Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Тихомиров Олег: " Иохим Лис Детектив С Дипломом " - читать онлайн

Сохранить .
Иохим-Лис - детектив с дипломом Олег Николаевич Тихомиров

        По мотивам известной повести для детей шведского писателя Ингемара Фьёля. Читатели узнают о том, как хитроумный сыщик Иохим Лис распутывает чрезвычайно сложное дело.





        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Есть на белом свете городок Елсо. Лежит он в дремучих лесах, где больше всего елей и сосен. Теперь понимаете, почему его так назвали? Ел + со получится Елсо.
        Проживает в нем четыреста тридцать девять жителей. Ну, а сейчас давайте познакомимся с Иохимом-Лисом, потому что он-то и есть главный герой этой невероятной истории.
        Отец Иохима был сапожником.
        Когда у старого папаши Лиса стало худо с глазами и он не мог больше продергивать дратву в ушко шила, все поняли, что Иохим унаследует отцовское ремесло. И в самом деле, к тому времени Иохим отлично изучил все ремесленные тонкости. Случалось, конечно, что иной клиент, заказавший пару ботинок, получал оба ботинка на левую ногу и ни одного — на правую. Но ведь это все мелочи.
        По прошествии нескольких лет Иохим пришел к выводу, что работа сапожника ему совсем не по душе. Сидел он за столом, заваленным обрезками кожи, и мечтал, что станет когда-нибудь сыщиком, или по-ученому, — детективом. И не просто детективом, а самым что ни на есть знаменитым.
        В конце концов в Елсо даже полицейского не было, чтобы следить за порядком на улицах. То есть был, конечно, полицейский, но какой!
        Много лет тому назад местный медведь Бур получил звание городского блюстителя порядка. И первое время, следует признать, нес свою службу безупречно. Но в последние годы с ним что-то случилось, он все хуже и хуже исполнял обязанности. Он обрюзг, обленился и круглый год спал. Просыпался он самое большее раз в месяц и, зевнув пару раз, переворачивался на другой бок.
        К счастью, все эти годы в Елсо царило спокойствие. Хотя раньше городок частенько подвергался опустошительным набегам наглого волка по кличке Клык-Потрошитель, прославившегося своим умением взламывать замки и не оставлять следов.
        Но с тех пор, как старикан Клык вышел на пенсию и построил себе глубоко в лесных дебрях этакую хибару, серая лапа разбойника больше не ступала на улицы Елсо. Ходили слухи, что Клык-Потрошитель на склоне лет коротает дни, играя сам с собой в подкидного дурачка.
        Как уже было сказано, ничего страшного в городе не происходило, но все же иногда случались престранные истории.
        Скажем, ты приглашен на обед в четверг к семи часам вечера. Конечно, ты начинаешь к этому готовиться. Извлекаешь из шкафа черный костюм, надеваешь элегантнейшую рубашку. Воротничок ослепительной белизны туго накрахмален. Беззаботно напевая песенку, представляешь себе, что хозяева угостят тебя гороховым супом и блинчиками с медом.
        Булавка от галстука обычно лежит в шкатулке на комоде, но, когда ты поднимаешь крышку, вдруг оказывается, что шкатулка пуста, абсолютно пуста. Ищешь повсюду: в углу возле печки, под комодом, под креслом. Но булавки нет как нет. Согласитесь, ничто вас так не может разозлить, как то, что кто-то стянул вашу булавку для галстука. Именно тогда, когда надо одеваться к званому обеду в четверг к семи вечера!
        И никогда не удавалось найти объяснения загадочным происшествиям. В один прекрасный день Иохим-Лис вдруг понял, что пора положить на полку сапожные инструменты. Настало время сменить профессию.
        За прошедшие годы Иохиму удалось скопить денег, и теперь он мог записаться на Заочные Курсы Частных Детективов. Это было известное учебное заведение, из стен которого вышло множество прославленных детективов. Иохим получил по почте курс лекций и тут же принялся за кропотливое изучение. Уже из первой лекции он уяснил, что уважающий себя частный детектив должен тщательно заботиться о своей внешности. Ему нельзя выглядеть неряхой или оборванцем, но он и не должен быть этаким щеголем, чтобы не бросаться в глаза.
        Иохим начал действовать. Он приобрел узкие брюки со складкой острой, как бритва, завел твердый крахмальный воротничок и широкую пелерину черного бархата. Затем купил клетчатый пиджак и в совсем мелкую клеточку шляпу.
        Стоя перед зеркалом, он внимательно разглядывал себя и, наконец, пришел к выводу, что выглядит теперь точь-в-точь как детектив, изображенный на первой странице лекций Заочного Курса Частных Детективов. Недоставало только монокля и трубки. Монокль лучше всего держать в правом глазу — очень важная деталь во внешности заправского детектива. Это Иохим также вычитал в лекциях. На крайний случай можно обойтись и обыкновенными очками. Что касается трубки, то она должна быть по возможности крупной и с изогнутым чубуком.
        Иохим купил и трубку, и монокль. Но заставить круглое стеклышко сидеть в глазнице было не так-то просто. Как ни грустно, пришлось заменить его очками: они крепко сидели у Иохима на длинном лисьем носу.
        Никогда прежде он не пробовал курить. После первой затяжки он закашлялся и ощутил во рту прескверный вкус.
        Но, раз уж в Заочном Курсе сказано, что следует курить трубку с изогнутым чубуком, то ничего не поделаешь.
        Затем Иохим узнал, что детективу нужно научиться бросать лассо. Это необходимая вещь. Ведь именно при помощи ловко наброшенного лассо лучше всего ловить жуликов и бандитов. Он подумал, что в качестве лассо он может приспособить обычную бельевую веревку, и стал с нею ежедневно упражняться.
        Всю весну Иохим, не поднимая головы, сидел за лекциями. Курсы находились далеко, в столице, где жил король. Иохим посылал туда контрольные работы и, судя по всему, делал большие успехи, так как преподаватели, проверяя его домашние задания, возвращали их с такими отзывами: «Отличный вариант», «Великолепно!», «Задача понята правильно и остроумно решена».
        Сапожная мастерская тем временем преобразилась в деловую контору. В ней теперь стояло шведское бюро, корзина для бумаг и вообще все то, что должно быть в солидной конторе.
        Но вот настал День, когда Иохим получил заказное письмо, и в нем говорилось, что он один из лучших учеников, окончивших Заочные Курсы Частных Детективов, и, в подтверждение этого, был приложен диплом. Никогда в жизни Иохим не был так счастлив и горд, как в тот момент, когда он, стоя на табуретке, приколачивал диплом к стенке. В тот же день он написал объявление и вывесил его у входа в дом. На следующее утро жители Елсо могли прочитать:

             ВСЕВОЗМОЖНЫЕ ТАЙНЫ
        будут раскрыты быстро и дешево.
           Пользуйтесь услугами
          ИОХИМА —ЛИСА,
        дипломированного детектива!

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Но прежде чем рассказать о приключениях Иохима-Лиса, нужно вас познакомить с Елсо и его обитателями. В Елсо всего две улицы: Большая и Малая. Зато узких и темных переулков великое множество.
        Домик Иохима-Лиса стоит на пригорке в конце Большой улицы. Он весь утопает в цветущих кустах. На окнах — горшочки с кактусами. А почему именно кактусы — об этом после.
        Около Иохима разместилось еще несколько крохотных домиков. Почти в самом центре города расположена часовая мастерская Тима-Енота. Это желтенький домик с высокой мачтой-флагштоком на крыше. Тим не поднимает на мачте флаг, поскольку флага у него нет. Вместо этого он сам частенько взбирается на мачту. Оттуда открывается прекрасный вид на весь городок.
        На другом конце Большой улицы есть ателье. В нем сидит портной Игл-Еж и шьет одежду для жителей Елсо. Сам он, конечно, не справился бы со своей работой, но ему помогают семеро домочадцев. На Малой улице находится единственный в городе магазинчик. На вывеске над дверьми выведено яркой краской:

            БОНИФАЦИЙ-БАРСУК.
          РАЗНЫЕ ТОВАРЫ.

        Когда открываются двери магазина, звенит маленький колокольчик. Каждый переступивший порог ставит зонт возле бочки с селедкой справа. Разумеется, если у него есть зонт. Галоши оставляет за дверью. Естественно, если он в галошах. А шляпу держит в руке. Тот, кто пришел в шляпе.
        За прилавком стоит сам хозяин лавки, Бонифаций-Барсук. С неотразимо-предупредительной улыбкой он спрашивает клиента, как тот себя чувствует, хорошо ли спал. Затем поинтересуется:
        — Так чем я могу быть полезен? Может, желаете сто граммов изюма?
        — Полкруга колбасы,  — отвечает клиент,  — пачку трехсантиметровых гвоздей и одну желтенькую луковку.
        — Прошу покорно,  — говорит лавочник и снова улыбается.
        Затем Бонифаций-Барсук заворачивает все покупки в цветную бумагу. А клиент тем временем, размышляет, не купить ли материала в горошек на платье или брошку с красивым голубым камнем, ведь у тетки нынче день рождения.
        Общеизвестно, что в этой лавке можно приобрести все, что угодно. Брошки с голубыми камушками лавочник хранит в несгораемом шкафу в конторе. Но почти все остальные товары висят на крюках под потолком или лежат на полках вдоль стен.

        Иногда клиента приглашают наверх, где его принимает мадам Бибианна-Барсучиха. На столик, покрытый скатертью в красно-белую клетку, мадам Бибианна подает кофе и вафли. Супруга лавочника славится своими изумительными вафлями. Кофе тоже хорош. Вам нальют одну, другую чашку, и вы незаметно для себя съедите семь вафель.
        —  Может, вам еще чашечку?  — спросит мадам Барсучиха.  — А вафли? Что, вам так не понравились вафли?
        За столом сидят также двое маленьких барсучат. Их зовут Лина и Линус. Они то и дело роняют крошки на стол и ставят пятна на красно-белой клетчатой скатерти.
        На Малой улице расположено также и почтовое отделение. Там сидит старый голубь и моргает глазами из-под очков. Редко случается, что кому-то пришлют письмо в Елсо. Поэтому ворчливый голубь бурчит что-то сам себе.
        В домике с башенками находится городской кинотеатр. Три вечера в неделю здесь можно смотреть фильмы, в которых происходит множество опаснейших приключений.
        Самый частый посетитель кинотеатра Тим-Енот. Правда, он ходит сюда вовсе не из-за фильмов, а чтобы отдохнуть от беспрерывного тиктаканья в часовой мастерской. Тим-Енот, усевшись в одном из удобных кресел, тотчас же засыпает. Но если бы он и сидел с открытыми глазами, то все равно ничего не разобрал бы на экране, потому что от постоянного копания в часовых механизмах стал близоруким. Прогуливаясь по улице и встретив Юлиана-Оленя, он может сказать:
        — Добрый день, господин Барсук!
        До того близорук Тим-Енот. Но когда у него очки на носу, он видит хорошо. Да только Тим-Енот никогда не знает, куда он их подевал. Забывает в самых неподходящих местах.
        Ну вот мы и рассказали о некоторых жителях Елсо. Нельзя, однако, не упомянуть о кузене Иохима-Лиса — Амвросии. Живет он на окраине города в полуразвалившейся лачуге. Кузен Амвросий не из числа тех, кто любит работать больше, чем это необходимо. Зато он обожает шататься по городу и по лесу, засунув руки в карманы и насвистывая ужасно грустный мотив.


        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Это произошло в среду в доме Бонифация. Все семейство сидело за столом, на завтрак были поданы блинчики. Барсук расправил на коленках салфетку. Линус зевал. Лина посадила к себе на колени котенка: маленькую кошечку по кличке Кэти.
        Окно, выходящее в сад, было открыто. Легкий ветерок играл занавесками. Вдруг из лесу донеслось кукование.
        — Интересно, это наша старая приятельница Клотильда-Кукушка?  — сказал Бонифаций, намазывая кусок хлеба маслом.  — Она зимовала в Африке!
        — Подумать только!  — сказала мадам Барсучиха, ставя на стол еще одну миску с блинчиками.  — Подумать только, в самой Африке. И есть же такие, что могут себе позволить нечто подобное. Интересно, пригласит ли она нас к себе?
        — Это было бы очень приятно,  — признался Бонифаций.
        Линус потянулся было за вареньем и тут увидел, что банка наполнена кислой клюквой.
        — Мама, а нельзя ли нам вместо клюквы  — малины?
        — Да, мамочка,  — добавила Лина.
        Бонифаций и сам не любил кислую клюкву, но для порядка строго сказал:
        — Ешьте то, что дают. Если бы вы знали, как было, когда мы росли. Нам давали к блинчикам...
        — Варенье из рябины!  — закончила Лина.  — Ты, папа, тысячу раз нам говорил. А блинчики были из молотой березовой коры.
        — Они в самом деле были неважные,  — согласился Бонифаций.  — И уж во всяком случае не такие пышные, как эти.
        — Я, конечно, могу предложить малинового варенья, — сказала мадам Барсучиха,  — но нельзя же так его уплетать. У нас осталось всего десять банок.
        Она полезла в погреб, но вернулась без варенья.
        Вид у нее был крайне растерянный.
        — Нету!  — выдохнула она.
        — Чего нету?  — спросил Бонифаций.  — Погреба?
        — Банок с малиной. Из десяти не осталось ни одной.
        — Но это же невозможно!  — сказал Бонифаций.
        Все молча направились в погреб. Полка была пуста, за исключением двух маленьких банок. Одна была с клюквой, другая — с медом.
        — Странно. А двери были заперты?  — спросил Бонифаций, глядя на мадам Барсучиху.  — Я говорю о входных дверях.
        — Когда я вошла, они были заперты.
        Семейство стало обшаривать погреб.
        Несмотря на тщательный обыск, ни одной банки с вареньем найдено не было. И никаких следов взлома. Окно закрыто на задвижку, стекло не разбито. Линус разглядывал полку, на которой стояло варенье, и вдруг закричал:
        — А это что такое! Посмотрите!
        Все подбежали. Линус показывал на маленький знак на стене возле полки. Он напоминал крестик или скорее букву X, и был начерчен, видимо, углем.
        — Икс,  — сказала мадам Барсучиха.
        — Икс,  — буркнул Бонифаций.
        Потом все долго молчали. Стояла такая тишина, что слышно было, как в углу недовольно ворчал паук. Наверное, потерял нить или сам запутался в собственной паутине.
        — Надо все-таки кончить завтрак хоть и без малинового варенья,  — прервала молчание мадам Барсучиха.
        Дети вздохнули. В глубокой задумчивости семейство поднималось по лестнице. Блинчики доели в безмолвии.
        Тем не менее пробило десять часов. Бонифаций должен был открывать лавку. Несколько покупателей уже ждали у входа.
        По мнению клиентов, Барсук был нынче просто сам не свой. Забыл даже спросить, чем он может быть полезен. Первый из клиентов сам был вынужден начать:
        — Могу я попросить полкило чернослива?
        И еще больше все удивились, когда лавочник вместо чернослива завернул в бумагу моток пряжи. Следующий клиент пришел за свежей сельдью, а получил коробочку с карандашами.
        Обедало семейство Барсуков на террасе. Бонифаций посолил фруктовый суп и стал есть его вилкой. Потом сказал:
        — А не сходить ли в полицию, то есть к медведю Буру? — И сам себе ответил:  — Нет, это совершенно бессмысленно!
        — И ведь в самом деле, некому следить за порядком в этом городе!  — поддержала его мадам Барсучиха.
        — А я знаю, - промычал Линус с набитым ртом.  — Пускай этим займется Иохим-Лис.
        Бонифаций сменил вилку на ложку.
        — Иохим-Лис! Что ж, это мысль!  — сказал он.
        — Попытка — не пытка,  — согласилась мадам Барсучиха. — У него диплом есть, и вообще...

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Иохим-Лис сидел за письменным столом, повторяя последнюю лекцию Заочного Курса Частных Детективов. Его особенно занимала глава о слежке. Вот что там было написано:
        «Незаметно следить за подозрительной личностью — это не легкое искусство. Самое важное для детектива умение — правильно переодеться. Необходимо убедить преследуемого, что вы являетесь кем-то совершенно иным, а не детективом.
        Что касается воров и бандитов, то они, как правило, очень осторожны, и это надо принимать во внимание.
        Не стоит, например, переодеваться трубочистом, собираясь следить за вором, крадущим муку в пекарне. Точно так же и пекарь, сидящий на печной трубе в своей белой одежде, может вызвать подозрение. Переодевайтесь так, чтобы не выделяться из общей массы».
        Тут Иохим прервал чтение и задумчиво покачал головой. Без сомнения, мудрые слова, надо их намотать себе на ус.
        Последние строки главы поучали:
        «Иногда детективу приходится вести слежку в совершенно необычных условиях, например в лесу. Но даже и эта задача не должна представлять сложности для опытного детектива. В лесу лучше всего переодеться так, чтобы выглядеть, как муравейник. В таком виде можно просто по пятам преследовать преступника. В этом случае необходимо только воздерживаться от чихания! Никоим образом не чихать! Ибо ничто не может так возбудить подозрительности преступников, как чихающий муравейник!»
        Иохим задумался. Вскоре и он сможет применить свои познания на деле. Пусть только жители Елсо прочтут его объявление и немного поразмыслят. Тогда от них просто отбоя не будет. Странно, что еще никто не приходил.
        В этот момент раздался стук в дверь. Иохим мгновенно состроил мину, которая, по его мнению, более всего подходила дипломированному детективу. Он слегка опустил уголки губ и немного сдвинул брови. Быстро нацепил на нос очки, расстегнул верхнюю пуговицу клетчатого пиджака.
        — Входите, прошу вас!  — пригласил он любезно.
        Порог переступил кузен Амвросий:
        — Ну, как дела?  — Как сажа бела?!
        — М-да, в общем, как-то так,  — ответил Иохим. Не этого посетителя он ждал. И никогда прежде не случалось, чтобы кузен Амвросий стучал в дверь перед тем как войти.
        — Я хотел спросить, не сможешь ли ты мне помочь? -сказал Амвросий, располагаясь в кресле, предназначенном для будущих клиентов.
        — С удовольствием,  — ответил Иохим, краснея. Он решил, что речь пойдет о детективной истории.  — Что же произошло?
        — Ничего особенного, но я думал, может ты мне одолжишь немножко деньжат, до завтра.
        Улыбка на устах Иохима застыла.
        — Разве я уже не одалживал тебе денег, которых ты мне так и не вернул?
        — Видно, с памятью плохо стало,  — вздохнул кузен Амвросий,  — даже и вспомнить не могу, когда это было. Может, как детектив, ты что-нибудь порекомендуешь мне для укрепления памяти?
        — Вон!  — Иохим уже не мог вытерпеть такой наглости.
        — Странный детектив! Вышвыривает клиентов, — процедил сквозь зубы Амвросий и выскользнул из комнаты.
        Иохим еще долго бурчал себе под нос:
        — Неужели кузен будет вечно ко мне приставать? Разве он не может подыскать какую-нибудь приличную работу?
        Иохим стал упражняться в метании лассо. Он поставил на конторку табурет и бросал лассо из кухни. Вскоре он уже так навострился, что петля почти каждый раз попадала в цель.
        И тут кто-то снова постучался. Нет, это же немыслимо, чтобы кузен Амвросий вернулся опять!
        — Войдите, пожалуйста!  — произнес Иохим.
        В дверях появился лавочник Бонифаций, собственной персоной. Иохим любезно подвинул ему кресло. Не часто в дом приходят такие почтенные гости. Бонифаций тут же приступил к делу.
        — Малиновое варенье — чудная вещь,  — сказал он.  — Дети его тоже любят. Да и сам я всегда любил. Намного больше, чем клюкву. Не говоря уже о рябиновом повидле.
        — Несомненно,  — ответил Иохим, пытаясь понять, отчего это лавочник Барсук выбрал такую удивительную тему для разговора.  — Малиновое варенье по праву на первом месте. Ну, конечно, ежели нет под рукой варенья из крыжовника.
        — Ой!  — воскликнул Бонифаций,  — было видно, как он даже содрогнулся при одной мысли об этом янтарном варенье. Потом добавил: —Да вы только представьте, сударь мой, прямо со сковородки снятые оладушки, намазанные ароматнейшим вареньем.
        Произнеся слово "оладушки'', Бонифаций вспомнил вдруг, зачем он явился, и начал, наконец, рассказывать о таинственном исчезновении банок с малиновым вареньем и о еще более таинственном знаке ИКС.
        Иохим опустил уголки губ вниз и сдвинул брови. Он взял обертку из-под сдобных сухариков и стал на ней делать короткие записи. В голосе его зазвучали металлические нотки.
        — Варенье...  — говорил он, одновременно записывая это слово.  — Малиновый конфитюр, точнее... Десять банок... Из погреба... Так, так.  — Отбросив перо, он проницательно взглянул на гостя.  — Посмотрим, что можно сделать. Я только соберу свой саквояж и через несколько минут буду у вас.
        Бонифаций поблагодарил и вышел. Иохим наспех пролистал несколько лекций своего курса, чтобы убедиться — нет ли там чего о краже малинового варенья? Ничего не нашел. Была только речь о том, каким образом лучше всего изловить вора, похитившего брусничный джем. Но ведь это большая разница — брусничный джем или малиновый конфитюр!
        Иохим туго набил свой саквояж. Всунул туда лассо, пару позвякивающих наручников и несколько пустых кулечков от сухариков, чтобы делать на них заметки. Громадное увеличительное стекло повесил на шею.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        — Разве не ужасно?  — сказала мадам Барсучиха, когда Иохим поздоровался со всеми членами семьи.  — Я имею в виду эти банки.
        — Похищения конфитюра,  — ответил Иохим, — принадлежат к пренеприятнейшим среди прочих случаев похищений.  — И он порылся в саквояже так, что забренчали наручники.  — Что ж, приступим к следствию.
        — Это было вот здесь,  — сказала мадам Барсучиха и направилась к лестнице.
        За ней шли Лина и Линус, а замыкал шествие Бонифаций.
        Иохиму показалось странным, что вор оставил две банки: с медом и с клюквой. Он сделал соответствующие заметки на обертке из-под сухариков и спросил, были ли заперты входная дверь и окна. Он записал ответ и произнес:
        — Хорошо, это все, что мне пока необходимо знать. А теперь я хочу остаться здесь один.
        Мадам Бибианна-Барсучиха подтолкнула детей вперед, и все семейство вышло из погреба. Лина и Линус охотно остались бы и поглазели, как детектив ведет свое расследование.
        — Престранный случай,  — сказал Иохим сам себе. И на кулечке для заметок написал большими-пребольшими буквами: ТАЙНА МАЛИНОВОГО КОНФИТЮРА.
        Затем Лис протер свое увеличительное стекло и осмотрел погреб. Он состоял из двух помещений. Из одного лестница вела прямо в квартиру. Двери другого выходили в сад. Эти двери были заперты на ключ, как уверял лавочник.
        Прежде всего Иохим обследовал полки. Однако, не обнаружив ничего подозрительного, он перешел к обследованию стен. Его поразил знак в виде ИКСА. Этот знак был похож на крохотного паучка. Когда же он посмотрел на знак сквозь увеличительное стекло, тот стал похож на большого коварного паука.
        Потом пришла очередь обследовать пол. Иохим обнаружил кое-какие следы, но ни один из них не вызывал подозрения. Через сильную лупу легко можно отличить след преступника от следа ноги порядочного человека.
        Иохим понимал, что имеет дело с необыкновенно хитрым грабителем, который стер за собой все следы. И к тому же он был, конечно, в перчатках, чтобы не оставить отпечатков пальцев. Но как же вор проник сюда?
        Детектив приступил к обследованию земли перед погребом. Потом несколько раз обошел дом. Кругом было множество следов, среди которых найти след вора не представлялось уже никакой возможности. Вот если бы семейство Барсуков не выходило с утра из дому, тогда такой опытный детектив, как Иохим-Лис, смог бы прочитать по оставленным следам все, как по книге. Теперь же картина была весьма туманной. Помимо всего этой ночью был действительно густой туман, по крайней мере, возле лавки Бонифация, а это, как вы сами догадываетесь, чрезвычайно затрудняет дело.
        Иохим как раз намеревался войти в сад, когда мадам Барсучиха позвала его из окна. Она спросила, не хочет ли он после утомительного следствия выпить чашечку кофе?
        Мадам Барсучиха накрыла в гостиной. За столом собралась вся семья. Был также столичный гость, господин Россомаха, одетый в превосходно отутюженный костюм и рубашку с ослепительно белым воротничком. В безупречно завязанном галстуке столичного гостя сверкала золотая булавка.
        — Разрешите представить вас друг другу,  — сказал Бонифаций,  — господин Иохим-Лис, господин Ромуальд-Россомаха!
        Иохим и Ромуальд подали друг другу руки, и Россомаха показал в улыбке неимоверное количество белых зубов.
        Иохим подумал, что Россомаха, когда улыбается, выглядит подобострастно. Пренеприятно подобострастно, раболепно даже! Он все ломал себе голову, что это такой вот подобострастный Россомаха делает в доме Барсуков. Выглядит он, впрочем, весьма элегантно. Столичный типчик, сразу видно!
        — Садитесь, пожалуйста, - сказала мадам Бибианна.
        Иохим положил два кусочка сахару в чашку и заметил, что Ромуальд-Россомаха взял, по крайней мере, восемь.
        Несколько минут длилось молчание. Раздавался только звук легкого прихлебывания, какой всегда слышен, когда втягиваешь первый глоток из тонкой чашечки. Линус и Лина вместо кофе пили жидкий шоколад со взбитыми сливками.
        Целая гора вафель громоздилась на тарелке.
        Рядом стояла тарелка с пирожными, по одному на каждого из присутствующих. Иохиму приглянулось пирожное с клубникой посередине. Было только одно такое пирожное и выглядело оно необыкновенно привлекательно!
        — Я только что услышал, что вы, господин Лис, являетесь детективом,  — сказал Ромуальд-Россомаха с елейной улыбочкой.  — Представляю, до чего интересная профессия!
        Иохим заметил, что Россомаха чуточку шепелявит и выговаривает букву "эс" с присвистом.
        — Ну что ж,  — сказал Иохим, с хрустом уминая седьмую вафлю,  — работа, бесспорно, увлекательная. Хотя в основном все дело привычки.
        — Жуткая история с этим похищением конфитюра, — сказал Ромуальд-Россомаха.  — Впрочем, я слышал, что вы, господин Лис, чрезвычайно талантливый детектив, и вообще...
        — Я думаю, вы несколько преувеличиваете,  — скромно сказал Иохим. Лесть была ему приятна. И он теперь не считал, что у Ромуальда-Россомахи такая уж елейная усмешка. Быть может, он, по сути дела, просто пресимпатичный господин.
        — А вы уже напали на след?  — полюбопытствовал Ромуальд.
        — Мне трудно определенно высказаться по этому поводу, прежде чем я обработаю мои наблюдения.
        Все прочие сидели тихо, прислушиваясь к разговору. Бонифаций казался несколько удрученным. Мадам Бибианна, судя по всему, тоже с тревогой думала о десяти банках исчезнувшего конфитюра. Быть может, она так никогда и не получит их назад.
        Тарелка с вафлями опустела, и теперь уже настала пора пробовать пирожные. Иохим протянул руку, чтобы взять одно из них.
        Но рука Ромуальда-Россомахи с быстротой молнии схватила именно это пирожное с клубникой посередине. Иохим с ужасом и негодованием глядел, как Россомаха лопает пирожное, которое, собственно говоря, принадлежало ему, Иохиму. И Ромуальд-Россомаха показался детективу еще более подобострастным и отвратительным, чем прежде.
        Мадам Барсучиха спросила, не желают ли они еще по чашечке, но Иохим поблагодарил и сказал, что должен идти домой, чтобы приняться за работу.
        Бонифаций проводил его до крыльца. Детектив воспользовался случаем, чтобы спросить, кто он такой, этот Ромуальд.
        — Весьма известная личность,  — ответил лавочник,  — он служит обер-контролером в Королевском Управлении По Учету Сосновых Иголок. Прибыл к нам в командировку и проведет тут недели две-три. Снял у меня комнату на мансарде.
        — Ага,  — сказал Иохим,  — понятно.
        Королевское Управление По Учету Сосновых Иголок было одним из важнейших учреждений в далекой столице. Чиновники из КУПУСИ всегда славились ослепительно белыми крахмальными воротничками и безупречно завязанными галстуками. Иохим, впервые увидя Ромуальда-Россомаху, должен был мгновенно догадаться, что перед ним один из служащих КУПУСИ.
        Бонифаций сообщил, что Россомахе поручено пересчитать все иголки на деревьях в Елсо и окрестных лесах. Кроме того, он обязан следить за тем, чтобы никто не собирал иглы для домашних надобностей без официального разрешения.
        — Этот господин весьма изыскан и образован.
        — Гм,  — пробормотал Иохим, и невольно ему вспомнилось то самое пирожное с клубникой посередине.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Иохим-Лис поудобнее расположился в кресле и зевнул. Он как раз только что вернулся от Барсуков. Этот странный и запутанный случай крайне утомил его. Недурно было бы чуток вздремнуть. Нет, нет, сначала нужно привести в порядок бумаги, которыми был завален письменный стол.
        В конце концов он отыскал свои записи, озаглавленные: «ТАЙНА КОНФИТЮРА». Но что он написал под заглавием? «MET»? Какой-такой «мет»,  — удивился Иохим. Потом ему вспомнилась баночка меда в подвале. Не так легко прочесть все эти каракули. Заметки он делал стоя, бумагу держал на весу, не на что было ее положить.
        Вдруг Иохиму пришла в голову отличная мысль. Он понял, чего недоставало ему в конторе. И он сразу же сел писать новое объявление. Текст был таким:
        ТРЕБУЕТСЯ ЛИЧНЫЙ СЕКРЕТАРЬ
        аккуратный и с хорошим почерком.
        ИОХИМ-ЛИС,
        дипломированный детектив.
        Повесив объявление, Иохим снова развалился в кресле и закрыл глаза. Где же следует искать того, кто украл десять банок малинового варенья? Иохим склонен был подозревать, что вернулся старый волк Клык-Потрошитель, который славился тем, что умел совершать кражи, не оставляя ни малейших следов.
        Только возможно ли, чтобы дряхлый волк вновь занялся преступной деятельностью? После стольких лет добропорядочного существования? Нет, это маловероятно.
        Оставалась Жанетта Кис-Кис и ее банда. Вот уже много лет дикие кошки не показывались в городе Елсо. А если и появлялись, то жили в сараях за городской чертой.
        Жанетта и ее сородичи совершали мелкие кражи, но следовало, однако, учесть, что они начинают приниматься и за более крупные дела.
        Иохиму вспомнился вдруг его собственный кузен Амвросий. Кто может знать, сколь глубоко его нравственное падение? Хотя, впрочем, нет...
        Некоторое время Иохим самоотверженно боролся с дремотой, но когда поудобнее устроился в кресле, все же уснул.
        Проснулся Иохим только утром. Он как раз приступил к завтраку, когда послышался стук в дверь. Легонький и очень-очень быстрый. Иохим, не успев проглотить кашу, проговорил:
        — Прошу!
        Дверь отворилась, и вошел небольшого роста господин в коричневом летнем пальто и черной шляпе, сдвинутой на затылок. В руке у него была тросточка с серебряным набалдашником. Иохим узнал в посетителе Горностая.
        Этот господинчик насвистывал веселый мотив, но до того фальшиво, что Иохим чуть не подавился кашей.
        Горностай быстро подошел к столу, снял шляпу и сказал:
        — Вот я именно и есть ваш личный секретарь,  — и несколько раз взмахнул тросточкой.  — А зовут меня Грегуар Гвидон Горностай.
        — Угу,  — сказал Иохим, откладывая ложку.  — Итак, вы желаете занять место моего личного секретаря?
        — Собственно говоря, я уже занял это место. Более толкового секретаря вам не найти, даже если бы вы обыскали целых семь уездов. Проворный, любящий порядок, из себя видный и до чрезвычайности вострозубый!
        Иохим схватил себя за нос, это всегда помогало ему принять решение. Ежели Горностай и впрямь обладает всеми вышеперечисленными достоинствами, почему бы не не взять его на службу. Да и вообще, может быть, больше никто не явится. А дело совершенно безотлагательное.
        Он провел Горностая в свою контору. Иохим сел за стол, Горностай примостился в кресле для клиентов.
        — Может, сразу перейдем на «ты»,  — предложил Иохим-Лис.  — Так будет лучше для делового контакта. Меня зовут Иохим.
        — Мерси!  — сказал Горностай, поспешно вставая.  — Зови меня просто Гвидон. Я унаследовал это имя от двоюродного дедушки. Необыкновенно красивое имя!
        — У меня был когда-то дядюшка, которого тоже так звали,  — заметил Иохим.  — Он был учителем на необитаемом острове.
        — Чрезвычайно интересно,  — поддакнул Гвидон.
        — Начнем, пожалуй, с того, что ты поможешь мне в следствии по уголовной части, которое я сейчас веду.
        — Сперва мне хотелось бы знать, где я буду жить?
        — У меня, как видишь, тесновато.
        — Пустяки!  — категорически отрезал Гвидон.  — Хочу жить здесь, в этом шкафу. Больше всего люблю жить в шкафу,  — и вскочил на маленький настенный шкафчик.
        — Но ведь это моя аптечка!  — запротестовал Иохим.
        — Не имеет значения. Нужно только выбросить из него всю эту рухлядь!
        Иохим вынужден был освободить аптечку от пузырьков и прочих склянок.
        Гвидон уже обнюхивал старую меховую шапку, которую Иохим надевал, когда мороз был больше тридцати градусов.
        — Тут будет моя постель! - заявил Гвидон.  — Мне лучше всего спится в старых меховых шапках.
        Затем Гвидон принялся наводить порядок на письменном столе. Сначала все выглядело так, будто над письменным столом пронесся ураган. Бумаги летали туда и сюда. Однако, когда Гвидон окончил, все лежало в полнейшем порядке. Никогда письменный стол не выглядел так опрятно.
        На следующее утро Иохиму пришло в голову, что он забыл еще об одной возможности проникнуть в погреб. Через печную трубу! Потому что бывают воры, которые любят забираться в квартиру через дымоход.
        В начале девятого Иохим уже шел к лавке Бонифация.
        Рядом семенил Гвидон, готовый записать все, что окажется необходимым. Он держал наготове превосходно отточенный карандашик, а вместо пустых кулечков от сухариков завел себе маленький голубой блокнот.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Этим утром Бонифаций казался несколько рассеянным.
        — Какая чудная погода, господин Барсук,  — начал Иохим.
        — Ах, этот сыр!  — брякнул Барсук ни с того, ни с сего.
        — Сыр? - проговорил Иохим, и уголки губ у него опустились.
        Он дал Гвидону знак, чтобы тот приготовился записывать.
        — Сыр исчез,  — запричитал Бонифаций.  — Небольшая, но чудесная головка швейцарского сыра.
        Гвидон зачеркнул заголовок «КОНФИТЮРНАЯ ТАЙНА» в голубом блокноте и написал «КОНФИТЮРНО-СЫРНАЯ ТАЙНА». Карандашик сновал по бумаге с головокружительной быстротой. Иохим сказал:
        — Прошу проводить нас на место преступления.
        Первым вошел в лавку Бонифаций.
        — Вон там, в этой маленькой витрине,  — сказал он. — Взгляните, она совершенно пуста.
        Иохим подошел, посмотрел. И в самом деле — прелестный швейцарский сыр исчез бесследно. Зато на стене можно было заметить небольшой знак в виде X.
        — Ничего больше не украдено?  — спросил Иохим.
        — Как же! Исчезло пять кругов колбасы,  — произнес Бонифаций, указав на потолок.
        Иохим и Гвидон взглянули вверх. Под потолком висело множество товаров, мотки проволоки, два жирных окорока, несколько пар сапог, но колбасы они не обнаружили. Видно было, однако, пять пустых крюков. И рядом с каждым  — маленький знак ИКС.
        Иохим почувствовал, как холодный пот выступил у него на спине. Гвидон перечеркнул заголовок «КОНФИТЮРНО-СЫРНАЯ ТАЙНА» и написал «КОНФИТЮРНО-СЫРНО-КОЛБАСНАЯ ТАЙНА». Кончик карандаша бегал по бумаге с такой скоростью, что даже раскалился.
        — А все ли двери были заперты?  — спросил Иохим.
        — Все и весьма надежно.
        — Чрезвычайно странно,  — заметил Гвидон, дуя на кончик карандаша, чтобы его остудить.
        — Мне кажется, я приближаюсь к решению загадки, — заговорил Иохим.  — Если не ошибаюсь, мы имеем здесь дело с так называемым печником. Не можете ли вы одолжить нам лесенку, господин Барсук?
        Приставили лесенку. Иохим вместе с Гвидоном забрались на крышу. Протерев свою огромную лупу, Иохим склонился над дымовой трубой. В верхней ее части не видно было ни одной царапины на слое сажи. Он нагнулся ниже. Но и теперь ничего подозрительного не нашел. Детектив сунулся еще глубже в отверстие трубы. И еще. И вдруг Гвидон увидел, что старательно отутюженные брюки Иохима исчезли в дымоходе. Поднялась туча сажи. Когда она немножко поредела, Гвидон наклонился над трубой и вдруг почувствовал, что тоже летит вниз. Сажа клубилась вокруг него, попала в нос и глаза.
        Когда же скольжение, наконец, прекратилось, Гвидон понял, что приземлился в печной топке. Было совершенно темно, но он услышал рядом с собой бормотание Иохима. Через закрытые дверцы печи не было никакой возможности выбраться наружу.
        Детектив и его секретарь стали звать на помощь.
        Бонифаций-Барсук уже должен был открывать свою лавку, как вдруг ему почудилось, что он слышит крики:
        «Э-гей!»
        Лавочник прислушался получше и к великому своему изумлению понял, что крики доносятся из печи. Он осторожно отворил дверцы, и оттуда выпала самая темная личность, какую ему когда-либо случалось видеть.
        — Трубочист!  — воскликнул Бонифаций.
        Но тут из печи выскочила еще одна темная личность.
        — И второй! - воскликнул Бонифаций.  — Удивительно. Когда же я их приглашал?

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Спустя несколько минут Иохим и Гвидон уселись под самой большой яблоней. Они старательно вычистили свою одежду, после чего Иохим набил трубку и сказал:
        — Вариант с дымоходом можно зачеркнуть.
        Гвидон жирной чертой перечеркнул заголовок, сделанный на одной из страниц блокнота.
        Иохим закурил трубку, выпустил дым и закашлялся:
        — Мы имеем дело с пронырливыми ловким преступником, запиши это! Две ночи подряд он проникает в один и тот же дом. Весьма вероятно, что он явится сюда и на третью ночь и до нитки обчистит лавку.
        — Это было бы ужасно,  — заметил Гвидон, на минутку прерывая свои записи.
        — Единственный способ положить конец его планам — это организовать бдительную охрану дома,  — продолжал Иохим.  — Ты и я будем всю ночь напролет ходить вокруг дома. Конечно переодетые! Согласно моему методу в этой местности лучше всего замаскироваться под сиреневый куст.
        — Операция «Сиреневый куст»?  — Гвидон начал грызть карандашик. Он часто это делал, когда переставал записывать.
        — Мы попросту «переоденемся» кустами сирени, — объяснил Иохим.  — И хотел бы я увидеть грабителя, который сумеет отличить нас от настоящих кустов сирени, растущих вокруг дома.
        Иохим открыл на одиннадцатой странице «Заочный Курс Частных Детективов» и еще раз перечитал все, что там было написано о Методе Сиреневого Куста.
        Семейство Барсуков пришлось посвятить в тайну плана.
        Линус и Лина сбегали в сад и принесли целую охапку веток сирени. Затем все это было пришито к двум старым ночным рубашкам, за которыми мадам Барсучиха сходила на чердак.
        Через час Иохим и Гвидон могли уже примерить костюмы. Они сами себя не узнали, став перед зеркалом. Сходство с настоящими кустами было просто ошеломляющим.
        Вечером, в три минуты девятого, можно было увидеть два «сиреневых куста», выходящих из дома Бонифация-Барсука. Один куст был большой, другой — маленький.
        — И в самом деле будет интересно увидеть, как этот пронырливый грабитель забирается в дом,  — сказал большой «куст».
        — С искренним удовольствием я надену ему наручники, — ответил маленький.
        Вечер был тихий. Время от времени кто-то проходил по улице, но никто не заметил, что перед лавкой Бонифация-Барсука выросли два куста сирени. Они то замирали, то двигались вокруг лавки. Причем большой «куст» курил трубку с витым чубуком, ибо Иохим считал, что таким способом отгоняет комаров.
        Результат был обратный,  — комары налетали целыми тучами и садились на трубку, чтобы погреть ноги. Маленький «куст» все время грыз сдобные сухарики: мадам Барсучиха снабдила обоих детективов узелками с провизией.
        Одна за другой гасли лампы в окнах. Простояв какое-то время неподвижно, Иохим вдруг почувствовал, что хочет спать.
        Должно быть, на него подействовал сладковатый запах цветов, которыми он был замаскирован. «Подремать бы минутку!»  — подумал Иохим, подавил зевоту и перешел на другую сторону дома.
        — Все в порядке?  — обратился он к кустику сирени.
        В ответ ни звука. Иохим повторил вопрос, но куст продолжал молчать. Видимо, Гвидон заснул, подумал Иохим, и начал трясти сиреневый куст.
        Он тряс довольно долго и когда, наконец, вырвал его почти с корнем, понял, что это была настоящая сирень.
        Иохим потратил много времени, прежде чем обнаружил Гвидона. Маленький «куст» расположился прямо на клубничных грядках и перемещался по ним весьма медленно.
        — Поразительно тихий вечерок,  — заявил Гвидон. - Вот такая чудная погода не благоприятствует преступнику. Я удивился бы, если б он сюда пришел. Это маловероятно.
        — Тем не менее мы ни на миг не можем ослабить бдительность,  — шепотом предостерег Иохим.
        Вскоре два бдительных «куста» снова пошли в обход вокруг лавки Бонифация-Барсука. Первые утренние птицы начинали проверять свои горлышки. Там и тут открывались окна, и жители Елсо, позевывая, выглядывали на улицы. И вот открылось окошко в мансарде, и из него выглянул Ромуальд-Россомаха, заспанный, с всклокоченными волосами.
        Солнце уже поднялось высоко над лесом. Иохим решил прекратить слежку за домом. Вряд ли какой-нибудь грабитель отважился бы действовать в эту пору.
        Иохим уселся на ступеньках крыльца. Гвидон стоял около угла дома и зевал. По лестнице пробежал Ромуальд-Россомаха с портфелем под мышкой.
        — Ну, господин Лис, как прошла ночь?  — спросил он с учтивостью.  — Дал ли ваш розыск какой-нибудь результат?
        — Ночь прошла спокойно,  — ответил Иохим, сдерживаясь, чтобы не зевнуть.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Иохим с Гвидоном думали только об одном — как бы, наконец, лечь спать.
        А из дома выскочил полуодетый Бонифаций-Барсук. Одна нога его красовалась в голубом носке, другая — в черном ботинке.
        — Опять произошло!  — еле выговорил он.
        — Произошло?.. Что?  — спросили два сонных «куста сирени».
        — Я стану нищим!  — сказал Барсук и скрылся в лавке.
        Детективы вылезли из своих сиреневых костюмов и двинулись следом. Бонифаций стоял, указывая на потолок.
        Иохим поднял кверху глаза, и вся сонливость с него мигом слетела. Он сразу же заметил, что пустых крюков стало гораздо больше и возле каждого чернеет маленький знак ИКС. Знаки эти, как и раньше, напоминали ядовитых злобных паучков.
        — Все окорока были такие жирные,  — стонал Бонифаций.
        Иохим онемел от изумления. Как же можно было вынести такие окорока из дома?
        — Вы должны были стеречь дом, — произнес Бонифаций укоризненным тоном.
        — Возможно только одно объяснение,  — сказал Иохим.
        — Только одно,  — подтвердил Гвидон, кивая головой.
        — А именно: злодей был переодет в такой же костюм, как и мы. Другого варианта я не вижу.
        — А может, он подобрал к замку ключ?  — размышлял вслух Бонифаций.  — Я же вконец обнищаю!
        Но Иохим ободряюще потрепал его по плечу и сказал, что беспокоиться не о чем. Рано или поздно вор будет разоблачен и посажен за решетку.
        Иохим имел в виду то, о чем говорилось на двадцать третьей странице «Заочного Курса Частных Детективов»:
        «Детектив не должен терять надежды на благоприятный исход даже в том случае, если бандиты сто раз обведут его вокруг пальца. В конце концов каждый преступник совершает какую-нибудь ошибку, которая неизбежно его разоблачит. Безукоризненно совершенных преступлений не существует».
        Теперь следовало обстоятельно изучить место преступления. Иохим стал протирать огромную лупу, а Гвидон приготовился записывать. Он зачеркнул заголовок «КОНФИТЮРНО-СЫРНО-КОЛБАСНАЯ ТАЙНА» и написал: «КОНФИТЮРНО-СЫРНО-КОЛБАСНО-ВЕТЧИННАЯ ТАЙНА». Карандаш его вихрем носился по бумаге.
        Тщательнейший осмотр всей лавки не принес никаких результатов. На крыльце и в саду следов также не удалось обнаружить.
        Потом появилась мадам Барсучиха и пригласила Иохима и Гвидона на завтрак. Когда все уселись, она подала ватрушки и молоко. Дети выглядели совершенно измученными. Линус даже и не пытался поддразнивать сестренку!
        — А где же Кэти? - поинтересовалась Бибианна Барсучиха.  — Она разве не была в вашей комнате?
        — Нет,  — сонно ответили Лина и Линус.
        — И куда это кошка могла подеваться? - размышляла мадам Барсучиха.  — Ее, наверное, где-нибудь случайно заперли!
        После завтрака все занялись поисками Кэти.
        Облазили закоулки, поотпирали шкафы и сундуки. Наконец обыскали все внизу в подвале, но кошки нигде не было.
        — А мы слышали... - пискнула Лина, чуть не плача.
        — Что же вы слышали, милые? - ласково спросил Иохим.
        — Мы не могли уснуть,  — отвечал Линус.  — Хотели тоже немного покараулить и вышли на балкон. Мы спрятались за цветочными горшками и стали следить за садом. Но там был только дядя Иохим. Он был очень похож на куст сирени.
        Бонифаций-Барсук строго посмотрел на своих детей, но не прервал Линуса.
        — Разбойника мы не увидели. Но устали и захотели вернуться. А когда закрывали балконную дверь, услышали, как где-то мяукала Кэти. Три раза промяукала и умолкла.
        — В котором часу это могло быть?  — спросил Иохим.
        — Без двадцати одиннадцать,  — сообщил Линус,  — я на часы посмотрел, когда ложился.
        — Так, — произнес Иохим, — кажется, я начинаю понимать, куда девалась кошка.
        — Дело ясное,  — добавил Гвидон,  — проще простого.
        Все напряженно ждали. Иохим скрестил руки на груди.
        — Без двадцати одиннадцать,  — начал он,  — злодей находился в лавке. Он выбрал самые жирные окорока и засунул их в свой воровской мешок. Но он еще не успел всего запихнуть, когда вошла кошка и начала мяукать. Это его сбило с толку. Он схватил вашу Кэти за шкирку и тоже сунул в мешок. Прошу нас извинить, но, к сожалению, мы должны пойти домой и поспать хотя бы пару часов. Затем со свежими силами мы займемся расследованием происшествий.

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Вернувшись домой, оба детектива тут же уснули. Из спальни Иохима-Лиса доносилась мерное похрапывание, а из шкафчика над письменным столом — отрывистое легкое сопение.
        Но вот Иохим появился в дверях спальни и, потянувшись, стал сразу же излагать свои планы.
        — Во-первых, необходимо проверить все подозрительные места, во-вторых, отправиться в лес и прочесать его вдоль и поперек.
        — Ты обойдешь все загородные притоны,  — сказал Иохим,  — наверняка там столкнешься с какой-нибудь пренеприятной личностью. Если встретится тебе — есть одна такая — Жанетта Кис-Кис, будь осторожен: чрезвычайно хитрая мошенница.
        Гвидон быстро все записывал.
        — Сам я думаю навестить Дом с Приведениями, — продолжал Иохим.  — Когда-то там собирались разбойники. После осмотра этих мест мы отправимся в глубь леса. Ты зайдешь с севера, я — с юга. Полагаю, не надо объяснять, что мы будем переодеты. В лесу можно воспользоваться маскировкой «Метод Муравейника», но мне бы хотелось попробовать другую маскировку. Сейчас грибной сезон, и разве не было бы разумнее нарядиться грибником, собирающим сморчки?
        Они выпили несколько чашек чая и приготовились к выходу. Иохим натянул на себя поношенную куртку и линялые джинсы, на голову нацепил кепку с поломанным козырьком.
        Гвидону он одолжил пиджачок, который сам носил, еще будучи лисенком. Пиджачок оказался как раз впору.
        — Встречаемся около шести вечера,  — сказал Иохим. — Тогда я дам дальнейшие распоряжения.
        Дом с Приведениями показался детективу совершенно заброшенным. Дверь висела косо, болталась на одной петле, оконные стекла выбиты. Ветер шевелил каким-то подобием занавесок. Иохим открыл дверь и не дрогнув вошел в дом. В руке он держал лассо и готов был в любой момент его набросить в случае необходимости. Все же было не исключено, что он мог наткнуться на какого-нибудь преступника.
        Но дом, видимо, был пуст. Иохим неподвижно застыл на пороге, как вдруг ему почудилось, что он слышит чей-то голос. Он доносился из соседней комнаты, Иохим на цыпочках подкрался ко второй двери и заглянул в щелку. Посреди комнаты стояло поломанное кресло, а возле стены — шкаф, дверцы которого были приоткрыты. И тут из шкафа показалась вдруг крысиная морда.
        — Привет, - сказал Иохим, весь подобравшись, ибо кто может знать, что случится через минуту.
        — Добрый день, добрый день,  — вылезла крыса.
        На вид она была очень старая: у нее остался всего лишь один зуб, а шерсть на боках облезла. «Со всей определенностью я могу утверждать, что эта дряхлая крыса настроена миролюбиво», - подумал Иохим и сказал:
        — Мне почудилось, что здесь кто-то разговаривал.
        — Хи-хи,  — рассмеялась крыса,  — это же я. Поговорить мне не с кем. Ну вот я и разговариваю сама с собой. Иногда я даже крупно ссорюсь сама с собой, к твоему сведению. Хи, хи, хи!
        Иохим стал спрашивать у крысы: не принимала ли она недавно здесь каких-нибудь гостей? Не крутился ли возле дома кто-либо подозрительный? Не пропадал ли уголь?
        Крыса сказала, что два раза она видела на рассвете каких-то подозрительных типов, их было четверо, шли они по опушке леса. На них были черные плащи и даже маски!

        Поблагодарив крысу за ценные сведения, детектив вышел. В лесу было душно. Иохим охотно бы снял с себя куртку, но под ней была клетчатая жилетка, а грибник в клетчатой жилетке выглядит слишком нелепо!
        Тропинка вела дальше в лес и становилась все уже. В одном месте ее пересекал ручеек. Иохим осторожно перешел через него по шаткой узенькой доске. На той стороне он увидел развороченный муравейник, а чуть поодаль на дорожке сидело ТРИСТА ТРИДЦАТЬ ДВЕ ТЫСЯЧИ ЧЕТЫРЕСТА ДЕВЯНОСТО ШЕСТЬ МУРАВЬЕВ и все плакали навзрыд. Это из их слез образовался ручеек.
        — Ты только посмотри, что они сделали с нашим муравейником!  — воскликнули 332496 муравьев в один голос.
        Иохим произнес несколько утешительных слов и вдруг замер.
        Прямо возле муравейника были сложены крестом две веточки. Ну конечно, это же знак ИКС! Он напомнил огромного паука-крестовика!
        — Скажите, пожалуйста,  — вежливо спросил Иохим,  — а давно ли здесь поставили этот знак?
        — Это...  — муравьи вытерли слезы и задумались,  — мы этого никогда раньше не видели.
        Теперь Иохим был убежден, что он на верном пути: таинственный злодей или, вернее, злодеи, прошли здесь ночью.
        Еще немного он прошел по следам разбойников, но затем потерял их. Он задумался на минуту, а затем попытался идти дальше в том направлении, куда вела дорожка. Чтобы не отклоняться в сторону, он зажмуривал левый глаз, а правым нацеливался чуть выше кончика своего длинного носа. Так он и шел вперед, куда указывал нос.
        Иохим уже значительно углубился в лес, который становился все гуще и мрачнее, но вдруг через час он очутился перед высокой сосной, показавшейся ему чем-то знакомой.
        Обломанный сук, а под ним — дупло. Детектив понял, что уже видел эту сосну. Наверное, он сделал круг. А между тем был уже четвертый час дня. Пора возвращаться, ведь ему надо быть дома к шести.
        На обратном пути он решил заглянуть в лачугу Клыка-Потрошителя. Кто знает, может именно там он обнаружит...
        Жилье старого волка было хорошо скрыто за густыми елями. Детектив приник ухом к стенке и стал слушать. Он услышал какой-то ритмично повторяющийся звук и сообразил, что Клык-Потрошитель качается в кресле-качалке. Иохим постучал.
        — Входите, милости просим!  — хрипло отозвался хозяин.
        Детектив переступил порог и увидел Клыка-Потрошителя, который и в самом деле сидел в качалке. Кстати, он вовсе не выглядел грозным Потрошителем. На голове у него был вязаный ночной колпак, а на ногах мягкие шлепанцы с вышивкой. Волк вязал чулок спицами!
        — Что за гость!  — проворчал волк, не переставая работать. — А вы часом не сынишка старого сапожника?
        — Ну да, конечно, я его сын!
        — Я тоже в последнее время сделался ремесленником, — сказал Клык-Потрошитель, медленно поднимая чулок.
        Этот чулок был удивительно длинным. Иохим даже глазами поморгал: не мерещится ли ему такая длина?
        — Я начал вязать теплые чулки для всех лосят из нашего леса,  — продолжал Клык-Потрошитель.  — Зимой у них мерзнут ноги!
        Иохим был глубоко тронут заботливостью бывшего разбойника. Теперь он знал, что Клык-Потрошитель — вполне порядочный волк и не имеет ничего общего с кражами и грабежами.

        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        Лис добрался до дома лишь в седьмом часу вечера. Гвидон сидел за письменным столом и рассеянно грыз карандаш.
        — Уф, какие труды приходится взваливать нам на свои плечи!  — устало проговорил Иохим, валясь в кресло для клиентов.
        — Невероятно мучительный день,  — признался Гвидон, продолжая жевать карандашик.
        — Есть важные наблюдения?  — спросил Иохим.
        — Почти никаких,  — ответил Гвидон.  — День прошел без событий. Сараюшки, которые были когда-то притонами, почти пусты. Только один старый кот там шляется. Его зовут Жоржик. Ну а Жанетты Кис-Кис нету. По-видимому, она переселилась куда-то на юг. Так предполагает старикан Жоржик.
        — Ах, вот как, стало быть, Жоржик вновь в нашем городе! Впрочем, мне думается, мы не должны его подозревать. Он, правда, бродяга, но абсолютно добропорядочный бродяга!
        — В Северном Лесу,  — продолжал далее Гвидон, — никаких следов. Необычайно бедный следами лес.
        Иохим поделился своими планами на вечер. И этой ночью нужно будет вести наблюдение за домом Бонифация-Барсука: Гвидон снова «переоденется» кустом сирени, а Иохим будет подкарауливать преступников внутри лавки. Теперь он будет «переодет» бочкой с селедками.
        — Великолепная мысль!  — воскликнул Гвидон.
        Около восьми вечера в лавке Бонифация-Барсука можно было видеть стоящую в углу бочку сельди.
        Она имела самый обыкновенный вид, но в ней сидел хитроумный лис!
        Иохим выпилил дырки для рук и ног и две дырочки на уровне глаз, чтобы смотреть. Рядом с бочкой лежало свернутое лассо, которым Иохим мог воспользоваться в любое мгновение.
        «Бочка» в основном неподвижно стояла в своем углу. Но время от времени она прохаживалась по магазину и заглядывала за прилавок или в контору. Минуло уже два часа, но в лавке ничего подозрительного не происходило.
        Семейство Барсуков ложилось спать в половине девятого, и сейчас во всем доме не было слышно ни звука. Но ровно без двадцати одиннадцать в конторе послышались тихие, крадущиеся шаги. Иохим увидел, как медленно, еле-еле раскрывается дверь, ведущая в магазин. Лис затаил дыхание...
        Наконец, в двери кто-то показался. Несмотря на полумрак, Иохим разглядел, что этот тип, появившийся в лавке, был одет в плащ и что лицо его полностью скрывала черная маска.
        Детектив дрожал от нетерпения, но все так же сидел в своей бочке, чтобы раньше времени не спугнуть вора. Иохим видел, как грабитель подобрался к кассе, как открыл ключом ящичек и выгреб оттуда все деньги. Затем злодей запер ящичек и начал складывать в мешок продукты. Он сунул туда сыр и пачку овсяных хлопьев. Снял с крюка под потолком круг колбасы...
        У Иохима теперь было достаточно улик, изобличающих грабителя. С быстротой молнии он сунул руку в дырку, схватил лассо и метнул его через всю комнату. Петля пролетела лишь в нескольких миллиметрах от злодея. Вор, подхватив мешок, кинулся к окну. Раздался удар, со звоном посыпались стекла.
        Минутой спустя в окно выскочил Иохим. Он видел, как преступник убегал через сад по направлению к Малой улице.
        Детектив крикнул Гвидону, и тот присоединился к погоне. Впереди бежал одетый в черное грабитель, за ним — "селедочная бочка», а чуть позади — «куст сирени».
        Преступник бежал тяжело, и Иохим был уверен, что скоро догонит его. Но вдруг вор юркнул в сторону и скрылся в Узком переулке. А переулок этот был настолько узок, что некоторые жители Елсо (те, у которых было брюшко) предпочитали обходить его стороной, чтобы не застрять между стенами.
        Разбойник кое-как пролез, а вот «бочка из-под селедки» засела основательно. Иохим догадался наконец выскочить из нее, и теперь бежать ему было гораздо легче.
        Но преступник выиграл много времени и мчался уже по Большой улице. Когда же Иохим вот-вот должен был его настичь, вор нырнул в Крученый переулок. Это был такой извилистый переулок, что он сам с собой несколько раз перекрещивался. Говорили, что в его изгибах можно было наткнуться на самого себя.
        Погоня продолжалась. У Иохима от бега по этому переулку закружилась голова. Ему казалось, что дома крутятся вокруг него, как на карусели. Гвидону стало плохо, он опустился на край тротуара.
        Разбойник тоже, видимо, ошалел от бесконечных поворотов и в конце концов опять выскочил на улицу Большую. Следом за ним свернул и детектив. Иохим увидел, что преступник бежал сначала прямо, а потом махнул в переулок Тихий. Там всегда была такая тишина, что даже еле слышный шепот звучал, как громкий крик. Теперь между стенами домов гремело эхо: вор и детектив припустили по переулку во все лопатки.
        Иохим напряг все силы, и расстояние между ним и преследуемым стало понемногу сокращаться. Они пробегали как раз мимо кинотеатра, когда злодей вдруг бросился к вращающейся двери и скрылся в темном зале.

        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

        Иохим-Лис кинулся за преступником во тьму кинозала, который был набит зрителями до отказа.
        Большинство смотрело фильм с интересом, но кое-кто и дремал. С правой стороны последнего ряда доносилось легкое похрапывание, вне всякого сомнения это был Тим-Енот.
        Иохима заботило только одно: как бы не упустить из вида преступника. То есть он заботился об этом до тех пор, пока не разобрался, что происходит на экране.
        Детектив плюхнулся в свободное кресло и уже не спускал с экрана глаз.
        Но наконец-то фильм окончился. Зажгли свет, зрители стали продвигаться к выходу.
        За те несколько минут, что продолжался фильм, Иохим совершенно забыл о погоне. Теперь он быстро огляделся и понял, что грабителя среди выходящих из кино нет. Наверно, он только пробежал через зал и улизнул через запасной выход.
        Перед кинотеатром преступника не было тоже. Ну, конечно, ведь не стал бы он ждать, пока его схватят. Бормоча проклятия в собственный адрес, Иохим пошел по Малой улице к лавке Бонифация-Барсука. «Если бы у этого грабителя была хоть капля здравого смысла, он непременно остался бы в зале, чтобы посмотреть такой увлекательный фильм!»  — размышлял Иохим.
        Семейство Барсуков шныряло по дому в ночных рубашках. Все проснулись, когда грабитель выскочил в окно. На верху лестницы стояли держась за руки Линус и Лина. Немножечко испуганные, но полные любопытства.
        — Я совершенно разорен!  — причитал Бонифаций.
        Иохиму стало не по себе. Но вспомнив, что говорилось в Заочном Курсе Частных Детективов, он почувствовал себя увереннее. А говорилось там вот что: «В конце концов всякий преступник совершает какую-нибудь ошибку, которая его непременно разоблачит. Преступления без ошибки не существует».
        — Теперь уже и вся выручка из кассы...  — стонал Бонифаций.  — Хуже всего, что исчезли ключи от несгораемого шкафа. Они были в кассе. Вам следует знать, господин Лис, что в этом несгораемом шкафу хранятся сокровища. Брошки с прелестными голубыми камушками, булавки к галстуку из почти настоящего золота.
        — Идите спать, - решительно проговорил детектив.  — У меня есть предчувствие, что тайна скоро разрешится.
        Он проследил, чтобы все легли в постель. И, прикрыв одеялом барсучат, вернулся к себе домой.
        По давней привычке он заглянул в висящий на сосне перед домом ящик для писем и газет. Обычно он бывал пустым, но сегодня!.. Иохим извлек из него маленький розовенький конвертик. Всякий был бы приятно удивлен, получив неожиданно розовое письмецо. Уголки губ Иохима растянулись до самых ушей!
        Он вошел в дом и вскрыл письмо. Когда же он кончил читать, схватился за голову и завопил:
        — Ай-яй-яй, конца не будет этим несчастьям!
        Затем он сел в кресло для гостей и вскоре заснул.

        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

        Утром он еще раз перечитал розовое письмецо:
        «Милый Иохим! Постарайся быть дома,потому что утром я приеду.Сердечные поздравления от тетки Амалии.»
        Детектив вздохнул, отложил письмо.
        Тетка Амалия порой бывала одной из милейших на свете теток. Но в следующее же мгновение она могла оказаться чрезвычайно сердитой или даже разгневанной. Дважды в год она навещала Иохима и оставалась у него на неделю.
        В каждый свой приезд она приносила ему в подарок горшочек с кактусом. Она убедила себя, что Иохим безумно любит комнатные растения в горшочках. Со временем у него в доме набралось столько кактусов, что они уже не умещались на подоконнике. Несколько горшков Иохим вынужден был поставить в кладовке, несколько — под кровать, а один кактус держал на печке.
        Кроме того, тетка Амалия была одной из самых глухих теток на свете. Правда, не так давно она завела себе слуховой рожок и с тех пор стала слышать лучше. Но это случалось лишь тогда, когда она желала воспользоваться своим рожком.
        И вдруг в глаза Иохиму бросилась маленькая записка, приколотая к столу кнопкой. На ней было написано:
        «КТО ШПИОНИТ И ВМЕШИВАЕТСЯ НЕ В СВОИ ДЕЛА,ТОТ ПЛОХО КОНЧИТ -СВИСТЯЩИЙ ИКС».
        Детектив почувствовал, что ноги у него подгибаются. Свистящий Икс, самый опасный преступник на всем свете!
        Иохиму вспомнилось, что он читал в газетах об этом разбойнике. Никто и никогда его не видел. Не было ни замка, ни засова, которые бы не открылись, когда являлся Свистящий Икс. И он не оставлял никаких следов.
        Всегда только на месте преступления появлялся маленький знак «X». Знак, который поразительно был похож на злорадного паучка!
        Но на протяжении последних лет в газетах не сообщалось ни слова о Свистящем Иксе. Все предполагали, что он уехал навсегда или попросту его нет в живых. Поэтому не было ничего удивительного, что в связи с кражами в Елсо никому и в голову не пришло подумать о Свистящем Иксе.
        Стоя с открыткой в руке, Иохим дрожал всем телом. Этот самый ужасный изо всех преступников прославился также и своей беспощадностью.
        Кто-то постучался в дверь. Лис сразу догадался, что прибыла тетка Амалия. Она всегда стучалась ручкой зонтика.
        Теперь она стояла на пороге и, улыбаясь, говорила:
        — Ну вот, я снова здесь, милый Иохим!
        В одной руке у нее был слуховой рожок, похожий на большую лейку. В другой — сумка и зонтик.
        Она никогда не решалась выйти из дому без зонтика. Если погода была хорошая, зонтик можно было употребить для тысячи других дел, например, для того, чтобы стучать в дверь. На голове у тетки Амалии была шляпа, потрясающе похожая на кактус.
        — А у меня для тебя небольшой сюрприз,  — продолжала она, извлекая из сумки пакет.  — Ты так любишь комнатные растения...
        Иохим поблагодарил, открыл пакет и поставил на письменный стол очередной кактус. Он хотел было спросить, как тетушка себя чувствует, но не успел и рта раскрыть, потому что тетку Амалию вдруг словно прорвало:
        — Что с тобой, Иохим, ты случайно не болен? Ты такой бледный. Скорей говори, что с тобой творится!
        — Ничего, милая тетя,  — сказал Иохим. Но он ощущал, что и впрямь его немножко трясет, а подумав о письме с угрозами, добавил:  — Ты права, мне чуть-чуть нездоровится.
        — Только не выкручивайся, Иохим,  — предупредила тетка Амалия.  — Немедленно в постель! Старая тетка прекрасно видит, что с тобой делается.
        Протесты детектива ни к чему не привели. Он мигом оказался в постели.
        — Лежи спокойно, а я тебе приготовлю горячее питье — кипяток с медом!  — сказала Амалия и стала возиться у плиты.
        Иохим лежал, ерзая и ворочаясь. Тетка Амалия могла ему очень навредить, раз начала свое врачевание. И это теперь, когда у него столько работы! Только бы Гвидон засветло явился домой. Было похоже на то, что секретарь всю ночь провел в поисках.
        И вот именно тогда, когда Иохим подумал об этом, скрипнула дверь, и «кустик» сирени переступил порог.
        — Тсс!  — сказал Иохим, приложив палец ко рту.
        — Необыкновенно успешная ночь,  — шепнул «кустик».
        Иохим очень хотел знать, что сообщит Гвидон дальше. Однако прежде всего он в нескольких словах рассказал секретарю о тетке. Потом детектив вылез из постели и, схватив одежду, вышмыгнул из окна. Гвидон поспешил за ним по пятам.
        — Быстрей!  — шепнул Иохим и побежал в лес.
        Они забрались под густую ель, где Иохим оделся. После этого Гвидон начал рассказывать о своих новостях.
        Накануне вечером, когда гнались за преступником, Гвидон, если вы помните, присел на тротуаре в Извилистом переулке. Через минуту слабость прошла, и Гвидон побежал в сторону кинотеатра. А там его чуть не сбил с ног преступник, который выскочил через запасной выход и направился прямо в Южный Лес. Оказавшись среди деревьев, разбойник немного сбавил темп и вскоре выбрался на тропинку.
        Примерно уже час Гвидон брел по пятам преступника, когда тот вдруг внезапно исчез. Как сквозь землю провалился. Но немного поискав, Гвидон обнаружил отверстие, хорошо укрытое за раскидистой елью. Он сделал еще шагов двадцать и оказался перед пещерой. Ему показалось, что он слышит звуки трех голосов, которые доносились из глубины пещеры.
        Затем он повернул домой, но на обратном пути почувствовал себя до того измученным, что лег под дерево и заснул.
        — Я тоже сделал одно открытие,  — потер руки Иохим. — Мне удалось узнать, кто такой этот таинственный разбойник.
        — Кто?  — встрепенулся Гвидон.
        — Спокойно! Считай до трех.
        — Не могу.
        — Свистящий ИКС!  — воскликнул Иохим.
        — Свистящий ИКС?! Это совершенно невозможно!
        — Но мы не позволим ему запугать нас,  — заявил Иохим.
        И рассказал о том, как они будут теперь действовать.

        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

        Уже через несколько минут в доме Бонифация-Барсука началась подготовка к хитроумной операции. Мадам Барсучиха разыскала на чердаке кучу старой одежды.
        Гвидон натянул на себя лохмотья, в которых легко мог сойти за обыкновенного бродягу. На ногах его красовались совершенно развалившиеся сандалеты, а пиджак и штаны были драные и в пятнах. На голову он натянул мятую поношенную кепку. Теперь уже невозможно было узнать в нем всегда аккуратного и чистенького Гвидона-Горностая.
        Хорош был и дипломированный детектив Иохим-Лис. На одну ногу он напялил дырявую калошу, на другую — ящичек из-под сигар. Зеленые брюки и пиджак были испещрены латками всевозможных расцветок. А на голову он нахлобучил шляпу, позаимствованную у огородного пугала.
        — Ну, вот мы и готовы,  — сказал Иохим, прихорашиваясь перед зеркалом.
        — Только бы ничего не случилось,  — дрожащим голосом проговорила мадам Барсучиха.
        Лина и Линус о чем-то шептались в уголке. Вид у них был весьма таинственный.
        А еще через пятнадцать минут можно было увидеть двух бродяг, удаляющихся из города в сторону Южного Леса.
        План Иохима отличался смелостью и простотой: детективы приходят в пещеру к грабителям и нанимаются их помощниками. Это не должно вызвать никаких подозрений. Чего уж тут такого! Бродяги хотят немножко подработать  — вот и все.
        Примерно в полдень Иохим и Гвидон стояли у входа в пещеру. После минутного колебания Иохим твердо заявил:
        — Все будет хорошо, если только мы убедительно сыграем свои роли.
        Он проверил, по-прежнему ли лассо лежит на своем месте, под пиджаком. У Гвидона тоже было спрятано маленькое лассо.
        Затем два детектива нырнули за густую елку. Сперва они попали в темный коридор, который вывел их к большому гроту, освещенному восковой свечкой. Вокруг огонька сидели на ящиках три разбойника. Они мигом вскочили, услышав шаги в коридоре.
        — Что вам тут надо?  — грозно рявкнул один из разбойников. Это был... Клык-Потрошитель. Рядом с ним стояли два чужестранца — полосатые шакалы. Иохим сразу узнал в них заезжих разбойников международного класса. Он где-то читал об их дерзком побеге из тюрьмы и о том, что этих шакалов разыскивает полиция всех стран. На лицах у всех троих были черные маски.
        — Да вот ищем какую-нибудь работенку,  — сказал Иохим.  — Мы временно оказались не у дел.
        — Невероятно, но факт,  — добавил Гвидон грубым голосом.
        — Ррр-врр,  — заворчал Клык-Потрошитель, угрожающе надвигаясь. Он оглядел двух бродяг крайне подозрительным взором.
        — Не беспокойтесь. Мы разбойничьему делу хорошо обучены,  — заверил Иохим.
        Обойдя два раза кругом, волк вроде бы проникся доверием. К бродяжьему наряду детективов нельзя было придраться, а ведь по одежде встречают!
        — Вообще-то нам нужна еще пара разбойничков, — произнес Клык-Потрошитель,  — но только не воображайте, что прямо так, с ходу, вас примут в шайку. Сначала Шеф к вам приглядится, а потом вы будете проходить проверку.
        Иохим хотел получше рассмотреть пещеру, но из этого ничего не вышло. Как только он делал шаг, за спиной его оказывался один из бдительных разбойников.
        — Перекинемся в картишки,  — предложил Клык-Потрошитель, потряхивая колодой карт.  — Играем в «Черного Питера».
        Детективы вынуждены были присоединиться. Волк мастерской рукой опытного шулера раздал карты. Но вся колода была настолько черна, что приходилось дьявольски напрягать зрение, чтобы разглядеть, что же именно ты вытянул: трубочиста, пекаря или самого Черного Питера.
        Язычок пламени освещал маски разбойников, склонившихся над картами. Изредка кто-нибудь произносил крепкое словечко.
        Но вот настала очередь Иохиму тащить карту у шакала, сидящего от него по левую руку. Вытянулись сразу две карты. Иохим и в мыслях ничего такого не имел, просто они слиплись от грязи. Шакал бросил карты и закричал:
        — Ах ты, жулик! Да знаешь ли ты, с кем сел играть?!
        — Я сразу понял,  — вмешался второй полосатый шакал, — что этим типчикам доверять нельзя. В клетку их!
        Не успев и глазом моргнуть, Иохим с Гвидоном очутились в запертой клетке в темном углу пещеры. Мало того — разбойники крепко-накрепко связали их по рукам и ногам!



        ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

        — M-да , ну и влипли же мы,  — заметил Иохим.
        — Невероятно, но факт,  — подтвердил Гвидон.
        А трое разбойников продолжали игру.
        Вдруг они вскочили, как будто их ужалила оса. Воцарилась полная тишина. Только пламя воскового огарка беспокойно вздрагивало. В узком проходе, ведущем в пещеру, послышались чьи-то осторожные шаги. Это приближался Шеф! Свистящий Икс медленно выступал из мрака.
        Иохим и Гвидон затаили дыхание. Они узнали таинственную личность в черной пелерине. Кепка была надвинута почти на самые глаза. Лицо прикрывала маска. Ну, конечно, это был тот преступник, за которым они вчера гнались через весь город.
        — Все в порядке?  — тихо спросил Свистящий Икс.
        — В порядке, Шеф,  — отозвался Клык-Потрошитель.  — Мы посадили в клетку двух сомнительных типов. Они уверяли, что ищут работу. Но нам они сразу показались подозрительными. Мошенничали в игре, а прикидываются невинными младенцами!
        Шеф не спеша подошел к клетке, взглянул на «бродяг», затем вернулся к группе, собравшейся вокруг свечи.
        Разбойники начали обсуждать свои планы на ночь. Свистящий Икс говорил тихо. Иохим и Гвидон не смогли разобрать ни одного слова. Однако голос главаря показался Иохиму знакомым. Где-то он уже слышал его. Вот только где?! Шеф говорил шепеляво, с присвистом и голос у него был пренеприятный.
        Но вот бандиты стали говорить громче, и хитроумный лис навострил уши. Теперь ему уже было все известно о намерениях воровской шайки.
        Этой ночью они собирались совершить новый грабеж. Свистящий Икс сообщил, что достал ключи от несгораемого шкафа. Настал черед освободить этот шкаф от всего того, что там содержалось.
        Иохим пытался незаметно перетереть веревку, которой он был связан.
        — Ровно в пять я буду там, где всегда, - закончил Свистящий Икс.  — Нападение тоже в обычное время.  — И, обращаясь к волку, он добавил:  — Ты отправишься со мной и подождешь на опушке леса у Дома с Привидениями. Это на тот случай, если случится что-нибудь непредвиденное. А вы,  — он посмотрел в сторону шакалов, — останетесь здесь стеречь пленных.
        Два разбойника исчезли в узком коридоре.
        Иохим и Гвидон теребили свои веревки. «Свистящий Икс сказал, что нападение произойдет в обычное время, — думал Иохим.  — Неужели это произойдет в без двадцати одиннадцать?»
        Детективы вспотели от усилий, но все было тщетным: веревки лишь еще глубже впивались в руки и ноги. А разбойники вновь принялись играть в «Черного Питера».
        Вдруг в узком проходе вновь послышались шаги. Через несколько минут чья-то фигура вынырнула на свет.
        Иохим и Гвидон вскрикнули от изумления. Это была тетка Амалия. В одной руке она держала зонтик, а в другой — гигантский слуховой рожок. Сразу видно было, что тетка находилась в прескверном настроении. Сейчас она несомненно была самой разгневанной теткой на всем белом свете. Она прошипела:
        — Что вы сделали с моим племянником?
        — А, эта старая карга приходится теткой одному из этих жуликов,  — проговорил полосатый шакал.
        — В клетку ее!  — воскликнул его приятель.
        Но, прежде чем они успели двинуться с места, тетка Амалия приступила к действиям. Зонтик ее взметнулся в воздух, и один разбойник сразу упал наземь. В ту же минуту второй получил удар слуховым рожком. Только теперь тетка Амалия заметила клетку. Она подошла к ней быстрыми шагами и, впившись яростным взором в Иохима, крикнула:
        — Хотела бы я знать, разве так следует обращаться со старой теткой? Взрослый мужчина, а убегает с постели, хотя и болен. Именно тогда, когда я ему приготовила кипяток с медом!
        — Может, ты нас все-таки освободишь? - сказал Иохим, когда тетка несколько поостыла.
        Но он сразу же понял, что просьба его была бессмысленна, потому что тетка Амалия ничего не слышит, пока не приставит рожок к уху. А еще он заметил, что один из разбойников очнулся и, схватив веревку, висевшую на стене пещеры, начал подкрадываться к тетке Амалии. Детективы закричали изо всех сил, но напрасно: тетка Амалия ничего не услышала.
        Минуту спустя она была побеждена и связана по рукам и ногам. Затем ее бросили в клетку.

        ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

        Был уже одиннадцатый час. Два шакала все еще резались в карты. Восковая свечка бросала призрачный свет на их разбойничьи маски. Иохим обливался холодным потом, когда глядел на будильник, висящий на стене пещеры. Пройдет еще самое большее полчаса, и несгораемый шкаф Бонифация будет очищен окончательно и бесповоротно.
        И тут внезапно удивительный звук проник в пещеру. Детектив и его секретарь насторожились. Замерли на месте и оба разбойника. Только тетка Амалия ничего не слышала без своего рожка.
        Странный звук повторился. Он напоминал крик совы, но не совсем. Все сидели в тишине и размышляли, какой же именно зверь или птица может издавать подобные звуки?
        Один из шакалов даже вышел, чтобы посмотреть на таинственное существо. Удивительный звук все еще доносился, но более глухо, как бы издалека. Не выдержал и второй разбойник и тоже пошел взглянуть на диковинного зверя.
        Обоих шакалов довольно долго не было, а восковой огарок уже угасал. Вдруг детективы услышали крадущиеся шаги. И кто же появился? Подумать только, это был маленький Линус-Барсук!
        Он быстро подбежал к клетке. Вынул перочинный ножик и через решетку перерезал веревки, которыми был связан Иохим. Потом Иохим взял ножик и освободил остальных. Линус вытащил из рукава напильник и подал его Гвидону.
        — Возьмите, а я поищу ключи.
        Но найти ключи не удалось: бандиты носили их при себе.
        Теперь нужно было как можно скорее перепилить замок. Гвидон работал с быстротой вихря, железные опилки так и летели из-под напильника. Когда же Гвидон устал, его сменил Иохим. Наконец замок поддался и узники вырвались из клетки. В ту же самую минуту в пещеру вернулись разбойники.
        Но когда уже казалось, что все потеряно, внезапно погасла свечка. Иохим что было сил крикнул:
        — Вперед! Бегом!
        На этот раз услышала даже тетка Амалия.
        Пленники бросились к выходу, что совершенно ошеломило бандитов, и, выбравшись из пещеры, скрылись в лесу. Иохим и маленький барсук бежали рядом, и по дороге Линус рассказывал, как он и Лина выманили полосатых шакалов в поле.
        Оказывается, брат и сестренка пошли по пятам за детективами, когда те, переодетые бродягами, отправились в пещеру.
        Барсучата спрятались неподалеку от входа в пещеру и, сообразив, что Иохим и Гвидон попали в плен, стали размышлять, как бы выманить разбойников из пещеры. Лине и пришла в голову мысль издавать вот эти самые удивительные крики. Когда шакалы вышли, Лина начала отходить все глубже в лес. Разбойники, охваченные любопытством, двинулись за ней, а в это время Линусу удалось проскользнуть в пещеру. Теперь Лина, должно быть, уже на пути к дому.
        — Вы действовали отважно!  — похвалил барсучат Иохим.  — Ну, а сейчас успех дела зависит от быстроты.  — И он помчался с такой скоростью, что от него тут же все отстали.
        Но когда Иохим достиг лавки Бонифация-Барсука, свистящий Икс его увидел. Преступник сделал то же самое, что накануне: выскочил в окно, только осколки стекла посыпались со звоном. Детектив заметил, что на спине у беглеца болтался туго набитый мешок. Стало быть, Иохим уже опоздал.
        В два прыжка он одолел ступеньки, ведущие в квартиру Барсуков. Бонифаций и мадам Бибианна бестолково топтались на месте и никак не могли прийти в себя после сна. Иохим в нескольких словах объяснил им, что произошло.
        — Сейчас я начну преследование грабителя, а вы, господин Барсук, побежите вслед за мной с подкреплением. Я прошу вас собрать как можно больше народу. Гвидон покажет дорогу. И детектив сбежал с лестницы.

        ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

        Когда Гвидон, Линус и тетка Амалия добрались до города, они наткнулись на большую толпу. Были в ней старый часовщик Тим-Енот и три его подмастерья, был кузен Амвросий, насвистывающий грустную мелодию, и, наконец, портной Игл-Еж со своими шестьюдесятью тремя родичами. Как раз так получилось, что Игл-Еж отмечал свой день рожденья, и родичи прибыли к нему изо всех концов страны.
        Бонифаций-Барсук и мадам Барсучиха стояли во главе этой толпы. Здесь же была и Лина, которая только что потихоньку выбралась из лесу.
        Гвидон-Горностай принял командование военными силами и теперь вышагивал впереди, размахивая тросточкой с серебряным набалдашником, будто маршальским жезлом. Рядом с ним шел Линус. За ним — четыре енота и Игл-Еж с шестьюдесятью тремя родичами. Замыкали шествие Бонифаций, мадам Бибианна-Барсучиха и малютка Лина.
        В лесу было темновато, но Гвидон уже отлично знал дорогу, и войско продвигалось без задержек. Некоторые ежи даже поговаривали, что идут уж слишком резво. Им было тяжело идти, потому что они объелись именинным тортом. У входа в пещеру всех встретил Иохим. Он взобрался на утес и сказал:
        — Преступники засели внутри. Но с такой грозной силой, как у нас, можно ворваться туда и одолеть их. В пещеру пойдут со мной Гвидон-Горностай, кузен Амвросий, Тим-Енот и трое его подмастерьев, Бонифаций-Барсук и половина ежей. Мадам Барсучиха, тетка Амалия и дети останутся здесь.
        — Я тоже хочу с вами,  — сказала тетка Амалия, грозно взмахнув зонтиком.
        — Да, да,  — ответил Иохим, зная наперед, что протестовать не имеет смысла. И продолжал:  — Не исключено, что разбойники попытаются улизнуть из пещеры, как только мы туда ворвемся. Чтобы помешать этому, Игл-Еж и другая половина ежей соорудят колючее заграждение перед входом. Хотел бы я видеть бандита, который прорвется сквозь такое заграждение!
        Крадучись, Иохим и Гвидон подползли к отверстию пещеры. Оттуда не доносилось ни звука. Но когда Иохим всунул голову в коридор, пробитый в скале, то получил такой удар по макушке, что тут же, кувыркнувшись, упал на землю! То же случилось и с Гвидоном, который шел вслед за ним.
        Разбойники поставили в коридоре охрану, и когда кто-нибудь пробовал сунуть туда голову, градом сыпались удары.
        В конце концов Иохиму пришлось отвести назад свои грозные силы. Он оставил только колючий заслон из ежей, чтобы преступники не имели возможности выбраться из грота.
        Затем был созван срочный военный совет. Гвидон взмахнул своей серебряной тросточкой:
        — У меня есть интересная мысль! Я пойду в разведку. Никто не возражает?
        — Сделай одолжение!  — сказал Иохим.  — Но помни, что ты непременно должен вернуться через час. Ибо случается, что разбойник, стоящий на часах, засыпает. По крайней мере такое описывалось в лекциях Заочного Курса Частных Детективов.

        ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

        Верный секретарь Иохима сбегал на другую сторону холма, но не обнаружил ничего достойного внимания. Он уже собирался было вернуться, как вдруг оступился на крутом склоне. Съехав вниз, он увидел, что оказался у отверстия, которое было тщательно замаскировано ветками.
        Гвидон шмыгнул в обнаруженную дыру. Коридор, пробитый в скале, несколько раз менял направление, но все же Гвидон заметил впереди неяркий свет. Когда он еще приблизился, увидел мигающее пламя восковой свечи, поставленной на ящик. Тут же он приметил и двух разбойников, которые по горло были заняты какой-то работой. Чуть поодаль стоял третий бандит и приглядывал за теми двумя.
        Стало быть Гвидон наткнулся на запасной выход из грота. Но прежде чем вернуться к своим, он еще продвинулся вперед, чтобы увидеть, что там делают разбойники.
        Вскоре он убедился, что они паковали свои мешки и чемоданы. А тот, который только стоял и смотрел на всю эту суматоху, был сам Свистящий Икс. Вот он нетерпеливо сказал:
        — Когда вы, наконец, упакуетесь?! Через десять минут мы должны убраться отсюда. Они могут в любой момент найти запасной выход, и тогда мы окажемся в ловушке!
        Гвидон с быстротой вихря помчался назад к Иохиму и рассказал о своем открытии.
        — Превосходно!  — воскликнул Иохим и тут же стал излагать свой план.  — Гвидон и я подкрадемся к бандитам с тыла и схватим их с помощью лассо. Бонифаций-Барсук и Тим-Енот со своими подмастерьями пойдут с нами как подкрепление. А кузен Амвросий и все остальные совершат так называемую обманную атаку на основной вход в пещеру. Вы должны шуметь и кричать, чтобы отвлечь на себя внимание разбойников.
        Гвидон тут же повел небольшую группу к запасному выходу.
        Бесшумно, шаг за шагом, все приближались к огоньку. Зато у другого выхода вскоре послышался страшный визг.
        Это кузен Амвросий вместе с ежами разыгрывал обманную атаку.
        В свете огонька видны были три разбойника. Все их внимание теперь было приковано к главному входу. Иохим дал знак Гвидону, чтобы тот приготовился.
        И вот петля брошенного лассо свистнула в воздухе. На сей раз Иохим прицелился отлично. Когда он затягивал петлю, в ней барахтались два разбойника. Гвидон поймал только одного, но это был сам Свистящий Икс!
        Четвертому грабителю, тому, который стоял на страже в узком коридоре, удалось выбраться наружу. Правда, он проник только до колючего ограждения, устроенного ежами, и вынужден был отступить. Хромая, он вернулся и сдался в плен.
        Разбойники были связаны и посажены в клетку.
        Вместо распиленного замка Иохим повесил новый, который достал из своего бездонного кармана.

        ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

        Минутой позже все собрались в пещере. Тим-Енот, как только сел, тотчас же заснул. Тетка Амалия проверяла состояние своего зонтика, пострадавшего во время сражения.
        Иохим и Гвидон все еще были в бродяжьих костюмах. Лис протер свое огромное увеличительное стекло обтрепанным рукавом и, обращаясь к запертым в клетке, сказал:
        — Ну, господа хорошие, пора показать свои лица!
        А так как злодеи были связаны по рукам и ногам, ему самому пришлось войти в клетку и снимать с них маски. И вот дошла очередь до Свистящего Икса. Иохим резким движением сорвал с преступника маску... Все ахнули от изумления!
        Под маской Свистящего Икса скрывался не кто иной, как... Ромуальд-Россомаха! Он был теперь еще угодливее, чем обычно!
        Иохим еще раз протер увеличительное стекло, а потом начал рассказывать:
        — Уже первая встреча с этим господином в доме почтенных Барсуков произвела на меня крайне неприятное впечатление. Но белоснежный крахмальный воротничок и образцово завязанный галстук сбили меня с толку. Преступника совершенно невозможно было отличить от обычного чиновника Королевского Управления По Учету Сосновых Иголок!
        Все согласно кивнули.
        — Теперь-то вы понимаете, как могли произойти взломы, совершенные без единого следа? Свистящий Икс все это время жил у господина Барсука, на мансарде. Ему стоило только подкараулить вечером момент, когда уважаемое семейство пойдет спать. А затем он мог беспрепятственно передвигаться по дому. Воровскую добычу он забирал на мансарду, а рано утром в портфеле уносил в пещеру. Каждое утро мы видели его идущим на службу...
        — Потрясающе ловко!  — вставил Гвидон.
        — Уже когда я получил это письмецо,  — продолжал Иохим, показывая грозное послание Свистящего Икса,  — я заподозрил, что у Ромуальда-Россомахи есть кое-что общее с наиопаснейшим преступником. В самом деле, любой мог заметить, что он произносит «эс» с присвистом. Ну что ж, тогда эта мысль показалась мне чересчур удивительной, чтобы в нее поверить. Но когда мы с Гвидоном, сидя в клетке, услышали его голос, я все понял!.. А теперь посмотрим, что находится в чемоданах грабителя.  — И он открыл первый чемодан.
        Все увидели, как детектив достал оттуда банку малинового варенья. Потом другую. В конце концов все десять банок стояли рядышком. Последняя банка была наполовину пуста.
        — Мое варенье! - воскликнула сияющая мадам Барсучиха.
        Иохим открыл второй чемодан. Он извлек оттуда два круга колбасы, три окорока, а напоследок — головку сыра. Все могли убедиться в том, что это был настоящий швейцарский сыр.
        — Мой швейцарский сырочек!!!  — обрадовался господин Барсук, нежно прижимая сыр к груди.
        Иохим раскрыл третий чемодан. Он был набит брошками с голубыми камушками, булавками для галстуков из почти чистого золота, хрустальными перстеньками.
        Последний чемодан был настолько мал, что меньше и вообразить нельзя! Когда Иохим поднимал крышку, из чемоданчика выскочил котенок.
        — Глядите, глядите, это же Кэти!  — закричали барсучата.
        — Да, трудный был вечерок,  — сказал Бонифаций,  — и я думаю, что неплохо бы нам закусить ветчинкой, колбасой и сыром!
        Приглашение было принято всеми охотно. Из пустых ящиков сделали стол, и все с аппетитом набросились на еду.
        — Необыкновенно вкусная колбаса,  — заметил Гвидон-Горностай, отрезая себе еще толстый ломтик.
        — А как вы находите сыр?  — спросил Бонифаций-Барсук.
        — Изумительный, преотличный,  — отозвался Иохим, а тетка Амалия в подтверждение его слов кивнула головой.
        После пира через Южный Лес двинулась необычайная процессия. Впереди шли четыре разбойника. Они были крепко связаны, и их бдительно охраняли. Особенно Свистящего Икса!
        Опаснейший в мире преступник был обезврежен. И сделал это Иохим-Лис, дипломированный детектив!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к