Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Часникова Виктория: " Легенды И Мифы О Животных " - читать онлайн

Сохранить .
Легенды и мифы о животных Виктория Александровна Часникова

        Каждый народ, каждая страна, каждая цивилизация слагала свои мифы и легенды на самые разные темы: о могущественных богах и о всесильных правителях, о храбрых героях и конечно же о животных. Всю долгую историю человечества звери и птицы жили рядом с людьми, были помощниками, друзьями, давали пищу и шкуры, были источниками поклонений, а порой и опасности… В этой книге вас ждет огромное количество мифов и легенд о различных представителях животного царства: лошади, львы и слоны, змеи, драконы и ящерицы, аисты, грифы и лебеди, цикады, муравьи и скорпионы - вот только небольшая часть героев преданий, собранных в этой книге.


        Составитель: Виктория Александровна Часникова
        Легенды и мифы о животных


        


        Предисловие

        Я царь - я раб, я червь - я Бог.
    Державин Г. Р.

        Задолго до того, как люди научились читать и писать, они хранили народные предания и легенды, передавая их из уст в уста. И, конечно, каждый рассказчик вносил что-то свое: то новый персонаж появится, то сюжет повернется по-другому. Из этих постоянно менявшихся историй и родились мифы и легенды.
        Мифы - это истории о вымышленных событиях, и в них действуют сверхъестественные существа. Мифы - это, конечно, выдумка, но они помогают объяснить местные обычаи и природные явления. Очень часто мифы повествуют о божествах, которые принимают облик животных.
        Легенда очень похожа на миф. Разница состоит в том, что легенда может сложиться на основе события, которое произошло в действительности, или рассказать о человеке, существовавшем взаправду. Но это не значит, что со временем она не претерпевает изменений.
        Мифы древних народов - это, пожалуй, одно из самых интересных культурных достояний цивилизаций. Каждый народ, каждая страна, каждая цивилизация слагала свои мифы и легенды о храбрых героях, о могущественных богах, о всесильных правителях древнего мира.
        Миф о создании людей на Борнео

        На острове Борнео существует миф, что люди были созданы двумя огромными птицами, причем в начале птицы сплели их из прутиков, как плетут они свои гнезда. Но люди очень легко ломались. Тогда птицы высекли людей из камня, но люди оказались так тяжелы, что не могли ни ходить, ни говорить. И, наконец, птицы слепили людей из глины, а в жилы людей налили красную смолу из особого дерева. Вначале люди не могли говорить, но когда птицы окликнули человека и стали клювами терзать его тело, тот закричал от боли, а из ран его потекла кровь. Так человек одновременно научился говорить, научился защищаться и понял, что жизнь - это боль.
        Черепахи, крокодилы, ящерицы, змеи - это потомки динозавров, существ, господствовавших на планете в эпоху мезозоя. Есть люди, испытывающие перед рептилиями безотчетный страх, но большая часть человечества восхищается их красотой и грацией. В древних мифах рептилиям отводилась особая роль - мудрецов, которым известны недоступные человеческому пониманию тайны. К этим животным невозможно оставаться равнодушным, поэтому в современных квартирах можно увидеть многих представителей класса пресмыкающихся, и с каждым днем желающих обзавестись таким необычным домашним питомцем становится больше.

        От составителя

        Животные


        Сказка о медведихе
        (отрывок)

        Как весенней теплою порою
        Из-под утренней белой зорюшки,
        Что из лесу, из лесу из дремучего
        Выходила медведиха
        Со милыми детушками медвежатами
        Погулять, посмотреть, себя показать.
        Села медведиха под белой березою;
        Стали медвежата промеж собой играть,
        По муравушке валятися,
        Боротися, кувыркатися…

    Пушкин А. С.

        Антилопа

        В одном сибирском мифе у первой антилопы было шесть ног. При таком устройстве поймать её было очень трудно, а порой и невозможно.
        Божественный охотник Тунг-пой смастерил особые коньки из священного дерева, которое непрерывно трещало и было ему указано лаем собаки. Так же трещали коньки, мчащиеся как стрела; чтобы управлять ими и тормозить их бег, ему приходилось вставлять в них клинья, сделанные из другого волшебного дерева.
        Тунг-пой преследовал антилопу по всему небосводу. Изнемогшее животное упало на землю, и Тунг-пой отрезал антилопе заднюю пару ног.
        - Люди,  - сказал Тунг-пой,  - становятся с каждым днём всё мельче и слабее. Как смогут они охотится за шестиногими антилопами, когда я сам с трудом её убил.
        С тех пор антилопы стали четвероногими.
        В мифах бушменов прародитель людей Цагн участвует в создании мира: он дал антилопе-сернобыку белого меда, сернобык выпил этот мед. И вот поэтому у сернобыка теперь светлая шкура.
        А антилопе-каама Цагн дал сотового меда молодых пчел. Соты молодых пчел красные, и антилопа стала красной.
        Антилопе-канна Цагн дал осиного меда, поэтому она темная - ведь она поела осиного меда.

        Барс

        Барс символ храбрости, чести и благородства. В Тибете сильны верования, что святые могут превращаться в снежного барса.
        У вахов - этноса, проживающего в горах северной части Пакистана, Китая, Таджикистана и Афганистана,  - существует верование в горных духов «пари» - женщин, превращающихся в снежных барсов, которые при должном обращении и уважении помогают местным жителям.
        В тюрко-монгольском «зверином» календаре с 12-летним циклом вместо года Тигра был год Барса. По народным приметам, особенно удачным считался именно этот год. «В год Барса все сей, хотя бы просо сей», «Год Барса - богатство», предсказывали народные приметы.
        В Непале существует множество местных обычаев, которые являются отражением буддийских традиций и ритуалов. Один такой ритуал запрещает горным пастухам жарить мясо, так как бог гор может прислать свою «собаку», т. е. снежного барса, тогда потери домашнего скота будут неизбежны. В Непале убийство снежного барса считается большим грехом, чем его добычи (например, голубого барана), потому что все грехи, которые барс совершил во время своей жизни, убивая жертв, затем будут переданы охотнику.
        В Индии жители провинции Ладакх в Северной Индии считают, что снежный барс и сухопутное, и околоводное животное.
        Барс в мифологических представлениях сакско-скифских народов был защитником справедливости: «Он, как высший судия, взирал на происходящее с божественной высоты».
        Согласно древнему кыргызскому эпосу «Манас», родовая кыргызская знать - Беги вела свою родословную от мифических предков - барсов: «Я убил семь волков. Я не убивал барсов и ланей»,  - писали на могильных эпитафиях древние кыргызы.
        В России увинцы издревле почитали и уважали «хозяина гор» - ирбиша (ирбиса), наделяя его сверхъестественными способностями.
        Еще в VII веке предки казанских татар - волжские булгары - считали крылатого барса символом богатства, плодородия, благородства и покровителем их государства. Барс считался священным животным, поэтому он изображался со знаком святости - крыльями.
        У узбеков по преданию, когда был заложен город Самарканд, с Зеравшанских гор спустился барс - палянг. Он побродил вокруг стен, обернулся человеком, благословил его жителей на строительство города, будущего Самарканда, и удалился обратно в горы. С тех пор жителей Самарканда стали называть барсами. На их штандартах и гербах изображался барс.
        Образ снежного барса встречается в эпосах и сказаниях тувинского народа, сказках и песнях. Изображения ирбиса в виде украшений найдены в знаменитых древних курганах. Они зачастую сопровождались сценами его охоты, что подтверждало статус «царя зверей» тувинских высокогорий. До сих пор люди Тувы верят, что встреча с ирбишом - это предзнаменование какого-либо важного события, которое сыграет в жизни человека или жизни его рода особую роль. Нападения ирбиша на скот также расценивалось чабанами как наказание свыше за нарушение древних законов существования в гармонии с природой. Жители отдалённого нагорья Сенгелен на юго-востоке Тувы по сей день отождествляют ирбиша с духом гор и опасаются убивать этого зверя, способного и после своей смерти мстить убийце, истребляя его скот и род.
        Старинная хакасская легенда гласит, будто однажды от змея родился человек «в рубашке», или с «волчьей шерстью», что было доброй приметой. Он, когда требовалось, принимал облик волка, превращался в барса, медведя или в любое другое животное. Ударится о землю - и уже иной. Отсюда у алтайских родов появился дух-покровитель. Чаще всего это были барс, змей, птица или волк, которые оберегали род.
        Ирбис, снежный барс - главный герой, о котором повествуют легенды горного Алтая.
        Это случилось в глубокой древности. Чудо-зверь Манны, подобно столетнему кедру, родила семерых сыновей-духов: кота, росомаху, барсука, рысь, барса, тигра и льва. В то время жила на Алтае девушка удивительной красоты, дочь вождя скифского племени. Люди звали ее Алтайской принцессой. Однажды она собирала в лесу целебные травы. Вдруг на поляну вышел юноша, его волосы были белыми, как снег, а глаза ясными, как горный хрусталь. На плечи юноши была наброшена белая шкура. Длинный пушистый хвост волочился по земле. Прошло несколько месяцев. Принцесса видела юношу почти каждый день. Они вместе гуляли в горах. Алтайская принцесса полюбила молодого человека с первого взгляда. Он рассказывал красавице о повадках животных, показывал неизвестные травы и скрытые тропы. Девушке казалось, что их кто-то сопровождает, стараясь оставаться незамеченным. Однажды она спросила об этом своего спутника. Юноша помрачнел и сказал, что никто не должен видеть это существо, что его приставила к нему мать Манны. Но девушка очень просила, и юноша решил ей довериться. Он повернулся в сторону чащи и промяукал по-кошачьи. Густые
ветви всколыхнулись, и на поляну вышла огромная белоснежная кошка с крыльями за спиной. Именно она охраняла своего хозяина и его спутницу, то скрываясь за скалами, то взлетая к горным вершинам.
        С каждым днем молодые люди все яснее понимали, что не могут больше жить друг без друга. Они дали друг другу клятву любви и верности. Тем временем, отец принцессы нашел ей жениха, знатного воина из соседнего племени. Но принцесса сказала, что у нее уже есть возлюбленный. Скифский вождь разгневался. Он решил выследить и убить суженого своей дочери. Девушку заперли, а на ее любимого устроили охоту. Однако юношу не смогли найти, только случайно убили двух барсов, а их шкуры принесли в деревню. Девушка с ужасом узнала одеяние, которое носил ее возлюбленный. В отчаянии принцесса убежала в горы. Ее долго искали, а когда нашли, стало понятно, что девушка лишилась рассудка. Много времени прошло, прежде чем принцесса пришла в себя. Она сказала, что обручена и больше никогда не выйдет замуж. Она закуталась в белую шкуру и ушла. Никто не знает, где она была и кого встретила на своем пути. Говорят, она долго училась у какого-то шамана-отшельника его странному искусству.
        Прошли годы. В горах появилось странное существо - большая белая кошка. Люди назвали ее Ирбис. Говорили, что это и есть тот самый юноша, сын зверя Манны.
        В другом варианте легенды духи помогли принцессе заколдовать родник. Девушка опустила в него шкуру возлюбленного, и он ожил. Но с тех пор не мог больше принимать человеческий облик. И навсегда остался барсом. А принцесса жила с ним в этих местах еще много лет. Люди признали ее своей главной шаманкой и, прежде чем осесть на очередное кочевье, просили договориться с духами гор, с духами кошек, которые охраняли перевалы. Кочевники не хотели, чтобы барсы нападали на их лошадей. Многие народности Алтая до сих пор верят, что их прародителем был снежный барс.

        Барсук

        На Алтае бытует такая легенда. У Зверя зверей (Панан-панысты) было семь сыновей. Карагула (лев), Бар (тигр), Айу (медведь), Барсук, Бёрю (волк), Шюлюзин (рысь) и Тюлкю (лиса).
        Известно, что все братья жили в дружбе и согласии. Однажды, все семь братьев решили устроить охоту на марала (Сыгын). И вот, идя по тайге, они наткнулись на спящего марала.
        Братья остановились и заспорили вдруг: кому идти на марала первому?
        Тут выскочил вперед барсук и говорит: «Я пойду первым, я старше вас всех». Братья посмотрели на него, и никто не стал возражать. Барсук, получив молчаливое согласие, стал подкрадываться к маралу. Он немного прополз, обернулся и спрашивает: «Как братья, у меня хвост?». Те ему в ответ: «Торчит твой хвост».
        Барсук поджал свой хвост и пошел дальше. Но, пройдя несколько шагов, опять обернулся и спрашивает: «Каковы у меня глаза?» Братья ответили ему вновь: «Маленькие стали».
        Тогда Барсук смело стал подходить к маралу, надеясь показать свою удаль перед братьями, каков он ловкий и сильный, и не боится большого зверя. И только подумал он об этом, как марал проснулся и встал на ноги.
        Марал увидел подкрадывающегося барсука, да как его ударил задними копытами и был таков. От такого сильного и неожиданного удара барсук далеко улетел в кусты, а когда оправился и выполз оттуда, то на его голове не оказалось шкуры. Предстал он перед братьями совсем лысым и растерянным.
        Видя, такую картину, все братья-звери дружно рассмеялись. Льву и тигру, медведю и волку, рыси и лисе стало досадно, что барсук упустил марала, да еще и сам сильно пострадал, вызвавшись идти на охоту первым.
        «Эх,  - сказали братья,  - сам не предвидел, что останешься лысым».
        В горах Алтая до сих употребляется эта поговорка, в том случае, когда желают укорить хвастуна или самоуверенного человека. Обычно, в таких случаях говорят: - «Эй, брат! Барсук-то, сам не знал, что будет лысым! Неужели не знаешь, что есть такая поговорка?!»
        Есть еще японская легенда о Кадзутоё и барсуке. Как-то раз Кадзутоё и его слуга отправились ловить рыбу. Удачно порыбачили и уже собирались возвращаться домой, как внезапно полил сильный дождь, и они были вынуждены искать убежища под ивой. Подождав некоторое время, они увидели, что ливень не прекращается и становится темно, и тогда вопреки ненастью они решили продолжить свой путь. Не успели рыбаки отойти далеко, как повстречали горько плачущую молодую девушку. Кадзутоё отнесся к ней с подозрением, но его слуга был очарован красотой девушки и спросил у нее, кто она такая и почему блуждает в такую ненастную ночь.
        - Увы! Добрый господин,  - отвечала девушка, все еще рыдая,  - моя история очень печальная. Я долго терпела насмешки и жестокость злой мачехи, которая ненавидит меня. Сегодня вечером она оклеветала меня и побила. Я не могла больше терпеть такие горькие унижения и ушла к своей тетке - она живет вон в той деревне,  - чтобы найти покой, защиту и кров, но меня внезапно поразил странный недуг, и я была вынуждена оставаться тут, пока боль не отступила.
        Эти слова тронули добросердечного слугу, и он тотчас посочувствовал прекрасной девушке, но Кадзутоё, основательно поразмыслив обо всем, выхватил меч и отрубил ей голову.
        - О, мой господин,  - вскричал слуга,  - что вы наделали! Как вы могли убить ни в чем неповинную девушку? Поверьте, вам придется дорого заплатить за свое безрассудство!
        - Ты ничего не понимаешь,  - отвечал Кадзутоё,  - но я тебя прошу сохранить все это в тайне.
        Когда они пришли домой, Кадзутоё вскоре уснул, но его слуга после размышлений об убийстве прекрасной девушки отправился к родителям своего господина и рассказал им эту печальную историю.
        Отец Кадзутоё, когда услышал этот наводящий ужас рассказ, страшно разгневался. Он тотчас отправился в комнату сына, разбудил его и сказал:
        - О, презренный убийца! Как ты мог убить невинную девушку без малейшей на то причины? Ты опозорил благородное имя самурая, имя, которое носят истинные воины, те, что защищают слабых и беспомощных. Ты принес позор в наш дом, и мой долг - лишить тебя жизни.
        Произнеся эти слова, он вынул меч.
        - Отец мой,  - отвечал Кадзутоё, не дрогнув перед сверкающим оружием.  - Вы, как и мой слуга, ничего не понимаете. Мне надо было разгадать загадку, и после того, как я ее разгадал, уверяю вас, я не виновен в столь грязном преступлении, как вы предполагаете, и я честно предан призванию самурая. Девушка, которой я мечом отрубил голову, не была смертной. Будьте добры, пойдите завтра со своими слугами на то место, где все это произошло. Если вы найдете труп убитой девушки, вам не надо будет лишать меня жизни, ибо я сам сделаю харакири.
        На следующий день рано утром, когда солнце еще едва всходило, отец Кадзутоё вместе со своими слугами отправился в путь. Как только они добрались до места, где разыгралась трагедия, на краю дороги отец увидел обезглавленный труп, который так боялся обнаружить, но не прекрасной девушки, а огромного барсука.
        Когда отец снова вернулся домой, то спросил сына:
        - Как так случилось, что ты разглядел барсука под личиной прекрасной девушки?
        - Господин,  - отвечал Кадзутоё,  - существо, которое я увидел прошлой ночью, вначале и мне показалось девушкой, но ее красота была странной, не похожей на ту, какая бывает у земной женщины. Более того, хотя в то время шел проливной дождь, я заметил, что одежда девушки нисколько не намокла, и, поразмыслив над этим странным явлением, я сразу же понял, что эта женщина не что иное, как какой-то злой дух. Это существо приняло облик прекрасной девушки, чтобы околдовать нас своими чарами в надежде, что она сможет получить весь наш улов.
        Старого отца переполнило восхищение мудростью сына. Обнаружив в нем такой дар предвидения и осмотрительности, он решил отречься от престола и провозгласить Кадзутоё вместо себя правителем Тосы.
        Существует легенда, почему барсук и лиса в норах живут. Когда-то, рассказывают, не было у зверей хвостов. Был он только у льва. Плохо жилось зверям без хвостов. Зимой еще кое-как, а подойдет лето - нету спасения от мух да мошкары. Чем их отгонишь? Не одного, бывало, за лето до смерти заедали оводы да слепни.
        Прознал про такую беду звериный царь и дал указ, чтоб все звери шли к нему хвосты получать.
        Кинулись царские гонцы во все концы зверей созывать. Увидали волка - передали ему царский указ. Увидали быка, барсука - тоже позвали. Лисице, кунице, зайцу, лосю, дикому кабану - всем сказали.
        Остался один лишь медведь. Долго искали его гонцы, нашли наконец сонного в берлоге. Разбудили, растолкали и велели, чтоб за хвостом поспешал.
        Да только неторопливый медведь не очень спешил за хвостом.
        Плетется, да мед выискивает. Видит - пчелиное дупло на липе. Взобрался медведь на дерево, а там, в дупле, меду полным-полно. Ест мед, торопится.
        Наелся, глянул на себя, а шуба-то вся в меду да в трухе!.. «Как же,  - думает,  - в таком виде мне пред царские очи являться?»
        Пошел медведь на речку, вымыл шубу да и прилег на пригорке сушиться. А солнышко так припекло, что не успел Мишка и оглянуться, как уже сладко захрапел.
        Тем временем стали звери к царю собираться. Первой прибежала лиса. Огляделась по сторонам, а перед царским дворцом целая куча хвостов: и длинные, и короткие, и голые, и пушистые.
        Поклонилась лиса царю и говорит:
        - Ясновельможный господин царь! Я первая откликнулась на твой царский указ. Дозволь же мне за это выбрать себе хвост какой захочется.
        Царю-то все равно, какой хвост дать лисе.
        - Ладно,  - говорит,  - выбирай себе хвост по вкусу.
        Разворошила хитрая лиса всю кучу хвостов, выбрала самый красивый - длинный, пушистый - и помчалась назад, пока царь не передумал.
        За лисой прискакала белка, выбрала себе хвост тоже красивый, да только поменьше, чем у лисы. За нею - куница. И она с хорошим хвостом назад побежала.
        Лось, тот выбрал себе хвост самый длинный, с густою метелкой на конце, чтоб было чем от оводов да слепней отмахиваться. А барсук схватил хвост широкий да толстый.
        Лошадь взяла себе хвост из сплошного волоса. Прицепила, махнула по правому боку, по левому - хорошо машет.
        - Теперь мухам смерть!  - заржала она на радостях и поскакала на свой луг.
        Последним прибежал зайчик.
        - Где же ты был?  - говорит царь.  - Видишь, у меня один только маленький хвостик остался.
        - А мне и этого хватит!  - обрадовался зайчик.  - Оно и лучше, чтоб налегке от волка и собаки убежать.
        Прицепил себе зайчишка коротенький хвостишко куда полагается, скакнул раз, другой и побежал веселый домой. А звериный царь, все хвосты раздав, пошел спать.
        Только под вечер проснулся медведь. Вспомнил, что надо ведь к царю за хвостом торопиться. Глянул, а солнце-то уже за лес катится. Кинулся он со всех ног галопом. Бежал, бежал, аж вспотел бедняга. Прибегает к царскому дворцу, а там - ни хвостов, ни зверей. «Что ж теперь делать?  - думает медведь.  - Все будут с хвостами, один я без хвоста».
        Повернул Мишка назад и злой-презлой потопал в свой лес. Идет он, вдруг видит - на пне барсук вертится, ладным своим хвостом любуется.
        - Послушай, барсук,  - говорит медведь,  - зачем тебе хвост? Отдай его мне!
        - И что ты, медведь, выдумал!  - удивляется барсук.  - Разве можно такого красивого хвоста лишиться?
        - А не дашь по доброй воле, силой отберу,  - буркнул медведь и положил свою тяжелую лапу на барсука.
        - Не дам!  - закричал барсук и рванулся изо всех сил бежать.
        Смотрит медведь, а у него в когтях кусок барсучьей шкуры остался да кончик хвоста. Бросил он шкуру прочь, а кончик хвоста себе прицепил и двинулся в дупле мед доедать.
        А барсук от страха места себе не найдет. Куда ни спрячется, все ему мерещится, что вот-вот придет медведь, остаток хвоста отберет. Вырыл он тогда в земле большую нору, там и поселился. Рана на спине зажила, а осталась зато темная полоска. Так до сих пор она и не посветлела.
        Бежит раз лиса, глядь - нора, а в ней кто-то храпит. Забралась она в нору, видит, там барсук спит.
        - Что это тебе, соседушко, наверху тесно, что ты под землю забрался?  - удивляется лиса.
        - Да-а, лисичка,  - вздохнул барсук,  - правда твоя - тесно. Если б не еду искать, то и ночью бы не выходил отсюда.
        И рассказал барсук лисе, отчего ему на земле тесно. «Э-э,  - подумала лиса,  - коль медведь на барсучий хвост позарился, то мой ведь во сто раз краше»
        И побежала она искать от медведя убежища. Пробегала целую ночь, нигде спрятаться не может. Наконец под утро вырыла себе нору, такую же, как у барсука, залезла в нее, прикрылась своим пушистым хвостом и спокойно уснула.
        С той поры барсук и лиса живут в норах, а медведь так без хорошего хвоста и остался.

        Белка

        В славянских сказках не раз можно встретить этот символ - волшебная белка, скачущая по ветвям и грызущая золотые орехи. Белке близка стихия грозы - народные представления связывали скачущую белку со сверкающей молнией. Наши предки усматривали некое родство между бурей, грозой и войной, битвой. Соответственно, это значение переходило и на животных; орел и белка, связанные с громовником, становились одновременно и символами войны. Это подтверждают и народные приметы, говорящие об этих животных как о предвестниках мора и битв.
        Белка - символ неоднозначный. Это исходит из того, что в древности к этому животному весьма неоднозначно относились разные народы. Белка ассоциировалась с множеством легенд и поверий. Например, среди японцев белка обозначала символ плодородия и нередко изображалась наряду с лозой винограда, словаки появившегося на свет малыша заворачивали в шкурки белок - считалось, что эта мера поможет отогнать от ребенка злых духов. А славяне ассоциировали этого необычного зверька со стихией, и основой для такой аналогии являлся, конечно же, очень подвижный характер белок.
        В Европе белка (слав. векша), как и другие грызуны,  - символ разрушительных животных. Стремительные передвижения белок вверх и вниз в кроне деревьев повлияли на то, что в скандинавской мифологии белка - посредник враждующих сил - орла, обитающего на вершине мирового дерева Иггдрасиль и Змея, живущего у корней этого дерева (означает недоброжелательность и привнесение хаоса, разжигая споры между Орлом и Змеем). Фигурирует белка и при упоминании бурной деятельности пылкого Локи.
        Иггдрасиль - мировое дерево в германо-скандинавской мифологии - исполинский ясень (или тис), в виде которого скандинавы представляли себе вселенную. На вершине ясеня Иггдрасиль сидел орёл, обладавший великой мудростью. Он находился в вечной вражде с Нидхёггом. А белка по имени Рататоск сновала вверх и вниз по стволу Иггдрасиля и переносила бранные слова, которыми осыпали друг друга орел и дракон Нидхёгг. Она ассоциируется с дьяволом, воплотившегося в этого рыжеватого, стремительного, трудноуловимого зверька.
        Белка как символ малоизвестна как в мифологических интерпретациях древних религий, так и в современных психологических трактовках. В данном случае белка связана со Срединным миром и стволом Ясеня, то есть сознанием, которое находится «между двух огней», инстинктами (змеи в корнях) и моралью, или целями, или высокими принципами (орел на вершине). Белка в данном сюжете - это лишь вечный посредник в споре, отражение вражды двух начал.
        У кельтов белка, изображенная вместе с птицей, является символом ирландской богини Медб,  - в ирландской мифологии королева-воительница Коннахта и колдунья.
        В Японии белка - символ изобилия, плодородия и обычно ассоциируется с виноградной лозой.
        В христианские времена она ассоциируется с нечистыми силами, воплощающимся в этого рыжеватого, стремительного, слишком подвижного зверька.

        Бык

        Символ мощи и плодородия в мифологиях многих народов мира. Согласно славянским мифическим представлениям, Земля покоится на четырех быках - белом (на севере), красном (на востоке), сивом (на юге) и черном (на западе), которые стоят по колено в водах Мирового океана. Древние славяне приносили это священное для них животное в жертву верховному богу-громовержцу.
        В греческой мифологии бык упоминается неоднократно. Известна история о похищении финикийской царевны, красавицы Европы, главным богом Олимпа Зевсом. Приняв облик белого быка, он предстал перед гулявшей по берегу моря девушкой. Благородное животное казалось таким кротким и покорным, что Европа доверчиво села ему на спину, и бык увез ее на остров Крит.
        В другом мифе долгие годы грозой афинян был чудовищный Минотавр - человек с головой быка.
        У древних ассирийцев и шумеров часто встречались описания и изображения небесных крылатых быков с человеческой головой. По некоторым преданиям, они были посланцами богов и могли помогать людям, оберегать их в битвах. Считалось, что они защищают здания и другие постройки, поэтому их статуи принято было устанавливать у парадных входов в храмы и дворцы. У разных народов Месопотамии они назывались по-разному: ламассу, шеду.
        В Древнем Китае быку был отведен целый астрологический год. По китайскому календарю люди, рожденные в год быка, отличаются отменным здоровьем, безграничным терпением, сдержаны в проявлении чувств, медлительны, однако, если разгоняться, не видят перед собой препятствий и удержать их практически невозможно.
        Они очень трудолюбивы и надежные друзья. Славятся большой физической силой и выносливостью.
        У древних египтян священный бык - воплощение бога плодородия, носил имя Апис. Аписа представляли в виде черного быка с белыми отметинами, а затем стали изображать с мумией Осириса на спине. Позже образы быка и бога Осириса, соединились в одно божество, который теперь носит имя Серапис. Ему поклонялись, как живому символу бога Осириса, а его изображениями (картинками на стенах и предметах обихода) украшали усыпальницы древнеегипетских фараонов.
        Существует легенда о критском быке. Однажды послал бог морей Посейдон царю острова Крит Миносу быка для того, чтобы он принес его в жертву. Но Минос оставил красивого быка в своем стаде и вместо него заколол другого. За это Посейдон наслал на быка бешенство, и бык приносил неисчислимые беды жителям острова Крит.
        Тогда повелел Эврисфей Гераклу поймать разъяренного критского быка и привести его живым в Микены.
        Узнав, что Геракл явился на остров Крит, чтобы укротить разъяренного быка, Минос помог ему в этом деле, и Геракл поймал быка, схватив его за рога. Затем он отплыл верхом на критском быке в Микены и доставил его Эврисфею. Но Посейдон запретил убивать быка, и Эврисфей выпустил его на свободу. Стал разъяренный бык бродить по всему Пелопоннесу, явился наконец в Аттику и дошел до долины страны Марафонской, где поймал его герой Тесей.
        Многие чудовища древности окружают нас и сегодня. К таким дивным животным относятся быки.

        Волк

        Адам и Ева тоже причастны к созданию волка. Всевышний за ослушание изгнал Адама и Еву из рая, но вскоре пожалел несчастных и подарил Адаму ивовый прутик и велел: «Когда познаете вы великий голод и не найдете себе никакого пропитания, ударь по морским волнам этим прутиком». Но еще Господь сказал Адаму: «Запомни, тебе даю я этот прутик. А супруге твоей лучше и вовсе его не касаться. Адам сразу же испытал прутик и получил белую, пушистую, ласковую овечку. Но Еву одолела жадность уж очень захотелось вторую овечку. Она потихоньку забрала прутик, подошла к морю и хлестнула по волнам. Глядь, а из морских волн выскочил страшный зверь. Рычит, злобно сверкает глазами, щелкает зубами. Это был волк! Он ухватил бедную овечку и уволок ее в лес. Адам снова хлестнул по волнам, и опять получилось какое-то страшилище серое и косматое, которое тоже убежало в лес. Адам и Ева очень огорчились, но тут случилось чудо, серый зверюга привел овечку из леса целой и невредимой, а сам покорно улегся у ног Адама, глядя на него преданным взглядом. Это была собака - верный помощник и бесценный друг.
        Древние греки считали, что волкам покровительствует солнечный бог Аполлон. Этих животных они приносили ему в жертву на алтари храмов.
        Согласно легенде матерью Аполлона была Латона, которая превратилась в волчицу, чтобы избежать мести богини Геры. Та обратила свой гнев на Латону из-за ухаживаний царственного Зевса и повелела, чтобы нигде на земле не было пристанища этой женщине. Изгнанная отовсюду Латона углубилась в чащу леса и приняла облик волчицы. На маленьком, забытом царицей богов острове, Латона родила двух близнецов - богиню охоты Артемиду и солнечного бога Аполлона.
        Горцы Грузии не считали волков дикими животными и разрешали им жить рядом со своими селениями. А если охотник убивал волка, то он носил траур, как и в тех случаях, когда убивал человека.
        Хотя турки и монголы враждовали испокон веков, и те и другие считали себя потомками волков. Согласно преданию один молодой турецкий воин, единственный из всех своих соплеменников, кто выжил после монгольского нашествия, был подобран волчицей. Их союз дал жизнь новому народу, который вслед за большим серым волком ушел на другие земли, образующие сегодня Турцию.
        Монгольский император Чингисхан был уверен, что он сын серо-голубого «избранного волка», спустившегося с высоких небес, и этим очень гордился.
        Увидеть волка считалось у римлян доброй приметой: ведь этот зверь служил богу Марсу - защитнику Рима и богу войны. Ромул и Рем были детьми бога Марса и жрицы Реи Сильвии.
        Царь Альба очень боялся потерять власть и поэтому велел бросить Ромула и Рема в Тибр, но посланная Марсом волчица подобрала их и выкормила. От имени Ромул и произошло название столицы Италии. В числе ее главных исторических достопримечательностей - бронзовый памятник легендарной римской волчице.
        Средневековье превратило волка в символ зла в широком смысле из-за его свирепости, хитрости и жадности, а также в символ ереси.
        Волк в Центральной Европе очень опасный хищный зверь; неудивительно, что он играет большую роль в сказках как враждебный человеку звериный образ и что кровожадные люди превращаются в волков (оборотень - человек-волк).
        В древней северной мифологии скованный гигантский волк Фенрир в последней битве (в конце света) разбивает свои оковы и проглатывает Солнце; затем вступает в борьбу с прародителем Одином, убивает его и при этом сам находит смерть. В античности волка считали зверем-призраком, один взгляд которого лишает дара речи.
        Геродот и Плиний сообщают, что принадлежащие к скифскому племени невры (древний народ) раз в году превращаются в волков, после чего снова принимают человеческий облик. В этом, возможно, скрываются воспоминания о волке-тотеме племени.
        Несмотря на то, что волк мог пониматься как символ утреннего солнца, преобладала все-таки его негативная оценка как олицетворения диких и сатанинских сил.
        В Древнем Китае он также воплощал алчность и жестокость; «волчий взгляд» означал недоверие и ужас перед сбивающимся в стаи хищным зверем. Лишь у степных тюркских народов волк воспринимался как родовой тотем, отсюда знамена и штандарты с волчьей головой.
        Символ волка вбирает в себя много положительных качеств, и, бесспорно, поэтому, он издревле является тотемом у тюркских народов.
        Волк - это, в первую очередь, высший символ свободы в животном мире, символ самостоятельности (царя зверей, льва, дрессируют в цирке).
        Волк - это и символ бесстрашия. В любой схватке волк борется до победы или до смерти.
        Волк не подбирает падаль, а значит - это и символ чистоты.
        Волк живет семьей, ухаживает только за своей волчицей-женой. Волк всегда хороший отец. Он обязательно сам воспитывает своих детей-волчат. У волков не существует такого порока, как прелюбодеяние. Волк - это и символ высокой нравственности, преданности семье. (Чего не скажешь о самцах других животных.)
        Волк - символ справедливости и честолюбия. В обычных условиях волк не допустит, со своей стороны, обидеть более слабого.
        У башкир сохранилась легенда о том, что часть племени усергенов ведет род от охотника Башбэре - главного волка, женившегося на волчице, которая превратилась в девушку-красавицу. Эта легенда была записана в деревне Башбэре Гаевского района Оренбургской области.
        Кэкбэре - Сивый волк - был предком башкирского племени урман-кудийцев. Именно волк привел к речке Бэреле, что в Баймакском районе Башкортостана, один из башкирских родов.
        Существуют еще несколько легенд, согласно которым башкирское племя было приведено с юга волком.
        Голубой волк священное животное, которое, согласно одной из легенд, положило начало роду Огуза - праотца тюрков.
        В одной татарской легенде говорится о кочевом племени, заблудившемся в лесах и окруженном врагами. Белый волк - покровитель племени вывел его из окружения и спас от гибели. Величина и сила волка были таковы, что сравнивались с легендарным общетюркским героем - исполином Алыпом.
        В христианском образном мире волк выступает в первую очередь в качестве символа дьявола, угрожающего стаду верующих.
        Есть легенда о волчьей доброте. Много веков тому назад дикое воинствующее племя полностью уничтожило небольшое, мирно жившее в горах, поселение. В живых был оставлен лишь один десятилетний мальчик - в качестве жестокой насмешки ребенку отрубили руки и ноги. Умирающий от боли и голода лежал он на берегу горного озера, когда из лесу вышла волчица. Несколько дней она зализывала его раны, а ночью охотилась и приносила еду. Но воины вернулись и убили последнего, как им тогда казалось, из истребленного ими рода. Волчица же скрылась от преследователей высоко в горах, где в пещере родила десятерых сыновей, отцом которых был убитый мальчик (в легендах иногда такое случается). Старший из них получил имя Ашина, он был сильнее и мудрее своих братьев и стал правителем возрожденного племени.
        Вскоре род Ашины увеличился до нескольких сот, храбрый воин собрал войско, белые стяги которого украшала синяя голова волка. Войско выступило против кровных врагов и полностью разбило противника. С тех пор потомки Ашины живут среди Алтайских гор, занимаясь земледелием и скотоводством, и чтут Синего Волка, который не посягает на их скот и земли, а, наоборот, хранит и защищает от опасностей.
        Увидеть озеро, на берегу которого, как говорят, та самая волчица могла найти умирающего предка Ашины, пройтись по следам, оставленным ею во время побега от преследователей, а, возможно, ночью в полнолуние даже услышать протяжный вой мифического зверя, вы сможете и сегодня.

        Заяц

        В мифологиях разных народов о зайцах слагалось очень много мифов и легенд. Согласно китайской легенде на луне живет заяц, который занят важной работой. Он толчет в большой ступе порошок жизни. Сидит он под огромным деревом, которое называется кассия. Зайца в Китае так почитали, что его фигурка на лунном диске даже украшала одежду китайского императора.
        У некоторых африканских племен есть легенды, связанные с зайцем. Луна захотела послать человечеству весть о бессмертии. Она поручила зайцу отправиться к людям и объявить им: «Подобно тому, как я умираю и вновь возрождаюсь к жизни, так и вы будете умирать и вновь возрождаться к жизни». Заяц явился к людям, но потому ли, что ему изменила память, или же по злому умыслу, но он сказал: «Подобно тому, как я умираю и не возрождаюсь вновь к жизни, так и вы умрете и не возродитесь вновь к жизни».
        Узнав, как заяц извратил ее слова, Луна так рассердилась, что бросила в него палкой, которая расщепила ему губу. Вот почему губа у зайца до сих пор остается расщепленной, а заяц расцарапал лицо у луны, следы этих царапин можно видеть в лунную ночь.
        Есть изображение зайца и на иконе святой Мелангеллы Уэльской. По преданию Мелангелла была дочерью ирландского короля. Отец выбрал ей знатного мужа, но она решила посвятить себя Богу, Мелангелла убежала из дома и поселилась в лесу. Однажды принц охотился на зайцев, преследуя их, он увидел в лесу деву необычайной красоты, которая самозабвенно молилась Богу, а заяц, спрятавшийся под краем ее одежды, повернулся к охотникам и смотрел на них со смелостью и бесстрашием.
        Принц закричал собакам: «Хватайте его, хватайте!». Но чем громче он кричал, тем дальше отступали собаки от святой девы и зайца. Потрясенный принц пожаловал святой Мелангелле землю в вечное владение для постройки храма и монастыря. Много лет прожила она в монастыре, и дикие зайцы жили с ней как домашние животные. По приказу принца на земле, принадлежавшей Мелангелле, была запрещена охота на зайцев. Таким образом, был создан первый в истории человечества заячий заповедник.
        Заяц (или кролик) присутствует в мифах многих народов мира. Так, в одном из мифов североамериканских индейцев кролик, подобно Прометею, похитил огонь у «огненных людей» и передал его людям. В древнекитайской мифологии Юэ Ту («лунный заяц») живет на Луне и весь год толчет в ступке снадобье бессмертия.
        Заяц часто ассоциируется с плодовитостью и жизнелюбием. В Древней Греции заяц был атрибутом богини любви Афродиты. Гермес покровительствовал этому животному за быстроту бега и унес его на небо (созвездие Заяц).
        У восточных славян это животное также наделено символикой. Согласно поверью, поймать во сне зайца предвещало женщине беременность и рождение сына.
        В сказках кролик обычно предстает как хитроумный и изворотливый герой, а заяц - как воплощение робости и слабости. По легенде, заяц труслив оттого, что у него маленькое сердце. Когда Бог лепил зайца из глины, то увлекся и сделал ему длинные уши, а на сердце глины не хватило. Уши Богу понравились, и он не захотел их портить, а оторвал кусочек от и без того куцего хвостика и сделал зайцу крохотное сердце.

        Кабан или вепрь

        Человечество очень давно знакомо с кабаном. Так давно, что успел этот зверь попасть в мифы.
        У скандинавов есть легенда о Вальхалле - огромной и чудесной палате для воинов, павших в битве. Много чудес творится там. Каждый день пируют за огромным столом великие воины-энхерии, призванные Одином в свое небесное войско, и готовят для пира чудесного кабана. И кабан этот огромен, хватает его на всех энхериев, а наутро кабан вновь жив и бежит в небесный лес поесть желудей. Но, видно, осталась на его щетине сажа от котла, потому и зовется он - Сехримнир.
        В восточных странах кабан считается хозяином двора, это символ наслаждений, наивности и страсти. Трудно распознать, благородный ли он вепрь или просто свинья.
        В мифах друидов он обозначает духовную силу. Охота на него опасна и сопряжена со смертельным риском, потому что охотник преследует как бы воплощение духа.
        В христианских мифах кабан обрел дурную славу, так как в его образе часто изображают демона, одолеваемого похотью. Такие кабаны разоряют поля и уничтожают фруктовые сады. Но в Китае кабан олицетворяет смелость, процветание и благородство.
        Когда Геракл отправился на свой четвертый подвиг, ему пришлось убить грозного вепря.
        По возвращении Геракла в Микены, Эврисфей по совету гневной богини Геры велел ему поймать эриманфского вепря.
        Этот свирепый зверь обитал на горе Эриманф, между Аркадией и Ахайеи; он наводил ужас на всю Фессалию, опустошая поля и убивая людей.
        По пути Гераклу пришлось переходить через лесистые торы, где жило племя кентавров - полулюдей, полуконей. Усталый и голодный, он подошел к пещере кентавра Фола и решил у него переночевать.
        Фол принял Геракла радушно, угостил его вареным мясом, а сам ел сырое. На этой горе жили и остальные кентавры, у которых была огромная бочка вина; этот подарок Диониса хранился у кентавра Фола. Это вино кентавры могли пить только тогда, когда собирались все вместе. После сытной еды Гераклу захотелось выпить вина. Фол отсоветовал ему открывать бочонок, опасаясь гнева кентавров; но Геракл открыл его, и вот они оба стали пить вино. Почуяв сладкий запах крепкого вина, явились кентавры и бросились к пещере Фола. Схватив в ярости глыбы камней и стволы сосен, они напали на Геракла. Но он горящими головнями отразил могучих кентавров. Одного из них он убил головней, другого пронзил ядовитой стрелой, а остальных он гнал от пещеры до самого мыса Малея. Затем Геракл вернулся в пещеру Фола и, к великому горю, нашел его мертвым. Фол, вынув стрелу из раны убитого кентавра, стал рассматривать ее, удивляясь, что такая небольшая стрела могла убить такого огромного исполина, и нечаянно ее уронил. Падая, стрела слегка ранила Фола в ногу, и он тотчас погиб.
        Геракл похоронил Фола и отправился дальше на поиски эриманфского вепря. Он криком выгнал его из густой чащи, преследовал до самой вершины горы и загнал в снежное ущелье. Отважный Геракл добрался до вепря, поймал его, связал крепкими веревками. На морду накинул ему шкуру немейского льва и принес живого в Микены. А трусливый царь Эврисфей, когда увидел страшного зверя, от страха спрятался в медную бочку.
        По другой легенде царь Калидона, Ойней, отец героя Мелеагра, навлек на себя гнев великой богини Артемиды. Однажды, празднуя сбор плодов в своих садах и виноградниках, он приносил богатые жертвы богам-олимпийцам, и только одной Артемиде не принес он жертвы. Покарала за это Артемида Ойнея. Она послала на страну грозного кабана. Свирепый, громадный кабан опустошал все окрестности Калидона. Своими чудовищными клыками он вырывал с корнем целые деревья, уничтожал виноградники и покрытые нежными цветами яблони. Кабан не щадил и людей, если они попадались ему навстречу. Горе царило в окрестностях Калидона. Тогда сын Ойнея, Мелеагр, видя общую печаль, решил устроить облаву и убить кабана. Он собрал на эту опасную охоту многих героев Греции. Участие в охоте принимали пришедшие из Спирты Кастор и Полидевк, Тесей из Афин, царь Адмет из Фер, Ясон из Иолка, Иолай из Фив, Пейрифой из Фессалии, Пелей из Фтии, Теламон с острова Саламин и многие другие герои. Явилась на охоту из Аркадии и Атланта, быстрая в беге, как самый быстроногий олень. Она была воспитана в горах. Ее отец велел отнести ее в горы тотчас же
после рождения, так как он не хотел иметь дочерей. Там, в ущелье, вскормила Атланту медведица, а выросла она среди охотников. Как охотница была равна Атланта самой Артемиде. Девять дней пировали собравшиеся герои у гостеприимного Ойнея. Наконец, они отправились на охоту за кабаном. Окрестные горы огласились громким лаем многочисленных свор собак. Собаки подняли громадного кабана и погнали его. Вот показался мчащийся вихрем кабан, гонимый собаками. Бросились к нему охотники. Каждый из них спешил поразить кабана своим копьем, но тяжела была борьба с чудовищным кабаном, не один из охотников изведал силу его страшных клыков. Насмерть поразил кабан своими клыкам и неустрашимого охотника, Анкейя, когда он, замахнувшись своей обоюдоострой секирой, хотел убить кабана. Тогда Атланта натянула свой тугой лук и пустила в кабана острую стрелу. В это мгновенье подоспел и Мелеагр. Могучим ударом копья убил он громадного кабана. Кончилась охота. Все радовались удаче.
        Вот еще одна древнегреческая легенда. Однажды в отсутствие Афродиты собаки Адониса во время охоты напали на след громадного кабана. Они подняли зверя и с яростным лаем погнали его. Адонис радовался такой богатой добыче; он не предчувствовал, что это его последняя охота. Все ближе лай собак, вот уже мелькнул громадный кабан среди кустов. Адонис уже готовится пронзить разъяренного кабана своим копьем, как вдруг кинулся на него кабан и своими громадными клыками смертельно ранил любимца Афродиты. Умер Адонис от страшной раны.

        Кабарга

        У опушки леса, на берегу быстрой реки, жили дед да баба. Никого и ничего у них не было, только одна корова. Дед ночами сказки сказывал, да песни пел. Бабушка шкуры звериные разминала, да деда слушала. И так эти сказки плавно текли, что с высоких камней чуткая кабарга прибегала слушать. Один раз кабарга и днем не удержалась. Спустилась к шалашу, а там казан с молоком стоял. Кабарга половину казана и выпила. Вернулась старуха домой: «Шестьдесят лет в этом шалаше живу, а воров не видывала». От стыда кабарга поднялась на скалы. Но молоко ей так понравилось, что она стала ходить к шалашу каждый день.
        Рассердились старики, казан на колья повесили, высоко над землей. Наутро прибежала кабарга, а казан-то высоко. Стукнула кабарга копытами по казану - казан покачнулся, да и выплеснулось молоко кабарге на спину. Сколько кабарга о камни не терлась, по земле не каталась, белые пятна не стирались. Стыдясь этой отметины, кабарга и теперь к серым камням жмется. И только по ночам выходит она еду поискать. Стыдно ей днем зверям показываться. Еще воровкой обзовут. До сих пор прячется.

        Кенгуру

        Есть популярная легенда о бора-кенгуру. На земле темнокожих было время, когда ночь, как черное облако, окутывала мир темнотой, закрывая свет луны и звезд. Бора-кенгуру любил ночью есть и был недоволен этой темнотой. Поэтому, будучи великим виринуном, он решил положить этому конец. Он свернул темноту, как ковер, и оставил ее лежать на краю мира. После этого звезды светили всегда, а иногда появлялась и луна.
        Он был очень доволен тем, что теперь все видел ночью и мог есть и ходить куда вздумается на своих четырех ногах. В те времена Бора ходил на четырех ногах, как собака.
        Однажды ночью он увидел впереди огни и услышал звуки песен. Ему было интересно узнать, что это такое. Он подкрался поближе к тому месту, где горели огни, и наконец увидел вереницу причудливо разрисованных фигур, выходящих из темноты и медленно вступающих в освещенный огнем круг. Здесь они кружились в танце, убыстряя свои шаги по мере того, как громче и громче звучали голоса, быстрее и быстрее стучали бумеранги.
        Наконец, прокричав: «Ух! ух! ух!» - голоса замолкли. Звуки бумерангов замерли, танцы кончились, и люди исчезли в кустарниках. Затем в костры подбросили дров, застучали бумеранги, загремели свернутые шкуры опоссумов и запел хор женщин. Тогда из темноты снова показалась длинная цепь разрисованных мужчин, и все началось сначала.
        Наблюдая все это, Бора сам почувствовал сильное желание танцевать. Он поднялся на задние лапы и, опираясь на хвост, начал прыгать позади круга людей. Пение прекратилось, женщины закричали в испуге, указывая на Бору. Мужчины оглянулись и увидели стоящего на задних лапах кенгуру, который с удивлением и ужасом смотрел на кричащих женщин.
        Все говорили, казалось, одновременно. Одни кричали: «Убить его», другие: «Нет, посмотрим, как он танцует».
        Женщинам велели снова бить в шкуры из опоссума и петь, а мужчины начали танцевать. За ними шел Бора, пытаясь им подражать.
        Темнокожие обернулись, чтобы посмотреть на него. Он показался им таким смешным, что их гнев быстро сменился смехом. Они долго и громко смеялись, когда Бора с застенчивым видом торжественно выступал и прыгал, балансируя хвостом, оставлявшим змеевидный след. Вскоре, оставив кенгуру одного, мужчины ушли.
        Прошло довольно много времени, но, наконец, мужчины вернулись. Выглядели они очень странно. Сзади к их поясам были привязаны хвосты, грубо сплетенные из травы. Они прыгали по кругу, как Бора, а их длинные хвосты покачивались сзади. Руки они держали так же, как кенгуру свои передние лапы.
        Женщины едва-едва пели, когда эти странные существа танцевали перед ними.
        Когда мужчины остановились, старый виринун сказал:
        - Этот Бора пришел к нам на танцы непрошеным, хотя не имел права делать этого. Но мы его не убьем, так как он показал нам новый танец. Его род теперь будет ходить так, как сегодня ночью он танцевал, подражая нашим мужчинам. Его передние лапы станут как руки, а хвост будет служить ему для равновесия. Но перед тем как отпустить его, мы сделаем его одним из нас. Он и его род станут нашими братьями и будут молчать, если увидят наши священные обряды.
        Уведя Бору в кусты, они выбили ему клыки. Даены говорят, что род Боры уже не имеет этих зубов.
        С тех пор на священных корробори люди рода Боры привязывают фальшивые хвосты и танцуют танец кенгуру так же, как в то время, когда Бора был заколдован и шел на двух ногах. С этого времени все кенгуру должны были ходить так же.
        Вот каким образом кенгуру научились прыгать так, как они делают это теперь.
        Бытует легенда о том, как у кенгуру появилась сумка на животе.
        Жила на свете мама-кенгуру, и был у нее шустрый сын-кенгуренок. Стоило матери отвернуться пощипать травы, как малыш убегал поиграть, и ей приходилось подолгу искать его среди зарослей.
        Однажды кенгуру оставила сына в приметном месте, а сама решила полакомиться сочной зеленью. Трава была вкусная, и мать-кенгуру с удовольствием ее щипала.
        Вдруг видит - через поляну бредет старый-престарый вомбат. Медленно бредет через поляну и разговаривает сам с собой - жалуется на немощь, на то, что никому теперь не нужен и что всем безразлично, жив он или умер.
        Сердобольная кенгуру спросила старика вомбата, не может ли она чем-либо ему помочь.
        Вомбат попросил проводить его к зарослям сочной и сладкой травы.
        Кенгуру в несколько прыжков приблизилась к нему, слепой старик вомбат ухватился за ее хвост и пошел следом. Она подвела его к сочной траве и помчалась к своему детенышу. Но кенгуренка на месте не оказалось.
        Много времени потратила мать-кенгуру на поиски сына, а когда, наконец, нашла его, подхватила передними лапами и поскакала на поляну, где старый вомбат крепко спал после обильной еды.
        И тут мать-кенгуру заметила, что из буша крадучись выходит охотник и держит наготове копье - сейчас метнет его в спящего вомбата. Бросила кенгуру сына в кусты и поскакала еще быстрее.
        Охотник заметил кенгуру и поспешно скрылся в буше - для людей его племени кенгуру была священным животным, он не смел убить ее.
        Как только опасность миновала, кенгуру направилась к вомбату, но его уже не было на поляне.
        Старик вомбат был вовсе не вомбатом, а духом, который принял такое обличье, чтобы узнать, кто из живых существ самое доброе и отзывчивое.
        Дух был добрый и подумал, что не худо бы отблагодарить мать-кенгуру за то, что она пыталась спасти его от смерти, когда охотник намеревался метнуть в него копье. Ведь она рисковала жизнью!
        И тут добрый дух увидел сумку, которая лежала неподалеку и была сплетена духами из трав. Он вспомнил о непоседливом кенгуренке и о том, сколько хлопот доставляет малыш своей заботливой матери, и тут же поручил одному из своих сыновей разыскать мать-кенгуру, отдать ей сумку и сказать, чтобы она привязала ее к животу, да покрепче.
        Сын доброго духа все так и сделал. И мать-кенгуру послушно выполнила наказ духа. Она привязала сумку лианой и в тот же миг почувствовала, как сумка приросла к животу, стала частью ее тела и покрылась снаружи и изнутри шерстью.
        Мать-кенгуру поняла, какой ценный подарок она получила от доброго духа, и тут же начала обучать своего детеныша пользоваться новой уютной колыбелью - спать и играть в покрытом мехом убежище.
        Когда кенгуренок подрос и окреп, он научился выпрыгивать из сумки и заскакивать в нее головой вперед. А мать делала сумку то больше, то меньше. Теперь детеныш всегда был вместе с матерью.
        А когда враги начинали преследовать кенгуру, она мчалась к бушу гигантскими прыжками, выхватывала передними лапами кенгуренка из сумки и бросала его в чащобу, подальше от себя. А сама мчалась дальше и уводила за собой преследователей, чтобы спасти малыша. О замечательном подарке доброго духа вскоре узнали родственники кенгуру, а потом и другие животные: воллэби, крысиные кенгуру, вомбаты, опоссумы, коалы и даже ехидны.
        Кенгуру упросила доброго духа дать животным сумки, в которых они могли бы выращивать и воспитывать своих детей. А он попросил духов травы соткать сумки для всех больших и малых родственников матери-кенгуру, а потом и для других животных.
        С тех пор так и повелось: когда родятся детеныши, животным женского пола их матери дарят сумки, без которых никто из них на австралийской земле обойтись уже не может.

        Конь

        Лошади часто являлись героями мифов и легенд различных народов мира.
        В мифологии рог единорога имеет волшебные свойства - исцеляет больных, воскрешает умерших.
        Единорог упоминается в Библии и Талмуде. Следы мифа о единороге находят в мифологии шумеров, в мифологиях Древнего Китая и Древней Индии.
        Еще один популярный мифологический персонаж - кентавр, у которого верхняя часть туловища имеет облик мужчины, а нижняя - коня, который встречается еще в античных легендах.
        Другой мифический персонаж - Посейдон, бог лошадей. Он покровительствует конному спорту.
        Потомок Посейдона и Медузы, крылатый конь Пегас выскочил из тела Медузы в тот момент, когда Персей отрубил ей голову. Но в другом варианте рождения Пегаса, он появился из упавшей на землю крови Медузы. Пегас, неутомимый скакун, проносится по воздуху неуловимо, как ветер.
        Кочевые народы с древнейших времен в великом множестве изображали своих самых преданных и верных друзей - коней. Придавая им различные мифологические и сказочные свойства, они считали их священными животными. Изображения коней находят на золотых изделиях скифо-сакских времен, на многочисленных рисунках (петроглифах), выбитых на скалах по всей территории Казахстана и за его далекими пределами.
        Поскольку жизнь кочевников непосредственно связана с лошадьми, разумеется, не обошлось без того, чтобы они не оказались персонажами мифов, сказок, легенд и эпических поэм. Фантастический образ крылатых коней, представления о волшебных крылатых существах возникли еще в древние времена.
        Казахи наивно полагали, что под лопатками аргамаков спрятаны невидимые глазам маленькие крылья. Когда рождается тулпар, чтобы не повредить ему эти самые крылья, необходимо вынуть жеребенка, вспоров брюхо кобылицы. Разумеется, кобылица умрет, но жертва эта - ради несравненной быстроты коня. Будущие крылатые кони - тулпары (в греческой мифологии - пегасы) должны были родиться именно так, как это описано в героических поэмах о знаменитых батырах и их конях. Наличие у тулпаров крыльев говорит об их принадлежности к Верхнему миру.
        В некоторых сказках крылатые кони могут быть связаны с небесными пери. Как представители другого, Верхнего, а не Срединного мира, крылатые кони обладают многими волшебными свойствами. Конь дает батыру, главному герою сказки, волосок из своего хвоста или гривы и исчезает, а тот может вызвать его мгновенно, если сожжет этот волосок. Причем герой может сжечь этот волосок в нужный момент. Такое их волшебное свойство можно сравнить с волшебством птицы Самурык. Герой может поджечь небольшое перышко из ее оперения, и тогда птица примчится на помощь.
        Мгновенно исчезать или мгновенно появляться из неизвестности - это их свойство говорит о том, что крылатые кони способны путешествовать из своего мира в иные миры. Человек этого сделать не может. И тут появляются его помощники.
        Благодаря своей волшебной силе крылатые кони умеют менять облик, превращаясь в других животных.
        В древнем эпосе волшебный конь, предназначенный для батыра, пока тот не вырастет, находится среди простых лошадей в табуне в виде невзрачного, худого и немощного конька, покрытого язвами и какой-то грязной попоной. А когда батыр наконец-то вырастает, тут и конь его преображается, показывая свой истинный облик.
        Как существа Верхнего мира крылатые кони служат человеку, делают ему только добро, всячески помогают и выручают, подсказывают и советуют. Они возносят своего хозяина на небеса, погружаются вместе с ним в подземный мир, выручают из различных передряг. Как и в жизни, сказочный конь всегда рядом с кочевником, всегда готов оказать ему услугу.
        У казахов есть поверье: когда рождается батыр, вместе с ним рождается его конь. А если верить мифологическим представлениям, то такой конь прилетает к батыру с небес, из Верхнего мира.
        И поскольку у кочевых народов конь - главный помощник в нелегкой походной жизни, то после смерти хозяина по тенгрианскому обычаю вместе с ним хоронили и коня. Об этом свидетельствуют многочисленные захоронения, в которых рядом с телами людей находят останки лошадей. Конь, который появился на свет вместе с батыром, и на тот свет должен уйти вместе с ним.
        С развитием религиозных представлений несколько изменялся и образ животных в фольклоре. У кочевых бедуинов есть миф о том, что Мухаммед пайгамбар (пророк) был доставлен на небеса к престолу Аллаха крылатым конем по имени Бурак, причем верхняя часть у этого коня была человеческой, а туловище лошадиное, но только с крыльями. Это несколько видоизмененный образ крылатого коня: знакомый нам кентавр, но уже с крыльями, и обитает он на небе. Поэтому в мусульманском варианте под лопатками у Бурака растут крылья, голова у него человека, туловище коня. Такое существо иногда изображается с раздвоенными копытами.
        Если кони, живущие в Верхнем мире, обладают свойствами птиц, то кони Нижнего мира должны обладать свойствами подземных обитателей. У них тела или хвосты змеиные.
        В трех загадочных мирах встречаем различных коней: в Верхнем мире - это крылатый тулпар, в Среднем - это привычный для нас степной конь, в Нижнем - конь подземного царства, половина туловища которого змеиная.
        И в каждом из этих миров конь является другом и помощником человека.
        Галлы чтили коня - самое благородное животное. В бою он несет на себе всадника, удесятеряя его силу. Между человеком и животным возникает теснейшая связь - они понимают и дополняют друг друга, как бы сливаясь воедино. Его стилизованное изображение, иногда увенчанное птицей, нередко встречается на монетах. А порой его изображают с человеческой головой. Такой кентавр отлично символизирует тесную связь между животным и его хозяином.
        Кроме того, лошадь - мифологическое животное, везущее солнечную колесницу в дневное время суток. Таким образом, лошадь приобщается к культу Солнца, и ее изображение проносят на носилках во время некоторых праздников.
        Существует легенда о «Небесных конях Ферганы». В 104 году до н. э. 60-тысячная китайская конница была отправлена в Давань по приказу императора из династии Тан Ву-Ди. Причиной для начала войны послужили аргамаки - «небесные кони Ферганы» как их называют во всех источниках. Эти кони обладали огромной мощностью и выносливостью, а так же «потели кровью», что для китайцев стало признаком их божественного происхождения. Они считали их «небесными конями», на которых можно доскакать до «страны бессмертия». Особенно жаждал получить небесных коней китайский император Ву-ди, искавший способ стать бессмертным. «Небесные кони» стали объектом поклонения в Китае, даже поэты слагали о них оды. Однако секрет необычайности аргамаков и их свойство «потеть кровью» заключалось в том, что их кожу поедали паразиты, что и вызывало столь необычный эффект.
        После поражения в 104 году до н. э. китайцы вновь напали на Давань, но в этот раз ферганцам пришлось пойти на компромисс: они обязались каждый год поставлять китайскому императору по 300 коней для его армии.
        По некоторым данным, на сегодняшний день, потомками тех «небесных коней» могут быть туркменские ахалтекинцы, которые по праву считаются одной из лучших пород мира.

        Корова

        Живы легенды о шалостях Гермеса. Едва родился Гермес в прохладном гроте Киллены, как он уже замыслил первую свою проделку. Он решил похитить коров у сребролукого Аполлона, который пас в это время стада богов в долине Пиэрии, в Македонии. Тихонько, чтобы не заметила мать, выбрался Гермес из пеленок, выпрыгнул из колыбели и прокрался к выходу из грота. У самого грота он увидал черепаху, поймал ее и из щита черепахи и трех веток сделал первую лиру, натянув на нее сладкозвучные струны. Тайком вернулся Гермес в грот, спрятал лиру в своей колыбели, а сам опять ушел и быстро, как ветер, понесся в Пиэрию. Там он похитил из стада Аполлона пятнадцать коров, привязал к их ногам тростник и ветки, чтобы замести след, и быстро погнал коров по направлению к Пелопоннесу. Когда Гермес уже поздно вечером гнал коров через Беотию, он встретил старика, работавшего в своем винограднике.
        - Возьми себе одну из этих коров,  - сказал ему Гермес,  - только никому не рассказывай, что видел, как я прогнал здесь коров.
        Старик, обрадованный щедрым подарком, дал слово Гермесу молчать и не показывать никому, куда тот погнал коров. Гермес пошел дальше. Но он отошел еще недалеко, как ему захотелось испытать старика,  - сдержит ли он данное слово. Спрятав коров в лесу и изменив свой вид, вернулся он назад и спросил старика:
        - Скажи-ка, не прогонял ли тут мальчик коров? Если ты мне укажешь, куда он их прогнал, я дам тебе быка и корову.
        Недолго колебался старик, сказать или нет, очень уж хотелось ему получить еще быка и корову, и он показал Гермесу, куда угнал мальчик коров. Страшно рассердился Гермес на старика за то, что он не сдержал слова. И, не сдерживаясь в своем гневе, превратил его в немую скалу, чтобы вечно молчал он и помнил, что надо держать данное слово.
        После этого вернулся Гермес за коровами и быстро погнал их дальше. Наконец, пригнал он их в Пилос. Двух коров принес он в жертву богам, потом уничтожил все следы жертвоприношения, а оставшихся коров спрятал в пещере, введя их в нее задом, чтобы следы коров вели не в пещеру, а из нее.
        Сделав все это, Гермес спокойно вернулся в грот к матери своей Майе и лег потихоньку в колыбель, завернувшись в пеленки.
        Но Майя заметила отсутствие своего сына. Она с упреком сказала ему:
        - Плохое замыслил ты дело. Зачем похитил ты коров Аполлона? Разгневается он. Ведь ты знаешь, как грозен в гневе своем Аполлон. Разве ты не боишься его разящих без промаха стрел?
        - Не боюсь я Аполлона,  - ответил, матери Гермес,  - пусть себе гневается. Если он вздумает обидеть тебя или меня, то я в отместку разграблю все его святилище в Дельфах, украду все его треножники, золото, серебро и одежды.
        А Аполлон уже заметил пропажу коров и пустился их разыскивать. Он нигде не мог их найти. Наконец, вещая птица привела его в Пилос, но и там не нашел своих коров златокудрый Аполлон. В пещеру же, где были спрятаны коровы, он не вошел,  - ведь следы вели не в пещеру, а из нее.
        Наконец, после долгих бесплодных поисков, пришел он к гроту Майи. Заслышав приближение Аполлона, Гермес еще глубже забрался в свою колыбель и плотнее завернулся в пеленки. Разгневанный Аполлон вошел в грот Майи и увидал, что Гермес с невинным лицом лежит в своей колыбели. Он начал упрекать Гермеса за кражу коров и требовал, чтобы он вернул их ему, но Гермес от всего отрекался. Он уверял Аполлона, что и не думал красть у него коров и совершенно не знает, где они.
        - Послушай, мальчик!  - воскликнул в гневе Аполлон,  - я свергну тебя в мрачный Тартар, и не спасут тебя ни отец, ни мать, если ты не вернешь мне моих коров.
        - О, сын Латоны!  - ответил Гермес.  - Не видал я, не знаю и от других не слыхал о твоих коровах. Разве этим я занят - другое теперь у меня дело, другие заботы. Я забочусь лишь о сне, молоке матери да моих пеленках. Нет, клянусь, я даже не видел вора твоих коров.
        Как ни сердился Аполлон, он ничего не мог добиться от хитрого, изворотливого Гермеса. Наконец, златокудрый бог вытащил из колыбели Гермеса и заставил его идти в пеленках к отцу их Зевсу, чтобы тот решил их спор. Пришли оба бога на Олимп. Как ни изворачивался Гермес, как не хитрил, все же Зевс велел ему отдать Аполлону похищенных коров.
        С Олимпа повел Гермес Аполлона в Пилос, захватив по дороге сделанную им из щита черепахи лиру. В Пилосе он показал, где спрятаны коровы. Пока Аполлон выгонял коров из пещеры, Гермес сел около нее на камне и заиграл на лире. Дивные звуки огласили долину и песчаный берег моря. Изумленный Аполлон с восторгом слушал игру Гермеса. Он отдал Гермесу за его лиру похищенных коров,  - так пленили его звуки лиры. А Гермес, чтобы забавляться, когда будет пасти коров, изобрел себе свирель, столь любимую пастухами Греции.
        Изворотливый, ловкий, носящийся быстро, как мысль, по свету прекрасный сын Майи и Зевса, Гермес, уже в раннем детстве своем доказавший свою хитрость и ловкость, служил также и олицетворением юношеской силы. Всюду в палестрах (в античной Греции существовали, главным образом при школах, особые площадки, окруженные часто колоннами, на которых обучали физическим упражнениям, борьбе, кулачному бою, такие площадки называли палестрами) стояли его статуи. Он - бог молодых атлетов. Его призывали они перед борьбой и состязаниями в быстром беге.
        Кто только не чтил Гермеса в древней Греции: и путник, и оратор, и купец, и атлет, и даже воры.
        В Индии любят легенды о священных коровах. Особое место в религии и сердце каждого жителя Индии занимает священное животное - Корова-Мать. В Индии не едят говядину - это считается большим грехом. Каждая индийская корова обласкана, уважаема и почитаема всеми членами общества. По законам Индии коров запрещено бить, оскорблять, кричать на них или убивать.
        Корова в Индии отождествляется с варной брахманов или священников и убийство коровы рассматривается как такое же тяжкое преступление, что и убийство брахмана. Во времена правления династии Гупта в середине I тысячелетия н. э., убийство коровы каралось смертной казнью. Мясо коров могут употреблять в пищу и использовать шкуру животного только низшие касты париев - «отверженные», «бесправные». Коровье молоко до сих пор используется в ритуалах индуизма, в обрядах и лечении. Среди жителей Индии существует поверие о том, что с утра нужно обязательно первой покормить корову - тогда день будет благоприятным во всех смыслах.
        Коровье молоко помогает пробудить в человеке саттвические качества. Коровье гхи (топлёное масло) повсеместно используется при проведении религиозных ритуалов и в обряде приготовления пищи (прасада). Принято считать, что коровий помет обладает большой очистительной силой и поэтому его также используют для очищения жилища, обмазывая им стены. Дым от коровьего помёта является сильным дезинфицирующим средством. Коровья моча широко применяется в религиозных ритуалах и в медицинских целях. Панчагавья - элемент, обладающий наибольшей очистительной силой, состоит из пяти продуктов, получаемых от коровы: молока, йогурта, гхи, коровьей мочи и помёта. Во всей Индии коровам разрешено свободно бродить даже по самым занятым улицам больших городов, таких как Дели или Мумбаи. В Гоа вы можете встретить коров где угодно и когда угодно. На пляже, возле магазина, возле вашего дома или на проезжей части. Коровы могут находится везде, где им вздумается и никто не имеет права прогнать их.
        Подавляющее большинство индусов придерживаются вегетарианского образа жизни. Коровье молоко - это один из основных элементов вегетарианского питания в Индии. Корова дает молоко человеку, так же как мать кормит молоком дитя. В Индии корова ассоциируется с матерью, а бык - это символ дхармы. Слово «дхарма» буквально переводится как «то, что удерживает или поддерживает» (от санскритского корня дхар - «поддерживать»). В зависимости от контекста, дхарма может означать «нравственные устои», «религиозный долг», «универсальный закон бытия».
        В древнем индийском аграрном обществе социальная значимость и богатство человека измерялись количеством крупного-рогатого скота. Корова была средством платежа, приданным и даже использовалась в качестве налоговых выплат государству.

        Кошка

        На протяжении многих веков кошки считались животными загадочными, таинственными, связанными со сверхъестественными силами. В Древнем Египте они были священны.
        Основным богатством Египта в древности было зерно, которое держали в зерно хранилищах. Уберечь его от прожорливых мышей не могла никакая охрана. В борьбу включились кошки. Именно благодаря мышам кошки были возведены в ранг священных животных. Убийство кошки, даже невольное, каралось смертью; умерших кошек мумифицировали и хоронили на кладбищах.
        Впрочем, они использовали кошку не только для ловли крыс и мышей, но дрессировали ее для охоты на пернатую дичь. На рисунке одного из египетских захоронений изображен охотник с кошкой, а также момент ее нападения на птицу.
        Охотничьи инстинкты этого зверька сохранились и до настоящего времени. Она ими пользуется при ловле мышей, иногда - при охоте на мелкую дичь, кротов и даже - зайцев.
        Ассирийские воины привязывали к своим щитам кошек, египтяне не осмеливались обрушивать мечи на священных животных, поэтому проигрывали битву.
        В Древнем Египте, скорее всего, и появились первые домашние кошки.
        Приблизительно с 1500 года до н. э. и на протяжении более тысячи лет египтяне поклонялись доброй богине Баст (Бастет) с кошачьей головой и ее жестокой сестре с львиной головой - богине войны Сехмет.
        Чаще всего Баст изображали в виде сидящей кошки или женщины с кошачьей головой; реже с головой львицы, подобно Сехмет. Могучий бог Солнца также мог иметь обличье кошки, поражающей змея, воплощающего силы зла.
        На Востоке кошки связывались с Буддой и Магометом. В средневековой Европе их боялись и считали слугами дьявола. Существует много мифов и легенд о происхождении кошек. В одной арабской легенде говорится о том, как, спасаясь от всемирного потопа, Ной помимо других животных взял с собой в ковчег и пару мышей. Но мыши стали стремительно размножаться. Тогда Ной обратился за помощью ко льву. Царь зверей громко чихнул, из его ноздрей выскочили два крошечных льва и стали ловить мышей. Они-то и были первыми кошками.
        Одна легенда гласит, что кошка заслужила благодарность Богоматери, согрев новорожденного Иисуса. С тех пор полосатые кошки носят на лбу букву «М» в честь Девы Марии.
        Викинги считали кошек ездовыми животными богини любви Фрейи. Согласно скандинавской легенде ее колесницу везут две огромные кошки или рыси.
        В некоторых странах считается, что черные кошки приносят несчастье, но вот в Великобритании они - символ удачи.
        Во Франции и Германии женщины, обвиняемые в колдовстве, признавались под пытками, что они принимали облик черных кошек, чтобы творить колдовство.
        Для некоторых кошка может стать волшебницей, способной сделать счастливыми тех, кто ее любит. В Экс-ан-Провансе в день причастия самую красивую кошку кантона пеленали как ребенка, клали в люльку, и крестьяне приходили и дарили ей цветы и сладости. В провинции Дофин в период жатвы также пеленали котенка, украшали его лентами, цветами и колосьями. Его помещали в ящик и ставили в тень. И если во время жатвы кто-нибудь оказывался ранен, его оставляли рядом с кошкой, которая должна была охранять раненого. В конце жатвы кошку раскутывали и торжественно доставляли в деревню.
        В фольклорных традициях, например, в литовских текстах противник сказочного героя Перекунаса - черт превращается в черного кота, иногда с красными глазами.
        В латышской традиции черт с коровьими ногами, сталкиваясь с громом-молнией, превращается в черного кота, прячущегося возле человека.
        В кота может превратиться и сказочный герой, победитель чудовища Иван Попялов, герой одноименной белорусской сказки. В других восточнославянских сказках в кота превращается само чудовище. Например, в сказке о Воле-Воловиче, где герой встречается с «Котищем, вытаращи глазища», грозящим его съесть. В различных поэтических традициях распространены образы ученого кота, чудовищного Кота-Баюна, «сидящего на столбе, побивающего весь люд, напускающего неодолимый сон и сказывающего сказки», и кошки как награды герою за службу.
        У японцев кот рассматривался как злонамеренное существо, обладающее сверхъестественной силой, ему приписывались даже черты вампиризма. Китайцы же, наоборот, верили в способность котов рассеивать злых духов. У русских старообрядцев в начале XVIII века кот выступал как сатирическое изображение Петра I.
        В американском фольклоре гор Озарка бытует такое предание. Если девушка не уверена, стоит ли ей принять предложение руки и сердца, она доверяет решение кошке. Известно, что кошки прекрасно разбираются в людях. Однако, в соответствии с этой традицией, разборчивая невеста не просто задает вопрос кошке - она берет три волоска из кошачьего хвоста, заворачивает их в бумажку и кладет этот пакетик под порог. На следующее утро она развертывает бумажку и смотрит, что стало с волосками за ночь. Если они приняли форму буквы «Y» (начальная буква слова «yes», то есть «да» по-английски), то предложение принимается, а если волоски сложились в букву «N» («no» - «нет»), то поклонник получает отказ.
        Из Таиланда пришло к нам другое суеверие по поводу кошек. Оно говорит, что для того, чтобы брак был счастливым и плодовитым, новобрачные должны запустить в спальню в первую брачную ночь кота - желательно большого, матерого, с длинными усами.
        До сих пор во многих странах остается обычай в новый дом запускать первой кошку для того, чтобы счастье и благополучие не оставляли жилище.
        Согласно фольклорным источникам, кошки могут также предсказывать приход гостей или незнакомцев. Например, если кошка умывается или приглаживает свои усы вечером, вскоре в дом придет друг. Если кошка протягивает лапы к очагу - к дому приближаются незнакомцы.
        Таинственная, осмыленная, ловкая кошка вдохновила людей на множество примет и суеверий за время долгой совместной жизни с ними. Хотя некоторые связанные с кошками суеверия отличаются жестокостью и основаны на страхе и невежестве, другие полны любовью.
        В Индии глубоко почитаема богиня материнства Сашти, которая изображается в виде женщины с ребенком на руках и с кошкой. Эта богиня считается хранительницей домашнего очага. По легенде богиня Сашти это черная кошка.
        В мифологии славян кошка божье творенье. Она - любимый персонаж народных сказок, пословиц и суеверий. И отношение к ней всегда было уважительное и почтительное. Домашняя кошка на Руси стоила дорого и могла служить ценным подарком, поскольку гарантировала защиту урожая от грызунов. Это был символ мира и благополучия в доме, защищающий дом от нечистой силы. Считалось также, что кошки могли проникать в потусторонний мир и общаться с духами.
        В Древней Греции считали, что богиня Диана часто принимает облик кошки. Поэтому кошки находились под ее особой защитой.
        В Арабских странах кошки пользуются особым расположением у мусульман. На арабском востоке пророка Магомета называют «отцом кошек». Пророк Магомет, по их древнему преданию, отвёл кошке особое и постоянное место в раю. А еще он погладил кошку по спине три раза и этим наделил кошек даром падать на четыре лапы. Аналогично к кошкам относились и турки.
        Люди в разное время верили, что кошки приносят как удачу так и несчастье, про них складывали пословицы и поговорки. В наше время это любимцы всей семьи, товарищи по играм и верные друзья.

        Крыса

        В древних культурах, крыса превращается из хитрого и алчного животного в существо, которое способно выживать в разных условиях, необыкновенно бережливое и активное.
        В Древнем Египте, Китае и Японии белые мыши и крысы использовались для предсказаний, а в двух городах Египта существовало поклонение Мудрой мыши. Древние иудеи верили, что благодаря крысам, которые ночью изгрызли колчаны и стрелы нападавшего войска, был спасен город Иерусалим от притязаний ассирийского царя.
        В восточных мифах крысы часто являются спасателями, например, одна из притч повествует о том, как крыса съела расписки злого ростовщика и спасла бедного человека. Восточная мифология всегда связывала образ крысы с богами успеха, мудрости и богатства.
        В индуизме одна из легенд рассказывает о Ганеше, одном из самых почитаемых божеств, который, сражаясь со злым божеством, отломил кусок бивня, бросил его в противника, который тут же превратился в крысу, и стал преданным животным (вахана), на котором ездил Ганеша.
        Вахана - олицетворение божественных качеств, которыми обладала крыса, способная проникать в самые труднодоступные места. Жители одного из индийских поселений верят, что умирающие дети превращаются в крыс и наоборот. Здесь даже есть храм индийской святой Карни Мата, в котором крысы живут как полноправные хозяева, а паломники из разных частей страны специально приезжают сюда, чтобы покормить их, заручиться божественным благословением и получить надежду на счастье.
        В буддизме крыса удостоилась чести быть первой в восточном календаре. Легенда гласит, что она, переплыв реку на спине Быка, который направлялся к Будде, чтобы склонить перед ним голову, буквально свалилась со спины Быка в руки Будды, оказавшись первой, кто пришел к нему перед смертью, чтобы попрощаться.
        Японцы считали и продолжают считать крысу умным существом, приносящим в дом достаток и счастье, что вполне подтверждает пословица: «Хочешь разбогатеть,  - пригласи в дом крысу».
        В европейской культуре двойственное отношение к крысам и грызунам сохраняется на протяжении нескольких веков. Большинство европейцев не очень любят крыс.
        В фольклоре тех времен немало забавных историй об этих грызунах и их злейших врагах - кошках и ласках.
        В древнегреческих драмах мыши - олицетворение чувственности и вожделения. В Британском музее хранится бронзовая статуэтка Иконии: мышь закрывает мордочку маской силена - существа, бывшего символом сластолюбия в культе Диониса и изображавшегося в виде человека с лошадиным хвостом.
        Древние иудеи считали мышей одной из разновидностей нечистой силы. В Левите (третья книга Ветхого завета) говорится, что тот, кто дотронется до погибшей мыши, сам станет «нечистым».
        В античной культуре мышь - символ слабости и ничтожества, но вместе с тем и силы, порожденной неприметной разрушительной работой.
        Нэдзуми в японской мифологии - крысы-оборотни. В человеческом облике - маленькие мерзкие людишки без всяких моральных принципов, с отличным нюхом и зрением становятся шпионами и убийцами.
        В странах Востока, особенно Востока буддийского, крыса всегда символизировала светлое, доброе начало. Все мифы, сказки и предания, все образы зверька в изобразительном искусстве отождествляют крысу с богатством, достатком, процветанием и счастьем. Крыса приносит в дом деньги, делает своих хозяев и почитателей удачливыми, хранит их от бед. Среди картин, фигурок и нэцкэ центральное место занимает образ так называемой денежной крысы: крыса с монеткой, крыса с мешком зерна и колосьями.
        В австралийской легенде рассказывается как Билба - мягкошерстная крыса дюн когда-то была человеком и жила в одном стойбище со своим товарищем Мейрой - весенним ветром. Мейра был странным товарищем - ведь его нельзя видеть. Он мог разговаривать с Билбой, но, как ни хотел Билба, он не мог увидеть Мейру.
        Однажды Билба сказал Мейре:
        - Отчего ты не станешь таким же, как я, чтобы я мог тебя видеть?
        - Я тебя вижу,  - возразил Мейра.
        - Да, я это знаю, но я-то тебя не вижу, а только слышу. Я угадываю, что ты здесь, по тому, как ты ешь пищу, находящуюся перед тобой. Ты ловишь опоссумов, достаешь мед. Хотя я хожу за тобой, следуя за твоим голосом, но никогда не вижу тебя, а мне хочется видеть кого-нибудь.
        - Зато я вижу тебя, и для меня этого достаточно.
        - Но я не вижу тебя, а мне очень, очень хочется видеть кого-нибудь. Я пойду и присоединюсь к людям моего рода. Если бы я мог видеть тебя, я не желал бы лучшего товарища.
        - Ладно. Я сейчас иду охотиться. Ты пойдешь со мной?
        - Нет, я сегодня останусь здесь.
        Мейра ушел и до вечера не возвращался. Вдруг вдали послышался такой шум, какого Билба никогда раньше не слышал. Затем он увидел в той стороне, откуда слышался шум, крутящийся столб пыли и листьев. «Что это за ураган?  - подумал он.  - Я никогда не видел ничего подобного. Пойду-ка я к дюне позади нашего стойбища, вырою яму и спрячусь, чтобы ураган не унес меня».
        Билба со всех ног бросился к дюне, а позади него бушевал ураган. Билба вырыл яму и зарылся в нее, а ураган налетел, ударил в дюну и стал крутиться вокруг, разбрасывая кору и ветви. Он крутился вокруг норы Билбы, но не мог сдвинуть с места дюну. Воя в бессильной ярости, Мейра унесся, и его голос послышался уже вдалеке, а затем совершенно затих.
        Через некоторое время Билба вылез из своей норы. Ему было так тепло и безопасно в песчаной норе, что с этих пор он всегда жил в ней, а женившись, привел сюда свою жену.
        Род Билба до сих пор живет в песчаных норах. Они слышат голос товарища старого Билбы, но никогда не видят его лица, он больше не говорит на их древнем языке. Он был так рассержен тем, что Билба, не видя его лица, пожелал покинуть его, что, проносясь теперь мимо их стойбищ, только воет и ревет. Никто из их рода не видел, где он живет. Это знают только шесть дующих ветров, но они никому не рассказывают своего секрета.
        Мифология Мадагаскара повествует почему кошки охотятся на крыс. В детстве кот и крыса решили покинуть родной остров и отправиться странствовать по белу свету. Им хотелось повидать диковинные страны, о которых рассказывали перелетные птицы.
        Тронулись они в путь и странствовали много дней. Море было спокойным и ласковым, ветер раздувал паруса, и кораблик друзей летел по волнам вперед и вперед. Они и представить себе не могли, что океан так огромен. Все чаще и чаще вглядывались они в линию горизонта в надежде увидеть землю. Но кругом было только синее-синее море.
        Постепенно настроение у друзей стало портиться. Кот был плохим моряком, плавание ему наскучило, он раздражался все больше и донимал товарища беспричинными попреками. Но у крысы нрав был миролюбивый, и она не отвечала на нападки кота. Однако и ей стало казаться, что время тянется слишком медленно, а еда чересчур однообразна. И вот как-то ночью, стоя на вахте, она в задумчивости погрызла смазанные салом канаты. Ну и вкуснятина! На другой день море потемнело, задул сильный ветер и поднялась буря. Огромные волны налетали на маленький кораблик и швыряли его в бездну. Мачты стонали, угрожающе скрипели снасти. И вдруг канаты не выдержали, мачты с грохотом обрушились на палубу, а паруса унесло ветром в бушующий океан. Друзья едва не погибли. Когда буря стихла, кот осмотрел повреждения на корабле и сразу заметил, что канаты перегрызены. Обнаружить виновника несчастья оказалось нетрудно. Крыса забилась в самый дальний угол и сидела, прижав ушки. Кот в ярости решил было сразу съесть ее, но передумал - как-никак крыса еще могла пригодиться, особенно теперь, когда лодка лишилась парусов и путешественникам
пришлось взяться за весла. «Я съем ее позже, когда мы достигнем земли,  - подумал кот.  - Месть - это кушанье, которое подается холодным!» Теперь плавание превратилось в сплошную муку. Бывшие друзья не разговаривали и вообще старались друг друга избегать. Крыса догадалась о черных замыслах кота, но куда ей, бедной, было деваться в открытом море? Она перестала спать по ночам и то и дело тоскливо поглядывала на горизонт. Однажды утром она вдали увидала землю. Кот сидел лицом к корме и греб. Он ничего не заметил. Не теряя ни секунды, крыса спустилась в трюм и быстро прогрызла в обшивке дыру. Затем поднялась на палубу и прыгнула в море.
        Услыхав всплеск, кот сразу понял, что его одурачили. Крыса была отличным пловцом, а кот плохо плавал. Но в кораблике последовал за крысой. Он начал грести к берегу что было сил, но вдруг заметил, что корабль дал течь. Бедняга вцепился лапами в борт и поручил душу кошачьему богу. А крыса выбралась на берег, уселась на песке и с любопытством поглядывала, как ее бывший друг борется со стихией. Она не сомневалась, что кот вот-вот исчезнет в морской пучине…
        Но кошачий бог не дремал. Ценой невероятных усилий коту удалось достичь земли. Крыса, разумеется, была уже далеко!
        С тех пор, говорят на Мадагаскаре, коты ненавидят крыс лютой ненавистью и охотятся на них, не зная ни сна, ни отдыха!

        Лань

        Существует легенда про керинейскую лань. Третий подвиг, который должен был совершить Геракл, была охота за керинейской ланью, которую надо было доставить живой в Микены.
        Эта лань жила в аркадских лесистых горах, на горе Керинея. Прекрасная лань, посвященная богине Артемиде, была медноногая, с золотыми рогами. Она была одной из пяти ланей, пойманных однажды Артемидой, которую она, пожалев, отпустила бродить в ее лесах.
        Керинейская лань была неутомимой в беге и могла в быстроте поспорить с горным ветром.
        Геракл целый год гонялся за нею, и в этой погоне он добрался до самой Гиперборейской земли и до истоков реки Истр, где обитали красивые женщины с рыбьими хвостами, и пригнал ее, наконец, снова в Аркадию. Утомившись от долгой охоты, Геракл пустил в лань стрелу и ранил ее в ногу, когда она переходила через реку Ладон, и, поймав, наконец, взвалил ее на плечи и понес Эврисфею в Микены. На пути ему повстречались богиня Артемида и Аполлон; они разгневались на Геракла за то, что он поймал их любимую лань, и захотели ее отнять.
        Но Геракл объяснил, что он поймал ее по повелению царя Эврисфея, которому он должен служить. Грозная Артемида тогда успокоилась, и Геракл принес живую керинейскую лань в Микены.

        Лев

        Пришлось Гераклу встретиться и со львом.
        Гераклу недолго пришлось ждать первого поручения царя Эврисфея. Он поручил герою убить немейского льва. Этот лев, страшное порождение Тифона и Ехидны, был чудовищной величины и был намного сильнее и крупнее хищников этой породы, водившихся в ту далекую пору на юге Европы. Он жил около города Немеи, куда его доставила богиня радуги Ирида, и опустошал все окрестности; от одного его рыка, звучавшего в ущельях, как гром, бежало все живое. Но бесстрашный Геракл смело отправился на опасный подвиг.
        По дороге к логову льва на горе Трет Геракл забрел на огонек в убогую хижину земледельца Молорха. Обрадовавшись, что отыскался смельчак, готовый избавить округу от лютого зверя, Молорх схватил нож, чтобы зарезать для гостя единственного барана. Но Геракл остановил его.
        Многие чудовища древности окружают нас и сегодня. К таким дивным животным относятся и львы.
        - Добрый человек! Придержи своего четвероногого до времени. Если вернусь в течение тридцати дней, принесешь барана в жертву Зевсу-Спасителю, а если останусь там - заколешь его подземным богам.
        Прибыв в Немею, тотчас отправился герой в горы, чтобы разыскать логовище льва. Уже был полдень, когда он достиг склонов гор. Нигде не видно было ни одной живой души: ни пастухов, ни земледельцев. Долго бродил Геракл по лесистым склонам гор и ущельям. Наконец, когда колесница Гелиоса стала уже склоняться к западу, отыскал логовище льва в мрачном ущелье по отвратительному запаху гниющего мяса. Свирепый хищник убивал больше, чем мог съесть, а объедки никто не решался подбирать. Там, где гнила падаль, был вход в громадную пещеру. Внимательно осмотрев местность, герой обнаружил выход из той же пещеры и тщательно завалил его огромными глыбами. После этого он вернулся ко входу, спрятался за камнями и, заткнув нос, чтобы не задохнуться, принялся ждать.
        Совсем к вечеру, когда уже надвигались сумерки, показался чудовищный лев с длинной косматой гривой. Почувствовав запах человека, он яростно заревел и стал бить хвостом по земле, подняв столб пыли выше деревьев. Натянул тетиву своего лука Геракл и пустил одну за другой три стрелы во льва. Все стрелы попали в бок зверя, но отскочили от его шкуры - она была тверда, как сталь. Грозно зарычал лев, рычанье его раскатилось, подобно грому, по горам. Озираясь во все стороны, зверь стоял в ущелье и искал горящими яростью глазами того, кто осмелился пустить в него стрелы. Но вот он увидел Геракла и бросился громадным прыжком на героя.
        Как молния сверкнула палица Геракла и громовым ударом обрушилась на голову льва. Тот упал на землю, оглушенный страшным ударом, после чего Геракл бросился на него, обхватил своими могучими руками горло извивающегося льва и давил до тех пор, пока не задушил.
        А тем временем Молорх терпеливо ждал Геракла, делая на посохе зарубки. После тридцатой зарубки он отвязал барана от дерева и потащил к обрыву, чтобы принести в жертву Аиду и Персефоне. Но, не дойдя до обрыва, земледелец увидел весело шагавшего Геракла, издали махавшего львиной шкурой!
        - Отдай барана Зевсу!  - произнес герой, обнимая Молорха.  - А день нашей встречи прославь немейскими играми.
        Когда Геракл принес убитого им льва в Микены, Эврисфей побледнел от страха, взглянув на чудовищного льва. Царь Микен понял, какой нечеловеческой силой обладает Геракл. Он запретил ему даже приближаться к воротам Микен; когда же Геракл приносил доказательства своих подвигов, Эврисфей с ужасом смотрел на них с высоких микенских стен. Он даже соорудил себе в земле бронзовый пифос, куда прятался, когда Геракл возвращался, совершив очередной подвиг, и общался с ним только через глашатого Копрея.
        Зевс отметил первый из великих подвигов своего сына созданием созвездия Льва, вошедшего в двенадцать знаков Зодиака, подобно тому, как победа над Немейским львом вошла в двенадцать подвигов Геракла.
        В Багдаде родилась поговорка про льва.
        Однажды Отец пяти малых когтей, царь зверей, бродил по пустыне, набрел на колодец и остановился около него. Заглянув в колодец, лев увидел волка и поздоровался с ним.
        - Приветствую тебя, Отец пяти малых когтей,  - откликнулся волк.
        - Что ты делаешь здесь?  - спросил лев.
        - Шью меховую бурку.
        - Сейчас холодно, волк. Я тоже хочу меховую бурку.
        - Хорошо,  - сказал волк,  - я сошью тебе одну, но мне нужны овечьи шкуры.
        Лев вызвался добыть шкуры. Задрав двух упитанных ягнят, он сбросил их в колодец.
        - Этого недостаточно,  - заявил волк,  - мне нужно много овец, по одной-две в день.
        Лев стал приходить ежедневно и бросать волку одного-двух ягнят. При этом каждый раз спрашивал:
        - Закончил шитье?
        - Нужно еще больше шкур,  - отвечал волк.
        Наконец, лев потерял терпение, потому что каждый раз, когда он сбрасывал волку ягненка, тот находил оправдания незавершенности работы. Например, такие: «Сегодня праздник» или «Я заболел». Но лев больше не желал этого слышать и стал настаивать, чтобы волк сшил ему бурку.
        - Через два дня,  - пообещал волк.
        Когда через два дня лев пришел за буркой, волк сказал:
        - Осталось сделать всего лишь два стежка, завтра ты получишь бурку. Приходи пораньше и захвати с собой веревку.
        На следующий день лев пришел, бросил в колодец один конец веревки и стал тянуть другой как положено, полагая, что вытянет хорошую бурку, ибо груз оказался тяжелым. Но столько весила не бурка, а сам волк, разъевшийся на мясе ягнят, сброшенных ему львом. Он вцепился в веревку да еще прихватил с собой пару шкур. Не успел волк выбраться из колодца, как набросил на льва две шкуры и, прежде чем Отец пяти малых когтей смог сообразить, что делать дальше, убежал и скрылся вдали.
        Когда в Багдаде заказчик на пошив одежды слышит объяснения портного о причинах задержки выполнения заказа, он обычно говорит:
        - Это тебе не меховая бурка льва!
        В Египте бытует легенда про льва.
        По египетской пустыне под палящими лучами солнца брел человек. Звали его Андрокл, и был он рабом проконсула Африки, человека могущественного и жестокого. Он решил бежать от хозяина и найти убежище где-нибудь подальше от долины Нила, среди голых песчаных дюн. Андрокл так устал, что еле передвигал ноги, только страх мешал ему остановиться и упасть на раскаленную землю. Вдруг в известковой скале прямо перед собой он увидел вход в пещеру. Он решил немного передохнуть среди прохладных камней и в изнеможении повалился на землю. Но отдыхать ему пришлось недолго: какая-то тень закрыла вход в пещеру. Подняв голову, Андрокл увидал, что перед ним стоит огромный лев. Сам того не подозревая, злосчастный раб нашел пристанище в его логове.
        Лев издал глухое рычание и двинулся вперед. Андрокл окаменел от страха. Но вид у льва был отнюдь не угрожающий. Зверь припадал на одну лапу и, казалось, с мольбой смотрел на Андрокла. Вот он подошел ближе и приподнял больную лапу. Андрокл решил, что настал его последний час, но лев бережно, не выпуская когтей, положил лапу ему на плечо. Он просил человека о помощи. Андрокл взял лапу и увидал огромную острую колючку. Он осторожно вытащил ее, и лев с благодарностью потерся головой о грудь своего избавителя, а потом улегся у его ног и уснул. Поначалу Андрокл решил было немедленно бежать, но усталость и пережитый ужас сломили его силы, он устроился поудобнее рядом со львом и тоже заснул. С тех пор лев и человек жили в пустыне вместе. Лев охотился и приносил Андроклу пищу, а тот проводил все время вблизи пещеры.
        Однажды ему стало скучно, и он отправился посмотреть на пустыню. Ему не повезло. В это время проходил мимо римский дозор, и его схватили. К этому времени проконсул уже давно покинул Египет и жил в Риме. Андрокла бросили в трюм корабля, идущего в Рим. Никакими словами не описать те страдания, которые пришлось пережить несчастному на корабле. Наконец он предстал перед лицом хозяина, и тот безжалостно приговорил его к смерти. Он решил потешить римскую чернь и бросить беглого раба на съедение диким зверям на ближайшем цирковом представлении. А пока ему предстояло томиться в римской темнице.
        Бесконечные дни провел он в тюрьме без света и почти без пищи, но вот однажды утром за ним пришли. Андрокл очутился посреди арены, а со всех сторон на него взирала равнодушная и кровожадная толпа. Бедняга уже не чувствовал страха и ждал смерти как избавления. «К чему жалеть о такой жизни?  - думал он.  - Если боги уже предрешили мою участь, на что тогда надеяться?»
        Толпа зашумела, и Андрокл очнулся от тяжких мыслей. На арене появился огромный лев.
        Возбужденный криками толпы, зверь угрожающе рычал. Увидев на другом конце арены человека, лев стремительно бросился к нему. Андрокл покорно закрыл глаза. Лев приготовился к прыжку, но вдруг остановился. Он признал того, с кем когда-то делил пищу и кров. Именно в поисках Андрокла он однажды удалился от пещеры и был схвачен охотниками. Он потерся о ноги Андрокла, лизнул его в лицо. Андрокл открыл глаза и тоже узнал старого друга. Со слезами радости он припал к мохнатой голове льва.
        В это самое мгновение раздался ужасающий раскат грома, и в небе сверкнула яркая молния. Андрокл услыхал глас божий:
        - Недоверчивый человек! Как мог ты сомневаться в справедливости богов?
        Пораженные зрители молчали. Они пришли посмотреть на кровавое зрелище, но развернувшаяся перед ними сцена тронула их сердца. На представлении присутствовал сам император. Он призвал Андрокла к себе, и тот поведал ему свою историю.
        Растроганный император объявил, что дарует Андроклу жизнь и разрешает взять льва с собой. Толпа встретила это известие восторженными криками.
        Долго еще на улицах Рима можно было встретить странную пару: человека и идущего следом за ним огромного африканского льва, Завидев их, одни прохожие говорили: «Вот человек, который спас льва!», а другие отвечали: «Вот лев, который спас человека!»
        Вот как рассказывают о смекалке шакала.
        Пир был в самом разгаре. Царь Якуб, самый могучий из всех львов, созвал ко двору всех подданных. Он праздновал десятилетие своего царствования. Все звери Джуджурских гор толпились возле приготовленных для них угощений.
        Шакал Сиди Мемед не любил царя и явился на праздник последним. Он перевел дух и сказал:
        - Прости за опоздание, государь, я шел от самой Абиссинии, откуда принес тебе эту вот пару туфель из буйволовой кожи. Это непростые туфли. Кто их обует, не побежит проворнее, и не пойдет увереннее! Он взлетит в воздух, как птица!
        Лев не верил своим ушам. Вот так подарок! Ему не терпелось обуть чудесные туфли. Сиди Мемед обещал, что на другой день на заре он поможет царю взлететь.
        Еще до восхода солнца он явился во дворец. Лев в нетерпении уже поджидал его. Они поднялись в горы и остановились на высокой скале над обрывом. Якуб обул туфли. Шакал с помощью иголки и нитки закрепил их на царских лапах. Затем он велел царю лечь на спину и задрать лапы кверху.
        - Надо чтобы солнце хорошенько подсушило кожу!
        Весь день Якуб пролежал в таком неудобном положении, лапы у него затекли, спина болела. Но ему так хотелось летать, что он и не думал жаловаться. Шакал сидел рядом в тени смоковницы и хитро поглядывал на изнемогающего от жары льва. Когда солнце стало клониться к закату, он поднялся:
        - Пора, государь, подойди к краю обрыва и прыгай. Да не забудь помахивать лапами. А рулем тебе будет служить хвост. Ты взлетишь в небеса, как орел.
        И наивный лев без колебаний прыгнул в пустоту. Камнем рухнул он на дно обрыва, в заросли колючих кактусов. По счастью, он не разбился насмерть, а был только оглушен и ранен. Шакал, увидав, что царь жив, в страхе удрал.
        Мало-помалу лев стал приходить в себя. Колючки впивались ему в тело, проклятые туфли причиняли сильную боль и не давали встать. К счастью, мимо пролетала стая куропаток. Они сжалились над бедным царем и стали носить в клювах воду, чтобы размочить кожу на туфлях. Наконец Якуб смог их стянуть и пошевелить омертвевшими лапами. Хромая и воя как шакал, он еле добрался до дворца.
        Едва выздоровев, он сразу бросился на поиски гнусного Сиди Мемеда. Но тот затаился и выходил из норы только по ночам. Лев понял, что поймать шакала можно только хитростью. Он сделал вид, что все позабыл, и занялся обычными делами - принимал послов, посещал отдаленные провинции, устраивал пиры.
        Но вот по горам Джуджура разнесся слух о тяжкой болезни царя. С каждым днем известия о его здоровье становились все тревожнее, и вскоре было объявлено, что царь при смерти. Гонцы объявили по всей стране, что добрый царь Якуб хочет в последний раз увидеть всех своих подданных и просить у них прощения за все то зло, какое мог им причинить. Один за другим подходили опечаленные звери к ложу умирающего царя. Он тяжело дышал и слабо постанывал.
        Услыхав о болезни царя, Сиди Мемед явился ко двору.
        - Я принес царю последний дар,  - сказал он придворным, которые с удивлением воззрились на огромный сверток у него за спиной.
        От слез шакал, казалось, не мог говорить. Возле королевской опочивальни он развернул сверток и вынул большое зеркало. Потом осторожно вошел в комнату, поставил зеркало у постели умирающего и встал так, чтобы царь видел только его отражение. Затем сказал:
        - Как твое здоровье, любезный государь? Услыхав гнусавый голосок шакала, лев слегка пошевелился.
        - Ваше величество,  - продолжал Сиди Мемед,  - я готов помириться с тобою. Я прощаю тебе все твои обиды.
        «Ну и наглец!» - подумал Якуб. Он тихонько отодвинул одеяло и приоткрыл один глаз. Увидев заклятого врага, он прыгнул, полный жажды мщения.
        Весь дворец услыхал звон разбитого стекла и страшный вопль. Лев разбил голову о зеркало - вот теперь он и в самом деле тяжело заболел! А шакал удрал из дворца и навсегда покинул царство Якуба. С тех пор в Северной Африке львы и шакалы - заклятые враги. И если по ночам слышен вой шакалов, можно спать спокойно - львы бродят далеко. Но если воцаряется тишина, будьте осторожны - лев совсем близко!
        Есть легенда о рождении ребенка-льва.
        По раскаленной солнцем пустыне Калахари медленно брели двое бушменов - охотник Намака и его жена Мутили. Уже много дней они ничего не ели, а вокруг - ни зверя, ни птицы. Намака с отчаянием вглядывался в сухую землю в надежде обнаружить следы, прислушивался к малейшему шороху. Но увы! Еще несколько таких дней, и несчастные бушмены умрут мучительной голодной смертью. Жена Намаки ждала ребенка, и от этого страдания супругов становились еще невыносимее.
        Однажды утром возле высохшего русла реки они наконец заметили следы стада зебр. На колючем кустарнике возле берега там и сям виднелись клочья шерсти. Намака вскинул копье и медленно пошел вперед. Вскоре он увидел огромное стадо. Животным тоже приходилось несладко во время долгой летней засухи, и они тщательно обгладывали остатки пожухлой зелени, не пропуская ни травинки. Зебры были так поглощены этим занятием, что Намака, отменный охотник, уже не сомневался: теперь самое страшное - позади. Ходил он совсем неслышно, а верное копье никогда не пролетало мимо цели. Но тут в воздух с громким криком поднялась птица, и испуганные зебры бросились бежать. Намака гнался за ними весь день и всю ночь, но едва он настигал их, как животные пускались наутек, будто кто-то успевал предупредить их об опасности.
        Вконец обессилевший охотник упал на землю и закрыл лицо руками.
        - Видно, суждено нам умереть от голода,  - простонал он.  - А ведь этого мяса хватило бы на год вперед.
        Высоко в небе сияла полная луна. Ее холодный свет заливал все вокруг волшебной синевой. Луна казалась Намаке такой близкой, она словно хотела дать добрый совет. И тут охотник вспомнил о жене. Испокон веков женщины-бушменки умели обращаться в львиц. Для этого нужно было произнести особые заклинания и совершить магический обряд. Но главное, это можно было сделать только в ночь полнолуния. Обряду и заклинаниям Мутили научилась от матери, но никогда еще ими не пользовалась: это было очень рискованно. Многим женщинам их племени, превратившимся в львиц, так никогда и не удалось вернуть себе человеческий облик. Более того, случалось, что женщины-львицы пожирали собственных детей и мужей. Поначалу Мутили наотрез отказалась от предложения Намаки. Но он продолжал настаивать. Ведь если она этого не сделает сейчас, они непременно погибнут все трое. И Мутили согласилась. Она отошла в сторону и стала совершать магический обряд. Намака знал, что не должен на нее смотреть, ибо многие мужчины, осмелившиеся подглядеть, как происходит превращение, мгновенно делались слепыми.
        Воцарилась гнетущая тишина, неверные лунные тени стелились по земле.
        Вскоре раздалось глухое рычание, и перед Намакой возникла величественная львица: глаза ее горели как угли, из груди рвался грозный рык. Намака в ужасе взобрался на высокое дерево. Его поразила царственная красота зверя, его величественная и в то же время грациозная поступь. У него никак не укладывалось в голове, что эта владычица пустыни - его жена Мутили. Львица подошла к дереву и, бросив последний взгляд на охотника, рванулась вперед, растворившись в ночи. Вскоре послышался топот: то убегали зебры. Намака замер в тревожном ожидании. Прошло немало времени, луна уже растаяла в небе, занималась заря. Мутили все не возвращалась. Намака с тоской подумал о тех женщинах, которые так навсегда и остались львицами. Может, и его жена уже отправилась на поиски других львов?
        Но вот послышался странный звук: и на голос человека непохоже, но и не крик животного. Мгновение спустя появилась Мутили. Она снова стала женщиной. За спиной она несла шкуру зебры, откуда и доносились странные звуки.
        Намака спрыгнул с дерева и бросился к жене. Она бережно положила шкуру на землю и развернула ее. Из глаз ее текли слезы, она точно онемела. Пораженный Намака взглянул на своего новорожденного сына, и из груди его вырвался горестный стон: у младенца была львиная голова!
        Рассказывают и про голубых львов. Голубые львы жили в глубинах большой реки. Каждую ночь они выходили на охоту, чтобы утолить свой звериный аппетит. В их логове, скрытом за густыми водорослями, стояли рядами глиняные кувшины, куда складывалась добыча.
        Однажды вечером лев, покинув свое мрачное убежище, нашел в воде новорожденного ребенка. Он был еще живой, так как утонуть в этой волшебной реке было просто невозможно.
        Голубой лев подхватил младенца и спрятал его в кувшин.
        Это был сын бедной женщины, покинутой мужем. В порыве отчаяния мать бросилась в реку. Оказавшиеся поблизости жители деревни не смогли удержать ее и побежали рассказать о случившемся неверному мужу. Испытывая угрызения совести, тот немедленно отправился на поиски жены и сына. Перед тем, как нырнуть в реку, он запасся волшебным рогом и привязал его за спиной.
        С приходом ночи вода потемнела, но благодаря чудесному рогу мужчина мог различать следы, оставленные женой на дне реки. Вскоре он настиг ее и нежно взял за руку. Вместе они направились к логову голубых львов. По мере того, как супруги приближались к нему, пейзаж становился все более зловещим. Оба трепетали при мысли, что в любую минуту из зарослей водорослей может показаться лев. Они должны были действовать очень быстро, чтобы освободить дитя прежде, чем чудовища вернутся с охоты. «Только бы все звери покинули свое убежище!» - молили бедные родители.
        Наконец они достигли цели. Каково же было их разочарование! Перед ними стояли совершенно одинаковые кувшины. В каком из них дитя? Мать зарыдала, но муж показал ей на рог. Направив его в сторону кувшинов, он повторял: «Волшебный рог! Укажи, где спрятан мой сын!» Конец рога застыл перед последним кувшином в третьем ряду, а тоненький незнакомый голосок пробормотал: «Здесь, в этом кувшине». Ребенок и в самом деле был там, целый и невредимый. Обезумев от радости, родители подхватили сына. «Теперь надо быстрее спасаться!» - воскликнул отец. Но было слишком поздно: у входа в подводную пещеру появился голубой лев, преградив им дорогу. Старый лев очень рано вернулся с охоты, и люди, на радостях забыв об осторожности, не заметили приближения зверя. «Полезайте все трое на дно!  - приказал лев, указывая на один из горшков.  - Мы съедим вас завтра!» - Женщине казалось, что все потеряно, но ее мужу, несмотря на тесноту, удалось направить острый конец рога на сына, жену и на себя. Все трое в один миг стали такими маленькими, что смогли забраться в рог и спрягаться там.
        Голубые львы вернулись с охоты на рассвете. Они сразу окружили горшок, на который им с гордостью указал старый лев. В предвкушении трапезы они уже облизывали отвислые губы. Ударом клыков вожак разбил огромный сосуд. Прокатился рев разочарования: перед ними был лишь обычный рог, абсолютно несъедобный! В гневе один лев хватил его зубами, надеясь переломить как соломинку. Не тут-то было! Он сам обломал о рог клыки! Спустя мгновение, пробив толщу воды, рог уже лежал на берегу. Семья была спасена! Выскользнув из своего спасительного укрытия, все трое вновь обрели привычный вид и вернулись в деревню. Их чествовали как героев: мало кому доводилось увидеть голубых львов, а еще реже - остаться при этом в живых.

        Летучая мышь

        Являясь воплощением бога земледелия, летучая мышь символизировала процесс прорастания семян, их созревание и увядание, как аналог смерти, за которой следует возрождение под действием живительных солнечных лучей.
        В африканских мифах летучие мыши характеризовались как особенно умные животные, поскольку в полете они не сталкиваются ни с чем и никогда.
        Древние китайцы почитали летучую мышь как священное создание, символизирующее счастье, прежде всего из-за созвучия ее названия фу, имеющее в китайском языке два значения: «счастье» и «летучая мышь». К тому же летучая мышь считается здесь символом удачи и долголетия, а пять летучих мышей с распростертыми крыльями на поздравительной открытке означали пожелания множества счастливых благ, прежде всего, долголетия, богатства, здоровья, благонравия и естественной и достойной смерти. Особенно благословенными считались красные летучие мыши, цвет которых предполагал отпугивание демонических сил.
        В Древнем Риме и Древней Греции летучей мыши ошибочно приписывали острое зрение, она символизировала бдительность и проницательность и считалось, что их открытые глаза должны были преодолевать сонливость. А в греческих сказаниях и баснях летучие мыши изображаются, как существа хитрые и умные. У Гомера в «Одиссее» души умерших, наделенные крыльями летучих мышей, резвятся и пищат в загробном мире, подобно этим таинственным зверькам. Древние греки, хотя и посвятили летучих мышей Персефоне, супруге Аида, властителя загробного мира, но к Персефоне относились уважительно. Она была дочерью Деметры, богини плодородия, и не по своей воле попала в царство мертвых. Известен древнегреческий миф о Миниадах, превращенных в летучих мышей. Это были скромные труженицы, осмелившиеся однажды возразить Вакху, богу вина, виноделия и веселья.
        Вакханалии празднества в честь этого бога, часто не отличались благочестием. И вот Миниады, единственные из всех женщин города Орхомена, отказались принимать участие в этом недостойном, на их взгляд, празднике. Они остались дома, продолжая прясть, а приглашение бога встретили лишь насмешками. Но разве можно перечить Вакху? Разгневанный бог наслал на Миниад безумие, в припадке которого они убили сына одной из них. Плющ и виноград оплели покои дворца, по комнатам разлилось сияние, раздался рев диких зверей, а Миниады превратились в летучих мышей. С тех пор Миниады звук издают, выводя свои легкие жалобы свистом (Овидий).
        В европейском фольклоре существует представление о прочной связи летучих мышей с нечистыми силами. До сих пор широко распространен миф о вцепляющихся в волосы летучих мышах, что якобы вызывает образование колтунов. Описывая жилище колдуна или ведьмы, его, помимо прочего, часто населяли летучими мышами. Однако стоит отметить, что летучие мыши были скорее страдающей стороной: ведьмы иной раз отправляли их в свое варево в качестве ингредиента; чтобы отвести от дома колдовство, живую летучую мышь рекомендовалось прибить гвоздями к притолоке (в Польше ее приколачивали в конюшне, дабы сберечь лошадей от сглаза).
        Вообще, различные части летучих мышей находили весьма широкое применение в бытовом колдовстве. В ряде стран кожу или мумию летучей мыши зашивали в одежду для защиты от сглаза (считается, что это поверье пошло, в свою очередь, от поверья, что летучая мышь слепа). В Богемии считалось, что правый глаз летучей мыши, положенный в карман, может делать своего владельца невидимым, а если высушенное сердце зверька держать в руке, которой сдаются карты, это принесет удачу в игре. От способности летучих мышей сидеть на вертикальной и, на первый взгляд, гладкой поверхности пошло их болгарское название «прилеп», а также многочисленные поверья, что к обладателю ценного зверька или его фрагментов «прилепится» что-нибудь хорошее. Так, болгары верили, что носить летучую мышь при себе - к богатству, или вешали ее в амбаре, чтобы тот был всегда полон. Украинцы привораживали богатство к дому, закапывая под порог голову летучей мыши или клали ее в сундук с деньгами.
        Существует и такая легенда о летучей мыши. Летучая мышь раньше и днем летала, и ночами быстро бегала. Сейчас мышь бегать совсем перестала и днем ее летящей редко увидишь. Как гласит старая сказка, раньше все звери и птицы дань платили. Летит мышь как-то, а навстречу ей ястреб. Ястреб и говорит: «Почтенная мышь, я тебя три года ищу. Все птицы дань заплатили, только ты осталась». Мышь и отвечает: «Смотри, разве я птица?» - спустилась в траву и побежала. Ястреб так и ни с чем улетел.
        Прибежала мышь к холмам, а там её дожидается лиса: «Добрый день, мышь. Я тебя седьмой год ищу, все звери дань уплатили, ты только осталась». Мышь и отвечает: «Смотри, разве я зверь?» - расправила крылья и улетела. Лису ни с чем оставила.
        С того времени, боясь лисы, летучая мышь бегать совсем перестала: от страха у нее ноги отсохли. И летать она тоже не смеет - ястреба боится. Вот и видим мы иногда поздним вечером летучую мышь. И лиса спит, и ястреб не летает.

        Лиса

        Лиса по многим причинам занимает важное место в японских легендах, легенды о странных сверхъестественных силах лисиц существуют не только в Японии. Множество примеров магических умений этих животных можно найти и в китайских легендах. Изначально Инари (божество лисы) была богиней риса, но в XI веке ее стали связывать с божеством лисы, которому приписывались добрые и злые поступки, но в большинстве случаев злые, разнообразные и изощренные.
        Все лисы обладают почти неограниченными сверхъестественными способностями, у них необыкновенно острое зрение, они все слышат и могут читать тайные мысли человека, вдобавок могут принимать иной облик и мгновенно перемещаться в пространстве. Главное свойство злой лисицы - умение обманывать людей, для чего она превращается в красивую женщину, и именно об этом повествуют многие легенды. Если тень женщины-лисицы случайно упадет на воду, в ней отразится лиса, а не прекрасная женщина. Считается, что если собака увидит женщину-лису, то образ красивой женщины тут же исчезнет.
        Хотя легенды о лисах в Японии обычно ассоциируются со злом, Инари иногда проявляет себя и как доброе божество, которое может излечить кашель и простуду, принести богатство нуждающимся и откликнуться на молитвы женщин о ребенке.
        Инари нередко вознаграждает людей за любое проявление доброты к лисам. Те немногие добрые дела, что совершает Инари, зачеркиваются бесчисленным количеством его злых поступков.
        Рассказывают, как лисы обманули Токутаро. Токутаро очень скептично относился к волшебным силам лисиц. Поэтому решил быть очень осмотрительным и осторожным. Направляясь в деревню, он почти дошел до болот, но случайно встретил лису, метнувшуюся в бамбуковую рощу. Сразу после этого он увидел дочь старосты верхней деревни Хориканэ. Когда он сказал ей, что идет как раз в ту деревню, дочь старосты предложила пойти вместе, поскольку она сама направлялась туда же.
        У Токутаро возникли вполне определенные подозрения. Он шел позади девушки, напрасно пытаясь увидеть у нее хвост лисицы. Когда они пришли в верхнюю деревню Хориканэ, родители девушки вышли им навстречу и были очень удивлены, увидев свою дочь, которая, выйдя замуж, жила совсем в другой деревне.
        Токутаро с высокомерной улыбкой мудреца объяснил, что девушка, стоящая перед ними, не их дочь, а лиса, принявшая ее облик. Старики сначала с возмущением отвергли такое предположение. Но Токутаро убедил родителей предоставить ему разобраться с девушкой в чулане, и те стали ждать, что из этого выйдет.
        Токутаро схватил девушку, грубо сбил с ног, осыпая ее оскорблениями. Он топтал ее ногами, пытал ее, как только мог, каждую секунду ожидая увидеть, как она превратится обратно в лису. Но та только плакала и жалобно просила родителей, чтобы они пришли и спасли ее.
        Этот искренний скептик, обнаружив тщетность своих попыток, сложил дрова на полу, поджег их и запытал девушку огнем до смерти. В этот момент прибежали ее родители и, привязав Токутаро к столбу, гневно обвинили его в убийстве.
        Случилось так, что мимо проходил монах, услышав шум, он потребовал объяснений о случившемся. Когда родители девушки рассказали ему все, и когда он выслушал оправдания Токутаро, то попросил стариков пощадить ему жизнь с условием, что тот со временем станет хорошим и набожным монахом. Такая необычная просьба после некоторых споров была выполнена, и Токутаро, опустившись на колени для того, чтобы ему выбрили голову, был, несомненно, счастлив, что так легко вышел из такого затруднительного положения.
        Как только голову злосчастного Токутаро побрили, он услышал громкий взрыв смеха и очнулся, обнаружив, что сидит на большой болотной кочке. Он инстинктивно поднял руки, потрогал голову и понял, что лисы обрили его волосы.
        О благодарности лисицы ходят разные слухи. Случилось так, что однажды по весне два мальчугана пытались поймать маленького лисенка. Мужчина, который видел это, имел доброе сердце и, услышав, что мальчики хотят продать лисенка, дал им монету.
        Когда обрадованные дети убежали с деньгами, мужчина обнаружил, что у лисенка ранена лапка. Он тут же приложил нужную траву, и боль быстро утихла. Заметив невдалеке взрослых лисиц, наблюдавших за ним, он великодушно отпустил лисенка, и тот, хромая на завязанную лапу, поскакал к родителям и принялся радостно их облизывать.
        А у этого добросердечного мужчины был сын, страдающий какой-то непонятной болезнью. Самый мудрый лекарь, в конце концов, перепробовав все, что можно, прописал ему печень живой лисы. Когда родители мальчика услышали об этом, они были очень огорчены и решили, что смогут принять печень лисы только от того человека, ремеслом которого была охота на лис. В конце концов, они попросили соседа достать печень, за что пообещали щедро заплатить.
        На следующую ночь лисью печень принес какой-то странный человек, совершенно незнакомый этим людям. Гость заявил, что его послал сосед, которому они сделали заказ. Однако сосед явился к ним собственной персоной и признался, что хотя он и очень старался, но так и не смог добыть лисью печень и пришел, чтобы извиниться. Он с изумлением услышал рассказ о странном госте. На следующий день мудрый лекарь приготовил из лисьей печени лекарство, и оно немедленно вернуло здоровье маленькому мальчику.
        Вечером в спальне счастливых родителей появилась молодая женщина. Она объяснила, что является матерью спасенного хозяином лисенка и в благодарность за его доброту она убила своего отпрыска, а ее муж, приняв облик таинственного незнакомца, принес печень, в которой так нуждались родители болеющего ребенка.
        Бытует легенда про лиса и камень смерти. Буддийский монах по имени Гэнно после долгого утомительного путешествия добрался до болота в Насу и уже собирался отдохнуть в тени огромного камня, когда внезапно явился Дух и сказал:
        - Не отдыхай у этого камня. Это - Камень Смерти. Люди, птицы и звери погибали, лишь прикоснувшись к нему!
        Эти загадочные слова предупреждения, естественно, пробудили любопытство Гэнно, и он попросил Духа сделать ему одолжение и рассказать историю о Камне Смерти, камень смерти - это камень вулканического происхождения, вокруг которого поднимаются одуряющие сернистые пары. Он находится на севере уезда Насу, в десяти японских милях от куроханэ. Легенда связывает его с тамама-но-маэ - лисой-оборотнем.
        И Дух поведал:
        - Давным-давно при дворе японского императора жила одна красавица. Девушка была так прекрасна, что ее прозвали Драгоценная Дева. Ее мудрость не уступала ее красоте, поскольку она разбиралась в буддийском учении и конфуцианской классике, в науке и поэзии Китая.
        Обладая прекрасным характером, она была столь искусна в науках, что сам император проявил к ней интерес.
        Однажды ночью,  - продолжал Дух,  - Микадо устроил огромный пир в Летнем Дворце и собрал на него самых остроумных, мудрых и красивых людей страны. Это было блестящее общество. Но пока гости пили и ели под сладкие музыкальные мелодии, на большие покои наползла темнота. По небу метались черные тучи, и звезд не было видно. Пока гости сидели, оцепенев от страха, поднялся загадочный ветер и задул все светильники в Летнем Дворце. Кромешная тьма посеяла панику среди гостей, и кто-то выкрикнул, перекрывая шум: «Свет! Свет!»
        И вдруг - о чудо! От тела Драгоценной Девы стало исходить яркое свечение. Этот таинственный свет рос, ширился и заполнял императорские покои. В непроглядном сумраке ночи стали видны узорные циновки и богато убранные стены, словно при свете полной луны.
        С того самого часа Микадо захворал,  - рассказывал Дух.  - Он был настолько болен, что послали за придворным заклинателем, и этот достойный человек быстро определил причину изнурительной болезни его высочества. Он вкрадчиво поведал, что Драгоценная Дева порочна, это - демон, «который с искусным коварством, завладев сердцем Микадо, доведет государство до гибели!». Слова придворного заклинателя обратили сердце Микадо против Драгоценной Девы. Когда этого оборотня с презрением выдворили, она приняла свой истинный облик, а именно лисий, и убежала к этому самому камню на болоте в Насу.
        Монах посмотрел на Духа и осведомился:
        - А ты сам-то кто такой?
        - Я Дух, который когда-то поселился в груди Драгоценной Девы! Теперь же я навечно обитаю в Камне Смерти!
        Праведный Гэнно пришел в ужас от такого жуткого признания, но, помня о своем долге монаха, сказал:
        - Хотя ты и низко пал в своей порочности, но можешь опять подняться до добродетели. Возьми эту монашескую рясу и чашу для подаяний и яви мне свое лисье обличье.
        Тогда этот злой Дух жалобно запричитал:
        - Я прячусь от ослепительного света дня, с наступлением ночи я появляюсь снова и с болью признаю свою вину, ведь во мне рождаются новые чистые помыслы.
        С этими словами Дух внезапно исчез.
        Гэнно не оставлял своих благих намерений. Он боролся за спасение этой заблудшей души решительнее, чем когда-либо. Чтобы душа смогла достичь Нирваны, он возлагал цветы, возжигал благовония и читал священные тексты перед камнем.
        Совершив эти религиозные обряды, Гэнно обратился к камню со следующими словами:
        - Дух Камня Смерти! Заклинаю тебя! Что случилось с тобой в прошлом, что заставило тебя принять такой неприглядный облик?
        Внезапно Камень Смерти разломился, Дух появился снова и зарыдал:
        - И в камнях есть души, и в водах слышатся голоса. Ветер сметает все с небесного свода!
        Гэнно увидел перед собой пылающее сияние, и в сияющем свете перед ним вдруг появилась лисица, внезапно превратившаяся в красивую девушку.
        И говорит дух Камня Смерти:
        - Я та, которая вначале, в Индии, была демоном, почитаемым самим принцем Хадзоку. В Великом Китае я приняла обличье Ходзи, супруги императора Лю Вао; а при Дворе Страны Восходящего Солнца я стала Безупречной Драгоценной Девой, наложницей императора Тоба.
        Дух признался Гэнно, что в облике Драгоценной Девы он действительно хотел прервать род императора.
        - Я строил планы,  - рассказывал Дух,  - я уже торжествовал при мысли о смерти Микадо, и, если бы не могущество придворного заклинателя, я бы преуспел в исполнении задуманного. Как я и рассказывал, меня изгнали из дворца. Меня преследовали злые собаки и острые стрелы, и я, измученный, в конце концов укрылся в Камне Смерти. Время от времени я появляюсь на болотах. А теперь Великий Будда почувствовал ко мне сострадание и послал своего священника, чтобы указать путь истинной веры и чтобы я обрел покой.
        В легенде сохранились следующие благочестивые строки, произнесенные раскаявшимся Духом: «Клянусь, о, божий человек, клянусь тебе, чьи молитвы вознесли меня на небеса, клянусь торжественною клятвой, такой же крепкой, как этот Камень Смерти, стоящий на торфах, что с этого часа я непорочен, как ребенок!»
        Сказав это, призрак исчез.

        Лось

        С давних пор человек поклонялся лосю. Изображения этого животного обнаружены археологами на скалах, гробницах и саркофагах. У народов Сибири, у эвенков, кетов, есть миф о возникновении созвездия Большой Медведицы и Млечного пути в результате погони охотников за лосем. Есть эвенкийский миф о космическом лосе - Хеглэне, который похитил и унес в небесную тайгу Солнце. Богатырь Маин, дух-хранитель смены дня и ночи, на крылатых лыжах храбро бросился в погоню за космическим лосем-пришельцем, настиг его и вернул людям день.
        Похожий сюжет о гигантском лосе, преследуемом охотником, есть у индейцев Северной Америки. У апачей герой-охотник убил коварного лося, а у канадских индейцев, наоборот, благородный лось возвращает людям огонь и тепло, которые угнал похититель Солнца.
        У индейцев, живущих вокруг Великих Американских озер, бытует легенда о Лосе-муже и его жене, которые, подобно Адаму и Еве, стали родоначальниками лосиной династии на Земле. Интересны сказания индейцев о лосе, который приказал ветрам прогнать воду - так появился из-под воды холм, так возникла Земля.
        Голову лося-самца венчают огромные рога, которые лось сбрасывает в середине зимы (за лето рога отрастают заново). Чем старше лось, тем больше и ветвистее у него рога, тем основательнее он может продемонстрировать свое мужское превосходство, выясняя отношения с соперниками осенью, в брачный сезон.
        Интересно, что лось не использует рога для защиты от хищников - чаще всего просто убегает. Если же ближнего боя избежать не удается, то лось сильно бьет передними копытами и может легко раскроить даже монолитный череп медведя.
        Мансийские сказания повествуют об охоте на шестиногого лося.
        Жил человек с женой, был у них маленький сын, в колыбели еще лежал. Однажды женщина пошла за водой и видит: менкв гонит шестиногого лося. Приходит домой, муж ее спрашивает:
        - Что видела, расскажи.
        - Видела, как менкв шестиногого лося гнал.
        Мось-хум услышал это, выскочил из колыбели и побежал. Погнался за лосем. Долго, коротко гонялся за лосем, догнал и отрубил ему две задних ноги. Остались две передних да две средних. Дорога, по которой бежал Мось-хум, видна и теперь: это Млечный Путь. Также виден и лось - Большая Медведица. Раньше, когда лось имел шесть ног, его люди не могли догнать.

        Лягушка

        В различных мифологиях лягушку связывают как с положительными функциями (плодородием, возрождением), так и с отрицательными (болезнью, смертью). И, прежде всего, связывают ее с водой, дождем.
        Лягушка приурочена к нижнему миру, к подземным водам.
        В одних случаях лягушка подобно черепахе, рыбе или какому либо морскому животному, держит на своей спине мир, в других - выступает как открывательница некоторых важных космологических элементов.
        У алтайцев лягушку связывают с камнями, из которых добывается первый огонь. Солнце, отображенное в воде, символизируется образом лягушки. Иногда с лягушкой связываются водные элементы хаоса, первоначального ила (или грязи), из которых возник мир.
        В Бирме и Индокитае с образом лягушки нередко связывается злой дух, который проглатывает луну (причина затмения).
        В Китае, где лягушку также связывают с луной их называют «небесными цыплятами» так как существует поверье, что лягушки падают вместе с росой с неба. Мотив небесного происхождения лягушек позволяет рассматривать их (и некоторых других хтонических животных) как превращённых детей (или жену) громовержца, изгнанных на землю, в воду, в нижний мир.
        У русских есть примета - лягушка не квакает до первой грозы, или квакает к дождю. Лягушки появляются в сезон дождей и подают голос, пробуждённый к жизни богом грозы.
        Более непосредственно она проявляется в мифологическом рассказе африканских ашанти, согласно которому бог неба Ньяма посадил лягушку сторожем у колодца, где никогда не иссякает вода, и дал ей за это хвост; во время засухи возгордившаяся лягушка не пустила к колодцу жаждущих зверей и даже самого Ньяму, за что он лишил её хвоста и сделал так что все лягушки рождаются с хвостом, но вскоре теряют его.
        В филиппинском мифе в лягушку превращается упавший в воду мужчина, которого жена переносила в корзине через реку.
        Лягушка символически связана с луной. Во многих мифах говорится о лягушке, живущей на луне. Как амфибия она - существо, которое живет в двух стихиях. В процессе своего развития лягушка проходит трансформацию: из головастика, который может жить только в воде, она превращается во взрослую особь, способную двигаться и в воде, и на земле. То есть она символизирует посредничество между этими двумя мирами и трансмутацию.
        В Древнем Египте с головой лягушки изображались боги Хекет (богиня плодородия связанная с загробным миром) и даже Амон.
        В Египте с головой лягушки изображались мужские первобожества гермопольской Огдоады - великой восьмерки изначальных божеств. Силам первозданного Хаоса противостояли созидательные силы - четыре пары божеств, олицетворяющих стихии. Мужские божества восьмерки - Хук (Бесконечность), Нун (Вода), Кук (Темнота) и Амон («Невидимый», то есть Воздух)  - имели облик людей с головами лягушек. Им соответствовали женские божества со змеиными головами.
        Лягушке приписывалась власть над разливами Нила, от которых зависел урожай. Маленькие лягушки появлялись в реке за несколько дней до ее разлива и поэтому считались вестниками плодородия. Кроме того, в Египте существовало поверье, будто лягушка обладала способностью самозарождения, поэтому она связывалась с загробным культом и воскресением после смерти. Она считалась священным животным древнеегипетской богини Хекет - одного из символов бессмертия и принципа «воды». Подобно богу Хнуму, своему супругу, Хекет сотворила людей. Вместе с Изидой, она участвовала в ритуальном воскрешении Осириса. Богиня-лягушка помогала роженицам, а в загробном царстве - воскресению умерших.
        В Китае лягушка символизирует инь, лунное начало, бессмертие, богатство и долголетие. Китайский миф о стрелке и его жене Чанъэ рассказывает о том, как выпив эликсир бессмертия, Чанъэ поселилась на луне, где превратилась в трехлапую лягушку. С тех пор она пребывает в лунном дворце и вечно толчет в ступе снадобье бессмертия (как и лунный заяц).
        Лягушка упоминается в «Ригведе» - древнеиндийских священных текстах. Гимн лягушкам посвящен восхвалению лягушек, которые начинают квакать, предвещая наступление сезона дождей. Полагают, что гимн лягушкам представляет собой словесную часть ритуала вызывания дождя с помощью лягушек, известного и в современной Индии.
        Ранние христиане приняли такой символ: лягушка, заключенная в цветке Лотоса, или просто лягушка была формой, избранной для храмовых светильников, на которых были вырезаны слова: «Я есмь Воскресение».
        В славянской мифологии лягушка ассоциируется прежде всего с плодородием, влагой, дождем. Она - хранительница речек, озер, колодцев, владычица воды. Идеей плодородия, живительной влаги объясняется и ее связь с деторождением.
        Считалось, что лягушки вытягивают из воды новорожденных и приносят их в дом. Как и змеям, в некоторых регионах лягушке приписывают роль домашнего покровителя, ее часто использовали в народной медицине, ворожбе и колдовстве.
        Сама лягушка может подвергаться дальнейшим превращениям в другие образы охранителя вод (в частности подземных). Вместе с тем она может выступать и как источник плодородия и прародительница всего человеческого рода (у мексиканских индейцев).
        Известны и другие варианты отношений человека и лягушки (проглоченная лягушка как причина беременности, лягушка как источник болезни, колдовство, осуществляемое с помощью лягушки, и т. п.).
        Иногда лягушка выступает как помощница человека: она указывает путь герою, переносит его через реку, даёт полезный совет. В то же время лягушка может символизировать ложную мудрость как разрушительница знания.
        Авcтралийская мифология рассказывает о лягушках-вестниках.
        С тех пор как Байаме покинул землю и вернулся тем же путем, которым он спускался когда-то, по каменной лестнице в небесное стойбище Буллима на вершине священной горы Уби-Уби, только мудрецам-виринунам разрешалось обращаться к нему, и то лишь через его посланца Вала-гарун-бу-ана.
        Теперь в Буллима Байаме сидел на хрустальной скале вместе со своей женой Биррой-нулу. Верхняя часть их тела была такой же, как во время пребывания на земле, а нижняя прочно приросла к хрустальной скале и слилась с ней.
        Только Валла-гарун-бу-ану и Каннан-бейли разрешалось приближаться к ним и передавать другим их приказания.
        Жена Байаме Бирра-нулу вызывала половодья. Когда реки высыхали и виринуны желали наступления половодья, они взбирались к вершине Уби-Уби и ожидали в одном из каменных кругов прибытия Валла-га-рун-бу-ана. Узнав их желание, он уходил и передавал его Байаме.
        Байаме говорил о нем своей первой жене Бирре-нулу, а та посылала вторую жену Каннан-бейли сказать виринунам:
        - Поспешите передать племени Бун-юн Бун-юн, чтобы они были готовы. Скоро покатится кровяной шар.
        Услышав это, виринуны спешили с гор через долины, или вогги, пока не приходили к роду лягушек Бун-юн Бун-юн, имевших сильные руки и неутомимые голоса.
        По просьбе виринунов этот род становился по берегам высохшей реки начиная от ее верховья. Они разводили большие костры и клали в них крупные камни. Когда камни нагревались, каждый из Бун-юн Бун-юн клал по нескольку камней на кору перед собой и ждал, когда покажется кровяной шар. Видя, что огромный кровяной шар вкатывается в русло реки, все нагибались, хватали горячие камни и с громкими криками изо всех сил бросали их в катящийся шар. Их было так много, и они бросали камни с такой силой, что разбивали шар. Из шара вырывался поток крови, быстро устремлявшийся вниз по течению реки. Все громче кричали Бун-юн Бун-юн и следовали с камнями за стремившимся мимо них потоком. Они бежали вдоль берега, непрерывно бросая камни и громко крича. Постепенно поток крови, очищенный горячими камнями, превращался в разлив реки. Своими криками Бун-юн Бун-юн предупреждали об этом племена, чтобы те успели перенести свои стойбища на возвышенные места.
        Пока вода прибывала, Бун-юн Бун-юн не переставали громко кричать. Даже теперь при приближении половодья слышатся их голоса, и даены говорят: «Кричат Бун-юн Бун-юн, должно наступить половодье». А затем: «Кричат Бун-юн Бун-юн. Половодье наступило».
        Если разлившаяся вода оказывается красной и густой от грязи, даены говорят, что Бун-юн Бун-юн, или лягушки половодья, позволили воде пройти мимо, не очистив ее.
        В Индии существует миф о царевне-лягушке.
        Принц Вишьярупа очень любил охотиться. Однажды он погнался за антилопой и очутился в глухом лесу, на берегу озерца, вся поверхность которого была усеяна прекрасными лотосами. Принц забыл об антилопе, сел на берегу и стал любоваться цветами. Вдруг в этом глухом месте он услышал звонкий, как колокольчик, голос. По берегу шла девушка и собирала цветы. Принц был так поражен ее красотой и пением, что тут же предложил отправиться с ним во дворец и стать его женою.
        - Я согласна,  - сказала девушка,  - но при одном условии: я не должна видеть воду - ни рек, ни озер, ни прудов.
        - Я согласен на все!  - воскликнул влюбленный принц.
        Отныне он расставался с красавицей женою лишь для того, чтобы сходить в отдаленные покой и там напиться воды из кувшина, потому что принцесса не переносила воду.
        Принц тем временем нашел себе нового советника - самого услужливого во всем царстве человека. Тот сразу же обратил внимание, что в дворцовом саду нет даже маленького водоема, возле которого можно отдохнуть в знойный день, а в Индии почти все дни в году - знойные. Чтобы угодить принцу, он велел вырыть в глубине сада небольшой пруд, обсадить кустарником и цветами так, чтобы со стороны видно его не было. «За это я получу награду»,  - думал советник.
        Принц и принцесса однажды вышли в сад. Было жарко и душно.
        - Как жаль, что нигде нет водоема,  - сказал Вишьярупа.  - Хорошо бы окунуться в воду.
        - Вода перед тобою,  - откликнулась принцесса, раздвинула кусты и… исчезла.
        Бросился вслед за нею принц, но увидел на дне бассейна лишь лягушку, которая тут же ускакала прочь. Он решил, что это лягушка проглотила красавицу жену, и в гневе повелел, чтобы их уничтожили во всем царстве. Ужас объял лягушачий народ. Его царь превратился в отшельника и пришел во дворец, в котором тосковал принц.
        - Не давай волю гневу, Вишьярупа, что тебе толку от убитых лягушек?  - спросил отшельник.
        - Они проглотили мою любимую, мудрец! Теперь ничто не остановит мой гнев.
        - Никто ей не причинил зла. Твоя жена - моя дочь. Она превратилась в девушку, чтобы понравиться тебе. Хочешь, я верну ее, но при условии, что ты прекратишь избиение лягушек?
        - Я согласен!  - обрадовался принц. Отшельник тут же превратился в лягушку и ускакал в пруд, а на пороге комнаты появилась пропавшая супруга.
        Лишь теперь понял принц, кто был виновником его страданий. Он изгнал из дворца не в меру услужливого советника.
        Долго и счастливо жили супруги. Но дети, которые у них родились, были холодными и лживыми. Поэтому людей, подобных им, в Индии называют детьми лягушки.

        Медведь

        В Крыму любят легенду о Медведь-горе.
        В отдалённые времена на самом берегу моря поселилось стадо огромных зверей. Управлял им вожак - старый и грозный медведь. Однажды возвратились медведи из набега и обнаружили на берегу обломки корабля. Среди них лежал свёрток. Старый вожак развернул его и увидел маленькую девочку. Девочка стала жить среди медведей. С годами она стала красивой девушкой.
        Однажды недалеко от медвежьего логова прибило к берегу челн с молодым красивым юношей. Буря долго носила его челн по волнам, пока не выбросила на крымский берег. Девушка перенесла юношу в укромное место. Много раз приносила она юноше еду и питьё. Юноша рассказывал ей, как живут люди в его родных краях. Девушка пела для него свои любимые песни. И в эти дни пришла пылкая любовь к ним обоим.
        Юноша уже окреп, он смастерил мачту, сделал парус - влюблённые решили покинуть медвежий берег. Вот уже между челном и береговыми скалами легла широкая голубая гладь моря.
        Тут вернулись на берег из далекого похода медведи и не обнаружили девушку. Вожак посмотрел на море и яростно взревел. Он опустил огромную пасть в голубую влагу и с силой стал втягивать воду. Его примеру последовали остальные. Течение увлекало челн обратно к берегу.
        И девушка запела. Как только донесся до зверей её голос, они подняли головы от воды и заслушались. Лишь старый вожак продолжал своё дело. Еще глубже погрузил он передние лапы и морду в холодные волны. Бурлило море у его пасти, вливаясь в неё широкими потоками.
        Заклинала в песне девушка все силы земные и небесные стать на защиту её первой, чистой любви. Умоляла она старого медведя пощадить юношу. И так горяча была мольба девушки, что страшный зверь перестал тянуть в себя воду. Но не захотел он оставлять берега, продолжал лежать, всматриваясь вдаль, где исчезал челн с существом, к которому он привязался.
        И лежит старый медведь на берегу уже тысячи лет. Окаменело его могучее тело. Мощные бока превратились в отвесные пропасти, высокая спина стала вершиной горы, достигающей облаков, голова сделалась острой скалой, густая шерсть обратилась в дремучий лес. Старый вожак-медведь стал Медведь-горою.
        Много легенд и былей связано с этой горой. Ещё одна из них повествует о том, что давным-давно громадный медведь долго бродил по горам и лесам, сокрушая все на своем пути. Страшные раны - глубокие долины, рытвины и овраги на земле - оставлял он после себя. Под тяжестью медведя-великана ползла земля по склонам гор, обнажая голые скалы, рушились и перемещались к морю целые вершины. Но вот медведь достиг красивой, цветущей Партенитской долины. Она ему очень понравилась, и он решил остаться здесь навсегда. Утомленный долгими странствиями, медведь наклонился к морю, чтобы напиться воды. Пил долго и жадно, да так по велению морского бога и застыл, окаменев и превратившись в огромную гору.
        Угры придумали такой рассказ про медведя. Праздник медведя - самый главный у обских угров. Устраивается в день весеннего равноденствия. Медведя народы ханты и манси считали подобием человека, а также братом, или посланником бога Нуми-Торума. Медведя изображают в виде сложного многоугольника с отростками.
        В хантыйском мифе о происхождении медведя говорится: «Не знаю, правда или нет, что медведь раньше был богом, у него были дети. Одного из них непослушного он выгнал и сказал: «Иди куда хочешь». Медвежонок упал на землю но до земли не долетел, а застрял в развилке дерева и подумал: «Пропаду наверное теперь. Ни вверх, ни вниз. Съедят меня черви». Так и случилось. Подох медвежонок, а из него на землю стали выпадать черви и превращаться в медведей».

        Обезьяна

        Легенда о рождении божественных обезьян повествует, как Брахма восседал в одиночестве на троне в своем чертоге на вершине горы Меру, погруженный в благочестивые размышления. И так глубоко сосредоточен был он в своих божественных думах, что от напряжения слезы выступили у него на глазах. И не успел он смахнуть слезу рукой на землю, как из нее возникла обезьяна. Брахма сказал явившемуся перед ним существу: «Ступай в тот близлежащий лес на вершине Меру, посещаемый небожителями. Живи там, питаясь плодами, листьями и кореньями, плодись и размножайся и будь всегда вблизи меня, дитя мое». И он нарек того прародителя обезьян Рикшараджа.
        Рикшараджа поклонился до земли великому Брахме и молвил: «О Творец вселенной, я исполню все твои веления, и я никогда не отступлю от них, верь мне!» И он ушел в указанный ему лес, изобилующий сладкими кореньями и плодами.
        Там он прожил многие годы, следуя велениям Брахмы. Только потомства не было у него, лишенного супруги. Но вот однажды, скитаясь по тому лесу, Рикшараджа, томимый жаждой, набрел на озеро, полное чистой, прозрачной воды. Наклонившись, чтобы напиться, Рикшараджа увидел в воде свое отражение. При виде обезьяны, глядящей на него из воды, он пришел в ярость. «Я сокрушу эту тварь, враждебно взирающую на меня!» - вскричал Рикшараджа и прыгнул в озеро.
        Никого не обнаружив в воде, он вылез обратно на берег; но вылез он из того озера уже другим существом. Он прыгнул в воду самцом, а вышел оттуда самкой - красавицей, чарующей взоры и сердца, со стройным станом, черными бровями и вьющимися локонами, с высокой упругой грудью и широкими округлыми бедрами. Вся окрестность лесная озарилась ее красотою, волнующей душу, и от нее нельзя было отвести глаз.
        В ту пору проходил той дорогой Индра, повелитель богов, возвращавшийся в свой чертог после поклонения Брахме. И тем же путем в то же самое время шествовал Сурья, блистательный бог солнца. В один и тот же миг оба узрели красавицу на берегу лесного озера; и в сердцах обоих родилась страсть. Твердость мысли их поколебалась; и они оба устремились к ней.
        И от обоих богов она родила тотчас же двоих могучих сыновей, сын Индры родился у нее из волос; и потому он получил имя Валин, волосатый. Сын же Сурьи появился у нее из шеи; и он был назван Сугрива, прекрасногривый.
        И как только Индра и Сурья покинули тот лес и вознеслись на небо, Рикшараджа снова обрел свою мужскую природу. А сыновья его, для которых он был и отцом и матерью, выросли и стали могущественными и отважными обезьяньими вождями. Рикшараджа явился с ними к Брахме, и тот, довольный обезьяньим потомством, радушно принял их и обласкал. Он подарил им прекрасный город Кишкиндху, воздвигнутый по его велению в южной стране божественным зодчим Вишвакарманом. В том городе поселились тысячи обезьян; и царем их Брахма поставил Рикшараджу.
        В Китае почитают обезьян.
        Среди богов Китая встречается и обезьяна. О том, как она поднялась на такую высоту и стала богом, подробно рассказывается в мифе «Царь обезьян», сюжет которого широко распространен в китайском фольклоре. Известен и его буддийский вариант под названием «Путешествие на Запад».
        Сунь Укун, волшебная обезьяна, отражает сущность тех людей, которые склонны совершать дурные поступки. Именно его неразумные деяния и заставили Наставника надеть на него волшебный обруч, который сжимает голову в моменты непослушания. Эта страшная боль заставляет обезьяну образумиться и стать собой. Все это происходит на любом расстоянии от Наставника.
        Полагают, что смысл учения можно пояснить с помощью волшебного железного жезла Сунь Укуна, который можно было использовать по любому поводу, независимо от его назначения. Произнеся заклинание, можно было стать невидимым. Вытянув вперед, измерить даже расстояние между небом и землей.
        Чжу Бачжэ, богатырь-свинья, со своими вилами для навоза, склонен к низменным страстям, они постоянно противоречат его попыткам достичь нравственного совершенства.
        Олицетворением слепой преданности является Ша Хошан. В его образе показан человек слабый по своей сути и нуждающийся в постоянном поощрении.
        Деяния чудесной обезьяны стали сюжетом множества произведений китайского фольклора и письменной литературы, а также вошли в поговорки и пословицы. Известны многочисленные места поклонения этому необычному герою и посвященные ему храмы.
        О происхождении этого персонажа рассказывают следующее. За морями, на Восточном континенте, в стране Аолай, находится гора Цветов (Хуагошань). Ее крутые склоны завершаются остроконечной скалой. Однажды эта скала произвела на свет каменное яйцо. Его оплодотворило дыхание ветра, и через некоторое время из него вылупилась каменная обезьяна. Появившись, новорожденный приветствовал все четыре стороны света. Облик его оказался совершенно необычным: из глаз исходили золотые лучи, заливающие светом дворец Северной полярной звезды. Сияние уменьшалось, если обезьяна собиралась подкрепиться.
        «Сегодня,  - сказал себе Ю Гуан,  - я собираюсь пополнить удивительное разнообразие существ, порожденных небом и землей. Эта обезьяна сможет скакать и допрыгнет до самых высоких горных вершин. Она также сможет прыгать по воде и поедать плоды деревьев. Обезьяна подружится с гиббоном и журавлем. Как и олень, она может проводить ночи на горных склонах, а днем будет спускаться с вершин и отдыхать в пещерах. Обезьяна считается прекрасным украшением гор!»
        За проявленные свойства обезьяну вскоре провозгласили правителем всех обезьян. Тогда она начала изыскивать средства, чтобы стать бессмертной. Путешествовав в течение восемнадцати лет по земле и по морю, она встретилась с бессмертным Пути Цзуши на горе Линтяйфанцзун. Во время странствий обезьяна постепенно приобретала человеческие свойства, и, хотя ее лицо оставалось тем же, в человеческом одеянии она все же выглядела более пристойно.
        Бессмертный назвал ее Сунь Укун, что означало «открыватель секретов». Наставник научил обезьяну летать по воздуху и принимать обличья семидесяти двух существ. Одним прыжком обезьяна могла покрыть 108 тысяч ли.

        Овца

        Очень давно люди наделяли барашков (ягнят, овечек и баранов) символическим значением означающим богатство, отвагу, смелость, силу, успех, тупость и упрямство и невинность. А ещё в Пятикнижии (Моисеев Закон) баран обозначает правителя, а овцы - народ.
        В Бургундии, Испании и Австрии был одним из почетнейших орденов - орден Золотого руна, он вручался за героизм, проявленный в битвах и сражениях.
        А в Египте существовал культ барана, баранья голова изображалась на монетах, шкура барана (золотое руно) символизировала несметные богатства.
        В христианской культуре агнец символ кротости и смирения, а так же присутствует на пасхальных мотивах.
        В старых легендах барана представляли с человеческими чертами, в виде своеобразного оборотня.
        Овец и баранов часто упоминали в пословицах, поговорках, сказках и загадках в отрицательных смыслах: тупой, упрямый.
        Сейчас часто употребляются выражения: упрямый как баран, бараний лоб, заблудшая овца, одна паршивая овца все стадо портит, агнец непорочный, агнец Божий.
        С культом барана были связаны некоторые религиозные табу (так, в храм Хнума запрещалось входить в одежде из бараньей шерсти).
        В христианской культуре агнец, символ кротости и смирения, присутствует на пасхальных мотивах.
        Мифологическая символика барана хоть и разнообразна, но всегда позитивна. Возвышенный, древний солнечный символизм овна был вытеснен на задний план и приравнен к негативному образу овцы.
        Легенда Швеции гласит о том, что около Ингельстада, в Скандии, была гора, которую называли Гетаберг. Перед несчастиями и народными бедствиями из нее появлялся ужасного вида баран. Однажды вечером по горе проходил мальчик, напевая песенку про этого самого барана, и по несчастью разбудил его; баран ударил его в голову и убил бы, если бы не появилась молодая девушка, которая спасла мальчика - поскольку с ее появлением баран стал смирным, как овца.
        У финнов есть интересная легенда о черном баране Олавинлинна. Где-то в середине пятнадцатого века шла нелегкая война между Московией и Швецией, которой тогда принадлежала крепость Олавинлинна, что переводится как «Замок святого Олафа» (теперь это финская земля). О крепости ходила молва, что там нечисто - живет дракон и помогает ей отбивать все атаки врагов. В этот день в Осавинтинне праздновали день святого Олафа - покровителя замка. По обычаю должны были зарезать одного черного барашка и подать его на стол. Откормленный и приготовленный для этого случая баран оказался может необычно умным, а может на редкость трусливым. Почуяв недоброе, он с перепугу бросился бежать и забрался на колокольню. Там запутался в колокольных веревках и начал из них выбираться, разбрасывать веревки рогами, крутиться и очень громко кричать. Беспорядочный колокольный звон и не похожий ни на что истошный крик настолько испугали подкравшихся к крепости в это время русские войска, что они крича: «Нечистая сила…», обратились в бегство и потом еще несколько десятилетий к замку не подходили. Тогда жители крепости признали этого
черного барана доблестным защитником и впоследствии соорудили ему даже памятник.
        Сейчас перед входом в крепость стоит скульптура этого черного и чудного барана Олавинлинна.

        Олень

        Олень - символ обновления, умеренности и красоты, нередко упоминается в мифах. Олень считается священным животным богини охоты Артемиды. Согласно преданию, однажды юный охотник Актеон случайно увидел Артемиду в окружении обнаженных нимф, собиравшихся купаться. Оскорбленная богиня разгневалась и тут же превратила беднягу в оленя, а его собственные собаки загрызли хозяина.
        В другом сюжете юный красавец Кипарис однажды случайно ранил лесного оленя, с которым очень дружил. Он так горевал о случившемся, что боги превратили его в дерево печали, чтобы он мог вечно оплакивать своего друга.
        Атемида - богиня-охотница, которой поручалось воспитание юных охотников и воинов, была владычицей зверей.
        Она устраивалась на отдых в самых отдаленных местах гор и лесов, обычно в пещерах близ источника. Горе было тому, кто нарушит ее покой. Зная, что Артемида всевидяща и неумолима, люди, посещавшие ее заповедные места, не ломали ветвей, не разоряли птичьих гнезд и муравейников. Все они помнили о судьбе неразумного Актеона, нарушившего этот запрет.
        А было это так. В жаркий полдень, покинув других охотников, Актеон, сопровождаемый охотничьими собаками, забрался в непроходимую чащу. С трудом выбравшись из нее, он увидел ручей и рядом с ним тенистый грот. Ему бы бежать без оглядки! А им овладело любопытство, не раз уже губившее смертных. Неслышными шагами он подошел к гроту и заглянул внутрь. Его взору предстали красавицы нимфы. С криком они окружили Артемиду, уже раздевшуюся для омовения. Лицо богини покрылось румянцем, глаза зажглись гневом.
        С головы Актеона внезапно упал петас, хотя было безветренно. Бросив взгляд на запруду для купания, охотник с ужасом увидел, что у него выросли ветвистые рога. «О боги! Что со мною делается?» - подумал он. Лук выпал из его рук, ибо пальцы срослись, превратившись в копыта, и он уже не может держаться прямо, а стоит на четырех ногах. Пятнистая шкура покрыла тело. Уже ему не подвластен язык. Вместо мольбы из уст вырвалось мычание.
        Артемида со смехом вышла из пещеры. Ей нечего было скрываться. Перед нею уже не человек, а дрожащий от ужаса олень. Хотя он сохранил человеческий разум, ему не рассказать, как выглядит Артемида. Но люди узнают, как она наказывает за дерзость!
        Вдоволь насмеявшись, богиня подняла с земли тугой лук и оттянула тетиву. Напуганный Актеон бросился бежать. Лучше бы он остался на месте и принял смерть от руки той, которая бессердечно изменила его облик.
        Бежит прекрасный олень по ущельям Киферона, и за ним несется неудержимая свора псов. Все ближе и ближе их лай. Актеон понимает, что ему не уйти. Остановившись, он обращается к каждой из собак:
        - Не прыгай так, Ниса! Вспомни, как я поднял тебя на ноги, когда тебя поразил кабан. Ларк! Как ты смеешь бросаться на своего хозяина? Ведь я всегда отличал тебя в своре.
        Но не различают собаки в мычании человеческого голоса. Не могут они учуять нюхом, что перед ними в шкуре оленя их хозяин, их бог. Ниса впилась в горло. Ларк вцепился в бедро. Актеон упал на колени. В его огромных выпуклых глазах застыло такое горе, что если бы сама Артемида оказалась на этой поляне, растаяло бы ее каменное сердце!
        Подоспевшие охотники, отогнав собак, с удивлением разглядывали прекрасного оленя.
        - Ну и добычу послала псам Актеона милостивая Артемида!  - воскликнул старший охотник.
        - За это она получит заднюю ногу,  - отозвался другой, доставая нож.
        - Куда это запропастился сам Актеон?  - проговорил третий охотник.  - Вот он обрадуется, когда узнает, какого оленя загнала его свора!
        В легенде о гуннах рассказывается так. Охотники из этого племени, выискивая однажды, как обычно, дичь на берегу внутренней Мэотиды, заметили, что вдруг перед ними появился олень, вошел в озеро и, то, ступая вперед, то, приостанавливаясь, предлагал следовать за ним. Последовав за ним, охотники пешим ходом перешли Мэотийское озеро, которое до тех пор считали не переходимым, как море. Лишь только перед ними, ничего не ведающими, показалась Скифская земля, олень исчез. Они не догадывались что, кроме Мэотиды, существует еще и другой мир. Приведенные в восторг прелестями Скифской земли, они решили, что путь этот, никогда ранее не ведомый, показан им божественным соизволением через оленя. Вернувшись на свои земли, рассказали своим соплеменникам о пути, который указал волшебный олень и предложили последовать в восхитительную Скифию.
        Плененных скифов они принесли в жертву победе, остальных, покоренных, подчинили себе.
        Миф индейцев саук «Как Висакт отучил оленей охотиться на людей».
        В далекие времена многие лесные звери охотились на людей.
        Как-то раз Висакт отправился путешествовать и повстречал Оленя.
        - Куда ты, брат мой?  - остановил его Висакт.
        - Лучше не спрашивай,  - вздохнул Олень,  - охочусь на людей. Ты, кстати, не видел поблизости человека?
        - Видел,  - ответил Висакт,  - в одной миле отсюда.
        Олень побежал искать, а Висакт набрал мешок диких яблок, вымазался в глине, чтоб не быть узнанным, взвалил мешок на спину и отправился дальше. Вскоре он снова повстречал Оленя.
        Не признав Висакта, Олень в два прыжка настиг его и ухватился за мешок с яблоками. Решил, что это спина, а не мешок!
        Дикие яблоки оказались до того кислыми, что Олень тут же выпустил добычу и еще долго тряс головой и отплевывался, пытаясь прийти в себя.
        С той поры все олени, помня вкус диких яблок, держатся подальше от человека.
        Бытует алтайская легенда про оленя.
        У одного охотника, из рода кергил, родился сын и тоже стал охотником. Без добычи сын никогда не приходил домой. Но, однажды, юноша вернулся с охоты пустым. От своей неудачи молодой охотник готов был провалиться сквозь землю. Отец, видя такое дело, попытался успокоить сына: «Охота есть охота. Значит духи того не хотели». И тут, сын рассказал отцу, что целый день гонялся по Юч-Сюмеру (по преданию алтайцев - это жилище трех богов) за белым оленем. Олень словно издевался над ним. Он появлялся то в курумнике, то у кедра, то на гольце, и все это на расстоянии выстрела. Очень странный олень, заключил сын. Как только хотел стрелять, он тут же исчезал. Так гонялся за ним целый день. С заходом солнца белый олень, как будто, влетел в гору и пропал совсем. Отец выслушал сына и строго наказал ему: «Не убивай белого оленя! Будет беда! Весь наш род вымрет». Но сын не послушал старого охотника и убил белого оленя. С тех пор род кергилов стал заметно редеть.
        Согласно киргизской легенде Кара-Мурза и Асан (герои предания), охотясь за оленями в горах Ала-Мышык, увидели в стаде маралов прекрасных девочку и мальчика с оленьими рогами. Они убили мальчика и схватили девочку, которая с воплем бросилась на труп брата и долго неутешно рыдала. Предание гласит, что, проклятые рогатой девочкой, Асан и Кара-Мурза не имели потомства. Предводитель Мирза-Кул, к которому привели прекрасную девочку, отдал ее замуж за своего внука Яман-Кула. По преданию, эта родоначальница по имени Муюзбайбиче (Рогатая мать) прославилась своей необыкновенной мудростью. Утверждают, что в последствии она утратила украшавшие ее рога. Вымыв как-то голову, она приказала служанке вылить воду в такое место, которого не касалась нога человека. Служанка из любопытства, или же не найдя соответствующего места, выпила эту воду и от этого зачала сына, назвав его после рождения именем Джелден (от ветра)
        Киргизы продолжали свято чтить память Рогатой матери и в тяжелые моменты своей жизни приносили ей жертвы, обращаясь к ней с молитвой. Она считается покровительницей озера Иссык-Куль, и дух ее витает над Иссык-Кульской долиной.

        Осел

        С одной стороны, осел - священное животное, одна из ипостасей божества, объект культа, с другой - символ глупости, невежества, упрямства, отсутствия достоинства.
        На Ближнем Востоке, в Средней Азии и Северной Америке маленький скромный ослик - символ трудолюбия, простоты, нeпpихотливости, терпения и покорности.
        В буддизме осел - символ аскетизма, униженности; у древних евреев - мира и спасения. В Древнем Египте осел - одна из форм солнечного божества (в аспекте растущего, восходящего солнца), в то же время с образом осла связан Сет.
        В других древнеегипетских мифах ослу дocталась наиболее зловещая роль. В стране пирамид и фараонов это мирное животное превратилось в сущее исчадие ада. Осел, как символ вселенского зла, был aтрибутом злобного бога пустынь, да и сам Сет часто изображался в виде человека с головой осла. Сонмы демонов с ослиными головами, враги солнца и царской власти, наводняли мрачные глубины египетскoгo Нижнего мира.
        В Вавилоне в образе осла представлялся бог Ниниб.
        В древнегреческой мифологии осел - средоточие глупой праздности, лени и пoхоти. На ослах разъезжают бог вина Бахус и его хмельная свита - вечно пьяные похотливые силены. В виде осла греки представляли себе Приапа - древнее фаллическое божество производительных сил природы. Ослиными ушами, этой кpaсноречивой эмблемой глупости, Аполлон «наградил» фриггийского царя Мидаса за его полное невежество в вопросах музыкального искусства. Презрев кифару Аполлона, Мидас отдал предпочтение флейте колченогого Пана.
        В древнееврейской традиции осел выступает как священное животное судей, царей, пророков (ремень из кожи осла использовался для наказания виновного в соответствии с решением суда). Ослица Валаама оказывается не только мудрее своего хозяина, но и сообщницей ангела, выполняющего божью волю. Отношение древних евреев к ослу трактовалось античными писателями как культовое почитание его.
        Иисус Христос въехал в Иерусалим на осле. И бегство в Египет произошло с участием осла.
        В средние века, главным образом на севере Франции, отмечался (14 января) «ослиный праздник» в память бегства в Египет. Наряду с этим существовали и официально освящённые церковной традицией ритуалы типа пасхального объезда патриарха на осле в Москве в XVII в.; в средние века осел связывался с вербным воскресеньем и со святым Николаем.
        В мусульманской традиции осел - одно из животных неба. Иногда осел выступает как ездовое животное божества. В некоторых вариантах колесница Ашвинов запряжена ослом, или несколькими ослами, с помощью которых Ашвины выиграли соревнование, проводившееся по случаю свадьбы Сомы и Сурьи.
        В китайской традиции осел - божественный скакун. Некогда было очень широко распространено представление о возможности превращения человека в осла: об этом свидетельствуют соответствующие поверья (у армян был обычай жертвенного заклания осла на могиле предка должника; считалось, что душа покойного предка превратится в осла, если долг не будет выплачен).
        В народной медицине на осле «отсылают» болезни; копыта, уши, шкура, помёт осла и особенно волосы из тёмного креста на спине осла, который, по народным поверьям, появился в знак того, что на нём восседал Иисус Христос, считаются целительными.
        В библейских же мифах хороши как живые, так и мертвые ослы. Валаамова ocлица, внезапно заговорившая человеческим голосом, вразумила своего хозяина и наставила его на путь истинный. Ослиная челюсть послужила Самсону лучше всякoгo меча-кладенца, ведь этим импровизированным оружием герой уложил не десяток и не сотню, а целую тысячу филистимлян! О том, сколь почетным считалось у древних евреев сравнение с ослом, свидетельствует метафора ангела Божьегo, предрекавшего великое будущее сыну Авраама, Измаилу: «Он будет между людьми, как дикий осел».
        В иранской традиции особый, тpexногий осел, олицетворение трех лунных фаз, даже окружен ореолом святости.
        В древнеперсидском трактате «Бундахишн» облик и характер этого гигантского фантастического существа, символизирующего нравственную чистоту и оплот против зла, раскрывается в таком повествовании: «О тpexнoгoм осле сказано, что он стоит посреди океана и что число его копыт - три, и число его глаз - шесть, и число его пастей - девять, и число его ушей - два, и число его poгoв - один. Шерсть у него белая, пища его духовная, и весь он праведный. И два из его шести глаз находятся на обычном месте, где должны быть глаза, и два на макушке и два на его лбу; силою взгляда своих шести глаз он побеждает и уничтожает. Из девяти его пастей три находятся на морде, и три на лбу, и три на чреслах. Каждое копыто, ступив на землю, занимает столько места, сколько надобно для тысячи овец, и под каждой шишкой ноги может передвигаться тысяча всадников. Что ж до ушей, они способны накрыть Мазендаран. Рог его на вид золотой и внутри полый, и от него отходит тысяча отростков. Рогом сим он победит и рассеет все козни злодеев».
        В древних религиях ослиный лик являет не только египетский Сет, но и «ocлобог» Оноил - один из семи властителей Вселенной в учении гностической секты офитов.
        В христианстве осел оценивается положительно, символизируя терпение, смирение и бедность, то есть именно те качества, какие и отличают истинно вepyющего.
        Рассказывают о Дионисе и его свите. С веселой толпой украшенных венками менад и сатиров ходит веселый бог Дионис по всему свету, из страны в страну. Он идет впереди в венке из винограда с украшенным плющом тирсом в руках. Вокруг него в быстрой пляске кружатся с пением и криками молодые менады; скачут охмелевшие от вина неуклюжие сатиры с хвостами и козлиными ногами. За шествием везут на осле старика Силена, мудрого учителя Диониса. Он сильно охмелел, едва сидит на осле, опершись на лежащий около него мех с вином. Венок из плюща сполз набок на его лысой голове. Покачиваясь, едет он, добродушно улыбаясь. Молодые сатиры идут около осторожно ступающего осла и бережно поддерживают старика, чтобы он не упал. Под звуки флейт, свирелей и тимпанов шумное шествие весело двигается в горах, среди тенистых лесов, по зеленым лужайкам. Весело идет по земле Дионис-Вакх, все покоряя своей власти. Он учит людей разводить виноград и делать из его тяжелых спелых гроздей вино.

        Пантера

        Старый вождь и черная пантера. Сенегальская легенда о черной пантере.
        Черная красавица пантера потянулась, зевнула и заснула опять. Внизу, у корней векового баобаба, на ветке которого она так удобно расположилась, шумливо хлопотала стая цесарок. Пантера, видно, была сыта и не обращала на них никакого внимания.
        Птичий гомон привлек к баобабу старого вождя племени волоф. Он вышел на охоту, но пока еще ничего не поймал. Увидав пантеру, он остановился как вкопанный.
        - Да она, верно, слепа и глуха!  - удивился он, глядя на цесарок, спокойно разгуливавших возле спящего хищника.
        Ему было невдомек, что пантера и птицы заключили между собой договор: пантера охраняет цесарок, а они каждый день поставляют ей дюжину свежих яиц. С тех пор ни один зверь не мог приблизиться к цесаркам. Еще бы, их защищала сама пантера с острыми когтями и грозными клыками! Вернувшись домой, старый вождь и словом не обмолвился о том, что видел. Еще чего доброго не поверят и на смех поднимут.
        На закате он воротился к баобабу. Пантера по-прежнему спала на ветке, а цесарки все так же копошились внизу.
        - Да слезет же она когда-нибудь со своего дерева,  - подумал старик и притаился в кустах.
        На землю медленно опускалась ночь. Одна за другой цесарки возвращались на ночлег в дупло у корней дерева. В саванне воцарилась тишина. Старик страшился пантеры и для храбрости сжимал в руке копье. Только любопытство мешало ему уйти. Но вот пантера бесшумно спрыгнула на землю и с необыкновенной быстротой скрылась за высокими деревьями. Старик подошел к дереву и сунул руку в дупло в надежде поймать цесарку. Но дупло было слишком глубоко, а рука чересчур коротка. Однако несколько яиц старый вождь все-таки нащупал и забрал себе.
        - Вы только подумайте, как наша пантера изголодалась, даже по ночам ест!  - расшумелись цесарки, они ведь ничего не видели в темноте, как все куры. Когда на рассвете пантера вернулась и решила полакомиться яйцами, то ни одного яйца в дупле не обнаружила, сколько ни шарила. Рассердилась пантера и давай бранить цесарок.
        - Неужели ты не помнишь, как ночью забрала все яйца?  - удивились птицы.
        Пантера не на шутку забеспокоилась:
        - Похоже, я стала лунатиком! А может, хитрые птицы просто морочат мне голову. Надо проверить.
        На другую ночь старик вернулся и опять унес из дупла все яйца. Но на этот раз цесарки не спали и, хотя ничего не видели в темноте, все-таки сумели различить мелькнувшую двуногую тень. Когда на рассвете пантера возвратилась с охоты, они рассказали ей, что видели. Как обычно, пантера целый день спала на ветке баобаба, и едва на землю опустилась ночь, она спрыгнула вниз, сделала вид, что уходит, а сама спряталась неподалеку в густом кустарнике. Вскоре к дереву крадучись подошел человек, и пантера узнала в нем старого вождя племени волоф. Только он нагнулся и сунул руку в дупло, как она набросилась на него.
        От страха бедный старик лишился чувств, а когда пришел в себя, пантера стояла над ним и клыки ее грозно белели в темноте. Поодаль сидели цесарки и с любопытством ждали, чем все это закончится.
        Испугавшись, старый вождь попытался заговорить, но от волнения слова застряли у него в горле.
        - А ведь мне ничего не стоит съесть тебя!  - угрожающе прорычала пантера и облизнулась.  - Правда, ты стар и мясо у тебя совсем невкусное! Ладно, живи, но при одном условии…
        От радости старый вождь принялся кивать головой.
        - Так вот, я сохраню тебе жизнь,  - продолжала пантера,  - но с этой минуты твое племя будет отдавать мне часть добычи - лучшую, разумеется!
        Старик поклялся самыми страшными клятвами, что так оно и будет, и помчался домой довольный, что так легко отделался.
        С тех пор черная пантера живет беззаботно и лежит себе на ветке день и ночь. Правда, иногда она спускается с дерева, но только чтобы размять лапы. А может, и для того, чтобы жители саванны могли полюбоваться ее горделивой поступью и великолепным нарядом - черным, как африканская ночь.

        Песец

        Индейская легенда так рассказывает про месть песца.
        Песец Вапакезе был очень встревожен и не отлучался из дома. Вот уже три дня, как его подруга куница Кигахоке отправилась навестить родных, что жили за холмами, и с тех пор не вернулась.
        Дорога была не дальняя, но пролегала через владения ужасной Миссопехо, последней гигантской рыси Великого Севера, грозной и кровожадной. Вапакезе решил выйти подруге навстречу. В пути ему повстречался зимородок. Птица сидела на верхушке высокой елки и громко смеялась.
        - Эй!  - закричал Вапакезе.  - Что ты там углядела смешного?
        - У входа в нору лежит Миссопехо, а на голове у нее пресмешная шляпка,  - ответила птица,  - меховая и с хвостиком на боку.
        При этих словах песец вздрогнул. Мрачное предчувствие охватило его.
        - Меховая шляпка? А из какого меха, приятель?  - спросил он упавшим голосом.
        - Что-то вроде куницы…
        - Кигахоке! Милая моя Кигахоке!  - зарыдал песец.
        Он не мог влезть на дерево и потому со всех ног бросился к норе Миссопехо. И в самом деле, рысь дремала у входа в нору, а на голове ее была шкурка несчастной Кигахоке. Вне себя от боли и гнева Вапакезе поклялся отомстить за подругу. Не теряя времени, он побежал к оленю карибу.
        - Послушай, сосед, одолжи мне ненадолго твои прекрасные рога!
        Карибу страшно удивился:
        - Без рогов у меня будет нелепый вид!
        Рога и впрямь были его гордостью, лучшим украшением. Песец стал его упрашивать, и карибу, в общем-то добрый малый, согласился.
        Потом Вапакезе пошел к молодой елке и попросил на время ее колючий наряд.
        - Ты не замерзнешь, сейчас тепло, а я скоро его верну.
        На следующую ночь, разодетый в хвою и с оленьими рогами на голове, Вапакезе отправился к пещере Миссопехо. Рысь жила на крутом обрыве, под которым текла быстрая студеная река. Песец бесшумно устроился на скале, где рысь любила полежать днем, и стал ждать. Утром Миссопехо выглянула наружу, удивилась, что за ночь на скале выросла молодая елочка, но тут же забыла о ней и занялась обычными делами. Наконец после полудня рысь улеглась отдохнуть на солнышке возле норы. Едва она задремала, Вапакезе изо всех сил вонзил ей в бок оленьи рога и пустился наутек. Страшно, на всю округу завыла обезумевшая от боли рысь.
        На другую ночь песец опять появился у логова Миссопехо. Вскоре над головой он услыхал шум крыльев. Это летела Кво-Квокво, сова-лекарь. Она вежливо поздоровалась с песцом и пояснила:
        - Миссопехо позвала меня лечить ее раны. На нее напало какое-то чудовище, и теперь она ужасно страдает.
        «Вот удача!» - подумал Вапакезе и сказал:
        - Я тут ножик потерял да в темноте не могу его найти. Может быть, ты спустишься на минутку вниз и поможешь мне?
        Добрая и доверчивая Кво-Квокво подлетела к песцу. Тот схватил ее и вырвал все перья. Бедная сова, стыдясь наготы, поспешила укрыться в своем дупле, а Вапакезе нацепил на себя совиные перья и отправился к Миссопехо. Рысь лежала в углу норы и стонала от боли.
        - Вам надо пройти поближе к свету,  - сказал песец.  - Здесь слишком темно.
        От удивления Миссопехо подняла ухо:
        - Что это за сова, которая не видит в темноте!
        Но у песца на все был готов ответ:
        - Видите ли, я очень старая сова, и зрение у меня не то, что прежде.
        Рысь так страдала, что ей было не до расспросов. Еле передвигая лапы, она выползла из норы. Вапакезе предложил:
        - Сюда, пожалуйста. Еще пару шагов.
        И вдруг ночную темноту пронзил ужасающий вопль. Это Миссопехо полетела вниз с обрыва.
        - Помни о кунице Кигахоке!  - прокричал ей вслед песец.
        Миссопехо едва успела расслышать эти слова, как воды реки навсегда поглотили ее.
        В том месте, где она упала, до сих пор сияют из глубины две блестящие, как рысьи глаза, точки. Индейцы говорят, что это алмазы. Но горе тому, кто попытается ими завладеть: бурлящие водовороты утянут его на самое дно реки.
        Легенда про хитрого песца.
        Идет по тундре песец, а навстречу ему бурый медведь. Медведь спрашивает:
        - Откуда идешь, братец?
        - На охоту ходил.
        Медведь говорит:
        - Давай побратаемся, вместе путь держать будем!
        Песец говорит:
        - Что же, давай!
        Идут вдвоем, разговаривают. Вдруг видят - навстречу им лось идет. Песец медведю на ухо говорит:
        - Давай убьем рогатого!
        Согласился медведь, сказал:
        - Что ж, давай!
        Спрятались за камень, ждут. Подошел лось. Кинулся на него медведь, прижал к земле лапами и задавил. А песец вокруг бегает, приговаривает:
        - Сколько жиру, сколько мяса!
        Медведь говорит:
        - Давай ужинать будем!
        Песец хитрит:
        - Подождем,  - говорит,  - братец, до утра, пусть остынет.
        Медведь согласился - его уже клонило в сон. Легли они спать. Медведь как лег, так и заснул. А песец того и ждал. Подошел к лосю и начал из-под шкуры сало снимать и прятать за воротник своей кухлянки. Спрятал и тоже спать лег.
        Утром медведь первым проснулся, песца будит:
        - Эй, братец, остыло мясо, вставай!
        Подошли вместе к лосю, начали есть. Посмотрел медведь, а на лосе ни жиринки нет.
        - Э-э,  - говорит,  - кто же это жир обглодал?
        - Опять это тундровый воришка, старый ворон напакостил!  - отвечает песец.
        Медведь говорит:
        - Да, весь жир у нас этот ворон украл.
        Поели, дальше пошли. Песец то и дело отстает, украдкой от медведя из-под воротника кухлянки жир вытаскивает. Так много дней шли. Медведь голодать стал, а песец все ещё своими запасами живет.
        Медведь однажды подглядел, как песец жир ест, и говорит ему:
        - Эге! Ты, братец, мал, а перехитрил меня. Оказывается, это ты жир с лося обобрал!
        - Что ты, брат?  - говорит песец.  - Это я свои внутренности ем. Если ты голоден, можешь тоже самое сделать.
        Медведь глуповат был, поверил песцу, разорвал кожу на животе и начал внутренности вытягивать.
        Тут песец и говорит:
        - Вот глупец, сам ты себя убил!
        Кинулся медведь за песцом да за куст внутренностями зацепился и упал замертво. Песец думает: «Вот глупый медведь, все свое мясо и жир мне оставил».
        Стал жить песец около медведя. Вот уже полтуши медведя съел. Однажды видит, с горы еще один медведь спускается. Песец перевернул мертвого медведя целым боком вверх, сидит и плачет.
        Медведь подошел, спрашивает:
        - Зачем мертвого стережешь?
        Песец говорит:
        - Видишь ли, это мой лучший приятель был, жаль одного оставить.
        Медведь говорит:
        - Слезами друга не оживишь, пусть лежит! Пойдем со мной, моим другом будешь!
        Пошел песец с новым приятелем. Медведь спрашивает:
        - Кого ты больше всего боишься?
        Песец говорит:
        - Больше всего людей боюсь. Их острых стрел да капканов.
        Медведь смеется:
        - Ха-ха-ха, двуногих боится! Да я их всегда сам пугаю!
        Песец спрашивает:
        - А ты кого больше всего боишься?
        Медведь отвечает:
        - Я больше всех куропаток боюсь. Когда по тундре иду, они из-под самого носа с таким шумом вылетают! Я и пугаюсь.
        Песец говорит:
        - Эх, братец, а я ведь этими птичками питаюсь. Ты такой большой, а малой птицы боишься.
        Медведю даже стыдно стало, он и говорит:
        - Давай состязаться, кто первый еду добудет!
        Песец согласился. Разошлись в разные стороны. Вскоре песец вернулся, двух куропаток принес, одну убил, а другую живой оставил. Смотрит - и медведь идет, прихрамывает. У медведя в боку две стрелы торчат. Песец смеется над ним:
        - Эге, братец, это тебе те сделали, кого ты не боишься! На вот тебе еще гостинец!
        И выпустил под нос медведю живую куропатку. Тот даже с перепугу на колени встал. Песец говорит:
        - Теперь буду тебя лечить. Найди мне для этого два острых камня.
        Пошел медведь камни искать, а песец тем временем костер развел. Принес медведь камни, песец бросил их в костер. Раскалились камни докрасна. Песец и говорит:
        - Теперь, братец, потерпи, стрелы я из ран твоих выну, горячие камешки туда положу. Тотчас поправишься.
        Вынул из ран медведя стрелы, вместо них раскаленные камни вложил.
        Медведь кричит:
        - Ох, ох, внутри у меня жжет, так и горит внутри!
        Песец говорит:
        - Эге, братец, поджарил я тебя.
        Так медведь и сдох. Снова песец несколько дней медвежатину ел. Уже полмедведя съел. Вот как-то спускается с горы волк. Песец мертвого медведя целым боком вверх перевернул, сидит и плачет.
        Волк подошел, спрашивает:
        - Зачем мертвого стережешь?
        - Видишь ли, это мой лучший приятель был, жаль одного оставить.
        Волк говорит:
        - Слезами друга не оживишь, пусть лежит, пойдем со мной, моим другом будешь.
        Вдвоем в путь отправились. Идут по горе, а навстречу им бежит горный баран. Волк тотчас барана поймал и прикончил его. А песец бегает, приговаривает:
        - Сколько жиру, сколько мяса!
        Волк говорит:
        - Сейчас его съедим!
        Песец снова хитрит:
        - Пусть мясо остынет,  - говорит,  - утром съедим!
        Легли спать. Волк крепким сном заснул, а песцу того и надо. Принес он большой камень и привязал его крепко-накрепко к волчьему хвосту. Потом как закричит в ухо:
        - Бежим, братец, люди подходят!
        Вскочил волк, да как бросится удирать! Хвост у него и оторвался. Бежит волк и думает: «Оказывается, люди меня за хвост держали!» А песец на месте остался, освежевал барана и принялся за еду.
        Так вот и жил песец, хитростью пищу себе добывая.

        Рысь

        Бытует легенда о первых земледельцах. Великая богиня Деметра, дающая плодородие земле, сама научила людей, как возделывать хлебородные нивы. Она дала юному сыну царя Элевсина, Триптолему, семена пшеницы, и он первый трижды вспахал плугом рарийское поле у Элевсина и бросил в темную землю семена. Богатый урожай дало поле, благословленное самой Деметрой. На чудесной колеснице, запряженной крылатыми змеями, Триптолем по повелению Деметры облетел все страны и всюду научил людей земледелию.
        Был Триптолем и в далекой Скифии у царя Линха. Его тоже научил он земледелию. Но гордый царь скифов захотел отнять у Триптолема славу учителя земледелия, он захотел присвоить эту славу себе. Линх решил убить во время сна великого Триптолема. Но Деметра не допустила совершиться злодеянию. Она решила покарать Линха за то, что он, нарушив обычай гостеприимства, поднял руку на ее избранника.
        Когда Линх ночью прокрался в покой, где мирно спал Триптолем, Деметра обратила царя скифов в дикую рысь в то самое мгновение, когда занес он над спящим кинжал.
        Скрылся в темных лесах обращенный в рысь Линх, а Триптолем покинул коварную страну скифов. Ему хотелось, переносясь из страны в страну на своей чудесной колеснице, учить людей великому дару Деметры - земледелию.
        Фрейя - в германо-скандинавской мифологии богиня любви и войны, жительница Асгарда.
        На колеснице, запряженной пушистыми кошками, ездила богиня любви - Фрейя, самая, как утверждает сказание, отзывчивая к людским молитвам. Фрейю чтили не только скандинавы, но и другие германские племена. В Шлезвиге, в церкви XII в н. х. л., сохранилось изображение Фрейи в виде босоногой молодой женщины: она скачет верхом на кошке и трубит в рог. Вероятно, связь Фрейи с кошками не случайна. В кошку часто перевоплощаются колдуньи, склонные к оборотничеству.
        Скандинавские же боги делились на племена Асов и Ванов (т. е., Небесных и Земных Богов), так вот Фрейя принадлежала к Ванам, которые были особенно сведущи в колдовстве! С другой стороны, коты и кошки редко образуют постоянные пары, поэтому кошка зачастую символизирует некоторую любовную неразборчивость. Фрейя же, согласно мифологии, особым постоянством не отличалась.
        Можно вспомнить древнеегипетскую Богиню Баст, связанную с радостью и весельем. Её изображали в виде женщины с головой кошки, кошка была её священным животным.
        Рысь - вообще таинственное животное. Причем это не обязательно реальное существо. Например, рысью становится волчица, которая принесет потомство пять раз. То есть матерая волчица приобретает какие-то особенные, может быть, даже волшебные черты.
        Некоторые мифы и сказки рисуют рысь настолько храброй, что она одна осмеливается нападать на медведя, только вставшего из берлоги. При этом мифы превозносят ее заботливость о своих детенышах. Так, один из древнейших способов успокоить плачущего ночью ребенка таков: его надо обнести вокруг очага и на вопрос идущего следом: «Что несешь?» Ответить: «Рысь, волка и спящего зайца!»
        В скандинавской и норвежской мифологиях, рысь была связана с богиней Фрейлой и ее образ иногда изображали в виде рыси.
        Греки верили, что рысь может видеть сквозь предметы. Ее назвали в честь мифического героя Люциуса, который умел видеть таким же образом.
        Древние греки также верили в то, что янтарь - это окаменелая моча рыси.
        В 1603 г. итальянские ученые создали Академию Рысей, призванную искать правду и бороться с религиозностью и предрассудками. Галилео был членом этой Академии и его символом была рысь, раздирающая Цербера когтями. Подразумевалось, что знание должно положить конец тьме и страданиям.
        Когда французы впервые поселились в Канаде, они верили, что рысь - наполовину домашняя кошка, наполовину волк.

        Сайгак

        Сайгак - один из наиболее древних представителей млекопитающих на Земле. Сайгак жил в плейстоцене 70 -50 тысяч лет назад в одно время с мамонтами, шерстистыми носорогами, пещерными медведями и саблезубыми тиграми - животными, о которых мы можем судить только по разрозненным палеонтологическим находкам и рисункам древних охотников. Сайгак оказался победителем в этой игре на выживание под названием эволюция. В то время как его более сильные и мощные соплеменники под влиянием климата и охоты вымерли, он спасся и дожил до нашего времени.
        В жизни местных скотоводческих племен сайгак всегда играл важную роль. Об этом животном рассказывают многие мифы и легенды. Одна из них повествует о том, что в суровую зиму у одного пастуха погиб весь скот. Пастух и его семья умирали от голода. И тогда к умирающему человеку Всевышний послал сайгака и сказал: «Он спасет тебя и твою семью - даст еду, укажет лучшие пастбища и поможет найти воду и так будет всегда, но запомни, ты не должен убивать сайгака ради наживы, потому что это твой брат. Ты можешь охотиться на него, если это нужно тебе, чтобы выжить». И так было. Люди традиционно охотились на сайгака ради мяса, не нанося ущерба популяции. Использовали рога взрослых самцов как охранный амулет против болезней и злых сил.

        Собака

        Собаку никогда не считали обыкновенным животным, человек определил ей особое место в своих поверьях, сложив немало легенд и мифов.
        В восточных странах существует легенда о происхождении борзой собаки: «Однажды царь Соломон приказал всем животным собраться на общий конгресс, на котором каждое из них могло бы высказать свои нужды и пожелания и взамен выслушать наказ Творца, как относится друг к другу. По зову царя собрались на съезд все звери за исключением ежа. Разгневанный таким неповиновением царь обратился к ним с вопросом - не вызовется ли кто-нибудь отправиться на поиск ослушника. Нашлось всего два охотника: лошадь и собака. Лошадь сказала: «Я найду непокорного, я выгоню его из логова, но я не в состоянии буду взять его - для этого слишком велик мой рост и к тому же ноздри мои не защищены от уколов ежовых игл». Собака же заявила: «Мне не страшны колючие иглы, но моя морда слишком толста, и я буду не в состоянии просунуть ее в логово ежа в случае, если он скроется туда прежде, чем я схвачу его».
        Выслушав это, пророк произнес: «Да, вы правы. Но я не хочу безобразить лошадь, уменьшая ее рост, это было бы очень плохой наградой за ее усердие и повиновение. Лучше же я прибавлю красоты собаке, чтоб наградить ее за высказанное рвение».
        Сказав это, царь взял морду животного обеими руками и до тех пор гладил ее, пока она не сделалась совершенно тонкой и заостренной. Тогда все присутствующие увидели, что собака превратилась в стройную изящную борзую. Оба добровольца немедленно пустились на поиски и вскоре представили царю упрямое животное. Царь Соломон был очень доволен, ежа строго наказал, а к лошади и собаке высказал особую милость: «Отныне вы будете спутниками человека и первыми после него перед лицом Бога».
        На Востоке тоже ценят хорошее отношение человека к собаке.
        «Умом собаки держится мир» - так говорится в «Авесте», древнейшим религиозном и культурном памятнике Востока, сборнике песен, легенд и священных книг. В «Авесте» много и подробно говорится о собаках, устанавливаются довольно суровые наказания за плохое отношение к этому животному. «Собака - сторож и друг, данный тебе…Она не просит у тебя ни одежды, ни обуви. Она помогает тебе ловить добычу, она караулит твое имущество, она забавляет тебя во время твоего досуга. Горе тому, кто ее обидит или пожалеет для нее здоровой пищи. Душа такого человека после смерти будет бродить вечно в уединении: даже собака не выйдет к ней навстречу».
        В мифах многих народов собаке отводится роль посредника между живущими на земле и потусторонними силами. Убедившись в уникальной остроте органов обоняния собак, люди предполагали, что собаки могут видеть призраков и предугадывать приближение смерти человека.
        Различные племена Эфиопии верили в существование Бога в образе собаки. Они усматривали одобрение какого-либо дела по вилянию собачьего хвоста. Чем активнее было виляние, тем более богоугодное дело. Если собака вылизывала человека, то это воспринималось как великая милость Всевышнего, а злобный лай собаки в их понимании означал его явное недовольство.
        В Египте бог мертвых Анубис представлялся жителям древней страны в виде человека с головой шакала или собаки (иногда просто в виде шакала или собаки). Он сопровождал души усопших в зал судилища, где взвешивались их сердца (символ души) на специальных весах, уравновешенных истиной. Центром культа Анубиса считался Кинополь - «город собак». Ни одно животное, кроме собаки, своего города не имело! И если кто из жителей других городов убивал собаку из Кинопля, то это считалось достаточным поводом для объявления войны.
        Собака вообще пользовалась особой любовью у египтян. Геродот рассказывал, что когда в семье египтянина умирала собака, то все домочадцы погружались в глубокий траур и в соответствии с тогдашним обычаем брили головы и длительное время не прикасались к еде. Тело умершей собаки бальзамировали и торжественно хоронили на специальном кладбище, псам ставили надгробия, на которых писали скорбные эпитафии. Участники траурной церемонии горько плакали и причитали, как это бывает при кончине близкого человека. Человека, убившего собаку, подвергали жестоким телесным наказаниям, а иногда и казнили.
        Египет во многом повлиял на культурное развитие Греции. Так, например, Пифагор, вернувшись на родину из Египта, рекомендовал держать собаку у рта умирающего, поскольку именно это животное достойно получить отлетающую душу и сохранить ее навсегда. Согласно греческой мифологии трехглавый пес Цербер, на шее которого шевелились змеи, сторожил выход из подземного царства Аида, чтобы души мертвых не могли возвратиться обратно на землю. А чтобы Цербер не сжирал тела усопших, в гробы было принято класть медовые пряники и тем самым задабривать грозного стража.
        Там же, в царстве Аида, на берегах священной реки Стикса водились чудовищные собаки, которые сопровождали свиту богини Гекаты. Геката считалась помощницей при колдовстве. Кроме того, она насылала на спящих людей кошмары и тяжелые сны. Собака сопровождала и других богов, прежде всего богиню охоты Артемиду (римляне звали ее Дианой), бога Гермеса (у римлян - бога Меркурия), ведавшего вопросами торговли, а также бога войны Ареса (римского бога Марса).
        У Гомера можно прочесть одно из самых прекрасных повествований о собаке. Когда Одиссей под видом нищего вернулся на родину, в Итаку, и никем не узнанный, добрался до своего дома, его пес Арго был уже стар и немощен. Он лежал на куче навоза, покрытый клещами, служанки им не занимались, ибо все были уверены, что Одиссей уже не вернется. Но старый слепой Арго узнал своего хозяина и, не имея сил подняться, лишь слабо завилял хвостом. Одиссея такая верность растрогала до слез.
        По преданию древнегреческие собаки спасли от врагов город Коринф. Пятьдесят собак охраняли цитадель. В одну из ночей, когда внутренний гарнизон спал, приплыла неприятельская флотилия, и на подступах к городу завязалось сражение с псами, верными охранниками. Помощь людей подоспела, когда в живых осталась лишь одна собака по кличке Сотер. Неприятель был разбит, а цитадель спасена, Сотер же получил в награду за свою храбрость серебряный ошейник с надписью «Сотер - защитник и спаситель Коринфа». В его честь воздвигли мраморный памятник.
        Римляне также почитали своих собак.
        Храм Юпитера в Риме сторожили собаки. Римляне приносили собак в жертву Марсу, когда хотели, чтобы родившиеся щенята были сильными и свирепыми, или на поле сражения перед началом битвы, чтобы вдохновить солдат на победу.
        В некоторых сказаниях африканских народов собака является добытчицей огня. В древних поверьях племени химба говорится, что Творец послал к людям собаку с пылающей ветвью. С тех пор собакам разрешено спать у огня.
        В племени ньянга считается, что говорящая собака Рукуба украла у бога Ньямурайри огонь для людей. За это люди навеки подарили ей свою дружбу.
        Прекрасным подтверждением привязанности собаки к роду людскому служит новоассирийская притча, которую можно назвать «притча об истинной дружбе».
        Жил человек, у него была собака. Собака сторожила дом и сад, но пришло время, собака состарилась, и тогда сказал себе человек: «Зачем мне держать собаку, если она такая старая? Пойду и утоплю ее». Он отвязал лодку, посадил в нее собаку, которой привязал на шею камень, и поплыл на середину реки. Когда лодка выплыла на быстрину, человек встал, поднял собаку и бросил ее в воду. Но от резкого толчка лодка покачнулась, человек не удержался, упал в реку и стал тонуть. Петля с камнем соскользнула с мокрой шеи собаки, и она оказалась на свободе. Изо всех сил кинулась собака спасать человека и дотащила его до берега. Человек остался жив и вместе с собакой вернулся домой. Он стал заботлив и ухаживал за ней, пока она была жива.
        Никогда не плати злом за добро, но всегда вместо зла делай добро!
        В одном из древнегреческих мифов рассказывается, что Орфей, пытаясь вернуть Эвридику из царства мертвых, заворожил страшного сторожа Цербера своим пением. В другом - пророчица Сибилла покровительствовала бежавшему из разрушенной Трои Энею и помогла ему спуститься в подземное царство Аида, бросив Церберу лепешку со снотворной травой. Вероятно, ничто мирское грозному стражу не было чуждо, и обыкновенная подачка сокрушала все его жесткие принципы.
        В мифах Древней Греции была самая разнообразная роль собаки. В повседневной жизни греков собака занимала довольно почетное место. Вместе с человеком она принимала участие в охоте, которая была очень популярна. Держали собак в домах и как развлечение, и как охрану. Любовь Сократа к своей собаке была так велика, что он имел привычку клясться ее именем. Обратил внимание на собаку и Диоген - древнегреческий философ, киник. Он, как известно, жил в бочке, выражая этим свое пренебрежение к культуре и стремление к «естественному» состоянию. Символом свободы Диоген считал бездомную бродячую собаку.
        По сей день, папуасы Новой Гвинеи твердо убеждены, что если гремит гром, то это лают собаки, охраняя границы царства мертвых. Культ собаки был свойствен Древней Месопотамии, куда этих животных в незапамятные времена завезли с Тибетского плоскогорья. В клинописных документах, датируемых приблизительно четвертым тысячелетием до нашей эры, упоминается пес с четырьмя желтыми глазами. Ему была поручена охрана моста, через который надлежало проследовать в потусторонний мир душе покойника. В некоторых странах собаке «поручались» не только души людей, но и тела усопших.

        Слон

        В Древней Индии слон - символ священной мудрости, царской мощи и благоразумия. Согласно легенде могучий Индра объезжает свои владения на прекрасном белом слоне Айравате, главном из мировых слонов, хранителей стран света. Ганеша, бог счастья, имеет голову слона. Согласно той же легенде, бивнем Ганеши написан великий эпос «Махабхарата».
        В буддизме слон - наиболее почитаемое священное животное, символ духовного знания и стабильности. Именно белый слон, явившись во сне царице Майя, возвестил ей о зачатии царственного владыки мира Будды Гаутамы.
        У европейцев слона также почитали.
        Древние римляне считали этого животного символом победы, славы, а также долголетия и бессмертия. Позднее эти представления отразились в христианской традиции, где слон стал символом победы Христа над смертью и злом - в этом случае слона изображают растаптывающим змею.
        Для римлян слон являлся также атрибутом Меркурия, эмблемой мудрости. Плиний называет слона религиозным животным, поклоняющимся солнцу и звездам, очищающим себя в новолуние, когда, купаясь в реке, он взывает к небесам.
        В средневековой Европе слона, вместе с единорогом, относят к мифическим животным, встречающимся только в сказках. Его часто изображали на картинах, рисующих рай. Со времен крестовых походов слон стал появляться и на гербах.
        Есть множество легенд о происхождении слонов.
        Вачанга в Танзании гласит что слон когда-то был человеком, но в результате несчастья потерял все свои конечности за исключением правой руки, которая служит сейчас в роли хобота.
        Ашанти в Гане говорит о том, что слон - это человек-правитель прошлых времен, когда они находят мертвого слона в лесу, они совершают обряд погребения, как это принято поступать с главой рода.
        В Африке рассказывают про девочку, которая выросла такой высокой и толстой, что ни один мужчина не хотел жениться на ней, кроме того, ее обвиняли в колдовстве. Ее выгнали из деревни и отослали в дикие леса. Там она встретила слона, который начал вежливо с ней разговаривать на хорошем зулусском языке. Она согласилась остаться с ним, а он помог ей найти дикий огурец и другие плоды леса. Она родила четверых детей, которые все были очень высокими и сильными, ставшими предками клана Индхлову, правителей гор.
        В африканских сказаниях слон обычно описывается как очень добрый и благородный. Он испытывает сожаление даже по отношению к плохому характеру и недоброму поведению.
        «…однажды у озера Чад охотник нашел шкуру слона и спрятал ее. Вскоре он увидел одинокую большую девочку, которая плакала, так как потеряла свою одежку. Охотник пообещал ей новую одежду и женился на ней. У них было много больших детей. В один тяжелый день, когда амбар опустел, жена человека обнаружила на дне слоновью шкуру, которую охотник когда-то спрятал. Она надела ее и вернулась в саванну, жить как слониха.
        Ее сыновья стали предками клана, чьим тотемом стал слон; им было запрещено охотиться на слонов…».
        Миф кенийских камба повествует нам о том, как произошли слоны.
        «… очень бедный человек услышал о Ивонья-Нгия (в переводе «Тот, кто кормит бедняков»). Он решил пойти и найти его, но это был очень долгий путь. Когда он, наконец, прибыл, то увидел бесчисленных коров и овец, и там, среди зеленых пастбищ, был большой дом Ивонья-Нгия, который по-доброму принял бедняка, выслушал рассказ о его нуждах и приказал выдать ему сотню овец и сотню коров. «Нет,  - сказал бедняк,  - я не хочу милостыни. Я хочу секрет того, как стать богатым». Ивонья-Нгия задумался на минутку, затем достал сосуд какого-то средства и дал его бедняку и сказал: «Намажь его на отмеченный зуб на верхней челюсти твоей жены, подожди, пока тот вырастет, и продай его». Бедняк последовал этому странному указанию, пообещав жене, что они скоро станут очень богатыми. Через несколько недель зубы начали расти и он увидел, что они превратились в бивни длиной с его руку. Тогда бедняк уговорил жену вырвать эти «зубы». Он взял их на рынок и продал за стадо коз. Через несколько недель зубы у жены опять начали расти, и выросли даже больше, чем предыдущая пара, но она не позволила мужу даже дотронуться до них. Не
только ее зубы, но и все тело у нее стало увеличиваться и тяжелеть, кожа стала толстой и серой. В конце концов, она выскочила из двери и убежала в лес, где и жила с тех пор. Там она родила своего сына, который также был слоном.
        Время от времени супруг навещал ее в лесу, но она не поддавалась на уговоры вернуться домой. У нее появлялось все больше и больше детей, все из которых были слонами. Вот откуда пошли слоны и почему они также умны, как и люди».

        Тигр

        С древнейших времен тигр был тотемным животным многих племен Юго-Восточной Азии. Такие племена считали, что ведут свое происхождение от тигра и после смерти сами становятся тиграми, т. е., что ныне живущие тигры являются их умершими родственниками. Это отразилось в современных «тигриных» названиях отдельных родов у индийских племен, наименованиях типа «человек-тигр» или «тигриных» именах как обозначения высшего геройства. Это особое положение тигра отражается в широко распространенных мифах о его связи с человеком. Некоторые народы Малайзии верят, что тигры, как и люди, образуют некое общество и живут в городах и деревнях.
        Тигр в Китае - царь зверей, повелитель всех обитающих на суше животных, вызывающий ужас и страх. Главная характеристика тигра, красной нитью проходящая через все верования и мифы - его сила, которая может проявляться двояко - он творец и разрушитель одновременно. Тигр олицетворяет сверхчеловеческие силы; это посланец лесных богов, и верхом на нем могут ехать боги, бессмертные или изгоняющие злых духов.
        В Древнем Китае тигр, наряду с драконом, фениксом и черепахой,  - одно из четырех священных существ. Дракон считался символом весны и востока, феникс - лета и юга, тигр - осени и запада, черепаха - зимы и севера. Их изображали на боевых знаменах.
        Он часто описывается как царь зверей, повелитель всех обитающих на суше животных, символ силы и монархии. Тигра обычно связывают с воинской доблестью, так в Индии его изображение - воинская эмблема. Хотя в Японии тигр изначально был известен только по мифам, его образ был символом мужества и является атрибутом воинов-героев.
        Во многих легендах и мифах о тиграх подчеркивается их сила и независимость духа.
        По одному из таких древних мифов даже полосатость зверя появилась из-за его силы.
        Один человек решил доказать тигру, кто настоящий хозяин джунглей. Он привязал тигра к дереву и поджег.
        Мощное животное, не побоявшееся боли, напрягло все свои силы и таки разорвало веревки, от которых на рыжем мехе остались темные следы в виде полос.
        В Корее тигра почитали как бога-хозяина гор и пещер, покровителя правящих королевских родов, и рассматривали как посредника между Небом и Землёй. Не случайно талисман Летних олимпийских игр 1988 года в Сеуле был выбран тигрёнок Ходори. Также корейцы верили, что оберегами служили предметы быта, украшенные рисунками, резьбой, вышивкой, в виде тигров.
        Тигр почитался корейцами как религиозный символ, ибо считалось, что он доставляет людям послания богов. Известен культ Сан Син До, где ключевую роль играет тигр выходящий из пещеры горы и представлял по поверьям дух горы как сын неба и земли.
        Была традиция, соблюдаемая иногда и сейчас,  - вешать на входную дверь изображение тигра для защиты от злых духов.

        Птицы


        Птичка

        В чужбине свято наблюдаю
        Родной обычай старины:
        На волю птичку выпускаю
        При светлом празднике весны.

        Я стал доступен утешенью;
        За что на бога мне роптать,
        Когда хоть одному творенью
        Я мог свободу даровать!

    Пушкин А. С.

        Жаворонок

        На солнце темный лес зардел,
        В долине пар белеет тонкий,
        И песню раннюю запел
        В лазури жаворонок звонкий.

        Он голосисто с вышины
        Поет, на солнышке сверкая:
        Весна пришла к нам молодая,
        Я здесь пою приход весны.

    Жуковский В. А.

        Аист

        Аист - особо почитаемая птица, наделяемая человеческими свойствами, охранитель и очиститель земли от гадов и прочей нечисти. Легенда, распространенная в Белоруссии, на Украине, в Польше и северо-западной Болгарии, связывает происхождение аиста с человеком. По украинской легенде аистом стал крестьянин, наказанный за то, что пахал в праздник. С тех пор аист всегда ходит за плугом.
        Поляки рассказывают также, что в аиста был обращен косец в жилетке, у которого перед Христом спали штаны. Коса его превратилась в клюв, а с жилеткой сравнивают черно-белую окраску этой птицы. Говорят, что, прилетая весной, аист скидывает штаны и ходит в жилетке. Дети дразнят аиста, что он без порток, и выпрашивают у него жилетку. А женщины шутят, что концы от неровно дотканного полотна пойдут аисту на штаны.
        Аисту приписывают многие человеческие особенности. Считается, например, что его ноги напоминают человеческие. Верят, что аисты имеют душу и «чувствуют сердце» человека, понимают его язык и сами раньше умели говорить, как люди. Клекот аистов принимают за молитву. Часто рассказывают о том, как аисты собираются вместе и справляют свадьбы. Самец и самка неразлучны и привязаны к детям. В случае гибели одного из супругов другой добровольно идет на гибель вслед за ним, а может покончить с собой и из ревности. Если самку заподозрят в супружеской измене, ее судят публично и убивают. Перед отлетом аисты собираются на совет и решают, кого они не возьмут с собой.
        Родство аистов с человеком видят также в том, что они селятся рядом с людьми и не боятся их. Бывает, что они целой гурьбой стучатся в дом во время холодов, чтобы их впустили обогреться. Представление об аисте-человеке отражают и поверья о неведомой земле, куда эти птицы улетают на зиму. По болгарским и македонским представлениям, в этой далекой заморской земле аисты купаются в волшебном озере и становятся людьми. Весной, искупавшись в другом озере, они вновь приобретают птичий облик и летят назад. По польским поверьям, они становятся людьми, омочив свой клюв в крови, а когда омочат себя в воде, вновь становятся аистами. В польском Поморье рассказывают о другом способе, каким аисты возвращают себе птичий облик. Весной на берегу моря они хлопают в ладони, превращаются в птиц, перелетают море и возвращаются назад. Верят, что если человек попадет на берег того моря, то и он таким же образом может обратиться в аиста и перелететь в их землю.
        С первым увиденным весной аистом связаны приметы. Летящий аист предвещает здоровье, резвость, урожай, замужество; неподвижный - боли в ногах, смерть, засуху, безбрачие; пара аистов - замужество или роды. При виде первого аиста бегут за ним, приседают, кувыркаются, чтобы не болели ноги; катаются по земле, прислоняются к дереву или плетню, чтобы не болела спина; завязывают узел, чтобы не видеть змей; бросают землю, взятую из-под ноги, в воду, которой кропят себя и дом, чтобы не было блох. На Волыни, в Полесье и в соседнем польском Подлясье на Благовещение пекут хлебцы с изображением ноги аиста, которые дети подбрасывают и просят аиста об урожае. У южных славян дети приветствуют аиста в надежде, что он принесет кошелек с деньгами.
        Поверье, что аист приносит детей, особенно распространено у западных славян. Аист вытаскивает их из болота, из моря, приносит в корзине, в лохани, в корыте, бросает в дом через дымоход. Или бросает в печную трубу лягушек, которые, проникая в дом через дымоход, приобретают человеческий облик. Детям говорили, что нужно поставить на окно тарелку с сыром, чтобы аист принес ребенка.
        В Белоруссии во время празднования родин в дом приходил ряженный аистом и поздравлял родителей с новорожденным. Согласно приметам, ребенка следует ожидать там, где кружит аист, или тому, к кому на поле часто прилетает аист. Если он встанет на трубу во время свадьбы, у молодых будет ребенок. Аист снится женщине к беременности или рождению сына.
        Гнездо для аиста устраивают на доме или возле жилья, используя для этого старую борону или колесо, которые, как считают в некоторых местах, должен втащить холостяк с помощью девушки. Повсеместно гнездо аиста на крыше дома - счастливая примета. Оно оберегает дом от молнии и пожара, от града, от злых чар и духов, способствует прибыли в хозяйстве и обогащению хозяина. Дом, который аист избегает, считают проклятым. Отсутствие гнезда аиста на доме или в селе сулит пожар, а уход аиста с гнезда - запустение дома или смерть кого-либо из домашних. В предчувствии попадания молнии или пожара аист покидает гнездо и переносит птенцов.
        Нарушение запрета разорять гнездо аиста, уничтожать птенцов и особенно убивать аиста считается тяжким грехом и сулит обидчику несчастье, смерть, смерть его матери или сына, телесные уродства, слепоту, глухоту у детей, ущерб в хозяйстве, молоко с кровью у коров.
        Болгары считают, что аист - предводитель градовой тучи. Поляки считают, что аист разгоняет градовые тучи, когда кружит высоко в небе, а клекот его служит предвестьем ливня и бури.
        На востоке аист является одним из символов долголетия.
        В Китае до сих пор аиста почитают и видят в нем пример медитации и созерцательности, за его мерную поступь, и способность долгое время неподвижно стоять на одной ноге.
        По аналогии с Христом и его апостолами, аист уничтожает порождения сатаны. У христиан аист символизирует целомудрие, чистоту, почтительность, осмотрительность и бдительность. Как предвестник весны считается символом новой жизни.
        В северных странах, к коим можно отнести и Русь, аист был символом возрождения, так как каждую весну аист возвращается в свое гнездо.
        Иногда в гнездах аистов обнаруживаются обугленные прутья, куски полусожженных сучьев, подобранные птицами на месте костра. Если головешка не совсем погасла, огонь может быть раздут ветром, и таким образом аист «поджигает» свое гнездо… Такие случаи послужили основанием для легенды о том, что аисты приносят в клюве горящую головешку и поджигают дом, если разрушить его гнездо.
        В Меллине считают, что если девушка слышит, как трещит клювом только что вернувшийся из-за моря аист, то что-нибудь разобьет. Но если ей посчастливится увидеть такого аиста в полете, то суждено ей ехать в свадебном экипаже. А если она увидит аиста стоящим, про нее пойдут сплетни.
        По другим поверьям считается, что, если аист кружит над группой людей, один из этой компании умрет.

        Воробей

        Согласно легенде, воробей своим чириканьем выдал Христа преследователям, приносил гвозди для распятия и чирикал: «Терпи! Терпи!»
        В наказание воробей стал маленьким, серым и имеет на лапках невидимые оковы. С воробьем связаны плохие приметы: пролетавший с чириканьем над головой воробей несет неудачу, влетевший в окно - большую беду или покойника. В обрядовой практике известны разнообразные обереги посевов, которым воробей наносит вред. Многие славянские народы имеют обычай под Новый год сжигать воробья в печи, пепел смешивать с зерном и использовать при первом севе.
        В фольклоре воробей наделяется мужской символикой. В песнях, пословицах, загадках воробей предстает как «маленький мальчишка в сером армячишке». В сказках муж может оборачиваться в воробья. В весенних хороводах воробья изображают гулякой, молодцем-любовником, соблазнителем. В свадебных обрядах жениха сравнивают с воробышком. На воробья девушки гадали, а если воробей устроил гнездо на доме, то здесь ожидается свадьба.
        Существует новогодняя забава «Гонять воробьев» - за столом все сидящие закрывают глаза, а кто-нибудь ударяет ложкой другому по лбу, и тот должен угадать, кто его ударил. Есть поверье, что в одну из летних ночей все воробьи исчезают, даже днем их не видно, и что они слетаются в одно место, где черт (старший над воробьями) в этот день считает их. Народ приметил, что такая ночь выпадает на 1 сентября, ее так и называют «воробьиная».
        В темные воробьиные, или рябиновые, ночи, когда август сменяется сентябрем, на Симеона Столпника, все воробьи вдруг исчезают с полей и слетаются в одно место, где черт или злой дух меряет их огромной меркой, сгребая туда греблом. Тех, кто не помещается в меру, он смахивает с ее краев и отпускает на размножение, а оставшихся оставляет себе, ссыпает чертям в пекло и убивает.
        Легенда эта возникла уже в позднейшие, христианские времена. Кара настигает мелких пташек за то, что подносили гвозди, когда распинали Спасителя. Но до этого воробей своим чириканьем выдал Христа, а потом зло чирикал «жив-жив», поощряя мучения распятого Иисуса. За это же лапки у них вековечно «веревочкой связаны»: воробьи не ходят, как прочие птицы, а меленько подскакивают. Мясо их считается нечистым и не употребляется в пищу в христианских странах. Согласно более древней легенде, птицы связали воробью лапки за провинность во время выборов птичьего царя. Поэтому в древних русских преданиях воробей никогда не играет благой роли. В него может обратиться злой дух, приносящий деньги своему хозяину. С ним связаны недобрые приметы: скажем, если воробей влетит в окно - это к беде, например к покойнику.

        Ворон

        Ворон, широко распространён в мифологических представлениях, обладает значительным кругом функций, связывается с разными элементами мироздания (подземным миром, землей, водой, небом, солнцем), что свидетельствует о глубокой мифологической семантике этого персонажа. Она обусловливается некоторыми универсальными свойствами ворона как птицы, в частности резким криком и черным цветом. Само слово «ворон» в большинстве языков этимологизируется как указание либо на крик ворона (иногда звукоподражательно - в романо-германских, кельтских. палеосибирских, венгерском, ацтекском наименованиях), либо на его окраску (в т. ч. в балто-славянских, арабском, китайском языках).
        Эта птица, так же как и лебедь, в древнеевропейской мифологии была связана с культом Солнца, а позже в римской и галльской иконографии ассоциировалась и с божествами-воителями и прорицателями.
        В более поздних кельтских мифах и легендах появление ворона является дурным знаком, а еще позже, в эпоху христианства, у ирландцев распространяется поверье, будто ведьмы и иные слуги сатаны способны принимает образ этой птицы.
        Существует множество археологических находок, на которых имеются изображения женщин-богинь с головами или клювами ворона. Есть легенда о мифическом герое Келите, который стал паломником с целью исцелиться от болезней. Жившие возле целебного источника люди потребовали, чтобы вначале герой избавил окрестности от трех ужасных воронов, которые во время ежегодного праздника, происходящего первого ноября, уносят с собой трех мальчиков. Эти вороны на глазах Келита взлетают из глубин моря, расположенного к северу, а затем садятся на дерево и издают жуткие крики, от которых, мертвые восстали бы из могил, а волосы выпали бы из голов людей, слышавших это. Применив магические приемы, Келита решил уничтожить зловещих птиц.
        В мифологии Древней Греции у царя лапифов Флегия, приходившегося братом Иксиону, была дочь Коронида, которая жила на берегу Бебеидского озера в Фессалии. В этом озере она обычно омывала ноги.
        Ее возлюбленным стал Аполлон, который, отправившись однажды в Дельфы, оставил ее под присмотром белой вороны. Однако в душе Коронида уже давно хранила тайную страсть к Исхию, сыну аркадца Элата, и в отсутствие Аполлона пригласила его разделить с ней ложе, хотя к тому времени она уже зачала от Аполлона. Не успела еще возмущенная ворона отправиться в Дельфы, чтобы сообщить Аполлону о таком скандальном поведении его возлюбленной и получить награду за бдительность, а Аполлон уже знал из гадания, что Коронида ему неверна. Он проклял ворону за то, что та не выклевала глаза Исхию, когда тот приблизился к Корониде; и стала ворона от того проклятия черной, и потомки ее с тех пор рождаются черными.
        На далекой Камчатке корякский народ рассказывает легенду о чудесном вороне, создавшем весь мир. Будто бы нёс этот ворон в лапах скалу, да уронил, камень разбился вдребезги, и из его осколков возник весь мир. А ворон обернулся первым человеком. Звали его Кутх (в переводе это и значит «ворон») или Куйкынняку. Куйкынняку слепил себе жену - Мити, они стали первыми на земле мужчиной и женщиной, от них и пошёл людской род. Куйкынняку научил людей охотиться и ловить рыбу, шить одежду, строить дома, почитать духов, а когда решил, что передал людям все необходимые знания, оставил своих потомков и отправился в новые земли - учить других людей.
        У северных скандинавских народов есть легенда о ночном вороне.
        В ночи часто можно слышать голос ворона - «хор, хор» или «хрок, хрок». Эта птица много больше обычного ворона и почти такой же величины, как взрослая курица. Иногда эту птицу называют вечным возницей. Якобы некий человек так любил путешествовать, что, будучи при смерти, пожелал не попасть на небо, а вечно править лошадьми. После этого он стал править без перерыва, сидя на средней лошади Небесной повозки. Расположенные четырехугольником четыре ярких звезды в небе - это колеса повозки, а отходящие от четырехугольника три звезды - это три лошади. Маленькая звездочка над средней звездой - это и есть вечный возница. Он направляет лошадей, а поскольку фургон всегда идет по кругу, то лошади выстроились не по прямой, а по изогнутой линии, совершая поворот. Перед полуночью повозка выезжает на небо, а после полночи отправляется домой.
        В военном деле «воронами» римляне именовали абордажные мостики с крючьями на концах, крепившиеся на носах боевых кораблей. Во время морского сражения «ворона» перекидывали и зацепляли за борт вражеского судна, после чего по нему переходили римские солдаты.
        В алхимии ворон символизировал черный цвет вещества, соответствовавший первому этапу Великого Делания (процесса изготовления мифического философского камня).
        В геральдике ворон изображается только черным цветом.
        Эта эмблема была достаточно широко распространена в гepманской геральдике, но в русской использовалась крайне редко.

        Гагара

        Бытует легенда о том, куда летала гагара. Гагаре очень хотелось улететь на родину. Дни считала, когда улетит в родную северную сторону. Только скоротает ночь, от радости защёлкает клювом, перышки на шее переберёт, пересчитает и закроет глаза. А перед ними сразу поплывёт тундра мшистая да ягодная, берега тальниковые да кочки с высокой травой, а вокруг всё гнёзда гагарьи, пухом выстланные.
        Торопила дни гагара, торопила - и пришла пора! Понесла весна тепло в северный край, а вместе с ним и все птицы заторопились.
        Летят, радуются, на родную землю насмотреться не могут, криком своим привет ей шлют. Гагара ещё издали узнала свой остров: загоготала, захлопала крыльями, облетела его много раз и уселась на кочку. Сидит, отдышаться не может, крылья распустила до самой земли. Сама не верит, что дальняя дорога позади осталась.
        День прошёл, другой. Осмотрела гагара на острове каждый кустик, видит - никого рядом нет. Летят птицы мимо гагарьего острова, шумят крыльями. Устанет какая, сядет у бережка, а гагара тут как тут. Ползком приползёт, сядет чуть поодаль, подожмёт лапки, вытянет шею и важно проговорит:
        - Разве ты не знаешь, птица, что это наш остров? Гагарий? Что это мы, гагары, на дно ныряли и в клювах своих землю вытаскивали? Вот и стала вокруг земля! Оттого и вам теперь привольно живётся!
        Прокричит птица, откланяется гагаре и улетит. Простору много в северном крае!
        Так на гагарьем острове никто и не селился, не смел своих гнёзд вить.
        Довольна гагара. Вывела она своих птенцов, научила их нырять, плавать и стала учить летать, крылья пробовать, силу в них копить.
        Плавает гагара по озёрным волнам, любуется птенцами и слышит над головой свист. Видит: пара чирков летит. Покружили птицы вокруг гагарьего острова и сели в траву. Прокричала гагара, а чирки сидят, и не поднимаются на крыло. Стала гоготать гагара, а чирки всё сидят, будто и не слышат. Поплыла гагара к тому месту, где птицы сели.
        - Или вы не знаете, чей это остров?  - важно говорит она, подплывая.  - Или забыли, кто землю со дна морского достал?
        - Всё мы помним, гагара,  - ответил чирок с почерневшим крылом.  - Только вот чируха моя дальше лететь не может, силы в дороге потеряла, да и заблудились мы. Видишь, как поздно летим? Еле-еле до твоего острова долетели. По всей реке шум стоит, на берегах костры горят, в лесу сосны железные выросли!  - И чирок замахал крыльями, посмотрел под кочку болотную, а чируха там уже яйцо снесла.
        - Совсем стали забывать птицы, кто эту землю со дна морского доставал!  - не унималась гагара.
        - Ох!  - вздохнул чирок.  - А вот нам по дороге острохвостка сказала, что не вы, гагары, эту землю сделали!
        Вздрогнула гагара, закоткала, будто ягодой подавилась, а чирок своё:
        - Острохвостка сказала, что ваша земля холодная и мокрая, а вот дальше твоей земли огонь живёт! Тепло живёт! Просто у вас, гагар, клювы короткие, вот вы и не нашли тепло, а оно далеко спрятано!
        Почернела гагара, слова сказать не смогла, от обидных слов чирка у неё даже крылья силу потеряли.
        - Какая это ещё острохвостка тебе сказала? На чьей земле всё птичье царство живёт?  - закричала гагара.
        - Не знаю!  - виновато ответил чирок.  - Но правду сказала острохвостка, что не достали ваши клювы тепла, а оно есть! Я сам его видел! Даже крылышко опалил. Видишь, какое сизое оно у меня стало? Это оттого, что около огня близко летел.
        - Врёшь ты, ленивый чирок!  - закричала гагара.  - Не хотел лететь дальше, вот и выдумал про земное тепло. Где ему тут взяться? Смотри: кругом вода и вода! Да и кому надо это тепло?
        - И тебе надо!  - сказал чирок.  - Если бы было здесь тепло, зачем тебе летать в чужую сторону? Разве стала бы ты крылья ломать в дороге? Жила бы всегда дома.
        Ничего ему не сказала гагара, закричала жалобно и поднялась. Облетела несколько раз свой остров и полетела.
        - Куда ты полетела, гагара?  - закричал ей вслед чирок. А она летит, шею вытянула, крыльями воздух режет, торопится.
        Летит гагара через тундру и видит: стада оленей пасутся. Ходят олени по болоту, ягель едят, оленят бодаться учат. Увидели в небе гагару, закинули на спины рогатые головы, мычат:
        - Куда полетела, гагара? Или уже холода почуяла?
        Села гагара на рога семигодовалого быка и спросила:
        - Кто-нибудь из вас про земное тепло слышал?
        Замолчали олени, наклонили головы, мох есть перестали.
        - Видел оленёнок земное тепло!  - сказал гагаре старый олень.  - И сосны железные видел.
        - Зачем оно вам, это земное тепло?  - сердито спросила гагара.  - Разве плохо вам живётся на моей земле?
        - На какой твоей?  - спросил олень.
        - А разве вы не знаете, что эту землю мы, гагары, со дна морского своими клювами достали?
        Опять замолчали олени.
        - Хорошо будет, если сюда земное тепло придёт!  - бегая по кочкам, кричал оленёнок.  - Круглый год грибы будут.
        Не стала слушать его гагара, взмахнула крыльями, полетела.
        - Ты куда?  - замычали олени ей вслед, но она и не слушала их. Летела гагара, летела, до тайги долетела. Видит: зверьё всё в работе: медведь берлогу строит, выгребает яму, только земля в разные стороны летит. Белка грибы сушит, шишки в дупло таскает, запасы на зиму готовит. Соболь дупло мастерит.
        Увидели гагару, закричали все в один голос:
        - Куда ты полетела, гагара? Неужели так быстро холода пришли?
        Расправила крылья гагара, уселась на кочку и спрашивает:
        - Кто-нибудь из вас слышал про земное тепло?
        - Нынче зима тёплой будет? Можно и берлогу не строить?  - спросил гагару тугоухий медведь и бросил в сторону пень.
        - Может, и грибы снегом не заметёт?  - радостно пропищала белка.
        - Бестолковые звери!  - рассердилась гагара и полетела дальше. Летела, летела, устала. Вылетела на речной простор и села на берег, чистит клювом перья. Услышала, как рыба по воде хвостом хлестнула. Нырнула гагара в воду и поплыла. Смотрит: в тихой заводи собрались рыбы. Хвостами шевелят, плавниками играют, а сами на одном месте собрались и слушают сырка серебристого. Он говорит торопливо, из маленького рта пузырьки летят:
        - Если земное тепло будет нашу речку греть.
        Не дослушала его разговор гагара, вынырнула из воды и полетела дальше.
        - Что это они как сговорились: только про тепло земное и ведут разговор? Может, мне человека спросить? Он лучше всех знает.
        И полетела гагара к жилью человека.
        Летит, а на пути всё гремит и шумит. Увидели её маленькие ребята и закричали:
        - Гагара, гагара летит! Говорят, что это они, гагары, всю северную землю со дна морского своими клювами достали. Хорошая птица гагара!
        Стала она кружить над головами ребят да скоро и села на поленницу, чуть поодаль от домов.
        - Устала, птица?  - ласково спросил её мальчик и стал поправлять ей перышки.  - Ты совсем не в ту сторону летишь!  - сказал он.  - Наверное, дорогу потеряла?
        - А это правда, что под моей землёй люди тепло нашли?  - спросила гагара.
        Удивился мальчик, что гагара человеческим голосом говорит, но не испугался, ответил:
        - Правду, правду говорят! Видишь, как люди все радуются!
        Вздохнула гагара и сказала:
        - И кто только это тепло не любит?  - И полетела. Долго летела. Мимо леса и мимо болот, мимо озёр и вдоль рек и проток.
        - Куда это ты летала, гагара?  - спрашивали её птицы.
        - Летала - земное тепло искала!  - всем отвечала она.
        - А видела земное тепло?
        - Видела, видела! И железные сосны видела! На самой вершине такой сосны отдыхала. Пламя видела, как оно из земли вырывается и в ночи гаснет. Около него ходила, ягоды ела. И трубу, по которой земное тепло идёт, тоже видела. Даже лапы на ней погрела!
        И полетела гагара на свой гагарий остров, радостную весть своим птенцам рассказывать.
        Легенда о том, как гагары землю выловили.
        Две гагары вниз слетели. Одна большая, другая малая гагарка. Со дна моря землю достать хотели.
        Большая гагара в воду нырнула. Ныряла, ныряла - долго ныряла, коротко ныряла,  - на поверхность выплыла. Ничего не принесла, дна не достала.
        Тогда малая гагарка нырнула. Ныряла, ныряла, наконец наверх поднялась, тоже ничего не достала, до земли не дошла.
        Большой гагаре гагарка говорит:
        - Давай вместе нырнем!
        Нырнули обе. Плыли, плыли, дыхание сдавило, назад вернулись. Выплыли, по дышали немного и снова нырнули. Глубоко спустились, до дна все же не дошли, дыхание сперло. Снова вернулись. Выплыли, отдышались и в третий раз нырнули.
        Долго спускались, наконец все-таки до дна дошли. Кусочек земли подхватили, в обратный путь пустились.
        В этот раз уж очень долго гагары под водой пробыли. Дыхание у них так сперло, что, когда наверх выплыли, у большой гагары из груди воздух вырвался и кровь потекла. Оттого теперь у гагары грудь красная. У малой гагарки из затылка кровь потекла, и теперь у всех малых гагар затылок красный.
        Землю на воду положили. Начала земля расти. Скоро с подошву величиной стала, а потом такой выросла, что человеку на ней лечь можно. И все больше и больше растет.

        Глухарь

        Северная легенда гласит, что все птицы ушли на очень важное собрание. На собрании стоял один вопрос - всеобщий перелет птиц в теплые края. Но глухарь, самый ленивый из птиц, поленился и не пошел на собрание.
        Проспался глухарь и с утра пошел искать птиц. Обошел он свой косогор и не встретил ни одной птицы. Все птицы улетели в теплые края. Остался зимовать только один глухарь.
        Сел глухарь, пригорюнился и заплакал. Плачет и глаза лапами трет. Трет, трет и плачет. До того натер глаза, что они стали у него красные. Так и остался глухарь с красными глазами.

        Голубь

        Голубь символизирует дух жизни, душу, переход от одного состояния к другому, дух света, непорочность (но в некоторых традициях - символ сладострастия), невинность, нежность и покой. Голубя посвящают Великим Матерям и Царицам Небесным. Тогда он означает женственность и материнство. Две голубки часто сопровождают Богиню-Мать - голубка с оливковой ветвью - символ мира и обновления жизни. Кроме того, она является эмблемой Афины. Голуби, пьющие из кубка, означают Духа, пьющего воды жизни. Священные голуби ассоциируются с погребальными культами.
        У китайцев голубь символизирует долголетие, верность, упорядоченность, сыновнее и дочернее почтение, весну, сладострастие и ассоциируется также с Матерью-Землей.
        В христианстве - символ Святого Духа, чистоты, вдохновенной мысли, мира, Крещения, Благой Вести, воды творения. Семь голубей символизируют семь даров Духа, стая голубей - верующих.
        Подобно тому, как голубка из Ноева ковчега принесла оливковую ветвь в знак мира между Богом и человеком и не нашла места нигде, кроме ковчега, также и христианин не находит спасения нигде, кроме церкви. Голубь с пальмовой ветвью означает победу над смертью. Белая голубка - символ спасенной души, прошедшей очищение, как антитеза черному ворону греха. Голуби на лозе символизируют верующих, нашедших укрытие во Христе. Пара голубей олицетворяет семейное счастье и любовь. Голубь на посохе Иосифа означает мужа чистой девственницы.
        У евреев белые голуби как символ чистоты приносились в жертву при выполнении обряда очищения в храме. Голубь - символ Израиля. В Ветхом Завете голубь означает простоту, безобидность, невинность, кротость, бесхитростность, инкубацию и олицетворяет душу умершего.
        В японской культуре голубь символизирует долголетие и почтение, посвящен богу войны Хачиману, но голубка, несущая меч, возвещает о конце войны.
        Голуби издавна считаются символом мира и любви, влюбленных нередко называют «голубками». Существует много мифов, легенд, которые воспевают умение голубей приводить к миру любые ситуации. Нередко можно увидеть, как молодожены на ступеньках Дворца бракосочетания подбрасывают вверх в небо белых голубей, загадывают желание и наблюдают, как они поднимаются к облакам. Если голуби сразу взлетят вверх, быстро набирая высоту, то желание обязательно сбудется. Кроме того, считается, что если выпущенные голуби не разлетятся сразу в разные стороны, а полетят вместе, то и семейная жизнь у молодоженов будет долгой и счастливой. При этом, чем дольше продлится совместный голубиный полет, то тем более долгой будет и супружеская жизнь новой семейной пары. Однако даже у летящих вместе голубей один, как правило, летит чуть впереди. С этим связана другая примета. Если первой оказывается птица, которую держал жених, то и первым родившимся в семье ребенком будет мальчик. Если в лидеры выбьется голубь невесты, то первенцем будет девочка. Чтобы облегчить задачу молодоженам и гостям, и не спутать голубей, то на лапку голубя
жениха можно повязать голубую ленточку. Лапку голубя невесты помечают розовой лентой. Соответственно, птица с голубой лентой, летящая впереди, символизирует первенца-мальчика, а голубь с розовой лентой сулит девочку.
        На христианские представления о голубе также повлиял Ной, выпускающий из ковчега голубя: тогда выпустил он первого голубя, дабы узнать, видна ли уже где-нибудь земля под очистившимся от туч небом. И первый голубь, так рассказано в книге, поднялся и взмахнул крылами. Он полетел на восток, полетел на запад, но вода была повсюду. Нигде не нашел он покоя для ног своих, и мало-помалу крылья его стали ослабевать. Тогда голубь вернулся к единственному оплоту на земле, к ковчегу, и летал вокруг покоившегося на горной вершине судна, пока Ной не простер руку свою, и взял его, и принял к себе в ковчег. Ной помедлил семь дней, и в эти семь дней дождь не лился на землю, и вода постепенно возвращалась с нее; тогда взял он второго голубя и выпустил его. Утром вылетел голубь, а когда возвратился в вечернее время, свежий масленичный лист был в клюве у него как верный знак, что освободилась земля; и Ной узнал, что верхушки деревьев уже выступили над водой и что миновало испытание. Он помедлил еще семь дней и выпустил третьего голубя, и голубь полетел в мир. Он вылетел утром и уже не возвратился вечером. Ной ждал
день за днем, но голубь не вернулся к нему. И прародитель узнал, что вода сошла с лица земли. О голубе же третьем он больше ничего не слышал, и не слышал род людской, ни разу никто не поведал о нем вплоть до наших дней.
        Вот повесть о странствиях и участи третьего голубя. Утром вылетел он из душного ковчега, в темноте роптали от нетерпения твари и стоял стук копыт и когтей, дикий рев, и свит, и шипение, и лай; из тесноты вылетел он в необъятную ширь, из тьмы - на свет. И едва он взмахнул крылами в ясном, душистом от дождя воздухе, как повеяло на него свободой и благодатью бесконечности. Внизу блестели воды, подобно влажному мху зеленели леса, с лугов поднимался утренний пар, и сладко пахло соками прорастающих трав. Сверкала гладь небес, восходящее солнце играло сотнями зорь на зубцах горных вершин. Блаженным взором созерцал голубь пробуждение мира, на простертых крыльях паря над ним, над морями и сушей летал он в светлом сне и сам становился крылатым сном. Подобно Господу Богу, он первый смотрел на освобожденную землю и не мог насмотреться. Давно позабыл он, зачем седобородый патриарх выпустил его из ковчега, давно позабыл, что надо вернуться.
        Так летал третий голубь, неверный посланец прародителя, над пустынным миром, все дальше гнал его вихрь счастья, ветер блаженного нетерпения, все дальше летел он, все дальше, пока не отяжелели у него крылья, и не стали точно свинец. Земля властно влекла его к себе, все ниже опускались усталые крылья, они уже задевали верхушки влажных дерев и наконец на исходе второго дня голубь опустился в глубь леса, еще безыменного, как все в начале времен. Он схоронился в чаще ветвей, чтобы отдохнуть от дальнего полета, ветки прикрывали его, ветер баюкал, прохладно было днем среди листвы и тепло ночью в лесном приюте. Вскоре он забыл о небе, где веет ветер, и о манящей дали, зеленый свод укрыл его, и годы без счета скоплялись над ним.
        Тот лес, который голубь избрал своим жилищем, был лес знакомого нам мира, но люди еще не обитали в нем, и в этом уединении голубь постепенно и сам стал сном. В зеленом мраке приютился он, и время текло мимо него, и смерть забыла о нем, ибо все те твари, от каждого рода по одной, которые видели мир в начале его, до потопа, умереть не могут, и охотники не властны их убить. Незримо гнездятся они в заповедных складках того покрова, которым одета земля,  - так и этот голубь укрылся в чаще леса. Правда, временами он чуял присутствие людей: то гремел выстрел и стократно отдавался под зеленым сводом, то дровосек рубил дерево, и гул стоял в лесной чаще, то звучал воркованием тихий смех влюбленных, которые обнявшись шли по укромным тропинкам, то звенела издалека песенка детей, ходивших по ягоды. Забытый голубь, окутанный листвой и сном, слышал порой эти голоса мира, но без страха внимал им и не покидал своего темного пристанища.
        Но наступил день, когда загудел весь лес, и пошел такой гром, что, казалось, земля раскалывается надвое. По воздуху со свистом носились черные железные копья, и, куда они падали, там в страхе дыбом вставала земля и деревья ломались, как былинки. Люди в разноцветных одеждах бросали друг в друга смерть, а чудовища-машины изрыгали пламя пожарищ. Молнии взвивались с земли в облака, и гром вторил им; казалось, будто земля хочет взлететь в небо или небо низвергнуться на землю. Голубь очнулся от сна. Над ним была смерть и погибель; как некогда волны потопа, так бушевал теперь над миром огонь. Голубь взмахнул крылами и устремился ввысь, дабы вместо горящего леса найти себе другой приют, приют мира.
        Он устремился ввысь и полетел над нашей землей в поисках мира, но куда он и залетал, повсюду люди сверкали молниями и громыхали громами, повсюду была война. Море огня и крови, как некогда, затопило землю, снова настал всемирный потоп, и голубь неутомимо носился над нашими странами, чтобы найти место покоя, а потом воспарить к праотцу и принести ему масленичный лист надежды. Но нигде в эти дни не мог он найти масленичный лист, все выше вздымались волны погибели, все ширилось по земле пламя пожаров. Еще не обрел голубь место покоя, еще не обрело человечество мир, и не может он вернуться домой, не может успокоиться навеки.
        Никто не видал таинственного заблудшего голубя, что ищет мира в наши дни, и все же он парит над нами, испуганный и усталый. Иногда, и только по ночам, внезапно проснувшись, можно услышать, как где-то вверху шелестят крылья в торопливом полете, в тревожных отчаянных поисках. Нашими мрачными думами отягощены эти крылья, наши чаяния трепещут в их тревожных взмахах, ибо тот заблудший голубь, что дрожа парит между небом и землей, тот неверный посланец былых времен ныне несет праотцу рода человеческого весть о нашей собственной судьбе. И вновь, как тысячи лет назад, целый мир ждет, чтобы кто-то простер руку навстречу ему и признал, что пора положить конец испытанию.
        Огромные стаи голубей на Рыночной площади Старого города стали своеобразной визитной карточкой Кракова. Хотя, согласно старой городской легенде, эти птицы на самом деле и не птицы вовсе.
        В XII веке Польша распалась на несколько маленьких княжеств - это исторический факт. Король Хенрик IV, который пришел к власти через полтора столетия после этого, тоже существовал на самом деле. А вот дальше начинается легенда…
        Хенрик IV хотел объединить Польшу, но для этого ему была нужна не только поддержка остальных правителей, но и благословение самого Папы Римского. Дорога в Рим была долгой и на нее нужны были деньги, которых у короля не было, что, кстати говоря, звучит странно. Купцы и вельможи тоже не хотели раскошеливаться на такое сомнительное предприятие.
        Тогда король решил обратиться к местной колдунье-чернокнижнице. Репутация у ведьмы была очень плохой, люди ее боялись и обращались к ней только в чрезвычайных ситуациях. Но Хенрик все равно отправился к ней.
        Вся в черном, как и положено настоящим колдуньям, старуха сидела у большого котла, помешивая странное зелье. Хенрик рассказал о своей проблеме и попросил у нее денег. Ведьма согласилась помочь ему, но с условием, что в Рим король отправится один, а его дружина будет дожидаться в Кракове в облике голубей. Хенрик согласился.
        На следующее утро старуха пришла на Рыночную площадь, где выстроилась королевская дружина. Одним заклятьем она превратила воинов в птиц, которые взмыли в воздух и уселись на крышах. С крыш посыпались камни, которые, упав на землю, превратились в золото. Хенрик IV собрал богатство в мешки и отправился в Италию.
        По дороге он много кутил, сорил деньгами и растратил все золото, так и не доехав до Рима. С пустыми руками король вернулся в Краков, и там его ждала другая беда: ведьма исчезла, и вернуть его рыцарям прежний облик было некому. Так и остался король без объединенного королевства и верной дружины. А голуби на площади до сих пор ждут возвращения Хенрика, короля всей Польши.
        Рассказывают об обещании царя Варанаси. Некогда жил прекрасный голубь. Погнался за ним свирепый ястреб. Голубь залетел в царский дворец и сел у ног властителя.
        - Почему ты так испуган, малыш?  - спросил добрый царь.
        - Ястреб хочет разорвать меня и съесть,  - ответил голубь.
        «Должно быть, боги послали голубя, чтобы испытать меня»,  - подумал царь и сказал трепетавшей птице:
        - Я сделаю всё, чтобы тебя защитить, даже если это будет стоить мне жизни.
        Потом пришел к царю ястреб и сказал:
        - Ты из сострадания пообещал голубю защитить его. Но я ведь ястреб. Если я не съем голубя, то умру голодной смертью. Если ты и вправду ко всем так добр, отдай мне голубя.
        Царь ответил:
        - О ястреб, ты ведь можешь полететь куда угодно! Почему бы тебе не съесть лягушку, быка или кого-нибудь еще?
        - Но я могу питаться только голубями, о царь!  - воскликнул ястреб.  - Если тебе так жалко голубя, накорми меня своим мясом. Дай мне столько, сколько весит этот голубь.
        К удивлению и ужасу придворных, царь согласился. Голубя посадили на весы, и царь начал отрезать от себя по куску мяса, чтобы уравновесить весы. Но маленькая птичка оказалась страшно тяжелой. В конце концов от царя остался только скелет, а чаша весов, на которой сидел голубь, все еще перевешивала!
        Индра на все это смотрел с небес и был тронут тем, что царь остался верен клятве, которую дал маленькому голубю. Он пролил целительный дождь, и к царю вернулись жизнь, сила и здоровье. Индра спустился с небес на колеснице и сказал:
        - Дать обещание и сдержать его - это одно. Совсем другое - хранить верность своему слову так крепко, чтобы даже пожертвовать собою. Истинный друг богов тот, кто жизни своей не жалеет, помогая слабейшему.
        Рассказывают про голубей, спасших Ёритомо. Минамото Ёритомо потерпел поражение в бою с Оба Кагэ-тика и был вынужден обратиться в бегство с шестью своими сторонниками. Они поспешно бежали через лес и, найдя дерево с большим дуплом, забрались в него, прячась от преследователей.
        Тем временем Оба Кагэ-тика приказал своему двоюродному брату Оба Кагэ-токи:
        - Иди и найди Ёритомо, ибо у меня есть все основания полагать, что он прячется где-нибудь в лесу. Я же расставлю своих людей так, чтобы не дать врагу сбежать от нас.
        Оба Кагэ-токи ушел, не слишком обрадовавшись своей миссии, так как когда-то прежде он дружил с Ёритомо. Когда он наткнулся на дерево с большим дуплом и увидел сквозь трещину в стволе, что его старый друг затаился внутри, то сжалился над ним и, вернувшись, сказал, что, по его мнению, их враг Ёритомо в лесу не скрывается.
        Услышав такие слова, Оба Кагэ-тика в ярости воскликнул:
        - Ты лжешь! Как мог Ёритомо скрыться так быстро, когда по всему лесу на страже стоят мои люди? Веди меня, а я захвачу с собой нескольких воинов и последую за тобой. И больше так не хитри, кузен, или ты жестоко поплатишься за это.
        Со временем отряд дошел до дерева с дуплом, и Кагэ-тика уже собирался залезть внутрь, когда его кузен закричал:
        - Остановись! Что за глупость? Разве ты не видишь, что дупло все оплетено паутиной? В дупло не проникнешь, не разорвав ее? Давайте не будем тратить время напрасно и лучше поищем в каком-нибудь другом месте.
        Кагэ-тика, однако, по-прежнему подозревал своего кузена в обмане и просунул свой лук в дупло дерева. Он почти уже дотянулся до съежившегося Ёритомо, как вдруг из дупла вылетели два белых голубя.
        - Увы! Ты прав,  - воскликнул Кагэ-тика.  - Наш враг не мог спрятаться здесь, о чем говорят и голуби, и паутина.
        Так, благодаря своевременной помощи двух голубей и паутины, великий герой Ёритомо благополучно спасся. И когда по прошествии времени он стал сегуном, то приказал воздвигнуть в память о своем спасении храм в честь Хатимана, Бога Войны, ведь в Японии голуби считаются посланниками войны, а не мира, как в европейских странах.

        Гриф

        Гриф - сказочное животное, символизирующее господство над двумя сферами бытия: землей (посредством своего туловища - львиного) и воздухом (посредством своих головы и крыльев - орлиных). Перья у него заостренные, словно стрелы, когти и клюв железные. Считалось, что Гриф-птица вил гнезда на двенадцати дубах. В народной памяти это причудливое создание запечатлелось в разных обличьях: исполинская птица, подобно черным тучам заволакивающая небо, затемняющая солнечный свет;
        от взмахов ее гигантских крыльев поднималась буря, вздыбивалось море. В те далекие времена люди верили, что «гриф обитает в Азиатской Скифии (в Сибири), владеет золотом, серебром и яростно набрасывается на тех, кто покушается на ее богатство, наказывает корыстолюбивых». Гриф пришел в славянские земли с Востока, где, как и лев, считался эмблемой царской власти, через Италию и Византию; возможно, также имело место влияние греческого Грифа, «собаки Зевса», стерегущего золото в стране гипербореев, которых любил Аполлон.
        В бирманской легенде рассказывается, что когда-то Гриф был смирной и кроткой птицей. И перьев на нем было не очень много, но вполне достаточно. Но вот он стал замечать, что у него выпадают перья. Он рассказал об этом другим птицам. Они стали его успокаивать, говоря, что он просто линяет и что на месте выпавших перьев вырастут новые.
        Но гриф не поверил им и стал так расстраиваться и беспокоиться, что сделался тощим и болезненным. Тогда птицам стало жаль его, и каждая подарила ему от себя по лучшему перу.
        Гриф стал диковинной пестрой птицей. Он важно прогуливался в новом оперении и всем без конца твердил, что он красивее всех. В конце концов он так загордился, что потребовал, чтобы все птицы признали его своим царем.
        Птицы так рассердились на грифа, что выщипали у него не только те перья, которые они ему подарили, но и его собственные. И гриф превратился в уродливую, лысую птицу.
        Вот почему гриф теперь такой злой и безобразный.

        Грифон

        Грифон - свирепый мифологический зверь. Крылья у него, как у большого орла. Он летает подобно птице или поднимается в воздух прыжками, когда вступает в битву. Голова также орлиная с пронзительными глазами и острым загнутым клювом. Задняя часть у грифона - львиная, а цвет его шкуры - от золотистого до кремового с алыми подпалинами.
        Грифон нападал на людей и животных и разрывал их тела крючковатыми когтями и крепким клювом. Грифон - невероятно сильное существо, которое может поднять в воздух пару быков. В некоторых средневековых легендах говорится, что он сильнее восьми львов и ста орлов. Он охраняет найденные им сокровища и вступает в яростную схватку со всеми, кто пытается их украсть.
        По преданиям много грифонов жило в древней стране Скифия, к северу от Чёрного моря, в местности, богатой золотом и драгоценными камнями. Грифоны выкапывали сокровища когтями и выстилали ими свои гнёзда. Одноглазые аримаспы мечтали отнять эти богатства и вели постоянные войны с грифонами. А грифоны ненавидели лошадей и нападали на них, как только видели. Хватая коня когтями, похожими на серпы, они кромсали его крючковатым клювом, оставляя ужасные кровоточащие раны.
        Считалось, что грифоны жили на юге Европы, Ближнем и Среднем Востоке, на землях таких стран, как Египет, Греция, Турция, Сирия, Ирак, Иран и Армения, а также в Индии, Таджикистане и сопредельных территориях.

        Гром-птица

        Это божество американских индейцев. Птица Гром - гигантская двухголовая птица. Вторая голова росла у нее из груди, обе головы имели ужасные крючковатые клювы. Крылья были с перьями длиной с лодочное весло и настолько мощными, что их хлопанье вызывало удары грома, которые эхом отзывались в воздухе. Каждый раз, когда птица Гром открывала свои глаза, небо озарялось вспышками молний. На своей спине она могла нести целое озеро воды, а затем сбрасывать её в виде ливней. Каждый палец ужасной птицы заканчивался громадными длинными когтями, загнутыми, как у гигантского орла или грифа.
        В легендах об этой птице американские индейцы считают, что вместе с ней на небе появляются гром и молния. Из её глаз извергаются молнии, на своих крыльях она несёт грозовые облака, а целое озеро воды на её спине изливается потоками ливня.
        Однако в мифологии разных племен птица Гром символизирует разные явления. У некоторых племен птица Гром - это дух-создатель, сотворивший небеса и Землю.
        В Африке и у аборигенов Австралии имеются похожие традиции почитания птицы Гром, которые, без сомнения, навеяны видом орлов и грифов, кружащих высоко в небе. Считалось, что эти гигантские птицы живут или на небе, или в недоступных горных пещерах.
        Племя нутка на острове Ванкувер у берегов Британской Колумбии птицу Гром называет Тутуш. В мифах этого племени говорится о четырёх гигантских птицах, которые охотятся на китов. Превратившись в кита, бог Куатит заманил птиц в море. Глубоко нырнув, он увлёк их за собой и утопил трёх, кроме Тутуш. Эта легенда стала основой поверья, что гроза часто приходит только с одной стороны света.
        В сказках индейского племени куиллайуте из штата Вашингтон птица Гром и кит-убийца - смертельные враги. Во время одной из яростных битв сотрясались горы и были вырваны с корнем деревья, в результате на этом месте образовались обширные безлесные долины. Каждый раз киту удавалось ускользнуть от когтей птицы Гром, и, наконец, он нашёл пристанище на дне океана.

        Гусь

        Гусь в легендах и мифах нередко выступает как птица хаоса, но вместе с тем и как творец вселенной, снесший золотое яйцо - солнце (образ великого Гоготуна в египетской мифологии). В ряде языков понятия солнца и гуся передаются сходными языковыми элементами.
        В Китае гусь связан с небом и с принципом ян; рассматривается как талисман, помогающий любви в браке. В гностической традиции гусь - воплощение святого духа, символ предусмотрительности и бдительности. В средние века в Европе верили, что гуси являются ездовыми животными ведьм. В ряде сибирских традиций известен «гусиный дух», ведавший судьбой.
        О бессмысленной глупости говорит эзоповская басня об убийстве гуся, кладущего золотые яйца.
        Древнеегипетский бог Геб изображался в качестве человека, а знаком его является гусь, а его дочь Изида в некоторых текстах называется даже яйцом гуся. Можно также обнаружить картины, где Геб изображается с гусем на своей голове.
        Есть легенда о том, как гуси Рим спасли. Много раз нападали на Рим неприятели. В 390 году шла война с галлами. Переправившись через Альпы, галлы двинулись в глубь Италии и вскоре осадили Рим. Защитники города мужественно отбивали атаки неприятеля. Но вскоре истощились запасы продовольствия, и в городе начался голод. Были съедены все припасы. Остались лишь священные гуси, что жили в храме богини Юноны на Капитолийском холме. Много раз подумывали голодные защитники города об этих гусях, но боялись гнева великой богини - покровительницы Рима. Однажды посреди ночи какой-то шум разбудил одного из воинов. Проснувшись, Марк Манлий (таково было его имя) прислушался: на вершине холма гоготали гуси. Быстро взобрался Марк Манлий на городскую стену и буквально лицом к лицу столкнулся с галлом. Той ночью неприятели тайно предприняли попытку штурма города. Марк Манлий сбросил галла со стены. Падая, враг закричал. Начали падать и другие галлы. От крика и шума гуси загоготали еще громче. Мгновенно пробудились защитники Рима и приступили к обороне города. Галлам ничего не оставалось, как уйти от стен города.
Римляне победили.
        О священных гусях рассказывает такая легенда. Бренн, вождь галльского племени сенонов, внимательно вглядывается в зубчатую линию Апеннин, заслоняющих горизонт. А стоящее позади трехсоттысячное войско молча смотрит на него. Разве не обещал он славу тем храбрецам, которые пойдут с ним за эти горы?
        Близится летнее солнцестояние, недалеко и до полнолуния. Друиды считают, что наступил благоприятный момент. Войско может двинуться вперед. Римляне ждут его на берегах Аллии - скромного притока Тибра. Они твердо решили остановить варварские орды, но, заслышав вопли противника, бегут почти без боя: «волшебная» сила слова сработала и на сей раз!
        Итак, Бренну открыт путь на Рим. Каково же было его удивление, когда он увидел, что городские ворота раскрыты настежь, а внутри все будто вымерло! Опасаясь западни, галлы не сразу решаются вступить в город и с предосторожностями входят на пустынные улицы.
        Они удивились еще больше, увидев почтенных старцев, неподвижно сидящих в курульных креслах. Пораженные, воины смотрят на них с некоторым уважением, не понимая, люди ли это из плоти и крови, или статуи. Самый смелый из них слегка дергает за длинную седую бороду одного из этих призраков и тут же получает от него сильный удар по голове посохом из слоновой кости. Этот поступок старца вызвал ярость галлов, которые перебили всех находившихся поблизости римлян, разграбили дома и храмы. Но не всем Римом овладел Бренн. Хорошо укрепленный Капитолийский холм стал последним оплотом горстки защитников города, решивших бороться до конца.
        Время идет. Тщетна затянувшаяся осада неприступной крепости… В одну из ночей галлы, воспользовавшись темнотой, пытались бесшумно взобраться вверх по крутым склонам холма. Все шло отлично. Ни часовые, ни сторожевые псы не заметили опасности. Но в этот момент священные гуси Юноны, богини - покровительницы Рима, подняли крик, начали бить крыльями и в страхе заметались во все стороны. Римлянин Манлий первым поднял тревогу. Своим щитом он столкнул вниз уже взобравшегося на стену галла, который увлек в своем падении и других…
        Итак, штурм Капитолия провалился благодаря священным гусям! Однако осажденные все больше страдали от голода и вынуждены были пойти на переговоры с галлами. Трибун Сульпиций направился к Бренну; тот потребовал выкупа, и римлянам пришлось принять условия победителей.
        Собрав огромные сокровища, римляне принесли их галльскому вождю, который приказал тщательно взвесить их. Сульпиций, заметив, что гири неправильно показывают вес, пожаловался Бренну. Галл, превосходно об этом знавший, бросил на чашу весов свой меч, надменно воскликнув: «Горе побежденным!»
        Римляне навсегда сохранили ужасные воспоминания о галльских ордах, разграбивших их город.

        Дрозд

        К священным птицам у славян относят иногда певчего и черного дрозда. Этих птиц грешно употреблять в пищу. Дрозды учатся петь у ласточек и поют с другими птицами Деве Марии во время Ее успения. Дрозд может принимать на лето вид сизоворонки. У русского народа дрозда называют «соловьиным паробком». Черный дрозд у французов приносит счастье. Немцы считают, что черные дрозды предохраняют дом от молнии, и потому сыплют им зимой корм. Люди, кормящие этих птиц зимой, будут счастливыми и смогут избежать лихорадки. Русские, собирая рябину, оставляли часть ягод под деревом для корма дроздам осенью и зимой.

        Зимородок

        В мифологии Древней Греции Алкиона была дочерью Эола хранителя ветров - и Эгиальт. Она вышла замуж за Кейка из Трахяна, сына Утренней звезды, и им было так хорошо друг с другом, что она даже посмела называть себя Герой, а его Зевсом. Вполне понятно, что олимпийцы, Зевс и Гера, почувствовали себя оскорбленными и обрушили молнию на судно, в котором Кейк отправился за советом к оракулу. Кейк утонул, а его дух явился Алкионе, которая вынуждена была против своей воли остаться в Трахяне. Горе ее было так велико, что она бросилась в море, а растроганные происшедшим боги превратили их обоих в зимородков.
        С тех пор каждую зиму самка зимородка с громким причитанием несет своего спутника жизни к месту погребения, а затем, свив плотное гнездо из колючек морской иглы, спускает его в море, откладывает яйца и высиживает птенцов. Происходит это в Алкионовы дни, то есть семь дней до зимнего солнцестояния и семь дней после, причем в это время Эол не разрешает ветрам волновать море.
        Но некоторые утверждают, что Кейк был превращен в чайку.

        Ибис

        Это священная птица египетского бога Тота. Древние египтяне почитали бога луны Тота так же, как и верховного бога Ра. Однажды Ра попросил Тота побыть вместо него на небе, пока Ра ходил по подземному миру. Так появилась луна. Бог Тот был не только богом луны, но и богом мудрости, счёта и письма. Его обычно изображали с головой птицы ибиса на человеческом теле. Ибис считался священной птицей Тота. Египтяне верили, что в загробном мире на суде Тот взвешивает сердца умерших. Женой Тота была богиня истины и порядка. На загробном суде статуэтка этой богини стояла на одной чаше весов, а на другой помещалось сердце покойного. Если чаши весов выравнивались, то умерший попадал в рай. Если этого не случалось, то сердце поедало страшное чудовище - полульвица с головой крокодила Амт, пожирательница сердец.

        Кедровка

        В густой непролазной тайге, среди бурелома жил старый медведь. Жизнь научила его быть запасливым, и у него постоянно были орешки. Как-то раз над жильем медведя пролетала огромная черная птица. Она была очень голодна, так как в лесу зимой не стало пищи. Птица сверху увидела вороха кедровых шишек у медведя. Птица знала, что запасливый медведь не поделится с ней шишками, и пошла на обман.
        Она опустилась на землю и говорит медведю: «Хочешь, я покажу тебе место, где столько орехов, что тебе хватит на всю твою оставшуюся жизнь». Медведь поверил птице и скорее побежал в ту сторону, куда указала птица. А хитрая птица тем временем склевала весь медвежий запас кедрового ореха. Кружил, кружил по тайге медведь и не нашел ни птицы, ни орехов. Кое-как добрел медведь до берлоги, а там одни пустые шишки. Разозлился медведь на птицу за такой обман и воровство и проклял ее.
        С тех пор из красивой черной птицы сделалась маленькая серая птичка. Иногда в пении этой птички слышится: «Хо-о-чешь орешки». Это кричит кедровка.

        Колибри

        В одной из легенд народа Майя говорится, что колибри - это солнце, надевшее маску, чтобы добиться расположения прекрасной женщины, олицетворяющей луну.
        Еще одна легенда повествует, что первые два колибри были созданы из небольших перьев, оставшихся после создания других птиц. Сотворивший их бог был настолько доволен результатом, что устроил им пышную свадьбу. Первыми появились бабочки, затем цветочные лепестки усыпали ковром землю, а пауки из своей паутины сплели свадебную дорожку. Солнце послало вниз свои лучи, в их свете жених ослепительно засиял переливающимися красными и зелеными красками. Приглашенные гости видели, что, как только он отворачивался от солнца, его перья опять становились такими же серыми, какими и были изначально созданы.
        Третья легенда индейцев Майя повествует о колибри, прокалывавшем язык древних королей. По преданию, при сожжении окропленного кровью короля священного свитка в дыму появлялись пророчествующие предки.
        Легенда Мохаве рассказывает об изначальном времени, когда жившие в подземном мире тьмы люди послали колибри, чтобы он добрался до света. После долгого пути маленькая птичка нашла узкий проход, который вел к верхнему солнечному миру, в котором люди живут и по сей день.

        Королек

        У северных народов существует такая легенда. Однажды птицы решили выбрать королем того, кто выше всех поднимется в воздух. Орел взмыл так высоко, что с ним никто не мог соперничать. Но только он собрался спуститься на землю, как из-под его крыла выпорхнула маленькая птичка и поднялась чуть-чуть выше. Это увидели остальные птицы. Они выбрали королем все-таки орла, а честолюбивого обманщика в шутку назвали корольком.

        Крапивник

        Ирландцы знают, что крапивник подлая птица, что он просто отъявленный обманщик, а потому и нечего удивляться, что люди охотятся за ним. Несмотря на то что величиной он всего с палец, крапивник считается королём птиц. Титул этот он получил с помощью низкой хитрости.
        В дни великого Кольма Килла, святого и пророка, птицы со всего света слетелись, чтобы выбрать себе короля. Но так как каждый метил на этот высокий пост, птицы не смогли прийти к согласию, и очень скоро между ними разгорелась настоящая война, кровавая битва, которая в течение трёх лет бушевала во всех лесах света.
        Наконец старая мудрая ворона предложила всем предоставить выбор святому Кольму Киллу.
        Все согласились, и вот со всех концов земли слетелась тьма тьмущая птиц, так что от них даже почернело небо над Донеголом, где жил этот святой.
        Святой вышел к ним из своей маленькой хижины и спросил, чего они хотят. Птицы ему всё рассказали и обещали подчиниться его решению.
        Тогда Кольм приказал им спуститься на землю. И они опустились и покрыли все холмы, и долины, и ручьи, и даже озёра.
        И, обращаясь к ним, святой молвил:
        - Самая лучшая, самая сильная птица та из вас, которая сможет взлететь выше всех. Она и должна считаться королём птиц!
        Все согласились, что такое решение будет мудрым и справедливым. А затем святой сказал, что подаст им знак, когда взлететь, и та птица, которая поднимется выше всех, по возвращении станет всегда величаться Королём Птиц.
        Как только святой подал знак, все птицы взвились вверх, и люди, которые наблюдали их, увидели, как сначала одна из птиц устала и упала вниз; затем другая, бедняжка, устала и упала вниз, потом третья устала и упала вниз, и так все, одна за другой, уставали и падали вниз, пока наконец не осталась одна-единственная птица, которая всё ещё парила в вышине.
        Это был орёл. Но орлу, из тщеславия, показалось мало подняться лишь немного выше остальных птиц, чтобы опуститься на землю королём. В своём тщеславии он продолжал взмывать всё выше и выше, пока, наконец, не мог уж подняться ещё хоть на дюйм и не в силах был ещё хоть раз взмахнуть крыльями.
        И когда он замер в воздухе, гордый своим полётом и уверенный, что на землю он опустится Королём Птиц, с его спины вдруг взлетел маленький крапивник (он всё время сидел там), поднялся вверх ещё на один фут, а затем опустился на землю Королём Птиц!
        Святому пришлось сдержать своё слово и пожаловать королевский титул этому жалкому негодяю. Но он был так разгневан на него за эту низкую хитрость, что наложил на него проклятие никогда впредь не взлетать над землёй выше, чем он поднялся в тот день над орлиным крылом.
        С того самого дня по сию пору мы можем сами видеть, как крапивник перелетает с куста на куст, с одной изгороди на другую, никогда не взлетая над землей выше нашего колена,  - это прибивает его к земле тяжесть святого проклятия.

        Кукушка

        В давние времена алтайцы птиц не обижали, о них пелись песни, складывались сказки, былины, легенды. Вот одна из легенд.
        Когда это было? Очень давно. Тогда птиц алтайские народы боготворили. А старики до сих пор считают кукушку (кююк) птицей-мученицей. Когда-то кукушка была женщиной. Жила она бедно, но ее спасало трудолюбие. Все силы она отдавала трем своим детям. А дети росли непослушными, мать свою не уважали. Однажды она тяжело заболела. Послала одного сына за дровами. Он не пошел. Послала другого - тот убежал. И третий не послушался мать, отмахнулся от ее просьбы. Заплакала мать и сказала: «Лучше бы я птицей стала, улетела бы от вас…» Сказала в отчаянии, без умысла, а вдруг и правда превратилась в кукушку.
        Вспорхнула и полетела в дымоход - дыру юрты. Один сын успел, схватил ее за ногу. Но в руках его остался только обувок, а кукушка улетела. Так и живет теперь она без дома, одна нога ее черная - в «обувке», другая светлая - «разутая». И яйца подкладывает в гнезда других птиц, чтобы самой не мучиться, не кормить птенцов.
        И столько отчаяния в ее «ку-ку» весной и в начале лета слышится.
        Но кукушка-самка не умеет кричать никак. Она всегда молчит. «Ку-ку» - это призыв самца. И чем дольше раздается «ку-ку, ку-ку», тем «привередливее» попалась невеста.
        А по другой легенде кукушка была девушкой. Купались в пруду девушки, выходят из пруда, стали платья брать. Одна девушка к своему платью: но туда влез уж. Лежит, свернувшись в клубок, не может девушка платье взять. Не знает она, что делать. А уж девушке и говорит: «Вылезу, если будешь моею, а то не отдам тебе одежду». Как за ужа замуж идти?! Стояла девушка возле воды, пока не настала пора идти в село. И говорит она ужу: «Пойду за тебя, присылай сватов».
        Вскоре приходят сваты. Дает она им рушники. Отпраздновали свадьбу. Но уж-муж не берет ее к себе, а говорит: «Поживи у твоего отца, а я пойду на то самое место, где ты купалась. Но если меня долго не будет, то пойди на то место и крикни: «Ку-ку! Ку-ку!» Я к тебе выйду, а сейчас мне надо родственников навестить». Вот пошел он к реке и нет его долго. Пошла жена к тому месту, где купалась когда-то с девчатами. Приходит к воде и кричит: «Ку-ку, ку-ку, ку-ку!» Выплыл ее муж, как она закуковала, и они снова начали жить. Когда он собирался снова отправиться к своему роду, он наказал жене выкликать его из воды, если его долго не будет. Так случилось, что и третий раз собирается тот уж к своему роду наведаться. Говорит он жене: «Будешь и теперь меня выкликать, придешь и скажешь: «Ку-ку, ку-ку, ку-ку!» Может, теперь я и не выйду к тебе; если сам не выплыву, то пошлю своего приятеля. Как захочешь со мною повидаться, садись на моего приятеля, когда он к тебе выплывет, и он привезет тебя к моим родственникам. Прошу я тебя, приезжай ко мне, а не захочешь приехать ко мне и не вернешься к своим - станешь птицей».
        Не захотела девушка оставаться женой ужа, превратилась в кукушку и теперь кукует.
        Согласно одной древней легенде нордов, кукушка некогда была служанкой пекаря, и с той поры ее серовато-коричневое оперение кажется обсыпанным мукой. В голодные времена эта женщина воровала часть теста, приносимого бедными людьми в пекарню и, вытаскивая уменьшившиеся хлебы из печи, обычно кричала: «Gukuk!» (смотри, смотри!). Господь наказал ее за воровство, превратив в птицу, которая повторяет этот крик.
        О происхождении Плеяд рассказывают следующее. Однажды Иисус проходил мимо лавки пекаря, из которой пахло свежим хлебом, и послал одного из учеников попросить краюху. Пекарь ответил отказом, однако его жена, окруженная своими шестью дочерьми, тайно дала ученику Христа краюху хлеба. За это доброе дело они были помещены на небо в виде семи звезд. Пекарь же был превращен в кукушку, которой суждено куковать весной со дня св. Тибуртия (14 апреля) до дня св. Иоанна (24 июня)  - то есть все то время, пока на небе видны эти семь звезд.

        Куропатка

        Девушка-куропатка - это легенда индейского племени алгонкинов о молодом охотнике, который влюбился в девушку, которая оказалась лесным духом.
        Одной красной осенью два брата отправились на охоту для своего племени. Они пришли к источнику реки Пенобскотт и там оставались всю зиму. У них не было женщины, которая делала бы все женские обязанности.
        Так что большинство обязанностей по дому приходилось исполнять младшему брату, который однажды сказал своему старшему брату: «Я хотел бы, чтобы в нашем вигваме была женщина, которая бы заботилась о нас и готовила нам, шила и убирала в доме».
        «Что поделать, наша мать и сёстры остались дома, брат. Мы должны справляться сами»,  - ответил старший брат. Когда пришла весна, у них ломались снегоступы, а в мокасинах было полно дыр.
        В один прекрасный день, когда снег ещё был жёстким и не сошёл лёд, младший брат пришел домой, и обнаружил, что в их вигваме кто-то прибрался. Горел огонь, и вода уже кипела в котле. Он ничего не сказал старшему брату, но на следующий день, он вернулся к вигваму пораньше, чтобы разузнать, кто прибрался у них дома. В свете заходящего солнца, он увидел прекрасную девушку, которая вышла из леса и стала хлопотать по дому. Она была самой маленькой и хрупкой девушкой, которую он когда-либо видел. Он вошел в вигвам, поздоровался с ней и сказал: «Спасибо, девушка, за работу, которую ты делаешь. Очень трудно охотнику быть одному в суровую зиму».
        Она ответила: «Твой брат идет. Я боюсь его. Но я увижусь с тобой завтра, если ты придёшь домой раньше». Сказав это, она выскользнула из вигвама.
        Молодой охотник ничего не сказал своему брату, но на следующий день он пришёл домой рано, и девушка уже ждала его там. Они стали играть в снежки, как дети. Перед закатом, молодой охотник стал умолять её: «Пожалуйста, останься со мной навсегда. Мое сердце никогда не было таким счастливым, как сейчас».
        Девушка нахмурилась. «Поговори со своим братом сегодня. Расскажи ему все. Может быть, я останусь, и буду помогать вам обоим, потому что я умею делать снегоступы и мокасины, и строить каноэ». Сказав это, она удалилась.
        Когда старший брат вернулся домой, он с интересом выслушал младшего брата и потом сказал: «Похоже, что нам повезло, я был бы очень рад, если бы у нас появилась женщина, которая будет заботиться о нашем доме и помогать нам».
        На следующее утро девушка пришла снова. За собой она тянула сани, заполненные сверху донизу расшитыми одеждами и отличным оружием. Она поприветствовала обоих братьев, которые были поражены красотой одежды и отделкой оружия. «Я тоже охотник»,  - сказала она и приступила к работе.
        Заснеженная весна пролетела быстро. Девушка ухаживала за охотниками, шила и чинила одежду, и братья быстро привыкли к ней. Помимо всего прочего, казалось, что они стали удачливее в охоте. Вскоре у них накопилось много мехов, и они готовы были вернуться домой.
        Когда снег начал таять, братья вернулись домой на каноэ по реке Пенобскотт. На полпути к их дому, девушка побледнела и ослабла. «Остановитесь»,  - попросила она охотников. Они высадились на берег.
        Братья не знали, что дух девушки был привязан к тому месту, где они провели вместе всю зиму. «Оставьте меня здесь»,  - взмолилась она. «Ничего не рассказывайте обо мне своему отцу, потому что ничего, кроме презрения, я не дождусь от него».
        Младший брат был убит горем. «Но я хочу, чтобы ты осталась со мной навсегда!» - он не понимал, почему девушка не могла пойти с ними. Не знал он, что девушка была не человеком, а одним из лесных духов.
        «Это невозможно,  - ответила девушка. Ты должен оставить меня здесь».
        Братья вернулись в свою деревню. Когда они выгрузили добычу из каноэ и их семья увидела огромную кучу мехов, которые они привезли собой, началось ликование. Во время празднования старший брат не смог сдержаться, чтобы не рассказать, как удача повернулась к ним лицом. Он рассказал о странной девушке, которая помогала им всю зиму.
        Его отец вздрогнул и сильно рассердился: «Всю свою жизнь я боялся этого. Сыновья мои, это была не обычная женщина! Вам явился призрак, лесной дух, обманщик из снега! Она Микумвесс, ведьма, которая может очень сильно навредить людям».
        Старший брат задумался: «Может быть, она навела на меня порчу. Какой же глупец я был, что не понял этого!»
        Однако младший брат подумал: «Может быть, отец в чём-то прав. Может быть, она лесной дух. Но я никогда не чувствовал себя в опасности с ней. Она была моим лучшим другом, и я хотел, чтобы она стала моей женой». Но он был молод и больше доверял наставлениям отца, чем мудрости своего сердца.
        Отец так сильно переживал из-за духа Микумвесс, что старший брат принял решение. «Ну, брат!  - сказал он однажды.  - Пошли на охоту».
        Взяв несколько специальных стрел, которые, как говорили, были хороши против ведьм, старший брат стал выслеживать девушку. Младший брат не знал, на кого они охотятся. Вдруг старший брат первым увидел девушку, которая купалась в ручье, и натянул лук. В этот момент девушку заметил младший брат, он стал махать и кричать ей, но было слишком поздно. Стрела старшего брата уже вылетела.
        В том месте, где только что купалась девушка, осталось несколько перьев. Потом браться увидели, как девушка, превратившись в куропатку, взлетела в небо.
        Сердце младшего брата отяжелело, и он, молча, побрёл прочь. Когда он печальный сидел в берёзовой роще, куропатка приземлилась возле него и превратилась в девушку. Он бросился к ее ногам и воскликнул: «Прости меня, я не знал, что задумал мой брат! Я никогда бы не стал охотиться на тебя, моя дорогая!»
        «Не вини себя,  - сказала девушка.  - Я все знаю. Это была не твоя вина и не вина твоего отца, в нём говорили страх и невежество. Прошлое уже забыто. Я обещаю тебе, что лучшее впереди!»
        И они играли в лесу, как тогда в снежки, забыв про все горести. Когда настало время воронам возвращаться в свои гнёзда, молодой охотник сказал: «Я должен вернуться».
        Девушка ответила: «Если ты захочешь меня увидеть, приходи в лес, я буду здесь. Но помни, ни на ком не женись! Твой отец уже присмотрел для тебя невесту, и вскоре заговорит о свадьбе». Потом она сказала слово в слово, о чём будет говорить его отец.
        Он внимательно слушал, но не был удивлен. Теперь он точно знал, что она действительно лесной дух, но он не боялся её.
        Они целовались нежно под березами. «Помни,  - напомнила она,  - если ты женишься, ты умрешь!»
        Когда молодой человек вернулся домой в тот вечер, отец сказал ему именно то, о чём говорила ему девушка-куропатка. «Сын мой, я нашел жену для тебя, свадьбу сыграем на этой неделе».
        Молодой охотник кивнул и сказал: «Да будет так!»
        Молодую невесту вывели из вигвама ее семьи, и начался свадебный пир. В течение четырех дней все танцевали и ели, и рассказывали истории. Но в последний день, молодой жених начал чувствовать себя плохо. Его семья положила его на белую медвежью шкуру, но ему становилось все хуже и хуже. Они испробовали все лекарства, чтобы исцелить его.
        Но душа молодого охотника тосковала по девушке-куропатке, и, когда он умирал, его душа вылетела из его тела на ее поиски. Когда он нашёл её, его душа окончательно простилась с телом, и они вместе побежали по лесу, и никогда больше не расставались друг с другом.
        Когда опечаленная семья привела невесту в вигвам, где лежал молодой охотник, они увидели, что он уже мёртв. Но его лицо было спокойным и счастливым, потому что он, наконец, обрёл свою настоящую невесту.
        В некоторых народностях сон о куропатках предсказывает, что в ближайшем будущем у вас возникнут благоприятные условия для увеличения собственности. Поймать куропатку - знак того, что ваши ожидания увенчаются успехом. Убить куропатку - предвестие успеха, но большая часть вашего богатства достанется другим людям. Есть во сне мясо куропатки - предсказывает радость по поводу заслуженной славы. Видеть пролетающую куропатку - символ открывающегося перед вами многообещающего будущего.

        Лебедь

        Символ целомудрия и грациозности, гордости и красоты, верности - лебедь часто встречается в мифах и сказках.
        Однажды Фаэтон, сын бога Гелиоса, взялся управлять солнечной колесницей своего отца, но не справился и чуть не испепелил землю огненным жаром. Опасаясь, что Фаэтон погубит землю, Зевс поразил его молнией. Из сострадания Аполлон превратил юношу в лебедя, а его изображение поместил среди других звезд (созвездие Лебедь). Сам Аполлон часто летал из солнечной Эллады далеко на север в страну гипербореев в колеснице, в которую впряжены белые лебеди.
        У греков было поверье, что лебеди перед смертью взлетают к солнцу с последней «лебединой песней».
        Существуют представления о способности души странствовать по небу в образе лебедя. Сочетая в себе две стихии: воздуха и воды, лебедь является птицей жизни, и в то же время может олицетворять смерть. В связи с этим интересно противопоставление в мифах и сказках белого и черного лебедей (жизнь-смерть, добро-зло).
        Кстати, небесный владыка австралийских аборигенов Байаме происходил из рода чёрных лебедей.
        В Древней Индии есть «пара лебедей, которые есть Хам и Са, живущие в сознании Великого и питающиеся лишь медом цветущего лотоса знания».
        Птица Хамса, или Калаханса,  - «Лебедь в Пространстве и Времени», символическая птица Брахмы, роняющая в Хаос яйцо, которое превращается во Вселенную.
        Лебеди символизируют также вдох и выдох, дыхание и дух. Брахма, высшее божество индуизма едет верхом на лебеде, гусе или фазане. Лебедь связан и с солнцем; так, в «Тайттирия-брахмане» некий риши (мудрец) силой своего знания превращается в золотого лебедя, летит на небо и соединяется с солнцем.
        В греко-римской традиции образ лебедя связан с Зевсом, Афродитой, Аполлоном, Орфеем. Зевс (Юпитер) в образе лебедя предстал перед Ледой, от этого союза с ним Леда родила яйцо, из которого появилась Елена. Этот миф представляет собой вариант космогонического мифа о происхождении мира из космического яйца.
        В Древнем Китае лебедь - солнечная птица, ян.
        В греко-римской традиции эта птица ещё и знак любвеобилия, связанная потому с Афродитой (Венерой). Да и сам Зевс предстал перед прекрасной Ледой в облике лебедя. А римляне назвали в его честь северное созвездие Млечного Пути.
        Лебедь присутствовал при рождении Аполлона, с ним связана сила пророчества.
        В христианстве белый лебедь - это чистота, милосердие и символ Девы Марии. Его предсмертная песня символизирует страдания мучеников и христианское смирение.
        В северной Руси лебедь ставится выше других птиц, о чем свидетельствует, например, сказочный сюжет о выборе царя птиц, которым становится белый лебедь (а не орел, как в других традициях). Красота этой птицы породила множество легенд про дев - лебедей. Они владеют тайной напитка бессмертия: сказочная Белая Лебедь - обладательница живой воды и молодильных яблок. Предание об основании Киева из «Повести временных лет» рассказывает о трех братьях Кие, Щеке, Хориве и сестре их Лыбеди, поселившихся на крутых горах над Днепром. Старший брат дал имя городу, двое других - горам Щекавице и Хоривице, а сестра - реке, и по сей день впадающей в Днепр.
        У кельтов лебединые божества имеют солнечную природу и являются благодетелями людей; они обладают способностью излечивать; символизируют щедрость, любовь и чистоту, их музыка имеет магические свойства. Лебеди с золотыми или серебряными цепочками вокруг шеи олицетворяют божеств. Согласно поверьям древних германцев, девушки могут превращаться в пророчествующих лебедок («Песнь о Нибелунгах»).
        У бурят лебедь является олицетворением вечного материнства и верности нравственным корням (застрелить лебедя было сильным грехом, влекущим либо утрату одного глаза, либо пропажу жены).
        Иногда лебедь выступает в качестве тотема. Так, якуты считают себя потомками девицы-лебедя, бурятские роды Шарят и Харят ведут начало от брака шамана с такой девицей (по весне они встречают лебедей чаем и молоком). Остяки, зыряне, селькупы похожего мнения о своём родовом начале.
        Казахи называют лебедя царём птиц, кеты считают вестником весны и тепла. Почитают лебедей татары, башкиры, туркмены, киргизы, литовцы, шорцы, ханты и многие другие народы.
        Давным-давно прославленный спартанский герой Тиндарей был изгнан из собственного царства братом Гиппоконтом. Долгие годы он скитался, обошел много стран, но нигде не нашел приюта. Наконец, пришел он в Этолию к царю Тестию, который не только принял его как дорогого гостя, но и подружился с ним так, что отдал ему в жены свою прекрасную, как богиня, дочь Леду.
        Счастливо зажил Тиндарей. Прошло немного времени, и Геркулес убил Гиппоконта и его сыновей, и тогда Тиндарей вернулся в родную Спарту вместе с Ледой.
        Удивительная красота и очарование Леды вызывали восторг у каждого, кто ее видел. Весть о том, что она красива, как бессмертные богини, обошла всю Грецию. Могла ли такая красавица остаться не замеченной Зевсом? Увидел ее однажды Зевс и тотчас начал обдумывать способ, как ему овладеть Ледой так, чтобы об этом не узнала его ревнивая супруга Гера. Он превратился в белоснежного лебедя и спустился с высот Олимпа в Спарту, к Леде.
        Каждую ночь Леда принимала Лебедя - всемогущего Зевса. От него у нее родились двое детей - дочь Елена, прекрасная, как богиня, которая позже стала причиной Троянской войны, и сын Полидевк - прославленный герой, которого Зевс одарил бессмертием.
        От Тиндарея Леда тоже родила двоих детей - дочь Клитемнестру и сына Кастора, прославленных в легендах.
        На небе созвездие Лебедя олицетворяет Зевса, который, превратившись в белоснежную птицу, летит на Землю к своей любимой Леде.

        Орел

        В мифах и верованиях разных народов орёл часто считается царём птиц, спутником и помощником верховного бога, а иногда и сам он становится божеством. Орёл был священной птицей греческого Зевса и славянского Перуна. У финнов, самодийских народностей, якутов, тунгусо-маньчжурских народов и других народов Сибири культ орла был связан с представлением его в виде помощника или олицетворения шамана (откуда обычные изображения орла на шаманской одежде) и культурного героя.
        Одним из главных подвигов орла как культурного героя в мифологиях Евразии (особенно Сибири) и Северной Америки является похищение им света или помощь, оказанная им людям в добывании огня. В мифе индейцев йокутов и моно орел помогает койоту высоко поднять украденное тем солнце и повесить его на востоке.
        У якутов орел связан с легендой о принесении им огня; при некоторых обрядах врачевания ритуал высекания огня мог совершать только человек, чьим предком был орел.
        В библейской литературе орел служит воплощением божественной любви, силы и мощи, юности и бодрости духа, но также и гордыни. Орел является символом евангелиста Иоанна и одним из «четырёх апокалиптических зверей», а в светской эмблематике - атрибутом правосудия, зрения (в аллегории пяти чувств), гордыни.
        Древние индусы почитали священного орла, получеловека-полуптицу, по имени Гаруда. Гаруда был царём птиц, на своей сильной спине этот могучий орёл носил по небу бога Вишну и его супругу Лакшми. Этот величественный орёл появлялся по мысленному зову Вишну и сражался вместе с ним против злобных демонов и змеев. Гаруда был сияющим и жарким, как солнце. Полёт священного орла Гаруды в Индии сравнивают с ходом светила по небосводу.
        По мифу индейцев кроу, жил некогда человек, который мальчиком, играя, упал в огонь и обжёг половину лица. С горя он решил уйти из дома. Сверхъестественные помощники рекомендовали ему попросить помощи у орла, и тот обещал помочь герою при условии, что он защитит его птенцов от водных духов. Герой согласился, и орел привел его к Солнцу, чьи дети вылечили его с помощью волшебного зеркала. В знак благодарности индеец обучил их разным играм и вернулся к орлу. Вскоре он убил мифическое водное существо, поедавшее птенцов орла. Когда дети орла подросли, они отвели героя домой.
        Таджики сравнивают своих героев с орлами. В традиционной культуре таджиков есть много рассказов и песен об этой птице. Есть красивое предание о происхождении дудки орла - так называется один из национальных таджикских музыкальных инструментов. Давным-давно юноша и девушка влюбились друг в друга. Об этом узнал хозяин одной крепости, и захотел разлучить их, что ему и удалось. С того времени каждый день, когда девушка ходила за водой, всегда слышала песни любимого. У юноши был орел. Перед смертью он сказал своему хозяину: «Из костей моих крыльев сделай дудку, на которой можно будет играть». Юноша так и сделал. На такой дудке он стал исполнять очень красивые мелодии. Слушая музыку, девушка стала танцевать, подражая полету орла в небе. Так возникли знаменитые таджикские «дудка орла» и «танец орла».
        В мифологии разных народов мира орел - одно из самых распространенных обожествляемых животных. Это, как правило, символ богов или их посланец. В древней Месопотамии орел был символом божества шумеров - Нинурты, в Древней Греции - Зевса, в Древнем Риме - Юпитера.
        В легендах многих народов Евразии и Северной Америки орел похищает (или добывает) для людей огонь.
        Изображения орлов венчали короны и скипетры императоров и королей, а в качестве геральдического символа они известны еще для древнего Шумера и означают власть, господство, прозорливость.
        Орел входил в государственную геральдику Древнего Рима и Византии, а в наше время он изображен на гербах Австрии, Германии, Испании, Ирака, Мексики, Польши, России. Родственный настоящим орлам хищник - американский белоголовый орлан - является гербовой птицей США. Орел включен в гербы ряда городов: Чернигова, Якутска и других. Скульптурные орлы с распростертыми крыльями венчают многие монументы, поставленные в честь знаменитых сражений, а также памятники прославленным полководцам и путешественникам.
        В Прибайкалье обитает 7 видов орлов и орланов и среди них - орел-могильник.
        Культ орла составляет очень древний пласт верований бурят, исторически связанных с Ольхоном, так как чаще всего легенды о нем соотносятся с этой территорией. В одной из легенд говорится о том, что белоголовый орел является родным сыном хозяина острова Ольхон - самого грозного байкальского божества, обитающего в Шаманской пещере на ольхонском мысе Бурхан. По другому варианту мифа, хозяин Ольхона не имел сыновей от своей жены и усыновил трех орлов. Эти орлы явились предками рода ольхонских шаманов. Сходная легенда: «Чтобы спасти людей от козней злых божеств, добрые божества послали на землю орла, но люди ему не поверили. Тогда орлу было разрешено вступить в связь с земной женщиной. Только после этого люди поверили, что орел - их защитник от злых божеств. От этого союза родился первый бурятский шаман».
        Еще одна легенда. В старину на Ольхоне жил царь всех шаманов (глава шаманской веры). Услышав о появлении далеко на юге проповедников новой религии (буддизма), он решил отправить туда своего сына, а так как путь был далек, превратил его в орла. На обратном пути орел увидел в степи павшую кобылицу. Он был голодным и уставшим, поэтому поел падали. Отведав «нечистое», орел осквернился, и поэтому не смог снова превратится в человека. Он произвел себе подобных - «множество ольхонских белоголовых орлов». На Ольхоне постоянно живет царь-орел (вероятно, тот самый, что превратился из человека в орла). Он командует всеми орлами и по паре распределяет их по разным удаленным местам для гнездования и вывода птенцов вне острова Ольхон.
        В монгольской летописи говорится о том, что в 1189 году Чингисхану в знак уважения бурятского народа был поднесен орел, «доставленный из-за больших вод Байкала». Эта географическая привязка, а также связь всех «орлиных» легенд и орлиного культа с Ольхоном, позволяет предполагать, что именно с этого острова и был доставлен символический дар - божественный Орел.
        Буряты верили, что орел понимает человеческую речь и за непочтительное отношение к себе жестоко мстит. Человек, убивший или ранивший орла, непременно и сам вскоре умрет.
        Рассказывают, что когда-то давным-давно орел-пакитха утащил девушку и еще многих других людей. Вот как это было. Как-то раз человек поймал орленка и отдал его дочери, чтобы та его вырастила.
        Девушка кормила птицу мясом, которое отец приносил домой. Когда орленок вырос, он улетел далеко-далеко и куда-то очень высоко. В такое место, куда никто не мог добраться. Там он построил себе гнездо, чтобы отложить яйца. Когда пакитха был уже большим, в один из дней он принес тапира-кемари, которого сам поймал. Он принес ее в когтях, не давая упасть. И принес своей матери: той девушке, которая выкормила его. А потом пакитха принялся таскать другие вещи. Даже детей он приносил в гнездо.
        И вот однажды орел схватил девушку и с большой осторожностью отнес к себе в гнездо. В этот момент отец увидел птицу, уносившую дочь. Вид, который открывался с высоты, был ужасен. Никто не мог убежать из гнезда на горе, в котором теперь оказалась девушка. Правда в том месте росла лиана, стебель которой тянулся от вершины вниз, до самой воды. Пакитха таскал в гнездо оленей и мясо прочих зверей, чтобы девушке и другим детям было что поесть. Однако многие все равно умирали. Внезапно девушке в голову пришла мысль, как ей вернуться домой. Она просто попросила:
        - Отнеси меня домой.
        Но пакитха был птицей, поэтому ничего не понял. Если он видел внизу идущего ребенка, то пикировал на него и хватал когтями. Так же он поступал и со взрослыми людьми.
        Как-то раз девушка дотянулась до лианы, подергала ее и убедилась, что та достаточно прочная. Она решила спуститься вниз, подумав: «Лучше уж я умру, чем останусь тут, в плену у пакитха». Спускаясь, она не глядела вниз. Только вверх. Неожиданно лиана начала звенеть. А ведь это означает, что стебель вот-вот порвется. И когда до земли оставалось совсем уж чуть-чуть, лиана оборвалась. Девушка упала в воду. Она вынырнула, поплыла и выбралась на берег. Тут она немного растерялась, не знала, в какую сторону ей идти. Поэтому она сорвала несколько листьев, чтобы плыть на них вниз по реке, но те утонули. Тогда она взяла побег пальмы и ободрала с него листья. Получилось что-то вроде каноэ. Девушка спустила его на воду, и оно не утонуло. Она взяла еще один побег, положила внутрь несколько камней, и увидела, что тот выдержал вес груза и не утонул. Тогда девушка срубила еще несколько таких же побегов и на них поплыла вниз по реке. До сих пор никто не знает, куда она уплыла, потому что девушка так и не вернулась домой. Орел же продолжал таскать людей. Когда мимо гнезда проплывал плот, он пикировал сверху, хватал
человека и уносил к себе.
        У финнов, самодийских народностей, якутов, тунгусо-маньчжурских народов и других народов Сибири культ орла был связан с представлением его в виде помощника или олицетворения шамана (откуда обычные изображения орла на шаманской одежде) и культурного героя.

        Пеликан

        Пеликан - символ и эмблема самопожертвования. Образ пеликана вошел в число классических понятий ряда европейских народов через христианскую литературу где рассказывалось о пеликане (птице Онокро-тале) водящимся в долине Нила, которая спасает своих птенцов, укушенных ядовитой змеей, тем, что дает им пить свою кровь, исторгнутую из своей утробы. Поводом к этой легенде послужил, по-видимому, тот факт, что пеликаны кормят своих птенцов частично переваренной, а частично просто сохраняемой в зобу рыбой. Образ пеликана как символа любви родителей к детям, а затем и эмблема самопожертвования со времен средневековья входил во многие родовые и личные гербы, а также в некоторые государственные гербы небольших феодальных государств (где означал попечение высшей государственной власти о подданных).
        По легенде, обеспокоенный бесплодными поисками пищи, страдающий от голода, тяжело опустился пеликан на гнездо, где его нетерпеливо ждали пятеро птенцов. Голоса голодных детей терзали материнское сердце. Усталая птица тяжело поднялась в небо и снова устремилась на поиски. Облетела окрестности и вернулась с пустым клювом. Малыши шумно встретили свою мать, щипали, били ее в грудь. Бедная птица, одержимая одной страстью,  - накормить своих детей, не чувствовала боли. Сильным движением клюва разорвала она свою грудь. Теплые струйки материнской крови потекли прямо в клювы голодных птенцов. Их жизнь была спасена.
        По австралийской легенде одно время у даенов не было рыболовных сетей и каменных рыболовных принадлежностей. Лишь позднее Байаме сделал их. До сих пор в Бреваррине можно увидеть лучшие из этих приспособлений. В прежние времена для ловли рыбы даены возводили поперек реки стенку из сплетенных кустарников и трав. Затем они гнали рыбу к этому месту и хватали ее руками у стенки. Иногда они перегораживали такой стенкой небольшой приток реки во время разлива, и, когда вода спадала, у стенки скапливалось много рыбы.
        Великий виринун Гулаи-яли - пеликан первым применил сеть. Долгое время никто не знал, где он ее достал и где хранил. Когда он собирался ловить рыбу, то обычно приказывал детям принести палки для сети.
        - А где же сеть?  - спрашивали дети.
        - Она будет здесь, когда вы вернетесь. Делайте то, что вам говорят, несите палки.
        Боясь его расспрашивать, дети шли за палками. Гулаи-яли говорил, что они должны быть из кустов юра, растущего по берегам реки. Эти кусты были усеяны крупными колокольчиками кремового цвета с коричневыми пятнами, красивыми, но с отвратительным запахом. Кусты юра почитались священным деревом там, где не рос зил.
        Когда дети приносили ветви юра, на земле перед их отцом уже лежала большая сеть, трех с половиной - четырех метров в длину и полутора-двух метров в ширину. Около нее дымился небольшой костер из сучьев розового дерева буза, в который Гулаи-яли бросал немного листьев юра. Когда дым становился густым, он окуривал в нем сеть.
        После этого, захватив сеть, все шли к реке. Два человека с сетью, концы которой прикреплялись к палкам из юра, шли вниз по течению к мелкому месту. Здесь они останавливались и протягивали сеть поперек реки. Остальные шли выше по течению и плескались в воде, пугая рыбу. Рыба шла вниз и попадала в сеть.
        Наловив достаточно рыбы, все выходили из воды, разводили огонь и жарили рыбу.
        Каждый раз во время ловли племя ломало голову над вопросом, как и где Гулаи-яли доставал эту сеть и где он ее хранит. Ведь по окончании лова он уносил ее, и никто не видел сети до нового лова. Жена и дети Гулаи-яли говорили, что он никогда не приносил ее в хижину.
        Однажды дети решили подсмотреть, где их отец хранит сеть. Когда он послал их за палками, часть детей спряталась. Они увидели, как их отец, полагая, что они ушли, начал крутить шеей и извиваться, как от сильной боли. Дети подумали, что он заболел, и уже собирались выйти из своего укрытия, как вдруг он сильно изогнулся, и его шея стала казаться неимоверно длинной. Дети так напугались, что не могли двинуться. Они стояли, прижавшись друг к другу, и не могли произнести ни слова. Их глаза были прикованы к отцу, который сделал еще одно конвульсивное движение и, к их удивлению, вытащил изо рта рыболовную сеть.
        Так вот где он хранил ее - в себе! Дети видели, как он вытаскивал ее, а затем уселся рядом с сетью, как ни в чем не бывало, ожидая их возвращения. Прятавшиеся дети побежали встречать других и рассказали обо всем, что увидели. Они были так взбудоражены своим открытием, что много говорили о нем, и скоро место, где хранилась сеть, перестало быть секретом. Но никто не знал, как все это удается Гулаи-яли. Постепенно слава о новом способе ловли рыбы распространилась по всей стране. Даже чужие племена приходили посмотреть чудесную сеть. И Гулаи-яли надоело беспрерывно вытаскивать ее. Он предложил всем самим делать сети и рассказал, как это делается. Надо надрать длинные ленты коры дерева мурумин или нун-га, удалить наружную твердую часть, а мякоть жевать. Затем надо скрутить из нее веревки, из которых уже можно делать сеть. Гулаи-яли проглатывает волокно коры, и оно само превращается внутри него в сеть. Но это возможно только потому, что он великий виринун, другие сделать этого не могут.
        Со временем все племена научились делать сети, но только род Гулаи-яли может превращать кору в сеть внутри себя. Темнокожие говорят, что пеликаны делают это и по сей день.
        Если вы посмотрите, как пеликаны Гулаи-яли ловят рыбу, то увидите, что они не опускают свои клювы вниз, как это делают другие птицы при ловле рыбы. Пеликаны кладут головы набок и затем опускают длинные клювы с мешками, как будто заводят сеть. Рыба попадает в эти мешки, а затем прямо в сети, которые пеликаны до сих пор носят внутри себя, хотя никогда не вытаскивают их наружу, как в дни великого виринуна рыболова Гулаи-яли.
        Гулаи-яли дал своему роду глубокие мешки, висящие на длинных желтых клювах, чтобы пеликаны могли их использовать вместо сети, которую каждый из них носит внутри себя. Хотя эти сети очень малы по сравнению с первой сетью Гулаи-яли, тем не менее, именно они дали роду имя «имеющий сеть».
        Пеликан стал образом самопожертвования и заботы, причем его сразу же объявили священным. И когда в мире возникло донорское движение, именно пеликана, пожертвовавшего свою кровь, выбрали визитной карточкой донорства.
        Для изображения пеликана на эмблемах характерно, что он бывает всегда повернут к зрителю в три четверти, так что видно, как он клювом разрывает свою грудь, из которой течет кровь, изображаемая каплями. Цвет пеликана серебряный (белый), капли крови - красные. Число птенцов всегда должно быть нечетным - три, пять, то есть подчеркнуто неделимое, что символизирует неразделимую (безраздельную) любовь, сострадание, участие, самопожертвование.
        Легенда о пеликане, жертвующем собой для спасения потомства, пережила века и дожила до наших дней, пеликан стал символом высочайшего бескорыстия и самопожертвования.
        Для изображения донорского движения пеликана выбрали не случайно. Уж очень много легенд и мифов связано с этой птицей.
        Существует, например, такая древняя легенда о пеликане. Самка в порыве страстных ласк убила собственных детей. Тогда самец разорвал себе клювом грудь и окропил их кровью. И произошло чудо - птенцы ожили.
        Раннехристианские писатели сравнивали пеликана, питающего своей плотью и кровью потомство, с Иисусом Христом, пожертвовавшим свою кровь ради спасения человечества. У мусульман пеликан вообще считается священной птицей. По мусульманскому преданию, пеликан носил в горловом мешке камни для постройки святынь в Мекке.
        Мифы и легенды о любвеобильных пеликанах-отцах в качестве изобразительных символов стали использовать в европейской геральдике. Знатные люди Европы, начертав на гербах «кормящий детей своих», как бы давали присягу кормить и заботиться о своей семье вечно, передавая этот зарок из поколения в поколение.
        В России изображение пеликана, кормящего птенцов, служило эмблемой многих приютов и больниц, символизируя бескорыстие и самоотверженность. Такие эмблемы сохранились над входом во двор бывшего Воспитательного дома в Санкт-Петербурге, на здании бывшего Воспитательного дома в Москве, на здании нынешней детской больницы в Одессе.
        В современной жизни отношение к этой птице осталось таким же почтительным, недаром педагоги, удостоенные звания «Учитель года», награждаются статуэткой хрустального пеликана.

        Петух

        Божество провинции Мионосэки питает отвращение к петухам, курицам и всему, что относится к этим птицам, и жители уважают его такую заметную неприязнь. Однажды некий корабль, только выйдя в открытое море, попал в сильный шторм, и все подумали, что божество Мионосэки, покровительствующее морякам, было серьезно чем-то оскорблено. Некоторое время спустя капитан заметил, что один из пассажиров курит трубку, украшенную фигуркой кукарекающего петуха. Трубку немедленно выбросили в море, и шторм прекратился.
        Мы можем понять причину ненависти к петухам из следующей легенды. В «Кодзики» говорится, что сын божества из Кицуки проводил много времени в Мионосэки, занимаясь ловлей птиц и рыб. В то время он считал петуха своим доверенным другом, в обязанности которого входило громко кукарекать, предупреждая бога, что пора заканчивать занятия. Однако в один прекрасный день петух забыл прокукарекать, и в результате бог, торопясь вернуться, уронил весла и был вынужден грести руками, а рыбы, воспользовавшись этим, жестоко его покусали.

        Попугай

        Бытует миф о попугае, который кричит: «Кра, кра, кра!» Этот попугай был когда-то мальчиком и очень любил поесть. Он был ужасно прожорлив, и у него была дурная привычка проглатывать пищу не жуя.
        Как-то раз мать взяла плоды мангабы и стала жарить их в горячей золе. Сын увидал и схватил одну мангабу прямо из огня и тут же стал есть. У мангабы мякоть клейкая и долго держит тепло. А мальчик схватил ее прямо из огня, так что сразу обжег себе все горло, стал задыхаться, кричать и кашлять: кра, кра, кра… стараясь выплюнуть эту горячую мангабу. Но он ведь ее уже проглотил, так что как тут выплюнешь? Так он и хрипел: кра, кра, кра, до тех пор, пока у него не выросли крылья и лапы, как у попугая. И он превратился в попугая, и сейчас еще, когда вы проходите по лесу, то можете услышать, как он кричит: «Ккра, кра, кра!»

        Рух-птица

        Птица Рух - мифическое существо огромных размеров и неимоверной силы, приносящее бурю. Когда она появляется над головой, день превращается в ночь, гремит гром и сверкают молнии. От взмахов её крыльев поднимаются ураганы, которые свирепствуют над сушей и морем и вызывают на своём пути ужасные бедствия - кораблекрушения и разрушения домов. Птица Рух устраивает своё гнездо, откладывает гигантские светящиеся белые яйца в легендарной долине, где вся земля устлана драгоценными камнями. Птица Рух хватает когтями напуганных моряков, разрывает их на части и кормит человеческим мясом своих детёнышей.
        Эта мифологическая птица, известна в Европе благодаря сказкам «Тысяча и одна ночь» и описаниям путешествий Марко Поло. Ее образ можно связать с арабской птицей Анка, персидским Симургом, египетским Фениксом, еврейской птицей Зиз и гигантскими птицами из европейских и североамериканских легенд. По разным описаниям, белая птица Рух напоминает орла, кондора или альбатроса, однако она гораздо больше каждой из этих птиц. Согласно преданию, размах ее крыльев - «60 шагов», а каждое из ее перьев длиной «8 шагов». Чтобы обойти яйцо птицы, требуется «более пятидесяти шагов». Рух достаточно велик размерами и силен для того, чтобы поднять в своих когтях высоко в воздух не только человека, но и слона. Если верить легендам, перенос людей и слонов через моря и горы - основное занятие этой птицы.
        Моряки, потерпевшие крушение, ждали прилета этой птицы, чтобы на ее крыльях вернуться на сушу и спастись.
        Монгольский хан Хубилай снарядил экспедицию, чтобы добыть её перо. Согласно рассказам арабских путешественников, она охотится на слонов: поднимает жертву в когтях, а потом бросает на землю и пожирает.
        Рух может заметить жертву издалека, если не сидит в гнезде, высиживая громадные яйца. Огромный клюв, крючковатый и заострённый, полон острых, как кинжалы, зубов. Раздвоенным змеиным языком Рух жадно лакает кровь жертвы до последней капли.
        Такова эта птица, которую арабы называют именем Рух, что восходит к общесемитскому ruh - «дыхание, ветер, божественный ветер».
        В персидском языке слово «рух» означает также «шахматная ладья» и иногда - «носорог». Считается, что образ птицы Рух вдохновил мастеров на создание шахматной фигуры под названием «ладья». Шахматы пришли в Европу из Персии в XI веке.
        Возможно, древние люди придумали птицу Рух для того, чтобы объяснить происхождение метеоритных дождей: в некоторых легендах она сбрасывает на землю и на корабли в море огромные камни. Другая точка зрения связывает миф о птице Рух существованием ныне вымершей гигантской птицы эпиорнис - «птицы-слона», жившей на Мадагаскаре. Однако эпиорнис летал не лучше страуса и едва ли был способен поднять что-нибудь в воздух.
        Истории о птице Рух появились в Персии (прежнее название Ирана). Согласно самым древним преданиям, птица обитала на горе Каф (территория современного Пакистана). Но в большинстве сказаний говорится, что птица Рух родилась на Мадагаскаре, самом большом острове у побережья Восточной Африки.
        В одной сказке из знаменитой книги «Тысяча и одна ночь» товарищи Синдбада рассердили пару птиц Рух, разбив одно яйцо. Птицы в ответ забросали их камнями, отчего один из кораблей потонул. В сказке говорится, что купцы нашли способ достать драгоценные камни из долины птицы Рух. Они бросали большие куски баранины с вершин окружающих холмов. Мясо падало в долину, и к нему прилипали драгоценные камни. Птицы устремлялись вниз, чтобы схватить мясо и унести его в своё гнездо, но купцы громкими криками пугали их, и птицы роняли мясо к ногам купцов.
        Легенды о Рухе тесно связаны с арабскими мифами о птице Анка. Созданная Богом как птица-совершенство, она затем превратилась в настоящее бедствие для людей. Анка также описывается как огромная птица, способная поднять слона; живет она 1700 лет, что роднит ее с египетским Фениксом. В некоторых арабских книгах Анку называют вымершей птицей. Согласно преданию, во время династии Фатимидов (X -XII века н. э.) анки нередко содержались в зоологических садах халифов.

        Сирены

        Сирены - полуптицы-полуженщины, это очаровательные, но коварные существа. У сирены голова красивой женщины, но она - демоническое существо. Крылья у нее птичьи, на них она парит над головами беззащитных моряков, распевая свои чарующие песни. Лапы с ужасными когтями.
        Моряки, проплывавшие мимо трёх скалистых островов у побережья Апеннинского полуострова, иногда слышали мелодии настолько волшебные и сладкие, что, забывая обо всём, становились беспомощными, и их корабли разбивались о камни. Это пели сирены. Своими песнями они усыпляли мореплавателей, а потом съедали. На их островах сверкали груды выбеленных солнцем костей тех людей, которых они когда-то погубили. Аргонавты спаслись от сирен только потому, что сопровождавший их Орфей так громко играл на своей лире и пел, что заглушил голоса сирен. Но один из аргонавтов всё-таки услышал их песню и бросился за борт, но его спасли, прежде чем сирены смогли завлечь несчастного на остров смерти.
        Одиссей, царь Итаки, знал об опасности, грозившей мореплавателям. Он приказал всем членам команды залепить уши пчелиным воском, чтобы они не услышали пения сладкоголосых сирен. А себя Одиссей велел привязать к мачте корабля - так он смог услышать пение сирен, но не смог броситься за борт. Когда до него донеслась их колдовская песня, он приказал своим спутникам развязать себя, но никто не услышал его команды. Вскоре острова сирен скрылись из вида, и все на борту были спасены.
        У славян есть аналогичная птица. Во многих славянских легендах встречается чудесная мифическая птица Сирин. Славяне верили, что эта прекрасная птица с женской головой обитает в райском саду. Дева-птица поёт удивительные песни - звонче птичьих и прекраснее человечьих.
        Услышавший пение птицы Сирин забывает обо всём на свете, никуда не может уйти от неё, ничего не в силах делать, лишь слушает и слушает, пока не умрёт с блаженной улыбкой на устах! Птица Сирин воплощает собой тёмное начало, так как приносит человеку вред. В славянских мифах нашли отголоски греческие рассказы о коварных девах-птицах сиренах. Заманивая моряков прекрасным пением, сирены затем топили их в пучине.

        Сова

        Совы принадлежат, наверное, к наиболее таинственным и загадочным птицам. Скрытный ночной образ жизни, «умный» взгляд, бесшумный полет, пугающий голос поражали человеческое воображение. Сов почитали, посвящали богам и героям, они стали символом мудрости. Во многих сказках и легендах совы выступают советниками, проницательными птицами, вестниками, носителями необычных знаний. Сове славяне приписывают роль хранительницы подземных богатств.
        Эти птицы играли значительную роль в верованиях и культуре человека с древнейших времен. На стене одной из пещер во Франции обнаружено изображение полярной совы, датированное еще ранним палеолитом. Наскальные изображения сов находят в самых разных местах земного шара - в Европе, Австралии, Америке. У древних майя сова была символом власти, ее изображения встречаются на барельефах правителей.
        С давних пор сова считалась символом мудрости и знаний. У древних греков она была священной птицей богини мудрости Афины (а именно - домовый сыч). По одной из христианских традиций, сова символизирует мудрость Христа, которая проявляется среди первозданной тьмы.
        Считалось, что совы владеют силами, которые недоступны другим животным. Это одна из причин того, что они были неотъемлемыми спутниками волшебников и знахарей. Так, волшебник Мерлин, персонаж легенд о короле Артуре, всегда изображался с совой на плече. У многих африканских народов сова также считается птицей волшебников и колдунов. В Лотарингии старые девы ходили в лес и просили сову найти мужа.
        Сова, наверное, самый знаменитый «прорицатель» среди птиц. И не обязательно она предвещает плохое, как это часто считается. Во Франции верили, что если беременная женщина услышит крик совы, у нее родится девочка. Жители Южной Индии, услышав совиный «концерт», считали количество криков. Если один предвещал приближающуюся смерть, то два - успех в деле, которое вскоре будет начато, три - кто-то в семье женится, пять - человека ждет путешествие, шесть - следует ждать гостей и т. д.
        В культурах многих племен американских индейцев сова олицетворяла сверхъестественное знание, пророчество, магическую силу. У пауни она была символом защиты, у оджибве - символизировала высокий статус духовных лидеров племени, у пуэбло - ассоциировалась с божеством плодородия. Ленапы верили, что увиденная во сне сова становилась духом-защитником человека.
        В священных преданиях некоторых племен полярная сова олицетворяла север и северный ветер. А воины, отличившиеся в битве, награждались ее перьями. В древности у сиу было особое общество, которое называлось «Совиная Ложа». Его члены верили, что силы природы будут благоволить тому, кто заслужит больше совиных перьев. У некоторых племен перо совы считалось магическим талисманом.
        У индейцев зуни матери клали возле ребенка совиное перо, чтобы ему было легче уснуть. У дакота кроличий сыч считался духом-защитником храбрых воинов. У племени якама сова была тотемом. Индейцы хопи считали, что кроличий сыч, являясь божеством подземного царства, присматривает за всеми подземными вещами, включая проростки растений. По их представлениям, виргинский филин помогал расти фруктам. Индейцы квакиютль верили, что совы - это души людей. Если убить сову, погибнет и тот, кому принадлежала душа. Очень почитали сов тлинкиты. Их воины мчались в битву, завывая по-совиному. Невуки верили, что храбрые и добродетельные люди после смерти становятся виргинскими филинами. Инки благоговели перед совами благодаря их прекрасным глазам.
        Сова почиталась у ирокезов. Калифорнийские индейцы верят, что сова является божеством и хранителем больших деревьев. В мифах некоторых народов Центральной Америки Уитака - обольстительная женщина, покровительница женского плодородия и плодородия полей. За ее чрезмерную чувственность и пьяные оргии боги превратили Уитаку в сову.
        В Перу встречаются изображения жертвенного ножа в форме полумесяца, на котором можно видеть божество с клювом совы или филина. Таким образом, символ совы или филина связывается со смертью и жертвой.
        В греко-римской традиции сова символизировала мудрость и была спутницей и атрибутом богини Афины (Минервы). Сова Афины - птица ночная, птица тьмы и леса. Сова встречается в качестве атрибута аллегорических фигур Ночи и Сна. С совой связана одна из мойр - Атропос («неотвратимая»), прерывающая нить жизни.
        От афинской традиции ведет свое происхождение и мудрая сова европейских сказок и басен, и сова, сидящая на стопке книг,  - эмблематическое изображение мудрости.
        В христианстве сова символизировала силы тьмы, запустение, уединение, скорбь, дурные вести. Крик совы - это «песня смерти». Как существо, ведущее ночной образ жизни и вообще загадочное, сова стала символом нечисти и колдовства. Кроме того, сова символизирует одиночество, она фигурирует в сценах, изображающих молящихся отшельников. Однако издревле считается, что сова наделена мудростью, в этом качестве она присутствует на изображениях св. Иеронима. Есть у совы и другое значение, в котором она выступает как атрибут Христа, который пожертвовал собой ради человечества. Именно этим объясняется присутствие совы в сценах распятия.
        В иудаизме ночной демон женского пола Лилит (злой дух) изображается в обществе совы.
        Сова в славянстве относилась к группе нечистых птиц и наделялась демоническими свойствами. По поверьям, появление совы возле дома предвещало смерть или пожар. В брачной символике она выступает как символ вдовы или старой девы. Символ совы использовался и в качестве оберега. Сове также приписывается роль хранительницы подземных богатств, кладов, разрыв-травы, помогающей отмыкать любые замки.
        Ненецкая легенда рассказывает, почему совы не видят дневного света.
        Жил старик-сова со своей старухой, и был у них единственный сын. Пришло время сыну жениться. Сказал тогда старик-сова своей старухе:
        - Надо женить нашего сына. У воронов есть младшая сестра - подходящая невестка. Придется нам перекочевать в их землю.
        Пустились совы в путь. Долго ли, коротко ли кочевали, только доехали до места. Младшую сестру воронов в жены взяли. Сыграли свадьбу. Потом обратно в свою землю отправились. Проехали семь дневных перекочевок.
        Остановились, чум поставили. Несколько дней на одном месте живут.
        Сестра воронов уж очень черна. И характер у нее вспыльчивый. Слова поперек нельзя сказать. А старуха-сова ворчливая, всегда на своем настоять хочет.
        Стала однажды молодая невестка волосы расчесывать.
        - Бабушка,  - говорит,  - нет ли у тебя мозга из ноги дикого оленя? Мне надо бы голову смазать.
        Старуха-сова заворчала в ответ:
        - Мозг из ноги дикого оленя ей понадобился! Откуда его взять? Твои родные не положили мозги в твои нарты. Да и черную голову чем ни смажь, все равно не станет белой.
        На что невестка ответила:
        - Моя чернота вместе со мной на свет появилась.
        Так, слово за слово, и поспорили. Рассердилась невестка на свекровь и говорит:
        - Пока еще видны мои следы, пойду-ка я обратно.
        Ушла сестра воронов, а совы перекочевали в свою землю. Надо им для сына новую жену искать.
        Наступила весна. Из теплых стран прилетели канюки. Сказала тогда старуха-сова:
        - В поисках невесты мы по лесам кочевали. А тут девушки-невесты сами к нам прилетели. Можно взять в жены нашему сыну дочь канюков.
        Взяли совы в жены своему сыну дочь канюков. Сыграли свадьбу. Вместе жить стали. Невестка всем хороша: добрая, работящая, воду и дрова для чума заготовляет, никогда слова грубого не скажет.
        Только однажды заболела невестка. С каждым днем ей все хуже становится.
        Говорит старик-сова своей старухе:
        - Хороша невестка наша, да как бы не умерла.
        Ответила старуха-сова:
        - Недалеко от нас живет шаман-мыше лов. Нужно его позвать, может, вылечит нашу невестку.
        Пришел шаман-мышелов, осмотрел невестку и сказал:
        - Сделайте для больной чум из дерна. Пока я лечить буду, в этот чум не входите.
        Сделали совы чум из дерна. Внесли туда больную. Вместе с ней шаман-мышелов вошел. Семь дней лечит. Совы и близко к чуму подойти не смеют.
        Через семь дней стих голос шамана. Потом он сказал:
        - Откройте двери чума.
        Открыл старик-сова двери чума, и шаман-мышелов оттуда стрелой вылетел.
        Послушала старуха-сова и говорит:
        - Не слышно больше стонов нашей больной. Наверное, поправилась.
        Вошли совы в чум, а от дочери канюков только косточки остались.
        У старика-совы, у его старухи, у их единственного сына слезы так и полились ручьями по обеим сторонам клюва.
        Стали канюки перекочевывать в теплые страны, увидели, как плачут совы, и говорят:
        - Чего вы так плачете? У нас еще невесты есть. Если одна умерла, другую дадим.
        Сказал старик-сова:
        - С женами из других мест нам не посчастливилось. Будем мы зимовать в своей тундровой земле. Может, в этих местах найдем невесту.
        Улетели канюки, а совы опять плакать стали. Так плакали, что глаза у них закрылись. С той поры и не видят совы дневного света.
        Когда птицы имеют что-то необычное в своем происхождении или повадках, то по этому поводу часто возникают суеверные суждения. Сова имеет очень странную наружность и сильно отличается своим поведением от других птиц. Вот почему она обросла всевозможными легендами. В древние времена она считалась птицей, приносящей несчастье. Римляне так сильно ненавидели сову, что, увидев и поймав ее в городе в дневные часы, сжигали, а пепел публично бросали в Тибр.
        В Индии сова почиталась в качестве покровителя ночи, посланца загробного мира, а также провожатого душ в царство мертвых. У индуистов сова является «значком» Ямы, бога - повелителя этого царства, и признается верховым животным Дурги, супруги бога - разрушителя Шивы в одной из ее грозных ипостасей.
        В Китае эта птица олицетворяла зло, преступление, жестокость, смерть, ужас и даже неблагодарных детей. Она считалась антиподом Феникса. По одной из легенд молодые совы научаются летать только после того, как беспощадно выцарапывают глаза родителям. Кое-где, правда, сова признавалась эмблемой «желтого предка» и ассоциировалась с молнией, громом и летним солнцестоянием. Как магическое животное иногда посвящалась кузнецам.
        У египтян сова - птица смерти, принадлежащая царству ночного солнца, которое пересекает озеро или море тьмы. В Африке до сих пор сов связывают с темными силами, на многих местных наречиях ее именуют «ведьминской птицей» и потому безжалостно истребляют, невзирая на протесты экологов.
        Славяне тоже относили ее к «нечистым», приписывали связь с ведьмами и лешими, называли предвестницей смерти или вдовства, обличительницы распутства, охранительницы кладов. Сохранились сказания о том, что она боится мести птиц за невозврат одолженных у них перьев (у белоруссов, хорватов) и опасается насмешек за похвальбу о красоте своих детей (у поляков).
        В Древней Греции сова считалась священной и даже волшебной птицей, принадлежавшей Каллипсо, той самой, что удерживала Одиссея на своем острове 7 лет. Ну, и, конечно же, это спутница Афины (Минервы), которую Гомер назвал даже «совоокой» богиней. Именно в ее обществе сова становится символом мудрости. Греческие воины считали, что сова, появившаяся над полем битвы, принесет им победу. Сов охраняли, и им даже было позволено жить в афинском Акрополе.
        У американских индейцев сова символизировала мудрость, пророчество. Для кельтов это хтонический символ, «ночная ведьма». В мифологии валлийцев присутствует всеведущая Кавлвидская сова. Этруски считали ее атрибутом бога тьмы и ночи. Соотнесение совы со злыми духами было присуще и народам Средней Азии. И по законам Моисея это «нечистая» птица. В еврейской традиции связывалась со слепотой, а иудейская демоница Лилит изображалась вместе с совой.
        Однако в Англии и других местах ее часто называли «мудрой старой совой».

        Соловей

        Соловей считается лучшим певцом среди пернатых. Ценили его за это уже в древности. Соловей - вестник майских дней, певец обновления, утра, певец садов, символ свободы, «вольная пташка» веселья, удовольствия.
        В Древней Греции соловей считался священной птицей поэзии. Римляне были такими любителями этих птиц, что платили за них безумные цены. Как певца траурных песен римляне часто изображали соловья вместе с другими певчими птицами на надгробных монументах. Позже христианская церковь заимствовала эту символику глубокого траура. С соловьями сравнивали души праведников с их стремлением к небу.
        Соловей относится к «божьим», «святым», чистым птицам. Его рассматривают поляки как Божье творение. Убивать соловья грех, потому, что он красиво поет людям и пользуется особой любовью Бога и Божьей Матери. Когда Христос спасался от мучителей, соловей накрыл его крыльями. За это Христос прославил соловья. Поляки считают, что соловей произошел от искусного умершего органиста. В Польше верят, что соловей прилетит в апреле, чтобы спеть горюющей Божьей Матери. По другой польской легенде, в начале лета соловей улетел в леса созывать птиц, которые должны петь Божьей Матери во время ее вознесения на небеса и сопровождать ее в рай.
        Соловей - важная фигура в птицеволхвовании, часто он переносит вести. Соловей любит свободу: в одной песне монах-чернец, у которого соловей улетел из клетки, просил его воротиться, и обещал соли и воды из самого чистого ключа, но соловей согласен пить воду из реки, лишь бы оставаться на воле.
        В Украине верили, что соловьи начинают петь тогда, когда напьются воды из березовых листьев. В начале лета, когда наливаются зерном ранние хлеба, их рулады прекращаются. Пение же поздно летом считалось дурным предзнаменованием.
        В аттической мифологии соловей и ласточка являются превращенными в птиц сестрами - Прокной и Филомелой. Одно из самых ранних изложений сюжета мифа, сохранившихся до наших дней, содержится в «Мифологической библиотеке» Аполлодора. Миф повествует о том, как фракийский царь Терей влюбился в сестру своей жены Прокны. Пленившись красотой Филомелы и воспылав «нечистой страстью», он овладел ею. Затем отрезал ей язык и заточил ее. Филомела сумела передать своей сестре пеплос, в ткань которого она вплела тайное послание. Прокна разыскала сестру, убила Итиса, своего сына от Терея, накормив его мясом отца. Затем Прокна и Филомела бегут. Узнав о случившемся, Терей схватил топор и кинулся их преследовать. Но сестры, едва не схваченные в городе Давлии, находящемся в Фокиде, взмолились богам, чтобы они превратили их в птиц, и Прокна превратилась в соловья. Филомела же в ласточку. Терей также превратился в птицу и стал удодом.
        В русской мифологии есть и такое существо - Соловей-разбойник. Он является персонажем многих русских народных сказаний. Внешний облик его в былине не описан. Известно только, что Соловей-разбойник свил себе гнездо на двенадцати дубах и, сидя в нем, ровно тридцать лет преграждал прямоезжую дорогу к городу Киеву. Человеку по ней было ни пройти, ни проехать, и дикий зверь пробежать не мог. Даже птицы не пролетали мимо этого места. Соловей-разбойник шипел по-змеиному, завывал по-звериному, а уж свистел так сильно и громко, что все сметал своим разбойничьим посвистом, словно напором стремительного вихря.
        Победил Соловья-разбойника былинный богатырь Илья Муромец. Он поразил недруга в правый глаз, привязал к седлу и отвез в Киев на княжеский двор. По просьбе князя Соловей-разбойник свистнул вполсилы, и от его чудовищного посвиста люди попадали замертво, терема стали рушиться и маковки на церквях покосились. Схватил Соловья-разбойника Илья Муромец, вывез в чисто поле и срубил ему голову.

        Сокол

        Сокол - в славянской мифологии является символом мужской богатырской красоты и отваги, это традиционный образ жениха в свадебном фольклоре. Соколом изображали языческого бога Рарога - духа огня, домашнего очага.
        Персонаж русской волшебной сказки, чудесный супруг Финист Ясный Сокол прилетал к своей возлюбленной в образе сокола. Коварные завистливые сестры девушки (в другом варианте сама девушка нарушает условие встречи) вставляют в окно, через которое прилетает сокол, острые ножи. Израненный Финист Ясный Сокол вынужден покинуть героиню сказки, которая отправляется на его поиски за тридевять земель. Ей предстоит истоптать три пары железных сапог, истереть три железных посоха и изгрызть три каменных хлеба, прежде чем чары наложенного заклятья рассеются и она вновь обретет своего милого супруга.
        Сокол - Первоптица и Первобог Мира, птица-тотем у древнейших украинцев. В Сокола перевоплощался, согласно легенде, Род, который влиял на судьбу богов и людей.
        В древнеегипетских мифах бог света и неба Гор изображался в виде сокола (или человека с головой сокола). Бог Солнца Ра также представлялся в образе человека с головой сокола, увенчанной солнечным диском. Полет сокола символизировал смену времен года и череду дня и ночи. Считалось, что ночью Солнце пересекает преисподнюю, проплывая на священной ладье по подземному Нилу и преодолевая сопротивление сил мрака, которыми предводительствует змей Апоп.
        В скандинавской мифологии сокол также является положительным персонажем. Когда великан Тьяцци похитил богиню Идунн и ее чудесные золотые яблоки, благодаря которым боги сохраняли вечную молодость, боги стали стареть. Бог Локи, известный своей хитростью, обернулся соколом, превратил Идунн в орех, выкрал золотые яблоки и полетел в небесный город богов Асгард. Великан превратился в орла и бросился вдогонку, но боги подпалили ему крылья.

        Фазан

        Слово фазан происходит от колхидской реки Фазис. Согласно красивой легенде, предводитель аргонавтов Ясон, отправившийся в поход за золотым руном, на обратном пути соблазнился роскошным оперением фазана и прихватил его с собой в качестве трофея. Остальные пришли в восторг не только от красоты, но и от вкусовых качеств птицы. Фазаны быстро размножились в теплых оливковых рощах и вблизи храмов, и жили, услаждая взоры греческих аристократов.
        Из Греции фазаны попали в Древний Рим, а затем - в материковую часть Европы и в Англию, где успешно освоили естественные угодья и так расплодились, что стали объектом охоты.
        Из-за своего эффектного оперения и цвета фазан ассоциируется с солнцем, светом, достоинством, а также символизирует организаторские таланты высокопоставленных чиновников. Китайцы также считают, что фазаны связаны с громом, возможно, из-за громкого хлопанья их крыльев. В Японии фазан - гонец великой богини солнца Аматэрасу.
        Легенда о путешествии аргонавтов под предводительством Ясона к берегам древней Колхиды гласит, что целью их путешествия было возвращение в Грецию Золотого руна.
        Но, помимо этой святыни, герои Эллады привезли домой новых для Европы птиц - фазанов, пойманных в долине реки Фазис (р. Риони) в Колхиде. В период расцвета Эллады из колоний Диоскуриада (Сухум), Гиэнос (Очамчира), Анакопии, Питиунды (Пицунда) греческие торговые корабли, наряду с зерном, медом, ценными породами дерева, вывозили и фазанов. Греческий писатель Аристофан (445 -385 годы до н. э.) в комедии «Облако» упоминает о том, что птиц с берегов Понта Эвксинского (Гостеприимное - так называли греки Черное море) разводили в специальных питомниках - фазанариях.
        Из Греции постепенно фазаны расселились по Римской империи, включая даже Британские острова.
        Образ птицы фазан занимает особое место в истории Грузии, точнее ее столицы - Тбилиси.
        История сохранила для нас необыкновенное сказание об основании столицы Грузии.
        Когда-то город и его окрестности были окружены лесом. Однажды здесь охотился Вахтанг Горгасали. Во время охоты в небо пустили фазана и ястреба, вскоре обе птицы скрылись из вида.
        После долгих поисков, они были найдены в серном источнике с теплой водой. Царю понравилось это место, и он решил построить здесь город. Отсюда и название «Тбилиси» (в переводе с грузинского «тбили» означает «теплый»).
        Более ранняя форма произношения названия Тбилиси на старогрузинском - Тфилиси, искаженное в мире как Тифлис.
        Герб города Тбилиси является композицией круглой формы с надписями. Художественная форма, объединяющая графированные заглавной буквой «тан» изображения ястреба и фазана и последовательность букв воспринимаются как единый символ и выражает сущность легенды о столице. По краю верхней полусферы герба расположено семь семиконечных звезд. Главное изображение обрамлено дубовой ветвью - символом вечности и силы, в основании которого возникает крестообразное изображение с надписью «Тбилиси». Осевое завершение герба представляет собой водная тема.

        Феникс-птица

        Оптимисты часто говорят: «Восстать из пепла, как птица Феникс». И соответственно возрождаются, несмотря на определенные трудности, которые могут быть непреодолимой стеной, но сила духа такова, что при определенном терпении, все может действительно получиться.
        Птица Феникс предположительно жила 500, 1460, 7006, 12954 лет, и к старости сжигала сама себя, возрождалась из оставшегося пепла, становилась бодрой, здоровой и молодой. Также представлялось, что она выглядит в виде орла, и перья у нее золотистые, и отливаются красно-желтым цветом.
        История мальчика Феникса (или Фойника) такова. Находясь в родстве со своими братьями Киликом и Кадмой, был послан искать свою любимую сестру Европу, которую похитил вредный Зевс. Надоело ему странствовать и от безысходности поселился он на ничейной земле и назвал ее Финикией. Сидела птица на одном месте, любовались ею проходившие люди, верили ей и полюбили ее. Так вот и получился город Сидон.
        Незавидная судьба Феникса и в другой истории, когда он был в роли сына царствующего беотийского царя Аминтора. Хитрая наложница его отца, пыталась совратить красивого Феникса, но он не пошел на такую подлость против своего отца, в отместку она оклеветала бедного Феникса, который ни в чем не был виноват. Отец в порыве ненависти лишил Феникса зрения, и чтобы спастись от своего ослепленного изменой отца, он убежал. Помог ему и дал спасительный кров Пелей, отец Ахилла. Дальше случилась Троянская война, и Троя пала. Оставшись живым после падения Трои и вместе с уцелевшим другим сыном Ахилла, которого звали Неоптолемом, решили вернуться в царство отца Феникса, но в пути Феникс, достигнув страны молоссов, неожиданно умирает.
        В русских сказаниях называют Жар-птицей птицу Феникс. Некогда она обитала в Египте и Аравии, размерами превосходила орла, ее роскошные перья переливались всеми цветами пламени - ярко-алым, синевато-фиолетовым и огненно-золотым. Время жизни этой удивительной птицы значительно превышало человеческий век. Одни утверждали, что Жар-птица живет 300 лет, другие -500, а иные говорили, что и 1000 лет для нее - сущий пустяк.
        Феникс, достигший зрелого возраста, вил гнездо на вершине пальмы в Аравийской пустыне. Ветки для гнезда он подбирал только душистые, издающие приятный запах.
        Как только над горизонтом поднималось светило, Феникс начинал свою прекрасную песню, которая, впрочем, длилась недолго. Солнце поднималось выше, становилось все жарче, сухие ветки гнезда начинали дымиться, потом вспыхивали. Светящееся оперение Феникса сливалось с языками огня, и невозможно было их отличить друг от друга. Когда гнездо сгорало, оставался только черный пепел - огненная птица исчезала вместе с пламенем. Только дым благовоний поднимался над пустыней и разносился ветром на большие расстояния. Так проходила ночь, а утром следующего дня среди пепла вдруг появлялся как ни в чем не бывало Феникс - все такой же яркий и веселый. Своим пением он приветствовал нарождающееся светило, а потом поднимался в воздух и улетал в небо. Чтобы вернуться сюда через триста лет.
        В русских сказках Жар-птицу обычно рисуют похожей на павлина. На самом же деле, она не походила ни на одну из известных птиц. Глаза ее напоминали блестящие кристаллы, а крылья были будто живое, трепещущее на ветру пламя. Она настолько ярко светилась, что могла разогнать мрак в самой темной комнате. Питалась Жар-птица золотыми яблоками, которые даже в старину были большой редкостью.
        Если в природе наступал мрак и черные дождевые тучи надолго затягивали голубое небо, прилетала Жар-птица. Мало того, что она сама светилась, как маленькое солнышко, она еще мощными взмахами крыльев разрывала пелену туч, давая доступ лучам солнца. Точно так же она разгоняла черное колдовство и грусть в сердцах людей.

        Филин

        По преданию унгинских бурят, у одного бурята умирали дети; он поймал маленького филина и вырастил его большим; впоследствии у него родился сын, около которого постоянно сидел филин. Жена этого бурята по вечерам приготовляла дрова и щепки, а филин носом бросал их в огонь очага и, махая крыльями, разводил огонь; спеленавши сына в люльке, она уходила доить коров, а филин сидел около ребенка. Однажды вечером, выдоив коров, приходит она в юрту и видит, что филин сидит весь в крови; она подумала, что он съел ребенка и замарался в крови, схватила полено, начала бить филина и убила его; посмотрела на ребенка, он спит спокойно, невредимый, в люльке.
        Оказалось, что в юрте этого бурята был худой дух «ада», который прежде съедал его детей. Когда ада вошел, чтобы съесть ребенка, филин не дал ему, а вместо того съел самого ада, отчего тело его и было в крови. Узнав, как было дело, бурятка принялась плакать о филине. С этой поры у бурята перестали умирать дети, потому что филин съел ада, который поедал их.
        В русской мифологии есть и такие птицы. Филин и снегирь украшали друг друга. Хотели, чтоб каждый из них был красивым - красивое оперенье, глаза, лицо, клюв. Сначала филин украшал снегиря: оперенье разукрасил яркими красками, голову причесал красиво, глаза обвел, чтоб выглядели красиво. Получилась яркая птица. Потом снегирь украшал филина. В темно-серый цвет покрасил оперенье, на голове сделал хохолочек, красиво расчесал волосы, усадил удобно ушки. А глаза вывел в круглое ядрышко обвел черным цветом. Глаза у филина получились круглые и глубокие. Филин рассердился, что глаза ему снегирь посадил глубоко и сделал слишком круглые. Схватил снегиря и сунул его голову в огонь и опалил окраску. Поэтому грудка у снегиря осталась красной, а глаза у филина круглыми и глубокими.

        Фламинго

        Фламинго, пожалуй, самая экзотичная и очень красивая птица, горделиво носящая розовое, доходящее до алого оперение. Птицы с розовым оперением всегда кажутся особенными. В розовые или розоватые перышки облачены розовый пеликан, розовый скворец, розовая чечевица, на грани вымирания розовая цапля. Редко кому удалось увидеть розовую чайку. А потому люди придумали легенду.
        Давным-давно случилась страшная засуха. Она спалила все посевы. Есть стало нечего. И хотя вблизи одного селения сохранилось озеро, его соленая вода не могла спасти урожай. В те мгновения, когда смерть стояла на пороге каждого дома, на озеро вернулись красивые белые птицы, улетающие на время в другие края. Птицы всегда возвращались на свое озеро. Они дружили с людьми, поскольку те не делали им зла.
        Увидев, что их не умеющие летать друзья умирают, птицы стали клювами отщипывать от себя кусочки мяса и кормить маленьких детей, а потом и тех, кто совсем ослабел от голода. Кровь сочилась из тел птиц, пачкала перья. Скоро вся стая птиц стала розово-красной от собственной крови.
        Наконец, полил долгожданный дождь, зазеленели посевы, налились соком плоды. Птицы снова улетели, а когда вернулись через год, их перья были по-прежнему розовыми. Красивый цвет стал наградой и постоянным напоминанием людям о самоотверженности сильных, выносливых и милосердных крылатых друзей. Звали этих птиц - фламинго.
        Что касается окраски, фламинго бывают не только розовыми: цвет варьируется от бледного нежно-розового до огненно-оранжевого и даже малинового.
        Фламинго по праву считают самой длинноногой птицей мира. Об этом тоже есть своя легенда.
        Однажды змеи, живущие в воде, набросились на фламинго, избрав в качестве угощения появившихся на свет птенцов. Гады кусали взрослых птиц за ноги, поднимаясь все выше и выше в надежде, что те не выдержат и оставят малышей, не умеющих летать. Фламинго стоически терпели укусы и стояли неподвижно в воде до тех пор, пока птенцы не подросли. А малыши, будто зная, что происходит, стремились расти скорее. Птицы и не заметили, как удлинились их ноги, вот только от крови стали они навечно красного цвета.

        Цапля

        Согласно легендам, цапля произошла от одного непокорного и любопытного человека, которому бог дал мешок, где было огромное количество змей и прочих рептилий. Бог повелел человеку выбросить его в пропасть, но любопытный человек развязал мешок и гады разбежались из него. Человек был наказан и превращен в птицу, у которой от стыда покраснели ноги и клюв. Она была вынуждена очищать землю от тех гадов, которые распустила по миру, будучи еще человеком.
        Китайцы очень трепетно относятся к цаплям и даже воздвигают им алтари. Также они очень любят использовать талисманы с этой птицей. Считается, что дом, в котором нет изображения цапли или ее фигурки - не китайский дом. Впрочем, в большинстве стран Европы талисманы цапли также очень распространены.
        Основным назначением талисмана цапля является очищение от скверны, а также защита от всяческой нечисти. Следовательно, цапля чаще всего используется в качестве талисмана для защиты дома и домашнего очага, семейных традиций, обычаев и всего, что является сокровенным для китайских семей.
        С другой стороны, стоит рассматривать цаплю как символ прихода весны и положительных изменений в жизни. Следовательно, использование цапли в качестве талисмана может привести к благоприятным переменам, что привлечет счастье в дом.
        Никаких требований к фигуркам или изображениям цапли нет. Однако возможны такие варианты талисмана, которые будут направлены на привлечение определенных событий. Приведем пример: цапля, которая приносит змею в корм своим птенцам, символизирует заботу о детях и их охрану.
        Цапля же, которая летит над землей и держит в лапах камень, что они делают для увеличения своего веса, могут быть использованы в качестве талисмана для путешественников, что позволяет им не сбиться с пути, ведь сами цапли таким образом стараются не слишком сильно отклоняться от цели своего полета.
        Также встречаются статуэтки цапель, которые стоят на одной ноге, а в другой они держат камень. При этом у них вытянута шея, что должно значить не что иное, как бдительность.
        Цаплю, как и любые другие талисманы, следует активировать, а так как она считается солнечной птицей, размещать статуэтку цапли или же ее изображение следует на солнечной стороне жилища.
        Это поможет талисману работать лучше и активирует его к действию. Также хорошую роль играет и близость источника воды. Можно установить статуэтку цапли рядом с фонтаном или с аквариумом.
        Также можно разместить талисман над символизированным гнездом, что очень хорошо стимулирует работу талисмана. Птица будет очень тесно связана с вашей квартирой и проявит огромную заботу о вашем жилище.
        В разных традициях цапля считается символом неба, солнца, грома, свободы, ветра, жизни, плодородия, роста, изобилия, пророчества и вдохновения.
        Есть легенда, как ворона и цапля поссорились. Рассказывают, что в древние времена все птицы были одного цвета и различались только своим телосложением. Поэтому их часто путали, особенно когда видели их в полете. В конце концов птицам это надоело, они собрались все вместе, чтобы решить, как положить конец этой путанице. Долго они толковали между собой, а затем решили:
        - Следует каждой из нас выкраситься в свой особенный цвет, только позаботиться надо, чтобы цвета у нас были разные и ни у кого не повторялись, а тогда уж нас легко будут отличать друг от друга.
        Порешив на этом, птичье собрание определило в художники-маляры цаплю, и вот цапля стала ходить между птицами, расспрашивать каждую, в какой цвет та желала бы выкраситься, и раскрашивала их соответственно. В конце концов, осталась нераскрашенной только ворона да сама цапля. Спросила цапля ворону:
        - А ты в какой цвет хочешь покраситься?
        И ворона льстиво ответила:
        - О цапля, ведь ты художник, я всецело полагаюсь на твое мнение, только прошу тебя, раскрась меня покрасивее.
        А дело было к вечеру. Цапля сказала, подумав:
        - Давай сделаем так. Пока еще светло, выкраси меня ты, потому что я боюсь красить себя в темноте, ведь тот цвет, который кажется красивым ночью, может получиться совсем неприглядным при дневном свете. А когда ты выкрасишь меня, я покрашу тебя, и дело наше будет закончено.
        На том и порешили. В очень красивые цвета выкрасила ворона цаплю, а тем временем стемнело. Торопясь закончить дело, цапля распустила в котле черный уголь и старательно обмазала ворону этой краской всю до последнего перышка. Ворона в темноте не видела, что с ней делает цапля, да и цапля не видела, на что стала похожа ворона, и расстались они глубокой ночью вполне дружелюбно.
        Каково же было возмущение вороны, когда рассвело и она увидела себя выкрашенной в мрачный черный цвет. В гневе кинулась она искать цаплю, чтобы потребовать с нее ответа за это злое деяние. Цапля при виде такого страшилища в ужасе бросилась наутек, но, поскольку сама-то она была выкрашена в цвета светлые и сияющие, ей нелегко было укрыться от мести вороны. Спаслась она только тогда, когда забилась в самую глухую лесную чащобу.
        Вот с тех пор и тянется непримиримая вражда между воронами и цаплями. Стоит воронам обнаружить цаплю, и они скопом налетают на нее и стараются заклевать до смерти. Поэтому цапли ищут себе пропитание только по ночам, когда вороны спят и не могут их видеть, а днем прячутся в лесах.

        Пресмыкающиеся

        Хамелеон примостился на ветке
        И, подражая природной расцветке,
        Вмиг подобрал маскировочный цвет
        И растворился в зеленой листве.
        Поочередно вращая глазами
        Высмотрел муху в листах меж ветвями
        И, как пружину упругую, вмиг
        «Выстрелил» в жертву длиннющий язык.
        Муха и глазом моргнуть не успела,
        Как из эдема в тартар улетела,
        Хамелеон же захлопнул свой рот
        И с наслажденьем погладил живот.
        «Как у тебя получается ловко!  —
        С завистью вымолвила мухоловка.
        - Где же ты так научился легко,
        Так виртуозно владеть языком?»
        Хамелеон помычал, погнусавил
        И еле внятно прошепелявил:
        «Я б рашкажал, да болтать не привык,
        Не для болтовни ж преднажначен яжик».

    Власов В.

        Дракон

        Одним из самых знаменитых и ужасных фантастических чудовищ, представленных в мифах и легендах различных народов мира, несомненно, являются драконы. На протяжении тысячелетий леденящие дух истории об этих древних монстрах наводили ужас и трепет на мистиков, исследователей паранормальных явлений и просто любителей сказок, легенд и мифов. Во многих мифах драконы представлены огнедышащими существами. Название «дракон» происходит от древнегреческого слова, означающего «змей». В различных сказаниях Средневековья драконы всегда именовались словом «червь». Внешне драконы и змеи из мифов народов мира похожи на динозавров. Это очень странное совпадение, поскольку легенды об этих чудищах появились еще задолго до того, как люди узнали о существовании динозавров.
        Драконы в различных легендах народов представлены по-разному. Например, в западных легендах драконы обычно живут в пещерах или даже под водой, а иногда еще и охраняют сокровища. Также есть мифы о многоглавых драконах. У этих существ могло быть по три, четыре или даже семь голов. У драконов также имеются гигантские крылья, которые по форме напоминают крылья летучей мыши. Конечности драконы чаще всего изображаются, как трехпалые лапы с длинными, острыми когтями. Также можно отметить образ геральдического дракона, который изображался на щитах рыцарей с волчьей головой, змеиным туловищем, орлиными когтями и, естественно, с крыльями, как у летучих мышей. Однако, несмотря на то, что у драконов имелись крылья, эти существа не могли летать и парить, как птицы или те же летучие мыши. По сравнению с его туловищем крылья были достаточно малы, и драконы могли подниматься довольно на небольшое расстояние от земли.
        Драконы представлены как в западной, так и в восточной мифологии. Например, в китайской культуре драконы не несут негативного образа. Они изображаются дружелюбными созданиями, приносящими удачу. В отличие от драконов Запада, китайские драконы часто изображались без крыльев, однако, все они умели хорошо летать. В китайской мифологии драконы были добрыми существами, которые жили бок о бок с богами и летали по небу, принося удачу и богатство людям. Древние китайцы были уверены в том, что драконы управляют погодой и могут на нее влиять. Это относится к умению драконов вызывать обильные дожди, которые были необходимы для хорошего урожая.
        В западной же мифологии драконы изображались страшными, уродливыми и огнедышащими змеями. Наверное, самым известным героем, сражавшимся с драконом, был святой Георгий. Согласно легенде, дракон терроризировал местность, требуя от людей кормить его молодыми девушками. На помощь людям пришел святой Георгий и сразился с ужасным чудищем. Георгий победил огнедышащего монстра и спас прекрасную юную девушку, а с ней и весь народ, ранее подвергающийся насилию и терроризму со стороны дракона.
        Если вспомнить легенды о драконах, то также можно вспомнить, что, например, в Англии существует легенда о жестокой и кровопролитной битве между красным и белым драконами. После продолжительного и ужасного боя, если верить легенде, оба дракона уснули, а люди, воспользовавшись этим обстоятельством, похоронили их в горах Уэльса. К слову, красный дракон позже стал символом войны, и потому он до сих пор располагается на национальном гербе Уэльса. В 1912 году в печатных изданиях появилась информация, что на острове Комодо в Индонезии обнаружена разновидность живых драконов. После бесконечных и, безусловно, фантастических слухов ученые собрали экспедицию и отправились на остров Комодо. После продолжительных поисков оказалось, что драконами местные жители называли гигантских размеров разновидность варана, которые достигают в длину до трех метров. Также варан с острова Комода является еще и самой крупной ящерицей в мире.
        К слову, сколько народов, столько и легенд об этих крылатых чудовищах. Есть что-то общее, а что-то разное во внешности и повадках драконов. Вообще, мифы о драконах очень сильно повлияли на мировую культуру и традиции различных народов. Каждый человек найдет что-нибудь свое в этом с одной стороны ужасном, а с другой стороны совершенно удивительном существе древних легенд.

        Змея

        Веками в мифах, легендах, сказаниях различных народов упоминались змеи. Иногда это были обычные пресмыкающиеся, те, которых можно встретить в лесу или увидеть в зоопарке и по телевизору, иногда они принимали облик чудовищ, наделенных сверхъестественными способностями. Змеи ассоциировались как с добром, так и со злом, с жизнью и со смертью.
        В норвежской мифологии встречается существо в виде змея, которого называли Йормунганд. В одном из мифов рассказывается о том, как бог Тор пытался осушить океан и изгнать Змея.
        В религии, мифологии и литературе змея часто выступает как символ способности приносить здоровое потомство, отчасти потому, что это существо напоминает своей формой мужской половой орган. Также змеи ассоциируются с водой и землей, так как многие виды этих животных живут в воде или в норах под землей. Древние китайцы считали змею символом животворящего дождя. Традиционные верования австралийцев, индийцев, североамериканцев и африканцев связывали змею с радугой, которая в свою очередь была символом дождя и плодородия.
        По мере своего роста змея несколько раз меняет свою кожу, сбрасывая старую, под которой оказывается новая, сияющая яркими красками. По этой причине змею считают символом возрождения, перемен, бессмертия, врачевания. В Древней Греции змей считали священными благодаря Асклепию, богу медицины. Асклепия изображают с посохом, увитым змеями. Легенда рассказывает, что однажды он шел, опираясь на посох, и вдруг посох обвила змея. Испугавшись, Асклепий убил змею. Но следом появилась вторая змея, которая несла во рту какую-то траву. Эта трава воскресила убитую. Асклепий нашел эту траву и с ее помощью стал воскрешать мертвых. Обвитый змеей жезл Асклепия стал символом медицины.
        И для греков, и для египтян змея свернувшаяся кольцом и кусающая свой хвост, считалась символом вечности. Основано это на веровании в то, что змея съедает сама себя и возрождается вновь в бесконечном цикле разрушения и созидания.
        Живущие на земле и под землей змеи в мифах и верованиях некоторых народов считались существами, охраняющими вход в подземное царство. В этой ипостаси они ассоциируются с тайной мудростью и священными обрядами, но также имеют и другое, более зловещее значение.
        Змея как символ зла, смерти и предательства может быть связана с тем фактом, что многие из них ядовиты и опасны. Дьявол и его сподручные часто изображаются в виде змея, напоминая о том факте, что именно хитрый Змей-искуситель заставил Адама и Еву ослушаться Бога и лишиться жизни в райском саду Эдема.
        Некоторые святые в христианской религии имели возможность изгонять змей, демонстрируя тем самым чудесную силу, данную им создателем. Так, святой Патрик избавил от змей Ирландию.
        Нага - божество индийской и буддистской мифологии показывает, как змея может символизировать одновременно добро и зло, страх и надежду. Несмотря на то, что эти существа могут принимать любую форму, включая полное перевоплощение в человека, чаще всего их изображают в виде змеи с человеческой головой. Наги живут в подводном или подземном царстве. Они контролируют выпадение дождей и различными способами общаются с богами и людьми. Одни творят добро, как, например, Мучалинда, король змей, который укрыл Будду во время шторма. Другие могут быть жестокими и мстительными.
        Во многих мифологических существах качества змеи соединяются с чертами человека или различных животных. В греческой мифологии Ехидна была наполовину женщиной, наполовину змееподобным чудовищем, а среди ее потомства было несколько драконов. Культурным героем Афин является Цекропс, имеющий голову человека и тело змеи. Важное место в мифологии ацтеков и толтеков занимал Кветцалькоатль, пернатый змей.
        В средние века в Европе люди рассказывали о Василиске, змее с туловищем дракона, который мог убить свою жертву всего лишь взглянув или дохнув на нее. Мелузина, еще одна фигура европейского фольклора была полуженщиной-полузмеей или полурыбой и должна была один день в неделю проводить в воде.
        Мифические существа, проявляющие свои негативные качества, часто изображаются в виде врагов людей и богов. Например, чудовище, встречающееся в норвежских преданиях, это Нидхогг, змей, обвивающий корни Древа Мира. Веками он пытается уничтожить мир, раздавив или прокусив ствол этого Древа. В мифологии древнего Египта форму змея принимает демон хаоса, Апопис. Каждую ночь он нападал на Ра, бога Солнца. Но Мехен, другой гигантский змей обвивался вокруг солнечной лодки Ра и защищал его от Апописа - прекрасный пример того, что змеи могут символизировать как добро, так и зло. Мифологические змеи, как силы добра могут действовать разными способами - создают мир, защищают его, помогают людям.
        Племена, проживающие в западной Африке рассказывают о Да, огромной змее, 3500 колец которой поддерживают космический океан, в котором плавает земля. Другие 3500 колец поддерживают небо. Иногда люди видят отблеск многоцветной чешуи Да в радуге или в свете, отраженном в поверхности воды.
        Согласно рассказам индейцев племени диегуэньо, живущего на территории Калифорнии, многие секреты цивилизации люди узнали от гигантской змеи по имени Умаи-хулхлайа-вит. Эта змея жила в океане, пока люди не исполнили определенный обряд и не позвали ее на Землю. Они построили для нее жилье, но оно было слишком мало, чтобы вместить ее. Когда она почти целиком заползла туда, люди подожгли убежище, и вскоре тело змеи вспыхнуло, наполняя Землю знанием, мудростью, песнями и другими культурными богатствами, которые в нем хранились.

        Игуана

        Когда на земле появились животные, они были значительно крупнее, чем теперь. В те дни ядовитой была игуана, а не змея. Наиболее крупный вид игуаны - Мангун-гали, имеющий даже теперь свыше полутора метров от языка до хвоста, из-за своего яда вселял ужас во всех обитателей Земли. Его любимой пищей было мясо даенов, которых он убивал в большом количестве. Он производил среди них такое опустошение, что наконец собрались все племена на совет, чтобы обсудить, как лучше положить конец всеобщему истреблению. Собрание уже подходило к концу, а племена не могли придумать план спасения своих родичей-даенов. Когда они уже расходились, на водопой пришел Ую-бу-луи - черный змей - и спросил, о чем они говорили. Диневанэму рассказал ему, что Мангун-гали был так беспощаден к даенам, что вскоре будет истреблен весь их род. Бора-кенгуру сказал:
        - Многие из нас так же сильны, как Мангунгали, и даже сильнее, но мы не можем сражаться с ним. Он убьет нас ядом, который носит в тайном мешке, и мы умрем, как наши родственники-даены. Некоторые из нас имеют родственников среди даенов, и мы не хотим видеть всех их убитыми. Но как прекратить истребление, мы не знаем.
        - У меня тоже есть родственники среди даенов. Их надо спасти,  - сказал Ую-бу-луи.
        - Но как?  - спросили остальные.  - Ведь мы почти все - их родственники.
        - Ведь сам Мангун-гали - и их и мой родственник,  - сказал Мудеи-опоссум.  - Однако это не мешает ему убивать их. Он убивает всех без различия.
        - Я говорю вам, что спасу даенов от Мангунгали,  - сказал Ую-бу-луи.
        - Но каким образом?  - спросили все хором.
        - Вот этого я никому не скажу. У меня будет ядовитый мешок Мангун-гали прежде, чем солнце Йи уйдет завтра на покой.
        - Если ты будешь сражаться с ним, то солнце Йи не успеет скрыться за этой группой эвкалиптов, как ты будешь лежать мертвым от яда, который носит Мангун-гали.
        - Разве я говорю о борьбе? Разве нет другого средства достигнуть цели, кроме борьбы? Я не буду сражаться с ним и останусь жив. Мангунгали меня не убьет.
        С этими словами Ую-бу-луи уполз между деревьями, окружавшими водоем, где собрались племена. Он знал, что только хитрость приведет к победе,  - ведь Мангун-гали был больше и сильнее его, лучше слышал и быстрее двигался. Кроме того, у него был мешок с ядом. Правда, у Ую-бу-луи было одно преимущество: Мангунгали так долго не знал поражений, что мог стать беззаботным и менее подозрительным.
        Ую-бу-луи решил действовать так. Он подождет, пока Мангун-гали насытится своей любимой пищей. Тогда он будет следовать за ним до тех пор, пока тот не ляжет спать после пиршества. Это должно было наступить на следующий день.
        Обдумав все это, Ую-бу-луи направился к стойбищу Мангун-гали и лег здесь спать. На следующее утро он увидел, как Мангун-гали вышел на охоту. Он следовал за ним на некотором расстоянии и видел, как тот внезапно напал на троих даенов, убил их и съел лакомые куски, захватив остальное мясо с собой. Ую-бу-луи отправился за ним и видел, как он поел еще, лег и заснул.
        «Вот и наступил благоприятный момент»,  - подумал Ую-бу-луи, прокрадываясь в стойбище Мангун-гали. Он приготовился занести свою дубинку бунди, чтобы размозжить череп Мангунгали, но подумал: «Сначала я должен узнать, где он хранит и как применяет яд. А когда этот яд окажется у меня, все племена станут бояться меня так же, как его».
        Он сел и начал ждaть, когда проснется Мангунгали. Ему не пришлось долго ждать, Мангун-гали спал беспокойно. Чувствуя, что вблизи него кто-то есть, он проснулся и оглянулся кругом. Невдалеке он увидел Ую-бу-луи. Когда Мангун-гали бросился к нему, Ую-бу-луи воскликнул:
        - Подожди! Если ты убьешь меня, то ничего не узнаешь о заговоре, который замышляют против тебя племена.
        - Какой заговор? Что могут сделать мне племена? Разве я не убил многих из самого большого племени? Почему я должен бояться других?
        - Если бы ты знал их заговор, тебе не нужно было бы их бояться. Но сейчас твоя жизнь в опасности.
        - Тогда расскажи мне об этом заговоре.
        - Я и собирался это сделать, но ты хотел убить меня, хотя я и не причинил тебе вреда. Зачем же мне спасать твою жизнь?
        - Расскажи мне о нем или я убью тебя.
        - Тогда ты сам будешь убит, так как другой не предупредит тебя.
        - Расскажи мне о заговоре, и я сохраню твою жизнь и жизнь людей твоего рода.
        - Откуда я знаю, что ты сдержишь свое слово? Ты много обещаешь, но сдержишь ли свое обещание сейчас?
        - Проси, что хочешь, и я дам тебе все.
        - Тогда дай мне подержать твой мешок с ядом. Только тогда я буду чувствовать себя в безопасности. Только тогда я скажу тебе о том, что замышлялось у водоема, где собираются племена. Все говорили, что даены будут спасены и твой конец неизбежен. Так и будет, если ты не узнаешь подробностей об их планах.
        Мангун-гали сказал, пусть Ую-бу-луи просит любую другую вещь, но свой мешок с ядом он никому не отдаст.
        - Ах так! Ты просил меня назвать, что я хочу. Я это сделал. Но ты не даешь мне то, что я хочу. Ну что же. Пусть у тебя будет мешок с ядом, а у меня - тайна заговора.
        И змей сделал вид что собирается уползти.
        - Постой!  - вскричал Мангун-гали, решив во что бы то ни стало узнать о заговоре.
        - Тогда дай мне подержать мешок с ядом.
        Напрасно Мангун-гали пытался убедить Ую-бу-луи назвать другие условия, ему пришлось согласиться. Он достал изо рта мешок с ядом, но попытался запугать Ую-бу-луи:
        - Прикосновение к мешку отравит того, кто не умеет с ним обращаться. Я положу его рядом с собой, пока ты будешь рассказывать о заговоре.
        - Ты не хочешь сделать того, что я прошу. Я уйду.
        И Ую-бу-луи двинулся прочь.
        - Нет, нет!  - воскликнул Мангун-гали.  - На, возьми его.
        Приняв безразличный вид, Ую-бу-луи взял мешок и отошел с ним на прежнее место на краю стойбища.
        - Теперь расскажи скорее о заговоре!  - воскликнул Мангун-гали.
        - Вот он,  - сказал Ую-бу-луи и запихнул мешок с ядом себе в рот.  - Вот он. Кто-то должен был забрать у тебя этот мешок, чтобы ты не мог больше причинять вреда даенам. Я поклялся сделать это до того, как солнце Йи уйдет сегодня вечером отдыхать. Я не мог и не пытался сделать это силой. Я воспользовался хитростью, и хитрость достигла цели. Теперь я пойду и расскажу об этом племенам.
        Прежде чем Мангун-гали понял, как он был обманут, Ую-бу-луи скрылся.
        Мангун-гали бросился за ним, но перед этим он так наелся, что догнал Ую-бу-луи только тогда, когда тот уже рассказал племенам о том, что он сделал.
        - Отдай нам мешок с ядом, чтобы мы могли его уничтожить,  - сказали ему даены.
        - Нет,  - возразил Ую-бу-луи,  - никто из вас не получит его. Он принадлежит только мне, и я буду хранить его.
        - Тогда ты никогда не будешь жить в нашем стойбище.
        - Я буду приходить в ваши стойбища, когда захочу.
        - Мы убьем тебя, ты ведь не такой сильный, как Мангун-гали.
        - Но у меня мешок с ядом. Кто будет мне мешать, тот умрет.
        И Ую-бу-луи ушел прочь, захватив мешок с ядом. А Мангун-гали стал рассказывать племенам о том, как он был обманут.
        С тех пор не игуаны, а змеи стали ядовитыми, и между ними существует постоянная вражда; встречаясь, они всегда сражаются. Но, даже имея ядовитый мешок, змеи не могут причинить вред игуанам. Мангун-гали был великим виринуном и знал растение, которое обезвреживало яд. Как только змей укусит игуану, та бежит к этому растению, съедает его и спасается от вредных последствий укуса. Это противоядие - секрет рода игуаны. Его оставил роду Мангун-гали, потерявший свой ядовитый мешок из-за хитростей черного змея Ую-бу-луи.

        Крокодил

        Крокодил своим внешним обликом напоминает дракона, и в связи с этим, по всей видимости, о крокодиле ходит много легенд. Древнегреческий ученый Элиан писал, что крокодил, набрав в пасть воды, обливает ею тропинки вблизи реки и, как только человек или животное поскользнется и упадет, он нападает на них и пожирает. Другая мифическая история о крокодилах рассказывает, будто крокодил, сожрав туловище человека, почему-то орошает его голову слезами и только после этого завершает свое пиршество.
        В Индонезии у местных жителей (даяков) крокодил - священное животное. Это связано с легендой, будто бы, один из великих даякских вождей перевоплотился в крокодила. И теперь, в связи с тем, что невозможно отличить его от других крокодилов этих пресмыкающихся предпочитают вовсе не трогать.
        В мифологии древних египтян крокодил обожествлялся. Так, древнеегипетский бог Себек изображался как огромный крокодил или человек с крокодильей головой, а древнеегипетская богиня Таурт изображалась в виде самки гиппопотама с головой и хвостом крокодила и лапами льва, а иногда в виде самки гиппопотама с крокодилом на спине. Дикие крокодилы, жившие в реках, считались неприкосновенными, ибо все они воплощали в себе бога Себека. Таким образом, крокодилу древние египтяне приписывали функции плодородия, ведь бог Себек заведовал разливами Нила, а соответственно и плодородием страны.
        Себек был богом плодородия и разливов Нила. Центром его культа был город Крокодилополис в Файюмском оазисе. Греческие историки Геродот (V век до н. э.) и Cтрабон (I век н. э.), побывавшие там, писали о специальных бассейнах, где лежали украшенные золотыми серьгами и браслетами крокодилы - священные животные Себека. Жрецы кормили их жареным мясом и лепешками, поили ароматным вином, смешанным с медом. Когда священный крокодил умирал, его тело бальзамировали и торжественно погребали в храмовой пещере. Египтяне считали священными не только этих храмовых крокодилов, но и диких, в изобилии расплодившихся по берегам Нила и его притоков, поскольку усматривали в них воплощение бога Ceбека. Жизнь крокодилов находилась у египтян под охраной, и за преднамеренное убийство кровожадной рептилии полагалась смертная казнь. Если же убийство признавалось неумышленным, жрецы Себека налагали на виновника штраф, размеры которого ограничивались только их воображением.
        Следует особенно подчеркнуть, что культ крокодила в Египте носил локальный, местный характер, поскольку в других номах поклонялись другим священным животным. И если жители Kpокодилополиса самозабвенно благоговели перед своим зеленым идолом, увешанным драгоценными побрякушками, то граждане Элефантины и Аполлинополиса, ненавидевшие прожорливых тварей лютой ненавистью, уничтожали их при каждом удобном случае.
        Островитяне любят легенды про крокодилов. Нага и другие люди, кто когда-то жил на острове Тудо, часто отправлялись вместе бить дюгоней и ставили для этого мостки над рифами. Некоторым удавалось убить за одну охоту двух дюгоней, другим трех, а Наге даже больше. И вот однажды, когда Нага был на охоте, а его жена сидела у очага, ее увидели двое неженатых юношей, проходивших мимо. Они сказали друг другу:
        - Уж очень эта женщина хороша! Давай в следующий раз, когда все уйдут на охоту, останемся с ней в селении.
        Когда люди снова собирались на охоту за дюгонями, оба юноши притворились больными, каждый туго перевязал себе бедро, и они легли около очага. Все мужчины, кроме них, ушли из селения, а эти двое остались.
        Едва лодки с охотниками отплыли, как юноши поднялись и развязали веревки, которыми было перевязано бедро. А когда наступила ночь, они прокрались в дом Наги и схватили его жену. Они сказали ей:
        - Ты нам очень понравилась, вот почему мы остались в селении.
        И они провели с ней всю эту ночь.
        Нага в это время звал и звал на рифах дюгоней, но ни один не подплывал близко. Односельчанам Наги, стоявшим на других мостках, всем удалось убить сколько-нибудь дюгоней - кому двух, кому трех, а кому и четырех. Когда начался отлив и рифы оголились, Нага велел вытащить из них сваи, на которых крепят мостки, и следом за лодкой Наги остальные лодки тоже поплыли домой, на Тудо. Они приплыли, и Нага сразу пошел к жене, но она, когда он вошел, не сказала ни слова, а осталась сидеть как сидела до этого. Нага сказал:
        - Я всегда убивал много дюгоней, но на этот раз не убил ни одного и даже не слышал, как они фыркают, а остальные убили много дюгоней. Я оставлял тут двух юношей, они тебя не трогали?
        - Ой, Нага, эти двое юношей плохие - обманули всех и притворились больными, а на самом деле не пошли на рифы потому, что я им понравилась. Они пришли и пробыли со мной всю ночь, и теперь я больна.
        - Никому об этом не говори,  - сказал ей Нага,  - пусть об этом никто больше не узнает.
        Пока его односельчане разделывали дюгоней, Нага срубил дерево варакара, отнес в святилище и там вытесал из дерева крокодила. Сделав крокодила, Нага отнес его к воде и влез в него, но древесина варакары слишком легкая, и крокодил плавал только поверху. Тогда Нага сделал крокодила из дерева хаванура, но и этот крокодил был слишком легкий, так что пришлось выбросить и его. То же случилось и с крокодилом из дерева капаро. Наконец Нага сделал крокодила из дерева вонгаи, и этот крокодил, когда Нага залез в него и прыгнул в воду, нырнул в глубину. Нага попробовал обежать в нем по дну вокруг всего острова - крокодил побежал очень быстро, и поверху за ним покатилась от этого большая волна. Нага подумал: «Да, плохо придется теперь моим односельчанам от этого чудища, которое я сделал!»
        Вернувшись на берег, Нага положил крокодила в святилище и забросал листьями. Когда люди стали спрашивать, где он был, Нага сказал:
        - Я спал. Когда я был на рифе, мне спать не пришлось, и я сейчас спал в кустах.
        А потом он сказал односельчанам:
        - Собирайтесь, завтра поплывем в Манату.
        Люди стали собираться в дорогу. Утром, когда лодки были уже готовы к отплытию, Нага сказал:
        - Вы плывите первыми, а я за вами.
        Все лодки отплыли, только лодка Наги не отчаливала от берега, потому что ждала его. Но Нага сказал тем, кто в ней был:
        - Отправляйтесь, не ждите меня, я вас догоню.
        - Как же без лодки ты нас догонишь?  - удивились люди.
        - Вы об этом не думайте,  - ответил Нага,  - все равно я вас догоню.
        Его лодка уплыла, и тогда он влез в крокодила и нырнул в море. Он стал бегать и плавать под водой, отрезая кусок за куском от острова, пока тот не стал совсем маленьким. Вот почему теперь вокруг острова Тудо так мелко и так много около него островков, проливов и протоков. После этого Нага быстро догнал лодки с односельчанами, а потом обогнал их. Между рифами Кемусу и Кумадари есть проход, который называется Вапа, и там Нага остановился и стал ждать лодки. Он стал в воде на задние лапы - хвост опустил вниз, ко дну, а крокодилью пасть высунул наружу и широко раскрыл ее. Вокруг себя Нага сделал водоворот, и люди в передней лодке, которая была уже близко, испугались и закричали:
        - Что это с морем и что это за чудовище? Посмотрите, какая у него пасть!
        Нага вмиг проглотил лодку вместе со всеми, кто в ней был, и стал глотать одну за одной лодки, которые за ней плыли. А когда подплыла та, в которой были обидчики его жены, Нага показался в разинутой крокодильей пасти и прокричал:
        - Во всем виноваты эти двое - когда я охотился, они совершили над моей женой насилие! Поэтому я, Нага, утоплю сейчас вашу лодку!
        И он ее тут же проглотил. Наконец приплыла лодка с женой Наги, и Нага закричал из крокодильей пасти:
        - Возвращайтесь назад, на Тудо! Я Нага, теперь я стал крокодилом, больше на Тудо я не вернусь! Это я проглотил все лодки, и я буду есть теперь всех людей, и мужчин и женщин!
        После этого крокодил исчез - ушел в глубину. Лодка возвратилась на Тудо, и те, кто в ней был, увидели, что их остров разрезан узкими протоками на маленькие островки. Тогда они оплакали Тудо, оплакали Нагу, оплакали всех погибших.
        В обличье крокодила Нага поплыл от рифа Кемусу прямо к Даудаи, врезался в берег и пополз прочь от моря, прорезая в земле глубокую борозду. Так появилась река Бинатури со всеми ее притоками - до этого реки там не было. Когда он добрался до Емусы, он решил, что останется там жить, и выполз из борозды отдохнуть. Вдруг он увидел Сиде, человека из Масингара - тот охотился на кенгуру и диких свиней. Нага вылез из крокодила и спросил его:
        - Ты человек или дух?
        - Я человек, меня зовут Сиде, я живу в Масингаре.
        Нага сказал:
        - В Масингаре живет мой друг Вакеа. Если ваш народ захочет воевать, сначала приходите ко мне - я буду здесь жить.
        Сиде пошел в селение и всем сказал:
        - Я встретил хорошего человека, он будет жить здесь недалеко, и с ним чудище.
        И он повел их к Наге, и, когда односельчане Сиде увидели крокодила, они изумились и сказали:
        - Такого чудища мы не видели, оно длинное-длинное!
        Нага им сказал:
        - Когда захотите воевать, режьте бамбук для лука и для тетивы здесь, в Емусе.
        С тех пор жители Масингары, когда делают луки, срезают для них бамбук в Емусе - вот почему все так боятся их стрел.
        И еще Нага сказал народу Масингары:
        - Когда убьете врага, не отрезайте у него голову. Вот почему народ Масингары и другие жители леса не отрезают у убитых врагов головы - они поступают, как им сказал Нага.
        Потом Нага снова влез в крокодила и отправился странствовать. Он побывал во многих местах - прорыл реку Куру, а оттуда пополз дальше, в Мабудаване, и прорыл реку там. Он подумал: «Не буду я больше плавать по морю, лучше я буду делать реки и воевать с людьми». Едва он чуял людей, как сразу полз к ним, по дороге делая в земле реку. Так появились реки Магаи, Тамани, Поспос, Тогитури, Васи-каса, Куди-каса и Кобуара-гово.
        Нага сделал их и пополз назад, поднимаясь вверх по каждой из этих рек, и везде, где Нага видел людей, пришедших за водой, он ловил их и проглатывал. Наконец он вернулся в Емусу, срыгнул там головы проглоченных, вылез из крокодила и выложил из голов на земле большое кольцо, а вокруг выложил другое, из листьев кокоса. Вот почему, с тех пор люди раскладывают так головы врагов, которые приносят с войны. До Наги и знаменитого воина Куиамо люди совсем не воевали. Тех, кто живет на острове Саибаи и соседних с ним островах, научил воевать Куиамо, а тех, кто живет вдалеке от моря,  - Нага. Селение Мавата лежит между теми и другими, и потому и те и другие стараются им завладеть. Когда жители Маваты и островов Ям и Тудо приходят в Емусу, они приносят духу Наги дюгоньи кости и мясо и говорят ему:
        - Нага, возьми это мясо, оно твое - ведь ты помогаешь мне каждый раз, как я иду бить дюгоней.
        Вот почему в Емусе такие большие груды дюгоньих костей. Если люди из других мест не будут давать Наге мяса, с ними, когда они будут охотиться на дюгоней, может случиться какая-нибудь беда. Люди также просят у Наги победы в войне. Они говорят ему:
        - Скоро я иду на войну. Я буду убивать, как ты убивал жителей Тудо.
        Дух Наги до сих пор живет в Емусе, а когда хочет куда-нибудь отправиться, принимает обличье крокодила. Все остальные крокодилы произошли от него, и они съедают людей потому, что так делал Нага после того, как принял обличье крокодила.
        В мифах американских индейцев причина наступления ночи объясняется тем, что гигантское небесное чудовище в обличье аллигатора каждый вечер проглатывает солнце. Однако в мифологии нeкоторых племен Центральной Америки крокодилу отводилась почетнейшая роль демиурга, создателя Земли. То же самое можно обнаружить и в мифах кхмеров: Крон Пали, божественный дух в образе крокодила, создал Землю и поддерживает ее в пространстве.
        Таким образом, в мифологии древних народов крокодил выступает повелителем земли и воды, подземного мира и космического пространства, властителем жизни и смерти.
        В средневековой Европе заморское чудище сделалось персонажем язвительной басни, поскольку было замечено, что крокодил проливает слезы во время пожирания своей жертвы. О крокодильих слезах упоминает и русский «Азбуковник»: «… егда (крокодил) имать человека ясти, егда плачет и рыдает, а ясти не перестает… главу от тела оторвав, зря на нее, плачет». Такое «совестливое» поведение зубастого хищника породило новое символическое значение: обильные «крокодильи слезы» стали рассматриваться в Eвропе как аллегория чудовищного лицемерия. Но, как доказано современными учеными, крокодил плачет вовсе не из показной жалости к несчастной жертве: дело просто в том, что таким путем из его организма вымываются излишние соли.
        В западном и восточном изобразительном искусстве крокодил в образе Миpовoгo чудовища обычно ассоциировался с первозданным хаосом и персонифицированным злом, но, с другой стороны, он же иногда выступал в роли помощника и спутника богов. Индуистский бог Вишну, например, изображался плавающим по морю на фантастической рыбе макаре с крокодильей головой.
        В военном деле крокодилы использовались редко, но эффективно. Как передают aнтичные историки, рептилии сыграли peшающую роль во время осады греческого города Амбракия римской армией под командованием Гнея Флавия. Когда римляне рыли подкоп под городские стены, осажденные пробили свод подземной гaлереи и окатили вражеских солдат кипящей смолой, однако смола лишь подогpела воинственный пыл римлян. Тогда гpeки подбросили в лазе много осиных гнезд и ульев с пчелами, но на суровых римлян и это не произвело большого впечатления. Проклиная «толстокожих» захватчиков, осажденные разворотили гoродской зверинец, которым очень гордились, и втолкнули в отверстие подземной галереи двух здоровенных крокодилов. Увидев у себя под носом плотоядно щелкающие челюсти, бравые римляне мгновенно лишились присутствия духа и с воплями бросились наутек.
        В геральдике, как нетрудно догадаться, эмблема крокодила не пользуется большим спросом, однако карликовое южноафриканское государство Лесото поместило в свой герб именно крокодила. У представителей племени басуто в Африке считалось, что если крокодил «поймает» отражение человека в воде, то последний должен умереть.
        В древнекитайской мифологии каймана считали драконом-свиньей и называли чжуполун. «Весны и Осени Люя», гл. «Гу юэ»: «Государь Чжуаньсюй происходил из Жошуя, реально же жил в Кунсане. Закрылось облаками небо, подул навстречу ветер, звук его был то шумен, то печален, то звонок. Государю Чжуаньсюю понравились эти звуки, и он повелел летучему дракону создать «музыку восьми ветров», назвал ее «Несущий облака» и преподнес Верховному владыке (Шан-ди). Затем повелел кайману стать предводителем оркестра; кайман лег навзничь и стал бить себя хвостом по брюху, причем звук был красив». Чжуполунов описывали как крокодилов длиной около двух чжанов (в древности 1 чжан 1,9 -3,4 м), с короткой пастью и четырьмя ногами; спина и хвост их были покрыты твердой и толстой чешуей, были они ленивы, любили поспать и обычно отдыхали с закрытыми глазами, а если же кто-либо задевал их, то они не очень-то церемонились с обидчиком. Легенда говорит, что его слава как музыканта Чжуаньсюя, оказалась отрицательной: людям понравились однако не его музыкальные способности, а прекрасная кожа для барабанов и его родственников стали
истреблять.
        Полинезийцы, найдя умершего или случайно убитого (например, в порядке самообороны) крокодила, устраивали ему пышные похороны, ибо верили в его мистическую силу.
        Люди племен боджанги считают их священными, ниспосланными с небес и не трогают их. Интересно, что крокодилы отвечают им взаимностью.
        Племена австралийских аборигенов с полуострова Арнемленд считают, что обличье крокодила приняла душа брата, жаждущая возмездия, чтобы убить своего коварного брата, погубившего его с помощью колдовства.
        Другой миф говорит, что кожа крокодила выглядит так странно, потому что как-то, еще когда он был женат на женщине - Черно-Белой Утке, она не захотела его кормить и после того, как он ударил ее палкой по голове, она расцарапала ногтями обнаженное тело мужа, да так сильно, что кожа Ворембена (так его звали) оказалась буквально рассеченной на куски. После этого Ворембен два раза так сильно ударил женщину-утку по голове, что она сразу умерла, а с тех пор у всех черно-белых уток две белые полосы на голове. Ворембен же решил, что лучше он превратится в крокодила, чем останется таким отвратительным человеком.
        Легенда племени нгулугвонгга, река Дэйли, говорит, что Млечный Путь - это веревка, по которой пытался взобраться на небо Биндагбиндаг, мужчина-крокодил. Он насиловал обеих своих дочерей, поэтому мать вместе с ними убежала на небо. Сверху дочери сбросили отцу веревку, но когда он поднялся на самый верх, мать, несмотря на протесты младшей дочери, обрезала веревку и отец свалился на землю. Через некоторое время он отлежался и даже собрал себя по кусочкам, но стал он так ужасен, что предпочел превратиться в крокодила, а веревка, по которой он взбирался, превратилась в Млечный Путь. Еще перед этим он утыкал свое тело чешуей, вот почему кожа крокодила так выглядит. Дух мужчины-крокодила поднялся на небо, это произошло после его превращения в крокодила.
        Также очень распространена австралийская легенда о том, как одна девушка, которую украл крокодил и некоторое время сожительствовал с ней, убежала от него, проползла сквозь крохотную дыру в каменном завале и, потеряв все волосы, позже родила от него множество крокодильих яиц, из которых, когда по ним били, сразу выползали многочисленные лягушки. А шерсти они лишены потому, что их мать, преодолевая каменный завал, потеряла все свои волосы.
        Легенды племени маунг с острова Гоулберн рассказывают. В местности Унганба, между Сэнди-Крики и заливом Джанкшн, что у северозападного побережья полу острова Арнемленд, странствовала группа людей племени маунг. Долго ли, скоро ли, подошли они к Инимейарвиламу в устье реки Кинг. Название этого места означает «Он тянул челнок, сделанный из коры дерева». И служит оно напоминанием о людях племени маунг, которые подтягивали там к воде именно такой челнок. А потом переправляли людей через реку, для чего им пришлось сделать несколько рейсов на челноке.
        Среди собравшихся на берегу был мужчина, которому не терпелось поскорее перебраться на другой берег. Он все просил у старейшины переправить его, но тот ему отказывал. Большинство людей уже было переправлено, а ему все еще не разрешали сесть в челнок. Это его очень обидело, и он с грустью подумал: «Превращусь-ка я лучше в гунбирибири - крокодила».
        Затем он переплыл на другой берег, но все же не стал крокодилом.
        «Я что-нибудь сделаю для того, чтобы превратиться в настоящего крокодила»,  - решил он и отправился немного выше по течению реки в Анивунггалаинджун. Там он выкопал из земли несколько корней железного дерева, накалил их на костре, содрал с них кору и топтал ее до тех пор, пока она не размягчилась и не стала подобной воску. Тогда он вылепил из этой массы себе нос, длинный и тупой, как у крокодила. А потом нырнул в воду и превратился в настоящего крокодила.
        В это время переправляли через реку еще одну группу людей на челноке. Крокодил подплыл к ним, перевернул челнок, убил всех людей и съел их.
        Совершив это злодейство, он всплыл на поверхность и сказал оставшимся в живых:
        - Запомните! Я поступлю так с каждым, кого поймаю. Я буду убивать и пожирать всех!
        Крокодил навсегда остался жить в реке. Дух мужчины-крокодила поднялся в небо и присоединился к Млечному Пути. Там и сейчас видны три звезды, изображающие крокодила, а три другие звезды, большего размера,  - это челнок, который крокодил перевернул на реке. Среди людей, которых съел крокодил, были три девушки. Они превратились в три бугра на его затылке. Люди утверждают, что с помощью этих выступов крокодил узнает о надвигающейся опасности.

        Хамелеон

        Этот маленький потомок динозавров, известен во всем мире. Хамелеоны привлекали людей издревле. В культурах разных народов о них сложено немало легенд и мифов. Конечно, в этих сказаниях воспевается главная способность ящериц - менять цвет в зависимости от окружающих условий и внутреннего состояния.
        Окрас хамелеона зависит от его эмоционального состояния. И если цвет вдруг совпадет с окружающим фоном, то это именно совпадение, ничего более.
        Хамелеон меняет цвет, когда он испуган, или его взяли в руки, или если он победил в драке другого хамелеона. Они меняют цвет, когда в их поле зрения попадает представитель противоположного пола, а иногда - вследствие изменений температуры или освещения.
        Кожа хамелеона содержит несколько слоев особых клеток, так называемых хроматофоров (от греческого chгoma - «цвет», и pheгein - «нести»), каждый со своими цветовыми пигментами. Изменение соотношения между слоями вынуждает кожу отражать разные типы света, делая хамелеона ходячей цветомузыкой.
        Даже странно, насколько устойчиво убеждение, будто хамелеоны меняют цвет в зависимости от окружающей обстановки. Данный миф впервые появился примерно в 240 году до н. э. в трудах Антигона из Каристы - второстепенного греческого сочинителя занимательных историй и кратких биографий.
        Аристотель - ученый гораздо более влиятельный и к тому же писавший веком ранее - уже тогда абсолютно верно связывал изменение цвета хамелеона с его страхом. В эпоху Возрождения от теории «окружающего фона» в очередной раз почти полностью отказались. Однако с тех пор взгляды поменялись на диаметрально противоположные, и на сегодняшний день это, пожалуй, единственное, что большинство людей «знают» о хамелеонах.
        Хамелеоны могут оставаться абсолютно неподвижными по нескольку часов подряд. По этой причине, а также из-за того, что едят хамелеоны крайне немного, в течение многих веков бытовало мнение, будто они питаются воздухом. Это, разумеется, тоже неправда.
        Дурума - одно из так называемых племен ньика, живущих на некотором удалении от Момбасы, по соседству с племенем рабаи на востоке и диго на юго-западе. И сейчас еще племена эти в достаточной степени неизучены, но их легенды сохранились.
        История о хамелеоне звучит так.
        После сотворения человека Хамелеона и Ящерицу спросили, какая, по их мнению, участь должна его ожидать. Хамелеон ответил: «Я хотел бы, чтобы люди жили вечно». Ящерица сказала: «Удел людей - смерть». Чтобы разрешить спор, Хамелеон и Ящерица должны были бежать наперегонки до возвышения, на котором сидели люди. Исполниться должно было желание победителя. Как и можно было предвидеть, победила Ящерица. С тех пор Хамелеон передвигается медленно, словно грустя о том, что не смог спасти людей от смерти.
        У племен бушонго (Намибия) верховное божество называется Бумба. Он создал мир, назначил тотемы и вождей для племен и отправился после этого на небо через «страх перед людьми» и теперь выражает иногда свою волю только в снах и видениях. О создании им мира бушонго рассказывают: однажды, когда еще земля была под водой, Бумба почувствовал боль в животе и изрыгнул из себя Солнце, Луну и звезды. Солнечные лучи осушили избыток воды и таким образом появилась суша. Затем Бумба создал восемь живых существ - леопарда, орла, крокодила, маленькую рыбку, черепаху, пантеру, белую цаплю, жука и козла. От крокодила в мире появились пресмыкающиеся, от рыбки появились все другие виды рыбы, от жука - насекомые, от цапли - все птицы, от козла - все рогатые животные. У Бумба еще было три сына. Старший создал термитов, средний - растения, а младший - коршуна.
        Среди многих африканских племен, в первую очередь яо (ваяо), ньянджа (Восточная Африка) и других, распространенное имя верховного бога - Мулунгу, также ассоциируется с небом. Это имя вытеснило собой полностью или частично другие имена верховного божества, вроде: Мпамбе, Чиута, Леза.
        Есть миф, что Хамелеон имел обыкновение ставить ловушки для рыбы. Однажды он увидел в своей ловушке людей. Хамелеон привел этих людей к Мулунгу, и тот очень удивился, увидев существ похожих на него. Мулунгу, как утверждают мифы, тоже ушел на небо, когда люди начали убивать животных и жечь леса. Помог ему в этом Паук, что спустил свою паутину с дерева. Подобный миф есть и у племени субийя (Замбия)  - главный бог Леза вознесся на небо на паутине, но его поступок ничем не был мотивирован, а когда люди полезли за богом на небо, то паутина порвалось, и люди упали на землю.

        Черепаха

        О черепахах тоже слагают разные легенды.
        Древнеиндийская легенда гласит, что когда-то давно на Земле жили молодые дерзкие великаны, которые посчитали себя выше богов. Боги разгневались на великанов, и разразился между ними страшный бой. Долго он длился, но, наконец, не выдержали великаны и в панике разбежались кто куда. На поле боя остались только их щиты. Чтобы показать свое могущество, боги вдохнули жизнь в их щиты. И вот щиты тоже расползлись в разные стороны, а потом у них отросли головы и лапы, и они превратились в черепах.
        Миф о том, как черепаха идет на войну. Выбирая товарищей, отвергает пуму, волка, ястреба, берет с собою кузнечика, шило, щетку, головню, маленьких черепашек и тому подобных персонажей. По пути часть из них или все пропадают. Обычно воину-черепахе каким-то образом удается отрезать голову спящему вождю или его дочери, но враги хватают его. Черепаха притворяется, будто не боится ни огня, ни ножа, поэтому ее топят. Оказавшись в воде, она с триумфом возвращается домой. Встречаются варианты, когда воин-черепаха возвращается домой с полдороги или убит врагами.
        Китайские легенды рассказывают, что однажды красавица Жан-Хоа, гуляя, случайно раздавила панцирь небесной черепахи, притаившейся в высокой траве. Красавица была безутешна. И тогда ее муж раздал черепки от панциря черепахи людям. Случайно эти черепки попали в землю и именно из них появился рис.
        Есть легенда про женщину на черепахе. По ночам к юноше приходит неизвестная девушка и искушает его. Но он не знает кто это. Решил он пометить ее бедро краской. А утром видит отметину у своей сестры. Он желает ей провалиться сквозь землю. Проваливаясь она падает на черепаху посреди моря, рожает дочь. Черепаха берет ее в жены, она рожает близнецов Кремня и Венебожо. Кремень убивает мать при рождении, Венебожо убивает Кремня. Согласно другому источнику, бабка Венебожо, то есть мать-земля, есть женщина-жаба.
        Бытует легенда о происхождении Земли. Божество создает небо, море, свет, водоплавающих птиц, велит птицам достать со дна моря сушу. Гусь, Утка, Гагара не доныривают, Лысуха приносит со дна в клюве ил, кладет в руку Создателю. Голубка приносит в клюве веточки. Создатель из ила и веточек лепит комочек, творит сушу, ищет, на чьей спине ее утвердить. Улитки, рачки, рыбы не подходят для этого, лишь бабка-черепаха в силах держать огромный вес. Стервятник высушивает землю взмахами крыльев, создавая долины и горы. Теперь она мать-земля. Черепаха - основа Земли.

        Ящерица

        Символ ящерицы присутствует в мифологии многих народов мира. Например, австралийские аборигены считают ящерицу символом возрождения. В фольклоре Австралии, как и в сказаниях народов Меланезии и Африки, ящерица - одно из популярных действующих лиц или родовой предок. Например, ящерица Тарротарро считается культурным героем. Также существует значение ящерицы: в сказаниях аборигенов ящерицу преследует орел, что является знаком супружеской измены и семейной тематики. Существует еще несколько мифов, касающихся ящериц. Например, вот что говорится о ящерице в мифологии племени диери: «Сначала Мурамура создал множество маленьких черных ящериц, которых и сейчас находят под корой деревьев. Они показались ему очень привлекательными, и он решил, что они должны стать над всеми ползающими существами. Мурамура разделил их лапы на ноги и руки и сделал им пальцы. Затем он приставил свой палец к середине их лица и сделал нос, таким же образом он сделал им глаза, рот и уши. После этого он поставил одну из ящериц на задние ноги, но она упала. Тогда Мурамура отрубил ей хвост, и ящерица смогла ходить на задних ногах…»
        У североамериканских индейцев ящерица - символ проворности и ловкости. Также, у них ящерицы - символ растущего маиса. Он олицетворяет плодородие и силу развития. В культуре коренных народов Америки существует глубокая внутренняя связь между ящерицей и силой плодородия. Такое же значение - плодородие - ящерица имеет у мексиканцев. Народы пуэбло (юго-запад США) считали ящерицу символом роста сексуальности и живительного дождя.
        Ящерицы в наскальной живописи Аризоны, Нью-Мексико и Юты встречаются в сюжетах плодородия.
        В египетском и греческом символизме ящерица означала божественную мудрость и удачу, а также символизировала бога Меркурия, покровительствовавшего торговле и красноречию. Ящерица - атрибут Сераписа и Гермеса, иногда Афину изображали с сидящей у нее на груди ящерицей, также ящерица была атрибутом аллегорических изображений Логики. В одном из мифов Аполлон, который символизирует Солнце, убивает ящерицу. Поэтому она должна находиться в тени и в расселине.
        Аскалаб, в греческой мифологии сын Мисмы, напоил Деметру, когда та в поисках Персефоны изнывала от жажды. Аскалаб посмеялся над жадно пьющей богиней, и та, вылив на него остаток воды, превратила его в крапчатую ящерицу. Считалось, что убивающий ящерицу приносит жертву Деметре.
        В римской мифологии считалось, что ящерица спит всю зиму, поэтому она символизировала смерть и воскресение. Ящерица была добрым знаком в Египте и вообще в античном мире, где иногда ее связывали с мудростью. Также в Египте ящерица была эмблемой зноя, жары и плодовитости.
        По Плинию, крокодил и ящерица символизируют молчание, так как считалось, что у них нет языков.
        На Таити ящерицы считались вместилищами богов или их священными животными, были богами королевской семьи. К ящерицам взывали жрецы, молясь о здоровье и благополучии наследника. Существовали поверья, что ящерицы живут в тех местах, где зарыт клад, сокровища или просто пласты золота, поэтому ее еще называли символом богатства и роскоши.
        Народ Новой Зеландии считал ящерицу злом, веря, что ее появление принесет болезни и смерти. В Новой Зеландии мотив ящерицы част в реалистических деревянных скульптурах, а в татуировках трансформировался в стилизованный S-образный рисунок. Перед зелеными древесными ящерицами маори испытывали священный страх, считая их одной из физических манифестаций бога зла, вестниками болезней и смерти, духами-хранителями тайников.
        В сказаниях африканских народов ящерица - это магический знак компромисса. Об этом говорит такая сказка: ящерица договаривается с пауком и дарит ему накидку (сетку) для ловли мух, а взамен получает свой хлеб обратно. Это магический знак умения достигать компромисса.
        В Китае ящерица - это символ хитрости, жертвенности и быстроты. В Голландии ящерица являлась символом прорицания и тайной женской мудрости.
        В народной российской традиции ящерица была подобна змее. Так, крестьяне верили, что укус ящерицы бывает ядовит, иногда даже смертелен; иногда считали, что ящерица может прогрызть кожу человека и добраться до самого сердца. Чтобы не умереть от укуса ящерицы или змеи, нужно, по народным поверьям, быстрее бежать к воде и напиться, причем сделать это нужно быстрее ящерицы, так как, если ящерица первой доберется до воды и напьется, человек умрет; если же человек окажется быстрее ящерицы, то ящерица умрет, а человек быстро выздоровеет.
        В то же время в народе считалось, что ящерица может спасти человека от укуса змеи. Например, если рядом со спящим окажется змея, то ящерица влезает ему за пазуху и щекочет, пока он не проснется. Иногда крестьяне верили еще, что ящерица берет себе хвост от гадюки; поэтому ее били, чтобы она сбросила свой хвост. Еще считалось, что если подмешать в еду куски ящерицы, то из них выведутся маленькие ящерицы, которые будут потом клубками выходить через горло и задушат человека. Ведьмы сушили ящериц, стирали их в порошок и подмешивали в водку в убеждении, что тот, кто выпьет этой водки, умрет. Отвар из сушеных и истолченных ящериц девушки давали выпить парню, которого хотели приворожить; но при этом считалось, что если отвар простоит хотя бы сутки, он превратится в отраву, от которой человек сойдет с ума и умрет.
        Убивать ящериц в народе нередко считалось грехом; этот запрет, вероятно, был связан с представлениями о душе умершего, появляющейся в виде ящерицы. Крестьяне верили, что если убить ящерицу-самца, в доме умрет отец, а если ящерицу-самку - мать; при этом женской считали зеленую ящерицу, а мужской - серую. Считалось, что ящерицы, греясь на солнце, «пьют солнце», поэтому крестьяне безжалостно убивали ящериц, наравне со змеями. Хотя в то же время в некоторых местах считалось, что «солнце плачет», увидев убитую ящерицу, поэтому ее следует зарывать в землю, иначе начнутся продолжительные дожди, так как небеса начинали оплакивать погибшую, и из-за этого могло начаться наводнение. При долговременной засухе ящерицу даже приносили в жертву, дабы вызвать дождь.
        Кроме всего вышеперечисленного, в уральских мифах ящерица - дух гор. Хозяйка Медной горы превращалась именно в ящерицу.
        Значение ящерицы как символа можно трактовать по-разному. Всем известно, что если ящерице отрубить хвост, он вырастет снова. (Можно предположить, что сила ящерицы заключена в ее хвосте). Но многие древние народы считали, что любая часть тела ящерицы (голова, лапы, туловище) также может отрасти. Именно поэтому изображению ящерицы придавалось большое символическое значение. Ящерица - это способность к самовосстановлению. С ящерицами вообще связано очень много легенд о творении, получении человечеством огня и не только. Например, согласно одной из легенд, когда-то давно на земле жили большие и сильные Ящеры. И настолько возгордились эти звери, что начали считать себя сильнее Бога. Тогда Бог прогневался на них и превратил их в крошечных тварей. Но ящерицы не испугались и не впали в уныние. И тогда Бог подарил им драгоценную чешую и способность к регенерации.
        В легендах и сказаниях фино-угорских народов рассказывается о том, как «черт решил повторить творение - сжал пригоршню земли, но когда разжал руку, появилась ящерица».
        Многочисленные мифы о получении человеком огня в качестве «героя», добывающего пламя, упоминают именно ящерицу. Так Камбел отправлял по очереди ящериц разных видов, и только самой маленькой удалось добраться до пандануса, под которым находился огонь, миновать охрану и вернуться, держа огонь под мышкой, чтобы вода не попала на него. Забавная деталь: Камбел не мог найти огонь, который ящерица, играя с хозяином, прятала от него.
        В мифе кивай неудачу терпят крыса, игуана, змея, и только большой ящерице удается получить огонь. Даре посылает черного какаду Капиа, знавшего множество разных вещей и умевшего говорить по-человечески. Капиа нес раскаленную палочку в клюве, и от жара у него появились красные точки в углах рта. Хозяйка огня привязывает палочку к хвосту собаки, потом на спину, но на нее попадает вода. Наконец, в третий раз, палочка помещается на голове. Ящерица несет огонь во рту, держа голову над водой.
        В зороастризме ящерица - символ Аримана (духа бедствий) и злое начало.
        В христианстве ящерица трактуется неоднозначно. С одной стороны, она несла в себе зло и дьявола. Так как ящерицу, согласно народным поверьям, причисляли к «гадам», то люди полагали, что появляются они на свет из яиц черта и могут сглазить или околдовать человека. Она - атрибут Сабазия, который изображается с ящерицей в руках. В Библии смысл переменчивости Иуды передается таким символом как «дом ящерицы». Тип Иуды - это тип человека, не знающего покоя, который находится под Меркурием и должен развивать внешнюю кипучую деятельность, маскирующую внутреннюю сущность его беспокойства.

        Насекомые


        Мое собрание насекомых

        Мое собранье насекомых
        Открыто для моих знакомых:
        Ну, что за пестрая семья!
        За ними где ни рылся я!
        Зато какая сортировка!
        Вот ‹Глинка› - божия коровка,
        Вот ‹Каченовский› - злой паук,
        Вот и ‹Свиньин› - российский жук,
        Вот ‹Олин› - черная мурашка,
        Вот ‹Раич› - мелкая букашка.
        Куда их много набралось!
        Опрятно за стеклом и в рамах
        Они, пронзенные насквозь,
        Рядком торчат на эпиграммах.

    Пушкин А. С.

        Бабочка

        Бабочка считается символом Великой Богини (Великой Матери). Образ Великой Богини восходит к древнейшим временам истории человечества, к палеолиту. Это верховное божество олицетворяло одновременно небо и землю, жизнь и смерть. С Великой Богиней ассоциировались птицы и летающие насекомые. Одним из насекомых, представлявших богиню, и была бабочка. Отсюда поверья о том, что ведьмы могут превращаться в бабочек, что бабочки способствуют зачатию и предвещают войну (например, римляне называли бабочку feralis - «свирепая»), что бабочки - это души умерших. Кроме того, во многих культурах бабочка символизирует преходящий характер радости. Древние римляне считали, что бабочки - это цветы, которые сорвал ветер.
        Древняя индейская легенда гласит: свое желание надо тихо прошептать бабочке, чтобы для всех земных существ оно осталось тайной, и отпустить ее. Бабочки не умеют говорить, поэтому на своих крылышках она доставит просьбу прямо на небеса и, желание обязательно сбудется.
        Бабочки - излюбленный мотив мифов и легенд многих народов мира. Изображения этих крылатых созданий оставили на фресках египтяне еще 3,5 тысячи лет назад, соотнося их стадии жизни с жизнью человеческой - от зарождения сознания до просветления, воскрешения души. Люди окружали бабочек легендами и мифами. Древние представления о них связаны с самыми главными для человека понятиями: жизнь и смерть, душа, любовь, счастье.
        У ацтеков бабочка была одним из атрибутов бога растительности, весны и любви.
        В мифах Эллады бабочки часто являлись символом любви, а на древнегреческом языке бабочка и душа назывались одним словом - «психе». Психея - жена Эроса изображалась прекрасной девушкой с крыльями бабочки.
        Эльфы - духи воздуха, пришедшие к нам из скандинавской мифологии, изображались в виде маленьких человечков с крыльями бабочки.
        В Японии считают, что увидеть бабочку у себя в доме - к счастью: они символизируют все лучшее в жизни человека. Поэтому ритуальный «танец бабочек», выражающий радость жизни, традиционно открывает здесь торжественные шествия и праздники. Именно в древнеяпонской классике впервые описан обычай выпускать на свадьбе пару живых бабочек.
        В Китае до сих пор жених перед свадьбой дарит невесте живую или нефритовую бабочку - символ неизменной любви.
        По древней легенде ацтеков и индийцев - бабочки передают наши желания небесам, и если нашептать бабочке свое желание и затем выпустить ее, то оно непременно сбудется. Во многих странах бабочка до сих пор является символом любви, счастья и багополучия. И, как в древние времена, считается, что она может помочь исполнить самые заветные желания.
        Славяне также верили: чистые души ангелов прилетают к нам дневными бабочками, чтобы передать наши желания на небеса.
        С глубочайшим почтением относятся к бабочкам буддисты: ведь к бабочке обратился Будда со своей проповедью.
        У христиан и католиков бабочка часто изображается сидящей на руке младенца Христа и является символом возрождения и воскрешения души.

        Божья коровка

        Этот жук одно из самых древних насекомых, известных человеку.
        Описания божьей коровки встречаются в самых давних мифах, легендах, книгах и летописях.
        Божья коровка относится к семейству жуков, которое насчитывает более 4000 видов этих милых созданий. Селятся божьи коровки в зависимости от вида и предпочтений: одни неприхотливы и живут абсолютно на всех растениях, другие «избирательны» и «капризны», более серьезно относятся к «месту жительства», выбирая для жилья только полевые травы. Третьи родственницы обитают на лугах с ручьями и даже в тростнике. Происхождение слова «божья» имеет свое основание, в данном случае под этим словом подразумеваются синонимы: кроткая, мирная, безобидная и еще одно звание «защитница».
        Божья коровка - символ защитника. Несмотря на свою мирную наружность, хищница по природе, она избавляла посевы от насекомых-вредителей. Поэтому считалось, плохой приметой наступить на божью коровку.
        Самый распространенный из всех известных видов - коровка семиточечная. Образ именно этой божьей коровки встречается в ряде восточнославянских мифов. Согласно одному из них в этого жучка была превращена жена бога-громовержца Перуна, наказанная таким образом за измену. Соблазненная змеем-искусителем, жена Перуна бежала с ним, бросив детей. Перун опалил ее молнией, и с тех пор на ее крылышках можно увидеть семь пятнышек - по числу детей, оставшихся на небе.
        Известна еще одна легенда, согласно которой божья коровка относится к небесному стаду Перуна. Она осуществляет посредническую связь между небом и землей, между могущественным богом и людьми и является символом этой связи. Поэтому ей приписывалась магическая сила, способность влиять на погоду. Люди старались не убивать божьих коровок, чтобы не навлечь божьего гнева. В католической вере божья коровка считалась насекомым Божьей Матери. Видимо, с тех пор принято посылать жучков на небо: «Божья коровка полети на небко, там твои детки кушают конфетки, а тебе не дают всем собакам раздают!»
        Точно так же, как жук торбагге во времена язычества посвящался Тору, так и божья коровка была посвящена Деве Марии, и до нашего времени именуется ключницей Владычицы нашей.
        Когда какая-нибудь молодая девушка видела весной в сельской местности божью коровку, это считалось счастливым знаком. Тогда она должна была пустить божью коровку по руке, приговаривая: «Она примеривает мне свадебные перчатки». И когда божья коровка раскрывала свои маленькие крылышки и улетала, девушка должна была заметить, в какую сторону, потому что именно оттуда должен был происходить и ее жених. Маленький жучок-посланник Девы Марии, как считалось, предсказывал крестьянам, будет ли следующий год щедрым. Если число пятен на божьей коровке оказывалось больше семи, ожидалось, что придется собирать хлебные крошки, если же их было меньше семи, ждали обильный урожай и низкие цены.
        Англичане называют ее «птицей Леди». Такой эпитет использовался в честь Девы Марии, она же «Леди всех христиан». Красный цвет божьей коровки ассоциируется с цветом плаща Девы Марии.
        В Азии принято считать, что если, поймав коровку, ее отпустить, то она непременно полетит к вашей любви, быть может, вашей второй половинке, и нашепчет ему/ей ваше имя на ушко, после чего он/она незамедлительно бросится на ваши поиски.
        В Ирландии божья коровка - это символ защиты.
        У древних фермеров ее появление считалось хорошим знамением, ибо она существенно ограничивала размножение тли.

        Муравей

        Существует легенда о том, как Зевс помог Эаку муравьями. Зевс-громовержец, похитив прекрасную дочь речного бога Асопа, унес ее на остров Ойнопию, который стал называться с тех пор по имени дочери Асопа - Эгиной. На этом острове родился сын Эгины и Зевса, Эак. Когда Эак вырос, возмужал и стал царем острова Эгины, то никто не мог сравняться с ним по всей Греции ни любовью к правде, ни справедливостью. Сами великие олимпийцы чтили Эака и часто избирали его судьей в своих спорах. По смерти же Эак, подобно Миносу и Радаманту, стал по воле богов судьей в подземном царстве.
        Лишь великая богиня Гера ненавидела Эака. Гера наслала великое бедствие на царство Эака. Окутал густой туман остров Эгину, четыре месяца держался этот туман. Наконец разогнал его южный ветер. Но не освобождение от бедствия, а гибель принес он своим дыханием. От тлетворного тумана неисчислимое множество ядовитых змей наполнили пруды, источники и ручьи Эгины, всех отравили они своим ядом. Начался ужасный мор на острове. Вымерло на нем все живое. Остались невредимыми лишь Эак да его сыновья. В отчаянии воздел Эак руки к небу и воскликнул:
        - О, великий эгидодержавный Зевс, если ты действительна был супругом Эгины, если ты действительно мой отец и не стыдишься своего потомства, то верни мне мой народ или же и меня скрой во мраке могилы!
        Дал знамение Эаку Зевс, что он внял его мольбе.
        Сверкнула молния, и раскатился удар грома по безоблачному небу. Понял Эак, что услышана его молитва. Там, где молился Эак отцу Зевсу, стоял могучий посвященный громовержцу дуб, а у его корней был муравейник. Случайно упал взгляд Эака на муравейник, полный тысяч трудолюбивых муравьев. Эак долго смотрел, как хлопотали муравьи и строили свой муравьиный город, и сказал:
        - О, милостивый отец Зевс, дай мне столько трудолюбивых граждан, сколько муравьев в этом муравейнике.
        Лишь только промолвил это Эак, как дуб при полном безветрии зашелестел своими могучими ветвями. Еще одно знамение послал Зевс Эаку.
        Настала ночь. Чудесный сон увидел Эак. Он видел священный дуб Зевса, ветви его покрыты были множеством муравьев. Заколыхались ветви дуба, и дождем посыпались с них муравьи. Упав на землю, муравьи становились все больше и больше, вот поднялись они на ноги, выпрямились, пропал их темный цвет и худоба, они обращались постепенно в людей. Проснулся Эак, он не верит вещему сну, он даже сетует на богов, что не шлют они ему помощи. Вдруг раздался сильный шум. Эак слышит шаги, людские голоса, которых он давно уже не слышал. «Не сон ли это», думает он. Вдруг вбегает сын его Теламон, бросается к отцу и, радостный, говорит:
        - Выйди скорее, отец! Ты увидишь великое чудо, которого ты и не ждал.
        Вышел Эак из покоя и увидел живыми тех людей, которых видел во сне. Провозгласили люди, бывшие раньше муравьями, Эака царем, а он назвал их мирмидонянами. Так была заселена вновь Эгина.
        В мифопоэтических и культурно-исторических традициях с муравьем связываются различные символические значения. В Китае муравей символизирует справедливость, праведность (иногда добродетель, патриотизм и эгоизм); белый муравей в буддизме - символ кротости, самоограничения (в некоторых других традициях - образ разрушения). В предсказаниях роль муравья двояка: они указывают и благой (у эстонцев), и плохой (у болгар, швейцарцев) исход. Разрушение муравейника во многих традициях символизирует несчастье. В иудаистической и соответствующей мусульманской легендах рассказывается о муравьях, учивших царя Соломона мудрости и смирению.
        В мусульманской традиции муравей - одно из десяти небесных животных.
        В Индии чёрные муравьи почитаются как священные насекомые.
        Полезными считаются муравьи у индейцев зуньи. Считается, что муравьи уничтожают следы человека и сбивают с толку преследователя (отсюда - особая ритуальная функция так называемого «муравьиного общества» в танцах зуньи).
        Лечебные свойства муравьев отмечены во многих традициях. И напротив, согласно представлениям индейцев пуэбло, за разорение муравейника или обливание его мочой муравьи насылают болезни, которые могут быть вылечены только специальным муравьиным врачом или муравьиным обществом. Аранта считают, что укус муравья особого вида убивает медицинские способности лекаря. Наличие у муравья ряда свойств, напоминающих человеческие (в частности, таких, которые приписываются идеальному человеку), позволяет объяснить представления о муравьях как превращённых людях или, наоборот, о том, что люди некогда были муравьями. Такое поверье отмечено у индейцев хопи; апачи называют индейцев навахо муравьиным народом; в некоторых индейских традициях считается, что женщины, вступившие в связь с белыми людьми, превращаются в красных муравьев. Нередко подобные превращения связываются с громовержцем. Так, мирмидоняне (т. е. «муравьиные люди», от греч. , «муравей»), колонизовавшие остров Эгина, ведут своё начало от Мирмидона, сына громовержца Зевса и Эвримедузы, к которой Зевс явился в виде муравья.
        По другой версии, как говорилось выше, Зевс по просьбе царя Эгины Эака превращает муравьев в людей, после того как всё население острова погибло от чумы.
        В «Ригведе» есть упоминание об одном из превращений громовержца Индры, который «в образе муравья пробил насыпи стремящегося к небу, уже возросшего, но (всё ещё) растущего». Превратившись в муравья, Индра незаметно вползает на насыпь вражеской крепости. Благодаря хитрости (предельное уменьшение в размерах, тогда как противник стремится увеличить свои размеры) Индра одерживает победу (в германском фольклоре известен сюжет о муравье, проносящем в темницу шёлковые нитки, из которых плетётся верёвка, чтобы узник мог выбраться на волю).
        В мифах индейцев карири (чако) рассказывается о красных муравьях, подточивших дерево, по которому первые люди влезли на небо.
        В западноафриканских мифах муравьи выступают в роли посланцев бога-змеи и связаны они с миром мертвых.
        Так, туземцы Новой Гвинеи верят, что после первой смерти может наступить и вторая смерть, когда душа превращается в муравья. У индуистов и джайнов известен обычай кормления муравьев в дни, связанные с поминовением души.
        Во многих традиционных мифах отражена связь муравья с землёй или даже с нижним миром и одновременно с процветанием и богатством, иногда с основным местным культурным растением, дающим и пищу, и опьяняющий напиток. Ацтеки считали, что чёрные и красные муравьи показали Кецалькоатлю место, где растёт маис. В евразийской мифологии широко распространён фольклорный мотив о муравье и кузнечике, где речь идёт о своевременной заготовке запасов еды. Этот мотив получил развитие в литературе, где эти насекомые ассоциируются с запасливым хозяином.
        В полесских ритуалах вызывания дождя (которые имеют параллели и в южнославянской традиции) дети разрушают муравейник палкой (кием), имитируя болтание палкой в колодце (при этом муравьи соотносятся с брызгами воды по принципу: «сколько муравьев, столько и капель»). Муравейник разгребают и для того, чтобы муравьи принесли хорошую погоду (солнце).
        У ряда финно-угорских народов известен обряд жертвоприношения лесным духам, совершаемый на муравейниках.
        В Западной Африке (в частности, у племени сусу) муравейники иногда рассматриваются как жилище демонов. Аборигены в Майсуре (Индия) считают муравейники местопребыванием кобры или змей-нага.
        Муравейник нередко трактуется как символ плодородия.
        Тема «Муравей и куча зерна» известна в разных версиях: например, в басне Леонардо да Винчи, сюжет которой восходит к фольклорной традиции, зёрнышко проса просит у муравья снисхождения и обещает вернуться к нему сторицей.
        В литературе часто встречается тема помощи муравьев человеку - муравьи выбирают зерна из скирды, по зернышку переносят кучу зерна, пересчитывают зерна и т. д.

        Овод

        Образ овода встречается в древнегреческих мифах. Например, в мифе о герое Беллерофонте, царе Ликии. Благодаря подаренному Афиной крылатому коню Пегасу герой не знал поражений. Он победил даже замечательных наездниц, женщин-воительниц - амазонок.
        Вообразил Беллерофонт, что ему должно все удаваться. Однажды он решил: «Раз во мне течет кровь богов, отправлюсь-ка я к ним в гости на Олимп, посмотрю, как живут бессмертные».
        Он оседлал Пегаса и велел ему лететь в жилище богов. Конь сопротивлялся, возмущенно ржал и бил землю копытом. Но Беллерофонт стегнул его плетью - и конь взлетел.
        Зевс увидел поднимающегося к Олимпу незваного гостя. Конечно, он мог бы наслать молнию и поразить человека, возомнившего себя равным богам. Но Зевс был большой выдумщик на наказания. Он послал навстречу всаднику обыкновенного овода. Тот сел на круп Пегаса и больно ужалил его. Пегас сделал резкий прыжок. Беллерофонт не удержался в седле и свалился на землю.
        Охромевший и ослепший, стал с тех пор скитаться наказанный за гордыню Беллерофонт по Долине странствий, пока смерть не унесла его в царство Аида.
        А Пегас стал любимцем всех поэтов. Однажды он ударил копытом о землю, и на этом месте возник источник вдохновения.
        И боги были грешны. Гера часто терпит обиды от мужа своего Зевса. Так было, когда Зевс полюбил прекрасную Ио и чтобы скрыть ее от жены своей, превратил Ио в корову. Но этим громовержец не спас Ио. Гера увидела белоснежную корову Ио и потребовала у Зевса, чтобы он подарил ее ей. Зевс не мог отказать в этом Гере. Гера же, завладев Ио, отдала ее под охрану стоокому Аргусу. Страдала несчастная Ио, никому не могла она поведать о своих страданиях; обращенная в корову, она была лишена дара речи. Не знающий сна Аргус стерег Ио, не могла она скрыться от него. Зевс видел ее страдания. Призвав своего сына Гермеса, он велел ему похитить Ио.
        Быстро примчался Гермес на вершину той горы, где стерег стоокий страж Ио. Он усыпил своими речами Аргуса. Лишь только сомкнулись его сто очей, как выхватил Гермес свой изогнутый меч и одним ударом отрубил Аргусу голову. Ио была освобождена. Но и этим Зевс не спас Ио от гнева Геры. Она послала чудовищного овода. Своим жалом овод гнал из страны в страну обезумевшую от мучений несчастную страдалицу Ио. Нигде не находила она себе покоя. В бешеном беге неслась она все дальше и дальше, а овод летел за ней, поминутно вонзая в ее тело свое жало. Жало овода жгло Ио, как раскаленное железо. Где только не пробегала Ио, в каких только странах не побывала она! Наконец, после долгих скитаний, достигла она в стране скифов, на крайнем севере, скалы, к которой прикован был титан Прометей. Он предсказал несчастной, что только в Египте избавится она от своих мук. Помчалась дальше гонимая оводом Ио. Много мук перенесла она, много видела опасностей, прежде чем достигла Египта. Там, на берегах благодатного Нила, Зевс вернул ей ее прежний образ, и родился у нее сын Эпаф. Он был первым царем Египта и родоначальником
великого поколения героев, к которому принадлежал и величайший герой Греции, Геракл.

        Паук

        Свое название паукообразные (арахниды) получили благодаря греческой мифологии.
        Давным-давно в долине у подножия священного Олимпа жила прекрасная девушка по имени Арахна. Все свое время она посвящала вышиванию и ткачеству. И так велико было ее мастерство, что даже нимфы выходили из леса полюбоваться ее работой.
        Арахной восхищались, но ее не любили за постоянное хвастовство своим умением и ловкостью. Она была так уверена в своем мастерстве, что утверждала, будто даже Афина, богиня мудрости и покровительница искусства ткачества не сможет с ней сравниться. Афина была уязвлена этими словами, и, спустившись с Олимпа, навестила Арахну под видом старухи, предупредив, что грубые слова могут навлечь гнев богов. В ответ Арахна заявила, что ничего не боится и готова бросить вызов самой Афине, чтобы узнать, кто из них лучше ткет.
        Афина выбрала темой покрывала свою победу над Посейдоном. Арахна же изобразила на своем покрывале сцены из жизни богов, в которых боги были слабыми и одержимыми человеческими страстями.
        Несмотря на то, что работа Арахны была великолепна, Афина сильно разгневалась. Она ударила Арахну челноком и разорвала ее покрывало. В отчаянии Арахна попыталась повеситься на собственной пряже, но Афина вытащила ее из петли и, окропив соком волшебной травы, превратила в паука с наказом вечно висеть и ткать.
        Героем многих легенд Западной Африки (Гана) и Карибских островов является Ананс, человек-паук.
        В повседневной жизни это обычный человек, но почувствовав опасность, он превращается в паука. Ананс любит подшучивать над другими людьми и животными и брать верх над теми, кто намного крупнее его.
        Иногда он бывает жадным и эгоистичным, но также может быть очень забавным. Он стал героем, так как научил людей рассказывать сказки. Предания о человеке-пауке разошлись по всей земле, подобно тому, как в разных углах дома таинственным образом появляется паутина.
        Сюжет этой легенды нашел отражение в современных «мифах» - многочисленных историях и рассказах о человеке-пауке, получившем свои необычные паучьи свойства в результате научного эксперимента.
        В некоторых японских легендах героем выступает паукообразный монстр тсучи-гумо («земляной паук»). В мифе о Райко добычей паука чуть не стал этот герой, застигнутый спящим в полночный час. Под именем Райко в легендах выступает Минамото но Йоримитсу, исторический персонаж Х века, жизнь которого превратилась в легенду. Райко называли «убийцей демонов». В этой легенде чудовище-паук, воплощение зла и темных сил, был побежден народным героем. Но эта победа символизирует гораздо больше, чем просто избавление от монстра. В те времена «тсучи-гумо» называли также воров и мародеров, огромное количество которых во времена Райко угрожало государственной безопасности и будущему Японии.
        Другая история о Райко поведала нам о его болезни. Однажды ночью, когда Райко лежал в постели, кто-то неизвестный передал ему лекарство. Состояние больного ухудшилось, и он понял, что ему подсунули яд. Встав из последних сил, Райко бросился на незнакомца. Защищаясь, человек набросил на Райко паутину и умчался прочь. Сюжет мифа рассказывает, что затем этого злоумышленника обнаружили в пещере. Это оказался подземный паук-гоблин, которого убил народный герой.
        В германском мифе в сочельник одна хозяйка наводила порядок в доме, чтобы встретить Рождество - День, когда Младенец Иисус придет, чтобы благословить ее дом. Даже пауков согнали из уютных уголков на потолке. Они уползли в самую дальнюю и темную часть чердака. Рождественская елка была чудесно украшена. Паукам было очень обидно, что они не могут увидеть прекрасное дерево и присутствовать во время визита Младенца Иисуса. Тогда самый старый и мудрый паук предложил подождать, пока все улягутся спать, и одним глазком взглянуть на празднично прибранную комнату. Когда дом погрузился в тишину и темноту, пауки выбрались из своего укрытия.
        Пауки подползли к ёлке и были восхищены ее красотой.
        Они ползали по ёлке и обвили всю паутиной.
        Утром Младенец Христос вошел в дом, чтобы благословить его, увидел рождественскую ель, всю в паутине. Он любил пауков, которые являются божьими тварями, но также знал и то, что хозяйка усердно трудилась, чтобы прибрать дом к великому празднику. С любовью в сердце и улыбкой на устах Младенец Христос подошел к дереву и тихонько коснулся паутины. Ее нити стали сверкать и переливаться. Они превратились в мерцающее золото и серебро.
        Как говорит легенда, после этого люди и стали украшать рождественские елки мишурой, а среди игрушек обязательно должен был висеть паук.
        Рассказ о Роберте Брюсе и пауке поведал миру Вальтер Скотт. Роберт Брюс правил Шотландией с 1306 по 1329 год. Это был один из величайших монархов, организатор обороны страны в начальный период войны за независимость против Англии.
        В легенде рассказывается о том, как однажды, в 1306 году, после боя с англичанами, закончившегося поражением шотландцев, король отдыхал в сарае. Он долго наблюдал за пауком, пытающимся сплести ловчую сеть. Шесть раз попытки паука заканчивались неудачей, и, наконец, на седьмой раз ему все удалось. Вдохновленный упорством этого маленького создания, король в конце концов выиграл битву с англичанами. Это произошло в 1314 году в Бэннокберне.
        О Паучьей скале рассказывает легенда из Северной Америки. На высоте более 240 мет ров гордо высится Паучья скала, расположенная в национальном парке Каньон Де Шейи штата Аризона. Много лет назад это имя дали скале индейцы племени навахо, и по сей день живущие в тех местах. Разноцветные пласты скал окружают каньон. Много веков назад навахо вырубали в этих скалах пещеры и жили в них. Большинство пещер расположено высоко над дном каньона, защищая жителей от врагов и внезапных наводнений.
        Согласно легендам навахо, в Паучьей скале была пещера, в которой жила Паучиха. Старшие говорили детям, что если они будут плохо себя вести, то Паучиха спустится со скалы по лестнице из паутины, утащит их к себе и съест. Еще детям рассказывали, что вершина скалы белая от выбеленных солнцем костей тех непослушных детей.
        Исламские легенды рассказывают о пророке Мухаммеде - арабский проповедник единобожия и пророк ислама, центральная (после единого Бога) фигура этой религии; согласно исламскому учению Мухаммеду Бог ниспослал своё священное писание - Коран. Также Мухаммед был политическим деятелем, основателем и главой мусульманской общины, которая в процессе его непосредственного правления составила сильное и достаточно крупное государство на Аравийском полуострове.
        Более 1400 лет назад Пророку Аллаха помог паук. Когда Курайши хотели убить Пророка Мухаммеда, он скрылся в пещере недалеко от Мекки. На поиски было послано много людей, они подошли близко к пещере, но Аллах не дал обнаружить своего Пророка.
        Перед пещерой построили гнездо два голубя, а паук протянул паутину через вход в нее. Предание гласит, что когда враги Мухаммеда подошли к пещере, они увидели, что вход затянут тщательно вытканной паутиной. Они решили, что нельзя проникнуть в пещеру, не оборвав паутину и невозможно сплести новую за такой короткий промежуток времени, который прошел за время бегства Пророка. Поэтому никто не вошел в пещеру, и Мухаммед остался жив. Через три дня, когда враги оставили попытки отыскать его и ушли в Мекку, Мухаммед выбрался из пещеры и пошел в Ясриб. Жители Ясриба, правители которого получили послание Пророка и поклялись в своей преданности ему, приняли его с распростертыми объятьями и отдали свои жизни в его распоряжение.
        С тех пор мусульмане очень уважают пауков.
        Древние индейские легенды рассказывают, что раньше солнце светило не над всей землей, и некоторым приходилось жить в полной темноте.
        Люди и звери постоянно сталкивались друг с другом.
        Наконец все устали от такой жизни и, собравшись вместе, решили, что им необходимо найти хотя бы немного света, чтобы можно было хотя бы видеть, куда идешь и что ешь. Нужно было кого-нибудь послать на его поиски.
        Первым попытал счастья Канюк. Но солнце сожгло прекрасные перья на его голове, когда он пытался принести его лучи. Затем пострадал Опоссум - он лишился меха на своем толстом хвосте. И только Паук, ловко поймав солнце в свою сеть, притащил его на темную сторону земли.
        Люди увидели, как свет появляется из-за горизонта, расходясь лучами, подобными радиальным нитям паутины.
        С той поры у канюка лысая голова, а у опоссума голый хвост.
        Паук когда-то защитил Младенца Иисуса во время бегства в Египет. Легенда гласит, что во время этого опасного путешествия Святое семейство как-то раз укрылось в пещере. Пришел паук и оплел вход в нее густой паутиной, а потом прилетела голубка и снесла в нее яичко. Когда подоспели преследователи, они увидели неповрежденную паутину и, заключив, что в пещеру давно уже никто не заходил, отправились дальше, не став ее обыскивать.
        Джёрёгумо - один из видов паука, существо из японского фольклора. Этот вид паука не является ядовитым, но в прежние времена считалось, что его яд вместе со своими сверхъестественными свойствами очень опасен. Паук Джёрёгумо может изменить свой внешний вид и превращаться в соблазнительную женщину. Согласно японской легенде в эпоху Эдо красивая женщина заманивала мужчину в тихом месте и начинала играть на бива (национальный японский музыкальный инструмент, аналог европейской лютни). Пока мужчина был заворожен звуком музыки, Джёрёгумо связывала его в шелковые нити паука и съедала.
        Джёрёгумо также может предстать в виде водопада. Легенда гласит, что в местечке Идзу на Сидзуока мужчина отдыхал у подножия водопада, когда его ноги были связаны нитями огромным количеством пауков. Он перерезал нити и привязал их к пню, который вытащил из земли. После этого инцидента жители деревень стали бояться пауков и перестали ходить к водопаду. Тем не менее, однажды лесоруб из города, не зная истории, начал рубить дрова в этом районе. Когда он случайно уронил топор в воду, то нырнул в бассейн, чтобы найти его. Красивая женщина появилась и вернула топор, сказав ему никогда не рассказывать никому о ней. Затем мужчина напился и впал в глубокий сон, чтобы никогда не проснуться.
        В сказаниях Берега Слоновой Кости паук символизирует человека суетного и непостоянного, увлеченного эфемерными и тщетными победами, значение которых мгновенно улетучивается; человека, неспособного радикально изменить собственную сущность.
        Паук - насекомое, приносящее удачу. Паук в доме - добрая примета, знак процветания и счастья. Если он спустится или упадет на человека с крыши, этот человек скоро получит наследство или деньги из какого-нибудь неожиданного источника. Маленького красного паучка называют по-английски «деньгопрядом»; если такой паук ползает по одежде, то ее скоро заменят на новую; если его поймать и носить в кармане, этот карман всегда будет полон денег.

        Пчела

        Если обратиться к древним легендам, мифам, традициям и религиям, то можно заметить, что пчела является самым популярным и таинственным существом. Самую древнюю и необыкновенно яркую легенду, связанную с пчёлами можно найти в старославянской ведической культуре. Согласно их сказаниям первыми разведчицами на Земле, посланных Творцами, были семь амазонок. Прилетели они на Землю зачавшими, и держала каждая из них - в одной руке семена растений, а в другой - пчёл.
        Амазонкам предстояло родить на Земле Титанов, которые должны были пыльную Землю превратить в цветущую миллиардами растений плантацию. Пчёлы давали Амазонкам всё необходимое - пищу, тепло, связь с их домом - райской системой. Миллиарды растений, высаженных на подготовленной к жизни Земле, давали пищу пчёлам, служили исходным материалом для производства воска, мёда и нектара. Воск - как запас топлива для фотонных двигателей межгалактических ракет, складировался в недрах Земли.
        Под стать Титанам - всё тогда было огромного размера и пчёлы и растения. Череда потопов меняли жизнь Земли и её человекоподобных обитателей, но неизменными землянами с тех пор всегда оставались самые космические существа - пчёлы. А запасы воска до сих пор хранит Земля в своей утробе.
        Во времена расцвета ведической культуры жизнеустройство семей было подобным тому, как устроена жизнь пчёл и называлась Домостроем. Праздник Троица - от слова роиться - символизировал строительство нового дома на три поколения семьи. В дохристианские времена многие привычные сегодня слова, связанные с темой пчёл звучали иначе. Так, пчёл называли осами; улей - колодой; рой пчёл - кордом; пчеловода - колдуном; леток улья - оком, восковая свеча - кумир. Выражение «Колдун колдует над колодой» - означало, что пчеловод читает танец пчел. Отсюда слова о-ко-лод-овать, где зашифрованы слова - око, колода и колдун. Колдуны не имели ничего общего с чёрной магией, они были просто чтецами языка пчёл или богов.
        Абсолютно всё в ведической культуре, что было связано с богами - было связано и с пчёлами. Ос (пчёл) считали связующим звеном между Мирами людей и богов. К осам (пчёлам)  - как носителям божественной информации обращались за любыми советами и с любыми вопросами. Через пчёл приходили ответы и послания богов. Колдуны (пчеловоды) были способны видеть в танце пчёл рунические картинки - послания или ответы богов. Первые буквы или руны старославянской азбуки несут в себе следующую информацию: АЗ - основа, суть, смысл, оса (пчела); БУКИ - буква, руна, образ, язык; ВЕДИ - ведать, знать, понимать, читать. Соединяя АЗ, БУКИ и ВЕДИ получается фраза - «смысл образов понимаю» или другими словами «ос язык ведаю».
        С древних времен человек связан с пчелами. Добывание меда было одним из средств его существования. Отзвуки этого дошли до нас в мифах и легендах, а также в виде изображений пчел на чашах, сосудах, монетах и т. д. Все народы древности поклонялись тем или иным животным. Среди них особое место занимали пчелы.
        В Древнем Египте пчелу почитали и изображали на обелисках. Объединивший Нижний и Верхний Египет фараон Минос избрал эмблемой Нижнего Египта пчелу. Египтяне на своих прошениях фараону рисовали пчелу как символ преданности. Они видели в пчелах образец самоотверженности, бесстрашия, презрения к смерти, опасности, а также блюстительниц идеальной чистоты и порядка. Египетские фараоны носили титул Повелителя пчел. Согласно верованиям египтян, душа, покидая тело, превращается в пчелу. Поэтому на гробницах первой династии фараонов находят изображения пчел, а в их усыпальницах - сосуды с медом. Изображения ульев обнаружены и на могилах других египтян.
        В Индии - стране древнейшей культуры - мы находим множество свидетельств интереса к пчелам. Индийское название пчелы - «медхукара», то есть «делающая мед». О ней упоминается в мифах, песнях. Индийский бог солнца - Вишну изображается в виде маленькой пчелы, отдыхающей в чаше цветка лотоса, о нем говорится, что там, где ступит его нога… потечет мед. Бог Кришна изображался с летающей над головой голубой пчелой.
        В языке некоторых африканских племен множественность предметов подчеркивается сравнением с пчелами. Для того, чтобы сказать, что у человека много скота, там говорят: «У него скот, как пчел в рое» или «число его коров подобно пчелиному соту».
        Некоторые народы Среднего Востока имеют обычай устанавливать ульи на могилах людей, которые при жизни отличались храбростью. Существует несколько объяснений этому. Считается, что пчелы будут охранять могилу так же тщательно, как охраняли свои соты, или что пчелиный рой обеспечивает умершего пищей, необходимой для путешествия на тот свет. Чаще всего считали, что пчелы символизируют бессмертие.
        Подобно духам или ветру, которые меняют свое место, но никогда не умирают, их изображение на могилах будет жить в наставлениях, которые они давали при жизни. У многих народов прочно держался обычай извещать обитательниц улья о том, что кто-нибудь в семье хозяев умер. Считалось обязательным обращаться к пчелам в самой дружеской форме, не скупясь на ласковые слова, так как они могут обидеться и покинуть улей.
        Арабское название пчелы «нехлет» означает «дар божий». Согласно персидским сказаниям, пчелы сидят на губах божества истины и веры - Митнаса, и он сразу узнает лжеца, наказывая его ужалением.
        Богата и разнообразна древнегреческая мифология. В ней наряду с богами часто упоминаются и пчелы. Известно, что пищей бессмертных олимпийских богов служила амброзия, а напитком - нектар. «Божественный нектар», несомненно, можно отождествить с цветочным нектаром, а амброзию - с цветочной пыльцой. Во время пиров на Олимпе вокруг пирующих снует прекрасная пара: богиня молодости Геба и юноша Ганимед. Они разносят амброзию удивительной сладости, тающую во рту. Она дает всему телу силу, умиротворенность духа, бессмертие души. В золотых кубках подается нектар. Лидийский царь Тантал - сын Зевса не раз бывал по воле богов на Олимпе, пировал с ними за одним столом. И Тантал возгордился, стал считать себя равным им. Возвращаясь с Олимпа, он брал с собой пищу богов - амброзию и нектар - и угощал ими своих друзей, пируя у себя во дворце. За это боги жестоко наказали его.
        Пчелы в понятии древних народов всегда относились к атрибутам божественного. Так, эмблемами Зевса были орел и пчела. Греческая мифология рассказывает, что Зевса, родившегося на Крите и воспитывавшегося в пещере, вскармливали молоком божественной козы и нектаром. Золотая колыбель Зевса стояла в Идайском гроте. Вся природа окружила любовью колыбель нового бога. Голуби с берегов океана приносили ему амброзию, каждый вечер прилетал орел, неся в когтях кубок с нектаром, пчелы собирали для него сладчайший мед и охраняли вход в пещеру. Когда смертные проникли в пещеру Зевса, чтобы похитить мед, на них напали пчелы.
        Согласно мифологии пчеловодство Греции тесно связано с именем Аристея. В прекрасный солнечный день Аполлон встретил девушку редкой красоты Кирену, в которую влюбился и сделал своей женой. Сына они назвали Аристеем. По традиции Аполлон отдает новорожденного на воспитание нимфам. Они научили Аристея искусству возделывания земли и, главным образом, пчеловодству. Став взрослым, Аристей захотел поделиться с людьми обретенными знаниями. С этой целью он посещает остров Кея в Эгейском море, где учит местных жителей пчеловодству. Позже, чествуя память Аристея, жители Кея отчеканили монету с его изображением.
        В жизни земледельцев Италии пчела играла настолько важную роль, что они избрали ей особую покровительницу в лице богини Меллоны. Мифологические сказания говорят о том, что первым заниматься пчеловодством стал бог вина Бахус. Вот как пишет об этом римский поэт Овидий: «Однажды Бахус в сопровождении сатиров прогуливался в покрытой цветами долине Родопа, когда на звук, производимый цимбалами сатиров, стали слетаться неизвестные насекомые,  - это были пчелы. Пчелы прилетали на звук меди, и Бахус, собрав их в рой, запер в дупло».
        Согласно французским и швейцарским народным поверьям пчелы - души умерших. Благородные особы украшали свой герб изображением пчелы, символизирующей трудолюбие и порядок.
        Северный эпос связывает миф о происхождении священного меда, дающего силы, поэтическое вдохновение и мудрость.
        Древние викинги, шедшие в бой, верили в то, что в Вальхалле (жилище эйнхериее - павших в бою храбрых воинов) их ждет неиссякаемое медовое молоко козы Хейдрун, а в сагах говорится, что за столом отца героев - Вотана - избранные получат из рук Валькирии рог с дивным медом.
        В Америке у племени майя был бог пчел Ахмузенкаб, изображения которого находят на настенных украшениях архитектурных памятников. Индейцы майя поклонялись и другим богам, считавшимся покровителями пчел. Они принимали все меры предосторожности, чтобы не причинять вреда пчелам при работе с ними, и если пчела погибала, они даже заворачивали ее в листок и хоронили. Из воска готовили свечи, которые использовали в качестве приношения богам. В поговорке латиноамериканских народов говорится, что пчелу создали ангелы. Согласно преданию, великий дух Маниту создал пчел из людей племени индейцев, которые отличались большим трудолюбием, а ленивых превратил в мух.
        У целого ряда племен Австралии пчеловодство связано с именем Байаме. Однажды в поисках дикого меда он пошел вслед за пчелой, к ноге которой привязал птичье перо.
        Пчелу называли Божьей угодницей, Божьей мудростью и наделяли святостью. Считалось, что она жалит только грешника. В улей с пчелами никогда не бьет молния. Своим происхождением пчелы, в отличие от шмелей, шершней или ос, которых сотворил черт, обязаны Богу. Пчелы водятся только у добрых людей, а злых не любят. Они сплачивают людей, связывают их духовным родством.
        Белорусы верили, что пчелы сближают добрых людей. Общие пчелы у двух разных хозяев соединяют их братскими узами, и они становятся друзьями, которые во всем помогают друг другу. Такие пчелы хорошо роятся, дают много меда и воска. Братские отношения между хозяевами пчел возникают, когда рой одного из них опустится в улей другого или когда на свадьбе новобрачным дарят половину своих пчел. Духовное родство, основанное на совместном владении пчелами,  - священное, данное самим Богом.
        Народная традиция наделяет пчелу не только чистотой и святостью, но также безбрачием. В заговорах ее называют девицей-пчелицей. Согласно легенде, в пчел превратились слезы прекрасной девы, сидевшей на камне посреди моря.
        В сербских поверьях Бог повелел пчелам размножаться без спаривания: пчелиная матка просто откладывает яйца, и из них появляются на свет пчелы.
        Известна сербская легенда о происхождении пчел из слез матери, которая оплакивала загубленного, а потом воскресшего сына. В ней образ матери совпадает с образом Богоматери. Схожесть пчелиной матки с Божьей Матерью проявляется и в их названиях: матка и Матерь. А царская символика роднит ее с Царицей Небесной: в украинской молитве к пчелиной матке обращаются «царица-матка», а в русской легенде в пчелиную матку Бог превращает рогатых людей, живших когда-то на земле. В заговорах пчелиную матку называют, как и Богородицу, Марией. Богородицу считают покровительницей пчел и их владельцев, на Успение Богородицы, чтобы у пчел был хороший приплод, в церкви угощают освященным медом.

        Скорпион

        В Древнем Египте знаку скорпиона отводилось привилегированное место - это относится как к легендам и религиозной иконографии, так и к сверхъестественным силам. Его ужасное жало поистине гипнотизирует; скорпион встречается среди тайных иероглифов, его можно увидеть даже на скипетре фараона в образе Изиды. Он также принимает облик Селкет, богини, обладающей необыкновенной притягательной силой, которая, как полагают, была связана с обществом врачей-целителей - «заклинателей Селкет».
        В Месопотамии, точнее, в Вавилоне, где в 2700 году до н. э. правил легендарный Гильгамеш, появляется человек-скорпион, который через тысячу лет возродится в Египте. С этого момента жаждущий бессмертия Гильгамеш становится героем эпических приключений.
        Греческое божество, дочь Зевса Артемида (Диана в римской мифологии)  - родная сестра-близнец Аполлона. Эта вечно юная дева-охотница не входит в число чувствительных дочерей и сыновей Зевса. Она скорее отчаянная, непокорная и неуживчивая, но очень уязвимая девушка. Обидевшись на что-либо, она превращает претендентов на ее руку в оленей и спускает на них свору собак. В одно прекрасное утро Артемиде очень не понравился Орион. Считая себя оскорбленной, она поклялась отомстить. Она послала скорпиона, который укусил Ориона в пятку. Из чувства признательности Артемида отправила это животное на небо, где Скорпион стал созвездием, вечно преследующим Ориона.
        Индейцы майя из Центральной Америки боялись этого жалящего членистоногого, который вначале был богом охоты, а потом стал символизировать кровотечение.
        Некоторые африканские народности включали скорпиона в ритуалы обрезания, рассматривая его защитный орган как «мужское начало» женщины. Некоторые народности Африки, поклоняющиеся животным, делают скорпиона предметом священного культа. Им запрещается упоминать о нем, произносить его имя из страха стать объектом преследования могущественных злых сил.
        В Мали одна легенда приписывает самому скорпиону следующие слова: «Я - не дух вещей. Я - не демон. Я - роковое животное для того, кто до меня дотронется. У меня - два рога и хвост, развевающийся по воздуху. Мои рога называются «насилие» и «ненависть». А оконечность моего хвоста носит имя «кинжала мщения». Я прихожу в мир лишь однажды. Зачатие, которое для всех является началом размножения, для меня - сигнал близкой смерти».
        В античные времена скорпиона практически повсеместно идентифицировали с орлом - царем птиц. С ним связывались величие, сила, власть и ясновидение, он действительно был почти божеством. Его изображали с высокомерным профилем орла - орел умеет смотреть прямо на солнце, он подстерегает истину. Эта смесь скорпиона и орла породила определенную двойственность: прячущийся скорпион зарывается в землю, а властный орел в свободном полете высоко поднимается в небо.
        Земля, жилище скорпиона, находится в естественном противостоянии с небом. У американских индейцев землю поддерживает змея, у египтян - скарабей. Итак, это таинственное животное - одно из самых древних на планете, оно славится способностью выносить любые испытания и прекрасным стойким характером. Жаля или околдовывая, как волшебник, скорпион в одно и то же время олицетворяет силы жизни и смерти, поиск собственной индивидуальности и стремление к внутреннему самопознанию. Некоторые даже сравнивают скорпиона с мифическим библейским змеем.
        У египтян повелительницей скорпионов считалась богиня мертвых Селкет, дочь бога солнца Ра. Ее изображали с головой скорпиона или же с человеческой головой, на которой восседал скорпион. Вместе с Нейт, Исидой и Нефтидой Селкет охраняла тело Осириса, когда он был убит Сетом. Поэтому этих четырех богинь часто изображали на крышках погребальных каноп (сосуды для хранения внутренних органов умершего человека) и саркофагах.
        Когда богиня Исида путешествовала по Египту в поисках своего мужа Осириса ее сопровождали семь скорпионов в качестве охраны, каждый имел свое имя: Тефен, Бефен, Местет, Местетеф, Петет, Четет, Матет. В этом мифе скорпионы выполняли защитную функцию.
        Первым египетским царем был фараон или легендарный царь Скорпион, о котором упоминается в «Книге мертвых». Древние египтяне, пожалуй, один из немногих народов, которые, относились к скорпионам без боязни и ненависти, а их маленькие фигурки использовали в качестве защитных амулетов.
        В Библии скорпион, подобно змее, является символом демонических сил и относится к животным, обитающим в преисподней. Из-за своей неожиданной (предательской) манеры жалить скорпион стал символом Иуды.
        Скорпиона всегда считали неизменным атрибутом колдунов и ведьм. С его помощью они готовили страшные заклинания.
        А вот самая полная и интересная легенда.
        Охотник из беотийской Гирии и самый красивый из когда-либо живших мужчин, Орион был сыном Посейдона и Эвриалы. Придя однажды в хиосскую Гирию, он влюбился в Меропу, дочь сына Диониса Энопиона. Энопион пообещал отдать Меропу в жены Ориону, если тот освободит остров от появившихся там ужасных диких зверей. Орион стал выполнять это условие, принося ежедневно Меропе по шкуре зверя. Когда, наконец, условие было выполнено и Орион потребовал Меропу в жены, Энопион стал твердить, что львы, медведи и волки все еще рыщут по холмам, и отказал ему в руке дочери, хотя причина была в том, что он сам был в нее влюблен.
        Однажды ночью раздосадованный Орион выпил целый бурдюк энопионова вина, и оно так разгорячило его кровь, что он ворвался в спальню Меропы и силой заставил ее разделить с ним ложе. На рассвете Энопион обратился к своему отцу Дионису и тот прислал к Ориону сатиров, напоивших его так, что он крепко заснул. Тогда Энопион выколол ему глаза и швырнул их на берег моря. Оракул заявил, что слепой Орион вернет себе зрение, если отправится на восток и обратит свои глазницы к Гелиосу, когда тот начнет подниматься из-за Океана. Орион тут же отправился на утлой лодчонке в море и, плывя на звук молота Киклопа, достиг Лемноса. Там он вошел в кузницу Гефеста, схватил одного из его учеников по имени Кедалион, посадил на плечи и сделал своим поводырем. Кедалион повел Ориона через земли и моря, и, наконец, они достигли самого дальнего берега Океана, где в него влюбилась Эос и ее брат Гелиос вернул Ориону зрение.
        Посетив в сопровождении Эос остров Делос, Орион решил вернуться, чтобы отомстить Энопиону, которого он, однако, на Хиосе найти не смог, потому что тот скрывался в подземном чертоге, построенном для него Гефестом. Отправившись через море на остров Крит, куда, по мнению Ориона, мог сбежать Энопион в надежде найти защиту у своего деда Миноса, он встретился с Артемидой, которая, так же как и он сам, страстно любила охоту. Ей быстро удалось уговорить Ориона отказаться от планов мести и вместо этого отправиться с ней на охоту.
        К этому времени Аполлон уже узнал, что Орион не отказал Эос и разделил с ней ложе на священном острове Делос; от этого бесстыдства Рассвет залился румянцем, да так и остался пунцовым. Более того, Орион хвалился, что освободит всю землю от диких зверей и чудовищ. Боясь, что его сестра Артемида не устоит, как и Эос, перед красотой Ориона, Аполлон отправился к матери-земле и, не без умысла повторив похвальбу Ориона, сделал так, что та натравила на него чудовищного скорпиона. Орион встретил скорпиона стрелами, но, видя, что они не причиняют ему вреда, бросился на него с мечом. Однако вскоре он понял, что никаким оружием смертный не сможет одолеть скорпиона, нырнул в море и поплыл в сторону Делоса, где, как он надеялся, Эос сможет его спасти. Аполлон тем временем позвал Артемиду и спросил: «Видишь, далеко в море, ближе к Ортигии, плывет что-то черное? Это голова злодея, который только что совратил Опис, одну из твоих гиперборейских жриц. Его зовут Кандаон. Прошу тебя, пронзи его стрелой!» Надо сказать, что Кандаоном звали в Беотии Ориона, но Артемида этого не знала. Она тщательно прицелилась,
выстрелила и поплыла, чтобы поглядеть на свою жертву. Каково же было ее горе, когда она увидела, что поразила в голову Ориона. Тогда она упросила сына Аполлона Асклепия, чтобы тот оживил Ориона. Но не успел Асклепий выполнить ее просьбу, как молния Зевса поразила его самого. Тогда Артемида поместила образ Ориона среди звезд, где его вечно преследовал Скорпион. Дух Ориона к тому времени уже отлетел к Асфоделевым лугам.
        Некоторые говорят, что Орион погиб от укуса скорпиона и что Артемида обиделась на него за то, что тот стал преследовать ее девственных спутниц - семерых плеяд, дочерей Атланта и Плейоны. Те вынуждены были бежать от него по лугам Беотии до тех пор, пока боги не превратили их в голубиц и не поместили их образы среди звезд. Однако это неправда, потому что плеяды не были девственницами: две из них разделили ложе с Зевсом, две - с Посейдоном, одна - с Аресом, а седьмая стала женой Сисифа Коринфского и не оказалась в созвездии потому, что Сисиф был простым смертным.
        Так за скорпионом закрепилась слава убийцы, а созвездие считалось приносящим несчастье. С его появлением на небе наступала осень: пора дождей и ненастья.

        Цикады

        Много писалось о японских сэми, или цикадах, и сейчас кажется странным, что цикад покупали и сажали в миниатюрные клетки, где они пели с необыкновенной мелодичностью.
        Лафкадио Херн в «Котто» описывает трогательную историю об одном из таких насекомых. Он повествует, что его слуга позабыл, что цикаду нужно кормить, и она постепенно перестала петь и, в конце концов, с голоду была вынуждена съесть собственные крошечные лапки.
        Пение минминдзэми напоминает напевное чтение молитв буддийского монаха, в то время как зеленые японские цикады сэми, или хигураси, звучат как позвякивание маленьких колокольчиков. Есть примета, что засушенный жучок увеличивает запас одежды. Для понимания легенд следует помнить, что, согласно буддийскому учению, всякая жизнь священна, и, более того, буддисты верят, что из-за некоторых грехов души мужчин и женщин могут перевоплощаться в мелких насекомых.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к