Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Зарубежные Авторы / Кавахара Рэки / Sword Art Online: " №19 Колыбель Луны " - читать онлайн

Сохранить .
Колыбель Луны Рэки Кавахара
        Sword Art Online #19

        SAO19
        Начальные иллюстрации
        Вступление
        Примечания:
        Часть 1
        Примечания:
        Часть 2
        Примечания:
        Часть 3
        Примечания:
        Часть 4
        Примечания:
        Часть 5
        Примечания:
        Часть 6
        Примечания:
        Часть 7
        Примечания:
        Часть 8
        Примечания:
        Часть 9
        Примечания:
        Часть 10
        Примечания:
        Послесловие
        Послесловие переводчика
        Расширенные комментарии переводчика
        Часть 1
        Часть 2
        Часть 3
        Часть 4
        Часть 5
        Часть 6
        Часть 7
        Часть 8
        Часть 9
        Часть 10
        Послесловие

        SAO19

        
        Оглавление

        Начальные иллюстрации. 2
        Вступление. 8
        Часть 1. 9
        Часть 2. 19
        Часть 3. 31
        Часть 4. 37
        Часть 5. 46
        Часть 6. 64
        Часть 7. 83
        Часть 8. 98
        Часть 9. 107
        Часть 10. 118
        Послесловие. 122
        Послесловие переводчика. 123
        Расширенные комментарии переводчика. 124
        Часть 1. 124
        Часть 2. 124
        Часть 3. 125
        Часть 4. 125
        Часть 5. 125
        Часть 6. 126
        Часть 7. 126
        Часть 8. 127
        Часть 9. 128
        Часть 10. 129
        Послесловие. 130

        

        

        НАЧАЛЬНЫЕ ИЛЛЮСТРАЦИИ

        

        

        

        КИРИТО: — — Дело в том, что война разгорится вновь.
        РОНЬЕ АРАБЕЛЬ: Нет, не может быть...
        

 
        (КИРИТО): ...Житель Тёмной Территории совершил "убийство" в Центории.
        ИСУКАН: Немыслимо... Пока действует "Закон Сильнейшего", люди Тёмной Территории не в силах убить жителя Мира Людей.
        ШЕЙТА СИНТЕЗИС ТВЭЛВ: Но ведь если виновник в Мире Людей, это значит, он способен игнорировать Индекс Табу.
        

 
        (ШЕЙТА): Это... Инкарнация Кирито...
        (ИСУКАН): Не...Невозмож...но
        (КИРИТО): OOOO~!!
        

        Карта "Подмирья"
        Объединённый Совет Мира Людей:
        • Премьер-мечник Кирито
        • Вице-премьер-мечник Асуна
        • Рыцарь Целостности Фанатио
        • Рыцарь Целостности Дюсольберт
        • Ученик Рыцаря Целостности Ронье
        • Ученик Рыцаря Целостности Тейза
                   Место обитания племени равнинных гоблинов
        Северная пещера                     Место обитания племени горных гоблинов
        Деревня Рулид                Место обитания племени Орков
                                                   Место обитания народа тьмы
        Великие Восточные Врата                          Замок Обсидия
        "Мир Людей"    Центральный Собор   "Дарк Тэрритори"
        Место обитания племени гигантов                   Место обитания племени Огров
                               Ворлд Энд Олтэр
        
        По завершении "Великой войны", между "Миром Людей" и "Дарк Тэрритори(Тёмной Территорией)" была запущена программа по обмену. Это было предложено Кирито и Исуканом как представителями оных. Туристы из Тёмной Территории пропускались в Мир Людей, а торговые караваны из Мира Людей допускались на Тёмную Территорию.
        Реальный Мир
        • Алиса
        • Лифа
        • Синон
        • а также Лизбет, Силика, Кляйн, Эгиль
        Центральная штаб-квартира Тёмной Армии
        • Командующий Тёмной Армией Исукан
        • Полномочный посол Мира Людей Шейта
        

        

        ВСТУПЛЕНИЕ

        

        Звуки шагов двоих эхом разносятся по коридору, образованному вытянувшимися вверх белыми колоннами.
        По нему бежит девушка с развевающимися недлинными тёмно-коричневыми волосами в лёгкой серой броне и с тонким длинным мечом. А вслед за ней — молодой дракон, покрытый бледно-жёлтой шерстью, делающей пушистым всё его тело, топочет, виляя длинным хвостом. Голова дракона, ещё не успевшая стать угловатой, немного выше талии девушки.
        Девушку зовут Ронье Арабель. А дракона — Цукигаки1.
        Наблюдая за этой прекрасной, словно в сказке, вызывающей улыбку картиной, трудно себе представить, что через несколько лет девушка и молодой дракон превратятся в "Рыцарей Целостности", обладающих величайшей боевой мощью в Подмирье.
        Но в действительности, уже сейчас во всём мире не наберётся и сотни человек, способных превзойти Ронье в искусстве меча. Девушка всегда сражалась на передовой во время ужасной "Войны с Внешним Миром"2, за которой последовали "Восстания Четырёх Империй", и впервые в истории была назначена учеником Рыцаря Целостности за свершения в настоящей войне.
        Однако ---
        Её отточенные навыки обращения с мечом, готовые расцвести во всей красе, вероятно, уже не будут востребованы на поле брани.
        Потому что после трёхсотлетнего раздора в Подмирье, наконец, настал полный мир.
        Шесть народов: Мир Людей, Тёмная Территория, Гоблины, Орки, Огры и Гиганты подписали соглашение о постоянном мире. Привилегии четверых Императоров и аристократии Мира Людей, угнетавших остальных жителей, также были упразднены. Повозки торговцев одна за другой проезжали через разрушенные Великие Восточные Врата, а в центральном городе Центории появились посетители с Тёмной Территории. Страх и неприятие, в прошлом разделявшие два мира, растаяли без следа, словно снег под лучами солнца.
        Девушка с болтающимся на талии мечом и молодой дракон бегут в мягком солнечном свете, лежащим диагональным узором из полос, пробившихся между колоннами.
        Удаляющиеся звуки шагов и лёгкого топота этих двоих становятся всё тише, пока совсем не затихают.
        Появившаяся из ниоткуда большая бабочка танцует в коридоре, наслаждаясь восстановленной тишиной.

        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. ??, Лунный рывок.
        2. В "Прологе III" 18-го тома эти же события назывались "Войной двух миров".
        ЧАСТЬ 1

        

        "Ронье, сюда!"
        Встав на цыпочки и посмотрев в направлении, откуда пришёл голос, та увидела ярко выделяющиеся в толпе колыхавшиеся огненно-рыжие волосы.
        Бормоча извинения “Простите, извиняюсь” она проложила себе дорогу сквозь клериков и персонал Центрального Собора. Несколько людей с недовольными лицами обернулись к ней, но, увидев следующего за Ронье Цукигаки, без лишних слов дали дорогу.
        Кое-как добравшись до переднего ряда, Ронье глубоко вздохнула.
        "Ну наконец-то, они начинают уже!"
        Недовольно надувшая щёки рыжеволосая девушка была лучшей подругой Ронье, которая в ответ, обернувшись, извинилась.
        "Прости, никак не могла выбрать что надеть......"
        "Выбрать… не могла, а в итоге выглядишь как всегда."
        Удивлённую девушку звали Тейза Шутлинен. Она, как и Ронье, имела звание ученика Рыцаря Целостности. Её глаза цвета осенних листьев, по оттенку близкие к волосам, ярко сияли, её стройная фигура дополнялась курткой с милым узором и юбкой цвета индиго. Висящие на поясе ножны из красной кожи она приспустила, так что казалось это был аксессуар, дополнявший её облик.
        Эх, нужно было притащить ту шаль сделанную в Южной Империи, что я купила на прошлой неделе, с сожалением подумала другая, и отведя взгляд, заметила Шимосаки1, молодого дракона, что та растила, трущегося об нос Цукигаки, а также молодого человека, мягко улыбавшегося рядом с Тейзой.
        Хоть он и был на вид скорее мальчишка, а не молодой мужчина, но в дополнение к тяжёлому длинному мечу его экипировку составляли два скрещенных, изогнутых в середине ножа. Приоритет, которым обладал меч, и так был значительным, но вот у метательных ножей он был просто огромен. Эти клинки, напоминавшие тонкую бумагу, были ничем иным как оружием класса "Божественный Инструмент".
        Ронье подняла правый кулак, двинула им горизонтально и ударила себя в грудь, а левую руку положила на рукоять меча, приветствуя молодого человека официальным рыцарским поклоном.
        "Доброе утро, Ренри-сама2."
        Рыцарь целостности Ренри Синтезис Твенти-Севен ответил на это, криво усмехнувшись по другую сторону от драконов.
        "Доброе утро, Ронье-сан...... Не всегда нужно беспокоиться о готовности к бою, особенно сегодня, в долгожданный праздник."
        "Праздник... А какой сегодня праздник?"
        Она неосознанно наклонила голову.
        Сегодня -- семнадцатое февраля триста восемьдесят второго года по календарю Мира Людей, обычный рабочий день.
        А ещё, ни в "Фундаментальном Законе Мира Людей", выпущенном в прошлом году, ни в активно пересматриваемом “Индексе Табу”, нет ни одной строчки, предписывающей праздновать этот день.
        Однако, оглянувшись, она увидела, что обширная площадь перед Центральным Собором была битком набита зеваками, в количестве не менее чем весь его персонал. И похоже, каждый старался раздобыть напитки и закуски.
        Более того, обычно плотно закрытые главные ворота Собора сегодня были открыты для граждан центральной столицы. Так что две импровизированные стоячие зрительские зоны слева и справа от центральных ворот на территории Собора были заполнены множеством зрителей, возможно, их число превышало тысячу.
        "... Ну а как это ещё назвать, если не праздником? Тут уж не попишешь, когда сенпай...... то есть Премьер-Мечник что-то затевает, всё вот так обычно и выглядит."
        Ронье кивнула, соглашаясь со словами, которые Тейза произнесла со смущённым лицом
        "Ну, полагаю.... будем надеяться, что сегодня он этой штукой Собор не разрушит."
        Напротив толпы, там, куда в тот момент смотрела эта троица --
        Смотря на это, кто-нибудь мог сказать, что у него просто нет слов.
        Странный звук раздавался из центральной части передней Соборной площади, где в ограждённым квадратном пространстве со стороной примерно в сто мелов, на белокаменном полу, стояла “статуя металлического дракона”.
        Однако, словно бы доказывая, что это не просто украшение, верхняя часть острой головы была сделана из прозрачного стекла. Короткие плоские крылья были прикреплены по бокам от круглого тела, а вместо ног из раздутого зада торчали два толстых цилиндра. Хвоста не было.
        Навскидку его полная длина была около 5 мелов, из отверстий выше и ниже задних цилиндров вырывалось пламя, но вот что это такое было совершенно непонятно.
        ……Понятно тут только одно, что эта штука выглядит жутко отвратительно.
        Подумав так про себя, Ронье перевела взгляд с металлического дракона на троицу, стоящую рядом с ним.
        Затем, одна из них — молодая мечница с длинными каштановыми волосами, подрагивающими на лёгком ветерке, и с тонким клинком, висящим на правом бедре поверх жемчужной юбки, — обернулась, будто бы почувствовав взгляд Ронье. Она улыбнулась и подняла руку, подзывая их.
        "Привет, подходите к нам."
        Тейза в сомнении отступила на шаг назад, Ронье же пошла вперёд, без страха пересекая жёлтое верёвочное ограждение. За ней, естественно, следовал Цукигаки.
        Под тяжестью взглядов многочисленных собравшихся наблюдателей, до предела втянув голову в плечи, она медленно пересекла площадь. Остановившись перед мечницей, она вытянулась по стойке смирно и повторила рыцарское приветствие.
        "Доброе утро, Вице-Премьер-Мечник-сама."
        "Утро доброе, Ронье-сан. У нас тут вроде как праздник сегодня, так что можешь расслабиться."
        Она произнесла это с улыбкой на своём прекрасном до невозможности лице, и Ронье расслабила плечи и сказала.
        "......Да, Асуна-сама."
        "Я же много раз просила, не надо это “-сама” добавлять."
        Но, хоть она и поджала губы, такую просьбу было сложно принять.
        Девушка, стоящая перед Ронье и выглядевшая лишь немного старше её самой — Вице-Премьер-Мечник Объединённого Совета Мира Людей Асуна — была уважаема всеми, в каком-то смысле, даже более, чем сам Премьер-Мечник. Ведь все жители Мира Людей безоговорочно верили, что она была реинкарнацией "богини созидания Стасии", одной из трёх богинь из мифа о сотворении мира.
        И хоть она и продолжала отрицать, что является божеством, Ронье сама видела, как Асуна своим мечом сотворила в земле огромный каньон дабы недопустить неотвратимое столкновение двух армий. Однажды такое увидев, даже представить сложно, чтобы не добавлять "-сама".
        Так что даже пусть ?не добавлять “-сама”? и было прямым приказом вышестоящего рыцаря, которому следовало безусловно подчиняться, она лишь помотала головой на покрасневшей шее влево-вправо, явно намекая, что не прекратит, на что Асуна лишь с горькой улыбкой сменила тему.
        "Так, Ронье-сан. У тебя же лучше всего получается священное искусство с термальными элементами, не так ли?"
        "Я… да, так и есть."
        Чувствуя некоторую неловкость, она кивнула. Асуна приблизила своё лицо к ней и продолжила, понизив голос.
        "Тогда вот что, хочу попросить о небольшой услуге. Поскольку у нас тут массив термальных элементов, а у вас с ними хорошее взаимопонимание, Я бы хотела, чтобы ты рассказала мне, как они будут высвобождаться."
        "Э, о......? Так в этой штуке термальные элементы?"
        Ронье не сразу поняла значение слов и, моргнув, перевела взгляд.
        Она сперва посмотрела на верхушку металлического дракона, а затем на тех двоих, что что-то обсуждали возле него.
        "......так что, Кири-бой, даже если ты и говоришь, что по расчётам бак термальных элементов устойчив к температурам, что они генерируют, так это только из-за постоянного притока охладителя! А ты, внучок, не особо с криогенными элементами дружишь, так что если хоть на секунду зазеваешься со священным искусством, то полностью заряженный бак термалки разнесёт — глазом не моргнёшь!"
        Тот, кто громогласно произносил это полную непонятных слов речь, был мужчиной примерно пятидесяти лет, обладавшим шикарной бородой. Ронье хорошо знала этого человека, мастера по металлу по имени Садоре, создававшего лучшую броню в столичном городе Центории. Долгое время он держал магазинчик в центральном районе, а после поддержки ордена Рыцарей Целостности во время "Восстания Четырёх Империй" занял должность главного инженера Центрального Собора.
        Тот, к кому Сдоре-ши3 обращался, немедленно покрасневший, как маленький ребёнок --
        Со своими чёрными волосами и чёрными глазами, обладал внешностью вполне обычного молодого человека.
        Он был одет в куртку с длинными рукавами и штаны странного серого цвета. На его поясе не было оружия. Сложив на затылке руки в чёрных кожаных перчатках, он заговорил со стариком Садоре с немного раздражённым лицом.
        "Эй, слышать подобное мне больнее насекомого, грызущего мои уши изнутри. Старик, когда ты уже прекратишь это своё “Кири-бой”?"
        "Хмф, и не надейся. С того самого дня три года назад, когда ты принёс в мою лавку ту жёсткую ветку, на которую, чтобы обратить её в меч, я истратил шесть точил из бесценного чёрного камня, я решил, что всегда буду называть тебя внучком."
        "......А что меч, без того меча этому миру настал бы..."
        Жалующийся молодой человек внезапно развернулся и увидел Ронье.
        С того самого дня, как они впервые встретились, он ничуть не изменился, оставляя всегда какое-то несерьёзное впечатление. Как только Ронье увидела на его лице широкую улыбку, что-то сжалось в глубине её груди.
        Ронье склонила голову, стараясь не показать этого.
        "Доброе утро, Кирито-сенпай."
        Она бы и сейчас с радостью использовала “-сама”, но эксклюзивно для этого человека был издан “запрет на -сама” в форме официального документа. Так что она неизбежно использовала “сенпай”, с того самого времени, как они ещё были студентами.
        Бывший элитный мечник-стажёр в Академии Искусства Меча Северной Центории, молодой человек по имени Кирито, в данный момент бывший Премьер-Мечником Объединённого Совета Мира Людей, сказал, с улыбкой поднимая руку в приветствии.
        "О, Ронье! Как жизнь?"
        Молодой дракон выбежал из-за Ронье и с громким “КУ-РУ-РУ-РУ-РУ”, хлопая крыльями, налетел на Кирито и начал безудержно лизать его щёки. Невольно улыбнувшись от происходящего, она поприветствовала Садоре.
        "Доброе утро, мастер."
        "А, утро доброе, юная Ронье."
        Обменявшись с ним приветствиями, Ронье быстро подошла к улыбавшемуся старику и спросила.
        "Так это...... то, о чём вы сейчас говорили, этот бак термальных элементов, что оно такое?"
        "Эмм, вот, взгляни на зад этого первого прототипа “искусственного дракона”"
        "Искусственного... дракона?"
        Снова прозвучало неизвестное слово, но она догадалась, что так называли металлического дракона, возвышавшегося перед ней.
        Вновь окинув его взглядом, она почувствовала себя неуютно от того, что “драконом” называли безжизненное создание, издававшее странный звук “ХИ-РУ-РУ-РУ” из раздутого в форме эллипса зада.
        "Вот тут у нас два заряженных контейнера из Адамантиевой стали из Восточной Империи, и в каждом содержится по десять термальных элементов."
        "Э....... Ээээээ!"
        Как только она это услышала, Ронье отшатнулась назад, словно почувствовав себя нехорошо.
        Среди восьми атрибутов, составлявших основу священного искусства, термальные элементы были самыми капризными. В отличие от криогенного или воздушного, которые могли висеть в воздухе некоторое время, если сгенерированный термальный элемент оставляли как есть, он быстро излучал свет и жар и исчезал. Использующий термальные элементы ни вы коем случае не должен терять концентрацию до их использования или разрядки — это было одно из первых основополагающих правил, которые усваивали ученики клериков.
        "Такое, это...... Но ведь даже Адамантиевая сталь с её высоким уровнем сопротивления жару, если её оставить в контакте с десятью термальными элементами, разве она не должна расплавиться и взорваться...?"
        "А у нас есть против этого приспособление. Снаружи вокруг бака проложены трубки из оболочки гигантской Йорундской многоножки, которая обладает сопротивлением к холоду. Там целая система таких трубок, соединённая с баками, заполненными криогенными элементами, которые гоняют холодный воздух, который, в свою очередь, не даёт термальным бакам расплавиться."
        "............... Эт-то, как бы............"
        Пусть он и назвал это приспособлением, для Ронье термальные и криогенные элементы были источником священного искусства, созданного божественным проведением, и не имели ничего общего с ковкой и литьём. Ей и в голову не пришло бы подумать, что с ними случится, если их объединить.
        "...............Так эта штука, что случится, если она сработает...?"
        Отстранённо бормоча, мастер Садоре взмахнул натруженными руками.
        "Ну, это должно быть очевидно."
        "Эээ!"
        "Старичок Кири-бой оседлает эту штуку."
        "Эээээээ~~!?"
        Оседлает — черт, мне должно было всё сразу стать понятно?
        С опаской отведя взгляд, она посмотрела на верхушку “искусственного дракона”.
        И тогда она заметила, что внутри острой головы, составленной из стеклянных пластин, было установлено нечто, напоминающее ни что иное, как кресло. А вокруг кресла были укреплены металлическая трубка и несколько маленьких дисков. Тонкая стрелка в середине одного из дисков слегка подрагивала в такт странным звукам.
        "............ Да ладно...... Кто-то сядет там внутри, потом...... выпустит термальные элементы...... из этих бочек сзади, и тогда............."
        "Вжих! Полетит... как дракон в небе."
        Закончил Кирито её фразу, встав рядом.
        Близ них, Цукигаки обнюхал металлические крылья “искусственного дракона”, но отвернулся с очевидным разочарованием на морде.
        "Бе......, без..., без..., безумие это, сенпай!"
        Она выкрикнула, потянув рукав странной одежды Кирито.
        "Ну ты же не думала, что мы планируем разрядить все двадцать термальных элементов одновременно и тем самым, естественно, взорвать всё это, не так ли!? Здесь конструкция подобна лифту в Центральном Соборе."
        "Ага, дюзы настраиваемы и изначально герметичны, а давление контролируется потоком воздушных элементов. Нет ничего лучше взрывной силы термальных элементов, чтобы покорять небеса..."
        Наконец улыбнувшись, Кирито обернулся.
        "И вообще, уже так много народу собралось чтобы посмотреть... Если скажу что всё отменяется, то следом жди “Восстания Центрального Правительства”."
        "А, разве это не сенпай их всех собрал!"
        Множество людей собралось сегодня на площади перед Центральным Собором именно потому что Кирито широко анонсировал, что “при Соборном арсенале будет проведён публичный эксперимент”".
        Поскольку в Подмирье царил мир, было естественным, что члены персонала и простые граждане, которые раньше уже имели удовольствие наблюдать "Эксперимент по Восстановлению Защитного Дракона Северной Пещеры", с радостью соберутся, как только Премьер-Мечник Объединённого Совета Мира Людей, являвшийся наибольшим источником шумихи, вновь что-нибудь затеет.
        В тот раз, кстати сказать, Кирито совершил незначительную ошибку, управляя воскресшим белым драконом, в результате чего большинство деревьев в саду Центрального собора замёрзли. Ронье, знавшая об этом, неосознанно сделала шаг назад.
        Её спина упёрлась в ладонь Вице-Премьер-Мечника, стоящей позади. Асуна, уже достаточно давно знавшая Кирито, сказала с печальным лицом, словно сдаваясь.
        "Не трать своё время, Ронье-сан. Тут уж ничего не сделать, этому суждено случиться."
        "Н-но...... это как-то неправильно............"
        Помотав головой, она ещё раз всё обдумала. За последние годы Ронье уже встречалась с ситуацией “нет иного выхода, кроме как сделать это”, когда упрямый Кирито что-то замышлял.
        Стремясь сделать всё, чтобы хотя бы избежать катастрофы, Ронье сфокусировала сознание на сердце “искусственного дракона”.
        Хотя она и была принята в ученики, Ронье всё ещё не достигла того уровня, когда она свободно могла использовать "инкарнацию", бывшую секретом рыцарей. Для неё оставалось совершенно недостижимым запустить священное искусство, сократив заклинание всего лишь до усилия воли, подобно Кирито и другим высшим рыцарям, но с недавнего времени она могла воспринимать состояние сгенерированных элементов.
        Как и сказал Садоре-ши, внутри искусственного дракона содержалось множество термальных элементов. Однако, термалы не находились в состоянии покоя. Она ощутила как они дрожат и пульсируют, стремясь вырваться наружу из тесного бака.
        Подобная активность элементов уже в таком состоянии, а что же случится если их выпустить? ..... у неё по спине побежали мурашки, но ничего другого, кроме как продолжить наблюдение, не оставалось.
        "... Ну, я чувствую элементы, Асуна-сама, они, похоже, пока что под контролем......."
        Асуна рядом с ней ответила сильным, но слегка дрогнувшим голосом.
        "Спасибо, продолжай наблюдать за контуром."
        "Так и сделаю."
        И стоило Ронье кивнуть, как Кирито в отдалении громко сказал.
        "Что же, пора бы начать! Асуна, будь так добра, обратный отсчёт!"
        "Почему это я вдруг!"
        "Ну как в старые добрые времена, когда мы готовились к рашу на комнату босса!"
        Асуна быстро кивнула в ответ на загадочные слова Кирито, а затем подняла правую руку и провозгласила начальную строку священного искусства.
        "Систем колл!"
        Она быстро и уверенно воспроизвела "священное искусство усиления громкости по широкой области", сочетавшее воздушный и кристальный элементы. Она могла бы использовать и инкарнацию, но врагов вокруг не было, и технику скрывать было не от кого.
        Асуна поднесла губы к тонкой стеклянной плёнке, парящей в центре воздушной воронки.
        ?Все собравшиеся, ваше ожидание подходит к концу! Здесь и сейчас, у арсенала Центрального Собора, мы проведём полётное испытание “Искусственного Дракона — Прототип №1”!?
        Громкий голос разнёсся над заполненной площадью, и как члены персонала Собора, стоящие по обе стороны узкого прохода, так и граждане центральной столицы, набившиеся в пространство перед главными воротами, радостно закричали. Да и если посмотреть вверх на Центральный Собор, то в вышине, на широкой террасе в районе тридцатого этажа, можно было заметить ярко блестевшую броню Рыцарей Целостности.
        Под аплодисменты и выкрики Кирито помахал зрителям и начал взбираться по лестнице, приставленной к искусственному дракону. Он быстро достиг головы и отодвинув панель в сторону, открыл стеклянную крышу.
        Он уселся на кресле, смотрящем прямо в небо, и пристегнулся кожаными ремнями. Надев большие очки, ранее висевшие у него на шее, он левой рукой показал палец вверх мастеру Садоре.
        Старик Садоре, а за ним и Ронье с Асуной, отошли более чем на 20 мелов. Ронье осторожно увеличивала дистанцию, следя за тем, чтобы не потерять контакта с термальными элементами.
        ?Тогда, я начинаю отсчёт! Все, давайте вместе со мной!?
        Асуна обратилась к зевакам ужасно знакомым тоном4. Она подняла обе руки в воздух и вытянула пальцы.
        ?И-все-вместе, десять! Девять! Восемь!?
        Около 1000 голосов кричали в унисон цифры, которые Асуна называла, загибая пальцы. Примерно в это же время, и Тейза с Ренри присоединились к отсчёту с улыбками на лицах.
        Ронье тоже выкрикивала цифры, крепко обнимая шею Цукигаки.
        ?Семь! Шесть! Пять!?
        Неожиданно вибрация термальных элементов усилилась. Кирито перешёл на прямое инкарнационное управление.
        Мощная сила разума Кирито вошла в сознание Ронье через элементы, послужившие проводником.
        И вновь, что-то сжалось где-то в глубине её груди.
        -- Я не могу дать этим чувствам вырваться наружу.
        -- Я компаньон Кирито-сенпая, и должна хранить их спящими, пока я не постарею и жизнь моя не истечёт.
        Ронье закричала ещё громче, пытаясь спрятать свои горячие глаза от Асуны, стоящей рядом.
        ?Четыре! Три! Два!?
        Звук искусственного дракона резко усилился. Матовая серебристая поверхность жёстко затряслась, а свет, льющийся из задних дюз, изменил цвет с красного на оранжевый и жёлтый.
        ?Один! ......Зеро!!?
        Камень, которым была вымощена площадь, затрясся, когда еле слышный крик Кирито завершил заклинание.
        "Дисчардж!!"
        Ключевое слово, запускавшее разрядку сгенерированных элементов.
        Сразу после этого двадцать термальных элементов выпустили наружу скрываемую до того момента мощь.
        С великолепным пульсирующим звуком белёсое пламя вырвалось из-под низа искусственного дракона. Составлявшие пол площади мраморные глыбы, обладавшие почти бесконечной жизнью, обгорели и выпустили клубы белого дыма. Огромная толпа восхищенно воскликнула.
        Из этого дыма --
        Металлический дракон рванулся ввысь подобно серебряной стреле.
        Небо прорезал высокий звук, которого Ронье до того никогда не слышала. Испуская длинные хвосты пламени из двух цилиндров, дракон поднимался всё выше и выше.
        Ронье ощутила саднящую боль, расходящуюся по ладоням обеих рук, охваченных бешеным жаром яростно разряжавшихся термалов. При иных обстоятельствах, из какого бы материала не был сделан контейнер, сверх-высокая температура должна была бы его полностью разрушить, заодно взорвав и всего искусственного дракона. Однако, сверх-низкая температура криогенных элементов, пролетавших один за другим по узким трубкам, охватывающим закрытый бак, снижала его температуру. Как результат, взрывная мощь термальных элементов вырывалась лишь с одного конца цилиндрических дюз, и громадный искусственный дракон влекло вперёд.
        В этот миг, впервые в истории Подмирья, человек покорял небеса не верхом на драконе.
        "............ потрясающе......"
        На обоих глазах Ронье навернулись слёзы, на этот раз по совсем другой причине.
        Своим размывшимся, исказившимся зрением, она следила, как серебристый дракон взбирался всё выше и выше, почти до самой вершины Центрального Собора.
        Если бы дракон оставался в одном месте на земле, то окружающая священная сила быстро иссякла бы из-за постоянной генерации криогенных элементов, но летя на такой скорости, он не должен ощущать недостатка в пространственных ресурсах. И тогда, такой рукотворный дракон сможет добраться до таких высот, каких живому никогда не достичь.
        Когда её мысли добрались до этого места, Ронье подумала, что она понимает замысел Премьер-Мечника.
        Цель Кирито была не просто взлететь -- возможно, с помощью искусственного дракона можно преодолеть даже "стену конца мироздания", которую не дано пересечь ни одному существу.......
        Однако, в тот момент когда она до этого додумалась.
        Внезапно, Ронье почувствовала признаки того, что термальные элементы начали расширяться.
        Бак с элементами начинает деформироваться. Плавится от этой жары. Почему — неясно, но поток криогенных элементов, которые должны его охлаждать, недостаточен.
        "А, Асуна-сама! Термальные элементы --"
        Стоило ей это сказать, как они услышали не несущее ничего хорошего “БУ-МУМ!”, и из одного из дюзовых цилиндров повалил дым.
        

        Дракон сразу же начал вращаться вокруг вертикальной оси. Его траектория отклонилась к югу. Туда, где находилась --
        Стена девяносто пятого этажа Центрального Собора.
        "Раз…разобьётся!"
        Ронье сжала свои ладони перед грудью и закричала. Громкий шум поднялся и от окружавших зевак.
        Со звуком “ШАЦ!” Асуна вытащила висевший на поясе тонкий клинок.
        Яркий жёлтый луч, сияющий подобно свету Солуса, разделившись на семь цветов, направился прямо к Собору.
        ".......Йойшо!"5
        Выкрикнула Асуна громко и угрожающе, как и подобает богине, в то же время поведя кончиком клинка влево.
        Словно потянутая им, с тяжёлым звуком верхушка громадного Центрального Собора, начиная с 95-го этажа, сдвинулась к западу.
        Через секунду искусственный дракон пронёсся там, оставляя за собой черные полоски дыма.
        Далеко в южном небе он испустил ослепительную вспышку.
        И с громким звуком “ДОКУ~Н!”, мощно взорвался.
        Хотя какая-то часть энергии и была потрачена на то что бы поднять дракона, сила одновременно выпущенная двадцатью термальными элементами, была огромна.
        При нормальных условиях, один боец мог контролировать один термальный элемент с помощью своего пальца, так что даже высокоуровневые клерики не могли преодолеть лимит в десять экземпляров.
        По слухам, бывший глава Совета Старейшин, когда то управлявших Церковью Аксиом, использовал пальцы ног чтобы увеличить этот предел до двадцати, а покойная Первосвященник Администратор вроде как управляла целой сотней с помощью своих волос, но Ронье, конечно, никогда такого не видела.
        Даже ученик рыцаря Ронье замерла, поражённая, что уж говорить о простых гражданах, собравшихся в Соборе. Высоко над их головами ярко, словно второй Солус вспыхнул оранжевый шар, за которым последовал громкий рёв и сильная тряска, словно небеса обрушились на землю. Большинство зевак закричали и закрыли головы руками.
        Однако, само собой, неиспользованные термальные элементы взорвались далеко в небе, так что они не нанесли никаких повреждений земле, находящейся в нескольких сотнях метров от яркого феномена.
        На глазах множества зрителей, обративших свои взгляды вверх, угольно-чёрная туча разрослась, полностью закрыв собой верхушку Собора, вернувшуюся в изначальное положение.
        Узрев взрыв, в несколько раз масштабнее, чем фейерверки, которые запускались с этой площади два месяца назад во время празднования Нового года, -- естественно, все решили, что Премьер-Мечник, находящийся в тот момент в серебристом драконе, погиб. Конечно, и Ронье подумала так же, сжав руки перед грудью.
        "Ки............"
        Кирито-сенпай!
        Когда она уже готова была это выкрикнуть, стоящая рядом Асуна легонько хлопнула Ронье по плечу и сказала.
        "Он в порядке."
        Пока она слушала этот спокойный и уверенный голос, маленькая тень рухнула вниз, прорвавшись сквозь дно дымовой тучи.
        Человек. Пускай все материалы, составлявшие искусственного дракона, испарились, обратились священной силой, рассеянной в пространстве, но кое-кто, облачённый в чёрные одежды, вращаясь, падал вниз.
        Неожиданно, тень расправила руки.
        Часть ткани рукавов вытянулась за ним, плавясь и меняя форму, пока не превратилась в крылья, растущие из лопаток.
        Стоило драконоподобным крыльям взмахнуть два-три раза, падение замедлилось и в конце концов полностью прекратилось.
        Подобные полётные техники должны были быть утерянными со смертью Первосвященника. Но вообще-то, это не было священным искусством. Лишь инкарнации было под силу переписать саму “сущность мира” и превратить ткань одежды в настоящие крылья, дающие возможность летать в небе.
        На тот момент был только один человек, способный на такое. Зрители, смотрящие вверх, снова дружно загудели, и этот гул постепенно перерос в радостные возгласы и аплодисменты.
        Хоть “полётное испытание искусственного дракона”, судя по всему, провалилось, не выполнив и половину изначальной задачи, мягко спустившийся Кирито махал и улыбался. Ронье тоже радостно хлопала в ладоши, смотря на его фигуру.
        Стиль Кирито, состоящий в реализации отчаянных идей, приводящих к экстраординарным результатам, так и не поменялся за последние годы.
        Вид его улыбающейся фигуры отчего-то снова расплылся в обоих глазах Ронье.
        Быстро моргая, она молилась где-то в самой глубине своего сердца.
        Если сбудется когда-нибудь, то пусть тот день длится вечно.
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        

        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. ??, Морозное цветение, "Хладоцвет".
        2. Напоминаю, хонорифик "-сама" — это более уважительная версия "-сан" для людей высших по рангу, чем говорящий.
        3. ?, учитель, наставник. Сокращение его полного титула, которое можно перевести как "мастер". Не в смысле "хозяин, повелитель", естественно, а в смысле "профессионал своего дела".
        4. Имеются в виду детские шоу, где зрители должны считать или петь вместе с ведущим.
        5. ?????, выражает напряжение или старание.
        ЧАСТЬ 2

        

        Пятидесятый этаж Центрального Собора, называвшийся "Великим коридором духовного света", служил конференц-залом нынешнего "Объединённого Совета Мира Людей".
        В середине этажа, застеленного полированным мрамором, стоял огромный круглый стол, вырезанный из древнего платинового дуба, окружённый двадцатью стульями.
        На одном из них сидел, втягивая голову в плечи, Кирито. Стоящий перед ним высокий мужчина рычал своим громоподобным голосом.
        "Сегодня вы всё же прислушаетесь к моим словам, Премьер-Мечник-доно1!"
        "............Угу"
        "В этот раз вы ничего не разрушили! Но клянусь своим мечом, в следующий — так может и не повезти!!"
        "………………Угу"
        Рыцарь, облачённый в тяжёлую латунную броню, отчитывающий его, словно учитель, был сильнейшим мечником Мира Людей. Его лицо было самим воплощением слова 'стойкость', волосы были коротко стрижены, а острый взгляд прожигал насквозь. Это был Дюсольберт Синтезис Севен, один из старейших Рыцарей Целостности.
        "Хоть Асуна-сама и явила нам свою божественную мощь, Собор с 95-го этажа теперь чёрный как уголь! Да, эти этажи сейчас не используются, но символ и ориентир, гордо звавшийся "белокаменной башней" теперь кличут "лучиной обгоревшей". Немало горя и страданий приносит это людям центрального города! Вы, Премьер-Мечник-доно, должны уразуметь, что должность ваша обязует к значительной ответственности, и понимания этого недостаёт вам! Коль была нужда в сложных инструментах иль священном искусстве, вы вполне могли оставить сию мороку клерикам и кузнецам, кои имеют подобные ресурсы в наличии!"
        Стройный рыцарь, сидевшая вблизи, поднялась из-за стола чтобы прервать Дюсольбертово отчитывание, которому конца-края было не видно.
        "Закончим на этом, Дюсольберт. Премьер-Мечник-доно уже выглядит высушенным как намекури2 на солнце."
        Владелица мелодичного голоса, вызвавшего смех, была женщиной-рыцарем, носившей отполированную до состояния зеркала броню и обладавшей копной чёрных волос, струившихся по спине. Слева на её талии висел тонкий длинный меч с бело-синим узором, а своей правой рукой она держала младенца с волосами цвета индиго, столь редкого в Мире Людей.
        "Но, командующая,..."
        "Столь долгое повторение само по себе неловко, но меня больше будет беспокоить если из-за него Премьер-доно просто сбежит. Ведь в следующем месяце у нас встречи с Тёмной Территорией не предвидится."
        Имя женщины, прекрасной, словно распустившийся цветок, и которую назвали командиром, было Фанатио Синтезис Ту. Она обладала сильнейшей ударной силой в мире и занимала должность лидера Рыцарей Целостности второго поколения, хотя по её виду, когда она мирно покачивала спящего младенца, было тяжело представить нечто подобное.
        Фанатио посмотрела прямо на Кирито, всё ещё сидящего с опущенной головой, и сказала.
        "Так что, пожалуйста, какое-то время веди себя потише, мальчик."
        На что Кирито поднял своё лицо и изобразил грустную улыбку.
        "Меня гораздо больше пугает когда вы называете меня “мальчик” а не “Премьер”."
        "Хе-хе, полагаю, тебя это пугает потому что с этим связано твоё тёмное прошлое."
        И Фанатио бросила короткий взгляд в сторону, где сидела, сложив руки, Вице-Премьер-Мечник Асуна. Пусть та и улыбалась, но чувствовалось что её глаза несколько сужены.
        Потом Фанатио с какой-то зловредной ухмылкой ещё взглянула на Ронье, стоящую рядом со столбом в стороне от круглого стола. Но тут же повернулась обратно и похлопала Кирито по плечу.
        "В общем, на этот раз вреда причинено не было, и я прошу всех воздержаться от дальнейших обвинений, если таковые ещё остались. Вместо этого, давайте-ка до обеда займёмся административной работой."
        "............гу"
        Отпустив плечи Кирито и кивнув сидящим вокруг стола, Фанатио снова поманила наблюдавшую Ронье. Последняя быстро подбежала, и она передала той ребёнка.
        "Ронье, прости но не могла бы ты присмотреть за Берчи. Если его оставить одного в такое время, он точно что-нибудь сломает."
        "Д-да, с удовольствием!"
        Получив ответ, командир рыцарей передала спящего ребёнка в руки Ронье. Ту всегда удивлял вес, который в этот момент ощущали руки. Как ученик Рыцарей Целостности, Ронье свободно могла махать одной рукой как оружием из Мира Людей, так и большими двухмеловыми мечами из Тёмной Территории, но вес этого ребёнка сильно отличался от тяжести тех мечей.
        Годовалый Берчи цепко ухватился за одежду на её груди обоими руками и что-то промурчал, но тут же снова безмятежно уснул. Она поклонилась Фанатио и вернулась к стене. Ожидавший там Цукигаки, явно заинтересовавшись, вытянул нос чтобы обнюхать Берчи.
        Усевшиеся за круглым столом Кирито, Асуна, Фанатио, Дюсольберт, глава клериков, бывший в прошлом священнослужителем и начальники различных департаментов Собора перешли к обсуждению.
        "Прежде всего, по поводу открытия обновлённого прохода в Южной пещере Горной Гряды, о чём докладывалось намедни..."
        "Прокопаться сквозь пещеру оказалось возможным, но вот постройка шоссе сквозь южные джунгли затягивается..."
        Поскольку в тот день не было официальной встречи, ученик рыцаря Ронье не обязана была оставаться в зале. Вообще-то, она собиралась присоединиться к своей подруге Тейзе, учившейся в большой библиотеке, пытаясь закрыть пробелы в своих знаниях священного искусства.
        Однако, было кое-что, о чём Ронье в тайне хотела спросить Кирито. Наблюдая за полётным экспериментом тем утром, она вдруг почувствовала страстное желание подтвердить или опровергнуть посетившую её мысль. Но поскольку Кирито бы сбежал, стоило персоналу Собора выпустить его из поля зрения — например, в торговые кварталы Центории или в какой-то город или деревню Мира Людей, как он уже не раз делал, стоило делам принять серьёзный оборот, — она решила попытаться его быстренько перехватить после окончания совещания.
        Тренируя инкарнацию, приходилось стоять в течение нескольких часов на одной ноге на верхушке тонкого металлического шеста, но дождаться конца этого совещания, опираясь спиной о колонну, было ещё сложнее. Ну по крайней мере, со мной Цукигаки, который по натуре своей гораздо более спокойный молодой дракон, чем Шимозаки Тейзы, так что я не устану подпирать эту колонну.
        Пока она спокойно стояла, слушая оживлённую дискуссию, ребёнок, уютно свернувшийся в её руках, внезапно чихнул.
        Хотя не было признаков того что он просыпался, ему могло стать холодно, так что она сделала несколько шагов, внеся его в свет Солуса, льющийся из высокого окна. Стоило яркому солнечному свету упасть на пухлое лицо малыша, как мягкие волосы цвета индиго засияли и заискрились, и у Ронье на мгновение перехватило дыхание, пока она наблюдала за милой картиной.
        ............Малыш.......
        Она улыбнулась и выдохнула это слово.
        И тогда её сознание обратилось к воспоминаниям, которые вряд ли можно было назвать приятными, когда она в прошлом месяце вернулась в дом своих родителей в северной части столицы.
        Семья Арабель, из поколения в поколение, обладала 6-м, низшим рангом в старой аристократической системе.
        Их жизнь никогда нельзя было назвать богатой. Не обладая ресурсами старшей аристократии, такими как территория, они получали доход лишь от зарплаты главы семейства, служившего командиром взвода имперской стражи, и от мизерного баронского довольствия. И, словно этого было ещё мало, каждый месяц приходилось платить громадный налог, значительно больший не только того, что платили аристократы первого или второго классов, а даже опережавший большие магазины в центре столицы.
        И всё же, она проводила свои дни счастливо, в окружении доброй и хозяйственной матери, строгого, но дружелюбного отца и вредного младшего брата.
        Единственным печальным моментом были нечастые званые вечера, проводившиеся в месте рождения её отца, поместье аристократа 4-го класса. Небеса призвали её деда, отца четверых, когда Ронье ещё была младенцем, и старший сын, дядя Ронье, обладавший невыносимым аристократическим темпераментом -- возглавил их дом. Ронье чувствовала отвращение когда её пышно выглядевшая тётка лживо хвалила старое платье её матери, или же случалось что-либо подобное, но это было неизбежно, так что она раз за разом всё меньше горела желанием посещать подобные вечера.
        Однако, после “Восстания Четырёх Империй”, аристократическая система была сильно реформирована. Вся земля была освобождена. Классы аристократии — упразднены. Осталось лишь солдатское довольствие, но одного этого не было бы достаточно, так что каждому аристократу пришлось искать себе работу в обновлённой “армии сил людей”.
        Для семей бывших императоров, подобные изменения были сродни стихийному бедствию, но если бы кто-то спросил Ронье, то та ответила бы, что всё просто стало правильным, таким, как оно и должно было изначально быть. Эпоха громких титулов и высоких званий, получаемых исключительно за счёт происхождения, подошла к концу; теперь же сила меча и разума, равно как и опыт и знания, открывали для людей двери на ключевые должности.
        В конечном итоге, можно сказать, что кредит доверия, выдаваемый государством аристократам, был уравнен.
        Но было несколько исключений.
        А именно, из всех бывших аристократов Центории, лишь двоих приняли в ученики Рыцарей Целостности: Ронье из дома Арабель и Тейзу из дома Шутлинен.
        В прошлом месяце Ронье вернулась в дом своих родителей впервые с того момента, как она стала учеником рыцаря. Родители и младший брат, которых она не видела целый год, были счастливы, особенно её младший брат, учащийся в Академии Мастеров Меча Северной Центории, который хотел взмахнуть мечом Ронье — и не смог даже вытянуть его из ножен — потом вызвал Ронье на борьбу на руках — и не смог сдвинуть её руку ни на пол-цена — что дико его восхитило. Её отец расспрашивал о жизни в Соборе, её мать готовила вкусно как и раньше, в общем, вечер был весёлым.
        На следующий день очень рано неожиданно прибыли трое старших братьев отца и их семьи, и с собой они привезли множество подарков.
        Иными словами, это были предложения Ронье о замужестве.
        Если Ронье когда-нибудь будет официально назначена Рыцарем Целостности, стражем от бывшей Церкви Аксиом, она обретёт всепоглощающее благоговение и уважение от всех жителей Мира Людей. Подобные эмоции оставались неизменными и после того как Церковь была реформирована в “Объединённый Совет Мира Людей". Как раз наоборот, поскольку большое количество Рыцарей Целостности потеряли свои жизни в ужасной Войне с Внешним Миром, восхищение их героизмом лишь усилилось.
        Если жениться на таком рыцаре, статус и доход дома мгновенно взлетит до небес — по крайней мере, похоже в этом направлении думали её дяди и тёти. Эти были из дома старшего сына. Дома прямого наследника. Они вывалили перед Ронье гору подарков, не скрывая гордости от того, что смогли привезти так много.
        -- Не важно, что я ученик рыцаря, основная обязанность женщины — это родить и вырастить ребёнка. Ещё бы, ведь даже глава Рыцарей Целостности, даже такой человек как она, растит малыша. И нет такого закона, что выступил бы против “позволь отрекомендовать тебе моего сына”, но нет, не так, не с этим человеком...
        В прошлом Кирито тайно поведал Ронье и Тейзе.
        Первосвященник, правившая бывшей Церковью Аксиом, собирала со всех империй тех, кто выделился во владении мечом и священным искусством, и обращала их в Рыцарей Целостности. Однако, в действительности, рыцарей лишали их прошлых воспоминаний с помощью запретной техники под названием “Синтезис Ричуал”, и вместо этого им внушали фальшивое знание о том, что их призвали из священного мира.
        Конечно, такие действия были ужасными, но стоя перед группой её дядек и тёток, Ронье не могла не восхищаться великолепием этой идеи с точки зрения упрощения управления Орденом.
        Успокоившись и подавив желание создать с помощью священного искусства дымовую завесу и просто сбежать, Ронье с трудом объяснила, что рыцарям не полагается высокого довольствия, а их детям не даруется земля. Однако, её дядя даже не попытавшись поверить в это, разозлился и заявил что Ронье, должно быть, утопает каждый день в роскоши Собора, на что уже обозлился её отец, так что гостей они прогнали и опасность миновала.
        Но --
        В уме Ронье не переставала повторять “Спасибо тебе, папа” и кланяться ему.
        Отец сказал, чтобы я вышла лишь за того, кто действительно захочет жениться на мне, но в глубине души он, должно быть также желает увидеть лицо внука как можно скорее. И даже перед этим всем, мама и папа беспокоились, что их дочь присоединилась к Рыцарям Единства. Ведь если бы не война, Ронье бы просто выпустилась из Академии Мастеров Меча, вышла бы замуж за какого-то типичного второго, третьего или вообще сводного сына какого-нибудь аристократа низкого класса, продолжая следовать по стопам её предков из семьи Арабель.
        Так что для Ронье было очевидным, что они по крайней мере хотят, чтобы она как полагается вышла замуж и родила детей.
        И ей, конечно, хотелось исполнить это их желание, будь у неё возможность.
        Но Ронье покинула отчий дом и вернулась в Собор лишь извиняясь про себя.
        -- Простите, папа, мама. Может, я и не выйду никогда замуж, и детей у меня не будет.
        -- Потому что моим чувствам никогда не достичь этого человека.
        Малыш Берчи проснулся в её руках, прервав тяжкие мысли Ронье тихим похныкиванием.
        Она сразу же попыталась укачать его неумелыми движениями. Но хныканье не прекращалось.
        "Ну же, будь хорошим мальчиком."
        И хоть она старалась как могла успокоить его, лицо младенца покраснело и исказилось, показывая что тот готов разреветься —
        Но за мгновенье до того, вытянувшиеся спереди руки подняли недовольного ребёнка.
        "Этот ребёнок так просто не успокоится."
        Сказавшей это была его мать, командир рыцарей Фанатио. На её прекрасном лице, обрамлённом тёмными волосами, играла чарующая улыбка.
        "Полетай!"
        Иными словами, она подбросила малыша Берчи вверх без какой-либо поддержки. Её жест был полон лёгкости, однако выполнен он был с силой, которой обладал сильнейший Рыцарь Целостности.
        Вращаясь, ребёнок взлетал высоко в воздух, приближаясь к высоченному потолку “Великого коридора Духовного Света”.
        "Нааа....... Фунааа......ах, абууу......!"
        Ронье замерла, удивившись его странному голосу. Малыш остановился в точке, где он едва не коснулся картины на потолке, изображавшей богов, и начал падать прямо вниз.
        Опять-таки, он упал точно в руки своей матери. После чего сразу же засмеялся и стал издавать радостные звуки.
        "Воистину, будущее всё больше беспокоит меня. Ронье, спасибо, что приглядела за ним. Теперь уж и я постараюсь."
        Улыбаясь, Фанатио оставила её и направилась к выходу. Совещание было окончено, так что за ней последовали Дюсольберт и главы департаментов.
        "......ну, значит и вот так детей тоже воспитывают......"
        Она услышала шёпот поражённого Кирито, стоящего с наполовину испуганным лицом. Рядом с ним была Асуна, слегка улыбаясь.
        "Но ведь если в будущем дети станут рыцарями и будут летать на драконах, не лучше ли их сразу приучать к высоте?"
        "Учитывая этого малыша и ребёнка Шейты, будущее видится всё более и более неопреде...... в смысле, скучать не придётся."
        Качая головой, Кирито стоял, уперев руки в бока.
        "Раз на сегодня с работой покончено, пора бы мне взглянуть как там идёт подготовка к запуску Версии 2..."
        "О, ааааа? Ты уже следующую готовишь?"
        "Она потрясная — там добавлен компрессор между термальным движком и соплами, прям турбо......."
        "Хэй, Кирито-кун, позаботься-ка о безопасности прежде чем повышать мощность!"
        Пока они вели этот разговор, где священных слов было больше, чем нормальных, Ронье подняла руку.
        "А, это....... Простите, Кирито-сенпай..."
        "Хмм?"
        "О, я спрос...... Я кое-что спросить хотела......."
        Удивлённый Кирито поморгал глазами, но затем мягко улыбнулся и кивнул.
        "А, хорошо. Раз так, почему бы нам не устроить немного раннее чаепитие. Что думаешь, Асуна?"
        Стоявшая в направлении его взгляда Вице-Премьер-Мечник отозвалась "Умм".
        "Я бы с удовольствием, но у меня запланирована лекция по священному искусству в большой библиотеке."
        "Понял. Уж лучше не пропускать. Эти библиотекари нового поколения такие страшные......"
        "Только для несерьёзных студентов."
        Усмехнувшись и похлопав Кирито по спине, Асуна отошла на шаг и повернулась к Ронье.
        "Что же, во время чаепития, Ронье-сан, убедись, пожалуйста, что Кирито не ест слишком много сладкого."
        "Я, я поняла!"
        Ронье кивнула и посмотрела на Кирито, бурчавшего нечто неопределённое, пока Асуна шла прочь, оставляя за собой радужное отражение3. Кирито дождался, пока её спина исчезла в большой южной двери и развернулся.
        "Отлично. Так, давай-ка...... давненько там не был, не против пойти на 80-й этаж? И Ронье, я бы не отказался от торта Юкимомо4."
        "Так точно. Я принесу кусок с кухни."
        "Я бы сказал, что лучше пару... нет, пожалуй, три куска, в общем, ты тащи, а я буду ждать там!"
        И не оставив Ронье ни единого шанса что-либо возразить, Кирито исчез в северной двери, ведущей к шахте лифта.
        И уже оттуда он прокричал Ронье, руки которой бессильно упали на шею подошедшего Цукигаки.
        "...А вообще, знаешь, лучше целый принеси."
        В большой кухне 10-го этажа Ронье нашла круглые торты с большим количеством сахарной глазури под названием Юкимомо - особое блюдо от шефа, - положила один в корзину вместе с чайным набором и направилась на 80-й этаж Собора.
        Автоматический лифт, которым она воспользовалась, быстро вознёс её наверх. Это устройство когда-то управлялось рукой человека, но теперь та девушка, что раньше работала, словно какой-то автомат, была освобождена от своей ужасной работы, и поговаривали, что за счёт её высоко оценённых навыков работы с воздушными элементами она получила должность в арсенале.
        80-й этаж Центрального Собора, известный под названием "Заоблачный сад", был внутренним цветочным садом. В середине широкой лужайки, усыпанной бесчисленными цветами, на верхушке пологого холма, стояла фигура Премьер-Мечника Мира Людей, облачённого в свой чёрный наряд.
        Кирито стоял, положив руку на молодую оливу5, посаженную на самой вершине холма, но развернулся, улыбаясь, когда Ронье приблизилась.
        "Прости, что пришлось тебя побеспокоить."
        "Нет-нет, таковы обязанности камердинера."
        Улыбнувшись в ответ, Ронье быстро расстелила плед. Она достала из корзины блюда и передала нарезанный большими ломтями торт Кирито, глаза которого засияли, как у ребёнка. Она отрезала кусок себе и Цукигаки, разлила чай по двум чашкам и сказала "Вот, пожалуйста".
        "Приятного аппетита!"
        Выкрикнув, Кирито начал набивать рот, будто бы соревнуясь с драконом. Наблюдая за этой картиной, Ронье почувствовала как из глубин её груди распространяются волны тепла.
        В подобные дни, когда я могу вот так проводить время с Кирито, ощущая это тёплое чувство, я мечтаю только об одном. Чтобы я знала священное искусство, способное останавливать время...... и тогда, я бы остановила этот миг навечно.
        Но конечно, священного искусства, управляющего временем, не существовало6. Нельзя было отправиться назад во времени, затормозить его, оно всё продолжало неустанно плыть в будущее.
        Благодаря природе времени, этот мир смог преодолеть величайший кризис и прийти к долгожданному миру. Однажды Ронье официально назначат Рыцарем Целостности, и придёт тот день, когда она верхом на подросшем Цукигаки будет бороздить небеса. Конечно, она с нетерпением ждала этого момента. Но в тот момент, её целиком поглотило совершенно противоположное желание. Остановись, время, остановись.
        "....... нье. Ронье?"
        Ронье, внезапно услышавшая голос Кирито, подняла испуганное лицо.
        "Ой, простите! Ещё кусочек?"
        "Нет, то есть да, я не против, но... я вообще-то о другом."
        Передавая ей пустое блюдце, говоривший это Кирито слегка наклонил голову.
        "Точно, ты же сказала, что что-то хочешь у меня спросить?"
        "А……"
        Наконец вспомнив собственные слова, Ронье затараторила.
        "Ой, простите! Ну... это про того стального дракона, что сенпай сделал, эм,... ”искусственный дракон”, вот ту штуку."
        Кирито кивнул, сосредоточенно поглощая два ломтя, полученные от Ронье.
        "Ага"
        "А, в общем, я подумала.... Нет, даже, скорее меня обеспокоило......."
        Неосознанно кидая быстрые взгляды по сторонам, Ронье спросила тихим голосом.
        "Может ли такое быть, что... сенпай собирается.......на искусственном драконе перепрыгнуть "стену конца мироздания"?
        Как только Кирито услышал её неуверенный голос, он рубанул воздух перед собой правой рукой, а левой стукнул себя в грудь. Ронье быстро схватила чашку чая, выпила её сразу всю и выпустила долгий выдох.
        После этого, черноволосый молодой человек улыбнулся, словно вредный ребёнок, что совсем не изменился с их первой встречи.
        "......есть кое-что, что я ожидаю от камердинера, которого наставлял. Способность держать язык за зубами."
        "Я... да, конечно!"
        "Ну, в общем, собираюсь."
        Кивнув, словно бы и не сказал ничего особенного, Кирито сидел почёсывая подбородок. Ронье на какое-то время уставилась на него, поражённая.
        Стена конца мироздания. Так обычно называли утёс бесконечной высоты, окружавший Подмирье, состоявшее из Мира Людей и Тёмной Территории.
        Она была слишком далеко от Центории, так что Ронье лишь однажды своими глазами видела её, растворяющуюся в небесной вышине. Вместо с Кирито посетив ареал горных гоблинов в северной части Тёмной Территории, она поразилась захватывающему зрелищу невероятной громадины, растущей из-за горизонта.
        Гоблины рассказывали, что стена эта вроде как сделана из какого-то супер-прочного материала, не почвы. В ней было безмерно сложно просто проделать отверстие, не говоря уже о том, чтобы выкопать пещеру или лестницу. Судя по всему, всех, кто за 300-летнюю историю пытался взобраться наверх, постигла смерть.
        Похожие истории рассказывали в племенах гигантов и огров, о том, что эта абсолютно непреодолимая стена, как и предполагает её название, "стена конца мироздания" является границей, которую должны безоговорочно уважать все расы, живущие на Тёмной Территории.
        Ну, или такой она должна быть --
        "А, это, умм..."
        Хоть это и предвиделось, Ронье всё равно сильно удивилась утвердительному ответу, так что она с трудом собралась с мыслями. Глотнув чая, она, наконец, каким-то чудом сумела собрать слова в кучу.
        "......Умм....... А сенпай не пытался уже пересечь стену своей собственной полётной техникой?"
        "Ага."
        Однако, кивнув, Кирито тут же замотал головой.
        "Я пытался и потерпел поражение, ни священного искусства из воздушных элементов, ни инкарнационного потока ветра, который я создал, не было достаточно, похоже, при достижении определённой высоты гравитация начинает бесконечно увеличиваться......"
        Опёршийся на ствол оливы Кирито продолжал говорить, словно уговаривая сам себя.
        "... Однако, стоило мне бросить нож выше предела, и он подлетел весьма высоко, так что объекты оно не блокирует, наверное только единицы, относимые к человеческому типу, и я попытался это поэксплойтить, но не смог поменять свой unit ID, даже отрастив крылья... В общем и целом, я думаю, единственный вариант — это лететь, полностью поместившись в какую-то мобильную оболочку. Тогда остаётся только надеяться на ту возможность, что система воспримет её как целиком неживой объект..."
        Ей было сложно успевать за этим потоком слов, и Ронье подняла руку.
        "То есть, хотя человек из плоти и крови и не может преодолеть стену, это может получиться, если лететь в металлическом драконе?"
        "Хммм……?"
        Кирито, наконец, поднял к ней свой взгляд, и немного поморгав, пустился кивать.
        "Да, точно. Всё так и есть. Если честно, я уже даже пытался запустить что-то типа кожаного или бумажного самолёта...... чтобы не привязываться к идее дракона. Но всё было напрасно... Похоже, движения брони и одежды эквивалентны самостоятельному движению. Нужно лететь с помощью дракона. Однако, тут я упираюсь в замкнутый круг, потому что как только задумываешься о сопротивлении термальным элементам, то неизбежно приходишь к металлическому варианту, но учитывая, как это влияет на общий вес, приходится увеличивать подъёмную силу, что, в свою очередь, увеличивает количество термальных элементов..."
        "Ум, да... сложно......."
        Подумав немного, глядя в том же направлении, что и Кирито, Ронье внезапно повернулась обратно к нему.
        "Нет, другое! То, о чём я хотела спросить......"
        "И о чём же?"
        "Почему вы хотите пересечь стену!
        Я давно знаю Кирито-сенпая, я знаю чувства сенпая, его стремление преодолеть все преграды…... но мне кажется, на сегодня есть другие…… более важные вещи."
        Она попыталась высказать свои мысли серьёзно, но поняла, что это прозвучало скорее как упрёк, и втянула голову в плечи. Кирито похлопал Ронье по плечу.
        "Спасибо, Ронье. Ты всегда заботилась, чтобы я чего-то не того не удумал."
        Она засмеялась, а сердце радостно подпрыгнуло. Было бы очень трудно скрыть эти чувства. Но Кирито, словно бы ничего и не заметив, сложил руки за головой и отвёл взгляд вдаль.
        "........... но, я думаю, что на сегодняшний день преодоление этой стены — это главный приоритет всего Подмирья."
        "Но... что это значит?"
        "......Не говори никому, даже Тейзе и Фанатио."
        Внезапно услышав такое, она широко открыла глаза, но каким-то чудом сохранила спокойствие.
        Но действительно поразилась она следующим словам Кирито.
        "-- Дело в том, что война разгорится вновь."
        "............! Нет, не может быть ...... Ведь только-только настало мирное время..."
        Глубоко вздохнув, Кирито со сложным выражением на лице покачал головой.
        "Прости, но вряд ли это надолго....... Великие Восточные врата рухнули, запущен проект по обмену, и множество туристов из Тёмной Территории посещают нас. Даже сейчас они наслаждаются обетованными пейзажами и едой. Но рано или поздно, они заметят. То, чем наши миры в корне отличаются."
        "Отличаются...?"
        "Ага. Земля Мира Людей плодородна, а в Тёмной Территории — ужасно бедна. Ты и сама видела это, Ронье, это кроваво-красное небо и угольно-чёрную землю....... Единственное место, где плодородных земель хватает — вокруг столицы Обсидии, но её эксклюзивно контролируют люди. На данный момент, орки, гоблины и гиганты в целом усмирены, но недовольство будет постоянно нарастать....... Мы с Асуной старались изо всех сил, чтобы сделать возможным возделывание земель суб-людей, но всё было напрасно. Пространственных ресурсов...... поток священной силы там безмерно мал."
        Ронье беззвучно слушала слова Кирито.
        В её голове и вправду вспыхнула картина пустынной Тёмной Территории. Но до этого момента она никогда не задумывалась об этом с такой точки зрения. Ни одной идеи, как с этим бороться, к ней в голову не приходило.
        "...... сенпай...... я..."
        Чёрные глаза Кирито встретились со взглядом мямлившей это Ронье, и он по-доброму ей улыбнулся.
        "Извини, я не виню тебя, Ронье. Выбора нет, ведь Подмирье изначально создавалось именно таким. Его единственная цель — война между бедной Тёмной Территорией и богатым Миром Людей. И ведь эта война действительно случилась, и лишь ценой множества жертв нам едва удалось избежать худшего конца. Я никогда не позволю подобному повториться, ради жизней тех, кто пал на том поле боя."
        "Но тогда, что же нам делать...?"
        "Ответ тут лишь один. Суб-люди не должны довольствоваться обиталищем у дальних границ Тёмной Территории, куда их неизбежно вытеснили, им нужна страна, которой они могли бы гордиться. Не "ареал суб-людей". Настоящая страна."
        "Настоящая...... страна."
        Ронье, до того не всегда поспевавшая за полётом мысли Кирито, на этот раз мгновенно поняла точное значение его слов.
        Ронье своими глазами видела лишь территорию горных гоблинов. Они обитали в холмистой области, простиравшейся на северо-восток прямо от Великих Восточных Врат. На земле не росла пшеница, в воде не плавала рыба, это буквально была пустошь.
        Кроме того, и вождь Хагаши, и его первенец вождь Косоги пали один за другим на поле боя, и пока шли выборы нового вождя, восстановление племени не очень-то двигалось вперёд. В прежние дни, когда Тёмная Территория следовала лишь "Закону Сильнейшего", его бы совершенно точно уничтожили бы гиганты или орки, а может быть и равнинные гоблины.
        Ронье, посетившая их землю вместе с Кирито, лишилась слов от вида больных гоблинов, оставленных лежать на подстилках из тонкой соломы, и плачущих слабых голодных детей. Пусть худшее развитие событий и было ненадолго отдалено большим количеством гуманитарной помощи, привезённой из Мира Людей, но в корне это проблему не решило. Эта скудная земля просто не способна была поддерживать плодовитую гоблинскую популяцию.
        Но Ронье до этого дня не пыталась задумываться об их "будущем". Наоборот, она пыталась их забыть. Фигуры гоблинских детей, толкающихся и дерущихся друг с другом, как ненормальные, лишь бы урвать себе не такие уж и вкусные жёсткие хлебцы из её рук.
        С тех пор, помощь, должно быть, так и поставляется из Мира Людей. Может иногда у меня и появлялась мысль, что что-то не так, но, оглядываясь назад, сейчас я понимаю, что пусть я и происхожу из семьи низшего аристократа Мира Людей, я жила жизнью благородных, не ощущая никаких неудобств.
        Но сейчас, услышав из уст Кирито слова "настоящая страна", Ронье взглянула на это под другим углом. Эту пустошь даже территорией отдельной не назвать, не то что страной. Это удел изгнанников. Жизнь в таком месте будет наказанием сама по себе.
        "............ сенпай...... я....... я....."
        Пролепетала глубоко опечаленная Ронье упавшим голосом, уронив вилку в блюдце с тортом.
        -- Высокое происхождение означает, помимо жалованных привилегий, ещё и значительные обязательства. Мы называем эту необходимость сражаться за более слабых, когда в том возникает необходимость, священными словами "Ноубл Облигейшн"7.
        Два года назад это был именно Кирито кто тогда объяснял это, сидя напротив Ронье, в то время ещё ничего не знавшей первогодки.
        -- И даже это, я уже и забыла... нет, ещё хуже. По правде, я просто никогда не считала гоблинов равными. Пускай я сердцем и сочувствовала их печальным обстоятельствам, но даже в таком случае, мысли о том, чтобы им помочь, у меня не появлялось....
        Её зрение затуманилось, и на белое блюдце упали слёзы. Цукигаки повернулся к ней и вопросительно проурчал “КУ-РУ-РУ”, но затем спереди протянулась рука и потрепала голову Ронье.
        "Прости, Ронье. Я рассказал тебе это, хоть и знал, что это может тебя ранить."
        Вместо своего обычно мягкого голоса, Кирито шептал.
        "...... Однако, не стоит так убиваться, ведь то, что мы можем посылать гуманитарную помощь из Мира Людей в Тёмную Территорию, стало возможным лишь после того, как мы остановили растраты императоров и великих аристократов и быстро восстановились после войны. Ничто из этого не произошло бы без тяжкой работы Ронье, так что и Ронье постаралась для них на славу."
        "Это... правда так?"
        "Именно. С того момента я ещё раз был в земле горных гоблинов, и дети до сих пор помнят как ты доставила им хлеб."
        И вновь слёзы заполнили её глаза и потекли по щекам, но на этот раз эти слёзы несли совсем иные эмоции. Кирито вытер их простым платком.
        Ронье отчаянно сопротивлялась порыву броситься ему на грудь, вжаться лицом и разрыдаться. Насильно остановив слёзы, она подняла лицо со слабой улыбкой и наклонила голову.
        "...... Спасибо, сенпай... уже всё хорошо. Простите, что расплакалась так в середине разговора."
        "Я с того момента как ты первогодкой поступила в Академию знал, что Ронье — плакса."
        Посмотрев на смеющегося Кирито, Ронье сжала губы, преодолевая знакомую боль в глубине сердца.
        Она покончила с чаем и, несколько раз моргнув, произнесла.
        "...Ну, я поняла, о чём думает сенпай. Гоблинам и оркам нужна богатая и красивая страна, такая, как Мир Людей. В Подмирье таких мест не осталось, мы можем их найти только по другую сторону "стены конца мироздания". Поэтому мы должны преодолеть её с помощью искусственного дракона. Вот так."
        "Точно.... Но даже после того, как пересечём стену, придётся нелегко..."
        Кивнул Кирито, подтверждая.
        "...Но, разве есть что-то по другую сторону стены? И если стена не бесконечна, где она заканчивается.......?"
        "Я тоже об этом думал... Но если в этом мире у стены есть предел, то это вроде как и не совсем стена. Скорее, что-то вроде недоступного адреса...... ничто."
        "Ничто...... вроде пустоты, которую нельзя ни увидеть, ни использовать?"
        "Верно. Вот только эта стена — это настоящий утёс. Обалденно высокий и ужасно твёрдый. И причина его существования, вероятно, в том, чтобы оградить жителей Подмирья от созерцания неудобной правды.... истинной "стены мироздания". И если это так, то есть вероятность, что там, высоко, она перестаёт быть "бесконечной". Всё зависит от того, сколько объёма и неиспользуемой ёмкости есть у Главного Визуализатора......."
        Понимая, что его опять уносит в недоступные её разумению дали, Ронье подняла брови, и Кирито помотал головой.
        "Виноват, прости, Ронье, это я не то чтобы тебе говорил, просто мысли вслух. Уф, короче.... короче говоря, никакого "конца" в этом мире нет."
        "Конца нет......?"
        Подобный концепт Ронье тоже был незнаком.
        Для Ронье, рождённой и выросшей в Северной Центории, огромная стена, разделяющая город на сектора — "бессмертная стена" — была лишь началом. Когда-то она узнала об обширной империи Норлангарт, простирающейся за ней, и о том что вместе с другими тремя империями она формирует круглый Мир Людей.
        Пойдя в школу в возрасте восьми лет, она узнала о Горной Гряде без начала и конца, окружавшей Мир Людей, и об ужасной территории, лежащей за её пределами.
        Однако, даже учителя не особо вдавались в рассуждения про Тёмную Территорию — если так подумать, они вообще вряд ли об этом говорили, — или о том, что её окружает бесконечный утёс “стена конца мироздания”, — о чём она узнала лишь вступив в Армию Защиты Мира Людей вместе с Тейзой по прибытии в лагерь у Великих Восточных Врат.
        Другими словами, постоянная "стена" всегда существовала в мире, известном Ронье. И даже если кому-то удавалось преодолеть её, следом обязательно появлялась ещё одна. Действуя так, полагала она, однажды просто доберёшься до совершенной стены, преодолеть которую будет невозможно.
        "....... Это, что же...... Вы имеете в виду, по другую сторону конечной стены, снова есть Мир Людей и Тёмная Территория? ......Луга, леса и пустоши простираются вокруг?"
        Когда она спросила это неуверенным тоном, Кирито простонал “уф…”.
        "Как же объяснить-то...? -- А, точно, пошли."
        Поднявшись, он протянул руку. Смутившись, она схватилась за неё, и Кирито подтянул Ронье наверх и повёл её к узкому окну, открывающемуся на внешнюю периферию Заоблачного Сада.
        "Вот, взгляни сюда."
        В точке, куда указывала его правая рука, висел в тёмно-синем восточном небе белый полукруг — Лунария8. И Ронье, и Цукигаки, как им и было сказано, посмотрели вверх на большую звезду, ставшую источником имени для молодого дракона.
        И тогда Кирито сказал нечто очевидное.
        "Она круглая, не так ли?"
        "...... Да, круглая."
        Она кивнула, раздумывая над тем, что же ещё можно тут добавить.
        "То что Лунария не плоский диск, а круглая сфера, поэтому только та часть, куда падает свет Солуса выглядит ярче, и за счёт этого она прибывает и убывает... этому же учат в школах Центории, верно?"
        Кирито выглядел вполне уверенно, хоть и хитро улыбался.
        "Конечно, конечно, ещё в начальной школе, ...сей златой шар есть трон великой Богини Лунарии... плывущий в божественных взвесях за гранью небесной..."
        "Ох, а, эмм...... в общем, я полагаю, что этот мир, включающий Мир Людей и Тёмную Территорию, тоже должен быть такой сферической формы."
        "Эмм...... что!? Шар!?"
        Она не смогла удержаться от вскрика. Внезапно, она неожиданно почувствовала испуг и переступила с ноги на ногу. Рядом с ней Цукигаки фыркнул “ФУ-РУ-РУ” словно смеясь на глупым Кирито.
        Кирито затем потратил пять минут, чтобы рассказать ей о глобальной сферической структуре — планете, как он её назвал. Конечно, принять такое было нелегко, но было кое-что, способное помочь с этим.
        С "Наблюдательного поста Утренней Звезды" на 95-м этаже Центрального Собора открывался обзор на всё небо вокруг. Если стоя на этом этаже, посмотреть на землю, то было заметно что линия горизонта далеко вдали немного изгибалась вверх дугой.
        Если мир и правда сферический, — и похоже, что это очевидно так — то стоит это принять, и многое становится на свои места, думала Ронье, наблюдая за плывущей по небу Лунарией.
        Неожиданно с её губ сорвались слова идеи, которая раньше бы и в голову её не пришла.
        "Если и этот мир, и Лунария — сферы...... то на Лунарии, там что же, и луга, и леса, и улицы, и люди живут?"
        "Ух……"
        Похоже, Кирито не ожидал подобного вопроса, поскольку мечник с длинными чёрными волосами несколько раз моргнул, но скоро его взгляд снова стал уверенным.
        "......Возможно... В зависимости от расстояния до луны, это может быть маленький спутник, а может быть и планета такого же размера.... Ну, придёт день, когда мы это выясним."
        На удивление, для Ронье эти удивительные слова, сказанные обыденным голосом, сюрпризом не стали.
        Скорее, она чувствовала, что этот человек именно так и скажет.
        Так что Ронье улыбнулась, придвинулась к Кирито на всего один цен ближе и прошептала.
        "И в тот день я тоже составлю вам компанию, как камердинер, следующий за своим сенпаем."
        "Не составишь, пока не построим достаточно большого дракона."
        И два человека и один дракон ещё долгое время смотрели на яркий полукруг высоко в небе.
        ПРИМЕЧАНИЯ:

        

        1. Здесь: сугубо официальный хонорифик, используемый при обращении к вышестоящему офицеру.
        2. Какое-то насекомое из Подмирья, судя по всему, зависящее от воды. Тут определённо игра слов, но я не смог её нагуглить, извините.
        3. Я так полагаю, его оставила её жемчужная юбка?
        4. Буквально “снежный персик”.
        5. Кандзи для этой разновидности османтуса используется конкретно для вида, называемого “ароматная олива”.
        6. …более, см. тома 17-18.
        7. "Положение обязывает", см. здесь.
        8. Довольно интересно, что Кавахара здесь использует обычное кандзи земной Луны, "цуки" (?). Однако, луна Подмирья обладает собственным именем, так же, как и Солус. В этом случае, произносимое название дано в форме фуриганы над кандзи ? (но только в этом месте). И словно этой неразберихи недостаточно, следует заметить, что первое кандзи в имени “Цукигаки” снова ?, однако, хоть его так и назвали жители Подмирья, не имеющие ни малейшего понятия, что значит “цуки”, имя всё равно произносится “Цукигаки”, а не, например, “Лунагаки”. Но в то же время, как и в случае с Солусом, имя богини светила было “локализировано”, так что богиню сновидений зовут "Лунария" (а не "Цукария").
        ЧАСТЬ 3

        

        Ронье продолжала думать над тем, что сказал Кирито, всё время после окончания неожиданной чайной церемонии и даже после того, как она вернула посуду на кухню.
        Но не о том, что находится по другую сторону конечной стены, не о том, что мир — это сфера, и не о путешествии на луну. Она размышляла о теме, которая всплыла самой первой, о возможности “новой войны”.
        Ронье также считала, что богатство Мира Людей определённо будет продолжать накапливать недовольство среди суб-людей. Однако, настоящая война - такая, которая происходит в виде вооруженного вторжения, — честно говоря, в это ей верилось с трудом.
        Ведь на этот момент с Тёмной Территорией заключён "Мирный Договор Пяти Народов"1, о чём точно известно всем расам. Хотя этот закон весьма примитивен по сравнению с законодательством Мира Людей, по крайней мере в нём есть явное воспрещение убийств и мародёрства.
        Конечно, для жителей Тёмной Территории, которые столетиями следовали лишь "Закону Сильнейшего", утверждавшему власть силы, невозможно просто принять такое революционное изменение, переворачивающее всё с ног на голову, так что в качестве амортизации в переходной период объявлена свобода сражений в пределах, не уменьшающих жизнь. Однако, если дойдёт до войны, этому правилу вряд ли получится следовать.
        Кроме того, жители Тёмной Территории несут печать на душе, закрепившую, что “никто не может нарушать закон”, так же как и жители Мира Людей.
        Именно поэтому, хоть с окончания войны и прошло всего несколько месяцев, в Мире Людей и стало возможным принимать туристов из Тёмной Территории.......
        "... Ронье, эй, ты слушаешь, Ронье?"
        Заметив, что её уже несколько раз толкнули в правое плечо, Ронье подняла удивлённое лицо.
        Похоже, напряжённо тренируя инкарнационные техники в углу большой тренировочной площадки на четвёртом этаже Собора, она незаметно увязла в мыслях.
        Сегодняшняя тренировка была "Очищение разума в тандзе2", что было гораздо более легкой для постижения альтернативой "Контролю над созданным элементом" и "Стоянию смирно на вершине шеста".
        Но судя по всему, её подруга, сидевшая рядом, считала что истинным испытанием будет не поболтать, и провалила его заодно с очищением разума.
        Ронье кинула взгляд на инструктора, объясняющего навыки меча младшим рыцарям в центре тренировочной площадки — сегодня это был "Опаляющий Лук" Дюсольберт — и какое-то время понаблюдав за ним, она тихим голосом извинилась перед подругой.
        "Прости, я, кажется, задремала."
        Извинившись, она заметила, что происходило что-то необычное, поскольку её рыжая подруга недовольно надувала щёки.
        "Что, ты вообще не слушала? ...Я сказала, что нужно посоветоваться."
        "Посоветоваться?"
        Слегка наклонив голову, Ронье посмотрела на неё с вопросительным выражением.
        Тейза Шутлинен, ученик рыцаря и её подруга ещё со времён Академии Мастеров Меча, сделала серьёзное выражение лица и кивнула.
        "В общем............... дело в том, что я....... меня позвали…"
        "Э… противник? Пожалуйста откажись, дуэли опасны!"
        Когда та всё ещё шепча, рефлективно воскликнула, Тейза уставилась на Ронье своими глазами цвета осенних листьев, и стала резво отнекиваться.
        "Вовсе нет! Всё наоборот...... не противник...... а, скорее…… партнёр..."
        Очевидно, ни одна из подруг не понимала, о чём говорит другая, и Ронье несколько секунд смотрела на Тейзу пустыми глазами, но затем, наконец, поняла значение слов.
        Вслед за этим, Ронье пришлось напрячь всю свою силу воли чтобы сдержать дикое "Ээээ~~э!". Вместо этого, она глубоко вдохнула, задержала на несколько секунд воздух и медленно выдохнула.
        Затем, повторив эту операцию ещё раз, Ронье с опаской спросила.
        "... Это......иначе говоря...... позвали тебя... замуж....?"
        На что Тейза опустила взгляд в пол перед собой и коротко кивнула.
        Ронье удержалась от вопроса, кто именно сделал предложение, который уже был готов вылететь из её рта. На тот момент был лишь один мужчина, что мог бы позвать Тейзу замуж. Старший Рыцарь Целостности "Вострокрылые Близнецы" Ренри Синтезис Твенти-Севен.
        Ещё со времён Войны с Внешним Миром было очевидно, что у него есть чувства к Тейзе. Можно было даже сказать, что это было несколько запоздалое предложение, а вовсе не удивительное.
        Ронье уже было хотела сказать "поздравляю", представляя фигуру молодого мужчины-рыцаря, с его всегдашней лёгкой улыбкой.
        Однако, всё ещё смотря в пол, Тейза быстро замотала головой.
        "...... Я всё ещё не решила, что ответить."
        В ответ на этот шёпот, та несколько раз удивлённо моргнула.
        "А... почему...? Тебе же Ренри-сама не противен, мне казалось, он тебе даже нравится? И вы вместе уже так долго......."
        Услышав этот прямой вопрос, Тейза опустила голову ещё ниже, а на лице появилось печальное выражение, совершенно немыслимое для этой безукоризненно энергичной девушки.
        "Он мне нравится. Но знаешь, не в том главная причина, почему я с ним. А в том......, в том как Ренри-сама мне напоминает сенпая."
        "............!"
        Ронье резко втянула воздух.
        "Сенпай" Тейзы был, конечно, не Премьер-Мечник Кирито. В то время, когда она была учеником-мечником в Академии Мастеров Меча, так же как Ронье прислуживала Кирито, Тейза была прикреплена к элитному мечнику-стажёру. Не взирая на добрый нрав и кроткую улыбку, его воля была сильна, а по силе меча он не проигрывал Кирито, и Ронье знала, что у Тейзы были к нему искренние чувства.
        Но его больше не было в этом мире.
        Ронье думала, что её рыжая подруга нашла в себе силы превозмочь горе. Надеялась, что сохранив бесценные воспоминания словно драгоценные камни в своём сердце, та снова начала двигаться вперёд.
        Но прозрачная капля, скатившаяся по реснице и щеке, ясно дала понять, что она ошибалась.
        "Тейза......."
        Ронье позвала свою лучшую подругу, прикрыв ладонями губы, а затем резко встала. Она прокричала Дюсольберту, активно раздававшему инструкции в центре тренировочной площадки.
        "Ваше Превосходительство инструктор! Ученик рыцаря Шутлинен плохо себя чувствует, пожалуйста позвольте нам прервать сегодняшнюю практику раньше времени!"
        Коротко стриженый рыцарь бросил в их сторону взгляд, напоминавший выстрел железной стрелой, но, к счастью, лишь безмолвно кивнул.
        Она быстро помогла Тейзе подняться и поклониться, так чтобы её лицо не видели, и они вдвоём ушли.
        Ронье обнимала Тейзу за плечи пока они быстро спускались по широкой лестнице и вошли в розарий, расположенный на заднем дворе Собора. Они по широкой дуге обогнули огромного садовника, который раньше был надзирателем в темнице, и пройдя через лабиринт проходов, уселись на широкую скамью, стоявшую где-то глубоко внутри.
        Стоял февраль, так что даже самые ранние сорта этого розария ещё не сформировали бутоны, и на холодном ветру дрожали лишь лозы, покрытые маленькими листочками и шипами.
        Тейза, смотревшая вдаль сквозь них без своими глазами цвета осенних листьев, через какое-то время пробормотала.
        "............. Я думала, что если останусь с Ренри, однажды смогу его забыть...... нет, я надеялась на это."
        "Тейза............"
        Ласково поглаживая её по спине, Ронье почувствовала, что силы оставили тело Тейзы и её голова опустилась Ронье на плечо.
        "Но знаешь……, в улыбке Ренри, в его словах, жестах, я всё время искала что-то, что мне напомнит о сенпае....... Ренри тоже знает, что я не могу забыть сенпая. Он даже сказал что это не страшно. А потом сделал мне предложение. И я была так счастлива...., счастлива, но..."
        И снова слёзы закапали вниз, пробежав по длинным ресницам. На этот раз они не остановились на подбородке, а тяжёлыми каплями шлёпнулись вниз, оставив пятна на простой тренировочной одежде.
        "Я счастлива, но я не очень-то и хочу забывать его. В глубине души я знаю, что на самом деле я хочу, чтобы воспоминания о сенпае остались со мной навечно. Ведь я поняла....... что я……"
        Прерывисто дыша и дрожа всем телом, Тейза вжалась лицом в грудь Ронье и прокричала.
        "Я хочу его увидеть... Я снова хочу встретиться с Юдзио-сенпаем..."!
        Ронье крепко обвила руками спину своей близкой подруги, что так и не подняла лица, пока её тело содрогалось от рыданий.
        Даже у Ронье глаза увлажнились.
        Всего лишь около месяца они прослужили камердинерами в Академии Мастеров Меча. Но для них эта встреча определила всю дальнейшую судьбу. Она стала чудом, что случается лишь раз за всю жизнь.
        Они приняли это чудо, поклявшись тогда не любить больше никого другого.
        И поэтому Ронье поняла, что она эгоистично считала, что Тейза искала следующее счастье — но на самом деле это было желание, которому не дано было осуществиться.
        Ведь в отличие от Ронье, Тейза не могла больше встретиться с этим человеком. Не то что поговорить и прикоснуться, а даже тайно заглядываться издалека оставалось для неё недоступной роскошью.
        Ронье не могла подобрать слов, чтобы успокоить свою несчастную лучшую подругу. Вместо этого, она просто продолжала гладить её волосы и похлопывать по спине.
        Слёзы Тейзы начали, наконец, иссякать, когда розарий окрасился вечерними оттенками.
        Словно иссушив все свои эмоции, её рыжая лучшая подруга положила свою голову Ронье на плечо, наблюдая за закатом размытого Солуса.
        "............Прости. И спасибо."
        Наконец произнесла Тейза слабым голосом, но Ронье лишь коротко качнула головой.
        "Нет...... это я должна извиниться, Тейза. Я...... не замечала твоих чувств, я думала, что ты просто эгоистично хочешь быть счастлива с Ренри."
        "Всё в порядке, я думаю, что в скором времени так оно и будет."
        Тейза тяжело вздохнула и сказала голосом, в котором слышались сильные нотки.
        "Я попрошу Ренри подождать ещё немного. И за это время, может, ничего и не поменяется, но... но у меня предчувствие."
        "Предчувствие...?"
        "Да, я почувствовала как только увидела того “искусственного дракона”, что Кирито сделал, ... что-то скоро произойдёт, что-то изменится."
        Ронье внезапно вспомнила тот момент, услышав эти слова Тейзы. Тёмно-синее небо вдали, залитое серебристым светом. Её кольнуло ощущением подъёма. Конечно, в том зрелище было что-то предвещавшее перемены.
        "............... Да, я тоже чувствую."
        Когда Ронье проговорила это, Тейза медленно кивнула.
        Какое-то время две девушки продолжали сидеть на скамейке. Через несколько минут, когда до них донёсся звук пятичасового колокола, Тейза развернулась, взглянула на Ронье и спросила нечто неожиданное.
        "Так а что с Ронье?"
        "Э... в смысле?"
        Глаза цвета осенних листьев моргнули, затем появилась слабая улыбка --
        "Ты рассказала Кирито хоть немного о своих чувствах?"
        "Нет...... ни за что, ты что!"
        Та резко выкрикнула, вздрогнула и отчаянно замотала головой.
        "Я никогда этого не сделаю...... это просто невозможно. Я в порядке, не волнуйся."
        "Ну ты же за меня беспокоишься, как я могу не ответить тем же?"
        Но в ответ на логичный вопрос Тейзы, та лишь продолжила отнекиваться.
        "Всё не так, всё нормально...... у сенпая есть Асуна-сама. Кроме того, есть ещё Алиса-сама, которая когда-нибудь вернётся в этот мир, потом генерал Армии Защиты Мира Людей Селюрут...... возможно, Фанатио-сама..."
        "Так в стиле Ронье."
        Вздохнула поражённая Тейза.
        "Кирито-сенпай не женат ни на ком из них, а сейчас статус сенпая выше, чем у бывших императоров, так что если руководствоваться Фундаментальным Законом Империи, у него может быть...... трое жён? Или четверо?"
        

        "Ни за что, сенпай так не поступит!"
        Ронье снова выкрикнула и подскочила, пытаясь скрыть своё покрасневшее лицо.
        "Со мной всё хорошо! Тейза, сперва позаботься о себе!"
        Провозгласила она, смотря в сторону.
        Услышав это, её лучшая подруга снова вздохнула, поднялась со скамейки и встала рядом.
        "Вот Кирито-сенпай так бы точно не сказал на твоём месте............. Пошли обратно, Ронье. Шимозаки голодный."
        "Ага... Я как раз собиралась предложить...."
        Потом Ронье посмотрела на ряды одинаковых кустов со всех сторон и спросила.
        "......... Тейза, а ты знаешь, обратно — это в какую сторону?"
        "...... Я плакала, кроме этого ничего не помню."
        Они переглянулись и синхронно вздохнули, стоя в самой глубине большущего лабиринта из роз.
        Той ночью.
        Лёжа на кровати в своей комнате на 22-м этаже Собора, Ронье никак не могла уснуть.
        -- Это всё из-за этих странных вещей, что Тейза наговорила.
        Она тут же почувствовала недовольство по отношению к девушке по соседству, отделённой от ней лишь тонкой каменной стеной. Но тут же она поняла, что и у той, скорее всего, бессонная ночь.
        Так или иначе, а ведь в этот день Тейзу впервые в её жизни позвали замуж.
        -- В каком месте Собора это произошло? Какие слова он выбрал?
        Её воображение немедленно прыгнуло в опасном направлении.
        -- А если, теоретически... если так произойдёт, что Кирито-сенпай сделает мне предложение. Какое место он выберет для этого? 95-й этаж Собора "Наблюдательный пост Утренней Звезды"... А, может, задний двор нашей памятной Академии... Нет, наверное, высоко в небесах, используя свою полётную технику......
        Ронье тяжело вздохнула, затем хлопнула себя по щекам и отрезала эти мысли.
        Я должна сказать самой себе, что даже воображать подобное нельзя. Есть лишь одно, на что я могу надеяться. Что отныне продолжатся мирные дни. И ничего кроме этого желать нельзя. Ничего.
        Она повернулась, уткнулась в подушку, её борющийся со сном дух, наконец, сдался, и веки Ронье медленно закрылись.

        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. Да, пяти народов, не шести. Люди есть люди — неважно, из Мира Людей или из Тёмной Территории, так что 6 сторон подписали "Договор Пяти Народов".
        2. ??, способ сидения, происходящий из широко известной сейдзы, но отличающийся прямой спиной, отсутствием фиксированной позы ног и в целом применяемый в иных случаях.
        ЧАСТЬ 4

        

        На следующий день, 18-го февраля.
        Ронье, сидя на обеде, поняла, что произошёл инцидент, пошатнувший даже это её простое желание.
        В помещение с перекошенным лицом влетел низкоранговый рыцарь, преклонил колено перед Кирито и прокричал, что --
        В Южной Центории горный гоблин-турист убил одного гражданина Центории.
        Премьер-Мечник, а за ним и Вице-Премьер-Мечник, оправданно считавшаяся более уравновешенной, оба широко открыли глаза и резко вдохнули.
        Кирито недолго поразмышляв, быстро положил вилку и нож и поднялся.
        "Асуна и Фанатио, пожалуйста прикажите командиру Армии Защиты Мира Людей и главам взводов. Выполнять только обычные задачи, не предпринимать никаких мер касательно этого дела. -- Где этот гоблин сейчас, знаешь?"
        Вторая часть предложения была адресована низкоранговому рыцарю, принесшему послание. Стоящий на колене рыцарь, всё ещё сохранивший юношеские черты, ответил.
        "Да, я слышал, его уже заключили под стражу в отделении стражи в Южной Центории!"
        "Понял, посланник, ценю твои усилия!"
        Сказав это, Кирито тут же накинул своё черное одеяние и начал удаляться широкими шагами.
        Ронье наконец отошла от шока, резко встала и выкрикнула с противоположной стороны круглого стола.
        "Я... Я прошу позволения последовать за вами, Премьер-доно!"
        Кирито на секунду задумался, а затем кивнул.
        "Прошу меня простить. Но это ничего, если мы немного срежем?"
        "Ну...... да. Хмм......."
        Брови Ронье взлетели вверх, пока она его догоняла. Тут же нечего срез?ть, Центральный Собор расположен в самом центре круглой центральной столицы, достаточно спуститься по Соборной лестнице и пройти через Южные Врата, и вот ты уже в Южной Центории, столице бывшей Империи Саусакройт. Важные учреждения, такие как отделение Стражи, должны находиться вдоль главной улицы, начинающейся от Собора и пролегающей сквозь город, иначе говоря, до пункта назначения можно добраться по прямой.
        Кирито ответил действиями на невысказанный вопрос Ронье. Без каких-либо сомнений, вместо большой двери на южной стороне зала, он направился к балкону на восточной стороне.
        Ронье, следовавшая за ним, окинула взглядом вид, открывавшийся с высоты примерно 20-го этажа Собора и подумала: да быть не может!
        Но Кирито со словами “извини-ка” уже обнял тело Ронье своей левой рукой. У той даже сердце затрепетать не успело.
        БЬЮ~Н! Раздался странный звук, и её поле зрения залил зелёный свет.
        Сразу после этого, ещё до того как Ронье, почувствовавшая как её обыденно поднимают в воздух, получила шанс запротестовать, два человека уже неслись по воздуху с диким ускорением.
        Собор немедленно улетел назад. Перед их глазами раскинулась обширная центральная столица. Но нельзя сказать, что они просто ускорились. Пусть их скорость навскидку и превысила в несколько раз максимальную скорость полёта дракона, давление воздуха едва ощущалось. Сопротивление воздуха сводится на нет благодаря окутывающей наши тела мембране, созданной из воздушных элементов, а громадная скорость достигается постоянным взрыванием таких же элементов сзади.
        Это та самая "техника полётов на воздушных элементах" которую во всём Подмирье умеет использовать один только Кирито - и пока она всё это обдумывала, они двое подобно урагану уже успели приземлиться.
        Снова раздался таинственный звук, и цвет в поле зрения восстановился. Она несколько раз моргнула, чтобы сбросить подступавшее головокружение, стоя прямо перед огромным - хотя, конечно, с Собором его было не сравнить, - каменным зданием. Стена грубой отделки, вырезанная из красного камня, без сомнения была уникальной особенностью Южной Центории.
        Парадный вход, к которому вели широкие ступени, охраняли двое стражников. Кирито пошёл прямо на них, поднимавших большие алебарды и даже не пытавшихся скрыть свою настороженность и испуг от внезапного их с Ронье появления.
        "Назовитесь!1"
        Спросив о личности, стражники, тем не менее, со звоном скрестили алебарды, и Ронье прокричала из-за Кирито так быстро, как только смогла.
        "Мы из Объединённого Совета Мира Людей!"
        Герб Рыцарей Целостности, вышитый на короткой куртке, привлёк внимание стражников. Поскольку она всё ещё была учеником, номера, который обычно проставлялся ниже, не было, но, к счастью, и в таком виде это оказалось достаточно эффективным. Стражники резко вытянулись по стойке смирно и с высоким звуком стукнули рукоятями алебард о каменную землю.
        Кирито в тот же момент пробежал мимо них. Ронье следовала за ним.
        Ронье только сейчас обратила внимание, что Премьер-Мечник Объединённого Совета Мира Людей даже не надел накидку или мантию с нанесённым гербом. На нём была лишь простая чёрная конопляная рубашка и толстые чёрные же хлопковые брюки. Так что не было оснований осуждать не узнавших его стражников.
        Чиновники отделения стражи удивлённо проводили взглядом его простецкий внешний вид, однако Кирито направился прямо на лестницу в подвал. Словно бы будучи уверен, что гоблин находился именно там.
        Но, похоже, так дело и обстояло взаправду. Когда они до половины пробежали лестницу, ушей Ронье достиг отчётливый визг.
        ".......чего! Мой не делать ничего! Не видеть ничего!"
        "Хвать врать, ты, суб-человеческое отродье2!"
        За грубым голосом последовал глухой звук.
        Второй подвальный этаж отделения стражи являлся темницей, отделённой чёрной решёткой. Кстати о темнице, стражники, прошедшие здесь раньше, оставили следы в тонкой пыли, покрывающей пол, так что казалось, что её не использовали много лет. Естественно, уголовники вообще в принципе отсутствовали в Мире Людей, и лишь в очень редких случаях, когда кто-то не мог запомнить многочисленные положения Индекса Табу и Фундаментального Закона Империи от начала и до конца, из-за чего "в результате совершал незначительное правонарушение", и его отпускали. -- Вплоть до того дня.
        В конце прохода располагалось просторное помещение без решёток, видимо, комната допросов. Неуклюжий деревянный стол стоял в центре слабо освещённой комнаты, и тем, кто на нём лежал был определённо всё ещё молодой горный гоблин.
        Мощный стражник прижимал его маленькое тельце, стоя сзади. А спереди, с высокой частотой размахивая мечом, стоял человек в униформе капитана.
        "Сейчас мы посмотрим, будешь ли ты продолжать свою грязную ложь, даже когда тебе отрубят руку!"
        Едва отразив свет свечи, меч двинулся вниз.
        -- Стой!
        Попыталась крикнуть Ронье, но перед этим --
        КИН! Раздался резкий звук, от меча капитана посыпались искры, и, словно отбитый невидимым клинком, тот выскользнул из его руки и воткнулся в стену позади.
        Кирито провёл "меч разума", секретную технику Рыцарей Целостности. Молодой человек в чёрном, отразивший капитанский меч, не сбавляя скорости вбежал в комнату для допросов и прокричал.
        "На этом всё! Дальнейшее расследование по этому вопросу принимает на себя Объединённый Совет Мира Людей!"
        "Назов......."
        Капитан, какое-то время оторопело смотревший на застрявший в стене меч, обернулся и уставился на Кирито своим красным лицом. Его аккуратно подстриженные усы дрожали, он вот-вот готов был что-то выкрикнуть, когда его глаза скользнули по плечу Ронье.
        Выражение лица тут же вновь разительно изменилось, а багровый оттенок мгновенно исчез. Капитан и его человек мгновенно преклонили колени, правда перед Ронье, а не перед Кирито.
        Возможностей ощущать подобное поклонение от жителей Центории в последнее время стало намного больше. Однако она никак не могла к этому привыкнуть. В любом случае, Ронье была всего лишь учеником ещё год и три месяца назад. Она попала в Армию Защиты Мира Людей из-за Войны с Внешним Миром, с наскока прошла её с мечом наперевес, и сразу после этого была назначена учеником рыцаря, так что времени научиться таким вещам, как решительность и достоинство, у неё не было.
        Даже будь он при всём параде, я не смогла бы противиться этому непреодолимому желанию убраться отсюда, думала Ронье наблюдая за действиями Кирито.
        Молодой человек, которого с лёгкостью можно было принять за одного из граждан, проживающих в центральной столице, прежде всего кивнул чтобы успокоить юного горного гоблина, безмолвно дрожащего всем телом, после чего спросил мягким голосом.
        "Ты, как зовут?"
        Гоблин быстро заморгал желтоватыми глазами, но тут же ответил слабым голосом.
        "............Орои."
        "Орои? Эти украшающие перья, это часом не из клана ли Уболи, что с холма?"
        Гоблин кивнул, аккуратно прикоснувшись к синим и жёлтым перьям, торчавшим из-за полоски кожи, обёрнутой вокруг лба.
        "Хорошо, меня зовут Кирито и я — Премьер Объединённого Совета Мира Людей."
        Пока всё ещё стоявшие на коленях стражники отступали шаг за шагом назад, юноша по имени Орои широко раскрыл свои глаза и выкрикнул.
        "Кирито....знать, мой знать! Белый юм, кто с Уболи состязался в сборе кусучих насекомых и победил!"
        -- Ронье до глубины души поразилась, узнав чем тот занимался, но, конечно, не позволила удивлению отразиться на лице. Кирито ответил на это, вежливо кивнув.
        "Я всё ещё храню ту медаль Сотника, что мне вручили в тот раз. Так вот, Орои, с этого момента я по очереди выслушаю ваши истории, сперва от этих стражей, а потом от тебя. Просто услышав её, я не стану карать, так что пожалуйста успокойся и расскажи мне в точности, что же произошло."
        Капитан стражников, поднявшийся по приказу Кирито, доложил с лицом, в котором смешались гнев и подобострастие, следующее.
        -- Сегодня около 11:30, в центральное отделение стражи в Южной Центории поступило заявление от гражданина о том, что "Парень буянит с ножом в таверне на улице Кару". Мы немедленно выдвинулись туда, и в коридоре на втором этаже таверны увидели стоящего с окровавленным кинжалом гоблина и мужчину в дальней комнате, истекающего кровью. Человек, бывший уборщиком в таверне, получил удар в сердце, и к тому моменту его жизнь полностью иссякла. Исходя из ситуации, мы решили, что гоблин убил человека кинжалом, немедленно переместили его в отделение и начали допрос --
        Напротив, горный гоблин Орои пояснил следующее.
        -- Орои, вместе с ещё пятью молодыми гоблинами из одной семьи, прибыл в Центорию как турист три дня назад. После завтрака его товарищи отправились в город, но Орои чувствовал себя плохо и спал в комнате таверны. Поздним утром кто-то постучал в дверь комнаты, и когда он вышел, вокруг не было ни души, а в проходе лежал кинжал. Тот поднял его, и осознав что на кинжале была кровь, какое-то время он на него смотрел, после чего по лестнице поднялись стражники, и его поймали до того как он понял что тут вообще происходит.
        "...... Мой, не делать ничего....... Интересно, что случиться, просто смотреть..."
        Как только Орои завершил свою историю, капитан нетерпеливо прокричал.
        "Ну конечно ты так скажешь, кто бы сомневался! Тот кинжал не из Мира Людей! Такое паршивое литьё может быть только у суб-людей!"
        "Дру...другой! Тот меч, он похожий, но другой! Гоблинский меч, у него знак клана на гарде! У того меча нет, он подделка!"
        На визгливую отповедь Орои, капитан снова попытался что-то сказать. Кирито остановил его, подняв правую руку и спросил.
        "Это станет понятным, если исследуем его. Капитан, где кинжал сейчас?"
        "...... хранится в оружейной комнате на 1-м этаже."
        "Простите, вы не принесёте?"
        Капитан посмотрел на своего подчинённого. Молодой стражник рванул с места, словно за ним гнались, но всё равно заставил их ждать целых пять минут, прежде чем вернулся назад с бледным лицом, но без кинжала, и доложил.
        "…………Нету его."
        "Что, что говоришь такое!"
        Капитан проорал это, и до предела втянувший голову в плечи стражник повторил.
        "Так точно, искомый кинжал в оружейной комнате отсутствует."
        Двумя часами спустя.
        Кирито собрал основных членов Объединённого Совета Мира Людей в Центральном Соборе — на сей раз это была карета — и пояснил ситуацию. Ронье, сопровождавшей его в отделение стражи, тоже разрешили присутствовать в порядке исключения.
        Вице-Премьер Асуна первой нарушила тишину, заполнившую обширное пространство конференц-зала пятидесятого этажа.
        "...... Где сейчас этот горный гоблин, Орои-сан?"
        "О, я привёз его сюда из отделения стражи, и пока что ему выделили пустую комнату на четвёртом этаже, а у двери стоит стража, но практически невозможно, чтобы он..."
        Асуна ответила хмурящемуся Кирито с таким же печальным выражением.
        "Пока инцидент не исчерпан, это неизбежно...."
        А с другой стороны круглого стола раздался тихий голос рыцаря Дюсольберта.
        "Похоже, оба вы практически уверены в том, что гоблин убийства не совершал?"
        "-- Ага, так я думаю."
        Кирито кивнул и тихо продолжил, переплетя пальцы рук на затылке.
        "Туристические поездки из Тёмной Территории в Мир Людей — это то, на что пошёл Объединённый Совет в рамках программы по обмену между мирами. При пересечении "Великих Восточных Врат", посетителей обязывают ознакомиться со списком запретов. Там простой набор правил, запрет убийств, краж и увечий, но под ним стоит имя Главнокомандующего Армией Тёмной Территории. Иными словами, если бы Орои, который обязан подчиняться "Закону Сильнейшего" Тёмной Территории, нарушил бы запрет и убил уборщика в таверне..."
        "У него бы лопнул глаз."
        Завершила его фразу глава рыцарей Фанатио.
        Все сидящие вокруг круглого стола дружно кивнули.
        Каждого, кто жил в Подмирье, будь то человек или суб-человек, ограничивала техника, под названием "CODE 871". Эта ужасная штука заставляла возникать жестокую боль в правом глазу при попытке нарушения законов или иных регулирующих актов, и в результате, хоть никакого повреждения не наносилось, глаз взрывался.
        В первую очередь, обычным людям и в голову не могло прийти нарушить закон. Ронье на своей собственной шкуре один раз почувствовала бредовость "Индекса Табу" и много раз — "Фундаментального Закона Империи", но никогда не пыталась их нарушить. За все три сотни лет истории Подмирья было лишь три подтверждённых случая, когда подобными мыслями и действиями люди доводили себя до состояния, когда правый глаз действительно уничтожался — ну, четыре, если считать одного, кто сам вырвал себе глаз — и только они.
        И с обоими глазами юного горного гоблина Орои всё было в порядке. Ронье лично видела это.
        "……однако."
        Осторожный голос принадлежал Рыцарю Целостности Ренри.
        Жених Тейзы, юный рыцарь, дождавшийся возможности ответить, что бы это ни вызвало, сидел с совершенно депрессивным выражение на лице, лишённом всяких красок.
        "Акт убийства должен быть величайшим нарушением для всех людей, а не только Орои. Нам, рыцарям Целостности, даровано право безусловно игнорировать большинство законов, но даже мы неспособны полностью лишить жизни невинного человека. А значит... если кто-то кроме Орои убил уборщика в таверне, этот человек......."
        "-- должен был сломать печать на правом глазу."
        Пробормотал Кирито с горькой улыбкой на лице.
        "Какая ирония, если бы "Автоматический Совет Старейшин" до сих пор существовал, мы бы установили виновника в мгновение ока."
        Асуна немедленно покачала головой.
        "Нет, я бы никогда не положилась на столь бесчеловечную систему."
        Автоматический Совет Старейшин, предвестник нынешнего Объединённого Совета Мира Людей, управлялся Церковью Аксиом и состоял из дюжины высокоуровневых клериков с замороженной жизнью и самосознанием, которые постоянно выполняли удалённый поиск людей, отказавшихся подчиниться приказу, иными словами, это было устройство наблюдения за населением. После войны священное искусство, что связывало "старейшин" было прервано, но проспав несколько дней, они испустили дух не приходя в сознание.
        Вспомнив об этом, Кирито ответил, тяжело вздохнув.
        "Ага, я понимаю... В любом случае, меня, скорее, беспокоит странность произошедшего."
        "Что ты имеешь в виду?"
        Чёрные глаза обратились к задавшей этот вопрос Фанатио.
        "Как бы объяснить...? В прошлом, никто из тех трёх, что сломали печать на правом глазу, не сделал этого просто чтобы убить кого-то. Им помогло мощное желание сопротивляться совершенно неприемлемым событиям. Исходя из точки зрения подобного, скажем так, преступника, жертва должна восприниматься как...... символ абсолютного зла, что должен быть уничтожен любой ценой."
        Кирито продолжил говорить, просматривая документы на столе.
        "Однако, убитый уборщик по имени Язен был человеком, который вряд ли способен вызвать у кого-то чувство сильной обиды, согласно нашему расследованию. Он долгие годы растил пшеницу в феоде своего аристократа, затем, после освобождения в прошлом году, работал в таверне, и судя по всему клиенты из Тёмной Территории получили достойное обращение без каких-либо признаков дискриминации. И даже этот Орои, которого мы арестовали, говорит, что Язен был с ним приветлив."
        "Ты хочешь сказать, что в случае Язен-сана никто бы не смог...... высвободить столь безумную силу, так?
        Кирито энергично кивнул на вопрос Асуны.
        "Даже не около того... а ещё этот случай с пропавшим оружием..."
        После того, как кинжал, согласно отчёту, использовавшийся для убийства Язена, исчез из оружейной отделения стражи, Кирито немедленно собрал всех стражников в подвале отделения и провёл опрос напрямую от лица Объединённого Совета Мира Людей. Но никто не сознался в том, что взял его. Хотя стражнику-человеку было совершенно невозможно проигнорировать прямой приказ представителя Объединённого Совета, который управляет Армией Мира Людей, к которой и принадлежит стража. Иначе говоря, получалось, что проблемный кинжал был доставлен из таверны, оставлен на хранении в оружейной, а затем украден третьим лицом -- либо же исчез сам собой.
        "Что думаете по этому поводу?"
        Кирито взглянул через стол, и Дюсольберт ответил не раздумывая.
        "Как ты и сказал, это было грубое оружие низкого качества, почти исчерпавшее жизнь за единственное использование, так что в хранилище оно могло окончательно лишиться её...... возможно, так?"
        "Нет..... будучи металлическим оружием, оно бы не полностью аннигилировало, какое-то время ещё оставался бы металлолом..."
        "Хмм...... и правда."
        Внезапно в голову Ронье, наблюдавшей как воин-гигант со стоном сложил свои руки, пришла идея.
        Она бросила взгляд по сторонам, убеждаясь, что никто больше не хочет высказаться и застенчиво подняла руку.
        "О, Ронье, прошу?"
        "Так...... вот. Ум... инструктор, нет, Дюсольберт-сама, если стрелы, заготовленные в колчане, заканчиваются, вы ведь восстановите запас священным искусством?"
        На этот вопрос лучник уверенно кивнул.
        "Но, конечно, приоритет будет намного ниже, чем у стрел, выполненных из настоящей стали."
        "Возможно, здесь произошло то же самое..... Кинжал, использованный убийцей, был "временным оружием", созданный из металлического элемента...... как-то так......"
        Идея, высказанная Ронье, на какое-то время погрузила конференц-зал в молчание.
        Её нарушил Кирито, но не голосом, а действием. Он безыскусно протянул над столом правую руку и сощурил глаза.
        Хоть он и пропустил даже начальную фразу, позволявшую сгенерировать металлический элемент, под его ладонью появились три сияющих серебристых точки. Они быстро слились в одну и начали, поблёскивая, менять форму. Один конец округлился и утолщился, другая сторона стала острой и продолговатой.
        Односторонний кинжал, предпочитаемый гоблинами, подобные которому Ронье видела множество раз, с характерным звуком упал на стол. Толстое лезвие и грубо отделанная рукоять были наполнены множеством деталей и выполнены с величайшим вниманием — но всё же, при сравнении с настоящим, отличия были бы заметны.
        Прежде всего, поверхность была слишком гладкая. Кроме того, у настоящего ручка была бы обвёрнута покрашенной кожей, а здесь она была целиком металлическая, одно целое с клинком. Если присмотреться, становилось очевидным, что это временный заменитель, выполненный из металлического элемента.
        Кирито поднял только что созданный кинжал и сказал.
        "Хоть я и хорошо знаком с кинжалами гоблинских племён, такой уровень детализации — мой предел, но оружие в той ситуации было настолько близко к оригиналу, что даже Орои засомневался. Создание такого потребовало бы усилий нескольких высокоуровневых клериков и значительного времени."
        Слабое металлическое “КИН!” наложилось на конец его фразы. Кирито ударил кинжал слабой инкарнацией. Этого оказалось достаточно, чтобы "временное оружие" утратило всю свою жизнь, разбилось на осколки, словно стекло, рассыпалось песком по поверхности и исчезло. После этого не осталось ни одного кусочка.
        "...... Если это так, то у нас серьёзная проблема."
        Прошептала командир рыцарей Фанатио, качнув волнистыми чёрными волосами.
        "На данный момент все высокоуровневые клерики Центории должны находиться под командованием Армии Мира Людей...... или напрямую этого Объединённого Совета. Так что это либо среди нашего персонала нашлись повстанцы, либо…"
        -- работа мастеров искусств Тёмной Территории?
        Все сразу поняли её невысказанные слова.
        И если это мастер тёмных искусств, вторгшийся в Центорию и убивающий невинных граждан ради достижения каких-то целей, то это намного хуже, чем если бы горный гоблин Орои убил уборщика Язена из-за внезапного приступа гнева. В таком случае, обменный проект, включающий туризм в Мир Людей торговлю с Тёмной Территорией, может стать причиной ещё одной войны между мирами, только-только начавшими восстанавливаться.
        "Но...... если это правда, то в чём цель...?"
        Кирито начал бормотать, но тряхнув головой, сказал в голос.
        "Всё, что мы знаем, пока что просто рассуждения. В то же время, мы должны предельно уменьшить влияние этого события на население. Даже если пока что слухи удастся сдержать, ограничение информации станет совершенно немыслимым, если случится второй такой случай, или третий... Асуна, армия сил людей?"
        Вице-Премьер, к которой был обращён вопрос, быстро кивнула.
        "Я попросила Рину...... в смысле, Генерала Селюрут воздержаться от проведения любых операций кроме обыкновенных действий. Генерал согласилась принять мою просьбу...... но вокруг начали распространяться слухи о связи туристов, прибывающих из Тёмной Территории и фракции бывших Великих Аристократов. На какое-то время всё это поутихнет, раз уж мы от лица Объединённого Совета издали прямой приказ...."
        Асуна прервалась, но её ореховые глаза заполнил яркий свет.
        "... но если инцидент повторится, аналогичный приказ принесёт ошеломляющее недовольство и недоверие Совету. И если меня воспримут как какого-то серого кардинала, управляющего этим инцидентом из тени, то явно и винить в следующем начнут меня же."
        "Ага, как и меня."
        Кирито вздохнул и мягко хлопнул в ладоши, предлагая завершить совещание.
        "-- Тогда, примем итогом сегодняшнего заседания Объединённого Совета следующее. Первое, официально объявить, что виновника в инциденте обнаружить не удалось. Второе, предоставить соответствующее объяснение и компенсацию скорбящей семье Язена. Третье, расследовать инцидент с привлечением максимально возможных сил. Четвёртое...... как можно скорее нужно поговорить с руководством Тёмной Территории. Ещё предложения?"
        Фанатио немедленно подняла руку и со смущением в голосе заметила.
        "Даже если мы и запросим...... кратчайшее время, до следующей встречи с представителями Тёмной Территории ещё месяц, вы собираетесь передвинуть график?"
        "Не-а."
        Кирито покачал головой и сказал совершенно обыденным голосом.
        "Я сам отправлюсь в Обсидию и встречусь с Исуканом."
        Когда встреча завершилась, Солус уже скрылся за западным горизонтом.
        Бегущая к драконьим стойлам с западной стороны от Собора Ронье радостно помахала Тейзе, заботившейся это время о Цукигаки.
        "Прости, я опоздала!"
        Услышав её голос, молодой бледно-жёлтый дракон поднял свою морду из травы, пропел “КУ-РУ-РУ” и побежал навстречу. Обнимая его пушистое тело и почёсывая под подбородком, Ронье сказала Тейзе.
        "Спасибо, Тейза. С меня должок."
        "Ты всё больше говоришь как Кирито-сенпай."
        Её стоящая рядом рыжая подруга, поглядев по сторонам, спросила уже с совсем другим тоном.
        "Так... как прошло?"
        Сидя на скамейке, установленной вдоль стены стойл, Ронье рассказала ей итог чрезвычайного собрания.
        Тейза закончила слушать со сложным выражением на лице и пробормотала.
        "Что-то.... дурное у меня предчувствие..."
        "Ну... в Мире Людей человек другого убить не может, по крайней мере так думают рыцари…"
        "Но есть же те, кто используют дыры в законах, извращают их и подстраивают под своё удобство..."
        И правда, во время "Восстания Четырёх Империй", Императоры, правящие в те дни, выпустили эдикты, объявляющие новосозданный Совет Мира Людей армией предателей, восставших против Церкви Аксиом. Обязывающая сила извращённого закона была сильна, так что для того чтобы остановить мобилизацию армий всех четырёх империй Норлангарт, Весдарат, Истабариет и Саутакройт, не оставалось иного выхода, кроме как уничтожение эдикта. Чтобы достичь этого, Ронье и Тейза вторглись в императорский дворец в Северной Центории, и по ходу дела даже скрестили мечи с самим императором Крюгером Норлангартом VI, который шокировал их, продемонстрировав эгоизм столь бесконечный и сильный, что было вообще неясно, как им может обладать живой человек.
        Тейза расслабила руки, которыми себя неосознанно обняла, и сказала Ронье, сменив тон.
        "Ну, раз уж так всё оборачивается, придётся, видимо, мне ещё немного поприсматривать за Цукигаки."
        "А? Почему?"
        Когда Ронье посмотрела наверх ей в лицо, её лучшая подруга улыбнулась и сказала нечто совершенно немыслимое.
        "Потому что, я имею в виду, ты разве не полетишь? С Кирито-сенпаем, в Обсидию."

        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. “Стой кто идёт” было бы, вероятно, более приемлемо с точки зрения локализации, но так в оригинале, и к тому же, это ещё и причина следующей фразы Ронье.
        2. Гоблин говорит “я” как ??? (“oira”), что может быть версией правильно написанного “oira” - ??? - так что это должно указывать на то, что он мужского пола. Однако, в этой же строчке, стражник использует ? (“me”), что может быть и местоимением женского рода, а может быть и сокращением от грубого ??? (“temee”). Короче, я совершенно запутан какого пола этот гоблин. Будем считать, что самец. Впрочем, в рамках этого тома это не имеет никакой разницы.

        ЧАСТЬ 5

        

        Расстояние от столицы Мира Людей Центории до столицы Тёмной Территории Обсидии было около трёх тысяч килолу.
        Это три дня на драконе, способном пролететь тысячу килолу в день. Один месяц в запряжённой лошадьми повозке, два — если пешком. Во время бывшей Войны с Внешним Миром, Император Вектор, командир тёмной армии, переместил 50000-е войско из Обсидии к Великим Восточным Вратам за пять дней, используя секретную технику и эликсир мастеров тёмных искусств, который, как было обнаружено позже, оказался ужасным веществом, навсегда снижавшим максимальное значение жизни выпившего суб-человека. Люди не принимали эликсир, потому что они использовали лошадей и повозки, но суб-люди, которым пришлось идти пешком, вплоть до этого дня были в состоянии уменьшенной жизни, и клерики Собора отчаянно пытались найти способ излечить их.
        Премьер-Мечник Мира Людей Кирито, внезапно решивший посетить Обсидию из-за этой чрезвычайной ситуации, конечно, полетит верхом на драконе, думала Ронье. Техника полёта на воздушных элементах, с помощью которой мы добрались из Собора к отделению стражи в Южной Центории, потребляет много священной силы, так что долго её на Тёмной Территории использовать не получится, ведь там ресурсов всегда не хватает.
        Но собственного дракона у него нет, так что ему придётся оседлать дракона Дюсольберта или Ренри. С двумя наездниками, дракон устанет ещё быстрее, так что я не могу просить его взять меня с собой - и Ронье сдалась ещё до того, как услышала подстрекание Тейзы.
        Однако, желая хотя бы помочь с приготовлениями к путешествию, Ронье отправилась от драконьих стойл на 30-й этаж Собора, где располагались покои Премьер-Мечника. Асуна поприветствовала её и, с лицом выражавшим смесь обеспокоенности и принятия, сказала, что "Кирито-кун в арсенале".
        Разделяя волнения Вице-Премьер-Мечника, ей снова пришлось пробежать долгий путь, вниз и за Собор -- в место, где раньше располагалась тюрьма -- и добравшись туда и пройдя по широкой рампе, она заглянула в открытую нараспашку громадную дверь.
        Внутри было большое пространство около 30 мел глубиной, а по обеим сторонам находились пять или шесть кузнецов и клериков, наполнявших пространство громким лязгом и свистом. А в центре стоял огромный артефакт, освящённый бессчётными люстрами на световых элементах.
        Это был "искусственный дракон", металлический дракон, напоминающий Версию 1, которая накануне наделала немало шуму, а возле него главный инженер мастер Садоре и Кирито активно обменивались мыслями...... если быть точнее, то просто орали друг на друга.
        "И сколько раз мне повторять, Кири-бой! Эта крошка всё ещё в процессе подгонки, полёт на полной мощности невозможен, даже такой болван как ты должен бы это уже понять!"
        "Да ладно, мастер, в этот раз ведь вместо вертикального взлёта я только буду лететь горизонтально. Просто замени эти крылья широким вариантом, чтобы на воздухе держали!"
        "Да твою-то мартышку, что происходит? Думаешь, можешь просто так прийти и сказать, что отправляешь эту крошку в столицу Тёмной Территории! Нет, у нас тут предполётные тесты ещё не пройдены, но я внезапно узнаю, что кое-кто собирается быстренько смотаться туда и обратно за 6000 килолу!"
        "Но всё же нормально, в этот раз толщина камеры сгорания термальных элементов удвоена по сравнению с 1-й версией, да ещё и мастер так здорово улучшил фюзеляж. Да хоть я и десять тысяч килолу на ней пролечу, она не взорвётся. Разве не так?"
        "Ну, да, всё так, эта так легко не развалится, а уровень хрупкости... Нет, нет! Забудь, что я сейчас сказал. Всякий раз, стоит мне принять эту лесть, льющуюся из твоего рта, и у меня возникает больше неприятностей, чем когда мне Оонумааб1 задницу ужалил!"
        Расслышав их спор, Ронье почувствовала, как кровь отхлынула от её лица. Кирито не будет использовать ни дракона, ни карету, он полетит на Искусственном Драконе, Версия 2. Недавняя катастрофа ярко вспыхнула у неё в мозгу, так что она мотнула головой и бросилась к тем двум.
        "Это опасно, Кирито-сенпай! Как и говорит главный инженер Садоре, что вы будете делать, случись что!"
        "О, привет, Ронье, не подходи ближе, а то маслом одежду запачкаешь."
        Оттянув Ронье за левую руку от дракона где-то на 50 цен, Кирито усмехнулся, но затем вновь посерьёзнел.
        "Ну, при нынешних обстоятельствах, включающих сама-знаешь-что, мне, к несчастью, придётся лететь своими силами. Все рыцари сейчас заняты, и я никому не могу приказать доставить меня в Обсидию, а лошадью это займёт месяц.... Ситуация выглядит более сложной, чем мы думали, и если не предупредить Тёмную Территорию о ситуации как можно скорее, то может быть слишком поздно..."
        "............ Но, есть и другие опасности, сенпай."
        Ронье, отчаянно пытаясь переубедить Кирито, подошла на шаг ближе.
        "Тот, кто убил уборщика Язен-сана и попытался переложить вину на горного гоблина Орои, не связан Индексом Табу. Тогда, они вполне могут нацелиться на Кирито, покидающего Центорию...... Нет, возможно, само это событие и есть ловушкой, чтобы подтолкнуть сенпая к поездке в Обсидию!"
        "Ой...... и правда, такое возможно..."
        Проговорив это с серьёзным видом, Кирито закрыл рот и задумался.
        Тишину нарушил громкий вздох мастера Садоре.
        "……знаешь, я ведь тоже, такое дело, обмениваюсь навыками и знаниями с кузнецами из Тёмной Территории. Сегодня каждый день — как ожившая мечта, и мне не хотелось бы возвращаться в прошлое."
        "Хей...... так значит и в твоём возрасте, мастер, можно чему-то новому научиться?"
        В ответ на колкий вопрос Кирито, Садоре нахмурился и сжал седую бороду.
        "К несчастью, да. Мечи и броня Тёмных Рыцарей, которые Армия Защиты принесла с поля боя, они были прекрасно сделаны. Для начала, они использовали собственную сталь, неизвестного мне типа... До сегодняшнего дня мне неведом ни источник, ни способ производства."
        Садоре хлопнул своей большой рукой, покрытой множеством шрамов, панель обшивки серебрящегося искусственного дракона и сказал.
        "...... Кири-бой, по показаниям датчика давления термальных элементов, мы на 80%. Так что убедись, что сопло инжекторов будет не шире."
        "О, вот это по-вашему, мастер! Давление...... всё верно,...... один килом на квадратный цен."
        "Одну секундочку!"
        Ронье второпях вклинилась в их диалог.
        "Кроме безопасности дракона, всё ещё остаётся вероятность того, что сенпай и является их целью! Одному отправляться на Тёмную Территорию, это довольно-таки..."
        Говоря это, Ронье взглянула на голову дракона и заметила кое-что, что заставило её резко замолкнуть.
        Стеклянная панель, окружавшая металлическое кресло — то, что они, кажется, называли "кокпит" — была намного длиннее, чем в версии 1. Поедая её глазами, она увидела, что позади основного кресла было установлено ещё одно.
        "............ это, сенпай."
        "...что такое?"
        "А эта Версия 2, случайно, двух людей не потянет?"
        "Умм... эээ, ну, поскольку потока криогенных элементов для версии 1 не хватило, и она взорвалась, что, в общем-то, было в пределах ожиданий...... здесь мы предусмотрели, что двое человек смогут сгенерировать достаточный поток охладителя, но, как я уже сказал ранее, даже у одного хватит силы на охлаждение, достаточное для горизонтального полёта......."
        Ронье, кашлянув, прервала это всё более и более отклонявшееся от темы объяснение Кирито, который, видимо, почуял что-то недоброе.
        "Я поняла, сенпай, и чтобы совладать с опасностью покушения, рекомендую взять с собой эскорт."
        "Тебя, что ли, как эскорт?"
        "Ну, как сенпай и сказал ранее, все высокоранговые рыцари заняты, так что как ученик рыцаря я ответственно выполню эту нелёгкую миссию!"
        "Э… эээ?"
        "Кроме того, я помогу вам наблюдать за состоянием баков термальных элементов!"
        "Ээээээ~~э!?"
        Прежде, чем сомневающийся Кирито смог что-то сказать, Ронье правым кулаком ударила себя в грудь, а левую руку положила на рукоять меча в официальном рыцарском салюте, выражая принятие неозвученного пока приказа.
        Рядом с растерянно моргающим Кирито, мастер Садоре издал “ГАХ-ХА-ХА” и радостно улыбнулся.
        "Я бы сказал, ты проиграл, Кири-бой. Тем не менее, а Ронье-дзотян2 стала весьма решительной."
        Хоть Ронье каким-то чудом и ухитрилась получить разрешение сопровождать Кирито, с того момента всё стало серьёзным.
        Конечно, она впервые собиралась посетить Обсидию, столицу Тёмной Территории, но кроме того, у неё также не было опыта в ситуации, когда бы она оказалась единственным помощником Кирито. Она не имела ни малейшего представления, как именно нужно готовиться, и в то время, как она по возвращении из арсенала прочёсывала кучу своих аксессуаров и одежды в своей комнате на двадцать втором этаже --
        Внезапно кто-то постучал в дверь, и Ронье, подумав, что это, конечно, Тейза, побежала открывать, выкрикнув “Да!”.
        "Я в порядке, но от помощи в сборах не откажусь......."
        Начала она, однако, когда дверь отворилась, за ней стояла не её рыжая подруга, а прекрасная мечница с ореховыми волосами, рассыпанными по жемчужному рыцарскому одеянию.
        "Ах...... Асуна-сама!"
        Асуна мягко улыбнулась и прервала Ронье, в спешке попытавшуюся выполнить официальный рыцарский салют.
        "Прости, что отбираю твоё время, Ронье-сан. Мне бы хотелось, чтобы ты ненадолго пошла со мной в одно место..."
        "......Да, куда скажете."
        Ронье кивнула, вышла в коридор и последовала за Асуной.
        Если бы дело происходило в Академии Мастеров Меча Северной Центории, и если бы её подобным образом позвал бы старший ученик, вполне ожидаемым было бы развитие ситуации, включающее нескольких учеников, окруживших её за зданием Академии со словами вроде "Чёт ты слишком борзая стала, не?", но в Соборе подобное, конечно, не могло случиться.
        Однако, Ронье чувствовала себя весьма некомфортно от необходимости встретиться с Асуной тет-а-тет. Пусть та и была Вице-Премьер-Мечником Объединённого Совета Мира Людей, не по этой причине она пришла в Подмирье из внешнего мира. Причина же была весьма личной, такой, которую не всякому стоит доверить --
        Асуна снизошла в Подмирье в разгар Войны с Внешним Миром год и три месяца назад.
        Отряд-приманка Армии Людей, частью которого были Ронье и Тейза, и который фокусировался на отвлечении армии Тёмной Территории, ведомой Императором Вектором, оказался в ситуации, когда ещё до выполнения своей роли приманки они могли быть полностью уничтожены. Ронье сама атаковала тёмного рыцаря, просочившегося в тыл группировки Мира Людей, но в мгновение ока её меч был повержен, и она уже приготовилась умереть — когда появилась Асуна.
        Парящая в угольно-чёрном ночном небе, Асуна, с её невинной и сияющей внешностью, не могла быть принята за кого-то кроме богини созидания Стасии, нарисованной как на настенных росписях в доме Арабель, так и на картинах в Академии Мастеров Меча. Асуна подняла сияющий радугой меч и, сотворив в земле громадный провал, тем самым изгнала тёмного рыцаря, что едва не убил Ронье, в земные глубины. Ронье, которая собственными глазами видела это чудо, безоговорочно поверила, что Асуна и есть богиня Стасия собственной персоной.
        Позже оказалось, что Асуна вместе с Кирито -- а кроме них, Император Вектор и тот тёмный рыцарь, с которым сражалась Ронье -- были "людьми из реального мира". Тем не менее, благодарность и уважение Ронье ничуть не уменьшились даже по прошествии более чем года с той войны.
        Но такая вот встреча один-на-один заставила сердце Ронье биться довольно быстро.
        Потому что Асуна была "кем-то особенным для Кирито", что сейчас было очевидно для всех и каждого. Асуна снизошла в Подмирье чтобы помочь Кирито, лишившемуся сознания.
        Общались ли они обыденно у залитого светом окна, или за обедом передавали друг другу солонку, да даже когда та отчитывала непоседливого Премьер-Мечника, Ронье чётко ощущала, что Кирито и Асуну связывает глубокая любовь.
        Я бы никогда не стала вставать между ними. И если так случится в будущем...... видимо, не столь далёком, что будет проведён ритуал их брака, тогда я лишь искренне благословлю их.
        Но............... но. Сколько бы времени ни прошло, тот день, когда боль в моей душе исчезнет, чувствую, никогда не придёт............
        Идя позади, Ронье столь глубоко погрузилась в мысли даже во время спуска по лестнице, что едва не врезалась в Асуну, когда та остановилась перед ней.
        Едва избежав столкновения и оглянувшись, она увидела, что они стояли перед большим складом оружия на третьем этаже Собора.
        Рельеф над массивными воротами, изображавший богинь Солус и Террарию, когда-то нёс предупреждение, что только главный старейшина, командир рыцарей и Первосвященник лично могли открыть их. Теперь любой мог посетить склад, достаточно было лишь записаться на столике рядом с дверью, но, само-собой, выносить содержимое воспрещалось.
        Асуна написала своё имя недавно разработанной ручкой на угольных чернилах на листе "конопляной бумаги", тоже недавно произведённой в центральной столице из снежно-белых волокон конопли в качестве заменителя пергаменту, не колеблясь открыла дверь и вошла внутрь. Поскольку уже был вечер, других посетителей не было, и их поприветствовала лишь успокаивающая тьма.
        Асуна прикоснулась к стеклянной трубке возле входа и зачитала священное искусство.
        "Систем Колл, Дженерейт Люминэс Элэмент"
        Используя всего один палец, она создала в трубке десять световых и один воздушный элемент.
        Под его давлением, десяток световых элементов двинулся в узкой трубке, пролегавшей вдоль стен, и ярко осветил весь склад.
        Подобно конопляной бумаге и угольной ручке, эта "световая трубка" арсенальная люстра на световых элементах были также разработаны Кирито и Асуной. В отличие от факелов и масляных ламп, они не несли угрозы пожара, а свет был белым и стабильным, однако, поскольку в её основе была стеклянная трубка, с которой мало-помалу взаимодействовали световые элементы вплоть до полного их исчезновения, нужно было, чтобы их регулярно восполнял кто-то, способный использовать священное искусство. И хоть в Соборе, полном клериков, этим можно было заменить все масляные лампы, всё ещё не было возможным распространить изобретение на всю Центорию.
        Освещённый целым десятком люменов, весь склад оружия ярко засиял, и едва войдя, Ронье ахнула от восхищения.
        Множество разноцветной брони было выставлено в пространстве, широком, словно большая тренировочная площадка в Академии Мастеров Меча, а стены были увешаны бесчисленными большими и маленькими мечами, копьями и секирами. Среди них, вероятно, было и оружие класса Божественный Инструмент, которое даровали старшим Рыцарям Целостности, но ученица Ронье всё ещё не смогла бы различить их.
        "... как и всегда, чудесное зрелище."
        Асуна кивнула восторгающейся Ронье.
        "Это так. Но даже этого не хватит, чтобы обеспечить потребности Армии Мира Людей Рины, в смысле, генерала Селюрут. Похоже, Кирито хотел выдать большинство людям, оказывая в равной степени поддержку Миру Людей и Тёмной Территории, но Дюсольберт был категорически против."
        "Ну, это и правда сложная проблема, не так ли?"
        Она могла только дать такой короткий ответ, в то время как по её спине побежали мурашки.
        Важность поддержки Тёмной Территории была очевидна для Ронье, которая собственными глазами видела голодных детей горных гоблинов. Но в её мозгу всё ещё раздавалось эхо от слов Кирито: ?Война разгорится вновь?.
        Если такое и вправду случится... я хочу, чтобы семьи и ученики Северной Центории, рыцари и клерики Собора и конечно Тейза были все в полной безопасности, и чтобы это гарантировать мы должны сохранить это оружие здесь, как ценные средства, — думала она.
        Асуна, стоящая позади, похлопала Ронье по плечу и сказала с хитрой улыбкой на лице.
        "Так, эмм.... ученик Рыцаря Целостности Ронье Арабель, каков твой нынешний уровень контроля вооружения?"
        "Э, чт…? Зачем Асуна-сама такое спрашивает..."
        "Всё в порядке, ничего такого."
        Тот, кто смотрит в лицо величайшего мечника Мира Людей, должен подчиниться. Эй, но я давно не проверяла, вдруг он стал меньше.... думая в этом направлении, левой рукой она нарисовала в воздухе знак и слегка хлопнула по правой.
        "Окно Стасии", появившееся в слабом сиянии, было отражением самой сути человека — чего-то, что Кирито называл "статами перса" — так что подглядывать в чужие окна считалось высшей формой невежливости, ну разве что кроме случаев опасности. Чтобы защитить своё окно от взгляда Асуны, Ронье сделала шаг позади неё и затем произнесла число, написанное напротив строки ?OBJECT CONTROL AUTHORITY?.
        "Эмм, он — 393......"
        "Потрясающе, почти как у номерных рыцарей."
        Асуна довольно улыбнулась и пошла к дальней стене, бормоча "Так, в таком случае.......". Она прошла мимо бессчётных выставленных одноручных мечей различных цветов и оформления, выбрала целых четыре и держа по два в каждой руке, выстроила их на ближайшей скамейке.
        "Тут приоритеты 38 и 39. Выбирай какой понравится, Ронье-сан."
        В течение какого-то времени та не знала, что и ответить на неожиданные слова Асуны.
        К слову о приоритете 39, он не достигал уровня Божественных Инструментов, но такой меч всё равно был уникальным и попадал в категорию легендарных. И правда, все четыре лежащих перед ней меча, были украшены богатой резьбой, а отполированные до зеркального блеска клинки сияли различными оттенками. Даже "Круг Четырёх Клинков", подчиняющиеся напрямую Фанатио, использовали общепринятые мечи, а ученики рыцаря не могли даже мечтать о таком подарке.
        "Я... не могу.... Асуна-сама!"
        Когда Ронье всплеснула обеими руками и замотала головой, Асуна усмехнулась и сказала.
        "Этот жест, похоже на Кирито-куна."
        "Ну... да... наверное......."
        "Хе-хе, не стоит себя сдерживать, Ронье-сан. Я получила разрешение от командующей Фанатио, и кроме всего прочего, ты — храбрец, прошедший всю войну до самого конца."
        "............... Но это не совсем..."
        Снова махание и мотание.
        "...... Меня защищали Асуна и Ренри, и множество мечников Мира Людей, и бойцы, что пришли на подмогу из реального мира...... Когда тот чёрный рыцарь издевался над Кирито-сенпаем, хоть я и была там, я ничего не могла сделать."
        "Всё совсем не так, уж точно."
        Асуна внезапно шагнула к Ронье и ласково положила свои ладони на спину Ронье. Хотя в начале всё её тело целиком задеревенело, сладкий и освежающий аромат мелати4 и мягкое тепло быстро растопили напряжение.
        "Это ведь и Ронье-сан, и Тейза-сан, и Алиса защищали Кирито когда он не мог двинуться. Для меня, вы — настоящие герои... Я никогда не смогу вас достойно отблагодарить..."
        Чувствуя, как от этих слов на её глазах наворачиваются слёзы, Ронье произнесла.
        "Алиса-сама...... Почему она оставила нас......."
        Через какое-то время Асуна с уверенностью ответила.
        "Она в порядке в реальном мире. Она — та надежда, что связывает оба мира....... Я уверена, однажды мы встретимся вновь......"
        Вложив напоследок больше силы в объятия, Асуна отпустила её и вновь улыбнулась.
        "А теперь выбери меч, это не только для тебя, это чтобы защитить Кирито-куна."
        После таких слов, она больше не могла сопротивляться.
        Она снова уставилась на мечи, которые выбрала Асуна. Все четыре были прямыми одноручниками, но рукояти и клинки были тоньше обычных, и было очевидно, что её выбор учитывал не только приоритет, но и фигуру Ронье.
        Как было обнаружено недавно благодаря тщательному анализу Кирито, высококлассное оружие, аксессуары и предметы декора с приоритетом, превышавшим 30, в дополнение к величине жизни, отображавшейся в "окне Стасии", обладали некоторыми, скажем так, "скрытыми естественными возможностями". В них входило широкий диапазон увеличений сопротивляемости атакам различными элементами, яду, усталости, тёмным искусствам, или же, напротив, они могли помогать создавать определённый элемент, в редких случаях, повышали скорость восстановления жизни или давали, например, возможность видеть во тьме; поговаривали, что обнаруживались даже странные эффекты, вроде того что обладателя начинают любить собаки.
        В дополнение выяснилось, что Божественные Инструменты, которыми покойная Первосвященник одаривала Рыцарей Целостности, имели скрытые естественные возможности по усилению священного искусства тех атрибутов, в которых был хорош сам владелец, что означало, что Администратор были подвластны не только оружие, но и способности каждого рыцаря, в гораздо более детальном виде, чем давало Окно Стасии. В то время высокоуровневые клерики Собора делали всё возможное, чтобы разработать "священную технику по прочтению скрытых естественных возможностей", но это занимало много времени... так сказал Кирито.
        Четыре меча, лежащие в ряд перед глазами Ронье тоже должны были обладать разными скрытыми естественными возможностями, но по их внешнему виду так просто этого было не понять. Она могла бы попытаться использовать священное искусство всех атрибутов, пробуя мечи по очереди, или пробежать вокруг Собора и затем проверить скорость восстановления жизни, но так она бы устала, а учитывая ранний отлёт на следующее утро, такого позволить себе она не могла.
        И тогда она почувствовала как из глубин памяти раздался слабый голос, который она слышала, стоя когда-то точно также не зная, что выбрать.
        ......В прошлом, этот меч был слишком тяжёлый, даже поднять мог с трудом, не то что взмахнуть.
        Тот, кто произнёс это, держа в руках красивый длинный меч с бело-голубым лезвием, был тем же, кому Тейза служила камердинером, элитный мечник-стажёр Юдзио. Рядом с ним улыбался элитный мечник-стажёр Кирито, полируя свой собственный чёрный меч, а на ближайшем столе стоял свежезаваренный чай и свежеиспеченные медовые пироги, распространявшие приятный аромат. Это было так давно, со времени этой сцены прошло уже почти два года.
        В то время Тейза и Ронье были ещё первогодками, только поступившими в Академию Мастеров Меча Северной Центории. Хотя они показали хорошие результаты на вступительных и получили места среди двенадцати человек, выбранных из ста двадцати, у них всё ещё были проблемы в обращении с теми мечами приоритета 15 из платинового дуба, что им выдали, так что они спросили сенпаев как с ними управляться.
        Юдзио легко поднял "Меч Синей Розы", который хоть и выглядел хрупким и тонким, но был намного тяжелее даже стальных двуручников, и продолжил.
        ?В теории, если уровень контроля вооружения мечника превышает приоритет оружия, меч не будет слишком тяжёл. Но я считаю, что связь между мечом и мечником нельзя свести к простым цифрам. Даже орудия с приоритетом ниже, чем уровень владельца, не ответят на его волю в час нужды, если с ними не обходиться нормально и не ухаживать соответственно. Давным давно я не мог взмахнуть этим мечом не только потому что уровня не хватало, но и потому что моя связь с этим мечом была слаба... я думаю, поэтому. ?
        "Связь...... с мечом?"
        Впервые услышав подобное, Ронье и Тейза были весьма озадачены.
        Они обе были детьми в семье шестого, низшего класса аристократии, и их родители мечтали о том как их дети вырастут и добившись успеха получат четвёртый класс, перестав жить под страхом права наказания старших аристократов, так что они не жалели средств на то чтобы достойно обучить своих детей техникам обращения с мечом. Поэтому, когда деревянный меч ломался от усердной тренировки, они с радостью брали в руки замену. Для них обеих мечи олицетворяли мечту...... или скорее инструмент для реализации мечты их родителей, не то чтобы их самих, и в тоже время они были кандалами, ограничивающими их, предписывающими их будущее.
        Так что даже если кто-то и говорил что важна связь с мечом, такое они сходу понять не могли.
        Юдзио говорил с мягкой улыбкой, обращаясь к этим двоим.
        "Не только с мечом. Одежда, обувь, утварь...... каждая частичка, созданная священным искусством, если откроете им своё сердце и поделитесь любовью, они ответят. Может, и люди тоже."
        Тогда, Кирито, молча выслушавший два последних предложения, прервал полировку "Меча Ночного Неба" -- который в то время назывался просто "чёрным" -- и от души зловредно ухмыльнулся.
        "Да, мы с Юдзио держим свой разум открытым. У меня вот, к примеру, образовалась связь с куском пирога, предназначающегося Юдзио, и я слышу как он сладостно взывает, чтобы я съел его."
        "Прости, но когда я доем свой пирог, я планирую последовать за своей связью с твоим, Кирито."
        Слушая их пикировку, Ронье неожиданно улыбнулась и засмеялась. Радуясь, она подумала, что понимает слова Юдзио.
        С того самого дня, с разрешения смотрителя общежития, эти двое решили чистить и полировать выданные им мечи из платинового дуба с тренировочной площадки, исправляя повреждения, нанесённые во время тренировки. Прошло совсем немного времени, и они смогли свободно взмахнуть этими мечами.
        Когда-то они в тайне надеялись, что эти счастливые деньки в Академии продлятся вечно. Но всего лишь через полтора месяца, Юдзио и Кирито напали на других элитных мечников-стажёров с помощью Меча Синей Розы и Меча Ночного Неба чтобы спасти Тейзу с Ронье, и были увезены в Церковь Аксиом. После этого, сбежав из темницы, они вышли на бой против самой Церкви Аксиом, прорвались через самых сильных рыцарей в мире, и в конце даже повергли Первосвященника Администратор, бывшую правителем Мира Людей. Но в той битве Юдзио потерял жизнь, уйдя туда, откуда не возвращаются.
        Вспоминая голос Тейзы жаждущей вновь увидеть Юдзио-сенпая, Ронье вытянула правую руку, не прикоснувшись к выступившим слезам.
        Не мечник выбирает меч. Меч выбирает владельца. Если я открою своё сердце и напою его своей любовью, меч точно ответит.
        Рука Ронье прикоснулась к третьему слева — длинному мечу с серебристой гардой и навершием, с рукоятью, обёрнутой жёсткой чёрной кожей, напоминающей волосы Кирито, излучавшему слабое сияние. Новёхонькая кожа на рукояти была слегка грубоватой, но ей подумалось, что если за ней должным образом ухаживать, то скоро ладонь свыкнется с этой жёсткостью.
        Она вдохнула и выдохнула, а затем медленно подняла меч.
        Тяжёлый. Ощущение тяжести плотного, сопротивляющегося предмета отчётливо передалось от пальцев через запястье, локоть и плечо в самый центр тела.
        Но это приятная тяжесть. Точно как и деревянный меч из платинового дуба, что я использовала будучи младшим учеником мечника, также как и табельный меч Армии Защиты Мира Людей, с которым я бок-о-бок прошла всю войну, я чувствую, что однажды смогу обращаться с этим мечом свободно, если буду заботиться о нём с любовью.
        Она плотно обхватила рукоять правой ладонью и положив клинок плашмя на левую ощутила самую сущность этого меча, когда прозвучал мягкий голос.
        "......Этот меч выберешь?"
        Она уверенно кивнула в ответ на слова Асуны.
        Вице-Премьер-Мечник вложила остальные три в ножны, установила обратно на стойке, а затем обошла скамью и встала слева от Ронье.
        "Имя этому мечу должно быть определено самой Ронье-сан. Когда решишь, отправляйся в админ-отдел, и попроси их зарегистрировать его в журнале регистрации рыцарей."
        "......Да."
        Она впервые обладала мечом, который из-за его ценности нужно было регистрировать, так что она удивилась, но кивнула, решив что такова обязанность нового владельца. Ведь в прошлом это Первосвященник Администратор по собственной прихоти создавала и разрушала Божественные Инструменты, даровала их или отбирала назад, но сейчас всё оружие и доспехи в Соборе аккуратно учитывались в журнале.
        Асуна кивнула, и с улыбкой бросила взгляд на талию Ронье.
        "А с тем мечом что делать будешь? Если желаешь его вернуть в Армию Мира Людей, я могу передать в штаб с завтрашней почтой."
        "Ой, д-да, я должна..."
        

        В ответ на неожиданные слова она против воли начала запинаться.
        Табельный меч, всегда висевший на её левом бедре, принадлежал Ронье -- священная буква "P" означавшая права владельца, высвечивалась при открытии Окна Стасии -- но в свете военных норм Армии Защиты Мира Людей, это было всего лишь заимствование. Когда нам обновляют оружие и старые становятся лишними, их приходится возвращать.
        Рукоять и ножны выполнены из тёмно-коричневой кожи, и хоть его создание практически не включало украшений, это всё ещё был острый меч приоритета 25 сделанный из стали Кройт5, бывшей особенностью Южной Империи. Его ни в коем случае нельзя было назвать дешёвым, и поскольку Ронье аккуратно за ним ухаживала, у него ещё оставалось много жизни.
        Вообще-то его следовало обменять на стандартный меч Ордена Рыцарей ещё год назад, когда её только назначили учеником Рыцаря Целостности, но она всё откладывала из-за занятости, так что в итоге и Ронье, и Тейза так и остались со своими старыми мечами и продолжали ими пользоваться.
        Тем не менее, раз уж Вице-Премьер-Мечник в такой ситуации предлагает новый меч, она должна была, наконец, попрощаться. -- Однако.
        ".................."
        Держа правой рукой новый меч, она левой продолжала трепетно касаться ручки табельного; Асуна кивнула и сказала.
        "Я понимаю твои чувства. Я тоже не знала как расстаться со своим первым любимым мечом, и даже порядком надоела этим Кирито-куну."
        "Э…?"
        Удивлённая, она уставилась на Вице-Премьера.
        "Асуна-сама...... вы говорите о реальном мире...?"
        "Ну, не совсем. Давным-давно, Кирито-кун и я сражались вместе в одном мире, что не был ни реальным миром, ни Подмирьем. Если уж по правде...... это Кирито-кун тогда научил сражаться меня, ещё ничего не знающую."
        "Так даже Асуна-сама, сильная словно богиня, когда-то была такой......."
        "Точно, я не бог, а такая же как Ронье-сан...... просто человеческая девушка."
        Глядя на улыбающееся лицо Асуны, которое казалось более прекрасным, чем дозволено иметь человеку, Ронье на мгновенье сощурилась и спросила.
        "Эм...... Асуна-сама, и как вы заставили себя расстаться со своим первым мечом?"
        Асуна бросила взгляд вниз на ладонь правой руки, которой недоставало ощущения меча, потом подняла взгляд и ответила.
        "По рекомендации Кирито-куна, я его расплавила... в металлический слиток, его первичную форму, и сделала новый меч из этого металла. Так, он сказал, душа меча перенесётся в целостности....... Этот человек может быть ужасно сентиментальным, если речь заходит о мечах."
        "Хе-хе-хе...... Очень похоже на Кирито-сенпая."
        Какое-то время эти двое смеялись и хихикали, но потом Асуна пробормотала "Однако".
        "При нынешних обстоятельствах эта история Ронье-сан не поможет...... Я не могу расплавить меч армии Мира Людей, и более того, в первую очередь, у нас уже есть новый меч..."
        "...Ничего, я решилась, выслушав вашу историю. Я верну этот меч в армию Мира Людей."
        Она положила новый меч на стол, с щелчком отстегнула табельный меч вместе с ножнами с мечевого пояса и передала его Асуне обеими руками.
        "Всё правда в порядке...? Если попросить Рину-сан, я думаю, она позволит продолжить владеть им......"
        "Нет, всё хорошо. Я давно знала, что этот меч для меня слишком лёгок....... Полагаю, он может сослужить добрую службу кому-то ещё."
        "Я поняла. Что же, тогда я верну его в штаб Армии Людей с завтрашним гонцом."
        Приняв табельный меч с жестом, выражавшим уважение, Асуна повесила его справа на талии. Пускай табельный меч Армии Мира Людей и был лёгким, в паре с Божественным Инструментом "Рейдиэнт Лайт" слева на её талии, они должны бы составлять весьма немалый вес, однако та вернулась за скамью походкой, что вообще не выражала какой-либо тяжести, и вытащила лежавшие там чёрные кожаные ножны, украшенные серебром.
        Ронье вложила в них меч и, склонив голову, защёлкнула их на мечевом поясе. Пока она всем телом прислушивалась к чувству новой тяжести, Асуна внезапно распрямила спину и посмотрела прямо на Ронье.
        "...Ронье-сан. За Кирито-куна, спасибо тебе."
        "К... конечно!"
        Она ответила автоматически, но осознав ситуацию, Ронье поправилась в официальном рыцарском стиле.
        "Ученик Рыцаря Целостности Ронье Арабель обязуется защитить Премьер-Мечника даже ценой собственной жизни!"
        После того, как Ронье ответила верно, Асуна усмехнулась.
        "Всё же не разбрасывайся своей жизнью. Лучше, чтобы вы оба вернулись обратно целыми и невредимыми, и если Кирито-кун решит сбежать, пожалуйста, следуй за ним."
        Слыша, как её голос подрагивает от эмоций, Ронье спросила, всё ещё сомневаясь, стоит ли опускать руки.
        "......Эм, а вправду, хотела бы Асуна-сама лично его сопровождать..?"
        "Разве что самую малость."
        Ответ был шутлив, но чувствовалось, что за этими словами скрыто совсем другое значение. Однако, Вице-Премьер-Мечник тряхнула головой и сказала прежде, чем Ронье успела открыть рот, чтобы ответить.
        "Одновременно мы с Кирито-куном сейчас не можем покидать Центорию. Ежедневно, нам нужно принимать множество решений, а недовольство бывших аристократов Объединённым Советом Мира Людей и не собирается проходить..."
        "....... Простите, мне так жаль......."
        Когда та рефлективно опустила голову, Асуна моргнула и усмехнулась ей.
        "Тебе не за что извиняться, Ронье-сан, чего ты?"
        "Знаете... я и сама происхожу из благородной семьи, и я никогда не сомневалась в аристократической системе Мира Людей пока не встретила Кирито-сенпая..."
        "Но отцы Ронье-сан и Тейзы-сан долгие годы выполняли ответственную работу в страже и исполнительной ветви, не так ли? Они совершенно отличаются от великих аристократов, наслаждавшихся каждым днём за счёт принуждения к тяжкому труду людей, живущих в их феоде."
        "............"
        Ронье молчала, склонив голову и чувствуя сильную благодарность.
        Бывшая Имперская Стража и Администрация всё ещё работали в бывшем Императорском Дворце, возвышавшемся на холме неподалёку от Центрального Собора, так что её отец продолжал работать главой отряда стражи так же, как и до войны. Но вот орден Рыцарей Коноэ, существовавший ранее в Имперской Страже, был полностью распущен6, функции отделений стражи постепенно переходили к Армии Защиты Мира Людей под командованием генерала Солтерины Селюрут. Похоже, что в будущем все четыре группировки стражи четырёх империй будут интегрированы в Армию Защиты, а количество военных будет уменьшено. Это было естественным, поскольку угроза Тёмной Территории миновала, но если это произойдёт, Ронье не была уверена, останется ли её отец на прежней должности.
        Если ему придётся изменить должность внутри отряда или перейти в администрирование, её отец все равно продолжит выполнять свои обязанности как д?лжно. Даже работая в исполнительной ветви Армии Мира Людей, он будет отличаться от Великих Аристократов, потерявших огромные доходы от труда арендаторов из-за Акта Освобождения Частной Земли, и стремящихся вернуть былую праздность любой ценой...... так думала Ронье.
        Но пусть и так, её отец, а может и сама Ронье, всё ещё будут чувствовать это в своих сердцах. Ощущение, что они благородного происхождения и отличаются от обычных людей. И пока не исчезнет это передающееся из поколения в поколение классовое мировоззрение, и Ронье, и прочие члены семьи Арабель будут по сути мало чем отличаться от тех же Великих Аристократов.
        "Асуна-сама, уж лучше......"
        Ронье прервала слова, готовые сорваться с её губ.
        Не только классы аристократии, уж лучше упразднить всю аристократическую систему.
        Так она подумала, но лучше не говорить подобное перед кем-то, по рангу в Мире Людей даже превышавшем Рыцарей Целостности. Да и её собственное желание стать рыцарем никуда не денется. Получив славный рыцарский номер, сверкающий доспех и дракона, она продолжит служить Кирито до конца своей жизни... потому что это была единственная истинная мечта Ронье.
        Асуна вопросительно наклонила голову, предлагая ей продолжить, и Ронье сказала немного покачав головой.
        "Нет, ничего...... Но эмм, если возможно, можете и Тейзе позволить получить подобный меч...? Потому что и она до сих пор продолжает использовать табельный меч Армии Мира Людей....."
        "Да, я запрошу разрешение и для Тейзы-сан."
        "Отлично, большое спасибо."
        Если после этого и Тейза придёт к тому же выводу...... думая таким образом, Ронье проглотила слова, в которых не могла признаться и себе самой.
        Они вдвоём вышли из оружейного склада когда световые элементы уже начали тускнеть, а колокол прозвонил 7 часов вечера.
        Записав в журнале время выхода, Асуна сказала, что направится в секцию общих вопросов на втором этаже и начала спускаться по центральной лестнице. Оставленная в одиночестве Ронье взглянула через большое окно напротив оружейного склада на ночное небо, окрасившееся светло-пурпурным, и тяжело вздохнула.
        В Академии Мастеров Меча, где она проучилась полтора года, было правило, что ужин должен был быть закончен к 7 вечера, и если кто-то опаздывал без уважительной причины, то в тот день он оставался без ужина. Конечно, в Центральном Соборе таких правил не было, горячая еда была доступна в любое время до 9 вечера, вплоть до закрытия большой столовой на 10-м этаже, да и потом можно было перекусить в большой кухне по соседству.
        В тот день она моталась вверх и вниз по всему Собору, так что должна была быть весьма голодна, но по какой-то причине именно в этот момент есть ей не хотелось, так что Ронье решила вернуться в свою комнату.
        Обычно она поднималась на автоматическом лифте на 22-й этаж Собора, где располагалась её комната, но в тот день, чтобы пообвыкнуться с тяжестью нового меча, она взобралась по основной лестнице.
        Кирито и Юдзио, сбежавшие из темницы примерно за два года до того, пронеслись по этой лестнице до 50-го этажа, сражаясь с Рыцарями Целостности. Следов от яростной битвы не осталось, кроме ощущения двух людей, спасающихся от погони, и также как и они тогда, она двигала ногами и шаг за шагом добралась до 22-го этажа, чувствуя небольшую одышку.
        Личную комнату по правой стороне коридора немного впереди она всё ещё делила с Тейзой из-за их статуса учеников, но её подруга была не в комнате. Подумав, что Тейза, вероятно, пошла на обед, она прошла через общую гостиную в свою спальню.
        Так совпало, что структура из гостиной и двух спален в точности повторяла комнату в дортуаре элитных мечников-стажёров, где жили Кирито и Юдзио, но здесь каждая комната была довольно велика. Её комната в родительском доме, где она провела детство до поступления в Академию Мастеров Меча, была примерно в половину от этой, так что Ронье сначала чувствовала себя неспокойно в этом большом помещении, но в итоге, потратив время на расстановку любимой мебели и много раз всё переделав, она всё же начала чувствовать себя там уютно.
        Если смотреть от входа, в дальней стене было большое окно, выходившее на Восточную Центорию, слева была застеленная кровать, и справа был небольшой стол. А на противоположной от окна стене располагалось осветительное устройство, подобное тому, что было установлено в оружейном складе. Она вошла в комнату, сняла меч с пояса и аккуратно прислонила его к стене; чёрные кожаные ножны прекрасно подошли к интерьеру с преобладанием тёмно-коричневой мебели.
        "Я всё обдумаю и дам тебе название, которое тебе подойдёт."
        Прошептала она мечу, сняла лёгкую серую броню и быстро развесила её на специальной стойке справа от стойки меча. Ей бы очень хотелось сейчас швырнуть своё мгновенно полегчавшее тело на кровать, но приходилось терпеть. Ей следовало аккуратно спаковать вещи перед завтрашней поездкой.
        От Кирито она узнала, что багаж должен составлять одну среднюю сумку, которые выдавали рыцарям, так что вещи выбирать пришлось бы тщательно. Как девушка, которой в том году исполнялось 17, она бы хотела взять как можно больше платьев, но как эскорт Кирито она понимала, что это не обычная поездка, и следовало отдать предпочтение зельям и материалам для священного искусства. Прежде всего, она проверила, какие материалы у неё уже были, а какие следовало взять в отделе снабжения, но сначала --
        "............... ванная, вперёд..."
        Пробормотав это и подготовив сменное бельё, Ронье покинула комнату.
        Ванные располагались на каждом этаже спальной зоны, продолжавшейся с 20-го по 30-й этажи Собора, так что и Ронье, и Тейза обычно использовали их. Но иногда...... особенно перед тем, как надолго покинуть Собор, ей хотелось сходить в иное место.
        Она прошла по проходу к лифту в северной части этажа. Выставила управляющий диск сверху напротив 90-го этажа и нажала металлическую кнопку; воздушные элементы, содержащиеся в баке в дне лифта, начали автоматически выпускаться, и Ронье понеслась вверх.
        Через несколько десятков секунд, лифт постепенно затормозился и наконец застыл, и Ронье открыла металлическую дверь.
        Когда она вышла, перед ней открылся короткий проход, разделявшийся впереди на два. А перед разделением с потолка свисала чистая белая ткань со странным символом "?"7 написанным чёрным цветом каким-то странным почерком.
        Эта свисающее полотнище прикрепил сам Премьер-Мечник Кирито, и похоже что и символ он сам написал, но никто не знал, что он значит. Говорили, Вице-Премьер Асуна единственная из всех поняла, но не проронила ни слова, а только удивлённо засмеялась.
        Пройдя по проходу и наклонив голову, она подняла ткань с "?", нижняя половина которой была разрезана на полоски, и достигла разделения. Слева и справа появилось ещё по одному такому полотну.
        На синей ткани справа было белыми буквами написано "мужчины". На розовой ткани справа — "женщины".
        Назначение этих знаков было очевидным -- что, однако, никак не помогало справиться с загадкой “?” -- так что она прошла мимо ткани с надписью "женщины". Проход изогнулся вправо и привёл в более широкую комнату.
        Комната с большими шкафами, установленными в качестве разделительной стены, не была пустой, три женщины-клерика, облачённые лишь в тонкие кимоно в восточном стиле, сидели на стульях под стеной и вытирали волосы. Заметив Ронье, они торопливо поднялись и свели ладони вместе.
        Женщины поклонились до уровня пояса и поприветствовали её, не поднимая головы.
        "Добрый вечер, рыцарь-сама" "Приветствую, рыцарь-сама" "Добрый вечер"
        Ронье вернула приветствие, так же поклонившись до пояса, и поспешила в дальнюю часть комнаты. Достигнув спасительной тени, падавшей от полки, она выдохнула. Не вчера и не позавчера её назначили учеником рыцаря, но она никак не могла привыкнуть к такому обожанию в отношении, особенно от старших людей одного с ней пола. Она совершенно не понимала, каким образом вести себя столь же достойно, как командир рыцарей Фанатио, да и сами остальные рыцари.
        Раздевшись и положив свою одежду вместе со сменным бельём в корзину на полке шкафа, Ронье обернулась белым полотенцем и открыла стеклянную дверь в дальней стене.
        Внутрь немедленно повалил белый пар, так что она быстро шагнула вперёд и закрыла за собой дверь.
        Пар тем временем развеялся, открыв взору сцену, которой невозможно было перестать восхищаться, даже увидев её сотни раз.
        Обширное пространство занимало почти половину 90-го этажа Собора. И пол, и колонны были целиком сделаны из белого мрамора, южная и восточная стены были по сути цельными кусками стекла, так что купаясь можно было созерцать ночную центральную столицу. Даже одно это уже было роскошью, превосходящей любые мыслимые излишества Императорского Дворца, но вот что действительно поражало — так это громадный объём горячей воды, заполнявшие весь пол, ступеньками снижавшийся впереди.
        Длина продолговатого зала с севера на юг была около 40 мел, а ширина достигала 25 мел. Ширина идущей вокруг дорожки была 2 мела, а поскольку глубина от пола до дна была 1 мел, нехитрые подсчёты говорили, что общее количество горячей воды в ванной достигало 874 кубических мел, а при перевода в "лилы", которые использовались в качестве единицы объёма жидкостей, получалось огромное число 874000 лил8. Более того, с западной стороны за мраморной стеной — там, куда вела дорожка, обозначенная тканью со словом "мужчины", — была совершенно симметричная структура, Так что итоговый объём воды был в два раза больше.
        Это место было большой общественной ванной, которую Кирито называл "роскошнейшим заведением Центрального Собора".
        До Войны с Внешним Миром использовать её могли лишь тридцать Рыцарей Целостности, стены в середине не было, и судя по всему обычной ситуацией был всего один человек, отмокающий в ванне. Однако, вместе с другими элементами реструктуризации организации, она было открыта для всего персонала и клериков Собора, и одновременно с этим мужские и женские части были отделены друг от друга.
        В то время купалось около двадцати людей, но ощущения, что ванна — это маленькое переполненное озеро, вовсе не создавалось. И всё же, она двинулась к юго-восточному углу, где людей было поменьше, и медленно погрузила большой палец ноги в прозрачную воду. Сперва было горячо, но скоро она привыкла, спустилась по мраморной лестнице и уселась на последней ступеньке.
        Погружение по шею в горячую воду принесло чувство глубокой релаксации, проникающее до самого центра головы, которым, конечно, нельзя было насладиться в обычной ванной в спальной зоне, и она довольно выдохнула.
        "Хуууу............"
        "Н-да, большая ванна хороша, не так ли?"
        "Несказанно…………"
        Она кивнула, а потом открыла глаза шире. Слева от неё сидел кто-то, кого она до того момента совершенно не замечала.
        В паре, поднимавшемся от горячей воды, появился разрыв, и как только в нём появилось лицо этого человека, Ронье от удивления отшатнулась.
        Светло-коричневые волосы, столь короткие, что кончики прилипли к затылку, ясные большие светло-голубые глаза.
        Тело той, что сидела выше Ронье, было по-детскому хрупким -- но за этой внешностью девочки примерно лет десяти скрывалось нечто и близко не настолько невинное, как оно выглядело.
        "Доб… добрый вечер, Физель-сама."
        Девочка, поглаживавшая кончиками пальцев поверхность воды, отреагировала подобно самой Ронье, когда её только что в раздевалке поприветствовали три клерика.
        "Не надо этого “-сама”. Ронье же старше."
        "Но...... но ведь Физель-сама номерной рыцарь......."
        "Уф, у меня такое чувство, что я этот диалог веду раз в сотый, наверное."
        Имя девочки, растянувшейся по поверхности воды и бултыхавшей обеими ногами, было Физель Синтезис Твенти-найн.
        Во время Войны с Внешним Миром она носила специальный титул "номерной ученик", но вскоре после войны её повысили, и на этот момента она была настоящим Рыцарем Целостности. У неё была серебристая броня, созданная в соответствии с её телосложением, и дракон по имени "Химавари"9 и в последнее время она в основном летала по Миру Людей с разведывательными заданиями.
        "Физель-сама, я какое-то время вас не видела, вас снова отправили на задание?"
        В ответ на вопрос Ронье, Физель кивнула и подняла рот над водой.
        "Да, недавние передвижения Рыцарей Коноэ Западного Императора вызывали подозрения, так что мы полетели посмотреть. Линель всё ещё там, я просто вернулась с отчётом и заодно набрать провизии."
        "Спасибо вам большое за ваш тяжёлый труд...... Ардейлс Весдарат V из Западной Империи был единственным, следов кого обнаружить не удалось...... с этим связано, наверное?"
        "Хмм, западный Имперский дворец был разрушен и сожжён дотла техникой высвобождения памяти Фанатио-онээсамы. Не думаю, что Император-одзитян10 пережил взрыв, но вокруг него крутились всякие разные людишки, и вот они вполне могли спасти свои жалкие жизни."
        Невозможно представить, чтобы подобные слова произносил, выдувая пузыри на поверхности воды, десятилетний ребёнок, Физель определённо не соответствовала тому возрасту, на который она выглядела. Её подруга, Рыцарь Целостности Линель Синтезис Твенти-эйт, и она сама обе были рождены в Соборе, но так и не прошли "Синтезис Ричуал"; поговаривали, что когда Первосвященник Администратор назначила их учениками Рыцарей Целостности, по некоей причине было задействовано священное искусство, заморозившее их жизни прежде, чем они смогли достичь максимума. Иначе говоря, по внешнему виду об их возрасте судить не приходилось - просто они больше не росли.
        Учитывая это, даже если у Ронье и появлялось желание крепко прижать к себе Физель и её подругу, она бы никогда этого не сделала. Помимо того факта, что они были Рыцарями Целостности, чтобы стать номерными учениками им пришлось убить рыцарей, которые прежде занимали соответствующие номера; они попытались парализовать Кирито и Юдзио ядовитым мечом и снять с них головы; эта парочка вдвоём избавилась от большинства гоблинских войск, наводнивших тыл Армии Защиты Мира Людей во времена Войны с Внешним Миром, — ужасных слухов было предостаточно. И если кто-то говорит подобным образом прямо, не показывая ни грамма страха, нет сомнений, что этот человек требует к себе соответствующие уважительного отношения.
        "Так значит, Ронье-тян…"
        Внезапно прозвучало её имя, и Ронье выпрямила спину в горячей воде.
        "Д-да!"
        "Я тут слышала~"
        Физель ухмыльнулась, плывя по поверхности воды.
        "…что ты как напарник Кирито, вместе с ним отправишься в Обсидию?"
        "Ээээ, ну, это......."
        Полёт Кирито и Ронье в границах Тёмной Территории должен был оставаться секретным, но понимая, что бессмысленно скрывать это от лучшего разведчика Собора, она кивнула.
        "......да, так и есть."
        "Сувениры должны включать набор секретных эликсиров от гильдии Мастеров Тёмных Искусств~"
        "................ Я постараюсь..."
        "Ха-ха, да шучу я, шучу."
        Изобразив на лице невинную улыбочку, подходящую детям её возраста, сидящая на супеньку выше Физель обратила свой взор к стеклянной стен.

        

        В направлении взгляда Физель, словно звёзды в ночной бездне, мерцала огоньками Восточная Центория. Так сложилось, что в Восточной Центории было много деревянных домов, так что вместо масляных лампад использовались деревянные и каменные фонарики, придававшие городским огням успокаивающий и мягкий оттенок.
        Где-то далеко за этими огоньками, в более чем 750 килолу, возвышаются "Великие Восточные Врата", а столица Тёмной Территории Обсидия ещё дальше, в более чем двух тысячах килолу. как нам объяснили в Академии Мастеров Меча, её название на древних священных словах означает "столица, сделанная из обсидиана", но учитель не знал происхождение этого слова. Пойму ли я, увидев её собственными глазами, да и вообще, смогу ли я дойти до конца и увидеть этот город, или всё окажется слишком поздно, и мне останутся лишь безжалостные эмоции, прямо как --
        "Когда доберёшься......."
        Пробормотала Физель вблизи от неё, и Ронье повернулась к рыцарю-сенпаю.
        "Да……?"
        "Умм... война закончилась, и не то чтобы я переживала..."
        Поблизости никого не было, да и никто не услышал бы диалог этих двоих из-за всего того шума, что создавала горячая вода, под напором вырывавшаяся из отверстий в стене, но Физель придвинулась к Ронье и прошептала с серьёзным лицом.
        "В Обсидии держи ушки на макушке, не теряй бдительности."
        "Д...да...."
        "Хоть и был подписан "Мирный Договор Пяти Народов", на Тёмной Территории всё ещё имеет силу "Закон Сильнейшего". Сейчас самым сильным считается командир Объединённых Сил Тёмной Территории Исукан, а ещё есть Шейта, так что на первый взгляд всё выглядит как будто они действительно доминируют, но...... Даже на этой стороне, где, казалось бы, люди связаны множественными ограничениями Индекса Табу и Фундаментальным Законом Мира Людей, всё равно находятся люди, не заинтересованные в подчинении им, и находящие дыры, позволяющие интерпретировать их в свою пользу. Так что, если речь о Тёмной Территории, которая подчиняется условностям намного менее однозначным, чем табу или закон, ничего удивительного, если там прячутся плохие ребята."
        Осознавая что сейчас сказала Физель, Ронье почувствовала как горячая вода внезапно остыла. Её начало мелко трясти, но Физель вытянула руку и погладила Ронье по голове.
        "Прости, прости, я не хотела тебя напугать."
        "Нет, всё в порядке. Я вырежу ваше наставление в своём сердце."
        "Поскольку к тому моменту как Ронье-тян вернётся, наше задание будет завершено, давай пригласим Тейзу-тян и устроим вечеринку."
        "Да, с удовольствием!"
        Когда Ронье кивнула, Физель улыбнулась ей и поднялась.
        "Ну тогда ладно, а то мне вставать рано."
        Помахав правой рукой, девочка-рыцарь ступила на скользкий пол и ушла, и Ронье снова расслабилась.
        Рыцарский номер Физель был 29, тридцатой была "Рыцарь Ароматной Оливы" Алиса, отправившаяся в реальный мир в конце Войны с Внешним Миром, тридцать первым был "Хлыст Морозной Чешуи" Элдри, отдавший свою жизнь дабы защитить Алису. Поскольку номера будут продолжаться после этих двоих, если Ронье и Тейзу назначать Рыцарями Целостности, одна из них получит номер тридцать два, а вторая станет тридцать третьей.
        Она с нетерпением ждала этого дня. Но в то же время её сковывало чувство неуверенности, ведь она никак не могла почувствовать, что готова к этому. Ронье на тот момент обладала навыками меча, мастерством священного искусства и силой разума меньшими, чем даже эти дети Линель и Физель, не говоря уже о старших рыцарях, таких как Ренри.
        Шаг за шагом.
        Будешь двигаться к одной цели за раз. Если продолжишь тренироваться каждый день и серьёзно учиться, то совершенно точно сможешь достичь своей цели.
        "............ Ронье Синтезис Сёти-Три............"
        Она сказала это в слух, не желая того, и испуганно огляделась вокруг. Хотя похоже никто и не услышал, Ронье нырнула под воду чтобы скрыть своё смущение и продолжала пускать пузыри, пока не кончился воздух.

        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. Ядовитое растение, уникальное для Подмирья, используется в производстве.
        2. ? означает незамужнюю женщину, девушку; ????, соответственно, миленькую девушку, “милашку”.
        3. "Уровень Контроля Объектов". Кстати, приоритет и УКО здесь и ниже указаны, используя западное написание, например "39" вместо "???", иначе говоря, это “священные числа”, которые персонажи произносят "сёти-найн" или вроде того.
        4. Жасмин индийский, Jasminum sambac.
        5. К слову, ????, возможно, отсылка к серии “Legend of Heroes”. Хотя на первый взгляд это, конечно, часть названия империи Саутакройт.
        6. Здесь под “Рыцарями Коноэ” имеется в виду “личная стража Императора”; т.н. “Пролог III” из тома 18 содержит спойлер, поясняющий, что произойдёт с этой ролью в Подмирье в будущем.
        7. “Ю”, или конкретно кандзи “?” означает горячую воду, или — горячие источники. Судя по последующим параграфам, горячие источники не симулируются Главным Визуализатором — во что лично мне верится с трудом, учитывая кто его создал, ну да ладно — так что единственным “ю” в Подмирье было “?”, лук (оружие), который вообще-то звучит как “юми”, но и до “ю” может сокращаться. Как выглядит ткань можно посмотреть здесь. Вполне очевидно, служит она как псевдо-дверь в зону горячих источников или ванн.
        8. Нехитрые #Кавахарифметика подсчёты, очевидно, неверны, поскольку совершенно игнорируют “пол, ступеньками снижавшийся впереди”. В зависимости от того, включены эти ступени в 25-метровый расчёт или исключены, а также от формы ступеней, мы получим значительно больше или меньше, чем 874 м3, но вот ровно это число — ни при каких обстоятельствах. Ну, по крайней мере эти цифры дают представление о длине внешней стены Собора: ~55 м (25+2+стена+2+25).
        9. ??, по кандзи это что-то вроде Разбиватель Отдыха, однако в этом случае фуригана ???? является омонимом хираганы ????, означающей Подсолнух.
        10. Физель называет Фанатио “старшей по званию старшей сестрой”. С Императором всё сложнее. Это как если бы Физель назвала его своим прямым любимым дедулей, но в немного более официальной форме, которая бы больше подошла кому-то визуально более старшему.
        ЧАСТЬ 6

        

        На рассвете следующего дня, 19-го февраля.
        В огромных драконьих стойлах к западу от Собора, Ронье вновь и вновь гладила шею своего любимого Цукигаки.
        Молодой дракон Цукигаки издавал довольное “КУ-РУ-РУ...”, полуприкрыв глаза, частично от удовольствия, частично от того, что до сих пор был сонным. Не только молодой дракон, но и облокотившаяся на серебристую ограду Тейза клевала носом. Прошлой ночью Ронье хотела было лечь спать пораньше, но сон всё не шёл, так что она долго разговаривала с Тейзой в гостиной обо всём на свете.
        Казалось странным, что темы для разговора всё не иссякали, хотя последние два года они по сути провели вместе, но её лучшая подруга просто относилась к подобному типу людей. Кирито и Юдзио тоже пришлось оставить северную деревушку Рулид, отправиться к центральной столице, поступить в Академию Мастеров Меча, потратить год чтобы стать элитными мечниками-стажёрами, но с этой парочкой всегда было весело: беседуя про мастерство меча, или поединки, и даже изредка разделяя с ними тишину — они чувствовали себя уютно.
        Сейчас Тейза на перепутье взрослой жизни. Примет ли она предложение Рыцаря Целостности Ренри или же откажет, по крайней мере я надеюсь, мы сможем остаться лучшими подругами.
        "... Ладно, Цукигаки, пора мне, пожалуй. Слушайся Тейзу и будь хорошим мальчиком."
        Ронье поднялась, а молодой дракон поднял шею и ответил "КЬЮ-РУ~".
        Когда они, наконец, добрались до арсенала за Собором вместе с Тейзой, окончательно проснувшейся, Искусственный Дракон Версии 2 был уже вытащен на мощёный булыжником двор.
        В отличие от Версии 1, он не стоял вертикально, а лежал на земле на трёх ногах, прямо как внутри арсенала. Если присмотреться, то можно было заметить, что ноги его не заканчивались когтями, как у настоящих драконов, а вместо этого к ним были прикреплены колёса.
        Кирито, Асуна, Фанатио, главный инженер мастер Садоре стояли возле его головы, и кроме них был ещё один человек, женщина на вид одного с Ронье возраста, облачённая в рабочую одежду сотрудников арсенала. Она стояла сбоку от дракона и читала какое-то священное искусство, касаясь дракона рукой.
        Ронье смогла разобрать фразу генерации воздушных элементов и повернулась к стоящей рядом с сумкой в руках подруге.
        "Хей Тейза, а эта девушка......."
        "О, да, это она. Эта девушка работала оператором подъёма до того как его автоматизировали."
        "Оу...... а она милая, правда?"
        "Точно, хотя ходит слух, что живёт эта милашка так же долго как Дюсольберт, а то и дольше."
        "И… и то верно..."
        Кирито заметил как эти двое переговаривались, остановившись поодаль и помахал рукой.
        "Привет Ронье, Тейза, идите сюда."
        "А... да, доброе утро!"
        "Утро доброе!"
        Они прокричали приветствия и зашагали к нему.
        Хоть небо было ещё тёмным, но Искусственный Дракон Версии 2, выкаченный наружу, был отчётливо виден б?льшим, чем она представляла. В дополнение к двум сиденьям в кокпите, крылья с обеих сторон были продлены до размеров таковых у настоящего дракона, да и дюзы сзади были явно больше. Общая длина была примерно на 40% больше, чем у Версии 1, в итоге достигая примерно 7 мелов.
        И мне на этом лететь? Ну, думаю, чувствовать волнение нормально, но раз уж я вызвалась добровольцем, страх показывать нельзя.
        И пытаясь вытолкнуть из своего воображения внезапно заигравшие яркими красками воспоминания о последних мгновениях существования Версии 1, она склонила голову перед Кирито и Асуной.
        "Простите, мы поздно."
        "А, ничего, до пяти часов время ещё есть."
        Кирито ответил спокойно, хотя уже прошло довольно много времени с того момента, как колокол пробил 4:30 утра, потом он взглянул на новый меч на боку Ронье и улыбнулся.
        "Ронье, мой эскорт, я прошу тебя позаботиться обо мне."
        "Д...... Да!"
        Даже ценой моей жизни.... После того как она начала отвечать...... она вспомнила о чём они с Асуной говорили прошлым вечером. Так что в итоге, она выдала это.
        "Я, я сделаю всё возможное!"
        Хоть и прозвучало как-то по-детски, но и Кирито, и Асуна снова кивнули, улыбаясь.
        Девушки также поприветствовали Фанатио и Садоре, а затем Тейза отдала ей сумку. Плотно набитая одеждой и материалами средних размеров сумка была довольно тяжёлой, но всё же должно быть нормально раз мы летим на искусственном драконе...... думала она.
        "Кирито-сан, зарядка воздушными элементами завершена."
        Услышав этот голос позади себя, Ронье и Тейза одновременно развернулись. Обладателем голоса была девушка, которую раньше называли оператором подъёма; вполне можно было сказать, что вместо рабочей одежды арсенала или мантий клериков, её хрупкому прекрасному лицу бы больше шло платье аристократки.
        "Спасибо, Эйри, очень выручила."
        Девушка по имени Эйри, к которой обращался Кирито, поклонилась и не меняя выражения лица, встала возле Садоре.
        И сразу после этого колокол Собора проиграл негромкую пятичасовую мелодию, и Кирито энергично хлопнул в ладоши.
        "Ну, что же, пора нам в путь! Ронье, давай сюда багаж."
        Она отдала сумку, являвшуюся её багажом в протянутую руку, и Кирито, открыв небольшую дверцу в боку Искусственного Дракона, забросил её внутрь. Увидев это, Ронье крепко обняла Тейзу. Им не нужно было ничего говорить, Роньино "Ну, до скорого" и Тейзино "Вернись целой и невредимой" мгновенно пронеслось мыслями между ними.
        

        Когда подруги разжали объятья, посмотрели друг другу в лицо и кивнули, Кирито уже приблизился к голове Искусственного Дракона. Он поторопил, чтобы Ронье поскорее поднималась по лестнице приставленной к дракону сбоку, и та подчинилась; наверху её ждало небольшое овальное помещение с 2 сиденьями: одно спереди, а другое сзади.
        Ронье сняла с пояса меч и протиснулась за сложенную спинку переднего сиденья. Сиденья были простыми, просто кожа, натянутая поверх металлической рамы, но сделано это было из кожи краснорогих коров, которая высоко ценилась за эластичность и удобство, так что всё было не так уж и плохо.
        Кирито сразу же поднялся по лестнице вслед за ней, вернул спинку переднего кресла в обычное состояние и уселся там. Садоре убрал лестницу, затем Кирито потянул за ремешок, стеклянный купол двинулся вперёд и вниз и захлопнулся.
        В тот момент сердце Ронье начало сильно стучать, и она сглотнула набежавшую слюну.
        Цукигаки всё ещё был молод и потому пока не летал, но ей много раз позволялось летать верхом на Казенуи1 Ренри, Химавари Физель и Хинагеши2 Линель. Как и ожидалось, первые пару раз было страшно, но вскоре великолепное ощущение полёта во воздуху превысило страх. Однако, она никогда не думала о полёте в небе самой по себе, или даже с помощью рукотворного металлического дракона, тем более лететь в нём самом вместо того чтобы сидеть верхом на его спине, так что её охватило всеобъемлющее чувство неуместности происходящего. Да и вообще, у него же крылья не машут, как он приземляться-то собирается?
        И тогда она снова вспомнила, как громко и ярко взорвалась Версия 1, и ей пришлось успокоить дрожь во всём теле, прежде чем она спросила.
        "А... это, Кирито-сенпай."
        "Что такое?"
        Ронье нагнулась вперёд и спросила Премьер-Мечника, который расслаблено откликнулся с переднего сидения.
        "Как и предыдущий дракон, этот летит, выпуская термальную энергию, так?"
        "Именно."
        "Но сейчас раннее утро, если мы полетим по небу с таким же громким звуком, как раньше, разве это не удивит и напугает людей в столице...?"
        "Полагаю, такое возможно......."
        Кивнув, Кирито продолжил словами, понять которые было не так уж просто.
        "Но поскольку нам здесь всё равно не хватит длины взлётной полосы, горизонтально взлететь не получится. Что значит, для того чтобы поднять и посадить Версию 2, придётся почитерить, хоть это и нечестно."
        "По… чите...... рить... придётся...?"
        Кирито не ответил, а только рассмеялся, а затем крепко сжал два металлических стержня, расположенные перед сиденьем. Его руки начали внезапно излучать свет, и Ронье втянула воздух.
        Этот свет был не от священного искусства. Воля Кирито, напрямую воздействуя на саму сущность мира, изливалась светом. Другими словами, это было сияние инкарнации3.
        Стальной дракон задрожал, словно живой. Сразу после этого, пришло ощущение того, что тело поднимается вверх.
        Ронье поспешила выглянуть сквозь стеклянную крышу. Серый булыжник вместе с фигурами Тейзы, Асуны и других медленно удалялся вниз. Кирито поднимал огромного Искусственного Дракона, используя исключительно свою инкарнацию.
        Смотря на удаляющуюся землю, Ронье думала, что это определённо нечестно. Когда скорость подъёма возросла, размер людей по ту сторону стекла сильно уменьшился. В какой-то миг утренняя дымка скрыла их, и всё поле зрения заполнил розарий, разросшийся на север от арсенала, и белые стены Собора.
        Она сложила руки и стала смотреть вперёд, где тёмно-синее предрассветное небо раскинулось вдаль и вширь. Ронье лишилась слов, глядя на красоту начинавшей потихоньку розоветь линии горизонта.
        Когда дракон достиг высоты большой общественной ванны на девяностом этаже Собора, он перестал подниматься и начал двигаться горизонтально. Это движение сильно отличалось от мощных взмахов драконьих крыльев, скорее напоминая скольжение по воде. Не доносилось никаких звуков кроме низкого гудящего шума ветра. Так граждане Центории не заметят их, ну разве что кто-то станет смотреть прямо в небо.
        Но как только одна проблема была решена, её стало волновать другое.
        "...... Кирито-сенпай, а вы будете в порядке, двигая такую громадину одной лишь силой инкарнации?"
        Спросив сидящего на переднем сидении, она запаниковала, не нарушила ли часом концентрацию Кирито, но вскоре она услышала ответ, произнесённый не изменившимся голосом.
        "Ну, какое-то время, буду. Но так лететь будет сложновато, когда мы покинем Мир Людей."
        "О, я понимаю......"
        И вновь она поразилась несокрушимой силе воли Премьер-Мечника Мира Людей.
        Ронье тоже практиковалась, будучи учеником рыцаря, но её практические достижения не только по "Стоянию смирно на вершине шеста", предполагавшем стояние на одной ноге на вершине тонкого металлического шеста, или "Контролю над созданным элементом", обучавшим обращению с новосозданным элементом одной лишь силой воли, но даже и в "Очищении разума в тандзе", которое по сути было просто сидением на полу в попытках отчистить свой разум от всех мыслей — и близко не достигли перехода на следующий уровень.
        Даже тренировки старших рыцарей, таких как Фанатио или Дюсольберт, включали лишь секретные инкарнационные техники "Рука разума", позволявшую двигать силой воли предметы размером с кинжал, и "Клинок разума", позволявшую взмахнуть невидимым мечом, так что инкарнация Кирито, позволявшая летать на громадном Искусственном Драконе, была просто за гранью нормальности.
        "......И даже такая сила разума сенпая всё ещё не позволяет преодолеть "стену конца мироздания"...."
        Когда Ронье пробормотала это, Кирито кивнул с горькой улыбкой.
        "Может быть это из-за недостатка тренировки, но... но это всё равно останется бессмысленным, если только я смогу преодолеть "стену". В будущем нам нужны будут большие драконы, совершающие регулярные перевозки, ну или механизм наподобие лифта в Соборе, так чтобы все жители Тёмной Территории... нет всего Подмирья, могли по желанию прибывать и отбывать."
        Ронье взглянула в окно, поражённая идеей Кирито прицепить лифт к "стене конца мироздания", даже высота которой — и то была никому не известна, но ей подумалось, что она начала привыкать к этому чувству потрясения.
        Похоже, Искусственный Дракон покинул пределы Восточной Центории незамеченным, и перед её глазами раскинулись поля и луга, покрытые давно выпавшим снегом. Выглядело довольно холодно, но скоро в марте начнёт расти пшеница, и земля покроется молодой зеленью.
        Ронье какое-то время представляла себе этот вид, а потом задала новый вопрос.
        "О, сенпай...... Даже если мы так и не сможем преодолеть "стену конца мироздания", разве не здорово было бы, чтобы жители Тёмной Территории переместились в Мир Людей? В Мире Людей достаточно некультивированных земель, я думаю, места на новые деревни и поля хватит...."
        На этот раз Кирито молчал довольно долго.
        Наконец, она услышала голос, тихий, словно выдох.
        "Если бы все жители Мира Людей думали так же как Ронье......."
        "Э... что вы имеете в виду...?"
        "Хмм....... Ну, вот, на данный момент мы оцениваем общее население Мира Людей около 82 000 человек. Согласно последним отчётам, у Тёмной Территории примерно столько же. Площадь Мира Людей около 1.77 миллиона квадратный килолу, и более половины из них занимают неразработанные леса и пустоши, так что Ронье определённо права, даже если население удвоится, или даже станет ещё больше, с точки зрения доступной земли проблем не возникнет...... я думаю."
        Определённая информация, проскользнувшая среди этих слов, сильно удивила Ронье.
        "Эм....... Вы говорите, что общее население Тёмной Территории около восьмидесяти тысяч!? Но ведь во время Войны с Внешним Миром, разве Император Вектор не собрал армию, не менее пятидесяти тысяч?"
        "А чего тут удивляться....... В Тёмной Территории, как говорит Фанатио-сан, каждый, кто способен сражаться, становится солдатом, но да, я согласен, как не посмотри, ужасная история. Однако, таков обычай Тёмной Территории. Это тот мир, где нельзя выжить, не убивая и не грабя."
        Кирито прервался и снова откинулся на спинку сидения. Концентрация сознания на какое-то время нарушилась, и дракон несильно задрожал, но затем вновь обрёл стабильность.
        "...и так же, как и в Тёмной Территории, у жителей Мира Людей тоже за 300 лет выработалось общее мировоззрение. Жители Тёмной Территории — ужасные чудовища, что пересекая Горную Гряду-на-Грани, воруют детей и скот. Поток туристов и торговцев, циркулирующий между двумя мирами, мало-помалу увеличивается, но вот мировоззрение людей так просто не изменить. Даже если я попытаюсь их связать новым законом или табу, инстинктивный страх и отвращение никуда не денутся..."
        Его голос задрожал от глубокой грусти, и Ронье не могла подобрать верных слов.
        Кирито — это тот, у кого хватает силы инкарнации, чтобы лететь на огромном металлическом драконе, кто победил Первосвященника Администратор и Императора Тёмной Территории Вектора, но ни в коем случае не бог. Он просто человек — страдающий, сомневающийся, волнующийся, прямо как я, только рождённый в ином мире.
        Кирито всегда поднимался, неважно, какой бы крутой оборот не принимало дело, и поэтому он спас Подмирье от полного уничтожения; его за это никто не чествовал официально, но даже сейчас он продолжает бороться за этот мир. Хотелось бы мне обладать его силой, достаточной чтобы протянуть руку к недостижимой цели, гармонии между Миром Людей и Тёмной Территорией, которую раньше никто и представить не мог — но Ронье, одна из тех, кто лучше других понимала всю сложность этого пути, не могла дать ему подходящего совета.
        Хотя они пришли к этой теме внезапно, такой печальный диалог был бы невозможен, не напросись она с ним вместе...... но в тот момент, когда она уже почувствовала депрессию, Кирито сказал, словно бы ощутив это.
        "Я рад, что Ронье присоединилась ко мне. Те дети напугали бы меня, если бы я видел их в первые."
        "О... правда?"
        "Похоже, есть много путей, по которым ядовитые слухи попадают в наш разум...... но всё это неважно, ведь мы закончили войну так, как закончили..."
        Ей немного полегчало, и Кирито сказал другим, чистым голосом, словно бы отключив свои чувства.
        "Так, мы уже далеко от Центории, пора перейти с инкарнационного на элементальный полёт."
        "Да, пожалуйста!"
        Энергично кивнув, она спросила со своего места.
        "Ну, а мне что делать...?"
        "Просто поддерживай свою связь с элементами, как во время первого проверочного полёта, и пожалуйста, сообщи мне если что-то начнёт происходить."
        "Поняла!"
        Кирито услышал голос Ронье и показал ей большой палец вверх, потом схватил два металлических стержня обеими руками. Он продолжил фразой, запускающей священное искусство.
        "Систем Колл, Дженерейт Термал Элемент."
        Обе руки Кирито осветились красным, и было похоже, что термальные элементы один за другим генерируются внутри полых трубок. С помощью инкарнации огни были по трубкам перемещены в запечатанный бак в середине Искусственного Дракона.
        Похоже, даже для Премьер-Мечника было не так легко одновременно контролировать громадного дракона и мелкие элементы, так как дракон снова начал дрожать. Внезапно Ронье, не отдавая себе отчёт, наклонилась вперёд и положила свои руки на плечи Кирито.
        Она не зачитала никакого искусства, но почувствовала, что течение святой силы, кружащейся в окружающем пространстве, немного поутихло. Дрожание дракона прекратилось, и десять термальных элементов оказались надёжно помещены в запечатанный бак.
        "Спасибо, Ронье."
        Кирито легонько коснулся правой руки Ронье, медленно вдохнул и произнёс.
        "Дисчардж."
        Термальные элементы разрядились в запечатанном баке, создавая сильнейший поток огня.
        Яростное пламя, влекомое собственным давлением, метнулось из бака, стоило лишь дать ему такую возможность, в заднюю часть Искусственного Дракона. В середине пути оно смешалось с потоком воздуха от воздушных элементов, размещённых в отдельном баке перед взлётом, что вызывало дополнительную компрессию, и прямым потоком вырвалось из задних дюз, весьма напоминая пламя настоящих драконов.
        Резкое ускорение жёстко вжало тело Ронье в сиденье, выдавив воздух из лёгких.
        Тучи, плывущие за окном, дёрнулись назад. Сравнивая только скорость, это было ещё быстрее, чем когда они летели от Центрального Собора к отделению стражи южной Центории, используя технику полёта на воздушных элементах Кирито, но в этот момент дракон практически не управлялся инкарнацией. Иначе говоря, если высокоуровневые клерики будут достаточно тренироваться, они смогут летать так же быстро как Кирито.
        Чем испытывать "стену конца мироздания", возможно, более важным...... задумалась Ронье на секунду, в то время как вибрирующий рёв заполнил собой узкое пространство кокпита. Она громко выкрикнула, вцепившись в металлические ручки кресла.
        "Се...... сенпай! Этот дракон, как быстро он сейчас летит!?"
        "Хммм, посмотрим."
        Кирито ответил тоном, в котором вообще не чувствовалось напряжения.
        "Максимальная скорость полёта драконов Рыцарей Целостности около 120 килолу в час, а если требуется успешно покрыть большое расстояние, то не превысишь и 80 килолу в час. Ну а этот парень сейчас делает около 250 килолу в час..."
        "Э...... два… в два раза быстрее настоящего дракона!?"
        "Думаю, если, так сказать, "надавить в пол", будет и 300 килолу. Но дедуля Садоре сказал держаться на 80% и не выше."
        Говоря это, Кирито указал на один из нескольких дисков, выстроившихся спереди от его сидения. Прикреплённая стрелка определённо дрожала немного не доходя до верхнего предела шкалы.
        "Т-три сотни килолу в час..."
        Ронье повторяла это, снова и снова тряся головой, пытаясь осознать такую скорость.
        Теперь я понимаю, да, если Искусственные Драконы могут летать так быстро и так далеко от земли -- то хватит всего лишь пол-дня чтобы добраться до замка Обсидия, лежащего за 3 000 килолу. А ещё, никто не сможет напасть на Искусственного Дракона, проносящегося на такой безумной скорости.
        К тому же, ещё это даёт громадное преимущество для… мысля в таком русле, Ронье, наконец, привыкла к окружающим ритмическим вибрациям.
        Около пятнадцати часов прошло с того момента, как они пересекли Горную Гряду-на-Грани, начав лететь в тёмно-красном небе Тёмной Территории.
        Несмотря на два перерыва, которые они сделали, ягодицы и спины уже начали болеть, но тогда Кирито указал вперёд.
        "Вижу."
        Смотря через плечо Кирито, она увидела слабый свет впереди на земле, уже укутанной тьмой. В начале это была просто размытая точка, но когда они приблизились, она превратилась в бессчётные огни.
        "Это...... столица Тёмной Территории, Обсидия..."
        Прошептав это хриплым голосом, Ронье спросила Премьер-Мечника.
        "...... Кирито-сенпай, а вы там были?"
        "Да, но только однажды. Однако, поскольку визит был неформальный, я едва ли смог насладиться убранством замка и красотами города."
        "Похоже, что и в этот раз будет так же..."
        Слова Ронье звучали разочарованно, однако Кирито обернулся к ней и рассмеялся.
        "Нет, пускай и в этот раз визит весьма неформальный, до такой степени, что мы даже не предупредили Исукана, но что-то говорит мне, что шанс у нас будет."
        "Что-то… говорит вам...?"
        Она вновь посмотрела в окно, стараясь игнорировать небезызвестное "дурное предчувствие", с завидной регулярностью возникавшее у всех, кто так или иначе контактировал с Кирито.
        Искусственный дракон сбросил скорость больше чем в половину, но городские огни вдали всё ещё оставались размытыми.
        В отличие от круговой организации Центории, здесь бессчётные огни без какого-либо порядка скучились в форме полумесяца. За ними чёрным копьём рвалась в небо громадная чёрная скала.
        Скалу подсвечивало много огней, потому что это был замок бывшего Императора Вектора, Обсидия. Похоже, его в течение множества лет выдалбливали прямо в скалистой горе, пока он не принял свою нынешнюю форму замка, а размером не догнал Центральный Собор Церкви Аксиом - и поэтому во тьме виднелись лишь его контуры.
        "Осталось примерно 10 килолу... Хорошо, пора переключиться на инкарнационный полёт и приземлиться."
        Удивившись словам Кирито, Ронье спросила в ответ.
        "Почему мы выходим так рано?"
        "Ну, просто если мы с этим парнем приземлимся в городе или в замке, поднимется ненужная шумиха..."
        Ответив так, Кирито схватил металлический штырь, который был, видимо, "рукоятью управления" и с помощью инкарнации аккуратно погасил пламя термальных элементов в запечатанном баке. Рычавший звук, наполнявший небольшое помещение (которое официально называлось "кокпит") начал затихать и наконец, полностью исчез.
        Инкарнация Кирито уверенно поддерживала Искусственного Дракона, потерявшего тягу и начавшего снижение. Пока он снижался, Ронье не оставляла нервозность и она сидела, обеими руками вцепившись в металлический каркас сидения.
        Когда вернёмся в Центорию, надо будет попросить их, чтобы установили ручку на спинке сидения...... подумала Ронье, борясь с ощущением свободного падения, сильно отличавшегося от аналогичного в плавном лифте Собора. Наконец, искусственный дракон с некоторым ударом остановился, и Кирито от души потянулся на переднем сидении и сказал.
        "Вот и всё, Ронье. Отсюда полетим своими силами."
        Два меча, одна большая и одна маленькая сумка, одна человеческая единица по имени Ронье, а также её тяжёлый багаж — обнимая всё это обеими руками, Кирито быстро преодолел дистанцию в 10 килолу с помощью техники полёта на воздушных элементах. Он упомянул, что предельное расстояние, которое он мог стабильно пролететь по Тёмной Территории, где пространственные ресурсы были весьма разряжены, было как раз десять килолу.
        Во время полёта она, естественно, была плотно прижата к Кирито, так что в начале её сердце билось сильно и часто, но поскольку мотание из стороны в сторону в его руках, да и отношение вообще никак не отличались от обычного багажа, жару в её груди пришлось затухнуть.
        Они приземлились на широкую дорогу, ведущую в город при замке Обсидия. Булыжник был отполирован как мрамор, поскольку днём много людей, суб-людей, а также повозок, проходили плотным потоком, но в то время, около 10 часов вечера, на дороге не было ни тени.
        Ронье к этому времени обычно уже была в постели, так что как только её ноги коснулись земли, на неё налетела сонливость вкупе с усталостью от долгого путешествия, и лишь долго тряся головой ей удалось отогнать это чувство. С этого момента начинается её миссия как эскорта ----
        Ну или так она думала.
        "Так, давай-ка сперва найдём место где остановится."
        Кирито сказал это, цепляя Меч Ночного Неба к креплению на своём левом бедре, и Ронье быстро заморгала.
        "А... а что, в замок не пойдём?"
        "Ворота уже закрыты, да и Исукан уже скоро спать будет. Если стража найдёт кого-то, ошивающегося в округе, они явно решат, что это убийцу подослали."
        "...... определённо......"
        Хоть они и пересекли всё Подмирье чтобы справиться с таинственным убийцей, забравшего жизнь Язена, уборщика в таверне в Южной Центории, и попытавшегося переложить вину на юного горного гоблина Орои, если их примут за убийц, добром дело не кончится.
        "Поняла. Но таверна, которая бы без проблем согласилась обслужить жителей Мира Людей..."
        Прежде чем ответить, Кирито засунул руки в кожаную сумку и достал оттуда нечто маленькое. В свете городских огней это что-то выглядело, как маленькая ёмкость с крышкой, в которой хранят мазь.
        "Прости, Ронье, прошу меня извинить..."
        Говоря это, Кирито открыл крышку ёмкости и кончиком пальца извлёк оттуда содержимое. В этот самый момент, когда она придвинула лицо ближе...
        "У~НЬ~Я!"
        Рука Кирито быстро приблизилась и размазала что-то липкое по её лицу, и Ронье вскрикнула. По лицу Ронье, полностью замершей от удивления, Кирито обеими руками размалывал жирное вещество. Пройдясь по лбу, щекам, ушам и под подбородком, Кирито отошёл на шаг назад, посмотрел на Ронье и кивнул.
        "Да, вот так хорошо."
        "..............что… это за... штука..?"
        Она потёрла своё лицо пальцами, но липкое чувство исчезло, и на пальцах ничего не оставалось. Кирито не ответил, просто снова достал из ёмкости мазь и нанёс на своё лицо. Его кожа, обычно белая по меркам Мира Людей, даже пусть её цвет и был немного темнее в сравнении с Ронье и Тейзой рождёнными в Норлангарте, окрашивалась насыщенным чёрным.
        Через несколько минут лицо Кирито цветом стало напоминать чай кохиру4. Оно было теперь как у жителей Саутакройт, нет, даже как у обитателей Тёмной Территории...... Дойдя в своих размышлениях до этого момента, до неё дошло.
        "А...... это чтобы замаскироваться под людей Тёмной Территории?"
        "Угу. У Ронье и у меня волосы тёмные, и плюс сейчас зима, так что я думаю отличить нас, если мы сменим цвет лица будет нереально."
        Слушая его слова, Ронье заметила, что его лицо, от лба до щёк, постепенно приняло окончательный цвет. Когда улыбающийся Кирито, осмотрев её лицо, сказал "круто, отлично смотришься", она почувствовала как ладони потеплели.
        "Тогда, сенпай, я надеюсь, это смоется?"
        Она спросила напрямик, и Кирито, посерьёзнев, кивнул.
        "Естественно. Кутокония-сан, аптекарь, сказала, что оно естественным путём исчезнет за восемь часов."
        "Естественным... а из чего оно сделано?"
        "Она сказала, лучше не знать."
        Выдохнув последние слова, Кирито снова протянул руки, поправил потревоженную причёску Ронье и обратил взор на восток.
        В Центории на границе с городом были большие ворота и отделение стражи, но, похоже, в окрестностях Обсидии подобного не было, просто по обеим сторонам дороги постепенно нарастало количество домов, пока это не превращалось в полноценный город. Стражи не было видно.
        "...... Пока что пойдёт, я думаю, и если кто спросит кто такие...... так, мы пришли из Фальдеры чтобы найти работу в северном фу... и скажем, мы брат и сестра."
        Ронье наконец убрала руки от щёк и спросила про неизвестное слово во фразе Кирито.
        "Умм, а что такое Фальдера...?"
        "Это город в Тёмной Территории примерно в 30 килолу на юго-запад отсюда."
        По правде, ей хотелось бы ещё выяснить значение 'фу', упомянутого перед той частью про брата и сестру, но с трудом сдержав любопытство, Ронье кивнула.
        "Поняла, идёмте, сенпай."
        Она закрыла голову капюшоном, подняла с сумки, стоящей на брусчатке, ещё пока не названный длинный меч и повесила его на поясе. После чего она потянулась за сумкой, но Кирито опередил её.
        "А...... сенпай, позвольте мне самой свой багаж..."
        "Не-не, я ведь твой брат, а ты моя сестра. Твой братик понесёт багаж своей сестрёнки."
        Со счастливой улыбкой, Кирито поднял сумку Ронье правой рукой, повесил свою кожаную сумку на левое плечо и зашагал вперёд. Ронье, терзая себя, как же ей теперь называть Кирито когда они доберутся до города, побежала вслед за ним.
        После того как они какое-то время шли ночной дорогой, вокруг постепенно светлело, и в то же время увеличивалось количество людей и суб-людей, проходящих мимо, так что Ронье чувствовала одновременно облегчение и напряжение.
        В городе при замке Обсидия, который она видела впервые, большинство зданий были построены из тёмного камня, в нём было меньше деревьев и водоёмов, да и в целом по сравнению с Центорией он чувствовался более людным. Однако, светильники, прикреплённые к стенам домов и дорожным столбам, не смотря на позднее время, светили красным, жёлтым и пурпурным, создавая ощущение праздничной атмосферы.
        "А что горит в этих светильниках?"
        Кирито тут же ответил на вопрос Ронье.
        "Руда, которую можно найти в близлежащих горах, кусок размером с кулак, вроде как, горит целых десять дней."
        "Оу, удобно, не так ли?"
        "На первый взгляд, если кто-то привезёт такое в Мир Людей, то можно будет продать по высокой цене, однако с этой рудой сложно обращаться поскольку она начинает гореть естественным путём если её не поместить в воду, так что её довольно проблематично перевозить на большие расстояния..."
        Так они шли вперёд, переговариваясь, и вот впереди показалось оживлённое место. Это была небольшая площадь, вокруг которой стояло несколько палаток, и множество людей пили в центре, где были выстроены несколько столов.
        Примерно половина из них была людьми с тёмной кожей, кроме того было немало орков и гоблинов, но они сидели за отдельным столом. Даже после заключения в Тёмной Территории "Мирного Договора Пяти Народов", конфронтация между племенами ещё не исчезла..., подумала Ронье выглядывая из-за Кирито но тот сказал.
        "Хей, даже то что они спокойно пьют вместе — уже значительное изменение. Смотри, вон кулачный боец и группа орков общаются друг с другом за соседними столами, не так ли?"
        "Ой, и правда, вроде даже тост произносят......."
        Когда кулачный боец, который, несмотря на то что стоял февраль, едва прикрыл свой суровый торс, вскинул деревянную кружку, что-то выкрикнув, сидящий с ним рядом орк с воодушевлением стукнул её своей. Наблюдая за этой ситуацией из центрального входа на площадь, Ронье пробормотала, словно продолжая свой мысленный монолог.
        "Во время Войны с Внешним Миром, орочьи войска пришли на помощь практически уничтоженной группе кулачных бойцов....... Ведущая их "зелёная мечница" — орки поклоняются ей, словно богине."
        Ронье никогда её не встречала, но она знала, что "зелёная мечница Лифа", исчезнувшая в конце войны, была сестрой Кирито из реального мира. Раскрашенное чёрным лицо Кирито дёрнулось, как будто он какой-то миг подумывал прервать её, но затем он всё же ответил, вернув лицу спокойствие.
        "Да...... и это стало причиной, почему нам удалось заключить мирный договор с Тёмной Территорией так быстро, без преувеличений всё благодаря Лифе. Вот почему мы должны любой ценой защитить этот мир."
        "……Да"
        Ответила Ронье, понимая, что всякий раз, как тот пытался забыть, эта непроходящая тревожность раз за разом пробуждала его подобно неотступным волнам прибоя.
        Но Кирито скоро продолжил своим обычным тоном.
        "Ладно, уже поздновато, но и нам стоит чего-то перекусить. Уличная еда просто не может надоесть."
        "О... мы будем есть здесь?"
        "Да, чувствуешь, какой вкусный аромат от этих палаток.....? Вытерпеть его будет так же сложно как ежедневный гнев Фанатио-сан и Дюсольберт-сана."
        Упомянув нечто, что похоже было не просто теорией, Кирито схватил сумки и шагнул на площадь.
        Она, естественно, последовала за ним, и ароматный запах немедленно пощекотал её нос, напоминая о голоде. Вокруг площади стояло шесть палаток, но с одного взгляда было трудно понять какая из них что продаёт.
        В подобных ситуациях, когда Ронье было трудно сделать выбор, она полагалась на решительную Тейзу...... но сейчас её рыжей подруги рядом не было. В равной степени не могла она довериться и вкусу Премьер-Мечника, который, бормоча себе под нос "Тут гриль на вертеле, это вкусно......но уже так поздно, может взять тот суп с лапшой, что готовят вон там......нет, нет, булочки на той стороне очень даже...", переходил от одной палатки к другой.
        Кстати, это ведь обычно Юдзио-сенпай решал подобное за Кирито-сенпая, так что неудивительно, что он растерялся...... После того, как она поняла, Ронье рассмеялась и потянула Кирито за край плаща.
        "Ой, сенпай... Прежде, чем мы приступим к еде, а местные деньги-то у вас есть?"
        "............"
        Лицо смотрящего на Ронье Кирито постепенно сменилось с испуга на отчаяние.
        В Мире Людей циркулировали четыре типа валют: золотые монеты в тысячу широв, серебряные монеты в сотню широв, медные монеты по десять широв и железные по одному. Строго говоря, существовали ещё и монеты из белого золота по десять тысяч широв, но они не были распространены среди обычного населения и низшей аристократии поскольку использовались только при расчётах между правительством и крупнейшими торговцами.
        Для Ронье, сколько она себя помнила, единственной валютой были ширы, но поскольку они несли на себе профиль богини Стасии и эмблему Церкви Аксиом, ими не могли пользоваться в Тёмной Территории. Конечно, там должны были существовать свои деньги.
        Кирито, судя по всему, наконец осознал ситуацию, потому что его руки опустились, и он сказал.
        "......Знаешь, в Соборе мы деньгами-то особо не пользовались, так что я совершенно забыл......."
        "Вы...... вы говорите что ни единого шира с собой не привезли... или...?"
        Выглядя как ребёнок, которого отчитывает преподаватель, Кирито кивнул.
        Ронье понятия не имела что на это сказать, и несколько секунд просто смотрела в лицо Премьер-Мечника.
        В задней части мечевого пояса, который Ронье всегда носила, была вшита золотая монета в тысячу широв на случай острой необходимости, но в этом месте использовать её бы не получилось. Она поняла, что это ведёт к следующей проблеме, и спросила Кирито вновь.
        "Так это что — значит мы и в гостинице остановиться не сможем...?"
        "Умм, ну, похоже на то."
        Ронье глубоко вздохнула, стоя напротив по непонятной причине неестественно повеселевшего Премьер-Мечника.
        "И если бы мы остановились на ночлег без гроша, как вы именно собирались расплачиваться утром?"
        "А, ну, знаешь, автоматически бы пошарил со стореджа......."5
        Кирито уставился на палатки с таким лицом, как будто он ещё не отказался от идеи перекусить даже при таких обстоятельствах, а затем перевёл взгляд на ночной замок, пронзавший ночное небо.
        "Эх, делать нечего, давай молиться чтобы Исукан всё ещё не лёг спать и проскользнём в замок Обсидия......"
        -- сказал её сенпай, минуту назад говоривший, что если их примут за убийц, придётся туго!
        Ронье глубоко вдохнула, собираясь высказать напрямую всё, что она думала про эту идею, и тут.
        Над двумя шепчущимися в углу площади головами, сблизившимися настолько, что практически касались друг друга, возникла большая человеческая фигура.
        "...... !?"
        Ронье скользнула взглядом вверх, отчаянно удерживая руки, тянущиеся к мечу на левом бедре. Перед ними стоял гигант, высотой аж целых один мел девяносто ценов6.
        Крепкие мускулы покрывали оголённый торс, покрытый лишь двумя скрещенными полосками кожи да бесчисленными шрамами, разбросанными по медно-красной коже, завершавшие его образ кулачного бойца. Бледный свет от горящей руды не давал понять, это он настолько пьян, или же это его лицо под рядами жёстких волос от природы было настолько красным.
        "Чё, братишка7, деньжат на еду нет?"
        По крайней мере угрозы в его голосе не чувствовалось, и Ронье приуменьшила бдительность. С другой стороны, Кирито кивнул с весьма несчастным видом, и голосом, который казался очень голодным -- он вполне мог и не прикидываться в тот момент, а вести себя как всегда -- ответил.
        "Ну...... да, всё так. Мы с сестрой пришли из Фальдеры в поисках работы, но они закончились в пути."
        "Хех, Фальдера большая, мой старик до сих пор там."
        Услышав слова гиганта, Ронье похолодела, представив как нелегко будет говорить о мнимых воспоминаниях о городе, о котором она не знала ничего кроме названия, но к счастью, разговор пошёл не в том русле. Кулачный боец хлопнул плечо Кирито правой рукой, тяжёлой и толстой словно бы он носил кожаные перчатки, и произнёс щедрые слова.
        "Лады, давай-ка угощу земляка."
        "Я, не, ...я уже собирался…"
        Уже сожалея о своём поведении, Кирито попытался было отказаться, но кулачный боец толкнул его в спину в угол площади. Кирито неуверенно двинул ногами, и Ронье последовала за ним.
        Кулачный боец привёл их в самую маленькую и наиболее тускло освещённую палатку. Единственное, что можно было сказать о продавце, помешивающем в большой кастрюле с приправами длинным половником, большую часть лица которого скрывала отросшая чёлка, — что он был человеком. Выцветшая тряпка, свисавшая с угла карниза над стойкой, несла написанное маленькими кривыми буковками "Варёное по-Обсидийски", что видимо было и названием блюда.
        "Это место лучшее на всей площади. Ну, хоть никто из моих друзей и не согласится!"
        Пьяный кулачный боец расхохотался “ГА-ХА-ХА”, и Кирито с лицом, полным ужаса, отступил на шаг назад.
        "А, это, дядька, у меня нехорошее предчувствие......."
        "Да все они так говорили в начале. Давай, рискни попробовать, что бы не думал что тебя одурачили. Эй, отец, плесни-ка три чашки."
        Кулачный боец выудил три медяка из кармана, висевшего у него на поясе, и со звуком “ЧА~ЛИНЬ” бросил их на длинную тёмную доску. Если ценность монеты такая же как в Мире Людей, таинственное “Варёное по-Обсидийски” стоило десять широв, что было ну очень уж дёшево, даже для лёгкой уличной еды.
        Продавец, не вымолвив ни слова, выстроил три деревянные миски на длинной доске, со звуком “ДО-БО-БО” разлил содержимое из кастрюли длинным половником и добавил в каждую по ложке из такого же дерева. И вновь не сказав ни слова, он забрал монеты и вернулся к своему помешиванию.
        Привычно ли ему было такое отношение, или же он был просто пьян, но кулачный боец одну за другой взял миски обеими руками, никак не реагируя на невероятно раздражающее поведение продавца, и поставил их перед Кирито и Ронье. После того как это произошло, возможности отказываться больше не было, так что они приняли его доброту, сказав "Большое вам спасибо".
        В чашке было нечто, что можно было описать лишь как густой коричневый суп. Похоже, в нём содержалось множество ингредиентов, но поскольку жидкость была практически непрозрачной, одним только взглядом определить, что именно варилось, было невозможно.
        Ронье уселась возле Кирито за свободным столиком, поторапливаемая кулачным бойцом, уже взявшим свою тарелку, и морально приготовилась.
        Она зачерпнула немного жидкости, концентрированной словно жарк?е, которое готовили три дня подряд, подула на него и положила в рот. Остро! была первая её мысль, но тут же пришла кислота, а после этого вкус развернулся сложным букетом оттенков горечи, оставив после себя лёгкое сладкое послевкусие.
        "............ Кирито-сенпай, что это за странный вкус такой.......?"
        Когда Ронье спросила в голос, Кирито, который уже тоже попробовал немного, шептал, уставившись на деревянную ложку со сложным выражением на лице.
        "Никаких сомнений...... Это точно вкус "Варёного", одновременно прекрасный и отвратительный, или даже скорее словно ужасно слабый......."
        "Ой...... так сенпай уже ел это раньше?"
        Наконец заметив, что Ронье повернулась к нему, Кирито покачал головой.
        "О, нет, не совсем....... В городе, где я жил, было место, в котором подавали нечто похожее. И продавец напоминает того, но всё же это...... "Варёное", которое я знаю было чем-то, что вообще с трудом можно есть, потому что приходилось пробиваться через его острый, кислый, горький и сладкий вкусы. Но это Варёное по-Обсидийски упорядочивает или даже оборачивает вкусы, делая их невероятно мягкими и......"
        "Ох, я смотрю ты попробовал, братишка!"
        Боец, у которого в миске уже оставалось не больше 30%, радостно хлопнул Кирито по спине.
        "Говорят, с того дня, как основали имперскую столицу Обсидию, этот парень, Коицу, продолжает добавлять ингредиенты и перемешивать суп каждый день вот уже более двух сотен лет. Однозначно не кухня Мира Людей, ГА-ХА-ХА!"
        "Эт…то и впрямь так......."
        Рядом с осторожно кивнувшим Кирито, Ронье неожиданно выкрикнула от удивления.
        "Две… две сотни лет......!? Как, как может жизнь пищи не иссякать так долго? Суп и жаркое повреждается после 5 дней даже в середине зимы..."
        "Вот в этом-то этот парень и крут."
        И словно он был в каком-то родстве с владельцем магазина, кулачный боец гордо стукнул себя в широкую грудь.
        "Этот парень ни шагу не отходит от кастрюли целый день, он продолжает удерживать пламя, не позволяя кастрюле стать слишком горячей или же остыть. Если продолжать это делать постоянно, содержимое кастрюли не начнёт терять жизнь. Ну а я, конечно, ем здесь трижды в день...... Думаю, этот парень один такой не только в Тёмной Территории, но и во всём Подмирье, кто может так готовить."
        "Н-да, каждый день, это......."
        Она вопросительно уставилась на стойку. Нелюдимый продавец продолжал помешивать варево в кастрюле, опустив голову, так что его лицо было по-прежнему невидимо.
        "....... Так а его жизнь заморозили что-ли, раз он жив уже две сотни лет...?"
        На вопрос Ронье, кулачный боец, которому подобное пришло в голову, судя по всему, впервые, с серьёзным выражением лица несколько раз перевёл взгляд между миской и стойкой, а затем покачал головой.
        "Быть не может, говорят, только первосвященник Мира Людей могла такое делать. Тут, небось, дело наследует поколение за поколением."
        "Ну, наверное, так оно и есть."
        Ронье кивнула и зачерпнув побольше из самого центра миски, с опаской положила в рот. Это наверное мясо птицы даёт такой невероятно лёгкий хрустящий эффект и когда с каждым укусом оно разламывается, рот переполняет богатый вкус. А ещё, странный сложный аромат, если привыкнуть — ничего не сможешь полюбить сильнее.
        Кирито, который очистил миску с завидной скоростью, видимо, привыкнув ко вкусу быстрее Ронье, удовлетворённо выдохнул.
        "Ха-ха, это было ужасно...... и это не преувеличение......."
        Он потянулся а затем низко склонил голову перед сидящим напротив кулачным бойцом.
        "Спасибо за еду, добрый человек. Я никогда не забуду твою щедрость."
        "Забудь, всё на благо."
        Кулачный боец, давным-давно закончивший есть, кивнул с улыбкой на лице.
        "Когда найдёшь работу и если настанет такой день, когда сможешь есть Варёное по-Обсидийски вдоволь, угостишь меня... и кстати об этом..."
        Продолжая улыбаться, он задумчиво потёр лицо широкой ладонью.
        "...... Сейчас в Обсидии может быть сложновато найти работу обоим и брату, и сестре, братишка."
        "О... правда? А на улицах людно, и даже в поздний час всё выглядит хорошо..."
        "Выглядит как выглядит, но только потому что количество жителей лишь возрастает... и я не думаю что так может продолжаться ещё долго..."
        Сказавший им это со вздохом боец купил сомнительный бурдюк у проходящего мимо гоблина. Он сжал его и глотнул, затем, хмурясь передал напротив.
        Хотя Кирито секунду выглядел так, будто справляется с содержимым, стоило ему выдохнуть, он сильно раскашлялся. Кулачный боец, к которому вернулась ёмкость, улыбнулся и продолжил объяснять.
        "Этот шмурдяк гонят в племени равнинных гоблинов, которые недавно осели около города. Он вкусный, и к тому же дешёвый как я не знаю что, продаётся на ура. А в городском трактире товар убогий и продажи падают, так что в гильдии торговцев кусают локти. Будь это до войны, солдаты бы просто напали на гоблинскую деревню и перерезали бы их всех, но теперь же у нас Мирный Договор Пяти Народов......."
        "...... То есть, пока суб-люди прибывают в Обсидию, людям будет не хватать работы...?"
        "Не только в суб-людях дело, народ растёт как на дрожжах......Вот что братишка должен увидеть."
        В ответ на вопрос Кирито, боец пожал плечами и ответил, глядя в тёмное небо.
        "Раз ты пришёл из Фальдеры, не мне тебе говорить...... в этом тёмном мире земля просто всё убивает. Люди и суб-люди всегда страдали от голода и жажды. Даже та жуткая война, что положила конец "эпохе железа и крови", началась из-за битвы за озеро, жизненно необходимое для какого-то племени..."
        Ронье и Кирито, не знакомые с историей Тёмной Территории, только молча кивнули. Кулачный боец ещё глотнул из бурдюка и продолжил размеренно говорить.
        "......Наши предки смогли выжить в этой Тёмной Территории благодаря легенде, в которую они верили. Однажды врата Мира Людей откроются и мы получим свою обетованную землю."
        Услышав эти слова, Ронье инстинктивно напряглась, но кулачный боец не заметил.
        "...Ни мой мелкий брат, ни сестрёнка не дожили до того дня, когда чуть больше года назад воскрес Император Вектор, но мы все были так рады, нападая на Мир Людей. Мы думали, наконец, пришло время сбыться легенде... -- Но Рыцари Целостности Мира Людей, по слухам, были хуже любого чудища...... А потом внезапно появилась армия из другого мира. Я ничего не понимал что происходит, а императора утащил какой-то чёртов мечник из Мира Людей, и вдруг война закончилась......"
        Ронье посмотрела на "чёртова мечника" рядом с ней, по лицу которого уже катился холодный пот, а выражение было ещё более напряжённым, чем когда он пробовал Варёное по-Обсидийски. Кулачный боец, который, к счастью, не представлял, кто сидит перед ним, снова открыл рот, хлопнув ложкой по столу.
        "...Если война шла так как говорили, то на этот раз бог Тёмной Территории ушёл на благо. В общем, никто не жалуется на перемирие с Миром Людей, но и то, что надежды на богатые земли, которые однажды станут нашими, больше нет — тоже правда.... Поэтому молодые гоблины, орки и люди стягиваются в Обсидию...... Они думают, что тут лучше, говорят, смогут найти лучшую жизнь. Однако, неважно насколько эти работяги жаждут работы, бесконечных новых рабочих мест что-то не появляется. Раз ты человек, тебя мог бы нанять рыцарский орден.... но и братишка, и сестрёнка оба какие-то хлипкие, так что..."
        Видя как кулачный боец сонно моргает пьяными глазами, направленными на них двоих, глубоко задумавшийся Кирито снова низко склонил голову.
        "Спасибо за всё, дядька. Варёное по-Обсидийски было вкусным...... Когда-нибудь мы тебя угостим."
        "Оу...... удачи вам двоим……"
        Наконец, они аккуратно встали из-за стола, стараясь не разбудить кулачного бойца, всерьёз решившего заснуть прямо там.
        Осмотрев площадь, они увидели, что группа орков и гоблинов уже незаметно ушла, и оставались только несколько групп пьяных кулачных бойцов. Большинство лавок уже закрывались, и только продавец, готовивший Варёное по-Обсидийски, продолжал помешивать кастрюлю. Походило на то, что их предыдущая беседа о ночёвке под открытым небом становилась реальностью.
        "... Так, нам вроде-как таверну надо бы найти?"
        Кирито, широко зевнув, сконфуженно пробормотал это.
        "Но чем вы собираетесь платить за аренду? Мне правда кажется, что те, на кого вы рассчитывали, не объявятся сами по себе."
        "А, что-нибудь придумаем."
        Кирито засмеялся и направился к восточному выходу с площади; Ронье неизбежно последовала за ним.
        Когда они приблизились к центру города, число рудных светильников возросло, а суматоха стала громче.
        Однако, после истории кулачного бойца, в свете разноцветных фонарей им виделось пылающее желание сопротивляться убийственной земле, а в суматохе слышалось накапливаемое людьми недовольство.
        Кирито решил проблему безденежья неожиданно благопристойным путём, продав нож из своего кармана придорожному торговцу; от лавочника они узнали, где находится дешёвая таверна и снова начали идти. Ронье возбуждённо говорила Премьер-Мечнику, который казался менее разговорчивым, чем обычно.
        "Эта валюта, "бек"8. Один бек стоит столько же, сколько и шир из Мира Людей?"
        "Эм...? А, да, похоже на то. Но при этом миска Варёного по-Обсидийски всё равно была весьма дешёвая..."
        "Звучит так, словно вы были бы не прочь испробовать его снова, сенпай?"
        "Как и ожидалось, мечнику-доно от бывшего камердинера ничего не утаить."
        С довольным лицом погладив Ронье по голове, Кирито той же рукой указал на строение справа спереди.
        "Наверное это и есть таверна, о которой говорил тот старый оружейник."
        Она была похожа на таверны Мира Людей, за исключением стен из тёмного камня, даже имела такую же вывеску с выкованными буквами I, N, N. Когда Ронье её увидела, в её сердце родилось странной чувство сомнения, но оно словно мираж отхлынуло прочь прежде, чем она смогла подобрать слова, чтобы его выразить.
        "...? ....Что случилось, Ронье?"
        Она быстро замотала головой и сказала Кирито, наклонившему свою.
        "Нет, ничего."
        "Хорошо.... День был трудный, лучше лечь пораньше."
        Сказав это, Кирито взял в руки две больших и одну маленькую сумки и вошёл в дверь под вывеской.
        К счастью, несмотря на почти что полночь, таверна была открыта. Хозяйкой была женщина примерно лет сорока, с подозрительным лицом осмотревшая Кирито и Ронье с ног до головы, но не похоже было, чтобы она сомневалась в истории брата и сестры, пришедших из Фальдеры в поисках работы.
        Но видимо Кирито и в голову не пришло, что их "легенда" создаст новые проблемы. Сказав “Раз вы брат с сестрой, одной комнаты хватит!”, женщина больше ничего не стала слушать и проводила, или скорее протолкала -- ещё и обязав их оплатить двойной тариф в 100 беков за ночь на человека когда будут уходить -- эту парочку в комнату на втором этаже.
        "Комнату освободить до десятичасового колокола! В ванной уже потушено пламя, так что если хотите мыться, рядом есть купальня. Скажете, что мои постояльцы и будет скидка!"
        И пробубнив ещё что-то, вряд ли доброе или воодушевляющее, хозяйка исчезла внизу.
        Ронье стояла как громом поражённая, а Кирито сказал каким-то странным голосом.
        "Ээээ.... Прости, Ронье. Всё так обернулось потому что я специально спросил про дешёвую гостиницу..."
        "Но, благодаря сенпаю..."
        "Я и снаружи нормально посплю, так что Ронье, эта комната в твоём распоряжении."
        "Ну "нормально" — это вряд ли..."
        "Или здесь на карнизе, или в парке, ничего со мной не случится. Пожалуйста, хорошо отдохни. Вернусь завтра утром."
        Ронье торопливо потянула Кирито, вылезавшего в окно, за плащ.
        "Эт...это ерунда, сенпай! Там так холодно, простудитесь ведь если будете прикидываться кулачным бойцом!"
        Она осмотрела комнату. В дополнение к простой кровати, тут ещё диван, комната вмещает двоих. Ноги распрямить вряд ли выйдет, но нельзя сказать что прям заснуть не получится, подумала Ронье.
        "Я буду спать на том диване, а сенпай может воспользоваться кроватью."
        "Ну, нет, но... Разве ничего такого нет в Индексе Табу или Фундаментальном Законе Империи? Типа запрета на то, что неженатые мужчина и женщина спят в одной комнате?
        "Нет, ничего такого. Запрещено только цел… целоваться в губы и ещё... кроме того............"
        "Так что там ещё?"
        Ронье твёрдо схватила плечи Кирито, который с озадаченным лицом приблизил лицо, и со всей своей силой пихнула его в направлении кровати.
        "Что бы там ни было, но сенпай — Премьер-Мечник Мира Людей, а я — ученик Рыцаря Целостности, так что это не важно!"
        "Воу~!"
        Ноги Кирито скользнули по полу, и он спиной рухнул на кровать и остался сидеть на ней. Без малейшего промедления она развязала шнурки его плаща и стянула его, сняла ботинки с его ног, и не допуская дальнейших вопросов заставила его лечь.
        Она затем натянула хлопковое одеяло ему по шею, и когда её сердце начало, наконец, успокаиваться, Премьер-Мечник сказал ей, усмехнувшись кривой улыбкой.
        "... Ронье, ты прям как моя мать, в какой-то мере."
        "А... Простите, просто моя мать делала так всегда, когда я была маленькой."
        "Понимаю...... Было бы здорово однажды увидеться с родителями Ронье..."
        Когда Кирито произнёс это, глядя в потолок, Ронье вспомнила своё возвращение домой в прошлом месяце. Это, конечно, воскресило в её памяти множественные предложения о браке от родственников, но она оттолкнула их.
        ".......Да, уверена, мои родители будут счастливы."
        Вообще, больше всех будет доволен мой младший брат, но когда она решила высказать эту мысль, Кирито слегка улыбнулся и закрыл веки. Через несколько секунд послышалось тихое посапывание. Он сегодня весь день сохранял присутствие духа, но видимо усталость от полёта за 3000 килолу от Мира Людей на Искусственном Драконе даёт о себе знать.
        Обрадованная тем, что Кирито тихо спал на кровати, Ронье сняла свой плащ и немного помучившись с рудным светильником -- оказалось, нужно было влить в него воду -- потушила его.
        Сидя на стоящем под стенкой диване, она аккуратно сняла свои ботинки, поставила их рядом, и легла. Хотя её пальцы, как и ожидалось, упирались в спинку, холод ей не грозил, поскольку вместо тонкого покрывала она укрылась плащом, сделанным из качественного хлопка и шерсти из западного региона.
        

        На Ронье немедленно накатила сонливость, но борясь с ней она смотрела на профиль Кирито, подсвеченный проникающими сквозь окно огнями города.
        Что действительно случится, посети сенпай мой дом...... думала она, позволив своему воображению немного разыграться.
        А ведь и у самого Кирито семья наверное не состоит только из сестры, которую мы знаем как "зелёную мечницу Лифу". В реальном мире, куда та вернулась, должны быть его родители, возможно другие братья и сёстры, и ещё друзья. Но я не помню, чтобы Кирито говорил о своей семье.
        Хочет ли он вернуться домой…… Интересно, думает ли он об этом.
        Причин против не было. Даже Ронье, родовое гнездо которой было всё в той же Центории, иногда хотела увидеться со своим братом и сёстрами.
        Но Ронье не доставало смелости спросить Кирито об этом. И даже если я выберу момент чтобы спросить...... хотите ли вы вернуться однажды домой? — Не знаю, принесёт ли ответ что-то хорошее. Прежде всего, я ведь даже не знаю, есть ли у него способ вернуться домой.
        Интересно, что это за место.
        Жители Подмирья, сражавшиеся в Войне с Внешним Миром, почти без исключений чувствовали вместо близости лишь страх и отвращение по отношению к реальному миру, о котором всё что было им известно — его название. И Ронье таким исключением не была. От одной лишь мысли об ужасных красных рыцарях, из-за которых оказалось потеряно столько жизней и в Армии Защиты Мире Людей, и в Армии Тёмной Территории, её конечности холодели, а сама она начинала чувствовать себя отвратительно.
        С другой стороны, реальный мир — это также дом для Кирито, Асуны и тех мечников, что пришли на помощь Армии Мира Людей во время Войны с Внешним Миром.
        Даже в Подмирье есть хорошие люди, но есть и плохие. В реальном мире может быть так же. Однако, мне бы не хотелось, чтобы проход между мирами снова оказался открыт.
        Рыцарь Целостности Алиса отправилась в другой мир, интересно, что она там увидела? Возможно ли, что настанет день, когда я вновь увижу её и услышу её рассказ.......?
        Когда её мысли убежали настолько далеко, на неё вновь накатило то же странное чувство, как когда она увидела знак на таверне, но в конце концов тяжесть век победила, и Ронье уснула, где-то в чужой стране далеко от дома.

        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. ?? - Воздушный Стежок или Прошивающий Ветер.
        2. ??, “Сельский Нейтрализатор” по кандзи, но как и в случае с Химавари (“Подсолнух”) здесь, скорее всего, имеется в виду омоним к ????, что означает “Мак”.
        3. …которую мы также знаем под названием “оверрей”. Однако, здесь (в силу точки зрения Ронье) используется термин Подмирья.
        4. Любимый подмирский сорт чая Кирито. Делается в Саутакройт. Весьма горькая совершенно чёрная жидкость, обычно другие люди добавляют в него молоко. Отсылка к т.11, гл.2.
        5. Кирито здесь использует священный язык (“sharing” и “storage”), вероятно намекая на оплату из сокровищницы Обсидии.
        6. Нет, это не преувеличение переводчика, этот человек буквально представлен как ?? — гигант.
        7. В оригинале “онии-тян”, но мне показалось противоестественным оставлять эквивалент “моего дорогого старшего братца” исходивший из уст “гигантского” кулачного бойца. Его следующие фразы, вместе с ответами Кирито когда тот пытается подстроиться под его речь, адаптированы соответствующим образом.
        8. ??? - сноска добавлена для участников вики-сообщества.
        ЧАСТЬ 7

        

        Когда она проснулась от громкого колокольного звона, яркий свет ужа падал сквозь занавеску на окне.
        Поморгав, она потёрла глаза и села на диване. Всё ещё завернувшаяся в плащ вместо одеяла, она сонными глазами оглядела комнату.
        Первое, что она увидела, было фигурой черноволосого мечника, крепко спавшего в кровати перед диваном. Восемь часов миновало, и эффект мази исчез, так что светлый цвет, вернувшийся к его лицу оказался на удивление неудобен, и Ронье улыбнулась.
        Тогда она осознала, наконец, что провела ночь в одной комнате с Кирито -- хоть и в разных постелях, конечно,-- и всю сонливость тут же как рукой сняло, а лицо зарделось. Она приложила свои холодные руки, высунувшиеся за ночь из-под плаща, к голове и глубоко вдохнула чтобы восстановить спокойствие, затем энергично поднялась.
        Подойдя к кровати сбоку, она мягко тряхнула плечо спящего Кирито.
        "Сенпай, просыпайтесь, уже восемь часов."
        Когда прошлым вечером Ронье её услышала, она заметила, что мелодия колоколов такая же, как и у тех, что были в Центральном Соборе.
        Почему колокола, установленные в Церкви Аксиом Мира Людей и колокола в столице Тёмной Территории, находящиеся далеко друг от друга, играют одну мелодию..? Пока она над этим раздумывала, Кирито что-то невнятно пробурчал и постарался забраться обратно под одеяло.
        "Уф...... ещё немного............"
        "Ах, кто рано встаёт..!"
        Она попыталась резко стащить одеяло, но Кирито не пустил, крепко держа его край обеими руками, как ребёнок.
        "Ещё пять минут...... Нет, дай мне поспать ещё три минуты, Юдзио..."
        Услышав это имя, Ронье тихо ахнула. Медленно убрав руку от одеяла, она отступила на шаг назад.
        Около двух лет прошло с тех пор как элитный мечник-стажёр Юдзио, бывший близким другом Кирито, лишился жизни в битве с Первосвященником Администратор. Для Кирито, однако, дни проведённые с Юдзио, не исчезли в прошлом. Так же как и для Тейзы.
        На цыпочках она вернулась обратно к дивану и снова села на него.
        Асуна, Вице-Премьер-Мечник, просыпающаяся в одной с Кирито комнате, знает сердце Кирито... Знает ли она об этой глубокой печали, что он скрывает? И если так, мне интересно, как она способна стоять рядом с Кирито с этой доброй, мягкой улыбкой.......
        Она решила как следует поговорить с Асуной по возвращении в Центорию. Конечно, не о тех тайных чувствах в глубине сердца Ронье, но о том, что они обе одинаково желали стать силой Кирито.
        Пока она раздумывала о подобном, Кирито на удивление проснулся ровно через три минуты, как и пообещал во сне, и огляделся вокруг с более чем наполовину закрытыми глазами.
        Заметив Ронье, он широко зевнул, издав “ФУ-А~~” и поприветствовал её "Доброе утро, Ронье".
        "...... Да, доброе утро, Кирито-сенпай."
        "Плохо, я проспал... Который там час?"
        "Только что пробил восьмичасовой колокол."
        "О, значит на чекаут... эм, похоже, на то чтобы покинуть таверну времени нам хватит."
        Он ещё раз зевнул и поднялся с кровати. Подойдя к окну, он энергично откинул занавеску.
        "Ой, Ронье, иди сюда, отсюда замок видно."
        "Правда?"
        Поднявшись с дивана, она встала рядом с Кирито, и за окном, немного справа и позади беспорядочного городского пейзажа, она чётко увидела большущий чёрный замок, громоздившийся в небо.
        Вид его, пронзающего утреннюю дымку Тёмной Территории, бывшую намного краснее утреннего тумана Мира Людей, хоть он и был построен в основном из простого камня, был много более жестоким, чем у Центрального Собора, наоборот, создающего ощущение величественной красоты. Кирито, который уже был здесь раньше, тоже выпустил долгий вздох восхищения.
        "... В отличие от Центрального Собора, созданного священным искусством Первосвященника Администратор, этот замок был выдолблен в скале руками людей."
        Услышав, как Кирито сказал это, Ронье тоже удивлённо вздохнула.
        "Сколько же месяцев... лет это заняло?"
        "Более сотни. -- Ладно, пора бы и уходить. До обеда времени прохлаждаться у нас нет."
        "Эй, это ведь сенпай проспал!"
        Кирито начал собирать свои вещи, ответив Ронье только зловредной ухмылкой.
        Снова раскрасив лица коричневой мазью и заплатив за ночлег, они ушли, и отдающее красным утреннее солнце поприветствовало их светом, напоминавшем свет рудных факелов.
        Расстояние в более чем 5 килолу от таверны до замка Обсидия они прошли, в нетерпении рассматривая непривычные виды чужой страны.
        При приближении к замку дорога стала шире, а строения по обеим сторонам дороги — богаче. Однако, число пешеходов значительно сократилось, в частности суб-люди полностью исчезли.
        Наконец появилась полноводная река, чёрная, как и всё в этом тёмном мире, через которую был переброшен красивый мост. За ним были большие ворота, а дорога постепенно поднималась в гору, к острой обсидиановой горе -- имперскому замку Обсидия.
        Ронье спросила Кирито, остановившегося у начала моста.
        "...... Так, сенпай, вы придумали как нам попасть в замок?"
        Тогда Премьер-Мечник слегка наклонил свою раскрашенную чёрным голову.
        "Хммм...... Хоть мы и притворились обитателями Тёмной Территории, одно это нам двери в замок не откроет... а если полететь на вершину, стража заметит, хлопот не оберёшься..."
        "Иначе говоря, идей нет...."
        Кирито ринулся отрицать слова Ронье.
        "Не-не-не. Есть одно средство!"
        Выкрикнув это, он потянул Ронье за руку, и они двинулись вдоль левого берега реки. Поскольку от моста, который ведёт прямо в замок, мы удаляемся всё дальше, он точно хочет переплыть реку, что вообще не выглядит лёгким, потом взобраться по каменистому склону и пробраться в замок.
        Кирито остановился в месте, где река была шире обычного, положил сумки на землю и снова взглянул на замок Обсидия.
        Обсидианово-чёрная скалистая гора больше походила на башню, потому что в основании она была около 300 мелов в диаметре, а её высота была в два раза больше. Большая часть стены, обращённой к городу, выглядела как замок, с величественными колоннами и широкими окнами, блестящими в лучах поднимающегося солнца, но задняя сторона оставалась просто скалой, и только где-то высоко нависала большая терраса, бывшая по всей видимости посадочной площадкой для драконов.
        Внезапно Кирито поднял правую руку и протянул её к вершине замка. Подвигал пятью вытянутыми пальцами, как будто что-то искал.
        "Это, сенпай...... что, во имя богов, вы...?"
        Чувствуя, как беспокойство всё нарастает, Ронье не выдержала. Однако, Кирито не ответил, но продержав так руку ещё около пяти секунд, он кивнул, словно что-то нащупал.
        Пальцы правой руки он сложил так, словно держал меч. Поднял её, вытянул левую ногу, чуть присел.
        Ронье распахнула глаза, наблюдая за тем, как в его руке появилось что-то типа меча, окутанного слабым белым свечением и излучавшего тихий вибрирующий звук.
        Кирито не читал никакого священного искусства. Значит, это секретное оружие Рыцарей Целостности, что напрямую воздействуют на "саму сущность мира", инкарнационная техника. Но она как правило невидима, а тут излучает свет и звук, сколько же силы воли он влил в неё?
        "............~~ФУ!!"
        Коротко выкрикнув, Кирито с огромной скоростью махнул рукой.
        Белый свет моргнул, и словно это был один из “Вострокрылых Близнецов” Ренри, мгновенно пролетев пол-километра, стукнул в перила маленькой терраски у самого верха замка Обсидия. Тренированный взгляд Ронье чётко увидел, как от удара световым клинком маленький кусочек Обсидиана откололся от чёрных перил.
        "Что......., се-се-се-се-се-сенпай, что вы творите?! Вы замок поцарапали!"
        Всё ещё сильно поражённая и удивлённая инкарнационным клинком, она потянула Кирито за плащ повернулась к нему, выпрямившемуся и ответившему своим обычным голосом.
        "Да что там той царапины, никто и не заметит если взять кусочек угля и на клей посадить… наверное. Так, смотри туда."
        И Кирито снова поднял правую руку, а она посмотрела в том направлении, куда он показал. На террасе, которую ударил "клинок разума" Кирито, появилась маленькая фигурка. Естественно, расстояние было слишком велико, чтобы узнать лицо, но стройная фигура определённо принадлежала человеку. Заметив царапину на перилах, человек перегнулся через перила и посмотрел вниз.
        Пусть он и был в более чем пол-килолу от них, на открытом берегу реки, где стояли Кирито и Ронье, не было места, чтобы спрятаться. Человек на террасе сфокусировался на них... и тут.
        Фигура внезапно приложила правую руку ко рту.
        Ронье заметила, что на широкой посадочной площадке, выступающей из задней стены замка, появился серый дракон и расправив крылья, взлетел.
        Дракон полетел вдоль стены замка и завис возле упомянутой террасы. Тень быстро запрыгнула на его спину и указала прямо на берег, где стояла Ронье.
        "…п-п-п-п-плохо, сенпай! Нас уже нашли!"
        "Быстро, как и ожидалось."
        "Как можно говорить такое столь беззаботно! Надо быстрее спасаться......!"
        Но Кирито потянул Ронье за плащ, закрыв её собой. Когда он это сделал, дракон внезапно ринулся вниз к этим двоим.
        В таком случае мне нужно выполнить свою роль эскорта! И Ронье сжала рукоять только что дарованного длинного меча, но тремя секундами позже...
        Несущийся вниз серый дракон вдруг резко хлопнув крыльями, затормозил, и наездник, подобно урагану, взлетел со своего места. Вид стройной фигуры, совершенно беззвучно приземляющейся на каменистый берег реки, был потрясающим. Как и на Ронье, на человеке был плащ с капюшоном, скрывающим лицо.
        Меч оставался в ножнах, но чтобы командовать драконом это должен был быть старший тёмный рыцарь. Стоя перед Кирито, Ронье напряглась, готовая вытащить меч, как только оппонент обнажит свой.
        -- Однако.
        Чуть позже всадника, с громким гулким звуком приземлился и дракон; вытянув длинную шею, он сперва обнюхал Ронье, затем Кирито. Потом..., издав радостное “ФУ-РУ-РУ-РУ” он начал тереться боком своей рогатой морды об голову Кирито.
        "Эээ…………?"
        Ронье смотрела на невозможную картину. Драконы Тёмной Территории тоже очень гордые, как и драконы Мира Людей, я слышала что они из родственных видов. Не может быть, чтобы такой дракон обходился со впервые встреченным человеком подобным образом... И тогда она заметила бессчётные шрамы от мечей и копий на покрытом серыми чешуйками боку.
        "А... воз… можно......."
        Быстрее, чем Ронье смогла выдавить из себя слова, Кирито заговорил сам, обеими руками почёсывая под подбородком дракона.
        "Ну-ну, давненько не виделись, Ёиёби1. У тебя всё хорошо?"
        Ронье никогда бы не забыла это имя. Имя легендарного дракона, без устали тяжко сражавшегося против армии красных рыцарей во время Войны с Внешним Миром. Перед ней был не тёмный рыцарь, а Рыцарь Целостности Мира Людей. Наездник, также известный как легендарный рыцарь "молчунья" --
        "...... возможно, это… Шейта-сама?"
        Когда напуганная до смерти Ронье спросила это вглядываясь в капюшон всадницы, последняя ответила, убирая его обеими руками.
        "Кирито...... Ронье. Что вы делаете в таком месте?"
        Шейта Синтезис Твелв.
        Среди остававшихся Рыцарей Целостности, она была старшим рыцарем, следующим за Фанатио и Дюсольбертом по иерархии, а сила её меча была столь велика, что слухи приравнивали её к бывшему главе ордена Беркули Синтезис Уан.
        Говорили, что не было ничего, что не мог бы разрезать её Божественный Инструмент "Меч Чёрной Лилии", дарованный Первосвященником, а во время Войны с Внешним Миром она сначала вступила в схватку с основными силами кулачных бойцов, а затем храбро2 бросилась в отчаянную битву против армии красных рыцарей.
        Однако, после завершения битвы, она оставила Центральный Собор и осталась в замке Обсидия в роли Полномочного посла Объединённого Совета Мира Людей.
        Иначе говоря, она была лучшим кандидатом на первую встречу в замке для Кирито и Ронье — но вопрос как именно Кирито удалось привлечь именно её, оставался неотвеченным. Кирито ударил клинком разума по замку, а Шейта, оказавшаяся единственной, кто это заметил, прилетела к ним — создавалось впечатление, что лишь невероятно удачное стечение обстоятельств помогло этой наобум придуманной стратегии осуществиться.
        Сдерживая желание спросить об этом Кирито, Ронье продолжала следить за разговором тех двоих.
        "Извините за внезапный сюрприз, Шейта-сан. Но это единственный способ позвать вас, который я придумал......."
        Когда Кирито, тоже снявший капюшон, нерешительно извинился, Шейта кивнула с невесёлой улыбкой на холодном красивом лице.
        "Да уж поверь, я удивилась, когда поняла, что с этого берега реки кто-то клинок разума кинул, подумала было, что командир Беркули воскрес."
        Её речь была простой и прямолинейной, как и раньше, но казалось, что в её голосе появилось много слов и ноток, смягчившихся по сравнению с прежними временами.
        "……но, почему именно в ту комнату, где была я?"
        На вопрос Шейты, Кирито пожал плечами.
        "Потому что там чувствовалась наиболее… тяжёлая атмосфера."
        Та вернула ему жест со слегка недовольным лицом.
        "......Я думала, что во время тренировок больше не потею, а ты всё равно почувствовал, да ещё и с такого расстояния."
        Из этого разговора Ронье поняла, наконец, что Кирито не кинул клинок разума наудачу. Тем жестом с растопыренной пятернёй, что предшествовал удару, он искал присутствие Шейты. Для Ронье эта техника была совершенно недостижимой загадкой, но --
        "Ой, сенпай. Даже обладая такими потрясающими навыками, всё, что вы придумали — это изобразить ребёнка, кидающего камушек в окно друга......"
        Она сказала это неожиданно для себя самой, но захихикала, повернувшись к Кирито, который тоже развернулся к ней.
        "Так, а Ронье-то опытная, это тебе мальчики в окно стучались?"
        "К-кто сказал, что со мной такое случалось!"
        "А, ну значит, это ты его так звала......."
        "Д-да речь вообще не обо мне!"
        Отчаянно отнекивающаяся Ронье увидела, как по бледному лицу Шейты растягивается улыбка.
        "Полагаю, путь был долог и труден, Ронье. Почему бы вам не передохнуть в замке."
        Она подала знак рукой, и Ёиёби лёг на землю. Седла не было, но благодаря этому, все трое смогли усесться вместе. Они сидели верхом, спереди Ронье, Кирито сзади, и Шейта в середине, на драконе, который легко взлетел после короткой пробежки по берегу реки, не испугавшись всей тяжести двух длинных мечей класса Божественный Инструмент, и трёх людей.
        Мощно хлопая крыльями, он быстро поднимался, нацелившись на верхнюю часть замка Обсидия. Стража их заметила, но они знали, что это дракон Полномочного посла, так что шумиха не поднялась.
        За пару минут Ёиёби долетел до уже знакомой нам террасы, и когда трое людей сошли, он пропел им на прощанье3 и полетел обратно на точку взлёта. Драконья туша исчезла, и Ронье подошла к обсидиановым перилам посмотреть на то место, которое Кирито ударил клинком разума. Как она и боялась, там чётко виднелись царапины глубиной более цена.
        Точно разгневаются, это же не... и тут Ронье подняла глаза на открывшийся перед ней вид и неожиданно воскликнула, совершенно забыв, о чём она беспокоилась мгновенье назад.
        "Ух ты...... потрясающе......!"
        Она могла видеть весь город Обсидию как на ладони. Городской ландшафт был скученным и беспорядочным, не имевший ничего общего с Центорией, радиально разделённой на четыре равных сегмента, но то, что она видела перед собой буквально сверкало силой жизни.
        "Хей, а та часть города, где как будто земля сложена множеством слоёв...а-ах, это что, стадион? Какой он большой, сенпай!"
        Поражённая Ронье услышала позади голос Шейты.
        "Я знаю много других мест, которые можно посмотреть, так что могу предложить тур по окрестностям, если будет время......."
        Переведя взгляд с Ронье и обернувшись, Шейта упёрлась глазами в Кирито.
        "Сдаётся мне, вы тут инкогнито, так? Что-то в Центории случилось?"
        "Точно."
        Кивнув, Кирито выпрямился.
        "Мне требуется срочная консультация обоих Шейты и командира Тёмной Армии Исукана."
        Комната за террасой была наполнена мягкими цветами, слишком уж яркими для Тёмной Территории. Стены и потолок были выкрашены светло-розовым, занавески были бледно-жёлтыми, а пол покрывал ковёр цвета молодой травы. В большом камине вместо дерева горела красным руда, согревая комнату настолько, что надев плащ уже можно было покрыться потом.
        Если это личная комната Шейты, меня несколько удивляет её вкус...... подумала Ронье, но сразу же поняла, что комната предназначалась не для той.
        По другую сторону камина располагалась небольшая, около мела длиной, кроватка, и когда Шейта туда подошла, её профиль озарился мягко появившейся улыбкой.
        Шейта молча поманила Ронье и Кирито, стоящих у входа. Они на цыпочках подошли и заглянули в кроватку, где дремал ребёнок, завёрнутый в белую ткань.
        Ему было около трёх месяцев после рождения, тёмно-красные волосы выглядели мягкими как пух, а нос, рот и обе ручки, прижатые с обеих сторон к голове, были невероятно маленькими.
        Я слышала слухи, что этот ребёнок — дитя Рыцаря Целостности Шейты и кулачного бойца Исукана. Это должна быть девочка…… подумав так, Ронье спросила её мать тихим-претихими шёпотом.
        "... Как её зовут?"
        "Лизетта."
        Тихо ответила Шейта и гордо добавила, коротко взглянув на Кирито.
        "Первый звук был взят от имени зелёной мечницы Лифы."
        "Правда? ...Не знал."
        Пробормотал Кирито, с улыбкой смотря на спящего ребёнка.
        Комфортную тишину, длившуюся около 20 секунд, нарушил звук открывающейся двери в коридор и доброго голоса, нараспев произносящего:
        "Лиза-тян, время для милка4..."
        В комнату вошёл молодой человек, обеими руками держащий поднос. Простой серебристый обруч поддерживал огненно-красные короткие кудрявые волосы; хотя была зима, его торс был прикрыт только тонкой конопляной рубашкой. Под короткими штанами он носил сандалии, его плечи и руки состояли сплошь из сильных мышц и бесчисленных шрамов, а правого глаза не было, как будто его извлекли; его внешний вид недвусмысленно указывал на то, что он могучий воин.
        Но с другой стороны, на его молодом лице играла довольная улыбка, весьма напоминающая Кирито, когда он ел медовый пирог; Ронье от удивления от такой картины аж рот открыла.
        Одноглазый тут же заметил Ронье и Кирито, стоящих возле кроватки, и улыбка постепенно сошла с его лица. Он немного нахмурил брови, а взгляд бегал между Шейтой и двумя другими.
        Прежде, чем человек успел что-то сказать, Кирито поднял правую руку и поприветствовал его.
        "Привет Исукан, давненько не виделись!"
        Тогда, командир Тёмной Армии и лидер кулачных бойцов Исукан распахнул левый глаз так широко, что тот почти выскочил из орбиты.
        "Ээээ..то же Ки-ки-кирито? Что случилось с твоим лицом…. Нет, даже, что ты здесь делаешь вообще? Следующая встреча же запланирована на март!"
        "Ну, у меня довольно срочное дело. Простите за вторжение."
        "Это ничего, но... нет, погоди, погоди-ка секундочку."
        Глубокая морщина порезалась меж сдвинутых бровей Исукана. Шейта мягким шагом подошла и забрала поднос из рук мужа.
        Никак на это не отреагировав, кулачный боец опустил хмурую голову.
        "Кирито, так, ты что-то слышал только что...?"
        "Только что....... А, да, про милк... Хех... Что же, Исукан прям весь такой папочка, ха-ха-ха!"
        "Ха-ха-ха... ну, раз слышал, невредимым тебе не остаться. Этим ударом я вышибу эти воспоминания из твоей головы!"
        Прокричал Исукан, сжав правую руку в кулак. Свет, напоминающий полупрозрачное красное пламя, окутал его до запястья.
        "Чт…, се-се-се-сенпай......!"
        Кирито правой рукой отодвинул Ронье, которая не знала, как эскорту поступить в таком случае, в сторону. Стоя перед Исуканом, он вытянул вперёд ладонь левой.
        "Давай, нападай!"
        "У~РА-РА-РА…!!"

        

        Вместе с этим выкриком, Исукан оттолкнулся от пола. Оставляя в воздухе горящий красный след, его кулак был выброшен вперёд на такой скорости, что Ронье его вовсе и не увидела, и стукнул ладонь Кирито.
        Прогремел взрывной звук, ударная волна тряхнула занавески и декоративную ткань. Это очевидно был удар ужасной силы, но Кирито твёрдо стоя на земле, лишь немного изогнул своё тело, и справился с ударом Исукана одной ладонью.
        Лидер кулачных бойцов и Премьер-Мечник Мира Людей какое-то время молчали, пока их кулак и ладонь соприкасались, затем Исукан поднял лицо и рассмеялся.
        "Сдаётся мне, слабеешь ты, Кирито."
        "Держи карман шире, Исукан."
        Поражённо качая головой, подле двух смеющихся мужчин стояла Шейта, всё ещё держа поднос. Ронье подошла к кроватке и заглянула в неё, чтобы проверить, не проснулся ли ребёнок, но Лизетта, дочь сильнейшего рыцаря и сильнейшего кулачного бойца, продолжала счастливо спать, ничего не заметив.
        Исукан вытолкал за дверь вбежавших стражников, услышавших взрыв, и заблокировал её двумя ножками от стула, после чего выстроил несколько стульев у окна.
        Конечно, стражники недоверчиво посматривали на Кирито с Ронье, но то ли благодаря "Закону Сильнейшего", то ли за счёт авторитета Исукана, они удовлетворились коротким "Не беспокойтесь, позже объясню" своего командира.
        Когда стражники ушли, пробил девятичасовой колокол, и словно это был будильник, ребёнок проснулся и начал плакать. Шейта взяла её на руки, и они вместе уселись на одном из стульев; девочка начала пить милк из детской бутылочки, сделанной из фрукта фибо, такого же как и в Мире Людей.
        Когда плоды фибо поспевали, они становились полупрозрачными и полыми, словно стеклянная бутылка, и благодаря своей эластичности и водонепроницаемости, равно как и части крышечки, выступающей подобно соску, растение считалось специально созданным богиней Террарией для младенцев.
        Но зная о существовании реального мира, поневоле задумываешься, что вероятно - это люди из реального мира создали его, а вовсе не богиня Террария - подобные мысли посещали Ронье, наблюдавшую как Лизетта мурчит “Н~КУ, Н~КУ”. Шейта подняла взгляд и сказала.
        "Хочешь попробовать?"
        "А можно?"
        "Конечно."
        Ронье держала переданного младенца левой рукой. Детскую бутылочку в правой руке она поднесла вплотную к её рту.
        Лизетта какое-то время смотрела на Ронье своими серыми глазами, так сильно походившими на мать, но потом снова начала пить милк. В Соборе она так же несколько раз давала молоко Берчи, но поскольку это была девочка, ощущения от держания её на руках были другие.
        "Я собиралась растить его с помощью кормления грудью, но оказалось что в клане кулачных бойцов есть секретная формула милка."
        Услышав слова Шейты, Исукан, обменивавшийся отчётами о состоянии дел с Кирито, сидевшим напротив него за маленьким столом, взглянул на них и сказал:
        "Ну, если пить ту штуку, то никогда не заболеешь, кости станут крепкими и сам вырастешь сильным."
        Используемый также и в Мире Людей, общеупотребительный священный язык -- слова, широко используемые общественностью, такие как "кётэн" или "тэйбл"5 -- включал слово "милк", обозначавшее конкретно коровье или овечье молоко, подогретое до температуры человеческого тела, с добавлением различного рода лекарственно-активных ингредиентов, используемое исключительно для маленьких детей в качестве замены грудному кормлению. Каковы именно эти дополнения — передавалось в пределах семей или кланов, и в этом смысле это действительно была "секретная формула". Как Шейта и сказала, нередко можно было услышать истории о том, что грудное молоко самое лучшее, и вполне возможно это и было правдой, но без бутылочек из фрукта фибо, наполненных “милком”, вечно занятым фермерам и торговцам было бы значительно сложнее растить детей.
        Так или иначе, а сама Лизетта не выказывала никакого неудовольствия от милка, содержащего секретную формулу кулачных бойцов, и в мгновение ока прикончив бутылочку, издала негромкую отрыжку. Она снова стала сонной, так что Ронье передала её обратно Шейте, которая уложила её обратно в кровать.
        Лицо вскоре вернувшейся Шейты уже приняло выражение рыцаря, а не матери, и усевшись на стул, она сказала.
        "Так что случилось?"
        Кирито кивнул и поведал им о случае убийства, произошедшего в Южной Центории за два дня до того.
        Исукан и Шейта слушали беззвучно, но когда дело дошло до обвинённого в убийстве горного гоблина Орои, эти двое резко втянули воздух. Однако, так и не сказав ни слова, они закончили слушать рассказ, продолжавшийся вплоть до того, как Кирито и Ронье вылетели из Мира Людей на "драконе" и прибыли в Обсидию прошлой ночью.
        "……Понятно……. Если об этом распространяться, то возникнет ненужное волнение......."
        Премьер-Мечник медленно покачал головой перед сидевшим напротив главнокомандующим.
        "Нет, я первым делом собирался послать письмо... но пока оно дойдёт, а потом будет доставлено обратно, пройдёт целый месяц."
        На тот момент, связь между Центорией и Обсидией обеспечивали гонцы на лошадях, проезжавшие на своём пути через десяток городов и крепостей. В одну сторону у них уходило две недели. Кроме того, оставалась опасность, что на гонца нападут монстры, в избытке обитающие в Тёмной Территории.
        "Да, это так…… Жаль что я так и не нашёл родительский череп......."
        Исукан вздохнул, и Кирито кивнул с печальным лицом, так что Ронье спросила, моргнув.
        "Простите, а этот материнский череп... что это?"
        "О, я узнал об этом, когда война закончилась. Это Божественный Инструмент, использованный Императором Вектором для того, чтобы отдавать команды десяти армиям во время Войны с Внешним Миром. Набор включал один большой материнский череп и десять маленьких дочерних; если говорить в материнский череп, голос мгновенно достигал дочерних черепов, пусть даже на значительном удалении."
        От этого описания, предоставленного Кирито, она, естественно, округлила глаза.
        "Секундочку...... есть такая штука, что не нужны ни лошади, ни письма?"
        "Ага, не нужны... Он только односторонний, от материнского черепа к дочерним, так что поговорить не получится."
        "Да и самое главное, материнский череп и несколько дочерних пропали после войны, так что сейчас это лишь бесполезная игрушка."
        Исукан вздохнул и добавил.
        "Проблема в том, что убит человек... Это абсолютно невозможно...... Каждый из отправляющихся в Мир Людей получает подготовленные мной письма, в которых говорится, что убийства и драки запрещены именем глав кланов Тёмной Территории и лично командиром Армии Тёмной Территории. Одно за другим, я все их подписал... Пока действует "Закон Сильнейшего", во всей Тёмной Территории только один человек может игнорировать этот приказ."
        Стоило Ронье подумать, что это, конечно, был сам Исукан, Шейта поправила его:
        "Двое."
        "............ только двое людей."
        Видя как Исукан хмурится за то, что его исправили, Кирито позволил лёгкой улыбке показаться на своём лице, но тут же вернулся к задумчивому виду.
        "Да, я тоже так думаю, и вообще, кинжал, которым Орои, вроде как, убил уборщика из Мира Людей, исчез из оружейной комнаты. Наверняка это было "временное оружие", созданное из металлического элемента...... Это не я додумался до этого, а Ронье, к слову."
        "Хех, а неплохой у тебя последователь, не думаешь?"
        "Я… Я не последователь, я, скорее..."
        Пока Кирито наклонив голову вопросительно смотрел на неё, Ронье сама пыталась понять, кто же она для Кирито, но вскоре выбросив эти мысли из головы, подняла руку и сказала.
        "В общем, я подумала над этим ещё немного... упомянутое оружие воспроизводило кинжалы горных гоблинов настолько точно, что Орои-сан даже на какое-то время поверил, что это подлинник. Так что мы подумали, что в инциденте замешаны мастера тёмных искусств... но......."
        Она замешкалась, переводя взгляд с Шейты на Исукана и обратно, ища поддержки.
        "...... но прежде всего, чем сейчас занята гильдия мастеров тёмных искусств...?"
        Пара перекинулась взглядами, и Исукан, кашлянув, ответил.
        "Я собирался об этом как следует доложить на следующем совещании......Это ужасно, но мы не обладаем информацией об истинном состоянии дел в гильдии мастеров тёмных искусств."
        "В каком смысле……?"
        Кирито тоже поднял брови.
        "Бывший гильд-мастер Ди.Ай.Эл. была побеждена Зелёной Мечницей и погибла, после чего её место заняла мастер тёмных искусств по имени Кэй.Ю.Ви. Но даже мне очевидно, что она не столь открыта к Тёмным Искусствам, ей определённо недостаёт сил."
        Шейта подтвердила слова Исукана.
        "Да по сравнению с ней даже мои навыки лучше будут."
        "В общем, мы тайно провели расследование, и Кэй была в лучшем случае десятая в гильдейской иерархии когда Ди была жива. Другими словами, у нас тут вся верхушка гильдии исчезла неизвестно куда."
        "...... гильдия тёмных мастеров, разве в битве при "Великих Восточных Вратах", они не потеряли около 2000 человек убитыми? Или эти ребята не присоединялись к войскам?"
        Исукан, нахмурившись, отверг идею Кирито.
        "Не думаю....... Их жажда выживать просто чудовищна. Даже Ди была бы сейчас жива, не сглупи она тогда, выступив против Зелёной Мечницы. Они не настолько покорные судьбе ребята, чтобы вся десятка лучших погибла вместе в одной битве."
        Исукан перевёл взгляд обратно на Ронье и закончил объяснение.
        ".......В итоге, гильдия мастеров тёмных искусств, которая сейчас принимает участие в Конференции Пяти Кланов, скорее всего, просто пустая оболочка. Возможно, действительно талантливые мастера тёмных искусств сейчас прячутся по подвалам. И тогда остаётся возможность, что они вовлечены в инцидент, произошедший в Мире Людей.... -- Но ты, похоже, не согласна, Ронье? Ты так не думаешь, не так ли?"
        "Ну знаете, у меня нет никаких оснований, чтобы сомневаться в этом, но... я просто подумала, что это странно. Даже если гильдия мастеров тёмных искусств прячется в каком-то подземелье за занавесом, разве для них станет проблемой заполучить настоящий гоблинский кинжал, чтобы не пришлось генерировать блестяшку из металлического элемента..."
        "... Это определённо так. Конечно, для гоблинов кинжал, украшенный клановым гербом, должен являться символически важным, но даже так, их кузнецы производят такие сплошным потоком. При необходимости, они бы мгновенно смогли достать один или два, либо украв, либо же купив."
        Кирито кивнул на бурчание Исукана.
        "Если цель настоящего виновника была в том, чтобы усилить напряжённость между Миром Людей и Тёмной Территорией с помощью попытки повесить вину на Орои, было бы более эффективно подготовить настоящий кинжал....... -- И это то, что настоящий виновник не смог бы сделать, происходи он из Мира Людей......"
        "Но это приводит нас к ещё большей загадке."
        Указала на проблему резко сузившая глаза Шейта.
        "Люди Мира Людей связаны намного более жёсткими законами, чем в Тёмной Территории. Убийство — это нарушение явного пункта Индекса Табу, что означает, что если убивший уборщика — человек из Мира Людей, он способен игнорировать Индекс Табу."
        Одновременно с говорящим это Кирито, Ронье тихо кивнула.
        Об этом говорилось также в обсуждении с Фанатио сразу после инцидента. Даже Рыцари Целостности, не связанные Индексом Табу, никак не могли отнять жизнь невинного человека вроде уборщика Язена.
        Кирито медленно покачал головой, бубня что-то о том, что он ничего не понимает.
        Исукан молча кивнул и какое-то время размышлял, но вскоре хлопнул в ладоши, желая сменить атмосферу.
        "-- Ладно, так или иначе, я понял ситуацию. Жаль, но похоже, лучше прервать программу туризма с Миром Людей на неопределённый срок..."
        "Ну...... на данный момент внутри Центории мы предотвращаем распространение этой информации, но если произойдут второй и третий случаи, даже сила Объединённого Совета не будет способна контролировать её. В таком случае мы временно заблокируем Великие Восточные Врата, а остающиеся в Центории туристы будут высланы домой при первой возможности."
        И хоть его тон и так уже был полон искреннего сожаления, Кирито продолжил ещё более грустным голосом.
        "......ну и, что касается горного гоблина Орои, содержащегося сейчас под стражей в Центральном Соборе... он не сможет вернуться в ближайшее время. Может, я всё ещё что-то упускаю, может, есть причина, по которой его поймали. -- Орои, он принадлежит к клану Уболи с холма. Прости, но..."
        "Да понятно, я сам свяжусь с Уболи и объясню обстоятельства."
        Кивнув, Исукан выглянул в окно и снова повернулся к Кирито.
        "-- По поводу туристов отсюда, посещающих Мир Людей, всё ясно... Но как быть с караванами торговцев, прибывающими из Мира Людей? Определённо, им стоило бы держаться подальше от Обсидии."
        "Уф, и это ещё..."
        Кирито простонал, прикрыв голову руками.
        Как часть проекта по обмену, в дополнение к тому, что туристы из Тёмной Территории принимались Миром Людей, началась отправка караванов из Мира Людей. Хотя пока что это всё происходило в рамках эксперимента, позволялось лишь покупать и продавать товары, перевозимые несколькими конными повозками, но в Тёмной Территории было легко получить множество редких вещей, недоступных в Мире Людей, типа светящегося камня, используемого для освещения, так что крупные торговцы, почуявшие запах денег, завалили чиновников запросами на отправку караванов.
        "...... Если виновник инцидента — группа человек, у них могут быть компаньоны в Обсидии, тогда может произойти убийство, обратное смерти Язена...... Иначе говоря, действительно есть возможность, что торговец-человек попытается убить жителя Тёмной Территории. Однако, в караванах торговцев в качестве эскорта состоят опытные воины и клерики из Армии Мира Людей, а ещё деятельность торговцев урегулирована и без разрешения они не могут отправиться, так что я думаю, это будет не так просто реализовать..."
        Шейта кивнула на эти слова Кирито.
        "Не думаю, что стоит прерывать торговые отношения ещё и потому что торговые караваны привозят много ценных минералов и расходный материалов из Мира Людей, так что их всегда ждут с распростёртыми объятиями....... В качестве предосторожности, пока торговцы будут оставаться в Обсидии, с ними будут находиться мои последователи."
        "Э, последователи......? Шейта-сан ведь прибыла без сопровождения.... Хмм, я правда был уверен, что вы здесь одна...?"
        Кирито, на покрашенном чёрным лице которого отразилось удивление, ответил Исукан, в голосе которого слышалась гордость вперемешку с обеспокоенностью.
        "Дело в том, что Шейта теперь не только посол, а ещё и приглашённый инструктор в ордене Тёмных Рыцарей."
        "Что, приглашённый инструктор...?"
        "Однажды я посетила Орден Рыцарей, и молодой капитан втянул меня в игру, ну знаешь, меч взаймы...... Короче, мне хватило ножен, извлекать содержимое не потребовалось. И теперь в штаб-квартире Ордена у меня своё додзё."
        "Последователей пока только десять, но каждый весьма хорош."
        "Ага, весьма недурны......"
        Шейта добавила, серьёзно смотря на Кирито, который просто не знал что и сказать.
        "Я бы хотела, чтобы ты пришёл и присоединился к додзё, чтобы попрактиковаться с учениками."
        "Нет-нет, я не практиковал традиционное искусство меча уже весьма долго..."
        На плечи Кирито, буквально вжавшиеся в спинку стула, мягко опустилась вытянутая левая рука Исукана.
        "Что же, тогда после рыцарей заглянем и в тренировочный зал кулачный бойцов. Есть немало народа, что сомневаются в твоей силе, так что пожалуйста воспользуйся этим шансом, чтобы утвердить “Закон Сильнейшего”."
        "Да не нужно мне это! У меня цивильные амбиции!"
        Нет, этот парень так просто тебе сбежать не даст....... думала Ронье, наблюдая за взбудораженным Кирито.
        Кирито и Ронье одолжили личную ванную комнату Шейты и Исукана чтобы смыть с лица краску, а также пыль долгого пути, после чего их проводили в гостевую комнату на том же этаже.
        Судя по всему, двое внезапных посетителей были представлены внутри замка как курьеры Мира Людей.
        Поскольку Кирито всё ещё скрывал, что он на самом деле Премьер-Мечник Мира Людей, охранники сперва с подозрением косились на его лёгкую одежду, необычную для посланника, но после изменили своё отношение, заметив свисающие с поясов этих двоих мечи. В конце концов, в Тёмной Территории оружие класса Божественный Инструмент было ещё более редким, чем в Мире Людей.
        Они недолго передохнули в своих апартаментах на две комнаты, затем в полдень пообедали с Исуканом и Шейтой. Во второй половине дня они отправились в запряжённой лошадьми карете посетить штаб-квартиру Ордена Тёмных Рыцарей и тренировочный центр клана кулачных бойцов в центре города; Кирито, казалось, без особых проблем мог победить помощника тренера кулачных бойцов, которого звали "Однорукий гигант", но поскольку "Мы же тут инкогнито!", он с успехом имитировал, что сражается не на жизнь а на смерть и уклонялся от ударов в самый последний момент.
        После этого они увидели центральный рынок и большой стадион, но конечно, это не просто была приятная прогулка от начала и до конца. Кирито с Исуканом использовали каждую выпадающую возможность чтобы продолжать беседу об инциденте, и Ронье оставалось лишь следить за окружением, выполняя свою роль эскорта. Однако, поскольку она была в паре с Шейтой, высокоранговым Рыцарем Целостности, называемой "Молчунья", случись какое бы то ни было нападение, шанса защитить их Ронье не должно было бы представиться, но —
        Если так подумать, уж слишком поздно она это заметила. Шейта, и когда оседлала Ёиёби, и во время тура по городу, не несла с собой меча на поясе.
        Трясясь в запряжённой лошадьми карете на обратном пути в замок, Ронье немного сдвинулась на сидении ближе к Шейте и позвала её.
        "Оу, Шейта-сама. Вижу вашего меча нет при вас, не могу не спросить.......?"
        Рыцарь кивнула и сузила глаза, словно бы припоминая что-то ностальгическое.
        "Да... Для меня "Меч Чёрной Лилии" будет первым и последним любимым мечом."
        "............"
        Ронье всё ещё не могла понять, как Рыцарь Целостности ухитрилась потерять свой любимый Божественный Инструмент. Шейта легко улыбнулась, слегка касаясь кончиками пальцев руки Ронье, которая не знала что и сказать.
        "Я теперь не "молчаливый" а скорее "безоружный" рыцарь6. Но я довольна тем, чего смогла достичь....... Иногда я вспоминаю свою Чёрную Лилию, и тогда мне становится одиноко."
        "Так… это тогда……"
        -- Нет, этот человек для меня совершенно недостижим и непостижим.
        И снова она почувствовала сколь широка и глубока пропасть различий между ней как учеником рыцаря и высокоранговым рыцарем, но в тот миг уже Шейта неожиданно спросила у неё.
        "Тебе этот меч недавно даровали?"
        "Д-да, я ещё не придумала имя."
        Кивнув, она мягко погладила серебристую гарду.
        "Точно, твоя связь с этим мечом ещё очень слаба, но это очень хороший меч. Будь бдительна...... Война окончена, но битва рыцарей никогда не заканчивается."
        "-- Да!"
        Когда Ронье в голос ответила, Кирито и Исукан, сидевшие впереди, удивлённо на них посмотрели.
        Наконец, карета покинула городскую территорию и вернулась в замок Обсидия обычным путём, проехав сквозь ворота по ту сторону большого моста.
        Хотя замок Обсидия с его высотой в 500 мел и пятьюдесятью этажами был лишь немногим ниже Центрального Собора, такого лифта, как в Соборе, здесь не было. Иначе говоря, чтобы попасть наверх, оставалось только идти по ступеням, что, впрочем, служило дополнительным средством защиты от нападения.
        На 49-й этаж, где жил Исукан, четверо людей взобрались без единой передышки. Парочка и Кирито дышали ровно, но Ронье подумалось, пока она выдавала несколько тяжёлых “~ХА…~ХА…”, что даже в таком месте она ощущает недостаток тренировки.
        Ронье, всё ещё не отдышавшись до конца, поблагодарила троицу, что подождали её, и в тот момент она заметила, что широкая лестница продолжалась дальше, и наклонила голову.
        "Хмм...... Шейта-сама, а что там сверху?"
        На вопрос ответил не Полномочный посол, а Главнокомандующий.
        "На пятидесятом этаже тронный зал. Но я там был только раз или два."
        "О...... так там императорский трон?"
        Теперь, когда Кирито это уточнил, Исукан кивнул и нахмурился.
        "Он самый, именно там Император Вектор сошёл год и несколько месяцев назад."
        "Вы не будете против, если я ненадолго...?"
        Исукан выпрыгнул вперёд и расставил руки в стороны перед Кирито, на лице которого загорелась опасное любопытство.
        "Конечно...... конечно, стоило Вектору погибнуть, и дверь на пятидесятый этаж снова заперла "запечатывающая цепь", которую ничем невозможно рассечь. Есть легенда, что с пятидесятого этажа можно увидеть Горную Гряду-на-Грани и Великие Восточные Врата, так что я сам пытался туда попасть, но...."
        Слушавшая объяснения кулачного бойца Рыцарь Целостности кивнула на его слова “невозможно рассечь”и добавила.
        "Я позаимствовала меч из сокровищницы и попыталась им, но цепь не поддаётся разрезу. Хотя, будь это Меч Чёрной Лилии, я бы, пожалуй, смогла."
        "...... Не повезло7............"
        Ронье почувствовавшая, что "Хочу испытать её Мечом Ночного Неба!" сказанное голосом Кирито будет следующей прозвучавшей фразой, быстро два раза дёрнула того за правый рукав. Похоже, что Кирито также почувствовал Роньино "Совершенно неприемлемо!", и просто кивнул, снова посмотрев вверх по лестнице.
        "Ладно, тогда, похоже, наш тур окончен."
        "Типа того, на ужин будут приготовлены разные редкие штуки8, так что у меня высокие ожидания."
        "С нетерпением жду."
        Поняв, что прогулка закончена, Шейта спустилась на ступеньку вниз.
        "Пойду дам Лизетте милк. Увидимся за ужином."
        "Ой, я с тобой. А то её только раз за сегодня видел."
        Кирито, помахав рукой родителям, тут же снова посмотрел на лестницу, ведущую на верхний этаж. Ронье молча покачала головой, и он сказал с горькой улыбкой.
        "Да понял я. ......Ладно, вернёмся в комнату?"

        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. ??, “Вечерний зов”.
        2. В оригинале: “…а затем буквально одна против тысячи сражалась…” используется термин ???? (иккитоусен) означающий “храбрый воин” и буквально “один, стоящий тысячи”.
        3. В оригинале: ????????, что буквально означает “пропев им человеческим голосом”, ? _ (?) _ / ?.
        4. Здесь и далее, если не указан явно подвид (напр. "коровье молоко"), они называют молоко на Священном Языке, “милк” (???). Объяснение этого будет дано ниже.
        5. Это, соответственно, ”занавеска” (????, curtain) и “стол” (????, table).
        6. В оригинале: ?? (без-звука; молчунья) и ?? (без-оружия; безоружная). Вполне можно было использовать и "Бессловесная", но во-первых, у этого слова какой-то нехороший оттенок, а во-вторых, есть уже типа как канон.
        7. Это звучит как “фун” на японском, так что Кирито вполне мог иметь в виду и священное слово fun (здесь: "занятно").
        8. ??, "штука" в этом переводе — особенность речи Исукана. Он использует это слово ссылаясь на еду, людей, предметы и даже события. На удивление, я не нашёл подобного в предыдущих книгах. Либо я плохо искал, либо это особенность "лунной" арки.
        ЧАСТЬ 8

        

        За ужином присутствовали лишь они пятеро: Исукан, Шейта, Кирито, Лизетта и Ронье, но проходил он живо, тепло и столь же весело, как и ужины в семье последней в Северной Центории.
        Оказалось, что Исукан, наполовину в шутку, подготовил множество сомнительных деликатесов, таких как "Суповая ящерица на вертеле" или "Искристый гриб с гарниром из жареной фасолевой шелухи", который Кирито энергично и мужественно испытал, получив в результате странный высокий голос, так что Лизетта смеялась “КЬЯ-КЬЯ” всякий раз когда он после этого что-либо говорил. Глядя на свою любимую дочь, Шейта и Исукан также счастливо улыбались.
        Закончив с едой, подарившей ей тёплую уверенность в том, что “ребёнок, семья, это всё так здорово”, и искупавшись во второй раз за сегодня, Ронье вернулась в выделенную им комнату.
        Ванная комната была много меньше в сравнении с общественной ванной Центрального Собора, но принимая во внимание, что это практически верхний этаж гигантского замка высотой в 500 мелов, проточная горячая вода, доступная целый день, казалась каким-то чудом. Здесь не использовали священное искусство, как в Соборе, и она заинтересовалась, каким образом удавалось перемещать немалые объёмы воды, но оказалось, что в самом начале, когда это просто была скалистая гора, практически сверху извергалась горячая вода, и каналы, по которым она бежала всё ещё использовались для готовки, купания и обогрева даже после того как гора стала замком.
        По сравнению с дешёвой таверной в прошлую ночь, комната была тёплой, кровать — мягкой, и сонная Ронье переоделась в припасённое ночное одеяние ещё до того, как услышала девятичасовой колокол. Я отправлюсь домой в Мир Людей завтра ранним утром, так что и лечь уж лучше пораньше, хотя и жаль, что день уже заканчивается, думала она, пока лёжа разглядывала северную стену.
        За этой стеной Кирито тоже скоро ляжет. А может быть он уже в кровати? Мы постоянно общались друг с другом в течение сорока часов с момента вылета из центральной столицы, но у меня такое чувство, что я до сих пор ему ничего важного не сказала.
        Конечно, моя миссия заключается в роли эскорта, я предложила отправиться с ним не для разговоров, и всё равно -- и Ронье почувствовала сильное желание подняться с кровати и постучаться в дверь в соседнюю комнату.
        Но у Кирито была любимая, и имя ей было Асуна. Они оба люди из реального мира, она была прекрасна как богиня Стасия, дружественна к каждому без исключений, сильнее любого если речь пойдёт о мечах. Во времена Войны с Внешним Миром, Ронье могла только дрожать в запряжённой лошадьми повозке, но Асуна, пусть и ужасно раненая, защищала Кирито своим потом и кровью. Она и близко не могла сравниться с таким человеком.
        Не дай этим чувствам сорваться с языка. Ни в коем случае.
        Ронье обернула голову толстым одеялом и зажмурилась. Однако спавшая сонливость едва ли возвращалась.
        Ронье удалось, наконец, заснуть, и из-за усталости от долгого пути она даже забыла потушить один из рудных светильников, но её разбудило такое чувство, как будто она услышала тихий крик.
        За окном всё ещё стояла тёмная ночь. По её ощущениям было около двух или трёх часов. Лёжа на кровати, она какое-то время настороженно прислушивалась, затем закрыла глаза, решив что это был сон. Но затем, на этот раз отчётливо, из-за двери прозвучал отчаянный вскрик. За которым последовало множество шагов.
        Всё ещё в пижаме, она встала на пол и прислонила ухо к двери. Когда шаги, судя по всему, стражников, быстро двинулись к ведущей на нижние этажи лестнице, и она медленно приоткрыла дверь, из соседней комнаты показалось лицо Кирито.
        Всё ещё полусонный, Премьер-Мечник небольшими шагами приблизился к ней.
        "Сенпай ... что случилось?"
        "Не знаю... но похоже, вся стража спустилась на этаж ниже..."
        Кирито несколько раз поморгал и, похоже, окончательно проснувшись, сказал, накрывая плечи Ронье своим плащом.
        "Пошли с ними."
        "Э...эээээ? .... А это нормально?"
        "Вдруг и наша помощь пригодится."
        Он легонько хлопнул её по плечу, так что Ронье могла только кивнуть.
        "Но если ты не уйдёшь с прохода, мне придётся пойти обратно!"
        Ронье пропустила Кирито, который тут же бросился бежать, и последовала за ним.
        Они сбежали вниз по лестнице и прибыли на 48-й этаж, и в то же время, раздался чётко слышимый крик.
        Голос, крикнувший "Вон там!" определённо принадлежал Исукану. Они переглянулись и побежали по широкому коридору.
        Впереди, в конце коридора по правую руку они увидели большую двустворчатую дверь. Обсидиановая дверь, украшенная серебром и, очевидно, защищавшая какую-то весьма важную область, была распахнута настежь, и голоса стражников, исполненные страхом и гневом, постоянно долетали изнутри.
        Кирито и Ронье пронеслись по коридору длиной с 20 мелов и вбежали в комнату.
        Тут же их глаза ослепили бесчисленные блики света со всех сторон. Свет от рудных ламп освещал около десяти стражников, сгрудившихся в проходе, а впереди за ними было большое пространство, заполненное мириадами украшенных доспехов и оружия, разнородных ювелирных изделий и прочих украшательств. Это должна была быть оружейная комната замка Обсидия, или же сокровищница.
        "Это монстры......!"
        Голос Исукана раздался вновь по ту сторону охранников. Кирито, на мгновение замерший, перепрыгнул охранников и исчез за ними. Ронье решила последовать за ним и, проверив что плащ надёжно прикрывает пижаму, она немного разбежалась и оттолкнулась от пола.
        Стиль меча Айнкрад, которому следовали Кирито и Асуна, подчёркивал важность бега и прыжков наравне с характерным навыком непрерывного меча, и Ронье тренировалась каждый день. Благодаря этим тренировкам, ей удалось перепрыгнуть группу стражников и позади неё раздались удивлённые мужские голоса, но она не придала этому значения.
        В нескольких мелах от них находились Исукан и Шейта, также в спальной одежде. А за ними стояли две чёрные штуки.
        Их только монстрами и можно было назвать. Хотя формой в целом они и походили на людей или суб-людей, шея и руки были неестественно длинными, и спереди морды, напоминавшей рыбью, был круглый беспокойно дёргающийся рот, полный множеством растущих наружу клыков. На конической голове были расположены четыре глаза, попарно с двух сторон, сзади хлопали крылья с тонкими мембранами, а с талии свободно свисал длинный хвост.
        "Это же....... миньоны!?"
        Когда Кирито выкрикнул это, Шейта и Исукан обернулись.
        "А, ты тоже проснулся? Но мы не будем вовлекать гостей в наши внутренние проблемы! Такой монстр, да я с одного удара его свалю!"
        Огнеподобное сияние окутало сжатый кулак Исукана. Но стоящая рядом Шейта быстро выдвинула в сторону руку, останавливая своего мужа.
        "Кровь миньонов — яд. Безоружный не может атаковать."
        "Пусть даже так, я......."
        Когда Исукан промычал это, миньоны, словно понимая речь двух людей, выдохнули воздух со звуком “ФШАААА, ФШАААА”.
        Впервые видя их собственными глазами, Ронье, тем не менее, имела представление о миньонах. Это были искусственные создания, используемые мастерами тёмных искусств Тёмной Территории, в больших количествах брошенные в атаку на раннем этапе “Битвы при Великих Восточных Вратах” Войны с Внешним Миром и успешно уничтоженные искусством полного контроля вооружения Божественного Инструмента "Пронзающий Время Меч" командира рыцарей Беркули. Так что войска людей не понесли от них никакого урона, а только краем глаза увидели великоватых летучих мышей, но в реальности они были намного более пугающими. Длина тел была примерно 2 мела, а когти, чернеющие на концах длинных рук, были вытянутыми и острыми как ножи.
        Более того, у них было сильное сопротивление священному искусству любого атрибута, также как и пронзающему и крушащему урону, и наиболее эффективным был бы удар острым клинком, но у Шейты, конечно, не было меча. Ронье и Кирито, уже пожалевшие, что не захватили из комнаты мечи, тоже были безоружными.
        "Уважаемый главнокомандующий, оставьте это нам!"
        Выкрикнул сзади один из стражников, но Исукан упрямо не двигался с места.
        Так же как и миньоны, похоже, их хозяева лишь дали им указания издавать пугающие звуки, но не атаковать. С обеих сторон монстров упало несколько полок, украшения и аксессуары застилали собой пол, но те не пытались ничего украсть.
        И Ронье, наконец, обратила внимание на то, что враги сумели пробраться в практически верхний этаж огромного замка не замеченные стражниками.... У них сзади были большие крылья, так что по лестнице взбираться им не пришлось. Они летели под покровом ночной тьмы и пробрались через окно. Присмотревшись можно было заметить, что окна позади миньонов были разбиты, и остались только металлические рамы.
        Все эти факторы, это значит...... значит, что --
        Когда она подумала об этом, что-то напоминающее яркую искру взорвалось в самом центре головы Ронье, но в тот момент Кирито резко втянул воздух.
        "Вы двое, уклонение!"
        Вместе с выкриком, он выставил вперёд правую руку. Ладонь окутал искрящийся яркий свет, шедший от не менее тридцати одновременно созданных криогенных элементов.
        Шейта и Исукан, увидев это, быстро отпрыгнули в стороны. Внезапно Кирито выпустил криогенные элементы и взорвал их вокруг миньонов. Обычно, криогенные элементы просто рассеиваются в пространстве, но, контролируемый умелой техникой холодный воздух окутал миньонов, и чёрные гиганты замёрзли.
        "ГШААААААА!!"
        Миньоны, крича своими круглыми ртами на конических головах, немедленно заледенели и прекратили двигаться. Мощь заморозки была ужасающая, но миньоны, созданные из глины, обладали высокой сопротивляемостью огню и льду. Даже если их ненадолго заморозить, сильно это их жизнь не уменьшит --
        Но конечно, Кирито подумал об этом. Всё так же держа свою руку выставленной вперёд, он продолжил отдавать инструкции.
        "Вы двое, сейчас!"
        "ЙШАААААААА!!"
        Исукан крикнул и оттолкнулся от пола. Шейта последовала за ним.
        "УРА-РА-РА-А-А!"
        Кулак Исукана, окутанный инкарнацией, ударил тело правого миньона. Сразу вслед за ним, рука Шейты вертикально разрезала миньона слева.
        Через мгновение миньона справа разорвало на бессчётные осколки, а левый разделился на две половинки, которые упали в стороны. Оба были полностью заморожены, так что ни капли ядовитой крови не пролилось.
        Позади радостно закричали стражники, и поражённый Исукан развернулся и произнёс с улыбкой, полной восхищения.
        "Ты потрясаешь сильнее, чем слухи о тебе, Кирито. Мне говорили, что даже высокоуровневые клерики способны создать только пять элементов одной рукой, по одному на палец..."
        "Потом расскажу, Исукан!"
        Голос Кирито, резко прервавший похвалу, звучал более напряжённо, чем когда он приказал этой паре атаковать.
        "Миньоны, хоть возможно и пытались украсть сокровища отсюда, но нас не атаковали. Цель мастеров тёмных искусств, что направили их, очевидно в том, чтобы задержать и отвлечь нас!"
        В тот момент, когда она это услышала, едва мерцавшая догадка Ронье обратилась в чётко осознанный страх, и в этот самый миг Шейта вдруг побледнела.
        "О нет......"
        Пролепетав это слабым голосом, она кинулась бежать. Словно ветер она пронеслась мимо Ронье и Кирито, сквозь стражников, и вылетела прочь из сокровищницы.
        "И мы!"
        Кирито выкрикнул, потянув Исукана за пижаму в стиле Восточной Империи Мира Людей, и тоже побежал.
        "Чт…, что прои…, происходит?"
        Кирито вспыхнул и выкрикнул кулачному бойцу, издавшему этот шокированный голос, отталкиваясь голыми ступнями от полированного обсидианового пола.
        "Наверное, истинная цель мастеров искусств намного более ценна, чем сокровища."
        "Более цен..."
        Исукан, повторявший за ним, вдруг широко открыл глаза. Ронье показалось, будто она услышала как его красно-золотые волосы встали дыбом.
        "Лизетта."
        Как только он прошептал имя ребёнка, обе ступни кулачного бойца окутало светло-красное сияние.
        ГААН! — и от того места в обсидиановом полу, где он оттолкнулся, во все стороны, подобно паутине, заструились трещины. Вихрем несясь вверх и перепрыгивая четыре или пять ступенек за раз, благодаря невероятному ускорению он быстро отделился от них и взобрался на следующий этаж всего парой секунд позже, чем рвущаяся вперёд Шейта. За ним в стиле ахихакоби1 скользил Кирито.
        Сопротивляясь дрожи, от которой цепенело всё тело, Ронье со всех сил бежала за ними. Она взобралась по ступенькам и ворвалась в коридор 49-го этажа, но никого из троицы уже не было видно, лишь эхо шагов всё ещё было слышно.
        Следуя за звуком, она побежала дальше и попала сначала в детскую, а затем в комнату за ней, которая, вероятно, была спальней семейной пары.
        Когда она вбежала в распахнутую дверь, ей в нос ударила необычная вонь.
        Широкую комнату тускло освещала всего лишь одна рудная лампа, но она всё же чётко видела осколки разбитого напрочь большого окна, лужу угольно-чёрной крови, разлитую перед ним, и двух лежащих на земле стражников.
        Вероятно, стражники прикоснулись к луже крови, пахнущей миньонами. Они оба, похоже, были живы, но не было понятно, вызвано ли их тяжёлое дыхание травмой или же ядом. Кроме стражников, в комнате был только Исукан.
        "Гвидо, Гайол, что случилось!"
        Один из стражников вытянул вперёд руку, пытаясь удержать кричащего Исукана от приближения к ним.
        "Командир, не прикасайтесь к этому......"
        Другой же доложил, с лицом, выражавшим больше досаду, чем боль.
        "Мы вдвоём какое-то время были снизу, потом когда услышали, что стекло разбилось...... когда зашли, был чёрный монстр…. Мы смогли его отогнать, но в комнате неожиданно появился мастер тёмных искусств, и он воспользовался искусством, чтобы у нас с Гвидо закружилась голова......."
        Потом второй стражник начал тяжело дышать, задыхаясь, и первый продолжил рассказ.
        "Нас отравил монстр, и мы больше не могли двигаться. Тёмный мастер поднял Лизетту из кровати и верхом на монстре вылетел в окно...... Своими глазами видел..."
        "………… По… нял……"
        Исукан кивнул их словам, скрипя зубами.
        В правой части комнаты, у стены стояла двуспальная кровать и маленькая детская кроватка за ней. Скорее всего, Лизетта проводила день в яркой и солнечной детской комнате, а ночь — подле своих родителей.
        Милая крошка, всего трёх месяцев от роду, оказалась похищена. Неуверенная, как следует действовать при таких ужасных обстоятельствах, Ронье просто стояла столбом, когда Шейта и Кирито вошли в комнату с балкончика за развороченным окном.
        "...... Я не смогла найти их."
        Громко сказала Шейта, и Кирито тоже качнул головой.
        "И я не смог их почувствовать......."
        С нехорошим выражением лица, он бросил взгляд на двух лежащих на полу стражников. Подняв правую руку, он сгенерировал элементы, точно так же, как до того в сокровищнице. Но в этот раз это были не криогенные, а ярко сверкающие световые элементы. Их было около дюжины, они разделились и влетели в тела стражников.
        Их двоих окутало тёплое сияние, и большинство разлитой по полу тёмной жидкости исчезло, будто испарившись. Стражники удивлённо задвигались и глубоко вдохнули, затем неуверенно встали и склонили головы перед Шейтой и Исуканом.
        "Командир, Полномочный посол, мы не смогли как д?лжно исполнить свои обязанности и нам нет оправданий!"
        "Они похитили Лизетту, кого мы должны были защитить любой ценой, и поэтому мы своими жизнями готовы..."
        Исукан в ответ на их слова с силой тряхнул их за плечи.
        "Лизетту это не вернёт. Лучше одолжите мне свою силу чтобы вернуть дочь."
        Хоть его сердце и было разбито на осколки, сдавленный голос кулачного бойца произнёс именно это, и те двое снова выпрямились.
        "Первым делом, опишите-ка внешность мастера тёмных искусств, вломившегося сюда. Вы видели лицо этого человека? Слышали его голос?"
        "Ну…"
        Первым ответил высокий стражник по имени Гвидо.
        "Его лицо прикрывал обшитый чёрным капюшон, и видно его не было....... А голос — даже непонятно, был мужской или женский..."
        "Ясно……"
        Исукан закусил губу, и Кирито заговорил вместо него.
        "Сколько времени прошло между тем, как тёмный мастер вылетел в окно и тем, когда мы вошли в комнату?"
        На вопрос ответил широкий Гайол.
        "Три...... нет, самое большее две минуты......"
        "Две минуты...?"
        Кирито с сомнением на лице перевёл взгляд на ночное небо за окном. Шейта тоже свела брови вместе, пробормотав.
        "Он оседлал раненого миньона и исчез всего за две минуты...?"
        Согласно лекциям библиотекарей из Большой Библиотеки, скорость полёта миньона примерно такая же, как у бегущего человека. Мы на высоте 500 мелов, за две минуты, в каком бы направлении он не полетел, полностью исчезнуть просто невозможно, однако если оппонент — высокоуровневый мастер тёмных искусств, он мог воспользоваться техникой скрытности или чем-то подобным. Тем не менее, если уж Кирито и Шейта не смогли их найти, Ронье бы точно не смогла.
        Чувствуя свою беспомощность, Ронье пересекла комнату и приблизилась к детской кроватке.
        Кровать, напоминающая коробку по форме, была, конечно, пуста, за исключением нескольких красивых погремушек и оставленных набитых мягких игрушек медведя и дракона; на неё внезапно обрушилось чувство, что её сердце разрывается на части.
        Она уже отводила глаза, когда...
        Заметив краем глаза, что нечто странное лежало на мягкой фигурке дракона, Ронье протянула руку.
        Это был пергамент, свёрнутый и перевязанный красной ленточкой. Как не посмотри, а детской игрушкой это не было.
        "Здесь...... в кровати, тут......."
        Говоря это, она собиралась поднять пергамент, но тот, кто это сделал, был Исукан, метнувшийся быстрее удара молнии.
        Он без труда порвал кончиками пальцев выглядящую весьма крепкой ленту и развернул пергамент. Левый глаз Исукана широко распахнулся, затем из своего горла он испустил хриплый стон и с подкосившимися ногами рухнул на кровать.
        Шейта следующей взяла пергамент из его руки. По лицу рыцаря тоже разлилось выражение глубочайшего удивления, и несильно закусив свою губу она передала его Кирито.
        Стоя за спиной Кирито, получившего послание, Ронье пробежала глазами по чёрным символам.
        ?К закату 21-го дня 2-го месяца, прелюдно казнить Премьер-Мечника Объединённого Совета Мира Людей на Великом Стадионе за покушение на убийство Главнокомандующего Тёмной Армии и отослать его голову назад в Мир Людей. Если это не будет выполнено, голова невинного младенца, в свою очередь, будет доставлена в замок Обсидия?
        "............ Эт-т-то же............"
        Издав такие звуки, Ронье несколько раз помотала головой. Сегодня же 21-й день, как там и написано. Остаётся только 13 или 14 часов до заката, обозначенного как предел для казни.
        Сначала, она подумала, что Исукан и Шейта на такое не пойдут.
        Но она тут же поняла, что на кону стояла жизнь дочери этих двоих. Было ли что-либо более важно для пары в тот момент?
        Левая рука Ронье медленно двигалась, пока не коснулась левого бедра. Но меча там не было. Он остался в спальне, так же как и меч Кирито.
        Кроме того, даже будь у них мечи...... Даже если есть хоть малая вероятность того, что Исукан подчинится угрозам похитителей, тогда что, драться с этими двумя? А если Кирито и Ронье сбегут, Лизетта умрёт.
        Я определённо не хочу приносить в жертву невинного младенца. Однако, это не оправдание, чтобы не исполнить свою роль эскорта Кирито. Ни в коем случае.
        Ронье замерла, раздираемая конфликтом, которого до этого и представить не могла. Ей хотелось увидеть лицо Кирито, всё ещё державшего пергамент, она не могла даже двинуть шеей.
        "Это...... Ваше Превосходительство..."
        Это слабым голосом произнёс один из стражников, стоящих у стены плечом к плечу. Им, конечно, тоже было интересно содержание пергамента, но Исукан поднял свой взгляд и указал правой рукой на дверь.
        "Гвидо, Гайол, выйдите в коридор, никого сюда не впускать."
        "Да…"
        Отсалютовав Главнокомандующему Армии Тёмной Территории, двое стражников направились к двери. Однако, Гайол помедлил и развернулся.
        "Есть… ещё кое-что......"
        Под немедленно обратившимися на него взглядами четырёх людей, стражник всё больше и больше втягивал свою шею.
        "Ничего особенного... но как только тёмный мастер и монстр ушли через окно, мне показалось, я услышал странный звук."
        "Звук... какого рода звук?"
        На вопрос Шейты, Гайол ответил не сразу, открыв и закрыв рот несколько раз, словно подыскивая слова.
        "Словно жернова каменной мельницы, что-то вроде “гри-гри”..."
        "Жернова каменной мельницы...?"
        Похоже, даже Исукан, хорошо знакомый с замком, не знал о чём и подумать. Гайол снова отдал салют и закрыл за собой дверь.
        В спальне, наполненной тяжёлой тишиной, вскоре зазвучал голос Кирито.
        "....... Простите, Исукан, Шейта-сан. Это я ответственен за то, что Лизетту похитили..."
        "...О чём ты говоришь, не наводи напраслину?"
        В таком состоянии ему даже стоять было трудно, и Исукан снова сел на кровать, но всё равно отрицал слова Кирито.
        "Проблема в том, что в дополнение к потерявшим ориентацию стражникам Лизы, я тоже был слеп. Демон... миньон мастера тёмных искусств не должен был быть способен взлететь на такую высоту, ну или я так думал. Только драконы Рыцарей Тёмного Ордена могли бы добраться сюда, но им запрещено взлетать и садиться где угодно кроме специально отведённой площадки позади замка. Так что я был убеждён, что опасностей, способных прийти через окно, просто нет..."
        Две руки сильно сжали колени, и к стону добавился хруст. Шейта подошла к мужу и положила свои худые руки на его собственные.
        "Но в конце-концов, я думаю, это я спровоцировал эту ситуацию."
        Кирито повторил, держа в руке письмо с угрозой.
        "Ронье осознала возможность того, что убийство в Мире Людей — это ловушка чтобы заставить меня отправиться в Обсидию. Но я решил, что если доберусь до Обсидии за одни сутки, никакому заговору будет за мной не угнаться. Однако, те кто похитил Лизетту хорошо организованы... у них есть группы как в Мире Людей так и в Тёмной Территории и они способны связываться друг с другом быстрее, чем с помощью искусственного дракона."
        "Искусственного... дракона? Это с его помощью вы из Центории в Обсидию добрались за один день?"
        Кирито кивнул на этот вопрос Шейты.
        "Да...... Я должным образом покажу его вам позже. Но сейчас речь о Лизетте..."
        Он перевёл взгляд на пергамент и продолжил тихим голосом.
        "......Их цель, видимо, сделать Мир Людей и Тёмную Территорию снова враждебными, и если это проигнорировать, они без малейших сомнений выполнят свою угрозу. Я буду делать всё что могу чтобы найти Лизетту с этого самого момента, но...... если я не смогу её вернуть, меня следует......."
        "Заткнись!!"
        Исукан резко прервал Кирито, собиравшегося сказать “казнить”.
        Ронье знала, что Кирито и Асуна переместились в Подмирье из реального мира.
        Они сейчас лежат в чём-то, что называется "эстиэл" и существует в реальном мире, и они говорили, что в Подмирье перемещается только душа. Поэтому, даже если вся жизнь окажется утрачена пока они в Подмирье, эти двое не погибнут. Ожидается, что душа вернётся в реальный мир и там они проснутся.
        Сейчас Кирито думает об этой возможности. Однако, вернувшись в реальный мир, они скорее всего не смогут снова попасть в Подмирье — и они оба сказали это. Для Ронье это было равносильно смерти Кирито. Конечно, то же самое почувствовали бы и все те, кто знал Кирито и провёл вместе с ним какое-то время. — …Мир Людей... Нет, всё Подмирье всё ещё нуждается в нём.
        Не способная обратить в слова все те страхи и мысли, кружащиеся сейчас в её голове, подобно урагану, Ронье просто приблизилась к Кирито и крепко схватила его за подол чёрной рубашки.
        Шейта, от внимания которой это движение не могло ускользнуть, немного расслабила губы. Она кивнула Ронье, как если бы она почувствовала незначительное облегчение и тихо произнесла.
        "Во-первых, я сейчас же направлюсь в штаб-квартиру гильдии мастеров тёмных искусств в северном районе, чтобы получить информацию. Прежде всего, вломившийся в эту комнату определённо тёмный мастер в изгнании, неподконтрольный гильдии, но если миньона улучшали, я, возможно, смогу получить информацию, отталкиваясь от этого."
        "Понял... это, я пойду с тобой. Если Шейта будет там одна, мастера искусств могут попытаться обмануть."
        Исукан резко встал и, подняв серебряный обруч с прикроватного столика, нацепил его себе на лоб. Шейта тоже начала переодеваться из пижамы, так что Ронье пришлось быстро отвернуться.
        Что же до Кирито, то он смотрел в разбитое окно. Казалось, он потирал губами, о чём-то задумавшись, но как только пара закончила с переодеванием, он обернулся и сказал.
        "Есть ли возможность, что мастер тёмных искусств и миньон, похитившие Лизетту, вернулись в замок через другой этаж?"
        Исукан нахмурился и пробубнил беспокойным голосом.
        "Умм...... В такое время все окна должны быть закрыты, так что если бы они вломились снаружи, стража на этажах бы заметила. Но...... если в замке был чужак, он мог открыть окно изнутри..."
        Шейта кивнула и добавила строгим тоном.
        "Прикажи страже обыскать весь замок."
        "Давайте мы с Ронье поможем им с этим?"
        Когда Кирито предложил, Исукан без малейших сомнений кивнул.
        "Прошу тебя, мне понадобится твоя сила, если миньон появится вновь. Вот, возьми это."
        Он открыл небольшой ящичек у верхушки стола, достал оттуда серебряное ожерелье и передал его. Когда Кирито принял его, тот приложил большой палец правой руки к серебряному обручу на своей голове.
        "Это символ помощника командира армии. Покажи его и назови моё имя, и большинство из закрытых дверей откроются."
        "Понял, спасибо тебе."
        Когда Кирито повесил цепочку с серебряной пластиной, несущей гравировку герба, себе на шею, Исукан подошёл к нему и с силой сжал плечи Премьер-Мечника.
        "---- полагаюсь."
        Произнеся это одно слово, они вместе с Шейтой быстро покинули комнату. Дверь открылась и закрылась, и словно поджидавший это, четырёхчасовой утренний колокол начал играть свою мелодию.

        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. ???, характерный способ передвижения, при котором центр гравитации держат ближе к земле.
        ЧАСТЬ 9

        

        Кирито и Ронье вернулись в свои апартаменты, переоделись из ночной в обычную одежду, экипировали мечи и начали искать с 49-го этажа.
        Однако, им не нужно было открывать все двери подряд. Кирито, обладая силой разума достаточной, чтобы определить местонахождение Шейты с противоположного берега реки, мог сквозь двери и стены почувствовать присутствие людей и монстров, так что ему было достаточно лишь ненадолго сконцентрироваться на центре каждой двери.
        Они продолжали поиск в течении двух часов, спускаясь вниз этаж за этажом, время от времени показывая гербовую пластину, если их останавливала стража.
        Наконец, стоя на пересечении двух проходов третьего подвального этажа, самого глубокого в замке Обсидия и представлявшего собой громадный склад, Кирито прикрыл веки — и медленно покачал головой.
        "Нет, тут их тоже нет."
        Глубоко вздохнув, он опёрся спиной о стену из чёрного камня. На складе не было ни души, только неяркий ореол вокруг рудного светильника подрагивал в тиши пустого коридора.
        Всматриваясь в обеспокоенное лицо Кирито, Ронье нервно спросила.
        "Тогда, разве это не означает, что они не остались в замке, а сбежали наружу...?"
        "Угх......... но это значит, что раненый миньон пролетел больше трёх килолу за две минуты..."
        "Т-три килолу......? Чувствительность сенпая достигает так далеко...?"
        "Зависит от цели, но примерно так если оппонент размером с миньона и вокруг нет других. Получается 1,5 килолу в минуту, или 90 килолу в час...... Не думаю. что существуют миньоны, способные летать на такой безумной скорости."
        "Почти как дракон.... Может, всё же с ними сотрудничал тёмный рыцарь на драконе...?"
        Когда Ронье шёпотом спросила это, Кирито снова покачал головой.
        "Я почувствую объект размером с дракона и за десять килолу1. Да это даже и не дракон, чтобы пролететь столько за две минуты2, это, скорее, искусственный дракон..."
        Он прервался, выдохнув "Быть не может", но тут же замотал головой.
        "Нет...... При использовании искусственного дракона, должен быть громкий звук. Не столько звук "каменных жерновов".... -- Да и вообще, что издаёт звук каменных жерновов?"
        Услышав это, Ронье крепко задумалась, но ничего придумать так и не смогла.
        Вместо этого, она вспомнила то тёплое чувство, когда Лизетта пила молоко в её руках и смеялась за столом. Ронье прижала руки к груди, и тогда Кирито сказал ей.
        "Лизетта — это надежда для обоих миров, не позволю, чтобы этого ребёнка убили..."
        В его глубоко обеспокоенном голосе звучала твёрдая уверенность, и Ронье втянула воздух.
        Лицо Кирито, опиравшегося на каменную стену, было обращено вниз и покрыто тенями, так что она не могла его видеть. Однако, Ронье неровной походкой приблизилась к нему и схватила оба плеча Кирито.
        "....... немыслимо, сенпай. Пожертвовать Кирито-сенпаем совершенно немыслимо!"
        Помолчав какое-то время, Кирито ответил, и между каждой фразой в его ответе висела пауза.
        "Я сказал уже. Умерев здесь, я на самом деле не умру. Если безопасность Лизетты не будет обеспечена, я......."
        Ронье криком прервала его слова о том, что ему предстоит умереть.
        "Чушь! Какая разница, в чём причина, неважно... Я даже и подумать не могу о том, чтобы больше не увидеть сенпая......!"
        Она уткнулась лицом в грудь Кирито. Серебряная пластина с гербом врезалась в лоб, но боль была ничтожной по сравнению с жаром, раздирающим на части её сердце.
        "Всю свою жизнь, следовать за сенпаем и служить ему. Я решила навсегда остаться рядом с моим сенпаем. И ничего мне кроме этого не нужно.... Но если сенпай пожертвует собой, я и тогда последую за ним. Пускай нас вместе казнят!"
        

        То, как она это говорила, предполагало, что она сознательно делает себя заложницей. Но в то же время, это были искренние мысли Ронье, без каких-либо условностей.
        ".......Ронье..."
        Назвав её имя тоскливым, низким, хриплым голосом, Кирито поднял обе руки и положил их на плечи Ронье.
        Кирито чувствовал себя ужасно потому что понял, Ронье можно было отправить под стражу или усыпить на один-два дня — пока всё не закончится. Но это не имело значения. Если Кирито будет уже казнён, когда она проснётся, то она немедленно последует за ним.
        Однако, Кирито положил свою руку на голову Ронье и ласково погладил её волосы, шепча.
        "...Спасибо тебе, Ронье. Я не сдамся. Я обязательно спасу Лизетту... и тогда, Ронье и я, мы вместе вернёмся в Собор. Туда, где наш дом..."
        Стоило ей услышать эти слова, и слёзы полились из глаз Ронье. Она кивала, отчаянно пытаясь сказать сквозь слёзы.
        "............ Да...... Да......."
        Бросив эти бесплодные попытки произнести что-то, Ронье просто обняла Кирито ещё сильнее. Кирито продолжал гладить её по голове, пока Ронье не успокоилась.
        Вскоре после этого под звуки шестичасового утреннего колокола они поднялись в холл первого надземного этажа чтобы встретиться с Шейтой и Исуканом, возвратившимися из штаб-квартиры гильдии мастеров тёмных искусств.
        Они встретились и обменялись информацией, но оказалось, что тем двоим тоже не удалось получить никаких зацепок относительно похитителей.
        "Нынешняя глава гильдии никак не связана с мастерами, исчезнувшими во время Войны с Внешним Миром, да и экспериментов по улучшению миньонов они не проводили. Я спрашивал как главнокомандующий, они бы не смогли противиться “Закону Сильнейшего”."
        Шейта добавила к тому, что сказал Исукан, кивнув с печальным выражением лица.
        "Однако, кое-что есть...... Около месяца назад, большое количество высококачественной глины исчезло из глиняной разработки, контролируемой гильдией."
        "Большое количество...... это сколько именно?"
        Когда Кирито спросил, Исукан ответил с хмурым лицом.
        "Хватит на трёх миньонов. Они ограничились внутренним расследованием и не стали докладывать на Конференции Пяти Кланов...... ну, да хоть бы мы и узнали об этом заранее, сегодняшнее нападение мы бы не предугадали...."
        "Месяц назад или около того...... похоже, это всё-таки связано происшествием в Мире Людей..."
        На этот раз уже Исукан спросил бормотавшего Кирито.
        "От охраны я доклады уже получил... как ваши поиски?"
        "Плохо...... Я обыскал весь замок от верха до самого нижнего склада, но ни миньонов, ни Лизетты не нашёл. Даже если бы были тайные комнаты, о которых и Исукан не знает, это не важно...... Я смог бы их обнаружить, ну разве что они бы находились в совершенно изолированном участке пространства."
        "Раз ты так говоришь... Значит, они уже смылись куда-то далеко..."
        Исукан закрыл руками свою понуренную голову. Шейта ласково обняла его руки своими, успокаивая.
        В тишине холла, с могильным грохотом захлопнулась большая парадная дверь замка.
        Не только сама дверь, но и её петли были, похоже, вырезаны из обсидиана, и звук трущихся друг о друга тяжёлых минералов было невозможно с чем-то спутать. Почувствовав, что она совсем недавно слышала подобный звук, напоминающий далёкий гром, Ронье начала копаться в памяти.
        Это же оно...... да, во время полётного испытания искусственного дракона версии 1 у Центрального Собора. Чтобы уберечь дракона от столкновения с Собором, Асуна использовала силу богини Стасии и передвинула верхушку Собора от 95-го этажа и выше. Гигантские куски мрамора тёрлись друг о друга и издавали такой же звук. Камень и камень...... Трущийся звук. Точно как жернова каменной мельницы.
        "...... Это! Шейта-сама......."
        Ронье подбежала и встала перед старшим Рыцарем Целостности, возбуждённо заговорив.
        "А есть большая обсидиановая дверь, вот как эта парадная дверь, возле покоев Шейта-самы и Исукана-самы?"
        "Обсидиановая дверь......? -- Нет, все двери поблизости сделаны из дерева, а решётки на окнах снаружи из железа."
        "Ну, может есть какой-то механизм, в котором камень трётся о камень...?"
        Кирито тоже заговорил, услышав это.
        "Звук каменных жерновов, который услышали стражники....... Если есть что-то вроде тайной двери во внешней стене замка, то она бы так и звучала... но......."
        "Но если это просто скрытая дверь, им бы не удалось обмануть нюх Кирито... так?"
        Исукан простонал это, не разжимая рук.
        "...А ещё, я никогда не слышал, чтобы рядом с нашей спальней была такая комната. Более того, даже если сделать скрытую дверь на внешней стороне стены, ей же никто не сможет воспользоваться. Только кто-то, кто сможет летать."
        "…тайная дверь... возможно, это...?"
        Кирито, пробормотав это, обратил свой взор на потолок холла.
        "Исукан, ты же сам говорил. Над тем, 49-м этажом, есть ещё один, самый верхний этаж."
        Главнокомандующий и Полномочный посол одновременно ахнули.
        ".....Пят.... пятидесятый этаж, говоришь....? Но он был всё время запечатан, и стража подтвердила, что цепь невредима."
        "А что насчёт снаружи? Разве не было окон на 50-м этаже?"
        "............Не......... нет...... определённо......"
        Исукан повернул голову со странным выражением на лице.
        "...... Когда Вектор снизошёл, и десять кланов Тёмной Территории собрались вместе, я точно видел окно в тронном зале. Но сейчас, если смотреть снаружи, выше 49-го этажа только камни, никаких окон...."
        "Ну вот тебе и ответ."
        Сказал Кирито уверенным голосом.
        "Когда Вектор погиб и запечатывающая цепь восстановилась, камни внешней стены передвинулись и все окна оказались скрыты. Пространство стало совершенно изолированным. Звук жерновов каменной мельницы, который слышали стражники, это звук вновь передвинувшихся камней."
        "Но... если это так…"
        Исукан, чья медно-красная кожа вдруг резко побледнела, продолжил тихим шёпотом.
        "Только Император Вектор мог сломать печать пятидесятого этажа............... Значит он и похитил Лизу............"
        Но пусть лицо кулачного бойца и залил ужас, он скрипнул зубами.
        Шейта разорвала дрожащую тишину решительными словами.
        "Пошли, на пятидесятый этаж."
        Кирито тут же кивнул.
        "Да... может, что-то поймём осмотрев дверь."
        Исукан кивнул, сбрасывая сковывающий его страх.
        Их четвёрка снова взбежала на вершину замка без единой остановки. Из-за чрезвычайности ситуации, во второй раз Ронье уже смогла держаться с ними наравне, и её дыхание не сбилось.
        Она остановилась на 49-м этаже и посмотрела на продолжавшиеся вверх ступени. То ли горячие источники, отапливающие замок, сюда не достигали, то ли по другим причинам, но ноги Ронье окутали потоки холодного воздуха, сочащиеся с верхних ступеней.
        "……пошли."
        Мужественно объявивший это Исукан пошёл вверх по ступенькам. Трое последовали за ним.
        Пусть это и был всего один этаж, каким-то образом это восхождение по ощущениям длилось дольше чем забег с 1-го на 49-й, но наконец, они увидели перед собой чёрную двустворчатую дверь. Как и говорилось, обе створки связывала внушительная цепь, шириной навскидку более 10 ценов. Она плотно оборачивала створки, без малейшего провисания.
        Исукан, медленно прошедший по короткому коридору перед большущей дверью, прикоснулся к серой цепи правой рукой и прошипев "холодная", отдёрнул её. Но затем снова вытянул руку, на этот раз схватившись за цепь крепко. Ухватившись, он потянул на себя со всей силы, но цепь ничуть не сдвинулась, даже слабого позвякивания не прозвучало.
        "...... В конечном счёте, я эту цепь сломать не могу......."
        Он прикоснулся к чёрной двери правой рукой рядом с цепью, затем положил туда и левую руку, потом прижался к двери правым ухом.
        "Ничего не слышу...... Но если Лиза в замке, то она может быть только тут..."
        Кулачный боец отошёл на несколько шагов и медленно присел, приняв позицию для кулачного удара.
        Красное пламя окутало его сжатый правый кулак. Холодный воздух задрожал и двинулся, и Ронье неосознанно сделала несколько шагов назад.
        И когда она уже было подумала, что то сейчас разрушит запечатывающую цепь голыми руками...... Кирито шагнул вперёд.
        Двигаясь вперёд, словно его совершенно не задевали потоки инкарнации, бушующей вокруг сжатого кулака Исукана, он положил свою ладонь на плечо последнего.
        "Я это сделаю, Исукан."
        "Нет...... позволь мне."
        "Нам понадобятся твои кулаки чтобы сразить миньона и похитителя, а это больше по моей части."
        Услышав слова Кирито, остудившие его пылающий дух, Исукан несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, затем развернулся и отошёл в сторону, говоря.
        "Как всегда, самое лучшее оставляешь себе, засранец. Лады... давай уже."
        С горькой улыбкой он пошёл назад и встал возле своей жены.
        Кирито встал перед цепью вместо него, осторожно поглаживая тускло поблёскивающую цепь протянутой вперёд правой рукой. Повторив это действие несколько раз, он начал постукивать указательным пальцем по центральной части одного из звеньев.
        "Здесь... глазами, конечно, не увидеть, но здесь определённо царапина. Шейта-сан, полагаю?"
        Кирито спросил, не оборачиваясь, и Рыцарь Целостности твёрдо кивнула.
        "Да, как я и говорила. Будь это Меч Чёрной Лилии, я бы разрезала."
        "Полагаю, это так...... Эта царапина, я воспользуюсь ей."
        Кирито кивнул и отошёл на три шага от цепи, затем, наконец, схватился за рукоять меча на своём левом бедре.
        Наблюдая за тем, как меч был с резким, чистым звуком извлечён, Исукан и Шейта легонько вздохнули.
        Экипировка класса Божественный Инструмент "Меч Ночного Неба" была создана не из металла, а из совершенно чёрного, немного прозрачного материала. Он выглядел во многом похоже на тот обсидиан, из которого состоял замок Обсидия, но его клинок, излучающий отчётливо ощутимое непомерное давление, когда-то был ветвью громадного кедра, возвышавшегося в одном из лесов империи Норлангарт. Мастер Садоре, сейчас занимавший должность главного инженера в Центральном Соборе, полировал ветвь, пока она не превратилась в меч, потратив на это целый год и шесть точильных камней; этим мечом Кирито сокрушил много Рыцарей Целостности, избавился от Главного Старейшины Чуделкина и Первосвященника Администратор, и в конце концов поразил Императора Тёмной Территории Вектора. Это и вправду был легендарный меч, спасший мир.
        Но скорее всего, сколь бы ни был высок приоритет меча, одного этого было не достаточно чтобы разрубить цепь.
        Не было никаких сомнений, что цепь обладала тем же "неразрушимым атрибутом", что и внешние стены Центрального Собора и Бессмертная Стена, разделяющая столицу Центорию на 4 части. Даже Асуна со своей богоподобной силой смогла передвинуть стену Собора, но не уничтожить её.
        Не навык обращения с мечом и не приоритет было тем, что могло разрушить цепь, но только чудесная способность переписывать "саму суть мира" — сила инкарнации.
        Кирито отошёл ещё на три шага, затем вытянул левую руку вперёд и оттянул правую руку, держащую Меч Ночного Неба, за плечо. Крепко уперевшись в пол обеими ногами, одна чуть впереди, другая — сзади, он глубоко вдохнул и задержал дыхание.
        Тело Кирито, принявшего стойку, не принадлежавшую традиционной школе меча, окутал красный свет. Из-под ног вырвался похожий на торнадо поток воздуха, и Ронье едва не сдуло, пока она со всех сил не упёрлась, чтобы удержаться на ногах.
        Наконец, красный свет собрался в мече, который он держал правой рукой, заставив чисто-чёрный материал ярко сиять. Новороржденный сухой вибрирующий звук, постепенно нарастая, в какой-то момент превратился в гремящий металлический грохот, подобный рёву дракона. Воздух ходил ходуном, обсидиановый пол и даже стены подрагивали.
        "Не...Невероятн...но."
        Простонал Исукан.
        "Это... инкарнация Кирито..."
        Даже Шейта произнесла это удивлённым голосом.
        Внезапно, внешний вид Кирито, надевшего только простые чёрные штаны и рубашку, дрогнул в беснующемся смерче и поплыл словно мираж -- став... Ветер жестоко теребил подол длинного чёрного кожаного пальто. Правая часть груди и оба плеча покрыла тускло блестящая броня.
        "OOOOOO~!!"
        Резко выкрикнув, Кирито оттолкнулся от пола.
        Меч в его правой руке выстрелил вперёд по прямой линии, неся в себе всю его волю. Рёв поднялся до предела, и по обеим стенам вслед за ним побежали тонкие трещинки.
        Расстояние до цепи было около 5 мелов. До неё определённо было не достать. Однако, ставшее продолжением клинка багровое сияние сформировало цельное копьё, пронзившее точку в середине запечатывающей цепи.
        Звук иссяк, свет иссяк, ветер иссяк, а внешность Кирито вернулась в норму.
        В наступившей тишине запечатывающая цепь, не издав ни малейшего звука, свободно свалилась, разсечённая на две половинки посередине. Тяжёлая дверь задрожала -- словно она сама ожила, и прозвучал короткий тяжёлый звук.
        Кирито упал на пол на колени и Ронье быстро подбежала к нему.
        "Сенпай!"
        Она обеими ладонями поддержала его за левую руку и помогла встать. Шейта и Исукан тоже подбежали к ним.
        "Эй, ты как, Кирито?"
        В ответ на вопрос Исукана, Кирито поднял левую руку и сказал.
        "А...... скоро буду в норме. Но это ерунда, дверь, скорее...... если система, в смысле, сущность мироздания обнаружит что-то необычное, цепь может восстановится."
        "Ага!"
        Шейта кивнула, подбежала к большой двери и обеими руками надавила на обсидиановую панель, покрытую жестокой резьбой. Со звуком ГО-ДОН, дверь дрогнула и немного сдвинулась внутрь.
        "……открылась."
        Кирито слабым голосом сказал развернувшейся Шейте.
        "Вы оба, торопитесь! Если похититель внутри, они уже в курсе, что дверь открыта... Я скоро последую за вами!"
        "OOOO...O~!"
        Исукан кивнул и ударом правой ноги распахнул тяжеленную дверь настежь. Проход продолжался вперёд, но был заполнен тьмой иного рода, чем темнота того места, где стояла Ронье, и источавшей леденящий холод.
        Но родители Лизетты без колебаний ринулись в проход. Через несколько секунд после того, как их спины исчезли во тьме, Кирито выпрямился, вероятно, только за счёт силы воли, и посмотрел на Ронье.
        "Пойдём и мы."
        Проглотив свои опасения, что Кирито себя до смерти замучает, та кивнула.
        "……Да!"
        У неё промелькнула мысль, что может стоит позвать и стражников прочёсывающих этажи внизу, но как Кирито и сказал, в этой ситуации была дорог? каждая секунда. Более того, если враг был высокоуровневым мастером тёмных искусств, было весьма вероятно, что толку от стражников, которые были мечниками и как следствие имели низкое сопротивление тёмным искусствам, будет немного.
        Самое меньшее, что она могла сделать, так это достать небольшой флакон священного зелья из сумочки на своём поясе, вытянуть пробку и передать его Кирито. Кирито, скривившись, выпил горько-кислую жидкость, и капельки его крови остались стекать по стенкам флакона, но сказал "спасибо". Вместе с Ронье они прошли сквозь дверной проём и ступили во тьму коридора.
        Ощущение было такое, словно они проскользнули сквозь прозрачную мембрану. Здесь, похоже, отопление горячей водой не работало вовсе, и всё тело обволакивал воздух столь холодный, что при дыхании появлялся белый пар, но совсем скоро до них долетел слабый голос, заставивший Ронье позабыть про холод и страх.
        Без сомнений, это был плач ребёнка.
        "............!"
        Они с Кирито переглянулись и пустились бегом.
        Впереди проход изгибался влево. Повернув, немного в стороне они увидели ещё одну открытую дверь. Плач доносился из неё.
        Ворвавшись внутрь, они оказались в огромном пустом пространстве.
        Тёмно-красный ковёр на полу. Колонны по обеим сторонам с вылепленными на них отвратительными чудовищами. Излучающая бледный свет рудная лампа на стене. А впереди, посредине двухступенчатого возвышения, роскошное кресло. Без сомнения, это был трон, на который и сошёл Император Вектор.
        Исукан и Шейта стояли плечо к плечу в середине зала. За ними широко размахивал крыльями чёрный монстр — миньон.
        А у самого трона было что-то вроде тени.
        На тень был надет плащ с чёрным капюшоном, но подол и рукава этого плаща выглядели размытыми, как дым, и фигура была видна нечётко. Она была худой и довольно высокой. Правая рука сжимала кинжал, поблёскивающий ядовито-фиолетовым, а его остриё тянулось к ребёнку, лежавшему в левой руке.
        Голос плачущей Лизетты так слаб. Её больше двух часов продержали в этом холоде, её жизнь наверняка сильно уменьшилась. Я знаю, что нужно немедленно помочь, но ситуация такова, что даже сдвинуться с места будет опасно. Гнев и раздражение передавались также и от спин Шейты и Исукана.
        Похититель в чёрном плаще из черноты под капюшоном зыркнул на Ронье и Кирито -- ну или сделал вид. Вслед за этим раздался странный голос, словно зверь или птица говорили человеческие слова.
        "...Так значит это Премьер-Мечник Мира Людей разрубил запечатывающую цепь? Этот человек приносит ещё больше проблем, чем говорят слухи..."
        Голос не давал определить возраст и даже расу. Но было кое-что, ощущавшееся с уверенностью.
        "Ублюдок...... мужик! Ты ничерта не мастер тёмных искусств!"
        Когда Исукан выкрикнул это, похититель разразился странным смехом.
        "Но ведь есть клерики-мужчины в Мире Людей, не так ли? Неужто мужчина не может стать мастером тёмных искусств?"
        "...Нет, этот клинок с ядом, он знаком мне......Гад, ты тварь из гильдии убийц!"
        "Меч, что меч...... Таким мечом любой может воспользоваться, не? Может, я кулачный боец, которого ты когда-то вышвырнул из команды......?"
        И вновь похититель засмеялся, словно дразня их, но внезапно прервался и заговорил холодным голосом, как если бы говоривший изменился.
        "Разговоры окончены. Вы не оставили возможности публичной казни, но вот голову Премьер-Мечника вы всё ещё можете предоставить. Полномочный посол, ваши руки обладают мастерством рассечения, так отрежьте же голову Премьер-Мечника прямо сейчас. Или вашей дочери не жить."
        Его сероватая правая рука выдвинулась из рукава плаща, приблизив кинжал вплотную к лицу Лизетты.
        Спины Исукана и Шейты застыли, словно были высечены из камня.
        И тогда --
        КИНН~! Раздался резкий звук, и кончик отравленного кинжала отлетел прочь. А всё тело Лизетты покрыла сфера белого света. Похититель едва не уронил ребёнка, но тут же снова поймал шар.
        Лизетта никак не отреагировала. Но возле Ронье прямо в направлении трона вытянулась правая рука Кирито, излучавшая того же оттенка свет. Он защитил ребёнка инкарнационным барьером.
        "Шейта! Исукан!"
        Кирито закричал немного болезненным голосом.
        "Долго я его не продержу! Лизетту......!"
        "O~OЁ!!"
        Всё тело откликнувшегося в ответ Исукана охватил свет, напоминавший пылающий огонь.
        В то же время, человек в чёрном плаще произнёс какое-то странное слово. В ответ, миньон начал двигаться.
        "БУШШШAAAAA~!"
        Шипение миньона прервал выкрик кулачного бойца.
        "У-РА-РА-РА-РА----!!"
        Исукан рванулся вперёд и ударил миньона в живот горящим кулаком. Грузное тело монстра, набухло от живота до конечностей и раздувшись --
        Словно кожаный мешок, наполненный жидкостью, оно взорвалось, разбрызгав вокруг немало чёрной крови. Исукан с скрещеными руками встретил волну чёрной жидкости, полностью покрывшей его тело.
        Вслед за этим, из-за спины Исукана молниеносно пролетела тень. Шейта, избежавшая прямого попадания ядовитой крови, метнулась к трону с такой скоростью, что стала похожа на размытое серое пятно.
        "............ !!"
        Не издав иного звука, кроме свиста разрезаемого воздуха, расплывчатый шлейф её меча пронёсся через его правую руку.
        Правая рука похитителя, державшая фиолетовый кинжал, была отсечена от плеча и упала на пол. Шейта рубанула своей правой рукой, чтобы отрезать тому и левую руку, державшую Лизетту.
        -- Однако.
        Под чёрным капюшоном, в районе рта, показалось нечто небольшое.
        Плевательная игла.
        Шейте удалось поднять левую руку чтобы остановить иглу, но стройное тело начало немедленно падать на землю.
        Крепко удерживая Лизетту, защищённую сферой света, человек в чёрном плаще побежал в левую часть тронного зала, пытаясь ускользнуть.
        Но там лишь находилась чёрная стена, путей для отхода не было.
        Не позволю тебе…….
        В её голове бушевал вихрь эмоций, и в тот момент Ронье вытащила меч и побежала.
        Напротив неё, похититель бежал к стене, а его плащ развевался за спиной. У него на груди ярко сиял красным большой драгоценный камень.
        Свет того же цвета очертил часть стены. Квадрат отделился от обсидиановой стены и поднялся, издавая звук...... точно как загадочные жернова каменной мельницы, когда тяжёлые камни трутся друг о друга.
        Удерживающий Лизетту похититель бросился к окну, которого не должно было существовать.
        Расстояние до похитителя было более 10 мелов. Учитывая длину ног Ронье, не было никакой возможности настигнуть его за один рывок.
        Но я достану его. Я дотянусь.
        "ЯAAAAA----!!"
        Ронье оттолкнулась от пола, выжимая все силы из нижней половины тела.
        Правая рука занесла меч. В тот миг, когда меч и рука, слившиеся в едином движении, встали под строго определённым углом и в конкретное положение, клинок испустил ослепительный ярко-голубой свет.
        Тело Ронье ускорилось, словно влекомое невидимой рукой. Оставляя полупрозрачный след висеть в воздухе, в одно мгновение и одном прыжком она покрыла расстояние в десять мелов.
        Высокоскоростная прыжковая техника стиля Айнкрад, "Звуковой скачок".
        Секретное движение меча, которое на священном языке, по заверению Кирито, обозначало "прыжок со скоростью звука", отсекло левую руку похитителя от тела.
        Вслед за этим, ментальный барьер Кирито исчез, и Лизетта оказалась подброшенной в воздух.
        Человек в чёрном плаще, даже лишившись обеих рук, не замедлил своего движения и проливая потоки крови, бежал к окну.
        Продолжи она навык меча, и ей непременно удалось бы остановить похитителя. Но Ронье выбрала прервать атаку и поймать Лизетту.
        

        Похититель головой вперёд выпрыгнул в окно. Его фигура исчезла, растворившись в утреннем свете.
        В тот же миг, Ронье уверенно поймала тело Лизетты левой рукой и прижала её к груди. Она присела, положила меч на пол и укутала плачущего ребёнка обеими руками, чтобы согреть его.
        "......Лиза-тян, не бойся. Всё уже хорошо...... теперь всё хорошо......"
        Шепча и мягко поглаживая её щёку, она постепенно смогла успокоить плач и тогда рук? Ронье коснулась маленькая ладошка. Слева от неё снова раздался звук — на этот раз, закрывающегося окна.
        Пока кто-то не прикоснулся к её спине, Ронье продолжала крепко держать младенца.

        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. #Кавахарифметика В томе 18 Кирито очнулся примерно от 1500 до 2000 килолу на север от Ворлд Энд Олтэр (согласно иллюстрации). При этом он не только смог прекрасно обнаружить “огромный чужеродный объект” на расстоянии как минимум 1000 килолу на юг (Алиса бы достигла Алтаря за ~6 часов, лети Кирито со скоростью ~300 км/ч, так что Сабтилайзер, перемещающийся чуть быстрее, чем максимальная драконья скорость в 120 км/ч, скажем, 150 км/ч, должен был находиться примерно в 1100 км от Кирито в тот момент, когда тот прикончил Вассаго), но и преспокойно пролететь эти от 1500 до 2000 килолу с Асуной на руках (а также с 3 супер-высоко-приоритетными мечами!) по ещё менее благоприятной области, чем “обычная” Тёмная Территория, где он мог “стабильно лететь” всего десять килолу (по версии этой книги).
        2. #Кавахарифметика Ну как же, дракон смог бы, помните, 120 км/ч макс. скорость?
        ЧАСТЬ 10

        

        Несмотря на то, что сотня стражников потратила полдня на поиски, тело похитителя так и не было обнаружено.
        Потеряв обе руки, он выпрыгнул с высоты примерно в 500 мелов. Казалось бы, у него не было ни малейшего шанса выжить, но Исукан, Шейта и Кирито не были столь оптимистичны, чтобы считать, что инцидент исчерпан.
        К четырём часам пополудни, когда все поисковые операции были завершены, четвёрка собралась в детской комнате, где уже отремонтировали окна.
        В руках Шейты, Лизетта довольно пила милк, словно ничего и не произошло. З?мковые врачеватели, вместе с Шейтой, которая и сама была высокоуровневым клериком, тщательно исследовав воздействие яда и тёмных искусств, к счастью, не обнаружили никаких проблем.
        С другой стороны, о похитителях, можно сакзать, не удалось выяснить ровным счётом ничего. Да и способ, которым было открыто окно 50-го этажа, которым по идее не мог управлять никто кроме Вектора, оставался загадкой.
        "...... Это может быть никак не связано, но..."
        Сказала Ронье, потягивая отдающий яблоками ароматизированный чай, не существующий в Мире Людей.
        "Когда тот человек пытался выпрыгнуть из окна, у него на груди красным загорелся большой драгоценный камень."
        "Красный камень......?"
        Пробормотал Кирито, наклонив голову, так же как и Шейта. К ним, по видимому, ни одной идеи в голову не пришло.
        Однако, Исукан, пытавшийся прожевать большой ломоть фруктового пирога, нахмурился и произнёс.
        "Этот красный камень...... Ты помнишь, что именно напоминал его цвет, Ронье-дзотян?"
        Ронье ответила, подумывая о том, что это был первый раз когда кулачный боец называл её по имени.
        "Ну, он был не слишком ярким... тёмно-красный, напоминающий закат или такой ещё может быть кровь."
        "Какой может быть кровь............... быть того не может......"
        "Эй Исукан, останавливаться на фразе "быть того не может", это ничерта не правильно!"
        Сказал Кирито, держа подбородок на ладонях1.
        "Да я ни про какую черту и не......"
        Несмотря на сбитое с толку выражение лица, Исукан объяснил.
        "Подобный камень был в короне Императора Вектора, когда он сошёл перед Войной с Внешним Миром. И тот камень выглядел именно так, мне почему-то запомнилось."
        "Корона Вектора... бессмыслица какая-то. Этот человек был за тысячу килолу к югу от этого места повержен командиром рыцарей Беркули и сразу же умер на той самой скале. Когда он позже воскрес, короны у него больше не было. Так что всё должно было исчезнуть на той скале."
        "Но ты ведь сам не видел, не так ли?"
        На замечание Исукана, Кирито только кивнул "Ну... ".
        В то время Кирито всё ещё был в бессознательном состоянии. Рыцарь Целостности Алиса была единственной, кто находился вблизи от командующего рыцарей Беркули и Императора Вектора, но её в Подмирье больше не было.
        Алиса отнесла тело Беркули на драконе2 почти до самого "Алтаря Завершения"3, и Кирито позже забрал его в Мир Людей. Он обрёл покой под могильным камнем, установленным в центре цветочного сада, раскинувшегося на юго-восток от Центрального Собора.
        "...Действительно, мы не пытались найти то место, где Беркули сражался с Вектором. Сейчас определить его уже будет непросто..."
        Сказав это со сложным выражением на лице, Кирито обратил свой взгляд к окну.
        "...Но если сила камня открыла и закрыла окно на пятидесятом этаже, определённо сохраняется возможность, что он принадлежал Вектору, как Исукан и сказал. Хотя, кто бы догадался как его использовать... и всё ещё остаётся вопрос, кто же был этот человек.... -- Что это за гильдия убийц, о которой ты упоминал в тронном зале?"
        Спросил Кирито и развернулся к Исукану, который, отпив из чашки с чаем, ответил голосом, полным пренебрежения4.
        "Это ребята, что зарабатывают на жизнь убийствами. Используют яды....... Один из бывших Десяти Кланов Тёмной Территории, их глава Фу За попал под удар во время восстания тёмного генерала Шустера и погиб. Поэтому организация была сильно ослаблена, и они до сих пор не присоединились к Конференции Пяти Кланов. Я почти забыл об их существовании, но... Я просто отказываюсь верить, что этот ублюдок в чёрном плаще был из гильдии убийц и смог командовать миньоном......."
        "Мы проведём серьёзное расследование по ним, вместе с пропавшими мастерами тёмных искусств."
        Уверенно кивнула Шейта на его слова.
        "Да, я обсужу это с Орденом Рыцарей и гильдией торговцев. Недопущу, чтобы в Обсидии снова произошёл такой бедлам."
        Кирито наклонился вперёд к провозгласившему это Исукану.
        "В таком случае, разве не следует заставить сотрудничать гильдию мастеров тёмных искусств? Мы все хорошо помним свершения Ди.Ай.Эл., и с очевидной недружелюбностью тёмных мастеров вряд ли можно будет что-то поделать, но... лучше уж будет, если и они будут защищать замок. Стражники сами по себе мало что могут противопоставить тёмным искусствам."
        "Не уверен, стоит ли игра свеч."
        Несмотря на кривую ухмылку, Исукан всё же пожал плечами и ответил.
        "Но да, определённо, это то, что следует сделать. Если это добавить к ссорам между людьми вокруг Обсидии, проблеме суб-людей, пытающихся осесть в смежных областях, и тому подобному.... -- окей Кирито, сколько ты ещё собираешься здесь оставаться?"
        На этот раз уже Исукан вопросительно наклонил голову, и Кирито выпрямился.
        "Ну, я бы, конечно, с радостью тебе помог всеми силами, но... Я вернусь в Мир Людей этой ночью, ведь ту проблему так и не удалось разрешить..."
        "Ох, да, оно, конечно, так, но... понимаешь, я вроде… так и не отблагодарил вас за спасение Лизетты, да и ещё столько всяких вкусных штук не съедено..."
        Видя как Исукан надул губы словно маленький ребёнок, Кирито просто улыбнулся с лицом, в котором виделась печаль и совсем немного — ностальгия.
        "...... что-то не так?"
        "Ничего...... Слова Исукана напомнили мне о старом друге. Ладно, следующая встреча запланирована через месяц, правильно? На этот раз я прибуду с б?льшим количеством народу."
        "Замётано, раз так, я по крайней мере организую последние вечерние деликатесы, что-то типа кучи змеи Мэ или может живого угря....... Так или иначе, в этот раз вы о нас позаботились. В жизни не забуду о вашей доброте."
        Кирито крепко схватил правую руку, которую протянул поднимающийся Исукан. Наблюдая за ними двумя, Лизетта в руках Шейты радостно смеялась “КЬЯ, КЬЯ”.
        Кирито и Ронье, несколько часов проспавшие в своих апартаментах и покончившие с простой едой, отправились из замка Обсидия в 8 часов вечера.
        На этот раз им не пришлось скрывать лица мазью или лететь с помощью инкарнации. Шейта доставила их к тому месту, где был оставлен искусственный дракон, на спине своего любимого дракона Ёиёби.
        Её, конечно, удивил стальной дракон, но судя по всему, она сразу поняла преимущества искусственных драконов. Сказав на прощанье, что если придёт тот день, когда подобное станет массовой продукцией, то путешествия между Миром Людей и Тёмной Территорией будут простыми и приятными, Шейта вернулась в замок Обсидия, бывший её местом службы и ставший ей домом; Кирито и Ронье забрались внутрь дракона и полетели в западное небо.
        Когда полёт стабилизировался, глубоко вздохнув, Кирито, сидящий на переднем сидении, сказал.
        "Слушай, а тот "Звуковой скачок", которым ты защитила Лизетту от похитителя, был просто класс. Ронье, когда это ты успела так поднять свои навыки?"
        "Эт-то... было, как говорится, просто в трансе......"
        Втягивая голову в плечи, она мягко коснулась серебряной гарды своего любимого меча, лежащего в проёме между сиденьем и стеной.
        "...В тот миг, мне показалось, что меч сам одолжил тебе силу. Будь я на твоём месте, я бы на такое расстояние не допрыгнул, уж точно."
        "Н-ну... это хороший меч."
        "Ага."
        Он кивнул, и Ронье откинулась на спинку заднего сидения.
        Пока они летели, через прозрачное стекло кокпита можно было наблюдать за ночным небом Тёмной Территории. По сравнению с Миром Людей звёзд было меньше, но в середине неба светил белым большой молодой месяц.
        Мир Людей и Тёмная Территория так различаются, но люди, живущие в обоих мирах, смотрят на одну луну....
        В тот момент, когда она об этом подумала, её посетило то же самое таинственное чувство, как в тот раз когда она видела знак таверны в раскинувшемся вокруг замка Обсидия городе, или когда она слышала мелодию колоколов, но теперь Ронье удалось ухватить мысль.
        "А... это, Кирито-сенпай."
        "Хмм? Что такое?"
        "Умм...... Почему люди в Мире Людей и в Тёмной Территории используют одни и те же буквы и язык? С самого рождения Подмирья, между двумя мирами почти не было контактов, так что было бы естественно, если бы и языки были совсем разные..."
        Если бы она не увидела этот мир своими глазами, такая мысль никогда бы не пришла к ней в голову, так что Ронье захотела понять причину, и потому спросила Кирито.
        Рождённый в реальном мире мечник ответил не сразу, а какое-то время помолчав.
        "Дело в том... люди реального мира, создавшие этот мир, имели целью столкнуть Мир Людей и Тёмную Территорию в конфликте, так что для них было бы удобнее создать две страны, разговаривающие на совсем разных языках. Не способные общаться, мы не смогли бы договориться. Но они...... или что-то помимо воли людей реального мира, намеренно сделали язык общим. Я не понимаю почему. Возможно, потому что это создало мир, способный преодолеть многовековую враждебность и раздор............"
        Ронье было сложно осознать слова Кирито. Однако, она не стала искать дальнейших объяснений, а крепко задумалась.
        Кирито сказал, парящая в ночном небе Лунария — гигантская сфера, так же как и эта планета. Поэтому она прибывает и убывает в зависимости от света Солуса.
        Если на Лунарии живут люди, они должны видеть молодой месяц нашей планеты, так же как и мы. И раз так, возможно они говорят на одном с нами языке. Может, как и люди этого мира, они проживают свои жизни, совершая множество ошибок, сражаются и проливают кровь, но всё же стремятся к лучшему миру?
        Чувствуя, что молодой месяц, плывущий в небе, подобен колыбели взращивающей множество жизней, Ронье медленно протянула свою руку к Лунарии.
        Вернув её на рукоять своего меча, Ронье сказала.
        "Ой, сенпай."
        "Хммм……?"
        "Я определилась с именем меча, “Меч Лунного Света”5, так я назову его."
        "О, да, отличное имя, я уверен, он защитит Ронье."
        Улыбнувшись и кивнув "Да!" на слова Кирито, Ронье кончиком пальца смахнула набежавшую слезинку.
        Скорее бы Тейзу снова увидеть.
        Хочу рассказать моей лучшей подруге, колеблющейся между погибшим элитным мечником-стажёром Юдзио и предложением рыцаря Ренри, всё, что я узнала в этом путешествии.
        Как будто услышав мысли Ронье, Кирито немного увеличил скорость дракона.
        Освещённый бледным лунным светом, стальной дракон продолжал улетать всё дальше и дальше на запад.
        (КОНЕЦ)
        ПРИМЕЧАНИЯ:

        
        1. ????, также обозначает специфический жест, сконфуженный взгляд, при этом ручка или карандаш удерживаются горизонтально между носом и верхней губой, но вряд ли у них там были карандаши.
        2. Том 17 говорит, что она поместила его тело на некоего дракона, дабы передать Фанатио (что означает отправить тело на север). Том 18 говорит, что она летела в одиночестве (на юг). Может я сильно накосячил с распознаванием или где-то абзац пропустил, подожду Defanовского перевода чтобы уж точно убедиться, но что-то говорит мне, что она старалась достичь Алтаря как можно быстрее, так что дополнительный вес был бы излишним.
        3. У меня уже была ремарка в 18 томе (глава 22, часть 2) о двух названиях Алтаря и почему это второе название некрасивое и даже грубое по отношению к жителям Подмирья. Однако, здесь Кавахара по какой-то причине всё ещё его использует, вероятно по той же, по которой в ходу и термин "суб-люди", чтобы подчеркнуть молодой период развития мультикультурности Подмирья.
        4. Вообще-то по оригиналу его голос полон отвращения, Но я поменял оттенок эмоции, чтобы не казалось, что это ему чай не понравился.
        5. …и теперь у Ронье есть Цукигаки (дракон) и Цукикаге (меч).
        ПОСЛЕСЛОВИЕ

        

        Спасибо за то, что прочитали том 19 Сворд Арт Онлайн "Мун Крейдл".
        Эта история считается продолжением арки Алисизации, законченной в 18-м томе, но поскольку в тексте повествования нам несколько раз встречается слово "позже", позвольте мне пояснить эти места. (Однако не забывайте, что это спойлер!)
        В середине 18-го тома, Подмирье вошло в "фазу предельного ускорения", в котором время течёт примерно в 5 миллионов раз быстрее, чем в реальном мире. Кирито и Асуна в тот момент остались внутри и разлогинились, проведя в Подмирье две сотни лет, но действие "Лунной Колыбели" разворачивается в самом начале этого двухсотлетнего промежутка. Иначе говоря, в 19-м томе проходит менее 5 дней, но в реальном мире прошла только одна пятимиллионная от этого, около 0,08 секунды.
        Прошу прощения, что история так быстро закончилась, но она сразу же продолжится! В следующем томе действие вернётся на сцену Центории, и Кирито, Ронье и Асуне придётся противостоять мастерски спланированному заговору. Я постараюсь опубликовать её как можно быстрее, так что пожалуйста, погодите немного.
        Небольшое дополнение к содержанию.
        По сюжету, Ронье представляет, какие номера ей и Тейзе выдадут, когда они станут Рыцарями Целостности, но есть те, кто удивлялся “а разве номер 32 не принадлежит Юдзио?” И правда, рука Администратор очистила его память и даровала ему титул "Рыцарь Целостности Юдзио Синтезис Сёти-Ту", но, восстановив память после сражения с Кирито, он сразу же после погиб в битве против Администратор. Поскольку Кирито — единственный, кому известны эти обстоятельства, во времена "Лунной Колыбели" он никому не рассказал о том, что Юдзио стал Рыцарем Целостности. Поэтому номер 32 не будет пропущен, и его надлежит кому-то получить.
        Полагаю, в следующем томе до этого не дойдёт, но однажды я с удовольствием напишу о том, как Ронье и Тейза станут Рыцарями Целостности.
        18-го февраля 2017 года, примерно через неделю после выхода этой книги, будет, наконец, выпущена театральная версия “Sword Art Online: Ordinal Scale”. Это совершенно другая AR-игра в сравнении с бывшими в серии ранее VRMMO, но она полна потрясающей рисовки, так что ни за что не пропустите её на большом экране! И, abec-сан, Мики-сан, я очень сожалею за всё то беспокойство, что доставил вам в этот раз! И спасибо вам за следующий том!!
        Некий день в январе 2017
        Кавахара Рэки

        ПОСЛЕСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

        

        Всем здравствуйте, с вами снова AgentMC.
        Спасибо за то, что прочитали этот перевод "Луной колыбели". Я знаю, это было непросто. Настолько же непросто — насколько этот канонизированный фанфик выпадает из общей канвы SAO.
        Впрочем, надежда ещё теплится. Ведь 20-й том аж в целых полтора раза больше, и там нас ждут обе девушки вместе с Кирито и Асуной! Будет здорово если нам выпадет возможность ещё лучше разобраться во внутреннем устройстве Подмирья, быте его жителей и возможностях инкарнации Кирито.
        Главное — чтобы это погружение не обернулось новыми глупостями и несостыковками. По поводу последних, для добравшихся сюда читателей, я подготовил небольшой бонус в виде расширенных комментариев на множество спорных или вызвавших у меня вопросы или даже негодование моментов этого тома. Кому интересно - добро пожаловать на страничку добра брюзжания, возмущения и фейспалмов. Там вы увидите, в оригинале всё было ещё хуже :)
        Этот том переводился с использованием электронной версии книги, и это было намного легче, чем по сканам. Учитывая, что перевод шёл легче, книга в 2 (!) раза тоньше 18-го тома, но потратил я 2 месяца и несколько дней (18 том - ровно 3 месяца), я искренне надеюсь, что это положительно скажется на качестве и читаемости.
        Кстати говоря, на данный момент у меня пока нет 20-го тома на руках в удобной форме, так что с радостью послушаю о вашем опыте покупки японских ePub — в своей почте.
        Я очень благодарен всем там читателям, кто написал мне на почту и прокомментировал соответствующие разделы в 18-м томе. Знание что это кому-то нужно сильно мотивирует двигаться дальше. Отдельная благодарность @AlexReals и @spark108 за правки опечаток. Всё же в 2 часа ночи довольно сложно печатать не ошибаясь.
        Этот текст всё так же набирался в MarkdownPad2, массовые текстовые операции выполнялись в Notepad++, а переводом ведал ИИ Гуглопереводчика.
        Ещё раз спасибо за внимание и — до встречи в 20-м томе летом 2018 года!
        16 февраля 2018
        AgentMC

        РАСШИРЕННЫЕ КОММЕНТАРИИ ПЕРЕВОДЧИКА

        

        Привееееет! Поздравляю, раз вы докопались сюда — это бонус :)
        Эти заметки я писал во время перевода на русский, уже прочитав книгу во время её перевода на английский, этим объясняются перекрёстные ссылки между частями.
        ЧАСТЬ 1

        
        "......так что, Кири-бой, даже если ты и говоришь, что по расчётам бак термальных элементов устойчив к температурам...
        Кири-бой на самом деле Кири-бо, "внучок Кири". Но мне показалось это выражение настолько удачно подчёркивает издевательско-назидательный тон Садоре, что я решил его оставить после анлейта.
        Внезапно, Ронье почувствовала признаки того, что термальные элементы начали расширяться.
        ...
        Стена девяносто пятого этажа Центрального Собора.
        То есть Ронье на высоте 500 метров имела связь с термальными элементами? Чего же она в 9 части удивляется в что Кирито мог "видеть врагов на 3 км"?
        Словно потянутая им, с тяжёлым звуком верхушка громадного Центрального Собора, начиная с 95-го этажа, сдвинулась к западу.
        Как здорово что верхние этажи собора необитаемы и на лестнице между 94-м и 95-м этажом никого не было
        Подобные полётные техники должны были быть утерянными со смертью Первосвященника. [...] На тот момент был только один человек, способный на такое.
        Я спрашивал в 18-м томе, повторюсь: почему хотя бы Асуна до сих пор не может летать???
        ЧАСТЬ 2

        
        "В этот раз вы ничего не разрушили! Но клянусь своим мечом, в следующий — так может и не повезти!!"
        Дюсольберт клянётся своим мечом. Здорово, вот только у Дюсольберта огненный лук, так что мечом он может вообще без опаски клясться...
        Рыцарь, облачённый в тяжёлую латунную броню, отчитывающий его, словно учитель, был сильнейшим мечником Мира Людей.
        Дюсольберт назван сильнейшим мечником Мира Людей (это ДОСЛОВНО по оригиналу). 1) он вообще не мечник; 2) сильнейший мечник - Фанатио. Это вообще говорится через 20 строчек.
        На следующий день очень рано неожиданно прибыли трое старших братьев отца и их семьи, и с собой они привезли множество подарков.
        Как известно, "человеческие единицы" Подмирья создаются заполнением пустого флактлайта черновиком сознание. Так что кровесмешения тут быть не может, следовательно, нет необходимости запрещать браки между родственниками.
        "......ну, значит и вот так детей тоже воспитывают......"
        В оригинале игра слов, на английский ложится хорошо: "bring up" — это воспитать и буквально "принести наверх", подбросить. Как адаптировать на русский не придумал.
        Как только Кирито услышал её неуверенный голос, он рубанул воздух перед собой правой рукой, а левой стукнул себя в грудь.
        Кирито делает руками некий жест типа "тсссс!"
        Гоблины рассказывали, что [...] всех, кто за 300-летнюю историю пытался взобраться наверх, постигла смерть.
        Так, то есть у Гоблинов тоже 300-летняя история? Хотелось бы узнать почему, ведь 300-летний календарь Мира Людей начался с Квинеллы, а в Тёмной Территории никакого "мессии" не было.
        Кроме того, и вождь Хагаши, и его первенец вождь Косоги пали один за другим на поле боя...
        У Хагаши и Косоги, вообще-то разные должности, что-то типа "вождь" и "сверхвождь", но адекватный перевод подобного мне в голову не пришёл
        ЧАСТЬ 3

        
        "Вовсе нет! Всё наоборот...... не противник...... а, скорее…… партнёр..."
        Ох сколько я над этим мучился. К счастью, в английском есть прекрасное двусмысленное matchmaking - подбор пары/организация матча, но в русском подобного аналога я не знаю, поэтому пришлось выкручиваться. Были ещё варианты "не поединок, а (объ)единение" и (гы-гы) "не спарринг, а спаривание". Хотя в итоге это, по моему личному мнению, пожалуй лучшая адаптация игры слов в этом томе, которая у меня получилась.
        ЧАСТЬ 4

        
        [...] двое стражников. Кирито пошёл прямо на них, поднимавших большие алебарды и даже не пытавшихся скрыть свою настороженность и испуг от внезапного их с Ронье появления.
        Окей, то есть, стражники вооружённых сил Мира Людей не в курсе полётной техники Кирито?
        "Ты, как зовут?" — "............Орои."
        Орои, а не Орой, потому что Косоги, Хагаси, Кубири...
        Ронье, сопровождавшей его в отделение стражи, тоже разрешили присутствовать в порядке исключения.
        Я никак не могу понять уровень доступа Ронье/Тейзы к Совету. Они явно не "ключевые члены", да и вроде как вообще не обязаны принимать участие в обсуждениях. В то же время, в отличие от того же Садоре, в начальных иллюстрациях они включены в Совет напрямую.
        [...] было лишь три подтверждённых случая, [...] когда правый глаз действительно уничтожался — ну, четверо, если считать одного, кто сам вырвал себе глаз.
        Сам себе глаз вырвал Исукан; первый - Юдзио; вторая - Алиса. Кто третий? Благодаря внимательности @DIVALTOR мы знаем ответ на этот вопрос. Это Рирупирин, вожак орков. Том 17, глава 20.
        ЧАСТЬ 5

        
        Люди не принимали эликсир, потому что они использовали лошадей и повозки
        Это #Кавахарифметика, но я пропустил на этапе анлейта. Итак, факты: 50000 юнитов были перемещены к вратам за 5 дней; всего армия была как раз в 50000 юнитов; суб-люди использовали эликсир, люди добирались лошадьми. Внимание, вопрос: как люди преодолели 3000 километров на лошадях за 5 дней?
        "Тот, кто убил уборщика Язен-сана и попытался переложить вину на горного гоблина Орои, не связан Индексом Табу. Тогда, они вполне могут нацелиться на Кирито, покидающего Центорию...
        Фейспалм. Ронье выбалтывает всё, что произошло в одном предложении за пять секунд. Это после того, как Совет приложил такие усилия чтобы сохранить всё в тайне. Кстати, тут она впервые называет Кирито просто по имени. Это всё чаще встречается дальше (в её мыслях) после того как они с Кирито провели вместе ночь.
        "О, вот это по-вашему, мастер! Давление...... всё верно,...... один килом на квадратный цен."
        Он явно говорит о давлении в ёмкости(-ях) воздушных элементов, которую(-ые) следующим утром будет заряжать Айри, но почему-то эта деталь пропущена.
        Теперь любой мог посетить склад, достаточно было лишь записаться на столике рядом с дверью
        Любой — из персонала Собора, ведь "обычно врата Собора были закрыты для публики". Ох уж эта мнимая общественная доступность.
        "Это ведь и Ронье-сан, и Тейза-сан, и Алиса защищали Кирито...
        Асуна кстати довольно часто Алису называла без хонорифика -сан, когда той рядом нет. Похоже, она её всё-таки не переносит, ух...
        "Она в порядке в реальном мире...
        Асуне стоит стать политиком. Нет, Алиса не "в порядке". С учётом ускорения, в реальном мире прошло около 8 секунд. Так что Алиса сейчас в форме лайткуба. Мёртвого лайткуба, ибо она ещё никуда не подключена. И нет, никакие "мы" с Алисой не увидимся (разве что Асуна говорит о себе и Кирито), потому что Ронье умрёт до окончания Фазы Предельного Ускорения. И Асуна знает об обоих этих моментах. Долгие размышления, к слову, косвенно подтверждают, что она сознательно врёт Ронье.
        Кирито и Юдзио, сбежавшие из темницы примерно за два года до того, пронеслись по этой лестнице до 50-го этажа, сражаясь с Рыцарями Целостности.
        Частично сами пронеслись, частично их пронесли...
        но в итоге, потратив время на расстановку любимой мебели и много раз всё переделав, она всё же начала чувствовать себя там уютно.
        Не уверен, откуда у Ронье "любимая мебель". Она из 6-го класса дворян, в Академии всё предоставлялось (хотя можно было и своё), потом была армия и война.
        Заметив Ронье, они торопливо поднялись и свели ладони вместе.
        Сомневаюсь, что это жест молитвы, скорее, когда одна рука накрывает сжатый кулак другой, но это не точно
        ...у Ронье и появлялось желание крепко прижать к себе Физель и её подругу...
        В книге несколько раз используется выражение "-тачи", обозначающее "и другие", "и компания", например "Физеру-тачи" - "Физель и ту, другую". На английский это ещё куда ни шло ложится, но с русским так просто не вышло.
        Где-то далеко за этими огоньками, в более чем 750 килолу, возвышаются "Великие Восточные Врата", а столица Тёмной Территории Обсидия ещё дальше, в более чем двух тысячах килолу.
        Да, я тоже не понял, вроде было три тысячи. Хотя три тысячи вполне подпадает под определение "более чем две тысячи", тут не поспоришь.
        "............ Ронье Синтезис Сёти-Три............"
        Совсем забыл про это. Звук "th" передать на русском невозможно, поэтому приходится заменять на "с". Проблема в том, что three тоже с th, поэтому на самом деле она будет Ронье Синтезис Сёти-СРИ — но нет, я не настолько скептически отношусь к этому персонажу.
        ЧАСТЬ 6

        
        "Спасибо, Эйри, очень выручила."
        Ну вы поняли, да? Эйри - Airy - от слова Air, воздух.
        придётся почитерить, хоть это и нечестно."
        "По… чите...... рить... придётся...?"
        [...]
        Смотря на удаляющуюся землю, Ронье думала, что это определённо нечестно.
        Дурацкое место. Кирито не использует "священные слова", у них там свой японский термин для "почитерить". Но он игровой, и Ронье всё равно не понимает значение, хотя и узнаёт корни. Ну и одно из них - это обман. На английский легло идеально, на русский... вообще не натягивается.
        "Максимальная скорость полёта драконов Рыцарей Целостности около 120 килолу в час...
        Не смотря на то в в Подмирье все величины свои, время осталось неизменным. Также не изменилось и "в час" в скорости, хотя это, скорее, связано с существующим в японском языке иероглифа для подсчёта скорости, который так и переводится - "в час".
        "Э...... два… в два раза быстрее настоящего дракона!?"
        Снова #Кавахарифметика. В три раза, если считать крейсерскую скорость, ведь сейчасм они летят не на максимальной мощности.
        "............ Кирито-сенпай, что это а странный вкус такой.......?"
        Нет, Ронье неисправима. Она же должна была его братом называть...
        ЧАСТЬ 7

        
        Пусть он и был в более чем пол-килолу от них
        На самом деле в оригинале аж в 3 (!) местах написано "один килолу". Но учитывая высоту замка и многие другие параметры в этой и других книгах, очевидно, что километра там никак быть не может, высота замка примерно 570-600 метров, ну и стоят они от стены метрах в 20, не больше. Очередная #Кавахарифметика, которую я просто вырезал под корень ещё в английском варианте.
        Драконы Тёмной Территории тоже очень гордые, как и драконы Мира Людей, я слышала что они из родственных видов.
        Сначала я фейспалмил над этой фразой, но наверное, она просто добавляет глубины пониманию того, насколько два мира искусственно сделали разрозненными, хотя по сути у них всё общее. В том числе и мнемоданные драконов.
        ...на драконе, который легко взлетел после короткой пробежки по берегу реки, не испугавшись всей тяжести двух длинных мечей класса Божественный Инструмент...
        Это интересный момент. У Шейты с собой просто какой-то меч - ведь Чёрной Лилии больше нет; у Ронье - точно не божественный инструмент. Так откуда второй? Кстати, в следующих частях Ронье говорит, что в этот момент у Шейты вообще не было меча (плохо отредактили оригинал), но судя по всему, она ошиблась. Получается, что либо я очень сильно напутал и есть какая-то мизерная разница между "священным сокровищем" и "божественным инструментом" (но тогда их должно быть три!), либо у Шейты всё же есть меч, и притом очень высокого приоритета.
        "Хей, а та часть города, где как будто земля сложена множеством слоёв...а-ах, это что, стадион? Какой он большой, сенпай!"
        Готов поспорить,что Кавахара пообещал кому-то, что в 19 томе Ронье с Кирито проведут вместе ночь и она ему скажет "ух ты, какой большой, сенпай!"
        ...а правого глаза не было, как будто его извлекли...
        Глаз можно восстановить. Это сделала Алиса себе, это сделала даже Азурика для Юдзио. Почему Исукан до сих пор с 1 глазом?
        Как Шейта и сказала, нередко можно было услышать истории о том, что грудное молоко самое лучшее, и вполне возможно это и было правдой
        После перевода этого пассажа на английский у меня возникло стойкое желание бросить перевод, думаю нет нужды объяснять по какой причине. Не думаю, что Кадокава приняли верное решение, заставить Кавахару канонизировать этот фанфик. Впрочем, кто бы говорил, это же я его так и не бросил переводить, эх...
        "Да и самое главное, родительский череп вместе с несколькими дочерними пропали после войны, так что сейчас это лишь бесполезная игрушка."
        Даже ещё не зная того, что случилось в следующих частях, я уже фейспалмил. Ну как так-то? Они же все связаны! Т.е. если попадёт не в те руки, о планов врагов будет сразу известно. Как, как они могли упустить такое???
        Они недолго передохнули в своих апартаментах на две комнаты, затем в полночь пообедали с Исуканом и Шейтой.
        К слову, в оригинале здесь и ещё в паре мест подчёркивается их статус семейной пары, у меня было несколько вариантов, но ни один не понравился.
        ЧАСТЬ 8

        
        ...оказалось, что в самом начале, когда это просто была скалистая гора, практически сверху извергалась горячая вода, и каналы, по которым она бежала всё ещё использовались для готовки, купания и обогрева даже после того как гора стала замком.
        Как я и писал в одной из сносок, весьма сомнительно, что Визуализатор не имеет такого объекта как "горячий источник". В таком случае мне совершенно непонятно, почему людям Подмирья непонятен иероглиф "горячая вода" на входе в общественную ванную Собора. Возможно, это связано с тем, что собственно в горах люди не живут, а значит, хоть и знают о существовании источников, концепта онсэна у них попросту нет, и как следствие, обозначение "ю" они не используют. Хотя мне самому это кажется сильно притянутым за уши.
        Согласно лекциям библиотекарей из Большой Библиотеки...
        Вот чисто интересно, в Соборе есть хоть что-то "малое"? Большая библиотека, большая ванная, большая кухня...
        А да и кстати, Большая Библиотека — это та, которую отрезала от пространства Кардинал, в которую вход открыт только из бывших покоев Администратор? Или другая, но тоже "большая"?
        Но она тут же поняла, что на кону стояла жизнь дочери этих двоих. Было ли что-либо более важно для пары в тот момент?
        О боги, какая же она тупая. В записке даже ничего не говорится о том, что ребёнка вообще вернут. И Кирито чуть дальше по тексту ничуть не лучше.
        Они сейчас лежат в чём-то, что называется "эстиэл" и существует в реальном мире, и они говорили, что в Подмирье перемещается только душа.
        Это слово в оригинале написано катаканой. То есть это как бы имя собственное для Ронье, не несущее конкретного значения. Когда STL упоминал, к примеру, Кирито, или когда о нём писал сам автор - то всегда была аббревиатура латиницей - "S.T.L.", которую я так и оставлял в 18-м томе. Здесь же Ронье просто (в мыслях) произносит непонятное слово.
        ...Ронье просто приблизилась к Кирито и крепко схватила его за подол чёрной рубашки.
        Асуне на заметку: Кирито спит в чёрной рубашке. Хотя, учитывая, как она интересуется у него в "Порядковом Ранге", хорошо ли он питается, пока тот втихомолку варит пасту быстрого приготовления, что-то она определённо подозревает...
        "Во-первых, я сейчас же направлюсь в штаб-квартиру гильдии мастеров тёмных искусств в северном районе...
        Так в "районе" ((с) Шейта) или всё-таки "фу" ((с) Кирито)?
        ЧАСТЬ 9

        
        Кирито продолжал гладить её по голове пока Ронье не успокоилась.
        Какой молодец. "Пусть поплачет. Это ничего что у вас осталось всего 12 часов." Ученик Рыцаря Целостности. Позорище.
        "...... Когда Вектор снизошёл, и десять кланов Тёмной Территории собрались вместе, я точно видел окно в тронном зале. Но сейчас, если смотреть снаружи, выше 49-го этажа только камни, никаких окон...."
        Мне искренне интересно, как так получилось, что верхний этаж замка явно создан программно, хотя остальные "сотни лет выдалбливали в скале". Они что — сверху вниз его долбили? Похоже, это просто красивая легенда и Обсидия существует все 500 лет.
        "Когда Вектор погиб и запечатывающая цепь восстановилась, камни внешней стены передвинулись и все окна оказались скрыты. Пространство стало совершенно изолированным."
        Привет, Кардинал. Помнишь, как ты описывала изолирование куска пространства вне карты, вне доступной системы координат, в случайную область памяти? Так вот, всё это ересь. Тебе всего-то нужно было создать кусок мрамора поверх двери Библиотеки. Тогда бы она стала "полностью изолирована", и Квинелла не смогла бы больше тебя найти, прикинь?
        "Пошли, на пятидесятый этаж."
        Кирито тут же кивнул.
        "Да... может, что-то поймём, осмотрев дверь."
        Да ладно, всем всё ясно, тебе просто на троне охота посидеть и цепь разрубить, да?
        То ли горячие источники, отапливающие замок, сюда не достигали,
        Уф, ну источник же сверху замка бил, конечно, "не достигает". Нет, я понимаю, художественное нагнетание, но можно же было и по-другому написать. Например, "Пускай горячий источник, отапливающий замок, и бил совсем рядом с этим местом, но по какой-то причине..."
        "Как всегда, самое лучшее оставляешь себе, засранец. Лады... давай уже."
        Это вообще-то не в его стиле. Эта фраза скорее подошла бы Кляйну... это может быть интересный твист, к слову. Ведь в 10 части он снова ведёт себя похожим образом.
        Не было никаких сомнений, что цепь обладала тем же "неразрушимым атрибутом", что и внешние стены Центрального Собора и Бессмертная Стена, разделяющая столицу Центорию на 4 части. Даже Асуна со своей богоподобной силой смогла передвинуть стену Собора, но не уничтожить её.
        Сразу два замечания. Во-первых, ка же здорово, что цепь не восстанавливается сама по себе, как стены Собора. Во-вторых, не думаю, что Асуна решила бы разрушить их. Как здравомыслящая богиня она вполне понимала, что 2 операции перемещения в пространстве НАМНОГО дешевле уничтожения.
        На тень был надет плащ с чёрным капюшоном...
        Как и во многих других местах, здесь я использую слово плащ. Речь, конечно, идёт не о дождевике, продающемся у метро. Имеется в виду robe, то есть традиционное одеяние магов с капюшоном, знакомое и по франшизе Гарри Поттера, и по прочему фэнтези. Есть много вариантов перевода этого слова, и ни один из них мне не нравится. Роба, балахон, накидка, мантия, плащ, ряса - всё это немного не то. Поэтому я использую меньшее из зол. Если будут достойные предложения, заменю во всём произведении.
        В её голове бушевал вихрь эмоций, и в тот момент Ронье вытащила меч и побежала.
        Там вообще в оригинале "мыслей", но камон, это же голова Ронье... тук-тук дзынь-дзынь... какие там мысли...
        ЧАСТЬ 10

        
        "Ну, он был не слишком ярким... тёмно-красный, напоминающий закат или такой ещё может быть кровь."
        "Какой может быть кровь............... быть того не может......"
        [и т.д.]
        Вот пришла пора и себя поругать. Тут пять абзацев двойная игра слов, перетекающая одна в другую. Сперва Исукан говорит две фразы почти одними и теми же словами, где сначала речь о цвете камня, а затем удивление. Затем Кирито использует выражение, которое Исукан недопонимает и истолковывает по своему. Что в английском я остановился на варианте "bloody hell", хотя никакого ада в религии Подмирья, конечно, нет, и Исукан просто не мог такого сказать (но если про это забыть, то ложится превосходно); так и в русском лучшее, что мне пришло в голову - это вообще не впечатляющее "ничерта" - "не черта". Предлагайте свои варианты, будет что-то стоящее - смёржу.
        Он обрёл покой под могильным камнем, установленным в центре цветочного сада, раскинувшегося на юго-восток от Центрального Собора.
        И кстати позволю себе процитировать 14-й том в переводе, насколько я понимаю, Arknarok: "Я помнил, как стоял там на коленях до тех пор, пока тело Юдзио и фрагмент памяти Алисы на его замершей груди не превратились в свинцового цвета кристаллы, что затем растворились. Прямо как труп Кардинала...". Кроме этих двух, ещё погиб Райос Антинос, но он упал на землю до истечения жизни, так что его смерть в пределах системы не показана. Вдобавок, насколько я помню, умер Беркули (тело просуществовало долго после обнуления жизни), множество не-флактлайтов (стандартная анимация разлогинивания), Липия (тело просуществовало после обнуления жизни), D.I.L. (разрублена пополам, что случилось с половинками - неизвестно). Других трупов не припоминаю. Так какой же эффект смерти является стандартным для Подмирья: исчезновение или всё же труп? И если исчезновение — то что такого особенного в Беркули и Липии? А если труп — то какая область памяти хранит информацию о нём после стирания флактлайта? И кстати я склоняюсь к первому, так как слова "кладбище" в Подмирье не разу не встречал.
        Если на Лунарии живут люди, они должны видеть молодой месяц нашей планеты, так же как и мы.
        Интересный момент, в оригинале написано "??", что обозначает "земля" во всех смыслах, в том числе и планета Земля. Речь идёт о небесном теле, поэтому подходит именно название планеты. Вот только две проблемы: они находятся нифига не на Земле; и Ронье нифига не знает что такое Земля как планета. Поэтому я немного переписал эту фразу.

        ПОСЛЕСЛОВИЕ

        

        Спасибо за то, что прочитали том 19 Сворд Арт Онлайн "Мун Крейдл".
        Название тома написано катаканой, т.е. не должно переводится. Но это дно из "традиционных" исключений серии, которому и я последую, поэтому в некоторых местах (например на заглавной странице) стоит "Лунная Колыбель".
        Иначе говоря, в 19-м томе проходит менее 5 дней, но в реальном мире прошла только одна пятимиллионная от этого, около 0,08 секунды.
        Ну а в сумме, с момента начала ФПУ, в реальном мире прошло около 10 секунд. Ринко примерно сейчас получила куб Алисы в руки, а Криттер вот-вот начнёт разглядывать план судна чтобы найти "кабельную шахту".
        На этом всё. Больше бонусов нет :)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к