Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Ляшко Н: " Нарная Чертовщина " - читать онлайн

Сохранить .
Нарная чертовщина Н Ляшко

        Н.Ляшко
        Нарная чертовщина
        Острожная сказка

        I
        «Мы не умираем».
        Прогнила, облупилась тюрьма и стала разваливаться.
        Новую тюрьму начальство, с благословения царя, надумало ставить за городом, под лесом, чтоб глаз не колола.
        И поставило-трехэтажную, белую. Стена-ого, не убежишь! На зеленой крыше золотая луковка и крест, — не тюрьма-монастырь.
        Перегнали в нее из старой тюрьмы арестантов, и затенькал острожный колокол повестки, поверки и прочее.
        Птицы шарахнулись с опушки в гущеру. Лешие ватагой вышли на звон, судили, рядили-лесной ум верткий, с ветки на кустик перепархивает: сразу не удумать, что люди сделали, а не знать срамно: ведь вот она, тюрьма-то, под боком!
        Надо было во все вникнуть, а итти в тюрьму охотников, среди леших не было. Один говорит:
        —Чего там узнавать, и так видно.
        Другой:
        —Я и пошел бы, да близко к огородам, мещан боюсь Третий:
        —Ну ее, ребята, тюрьму-то, одна стена эва какая!..
        Скушно.
        Некали, отмахивались, а домовой из лесничества и говорит:
        —Давайте капаться.
        Связали лешие сосновые корни и ну лапу к лапе тискать. Меряли, меряли, и достался край лешему, что мещан боялся. Опечалился он, а делать нечего, — пошел. На огородах обернулся в мещанина и пополз к тюрьме. Все хорошо шло у него, только забыл он оглянуться: ползет, а хвост дыру в портках прорвал и волочится сзади. Добрался он до тюрьмы, глянул на стену, высока, не перепрыгнешь. Птицей перемахнуть бы, да боязно: старая лешиха наворожила ему, что птицей сгинет он. Стал он раздумывать, в загривке скрести, а из-за угла вышел часовой да хвать его за шиворот:
        —Ты чего тут? Подкоп делаешь? — и ну драться.
        Леший дал ему сдачи, да заметил свой хвост, ширнул на огороды, обернулся там в собаку и назад.
        —Я ж тебя подкую, — урчит, — крупа несчастная!..
        Подобрал живот и к воротам. В тюрьму дрова везли, ворота настежь. Часовой увидел собаку, деревню вспомнил и протягивает руку:
        —Собачка, ц-ц-ц…
        Леший глаза под лоб закатил, хвостом заюлил. Часовой на корточки стал перед ним, руку расшерепил, а леший-ав! — и всю пятерню его в пасть да-хрусь! — да под телеги и в тюрьму. Подворотний надзиратель носком его, он-за ногу и ну рычать. Подворотний в будку: бешеная, мол, собака.
        А на соседнем дворе прогулка шла. Три арестанта увидали, что подворотний надзиратель испугался, перемигнулись да к телегам-и шорк на волю. Часовой руку завязывал, арестанты в глаза ему песку-плюх! Упал тот наземь, обхватил двух арестантов за ноги и орет. Тут воля, а он не пускает. Третий арестант вырвал у него винтовку да прикладом по голове его-бац! К ним подворотник, они и его-бац! И пошла завируха: свистки, звонки, топот, крик, визг, выстрелы, — все чин по чину.
        А леший котом взобрался на тюремную крышу, сел там, водит усами-ну-ну, вот так дела! — и косится на все.
        А как скрылись беглые арестанты в лесу, подошел к краю крыши и поводил носом, — снизу тянуло чем-то теплым, кислым. Полез леший с крыши по трубе, с трубы на карниз, по карнизу на подоконник, стал на решетку и заглянул в камеру. Арестанты ложками черпали что-то из медной чашки и про убежавших говорили.
        Ухмыльнулся леший да:
        —Мя-ау-у.
        Арестанты диву дались и к нему:
        —А-а, Васька! Здорово! Откуда ты? Айда щи хлебать!
        Кис-кис!
        Прыгнул к ним леший, хвост трубой поднял и ну мурлыкать. Арестанты пустили его на нары, один ложку со щами поднес:
        —Ешь, кисанька.
        Понюхал леший — кислое — и головой мотнул.
        —Не по душе? Ну ржаной ешь, на…
        Подзапраиился леший хлебом, а сам все на щи косится:
        «Вот так едово!» Огляделся, послушал, понял, что попал в камеру, где сидел один из убежавших — Алешка, я надумал потеху. Юркнул по нарам за арестантов и сел там Алешкой. Арестанты ложки опустили.
        —Алешка! — зовут.
        —Ну? — зевнул леший.
        —Это ты?
        —Послепли?
        —Да ты ж убежал.
        —Хм, под нарами спал я. Никак не высплюсь…
        Лег Алешка и захрапел. Арестанты глазами так, сяк, — Алешка, да и все. Поахали, стали кота искать, зватьнету его.
        —Что за диво? Куда он делся?
        После каши надзирателя кликнули: так, мол, и так, наш Алешка не убегал. Сказали, глядь, — Алешки нету.
        Надзиратель в камеру, сюда, туда, — нету. Только кота под нарами нашел, обозлился, вызвал старшего и ну жаловаться:
        —Глумятся надо мною арестанты, про Алешку говорят, а кота показывают.
        Старший дал тревожный звонок в надзирательскую:
        —Все сюда! — и входит со всей командой в камеру: — Стройтсь, такие-сякие, в шеренгу! Все ли вы тут? — и ну считать- арестантов.
        —Первый! — и бьет в щеку крайнего.
        —Второй! — и бьет в щеку другого.
        —Третий! — и бьет в щеку третьего.
        Считал старший с приговорками, а рука у него пудовая.
        Поглядел на него из-под нар леший, подумал: «Эк, его разобрало» да-фырк! — вылез Алешкой и шасть в ряд.
        Старший к нему:
        —Где был?
        —Под нарами…
        —Прятался?!
        —Не иголка кака…
        —Что-о-о?
        Глянул леший на старшего вблизи и рожу перекосил.
        Ноги у старшего короткие, живот тестом на ремень лезет, рожа красная, затылок воловий. Не понравилось старшему, что Алешка глядит на него и не трясется. Развернулся он и кулаком его-раз! два! Икнул леший, отпрянул и ну честить старшего. Где и слова взялись!
        Старший обомлел, было, да как рявкнет:
        —В карцер!
        И поволокли надзиратели лешего по лестницам. Волокли и злились, что он не так волочится, кулаками, сапогами поправляли его, громыхнули в подвале дверью темного карцера — еще никто не сидел в нем — и кинули туда.
        Упал леший, сел, башкой помотал:
        —Да-а, это тебе не в лесу с бабами аукаться, — и ну лесные песни играть.
        Играл, играл, разошелся, а замок — щелк! дверь — скрип! Вплыл фонарь, за фонарем-старший, а за старшим надзиратель Цугай, здоровенный, могутный.
        —Поешь? — спрашивает.
        Леший будто не слышит и поет, поет. Взял его Цугай за шиворот, поднял:
        —Оглох? — и смаху посадил на пол.
        Сникла в лешем песня, в башке загудело, а Цугай ногой его, ногой — в бока, в живот, в спину! — всего избил, искровянил, а тот знай помалкивает и глядит ему в глаза.
        Не понравилось это старшему: его бьют, а он не воет и не плачет. Хмыкнул старший, отдал Цугаю фонарь:
        —Дай-ка я его, — и принялся сам бить.
        Леший только повертывался и все норовил глядеть старшему в глаза. Умаялся, распарился тот, буркнул:
        —Хватит, дай воды, — и взял у Цугая фонарь.
        Вылил Цугай на лешего воды, еще раз пнул его и пошел за старшим, а леший обернулся в блоху, прыгнул на него и полез под мундир. Понес его Цугай в надзирательскую казарму, рассказал всем как Алешку бил, и завел песню:
        В садах лександровских гулял я…
        Весело было Цугаю. Пошел он вечером в тюрьму, принял пост, во все камеры заглянул, сел на табурет, а на него дрема. Цугай и так, и сяк, слипаются глаза.
        Тужился, тужился он и заснул.
        Леший перебрался с его спины на грудь и стал кусать.
        Кусал, толстел, в крысу вырос и грызет. Цугай стонет, а проснуться не может. Мундир расстегнул, рубаху расстегнул. Леший прыгнул на пол, стал Алешкой, револьвер у Цугая, взял и к виску ему:
        —Будешь мучить нашего брата?
        —Не-э-э, — со страху заблеял Цугай.
        —Становись на колени!
        Стал Цугай.
        —Целуй коридор!
        Поцеловал Цугай…
        —Клянись…
        Поклялся Цугай.
        —Гляди! — погрозил леший, да белкой в фортку юрк…
        Протер Цугай глаза, — в самом деле стоит он в тюремном коридоре на коленях. Прислушался, — тихо. Глянул, — фортка раскрыта, на решетке белка сидит. Потянулся он к кобуре, — пусто там. Затрясся и бегом на соседний пост: так, мол, и так, сон поганый видел я; погляди, сидит ли в карцере Алешка.
        Пошел надзиратель к карцерам, позвал Алешку, в дверь постучал, — тихо, как в могиле. Дали тревогу, открыли карцер, — пусто. Ни дырочки, ни взлома, а пусто.
        Прибежал начальник, глянул и за голову схватился:
        —Выпустили, мерзавцы! Кто?
        —Цугай сон поганый видел, — говорят ему.
        —Какой сон? Цугай!
        Рассказал Цугай сон. Начальник кобуру его ощупал и позеленел:
        —Ага-а, сон видел!? Продал, иродово отродье! Обыскать!
        Обыскали Цугая и бросили на место лешего в карцер.
        II
        Выбрался леший из тюрьмы и ну в лесу голосом знаки подавать. Кликал, кликал, — никого. В гущеру подался, нашел леших, а те шикают на него:
        —Тсс, не булгачь: чужие тут сидят в камышах.
        —Арестанты, небось, беглые, — догадался леший и давай обо всем рассказывать.
        Не поверили ему лешие:
        —Ты, говорят, городить такое, вроде в тюрьме не люди, а еловые пеньки.
        Леший так и этак, — не верят. Рассердился он.
        —Коли, — говорит, — не верите, пойдем со мной еще двое.
        —Как?
        —А так.
        Взял леший пару дружков и повел их в камыши. А там спали беглые арестанты — Алешка, Мишка и Васька.
        Снял с них леший боты, вытащил тюремные билеты, себе взял Алешкин, дружкам Мишкин и Вяськин дал и повел их.
        Шли они огородами, репой лакомились и пришли к тюрьме перед утренней поверкой. Дернули у ворот за ручку-дзинь! Выглянул новый подворотный надзиратель, настежь калитку распахивает и улыбается: рад. Начальник прибежал. Алешка выступил вперед да в ноги ему — бух:
        —Заставьте, — плачет, — рек добром поминать. Бешеной собаки испугались мы вчера. Думаем, кинется она на нас, станем мы все бешеные, и не управится с нами, с бешеными, господин начальник, вы, значит. Ну, и побежали мы от беды, собаку эту чтобы на огороды от арестантов заманить… Ну, и сгоряча наделали делов всяких.
        Я в тюрьму вернулся, а ребята не успели.
        Начальник улыбается и спрашивает:
        —А как ты из карцера ушел?
        Алешка вздохнул и завел;
        —Жалко, — говорит, — мне стало Мишку и Ваську. Заблудятся, думаю, в лесу, потому — собака бешеная, а место глухое. Ну, я Цугая и сговорил: пообещал ему на том свете его грехи взять на себя. Прихожу в лес, а ребята ревут. Увидали, так и кинулись: доведи, говорят до тюрьмы. Вот я и привел.
        Начальник и старший руки потерли и велели запереть леших в светлый карцер.
        —Ну, не верили? Примечай теперь…
        Час, два, три просидели лешие, а в животах только и добра, что репа. Постучали, подождали, еще постучали, — как в гробу. Разъярились, сняли с ног боты и ну молотить ими в дверь. Прибежал старший со сворой своей:
        —Чего надо?
        —Есть давай!
        —Не подохнете! Открывай!
        Ворвались надзиратели в карцер, избили леших за убитых надзирателей, боты и все, чем стучать можно, отобрали и ушли…
        —Ну, не верили?
        III
        Из города приехало военное и судейское начальство.
        Повели к нему леших. Начальник перед главным генералом вертится, рассказывает, как явились лешие в тюрьму, что говорили, и хихикает. Генерал послушал его да как порскнет носом и ну картавить:
        —Глупости городите!
        Начальник чуть с душой не расстался: хотел угодить, намекнуть, что ему пора вверх по службе итти, а вышло вон что. А тут еще старший вошел и ну мигать ему. Начальнику надо к генералу подлизываться, а он мигает и мигает. Обозлился начальник и спрашивает:
        —В чем дело?
        —Привели там…
        —Кого привели? Давай сюда.
        Старший глаза пучит, подмигивает, а начальник опять:
        —Давай, говорю, сюда…
        Повел старший плечом и ввел в контору пристава, полицейских, а с ними всамделешних беглых арестантов, Алешку, Мишку и Ваську: в лесу в камышах схватили их.
        Глянуло начальство и обомлело: справа Алешка, Мишка и Васька и слева Алешка, Мишка и Васька. Только и разницы, что одни босые, другие в ботах. Пристав рапортует, как было дело. Генерал покраснел, собрал с лысины пот в платок, крикнул:
        —Чогт знает что! — и поманил к себе всамделешнего Алешку:
        —Эй, хагя! Ты кто?
        —Алексей Сусликов.
        Генерал к Алешке-лешему:
        —А ты кто?
        —Алексей Демьянович Сусликов.
        —Фу, чогт!..
        Кинулось начальство опрашивать тех и других, а Алешка-леший выступил и говорит:
        —Не извольте беспокоиться: мы-ста и есть настоящие, потому и билеты при нас. Вынимай, ребята!
        Вынули лешие тюремные билеты и подают. Поглядело начальство в билеты, по-куриному заокало:
        —Конечно, точно, подписи несомненны, — и к всамделешним: — Где билеты?
        Те в карманы, в шапки, — нету билетов. Побелели безбилетные, даже не арестанты — и затряслись:
        —Обронили мы, ваши благородия…
        —Обгонили, бгодяги! В катоггу! — затопал генерал.
        —Да, ваши благородия, мы, вот истинный господь, мы — это мы, а это…
        —Нет, мы — это мы! — затараторили лешие и пальцами на всамделешних показывают: — Гляньте, нешто похожи они на всамделешних?
        Тут судейское начальство вмешалось: надо, мол, вывести одних и допросить других. Вывели леших. Начало начальство распытывать всамделешних: кто они, сколько годов им, как отцов, дедов, бабок звать и прочее. Ничего не вышло: всамделешние сбивались, путали, у леших же все без запинки выходило. Начальство руками развело, велело запереть леших особо, всамделешних особо, осмотрело карцер, фортку в коридоре и ну тюрьму обходить.
        Лешие уселись в камере на полу и ждут. Открыл надзиратель дверь к ним, рявкнул:
        —Встать! Смирно! Руки по швам! — а они ни с места.
        Генерал по-картавому на них:
        —Пгиказываю встать!
        А Алешка в ответ:
        —Больно отощали мы, барин!
        —Ты ггубить! В кандалы! Всех!
        Старший метнулся на коридор, привел тюремного кузнеца с тройкой кандалов, с болванкой, с молотком и заклепками. Положил кузнец болванку, посадил на пол Мишку-лешего, хомутки на ноги ему надел, заклепку вложил и давай клепать…
        —Ты поладней клепай, — говорит ему Алешка-леший.
        —Могчать! — заревел генерал, а Алешка ему:
        —Я не с тобой говорю.
        Побеленел генерал, ногами затопал, кулаками засучил, а Алешка опять ему:
        —Бей, бей, вот он я!
        Генерал из себя вышел:
        —Гозог!
        Заковали леших и повели на двор. Алешку, как самого зубастого, разложили на переднем дворе, Мишку — на левом, Ваську — на правом. Приволокли прутьев метел на десять. Охотники — из надзирателей — засучили рукава и выбрали по пруту.
        —Тюрьма-а! На ок-на! — скомандовал старший.
        Начальство все обмозговало: троих, мол, будем пороть, а прочие будут глядеть и вразумляться, — всем занятие.
        Только ничего из этого не вышло. Легли лешие, и хоть бы один взвизгнул. Розги свистят, а они лежат, как чурки, вроде не им, а двору березовой каши всыпают.
        Алешке отсчитали сто ударов с хвостиком. Встал он, а генерал к нему:
        —Хогошо?
        —Дюже хорошо. Ложись, оближешься…
        На окнах:
        —Хо-хо-хо, ха-ха-ха!..
        Генерал кричит:
        —Еще!
        Получил Алешка привесок в полсотни розог, встал и кажет генералу язык;
        —Видал?
        —Убью! — кричит тот. — Гастгеляю!
        А из окон смех да приговорки, словечки всякие.
        Генерал напустился на начальника:
        —Гаспустили тюгму! Под суд отдам!
        Начальник на старшего накинулся, тот на своих подначальных, и пошло, поехало, будто с привязи сорвались все. Весь день порядок наводили, кричали, наказывали арестантов.
        IV
        Ночью лешие тараканами пробрались к начальнику на казенную квартиру, стали у двери и захихикали:
        —Ну, что, выслужился?
        Закружились, в ладоши захлопали, на кандалах плясовую заиграли:
        Три копейки по копейке,
        Вец, вец, вец…
        Начальник поглядел на них и давай щипать себя, за усы дергать. Они обступили его, в глаза ему уставились и ну морочить голову:
        —Кланяется, — говорят, — тебе тот, что в карцере помер. Помнишь? И тот, которого ты приказал скрутить рубахой. Помнишь? У него тогда ребра хрустели. Не забыл?
        И чахоточный кланяется. И мужик, что удавился в камере.
        Встал начальник и задом, задом от них. Уперся в стену и обалдел. Пощекотали его лешие, похихикали и пошли по тюрьме куралесить. На чердак забрались и ну в крышу барабанить да мяукать. Надзиратели звонок к начальнику дали. Выскочил тот, обалделый, видит-дежурный по двору к конторе прижался и трясется.
        —Что такое?..
        —Шалят.
        —Кто?..
        —Шут его знает. Вот слушайте!
        Послушал начальник и забегал по тюрьме. Все на месте, а камера леших пуста. «Уйдут», — думает он, и приказал стрелять на чердак. Выстрелы всполошили тюрьму, надзиратели всей оравой на коридорах и во дворе дежурили, а того, как лешие перемахнули с чердака в камеру, не приметили. Заглянули к, ним, а они разметались, спят…
        С утра опять приехало из города начальство, судило, рядило, еще раз выпороло леших, и те решили притихнуть: «Помолчим, говорят, поглядим, что выйдет». Только к начальнику на квартиру раз за разом являлись. Тот по четвертке в сутки выдымливал табаку, с женой ругался, водку глушил, отощал от тоски, будто с колокольни крикнул:
        —Не желаю больше! — и скрылся.
        Начальство обернуло всамделешних Алешку, Мишку и Ваську в бродяг, а леших убийцами объявило и к родным всамделешних на свиданья выпускало их. Родные ревут, а лешие ухмыляются и чешут о зубы языки: ничего, мол, с нами худого не будет.
        Обвинительный акт пришел из города скоро — по указу да по приказу и все такое. На суд лешие пошли с форсом и в дороге песни пели. Конвойные об их бока на кулаках мозоли набили. Обвинитель называл их душегубами, отрепьем, зверьем, — всяко и горой ратовал за виселицу им. Уж он честил, честил их, а они все хи-хи да ха-ха.
        Председатель зыкнул, было, на них, но Алешка такую рожу скорчил, что даже солдаты полны рукава насмеяли.
        Судьи сгорбились, и из приговора вышло только бу-бу-бу да конец: всех повесить.
        Алешка выпрямился и начал языком всякие штучки загибать, но судьи и слушать не стали его: закон в руки, пот в платки — и в заднюю комнату. Конвойные Алешку за руку — молчи, дескать, а он все орет, Мишка и Васька подкрикивают. Солдаты разъярились и давай усмирять их.
        Били так, били этак и руками развели: чем больше бей их, тем дальше они от смерти, — только смеются.
        —Тьфу, дьяволы, и не убьешь! Айда!..
        V
        По тюрьме пошел шопоток: кто повесит леших, тому чуть ли не воля будет и по пятерке за каждого, — пятнадцать, значит, рублей. В контору старший осужденных на каторгу вызывал, уговаривал, грозил, — никто не брался вешать. «Дешево», — подумал старший и набавил за голову по рублю, по два, по три, — до десяти рублей догнал, — нету охотников.
        Тут новый начальник приехал. Высокий, лысый, нос картошкой, на лбу будто плугом исковыряно. Всем вышел, только глаза вроде червей: высунули головки из глазниц и шарят, шарят кругом.
        Принял он дела и пошел с надзирательской сворой по тюрьме. Головки червей ныр-ныр по арестантам, а голос ласково так разливается: я, говорит, человек ничего себе, но, конечно, не без слабостей: люблю порядок и послушание, и шапки чтоб передо мною снимали и это самое, никаких чтоб этих старост, и в кухонный котел носа не совать, и тишина всегда чтоб, потому тюрьма есть тюрьма, а не майдан какой, а во всем прочем, ежели что, я по-человечески делать буду, как бог велит, и все такое.
        Заглянули лешие ему в глаза и захолонули. Алешка руками всплеснул:
        —Вот так штука!
        —Что-о-о?
        —Да, говорю, больно ты того…
        —Чего-о?
        —Да это самое… больно ты, говорю, глаз не жалел.
        —Глаз, каких глаз?
        —Да своих, вот этих, — указал Алешка.
        —Что?! Ты дурака со мной валять!?
        —А на что его валять? Он давно вывалян.
        Мишка и Васька перемигнулись и ну смеяться.
        —В карцер! — взревел начальник.
        —Только-то? Гы-гы-гы!..
        —Глотки заткнуть!
        Заткнули лешим глотки и поволокли в карцер. Взяла их тоска, и стали они судить да рядить: неужто, мол, для того люди и родятся, чтоб с ними вот этак-то? Где же эта самая правда, если на людей червяки вместо глаз глядят?
        Лешие, а дури было в них хоть отбавляй. Толковали, толковали и пробрались вечером к новому начальнику: проймем, мол, и его, как прежнего, а там и третьего проймем, и еще, и еще, а там, гляди, и выйдет что-нибудь: ведь в палачи вот никто не хочет.
        Пришли, в кандалы зазвонили и ну зудить начальника:
        —Неужто ты и в самом деле такой? Не прикидываешься? Мать ли тебя пестовала? Как это угораздило ее родить тебя с такими глазами?
        Начальник поводил по ним червяками да ногою-уп! — и ну харкать:
        —Пришли? Испугать хотите? Мразь!.. Сам повешу вас!.. Своими руками! Навоз!..
        Позеленел начальник и от злости весь вывернулся.
        Глянули лешие на него, на вывернутого, и обомлели: он арестантов и за людей не считал. Пропала у леших охота нудить его. Пошли они в тюрьму и вспомнили: ими, лешими, попы пугают мужиков, мужики и бабы пугают детей. Вот дурачье! Начальником, с червяками вместо глаз, попотчевать бы их!
        VI
        Вошел начальник утром в тюрьму и давай старшего распекать:
        —Ну, нашел вешельника? Выписывать прикажешь?
        Самого заставлю! Понял?
        —Так точно… только не знаю, кого бы это. Не хотят.
        На воле убивают, а тут не хотят. Цугая, может, попробовать? Крышка ему, а тут такой случай.
        —Давай его.
        Ввели Цугая в контору.
        —Повесишь троих, — сказал ему начальник, — суда над тобой не будет, деньги получишь, подстаршим сделаю.
        —А сидеть в карцере долго еще буду? — спросил Цугай.
        —Если согласен, сейчас выпущу.
        Вздохнул Цугай, согласился, попросил денег и запылил по дороге в город. Выпил с девками, заворочал мозгами да по лбу себя хлоп! — что ж это я? сорвался и побежал к начальнику тюрьмы:
        —А как, ваше благородие, насчет совести и бога?
        —Что приказываю, то и делай.
        —Я не про ото… бог как и все такое?
        —Выкинь из головы!
        —Отец приказывал не выкидывать.
        —Дурак твой отец: богу молись и делай, что требуется, — вот и все.
        Подумал Цугай, догадался:
        —Ага! Это вы верно: потом можно замолить. Понимаю, — и пошел догуливать.
        Ночью лешие обступили его, хмельного, зализанного девками, и ну охаживать.
        —Не-э-э, — мычал он, — не это: пострадал раз за вас, гадов, и баста…
        Лешие ему о деревне, о лесе, о полях, об отце, о детях, — вдрызг расцарапали совесть, но не поддался Цугай:
        —Это вы к тому, чтоб опять в карцер меня? Под суд за вас? Не-э… Подстаршим быть хочу. Счастье мне пришло. Денег за вас получу. Ого-го-го-о!
        Всю ночь Цугай мычал, кричал, от леших отмахивался, и те с досады забегали к начальнику, к старшему, к женатым надзирателям, к их бабам, по камерам и коридорам.
        Надзиратели револьверов из рук не выпускали: там беготня, там хрип, смех, шаги, шопот, песни:
        Зец-вец-вец…
        И арестантам было не сладко: думки разные одолевали, а главное-чудилось, будто уже вешают. Арестанты вскакивали, стучали в дверь. Начальник велел влить в карцеры по ушату воды, насыпать известки, набил их арестантами и каждый день слал в город по бумаге: скорее, мол, надо решать да разделываться с осужденными, в тюрьме неспокойно, палач может опомниться.
        И решение вышло.
        VII
        У тюремной бани надзиратели разобрали камни и вырыли две ямы. Старший и Цугай на надзирательском дворе приколотили к двум столбам перекладину.
        Ночью пришла конвойная команда и приехало начальство с доктором и попом. Цугай волоком перетащил к бане столбы о перекладиной и вставил их в ямы.
        —Трамбовкой утопчи, дьявол, чего ногами топаешь!
        Мыло не забыл? Пожирней веревку мыль, сразу в шею чтоб врезалась. Да не расплывайся…
        Чтоб не было шуму, леших расковали и вывели поодиночке. Начальство у фонарика прочло им бумагу. Поп с крестом заюлил. Лешие покосились на него и:
        —Брысь!
        Первым под перекладину повели Алешку. Обрядил его Цугай в смертную холщовую рубаху, завязал и толкнул:
        —Становись!
        Вскочил Алешка на табурет, надел на себя петлю и говорит:
        —Ты гляди, Цугай: у меня душа крепко сидит.
        —Выдушим! — прохрипел тот и шварк ногою по табуретке.
        Повис леший, ногами заболтал, захрипел и не умирает.
        Минуту хрипит, другую, третью хрипит и все громче да громче, будто душа застряла у него в глотке и ни сюда, ни туда. Начальство уши зажало, поп отвернулся и рукой кресты на себе путляет. Начальник к Цугаю кинулся:
        —Веревку, мерзавец, забыл намылить! Дергай его за ноги!
        —Мылил, уж вот как мылил.
        Руки у Цугая пьяные. Поймал он ими лешего за ноги и дерг, дерг. А тот все болтает туловищем и руками и уже не хрипит, а хохочет. Дружки подхохатывают, а из тюрьмы как грянет:
        —Да хоть добейте его, пауки! Не мучайте!
        Обернулось начальство, — верх тюрьмы уже облит зарей, в окнах арестанты, глаза у них страшные, изо ртов паром валит злоба. Начальник кулаками им:
        —С окон марш! Перрестреляю! — да к помощнику прокурора: придется, мол, прекратить.
        А тот на него:
        —Что вы сделали? Зачем брались, раз не умеете?
        —Я вам не палач! — огрызнулся начальник и червяками по виселице ныр-ныр.
        А Алешка все хрипит и хохочет. Цугай помертвел да задом, задом от виселицы, за ним поп, доктор. Начальник ругаться начал, подмигнул старшему и к виселице.
        Выхватил шашку и по петле раз, два. Шлепнулся леший наземь, вскочил и захихикал:
        —Взяли?
        Начальник в ухо его:
        —Молчать, мразь! — и к старшему: — Снимай с него рубаху!
        Выпростался леший из рубахи, поднял перерубленную петлю да к начальнику с нею:
        —Не забудьте взять на память о моей шее… крепкая, мол, была, хе-хе-хе!
        Начальник приладил намыленную веревку к перекладине да как рявкнет:
        —Становись!
        —Гы-гы… Сам хочешь? Попробуй, — подошел леший.
        Накинул на него начальник петлю, стянул ее на голой шее, табурет вышиб:
        —Вот так надо! — и ну надзирателей и начальство пушить: — Нюни распустили! Хотите, чтоб они вас перевешали…
        Глядит, а леший опять болтает ногами, хрипит и не умирает, а тюрьма уже вся в солнце и ревет, воет. Ругань застряла в глотке начальника. Как так? И он не может повесить? Метнулся к лешему да за ноги его дерг, изо всей мочи дергает, червяками в глазницах ворочает, хрипит:
        —Врешь, врешь, мразь… повешу!
        Еле оттащили его, перерезали петлю, подхватили лешего — и в камеру. Сел тот и дружкам подмигнул:
        —Ну, все видали?.. Айда, будет…
        И ушли в лес.
        1923г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к