Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Хантер Эрин / Коты Воители: " Путешествие Тучезвезда " - читать онлайн

Сохранить .
Путешествие Тучезвезда Эрин Хантер
        Коты-воители
        Долгие годы Тучезвезд предводительствовал Небесным племенем, жившем на опушке леса. Но Двуногие посягнули на земли клана, и Небесное племя спасается бегством от опасности. Тучезвезд вынужден обратиться за помощью к другим племенам. Пожелают ли они прийти на помощь изгнанникам?

        Любительский перевод выполнен на сайте http://wildwarriors.narod.ru/


        Эрин Хантер
        Путешествие Тучезвезда


        Глава 1

        Полосы солнечного света мягко ложились на лесной ковер, в воздухе висел густой запах влажных листьев. Тучезвезд резко вскинул голову, заметив, как наверху промелькнула сероватая тень: это белка металась между ветвей, а ее хвост легко, как перышко, струился следом.
        — Так и будешь наблюдать?  — поинтересовался Сычехвост, наморщив нос. Крепкий рыжеватый кот подошел к стволу дерева и глянул вверх.  — Или ты надеешься, что она сама найдет дорогу в кучу дичи?
        Тучезвезд фыркнул.
        — Оставлю эту оруженосцам,  — он поднял лапу и сосредоточенно почесал ею за ухом.  — Моим старым костям слишком хорошо стоять на теплом солнышке, чтобы тащиться куда-то, да еще и гоняться за белками.
        — Каким еще старым костям?  — возмутился Сычехвост.  — Ты не намного старше меня, а я всегда готов к схватке или погоне за удирающей дичью.
        — О, это все бремя ответственности за племя, он согнул мои плечи,  — поддразнил Тучезвезд своего глашатая, потом все-таки встал, обошел его и направился к кусту бледно-зеленых папоротников.
        Послышался глухой стук лап по земле — Сычехвост бросился за предводителем и толкнул того сзади.
        — Единственный твой груз — это котята. Когда они, наконец, появятся, ты уже не уснешь,  — ухмыльнулся он.  — Я слышал, Летунья говорила Ореховке, что отправит их спать в твою палатку, и сама хоть чуть-чуть отдохнет.
        — Буду рад,  — только промурлыкал Тучезвезд,  — Жду не дождусь когда увижу их.
        — Ты уже не будешь так благодушен, когда они попытаются оторвать тебе хвост и сжуют усы,  — сделал большие глаза Сычехвост.
        — Что-то я не помню, чтобы ты жаловался на своих, когда они играли с тобой в битву!  — заметил предводитель. Улитник, Пижмолапка и Мятка теперь стали оруженосцами, сильными и ловкими, как и все воители Небесного племени, но пока они были котятами, Сычехвост был с ними мягче воска.
        — Подожди, охота на белок еще покажется тебе отдыхом по сравнению с их играми!  — проворчал он.
        Звук сломавшейся ветки прервал дружескую перепалку, и оба кота уставились на папоротник. Размытый силуэт был едва заметен сквозь его зеленые стебли. Тучезвезд открыл рот, пробуя запахи на вкус.
        — Это патруль Грозового племени?  — крикнул он.
        Раздвинув листья в стороны, на крик высунулась серая крапчатая кошка.
        — Тучезвезд? Вы же не ловите белок на нашей территории, правда?
        Кот пренебрежительно фыркнул.
        — Конечно нет, Зерногривка. Небесные коты приучены уважать границы,  — он говорил дружелюбным тоном, но не собирался давать Грозовой глашатае повод подозревать их без причин.
        Кошка кивнула и вышла из папоротников, встав в лисьем хвосте от Небесных. Она вытянула шею и глубоко потянула носом воздух.
        — Наши пограничные метки там, где должны быть,  — раздраженно заметил Сычехвост.
        Зерногривка широко распахнула голубые глаза.
        — Ну конечно,  — промурлыкала она.  — Разве я вас в чем-то обвиняю?
        — Пока нет,  — пробормотал Сычехвост.
        Вдруг откуда-то из-за папоротников раздался голос.
        — Зерногривка, ты в порядке?
        Кошка сверкнула глазами.
        — Да, спасибо, Крапивник. Нечасто я натыкаюсь на предводителя и глашатая, в одиночку патрулирующих территорию. Прекрасная возможность для вражеских племен, жаждущих схватки.
        — Мы вас не боимся!  — прорычал Сычехвост, делая шаг вперед, но Тучезвезд стукнул его хвостом по лапам, заставляя вернуться.
        — Не давай ей повода,  — предупредил он старого друга.  — Зерногривка, мы никогда не проверяем, где именно Грозовое племя оставило свои метки, но вам не поздоровится, если вы сделаете хоть один шаг за границу.
        Кошка склонила голову.
        — И не мечтай, Тучевезд.
        Предводитель дернул ухом, молча приказывая Сычехвосту следовать за ним, и коты направились обратно, под сень деревьев. Как только они отошли на достаточное расстояние, чтобы их нельзя было услышать от границы, Сычехвост недовольно спросил:
        — Что эта мышеголовая имела ввиду, когда говорила, что мы — легкая мишень для вражеских патрульных?
        Тучезвезд пожал плечами.
        — Думаю, Зерногривка просто пыталась отвлечь нас, чтобы мы не заметили, что их патруль подошел к границе ближе, чем положено. Тот куст папоротников всегда разделял наши территории, но метки Грозовых — с другой стороны.
        Сычехвост остановился, вздыбив шерсть.
        — Тогда им повезло, что мы не оторвали им уши!
        — Уверен, Зерногривка испугалась, увидев нас тут, и она знает, что теперь мы будем тщательнее проверять границы,  — миролюбиво откликнулся Тучезвезд, не замедляя шага.
        Сычехвост затопал следом, все еще бормоча.
        — Эти Грозовые вечно думают, что могут охотиться, где им угодно. Если бы Темнозвезд тогда не отдал им кусок территории, они не ходили бы, где вздумается, наплевав на все наши метки. Знаю, он был нашим предводителем, но это решение было мышеголовым.
        Тучезвезд обернулся на деревья на дальнем краю границы. Там они росли гуще, чем на территории Небесного племени, в основном это были дубы с толстыми стволами и кривыми узловатыми ветвями у самой земли. Сам он еще даже не родился, когда Темнозвезд на Совете передал часть своей территории Грозовому племени. Тогда это решение всех неприятно поразило, и с ним до сих пор смирились не все.
        — У Темнозвезда были на то свои причины,  — неопределенно ответил он.
        — Ты имеешь в виду ос в его голове?
        Тучезвезд только покачал головой и попытался представить себя на месте предшественника, уставшего от бесконечных битв из-за нескольких деревьев со старыми, ломкими ветвями и широкими листьями, в которых так легко прятаться белкам и птицам.
        — В той части леса Грозовым воинам охотиться удобнее, чем нам. А еще Темнозвезд знал, что у них окотилось сразу несколько королев, и еды нужно было больше, чем они могли поймать на своих землях. Мы остаемся друг другу врагами, но в лесу всегда было пять племен. И если одно из них под угрозой вымирания от голода, мы просто обязаны помочь им выжить.
        — Этого нет в Воинском Законе,  — пробурчал Сычехвост.
        — Нет, но зато там сказано, что нужно повиноваться своему предводителю,  — мягко заметил Тучезвезд.  — Кстати, именно благодаря Темнозвезду. Помнишь, это ведь он добавил этот пункт в Воинский закон? А прямо сейчас твой предводитель приказывает тебе вернуться в лагерь и проверить, сколько дичи наловили охотничьи патрули!
        — Он вернулся! Как только Тучезвезд и Сычехвост проскользнули под ежевичным кустом, закрывающим вход в лагерь, четыре пушистых комочка бросились им навстречу, дробно стуча лапками по утрамбованной земле.
        Пятнистая рыжая кошка с трудом поспевала за ними.
        — Котята! Котята! Оставьте в покое бедного Тучезвезда!  — Ореховка бросила на предводителя виноватый взгляд зеленых глаз.  — Прости, пожалуйста. Не знаю уже, откуда в них столько сил! Чтобы выманить их из детской и дать Летунье хоть немного отдыха, пришлось сказать, что ты научишь их боевому приему.
        Тучезвезд посмотрел вниз, на четверых полных надежды маленьких воинов у его лап.
        — Ничего страшного, Ореховка. Думаю, я найду, чем их занять.
        Самый большой из котят, светло-серый малыш, от восторга приподнялся на задние лапы.
        — Значит, мы уже начнем воинскую подготовку?  — радостно запищал он.
        — Не совсем, Паучок,  — покачал головой Тучезвезд.  — Для этого тебе придется подождать еще пять лун. А пока бегите к кусту орешника, можете немного размяться, чтобы лучше разогреться.
        Котята убежали, первым несся Паучок, за ним его брат Полосатик, а их сестры, Углелапка и Омелка, семенили следом.
        — Как думаешь, наши котята будут такими же жизнерадостными?  — послышался тихий голос сзади.
        Тучезвезд повернулся и столкнулся с янтарным взглядом Летуньи. Она выглядела усталой, огромный живот тянул ее к земле.
        — Тебе нужно отдыхать,  — ласково напомнил ей предводитель.  — Пойдем, я провожу тебя обратно в детскую.
        Подруга стукнула его хвостом.
        — Мне уже надоело там сидеть. Дай хоть свежим воздухом подышать!
        Тучезвезд прижался щекой к ее животу и почувствовал, как что-то шевельнулось изнутри.
        — Думаю, один из них будет еще активнее Паучка,  — авторитетно предсказал он, и Летунья заурчала.
        — Скорее бы уже его увидеть.
        — Или ее,  — улыбнулся Тучезвезд.  — Вот бы их было четверо — двое котят и две кошечки, как у Ореховки. Или даже трое мальчиков, они бы заботились о сестрах и защищали их.
        — Мои дочери и сами смогут о себе позаботиться!  — весело возразила Летунья, тепло глядя на него.  — А может, им придется еще и приглядывать за братьями?
        Тучезвезд водрузил подбородок на ее макушку. Он почувствовал, что кончики ушей дернулись под его прикосновением, как крылышки мотылька.
        — Я научу их всему, что знаю сам, и никто и никогда не сможет причинить им вреда,  — пообещал он.  — Даже когда они станут воинами, я всегда буду рядом. Они ведь станут самой драгоценной частью моей жизни — вместе с тобой, конечно,  — он закрыл глаза и вдохнул нежный запах Летуньи. «Спасибо вам, Звездные предки, вы дали мне все, о чем только можно мечтать. Мое племя сильно и счастливо, наши границы крепки, и скоро у меня родятся котята. Вы были добры ко мне».
        — Тучезвезд! Тучезвезд!  — Омелка звала его от орехового куста. Предводитель со вздохом оторвался от подруги и направился было к краю поляны, но его остановил громкий звук ломающихся веток. Он развернулся и увидел Папоротницу, приведшую охотничий патруль из леса. В ее широко распахнутых глазах пойманной птицей билась тревога. Едва вырвавшись из цепкой хватки ежевичного куста, она кинулась к Тучезвезду.
        Он посмотрел за нее, на дичь, которую принесли патрульные. Но только в зубах Улитника болталась старая, неприглядного вида белка, остальные же пришли с пустыми лапами.
        — Это все?  — удивленно воскликнул Тучезвезд.
        Папоротница уже стояла напротив него, ее шерсть вздыбилась и топорщилась во все стороны.
        — Там нет ничего!  — взволнованно сообщила она.  — Мы шли вдоль границы, где сосны, но в лесу совсем пусто. Улитнику еще повезло поймать эту белку.
        — И то, только потому, что она почти уже утонула в луже,  — пробормотал Желуделап. Как и у всех остальных патрульных, его шерсть была грязной и всклокоченной.
        — Но ведь уже почти сезон Зеленых Листьев,  — непонимающе протянул Тучезвезд.  — Дичь должна сама прыгать в лапы!
        Папоротница устало покачала головой.
        — Только не там. Двуногие так расшумелись возле границы, что распугали всю дичь в округе. И даже если что-то осталось, мы ничего не почуяли из-за вони Чудищ.
        Тучезвезд сузил глаза. Огромные желтые Чудища уже несколько дней передвигали здоровенные кучи земли около самой границы. Они не заходили на территорию, поэтому Небесные коты не обращали на них внимания. Двуногие вечно делали какие-то странные вещи, но редко забредали на земли, принадлежащие котам.
        Горностай тихо подошел к предводителю. Он тоже был в патруле Папоротницы.
        — Наверное, нам не стоит больше там охотиться,  — сказал он.  — Сегодня желтые Чудища подошли ближе, это может быть опасно.
        Но Тучезвезд покачал головой.
        — Нет. Мы знаем, что Двуногие берут деревья возле лесопилки, но они никогда не причиняли нам вреда. Они даже не приводят собак в ту часть леса. Скоро дичь привыкнет к шуму и вернется. А сегодня просто не повезло, только и всего.

        Глава 2

        Лёжа в своём гнёздышке под густым кустом бузины, Тучезвёзд видел сон. Там был лес с могучими, толстыми деревьями: бук, дуб, берёза, ясень — и все росли столь высоко, что их верхушки не были видны за облаками. Расположение ветвей идеально подходило для быстрого и лёгкого восхождения, а земля не была закрыта кустами ежевики или папоротниковыми зарослями, так что кот мог беспрепятственно обрушиться вниз на свою добычу или врагов. Но Тучезвёзд знал, что никаких врагов здесь не было, даже из других племён — это были земли Звёздного племени, его предков, живущих в мире бок о бок друг с другом и присматривающих за котами под ними.
        Несколько лучей света протиснулись сквозь деревья, оставляя яркие блики и тепло на серой с белым шкуре Тучезвёзда. Воздух был наполнен ароматом добычи и свежих ростков; когти кота буквально чесались от желания немедленно взобраться на ближайшее дерево и воспарить над лесом, созерцая его красоту совершенно иначе, чем на земле. Но шаги мягких лап позади него вынудили обернуться.
        К Тучезвёзду приблизилась тёмно-рыжая кошка, знакомая ему ещё с церемонии обретения девяти жизней.
        — Кленовая Звезда!  — он склонил голову.
        — Приветствую, Тучезвёзд!  — промурлыкала Кленовая Звезда.  — Добро пожаловать в Звёздное племя.
        Тучезвёзд поднял взгляд.
        — Всё в порядке?  — спросил кот, почувствовав холодок под шерстью.  — Ты ведь привёла меня сюда не просто так?
        Рыжая кошка повела ушами.
        — Всё хорошо. Мы просто хотели увидеть тебя, сказать, как гордимся тобой.
        — Благодарю. Для меня честь вести своё племя,  — промурлыкал Тучезвёзд, выгнув спину.
        Кленовая Звезда коснулась хвостом Тучезвёзда.
        — Пойдём, прогуляемся.
        Кот и кошка бок о бок пошли сквозь рощу. Они то оказывались в тени деревьев, то снова под ярким солнечным светом.
        — Небесное Племя всегда было сердцем леса, сердцем Воинского Закона. Так было с тех самых пор, как первые коты поселились здесь. Ты знал, что Небесные коты стали первыми отмечать границы? В те дни нас вел за собой Чистое Небо. Он видел, что наша территория даёт нам пищу и укрытие, и он знал, что эту территорию необходимо защищать от чужаков, завидующих нашему достатку.
        — Мы по-прежнему отмечаем границы в его честь,  — ответил Тучезвёзд.  — Ни один кот Небесного племени не забудет того, что он для нас сделал.
        Впереди зашуршали папоротники, и навстречу вышел тёмно-коричневый кот.
        — Приветствую тебя, Кленовая Звезда. И тебя, Тучезвёзд.
        Тучезвёзд в недоумении склонил голову набок.
        — Тучезвёзд, это Рябиновая Звезда,  — сказала кошка, помахивая хвостом.
        — Для меня честь встретиться с тобой,  — поклонился Тучезвёзд.
        Рябиновая Звезда раздул ноздри, будто раздражённый тем, что его не узнали.
        — Я был одним из первых предводителей, решивших ежедневно патрулировать границы и ставить метки. Чистое Небо, конечно, очертил ареал наших земель, но я был тем, кто сделал границы крепкими, как камень.
        Кленовая Звезда кашлянула, привлекая внимание.
        — Насколько я помню, проблему границ подняли на Совете после того, как твоих патрульных слишком часто стали ловить на территории Грозового племени.
        — Грозовому племени стоило чётче отмечать свои границы!  — ощетинился кот.  — Тогда мои воители никогда бы не ошиблись территорией!
        Неожиданно позади раздался новый голос:
        — Вы оба привнесли немаловажный вклад в Воинский Закон. Но и они меркнут перед моим.
        Трое котов обернулись: перед их взором предстал тёмно-коричневый кот с жёлтыми глазами. Невероятно густая шерсть подчёркивалась тёмным мехом и окружавшей кота тенью. Тучезвёзд повёл ушами.
        — Темнозвёзд!
        — Приветствую, Тучезвёзд!  — Темнозвёзд склонил голову.  — Надеюсь, ты не забыл жизнь, которую я тебе дал? Я завещал тебе верить в свои инстинкты и знать, что твоё слово — закон, помнишь?
        — Я этого не забыл.  — Честно ответил Тучезвёзд.
        Коричневый кот взглянул на остальных собравшихся.
        — Кленовая Звезда, Рябиновая Звезда, такие встречи — редкость в этих лесах. Все мы являемся частью благородной истории Небесного племени, но лишь благодаря мне предводители пяти племён знают, что их решение является окончательным и бесповоротным. Тучезвёзд, этой силой необходимо распоряжаться мудро, во имя своего племени, а не личной выгоды. Бери с нас пример, и твой путь будет прост и ясен.
        — Для меня честь следовать по вашим стопам,  — Тучезвёзд поклонился.
        «Я должен спросить!»
        — Темнозвёзд, ты некогда не жалел, что отдал полосу леса Грозовому племени?
        Повисла тишина; можно было услышать стук сердец. Рябиновая Звезда в ужасе замер.
        Темнозвёзд тихо заговорил:
        — Где бы ни лежали наши сердца, наш долг — поддерживать существование всех пяти племён. Я не мог смотреть, как наши соседи голодали, когда у нас было больше добычи, чем нужно.  — Коричневый кот продолжил: — Держи голову прямо, Тучезвёзд! Небесное племя — самое благородное во всём лесу! У нас крепчайшие границы, храбрейшие воины и искуснейшие охотники! Вам не нужно бояться ни Двуногих, ни их Чудищ, ни животных, подчинённых их воле. Небесное племя будет существовать вечно!
        Облака начали спускаться к деревьям, и вскоре Тучезвёзд был окружён густым туманом. Коты вокруг него постепенно таяли и исчезали на фоне листьев и стволов. Тучезвёзд почувствовал, как перья щекочут ему нос, услышал шелест сухого мха.
        — Тучезвёзд, ты проснулся?
        Подле него стояла небольшая полосатая кошка цвета осеннего папоротника. Её шкура пахла целебными травами, а на усах повис кусочек пижмы.
        — Легколапа?  — Тучезвёзд сел.  — Летунья в порядке? Что-то не так?
        Целительница отошла назад, давая Тучезвёзду пространство, чтобы тот мог выбраться из гнезда.
        — Летунья в порядке,  — промурлыкала она.  — Я хотела поговорить с тобой о другом.
        Тучезвёзд отряхнул шкуру, очищаясь от кусочков мха, а затем направился на поляну. Небо было безоблачным, деревья стояли не шелохнувшись — следовательно, день предвещал множество добычи, а ветви должны были быть устойчивыми и удобными для восхождения на деревья.
        — Что случилось?  — спросил предводитель, обращаясь к Легколапе.
        — Если ты не против, я бы поговорила за пределами лагеря.
        — Ну, хорошо.
        Тучезвёзд повёл хвостом и предложил кошке идти первой. Они протиснулись под ежевикой и вышли на поляну серебристых берёз, разноцветные листья которых шелестели на ветру. Легколапа пошла сквозь высокую траву между стволами деревьев и направилась в лесную глушь. Тучезвёзд поспешил за ней.
        — Не заходи далеко, а то мы столкнёмся с рассветным патрулём!  — предупредил он.
        Легколапа остановилась и села под деревом, обвив лапы хвостом.
        — Были знамения,  — начала она.
        — Какого рода?
        — Думаю, это связано с деятельностью Двуногих на нашей границе. Сдаётся мне, Небесное племя куда в большей опасности, чем мы думаем.
        Тучёзвёзд вспомнил свой сон. Он знал, что сможет разубедить Легколапу в чём бы то ни было, но всё же ему для начала хотелось услышать её слова.
        — Говори. Что ты видела?
        — Вчера, в куче свежей дичи, я заметила грача без головы. До этого я видела бескрылого воробья и бесхвостую белку,  — голос целительницы переполнялся тревогой, глаза были расширены.
        — Должно быть, ученики развлекаются,  — пожал плечами Тучезвёзд.  — Я потом им скажу пару ласковых.
        — Я уже говорила с ними,  — покачала головой Легколапа.  — Они заверили меня, что пойманная ими дичь была цела.
        — И что же это, по-твоему, означает?  — спросил Тучезвёзд. Его спокойствие было непоколебимо благодаря нынешнему сну, где три предводителя уверили его, что Небесное племя будет существовать вечно.
        — Нашей добычи становится меньше,  — Легколапа провела лапой круг в куче листьев, затем разделила его пополам.  — Причём она буквально уменьшается при перемещении от того места, где её добыли, к куче со свежей дичью.
        — Ты думаешь, это из-за Двуногих?
        — Они уже спугнули дичь своим шумом и вонью,  — кивнула Легкопала.  — Мы не знаем, что они там делают. Что, если они пересекут границу и начнут захватывать нашу территорию? Они же не проявляют уважения к пограничным меткам.
        Тучезвёзд дотронулся кончиком хвоста до плеча Легколапы.
        — Нет причин полагать, что это произойдёт. Поверь мне. Прошлой ночью я был в Звёздном племени с тремя другими нашими предводителями, и они пообещали мне, что никакие беды не коснутся нас. Спасибо, конечно, что рассказала мне всё это, но, сдаётся мне, это лишь знак того, что мы должны проявлять больше заботы о нашей охоте.
        Тучезвёзд развернулся и пошёл, оставив Легколапу позади.
        — Я продолжу свои поиски, Тучезвёзд,  — крикнула Легколапа ему вдогонку.  — Я боюсь, что надвигается беда.
        Тучезвёзд снова оказался в кругу берёз. Там, на рифленой траве, сидела Летунья, греясь в лучах солнечного света. Тучезвёзд подбежал к ней и потёрся мордой о плечо.
        — Как там маленькие комочки сегодня?  — промурлыкал он.
        — Живы и здоровы!  — ответила Летунья.  — И это позволяет мне изредка гулять. Не хочешь пройтись?
        — Конечно,  — мяукнул Тучезвёзд.  — Однако, недалеко — а то потом обратно придётся тебя нести.
        — Ах ты, нахальный лис!  — выругалась Летунья, отлупив кота хвостом.
        Пара покинула берёзы и направилась мимо деревьев к реке. Лес редел при приближении к воде. Летунья устроилась на мягкой траве, Тучезвёзд сел подле неё. Вода в реке была быстрой и глубокой, вброд её не перейти — да и коты Небесного Племени в любом случае не горят желанием мочить лапы.
        — Дети будут с удовольствием играть на этом месте, когда подрастут и смогут покидать лагерь,  — промяукала Летунья, глядя на плоский песчаный берег.
        — Я помню, как спрыгнул оттуда, когда был учеником,  — Тучезвёзд кивнул на скалу на берегу.  — Я думал, что лечу!
        — Пока ты не ударился головой и, хныча, не побрёл в лагерь,  — продолжила Летунья. Она была на несколько лун старше, так что, когда Тучезвёзд обучался, она уже была воителем.
        — Ну, не сказать, чтобы это меня надолго остановило,  — заметил Тучезвёзд.  — Я пришёл сюда на следующий же день и на этот раз приземлился на пень, который находился с противоположной стороны.
        Тучезвёзд коснулся лапы Летуньи:
        — Я научу своих детей всегда добиваться цели, продолжать попытки, даже если поначалу ничего не выходит. Они выйдут храбрецами.
        — Прямо, как ты,  — промурлыкала Летунья.
        — А умными и красивыми — как ты.  — Тучезвёзд уткнулся носом в её мягкую шерсть.
        — Ну, мы можем только надеяться на это,  — поддразнила Летунья. Она перевернулась и села, глядя прямо в глаза Тучезвёзду.  — Я очень горжусь тем, что ты являешься отцом моих детей,  — прошептала она.  — Ни один кот не был бы лучшим отцом, чем ты.
        — Или лучшей матерью, чем ты,  — ответил Тучезвёзд.
        Он закрыл глаза и насладился её ароматом. Рядом он чувствовал присутствие предков-воителей, желающих ему успехов и всегда присматривающих за ним, его подругой и котятами.

        Глава 3

        Тучезвезд пригнулся к земле, перенеся вес на задние лапы, и его когти погрузились в мягкую кору. Тогда он сильнее оттолкнулся и полез вверх, хватаясь передними лапами за ветви над собой. На какое-то мгновение его когти соскользнули, но затем схватили ветку и держали достаточно долго, так что кот мог забраться на нее целиком.
        — Вау! Молодец, Тучезвезд!  — раздался веселый голос далеко внизу.
        — Серьезно? «Молодец, Тучезвезд!»? Он наш предводитель, не забыла?  — резко ответил другой голос.
        — Прости, Тучезвезд!  — отозвалась первая кошка.  — Я просто была действительно впечатлена!
        Предводитель сдавленно замурлыкал, балансируя на ветке и глядя на учеников внизу. Ему нравились эти тренировки с молодыми соплеменниками, и он с истинным наслаждением лазал по деревьям — иногда взбираясь так быстро, что, казалось, он парит — пока обучал их некоторым из своих любимых трюков. Тучезвезд всегда отправлял наставников в охотничий патруль, оставляя учеников наедине с собой. Так что кот сам мог видеть их возбуждение, момент, когда взбираясь как можно выше, они наслаждаются своей силой и мощью, что дает им власть над добычей и врагами.
        — Хорошо, Пижмолапка,  — мяукнул Тучезвезд кремовой кошке, которая стояла, опираясь передними лапами на ствол дерева,  — раз ты так внимательно наблюдала, почему бы тебе не подняться сюда?
        — Ага, и оставить нас в покое,  — пробормотал ее брат Улитник.
        — Улитник и Мятка могут последовать за тобой,  — добавил предводитель, а Пижмолапка победно глянула через плечо на брата и сестру. «Это отличное время, чтобы вы научились контролировать себя,  — подумал Тучезвезд.  — Используйте его сейчас, чтобы обрести мужество, которого может не быть у других».
        Оруженосцы медленно приближались к дереву, их шерсть на загривке была взъерошена, а глаза были большими и серьезными. Темно-коричневая шерстка Улитника слилась с корой, когда он поднял лапу над головой, а мех Мятки светился бледно-серым в тени. Листья чуть ниже Тучезвезда зашелестели, и появилась Пижмолапка, которая держалась за ствол, прижимая ушки от усердия.
        — Перелезь на эту ветку,  — сказал кот, показывая хвостом.  — Тогда ты сможешь прыгнуть сюда.
        Ученица моргнула, потом протянула переднюю лапу и положила ее на ветку.
        — Обнажи когти опять,  — мяукнул Тучезвезд,  — они понадобятся тебе, чтобы зацепиться за дерево.
        Он провел лапой по ветке. Кот часто забирался на деревья, не используя когтей,  — просто для скорости и чтобы доказать себе, что он может. «В конце концов, у белок нет когтей, как у нас!»
        Пижмолапка уже приготовилась прыгнуть, когда показались Улитник и Мятка, карабкающиеся вверх по стволу.
        — Осторожнее!  — завизжала ученица.  — Вы раскачиваете мою ветку!
        — Представь, что это ветер,  — предложил Тучезвезд.  — Вы должны научиться лазить по деревьям в любую погоду, иначе мы будем оставаться голодными каждый раз, когда будет подниматься даже небольшой ветерок!
        Пижмолапка сжала зубы и прыгнула на ветку возле предводителя, а ее задние ноги молотили в воздухе. Кот отступил и схватил молодую кошку за загривок, когда та отчаянно цеплялась за ветвь. Он втащил ее на ветку и держал, пока она не обрела равновесие.
        — Вау! Это легко!  — пыхтела Пижмолапка. Тучезвезд отпустил ее и кивнул. Тем временем Улитник и Мятка забрались на ветви ниже. Предводитель велел им прыгать по одному и приготовился поймать их, когда ученики будут достаточно близко. Улитник прыгнул слишком высоко и Пижмолапка схватила брата за хвост, чтобы не дать ему перелететь ветку и упасть в пустоту. Мятка сделала все аккуратнее и приземлилась без помощи Тучезвезда. Бледно-серая кошка мурлыкала от удовольствия.
        — Хорошо,  — мяукнул Тучезвезд,  — теперь на следующее дерево.
        — Но мы же только поднялись на это,  — запротестовал Улитник,  — я не хочу спускаться вниз и забираться вновь.
        Предводитель пошевелил ушами.
        — Кто сказал, что мы будем спускаться? Враги набросятся на нас! Нет, мы будем прыгать по веткам!
        Глаза Улитника округлились, а Пижмолапка не могла усидеть на месте от волнения.
        — Отлично! Я всегда хотела научиться этому!
        Ее брат завизжал, когда ветка закачалась.
        — Пижмолапка, прекрати раскачивать ветвь!  — закричал он. Тучезвезд шагнул вперед и помог ученику обрести равновесие.
        — Все в порядке, Улитник. Пижмолапка, запомни, что чем дальше ты от ствола, тем чувствительнее ветка к твоему весу. Ты можешь скинуть так врагов, но не соплеменников!
        Когда оруженосец смог стоять сам, предводитель перепрыгнул на ветвь выше.
        — Я покажу вам, как добраться до ближайшего дерева, а вы последуете за мной оттуда, где вы сейчас,  — кот чувствовал три пары горящих глаз на своей бело-серой шерстке, когда дошел до конца ветки. Эта была тоньше, чем та, где он был до этого, и на мгновение предводитель почувствовал, что ныряет вперед, к земле. Но потом он успокоился и перевел глаза на дерево перед собой.
        — Выбирайте ветви толщиной как минимум с вас,  — говорил Тучезвезд оруженосцам,  — и желательно, чтобы на них было поменьше листьев и сучков, которые могут стать помехой на вашем пути. Прежде всего, будьте реалистами. Вы еще не прыгнете дальше, чем прыгнули бы на земле. Но как только сможете, то почувствуете, что летите, хотя я знаю, что крыльев у котов нет!
        Кот осторожно выдохнул, а затем прыгнул. Прыжок был простым — Тучезвезду не хотелось пугать учеников в их первый раз — и он приземлился на ветку всеми четырьмя лапами. Предводитель повернулся и кивнул головой оруженосцам, с тревогой смотрящим с соседнего дерева.
        — Давайте!
        Первой пошла Пижмолапка. Она сосредоточенно опустила голову, и ее нос почти полностью исчез в кремовом мехе. Затем она прыгнула, немного пролетела в воздухе и с шумом врезалась в соседнюю ветку. Тучезвезд уже приготовился прыгнуть вниз и помочь, но Пижмолапке удалось зацепиться когтями за кору и влезть на дерево.
        — Я сделала это!  — торжествующе выкрикнула кошка.
        — Молодец!  — мяукнул предводитель.  — Теперь твоя очередь, Улитник. Правильно выбери место, куда ты хочешь попасть. Сосредоточь там взгляд… и прыгай!
        Темно-коричневый полосатый ученик выпрыгнул из дерева так, словно все коты Грозового племени преследовали его в этот миг, и схватился за конец ветки Пижмолапки. Какое-то мгновение он висел на передних лапах, размахивая задними в пространстве, но потом, решительно ворча, вскарабкался на ветку.
        — Отлично!  — отозвался Тучезвезд. Даже Пижмолапка выглядела впечатленной.
        Наконец пришла очередь Мятки. Предводитель внимательно наблюдал за ней — ученица была меньше брата и сестры и для нее этот прыжок будет труднее, чем для остальных. Сосредоточившись на конце ветке, Мятка, негромко пискнув, прыгнула. Пижмолапка и Улитник перескочили на другие ветки, чтобы не мешать, и ученица приземлилась на ветку практически идеально.
        — Вау! Это было нечто!  — мяукнула Пижмолапка. Мятка с восторгом посмотрела на сестру. Тучезвезд прыгнул вниз, чтобы присоединиться к ним.
        — Готовы повеселиться?  — с вызовом спросил он.  — Смотрите за тем, куда я иду, давайте друг другу время для прыжка и, если чувствуете, что не можете прыгнуть, то нет ничего страшного в том, чтобы сказать мне и спуститься вниз со всеми. Это не состязание и не испытание.
        Три головы кивнули. Тучезвезд повернулся и осмотрел деревья, выбирая следующее. Рядом была сосна, но ученики еще не были готовы к битве с колючками, так что выбор предводителя пал на молодой дуб с толстыми ветками, расходящимися во все стороны. Он обернулся, чтобы проверить, идут ли остальные за ним, а затем прыгнул. «Мне жаль другие племена. Стоит посочувствовать тем, кто все время пойман в ловушку земли и никогда не испытывал этих чувств, когда воздух развевает твой мех и весь лес лежит под тобой!»
        Трое учеников один за другим приземлились возле него, выглядя гораздо более уверенно на этот раз.
        — На дубовой коре лапам легче стоять,  — объяснил Тучезвезд, пробегая по ветке.  — Здесь более глубокие морщины, чем, например, на березе, где чувствуешь себя как на льду, особенно, когда дерево мокрое.
        Такими прыжками он привел учеников к границе соснового леса, близко к тому месту, где из-за Двуногих тряслась земля. Здесь было шумно, а воздух дрожал из-за желтых Чудищ. Мятка тревожно вскрикнула, когда одно из них замаячило возле деревьев под ними, сотрясая своими странными длинными лапами.
        — Держитесь поближе к стволу,  — приказал Тучезвезд. У него не было оснований полагать, что желтое Чудище охотится за котами, но давать ему шанс предводитель не собирался. Они были на платане, чьи широкие зеленый листья помогали котам спрятаться. Когда ученики прижались к стволу, Тучезвезд прикрыл их своим телом. Он собирался подождать, пока Чудище уйдет, прежде чем заставлять оруженосцев идти на следующее дерево. Вдруг рев Чудища стал громче, и дерево задрожало.
        — Что происходит?  — вскрикнул Улитник.
        — Должна быть, Чудище застряло,  — мяукнул предводитель, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь листья. Он мог видеть желтую поверхность под собой и лапы чудища, которые боролись с листьями и грязью, сотрясаясь на месте. Когда Тучезвезд наклонился, дерево неожиданно сильно вздрогнуло, и предводитель потерял хватку, ударившись головой о сук. Он почувствовал боль в задних лапах, потому что все три ученика вцепились зубами в его мех и тянули обратно.
        — Тучезвезд!  — ахнула Пижмолапка.  — Ты чуть не упал!
        Дерево так сильно качалось и дрожало, что вокруг котов начали падать листья.
        — Мы должны выбраться отсюда!  — задыхаясь, произнес предводитель.  — Идите за мной!
        Он пополз по ветке, держась тремя лапами за кору и подтягивая себя четвертой. Ближайшим к ним деревом была ель, и ученикам придется узнать об опасности колючек гораздо раньше, чем этого хотелось бы предводителю. Когда они были на полпути, платан вдруг накренился. Тучезвезд посмотрел вниз и увидел, что земля надвигается на него. Дерево падает!
        — Хватайтесь за ствол!  — взвыл предводитель, разворачиваясь и достигая остальных одним махом. Ученики, скуля, вцепились в кору передними лапками. Тучезвезд висел на ветке, стараясь быть как можно ближе к оруженосцам. Дерево зависло на мгновение, словно сопротивляясь, а затем рухнуло, ломая ветви. Ветка Тучезвезда ударилась о землю и согнулась, оставляя его среди листьев, веточек и дикого шума. Кот почувствовал, что его когти больше не цепляются за кору, и мир вокруг него почернел.
        — Тучезвезд? Ты здесь?  — дрожащий мяв, доносившийся откуда-то из клубка листьев возле его ног, разбудил кота. Предводитель попытался сесть, отплевываясь от грязи. Его спина была повреждена, и одна из лап онемела, но он мог двигать ими, а зрение его прояснилось, когда кот тряхнул головой. Предводитель выбрался из-под ветки и подполз ближе к куче листьев.
        — Пижмолапка? Улитник? Мятка?  — Тучезвезд начал копать, сначала внимательно, но потом все неистовее и неистовее. Он слышал рев желтого чудища так близко, словно оно хотело разнести упавшее дерево в щепки. «Мы должны убираться отсюда!» Его лапа ударилась обо что-то твердое и пушистое, и показалась голова Пижмолапки.
        — Тучезвезд! Дерево упало!  — пискнула она.
        — Я знаю,  — мрачно ответил предводитель и вытащил ученицу, схватив ее за загривок. Улитник обнаружился под ней. Удар выбил весь воздух из его легких, но ученик пришел в себя и шевелился. Тучезвезд помог ему выбраться и велел лежать неподвижно, пока дыхание не восстановится. Пижмолапка вглядывалась в сломанные ветви.
        — Где Мятка?  — взвыла ученица. Тучезвезд оттолкнул Пижмолапку в сторону и стал пристально вглядываться в тени. Клочки бледного меха были видны на некоторых сучках. Предводитель прыгнул вниз и осторожно отвел ветки. Мятка лежала неподвижно, ее глаза были закрыты, но бока вздымались и опускались, а когда Тучезвезд коснулся ее, то ученица что-то пробормотала. «Она жива!» Предводитель аккуратно закинул ее к себе на плечи и полез обратно.
        — Она умерла?  — в ужасе глядя на сестру, взвыл Улитник.
        — Нет, но мы должны как можно скорее отнести ее к Легколапе,  — мяукнул Тучезвезд.  — Вы двое можете бежать?
        Оруженосцы смело кивнули. Предводитель поправил Мятку на плечах и стал пробираться сквозь мелкие ветки. За своей спиной он слышал Пижмолапку и Улитника, которые шли, помогая друг другу. Они почти дошли до края упавшего дерева, когда раздался страшный треск, и земля под лапами Тучезвезда задрожала так сильно, что Мятка соскользнула на землю.
        — Берегись!  — завизжала Пижмолапка. Тучезвезд увидел, что ель наклонилась в его сторону. На мгновение он застыл, подумав о том, каково это быть раздавленным колючими ветвями, но затем прыгнул в сторону, таща за собой обмякшее тело Мятки, и верхушка дерева упала меньше, чем в хвосте от его морды. За упавшим деревом победно ревело желтое Чудище. На нем сидел Двуногий, который поднял в воздух голые розовые лапы, указывая своим спутникам, что стояли среди деревьев.
        — Звездное племя, помоги нам!  — прошептал Улитник.  — Двуногие разрушают лес!

        Глава 4

        Тучезвёзд чувствовал пульсирующую боль в спине. Он выскочил на поляну и позволил Мятке соскользнуть на землю. Следом за ней рухнули Пижмолапка и Улитник — их шкуры были утыканы обломками веток, а глаза переполнены ужасом.
        — Что, во имя Звёздного Племени, произошло?  — ахнула Мышезубка, подбежав к Улитнику и принявшись недоверчиво обнюхивать своего ученика.
        — Лес рушится!  — захныкал Улитник,  — Чудище повалило дерево, на котором мы находились!
        — Клянусь своими усиками, да вы же могли погибнуть!  — закричала Мышезубка,  — Легколапа, сюда, скорее!
        Целительница выбежала из своей палатки, чувствуя страх и запах сломанных веток. Она приблизилась к Мятке и осторожно коснулась её бока.
        — Мятка, ты меня слышишь?
        Поляна наводнялась котами. Глаза их были полны тревоги, слышался тихий тревожный говор. Папоротница вышла из палатки воителей и с ужасом уставилась на лежащих на поляне.
        — Мои дети! Что вы с ними сделали?  — она осуждающе взглянула на Тучезвёзда.
        Кот стряхнул кусок сухой ветки со шкуры и повернулся к соплеменнице.
        — Двуногие и их чудища вторглись на нашу территорию,  — отчитываясь, Тучезвёзд чувствовал, как с каждым произнесённым словом сердце готово выпрыгнуть из груди. Я обязан быть сильным. Моё племя нуждается во мне, как никогда. Я не имею права показать, как мне страшно!  — Ученики и я были на дереве, когда чудище жёлтого цвета повалило его.
        Папоротница издала сдавленный крик. Зашевелились кусты ежевики, и на поляну вошёл Сычехвост с охотничьим патрулём. Они пришли ни с чем, не считая маленькой белки. Сычехвост заметил лежащих котов и подбежал к подруге:
        — Папоротница, что происходит?
        — Они были на дереве!  — всхлипнула она.  — Их чуть не убили!
        Сычехвост посмотрел на Тучезвёзда — тот кивнул.
        — Я был с ними,  — сказал он.  — Лишь Звёздное Племя спасло нас!
        Глашатай последовал за Папоротницей в сторону раненых, но на секунду остановился.
        — Граница потеряна, да?  — тихо спросил он Тучезвёзда.
        — Да. Ночью я поведу патруль и оценю масштабы потерь. Ты присоединишься?
        Сычехвост повёл ухом.
        — Конечно.
        Глашатай догонял Папоротницу, когда мимо него пронёсся Перепел с пастью, полной целебных трав из палатки Легколапы.
        — Я принёс окопник, календулу и мак,  — отчитался он, положив свёрток подле Легколапы.
        Целительница осматривала неподвижное тело Мятки.
        — Я не вижу каких-либо переломов или ран. Похоже, у неё просто шок. Попроси кого-нибудь помочь тебе отнести её в мою палатку, пока я занимаюсь остальными.
        — Я понесу её,  — мяукнул Сычехвост.
        Он наклонился и взвалил маленькую серое тельце себе на плечи. Глашатай выпрямился и медленно пошёл в сторону палатки целительницы; Перепел шёл за ним по пятам.
        — Пижмолапка истекает кровью!  — завопила Папоротница, осматривающая шкуру дочери.
        — Всё в порядке, у меня тут паутина и календула,  — успокоила её Легколапа,  — Улитник, у тебя где-нибудь болит?
        Ученик обнюхал свою шкуру.
        — У меня такое чувство, словно дерево упало прямо на меня,  — ответил он,  — Но крови не видно.
        Легколапа готовила смесь паутины с календулой для обработки задней лапы Пижмолапки.
        — У тебя все лапы двигаются? Ничего не отнялось?  — сказала она, обращаясь к Улитнику.
        Тот, морщась, пошевелил каждой лапой по очереди и отрицательно покачал головой.
        — Это хорошо,  — заключила целительница.  — Съешь половину макового зерна и отдохни. Мак поможет тебе уснуть, но будь готов к тому, что завтра синяки будут болеть намного сильнее.
        Мягкий голос раздался над ухом Тучезвёзда:
        — А ты как? Ранен?
        Кот поймал беспокойный взгляд Летуньи.
        — У меня всё болит,  — признался он.  — Но трав мне не нужно.
        Летунья моргнула.
        — Папоротница права. Ты же мог погибнуть!
        — В лесу в принципе не безопасно,  — отрезал Тучезвёзд.
        — Но не на столько! И не на нашей территории!  — Летунья уставилась на него.  — Плохо дело, да?
        — Да,  — подтвердил Тучезвёзд.  — Плохо дело.
        — Стоит ли нам готовиться к эвакуации из лагеря?  — спросила Потёмка, подойдя со своим учеником, Дубком.
        — И куда мы пойдём?  — спросила Мышезубка.  — К Двуногим? Или за реку? То-то Речное Племя обрадуется!
        — Мы никуда не уйдём!  — заявил Тучезвёзд, повысив голос. Все вокруг замолчали и обернулись на предводителя.  — Здесь мы в безопасности. Завтра мы узнаем, насколько глубоко в нашу территорию продвинулись Двуногие, и установим новые границы. Здесь — наш дом.
        — Но мы же не знаем, как далеко они зайдут!  — выпалила Ореховка.  — Мои маленькие котята не переживут падающих деревьев!
        — Ещё как переживём!  — возразил Полосатик.  — Я сражу наповал этих ваших Двуногих, если они осмелятся приблизиться! Ррр!
        — Мы не можем что-либо противопоставить этим жёлтым Чудищам,  — заметил Дождевик.  — Небесное Племя будет уничтожено!
        — Не смейте так говорить!  — зарычал Тучезвёзд.  — Как ваш предводитель, я до последнего вздоха буду защищать вас! Я обещаю, что Двуногие не причинят ни малейшего вреда ни нам, ни нашему дому. Звёздное Племя присматривает за нами — а то как бы мы спаслись сегодня от падающего дерева? Они знают, что наш дом здесь, и они защитят его.
        — Уверен?  — мяукнул Горностай. Он стоял подле Пижмолапки и удерживал свою ученицу, пока ей накладывали компресс.  — Они что, на твоих глазах сражались с Двуногими и жёлтыми Чудищами? Или, может, это они поймали вас, когда упало дерево?
        — Звёздное Племя так не действует, и ты это знаешь,  — ответил Тучезвёзд, с трудом заставляя шерсть лежать ровно.  — Мы должны сохранять веру!
        — В том числе веру в Тучезвёзда!  — прохрипел голос с дальнего края поляны. Кремовая с розовым кошка с тёмно-зелёными глазами стояла у входа в палатку старейшин.  — За всё это время он нас ни разу не подвёл, и мы должны слушаться его!
        — Благодарю, Лепестинка,  — мяукнул Тучезвёзд, опустив голову.  — Тебе необходим отдых, ученики принесут тебе что-нибудь поесть.
        Старейшина развернулась и пошла обратно в палатку.
        — О, не стоит заставлять молодёжь носиться вокруг меня,  — усмехнулась она.  — Пусть сперва накормят остальное племя. А старые беззубые барсуки, вроде меня, не заслуживают самую свежую дичь.
        Тучезвёзд в три прыжка пересёк поляну и оказался рядом с Лепестинкой.
        — Чтобы я больше подобного никогда не слышал!  — прошипел он тихо.  — Ты верно служила своему племени, так же как и остальные, а, может, даже лучше многих!
        Если бы ты не страдала падучей болезнью, то сейчас была бы предводителем вместо меня. И ты это прекрасно знаешь! Перед тем как предыдущий предводитель, Звездолёт, потерял последнюю жизнь, его глашатаю, Лепестинке, пришлось покинуть свой пост и стать старейшиной после серии припадков. Кошка теряла сознание и некоторое время дёргалась на земле, как лист на ветру. Легколапе удаётся сдерживать припадки благодаря небольшим дозам маковых семян, но Лепестинка серьёзно ослабла. Теперь она редко покидает лагерь.
        — Лепестинка, ты снова отказываешься есть?  — раздался голос изнутри палатки.
        Это был Скворец. Послышался шорох, и из-под ветвей высунулась голова тёмно-коричневого кота.
        — Я слышал о произошедшем на границе,  — сказал он Тучезвёзду, затем обернулся к Лепестинке.  — Сдаётся мне, у Тучезвёзда и без твоих капризов с едой забот полон рот. Иди сюда и не отвлекай его больше!  — фыркнул кот.
        Хоть тон Скворца был резок, Тучезвёзд заметил, как заботливо кот положил хвост на плечо Лепестинке и повёл её обратно к гнезду.
        Постепенно поляна опустела. Летунья помогала Ореховке успокаивать перевозбуждённых котят в детской. Тучезвёзд остался наедине с Сычехвостом. Под деревьями сгущались тени, а на пурпурном небосклоне появлялись звёзды.
        — Когда ты хочешь пойти проверить границу?  — спросил Сычехвост.
        Тучезвёзд замер и прислушался. В лесу было тихо, а земля под лапами оставалась неподвижной. Чем бы двуногие Двуногие и их жёлтые чудища ни занимались, сейчас они прекратили это.
        — Давай-ка организуем патруль прямо сейчас!  — предложил Тучезвёзд.  — Чем раньше вернёмся, тем больше поспим до восхода солнца.
        Сопровождаемый шелестом листьев и одиноким уханьем совы, Тучезвёзд вёл своих воителей по хорошо знакомой охотничьей тропе. Лапы мягко ступали по утрамбованной земле, морду заволокло лёгким паром от дыхания. О, мой драгоценный дом, я скорблю о приченённых тебе ранах. Обещаю, что не покину тебя до тех пор, пока не отправлюсь в Звёздное Племя.
        Сдавленные проклятия, раздавшиеся позади, вернули Тучезвёзда в реальность.
        — Великое Звёздное Племя, что же это такое?  — Хорёк замер и уставился на кучу сломанных веток и быстро-вянущих листьев, преграждавшую им путь.
        — Это то самое дерево, на котором вы были?  — ахнула Мышезубка.
        Тучезвёзд рассмотрел листья. Это дуб, а не платан.
        — Нет,  — ответил он.  — Наше дерево было ближе к границе.
        — Значит, они продвинулись куда дальше, чем ты думал!  — воскликнул Сычехвост.  — Как мы вообще можем говорить соплеменникам, что в лагере безопасно?  — Его голос переполняла нескрываемая паника.
        Тучезвёзд вонзил когти в сырую почву.
        — Зачем Двуногим уничтожать наш лес? Мы жили здесь бесчисленное множество лун, и нас никто не трогал. Звёздное Племя не предупреждало меня о каких-либо переменах, так что нам остаётся только установить новые пограничные метки и жить, как всегда жили!  — в подтверждение своих слов он подошёл к сваленным веткам и пометил сухие листья.
        — По-твоему, Двуногих это остановит?  — пробормотал Хорёк. Его коричневая с рыжим шерсть в тени казалась серой.
        — А что ещё нам делать?  — ответил Тучезвёзд, стараясь усилием воли подавить отчаяние в голосе.  — Воинский закон предписывает нам ежедневно помечать границы. Отныне граница проходит здесь!
        — А если Двуногие просто оставят здесь поваленные деревья, мы и на старой границе сможем охотиться,  — добавила Мышезубка.
        — На что охотиться? На вот эту вкуснятину?  — спросил Горностай, швырнув в сторону соплеменника сжимающегося и извивающегося червяка. На земле вокруг было ещё много таких же.  — Даже им хватило здравого смысла попытаться убежать отсюда.
        — Это — наш дом!  — процедил Тучезвёзд сквозь сжатые зубы.  — Небесное племя выживет, как всегда, благодаря своим охотничьим навыкам, храбрости и способностью приспосабливаться к изменяющимся условиям!  — он поднял голову и посмотрел на каждого воителя по очереди.  — Любые дальнейшие возражения я сочту прямым вызовом мне, как предводителю, и всему Воинскому Закону!
        Один за другим коты кивнули.
        — Будьте сильными!  — призвал Тучезвёзд,  — Верьте в наших предков и в дом, который они выбрали для нас! У нас больше прав жить здесь, чем у Двуногих и их Чудищ!
        Сычехвост отвернулся, но Тучезвёзд услышал его бормотание:
        — Не думаю, что Двуногие живут по нашим законам.
        — Ступайте в лагерь и отдохните!  — приказал Тучезвёзд.  — Я останусь здесь и буду сторожить. Отныне один из нас каждую ночь будет охранять эту границу. Мы ни на секунду не оставим нашу землю без защиты!
        Наблюдая, как его воители скрываются среди деревьев, Тучезвёзд почувствовал жгучую боль в груди, и боль эта не имела отношения к его падению с дерева.
        — Да пребудет с вами Звёздное Племя, мои дорогие соплеменники!  — взмолился он тихо.  — И да защитят вас наши предки там, где я не в силах!

        Глава 5

        Тучезвёзд проснулся от ужасно громкого шума. Кот спал, свернувшись на стволе поваленного дерева и укрывшись безжизненно болтающимися листьями на сломанных ветках. Он вскочил и выглянул из своего импровизированного гнёздышка. В ярком свете зари разорённые пограничные территории Небесного племени выглядели ещё более ужасающе. Повсюду валялись деревья, взрыхлённая почва вокруг них походила на открытые раны в земле. Тучезвёзд резко обернулся к лесу позади — не прошлись ли Двуногие вглубь территории?
        Но те деревья стояли, и они всё так же тянулись в небеса. Лишь их ветви дрожали от раздававшегося шума. Тучезвёзд оглянулся на разруху и заметил, что одно из упавших деревьев подёргивалось, как живое, словно стремилось обратно в лес. Рванувшись, оно заскользило по земле, теряя кору и треща ломающимися ветками. Тучезвёзд догадался, что его тащат за длинный серый усик, прикреплённый к жёлтому Чудищу, которое своими лапами впивалось в землю, пытаясь найти опору среди скользкой опавшей листвы. Медленно, шаг за шагом, дерево отдалялось от своих павших сородичей, и вскоре исчезло за одной из крупных земляных насыпей. Послышались крики Двуногих, и ещё одно жёлтое Чудище подалось вперёд, волоча другое дерево, обвитое таким же серебряным усиком.
        Все это выглядело не так ужасно, как предшествующий ему лесоповал. «Двуногие сегодня не трогают стоящие деревья. Возможно, они уже уничтожили столько, сколько хотели». Тучезвёзд спрыгнул вниз, поставил свежие пограничные метки на стволах стоящих деревьев и побежал обратно в лес.
        На входе в лагерь его встретила Легколапа. Она выглядела так, словно не спала уже целую луну: её шерсть стояла дыбом и была усеяна комками грязи, а глаза были выпучены от ужаса.
        — Они уничтожили ещё больше деревьев?  — спросила она, как только Тучезвёзд выбрался из ежевики.
        — Не сегодня,  — ответил он.  — Они перемещают деревья, которые повалили накануне.
        — Перемещают?  — прищурилась Легколапа.  — Куда? Зачем?
        Тучезвёзд направился к себе в палатку, желая поскорее очистить шкуру от пыли.
        — Откуда мне-то знать?  — отрезал он.  — Достаточно и того, что Двуногие доставляют нам неприятности на границе. Не хватало мне еще разбираться, что у них на уме!  — Тучезвёзд протиснулся в палатку и плюхнулся в своё гнездо.
        Легколапа последовала за ним и остановилась на краю тихого и тенистого местечка.
        — Прости,  — мяукнула она.  — Я знаю, что нам не суждено понять Двуногих. Но если бы мы выяснили, что они делают, нам стало бы ясно, насколько велика для нас опасность.
        Тучезвёзд посмотрел на неё.
        — Ты получала новые знамения?  — В свете недавних событий он нехотя начал признавать предупреждения Легколапы, связанные с дичью без крыльев и голов.
        Легколапа моргнула.
        — Знамений не было, но мои сны полны тьмы, падающих деревьев и кричащих котят,  — на этих словах кошка вздрогнула, и Тучезвёзд невольно почувствовал укол жалости к нежной и чуткой целительнице.
        — Сдаётся мне, в ближайшие дни у всех нас будут подобные сны. Позволь мне отдохнуть — передай Сычехвосту, чтобы он занялся организацией патрулей. Скажи, что мы будем охотиться, как обычно.
        Тучезвёзд положил свой нос под хвост и закрыл глаза. Он слышал, как Легколапа мягкой поступью покидает палатку.
        Он едва заснул, как его, подталкивая лапой, разбудил Горностай.
        — Извини за беспокойство, Тучезвёзд,  — промяукал он.  — Сычехвост попросил меня возглавить патруль к границе, но с тремя выбывшими из строя учениками мне не хватает котов.
        Потянувшись, Тучезвёзд выбрался и размял каждую лапу по очереди.
        — Хорошо,  — мяукнул он,  — пошли.
        Он дал Горностаю идти впереди, а сам побрёл рядом с Перепелом и Дождевиком в сторону крупных деревьев на полпути от лагеря до границы с Грозовым племенем. Вдали грохотали жёлтые Чудища, и на свободной от листвы почве Тучезвёзд чувствовал колебания земли под лапами. «Куда они тащат деревья? Да и зачем?» Котам было привычно, что Двуногие иногда уносят из леса ели, но с лиственными деревьями они делали это впервые.
        Горностай приказал Дождевику обновить первую попавшуюся на пути пограничную метку — она была на пеньке, обвитом плющом. У следующей, располагавшейся на витом орешнике, он предложил Тучезвёзду заняться этим. Тучезвёзд вышел вперёд — он с удовольствием исполнял роль простого воителя, а не предводителя. Пометив границу, Тучезвёзд собрался вернуться к патрулю, но его остановило раздавшееся из папоротников шипение.
        — Снова в пограничном патруле, Тучезвёзд?  — Папоротники зашевелились и наружу вышел тёмно-рыжий кот.  — Зерногривка говорила, что видела тебя накануне. В Небесном племени что, мало воителей?
        Тучезвёзд пригладил шкуру.
        — Не вижу причин, почему бы предводителю не ходить в патрули со своими воителями,  — проворчал он.  — Тем более, разве ты сейчас не тем же самым занимаешься, Алозвёзд?
        Грозовой предводитель махнул хвостом, демонстрируя скуку к предмету разговора. Он подошёл ближе и встал практически мордой к морде с Тучезвёздом.
        — Что за шум слышен с вашей территории?  — спросил кот, наклонившись и заглянув Тучезвёзду прямо в глаза.  — У Небесного Племени проблемы?  — Его жёлтые глаза хищно заблестели.
        Позади Тучезвёзда раздалось глухое рычание Перепела.
        — Нет, никаких проблем!  — ответил Тучезвёзд.  — Лишь несколько Двуногих играются со своими чудищами далеко за границей. У моих соплеменников есть дела поважнее, чем беспокоиться о каждой мелочи, связанной с Двуногими. А что, от шума у твоих воителей нервишки шалят, Алозвёзд?
        Предводитель Грозового племени скривил губы, и Тучезвёзд почувствовал удовлетворение, осознав, что ему удалось задеть Алозвёзда.
        — Ничто не пугает Грозовых воителей!  — прорычал Алозвёзд.
        Тучезвёзд развернулся, собираясь уйти.
        — Если у них есть хоть капля здравого смысла, им стоит опасаться воителей Небесного Племени!  — бросил он через плечо.
        Как только Тучезвёзд скрылся за орешником, за ним последовали его воители. Алозвёзд стоял и смотрел им вслед.
        Когда патруль скрылся с глаз Грозового кота, Тучезвёзд отошёл в сторону и снова предоставил Горностаю право вести патруль. Рыжий с белым кот выглядел встревоженным.
        — Не думаешь, что стоило сказать Алозвёзду правду?  — спросил он.  — Что мы потеряли границу и кусок территории.
        Тучезвёзд уставился на него.
        — У тебя моль в голове завелась? С чего бы мне рассказывать Грозовому племени о наших проблемах?
        Горностай царапнул лапой землю.
        — С того, что если Двуногие продолжат уничтожать лес, нам может понадобиться помощь Грозового Племени.
        — Грозовые воители не могут сражаться с Двуногими и их Чудищами!  — отрезал Дождевик.  — Да я скорее умру, чем попрошу их о помощи.
        Тучезвёзд повёл ухом.
        — Ну, это уже чересчур, Дождевик. Но ты прав — Небесное племя само сражается в своих битвах.
        — А что насчёт территории, которая раньше принадлежала нам?  — настаивал Горностай, кивая на плотную полосу дубравы за метками Небесного племени.  — Если мы потеряем ещё больше охотничьих угодий, мы сможем попросить Грозовое племя вернуть её.
        — Небесное Племя и без неё выживет!  — ощетинился Тучезвёзд.  — Я не собираюсь пресмыкаться перед Алозвёздом, умоляя его вытащить нас из беды. И мы не можем отступиться от решения Темнозвёзда, отдавшего им эту территорию. Такое решение было бы прямым вызовом нашим предкам и Воинскому Закону!
        Он посмотрел на каждого воителя по очереди, всматриваясь в их полные тревоги глаза и взъерошенные шкуры. «Ради них я должен оставаться сильным».
        — Небесное племя выживет и без помощи Грозового! Мы сильнее, опытнее и доблестнее любого из пяти лесных племён. Поверьте мне, воители! Двуногие не разрушат наш дом!
        К тому моменту, как коты вернулись в лагерь, солнце стояло уже высоко, и его лучи сияли сквозь деревья. Тучезвёзд направился прямиком к ручью на краю лагеря, позади палатки старейшин, и сделал большой глоток живительной влаги. Его перепачканная в пыли шкура чесалась, лапы страшно ныли, но он хотел повторно проверить пограничные метки. Тучезвёзд не доверял Алозвёзду, опасаясь, что слишком расслабился, позволяя Грозовым воителям пересекать границу на несколько шагов во имя поддержания мира с ближайшим соседом. Теперь же он желал возобновить строгий пограничный режим, участив патрули и обновляя метки три раза в день вместо двух.
        Вернувшись на поляну, Тучезвёзд почувствовал, как заурчало в животе. Он подошёл к куче с добычей и замер в смятении. Под бузиной одиноко лежали жёсткий на вид скворец и остатки полёвки.
        — Охотничьи патрули что, ещё не возвращались?  — спросил он греющегося на пеньке в центре поляны Хорька.
        Тот поднял голову и выглянул из-за края пенька.
        — Возвращались, но снова ушли,  — ответил он.
        — И это всё, что они поймали?  — воскликнул Тучезвёзд.
        Хорёк кивнул.
        — Они сказали, что в районе упавших деревьев пусто, а на остальной территории стоит такой шум, что вся дичь разбежалась от страха.
        Тучезвёзд беззвучно выругался.
        — Я сам пойду,  — сказал он Хорьку.
        Возможно, одному коту больше повезёт с охотой на испуганную дичь. Не обращая внимания на спазмы в желудке, он отвернулся от кучи с добычей и устремился обратно в лес. Деревья сотрясались от шума жёлтых Чудищ, заглушавшего шелест листьев, треск веток и звуки, издаваемые птицами и белками и обычно предвещающими добрую охоту. Тучезвёзд ощутил, как тревога червём извивалась у него в животе. «Должно же здесь быть хоть что-то съестное для кота!» Не желая сидеть в засаде на земле, он вскарабкался по стволу ближайшего дерева и забрался на ветви.
        Шум Чудищ всё ещё был слышен, но теперь листья шуршали прямо над головой, а прохладный ветерок раздувал шёрстку. Тучезвёзд прислонился ухом к коре и прислушался к малейшим звукам. «Белка!» Подняв морду, он выждал мгновение, приоткрыв рот и впустив в себя запахи леса. Добыча была выше по дереву, на одной из тончайших веток. Воители Небесного племени старались избегать охоты на вершинах деревьев: существовала опасность, что тонкие ветви могут не выдержать вес кота. Но сейчас голод заглушал инстинкты Тучезвёзда. Он полез выше, вытянув хвост и балансируя им, чтобы сохранить равновесие. Над ним раздалось отчаянное скрежетание — белка заметила приближение Тучезвёзда. Но тот прибавил скорости и прихлопнул передней лапой крошечное пушистое тельце прежде, чем оно смогло сбежать.
        Кот разочарованно рассмотрел свою добычу: она едва стала достаточно взрослой, чтобы покидать своё гнездо, и ею не насытится даже старейшина, не говоря уже о воителе. Но с чего-то же надо начинать. Глядя вниз, сквозь листья, Тучезвёзд осторожно сбросил белку между ветвями, а затем спрыгнул к основанию ствола и закопал её под кучей земли и веток, чтобы забрать позже.
        Он охотился до тех пор, пока солнечные лучи не скрылись за деревьями, и на туманном небе не показалась первая звезда. Тучезвёзд совершенно выбился из сил, его шкура была перепачкана и взъерошена, а отёк у позвоночника горел огнём. Однако, к белке он смог прибавить лишь дрозда, достаточно упитанного, но едва ли способного насытить более двух котов. Выкопав белку, Тучезвёзд потащил свою добычу в лагерь.
        Летунья уже ждала его по ту сторону ежевичных зарослей.
        — Где ты пропадал? Хорёк сказал, что ты отправился на охоту в одиночку!
        — Давай я положу всё это в кучу с добычей, и мы поедим,  — кивнул Тучезвёзд.
        — Я уже поела,  — ответила Летунья.  — Прости, мне стоило оставить что-нибудь и тебе.
        Тучезвёзд хотел было запротестовать, но тут его взгляд упал на кучу под бузиной. Там были лишь объедки, похожие на остатки полёвки, что он видел ранее, и ничего больше. Он повернулся к Летунье:
        — Все ли поели?
        Она вздрогнула от его тревожного тона.
        — Думаю, да,  — мяукнула она.  — Лепестинка поделилась с Ореховкой и её котятами. Сказала, что не голодна.
        Тучезвёзд сжал губы.
        — Она и раньше так говорила.
        — Думаешь, она сознательно отдаёт другим свою еду?  — Глаза Летуньи расширились.
        Тучезвёзд кивнул.
        — Но поскольку еды мало, всем нам придётся поголодать какое-то время. Пока дичь не вернётся. Сычехвост!  — позвал он глашатая, болтавшего с Папоротницей снаружи воинской палатки.  — Отныне мы едим лишь раз в день, в сумерки. На двухразовое питание добычи не хватит.
        — Мы умрём с голоду!  — Глашатай выглядел перепуганным.
        — Нет, не умрём!  — отрезал Тучезвёзд, борясь с паникой в груди.  — Мы выживаем с одним приёмом пищи в Голые Деревья. Почему же сейчас не сможем?
        — Потому что мы отъедаемся в тёплые сезоны, чтобы выжить в холодные!  — заметил Сычехвост.  — Если у нас не будет сил охотиться, мы всё время будем голодать.
        — Тогда найдите другой способ охотиться!  — зашипел Тучезвёзд.
        Он развернулся и пошёл в свою палатку. «Они ждут от меня ответов, но я им что, наколдовать добычу в пустом лесу, что ли, должен?»
        Позади раздались мягкие шаги, и в палатку вошла Летунья.
        — Тучезвёзд, я волнуюсь за тебя.
        — Ну а я беспокоюсь за всех,  — пробормотал Тучезвёзд, кружась в гнезде и утрамбовывая мох.
        — Это твой долг, как предводителя,  — мяукнула Летунья.  — Я-то должна беспокоиться лишь о тебе. И о наших детях, которым предстоит родиться. Им нужен отец, Тучезвёзд! Если до того, как они появятся на свет, ты загонишь себя в могилу, заработавшись, мне придётся растить их в одиночестве! Прошу, береги себя хотя бы ради них!
        Тучезвёзд потянулся к Летунье и положил голову ей на плечо.
        — Прости. Я буду следить за собой, обещаю. И за всем племенем. Всё вернётся на круги своя, когда Чудища уйдут и вернётся добыча.
        Летунья прижалась к нему. Тучезвёзд отполз к краю гнёздышка, освобождая место для её округлившегося живота.
        — Ты, правда, веришь, что Небесное племя переживёт всё это?  — пробормотала Летунья, устраиваясь рядышком.
        — Конечно!  — мурлыкал Тучезвёзд.  — Звёздное племя не сделало бы меня предводителем, если бы не было уверено, что я сумею спасти своё племя. Спи, дорогая моя. Ради наших детей, мы оба должны быть сильными.

        Глава 6

        Стоя на Великой Скале в сиянии серебристого лунного света, Тучезвёзд смотрел на котов внизу. Бесчисленное множество глаз уставилось на него, навострив уши. Стояла тишина, и лишь четыре Великих Дуба шуршали листвой, нарушая её.
        «Сколько уже пять племён собираются здесь?  — подумал он.  — И сколько ещё будут собираться? До тех пор, пока Двуногие и эти деревья не уничтожат?»
        Снизу, у подножья скалы, послышался тихий кашель, и Тучезвёзд поймал выжидающий взгляд Сычехвоста. Миновало три рассвета с тех пор, как Тучезвёзд и три ученика оказались на падающем дереве. Двуногие не стали продвигаться дальше на территорию Небесного племени: вместо этого они убрали все поваленные деревья, а на их месте стали сооружать ряды из ровных квадратных серых камней. Шума меньше не стало, добыча всё ещё не вернулась, так что Небесные коты отощали и оголодали, однако Тучезвёзд чувствовал, что худшее уже позади.
        Он не желал говорить о Двуногих на Совете, дабы другие племена считали, дескать, в Небесном племени всё хорошо, но Сычехвост настоял на необходимости признать, что происходит что-то неладное. Уже известно, что шум достиг Грозового племени, а уж Речное племя его просто не могло не заметить. По мнению Сычехвоста, лучше было рассказать всё, как есть, чем давать котам других племён распускать слухи.
        В лесу хозяйничал сезон Зелёных Листьев, покрывший деревья сияющей зеленью листвы, а добычу сделавший сочной и упитанной. Другие племена рассказали о переполненных кучах с дичью, о здоровых котятах и о молодых воителях, силой и ловкостью не уступающих своим наставникам. Перед взором Тучезвёзда встала картина скудной кучи с дичью под кустом бузины, тощих старейшин подле неё и раздающихся стонов котят Ореховки, животы которых сводило от голода.
        Царапнув поверхность серебристого камня, он поднял голову.
        — Коты племён, для меня большая честь говорить от имени Небесного племени! Котята Ореховки подрастают и носятся повсюду со своими играми!  — послышалось довольное урчание, в основном со стороны кошек и старейшин.  — Через три луны я представлю их вам уже в качестве учеников. Мои воители показывают чудеса охотничьих навыков, и, как и все вы, мы благодарны сезону Зелёных Листьев за добычу, которую он принёс в наш лес!  — он выдержал паузу и сделал глубокий вдох.
        «Спокойно! Не дай ни единому усику выдать твой страх перед происходящим!»
        — Уверен, некоторые из вас заметили грохот Двуногих и их чудищ за нашей границей.  — Снизу коты закивали и зашептались. Тучезвёзд почувствовал, как напрягся Алозвёзд позади него.  — Как вам известно, Двуногие постоянно пытаются разрушить что-нибудь!  — Горло Тучезвёзда заныло от его потугов держать свой тон непринуждённым.  — Они забрали несколько деревьев с края нашей территории, но у нас их ещё много. Скоро им наскучит, и они уведут своих чудищ куда подальше.  — Он сузил глаза и попытался встретиться взглядом с как можно большим числом воителей из других племён.  — Небесное племя не хочет, чтобы вы тратили время на лживые слухи о происходящем на нашей территории.  — Тучезвёзд чуть было не сорвался на крик, но предупредительный взгляд Сычехвоста заставил его смягчить голос. «Не хочу, чтобы они думали, якобы я что-то скрываю».  — К следующему Совету надеюсь обрадовать вас ещё более замечательными новостями, а именно — собственными котятами, спасибо Летунье!
        Послышались одобрительные возгласы. Тучезвёзд надеялся, что ему удалось отвлечь котов от болтовни о Двуногих. Он отошёл от края скалы и сел. Алозвёзд наклонился и промурчал ему на ухо:
        — Рад слышать, что Небесное племя не против разделить территорию с Двуногими.
        Тучезвёзд бросил свирепый взгляд в сторону рыжего кота, но напомнил себе, что на небе сияет полная луна, а значит любое насилие между племенами запрещено.
        — Мы, разумеется, не делимся территорией с Двуногими,  — сказал он, выпучив глаза и всем своим видом демонстрируя удивление столь мышеголовому предположению Алозвёзда.  — Границы наши сильны, пограничные метки обновляются, как обычно.
        — Чаще, чем обычно, как я погляжу,  — добавил Алозвёзд, слегка вильнув хвостом.
        От ответа его спас Быстрозвёзд, предводитель племени Ветра, по очереди разминающий лапы.
        — Ох, я уже слишком стар, чтобы подолгу сидеть на холодной скале,  — проворчал он.  — Можно уже спуститься к остальным?
        Рассветная Звезда из племени Теней и Лиственная Звезда из Речного племени кивнули с спрыгнули с Великой Скалы. Лиственная Звезда выглядела сытой и упитанной под сияющей шерстью, и даже Рассветная Звезда была менее тощей, чем обычно. Усилием воли Тучезвёзд распушил шкуру, дабы скрыть выпирающие рёбра. Несмотря на обещание, данное Летунье, он ел меньше любого своего воителя. «Не успеют наши котята появиться на свет, как добыча вернётся»,  — убеждал он себя.
        Легколапа ждала у подножья скалы.
        — Тучезвёзд, можно тебя на пару слов?  — Её голубые глаза переполняла тревога.
        Кот последовал за ней в тенистое место позади скалы.
        — Другие целители,  — начала она дрожащим голосом,  — они все видели сны о нас, о том, как Небесное племя была проглочено жёлтыми Чудищами, раздавлено, словно пыль, падающими деревьями. Кротогрив из племени Теней считает, что нас не останется в живых уже к следующему Совету!
        — Кротогриву из племени Теней стоит больше беспокоиться о своих воителях и меньше совать морду в дела других племён!  — прорычал Тучезвёзд.  — Он ничуть не лучше ворчливого старейшины! Он едва о своей шкуре может позаботиться, не говоря уже обо всём племени.
        — Но другие прислушались к нему,  — настаивала Легколапа. И все волнуются за Небесное племя.
        Тучезвёзд поднял голову.
        — А они живут в нашем лагере? Видят, как наши охотничьи патрули работают, выбиваясь из сил в поисках еды для племени? Они знают, что деревья перестали падать? Или ты им рассказала, якобы мы умираем от голода, искалеченные Двуногими и их жалкими чудищами?  — Столь жёсткий тон заставил Легколапу вздрогнуть.
        — Я сказала, что мы в порядке, и что способны позаботиться о себе,  — твёрдо заявила она.  — Я бы ни за что не сказала им ничего другого.
        Тучезвёзд почувствовал укор вины за то, что сомневался в целительнице.
        — Я знаю, что ты бы так не поступила. Прости. Пойдём, присоединимся к остальным, пока мы ещё больше не подогрели сплетни средь наших соседей.

* * *

        Было непросто оставаться бодрым и изображать заинтересованность событиями в других племенах, так что Тучезвёзд вздохнул с облегчением, когда коты начали разбредаться с поляны, желая хоть немного отдохнуть перед рассветом. Он повёл соплеменников обратно по течению реки, морща нос от запаха пограничных меток Грозового племени на берегу. Небесному племени позволялось следовать по краю у воды до Четырёх Деревьев, но Алозвёзд, видимо, решил зажать их на гальке в узком коридоре, окружённом резким запахом.
        Перепел встретил племя сразу за ежевикой. Его глаза были наполнены тоской.
        — Лепестинка,  — мяукнул он, как только Тучезвёзд и Легколапа выбрались из зарослей.  — У неё очередной приступ, и он так слаба, что едва может открыть глаза.
        Тучезвёзд с Легколапой помчались в пещеру целительницы. Пожилая кошка лежала в лучах лунного света, просачивавшегося сквозь ветви над её головой. Кремовая с розоватым шкура была растянута выпирающими тазовыми костями, а глаза ввалились вглубь черепа. К её шерсти пристал запах смерти, из груди доносилось хриплое дыхание. Когда предводитель и целительница приблизились, она подняла голову и открыла рот, собираясь что-то сказать, но, внезапно всё её тело напряглось, лапы распрямились, а глаза закатились. Кошка затряслась, на губах выступила пена.
        Легколапа присела возле неё.
        — Всё в порядке, Лепестинка,  — успокаивала она.  — Скоро всё пройдёт.
        Сквозь сжатые губы старейшины раздался пронзительный вопль.
        — Подай мне два маковых семени,  — попросила Легколапа Перепела. Тот поспешил в кладовую, Тучезвёзд же сел возле больной кошки.
        — Два семени?  — переспросил он.  — А это безопасно?  — Он знал, что обычно Легколапа позволяла больному съедать лишь одно семя.
        Легколапа не отводила взгляда от содрогающегося тела Лепестинки.
        — А ты предпочитаешь позволить ей страдать от этих жутких судорог? Если я введу её в глубокий сон, она сможет отдохнуть и набраться сил.
        Тучезвёзд посмотрел на выпирающие кости, которые словно готовы были прорвать шкуру старейшины. Похоже, в её хрупком теле не осталось ни усика силы. Еда нужна ей гораздо больше, чем сон, но этого племя не могло дать ей. Тучезвёзд подавил в себе вопль отчаяния.
        Постепенно Лепестинка перестала дёргаться. Тучезвёзд аккуратно положил хвост ей на бок.
        — Теперь всё хорошо, Лепестинка. Отдыхай.
        Старая кошка моргнула и посмотрела на предводителя одним выцветшим глазом.
        — Не лги мне, Тучезвёзд,  — просипела она так тихо, что Тучезвёзду пришлось нагнуться, чтобы расслышать её. Он поморщился от запаха её дыхания и надеялся, что она этого не заметила.  — Может я и старая, но не глупая. Я знаю, что мы в большой беде. О, моё бедное племя! Мы столько всего пережили, но теперь Двуногие уничтожат нас.
        — Нет, Лепестинка!  — промяукал Тучезвёзд ей на ухо.  — Небесное племя переживёт это!
        Затуманенные глаза старейшины повернулись, ответив на его слова твёрдым взглядом.
        — Обещай мне, Тучезвёзд,  — хрипела кошка.  — Обещай мне, что ты не дашь Двуногим выгнать нас из дому!
        — Обещаю,  — прошептал Тучезвёзд.  — Эта земля принадлежит Небесному племени. Пока у меня есть мои девять жизней, я не покину этот лес.

        Глава 7

        Тусклые кремового цвета лучи просвечивались сквозь ветви, предвещая скорый рассвет. Тучезвёзд попытался вытянуть лапу, не потревожив Лепестинку. Пожилая кошка наелась маковых семян и впала в глубокий сон, сопровождаемый оглушительным храпом. Тучезвёзд уже не мог закрыть глаза, но он продолжал лежать возле неё, не желая оставлять в одиночестве кошку, привыкшую спать, чувствуя рядом тёплый мех других старейшин.
        — Тучезвёзд!  — раздался в палатке мягкий голос Легколапы.  — Прекрати ворочаться или ты разбудишь Лепестинку! Почему бы тебе не прогуляться?  — Целительница вышла из тени.  — Я полежу с Лепестинкой, пока она не проснётся.
        Тучезвёзд поднялся и, спотыкаясь на онемевших лапах, вылез из палатки. Снаружи воздух был уже тёплым, и крошечные мошки жужжали над ухом кота. В лагере стояла тишина: было ещё слишком рано даже для рассветного патруля. Тучезвёзд пролез под кустом ежевики и побежал меж мирно стоящих деревьев. Наконец-то в лесу было тихо! Двуногие и их жёлтые Чудища так рано не просыпались. Но что-то в этой тишине было не так. Предводитель напряг слух, пытаясь услышать хоть какое-нибудь живое существо. Птицы не пели, встречая рассвет, белки не скреблись на ветках, даже бабочки не порхали с первыми лучами солнца. Лес казался пустым, безжизненным и, впервые в жизни Тучезвёзда, неприветливым.
        Из леса он вышел на место, где деревья были вырублены. Кот встал на расколотый пень и обследовал разруху. Эта часть леса изменилась до неузнаваемости. Где же та узенькая тропа, используемая барсуками и оленями, по которой можно было попасть на открытые вдали пустоши? Или тот куст остролиста, под которым Тучезвёзд с группой учеников скрывались от града? Все деревья исчезли: теперь там были серые каменные квадраты, на которых лежали маленькие, ярко-красные камушки. Некоторые ряды были довольно высоки, и в них были пустоты: одни заканчивались прямо у поверхности, а другие — на уровне молодого Двуногого. Что-то всплыло у Тучезвёзда в голове. Эти сооружения выглядели знакомо… Они были недостроены, но кот, безусловно, видел подобное раньше.
        «Гнёзда Двуногих! Двуногие строят гнёзда на территории Небесного Племени!»
        Тучезвёзд посмотрел вокруг. Это его дом! Его, а не Двуногих! Кот внезапно испытал такую боль в груди, словно переживал смерть соплеменника. Эту часть территории уже никак не вернуть. Она потеряна навеки, захвачена Двуногими, их котятами и Чудищами. Остановятся ли они на этом? Или поглотят весь лес, дерево за деревом, до тех пор, пока ничего не останется? Предводитель Небесного племени почувствовал, как вопль подступает к горлу. Он откинул голову и позволил эху его крика разнестись по недостроенным каменным гнёздам.
        — Мой дом! Мой драгоценный дом!
        Лапы Тучезвёзда были тяжелее камня, когда он вернулся в лагерь. Что ему сказать племени? Они заслуживают сохранить в себе хотя бы усик надежды. Может, не стоит говорить им правду? По крайней мере, до тех пор, пока он не придумает, как племени пережить всё это. Протискиваясь сквозь ежевику, кот знал, что время рассказывать что-либо ещё не пришло. Тихий плач доносился из палатки Легколапы: Скворцепёр и Ястреб оплакивали свою соседку.
        Легколапа вылезла из своей палатки побежала навстречу Тучезвёзду.
        — Лепестинка скончалась несколько мгновений назад,  — промяукала кошка. Её глаза застилала пелена печали.  — В конце она была спокойна. Лепестинка хорошо спала после того, как ты пообещай ей, что Небесное племя будет в порядке.
        Тучезвёзд закрыл глаза. «Беги в Звёздное Племя, Лепестинка, и не оглядывайся. Соплеменники всегда будут скучать по тебе».
        Перепел и Сокол выбрались из палатки целительницы, осторожно волоча тело Лепестинки к солнечному свету.
        — Сегодня мы проведём бдение у её тела,  — сказала Легколапа Тучезвёзду.  — Очень жарко. Похороним её в сумерках.
        Тучезвёзд кивнул.
        — У тебя достаточно трав?  — спросил он.
        Перепел шёл следом за старейшинами с пастью, полной мягких зелёных листьев. Он посыпал ими шкуру Лепестинки, так что вся поляна наполнялась их травянистым ароматом.
        — Думаю, да,  — кивнула Легколапа. Она бросила беспокойный взгляд в сторону яслей.  — Пойду скажу Ореховке, чтобы она подготовила котят. Тучезвёзд, я редко приказываю своему предводителю, но прошу — не ходи сегодня в патруль. Тебе необходим отдых так же, как и всем нам. Без тебя у племени не останется надежды.
        Пройдясь хвостом по спине, кошка вернулась в палатку.
        Тучезвёзд подошёл к Лепестинке и лёг возле её головы. Глаза кошки были закрыты так, что можно было подумать, будто она спит. «Отправляйся в Звёздное Племя, моя старая подруга». Подул ветерок, и рядом села Летунья. Она изнемогала от жары.
        — Не хочешь пересесть в тень?  — предложил Тучезвёзд, но Летунья покачала головой.
        — Моё место здесь, с Лепестинкой,  — ответила она.
        — Как будто ещё один кусочек был вырван из нашего прошлого, вместе с деревьями,  — пробормотал Тучезвёзд, уткнувшись мордой в пахнущую травами щеку Лепестинки.
        — Знаю,  — мяукнула Летунья.  — Легколапа говорит, ты обещал Лепестинке, что всё будет хорошо, и что Небесное племя не потеряет свой дом, но как ты можешь быть в этом уверен? Нам не одолеть Двуногих!
        — Звёздное племя присматривает за нами,  — напомнил Тучезвёзд.  — Если мы сдадимся, то покажем, что не доверяем их заботе. Верь в них, особенно сейчас, когда Лепестинка тоже с ними, среди звёзд.
        — Я хотела, чтобы она увидела наших котят,  — прошептала Летунья.
        — И она увидит их, где бы сейчас ни была,  — поклялся Тучезвёзд.
        Прежде, чем сесть с Тучезвёздом возле Лепестинки, Сычехвост разослал рассветные патрули, а один повёл лично. Ореховка уводила подальше своих четырёх котят, с любопытством смотревших на неподвижную кошку. Углелапка решила было лизнуть Лепестинку в ухо и проверить, изменилась ли она на вкус, и тут же схлопотала оплеуху от рассерженной матери. В объятом печалью лагере было тише, чем обычно, но, когда солнце достигло вершин деревьев, вдалеке загремели Чудища, да так, что шкура Лепестинки задрожала от колебаний в земле.
        Сычехвост присоединился к бдевшему Тучезвёзду. Они сидели молча, вдыхая аромат трав и предаваясь собственным воспоминаниям о бывшей глашатой. Летунья отсела в тень и завалилась на бок, тяжело дыша, несмотря на влажный мох, который Легколапа положила ей под голову.
        Внезапно послышался треск ежевики, и на поляну ворвалась Мышезубка.
        — Зовите Легколапу!  — кричала кошка.
        За ней из-за папоротников показалась тёмная шкура Ночегрива, который помогал своему ученику, Дуболапу, пробираться сквозь ветви. Серый полосатый кот был весь вымазан в грязи, а одна из его лап повисла над землёй, подёргиваясь каждый раз, как он подпрыгивал, передвигаясь на трёх остальных лапах. Тучезвёзд вскочил на ноги.
        — Что случилось?  — спросил он.
        Ночегрив был мрачен.
        — Мы охотились у пограничных деревьев.  — Он махнул головой в сторону разорённых Двуногими территорий.  — Дуболап нашёл белку и погнал её на опустошённую местность, где Двуногие складывают красные камни. И он свалился в канаву, которую те вырыли.
        Легколапа выбежала из палатки и принялась обнюхивать плечо Дуболапа.
        — Тебе повезло,  — заявила она.  — Не думаю, что у тебя переломы. Пошли ко мне в палатку, я найду что-нибудь болеутоляющее.  — Она увела Дуболапа, подпирая его своим плечом.
        Сычехвост подошёл к Ночегриву и Тучезвёзду.
        — Легколапа права!  — прорычал он.  — Дуболапу повезло и он легко отделался. Он мог сломать шею!
        — Теперь там слишком опасно охотиться,  — кивнул Тучезвзёд.  — Отныне ни один кот не должен пересекать новую границу, даже если все белки в лесу будут по ту сторону.
        — Но нам же нужно есть!  — Ночегрив с удивлением посмотрел на предводителя.
        — Нам гораздо важнее выжить!  — заметил Тучезвёзд.  — Та территория больше не принадлежит Небесному племени. Двуногие украли её у нас, и мы ничего не можем с этим поделать. Придётся нам искать другие способы добывать себе пропитание.

        Глава 8

        — Хорек, возьми Папоротницу, Горностая и Желуделапа и идите на охоту к реке. Возможно, что вам повезет найти гнездо полевки, если вы, конечно, не боитесь замочить лапы. Мышезубка, твой патруль пойдет…
        — Сычехвост, подожди!  — крикнул Тучезвезд, выходя из своей пещеры. Он склонил голову перед глашатаем, извиняясь за то, что перебил его.
        — Сегодня никто не пойдет на охоту. Я хочу, чтобы все, и ученики, и воители, сегодня позанимались оттачиванием боевых приемов.
        Сычехвост удивленно уставился на него.
        — Но куча с добычей почти опустела! Раз у нас в лесу так мало дичи, мы должны охотиться так часто, как только сможем!
        — Нет,  — мяукнул Тучезвезд, его сердце будто окаменело. Глаза предводителя лихорадочно горели после бессонной ночи, проведенной в осознании того, что был только один-единственный шанс прокормить племя.
        — Мы должны сражаться.
        — Но мы не сможем одолеть Двуногих!  — возразил Хорек.
        Тучезвезд повесил голову.
        — Не Двуногих, а Грозовое племя. Мы должны забрать наши территории, которые Темнозвезд подарил им. Нам не справиться без них, у нас недостаточно охотничьих угодий, чтобы прокормить все племя.
        Сычехвост ответил Тучезвезду долгим задумчивым взглядом.
        — Темнозвезду следовало поступить так же,  — тихо мяукнул он.  — Своими действиями ты не нарушишь Воинский закон.
        Тучезвезд уже не был уверен, что Темнозвезд, да и вообще кто-либо из Предков-воителей Небесного племени наблюдали за ними со звезд. Они не посещали его снов с той поры, как заверили, что Небесное племя будет сильным и останется в лесу навечно.
        Сычехвост занялся реорганизацией патрулей. Ученики радовались хоть какому-нибудь разнообразию среди повседневной рутины.
        — Мы уже столько дней беспрерывно охотимся,  — мяукнул Желуделап,  — поскорей бы опробовать «Небесный дождь» снова!
        — А я хочу повторить «Колышущиеся ветви»,  — промяукала Мятка.  — В прошлый раз я упала с веток, но сейчас я стала сильнее и уверена, что смогу правильно выполнить этот прием!
        Воители хранили молчание, а Тучезвезд задумался о том, что они, скорее всего, поняли, насколько он отчаялся, раз решился пойти против слова Темнозвезда. Он стоял посреди поляны и наблюдал за тем, как патрули один за другим скрывались в кустах. Воители Небесного племени сражались, неожиданно спрыгивая с деревьев, балансируя на ветвях, используя высоту и собственный вес, сбивая с лап своих врагов. Много воды утекло с тех пор, как они в последний раз сражались против другого племени в чем-то серьезнее пограничной стычки. У Тучезвезда каждая кость в теле ныла при мысли о том, что он втягивал своих ослабленных голодом и бессонными ночами соплеменников в войну, а все из-за того, что Двуногие сотворили с их землями! Но у него не было другого выбора. Они должны были расширить свою территорию, и неважно, какой ценой.
        На рассвете следующего дня он собрал все свое племя под кривым кустом терновника. Он стоял на самой верхушке, балансируя на длинных тонких изогнутых ветвях колючего куста, и внимательно смотрел на котов в мягком свете восходящего солнца.
        — Соплеменники! Пришло время забрать то, что по праву принадлежит нам! Я буду идти во главе, позади меня будет идти Сычехвост. Вы все получите возможность принять участие в битве, за исключением Улитника и Мятки.
        Два ученика издали разочарованные вздохи.
        — Но мы хотим сражаться!  — закричала Мятка.  — Мы вчера усердно тренировались, я всего лишь три раза свалилась с ветки!
        — Мы никого не боимся!  — добавил Улитник, топорща свою мягкую бурую шерстку.
        — Ни один кот не сомневается в вашей храбрости,  — заверил Тучезвезд.  — Но мне нужны сильные и храбрые коты, готовые, в случае чего, защитить лагерь от напасти. Вы двое сделаете это для меня? Я думаю, Пижмолапка не откажется помочь вам в этом деле.
        Их кремовая сестренка выпрямилась. Она все еще прихрамывала из-за своего ушибленного плеча, и даже не смогла принять участие во вчерашних военных тренировках. Тучезвезд прекрасно понимал, что юные коты не смогут в одиночку защитить соплеменников, пока старшие воители отсутствуют. Но он и не мог взять их с собой в битву, поэтому ему пришлось придумать для учеников такое задание, чтобы притушить горечь обиды за то, что их оставили.
        Тучезвезд оглядел своих воинов. Они все были тощими и усталыми, спутанная шерсть клоками торчала во все стороны, запавшие глаза устало глядели на мир, как будто все они прямо сейчас были готовы пополнить палатку старейшин. «Как бы то ни было, мы должны собрать все наши силы и сразиться за эти земли».
        — Коты Небесного племени!  — зычно начал он.  — Сегодня настал великий день! Сегодня у нас есть шанс сдвинуть наши пограничные метки, заставить Грозовое племя понять, что мы больше не собираемся терпеть их на территории, которая испокон веков была охотничьей землей Небесного племени!
        — Да!  — подхватили воители, стоявшие под ореховым кустом.
        — Мы прогоним этих паршивых кошаков с наших земель! Зададим им жару!
        Сычехвост поймал взгляд Тучезвезда и кивнул. Настало время отправляться. Глашатай принялся распределять воинов на три военных патруля, а Тучезвезд тем временем спрыгнул с дерева. Летунья ждала его. В ее янтарных глазах плескался страх. Тучезвезд боялся, что она будет уговаривать его не идти в бой и сохранить свою жизнь ради котят.
        — Даже несмотря на то, что я не могу сражаться вместе с тобой,  — серьезно мяукнула она,  — я всегда буду рядом, в твоем сердце. Позволь мне стать твоей отвагой и силой,  — она положила голову ему на плечо, и Тучезвезд с наслаждением вдохнул аромат своей подруги.
        Когда кот поднял голову и встретился взглядом с Летуньей, он прошептал:
        — Мы должны победить в этой битве. Если мы проиграем, все будет потеряно.
        — Запомни, я всегда с тобой,  — прошептала она в ответ.
        Тучезвезд поднялся и повел своих воинов через поляну, к выходу из лагеря.
        — На Грозовое племя!  — провыл он и кинулся в ежевичные кусты.
        Коты Небесного племени помчались к границе Грозового, вот они уже пересекли подлесок и готовы были нанести новые метки на дубах с противоположной стороны. План Тучезвезда и Сычехвоста заключался в том, чтобы перенести пограничные метки, подавить возможное сопротивление и дать Грозовым котам понять, что они будут пресекать любые нарушения новых границ в этой части леса. Патруль Тучезвезда был уже в паре шагов от границы, когда они врезались в патруль Грозового племени.
        Удивленные лица уставились на них.
        — Что, во имя Звездного племени, здесь происходит?  — взвыл лидер патруля.
        — На нас напали!  — зарычал один из патрульных, выпуская когти.
        — Нарушители!  — зашипел третий.
        — Нет, это вы нарушители!  — пророкотал Тучезвезд.  — Отныне и навсегда эта территория принадлежит Небесному племени!
        Первый патрульный издал издевательский визг:
        — Ох, да правда, что ли? А доказать-то сумеешь?
        Хорек прыгнул вперед и сбил воина Грозового племени с ног, прижал к земле, схватил передними лапами и начал молотить задними. Другой Грозовой воин прыгнул на Хорька, и его буровато-рыжая шерсть скрылась в мешанине меха и облетевших листьев. Тучезвезд выпустил когти и попал в самый центр клубка из сплетенных воинских тел. А из зарослей папоротников все прибывали коты Грозового племени. Воинственные вопли и шипение разносились по всему лесу, Грозовое племя быстро поняло, что их атакуют, и примчалось на защиту своих границ.
        Тучезвезд сумел вытащить Хорька из сражения и отвлекал на себя внимание одного из воителей, пока буровато-рыжий кот переводил дыхание. Тучезвезд бегло огляделся и заметил, что Небесные коты карабкаются на деревья. «Да! Используйте наши сильные стороны в бою!»- мысленно призвал он. Воители Грозового племени искали глазами своих врагов, внезапно скрывшихся среди ветвей.
        — Вернитесь и сражайтесь!  — прокричал один из них, стряхивая кровавые капли с морды.
        — Трусы!
        Момент пронзительной тишины прервали коты, разорвавшие воздух стремительными прыжками с деревьев. Потемка, Хорек и Желуделап приземлились на покрытого шрамами крепкого серого кота по имени Крапивник. Тучезвезд обрадовался, но ненадолго, потому что Крапивник скинул котов так, будто они были лишь колючками на шерсти и, не дав Желуделапу подняться, набросился на него. Тучезвезд рванул было вперед, но чьи-то острые когти впились ему в спину, и он отшатнулся назад, чувствуя обжигающе горячее вонючее дыхание на своей шее.
        Он обернулся и увидел рычащую Зерногривку.
        — Пора научить Небесное племя уважать наши границы!  — прошипела она и сделала выпад вперед, резко полоснув когтями морду Тучезвезда. Предводитель стряхнул кровь с разодранного носа и приготовился впиться в уши глашатаи, но она ловко увернулась, ее тело было упитанным и сильным.
        Кот заметил, что даже Алозвезд вступил в битву. Он оказался нос к носу с Папоротницей, когда та спрыгнула с ветки на спину кота и вырвала клок шерсти из его бока. Теперь кошка уже каталась по земле под мощными темно-рыжими лапами Алозвезда. Предводитель посмотрел на нее сверху вниз и нанес могучий удар в бок. Обмякшее тело Папоротницы упало в заросли орляка и больше не двигалось. Тучезвезд хотел подбежать к ней, но кошка успела прийти в себя. Быстро отряхнувшись, она вновь кинулась в гущу сражения.
        Тучезвезд сосредоточился на рыжем коте, которого звали Янтарь. Противник смотрел в другую сторону, поэтому Тучезвезд присел и напружинился для прыжка. Перед самым его прыжком кто-то сверху прокричал:
        — Поберегись!
        В следующее мгновение Мышезубка спрыгнула с дерева и полетела вниз. Предупреждение, адресованное Тучезвезду, услышал и Янтарь, и Грозовой воитель успел вовремя отпрыгнуть. Мышезубка упала на землю с пугающим звуком. Она завизжала от боли. Глаза Янтаря заблестели, и он приготовился обрушить когти прямо на ее незащищенный живот. Тучезвезд оттолкнулся задними лапами и, перелетев Мышезубку, врезался в Янтаря и отбросил воителя прочь. Грозовой кот отчаянно извивался под ним, и Тучезвезд понял, что больше не сможет удерживать его. Он откатился вбок, чтобы Янтарь не смог впиться зубами в его горло.
        По крайней мере, Мышезубка смогла отползти, волоча за собой задние лапы. Тучезвезд заметил, как она скрылась в папоротниках, и он мог с уверенностью сказать, что у кошки была сломана одна лапа. Он оглядел своих воинов, голод и страх рождали в них ярость, но они все были слишком худы и слабы, чтобы биться с крепкими откормленными Грозовыми котами. От отчаяния его соплеменники совершали очень глупые ошибки, зачастую Грозовые воители просто ждали, когда их соперники споткнутся или запутаются в собственных лапах. На дубах все еще стояли метки Грозового племени, хотя стволы и листва были забрызганы кровью Небесного племени. Если они продолжат сражение, ранения будут серьезнее сломанной ноги Мышезубки.
        Предводитель чувствовал себя ужасно уставшим, его царапины и раны горели огнем. Тучезвезд поднял голову и завыл:
        — Небесное племя, отступаем!

        Глава 9

        — Небесное племя, мы проиграли!
        Тучезвезд переставлял свои израненные лапы по поляне. Каждая рана на его шкуре горела огнем, а лапы были отбиты от прыжков на твердую иссушенную землю.
        — Я сожалею,  — пробормотал он.
        Летунья подбежала к нему, ее глаза потемнели от страха.
        — Вы… вы проиграли? Но ты же сказал, что мы должны были выиграть эту битву!
        — Да, должны были. Но не смогли!  — огрызнулся Тучезвезд. Он увидел, как вздрогнула Летунья и тут же смягчился.
        — Прости. Ты права, мы обязаны были победить. Нам нужна та территория, чтобы прокормиться.
        Сычехвост сжался под кустом ежевики, один его глаз заплыл, вся шерсть была заляпана кровью.
        — Мигом иди к Легколапе,  — приказал коту предводитель.
        Вся поляна была заполнена королевами и старейшинами, встречавшими возвращавшихся из боя воителей. Они говорили настолько тихо, что Тучезвезд отчетливо слышал дрозда, поющего где-то неподалеку. «Глупая храбрая птица,  — подумал он.  — Если ты останешься здесь, то завтра же станешь частью кучи с добычей». На их территории осталось так мало птиц, что Тучезвезд всерьез задумался о том, не отправить ли какого-нибудь воина, который поймал бы дрозда прямо сейчас. Но все коты, способные охотиться, участвовали в битве и вернулись из нее с ранами, начиная с порванных ушей и заканчивая сломанной лапой Мышезубки.
        Тучезвезд задался вопросом, наблюдало ли Звездное племя за их позорным поражением. Он не чувствовал поддержки ни от одного из предков Небесного племени.
        — Целительница должна осмотреть рваную рану на твоем боку,  — сказала ему Летунья.
        — Не сейчас,  — ответил Тучезвезд.
        — Я должен выступить перед племенем и сказать, что мы не сдадимся после единичного поражения.
        Он пошел к ветке изогнутого колючего терновника. В этот раз ему показалось, будто она расположена выше обычного, а его задняя лапа начала пульсировать острой болью, когда он попытался на нее запрыгнуть. Тогда он подтянулся на передних лапах и еле устоял на раскачивавшихся ветвях. Раньше он мог смотреть отсюда на лес и не видеть конца своей территории. Теперь красные твердые и пугающие недостроенные Гнезда Двуногих отчетливо виднелись на фоне тонких жалких ветвей.
        Кашель, раздавшийся снизу, вернул его внимание к сидящим внизу котам. Все коты, принявшие участие в битве, выглядели опустошенными и сломленными, единственные признаки надежды теплились лишь в глазах тех, кто остался в лагере.
        — Коты Небесного племени!  — Тучезвезд старался придать голосу уверенность настоящего предводителя, вера в которого могла спасти их племя.
        — Причина нашего сегодняшнего поражения заключается в том, что Грозовое племя сражалось увереннее и лучше. Они желали этой победы больше нас.
        Он встретил несколько удивленных взглядов в толпе воителей, но большинство котов сидело потупившись и дергая хвостом, ведь они считали себя виновными в этом поражении. Сердце Тучезвезда ёкнуло. Он знал, что его воины делали все, что могли, но были ослаблены и голодны, а бесплодные охотничьи патрули окончательно вымотали их.
        — Я никого из вас не обвиняю. Все, о чем я вас прошу — посмотреть, что мы сделали сегодня и решить, сможете ли вы продолжать дальше. Если да, то скоро будут новые сражения и битвы, новые возможности доказать всем остальным племенам, что значит быть частью Небесного воинства.
        Коты внизу зашевелились и подняли головы. Как будто уже представили стычку со своими соседями. Тучезвезд вздрогнул, увидев вызов в их глазах. «Я не смогу смириться с мыслью, что вновь заставлю вас сражаться, но мы обязаны это сделать. Мне так жаль».
        — Небесное племя заберет то, что и так наше. Мы захватим ту территорию, которую у нас украло Грозовое племя!  — закончил он.
        Раздалось несколько воодушевленных выкриков. Тучезвезд вздохнул. Его воины были такие храбрые, такие преданные. Он не мог и желать о лучших воителях, но могли ли они желать лучшего предводителя? Он осторожно спрыгнул с ветки и похромал в сторону палатки Легколапы. Ему нужна была паутина и средство, притупляющее боль в ранах и ушибах, но только не мак. Ему нельзя спать этой ночью, ведь он должен разработать новый план нападения на Грозовое племя, другую стратегию, которая даст его воинам хороший, а вполне возможно, что и единственный шанс на победу.
        — Тучезвезд! Тучезвезд, проснись!
        Влажный нос ткнулся в ухо Тучезвезда. Ворча, он шлепнул по этому самому носу и встал. Сквозь ветви в своей палатке он видел, что небо успело стать молочно-белым, но было еще достаточно темно? и на небосклоне догорали звезды. «Звездное племя, ты всё ещё наблюдаешь за нами? Есть какой-то мудрый совет?»
        — Тучезвезд, нам надо поговорить!
        — Что-то случилось?  — спросил предводитель, узнав запах трав, исходящий от Легколапы.
        — Летунья рожает?  — он мгновенно взбодрился и подпрыгнул.  — Она в порядке? Мне нужно найти и принести какие-то травы?
        — Сядь,  — прошипела Легколапа.  — Или ты хочешь перебудить всех котов племени? Летунья в полном порядке. Ее котята появятся на свет через четверть луны, но никак не сейчас. Она мирно спит в детской,  — целительница прошла в палатку и присела. Ее палевая бурая шерстка была хорошо видна через листья, и ее глаза сверкали, когда она повернулась к Тучезвезду.
        — У меня был сон,  — начала она. Ее голос был выше, чем обычно, и Тучезвезд учуял запах, скрывавшийся за травами, он как пыль цеплялся за ее шерсть. Это был запах страха.
        — Я уверена, что Звездное племя открыло мне будущее. Недалекое. Летунья там была с твоими котятами, и они были еще очень маленькими…
        — Но сильными?  — перебил Тучезвезд.  — С ними было все хорошо, верно?
        Легколапа покачала головой.
        — Нет, твои котята выглядели… здоровыми,  — она глубоко вдохнула.  — Небесное племя покидало лес. Мы были на Совете, все племя. Мы… мы хотели остаться, но другие племена отказали нам. Мы не могли больше оставаться на этих землях.
        — Что? Это глупости!  — хвост Тучезвезда стегал по земле.
        — Других племён не касается, остаемся мы здесь, или нет. Это наша территория!  — Легколапа пристально посмотрела на него, и Тучезвезд вздрогнул, увидев горе в ее глазах.
        — Ты не понимаешь,  — мяукнула она мягко.  — Не осталось больше свободной земли. Не для нас. Двуногие забрали её целиком, и нам ничего не оставалось делать, кроме как уйти.
        Тучезвезд тревожно посмотрел на нее. Неужели это всё действительно так и закончится, и Небесное племя прогонят из дома, как какую-то паршивую лису? Легколапа погладила хвостом плечо предводителя.
        — Я сожалею, Тучезвезд. Ты не проиграл эту битву. Просто нашего противника невозможно одолеть.

        Глава 10

        В детскую проник луч бледного лунного света. Летунья приоткрыла рот, издав жалобный вопль. Тучезвёзд склонился над ней:
        — У тебя всё отлично получается,  — подбадривал он.  — Ещё немного — и на свет появится наш первый котёнок!
        Глаза Летуньи заметали молнии:
        — Не говори так, будто это легко!  — прошипела она сквозь зубы.  — Ты даже не представляешь, каково мне!
        — Ох, с котами так всегда,  — успокоила Легколапа.  — Тучезвёзд делает всё, что в его силах. Сосредоточься на дыхании, Летунья!
        Тучезвёзд поморщился, когда Летунья вонзила когти в его переднюю лапу, но напомнил себе, что это пустяк по сравнению с той болью, которую она испытывала. По животу Летуньи прокатился спазм, и маленький комочек выскользнул на мох. Легколапа подалась вперёд и взяла новорождённого зубами. Комочек принялся извиваться, и Летунья потянулась, чтобы вылизать его мокрую шерсть.
        — Кот!  — объявила Легколапа, придвинув котёнка ближе к животу Летуньи.
        Тучезвёзд восторженно глядел на сына. Его тёмный мех был всклокочен языком Летуньи, а глаза плотно закрыты, однако он всё же добрался до источника запаха молока.
        Летунья напряглась:
        — Ещё один на подходе!  — простонала она.
        — Отлично!  — мяукнул Тучезвёзд.  — Мы хотим четверых, помнишь?
        Летунья ответила свирепым взглядом. Ещё толчок — и второй комочек появился, по размеру даже меньше первого. Легколапа высвободила его из последа и придвинула к голове Летуньи. Этот котёнок извивался куда меньше первого.
        — С ним всё в порядке?  — спросил Тучезвёзд.
        Летунья принялась вылизывать котёнка, энергично работая языком. Котёнок поднял голову и тоненько пискнул.
        — В порядке,  — промурлыкала Легколапа.  — Маленькая миленькая кошечка присоединяется к брату.  — Целительница прошлась лапой по животу Летуньи.  — Похоже, всё. Я принесу тебе влажного мха, Летунья. Попробуй поспать, пока они кормятся.  — Легколапа вышла из детской, и Тучезвёзд услышал, как Ореховка, ожидающая снаружи, спрашивала о котятах.
        Кот наклонился и нежно потёрся мордой об уши Летуньи.
        — Я так горжусь тобой!  — мурлыкал он.  — Сын и дочь!
        Летунья взглянула на него:
        — Прости, что ещё с двумя не вышло.
        — Не будь мышеголовой: эти двое идеальны! Они, несомненно, займут нас на ближайшие луны!  — Тучезвёзд рассматривал крошечные извивающиеся комочки подле брюха Летуньи.  — Как мы их назовём?
        Летунья подняла голову и взглянула на них.
        — Котик с колючей шерстью похож на пучок утёсника! Как насчёт Утёсничка?
        — Превосходно!  — ответил Тучезвёзд. Он осторожно коснулся дочери.  — Смотри, её шерсть, обсохнув, выглядит пятнистой. Походит на солнечный свет, продирающийся сквозь листву. Назовём её Пестринкой?
        — Пестринка и Утёсничек,  — мурлыкала Летунья, откинувшись в своём гнёздышке.  — Наши ненаглядные котята…  — Её голос затих, и она закрыла глаза.
        Тучезвёзд вышел из палатки и сделал глубокий вдох. Это ночь должна была быть самой счастливой в его жизни, но ничто не могло сдвинуть тяжкий камень скорби, лежащий в его животе. Он поднял голову и осмотрел силуэты, вырисовывавшиеся вокруг лагеря. Раньше их со всех сторон окружали деревья, а не жёлтые Чудища. Весь оставшийся лес был уничтожен, деревья срублены и унесены, освобождая всё больше места для рядов серого и кроваво-красного камня. Лишь небольшая часть деревьев осталась — лишь часть от дома Небесного племени.
        Тучезвёзд пролез сквозь ежевику и вышел на пустое пространство, где раньше стояли берёзы. Он посмотрел на мерцающие точки серебристого цвета на пурпурном небе. «Воители Звёздного племени, вы видели, что у меня котята? Вы будете присматривать за ними? Или бросите, как бросили всех нас?»
        Внезапная волна усталости обрушилась на Тучезвёзда. Весь день он провёл, охотясь на берегу реки — единственном месте, где была хоть малейшая надежда найти добычу. Некоторые воители даже попытались выловить рыбу из реки, подобно речным котам, но в итоге лишь расцарапали себе когти и промокли до шерстинки. Каждый кот в племени начал ненавидеть вкус водяной крысы, даже котята Ореховки, громче всех жалующиеся на голод.
        Тучезвёзд закрыл глаза и зарылся носом в хвост. Он провалился в сон, и обнаружил себя в Звёздном племени, среди высоких, шелестящих деревьев, где он уже ранее встречался с предками. Он осмотрелся, вдыхая воздух, выискивая котов, рассказавших ему, сколь сильным и могучим было Небесное племя. Племя, которое должно было существовать в лесу вечно. Но лес был пуст, на языке ощущался лишь запах листьев и древесной коры.
        — Трусы!  — заорал Тучезвёзд.  — Где вы? Покажитесь! Встретьтесь со мной лицом к лицу и скажите, как ничто не угрожает Небесному племени!  — Он побежал сквозь деревья, папоротники хлестали его по ушам и цеплялись за хвост. Звёздное племя что, растворилось в ночи? Или его предки наблюдали за ним исподтишка, избегая встречи, ибо были бессильны помочь ему?
        Тучезвёзд остановился на поляне, его бока вздымались.
        — Дайте мне знак, что есть ещё надежда!  — умолял он.  — Покажите, что не оставили нас! Вы — всё, что у нас осталось!
        Но не было ответа. Лишь листья шелестели, и шелест этот становился всё громче и громче, заполняя уши Тучезвёзда. Он зажал уши лапами, пытаясь избавиться от ужасного шума. Тот был уже совсем рядом. Выдохнув, предводитель поднял голову и увидел жёлтое Чудище, надвигающееся на него, такое огромное и грозное на фоне мягкого рассветного неба. Вскрикнув, Тучезвёзд побежал к краю пустого пространства, наблюдая, как Чудище, рыча, проходит мимо.
        — Сомневаюсь, что предки вообще узнают свой старый дом,  — раздался голос позади него.
        Обернувшись, кот увидел Скворца, сидящего в грязи с растрёпанной шкурой и помутнённым старческим взглядом.
        — Я приходил сюда каждый день и смотрел, как Двуногие уничтожают нашу территорию,  — начал престарелый кот.  — Хвост за хвостом, коготь за когтем, они забирали наши деревья, нашу добычу, наше укрытие. И, что хуже всего, они забирали нашу надежду.
        — Не говори так!  — Тучезвёзд захлестал хвостом по земле.  — Мы будем бороться! Мы должны!
        Скворец со слезами на глазах посмотрел на него.
        — Тучезвёзд, оглянись вокруг. Остаётся лишь с гордо поднятой головой признать поражение и искать другой путь. Ты всегда отлично вёл Небесное племя за собой, и это никогда не изменится, хоть всё остальное уже не будет прежним.
        — Наша единственная надежда — найти новые территории,  — промяукал Тучезвёзд, рассматривая перепачканные лапы.  — На следующем Совете я попрошу другие племена помочь нам, отдав часть своих территорий, как однажды поступил Темнозвёзд.
        — А если они откажутся?  — спросил Перепел.
        Тучезвёзд мрачно посмотрел на старейшину.
        — Тогда я не знаю, что буду делать,  — признался он.
        Полная луна сияла на безоблачном небе, наполняя лес серебристым сиянием. Шкуры котов же светились бледным, выцветшим серым цветом. Тучезвёзд выскользнул из кустов на вершине ложбины и повёл соплеменников вниз, через ущелье. Запахи в тёплом воздухе говорили, что другие племена уже прибыли. Коты сидели вокруг великих Четырёх Деревьев, а их предводители ожидали на Великой Скале. Они с удивлением смотрели на котов Небесного племени, спускавшихся вниз по склону.
        — Эй, Тучезвёзд!  — позвал Быстрозвёзд.  — Почему вы опоздали?
        Тучезвёзд не ответил. Вместо этого он прошёл мимо котов, сидевших у подножья скалы, и забрался на неё, присоединившись к другим предводителям. Он посмотрел на остальных соплеменников, выходящих из-за кустов на склоне поляны. Ученики жались друг к другу, расширив глаза и нервничая, чувствуя на себе взгляды других котов. За ними вышли Сокол и Ястреб, явно уже слишком слабые для посещения Советов. Тучезвёзд услышал шипение со стороны котов других племён — старейшин было принято оставлять в покое, когда они достигали столь почётного возраста.
        Немного погодя появились Ореховка и Летунья. Ореховка несла Утёсничка, громко возмущающегося, когда его протащили сквозь колючки. Летунья держала Пестринку, кажущуюся совсем крохотной в пасти своей матери. Паучок, Полосатик, Углелапка и Омелка шли позади королев, спотыкаясь от усталости и не чувствуя никакого возбуждения от присутствия на Совете после долгого пути вдоль реки. Воители встали оборонительным кольцом вокруг старейшин и королев, ощетинив загривки и задрав хвосты, будто желая защитить соплеменников от раздававшихся вокруг тревожных вздохов.
        — Великое Звездное племя!  — прошипел Быстрозвёзд.  — Эй, Тучезвёзд, неужели ты решил привести на Совет все свое племя?
        Тучезвёзд выдержал взгляд предводителя племени Ветра.
        — Да,  — мяукнул он.  — Я привёл сюда всё своё племя.
        — Но зачем, во имя Звёздного Племени, ты сделал это?  — ахнула Лиственная Звезда.
        Тучезвёзд сделал глубокий вдох. «Вот он — момент, когда я вынужден умолять другие племена помочь мне. Звёздное племя, ты, правда, этого хотело?»
        — Потому что моему племени больше негде жить,  — провозгласил он.  — Двуногие захватили и разрушили нашу территорию.
        — Что?  — подался вперёд Алозвёзд.  — Мои патрули докладывали о появлении на вашей территории Двуногих и о рёве ужасных Чудищ, но не могли же эти твари занять всю вашу землю?
        — Выходит, смогли.  — Тучезвёзд устремил взгляд сквозь тёмные деревья, словно видел свой разорённый дом.  — Они привели огромных Чудищ, которые набросились на наши деревья и вырвали их из земли. Они убили и распугали всю нашу дичь. Теперь Чудища окружили наш лагерь и изготовились к нападению. У Небесного племени больше нет дома.  — Он снова повернулся к предводителям.  — Я привел сюда свое племя, чтобы просить помощи. Вы должны уступить нам часть своей территории.
        Поляна под скалой взорвалась протестующим мявом. Сердце Тучезвёзда замерло, когда он увидел напрягшихся, будто готовых к нападению, соплеменников. «Мы всего лишь просим помощи!»
        Первым опомнился Быстрозвёзд.
        — Но это неслыханно! Явиться сюда и требовать от нас поступиться частью своей исконной земли! Да мы сами еле кормимся, ясно тебе?
        Алозвёзд неловко переступил с лапы на лапу и задумчиво протянул:
        — Сейчас-то дичи у нас много, но ведь за Зелёными Листьями наступит сезон Голых Деревьев. В суровую пору у Грозового племени каждая мышь на счету, и мы не можем делиться с чужаками.
        — Племя Теней может сказать то же самое,  — поднялась со скалы Рассветная Звезда. В ее зеленых глазах, обращенных на Тучезвёзда, горела мрачная решимость.  — Мое племя самое большое в лесу, ясно? Нам нужен каждый коготь нашей земли, иначе нам не выжить.
        Тучезвёзд взглянул на четвёртого предводителя.
        — Что скажешь ты, Лиственная Звезда?
        — Я бы очень хотела помочь вам,  — тихо ответила предводительница Речных котов.  — Честное слово, поверь мне. Но в последнее время река сильно обмелела, и нам самим едва хватает рыбы, чтобы прокормиться. Кроме того, Небесные коты не умеют ловить рыбу!
        — Точно!  — обрадовался Быстрозвёзд.  — А по нашим пустошам могут бегать только воины Ветра! Небесные коты никогда не сумеют загнать кролика или поймать мышь в зарослях утёсника. Нет, вы все равно не прижились бы на нашей земле. Да вам в жизни не приходилось спать под вересковыми кустами!
        Тучезвёзд выждал долгую паузу.
        — Но что же нам тогда делать?
        Вся поляна затихла. Тучезвёзд чувствовал, как сердце готово выпрыгнуть из груди. «Прошу, помогите! Без Звёздного племени, вы — наша единственная надежда!»
        Первым заговорил Алозвёзд:
        — Уходить.
        Тучезвёзд моргнул. «Что?!»
        — Правильно!  — с закипающим рычанием в голосе подхватил Быстрозвёзд.  — Уходите из этого леса и ищите себе другое место, да только подальше отсюда, чтобы не повадно было воровать нашу дичь!
        У подножья скалы вскочила Хохлатка, целительница племени Ветра.
        — Быстрозвёзд, опомнись!  — крикнула она.  — Я твоя целительница, и я не могу молчать. Звёздное племя разгневается, когда узнает об изгнании небесных котов. В лесу всегда было пять племен!
        Быстрозвёзд взглянул на целительницу сверху вниз.
        — Не слишком ли много ты на себя берешь, Хохлатка, толкуя нам всем волю Звёздного племени? Ты говоришь, предки-воители будут гневаться? Но посмотри — луна по-прежнему ярко сияет в небесах! Если Звёздное племя недовольно, пусть пошлет тучу и погрузит Священную поляну во тьму!
        Хохлатка не нашлась с ответом и опустила голову.
        Тучезвёзд чувствовал нарастающую волну паники в груди.
        — Пять племен живут в этом лесу с начала времен. Неужели для вас это совсем ничего не значит?
        — Времена меняются,  — махнул хвостом Алозвёзд.  — Кто знает, может быть, воля Звёздного племени тоже изменилась? Всем известно, что предки-воители наградили каждое лесное племя особым даром, который позволяет нам жить и охотиться на своей собственной территории. Речные коты умеют плавать и ловить рыбу. Грозовое племя лучше всех выслеживает дичь в кустарнике и под деревьями. Воины Ветра могут быстро бегать и жить в продуваемых всеми ветрами предгорьях. Вы же, Небесные воины, высоко прыгаете и легко лазаете по деревьям, которых так много на вашей земле. Разве это не означает, что вы не сможете жить ни на какой другой территории?
        Кротогрив, тощий и потрёпанный целитель племени Теней, откинул голову и посмотрел прямо на Тучезвёзда.
        — А с чего вы взяли, что в лесу всегда было пять племен? Деревьев-то на священной поляне всегда было четыре! Разве это не знак? Я так думаю, предки с самого начала хотели, чтобы у этой земли было четыре хозяина!
        — Точно!  — зашипела серебристая полосатая воительница племени Ветра, сидящая посреди поляны.  — Небесное племя здесь лишнее! Надо прогнать их, да побыстрее.
        Тучезвёзд смотрел, как его воины щетинили загривки и выпускали когти, готовые ринуться в бой, несмотря на голод и усталость. «О, мои храбрые соплеменники! Простите, что довёл вас до такого. Брошены сперва Звёздным племенем, а теперь и теми, кто мог нам помочь».
        — Остановитесь!  — прогремел Тучезвёзд.  — Никто не посмеет упрекнуть Небесное племя в трусости, но эту битву нам не выиграть. Сегодня ночью мы увидели, чего стоит Воинский закон в этом лесу. Мы уходим. Отныне мы будем жить одни и полагаться только на самих себя!  — Он на мгновение закрыл глаза, чувствуя частое биение сердце. Без территории у Небесного племени не будет ни еды, ни укрытия. Без Звёздного племени не будет надежды. «Здесь для нас всё кончено. Я — предводитель, не сумевший спасти племя».
        Тучезвёзд спрыгнул с Великой Скалы и проложил себе дорогу сквозь толпу котов к Летунье. У её лап пищали котята, они смотрели на него большими, расширенными глазами. Тучезвёзд поймал взгляд подруги и сразу понял, что она собиралась сказать.
        — Прости меня, Тучезвезд,  — проговорила Летунья дрожащим голосом.  — Наши детки слишком малы для скитаний. Они умрут в пути. Если хоть одно из племен согласиться приютить нас, мы останемся здесь.
        От всего сердца Тучезвёзд проклял ту ночь, когда Звёздное племя даровало ему девять жизней. Если бы он не был предводителем Небесного племени, он смог бы тоже остаться, или жить с Летуньей, как бродяги, плюнув на Воинский Закон. Но перед ним простирались его девять жизней: одинокие, холодные и бесконечные. «Летунья, неужели я и тебя потеряю?»
        Пустельга, целитель Грозового племени, решительно пробился сквозь толпу и, не обращая внимания на сердитое шипение Небесных котов, склонился над котятами.
        — Грозовые коты с радостью встретят вас в своем лагере.
        — Ты уверен?  — обернулся к нему Тучезвёзд.  — Разве ты не слышал, что только что заявил ваш предводитель?
        — Я думаю, что сегодня наш предводитель совершил очень серьезную ошибку,  — не пряча глаз, ответил Пустельга.  — Но он никогда не бросит на погибель беспомощных котят и их мать. Грозовое племя станет надежным домом для тебя и твоих детей, Летунья.
        Летунья склонила голову.
        — Спасибо.  — Она обернулась у Тучезвёзду, её зелёные глаза переполняла горечь.  — Значит, пришло время прощаться.
        — Что ты такое говоришь, Летунья!  — Тучезвёзд понял, что больше не в силах быть храбрым.  — Я не могу расстаться с тобой! Я не в силах уйти от тебя и наших детей!
        — Но ты должен!  — еле слышно прошептала Летунья.  — Ты нужен всему племени, а я… сейчас я больше всего нужна нашим котятам.
        Тучезвёзд уронил голову.
        — Я буду ждать тебя,  — прошептал он.  — Я буду вечно ждать тебя.  — Он прижался к щеке Летуньи.  — Пустельга позаботиться о тебе, доверься ему. Он попросит кого-нибудь из воинов отнести наших детей в свой лагерь.  — Тучезвёзд повернулся к целителю.  — Заклинаю тебя, позаботься о Летунье и наших котятах.
        — Будь спокоен,  — кивнул тот.
        Тучезвёзд уткнулся носом в каждого котёнка: сперва в Утёсничка, а затем в Пестринку. Он втянул в себя их сладкий молочный запах, зная, что запомнит его до конца своих дней. Но запомнят ли они его? Он посмотрел на Летунью, любуясь ею, как последним зрелищем в своей жизни. «Мне так жаль».
        Летунья коротко кивнула, и Тучезвёзд тотчас понял, о чём она думала. Она напоминала ему, что он всё ещё предводитель Небесного племени. Без дома, без еды, без поддержки Звёздного племени, его соплеменники могли положиться лишь на него. Тучезвёзд поднял голову и взмахнул хвостом, собирая племя.
        — За мной!
        Он повёл воителей по склону, но прежде, чем Тучезвёзд успел скрыться в кустах, Алозвёзд крикнул ему с Великой Скалы:
        — Да хранит вас Звёздное племя!
        Тучезвёзд стремительно обернулся и вперил ледяной взгляд в предводителя Грозового племени.
        — Звёздное племя может делать всё, что ему заблагорассудится!  — прошипел он.  — Оно предало Небесных котов. С сегодняшней ночи между мною и Звёздными предками все кончено!  — заявил он, не обращая внимания на испуганный вздох, исторгшийся из глоток собравшихся воинов, в том числе и его собственных.  — Звёздное племя позволило Двуногим разрушить нашу территорию. Звёздное племя позволило вам изгнать нас из леса: оно даже не послало тучу, чтобы закрыть лик луны и выразить свой гнев! Звёздные предки говорили, что в лесу всегда было пять племен — но они лгали! Отныне Небесное племя не будет доверять звёздам!
        Он в последний раз взмахнул хвостом, развернулся и скрылся в кустах. Его соплеменники последовали за ним, один за другим исчезнув в тенистой листве. Тучезвёзд не представлял, куда идти, куда они придут в конце пути. Сейчас он хотел лишь одного: оставить позади четыре гигантских дуба.
        «Прощайте, Летунья, Утёсничек, Пестринка. Когда-нибудь я отыщу вас. Я обещаю».

    Перевод: © Солнцегривка (1 глава), © Звездохвост (2, 4, 5, 6, 7, 10 главы), Грозохвостка (3 глава), Медобок (8 и 9 главы).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к