Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Хоай То: " Приключения Кузнечика Мена " - читать онлайн

Сохранить .
Приключения кузнечика Мена То Хоай

        Сказка о захватывающих, полных опасностей приключениях кузнечика Мена, его друзьях и врагах. Для дошкольного и младшего школьного возраста.
        Перевод с вьетнамского.


        То Хоай
        Приключения кузнечика Мена






        ГЛАВА I
        Я начинаю жить самостоятельно с самого раннего детства.  — Проделки, в которых я раскаивался всю жизнь


        С РАННЕГО детства я жил самостоятельно. Таков обычай нашего рода кузнечиков. И мать всегда говорила нам: «Дети, вы должны с первых же дней привыкать к самостоятельной жизни. Очень плохо, когда ребенок долго сидит на шее у родителей. Это значит, что он всегда будет чьим-нибудь нахлебником и не совершит ничего путного в жизни». И так уж повелось у нас, кузнечиков: мать, едва лишь произведет детей на свет, сразу начинает думать о том, как устроить каждому из них отдельное гнездо.
        В этом году нас родилось трое братьев, и мы прожили вместе с нашими родителями только два дня. Вечером третьего дня мать вывела всех нас из дому и поместила каждого в отдельную норку в углу большого поля. Я так и не узнал, кто и когда соорудил эти жилища. Я был младшим из всех братьев и самым маленьким, поэтому, втолкнув меня в норку, матушка положила перед входом в мой новый дом несколько сладких травинок, чтобы у меня была пища хотя бы на два-три дня.
        Потом матушка спокойно ушла. Нужно сказать, что я не особенно опечалился; наоборот, я даже обрадовался, оставшись полным хозяином такого удобного места, красивого и прохладного. Я сразу же отправился осматривать все закоулки моего нового жилища, а потом вышел наружу, поднял голову и стал смотреть на небо, синевшее между тонкими и острыми побегами травы. Душа моя наполнилась гордостью, я расправил свои маленькие крылья и громко застрекотал.
        Так начался мой жизненный путь. Я, конечно, не мог тогда знать, буду ли я счастлив в жизни и ждут ли меня удачи или огорчения. Да я и не задумывался над этим. Сознание собственной независимости доставляло мне величайшее удовлетворение.
        Каждый день с утра я трудился в своем доме. Я копал и утаптывал землю, чтобы сделать жилище более просторным и уютным, а в самом центре норы соорудил себе спальню, в которой находилось роскошное ложе. Затем я прорыл два запасных выхода в разные стороны для того, чтобы в случае опасности можно было спастись по одному из них. С наступлением вечера я немного отдыхал, а затем выходил на воздух. Там я встречался с молодыми кузнечиками и кузнечихами, жившими по соседству, и мы все вместе мелодично стрекотали, приветствуя заходящее солнце. Как только на землю опускалась ночь, мы всем обществом устраивали гулянья посреди луга, пили прохладную росу и ели влажную траву, распевали веселые песни и грациозно танцевали, пока небо не начинало серебриться. Когда же на востоке поднималось солнце, окидывая строгим взглядом просыпающуюся землю, мы расходились по домам. И так изо дня в день, из ночи в ночь, каждое утро и каждый вечер. Что и говорить, такая жизнь, которую ведем все мы, кузнечики, довольно однообразна!
        
        Так как я был умерен в еде и питье и работал разумно, не переутомляясь, то рос я очень быстро и вскоре превратился в сильного и рослого юношу-кузнечика.
        Тело мое приобрело очень приятную для глаз коричневую окраску. Мои длинные ноги стали очень сильными и мускулистыми, а щетинки на них — необыкновенно острыми и твердыми. Когда мне хотелось испытать их боевую силу, я, подняв ногу, изо всех сил ударял ею по стеблям травы, и травинки сразу падали на землю, словно срезанные ударом ножа. Мои крылья, прежде совсем короткие, вытянулись вдоль всего тела, доходя до самого хвоста, и каждый раз, когда я раскрывал их, они расправлялись с приятным жужжанием. Голова моя стала большой, и я поднимал ее горделиво и заносчиво, а белые и острые клыки грозно выдавались вперед, как два больших серпа. Мои длинные усы лихо загибались кверху, придавая мне вид чрезвычайно воинственный и отважный. Я очень гордился своими усами и постоянно щеголял ими перед всеми соседями и соседками. При каждом удобном случае я, как бы невзначай, проводил передними лапками по усам, чтобы все могли убедиться в их необыкновенной длине и гибкости.
        Я расхаживал повсюду с заносчивым видом, раскачиваясь на длинных ногах и помахивая усами. Сделавшись необычайно высокомерным, я постоянно ссорился и бранился с кузнечиками, жившими по соседству. Так что теперь, когда я начинал стрекотать по вечерам, никто не отвечал мне. Соседи, хорошо изучившие мой задиристый нрав, не разговаривали со мной. Должно быть, они просто избегали меня, но я тогда воображал, что они меня боятся, и еще больше уверовал в свою силу и храбрость. Часто в молодости мы склонны переоценивать свои достоинства и толковать в свою пользу многие поступки окружающих. Поэтому, когда я колотил застигнутых мною на краю поля молодых саранчих или пинками отгонял от берега нашего болота маленькую рыбку Гаунг Во. Я воображал себя самым грозным и могущественным героем, достойным стать во главе всех живых существ на земле.
        Боже мой, откуда мне было знать, что те злостные и недостойные поступки, которыми я хотел возвеличить и прославить себя, на самом деле только доказывали мое собственное невежество! Правда, позже, когда я пережил множество несчастий, выпавших на мою долю, и научился ценить жизнь, несколько раз избавившись от смерти, я раскаялся в своих проделках и понял, что если бы я каждый раз дал себе труд хоть немного задумываться над тем, что делаю, то никогда не совершил бы ничего подобного. Расскажу вам об одном из таких поступков, заслуживающих сожаления.
        Недалеко от моей норы находилось жилище одного кузнечика из рода Чуи. Этот Чуи, темнокожий, как и все его родственники, кажется, был моим ровесником, но я всячески третировал его, потому что он происходил из более слабого семейства и очень боялся меня. Он был совсем маленького роста, его куцые крылья едва достигали середины живота, и издали казалось, будто он носит жилет. На месте усов торчали жалкие обрывки, и на лице его постоянно было какое-то туповатое и униженное выражение. Он с трудом добывал себе пропитание и никогда не был, уверен в том, что завтра наестся досыта. И гнездо его, выкопанное почти на поверхности земли, конечно, не могло идти ни в какое сравнение с моим глубоким и удобным домом, имеющим несколько запасных выходов. Однажды я пришел к нему в гости и удивился ужасному беспорядку, царившему в его убогом и неприглядном жилище. Я назидательно сказал:
        — Что же ты, братец, живешь так безалаберно! Что это За дом, в котором нет глубокого помещения и запасных выходов? Если кто-нибудь захочет разрушить твое жилище, то тебе сразу же придет конец. Вот взгляни-ка: каждый раз, когда ты влезаешь в это гнездо, как я сейчас, то твоя спина торчит над землей, и даже тому, кто станет на самом краю нашего большого луга, будет хорошо видно, в каком уголке своего жилища ты находишься. Вообрази, что тебя заметит какая-нибудь птица,  — она, конечно, тут же клюнет тебя в спину. Как ты думаешь, что из этого получится? Ах, как это глупо и бестолково! И ты, простофиля, стал уж совсем взрослым кузнечиком, а ума себе не нажил!
        — О уважаемый Мен,  — печально отвечал мне Чуи.  — Я тоже хотел бы быть таким же умным и ловким, как вы, но у меня ничего не получается. Всю ночь в поте лица я ищу себе пищу и к приходу дня так устаю, что у меня не остается ни малейших сил, чтобы углублять свое жилище. Где уж мне гулять и распевать, как вы! Я тоже часто думаю, что жить так очень опасно, но у меня нет ни сил, ни денег… Что же мне остается делать! Всем беднякам бывает так же трудно, как и мне, уважаемый Мен! Есть, правда, у меня одна мысль… Если бы вы разрешили мне сказать вам…
        Чуи стал смущенно топтаться на месте, словно что-то мешало ему говорить. Я покровительственно произнес:
        — Ладно, можешь говорить, я готов тебя выслушать.
        Тогда он робко взглянул на меня и сказал:
        — Я очень благодарен вам, уважаемый Мен, за ваше сочувствие и заботу. Как было бы хорошо, если бы вы разрешили мне прорыть ход к вашему великолепному гнезду, чтобы в случае угрозы я мог там укрыться и спокойно переждать опасность.
        Я обнажил зубы и презрительно свистнул.
        — Ах, вот как! Всего лишь прорыть ход к моему дому. Не правда ли, послушать тебя, так это ничего не стоит сделать? Слышишь ты, зловонный, как сова, на это я не пойду! Не смей даже заикаться об этом. Сам вырыл такую мелкую нору, ну и подыхай в ней!
        Вслед за этим я выпрыгнул наружу, нимало не думая о Чуи, и стал петь и веселиться, как всегда.
        Однажды в предвечернюю пору я стоял у входа в мой дом. В последние дни прошли сильные дожди, и ближние водоемы, слившись с большими лужами, образовали целое море. Великое множество журавлей, бакланов, коричневых чирков и других птиц, слетевшихся отовсюду, носилось над водой в поисках поживы. Они шумно бранились и дрались между собой, выдирая друг у друга добычу. Здесь было много молодых журавлей, изголодавшихся и тощих. По-видимому, им приходилось очень туго, потому что они ссорились из-за каждой маленькой рыбешки. Прислонившись к стеблю травы, я размышлял об их жалкой участи. Вдруг я заметил большую Бакланиху, которая вынырнула из-под воды в нескольких шагах от меня: она вышла на берег и стала отряхиваться и хлопать крыльями.
        
        Я решил подшутить над ней и, тут же придумав одну очень забавную штуку, громко позвал Чуи. Когда тот откликнулся, я спросил его:
        — Эй ты, не хочешь ли немного развлечься вместе со мной?
        — А как вы хотите развлекаться?
        — Мы только подразним кое-кого, и все… А то мне что-то скучно сегодня.
        — Кого же вы хотите дразнить?
        — Вон ту большую Бакланиху.
        Чуи высунулся из норки и, посмотрев на Бакланиху, спросил:
        — Эту почтенную Бакланиху, которая стоит неподалеку от нас?
        — Ага!
        — О, что вы, уважаемый Мен! Я преклоняюсь… Я припадаю перед вами к земле всеми шестью лапками… Но я очень боюсь ее! Да и вам, по-моему, следовало бы ее опасаться.
        Я выпучил глаза:
        — Бояться, кого? Или ты не знаешь, негодник, что я, кузнечик Мен, никого на свете не боюсь!
        — Ну что ж, уважаемый Мен, пусть будет по-вашему, но только увольте меня от этого. Прошу вас, развлекайтесь, пожалуйста, сами.
        Тогда я стал ругать Чуи:
        — Эх ты, жалкий трус!  — кричал я ему.  — И ты еще смеешь глядеть на меня своими противными глазищами!
        В то же время я внимательно наблюдал за Бакланихой, и когда она, отвернувшись, стала смотреть в другую сторону, я запел во все горло:
        Бим-бом-бом, бим-бом-бом!
        Разных птиц полно кругом,
        Журавлей, нырков, бакланов
        Здесь не сосчитать,
        Все жирны, с кого ж, скажите,
        Перья ощипать?
        Мы Бакланиху поймаем,
        Перья разом ощипаем,
        И отварим, и зажарим, и съедим.

        Бакланиха, услыхав мою песню, задрожала от злости. Выпучив глаза и растопырив крылья, она направилась в мою сторону, приговаривая: «Кто это так отзывается обо мне? Хотела бы я знать, какой это негодяй смеет так отзываться обо мне?»
        Я тут же юркнул в траву и быстро спрятался на самое дно своего гнезда. Про себя я приговаривал: «Хоть голову себе расшиби, а сюда тебе не пролезть!» Бакланиха же, не заметив меня, изумленно озиралась по сторонам и вдруг увидела Чуи, который пытался втиснуться в свою маленькую норку. Она сразу же закричала:
        — Эй, Чуи! Ты что это там говоришь про меня?!
        — Что вы, я не сказал про вас ни слова.
        — Ах, ты еще отпираешься? Вот тебе! Вот тебе!  — И после каждого «вот тебе!» Бакланиха ударяла Чуи клювом. Она стукнула его только два раза, но Чуи уже был близок к смерти и, лежа без движения, стал громко звать папу и маму. Тогда Бакланиха, сочтя себя отомщенной, полетела на озеро ловить рыбу, а я вылез из норы. При виде меня Чуи заплакал навзрыд:
        — О, горе мне! О небо, о земля! Вы, Мен, погубили меня!
        — Как? Почему?  — спросил я.
        
        Чуи не мог даже подняться, он лежал неподвижно и горько рыдал. У меня на глаза тоже навернулись слезы, я наклонился и тихо сказал:
        — Разве можно было предугадать, что так случится? Я очень виноват перед вами. Если вы умрете, то я буду в этом виновен; но теперь я понимаю, как мне следует вести себя в будущем.
        Чуи уже совсем ослабел, он только прерывисто дышал и вдруг совершенно неожиданно для меня сказал:
        — Мне, видно, суждено умереть… Силы уже покидают меня… Нечего особенно сожалеть обо мне. Но, прежде чем закрыть глаза, я хочу объяснить вам, что к жизни нельзя относиться так легкомысленно… Думать всегда полагается перед тем, как делать что-нибудь…
        Я наклонил голову и взволнованно произнес:
        — Да, это будет для меня незабываемым уроком…
        Тут Чуи испустил дух. Мне было очень жаль его. Скорбя о нем, я еще больше сознавал свою вину. Не вздумай я дразнить Бакланиху, Чуи остался бы жив. А не спрячься я так быстро в свою нору, мне самому пришел бы конец. Да, ради пустой забавы я совершил ужасную глупость! Чем больше я думал об этом, тем больше раскаивался…
        Я похоронил бедного Чуи посреди лужайки, поросшей густой и бархатистой травой. Потом я воздвиг высокий надгробный холм, чтобы муравьи не могли осквернить его могилу. Долго еще стоял я перед этой свежей могилой, и слезы застилали мне глаза. Душа моя была полна скорби и печали.



        ГЛАВА II
        Начинаются чудесные приключения.  — Я становлюсь игрушкой у мальчишек.  — Жук Сиен Таук дает мне еще один урок


        ОБДУМАВ свою прошлую жизнь, я нашел в ней много позорного и недостойного и решил непременно исправиться и стать отныне примерным кузнечиком. Я зажил размеренной и спокойной жизнью. Безмятежные дни тянулись друг за другом на протяжении нескольких лет. Это были настолько тихие и однообразные годы, что я даже плохо их помню. Но вот однажды произошел случай, с которого и начались все мои чудесные приключения.
        Это было в начале лета, два года спустя после смерти несчастного Чуи. Как-то раз я закусывал свежими травинками неподалеку от моего дома. Вдруг на лугу показались двое мальчишек. Они шли прямо в мою сторону, неся в руках палку, лопатку и ведерко с водой.
        При виде людей я сразу же нырнул в траву и быстро спрятался в нору. Неожиданно я услышал топот ног прямо над головой, потом чей-то голос:
        — Ага, вот здесь, Лам!
        — Что там?
        — Ст?ящее место!
        — Да-да, в самом деле. Ну и здорово же! Посмотри-ка, сколько здесь взрытой земли, а вокруг полно следов. Ну-ка, Хьеп, дай мне нож, я расширю отверстие, а ты заходи с той стороны и лей в нору воду. Скорей, скорей!
        Потом я услышал стук ножа, вскапывающего почву, и на голову мне посыпалась земля. Почуяв большую опасность, я торопливо устремился в верхнее помещение моего жилища. Не успел я простоять там и нескольких минут, как внутрь гнезда полилась вода. Но уровень ее, едва достигнув моих ног, стал понижаться благодаря тому, что раньше я предусмотрительно вырыл очень глубокое помещение и прорыл несколько боковых ходов в разные стороны. Поэтому, хотя вода и лилась внутрь, она не затопляла жилища, а растекалась по проходам.
        Однако эти маленькие негодники упорно не уходили. Они были убеждены, что в норке непременно должен быть кузнечик. Особенно упрямым оказался один из них, по имени Лам. Несколько раз уже Хьеп лил воду в мою норку и, видя, что кузнечик все-таки не вылезает, предлагал пойти в другое место, но Лам настаивал:
        — А я могу поспорить, что он там! И, судя по норке, это должен быть очень большой кузнечик! Большие кузнечики могут долго сидеть в воде, иногда целый час! Мы теперь должны заткнуть все выходы из гнезда, чтобы вода наполнила его до краев, тогда кузнечик начнет задыхаться и непременно выползет наружу.
        Так они и сделали. Вокруг меня сразу стало темно. Все запасные выходы из моей норки были закрыты. Оставался только единственный путь, единственный выход, и это был как раз тот, по которому мальчишки лили воду, чтобы выгнать меня из норы. И вот вода стала медленно подниматься. Сначала она достигла моей спины, потом покрыла и голову, только два моих уса еще торчали наружу. Но вот и они скрылись под водой. Все же я изо всех сил старался удерживать дыхание, ни за что не соглашаясь высунуть голову из норы: я надеялся на то, что вода постепенно впитается в землю и я снова окажусь на сухом месте.
        Это была верная мысль, однако только отчасти, потому что вскоре земля стала совсем влажной и больше уже не впитывала в себя воду. Так что вода снова начала подниматься. Я ужасно обеспокоился. Все-таки мне придется выйти из норы. О горе, если я выйду сейчас — моя жизнь не будет стоить и гроша! Злые мальчишки поймают меня, отнесут домой, и я стану приманкой для бойцовых петухов или лакомством для их белоклювого скворца. А уж кому не известно, что эти негодные птицы почитают за вкуснейшее блюдо таких упитанных кузнечиков, как я. Но если я останусь здесь, меня ожидает неминуемая смерть. Не решаясь еще выходить из норы, я уже бессознательно чуть-чуть придвинулся к выходу. Постепенно голова моя поднялась над поверхностью воды, и я снова полной грудью вдохнул воздух. С этого мгновения я не в силах был снова погрузиться под воду, и по мере того как вода поднималась, я тоже понемногу подвигался кверху. И тут я попал в беду: чувствуя, как легче и свободнее становится дышать, я на несколько мгновений забыл об угрожающей мне опасности, о том, что каждый шаг приближает меня к моим врагам. Поэтому Лам вскоре
увидел мою голову и закричал:
        — Вот он! Вот он! Эй, Хьеп!
        
        Я торопливо бросился обратно в воду, но было уже поздно, потому что они заметили меня. Теперь-то они уж непременно постараются меня изловить!
        Так оно и случилось. Они стали лить в мое гнездо еще больше воды, сопровождая эту операцию торжествующими криками. Я дрожал всем телом и старался сдерживать дыхание, но находиться в воде стало свыше моих сил. В душе я еще крепился, но ноги сами шаг за шагом несли меня к выходу. Вдруг я услышал какой-то звук за своей спиной: мальчишки, вбив в землю позади меня бамбуковую пластинку, отрезали мне последний путь к отступлению. Эти негодники как будто сквозь землю увидели, что я выползаю из гнезда, и бамбуковой пластинкой лишили меня последней надежды на спасение. Теперь я волей-неволей должен был выйти из норки. Один мальчишка пыхтел, разрушая мое гнездо, а другой, сидя на корточках, радостно колотил бамбуковой палкой по земле и издавал при этом торжествующие звуки, подражая барабанному бою; причем он стучал и кричал так громко, как пять барабанов сразу. Они подняли такой шум, словно ловили какого-то вора. В отчаянии я тихонько подполз к отверстию норы и быстро выпрыгнул наружу.
        — Эй, братцы! Кузнечик-великан! Кузнечик-великан!
        — Ха! Ха! Поймали кузнечика-генерала!
        — Он ростом с четырех кузнечиков.
        — Конечно, он главный над всеми кузнечиками!
        Лам схватил меня, но я укусил его за палец, и он, вскрикнув, тут же бросил меня на землю. Воспользовавшись случаем, я кинулся бежать со всех ног. Мальчишки, схватив сачок и шляпу, бросились следом за мною. И не успел я глазом моргнуть, как уже лежал, запутавшись в сетке сачка. Я попытался перекусить нитки сачка, но это оказалось мне не под силу. Мальчишки стали умнее и не брали меня больше руками: перетянув сетку сачка, чтобы я не мог выскочить, они подобрали с земли свое имущество, вымыли измазанные руки и со всех ног пустились домой. Один тащил сачок, а другой бежал следом, неся в руках ведерко и все остальное. Мальчишки возвращались домой счастливые, приплясывая и звонко распевая веселые песенки. По всему было видно, что они очень довольны собой.
        Сидя в сачке, я бросал прощальные взгляды на родные места. Ярко-зеленая трава слегка колыхалась под легким дуновением ветра, водная гладь отливала серебром. Солнечные лучи ложились на листву деревьев сияющими золотыми бликами. Острая боль, словно удар ножа, пронзила мое сердце, и слезы хлынули из моих глаз.
        Родной дом удалялся все дальше и дальше от меня и вскоре совсем скрылся из виду. Горе терзало мою душу, я был близок к смерти.
        
        Мальчишки тем временем вышли за пределы нашего поля. Они довольно долго шагали по дороге, извивавшейся между густыми зарослями бамбука, потом свернули на маленькую тропинку, которая привела нас прямо к дому. Войдя в дом, Лам бросил в угол ведро и нож, а Хьеп, сняв с плеч сачок, осторожно положил его на пол.
        Я понимал, что скоро решится моя судьба. Я старался сдерживаться, но чувствовал, как от волнения дрожат мои руки и ноги. Когда Лам направился к выходу, Хьеп сказал:
        — Эй, Лам! Отнесем-ка этого кузнечика нашей любимой утке, пусть она полакомится.
        Я вздрогнул всем телом. О земля! О небо! Но Лам, махнув рукой, запротестовал:
        — Что ты! Что ты! «Вылить»[1 - «Вылить кузнечика» — буквальный перевод с вьетнамского — выгнать его из норки при помощи воды. (Здесь и далее примечания переводчика.)] такого большого кузнечика — ведь это же редкая удача. Этот кузнечик настоящий богатырь. Тхинь недавно тоже поймал большого кузнечика. Он хвастался, что его кузнечик самый сильный и побьет кого угодно. Посадим-ка нашего в клетку, отнесем к Тхиню и устроим бой кузнечиков. Тогда посмотрим, чей сильнее…
        Хьеп захлопал в ладоши:
        — Давай! Очень хорошо!
        Итак, я не умер. Это был счастливый случай, на который я, говоря откровенно, и не надеялся. Мальчишки тут же засунули меня в маленькую клетку и плотно заперли дверцы. Я спокойно улегся на пол и стал ждать дальнейших событий.
        В полдень Лам и Хьеп понесли меня на поединок с соседским кузнечиком. Я решил: каким бы ни оказался мой противник, мне нужно быть смелым и ни в чем не уступать. Хьеп остановился перед дверью дома, в котором жил Тхинь, и крикнул:
        — Тхинь! Эй, Тхинь!
        Тхинь выбежал из дома:
        — В чем дело?
        — Посмотри, какой у нас рослый и сильный кузнечик. Давай неси своего, и мы устроим бой.
        Тхинь быстро побежал в дом и через минуту вынес клетку с кузнечиком. Вся компания отправилась в сад и расположилась под тенистыми деревьями. Мальчишки улеглись на траве и, соединив между собой обе клетки, выдернули дверцы, чтобы мы могли перейти из одной клетки в другую.
        Мой противник был чуть поменьше меня. Но, несмотря на свой куцый рост, держался он весьма высокомерно и вид у него был свирепый: дескать, наплевать мне на весь мир! Весь его облик от усов до кончика хвоста выражал крайнее презрение. При виде его я остался совершенно спокоен; он же, едва заметив меня, грозно затряс усами и крикнул:
        — Ну-ка, ты, тупица, подойди сюда, я дам тебе пару пинков!
        Каково мне было все это слышать! Я страшно удивился тому, что он, будучи таким же кузнечиком, как и я,  — даже в некотором роде моим родственником,  — позволяет себе непростительный тон в обращении со мной. Потом уже, вспоминая об этой встрече, я очень поражался собственной наивности; но тогда я был еще довольно молод и совершенно не разбирался в характерах и нравах живых существ, населяющих мир.
        Его слова меня очень рассердили, но я все же сдержался и ответил:
        — Эй ты, козявка! Из-за чего поднимаешь такой шум? Ты разве не знаешь, что мы с тобою родственники? Зачем же болтаешь глупости?
        — Наплевать!  — заорал он, оскалив зубы.  — Хватит трепать языком! Выходи, если не трусишь!
        Кровь закипела во мне. Я ринулся в бой, хотя и сознавал, что эта битва не принесет мне славы. Схватившись друг с другом, мы щедро обменивались пинками и царапинами. Мы сражались под крики, смех и аплодисменты троих мальчишек. Как только мы обменялись первыми ударами, я сразу понял, что этот дрянной кузнечик уступает мне в силе и ловкости. Тогда я напряг силы и нанес ему несколько могучих ударов задними лапами так, что он рухнул навзничь. Я прибавил еще парочку славных пинков, и рот его залился кровью, а вдоль тела бессильно повисла раздробленная лапа. Я не стал больше бить его, хотя, признаться, испытывал довольно сильное искушение. Наклонившись к самому уху противника, я произнес:
        — Это будет хорошим уроком для тебя, хвастун. Теперь-то ты образумишься!
        Но он, обезумев от боли и страха, только отмахивался от меня уцелевшими лапками.

        Увы, этот урок не пошел на пользу мне самому, и с того дня я невольно стал следовать дурному примеру этого глупого кузнечика. Да и его самого ведь я избил только в угоду мальчишкам. О, как я мог пасть так низко?
        Что и говорить! Должно быть, голова моя все еще была полна свирепости и высокомерия, и я плохо раскаялся в своих прежних проступках. Когда я победил этого кузнечика, я подумал: «Ого, как я могуч и неустрашим, всего несколькими пинками я поверг в прах моего врага! Конечно, после этого оба мальчика должны полюбить меня. И теперь все мальчишки непременно пойдут искать себе кузнечиков, чтобы устроить им поединки со мною. Уж тут-то я покажу себя во всем блеске. Я буду биться так, что, несомненно, заслужу любовь и расположение обоих моих маленьких хозяев».
        Так и случилось. Деревенские мальчишки, стараясь превзойти друг друга, отправились за кузнечиками: выкапывали их, «выливали», ловили сачками и заставляли потом биться со мной. Но стоило мне дать любому из моих противников несколько славных пинков, как тот падал полумертвым. В то время я был в самом расцвете молодости и сил. Я стал еще более надменным и самовлюбленным, не считался ни с кем и восхищался собственной удалью и неустрашимостью. Все нравоучения и осуждения, высказанные некогда мною самонадеянному кузнечику, моему первому противнику, теперь с полным основанием могли быть отнесены ко мне, и все отвратительные черты его характера стали свойственны мне самому. Поистине печальное «совпадение»!
        Так как я неизменно одерживал победы над своими противниками, то оба мальчишки, мои маленькие хозяева, очень полюбили меня и страшно мною дорожили. Каждый раз, когда я могучим пинком повергал наземь очередного врага, я получал в награду самую вкусную и сочную траву. С наступлением ночи я мог даже выходить из клетки, прогуливаться внутри специально построенной загородки и пить в свое удовольствие ароматную росу. Желая еще больше ублаготворить моих мальчишек, я целый день чинно прохаживался вокруг своей спичечной коробки, служившей мне жилищем, и даже не помышлял о том, чтобы уйти в какое-нибудь другое место. Всякий раз, ощущая приливы гордости, я поднимал лапы и громко стрекотал: «р-и-и-и, р-и-и-и!..» Я забыл даже о том, что лишен свободы и, в сущности, являюсь не чем иным, как забавой для моих тюремщиков. О, как я дошел до такого помрачения рассудка!..
        Но вот пришел день, за который я должен быть благодарен судьбе, ибо у меня на многое открылись глаза. В этот день я, как обычно, должен был сражаться. Но противником моим на сей раз оказался совсем маленький кузнечик, ростом он едва доходил мне до живота. Когда его поставили против меня, он громко взмолился:
        — О дядечка, я припадаю перед вами к земле и шестикратно целую следы ваших ног! Прошу вас, пощадите меня, ведь я родился всего несколько дней назад!
        Я хранил молчание. Лицо мое было непроницаемо и жестоко — так быстро, увы, привык я к своей роли. И вот я бросился в бой с этим крошечным кузнечиком. Он так дрожал и плакал от страха, что все мальчишки, явившиеся посмотреть на наш поединок, расхохотались, и, конечно, Лам и Хьеп смеялись громче всех. Вдруг с какой-то ветки слетел почтенный жук Сиен Таук и, жужжа, опустился прямо на мою клетку. Сиен Таук выставил два длинных рога, украшенных переливающимися полосками, как перья павлиньего хвоста, и стал бранить меня:
        — Эй, ты там! Перестань озорничать! Голова-то огромная, а лучше ничего не придумал, чем избивать младенцев!
        Подняв голову, я посмотрел вверх: Сиен Таук был закован в очень твердые и прочные латы, и вид у него был весьма внушительный и грозный. Но я не боялся его, потому что, находясь за стенами моей клетки, он не мог ничего со мною поделать. Я сказал:
        — Это мое дело, и я поступлю, как захочу. Нечего вам вмешиваться!
        И, как обычно, я ринулся в бой. О, поистине это была трагедия! После первых же пинков мой противник упал на землю, перевернулся и испустил дух. Я не чувствовал ни малейшего сожаления и только упивался одобрительными криками мальчишек, приятно щекотавшими мое самолюбие.
        Сиен Таук злобно щелкнул зубами и крикнул мне прямо в лицо:
        — Ах так! Хорошо же!.. Трепещи! Ты воображаешь, что если ты сидишь в клетке, то я не смогу с тобой справиться? Я предупреждал тебя, но ты не послушался — теперь пеняй на себя!
        
        Сказав это, Сиен Таук расправил крылья и с жужжанием удалился. Я не обратил на его угрозы никакого внимания. Конечно, нельзя отрицать, что он очень силен, но я считал, что мне не стоит его опасаться.
        В эту ночь, как всегда, Лам и Хьеп выпустили меня погулять в загородке под открытым небом, чтобы я мог напиться росы. В прозрачном воздухе серебрился лунный свет, и блики играли на длинных и острых листьях деревьев. Нежный ветерок чуть шевелил вершины бамбуков. Я стоял, горделиво выпрямив ноги и крылья, распевал песни и смотрел вверх, на небо, с видом крайне самонадеянным и высокомерным. Вдруг, когда я наслаждался собственным пением, откуда-то издалека послышался странный жужжащий звук, постепенно приближавшийся ко мне. И через мгновение жук Сиен Таук, тот самый, который угрожал мне днем, сложив крылья, опустился на землю прямо перед моим носом. Я закричал от страха. Теперь уже было не до шуток! Его зубы, казалось, могли сокрушать камни, острые шипы грозно торчали на длинных лапах, а я, увы, был совсем один, покинутый всеми в этом безлюдном месте. Да, это конец!
        Я стоял, дрожа перед Сиен Тауком. Стиснув челюсти, я изо всех сил старался сдержать страх, но все же крылья и ноги мои тряслись как в лихорадке. Сиен Таук презрительно улыбнулся:
        — Ага, трепещешь, негодяй! Почему же ты днем был так грозен и горд, а?  — он повысил голос: — Сам скажи, заслужил ли ты смерть?
        — О высокопочтенный, умоляю Вас, дайте мне возможность исправиться…
        Должно быть, в то время, обезумевший от страха, я был очень смешон, и Сиен Таук, тронутый моим жалким видом, сказал:
        — Ладно, я пощажу тебя на этот раз. Но я обязательно должен отсечь тебе оба уса, чтобы ты всегда помнил, к чему может привести недостойное поведение. Твои куцые усы отныне будут напоминать тебе о том, что обижать слабых нельзя.
        И Сиен Таук перекусил оба моих длинных уса. Острая боль пронзила мое тело, но я сдержался, не осмелившись даже вскрикнуть вполголоса. С тех пор голова моя, лишенная прежних усов, которые так ее украшали, стала напоминать какой-то короткий обрубок. И моя наружность от этого, конечно, сильно проиграла.

        Однако только благодаря этому я образумился, и во мне проснулась совесть. О небо! Ведь с того дня, когда я был пойман двумя мальчишками, я только и делал, что совершал жестокие и мерзкие дела, избивая до смерти других кузнечиков. А кто были мои противники? Ведь это же близкие и дальние мои родственники или соседи — такие же кузнечики, как и я. Я подумал об этом, и слезы ручьями потекли из моих глаз. Я горько плакал:
        — Когда-то я уже совершил поступок, достойный сожаления и раскаяния. И вот теперь я снова пошел по этому постыдному пути… О! Как я жалок и ничтожен! Счастье еще, что почтенный Сиен Таук не лишил меня жизни,  — стыдил я самого себя.  — Подумать только, ведь никто не заставляет нас, кузнечиков, враждовать друг с другом. Мы же во множестве избиваем тех, кто слабее нас, но потом приходит более сильный и прошибает нам голову. Нет, нет, с меня этого довольно! Отныне я твердо решаю исправиться и стать скромным и достойным кузнечиком.
        После того как я принял это решение, душа моя постепенно успокоилась. Но если я намеревался стать лучше, если я хотел изгнать из своей души свирепость и злость, то, конечно, мне необходимо было покинуть моих мальчишек. Потому что единственной их целью было откармливать меня для того, чтобы я стал еще сильнее и мог побеждать в единоборстве своих противников. На ум все чаще и чаще приходила мысль о побеге. Бежать — это значило обрести снова прежнюю свободу, снова зажить настоящей жизнью. Я решил дождаться удобного случая. Но бежать было трудно, ведь я по-прежнему оставался целый день в клетке, и даже ночью, когда меня выпускали погулять, я все равно не мог сам выбраться из загородки, построенной мальчишками.
        Томительные дни ожидания тянулись бесконечно долго, наполняя мою душу печалью. Я то раскаивался в своих проступках, то грезил о далекой свободе. Иногда мне казалось, что я умру от тоски. Уже прошла почти половина весны, а мне не представилось ни одного благоприятного случая. Каждый день приносил только новые разочарования и огорчения. На моем лице застыло меланхолическое и грустное выражение, я двигался по клетке точно во сне, и даже ел безо всякого аппетита. Целый день я неподвижно лежал ничком, испуская печальные вздохи. Лам и Хьеп никак не могли понять, что со мною происходит. Мой вялый и болезненный вид обеспокоил их, и они начали заботиться обо мне еще больше, чем прежде. Но забота мальчиков только усугубляла мою печаль и апатию. Когда они приносили мне самые вкусные лакомства, я едва прикасался к ним и тут же с безразличным видом отворачивался в сторону. В конце концов они постепенно начали охладевать ко мне.
        
        Дети вообще скоро пресыщаются своими игрушками. Не слыша больше моего голоса, они решили, что я стал уже совсем слабым и хилым, и заботливость их начала исчезать. Они нашли себе другие развлечения, более веселые и интересные.
        И вот Хьеп, заметив, что я продолжаю лежать неподвижно целые дни на своем ложе, сказал однажды Ламу:
        — Этот кузнечик уже одряхлел. Он очень много дрался и стал поэтому совсем слабым. Какой нам смысл кормить такого хилого кузнечика, давай-ка отпустим его на волю, а Лам?
        — А может быть, лучше скормим его нашей утке?
        Я почувствовал, как холод пронзил меня всего — от зубов до кончиков лап.
        — Нет, это глупо. Давай лучше сыграем в футбол с соседскими мальчишками. И те, кто выиграет, получат его в награду. Вот будет здорово!
        И оба тут же отправились по всей деревне созывать мальчишек на футбольный матч. Когда они объявили, что призом для победителей буду я, то охотников, конечно, нашлось много.
        Не прошло и получаса, как посреди улицы собралась целая орава мальчишек — человек десять или пятнадцать. Они решили отправиться на луг и меня, разумеется, тоже понесли туда. На лугу они разделились на две команды и послали одного мальчишку стащить в каком-нибудь саду плод быой[2 - Быой (помпельмус)  — крупный плод субтропического вечнозеленого дерева.], из которого можно сделать мяч.
        Меня же посадили в спичечный коробок и положили его на обломок кирпича. После этого Хьеп объявил условия игры:
        — Теперь слушайте! Команда, которая первой забьет три гола, получит в награду этого кузнечика. Итак, начали!.. Бей… бей…
        И обе команды принялись с ожесточением гонять быой по всему лугу. Некоторые мальчишки падали на землю, разбивая в кровь коленки, другие порвали одежду, но, казалось, это только увеличивало их веселость, и азартные крики оглашали самые отдаленные уголки лужайки.
        Пока обе ватаги мальчишек самозабвенно играли в футбол, я осторожно высунул голову из коробка, который был закрыт недостаточно плотно, огляделся и, тихонько выбравшись наружу, юркнул в густую траву. А потом под покровом листвы добрался до ближайшего кустарника и скрылся в зарослях.
        Не знаю, право, когда окончился этот интересный матч и как отнеслись уважаемые футболисты к исчезновению приза, которым они так дорожили.



        ГЛАВА III
        Из тюрьмы на волю.  — По дороге я совершаю доброе дело.  — Моя дорогая матушка


        ВЫЙДЯ на свободу, я некоторое время постоял в густом и свежем кустарнике. Ничего уже больше не опасаясь, я снова вздохнул полной грудью, после этого, чтобы утолить голод, торопливо съел немного травы, потому что последние несколько дней, притворяясь больным, я ничего не ел и не пил. Насытившись, я развалился на траве и славно выспался.
        Проснувшись, я стал думать о том, что же мне делать дальше. С одной стороны, я горел желанием отправиться в какое-нибудь интересное далекое странствие, а с другой стороны, мне очень хотелось навестить моих родственников. В конце концов я решил возвратиться на родину, потому что я уж очень давно не был дома — с того самого дня, как меня поймали мальчишки. Я знал, что моя старенькая мать, найдя мое жилище пустым, будет очень огорчена и прольет немало слез. Ведь она же не знает, что со мной, где я сейчас, жив ли я вообще…
        Размышляя обо всем этом, я еще сильнее затосковал о моей милой матушке и еще тверже решил во что бы то ни стало вернуться домой. Я решил также, как только повидаюсь с ней и она успокоится, увидав меня живым и невредимым, подобрать себе несколько верных и преданных друзей и отправиться с ними в длительное путешествие по далеким чудесным странам.
        Скучно и бессмысленно молодому и достойному кузнечику жить все время на одном месте, не бывая в других странах и не воспринимая новых впечатлений.
        Раздвигая траву и вспоминая знакомые деревья, я искал дорогу домой. Да, обратный путь был далек и труден, а я-то вообразил сначала, что проделаю его легко и быстро. То и дело мне приходилось останавливаться и спрашивать дорогу, так что я задержался и был в пути уже много дней.
        Однажды, подойдя к пригорку, поросшему густой травой, я вдруг услыхал громкие всхлипывания. Прислушавшись, я понял, что кто-то плачет неподалеку. И действительно, сделав еще несколько шагов, я увидел юную муху Нья Чо, которая плакала, прислонившись к небольшому камню. Эта муха была еще совсем маленькая. Тело, ее, окрашенное в черный цвет, с красивыми золотистыми полосками по бокам и совсем коротенькие крылышки, которые, казалось, почти еще не раскрывались и совсем не привыкли летать, производили очень приятное впечатление. В общем она была довольно мила, эта Нья Чо, проливавшая горькие слезы.
        Сразу же сообразив, что тут не обошлось без какого-нибудь злодейства, я подошел к ней и спросил:
        — Что случилось? Отчего ты стоишь здесь на дороге и плачешь?
        Она подняла голову и, увидев меня, зарыдала еще сильнее:
        — О почтенный кузнечик!.. О!.. Они решили… убить меня. А-а!.. А-а!.. Спасите меня, пожалуйста… А-а!.. А-а!..
        — Кто? Какие негодяи собираются убить тебя?
        — Ах, уважаемый кузнечик, это пауки… А-а… а-а… а-а…
        — Какие пауки?  — закричал я, распалившись.  — Да перестань же плакать! Расскажи мне все, как было, по порядку. Иначе как я смогу спасти тебя?
        Юная Нья Чо стала, запинаясь, рассказывать:
        — Однажды выдался очень голодный год, и моя мама одолжила немного денег у пауков… Вскоре после этого она умерла, не успев полностью выплатить долга. Я осталась совсем одна на белом свете. Я жила очень бедно и еле-еле сводила концы с концами. Как же я могла вернуть паукам их деньги?.. Тогда они решили любым способом получить с меня долг. Несколько раз они пребольно колотили меня. А сегодня, когда я пришла к ручью умыться, явился один из них и сказал, что если я до вечера не принесу денег, то они схватят меня, оборвут мне лапки и крылья и потом съедят…
        Я воинственно растопырил крылья и сказал Нья Чо:
        — Перестань дрожать от страха. Сейчас же идем со мной — покажешь, где живут эти пауки. Они не посмеют больше обижать слабых!
        Я повел маленькую Нья Чо за собой. Пройдя небольшое расстояние, мы очутились прямо перед паучьим логовом. Они перебросили нити своей паутины с одной стороны дороги на другую; бесконечное множество этих нитей переплеталось между собой, образуя большую прочную сеть, такую густую, что через нее не проскочил бы самый маленький москит. Посреди этих укреплений стоял на часах один молодой паук. Ему, должно быть, поручили предупредить остальных пауков о приближении несчастной Нья Чо, потому что, едва завидев нас, он тотчас забил тревогу. Когда мы подошли поближе, все пауки были уже в сборе: паучихи-мамы и паучки-дети, молодые и старые пауки.
        Маленькая Нья Чо спряталась за моей спиной, так что пауки, наверное, даже и не видели ее.
        Я грозно закричал:
        — Кто возглавляет эту банду? А ну, выходи вперед!

        От толпы отделился самый большой и толстый паук и пополз в мою сторону, сопровождаемый двумя молодыми пауками. Несомненно, он здесь был самым главным. Для начала, чтобы показать им свою мощь и отвагу, я ударил толстого паука с такой силой, что он завопил от боли и повалился на землю, едва дыша от страха, и стал мне кланяться, словно рис молотил на току.
        — Вы еще меня не знаете!  — закричал я.  — Как у вас поднялись лапы на это беззащитное существо!? За что вы притесняете Нья Чо, такую маленькую и слабую? Если она и задолжала вам, то выплатит долг потом, когда сможет. И без того у вас достаточно пищи и богатства. Все вы, как поглядишь, один толще другого. Чего же вам не хватает? Как вы смеете душить других за несколько жалких грошей?! Я запрещаю вам требовать деньги у Нья Чо и приказываю оставить ее в покое. Она такая маленькая и слабая, ей едва удается прокормить себя; если бы вы были достойными пауками, вы бы сами пожалели ее и простили ей долги. Главное в жизни — это сочувствие и любовь друг к другу. Для чего нужны вражда и жестокость? Подумайте сами: вот вы притесняете слабых, обижаете маленьких, убиваете и поедаете тех, кто уступает вам в силе; но, например, я, который сильнее вас, могу перебить вас и всю вашу родню, и вы ничего не сможете со мною сделать. Знайте же, я побывал в разных странах, много видел и многое понял. И если я говорю что-нибудь, вы все должны соглашаться со мной. Понятно?!
        И затем я приказал:
        — Сейчас же порвите вашу паутину и уничтожьте долги маленькой Нья Чо! Прекратите ваши злобные и коварные козни! Нужно сочувствовать друг другу, любить друг друга всей душою и всем сердцем!
        Пауки послушались меня. Они с готовностью разорвали сети, протянутые поперек дороги, а потом, взяв за лапки маленькую Нья Чо, принялись плясать и громко распевать веселые песни. Под конец пауки решили устроить в мою честь торжественный пир. Но я отказывался как мог, объясняя им, что я должен поскорей вернуться домой, и обещал при первом же удобном случае снова побывать у них в гостях.
        Затем я простился с пауками и маленькой Нья Чо, которая со слезами благодарности на глазах обнимала меня и не хотела со мной расставаться.
        Через несколько дней я добрался, наконец, до родных мест. Мое опустевшее жилище, заросшее травою и мхом, опечалило меня. Но зато на другом конце луга меня ожидала радость: я нашел мою старенькую мать здоровой и бодрой, как прежде. Встретившись, мы с матушкой долго плакали и смеялись от счастья. Я подробно рассказал ей о всех своих приключениях и невзгодах, начав со смерти несчастного Чуи, жившего по соседству. Выслушав мой рассказ, матушка заплакала. Слезы ручьями лились из ее глаз. Она обняла меня и нежно, как в детстве, прижала к своему сердцу:
        — Сыночек, я очень рада, что тебе удалось спастись от всех бед и несчастий и вернуться домой. Но особенно я рада тому, что все эти испытания наставили тебя на правильный путь, они закалили тебя и сделали добрым и справедливым. Я верю, что ты станешь достойным кузнечиком. Ты хочешь побыть со мной несколько дней, а потом отправишься в дальние странствия… Что ж, я не буду противиться этому. Ведь ты уже совсем взрослый, о мой любимый сын! Ты стал таким умным, ловким и сильным, что я могу больше не беспокоиться за тебя.
        Моя мама говорила, а слезы все текли и текли по ее лицу. Взволнованный и счастливый, я тоже не мог сдержать слез.
        — О моя уважаемая и любимая матушка,  — почтительно сказал я ей.  — Я никогда не забуду ваших слов, и куда ни занесет меня судьба, я везде и всегда буду стараться поступать справедливо и великодушно, никого и ничего не страшась, чтобы быть достойным вашим сыном!



        ГЛАВА IV
        Я встречаюсь с моими братьями.  — Неожиданно нахожу себе преданного друга


        ИТАК, дорогие читатели, вы, наверное, еще не забыли, что после своего освобождения из плена я возвратился в родные места. Там я встретился с моей милой матушкой и, склонившись у ее слабеющих от старости ног, рассказал ей о своих приключениях. Она выслушала меня с сочувствием и любовью. И вот настало время искать спутников. Но как найти таких, с которыми я сошелся бы характером и вкусами? Ведь искать друзей вообще очень трудно, а тем более таких, которые нужны были мне — друзей, с которыми я не перессорился бы во время наших долгих странствий.
        Странствия! Путешествия! С каждым шагом все вокруг вас меняется, каждую минуту перед вами новые чудесные картины. Ничего на свете я не желал так сильно и ни о чем так не мечтал. Ах, что может быть печальнее, чем сидеть на месте и вести однообразную жизнь, когда вы молоды, мускулы ваши крепки и упруги и в жилах — горячая кровь! Разве это дело: днем копаться в земле, строя свое гнездо, а по ночам веселиться и танцевать с друзьями? Я считал, что так жить совсем неинтересно и глупо. И я не хотел бы в мой смертный час упрекать себя за то, что не знал даже, какова жизнь за пределами поля, по которому я гулял каждый день. Я не смог бы спокойно закрыть глаза на смертном одре, если бы меня ждал такой бесславный конец.
        У меня было двое братьев. Начав поиски спутников, я в первую очередь подумал о них.
        Сначала я отправился к среднему брату. Однако, подойдя ко входу в его жилище, я сразу же немного разочаровался. Отверстие входа было таким маленьким, словно там жил какой-нибудь жалкий червяк, а не порядочный кузнечик. Как я ни нагибался, пробираясь в нору, я все же несколько раз ударился головой о какие-то выступы или травинки, торчавшие повсюду, как в давно заброшенном, необитаемом доме. Когда же я увидел брата, я даже вздрогнул: он так изменился, что его трудно было узнать. Он был настолько худ и слаб, что я одним ударом ноги мог бы отшвырнуть его на пятнадцать чыонгов[3 - Чыонг — мера длины, равная четырем метрам.]. Услышав шаги, он вскрикнул от страха, и усы его задрожали. Но потом, узнав меня по голосу, он успокоился. Однако тут же, как только он разглядел меня и увидел, насколько я силен и высок ростом, снова слегка обеспокоился, и усы его затрепетали. Я поздоровался с ним и почтительно спросил:
        — Должно быть, вы больны, брат мой… Отчего у вас такой изможденный и нездоровый вид?
        Он изменился в лице:
        — Тише, ты говоришь слишком громко, у меня даже в голове шумит от твоего голоса. Да, братец, ты прав: я не совсем здоров — таким уж уродился… Знаешь, когда ты пропал, то злые языки поговаривали, что ты умер…
        Я засмеялся:
        — С чего бы это я стал умирать! Наоборот, в чужих краях очень интересно. Я вернулся домой, чтобы повидать мать и вас, моих братьев, а потом я хочу снова начать путешествовать. Надеюсь, что вы, мои братья, отправитесь вместе со мною.
        От этих слов брат пришел в ужас, усы его обвисли, и он упал без чувств, так что мне пришлось изрядно с ним повозиться, пока он пришел в себя. Очнувшись, он невнятно пробормотал:
        — Уйти… из родных мест… смерть…
        Конечно, я не стал больше говорить ни слова, понимая, что мой брат очень слаб и что путешествие может оказаться для него губительным. Я вышел на луг и, нарвав самой вкусной и свежей травы, принес ее моему больному брату. Потом я попытался утешить его сердечными и сочувственными словами. Растрогавшись, он заговорил, и я с болью в душе выслушал рассказ о том несчастном случае, из-за которого мой уважаемый средний брат стал калекой. Во всем был виноват один мерзкий и подлый воробей! Однажды, когда мой брат отправился по каким-то своим делам на лужайку, на него набросился этот негодяй. И прежде чем брат успел спрятаться в траву, воробей клюнул его в голову, а потом искалечил так сильно, что брата разбил паралич, которым он страдает до сих пор. Он говорил слабым голосом, и опущенная голова его горестно раскачивалась из стороны в сторону.
        
        На следующий день я отправился навестить старшего брата. Дом его мне тоже показался не особенно роскошным, а хозяин выглядел угрюмым и мрачным.
        Когда я поздоровался с ним, он посмотрел на меня с таким выражением, словно мой приход доставил ему величайшее неудовольствие. Я почтительно осведомился, отчего при виде меня он не выражает ни малейшей радости. Тогда брат мой сказал: «Смотри-ка! Что это ты стал так вежливо разговаривать со мною? Я уже думал, что ты пропал где-нибудь на чужбине, братец, а ты умудрился возвратиться!»
        В глубине души я понял, что разговор с этим братом ни к чему не приведет, а если я еще попробую заговорить с ним о путешествии, то он выставит меня вон из своего гнезда. Поэтому я сразу же простился с ним, даже не очень на него обижаясь. Ведь он имел все основания обращаться со мною дурно, так как раньше я действительно был порядочным негодяем.
        Я отправился искать себе других спутников; но, увы, мне все время попадались какие-то бездельники и совершенно никчемные кузнечики. Первый из тех, к кому я обратился, сказал мне, что он остался один из славной и многочисленной семьи и поэтому не может покинуть родные места, где находятся могилы его предков. Другой, едва только услыхал, что я предлагаю отправиться в неведомые страны, сразу переменился в лице и стал отмахиваться от меня всеми шестью лапками. Третий, задумчиво вздохнув, спросил: «Если мы уйдем далеко, то когда же сможем вернуться?» Что мне было отвечать им? Сердце мое сжималось от грусти и разочарования.
        Однажды вечером я стоял на берегу озера, любуясь слегка подернутой рябью водной поверхностью, отражавшей бездонную синеву неба. Это зрелище всегда наводило меня на философские размышления. Вдруг я услыхал какой-то шум за своей спиной и, обернувшись, увидел на другой стороне реки молодого кузнечика из рода Чуи, дравшегося с двумя жучихами Муом. Жучихи эти достигли уже почтенного возраста и были довольно рослыми и свирепыми. Они дрались, оглашая громкими криками всю округу. Выставив вперед лапы с клешнями и выпятив челюсти, жучихи наступали на Чуи, который оборонялся с исключительным спокойствием, отражая их удары и нанося им ответные. Его лапы мелькали в воздухе, и ни одно движение кузнечика не пропадало зря. Глядя на эту битву, я не мог не одобрить храбрости юного Чуи. Издавна я чувствовал большую симпатию к этому роду — после случая с Чуи, погибшим из-за моего озорства. А теперь отвага этого кузнечика окончательно убедила меня в том, насколько несправедливым было когда-то мое пренебрежение к его родне.
        Обе жучихи Муом орали так громко, что вскоре другие их сородичи, находившиеся поблизости, услышали эти крики и несколько десятков Муомов прилетело со всех сторон на поле боя. Чуи понял, какая ему грозит опасность, вырвался из кольца врагов и, бросившись в воду, переплыл на противоположный берег. Чувствуя, что враг может ускользнуть от них, Муомы пришли в ярость и, расправив крылья, стали перелетать через реку. Чуи не ожидал, что они так быстро настигнут его, и едва он успел, защищаясь, поднять кверху лапы, как множество зубов, клешней и лап обрушилось на его голову. Он упал на землю, и торжествующие Муомы, взобравшись к нему на спину, стали нещадно колотить Чуи, решив, несомненно, забить его до смерти.
        Тогда я торопливо подскочил к ним. Банда Муомов испугалась меня и с криками разлетелась в разные стороны. Потерявший сознание Чуи остался лежать на поле битвы. Он был недвижим. Я подтащил его к своей норе и, набрав немного холодной воды, брызнул ему в лицо. Спустя мгновение он пришел в себя и застонал. Только теперь я увидел, как сильно он был изранен,  — все его тело посинело от ударов.
        Чуи рассказал мне, что раньше он вместе со своими родичами жил в другом месте. Однажды в поисках пищи он забрел на наш луг и, увидев, что трава на нем вкуснее и лучше, чем в родном краю, решил переселиться сюда.
        В этих местах издавна проживал многочисленный род Муомов. Они пришли в ярость при виде чужака, осмелившегося поселиться здесь и поедать растения, предназначенные, по их мнению, самим небом исключительно для Муомов. Дня не проходило без ссор и драк. Муомы грозили Чуи смертью, но Чуи был упрям и бесстрашен. Он не уступал ни в чем тем, кто ругал его, и не оставлял без ответа ни одного их бранного слова. Если же кто-нибудь задирал его, он всегда был готов вступить в бой. Поэтому здесь каждый день происходили стычки и драки. Однако сегодняшняя битва была самой жестокой и кровопролитной. Вероятно, Муомы решили на этот раз сообща покончить с Чуи, и только благодаря мне он спасся от смерти.
        
        Чуи в самых почтительных выражениях высказал мне благодарность за свое спасение. Я же гостеприимно предложил ему остаться в моем доме до тех пор, пока он не оправится от ран. Через три дня раны Чуи уже затянулись, он стал чувствовать себя гораздо лучше, начал понемногу передвигаться и даже развеселился. Из разговоров с Чуи я узнал, что хотя он и был еще очень молод, но успел уже побывать в разных довольно отдаленных местах. Конечно, я предложил ему отправиться со мною вместе в путешествие, и, к моему удовольствию, Чуи сразу же согласился. Мы решили побрататься, и Чуи стал называть меня старшим братом, а я его младшим. Отныне мы стали с ним друзьями на всю жизнь.
        Мы начали готовиться к путешествию. И вот в один из последних дней осени мы отправились в дорогу. Вода в озере была синяя и прозрачная. На лугах колыхалась свежая шелковистая трава, а по небу бежали пушистые белые облака. Легкий, бодрящий ветерок, казалось, звал нас в дальний путь. Так я во второй раз покидал родные места.



        ГЛАВА V
        Неосторожность, едва не стоившая нам жизни.  — Местоположение и население страны лягушек и жаб.  — Мы с Чуи спасаемся от злобы и коварства ее обитателей


        ПОЗАДИ луга, где мы жили, находилось большое поле. Даже если взобраться на верхушку самой высокой травины, то и тогда нельзя было увидеть конца этого поля, и казалось, что оно тянется до самого горизонта. По плану, который мы с Чуи составили для нашего путешествия, нам прежде всего нужно было пересечь это поле. Днем мы шли, а по ночам отдыхали. Мой друг и я любовались окружающими пейзажами. Картины природы, жители и их обычаи были новыми и необыкновенными, и чем дальше мы шли, тем становилось интереснее. Мы смотрели и не могли насмотреться, даже усталость не была нам помехой. Все вокруг ошеломляло нас. Как велик и необъятен мир!
        Третий день путешествия подходил к концу, и мы с Чуи так увлеклись, что не заметили, как наступила ночь и луна медленно поднялась на небо. Она светила необычайно ярко, и поэтому решено было продолжать путь, не останавливаясь на ночевку. Однако около полуночи неожиданно хлынул проливной дождь, и нам пришлось искать убежище. К утру небо прояснилось.
        Проснувшись, я прямо перед собою увидел широкий и спокойный водный поток, плавно струившийся между берегами, поросшими травой. Это была река, которую мы не заметили прошлой ночью. Я сказал Чуи: «Мы уже довольно долго шли пешком, и ноги наши устали. Как я вижу, эта река течет как раз в нужном нам направлении. Давай спустимся на воду и будем двигаться дальше по реке. Что ты на это скажешь, Чуи? По-моему, нам следует привыкнуть и к морским странствиям». Чуи согласился со мной и добавил, что, по его мнению, каждый из нас должен плыть на отдельной лодке из сухих листьев лотоса. В общем я думал примерно то же самое, однако считал, что гораздо удобнее и безопаснее сделать один большой плот и плыть на нем вдвоем. Чуи признал мою правоту, и мы связали вместе несколько сухих стеблей лотоса, соорудили из них плот и, подтащив его к реке, осторожно спустили на воду. Наше новое судно весело закачалось на поверхности реки.
        Осенняя вода была необыкновенно прозрачна, и ясно различались маленькие белые камешки на дне реки. Проплывавшие мимо берега являли нам невиданные и интереснейшие картины быстро менявшихся пейзажей с чудесной травой, яркими цветами и высокими деревьями. Рыбки Гаунг Во, высунувшись из воды, вежливо приветствовали нас, а неповоротливые крабы пялили глаза, завидуя, должно быть, тому, как легко и быстро мы проносимся мимо них. Так плыли почти целый день, а под вечер Чуи направил плот к берегу, для того чтобы мы могли подкрепиться. Но потом выяснилось, что если мы будем путешествовать с такими остановками, то потеряем очень много драгоценного времени. Поэтому было принято решение плыть несколько дней, не приставая к берегу. Чуи причалил плот к лугу, поросшему самой лучшей и свежей травой, и мы, нагрузив ею плот, поплыли дальше.
        Прошла ночь, потом день и еще день. Вечером третьего дня небо стало темным как чернила. Я сидел наклонившись, слушая, как журчит вода под плотом, и незаметно погрузился в сон. Когда я проснулся, было уже светло.
        О небо! Я с ужасом озирался вокруг: вода, вода и вода — без конца! Обернувшись, я увидел, что Чуи тоже оглядывается по сторонам; усы его трепетали, и я понял, что он дрожит всем телом от изумления и страха. Место, где очутился наш плот, оказалось совершенно для нас незнакомым. Это была не та река, по которой мы плыли вчера. Потому что наша вчерашняя река текла между берегами, поросшими травой, а здесь мы не могли даже увидеть, в какой стороне находится берег! Вода простиралась далеко-далеко, как море. Несомненно, прошлой ночью, когда мы оба спали, течение вынесло нас из нашей маленькой речки в это большое озеро. Я обшарил весь плот в поисках какого-нибудь предмета, который можно было бы использовать в качестве весла. Но, увы, на плоту не было ничего, кроме небольшого запаса травы, которого могло хватить не больше чем на день.
        
        У Чуи был совершенно отчаявшийся вид. Теперь мы качались на одном месте посередине озера. Здесь не было течения, и поэтому только хороший ветер мог прибить нас к берегу. Если бы подул сильный ветер, то это было бы для нас величайшим счастьем и единственным спасением, если же он не подует — нас ждет неминуемая гибель. Мы молча лежали на плоту, ожидая своей участи.
        Но было еще одно тягостное обстоятельство, о котором я забыл сообщить вам, дорогие читатели,  — это пустота наших желудков и грозившая нам голодная смерть. Когда я разделил оставшуюся траву, то ее едва хватило на завтрак, обед и ужин, а к утру следующего дня мы оказались без единой травинки. Берега же все не было видно, вокруг нас без конца и края простиралась вода. Чуи посмотрел на меня и тяжело вздохнул. Чтобы успокоить его, я сделал вид, будто мне весело. Расправив крылья, я стал приплясывать, распевая удалые и беззаботные песни.
        К концу следующего дня силы мои совершенно иссякли. Каждый раз, когда я открывал рот, терзаемые голодом внутренности, казалось, готовы были выпрыгнуть наружу. Чуи пробовал глодать края сухих листьев лотоса, из которых был сделан наш плот, но это было все равно, что пытаться грызть доски. От голода и усталости мы не могли сомкнуть глаз; к тому же мы боялись, что если уснем, то какая-нибудь большая рыба разрушит наш плот и нам обоим сразу придет конец.
        Третий день тоже был безветренным, и поверхность озера оставалась неподвижной. На четвертый день вода была все так же спокойна. К утру пятого дня мы уже не могли даже подняться, и это очень испугало нас, так как мы поняли, что силы наши уже на исходе. Ползая по плоту, мы еле передвигали лапы. И вот Чуи прошептал:
        — Теперь смерть, брат Мен!
        Я засмеялся:
        — Что ты, братец, перестань тревожиться. Я знаю кое-какие верные приметы — уж будь спокоен, после этой ночи подует ветер. Он донесет нас до зеленого берега, и мы снова будем радоваться жизни!
        К концу дня мы до того ослабели, что когда нам хотелось сказать пару слов друг другу, приходилось сближать головы почти вплотную, потому что голоса наши уже совсем не были слышны.
        Мне бросилось в глаза какое-то странное выражение на лице Чуи: казалось, он хотел мне что-то сказать. Время от времени он исподтишка поглядывал на меня. Я спросил Чуи:
        — У тебя, наверное, есть какой-нибудь план, которым ты хочешь со мною поделиться?
        Чуи кивнул головой. Спустя мгновение он заговорил:
        — О уважаемый брат мой, я думаю, что нам вряд ли удастся спастись от смерти.
        — Не говори глупостей!  — рассердился я.
        Но Чуи продолжал:
        — Вы можете ругать меня, но я все равно скажу, что думаю. Я уже совсем отчаялся. Глаза мои скоро закроются. Что ж, умирать так умирать! Но я думаю, что не стоит нам умирать обоим без всякой пользы. Мы должны найти какое-нибудь средство для спасения.
        — К чему ты клонишь?  — спросил я.
        Чуи отвечал запинаясь:
        — К тому… что… что… нужно найти что-нибудь съедобное. У меня есть две длинные задние лапки… Вы…
        — Хватит, я уже понял твою выдумку!  — перебил я его.  — Ты решил, что из нас двоих должен остаться в живых хотя бы один и поэтому тебе нужно пожертвовать собой? Я не могу не похвалить тебя, о мой милый братец! Однако вопросы жизни и смерти следует решать более осмотрительно, ибо жизнь есть драгоценнейшее наше достояние. Да и вообще… С чего ты взял, что мы обязательно умрем с голоду? Вот увидишь, мы поживем еще в свое удовольствие, нужно только набраться терпения. И больше чтобы я ничего подобного от тебя не слышал.
        Но Чуи продолжал настаивать на своем и протягивал мне свои лапки, чтобы я их съел. Стараясь казаться веселым, Чуи заявлял, что ему ничего не стоит потерять две лапки и что без них он будет здоров и силен, как всегда. Тогда я рассердился на Чуи и постарался заговорить о чем-нибудь другом. Мы обнялись и заплакали.
        В эту ночь вдруг стало холодно, и мы лежали, тесно прижавшись друг к другу. Чуи очень страдал от голода, глаза его закатились, как у умирающего. Временами я должен был окликать Чуи и легонько трясти его, чтобы привести в чувство. Погода была холодной и ветреной, и в глубине души я надеялся, что этот ветер пригонит нас, наконец, к берегу. Около полуночи, совершенно ослабев, я впал в забытье.
        
        Едва я очнулся и открыл глаза утром, как меня ослепили яркие лучи солнца. Где-то впереди раздавался сильный шум, похожий на раскаты грома.
        Я с трудом приподнял голову — шея не повиновалась. И вдруг я увидел рядом с собой берег, поросший зеленой травой. Не знаю, когда и как ветер пригнал сюда наш плот с середины озера. Я сразу же пополз к Чуи, чтобы разбудить его. Мой друг лежал без движения, как мертвый. Испугавшись, я приник к его груди, чтобы узнать, дышит ли он еще. Да, он дышал! Тогда я зачерпнул немного воды и плеснул прямо в лицо Чуи. Вскоре он зашевелился и трижды слабо вздохнул. Плот понемногу подталкивало к берегу, и Чуи, вытянув шею, стал смотреть вперед. Мы снова жили!
        Однако только в конце дня нам удалось причалить к берегу. Плот пристал около густых зарослей травы, и я, держась за ее стебли, выбрался, наконец, на долгожданную сушу. Чуи последовал моему примеру. Плот остался качаться у берега покинутый на волю ветра и волн. Отныне прощай, наш кораблик. Я с облегчением вздохнул и принялся жевать траву. Мой спутник набросился на еду еще раньше. Трава, которая росла здесь, оказалась каким-то незнакомым для нас видом водорослей. Листья ее были жесткие, усеянные множеством колючек и довольно горькие на вкус. Но я, казалось, не замечал этого, и челюсти мои работали без остановки. Право же, эта еда показалась мне вкуснее всего, что я когда-либо пробовал. Когда мы насытились, уже стемнело. Мы повалились прямо на траву и проспали непробудным сном до самого рассвета.
        Утром следующего дня я, взобравшись на вершину самой большой травины, стал рассматривать землю, в которой мы очутились. Она была довольно обширна и почти вся покрыта грязью и илом. Повсюду только и росла водяная трава. На возвышенных местах земля казалась немного суше, но и там переплетались друг с другом какие-то растения с желтыми цветами. Мы попали в Страну лягушек и жаб, потому и было здесь так сыро и грязно. Я увидел несколько лягушек из семейства Энь Ыонг, древесных лягушек Тяу Тянг, лягушек Няи Бен, ползающих по стенам, две-три супружеские четы жаб, лягушку Ком весьма почтенного вида и змееныша Маунга. Их владения оказались довольно большим островом, со всех сторон окруженным водою и отделенным от земли узкой протокой. Никто из местных жителей никогда, конечно, не бывал и не хотел бывать за пределами острова, ибо, судя по их самодовольному виду, они не сомневались в том, что их грязная страна самое красивое и приятное место на свете. Сильный шум, напоминавший раскаты грома, который я слышал накануне, на самом деле вовсе не был громом. Этот ужасный шум поднимали местные жители, которые
ругались и ссорились между собою, обсуждая вопрос о том, когда же, наконец, пойдет дождь. Каждый из них твердил что-нибудь свое, и совершенно невозможно было различить отдельные голоса в этом оглушительном и нестройном хоре. Одной только пожилой лягушке Энь Ыонг, которая, надув воздухом свой толстый живот, вопила во все горло, удавалось выделиться среди общего гама и крика. И орала она, надо прямо сказать, непревзойденно!
        
        Наше появление никого из здешних обитателей особенно не заинтересовало, и никто, представьте себе, даже не поздоровался с нами. Один только змееныш Маунг заметил наше появление. Однако он отнесся к нам с полнейшим равнодушием, принадлежа, видимо, к числу тех, кто много видит, но мало соображает. Его повседневное занятие заключается в том, чтобы болтаться и плескаться в воде в ожидании добычи. Маунг — настоящий бич комаров и водяных жучков, которых он ловит и моментально проглатывает. Едва взглянув на нас, Маунг, конечно, сразу понял, что мы очень велики ростом и ноги наши слишком грозное оружие для того, чтобы стать его добычей, поэтому он отвернулся и стал равнодушно смотреть в другую сторону. Многие даже считают Маунга немым, так как никому не удается услышать от него ни одного хотя бы самого коротенького словечка. Вообще же он, конечно, говорит иногда, но только очень мало.
        Потом мы попались на глаза лягушке Няи Бен. Она тут же приказала лягушке Энь Ыонг, за свой зычный голос назначенной у них глашатаем, обойти остров и громкими криками оповестить всех жителей о прибытии каких-то незнакомцев с очень странной наружностью.
        И тотчас же все обитатели этой грязной страны друг за дружкой притащились посмотреть на нас. Я отлично понимал, для чего они явились. Они просто хотели узнать, годимся ли мы им в пищу. Если бы Чуи и я, Мен, были бы такими же тщедушными существами, как, например, комары или мошки, то, безусловно, все местные жители передрались бы между собою из-за нас. Но, увидев, как мы сильны и отважны, они убрались восвояси с таким же унылым видом, как и пришли.
        Нужно сказать, что как раз в то время население Страны лягушек и жаб претерпевало ужасный голод, потому что дожди давно уже не проливали своих благодатных струй на эту страну и там совсем не осталось продовольствия. А уж нужда никогда не бывает нам приятна и всегда нас раздражает. Мы не знаем, кого винить во всех несчастьях; до бога, конечно, далеко, и мы отводим душу на первых встречных, а потом начинаем ссориться друг с другом. Разумеется, и здесь было то же самое, только вследствие своей природной сварливости лягушки спорили и бранились с особым ожесточением. В этой стране вообще никогда не прекращаются крики и споры. Один требует одного, другой — другого. Одни препираются до исступления, другие со всем соглашаются: пламенные речи перемешиваются с воплями и руганью.
        После того как все, рассмотрев нас, удалились, остались две или три жабы, разглядывавшие нас с каким-то тупым удивлением. Одна из них все время мечтательно причмокивала ртом, словно только что проглотила особенно вкусного комара. Та же, что сидела поближе, вдруг обратилась к нам на каком-то чудном книжном языке. (Я узнал потом, что эта жаба славилась своей мудростью и была здесь магистром наук. Вообразите: жаба — магистр!)
        — Высокочтимые пришельцы из чужой страны, вы соблаговолили явиться сюда по какому-нибудь делу?
        Я, конечно, не ударил лицом в грязь и отвечал ей не менее цветисто и вычурно:
        — О глубокопочтенная, мы путешествуем, с вашего разрешения…
        — А, путешествуете! Как это интересно! Если так, о почтенные и доблестные, то мы смиренно просим ответить нам, не довелось ли вам, уважаемые, во время ваших долгих странствий встретить где-нибудь нашего племянника Властелина Неба[4 - В одной вьетнамской сказке рассказывается про лягушку, которая, поднявшись на небеса, требовала у Властелина Неба, чтобы он немедленно послал на землю дождь. Властелин Неба, испугавшись, назвал ее «тетушкой» и сказал, что впредь, если понадобится дождь, пусть лягушка только покричит погромче и он, услыхав ее голос, сразу исполнит ее волю.]?
        Чуи лукаво улыбнулся и толкнул меня лапкой в бок. Я сразу же понял, что он хотел сказать этим жестом: нам следовало придать себе больше веса и достоинства в глазах местных жителей. Да и к тому же, если все они здесь такие глупцы и невежды, почему бы нам не посмеяться над ними?
        — О глубокопочтенная,  — внушительно отвечал я.  — Мы, конечно, не раз встречали Властелина Неба.
        — Но тогда, о доблестные и почтенные, расскажите вашим покорным слугам, отчего это вот уже целый год на нашу землю не упало ни капли дождя? Неужели наш небесный племянник не услыхал еще призывных криков своих родственников?
        Еще немного, и я расхохотался бы во все горло — ведь мы и знать не знали, где находится этот Властелин Неба. Однако я продолжал все с той же почтительной миной на лице:
        — О глубокоуважаемая госпожа, когда мы встречались с Властелином Неба, мы хотели поговорить с ним об этом деле, но он отмахивался от нас и каждый раз говорил, что ему сейчас не до этого, потому что он занят, очень-очень занят.
        Тогда жабий магистр возопила:
        — Ай-ай-ай! О, горе нам с таким племянником, у него, видно, так много дел, что он совсем забыл о нас!
        И печальные жабы запрыгали прочь, сокрушенно качая головами и восклицая на ходу: «Как же так, как же так!»
        Эти глупцы все еще твердо верили в то, что приходятся дядюшками и тетушками самому Властелину Неба. Мы с Чуи зажмурили глаза и зажали себе рты, чтобы не расхохотаться. Когда же мы раскрыли глаза, то вдруг увидели перед собой удивительно тощего лягушонка из рода Няи Бен.
        Няи Бен сказал:
        — Великий повелитель Страны лягушек Его Величество Ком приказал передать, что Он ожидает вас.
        Мы отправились вслед за Няи Беном. Лягушка Ком был здесь главным правителем. Мы увидели Великого повелителя восседавшим на большом камне, который, по всем признакам, заменял ему трон, с необыкновенно самодовольным и величественным видом. Глаза его были выпучены, передние лапы внушительно сложены на груди, а задние небрежно свешивались вниз. Когда он дышал, его грудь и живот, белый и лоснящийся, очень забавно надувались и опадали. Но замечательнее всего выглядела спина Великого повелителя Кома, усеянная пятнышками, похожими на зернышки риса. Повелитель лягушек спросил:

        — Вы намерены отправиться в Страну черепах, чтобы закупить там жемчуг, не так ли?
        Я ответил:
        — Почтенный господин, я пришел из…
        — Мы уже знаем. Отсюда до Страны черепах очень далеко, еще три ночи пути.
        Чуи сказал:
        — Но мы вовсе не идем в Страну черепах!
        — Это все равно — значит, вы будете покупать жемчуг где-нибудь поблизости. Мы уже все знаем… Уже давно все знаем.
        Тут я понял, что этот повелитель принадлежал к числу тех, которые напускают на себя ученость, будучи на самом деле круглыми невеждами, и, перебивая других, всегда кричат с умным видом: «Я это знаю!» Я не в силах был терпеть подобное невежество. Чуи же, который был еще более вспыльчив, чем я, не стал больше сдерживаться и со смехом пропел:
        Лягушка в глубоком колодце живет,
        Невеждой родится, невеждой умрет.

        Повелитель Ком пришел в ярость и стал прогонять Чуи прочь, а Чуи из амбиции не желал уходить. Тогда Великий повелитель поднял такой крик, что сбежалась вся округа. Мы же, считая ниже своего достоинства находиться в этом обществе, неторопливо удалились. А повелитель Ком немедленно созвал всех своих подданных, и они стали думать, как бы получше расправиться с нами. И смех и грех: эти лягушки и жабы настолько уже привыкли кричать во все горло, что даже сейчас, собравшись в тесный кружок и обсуждая «потихоньку» свои секретные планы, они вопили так громко, что мы, находясь вдали от них, ясно слышали каждое слово. Каждый предлагал свой план. Шум и споры все усиливались. Мне это очень напомнило сборище воровской шайки. Все выступавшие на этом совете клялись в лютой ненависти к нам и были убеждены в том, что нас немедленно следует предать смерти.
        Но как только дошло до дела, пыл их сразу угас. Когда повелитель Ком приказал лягушкам Энь Ыонг и Тяу Тянг выйти и сразиться с нами, то они обе отказались, говоря, что они здесь самые слабые. Тогда повелитель Ком обратился с таким же приказанием к жабе-магистру, но жаба витиевато отвечала, что, поскольку она представилась нам и беседовала с нами, то между нами существуют узы вежливости, которые не разрешают ей сражаться с нами. Няи Бен, едва Ком стал посылать его в бой, сослался на свою необычайную худобу и заявил, что стоит только неприятелю дунуть на него, как он тут же отлетит и свалится на землю. Змееныш Маунг тоже отказался, напомнив, что он совсем недавно кончил менять кожу и тело его, слишком слабое и худое, не достигло еще толщины, необходимой для битвы. Потом все это сборище лягушек и жаб предложило повелителю Кому возглавить их (как того требует его сан) и выйти первым на поле битвы. Они же поклялись, что сами, не щадя жизни, пойдут в бой следом за ним. Тогда он встал и с видом, исполненным доблести и величия, произнес:
        — Мы принадлежим к особам слишком высокого ранга и положения, и не подобает Нам лично обнажать свой меч против столь недостойного врага.
        Итак, ни один не осмелился выйти против нас, и вскоре все они разбрелись по домам. Маунг и жаба отправились ловить комаров, лягушонок Няи Бен взобрался на дерево, а Тяу Тянг затянул какую-то заунывную песню. Наверное, и храбрый их повелитель снова важно уселся на свой обломок камня.
        Я решил во что бы то ни стало покинуть этот дрянной остров, где земля грязна, трава водяниста, а жители коварны и где отовсюду угрожает смерть. И если стоит вспоминать о нем, то лишь потому, что, пристав к его берегу, мы избавились от голодной смерти. К тому же нам нужно было торопиться с уходом, так как из-за ссоры с местными жителями оставаться здесь было небезопасно.
        Мы с Чуи немедленно пошли обратно к зарослям переплетающихся между собою растений. Здесь нас отделяла от суши только небольшая протока. Ее противоположный берег был покрыт песком, а вдалеке зеленели деревья. Тут мы и решили переправляться. Однако сначала мы поели немного травы и отдохнули, чтобы подкрепить свои силы. Чуи первым прыгнул в воду и быстро поплыл. Но вдруг, преодолев небольшое расстояние, он вздрогнул и исчез под водой. Через минуту Чуи снова показался на поверхности, и я увидел, что он торопливо плывет обратно, крича на всю реку. Тогда я решил получше присмотреться и разглядел целую стаю прожорливых рыб Шан Шат, уже почти настигающих его. Их красновато-синие хвосты и плавники мелькали на поверхности воды. Если бы Чуи помедлил еще мгновение, то рыбы Шан Шат утащили бы его под воду и там разорвали бы на куски и съели. Чуи спасся только благодаря своей ловкости и быстроте.
        Река так и кишела рыбами Шан Шат, они сновали от одного берега к другому, и от ударов их хвостов и плавников на поверхности воды забелела пена. Конечно, это было неспроста. Я заметил, что все рыбы Шан Шат действовали необычайно согласованно и ни одна из них не удалялась от места нашей переправы. Да, это неожиданное и досадное препятствие, и неизвестно, удастся ли нам его преодолеть.
        О, наверняка лягушачий повелитель подстроил все это! Чтобы насытить свою злобу и отомстить нам, он сговорился с рыбами Шан Шат! Спустя некоторое время я заметил еще нескольких солидных рыб Зиек, откуда-то приплывших сюда. Потом явились и большие рыбы Тхиеу. Вся поверхность воды, куда ни глянь, была усеяна острыми рыбьими мордами с выпученными глазами и открытыми пастями. Когда я побежал навстречу Чуи, они стали высовываться из воды, жадно щелкая челюстями у самых наших ног, так что нам пришлось спасаться от них бегством. Чуи даже оторопел от страха. У него вообще был слегка неуравновешенный характер, и он всегда переживал все слишком сильно. И хотя в тот момент мы были еще в сравнительно безопасном положении, он принялся кричать и стонать, вообразив, что уже пришел наш смертный час.
        Я сказал ему:
        — Не бойся! Давай лучше спокойно все обсудим. Что пользы надрываться и кричать без толку?
        Вдруг Чуи вскрикнул:
        — Вон, смотри, еще одна рыбья банда плывет сюда!
        Я взглянул в ту сторону, куда показывал Чуи, и увидел быстро приближающихся рыб Тюой. У Тюой длинные и острые зубы, и с ними шутки плохи. Щелкнет такая зубами — и ноги как не бывало!
        Необходимо было что-то придумать. Я измерил взглядом ширину реки; конечно, мне нетрудно перелететь через нее, но короткие крылышки Чуи не смогут перенести его на другой берег. Однако если мы еще задержимся здесь, то нам грозит неминуемая смерть от острых зубов рыб Тюой, которые умеют передвигаться по суше и могут подползти к нам по илу и грязи.
        Я пригнулся, раскрыл крылья и сказал Чуи, чтобы он взобрался ко мне на спину. Потом, стиснув челюсти, я напряг все силы, оторвался от земли и полетел через реку. Я летел низко, над самой водой, и все рыбы, сколько их здесь было, гнались следом за нами по поверхности реки. Ударяя хвостами по воде, они пытались сбить нас с помощью брызг и пены. Капельки воды намочили мои крылья и живот, и я летел все медленнее и все заметнее терял высоту. Голова вдруг налилась тяжестью и, словно камень, тянула мое тело книзу. Тогда, разозлившись, я собрал последние силы, с огромным трудом сделал несколько последних взмахов крыльями и, достигнув противоположного берега, свалился в изнеможении на песок.



        Поднявшись, мы оглянулись назад и увидели на противоположном берегу повелителя Кома, с воинственным видом шествовавшего во главе своих подданных. За ними шло подкрепление из двух молодых здоровенных лягушек и четырех крабов из семейства Хыонг с такими огромными клешнями, что они без труда могли бы перекусить нас пополам. Правитель Ком, призвав на помощь своих друзей — рыб и крабов, теперь не сомневался в успехе. Дрожа от злобы, он приказал своим войскам окружить и уничтожить нас, но… мы уже были на другом берегу реки.
        Только теперь мы могли оценить опасность, от которой нам удалось избавиться. На этом берегу уже никто из них не был страшен для нас. Мы с Чуи подняли вверх лапы и издевательски прострекотали победную песню. Потом Чуи лихо расправил лапками усы и показал нос нашим врагам, тут же онемевшим от изумления и разочарования. Громко смеясь, мы помахали им на прощанье лапками и, повернувшись, зашагали по направлению к зеленевшему вдали лесу.



        ГЛАВА VI
        Бой с кавалером богомолом.  — Мы становимся правителями государства Тяу Тяу.  — Клятва не на жизнь, а на смерть


        ЛЕС, обрамлявший песчаный берег, радовал наши взоры своей свежей зеленой листвой. Здесь росла чудесная трава, весенние цветы пестрели повсюду, и земля издали напоминала роскошный ковер, затканный прекрасными белыми цветами. В этом лесу жили стрекозы. Мы, кузнечики, дружим со стрекозами с давних времен, уже много-много лет. Ведь обычно мы роем свои жилища по берегам прудов и озер, где стрекозы так любят летать и качаться на тонких травинках. Поэтому оба наших рода — кузнечиков и стрекоз — очень близки друг с другом, словно две части единой семьи, живущие одна на вершине, а другая между корнями одного и того же дерева и каждый день встречающиеся, чтобы сердечно побеседовать о хитросплетениях жизни. В этой стране обитали все виды стрекоз: Тюа — королевские стрекозы, стрекозы Нго, От и Тыонг. Весь день они проводят в полетах и коротких путешествиях по разным местам, но к вечеру обязательно возвращаются домой и обмениваются интересными новостями. Здесь были еще и молодые стрекозы Ким Ким с четырьмя хрупкими крылышками, гибким и длинным, как игла, хвостом и выпученными, больше собственной головы,
глазами. В этой стране жило великое множество Ким Кимов, которые, наверное, переселялись сюда из разных других мест.
        Войдя в лес, мы с Чуи попали в поток местных жителей, спешащих куда-то в одном направлении. Как выяснилось, все они шли к Рисовому полю, где скоро должен был состояться Великий Турнир. Небо было полно стрекоз. Последними шумной ватагой неслись юнцы Ким Кимы. Все летели на запад. Тогда я спросил их, можно ли и нам пойти на Великий Турнир, и они ответили, что можно. Итак, мы отправились следом за стрекозами; они летели по воздуху, а мы шли по земле. На каждом шагу в наш поток вливались все новые и новые группы местных жителей, также направлявшихся на Турнир. Судя по всему, праздник обещал быть очень веселым. Сюда пришли даже почтенные мужи из рода Ниенг Ниенг[5 - Ниенг Ниенг — водяные жуки.]; жители вод, они не умели шагать, как все мы, и поэтому передвигались ползком, громко шелестя своими блестящими черными одеждами. Расспросив наших спутников о Турнире, я узнал следующее.
        Возвышенность близ Рисового поля — это родина саранчи Тяу Тяу и саранчи Као Као. Ежегодно там устраиваются празднества. Но в прошлом году Мудрый Старый Богомол, который был властелином этой страны, умер от болезни. И поэтому теперь одновременно с обычными торжествами решено устроить грандиозный Турнир для того, чтобы выявить достойнейшего и избрать его правителем государства.
        
        В этот день как раз было открытие Турнира. Множество юнцов Тяу Тяу, едва вышедших из детского возраста, снедаемых честолюбием, поднималось на арену. Эти безголовые фантазеры избивали друг друга до полусмерти; но, конечно, их поединки могли только позабавить и рассмешить публику. В общем первый день Турнира прошел довольно бледно. На второй день поединки стали более интересными, потому что большинство слабых бойцов выбыло из состязаний. Бог весть сколько честолюбивых и безрассудных Тяу Тяу было сброшено прочь с арены. Насколько можно было судить, двое рыцарей имели шансы на окончательную победу. Это, с одной стороны, Муом и с другой — Богомол.
        На третье утро перед началом состязаний я отправился немного прогуляться по окрестностям и посмотреть на народ, во множестве спешивший отовсюду к Рисовому полю. Здесь были юные девицы Као Као, покинувшие родные места для того, чтобы посмотреть на Великое Состязание. В своих щегольских красно-синих платьях они составляли очаровательную группу: девицы Као Као чинно выступали друг за дружкой, кокетливо переставляя ножками и поглядывая на окружающих с весьма скромным и благопристойным видом. Молодые Тяу Тяу с туповатыми и нахальными физиономиями преграждали дорогу хорошеньким девицам Као Као, приглашая их прогуляться в зарослях высокой и шелковистой травы, которая росла по обеим сторонам дороги.
        Почувствовав голод, я тоже свернул в травяные заросли, собираясь закусить парой-другой вкусных стебельков. Кругом было видимо-невидимо народу. Тяу Тяу, Као Као, Муомы, Богомолы во множестве толпились в зарослях травы. Вдруг откуда ни возьмись прискакали несколько франтоватых молоденьких Богомолов и, выстроившись в ряд, застыли в почтительных и униженных позах. В то же мгновение в толпе смолк всякий шум, и я увидел молодого Богомола необычайно высокого роста, шествовавшего с самоуверенным и величественным видом. На длинной его шее высилась квадратная физиономия, которой выпученные глаза придавали довольно глуповатый вид. Усы его, элегантно загнутые кверху, горделиво покачивались из стороны в сторону. Два меча, усеянные острыми зубцами, торчали перед грудью — это оружие, всегда изготовленное к бою, делало его одним из самых опасных и грозных бойцов.
        Все присутствующие почтительно посторонились и замерли, и только я один не обратил на него особого внимания. Да и откуда мне было знать, что это за персона! Поэтому я по-прежнему остался стоять на дороге. Подойдя ближе, он не только не обошел меня, но, наоборот, стукнул одним из своих мечей прямо по голове — и притом очень больно. Я отскочил в сторону и тут же ударил его изо всех сил, да настолько удачно, что он даже попятился назад, схватившись за голову. Увидев, что начинается скандал, все гости, сколько их тут было, начали разбегаться в разные стороны. Девицы Као Као заметались в беспорядке, смяв и запачкав свои прелестные платья. Но хуже всего пришлось почтенным пожилым саранчам из рода Кань Кать. Толстые и неповоротливые, они вмиг утратили всю свою солидность и бежали, подхватив длинные одежды; путаясь в заплетавшихся полах, они валились на землю, в страхе призывая на помощь своих отцов и матерей, как я полагаю, давно уже умерших. Богомол же уставился на меня и заорал:
        — Счастье твое, что у Нас есть кое-какие дела, не то ты тут же лишился бы своей глупой башки, мерзавец! Если есть в тебе хоть капля отваги, поднимись-ка чуть позже на арену!
        Я тоже распалился и крикнул:
        — Будь спокоен, тебе не придется долго ждать Нас на арене! Мы вызываем тебя на поединок, негодяй!
        Когда Богомол удалился с ворчанием и угрозами, все гости постепенно вернулись обратно и обступили меня со всех сторон. Один моложавый саранчук из рода Кань Кать сказал:
        — Эх, почтеннейший, для чего это вы вздумали упрямиться? Конечно, вы пришли откуда-нибудь издалека и еще не знаете уважаемого Кавалера Богомола. Ведь он не кто иной, как внук знаменитого Старого Богомола, самый сильный и свирепый в здешних местах. Скоро он, без сомнения, станет преемником Старого Богомола, правившего прежде в этих краях. Лучше бы вам спрятаться куда-нибудь как можно скорее, чтобы спастись от печальной судьбы.
        — Спасибо,  — ответил я ему,  — но я еще никогда и никого не боялся в жизни, кроме, разумеется, почтенных моих родителей.
        
        Однако они продолжали хором сожалеть о моем глупом упрямстве. Я же как ни в чем не бывало отправился еще немного прогуляться, и когда возвратился, поединки уже начались. Но кто удивил меня больше всего, так это Чуи, которого я неожиданно для себя увидел вверху на арене. Он стоял гордый и невозмутимый, намереваясь вступить в бой со здоровенным молодым Муомом. Мой родственник Чуи с давних пор питал в своем сердце ненависть к семейству Муомов, которые, как вы помните, прежде притесняли его и избивали до полусмерти. Так что теперь, встретив этого Муома, Чуи решил воспользоваться случаем и расквитаться с ним за прошлые обиды. Чуи выглядел на арене молодцом. Но и этот Муом, надо признаться, не казался каким-нибудь бойцом средней руки. Он был очень силен, мускулы на его лапах выглядели необыкновенно толстыми и упругими, а надкрылья, словно кольчуга, прикрывали его тело до самого хвоста. В хвосте же, как в ножнах, таился меч, изогнутый и очень острый. На большой голове его торчали белые усы и круглые выпуклые глаза, придававшие ему сходство с совою. Два больших зуба, черных и острых, грозно загибались
кверху. Если бы не Чуи, то этому Муому пришлось бы сражаться с самовлюбленным Кавалером Богомолом.
        Вот оба рыцаря вышли на арену. Почтенный старый Тяу Тяу с побелевшей спиной и черной отметинкой на лбу, спустился с арены и подал знак жезлом. Чуи и Муом несколько мгновений приглядывались друг к другу, горделиво шевеля усами, затем бросились друг на друга. Чуи очень ловко орудовал длинными задними лапами. С того дня как мы с ним подружились, он перенял у меня немало славных приемов и теперь сражался как заправский воин. Муом, стремительно ринувшийся на Чуи, надеялся покончить с противником несколькими сильными ударами своего смертоносного меча. Но это ему не удалось. Покружившись немного по арене без всякого результата, Муом скоро утомился и стал задыхаться. Тут-то Чуи напряг все свои силы и ринулся в атаку. Я видел, что он сражается с необычайной яростью и ожесточением. Обеими задними лапами Чуи ударил Муома по глазам. Затем, ослепив врага, он нанес ему страшной силы пинок, от которого тот перевернулся, свалился на арену и не смог больше подняться. Чуи бросился было на Муома, решив, как видно, добить его, но в этот момент судья — почтенный старый Тяу Тяу — прекратил бой.
        Затем уважаемый арбитр обратился к стоящим внизу зрителям:
        — Рыцарь кузнечик из рода Чуи победил рыцаря Муома. Есть ли кто-нибудь, желающий сразиться с рыцарем Чуи?
        В ответ послышался громкий возглас: «Да, Мы желаем!» — и вслед за тем на арену выскочил Богомол, столкнувшийся со мною сегодня утром. Я хорошо представлял себе, чем это грозит Чуи, который, израсходовав все свои силы, очень устал. Разумеется, Чуи окажется побежденным. К тому же при виде этого забияки Богомола я вспомнил нашу ссору, и в моем сердце вспыхнуло пламя злобы. Я одним прыжком выскочил на арену и закричал:
        — Если ты, презренный, еще не забыл о брошенном тебе вызове, сразись-ка прежде с Нами!
        Богомол, попятившись, взглянул на меня и презрительно кивнул:
        — А, хорошо, хорошо! Успокойся, ничтожный, ты получишь от Нас сполна все, что уготовила тебе твоя жалкая судьба!
        Каково мне было слышать подобные оскорбления? Поистине это было нестерпимо!
        По правилам Турнира, прежде чем вступить в бой, каждый из противников должен был торжественно пройтись по арене сообразно со своими привычками и обычаями своего рода. Богомол выступал, самодовольно изогнув свое длинное тело, потрясая двумя мечами и горделиво приплясывая. И, надо признаться, на вид все это было очень красиво. Я же, когда пришел мой черед, не стал разводить долгих церемоний. Сделав несколько шагов по арене, я стал вполоборота к моему противнику, чтобы удобнее было использовать мои длинные задние лапы, грозные и стремительные.

        И вот поединок начался. Богомол был очень высокого роста, и это давало ему преимущество в бою. Он сразу же нанес мне сильнейший удар мечом по голове. Но голова моя была достаточно твердой для того, чтобы этот удар не причинил мне ни малейшего вреда. Я же, используя свой низкий рост, маневрировал, стараясь нанести ему пинок посильнее прямо в живот. Тогда Богомол, поняв, что ему не удастся пробить мою голову, изогнул свой меч, намереваясь вонзить покрывавшие его острые шипы мне в шею (которая действительно была моим самым уязвимым местом) и отсечь мою голову от туловища. Почувствовав, чем это мне угрожает, я ловко изогнулся и вонзил один из своих зубов как можно глубже в его живот. Обезумев от боли, он подпрыгнул и очутился за моей спиною. Это была редкая удача! Распрямившись, как пружина, я нанес ему задними ногами удар небывалой силы прямо в лицо. Вскрикнув, он взвился кверху и тяжело рухнул на арену. Шея его бессильно извивалась, один меч был раздроблен, и вообще после этого удара он остался хромым на всю жизнь. Впрочем, я думаю, что это было достойной карой за все его злодеяния.
        Я одержал над моим врагом почетную и славную победу. Старый Тяу Тяу, главный судья Турнира, провозгласил:
        — Есть ли еще кто-нибудь, желающий сразиться?
        Все молчали. Тогда он воскликнул еще громче:
        — Начинается решающий бой: рыцарь кузнечик Чуи сражается с рыцарем кузнечиком Меном!
        Я буду биться с Чуи? Я посмотрел на Чуи, Чуи взглянул на меня. Неужели же мы с Чуи, претерпев все испытания, пришли сюда для того, чтобы сражаться друг с другом и оспаривать титул главы этого чужого нам государства? Я невольно сделал несколько шагов в сторону Чуи, обнял его, и мы наклонились вниз с арены — туда, где шумела многочисленная толпа зрителей самых разных мастей и пород. Я громко сказал:
        — Уважаемые господа, я и мой брат Чуи пришли сюда издалека несколько дней назад. Мы совсем не ставим себе целью добиваться каких-нибудь почестей или титулов. Мы путешествуем для собственного удовольствия. Теперь, после жестоких боев, герои всех четырех стран света повержены в прах, и мы с братом оба вышли победителями. Вы, господа, хотите, чтобы мы сразились друг с другом и сильнейший из нас стал Главою вашего государства. Мы с братом просим, господа, извинить нас, но мы на это не согласны, и вы сами, конечно, понимаете почему. Что же до высоких государственных должностей, то мы тоже не желаем занять их. Ведь мы с братом просто путешественники. Мы направляемся туда, где нам нравится: надоест в одном месте, идем дальше — и нигде не хотим оставаться насовсем. Мы надеемся, что, узнав все это, вы, господа, простите нас.
        Внизу поднялся страшный шум. Одни кричали, что мы должны сразиться между собою, как того требуют обычаи и кодекс чести, другие возражали против этого. Затем несколько наиболее почтенных и мудрых старцев: Тяу Тяу, Богомол, Кань Кать и Као Као, обсудив все это между собой, пришли к нам и сказали:
        — О почтенные рыцари, ведь говорят же: на хорошее место и птица садится. Вы пришли сюда, путешествуя и развлекаясь, однако здесь, на Турнире, вы показали свои таланты в таком блеске, что для нашего народа было бы огромным счастьем, если бы вы остались здесь с нами. Так как вы, уважаемые рыцари, не только соратники, но и братья, то необходимость поединка между вами, разумеется, отпадает. Но один из вас обязательно должен принять титул Главы государства, таков закон нашего народа.
        Я изо всех сил отказывался, Чуи же стоял молча, не говоря ни слова. Только потом я понял, что это молчание Чуи имело особый смысл. В конце концов я вынужден был дать свое согласие. И они тут же избрали меня Главою государства Тяу Тяу, Као Као, Муомов, Кань Катей и Богомолов. А Чуи был назначен моим заместителем.
        Тяу Тяу, оглашая воздух радостными криками, подняли нас и понесли вокруг Рисового поля. Девицы Као Као глядели на нас во все глаза, и на их наивных физиономиях застыло счастливейшее выражение. Они вытягивали шеи, чтобы лучше нас видеть, и приветствовали меня и Чуи грациозными жестами. На поле толпилось и шумело великое множество народа. И все дружески обнимались — Кань Кати с Тяу Тяу, Као Као с Муомами. Покинув насиженные местечки в своих норках, они радостно пели и плясали повсюду — на листьях деревьев, на траве, на цветочных лепестках, а опоздавшие, нисколько не смущаясь, отплясывали даже за пределами Рисового поля. Я тоже поднялся на арену и с большим успехом исполнил одну очень приятную песенку, ловко приплясывая в такт музыке на своих длинных задних лапах и изящно размахивая крыльями.
        У Чуи с лица не сходило выражение безграничного счастья. И я понял, что раньше он молчал и не говорил ни слова только из страха, что я откажусь от высокого титула Главы государства. Когда же я дал свое согласие, радость его не имела пределов. Он принялся восторженно жестикулировать своими длинными лапами, а потом, напустив на себя высокомерный и глубокомысленный вид, подобающий Второму лицу государства, стал прохаживаться так спесиво и важно, что даже почтенные пожилые Кань Кати затрепетали от уважения и страха.

        Итак, я воссел на трон Главы государства в стране Тяу Тяу, и, признаться, меня это даже немного опечалило. Я вынужден был дать свое согласие, но на что мне, собственно говоря, нужна была эта высокая власть? Ведь я хотел только удовлетворить скромные желания, свойственные мне от рождения, как и всякому другому. И этого мне было бы вполне достаточно, чтобы чувствовать себя счастливым.
        В отличие от меня Чуи был совершенно счастлив и стрекотал веселые мелодии, пощипывая, словно струны, свои усы. В знак уважения нам подносили самые вкусные и изысканные травы. Стоило нам сказать что-нибудь, как все вокруг спешили почтительно выразить свое одобрение. Любое наше желание исполнялось. Конечно, все это могло вскружить голову такому еще не совсем созревшему и наивному молодому кузнечику, как Чуи! Поэтому я все время поучал его: «Ты, братец, не воображай, пожалуйста, что ты уже всего добился в жизни, и не собирайся почивать на лаврах. Помни, что жизнь — очень сложная и трудная штука».
        И в самом деле, этой же зимой в государстве произошли очень важные события. К зиме, как всегда, люди собрали урожай. Побеги риса, золотившиеся на полях, были срезаны под самый корень серпами земледельцев, связаны в снопы и унесены на дворы и в амбары. На полях остались торчать только сухие стебли соломы. И все жители страны Тяу Тяу разом лишились пищи и крова как раз в то время, когда наступили холода. У детишек, выбегавших в поле, замерзали носы и уши, а по ночам нужно уже было укрываться одеялом. Тяу Тяу очень мерзли и все время согревали дыханием свои лапы, коченевшие от стужи. Небо потемнело и стало совсем серым, все время дули обжигающие, холодные ветры. Оставаться дальше жить в опустевшем поле стало невозможно, приходилось идти искать какое-нибудь место, где можно было бы укрыться от холода. И так каждый год с наступлением зимы Тяу Тяу стая за стаей вынуждены покидать насиженные места и отправляться на поиски зарослей дикого ананаса, в листве которого они прячутся и пережидают холодное и ветреное время года.
        Во время этих походов всегда приходится сражаться и отвоевывать место для жилья, потому что зимой очень многие племена, так же как и Тяу Тяу, нуждаются в теплых жилищах.
        И ввиду необходимости подобных войн каждое племя к зиме должно выбирать военачальника и создавать регулярную армию.
        Всему этому очень обрадовался Чуи, а когда же речь зашла о скорой войне, он пришел прямо в восхищение. В то время под нашим с Чуи началом было около восьмисот Тяу Тяу, Као Као, Кань Катей, Богомолов и Муомов. Я собрал их всех и объявил:
        — В ближайшее время мы отправляемся на поиски удобных и теплых жилищ. Все вы обязаны беспрекословно выполнять мои распоряжения, а также приказания Чуи, назначаемого мною заместителем главнокомандующего.
        Все присутствующие тут же в самых почтительных выражениях высказали свое полное согласие. После этого они заявили, что хотя поиски жилищ в зимнее время дело необычайно трудное и сложное, но они уже привыкли к этому, а к военным действиям особенно, так как каждый год им приходится сражаться и они имеют уже большой воинский опыт. Поэтому они просили обоих главнокомандующих во всем полагаться на свою армию и не опасаться решительных действий.
        Однажды утром я устроил грандиозный парад. Тяу Тяу, Као Као и другие, выстроившись по два, стройными рядами проходили передо мной. Я убедился в том, что моя армия многочисленна и хорошо обучена. В полдень того же дня мы выступили в поход на поиски зимних жилищ.



        Вскоре мы подошли к берегу, сплошь поросшему дикими ананасами. Я приказал разбить лагерь и отправил несколько Муомов разведать, населены ли кем-нибудь эти кусты. Разведчики вернулись и доложили, что во всех листьях диких ананасов полным-полно Тяу Тяу из племени Вои. Я тут же приказал своим войскам подойти ближе к стволам ананасов и приготовиться к наступлению внутрь зарослей. Окружив противника плотным кольцом, мы предъявили Тяу Тяу Вои ультиматум с требованием очистить жилые места. Тяу Тяу Вои с негодованием отклонили ультиматум и объявили, что завтра утром они выйдут сразиться с нами.
        Наутро мы приготовились к сражению, выстроившись в боевой порядок. Чуи шел в авангарде. Тяу Тяу Вои начали выпрыгивать из зарослей. Всего их было немногим больше сотни, а выглядели они очень свирепыми и грозными. Поистине не напрасно называли их Тяу Тяу Вои[6 - Вои — по-вьетнамски «слон».]. Вот показался первый… Его тело отливало изумрудом, на спине возвышался остроконечный горб, покрытый твердыми наростами. Усы его торчали дыбом, а лапы превосходили мои по размерам и были усеяны острыми шипами. Но в осанке его не чувствовалось военной выправки, а зубы, загибавшиеся внутрь, не способны были своевременно наносить боевые удары.
        Вскоре разразилась жестокая битва. Мы окружили и разгромили один отряд Тяу Тяу Вои. Сражавшиеся перемешались между собой, шум и крики оглашали окрестность. Битва длилась до самого вечера. Когда стемнело и обе стороны отвели свои войска, я подсчитал потери,  — мы потеряли убитыми тридцать и ранеными двенадцать бойцов. У противника было убито семь и смертельно ранено пять воинов. После подведения итогов стало ясно, что ни одна сторона не могла еще считаться победившей или побежденной.
        Но одно известие заставило меня тяжело страдать: Вице глава государства, доблестный Чуи, был захвачен в плен нашими врагами. В разгар битвы он смело врезался в самую гущу неприятельского войска, но был окружен несколькими здоровенными Тяу Тяу Вои, оглушен и живым унесен с поля сражения. Я тут же направил на выручку Чуи отборный отряд, но, зная высокий ранг своего пленника, Тяу Тяу Вои сразу же укрыли его в неприступном замке среди зарослей. Всю ночь я беспокоился за судьбу Чуи и в тревоге ни на минуту не сомкнул глаз.
        На следующий день, едва рассвело, мы построились и двинулись в наступление. Но когда мы вступили в заросли ананасов, нашему изумлению не было границ. Там было пусто — нигде не видно даже и тени Тяу Тяу Вои! Они отвели свою армию… и неизвестно даже, в какое время.
        Возможно, это произошло еще ночью. Несколько пожилых Богомолов, умудренных жизненным опытом, сказали, что если бы военные действия были продолжены, то Тяу Тяу Вои неизбежно потерпели бы поражение, так как численность их слишком невелика. Однако, отступив, они увели с собой всех пленников, так что и мой милый братец Чуи исчез неведомо куда.
        Невозможно передать моего разочарования и горя. Уходя, Тяу Тяу Вои оставили в зарослях одного своего смертельно раненного бойца. Он был доставлен ко мне и на мои расспросы отвечал:
        — Ваша светлость, мы, Тяу Тяу Вои, не хотели воевать и вступили в бой только потому, что вы напали на нас. Мы вынуждены были защищаться. Вот потому-то…
        И только было я собрался задать ему еще несколько хитрых вопросов, как он испустил дух. После этого я отправил отряд воинов занять всю ананасовую заросль. Когда же мой приказ был выполнен и Тяу Тяу разместились в новом удобном жилище, изобилующем запасами пищи, я созвал почтеннейших и мудрейших старцев и сказал им:
        — Свершилось несчастье, в минувшем сражении был захвачен в плен мой брат. Враги увели его неизвестно куда. Когда-то, побратавшись, мы дали клятву быть верными друг другу не на жизнь, а на смерть. Согласитесь, что после его пленения я не могу спокойно сидеть сложа руки. Поэтому я слагаю с себя полномочия и передаю власть в ваши руки, а сам отправляюсь на поиски брата. Если я найду его, то мы оба возвратимся сюда. Конечно, трудно сказать, когда именно это случится… Я прошу вас сообщить об этом народу.
        Мудрые старцы в один голос принялись отговаривать меня. Но я в душе уже принял окончательное решение. Братские чувства, дружба не позволяли мне оставаться тут одному. К тому же я разгорячился, вспомнив, что я просидел на одном месте безвыходно целый год. Тяу Тяу, поняв, что удержать меня не удастся, очень опечалились. В мою честь был устроен прощальный пир. Тяу Тяу упрашивали меня дать им обещание, что если я найду Чуи, то мы оба во что бы то ни стало возвратимся к ним. Они поклялись не избирать никого на пост Главы государства и ожидать нашего возвращения. Я сказал в ответ:
        — Успокойтесь, прошу вас. Мы постараемся вернуться к вам как можно скорее.
        Растрогавшись, я тоже не смог сдержать слез.
        Собрав свои пожитки, я отправился в путь. Народ вышел провожать меня. Было так же многолюдно, как в тот день, когда я впервые пришел сюда посмотреть на Турнир, но сейчас не было слышно ни разговоров, ни песен. Все шагали молча, не пытаясь даже скрыть разочарования и печали. От пронизывающего зимнего холода дрожали их крылья, дрожали усы, но они шли провожать меня, невзирая на холодный дождь и колючий ветер, и согласились повернуть обратно к ананасовым зарослям только после того, как мы прошли вместе десять замов[7 - Зам — мера длины, равная примерно 540 метрам.].
        Я тайно гнался за Тяу Тяу Вои, захватившими моего брата Чуи. Направляясь на север, я тщательно осматривал все попадавшиеся мне на пути кустарники и деревья, а иногда даже делал большой крюк, чтобы обшарить какие-нибудь заросли, видневшиеся у самого горизонта. Я то спешил, подгоняемый смутными предчувствиями, то еле плелся, потеряв всякую надежду. Когда же опускалась мрачная ночь и луна и звезды озаряли землю холодным сиянием, я особенно явственно ощущал свое одиночество и, подняв лицо к небу, взывал: «О брат Чуи! Где же ты теперь?»



        ГЛАВА VII
        Развлечения обленившегося дядюшки Сиен Таука.  — Причины, побудившие меня снова собраться в путь


        ПРОХОДИЛ месяц за месяцем, а от Чуи по-прежнему не было никаких вестей. Сколько разных общин и селений я ни обошел, сколько путников, встречавшихся мне по дороге я ни расспрашивал, никто ничего не мог мне сказать об этих Тяу Тяу Вои, которые словно сквозь землю провалились.
        Понурившись, я одиноко бродил по дорогам, и печаль переполняла мое сердце. Мысленно я возвращался к тем счастливым дням, когда мы вместе с братцем Чуи делили пищу и кров, заботы и печали, радость и горе и постоянно поддерживали друг в друге бодрость духа, чувствуя себя счастливыми уже потому, что были вместе. О боже! Теперь несчастный Мен один слоняется по бесконечным дорогам, и тень его служит ему единственным спутником. О, кто в состоянии измерить его горе! Я вспоминал о наших бедствиях на плоту посреди озера, когда Чуи решил пожертвовать своими лапками, чтобы спасти меня от голодной смерти, и на мои глаза снова и снова навертывались слезы. Так незаметно пролетела зима. Наступили ясные весенние дни. На ветках распевали во все горло птицы. Сверкающие лучи солнца оплетали кроны деревьев золотистыми шелковыми нитями. Трава была свежей и сладкой на вкус. Однажды, утомившись после долгого пути, я остановился, чтобы дать отдохнуть, ногам, у маленького ручейка. Вдруг я услыхал звуки мелодичной песни, доносившиеся из ближнего кустарника. Эти звуки то отдалялись, то снова приближались. Взобравшись на
ананас, я посмотрел на противоположную сторону ручья и увидел стайку бабочек, плясавших на лужайке, поросшей мягкой и свежей травой. Держа друг дружку за крылья, они водили прелестные радужные хороводы и пели. Прислушавшись, я разобрал слова:
        Все в цвету, будто дивной написано кистью,
        Ветерок шаловливый порхает резвясь,
        Клонит ива к земле свои тонкие листья,
        Распускаются персики, нежно смеясь;
        Золоченые бабочки плавко парят,
        Желтокрылые иволги с веток свистят,
        Под стропилом красавицы ласточки песни поют.
        Все весенней истомой наполнено тут.

        Несколько молодых франтов из рода цикад Ве Шау стояли около танцующих бабочек и, растопырив крылья, стройно и протяжно трещали, аккомпанируя их пению. Я не сомневался в том, что эта компания собралась на веселый пикник с танцами и песнями, чтобы отпраздновать начало весны. Ведь в начале весны все в наших краях устраивают пышные празднества. На душе у меня стало немного веселее, и я залез чуть повыше, чтобы лучше слышать.
        Поблизости от веселившихся бабочек и их кавалеров я увидел еще одну стайку бабочек, которые тоже плясали и пели. Они водили хоровод вокруг почтенного жука из рода Сиен Тауков. На каждой ноге этого Сиен Таука сидело по одному юноше из семейства Белых бабочек, а на склоненной вниз голове, ухватившись за длинные усы жука, раскачивались две молоденькие девицы Белые бабочки. И все они громко распевали веселые куплеты. Высунувшись из-за ананаса, я с удивлением рассматривал этого Сиен Таука, выражение лица которого поражало своим легкомыслием и беззаботностью. Ведь род Сиен Тауков издавна славился серьезностью и скромностью поведения!
        Я присмотрелся повнимательнее. Кто бы вы думали это был? Мой старый знакомый — дядюшка Сиен Таук! Ну, конечно, он! На лице его еще осталось что-то от прежней суровости и величавости, и все так же грозно торчали мощные черные зубы, которые когда-то отсекли мои длинные усы.
        После утраты усов я, как и, наверное, все вы, дорогие читатели, почитал дядюшку Сиен Таука достойным и мудрым жуком с широкой и благородной душой. И перед моими глазами частенько возникала величественная фигура этого исполненного сил и отваги воина и полководца. Конечно, я был поражен, потому что никак не ожидал увидеть сдержанного и грозного Сиен Таука развлекающимся и распевающим веселые песенки среди таких бездельников, как Белые бабочки и молодые цикады Ве Шау. Я размышлял о том, следует ли мне показываться на глаза Сиен Тауку или же уйти обратно, как вдруг бабочки перестали петь и, в страхе трепеща крылышками, полетели прятаться в кусты. Сиен Таук спросил:
        — Кто это так напугал вас, малютки?
        Он поднял глаза и стал озираться вокруг. Увидев меня, он несколько мгновений рассматривал мою особу, а потом воскликнул:
        — А! Братец Мен! Братец Мен, куда это ты направляешься? Спустись-ка сюда!
        Да, у Сиен Таука была отменная память! Я перелетел к нему. В это время бабочки, которым не терпелось продолжать танцы, выбрались из кустов и подошли ближе. Но едва они разглядели меня, как, пораженные моим необычным видом, снова бросились наутек.
        Взглянув на мою голову, Сиен Таук спросил:
        — Ну что, Мен, усы больше не выросли, а?

        Я, засмеявшись, кивнул головой. А потом сам начал расспрашивать Сиен Таука, потому что мне очень уж хотелось узнать, как он живет здесь и чем, собственно, объясняются все эти странности в его облике и манерах. Он вздохнул, задумчиво щелкнул зубами и, помолчав немного, начал так:
        — Должно быть, ты заметил, как я изменился? Действительно, я переменился очень во многом! Я и сам это знаю. Увы, жизнь доставила мне много огорчений и страданий. После той нашей встречи я остался очень доволен собой, потому что сделал доброе дело. Я полетел в соседнюю общину, надеясь найти там сытную пищу и хорошенько отдохнуть. Разве мог я предвидеть, что мальчишки устроят в этих местах грандиозную облаву! Несколько маленьких негодников, приехавших туда из города на прогулку, вооружились сачками и стали преследовать нас повсюду. К несчастью, я тоже был пойман и увезен ими в город. Мы были в пути долго — несколько дней. Они сунули меня в большую коробку вместе с пятью моими друзьями, такими же неудачниками, как и я. Друзья мои умирали один за другим от страха и от ран. Привыкнув питаться древесной корой, я не мог проглотить ни кусочка тех измятых побегов травы, которые они засовывали в нашу тюрьму. Я голодал ровно два месяца и четыре дня и уже потерял всякую надежду, как вдруг благодаря счастливому случаю мне удалось вырваться из темницы и я тут же расправил крылья и изо всех сил полетел прочь от
этого страшного места. Счастье еще, что у меня сохранились неповрежденными оба крыла. У всех моих друзей бессердечные мальчишки оборвали крылья перед тем, как посадить их в коробку. И те из них, кто не умер в пути, конечно, тоже попытались спастись, но, выбравшись из коробки, они не могли подняться в воздух и гибли. Я спешил убраться подальше от этого места и летел, не отдыхая, почти целые сутки. Но только через несколько месяцев мне удалось, наконец, выбраться за пределы неприветливого и злого города. Потом я потерял еще несколько месяцев, болея после перенесенных лишений и несчастий. С тех пор в моем сердце возникло какое-то безразличие к жизни. В поисках удобного и спокойного места я пришел в эту пустынную округу. Я отучился есть древесную кору и привык питаться травой. У меня сложились хорошие отношения со всеми здешними жителями, особенно же я подружился с этими шалунишками. Круглый год природа здесь щедра, и круглый год мы не знаем печали. А как твои дела? Часто ли невзгоды и лишения омрачали твой жизненный путь?
        Я рассказал ему все от начала и до конца. Он слушал меня с сочувственным видом и вздыхал в самых трогательных местах моего рассказа. Моя история его опечалила. Когда же я начал рассказывать ему о том, как я покинул своих подданных и отправился на поиски исчезнувших Тяу Тяу Вои, Сиен Таук перебил меня и сказал:
        — А, Тяу Тяу Вои! Я вспомнил! Не очень давно, несколько месяцев назад, когда я по своему обыкновению прогуливался по окрестностям, эти Тяу Тяу Вои повстречались на моем пути. Да-да, я припоминаю, что и Чуи тоже был с ними. Но разве Чуи у них пленник? Он шел так же свободно, как и сами Тяу Тяу Вои. Я уже не помню, в какой именно день Тяу Тяу Вои и Чуи проходили здесь… Они хотели, чтобы я присоединился к ним и принял участие в их деле. Ох, уж мне эти дела! Представь себе, их дело заключается в том, что они решили обойти все страны, все общины и все племена на земле, чтобы осуществить свою мечту о всеобщем мире на земле. Они хотят добиться того, чтобы ни насекомые, ни животные никогда больше не воевали между собой. Мечтать легко, но каково все это выполнить! Я в ответ только качал головой и отмахивался лапами. Я очень деликатно сказал этим господам, что «они строят храмы на песке» и что я «прошу уволить меня от этого дела». Я теперь умудрен опытом, и жизнь достаточно уже изогнула мои усы, так что этим мечтателям не удалось уговорить меня. Но они обещали возвратиться сюда после того, как обойдут все
места, лежащие вдоль этой реки. Если так, то тебе незачем странствовать дальше. Останься здесь, подожди их возвращения, и ты увидишься с Чуи. Они очень хорошие, и ты можешь быть спокоен — с Чуи ничего не случится. Но если Тяу Тяу Вои взялись за такое дало — значит, они совсем обезумели.
        О боже мой! Умиротворить все живые существа, когда каждое племя одно злее другого! Уж я-то хорошо это знаю.
        Итак, неожиданно выяснилось, что именно Тяу Тяу Вои взялись за дело, которое уже давно было моей заветной мечтой. Само собой разумеется, что я сразу же стал горячим их сторонником и горько сожалел о нашей недавней войне. Вероятно, дядюшка Сиен Таук теперь счел бы и меня тоже немного помешанным. Зато я был уверен в том, что Чуи цел и невредим, и счёл необходимым остаться здесь, чтобы уж наверняка встретиться с ним. Я отряхнул со своих ног пыль далеких странствий в травяном шалаше Сиен Таука, где он жил незаметно и тихо, как мудрец, отказавшийся от почестей и покинувший мирскую жизнь ради философского уединения.
        Мы устраивали гулянья с танцами и песнями. Вообще в образе жизни здешних обитателей я не нашел ничего такого, что можно было бы назвать делом. Короче говоря, те дни, что я провел там, ничем не отличались от дней моего детства, когда матушка только что вывела меня в самостоятельную жизнь и я, не ведая никаких забот, целые ночи напролет плясал и веселился с другими маленькими кузнечиками. Вся жизнь здесь заключалась в праздности и непрерывных пиршествах.
        
        Но беспрерывные забавы и развлечения в конце концов надоедают. И через некоторое время я перестал симпатизировать этой компании. Хоть я лично и люблю летать и танцевать, но мне трудно было примириться с их образом жизни. Вскоре я понял, что дни, проведенные с ними, пропали без всякой пользы. Все они были ужасными лоботрясами, лентяями и бездельниками. Даже Сиен Таук и тот, находясь среди этих лодырей, нравственно опустился. Если бы не надежда встретиться с Чуи, я, конечно, давно уже покинул бы его.
        Прошло еще немного времени, и кончилась весна. Потом миновало и лето. Начали увядать цветы лотоса, и листья на деревьях, прежде зеленые, окрасились в золото и пурпур. Наступала осень.
        Однажды вечером бабочки пригласили меня пойти с ними в лес и выступить на состязании певцов. Я не согласился. Я отправился гулять один и шел, не останавливаясь, до самого берега ручья. Там я присел и, подняв голову, стал смотреть на небо. Душа моя была полна печали. Я вспоминал Чуи и обдумывал всю свою жизнь. Вдруг с запада донеслось громкое жужжание. И вскоре рой лесных пчел подлетел к ручью. Одни уселись на побегах бамбука, другие стали рассматривать росшие поблизости цветы. Эти маленькие пчелы целый день летали в поисках сладкого нектара и теперь возвращались домой с добычей. Весело жужжа, они переговаривались между собой, шутили и хвастались своими успехами. Отдохнув немного, они полетели дальше. А я как зачарованный следил за ними до тех пор, пока они не скрылись из виду. Пчелы, как я понял из их разговора, прилетели сюда издалека. Они любили пошутить и посмеяться, но зато они умели и работать. А ведь в жизни только тот достоин уважения, кто трудится и, странствуя по свету, узнает мир. Сердце мое сжалось от тоски, и я ощутил жгучее желание последовать за этими пчелами. Оброненные ими слова:
«деятельность», «предприимчивость», «полет» — врезались в мою память. Я глядел им вслед, и ноги мои сами собой задвигались. Ах, куда приведет меня путь, по которому я иду? О, как все здесь уныло и какая печаль в моей душе!
        Скорбно вздыхая, я вошел в лес. Миновав заросли бамбука, я увидел Сиен Таука, который, пошатываясь, стоял на прогалине. На лице его было сосредоточенное и одухотворенное выражение, словно он намеревался обратиться с прочувствованной речью к засыпающим деревьям. Право же, это было и смешно и грустно. Потом он поднял глаза, огляделся вокруг и, покачнувшись, запел во все горло:
        …Приятней всего посреди хризантем ароматных
        Сидеть, отрешившись от дел и заботы презрев,
        Приятно перстами из дана[8 - Дан — вьетнамский музыкальный струнный инструмент.]струны благодатной
        Исторгнуть чарующий душу напев…

        Ах, боже мой! О небо, о земля! Кто бы мог ожидать этого! Пение Сиен Таука вызывало у меня отвращение. Он затянул эту веселую песню прерывающимся голосом, как будто собрался произносить надгробную речь. Какие разные картины прошли сегодня перед моим взором: с одной стороны, рой пчел, трудолюбивых и бодрых, а с другой — дядюшка Сиен Таук, такой солидный и почтенный, впавший в безделье и бессмысленно прожигающий жизнь. Я вспомнил свои любимые мечты, и на душе у меня стало еще печальнее.
        Поэтому я тут же принял решение оставить моих новых друзей, ибо жизнь здесь стала для меня невыносимой.
        Так я снова сделался странником.
        После десяти дней пути я подошел к краю плотины. Это была очень большая и высокая плотина. Я потратил полдня на то, чтобы подняться до ее гребня. Внизу лежала река, красноватая вода которой струилась медленно и спокойно. Вдруг прямо над головой я услышал крик «куить-куить» и, подняв глаза, увидел очень большую птицу. Это был почтенный и пожилой Ча[9 - Ча (или Бои Ка)  — мартын-рыболов с черным клювом.]. Боже мой, до чего же у него был важный и представительный вид!
        Ча не ест ничего, кроме рыбы. Каждый раз, когда Ча хочет поймать рыбу, он поднимается высоко в небо и оттуда, сложив крылья, стрелой мчится вниз и вонзается в воду, после чего выплывает на поверхность с добычей в клюве. Вот почему этих птиц называют также Бои Ка, что означает «питающийся рыбой». Ча, которого я увидел, был уже в весьма преклонном возрасте. Все их семейство слывет отчаянными франтами и щеголями, и этот почтенный Ча, конечно, тоже одет был очень пестро: живот — белый, все тело — синее, а крылья отливали изумительным фиолетовым цветом, и вышагивал он на двух довольно изящных красных лапах. Этот старый Ча был бы несравненным красавцем, если бы имел более элегантный клюв. Но, увы, его клюв был слишком большим и длинным. Этот клюв чуть ли не длиннее самого почтенного Ча. Казалось, что кто-то сыграл над ним злую шутку и воткнул большой кол прямо посередине его лица. Старик с трудом тащил свой колоссальный клюв, как какой-нибудь парень из рода Улиток еле-еле носит на спине свой тяжелый каменный дворец.
        Я потешался втихомолку, разглядывая здоровенный клюв старого Ча. Но сердце тайно подсказывало мне, что я еще натерплюсь горя именно из-за этого громадного клюва, над которым я насмехаюсь.
        Так и случилось. Старый Ча вдруг подлетел к плотине и уселся на шесте прямо перед моим носом. Некоторое время он глубокомысленно покачивал головой, словно обдумывая что-то, как вдруг заметил меня. Рассмотрев меня своими выпученными красными глазами, он подошел ближе и раскрыл клюв. Я заглянул к нему в рот и, увидев там язык, острый и красный как кровь, содрогнулся. Но была одна черта в моем характере, которую я считаю для себя почетной и о которой хочу рассказать вам, дорогие читатели. Я всегда очень горжусь тем, что с некоторых пор я ни перед кем не припадал лапками к земле и не унижался, чем бы это мне ни грозило, и ни разу не трепетал от страха, как это было давно, в ту ночь, когда Сиен Таук хотел лишить меня жизни. Поэтому даже перед лицом Ча, который по сравнению со мной был просто великаном, я мужественно готовился к сопротивлению. Я не собирался унижением и раболепством покупать себе жизнь, как это обычно делают некоторые особы со слишком гибкой спиной. Конечно, мне было известно о свирепости Ча, который никому не дает пощады, но это меня не страшило. Я напряг все мускулы, растопырил
крылья, поднял вверх лапки и стал похож на диковинный колючий цветок. Видя, как я изготовился к бою, старый Ча одобрительно проворчал: «Хе-хе… Ай да удалец! Здорово это у тебя получается!» И стукнул меня один раз клювом по спине. Никогда еще в жизни я не получал таких страшных ударов. Я почувствовал ужасную боль, но, к счастью, удар оказался не смертельным. Заметив, что он еще не убил меня, старик захватил меня своим клювом и полетел вместе со мною под облака. Боже, боже! С тех пор как я покинул утробу матери, я еще никогда не поднимался на такую высоту!



        ГЛАВА VIII
        Я становлюсь узником.  — Что случилось со мною в то время, когда я сидел в темнице старого Ча.  — Встреча после долгой разлуки


        НО моя жизнь на этом еще не должна была окончиться. Я остался в живых и даже дожил до сих пор для того, чтобы дать вам, дорогие читатели, возможность почувствовать неповторимое очарование приключений моей юности, безобидных и опасных, печальных и смешных.
        Итак, я не умер. Старый Ча перенес меня через реку и опустился на берегу, усаженном тутовыми деревьями. Едва старик положил меня на землю, как я тут же растопырил крылья, поднял лапы и приготовился к бою. Ча, открыв клюв, расхохотался и сказал:
        — Ну-ну!.. Это ты пытаешься Нас устрашить, шалопай?! Ведь стоит Нам разок стукнуть тебя клювом, и ты сразу затрепещешь от страха. Ну-ка, опусти свои лапы и послушай, что Мы тебе сейчас скажем. Мы только что построили для себя роскошный новый дом, и теперь Нам нужен кто-нибудь на пост дворецкого и коменданта. Помоги-ка Нам в этом деле. Согласен ты или нет?

        Я замотал головой и стал браниться, доказывая, что он не имел никакого права лишать меня свободы — неотъемлемого достояния каждого живого существа. Старик пренебрежительно сощурил глаза и сказал:
        — Ладно, ладно, перестань произносить свои никчемные слова. Ты согласен или нет?
        Я снова отрицательно замотал головой. Тогда Ча схватил меня и потащил в свой новый дом.
        Этот дом, которым он так хвалился, был просто-напросто глубокой пещерой, вырытой в песчаном холме. Племя Ча вообще не умеет строить гнезд, и все они проживают в земляных норах. Этот старик, должно быть, с самого начала возымел намерение найти себе сторожа, который присматривал бы за домом, поэтому он соорудил в своей пещере специальное боковое помещение с маленьким входом. Он вталкивал меня туда, я же вырывался, не желая там оставаться. Тогда Ча сильными ударами клюва загнал меня внутрь и, подобрав лежавший на полу камень, заложил им вход в предназначенную для меня каморку. Итак, я оказался почти замурованным в этой пещере. В моих «покоях» было темно, как в кувшине, заткнутом пробкой. Оставалась только щелка в каменной стене — такая узенькая, что в нее могла пролезть только моя лапа. Старый Бои Ка отдавал мне снаружи распоряжения:
        — Твоя работа, негодник, будет заключаться только в том, чтобы охранять Наш дом от непрошеных гостей. Мы сейчас растолкуем тебе, как лучше всего это делать. Для того чтобы никто не забрался сюда, нужно, не переставая, шуметь и распевать песни. Тогда все, кто проходит мимо дверей, будут знать, что хозяева дома, и никто не осмелится заходить внутрь Нашего жилища. Это совсем не трудно, и больше ничего от тебя не требуется. К завтраку, обеду и ужину Мы будем приносить тебе столько травы, что ты сможешь наедаться до отвала. Ты же будешь безвыходно сидеть в этом подземелье и стеречь Наш дом.
        Я наотрез отказался шуметь и петь, и тогда старик начал морить меня голодом. Я подумал, что веду себя очень неразумно и такое упрямство может явиться причиной моей смерти. Я принял мудрое решение: притвориться довольным и согласным на все, вдоволь есть и пить, а тем временем придумать какую-нибудь хитрую штуку и удрать из этого «тигриного логова».
        И вот однажды утром я выразил свое согласие на предложение старого Ча. Он обрадовался и тут же принес мне много травы наилучшего качества.
        С этих пор я дни и ночи проводил в моей темнице. И с утра до вечера я должен был распевать во все горло, исполняя роль пугала в доме старого Ча, чтобы любители чужого добра, которых немало еще есть между кузнечиками, змеями и мышами, думали, что хозяева дома, и не решались заходить в апартаменты почтенного Бои Ка. Старый Ча обычно отсутствовал целый день и никогда не возвращался домой раньше вечера. Ночью, когда я мог, наконец, отдохнуть от своих сторожевых песен, я пытался тайно прорыть выход из своей темницы. Но все мои старания оставались напрасными. Старик очень искусно укрепил выход из темницы плоскими камнями, и мои лапы бессильно скользили по их твердой поверхности. Но я не прекращал своих попыток и не терял надежды.
        Конечно, то, что я должен был петь каждый день, очень связывало меня и отнимало много времени. Но если бы я не пел, старый Ча перестал бы меня кормить. Ведь он видел пользу от моего существования только в том, что я охранял его дом. И я решил испытать одно, верное, на мой взгляд, средство. Я больше не распевал теперь разные пустячные куплеты, а пел только чувствительные романсы, подходящие к моему положению, и иногда даже сам сочинял новые слова, чтобы обратить внимание прохожих на мою печальную судьбу и вызвать у них сочувствие к себе. Однажды я исполнял следующую душещипательную арию:
        О, кто посочувствует в горести мне,
        Кто мудрым советом поможет!
        Я душу свою поверяю волнам
        И эху, что бродит по дальним горам.
        Ужели и время конца не положит
        Моей безысходной тоске?..

        Эта ария так растрогала меня самого, что я не мог сдержать слез. Невольно я пропел ее еще раз. Едва отзвучали последние слова, как вдруг снаружи кто-то произнес:
        — Ах, как этот голос напоминает мне брата Мена!
        Я тотчас закричал:
        — Кто там? Да, это я здесь! Я — Мен!
        Голос снаружи зазвучал громче:
        — О небо и земля! Так это ты, Мен? Я — Чуи! Твой младший брат Чуи здесь. Где ты, братец Мен? Почему я тебя не вижу?
        Я был ошеломлен. Да, это голос Чуи. Хоть мы и были в разлуке несколько лет, разве мог я забыть его торопливый говорок! Я тут же отвечал:
        — Я здесь… Сижу в темнице на дне пещеры. А с кем ты пришел сюда?
        — О уважаемый брат, здесь со мной мои друзья Тяу Тяу Вои и дядюшка Сиен Таук. Я сейчас зайду в пещеру и освобожу тебя…
        — Подожди, подожди!  — перебил я его.  — Освободить меня очень просто. Но если вы начнете это делать сейчас, то вас ждет смерть. С минуты на минуту должен вернуться гадкий старик Бои Ка, хозяин этого дома. Лучше всего тебе подождать снаружи, пока он снова не улетит куда-нибудь, тогда мы сможем действовать более спокойно и обдуманно. А теперь вам лучше уйти.
        
        Через несколько минут Бои Ка прилетел домой. Должно быть, мои друзья успели спрятаться где-то поблизости, так как Ча их не заметил. Он уселся прямо передо мною и сразу же заснул. Мрак уже окутал землю. Всю ночь я не смыкал глаз, душа моя была в смятении. Множество вопросов возникало в моей голове. Как случилось, что Чуи нашел меня здесь? Удастся ли мне завтра бежать из темницы? Конечно, конечно, я спасусь. О боже! Снова увидеть синее небо и солнечный свет! Снова встретить моего любимого братца Чуи! Ах, почему эта ночь ожидания тянется так долго!..
        На следующее утро, как обычно, Бои Ка встал очень рано и полетел за добычей. Едва старик поднялся в воздух, я громко позвал:
        — Эй, Чуи! Где ты, братец Чуи?
        — Здесь… Я здесь, уважаемый брат!  — послышался снаружи голос Чуи.
        И сразу же несколько неясных теней проскользнули в пещеру и принялись рыскать повсюду и заглядывать в щели; потом они начали подкапывать камни, преграждавшие мне выход. Да, старый Бои Ка надежно замуровал меня! Мои друзья возились несколько часов, но им удалось только слегка расширить отверстие. Я слышал, как эти ребята, тяжело дыша, копали землю. Наверное, они очень устали. Наконец отверстие стало понемногу увеличиваться… Вот в него пролезла моя голова… Вот я уже смог просунуть спину… И вот я высунул наружу обе ноги… Я сильно оттолкнулся задними лапками и одним прыжком выскочил из пещеры. Мы начали весело прыгать и кричать. Но вдруг, вспомнив о старике Ча, я пригнулся и стремглав бросился прочь от его жилища. Пробежав солидное расстояние, я остановился на опушке густых зарослей. Наконец-то я мог как следует разогнуться и дать отдых душе и телу. Следом за мною мчались мои спасители. Через минуту они уже подбежали ко мне, и впереди всех Чуи. А вот и Тяу Тяу Вои и Сиен Таук — философ, безразличный к почестям и подвигам. Дядюшка Сиен Таук прижал меня к груди и, подняв зубы, чтобы не оцарапать мое
лицо, нежно меня поцеловал. После этого он сказал:
        — Ай, как нехорошо! Что же это ты ушел и ничего мне не сказал? Ведь через несколько дней после твоего ухода Тяу Тяу Вои и твой брат Чуи вернулись. Когда я рассказал им, что ты куда-то скрылся и я никак не могу тебя найти, они страшно переполошились. О, твой уважаемый брат Чуи очень талантливый кузнечик! Он говорит так красиво и прочувствованно, что даже я, послушав его, одумался и изменил свои взгляды. Да, мы не должны терять надежду, не должны заражаться безразличием к жизни, и уж, конечно, нам не следует предаваться безделью и прожигать жизнь. После назидательных и возвышенных речей почтенного Чуи я сразу же порвал с легкомысленными бабочками, бездельниками цикадами Ве Шау и лентяями улитками. Я сжег свой травяной шалаш, где обычно предавался бесполезным философским мудрствованиям, и вместе с друзьями отправился в Страну муравьев.
        Чуи представил меня друзьям Тяу Тяу Вои в следующих выражениях:
        — Это мой старший брат Мен! Тот самый, о котором я вам столь-ко рассказывал!  — И потом продолжал, обращаясь уже ко мне:
        — О дорогой брат! С тех пор как мы расстались, ты, наверное, считал меня умершим и думал, что мы уже никогда не встретимся. Но нет, после того как я был захвачен в плен и провел несколько дней с Тяу Тяу Вои, я понял благородство их натур и величие их душ. Если бы в день сражения мы не горячились так сильно, а вступили бы в переговоры, то, вероятно, не случилось бы ничего заслуживающего сожаления и мы сразу же поняли бы друг друга. Тяу Тяу Вои достойны всяческого уважения, они, как и мы, много путешествовали. Во время своих странствий они на каждом шагу видели, как бессмысленная злоба и неразумная вражда заставляют различные племена воевать между собой и вредить друг другу. Поэтому они решили разъяснять всем племенам и всем живым существам на земле, что их споры ни на чем не основаны и что они должны отказаться от глупых предрассудков для того, чтобы жить в мире и дружбе.
        
        О мой дорогой и любимый брат! Я был поистине счастлив, услыхав их возвышенные и мудрые речи. Я, разумеется, ни на минуту не оставлял мысли о тебе. И все же я с радостью согласился остаться с Тяу Тяу Вои и отправиться с ними выполнять миссию мира. Вскоре после этого я вместе с новыми друзьями вернулся в ананасовые заросли, и там Тяу Тяу сообщили мне, что ты покинул их ради того, чтобы искать меня. Я изложил им благородные и гуманные идеи, сторонником которых я стал. И они долго хлопали в ладоши, плясали и пели от радости, потому что если идеи мира восторжествуют, то сотни Тяу Тяу, погибающих во время войн и распрей, будут спасены от смерти. После этого я ушел из ананасовых зарослей. На обратном пути мы зашли в травяной шалаш дядюшки Сиен Таука, где он занимался философией; он сообщил нам, что ты долго ожидал нас, а потом скрылся неизвестно куда.
        
        Хотя сердце мое рвалось к тебе, я не мог оставить друзей и бросить общее дело. Мы решили направиться в Страну муравьев, чтобы поведать им о мире и привлечь их к нашему делу. Это просто счастье, что я встретил тебя здесь!.. Теперь, дорогой мой брат, выскажи, пожалуйста, свое мнение обо всем, что было сказано мною, и об идеях, которыми я проникся.
        Признаюсь, я слушал Чуи с истинным удовольствием. Особенно я был рад тому, что он избавился от свойственной ему раньше горячности и неуравновешенности. Чуи говорил теперь как искусный оратор — вдохновенно, с большим чувством, его речь была логична, и каждый довод отлично обоснован. Я приласкал Чуи, погладив его лапкой по голове, и сказал:
        — О мой дорогой и любимый братец! О мои дорогие друзья! Благородная идея, которую вы несете повсюду, издавна занимала и мои помыслы. Я прошу разрешить мне идти вместе с вами по земле и разъяснять повсюду наши светлые и высокие цели, с тем чтобы все живые существа, подобно нам, прониклись лучезарной идеей мира.
        Мои новые друзья с радостными криками бросились обнимать меня. Затем мы немедленно отправились в Страну муравьев. По дороге Чуи спросил меня, отчего я выгляжу теперь бледным и вялым, а не смуглым, здоровым и бодрым, как когда-то. Я рассмеялся:
        — Ведь это же понятно — я просидел в темнице у старого Бои Ка почти год без солнца и свежего воздуха!



        ГЛАВА IX
        Война с муравьями.  — Гнев маленьких девочек.  — У кого больше заслуг в деле борьбы за мир


        ЗДЕСЬ я, с вашего разрешения, читатель, сделаю в своем повествовании небольшое отступление, чтобы вкратце рассказать вам о делах Тяу Тяу Вои. Они первыми выдвинули идею мира и заявили, что живые существа на земле не должны воевать друг с другом. Когда я и Чуи во главе наших подданных столкнулись с Тяу Тяу Вои и произошло печальное кровопролитие, они как раз готовились начать свою деятельность во имя всеобщего мира. Если бы в тот день я имел хотя бы малейшее представление об их намерениях, то мне не пришлось бы потерять столько времени в гостях у дядюшки Сиен Таука и в темнице у старого Бои Ка.
        Тяу Тяу Вои и Чуи побывали во многих местах, исходили немало дорог, встречались с разными племенами — и где бы ни говорили они о мире, повсюду их слушали с одобрением и радостью. Но, конечно, у них не было ни времени, ни возможности обойти и повидать всех и вся. Они успели только побывать во владениях Тяу Тяу, земляных клопов Сит, а также в вотчинах гусениц, жучков Бео, живущих у берегов, и лягушек Няи… Посетив эти страны, они убедились в том, что повсюду живые существа жаждут мира и хотят спокойно жить и наслаждаться благами природы. И все считают войны и распри вредным и ненужным делом. Главная трудность их благородной работы заключалась в том, что невозможно было им самим обойти всю землю. Поэтому появилась необходимость выбрать нескольких деятелей, наиболее талантливых и тонко разбирающихся в политике, для того чтобы они сообща обсудили и написали Воззвание, которое потом было бы разослано во все уголки земли. В этом, собственно, и заключались планы Тяу Тяу Вои.
        Однако с того дня, как Тяу Тяу Вои отправились в свой мирный поход, не было никого, кто вступил бы в их ряды и увеличил собою их число. Напротив, они понесли большие потери. Им приходилось преодолевать бурные реки и проходить по возвышенностям с вредными для здоровья испарениями и тяжелым климатом. Поэтому десять Тяу Тяу Вои умерли от болезней. Уже на днях, когда на пути в Страну муравьев им пришлось переправляться через реку — ту самую, через которую меня в недалеком прошлом перенес старый Бои Ка,  — четверо Тяу Тяу Вои были увлечены течением и навсегда скрылись под волнами. В результате сейчас осталось всего шесть Тяу Тяу Вои, кузнечик Чуи, дядюшка Сиен Таук и еще я, Мен, недавно присоединившийся к ним. Итого девять Рыцарей Мира.
        Почему же, спросите вы, невзирая на все жертвы и страдания, преодолевая все преграды, стремились мы в Страну муравьев?
        А потому, что встреча с ними была для нас совершенно необходима. Издревле род Муравьев считается самым многочисленным на земле. Муравьи внушают страх всем живущим. Нигде в этом мире — от темного уголка кухни и до обеденного стола, от золотистых рисовых полей и до горных вершин — нет такого места, где не проживали бы какие-нибудь колена муравьиного рода. Существует великое множество муравьиных племен: Крылатые муравьи, Красные, Черные и Рыжие муравьи, большие и маленькие муравьи… Всех и не сосчитать. Муравьиный род является как бы символом величайшей отваги, величайшего трудолюбия, долготерпения и предусмотрительности, но, скажем прямо, возможно, и величайшего упрямства на свете. У рода Муравьев есть свое государство, где находится резиденция муравьиного монарха, который властвует над всеми муравьями земли. Мы направились в Страну муравьев, надеясь вступить в переговоры с этим монархом и совместно написать Воззвание о мире, с тем чтобы потом муравьиный народ разнес его по всему свету. В случае удачи о всеобщем мире через некоторое время узнала бы вся вселенная.
        Только муравьям под силу такое грандиозное дело, потому что среди них есть племя Черных муравьев, быстроногих гонцов и скороходов, непревзойденных мастеров по добыванию и распространению новостей.
        
        Но путь в Страну муравьев необычайно труден.
        К тому же, как известно, муравьи и не поддерживают никаких официальных отношений с другими народами и государствами. Ну, а тем, кто захочет встретиться с монархом муравьев, приходится еще труднее. Ведь, кроме этого Верховного Властителя, в каждом муравьином племени есть еще свой правитель, не менее грозный и неприступный, чем сам монарх.
        Выше я рассказал о славном походе и героических жертвах Тяу Тяу Вои и в двух словах описал Страну муравьев, теперь я, с вашего разрешения, вернусь к моему рассказу.
        Итак, я вступил в благородную дружину Тяу Тяу Вои вместе с Чуи и Сиен Тауком. Через три или четыре дня мы подошли к границе Страны муравьев. По дороге мы миновали множество деревень, хуторов и полей. Наступала весна. Ветер был тих и приятен, небо — высоко, облака — белы и пушисты. Молодая бархатистая трава зеленела до самого горизонта, а ветви груши оделись в щегольской наряд из прелестных цветочных лепестков. Все вокруг пели и танцевали. И только дядюшка Сиен Таук, шедший рядом со мною, время от времени испускал горестные вздохи и стоны, мучимый раскаянием. Он не мог успокоиться, вспоминая праздные дни в пустынном лесном уголке, где он вел жизнь бессмысленную и бесполезную. Теперь, шагая по дорогам мира с высокой и благородной миссией, дядюшка Сиен Таук избавился от своей медлительности. Он словно помолодел и даже стал как будто выше ростом; он убедился, что жизнь имеет не одни только теневые стороны и не все в ней заслуживает пренебрежения. Да, никто из нас, конечно, не мог знать наперед, выиграем мы или проиграем. Но для нас главным в жизни была полезная деятельность, ибо только она приносила
нам радость, и только благодаря ей мы могли убедиться в том, что не зря существуем на земле.
        Дорога с каждым днем становилась труднее. Мы подошли к длинной цепи холмов. Отсюда начиналось муравьиное государство. Здесь мы остановились и отдыхали целый день. Мы пытались разглядеть, что же лежит за пограничной линией этой таинственной страны. Но перед нашими взорами возвышались только неясные контуры мощных укреплений, построенных муравьями так близко друг от друга, что казалось, в них не существует проходов. Поистине нельзя не отозваться с похвалой об искусстве муравьиных зодчих, создавших настоящие шедевры.
        На следующий день мы вступили в Страну муравьев. И с того дня начались неисчислимые трудности и страдания. Для того чтобы вы, дорогие читатели, яснее поняли, насколько суровыми и значительными для меня были дни, проведенные в Стране муравьев, я, с вашего разрешения, приведу несколько отрывков из четвертой тетради моих дневников (страницы 151, 154 и 158 из главы «В Стране муравьев»):
        Весна, день 79-й — «Муравьиный народ необычайно многочислен. Повсюду, куда ни бросишь взгляд, муравьи, муравьи и муравьи… Все местные жители, которых мы встречали в первое время, относятся к племени Серых муравьев, искуснейших саперов и строителей. Цвет их одежды — темно-серый, сливающийся с землей; они очень низкорослы и во множестве бегают и вертятся у нас под ногами. Наш громадный рост (каждый Серый муравей величиной не больше моей ступни) повергает их в изумление, и они, ошеломленные, останавливаются, задрав вверх головы и насторожив усы, и разглядывают нас. Эти муравьи не умеют воевать, у них нет яда. Потом я встретил несколько Огненных муравьев, которых по цвету тела называют также Рыжими. Все они торопливо копали землю на строительстве укреплений. Рыжие муравьи лучше всех умеют строить крепости и разные военные сооружения. Все подземные ходы сообщения, которые в разных направлениях пересекают Страну муравьев, выстроены ими. Все города и деревни в муравьином государстве связаны между собою подземными дорогами, и муравьи редко выходят на поверхность земли, опасаясь, по-видимому, что их
заметят.

        Каждый раз, когда я спрашивал дорогу у кого-нибудь из встречных Рыжих муравьев, они только глядели на нас с изумлением и не отвечали ни слова. Поэтому наш отряд идет все время наугад. Я догадываюсь о злобных и жестоких замыслах этих муравьев. Будь мы поменьше ростом и послабее, они давно уже набросились бы на нас».
        Весна, день 82-й — «Страна муравьев очень обширна. Мы до сих пор еще не узнали дороги к резиденции муравьиного монарха. Уже начались столкновения. Под ногами одного из Тяу Тяу Вои осела земля, и он провалился в какой-то тоннель, вырытый муравьями племени Ким. Несколько муравьев Ким тут же выскочили наружу и свирепо накинулись на нас. Но эти невежды вскоре смогли оценить на себе нашу силу и испустили дух под нашими могучими ударами. Однако один соглядатай из рода Черных муравьев, который, конечно, крутился тут же поблизости, заметил это и со всех ног бросился докладывать своему начальству. Вскоре появился целый отряд муравьев Ким, поддерживаемый также Огненными муравьями. Но мало кто из этих „отважных“ осмелился приблизиться к нам. Тех же, кто решился на это, мы быстро сразили пинками или укусами. Тогда они окружили нас со всех сторон».
        Весна, день 83-й — «Вдруг с неба прямо нам на головы посыпались довольно солидной величины муравьи. Их было великое множество, как песчинок на дне реки. Все красного цвета и с большими крыльями. Называются они Крылатыми муравьями, потому что умеют подниматься в воздух и потом опускаться словно бы на парашюте. Дело было жаркое. Одному из этих негодяев я перекусил тонкую талию, соединяющую два его живота, и оба эти живота долго еще продолжали бежать друг за дружкой. Муравьи гибли без счета, и трупы их громоздились в кучи. К полудню у нас с честью пал в бою один Тяу Тяу Вои, и труп его был похищен врагами. Потом Чуи провалился в какую-то брешь и был захвачен в плен. Однако к ночи ему удалось освободиться, и он вернулся обратно. Они посадили Чуи в подземелье и, конечно, не ожидали, что он сможет своими лапами подрыть стену и бежать. Чуи рассказал, что он собственными глазами видел, как к муравьям подходят большие подкрепления. О боже! Итак, мы против воли опять вынуждены воевать! Как объяснить их войскам наши намерения?»
        Весна, день 84-й — «Все вышло так, как и говорил Чуи: сегодня на фронте появились новые отряды — это подкрепления, подошедшие ночью,  — муравьи Зот. Муравьи Зот крупнее и сильнее Крылатых муравьев и муравьев Ким. У них есть очень сильный яд. Еще один Тяу Тяу Вои пал в бою, и его труп был также похищен врагами. Вечером нас постигло большое несчастье. К этому времени у муравьев не осталось сил для новых атак, так как у них было очень много убитых. Мы отступали за временные укрепления, возведенные нами для защиты от внезапных нападений. Вдруг почтенный Сиен Таук как-то странно растопырил крылья и, подпрыгнув, издал громкий душераздирающий крик. Мы сразу же подбежали к нему, он вдруг упал, дрогнул усами и мгновенно испустил дух. Я повернул мертвое тело, чтобы лучше рассмотреть его, и около щели, отделявшей панцирь от шлема, прикрывающего голову, заметил два каких-то шевелящихся существа. Я попробовал их куснуть, чтобы определить на зуб, что это такое: о проклятье — муравьи Зот! Через мгновение оба негодяя были растерзаны на куски.
        Несомненно, враги не могли не видеть замечательной отваги Сиен Таука, как говорят у нас, „воина с медными костями и железной кожей“, и двое этих жалких муравьишек решили, пожертвовав жизнью, напасть сзади на Сиен Таука и ужалить его в шею своими ядовитыми зубами. Увы, на всем теле его, закованном в прекрасные латы, это было единственное уязвимое место. От укуса в шею он сразу же умер. Мы устроили торжественные похороны. Все тяжело переживали эту утрату. О дорогой Сиен Таук! Я, Мен, имел счастье познакомиться с тобой очень давно… И вот теперь для меня единственной памятью о тебе осталась моя лысая голова с обрубками усов! Я надеялся всегда быть рядом с тобой. О, кто мог ожидать, что ты расстанешься с нами и так рано покинешь этот мир! Но ты не зря пролил свою кровь».
        Это были дни кровопролитных битв между нами и муравьями. Каждое утро, открывая на рассвете глаза, мы со всех сторон замечали новые и новые укрепления, возведенные Огненными и Серыми муравьями. Враги постепенно сжимали кольцо окружения. Отряды Черных муравьев бегали по новым укреплениям быстро, словно летали на крыльях. Они носились с невероятной скоростью, высоко задирая свои тоненькие лапки. Причем они не только быстро бегают, но и всё понимают прямо на лету. Вот один из них бежит, встречает другого, они таинственно, словно колдуя, шевелят усиками, обмениваются буквально несколькими словами — и вот уже второй муравей узнал от первого новости, все понял и мчится, чтобы сообщить эти новости следующему. Ведь они были бы прямо незаменимы и драгоценны в качестве посланцев мира. Ах, как жаль!..
        Встретиться с муравьиным монархом по-прежнему невозможно. Разве мыслимо пройти сквозь все враждебные муравьиные армии и отыскать неизвестно еще где находящийся дворец монарха? Силы наши уменьшались. Когда мы вступили на эту землю, нас было девять. А теперь нас уже шестеро. Правда, враги потеряли тысячи, десятки тысяч, но им это не страшно. Ведь они так многочисленны!
        Я предложил сделать вылазку, чтобы Чуи мог пройти сквозь кольцо окружения и прислать нам на помощь подкрепление, ибо мы, с своей стороны, тоже очень рассвирепели и хотели перебить весь муравьиный род, дабы насытить наш гнев и удовлетворить жажду мести. И не было среди нас в тот момент никого, кто не стремился бы к этому. На следующее утро Чуи могучими ударами расчистил себе кровавый путь сквозь кольцо окружения. Но это не был чересчур горячий и неуравновешенный Чуи прежних дней,  — он бился с необычайным искусством, расчетливо и хладнокровно. Видя, что Чуи пробился сквозь вражеские войска, мы теперь не сомневались в том, что ему удастся выполнить наш замысел. Прорвавшись, Чуи должен был сразу отправиться на поиски Приозерных стрекоз и возложить на них ответственность за доставку сведений о нашем бедственном положении в страны: Тяу Тяу Вои, лягушек, Богомолов, от которых мы ожидали подкрепления. Эти Приозерные стрекозы могут развивать огромную скорость — почти как настоящие самолеты, недаром они пользуются славой сильнейших летунов.
        За время отсутствия Чуи мы были окружены еще более тесным кольцом. Муравьи донесли своему монарху о нашем вторжении, изобразив нас как шайку злонамеренных грабителей и убийц, разрушающих их домашние очаги. Конечно, он страшно разгневался. Муравьиный монарх прибыл на поле боя и, увидав горы муравьиных трупов и разрушенные укрепления, поверил в правильность этих доносов. Монарх немедленно отдал приказ подтянуть сюда новые отряды со всех концов муравьиной державы, еще крепче стянуть кольцо блокады и перебить нас поодиночке — поистине неведение приносит печальные и вредные плоды.
        
        Чуи давно уже вернулся в наш лагерь. Но на подкрепление не было даже никакого намека. О, неужели же мы пришли в Страну муравьев для того, чтобы сложить здесь свои головы!
        Но послушайте, дорогие читатели! Вдруг на помощь нам пришел случай, я бы сказал, замечательный случай. Попрошу у вас немного терпения, дорогой читатель, и расскажу вам подробнее эту историю. Конечно, сначала вам покажется, что я просто занимаюсь праздной болтовней, но на самом деле история эта имеет самое прямое отношение к тому, что известно под названием «Военные действия в Стране муравьев». Вот эта история:
        Жили-были пять девочек-учениц, и звали их Маи, Диен, Ли, Аиен и Нга. Как-то в воскресенье все пять девочек отправились на прогулку. По небольшому мосту они перешли через речку и начали взбираться на холм, возвышавшийся на другой стороне реки. На этом холме жило видимо-невидимо Золотых и Белых бабочек и было много-много благоухающих роз.
        Конечно, я не мог ничего знать о намерениях маленьких путешественниц. Но так как они направлялись в мою сторону, я прислушался и уловил обрывки их разговора. Маи говорила: «Эй, сестрицы! Давайте лучше ловить бабочек и собирать цветы, чем удить рыбу. Для рыбной ловли сейчас слишком жарко». Подружки послушались Маи и, распевая песни и звонко смеясь, стали вприпрыжку подниматься по склону холма. Девочки, разделили «работу» между собой. Диен, Нга и Миен ловили бабочек, а Ли и Маи отправились на вершину собирать цветы.
        Эта вершина холма как раз и была местом ожесточенных битв между нашей дружиной и ордами муравьев. Скоро послышались какие-то громоподобные звуки. Я поднял голову и увидел, что к нам подходят две девочки. Идут люди! Они уже рядом с нами! И люди эти — двое детей. Когда-то давно, у себя на родине, я стал жертвой озорства двух ребятишек. Некогда и почтенный Сиен Таук едва не принял мученическую смерть от рук детворы. Дети — очень жестокие тираны, ради забавы они могут раздавить вас одним пальцем. И двое из них сейчас подойдут сюда! Они обязательно увидят нас. И уж, конечно, мы понравимся им больше, чем муравьи. Да и вообще, кому придет в голову играть с муравьями? А если так, необходимо принять быстрые и решительные меры. Не теряя времени, я крикнул: «Братья, бегите! Бегите — люди идут!»
        После этого мы с Чуи и Тяу Тяу Вои ловким маневром вышли из боя и, стремительно влетев в густые заросли травы, искусно там замаскировались. Ли и Маи приближались. Они не шли прямо по тропинке, а бродили по траве, наклоняясь то туда, то сюда за красивыми цветками. И, конечно, девочки наступали ногами на бастионы и жилые дома муравьев. Тут я убедился, что муравьи недаром славятся своим упрямством. Увидев, что какой-то неведомый неприятель разрушает их жилища, они выскочили наружу и тут же, невзирая на лица, бросились в атаку. Так же неожиданно они напали и на нас в первый раз. Они набросились на ноги маленьких девочек и принялись яростно их кусать, нимало не задумываясь о последствиях. Осатаневшие парни из племени Огненных муравьев взбирались по ногам бедных девочек и жалили их с лютой злобой. Ли и Маи побросали на землю свои цветы и прыгали на одном месте, как длинноногие птицы Тьой Тьой, крича во все горло. Обе ноги маленькой Маи были сплошь покрыты муравьями. А вокруг девочек кишели толпы муравьев, сбегавшихся отовсюду со свирепым и кровожадным видом. Трое подружек, гулявших поодаль, услыхав
крики, побежали к Ли и Маи и оттащили их от муравьиных укреплений. Четыре белые ступни несчастных девочек от жгучего муравьиного яда стали красными и распухли. Ли и Маи шумно всхлипывали и, судя по всему, готовились зареветь по-настоящему. Но подруги повели их вниз к реке и заставили погрузить ноги в прохладную воду, которая постепенно ослабила боль от муравьиных укусов. Рассерженные девочки обсуждали между собою, как получше отомстить муравьям.
        И вот что они придумали. Черпая большими бамбуковыми шляпами воду из реки, девочки быстро взбегали на холм и выливали эту воду прямо на муравьиные дома и укрепления. О боже! После первых же шляп вода снесла хитроумные цитадели муравьев; жилища муравьиного народа и много разного имущества были разрушены и унесены водой прямо в реку. Через несколько минут поле битвы, ранее сплошь изрезанное окопами и фортами, было сглажено потоками воды. А муравьихи-мамы и муравьишки-дети, Черные и Рыжие муравьи, барахтаясь и пуская пузыри, тонули в реке.
        В эту ночь луна светила особенно отчетливо.
        
        Мы все прятались в зарослях травы, не осмеливаясь даже громко вздохнуть. Страх наш еще не прошел. Из вражеского лагеря долетали стоны и жалобы, далеко разносившиеся в ночной тишине.
        Поистине мы были отомщены. Мы быстро собрались на совет и приняли два решения: 1) немедленно заключить перемирие; 2) отправить к муравьиному монарху посла, который объяснил бы ему наши цели и намерения.
        Мои друзья единодушно остановили на мне свой выбор и возложили на меня важную и почетную миссию чрезвычайного и полномочного посла. Все говорили, что за последнее время они убедились в том, что я обладаю большим жизненным опытом и прирожденным ораторским талантом. Я с радостью принял это ответственное поручение и, не мешкая, отправился в путь. Перед выходом я сорвал лист бамбука, поднял его над головой как символ мира и, освещенный сиянием луны, смело направился прямо в муравьиный лагерь. В таких случаях послу всегда необходимо иметь с собою пару бамбуковых листьев, чтобы не подвергнуться избиению. Но в эту ночь я всюду проходил беспрепятственно, и никто не останавливал меня. Я видел, как оставшиеся в живых Серые и Рыжие муравьи, суетясь, торопливо возводят новые укрепления и жилища. Они работали необычайно быстро и сосредоточенно. Любопытно, что никто из них не обратил на меня ни малейшего внимания.
        Муравьи обычно имеют два помещения для жилья: одно на земле и другое — подземное. Муравьев, находившихся в подземных помещениях, конечно, не затронуло недавнее бедствие. Поэтому они взирали на меня с полным безразличием, может быть даже и не зная, кто я такой. Благодаря этому я мог спокойно продвигаться вперед; то прыгая по земле, то взлетая на крыльях в воздух, я разыскивал дворец муравьиного монарха. Так как поверхность земли в Стране муравьев довольно ровная, то я, разумеется, понял, что первое же высокое сооружение должно быть дворцом монарха. Так и случилось — вскоре я уже подходил к его резиденции. Я назвал себя и, протянув бамбуковый лист, попросил допустить меня к Его Величеству. Два муравья из дворцовой стражи повели меня на вершину земляного холма. Ввиду того, что все подземные покои были залиты водой, монарх и его генералы собрались наверху, у входа во дворец.
        Муравьиный монарх ростом был раза в два выше обычного муравья. Голова его — величиной с земляной орех — цветом напоминала красный перец. На шести длинных и высоких ногах покоился живот, степенно надувавшийся и опадавший. А под хвостом Его Величества виднелась острая, как игла, шпага. Его монаршьи очи, когда он взглянул в мою сторону, напомнили мне выпученные глаза краба.
        Вообще вид у монарха был чрезвычайно величественный. Увидев меня, он спросил:
        — Мы испытываем величайшее удивление: между Нашими подданными и вами никогда не было никаких разногласий, отчего же вы вторглись сюда и начали войну против Нас?
        
        Изумлению моему не было границ. Ведь муравьи Ким сами напали на нас! Я немедленно представил Его Величеству всю историю «от её головы до хвоста» и заключил ее следующими словами:
        — Все мы должны понять, что самое главное — это любовь и уважение друг к другу. Вы, Ваше Величество, известны своей проницательностью. Я искренне надеюсь, что Вы со свойственной Вам мудростью и справедливостью признаете, что я и мои друзья пренебрегали опасностью и смертью и бесстрашно шли неведомыми путями сквозь бурные реки и высокие горы, помышляя не о своей пользе, а исключительно о всеобщем благе.
        Выслушав мою речь до конца, муравьиный монарх обнял меня и со слезами на глазах произнес:
        — О ваша светлость, как я ошибался! Как заблуждались братья-муравьи, мои подданные! Но ведь мне донесли, что вы явились сюда, чтобы разграбить и опустошить мою страну. О боже! Как драгоценна ваша идея! Как она гуманна! Я сделаю для вас все, что будет в моих силах, и не отступлю перед трудностями.
        Я тонко улыбнулся и сказал:
        — Весьма возможно, что только благодаря помощи Вашего Величества мы сможем увенчать дело мира во всем мире окончательной победой.
        И я изложил ему в основных чертах историю похода Тяу Тяу Вои, подробно остановившись на тех целях, ради которых мы пришли в Страну муравьев. Муравьиный монарх был восхищен.
        Мы с Его Величеством тут же принялись за дело и остаток дня и всю ночь потратили на составление Воззвания о мире. В соответствии с нашими устремлениями мы предлагали всему миру, всем существам, живущим на свете: «Отныне все живые существа не должны больше воевать между собой. Почему? Да ведь на полях и в лесах столько травы и деревьев, столько всякой пищи, что нет никаких причин ссориться и враждовать друг с другом». Искусная и солидная аргументация и возвышенный патетический стиль предложенного мною Воззвания очень растрогали муравьиного монарха и пришлись ему по душе. Сразу же после этого монарх пригласил Чуи и четверых оставшихся в живых Тяу Тяу Вои на совет.
        Новый день уже загорелся на востоке, а мы все еще дискутировали, обсуждая важные проблемы. Вдруг со всех сторон послышался страшный шум. Это прибыло подкрепление, которое мы просили через Чуи у Приозерных стрекоз. Небо было полно стрекоз-самолетов. По земле всюду, куда только доставал взгляд, маршировали отряды Тяу Тяу, Богомолов, Муомов. Тут же были и дружины болотных удальцов — лягушек и жаб. Лягушки квакали, жабы вопили, а Энь Ыонг старалась, как всегда, перекричать всех. В общем шум стоял невероятный. Все прибывшие оказались сторонниками всеобщего мира и разделяли наши взгляды; поэтому, едва услыхав об угрожающей нам опасности, они двинулись на выручку. Каково же было их удивление, когда они нашли нас и муравьев дружески беседующими и с бамбуковыми листьями мира в руках! Некоторые из них даже раскрыли рты от удивления.
        Потом все собрались на большой поляне, и я, сделав соответствующее вступление, зачитал во всеуслышание только что принятое Воззвание о мире. Когда я кончил, поднялся громкий шум одобрения и радости. После этого все новые сторонники мира, довольные и веселые, отправились домой.
        Я и мои друзья были удостоены великой чести первыми поставить свои имена под Воззванием, возвещающим всеобщий мир. Тем временем прибыли вызванные Его Величеством отряды Черных муравьев. Они получили тексты Воззвания о мире и немедленно отправились с ними во все уголки земного шара.
        Прошло немного времени, и миллионы маленьких живых существ, обитающих в разных концах земли — от тенистых лесов и до морских побережий,  — начали присылать нам письма и ставить нас в известность о том, что они горячо приветствуют и полностью поддерживают дело мира.
        Среди них были жители вод — рыбы Маи Маи и Шан Шат, маленькие рыбки Бонг и известные своим обжорством рыбы Тхон Бон. И те, кто ведет двойственный образ жизни, обитая и в воде и на суше: жабы и лягушки Няи и Тяу Тянги, змеи и ужи; и те, кто проживает под землей: кузнечики, жуки, муравьи, червяки. И еще и еще — великое множество, тысячи племен и народов. Чтобы записать все их имена, потребовалось бы не меньше пятнадцати страниц. Воробьи, скворцы, дрозды и другие птицы также выразили свою солидарность с нами. Еще одно поистине невероятное событие — старый Ча, который недавно почти целый год продержал меня в своем подземелье, прислал мне письмо, где он в самых изысканных выражениях извинялся передо мною и под конец сообщал о том, что целиком поддерживает и одобряет нашу идею мира.

        Так вот все и кончилось. Я мог теперь вздохнуть с облегчением. Несколько Серых муравьев и муравьев Ким, ранее ложно обвинивших нас в нападении на муравьиное государство, сейчас раскаивались в своем поступке: они даже пищу старались добывать где-нибудь подальше, боясь попасться на глаза своему монарху.
        Когда мы отправились в обратный путь, тысячи муравьев вышли проводить нас и оказать нам подобающие почести. В течение нескольких дней пути мы были счастливы видеть, что повсюду царят спокойствие, радость и мир. Потом пришел день, когда пути наши разошлись и Тяу Тяу Вои расстались со мною и с Чуи.



        ГЛАВА X
        Несколько заключительных строк


        И ВОТ опять мы с Чуи остались вдвоем. Друзья простились с нами, и каждый из них пошел своей дорогой. Но я был счастлив. И Чуи тоже был очень счастлив. Потому что мы и наши друзья Тяу Тяу Вои осуществили поистине грандиозное дело. Без всякого тщеславия, не хваля себя, мы теперь можем прямо сказать, что живем на земле недаром, ибо отныне десятки тысяч, миллионы живых существ, населяющих землю, прекратили братоубийственные войны и живут в мире и спокойствии, не отнимая друг у друга хлеб насущный.
        
        Я решил возвратиться в родные края и, взяв мою милую старую матушку, отправиться с нею в небольшое путешествие, чтобы она хоть разок повидала свет и убедилась, насколько он богат и прекрасен.
        Куда бы мы с Чуи ни заходили на обратном пути, везде нас встречали с радушием и любовью, потому что все видели в нас не обычных предводителей или военачальников, а особо прославленных героев и заслуженных вождей. Когда мы проходили мимо Государства лягушек и жаб, их повелитель, наш старый знакомый Ком, вывел своих подданных нам навстречу. Они стояли коленопреклоненные у дороги, а Ком попросил у нас прощения за прошлое.
        Везде мы слышали взволнованные и радостные разговоры о мире, который так дорог каждому.
        Возвратившись в родные края, я нашел там много перемен. Что же в этом удивительного, ведь я не был здесь столько лет! Воззвание о мире давно уже было доставлено сюда быстроногими посланцами из племени Черных муравьев, и поэтому, едва пришла весть о нашем с Чуи возвращении, как все окрестное население вышло нас встречать. Особенно рад был мой почтенный старший брат. Рядом с ним стоял его сын, мальчик-кузнечик с очень смышленым и лукавым выражением лица, похожий на меня как две капли воды. Этот озорник каждый день грозил отцу и соседям, что отправится путешествовать, «как мой дядя Мен». Конечно, я полюбил его всем сердцем.
        Мой уважаемый средний брат, который, как вы, вероятно, помните, был очень слабым и болезненным, давно уже умер. Но больше всего опечалило меня известие о смерти моей дорогой матери, почившей в мире два года назад. Я отправился поклониться ее могиле. Вспоминая ее драгоценные, как крупицы золота и зерна жемчуга, наставления, которыми она щедро поучала меня в детстве, я горько заплакал. О моя дорогая матушка! Конечно, жизнь не вечна, и каждую осень, когда приходит срок, опадают пожелтевшие листья — таков закон природы, против которого мы бессильны. Но сердце мое разрывалось от скорби и сожаления. Ах, я так мечтал склониться у ног моей дорогой старой матушки и рассказать ей о моих приключениях и о деле, которое наполнило смыслом мою жизнь…
        Я решил остаться на родине и немного отдохнуть. Теперь я мог на время отогнать от себя всякие заботы и с полным правом растянуться на солнышке, пожевывая сладкие травинки и глядя в бездонную голубизну неба.
        
        Но праздность вскоре стала тягостной для меня, и мы с Чуи задумали новое путешествие. Мы решили пригласить и наших друзей Тяу Тяу Вои, чтобы веселее было в пути. Но на этот раз я решил не вести никаких путевых записей. На что они нужны — ведь теперь уже не случится ничего невероятного и непредвиденного! Сейчас у всех народов есть хлеб и крыша над головой, и повсюду царят мир, спокойствие и благожелательность. И уж, конечно, во время этого путешествия не будет войн и кровопролитий, как некогда в стране Тяу Тяу Вои и в государстве муравьев. Вероятно, на этот раз я займусь изучением природных условии, хозяйства и государственного строя посещаемых мною стран, а также ознакомлюсь с обычаями разных народов и их образом жизни. Таким образом, я сделаюсь видным археологом, географом и политиком — ведь это тоже необходимо.
        
        За время, что я провел у себя на родине, я успел написать эту повесть. Природа уже дышит осенью. Хризантемы выстроили в ряд свои золотистые головки, на тропинки осыпаются красноватые листья. И, как всегда в это время, начались долгие моросящие дожди. Но, несмотря на то, что природа становится все печальнее и печальнее, на душе у меня радостно.
        Итак, мои дорогие читатели, с вашего разрешения, я закончу на этом мой рассказ. Всем сердцем надеюсь, что мы еще не раз встретимся.


* * *

        
        Известный вьетнамский писатель То Хоай родился в 1920 году в деревне Нгиа-До около Ханоя. Окончив шесть классов начальной школы, он вынужден был прервать учебу, для того чтобы помогать отцу, ткачу-кустарю, зарабатывать на жизнь. Судьба То Хоая неразрывно связана с освободительной борьбой вьетнамского народа. В 1941 -1943 годах он принимает участие в деятельности патриотического общества «За спасение родины», а в 1944 году — в антияпонском движении (после захвата Индо-Китая японцами), за что дважды подвергается арестам. После Августовской революции 1945 года То Хоай вступает в ряды борцов за свободу родины и становится членом коммунистической партии. Во время войны Сопротивления он работает корреспондентом газеты «За спасение родины» (орган Единого демократического фронта), а в 1948 -1950 годах — редактором этой газеты. В настоящее время То Хоай является членом правления Союза писателей Вьетнама.
        Первые повести писателя выходят в свет в начале 40-х годов: «Приключения кузнечика Мена», «Мышиное гнездо», «Бедное семейство», «Старые соседи» и другие. Эти книги принесли То Хоаю известность.
        В конце 40-х и в начале 50-х годов основной темой творчества писателя становится война Сопротивления. К произведениям этого периода относятся сборники рассказов: «Тао Лыонг» (1948 г.), «Путь в деревню» (1951 г.) и «Повесть о Северо-Западном Вьетнаме» (1953 г.). Последняя книга была удостоена премии на национальном литературном конкурсе 1954 -1955 годов. В конце 1958 года писатель опубликовал свой новый роман «Десять лет», посвященный развитию революционной борьбы во Вьетнаме. В «Приключениях кузнечика Мена» сатира автора своим острием направлена против прогнившего французского колониального режима, и поэтому сказка при первом издании (Ханой, 1941 г.) была значительно сокращена цензурой; но, несмотря на это, кузнечик Мен пользуется огромной популярностью среди больших и маленьких читателей не только на родине писателя, но и за ее пределами.

* * *

        Уважаемые читатели!
        Присылайте ваши отзывы о содержании, художественном оформлении и полиграфическом исполнении книги по адресу: Москва, А-55, Сущевская ул., 21, издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», массовый отдел.
        notes

        Примечания


        1

        «Вылить кузнечика» — буквальный перевод с вьетнамского — выгнать его из норки при помощи воды. (Здесь и далее примечания переводчика.)

        2

        Быой (помпельмус)  — крупный плод субтропического вечнозеленого дерева.

        3

        Чыонг — мера длины, равная четырем метрам.

        4

        В одной вьетнамской сказке рассказывается про лягушку, которая, поднявшись на небеса, требовала у Властелина Неба, чтобы он немедленно послал на землю дождь. Властелин Неба, испугавшись, назвал ее «тетушкой» и сказал, что впредь, если понадобится дождь, пусть лягушка только покричит погромче и он, услыхав ее голос, сразу исполнит ее волю.

        5

        Ниенг Ниенг — водяные жуки.

        6

        Вои — по-вьетнамски «слон».

        7

        Зам — мера длины, равная примерно 540 метрам.

        8

        Дан — вьетнамский музыкальный струнный инструмент.

        9

        Ча (или Бои Ка)  — мартын-рыболов с черным клювом.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к