навыка, и сосредоточился на длинном клинке, которым размахивал босс.


        В августе нынешнего года тысяча игроков была набрана для участия в закрытом бета-тесте «Sword Art Online». Я тогда успел добраться до десятого уровня, но с тамошним боссом не встречался.
        Донжон десятого уровня назывался «Замок тысячи змей»; его охраняли самураеподобные монстры «Элитные стражи Ороти»; пробиться сквозь них мне не удалось. Поскольку фантастические навыки для катаны, которые они применяли, были недоступны игрокам, мне приходилось принимать на себя их удары, чтобы определить название навыка и почувствовать его ритм и траекторию, а потом этими знаниями пользоваться. И вот наконец начальные движения всех их навыков мечника твердо запечатлелись в моем мозгу… но уже было 31 августа.
        Ороти и Злой Клык, хотя заметно отличались по виду и размеру, оба относились к монстрам-гуманоидам и пока что применяли схожую технику. Именно поэтому я сейчас пользовался своими воспоминаниями об их поведении, в том числе об иайдо, чтобы парировать атаки короля кобольдов.
        Разумеется, я шел по лезвию ножа. Рубящие удары босса наносят очень большой базовый урон, и базовые навыки мечника, такие как «Косой удар» и «Горизонтальный удар», не остановят их, если проводить эти приемы лишь благодаря помощи системы. Чтобы добиться успеха, необходимо самому вкладываться в движения тела, тем самым ускоряя и усиливая удары.
        Однако, как ни шлифуй эти внесистемные способности, тактика остается хоть и эффективной, но крайне рискованной. Маленькое неверное движение, мельчайшая ошибка отключает поддержку системы; в худшем случае прием вообще прервется на середине.
        За два месяца, проведенных в SAO (включая бета-тест), я никогда еще не применял эту технику, требующую огромной сосредоточенности, в течение такого долгого времени.
        И не то на пятнадцатый, не то на шестнадцатый раз она дала сбой.
        — Чер-!..
        Выругавшись, я попытался отменить «Вертикальный удар». Я прочел направление движения клинка босса как удар сверху, но он внезапно описал полукруг и пошел снизу. Это был навык «Призрак луны», который случайным образом идет либо сверху вниз, либо снизу вверх, хотя начальная анимация при этом одна и та же. «Закаленный меч» в моей правой руке, естественно, отбросило назад; резкое сотрясение разошлось по всему моему телу.
        — Ах!..
        Асуна поблизости от меня слабо вскрикнула — но нодати уже ударил меня прямо в грудь.
        По телу распространился ледяной холод. Меня охватило онемение, и хит-пойнты съехали сразу на 30 %.
        От удара я опустился на колени; Асуна метнулась к королю кобольдов. «Нет!» — вырвалось у меня. У «Призрака луны» очень короткая задержка. Клинок босса взмыл в воздух и окрасился красным. Ой как паршиво, это «Алый веер» — трехударное комбо, которое убило Диабеля…
        — Ну-оооооо!!!  — вдруг раздался рев за миг до того, как босс обрушил клинок на Асуну.
        Другое громадное оружие, сияя зеленым, прошло над самой головой Асуны. Навык для двуручной секиры «Смерч»…
        Вращающаяся секира приняла удар нодати на себя. Вся комната содрогнулась от удара; Злого Клыка прилично оттолкнуло назад. Атакующий крепко уперся в пол кожаными сандалиями, и лишь скользнул назад на метр.
        К битве присоединился темнокожий великан, лидер группы В Эгиль. Я, стоя на колене, рылся в карманах; он с улыбкой глянул на меня через плечо.
        — Можешь пить лечилки сколько надо, мы тебя прикроем. Нельзя заставлять атакующих делать работу танков.
        — …Прости; рассчитываю на тебя,  — коротко ответил я и втянул в себя зелье лечения.
        Вперед вышел не только Эгиль — но и другие, в основном его друзья из группы В, успевшие восстановиться.
        Я движением глаз показал Асуне «я нормально» и крикнул в спину мечникам:
        — Если босса окружить со всех сторон, он применит круговую атаку! Я буду говорить, куда пойдут удары, а вы, кто спереди, разбирайтесь с ними! Не пытайтесь контрить их навыками мечника — просто блокируйте оружием и щитами, и тогда большого урона не будет!
        — Есть!  — разнесся в ответ слитный гул многих голосов, и мне показалось, что в хор вплелся раздосадованный рев короля кобольдов.


        Отойдя к стене и ожидая, пока зелье лечения произведет ожидаемый эффект, я быстренько уяснил для себя положение дел в тылу битвы.
        Оружие босса изменилось; и, как и следовало ожидать, количество выбегающих Руинных кобольдов-стражей тоже увеличилось. Группа Е под командованием Кибао, а также получившая легкие повреждения группа G с алебардами дрались сразу со всеми четырьмя тяжелобронированными Стражами. Особых повреждений они не получали, но, пока Злой Клык жив, четверки Стражей, вероятно, продолжат выскакивать из стен время от времени. Поскольку сражаются с ними всего два отряда, ясно, что в конце концов им придется тяжко.
        Между фронтом и тылом находились раненые игроки, включая группу С, получившую самый тяжелый урон; сейчас они пытались восстановить хит-пойнты, как и я. К сожалению, зелья в этой игре способны взбесить кого угодно — они лечат лишь медленно и непрерывно… иными словами, если выпить всю бутылку, это не восстановит хит-пойнты мгновенно, а будет увеличивать их постепенно; плюс к этому, когда выпьешь зелье, внизу поля зрения появляется иконка «перезарядка» — она исчезает лишь некоторое время спустя, и пока она не исчезнет, пить следующую бутылку бесполезно. Ну и, в довершение всего, NPC-продавцы на первом уровне продают лишь самые примитивные товары, так что о вкусе этих зелий можно говорить лишь в печальном тоне.
        Бог с ним, со вкусом — главное, что из-за времени «перезарядки» восстановление от тяжелых ран занимает страшно много времени. Поэтому обычно, когда кто-то получает достаточно серьезный урон, чтобы на него стоило потратить зелье, он меняется местами с партнером и пьет. Такая «карусель» — классическая тактика ведения боя; однако если количество игроков, получивших тяжелые ранения, внезапно резко подскочит, эта тактика рухнет. На более высоких уровнях можно будет заполучить настоящее сокровище, способное мгновенно восстановить хит-пойнты,  — «Кристалл лечения», и вот тогда скоростное лечение будет возможно, если только не беспокоиться о цене; но желать заполучить такой сейчас — это явно чересчур.
        Значит — от того, сколько времени шестерка Эгиля, подменяющая меня сейчас, сможет сохранять свои хит-пойнты под яростными атаками босса, зависит весь будущий ход битвы. И потому я должен продолжать предсказывать навыки мечника, применяемые Злым Клыком, едва он делает их начальные движения.
        Стоя на колене, я, естественно, держал глаза открытыми, изо всех сил сосредотачиваясь на движениях короля кобольдов; определив навык мечника, который он собирается применить, я выкрикивал что-то вроде «горизонтальный, вправо» или «косой, влево-вниз».
        Шестерке Эгиля не приходилось отчаянно рисковать, отбивая удары навыками мечника, как это делал я; они просто оборонялись, используя свое оружие и большие щиты. Все эти игроки были «танками» — у них была отличная броня и много хит-пойнтов; однако же совсем не получать урона от атак босса им не удавалось. Время от времени раздавался громкий звуковой эффект, и хит-пойнты группы чуть-чуть съезжали вниз.
        Между игроками-танками легко танцевала одна-единственная фехтовальщица. Асуна. Ни разу она не забежала боссу за спину; однако, как только босс задерживался после очередного своего удара, она не упускала случая воткнуть в него «Прямой выпад». Разумеется, после многочисленных таких уколов босс должен был сосредоточиться на Асуне, но танкующая шестерка периодически применяла различные приемы, такие как «Вой», которые удерживали внимание босса на них.
        Сражение шло очень опасно; одна ошибка со стороны любого из игроков — и все может рухнуть; несмотря на это, в таком вот виде ситуация оставалась минут пять.
        Наконец хит-пойнты босса опустились ниже 30 %, и четвертая полоса окрасилась в красный цвет.
        В эту самую секунду один из игроков-танков, по-видимому, чуть-чуть утратил бдительность — и споткнулся. Пошатнувшись, он сумел-таки удержать равновесие — но оказался прямо позади Злого Клыка.
        — …Уходи оттуда, быстрее!  — машинально выкрикнул я, но чуть-чуть опоздал. Почувствовав, что он «окружен», босс испустил особенно яростный рев.
        «Бум» — и его туша приопустилась. Еще миг — и он подпрыгнул вертикально вверх. В прыжке его тело крутилось, нодати вместе с ним. Начальные движения круговой атаки «Колесо смерти»…
        — У… ооааааа!
        Издав этот короткий вскрик и начисто позабыв, что мои собственные хит-пойнты еще не полностью восстановились, я прыгнул вперед.
        Меч я держал возле правого плеча, левая нога изо всех сил оттолкнулась от земли. Мое тело сдавило ускорением, невозможным при моем нынешнем значении ловкости; я взлетел вверх и вперед, точно выстреленный из пушки. Навык для одноручного меча «Звуковой напрыг». Его дальность действия короче, чем у «Шипа ярости», зато траекторию можно устремлять вверх.
        Меч в моей правой руке окутался ярким желто-зеленым огнем. На пути его была катана Злого клыка, достигшая как раз высшей точки траектории и уже налившаяся багровым светом.
        — Достааааать!!!
        С этим воплем я выбросил вперед правую руку, насколько смог.
        Острие моего любимого «Закаленного меча +6» прочертило длинную дугу и впилось боссу, уже готовому применить «Колесо смерти», в левую часть поясницы.
        Раздался грохот. Перед моими глазами сверкнул яркий спецэффект, показывающий, что удар был критическим. В следующее мгновение туша короля кобольдов накренилась вбок и вмазалась в пол. Ураган его атаки умер, не родившись.
        — Гуруу!!!  — проревел он и попытался встать; но его руки и ноги тряслись. Он «споткнулся» — отрицательный побочный эффект, возможный для монстров-гуманоидов…
        С трудом приземлившись нормально, я развернулся к Злому Клыку и, выдавливая из легких весь воздух до капли, заорал:
        — Все в атаку!!! Все! Окружай его!!!
        — О… ооооо!  — разом взревела вся шестерка Эгиля, высвобождая всю свою ярость, скопившуюся из-за того, что им до сих пор приходилось лишь защищаться. Окружив упавшего короля кобольдов, игроки разом запустили все свои вертикально рубящие навыки мечника. Секиры, палицы и молоты окутались спецэффектами различных цветов и с ревом обрушились на тушу босса. Яркие вспышки, громкие звуки — и полоса хит-пойнтов Злого Клыка, видимая наверху моего поля зрения, стала съеживаться.
        Это был риск. Если мы срубим хит-пойнты короля кобольдов до того, как он сумеет подняться на ноги, победа будет за нами. Если он успеет выйти из «споткнувшегося» состояния, мы вновь познакомимся с «Колесом смерти», и на этот раз он срежет всех. Мой «Звуковой напрыг» был в процессе перезарядки, так что атаковать босса в воздухе я больше не мог.
        Группа Эгиля, восстановившись после первой серии нанесенных ударов, стала готовить вторую. Одновременно король кобольдов перестал сучить руками-ногами, и его туша начала подниматься.
        — …Не успеем!!!
        Это я прокричал тихо; потом поднял голос и крикнул Асуне, которая оказалась рядом со мной, а я и не успел заметить, когда:
        — Асуна, последний «Прямой выпад», у нас получится!
        — Есть!!!



        В ее ответе было столько энтузиазма, что я не мог не улыбнуться.
        Оружие шестерки вновь рухнуло на босса, окутав его облаком световых эффектов.
        Однако еще до того, как эти эффекты погасли, босс зарычал и встал. От его хит-пойнтов осталось 3 % — точечки сияли ярко-алым.
        Эгиль не мог двигаться после своего удара. Напротив, Злой Клык, поскольку был атакован в «споткнувшемся» состоянии, не был ни оглушен, ни отброшен; он легко и непринужденно изготовился к вертикальному прыжку.
        — По… ехали!!!
        Выкрикнув это, я одновременно с Асуной оттолкнулся от пола.
        Сквозь щель в отряде Эгиля Асуна послала «Прямой выпад» в левый бок босса.
        Я двигался чуть сзади; мой меч, сияя синим светом, прочертил разрез от правого плеча до живота короля кобольдов.
        От полосы хит-пойнтов… осталась одна точка.
        Получеловек как будто ухмыльнулся. Я зло усмехнулся в ответ и быстро двинул запястьем.
        — О… ооооооо!
        Всем своим телом и духом я вложился в этот взмах. Клинок, выщербленный в нескольких местах от тяжелой битвы, прочертил (вместе с предыдущим ударом) V-образную линию и вышел из левого плеча Злого Клыка. Двухударный навык для одноручного меча «Вертикальный угол»…
        Гигантская туша короля кобольдов внезапно лишилась сил и качнулась вперед.
        Волкоподобная морда повернулась к потолку, словно он собирался завыть. По телу с щелканьем и стуком начали расходиться трещины.
        Обе руки повисли как плети, нодати упал на пол. А потом босс первого уровня Айнкрада, Лорд-Кобольд Злой Клык, рассыпался на миллионы осколков, бурей разлетевшихся во все стороны.
        Я откинулся назад под их неощутимым давлением, и в моем поле зрения возникла беззвучная надпись фиолетовым шрифтом: «Вы нанесли последний удар!»



        Глава 15

        После исчезновения босса оставшиеся Стражи в тылу, похоже, тоже испарились.
        Свет факелов, торчащих из стен, сменился с тускло-оранжевого на ярко-желтый. Полумрак комнаты босса исчез, как будто его и не было, и непонятно откуда взявшийся прохладный ветерок разом вымел разгоряченность сражения.
        Повисло молчание. Группы G и E, остававшиеся позади; группы A, C, D и F, игроки которых сидели на коленях, ожидая восстановления хит-пойнтов; и сидящий на полу Эгиль с его группой В, «последней стеной» — все обалдело смотрели по сторонам. Выглядело так, будто все боялись, как бы этот кошмарный король-получеловек не ожил обратно.
        Я и сам стоял на месте, и моя рука с мечом застыла в позе нанесения удара.
        Это правда конец? Или «мелкие отличия от бета-версии» проявятся и здесь?..
        И вдруг. Маленькая белая рука осторожно прикоснулась к моему правому плечу, заставив меня медленно опустить меч. Рядом со мной стояла рапиристка Асуна. Она стояла и смотрела на меня, и ее длинные каштановые волосы колыхались на ветру.
        Сейчас, без накидки, ее лицо можно было наконец разглядеть; впервые в жизни я увидел нечто настолько красивое, что усомнился, действительно ли это реальная внешность игрока. Пока я ошалело глазел на эту красоту, Асуна — возможно, лишь временно — молча, без намека на раздражение принимала мой взгляд. Потом прошептала:
        — Отличная работа!
        Лишь при этих словах я наконец уверился. Все кончено… первый уровень, тюрьма восьми тысяч игроков, пройден, главное препятствие преодолено.
        И, словно система только и ждала, когда я это пойму, передо мной появилось новое сообщение. Набранный опыт. Распределение денег. И наконец — полученные предметы.
        Все, кто собрался в комнате, видели сейчас то же самое; поэтому все лица просветлели. И секундой позже разнеслось громкое «ураааа!»
        Кто-то вскинул вверх руки. Кто-то обнимался с товарищами. Кто-то плясал. В этом буйном урагане здоровенная фигура медленно поднялась с пола и подошла ко мне. Это был воин с двуручной секирой, Эгиль.
        — …Отличное командование. И потрясающие навыки мечника. Congratulations[11 - CONGRATULATIONS — поздравляю (англ.)], эта победа твоя по праву.
        Английское слово в середине фразы гигант произнес без малейшего акцента. А потом улыбнулся до ушей. Он сжал в кулак свою громадную правую руку и протянул ее мне.
        Я думал, как ответить, но в голову ничего не приходило; так что я ответил лишь «да не…» и, тоже сжав руку в кулак, поднял ее.
        В это мгновение.
        — …Почему!!!
        Откуда-то сзади меня раздался громкий выкрик. Я развернулся на этот крик, звучащий почти как плач, и одновременно вся комната разом погрузилась в молчание.
        Отвернувшись от Асуны и Эгиля, я увидел парня в легких доспехах и с саблей; его имени я не помнил. Однако, как только его рот раскрылся и смятые, искаженные слова посыпались наружу, я понял.
        — …Почему… ты позволил Диабелю-сану умереть!!!
        Он был из группы С… из группы покойного рыцаря Диабеля, он был одним из его друзей с самого начала. Я глянул ему за спину; остальные четверо стояли там с весьма помятым видом. Некоторые плакали.
        Взглянув снова на воина с саблей, я пробормотал в ответ; я правда не мог понять эти его слова:
        — Позволил ему умереть?..
        — Вот именно!!! Потому что… потому что ты знал навыки босса, ведь знал же!!! Если б ты нам это сказал с самого начала, Диабель бы не умер!!!
        Он выплевывал слова, как будто харкал кровью. Тут и остальные участники рейда начали перешептываться. «Вообще-то, если подумать…» «Но как?.. Этого же даже в путеводителе не было…» Подобные фразы расходились по комнате.
        И ответ им дал, как и следовало ожидать, Кибао…
        …нет. Кибао стоял неподвижно чуть в стороне, словно сражаясь с чем-то, что тянуло его за язык. А вот другой член группы Е, которой он командовал, подошел ко мне ближе и, указав на меня правой рукой, заявил:
        — Я… я знаю!!! Этот тип, он бета-тестер!!! Вот почему все атаки босса, хорошие места для охоты, квесты, он их все знает!!! Он все знал и нарочно скрыл!!!
        Парень с саблей и другие из группы С, хоть и услышали эти слова, удивления не выказали. Я подумал, что, возможно, они уже слышали это от Диабеля, но — поскольку он сам бета-тестер и скрывал это от товарищей, вряд ли он сам поднял эту тему… когда я читал навыки для катаны, которые никто раньше не видел — тогда, должно быть, они догадались.
        Глаза парня с саблей горели ненавистью, и он попытался еще что-то выкрикнуть.
        Его прервал игрок с палицей, до самого конца выполнявший роль танка вместе с Эгилем. Он поднял руку и спокойным тоном произнес:
        — И тем не менее — в путеводителе, который мы вчера получили, было ведь написано, что информация об атаках босса взята из бета-теста, ведь так? Если он действительно бета-тестер, значит, он должен знать столько же, сколько та книжка?
        — Это, это…
        Игрок из группы Е замялся и утих; тут вновь вступил парень с саблей. Сочащимся ненавистью голосом он заявил:
        — Этот путеводитель — вранье. Магазин Арго продавал вранье. Она сама бета-тестер, не может быть, чтобы она говорила правду за бесплатно.
        …Паршиво. Это уже очень паршиво.
        У меня перехватило дыхание. Обвинений и ругани в мой адрес я мог вынести сколько угодно. Однако вспышки враждебности по отношению ко всем тестерам, начиная с Арго, я хотел избежать любой ценой. Но — но что же мне теперь делать…
        Я опустил глаза на залитый светом черный пол. Системное сообщение по-прежнему горело ярко. Заработанный опыт, коллы и вещи…
        Внезапно.
        В моей голове вспыхнула идея. Однако она несла в себе такой конфликт, что все мое тело содрогнулось. Если я так поступлю — понятия не имею, какое будущее меня ждет. Есть риск, что меня просто убьют в спину — этого я всегда боялся. Однако — как минимум, враждебности в отношении Арго и остальных, возможно, удастся избежать…
        Стоящие позади меня Эгиль и Асуна, до этой секунды терпевшие молча, заговорили разом.
        — Эй, парни…
        — Ах вы…
        Однако я легким движением руки их остановил.
        Я шагнул вперед, нацепил на лицо дерзкое выражение и холодно посмотрел в лицо парню с саблей. Я пожал плечами и произнес так апатично, как только мог:
        — Бета-тестеры, ты о них? …Не смешивай меня с этими любителями.
        — Что… что ты сказал?..
        — Слушай и запоминай. Набор на закрытый бета-тест SAO был лотереей с чертовски низким шансом на выигрыш. Из тысячи человек — как ты думаешь, сколько было настоящих ММО-игроков? Большинство были просто нубами[12 - НУБ (от англ. Newbie)  — на ММО-слэнге «новичок».], они даже прокачиваться толком не умели. Вы, ребята, куда круче, чем они все.
        После этих пренебрежительных слов 42 игрока разом смолкли. Вернулся холод, как перед сражением с боссом, и невидимыми ножами прошелся по моей коже.
        — …Но я не как они,  — разбил молчание я и издевательски ухмыльнулся.  — За время бета-теста я поднялся на такой уровень, до которого никто больше не добирался. Я выучил навыки для катаны, которыми пользовался босс, потому что дрался с монстрами-катанщиками на уровне намнооого выше. И про все остальное я тоже знаю намного больше всех, даже Арго передо мной сосунок.
        — …Что… что за…  — хрипло выдавил человек из группы Е, который первым заявил, что я тестер.  — Это… это уже не бета-тестер… это просто читерство, да, ты просто читер!
        И тут же отовсюду раздались голоса. Да, читер, читер-бета-тестер. Голоса слились в единый гул, и вскоре странное слово коснулось моих ушей. «Битер».
        — …«Битер», хорошо звучит.
        Рассмеявшись, я с ухмылкой оглядел всех и отчетливо произнес:
        — Вот именно, я «Битер». И не смейте больше ставить меня на одну доску со всеми теми бывшими тестерами.



        …Этого должно хватить.
        С этого момента все остальные будут делить 400-500 оставшихся бета-тестеров на две категории. Большинство — «тестеры, которые всего лишь любители»; и остальные — «зажимающие информацию грязные Битеры».
        В будущем вся враждебность со стороны новых игроков будет направлена на Битеров. Если какой-нибудь бета-тестер окажется вычислен, его не будут ненавидеть прямо сразу.
        Взамен я потерял всякую возможность в будущем сражаться на переднем крае в составе гильдий или партий… впрочем, вряд ли от этого для меня что-то изменится. Я одиночка — одиночкой и останусь. И все.
        Отведя взгляд от заткнувшегося и побледневшего саблиста, осталных из группы Е и парней из группы С, я открыл меню и пробежался пальцами по снаряжению.
        Темно-серый кожаный плащ, который я носил до сих пор, я заменил на уникальный предмет, выпавший из босса только что,  — «Плащ ночи». Мое тело охватило слабое свечение, и потертая серость сменилась блестящей чернотой новехонькой кожи. Длина тоже увеличилась — полы опустились ниже колен.
        Я развернулся, щеголевато разметав полы плаща,  — и взглянул на маленькую дверцу в самой глубине комнаты босса.
        — Я пойду активирую портал второго уровня. От выхода до тамошнего города придется немного пройти; если хотите отправиться за мной, будьте готовы, что вас убьет первый же появившийся монстр.
        С этими словами я направился к двери; Эгиль и Асуна стояли молча, не сводя с меня глаз.
        Их взгляды яснее ясного говорили, что они все поняли. От этого на душе у меня стало легче. Чуть улыбнувшись им обоим, я бодро зашагал вперед и распахнул настежь расположенную за троном дверку.


        Какое-то время я карабкался по узкой винтовой лестнице; потом передо мной появилась еще одна дверь.
        Я ее осторожно открыл, и перед глазами возникла потрясающая картина. Дверь вела на крутой каменистый холм. Влево-вниз по камням уходила лестница — пролеты и площадки; но сперва я пробежал глазами панораму второго уровня.
        В отличие от разнообразия ландшафтов первого уровня, второй уровень от края до края заполняли холмы с плоскими вершинами. Вершины были покрыты буйной зеленью, в которой паслись гигантские быкообразные монстры.
        Жилая зона второго уровня, город Урбус, выглядела так, словно ее целиком выкопали в одном из холмов. Если я сейчас спущусь по лестнице, то, как я и сказал только что, мне придется пройти всего километр по лугу — и я окажусь возле портала на главной площади Урбуса. Одно касание — и портал будет активирован и связан с порталом в Стартовом городе на первом уровне.
        Если так получится, что по пути я погибну,  — или, скажем, если я буду сидеть здесь и ничего не делать — через два часа после гибели босса портал откроется автоматически. Но новость, что рейд-группа собирается бросить вызов боссу, наверняка уже разошлась по Стартовому городу, и множество игроков уже ждут возле портала — ждут, когда он откроется и засветится синим. Ради них всех я должен поторопиться к Урбусу, но… хоть чуть-чуть еще я имею же право понаслаждаться этим шикарным видом.
        Я сделал несколько шагов вперед и уселся возле лестничной площадки, выступающей из камней.
        Позади каменистых холмов в щели между уровнями Айнкрада виднелся кусочек синего неба.
        Не знаю, сколько прошло минут. Вскоре до моих ушей донеслись негромкие шаги, поднимающиеся по лестнице за моей спиной. Я не оборачивался; человек, которому принадлежали шаги, вышел из двери и сразу остановился; потом, тихо вздохнув, подошел ко мне и сел рядом.
        — …Я же сказал не идти за мной,  — прошептал я, и недовольный голос тут же ответил:
        — Ты так не говорил. Ты только сказал, что, кто хочет пойти, чтобы был готов умереть.
        — …Вот как, тогда извини.
        Я втянул голову в плечи и покосился на лицо сидящей рядом со мной рапиристки Асуны. Лицо было прекрасно, под каким углом ни гляди. На мгновение взгляд ее карих глаз встретился с моим, но она тут же отвернулась и, прошептав «как красиво», стала смотреть на открывающуюся нашим глазам панораму.
        Где-то минуту мы сидели молча, потом девушка вдруг сказала:
        — Эгиль-сан и Кибао просили кое-что тебе передать.
        — Ээ… что именно?
        — Эгиль-сан сказал: «Давай пойдем на босса второго уровня вместе»; а Кибао…
        Асуна слегка откашлялась и, сделав серьезное лицо, попыталась воспроизвести кансайский акцент Кибао — правда, с плачевным результатом:
        — …«Ты, может, щас нам и помог, но для меня ты никто. Я своим путем пройду игру»,  — так он сказал.
        — …Да неужели.
        Я повторил эти слова у себя в голове несколько раз. Тем временем Асуна снова кашлянула и продолжила, не глядя на меня.
        — И еще… кое-что от меня.
        — Ч… что?
        — Ты во время боя назвал меня по имени, да?
        Ну да — я это сразу вспомнил. Да, в горячке боя я грубо обратился к ней без всяких суффиксов.
        — П-прости, я забыл про суффиксы… или я произнес неправильно?
        На этот раз во взгляде Асуны читалось недоумение.
        — Произнес?.. Я о другом; я же не говорила тебе, как меня зовут, и ты тоже, правда? Тогда откуда ты знаешь мое имя?
        — Хаа?!
        Этот возглас вырвался у меня совершенно невольно. «Откуда я знаю» — так ведь мы же в одной партии (до сих пор, кстати), и поэтому в верхнем левом углу моего поля зрения расположены две полосы хит-пойнтов, и под одной из них ясно написано «Асуна»…
        — …Аа… н-неужели… ты впервые с кем-то в партии?..
        — Да.
        — …Тогда понятно.
        Невольно разинув рот, я поднял правую руку и показал в верхний левый угол поля зрения Асуны.
        — Вот здесь видишь, еще одна полоса хит-пойнтов рядом с твоей? Под ней ничего не написано?
        — Это…  — пробормотала Асуна и повернула голову, пытаясь посмотреть влево; я машинально удержал ее щеку кончиками пальцев.
        — Когда ты поворачиваешь голову, полоса тоже движется. Держи лицо прямо и посмотри влево одними глазами.
        — Вот… так?
        Карие глаза Асуны неуклюже повернулись и увидели строку символов, которую не видел я. Из блестящих губ рапиристки вырвались три тихих звука.
        — Ки… ри… то. Кирито? Так тебя зовут?
        — Угу.
        — Ну надо же… все это время оно было здесь…  — прошептала она и вдруг вздрогнула всем телом. Лишь тут до меня дошло, что мои пальцы по-прежнему на ее щеке. Это было… ну, нечто вроде «стартового движения» навыка мечника.
        Я отдернул руку с такой скоростью, что, казалось, это было слышно, и тут же отвернулся. Несколько секунд спустя до меня донесся смешок — ну, во всяком случае, мне так показалось. Ээ, она что, смеется? Выдающийся мастер «Прямого выпада», гроза кобольдов, оверкиллер Асуна-сан? Меня охватило горячее желание увидеть ее лицо, но я вытерпел.
        К сожалению, смех быстро прекратился; на смену ему пришел тихий голос.
        — …По правде говоря, Кирито, я пошла за тобой, чтобы сказать спасибо.
        — …За хлеб со сливками и ванну?  — не подумавши переспросил я.
        — Нет,  — сейчас ее голос почему-то показался мне пугающим; впрочем, она тут же продолжила: — Хотя отчасти и за это тоже. Да… много за что. Спасибо тебе за многое. Я… в этом мире я впервые нашла цель, что-то, к чему я хочу стремиться.
        — Хеех… и что за цель?
        Я покосился на Асуну; та просияла короткой улыбкой.
        — Секрет.
        Вот и все, что она сказала. Потом встала и сделала шаг назад.
        — …Я буду стараться. Чтобы стать сильнее. Чтобы достичь своей цели.
        Я повернулся к ней спиной и кивнул.
        — Да… ты будешь сильной. И не только в плане работы с мечом — твоя сила будет важнее и нужнее. Поэтому, если когда-нибудь кто-то, кому ты доверяешь, пригласит тебя вступить в гильдию, не отказывайся. У игроков-одиночек есть свой предел, в конце концов…
        — …
        Следующие несколько секунд я слышал лишь дыхание Асуны.
        Затем она произнесла нечто, ставшее для меня сюрпризом.
        — В следующий раз, когда мы встретимся, расскажи, как ты вытащил меня из того лабиринта.
        — Аа…
        «Да легко» — так я хотел ответить, но проглотил эти слова. Взамен я ответил простым «хорошо». Затем, вспомнив еще кое-что, добавил:
        — Да, кстати… я еще кое-что должен тебе рассказать. Еще перед позавчерашним совещанием я хотел это сказать…
        Да — сейчас я просто обязан рассказать ей. Что часть ответственности за трагедию двух тысяч смертей и за то, что Асуна оказалась на грани отчаяния, лежит на эгоистичном бета-тестере… то есть на «Битере» — на мне.
        Но прежде чем я успел все это на нее вывалить, Асуна покачала головой.
        — Не надо. Я уже все поняла. О том пути, который ты для себя выбрал… и что теперь ты пойдешь вперед один. Но… но когда-нибудь я…
        Ее быстрый шепот вдруг оборвался. Помолчав немного, она затем спокойно попрощалась:
        — …Ладно, тогда до встречи, Кирито.
        Скрип двери. Звук шагов. БАМ — дверь захлопнулась.
        Я подождал, пока информация о запахе Асуны рассеется в виртуальном воздухе, потом встал. Попытался подумать о значении ее последних слов, но решил в итоге, что пока ничего страшного, если я их не пойму.
        Сделав глубокий вдох, я поднялся на ноги. Покосившись на дверь, через которую ушла Асуна, я принялся шаг за шагом спускаться с холма по широким ступеням.
        На ходу я считал ступени этой бесконечно изгибающейся каменной лестницы. Сорок восемь ступенек от площадки до площадки. Я немного поразмыслил над тем, есть ли в этом какой-то смысл, и вскоре до меня дошло. Шесть на восемь — иными словами, число игроков в полной рейд-группе. Если бы, допустим, босс первого уровня был атакован таким количеством игроков и никто из них не погиб, то на каждом пролете этой лестницы разместились бы все игроки.
        Но, уж конечно, дизайнеры этого места и представить себе не могли, что «группа» игроков, спускающаяся по этим ступеням, будет состоять из одного человека.
        Этот спуск словно подчеркивал, какое будущее меня ждет. Никого не было передо мной, никого за спиной. Куда бы я ни пошел, когда бы я ни пошел — я буду идти один…
        Однако.
        Когда я спустился на сколько-то пролетов, в правом углу моего поля зрения вспыхнула иконка сообщения.
        Это было «сообщение от друга» — их можно посылать и получать, даже находясь на разных уровнях. А у меня в друзьях сейчас всего два игрока. Мой первый друг Кляйн и — торговец информацией Арго по прозвищу «Крыса».
        «Интересно, который из двух»,  — подумал я и открыл сообщение. Оказалось — от Арго.
        «Похоже, из-за меня у тебя были неприятности, Ки-бо».
        — Однако быстро информация расходится!  — невольно вырвалось у меня при виде этих первых слов. Я продолжил читать, однако дальше была всего одна фраза:
        «В качестве извинения я один раз продам тебе любую информацию за бесплатно».
        …Хо.
        Не сдержав ухмылки, я на ходу раскрыл голографическую клавиатуру и быстро напечатал ответ:
        «Тогда расскажи при личной встрече, почему ты носишь усы».
        Нажал кнопку «Отправить», еще раз усмехнулся и, как раз в этот момент дойдя до подножия лестницы, зашагал к городу Урбус.



        Интермиссия
        Почему усы

        Главный город второго уровня, Урбус, находился внутри плоского холма, тянущегося метров на триста. Городок был словно выкопан в холме, так что от того остались лишь склоны.
        Как только я вошел через южные ворота, в моем поле зрения появилась надпись «Жилая зона» и в воздухе поплыла медленная музыка. В отличие от музыки городов первого уровня, в которой доминировали струнные, здесь главную тему вел грустный гобой. Проходящие мимо NPC тоже были одеты по-другому, что создавало ощущение «да, это другой уровень».
        Пройдя от ворот метров десять, я начал изучать окружение. Ни одного зеленого курсора, которыми обозначаются игроки, я не видел, но это естественно. Ведь страж лестницы на второй уровень, босс первого уровня «Лорд-Кобольд Злой Клык», был побежден лишь сорок минут назад, и все члены антибоссовой рейд-группы, кроме меня, вернулись на базу.
        Иными словами, на всем огромном втором уровне был лишь один игрок — я, бывший бета-тестер, а ныне «Битер» Кирито.
        Впрочем, это продлится недолго. Потому что ровно через два часа после гибели босса портал, расположенный в центре главного города уровня (в данном случае — Урбуса) автоматически активируется, подключившись к порталам на всех предыдущих уровнях. И тогда дожидающиеся этого момента игроки хлынут сюда, как наводнение.
        В принципе, если я захочу, то смогу с толком использовать оставшиеся час и двадцать минут, в течение которых город и весь уровень будут в моем полном распоряжении.
        За это время, например, можно выполнить по два-три раза несколько квестов на уничтожение монстров, не конкурируя за добычу с другими игроками. Эта идея очень привлекательна для игрока-одиночки, ставящего во главу угла свои собственные интересы; однако сейчас мне просто недоставало духу злить несколько сотен… если не тысяч игроков, с нетерпением ожидающих открытия портала.
        Именно поэтому я потрусил по главной улице Урбуса, идущей точно на север, поднялся по широкой лестнице на главную площадь и зашагал к «порталу» в ее центре.
        Я сказал «портал», но вообще-то это была просто арка из аккуратно уложенных друг на дружку камней. Никакой двери, никакой иной перегородки — ничто не мешало рассматривать все находящееся по ту сторону. Лишь подойдя ближе, я увидел слабое искажение картинки посреди арки — как будто там была тонкая пленка воды.
        Я огляделся по сторонам и наметил себе путь к бегству — и лишь тогда моя правая рука осторожно потянулась к прозрачной вуали. Кончик пальца, затянутого в черную кожу перчатки, прикоснулся к вертикальной водной пленке — и тут…
        Ослепительный синий свет ударил по глазам.
        Свет расходился волнами, полукольцами пятиметровой толщины. Когда он заполнит все пространство, как раз портал и откроется — состоится «открытие города». Ровно то же самое сейчас происходило у портала на первом уровне, и толпа игроков, осознавших, что портал сейчас откроется и ждать два часа не нужно, уже готовилась сюда бежать.
        Я развернулся, не дожидаясь, пока это шикарное явление завершится.
        Бегом к заранее намеченной цели — похожему на церковь зданию к востоку от площади. Внутрь, бегом по лестнице на третий этаж — и лишь там я прижался спиной к стене возле окна и выглянул наружу, в сторону площади.
        Тут же внутренность портала ослепительно вспыхнула; NPC-оркестр на краю площади затрубил громкую «Фанфару открытия».
        Мгновением позже из синего свечения портала хлынул поток игроков.
        Некоторые из них застыли посреди площади, оглядываясь по сторонам. Другие, держа в руках приобретенные у продавцов информации карты, сразу куда-то побежали. И — были и те, кто, потрясая кулаками, вопил: «Я на втором уровне!!!»
        За время бета-теста новые города открывались всего девять раз, и все эти девять раз происходило одно и то же: разумеется, члены рейд-группы, победившей босса предыдущего уровня, купались в аплодисментах игроков, пришедших с нижних уровней. Однако сейчас единственный игрок, который и открыл портал, уже исчез, так что подобной сцены не случилось. Была целая группа людей, которые вертели головами и, видимо, сильно желали меня отыскать, но, к сожалению, выйти и представиться я не мог.
        Меньше часа назад, сразу после победы над боссом, я перед четырьмя десятками членов рейд-группы сделал заявление, что я, Кирито, не просто какой-то там бета-тестер. Что я достиг высшего уровня среди тысячи тестеров, что я знаю об игре больше, чем они все. И — что я «Битер».
        Я вовсе не хотел изображать себя таким засранцем, но пришлось, чтобы отвлечь враждебность новых игроков от остальных бета-тестеров; однако в результате моя дурная слава распространилась среди высокоуровневых игроков со сверхзвуковой скоростью. Если я сейчас выйду из укрытия, едва ли мне достанутся поздравления — скорее, свист и оскорбления. И я не уверен, что в такой ситуации мне хватит силы воли реагировать в стиле «как об стенку горох».
        Так что сидеть мне тут, на третьем этаже церкви, до тех пор, пока суматоха на площади не уляжется. Однако -
        — …Мм?  — вопросительно пробормотал я, увидев внизу кое-что необычное.
        Из портала выскочила девушка, но не остановилась, а сразу же побежала на запад. Само по себе это было обычным делом — она могла торопиться в оружейный магазин или к NPC, дающему квест,  — но проблема была в том, что сразу следом из портала выскочили двое парней. Секунду они оглядывались, потом, увидев девушку, помчались в том же направлении. На вид — типичная ситуация «двое парней преследуют девушку».
        В принципе, в подобных случаях я не высовываюсь и не вмешиваюсь — все равно здесь работает код предотвращения преступлений,  — но преследуемая мне знакома, а это меняет дело. Девушка с красновато-коричневыми кудрявыми волосами и в простых кожаных доспехах — не кто иная, как торговец информацией Арго по прозвищу «Крыса», ошибиться невозможно.
        «Продавать любую информацию, которую можно продать» — таков девиз «Крысы», и наверняка среди игроков есть те, кто ее ненавидит. Но гнаться за той парочкой через весь город я просто так не могу. Поколебавшись секунду, я шагнул на карниз окна церкви и спрыгнул на крышу, удачно случившуюся совсем рядом.
        Быстро, насколько позволяла моя ловкость, я пробежал по крыше, прежде чем игроки на площади меня заметили, и перепрыгнул на соседнюю. Так я и продолжал двигаться, не опускаясь на землю, в том направлении, куда бежали Арго и два парня. Слава богу, все здания в Урбусе примерно одной высоты, так что это было нетрудно.
        На бегу я взмахнул правой рукой и вызвал главное меню. Войдя в список навыков, включил «Обнаружение», потом во всплывшем субменю выбрал пункт «Преследование». Ввел имя «Арго», и на дороге справа-внизу появились светящиеся бледно-зеленые следы.
        «Преследование» — способность, которую можно приобрести, набрав определенное количество очков опыта в «Обнаружении». Обычно оно используется, чтобы эффективнее охотиться на монстров, но с его помощью можно отслеживать и человека, который зарегистрирован как друг. Правда, мой уровень владения этим навыком был еще очень низок, и следы исчезали всего через минуту. Я поддал газу и бросился в погоню за испаряющимися отпечатками маленьких подошв.
        Арго прокачивалась с упором на ловкость, и если она не могла стряхнуть тех двоих, значит, это неординарные игроки. Во время рейда на босса я их не видел, но, скорей всего, у них очень приличный уровень. А следы, идущие по дороге прямо на запад, через прорытые в стене кратера ворота покидали город.
        К западу от Урбуса была очень опасная равнина, там обитали монстры, смахивающие на буйволов. Положение становилось все более паршивым. Я закусил губу и, не останавливаясь, на полной скорости выбежал в виртуальную саванну.
        За этой саванной лежала пустыня, куда мне, с моим уровнем, лезть в одиночку было уже слишком рискованно. Но, к счастью, следы на траве становились все ярче — значит, Арго бросила бежать. Из лощинки между двух маленьких скал донесся знакомый голос:
        — …еще спрашивайте, все равно ответ будет тот же! Можете предлагать сколько угодно, эта информация не продается!
        Голос с кокетливым носовым окончанием каждой фразы принадлежал Арго, но звучал он на 30 % более угрожающе, чем обычно. Затем раздался громкий мужской голос:
        — Ты не хочешь ее монополизировать и не хочешь делиться. Значит, просто цену набиваешь, прикинь, да?[13 - В оригинале эти персонажи употребляют «дэ годзару» — устаревший вариант глагола «дэсу», часто используемого в конце фраз. В японской литературе, манге и аниме так часто говорят ниндзя, самураи, ронины и т. п. Перевести это адекватно, по-видимому, не представляется возможным, так что я ограничился введением слова-паразита, чтобы обозначить необычную манеру речи.]
        «Прикинь, да»? Я нахмурился и остановился, потом полез на ближайшую скалу. В SAO, если подключить мозги и упрямство, можно найти много способов пройти там, где, на первый взгляд, пройти нереально. Моя мечта была — как-нибудь попробовать взобраться по внешней стене парящей крепости и таким путем выбраться на следующий уровень. Но сейчас я лез наверх, стараясь не попадаться на глаза Арго и тем двоим, вовсе не из духа вызова, а ради собственной безопасности.
        Взобравшись метров на пять, я достиг маленькой плоской вершины и пополз вперед. Голоса теперь доносились точно снизу.
        — Проблема не с ценой! Я сказала уже, не хочу, чтобы меня потом винили, когда я продам информацию!!!
        В ответ раздался голос второго преследователя:
        — С какой радости нам тебя винить?! Проси любую цену, мы все равно будем тебе благодарны, прикинь, да!!! Так что давай продавай нам инфу про скрытый квест на этом уровне — про квест на получение «дополнительного навыка»!!!
        …Чего?
        От этой фразы у меня перехватило дыхание. Дополнительные навыки — это те, которые система не предлагает на выбор, пока не выполнены какие-то особые условия; еще их называют «скрытыми навыками». Во время бета-теста я только один нашел, «Медитацию»; при использовании этого навыка требовалось сосредоточиться и принять соответствующую позу, тогда ускоряется регенерация хит-пойнтов и повышается шанс сбросить отрицательный эффект. Из-за малой полезности и дурацкой позы его мало кто брал. Я подозревал, что навык «Катана», которым пользовались самураеподобные монстры на десятом уровне и король кобольдов, тоже относится к дополнительным навыкам, однако требований для его получения я не знал.
        В любом случае, разговор между Арго и этими загадочными прикиньщиками идет не о «Медитации», потому что NPC, который дает этот навык, обитает на шестом уровне. Стало быть, здесь, на втором уровне, спрятан квест, который позволяет открыть какой-то другой дополнительный навык и о котором я ничего не знаю (стало быть, и никто из бета-тестеров не знает), и эти прикиньщики пытаются заставить Арго продать им информацию — так, что ли?
        Когда я пришел к этому выводу, в голосах парней прибавилось децибел.
        — Сегодня мы его из тебя вытащим, прикинь, да!
        — Этот навык нам нужен, чтобы достичь совершенства, прикинь, да!
        — Вы просто не понимаете!.. Говорите что хотите, я не продам эту информацию, при-… блин, не продам ее!
        Напряжение в воздухе, похоже, подросло — и тогда я встал на своем каменном пятачке и прыгнул вниз с пяти метров. Приземлился я точно между Арго и двумя парнями. Ловкость у меня была еще маловата, чтобы безболезненно прыгать с такой высоты, и, чтобы не получить урона, я согнул колени и сгруппировался. Затем, погасив силу удара, тут же вскочил.
        — …Ты кто такой-прикинь-да?!
        — Шпион из другого клана?!
        Лишь когда я увидел в упор этих прикиньщиков, которые вопили одновременно, в уголке моей памяти что-то начало шевелиться. Эти парни были с ног до головы одеты в темно-серую кожаную броню. Сверху, похоже, у них были легкие кольчужные нагрудники, а за спинами висели маленькие сабли. Головы закрывали банданы и разбойничьи маски того же серого цвета.
        В целом они выглядели как натуральные ниндзя — весьма добросовестное воспроизведение. И у меня возникло ощущение, что во время бета-теста я этих парней встречал пару раз.
        — Хмм, эээ… вы, ребята, кажется, Фу, Фуу… Фуд, нет, Фуга, нет, кажется, тоже не так…
        — Мы из Фума, прикинь, да!!!
        — Мы Котаро и Иске из гильдии «Фуманингун»[14 - «ФУМА» — клан ниндзя с таким названием реально существовал в Японии. «НИНГУН» можно перевести как «армия аскетов».], прикинь, да!!!
        — Аа, точно!
        Я довольно щелкнул пальцами — эти двое помогли мне вспомнить, кто они такие. Они принадлежали к гильдии жутко быстрых ниндзя, которых во время бета-теста все боялись. Так, сперва надо пояснить, чего именно боялись. Они, как Арго, прокачивались с перекосом в ловкость. Во все сражения они вступали первыми, налетали на врага и сбивали его с толку. А когда их дела становились плохи, они пользовались своей ловкостью, чтобы сбегать; в результате монстры нападали на партии игроков, охотящиеся по соседству. В общем, как ни крути, а это была компания злобных синоби[15 - СИНОБИ («крадущийся»)  — другое название ниндзя.].
        Но я не знал, что они и сейчас, когда SAO превратилась в игру-убийцу, продолжают изображать ниндзя. Ну, собственно, у меня возражений не было. Однако двое против одной Арго, девушки, да еще пытаются насильно вытрясти из нее информацию — это другой разговор.
        Я жестом показал Арго, стоящей у меня за спиной, чтобы она отошла еще на шаг, и, потянувшись к рукояти «Закаленного меча +6» у себя за спиной, произнес:
        — Как тайный агент сёгуната, я не могу посмотреть сквозь пальцы на это злодеяние клана Фума…
        И тут -
        Глаза Котаро-си и Иске-си вспыхнули под фальшивыми масками ниндзя.
        — Ах ты гад, ты что, из Ига?!  — это они хором.
        — Эээ?!
        Похоже, моя речуга, которую я толкнул чисто для атмосферы, что-то там в них переключила. Правые руки синхронно потянулись к катанам у них за спиной (ну, то есть на самом деле к сабелькам).
        Ни фига себе — они правда собираются достать оружие? Но мы же «снаружи», здесь не работает код предотвращения преступлений, здесь игроки могут атаковать игроков, и у тех хит-пойнты будут падать взаправду. А у того, кто атаковал, курсор станет оранжевым, показывая, что его обладатель — преступник, и тогда этот человек не сможет заходить в города. Даже ниндзя не смогут обмануть бога — систему, управляющую этим миром.
        Может, сказать, что я не Ига, а Кога[16 - ИГА, КОГА — известные школы ниндзюцу.]? Но поможет ли? Я на полном серьезе крутил в голове эти дурацкие мысли -
        И тут решение проблемы пришло, откуда не ждали.
        Совсем недавно я, чтобы подслушать разговор Арго с этими двумя ниндзя, не остановился у входа в эту крохотную лощинку, а взобрался на холм. Сделал я так потому, что мы сейчас были не в городе, а «в поле». Если здесь стоять на месте, рано или поздно кое-что случится.
        Медленно отступив на шаг, я тихо произнес:
        — Сзади.
        — Ты че, думаешь, мы попадемся, прикинь, да?!  — опять дуэтом.
        — Я серьезно, оглянитесь.
        Видимо, что-то в моем голосе пробило скепсис ниндзя. Котаро и Иске обернулись и синхронно подпрыгнули на месте. Потому что прямо перед ними стоял незваный гость — здоровенный бычара.
        Назывался он «Дрожащий бык». Это был громадный (два с половиной метра в холке) буйволоподобный монстр. Его здоровье и атакующая мощь точно соответствовали внешнему виду; но самое неприятное — что он выбирал себе цель с невероятно большого расстояния и очень надолго, так что заставить его переключиться на другую цель посреди боя было чертовски трудно. Поскольку я уже отступил к скале, сейчас он мог интересоваться только этой парочкой.
        — МУУУУУУ!!!  — сообщил бычара.
        — П-прикинь-да!!!  — разом завопили ниндзя и с немыслимой быстротой понеслись в сторону города. Бык устремился за ними с неожиданным для такой туши проворством. Всего через пять секунд земля перестала трястись и вопли растворились вдали. Судя по всему, погоня продлится до самого Урбуса.
        Кое-как избежав большой драки с этими суперниндзя, я облегченно выдохнул и оглядел себя. Всего час назад на мне были полотняная рубаха, черные кожаные штаны и простая темно-серая кожаная куртка. Но после победы над Лордом-Кобольдом я надел выпавшую из него уникальную вещь, «Плащ ночи». С учетом цвета моих глаз и волос я теперь был весь в черном. Мне казалось, что этот стиль вполне подходит для «грязного Битера», но тут я понял, что и за ниндзя меня вполне можно принять. Кошмар будет, если теперь еще поползут слухи «Кирито из школы Ига»; может, хотя бы цвета внутренней одежды сменить? Такая мысль у меня возникла.
        Но тут произошло нечто неожиданное.



        Сзади потянулись две маленькие ручки и крепко меня обняли. Затем я ощутил мягкое и теплое прикосновение к спине и услышал тихий шепот:
        — Ты такой крутой, Кири-бо.
        Голос принадлежал, конечно, Арго, которая до этого момента стояла молча. Но он был совершенно не похож на всегдашний чуть раздражающий голос «Крысы».
        — Если так пойдет, сестрица нарушит первое правило торговца информацией?
        …Сестрица? …Правила торговца информацией?
        Эти слова разогрели мое любопытство, однако в нынешней ситуации я, еще месяц назад простой геймер и ученик средней школы с нулевым уровнем навыков общения, просто никак не мог среагировать как надо. Застыв столбом, я отчаянно ворочал мозгами и наконец сумел выпихнуть изо рта слова:
        — …За тобой ведь должок. Я буду тебя доставать, пока ты не расскажешь, почему носишь усы.
        На обеих щеках торговца информацией Арго по прозвищу «Крыса» черной краской было нанесено по три линии, напоминающие усы. Это и породило прозвище, но почему Арго их нарисовала, никто не знал. К этой информации прилагался кошмарный ценник с надписью «100000 коллов».
        Однако после недавнего сражения с боссом я позволил навесить на себя ярлык «Битер», чтобы отдалиться от остальных бета-тестеров, включая Арго, и тем самым снять с них враждебность игроков-новичков. И, чтобы выразить свою признательность, Арго прислала мне сообщение, что я могу один раз получить у нее бесплатно любую информацию. На что я ответил: «Расскажи, почему ты носишь усы».
        В ответ на только что произнесенные мной слова, предназначенные исключительно для того, чтобы разрядить ситуацию, Арго сильнее прижалась лицом к моей спине и прошептала:
        — …Хорошо, я расскажу. Но подожди немного, пока я смою краску…
        Э?
        Краска… в смысле, она сейчас уберет усы? Она хочет показать мне ненакрашенное лицо, которое никто до меня не видел? Тут что, какой-то глубинный смысл?
        Мой мозг был загружен уже до критического уровня, и, прежде чем Арго отлепилась от меня, я вдруг воскликнул:
        — …Я передумал, я другую информацию хочу! Расскажи про скрытый навык на этом уровне, о котором ты только что с теми типами говорила!!!


        Арго отпустила мою спину и в два шага очутилась передо мной; к счастью — так можно сказать?  — усы по-прежнему оставались при ней. Прямо перед тем, как ее лицо перестало ко мне прижиматься, мне показалось, что я услышал что-то типа «Ки-бо, ты трусишка», но нет, это, наверно, просто показалось.
        «Крыса», к которой вернулась прежняя самоуверенность, скрестила руки на груди и сказала:
        — Я обещала, что отдам за бесплатно одну любую информацию, и сдержу слово. Но Ки-бо тоже должен кое-что пообещать. Что бы ни случилось, на меня не обижайся!
        — …Ты этим ниндзя то же самое говорила только что. Это что значит? Если ты продашь инфу о дополнительном навыке, о котором никто не знает, они же благодарить тебя должны, а не наоборот?..
        На мой вопрос «Крыса» ухмыльнулась до ушей.
        — А вот эта информация уже стоит денег, Ки-бо.
        Я вздохнул и кивнул.
        — Ладно, обещаю. Клянусь перед богом… нет, перед Системой-сама: что бы ни произошло, я на тебя не буду злиться.
        Быть может, квест для получения дополнительного навыка очень рискованный, но это уж мне самому судить. Арго, услышав мою клятву, кивнула. Затем, сказав «иди за мной», развернулась и зашагала прочь.
        Я двинулся за ней. У меня возникло ощущение, что тот путь, которым мы пошли, отыскать невозможно, если только не купить заранее карту или если у тебя нет бесконечного запаса любопытства и выносливости.
        Мы взобрались на один из плоских каменистых холмов, густо понатыканных на громадном втором уровне (его диаметр по идее должен быть такой же, как у первого); потом залезли в маленькую пещерку; потом съехали вниз вдоль подземного ручейка, и так далее. Трижды нам пришлось сражаться, но для меня, прокачавшегося до предела перед схваткой с боссом первого уровня, враги никакой сложности не представляли. Всего наше путешествие заняло где-то полчаса.
        Судя по нашему положению на карте, мы добрались почти до самой вершины особо высокой горы возле восточного края второго уровня. Тут была маленькая полянка, окруженная скалами. На полянке имелись родник, одинокое дерево и — маленькая хибарка.
        — …Здесь?
        На мой совершенно бессмысленный вопрос Арго кивнула, после чего без колебаний направилась к хибарке. Похоже, сейчас все еще было безопасно. Дверь передо мной вдруг распахнулась.
        Внутри была кое-какая мебель, и еще там был NPC. Крупный, хорошо сложенный пожилой мужчина с гладкой лысой головой и густой бородой вокруг рта. Над ним висел золотой восклицательный знак, обозначающий возможность получить квест.
        Поймав мой вопросительный взгляд, Арго снова кивнула.
        — Этот NPC дает дополнительный навык «Рукопашный бой». Информация, которую я могу тебе дать, здесь кончается; принять квест или нет, решать тебе.
        — Ру-рукопашный бой?
        Этого названия я во время бета-теста не слышал ни разу. Арго сказала: «Дополнительная услуга», после чего поделилась еще информацией:
        — «Рукопашный бой» — навык, который позволяет атаковать голыми руками… я думаю. Он будет полезен, если ты без оружия или если его прочность на пределе.
        — Оо… тогда он правда полезный, не то что «Медитация». Если так… ясно, вот почему те ниндзя так хотели его купить…
        Арго посмотрела озадаченно. Я тогда тоже сказал «дополнительная услуга» и пояснил:
        — Когда говорят про ниндзя, обычно представляют себе, что у них из оружия катаны и сюрикены, но в играх немного по-другому. Снести врагу башку голой рукой, одним ударом. Это уже давно считается самой крутизной стиля ниндзя. Так что Котаро и Иске хотят взять себе навык «Рукопашный бой», чтобы окончательно стать ниндзя. …Хмм, секундочку. Про это место они не знали, тогда откуда они вообще узнали про этот навык и что ты о нем знаешь?
        — …Услуга за услугу. Перед самым концом бета-теста один NPC на седьмом уровне сказал: «Учитель рукопашного боя живет на втором уровне». Но я это узнала намного раньше. Эти ниндзя, наверное, узнали про навык от NPC на седьмом уровне во время бета-теста. И с самого запуска игры они меня достают, чтобы я продала им информацию о дополнительном навыке на втором уровне.
        — Т-тогда почему ты просто не сказала им сразу «я не знаю»? Тогда бы они и не доставали тебя так…
        На мой вполне логичный вопрос Арго ответила смущенным взглядом, потом сказала:
        — …Одно-единственное «я не знаю» — и конец моей репутации торговца информацией.
        — …И поэтому ты предпочла ответить «знаю, но вам не продам», хех. Ну… не скажу, что не совсем уж тебя не понимаю…
        Я вздохнул и вновь посмотрел на NPC, устроившегося на татами посреди хибарки в медитативной позе.
        — …И ты не продаешь, потому что тот, кто купит, будет потом на тебя злиться. Но у тебя небось и так полно врагов из-за твоего бизнеса?..
        — Обычно, когда у меня покупают информацию, забывают обижаться через три дня! Но тут все по-другому! Даже если окажется, что это полная ерунда, у тебя она останется на всю жизнь…
        Глядя, как хрупкая Арго задрожала, я даже растерялся на несколько секунд, потом кивнул.
        — Все равно я знал, что должен сам это дело испытать. Так что нормально, даю слово. Что бы ни случилось, Арго я винить не буду.
        После чего зашел в хибару и остановился перед медитирующим пожилым мужчиной в истрепанном доги[17 - ДОГИ — тренировочный костюм для занятий восточными единоборствами, состоящий из штанов, рубахи и пояса. Доги можно увидеть на спортсменах, например, во время соревнований по дзюдо (при этом его часто ошибочно называют кимоно).]. Тот поднял на меня глаза и спросил:
        — Желаешь ли ты стать моим учеником?
        — …Да.
        — И тебя не останавливает то, что тебе предстоит пройти долгий и трудный путь?
        — Иного я и не жду.
        После этого краткого разговора восклицательный знак над головой мужчины сменился вопросительным; в моем поле зрения появилась надпись, что я принял квест.
        Мужчина, ставший теперь моим наставником, вышел из хибарки и направился к здоровенному камню на краю лужайки, окруженной скалами. В высоту камень был метра два, в диаметре полтора. Наставник легонько постучал по нему и, поглаживая левой рукой бороду, произнес:
        — Твоя тренировка состоит из одного лишь задания. Тебе надлежит разбить сей камень голыми руками. Когда ты преуспеешь, я передам тебе все мои знания.
        — …П-погодите минуточку.
        Несколько занервничав от столь неожиданного развития событий, я легонько стукнул по булыжнику. К игре я уже привык и мог по прикосновению оценивать твердость предмета. Ощущение, передавшееся сейчас моей руке, соответствовало состоянию «совсем чуть-чуть до Бессмертного объекта».
        Ну да, это невозможно.
        Придя к такому выводу, я повернулся к наставнику, чтобы отменить квест. Однако прежде чем я успел раскрыть рот -
        — Пока камень не расколот, тебе надлежит не покидать гору. Для соблюдения этого правила ты будешь носить метку.
        Выплюнув эти слова, наставник извлек из-за пазухи доги нечто странное. В левой руке у него оказался маленький горшочек. А в правой — толстая и изящная… кисть.
        «Плохое предчувствие». Мне показалось, что это словосочетание, написанное трехмерными буквами, повисло у меня над головой; потому что плохое предчувствие пронзило каждую клеточку моего тела.
        Эээ, я передумал в этом участвовать!
        Рука наставника мелькнула с невероятной быстротой — куда быстрее, чем я успел бы произнести эти слова. Кисточка нырнула в горшочек, а потом уйма краски — шлеп-шлеп-шлеп — оказалась у меня на лице.
        В это самое мгновение я понял, почему у Арго усы.
        Она наткнулась на этого старикана в самом начале бета-теста и приняла его квест. Старикан сказал ей расколоть этот же самый камень и нарисовал на ее лице граффити. Вот эти три уса на каждой щеке.
        — О… оуаааа?!  — недостойно завопил я, отдернувшись, и встретился глазами с Арго, стоящей чуть поодаль. На лице девушки читались жалость и сочувствие — но в то же время с трудом сдерживаемое желание расхохотаться.
        Как только кисть перестала атаковать мое лицо, я принялся поспешно тереть его обеими руками. Однако краска, похоже, была сверхбыстросохнущая — на руках у меня ничего не осталось. Наставник посмотрел на меня, кивнул и произнес убийственные слова, которые я уже предчувствовал:
        — Метка не может быть смыта, пока сей камень не будет разбит и обучение не будет закончено. Я верю в тебя, мой ученик.
        Затем он развернулся, ушел в хибарку и закрыл за собой дверь.
        Секунд десять я стоял столбом, потом взглянул на Арго, по-прежнему смотрящую на меня со сложным выражением лица, и поинтересовался у нее:
        — Ясно… Арго, ты взяла этот квест во время бета-теста… и не смогла его пройти, да? И поэтому тебе пришлось играть с этим рисунком на лице до конца теста. Из-за этого и появилась «Крыса», торговец информацией, и сейчас, когда игра открылась официально, ты решила сохранить имидж с помощью макияжа… все правильно?
        — Отлично! Прекрасная логика!
        «Крыса» хлопнула в ладоши, потом продолжила:
        — Здорово же, Ки-бо! Ты в результате получил информацию и «почему у меня усы», и про «дополнительный навык»! Чтобы это отметить, я тебе еще кое-что скажу. Этот камень… настоящий демон!
        — …Я примерно так и думал…
        Борясь с желанием рухнуть на землю, я ухватился за тоненькую соломинку надежды и спросил Арго:
        — …Эй. А метка на моем лице такая же, как твои усы?
        — Хмм, она совсем другая…
        — О… а к-как она выглядит?!
        Может, она не слишком заметная? Или заметная, но клевая, и я смогу нормально жить, нося ее на лице. Арго целых три секунды смотрела на меня (самому мне не хватало смелости глянуть на собственное отражение в роднике)  — и потом ответила:
        — Ну ладно. Это можно выразить одним словом… «Кириэмон»[18 - У Арго возникла ассоциация с котом Дораэмоном, заглавным героем популярной манги и аниме.].
        И тут у Арго, похоже, кончились силы терпеть — она рухнула на землю и принялась кататься, дрыгая ногами и хохоча.
        — Ня-ха-ха-ха! Ня-ха-ха-ха-ха-ха!!!  — и это продолжалось и продолжалось…


        Три дня я проторчал на этой горе. Потом какими-то неимоверными усилиями мне удалось-таки раздолбать этот камень. Хорошо, что я заранее пообещал Арго не злиться на нее.



        Рондо переходящего меча
        (2 уровень Айнкрада, декабрь 2022)

        Глава 1

        — Че… че за хрень!!!


        Впереди раздался сдавленный вопль, и я застыл на месте.
        Сделав несколько шагов в сторону, я прислонился к стене NPC-магазинчика и стал ждать, что будет дальше. Улица выходила на приличных размеров площадь; крики, похоже, шли оттуда.
        — Блин, верни!!! Верни как было!!! Было же плюс четыре… ве… верниии!!!  — снова завопил тот же голос. Похоже, какие-то терки между двумя игроками. Ну, даже если так — здесь, практически в центре жилой зоны второго уровня Айнкрада, города Урбус, действовал «код предотвращения преступлений», а значит, конфликтующие стороны никак не могли нанести друг другу урона. Ко мне все происходящее никакого отношения не имело, значит, и прятаться было незачем.
        Но, хоть умом я это и понимал, все равно невольно стал на 30 % настороженнее. Потому что нынешний я — 13-уровневый спец по одноручным мечам Кирито — самый презираемый игрок-одиночка во всем Айнкраде… первый, кого назвали «Битером».


        8 декабря 2022 года, четверг. Тридцать второй день от начала смертельной игры под названием SAO.
        Прошло уже четыре дня с тех пор, как был повержен босс первого уровня Лорд-Кобольд Злой Клык и открылся портал сюда, в Урбус.
        За это время то, что произошло в комнате босса, в более-менее приукрашенном виде стало известно всем продвинутым игрокам.
        Вопреки имевшейся ранее информации, босс обладал навыками мечника для катаны. Лидер рейд-группы, самопровозглашенный «рыцарь» Диабель, погиб. И — нашелся игрок, за время бета-теста добравшийся дальше всех остальных, воспользовавшийся сейчас полученной информацией для того, чтобы одолеть босса, и получивший бонус за победный удар. «Битер».
        К счастью — пожалуй, так можно сказать — хотя имя «Кирито» распространилось мгновенно, тех, кто знал, как выглядит мой аватар, было немного, всего человек сорок. А здесь, в SAO, имена незнакомых игроков под курсором не отображаются. Именно поэтому я сейчас мог спокойно ходить по улицам города, не опасаясь, что меня закидают камнями. Впрочем, даже если бы кто-то и кинул, на пути камня просто-напросто возник бы защитный фиолетовый барьер.
        Тем не менее я, чисто на всякий случай, не носил постоянно выпавший из босса редкий доспех «Плащ ночи», а голову укрывал широкой банданой. Что касается того, зачем вообще мне понадобилось, так замаскировавшись, проникнуть в жилую зону,  — это было вовсе не из жажды общения, а из необходимости пополнить запасы зелий и сухих пайков, а также заняться уходом за снаряжением. В трех километрах к юго-востоку от жилой зоны, городка Урбус, располагалась деревушка Мароме, и там тоже имелся магазин, где торговали различным барахлом, однако всего, что мне было нужно, там не купишь, и плюс там не было кузнецов-NPC, которые бы занимались починкой.
        С этими мыслями я зашел на южный рынок, там забил рюкзак всякой полезной всячиной, направился к следующему месту назначения — и по пути туда услышал те вопли.


        В первую очередь я чисто машинально убедился, что «че за хрень!» было адресовано не мне; затем нерешительно вздохнул и вновь направился к месту своего назначения — восточной площади Урбуса, где и творилась вся эта катавасия.
        Всего минуту спустя улица уперлась в круглое открытое пространство, смахивающее по форме на громадную миску. Для трех часов дня, «времени охоты», здесь было слишком многолюдно; однако с «открытия города», то есть включения городского портала, прошло не так уж много дней, и большинство игроков по-прежнему приходили сюда из Стартового города, просто чтобы посмотреть местные достопримечательности.
        Поток людей стекался к одному краю площади — и как раз оттуда донесся новый вопль, похожий на предыдущий. Подойдя к толпе, я начал просачиваться между игроками, вытягивая шею, чтобы увидеть источник суматохи.
        — Какого хрена!!! Какого хрена статы так падают!!!
        Багровое от криков лицо этого парня мне показалось смутно знакомым. Кажется, это был не турист, а один из бойцов переднего края. В битве против босса первого уровня он не участвовал, но у него был приличный уровень — это можно было понять уже по цельнометаллическим доспехам, закрывающим все тело, и шлему с тремя здоровенными рогами.
        Однако больше всего привлекал внимание обнаженный одноручный меч в правой руке этого трехрогого типа. Поранить кого-нибудь, находясь в безопасной зоне, он не мог, но все равно, размахивать мечом посреди толпы — как-то не очень. Однако парень явно вконец потерял голову: молотя острием меча по каменной плитке у себя под ногами, он проорал:
        — Какого черта четыре фейла подряд! Плюс ноль стал — это же невозможно! Лучше б я его NPC отдал! Отвечай теперь, кузнец хренов!!!
        …Адресатом этого потока брани, лившегося уже несколько минут, был молча и неподвижно стоящий игрок — невысокий, с озабоченным лицом и в простом светло-коричневом кожаном фартуке.
        На этом краю площади был разложен серый ковер, на котором стояли стул и наковальня, а также лежало множество товаров. Называется эта штука «ковер торговца» и стоит немалых денег, зато его можно расстелить прямо на городской улице, и он превращается в простенький игроцкий магазин. Для начинающего игрока-торговца — абсолютно незаменимая вещь.
        Конечно, выставлять товары для продажи можно и без ковра, но тогда у них постепенно снижается прочность, да и защиты от воровства нет никакой. Во время бета-теста главные улицы городов пестрели разноцветными коврами торговцев разных классов, однако после того, как SAO превратилась в «игру со смертью», такой ковер я видел впервые. Да нет — я вообще впервые видел кузнеца-игрока, а не NPC.
        Вот теперь я начал наконец понимать причину скандала.
        Парень, который продолжал орать, лупя по земле своим одноручным мечом, судя по всему, заказал кузнецу, молча стоящему сейчас с поникшей головой, «усилить» меч. Как правило, у кузнецов-игроков шанс успешного усиления выше, чем у NPC того же уровня. Естественно, для этой работы требуется владение соответствующим навыком, но это можно оценить и по внешнему виду. В первую очередь необходим определенный инструмент — для кузнеца это «кузнечный молот»; его существует несколько типов, которые обладают разными характеристиками и для применения которых требуется разный уровень навыка. Сейчас в нескольких метрах передо мной на наковальне, рядом с которой стоял приунывший кузнец, лежал «Железный молот», более требовательный к кузнечному навыку, чем используемый здешними кузнецами-NPC «Бронзовый молот».
        Значит, вероятность успешного усиления у этого кузнеца должна быть выше, чем у NPC; собственно, только в таком случае и логично вести бизнес. Именно поэтому парень в трехрогом шлеме вверил кузнецу свой драгоценный меч.
        Но. Увы, в SAO, как бы ни был прокачан навык, шанс успешного усиления оружия все равно не достигает ста процентов. К примеру, если риск неудачи равен 30 %, то вероятность двух неудач подряд составляет 9 %, трех неудач подряд — около 3 %, ну а катастрофа в виде четырех неудач подряд может произойти с вероятностью где-то 0.8 %.
        Подобные события в мире онлайн-RPG «когда-нибудь да случаются». В одной из моих предыдущих игр существовал предмет с вероятностью выпадения 0.01 % — «просто нелепо!» — однако же были везунчики, которым он реально доставался. Хотелось бы мне, чтобы в SAO такие жуткие редкости не встречались, но они наверняка встречаются, и я был готов дневать и ночевать в донжонах, чтобы только их заполучить…
        — …Что там за шум?
        Услышав этот шепот, внезапно раздавшийся справа от меня, я резко развернулся.
        Рядом со мной обнаружилась стройная фигура рапиристки. Белая кожаная курточка, светло-зеленые кожаные же штаны в обтяжку. Серебристый нагрудник. В таком классном одеянии ее можно было бы принять за эльфийку (которых, правда, в Айнкраде не было), если бы не шерстяная накидка, которая полностью скрывала тело от головы до талии и портила все впечатление.
        Впрочем, это диктовалось необходимостью. Если бы она откинула капюшон, из-под него тут же показались бы роскошные длинные каштановые волосы и достойное эльфийки прекрасное лицо, и едва ли толпа туристов этого бы не заметила.
        Сделав глубокий вдох, я привел мысли в порядок и ответил одному из очень немногих… если быть более точным, из примерно пяти людей в этом мире, которых мог бы назвать «друзьями»:
        — По-моему, тот Трехрогий-кун свой меч пытался усилить, и…
        Лишь после этих слов я вспомнил, что и сам, как эта девушка, сейчас замаскирован. Вместо черного плаща на мне был грубый кожаный доспех, на голове бандана в желто-синюю полоску — едва ли меня можно так просто узнать. Раз так, не следует ли мне притвориться, что мы друг друга впервые видим?
        — …Аа, ээ, это… мы уже где-то встречались?
        Едва я это сказал, мне в лоб вонзился острый, как рапира, взгляд из-под серого капюшона.
        — По-моему, мы не только встречались, но и вместе ели, и даже объединялись в партию.
        — …А, вспомнил. Сейчас вспомнил. Я тебя к себе в комнату пустил принять ванну, тоже вспомнил.
        Хрясь. Острый каблук сапога — официальное название «Сапоги шершня» — воткнулся мне в правую стопу, стерев этот конкретный кусочек памяти.
        Я прокашлялся, потом, взявшись кончиками пальцев за край капюшона рапиристки, отвел ее на несколько метров в сторону, туда, где никого не было, и снова поздоровался:
        — При… привет, Асуна. Давно не виделись… хотя не очень давно, всего два дня назад.
        — Здравствуй, Кирито-кун.
        Мы с ней оба аватары, и «кун» совершенно ни к чему — так я ей сказал во время нашей последней встречи два дня назад на переднем крае. Но, похоже, ей, еще новичку в VR-играх, пока не удалось привыкнуть к такому. И тем не менее, когда я к ней обратился «Асуна-сан», она тут же сказала «слишком громоздко, не надо»; не понимаю я женскую логику.
        Так или иначе, мирно поздоровавшись, я снова перевел взгляд туда, где посреди суматохи стоял кузнец со своим ковром, и коротко объяснил Асуне:
        — В общем, похоже, тот шумный тип в трехрогом шлеме заказал кузнецу усилить свой меч, но случилось четыре облома подряд, он получил снова «плюс ноль» и взбесился. Да… я его понимаю… четыре облома подряд, офигеть…
        Рапиристка Асуна, самый, насколько мне известно, быстрый и спокойный (а также самый красивый, но это я не стал добавлять, чтобы не вызвать конфликт с моим персональным кодом предотвращения домогательств) игрок в Айнкраде, резко пожала плечами, а потом сказала:
        — Он должен был узнать про шанс неудачи, когда делал заказ. У этого кузнеца-сана ведь вероятность успешного усиления всех видов оружия выписана, разве нет? Кроме того, насколько я слышала, при неудаче игрок платит только за расход материалов.
        — Ээ, правда? Это довольно порядочно…  — пробормотал я, опустив голову, но продолжая держать перед глазами мысленный образ щуплого кузнеца. Вообще-то 40 % меня сочувствовали Трехрогому, однако после этих слов Асуны процент понизился до 20.
        — Возможно, он после первого облома потерял голову и сразу же потребовал усилить меч еще раз, потом еще. Так и оказался в итоге там, где оказался, из-за собственного азарта…
        — Звучит так, будто у тебя есть личный опыт, а?
        — Не… нет, просто общее утверждение…
        Во время бета-теста на седьмом уровне была арена с монстрами, где я просадил вообще все, чем обладал; но интуиция подсказала мне, что, если я сейчас поделюсь своим знанием с Асуной, это не только не повысит ее мнение обо мне, но, возможно, даже понизит. Поэтому я молча отвел глаза. Асуна несколько секунд подозрительно смотрела на меня, но потом, слава богу, вернулась к главной теме.
        — …В общем, я, конечно, тоже не могу ему не посочувствовать, но ничего особо драматичного тут не вижу… Ему надо просто скопить еще денег на ингредиенты, потом снова попытаться, разве нет?
        — Мм… нет, проблема как раз в том, что этот номер уже не пройдет.
        — Что ты хочешь этим сказать?  — и Асуна вопросительно склонила голову набок.
        Я ткнул большим пальцем в свой любимый «Закаленный меч +6», висящий у меня за спиной, и принялся объяснять:
        — У Трехрогого-си такой же «Закаленный меч», как у меня. Думаю, он выполнил тот же самый трудный квест на первом уровне. Потом у NPC-кузнецов усилил меч до плюс четырех. До того момента у него все получалось. Но начиная с плюс пяти, шанс успеха заметно ниже, поэтому, видимо, он заказал усиление кузнецу-игроку. И все равно первая попытка оказалась неудачной, и меч опустился до «плюс трех». Чтобы это исправить, он еще раз заказал усиление, но снова вышел облом, и стало плюс два. Ну и так далее. Третий и четвертый разы тоже были неудачными, и в итоге он остался с «плюс нолем»… думаю, вот так все было.
        — …Но от нуля же падать дальше некуда, он снова может попытаться получить свои плюс пять…
        Асуна замолчала, поняв, похоже, к чему я вел; ее карие глаза под капюшоном расширились.
        — Ну конечно… «предельное число попыток усиления». У «Закаленного меча» оно, кажется…
        — Восемь. И у него уже было четыре успеха и четыре неудачи. Этот меч нельзя больше отдавать на усиление.
        Да… это самая неприятная деталь системы усиления оружия в SAO.
        В этом мире все предметы, которые можно улучшать, обладают свойством, которое носит название «предельное число попыток усиления». А такой величины, как «предельное значение усиления», не существует. Задано лишь то, сколько раз можно пытаться усилить предмет. К примеру, у «Малого меча», входящего в начальный комплект снаряжения, предельное число попыток усиления — всего-навсего единица. Значит, если один раз попытаться его усилить и потерпеть неудачу, получить +1 уже не выйдет никогда.
        Что еще хуже, вероятность успеха до определенной степени зависит от усилий владельца снаряжения. Ему требуется найти искусного кузнеца (либо самому прокачать себе кузнечные навыки — но это трудно, а в нынешней ситуации и вовсе нереально)  — ну, это естественно; однако еще повысить шансы на успех можно, принеся необходимые для усиления материалы достаточного качества в достаточном количестве.
        Как правило, кузнецы-игроки просят стандартную плату, за которую обеспечивают вероятность успеха в 70 %. Если же клиент хочет повысить шансы, он должен доплатить за большее количество необходимых материалов — либо добыть их самостоятельно.
        В общем, если этому Трехрогому и винить кого-то, то лишь собственный азарт, из-за которого он раз за разом требовал усиливать меч. Он должен был после первой же неудачи перевести дух, взять себя в руки и прийти в другой раз либо заплатить больше денег — тогда все было бы хорошо. Он избежал бы катастрофы, не остался бы с ценным «Закаленным мечом» +0 без шансов на усиление.
        — …Понятно. Ну, конечно… я немножко понимаю это чувство отчаяния. Чуть-чуть.
        Я кивнул, соглашаясь со словами Асуны, и мысленно помолился за несчастный меч; в это время вопли того парня вдруг прекратились. Я посмотрел — похоже, к нему наконец подбежали двое друзей. Положили руки ему на плечи и начали успокаивать:
        — …Ну, ну, все хорошо, Люфиор. Мы тебе поможем с квестом на Закмеч, сегодня же и начнем.
        — Всего недельку как следует потрудимся — и на этот раз доведем его до плюс восьми.
        …Ого, теперь уже для этого нужны три игрока и одна неделя. Хорошо, что я рано управился.
        Одновременно с этой прагматичной мыслью…
        …Чувак, цени своих друзей. И в следующий раз не лезь с таким азартом в эти игры с усилением.
        Проникнутый торжественными чувствами, я смотрел, как Трехрогий (зачеркнуто) Люфиор-си наконец взял себя в руки и, повесив голову, побрел с площади.
        Глядя ему в спину, до сих пор молчавший и никак не реагировавший на брань кузнец робко произнес:
        — Это… я правда, совершенно искренне извиняюсь. В следующий раз я обязательно, обязательно буду стараться еще сильнее… Ты можешь еще заказывать у меня, даже если ты меня ненавидишь…
        Люфиор остановился и, обернувшись на кузнеца, совсем другим голосом ответил:
        — …Это не твоя вина. Прости, что наорал на тебя.
        — Нет… это… из-за моей работы тоже…
        Сцепив руки перед фартуком, кузнец мелко кланялся; похоже, это был еще подросток. Немного запавшие глаза, волосы, небрежно расчесанные на прямой пробор,  — в целом, как бы сказать, он производил впечатление типичного «персонажа-ремесленника». Если бы он был еще чуть поменьше ростом и покрепче телосложением, парнишку можно было бы принять за «дворфа»… нет, он же без бороды, значит, за «гнома».
        Пока я крутил в голове подобные мысли, кузнец сделал шаг вперед, низко поклонился и сказал:
        — Это… вряд ли это может послужить достаточным извинением, но… этот «Закаленный меч», который из-за моей неловкости стал «плюс ноль»… может быть, я смог бы купить его у тебя за восемь тысяч коллов?..
        Окружающая кузнеца толпа тотчас зашумела; из моего горла тоже вырвалось «о?».
        Сейчас рыночная цена совершенно нового, только что полученного в результате выполнения квеста «Закаленного меча» +0 составляла примерно шестнадцать тысяч коллов. Восемь тысяч — это, конечно, вдвое меньше, но тот «плюс ноль», который был сейчас у Люфиора, уже исчерпал возможности по усилению — это был так называемый «конечный продукт». Его рыночная цена, пожалуй, еще вдвое ниже — четыре тысячи, не больше. Предложение кузнеца было действительно неординарным извинением.
        Люфи-си и его два друга ошеломленно застыли, потом переглянулись и все трое одновременно медленно кивнули.


        Когда все эти события закончились, троица удалилась, зеваки тоже разошлись; площадь заполнил звонкий стук молота. Дворф… то есть не дворф, а просто кузнец — принялся делать какое-то оружие на своей наковальне.
        Мы с Асуной, устроившись рядышком на скамье на противоположном краю круглой площади, рассеянно слушали эти звуки.
        Честно говоря, я вовсе не собирался засиживаться здесь — закончил бы свои дела и сейчас был бы уже за пределами Урбуса. Планы я поменял по двум причинам. Во-первых, хотел немного попрактиковаться в японском устном с Асуной — одной из немногих в Айнкраде, для кого я не был «грязным Битером». Во-вторых… мой изначальный план был — усилить висящий у меня за спиной «Закаленный меч» +6.
        В деревне Мароме до меня дошел слух, что на восточной площади Урбуса объявился очень хороший кузнец… точнее сказать, я это вчера подслушал. Я как раз решил, что пришло время попытаться поднять меч до +7, и, соответственно, набрав нужных для усиления материалов и замаскировавшись, пришел в Урбус, где и наткнулся на этот неожиданный скандал.
        Вообще-то я вполне мог прямо сейчас встать со скамейки, подойти к кузнецу и сказать: «Прошу прощения, не мог бы ты усилить вот это?» Этого дво-… блин, этого парнишку я раньше не встречал, так что он точно не ответит мне в стиле «мой молот не притронется к мечу Битера».
        Однако только что услышанное на меня давило. Точно такой же «Закаленный меч», как у меня, при шансе успеха в 70 % ушел с +4 до +0. Я понимал, что это возможно с точки зрения теории вероятностей, но, несомненно, это была трагедия высшего класса. Если бы меня постигла та же судьба, я, конечно, погромов тут устраивать не стал бы, но, вполне возможно, заперся бы где-нибудь на постоялом дворе и три дня там просидел бы безвылазно.
        Я чувствовал, что если в таком душевном состоянии закажу усиление, то злой рок, преследовавший многоуважаемого Люфиора-си, перекинется и на меня, и мой меч станет +5. Тогда я завоплю «ававава!», тут же закажу вторую попытку, не вложив дополнительных материалов, и получу +4 — такое у меня было предчувствие. Конечно, объяснить это логически я не мог никак, но в нашем мире «игра с усилением оружия в MMORPG» одной лишь логике не подчиняется…
        — …Ну?  — неожиданно раздалось сбоку, и я рассеянно перевел взгляд на Асуну.
        — А? Чего?
        — Не чегокай. Это же ты мне предложил здесь сесть, нет?
        Асуна смотрела на меня с упреком.
        — Э, а, ну, ну да. Прости, задумался слегка…
        — Задумался… Кирито-кун, ты тоже сюда пришел заказывать усиление у этого кузнеца-сана?
        — Э, к-как ты догадалась?
        Я от неожиданности отдернулся; рапиристка с удивленным видом ответила:
        — Позавчера вечером, когда мы встретились в Мароме, ты сказал, что собираешься на восточную гору, охотиться на «Красных пятнистых жуков». Значит, ты там добывал материалы для усиления одноручного меча, разве не так?
        — А… аа,  — вырвался у меня восхищенный возглас.
        — …Почему такое удивление?
        — Не… просто, понимаешь, это совсем не похоже на слова человека, который всего четыре дня назад имя сопартийца не мог найти… а, э, это вовсе не ирония. Я впечатлен, честно.
        — …
        Асуна поняла, видимо, что я говорю искренне; ее выражение лица стало немного задумчивым, и она ответила тихим, помягчевшим голосом:
        — Просто я последнее время постоянно учусь.
        Я почему-то был рад это услышать и, кивая, залопотал:
        — Понятно, мм, это здорово. В мире ММО информация — это самое важное, от нее зависит все. Если захочешь что-то узнать, спрашивай, я же был бета-тестером, я до десятого уровня знаю все — какие товары в каких городах, голоса монстров, все такое…
        Я возбужденно тараторил, но тут вдруг вернулся к реальности и понял, что допустил серьезную ошибку.
        Я не только бывший бета-тестер, но и «грязный Битер, утаивающий огромное количество информации ради собственной выгоды». Немало высокоуровневых игроков ненавидят меня за это, начиная с товарищей рыцаря Диабеля, погибшего в рейде на босса первого уровня. Конечно, я замаскировался кожаным доспехом и банданой, но любой, кто приглядится ко мне с близкого расстояния, может узнать во мне того самого Кирито, а значит, Асуна, сидящая со мной рядом на скамейке, автоматически становится знакомой Битера. Вокруг по-прежнему было немало прохожих; я был чересчур неосторожен…
        — А… п-прошу прощения. Я тут вспомнил, у меня есть еще одно срочное дело…
        С этим никчемным оправданием я попытался было встать, но тут -
        Рапиристка твердо ткнула мне в плечо своим тонким указательным пальцем и на минимальной громкости, но решительно прошептала:
        — Принять на себя всю ненависть и зависть к бывшим тестерам — это было чересчур безрассудно, по-моему… но это ты сам себе выбрал, и я ничего не могу сказать тебе по этому поводу. Но раз так, то будь добр и мой выбор уважать. Что думают другие, мне без разницы. Если бы мне было неприятно быть твоим дру… товарищем, я с самого начала не стала бы с тобой заговаривать.
        — …Сдаюсь. Ты… все мои мысли прочла,  — пробормотал я и снова откинулся на спинку скамьи.
        Я просто не знал, что сказать; Асуна со стопроцентной точностью угадала, почему именно в комнате босса первого уровня я взял на себя ношу «эгоистичного Битера», а также почему я только что попытался удрать. Я приподнял руки «сдающимся» жестом; Асуна чуть улыбнулась из-под капюшона и произнесла:
        — Ты специалист по Айнкраду, а я всю жизнь училась в школе для девочек и стала специалистом по психологической войне. По лицу аватара все прочесть — для меня легче легкого.
        — Это… это я недооценил…
        — Поэтому объясни, пожалуйста, почему ты засомневался. Вообще-то я тоже сегодня пришла сюда усилить свою рапиру у этого кузнеца.
        — Эээ…
        При этих неожиданных словах я кинул взгляд на тонкое оружие, висящее у Асуны на поясе. Белоснежные ножны хранили рапиру с зеленой рукоятью; называлась рапира «Воздушный флерет». К битве с боссом первого уровня, когда мы с Асуной были в одной партии, она заменила свою старую, начальную рапиру этим оружием, выпавшим из монстра. «Воздушный флерет» был довольно редким предметом; думаю, если его грамотно усиливать, им можно будет пользоваться где-то до середины третьего уровня.
        — Она у тебя пока плюс четыре?
        На мой вопрос Асуна молча кивнула.
        — Нужные для усиления материалы принесла? Какие?
        — Нуу… четыре «стальных пластины» и двенадцать «жал Ветряной осы».
        — Уээ, ты хорошо постаралась… но…  — я прикинул в уме вероятность успеха и промычал: — Мм, так у тебя шанс всего восемьдесят процентов, да?
        — Думаешь, недостаточно большой шанс?
        — Ну, вообще-то достаточно, но… после того, что мы сейчас увидели…
        Я кинул взгляд на противоположный край площади, где дворф… оподобный кузнец-игрок продолжал ритмично махать молотом. Асуна посмотрела в том же направлении и легонько пожала плечами.
        — Когда бросаешь монету, вероятность выпадения решки всегда пятьдесят процентов, что бы ни выпало предыдущим броском. То, что тот парень перед нами несколько раз подряд проиграл, ни к моим, ни к твоим шансам на успешное усиление никакого отношения не имеет, верно?
        — Конечно… но все равно… как-то…
        Бормоча что-то бессвязное, я пытался привести в порядок мысли. Рапиристка Асуна-сан, судя по всему, ставит превыше всего науку и логику, и, если я сейчас ей скажу про то, что «удача сегодня не в ту сторону смотрит», она не оценит. Я и сам левым полушарием понимал, что «не в ту сторону» — совершенно беспочвенный аргумент.
        Однако в правом полушарии засело четкое предчувствие. Что для моего «Закаленного меча», что для «Воздушного флерета» Асуны — если мы здесь и сейчас попросим кузнеца-сана усилить наше оружие, это закончится неудачей, как бы мы ни поднимали свои шансы дополнительными материалами.
        — Слушай, Асуна,  — наконец произнес я максимально серьезным голосом и с максимально серьезным выражением лица, всем телом развернувшись вправо, в ее сторону.
        — Д… да?
        — Ведь девяносто процентов за успех — это лучше, чем восемьдесят?
        — …Ну да, конечно, лучше.
        — А девяносто пять процентов — это лучше, чем девяносто?
        — …Ну да, конечно, лучше.
        — Раз так, то, по-моему, незачем идти на компромиссы. Если мы все равно собираем эти материалы, почему бы не поставить планку в девяносто пять процентов?
        — …
        Несколько секунд рапиристка сверлила меня очень подозрительным взглядом, потом, словно ей вдруг пришла в голову какая-то идея, медленно моргнула длинными ресницами и сказала:
        — Мм, конечно, компромиссы я тоже не люблю. А еще я не люблю людей, которые только говорят, а сами ничего не делают.
        — …Э?
        — Раз уж ты предложил, помоги мне достичь совершенства, Кирито-кун. Кстати говоря, жало Ветряной осы выпадает с частотой восемь процентов.
        — …Ээ?
        — Значит, решено, прямо сейчас отправляемся на охоту. Вдвоем мы наберем сто штук еще до темноты.
        — …Эээ?
        Я сидел с идиотским выражением лица, а Асуна, встав, похлопала меня по плечу, после чего, сведя красивые брови, нанесла добивающий удар:
        — Да, и еще: раз уж ты идешь со мной вместе на охоту, я хочу, чтобы ты снял эту свою пеструю бандану. Она ужасная и совершенно тебе не идет.



        Глава 2

        Навыков мечника — «sword art» — в игре под названием SAO колоссальное количество, и потому, видимо, здесь всяческих человекоподобных монстров намного больше, чем в любой другой MMORPG.
        Однако это справедливо только для уровней повыше, а на первом-втором царят самые разнообразные негуманоидные монстры. По сравнению с умеющими применять навыки мечника гуманоидами здешние монстры — животные и растения — являются сравнительно легкими противниками, в самый раз для начинающих; но, естественно, существуют и исключения.
        Очевидные примеры — монстры, обладающие чрезвычайно опасными штуками вроде парализующего яда или едкой кислоты, но не меньше проблем, как ни странно, доставляют «летающие монстры». В SAO ведь нет магии. Так что атаковать дистанционно можно только с помощью оружия из категории «метательное», а оно, должен сказать, не более чем вспомогательное.
        Не то чтобы мне не хотелось стильно сбивать летающих монстров пачками, кидаясь в них метательными ножами, но, увы, прокачивать такого хобби-персонажа в смертельной игре у меня не было силы воли. А с учетом того, что в SAO метательное оружие отнюдь не обладает бесконечным боезапасом, мне будет очень грустно, если в один прекрасный момент я раскидаю его весь.
        Поэтому -
        Скучный, но сбалансированный спец по прямому одноручному мечу Кирито, то есть я, получив от фехтовальщицы Асуны с рапирой столь же невеликой досягаемости просьбу (точнее — приказ) помочь с охотой на летающих монстров «Ветряных ос» с западной равнины второго уровня, невольно подумал:
        Уээ, какой гемор.


        Покинув жилую зону второго уровня, город Урбус, через западные ворота, я повозился с фигуркой в меню снаряжения и убрал с головы бандану в желто-синюю полоску. Тут же мне на лоб упала черная челка, и я испытал облегчение. Пытаясь уйти от своей прически в реальном мире, я в самом начале SAO создал себе стильный аватар с волосами, зачесанными на прямой пробор, но сейчас, когда прошел уже месяц, я по этому поводу больше не парился.
        Шагающая справа от меня Асуна кинула взгляд на мое превращение, фыркнула и сказала:
        — В любом случае вряд ли та бандана служит хорошей маскировкой. Либо надо все лицо скрыть, либо воспользоваться гримом.
        — Ууу…  — вырвалось у меня: слова Асуны вызвали у меня невеселые воспоминания.
        Я не рассказывал Асуне, что еще до вчерашнего вечера на моем лице красовался узор, нанесенный черной краской. Я мог надеяться, что это будет какой-нибудь обратный крест или что-то вроде раскраски варварских племен; однако вышло нечто далекое от понятия «классно»… я так думаю. Ужасно было то, что сам я так и не смог посмотреть, как выглядел; лишь один человек оценил мою тогдашнюю внешность и емко охарактеризовал ее одним словом: «Кириэмон».
        Этой краской меня заляпали при получении одного квеста, даже не спросив, что я по этому поводу думаю, и счистить ее было нельзя, пока квест не выполнен. Совершенно демонический способ добиться того, чтобы я со слезами на глазах отдался квесту полностью. Лишь к концу третьего дня я его кое-как закрыл, и «клиент», усатый учитель-NPC, удалил краску; однако чувства облегчения это мне не принесло. Потому что удалил он ее, достав из-за пазухи своего доги коричневатый платок, прикосновение которого к моему лицу было почти невыносимым.
        Из-за всего этого я начал прохождение второго уровня с задержкой не меньше пятидесяти часов; как только мое лицо пришло в порядок, я сразу побежал в деревню Мароме близ переднего края, где и встретил Асуну впервые после прохождения первого уровня. Так мы и оказались там, где оказались.
        Асуна, которая никак не могла знать причину моей странной реакции, некоторое время озадаченно смотрела на меня, насупив брови. Я в замешательстве прокашлялся, потом сказал, чтобы уйти от скользкой темы:
        — А, ну, ну да. Ладно, в следующий раз, как буду в Урбусе, тоже возьму себе накидку с капюшоном. Где ты ее купила?
        — На западном рынке Стартового города, у одного NPC…  — начала было Асуна, но вдруг смолкла и одарила меня испепеляющим взглядом из-под капюшона.  — …Эй, не вздумай только купить такую же! А то нас будут считать парой… нет, постоянной партией, это нельзя! Надень на голову мешок, вот тебе и будет маскировка!
        Она резко отвернулась, открыла свое окно и ткнула пальцем в силуэт персонажа в меню. Простая серая шерстяная накидка исчезла с небольшим световым эффектом, и длинные, прямые каштановые волосы запереливались в дневном свете.
        Впервые за четыре дня, прошедшие с антибоссовского рейда на первом уровне, я увидел лицо Асуны в чистом виде; ее красота была неописуема. Я готов был решить, что гейммастер и правитель этого мира Акихико Каяба допустил какую-то ошибку и не вернул ей настоящее лицо, как остальным.
        Передний край сейчас проходил возле Мароме, к юго-востоку от Урбуса, поэтому на дороге, ведущей на юго-запад, игроков не было. В жестокой, смертельной клетке под названием «Айнкрад» шагать вдвоем с такой красивой девушкой — для второклассника средней школы в период полового созревания это настоящая удача, посланная богом. Даже если в конце дороги его ждет утомительная работа по выкашиванию полчищ летающих монстров.
        — …С мешком на голове меня за плееркиллера примут. А другого цвета можно купить?
        — Не! Ль! Зя!
        — Лааадно.
        Пока мы так пикировались, я тоже открыл меню и пошаманил с фигуркой персонажа. Кожаный доспех, надетый для маскировки, исчез, сменившись выпавшим из босса первого уровня черным «Плащом ночи».
        Длинные полы тотчас захлопали на ветру; Асуна искоса посмотрела на меня и шевельнула губами, словно захотела что-то сказать, но, едва наши взгляды встретились, тут же отвела глаза. У меня вдруг в голове мелькнула мысль — как так вообще получилось, что я ей помогаю собирать материалы для усиления? Но тут я вспомнил, что сам же предложил ей повысить вероятность успеха.
        Ладно. Охота на Ветряных ос, конечно, занятие геморройное, зато оно приносит довольно много опыта. Неплохой противник, чтобы занять день до вечера. Кроме того, возможно, в благодарность за помощь Асуна-сан угостит меня ужином; в ней ведь наверняка есть человеческие чувства. Наверняка. Возможно.
        Наш путь проходил по широкому ущелью, рассекающему с севера на юг равнину, на которой лениво паслись гигантские монстры-быки. А дальше лежала зона обитания ос.
        — …Ты уже на этих ос достаточно много охотилась, но на всякий случай все равно должен сказать: если она тебя ужалит, будет паралич на две-три секунды. Надо каждому из нас следить за другим и, как только увидим спецэффект паралича, тут же прикрывать. Всегда держи это в голове.
        — Понятно.
        Увидев, что Асуна на мои указания послушно кивнула, я продолжил:
        — Если заберешься слишком далеко на юг, там будут появляться «Зубатые черви», их тоже берегись.
        — П-понятно.
        С некоторым запозданием вспомнив, как оно было во время бета-теста, я кивнул.
        Покинув зону обитания быков, мы вышли к каменному мосту, пересекающему расселину десятиметровой глубины. Мост был не очень узок, но все равно мы прошли по нему не без напряжения и лишь потом разом облегченно выдохнули.
        — …Если бы мы с этого моста свалились, что было бы?  — пробормотала Асуна. Я пожал плечами и ответил:
        — У нас уже больше пятого уровня, так что не умерли бы. Но чтобы выбраться обратно на дорогу, пришлось бы сделать здоровенный крюк к югу, а на дне там толпы монстров-слизней, так что вернуться было бы тяжело.
        — Ясно.
        На лице кивнувшей рапиристки читалось что-то еще, помимо облегчения; я посмотрел туда же, куда она. Тогда я понял ее предыдущий вопрос. Глядя назад, на равнину, через которую мы прошли, Асуна сказала:
        — …Я тут подумала. Если ты сражаешься против босса, и ты при этом собрал всю информацию, и прокачался, и разработал правильную стратегию, но все равно проиграл — это одно, но… погибнуть, случайно упав с высоты — это просто ужасно.
        — …Да уж. В обычных ММО смерть от падения — это всего лишь смешная история, но… в этом мире это просто конец, так что…
        Я кивнул, потом чуть подумал и добавил:
        — Но знаешь, в реальном мире тоже ведь бывает такое, что как бы человек ни старался, а все равно поделать ничего не может и умирает? Болезнь, несчастный случай — и когда человек умирает, можно только сожалеть… Поэтому… в общем, если я здесь, в Айнкраде, погибну, я хотел бы чувствовать в этот момент только удовлетворение, что сделал все, что мог… ну и…
        Тут, как ни печально, способность четырнадцатилетнего онлайн-геймера связывать слова полностью исчерпалась, и я мог лишь сжимать-разжимать пальцы и хлопать губами. Асуна какое-то время смотрела на меня, даже не пытаясь скрыть жесткости взгляда, потом коротко сказала:
        — Это, может, и неплохо. Но сейчас мне такого не хочется.
        — У, угу.
        — А раз так, давай пока что сосредоточим все усилия на том, чтобы победить босса второго уровня. Твоя помощь в усилении моего оружия — тоже часть этого.
        — …У, угу.
        — Ну, раз мы тут друг с другом согласны, давай сейчас и начнем. Цель — сто ос за два часа!
        Подытожив таким образом наш разговор, Асуна с лязгом извлекла из ножен рапиру и указала ей в сторону окруженной низкими деревцами впадины, лежащей по другую сторону от каменного моста.
        Сто штук за два часа — то есть по 72 секунды на осу? Она это серьезно?
        Несмотря на этот кошмарный результат, к которому я пришел, проделав вычисления в уме, у меня не было выбора, кроме как издать бессильное «о…».


        «Ветряная оса» — насекомоподобный монстр, черный в зеленую полоску. Длиной она где-то полметра; если бы такая существовала в реале, то, несомненно, относилась бы к крупнейшим в мире насекомым, однако в Айнкраде это маленький монстр. Ее хит-пойнты и атакующие характеристики по сравнению с другими полевыми монстрами второго уровня тоже невелики.
        Но когда на тебя налетает стая таких ос размером больше человеческой головы, жужжа и сверкая острыми как игла жалами, очень трудно противостоять приказу срочно укрыться, рождающемуся в самом примитивном уголке мозга. При охоте на Ветряных ос главный фактор — как раз этот инстинктивный страх, подминающий под себя рассудок.
        И потом, меня немного беспокоило, как будет двигаться Асуна,  — непохоже, чтобы насекомые были ее сильной стороной. Но -
        — …Хха!
        Резкий выкрик — и навык мечника для рапиры «Прямой выпад», прочертив серебряную линию, вонзился точно в уязвимое место осы — основание брюшка. С металлическим «гиии!» здоровенная оса распалась на множество полигонов. Передо мной, как сопартийцем Асуны, всплыла информация о заработанном опыте и коллах.
        — Двадцать четыре!  — выкрикнула Асуна. Мы коротко переглянулись, и, по-моему, мне вовсе не почудился легкий оттенок триумфа в ее глазах. Что это, мельком подумал я — но тут передо мной возникла очередная оса, и я повернулся к ней.
        Едва приблизившись на расстояние реакции, оса, не сводя с меня своих выпуклых фасеточных глаз, взмыла вверх. Поднявшись на пять метров, она остановилась, ее брюшко завибрировало, издавая гудящий звук, а потом оса начала пикировать. В этот момент, если ее тело выпрямлено, значит, она собирается атаковать жвалами, а если изогнуто, то жалом. Сперва я не мог читать эти движения и потому часто ошибался — еще во время бета-теста, когда имел дело с более высокоуровневым «Штормовым шершнем». Я тогда не мог выбросить из головы мысль «ужас!»; мне казалось, что эту тварь вообще невозможно остановить.
        Сражаясь со страхом, я убедился, что оса выставила брюшко вперед. Поняв, что будет атака жалом, я остался на месте.
        Оса подлетела практически вплотную и снова на короткое время застыла в воздухе. Торчащее из заднего конца брюшка гигантское жало осветилось бледно-желтым сиянием. До сих пор я стоял неподвижно, а сейчас резко отпрыгнул назад. Со звуковым эффектом «дзинн!» жало выстрелилось вперед, но пронзило лишь воздух.
        Теперь оса на полторы секунды «заморозилась». Не упустив момента, я тут же применил двухударный навык для одноручного меча «Вертикальный угол». Клинок прочертил линию в виде острой буквы V, раздался приятный звук удара, и оса застыла. Ее полоса хит-пойнтов укоротилась процентов на шестьдесят.
        Выйдя из заморозки, оса подлетела выше. Потом резко развернулась и снова бросилась в атаку. На этот раз ее тело было вытянуто. Я неотрывно смотрел на громадные жвалы и точно в момент удара сделал шаг в сторону. Как только оса пронеслась слева от меня, я ринулся за ней. За миг до того, как развернуться, оса застыла, и я воспользовался этим, нанеся «Косой удар».
        Если бы я еще раз применил «Вертикальный угол», то убил бы осу наверняка, но, к сожалению, в нижней части моего поля зрения горела иконка, показывающая, что этот прием я пока не могу активировать. «Косой удар», если бы попал в уязвимую точку, тоже снес бы остатки хит-пойнтов — однако из-за больших крыльев сзади попасть в нее было трудно. Крита не получилось, и у осы осталось процентов десять хит-пойнтов. Я мысленно цокнул языком и, как только прошла моя заморозка, добил монстра обычной атакой. К счастью, мой меч нанес удар до того, как враг контратаковал своими жвалами, и оса рассыпалась на синие полигоны, точно стеклянная.
        — …Двадцать две!  — коротко выкрикнул я и принялся искать взглядом новую добычу.
        То, что я, вроде как превосходя Асуну и по уровню, и по характеристикам оружия, тем не менее отставал, объяснялось очень высокой частотой ее критических попаданий — иными словами, она постоянно била в уязвимое место с жуткой точностью.
        Мой «Вертикальный угол» сносил 60 % хит-пойнтов осы обычным попаданием, «Прямой выпад» Асуны — 50 % критом. Но одноударный навык мечника можно активировать чаще, и Асуне удавалось попадать при каждой возможности.
        Если бы я тоже ориентировался на критические попадания базовыми приемами «Косой удар» и «Горизонтальный удар», то, увы, не смог бы так часто попадать. Дело в том, что мой любимый «Закаленный меч +6» я усилил по схеме «3О3П», то есть +3 к Остроте и +3 к Прочности. Что касается «Воздушного флерета +4» Асуны, он был, если я не ошибаюсь, «3Т1П», то есть +3 к Точности и +1 к Прочности. Это давало ей приличный бонус к вероятности крита.
        Тем не менее. Такое количество критов невозможно без высочайшего уровня мастерства и хладнокровия самого игрока. И без опыта.
        Неужели Асуна после открытия второго уровня провела много времени, сражаясь с этими гигантскими осами? Конечно, ей надо было добывать материалы для усиления «Воздушного флерета», но у меня было ощущение, что существовали еще какие-то причины. Даже уверенность! Дело в усилении не численных характеристик, а самого игрока. Если наловчиться точно поражать уязвимое место хитро маневрирующих летающих монстров, потом в боях с наземными тварями враги уже должны казаться медленными.
        Та самая Асуна, которая при первой нашей встрече в лабиринте первого уровня сказала:
        «В конце концов все погибнут».
        «Где и как ты погибнешь, раньше… или позже — вот и вся разница».
        Я был искренне рад видеть, как Асуна, у которой тогда глаза горели мрачным огнем, которая сражалась под грузом отчаяния, стремится сейчас к настоящей «силе». На мой взгляд, когда-нибудь она сможет повести за собой всех игроков, стать той, кто подарит им надежду.
        Однако.
        Сейчас я никак не мог себе позволить проиграть в состязании «кто первый набьет пятьдесят ос».
        Потому что перед самым началом сражения Асуна как ни в чем не бывало предложила нечто неожиданное. «Ужин сегодня с меня,  — сказала она,  — а десерт с того, кто последним убьет пятьдесят ос, согласен?»
        Я согласился, особо не раздумывая, и лишь когда ринулся в бой, сообразил. Асуна имела в виду гордость одного из урбусских NPC-ресторанов — пирог с кремом из молока гигантских коров, такой классный на вид, что просто ух! Наверняка он безумно вкусный. Черный хлеб со взбитыми сливками, которым я любил перекусывать днем на первом уровне, по сравнению с этим ни в какое сравнение не должен идти. Однако пирог и стоил намного дороже. Достаточно дорого, чтобы на него ушла бОльшая часть коллов, заработанных сегодняшней охотой.
        Наверняка Асуна на него и нацелилась. Если я потрачусь на ту штуковину, то останусь в проигрыше, даже с учетом того, что не буду платить за ужин. Вот почему я — во что бы то ни стало должен выиграть этот бой!
        — Уоооооооо!!!  — исторг я откуда-то из глубины живота и понесся на возникшую передо мной очередную осу.
        Но тут же, услышав спокойное «двадцать пять!», погрузился в бездну отчаяния.
        Отставание в три штуки. В середине гонки это уже опасно. До сих пор мы работали в одном темпе, но она начала отрываться. Если я не смогу, как Асуна, валить осу двумя ударами, переломить ситуацию во второй половине мне не удастся.
        Ну, раз так…
        Кинув взгляд назад и убедившись, что Асуна на меня не смотрит, я вновь уставился на свою цель.
        Черно-зеленая оса сменила модель поведения с парения на пикирование. Тело изогнулось, острое жало нацелилось на меня.
        В полном соответствии с теорией я стоял на месте, не сводя глаз с противника, и, как только жало завибрировало, применил «Вертикальный угол». Дзан-дзан!  — пропел меч, и хит-пойнты осы, как положено, упали на 60 %. Здесь я должен был бы разорвать дистанцию: второй атакой я не смогу победить врага, если только она случайно не окажется критом.
        — !..
        С этим беззвучным возгласом я сжал левую руку в кулак.
        Вообще говоря, после применения навыка мечника из-за «заморозки» я продолжать атаковать мечом не мог. Однако мой левый кулак, отведенный под мышку, осветился красноватым световым эффектом. Тело почти на автопилоте рванулось вперед, на осу, отшатнувшуюся после предыдущего удара.
        Бамм!
        Этот звук отличался от тех, что звучат при использовании навыков мечника. Мой кулак вылетел по прямой и вонзился в круглое брюшко осы. Базовый прием из категории «Рукопашный бой», одноударный навык «Стремительный удар». Полоса хит-пойнтов просела еще на 20 %.
        Тут ошеломленное состояние осы прошло, и она попыталась отлететь подальше. Я задрал голову, не сводя с осы глаз, и погнался за ней. Оса снова бросилась в атаку, и снова жалом. Тут как раз и моя «заморозка» прошла; я уклонился и нанес «Косой удар», который добил осу. Время, необходимое, чтобы уничтожить врага, получилось примерно такое же, как просто при двух атаках мечом.
        Вот теперь, если только я буду достаточно быстро обнаруживать новых ос, у меня есть шанс нагнать Асуну. По идее.
        Я отчаянно напряг глаза и, едва увидел признаки начала формирования полигонального объекта, со всех ног помчался туда.


        Час спустя…
        Закончив охоту на пятьдесят ос, я сидел, выжатый как лимон, когда Асуна, подойдя сзади, хлопнула меня по плечу.
        — Отличная работа, Кирито-кун.
        От усталости ее голос звучал почти бесцветно. Обогнув меня и встав спереди, она с улыбкой на лице продолжила:
        — Ну что, возвращаемся в Урбус и там поужинаем? Потом, конечно, десерт, которым ты меня угостишь, а потом ты мне расскажешь… про этот твой странный прием без оружия.
        — …
        Я не в силах был произнести ни слова, а прекрасная фехтовальщица нанесла добивающий критический удар:
        — Здорово, я давно мечтала о том пироге. Пусть всего на одну осу, но победа есть победа. Ты мужчина, значит, должен сдержать слово.



        Глава 3

        Как только мы вернулись в жилую зону, город Урбус, со всех колоколен раздался чистый звон. Приятная, немного ностальгическая мелодия, возвещающая наступление вечера. Семь часов — то время, когда с охоты возвращается большинство игроков.
        В моих предыдущих MMORPG в семь вечера самое интересное только начиналось. Как раз с этого времени серверы начинали заполняться игроками; пик активности приходился на десять вечера, ну а самые задроты продолжали играть до утра.
        Я, невольный участник системы обязательного образования, в будние дни вынужден был разлогиниваться не позже двух ночи, но в это время ночные приключения были в самом разгаре, и я не мог не завидовать оставшимся.
        Если подумать, в ситуации, когда я, даже если бы и хотел пойти в школу, все равно не смог бы, у меня была полная возможность охотиться не до двух часов ночи, а до пяти или даже до восьми утра — и все равно каким-то загадочным образом я каждый вечер возвращался в город.
        Конечно, иногда я просто ужинал, приводил в порядок снаряжение, а потом снова отправлялся наружу, чтобы продолжать охоту до утра,  — как это было той ночью, когда я познакомился с Асуной в донжоне первого уровня,  — однако всякий раз, когда закатный свет, вливающийся в Айнкрад извне, менялся с фиолетового на индиговый, меня охватывало какое-то странное беспокойство, и ноги сами несли меня в город.
        И это относилось не только ко мне — у всех игроков, заполняющих сейчас главную улицу Урбуса, виднелись улыбки облегчения на лицах. Из ресторанов и баров, выстроившихся по обе стороны улицы, доносились веселые голоса; иногда к ним примешивались тосты и поздравления с тем, что и сегодня все вернулись живыми.
        Эту картину мне доводилось видеть и в деревнях близ переднего края первого уровня. Но такого количества беззаботного смеха я не слышал уже давно… возможно, вообще ни разу не слышал с того дня, когда Айнкрад стал для нас тюрьмой.
        — …Я впервые в это время возвращаюсь в Урбус, никогда раньше такого не видел… Здесь так всегда? Или, может, сегодня какой-то особенный день?  — спросил я шагающую рядом со мной Асуну, прикидывая на ходу, что 8 декабря вроде никакого государственного праздника нет. Рапиристка, вновь спрятавшая свою красоту под шерстяной накидкой, странно посмотрела на меня из-под капюшона.
        — Последние несколько дней и в Урбусе, и в Мароме такая атмосфера. Ты что, не только днем, но и по вечерам прячешься где-то?
        — Не… нет, ну, просто…
        Своим вопросом Асуна, видимо, намекала, что я излишне беспокоюсь о том, чтобы не попадаться на глаза другим. Однако вечернего Урбуса я до сих пор не видел по не зависящим от меня обстоятельствам. История освоения техники «Рукопашного боя» входила в эти обстоятельства, но пересказать ее на ходу я не мог — мало времени.
        — Не то чтобы именно прятался…
        Услышав мой вялый ответ, Асуна посмотрела еще более подозрительно и сказала:
        — Теперь видишь, почему я тебе говорю, чтобы ты не беспокоился так сильно? Прямо сейчас мимо нас десятки игроков проходят, и даже без этой твоей маскировки никто к тебе не цепляется.
        Действительно, моей стильной банданы сейчас на мне не было. Черный плащ, правда, я снял, но лицо и прическа-то вот они. Однако игроки явно не узнавали «Злобного Битера Кирито» — нет, скорее, они были охвачены радостью возвращения в город и предвкушением ужина и просто не хотели разглядывать физиономию мечника в черных тонах,  — такое у меня возникло ощущение.
        Поэтому, продолжая прикрываться Асуной, благо мы были практически одного роста, я прокашлялся и сказал:
        — Кхем… ну, эээ, вроде да. Ладно, к предыдущей теме… так что, здесь по вечерам такое оживление безо всякой причины?
        — Я не думаю, что причин вовсе нет.
        Асуна замолчала и продолжила смотреть мне в лицо.
        — …Точнее, я бы сказала, причину процентов на семьдесят создал ты.
        — Э? Я?!
        Глядя на офигевшего меня, рапиристка с искренним изумлением протяжно вздохнула.
        — Ххааа… слушай, если ты хоть чуть-чуть подумаешь, почему все улыбаются, то сам поймешь. Естественно, потому что мы уже на втором уровне, разве нет?
        — …В смысле?
        — Блин, не такая уж сложная головоломка. До недавнего времени люди целый месяц сидели взаперти на первом уровне. Все были в отчаянии, все думали, что никогда уже не вернутся в реальный мир. Я тоже, кстати. Но вот наконец организовали рейд на босса, более того, его уничтожили с первой же попытки и открыли второй уровень. И все подумали, что, возможно, когда-нибудь эту игру все-таки удастся пройти. Вот почему все вокруг улыбаются. Но если бы во время битвы с боссом кое-кто кое-где не проявил твердость духа, все это вряд ли бы сейчас происходило.
        — …
        Наконец-то до меня дошло, что хотела сказать Асуна, но все равно я не понимал, что говорить в ответ и как вообще реагировать. Поэтому я еще раз прокашлялся, отчаянно пытаясь найти слова, и наконец произнес:
        — А, п-понятно. И этого кое-кого-сана, конечно, не стоит заставлять покупать после ужина пирог?
        На эти мои слова хватающегося-за-соломинку…
        — Не путай теплое с мягким!
        …вот такой последовал ответ.


        От идущей с запада на восток главной улицы мы двинулись переулком на север; он всячески извивался, пока не привел нас к цели — тому самому ресторану.
        Я про это заведение (с проблемным пирогом), конечно, знал — во время бета-теста я облазил Урбус до последнего закоулка; но то, что Асуна за те несколько дней, что Урбус был открыт, узнала про этот малоизвестный ресторан, меня малость удивило. Об этом я и спросил, как только мы сели за столик подальше от входа и сделали заказ.
        — …Да, Асуна, ты этот ресторан нашла по запаху крема?..
        Поймав на себе взгляд из-под капюшона, я на ходу поправился:
        — …Такого, конечно, не может быть, ерунда. Случайно на него наткнулась? Маленький вход, вывеска тоже маленькая — по-моему, сюда трудно просто взять и заскочить.
        Разумеется, заведение, куда мы зашли, не могло оказаться баром с жутко накрученными ценами — в Айнкраде такого не бывает (по-моему); а вот какой-нибудь квест автоматически запуститься при этом вполне мог. Внутри безопасной зоны хит-пойнтам игроков ничто не угрожает (по-моему); однако того, кто не привык к такого рода играм, подобное развитие событий потрясает. Асуна, кажется, не из тех, кто находит удовольствие в поиске подобных острых ощущений, отсюда и мой вопрос; но ответ вышеупомянутой персоны оказался для меня неожиданностью.
        — Я купила информацию у Арго-сан. Насчет того, нет ли в Урбусе ресторана, куда ходит мало народу.
        В полном соответствии с ее словами, ни одного игрока, кроме нас, в ресторане не было. Асуна открыла свое меню и сняла шерстяную накидку, качнула гривой волос и протяжно вздохнула.
        — …А, вот оно что. Ясно, теперь понимаю…
        Я кивал, но в глубине души меня загадочным образом бросило в холодный пот.
        Конечно, Асуна и Арго были знакомы — я же их и познакомил. Точнее сказать, в деревне Толбана на первом уровне я позволил Асуне воспользоваться ванной в моем обиталище, и Арго фантастическим образом выбрала именно это время, чтобы ко мне зайти, и, несмотря на мои отчаянные усилия, две девушки столкнулись нос к носу в моей ванной; Асуна, естественно, завопила от шока и пулей вылетела из моей комнаты…
        — …Мне в голову закрадывается мысль, что ты сейчас вспоминаешь то, что не должен вспоминать. В таком случае тебе придется угостить меня двумя пирогами.
        — …Не, ничего не вспоминаю,  — и я лихорадочно замотал головой.  — Ну да, понятно, только учти, информация Арго всегда точная, но общаться с ней надо с осторожностью. В ее лексиконе нет понятия «тайна клиента».
        — …То есть, значит, я смогу купить у нее и всю информацию, касающуюся Кирито-куна?
        Блин, зря я в это полез, запоздало подумал я.
        — С… сможешь, я думаю, только это наверняка будет дорого. Всю информацию — наверняка тысячи за три коллов как минимум.
        — …Вполне средняя цена, по-моему. Пожалуй, надо будет попробовать…
        — Ноу, ноооу! Е, если ты так сделаешь, я тоже куплю всю информацию про Асуну! Тем более, она тебя…
        В этом месте я резко захлопнул рот.
        Сидящая напротив меня Асуна медово улыбнулась и переспросила:
        — Она меня что?
        — Э, это… ну, в общем…
        По божьему благословению, в этот самый момент подошел NPC-официант с тарелками, и надвигающейся катастрофы удалось избежать.
        Салат, тушеное мясо, хлеб — простое меню, но, пожалуй, в самом вкусном варианте, какой только можно найти на втором уровне. Пока Асуна ела, ее лоб и брови по-прежнему источали опасную ауру; но вот наконец ужин закончился и на столе появился десерт.
        Как Асуна и обещала, она заплатила за ужин, но десерт облегчил уже мой кошелек. Ужасно — цена была выше, чем у трех главных блюд вместе взятых; однако, раз уж я все равно проиграл, хоть и выложил козырную карту в виде «Рукопашного боя», дергаться было бесполезно. Оставалось лишь стыдиться низкого уровня собственной техники.
        То ли понимая, то ли не понимая эти мои чувства, сидящая напротив меня победительница-сама, восторженно оглядывая белоснежную гору на светло-зеленой тарелке, жизнерадостно воскликнула:
        — Уааа, класс! Я ждала этого момента с той самой минуты, когда Арго-сан мне написала, что «стоит попробовать Дрожащий пирог»!
        …Входящее в это название слово «дрожащий», естественно, относилось к монстрам, рассекающим поля второго уровня,  — устрашающе гигантским буйволоподобным «Дрожащим быкам». Вдвое крупнее обычного быка, этот монстр заслуживал обращения, как с мини-боссом. Стоящий передо мной пирог был приготовлен с щедрым использованием молока самки этого чудовища (так утверждалось), но сейчас вряд ли стоило поднимать эту неромантичную тему.
        Вообще говоря, величественно возвышающаяся на тарелке гора свежего крема дрожала и сама по себе, безотносительно гигантских коров. Порция представляла собой отрезанный от круглого пирога треугольный кусок с углом шестьдесят градусов, имеющий в длину восемнадцать сантиметров, а в высоту восемь.
        Стало быть, объем этого пирога равен 18?18?3.14?8, и надо поделить на 6… где-то 1350 кубических сантиметров. Из которых немного меньше литра, полагаю, составлял крем.
        — Это… это, по-моему, ни разу не короткий…[19 - Пирог здесь назван английским словом shortcake, дословно «короткий пирог».]
        На мой стон Асуна, уже взявшая в руки вилочку чуть длиннее этого пирога, ответила:
        — Ты что, не знаешь? В слове «shortcake» «short» означает вовсе не «короткий».
        — Э? А тогда что? Изобретение какого-нибудь знаменитого шорт-стопа[20 - ШОРТ-СТОП — игровая позиция в бейсболе.] из высшей лиги?
        Холодно проигнорировав мои потуги пошутить, рапиристка продолжила свое объяснение:
        — Изначально «shortening» — так называлось приготовление хрустящего теста для пирогов. В Америке в качестве основы применяют хрустящее печенье. Однако в японской кухне традиционно предпочитают бисквитное тесто, так что название потеряло смысл. Интересно, этот пирог какого типа…
        Нацелившись вилочкой на вершину треугольника, Асуна отделила где-то восемьдесят кубических сантиметров; на срезе показалось золотистое бисквитное тесто. Похоже, пирог был четырехслойный: бисквит > крем с клубничинами > снова бисквит > снова крем с клубничинами. Естественно, и сверху пирог был украшен ярко-красной клубникой (точнее, ягодой, выглядящей, как клубника); общее впечатление было «уаааа!».
        — …Бисквитный. Мне такие больше нравятся.
        Счастливая улыбка Асуны была столь прекрасна, что я с неохотой признал, что, пожалуй, потраченная из-за проигрыша громадная сумма того стоила.
        Нет, моя арифметика прибылей-убытков тут вообще ни при чем. Потому что лицо этой девушки, которое при первой нашей встрече в лабиринте первого уровня было бледным и полным отчаяния, сейчас жизнерадостно улыбалось во влажном свете лампы, и это было «добро» в чистом виде.
        Напротив, «злом» в чистом виде являлось то, что на столе стояла лишь одна тарелка с пирогом. Сперва я намеревался с храбростью безумца заказать две порции, но цена, указанная в меню, быстро остудила мою несчастную голову.
        Поэтому я, демонстрируя свой невеликий параметр джентльменства, надел на лицо самую естественную улыбку, какую смог, и сделал приглашающий жест.
        — Прошу, не стесняйся.
        Сидящая напротив меня Асуна, тоже улыбаясь, ответила:
        — Мм, конечно, не буду. Итак, приступим.
        Через две секунды у нее вырвалось «псс»; она достала из корзинки с приборами еще одну вилочку и, протянув мне, добавила:
        — Шутка, я все-таки не такой злобный демон. Треть этой штуки разрешаю съесть.
        — …Сп-пасибо.
        Мне удалось поблагодарить Асуну, сохранив выражение достоинства на лице, но мысленно -
        Треть — это же целых четыреста пятьдесят кубиков!
        Результат этих стремительно проделанных вычислений я, разумеется, озвучивать не стал.


        Когда мы вышли из ресторанчика, город уже полностью окутала ночь.
        Асуна рядом со мной глубоко вдохнула, потом так же глубоко выдохнула и прошептала:
        — …Вкусно было…
        Я ее чувства понимал. Может, этот пирог вообще был первым настоящим десертом, который она попробовала с тех пор, как оказалась в плену этого мира. Во всяком случае, для меня-то так и было. И, издав точно такой же вздох удовлетворения, я честно пробормотал:
        — …Мне кажется… это было вкуснее, чем во время бета-теста… Крем такой нежный, просто таял во рту, самую малость сладковатый, как раз то, что надо…
        — …Может, тебе показалось? Между бета-тестом и официальным запуском игры разве проводилась какая-то тонкая настройка?
        На лице Асуны было написано сомнение. Я серьезно возразил:
        — Если обновлять только данные для движка воспроизведения вкуса, это не заняло бы много времени. И потом, с бета-теста изменился не только вкус.
        С этими словами я указал в левый верхний угол своего поля зрения, чуть ниже полосы хит-пойнтов.
        Там горела иконка положительного эффекта, которой не было до того, как мы съели пирог. Стилизованный четырехлистный клевер — эффект «повышения удачи». Такой эффект можно получить, сделав небольшое пожертвование в церкви и получив взамен благословение, либо надев то или иное снаряжение, либо съев-выпив то или иное блюдо или напиток.
        В SAO, помимо характеристик, имеющих явное численное выражение (их всего две, сила STR и ловкость AGI — довольно-таки минималистический дизайн), есть и другие, так называемые «скрытые параметры», на которые влияет снаряжение игрока, положительные и отрицательные эффекты, особенности местности и так далее. «Удача» — один из таких параметров; очень важная характеристика, влияющая на устойчивость игрока к яду и параличу, вероятность выронить оружие, вероятность споткнуться, а может, даже на шанс выпадения из монстра редкого снаряжения.
        Наверняка кто-то из сотрудников «Аргуса» решил, что, раз уж у этого пирога такая цена, стоит, помимо вкуса, добавить еще какой-нибудь бонус, и к официальному запуску игры пирог стал давать этот дополнительный эффект. Длительность — пятнадцать минут. Если пирог съесть во время короткого отдыха в донжоне, в последующем бою можно будет пользоваться этим благословением на всю катушку; но -
        — Жаль, что мы уже не успеем отправиться на охоту,  — пожав плечами, сказала Асуна, явно подумав то же, что и я.
        Действительно. Даже если мы прямо сейчас побежим к выходу из города, действие эффекта прекратится раньше, чем мы успеем убить хотя бы одного монстра. Вдобавок, из тех монстров, что обитают в полях прямо за границей Урбуса, все равно ничего интересного не выпадает.
        — Но… впустую потратить такой классный эффект…
        Не в силах стерпеть такого, я сверлил глазами индикатор уменьшающегося времени действия эффекта под иконкой, отчаянно ломая голову, как бы все-таки этот бонус использовать.
        Опуститься вдвоем на колени и приняться искать на дороге «потерянные вещи» (монетки и мелкие драгоценные камни действительно изредка попадаются)  — подозреваю, что Асуне это по вкусу не придется. Отправиться в казино — идея заманчивая, но, увы, до седьмого уровня такого рода заведений просто нет. Так я и крутил в голове всякие подобные мысли, а время действия эффекта все уменьшалось. Неужели так и не будет у меня возможности испытать свою удачу… может, поклониться стоящей рядом со мной фехтовальщице-сан и сказать «давай встречаться!»… нет, это не тот случай, где может быть задействована поддержка системы…
        У меня от напряжения, по-моему, уже дым из ушей пошел; однако прежде, чем я, потеряв остатки здравого смысла, что-нибудь натворил -
        Откуда-то издалека донесся знакомый ритмичный металлический звон. Донн, донн — ну точно, звук молота…
        — А…
        Я щелкнул пальцами: наконец-то у меня в голове родилась идея, как можно (предположительно) использовать оставшиеся двенадцать минут действия эффекта.



        Глава 4

        На площадь Урбуса мы вернулись через пять часов после предыдущего визита, и, естественно, туристов тут уже почти не было. Виднелось лишь несколько игроков, интересующихся ночными NPC-магазинчиками, да две-три парочки на скамейках. Но, разумеется, цель нашего с Асуной визита была не в том, чтобы сидеть бок о бок на скамеечке, разглядывая потолок уровня, заменяющий здесь звездное небо.
        На северо-восточном краю широкой площади по-прежнему был расстелен ковер с маленькой наковальней, на котором разложил снаряжение на продажу низкорослый игрок. Возможно, с самого запуска смертельной игры под названием «SAO» это был вообще первый случай бизнеса, открытого игроком ремесленного класса… «кузнецом», к которому и лежал сейчас мой путь.
        — Асуна, ты набрала достаточно материалов для усиления «Воздушного флерета»?  — на всякий случай уточнил я у идущей рядом рапиристки. Асуна, снова надевшая свою накидку с капюшоном, чуть кивнула.
        — Мм. Даже немного больше; остаток, думаю, мы продадим и поделим на двоих, но…
        — Это терпит до завтра. В общем, как насчет попробовать сделать плюс пять прямо сейчас?
        При этих моих словах взгляд Асуны метнулся вправо-вверх.
        — …А, понятно. Но разве «бонус повышенной удачи» влияет на усиление оружия? Ведь это делаю фактически не я, а кузнец-сан?
        — Кто его знает. Но в любом случае, кормить тем пирогом кузнеца — это уже…
        Под «этим уже» отчасти подразумевалось состояние моего кошелька. Склонив голову набок, я продолжил:
        — Конечно, я не уверен, что эффект будет, но мало ли, вдруг бонус владельца меча тоже учитывается? По крайней мере отрицательных эффектов точно быть не должно, так что попробовать не повредит, мне кажется.
        Пока мы так переговаривались, время действия эффекта сократилось уже до семи минут. Асуна снова кивнула и сказала:
        — Хорошо. Все равно я собиралась сделать это сегодня.
        Сняв с пояса рапиру, Асуна зашагала прямо к «магазину» кузнеца. Я молча последовал за ней.
        С близкого расстояния низкорослый игрок-кузнец еще больше смахивал на дворфа. Крепкое телосложение, круглое лицо. Жаль только, что ни усов, ни бороды не было. В SAO растительность на лице и прическу можно довольно просто настроить по желанию в NPC-магазинчиках, а также с помощью определенных предметов, и если в этой области достичь идеала, то можно увеличить приток клиентов…
        Мои дурацкие мысли прервал голос Асуны.
        — Добрый вечер.
        Услышав эти слова, кузнец поднял глаза от своей наковальни и со сконфуженным видом поклонился.
        — Д-добрый вечер. Добро пожаловать.
        Голос был далек от баритона дворфа — совсем молодой, юношеский. Голос аватара генерируется на основе образца естественного голоса игрока в реальном мире; как и в случае с лицом, какие-то мелкие особенности при этом теряются, но в целом получается очень похоже на правду. У меня с самого начала возникло ощущение, что этот игрок — подросток, его возраст не сильно отличается от моего.
        Сбоку стоял стенд с выписанными ценами; наверху значилось: «Кузнечный магазин Незхи». «Нэ-дзу-ха» — видимо, так должно читаться это слово — надо полагать, имя кузнеца. Не самое простое для произношения; впрочем, в SAO было немало игроков с непонятными именами, так что я по этому поводу не парился. В рейд-группе, атаковавшей босса первого уровня, был парень с трезубцем, которого звали «Хоккаиикура»; я долго ломал голову, в чем смысл имени «Хокка-склад-вареного-риса», а впоследствии был в шоке, узнав, что на самом деле это имя означает «Североморская икра». Так что, разумеется, и имя «Незха» могло читаться как-то по-другому, но спрашивать у человека при первой же встрече, как произносится его имя, как-то неудобно.
        Так или иначе, кузнец Незха-си быстро встал, еще раз поклонился и спросил:
        — Желаете что-либо приобрести? Или интересует уход за снаряжением?
        Глядя прямо на него, Асуна протянула обеими руками «Воздушный флерет» и гладко ответила:
        — Хотела бы заказать усиление оружия. «Воздушный флерет плюс четыре» до плюс пяти, Точность, материалы для усиления я принесла.
        Кинув быстрый взгляд на «Флерет», Незха — глаза которого и раньше производили впечатление какого-то уныния — умудрился принять еще более неприкаянный вид.
        — Ко… конечно… сколько у тебя материалов?..
        — Максимум. Четыре «стальных пластины» и двадцать «жал Ветряной осы».
        Услышав немедленный ответ Асуны, я тут же произвел мысленный подсчет, чтобы убедиться.
        Материалы для усиления оружия в SAO делятся на две категории: «базовые» и «дополнительные». Базовые требуются всегда, дополнительные могут варьироваться. От того, какие дополнительные материалы и в каком количестве используются, зависит тип усиления и вероятность успеха.
        Жало Ветряной осы — дополнительный материал для усиления на Точность; с этим усилением у Асуны-сан вероятность критического попадания должна стать еще выше. Если память меня не подвела — а я был уверен, что не подвела,  — при усилении «Воздушного флерета» с +4 до +5 двадцать осиных жал должны обеспечить максимальную вероятность успеха, 95 %.
        Следовательно, для кузнеца-игрока, берущего заказ на усиление, эта сделка выгодна. Идеальный клиент, разумеется, материалы покупает у самого кузнеца, но даже если он приносит их с собой, это все равно лучше, чем если клиент не дает дополнительных материалов вообще, а потом усиление не удается.
        И тем не менее Незха, выслушав ответ Асуны, еще сильнее выгнул брови «домиком». По его лицу складывалось полное впечатление, что его что-то грызет; однако, естественно, отказываться от работы он не стал.
        — Ясно. В таком случае передай мне, пожалуйста, оружие и материалы,  — и он снова поклонился.
        Асуна тоже поклонилась со словом «пожалуйста», после чего вручила Незхе «Воздушный флерет». Затем, повозившись со своим меню, материализовала мешочек, куда заранее сложила все базовые и дополнительные материалы. Этот мешочек она через окно торговли переправила кузнецу. И наконец, она передала указанную на стенде сумму денег за усиление. На этом приготовления были закончены.
        Эффекту «Повышенной удачи» осталось жить четыре минуты. Если бы я сейчас был в бою, это послужило бы поводом для беспокойства, однако на то, чтобы один раз усилить оружие, времени должно было хватить. Конечно, я понятия не имел, будет тут дополнительная поддержка системы или нет, но хоть какая-то компенсация за дорогущий пирог полагалась? Пусть даже вероятность успеха повысится всего с 95 до 97 процентов — это же тоже было бы хорошо?
        Я молился системному богу — пожалуй, чересчур настойчиво,  — когда Асуна, закончив подготовительную стадию, отступила на два шага и встала слева от меня. После чего коротко прошептала:
        — Палец.
        — Э?
        — Дай палец левой руки.
        Не понимая, чего она хочет, я тем не менее приподнял левую руку и выставил указательный палец. После чего Асуна крепко стиснула его двумя пальцами правой руки в светло-коричневой перчатке.
        — …Эй, ты чего?..
        — Мало ли, может, так от твоего бонуса тоже кусочек добавится?
        Что за глупости, подумал я, но сказал машинально другое:
        — …Т-тогда надо больше… целую руку взять?..
        Тут же из-под капюшона вылетел ледяной взгляд.
        — Мы с тобой не в таких отношениях.
        Каким боком тут наши отношения!
        Тем временем кузнец, закончив проверять материалы для усиления, произнес «все в порядке», и я, вынужденный терпеть захват собственного пальца — или, может, вытягивание собственного бонуса,  — закрыл рот.
        Стоя рядом со стендом, мы с Асуной устремили взгляды на кузнеца Незху. Тот в первую очередь протянул правую руку и достал из-за наковальни переносной горн. В таком горне можно плавить за раз лишь небольшое количество металлических слитков — то есть громоздкое снаряжение вроде алебард или металлических доспехов с его помощью создавать нельзя; однако для уличного магазинчика и без этого возможностей хоть отбавляй.
        Во всплывшем меню Незха сменил режим работы переносного горна с «изготовления» на «усиление». Потом задал настройки усиления и высыпал в горн переданные Асуной материалы.
        Четыре тонких стальных пластины, двадцать острых игл — все это мгновенно раскалилось докрасна, и вскоре в глубине горна загорелся синий огонь — цвета «Точности». Закончив эту часть подготовки, кузнец извлек из ножен «Воздушный флерет» и тоже отправил в горн.
        Синее пламя тотчас окутало тонкий клинок, и вскоре рапира целиком засияла ярко-синим светом.
        Не медля ни секунды, Незха перенес рапиру на наковальню и, взяв в правую руку кузнечный молот, занес его над головой.
        В этот миг -
        Какое-то слабое, но явственное предчувствие мурашками пробежало у меня по шее. Это… это то же самое предчувствие, какое у меня возникло днем, когда я отказался от идеи усиливать свой «Закаленный меч +6»…
        Меня охватило дикое желание крикнуть «стоп!», и я открыл было рот. Однако кузнечный молот уже издал свой звон.
        Донн! Донн!  — ритмично разносилось по площади, и с каждым ударом от наковальни сыпались оранжевые искры. Теперь, пока процесс усиления не будет завершен, остановить его уже невозможно. Нет, то есть насильственно прервать возможно, но это автоматически будет приравнено к неудаче. Так что мне оставалось лишь молча наблюдать.
        Это мое опасливое ощущение реально ни на чем не держалось. Всего лишь моя бедная голова, не способная не думать о чем-то таком. Материалов полный комплект, кузнец-игрок круче, чем NPC, да плюс еще бонус к удаче у нас двоих. Просто не может быть облома при таком раскладе.
        Забыв дышать, я лишь следил глазами за движущимся вверх-вниз молотом. В отличие от изготовления предметов, при усилении требовалось нанести всего десять ударов. Шестой, седьмой — молот продолжал уверенно и ритмично бить по сине светящемуся клинку. Восьмой, девятый… десятый.
        Едва процесс завершился, лежащая на наковальне рапира ярко вспыхнула.
        Ну не должно же быть неудачи! Снова и снова повторяя мысленно эти слова, я стиснул зубы.
        Секунду спустя. Случилось нечто, далеко превзошедшее мои худшие опасения.
        С коротким, чистым, можно даже сказать, красивым металлическим звоном — «Воздушный флерет +4» от кончика до рукояти разлетелся на множество осколков.


        И Асуна, владелица оружия, и я, ее спутник и по совместительству усилитель бонусного эффекта, и кузнец Незха-сан, непосредственный виновник произошедшего,  — на краткое время мы все застыли, как в столбняке.
        Если бы поблизости оказался кто-нибудь еще, он, возможно, смог бы что-то поделать с загустевшей разом атмосферой, но сейчас мы трое могли лишь сверлить взглядами опустевшую наковальню. Нет, по правде сказать, я как незаинтересованное лицо должен был бы сделать что-то, но в голове у меня бился всего один вопрос… я был в таком шоке, что никаким другим мыслям места в голове не нашлось.
        Какого черта?
        Распахнув глаза на всю ширину, я раз за разом мысленно выкрикивал одно и то же.
        Это же невозможно. В игре под названием SAO при неудачной попытке усиления оружия штраф составляет «сохранение плюсовой характеристики при израсходовании всех материалов для усиления», «изменение свойства, имеющего плюсовую характеристику», «уменьшение на единицу плюсовой характеристики» — один из этих трех эффектов, ничего больше.
        Иными словами, в худшем случае при неудачном усилении «Воздушный флерет +4» Асуны стал бы +3, причем вероятность такого исхода не должна быть больше пяти процентов. Пятипроцентные события в MMO, конечно, иногда случаются, но… чтобы оружие полностью исчезло — такое просто невозможно.
        Тем не менее факт оставался фактом: вокруг наковальни серебристо сверкали кусочки металла, которые всего несколько секунд назад были драгоценной рапирой Асуны.
        Я ведь видел все собственными глазами. Асуна лично отдала Незхе отстегнутую с пояса рапиру, Незха взял ее левой рукой, правой настроил переносной горн, потом достал оружие из ножен и положил на наковальню. Правильная последовательность действий, ничего опущено не было.
        Рассыпанные вокруг горна осколки беззвучно растворились в воздухе. Если бы в бою с монстром у оружия кончик клинка откололся, его можно было бы починить, но когда клинок рассыпается полностью, его прочность обращается в ноль мгновенно. То есть — драгоценная рапира Асуны вот прямо сейчас не только с наших глаз, но и из базы данных на игровом сервере SAO исчезла навсегда…
        Последний осколок исчез, и в ту же секунду кузнец Незха вышел из оцепенения.
        Выронив молот, который держал в правой руке, он резко выпрямился, повернулся к нам и принялся кланяться. Из-под короткой прически с челкой посередине вырвался сдавленный крик.
        — П… прости! Прости меня! Я всю плату верну… я очень, очень сильно сожалею!..
        Извинения сыпались из него пулеметной очередью, однако их адресат, Асуна, по-прежнему не реагировала, разве что глаза чуть сильнее открыла. Я с неохотой шагнул вперед и обратился к Незхе:
        — Не, это… погоди, прежде чем возвращать плату, объясни сперва. При неудачной попытке усиления в SAO… не должно же быть штрафа в виде «разрушения оружия»?
        Незха, все это время продолжавший кланяться, наконец прекратил и медленно поднял голову. Его брови были выгнуты до предела, честное круглое лицо искажено. На этом лице не было видно ничего, кроме искреннего раскаяния и желания быть сейчас где-то в другом месте; однако я все равно не мог сказать ему «ну ладно, ладно тебе».
        Вместо этого я, с огромным трудом сохраняя спокойствие в голосе, продолжил:
        — …Во время бета-теста я с сайта игры скачал мануал, там было сказано, что при неудачном усилении есть только три типа штрафа: «потеря материалов», «изменение свойства», «снижение характеристики». Это точно.
        Будучи «грязным Битером», я далеко не каждый день поднимал тему бета-теста. Однако сейчас о самозащите я не думал. Договорив, я ждал ответа от Незхи.
        Кузнец кланяться-то прекратил, но взгляд прочно уткнул в землю. Ответ его был еле слышен:
        — Ну… возможно, в релизе… добавили четвертый штраф. Раньше у меня всего один раз… такое было. Наверное, это с очень низкой вероятностью происходит…
        — …
        Если так рассуждать… ведь никаких неблагоприятных факторов не было. Допустим на минуточку, что этот Незха соврал; это означает, что он прямо у нас на глазах изобразил несуществующий «штраф с исчезновением» — а это, по-моему, совершенно нереально.
        — …Понятно…  — бессильно пробормотал я. Незха вскинул глаза и снова еле слышно заизвинялся:
        — Это… я правда, я даже не знаю, как мне извиниться… я бы с удовольствием предложил взамен точно такое же оружие, но «Воздушных флеретов» у меня в запасе нету… но по крайней мере «Железную рапиру», хотя она ниже рангом, конечно, но если не возражаете…
        На это предложение отвечать надо было не мне. Повернув голову влево, я взглянул на стоявшую все это время в молчании Асуну.
        Смотрящего в землю лица рапиристки под серым капюшоном практически не было видно, но я все же заметил, как тонкий подбородок качнулся из стороны в сторону. Я снова повернулся к Незхе и сказал:
        — Не… ничего. Думаю, мы как-нибудь справимся.
        Мне было неловко отказывать Незхе, предложившему хоть что-то в качестве компенсации ущерба, однако «Железная рапира», продающаяся в Стартовом городе на первом уровне, на втором была уже ненадежна. Нужна была как минимум «Рапира стража», оружие на одну ступень слабее «Воздушного флерета».
        И потом — изначально существует уговор, что риск неудачного усиления оружия несет не кузнец, а клиент. На стенде «Кузнечного магазина Незхи» выписаны вероятности успеха. Даже если мы вытягиваем пятипроцентный… нет, пусть даже менее чем однопроцентный в случае «разрушения оружия» несчастливый билет, это полностью наши проблемы. Днем, когда «Закаленный меч» стал +0, его владелец Люфиор-си поднял жуткую бучу, однако в конце концов и он смирился с тем, что это было его собственное невезение, не так ли?
        Услышав мой ответ, Незха сник еще сильнее и пробормотал: «Понятно». Затем -
        — Это… ну тогда хотя бы плата за работу…
        Он двинул было рукой, но я его остановил.
        — Не нужно. Ты ведь вкладывался, когда махал молотом, хотя в этом и нет необходимости. Для всех игроков-кузнецов количество ударов одинаковое, но ты это делаешь по-настоящему с душой…
        От моих произнесенных спокойным тоном слов кузнец втянул голову в плечи и прижал к телу дрожащие руки; потом наконец выдавил:
        — …Простите меня!..
        Услышав эту разрывающую душу мольбу о прощении, я был не в силах что-либо сказать.
        Сделав шаг назад, я собрался вместе с Асуной покинуть площадь.
        Лишь в этот момент я заметил, что правая рука рапиристки, прежде отказывавшейся держать меня более чем за палец, вцепилась в мою левую.


        Я осторожно потянул по-прежнему молчащую Асуну, и мы для начала ушли с восточной площади Урбуса в северном направлении.
        В этом районе было мало NPC-магазинов и ресторанов, в основном стояли ряды зданий непонятного назначения — может, они когда-нибудь будут выставлены на продажу в качестве домов для игроков — так или иначе, улица была пустынна.
        Иногда на нашем пути попадалась вывеска какого-нибудь маленького постоялого двора, но мы продолжали идти.
        Я не только не знал, куда именно мы идем,  — я вообще не представлял, что теперь делать. Хранящая молчание рядом со мной фехтовальщица, прошедшая через множество боев вместе со своей драгоценной рапирой, потеряла ее из-за одной-единственной неудачной попытки усиления; ее рука, стискивающая мое левое запястье, была холодна как лед; я это сознавал, но что, черт побери, со всем этим делать — жизненный опыт игромана и второклассника средней школы никакого совета мне дать не мог. Я понимал, что «стряхнуть эту руку и сбежать» — худший из возможных вариантов. Хотелось молиться, чтобы на помощь пришла какая-нибудь счастливая случайность, однако иконка эффекта «повышения удачи» под полосой хит-пойнтов давно погасла.
        Для начала надо остановиться.
        Едва я так подумал, как обнаружил впереди небольшую площадку, где была скамеечка; туда и направился.
        Через полсотни метров я остановился и произнес:
        — Зд-десь есть скамейка.
        Едва произнеся эти слова, я мысленно воскликнул: «Блин, что я несу!» — однако, к счастью, рапиристка, возможно, угадав мое намерение, молча повернулась в нужную сторону и так же беззвучно села. Она по-прежнему цеплялась за мою руку, так что я вынужден был сесть рядом.
        Несколько секунд спустя пальцы Асуны ослабли, выпустили мое запястье и со стуком упали на скамейку.
        Что же сказать. Чем больше я думал, тем сильнее у меня сжималось горло. Едва ли я сейчас был тем самым человеком, который в комнате босса на первом уровне драматично заявил в лицо нескольким десяткам воинов: «Я — Битер!» …Нет, не только это. Еще при первой встрече с Асуной в лабиринте первого уровня, когда у нее было куда более пугающее лицо, чем сейчас, я смог найти для нее какие-то слова, верно ведь? Скучные и неинтересные — «это был оверкилл» — но все же. Тогда я с ней говорил, так почему же сейчас не могу? Нет никаких причин.
        — …Это, ну…
        Я отчаянно пытался двигать губами и языком; к счастью, слова полезли-таки наружу, наполовину сами собой:
        — «Воздушный флерет» — мне очень жаль, что так вышло… но на втором уровне в следующей деревне за Мароме есть магазинчик, где продают чуть более крутую рапиру. Она, конечно, недешевая, но… в общем, раз уж я в это влез, тоже помогу с деньгами…
        Если бы в этом мире существовала мана, я бы ее сейчас всю обнулил, влив в свои слова,  — и наконец Асуна, сидящая рядом со мной, тихим, почти беззвучным голосом произнесла:
        — …Но…
        Едва родившись, ее голос тут же растворялся в ночном воздухе.
        — Но та рапира… она для меня единственная…
        В ее голосе пряталась целая гамма чувств; я впился глазами в лицо Асуны, будто притянутый.
        Под капюшоном были видны две прозрачные капли, стекающие по бледным щекам.
        Нельзя сказать, что у меня абсолютно нулевой опыт пребывания в компании плачущей девочки.
        Однако раньше источником этого опыта всегда была моя сестренка Сугуха, более того, 90 % случаев приходилось на детсадовский возраст и младшие классы начальной школы.
        В последний раз я видел ее слезы за три месяца до того, как угодил в плен этой смертельной игры,  — она тогда проиграла в самом начале чемпионата префектуры по кендо и рыдала, забившись в укромный уголок сада,  — кажется. Я тогда ничего не говорил, а просто достал из пакета, который держал в правой руке, купленную в магазине дешевую мороженку-сосалку, разломил ее надвое и всучил Сугухе половину.
        Короче, уровень моего «навыка общения с плачущими девчонками» практически нулевой — потому что приобрести его мне было негде. По правде сказать, мне следовало бы похвалить себя за то, что я вообще не сбежал.
        …При всем при том, если взглянуть на ситуацию объективно, просто сидеть на месте и смотреть на повесившую голову, плачущую Асуну довольно-таки стыдно. Хотя бы что-то сделать или поговорить; однако для того, чтобы «что-то сделать», у меня под рукой не было дешевого мороженого, а «поговорить» я не знал как, потому что не мог понять истинную причину слез Асуны.
        Конечно, я понимал: когда твое главное оружие разбивается и перестает существовать у тебя на глазах, это громадный шок. Если бы вдруг исчез висящий у меня за спиной «Закаленный меч», мне, может, тоже что-нибудь к глазам подступило бы.
        Но — откровенно говоря, я не считал, что Асуна относится к «такому типу людей». То есть — к тем, кто считает меч частью себя, кто проникается к нему настолько сильным чувством, что даже разговаривает с ним, когда чистит… то есть — к таким, как я.
        Мне казалось, что Асуна скорее из тех, для кого единственный фактор — сила меча; к примеру, как только из монстра выпадает чуть более крутой меч, они без колебаний оставляют тот, который служил им прежде. Ведь при первой нашей встрече в донжоне она носила с собой несколько купленных в магазине рапир и никак за ними не ухаживала, а просто использовала до конца и выкидывала.
        С тех пор прошла всего неделя. За эти семь дней что-то произошло, что перевернуло взгляды Асуны на 180 градусов…
        …Стоп.
        Стоп, какова бы ни была причина, сейчас о ней думать не стоит. Асуна только что потеряла партнера, с которым работала эти семь дней, и сейчас лила слезы по нему. И я понимал ее чувства. Разве этого недостаточно?
        — …Нам просто капитально не повезло,  — снова пробормотал я, и спина Асуны чуть дернулась. Чувствуя кукольную хрупкость ее аватара, я продолжил: — Но… Может, так говорить жестоко, но если ты собираешься сражаться на переднем крае, чтобы пройти эту игру-убийцу, тебе в любом случае придется постоянно менять оружие. Если бы, скажем, то усиление «Воздушного флерета» прошло успешно, все равно он бы даже до конца третьего уровня не дотянул. Даже мой «Закаленный меч» мне придется заменить в первом же городе четвертого уровня. ММО… да нет, все RPG так устроены.
        Не знаю, насколько эти слова могли утешить Асуну, однако это было лучшее, на что я был способен.
        После того как я замолчал, Асуна сидела без реакции еще какое-то время; потом наконец из-под капюшона раздался слабый голос:
        — Мне… так не нравится.
        Ее левая рука вцепилась в кожаную юбку над коленями.
        — …Я долгое время считала меч всего лишь инструментом… нет, всего лишь данными и полигонами. Я думала, что вся сила, какая есть в этом мире,  — в моей собственной решимости и мастерстве. Но… когда я на первом уровне в первый раз пошла в бой с «Воздушным флеретом», который ты для меня выбрал… хоть меня это и раздражало, но я была тронута. Он был такой легкий, как перышко, и как будто сам бил туда, куда я целилась… Он как будто сам решил меня спасти…
        Мокрые щеки задрожали, на губах возникла слабая улыбка. По-моему, в этот момент на лице Асуны было самое красивое выражение из всех, какие я у нее видел.
        — …Я думала, что это дитя можно оставить себе. Всегда быть вместе с ним, всегда вместе сражаться. Даже если усиление пройдет неудачно, я пообещала себе, что ни за что его не выброшу. Ради всех тех, которые я использовала и выкинула в самом начале, этот я буду беречь всегда… я пообещала…
        Новые слезы с тусклым звуком закапали на юбку, тут же бесследно исчезая. В этом мире если что-то исчезает, то исчезает полностью. И мечи, и монстры… и игроки.
        Асуна мягко качнула головой и почти беззвучно прошептала:
        — Если ты говоришь, что постоянно менять мечи совершенно необходимо… я не хочу идти наверх. Потому что… слишком жалко, правда? Быть вместе… сражаться вместе, выживать вместе… и все равно потом выбрасывать — это…
        При этих ее словах у меня в голове всплыло неуместное воспоминание.
        Детский велосипед с черной рамой. Двадцатидюймовые шины, шестиступенчатая коробка передач. Я сам его выбрал себе в подарок, когда поступил в начальную школу. Мелкий я к этому младшему брату горных велосипедов настолько сильно привязался, что даже странно. Раз в неделю я накачивал шины; когда он попадал под дождь, я вытирал его насухо и смазывал механизм. Правда, когда я взял у отца средства для ухода за машиной и покрыл раму водоотталкивающим составом, это уже был малость перебор.
        Благодаря этому велик три года буквально сверкал, однако потом случилось то, что вполне можно было назвать катастрофой. Естественно, я из него вырос, и было решено купить новый, 24-дюймовый; мой драгоценный номер один, в который я вложил всю душу, я хотел сохранить, однако он был приговорен к передаче мальчишке, живущему по соседству.
        Тогдашний я, третьеклассник начальной школы, отчаянно сопротивлялся; не помню, сопротивлялся ли я так раньше. Я настаивал, что новый велик мне вовсе не нужен, и даже познакомился с дядей, который работал в магазине велосипедов, и попросил его спрятать моего друга.
        И тогда этот дядя мне сказал. Он сказал, что перенесет душу машины в новый велосипед. Я обалдел, а он прямо у меня на глазах достал шестиугольный ключ, вмиг открутил болт, удерживавший правый шатун, и торжественно заявил: «Этот болт — самый важный из всех болтов в велосипеде. Поэтому, если ты вставишь его в новый велосипед, душа машины тоже туда перейдет».
        Конечно, сейчас я уже понимал, что это был просто способ обращения с детьми; однако в подседельной сумке моего нынешнего 26-дюймового до сих пор лежал болт от моего первого велосипеда, а вместе с ним — и от второго.
        Вспомнив тот эпизод, я сказал Асуне:
        — Знаешь — когда ты прощаешься со старым мечом, есть способ сохранить его душу.
        — …Э?..
        Рапиристка чуть приподняла голову. Я выставил два пальца.
        — Даже два. Во-первых, меч, которому уже не хватает силы, можно переплавить в слиток, а потом использовать его в качестве материала для создания нового меча. Во-вторых, просто держать старый меч в рюкзаке. Оба варианта имеют свои недостатки, но, на мой взгляд, это и придает им значимость.
        — Недостатки… какие?
        — Во-первых, если ты переплавляешь их в слитки, то всякий раз, когда из монстра выпадает крутой меч, для тебя это испытание на силу воли. Перейти на этого выпаданца — но тогда прервется «линия». Можно, конечно, переплавить в слиток и его, чтобы сделать новый меч из них обоих, но тогда металла может оказаться больше, чем надо. …Вот, ну а если оставлять мечи в рюкзаке, естественно, возникнет проблема со свободным местом. И чтобы в донжонах постоянно носить при себе какой-то предмет, не выкидывать его — это тоже требует силы воли. …Ну и в любом случае серьезные игроки будут над тобой смеяться…
        Когда я замолчал, Асуна, до сих пор сидевшая, уткнувшись взглядом в колени, будто в раздумьях, подняла голову и, вытерев слезинки кончиками пальцев, спросила:
        — …А ты каким методом собираешься воспользоваться?..
        — Я на стороне слитков, хотя интерпретирую это дело довольно широко… Не только с мечами, но и с доспехами и аксессуарами так поступаю.
        — …Ясно,  — кивнула рапиристка и снова улыбнулась. Эта улыбка была самую малость четче предыдущей, хотя оттенок грусти из нее, конечно, не исчез.  — …Если бы только у сломанного меча хотя бы осколки можно было переплавить в слиток…
        На последние прошептанные ею слова я мог лишь глубоко кивнуть. Увы, даже осколки оружия, к которому Асуна с самого начала так прикипела, уже перестали существовать. Вернуть его душу уже невозможно…
        Я снова замолчал; рапиристка вздохнула и сказала:
        — …Спасибо.
        — …Э?  — переспросил я. Асуна не стала повторять, а вытянула ноги и встала со скамейки.
        — Уже поздно. Надо потихоньку возвращаться на постоялый двор. …Завтра пойду покупать новую рапиру, ты мне поможешь?
        — А… аа, ну конечно,  — кивнул я и тоже поспешно вскочил.  — Эээ… давай провожу.
        На это предложение Асуна слегка качнула головой.
        — Возвращаться в Мароме нет настроения, так что сегодня переночую в Урбусе. Вон, смотри, постоялый двор.
        Я посмотрел — и точно, прямо впереди светилась вывеска «INN». Если подумать — в нынешней ситуации, потеряв главное свое оружие, выходить за пределы безопасной зоны просто-напросто опасно. Лучший вариант — переночевать здесь, а завтра поискать рапиру на урбусском рынке.
        Кивнув, я вместе с Асуной прошел до постоялого двора, вход в который был всего-то в двадцати метрах, и проследил, чтобы Асуна зарегистрировалась без проблем. Прежде чем Асуна поднялась на второй этаж, я помахал ей рукой, и на сегодня мы расстались. Естественно, у меня не хватило смелости заговорить о том, чтобы и мне остаться на ночь здесь же.
        Кроме того, мне сегодня ночью надо было еще кое-что сделать.
        Выйдя на улицу, я быстрым шагом вновь направился на юг — в сторону восточной площади Урбуса.



        Глава 5

        Колокола отзвонили восемь вечера, и тут же постоянно доносившийся до меня звон молота прекратился.
        Я задвигал ногами еще быстрее — и наконец вбежал под арку, отделяющую улицу от восточной площади. Я передвигался, избегая попадать в зону световых эффектов от уличных фонарей, и, добравшись до большого дерева на восточном краю площади, спрятался за его широким стволом.
        Быстро открыв окно, я нажал иконку внизу главной страницы и активировал третий по счету навык в своем списке — «Скрытность». Внизу поля зрения появился маленький индикатор: «70 %». Это так называемый «показатель скрытности»; можно сказать, что сейчас я на 70 % слился с древесным стволом. Эта величина зависит от цвета моих доспехов, от окружения, освещения и прочего, включая, разумеется, мои собственные движения.
        Сейчас на мне был «Плащ ночи»; я надел его вопреки опасности быть опознанным как «грязный Битер», потому что этот плащ из черной кожи, по идее, обладал магическим свойством, дающим бонус к скрытности. Кроме того, уже совсем стемнело, и поблизости никого не было, так что показатель скрытности был на максимуме. 70 % — довольно-таки скромное значение, потому что мой уровень навыка далек от идеала; дело в том, что прокачка его требует очень утомительных тренировок.
        Честно говоря, с моим нынешним уровнем этот навык, хоть и очень полезен против монстров, обитающих на первом-втором уровнях (за вычетом тех, которые не полагаются на зрение), но против людей гораздо менее надежен. Игрок с более-менее развитой интуицией, например Асуна, пожалуй, вполне способен меня разглядеть при показателе скрытности 70 %. Кроме того, прятаться посреди города считается «дурными манерами», и если меня обнаружат появившиеся в последнее время парни, строящие из себя комитет общественной морали, то у меня будут некоторые проблемы.
        Вообще-то подглядывание не входило в число моих хобби, однако именно сейчас без него было не обойтись. Поэтому впервые с момента официального открытия SAO я решил попробовать проследить за другим игроком.


        Спрятавшись за деревом, я наблюдал, как игрок ремесленного класса, ровно в восемь вечера закончивший работу, проворно сворачивает свой магазин. Естественно, это был Незха, первый в Айнкраде кузнец-игрок.
        Он погасил огонь в переносном горне, потом убрал слитки в кожаный мешок. Молот и прочие кузнечные принадлежности тоже спрятал в ящик. Стенд сложил и поместил рядом с ковром, предназначенное для продажи оружие тоже педантично выложил в ряд.
        Все принадлежности Незха плотно сложил на ковер площадью примерно в два татами[21 - ТАТАМИ — соломенные маты, которыми в Японии традиционно застилают полы домов. Татами же служат единицей измерения площади (как правило, застилаемых ими комнат). Размер татами регламентирован: 90?180 см.], потом кликнул в уголке и вызвал меню. Там он, видимо, нажал кнопку «Убрать», и ковер свернулся, проглотив все, что на нем было. Всего несколько секунд — и он превратился в аккуратный рулон.
        Маленький кузнец хэкнул и поднял этот рулон на правое плечо. Магический предмет «Ковер торговца» имеет собственное хранилище и обладает постоянным весом, не зависящим от количества предметов в нем. Скажем, если его взять в донжон, можно в него упаковать сколько угодно еды и зелий «своих» и выпавших из монстров трофеев «на вынос»… мечтать не вредно, да; однако, разумеется, это было бы слишком жирно — ковер работает только в пределах городов и деревень. Более того, сам ковер убрать в рюкзак невозможно, и его приходится таскать на себе свернутым в рулон, а этот рулон имеет полтора метра в длину и десять сантиметров в толщину.
        Короче, эта штука абсолютно бесполезна для всех, кроме торговцев и ремесленников. Впрочем, люди способны придумывать всякое: во время бета-теста некоторые игроки злоупотребляли правилом «Выложенные на ковре предметы не может передвигать никто, кроме владельца» и развлекались, раскладывая на улице ковры, выставляя на них крупную мебель и тем самым полностью перегораживая проход. Естественно, тут же вышел патч, и на ковры было наложено ограничение: их можно было расстилать только там, где достаточно большое открытое пространство.
        Взвалив на плечо такой вот примечательный волшебный ковер, Незха в своем стиле устало вздохнул и, по-прежнему не поднимая головы, нетвердой походкой двинулся прочь. В сторону южного выхода с площади.
        Дав ему отойти метров на двадцать, я осторожно отлип от ствола дерева. Показатель скрытности посреди поля зрения резко пополз вниз; как только он достиг нуля, состояние «спрятанности» отключилось. Тем не менее я, передвигая ноги совершенно беззвучно и держась как можно ближе к укрытиям, последовал за удаляющейся спиной.
        Пришедшая мне в голову идея проследить за кузнецом Незхой, конечно, не была связана ни с желанием пожаловаться на неудачное усиление рапиры Асуны, ни тем более с намерением поугрожать ему в стороне от людских глаз.
        Если уж называть какую-то причину, то это… легкое ощущение дискомфорта?
        Насколько мне известно, за один сегодняшний день он два… нет, точнее, пять раз неудачно пытался усилить оружие. Тот раз, когда разбился «Воздушный флерет» Асуны, плюс днем «Закаленный меч» Люфиора-си из +4 превратился в достойный сожаления +0; в сумме пять раз. Конечно, с точки зрения теории вероятностей такое возможно — но, по-моему, как-то уж очень много раз оно произошло… да нет, дело даже не в «много раз произошло».
        Изначально я замаскировался и явился на восточную площадь Урбуса потому, что в Мароме до меня дошел слух о появлении «классного кузнеца-игрока», и я решил заказать ему усилить свой меч. В кожаном мешочке у меня были необходимые для усиления материалы, которые должны были обеспечить вероятность успеха 80 %, и я только не мог решить, на Остроту или на Прочность его усиливать, когда пришел на площадь и стал свидетелем трагедии Люфи-си, а сразу после этого встретился с Асуной, и все завертелось… Если бы не все эти обстоятельства, я бы, нисколько не сомневаясь, заказал Незхе усиление.
        И тогда мой меч тоже постигла бы неудача? Никаких оснований думать так у меня не было, и все равно эта мысль не шла у меня из головы.
        Раз уж до Мароме дошел слух насчет «классного», значит, у этого Незхи вероятность успешного усиления никак не могла быть низкой. Проверить это было невозможно, но, скорей всего, он действительно по количественным показателям превосходил кузнецов-NPC. Однако, допустим, он соблюдает некое условие, при котором всегда происходит неудача. Если на это есть какая-то причина — и если он ее внятно объяснит, может, я поверю, что это не злонамеренный трюк.
        Естественно, все это были мои догадки — нет, просто интуитивное недоверие. А в том маловероятном случае, если там действительно был какой-то трюк, я понятия не имел, какой. В конце концов, этот тип прямо у меня на глазах поместил в горн взятые у Асуны материалы, потом отправил туда же взятое у Асуны оружие, перенес его на наковальню и стал бить молотом. Вся процедура была четко по мануалу, ни единого необычного движения. А главное — ему-то какая выгода от умышленной порчи или уничтожения конкретного оружия конкретного игрока?..
        Снова и снова крутя в голове эти вопросы, я продолжал решительно двигаться за кузнецом.
        К счастью, он совершенно не подозревал, что за ним следят, и шел вперед, не оглядываясь и не меняя скорости. Благодаря этому и мне не приходилось неестественно замирать, и, хотя опыта слежки за игроками, в отличие от монстров, у меня не было, в холодный пот меня не бросало. Будь мой навык «Скрытность» повыше, я мог бы идти в «спрятавшемся» состоянии приличное время, но сейчас у меня не было выхода, кроме как применять познания, почерпнутые из шпионских фильмов.
        В голове у меня играла музыка из фильма «Что-то-там невыполнима», когда я стильно крался от укрытия к укрытию. Это продолжалось минут семь-восемь.
        Дойдя практически до внешнего края юго-восточного квартала Урбуса, Незха остановился перед тускло освещенной вывеской. Я мгновенно вжался в ближайшее дерево у дороги. Если бы со стороны это кто-то увидел, зрелище показалось бы ему ну очень подозрительным — но это я осознал уже позже.
        В свете фонаря на вывеске виднелась надпись «BAR». Бар, значит. Снова меня охватило легкое неуютное ощущение. Конечно, в том, что игрок после целого дня напряженной работы хочет зайти в бар пропустить стаканчик, нет ничего необычного, но… вся атмосфера вокруг этого Незхи какая-то не такая. «Поскорей бы осушить кружку холодного пива!» — и вбежать в бар — это бы я понял; однако Незха больше десяти секунд мялся перед дверью, будто вовсе не желал заходить внутрь.
        Не может быть, неужели он сейчас пойдет обратно…
        Так я думал, нервно сверля Незху взглядом, но тут он поправил на плече ковер и правой ногой тяжело ступил вперед. Добравшись наконец до двери бара, он медленно толкнул ее левой рукой. Дверь открылась, и низкорослый силуэт исчез в помещении. За две секунды, пока дверь не закрылась обратно, моих ушей, находящихся в двадцати метрах, коснулись слабые звуки изнутри.
        Взрыв радостных голосов и аплодисментов. И — «Незуо, даров!» — мужской голос.
        — ?!.
        Я резко втянул воздух.
        Такого развития событий я не ожидал. Следя за Незхой, я рассчитывал узнать, на каком постоялом дворе он живет. Однако его целью оказался бар на окраине города, более того, внутри этого бара было несколько знакомых с ним игроков — насколько я мог судить, четыре-пять человек. Что за хрень вообще происходит?..
        Чуть поколебавшись, я покинул свое укрытие и быстро подбежал к двери бара.
        Я вжался спиной в стену, но, увы, разговора, происходящего внутри, не слышал. «Закрытая дверь» отсекает все голоса; единственный способ это преодолеть — освоить навык «Подслушивание». Даже эта открывающаяся в обе стороны дверь, над и под которой есть громадные щели,  — не исключение.
        — Дерьмо…  — тихо ругнулся я. Выходов из положения я видел всего два. «Войти в бар под видом посетителя» — даже не обсуждается. «Сдаться и вернуться» или -
        Собравшись с духом, я медленно протянул левую руку и чуть надавил на дверь. Пять градусов, десять градусов — все еще ничего не слышно. Я продолжал слегка давить, и лишь когда дверь приоткрылась на пятнадцать градусов, до меня наконец донесся тот же мужской голос, что и раньше.
        — Давай, Незуо, до дна! Все равно здешнего бухла сколько ни пей, не наберешься!
        Вопреки содержанию этого возгласа, его автор был, похоже, прилично пьян. Действительно, существующие в Айнкраде алкогольные напитки можно пить хоть литрами, все равно организм спирта не получит, однако и здешние законы позволяют опьянеть. Доносящиеся сейчас до меня из-за приоткрытой двери возбужденные голоса мало чем отличались от шума, издаваемого возвращающимися с попойки студентами в реальном мире.
        Изо всех сил напрягая уши, я услышал тихое ответное «а… ага». Тут же шум малость поутих, а потом вновь раздались восторженные крики и аплодисменты.
        Судя по происходящему, в баре кузнеца Незху ждали его друзья, причем явно близкие. У меня сложилось о нем впечатление как о волке-одиночке (не в смысле хищника, а просто одиночный ремесленник), так что это для меня оказалось некоторой неожиданностью. Мне стало интересно, что собой представляют эти друзья, но, конечно, по одним лишь голосам понять это было невозможно.
        Еще сильнее рискуя, я всего на миг заглянул в бар сквозь щель над дверью. Один раз моргнул, как фотоаппарат, делающий снимок, и тут же убрал голову.
        Как я и ожидал, в тесном баре была всего одна компания игроков. Да уж, если бы я вломился туда, изображая посетителя, точно привлек бы к себе уйму внимания. Они располагались за столиком справа в глубине помещения; вместе с Незхой, сидящим спиной к двери, их было шестеро. И все, кроме Незхи, были в кожаных и металлических доспехах — то есть явно воины…
        Ничего особо странного в этом не было. В MMORPG гильдии часто представляли собой объединения игроков воинских и ремесленных классов. В SAO, пока не выполнишь определенный квест на третьем уровне, гильдию образовать нельзя, однако и сейчас многие игроки объединялись в группы, чтобы проходить игру совместными усилиями… я бы даже сказал, одиночки вроде меня и Асуны уже составляли меньшинство.
        Если с тобой в одной компании кузнецы и торговцы, уход за вещами и продажа трофеев становятся жутко легким делом, а ремесленные классы вдобавок позволяют меньше платить за материалы или вовсе бесплатно их получать — это немалый плюс. Так что в спутниках Незхи не было ничего странного — все они, похоже, воины, значит, вполне нормальное сочетание… по идее, но… неуютное ощущение, поселившееся у меня в душе, упорно не желало уходить.
        Я сосредоточил свой мыслительный процесс на выяснении причин этого ощущения, когда один из возбужденных приятелей Незхи, осушив залпом большую кружку, с волнением в голосе спросил:
        — …Ну чё, Незуо, сегодня торговля норм?
        — А… мм. Разного оружия двенадцать штук сделал и продал… заказы на уход и усиление тоже были…
        — Оо, новый рекорд, э?
        — И слитков еще набрали, ага?
        Так воскликнули еще двое, и снова раздались аплодисменты. Вполне естественная картина «Друзья благодарят своего товарища, хорошо потрудившегося за день». Я не припоминал, чтобы эти пятеро появлялись на переднем крае, но если они заполучили себе классного кузнеца, то, вполне возможно, скоро окажутся достаточно сильны для этого.
        Все-таки это всего лишь пустое подозрение…
        Так я мысленно пробормотал с чувством легкого стыда. Если предположить на минуточку, что Незха действительно с помощью какого-то трюка нарочно ухудшал и разрушал конкретное оружие конкретных игроков, этот трюк должна была спланировать и одобрить вся компания, а разумного мотива, зачем им это может быть надо, я придумать не мог.
        В голове у меня всплыло горькое воспоминание о том, как «Рыцарь» Диабель, собравший рейд-группу против босса первого уровня, через двух посредников попытался купить мой любимый «Закаленный меч +6». Причиной было желание помешать мне нанести боссу решающий удар — это я понял перед самой смертью Диабеля.
        Задним умом можно понять, что стремление Диабеля ослабить меня было вполне разумным — я ведь действительно в конечном итоге нанес королю кобольдов решающий удар и получил за это уникальный предмет «Плащ ночи».
        С другой стороны, приятели Незхи на переднем крае, среди Проходчиков, пока что не засветились. Естественно, они сейчас не в том состоянии, чтобы претендовать на завершающий удар по боссу, так что я по-прежнему не видел, какой им прок в порче-уничтожении мечей Люфи-си и Асуны.
        Все-таки это просто цепь совпадений, не более… да?..
        Беззвучно произнеся эти слова, я отнял было руку от приоткрытой двери. И тут -
        — …Но только это уже на пределе…
        Услышав тихий голос Незхи, я резко застыл.
        Голоса в баре резко оборвались. После короткого молчания первый голос вроде что-то ответил, но шепотом, и я не смог разобрать. Моя левая рука сама собой нажала чуть сильнее, и дверь открылась до двадцати градусов.
        — …Но прекращать пока что никак нельзя.
        — Во-во, Незуо, слухи пока еще не пошли.
        Едва эти слова влетели мне в уши, я затаил дыхание. Интуиция подсказала мне, что разговор перешел на неудачное усиление оружия. Я весь обратился в слух. На подбадривания (?) парней Незха тихим голосом ответил:
        — И потом, это уже опасно… мы же уже достаточно собрали…
        — Ты че говоришь? Все же только начинается! Соберем кучу денег, нагоним самых крутых на втором уровне!
        Достаточно собрали? Кучу денег?..
        Не понимая, что имеется в виду, я еще сильнее наклонился вперед.
        Может, это все-таки не относится к неудачным усилениям? Потому что в случае Люфи-си Незха «конечный продукт» купил, а значит, остался в минусе, в случае Асуны получил всего лишь обычную плату за работу. Если подумать, не очень-то прибыльная у него деятельность…
        …Нет. Нет, возможно, я что-то серьезное упускаю…
        До этого места я успел додумать — как вдруг. Изнутри донесся подозрительный голос.
        — …М? Эй, чего это с дверью?
        Дослушав до этого места, я с разумной осторожностью вернул дверь на место и тут же отпрыгнул вправо. Прижался к ближайшему придорожному дереву и врубил режим скрытности; и в тот же миг дверь бара распахнулась изнутри.
        Появился сидевший по соседству с Незхой здоровяк — судя по всему, лидер этой компании. Его полноватое тело казалось еще более круглым в пластинчатом доспехе, на голове красовался заостренный шлем-бацинет — все вместе выглядело бы довольно забавно, если бы не острый блеск глаз. Насупив густые брови, парень принялся вглядываться в окрестности бара.
        Как только его взгляд добрался до дерева, возле которого я прятался, показатель скрытности в нижней части моего поля зрения упал до 60 %. Здесь, в безопасной зоне, мне не то чтобы угрожала какая-то опасность, если меня обнаружат, но именно сейчас мне не хотелось бы излишне тревожить этих типов. Так или иначе, теперь я был уверен, что «Незха и пятеро его товарищей» действительно что-то затеяли. Средства мне были пока непонятны — но цель, по крайней мере, уже ясна.
        Взгляд этого типа не сходил с дерева, и мой показатель скрытности уменьшался с каждой секундой. Если он опустится ниже 40 %, возможно, парень почувствует что-то странное в контуре древесного ствола. Сверля глазами число, я медленно-медленно двинулся, пытаясь переместиться за ствол. Число болталось в районе 50 %, то чуть поднимаясь, то чуть опускаясь, пока я постепенно уходил с линии взгляда.
        Как только я успешно обогнул дерево, лидер тоже отвел взгляд — судя по тому, что показатель скрытности рывком вернулся к 70. Несколько секунд спустя я услышал звук закрывшейся двери и тут же помчался прочь от бара. Отбежав на квартал, я нырнул в неприметный переулок.
        — Ффуу…
        Прислонившись к стене, я рукавом плаща утер виртуальный пот и перевел дыхание. Для «Крысы» Арго такие шпионские приключения — небось обычное дело; я решил, что менять профессию на торговца информацией, пожалуй, не стоит.
        Правда, в качестве импровизированного шпиона я свою миссию в общих чертах таки выполнил. Нашел базу Незхи — вероятнее всего, это комната на втором этаже бара,  — обнаружил существование его подельников, а главное — раздобыл информацию (хоть и фрагментарную), связанную с неудачным усилением оружия.
        Конечно, если подслушанный мной кусочек разговора в самом деле относился к какому-то трюку, то из умышленных неудач при усилении оружия эти типы извлекали некую выгоду. Причем значительную, если учесть, что они еще и конечный продукт +0 покупают вдвое дороже рыночной цены.
        Если такое возможно… Может, у них есть какой-то другой клиент, который платит им за снижение боевой силы конкретных игроков?.. Нет, вряд ли. Техника слишком изощренная, успех зависит от того, закажет ли жертва усиление оружия Незхе. Если они все равно тратят деньги, гораздо надежнее самим выходить на жертву, как Диабель.
        И потом: как же именно они все это делают?
        Мысли в голове крутились настолько быстро — того гляди дым из ушей пойдет. Перед глазами снова всплыла картина, которую я видел меньше часа назад.
        Вот Незха берет у Асуны «Воздушный флерет». Потом берет материалы для усиления; левой рукой продолжая держать рапиру, правой отправляет материалы в горн. Горн заполняет синее пламя, Незха вынимает рапиру из ножен, помещает клинок в горн. Сияние охватывает клинок, тут же Незха переносит оружие на наковальню, бьет молотом. Несколько секунд — рапира ярко вспыхивает, как в агонии,  — разлетается на кусочки — исчезает.
        Эту последовательность событий я видел собственными глазами с начала и до конца. По-моему, здесь просто некуда было ввести какой-либо фокус. Снизить вероятность, подменив материалы для усиления,  — но при этом надо как-то создать фальшивый синий огонь в горне, это невозможно -
        — А…
        …Стоп. Стойте-ка… я был уверен, что все видел, но в этот единственный момент… и я, и Асуна, мы оба могли смотреть лишь в одну точку…
        Вот именно. А значит, подменены были вовсе не материалы.
        — …Кх!..
        За один миг в голове у меня пролетела куча мыслей, и все они приземлились в определенном месте. Издав тихий возглас, я резко открыл окно главного меню и уставился на индикатор времени в углу.
        Цифровые часы показывали — 20:23.
        Должен успеть!
        Взмахнув правой рукой, я переключился на панель мессенджера, но тут же закрыл появившееся окошко. Я понял, что более-менее внятно изложить свои мысли в текстовом сообщении сейчас нереально. Значит, надо показать все напрямую.
        — Должен успеть!..  — снова выкрикнул я, на этот раз вслух, и, вылетев из переулка, понесся по улице на север.


        Расстояние, которое, выслеживая Незху, я преодолел за восемь минут, сейчас, полностью вложившись в бег, я покрыл менее чем за три и вновь оказался на старой доброй восточной площади Урбуса. Однако не остановился, а продолжил мчаться по другой улице, тоже идущей с юга на север. Вот уже и скамейка, на которой я видел слезы Асуны; пробежав еще двадцать метров, я резко свернул под прямым углом. Влетел в здание постоялого двора, где поселилась Асуна, и понесся вверх по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки.
        Мысленно похвалив себя за то, что на всякий случай узнал у Асуны номер ее комнаты, я помчался к двери с табличкой «207». Затормозил и принялся в нее молотить. Конечно, это тоже «закрытая дверь», однако в течение нескольких десятков секунд после стука голос сквозь нее проходит.
        — Асуна, это я! Открой!!!
        Не дожидаясь ответа, я повернул дверную ручку, с силой распахнул дверь и ворвался в комнату — и встретился взглядом с персоной, в этот самый момент соскочившей с простой кровати. Карие глаза были вытаращены, рот приоткрыт, будто втягивал воздух. Я резко захлопнул дверь.
        — …Кяаааааа!!!
        Благодаря захлопнутой двери наружу этот вопль не вырвался. Можно подумать, я какой-нибудь преступник… ну, вообще-то мои действия были довольно близки к преступлению, хоть я и делал все это ради Асуны.
        Сжавшая руки в кулаки перед грудью и продолжающая визжать фехтовальщица-сама была в белой сорочке без рукавов и такого же цвета… как это называется, что-то вроде мягких округлых шортов. Поскольку, судя по всему, это было не нижнее белье, я решил, что ситуация достаточно безопасная, и, подбежав к рапиристке, принялся трясти за плечи.
        — Асуна, это суперсрочно! Времени нет, просто слушай, что я говорю!
        Асуна наконец замолчала; судя по ее лицу, она выбирала, то ли заорать еще громче, то ли двинуть мне куда-нибудь. Поскольку времени у меня в самом деле не было, я перешел сразу к делу.
        — Быстро открой окно в видимом режиме! Быстро!
        — Э… э?..
        — Давай же, быстрее!
        Я схватил правую руку Асуны, по-прежнему сжатую в кулак перед грудью, передвинул в нужное место, выпрямил два пальца и провел ими в воздухе. С чистым звуковым эффектом открылся фиолетовый прямоугольник, который для меня был всего лишь пустой поверхностью. Теперь я подвел руку Асуны туда, где полагалось быть кнопке, которая делает меню видимым для других игроков, и нажал.
        — Но, это, как же… я же дверь, ну, заперла…  — ошеломленно залепетала Асуна. Я ответил почти на автомате:
        — Асуна, мы до сих пор в одной партии. На постоялых дворах двери по умолчанию в режиме «отперто для согильдийцев и сопартийцев».
        — Что… ты, что ж ты раньше не…
        Я быстро обогнул остолбеневшую рапиристку и взглянул на ее главное меню с нормального ракурса. Раскладка, естественно, была такая же, как у меня, но Асуна выставила скин с цветочками. У меня был скин по умолчанию; на миг я об этом задумался, но тут же одернул себя — сейчас не та ситуация!  — и сместил взгляд в нужную точку.
        В правой части окна располагалась знакомая фигура персонажа, показывающая его снаряжение. Сейчас персонаж был безоружен, и фигура была практически пуста. Не обращая внимания на названия типа «жакет» и «юбка», я уткнулся взглядом в самую правую ячейку. Там было… ничего не было. Иными словами, Асуна, передав Незхе «Воздушный флерет», новое оружие туда не поместила.
        — Так, первый вопрос снят! Теперь время…
        Числа в правом нижнем углу поля зрения, как я ни спешил, успели добраться до 20:28.
        Мы с Асуной, закончив охоту на Ветряных ос, вернулись в Урбус ровно в 19:00. Ужинать закончили в 19:30 плюс-минус. Потом сразу отправились на площадь и сделали Незхе заказ на усиление… Короче, в худшем случае у нас в запасе всего одна-две минуты!
        — Блин, надо быстрее! Кликай туда, куда я говорю; сперва открой панель рюкзака!
        — Э… а, у, ага…
        Все еще не придя в себя от неожиданного развития событий, а точнее, подчинившись моему напору, Асуна послушно шевельнула правым указательным пальцем.
        — Так, теперь кнопка «Настройки»… «Поиск»… теперь «Операции с рюкзаком»…
        В соответствии с моими указаниями тонкий палец последовательно нажимал все эти кнопки, пробираясь через иерархию меню. После третьего-четвертого уровня появилась наконец та кнопка, которая и была нужна.
        — Во, вот она! «Материализовать все предметы»! Вперед!!!
        Мой вопль словно подхлестнул Асуну, и кончик пальца нажал маленькую кнопку. Всплыл запрос на подтверждение «ДА/НЕТ», и я на предельной громкости -
        — ДААААААААА!!!
        Тук.
        Асуна нажала кнопку и одновременно с этим пробормотала:
        — Чт… чт… все предметы… все превратить в объекты?.. Все… в каком смысле все?..
        На этот вопрос я ответил с улыбкой «мужчины, добившегося своего»:
        — Все — значит все. Абсолютно и совершенно, весь лист.
        В следующий миг список предметов в рюкзаке Асуны полностью опустел.
        И тут же -
        Дзынь-бряк-бум-бамм-шмяк-шлеп-пуфф-шурх-шурх — самые разнообразные звуки, сперва жесткие и тяжелые, потом мягкие и легкие. Эти звуки издавали все вещи Асуны, хранившиеся прежде в ее рюкзаке, а теперь завалившие собой весь пол комнаты.
        — Че-… че-, че-че-, чего?!.  — потрясенно залепетала владелица всего этого, отдернувшись назад; я же, разумеется, такого исхода ожидал — более того, ради него я и бежал со всех ног от бара на юго-востоке Урбуса. Однако же количество материализовавшихся вещей моего сопартийца мои ожидания малость превзошло… раза так в два-три.
        Вместимость рюкзака персонажа зависит от его силы; кроме того, ее можно увеличить особым расширяющим навыком и различными магическими предметами. Уровень у Асуны был низкий, так что взять расширяющий навык она вряд ли могла; кроме того, будучи фехтовальщицей, она при прокачке отдавала предпочтение ловкости; как же тогда у нее может быть столько вещей? На миг меня озадачил этот вопрос, но тут же я понял.
        Я сказал «вместимость», но здесь это слово подразумевает вес, не объем. Металлические доспехи и оружие, зелья и, разумеется, монеты способны заполнить рюкзак очень быстро, а вот кожаные и матерчатые протекторы, хлеб, свитки и прочие легкие вещи рюкзак может хранить в очень большом количестве. Асуна держала у себя практически исключительно матерчатые предметы самых разных размеров… то есть одежду и белье.
        Более-менее смутившись — что вполне естественно,  — я уставился на полутораметровую гору вещей. Когда все предметы материализовались, первыми попадали самые тяжелые, металлические, и теперь они были в самом низу; поверх них лежали всякие кожаные вещи, потом разноцветная одежда, ну а покрывал это все слой белого и розового нижнего белья. Зачем вообще нужно хранить все это в таком количестве? В Айнкраде, естественно, аватары лишены необходимости выделять продукты жизнедеятельности, в бою изнашивается лишь броня, надеваемая поверх одежды, и логика подсказывает, что одного комплекта белья более чем достаточно. У меня лично было три комплекта — для боя, для повседневного ношения и для сна, и то для игрока-парня это, возможно, немножко перебор.
        …Впрочем, хватит об этом.
        Я зашел слишком далеко, чтобы останавливаться теперь. Если моя догадка верна и если манипуляции с окном были завершены вовремя, она должна быть тут. В самом низу этой груды.
        — …Прошу прощения!  — произнес я как джентльмен и подступил к горе вещей. Для начала я резко сдвинул в сторону слой одежды. В этот момент сзади донесся дрожащий голос:
        — Э, слушай… ты… может, ты умереть хочешь?.. Хочешь, чтобы тебя убили?..



        — Ну уж нет!  — с серьезным видом ответил я, не прекращая раскопок. Закончив отодвигать одежду, я принялся прокапываться сквозь кожаные доспехи и мешочки, разные коробочки и все такое, пока не добрался до слоя металлических предметов вроде нагрудников.
        С трудом отодвинув в сторону и его, я наконец уткнулся взглядом в то, что лежало под этим всем. Самый тяжелый предмет из всего, чем владела Асуна,  — впрочем, легкий как перышко в сравнении с аналогичным, привыкшим висеть у меня за спиной. Рапира.
        «Воздушный флерет +4»…
        Схватив обеими руками зеленые ножны, я выбрался из горы вещей, встал и развернулся.
        Асуна явно раздумывала, каким именно образом меня убить, но, едва она увидела предмет, который час назад вроде как перестал существовать, ее глаза распахнулись на всю ширину. Губы задрожали, изо рта вырвался почти беззвучный голос:
        — …Не может быть…



        Глава 6

        Позже — честно говоря, намного-намного позже — Асуна со смехом сказала: «Если бы Кирито-кун тогда не достал мою рапиру, я бы тебя точно вышвырнула из окна».
        Но сейчас я, честное слово, совершенно не думал, что будет, если моя догадка окажется ошибочной. Мной двигала вовсе не вера в свои мыслительные способности, а неумолимо тикающий таймер. Именно из-за него я ворвался в комнату Асуны, не дожидаясь ответа, насильно открыл ее окно и с колоссальным напряжением завопил «Дааа!!!». Мне хочется так считать.


        Обстановка более-менее успокоилась и порядок снова восстановился минуты через три после того, как я вручил Асуне «Воздушный флерет +4».
        Убрав с пола обратно в рюкзак всю кучу вещей, Асуна переоделась в свою обычную курточку и кожаную юбку и села на край кровати. В руках она крепко сжимала чудесным образом воскресшую зеленую рапиру, как величайшую драгоценность, выражение лица с трудом поддавалось описанию — по-моему, оно быстро переходило от одной крайности к другой, от глубокого волнения до ярости. Долгое время мы оба молчали.
        Что до меня, то я пристроился на стуле для гостей в углу комнаты и сидел, весь в холодном поту от осознания своего положения. Когда мы продирались сквозь иерархию меню к кнопке «Материализовать все предметы», мне было некогда объяснять Асуне, что происходит. Однако после этого время уже не поджимало, и разыскивать рапиру мне самому было вовсе не обязательно.
        Особенно, пожалуй, перебором было то, что я копался в белой матерчатой ерунде, покрывающей гору вещей, как снег настоящую гору. С другой стороны, недавно я сам испытывал подобные ощущения, что покупал больше вещей, чем мне было нужно. По моим смутным воспоминаниям, я менял белье каждый день, и мне хватало недели на две. Несомненно, эти крохотные предметы одежды настолько легкие, что вовсе не замечаются, однако при этом они недешевы. Так что, если стоит выбор, потратиться на гладко-шелковистую вещицу в NPC-магазине или за те же деньги усилить нагрудник на +1 — сами понимаете…
        — …Самые разные мысли в голову приходят, но…
        Внезапно услышав эти слова с другого края комнаты, я, по-прежнему сидя, резко выпрямил спину.
        — Д-да.
        — Такое чувство, что у меня уровень злости девяносто девять G, а уровень радости сто G. Так что всего на одно G разницы, но все-таки я тебе благодарна.
        Рапиристка произнесла эти слова с блеском в глазах; я для начала решил уточнить:
        — А, эээ… а почему ты это меряешь в G?..
        — Потому что я так решила. Если бы уровень злости оказался выше, я бы тебя с такой силой и стукнула.
        — А, т-так это не «голд», а единица ускорения… П-понятно…
        — Естественно, я очень рада, что получила ее обратно. …Однако теперь я хочу услышать серьезное объяснение. Как разрушенная рапира снова попала в мой рюкзак… и почему ты так торопился.
        — Ко, ко-ко-конечно. Правда, оно будет довольно длинным. Кроме того, я и сам этот трюк еще не полностью понимаю…
        — Это не проблема. У нас вся ночь впереди,  — сказала фехтовальщица, к которой вернулась ее драгоценная рапира, и наконец-то чуть улыбнулась.


        Спустившись на первый этаж постоялого двора, я купил на регистрационной стойке бутылочку травяного вина и загадочного вида орешки, вернулся к двери номер 207, на этот раз постучался и, дождавшись ответа, вошел в комнату.
        Наполнив два бокала, я поздравил все еще сердито хмурящую брови Асуну с возвращением флерета. Смочив горло безалкогольным вином с неясным кисло-сладким вкусом, я решил, что лучше всего сразу приступить к делу, и начал свое объяснение.
        — Асуна, ты совсем недавно спросила: «Как разрушенная рапира снова попала в мой рюкзак?»
        — …Да, и как же?
        — Там, понимаешь, был какой-то фокус… или, может, трюк… короче, это натуральное «жульничество с усилением».
        Жульничество. Едва рапиристка услышала это слово, ее глаза резко прищурились. Однако она ничего не сказала, лишь молча пригласила меня продолжить.
        — Быстрее будет показать, чем на словах объяснять.
        Я взмахом правой руки открыл главное меню и нажатием на самую правую кнопку перевел в видимый режим. Прикоснулся к окну обеими руками сверху и снизу и перевернул. Потом подрегулировал угол, чтобы сидящей напротив меня Асуне было лучше видно, и указал на некую точку.
        — Вот здесь. На моей фигуре со снаряжением в ячейке правой руки иконка «Закаленного меча +6», видишь?
        Кинув взгляд на торчащую у меня из-за плеча рукоять, Асуна кивнула. Я отправил руку за спину, с усилием вытянул меч из прицепленных к плащу ножен и со стуком положил на пол. Несколько секунд спустя иконка в ячейке правой руки посерела.
        — Это состояние называется «оружие выронено». В бою это иногда происходит при неловком движении или при атаке монстра с навыком «Разоружение».
        — …Мм. Если к такому не привыкнуть, это очень злит.
        — Если не запаникуешь, то просто уклонишься от следующей атаки и снова его подберешь, но поначалу это довольно-таки трудно. В середине первого уровня есть такой монстр, «Болотный кобольд-траппер» — это слабенький монстр, но умеет разоружать, и там очень много народу погибло…
        — Арго-сан в своем «Стратегическом путеводителе» советует попытаться подобрать оружие как можно скорее… Я, когда дралась с теми типами, вместо амулета заранее оставляла неподалеку запасную рапиру.
        — А, ааа… а, ну да, если у тебя основного оружия много одинаковых штук, такой прием тоже годится.
        Отведя глаза от начинающей фехтовальщицы… может, чтобы выкинуть из головы восхищение ее изобретательностью… я поспешно вернулся к главной теме.
        — Так, мы отвлеклись. В общем… теперь, если этот выроненный меч так и оставить в таком состоянии, вскоре его статус сменится на «потерянный» и прочность начнет снижаться, но… Асуна, возьми его на минуточку.
        При этих словах Асуна нахмурилась, затем повесила «Воздушный флерет» на пояс, после чего протянула левую руку вниз. «Тяжелый»,  — пробормотала она и взялась за простой на вид прямой одноручный меч уже обеими руками.
        — Вот так достаточно?
        — Угу. А теперь глянь сюда.
        Я потыкал в висящее над столом окно меню. Еще недавно тускло сиявшая в ячейке правой руки иконка «Закаленного меча», как только Асуна взяла его в руки, исчезла.
        — В бою это было бы состояние «оружие отнято». Отнимающие монстры, в отличие от тех, которые обезоруживают, начинают попадаться на гораздо более высоких уровнях, но для одиночек они так же опасны. К тому времени, когда они начнут встречаться, абсолютно необходимо взять себе мод «быстрая смена оружия» — он есть в ветках оружейных навыков,  — нет, это ни при чем, эээ…
        Поняв, что снова отвлекся, я прокашлялся и продолжил:
        — Вне боя оружие, которое у тебя в руках, можно передать товарищу. Это называется не «отнятым», а «переданным оружием», но, в общем… хоть ты уронила оружие, а кто-то подобрал, хоть сама отдала его кому-то — в любом случае ячейка оружия на фигуре персонажа становится пустой. Когда ты недавно отдала свой «Воздушный флерет» кузнецу, это и произошло.
        — !..
        Похоже, Асуна наконец поняла, к чему я веду. В следующий миг ее карие глаза расширились и остро вспыхнули.
        — Но смотри, что важно: ячейка-то пустая, на взгляд, в ней ничего нет, но… информация о том, кто пользуется «Закаленным мечом», не стерта. Это «право пользования» защищено гораздо сильнее, чем «право собственности». Скажем, если я передам Асуне оружие, которое у меня не в руках, а просто в рюкзаке, его информация о владельце очистится через триста секунд… то есть через пять минут, а потом владельцем станет тот, в чьем рюкзаке оно будет находиться. Но право пользования сохраняется гораздо дольше. Если оружие оставить или кому-то передать, информация о пользователе очищается через три тысячи шестьсот секунд — или в тот момент, когда в этой же руке оказывается другое оружие.
        Я замолчал; Асуна прикрыла глаза, будто переваривая услышанное, а потом произнесла нечто неожиданное:
        — …Если все так, как ты сказал, то, когда у тебя отняли оружие, «быстрой сменой» лучше запасное помещать не в правую руку, а в левую, верно?
        — Э?..
        Секунду я смотрел непонимающе, потом наконец до меня дошло. Ну конечно: если после того, как монстр отнял оружие, запасное поместить в ту же руку, информация о «праве использования» отобранного оружия должна сразу очиститься. Если оружие удастся вернуть после смерти монстра, то ладно, но, если положение окажется сложным и придется спасаться, это будет трагично. Потому что даже после успешного отступления в безопасную зону последнее средство возврата оружия окажется неприменимым.
        — Да… да, точно, так и есть. Правда, неосновной рукой махать мечом будет тяжело.
        Впрочем, пока я это говорил, мысленно уже прикидывал, не стоит ли поотрабатывать применение навыков мечника левой рукой…
        — Да, и еще. Ты, когда вломился ко мне в комнату, в первую очередь украдкой… нет, скорее уж грабёжкой[22 - Изобретение Асуны. В выражении «взгляд украдкой» она заменила слово «красть» на другое, обозначающее «отнять силой», «выхватить».] глянул на мою фигуру со снаряжением… это чтобы убедиться, что рапира в «отнятом» состоянии, да? Что я не взяла вместо нее другое оружие. Потому что это первое условие…
        Поймав прямой взгляд Асуны, я медленно кивнул.
        — Ээ, ну да. А второе условие — чтобы с момента потери оружия прошло меньше трех тысяч шестисот секунд, то есть одного часа. Если оба эти условия выполнены, способ еще остается. Где бы ни было это оружие, есть способ вернуть его себе в руки… ну, точнее «в ноги» совершенно без вариантов. Ты с самого начала спросила: «Как разрушенная рапира снова попала в мой рюкзак?» — но…
        — …На самом деле моя рапира не была разрушена, а с другой стороны, и в мой рюкзак она вовсе не попадала. Вот, значит, что было…
        После короткой паузы она кинула на меня взгляд снизу вверх и продолжила:
        — Значит, первый и последний способ вернуть себе оружие — тот, который ты применил совсем недавно… команда «Материализовать все предметы». Информация о пользователе оружия должна была вот-вот стереться, и поэтому ты так вломился ко мне в комнату и заставил проделать все это с моим меню — да, это было необходимо… ты это хочешь сказать, да?
        — Нуу, ээ, в общем… как-то так и есть… да?
        С самым невинным выражением лица, на какое только я был способен, я вопросительно склонил голову набок. Асуна, однако, не прониклась и лишь фыркнула. Но, к счастью, она явно предпочитала выяснить, что именно произошло, а не кто в чем виноват; двумя руками протянув мне «Закаленный меч», она уже другим тоном спросила:
        — Так или иначе… эта кнопка, которая все материализует,  — почему она запрятана так глубоко? Как-то ей тяжеловато пользоваться… Да, и еще: почему необходимо именно «всё»? Если бы можно было выбрать, скажем, только предметы, которые держат в руках, то бе-… в общем, вещи, которые не имеют отношения к делу, вываливать было бы необязательно?
        — Асуна, ты сама ответила на свой вопрос. Дело именно в том, что «тяжеловато пользоваться».
        — Э?.. Поясни?
        Рапиристка свела брови в красивую фигуру; я пожал плечами и ответил:
        — Только что ты сказала: «Последнее средство». Если ты какую-то ценную вещь потеряла, выронила, или ее отнял монстр, а потом тебе пришлось сбежать… обычно это твоя собственная ошибка, и тебе приходится смириться с потерей. Но разработчики решили чуть понизить уровень сложности. Дали всего один способ исправить ситуацию… но ограничили его, чтобы не было совсем уж легко. То, что эта кнопка так глубоко запрятана, что выбора не дают, что вываливают все тебе под ноги,  — это все необходимо. Во время бета-теста, помню, была одна очень грустная история…
        С блюдца на столе я взял орешек звездчатой формы, подкинул и поймал ртом. Подобные дурацкие штуки в этом мире тоже зависят от ловкости персонажа и освещенности, а также от скрытого параметра удачи.
        — В лабиринте пятого уровня впервые появляется монстр-отнимальщик. У одного игрока, у которого он отобрал основное оружие, «быстрой смены оружия» не было, и ему пришлось удирать. Ему удалось стряхнуть монстра, но возвращаться к себе в комнату ему не хотелось — было жалко времени. Прямо в донжоне он нашел большую комнату, похожую на безопасную зону, и там применил это самое «материализовать всё». Ему под ноги тут же посыпалось все, что у него было, в том числе, разумеется, и меч, который у него отняли, но… оказалось, в этом донжоне жили не только монстры-отнимальщики, но и подбиральщики! Мелкие гремлины как набежали со всех сторон, все вещи с пола подмели себе в мешки и разбежались тут же…
        — …Это… это, конечно, настоящая катастрофа… А, но когда он вернулся в безопасную зону, он разве не мог еще раз все вещи материализовать?..
        — Нет. У монстров-мародеров обычно есть навык «грабеж», который позволяет перехватывать право собственности сразу же. К счастью, другие игроки до этой зоны еще не добрались, и этот игрок за пять часов выкосил всех тамошних гремлинов и так вот, вручную, вернул все свои вещи… после этого у него были слезы на глазах…
        Я вздохнул и подкинул еще один орешек; Асуна, тоже со вздохом, заметила:
        — Этот рассказ кажется очень личным.
        Тут же, видимо, моя дрожь передалась системе, и орешек, который должен был свалиться мне в рот, упал на голову и запутался в волосах. Я тряхнул головой и с серьезным лицом ответил:
        — Естественно, эту историю я услышал. Ну, хватит об этом; что там у нас, эээ…
        — «Материализация всех предметов» — конечно, полезная команда, но ты говоришь, что именно потому, что она полезная, на нее и навешано столько ограничений,  — с малость удивленным выражением лица подытожила Асуна и, протянув правую руку, сняла у меня с головы звездообразный орешек. Не успел я понять, что она делает, как щщелк!  — она шевельнула тонкими пальцами, и орешек влетел мне в приоткрытый рот. Отличный бросок. Ужасающая меткость, думал я, хрустя орешком.
        — Ладно, теперь я понимаю логику возвращения моей рапиры,  — легонько кивнула Асуна и поднесла к губам бокал с травяным вином. Тут блеск в ее глазах усилился, и она продолжила: — Но это только половина проблемы, не так ли? Ведь я же точно видела. Я видела, как рапира, которую я отдала кузнецу-сану, разбилась на наковальне. Если «Воздушный флерет», который ко мне вернулся,  — тот самый, мой, то… что, черт возьми, там разбилось?
        Действительно, самый актуальный вопрос. Я тоже медленно кивнул, крутя в голове обрывочную информацию и догадки, пытаясь собрать все воедино, потом наконец произнес:
        — Честно говоря, я и сам эту логику на сто процентов не понимаю. Но кое-что я могу сказать… Между тем, как ты отдала «Воздушный флерет» Незхе, и тем, как он разбился, Незха в какой-то момент подменил его на другой такой же. Я сперва думал, что он уничтожает оружие конкретных игроков, но это оказалось не так. Он не только первый в Айнкраде игрок-кузнец, но и первый, кто жульничает с усилением…


        Жульничество с усилением. Или, возможно, жульничество с зачарованием, жульничество с ковкой, жульничество с плавкой и так далее.
        Название меняется от игры к игре, но суть одна: это популярный способ обмана с самого начала новой эры MMORPG.
        Трюк очень прост. Игрок-кузнец (или другого подобного класса), выставив стенд с объявлением, что он усиливает предметы, получает от игрока-клиента дорогостоящее оружие, а потом изображает «разрушение оружия при неудачном усилении». В тех играх, где штраф в виде уничтожения оружия не предусмотрен, он делает вид, что при неудаче понизилась характеристика, и возвращает клиенту такое же оружие, но хуже качеством, а неиспользованные материалы для усиления прикарманивает. Вариаций множество.
        Так или иначе, в старых играх — без Полного погружения, а с обычными мониторами — оружие исчезает из поля зрения игрока сразу, как только тот передает его кузнецу. До самого завершения работы ее ход видит на своем экране только тот, кто ее выполняет; соответственно, определить, не мошенничает ли кузнец, у клиента нет никакой возможности.
        Конечно, если это жульничество вскроется, у кузнеца тут же рухнет репутация, и он перестанет получать заказы, но в ММО редкое оружие можно продать за колоссальные деньги, так что иногда мошенничество все же позволяет в конечном итоге остаться с прибылью. О кузнеце Незхе плохих слухов сейчас не ходит, значит, он, по-видимому, занимается этими делишками нечасто и осторожно. Однако -


        — …Фишка в том, что этот наш SAO — первая в мире VRMMO. И здесь, даже когда мы передаем меч, он остается в нашем поле зрения. Подменить его, мягко говоря, непросто… я бы даже сказал, офигенно сложно должно быть.
        На этом я закончил свое долгое объяснение. Асуна, нахмурив брови, кивнула.
        — Эээ… Я с того момента, как отдала ему рапиру, глаз с нее не сводила. Кузнец-сан держал ее левой рукой, а с горном и молотом работал одной правой. В такой ситуации открыть окно, положить мою рапиру в рюкзак, а взамен достать другую — это просто невозможно.
        — Ага, я тоже так считаю. Среди рапир на продажу, которые у него там были выложены, я видел только «Железные рапиры», «Воздушных флеретов» там не было, значит, заменить рапирой оттуда тоже невозможно. …Хотя…
        — Хотя?..
        — Хотя на очень короткое время… я смотрел не на меч. Когда Незха вывалил в горн материалы, которые получил у Асуны, там загорелся синий огонь… секунды на три. Я тогда думал: вот, все, что мы с таким трудом насобирали, отправилось в горн…
        Едва я неуверенным тоном произнес эти слова, карие глаза Асуны чуть округлились.
        — А!.. Я, я тоже в это время смотрела на горн… Но не потому же, почему ты,  — я всего лишь подумала, что этот синий огонь очень красивый.
        — П-понятно. …В общем, в эти несколько секунд мы оба на его левую руку с рапирой не смотрели. Думаю, в такой ситуации любой смотрел бы на горн. Материалы горят, плавятся, цвет меняется в зависимости от характеристики — можно сказать, самый сок процесса усиления. И вот если в этот момент — у фокусников этот прием называется отвлечением — что-то сделать…
        — Но мы отвлеклись на горн всего на три секунды, неужели за это время можно подменить оружие? Не открывая окно?
        Асуна неверяще покачала головой, однако тут же застыла.
        — …Но ведь и в самом деле другого момента у него не было. За эти три секунды он незаметно проделал какой-то трюк. Какой именно, я ни малейшего понятия не имею; еще раз бы на эту картину посмотреть…
        — Да, и если на этот раз все время смотреть на его левую руку, то мы сможем увидеть, что именно он делает — я тоже так считаю. Но, сдается мне, это будет трудно…
        — Почему?
        — Примерно сейчас Незха уже должен заметить, что «Воздушный флерет», который он у тебя украл, исчез. То есть игрок, которого он обжулил… в данном случае Асуна… применил команду «материализовать все», а значит, скорей всего, он решит, что его трюк раскрыт. На какое-то время он из осторожности не будет открывать свой магазин, а когда откроет, я думаю, он пока что не будет жульничать с усилением.
        — …Ну да, верно. Он вообще, по-моему, не блещет особым энтузиазмом… или, как бы сказать, с самого начала…
        Как ни удивительно, я мгновенно понял, какие слова Асуна не выпустила изо рта.
        Он с самого начала не выглядел как жулик.
        — Аа… я тоже так считаю,  — пробормотал я. Асуна кинула на меня взгляд исподлобья и слегка улыбнулась. Кивнув ей, я тихо продолжил:
        — Пока что давай соберем слухи. О трюке с подменой… и о самом Незхе. В любом случае, завтра на передний край не пойдем.
        — Ээ… хорошо. Сегодня днем я в Мароме слышала, что завтра утром будет рейд на полевого босса, а во второй половине дня, видимо, пойдут уже в лабиринт.
        — О, быстро они… Ты не в курсе, кто лидер рейд-группы?
        — Кибао-сан и еще один… его зовут Линд-сан.
        Первое из двух названных Асуной имен мне было очень хорошо знакомо. Но кто второй?  — я озадаченно склонил голову набок…
        — Линд-сан… во время боя с боссом первого уровня он был в партии Диабеля-сана, парень с саблей.
        Эти слова Асуна произнесла немного застенчивым тоном.
        Едва я их услышал, в ушах у меня зазвучал голос. «Почему… ты позволил Диабелю-сану умереть!!!» — такой был вопль сквозь слезы.
        — Понятно… он, значит…
        — Угу… Он сейчас что-то вроде наследника Диабеля-сана. И волосы в синий цвет покрасил, как Диабель-сан, и доспехи у него тоже серебряные.
        На секунду я закрыл глаза и, вызвав перед собой образ покойного «рыцаря» в синих и серебряных тонах, пробормотал:
        — Если Кибао… и тот саблист там командуют, мне, пожалуй, в рейде против полевого босса делать нечего. …Асуна, а ты собираешься участвовать?  — осторожно спросил я рапиристку, которая, как и я, была игроком-одиночкой; та легонько качнула гривой длинных каштановых волос.
        — Я участвовала в разведке против полевого босса; он на меня произвел впечатление всего лишь здоровенного быка, там много народу вряд ли понадобится… И потом, насчет последнего удара по боссу те типы даже слушать ничего не желают. «Ну, что-то не нравится — не участвуй»,  — вот и все, что они говорят.
        Представив себе эту картину, я грустно улыбнулся и кивнул.
        — Ясно. Ну, я с тобой согласен, этот полевой босс особых проблем не доставит. Вот насчет босса уровня — это будет проблема…
        — Проблема… да?
        На прямой вопрос Асуны я вновь грустно улыбнулся.
        — И очень серьезная. Логика подсказывает, что он должен быть круче, чем король кобольдов с первого уровня.
        — А… ну да. Конечно же…
        — По чистой силе он не такой уж крутой, но применяет довольно специфические навыки. Если как следует поотрабатывать тактику на монстрах, которые живут в этом лабиринте, все должно быть в порядке, но…
        Если бы Диабель, такой же бета-тестер, как и я, был жив, он бы, думаю, каким-нибудь окольным путем сообщил эту теорию игрокам переднего края. Но он был мертв, и единственным открытым источником информации о том, что было во время бета-теста, оставался «Стратегический путеводитель» Арго. Однако и тут имелась проблема. Яростная битва четырехдневной давности показала, что в тактике боссов могут быть тонкие отличия по сравнению с бета-тестом…
        — Тогда давай вопрос с кузнецом-саном на время отложим, а завтра как раз и займемся этой отработкой?
        Размышляя о своем, я почти автоматически кивнул на ее слова.
        — Аа, ага…
        — Встречаемся завтра в семь утра у южных ворот Урбуса, идет?
        — Мм, ага…
        — Сегодня не засиживайся допоздна, лучше нормально выспись. Если опоздаешь, на этот раз точно будет ускорение сто G.
        — Ага, точно… э, че, чего?
        Наконец вернув внимание к разговору, я вскинул голову. Фехтовальщица-сама, полностью пришедшая в нормальное состояние после возвращения своей обожаемой рапиры, уже проворно настраивала будильник.



        Глава 7

        На каждом уровне Айнкрада в полях вокруг лабиринта обитают так называемые «полевые боссы» — именованные монстры, занимающие ключевые точки и перегораживающие подходы к лабиринту.
        Зона обитания полевого босса всегда окружена крутыми скалами, бурными реками или другими непреодолимыми препятствиями, так что, не уничтожив босса, к башне продвинуться невозможно. По сути, каждый огромный дискообразный уровень парящей крепости Айнкрад представляет собой набор отдельных областей.
        Второй уровень был разделен на обширную северную часть и узкую южную, соответственно, и полевой босс был всего один. Звали его «Бульбуйвол». Имя явно произошло от слов «буйвол» и «бульб»[23 - БУЛЬБ — эллипсоидный выступ на носу корабля ниже ватерлинии, уменьшающий сопротивление воды.], и, в соответствии с этим именем, монстр представлял собой громадного быка с округлым выпуклым лбом, которым он наносил тяжелый урон при атаке с разгона.
        Глядя сверху вниз на чудовище ростом метра четыре, пригнувшее четырехрогую голову и взрывающее землю мощными передними ногами, я спокойно пробормотал:
        — У него шерсть, как у японской черной[24 - ЯПОНСКАЯ ЧЕРНАЯ — название породы коров, из которых в Японии получают мраморную говядину.], такая же темно-коричневая…
        Тут же последовал ответ:
        — Если из него выпадет мясо, хорошо бы достать кусочек попробовать.
        — Мм…
        На секунду я всерьез подумал об этом. Иногда из монстров-животных после смерти выпадают съедобные ингредиенты, называемые «мясо такого-то», «яйцо такого-то» и т. п.; если их приготовить, то можно съесть. По сравнению с блюдами NPC-ресторанов эти обладают гораздо большим разнообразием вкусов — то есть, я слышал, могут оказаться как очень вкусными, так и… не очень.
        Мясо «Дрожащих быков», рассекающих поля второго уровня, к сожалению, чертовски жилистое — можно жевать вечно, и все равно фиг прожуешь; однако у встречающихся среди них «коров» оно более-менее пристойное. Может быть, у коровьего предводителя, этого Бульбуйвола-куна, мясо окажется более вкусным? Я еще во время бета-теста хотел это проверить.
        Пока я над этим раздумывал -
        — Проехали; смотри, начинается.
        Одновременно с этим голосом меня пихнули локтем, и я поспешно опустил взгляд вниз.
        Я, спец по одноручным мечам Кирито, и рапиристка Асуна, с которой, так вышло, мы второй день подряд в одной партии,  — заняв позицию на маленьком плато, смотрели на небольшую котловину, где обитал полевой босс. Мы укрылись в чахлых кустиках, растущих у края плато, и снизу, по идее, нас видно не было.
        Котловина была эллиптической формы, метров двести в длину и полсотни в ширину, и в самой ее середине стоял Бульбуйвол, которого, похоже, еще не начали раздразнивать; с нашей стороны, держа плотный строй, на него медленно надвигалась рейд-группа. Это были две партии по шесть человек и еще три человека в резерве — всего пятнадцать.
        По сравнению с рейдом против короля кобольдов, босса первого уровня, где участвовало больше сорока игроков, такое количество выглядело не очень вдохновляющим, но полевой босс гораздо слабее, с ним реально может справиться одна хорошо прокачанная партия. Так что пятнадцать человек обладают вполне достаточным боевым потенциалом — правда, если выполнено необходимое условие: все члены рейд-группы знают тактику босса, его слабые места и действуют скоординированно.
        — М?..  — тихо вырвалось у меня, когда я вгляделся в рейд-группу, и в ту же секунду Асуна тоже прошептала:
        — Не пойму, в какой из тех партий танки, в какой атакующие.
        — А, ага… такое ощущение, что они одинаково составлены.
        У здоровенной, с небольшую гору размером, «японской черной», то есть Бульбуйвола, тактика предельно примитивна для босса: атака с разбега > разворот > атака с разбега. Если уж рейд-группа составлена из двух партий, логично, чтобы танки принимали на себя атаки босса, а ударная партия наносила урон, контратакуя с флангов,  — эта тактика выглядела достаточно очевидной.
        Однако, похоже, между двумя шестерками игроков, выдвинутыми вперед, различий практически не было. Обе состояли из примерно одинакового количества тяжелобронированных игроков-танков и легкобронированных атакующих.
        С плато, расположенного в трехстах метрах от места событий, я вглядывался, изо всех сил напрягая глаза; вскоре заметил еще кое-что и произнес:
        — А… у этих типов под доспехами матерчатое снаряжение, глянь на него.
        — Э? …А, точно, у каждой партии одежда своего цвета.
        Под металлическими и кожаными доспехами это было трудно разобрать, но, как и заметила Асуна, правая шестерка была в темно-синей одежде, а левая — в темно-зеленой.
        Если бы речь шла о простом способе различать игроков из двух партий, то нормальным решением были бы разноцветные повязки поверх доспехов; а эта сине-зеленая классификация выглядела какой-то сыроватой. Значит, по-видимому, эти цвета — не временная мера, а опознавательный знак, который присвоили себе эти две группы игроков еще раньше…
        — …Они не реорганизовали как следует свою рейд-группу,  — посуровевшим голосом подтвердила мое предположение Асуна.  — Синие — те, что справа,  — все люди Линда-сана… то есть бывшие люди Диабеля-сана. Соответственно, зеленые слева — люди Кибао-сана. И у меня четкое ощущение, что эти двое не очень ладят между собой…
        — Ну, может, как раз потому, что лидеры партий — не лучшие в мире друзья, они и решили, что внутри этих шестерок взаимодействие будет лучше…
        — Но в таком случае взаимодействие между партиями будет ужасным, разве нет? В этом бою как они будут решать, какая партия атакует, какая в это время восстанавливается — это же очень важно?
        — Полностью согласен,  — энергично кивнул я; в следующий же миг первые из медленно наступающих двенадцати человек вошли наконец в зону внимания босса.
        Бычара издал оглушительное «муууууууу!!!», от которого задрожали даже далекие скалы. Из ноздрей рванулись струи белого пара, и Бульбуйвол, махнув четырьмя рогами, понесся… я бы даже сказал, побычил вперед.
        Между боссом и рейд-группой было еще метров сто пятьдесят, так что времени до контакта оставалось предостаточно, и можно было наблюдать за боссом с безопасного удаления сколько угодно — так, по крайней мере, это выглядело для нас. Но для игроков на поле боя время от начала движения Бульбуйвола до момента, когда он оказался прямо перед ними, думаю, пролетело как один миг.
        Я от нетерпения не находил себе места; но вот наконец два лидера что-то скомандовали своим людям. Что именно, я, естественно, не расслышал, но по одному тяжелобронированному воину из обеих партий одновременно вышли вперед, подняли щиты и разразились громким «Уооо!!!».
        Это был не просто боевой клич — это был навык под названием «Вой». Он повышал ярость монстров и направлял ее на орущих игроков. …Так должно было быть.
        — Э, эй, эй… они что, оба хотят его натравить на себя?..  — машинально пробормотал я. Тем временем Бульбуйвол чуть притормозил и стал водить головой из стороны в сторону, будто выбирая, которого из двух щитоносцев отшвырнуть; наконец он решил атаковать синего. Два игрока, применивших Вой, заняли позицию бок о бок и чуть подсели, приготовившись к удару.
        Две секунды спустя -
        С громовым «Бамм!» гигантский бык врезался в воинов. Если бы оборонительных сил оказалось недостаточно, оба отлетели бы, получив немалый урон; однако они сумели выстоять, отодвинувшись лишь метров на десять, и остановили бычару. Оставшиеся четверо из отряда Линда тут же бросились вперед и обрушили атакующие навыки мечника на незащищенные бока монстра.
        — Ух, даже страшно стало… Но, кажется, они… кое-как справляются?  — напряженным голосом проговорила Асуна. Я чуть кивнул.
        — Ну… да. Изначально этот босс рассчитан на одну партию… но только…
        Нахмурившись, я перевел взгляд на зеленую партию, которой командовал Кибао и которая занимала позицию чуть в стороне; они оставались на месте и участия в атаке не принимали. Наоборот — тот из них, кто играл роль танка, тут же приготовился применить Вой, как только пройдет время задержки после предыдущего.
        — В таком виде рейд-группа совершенно бесполезна, я бы сказал… они же соревнуются между собой за босса. Если так дальше пойдет, даже не знаю, справятся ли они…  — со вздохом произнес я, и тут у меня мелькнула мысль.
        Если двенадцать человек в этой армии поровну разделены между Линдом и Кибао, то кому подчинены трое из резерва? На время я отвел взгляд от поля боя и пригляделся к игрокам, стоящим наготове чуть позади.
        И тут.
        — М?..  — приглушенно вырвалось у меня. Я почувствовал на себе вопросительный взгляд сидящей рядом Асуны, но пояснять было некогда, и я просто подался вперед.
        В центре этой троицы стоял крупный парень с одноручным мечом. Черненый пластинчатый доспех, похожий на луковицу бацинет на голове… сомневаться не приходилось, этот тип — лидер пятерки, ждавшей кузнеца Незху в баре вчера вечером, когда я за ним следил.
        Его облачение выглядело бы довольно забавно, вот только острый блеск в глазах этого мечника, когда он, почувствовав мое присутствие, вылетел из бара, я никогда не забуду. Вглядываясь в игроков, стоящих по обе стороны от лукоголового, я спросил себя: они тоже из той компании друзей Незхи из бара?
        — Почему… они?!.
        Услышав мой тихий возглас, Асуна вновь озадаченно глянула на меня. Движением пальцев я перенаправил ее взгляд в точку за полем боя.
        — Вон там, видишь троих в резерве? Не знаешь, кто они? Особенно парень в бацинете посередине?
        — Ба, баци-?.. В колыбельке[25 - В японском слово «БАЦИНЕТ» (точнее, оно произносится как «басинэтто») обозначает колыбель.]?
        — Э? не… вон тот заостренный шлем с забралом, как клюв,  — он называется бацинет…
        — Пфф… произношение, что ли, другое? Иногда меня страшно раздражает, что в этом мире нельзя достать словарь. Почему бы его кому-нибудь не сделать?
        — Ну, конечно, воспроизвести здесь англо-японский словарь не так уж невозможно, наверно… Что-то вроде простой энциклопедии уже есть планы создать, Арго сказала, что набирают добровольцев… стоп, нас не туда занесло.
        Почувствовав, что мы начали отклоняться от темы, я с усилием вернулся в прежнее русло и снова указал на дальний край котловины.
        — Тот тип в центре резервной группы, полноватый такой, ты его видела раньше?
        — Видела,  — сразу кивнула Асуна, и я мгновенно напрягся. Повернув голову, я пристально уставился рапиристке в глаза и засыпал ее вопросами:
        — К-когда ты его видела? Где? Кто он?
        — Время: вчера утром. Место: в точности там, где они сейчас стоят. Он участвовал в разведке на Бульбуйвола. Имя: О… Орландо-сан, кажется.
        — Орландо?.. Теперь у нас не просто рыцарь, а паладин-сама, да?..
        На мое бормотание Асуна приподняла брови, будто спрашивая: «О чем это ты?»
        Наблюдая за троицей, все так же неподвижно стоящей наготове позади шумного поля боя, я быстро объяснил:
        — Орландо[26 - У нас он известен как Роланд. Но здесь его зовут на итальянский манер.] — так звали рыцаря, который служил королю франков Карлу. Непобедимый герой со святым мечом Дюрандалем.
        — Рыцарь… аа, вот оно что,  — понимающе произнесла Асуна, и теперь уже я озадаченно склонил голову набок. Рапиристка вытянула тонкий палец и указала на невысокого парня с двуручным мечом, стоящего по правую руку от лукоголового.
        — Когда мы все знакомились, тот парень назвался Беовульфом. Это ведь тоже какой-то герой, только из английского фольклора? Вот, а тощий копейщик по другую сторону — Кухулин-сан. Это имя я тоже где-то слышала…
        — А… это тоже легендарный герой. Точно, из кельтских мифов.
        На мой комментарий Асуна с неизменившимся выражением лица пожала плечами и коротко закончила:
        — Они, похоже, заранее определились с названием своей гильдии. «Легендарные храбрецы».
        — …Ясно… угу… у… мммм!!!
        Я протяжно застонал. Никакая другая реакция мне просто не шла на ум.
        Естественно, в ММО можно давать аватарам какие угодно имена… ну, насколько это не противоречит кодексу этики, установленному администрацией игры. Называть себя в честь рыцарей и героев, назвать гильдию «Легендарные храбрецы» — никаких вопросов, правда. Я бы даже сказал, игры, в которых нет моды на подобные имена персонажей, сейчас выглядят необычно.
        Однако в VRMMO, где аватар полностью сливается с самим игроком, подобное требует некоторой смелости — просто так, по прихоти такого не сделаешь.
        Или же… эти имена — их способ выставить напоказ свою уверенность в себе. Они хотят показать, что достойны столь героических имен. Можно бы посмеяться над этими «ошибками юности», но в данной ситуации это было неуместно. Потому что эти трое — Орландо, Беовульф и Кухулин — сейчас величественно стояли совсем рядом с передним краем смертельной игры под названием SAO. В смысле физического расстояния — на двести метров дальше, чем я.
        — …Эти игроки вчера утром пришли на стратегическое совещание, которое было на переднем крае, в Мароме, и сказали, что хотят сражаться вместе со всеми,  — пробормотала Асуна, не дожидаясь моего следующего вопроса.  — Линд-сан узнал их характеристики, и оказалось, что по уровням и навыкам они немного слабее, чем остальная рейд-группа, но их снаряжение очень неплохо усилено… Даже если сразу бросать их в бой нельзя, в качестве резерва они вполне годятся. Поскольку я сама решила не участвовать, то не стала расспрашивать их, почему они пришли.
        — …Вот как… понятно…
        Медленно кивнув, я продолжил со смешанными чувствами разглядывать троицу героев.
        Асуне я до сих пор не объяснил, что эта компания — приятели кузнеца Незхи… точнее, судя по тому, что я видел в баре, Незха тоже был членом «Легендарных храбрецов». Имя «Незха» не принадлежало ни какому-то рыцарю, ни герою — возможно, потому что он, единственный из них, был не воином, а ремесленником?
        Отсюда следовало еще одно предположение.
        Ни я, ни Асуна их имен раньше не знали, значит, в рейде против босса первого уровня эти трое не участвовали; а сейчас они резко нагнали игроков переднего края. Это произошло… потому что…
        — Бу-ру-ро-муууууууууу!!!  — внезапно проревело внизу, и я переключил внимание на середину котловины. И тут же у меня второй раз вырвалось «эй, эй!».
        Потому что отряды Линда и Кибао, трудно различимые по этой их сине-зеленой классификации, превратились в один дерущийся клубок людей посреди котловины. Понять, кого выбрал своей целью коровий босс Бульбуйвол, было невозможно; «японская черная» металась из стороны в сторону, расшвыривая всех, на кого натыкалась. Танки-щитоносцы не держали строй — в своих тяжелых доспехах им требовалось много времени, чтобы подняться на ноги после падения,  — и от оборонительных порядков не осталось и следа.
        — Опасно!..  — резко прошептала Асуна.
        — Атакующим надо двигаться, уклоняться!
        Этот мой возглас вряд ли был услышан внизу, но, тем не менее наконец-то Кибао и Линд разом махнули правыми руками, и средне- и легкобронированная восьмерка (включая их самих) попыталась рассыпаться.
        Но они малость опоздали…
        Разъяренный бычара наконец встал на дыбы и проложил себе путь между щитоносцами, после чего поддел на рога сразу двоих мечников. Дернул головой — и те подлетели вверх.
        — !!!
        У нас с Асуной разом перехватило дыхание. Подкинутые в небо аватары, упав обратно, мгновенно разлетаются на осколки, как стеклянные,  — на миг такая картина возникла в моем воображении; но, к счастью, внизу была мягкая луговина, и тех двоих, не получивших слишком уж серьезного урона, после падения лишь подбросило пару раз, а потом они поднялись на ноги. Однако они явно были в шоке — судя по тому, как их шатало.
        Линд тут же махнул рукой — возможно, приказывая отступить для перегруппировки и лечения,  — и одновременно Кибао, обернувшись в сторону тыла, описал круг мечом в правой руке.
        Выбрав момент, когда бык отбежал в середину котловины, двое, которым от него досталось, отступили, и столько же игроков на смену им выдвинулось из резерва.
        Орландо, паладин в бацинете, и Беовульф, герой с двуручником. Пробежав несколько метров, они остановились, будто в нерешительности. Но тут же, издав боевой клич, донесшийся до нашего с Асуной возвышенного укрытия, снова ринулись вперед.
        Орландо потянулся правой рукой к левой стороне пояса, скрытой от взгляда за круглым щитом. Черный прямой одноручный меч, который он стремительно извлек, был, вне всяких сомнений, родным братом висящего у меня за спиной «Закаленного меча». Полуредкое оружие, добыть которое можно только при выполнении квеста на первом уровне. Подняв над головой хорошо усиленный, судя по блеску, меч, паладин бросился на громадного босса.


        Через двадцать пять минут после начала сражения с Бульбуйволом, единственным на втором уровне Айнкрада полевым боссом, его смахивающая на небольшую гору туша наконец рассыпалась.
        С точки зрения масштаба рейда, его уровня и экипировки участников это было довольно долго, но так легко говорить, наблюдая за боем в буквальном смысле свысока. Здесь и сейчас, в отличие от бета-теста, над всем главенствовал один принцип. А именно: ни одной смерти — ни за что, никогда.
        С этой точки зрения, трое из гильдии… нет, пока еще просто из группы «Легендарные храбрецы», можно сказать, проделали отличную работу. Когда члены основного отряда получили неожиданный урон и их хит-пойнты свалились в желтую зону, игроки из резерва двигались несколько неуклюже, но тем не менее великолепно выполнили свой долг.
        — …Смотреть было страшновато… но, в общем, все прошло хорошо. И закончилось без проблем,  — пробормотала Асуна, сделав пару шагов вниз с плато и сев на случившийся поблизости камень. Быстрым движением скрестив ноги, она снизу вверх глянула на меня -
        — Ну? Кирито-кун, почему тебя интересуют эти герои?
        — Ээ… нууу…
        Я снова направил взгляд вниз. Посреди длинной и узкой котловины вместе собрались все пятнадцать игроков рейд-группы; до нас доносились их радостные возгласы. Однако по-настоящему искренней выглядела радость лишь команды Линда в темно-синей одежде под доспехами и стоящих рядом с ними «Храбрецов» без цветовых знаков различия; а в фигурах зеленой команды Кибао чувствовалось некое напряжение. Стало быть, последний удар боссу нанесла сабля Линда с характерным именем «Бледный край». Издалека мне было не разобрать, сколько раз ее усиливали, но, судя по световым эффектам, это было мощное оружие.
        Несколько секунд я неотрывно смотрел на паладина Орландо, без малейшей стеснительности размахивающего мечом рядом с Линдом, потом повернулся к Асуне.
        Сейчас она откинула капюшон, и ее карие глаза ярко сияли в утреннем свете. Этот взгляд, словно пытаясь проникнуть сквозь аватар прямо мне в душу, обмануть было невозможно. Собравшись с мыслями, я тихим голосом ответил:
        — Кузнец Незха — член «Легендарных храбрецов».
        — Ээ!.. Это… неужели…
        На ее незаданный вопрос я утвердительно кивнул.
        — Думаю, Незха жульничает с усилением по приказу этой компании… то есть ее лидера Орландо. …Ты не знаешь, когда именно в Урбусе появился «Кузнечный магазин Незхи»?
        — Эээ… кажется, в тот же день, когда второй уровень открылся…
        — То есть еще и недели не прошло, да? Но если красть за день один-два меча уровня «Воздушного флерета» и «Закаленного меча», да еще усиленных, может выйти приличный доход. Раз в десять… может, даже в двадцать больше, чем обычно получается при охоте… Асуна, ты сама недавно сказала. У Орландо и компании невысокий уровень, зато хорошо усиленное снаряжение. Оружейные навыки не растут, если в боях не участвуешь, а вот усиливать…
        — …Можно сколько угодно, были бы деньги. Ты это хочешь сказать?  — напряженным голосом произнесла Асуна и проворно вскочила. Кинув в сторону поля боя острый взгляд, она двинулась было к тропе, ведущей вниз, но тут же остановилась.
        — Стой, погоди-погоди! Я понимаю, что ты чувствуешь, но пока у нас нет доказательств.
        — Поэтому-то и…
        — Как минимум, пока мы точно не знаем, как именно он подменяет оружие, можем сами нарваться на обвинение в клевете. Здесь ГМов нет, так что, если нас слишком много народу начнет считать плохими парнями, это будет опасно. Мне-то сейчас уже пофигу, но чтобы с Асуной тоже обращались как с Битером…
        Мою речь прервал указательный палец Асуны, который она чуть ли не прямо в рот мне воткнула.
        — Сейчас мы вместе пойдем в донжон, так что эти свои тревоги выкинь из головы. …Но я понимаю, что ты хочешь сказать. Несомненно, пока мы не знаем их планов и конкретной схемы, все наши слова будут звучать как фальшивые обвинения…
        Отведя правую руку обратно, она погладила подбородок. Опустила веки и продолжила уже более сдержанным тоном:
        — Я тоже попробую что-нибудь придумать. Надо не только понять, как именно он подменяет оружие, но и найти четкое доказательство.
        При этих словах глаза фехтовальщицы вспыхнули другим огнем, не так, как прежде; мне оставалось лишь кивнуть и сказать «да, ага».


        Дождавшись, когда победившие Бульбуйвола две партии плюс три человека отправились обратно в Мароме, чтобы пополнить запасы и привести в порядок снаряжение, мы с Асуной спустились с плато.
        Пригибаясь, быстро пробежали оставшуюся без своего стража котловину. Честно говоря, право первыми войти в южную часть второго уровня принадлежало людям Линда и Кибао, но ждать, пока они вернутся, нам не хватило терпения. И потом, я был уверен: эти двое не только за последний удар по боссу, но и за право первым войти в южную зону устроили бы ссору.
        В дальней части котловина перешла в узкое, извилистое ущелье. По обе стороны отвесно возвышались скальные стены; в гладком камне не то что тропинки не было — даже рукой не зацепишься, так что подняться было абсолютно невозможно.
        Пробежав это ущелье, где не появлялись монстры, на одном дыхании, мы с Асуной остановились перед выходом из него, и перед нами впервые — ну, на самом деле для меня во второй раз — открылась картина южной части уровня.
        Здесь шли все те же двух-трехуровневые горные террасы, но, в отличие от северной части с ее беззаботно раскинувшимися лугами, в южной все заросло густым лесом. Склоны были покрыты вьющимися растениями; то тут, то там лежали островки тумана, затрудняющие обзор.
        И тем не менее зрелище было бы прекрасным, если бы не возвышающийся за джунглями силуэт. Он протянулся вверх на все сто метров, отделяющие землю от дна следующего уровня,  — башня лабиринта второго уровня. Она была поуже, чем на первом, но все же метров двести пятьдесят в диаметре. Иными словами, она была ближе к колизею, чем к башне.
        Асуна, как и я, в молчании смотрела на гигантское сооружение, потом вдруг пробормотала:
        — …А это что?
        Судя по всему, ее палец был направлен на верхнюю часть башни, где спереди торчали два изогнутых выроста. Я коротко ответил:
        — Коровьи рога.
        — К-коровьи?
        — Когда подойдем поближе, увидишь, что там здоровенный коровий барельеф. Главная тема всего второго уровня.
        — …Я-то думала, что на том громадном быке, которого только что убили, это кончилось…
        — Святая наивность, коровий рай на втором уровне еще только начинается. …Ну, те, которые нам будут попадаться, не очень-то умны.
        Коровы, ага… мысленно добавил я и, чтобы не выдать Асуне свои мысли, прокашлялся и хлопнул в ладоши.
        — Ладно, пошли. Всего в километре к юго-востоку отсюда будет последняя деревня, дальше уже лабиринт. В деревне возьмем квест и, думаю, дойдем до башни к полудню. Можно сойти с главной дороги и двинуться через лес, но лучше обойти его слева — там безопаснее и получится в итоге быстрее.
        Прежде чем зашагать вперед, я заметил, что Асуна немного непонятно на меня смотрит, и склонил голову набок.
        — …Что?
        — Не, ничего…
        Фехтовальщица тоже откашлялась, потом ее лицо приняло серьезный вид, и она продолжила:
        — Это ни в коем случае не ирония и не ехидство — честно скажу то, что думаю.
        — …А, ага.
        — Ты так много всего знаешь, это очень полезно. Хочется иметь такого у себя дома.
        Я сразу не въехал, как следует понимать это ее замечание; Асуна же быстрым шагом двинулась вперед и, кинув на меня еще один взгляд, добавила:
        — Ладно, идем. Хочу добраться до башни раньше, чем Линд-сан и остальные.



        Глава 8

        — Гадость… не подходи!.. Пошел отсюда!!!
        Красивая девушка, распахнувшая глаза в ужасе и дрожащим голосом роняющая эти слова; вразвалку приближающаяся к ней мощная фигура.
        Эту картину вполне можно было бы принять за сцену из какого-нибудь фильма ужасов, только вот дальнейшее развитие событий несколько… да нет, капитально отличалось от голливудского сценария.
        — Не подходи… кому сказала!!!  — выкрикнула девушка полным ярости голосом и рванулась не назад, а, наоборот, вперед. Здоровенный противник в ответ на это занес грубый двуручный молот, однако, прежде чем оружие достигло высшей точки, правая рука девушки метнулась к врагу с быстротой молнии.
        С беззвучным воплем клинок вонзился противнику в голую грудь, и раздался взрыв. Во все стороны рванулись ярко-белые лучи света, движение молота замедлилось. В норме теперь полагалось бы отскочить, чтобы избежать ответной атаки, но девушка снова рванулась вперед, отведя рапиру, а затем нанесла решающий удар. Двухударный навык мечника пронзил верхнюю и нижнюю части мощного торса, и полуобнаженная туша противника зашаталась.
        — Бу… муууууууу!!!
        Голова с короткими рогами и металлическим кольцом в носу откинулась назад, комнату огласил агонизирующий вопль. Здоровенная туша начала падать на спину, однако прямо в воздухе зависла. Гладкие мускулы превратились в твердое стекло, по стеклу пошли трещины, из трещин плеснул синий свет — и силуэт рассыпался.
        Прикончив монстра с человеческим телом и бычьей головой, называемого «Малый тавр-воин», комбинацией одноударного навыка «Прямой выпад» и двухударного «Параллельный укус», рапиристка стояла на месте, тяжело дыша,  — но почти сразу резко вскинула голову и, сердито глянув на меня, заявила:
        — …Эта тварь — это был не бык!


        Мы с Асуной — первые из всех игроков, чья нога ступила в лабиринт второго уровня Айнкрада,  — продвигались вперед уже два часа.
        Возможно, сейчас отряды Кибао и Линда уже скрипели зубами, обнаружив выпотрошенные сундуки на первом этаже лабиринта; однако у меня, раз уж я все равно «черный Битер», не было ни малейшего желания идти на компромиссы и оставлять сундуки с сокровищами нетронутыми. Местоположение сундуков на 80 % совпадало с тем, что было во время бета-теста, и мы вскрывали их один за другим в перерывах между боями; так мы без особых проблем добрались до второго этажа, где наконец впервые встретились с главными обитателями башни, таврами — после чего и случилось то, что случилось.
        — …Нуу, это, если у него восемьдесят процентов тела как у человека, то как его прикажешь звать, быком или человеком…
        Не имея ни малейшего понятия, как реагировать на капризное оправдание Асуны-сан, я поскреб в затылке.
        — Но ведь в онлайн-играх минотавры все такие, и монстров-минотавров обычно как раз зовут «быками» для краткости…
        — …Минотавры? Это из греческой мифологии?
        Опасный взгляд Асуны наконец-то чуть смягчился. Похоже, эту рапиристку привлекал малейший аромат новых знаний. Я сам не особо разбирался в мифах и легендах, но моя сестренка почему-то такие вещи обожала, в детстве читала их очень много. Закивав, я принялся кое-как извлекать информацию из воспоминаний тех лет.
        — Ну… ну да, ну да. Минотавр из мифа жил на острове Крит в подземелье… оно называлось как раз «Лабиринт»; в общем, подземный монстр в лабиринте; и его убил, кажется, герой по имени Тесей? В общем, очень подходящая тема для игр, и минотавры стали стандартными монстрами в RPG с самого начала. Вот, но в этой игре почему-то «мино» из названия убрали, остался только «тавр».
        — Ну, это логично. Ведь в «минотавре» часть «мино» относится к царю Миносу, верно?
        — Эээ… значит, сокращать «минотавра» до «мино» было бы неправильно?
        — Естественно. Насколько я помню, царь Минос после смерти стал судьей в подземном мире; если звать этих тварей «мино», он рассердится.
        Так мы разговаривали, пока гнев Асуны наконец не поутих. Решив, что сейчас подходящий момент, я осторожно спросил:
        — А… Асуна-сан, в этом недавнем мино… то есть просто тавре что именно тебя так разозлило?
        Рапиристка, глянув на меня искоса, ответила:
        — Потому что… он же был почти голый! Только какая-то тряпка на бедрах — чистое сексуальное домогательство! Там вообще должен был включиться код нарушения правил приличия, и его отправило бы в Железный дворец!
        — А, п-понятно.
        Действительно, у всех тавров, в отличие от обитающих на первом уровне гоблинов и кобольдов, нижняя половина тела ну очень легко одета; если не считать бычьей головы, это натуральные «полуголые мачо». Для юной леди (вероятно) из школы для девочек такой стиль одежды, должно быть, совершенно неприемлем.
        Однако отсюда вытекала одна проблема. В недавно открытом сундуке нашелся доспех под названием «Могучий кожаный ремень». Он не только прилично повышал уровень защиты, но и давал неплохой бонус к силе, однако при этом верхняя половина тела принимала вид «обнаженный торс, обвитый ремнями», и никакой другой брони или одежды поверх носить было нельзя. В донжоне это было бы нормально, а в ближайшей безопасной зоне я бы переоделся… по крайней мере на это был мой расчет; однако при виде такой реакции Асуны мне хватило ума отказаться от этой идеи. Значит, придется редкому предмету пропадать зря, увы. В таком случае стоило бы передать эту штуку ей — чисто с точки зрения повышения боевого потенциала партии.
        — Слушай, Асуна, в сундуке, который мы недавно открыли, магический ременный доспех попался, но…
        Тут же глаза рапиристки вспыхнули втрое холоднее, чем когда она уничтожила тавра.
        — Попался, но?..
        — …Эээ… он, похоже, только парням подойдет. А, точно, может, этому? Который командовал танками во время рейда на босса первого уровня, как его…
        — Эгиль-сан? Да, пожалуй, ему пойдет. Я его вчера видела во время разведки на Бульбуйвола.
        Не без труда выбравшись с минного поля, я мысленно вздохнул с облегчением, но на лице изобразил удивление.
        — Ух ты. Но ведь в том шоу он не участвовал?
        — Он, по-моему, тоже не очень согласен с политикой Линда-сана и Кибао-сана. Однако он сказал, что в рейде на босса уровня участвовать будет, поэтому, думаю, вы с ним там встретитесь. Может, тогда ему и передать?
        — Да, точно, ага. …Но это, ты с «цепенящим эффектом» этих мино… то есть просто тавров справишься?
        — Хватит уже, просто «мино» достаточно. Думаю, если еще два-три раза посмотрю, приноровлюсь.
        — Ясно. У босса «цепенящий эффект» более дальнобойный, но применяет он его так же, как мелкие мино. Ну ладно, пошли в следующий блок?
        На мои слова Асуна кивнула без малейших признаков усталости и первой зашагала к выходу из комнаты.


        Мы завалили еще четырех монстров типа «тавр» (из-за невысокой частоты появления монстров набить их больше было бы трудно, даже если бы хотелось); после этого выпавшие из них трофеи плюс содержимое найденных сундуков переполнило наши рюкзаки, и мы с Асуной, удачно избежав встреч с другими игроками переднего края, вышли из лабиринта.
        В безопасной зоне у самого входа я открыл вкладку с картами; первый и второй этажи башни, прежде пустые, сейчас были почти полностью картированы. Если эти карты превратить в свитки и продать, можно неплохо заработать, но даже черному Битеру для такого не хватало духа наживы. Решив передать их бесплатно «Крысе» Арго, торговцу информацией, я закрыл вкладку.
        «Стратегический путеводитель», в котором Арго собирает информацию, поставляемую мной и другими бывшими тестерами, наверняка уже завтра будет продаваться в ближайшей деревне, где я смогу его купить за пятьсот коллов, что, на мой взгляд, малость неразумно. Однако, по ее словам, тем, кто сражается на переднем крае, приходится раскошеливаться, чтобы она смогла напечатать второй, бесплатный тираж для игроков средней зоны, так что особо жаловаться мне не приходилось.
        Сменив вкладку, я отправил Арго сообщение, что собираюсь передать ей карты, после чего закрыл меню, как следует потянулся и задрал голову к небу.
        На самом-то деле над густым лесом было вовсе не небо — там нависало дно третьего уровня. Но сейчас, когда проникающие снаружи лучи вечернего солнца выкрасили его в оранжевый цвет, это все равно было очень красиво.
        — Сегодня девятое декабря… пятница. На той стороне уже, наверное, совсем зима.
        Услышав эти тихие слова Асуны, я, чуть подумав, ответил:
        — Я читал в Интернете то ли в статье, то ли еще где-то — в общем, про то, что в Айнкраде на разных уровнях разные сезоны. Так что, если мы поднимемся еще немного, здесь тоже может наступить зима.
        — Даже не знаю, радоваться этому или нет. А, но…
        Тут голос Асуны увял; я, озадаченно склонив голову набок, глянул на нее. Девушка почему-то поджала губы сердито и в то же время застенчиво, потом наконец мягко произнесла:
        — Ничего такого, просто подумалось. Если до Рождества мы успеем подняться до уровня с правильным сезоном, то, может, там будет снег идти.
        — …Да, точно, уже ведь декабрь… Рождество… через пятнадцать дней, да? Надеюсь, этот уровень мы к тому времени уже пройдем…
        — Что, почему такая слабая мотивация? Через неделю… нет, через пять дней хочу уже выйти отсюда. Я по горло сыта коровами.
        — Это всего лишь коровы,  — терпеливо сказал я. Несколько секунд Асуна рассеянно смотрела на меня, потом вдруг ее щеки заалели, и она наступила мне на правую ногу лишь чуть-чуть слабее, чем нужно, чтобы нанести урон. После чего как ни в чем не бывало направилась в сторону ближайшей деревни. Я, ничего не понимая, поспешил за ней.


        Старательно избегая боев, мы минут двадцать шагали по мощенной камнем дороге, идущей через лесные заросли; добравшись наконец до ближайшей деревни под названием «Таран» — отсюда наверняка пойдет рейд на босса — и войдя в безопасную зону, мы облегченно выдохнули.
        Как мы и ожидали, по главной улице бродило уже довольно много игроков. Новость о победе над полубоссом Бульбуйволом в первой половине дня быстро дошла до Мароме, и, видимо, игроками разом овладела тяга к перемене мест. Я прозорливо убрал заранее свой черный кожаный плащ и надел на голову бандану, вызывающую такое отвращение у Асуны.
        Сама она тоже надвинула на глаза капюшон накидки, которую перед боем убрала, так что мы с ней были в равном положении. Правда, причины скрывать лица у нас были почти противоположными — от этого мне стало немного грустно.
        — Это… я обещал сейчас встретиться с Арго…  — тихо произнес я, идя по краю улицы. Асуна под капюшоном чуть кивнула.
        — Конечно. У меня тоже к ней есть одно дело… точнее, одна просьба, так что можем пойти вместе.
        — Ээ, ага.
        Мне, по идее, должно было быть все равно, и не было никаких причин бояться оказаться в одном месте с Арго и Асуной; однако почему-то эта перспектива заставила меня нервничать. Ощущая дрожь в спине, я тем не менее кивнул, и — «Ладно, тогда пошли в бар, где мы договорились»…
        Так я собирался сказать — и вдруг.
        Моих ушей коснулся некий слабый звук. Я попытался игнорировать его, но не получилось.
        Ритмичный металлический звон. В нем не было легкости, присущей звукам музыкальных инструментов, а было упрямство инструмента рабочего -
        — !..
        Мы с Асуной переглянулись, вслушались… и синхронно повернулись в сторону восточной площади Тарана.
        Я подавил желание рвануть со всех ног; мы шли в довольно быстром темпе и добрались до площади быстро. Увиденное там было вполне ожидаемо, но все равно на несколько секунд мы застыли на месте.
        Простой деревянный стенд, разложенное на коврике в два татами металлическое оружие. Переносной горн и наковальня. Сидящий на складном стуле и увлеченно машущий молотом низкорослый игрок мужского пола — я видел его в профиль, но это явно был кузнец Незха. Член команды «Легендарные храбрецы», первый в Айнкраде «Жулик на усилении»…
        — …Впечатляющая наглость. Только вчера ты раскусил его попытку мошенничества, и все равно он пришел на передний край и открыл свой магазин. Хватка бизнесмена,  — рассерженно прошептала Асуна, как только мы укрылись за колонной рядом с площадью. Я было кивнул, но в процессе передумал и двинул головой в другом направлении.
        — Нет… То, что он пришел в Таран, означает, что он настороже, разве нет? Если посмотреть с другой стороны, шанс, что и мы сюда придем в то же время, что он, ведь очень маленький. Он временно перебрался сюда как раз для того, чтобы его жульничество не раскусили в Урбусе.
        — Даже если так, все равно у него ни капли совести. Раз он не только сменил город, но и открыл свой магазин, значит… он это самое продолжит? Подменять.
        Последнее слово Асуна произнесла почти беззвучно и закусила губу.
        На ее лице, естественно, был написан гнев, но мне показалось, что к нему примешаны и другие чувства. Мой навык чтения лиц людей был на нулевом уровне, и не существовало заклинания, позволяющего точно понять, что сейчас думает эта девушка. Однако в глазах, тускло блестящих под капюшоном, мне почудился оттенок печали, и у меня малость перехватило дыхание.
        Снова переведя взгляд на сидящего метрах в двадцати от нас Незху, я сказал:
        — Можно… попробовать. Только выберет ли он нас…
        — ?.. Что ты имеешь в виду?
        — Незха — член «Легендарных храбрецов»; если их цель — резко войти в число игроков переднего края, они не должны выбирать себе жертвами этих самых игроков. Если их команде перестанут доверять, они добьются не того, к чему стремятся, а прямо обратного.
        Когда я договорил до этого места, мне вдруг пришла в голову некая возможность, и я добавил уже мысленно:
        Но если Орландо собирается позже выпнуть Незху из своих рядов, это будет уже другое дело.
        Я сказал «из рядов», однако система пока не позволяла организовывать настоящие гильдии, принадлежность к которым обозначалась бы эмблемой над курсором игрока. Если нет никакого свидетельства принадлежности Незхи к организации Орландо и Беовульфа, игроки переднего края не будут винить их в жульничестве с оружием, а когда доверие к ним упадет, они смогут все свалить на того, кого с ними уже не будет…
        — …Не, не может быть…  — выдохнул я, отметая это угрюмое предположение.
        Вчера, когда я проследил за Незхой до бара, внутри этой шестерки игроков царила атмосфера такой близости, какую редко можно встретить в онлайн-играх. У меня сложилось впечатление, что они были друзьями еще до SAO.
        Поэтому такое просто невозможно… нет, даже не должно быть возможно.
        Внезапно почувствовав щекой взгляд, я повернул голову; Асуна неподвижно смотрела на меня из-под толстого капюшона. Возможно, она услышала, что я только что пробормотал, но в расспросы вдаваться не стала, а просто отвела взгляд.
        — …Видимо, меня они не посчитали за игрока переднего края. Раз попытались украсть мою рапиру.
        Поняв, что эти слова — ее ответ на мою предыдущую реплику, я покачал головой.
        — Не, не, когда я говорил про игроков переднего края, я имел в виду тех сине-зеленых парней. Когда никакой информации, кроме собственных заявлений, нету… то, например, Незха даже меня не принял бы за одного из игроков переднего края. Ну, вообще-то, может, это так и есть…
        — О чем это ты? Ты же будешь участвовать в бою с боссом уровня?
        Под взглядом Асуны я машинально кивнул — однако ответил неопределенно:
        — Нуу, в общем, я собираюсь, но… Линд-сан или Кибао-сан вполне может сказать «ты не нужен», и… Я бы сказал, довольно приличный шанс, что так и будет…
        Тут же брови Асуны поднялись опасным углом — но, к счастью, быстро вернулись к обычной линии. Чуть недовольным, но спокойным голосом она сказала:
        — Линд-сан — может быть, а Кибао-сан понимает. В бою против босса без твоей силы и знаний не обойтись.
        — Ээ, п-правда?
        — Потому что после того, как мы убили короля кобольдов, он специально попросил меня передать тебе. «Щас ты нам помог», он сказал.
        Асуна настолько точно воспроизвела кансайский акцент, что мои губы сами собой изогнулись в улыбке, и я подыграл:
        — Но он еще кое-что сказал. «Для меня ты никто. Я своим путем…»
        — «…Пройду игру». Если он эту цель перед собой ставит, то на бой против босса уровня свою скучную гордость с собой не возьмет.
        — …Хорошо, если так.
        Вновь прокрутив в голове виденное сегодня утром шумное и драматическое сражение с Бульбуйволом, я кивнул.
        С саблистом Линдом, возглавляющим синий отряд, я общался один раз, сразу после битвы с королем кобольдов (точнее, это был односторонний поток обвинений), но цель этого человека я вполне понимал. Сделать людей Диабеля — тоже рыцаря, как и он сам,  — сильнейшей организацией в игре. Вся грызня вокруг бонуса за решающий удар по полубоссу выдавала это стремление с головой. Можно не сомневаться: как только мы доберемся до третьего уровня, Линд возьмет квест гильдмастера, чтобы создать гильдию с сине-серебряными знаками отличия — цветами Диабеля.
        Сложнее было с Кибао, с которым мы на первом уровне общались неоднократно.
        В нем был некий стержень, и это, вне всяких сомнений,  — ненависть к бывшим бета-тестерам. Отсюда его враждебное отношение с самого начала ко мне, как раз-таки бета-тестеру; при этом он поддерживал Диабеля как лидера рейда и играл роль его посредника, не подозревая, что тот тоже тестер. Не исключено, что он даже хотел после битвы на первом уровне вступить в группу Диабеля.
        Однако если бы, допустим, Диабель остался в живых, подозреваю, что это желание не исполнилось бы. Потому что Диабель был бета-тестером. Вероятнее всего, Кибао заметил, как отчаянно Диабель стремится оставить за собой решающий удар по боссу первого уровня. Более того, что бы он ни говорил, а катастрофы удалось избежать благодаря тому, что в решающий момент всех привела в боевую форму «грязная информация» бывшего бета-тестера Кирито, то есть меня.
        Вот почему Кибао со своим кредо «ни за что не полагаться на бывших тестеров» не присоединился к отряду Линда (бывшему отряду Диабеля), а создал свой. Это и была партия в темно-зеленой одежде. Судя по тому, что я видел во время недавнего сражения с полубоссом, в плане настойчивости, упрямства и боевой мощи он не уступал Линду. Правда, именно поэтому те две компании не могли нормально взаимодействовать.
        Противостояние и соперничество этих двух сильнейших команд — нет, их уже можно назвать гильдиями — соперничество двух больших гильдий, пожалуй, может подстегнуть развитие игроков переднего края в целом, однако в то же время оно неизбежно должно приводить к проблемам со взаимодействием в рейдах. Такое развитие событий — удачное и неудачное одновременно. И непонятно еще, какая из этих двух сторон выгадает от появления на переднем крае третьей — «Легендарных храбрецов» под командованием Орландо…
        Внезапно мне пришла в голову одна мысль.
        — А, кстати…  — спросил я неотрывно глядящую на кузнечный магазин Асуну.  — У партий Линда и Кибао уже есть названия?
        — Эмм… насчет Линда-сана я не знаю. Но название партии Кибао-сана я слышала.
        И, чуть улыбнувшись, рапиристка сообщила мне это название:
        — Немножко крутоватое. «Армия освобождения Айнкрада».
        — Ээ, уээ…
        — Возможно, этим они намекают на разные большие планы.
        — Т-ты думаешь?
        — Они активно набирают игроков из числа тех нескольких тысяч, которые засели в Стартовом городе на первом уровне. Похоже, они хотят обеспечить их оружием и доспехами, обучить сражаться в команде и в итоге добиться того, чтобы игроков переднего края стало больше…
        — …Понятно. «Своим путем», да?..  — кивнул я и снова погрузился в размышления.
        Несомненно, это вполне тянет на «путь». Теоретически, чем больше игроков сражается на переднем крае, тем выше темп прохождения игры. Но в то же время это порождает гигантскую дилемму. С ростом числа игроков неизбежно будет расти и вероятность гибели…
        — Однако оно не совсем понятное.
        При этих неожиданных словах Асуны я заморгал.
        — Э? Что непонятное?
        — Название. «Игроки первой линии», «Союз переднего края», «Отряд воинов» — все могут звать себя, как им вздумается. Но имя должно нести правильный смысл. Линд-сан и его люди вообще зовут себя «Сильнейшими игроками».
        — Ааа… ну да, верно. Арго, например, иногда зовут «Фронтовой тенью»… ой, блин.
        Я поспешно открыл окно, чтобы проверить, который час. До назначенного времени встречи с торговцем информацией «Крысой» Арго оставалось всего две с половиной минуты.
        — Это… Асуна, ты тоже идешь, да?
        — …Да, иду. А что?  — спокойно переспросила она, и я на автомате кивнул.
        Потом последний раз глянул на продолжающего махать молотом кузнеца и ответил:
        — Надо бы встречу с Арго побыстрее закончить, а потом еще немного понаблюдать за Незхой. Может, удастся раскусить его трюк.



        Глава 9

        — Хммм,  — это Арго.
        — Вовсе нет,  — это я.
        Если опущенные нами части фраз все-таки оставить, получится вот что:
        «Хммм. Бывший бета-тестер Кирито и одиночка Асуна заключили союз? Интересно, сколько эта информация будет стоить?»
        «Вовсе нет. Мы с ней, так получилось, временно работаем вместе, никакого союза, ни-ка-кого».
        Однако сколько бы я ни отрицал подразумеваемого, факт оставался фактом: мы с ней действительно были вместе. Более того, это длилось уже двадцать семь часов — как началось вчера во второй половине дня на восточной площади Урбуса, так и продолжалось до сих пор.
        Эта ситуация выглядела странной, даже, возможно, подозрительной — однако, по моим стандартам, между всего лишь «партией из двух человек» и «союзом» есть огромная разница.
        Партия — развитие обычной группы игроков, после завершения боя она может распасться. Союз же должен существовать на условиях, обговоренных до мелочей. Например, необходимо подобрать свое снаряжение и набор навыков таким образом, чтобы компенсировать слабые стороны партнера и лучше использовать его сильные стороны. И назначение союза — не по отдельности охотиться за каждой добычей (как вчера мы с Асуной вдвоем охотились на ос), а координировать навыки мечника, чтобы вместе уничтожать по-настоящему тяжелых для одиночного игрока монстров.
        Сдается мне, мы с Асуной еще не достигли такого состояния, чтобы нашу пару можно было назвать союзом в этом смысле. Даже если оставить в стороне «Битера» и прочие обстоятельства — рапиристка очень гордилась своими мощными навыками мечника, и едва ли она захочет изменить свой отточенный стиль ради лучшей кооперации со мной.
        …На миг задумавшись, я понял, что объяснить все это толком не смогу; поэтому я просто сделал вид, что ничего не заметил, уселся напротив Арго и, дождавшись, когда мой временный сопартиец сядет рядом, заказал черный эль. Асуна тут же заказала фруктового вина с содовой; NPC-официант отошел, и менее чем через десять секунд наши напитки прибыли. Мне казалось, что вполне можно было бы отменить официантов вообще, а бокалы чтобы просто возникали на столе, но, видимо, это был пунктик создателя. Ну, по крайней мере NPC-персоналу не нужно платить за работу.
        Мы с Асуной подняли свои напитки; Арго, поднявшая свой эль еще раньше, взглядом предложила мне начать. Вынужденно кашлянув, я сказал:
        — Ээ, в общем… за открытие лабиринта второго уровня — до дна!
        — До днааа!
        — …До дна.
        Несмотря на несколько разное настроение, мы, поздравив друг друга, одним глотком ополовинили свои кружки. Это пиво (которое здесь называется элем, хотя в чем разница, я без понятия) мне показалось едким и газированным, как питье, которое мама давала к ужину в реальном мире, но после целого дня беготни в поле и донжоне оно было восхитительно вкусным. Правда, у меня сложилось впечатление, что те игроки, которым уже больше двадцати, не видят смысла в спиртных напитках, которые можно пить сколько угодно и не пьянеть.
        С этой точки зрения — Арго, которая в несколько глотков прикончила свой золотистый пенистый напиток и звучно выдохнула, вероятно, тоже была подростком, не ищущим в спиртном лишь градус. Определить возраст по ее лицу, украшенному усами в виде трех нарисованных перманентным маркером черточек на обрамленных красновато-коричневыми кучеряшками щеках, было невозможно.
        Резко поставив на стол опустевшую кружку, Арго тут же потребовала добавки, а потом произнесла:
        — До лабиринта добрались всего через пять дней после открытия ворот. Очень быстро получилось.
        — Это по сравнению с первым уровнем Айнкрада. Там мы надолго застряли, много игроков успело десятый уровень набрать. А этот изначально на какой уровень игроков рассчитан — седьмой-восьмой, кажется?
        — Ну… с точки зрения цифр да. Но это только если говорить о самой возможности прохождения.
        Замолчав, Арго поднесла к губам вторую кружку эля. Воспользовавшись паузой, Асуна спросила у меня:
        — Во время бета-теста босса второго уровня с какого раза убили?
        — Ммм… я участвовал с первого раза, и нас выносили раз десять… Ну, это потому что в первый раз мы были всего лишь пятого уровня, чистая наглость.
        Из-за того, что каждый хотел получить бонус от решающего удара. Но этого, естественно, я добавлять не стал.
        — Да, точно, когда мы его все-таки завалили, средний уровень рейда был больше семи.
        — Хмм… А сейчас на переднем крае средний уже подходит к десяти, да?
        Я кинул взгляд на отображенные в моем поле зрения полосы хит-пойнтов партии. После беготни по лабиринту и охоты на мино… то есть просто тавров мой уровень поднялся на единичку, до четырнадцатого. Асуна, судя по всему, тоже поднялась — до двенадцатого. Думаю, у главных сил переднего края, партий Линда и Кибао, уровни примерно такие же…
        — Эээ, сдается мне, уже перевалил за десять. Если смотреть чисто по характеристикам, у нас уже достаточно безопасное преимущество, но… ту логику, которая годится для мелких монстров, к боссу уровня применять нельзя…
        Пример этого мы уже видели. Средний уровень рейда против босса первого уровня, «Лорда-Кобольда Злого Клыка», был намного выше, чем во время бета-теста. Особенно у лидера рейд-группы Диабеля — он добрался до двенадцатого уровня, такого же, как у меня, одиночки.
        И тем не менее катана короля кобольдов срубила Диабелю все хит-пойнты. Это ясно показывало, что к боссам с их мгновенными выплесками ярости нельзя подходить с такими понятиями, как «безопасное преимущество».
        Мы с Асуной смолкли, и сидящая напротив нас Арго, опустошив свою вторую кружку на 70 %, заявила, словно нанося решающий удар:
        — И потом, против этого босса будет важен не столько уровень, сколько крутое снаряжение.
        — Да уж…  — кивнул я со вздохом. Навык мечника «Цепенящая детонация», визитная карточка босса второго уровня, нацелен не на то, чтобы наносить урон. Поэтому одним лишь количеством хит-пойнтов себя от него не обезопасить. Необходимо повысить устойчивость к негативным эффектам с помощью бонусов от оружия и доспехов.
        Полагаю, усилиями сидящего передо мной торговца информацией это в ближайшее время станет известно всем. Игроки переднего края массово кинутся усиливать снаряжение, и у магазинчика переехавшего в эту деревню Незхи начнется столпотворение…
        — …Уу…  — вырвалось у меня, когда я додумал до этого места.
        Причиной переезда Незхи из Урбуса в Таран было вовсе не желание дать обстановке успокоиться… Может, он с самого начала предвидел, что среди игроков переднего края резко вырастет спрос на усиление? Если ему уже без разницы такие вещи, как доверие к кузнецу, которое неизбежно упадет, когда он в критический момент будет заниматься своим жульничеством при усилении редкого оружия… но в результате «Легендарные храбрецы» перегонят организации Линда и Кибао и станут сильнейшей гильдией, и тогда кузнец Незха -
        — …Арго.
        Пытаясь прогнать мурашки, побежавшие по рукам, я открыл окно прямо над столом.
        — Для начала — вот карты первых двух этажей лабиринта.
        Быстро превратив данные в объекты (два маленьких свитка), я положил их перед Арго. Девушка-торговец информацией тут же их взяла — они исчезли, как по волшебству — и сказала:
        — Снова спасибо, Ки-бо. Как я уже говорила, если нужна плата за эту информацию…
        — Не надо… я не любитель продавать карты донжонов. Потому что если какой-нибудь игрок погибнет из-за того, что не сможет купить карту, я спать не смогу по ночам… Но сейчас я хочу кое-что у тебя узнать, причем с одним условием.
        — Хмм? Ну давай, поделись с сестрицей?
        Арго кокетливо глянула на меня, и я тут же ощутил исходящую от Асуны по соседству некую волну. Кинуть взгляд в ту сторону мне почему-то было страшновато, так что я продолжал смотреть перед собой.
        — Арго, ты, наверно, об этом уже знаешь, но…  — тут я понизил голос и оглядел бар; поскольку он выходил в узкий переулок, других игроков тут не было.  — В бою с Бульбуйволом сегодня утром участвовала команда под названием «Легендарные храбрецы»; так вот, мне нужна информация о них. Имена всех членов, как эта команда образовалась.
        — Мм. …и какое же условие?
        — Никто не должен знать, что я собираю о них информацию. В первую очередь они сами.
        Когда имеешь дело с торговцем информацией «Крысой» Арго, самое неприятное то, что у нее напрочь отсутствует понятие «конфиденциальность клиента»; напротив, ее девиз — «Предметом для продажи может быть все, включая имя клиента». Поэтому, честно говоря, шансов тайно купить у Арго информацию о «Легендарных храбрецах» у меня не было. Арго, в полном соответствии со своими правилами, наверняка обратилась бы к «Храбрецам», сказав примерно следующее: «Не хотите ли купить имя человека, который запросил информацию о вас?» Разумеется, я мог заставить ее все-таки скрыть свое имя, предложив больше денег, чем она бы слупила с них, но все равно они бы узнали, что «кто-то собирает информацию о "Храбрецах"». Чего в нынешней ситуации очень хотелось бы избежать.
        Таким образом, мое условие — поискать информацию о «Храбрецах», но так, чтобы они об этом не узнали,  — явно шло против девиза Арго.
        — Хм… мммм…
        Торговец информацией Арго несколько секунд с задумчивым видом подергивала свои кудряшки, потом наконец небрежно произнесла: «Ну ладно». На миг я облегченно расслабился, но Арго, довольно улыбнувшись, продолжила:
        — Но запомни это. Сестрица поставила свои чувства к Ки-бо выше профессиональных правил.
        Вновь я что-то ощутил справа от себя и весь напрягся. Отведя от меня взгляд, Арго улыбнулась и спокойно произнесла:
        — Так, А-тян тоже хочет меня о чем-то спросить?


        Десять минут спустя -
        Мы с Асуной вышли из бара на окраине Тарана и вновь направились к восточной площади деревни.
        Это называлось деревней, и, естественно, размер безопасной зоны тут был заметно меньше, чем у Урбуса. Однако общая структура «круглый плоский холм, из которого вынули все, кроме склонов» была та же самая, а значит, в вертикальном направлении размер был более чем вдвое больше, чем у деревень, построенных на плоской земле.
        Круглая площадь тоже не была исключением; ее со всех сторон окружали высокие здания. Причем это в основном были не постоялые дворы, не NPC-магазинчики и не дома игроков (для последних, естественно, было еще рановато), и заходить туда свободно мог любой.
        Вообще говоря, эти «пустые здания» немало игроков используют как бесплатное жилье. Но важное отличие их от управляемых NPC постоялых дворов состоит в том, что эти комнаты не дают игроку системную защиту.
        Естественно, опасность для жизни никому не угрожает, но все равно спокойно спать в такой ситуации нереально, да и кровати там жесткие и неудобные. Я несколько раз пробовал так ночевать, чтобы сэкономить на оплате жилья, однако, разумеется, подпрыгивал от малейшего звука с улицы — в общем, спокойным сном это никак нельзя было назвать. Совершенно глупая тревога — ведь мое настоящее тело в реальном мире, скорей всего, лежит в безопасности на больничной койке, и его зрение и слух полностью отключены — но все равно в виртуальном мире качество постели и шум снаружи на меня очень сильно влияют.
        Короче, из-за этого я уже довольно давно прекратил экономить таким способом и для ночлега снимал комнаты либо на постоялых дворах, либо в домах, принадлежащих NPC.
        Однако есть определенные цели, для которых и пустой дом в городе вполне годится. Мелкая деловая встреча, дележ выпавших в бою трофеев — или наблюдение за кем-нибудь.


        — Вот так — хороший обзор,  — коротко сказала Асуна, после того как села на пододвинутый к окну стул, осмотрительно держась не у самого окна, и глянула сверху вниз на площадь.  — Думаю, здесь лучшая точка. Чуть подальше — и уже трудно что-нибудь разглядеть, угол будет слишком крутой… Давай здесь и поужинаем.
        Я выложил на круглый столик четыре дымящихся пирожка с непонятной начинкой, купленных с лотка по пути из бара.
        Тесто было нормального белого цвета, в поднимающемся теплом паре тоже ничего странного не чувствовалось… в целом на вид они были довольно аппетитные. Как предмет они имели название «Таранский пирожок на пару», что по-японски, надо полагать, соответствует «Таран мандзю».
        Отведя взгляд от источника доносящегося снаружи звонкого стука молота, Асуна с подозрением посмотрела на пирожки и пробормотала:
        — Там… что внутри?
        — Кто его знает. Но раз у этого уровня коровья тема, по идее, это должен быть никуман с говядиной, нет? Кстати, насколько я помню — то ли читал, то ли слышал где-то,  — в Кансае, когда говорят «нику», имеют в виду обычно говядину, поэтому то, что в Канто называют «никуман», там называют «бутаман»[27 - НИКУМАН — мясной пирожок, приготовленный на пару. Хотя «нику» означает мясо вообще, никуманы, как правило, делают со свининой. «Бута» означает как раз свинину. КАНСАЙ и КАНТО — регионы соответственно на юго-западе и востоке Японии.].
        — И? Здесь у нас Канто или Кансай?  — холодным голосом пресекла Асуна мои попытки поделиться с ней огрызками своих познаний. Я с извиняющимся видом пододвинул к ней горку таранских пирожков.
        — Это, это, попробуй штучку, пока он теплый.
        — …Приятного аппетита.
        Сняв кожаную перчатку, Асуна взяла самый верхний пирожок. Дождавшись этого момента, я тоже с нетерпением схватил один.
        С середины дня мы торчали наверху, в донжоне, и даже не перекусили ни разу, так что проголодались всерьез. Если бы аватары обладали реализмом не только в плане ощущений, но и в других физиологических аспектах, думаю, уже во время разговора с Арго у меня бы начало урчать в животе. Распахнув рот, я впился было зубами в нежную горячую мякоть — и в этот момент.
        — Уняаа!
        Услышав этот странный вскрик, я вздрогнул и поднял глаза. Сидящая на стуле Асуна, держа пирожок обеими руками, словно окаменела. Большой, сантиметров двенадцать в диаметре, круглый пирожок с небольшим надкусом с одного бока — и из этого надкуса выливалась некая вязкая субстанция кремового цвета; она уже залила все лицо рапиристки и стекала по шее…
        Застыв, я смотрел, как Асуна, хоть ее лицо и скривилось, как в плаче, все же честно пытается жевать; потом она сглотнула и еле слышно произнесла:
        — …Начинка — теплый заварной крем… что-то кисло-сладкое, фруктовое…
        — …
        Я аккуратно отодвинул таранский пирожок ото рта сантиметра на три. Потом донес его до стола, разжал руки — и в этот момент до меня донесся острый, как рапира, голос.
        — Если… если ты во время бета-теста это уже ел и знаешь, что там за начинка, но мне не сказал, чтобы заставить попробовать… я не уверена, что смогу удержать себя в руках…
        — Я правда не знал. Честное слово, совершенно, эбсолютли.
        Яростно мотая головой, я достал из поясной сумки платочек и протянул Асуне. В этом мире, слава богу, «эффект загрязнения» сам собой исчезает через какое-то время, но, если применить предмет из категории «ткань», грязь пропадает сразу же. При каждом использовании прочность матерчатого предмета немножко снижается, но существуют магические платки, способные делать свое дело сколько угодно. Эффекты загрязнения от монстров и некоторых условий среды сильно мешают жить, так что бесконечные платки пользуются популярностью, однако, похоже, эти предметы выпадают довольно редко…
        — Мм.
        Мои эскапистские мысли прервал возвращенный платок. Всего несколько секунд — и от крема на лице не осталось и следа.
        В нагрузку к платку рапиристка одарила меня еще одним сердитым взглядом и, повернувшись к окну, заявила:
        — В следующий раз, когда мы будем наблюдать за кем-то, я сама еду приготовлю. Не хочу еще раз получить такой же сюрприз.
        Тут мне захотелось сказать что-то вроде «Если у тебя кулинарный навык на нулевом уровне, ты получишь мегасюрприз» — но четырнадцатилетний я уже усвоил, что это не лучшая идея. Взамен -
        — Эээ, это было бы здорово.
        Как только я это сказал, еще одна стрела прилетела и пронзила мою улыбку.
        — Никто не говорил насчет того, чтобы приготовить и на тебя.
        — …Ага.
        Я кивнул, сник и попробовал успевший уже остыть таранский пирожок. На этот раз я взялся за дело серьезно… сейчас его вкус был отличным. Естественно, в качестве десерта.
        Тесто оказалось очень мягким, крем не разбрызгивался во все стороны, а бархатисто собрался на языке. Сладковатый с кислинкой вкус напоминал клубнику — неплохое качество воспроизведения. Возможно, при разработке этого пирожка создатели закладывали в движок воспроизведения вкуса данные о реальном «пирожном с клубничным кремом», а то, что их продавали горячими,  — ошибка разработчиков либо шутка системы. В конце концов Асуна тоже съела две штуки, и ее настроение заметно улучшилось.
        И это было хорошо, вот только… что до главной цели нашего наблюдения — похоже, мы промазали.
        Цель была — выяснить, как, черт побери, Незха, магазинчик которого работал вовсю на площади прямо у нас под носом, подменяет оружие, которое ему заказывают усиливать.
        Магазин вполне процветал. В основном клиенты хотели восстановить прочность снаряжения; за час, что мы наблюдали, усиление оружия заказали всего двое. Более того, оба случая закончились полным успехом. Я бы сказал, это из-за того, что оружие было среднего класса, однако в нынешних обстоятельствах у нас самих начала таять уверенность, что мошенничество вообще имело место. Разрушение рапиры Асуны, ее воскрешение благодаря кнопке «Материализовать все предметы» — мало ли, может, какой-то сбой системы… баг, иными словами — почему бы и нет?..
        — …Нет, это точно не баг…  — пробормотал я себе под нос, стряхивая малодушие.
        Способ подмены оружия оставался загадкой, но почему «Воздушный флерет» тогда разлетелся на кусочки — это, по крайней мере, было уже ясно. Потому что эту информацию А-тян… в смысле Асуна купила у Арго.
        В баре на вопрос Арго, хочет ли она что-то узнать, Асуна сказала нечто неожиданное для меня. «Хочу, чтобы ты выяснила, существует ли при неудачном усилении оружия штраф "разрушение"».
        И от Арго последовал не менее неожиданный ответ.
        «Этого мне выяснять не надо. Я уже выяснила».
        Мы обалдели, а Арго, взяв с нас обещание в обмен на информацию заплатить за ее выпивку, сказала:
        «Разрушение оружия — слишком суровый штраф за неудачу, и с самого начала, несомненно, он не предполагался. Однако есть одна ситуация, когда попытка усиления всегда приводит к тому, что оружие разрушается. Это — когда пытаются усилить оружие, у которого уже все попытки израсходованы».
        То есть.
        Вчера вечером разбившийся у нас с Асуной на глазах «Воздушный флерет» — это было каким-то образом подмененное… оружие, которое до того уже усиливали шесть раз, таким образом исчерпав разрешенное число попыток, иными словами — «конечный продукт». Кстати говоря, у того «Воздушного флерета +4», что висел сейчас на поясе у Асуны, оставалось еще две попытки. Следовательно, даже если очередное усиление окажется неудачным, разрушиться рапира никак не сможет.
        Как только всплыло ключевое слово «конечный продукт», мне вспомнилась сцена, свидетелем которой были мы с Асуной; в ней участвовал другой клиент Незхи — Люфиор.
        Подменил ли тогда Незха «Закаленный меч» Люфи-си, мы сейчас судить не можем. Однако результатом стало не разрушение меча, а три неудачи подряд. Может, дело в том, что вокруг было много любопытных глаз, а может, у Незхи просто не имелось под рукой запаса конечных «Закаленных мечей» — почему бы и нет?
        Если так, становится понятным, почему Незха купил у впавшего в отчаяние Люфи-си конечный «Закаленный меч +0», заплатив больше рыночной цены. Это была вовсе не компенсация неудачи, а подготовка к следующей попытке…
        — …Кирито-кун.
        Резкий шепот прервал мои размышления.
        Я моргнул и сфокусировал взгляд. Как-то незаметно площадь под нашим окном окуталась ночной чернотой, и игроков, ходящих по ней туда-сюда, тоже стало заметно меньше.
        На другом краю площади, прямо напротив нас, показалась фигурка игрока. Свет уличного фонаря отражался от высокоуровневых металлических доспехов, под которыми виднелась темно-синяя одежда. Я не сомневался — это один из сильнейших игроков переднего края, цвет одежды выдавал принадлежность к отряду Линда…
        Мы с Асуной, затаив дыхание, наблюдали за тем, как этот парень подошел к «Кузнечному магазину Незхи» и отстегнул с пояса меч.
        Судя по длине и форме — одноручный прямой меч.
        Однако он был чуть короче и шире, чем «Закаленный меч» у меня за спиной. Из-за расстояния и темноты сказать с уверенностью было нельзя, но, судя по большой гарде, это был, похоже, «Крепкий булат». Среди прямых мечей он относился к субкатегории «широких мечей»; такое оружие ориентировано не на множественные быстрые атаки, а на мощь одного-единственного удара. Что касается его редкости, то она была на уровне «Воздушного флерета» или, может, чуть выше -
        — …Для подмены он подходит идеально,  — раздался рядом быстрый шепот Асуны. Малость удивившись, что она с одного взгляда распознала меч, я чуть кивнул.
        — Угу. Все зависит от того, что он закажет, уход или усиление…
        Кузнечный магазин находился на северо-западном краю площади, мы смотрели на происходящее сверху вниз с юго-западного края, расстояние было больше двадцати метров. Благодаря навыку обнаружения детали было видно не так плохо, как могло бы, однако разговора на обычной громкости было почти не разобрать.
        — Не знаешь, как зовут этого парня из отряда Линда?
        Асуна, чуть подумав, ответила:
        — Уверена, его зовут Сивата-сан.
        — «Ва», точно «ва»? Не Сибата?
        — Произносится «С-и-в-а-т-а». Так что это точно «ва».
        — «Ва», значит…
        Пока мы с Асуной покусывали себе нижнюю губу, упражняясь в произнесении звука «в»[28 - В японском языке жесткое «в» почти не используется; при надобности (в иностранных словах, например) вместо него используется «б».], переговоры Незхи с Сиватой закончились, и последний передал первому «Крепкий булат» вместе с ножнами.
        Вот теперь. Мы придвинулись ближе к окну, только чтобы нас не было видно с площади, и впились взглядами в руки кузнеца. Естественно, при этом мы с Асуной соприкоснулись плечами и даже волосами, однако сейчас гордая фехтовальщица не возражала.
        Если это уход за оружием, то Незха сейчас извлечет меч из ножен и приложит его к маленькому точильному кругу, прикрепленному сбоку к наковальне. Однако он, повернувшись спиной к клиенту, взял с ковра один из множества разложенных на нем мешочков. Скорее всего, в этих мешочках хранились его запасы материалов для различных целей. Значит -
        — …Усиление!  — приглушенно воскликнул я. Асуна кивнула и прошептала:
        — Левая рука, следить за левой рукой!
        Могла бы и не говорить. Движения правой руки и так привлекали к себе внимание, но нам нужно не отводить глаз от левой.
        Незха принял меч от Сиваты и, не доставая из ножен, оставил в расслабленно свисающей руке. И положение руки, и угол выглядели совершенно естественно.
        Совсем рядом с мечом лежало множество выставленных на продажу товаров, однако заменить один меч на другой было совершенно невозможно. Потому что те, продажные, были дешевым железным оружием, не то что относящийся к редким предметам меч «Крепкий булат». И потом, весь этот цирк — «положить полученный меч на ковер, взять вместо него другой» — был бы слишком заметен. Вчера вечером, когда Незха подменил «Воздушный флерет», мы с Асуной вдвоем вряд ли пропустили бы такое…
        Левая рука Незхи удерживала меч, даже не подрагивая, в то время как правая продолжала порхать. Выбрав из кожаных мешочков нужный, опорожнила его в горн, стоящий возле наковальни. Десять с хвостиком предметов-материалов загорелись красным огнем и вскоре превратились в единую массу — это, впрочем, я дополнил воображением, так как видеть не мог. Так или иначе, перед нами была типичная картина усиления. На миг маленький горн вспыхнул ярко-алым — цветом, характерным для усиления на Вес,  — и тут же все снова приугасло…
        — !..
        Все мое тело внезапно застыло.
        Ровно в тот момент, когда алый огонь ярко вспыхнул, мне показалось, что левая рука Незхи как-то странно двинулась. Видимо, Асуна тоже это почувствовала — я ощутил, что ее плечо вздрогнуло.
        — Сейчас…  — Меч…  — одновременно пробормотали мы, не сводя глаз с происходящего внизу. Но продолжить свои фразы мы не смогли. Яркий световой эффект, хоть и длился всего полсекунды, не дал разглядеть самую важную часть картины.
        Скрипя зубами, я продолжал наблюдать, как левая рука Незхи осторожно поднимает «Крепкий булат». Даже если «что-то» уже произошло, этот меч выглядел точно так же, как при передаче от Сиваты к кузнецу.
        Взявшись правой рукой за рукоять, Незха медленно извлек меч. Поместил широкий клинок в наполненный красным сиянием горн. Несколько секунд — и сияние охватило меч. Теперь — на наковальню. Правой рукой взялся за молот. По площади стал разноситься чистый металлический звон ударов. Пять. Восемь. И наконец… десять.
        Хоть мы этого и ожидали, но, когда серый «Крепкий булат» разлетелся вдребезги, и я, и Асуна невольно отвели глаза.


        — …Что теперь?..  — пробормотала Асуна, продолжая глядеть на вновь погрузившуюся в тишину площадь.
        Опущенная часть ее фразы была очевидна. Сивата-си, проявив самоконтроль, достойный восхищения, сдержал гнев и горе и удалился, не сказав Незхе почти ни слова возмущения; догнать ли нам его и рассказать ли о жульничестве?
        Если, как обычно, в течение часа после подмены применить команду «Материализовать все предметы», драгоценный меч вернется к своему законному владельцу; эмоции диктовали нам, что так и надо поступить. Однако если Сивата узнает об этом трюке, он, естественно, не удовлетворится возвращением меча. Он вернется на площадь, набросится на Незху с обвинениями и — насколько далеко это может зайти, я даже вообразить был не в силах.
        Конечно, действия Незхи — зло в чистом виде. И он непременно должен понести соответствующее наказание. Однако в Айнкраде, где нет ГМов, принимающих такого рода решения, каким будет это «соответствующее наказание»?
        Будучи игроком ремесленного класса, Незха не может вечно сидеть в безопасной зоне. В худшем — маловероятном, но возможном — случае, выбравшись наружу, он может наткнуться на игрока, вполне способного придумать очень тяжелое «наказание». И применить его на месте.
        Если мы сейчас раскроем Сивате все, то этим самым, вполне возможно, спровоцируем появление первых в Айнкраде плееркиллеров. Понимая это, Асуна и спросила «что теперь?»; и готового ответа на этот вопрос у меня тоже не было…
        Пока во мне сражались нерешительность и нетерпение, снаружи раздался спокойный, чистый колокольный звон. Восемь вечера.
        Одновременно с этим прекратился разносившийся над площадью звук молота. Придвинувшись ближе к Асуне, я глянул вниз: Незха начал готовить свой магазин к закрытию. Он погасил горн, убрал инструменты и материалы, сложил стенд, положил все на ковер; все это кузнец делал молча, и его спина вдруг показалась мне особенно маленькой.
        — …Почему Незха… почему «Легендарные храбрецы» задумали это жульничество с усилением… даже не так — почему они его применяют?  — пробормотал я. Асуна вопросительно склонила голову набок.  — Ведь даже если они наткнулись на трюк с подменой оружия, между «система позволяет» и «реально сделано» огромная разница, так? SAO — не просто онлайновая игрушка, это смертельная игра, которая взаправду забирает жизни. Обманом отнять оружие у другого человека — явное преступление, и когда это вскроется, мне даже подумать страшно, что будет…
        — Я думаю… они это понимают, но все равно решили через это переступить.
        — Э?..
        — Если закрыть глаза на этические вопросы, остается чисто практическое препятствие: когда все откроется, их жизнь окажется в опасности, верно? Но… если еще до того, как все откроется, они станут намного сильнее всех в этом мире — вот тогда эта опасность им угрожать не будет. Если на них за пределами безопасной зоны кто-то решит напасть, они сами смогут его одолеть. Не исключено, что шестерка… нет, пятерка «Легендарных храбрецов» уже сейчас не очень далека от такого.
        Когда слова Асуны впитались в мое сознание, у меня мурашки побежали по коже.
        — Э… эй, кончай такие вещи говорить. Компания, которая не стесняется совершать преступления и которая достаточно крута, чтобы сделать игроков переднего края… это уже…
        Выбравшийся из пересохшего горла голос мне самому показался хриплым и деревянным.
        — …Они будут править миром, так, что ли?
        Жульничество с усилением меня возмущало, но я считал, что это проблема кого-то другого, а лично мне ничего не грозит. Не давать свой меч кузнецу Незхе, вот и все.
        Однако это был очень узкий взгляд на вещи.
        Тридцать три дня назад — в тот день, когда мы оказались заперты в парящей крепости,  — я сбежал из Стартового города, фактически бросив своего первого и единственного друга, саблиста Кляйна. Моя цель была — как можно быстрее покинуть окрестности Стартового города, которые очень быстро должны были истощиться, и перебраться в так называемый «следующий город» — Хорунку. Иными словами — с максимальной быстротой и эффективностью прокачивать свое снаряжение и характеристики, чтобы повысить свои шансы на выживание…
        Идеально применяя знания, накопленные во время бета-теста, я бежал и бежал, выполняя по пути все квесты подряд и выкашивая монстров. С того момента, когда я принял решение лететь вперед, и до сегодняшнего дня я не снижал скорости.
        Однако эта быстрая прокачка — в полном соответствии с правилами игры (хотя с моральной точки зрения тут есть вопросы). Более того, если бы я, «Битер», еще и правила игнорировал, эффективность моей прокачки могла бы вообще взлететь до небес. Скажем, если бы я насильно занимал самые «вкусные» охотничьи угодья — это было бы то же самое, что красть у других игроков редкое оружие.
        Конечно, полученное обманом оружие можно только продать за деньги либо оставить себе, а навыки так не прокачаешь. Однако, как справедливо заметила Асуна, если есть коллы, снаряжение можно усиливать сколько хочешь.
        Свое основное оружие я уже довел до +6, однако доспехи усилил всего до +3. Если, скажем, в таком состоянии я скрещу мечи с игроком даже более низкого уровня, но у которого все снаряжение усилено по полной программе,  — вероятно… да нет, наверняка мне не победить.
        Иными словами, сидеть сложа руки и смотреть, как «Легендарные храбрецы», к которым принадлежит Незха, жульничают с усилением,  — значит позволить возникнуть группе игроков, которые сильнее меня и при этом не связаны ни правилами, ни нормами морали…
        — …Прости. До меня только сейчас дошло, насколько тут все серьезно,  — пробормотал я. Рапиристка, насупив брови, посмотрела на меня озадаченно.
        — А почему «прости»?
        — Не, ну просто… у тебя же один раз уже почти отобрали оружие, да? А я все равно до сих пор воспринимал все это как чьи-то чужие проблемы…
        Слушая эти бездумно вырвавшиеся у меня слова, Асуна вновь нахмурилась и несколько раз моргнула; потом вдруг резко отвернулась, будто рассердилась на что-то, и торопливо ответила:
        — Вовсе не за что извиняться. Не в том смысле, что мы с тобой совершенно чужие люди… нет, ну, то есть, мы знакомы и в одной партии, но это ничего особо не значит… блин, из-за того, что ты наговорил всякого странного, я просто не понимаю!
        Мне показалось, что «просто не понимаю» — это, скорее, я должен был бы сказать, но, прежде чем я успел что-либо ответить, повернувшаяся к окну Асуна вдруг прищурилась.
        — …Этот ковер…
        — Э?..
        — Его ведь можно не только для сохранения вещей использовать.
        При этих словах я снова устремил взгляд на восточную площадь Тарана. На ее северо-западном краю Незха, закончивший возиться со своими торговыми принадлежностями, работал с меню «ковра торговца». Вскоре ковер свернулся в рулон, проглотив и отправив в свое собственное хранилище все, что на нем было.
        — Как думаешь… а для подмены оружия нельзя какой-нибудь функцией этого ковра воспользоваться?  — прошептала она. Я тут же помотал головой.
        — Нет, думаю, это нереально. Чтобы применить его функцию хранения, как Незха сейчас сделал, надо обязательно войти в меню ковра; и потом, как только ты это сделаешь, он сразу проглотит все, что на нем есть. Забрать всего один меч, да еще вытащить другой на замену… это никак…
        Едва я договорил до этого места, мои губы сами собой остановились.
        Функцией хранилища, чтобы подменить предмет, воспользоваться нельзя.
        Но что если он пользуется собственным хранилищем… то есть панелью рюкзака?..
        Я резко отскочил от окна и бухнулся на колени.
        — Что, что ты делаешь?
        Вместо ответа на вопрос Асуны я взмахом правой руки вызвал меню и переключился на панель рюкзака. Затем, как в тот раз, вчера вечером, когда я показал Асуне фигурку со снаряжением персонажа, я тюкнул по верхнему и нижнему краям окна, чтобы его можно было поворачивать. Потом опустил это окно, так что оно почти легло на пол слева от меня… Если позволить левой руке повиснуть естественно, она окажется прямо над меню.
        Наконец я снял со спины «Закаленный меч» вместе с ножнами и сел на корточки, свесив левую руку с мечом. Складного стула у меня не было, но все равно моя поза сейчас была почти такой же, как у Незхи, когда он брал меч для усиления.
        — Смотри внимательно и засеки время.
        — Хорошо.
        — Приготовились… три, два, один, ноль!
        Одновременно с этим возгласом я выронил меч, который держал в левой руке, прямо в окно меню. Едва он коснулся окна, как рассыпался на искорки света. А в рюкзаке появилась строка с названием. Тут же я ткнул указательным пальцем в это слово. В появившемся подменю выбрал опцию «материализовать». Еще один световой эффект — и я поднял меч, снова очутившийся в моей левой руке…
        — …Ну как?!
        Вскинув голову, я встретил взгляд широко распахнутых глаз рапиристки. Эти карие глаза медленно моргнули, посмотрели на мою левую руку… после чего Асуна мягко качнула головой.
        — Выглядит похоже. Но… слишком медленно. Между исчезновением и появлением меча прошло больше секунды.
        — Ну… если потренируюсь, будет получаться быстрее…
        — И потом, есть разница. Когда он уходил в окно и появлялся обратно, был довольно приличный световой эффект, правда? Даже когда материалы вспыхивают, такой эффект, как сейчас, пропустить невозможно. Тем более два раза.
        — …Мда…  — полупроизнес, полувздохнул я и пальцем правой руки закрыл окно на полу. Потом встал и убрал меч за спину.  — Я думал, что более-менее угадал… Когда окно лежит на ковре, его под товарами не видно…
        — Но это же тоже невозможно? Ведь в режиме рюкзака все, что ты ставишь на окно, туда проваливается, верно?
        — …Гх.
        Она была права. Вместо ответа я кивнул и еще разок выглянул наружу.
        Незха как раз поднял на плечо скрученный в рулон ковер и двинулся прочь с площади. Он шел неровно, повесив голову, будто с трудом неся тяжесть на правом плече, и его фигурка совсем не производила впечатления жулика, только что взявшего большой трофей в виде «Крепкого булата».
        — …Если не вычислим его трюк, придется все-таки рассказать все Сивате-сану…
        — Но если вернем ему меч, то он точно догадается, что его пытались обжулить. И в этом случае вся ответственность ляжет на одного Незху, с остальными пятью «Храбрецами» разобраться будет уже невозможно. Конечно, то, что делает Незха,  — это сволочизм. Но… как бы это сказать… мне…
        Тут у меня закончились слова. Асуна прямо смотрела на меня. Ее глаза, полные огня, всего на миг смягчились… по-моему.
        — …Тебе не показалось, что этим мошенничеством с усилением Незха-сан занимается по собственной воле… так?
        — Ээ…
        Я вытаращил глаза: она блестящим образом угадала мои чувства. Асуна отвернулась от меня и прислонилась спиной к стене. Подняв взгляд к потолку темной комнаты, она медленно продолжила:
        — Помнишь? Вчера, когда я подошла к нему, чтобы заказать усиление «Воздушного флерета», он спросил: «Желаете что-либо приобрести? Или интересует уход за снаряжением?» Как будто… он не хотел усиливать…
        — …Да, точно ведь… И потом, когда ты попросила его усилить оружие, у него стало такое грустное лицо…
        — Если бы, скажем, Сивата-сан узнал о мошенничестве и обвинил Незху, а остальные «Легендарные храбрецы» вступились бы за него, сказали бы, что это клевета, было бы еще туда-сюда. Но… если «Храбрецы» бросят Незху-сана и оставят его одного отвечать за преступление…
        Хуже всего то, что, если Незха один навлечет на себя гнев всех игроков переднего края, существует вероятность, что его и «казнить» могут. Да нет, «вероятность» — это еще мягко сказано. Потому что -
        — …Пятеро с воинскими классами взяли себе имена героев, а ремесленнику Незхе не дали так сделать…
        — А… кстати, насчет этого,  — и Асуна, словно вдруг что-то вспомнив, подняла палец.
        — Э?
        — Еще когда я узнала, что он член «Легендарных храбрецов», меня это немножко грызло. Имя Незха… «Nezha». Поэтому я спросила у Арго-сан…
        Тут с правого края моего поля зрения замигала фиолетовая иконка, и я перебил Асуну: «Прости». Нажал на изображение письма, и передо мной открылось довольно длинное сообщение от друга. Отправитель — Арго собственной персоной.
        «Наспех, первые новости»
        Под этой шапкой был список с запрошенной мной информацией о членах «Легендарных храбрецов». Имена, уровни; описание персонажей лишь самое общее, однако за столь короткий срок собрать такое количество сведений — ее умение поражало.
        Я визуализировал содержимое окна и пальцем поманил Асуну, после чего мы вместе принялись изучать текст письма. Первым стояло имя лидера, Орландо. Уровень 11, щит, средние доспехи, прямой одноручный меч.
        Помимо этого, была одна фраза о происхождении имени. Это относилось уже к запросу Асуны. В полном соответствии с моими смутными воспоминаниями, источником вдохновения послужил один из «двенадцати великих воинов Карла Великого»; «Орландо» — итальянское написание его имени, а по-французски его звали «Роланд».
        — …И где только эта Арго берет свою информацию…
        На мои слова, сопровождающиеся кривой улыбкой, Асуна тоже невольно улыбнулась и ответила:
        — Наверняка наняла какого-нибудь маньяка по части истории. …Так, Беовульф — не из английского фольклора, а из датского. Кухулин… из кельтских мифов, мы правильно вспомнили…
        Невольно пропуская другие данные персонажей, кроме происхождения имен, мы добрались до последнего имени в списке, «Незха», и тихо выдохнули.
        Уровень 10, довольно приличный — видимо, благодаря тому, что создание различных предметов тоже дает опыт. Боевые навыки, однако, невысоки, на переднем крае ему пришлось бы тяжело. Прочие характеристики, естественно, тоже типичны для кузнеца. И наконец — происхождение имени…
        — …Эээ?!
        — Что?!.
        Эти возгласы вырвались у меня и Асуны одновременно. Потому что там была написана единственная фраза, которая стала для нас полной неожиданностью.
        — Оно читается… совсем по-другому?..
        — Но, но ведь эти типы из «Храбрецов» звали его «Незуо»?!.
        Мы переглянулись, потом снова впились взглядами в окно сообщения. Если эта информация о происхождении имени, более обширная, чем у остальных пятерых, верна… то я совершенно неправильно понимал этого низкорослого кузнеца…
        Миг спустя.
        В голове у меня кусочки информации, до сих пор разрозненные, зашевелились, склеились друг с другом и ярко вспыхнули.
        — А!..
        Я поднял левую руку и, пристально глядя на нее, резко сжал. Раскрыл, потом снова сжал.
        В этот момент меня наконец охватила полная уверенность, что я знаю, как именно кузнец Незха подменял оружие.
        — Вот что… вот как оно было!..



        Глава 10

        — Усиление, пожалуйста.
        С этой короткой фразой я протянул кузнецу меч в ножнах. Незха поднял глаза, и на его лице отразилось недоумение.
        Причиной такой реакции было, несомненно, вовсе не мое лицо, а целиком его закрывающий грубый глухой шлем. Единственным отверстием в нем была щель для глаз; очень приличный показатель защиты, совершенно никакой обзор. Неплохо для танков в групповых сражениях — я такое раньше видел,  — но игроков, которые, напялив на себя это чудовище, ходили бы по городу, мне не попадалось.
        Зачем я, Кирито, предпочитающий легкое снаряжение, нацепил здоровенный шлем? Разумеется, не ради повышения защиты, а чтобы замаскироваться. Три дня назад, когда мы с Асуной заказали усиление ее «Воздушного флерета», Незха видел мое открытое лицо; если бы я в плане маскировки ограничился своей всегдашней банданой, боюсь, он бы меня узнал как «парня с того раза».
        И тем не менее — что вообще у меня за вид? Меня это реально беспокоило, но Асуна, заправлявшая процессом, сказала: если я напялю один только шлем, это будет выглядеть смешно, а если оденусь в сплошной доспех, буду похож всего лишь на «типа с такими вот вкусами».
        Поэтому сейчас на мне был не только глухой шлем, но и тяжелые латы на все тело, плюс еще здоровенный ростовой щит. Поскольку все это было куплено по дешевке в NPC-магазине, вес едва-едва не перекрывал мой предел, и я в этих доспехах буквально задыхался; думаю, еще полдня — и словлю клаустрофобию.
        Мысленно отдавая должное тяжелобронированным танкам из антибоссовой рейд-группы, я робко протягивал Незхе единственное свое редкое оружие, «Закаленный меч».
        — Надо взглянуть на его свойства,  — тихо произнес кузнец, не дождавшись от меня каких-то слов сверх того, что я уже произнес, и щелкнул по рукояти. Один взгляд на всплывшее окно — и его уныло опущенные брови резко поднялись.
        — «Закаленный» плюс шесть… осталось две попытки, да? Так, раскладка… 3О3П. Выбор мастера, очень хороший меч…  — произнес Незха с едва заметной улыбкой, и я решил, что мое предыдущее впечатление о нем не ошибочно. Этот кузнец по природе своей неплохой парень.
        Однако всего секунду спустя от улыбки на лице Незхи не осталось и следа. Ей на смену пришло выражение с трудом сдерживаемой боли.
        Он стиснул зубы и опустил голову, потом тихо спросил:
        — …Какое требуется усиление?


        11 декабря, воскресенье, без чего-то восемь вечера.
        На восточную площадь Тарана опускалась ночь, начинало холодать; ни других игроков, ни NPC видно не было. Остались только лишь кузнец Незха, собравшийся уже закрывать магазин, и загадочный клиент, то есть я. Асуна, по идее, наблюдала за нами, спрятавшись в одном из пустых домов, окружающих площадь, однако из-за тяжелых доспехов ее взгляда я не ощущал.
        Босс первого уровня был побежден, а портал главной жилой зоны второго уровня — открыт в прошлое воскресенье; стало быть, сегодня с того времени прошла ровно неделя. Три дня назад на восточной площади Урбуса я встретился с Асуной, два дня назад уже здесь, в Таране, вычислил схему жульничества с усилением, которую применял Незха.
        Но, конечно, одной лишь убежденности в том, что я действительно угадал, было недостаточно; последние два дня ушли на то, чтобы подготовиться к прямой проверке. Требовалось мне самому освоить «метод», с помощью которого Незха подменял оружие.
        Разумеется, самое главное — чтобы Незха принял у меня заказ на усиление; это даже не обсуждалось. Потому-то я и устроил маскарад с латным доспехом. Испытав облегчение от того, что он сработал, я приглушенным голосом ответил на вопрос кузнеца:
        — На Скорость, пожалуйста. Материалы твои, шанс успеха девяносто процентов.
        Три дня назад Незха слышал мой голос, однако шлем не только полностью закрывал лицо, но и добавлял к голосу заметный искажающий эффект; в общем, Незха не должен был узнать во мне спутника фехтовальщицы, которая заказывала ему усилить «Воздушный флерет».
        — …Ясно. Вероятность девяносто процентов, цена будет… вместе с платой за работу получается две тысячи семьсот коллов…
        В голосе его чувствовалось напряжение. Я как можно более монотонно ответил:
        — Годится.
        Однако сердце под тяжелым нагрудником колотилось со страшной силой, ладони под латными перчатками взмокли от пота. Если моя догадка полностью неверна — если я ошибаюсь с начала и до конца, и Незха вовсе не жульничает с усилением, а к штрафам за неудачу действительно добавилось «разрушение оружия», то через несколько минут, вполне возможно, мой обожаемый «Закаленный меч +6» исчезнет без следа.
        …Нет.
        Нет, такого быть не может. Потому что ведь «Воздушный флерет» Асуны, якобы разбившийся напрочь, вернулся же по команде «Материализовать все предметы». В худшем случае я ошибаюсь лишь в том, как именно Незха проделывает свой фокус,  — тогда я в течение часа верну свой меч точно таким же способом.
        Поэтому сейчас надо успокоиться, все внимательно разглядеть и в нужный момент нажать нужную иконку. Ничего больше.
        Взмахом левой руки я открыл окно меню, переключился на вкладку торговли и переправил Незхе названную им сумму. Обычно в такой ситуации игрок сразу закрывает окно, однако я лишь вернулся в главное меню. К счастью, Незхе это, видимо, не показалось странным, и он произнес:
        — …Две тысячи семьсот коллов получены.
        С этими словами он повернулся всем своим маленьким телом к переносному горну. Совершенно естественное движение левой руки — и мой меч завис в нескольких сантиметрах над определенным участком ковра, где были выложены товары на продажу.
        Вот сейчас.
        В отличие от прошлого раза, когда я отвлекся на работу Незхи с переносным горном, теперь мой взгляд приклеился к его левой руке. Узкая смотровая щель шлема сильно ограничивала мое поле зрения — что и к лучшему, поскольку так я не видел горн, используемый Незхой для отвлечения.
        Незха уже должен был бросить в горн материалы для усиления, взятые из его собственных запасов. В правом верхнем углу поля зрения вспыхнул яркий зеленый свет. Если бы я сейчас смотрел прямо на горн, на миг вообще перестал бы видеть — световой эффект был очень уж яркий.
        Миг спустя -
        Левый указательный палец Незхи чуть распрямился и легонько ткнул в щель между двумя лежащими на ковре мечами.
        Сжимаемый этой же рукой «Закаленный меч» едва заметно мигнул.
        Все, подмена оружия произошла. Очень искусный, просто шикарный трюк. Хоть средь бела дня на глазах у всех его выполняй — сто из ста наблюдателей ничего не заметят.
        Я под своим грубым шлемом издал вздох восхищения, почти как Незха, когда изучал характеристики моего меча. Только я сейчас ничего не сказал, а продолжил молча наблюдать за процессом.
        Как только зеленый огонь, словно жидкость, заполнил весь горн, Незха поднял меч, который держал в левой руке, и правой извлек из ножен. Клинок был типичного для «Закаленного меча» сине-стального цвета с черноватым отливом. Однако он был чуть тусклее, чем подсказывала мне память.
        Потому что Незха сжимал в руке уже не тот меч +6, который я ему передал,  — а купленный три дня назад у трехрогого Люфиора-си «конечный продукт» +0. Это всего лишь догадка, но тут ошибки быть не должно.
        Кузнец положил меч в переносной горн, и зеленое сияние быстро окутало весь клинок. Тогда он перенес меч на наковальню и принялся бить кузнечным молотом. Раздались звонкие удары — все шло в точности как с «Воздушным флеретом» Асуны.
        В тот раз, после того как «Флерет» разбился, Незха предложил вернуть плату за работу, а я сказал: «Не нужно. Ты ведь вкладывался, когда махал молотом, хотя в этом и нет необходимости. Для всех игроков-кузнецов количество ударов одинаковое, но ты это делаешь по-настоящему с душой».
        Да, он действительно вкладывался в удары всем сердцем, однако вовсе не потому, что переживал за успешное усиление. Уверен, в душе он горевал. Потому что ради своего жульничества ему приходилось намеренно уничтожать мечи.
        Оружие, у которого исчерпано число попыток, но которое все равно пытаются усилить, разрушается всегда. Эту информацию мы получили от «Крысы» Арго позавчера вечером. Сейчас у меня на глазах ровно это и происходило.
        …Восемь, девять, десять.
        Последний «донн» прозвучал особенно звонко.
        Меч на наковальне разлетелся вдребезги.
        Спина Незхи задрожала, он как будто съежился. Молот в правой руке безжизненно повис, и в тот же миг исчезли ножны, которые принадлежали этому мечу и которые кузнец сжимал в левой руке.
        Опустив голову, Незха повернулся ко мне, сделал глубокий вдох; лицо исказилось, с дрожащих губ сорвалось «Прости меня!» — и в этот самый момент я спокойно произнес:
        — Не надо, можешь не извиняться.
        — …Э…
        Стоя перед ошарашенным, застывшим на месте кузнецом, я в первую очередь принялся работать с фигуркой снаряжения, меняя одеяние снизу вверх: здоровенные ботинки, смахивающие на лыжные, латные поножи, перчатки, латный нагрудник, треугольный щит… в общем, одна за другой с меня исчезали части маскарадного доспеха.
        Как только исчез шлем, я откинул свалившуюся на глаза челку и с наслаждением вздохнул. В последнюю очередь я надел «Плащ ночи», и черные полы заколыхались.
        Узкие глаза Незхи стали очень большими и круглыми.
        — …Это, это… это ты… с того раза…
        — Прости за этот маскарадный наряд. Но, думаю, если бы я показал лицо сразу, ты не взял бы этот заказ.
        Я говорил максимально мягко, однако на лице Незхи, едва он услышал эти слова, к потрясению прибавился ужас. Похоже, он понял. Понял, что я раскрыл и само существование «жульничества с усилением», и логику этого трюка.
        Не отводя глаз от застывшего в полусъеженном состоянии кузнеца, я ткнул левым указательным пальцем в определенную иконку в нижней части по-прежнему открытого передо мной окна меню — активировав тем самым некий мод из ветки оружейных навыков.
        Раздалось негромкое «вшух!», и в моей правой руке материализовался меч. Тяжелый прямой одноручный меч в черных кожаных ножнах. Мой боевой товарищ и партнер с самого начала этой смертельной игры, «Закаленный меч +6».
        Лицо Незхи перекосилось.
        С острым чувством жалости глядя на это выражение лица, я произнес:
        — Никому бы и в голову не пришло, что кто-то может так рано освоить мод «Быстрая смена оружия», тем более — что это будет кузнец… Да еще спрятать окно меню прямо на ковре, под товарами — просто класс. Тот, кто придумал этот трюк,  — настоящий гений, по-моему…
        По мере того как я говорил, плечи Незхи опускались все ниже, и наконец он полностью сник, повесив голову.


        Моды навыков (сокращение от «модификаций»)  — различные надстройки, которые становятся доступны через равные интервалы прокачки этих навыков; в определенном смысле их можно назвать «усилением навыков».
        К примеру, если прокачивать навык обнаружения, первый мод можно взять на пятидесятом уровне. Надо выбрать один из нескольких вариантов: «Одновременное обнаружение многих целей», «Увеличение дальности обнаружения», «Активный прием: выслеживание» — в общем, куча полезных модов, и муки выбора сами по себе доставляют массу удовольствия.
        Разумеется, для оружейных навыков тоже есть уймища модов.
        Вышеупомянутая «Быстрая смена оружия» — один из них. Это очень обычный мод, доступный одним из первых практически для любого одноручного оружия, но мало кто берет его рано. Потому что до пятого уровня Айнкрада ситуаций, когда он оказывается действительно полезен, почти нет.
        В полном соответствии с этой теорией я, еще на первом уровне Айнкрада добравшись до 50 уровня навыка «Прямой одноручный меч», не стал особо долго думать и выбрал мод «Снижение интервала между применениями навыков мечника». И планировал в следующий раз — когда прокачаю навык до 100 — выбрать «Повышение вероятности критического удара», а уже на 150 взять «Быструю смену оружия».
        Это активный мод; для его работы нужно всего лишь нажать иконку в верхней части меню, и оружие в руке тут же сменится.
        Изначально, если хочешь сменить оружие, надо 1) открыть окно, 2) кликнуть по ячейке правой (или левой) руки на фигурке снаряжения, 3) в подменю объекта выбрать «сменить снаряжение», 4) в окне рюкзака выбрать новое оружие, 5) нажать кнопку «ОК». Такая долгая процедура. Если ты лишился оружия в бою против отнимающего монстра и хочешь взять в руку запасное таким вот образом — пока все это не проделаешь, будешь совершенно беззащитен и пропустишь как минимум одну атаку.
        Но если у тебя есть мод «Быстрая смена», надо всего лишь 1) открыть окно, 2) нажать соответствующую иконку. Два действия — и готово. Если набить руку, на все про все уходит полсекунды. Отобранное оружие тут же заменяется на следующее, заранее приготовленное, и можно драться дальше.
        Более того, этот мод позволяет очень подробно настраивать разные штуки вроде «какое оружие в какую руку помещать». Можно назначить на смену какое-то конкретное оружие, можно задать возврат к состоянию «голые руки» — а можно приказать автоматически брать из рюкзака и помещать в руку такое же оружие, как предыдущее.
        На этом и был основан трюк Незхи с подменой оружия.
        Как только он брал в левую руку оружие, полученное от клиента вместе с заказом на усиление, оно временно приобретало статус «используемого левой рукой». Естественно, владел оружием по-прежнему клиент, но, как и в ситуациях с «переданным оружием», которые часто встречаются в командном бою, система позволяла кузнецу применять навыки мечника… и «Быстрая смена» тоже становилась возможна.
        Потом Незха указательным пальцем левой руки, в которой он держал оружие, нажимал на иконку в окне меню, спрятанном под плотно уложенными на ковре товарами. И тут же переданный ему меч отправлялся в рюкзак, а меч того же типа, хранившийся в рюкзаке, материализовался в левой руке. Только это был уже «конечный продукт», который при попытке усиления со стопроцентной вероятностью разрушался.
        Несмотря на грандиозный масштаб явления, внешне оно проявляется лишь в том, что меч один раз мигает, ну и тихий звуковой эффект еще есть. Но как раз в этот момент правая рука кузнеца бросает в горн материалы для усиления, и это сопровождается громким звуком и яркой вспышкой, из-за которых заметить что-либо абсолютно нереально, если только с самого начала не подозревать, что тут дело нечисто.
        Более того -
        Если, допустим, клиент замечает подмену и обвиняет в этом Незху, тому достаточно всего лишь применить «Быструю смену» еще раз. Мечи снова поменяются местами, и у кузнеца в руке окажется то оружие, которое ему передал клиент. А когда подмененный предмет разбивается на наковальне, говорить можно уже что угодно — доказательств никаких нет.
        Следовательно, чтобы разоблачить жульничество Незхи, мне необходимо было либо воспользоваться командой «Материализовать все предметы» и вывалить все свои вещи себе под ноги прямо здесь, на площади — либо самому применить «Быструю смену» и насильно выдернуть меч из рюкзака Незхи. Больше никак.
        Я выбрал второй вариант, и именно из-за этого я пришел разоблачать трюк Незхи через два дня после того, как понял его. Вчера и сегодня я без устали дрался с полуголыми быками-таврами в лабиринте второго уровня, прокачивая свой навык «Одноручные мечи» до сотого уровня, после чего взял «Быструю смену оружия» раньше, чем планировал.
        В качестве побочного эффекта я заполучил приличное количество редких трофеев и с хорошей скоростью картировал двадцатиэтажную башню; все карты я передал Арго бесплатно, но другие игроки переднего края — включая синий отряд Линда и зеленый отряд Кибао — все равно здорово нервничали.
        Потому что кто-то постоянно был на один-два этажа выше них. То, что этот кто-то — «злобный черный Битер» Кирито, они, думаю, пока не знали, но разоблачение — лишь вопрос времени. Ну, утешает то, что, когда это произойдет, наши отношения вряд ли станут еще хуже, чем сейчас.
        Так или иначе -
        Теперь, когда два дня непрерывных трудов принесли свои плоды в виде разоблачения «жульничества с усилением», я, глядя на кузнеца, с поникшей головой сидящего у наковальни, наконец-то перевел дух.
        Итак, моя ближайшая цель достигнута. Конечно, это не какой-нибудь квест, и мне ни опыта, ни вознаграждения за это не дадут… наоборот, я потратил 2700 коллов, которые заплатил кузнецу за работу и материалы; но важнее для меня было то, что Незха перестанет заниматься своими опасными махинациями.
        Да, его трюк шикарен, но, если он и дальше продолжит подменять редкое оружие, рано или поздно его наверняка разоблачит еще кто-нибудь. И, в зависимости от личности этого кого-нибудь, Незху могут прилюдно судить и придумать ему «наказание» — вариантов возможно много.
        И худшее, что только можно себе представить,  — игроки сойдутся на том, что правильное наказание — это казнь; более того, это создаст прецедент.
        Дело не в том, что мне хотелось как-то оправдать Незху. При мысли о Люфиоре и Сивате, у которых украли их любимые мечи… и об Асуне, которая плакала, считая, что ее рапира разбилась при неудачной попытке усиления (правда, к ней рапира и вернулась в конце концов, но тем не менее), я понимал, что какое-то наказание Незха должен понести.
        Однако это наказание не должно быть убийством игрока игроком. Если создастся атмосфера, в которой такое считается допустимым, возникнет угроза, что впоследствии любые конфликты или споры из-за дележа добычи могут разрешаться силой. И тогда все мои попытки уберечь от возможной расправы бывших бета-тестеров, включая то, что я на себя принял оскорбительное прозвище «Битер»,  — все это окажется впустую.
        Поэтому я решил, что Незхе, трюк которого я разоблачил, следует просто вести свой кузнечный бизнес нормально, а может, отложить молот и переквалифицироваться в воина. Разумеется, я это обсудил с Асуной. Лишившись доходов от жульнической схемы, его дружки, «Легендарные храбрецы», тоже вернутся к своему первоначальному положению…
        Опустив правую руку со своим драгоценным мечом, я раздумывал на эту тему, когда до меня вдруг донесся тихий голос:
        — …Одними извинениями тут ничего не исправишь…
        Принадлежал он, разумеется, уткнувшемуся взглядом в землю Незхе. Съеживаясь своим и так маленьким телом еще сильнее, словно пытаясь вовсе исчезнуть прямо здесь, на месте, он сипло продолжил:
        — …Если бы я мог хотя бы вернуть всем их мечи, которые украл… но это уже невозможно. Потому что они почти все уже проданы… Мне теперь… только одно остается!..
        С последними словами, больше похожими на вскрик, Незха, пошатываясь, поднялся на ноги. Кузнечный молот вывалился из его правой руки, но Незха не обратил на это никакого внимания и вдруг побежал.
        Однако пробежать ему удалось лишь несколько метров. На его пути внезапно возник игрок, прилетевший откуда-то сверху. Выбивающиеся из-под капюшона длинные волосы блестели в свете уличных фонарей; принадлежали они, конечно же, рапиристке Асуне.
        Удачно приземлившись после прыжка из окна второго этажа и перекрыв Незхе путь к бегству, Асуна решительно заявила:
        — Твоя смерть ничего не решит.
        По голосу и виднеющемуся из-под капюшона лицу Незха наверняка сразу ее узнал. Узнал мечницу, у которой три дня назад украл (хотя и временно) «Воздушный флерет».
        Его лицо, и в лучшие времена постоянно робкое, переполняло отчаяние. Даже такому толстокожему типу, как я, было ясно, что в душе у него сейчас бушует ураган вины и раскаяния; его страдание было неописуемо.
        Словно пытаясь уйти от взгляда Асуны, Незха отвел глаза до предела вправо-вниз и напряженно выдавил:
        — …Я с самого начала решил: если кто-нибудь раскроет мое мошенничество… я умру, чтобы ответить за преступление.
        — Сейчас в Айнкраде самоубийство — гораздо более тяжкое преступление, чем мошенничество. Когда ты крадешь оружие при усилении, ты предаешь всего лишь клиента, а когда кончаешь с собой — предаешь всех игроков, которые пытаются пройти игру.
        Голос ее был остер, как «Прямой выпад». Незха коротко содрогнулся всем телом, съежился до предела — а потом резко вскинул голову.
        — Все равно! Такие тупицы, как я, все равно когда-нибудь умрут! Или монстры нас убьют, или мы сами покончим с собой, раньше или позже — никакой разницы!!!
        При этих словах -
        Не сумев сдержаться, я негромко хихикнул.
        Асуна одарила меня ядовитым взглядом, но тут же вновь повернулась к съежившемуся Незхе. Я сконфуженно поднял руки и извиняющимся тоном обратился к кузнецу, лицо которого было искажено от страдания:
        — Прости, я не над твоими словами смеялся. Просто вот эта сестрица всего неделю назад сказала мне ровно такие же слова, как ты сейчас…
        — Ээ…
        Незха распахнул глаза, явно застигнутый врасплох, и вновь повернулся к Асуне. Несколько раз вдохнул-выдохнул, потом наконец робко спросил:
        — Это… ты ведь Асуна-сан, один из игроков переднего края, да?
        — Э…
        На этот раз пришел черед Асуны захлопать глазами; затем, подавшись чуть назад, она спросила в ответ:
        — Откуда ты знаешь?
        — Нуу, рапиристку в накидке с капюшоном все знают… на переднем крае ты единственная девушка-игрок…
        — …А, в-вот как…  — с непонятной интонацией произнесла Асуна и еще глубже надвинула капюшон на лицо. Я подошел к ней на несколько шагов и сказал:
        — Похоже, эта маскировка уже начинает тебя выдавать. Тебе не кажется, что лучше бы ее убрать, пока к тебе не приклеилось какое-нибудь прозвище типа «Серая шапочка»?
        — Спа-си-бо за заботу! Но она мне нравится! Она теплая!
        — А, ну да…
        Я решил не спрашивать Асуну, что она будет делать, когда наступит весна, а вновь повернулся к остолбеневшему Незхе. Не в силах удержаться, я задал вопрос:
        — Эээ, это… а кто я, ты тоже знаешь?..
        Дело не в том, что мне хотелось выяснить уровень своей знаменитости; главным образом, мне было интересно, насколько среди игроков переднего края распространилась история о «Битере № 1».
        — Ээ, ээээ… нет, не знаю, прошу прощения…
        Его ответ, честно говоря, принес облегчение пополам с шоком. Это, видимо, было написано у меня на лице, потому что подошедшая Асуна хлопнула меня по плечу и сказала:
        — Видишь, я же тебе говорила. Можешь не беспокоиться на этот счет.
        — Но, но мне нравится эта бандана…
        — Давай тогда я тебе прозвище придумаю. «Украинский самурай» — как тебе?
        — …С ч-чего еще украинский?
        — Ну, твоя бандана же в сине-желтую полоску. Цвета украинского флага, верно? Если тебе так больше понравится, «Шведский самурай» тоже подойдет.
        — …Прошу прощения, а можно воздержаться от обоих вариантов?..
        Кузнец Незха с обалделым видом слушал нашу пикировку; наконец он боязливо вмешался:
        — Эээ, это. …То, что ты сказал, это правда? Что Асуна-сан… тоже говорила про «все когда-нибудь умрем»…
        На этот вопрос, естественно, его главное действующее лицо отвечать было не в настроении. Кидая спасательный круг, я нарочито веселым тоном произнес:
        — Ага, честно-честно. Было просто жутко, она четыре дня подряд охотилась в лабиринте и в конце концов вырубилась у меня на глазах. Я, конечно, так ее оставить не мог, но поднять целого игрока у меня не хватало силы, и тогда я ее в одноместный спальник и -
        Бам.
        Тут Асуна, наступив мне на ногу, вернула лицу нормальное выражение и спокойно произнесла:
        — …Честно говоря, это чувство и сейчас еще не совсем прошло. Потому что мы сейчас всего лишь на втором уровне, а наша цель — сотый, это очень далеко. Во мне все время борются две мысли: что мы туда обязательно доберемся и что мы наверняка выдохнемся где-то по пути. Но…
        Карие глаза под капюшоном вдруг загорелись. Сейчас они горели так же ярко, как при той нашей встрече в лабиринте, однако оттенок мне показался другим.
        — …Но я уже перестала сражаться ради того, чтобы умереть. Чтобы жить, чтобы пройти игру… может, я не такая оптимистка, чтобы так говорить, но все-таки я нашла для себя одну хоть и мелкую, но цель, ради которой и сражаюсь.
        — Э… правда? И какая это цель… съесть целый Дрожащий пирог?
        Я спросил вполне серьезно, но Асуна почему-то вздохнула и ограничилась коротким «нет», после чего снова обратилась к Незхе.
        — И ты наверняка тоже найдешь. Нет, я уверена, она в тебе уже есть. Цель… что-то, ради чего ты должен сражаться. Ведь сумел же ты выйти из Стартового города на собственных ногах?
        — …
        Незха не ответил, вместо этого вновь опустил голову. Однако глаза его были открыты, он сверлил взглядом свои кожаные ботинки. Я заметил, что это была обувь не для ходьбы по городу — она и защиту давала.
        — …Да, она у меня была. Цель,  — вздохнул он наконец. Голос его прозвучал обреченно, но все же мне показалось, что в нем была маленькая… но верная искорка. Однако Незха, словно пытаясь ее задуть, отчаянно замотал головой.  — Но только она уже пропала. Еще до того, как я угодил в этот мир. Задолго до того… в тот день, когда я купил нейрошлем. …Я… при первом же тесте соединения получил диагноз НПП…


        НПП. Расшифровывается как «Несовместимость с Полным Погружением».
        Устройство Полного погружения — очень сложный аппарат, который должен постоянно обмениваться с мозгом микроволнами сверхмалой интенсивности. Оно должно пройти тонкую настройку под конкретного пользователя.
        Однако для каждого из десятков тысяч продающихся нейрошлемов проделать такое вручную невозможно. Поэтому в них заложена функция автонастройки: при первом использовании необходимо пройти долгие, нудные тесты и калибровку, и только начиная со второго раза можно просто включить питание и сразу отправиться в Полное погружение.
        Но очень редко бывает, что начальный тест не проходит до конца и выдается результат «Несовместимость с Полным погружением». Обычно это случается, когда какое-то из пяти чувств не функционирует нормально, или когда сигналы поступают в мозг с микроскопической задержкой, или еще что-нибудь такого типа; как правило, это не становится непреодолимым препятствием, однако бывают случаи, когда погружение действительно оказывается невозможным.
        По-видимому, до сих пор НПП не доставляла Незхе особо серьезных проблем в Айнкраде — хотя, возможно, для него было бы бОльшим везением, если бы он просто не мог нырять. Тогда он не оказался бы в плену этой смертельной игры.
        Кузнец сложил на ковер все принадлежности своего уличного магазинчика, после чего мы перешли в один из пустых домов возле площади и продолжили слушать историю Незхи.



        — В моем случае слух, осязание, обоняние и вкус работали нормально, а со зрением обнаружилась неполадка…
        Незха протянул руку к поставленной Асуной на круглый столик чашке с чаем. Однако не сразу схватился за ручку: сначала его пальцы застыли прямо перед ней, а потом он их медленно выпрямил, коснулся и осторожно сжал.
        — Это не значит, что я ничего не вижу, но бинокулярное зрение не работает… то есть чувства расстояния, чувства глубины у меня нет. Я не могу оценивать расстояние между рукой аватара и другими предметами…
        Я подумал было, что это не так уж страшно… но тут же понял, что ошибаюсь.
        Будь SAO обычной фэнтезийной MMORPG, думаю, дисфункция Незхи не стала бы серьезной проблемой. Он мог бы атаковать цели издалека, иными словами — выбрать себе класс мага.
        Но в SAO не то что магов — даже лучников нет. Все игроки воинских классов здесь должны сражаться оружием ближнего боя.
        А в бою что мечом, что секирой, что копьем если не чувствуешь дистанцию, если не можешь верно оценить расстояние между собой и монстром,  — это действительно очень большая проблема. В этом мире самая основа боя — прочувствовать всем телом досягаемость своего оружия.
        Глотнув чая и так же осторожно поставив чашку обратно на блюдце, Незха бессильно улыбнулся.
        — Мне даже коротким молотом по оружию, которое уже лежит на наковальне, и то трудно бить…
        — Вот почему ты все так аккуратно делаешь, когда занимаешься усилением, да?..
        — Ну да… И когда меч разбивается, мне в самом деле очень жаль. …Но…  — подняв глаза, он по очереди посмотрел на нас с Асуной и слабо улыбнулся.  — …Чего я это все говорю… мой фокус с подменой вы же раскусили. Причем даже не сегодня… вы же еще третьего дня заметили, когда «Воздушный флерет плюс четыре» Асуны-сан у меня дистанционно забрали, да?..
        — А… ну, тогда это было типа «а вдруг». И когда я так подумал, оказалось, что час, через который право владения должно перейти, уже почти вышел, и тогда я вломился в комнату Асуны на постоялом дворе и заставил ее врубить «Материализовать все предметы»…
        Тут я ощутил прилетевший справа взгляд со свойствами колющего удара и в последний миг удержался от того, чтобы рассказать о содержимом рюкзака Асуны.
        — …И, в общем, «Флерет» вернулся. Тогда стало совсем ясно, что это в самом деле жульничество, но… что этот фокус основан на «Быстрой смене», до меня дошло только позавчера. И ключом было твое имя, Незха… нет, «Натаку».
        — !!!
        Услышав, как я его назвал, Незха (он же Натаку) резко втянул воздух.
        Сжав руки в кулаки поверх стола, он чуть привстал. Но тут же снова плюхнулся обратно на стул и повесил голову, будто стыдясь самого себя.
        — …Надо же, вы и это уже раскопали…
        — Нет, это мне пришлось купить у торговца информацией. Потому что ведь даже твои пятеро приятелей из «Легендарных храбрецов» зовут тебя «Незуо». Это значит… они тоже не знают, да? Они не знают происхождения имени «Нез-» … то есть «Натаку».
        — «Незха» достаточно; я с самого начала выбрал себе это произношение, потому что хотел, чтобы меня так звали,  — и кузнец кивнул.  — Да, ты прав…


        Натаку. Точнее, Наза, или принц Ната.
        Так звали юного бога из китайского фэнтезийного романа времен династии Мин «Fengshen Yanyi»[29 - Не нашел устоявшегося русского перевода названия; что-то вроде «Становление богов».]. Он пользовался разнообразным оружием под названием «паопеи» и летал по небу в колеснице. Вполне себе «легендарный герой», ничуть не уступающий по крутизне паладину Орландо и герою Беовульфу.
        На латинице имя пишется Nezha; прочесть его как «Натаку» способны лишь настоящие маньяки по части мифологии. Особенно с учетом того, что поисковики в Айнкраде блистают отсутствием. Уж не знаю, какой мозг подцепила себе в помощь Арго, но, так или иначе, когда она прислала нам информацию о членах «Легендарных храбрецов», включая настоящее имя кузнеца Незхи, я понял.
        Он с самого начала не собирался брать себе ремесленный класс. Он хотел стать воином, но обстоятельства заставили его в итоге выбрать профессию кузнеца.
        Отсюда вытекала некая возможность. Возможность того, что он, хоть и кузнец, все же прокачивал и воинские навыки. Размышляя в этом направлении, я и пришел наконец к идее, что ключом к его трюку с подменой оружия послужил чисто воинский мод «Быстрая смена».


        — …«Легендарные храбрецы» образовались за три месяца до выхода SAO — в одной экшн-игрушке с нейрошлемом,  — медленно начал свой рассказ Незха, еще глотнув чая.  — Это была дешевая игра, которую мы скачали в сети; дешевая и простая — карта без развилок, по которой надо идти вперед и валить толпы монстров мечами и секирами, чтобы набрать как можно больше очков… но для меня и это оказалось тяжело. Из-за того, что я не мог чувствовать расстояние, я подпускал монстров слишком близко и получал урон от их мечей… и из-за меня наша команда не могла подняться в топ. Я не был знаком в реале ни с Орландо, ни с остальными, и мне стоило бы просто уйти из команды или из игры… но…  — Незха вновь с силой сжал кулаки, и его голос задрожал.  — Никто не говорил мне, чтобы я уходил, и я оставался. Не потому, что я любил ту игру. А потому что через три месяца должна была выйти первая VRMMO для нейрошлема… да вообще первая в мире, «Sword Art Online», и мы решили всей командой туда перейти. Я… я хотел обязательно побывать в этой SAO. Но с моей НПП я не решился бы пойти туда в одиночку. Я… просто боялся. Если бы я остался
в партии Орландо, то постепенно стал бы сильнее… даже если бы не мог сражаться…
        Мы с Асуной могли лишь в молчании слушать эту горькую исповедь.
        Понять его чувства было легко. Я ведь тоже, как только впервые увидел в сети трейлер SAO, решил во что бы то ни стало попасть в эту игру. Даже будь у меня НПП еще тяжелей, чем у Незхи, я все равно бы залогинился сюда — была бы только сама возможность нырять.
        Однако произнести это вслух я не мог. Потому что я бросил в Стартовом городе своего первого друга, которому в некотором смысле так же, как и Незхе, нужна была помощь.
        Не знаю, как Незха понял мое молчание, но он в бог знает какой по счету раз самоуничижительно усмехнулся и сказал:
        — …В прошлой игре у меня было другое имя… тоже героическое, которое все знают, как у Орландо и Кухулина. Я его сменил на «Незху», чтобы подлизаться к Орландо и остальным. Раз я не звал себя героическим именем, как они все, мне можно было остаться с ними. Когда они спросили, что оно означает, я сказал, что происходит от моего реального имени. Соврал, конечно. Каждый раз, когда они ко мне обращались «Незуо, Незуо», я вспоминал, что это имя тоже героическое. Серьезно… такая глупость…
        Какое бы презрение к себе ни звучало в словах Незхи, ни согласиться, ни возразить ему мы с Асуной не могли. Вместо этого из-под капюшона Асуны (который она даже в комнате не сняла) раздался спокойный вопрос:
        — Но ведь когда SAO превратилась в смертельную игру, ситуация изменилась, верно? Ты перестал выходить в поле, стал ремесленником. Раз ты кузнец, значит, можешь приносить пользу своим товарищам, даже не сражаясь. Но… ты все же занялся мошенничеством с усилением; почему? И кстати, чья это была идея? Твоя? Или Орландо?
        Фехтовальщица со свойственной ей стремительностью без малейшего стеснения нанесла удар в самую суть. Незха ответил не сразу.
        А когда все же ответил, его слова стали для нас неожиданностью.
        — Ни моя, ни Орландо… вообще никого из нас.
        — Э… а чья тогда?..
        — …Я где-то две недели в самом начале пытался стать воином. В этом мире есть всего один навык, который позволяет драться на расстоянии… и с ним я мог бы сражаться даже без чувства дистанции…
        На мой взгляд, идея была неважная, однако ради Асуны я переспросил:
        — А, навык «Метательное оружие», да? …Но он…
        — Ээ… в Стартовом городе я купил самые дешевые метательные ножи, чтобы прокачать навык, но перекидал их все и так ничего и не смог добиться… В поле есть камни, которые тоже можно метать, но они почти не наносят урона; в общем, как основной оружейный навык это не годится… я прокачался примерно до пятидесятого уровня и бросил. Кроме того, все «Храбрецы» были со мной, когда я тренировался, и поэтому они не сражались на переднем крае…
        То, что «Легендарные храбрецы» опоздали с начальным рывком, было связано не только с тренировками Незхи по части метательного оружия, но и с тем, что бывшие бета-тестеры, включая меня, с первого же дня смертельной игры рванули вперед; однако об этом я решил не упоминать, поскольку подозревал, что это стоило бы мне неприятного взгляда со стороны Асуны.
        — …Когда мы устроили совещание и я решил бросить прокачку навыка «Метательное оружие», нам всем стало тоскливо. Никто об этом вслух не говорил, но наверняка все думали, что из-за меня наша гильдия затормозила с развитием. Даже если бы я перешел в кузнецы и начал прокачивать ремесленные навыки, на это ушло бы много денег… Все как будто ждали, кто первый скажет, что надо просто выкинуть меня, оставить в Стартовом городе.
        Он чуть закусил губу, но тут же продолжил:
        — …Если по-честному, я сам должен был так сказать, но… все-таки не сказал. Мне было очень страшно, что я снова останусь один. …Вот, а потом к нам подошел человек — он сидел в уголке бара, где мы совещались, и мы все это время думали, что он NPC,  — и сказал: «Если этот парень станет кузнецом с навыками воина, есть один классный способ заработка».
        — !..
        Мы с Асуной невольно переглянулись. Да уж, мысль, что идея жульничества с помощью «Быстрой смены оружия» могла возникнуть у кого-то еще, кроме «Легендарных храбрецов», нам в голову не приходила.
        — К-кто это был?..
        — Как его зовут… не знаю. Он только рассказал, как подменять оружие, и сразу ушел. И больше я его ни разу не видел. Но, как бы это сказать… он производил странное впечатление. И то, как он говорил… и внешность. Он был весь укутан в черный блестящий плащ с капюшоном, такой, знаете, вроде дождевика…
        — …Дождевика?..  — разом переспросили мы с Асуной.
        Плащи с капюшонами в фэнтезийных играх, к которым относится и SAO, вовсе не являются чем-то необычным — наоборот, это, можно сказать, совершенно стандартный вид одежды. Да взять хотя бы Асуну, сидящую рядом со мной,  — на ней тоже такая штука, только короткая.
        «Она теплая» — говорить, конечно, можно, но, разумеется, главная причина — вовсе не защита от холода или дождя, а желание скрыть лицо.
        И вполне вероятно, что у парня в черном пончо, связавшегося с «Легендарными храбрецами», была именно эта цель…
        Словно прочтя мои мысли, Асуна тихо хмыкнула и откинула назад свой серый капюшон. Пустую комнату освещала лишь одинокая лампа, но длинные каштановые волосы и белая кожа Асуны будто светились сами собой.
        Увидев лицо Асуны, Незха выпучил глаза, но тут же прищурился, будто от яркого света. В SAO, где имена других игроков по умолчанию не отображаются, главным отличительным признаком является лицо, затем телосложение. Снаряжение и стиль ведения боя тоже, конечно, могут отражать индивидуальность игрока, но снаряжение сейчас все часто обновляют, а используемые навыки мечника меняются по ситуации. Человек, до вчерашнего дня носивший кожаные доспехи и орудовавший кинжалом в стиле разбойника, сегодня вдруг надевает латы и становится тяжелым мечником — это не так уж невозможно.
        Следовательно, человек среднего телосложения, если тщательно скроет лицо, имеет полную возможность действовать анонимно, как некий «игрок Х». Голос — тоже, конечно, специфический компонент, однако и его можно изменить несколькими способами (например, с помощью глухого шлема, как я совсем недавно сделал).
        Но что касается парня, рассказавшего Незхе и компании, как можно жульничать с усилением, то шанс его поймать все же есть. С этой мыслью я спросил у Незхи, который по-прежнему смотрел на Асуну, как зачарованный:
        — Да, насчет того типа в черном пончо…
        — А… да, что?
        — Как он… должен получать свою долю в прибыли от этой схемы?
        Услышав мой вопрос, Асуна понимающе кивнула. Если деньги кто-то должен относить ему лично, можно устроить наблюдение в назначенном месте и вычислить этого парня.
        …Идея выглядела классно, однако ответ Незхи разбил ее вдребезги.
        — Ээ… нет, особо никак…
        — …Стоп, что значит никак?..
        — В общем, так и было… он нам объяснил, как можно подменять оружие с помощью ковра торговца и «Быстрой смены», но ни доли от прибыли, ни платы за идею требовать не стал.
        — …
        Тут мы с Асуной второй раз обменялись взглядами; умные слова в голову не шли.
        Как я уже сказал Незхе, трюк, на котором основывалось жульничество с усилением, был шикарен. Думаю, во время бета-теста он тоже был осуществим, однако ни один из тысячи тестеров на него не наткнулся; тот, кто его изобрел, реально гений. Честно: если бы Незха на самом деле придумал себе имя на основе реального или если бы Асуна не узнала от Арго про «Натаку», я бы в жизни его не раскусил.
        Но именно поэтому. То, что парень в пончо не потребовал за идею никакой платы, вызвало у меня трудноописуемое неуютное ощущение. Если он не потребовал денег… то какой ему прок от передачи идеи «Легендарным храбрецам»?
        Во всяком случае, альтруизм вряд ли сойдет за подходящий мотив. Потому что в конечном итоге это ведь жульничество.
        — …Короче говоря, этот тип внезапно вмешался в совещание «Храбрецов», рассказал о том, как подменять оружие, и тут же скрылся… так?..  — уточняюще спросила Асуна. Незха было кивнул, но на полпути его голова остановилась.
        — …Ну… вообще-то, он еще кое-что сказал. Сперва Орландо и остальным его идея не понравилась — обман есть обман. Все-таки преступление, да? И тогда тот тип жутко весело рассмеялся под своим капюшоном… не то чтобы неестественно, но какой-то по-киношному красивый смех, как будто он забавлялся…
        — Красивый… смех?..
        — Угу. Вот, ну и… когда мы это услышали, возникло такое ощущение, как будто это все не всерьез… и О-сан, и Бео-сан, и остальные трое… и я — мы все стали смеяться. И тогда он нам сказал: «Мы ведь в игре, так? Если бы этим нельзя было пользоваться, система с самого начала не давала бы такую возможность, так? Все, что можно делать… можно делать. Или вы не согласны?»
        — Что… что за игры в слова!!!  — резко выкрикнула Асуна, не успел Незха закрыть рот.  — Если так, то что, можно нападать на монстров, которых бьют другие, или натравливать монстров на игроков, или другие гадости делать — все можно, что ли? Нет, еще хуже — вне безопасных зон, где нет кода предотвращения преступлений, других игроков можно даже…
        Тут она резко замолчала.
        Как будто испугалась, что, если договорит, ее слова обратятся в реальность.
        Кожа Асуны, и так белая, стала еще бледнее; не думая, что делаю, я кончиками пальцев прикоснулся к ее левой руке. В обычной ситуации она отдернулась бы сантиметров на восемьдесят, но сейчас, словно мое прикосновение послужило заземлителем для ее эмоций, напряжение ушло из тела рапиристки.
        Вернув руку обратно и не отводя глаз от Незхи, я спросил:
        — Это все, что сказал тот тип в пончо?..
        — Э… д-да. Мы все закивали, он встал, сказал «удачи»… и вышел из бара. И больше я его не встречал…
        Тут, словно Незха копался в памяти, его взгляд забегал, и он продолжил:
        — …Если подумать, что-то необычное там было… после того как он ушел, у нас в гильдии возникла какая-то странная атмосфера… все как будто загорелись этой идеей. Стыдно признаться, но я тоже был рад — я ведь всегда был для них бесполезным грузом, а тут у меня главная роль, я обеспечиваю гильдию деньгами. Но…  — вдруг выражение лица Незхи изменилось: глаза захлопнулись, губы изогнулись.  — …Но когда я в первый раз это проделал… когда подменил оружие и разбил «конечный продукт», а потом увидел лицо клиента… я наконец понял. Это, что я делаю, даже если оно разрешено системой — все равно это неправильно. Если бы я тогда вернул меч, все честно рассказал… но я струсил. Я решил, что это будет последний раз, и вернулся в бар, где собиралась наша гильдия. Но тут… они все, когда увидели меч, который я украл, начали меня хвалить… и вот поэтому… вот поэтому я!..
        Незха вдруг резко ударился лбом о стол. Раздалось громкое «бам!», и комнату на миг осветила яркая фиолетовая вспышка. И еще раз, и в третий раз он сделал то же самое, однако хит-пойнты Незхи, защищенные «кодом», не пострадали.
        Он явно не знал, что делать дальше. Покончить с собой мы ему не дали, компенсировать убытки своим жертвам он не мог, как не мог и вернуться к товарищам.
        Если и был у него какой-то способ искупить свои преступления, то это прилюдно покаяться и извиниться. Однако что из этого выйдет, я сказать не мог. Игроки, которые сражаются ради того, чтобы мы все выбрались из Айнкрада, и среди которых есть жертвы Незхи, едва ли все дружно простят его… А если они его не простят, то какую «кару» придумают?  — тут мое воображение буксовало.
        Может, в конечном счете, самое прагматичное решение — через урбусский портал вернуться в Стартовый город и скрыться в каком-нибудь уголке одного из его громадных кварталов? Или, наоборот, перейти из кузнецов в воины и самому участвовать в прохождении игры… Но стоило мне об этом подумать, как я вспомнил, что единственное оружие, доступное Незхе,  — это метательное, и в нынешней ситуации он может только врагов на себя отвлекать…
        Когда я додумал до этого места -
        Мне пришел на ум один редкий предмет, который во время моей сегодняшней охоты в лабиринте выпал из «Тавра-кольцемёта», довольно серьезного противника. Несмотря на редкость, больших денег этот предмет не стоил; в то же время у меня самого не было желания им пользоваться, так как он подразумевал нестандартное хобби… это было метательное оружие.
        — …Незха.
        Услышав меня, кузнец приподнял голову от стола.
        Пристально глядя в его мокрое от слез лицо, я спросил:
        — Какой у тебя сейчас уровень?
        — …Десятый.
        — Значит, у тебя пока что три слота для навыков. Какие ты взял?..
        — …«Изготовление одноручного оружия», «Расширение вместимости рюкзака» и… «Метательное оружие»…
        — Ясно. …Скажи, если найдется оружие, которым ты сможешь нормально пользоваться, согласишься ли ты выкинуть «Изготовление»… свой кузнечный навык?..



        Глава 11

        14 декабря 2022 года, среда.
        На десятый день после победы над боссом первого уровня и на тридцать восьмой — после начала смертельной игры…
        Группа «игроков переднего края», в том числе мы с Асуной, прошла через кишащую мускулистыми человекобыками башню-лабиринт и добралась до громадной комнаты, где обитал босс второго уровня.
        Восемь партий (так называемая «рейд-группа») насчитывали сорок семь человек — почти максимальное количество, разрешенное системой. После шока, вызванного смертью Диабеля, несколько человек покинули рейд-группу, но, несмотря на это, общее число игроков оказалось больше, чем в прошлый раз, благодаря присоединившейся пятерке «Легендарных храбрецов» под командованием паладина Орландо.
        Если говорить о составе рейд-группы, то, во-первых, это были три партии (восемнадцать игроков)  — отряд в синем под предводительством саблиста Линда, прежде люди Диабеля. Если второй уровень будет пройден, а на третьем они успешно выполнят соответствующий квест — я слышал, они собираются сформировать мощную гильдию под названием «Рыцари дракона». «Рыцари», полагаю, возникли по желанию предыдущего лидера, Диабеля, а вот откуда взялся «дракон», для меня оставалось загадкой.
        Столько же человек насчитывал зеленый отряд, выступающий под антибетатестерскими лозунгами. Командовал им Кибао, вооруженный, как и я, прямым одноручным мечом, и эти люди тоже уже придумали название своей будущей гильдии. «Армия освобождения Айнкрада».
        Итого шесть партий, тридцать шесть человек. Далее — громадный секироносец Эгиль и трое его товарищей (почему-то все такие же мощные парни, как и он); единственный в рейд-группе игрок женского пола — рапиристка Асуна; и грязный черный Битер Кирито, то есть я. Это уже сорок два. Добавляем пятерку «Храбрецов» и получаем сорок семь человек — на единицу меньше максимально допустимой численности рейд-группы.
        Собравшись в безопасной зоне перед комнатой босса, участники принялись проверять снаряжение и делить зелья. Наблюдая за этим со стороны, я прошептал стоящей рядом в своей обычной накидке Асуне:
        — Еще бы один человек, и было бы сорок восемь.
        — Да… но он не успел.
        — Мы добрались до комнаты босса гораздо раньше, чем я ожидал… всего три дня, а тот квест тяжелый,  — вздохнул я. Асуна кинула на меня ядовитый взгляд из-под капюшона.
        — Насколько я знаю, кое-кто кое-где прошел его за три дня и две ночи.


        Три дня назад.
        В деревне Таран близ лабиринта я передал кузнецу Незхе оригинальное дальнобойное оружие, а вместе с ним карту.
        На карте этой было показано жилище некоего NPC, обитающего в горах на окраине второго уровня, а также скрытая тропа, по которой туда можно добраться. Разумеется, это был тот самый NPC, который разукрасил мне лицо черной краской в стиле «Кириэмона»: бородатый учитель, благодаря которому я освоил дополнительный навык «Рукопашный бой».
        Я спросил Незху, готов ли он выкинуть с таким трудом прокачанный навык «Изготовление одноручного оружия», а взамен взять «Рукопашный бой». Дело в том, что найденное мной в лабиринте второго уровня редкое оружие требовало и этого навыка, помимо «Метательного».
        Решиться выбросить навык, на прокачку которого были потрачены силы, очень непросто, даже если уровень можно нагнать всего за пару дней. Не говоря уже о том, что на прокачку с нуля кузнечного навыка потребовалось и время, и деньги, и пот. В другой ММО можно было бы просто создать еще одного персонажа, однако в SAO существует жесткое и непреодолимое ограничение «один аккаунт — один персонаж»; в этой ситуации самое разумное — прокачивать уровень персонажа, пока не появится еще один слот под навык. Ну или другой вариант — выкинуть другой взятый Незхой навык, «Увеличение вместимости рюкзака».
        Тем не менее я, передавая Незхе оружие и карту, потребовал взамен выкинуть кузнечный навык.
        Причина в том, что в нынешней SAO сосуществование производственных и воинских навыков представляет опасность. Когда ты выходишь в поле, абсолютно все — от организации навыков до снаряжения и содержимого рюкзака — должно быть подчинено одной цели: выжить. Малейшее изменение в атакующей или оборонительной мощи, одно лишнее или недостающее зелье может означать для игрока разницу между жизнью и смертью.
        Мое условие прозвучало жестоко, но Незха, лишь один раз глубоко вздохнув, согласился.
        «В этом мире, если ты стал мечником, все остальное тебе уже не нужно,  — сказал он, а потом с легкой улыбкой добавил: — Правда, с этим оружием меня нельзя назвать мечником».
        «Здесь все, кто сражается, чтобы пройти игру,  — они все мечники. Может, даже чистые ремесленники»,  — так, к моему удивлению, ему ответила Асуна.
        Мы проводили неопытного по части сражений Незху до начала той скрытой тропы, затем расстались.
        Его уровень был неплох, и я подумывал пригласить Незху на сражение с боссом, если он успеет овладеть «Рукопашным боем», но, похоже, трех дней оказалось недостаточно, чтобы расколоть камень. Однако спешить было некуда. Главное — что Незха уже никогда не будет заниматься тем опасным жульничеством с усилением.


        — …Наверняка с прохождением третьего уровня он уже будет помогать. Это оружие, если его освоить, достаточно крутое, и я уверен, что какая-нибудь гильдия его к себе возьмет. Разумеется, кроме «Храбрецов»… эти, думаю, отпадают…
        — Ээ… ну да.
        Асуна кивнула; я тем временем принялся разглядывать пятерку игроков, расположившихся на противоположном от нас краю безопасной зоны. Полный парень в заостренном бацинете и с таким же, как у меня, «Закаленным мечом» на поясе — Орландо. Стоящий радом с ним невысокий игрок с двуручным мечом — Беовульф; возле него худощавый копейщик — Кухулин. Дальше стояли двое, не участвовавшие в сражении с полубоссом Бульбуйволом: обладатель молота и щита Гильгамеш, а также парень в кожаном облачении и с кинжалом — кажется, его звали Энкиду[30 - ЭНКИДУ и ГИЛЬГАМЕШ — герои из шумерской мифологии.].
        Сегодня утром на совещании рейд-группы я ощутил исходившее от всех пятерых недовольство пополам с тревогой. Причина была очевидна: шестой член их команды, Незха, вдруг ни с того ни с сего их покинул. Будь они полноценной гильдией, смогли бы определить его местонахождение, воспользовавшись соответствующей функцией, но сейчас, на втором уровне Айнкрада, гильдия у них была только по названию.
        Хоть я и понимал причину беспокойства Орландо и компании, избавлять их от него в мои обязанности не входило. Потому что эти люди заставляли Незху в течение целой недели заниматься жульничеством, которое могло бы закончиться его казнью, если бы оно стало известно всем.
        — …Слушай, Кирито-кун. Мне кажется, сейчас не лучшее время, чтобы беспокоиться о состоянии других партий.
        — Э? Ты о чем?
        При этих неожиданных словах я захлопал глазами; Асуна с удивленным видом пожала плечами.
        — Линд-сан, наш временный командир, сказал, что распределит роли в рейде непосредственно перед боем с боссом, но сам подумай. Сейчас у нас три партии синих, три партии зеленых, одна партия «Храбрецов» и, видимо, одна партия Эгиля-сана и его друзей. Итого восемь.
        — У… а, точно…
        До этих слов Асуны я даже не задумывался, что в рейд-группе не может быть больше восьми партий. Против босса первого уровня людей было мало, и мы с Асуной участвовали в рейде как партия из двух игроков; однако сейчас этот номер у нас не пройдет.
        В SAO, в отличие от других ММО, нет лечащей и поддерживающей магии, действующей на всю рейд-группу, а значит, люди, формально не участвующие в рейде, тоже вполне могут драться с боссом. Но проблема в том, что они не видят хит-пойнты других игроков, и их хит-пойнты тоже никто не может проверить. А значит, очень трудно рассчитывать время, чтобы сменять друг друга.
        Раз такое дело, надо поговорить с Эгилем, чтобы он хотя бы Асуну к себе в партию взял. С этой мыслью я начал рыскать взглядом в поисках громадного секироносца — как вдруг.
        — Привет, ребята, сто лет не виделись,  — раздался у меня за спиной шикарный баритон. Развернувшись, я обнаружил Эгиля собственной персоной.
        Суровое лицо под лоснящейся лысой макушкой расплылось в широкой улыбке, и секироносец продолжил:
        — Слышал, вы объединились в союз. Прежде всего хочу поздравить.
        — Э… не, у нас не со-…
        «Юз» — этого я произнести не успел.
        Потому что Асуна меня опередила, отчетливо заявив:
        — Это не союз. Просто временное сотрудничество. Добрый день, Эгиль-сан.
        Тут Эгиль вновь широко ухмыльнулся и, глядя на меня, приподнял бровь. Выражение лица получилось довольно классное, однако у меня почему-то возникло ощущение, что он забавляется. Я кашлянул и сказал:
        — Э, эээ, ну, в общем, это… это сейчас неважно. Слушай, я тут подумал о раскладке нашей рейд-группы; сейчас нас как раз почти на восемь полных партий…
        «Поэтому не пустишь ли ты к себе Асуну?» Так я хотел его попросить, однако и в этот раз договорить мне не удалось.
        — Оу, ты прямо мои мысли читаешь. Слушай, у нас тут всего четыре человека, хочу вам двоим предложить присоединиться,  — без малейших колебаний предложил он. Я же, наоборот, растерялся.
        — Э… я правда очень признателен, но тебе это нормально? У меня же, ну, такая ситуация…
        Стоящая рядом Асуна вздохнула, Эгиль пожал плечами и развел руками. Не только черты лица, но и жесты выдавали в нем неяпонца, однако на японском он говорил идеально, и вот это странное сочетание экзотики и фамильярности придавало ему определенный шарм.
        — Это что, насчет того, что ты типа Битер? Но так тебя очень мало кто зовет.
        Даже слово «Битер» в исполнении Эгиля прозвучало свежо и необычно. Большинство игроков, в том числе и я, произносят это слово ровно, как «читер», но Эгиль сделал акцент на «би» и притушил «тер», из-за чего титул прозвучал как-то даже привлекательно.
        — Знаешь, по правде, мы тебе другое прозвище придумали.
        — Эээ, какое?  — тут же спросил… не я, а Асуна. Повернувшись к ней, Эгиль ухмыльнулся и ответил:
        — «Черныш», или «Блэки»[31 - BLACK — (англ.) «черный».].
        Рапиристка тут же тихо прыснула. Не скажу, что это прозвище привело меня в восторг — в конце концов, не я выбрал цвет плаща, выпавшего из короля кобольдов,  — но удивительно было то, что Асуна засмеялась. Я заглянул ей под капюшон.
        К Асуне мгновенно вернулось прежнее выражение лица; одарив меня по случаю сердитым взглядом, она сказала Эгилю:
        — Эгиль-сан, благодарю за предложение. Мы с удовольствием присоединимся к твоей партии. И я, и Блэки-сан.
        — Эй… эй, надеюсь, ты не собираешься меня так звать?..  — вклинился я; Асуна ответила мгновенно:
        — Ну, Блэки — это как рабочий в кабуки[32 - В театре кабуки рабочие сцены (курого, дословно «черные дети») меняют декорации во время представления; они одеты во все черное и считаются невидимыми.]; тебе очень подходит, раз ты не любишь светиться.
        — …А, эээ, правда, что ли? …Не, но все равно это как-то…
        — Ну, если ты предпочитаешь, чтобы я тебя звала «Кирито-кун», то я могу…
        — …Не, просто это как-то…
        Эгиль слушал нашу перепалку с ухмылкой, но тут наконец не выдержал и расхохотался.
        — Вы отлично сработались, я погляжу; оставляю вам самим определять, когда меняться. Мы четверо будем танковать, вам двоим предлагаю сосредоточиться на атаке.
        После чего протянул нам обе руки, и мы с Асуной одновременно их пожали — я левую, Асуна правую. Потом я кивнул стоящим за спиной у Эгиля трем его товарищам, и они в ответ приветственно вскинули руки. Во время боя с боссом первого уровня мы практически не общались, но сейчас у меня сложилось впечатление, что друзья Эгиля — тоже хорошие парни.
        Я принял приглашение в партию, которое прислал Эгиль, и вместо одной полосы хит-пойнтов в левой части моего поля зрения появилось шесть; до начала атаки осталось пятнадцать минут. Беззаботный шум голосов вдруг утих; я кинул взгляд вперед и увидел, что два игрока двинулись к громадной закрытой двери, ведущей в комнату босса.
        Один — саблист в серебристых доспехах и синем плаще. Линд.
        Второй — в темно-зеленой куртке и черненых доспехах. Кибао.
        — Уээ, неужели на этот раз у нас два командира?  — тихо произнес я. Асуна озадаченно склонила голову набок.
        — Но ведь система позволяет только одного игрока назначить лидером рейда?
        — Вот именно…
        Я тоже нахмурился, но тут, словно почувствовав наше недоумение, Линд поднял правую руку и заговорил громким голосом. В отличие от того, что было перед комнатой босса первого уровня, здесь была безопасная зона, и мы могли не опасаться, что нами заинтересуются человекобыки.
        — Так, думаю, пришло время распределить силы нашей рейд-группы! Для начала на всякий случай представлюсь: я Линд, на этот рейд меня выбрали лидером. Рад со всеми познакомиться!
        Хм, неужели Кибао так просто отдал роль лидера? Не успел я это подумать, как вышеупомянутый кактусоголовый встрял в речь Линда:
        — Выбрали, ага, монетку кинули.
        На это вмешательство половина игроков отреагировала улыбками, половина скорчила недовольные физиономии. Линд тоже сердито глянул на стоящего рядом с ним Кибао, но на провокацию не повелся и продолжил:
        — …Итак, всего за десять дней мы сумели пройти второй уровень и добраться до комнаты босса, и все это благодаря вам, сильнейшим игрокам, и вашему упорству! Если вы вверите мне вашу силу, мы наверняка победим босса! Давайте все вместе поднимемся сегодня на третий уровень!
        Линд вскинул правый кулак, и те из игроков, которые только что отреагировали улыбками на подколку Кибао, разразились бодрыми криками.
        Длинные волосы Линда, десять дней назад каштановые, сейчас были ярко-синего цвета. И они, и речь его — все создавало ощущение «истинного наследника Диабеля». Только я не мог отделаться от впечатления, что в его словах сквозила какая-то стеснительность, которой у Диабеля не замечалось.
        — Так, ну а сейчас начнем распределять задачи! У нас восемь партий; A, B, C — наши «Рыцари дракона», D, E, F — «Армия освобождения» Кибао-сана, G — новые участники, «Храбрецы» Орландо-сана, ну и H…  — Линд посмотрел в сторону, где стояли мы. Едва я встретился с ним взглядом, как его бодрая улыбка на миг погасла, и он тут же отвернулся.  — …Все остальные. Теперь задачи: партии с А по F сражаются с боссом, G и Н — с его охраной…
        Такого распределения ролей я и ожидал, поэтому ничего, кроме «ну да, понятно», в моих мыслях не было; тут, однако, раздался голос, который я не ожидал услышать.
        — Погоди минуточку, пожалуйста?
        Не Эгиль и, естественно, не Асуна. Заговорил лидер партии из пяти человек, собравшейся у противоположной от нас стены,  — Орландо.
        Обратив на Линда из-под бацинета пристальный взгляд своих маленьких, но горящих глаз — всего несколько дней назад эти глаза едва не обнаружили мое укрытие,  — он произнес:
        — Мы собрались здесь, чтобы драться с боссом. Чередование — одно дело, но чтобы все время оставаться позади — на это мы не согласны.
        Его громкий голос эхом отразился от стен лабиринта, и синие-зеленые игроки тут же зашумели. Среди перешептываний явственно слышалось «Кем он себя считает», «Новенький, а туда же» и все такое прочее.
        Ну разумеется, мысленно произнес я.
        С исчезновением Незхи потеряв сверхприбыли от жульничества с усилением, Орландо и компания тем не менее намеревались одним скачком попасть в число сильнейших игроков. Золото с монстров автоматически делится поровну между участниками рейда, но с опытом и приростом навыков ситуация иная. Громадный опыт, даваемый за победу над боссом, распределяется пропорционально нанесенному и заблокированному урону; значительное повышение уровня навыков тоже происходит, когда наносишь урон сильному противнику. Разумеется, всего этого не будет, если не драться с самим боссом.
        Пятерка «Храбрецов» обладала снаряжением, усиленным почти до максимума, однако их уровень был ниже среднего в рейд-группе. Его-то они и собирались подтянуть, заполучив бонусный опыт от босса.
        Тем не менее… Открыто не соглашаться с указаниями лидера рейда — не самая удачная идея. Это легко могло перерасти в громкую склоку; но сейчас синие и зеленые игроки ограничивались лишь перешептываниями и хмурыми выражениями на лицах.
        Вероятно, потому что пятерка «Храбрецов» представляла собой несомненную силу.
        Уровни, характеристики и навыки игроков, конечно, другим не видны. Однако то, насколько снаряжение усилено,  — очень даже видно. Оружие и доспехи, которые пытались усилить максимальное или близкое к максимальному количество раз, блестит как бы более насыщенно.
        Большинство игроков, включая меня, усилили до такого сияния только основное оружие — в лучшем случае, еще щит. А «Храбрецы», похоже, всю свою громадную прибыль, полученную за последнюю неделю, вложили в покупку и усиление редкого снаряжения. Все, что на них и при них было, сияло, как будто зачарованное, и это создавало вокруг пятерки ауру «непростых людей».
        Конечно же, сила игрока не определяется только лишь количественными характеристиками снаряжения. В SAO больше, чем где бы то ни было, востребованы опыт и реакция — то, что называют мастерством игрока. Но в предстоящем бою против босса, «Генерала-тавра Барана», уровень усиления доспехов особенно важен.
        Потому что генерал Баран, будучи тавром, обладал сильнейшей среди всех тавров версией спецатаки…
        — …Хорошо. Тогда партия G под командованием Орландо-сана добавляется к группе, атакующей босса,  — жестковатым тоном ответил Линд, и я поднял голову, которую незаметно для себя успел опустить. И снова встретился глазами с синеволосым саблистом.
        Прической он, может, и походил на приятного в общении Диабеля, однако, по-моему, упрямства в нем было на пятьдесят процентов больше. На этот раз Линд не отвел взгляда и добавил:
        — Согласно имеющейся информации, монстр-телохранитель при боссе всего один, и он заново не генерируется. Одна группа Н с ним справится без проблем, я надеюсь?
        Чегооо…  — подумал я; Асуна резко втянула воздух и сделала лицо, на котором было явно написано то же самое; однако Эгиль, лидер партии Н, лишь приподнял руку, успокаивая нас, и с полнейшим хладнокровием вежливо ответил:
        — Он, конечно, один, однако это не мелкий монстрик — по имеющейся информации, он уровня полубосса. Вдобавок нет уверенности, что он будет один и сейчас. Одной партии это может оказаться не по зубам.
        Упомянутая Линдом и Эгилем «имеющаяся информация», разумеется, была почерпнута из появившейся в деревне Таран лишь вчера брошюрки «Стратегический путеводитель Арго: босс второго уровня». В ней были детально изложены атакующие приемы и слабые стороны босса и находящегося при нем монстра-телохранителя; внизу на обложке была оговорка, что вся информация соответствует бета-тесту.
        Факт: босс первого уровня, король кобольдов, в отличие от бета-теста, применял навыки мечника для катаны, и это отличие стоило жизни рыцарю Диабелю. Сейчас тоже вполне вероятны какие-то изменения по сравнению с бета-тестом. Хуже всего будет, если, как только что сказал Эгиль, телохранителей по имени «Полковник-тавр Нат», окажется двое, а то и больше.
        Однако Линд на возражение Эгиля лишь слегка кивнул.
        — Конечно, я не собираюсь повторять ошибку первого уровня. Как только мы обнаружим хоть какое-то отклонение боевого стиля от имеющейся информации, мы немедленно отступим и выработаем стратегию заново. Если телохранитель окажется слишком силен для одной партии, я пришлю на помощь вторую. Согласен?
        На эти слова возразить было трудно. Эгиль кивнул, сказав «вполне», мы с Асуной тоже перевели дух.
        Далее было обсуждение атакующего стиля босса, окончательная утряска действий всех партий… Когда это закончилось, до назначенного времени атаки — двух часов дня — осталось лишь две минуты.
        Естественно, это «назначенное время» было приблизительным — плюс-минус несколько минут ничего не решают. Линд резко вскинул правую руку и -
        — Ладно, немного рановато, но…
        Едва он это произнес, как -
        До сих пор с нетипичной для себя покорностью принимавший все происходящее Кибао встрял с фразой, которую мы слышали еще на первом уровне:
        — Погодь минуту!
        — …Что, Кибао-сан?
        — Линд-хан, ты щас полагаешься на этот «Стратегический путеводитель». Звиняй, но торговец инфой, который его написал, сам-то в комнате босса не был, так? И ты все равно ему веришь?
        При этих словах губы Линда недовольно изогнулись.
        — Не говорю, что это идеальное решение, но не слишком ли много ты хочешь? Что ты предлагаешь, Кибао-сан — может, хочешь сам зайти в комнату босса и все разведать?
        Среди зеленокурточной «Армии освобождения» поднялся ропот, но Кибао лишь бесстрашно улыбнулся и ответил:
        — Я к чему: у нас тут есть как минимум один, который там уже был и босса видел своими глазами. Чего б нам щас не послушать, что он думает?
        Чегооо?
        Второй раз за сегодня это слово возникло у меня в голове, и я быстро скользнул влево-назад, пытаясь спрятаться за спиной Асуны.
        Однако Кибао поднял правую руку и ткнул в нашу сторону. Под взглядами нескольких десятков игроков Асуна бессердечно отступила вбок.
        — Ну, черный Битер! Насчет этой драчки с боссом скажи нам че-нить, а?
        По лицу выкрикнувшего эти слова Кибао я не мог понять, что именно у него в голове.
        — …И чего ему надо…  — пробормотал я себе под нос; стоящая рядом Асуна тоже недоуменно склонила голову набок.
        Ведомая Кибао «Армия освобождения Айнкрада» открыто выражала антибетатестерские настроения. Для противодействия бывшим тестерам, которые, монополизировав все ресурсы, мчались вперед, они активно рекрутировали игроков среди нескольких тысяч, оставшихся в Стартовом городе, и поровну распределяли среди них деньги и предметы, чтобы победить игру числом… вроде бы у Кибао была вот такая идеология.
        И тем не менее сейчас он обращается к презренному тестеру — почему? В обычной ситуации я решил бы, что тут какая-то ловушка, но… неожиданно в глазах кактусоголового спеца по одноручным мечам мне привиделся огонь искренности.
        Если это ты играешь, то ты сам чертов жулик.
        Мысленно выругавшись, я собрался с духом. Один шаг, два шага, три шага вперед — я остановился, когда смог видеть лица всех участников рейда.
        — …Должен сразу сказать, о боссе я знаю только по бета-тесту. А насчет нынешней версии… с тех пор что-то или вообще что угодно запросто могло поменяться.
        Как только я начал свою речь, шумные игроки постепенно стали затихать. Линд, я думал, вмешается, но он тоже не стал.
        — Но по крайней мере у мелких тавров, которые обитают в лабиринте, стиль атаки такой же, как был в бете. Так что я уверен, что и босс будет применять свою версию тех же навыков мечника. Мы недавно сошлись на тактике «Увидел движение — уклоняйся», но самое главное — что делать, когда ты получил первый удар. Необходимо любой ценой избегать двойных негативных эффектов. Во время беты если оглушение переходило в паралич, то эти игроки…
        Почти всегда погибали.
        Эти слова я с трудом сдержал, а вместо них произнес:
        — …Короче, если сохранять спокойствие и следить за его молотом, вы сумеете уклониться от второго удара. Если быть достаточно осторожными, вполне можно завалить этого босса с нулевыми потерями.
        В общем-то, я не сказал ничего сверх того, что и так было в «Стратегическом путеводителе Арго», но едва я закрыл рот, как все игроки вдруг закивали.
        Лицо Кибао оставалось таким же непроницаемым, как и прежде, но Линд посмотрел на меня удивленно, а потом с силой хлопнул в ладоши и воскликнул:
        — Так, ладно, ребята, второго удара ни в коем случае не пропускать! …Ну а теперь — приступаем!
        Крутанувшись на месте, он встал лицом к громадной двустворчатой двери. С металлическим звуком достал с пояса саблю и вскинул над головой.
        — …Босса второго уровня — сделаем!!!
        — Ооу!!!
        От дружного воинственного вопля сумрачная комната содрогнулась.
        Колыхнув синей шевелюрой, Линд левой рукой толкнул дверь; его стоящая к нам спиной фигура сейчас очень походила на Диабеля, когда он делал то же самое на первом уровне.



        Глава 12

        Атаки монстров можно разделить на две категории.
        В первую входят так называемые «прямые атаки» — те, от которых уменьшаются хит-пойнты.
        Атаки из второй категории — «непрямые»; пропущенные удары не снижают хит-пойнты, однако иногда они бывают опаснее… потому что на игрока накладывается какой-либо отрицательный эффект.
        Создавший эту смертельную игру Акихико Каяба проявил некое минимальное сострадание к новичкам: населяющие лабиринт первого уровня кобольды, включая босса, подобных атак не применяли. «Заморозка», стоившая жизни Диабелю, тоже в каком-то смысле относилась к негативным эффектам, однако она не была результатом уникальной спецатаки короля кобольдов — ее вызвали несколько пропущенных подряд сильных ударов.
        Поэтому населяющие лабиринт второго уровня человекобыки — то есть тавры — оказались первыми противниками игроков, которые действительно накладывали своими атаками такого рода эффекты.


        — Берегись!  — выкрикнул я, едва увидел, как монстр поднял над головой свой громадный двуручный молот.
        «Оу!», «Есть!» — раздалось в ответ, и пять моих сопартийцев резко отскочили назад. Молот на мгновение завис в верхней точке, по нему побежали ярко-желтые искры.
        — Вуууувоооооооо!!!
        Рев был настолько яростный, что от него задрожал воздух — казалось, он сам по себе был дистанционной атакой; а в следующий миг молот рухнул вниз. Одетая в молнию металлическая глыба яростно обрушилась на иссиня-черный каменный пол. Характерный для тавров навык мечника «Цепенящий удар», попадание которого накладывает негативный эффект. «Цепенящий» означает паралич; эта мысль у меня мелькнула -
        Непосредственно в зоне урона, разумеется, уже никого не было, однако из точки удара во все стороны посыпались искры. Одна из них, пробежав по полу, потускнела, но в последний миг своего существования успела-таки коснуться моего ботинка.
        На миг в кончиках пальцев ног возникло неприятное пощипывание. Однако я оказался хоть на чуть-чуть, но все же вне зоны действия эффекта, и иконка «оглушение» под моей полосой хит-пойнтов не зажглась. Мои сопартийцы отпрыгнули дальше меня, а значит, должны быть в безопасности.
        — Все в атаку!  — снова приказал я, и шестерка, окружившая человекобыка полукольцом, ринулась вперед. Все оружие было изготовлено к применению сильнейших навыков мечника. Двуручная секира Эгиля, аналогичное оружие трех его друзей, «Воздушный флерет» Асуны и мой «Закаленный меч», окутавшись разноцветными световыми эффектами, обрушились на монстра. Первая из трех полос хит-пойнтов человекобыка наконец полностью истощилась, в ход пошла вторая.
        — …Отлично!  — воскликнула Асуна, непонятно когда успевшая очутиться непосредственно слева от меня (привычное уже расположение для совместных сражений).
        — Эй, расслабляться рано! Когда до третьей полосы доберемся, он «Цепенящими» будет сыпать все время! И еще…  — тут я стал кричать громче, чтобы и Эгиль с товарищами меня слышали.  — …Помните, как на первом уровне было? Когда доберемся до последней полосы, он может вообще как-то по-другому атаковать! В таком случае сразу отступаем!
        — Оу!
        У человекобыка кончилась «заморозка» после промаха, одновременно с этим и у нашей группы восстановилась способность применять навыки мечника. Почувствовав, что следующий удар будет горизонтальным, танки, Эгиль и его товарищи, приняли оборонительную стойку. Мы с Асуной заняли позицию чуть дальше и стали выжидать подходящего момента для контратаки.
        От начала битвы с боссом второго уровня прошло всего пять минут.
        Пока что бой шел благоприятно для нашей партии Н. И «цепенящего» эффекта, и сколь-нибудь серьезного урона нам удавалось избегать. Естественно, хит-пойнты танков постепенно снижались, когда те блокировали удары такого мощного противника, но до сих пор мы справлялись, сменяя лишь одного бойца за раз.
        Однако то, что бой шел гладко, едва ли что-то значило.
        Синекожего быкоголового монстра, с которым сражался наш отряд, звали Полковник-тавр Нат; это был всего лишь телохранитель босса… отвлечение, не более того.
        — Уклон! Уклооон!  — донесся возглас с нотками паники от дальнего края громадной комнаты босса. Улучив момент, я кинул взгляд через головы десятков игроков и увидел пугающе громадную тень.
        Щетинистая алая шкура обтягивала бугры мускулов. Пояс был обернут роскошной золотой тканью, но выше, по традиции тавров, все было обнажено. С плеч свисала цепь, тоже из золота. Дополнял картину ослепительно блестящий золотой молот в руках.
        Если не считать цвета, полковника Ната можно было бы принять за двойника Барана, однако имелось одно существенное отличие: размер. Генерал Баран, босс второго уровня, был как минимум вдвое выше Ната.
        Благодаря физическому ограничению по высоте потолков в лабиринтах Айнкрада Баран был мельче, чем колоссальный Бульбуйвол, пасшийся в полях, но все равно один вид этого пятиметрового человекобыка внушал животный страх. Даже король кобольдов с первого уровня казался громадным, а ведь он был всего лишь двух метров роста.
        Естественно, золотой молот генерала Барана тоже был огромен — ударная часть размером с бочонок. Когда босс его поднял, по поверхности побежали золотые искры. Атакующие воины и танки тут же все как один отступили, подчинившись приказу Линда.



        — Вррруууврааааа!!!  — взревел Баран (у него получилось вдвое яростнее, чем у Ната), и его молот врезался в пол. Даже мы, хоть и были на расстоянии, ощутили, как пол под ногами вздрогнул,  — а потом от места удара во все стороны понеслись искры. И их дальность тоже была вдвое больше, чем у телохранителя. Уникальная атака Барана — «Цепенящая детонация».
        Начальное движение распознавалось очень легко, однако зона действия была настолько велика, что двое игроков не успели отступить, и золотые искры накрыли их стопы. Тут же молнии обвили их руки-ноги, и оба застыли. Эффект оглушения, один из самых часто встречающихся в игре; но это не значит, что на него можно смотреть снисходительно. Оглушение, вызванное цепенящими атаками тавров, длится три секунды и, в отличие от многих других отрицательных эффектов, сходит само.
        Три секунды. Против обычных монстров это не так уж долго, но против босса уровня они кажутся бесконечными. Даже находясь вдалеке от тех двоих, я понимал, какой ужас они сейчас испытывают.
        Одна секунда, вторая… за миг до того, как прошла третья секунда, из задеревеневшей правой руки одного из игроков вывалилось короткое копье и с сухим стуком упало на пол. Это был эффект «Неуклюжесть», с определенной вероятностью добавляющийся к оглушению. Тут же оглушение спало, и игрок — один из людей Линда, судя по синей одежде под доспехом,  — нагнулся подобрать копье.
        — Ду-…
        Назад, сейчас будет второй!
        Я с трудом подавил отчаянное желание выкрикнуть эти слова. Тот парень был слишком далеко, он все равно бы не услышал, а мои товарищи по отряду Н могли бы ошибочно принять этот возглас на свой счет. Я изо всех сил рубанул полковника Ната «Косым ударом», не переставая следить за тем, как в другом конце комнаты генерал Баран снова заносит молот…
        Бабах! Вторая подряд «Детонация».
        Удар пришелся точно в то же место, куда и предыдущий, и по полу вновь побежали желтые молнии. Они опять поглотили едва успевшего подобрать копье бойца из отряда Линда, и тот снова зацепенел.
        Но в прошлый раз он остался стоять, а сейчас свалился на пол. Окутавший аватар световой эффект был не желтым, а бледно-зеленым. Сейчас его состояние было уже не «оглушен». Более сильный и тяжелый отрицательный эффект — «паралич».
        Это самая ужасная сторона цепенящих атак тавров. Если получить один за другим два эффекта, то второй будет уже параличом.
        В отличие от оглушения, паралич не сходит через несколько секунд. Естественно, он не вечен, но даже самый слабый длится десять минут… шестьсот секунд. Разумеется, вырубившись посреди боя на столь долгое время, смерти не избежать, поэтому необходимо срочно снять эффект какими-либо восстанавливающими средствами.
        Основные такие средства — лечащие зелья и кристаллы-антидоты. Последние практически невозможно добыть на нижних уровнях, так что сейчас приходится полагаться лишь на то, что другой игрок сменит парализованного, а тот ценой колоссального напряжения медленно дотянется основной рукой до поясной сумочки, извлечет оттуда флакон с зельем и выпьет. О том, чтобы самостоятельно выбраться из зоны атак босса, не идет и речи.
        Надо было не подбирать оружие, а сперва убедиться, будет босс второй раз бить или нет,  — говорил же им!
        Так я мысленно прокричал, но это уже ничего не значило. И потом, подобрать выроненное оружие — почти инстинктивное действие. Я и сам бог знает сколько раз во время бета-теста совершал эту ошибку, за что сразу жестоко расплачивался. С холодной головой выходить из подобных ситуаций я научился, лишь когда обзавелся модом «Быстрая смена оружия» и стал заменять выроненное оружие запасным из рюкзака.
        Генерал Баран, нацелившись на парализованного копейщика, попытался раздавить его правой ногой. Однако сопартийцы сумели выволочь своего товарища буквально из-под босса и оттащить подальше.
        Проводив его взглядом, я облегченно выдохнул, однако тут же распахнул глаза.
        Возле стены уже лежало семь-восемь игроков; задеревеневшими руками держа у рта флаконы, они глотали зеленое зелье и ждали, когда пройдет паралич. Пока мы, партия Н, мало-помалу давили полковника Ната, у них уже так много народу успело пропустить по две цепенящих атаки.
        — У тех ребят дела неважно…  — низким шепотом произнес Эгиль, как раз сменивший одного из своих и вернувшийся в переднюю линию. Я кивнул и быстро ответил:
        — Ага, но если они продолжат, то постепенно научатся правильно рассчитывать время. Пока, по-моему, никаких отличий от беты нет…
        …Не так ли? Однако мой оптимистичный настрой разбил напряженный голос Асуны:
        — Но, Кирито-кун. Если там парализованных станет еще больше… будет очень трудно быстро отступить, если понадобится.
        — !..
        Мое тело само собой напряглось, правая ладонь крепче сжала «Закаленный меч». Оружие не вывалится у меня из руки, если только я сам его не выпущу (и если внешний фактор не заставит меня его выронить), однако увиденная только что картина влила в пальцы дополнительную силу.
        Но в первую очередь следует подумать о том, что только что сказала Асуна.
        На данный момент можно утверждать, что на всех уровнях Айнкрада комнаты боссов не запираются после начала боя. А значит, если сложится опасная ситуация, всегда можно временно отступить. Естественно, это не означает, что сбежать легко. До выхода из зоны, контролируемой боссом, надо преодолеть немалое расстояние; если просто бежать, есть риск получить от босса удар в спину, а как следствие — заморозку, оглушение и, скорей всего, смерть.
        Вот почему при отступлении из комнаты босса важно не столько контратаковать противника, сколько очень четко координировать свои действия… и как прикажете это делать, когда у вас на руках парализованные товарищи?
        Для начала — чтобы нести обездвиженного игрока на руках, требуется очень приличная сила. Свалившуюся без сознания в лабиринте первого уровня Асуну мои деликатные ручки поднять никак не могли, и мне пришлось в качестве вынужденной меры сунуть ее в спальник и выволочь — та картина до сих пор была свежа у меня в памяти.
        Плюс к этому, на глаз, в отрядах и Линда, и Кибао процентов восемьдесят составляли сбалансированные и скоростные игроки, а воины силового типа (танки) были в меньшинстве. Да, Асуна верно сказала: если парализованных станет еще больше, выбраться из комнаты босса будет чертовски тяжело…
        — …Надо что-то менять с тактикой, в первую очередь как-то избегать этих цепенящих ударов,  — произнес я, уклоняясь ногами от трехударной атаки полковника Ната. Асуна, двигаясь рядом со мной в полном синхроне, кивнула.
        — Я тоже так считаю. Но… если отсюда начать им орать, выйдет нарушение субординации. Лучше сначала предложить одному Линду-сану.
        Карие глаза забегали: их обладательница оценивала хит-пойнты членов партии Н и полковника Ната.
        — …Мы здесь и впятером продержимся. Кирито-кун, скажи Линду-сану.
        — Э… вы т-точно справитесь?
        — Йо, no problem!  — раздался сзади возглас Эгиля, услышавшего, видимо, наш разговор.  — Если только защищаться, нас и четверых хватит, будем меняться! Можешь на две-три минуты отойти, не страшно!
        Повернувшись, я увидел, что шоколаднокожий великан и его товарищи кивают, и решился. Основа боя против Барана — ноль парализованных. Сейчас в рейд-группе было много народу, причем достаточно высокого уровня, поэтому боевой порядок по-прежнему держался, но, если бы мы во время бета-теста угодили в такую ситуацию, нас бы уже вынесли.
        — Понял, чуток продержитесь! Я сразу вернусь!
        Улучив момент, я вмазал полковнику Нату, застывшему после очередного промаха, «Вертикальным углом» и кинулся бежать.
        Я несся поперек громадной, больше ста метров в диаметре, круглой комнаты — главное сражение шло на противоположном ее краю. В реальном мире я, будучи не очень спортивным, пробегал стометровку за четырнадцать секунд в лучшем случае, здесь же мечник Кирито, прокачиваемый с упором на ловкость, уже через десять добежал до стоящего за спинами сражающихся парня в синем плаще и затормозил, визжа подошвами ботинок по полу.
        Если подумать — я впервые стоял лицом к лицу с лидером нашей рейд-группы саблистом Линдом, прежде правой рукой рыцаря Диабеля.
        Десять дней назад, сразу после победы над боссом первого уровня, он бросил мне в лицо:
        «Почему… ты позволил Диабелю-сану умереть!!!»
        «Ты знал навыки босса, ведь знал же!!! Если б ты нам это сказал с самого начала, Диабель-сан бы не умер!!!»
        Я же не стал ни извиняться, ни оправдываться, а с насмешливой ухмылкой ответил:
        «Я "Битер". И не смейте больше ставить меня на одну доску со всеми теми бывшими тестерами».
        После чего надел то самое снаряжение, которое и сейчас было на мне,  — редкий доспех «Плащ ночи»,  — и покинул комнату босса первого уровня. С тех пор я с Линдом не общался — до этого момента.
        Вот почему при виде внезапно возникшего рядом меня лицо Линда на миг исказилось — пожалуй, это вполне естественная реакция. Прищуренные глаза распахнулись, острый подбородок чуть задрожал, тонкие губы вовсе сжались в ниточку.
        Однако эмоции тут же исчезли с его лица, ушли куда-то внутрь аватара. Я не понимал, почему и он, и Кибао всячески пытаются не показывать свое негативное отношение ко мне, однако сейчас было не самое подходящее время, чтобы об этом думать.
        — …Тебе было приказано разбираться с телохранителями этого типа. Какого…  — тихим голосом начал было Линд, но я его перебил заранее заготовленной фразой:
        — Надо перегруппироваться. Будут еще парализованные — отступить будет уже трудно.
        Командир кинул быстрый взгляд в тыл, где ждали выздоровления семь или восемь человек, потом вновь перевел его вперед, чтобы оценить ситуацию. Я тоже прилип взглядом к полосам хит-пойнтов генерала Барана в верхней части поля зрения. Всего полос было пять, сейчас игроки уже уполовинили третью — стало быть, срубили пятьдесят процентов от общего числа.
        — Мы уже на полпути. Зачем нам отступать?
        Если честно, где-то двадцать процентов меня тоже считали, что отступить было бы «очень досадно». От начала боя прошло всего минут десять, игроков с хит-пойнтами в красной зоне нет, в худшем случае парализованные, урона боссу мы наносим больше, чем я ожидал. Шанс, что мы одержим победу без каких-либо проблем, довольно приличный…
        Вдруг сзади раздался голос — будто его обладатель почувствовал мою нерешительность:
        — Как насчет отступить, если еще один словит паралич?
        Повернув голову, я увидел Кибао с торчащими во все стороны острыми светло-коричневыми прядями волос. Меня, бета-тестера из бета-тестеров, он терпеть не мог, но, несмотря на это, сейчас его лицо было сама серьезность.
        — Дальность и ритм этих его цепенящих атак мы все уже ухватили. Мы вместе, настрой в порядке. Смена игроков для лечения идет нормально. Если щас отступим, завтра вернемся и все сделаем.
        — …
        И вновь где-то полсекунды мои мысли неслись с дикой скоростью.
        Не количество попыток, не расходы, не что-либо еще, а жизни и только жизни. Не потерять ни одного человека — вот главный принцип сражений с боссами в нынешнем Айнкраде…
        Однако это должны были прекрасно понимать и Линд, и Кибао. А если лидер и сублидер решают, что «сражение еще можно выиграть», то боец-одиночка из крайней партии может разве что как-то помешать им командовать, что, естественно, очень плохая идея. И плюс моя собственная интуиция говорила, что если мы удержим боевой порядок, то действительно сможем победить с нулевыми потерями.
        — …Хорошо, до следующего. И нужна особая осторожность, когда у босса останется последняя полоса,  — тут же согласился я. Кибао с воинственным возгласом вернулся в строй. Линд кивнул мне, потом продолжил командовать:
        — Так, отряд Е, приготовиться отойти! Отряд G, приготовиться атаковать! Смена при следующей заморозке босса!
        Эти быстрые приказы я слышал уже за спиной: сам я в это время снова бегом пересек круглую комнату и присоединился к отряду Н. Асуна, увидев меня, мгновенно спросила:
        — Ну как?!
        — Если еще одного парализует, будем отступать! Но если будем так и продолжать, то сможем победить!
        — Вот как…
        На миг рапиристка сделала кислое лицо и глянула туда, где шла главная битва, однако тут же кивнула и сказала:
        — Ясно. Тогда давай мы с этим синим быстро покончим, а потом тоже к остальным пойдем.
        — Окей!
        Завершив стремительный разговор к обоюдному согласию, мы повернулись к полковнику Нату — тот как раз провел мощную атаку, сблокированную Эгилем и его товарищами. От его хит-пойнтов осталась одна целая полоса и еще чуть-чуть. Мы синхронно ринулись вперед и обрушили на него навыки мечника с обоих флангов.
        Этой атакой мы добрались наконец до последней из трех полос хит-пойнтов; человекобык задрал морду к потолку и яростно заревел. Затопав копытами размером с ведро, он склонил рогатую голову, будто накапливая в себе силу. С начала боя это движение он проделал впервые, но это не значит, что оно было мне вовсе незнакомо.
        — Сейчас бросится! Следить за хвостом, не за головой! Бьет наискосок!
        И тут же бык развернулся влево и понесся прямо на Эгиля. Однако секироносец, прочтя траекторию атаки, с легкостью уклонился и обрушил на спину закончившего атаку врага многоударный навык для двуручной секиры «Смерч». Потом он отступил, и мы с Асуной, заняв его место, продолжили атаку. Серия ударов нанесла приличный урон, полковник зашатался, вокруг его головы замелькали желтые огоньки. Оглушение — враг был побит его же оружием.
        — Это шанс! Атакуем все вместе!!!
        — Уоооо!!!
        С громкими криками шестерка набросилась на человекобыка со всех сторон; засверкали красные, синие и зеленые световые эффекты. Полоса хит-пойнтов рывком просела и опустилась в желтую зону — то есть осталось меньше половины.
        После успешной масштабной атаки мы тут же разорвали дистанцию; кожа человекобыка из синей стала фиолетовой, и он забушевал еще яростнее, чем прежде. Берсерк на пороге смерти — это тоже было как в бета-тесте. Сейчас он будет атаковать в полтора раза быстрее, но если мы сохраним хладнокровие, то справимся.
        В этот миг с противоположной стороны комнаты раздался вопль множества игроков.
        Я вздрогнул, но тут же понял, что это боевой клич. Похоже, у генерала Барана тоже последняя полоса хит-пойнтов свалилась в желтую зону. Парализованных игроков у западной стены не только не стало больше, но, наоборот, осталось всего пять.
        — Слава богу, на этот раз отличий от бета-теста, похоже, нет,  — прошептала Асуна, пережидающая за спинами Эгиля и его товарищей, пока снова сможет применять навыки мечника. Глянув в ее сторону, я кивнул.
        — Угу… но только в тот раз, с королем кобольдов, если бы мы повнимательнее его разглядывали, то смогли бы заметить, что у него за спиной нодати вместо тальвара. А этот генерал Баран по виду точно такой же, как в бета-тесте. Так что…
        Тут я вдруг увидел, что по лицу Асуны прошла тень.
        — …Что такое?
        — Нет… ничего. Просто подумалось… почему босс первого уровня — лорд, а второго — всего лишь…
        Доннн!
        Резкий грохот прервал наш разговор. Все, кто услышал этот звук, мгновенно развернулись на его источник — к центру комнаты.
        Но там ничего не было. Только украшенные рельефными изображениями быков концентрические кольца из сине-черного камня в полу…
        …Нет. Неверно. Они двигались. Три каменных кольца, мало-помалу набирая скорость, вращались против часовой стрелки. Потом они прямо на наших глазах начали подниматься из пола, пока не образовали трехуровневую сцену.
        Воздух над ней вдруг задрожал.
        — А…  — вырвалось у меня. Такой эффект предвещает появление какого-то громадного объекта. И мое опасение подтвердилось: дрожание воздуха усилилось, и из марева возникла черная тень.
        Тут же тень обрела человекоподобную форму; две толстые, как стволы больших деревьев, ноги опустились на сцену. Бедра обтягивала черно-блестящая кольчужная ткань, верхняя половина тела была обнажена. Только борода свисала чуть ли не до живота. Голова была, естественно, бычья, но с шестью рогами, и на ней сверкало нечто платиново-белое… корона.
        Черное, как тушь, тело выгнулось, и третий (самый большой из всех) тавр испустил рев, от которого затрясся пол. И, как будто его внешность сама по себе была недостаточно впечатляющая, вокруг человекобыка забегали молнии, озарив всю комнату ярким белым сиянием.
        И наконец под шестью полосами хит-пойнтов, едва не упирающимися в потолок, появилась строка; я ошеломленно уставился на имя.
        «Король-тавр Астериос».


        Не пялиться просто так! Думать!
        Я подстегивал свой мозг так яростно, что если бы не стискивал зубы, то слова вырвались бы изо рта.
        Что произошло?.. ну, это очевидно. Вся рейд-группа, включая меня, Битера, до сих пор была уверена, что босс второго уровня — генерал Баран, а он в официальном релизе SAO оказался, так сказать, на разогреве, как и полковник Нат.
        Триггер, вызывающий его появление,  — это, видимо, то, что у Барана последняя полоса хит-пойнтов опускается в желтую зону. Да, наверняка после этого и возникает истинный босс уровня, угольно-черный король Астериос. Впрочем, сейчас подобного рода догадки уже ни к чему. Важнее другое: что нам сейчас делать?
        Тут и думать нечего. Надо отступать из комнаты босса. Мы ничего не знаем про атаки этого монстра… кроме того, что король наверняка сильнее генерала, а значит, и опасность выше.
        Проблема, однако, в том, что Астериос появился точно в середине комнаты, а основная часть рейд-группы сражалась на дальнем ее краю. Если они направятся к выходу, им придется прорываться сквозь зону атаки Астериоса. Только наша партия Н, сражающаяся с полковником Натом недалеко от выхода, может отступить без проблем, но… если мы так поступим, а остальные партии, от А до G, король тавров вынесет, с мечтой о прохождении смертельной игры придется расстаться.
        Уйти должны все сорок семь участников рейда.
        Чтобы этого добиться, в первую очередь наша шестерка должна уничтожить своего противника, и как можно быстрее.
        Эти мысли пронеслись в моей голове мгновенно, как будто время застыло, и я, крепче сжав меч в правой руке, прокричал:
        — …Все атакуем!!!
        Отведя взгляд от короля Астериоса, который уже пришел в движение на своей трехэтажной сцене, я повернулся к полковнику Нату, начавшему бесноваться с новой силой совсем рядом с нами. И, словно преследуя занесенный над его головой молот, я прыгнул.
        Мой аватар, пожалуй, относится скорее к скоростному типу, плюс я почти не ношу металлических доспехов; благодаря этому я смог прыгнуть почти на два метра без разбега. Полковник был ростом два с половиной, но с учетом длины меча мне хватило прыжка, чтобы атаковать в голову.
        Прямо в воздухе я применил одноударный навык мечника «Косой удар» и вмазал полковнику аккурат между черно сверкающими рогами. Тот, прервав свое атакующее движение, с воплем «Бурумуууу!» откинулся назад. У всех обитающих в лабиринте второго уровня тавров, за редким исключением (скажем, «Тавр-твердостраж», носящий массивный шлем), точка между рогами — уязвимое место. До сих пор по ходу боя я не решался на такую атаку, потому что удар в прыжке наносить довольно рискованно, ведь даже чистое попадание не гарантирует, что противник затормозится. Однако сейчас ситуация требовала крутых мер.
        Как только я приземлился, Асуна, Эгиль и остальные обрушили на монстра свои навыки мечника, и хит-пойнты полковника Ната ушли в красную зону. Тут у него кончилась заморозка, и человекобык с яростным ревом сделал начальное движение цепенящей атаки. В норме мы бы в такой ситуации отступили, но сейчас я снова прыгнул.
        — У… оооооо!
        С этим воплем я взлетел так высоко, как только смог, и нанес «Горизонтальный удар». Даже если бы я попал монстру между рогов, остановить его атаку мне бы не удалось. Однако я целился не в лоб, а в занесенный и уже начавший движение вниз молот. Чтобы попасть навыком мечника в навык мечника и оборвать его, надо исключительно точно выбрать момент — но это не невозможно.
        Раздался грохот, от которого по всему моему телу до самой макушки прошла волна онемения; меч резко рвануло в сторону. Однако и молот полковника тоже подскочил обратно вверх. Пятеро моих сопартийцев, не теряя ни секунды, вновь разом атаковали. От полосы хит-пойнтов осталось несколько точек.
        Обычно пристыковать навык мечника к другому навыку мечника нельзя. Но если это два разных приема для оружия разных категорий, запрет можно преодолеть — в этом я убедился несколько дней назад, охотясь на Ветряных ос. Прямо в воздухе я резко крутанулся и выбросил вперед левую ногу. Вертикальный пинок в заднем сальто — навык «Полумесяц» из категории «Рукопашный бой» — пришелся полковнику Нату точно в лоб.
        Человекобык резко откинулся назад, издав особо пронзительный рев, потом застыл — и миг спустя рассыпался на бесчисленное множество полигонов. Похоже, он считался не просто охранником, а полубоссом — передо мной всплыло сообщение о бонусе за решающий удар. Впрочем, я не стал его разглядывать, а, едва приземлившись, тут же развернулся.
        Первым, что я увидел, была возвышающаяся, словно башня, черная спина. Король Астериос начал двигаться совсем недавно. К счастью, он не выбрал своей целью пятерку парализованных игроков, лежащих у восточной стены. Его взгляд был обращен на главные силы рейд-группы — тридцать шесть игроков, все еще сражающихся с генералом Бараном.
        Больше всего я боялся, что среди основной группы поднимется паника, и они позволят королю и генералу атаковать их с двух сторон; но этого, похоже, не случилось. Однако король, от каждого шага которого пол комнаты вздрагивал, совсем скоро подойдет к игрокам на расстояние атаки. Если до этого момента они не завалят генерала, исход будет тот же самый.
        — …Идем, Кирито-кун!  — напряженным голосом воскликнула подбежавшая ко мне Асуна. Однако я вдруг заколебался, правильно ли будет кивнуть. Не потому, что я цеплялся за свою жизнь. Я сам нормально не мог бы этого объяснить, но во мне вдруг вспухло дикое нежелание, чтобы рапиристка шла в то опасное место, где неясно, выживет ли она.
        Не хотелось признавать, но я знал, что Асуна очень сильна. Честно говоря, если бы мы с ней устроили дуэль, не думаю, что я смог бы победить. Однако я не мог подавить в себе желание, чтобы Асуна отступила из комнаты босса и спаслась.
        В тот день, когда началась эта смертельная игра, я бросил своего первого друга, а несколько часов спустя меня едва не убил такой же бета-тестер, как и я. Тогда я принял для себя решение: ни на кого ни в чем не полагаться, вести жизнь игрока-одиночки. То, что я целую неделю провел во временном союзе с Асуной,  — это было всего лишь для разоблачения Незхи и его жульничества с усилением оружия.
        Почему же сейчас я позволяю себе поддаться чувствам… даже сантиментам?
        Так отчаянно желаю, чтобы Асуна не погибла…
        — Асуна, тебе лучше…
        Отступить.
        Прежде чем я произнес это слово, глядящие на меня карие глаза вспыхнули.
        Она словно прочла мои мысли… да нет, просто угадала, думаю. В ее лице не было ни гнева, ни печали, однако глаза горели каким-то чистым чувством. Асуна снова прошептала:
        — Идем.
        Этот твердый голос нес в себе силу, которая вымела у меня из головы плохие предчувствия.
        — …Хорошо,  — кивнул я и бросил быстрый взгляд назад, на Эгиля и компанию. Великан-секироносец вернул кивок без намека на колебание.
        — Обходим справа, в первую очередь надо завалить Барана. Если король атакует раньше, мы должны оттянуть его как можно дальше и выиграть время.
        — Есть!!!  — разом откликнулись все пятеро, и этот отклик будто подтолкнул меня в спину — я ринулся вперед. Когда я набрал полную скорость, сомнения из меня окончательно выветрились.
        Область, при нахождении игрока в которой монстр на него реагирует,  — так называемую «зону агро» — глазом не разглядеть. Однако опыт сражений позволяет ее так или иначе почувствовать. Прислушиваясь к этому ни на чем не основанному ощущению, я обогнул медленно шагающего короля Астериоса справа и добрался до наших главных сил.
        Хит-пойнты генерала Барана, появившиеся в моем поле зрения, тоже уже были в красной зоне. Но, как и полковник Нат, на пороге гибели генерал впал в боевое безумие и сыпал «Цепенящими детонациями» направо и налево, и наши, похоже, не знали толком, что с этим делать.
        Король сможет атаковать секунд через тридцать.
        Почувствовав это, я пронесся прямо между Линдом и Кибао, выпучившими от удивления глаза, и, очутившись прямо перед генералом, прыгнул. Целился я, разумеется, между двумя оранжево-красными рогами. Но, увы, генерал был вдвое выше полковника. Даже прыгнув изо всех сил и максимально вытянув меч, я все равно не доставал.
        — …Ррааааа!
        В верхней точке прыжка я, тщательно контролируя свое тело, принял нужную позу, и мне удалось запустить навык мечника. «Закаленный меч» окутало зеленое сияние, и мое тело словно подбросила невидимая рука. Навык для одноручного меча «Звуковой напрыг».
        Со всей силы я нанес удар в уязвимую точку, и генерал резко откинулся назад. Эта задержка дала нам последний шанс.
        Бежавшая за мной пятерка Асуны без всяких дополнительных указаний обрушила на Барана атаки следом за мной и сразу отступила. Тут же главные силы последовали нашему примеру, и громадная туша генерала окуталась разноцветными световыми эффектами.
        Однако и этого нам не хватило, совсем чуть-чуть. От полосы хит-пойнтов остались две точки.
        — Блин, опять!..  — ругнулся я и сжал левую руку в кулак. После предыдущей смелой атаки я все еще падал и потому мог атаковать лишь самыми базовыми приемами. Застонав, я прямо в воздухе саданул генерала в грудь «Ударом молнии». После урона, нанесенного предыдущими атаками, этого маленького джеба оказалось достаточно, чтобы здоровенная туша вспухла — и разлетелась на части.
        Передо мной снова появилось сообщение о бонусе за решающий удар; прорвавшись прямо сквозь него, я с силой приземлился, вдохнул полной грудью и проорал: «Все — вдоль стены к выходу, бегом!» Сейчас у меня не было времени думать, не слишком ли нахально такое мое поведение.
        Но.
        От того, что я увидел, у меня перехватило дыхание.
        Угольно-черный король тавров, которому, по идее, до нас оставалось идти еще больше десяти секунд, вдруг выгнулся назад, и его мощная грудь раздулась, словно бочка. Это движение -
        Дальнобойная атака дыханием.
        И прямо на ее траектории стояла спиной к монстру и неотрывно смотрела на меня рапиристка.
        Если она не начнет двигаться прямо сейчас, то уже не увернется. Побежать к ней — бесполезно, ничего не даст.
        Отбросив эту логику, я рванулся вперед.
        — Асуна, быстро вправо!  — на бегу крикнул я. Конечно, на предполагаемой траектории атаки дыханием были и другие игроки, но сейчас в моем сузившемся поле зрения хватало места только для рапиристки в накидке с капюшоном. По моему лицу и голосу Асуна, похоже, поняла, что сзади надвигается опасность. Последовав моему приказу, она прыгнула, не тратя времени на то, чтобы обернуться.
        Я очутился вровень с ней в тот момент, когда ее сапоги оторвались от иссиня-черной каменной плитки. Обхватив левой рукой тонкое тело Асуны, я с силой рванулся в том же направлении, что и она. Но несмотря на это, наша скорость оставалась катастрофически маленькой. Арабески в полу медленно-медленно проплывали мимо нас…
        Правую часть моего поля зрения залило белым.
        Раздался сухой звук, похожий на раскат грома. Дыхание короля Астериоса поражало не огнем и не ядом — а электричеством. К тому моменту, когда я это понял, нас с Асуной, а заодно еще больше двадцати игроков, уже окутала белая вспышка.
        В игре «Sword Art Online» не существует таких вещей, как «атакующая, лечащая, поддерживающая магия». Но, хоть это и так, нельзя сказать, что магии здесь нет в принципе. Например, снаряжение, повышающее характеристики игрока, или бессчетное множество предметов, дающих те или иные положительные эффекты, или благословление оружия, которое временно дает ему «святые» свойства и которое можно получить у священников в храмах крупных городов.
        Однако все эти сверхъестественные силы могут лишь слегка помочь игроку. А вот помешать — не слегка. Скажем, есть множество монстров, применяющих различные спецатаки. Типичный пример — ядовитое, огненное, ледяное или электрическое дыхание.
        Самый большой прямой урон из всех атак дыханием наносит огненная, но и на электрическую ни в коем случае нельзя глядеть свысока. Во-первых, она чертовски быстрая. Сразу после выстрела она распространяется на громадное расстояние. Во-вторых, тот, в кого она попадает, оказывается сильно оглушен. И наконец, в ряде случаев бывает еще более опасный эффект -
        Получив удар электрическим дыханием короля Астериоса по ногам и пояснице, я увидел, что наши с Асуной полосы хит-пойнтов просели где-то на 20 %. Тут же вокруг этих полос возникли зеленые рамочки, а рядом вспыхнули такого же цвета иконки.
        Внезапно я перестал ощущать свое тело. Хотел выставить ноги для приземления, но они не слушались. Оставаясь сплетенным с Асуной, я ударился спиной об пол. Это был не эффект «спотыкания». Это был «паралич» — тот самый, которого я всем велел остерегаться.
        — Асу… на…  — хриплым, прерывистым голосом сказал я рапиристке, прижатой к моей груди и такой же парализованной, как и я.  — Прими… зелье.
        Еще не договорив, я сам начал медленно двигать неподатливой правой рукой. В сумке справа на поясе у меня лежали зелья: два красных, восстанавливающих хит-пойнты, и одно зеленое, лечащее от паралича. Я взялся за зеленый флакон, вытянул его, откупорил, поднес ко рту — и пока я все это делал, мерный звук шагов приближался.
        Выпив мятную на вкус жидкость, я осторожно поднял взгляд — громадная туша короля тавров была всего в десяти метрах и приближалась. Кроме нас с Асуной, паралич словило еще немало игроков: только на линии моего взгляда виднелось человек десять, не меньше.
        Три десятка игроков, не попавших под электрическое дыхание, окружали медленно приближающегося босса, но, похоже, они были в нерешительности. Причину я понял сразу. Так вышло, что и избранный лидером синий Линд, и выступающий в роли сублидера зеленый Кибао оказались парализованы; более того, они лежали ближе всех к королю. Оба, похоже, изо всех сил пытались отдавать приказы, но сквозь паралич пробивался лишь шепот. Естественно, наши главные силы, находящиеся за пределами зоны атаки босса, их указаний не слышали.
        Внезапно в моем левом ухе прозвучал тихий, но прекрасный голос.
        — …Почему… ты пришел?..
        Вернув взгляд, я обнаружил прямо перед собой большие карие глаза. Лежащая на мне Асуна, сжимая в правой руке пустой флакон, повторила:
        — …Почему?
        Она спрашивала, почему я, предугадав, что король тавров будет атаковать дыханием, не стал уклоняться, а побежал к ней. Мне и самому это было интересно, однако ответа я не находил. Поэтому лишь коротко произнес:
        — Не знаю.
        Тут по столь же непонятной мне причине на лице рапиристки под серым капюшоном появилась мягкая улыбка. Девушка закрыла глаза и положила голову мне на левое плечо.
        Снова посмотрев мимо Асуны, я увидел, что король Астериос занес над головой громадный железный молот. Он был больше, чем молот генерала Барана, и явно нацеливался на Линда и Кибао.
        Это конец?
        Если оба лидера погибнут, игроки основного костяка рейд-группы, сейчас застывшие в нерешительности, скорей всего, отступят из комнаты босса. Естественно, больше десятка парализованных игроков, включая нас с Асуной, не уйдут от смерти… Однако информация о существовании истинного босса, короля тавров, и его атаках сохранится, и когда-нибудь игроки предпримут вторую попытку его победить.
        Больше всего я сожалел о том, что не смог спасти рапиристку, обладающую куда большим, чем у меня, потенциалом. Когда мы с ней расстались в комнате босса первого уровня, я сказал ей, что когда-нибудь она непременно станет лидером большой гильдии и поведет за собой других игроков. Как яркий, несгорающий метеор в темном небе этого смертельного мира…
        Возможно, из-за этих нехарактерных для меня мыслей…
        …мне вдруг привиделось странное сияние под мрачным потолком комнаты босса.
        Оно лениво плыло по дуге. И, как ни странно, не исчезло, даже когда я распахнул глаза на всю ширину. Достигнув верхней точки подъема, оно перешло на снижение; его будто притягивала к себе корона Астериоса, готового уже нанести удар своим молотом…
        Что это сияние — не галлюцинация, я окончательно понял, когда по комнате разнеся высокий металлический звук и гигантская туша босса резко сотряслась.
        Это — навык мечника для оружия, которое никто в нынешнем SAO не прокачивает… для «метательного оружия». Более того, ударив босса в уязвимое место, корону на голове, оно не упало на пол там же, как должно бы, а полетело обратно, словно притянутое невидимой нитью.
        Восстановившись от короткой «заморозки», король Астериос издал яростный рев и начал разворачиваться. Если подумать — это был вообще первый удар по боссу, и потому его автор привлек внимание Астериоса.
        В этот момент сзади неожиданно возникли сильные руки и оторвали нас с Асуной от пола.
        Обладатель этих рук, способный поднять одновременно двух игроков, глубоким баритоном воскликнул:
        — Простите! Я испугался слегка!  — и понес нас к восточной стене. Разумеется, это был обладатель двуручной секиры Эгиль. Приглядевшись, я увидел, что трое его товарищей тоже несут каждый по одному парализованному, неспособному двигаться игроку. Это как будто послужило триггером: сразу множество игроков в синем и зеленом кинулись к остальным парализованным.
        Вися под мышкой великана, как багаж, я отчаянно вывернул шею.
        По мере того как я перемещался, в мое поле зрения входила южная часть комнаты, до того скрытая за мощной тушей босса.
        Метрах в десяти от выхода, держа в правой руке странное на вид оружие и глядя на надвигающуюся громаду с отчаянным выражением лица, стоял низкорослый игрок.
        — …Это же?!.  — пораженно воскликнул Эгиль, выгружая нас с Асуной у стены. И не только секироносец — почти все члены рейд-группы, осознав, что в комнате появился сорок восьмой участник, смотрели с нескрываемым изумлением.
        И причина этого была вовсе не в том, что он появился буквально за миг до того, как вся рейд-группа ударилась в панику, и не в загадочном метательном устройстве. А в том, что новоприбывшим был игрок-ремесленник, до недавнего времени стучавшим молотом в Таране. Кузнец Незха.
        Конечно, выглядел он сейчас по-другому. Вместо коричневого кожаного фартука на нем был бронзовый нагрудник, на руках — такого же цвета перчатки, на голове — открытый шлем. Однако впечатление «безбородого дворфа», которое производила его невысокая, но не худощавая фигура и вечно встревоженное круглое лицо, от этого вовсе не исчезло. Напротив — я бы сказал, смена экипировки его только усилила.
        Поэтому многие игроки смотрели на него с выражением «что этот кузнец делает в сражении с боссом»; однако были и исключения. Во-первых, те, кто имел непосредственное отношение к преображению Незхи в воина,  — то есть мы с Асуной. Конечно, мы тоже были поражены, однако лишь тем, что Незха не только за три дня сумел закончить «обучение», но и в одиночку добрался до лабиринта.
        Наверняка кое-кто здесь был потрясен в ином смысле, чем мы.
        Едва я так подумал, как от остановившейся в центре комнаты основной группы отделилась и побежала группа игроков. Добравшись до точки, где босс не закрывал от них Незху, они тут же застыли как вкопанные. Это была партия G… пятерка «Легендарных храбрецов».
        — Не-…
        Лидер Орландо попытался было позвать своего пропавшего на несколько дней товарища, но осекся. Похоже, они решили и дальше скрывать, что Незха один из них.
        При виде старых приятелей, ничего не сказавших по поводу неожиданной встречи, Незха всего на миг принял печальный вид, однако тут же на его лице появилось выражение решимости, и он воскликнул:
        — Я буду оттягивать босса, сколько смогу! А вы пока приходите в себя!
        Действительно, сейчас — по крайней мере на первой полосе хит-пойнтов — Астериос шагал довольно медленно. Если с умом использовать всю площадь громадной, сто метров в диаметре, комнаты, Незха вполне сможет в одиночку удерживать на себе внимание босса. И если за это время наши парализованные восстановятся, рейд-группа сможет отступить в полном составе…
        Нет. Не выйдет. Конечно, передвигается король медленно, но это более чем компенсируется дальнобойной атакой электрическим дыханием. При первой встрече с этой атакой увернуться от нее невозможно. А Незха, судя по времени его появления, дыхания босса не видел.
        — …Эгиль, скажи ему…
        «Про атаку дыханием» — этого я произнести уже не успел. Астериос остановился и вновь, выгнув спину, набрал полную грудь воздуха. Она раздулась, как шар; из ноздрей посыпались искорки. А Незха стоял на месте, глядя снизу верх на голову босса.
        — Укло-… — просипел я.
        — Уклоняйся!!!  — выкрикнул кто-то из рейд-группы. Но Незха проворным движением отскочил влево еще за миг до этого возгласа. А уже в следующее мгновение из распахнутой пасти босса вырвалась ослепительно-белая молния. Когда она достигла выхода из комнаты, Незха был уже в двух с лишним метрах от этого места.
        Это движение… он что, знал, в какой именно момент надо уклоняться от атаки дыханием?!
        Я распахнул глаза во всю ширину — и тут. Совсем рядом раздался голос, который я отлично знал… но совершенно не рассчитывал услышать именно здесь.
        — Перед самым выдохом у босса глаза светятся.
        По-прежнему лежа на полу, я поднял глаза и обнаружил, что фрагмент стены прямо передо мной исказился, и, словно прямо из воздуха, возникла еще более миниатюрная, чем у Незхи, фигура. Я (как, подозреваю, и Асуна с Эгилем) вслед за глазами разинул и рот, потрясенно глядя на лицо с тремя нарисованными усами на каждой щеке… лицо торговца информацией Арго по прозвищу «Крыса».


        Позже она мне рассказала, что в лесу близ лабиринта второго уровня наткнулась на ивент, который перерос в серию квестов, и когда она их прошла, в награду получила информацию, что настоящим боссом является «Король-тавр Астериос». А заодно и его атаки, и способ борьбы с ним… «Если попасть метательным оружием в корону у него на голове, он ненадолго замораживается».
        Арго очень торопилась пройти этот квест, но все же, когда закончила, антибоссовская рейд-группа уже успела войти в лабиринт. В донжоне посылать сообщения нельзя, а сможет ли она в одиночку добраться до комнаты босса, несмотря на всю свою ловкость, Арго сомневалась.
        Стоя в нерешительности у входа в лабиринт, она обнаружила еще одного одиночку, который тоже стоял перед лабиринтом с явно встревоженным видом, и окликнула его. Объединив силы (хотя благодаря навыку «Скрытность» Арго и метательному оружию Незхи прямых сражений с монстрами им удалось избежать), они вдвоем добрались до комнаты босса аккурат перед тем, как Астериос, истинный босс, пошел бушевать,  — такие вот дела.


        — Сколько вы еще собираетесь валяться? Паралич уже прошел.
        Лишь после этих слов Арго я наконец заметил, что иконка негативного эффекта под моей полосой хит-пойнтов пропала. Вскочив как подброшенный, я в первую очередь рванулся к своему «Закаленному мечу», который обронил там, где меня застал паралич; заодно прихватил и лежащий рядом «Воздушный флерет», после чего так же быстро вернулся к стене. Передавая «Флерет» Асуне, я собрался было кое-что сказать по поводу нашего недавнего разговора, но в итоге решил, что сейчас не та ситуация.
        Оглядевшись, я обнаружил, что остальные парализованные игроки тоже почти все пришли в норму. Линд и Кибао встали, и Арго поспешила к ним; при виде этого я ахнул, забыв даже про Незху, отвлекающего на себя внимание босса.
        Ведь «Крыса» Арго, как и «черный Битер» я,  — живое воплощение бета-тестеров, а Кибао с Линдом — живое воплощение антибетатестерских настроений. И они не обманули моих ожиданий: Линд даже не попытался скрыть отвращения, Кибао состроил какую-то непонятную гримасу.
        — Привет, кактус. Давно не виделись.
        При этих словах, с которыми Арго обратилась к Кибао, начисто игнорируя Линда, я наконец-то вспомнил.
        Ну да, конечно — Кибао же использовал Арго как посредника, когда пытался купить у меня «Закаленный меч». Арго может продать эту информацию кому угодно, и тогда его репутация как лидера пострадает.
        Глядя на молчащего Кибао, Арго спокойным голосом продолжила:
        — Если собираешься скомандовать отступление, давай быстрее. Но если хочешь драться, могу продать информацию по боссу. Цена… по особому случаю нулевая.


        Линд и Кибао, когда нас накрыло парализующим дыханием босса, были из нашей рейд-группы ближе всех к смерти.
        Поэтому меня малость удивило, что им понадобилось лишь несколько секунд, чтобы принять решение продолжить бой. Разумеется, верное это решение или нет, мы не узнаем, пока этот бой не закончится. Однако ситуация сильно изменилась по сравнению с тем, что было сразу после появления босса. Незха уже больше двух минут отвлекал на себя Астериоса, благодаря чему все члены рейд-группы не только оправились от паралича, но и восстановили хит-пойнты; а главное — у нас имелась детальная информация об атаках босса.
        — Отлично… начать атаку! Отряды А и D, вперед!
        По приказу Линда тяжелобронированные танки устремились к Астериосу. Их атака, больше смахивающая на таранный удар, пришлась Астериосу в ноги и наконец отвлекла его внимание от Незхи.
        Низкорослый аватар тут же зашатался, словно лопнули поддерживавшие его нити, и мы с Асуной рванулись к нему.
        — Незха!
        Услышав, что мы его зовем, бывший кузнец поднял голову и улыбнулся своей обычной слабой улыбкой… только теперь в ней чувствовался какой-то сердечник. Незха показал нам метательное оружие, которое сжимал в правой руке.
        Это был довольно редкий предмет — кольцо диаметром сантиметров двадцать с толстой кромкой. Сейчас заполучить его можно было лишь одним способом: убив нечасто встречающегося в лабиринте второго уровня «Тавра-кольцемета». Относится оно к метательному оружию, субкатегории «чакра»; в отличие от применявшихся в реальном мире в Индии чакр, с одной стороны оно обтянуто кожей для удобства удержания. Благодаря этому его можно не только метать, но и использовать как кастет, не выпуская из руки.
        Именно поэтому в SAO для чакр требуется не только навык «Метательное оружие». Необходим еще один, дополнительный навык «Рукопашный бой», который можно выучить, найдя обитающего в горной глуши второго уровня отшельника-учителя. Была лишь одна причина, почему я все же порекомендовал Незхе освоить это оружие, несмотря на столь жесткие условия.
        Три дня назад он сам сказал: метательным оружием можно попадать в монстров, даже если у тебя нарушено чувство расстояния. Но у обычных метательных ножей есть ограничение — они теряются при использовании и потому не годятся в качестве основного оружия. А брошенная чакра возвращается в руки к хозяину, как бумеранг. Поэтому ее можно метать сколько угодно раз, не беспокоясь, что она «кончится».
        Прямо у меня на глазах Незха, до того пошатывавшийся, вдруг напряг ноги и изготовил к броску чакру в правой руке. Кольцевидное лезвие окуталось желтым сиянием. Несомненно, это был навык мечника специально для чакры, и названия его я не знал, хоть и сам дал ее Незхе.
        — Ийя!
        С этим возгласом Незха махнул рукой, и сияющее кольцо рванулось в воздух. Оставляя позади себя яркий след, оно по дуге взмыло к потолку, а потом шикарным образом врезалось в корону занесшего молот короля Астериоса. Раздался высокий металлический звук, и мощная туша босса выгнулась назад. «Супер!» — крикнул кто-то из атакующего отряда Кибао у самых ног босса.
        Стремительно вернувшуюся чакру Незха надежно поймал (хотя должен заметить, что тут поработала поддержка системы) и снова взглянул на нас с Асуной; лицо у него было такое, будто ему хотелось смеяться и плакать одновременно.
        — Это… как мечта. Я… я сражаюсь с боссом — это…  — дрожащим голосом выговорил Незха; окончание фразы он проглотил, выкрикнув вместо него: — Я буду в порядке! Ребята, возвращайтесь в бой!
        — …Ясно. Ты, главное, читай, когда босс начинает атаку дыханием, и сбивай его. Мы на тебя рассчитываем!  — произнес я и обернулся. Не только Асуна, но и здоровяки Эгиля — вся группа Н стояла наготове.
        Кстати говоря, лидер нашей партии вообще-то Эгиль. Потом надо будет извиниться за то, что влез.
        Эта мысль мелькнула у меня в голове, когда я повернулся к сопартийцам и крикнул:
        — Пошли тоже!
        Уже спиной поймав ответное решительное «Оу!», я ринулся вперед — туда, где мелькали разноцветные световые эффекты.
        Настоящий босс второго уровня «Король-тавр Астериос» был на треть выше босса времен бета-теста «Генерала-тавра Барана» и обладал парализующим электрическим дыханием, которое один раз уже посеяло панику среди рейд-группы; однако благодаря информации Арго о его стиле атаки мы медленно, но верно съедали его хит-пойнты.
        Главная роль в этой битве, несомненно, принадлежала Незхе с его метательным оружием, но что касается остальных… постепенно становилось ясно, что основной вклад вносит партия G… то есть «Легендарные храбрецы», а вовсе не отряды Линда и Кибао.
        Король Астериос, как и Баран, применял навык большого радиуса действия «Цепенящая детонация», однако пятерка Орландо принимала на себя эти цепенящие удары с близкого расстояния, избегая при этом оглушения. Когда король заносил молот над головой, остальным партиям приходилось временно отходить, а отряд G продолжал яростно наносить удары. Даже Линд не знал, когда приказывать им отступать.
        Причина, разумеется, была в том, что «Храбрецы» обладали высокой устойчивостью к негативным эффектам, поскольку их доспехи с ног до головы были усилены по максимуму. Естественно, этим они были обязаны жульничеству Незхи, которое принесло им громадные деньги, однако сейчас, когда упомянутый Незха бросил кузнечное дело, шанс обвинить их в этом уплыл.
        — …Как-то все сложно,  — пробормотала Асуна, когда мы вместе отступили восстановить хит-пойнты; она явно испытывала те же чувства, что и я.
        — Ага. …Ну, во всяком случае больше они уже не смогут…
        «Жульничать с усилением» — эти слова я опустил.
        — …Если они будут помогать с прохождением игры, со всем остальным придется смириться. Хотя игроков, у которых они украли оружие, все равно жаль.
        — Ну да…  — кивнула рапиристка, однако лицо ее все равно было немного неприкаянным. Тут мне в голову пришла некая идея; я придвинулся ближе и сказал:
        — Но знаешь, мне не нравится, если они так станут MVP[33 - MVP — в спорте: самый ценный игрок турнира (англ. «Most Valulable Player»).]; что если мы им под конец немножко подгадим? Если момент подходящий будет, конечно.
        — Подгадим?..
        Чуть приподняв кончиками пальцев капюшон Асуны, я зашептал ей в ухо.
        Ее карие глаза вспыхнули, будто от потрясения услышанным, но потом рапиристка кивнула. На губах под вновь надвинутым капюшоном мелькнула тень улыбки — по крайней мере мне так показалось; заглянуть, чтобы убедиться, я не решился.
        — Слушай, Кирито,  — произнес сзади Эгиль; голос его звучал странно из-за пустого флакона из-под зелья, который он держал в зубах.  — А ты точно уверен, что у вас не союз?
        Асуна резко встала, крутанулась на левом каблуке и монотонным голосом заявила:
        — У нас не союз.
        К счастью, прежде чем я успел как-то среагировать, с поля боя раздались радостные крики. Глянув в ту сторону, я обнаружил, что последняя из шести полос хит-пойнтов Астериоса ушла в красную зону. А хит-пойнты нашей шестерки как раз полностью восстановились — в самый подходящий момент.
        — Отряд Е, отойти! Отряд Н, вперед!
        Услышав приказ Линда, я поднял левую руку и крепче сжал правой свой драгоценный «Закаленный меч +6». По принципу ротации настала наша очередь драться, и Линд дал нам такую возможность, показав себя в этом отношении справедливым лидером.
        — Отлично… вперед!
        Выждав нужный момент, мы ринулись в атаку.
        Зеленый отряд Е, который нам предстояло заменить, находился слева от босса. Первым делом мы с Асуной ударили навыками мечника по громадным, как стволы деревьев, ногам босса. Тот яростно взревел и вмазал сверху вниз, но к этому моменту нас уже сменили танки Эгиля и сблокировали удар.
        Габариты Астериоса, конечно, устрашали, но они имели и свои преимущества: чем крупнее монстр, тем больше партий могут его атаковать одновременно. Полковника Ната могла атаковать только одна партия за раз, генерала Барана две, ну а размер короля позволял нападать сразу трем.
        Слева на босса наседали мы, отряд Н, по центру — синий отряд В, а справа — отряд G, Орландо и компания. По черной коже босса то тут, то там бегали красные огни, делая ее похожей на угли в костре; возможно, эти наши три отряда срубят ему последние хит-пойнты.
        — Уоророрурууарааааааааааа!!!
        Издав этот особо устрашающий рев, король начал втягивать воздух. Даже не надо было видеть искры, забегавшие возле пасти, чтобы понять: это начальное движение атаки электрическим дыханием. Однако тут же прилетела чакра, ударила точно в корону, и босс откинулся назад; из его носа с треском вылетела молния — и все.
        Будь здесь обычная ММО, эту «атаку чакрой со стопроцентной задержкой» наверняка бы быстро ослабили, вдруг подумалось мне. Боссы в SAO, раз погибнув, уже не воскресают. Если гейммастер Акихико Каяба сейчас смотрит на этот бой откуда-нибудь снаружи, как он нам говорил в первый день,  — интересно, скрипит ли он зубами от злости, глядя, как король раз за разом выгибается назад, не выпуская свое убийственное дыхание? А может, он аплодирует игрокам, случайно нашедшим этот неожиданный путь к победе?
        Каяба… второй уровень мы за десять дней пройдем! — беззвучно выкрикнул я, глядя на полосу хит-пойнтов короля. Лишь несколько точек осталось в ее левой части — вот-вот исчезнут совсем. Король бушевал все сильней; трижды подряд топнув ногами, он вскинул над головой молот. Увидев начало цепенящей атаки, центральная партия В поспешно отступила. Партия G на правом фланге, напротив, приготовилась обрушить на монстра свои сильнейшие навыки мечника.
        Если у них выйдет завершающий удар, «Легендарные храбрецы» из резервного отряда, каким они были во время сражения с Бульбуйволом, разом скакнут в главные силы. Но я не настолько хороший парень, чтобы молча благословить их на это. В конце концов, я же «злобный черный Битер».
        — Асуна, сейчас!  — крикнул я и со всей силы прыгнул. Стоявшая рядом со мной рапиристка, ни на миг не запоздав, тоже оттолкнулась ногой от пола. Нет, на самом деле она меня даже опередила. От силы прыжка ее капюшон откинулся назад, и длинные каштановые волосы разметались в воздухе.
        — Уораааааа!!!  — взревел Астериос и обрушил молот. От места удара по полу побежала кольцевидная волна, следом, будто гонясь за ней, понеслись искры. Возможно, из-за того, что это был последний удар босса, у двоих из «Храбрецов» устойчивость не сыграла, и они оказались оглушены. От «Цепенящей детонации», в отличие от «Цепенящего удара», невозможно уклониться, подпрыгнув, и нас с Асуной после приземления наверняка ждала та же участь.
        Но -
        — Сей… йяааааааа!
        Сперва Асуна с яростным выкриком прямо в воздухе применила атакующий прием для рапиры «Метеор».
        — Оооо… раааааа!
        Следом я врубил атакующий прием для одноручного меча «Звуковой напрыг». Оставляя за собой голубой и зеленый следы, мы взлетели почти вертикально вверх. Целились мы, естественно, в уязвимую точку босса — корону… точнее, в защищенный ей лоб.
        Внизу поля зрения замелькали вспышки навыков мечника, активированных тремя «Храбрецами».
        В следующий миг острия «Закаленного клинка» и «Воздушного флерета» синхронно пробили корону и вонзились боссу в лоб.
        Раздался жесткий хруст, и сперва на куски разлетелась корона -
        А затем и чудовищная туша Астериоса развалилась на полигоны, заполнившие всю комнату.



        Глава 13

        — Congratulation.
        Едва мы с Асуной синхронно приземлились и с такой же синхронностью обессиленно сели на пол, сзади раздалось это уже знакомое по комнате босса первого уровня поздравление, произнесенное по-английски без акцента.
        С усилием развернувшись, я увидел, разумеется, улыбающееся лицо славного парня Эгиля. Он вытянул мощную правую руку, показывая большой палец; я ответил тем же жестом. Асуна, как я и ожидал, не последовала нашему примеру, но на ее красивом лице, все еще не скрытом под капюшоном, расцвела необычайно яркая улыбка.
        Эгиль кивнул, опустил руку и, отведя взгляд куда-то в сторону, продолжил:
        — Как всегда, великолепная комбинация навыков мечника. Но… на этот раз победа не твоя, а его.
        — Ага. Если бы он не появился, у нас бы человек десять как минимум погибло…  — сказал я, и Асуна согласно кивнула. Поодаль от возбужденно радующихся победе участников рейд-группы с очень измотанным видом стоял одинокий низкорослый игрок — бывший кузнец Незха. Крепко сжимая в правой руке металлическое кольцо, он смотрел куда-то в потолок, где плыли и исчезали последние полигоны, оставшиеся от босса.
        Тут я услышал особо громкие радостные крики и, переведя взгляд на основную часть рейд-группы, увидел, что Линд и Кибао обменялись крепким рукопожатием. Окружающие их синие и зеленые игроки аплодировали; я последовал их примеру и, хлопая в ладоши, пробормотал:
        — Что, они внезапно подружились?..
        — Ну, по крайней мере пока не поднимутся на третий уровень.
        Услышав этот едкий комментарий Асуны, я невольно ухмыльнулся. С трудом встал и, мысленно поблагодарив за службу свой «Закаленный меч», отправил его в ножны. Потом протянул руку Асуне и помог ей встать; стукнулся с ней кулаками и наконец позволил себе отдаться радости того, что мы победили… нет, что мы выжили.
        Мы прошли второй уровень. На это нам понадобилось десять дней. Потери в битве с боссом — нулевые.
        Если вспомнить, что на первый уровень у нас ушел месяц, а в сражении с боссом мы потеряли лидера рейда Диабеля, такой результат можно было бы счесть неожиданным. Однако, как я сам только что сказал, эта победа была на волосок от поражения. Неожиданное появление истинного босса, короля Астериоса, чуть не погубило Линда и Кибао (и нас с Асуной, конечно, тоже).
        Из битвы с боссом второго уровня следует извлечь два урока.
        Во-первых, необходимо выполнять все квесты в последней деревне перед лабиринтом и в окрестностях самого лабиринта, чтобы добывать информацию о боссе уровня.
        И во-вторых, мы должны исходить из того, что все боссы начиная с третьего уровня тоже так или иначе изменены по сравнению с бета-тестом. Ну, конечно, тогда мы видели боссов лишь до девятого уровня включительно, так что начиная с десятого это в любом случае будет впервые.
        Следовательно, еще до сбора информации в квестах нужно проводить разведку на самого босса. Однако это непросто. Почти все боссы не появляются, пока не зайдешь достаточно глубоко в их обиталище или не разобьешь какой-нибудь ключевой предмет, а значит, разведывательным партиям отступать будет трудно. Среди нас есть быстроногие игроки, однако таких, которые могут пользоваться дистанционным оружием, очень мало.
        Начиная с третьего уровня, помимо торговца информацией Арго, все большую роль станет играть Незха со своей чакрой.
        При этой мысли я оглядел комнату босса, однако «Крыса» уже успела исчезнуть, применив свой навык «Скрытность», и я со своим «Обнаружением» ее не видел. Чувствуя некоторое разочарование по этому поводу, я подтолкнул Асуну, и мы направились к Незхе.
        Когда бывший кузнец нас увидел, он улыбнулся так чисто, будто его покинул долгое время владевший им злой дух. Быстро кланяясь, он сказал:
        — Здорово получилось, Кирито-сан, Асуна-сан. Этот последний навык мечника прямо в воздухе был просто потрясающий.
        — А, не, это просто…
        Не, это просто чтобы опередить Орландо и компанию хотя бы на один удар; этого я сказать не мог и начал скрести в затылке; вместо меня заговорила Асуна:
        — Нет, по-настоящему потрясающе было то, что ты сделал. Ты только что получил это оружие, а уже так здорово с ним управляешься, это… много тренировался, да?
        — Не, не думаю, что много. Просто я наконец-то стал тем, кем хотел. Очень… большое вам за это спасибо. Теперь я уже…
        Тут Незха замолчал и снова глубоко поклонился; я заметил, что он кинул быстрый взгляд в середину комнаты босса.
        Невольно проследив за его взглядом, я обнаружил стоящую в ряд метрах в двадцати от нас пятерку игроков. Они обменивались рукопожатиями: Орландо с Линдом, Беовульф с Кибао, еще трое с другими лидерами партий. Все пятеро гордо улыбались — несомненно, считая себя героями.
        Если проглядеть экран результатов битвы с Астериосом, можно видеть, что по количеству и нанесенного, и сблокированного урона партия G, то есть «Легендарные храбрецы», выделяется среди остальных. И они действительно совершили рывок, позволивший им считаться одной из главных сил. Никто не знал, вступят ли они в ряды «Рыцарей дракона» Линда или «Армии освобождения» Кибао, либо образуют свою гильдию из пяти человек. Но -
        — …Незха. Может, тебе тоже стоит быть там?  — пробормотал я, на что человек, внесший основной вклад в нашу победу, мягко покачал головой.
        — Нет, все нормально. Мне… еще кое-что обязательно надо сделать.
        — Э? Что именно?..
        Глянув на повернувшего к нему голову меня, потом на насупившую брови, словно она поняла что-то, Асуну, Незха еще раз поклонился. Потом, с любовью погладив пальцами левой руки чакру, медленно зашагал прочь.
        Лишь тут я заметил, что со стороны главной группы к нам направляются три игрока. Сперва я подумал, что они хотят поблагодарить Незху, но потом увидел, что их лица довольно-таки суровы. Пристально вглядевшись в лицо того, который шел впереди,  — рослого парня с широким мечом на поясе,  — я наконец вспомнил. Этот парень в синей куртке под нагрудником — Сивата, который пять дней назад заказал Незхе усиление своего меча. Рядом с ним шагал еще один синий, а третий — зеленый… игрок из отряда Кибао. У всех троих было одно и то же хмурое выражение лица.
        Глядя сверху вниз на подошедшего к этой троице невысокого кузнеца, Сивата напряженным голосом произнес:
        — Ты… несколько дней назад был в Урбусе и Таране кузнецом?
        — …Да,  — кивнул Незха. Сивата тут же задал следующий вопрос:
        — Почему ты так резко переделался в воина? Да еще и такое редкое оружие достал… оно же только из монстров выпадает, так? У кузнеца такой большой заработок?
        Погано.
        Судя по его подбору слов, Сивата уже не доверял Незхе. Даже не поняв еще суть трюка с подменой, он подозревал, что какое-то жульничество там было.
        На самом-то деле чакра, которую сжимал Незха, была редким оружием, да, но не таким уж дорогим. И неудобным: чтобы им пользоваться, нужен не только навык «Метательное оружие», который считается исключительно вспомогательным, но и дополнительный навык «Рукопашный бой». Однако сейчас эти слова едва ли рассеют подозрения Сиваты.
        Тем временем разгоряченные празднованием победы остальные игроки — отряды Линда и Кибао, пятерка «Храбрецов»,  — затихли и молча наблюдали за развитием событий. Почти на всех лицах было написано сомнение, у Орландо и компании — лишь напряжение; несмотря на приличное расстояние, я это отчетливо видел.
        И я, и, боюсь, Асуна тоже — мы никак не могли решить, что делать.
        «Эту чакру я ему подарил».
        Влезть в их разговор было бы легко. Но правильно ли будет таким образом утихомирить подозрения Сиваты? Ведь факт остается фактом: Сивата передал Незхе свой драгоценный «Крепкий булат» для усиления, а тот с помощью «Быстрой смены» подменил его на «конечный продукт», который затем разбил.
        Тогда Сивата с явным трудом взял себя в руки и ушел, не кинув Незхе ни слова жалобы. Сейчас на поясе у него висел продающийся в NPC-магазинах широкий меч на два уровня ниже «Крепкого булата». За пять дней Сивата, конечно, его усилил, только что сражался им с боссом, не жалея себя,  — так имею ли я право обманывать его и других?..
        Я стоял столбом, не зная, на что решиться; и тут меня опередил Незха.
        Мягко положив чакру на пол, он сам опустился на колени рядом. Затем, прижав кулаки к полу, низко опустил голову -
        — …Я украл мечи у Сиваты-сана и вас двоих — перед самым усилением подменил на конечный продукт.
        Повисло тяжелое молчание — даже более тяжелое, чем перед сражением с боссом, аж ушам больно стало.
        Виртуальные тела, данные игрокам в SAO, воспроизводят реальные с пугающей точностью, но по части выражения эмоций еще есть куда стремиться. Все эмоции отражаются на лице несколько избыточно. У меня в плане их распознавания еще мало опыта, но грусть выражается простым эффектом «слезы из глаз», радость — улыбкой до ушей, ну а когда человек злится, его лицо багровеет, а на лбу вздуваются вены.
        Поэтому то, что у Сиваты при этом признании Незхи всего лишь морщина пролегла по лбу, свидетельствовало о потрясающем самоконтроле. Два игрока по обе стороны от него, тоже пострадавшие от жульничества с усилением, судя по их лицам, были на грани взрыва, но в последний момент тоже сумели-таки взять себя в руки.
        Пытаясь собраться с мыслями, я кинул взгляд на стоящую рядом со мной Асуну. Она хранила самообладание, но ее лицо было бледней обычного. Как и у меня, подозреваю.
        Разбил молчание охрипший голос Сиваты.
        — …Это украденное оружие, оно еще у тебя?
        По-прежнему не отрывая рук от пола, Незха покачал головой.
        — Нет… я его уже продал…  — еле слышно ответил он. Сивата на миг зажмурился, но, должно быть, он этого ожидал. Ограничившись лишь коротким «Вот как», он после небольшой паузы продолжил:
        — В таком случае не компенсируешь ли нам деньгами?
        На этот раз Незха сразу не ответил. У нас с Асуной перехватило дыхание; за спиной Сиваты у пятерки Орландо, стоящей на левом фланге основной группы, лица напряглись еще сильней.
        Нельзя сказать, что полностью компенсировать деньгами нанесенный ущерб так уж невозможно.
        Незха… нет, «Легендарные храбрецы» начали свое жульничество с усилением всего десять дней назад. Рыночная цена тех мечей не запредельная; если продать снаряжение, купленное на вырученные от кражи деньги, теоретически должна выйти почти полная сумма.
        Однако тут крылась одна большая проблема.
        Гигантскую сумму денег, заработанную на жульничестве, тратил не Незха, а остальные пятеро «Храбрецов». Деньги превратились в сверкающие усиленные доспехи, покрывающие их сейчас с ног до головы. Чтобы выплатить деньги жертвам жульничества, «Храбрецам» придется продать почти все свое снаряжение. Согласятся ли они отдать оружие и доспехи — источник их силы, благодаря которому они смогли так себя проявить в битве с боссом? А главное: как вообще Незха собирается выпутываться из этой ситуации?..
        Забыв дышать, я глядел на бывшего кузнеца; тот, прижавшись лбом к плиткам пола, наконец ответил:
        — Нет… компенсировать тоже уже не могу. Все деньги я потратил в дорогих ресторанах и постоялых дворах.
        Асуна рядом со мной резко ахнула.
        Незха — вовсе не собирался выпутываться.
        Он собирался искупить свою вину, приняв на себя гнев Сиваты… нет, всех игроков переднего края. И защитить товарищей, которые обращались с ним как с бесполезным грузом и заставили пойти на преступление.
        Тут у стоящего справа от Сиваты здоровяка из отряда Линда лопнуло терпение.
        — Ах ты… ты, тыыыы!!!
        Яростно вскинув кулаки, он принялся молотить по полу правым сапогом.
        — Ты вообще понимаешь!!! Что мы чувствовали, когда наши мечи, которые мы так прокачивали, вдруг разбивались!!! А ты… их продавал и на эти деньги жрал?! И в дорогих комнатах спал?! А на остаток денег купил редкое оружие, приперся на бой с боссом и теперь героя из себя корчишь!!!
        Тут и стоящий слева парень из отряда Кибао сдавленно проорал:
        — Я когда остался без меча, ваще думал, что на передний край больше не пойду! Но потом мои друзья собрали мне деньжат, помогли с материалами для усиления… Ты не только меня, ты их тоже… нет, ты вообще всех игроков переднего края предал!!!
        Крики этих двоих будто послужили искрой -
        До сих пор молча наблюдавшие сзади игроки разом зашумели.
        Предатель!!!
        Сам понимаешь, что натворил!!!
        Ты весь передний край задержал!!!
        Щас одними извинениями ничего не исправишь!!!
        Вопли десятков игроков слились в сплошной гул, от которого задрожала комната. Вся эта волна ярости обрушилась на спину Незхи, которая, будто не в силах вынести такую тяжесть, съеживалась все больше.
        Когда на совещании перед сражением с боссом первого уровня едва не поднялась антибетатестерская волна, своей рассудительной речью игроков успокоил Эгиль; однако сейчас и он лишь молча стоял, не пытаясь что-либо сделать. Он и трое его товарищей держались чуть в стороне от основной группы, лица у них были встревоженные.
        Так же тихо держалась и компания Орландо. То есть эти пятеро, похоже, перешептывались между собой, но сквозь яростные вопли разобрать что-либо было нереально.
        И я тоже мог лишь стоять столбом и молчать.
        В этой ситуации уже ничего нельзя было поделать; не существовало волшебного слова, которое позволило бы все уладить. Факт тот, что оружие Сиваты и других было украдено, и компенсировать это могла лишь соответствующая сумма денег, либо еще что-то столь же весомое…
        Тут в моей памяти всплыли слова, произнесенные Незхой несколько минут назад.
        «Я наконец-то стал тем, кем хотел. Очень… большое вам за это спасибо. Теперь я уже…»
        …Ни о чем не сожалею.
        Я как будто услышал последние, невысказанные слова.
        — Незха… ты… не может быть…  — пролепетал я.
        Как вдруг.
        Наконец-то один из двух людей, действительно способных разрешить ситуацию, вышел вперед и поднял руку. Длинные синие волосы, такого же цвета плащ. Серебристо-блестящая сабля на поясе. Линд, лидер рейд-группы.
        Троица Сиваты уступила ему место, и заполнявший громадную комнату гневный гул постепенно улегся. Полной тишины не было, но нормально разговаривать стало уже можно. Саблист произнес:
        — Для начала назови свое имя.
        Лишь после этих слов я наконец вспомнил, что с точки зрения системы Незха в рейде на босса не участвовал. Арго, которая принесла важную информацию и тут же исчезла,  — одно дело, но Незха, добровольно взявший на себя труд поражать уязвимую точку босса, заслуживал быть в составе рейд-группы, тем более у нас как раз было на одного человека меньше лимита. Единственная партия, где было пять человек… это партия G, «Легендарные храбрецы».
        У меня было неприятное ощущение от мысли, что Орландо не пригласил Незху, своего товарища с самого начала SAO, присоединиться к своей партии. Но сейчас важнее было то, как Линд разрулит всю эту ситуацию.
        — …Незха,  — еле слышно ответил бывший кузнец, по-прежнему простираясь на полу; Линд пару раз кивнул. У него были резкие черты лица, однако сейчас в них чувствовалось большее напряжение, чем во время битвы с боссом. Прокашлявшись, он тихо сказал:
        — Ясно. Незха, твой курсор зеленый… и именно поэтому твое преступление особенно тяжкое. Если бы он был оранжевый, как после преступления с точки зрения системы, ты мог бы пройти квест по очистке кармы и снова вернуть его; но твое преступление таким квестом не смыть. Более того, ты утверждаешь, что и компенсацию заплатить уже не можешь… значит, тебе остается искупить вину каким-то другим способом.
        Нет.
        Заскрипев зубами, я уставился Линду в лицо. Тонкие губы сжались в линию, потом снова разомкнулись…
        — Ты украл у Сиваты и других не только мечи. Но и все то время, которое они в эти мечи вложили. Поэтому ты…
        При этих словах я чуть-чуть расслабил плечи.
        Линд, похоже, собирается потребовать от Незхи отдавать в дальнейшем часть денег, которые он будет зарабатывать при прохождении игры. Уверен, Диабель, командовавший синей группой до своей гибели десятидневной давности, принял бы такое же решение.
        Но.
        Прежде чем Линд успел продолжить свою речь, кто-то сзади выкрикнул:
        — Нет… этот тип не только время украл!
        Топоча по полу, вперед выскочил парень в зеленом — член отряда Кибао. Его тощее тело пошатывало из стороны в сторону, когда он пронзительным голосом -


        — Я… я знаю! Этот тип много у кого украл оружие! И один из них пошел охотиться с дешевкой, которую купил в магазине, и его убили монстры, которых он раньше мочил влегкую!!!


        И снова громадная комната затихла.
        Несколько секунд спустя стоящий рядом с Сиватой синий игрок хрипло пробормотал:
        — Если… если из-за него человек погиб… он тоже уже не жулик… он п-… п-…
        То, что он не сумел произнести, выкрикнул, выбросив вперед указательный палец, тощий парень из зеленого отряда.
        — Точно!!! Он убийца! ПКшник!!!
        Впервые за все то время, что мы были заточены в парящей крепости, я услышал на публике выражение «ПК».
        Среди множества терминов онлайн-игр этот, пожалуй, самый известный. Он означает не «Пенальти Кик», не «ПсихоКинез». «ПлеерКилл» либо «ПлеерКиллер»… когда игрок убивает не монстра, а другого игрока — вот что обозначают этим выражением.
        В игре под названием SAO плееркиллерство возможно — что довольно нетипично для MMORPG последних лет. В городах и деревнях, конечно, игроки находятся под абсолютной защитой «кода предотвращения преступлений», но, как только они выходят за пределы безопасной зоны, эта божественная защита исчезает. Все, что защищает игрока,  — его снаряжение, навыки и надежные товарищи.
        В течение месяца бета-теста около тысячи игроков, состязаясь между собой, изо всех сил стремились «вверх»; на переднем крае это соперничество нередко перерастало в конфликты, и тогда игроки скрещивали мечи друг с другом. Однако это были дуэли по обоюдному согласию, поэтому, даже если один из игроков в результате погибал, назвать такое «плееркиллерством» нельзя. Плееркиллерами зовут тех, кто внезапно нападает на игроков в лесу или лабиринте, убивает их, забирая деньги и вещи, и получает от этого удовольствие.
        Во время бета-теста на меня несколько раз нападали настоящие ПКшники, не на дуэли, но в релизной версии такого пока что не было. Только вечером первого дня один бывший тестер, с которым я объединился в партию, чуть было не убил меня, натравив монстров,  — прием, называемый сокращенно «МПК»; это было ради получения награды за системный квест… плохой поступок, но продиктованный желанием выжить.
        Сейчас, когда суматоха начального рывка улеглась, люди, активно убивающие других ради удовольствия, просто не должны появляться.
        Потому что с того момента, когда SAO превратилась в смертельную игру, плееркиллерство перестало отличаться от настоящего убийства. В нормальных ММО плееркиллерство — просто один из способов отыгрыша роли, но в SAO эта логика не работает. В первую очередь — убивая других игроков… более того, игроков, отважившихся выйти из безопасной зоны и сражаться… человек замедляет прохождение игры, а значит, откладывает собственное освобождение. По-моему, это должно быть очевидно каждому.
        В тот день, когда я встретил Асуну в Урбусе и мы вместе отправились охотиться на Ветряных ос, я сказал: «С мешком на голове меня за плееркиллера примут». Я мог так пошутить исключительно потому, что был уверен: в нынешнем Айнкраде настоящих ПКшников просто нет. Поэтому сейчас, когда я услышал эту мерзкую аббревиатуру, моей первой мыслью было: «Не может быть».
        Тощий парень в зеленом, вооруженный кинжалом, снова ткнул пальцем в сторону Незхи и прокричал:
        — От того, что ты стоишь на коленях, мы тебя, ПКшника, не простим! Сколько угодно извиняйся, сколько угодно денег собирай — кто умер, не вернется! Так что! Ты! Ты должен ответить! Скажи, что ответишь!!!
        Его голос звучал визгливо, он резал уши, как скрип ножа по тарелке; мне он что-то напоминал. Где-то в уголке занемевшего от тревоги разума затрепыхались мысли — где же я мог слышать этот голос… и я тут же вспомнил.
        Этот парень с кинжалом десять дней назад, сразу после нашей победы над боссом первого уровня, бросил мне точно такие же слова. «Я… я знаю!!! Этот тип, он бета-тестер!!!» — этот возглас до сих пор звучал у меня в ушах. Я тогда заткнул его эпичным заявлением «Не смейте больше ставить меня на одну доску со всеми теми бывшими тестерами». Однако здесь и сейчас такой трюк не сработает.
        Незха, приняв на свою небольшую спину все обвинения кинжальщика и по-прежнему вжимаясь ладонями в каменный пол, чуть дрожащим голосом ответил:
        — …Я приму любой приговор, какой вы сочтете нужным.
        Снова тишина.
        Возможно, собравшиеся здесь игроки почувствовали всю тяжесть прозвучавшего слова «приговор». Атмосфера в громадной комнате наэлектризовалась до предела. Невидимая энергия словно скопилась до критического уровня; каждый ждал, кто первый произнесет хоть слово.
        Сейчас был последний шанс вмешаться.
        Я это почувствовал; никаких конкретных идей у меня не было, но я решился крикнуть хотя бы «Подождите!».
        Увы, я на полсекунды опоздал. Из основной группы игроков, приблизившейся к Незхе (я и не заметил, когда они успели), раздалась короткая фраза:
        — Тогда заплати.
        Короткие и сами по себе не очень-то тяжелые слова — но они будто прокололи надутый до предела воздушный шар.
        В следующий миг комната наполнилась воплями. Кричали, казалось, все. «Точно, заплати!», «Извинись перед теми, кто умер!», «ПК пусть от ПК и сдохнет!» — напряжение в голосах постепенно росло, и вот наконец роковая черта была преодолена.
        — Жизнью заплати, вор!
        — Сдохни, чертов ПКшник!
        — Замочить! Замочить засранца-мошенника!!!
        Лица всех игроков исказились от ярости, но мне казалось, что она была направлена не только на жулика. Боюсь, эта ярость и даже ненависть была направлена на саму игру «Sword Art Online», ставшую вдруг смертельной. Сейчас тридцать восьмой день, как мы оказались заперты в этой парящей крепости. Прорваться необходимо еще через девяносто восемь уровней. И вот в таком тяжелейшем эмоциональном состоянии игроки нашли очевидную мишень, на которую можно выплеснуть все, что накопилось: жулика и убийцу.
        Ни Линд, ни Кибао тут уже ничего не смогли бы сделать. Да и мне с того момента, когда Незха признался в своем жульничестве с усилением, оставалось лишь молча наблюдать за развитием событий. Мой взгляд блуждал по толпе, в которую превратилась рейд-группа, пока не остановился наконец на собравшейся с левого края пятерке «Храбрецов». Как я и ожидал, они не вопили подобно остальным игрокам, но от распростершегося перед всеми Незхи старательно отводили глаза.
        Орландо. Ты что, не ожидал… что рано или поздно так и выйдет?
        Вопрос этот я задал мысленно и, естественно, ответа не получил. Нет, если уж и говорить кому такое, так это парню в черном пончо, который рассказал им, как подменять оружие. И спросить: почему он, бесплатно обучив их технике подмены, не упомянул об опасности, которая с этим связана…
        Стоп.
        Неужели…
        Неужели нынешняя ситуация — когда все члены рейд-группы хором требуют казни Незхи — и есть плата, которую тип в черном пончо хотел получить?
        Если так, то его цель — вовсе не помощь «Храбрецам», а прямо наоборот. Убить занявшегося жульничеством Незху со всеобщего согласия игроков переднего края. Добиться того, что «убийство игрока игроком» станет свершившимся фактом, и таким образом нанести удар по психологическому барьеру — неявному запрету на убийство в Айнкраде.
        Если моя догадка верна… тот тип в черном пончо и есть настоящий ПКшник. Более того, свои руки он пачкать не хочет, но толкает на эту дорожку других игроков.
        Стоп. Сейчас не время думать о таких вещах. Сейчас главное — не допустить осуществления его плана, не допустить казни Незхи. Потому что это ведь я предложил Незхе переквалифицироваться в воина и своими действиями на переднем крае искупить вину. А значит, мой долг — сделать все, чтобы его не казнили.
        Вдруг, абсолютно не реагируя на вопли вокруг, в движение пришел… не Линд, не Кибао, не сам Незха — а пятеро «Легендарных храбрецов».
        Бряцая тяжелыми металлическими доспехами, они шли через просторную комнату, направляясь к Незхе. За полуопущенным забралом бацинета лица Орландо, лидера партии, было не разглядеть. Остальные четверо тоже прятали глаза — просто молча шагали.
        Почувствовав, что происходит нечто необычное, окружавшие Незху полукольцом Линд, кинжальщик и троица Сиваты расступились.
        Тяжелый звук шагов наконец прекратился.
        Незха, должно быть, почувствовал приближение своих бывших товарищей, но головы так и не поднял. Он по-прежнему сидел, уперев в пол оба кулака и уткнувшись туда же взглядом. Встав прямо над лежащей перед ним чакрой, Орландо потянулся правой рукой к поясу. Асуна рядом со мной тихо ахнула.
        Грубая перчатка сжала рукоять меча и рывком выдернула его из ножен.
        В руке у Орландо был «Закаленный меч» — брат-близнец моего обожаемого оружия. Уровень усиления, похоже, тоже был аналогичный. Если, допустим, Орландо сейчас рубанет Незху с его легкими доспехами — более того, по слабозащищенной спине,  — четырех… нет, даже трех ударов вполне хватит, чтобы полностью снести ему все хит-пойнты.
        — …Орландо…  — хриплым голосом позвал я паладина, вместе с которым мы буквально несколько минут назад сражались против босса.
        Я провел с Незхой гораздо меньше времени, чем ты. Но сейчас я просто не могу молча смотреть на то, как ты его убиваешь. В каком бы положении я после этого ни оказался.
        Я перенес вес тела на правую ногу, чтобы рвануться вперед в тот момент, когда Орландо занесет меч над головой.
        В следующий миг я почувствовал, как Асуна рядом со мной тоже шевельнулась, и прошептал в ее сторону:
        — Асуна, стой на месте.
        Тут же пришел четкий ответ:
        — Нет.
        — Ты что, не понимаешь? Если сейчас влезешь, к игрокам переднего края тебя больше не примут. А в худшем случае и тебя обзовут преступницей.
        — Все равно нет. Помнишь, я при первой встрече сказала… Я ушла из Стартового города, чтобы доказать себе, что я существую.
        — …
        Вообще-то для убеждения не оставалось ни аргументов, ни времени. Сделав короткий вдох, я затем натянуто улыбнулся и легонько кивнул.
        Как-то незаметно гул сердитых голосов, заполнявший громадную комнату, угас. Все, распахнув глаза и затаив дыхание, ждали решающего момента.
        Видимо, благодаря тому, что я был слишком сосредоточен на происходящем -
        Я услышал голос из-под шлема Орландо, настолько тихий, что с такого расстояния его не должно было быть слышно.
        — …Прости… Пожалуйста, прости нас, Незуо.
        После чего паладин положил свой меч на пол рядом с чакрой. Несколько шагов — и он очутился справа от Незхи и тоже встал на колени. Снял бацинет, положил на пол и его, затем уперся в пол ладонями.
        Следом остальные четверо — Беовульф, Кухулин, Гильгамеш и Энкиду — положили все свое оружие и шлемы и опустились в такую же позу, образовав ряд с Незхой посередине.
        Повисла гробовая тишина. Вся рейд-группа, глядя на низко опустившую головы пятерку… нет, шестерку «Легендарных храбрецов», не могла вымолвить ни звука.
        И наконец по комнате разнесся дрожащий, но полный решимости голос Орландо.
        — Незуо…. Незха — наш товарищ. Это мы ему приказали красть оружие.



        Глава 14

        — Блин… почему нам двоим приходится за всех все делать?  — пробурчала на ходу Асуна. Я, пожав плечами, ответил:
        — Ничего не попишешь, так уж вышло.
        — Вовсе нет! Когда мы сражались с боссом первого уровня, нас было всего двое в партии, но на этот-то раз полноценные шестеро!
        — Ну, это только потому, что Эгиль любезно пустил нас к себе. Когда все устаканится, надо будет ему сказать спасибо.
        На мои спокойные слова Асуна чуть подняла бровь.
        — …Ч-чего такое?
        — Ничего. Просто мне подумалось, что ты свой навык общения с людьми тоже слегка прокачал.
        — Это…
        «…Я собирался сказать». Эти слова я проглотил. Прокашлялся и фальшивым тоном продолжил:
        — И потом, надо ему передать его награду.
        — Э? Это ты про какую? Тот «Могучий ремень», который мы недавно в лабиринте нашли?
        — …А, ну да. Это ты хорошо вспомнила, его тоже надо.
        Я с энтузиазмом хлопнул в ладоши. Асуна посмотрела на меня очень недоверчиво, потом, будто что-то сообразив, сказала:
        — Аа, я поняла! Ты хочешь дать Эгилю-сану ту редкую штуку, которую держал в сундуке на постоялом дворе!
        — Это правильный ответ.
        «Редкая штука», о которой сказала Асуна,  — здоровенный «Ковер торговца», который Незха передал мне, когда решил прекратить кузнечный бизнес и начать обучение «Рукопашному бою». Предмет дорогой и полезный, но, честно говоря, игроку чисто воинского класса совершенно ненужный. К тому же его нельзя убрать в рюкзак — приходится все время таскать на плече свернутым в рулон.
        — Эгиль, конечно, сам воин, но, может, у него есть знакомые ремесленники? Если от ковра в конечном счете будет польза, наверняка и Незха будет рад.
        — Это, конечно, да, но что если Эгиль-сан захочет сам перейти в торговцы?
        — …Тогда я стану его клиентом номер один.
        На мой легкомысленный ответ Асуна вздохнула; я же кинул взгляд туда, куда мы направлялись.
        Мы с Асуной шли… поднимались по винтовой лестнице, ведущей от комнаты босса второго уровня на третий. Однако — уж не знаю, зачем так было задумано, но эта лестница шла вдоль всей внешней стены башни 250-метрового диаметра, а значит, один виток составлял 785 метров… плюс высота.
        Зато монстры на этой лестнице не водились, поэтому так выбраться из лабиринта можно было быстрее, чем спускаясь от комнаты босса на первый этаж.
        Задача, которую лидер рейд-группы Линд поручил нам с Асуной — ничтожной, прямо скажем, силе в составе этой группы,  — была проста. Выйти из лабиринта — откуда, как из любого донжона, невозможно отсылать сообщения,  — и как можно скорее известить игроков, грызущих локти от нетерпения во всех городах и деревнях, что второй уровень полностью пройден.
        Честно говоря, это была обязанность — точнее, почетное право — Линда и Кибао. Однако они, как и основные силы рейд-группы, не выйдут из комнаты босса еще минимум полчаса. Не потому что они оказались заперты — просто там продолжалось незапланированное собрание. Решалась дальнейшая судьба бывшего кузнеца Незхи и его товарищей, «Легендарных храбрецов»…
        Однако за исход этого собрания я уже не опасался. Когда пятерка Орландо положила оружие и покаялась, все стало практически предрешено. Хотя ситуация была накалена, ни у кого не хватило бы кровожадности на то, чтобы «казнить» сразу шесть игроков. Кроме того, когда «Храбрецы» признались, появилась возможность компенсировать Сивате и остальным жертвам потерю мечей.
        Орландо рассказал все подробности жульничества, после чего положил на пол перед собой не только меч и шлем, но и доспехи. Остальные четверо последовали его примеру, и на полу образовалась целая гора из высокоуровневого усиленного снаряжения, которая я даже не знаю, сколько стоила.
        Кроме того, Орландо сказал еще вот что. Если продать все их снаряжение, выйдет больше, чем стоило украденное оружие (они и сами немало заработали), и эти деньги «Храбрецы» раздадут пострадавшим игрокам в качестве компенсации морального ущерба; а если что-то останется, то они накупят зелий на всех к следующему антибоссовскому рейду.
        Таким образом, вопрос с компенсацией был улажен; но осталась проблема игрока, который погиб из-за того, что стал слабее, когда у него украли оружие.
        В нынешнем мире SAO сколько денег ни скопи, а потерянную жизнь не вернешь. Орландо и компании, чтобы хоть как-то загладить вину, надо было бы как минимум повиниться перед товарищами погибшего игрока. Поэтому они спросили, как его звали, у зеленого кинжальщика — но тот смущенно промямлил в ответ, что только слышал эту историю, а имени не знает.
        Тогда было решено обратиться к торговцу информацией за сведениями об упомянутом погибшем, и на этом инцидент с первым в Айнкраде «жульничеством с усилением» был исчерпан бескровно — однако под конец остался один сложный вопрос.
        Как именно превратить в деньги десятки предметов — оружие и доспехи, которые сдала пятерка Орландо.
        Конечно, их можно продать NPC-торговцу в городе. Однако цены, по которым они покупают, ниже рыночных — такими их держит «невидимая рука бога-системы» во избежание инфляции. Если искать максимальную выручку, необходимо продавать предметы игрокам — всем, кто пожелает купить.
        А в нынешнем Айнкраде больше всего денег и одновременно самая большая потребность в усиленном оружии были у игроков переднего края. Поэтому Линд и Кибао решили, что несколько десятков участников рейд-группы, собравшихся в комнате босса, воспользуются этой возможностью, после чего компенсируют потери троице Сиваты. Конечно, и игрокам вне лидирующей группы, пострадавшим от жульничества, тоже — сразу по возвращении.
        В общем, продолжавшееся в комнате босса собрание было не чем иным, как импровизированным аукционом. Увы, мы с Асуной — оба игроки скоростного типа, носим в основном кожаные доспехи, и для нас это все бесполезно — а если бы и было полезно, я все равно был бы не в настроении эти вещи покупать. Поэтому мы просто релаксировали, радуясь мирному разрешению ситуации, когда к нам подошел Линд и сказал: «Если вы сейчас свободны, не могли бы выбраться из донжона и сообщить прессе о нашем успехе?» …Такие дела.
        Особых причин отказываться у нас не было, так что я подтолкнул в спину не очень довольную этой ситуацией Асуну, и мы направились в дальний от входа конец комнаты босса, где начиналась лестница на следующий уровень. Эгиль и его друзья помахали нам со словами «еще увидимся», а вот с бывшим кузнецом Незхой, тесно вовлеченным во всю эту катавасию, перекинуться словами нам не удалось.
        Потому что он, как только пятерка Орландо опустилась на колени рядом с ним, задрожал и расплакался.


        — Интересно, теперь, когда эта история с мошенничеством закончилась… что будет с Незхой-саном и «Храбрецами»?  — пробормотала Асуна, ритмично цокая каблуками по полого поднимающейся лестнице.
        Я, чуть подумав, ответил:
        — По-всякому может получиться. Слухи, что «Храбрецы» жульничали с усилением, вблизи переднего края вряд ли прекратятся. Чтобы уйти от этих слухов, они либо вернутся на первый уровень… в Стартовый город, либо решат начать все с нуля, чтобы когда-нибудь снова попасть в число сильнейших игроков. Я перед тем, как уйти, кое-что уточнил у Линда; он сказал, что минимальное необходимое снаряжение и деньги им оставят, если они сами захотят. В любом случае… независимо от того, что они будут делать, с Незхой они точно перестанут обращаться как с лишним.
        — Хмм… честно говоря, к Орландо-сану у меня до сих пор сложное отношение… Но если они вернутся на передний край, то я постараюсь с ними поладить. Ведь даже ты, по-моему, начал более-менее ладить с Линдом-саном и Кибао-саном.
        От этого внезапного заявления я чуть не оступился.
        — Я, я себя веду так же, как и раньше! Это они какие-то не такие. Кибао — упертый антибетатестер, Линд пытается создать сильнейшую гильдию, и одиночки вроде меня ему только мешают, и все равно они оба как-то странно нормально себя вели…
        При слове «одиночка» Асуна зыркнула на меня почти сердито, но тут же звучно выдохнула и произнесла таким тоном, будто была поражена:
        — Ты, как всегда, лица людей… то есть аватаров совершенно неспособен читать.
        — Э? В смысле?
        — Если бы рейд-группа была едина, с одним лидером — хоть Линдом-саном, хоть Кибао-саном,  — они, возможно, тебе бы прямо отказали. Но сейчас синие «Рыцари дракона» и зеленая «Армия освобождения Айнкрада» сотрудничают и одновременно конкурируют между собой, так?
        — А, ага…
        — В такой ситуации они оба осторожничают. Если бы кто-то из них с тобой, Кирито-кун, стал обращаться враждебно, ты мог бы перейти на сторону второго.
        — Я? К синим или зеленым?
        Я аж остановился; потом коротко рассмеялся и запротестовал:
        — Ха-ха, ни за что на свете. Даже если б я попросился, меня бы тут же послали куда подальше — я ж грязный Битер. Ведь и сегодня я…
        Тут я резко захлопнул рот и вновь зашагал вверх по лестнице. Асуна с сомнением на лице зашагала рядом со мной, но вскоре, будто осознав что-то, подняла палец и сказала:
        — Кстати, я наконец вспомнила: что с бонусом за решающий удар по боссу… Королю-тавру Астериосу? Мне про это ничего не написали.
        — Ээ… аа… нууу…
        — Если подумать — ты ведь взял бонусы и за полковника Ната, и за генерала Барана? Неужели и за короля тоже…
        — Мм, ну, в общем, это… слушай, вон уже выход?
        — Эй, не увиливай! Ты его взял! Что выпало, расскажи!
        Незаметно для самих себя мы с Асуной перешли на трусцу. В конце плавно изгибающейся лестницы появилась массивная дверь, украшенная барельефом. Изображены были два мечника, скрестившие мечи между большими деревьями. У того, что слева, черная кожа, у другого белая; оба стройные и изящные, с длинными заостренными ушами.
        Пристально разглядывая барельеф, заранее оповещающий игроков о легенде третьего уровня, я мысленно произнес:
        Незха. Нет, Натаку. Ты — истинный MVP битвы за второй уровень.
        Возвращайся. На переднем крае страшно, сурово, много опасностей… Но здесь точно есть то, что тебе нужно. И ты сам нужен переднему краю. Потому что…
        — …В каком-то смысле с третьего уровня SAO начинается по-настоящему…  — произнес я вслух. Обогнавшая меня Асуна, вместо того чтобы продолжить тему бонуса за босса, вопросительно склонила голову чуть набок.
        — Правда? А почему?
        — Ну… в общем…
        С этим привычным уже мямленьем я шаг за шагом преодолевал последние десять метров второго уровня Айнкрада.



        Послесловие автора

        Я Рэки Кавахара. Перед вами первый том «Sword Art Online Progressive».
        Слово «progressive» воспринимается как что-то связанное с видео, но вообще-то оно имеет значение «постепенное продвижение вперед». В это название я попытался вложить смысл «прохождение парящей крепости Айнкрад уровень за уровнем, начиная с первого». Пользуйтесь, пожалуйста, аббревиатурой SAOP!


        Итак. Для начала позвольте объяснить, почему я начал писать эту серию.
        Повторю то, что сказал в послесловии к первому тому SAO: изначально историю SAO я написал, чтобы подать на литературный конкурс «Денгеки», и в этой истории смертельная игра внезапно и неожиданно оказалась пройдена. После этого я написал еще несколько рассказов (они вошли во второй и восьмой тома); но все это были отдельные эпизоды, а к основной сюжетной линии, прохождению игры, я не притрагивался.
        Но во мне всегда теплилось желание написать, как именно Кирито и компания проходили каждый уровень, как побеждали боссов. Однако все не так просто; едва начав писать о прохождении Айнкрада с самого первого уровня, я столкнулся с определенными проблемами.
        Основная из них — что делать с главной героиней, Асуной. Согласно опубликованному произведению, Кирито близко сошелся с Асуной на верхних уровнях. Значит, если сейчас Асуна станет партнером Кирито уже с первого-второго уровней, это будет противоречить уже вышедшим книгам.
        Можно было уйти от этого противоречия, сделав главной героиней Progressive не Асуну, а какого-то нового персонажа, либо, зная о нем, все равно оставить Асуну; я довольно долго ломал голову, какой вариант выбрать. Однако в глубине души мне всегда хотелось, чтобы рядом с Кирито была именно Асуна, и, подозреваю, большинству читателей-сама тоже; поэтому в конце концов я решил сделать самой первой сценой знакомство Кирито и Асуны.
        Конечно, найдется немало читателей, которые не одобрят это противоречие с уже опубликованными томами. Я тоже приложу все усилия, чтобы при дальнейшем развитии сюжета все согласовывалось с основной историей. Надеюсь, вы все-таки будете и дальше следить за этой новой серией.


        …Теперь, когда с традиционными извинениями покончено, поговорим в общих чертах о каждой из историй.
        Рассказ о прохождении первого уровня «Ария беззвездной ночи» — это продолжение рассказа «День первый», опубликованного в 8 томе SAO. Здесь появился ряд персонажей, которых мы раньше знали только по именам: будущий лидер «Армии» Кибао, торговец информацией «Крыса» Арго,  — а также хорошо знакомые: Эгиль, в котором еще не пробудилась душа торговца, и делающая первые шаги в онлайн-играх Асуна. В общем, смесь нового и хорошо знакомого. Ну, Кирито с самого начала был Кирито.
        Одна из задач Progressive — описание деталей игровой системы, поэтому «Ария» сосредоточена на антибоссовском рейде. Я рад, если вы прочувствовали атмосферу сражения рейд-группой из восьми партий по шесть человек. Если у вас реакция «ничего не понимаю!», пожалуйста, посмотрите вторую серию аниме SAO (lol).


        В истории о прохождении второго уровня «Рондо переходящего меча» появляется множество новых персонажей. Насчет одного из них, кузнеца Незхи, я долго колебался, сделать его парнем или девушкой; в конце концов интуиция мне подсказала, что с девушкой будет слишком много хлопот, и я остановился на варианте с парнем (lol).
        Описание предусмотренного системой «Усиления оружия» вдруг превратилось в загадочную историю вокруг «жульничества с усилением» — моя вина, каюсь… В первой половине было всего несколько боев, зато сражение с боссом описано во всех подробностях! Если подумать — босс второго уровня получился очень злобным. Случись такое со мной в настоящей ММО, я бы наверняка сломался!


        Первый том SAOP получился сборником из двух рассказов; я уже решил, что история прохождения третьего уровня будет называться «Черно-белый концерт». Она будет посвящена предусмотренному игровой системой «квесту-кампании».


        …Теперь, когда я чуть приоткрыл завесу над следующим томом, хочу сказать: по-видимому, серия Progressive будет выходить со скоростью один том в год… Это означает два уровня в год, и сколько же понадобится лет, чтобы добраться до 75 уровня?.. Об этом даже думать страшно, так что лучше не думать! Ждите с нетерпением второго тома!


        В дополнение: конечно же, я буду усердно продолжать основную историю SAO. 11 том с третьей частью «Алисизации» должен выйти в декабре. Кирито и Юджио все ближе подступают к тайнам Подмирья… и эти события я тоже прошу вас с нетерпением ждать.
        В дополнение к дополнению: продолжение публикации SAO означает, что «Ускоренный мир» один раз придется пропустить; извините меня! Однако ведь девятый и десятый тома вышли подряд, значит, сейчас я просто возвращаюсь к первоначальному расписанию. Правда, не знаю, удастся ли мне в будущем выдерживать темп «один том за два месяца» (честно говоря, я уже чувствую, что притормаживаю)… но я буду стараться еще сильнее, чем стараюсь сейчас!


        С радостью согласившийся на жесткое расписание, вызванное публикацией двух серий сразу, иллюстратор Абек-сан, с радостью (возможно) согласившийся продраться сквозь пятьсот с лишним страниц этого тома редактор Мики-сан, до боли в животе (мне кажется) ожидавший моих вечно опаздывающих мэйлов заместитель редактора Цутия-сан — я вам очень обязан и признателен! И вам всем, кто дочитал до конца этот толстый том — бонус за решающий удар, моя величайшая благодарность!


        Один прекрасный день в августе 2012 года,
        Рэки Кавахара

        notes


        Примечания

        1

        Z-ОЦЕНКА (англ. Z-score)  — в статистике: отклонение от среднего значения случайной величины, выраженное в единицах стандартного отклонения. Не вдаваясь в подробности: чем больше, тем дальше результат от среднего значения. Z-оценка «2» означает, что ученик по успеваемости находится в числе лучших 2.3 %. Здесь и далее — прим. Ushwood.



        2

        Специфика говора этого персонажа; так он произносит «сан».



        3

        Слово «КИБАО» можно перевести как «клык-король».



        4

        ТАЛЬВАР — сабля, распространенная в Индии до XIX века. Его отличительная особенность — характерный диск на конце эфеса.



        5

        СПАСБРОСОК ВОЛИ — в ролевой системе DnD величина, которую (или больше) надо выкинуть на 20-гранной игральной кости, чтобы избежать негативного воздействия на разум (испуг, гипноз и т. п.). Чем выше спасбросок, тем сложнее нейтрализовать воздействие.



        6

        ФЛЕРЕТ (fleuret)  — французское название рапиры.



        7

        БАКЛЕР — маленький круглый щит диаметром от 15 до 45 см. (Полагаю, у Злого Клыка он крупнее.)



        8

        GJ — используемое в онлайн-играх сокращение от «Good Job», «хорошая работа».



        9

        НОДАТИ — двуручный меч, внешне напоминающий катану, но более тяжелый и длинный (клинок свыше 120 см длиной).



        10

        ИАЙДО — техника «стремительного убийства»; единое быстрое движение, при котором меч выхватывается, наносит смертельный удар, клинок отряхивается от крови и убирается обратно в ножны.



        11

        CONGRATULATIONS — поздравляю (англ.)



        12

        НУБ (от англ. Newbie)  — на ММО-слэнге «новичок».



        13

        В оригинале эти персонажи употребляют «дэ годзару» — устаревший вариант глагола «дэсу», часто используемого в конце фраз. В японской литературе, манге и аниме так часто говорят ниндзя, самураи, ронины и т. п. Перевести это адекватно, по-видимому, не представляется возможным, так что я ограничился введением слова-паразита, чтобы обозначить необычную манеру речи.



        14

        «ФУМА» — клан ниндзя с таким названием реально существовал в Японии. «НИНГУН» можно перевести как «армия аскетов».



        15

        СИНОБИ («крадущийся»)  — другое название ниндзя.



        16

        ИГА, КОГА — известные школы ниндзюцу.



        17

        ДОГИ — тренировочный костюм для занятий восточными единоборствами, состоящий из штанов, рубахи и пояса. Доги можно увидеть на спортсменах, например, во время соревнований по дзюдо (при этом его часто ошибочно называют кимоно).



        18

        У Арго возникла ассоциация с котом Дораэмоном, заглавным героем популярной манги и аниме.



        19

        Пирог здесь назван английским словом shortcake, дословно «короткий пирог».



        20

        ШОРТ-СТОП — игровая позиция в бейсболе.



        21

        ТАТАМИ — соломенные маты, которыми в Японии традиционно застилают полы домов. Татами же служат единицей измерения площади (как правило, застилаемых ими комнат). Размер татами регламентирован: 90?180 см.



        22

        Изобретение Асуны. В выражении «взгляд украдкой» она заменила слово «красть» на другое, обозначающее «отнять силой», «выхватить».



        23

        БУЛЬБ — эллипсоидный выступ на носу корабля ниже ватерлинии, уменьшающий сопротивление воды.



        24

        ЯПОНСКАЯ ЧЕРНАЯ — название породы коров, из которых в Японии получают мраморную говядину.



        25

        В японском слово «БАЦИНЕТ» (точнее, оно произносится как «басинэтто») обозначает колыбель.



        26

        У нас он известен как Роланд. Но здесь его зовут на итальянский манер.



        27

        НИКУМАН — мясной пирожок, приготовленный на пару. Хотя «нику» означает мясо вообще, никуманы, как правило, делают со свининой. «Бута» означает как раз свинину. КАНСАЙ и КАНТО — регионы соответственно на юго-западе и востоке Японии.



        28

        В японском языке жесткое «в» почти не используется; при надобности (в иностранных словах, например) вместо него используется «б».



        29

        Не нашел устоявшегося русского перевода названия; что-то вроде «Становление богов».



        30

        ЭНКИДУ и ГИЛЬГАМЕШ — герои из шумерской мифологии.



        31

        BLACK — (англ.) «черный».



        32

        В театре кабуки рабочие сцены (курого, дословно «черные дети») меняют декорации во время представления; они одеты во все черное и считаются невидимыми.



        33

        MVP — в спорте: самый ценный игрок турнира (англ. «Most Valulable Player»).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к