Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Хантер Эрин / Коты Воители: " Ярость Когтя " - читать онлайн

Сохранить .
Ярость Когтя Эрин Хантер
        Коты-воители
        На семидесяти пяти страницах повести рассказана история восхождения Когтя к власти предводителя Теневого клана.
        Изгнанный из Грозового племени как преступник, Коготь не успокоится, пока его месть не настигнет Синюю Звезду, Огнегрива и других бывших соплеменников. Но сначала он должен стать Тигровой Звездой из клана Теней…
        Читателей не оставит равнодушными этот взгляд в беспощадное сердце одного из самых печально известных котов-воителей.

        Любительский перевод выполнен на сайте  Взято с http://wildwarriors.narod.ru/ .


        Эрин Хантер
        Ярость Когтя


        Глава 1

        — Убить его!
        — Ослепить!
        — Из леса выгнать!
        Рана на животе Когтя болезненно пульсировала и продолжала кровоточить. Кот чувствовал, как тёплые капли крови собираются в липкие лужицы под слабеющими лапами. Полные ненависти голоса соплеменников доносились откуда-то издалека, словно сам Коготь погрузился под воду, в объятия убаюкивающего холода.
        «Ты проиграл,  — раздался в голове визжащий голос.  — Тебя побили какие-то домашние котята и пустоголовые неумехи!»
        Губа Когтя приподнялась, обнажая зловещий оскал. Он не собирался оправдываться перед своим незримым собеседником.
        «Да, я проиграл в этой битве,  — мысленно признал кот.  — Но это не конец. Я не сдамся, пока в моих жилах течет кровь».
        — Коготь,  — раздался голос Синей Звезды.  — Тебе есть, что сказать в своё оправдание?
        Воин окинул предводительницу надменным взглядом и ощутил греющее душу удовлетворение. Ухоженная синевато-серая шерсть предводительницы перепачкалась кровью и растрепалась, а глаза, некогда ясные и внимательные, затуманились и выражали лишь усталость и бессилие. Перед Когтем стояла старая кошка, его же усилиями выбитая из колеи. Воин понимал, что положил конец предводительству Синей Звезды, и ему ради этого даже не потребовалось лишать её последней жизни. Эти мысли приободрили порядком вымотанного кота, и он ощутил прилив сил в лапах.
        — Мне? Оправдываться перед тобой, жалким подобием воина?  — прошипел Коготь.  — Какая же ты предводительница? Ты помогаешь другим племенам! Навязываешь своему рушащее нашу силу дружелюбие к врагам. Ты снисходительно отнеслась и к Огнегриву с Крутобоком, когда они тайком кормили Речное племя в голодные и трудные для нас времена! Ты позволила им вернуть племя Ветра, которое не смогло отстоять и вшивого кусочка своих пустошей! При мне таких вольностей бы не было. Я смог бы возродить силу славного Тигриного племени в рядах этих разнеженных котишек!
        — А сколько воителей пало бы жертвами твоих амбиций?  — произнесла Синяя Звезда ещё более бесцветным, отчуждённым голосом. Затем она встрепенулась, будто что-то отгоняя, и подняла голову.  — Если тебе нечего больше сказать, то я объявляю тебя изгнанным из Грозового племени. Ты сейчас же покидаешь эти земли, и после завтрашнего восхода любой воитель, который увидит тебя на нашей территории, будет вправе убить тебя.
        — Убить меня?  — насмешливым эхом отозвался изгнанник.  — Был бы рад встретить смельчака, который на это осмелится!
        — Огнегрив победил тебя!  — воинственно воскликнул Крутобок.
        — Огнегрив…  — мрачно повторил ненавистное имя Коготь, после чего медленно повернул голову в сторону своего соперника.
        «Воинское имя не сделает тебя настоящим лесным котом, мерзкое домашнее отродье. И ни один соплеменник своими душещипательными речами этого не сможет оспорить».
        — С тобой у меня отдельный разговор,  — глухо прорычал изгнанник.  — Если ты, вонючий шерстяной комок, ещё раз осмелишься встать у меня на пути, мы непременно разберёмся, кто сильнее.
        Огнегрив резко вскочил и воинственно взмахнул хвостом, демонстрируя своё бесстрашие. Выглядел он несколько потрёпанным, особенно выделялся глаз: веко распухло после мощного удара Когтя. Однако ярость явно придавала рыжему храбрецу сил.
        — В любое время!  — рявкнул Огнегрив.
        — Нет!  — прервала их Синяя Звезда.  — Довольно с нас драк. Коготь, покинь мой лагерь. Чтоб я тебя больше никогда не видела.
        Полосатый воитель заставил себя подняться, борясь с дрожью в ослабевших лапах и при этом стараясь выглядеть достойно. Едва слипшееся от спёкшейся крови края раны разошлись, шерсть мгновенно пропиталась свежей кровью. Со стороны бывших соплеменников послышались сочувственные вздохи, но Коготь не придал им никакого значения.
        «Эта боль и это поражение — ничто!»
        — Не надейтесь, что я исчезну,  — напутствовал Коготь, глядя в ошеломлённые лица своих соплеменников.  — Я ещё непременно стану предводителем и позабочусь о своём племени.  — В толпе нашёлся его верный союзник, поддерживающий амбиции полосатого воителя. Именно он всегда говорил Когтю, что тот должен быть на месте предводителя.  — Частокол?
        Бывший напарник не сделал и шагу в сторону изгнанного воителя.
        — Я доверял тебе, Коготь!  — прошипел Частокол.  — Считал тебя лучшим воином во всём лесу. И никак не ожидал, что ты свяжешься с этим тираном!  — Здесь Коготь предположил, что его собеседник говорит о Хвостоломе.  — Ты ничего не сказал мне об этом! Почему я должен выполнять то, о чём знаю лишь наполовину? Ты, правда, думаешь, что после этого я пойду за тобой?  — С этими словами Частокол низко опустил голову, избегая полный ненависти взгляд полосатого изгнанника.
        «Предатель! Как ты смеешь перечить мне на глазах целого племени? Вы все за это заплатите!»
        Немалым усилием Коготь сохранил спокойствие.
        — Хвостолом был нужен мне лишь для того, чтобы договориться с бродягами. Если ты воспринял это слишком близко к сердцу, то ничем не могу помочь!  — фыркнул он. Коготь перевёл взгляд на другого кота, который сейчас внимательно вслушивался в каждое его слово, всегда уважал его планы и обещал поддержать, когда тот, наконец, обеспечит достойное руководство племенем.  — Долгохвост?
        — Пойти с тобой в изгнание?  — Кот казался испуганным.  — Я не могу! Я целиком предан Грозовому племени.
        «Ты просто боишься!»
        Прогоняя нахлынувшее разочарование, Коготь продолжал всматриваться в толпу бывших соплеменников, выискивая хотя намёк на понимание и способность здраво мыслить. Кот считал, что в рядах этих слабых безвольных увальней вряд ли нашлось бы место для настоящего воина.
        — А что насчёт тебя, Дым?  — обратился к бурому коту изгнанник.  — Под моей опекой у тебя будет больше привилегий, нежели с этими неженками.
        Молодой воитель решительно выпрямился и, уверенно вышагивая через толпу соплеменников, предстал перед Когтем.
        — Я очень уважал тебя,  — признал Дым.  — Более того — я хотел походить на тебя. Но ты убил Ярохвоста! Он был моим наставником, который дал мне больше, чем кто-либо другой!  — по шкуре кота прошла гневная дрожь, глаза были широко распахнуты.  — Ты убил его и предал своё племя. Я скорее умру, чем последую за тобой!
        Последняя надежда улетучилась, уступая место бессильному гневу. Ярохвост заслуживал смерти! Подобно Синей Звезде, этот простофиля всегда предпочитал мир. Лишь по счастливой случайности Жёлудь не размазал его в начале битвы и пал под обвалом.
        — Коготь!  — воспоминания об удушливой пыли камнепада и разорванном горле Ярохвоста прервал голос Синей Звезды.  — Хватит. Уходи с наших земель!
        Коготь поднял голову и встретил на удивление пристальный взгляд предводительницы.
        — Уже ухожу. Но я вернусь, даю слово. И отомщу каждому из вас!  — С этими словами кот развернулся и направился к выходу, стиснув зубы от жгучей боли в ранах.
        «Они не увидят, как тяжело я был ранен…»
        Возле Огнегрива Коготь остановился и окинул его свирепым взглядом.
        — А ты,  — прорычал изгнанник.  — Навостри уши да глаза пошире открой. Держи нос по ветру и почаще оглядывайся. Однажды я найду тебя, и, когда этот день настанет, ты будешь падалью.
        — Ты уже ею стал!  — воскликнул Огнегрив. Он выглядел всё так же воинственно, однако от него исходили и волны страха, что делало его грозность наигранной. Коготь насмешливо посмотрел в ясные зелёные глаза рыжего воителя.
        «Ты прекрасно понимаешь, что я убью тебя. Твой последний вздох угаснет под моей лапой. Твоя последняя капля крови измажет мою шкуру. Небо падёт, а камни рассыпятся в прах, когда мы встретимся в нашей решающей битве».
        Нервный взмах хвоста болезненной волной отозвался в животе. Коготь, пошатываясь, переступил порог лагеря. Там, из детской, доносился тоненький плач его детей, Ежевички и Рыжинки, которых спешно успокаивала Златошейка. «Я вернусь за вами»,  — поклялся Коготь. Он не хотел оставлять своих детей на попечение сборища слабаков. Они должны расти под крепкой и надежной лапой! Коготь должен передать знания своим детям, привить им свою храбрость и поделиться секретами боевого мастерства.
        «Да уж, показал ты им сегодня!  — вновь раздался голос в его голове, в этот раз насмешливый.  — Остролап по ушам бы тебе надавал, узнав, что тебя выгнал из племени домашний котишка да больная ополоумевшая кошка!»
        «Остролапу ли упрекать меня?  — мысленно отозвался Коготь.  — Он в своё время не смог стать предводителем. Более того — он позволил Синей Звезде стать глашатаем вместо себя! Если бы этого не произошло, сейчас всё было бы иначе. Остролап назначил бы своим глашатаем меня, и наше племя стало бы сильнейшим в лесу. Таким, каким оно должно быть по праву!»
        Изгнанник протиснулся меж ветвями утёсника, даже не заметив, как их острые шипы уцепились за спутанную окровавленную шерсть. Ограда лагеря была вмиг сметена во время побега бродяг. Да, тех котов, которые поклялись сражаться на стороне Когтя до смерти Синей Звезды. Конечно же, не безвозмездно: после свержения пожилой предводительницы могучий воин пообещал этим котам должности полноправных воителей в племени. Прокрутив всё это в голове, Коготь с досадой сплюнул на пыльную землю. Как он мог доверить настолько ответственное задание сборищу кое-как подготовленных бродяг? Лишь рождённый в лесу кот мог обладать навыками истинного воителя. Бывшие приспешники племени Теней разочаровали Когтя, но что с них было взять? Они уже несколько лун держались особняком, без тренировок и под страхом от лесных воителей, готовых яро защищать свой дом. Бывшему глашатаю следовало больше времени проводить с теми бродягами, чтобы отработать навыки, которые они приобрели благодаря Звездолому. Бывшего Сумрачного предводителя наверняка осуждали многие, но навряд ли кто-то из них мог поспорить с тем, что он сделал своё племя
самым грозным и сильным во всём лесу.
        А ведь Коготь мог победить, не явись Речное племя в самый переломный момент! Невидимка и Оцелотка сражались за жизни котов, которых считали своими заклятыми врагами две луны тому назад. Почему племена так милостивы друг к другу? Какое дело Речному племени до потерь Грозового? Тут полосатого кота осенило — их соседям такое положение выгодно! Слабый предводитель во главе чужого племени просто не в состоянии достойно руководить племенем, а, значит, Грозовые коты не смогут отстоять Солнечные Камни. Метеор наверняка побаивался могучего Когтя, потому не хотел видеть его на месте предводителя вражеского племени.
        Листва дубов и буков лениво шелестела под дуновением прохладного ветра. Её пятнистые беспокойные тени устилали сырую землю под соснами у Гнезда Двуногих. Именно в этих укромных тенях Коготь остановился и внимательно оглянулся, выискивая возможного преследователя. Но позади никого не было, только лесные дали и тишина, нарушаемая лишь шумящим дроздом и скрипучими деревьями. Тогда Коготь нашёл небольшой мшистый участок земли и лёг на него, переведя дух. Вытянув шею, кот принялся осматривать злосчастную рану на животе. Что ж, Огнегриву повезло так близко подобраться к нему. Но эта рана излечима. Если бы рыжий кот умел быстро соображать в бою, то понял бы, что бить следовало в горло.
        Оторвав от подстилки небольшой комок мха помягче, Коготь прижал его к своей ране. Кот зашипел от боли, но лишь посильнее надавил на мох, пытаясь остановить кровотечение. Голова воина кружилась, в глазах то и дело возникала темнота, которую Коготь упорно отгонял. Он представил родное племя, оставшееся где-то позади, роковой удар в живот и пыльную землю, на которой он скорчился от боли. Неужели он и вправду хотел возглавлять воителей, которые едва не полегли под натиском плохо тренированных бродяг? Все лавры за победу Огнегрив присвоил себе, как, впрочем, и всегда. Теперь каждый кот слушал его с восхищёнными глазами и открытым ртом, поглощая каждое слово, как стайка голодных лисиц. Разве воители, готовые слушать домашнего неженку, достойны такого предводителя, как Коготь? А как Синяя Звезда посмела так нагло вышвырнуть его? Неужто от старости она забыла, как много битв он выиграл, как усердно кормил своё племя и сколько раз отстаивал границы? Да они все обязаны ему! Но сегодня они ценили его не более, чем старую вшивую лисицу. А ведь он мог стать прекрасным предводителем Грозового племени. Лучшим из
когда-либо существующих!
        «Безусловно. Ты был бы выше своего отца,  — охотно промурлыкал голос в голове.  — Он предал семью, племя, тебя. И всё ради чего? Чтобы провести свою старость в сытости и уюте, будучи жалким ручным котом! Ты бы никогда не покинул своё племя, если бы был его предводителем».
        Комок мха промок насквозь, намочив держащую его лапу. Глухо прорычав, Коготь отбросил его и огляделся в поисках нового. Но поблизости не было ни единого клочка мягкого зелёного мха, зато нашлись сухие листья. Кот сгрёб их и начал прикладывать к ране, ощущая свою маленькую победу — лес попытался лишить его мха, но кот нашёл замену!
        Коготь приподнялся на передних лапах, принимая полусидячее положение. Он зорко проскользил взглядом по деревьям, вновь вслушиваясь в тишину леса. Перед Когтем расстилался новый путь, многообещающий и яркий, словно звёзды Серебряного пояса. В лесу ещё целых три племени — целых три возможности стать предводителем. Жизненный путь ведёт кота по новому пути. А к Грозовому племени кот ещё вернётся. Ради того, чтобы одолеть бывших соплеменников в битве, обратив их боевой дух в пух и прах. И он не потерпит поражения.

        Глава 2

        Коготь осторожно ступал меж сосен, ощущая на своей шкуре леденящий ветерок, становившийся всё более прохладным с каждым новым порывом. Земля под его лапами сочно чавкала. Задерживаться здесь нельзя: с минуты на минуту на границу явится вечерний пограничный патруль. Меньше всего на свете Коготь хотел, чтобы на него, побитого и истощённого, пялились соплеменники с глазами, преисполненными жалости. Кот всё ещё следовал по территории Грозового племени, теперь он устремился глубже в сосновый лес. Гнездо Двуногих он обошёл стороной: не хватало ещё натолкнуться на любопытных домашних кисок или заблудившихся собак. Он направился к необычной деревянной постройке за высокой стеной из сосновых стволов, куда днём приходили Двуногие, которые ежедневно рубили деревья в окрестностях. Коготь протиснулся через ограду, на голых стволах остался его запах вперемешку с кровью. Под постройкой было небольшой зазор от земли, высотой не больше кролика. Оттуда доносился слабый запах мыши, но у кота не оставалось сил ни на выслеживание, ни на преследование добычи.
        «Где же мох, устилавший твоё гнездо в палатке воителей? Где птичьи перья? Так вот, какой теперь будет твоя жизнь. Твоей постелью станет голая земля, а голод не отступит ни на миг: ты слишком слаб, чтобы прокормить себя».
        Желудок Когтя громко заурчал, и кот вдавился глубже в грязь, стараясь заглушить неприятный звук. Сейчас хороший сон ему был нужен больше, чем еда. Он выспится и наберётся сил, затем разберётся с голодом. А после он начнёт планировать возмездие, которое обрушит на Грозовых котов.
        Ему приснилось, будто его тело пожирал огонь. Нестерпимо горели раны на морде, оставленные когтями Огнегрива. Коготь судорожно затряс лапами, стремясь стряхнуть пелену сна, не желавшую отпускать его из полудремотного состояния. Он едва ли обратил внимание на дневной свет, просачивавшийся снаружи. Коту так и не удалось заставить себя подняться и отправиться на поиски еды: боль исказила всё, что он видел вокруг, всё было мутным, из-за чего казалось, будто снова наступила ночь, и новый страшный сон, словно неминуемая пытка, настиг Когтя. Он, ничего не видя, нёсся сквозь туман, подступавший со всех сторон. Чьи-то когти драли его шкуру, а зубы клацали рядом с ушами. Он завертел головой, спотыкаясь на грузных стёртых ногах: под ним были лишь бесконечные серые облака. «Ты слишком медленный!» Его внутренний голос издевался над ним. «Беги, спасайся, а не то Огнегрив и Синяя Звезда тебя поймают и раздавят, словно жалкую букашку!»
        — Нет! Никогда!  — взревел Коготь. Он вздрогнул и проснулся, жадно хватая ртом воздух и корчась на спине. Его живот горел огнём, а под выпущенными когтями скопился огромный ком грязи. Он выполз из-под деревянной постройки и почувствовал прохладный воздух бледного рассвета на морде. Сколько дней он пролежал в этой дыре? Сутки? Двое? Или больше? Его глаза с трудом привыкли к свету. Коготь затряс головой, стремясь взбодриться. Во рту было сухо так, словно кот накануне наелся перьев. Он захромал к мутной луже, образовавшейся в углублении вблизи ограды. Вода оказалась чёрной и горькой, но он заставлял себя лакать до тех пор, пока горло не перестало ныть.
        Чуть поодаль в земле у забора копошился дрозд. Коготь занял охотничью стойку, повернувшись к птице и начал подкрадываться, внимательно прислушиваясь к состоянию своих лап. Он чувствовал слабость, но беглый осмотр брюха показал, что рана перестала кровоточить, затянувшись по краям красно-коричневой плёнкой. Если он не будет слишком сильно растягиваться, охота должна быть выполнимой задачей. «И лучше умереть, охотясь, нежели подохнуть с голоду».
        Приблизившись к птице, он не заметил, как наступил на кучу сосновых игл, предательски заскрипевших под его лапами. Дрозд заверещал и шумно взмыл в воздух. Коготь выругался полушёпотом, потом сел, пригладив свалявшуюся и запачканную шкуру на груди. На языке ощущался вкус земли, перемешанной с кровью. Он сплюнул, развернулся и вгляделся в сумрак под деревянной постройкой. Ещё до своего беспокойного сна он уловил шуршание и приглушённые мышиные писки, а также учуял знакомый запах в затхлом воздухе. Конечно, охотиться там будет сложно, не будет пространства для привычных манёвров, но это точно не сложнее охоты в плотных ежевичных зарослях, в которой у полосатого кота был немалый опыт.
        Припав к земле, Коготь проскользнул под постройкой, чувствуя, как пульсирует рана на животе. Свет на противоположной стороне загораживал плотный слой почвы. Охотник направился к самому тёмному углу. Его усы задёргались, стоило коту уловить знакомый запах мелких грызунов. Он притормозил, дав глазам привыкнуть к полумраку, затем бросился в сторону сверкающей пары мышиных глаз, не сводивших с кота взора, полного ужаса и отчаяния. Под его лапами раздался сочный хруст раздавленных костей, заглушивший предсмертный писк добычи. Коготь зарылся мордой в массу мёртвой туши, с наслаждением потягивая запах крови и меха свежеубитой добычи. Благодарить Звёздное племя не было нужды: он сам добыл себе еду, без всякой помощи с небес.
        Сочная плоть наполнила свежими силами его лапы. Коготь выбрался наружу, щурясь от яркого света и стряхивая кусочки почвы со своей шкуры. Он протиснулся меж древесных стволов и затрусил мимо сосен, скривившись от резкой боли: рана на животе давала о себе знать. Коготь миновал пограничные метки Грозового племени, но редкие заросли не скрыли бы его присутствия от патруля, стоило тому появиться в поле зрения. Сквозь деревья замаячили высокие деревянные ограды и стены красного камня, по которым легко узнавались места Двуногих. Стволы поредели, лапы путались в ползучих папоротниковых стеблях и густой ежевике. Коготь опустил голову и принюхался к помятым ветвям, явно пострадавшим от потоптавшихся по ним лапам котов. «Да, туда!» Практически в одном лисьем хвосте от границы Грозового племени он поймал едкий, перемешанный со страхом, запах котов, сражавшихся с ним бок о бок в недавней схватке.
        «Сражавшихся? Скорее улепётывающих, словно перепуганные котята!» — донёсся голос из головы Когтя.  — «Довериться им — совсем мозгов не иметь!  — Коготь выругался, прижав уши.  — Но у меня не было другого выбора! Теперь же, когда я навеки порвал с Грозовым племенем, всё будет иначе!»
        Аккуратно ступая по густой траве, кот выследил запахи до самого края места Двуногих. Капли крови оставляли след, видный невооружённым взглядом. «Надеюсь, их раны не слишком серьёзны. У меня нет времени с ними нянчиться, тем более, что эти жалкие твари и при полном здравии слабее некуда!» Он держал уши востро, прислушиваясь к звукам с территории Грозового племени. Солнце стояло высоко над головой, небольшие тени, отбрасываемые редкой растительностью на границе с местом Друногих, не смогли бы скрыть кота от глаз племенного патруля. Коготь представил бывших соплеменников, расслабляющихся в лагере после утреннего патруля, наслаждавшихся свежей дичью и готовых вновь выступить к границам. Среагировав на мысли об еде, желудок кота протестующе заурчал, но Коготь упорно продолжал идти вперёд: не хватало ещё попасться на воровстве добычи у Грозового племени!
        Грохот Гремящей Тропы сотряс деревья. Зловоние монстров и их ядовитого дыхания смешивалось в воздухе с ароматом запуганных котов. Коготь начал пробираться сквозь плотные заросли ежевики, рассудив, что если бы он был напуган и ослаблен, он бы выбрал самое труднодоступное убежище. Кот напрягся, услышав едва различимый шёпот неподалёку.
        — Замрите! Кто-то приближается!
        — Патруль Грозового племени выследил нас? Нельзя медлить, или мы окажемся в ловушке, словно немощные кролики!
        — Цыц! Они услышат нас!
        Коготь с воем вырвался из стены колючих зарослей. Пять пар глаз в ужасе уставились на него, но затем, один за другим, они узнали кота, и страх начал покидать их взор.
        — Коготь!  — мяукнул тощий бурый кот.  — Ты выжил!
        — И не вас мне не за это благодарить!  — отрезал Коготь.
        — Мы хотели вернуться за тобой, как только оправимся от ран,  — возразил широкоплечий белый кот, одна передняя лапа которого была окрашена в чёрный цвет. Его звали Чернопят. Он и Царапан принадлежали к числу котов, сохранивших верность Звездолому, бывшему предводителю племени Теней, и покинувших родной лагерь вслед за ним.
        Двое других бывших теневых воителей, коричневая в полоску Толстохвостка и Картавая, суетливая серо-бурая кошка, вскочили с места и подбежали к Когтю, принявшись ласкать его бока хвостами.
        — Я так рада видеть тебя!  — промурчала Картавая, но взъерошенная шерсть на загривке выдавала Когтю её ложь. Все эти коты, включая бывшего бродягу Корягу, крупного рыжего кота, развалившегося позади самодельного укрытия, напряженно всматривались в янтарные глаза восставшего из мёртвых исполина, содрогаясь от одного его вида. Они понимали, что подвели его, дав побить себя кучке старейшин и королев в неохраняемом лагере. Коготь жадно вбирал в себя запах их страха — его аж трясло от наслаждения. Они сделают всё, что он захочет! Кот усилием воли заставил себя не выпускать когти, подавляя желание надрать уши предателям, оставившим его средь бывших соплеменников. Но ныне они — его единственные союзники, причём напуганные и объятые чувством вины. Он сможет ими вертеть так, как сочтёт нужным!
        Коготь огляделся:
        — А где Маугли?
        Этого зеленоглазого бурого кота он отыскал среди одиночек в месте Двуногих. Проницательный воитель тут же разглядел упругие мышцы и твёрдый взгляд бродяги и понял, что у того есть будущее. Коготь пообещал сделать Маугли одним из своих ближайших подручных, если тот согласится сражаться за него. Бурый кот принял эту клятву с восторгом, подобающим любому коренному лесному коту.
        Толстохвостка пожала плечами.
        — Не знаю. Тот грозовой ученик, Папоротник, если мне не изменяет память, весьма сурово прошёлся по его ушам. С тех пор его никто не видел.
        Коготь прикусил губу. Избит учеником? Неужели всё это время он ошибался в Маугли? Вероятно, ему ещё нужно учиться и учиться, взращивая в сердце страсть к сражению, к превозмоганию себя, и к хладнокровию — сражаться надо в полную силу, даже если твой противник ещё не успел сбросить детский пушок из-за ушей.
        Цапаран подался вперёд с клочком меха и мяса в челюстях и бросил его к лапам Когтя.
        — Я поймал эту мышь накануне,  — сказал он.  — Можешь доесть, если желаешь.
        Коготь осмотрел жалкий кусок дичи. Даст ли он слабину, если уступит голоду и съест её? Или стоит воспользоваться котами, предлагающими ему кров и еду? Что бы сделал предводитель племени?
        «Синяя Звезда отыскала бы слабейших старейшин и отдала добычу им,  — ответил внутренний голос.  — Неужели ты хочешь стать таким предводителем?»
        Коготь нагнул голову и поглотил мышь в один присест. Он выпрямился, медленно проведя языком по губам.
        — Нам понадобится больше, если мы хотим выжить. Кто из вас ранен легче всего?
        Картавая задрала хвост.
        — У меня укус сбоку, но он быстро заживает.  — Она осмотрела рану, обернувшись через плечо.  — А плотная шкура Коряги защитила его от каких-либо глубоких ранений.
        — Я готов охотиться, если ты этого пожелаешь,  — подтвердил одиночка, выступив из тени.
        — Отлично!  — кивнул Коготь.  — Вы, двое, идите и принесите минимум по два куска добычи каждый.
        Глаза Картавой расширились, но она не проронила ни слова. «Хорошая работа, набирайся опыта»,  — похвалил себя Коготь. Пара котов принялась пробираться сквозь ежевику.
        — Коготь, мне кажется, твой живот истекает кровью…  — нерешительно заметил Чернопят. Он вытянул шею и осмотрел залипшую шкуру Когтя с кровяной коркой на боку.
        — Пустяки!  — отрезал Коготь.  — Через пару дней заживёт.
        Чернопят сделал шаг назад.
        — Эти Грозовые коты сражались яростнее, чем я ожидал,  — признал кот. Сидевший рядом с ним Царапан согласно покачал головой.  — Особенно этот так называемый «домашний котик», Огнегрив,  — продолжил Чернопят.  — Может, родился он среди Двуногих, но он, вне всяких сомнений, научился сражаться, как подобает воителю.
        — Нет, он домашняя киска!  — рявкнул Коготь, презрительно сплюнув.  — Никогда не говори о нём, как о воителе! Он не имеет никакого права находиться в лесу, не имеет права обращаться к Синей Звезде, словно племенная кровь течёт в его жилах.  — Он развернулся и начал ходить кругами, яростно размахивая хвостом.  — Я найду других котов, обучу вас, как надо сражаться, и тогда мы вернёмся в Грозовое племя. Клянусь, Огнегрив умрёт!

        Глава 3

        Коготь открыл глаза и зажмурился от тусклого сероватого света, пробивающегося сквозь ветви. Ещё не рассвело, но воздух был тёплым и душным от спавших вокруг него котов. Осторожно подвинувшись, стараясь не разбудить Царапана, прижавшегося к нему спиной, Коготь выпрямился и выбрался из зарослей. На Гремящей Тропе было тихо, лесные ароматы свежей зелени щекотали ноздри. Кот устремил свой взор сквозь деревья и даже в полумраке узнал стволы, знаменовавшие границу территории Грозового племени. Он почувствовал, как шкура на его загривке встаёт дыбом от одной мысли об Огнегриве, мирно свернувшемся в палатке воителей и наслаждающимся снами о собственной победе. «Сладких тебе снов, ручная киска. Скоро у тебя их не останется!»
        Позади зашуршала листва. Коряга подошёл к Когтю, потягиваясь и отряхивая пыль с густого меха.
        — Патрулей не было видно?  — спросил он.
        — Нет, ещё слишком рано.  — Коготь обернулся и посмотрел в сторону Гремящей Тропы, едва видневшейся из-за стволов деревьев.  — Нельзя здесь оставаться. Здесь мы можем привлечь ненужное внимание Грозовых котов, да и для охоты мало места. Нужно уходить сейчас, пока не вышли утренние патрули.
        Коряга скрылся в ежевике, оставив Когтя одного в лесу. В лесу, в котором он родился. «Я вернусь!  — поклялся кот.  — Вернусь, когда я буду достаточно силён, чтобы размазать Огнегрива и всё Грозовое племя вместе с ним!»
        Картавая сладко зевнула, вылезая из ежевичных зарослей, но, лишь завидев Когтя, наглухо захлопнула пасть и задрала голову.
        — Куда мы направляемся?
        Коготь указал хвостом на Гремящую тропу.
        — Мы перейдём её и устремимся по краю территории племени Теней, пока не доберёмся до дикой части леса.
        — А что, если нас застанет патруль?  — встревожилась Толстохвоста.  — Племя Теней нам не обрадуется.
        — Солнце ещё не поднялось,  — заметил Чернопят.  — Не будет никаких патрулей.
        Коготь вёл котов по высокой траве между лесной опушкой и гладкой чёрной поверхностью Гремящей тропы. Каменная река, пропитанная зловонием Чудищ, молчала, но сверху блестели серебристые капельки росы, охлаждая поверхность и скрашивая прогулку по ней. Коты шустро пересекли её и нырнули в траву на противоположной стороне. Никто из них не проронил ни слова, когда они углубились в чащу высоких сосновых стволов. От внимания Когтя не скрылся ни вставший дыбом мех на загривке Чернопята, ни встревоженный взгляд Царапана, судорожно высматривавшего в лесу враждебно настроенных бывших соплеменников. Однако лес на этой стороне Гремящей Тропы был столь же тих, как и на противоположной. Коты беспрепятственно прокрались мимо ограды и стен места Двуногих, так они добрались до сплетения древних деревьев с блестящей широкой листвой, средь которой виднелись свисающие пурпурно-алые цветения.
        — Это — самый отдалённый уголок их территории,  — прошептал Царапан.  — Эти кусты тянутся из места Двуногих, и через них так сложно протиснуться, что племя Теней использует их в качестве естественной защиты от дикой части леса.
        — Нас они тоже смогут защитить,  — ответил Коготь.  — Где-нибудь наверняка найдётся лаз.
        — Лаз существует.  — Чернопят кивнул и проследовал вдоль корней кустов, распластавшихся по земле.  — Я пробирался сквозь него, когда был учеником.
        — Тебе повезло вернуться целым и невредимым!  — мяукнула Картавая, навострив уши.  — Кто знает, что могло поджидать тебя на противоположной стороне!
        — Деревья,  — усмехнулся Коряга.  — А чего ты ожидала? Племя лис и барсуков, готовое разорвать тебя на месте?
        Картавая недовольно махнула хвостом.
        — Я была преданной воительницей племени Теней!  — фыркнула она.  — Мне не было дела до земель за нашими границами!
        — Ну, теперь всё иначе, не правда ли?  — рыкнул Коготь.  — Шевелитесь!
        Отпихнув Чернопята, он перелез через корявую серебристую ветвь и забрался в центр дерева. Сквозь густую листву он не мог видеть, что именно находится на другой стороне, но заметил удивительно большое свободное пространство среди переплетённых стволов. Сзади доносились шаги его товарищей, и кот продолжил пробираться вперёд, не обращая внимания на нестерпимую боль на животе. Вскоре его снова окружили сияющие листья, Коготь с усилием подался вперёд и приземлился на поляну с другой стороны ограды. Перед ним простирались дикие леса. Они походили скорее на территорию Грозового племени, чем на земли племени Теней. Вместо прямых высоких сосен пространство было усеяно старыми дубами, поросшими мхом от корней и до макушки, да пятнистыми ясенями.
        Остальные коты выстроились позади него, тяжело дыша.
        — Выходит, теперь это наша территория,  — пробормотал Царапан.
        Чернопят навострил уши.
        — Вот то упавшее дерево можно превратить в удобную палатку,  — заметил он. Кот устремился по земле, усеянной гнилой листвой. Из-под его лап во все стороны летели камешки и кусочки веток. Чернопят скрылся за павшим дубом, но через мгновение появился на его вершине.
        — Идеально!  — крикнул он.  — Идите сюда, посмотрите!
        Коты поскакали к дубу, обрадовавшись, словно котята. Коготь неспешно побрёл за ними. Найти укрытие оказалось несложно. И охота здесь не будет проблемой, ведь соперником им могла стать разве что потерявшаяся ручная киска. Нужно было как можно скорее начинать боевые тренировки. Кроме того, Коготь намеревался найти ещё котов, готовых присоединиться к ним — второй раз на этих оборванцев он полагаться не намерен.
        Достигнув дальнего конца павшего дерева, он обнаружил Картавую и Толстохвостку, тащивших плющ из углубления в земле.
        Из этого выйдет отличное гнездо!  — объяснила Картавая сквозь набитый стеблями рот.
        Коряга шатался вокруг высохших ветвей дерева.
        — Тут есть лужица воды!  — объявил он.  — На вкус довольно свежая.
        — Может, начнём охотиться, и соберём кучу свежей дичи?  — спросил Чернопят, обернувшись к Царапану.
        Тот кивнул, но Коготь выскочил ему наперерез.
        — Мы тут не играем в «наше маленькое племя»!  — грозно предупредил он.  — Вы же не думаете, что я оставлю идею расправиться с Грозовым племенем? Синяя Звезда слаба, как никогда, и она ослабляет всё племя, возлагая столь великие надежды на ручную киску! Как только мы наберёмся сил, мы снова нападём на них!
        В глазах остальных котов виднелись отблески неуверенности. Коготь заметил взгляд Чернопята, обращённый на его живот — белый кот сомневался, что такая рана когда-либо заживёт окончательно и даст Когтю сражаться в полную силу. «Ты уверен, что эти коты считаю тебя за главного?  — зашептал голос в его голове.  — Если они не поймут, что нуждаются в тебе так же, как нуждаются в пище и укрытии, ты для них будешь пустым местом».
        Коготь выпустил когти и вонзил их глубоко в мягкую землю.
        — Охотьтесь, готовьте гнёзда и не попадайтесь на глаза патрулям племени Теней!  — приказал он.  — Завтра мы приступаем к тренировкам.

* * *

        — Коряга, не гнушайся использовать вес против соперника. Если не давать ему продыху, ударить его будет гораздо легче.
        Коготь вытянул лапу и подпихнул Корягу вперёд, чтобы тот навис над заметно разнервничавшимся Царапаном. Толстохвостка прижала уши.
        — Но теперь Коряга балансирует на трёх лапах, так что я могу легко его опрокинуть, разве нет?
        — Можешь, но смотри, куда он упадёт. Ты же не хочешь раздавить Царапана.
        Коготь отошёл и стал наблюдать за Корягой. Тот было занёс лапу на Царапана, но Толстохвостка тут же врезалась ему в бёдра. Массивный рыжий кот накренился вбок и, шипя, рухнул, а Царапан преспокойно высвободился с другой стороны от кота. Не давая Коряге подняться с земли, пара котов накинулась на него.
        — Уже лучше,  — промурлыкал Коготь.  — А где Чернопят и Картавая?  — поинтересовался он, осмотрев деревья.  — Им уже давно пора бы вернуться с охоты.
        Их группа встретила уже три рассвета с тех пор, как обосновалась в диких лесах. Все коты шли на поправку, даже рана Когтя перестала ныть всякий раз, когда он растягивал её. Их наскоро сооруженная палатка оказалась годным укрытием даже при сильных ливнях. Густая и пышная листва мелодично шелестела вокруг них, охота была легче некуда — добыча сама выбиралась из нор, чтобы подобрать семена и орехи, смытые дождями.
        Толстохвоста посмотрела на Царапана.
        — Они скоро возвратятся,  — ответил он.
        Коготь надавил, почуяв нотки неуверенности в его голосе.
        — Где они?  — прорычал он.
        — Честное слово, они не переходили границу!  — залепетал Царапан, прижав уши от испуга.  — Но… но мы по очереди обходили границу по нашу сторону, желая проверить, в порядке ли племя Теней. Мы беспокоимся о соплеменниках. Мы здесь уже давно, но ни разу не видели и не слышали ни одного пограничного патруля. Что, если случилось что-то ужасное?
        — А с чего это тебя волнует?  — прищурился Коготь.  — Они тебе больше не соплеменники.
        — Но однажды они были нам семьёй,  — подала голос Толстохвостка.  — Мы не перестали переживать о них просто потому, что не живём с ними бок о бок.
        Этот бунтарский выкрик Коготь оценил по достоинству. «Подобная преданность сослужит тебе добрую службу»,  — прокомментировал внутренний голос.
        — Я пойду, разыщу их,  — проговорил кот.
        — Ты не накажешь их, нет?  — спросил Царапан, не в состоянии отвести испуганный взор с Когтя.
        «Страх — это ключ».
        — Сперва посмотрим, что они натворили.
        Коготь не спеша устремился прочь с тренировочной площадки, обустроенной на поляне, ограниченной пнём, ежевичными зарослями и крошечным, мутноватым ручейком. Он погрузился в подлесок и последовал за полуразмытым следом до самой стены переплетённых деревьев. Бывшие Сумрачные коты, рассудил он, не будут высматривать патруль здесь, ведь сквозь плотные зелёные листья едва ли что-нибудь увидишь, так что он уверенно засеменил вдоль края ограды, пока не добрался до более просторной части леса, где поросшие мхом дубы уступили место высоким и ровным сосновым деревьям.
        Вскоре он заметил белую шкуру Чернопята, тихо крадущегося между стволов. Картавая в нескольких хвостах позади него была чуть менее заметна среди растений. Коготь не сдвинулся с места, держась подальше от пограничных меток племени Теней, и принялся ждать. Похоже, пара шла аккурат вдоль линии границы, не переступая её, но держась достаточно близко для того, чтобы любой пограничный патруль с лёгкостью заметил их. Они перешёптывались низкими, встревоженными голосами.
        — Вы уже забыли о боевых тренировках?  — окликнул Коготь, когда они оказались в пределах досягаемости его голоса.
        Оба кота уставились на него, их глаза переполняло чувство вины.
        — Мы… Мы как раз шли в сторону площадки…  — замялся Чернопят.
        — Не ври!  — отрезал Коготь, подойдя к ним и обнюхав их шкуры.  — От вас пахнет племенем Теней, сильнее, чем обычно. С кем вы говорили?
        Толстохвостка прижала уши.
        — Честное слово, мы не переходили границу! Мы просто хотели узнать, как они…
        Коготь нетерпеливо закачал хвостом из стороны в сторону.
        — С кем вы встречались?
        Ему хотелось выбить из них признание, что они по прежнему верны своему бывшему Племени, что он никогда не сможет доверять им, что все тренировки прошли впустую. «Убей их на месте, немедленно!» — напутствовал его внутренний голос.
        Чернопят выступил вперёд. Коготь чуть не вздрогнул, когда понял, что белый кот столь же высок и широкоплеч, сколь и он сам.
        — Мы не совершили ничего плохого,  — настаивал Чернопят.  — Мы просто хотели выяснить, почему так мало пограничных патрулей. Мы повстречали Темноблюшку и Рябину, которые охотились в одиночку. Племя поражено жуткой болезнью, практически все воители пострадали. Без охотничьих патрулей все помирают с голоду.
        — Болезнь пришла с Гнилого Места,  — добавила Картавая.  — Мокроус делает всё, что в его силах, но заболевших слишком много.
        — И почему вы считаете, что их проблемы касаются вас?  — вкрадчиво спросил Коготь.  — Ваши соплеменники не хотят иметь с вами ничего общего после того, как вы поддержали Звездолома.
        — Я был предан Звездолому, потому что он был предводителем моего племени!  — Сверкнул глазами Чернопят.  — И каждый воитель должен был быть верен ему! Что бы ни случилось, я — кот племени Теней!
        — Они больны и голодны,  — согласилась Картавая.  — И они — моя родня, мои друзья. Я ушла с их земель, но я их не забыла.
        На секунду Коготь ощутил укол зависти. Он не скучал ни по кому из своих соплеменников, ни по предателям Частоколу и Долгохвосту, ни по немощным и жалким любителям ручных кисок, коих хватало среди воителей. Неужели он потеряет власть над Чернопятом и Картавой из-за их сентиментальной привязанности к котам, которым на них наплевать?
        «Ты не можешь побороть их преданность,  — предупредил голос.  — Используй её в собственных целях. Если племя Теней настолько слабо, насколько они заверяют, оно не представляет угрозы твоим планам. Помни, что милосердие — признак великой силы».
        — Ради вашей собственной безопасности я запрещаю вам заходить на территорию племени Теней!  — проговорил он, моргнув.  — Но я хочу сам разведать, что творится в их лагере. Мы дождёмся следующего патруля, и я поговорю с ними.
        Ждать долго не пришлось. Неспешные шаги, сопровождаемые хрустом веток и сухих листьев, ознаменовали приближение патруля. Размеренные остановки движения подсказали Когтю, что они обновляли пограничные метки — словно запах мог как-то защитить помирающее племя. Из-за древесных стволов показались три кота. Коготь прищурился, узнав Тень, Рогоступа и Валуна. Крупный серый кот родом из места Двуногих заметил ожидавших их котов и приблизился.
        — Картавая! Чернопят! Рябина сказала, что видела вас! Что вы здесь делаете?  — Глаза Валуна сияли, но из-под свалявшейся шкуры выступали рёбра, а бока иссохлись от голода.
        — Теперь мы здесь живём,  — мяукнула Картавая, указав хвостом в сторону павшего дуба.  — Толстохвостка и Царапан тоже с нами… и ещё Коготь.
        Валун нахмурился.
        — Доносились слухи о нападении на Грозовое племя…  — проговорил кот.  — Это были вы.
        — Мы бы предпочли не вспоминать об этом.  — Чернопят нервно дёрнул хвостом.  — Что происходит в племени Теней? Вы, правда, умираете от болезни?
        Тень выступила вперёд. Она выглядела старше, чем её запомнил Коготь, черепаховая шкура обвисала клоками, местами виднелись проплешины. Один глаз был закрыт, из него сочилась желтоватая слизь.
        — Мы и раньше хватали заразу с крыс, но никогда такую серьёзную,  — прохрипела она.  — Мокроус уже четверть луны провёл, не сомкнув глаз, стараясь набрать трав на нас всех.
        — Зачем ты им это рассказываешь?  — прорычал Рогоступ, оттеснив соплеменницу плечом.  — Эти коты нам более не соплеменники. Они отвернулись от Воинского Закона, решив последовать за Звездоломом.  — Он перевёл взгляд с Чернопята и Картавой, остановившись на Когте.  — А этому коту нельзя доверять.  — Его рык был мягок, но остёр.  — Что ты задумал, Коготь? Я полагал, что твои соплеменники уже выщипали тебе шкурку.
        Коготь усилием воли пригладил мех на загривке.
        — Я сам решил покинуть племя,  — ответил он.  — Грозовым племенем правит ручная киска, Синяя Звезда не делает ничего, пока Огнегрив ей не прикажет.
        Рогоступ раздул ноздри.
        — Не думаю, что ты так просто сдашься.
        Картавая уткнулась носом в бок Тени.
        — Ты так устала,  — тоскливо промяукала она.  — Давай, мы поохотимся за вас?
        — Нет!  — Коготь и Рогоступ отрезали одновременно.
        — Мы в состоянии прокормить себя самостоятельно!  — упёрся Сумрачный воитель.
        — Вы ничем не обязаны этим котам!  — шипел Коготь.  — Я услышал достаточно. Пошли, за мной.  — Он развернулся и устремился прочь. Его сердце забилось чаще, когда он обернулся, чтобы проверить, следуют ли Картавая и Чернопят за ним. Несколько мгновений они оставались на месте, но затем зашагали в его сторону.
        — Пусть Звёздное племя освещает ваш путь!  — крикнула им вслед Тень.
        — И ваш…  — прошептала Картавая в ответ.

* * *

        — Мы повстречаемся снова, Коготь!  — рыкнул рыжий кот.  — И в следующий раз тебе не уйти живым!
        — Даже так, Огнегрив?  — усмехнулся Коготь.  — Неужто ты забыл, что ты всего лишь мягкая ручная киска?!
        Он бросился вперёд, разрывая когтями воздух, пытаясь достать ненавистных рыжий мех. Вокруг раздавался яростный вой Грозовых котов. Мощные лапы наносили удар за ударом по его бокам. Пытаясь сориентироваться во сне, Коготь отчаянно замотал головой, высматривая котов, сражавшихся на его стороне. Неужели он был вынужден побороть своё бывшее племя в одиночку?
        Однако, вместо рядов натренированных воителей, поддерживающих его в бою, его окружали лишь тени — тени переполнялись визгом и скрежетом зубов, но от этого не обретали ни капли осязаемости. Коготь почувствовал, как когти Огнегрива добрались до его не до конца зажившей раны на животе, и бросился вбок, клацнув зубами там, где должна была находиться шея противника.
        В его челюстях оказался шмоток грязной листвы. Коготь вскочил, откашливаясь и отплёвываясь от глинистого привкуса во рту, сотрясая лапами.
        — Ты в порядке?  — сонно спросил Царапан, лежавший поблизости.
        — В полном!  — рыкнул Коготь. Он выпрямился и вышел из гнезда, стряхивая дурной сон со своей шкуры. Даже если ему придётся пройти каждую битву одному, он всё равно не сдастся! Даже если его армия будет состоять из одних лишь теней, он всё равно выиграет!
        Кот резко затормозил. Он видел сон о тенях, сражающихся с ним бок о бок, шипящих и повторяющих каждое его движение, каждый его удар. Он запрокинул голову и взглянул на мягкое ночное небо, просачивающееся сквозь ветви деревьев.
        «Неужели Звездное племя послало мне знамение?»
        «Неужели племя Теней поможет мне уничтожить Огнегрива?»

        Глава 4

        Коготь сидел в кустах ломких папоротников, наблюдая за приближающимся патрулём племени Теней. Дождавшись, пока группа котов подойдёт ближе, кот покинул своё укрытие. Возглавляющая патруль Рябина резко остановилась, её буровато-кремовая шерсть на спине встала дыбом. Остальные патрульные ощетинились позади неё, тревожно глядя на Когтя.
        — Я пришёл с миром,  — пробасил Коготь, медленно махнув хвостом.  — Я знаю о вашей беде и хочу помочь. Мы с моими товарищами будем охотиться для вас в обмен на самую малость. Вам всего лишь нужно простить своих бывших соплеменников за то, что они поддерживали злодеяния Звездолома. Они понимают, что были неправы, и очень хотят вернуть былое доверие.
        — И где эти раскаявшиеся? Что-то я их тут не вижу,  — недоверчиво хмыкнула Рябина, глядя куда-то сквозь собеседника.
        — Они не знают, что я решил поговорить с вами. Гордость мешает им попросить прощения, потому я сейчас говорю от их имени. Мои товарищи искренне сожалеют! Позвольте нам ловить для вас добычу и помогать с поиском трав Мокроусу. Хотя бы до тех пор, пока болезнь не покинет ваше племя.
        Внимательно слушая Когтя, Темнобрюшка шагнула вперёд, её бледно-рыжая шёрстка переливалась под рассветными лучами.
        — Они просто хотят вернуться в лагерь, не так ли?  — мягко спросила воительница.
        — Нет, конечно,  — покачал головой Коготь.  — У нас есть своё пристанище. Мы просто хотим помочь вам, и ничего более.
        — Я ещё могу понять, почему мои бывшие соплеменники готовы прокормить нас,  — проскрипел Кремнезуб, старый серый кот, который, казалось, уйдёт в палатку старейшин, как только исхудавшие лапы донесут своего обладателя до лагеря.  — Но ты-то здесь при чём, Коготь? Ты никогда не жаловал племя Теней.
        — Это было раньше,  — пожал плечами кот.  — Сейчас я живу вне племенных границ, потому не враждую с вами. Твои соплеменники не так давно оказали мне хорошую услугу, и я у них в долгу.
        — Уж не знаю, что бы сказал Ночная Звезда обо всём этом,  — вздохнул старик, задумчиво прищурившись.
        — Он бы сказал, что гордостью кучу с добычей не заполнишь!  — бойко воскликнула Темнобрюшка, парируя недоверие соплеменника.  — Это очень щедрое предложение, Коготь. Мы принимаем его!
        — Но не нужно приносить добычу прямо в лагерь,  — предостерёг Кремнезуб.  — Мы придём за ней завтра на рассвете, на это же самое место.
        — Как пожелаете,  — спокойно кивнул Коготь.  — Удачного вам пути в лагерь. Ждите нас завтра.
        Не дожидаясь ответа патрульных, кот нырнул в папоротники. Пожалуй, милосердие действительно имеет безграничную силу. Когда солнце вновь поднимется, племя Теней будет в долгу у Когтя…
        Услышав о том, что племя Теней позволило бродягам охотиться для них, Чернопят и Картавая воодушевились, чего нельзя было сказать о Царапане. Тот был настроен более скептически.
        — А если это ловушка?  — озадачил собеседников кот.  — Они действительно больны и слабы, но численное превосходство на их стороне. Нельзя предугадать, что случится, как только мы переступим порог их лагеря!
        — Мы и не собираемся идти к ним в лагерь,  — успокоил Царапана Коготь.  — Они примут добычу на границе. Я не стану рисковать вами ради их сытых брюх.

* * *

        Великий дуб щедро поделился с ними добычей, хоть земля и была непривычно сырой. Коряга поймал белку на дереве, прикончив её одним мощным ударом, а Картавая заявилась с кипой лягушек во рту.
        — Сумрачные коты едят их,  — спешно мяукнула кошка, завидев отвращение на морде Когтя.
        Собранной до назначенного времени добычей полосатый воитель был доволен.
        Они хорошо потрудились для племени Теней, но помимо этого у котов были и другие заботы. Несмотря на то, что кормёжка двух кошачьих групп отняла много сил и времени, Коготь настоял на боевой тренировке после заката. Он присматривался к своим подопечным и оценивал их. Крепкие шейные мышцы Картавой позволяли кошке одолевать противника с помощью мощных укусов. Укрепляя своё преимущество, Картавая точила зубы на пне старой яблони, которая славилась своей крепчайшей древесиной. Могучий Коряга полагался на свой немалый вес, что во время тренировки пришлось ощутить Пеньку — после очередного сильного удара тому потребовалось время, чтобы прийти в себя и отдышаться.

* * *

        — Вы всё же пришли…
        — Я всегда выполняю свои обещания,  — пробасил Коготь, игнорируя нотки удивления в голосе Кремнезуба.
        Валун опустил голову и оценивающим взглядом осмотрел принесённую им свежатину, после чего внимательно обнюхал. В его глазах загорелись довольные искорки.
        — Вместе с нашим уловом куча будет хорошей. Сегодня мы наедимся куда сытнее, чем за минувшую луну!  — объявил он.
        — Спасибо! Я прослежу, чтобы Ночная Звезда непременно узнал о вашей заботе. Я уверена, что он не будет держать на вас зла, племя Теней оценит вашу помощь,  — тепло улыбнулась Темнобрюшка.
        — Прекрасно,  — промурлыкал Коготь.  — И чтобы в этом убедиться, мы поможем вам унести добычу в лагерь.
        — Но мы же договорились, что вы не будете пересекать нашу границу,  — напрягся Валун.  — Мы не знаем, как наши соплеменники встретят вас!
        — Темнобрюшка сказала, что твои соплеменники будут только рады нашей помощи,  — парировал Коготь, уверенно перешагивая на территорию племени Теней. Он оглянулся в сторону папоротников, где всё ещё скрывались его товарищи.  — Идите сюда!
        Ветхие листья зашуршали, выпуская бывших Сумрачных котов. Те шли к Когтю тихо и медленно, словно опасались родных земель. Замыкал шествие чутко принюхивающийся Коряга, для которого запах племени не был таким привычным.
        Не тратя время, Коготь взял белку — самую крупную добычу из всего улова, и взмахнул хвостом, призывая остальных делать то же самое. Кремнезуб недоверчиво сузил глаза, но тактично промолчал. Пополнившийся патруль возглавила Темнобрюшка. Она игриво ударила хвостом Пенька и повела котов через сосновую чашу. Коготь знал, что эти двое были близкими друзьями ещё с ученических лун, потому решил не спускать с них глаз. Нельзя было допустить, чтобы старая дружба и родное племя поставили под вопрос преданность этого кота Когтю.
        Возле зарослей ежевики, которые служили оградой лагеря, котов обдало смрадом болезни, в котором почти не улавливался запах племени. Противная вонь забивала рот и нос, перебивая даже сильный аромат дичи. Коготь сглотнул подступающую к горлу тошноту. Мельком взглянув на своих воителей, кот заметил, что те испытывают примерно то же самое, даже несмотря на то, что какая-та часть этого запаха знакома и родна им с детства. Валун, давно придышавшийся к этой мерзкой смеси, положил своего воробья и обратился к помощникам:
        — У нас нет ни единого кота, которого бы не коснулся этот гадкий недуг,  — глухо произнёс он.  — Если вы не хотите рисковать своим здоровьем, то лучше сейчас же пойти назад.
        — Мы не боимся помогать вам,  — невозмутимо ответил Коготь, ощущая некую поддержку в мягкой шёрстке белки, щекочущей губы кота. Стоящий рядом Чернопят с готовностью кивнул. Только Коряга созерцал ограду неохотно, желая последовать совету Валуна.
        Сумрачный воитель, вздохнув, повёл помощников через лаз в ограде. Они направлялись к центру лагеря, где Коготь заметил скудные остатки дичи, мелкие косточки и скомканные перья. Там кот оставил свою белку и оглянулся, изучая лагерь. Его встретили десятки глаз, болезненная мутность которых озарялась любопытством. Мгновение — и воздух лагеря стал потрескивать от оживлённого шёпота. Из палатки вышла Рябина и ошеломлённо уставилась на гостей.
        — Темнобрюшка сказала, что вы наловили для нас добычи,  — пробормотала она.  — Но мы не ожидали, что вы её ещё и принесёте.
        Картавая, оставив в куче своих лягушек, поспешила к старой соплеменнице.
        — Мы хотели узнать, как вы тут поживаете,  — мяукнула она.  — Пожалуйста, не прогоняйте нас!
        За спиной Когтя послышался шорох ветвей, и кот мгновенно оглянулся. К ним семенил Мокроус — целитель племени Теней, изнурённый болезнью и своей неустанной работой. На его плечо опирался чёрный, страшно исхудавший кот. Его неухоженная шкура не скрывала острых выпирающих костей. На фоне своего спутника Мокроус, с рождения хилый и болезненный, казался почти здоровым.
        — Вы смело поступили, явившись сюда,  — прохрипел Ночная Звезда.
        — Смелость здесь не при чём,  — склонил голову Коготь.  — Мы просто следуем Воинскому Закону. Твои бывшие соплеменники не могут оставаться в стороне, пока их племя голодает. А моя преданность теперь принадлежит им.
        Темнобрюшка бодрой рысцой подбежала к своему предводителю.
        — Видишь, какая большая куча с добычей?  — проворковала она.  — Сегодня мы вдоволь насытимся!
        — Мы ещё в состоянии прокормить себя сами,  — прорычал некто с края поляны. Обернувшись, Коготь увидел воителя по имени Олень. Кот шагал к ним, в его глазах отражался более-менее здоровый блеск, отчего можно было предположить, что он только начал заболевать.  — Вспомните, почему эти подлецы бросили своё племя! Нам следует хорошенько подумать, прежде чем принимать их обратно.
        — Эти, как ты выразился, подлецы, возможно, спасли нас от голодной смерти,  — заступился Мокроус.  — Прояви хоть какую-то благодарность, Олень!
        — А где Головня?  — спросил Царапан, оглядываясь вокруг.  — Я слышал, что он стал глашатаем.
        Рябина медленно подошла к нему, от её шёрстки повеяло грустью. Коготь вспомнил, что она и Царапан когда-то были парой, а Головня — одним из их котят.
        — Он умер, Царапан,  — прошептала Рябина, утыкаясь носом в плечо бывшего возлюбленного.  — Именно наш Головня заразил племя, когда поймал ту злосчастную крысу.
        Услышав это, Царапан пошатнулся и в растерянности шагнул назад.
        — Умер?  — эхом отозвался кот.  — Зачем же я ушёл отсюда? Эх, если бы эту крысу поймал не он, а я…
        Рябина мягко, но уверенно хлестнула хвостом по его губам, прерывая речь раздосадованного кота.
        — Тише. Наш сын сейчас ловит в Звёздном племени хорошую, упитанную дичь. Он непременно узнает и порадуется тому, что ты сделал для племени сегодня.
        — А кто стал новым глашатаем?  — поинтересовался Коготь у Ночной Звезды, склонив голову набок.
        Но пожилой предводитель успел задремать, с трудом стоя на худых дрожащих лапах.
        — Ночная Звезда слишком болен, чтобы назначить замену Головне,  — взял слово поникший Мокроус, плотнее прижавшись к тощему боку предводителя. Коготь подумал, что более жалкого зрелища ему ещё не приходилось видеть.  — Пока я исполняю обязанности глашатая.
        Коготь и не предполагал, какая ситуация складывается прямо у него под боком. У племени Теней явно не хватало здоровых котов для организации полноценных охотничьих или пограничных патрулей, что Коготь отмечал и раньше, стоя возле границы. Он почувствовал разыгравшееся в нём любопытство. Перед ним было племя, лишённое глашатая, состоявшее из больных, стариков, неспособного к власти предводителя и хлипкого целителя, который взвалил себе на плечи заботу обо всём племени, причём без особого успеха. Племя Теней тонуло в своих неудачах быстрее брошенного в речку камня.
        Ночная Звезда опомнился и встрепенулся.
        — Коготь, вы можете остаться и разделить с нами всю эту дичь,  — услужливо разрешил он.  — Вам нужно заботиться в первую очередь о себе.
        — Мы не надеялись на это, Ночная Звезда,  — мяукнул бывший Грозовой воин, почтительно склонив перед предводителем голову.  — Этот улов только для вас. Племя Теней сейчас нуждается в еде как никто другой. Если вы позволите, то мы будем продолжать кормить вас, пока воители племени Теней достаточно не окрепнут.
        — Как вы добры,  — слабо промурлыкал Ночная Звезда.  — Пусть Звёздное воинство освещает ваш путь.
        — Пусть,  — пробормотал Коготь и обернулся к своим попутчикам, подозвав их взмахом хвоста. Царапан неохотно отошёл от Рябины, а Пенёк бросил тоскливый взгляд в сторону Темнобрюшки. Коготь успел напрячься, однако оба кота чинно последовали за ним, как только он двинулся в сторону выхода.

* * *

        Коготь презрительно смотрел на открывшуюся ему поляну. Множество котов самых разных окрасов растянулись на земле и лениво помахивали хвостами. Серебристая кошка, ощутив на своей шёрстке пристальный взгляд, с любопытством подняла голову.
        — Гляди-ка, у нас гость,  — мяукнула она своему тучному компаньону.
        — Чем это от него воняет?  — брезгливо прошипел тот.
        — Так пахнут лесные кошки,  — похвасталась своей осведомлённостью серебристая красавица, после чего обратилась к Когтю.  — Что ты здесь делаешь, вояка? Забыл, как белочек ловить?
        Коготь проигнорировал болтовню этой парочки. Его внимание привлекла тень, промелькнувшая на противоположной стороне поляны. Прищурившись, Коготь разглядел силуэт кота с характерной острой мордой, прежде чем тот скрылся за грудой камней. Кот ощутил покалывание в шерсти — что-то подсказывало ему, что он на верном пути. Веря своей догадке, Коготь рысцой побежал в сторону скрывшегося кота, лавируя меж развалившихся на земле бродяг. Почти никто из них не обращал на него внимания, лишь один бродяга что-то недовольно прорычал, когда Коготь на мгновение заслонил ему солнце. Добравшись до места, где скрылся запомнившийся ему кот, он обнюхал потрескавшуюся землю. Этот запах был ему хорошо знаком.
        — Маугли?  — мягко позвал одиночку Коготь. В ответ ему послышался шелест травы, растущей за камнями.
        — Коготь?  — послышался приглушённый голос. За ним последовала небольшая томительная пауза, после которой к воину вышел стройный бурый кот. Передвигался он медленно и трусливо, глядя на лесного воина округлившимися глазами, а его шерсть на загривке торчала в разные стороны.  — Ты меня искал здесь?
        — Просто так я у гнёзд Двуногих не шастаю,  — буркнул Коготь.
        Не то подходя, не то подползая к воину, Маугли склонил голову настолько низко, что подбородок едва не волочился по земле.
        — Мне жаль, Коготь,  — дрожащим голосом начал он.  — Я не должен был позволить тому юному коту прогнать меня. Помню, как сильно ты хотел убить того рыжего воителя…
        — Это была лишь мелкая оплошность. А их лучше оставлять в прошлом,  — прорычал Коготь. Нельзя было позволить Маугли думать, что воитель разочарован в нём.  — Я надеюсь, ты не допустишь такого ещё раз.
        В зелёных глазах бурого кота загорелось нечто, похожее на преданность. Он был готов оправдать надежды.
        — Никогда в жизни!  — поклялся Маугли.  — Я буду сражаться бок о бок с тобой до последней капли крови!
        — Ну, таких подвигов я от тебя пока не требую. Но кое-что за время твоего отсутствия изменилось. Теперь мы живём возле племени Теней и охотимся для них. И я всё ещё намереваюсь разрушить Грозовое племя и убить того рыжего кота,  — последняя фраза прозвучала особо грозно, но и ею нельзя было выразить гнев Когтя по отношению к бывшим товарищам, особенно к Огнегриву.
        Окончательно осмелев, Маугли выпрямился, почти сравнявшись ростом с Когтем.
        — Позволь мне закончить начатое,  — попросил он.  — Ты больше не разочаруешься во мне, Коготь!
        — Хотелось бы верить,  — осклабился воин.  — Но хватит болтать, у нас много дел. Идём.
        Он побежал обратно в сторону леса, намеренно шаркая по пути лапами. Облака пыли взлетали в воздух, тревожа сладкую дрёму ленивых бродяг. Коготь слышал, как те кашляли и проклинали нерадивого лесного кота. Они с Маугли скрылись в просвете меж гнёзд Двуногих прежде, чем бродяги подняли свои отяжелевшие туши.

        Глава 5

        Когда Коготь вернулся к поваленному дереву в компании Маугли, другие коты встретили их по-разному. Коряга выглядел удивлённым, но тепло поприветствовал старого друга и подыскал ему местечко для подстилки. Чернопят же отнёсся к появлению Маугли с недоверием.
        — Ты уверен, что мы можем ему доверять?  — спросил у Когтя бывший воитель племени Теней.
        — А что, ты принимаешь его за разведчика Грозового племени? Такое вряд ли возможно,  — спокойно отозвался Коготь.  — Во время последней стычки он пытался схватить Огнегрива за горло.
        — Я не говорил, что он на стороне Грозового племени,  — покачал головой Чернопят.  — Просто я сильно сомневаюсь, что мы можем положиться на кота, который поджал хвост и смылся после первой же неудачи в битве. Что помешает ему сбежать от нас вновь?
        — В таком случае мы этого кота больше не увидим. Он знает, что я дал ему последний шанс.
        На землю возле двух воителей мягко спрыгнула Картавая.
        — Коготь, мы готовы к тренировке. Ждём указаний!  — отчеканила она.  — Кстати, мы с Царапаном встретили Сумрачных котов на границе. Они спрашивали, можем ли мы завтра отправиться на охоту с ними.
        — В этом лесу?  — нахмурился полосатый воин.
        — Нет,  — мяукнула Картавая.  — На территории племени Теней. Они знают хорошие места с добычей, и надеются, что с нами наловят больше.
        От переполняющего его удовольствия спина Когтя покрылась мурашками. Кажется, племя Теней осознало, насколько нуждается в поддержке бывшего Грозового воителя и его компаньонов. Выждав короткую паузу, Коготь ответил:
        — Это хорошая новость. Но вот для себя охотиться мы всё равно будем отдельно. Племя Теней должно понимать, что мы в них не нуждаемся.
        — Конечно. Спасибо, Коготь. Я… эм… сказала Гладкому, что мы встретимся у границы в полдень,  — протараторила Картавая, заметно нервничая.  — Ты ведь хотел, чтоб так было?
        Коготь махнул кончиком хвоста, давая понять кошке, что она слишком поспешно бросается обещаниями. Впрочем, Картавая это и сама понимала. Кошка смущённо уткнулась взглядом в свои лапы.
        — А мне казалось, что ты терпеть не можешь племена,  — произнёс Маугли с озадаченным видом.
        — Только Грозовое,  — прорычал Коготь.  — Племя Теней голодает и страдает от болезни. Мы же достаточно сильны для того, чтобы помочь им.
        Мимо них, направляясь к тени дуба, пробрёл Царапан.
        — Вздремну, пожалуй,  — зевнул он.  — До тренировки успею.
        Услышав это, Коготь решительно протянул лапу, останавливая воителя.
        — Нет. Бой не ждёт, когда воитель отоспится. Потому тренироваться ты пойдёшь сейчас, бодрый ли ты или спишь на ходу. Ясно?
        — Да, Коготь,  — покорно ответил Царапан, хотя в его глазах полыхнул гнев.
        «Так держать,  — замурлыкал голос в голове Когтя.  — Нельзя позволять своим воинам самоуправничать и расслабляться. Если, конечно, не хочешь, чтобы они чувствовали себя сильнее тебя».
        «Никогда!» — безмолвно поклялся Коготь, ощущая, как напряглись мышцы в его мощных плечах.

* * *

        На следующий день, когда солнце взошло высоко над деревьями, Коготь вёл своих котов к границе племени Теней. Первым, кого они увидели, был Гладкий, который заметно приободрился при их появлении.
        — А я уж боялся, что вы передумаете,  — поприветствовал он патруль, как только тот приблизился.
        — Не стоило. Мы же говорили, что поможем, чем сможем!  — ответила Картавая, украдкой косясь на Когтя.
        — Итак, куда мы идём?  — перешёл к делу бывший грозовой воитель, как только перешагнул границу.
        — Сейчас Гладкий поведёт вас,  — с готовностью ответил светло-бурый оруженосец.
        — Нет, Дубок, наш патруль может возглавить и Коготь!  — отрезал Гладкий, покачав головой.
        — У меня живот скоро к позвоночнику прилипнет,  — пробурчала костлявая кошка, нервно ковыряя сухие листья на земле.  — Мы пойдём, наконец, или поболтать приляжем?
        — Идём-идём, Смолянка. Держись, чтоб не сдуло,  — поддразнил воительницу Чернопят. Когтя вновь посетила мысль о былых привязанностях. Все присутствующие сейчас не были единым племенем, но между ними была связь. Бывшие соплеменники прекрасно знали друг друга, были частями одной семьи. Только Коготь, Коряга и Маугли были мало знакомы с Сумрачными котами. Но бывший Грозовой воитель не мог позволить им вновь быть верными своему родному племени.
        — Хорошо. Идём по границе,  — начал распоряжаться он.  — По моей команде начинаем выслеживать добычу.
        — Но мы обычно охотимся поодиночке!  — возмутился было Дубок, но его прервала Картавая:
        — Коготь знает, как нам лучше поступить.
        Полосатый воитель устремился вперёд, ступая по холодной сыроватой земле. Аромат зелёных деревьев, прохлада свежего воздуха вовлекали вглубь леса. За Когтем следовали остальные патрульные, не отставая от своего возглавляющего ни на шаг. Шелестящая листва нависала над ними, а тьма меж деревьев увлекала запахами добычи, которая будто ждала усатых охотников.

* * *

        — Почему же ты ушёл из Грозового племени?  — мяукнула Яблочница, лёжа на озарённом солнцем участке и лениво помахивая хвостом.
        Ощутив на себе любопытный взгляд пятнистой бурой кошки, Коготь задумчиво покосился на неё. Полосатый кот только что привёл патруль с очередной удачной охоты, щедро пополнившей кучу с дичью. Всё это время он наблюдал и за остальными Сумрачными котами. Так его очень впечатлила Ржавница. Коготь знал, что она вместе с Валуном жила возле Гнёзд Двуногих, однако не мог не отметить стремительность и силу кошки, отличившейся на охоте. Коты племени Теней мирно разбирали свежий улов, охотно подставляя спины тёплым солнечным лучам. Все, кроме Ночной Звезды, который был всё таким же слабым и не мог выходить из своей палатки, до поляны сквозь ежевичные плети доносился лишь его хриплый кашель.
        — Почему? На этот счёт ещё немало слухов пройдёт — на свою историю хватит,  — невесело усмехнулся Коготь, прочерчивая линию на земле длинным заостренным когтем.
        — Вот поэтому я и прошу рассказать мне правду,  — произнесла кошка, приподнимая голову и укладывая её на щеку.
        — Я не могу быть предан племени, которое внимает каждому слову домашнего кота,  — пробасил Коготь, после чего поднялся и оглядел поляну.  — В отличие от своих соплеменников я всё ещё верен Воинскому Закону.
        — Ты об Огнегриве говоришь?  — вмешался в разговор Крысобой, молодой воитель, чья бурая шерсть местами была покрыта внушительными шрамами, за которые кот и получил своё воинское имя.
        — Не упоминай его имени при мне, если не хочешь получить ещё одну отметину на свою шкуру,  — оскалился Коготь, после чего отвернулся от молодого воина и кивнул Чернопяту, беседовавшему с Пестротенью.  — Нам пора идти.
        Тёмно-серый кот оторвался от поедания голубя, которого делил со старейшинами, и поднял голову.
        — Уже уходите?  — разочаровано произнёс он.  — Солнце-то ещё не село. Я как раз собирался рассказать, как нашёл застрявшего в болоте барсука.
        — В другой раз, Кедровник,  — вздохнул Коготь, стараясь придать своей морде разочарованное выражение.  — Я бы с удовольствием послушал эту историю. Но мы и так долго у вас тут сидим,  — кот решительно взмахнул хвостом, созывая своих товарищей.
        — Вы придёте завтра?  — мяукнул Мокроус, высовывая голову из палатки предводителя.  — Я хотел бы попросить тебя организовать патруль для сбора трав на границе.
        — Как скажешь, Мокроус,  — отозвался Коготь, склонив голову набок.  — Мы придём сюда на рассвете.
        Коготь медленным шагом направился к выходу, давая время своим компаньонам на прощание с бывшими соплеменниками.
        «Теперь они нуждаются в твоей помощи, как лес в ливне,  — прозвучал голос в голове.  — Отличная работа, Коготь».

* * *

        Четвёрка воителей выглядела одновременно и гордо, и взволнованно — Коготь брал их в патруль под своим началом. Рельефные мышцы худощавой Ржавницы перекатывались под её рыжей шкурой, словно она была готова сейчас же броситься на своего врага. Крысобой молча втягивал и выпускал когти, оценивая их остроту. Царапан же, как обычно, уверенно стоял на лапах, выпятив грудь, но его подрагивающие уши и дёргающийся кончик хвоста выдавали волнение кота. Рядом с ним стоял Белогрудый — чёрно-белый щуплый кот, выглядящий почти как оруженосец, но кажущийся проворным и быстрым. Когтю очень хотелось оценить его ловкость.
        — Я хотел бы поохотиться сегодня в другом месте, не на землях племени Теней,  — сообщил своему патрулю полосатый воитель.
        — И где же?  — деловито осведомилась Ржавница, склонив голову набок.
        — А где мы ещё можем наловить дичи?  — спросил Царапан, глядя на Когтя загоревшимися от интереса глазами.
        — Далеко идти не надо. Давайте поохотимся на территории Грозового племени,  — усмехнулся Коготь, наблюдая за реакцией собеседников.
        Ржавница и Крысобой свирепо прищурились, но не проявили никакого желания воспротивиться предложению Когтя. Только щуплый Белогрудый округлил глаза и отступил на шаг назад.
        — Г… Грозового?  — опешил он.  — Вы правда хотите это сделать? Это же воровство!
        — Что-то не так, Белогрудый?  — Коготь пристально посмотрел на черно-белого воителя.
        — Я просто не хочу воровать добычу у Грозового племени,  — пробормотал кот, склонив голову так, что подбородок, казалось, уткнулся в белую шерсть на груди. Царапан в это время приблизился к Когтю.
        — Говорят, что в самые тяжёлые для племени Теней дни Белогрудый и Пёрышко прятались в Грозовом племени,  — сообщил он.
        — Это правда?  — прошипел Коготь.
        Царапан покосился на сжавшегося Белогрудого, который, казалось, хотел провалиться сквозь землю.
        — Могу представить, как эти двое трусливо сбежали от умирающих соплеменников,  — хмыкнул он.
        — Тогда нам следует убедиться, что они лояльны своему племени,  — мрачно произнёс Коготь. Прибавив грозности в голосе, он обратился к Белогрудому.  — Это охотничий патруль, а не прогулка по типу «Куда хочу — туда и иду». И ты пойдёшь туда, куда я тебе скажу, уяснил?
        Белогрудый, не вымолвив ни слова, кивнул, с ужасом в глазах смотря на полосатого воителя. Тот начал оглядываться вокруг, пока не наткнулся на Пёрышко. Коготь презрительно скривился — этот кот стал учеником целителя, потому проверить его на охоте или в бою не удастся. Придётся ограничиться лишь наблюдением.
        — Идём!  — скомандовал Коготь, выгибая хвост над спиной и рысцой выбегая из лагеря. Поведя ушами и прислушавшись к шагам за спиной, кот убедился, что четверо патрульных следуют за ним. Он нырнул в высокую спутавшуюся траву, через которую можно было быстро пробраться к туннелю под гремящей тропой. Перед этим Коготь глубоко вдохнул воздух племени Теней. Этому ли месту теперь он принадлежит? Кот не был на своей территории с тех пор как… От одного упоминания имени Синей Звезды кот почувствовал нарастающий гнев. Отбросив воспоминания о предводительнице, Коготь начал пробираться по туннелю. Некоторое время он не слышал ничего, кроме собственных шагов. Затем они остались позади, а взору кота предстали земли Грозового племени. «Дом!» — предательское чувство привязанности стремительно проникло в душу кота. Знакомые бесчисленные запахи листьев, папоротников, сочной травы заполнили нос полосатого воителя. В смеси ароматов леса угадывался и приятный запах добычи. Дичь шуршала в траве, карабкалась по деревьям, оставляя за собой ароматные дорожки следов, по которым их без труда найдёт любой хищник.
        — Вот это да,  — присвистнул Крысобой, тоже оценив всю прелесть открывшегося пейзажа.  — Похоже, у нас назревает прекрасная охота!
        — Не отходите далеко от Гремящей тропы,  — предупредил Коготь, кивнув Крысобою.  — Нам не следует попадаться на глаза Грозовым котам. Для начала нужно наловить побольше дичи.
        Полосатый воитель пробрался в заросли папоротников, наслаждаясь утренней росой, которая приятно холодила шерсть на спине. Почти сразу кот услышал мышь, которая скреблась совсем неподалёку. Припав к земле и приняв отточенную годами охотничью стойку, кот прокрался вперёд. Осторожно выглянув из-за вайи папоротника, Коготь увидел маленький бурый комочек. Согнув задние лапы, кот резко выпрыгнул из папоротников, не давая добыче опомниться. Мышь лишь издала тихий писк, оказавшись под увесистой лапой охотника. Добыча была тёплой и ароматной — кот сглотнул появившуюся от назревшего аппетита слюну и поспешил спрятать свой улов. Наблюдающее за ним племя Теней стояло с раскрытыми от удивления ртами.
        — Как шустро!  — изумилась Ржавница.
        Коготь ощутил прилив гордости. Это его территория, где он знал почти каждое деревце и лучшие места для добычи. Кот пожал плечами, словно он с той же лёгкостью справлялся с задачей на каждой охоте. Не тратя время на разговоры, воитель протиснулся под кустарник, уткнувшись в пышные белые цветы. Их запах быстро заполнил нос, отчего кот хотел было чихнуть, но сдержался, заслышав шаги. Приглядевшись, Коготь узнал Кисточку, Ветрогона и Терновника. Патруль Грозового племени! В голове сразу же всплыли воспоминания, как эти коты злобно смотрели на него, когда Синяя Звезда объявила его изгнанником. Они и не подумали отдать Когтю дань хоть какого-то уважения за его былые поступки. Нет — его бывшие соплеменники безнадёжно увязли в слащавых речах домашнего котишки. Ярость огнём полыхнула в животе полосатого воителя. Нельзя было упускать шанс.
        — Племя Теней!  — воскликнул Коготь.  — В атаку!

        Глава 6

        Коготь молнией выскочил из кустов и вцепился в узкую спину Ветрогона. Бурый воин рухнул, как подкошенный. Коготь впился когтями в горло жертвы, сдерживаясь, чтобы не завыть от наслаждения, когда кровь хлынула ему на лапы. Он услышал, как позади убегают Кисточка и Терновник, их шаги быстро затихали вдали. «Трусы!» — сплюнул Коготь.
        — Великое Звездное племя!  — ахнула Ржавница.  — Ты убил его!
        Коготь слез с неподвижного тела Ветрогона.
        — Ему надо было реагировать быстрее,  — мяукнул полосатый воин.
        Белогрудый на трясущихся лапах подошел ближе и опустил голову, обнюхивая шерсть Ветрогона.
        — Но… он же не ожидал нападения! Он просто патрулировал.
        — Настоящий воитель всегда готов!  — прорычал Коготь.  — А теперь кто поможет мне найти остальных?
        Царапан поковырял лапой землю.
        — Зачем? Мы и так зашли на их территорию. А ты убил воителя! Мы не хотим, чтобы наши соплеменники были втянуты в битву с Грозовым племенем. Мы еще недостаточно сильны для этого!
        Коготь вздыбил шерсть на загривке.
        — Для нападения на другое племя всегда есть причина! Больше территории, добычи, возможность показать свою силу!
        — Но мы слабы,  — возразил Крысобой.  — И нам не стоит отбирать у Грозового племени территорию или охотиться на их дичь.
        Вдали послышался шум приближающихся котов, они продирались сквозь подлесок, не заботясь о том, сколько дичи они при этом распугают. Царапан выступил вперед.
        — Коготь, мы пришли сюда охотиться, а не воевать. Нам не победить в этой битве. Не сейчас.
        Ржавница нервно переступила лапами:
        — Нам нужно убираться отсюда!
        Коготь опустил шерсть на загривке.
        «Заставь их подумать, что решение отступить — твое, а не их,  — предупредил голос в голове.  — Иначе это будет самой глупой вещью, которую ты когда-либо делал».
        — Ладно. Это,  — Коготь пнул тело Ветрогона, вздрогнувшее как лист на ветру,  — будет недвусмысленным знаком, что племя Теней вновь набирает мощь!  — Кот взмахнул хвостом, и в следующее мгновение Царапан, Ржавница и Крысобой нырнули в куст бузины и помчались назад к Гремящей тропе. Это я приказал вам отступать! Запомните это!
        Белогрудый стоял на месте, зарывшись носом в еще теплую шерсть мёртвого воителя.
        — Ты идешь?  — рыкнул Коготь. Белогрудый не пошевелился.  — Ждешь, пока придут твои дружки из Грозового племени?  — плюнул Коготь.  — Я знал, что тебе нельзя доверять. Тебе больше не рады в племени Теней, запомни мои слова!
        — Туда!  — завизжала Кисточка из-за кустов папоротника.  — Быстрее!
        Коготь опустил голову и принюхался. За едким запахом Гремящей тропы он различил запахи быстро приближающихся Огнегрива и Бурана. Несмотря на желание остаться посмотреть, как они горюют по Ветрогону, он понимал, что со всеми сразу ему не справиться. Кот развернулся и скользнул в кусты бузины за мгновение до того, как Огнегрив выскочил на поляну перед ясенями.
        — Он мертв!  — горестно завыл Белогрудый.
        Коготь выскочил из кустов и помчался по тропе через папоротники. Тонкие ветви хлестали шкуру, жалили глаза. Он остановился на обочине Гремящей Тропы, его бока раздувались от быстрого бега. Внезапно, к удивлению Когтя, поодаль показался тяжело дышащий Белогрудый, тот продирался сквозь папоротники. Его глаза были расширены, щека — покрыта кровью.
        «Неужели он ведет их на племя Теней?  — подумал Коготь, приготовившись бежать, чтобы предупредить остальных.  — Предатель!»
        Огнегрив вылез позади Белогрудого, и черно-белый котик обернулся, уставившись на рыжего кота.
        «Приводи кого угодно! Я убью всех!» — поклялся Коготь.
        Не сказав ни слова Огнегриву, Белогрудый бросился на Гремящую Тропу. Коготь едва успел отскочить, мимо промелькнуло Чудище, едко дымя и разбрасывая песок. Когда пыль осела, он увидел Огнегрива, в ужасе уставившегося на лежащее посередине Гремящей Тропы черно-белое тело.
        «Чудище сбило Белогрудого,  — прищурился Коготь.  — Грозовое племя все еще собирается нападать?»
        На твердом черном камне распростерся Белогрудый. Огнегрив подбежал к нему, склонился над телом и, кажется, заговорил с умирающим, но его слова утонули в реве другого Чудища. Когда Коготь смог опять увидеть Огнегрива, тот уже стоял. Белогрудый вытянулся у его лап, раскрытые глаза остекленели, изо рта бежала струйка крови. Коготь взъерошил шерсть. Огнегрив смотрел прямо на него.
        — Посылаешь на смерть маленьких доходяг? Так теперь Грозовые глашатаи защищают свою территорию?  — прорычал Коготь.
        В ответ Огнегрив опрометью бросился к нему, проскользнув между двух Чудищ, и вцепился в Когтя. Застигнутый врасплох, Коготь отшатнулся, чувствуя поднимающийся из густой травы запах Грозового племени. Огнегрив ударил его по ребрам, но Коготь, изогнувшись, высвободился и отбросил рыжего кота. Навалившись на него всем своим весом, Коготь запустил когти в шерсть на горле Огнегрива. Ярость полыхала внутри него.
        — Ты хорошо слышишь меня, киска?  — прошипел он.  — Сначала я убью тебя, а потом и всех твоих воинов — одного за другим!
        Внезапно послышались быстро приближающиеся шаги, и чей-то голос проурчал Когтю прямо в ухо:
        — Думаешь, мы позволим тебе сражаться в одиночку?
        Он обернулся и взглянул в голодные глаза Чернопята.
        — Нет, друг мой,  — мяукнул Коготь.  — Я знал, что вы придете.
        Коготь отметил, что Чернопят привел с собой почти всех здоровых котов, в том числе и Ржавницу с Крысобоем. Кисточка и Буран выскочили из кустов, одновременно и коты племени Теней пересекли Гремящую Тропу. Грозовые воители сражались храбро, но были в меньшинстве. Хоть Огнегрив и сумел вырваться из лап Когтя, эту битву племени Грозы не выиграть.
        Маугли подскочил к Огнегриву и вцепился ему в переднюю лапу. Глашатай споткнулся, и Коготь поднялся над ним, готовясь нанести смертельный удар. Глаза Маугли торжествующе сверкали. Внезапно живот Когтя пронзила жуткая боль, и он в изумлении посмотрел вниз. Могучий серый кот ударил его в беззащитный живот, разодрав едва зажившую рану. «Крутобок! А он что тут забыл? Он же живет в Речном племени!»
        Коготь вскочил и огляделся. Теперь его котам противостояли не только три Грозовых воителя. Кажется, целый патруль Речного племени пришел на выручку Огнегриву. «Вечно полагается на чью-то помощь!» — сплюнул Коготь. Он напрягся, когда Огнегрив с Крутобоком одновременно напали на него с двух сторон. Воитель отступал назад, к Гремящей Тропе, но внезапно споткнулся о ветвь ежевики и тяжело упал на землю. Кот оглянулся и увидел, как Маугли и Чернопят сражаются с воняющими рыбой котами. Царапан и Ржавница, тяжело дыша, отступали к краю Гремящей Тропы, они были все покрыты царапинами.
        Огнегрив Взглянул на отходящих Сумрачных котов, и Коготь почувствовал, как рыжий кот чуть ослабил хватку его плеч. Изогнувшись, он вырвался и побежал к Гремящей Тропе. Кот слышал других котов племени Теней, бегущих позади его, но не замедлялся, пока они не очутились глубоко в сосновом лесу. Он остановился на полянке среди ежевики, живот горел от боли, царапины на морде щипало. Вокруг него остановились другие коты и стали зализывать раны.
        Тонкий голосок ныл в ушах: «Ты сбежал! Ты должен был остаться и сражаться! Никогда не затевай битвы, которую ты не сможешь выиграть, дурак!»
        Коготь поднял голову.
        — Надо сообщить остальным, что на нас напали без причины!  — приказал он. Встретившись взглядом с Царапаном, он дождался его кивка и продолжил: — К несчастью, Белогрудый отдал свою жизнь, пытаясь спасти соплеменников от жестокости Грозового племени. Он погиб в когтях Огнегрива, пытаясь добраться до нашей безопасной земли.

* * *

        — Ни один воитель не убьет моего соплеменника, не ответив за это!  — проворчал Кремнезуб.  — Позволь мне вернуться к Грозовому племени и отомстить за смерть Белогрудого!
        Коготь коснулся хвостом плеча Кремнезуба.
        — Терпение, мой друг! Речные коты могут все еще дожидаться нас. Подождем, пока Грозовое племя не останется в одиночестве, и тогда уничтожим их, не потеряв ни капли нашей крови.
        — Белогрудый умер не напрасно!  — закричала Ржавница, и ее соплеменники присоединились к горестному воплю.
        — В этот раз Грозовому племени повезло,  — мяукнул Коготь, когда они утихли.  — Но эта битва не проиграна. Просто она отложена на некоторое время.
        Он встретился взглядом с Чернопятом. Белый кот, казалось, понимал, к чему клонил Коготь. Все, что случилось сегодня, надо представить племени Теней как трагедию с Белогрудым и поводом отомстить Грозовому племени, когда появится возможность. Вскоре дни предводительства Огнегрива над этим сборищем любителей домашних кисок окончатся.

        Глава 7

        Коготь брёл по мрачному лесу, сохраняя одновременно спокойствие и максимальную бдительность. Серые мокрые папоротники липли к шерсти, за спиной смыкалась непроглядная тьма. Над головой не было ни намёка на луну или звёзды. Однако неведомого источника освещения хватало, чтобы разглядеть стволы деревьев и узкую, покрытую чем-то склизким тропинку. В воздухе пахло гнилью: не то трухлявыми грибами, не то разлагающейся падалью. Листва тёмных деревьев зловеще шуршала, хотя Коготь не чувствовал даже сквозняка. Густой туман, казалось, сочился прямо из рыхлой сырой земли и касался шерсти на брюхе кота.
        «Куда я попал? Неужели это Звёздное племя?»
        — Нет, мой друг. Это Сумрачный лес,  — прозвучал голос за спиной.
        Коготь замер. Он уже слышал этот голос! Именно он врывается в его мысли и звучит в голове. Вздыбив шерсть на загривке, Коготь медленно обернулся.
        Перед ним среди папоротников гордо выпрямилась рыже-белая кошка. В её густой шерсти проглядывались многочисленные шрамы от давно минувших сражений. Янтарные глаза сияли подобно двум маленьким лунам и сильно выделялись на полупрозрачной шерсти, через которую можно было увидеть кусты позади кошки.
        — Добро пожаловать в Место-Без-Звёзд, Коготь.
        — Не Звёздное племя, значит…
        Призрачная незнакомка фыркнула.
        — Зачем тебе это Звёздное племя? Это место, полное безвольных трусов, что по сей день цепляются за Воинский Закон как муравьи за единственный лист посреди лужи. Именно здесь ты найдёшь более подходящую компанию, Коготь.
        — Кто ты такая?  — резко спросил кот, напружинив лапы.  — Откуда знаешь моё имя?
        Кошка замурлыкала. Дружелюбности разговору это не прибавило, поскольку её мурчание звучало как шорох сухих ветвей.
        — Я давно за тобой наблюдаю,  — начала кошка и подошла к Когтю, коснувшись носом его бока. Когтя едва не передёрнуло от зловонного дыхания собеседницы.  — Племя Теней нуждается в сильном и бесстрашном предводителе. Именно ты можешь дать им то, что им давно необходимо. А потом… Мы будем ждать.
        На этих словах кошка развернулась и пошла прочь.
        — Постой!  — воскликнул Коготь.  — Что ты имела в виду под «будем ждать»? Я даже имени твоего не знаю!
        Кошка остановилась и оглянулась в его сторону.
        — Меня зовут Кленовница,  — мяукнула она.  — Я нахожусь рядом с самого твоего рождения и помогаю избрать путь. Пока тебе рано знать что-либо ещё обо мне. У тебя впереди долгий путь и великие свершения, Коготь. Будь терпелив, и правда сама явится тебе.
        — Подожди!  — Коготь пытался догнать её, но папоротники путались в лапах, ветви цепляли шерсть, словно весь лес останавливал его. Кленовница исчезла в тёмных зарослях.

* * *

        Коготь проснулся. В носу всё ещё стоял затхлый запах. Кот понял, что он реален и исходит прямо от его шерсти. Со стороны послышался кашель Пенька.
        — Ты что, извозиться в чём-то успел?  — пробурчал он.
        — Не смеши,  — прошипел Коготь и вышел из пещеры, нырнув под поваленное дерево.  — Давай, пошустрее. Мы должны добраться до лагеря.
        — Что случилось?  — спросил Когтя Чернопят, уже успевший его нагнать.  — У тебя был сон от Звездного племени?
        — Нет. Просто мы должны идти туда,  — нетерпеливо покачал головой полосатый воитель.
        Он стремительно мчался вперёд, всё ещё слыша в голове слова Кленовницы: «Племя Теней нуждается в сильном и бесстрашном предводителе. Именно ты можешь дать им то, что им давно необходимо». Он слышал сбивчивое дыхание своих патрульных за спиной, но и не думал замедляться. До самого входа в лагерь он бежал в нещадном для своих товарищей темпе. У самой ограды послышались голоса — громкие и тихие, объёдинённые печалью.
        Мокроус стоял в центре поляны. Его окружили поникшие соплеменники. Шерсть целителя свалялась, хвост тащился по земле, собирая всю грязь. Выглядел кот ещё старше, чем казалось при первой встрече. Завидев Когтя, целитель поспешил к нему.
        — Ночная Звезда умер минувшей ночью,  — горько пробормотал он.
        — Я сожалею о вашей утрате,  — вздохнул Коготь, скорбно опуская голову.  — Надеюсь, Звёздное племя тепло его приняло, и он счастлив.
        — Да, я верю, что Ночной Звезде сейчас хорошо, он в мире и гармонии. Моя задача — сохранить оставшееся племя,  — Мокроус уставился на Когтя, его глаза были круглыми и полными страха и отчаянья.  — Мои соплеменники нуждаются в новом предводителе. Они боятся лишиться его навсегда. У Ночной Звезды не было приемника, а Звёздное племя не посылало мне знаков. Что будет дальше? Как я могу уберечь этих котов, когда даже мудрые предки бросили их?  — голос целителя постепенно переходил на отчаянный крик.  — Что, если мы никогда не оправимся от грехов Звездолома? Наши раны так глубоки, что ничто уже не исцелит их!
        Коготь опустил свой хвост на плечо измученного и состарившегося под натиском всех невзгод кота.
        — Ты должен быть сильным,  — настоял воитель.  — Соплеменники сейчас внимают твоим словам. Не позволяй себе думать, что Звёздное племя отреклось от вас, и всё будет в порядке.
        «Твоё время настало,  — прошипела Кленовница.  — Будь осторожнее. Сейчас ты идёшь по тонкому льду, неверный шаг будет дорого стоить».
        Коготь выпрямился и расправил плечи, давая понять, что принял решение.
        — Мокроус, ты должен возглавлять своё племя, пока Звёздные предки не дадут знак. И до этого момента я и мои подопечные будем делать всё, чтобы помочь вам. Твои соплеменники были ранены дважды — правлением Звездолома и болезнью. И я могу помочь залечить эти шрамы.
        — Спасибо, Коготь!  — сердечно поблагодарил целитель.  — Я знал, что могу на тебя положиться,  — с этими словами кот направился к скале, обросшей лишайниками, и забрался на неё.  — Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под скалой!
        К скале сразу же начали подтягиваться коты, сгорбленные и мрачные, подавленные страшной утратой. Коготь увидел в толпе устроившегося рядом с Темнобрюшкой Пенька, неподалёку медленно брёл Царапан, положив кончик хвоста на прижавшуюся к нему Рябину.
        — Что ты сказал Мокроусу?  — шёпотом поинтересовался Коряга.
        — Что мы их поддержим, пока Звёздное племя не изберёт нового предводителя,  — ответил полосатый воитель.
        — Этому хлипкому коту действительно понадобится поддержка. И немалая,  — отметил Коряга.
        — Ты прав,  — кивнул Коготь.  — Мы всё это обеспечим.
        — Племя Теней!  — вещал тем временем со скалы Мокроус.  — Скоро старейшины вынесут тело Ночной Звезды из его пещеры, и мы проводим его в последний путь. У нас нет приемника на пост предводителя, потому я возглавлю племя, пока Звёздные предки не дадут знак. Мы все пережили сильные удары и скорбим о Ночной Звезде, но нужно жить дальше. Худшие времена остались позади, и мы сделаем всё для укрепления племени. Охотничьи и пограничные патрули будут отправляться как обычно, тренировки возобновятся.
        Речь целителя была прервана шумом множества громких голосов на поляне.
        — Мы только отходим от болезни! Нам нужно больше времени, чтобы оправиться!
        — Как мы сейчас можем по-прежнему охотиться, патрулировать и обучать учеников?
        — Мы готовы служить племени, но ты слишком многого просишь, Мокроус!
        Мокроус растерялся и в смятении отшагнул от края скалы. Коготь, видя всё это, властно поднял голову.
        — С вашего позволения!  — воззвал он.  — Я помогу вам, коты племени Теней. Я и мои товарищи выполнили свой уговор и помогали вам в нелёгкое время. Сейчас вы вполне окрепли для того, чтобы охотиться, потому мы могли бы поддержать вас с патрулями и обеспечить тренировки,  — он опустил глаза и провёл когтями несколько полос на земле.  — Если вы хотите, конечно же.
        «Не переусердствуй с этой скромностью,  — пробурчала Кленовница.  — Выглядишь не слишком убедительно».
        — Мы будем рады принять твою помощь, Коготь,  — благодарно мяукнул со скалы Мокроус, вновь подойдя к её краю.
        — Подождите-ка,  — выкрикнул из толпы Олень.  — Почему мы сейчас принимаем каждую подачку от посторонних? Племя Теней всегда существовало само по себе!
        — Никто не отбирает вашу независимость,  — спокойно произнёс Коготь, встретившись взглядом с возмущённым воителем.  — Мы просто немного поддержим вас, пока вы полностью не оправитесь от болезни,  — на этих словах кот оглянулся, замечая на себе внимательные взгляды всего племени.  — Не забывайте, что вы окружены врагами, которые рады вашей слабости и нападут, улучив удобный момент. Вам сильно повезло, что они не сделали этого, пока вы болели. Но долго ли вы так будете таиться? Если хоть что-то заметят на Совете, услышат на границе — всё это будет поводом испытать ваши силы. Племя Теней всегда было самым сильным в лесу. И я обещаю, что оно не утеряет этого звания!
        Поляна вновь разразилась бурными возгласами, но на этот раз они были бодрыми и воодушевленными.
        — Он прав! Нам нельзя показывать свою слабость другим племенам!
        — Я буду тренироваться с тобой, Коготь! Передай мне все свои знания!
        — Племя Теней вновь будет нагонять страх на весь лес!
        Коготь закрыл глаза, купаясь в триумфе и ловя каждый восхищённый голос.
        «Запомни этот момент, Коготь,  — произнесла Кленовница.  — Это начало твоей власти».

        Глава 8

        — Так ты организуешь для нас боевые тренировки?  — робко спросил Мокроус, подходя к Когтю.  — Я, боюсь, в этом не силён.
        Не вопрос,  — отозвался полосатый воитель, бодро махнув хвостом.  — Чернопят, Коряга, Маугли! Я хочу, чтобы каждый из вас взял под свою опеку воителя и оруженосца. Пройдите пока основные приёмы нападения и защиты, а мы к вам присоединимся позже, хорошо?
        Названные воители покорно кивнули. Пенёк, косясь на них, резко поднял уши:
        — А что мне делать?
        — Вы с Царапаном и Картавой возглавите охотничьи патрули,  — распорядился Коготь.
        За спиной полосатого воителя послышалось деликатное покашливание, это был Олень.
        — Мы сами можем разобраться со своими патрулями,  — спокойно произнёс он, внимательно глядя на Когтя. В голосе кота не было никаких нервных ноток, но в глазах отчётливо читался вызов.
        — Не сомневаюсь, Олень. Я лишь говорю о том, что мои товарищи могут помочь вам с этим.
        Олень едва заметно прищурился. Коготь понял, что этот воитель явно будет придираться к каждому его слову. Острые когти полосатого воителя яростно вонзились в сырую землю.
        «Сдерживай свой гнев, терпи,  — напомнила о себе Кленовница.  — Ты непременно с ним разберёшься».
        Резко отвернувшись от раздражителя, Коготь кивком головы подозвал Алоцветик и Кремнезуба.
        — Вы двое пойдёте со мной!  — сообщил им воитель.
        — Но нам не нужны тренировки,  — удивлённо произнесла кошка, недоверчиво поведя ушами.  — Мы были воителями уже в те времена, когда ты только первую охотничью стойку разучивал,  — в голосе кошки слышалась игривость, словно она отвечала несмышлёному котёнку. Когтю это не понравилось, но гнев его отразился лишь в едва вздыбившейся шерсти на загривке.
        — Мокроус попросил мены провести боевые тренировки,  — с той же невозмутимостью произнёс полосатый кот.  — А как я сделаю это, если понятия не имею об уровне ваших текущих навыков? Мне нужно узнать о способностях каждого из вас.
        — Думаю, Мокроус имел в виду что-то другое…  — пробормотала Алоцветик.
        — Уверена?  — хмыкнул Коготь.  — Может, сама у него и переспросишь?  — воитель выразительно махнул хвостом в сторону центра поляны, где подуставший целитель помогал нести тело Ночной Звезды.
        — Пожалуй, сейчас это будет лишнее,  — вздохнула Алосветик, опуская взгляд к своим лапам.  — Мы с Кремнезубом покажем тебе, как дерутся воители племени Теней.
        Коготь повёл их к песчаному оврагу через сосны, росшие возле озера. Уже издалека слышались боевые выкрики с тренировок Чернопята, Коряги и Маугли. Когда полосатый воитель с выбранными воителями добрался до места, Алосветик и Кремнезуб начали тренировочный бой, а Коготь пристально следил за каждым их движением. Он отметил, что коты использовали крадущийся подступ, прыжок с поднятыми передними лапами и подсечку задних лап, способную заставить противника сильно хромать.
        — Стой!  — окликнул Коготь Алоцветик, когда та грациозно приземлилась на стройных лапах после нападения на Кремнезуба.  — Зачем ты так быстро отступила? Даже если ты споткнулась, у тебя почти всегда есть шанс схватить своего противника когтями или нанести сильный укус. Тогда ты застанешь врага врасплох, и повалишь как маленького, так и большого кота.
        — Думаю, Алоцветик обязательно бы применила этот приём в пылу битвы,  — пропыхтел Кремнезуб, приглаживая растрепавшуюся шерсть на груди.  — Но это просто показательная тренировка, у нас и когти-то не выпущены.
        — А что вы будете делать во время настоящей битвы?  — процедил Коготь, строго смотря на воителя.  — А теперь выпустите когти и представьте себя в реальной битве. Тогда повысится риск получения раны, что обострит вашу реакцию.
        — Звездолом уже заставлял нас так тренироваться!  — испугано воскликнула Алоцветик.  — А это всего лишь тренировка, понимаешь, Коготь? Ради чего нам рисковать сейчас, в мирное время?
        — Если вы хороши так, как себя описываете, то не пострадаете,  — прорычал Коготь.  — Хватит вам упираться, как маленьким котятам, начинайте! Кремнезуб, используй вновь тот приём с подсечкой, только не забудь выпустить когти — это поможет Алоцветик проворнее отбиться.
        Кремнезуб покорно кинулся к соплеменнице, Коготь удовлетворённо увидел среди серой шерсти блеск выпущенных когтей. Но в самый последний момент кот втянул их, и кошка, неловко покачнувшись, вновь отступила. Коготь, вздохнув, мягко отпихнул Кремнезуба и приблизился к кошке.
        — Дай-ка я попробую,  — хмыкнул кот.
        Когда Алоцветик поднялась, Коготь молниеносно бросился к ней, выпустив когти и метя в бедро. Кошка взвизгнула и отскочила от него. Воитель разочарованно смотрел, как Алоцветик вылизывает кровоточащую рану.
        — В следующий раз ты отреагируешь быстрее, правда?  — мягко, но в то же время с вызовом поинтересовался Коготь. Та лишь молча кивнула, не поднимая глаз в сторону полосатого воителя и продолжая вылизывать пострадавшую лапу.
        — Я считаю, что нам не нужны такие тренировки…  — начал было Кремнезуб, но Коготь взмахом хвоста приказал коту замолчать.
        — Давайте вернёмся в лагерь,  — сказал полосатый кот.  — Охотничьи патрули должны уже вернуться.

* * *

        В лагере Коготь отметил, что Пенек и Царапан славно потрудились, пополнив кучу немалым количеством дичи. Возле кучи со свежатиной толпились Сумрачные коты, которые из уважения к Ночной Звезде говорили приглушёнными голосами, но едва сдерживали свой восторг. Коготь подошёл к ним вместе с Кедровником, который сразу вознамерился вытащить сочную землеройку.
        — Хочу вам кое-что сказать,  — зычно произнёс бывший Грозовой воитель. Коты вокруг него замолчали и уставились на Когтя.  — Каждый проглоченный в этот день кусок мы посвятим памяти Ночной Звезды. Племя Теней потеряло благородного и прекрасного предводителя, я и мои товарищи сегодня имеем честь разделить с вами это горе,  — закончил воитель, скорбно опуская голову. Тут ему показалось, что в голове послышался противный скрипучий смех Кленовницы.
        «Не заговаривайся. Ночная Звезда был слабее неуклюжего котёнка, и его соплеменники наверняка понимают это».
        — Большое тебе спасибо, Коготь!  — тепло мяукнул Мокроус. Голос его дрогнул.  — Для нас большая честь иметь дело с вами,  — на этих словах кот выпрямился, словно собирал всё своё мужество.  — От имени всего племени Теней я приглашаю вас присоединиться к нам и жить в лагере. Вы не раз доказывали свою преданность, чего и хотел Ночная Звезда. Теперь вы — часть племени Теней.
        Коготь на миг опешил. Он не ожидал, что всё произойдёт так быстро, да и обеспокоенные шёпоты в толпе подсказывали, что говорил Мокроус отнюдь не от имени всех своих соплеменников. Целителю стоило дождаться, пока всё племя Теней не поймёт, как сильно нуждается в поддержке Когтя.
        «Чего ты замолк? Ты легко можешь заполучить их доверие, постоянно находясь рядом»,  — шепнула Кленовница.
        — Ты очень щедр, Мокроус. Если Ночная Звезда действительно хотел этого, то мы не смеем отказывать тебе,  — Коготь поклонился целителю и поднял взгляд на толпу, которая явно не решалась противиться словам предводителя, переданным устами Мокроуса.
        — Добро пожаловать в племя Теней, Коготь,  — промурлыкала Рябина, после чего перевела полный нежности взгляд на Царапана.  — И тем, кто жил бок о бок с нами раньше,  — с возвращением!
        Некоторые воители принялись активно приветствовать новоявленных соплеменников. Пенёк и Темнобрюшка радостно прижались нос к носу. Коряга и Маугли держались позади остальных, настороженно оглядываясь и явно ощущая себя не у дел. Коготь это вовремя заметил.
        — Мокроус, позволь мне дать воинские имена Маугли и Коряге? С ними они действительно почувствуют себя как дома. Думаю, Ночная Звезда именно так бы и поступил.
        — Конечно,  — кивнул целитель.  — Иди и дай им воинские имена.
        Коготь задумчиво всмотрелся в толпу.
        — Хорошо, но только если все мои соплеменники согласны. Обычно эти церемонии проводит предводитель, и мне бы не хотелось кого-нибудь из вас обидеть.
        — Переживём уж,  — сухо откликнулась Пестротень.
        — Думаю, нам на Советах не нужны вопросы о том, откуда в племени коты с чужими именами,  — подхватил Паутинник.
        Коготь удовлетворённо усмехнулся и запрыгнул на скалу, игнорируя удивлённые возгласы с поляны.
        — Коряга, Маугли, подойдите сюда!  — торжественно произнёс воитель. Оба кота, массивный рыжий и гибкий бурый, прошли вперёд, остановившись у самого подножия скалы. Коготь вдохнул побольше воздуха и начал.  — Коряга, Маугли, обещаете ли вы чтить Воинский Закон и оберегать это племя даже ценой своих жизней?
        Бывшие одиночки склонили головы.
        — Обещаю, Коготь.
        — Обещаю.
        — Тогда властью, дарованной мне Звёздным племенем, я даю вам новые имена. Коряга, отныне ты зовёшься Острозубом. Звездное племя гордится твоими боевыми навыками и мы рады приветствовать тебя в качестве полноправного воителя племени Теней,  — кот коснулся подбородком до рыжей макушки кота, затем обернулся к другому бывшему одиночке.  — Маугли, с этого момента твоё имя — Ворчун. Племя Теней гордится твоими способностями и твоим мужеством, а мы рады приветствовать ещё одного воителя племени Теней.  — Коготь дотронулся до головы Ворчуна и отшагнул назад.  — Племя Теней! Теперь Острозуб и Ворчун — часть племени Теней!
        — Острозуб! Ворчун!  — воскликнули Пенёк и Чернопят, остальные подхватили. Новоявленные воители сидели с гордым видом.
        — Несправедливо! Они даже не тренировались!  — послышался возмущённый голос из толпы. Коготь нашёл его обладателя и встретился с ним взглядом, обдав того холодом. Кедровник лишь опустил голову, не говоря ни слова.
        Коготь спрыгнул со скалы.
        — А теперь мы начнём бдение над телом нашего бывшего предводителя, Ночной Звезды. Он заслужил лучшего пути в свой последний путь. Идите за мной.
        Воитель подошёл к натёртому ароматными травами телу чёрного кота и склонился над ним, после чего с некоторой долей презрения сел возле его головы. Этот кот пытался поддержать своих соплеменников после смерти Звездолома.
        «Думаешь, что добьёшься успеха, лишь следуя за ним?»
        Коготь закрыл глаза, слушая, как коты племени Теней прощаются со своим бывшим предводителям, утыкаясь в его холодную шерсть.
        «Теперь это племя принадлежит мне, Ночная Звезда. Смотри, как я сделаю его самым великим и уважаемым во всём лесу!»

        Глава 9

        — Коготь, проснись!
        Коготь потянулся и открыл глаза, удивившись, что вместо привычного серого ствола над головой переплетались ветви ежевики. И тут он вспомнил: теперь он живёт в лагере племени Теней, а не прячется по лесам как какой-то бродяга. Кот довольно фыркнул и перевернулся. Они с жили в лагере уже четверть луны, водили соплеменников на тренировки, помогали охотникам, ходили в патрули, убеждая Мокроуса, что уже скоро Звездное племя выберет нового предводителя.
        — Коготь, ты должен это увидеть!
        Кот взглянул на Царапана, сел и проворчал:
        — Что? Сегодня не моя очередь идти в рассветный патруль.
        — Знаю, я только с него вернулся. Но что-то ужасное творится за Гремящей Тропой. Лес горит!
        Коготь вскочил и протиснулся мимо Царапана к выходу. Костлявый бурый кот крикнул ему вслед:
        — Кажется, огонь совсем недалеко от лагеря Грозового Племени!
        Коготь пробрался через колючие заросли и помчался через сосновый лес, не замечая ветвей ежевики, цепляющихся за шерсть. Ворчун стоял у края Гремящей Тропы и пытался разглядеть, что творится на другой стороне, среди деревьев. Ужасающий рев и треск доносились с территории Грозового племени, в воздухе клубился едкий светло-серый дым. Отблески ярко-рыжего пламени плясали среди ветвей, а через далекий грохот время от времени был слышен стон падающих на землю деревьев. На краю Гремящей Тропы Коготь приник к земле и огляделся, высматривая Чудищ.
        — Ты собрался идти туда?  — через шум горящих деревьев донесся крик Ворчуна.  — Хочешь, я пойду с тобой? Там могут быть коты, которым нужна наша помощь.
        Коготь покачал головой.
        — Это не спасательная миссия,  — проворчал он,  — я просто отправляюсь посмотреть, что там творится. Оставайся на месте, я хочу пойти один.
        Когда полосатый воитель ступил на Гремящую Тропу, Ворчун напряг лапы, будто хотел побежать вслед за ним. Коготь оглянулся.
        — Я же сказал, стой тут!  — Он пересек оставшуюся часть тропы из твердого чёрного камня и скрылся в высокой прохладной траве.
        Запах Грозового племени мгновенно окружил его, пробиваясь через запах пепла. Кот глубоко вдохнул и закашлялся: едкий дым царапнул его горло. Коготь опустил голову и направился через заросли травы к деревьям. Опавшие листья под лапами были ему знакомы, и вскоре он нашел почти невидимую тропинку, ведущую глубоко в лес, к оврагу. Треск пламени стал громче, и Коготь почувствовал, приближаясь к лагерю, что его шерсть стала горячей от близкого огня. Насколько он понимал, деревья между оврагом и Гнездами Двуногих горели, и глухой рев пожара говорил, что огонь шел прямо к лагерю Грозового племени. Нет!
        — Они выгнали тебя! Заставили жить, как бродягу, и предпочли домашнюю киску!  — проворчал голос Кленовницы ему в ухо.
        Коготь скривил губы. «Не путай это с заботой о моих бывших соплеменниках. Я хочу уничтожить их сам, а не смотреть, как они сгорают, словно попавшие в ловушку кролики». Ему вдруг стало интересно: чувствует ли Кленовница ужас, скрутивший ему живот. Никто не заслуживает жуткой смерти от огня, верно?
        Коготь вздрогнул, когда крики Двуногих раздались совсем близко от него, и закутанные в толстые темные шкуры огромные фигуры промчались мимо него, ломая подлесок. Двухголосый вой звучал с Гремящей Тропы, и мимо кота, шелестя папоротниками, протащили что-то длинное и тяжелое. Коготь помчался оттуда, петляя между дубами и березами, пока не оказался возле ущелья, столько лун служившего ему домом. Клубы дыма поднимались над оврагом, и языки пламени уже облизывали ветви ежевики на дальней стороне. Вопли и визги испуганных кошек пробивались через рёв огня. Коготь подкрался к краю утеса и взглянул вниз.
        Сквозь дым тускло отсвечивала шерсть Белоснежки, помогавшей Синей Звезде добраться до выхода из лагеря. Предводительница спотыкалась на бегу, догоняя своих спасающихся бегством соплеменников.
        — Бегите к реке!  — прокричал кто-то снизу. Коготь почувствовал, как напряглись его мышцы. Конечно же, за всем тут присматривает Огнегрив! Неужели эта мышеголовая предводительница сделала его глашатаем?
        — Приглядывайте друг за другом!  — командовал Огнегрив.  — Не теряйте из виду своих товарищей по палаткам!
        «Там должен был быть я!  — злобно подумал Коготь.  — Это я должен был спасать соплеменников, а не какой-то домашний котишка!»
        Теперь Огнегрив передавал котят Синеглазки Долгохвосту и Кисточке, приказывая им не отходить от королевы, уже тащившей третьего котенка. Коготь напряжённо высматривал среди толпы бледно-золотую кошку, и облегченно заворчал, увидев, что Златошейка бежала к реке по верху оврага. Комок бледно-бурой шерсти скакал у её лап: Рыжинка выбралась наверх.
        Огнегрив добежал до гребня и остановился.
        — Стойте! Все на месте? Никого не забыли?
        Белыш поднял пушистую белоснежную головку. Он был похож на домашнюю киску еще больше, чем обычно.
        — Я не вижу Кривулю и Лоскута!  — пискнул котик.
        — Их нет!  — крикнул Безух.
        — Наверное, они остались в лагере!  — вскрикнула Синеглазка. Коготь пожал плечами. Если старейшины не могут постоять за себя, то это бессмысленная трата дичи.
        — Где мой сыночек?!  — заголосила Златошейка, и кровь застыла в жилах у Когтя. «Ежевичка!» — Когда я поднималась на холм, он бежал за мной, я помню!  — причитала королева.
        — Я разыщу их,  — мяукнул Огнегрив.  — Здесь оставаться очень опасно. Буран и Частокол, я поручаю вам довести племя до реки!
        — Но ты же можешь погибнуть!  — закричала Песчаная Буря.
        — Другого пути нет,  — ответил Огнегрив.
        «Давай, изображай из себя героя, лезь в огонь, чтобы доказать, какой ты маленький храбрый воитель.  — Коготь вонзил когти в сухую землю.  — Где же Ежевичка?»
        — Тогда я пойду с тобой!  — мяукнула Песчаная Буря.
        — Нет!  — возразил ей Буран.  — У нас и без того слишком мало воинов. Ты нужна здесь, чтобы помочь довести племя до реки!
        — Тогда пойду я!  — Коготь изумленно моргнул, увидев ковыляющую на вершину холма Пепелицу. Бледно-серая целительница выглядела измученной, ее глаза слезились от дыма.  — Я ведь не воин,  — мяукнула Пепелица.  — Какой от меня прок? Даже если нас атакует вражеский патруль, я все равно не смогу сражаться.
        — Не смей!  — прошипел Огнегрив.
        Тогда вперед выступила Щербатая.
        — Я хоть и старуха, но держусь на лапах покрепче, чем ты,  — прохрипела старая целительница Пепелице.  — Племени пригодится твое искусство. Я пойду с Огнегривом, а ты останешься со своим племенем.
        Коготь с недоумением уставился на них. Неужели жизнь его сына зависит от древней целительницы и самонадеянного котишки?
        Казалось, Пепелица собиралась что-то сказать, но Огнегрив прервал ее:
        — У нас нет времени на споры! Пойдем, Щербатая. Остальные — марш к реке!  — глашатай развернулся и рванул назад по тропинке, Щербатая ковыляла позади него.
        Коготь вглядывался в завесу дыма, отчаянно высматривая маленький бурый силуэт. Языки пламени жадно пожирали заросли папоротника вокруг лагеря и обвивали тонкие ветки. Две грязные размытые фигурки были едва видны у около ствола березы. Щербатая подбежала к ближайшему телу — Коготь был уверен, что это Кривуля — и поволокла его через поляну. Огнегрив потащил Лоскута через тоннель и дотащил старого кота до вершины утеса. Щербатая с Кривулей оказались медлительней, и, когда они были на полпути к вершине, деревья вокруг охватил огонь.
        — Помогите! Помогите!
        Коготь оглянулся и в ужасе уставился на крохотного котенка, вцепившегося в ветвь дерева, росшего на склоне холма.
        — Ежевичка!  — рыкнул кот. Кора под лапками его сына уже тлела, и через мгновение дерево вспыхнуло. Коготь был готов спрыгнуть с вершины утеса, когда испачканный сажей силуэт метнулся и вскарабкался по дереву.
        — Огнегрив! Помоги!  — завопил Ежевичка и соскользнул с ветви. Затаив дыхание Коготь следил за тем, как Огнегрив схватил котёнка за шиворот. Спуститься по стволу было уже невозможно. Огнегрив отползал по ветке подальше, всё ещё держа котенка. Каждый волосок на шкуре Когтя стал дыбом, он был готов прыгнуть и спасти сына, но кот понимал, что его вес лишь помешает, обрушит ветвь в пламя. И Когтю оставалось только надеяться на Огнегрива.
        Языки пламени достигли ветки, раздался зловещий хруст. Ветвь обрушилась вниз, но рыжий кот умудрился, извиваясь в воздухе, в последний момент прыгнуть и приземлиться на склоне оврага. Ежевичка пошатнулся, и Коготь приготовился нырнуть в бушующее пламя, но Огнегрив схватил котёнка и понёсся на гребень холма. Позади него дерево обрушилось, огонь охватил овраг, скрыв из виду Щербатую и Кривулю.
        Коготь осознал, что его тело сотрясает дрожь.
        — Великое Звёздное племя, спасибо, что спасло моего сына!  — он отступил в папоротники и злобно смотрел на Огнегрива, который добрался до соплеменников, те приветствовали его так, будто он в одиночку спас целый лес.  — Ты спас моего сына, но это ничего не меняет!  — прорычал Коготь.  — Я все равно убью тебя, когда у меня будет такая возможность!

        Глава 10

        — Что ты валяешься, как дохлый голубь? Подсеки ему лапы!  — шипел Коготь.
        Дубок, сбитый проворным оруженосцем Рябиновиком, беспомощно лежал на спине. Победитель же, звонко мурлыча, приплясывал возле своего соперника.
        — Ты слишком нерасторопен, Дубок!  — усмехнулся Рябиновик, радуясь своему маленькому триумфу.
        — Соберитесь!  — рявкнул Коготь, яростно хлестнув хвостом.  — Вы и в бою чесать языками будете?
        — Нет, конечно!  — горячо заверил его Дубок, и накинулся на задравшего нос соперника, размахивая лапами. Рябиновик вскрикнул и упал на землю. Коготь с удовлетворением отметил, что рассерженный ученик не побоялся обнажить когти, на которых теперь поблёскивала кровь. Наконец-то племя Теней начало понимать суть его тренировок!
        — Не больно ему?  — участливо поинтересовался обеспокоенный голос за спиной. Обернувшись, полосатый воитель увидел Мокроуса, с привычно поблёскивающей влагой на носу и жалким взволнованным взглядом.
        — Да всё с ним нормально,  — отмахнулся Коготь.  — Просто в следующий раз будет бдительнее.
        — И правда,  — закивал целитель.  — Не зря я доверил тебе этих оруженосцев. Ты научишь их достойно сражаться. Никто из нас не сомневается в твоей преданности!
        «Ещё бы!» — мысленно подтвердил Коготь, ни единой шерстинкой не выдав своего торжества. Когда он вернулся с территории Грозового племени, полыхающей в огне, то притворился, что волнение в его взгляде вызвано страхом за сохранность племени Теней, что вызвало уважение у новых соплеменников, ведь пламя могло пересечь Гремящую Тропу. Также в тот день никто ничего не заподозрил, когда Коготь вызвался в одиночку патрулировать границу с Грозовым племенем. Полосатый воитель смог понаблюдать за своим бывшим домом, где в тот день суетились Двуногие, и огонь потухал под плотными столбами воды. Даже спустя три дня резкий запах гари не покинул эту часть леса, с обугленными стволами деревьев и прокоптившейся землёй он казался как будто вымершим. Синяя Звезда наверняка привела своё племя обратно в лагерь. Хлопот у Грозовых котов сейчас будет невпроворот: сплетённые из веток постройки превратились в кучки пепла, а дичь либо погибла в огне, либо разбежалась.
        — Могу я кое-что обсудить с тобой?  — неуверенно поинтересовался Мокроус, тем самым заставив полосатого воина отвлечься от своих свежих воспоминаний.
        — Конечно, Мокроус,  — доброжелательно кивнул Коготь, покосившись на борющихся учеников. Убедившись, что те не сильно увлеклись и не собираются порвать друг друга на подстилки, полосатый воитель направился с целителем к кустам боярышника, подальше от чутких молодых ушек.  — Что-то случилось?
        — Близится ночь полной луны. Племя Теней не может прийти на Совет без предводителя и глашатая!  — от переполняющего волнения и досады Мокроус вонзил когти в землю.  — Но наше отсутствие примут за слабость и поймут, что тут нечисто. А может, мне нужно попросить Звёздных предков скрыть луну за облаками?  — Мокроус пытался изобразить на морде беззаботность, но яркий запах страха не мог укрыться от Когтя.
        — Значит, Звёздное племя так подало знак о новом предводителе племени Теней?  — вкрадчиво спросил Коготь, пряча за нарочитым спокойствием всепоглощающую жажду власти и неудержимое желание приблизиться к давно поставленной цели.
        — Нет, знаков не было,  — покачал головой Мокроус.  — Хотя вполне возможно, что я сильно вымотался и так увлёкся делами, что ничего вокруг не замечаю. Как же я так? Моё племя находится в шаге от гибели, и это моя вина!
        Коготь мягко положил свой пушистый хвост на плечо своего нестойкого собеседника.
        — Посмотри-ка вокруг. Где ты видишь гибель? Твоё племя полно сильных, способных котов! И они с давних пор повинуются твоему решению. Прислушайся к своему сердцу — оно непременно подскажет, кто должен стать предводителем. К тому же никто больше в племени не знает, приходят тебе послания от Звёздного племени или нет. А значит, ты вполне можешь помочь Звёздному племени сделать выбор…
        — Хочешь сказать, что я должен подделать знак?! Я не могу сделать этого!
        — Нет, успокойся,  — утихомирил целителя Коготь.  — Однако любое решение за целителя принимает Звёздное племя. Ты как целитель всегда знаешь о нём или нет?
        — Ты хочешь сказать, что я в любом случае сделаю так, как того пожелает Звёздное племя?
        Коготь кивнул в ответ.
        — Подумай об этом, Мокроус. У тебя ещё есть несколько дней до Совета. Будь начеку — знак может снизойти в любой момент. Но и не забывай про внутренний голос.
        Кленовница при этих словах усмехнулась.
        Целитель выбрался из кустов и спешно куда-то направился. От Когтя не укрылась оставшаяся во взгляде кота неуверенность. Как только Мокроус скрылся в ближайших зарослях, как неподалёку, с другой стороны, на поляну вышел Острозуб, направляясь к Когтю.
        — Если этот кот не дурак, он обязательно выберет тебя,  — хмыкнул кот.  — Почему ты не выразился яснее?
        — Не мне говорить за предков,  — вздохнул Коготь.
        — Не понимаю я этой вашей веры в мертвецов. Жить так легче, что ли?  — глаза воина подозрительно заблестели.  — Всё зависит от каких-то мелочей!
        Коготь спокойно переглянулся с собеседником и кивнул. Они поняли друг друга.
        — Надёжный ты кот, Острозуб. Никогда не забуду.
        — Не сомневаюсь,  — кивнул в ответ новоявленный воитель.

* * *

        Над соснами повисла непроглядная тьма, напоминающая воду в болотах. Лишь на деревьях играли серебристые блики круглой луны.
        — Завтра Совет,  — услышал Коготь перешёптывание Пестротени и Рябины.  — Что он завтра скажет другим племенам?
        — А что ему оправдываться?  — вставила слово Ржавница.  — Ведь и так очевидно, что Ночная Звезда умер, и у нас больше нет предводителя.
        — И глашатая,  — грустно добавила Яблочница.  — Нас ведь на смех у Четырёх деревьев поднимут!
        — Да полно вам суетиться,  — спокойно произнесла Картавая.  — У нас ещё есть время услышать волю Звёздных предков.
        Со стороны пещеры целителя послышался шорох, и к соплеменникам вышел Мокроус. Его светло-серый мех сиял под луной. Целитель прошёл к скале и ловко запрыгнул на неё.
        — Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся на собрание племени!  — тонкий голос Мокроуса звучал непривычно громко, эхом отражаясь от деревьев за пределами лагеря.
        Коготь вышел из тени и присоединился к соплеменникам у скалы. Даже находясь выше всех, Мокроус напоминал хилого маленького котёнка, которого любая королева захотела бы накормить и согреть. Коготь недоумевал, как этот щуплый целитель завоевал доверие и уважение всего сурового племени Теней.
        — Все мы знаем, что завтра состоится Совет, на который мы не можем прийти просто так,  — начал Мокроус.  — Я понимаю беспокойство каждого из вас, но нам всем нужно быть сильными! Звёздное племя совсем скоро пошлёт нам знак!
        Толпа вновь загудела. Из неё опять выделился недовольный Олень.
        — «Скоро» не «Сейчас». Совет будет завтра! Звёздное племя желает выставить нас слабаками в глазах других племён?
        — Звёздное племя бросило нас?  — ахнула Рябина, которую быстро принялся успокаивать Пенёк.
        — Нас сметут, как только услышат о том, что у нас нет предводителя!  — взвыл Крысобой.
        — Как мы выживем без предводителя?  — воскликнула Алоцветик.  — Племена никогда ещё не являлись на Совет без представителя!
        Паника всё сильнее стала накрывать племя, и с каждым мгновением Сумрачный целитель опускал голову всё ниже. До Когтя донёсся запах невыносимой печали, от которой хотелось просто взвыть. И принадлежал он, без сомнения, Мокроусу.
        «Не сдавайся!  — мысленно произнёс Коготь.  — У тебя есть выход!»
        Вдруг целитель напрягся. Поникшие уши настороженно встали торчком, а взгляд уткнулся на что-то у подножия скалы. Среди травы в лунном свете что-то заметно поблёскивало бледным, чарующим светом. Целитель, не спуская глаз с блестящей крупицы, спрыгнул со скалы и уткнулся носом в траву, изучая находку. Внезапно целитель резко встрепенулся и поднял голову.
        — Это коготь!  — воскликнул он.  — Здесь, возле скалы. Никто сегодня не терял?
        Замолчавшие воители качали головами, в толпе зазвучали приглушённые голоса. Мокроус вновь уставился на находку. Он протянул лапу и вытащил коготь из травы, показывая его всем.
        — Взгляните, как ложится свет,  — почти прошептал целитель.  — Тени. Нет, это полосы!  — он поднял голову и посмотрел на Когтя.  — Как шкура тигра…
        — Это знамение!  — ахнула Темнобрюшка.  — Это оно!
        — Звёздное племя избрало нового предводителя!  — воскликнул Чернопят.
        — Коготь!  — воскликнул Мокроус, обращаясь к воителю от имени всего племени.  — Звёздное воинство высказало нам свою волю. Мы обязаны следовать ей!
        Коготь ощутил, как в груди перехватило дыхание. Спустя столько лун предки избрали его! Он верно служил им воином в Грозовом племени, пытался добиться заслуженной должности там, но был нещадно изгнан. Ему пришлось доказывать свою преданность чужому племени, лезть вон из шкуры, чтобы дождаться этого момента. И, наконец, Звёздное племя оценила его качества лидера!
        — Спасибо,  — прошептал полосатый воитель.
        Коготь закрыл глаза и ощутил рядом присутствие окруживших его котов. Они скрылись в тени, но были заодно с ним и беспрекословно подчинялись каждому приказу. Счастье кота в этот момент казалось безграничным, он словно мчался в бой со своими верными соплеменниками. «За мной!» — стоит ему это произнести, как эти воины выстроятся за ним и, шаг за шагом, в темпе своего предводителя, ринутся следом. Враги впереди будут дрожать и в страхе разбегаться кто куда, не в силах выдержать одного лишь взгляда своих сильных противников.
        — Коготь?  — отвлёк кота голос Чернопята.  — Мокроус хочет поговорить с тобой.
        Полосатый кот зажмурился, неохотно отпуская могучее теневое воинство своих грёз. Мокроус стоял прямо перед ним, запах трав из его рта не слишком приятно щекотал нос.
        — Готов ли ты возглавить племя Теней, Коготь?  — поклонился Когтю целитель.  — Звёздное племя желает видеть тебя на месте предводителя.
        «Мы сделали это!  — Кленовница, казалось, не верила своим ушам.  — Я ведь говорила, что нужно немного потерпеть. И вот, цель достигнута!»
        — Мы тоже!  — воскликнул Валун, возвышаясь среди остальных.  — Мы тоже хотим, чтобы ты стал нашим предводителем, Коготь! Ты вытащил нас из пропасти, в которую мы падали после смерти Ночной Звезды. Ты показал нам, как нужно быть такими же сильными, как раньше!
        — Я не ожидал такого доверия от Звёздного племени,  — склонил голову Коготь.  — Я с вами не так давно, но в этом племени нет кота, который бы мне не доверял. И я рад служить вам. Если вы согласны с волей Звёздного племени, то я готов. Да!
        — Да здравствует новый предводитель племени Теней!  — возликовал Молкроус. Толпа воителей подхватила его триумф, и ночной воздух наполнился оживлёнными обсуждениями.
        Никто не заметил, как позади Когтя зашуршали кусты ежевики. Полосатый воитель обернулся и встретился с взглядом блестящих янтарных глаз. Острозуб вышел вперёд, прихрамывая. На его лапе поблёскивала кровь, один коготь был вырван. Коготь оценивающим взглядом посмотрел на рану товарища.
        — Ты сильно рисковал,  — пробормотал полосатый воитель.  — Могло и не сработать.
        — Любая жертва окупается,  — пробасил Острозуб.  — Отблагодаришь меня потом.
        Коготь обернулся и направился к центру поляны. Как только полосатый воитель уверенно запрыгнул на скалу, толпа замолчала. Полосатый воитель ощутил холод этой возвышенности, который покалывал лапы и грел душу. Коготь посмотрел на своё племя: Ворчун и Острозуб, преданные ему до последней капли крови, Мокроус и Пёрышко, его целители, принявшие знак свыше, сильные воители, похорошевшие королевы, резвые ученики, впитывающие новые знания, словно сухой мох утреннюю росу. Воин нашёл в толпе Чернопята, которого намеревался назначить глашатаем. Да, именно его, а не Острозуба, которому теперь нужно втолковать, что новоявленный предводитель племени Теней ничего ему не должен.
        Коготь расправил широкие плечи. Нужно подготовиться к завтрашнему Совету, куда придут все племена, в том числе и Грозовое. Во главе с Синей Звездой, которая будет вынуждена общаться с ним на равных.
        Но это всё завтра. А пока можно просто наслаждаться рёвом толпы, которая ещё долго не устанет выкрикивать его новое имя.
        Звездоцап! Звездоцап!

    Перевод: Белоушка (главы 1, 4, 5, 7, 10), Звездохвост (главы 2, 3), Криволапа (главы 6, 9)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к