Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Краева Ирина: " Тим И Дан Или Тайна Разбитой Коленки " - читать онлайн

Сохранить .
Тим и Дан, или Тайна «Разбитой коленки» Ирина Краева
        —Злодейки и злоденцы! — крикнул Тим. — Следуйте нашему заразительному примеру! Смело становитесь с ног на голову. Это очень весело и полезно! Здесь и сейчас открыт пункт обмена слез ужаса на слезы смеха! Бесплатная раздача радости жизни.
        Тим шел, касаясь стволов и листочков рукой, и слышал, как они называли ему свои имена и шелестели: «Дальше, мальчик, иди дальше!» По его зову прилетели и вились над ним ветры: Восточный, Западный и самый холодный Полуночный. Взъерошив его светлые вихры, Полуночный ветер сообщил, что прилетел из будущего, и впереди нет печали для Тима, но предупредил: «Только продолжай свой путь. Твое счастье в пути. Не останавливайся, иди!»

        Ирина Краева
        Тим и Дан, или Тайна «Разбитой коленки»
        Сказочная повесть

        Часть первая
        Преступление Лиходеича

        Глава первая, в которой леший получает пренеприятное известие
        Если бы вы посмотрели на Лиходеича через правое ухо лошади, то сразу поняли бы, что к чему. И тогда не надо было объяснять, почему именно он хранитель елового бора по названию Разбитая коленка, и почему именно его слушается здесь вся живность, видимая и невидимая для человеческого глаза.
        Кто взглянет на Лиходеича через правое ухо лошади — хоть серой в яблоках, хоть гнедой, хоть даже и пони, — то сразу увидит: Лиходеич наш отливает синеватым цветом, даже как бы сияет им. Кровь-то у леших — синяя.
        Бровей и ресниц у него нет, и не было. И правого уха тоже нет, да про то никто не догадывается. Потому как на голове у него гнездо с птичкой синичкой — вместо шапки. А под гнездом — грива дремучая, седая в зелень, аж до пояса. Да еще есть борода кольцами, вся будто в серебряных рубликах. Раньше, лет сто тому назад, он заячий тулупчик с плеч не спускал, а ныне в пятнистой камуфляжке по своим владеньям бегает. Кто в лицо не знает, за лесничего принимает — удобно. На левой лапище у него красуется правая кроссовка, а на правой — левая. Лиходеич такой кавардачный порядок, заведенный не им, отменять не собирается, что положено на роду — изволь, соблюди, он аккуратен.
        Эх, любит Лиходеич то самое время, когда вечереет. Молочная копеечка Луны станет золотой, засветится Вечерница — первая звездочка, а это значит, что распахнулось первое окошечко, откуда на людей и зверей Добрый дух загляделся. В эту пору лешим разрешается петь — исключительно с вечера до полуночи. А Лиходеич петь любит до страсти. Тут же лесная земля, обсыпанная хвоей, запрыгает под его потертыми кроссовками, ладони излупят друг дружку, отбивая ритм, изумрудные глаза разгорятся в десять раз сильнее, чем у самой глазастой кошки. Задерёт Лиходеич лохматую седую башку, распахнёт огромный рот и отправит пастись по-над верхушками примолкших ёлок, по-над речушкой, задернувшейся туманной думкой, нежный мурлыкающий звук — м-р-р-р-у-у-у-у. Летит он долго и осторожно, не потревожив кипящую кашкой мошкару на поляне, навестит рассыхающийся дуб, смешливый молоднячок берёз, медвежью семью, недавно потерявшую кормильца, — всех, кому требуется его привет. И сразу мухоморам и чистокровным грибам, птицам, зверью, мелкому гнусу и лягушкам, берёзам и ёлкам станет уютно и покойно, как тебе совсем маленькому под
одеялом, когда мама читала сказку — помнишь?
        Сегодня Лиходеич ждал этой минуты — попеть, поприветствовать подвластный ему народ, обласкать его, да и самому успокоиться. Что-то свербело весь день в его правой ноздре, будто головастик там хвостиком тер. Он уж и чихать пытался, отправив в чихало снаряд махорки, — куда там… Так, громыхнуло несильно в голове, да свалилась ёлочка по лбу. А в ноздре как свербело, так и свербит. Это, чуял Лиходеич, к беде.
        И точно. Он уже к своей избушке-старушке подходил, когда подозрительный прыщавый мухомор скособочил на затылок красную обвислую кепку и непочтительно поинтересовался: — Ну что, служба, поговорим?
        Да только Лиходеич сделал вид, что туг стал на единственное левое ухо, да и подслеповат. Сплюнул в сердцах, отчего земля сразу лужей промокла, и в ней головастики заюлили. Прошел мимо, подопнув ядовитого гриба. Только наглая ножка и вытянулась — дурочка дурочкой. Без шляпки-то. И в левой ноздре засвербело у Лиходеича, зачесалось, застучало, заглодало ненасытно. Он быстрей до дома. Открыл уж дверь, рот раззявил для чиха, уж прицелился лбищем в край печки, что всегда делал, когда особый смак хотел получить от чихания, да как влипнет в паутину, сеткой растянувшейся в дверном проеме, и кувырком полетел. Обидно носом в пень втемяшился. Пока косточки вместе собирал, заприметил, что на паутинке той, что посильнее канатов оказалась, черный паучок дрожит от хохота, противно так лапками мохнатыми сучит и подпрыгивает. Лиходеича — уж на что к букашкам привычный был — аж затошнило. Сплюнул в сердцах, и на этом месте земля болотцем просела, лягушки жёлтые глаза по рублю вылупили. Вскочил он на ноги и вглубь леса ринулся, почище лося. Не лежала у него душа с такой нечистью разговоры разговаривать, не лежала.
        Да только далеко не удалось уйти. Пока лесом бежал, ростом не ниже елок был, а как выбежал на полянку — под земляничным кустиком спрятался бы, такой крохой стал. И тут — цоп, прямо перед носом ночь приземлилась с шорохом, острые ножи по камню циркнули. Зыркнул на испуганного Лиходеича злой зрак.
        —Привет-буфет! Что же ты, служба, от меня бегаешь? — Каркнул ворон. — Аль не знакомы, думаешь? А ведь мы с тобой у господина Ния виделись.
        —Да это разве ты сейчас был? — Всплеснул руками Лиходеич, одновременно вырастая до человеческого размера и брезгливо вытирая с лица волосатой пригоршней остатки паутины. — А если просьба какая — взяли бы да и повесили на березе кусок бересты с указанием. Мне о письме сразу бы доложили. Ворон недовольно закаркал, перелетев, вцепился когтями в ветку.
        —Привет-буфет! Легче факс отправить, чем кусок бересты найти, — скрипуче расхохотался он. — Это ты все по старинке, служба, правил придерживаешься. Времена-то нынче новые.
        —Как же новые, — упрямился Лиходеич, от души отплевываясь и откашливаясь, неистово лупя щеки влажным лопухом, отчего они и раскраснелись и позеленели, приняв в конце концов ярко-синий цвет. — Сейчас только и бди, столько всяких мутантов по лесу шастает. Только успевай от всякой скверны очищаться! — И с этими словами Лиходеич с разбегу толканул плечом ствол могучей ели и, она, тут же смекнув, что от нее требуется, стряхнула весь накопленный дождь на Лиходеича и ворона.
        Лиходеич, орошенный, крякнул от восторга. А ворон ойкнул, переступил нервно, каплю стряхнул с палкой торчащего хвоста и гаркнул строго:
        —В общем, служба, задание для тебя имеется. Приказано тебе вспомнить старый должок. Для того, чтобы его списать, через два дня ты должен иметь на руках человеческого младенца. Ты ведь мастер воровать человеческих дитёнышей. А? — Злобно рассмеялся ворон.
        —Хляби небесные, топи болотные! — Лиходеич в сердцах сплюнул, отчего тут же крохотное болотце образовалось, из него головы змеенышей высунулись с раздвоенными жальцами. Всё не нравилось старому лешему: и что должок вспомнили, и что про давние его шалости — у неразумных матушек младенцев воровать — не забывают.
        —Да ведь должок-то, может, деньгами уплатить? Да и потом какой должок-то, окстись! Я ведь, помнится, просил пожар лесной потушить — это ж в интересах каждой твари было. И господин Ний твой тоже бы пострадал, не остановись огонь.
        —А что же не к Министерству Чрезвычайных Ситуаций обращался? — Язвительно поинтересовался ворон. — Так они в другом месте тушили, и потом… ну кто я для них — леший… — сокрушенно развел руками Лиходеич.
        Ворон взлетел к нему на плечо, долбанул стальным клювом старика по маковке:
        —Тряхни стариной, служба. Укради мальца! До двенадцати лет ты должен будешь его воспитывать — уму лесному учить, тайны ему открывать. А когда ремеслу своему лешачьему тёмному обучишь, представишь господину Нию. А иначе — секир башка Лиходеичу, — усмехнулся ворон. И добавил как бы между прочим: — Да и лес спалим, ага.
        Лиходеич отвернулся от него и пошел. Выбора у него не было.
        —Да, коллега, — вновь раздался хамский вороний голос. — Вам еще требуется собрать вот в энтот изящный флакончик — нате, держите-ка, — и какая-то стеклянная посудина влетела прямо в карман Лиходеича, — бессмертную душу нынешнего младенца и будущего злоденца, мда. Чтобы, так сказать, у господина Ния была над ним полная власть — не пикни. Мы в человеческих злоденцах особый дефицит испытываем. Меня на все дела не хватает! — Каркнув на прощание особенно мерзко, ворон провалился где-то за спиной Лиходеича в чащу, оставив после себя удушливый запах жженого целлофанового пакета, который Лесной сквознячок, приятель лешего, постарался быстрее развеять.
        Глава вторая, в которой Лиходеич идет на преступление
        Лучше бы вам не слышать и не видеть всего, что творилось той ночью в еловом бору Разбитая коленка. Леший глаз не сомкнул, проохал и проругал себя, что не повыдергал все перья ворону, метёлке пакостной. Красной яростью полыхали изумрудные глаза Лиходеича — пол-леса не спало, дивясь, как в небе то красным стрельнет, то зелёным полыхнет, и гадая, отчего посреди лета северное сияние приключилось. Старый волчара, слушая свирепый и жалобный рык, подавился собственным хвостом, размышляя: то ли это чьё-то мясо к нему в желудок просится, то ли ему самому пришёл черед в чужой желудок собираться. Старый филин перья сбросил, перепутав себя с осенним дубом, вся рыба в речушке, до малька, забралась в одни сети — а-а-а, все равно, видать, жизни не будет…
        А Лиходеич катался по полу, рвал зубами крепкую камуфляжную форму, причитал:
        —Хляби небесные, топи болотные! Говорил же мне папа: «С чёртом поведёшься, хлопот не оберёшься». Не слушал родителя. Гы-гы-ы-ы. И про младенцев не забы-ыли. А ведь я лишь жилищные условия им улучшал, родительских прав только кикимор и лишал, бесенят в лешие, а кого и в люди выводил. Один в соседнем лесу лесничим пристроился, второй фокусы в цирке показывает. А третий — в Министерстве природных ресурсов немаленькую должность занимает. Гы-гы-ы-ы.
        И кричал, и жалил себя словами, и вился леший, предчувствуя большую беду. И Эхо, старый его приятель, подвывало Лиходеичу, разнося боль и печаль окрест. Будто у всех в лесу зубы заболели — такой вой стоял.
        Вот так бедовал старый леший. Но когда Денница, звездочка припозднившаяся, задернула голубую занавеску, стал он в себя приходить. Хочешь — не хочешь, а изволь должок отслужить. Правило оно есть правило, а Лиходеич не умел правила нарушать.
        Он достал электрофен и высушил промокшую от слез бороду. Глядя в потухший экран телевизора, можжевеловым гребешком вычесал из гривы и бороды листья, мох да сухих лягушек. Камуфляжку сменил на куртку «Пилот», выторгованную на базаре за полцены, вывернул ее на ярко-рыжую, аварийную сторону (чтобы незнакомая нечисть в городе на него порчу какую не наслала), мокрых кроссовок не стал менять — сойдет, и сбрызнулся любимым одеколоном «Русский лес». А на мизинец ввинтил начищенную гайку — подарок сороки на 23 февраля. Таким и стартовал в город.
        Уже через пятнадцать минут по улице города шёл мужчина неопределенных лет и занятий. Вроде бы и стар, да походка бодра. Вроде бы и тёмен лицом, да хваткие глаза в душе читают. А из-за диковинной шляпы-гнезда с живой птицей (явно работа ручная, мастерская), прохожие относили его к разряду творческой интеллигенции — то ли художник, то ли поэт.
        …Целый день Лиходеич промаялся под окнами родильного дома. Всё прислушивался. Лешим испокон века положено наказывать человека за нарушение чистоты природы: кто слишком далеко в лес зашёл, заповедные места потоптал — леший того водить по чащобе долго будет, дескать, не суйся, куда не надо. А уж если какая мать на ребеночка своего напустится, крикнет, топнет из-за характера дурного, замутит злобой чистый воздух, то не видать ей больше своего малыша. В лучшем случае чумазого подмёныша нянчить станет, а её родной к лешаку попадет и всю жизнь из чащи не выберется. В этот раз Лиходеичу не везло. Каждую минуту из окон заведения доносились до него ласковые слова: «солнышко», «рыбонька», «кисонька», «пузеня» и «вылитый отец». От такой сладости у него даже сахар в крови подпрыгнул — почувствовал дурноту. Леший плюнул с досады и огорченно уставился на затоптанный асфальт — ничего с тем не произошло, даже лужа маленькая не расплылась, и никакой живности на этом месте не завелось. А этот безобидный фокус ему очень нравился и всегда хоть немножко утешал. Не вышло чуда в городе. Не его была территория. Лиходеич
разволновался, и оттого раздулся так, что дорос головой до четвертого этажа. Один глаз на целую форточку расплылся. Увидев в окне обросшую мехом широченную пасть, перепуганные мамаши закричали. Лиходеич взял себя в руки и уменьшился до размеров хомяка. И его чуть не слизнула пробегавшая мимо бездомная собака. Он вовремя успел подрасти — не более чем до коленки взрослого человека — и уже в таком почти приличном виде стучал в кабинет главного врача родильного дома №1.
        —Милостивый государь, не соблаговолите ли принять бедного странника? — С поклоном молвил Лиходеич, шаркнув ножкой. Именно так два века тому назад учил его папа здороваться с важным человеком. Когда Лиходеич волновался, невольно переходил на старомодный язык.
        —Вы иностранец? — Прищурился худой человек в белом халате. — Фольклором нашим интересуетесь? Русскому языку по историческим фильмам учились? Вы американец или из Азии?
        «Да хоть горшком обзови, только ребёночка отдай», — подумал Лиходеич, вслушиваясь в голос главврача. Голос был липкий, с какой-то трещинкой, и личности соответствовал, по всей очевидности, не ангельской.
        —Да нет, мил человек, — молвил Лиходеич, подбегая к стулу и ловко карабкаясь на него. Но садиться не стал, привстал на цыпочки и, опершись на стол двумя волосатыми ручками, шепнул в ухо собеседника: — Я, голуба душа, ребёночками интересуюсь. Конкретно — мальчиком. Одно важное лицо, я бы сказал, вельможа, желает удочерить вашего пострела — такого, знаете, который бы везде успел. — Но это невозможно, — с сожалением сказал главврач. Он сделал скорбную паузу и гаркнул в самое ухо лешего: — Пострела можно только усыновить! — Лиходеич увидел, как в узких глазах главврача перевернулось по бесёнку, юркому, жадному и с хвостом. «Мутант, — решил он. — Не бес, но и не человек. Явно его бабка была ведьмой. Или папа — вурдалак».
        —Нет, проблем, дражайший любитель фольклора, — меж тем говорил главврач, обнажая длинные зубы. — Простите за любопытство, в какую страну поедет наш малыш? Впрочем, — он замахал руками, — чем дальше, тем лучше. У нас уже были случаи… Вам, конечно, ребёночка нужно здоровенького? — Желательно с дурной наследственностью, — веско молвил Лиходеич, уже доросший до среднего человеческого роста и с тайным гневом наблюдающий за главврачом.
        —Понимаю, понимаю, — главврач согласно закивал головой, обросшей лоснящимся мехом. — Но это будет стоить дороже.
        —Сколько, подлец? — Не скрыл своих чувств Лиходеич, но, кажется, главврач не обратил никакого внимания на последнее слово.
        —Всего-навсего 10 тысяч бабулек, — пропел мутант, весело раскачиваясь на стуле.
        «Хляби небесные, топи болотные, — ужаснулся про себя Лиходеич, — где же я этому супостату столько престарелых женщин наберу?»
        —А вы каких предпочитаете, э-э, бабулек? — Сумрачно поинтересовался Лиходеич, от нервного напряжения постоянно меняя кроссовки на ногах — с правой на левую, с левой на правую. — Известно каких — зелёных.
        «Я еще и издеваться должен над бедными женщинами? В болоте их вымачивать? Или зелёнкой покрасить? Ну, мутант, вылитый мутант», — ужаснулся Лиходеич и, уставившись взглядом в пол, дабы больше не оскверняться видом нелюдя, выбежал за дверь босиком, пиная перед собой кроссовки. — Вы не поняли, — заорал следом чернявый мутант, скаля зубы, — если дорого, сторгуемся. Я и в рублях беру, не только в валюте.
        Лиходеич гневно шагал по коридору. У окон стояли счастливые мамы и кричали на улицу счастливым папам о том, какие у них родились замечательные дети, а также проходили медсестры, толкая перед собой тележки, полные чмокающих сверточков. «Эх, одним больше, одним меньше», — с отчаянием подумал Лиходеич, когда мимо проехала очередная тележка…
        Выходил он из дверей роддома осторожно, бережно поддерживая раздувшийся апельсинового цвета живот.
        Глава третья, за время которой проходит двенадцать лет
        Лиходеич завернул мальчика в старый заячий тулуп и уложил на печи — пусть согревается после дальней дороги. Ребёнок спал и улыбался, и ни один сон не подсказал ему, как изменилась его едва начавшаяся жизнь и что страшная Беда уже хищно вглядывается в его судьбу, готовясь заплести все пути-дорожки, чтобы труднее ему было отыскать себе заветных друзей, чтобы не нашёл он свое единственное место в жизни.
        Лиходеич рысью сбегал на Земляничную поляну и вернулся с охапкой жёлтых одуванчиков, блюдцем ягоды, пахнущей жаркой сладостью, и перепуганной лягушкой в мягких бородавках. Нужно было готовить съедобную смесь для малыша. Он подошёл к нему проверить, не заполз ли паук в крохотный носик, и убедился, что нет, не заполз, мальчик спит покойно и причмокивает губками: «Тим. Тим. Тим».
        —Ну вот, младенец-злоденец, — тяжело вздохнул Лиходеич, — и познакомились. Я, значит, твой леший дедушка. А ты Тимом назвался. Тимка, Тимошка, Тимохвехвей. Не самое лучшее имя для человека, который будет служить такому злодею как господин Ний. Но Тимохвехвей, так Тимохвехвей — будущий бездушный убийца, бессовестный вор или колдун, насылающий порчу. А может, и все сразу. Кошмар! Хляби небесные, топи болотные! — Лиходеич схватился за голову.
        В ответ на эти слова Тим открыл зеленоватые, как молодая муравушка, глаза, словно промытые самой любовью матери, и улыбнулся так широко, что на его губке слюнка вскипела пузырьком. И у Лиходеича, который давным-давно не видел ничего более трогательного, чем эта детская слюнка, неожиданно запело больное сердце — хрипло, со свистом. Он испуганно прихлопнул его волосатой лапищей, как бабочку, больно сдавил — цыц, не напугай мальца. И принялся готовить напиток для Тима. Подоил одуванчики — из каждого стебелька выдавил горький молочный сок, размял деревянной ложкой землянику, волосатым пальцем, предварительно чисто облизанным — не дай бог, микроб занести — все размешал. Уже приготовился выдавить сок из лягушки — ну и лакомство получится для маленького лешёнка — как Тим вновь проснулся и сказал: «Тим-тим». Рука Лиходеича с обмершей лягушкой опустилась сама собой.
        —Тебе повезло, — сказал он квакушке, выбрасывая в траву под окном, — а мне нет. Вот оно моё горе — есть просит. И моя радость. Не позабочусь — расплачется. Эх, такое дитё не лихоманской едой вскармливать требуется, а самой что ни на есть простой, человеческой.
        И он налил в приготовленную бутылочку с соской молока, купленного для себя в городском магазине. Но прежде чем кормить Тима, Лиходеич достал фиолетовый флакон, который висел у него на груди, с усилием вытащил из него травяную пробку. Крепким ногтем аккуратно подхватил бисеринку слюны с улыбающейся губки малыша и стряхнул ее в склянку. Зажглись искорки и погасли, коснувшись дна, — словно колючка вцепилась в грудь Лиходеича, словно уголек прожег язвочку чуть повыше желудка…
        …Как только маленький лобастый Тим, быстро превратившийся в рослого не по годам мальчугана, вошел в возраст, Лиходеич решил приниматься с грехом пополам за его учебу, заказанную Вороном. Старый леший, не сомневался: будет из смышлёного мальчишки толк. В его длинных, вечно порезанных осокой и измазанных медовой смолой пальцах жили цепкость, ласка и чуткость — без них ни один фокус не получится. В его гибком и, на первый взгляд, хлипком теле — горожанин он и есть горожанин — столько было выносливости, сколько и должно её быть у неутомимого лесного ведуна, способного не страдать ни от жары, ни от мороза, только лишь отдав себе приказ не думать о них. В Тимошины зелёные глаза, в которых всегда словно золотистые улыбки самого солнышка плавали, леший мог смотреть бесконечно. Столько в них подпрыгивала озорства, что лесной дедушка не один день подряд мог шалить шалости в Разбитой коленке, веселя народ. Столько в них думок разных отражалось, что Лиходеич и сам задумываться о жизни начал, хотя давно с ним такого не случалось. «Не дом, а гостиница, „Интурист“ какой-то», — ворчал он, бывало, когда
обнаруживал в избушке на столе бельчат, грызущих сахар, в собственном лежбище на печи — филина с бронхитом, а в чайнике — уютно свернувшегося ужа. Лесной народ дня не мог прожить, чтобы не позабавиться с мальчишкой, гораздым на проказы и всяческую помощь в любом деле.
        Однажды, дабы не только поучить, но и позабавить любимца, показал старый леший, как нужно заговаривать обычный булыжник, чтобы на человека, запнувшегося об него, напала бы и извела нудная Икота. Тим только зря морщил свой крутой лоб, но никак не мог уразуметь, как именно надо положить камень и в какой момент произнести совсем плёвый заговор — по своей простоте тот и в букварь для злоденца не входил. Вертел мальчик булыжник и так и сяк длинными ко всему умелыми пальцами, но сейчас будто неловкими, а потом рассказал Лиходеичу о том, какая радость и какая печаль ждут этим летом человека, который через три дня пройдет мимо злополучного камушка. Лиходеич проверял — не соврал парнишка, все так и получилось у Петра Сидорова из села Красная синька, бывшей деревни Дураково. И собаку охотничью — клад, не собака — завел он, и Домовой, обидевшийся на него за это, подспрятал паспорт, отчего тот не смог вовремя приехать в ЗАГС и невеста укатила на юг с другим.
        —Давай его пожалеем, дедушка Лих, не будем Икоту насылать, — предложил Тим. И так посмотрел на Лиходеича своими звонкими, зелёными, с думкой глазищами, что тот беспрекословно и согласился. А ещё как-то заблудились в лесу брат с сестрой, пятиклассники. Вот уж Лиходеич обрадовался. Никто не плутал по Разбитой коленке года три. А тут сразу два человека разом. Лиходеич повел Тима по их следу. Старался показательно идти — как русская борзая за зверем крадётся — осторожно вышагивал, стойку на одной ноге делал, когда надо — галопом скакал, сложив кулаки, филином ухал, змеей шипел, медведем ворочался, пугая заплутавших. Искривлялся весь, устал. Всё для того, чтобы вкус к лесной игре у Тима разбудить, подленькую струнку в его душе задеть, чтобы поизгаляться ему самому захотелось над другими.
        А Тим вдруг расплакался, чего не бывало. Домой запросился. На живот пожаловался. Пришлось Лиходеичу девчонке с мальчишкой тропинку под ноги подкладывать, да мягко так подзатыльника дать, чтоб в нужном направлении к мамке бежали. Потом у самой кромки леса, пока еще не вышли на ячменное поле, проверил, всё ли с ними в порядке — взгляд быстрый швырнул вдогонку. Всё было в порядке. Ещё и радовались, что небывалый гриб нашли — шляпка с буханку величиной. Лиходеич хмыкнул недоуменно: он этого красавца в таком месте видел, где они и не хаживали. Кто подарочком одарил? А Тимка, убедившись, что детки в безопасности, уж очень быстро в себя пришел: и живот не болит.
        В следующий раз Лиходеич поделился с Тимом рецептом микстурки, после которой у человека несварение мыслей случается. Вроде бы человек слышит, что ему говорят, сам слова произносит, да невпопад, и понять не может, чего от него хотят. Тим без ослушки собирал травку за травкой в почерневший заварочный чайник. А когда Лиходеич решил на себе проверить это зелье из дурманных чащобных травок — лишь заснул, да так выспался, столько снов цветных насмотрелся, как в театр сходил. Да ещё женщина ему светловолосая, красивая привиделась и строго наказала: «Не получится у тебя, старый, мальчика испортить. Не на такого напал. Отстань от ребёнка с глупостями».
        И сколько Лиходеич ни пытался, в соответствии с чёртовым договором, научить будущего злоденца коварной ехидной премудрости, тот ей не учился, и вместо лихоимства всякого у него что-то полюбопытнее выходило. И Лиходеич, задумчивый, печальный, держась за трепещущее сердце — от тоски оно такие коленца в груди выделывало! — старательно дробил булыжник, который про Петра Сидорова рассказал, и ссыпал его в заветный флакончик; выпаривал над злополучной склянкой из рукава Тимкиной рубашки слёзы, пролитые при встрече с девочкой и мальчиком, что с грибом-буханкой из леса вышли, и печально смотрел, как парок искрами оседал на фиолетовых стенках…
        Понял леший, что есть в этом худеньком мальчишке со взглядом без страха и зла таинственная сила, чудодейственная.
        Но всё это было в ту пору, когда Тим не достиг и десятилетнего возраста. Дальше дело пошло очень худо.
        Пожалуй, не было второго такого мальчишки, который бы так же хорошо, как Тим, знал лес и всех его обитателей, видимых и невидимых для обычного человеческого глаза. Каждое дерево он знал в морщинистое древесное лицо, по мокрому болотному следу мог назвать имя любого волка или лося. Твердо помнил, что чёрт смущает, бес подстрекает, дьявол нудит, а сатана творит чудеса для соблазна. Никогда не произносил он имени Анчутки — злого духа, живущего то в воде, то в воздухе, знал — нечистый прихромает по первому же зову и не отбиться от него. Лучше Лиходеича отыскивал он чудодейственное вихорево гнездо — клубом свитые тонкие веточки берёзы, внушающие своему обладателю необыкновенную смелость в любых обстоятельствах. Без страха и жалоб гулял Тим по ночным тревожным полям, собирая в холстяной мешочек красные молнии, летучий, призрачный огонь, горящие тоненькие свечки — так цвели чудодейственные травы: голубь, царе-царь, папороть, лев…
        Но вскоре всё переменилось. Оказывается, мало было знать силу, заключённую в травах, мало было знать, в какой час её с земли снимать. С какого-то времени почему-то не мог Тим, назубок знающий все заклинания и заговоры, упросить траву поделиться целебной силой, а без этого её живой сок оставался пустой водой. Лиходеич мог бы с большой выгодой для подопечной ему Разбитой коленки выменивать у других леших на вихоревы гнёзда бобров, зайцев, медведей и даже духов-покровителей. Но скоро все узнали, что вихоревы гнезда, сорванные рукой Тима, никому не придают смелости, бессильны они. Когда по велению Лиходеича звал маленький Тим ветры, они верно откликались на его негромкое слово. Но однажды перестали дуть ему и в лицо, и в спину. Ни Восточный, ни Полуденный, ни Западный, ни самый холодный Полуночный не хотели больше водить с ним дружбы, не спешили из дальних стран принести их аромат. Перестал говорить ему Час — Добрый он или Недобрый, и готова ли Земля начинать хорошее дело, или зависло в воздухе чёрное зло.
        Печалился Лиходеич, раздумывая над той силой, которая, чувствовал он, когда-то аж гремела в его мальчике, просясь в жизнь, а сейчас будто испарилась куда-то. И никак не мог он понять: как расколдовать её, в чем причина её странного исчезновения?
        И вот что ещё изводило Лиходеича. В ночь перед Колядою, они с Тимом, прижавшись плечом к плечу, сжигали в печке полено, мечтая вместе с ним сжечь накопленные за год обиды и беды. Но никогда в пляшущем огне не мелькнула улыбка старичка Бадняка, весело делающего свою грязную работу, никогда он ещё не сказал им, подмигнув: «Всё лучшее впереди». На что дух был доброжелательный, а вот, значит, не мог обманывать.
        Ещё больше озадачился Лиходеич, когда он, зажав своё самолюбие лешего — ведуна, знахаря, всё знающего, всё повидавшего духа, поклонился в пояс вещей птице и спросил, стоит ли ему опасаться, что его лесной сынок, его Тим, росинка его родная, окажется в услужении у Ния. Может, судьба пошлет избавление? И ответила вещая птица: «Всё, что могу сказать — скажу. Я вижу его рядом с Нием и не вижу. Если успеешь, ты ему объясни: один весь свет обойдешь, но дома не найдёшь». Схватился Лиходеич за больное сердце, так и носил вместе с ним непонятные тревожные слова.
        Со временем стал замечать бедный леший, что между ним и Тимом потерялось доверие. Не гоняют они чаи с мёдом по вечерам, не гуляют по лесу, хохоча и проказя, не навещают приятеля Водяного. Смотрит Тим в сторону зелёными глазами, нахмурив свой крутой лоб с упавшим между бровей светлым вихром. И куда-то стал пропадать — не дозовёшься ни есть, ни спать. Да и чего греха таить: Лиходеич, знающий каждую нору в Разбитой коленке, не мог его отыскать. Однажды, когда в безуспешных поисках оказался возле лесного болотца, в отчаянье поделился бедой с Водяным.
        —Не печалься, друг мой лихой, — сказал Водяной, заводя Лиходеича в свой просторный дом, сделанный из ракушек и переливающихся на солнышке самоцветных камушков. Разговор пришёлся на время молодой луны — Водяной выглядел юно, будто не тысячу лет ревматизм в болоте зарабатывал, волосы его блестели, как трава после дождя, сочно. — Посидим, водочки выпьем, пока мои деточки, мои русалочки, омутницы, водяницы, шутовки-озорницы, мавки, берегини все ручейки, речушки, болота, озёрца не проплывут, на дно не заглянут. Обязательно отыщут Тимочку, мальчика славного, лешачка юного.
        Никакие напитки в горло Лиходеичу не лезли, так только, мочил усы в ракушке, наполненной прозрачной горечью. Водяной постарался ему пиявок на лоб пришпандорить, чтобы кровь вместе с мыслями тяжёлыми рассосали. Но леший стараний дружеских не заметил, сгрёб гладких червяков с лбища и в рот их себе отправил — как огурцами похрустел, а вкуса не почувствовал.
        Через час, наверное, юная русалка подплыла к окошку и сказала, что видела мальчика на Безымянном озере. И Лиходеич с Водяным по указанному адресу бросились, не допив.
        …Тим сидел на камне, погрузившем тяжёлый живот в ленивую воду. Мальчик заворожено наблюдал за небольшой чёрной лебедью, которая скользила по воде и, капризно изогнув шейку, не отрывала взгляда от свого отражения в серебристой ряби. Пять зелёных с переливом волосков росли на её бархатном лобике, как корона. Лиходеич чуть не заплакал, тронутый её грациозной красотой, но тут же он, умеющий понимать настроение и муравья, и ели, и дятла, почувствовал, что лебёдушка-то это не проста. Весь лес молчал, равнодушно отвернувшись от красавицы. Понял он, что вокруг никто не любит эту птицу кроме его мальчика. Да и на самого мальчика Лес не без осуждения смотрит.
        —Фью, — присвистнул Водяной, морщась и переступая в луже, которая всегда натекала под его ногами. — Знаешь ли ты, кто эта лебедушка?
        Лиходеич покрутил косматой головой.
        —Это Обида, Птица отчаяния. Почему так смотрит на неё Тим? Кто его обидел? Почему его одолела печаль?
        Ничего не говоря, Лиходеич скинул с себя тёплый заячий тулупчик, с которым не расставался в последние дни — никак не мог согреться, видать, из-за холодных думок, и накрыл им неподвижного Тима. Так на руках и отнёс дитё домой на печку.
        Пока Лиходеич суетился возле мальчика, с ложечки выпаивая ему отвар зверобоя и мелиссы, он заметил, что глаза его кровиночки странные, невидящие, будто чёрным крылом лебедь заслонила от него белый свет.
        И только на следующее утро Тим проснулся молодцом. Лиходеич подсел к мальчику, запустил пухлые ладошки в светлые, словно из золотых ниток свитые вихры, и попросил:
        —Тимошенька, мальчик мой, расскажи про свою кручину.
        —Разлюбил я Лес, дедушка Лих, — отвернувшись к стенке, ответил мальчик. — Как я тут оказался? Зачем? Почему здесь других детей нет? Скучно здесь. Ни с кем говорить не хочется. Мне здесь тоскливо, потому что я будто слышу — кто-то и обо мне тоскует, ищет меня, зовёт. Я ещё кого-то любить должен, но не вижу — кого. Где мой дом? Где мой друг?
        —Это в Лесу-то ты заскучал? На Лес обиделся? — Испуганно спросил Лиходеич. — Да как же ты сказать это смог? Ведь Беда ждет того, кто про Лес плохо скажет. На Лес нельзя обижаться, он не при чём, что ты в нем живёшь. Как же тебе ни с кем говорить не хочется, милый? Так и Дар Речи потерять можно. А ведь этот Дар — самый важный. Дар Зрения и Дар Слуха — это Дары Удовольствия, но Дар Речи — это Дар Даров. Только благодаря нему можно найти Общий Язык и с Лесом, и с Добротой, и с тварью любой. А если Общего Языка не находишь с теми, с кем живёшь, не найти и Свое Место В Жизни. Без любви к тем, кто рядом, не узнаешь себя, не найдёшь себе Места. Вот так, да-а.
        —Своё место в жизни, хм, — пожал плечами Тим. — Вот я стою, — мальчик спрыгнул на пол и топнул голой пяткой по мытой половице. — Это мое место. Меня никто не толкает. Я и так на своем месте. Что ты мне всякие скучные вещи говоришь?
        —Придет время, поймёшь, — вздохнул Лиходеич, испуганно глядя на Тима.
        —Ты лучше скажи, где мне друга найти? У всех есть братья, а где мой брат? Я брата хочу, — с тоской сказал Тим, нахмурив крутой лоб, светлый вихор упал между бровей.
        Лиходеич тулупчик на груди комкал, слушая, а сердце у него будто «солнышко» на турнике крутило — переворачивалось.
        В это время в окно громко заколошматили, словно кто-то гвозди вбивал. Лиходеич отворил раму дрожащей рукой, в комнату влетел Ворон и, тормозя, процарапал стол.
        —Привет-буфет жильцам, — растопорщил перья. — Ну, Лиходеич, двенадцать лет прошло час в час, минута в минуту после нашей встречи — помнишь? Пора должок возвращать! Через три дня господин Ний ожидает вас. Торжество будет громкое. Да, лих человек, про фиолетовый флакончик не забудь, смотри! Я надеюсь, он уже доверху полный, м-м? Вопросы есть? Нет. Ну и привет-буфет вам, до скорой встречи.
        Ворон повертел клювом из стороны в сторону и вылетел в окно. А Лиходеич упал лицом в ладони ни жив — ни мертв.
        —Дедушка Лих, — потеребил его мальчик. — О чём это Ворон говорил?
        —Да так, — со скрипом распрямляя больную спину, проворчал старик. — Тебя это не касается.
        Глава четвертая
        Издательство приносит свои извинения читателям за то, что не может предоставить для прочтения четвертую главу.
        По независящим от издательства обстоятельствам ее только что похитил Ворон…

        Глава пятая, в которой господин Ний устраивает торжественную церемонию посвящения Тима в злоденцы
        В тот день Илья-пророк, наверное, не одну тройку лошадей укатал по небесным дорогам. Такую войну учинил Громовничек, будто чертей хотел оглушить, извести. Но хромоногие, собранные со всего света на эту ночь в подземном замке Ния, лишь пищали по мышиному при каждом раскате, и еще пуще носились с кухни в Тронный зал, из Тронного зала на кухню, сверкая тяжеленными подносами. Они аж копытца сбили, заставляя деликатесами огромный П-образный стол, покрытый бурой скатертью с позолотой.
        Хищно горели факелы в зубах летучих мышей, что висели головами вниз на железных ветках, приделанных к бугристым стенам. В кривляющемся свете чертенята казались особенно вёрткими и противными, а гнутые ножи и двузубые вилки словно шевелились сами собой.
        Беспощадный и жестокий дух Ний устраивал Большой бал в честь торжественного приема в злоденцы человеческого мальчика Тимофея. Постепенно Тронный зал заполнялся приглашенными. Представители мужского пола были в чёрных фраках, крахмальных рубашках и с костяными черепами вместо галстуков, а дамы в белых и голубых платьях с непременными украшениями — бриллиантовой Бабой Ягой, аметистовым Огненным когтем или просто свежеотваренной куриной косточкой — очень полезной при колдовстве. Гости нетерпеливо прохаживались вокруг угощений, приглядываясь к блюдам, то и дело звучало: «Чур, это мой кусок!»
        Вряд ли следует перечислять все приготовленные яства, чтобы навсегда не отбить вам аппетит. Замечу, однако, что самым изысканным блюдом почитались здесь свиные мозги в собственном соку, грудой наваленные на перевернутый панцирь черепахи, а гарниром к ним предполагались дождевые черви в натуральную величину под острым соусом Яд гюрзы. В графинчиках на столах кипело расплавленное золото и пузырилось серебро, сверкали шкалики с свежей кровью. В трех открытых бассейнах были налиты белые вина. При желании гости могли залезть в них прямо с ногами или копытами и просто-напросто помыться. Учитывая, что многие преодолели огромные расстояния, их плащи и ботинки отяжелели от грязи, это было очень удобно. Уже намечались первая драка среди тех, кто одновременно зачурал гастрономическую новинку сезона — салат «Ужасные сновидения», приготовленный из кошачьих глаз, собачьего лая, страха темноты и стакана валерьянки. Наконец самый маленький бесенок поставил последний графинчик с расплавленным золотом и замер, вытянувшись возле стены, как и остальные копытные, и так же сложил лапы в белых перчатках на том месте,
где у него начинал расти еще лысый хвостик.
        Бугристые стены сплошь облепили крошечные злыдни, похожие на растолстевших тараканов. Распорядитель бала — важный черт с огромным животом, посеребренными рогами и колокольчиком на корне хвоста, зажал в кулаке первого попавшегося злыдня:
        —Если кто-то из твоей банды опять колокольчик на моём хвосте отвяжет — ты три часа вокруг меня стоять будешь. Ни поесть, ни потанцевать, так и знай.
        —Я от стыда глазами покраснел! Полный порядок будет, комар носа не обмочит! — клятвенно прижимая лапки к груди, верещал маленький злыдень, и в то же время косил глазом на находчивого приятеля, который выводил майонезом на мохнатой спине Распорядителя надпись «Триглав — обжора». Некоторые из собравшихся толпились у белых статуй гадюк, крокодилов и волков. Как только гость подкидывал в воздух отчаянно визжащую мышь (которую можно было тут же недорого купить), скульптура оживала и молниеносно проглатывала жертву, а потом вместо благодарности распахивала пасть уже на того, кто её покормил. Визг, вой, восторг! Острые ощущения собравшейся публике пришлись по нраву.
        Появилась бригада Пёсиглавцев. На их толстых шеях, обвязанных крепкими цепями, торчали здоровенные собачьи головы с вываленными длинными языками. Заметив бильярдные столы, Пёсиглавцы, урча, тут же направились к ним. Но вскоре выяснилось, что они не в состоянии понять даже элементарные правила игры. Поломав за ненадобностью кии — «Такими палками только кур гонять!» — они принялись лупить друг в друга звериными черепами, заменяющими здесь биллиардные шары. Меткостью Пёсиглавцы не отличались, и вскоре от хрустальных ваз, салатников и рюмок на столе осталось не больше половины, а их толстые пёсьи физиономии расцвели синими, красными и жёлтыми синяками.
        Бесшумно вполз Аспид, важно пожимая двумя хоботами лапы самым именитым злодеям. Маленькая Кикимора при виде него тут же свалилась в обморок, рассчитывая на щедрые чаевые за демонстрацию восхищения, но Аспид только протащил мимо своё длинное тело со сложенными крыльями, больно отдавив девушке голову. Сегодня он питал надежды на благосклонность дам высшего круга. Чего стоила, например, мёртвенно-бледная Морена — Хранительница Смерти, которую доставили в зал на золотых носилках скелеты, щёлкая челюстями в такт каждого шага. Внешний вид Морены «оставлял желать лучшего», как сказал бы весьма воспитанный человек. Но для всех собравшихся она была эталоном красоты и образцом для подражания. Кости просвечивали через её немытую сморщенную кожу, липкие волосы на голове были растрепаны в прическу под названием «Полный кошмар». В ушах догнивали бананы, на шее болталось ожерелье из протухших сосисок… К ней тут же подошел Позвизд, насылатель Непогоды, и вручил давно увядшие цветочные стебли, добытые на городской свалке.
        —О, смердящая из смердящих, — произнес он, выдохнув кислый туман. — Я премило потрудился для вас вчера, наслав на Европу и Америку наводнения! Новых утопленных подданных вы получили сполна! На эти слова Морена откликнулась затуманенным взглядом.
        —Ах вы, шалунишка, — хрипло сказала она, распространяя запах тлена. — А я рассчитывала, что вы потопите и Китай.
        —Да вы ненасытны, дорогая!!! — Скорчил обиженную гримасу Позвизд, подставляя под бороду ведро, потому что с нее стекали проливные дожди. — Может быть, мы всё-таки станем мужем и женой, организуем совместное предприятие «Горькая парочка»? Сколько блистательных убийств можно провернуть, прикрываясь только погодными условиями! А потом, моя гадость, мое ненаглядное безобразие, этот трон будет наш! — И Позвизд исподтишка указал на огромный чёрный трон господина Ния.
        Морена не удостоила ответом повелителя гиблой погоды, она уже спала в носилках, которые по-прежнему держали щёлкающие челюстями скелеты.
        Среди званых гостей оказался и Переруг, очень похожий на египетскую мумию, потому что был сплошь завернут в бинты — из-под повязки у него выглядывал только один глаз. Медицинский бинт вместо одежды он вынужден был носить уже давно — по его телу набухали фурункулы величиной со спелый чернослив. А все потому, что он, когда не было под рукой кого-нибудь другого, щипал себя сам, чтобы ссориться и ругаться хотя бы с собой. Следом за ним, сметая на своем пути чертей, столы и даже потоптав свалившуюся на пол соню-Морену, появился Триглав с золотой повязкой на каждой из трех пар глаз. Все головы его остервенело ругались и даже пытались укусить друг друга — он постоянно хотел есть, потому что головы не могли решить, какая из них будет есть первой и что именно.
        То там, то тут слышалась возня, чавкающие звуки, болезненные вскрики, брань и визг. Ни одна из игр, предложенная гостям, их не увлекла. Деревянные шахматы Аспид сжёг горячим дыханием на первой же минуте партии. Шашки Триглав перепутал с пирожными и съел. Морена, Позвизд, Аспид сели было играть в карты, но после первой же партии выяснилось, что в колоде восемь тузов вместо четырёх, причём почему-то пять из них козырной масти. После этого никто не захотел брать в руки карты, способные к саморазмножению. Здесь каждому приходилось держать ухо востро, чтобы не стать предметом чьих-нибудь развлечений — собрались профессионалы чёрного зла, лучшие из лучших, то есть худшие из худших. Все ненавидели всех до такой степени, что уже начали сверкать злобные молнии, по стенам побежали первые трещины, то там, то здесь взрывались стаканы. В перенасыщенной злобой, ненавистью, грубостью и глупостью атмосфере Тронного зала запахло неизбежным природным катаклизмом.
        —Послушайте, в конце концов, где же этот малолетний злоденец, которого все ждут? — Спросил какой-то мелкий бес у только что появившегося в зале Лиходеича. На что Лиходеич лишь криво усмехнулся и махнул рукой. Выглядел он плохо. Постарел, осунулся, позеленел почти, как Морена. Руки и ноги его дрожали, и от волнения он не мог ни говорить, ни стоять. Пятясь задом, он нашел в Тронном зале самый тёмный угол и повалился туда кулем, обхватив руками свою лохматую голову. И почти в тот же миг застучали барабаны. Оркестр волков маршировал по залу, отбивая такт лапами по животам. Грохот был так силён, что Лиходеичу казалось — то кувалды бьют по его бедной голове и сжавшемуся в иглу сердцу. На потолке открылись невидимые прежде люки, и на гостей посыпались блестящие блошки, очень голодные и потому кусачие. Народ отчаянно хлопал себя, стараясь прибить вредных насекомых, — это и были своеобразные аплодисменты, под шум которых входил в Тронный зал господин Ний.
        Каждый увесистый шаг железного великана сопровождался устрашающим лязганьем — так скрипели его стальные суставы. Гремела и бухала мантия — она состояла из множества плеток и цепей, которыми он ради профилактики избивал по субботам своих подданных. Всегда неподвижное лицо, на котором застыла гримаса отвращения, было раскалено. Свинцовая корона на его голове плавилась и с неё срывались капли, насквозь прожигая тех, кто осмеливался слишком близко подходить к самому беспощадному из злопыхателей. В руках Ний держал чугунные скипетр и меч. Наконец он дошел до трона и, лязгая страшным железом, грохнулся на него.
        —Черти, злодеи и бесы! — Рявкнул он. — Оборотни, поклонники смрада и зла! Виртуозы обмана, мастера каверз! Господа кровопийцы, джентльмены-душегубы! К вам обращаюсь я, ваш Повелитель! Сегодня у нас большая ночь! Сегодня мы принимаем в свои ряды злоденцев-профессионалов человеческое дитя — мальчика по имени Тимофей! Для нас это большой праздник! Уже несколько долгих лет наши ряды не пополнялись человеческой кровью. Продолжение чёрного дела оказалось под вопросом. Вы измельчали. Погрязли в мелких дрязгах. Сколько раз говорил об этом, но вам хоть колом на голове чеши! Вы меня в упор не слышите! Нет дерзновенных проектов, которые могли бы перевернуть вверх тормашками весь мир. Где новые болезни, эпидемии, голод и мор? Где похищения президентов, звёздные войны и разрушительные землетрясения?! Я, Ний — самый справедливый, Ний — карающий, требую этого от вас! Запомните: справедливость — это наказание. Запомните, иначе вы будете ознакомлены с моим другом по имени Кара, — и он угрожающе взмахнул загнутым мечом. — Мне нужен живой мозг человеческого детеныша. Чтобы он неустанно изобретал новое зло!
Двенадцать лет мальчишке прививал азбуку лихого ремесла один мой знакомый леший. Эй, Лиходеич, — Ний махнул рукой в сторону угла, где хоронился леший, — ты отдал мне мальчишку, а теперь отдай мне его бессмертную душу! — К Лиходеичу подбежали бесы и, обшарив, вытащили из-за пазухи изумрудный флакончик. И он тотчас же засверкал в руках Ния. — Ага, — продолжил тот, взболтав содержимое склянки, отчего голова у Лиходеича почему-то закружилась. — Теперь я волен делать с Тимом всё, что угодно. Как и с каждым из вас. У меня большая коллекция таких милых флакончиков, в которых киснут ваши душонки. Помните об этом и бойтесь! — Ний спрятал флакон на груди и тут же, взмахнув тяжеленным скипетром, запустил его в Распорядителя бала. Тот покорно дождался, пока до него долетит смертоносный предмет и пал с проломленной головой. Полежав немного, он ползком доставил скипетр назад Нию и с выражением гордости (поскольку был отмечен вниманием самого высокого начальника) отдал концы. — А теперь приветствуйте короля этого бала!
        И публика глухо и злобно зашипела:
        —Да здравствует король Тим!
        Два чёрта с позолоченными рогами ввели мальчика, одетого во фрак и накрахмаленную рубашку.
        —Король! Король бала! — Прошелестело по рядам, и сотни завистливых глаз устремились на бледного мальчика, мечтая испепелить его. По его растерянному взгляду можно было подумать, что он не понимает, где находится и что с ним происходит. Юркий Анчутка подбежал к нему с бокалом какого-то зелья, и воскликнув: «В такой момент нельзя не выпить!», насильно влил в него содержимое. Взгляд мальчика сразу же затуманился.
        —А теперь заклеймим его! Поставить ему клеймо чертополоха! Клеймо чертополоха! — Кричали все. Вновь волки ударили по тугим животам. Каждый оглушительный удар для любого человека был бы равносилен удару обжигающего хлыста. Короля бала подхватили под руки, чтобы он не упал. Улюлюкая и вопя, злоденцы принялись срывать с себя одежды, обнажая на плечах клеймо, обозначавшее принадлежность к чёрным силам.
        Аспид, размахивая хоботами, подлетел к мальчику, содрал с него фрак вместе с рубашкой и поджег их факелом. Затем он схватил прут с раскаленным железным контуром цветка чертополоха на конце. Подлетел к почти бесчувственному мальчику, и с размаху ожёг его плечо клеймом.
        —Мальчик мой! — Отчаянно закричал Лиходеич. — Мальчик мой! Прости меня! Лучше меня убейте! — Ну-ка, вышвырните его вон! — Проорал Ний, обращаясь к чертенятам.
        И в этот момент Тронный зал вздрогнул, его потолок и стены начали медленно оседать, огненным дождём посыпались факелы, гости заметались и в отчаянье стали драться друг с другом. Ожившие белые скульптуры набросились на чаны с непроданными лягушками… Впрочем, картина была столь неприятной, что не станем переводить на описание бумагу.
        Как и следовало ожидать, Тронный зал не выдержал скопления тёмных сил и загорелся. Земля, растревоженная злобным и диким криком, сотряслась от ужаса, разверзлась и поглотила очаг боли. Но до того, как всё низверглось в бездну, какая-то неведомая сила крепко встряхнула Лиходеича, куда-то понесла, кувыркая, и, сложив вдвое, шмякнула в печную трубу его родной избушки.
        Глава шестая, в которой наконец-то появляется четвертая глава
        Несколько часов Тим пытался привести Лиходеича в чувство. Чего он только ни делал! Надевал ему на голову хомут, снятый с потной лошади, спрыскивал водой, взятой из девяти колодцев, обсыпал золой, наметённой из семи печек, потом еле-еле отмыл серые щеки дедушки мёртвой и живой водой, заготовленной на самый чёрный день. Ничего не помогало бедному Лиходеичу, он лежал на печи и даже пить не просил. «Это не Лиходеич так сильно болен, — пытался успокоить себя Тим. — Это я виноват. Это я не могу найти Общий Язык ни с золой, ни с водой, поэтому они не помогают мне вылечить дедушку Лиха».
        Скоро Тим выбился из сил. Не столько от усилий — для мальчишки, привыкшего к разной работе в лесу, то был не изнурительный труд, да и минута была такая, в которую родные люди не устают. Причиной усталости явилась странная пронзительная боль в его плече. Пошатываясь от красных кругов, плывущих перед глазами, и не зная, чем ещё помочь Лиходеичу, Тим прижался к дедушке потеснее и забылся сном.
        А проснулся — сидит сумрачный Лиходеич, камуфляжная форма на все пуговицы застёгнута, за плечами сумка, теребит птичье гнездо в руках. Плохо у него на душе, понял Тим.
        —Дедушка Лих, — позвал Тим, спрыгивая на пол. — Лучше ли тебе стало?
        Лиходеич покачал лохматой головой и сказал голосом безнадежным и тихим, словно осока болотная прошуршала:
        —Мне уже лучше никогда не будет.
        —Что-то с Даном случилось? — Догадался Тим. — Где Даня?!! Куда ты его увёл?
        —Ох, плохо дело, плохо дело, — заскулил раненым псом Лиходеич, — Ох-хо-хо, топи лесные, хляби небесные! Нет мне прощения, совсем я, старый дурак, из ума выжил.
        —Подожди причитать раньше времени, дедушка Лих, — обнял его большую голову Тим. — Расскажи всё по порядку. Вместе думать будем.
        Лиходеич робко взглянул на мальчика и спросил:
        —Проклянёшь?
        Тим только головой покачал, тревожно вглядываясь в исслезившиеся глаза Лиходеича.
        —Нету Данечки, у Ния он. Вместо тебя я отвёл его к злодею… — И старый леший впервые всё честно рассказал Тиму, откуда он появился в Разбитой коленке. Рассказывая, Лиходеич с нарастающей тревогой поглядывал на Тима, который вёл себя странно. Тёр левое плечо, ойкал, осторожно отводил рубашку, болезненно налипавшую, видимо, на какую-то рану.
        —Что там у тебя?
        —Продолжай, — попросил Тим.
        —Я подумал: кто он мне, этот Даня? Никто. Я его знаю-то один день. А тебя люблю больше Разбитой коленки, больше жизни своей. Ну и я, чтобы спасти тебя… взял Даню и отвел… к Нию, ничего никому не сказав, — произнеся все это, Лиходеич втянул голову в плечи и закрыл глаза.
        —Как же ты мог? — Тихо прошептал Тим.
        И, схватившись за плечо, болезненно скорчился. Лиходеич подскочил к мальчику и расстегнул на нем рубашку. На белой коже отчетливо выделялась кровавая рана в виде контура цветка чертополоха, будто выжженного железом. Лиходеич аж вскрикнул.

* * *
        —Подмена! Карающий и справедливейший Ний, это подмена! — Орал Ворон, взбираясь и соскальзывая по скользкой железной фигуре главного злодея. — Нас провели! А еще благородные! Чистые воры! Читайте! Я украл из повести главу! Осмелюсь вам прочитать её, вы поймете всё! Я ни в чём не виноват!
        Ворон, захлебываясь от ужаса перед наказанием, которое может последовать от Ния, начал читать срывающимся, подобострастным голосом.
        Глава четвертая (украденная), в которой Тим начинает верить, что нашёл счастье, а Лиходеич решается на второе преступление
        —Эй, Тимочка, — позвал Лиходеич на улицу мальчика. — Глянь сюда, что покажу.
        Тим присел на завалинку, притулился худым плечом к круглому боку дедушки. После того, как побывал в их доме Ворон, дедушка Лих еще добрее стал, не отвертишься от него, пока за обедом молоком не упьешься и мёдом не объешься, но сам он какой-то не такой, бормочет себе в усы что-то, ругается, а по ночам, как медведь, вздыхает.
        —Мой прадедушка, который в этой избушке жил — польза, прочность, красота — вот его девиз был! — оставил мне завещание, — не без гордости сообщил Лиходеич, раскладывая на пятнистых камуфляжных коленях кусок бересты. — Вот про то тут и написано. Специально для меня грамоте научился, и всё честь по чести расписал. Видишь, буковки Аз, Буки, Веди…
        —Что он тебе завещал?
        —Не суетись, малёк, — с улыбкой, неторопливо пережёвывая каждое слово, говорил Лиходеич, наслаждаясь осознанием того, что о нём близкий родственник в бог знает какие времена беспокоился.
        —А завещал он мне клад.
        —Клад? Какой клад? Где он зарыт? Чего ж ты раньше молчал? Мы же его раньше откопать могли! — Обрадовался Тим, подхватывая бересту и стараясь разобраться в почти стершихся закорючках.
        —Да не торопись ты, малёк, — повторил Лиходеич, мягко отбирая заветный кусочек. — Как же ты не понимаешь, что каждый клад — он вызреть, как картошка, должен. Чтобы клад получить, зарок, с которым он положен, знать нужно.
        —Ну да, да, да, — закивал золотой головой Тим, отчего вихры меж бровей, как гривка у коня, замотались. — Помню, помню. На большой дороге, между просекой почтовой и казённой, зарыт клад. Чтобы найти его, надо сорвать себе горло.
        —Гы-гыыы, — засмеялся Лиходеич, — что ты мне здесь пули льёшь?
        —Ну как же не сорвать, если надо спеть двенадцать песен, чтобы ни в одной не было сказано ни про друга, ни про недруга, ни про милого, ни про немилого.
        —Да-а, — мечтательно запрокинул Лиходеич голову, ловя лицом ветерок. Подержал его на губах, поцеловал, вкусного, хвойного, и бережно сдунул малыша. — Трудно среди русских песен такую найти, чтобы про друга или про милого в ней не пелось, не плакалось, или чтобы благо своему сердечному-закадычному не воссылалось. Ну, ладноть, а ещё что про клады помнишь?
        —Дедушка, — укоризненно подтолкнул его плечом Тим, которому не терпелось про настоящий клад узнать, своими цепкими зелёными глазами на него посмотреть. — Что-что! Под сосной ещё может клад быть зарыт. Чтобы получить его, нужно голову сломать.
        —Ну уж ты загнул!
        —А разве нет? Нужно влезть на сосну вверх ногами и спуститься вниз таким же макаром. То есть вниз головой. Ну, где твоя сосна? Сейчас полезу. Говори-говори, я полез! Где сосна-то заветная? — Тим вскочил.
        —Этот клад отписал мне дедушка, такой же леший, как я, но только знаниями дремучими владел — по нынешним временам в академиках бы Российской Академии Наук числился. Но этот клад нельзя ни из земли вырыть, ни из-под воды достать.
        Тим скорчил недовольную гримасу, чувствуя какой-то подвох. А Лиходеич продолжал:
        —И как он выглядит, я даже не предполагаю. В завещании сказано, чтобы я именно в этот день вышел на завалинку и ждал. Сегодня всё само должно случиться, — как-то туманно выразился Лиходеич. — А вот потом, сказано…
        —Ага, ну ты жди, — кивнул ему Тим, поняв, что пока не предвидится подержать в руках фамильные сокровища лешего рода. — Я до Водяного добегу, он обещал мне показать, как в щуку превращается.
        Лиходеич усмехнулся, сказал вслед:
        —Учись, малёк, — и засмотрелся вверх на солнышко и, может быть, даже приснул на тепле.
        Когда он открыл глаза, рядом с ним снова сидел Тим.
        —Пришёл, внучок? — улыбнулся Лиходеич.
        —Пришёл, — улыбнулся в ответ мальчик.
        —Водяной рыбки не передал с тобой?
        Тим только плечами недоуменно пожал.
        —Дедушка, есть что попить?
        —Сходи в дом, молочка-то хлебни.
        Через минуту перед вновь задремавшим Лиходеичем стоял Тим, держа в руках связку краснопёрых пескарей.
        —Дедушка Лих, это тебе Водяной передал.
        —Да ну-у-у-у, — удивился Лиходеич. — Ты, что ли, запамятовал сначала?!
        —Да не забывал я ничего, — пожал плечами мальчик. — Водяной сказал, что вечером придет чай пить. Говорит, очень устал сегодня. Оказывается, утром рыбаки вытащили в сетях его младшенького, ну ты знаешь, он всегда куда ни попадя лезет. Принесли в дом, он плачет. А потом сам нашёл колодец, запрыгнул в него — хохочет. Тут и поняли, чей это сын. Отнесли на речку в лес — там уж супруга Водяного хвост избила — ищет малыша. В общем, договорились, что теперь Водяной будет им в сети по пятьдесят килограммов рыбы каждое утро загонять.
        —Прикроет это дело рыбнадзор, — посомневался Лиходеич.
        —А клад-то еще не свалился с неба? — Лукаво поинтересовался Тим и пошёл по своим делам. Но тут же вернулся.
        —Спасибо, дедушка, — говорит. — Только я молочко не попробовал — в кувшине лягушка плавает.
        —Ну так что? — Удивился Лиходеич. — Аграфена завсегда молочко остужает. Не узнал? Она ж аккуратная, сам знаешь, иди.
        Тим ушел, неуверенно сказав:
        —Пить уж очень хочется.
        —Хм, — пожал плечами Лиходеич, — ох, избаловал я парня.
        —Дедушка! — Вдруг сразу с двух сторон услышал крик Лиходеич. Влево посмотрел — Тим благим матом орет, руками машет, а на голове у него возмущенно Аграфена квакает, вправо посмотрел — Тим благим матом орет и показывает пальцем на второго Тима с лягушкой.
        —Наваждение, — прошептал Лиходеич, три раза через левое плечо плюнул и скорехонько перекрестился. Ничего не помогло — два Тима стояли друг напротив друга и вопили. — Цыц! — рявкнул Лиходеич и ногами затопал. — Аграфену мою напугали! Нельзя так с почтенными дамами обращаться! Тимы примолкли, а лягушка от греха подальше в кувшинчик плюхнулась.
        —Дедушка, кто это?! — Закричал один Тим.
        —А ты сам-то — кто?! — С досадой рявкнул Лиходеич. — Как узнать, кто из вас оборотень? У обоих волосы золотые, глаза зелёные ошарашенные, носы облупленные и — сразу видно — любопытные. На обоих костюмчики джинсовые. Одна разница — он лягушку боится, орет как оглашенный. Что про меня с таким ором в лесу подумают — леший, скажут, на старости лет умом тронулся, детей режет!
        —Я — Тим! — Обиженно сказал Тим и недобро уставился посиневшими, как грозовая туча, глазами на двойника.
        —А я — Дан, Даниил, Даня, — сказал другой Тим, также темнея глазами. — Я из лагеря пришел.
        —Ну, вот я и дождался того, чего боялся, — опускаясь на завалинку, прошептал Лиходеич. — Вот он, клад, значится… С юмором был мой сродственничек, ох, с юмором… Всё, кончилась моя спокойная жизнь, как пить, кончилась, — и уже громко и как-то по-стариковски горько, обиженно крикнул, ткнув пальцем с каменным ногтем в сторону Дана: — Ты брата хотел? Вот он стоит, лягушек боится. Шила, видать, в мешке не утаить! Ну, не понятно говорю? Братья вы, братья. Тимидан какой-то получился!
        Тим и Дан во все глаза смотрели друг на друга, изучали пытливо, а потом вдруг разом расхохотались:
        —Тимидан! Тимидан!
        —А ты точно не оборотень? — На всякий случай поинтересовался Тим, засматриваясь в глаза с такими же золотистыми улыбками, как у него самого.
        —Точно не оборотень. А ты мой брат, да? Я тебя ищу! Правда, ты мне не снишься? — Спрашивал Дан.
        —Не-а! — Недоумённо и радостно отвечал ему Тим, не отпуская из своей обветренной руки руку брата. — Я тебя ждал. Я так хотел, чтобы ты у меня был. И вот — на тебе, сам пришёл. Лиходеич тем временем, смешно размахивая руками, что-то ловил летучее и невидимое в фиолетовый флакончик.
        —Что это вы делаете? — Спросил Дан.
        —Да смех я ваш ловлю, — засмущался Лиходеич. — Нравится он мне. Хочу, чтобы навсегда сохранился. Даня только плечами пожал — чудеса здесь в лесу, да и только.
        Когда страсти улеглись, то начался серьезный разговор — за жизнь.
        И выяснилось, что мама Тима и Дана всю жизнь после рождения близнецов и удивительного исчезновения одного из них прямо из роддома, была уверена: пропавший сын жив. Никто в это не верил кроме неё и Дана. Несколько лет тому назад на местном телевидении появилась передача о проделках главврача местного роддома. Оказывается, он не один год продавал малышей разным людям и даже иностранцам. Корреспондент предполагал, что дети и в частности один из братьев Кузнецовых (фамилия Дана и Тима) вполне могли оказаться живыми, и их надо искать как за пределами страны, так и в сельской местности в окрестностях города. После этой передачи Даня специально поехал летом в лагерь труда и отдыха, чтобы местных жителей поспрашивать, не видали ли они мальчика, похожего на него. И вот удача — на второй же день поисков он наткнулся на избушку, где живёт его собственный родной брат.
        —В этом ничего удивительного нет, — пояснил Лиходеич. — Когда человек выбрал правильный путь, считай, он уже треть пути одолел. Когда он идёт по нему и не сбивается, конец пути ему навстречу сам бежит. Значит, ты, Даня, хороший человек, если тебе удача благоволит.
        А Даня с Тимом не могли наговориться. Тим его и с Водяным познакомил, и вихорево гнездо подарил, рассказал, как по камням можно будущее узнавать. А потом, когда сумерки в углах завелись, в ту минутку, когда душа особенно уюта просит, Даня рассказал Тиму про маму, а про отца сказал, что он погиб ещё до их рождения при испытании секретного корабля, а вот какого именно — морского или космического — пока уточнять не стал.
        —А какая она — наша ма-ма? — Тим произнёс слово мама так, как будто впервые научился говорить. — Мама? — Переспросил Даня. И тут же выпалил: — Знаешь, как она тебя любит?!
        —Не знаю, — растерянно произнёс Тим. — Разве меня можно любить?
        —Она тебя очень любит, — вновь повторил Даня. — Ты увидишь её и сразу поймёшь: МАМА.
        Вечером он, пообещав на следующее утро вернуться, засобирался в лагерь — предупредить, чтобы в розыск теперь уж и его не объявляли. Лиходеич вызвался его проводить, а Тима, несмотря на все мольбы, заставил дома сидеть — срочно улей готовить для новой пчелиной семьи. По дороге, когда уже далеко отошли от избушки, леший Дану и предложил:
        —Хочешь на бал нечисти посмотреть?
        —Хочу, — ответил ничего не подозревающий Дан.
        —Пошли, — потянул его за рукав леший. — Только ты ничему не удивляйся, делай то, что тебе говорят, и знай: как бы тебе страшно ни было, все это когда-нибудь кончится.
        Ох, как непросто было Лиходеичу вести Дана к лютому Нию. Леший старался не смотреть на мальчике, по лицу и весёлому характеру неотличимому от Тима. Ноги у Лиходеича заплетались, на ровном месте он падал. Сороки вопили: «Беги, парень, беги!» Но Данька не знал лесного языка и только подсвистывал птицам, думая, что они друг с другом разговаривают.
        —Вы слышите, господин Ний, — закричал Ворон, дочитавший последнее слово. — Это подлог, это не мальчишка, которому хоть какие-то навыки тайного ремесла привиты, которого хоть как-то кощуны творить учили. Он опасен, этот Дан. Вышвырнуть его надо! Это он сейчас такой тихий, мы ему столько дурмана успокоительного влили! А что потом будет? Его хватятся, начнут искать. А нам тихо сидеть некогда. Нам Тронный зал заново отстраивать надо, — верещал Ворон прямо в железное ухо Ния, лицо которого скособочила гримаса отвращения.
        —Прошляпил ты! Не проследил за лешим! — Угрожающе сказал Ний, плюясь огненными каплями. — Я тобой ужинать сегодня буду. А парня пока поберегу. Я за него выкуп могу получить. Так сегодня все террористы работают. Пока у тебя до ужина ещё есть время, выясни — что за изумрудный флакончик подсунул мне леший. Чья там душа? Не думаю, что он туда запихнул душу Тима, а Данькину — точно не успел бы собрать. Проверь! Торопись, но только сильно крыльями-то не маши, а то похудеешь, а я мясцо с жирком люблю! Ну, в общем, за ужином встретимся! Ха-ха-гы-ы-ы-ы-ы-ы!
        На это Ворон подумал: «Ну уж, дудки!» И полетел отдать распоряжение подменного мальчишку напоить зельем, отбивающим память — пусть до поры дрыхнет. «А вот чья душа во флакончике томится — это любопытно, — думал Ворон. — Кого же это не пощадил лихой старичок, а? Чью же это жизнь он так низко ценит? Ведь знает, что тому, чья душа у Ния в коллекции, ох как несладко живётся: кошмары снятся, кости болят, голова не соображает, душа ноет. В любую секунду он, разозлившись, кокнет флакончик — и ты уже мёртв». Так думал Ворон, улетая из покоев Ния по длинному, тайному коридору, известному только самым приближенным к злодею.
        Стены коридора состояли из сотен ячеек, закрытых стальными дверцами с кодовыми замочками. Именно здесь находилась коллекция Ния: флаконы с закупоренными душами его рабов, называемых в народе нечистью. Именно сюда приходил по ночам Ний, открывал тот или иной ящичек и доставал подвластную ему душу. На мониторе, загорающемся сразу, как открывалась дверца, он читал длинный список прегрешений, которые числились за этой душой, и наслаждался, узнавая о глупости, грубости, подхалимаже, предательстве. Список грехов обычно составлял Ворон. За хорошую плату он приписывал гадости. Если же тот, чья душа попадала в коллекцию Ния, не платил пернатому звонкой монетой, Ворон терял вдохновение и список получался невелик, а это приводило Ния в неистовство. Он презирал всех гадких злоденцев за их гадостные дела, но ещё больше злился, когда этих дел было мало. Читая сотворенные Вороном характеристики своих рабов, Ний все больше убеждался, что он — самый лучший на свете и только он — самый умный — должен карать подвластных ему существ. А тот, кто еще не подвластен, должен вскоре стать его рабом во что бы то ни стало.
От гнева его железное лицо с застывшей гримасой отвращения накалялось, и с него стекали огненно-красные капли расплавленного металла. И любая душа во флаконе вскипала от одного злобного взгляда, направленного на неё. А у того, кому когда-то принадлежала душа, как бы далеко он ни находился от злополучного места, начинался жар, и температуру не мог сбить ни лёд, ни аспирин.
        Вчера в этой коллекции появился новый изумрудный флакон с бедной, беззащитной душой. «Чьей? Чьей? Чьей? — Стучало в голове у Ворона. — Впрочем, не все ли мне равно? Если я не хочу стать ужином, пора подумать о пластической операции и пересадке перьев. Кем же стать — голубем, жар-птицей, курицей? Хм».
        Глава седьмая, в которой Тим уходит из дома и получает поддержку Числобога
        —Я думал, тебя уберегу от служения Нию, и мы заживем как прежде, — говорил Лиходеич, кладя примочку из чистотела на горящую рану Тима. — Да, вижу, не смогу. Да и ты брата в беде не оставишь. Ты боль Дана за километры почувствовал. Половину из неё на себя принял. — И хорошо, — едва выговорил сквозь сжатые зубы Тим, — иначе он бы не вынес. Я, дедушка, спасать Даньку пойду. А ты мне поможешь?
        —Ох, хляби небесные, топи болотные! Вот что значит — леший, порода паршивая! — Лиходеич залпом осушил литр настоя валерьянки. — Да не могу я с тобой идти, Тимочка. Я сам себя страшнее всех наказал — что не могу свои ошибки сам исправить. И хотел бы, да не могу.
        —Почему?
        —Я свою душу злодеям отдал — в зелёном флакончике. А твоя-то посмотри — вот она, свеженькая, как роса, чистая, как вода в реке Ледянке, — Лиходеич бережно достал из-за пазухи фиолетовый флакончик, осторожно взболтнул искорки, и спрятал обратно. — Пока у меня есть время, пока Ний не узнал о подмене, я должен отдать твою душу родной матери. Только материнская любовь сохранит душу своего ребёнка в целости и сохранности. Я должен успеть донести флакончик и повиниться перед ней, — Лиходеич деловито посмотрел на часы. Каждая минута на счету. — Как только Ний узнает про обман, нам конец!
        —Как же я спасу брата? Как я спасу Даньку один? С чего начинать? — У Тима разгорелись зелёные глаза.
        —Для того, чтобы вызволить брата и снять с него и себя клеймо чёрной силы, тебе нужно найти вечный огонь Знич.
        —И где же он горит, дедушка?
        —Знич горит на Вечном Дубе. Вечный Дуб стоит в Вечной Роще. А она находится между Явью — реальной жизнью — и Навью — страной ушедших от нас. Между жизнью и смертью.
        —Но как мне попасть между жизнью и смертью?
        —Тебе, мой мальчик, не раз придется оказаться между жизнью и смертью. Насчет этого ты не бойся, — невесело усмехнулся Лиходеич и полез в нетопленую печку. — Где же это она? А вот! Держи Неугасимую свечу, — протянул он Тиму небольшой, оплывший огарочек. — Подпалишь её от Знича, она сама пламя сохранит.
        —Скажи, куда мне идти?
        —Дорога всегда начинается вот здесь, — и Лиходеич приложил ладонь к сердцу Тима. — Твоя дорога началась с любви к брату. Помнишь, я говорил: когда человек выбрал правильный путь, считай, он треть пути одолел, когда человек идёт по пути и не сворачивает, конец пути к нему сам бежит. Запомни, Тимочка!
        Тим зашнуровал кроссовки и застегивал уже карабин у рюкзака, перебросив его широкую лямку через правое плечо.
        —Вот только времени у тебя в обрез, — продолжал Лиходеич. — Сейчас на дворе последний месяц лета. Как только жаворонки унесут тепло, яд клейма совсем отравит кровь Дани, и он превратится в одного из злоденцев. Этот яд может влиять и на тебя, раз и на твоём плечике чертополошная отметинка нарисовалась. Запомни: есть твоя душа — чистая и горячая. А если ты почувствуешь в ней зло, если тебя одолеет обида и злость, знай, это действует яд, и постарайся ему не поддаваться. Нужно управиться до осени. А что если ты не успеешь? — Лиходеич задумался, примолк. — Знаешь что, иди-ка ты к Числобогу. Может, он что-нибудь придумает. Он мой добрый товарищ. Я тебе план начерчу, — и Лиходеич в один миг нацарапал гвоздём на берёсте путь до Числобога.
        …Лиходеич и Тим вышли из родной избушки, не зная, вернутся ли когда-нибудь в неё, не ведая, в последний раз или нет видят друг друга.
        Лиходеич разломил круглый каравай на две части и большую протянул Тиму:
        —Возьми, Тимушка, Лучшую долю. Тебе она обязательно пригодится.
        Тим вдохнул кисловатый аромат хлеба, сытный запах проклюнувшихся за ночь подосиновиков и запах намокшей крыши родного дома. Накрапывал утренний Дождик, тихонько рассказывая какие-то важные новости лешему. Лиходеич запрокинул голову, капельки попали ему на губы, он их слизнул, причмокнул. Он как будто к чему-то принюхивался или прислушивался. Тим, немного озябший, не отрывал от Лиходеича взгляда. И Лес тоже прислушивался к рассказу Дождя. Ели предостерегающе подняли зелёные лапы, усмиряя шорохи Травы, вздохи Реки. И птицы, которым пришла пора здороваться с Новым Днём, задержали горошинки Песни в клювах. Они понимали друг друга, у них был Общий язык. И Тиму стало грустно, что Лес обиделся на него и лишил понимания общего разговора. Наконец, Лиходеич заговорил:
        —Будь чутким, как влажный нос у голодного волка. Пусть твои глаза видят каждый предмет, как если бы ты был и муравьём, и орлом одновременно. Тебе пригодится мужество, мой мальчик. Но помни, что порой оно заключается не в храбрости перед противником, а в продолжение своего Пути несмотря ни на что. Если ты вернёшь себе дар понимания Общей Речи, и о тебе заговорят на ней, — ты достигнешь цели, мой мальчик. Ну, не время дорого, пора, — сказал Леший, будто уловив какой-то верный знак, посланный ему. — В Добрый час. В Добрый час, мой мальчик.
        Он кинул под ноги Тиму жёлтую нитку, она развернулась тропинкой, тут же слегка раскисшей под Дождиком, и троекратно расцеловал своего любимца:
        —Иди! — И быстро, чтобы ни одна любопытная сорока не подсмотрела, перекрестил широким крестом его худую спину. И уже больше не оглядываясь, бесшумно зашагал по дремучей чаще в другую сторону.

* * *
        Прохожие с удивлением поглядывали на худого мальчишку с румянцем во всю щёку, который разворачивал один за другим брикетики пломбира, и лизнув холодную сладость, морщился и отправлял мороженое в урну. А всё объяснялось очень просто. Как только Тим оказывался в городе, в его нос будто забирался ёж, до этого проживающий, видимо, в бензобаке грузовика. Что ни брал в рот Тим — решительно всё имело ротоносораздирающий химический привкус. И даже когда он лизал морожёное, ему казалось, что он лижет кусок заледеневшего бензина. «И как здесь люди живут? — Не без сострадания поглядывал Тим на шагающих и проезжающих горожан. — Хоть противогаз надевай — воздух хуже болотного».
        Когда очередное эскимо полетело в урну, из рюкзака за плечами мальчика выскочило что-то наподобие высохшей ручки, с хлюпом втянуло в себя мороженое и шмыгнуло назад. После чего раздалось удовлетворённое урчание. Тем временем Тим вытер руки и достал заветный клочок бересты. — Мы, пожалуй, дошли, — сказал он и потряс плечами, отчего сразу стало понятно, что у него нет привычки болтать вслух с самим собой и слова предназначались тому, кто находится в его рюкзаке. — Если я не ошибаюсь, в этом здании и работает Числобог, — сказал Тим, поглядывая то на кусочек бересты, то на дубовые двери здания с вывеской: Научно-исследовательский Институт Точного Времени.
        —Уф-ф-ф-ф! — Раздалось шипение из рюкзака. — Тащишь меня и тащишь, укачал! Тим осторожно снял со спины рюкзак, из которого высунулась чёрная бархатная головка на длинной шее. Издали могло показаться, что мальчик разговаривает со змеёй.
        —Не обижайся, Обида, — сказал Тим, поглаживая возмущённо распахнутый клюв. — Мы договорились, что ты не будешь называть меня Обидой, но только Обби — легко и непринужденно. Но не договаривались, что будешь морить голодом и трясти битых пять часов в этой противной сумке! — Зелёные волоски на лобике лебедя возмущённо встали дыбом. — Голодание — не моя любимая диета! С утра маковой росинки во рту не было!
        —Но я же предлагал тебе еду!
        —И это ты называешь едой? — Зашипела лебедь. — Анютины глазки, которые растут рядом с шоссе? У меня клюв чуть не отвалился, как только я их понюхала. Или розы возле Дворца бракосочетаний? От них у меня почти началось скоропостижное выпадение перьев! Или декоративная капуста на главной аллее проспекта? От одного её вида я почувствовала себя настоящей козой!
        —А петрушка и укроп, которые я купил тебе на базаре? А пирожок с черникой? А…
        —И это ты называешь маковой росинкой? — Укоризненно прошептала Обида.
        Тим открыл, было, рот, чтобы сообщить, что он думает по поводу маковой росинки и Обиды, но покосился на вывеску и решил не терять зря время.
        Он вновь вскинул рюкзак с птицей на плечо и отворил дверь института.
        —Ваш пропуск! — Остановил его толстый охранник с торжественными бакенбардами.
        —У меня нет пропуска, — смутился Тим.
        —Нет пропуска? — Бакенбарды охранника вытянулись параллельно полу, а лицо потолстело ещё больше, как бы даже заслоняя проход.
        —Понимаете, мне нужен… Числобог, — Тим выговорил имя Покровителя времени робко, опасаясь, что охранник сочтёт его сумасшедшим.
        Но охранник и вида не подал, что удивлён.
        —А-а, — сказал он. — Сейчас.
        Он набрал номер на телефоне и ласково объявил в трубку: — Игорь Петрович, к вам тут молодой человек прибыл. Пропустить? Есть, пропускаю! — Благосклонно кивнул Тиму — дескать, путь открыт. И весомо добавил: — Вас ожидают в комнате 225. Второй этаж. На втором этаже Тим остановился возле комнаты с табличкой: «Игорь Петрович Числобог, главный специалист». Он постучал, и, услышав энергичное «Ага!», распахнул дверь.
        —Тим, ну ты, брат, и вымахал! — Посреди комнаты стоял мужчина высокий и стройный, как совпавшие на цифре 12 стрелки часов, и приветственно помахивал розовой детской лейкой. — Ты маленький был, когда я в Разбитую коленку приезжал. Нам Водяной такую мировецкую рыбалку организовал! Не помнишь?
        У мужчины было очень молодое и очень весёлое лицо, но стоило ему повернуться в профиль, показать седые виски, впечатление менялось — он выглядел почти стариком, отягощённым печальными думами. «Конечно, таким и должен быть повелитель Времени, — подумал Тим. — Всегда молодым и вечно старым».
        И в этот момент кто-то огромный, невидимый ударился медным лбом в каменный пол, и начал класть звонкие поклоны, прыснули по серебряному блюду костяные шарики, разбился с приятным стеклянным шорохом десяток хрустальных ваз, и наперебой заголосили кукушки. Это разом проснулись часы и стали отбивать положенный час. Весь кабинет Числобога был загромождён хронометрами. В разных углах комнаты располагалось около десятка разноцветных избушек, из которых каждые полчаса выскакивали птицы и старательно сообщали который час. На электронных табло мигали синие и зелёные цифры, аккуратно отмеряя секунды. Стояло восемь напольных часов в искусно сделанных футлярах из красного дерева, а за стеклянными дверцами туда-сюда с достоинством плавали лунообразные маятники. Одни часы показывали полдень, другие — пять часов, третьи — восемь… Негромкое тиканье не прекращалось ни на секунду, будто сотни человечков постоянно топали, делали шаг вперед и назад. Шаг вперед и назад. Шаг вперед и назад.
        Между тем Игорь Петрович, расспрашивая Тима о Лиходеиче, продолжал орошать цветы в большой круглой клумбе, расположенной прямо на длинной тумбочке перед его письменным столом. Цветы росли разноцветными клинышками — клин розовый, клин голубой, клин синий, клин жёлтый… Всего Тим насчитал их двенадцать. Причем сейчас все, кроме одного клинышка неизвестных Тиму розовых цветов, спали, смежив лепестки.
        —Знаешь, что будет, если во всем мире остановятся часы? — Спросил Игорь Петрович, ставя лейку на подоконник.
        —Кажется, да, — ответил Тим, кивнув на клумбу.
        —Верно, — улыбнулся Игорь Петрович. — Выручат эти часы. Чуткие цветы, повинуясь Мировому ритму, просыпаются и засыпают в одно и то же время. У каждого создания природы своя Речь, но как замечательно, что они все нашли Общий Язык. Иначе этот мир не мог бы существовать. Всё держится на всеобщей солидарности!
        Тим нахмурился. Ему предстояло вновь искать Общий Язык.
        —Какая забота привела тебя сюда? — Спросил Числобог, закончив заниматься цветами, и жестом приглашая мальчика сесть в кожаное кресло.
        Тим всё рассказал ему.
        —Я понял, зачем Лиходеич прислал тебя ко мне, — озабоченно сказал Числобог. — Остается очень мало времени на то, чтобы успеть спасти Дана. Намного меньше, чем это может показаться, брат, — Числобог повернулся к Тиму в профиль и моментально состарился. — Великий философ Вольтер когда-то давно написал: время довольно длинно для того, кто умеет им пользоваться. Я могу сжать для тебя пространство во времени, — с этими словами Числобог написал на листке бумаги какое-то слово и смял его. — Видишь, листок остался тот же самый, и слово осталось то же самое — СУДЬБА. Но теперь листок, который раньше мог закрыть мою ладонь, помещается в кулаке. Так и я могу поступить с пространством твоего Пути. Я сожму его. И тогда ты успеешь найти очистительный огонь Знич и спасти Дана. Но знай, что тебе от этого будет труднее. В несколько раз острее ты будешь чувствовать страх и боль. Согласишься ли ты терпеть боль не час, а полчаса, но эта боль будет сильнее в два раза?
        —Я хочу найти брата, — ответил Тим, не спуская глаз с Числобога.
        —У тебя не будет времени, чтобы обдумать, как лучше преодолеть препятствие. Тебе придется полагаться только на свою интуицию. Но если она не станет твоим вторым умом, ты проиграл, — Числобог прямо смотрел в глаза мальчика своими тёмными бездонными глазами. Он как будто бы видел далёкое будущее — то, что никто не мог видеть сейчас, кроме него, покорителя времени. Странные тени скользнули в глубине его глаз. На долю секунды Тим ощутил себя будто в гладком тоннеле, и страх овеял его, как сквознячок. Он тут же сморгнул, прогоняя наваждение, чтобы не испугаться до срока, чтобы не сомневаться в Пути.
        —Я хочу спасти брата, — твердо сказал Тим.
        —В те часы, когда ты бы спал, ты не сомкнешь глаз. В те минуты, когда пот высыхал бы у тебя на висках, твоя спина покроется кровью от напряжения. Ты готов? — Если бы Тим и хотел сказать нет, он не смог бы это сделать. Крепкая, как мороз, сила, волной исходящая от Числобога, влилась в него.
        —Я спасу брата.
        Лицо Покровителя Времени, древнего и всегда молодого Числобога, лицо которого напоминает огненное солнце, а профиль похож на седой месяц, сияло. Голос его гремел так, что у Тима закладывало уши.
        —Хорошо, — проговорил Числобог и утомлённо прикрыл глаза, сразу превратившись в обыкновенного усталого человека. Он взглянул на Тима, улыбнулся и тихо произнёс: — Я обещаю тебе, мой мальчик, твоя смерть не долетит до тебя. Ты будешь жить. Я позабочусь об этом.
        Числобог разложил на столе огромную карту, поделенную на две части: одна была голубоватой с розовыми и зелёными островками, на другой — тёмно-коричневой — проступали жёлтые и красные пятна. Сверху было написано: ЯВЬ И НАВЬ.
        —Мы находимся вот здесь, — Числобог подчеркнул точку, под которой Тим увидел слово Москва. — А тебе нужно вот сюда! — Карандаш Числобога уткнулся в облако с названием Вечная Роща, которое находилось на границе голубой части с коричневой. — Самый короткий путь лежит через весьма опасную для путешествий страну Видению. Там всё призрачно и обманно. Там ничему нельзя доверять и необходимо всегда быть готовым к Беде. Ты готов?
        Тим кивнул.
        —Ты должен идти за Светом. Когда горит Солнце, иди за Солнцем. Когда светит Луна, иди на её свет.
        —Как я узнаю, что достиг страны Видении?
        —Очень просто. Когда ты совсем выбьешься из сил, знай, что ты идешь по её земле. Чтобы не заблудиться, ты должен идти, не жалея себя. Пожалеешь — заблудишься. Ну, не время дорого — пора! В Добрый час, мой мальчик.
        Часть вторая
        Под волчьим солнцем

        Глава первая, в которой Тима ждёт первое испытание в стране Видении
        Издательство предупреждает читателей, что сейчас автор решительно отложит все шутки в сторону. При выполнении опасных трюков участники повести действительно пострадают. Во время чтения этой части для сохранения вашей безопасности просим не вставать со своих мест, а пейджеры и мобильные телефоны должны быть отключены.

* * *
        По серому небу серые клочья летят, как дым после пожарищ. Средь облачных комьев ныряет и прыгает вверх каверзный лунный глаз. Прицелится к жертве и под занавеской тумана пошлёт белый безжизненный луч: и сразу у кого-то набухнет гнойный нарыв, кто-то вспотеет, блуждая в кошмарном сне, а кто-то отбросит книжку со страшной сказкой и никогда не станет верить в счастливый конец любой истории. «Не луна сегодня, а Волчье солнце», — ворчит Обби, поглядывая на небо через маленькую щёлочку в рюкзаке.
        Шаг — вздох, шаг — выдох. Так ходят те, кому надо беречь силы в дальней дороге. Шаг — вздох, шаг — выдох. «Тим и Дан, Тимидан, Тимидан», — шепчет Тим при каждом шаге. Проклятое клеймо грызёт плечо и грызёт, от рюкзака вот-вот проломится спина, а ноги устали так, что, кажется, босиком идёшь по раскалённым булыжникам. Шаг-вздох. Шаг-выдох. «Тимидан!»
        Лес дёргает его за рукава сучками и ветками — ну-ка, парень, повернись, мы рассмотрим тебя. Если оттолкнуть их рукой, то рука пройдёт сквозь них, как через лунный луч, не задев. Странные здесь места — сразу и не понять, что мерещится тебе, а что существует на самом деле.
        Тим шагает и про себя повторяет слова: — «Тим и Дан. Тимидан! Тимидан! — Ему кажется, что рядом с ним идёт Дан и улыбается. — Тимидан! Пусть это слово будет волшебным, и пусть оно будет, как клятва, — думает он. — Брат, ты не один, и я не один. Где бы мы ни были, мы вместе, брат! Тимидан! Слышишь меня, брат? Мы с тобой всегда вместе! Со мною приключилась беда — ты нашёл меня. С тобой приключилась беда — я найду тебя. Тимидан! Мы с тобой всегда вместе! Мы разделим Беду пополам. Беда — одна, а нас двое. Тимидан! Тимидан!»
        —Упс-с-с, — из рюкзака за плечами мальчика раздалось шипение, и перед глазами Тима показалась головка Обиды. — Мы ещё не дошли до Видении? Мне надоело болтаться в рюкзаке, как колбаса в авоське. Кстати о колбасе — я хочу есть. Дай корм! — И она больно ущипнула мальчика за щёку. — Обида, потерпи немножко, — Тим опустил рюкзак в траву. — Пока мы не окажемся в Видении, нам нельзя останавливаться надолго.
        —Предупреждаю: я на тебя обиделась. Мы не договаривались, что я буду умирать медленной смертью от голода и качки в противной сумке, — Обида выпростала из рюкзака атласные, с переливом крылья, охая, вылезла сама и принялась ходить в раскачку, разминая затёкшие лапы. — Ты сама сказала, что готова идти со мной хоть на край света, — укоризненно напомнил Тим. — Конечно, от такой жизни, как у меня, любой согласился бы идти на край света. Но и с тобой, скажу откровенно, к лучшему моя жизнь не изменилась.
        Где-то высоко над ними будто проплыли две огромные безмолвные рыбы, и только потом по холодным щекам Тима, по настороженным веткам елей скатился шорох тяжёлых крыльев.
        —У-у-а-а-а! — Закричали, запричитали птичьи голоса. — У-у-у-а-а!
        Лебедь прижалась к намокшим от росы джинсам мальчика и еле слышно выговорила:
        —Пришло время ужина, Тим. Мы дошли до Видении.
        —Откуда ты знаешь? — Спросил он, вслушиваясь в жалостливые стоны, доносящиеся сверху.
        —Это Желя жалеет нас, а сестра её Карна кручинится о нашей судьбе, — дрожащим голосом ответила Обби.
        Желя и Карна кружили над их головами, то опускаясь, от чего робко вздрагивали ветки, то вновь поднимаясь вверх, и плакали, плакали. Всё небо затянули своим плачем, все звёздочки погасили. Страш-ш-шно.
        —Они говорят: «Вернитесь назад. Вас ждёт Беда. С каждой минутой она приближается к вам. Вернитесь», — Обида залезла в рюкзак и старалась клювом застегнуть за собой молнию. — Тим, может, мы вернёмся?
        —Если хочешь, возвращайся сама.
        —Я друзей в беде не бросаю, — глухо донеслось из рюкзака.
        —Я очень рад, — рассмеялся Тим.
        —Чему это?
        —Тому, что ты назвала меня своим другом. Давай устраиваться на ночлег. Надо разжечь костёр — согреемся и хоть немножко оглядимся. Я сучья к костру соберу, а ты и шага не ступи отсюда. Обида, очевидно, энергично закивала, потому что рюкзак стал дергаться, будто в нём кого-то душили. Но когда шаги Тима удалились, оттуда послышалось аппетитное курлыкание: чтобы хоть немножко успокоиться, лебедь принялась уплетать хлеб, который Лиходеич дал мальчику в дорогу. Мрак Хоть Выколи Глаз навалился на лес, утопил его в своей дремучей бороде, переплёл стволы между собой, спутал траву. Разлапистые сосновые ветки били Тима по щекам, гнали назад. Согнувшись в три погибели, он пытался на ощупь найти хоть что-нибудь пригодное для костра. Под руку попадались стеклянные банки, отбитые у какой-то скульптуры руки и ноги, ласта для подводного плавания, пара солнцезащитных очков, пустой дипломат. «Это лес или мусорная свалка? — Подумал мальчик. — Лиходеич такого безобразия в Разбитой коленке не потерпел бы». Какой-то кустарник в двух местах прокусил рукав его джинсовой курточки, а другой, когда Тим сорвал листочек,
крикнул неприятным голосом: «Который час?».
        —Странно, — сказал Тим, наконец-то присаживаясь рядом с Обидой, которая успела неплохо подкрепиться и, утопив в пухе фиолетовый клюв, заботливо выбирала соринки и муравьёв. — Ни одного поваленного дерева, ни одного сухого сучка.
        —Эхе-хех, — недовольно закряхтела Обида. — Плохо смотрел, вот я сразу бы полено нашла. И такой костёр — до неба — запалили бы! — Лебедь мечтательно курлыкнула. — И дым — клубами, клубами, как джин из бутылки — огромный! Ой, дымком потянуло!
        Обида и Тим обернулись и увидели, что в нескольких шагах от них бьётся бойкий костёр. Они с минуту смотрели на пламя, пляшущее на толстых поленьях. Костёр явно дразнил путников, плевался искрами и показывал им длинные красные языки.
        —Теперь я точно верю, что мы оказались в Видении. Стоило тебе сказать — и костёр вот он! — Задумчиво произнёс Тим.
        —Премило! О нас здесь заботятся! — Сказала Обби своим обычным язвительно-ворчливым голосом, и от этого её слова приобрели совершенно противоположный смысл, будто бы она говорила: — Какое безобразие! Хоть умирай в этой проклятой Видении — никто стакана воды не подаст! — Подумав, лебедь заявила: — А теперь воды! Хочу воды!
        Земля опрокинула Тима в бездну, в грудь ему ударила голубая волна, подбросила мальчика, а вторая волна с шипеньем прихлопнула его сверху. Душные мокрые ладони крепко зажали уши, встряхнули Тима что было мочи, и крутя, как вздумается, куда-то понесли. Тим задохнулся и ослеп. Если бы не уроки Водяного, научившего держаться на воде при любом шторме, он погиб в первую же минуту. Пенистые волны пытались опрокинуть и Обиду. Но не тут-то было — она выныривала, как поплавок, и кричала: — Я птица благородная! Я рядом с усадьбами и дворцами в озёрах плавать должна! На худой конец в зоопарке! Я такого безобразия терпеть не намерена!
        Но уже через несколько минут раздались совершенно иные вопли.
        —Ей, ей! Любезный, дорогой, уважаемый, — очевидно, в моменты опасности здравый смысл вернулся к птице. — Вы нас не так поняли. Мы пить хотим. Нас вполне бы устроил родник. Маленький родничок. Пожалуйста!
        После этих слов волна как следует шлепнула Тима, отчего он завис в воздухе, растопырив руки и ноги, а сама свернулась в мощную синюю струю и гигантским посохом ударила в землю. На этом месте из-под серых камней, обросших по низу коричневой плесневелой щетинкой, зажурчала скромная струйка.
        —Ух, какой симпатичный родничок, будто всю жизнь здесь и был, — недовольно фыркнула Обида и припала к нему фиолетовым клювом. Тим, пластом растянувшийся на траве, с отвращением смотрел на воду.
        Прошла минута, вторая, пятая, но Обида не отрывалась от родничка. Наконец она подняла голову и, громко прополоскав горло как при ангине раствором эвкалипта, плюнула струйку прямо в лицо Тиму: фры-ыыыы-рыы. Но странное дело, на мальчика не попало ни капли.
        —Что за шутки, Обби?
        —Какие уж здесь шутки, — возмутилась лебедь. — Вместо вкусной и полезной карбонатно-натриевой воды, улучшающей работу желудочно-кишечного тракта, мне предлагают одно её видение. То есть, проще говоря — пшик, мираж, чепуху на постном масле. То есть даже без масла. Буль-буль! И ничего больше! Этой водой невозможно напиться. От неё невозможно промокнуть. Какой шторм бушевал, а мы-то сухие, будто утюгом гладили.
        Тим встал на колени и поймал пересохшими губами прохладную струйку. На секунду его язык почувствовал холод. Но никакой воды не было. Сухой язык лежал во рту шерстяным лоскутом — хоть подавись. Мальчик разочарованно поднялся на ноги.
        —Эй, Обида, сгоришь! — Испугался он за подружку, преспокойно расхаживающую по костру и кряхтящую от удовольствия.
        —Я и в воде не мокну, и в огне не горю. А тебе слабо?!
        Но тут пламя подпрыгнуло, бесцеремонно спихнув с себя птицу, и перелетело на несколько шагов в сторону, при этом отбивая поленьями ритм лезгинки: уах-уахх-уахх. Лебедиха погналась за огнём со всех лап и, догнав, крылом отвесила огню увесистую оплеуху. Пламя деланно ойкнуло и метнулось в сторону, а брёвна свалились Обби на лапы.
        —А-а-а! И-и-и! — Завопила она и стала яростно топтать и клевать красные язычки, которые, судя по всему, не причиняли ей никаких неудобств. Захохотав то ли обиженно, то ли зловеще, огонь полетел вверх, но перед этим из него высунулась маленькая сверкающая ручка. Она ловко подобрала все поленья и невозмутимо жонглировала ими, пока всё это безобразие не растворилась в воздухе.
        —Не огонь, а какое-то недоразумение! — Кричала Обида. — Я жаловаться буду!
        Убедившись, что с подружкой ничего страшного не произошло, и оставив на потом беседу, как нужно вести себя в лесу, Тим забрался под разлапистые ветви огромной ели, решив, что вполне можно соснуть. Вскоре к нему припорхнула лебедь.
        —Бедной Обби всегда остаётся не самое лучшее место.
        —А где моя Обби? — Поинтересовался мальчик, причём выражение его глаз в темноте вполне могло сойти за обеспокоенное.
        —А я кто, по-твоему? — Возмутилась Обида.
        —Не знаю, кто ты, но разговариваешь вполне, как гусыня Фрося с болота Передтемкаксказатьнадохорошенькоподумать.
        —С какого болота?
        —Передтемкаксказатьнадохорошенькоподумать, — без запинки повторил мальчик. — Где моя Обби? Куда ты её дела?
        —Да это же я! Я! — Заволновалась лебедь, хлопая крыльями.
        —Это тебе только кажется, бедная гусыня, — сочувственно сказал Тим. — В Видении всем что-нибудь кажется. Так вот мне кажется, что если гусыня с болота Передтемкаксказатьнадохорошенькоподумать не будет болтать лишнего, у неё есть надежда проснуться завтра лебедью Обби.
        Напуганная до смерти Обби улеглась, не проронив не звука.
        Но уже через несколько минут вновь послышался её голос.
        —Когда я была совсем-совсем маленькой, больше всего я любила спать в гнезде своей бабушкой. У неё было замечательное гнездо! Всегда тепло и уютно, она укрывала меня пухом, обнимала крылом, рассказывала сказки. Ой-й, бабушка-а-а!!!
        Обби крикнула так, будто её обварили кипятком. Тим вскочил, сжав кулаки, готовый драться с чудовищем.
        Рядом с ним в огромном гнезде, из которого во все стороны торчали белоснежные клоки пуха, сидели две птицы — орущая Обби и абсолютно незнакомая ему птица.
        —Бабушка, бабушка! — Уже восторженно вопила Обида, тормоша по всей видимости крепко спящую родственницу. — Как ты здесь оказалась?! Это я, твоя внучка!
        —Жил-да-был серенький волчок, внученька, — не открывая глаз, бормотала старая лебедь, — и была у него внучка Красная Шапочка.
        —Причем тут шапочка? — Возмутилась Обида. — Это я, твоя внучка. Здравствуй, бабушка! Или я на самом деле гусыня Фрося?!
        —А у Красной Шапочки был братец Иванушка, он же козлёнок, — продолжала покряхтывать бабушка. — Как-то раз повстречали они в лесу Мальчика-с-пальчика. Он шёл на базар, чтобы поменять золотое яичко на Колобка. Так велел ему Карабас-Барабас.
        —Бабушка, ну ты даёшь, — проворчала Обида. — Колобок — еда скоропортящаяся, раз и съел его, или он чёрствым станет. А золотое яйцо, даже если разобьешь, продать можно. Та сама подумай!
        —А Красная Шапочка и козлик её Иванушка не пускают Мальчика-с пальчика на базар, говорят: «Ты нам вначале помоги Репку выдернуть, а потом и мы тебе поможем».
        —Вот это они правильно сказали, — удовлетворенно произнесла Обида, устраиваясь поудобнее. — Ты — мне, я — тебе! Золотое правило!
        Тим лёг и вновь закрыл глаза, слушая сказку бабушки-лебедь и вспоминая, что не так уж давно Лиходеич, когда очень хотел спать, тоже рассказывал ему на ночь такие перепутанные сказки. «Похоже, бабушка так нас и не услышит, — размышлял он. — В этом лесу вода — не мокрая, огонь не горячий, а бабушка — не слышит любимую внучку. Хм-м. Если бы я знал, как выглядит моя мама, — думал Тим, — я бы обязательно представил её. Пусть бы она не слышала меня. Но была бы со мной рядом. Хоть на полчаса, хоть на минуту… Когда же я увижу её?» Мальчик смежил веки…
        И вдруг жуткий звериный рык насквозь прошил лес. Всё разом смолкло и съёжилось, даже шорохи спрятались в норы. И опять зарычал Зверь жутко, захрипел, замычал. Тим беспокойно глянул на Обби. Она, зарывшись головкой под крыло, уже спала, и только бабушка-лебедь невозмутимо вела свой рассказ:
        —И говорит Змею Горынычу Мальчик-с-пальчик: «Сослужи мне службу, а уж я выпрошу по знакомству у золотой рыбки цветик-семицветик».
        И вновь неподалёку плеснулся страшный рык. Тиму показалось, что непослушная звериная пасть старалась выговорить его имя.
        «Зверь зовёт меня? — Удивился мальчик. — Зачем я понадобился ему?» Тим присел, вглядываясь в лесную темноту, которая отпугивала его, но вместе с тем звала и притягивала его колышущимся и бьющимся в ней страхом. В следующем раскате звериного рыка Тим отчётливо разобрал своё имя. Как же ему не хотелось вставать. Казалось, сама земля крепко держит его за плечи, руки и ноги, не давая возможности пошевельнуться, на глазах лежат тёплые булки — не открыть. Сладкая усталость гладит-убаюкивает: «Спать, надо спать».
        —Тим и Дан, — прошептал Тим. — Тим и Дан! — Сказал он громче. И уже почти крикнул: — ТИМИДАН! Он встал и пошёл в чащу. «Не ходи, — уговаривал его внутренний голос. — Зачем ты идёшь непонятно куда? Опасность сама найдет тебя. Не ищи её. Зверь сам придёт к тебе, если ему надо».
        —Тимидан, — шептал мальчик. — Тимидан.
        Перед ним открылась широкая поляна. В бурой, пахнущей гнилой тиной траве посверкивали маленькие синие молнии. «Надо же, — удивился Тим, — и здесь волшебные травы растут. Какие: разрыв-трава, лев? Надо собрать хоть несколько стебельков, в пути пригодятся».
        Но только он дотронулся до летучей искорки, как от неё прыснули в разные стороны красные змейки, разбежались по широкому блюду поляны, и она вся полыхнула высоким жарким огнём.
        Гудящие огненные стены зажали Тима на крошечном пятачке. Острые языки жалил нос и руки, жаром пекли веки и губы, оглушали рёвом, подбираясь ближе и ближе. «Сбывается предсказание Числобога: „В те минуты, когда бы ты спал, ты не сомкнёшь глаз. В те минуты, когда пот высыхал бы у тебя на висках, спина покроется кровью, — подумал Тим, едва успевая отворачиваться от огня. — Это только Видения. Здесь всё только кажется. Здесь всё не так страшно, как может показаться с первого раза“».
        —Эй, Огонь, — закричал он в огненное кривляющееся месиво. — Ты только кажешься горячим. На самом деле, ты дождь. Просто дождь, который прикидывается огнём. Я не боюсь тебя! Кто же боится дождя? Смотри!
        Тим ткнул огненную стену крепко сжатым кулаком. Нестерпимый жар проглотил руку по локоть. Со слезами на глазах Тим ударил пламя другим кулаком. Красные голодные языки набросились, обгладывая руки и лицо.
        —Эй, хватит дурить, — кричал Тим всё громче и громче от боли. — Перестань паясничать, Д-дождик! Неожиданно у огня округлились глаза — мерцающие угли с ресницами-искрами — обозначился огромный алый рот и две ноздри-ямы, из которых валил дым.
        —Что ты сказал? Повтори, — хриплым голосом потребовал Огонь. Он застыл горячей стеклянной глыбой. — Ты, мальчик, случайно ничего не перепутал?
        Тим только головой покачал, жмурясь от боли. Огонь помолчал.
        —Выходит, можно не гореть, не поджигать других, а доставлять им удовольствие? Грибы, например, выращивать? Какая освежающая мысль! — С удивлением проревел Огонь. — Ты не врёшь, мальчик? Куда пожелал, туда и пролейся? Хочешь — по речке пробегись, аки посуху, хочешь — волка в нору загони, хочешь — в сыроежку брызни, чтобы знакомого зайца чистой водицей угостить. Красота!
        —Тебе нравиться? — Тим отчаянно дёргал зажатыми в пламенеющей глыбе руками.
        Огонь задумался и спустя минуту торжественно кивнул.
        —Да-а, как же мне раньше такая идея в голову не приходила? Ах, всё она, инерция мышления: сказали — гори, вот и горишь. Спасибо тебе! Надоумил! Я теперь, пожалуй, никого пожирать не стану, самый большой вред от меня будет — насморк. Клянусь молнией!
        С этими словами Огонь отпустил руки Тима и, обернувшись сиреневой тучей, взмыл вверх. Закапал дождик. Одна капля. Вторая. Огонь пробовал, как у него это получается. И затарабанил от души. Тим, подстанывая от боли, разжал кулаки, протянул обе ладони с лопнувшей кожей под капельки. Боль исчезала. Кровавые раны стянулись в белые бугристые шрамы. Ветерок несильно дёргал обугленные лохмотья джинсовой курточки.
        —Ну что ж, можно сказать, мы имеем отличный результат, — усмехнулся Тим, оглядывая себя. — Потеряли всего ничего — какие-то рукава, зато у нас появилась отличная безрукавка!
        —Кукареку! — Раздалось по всему лесу. Петушиный голос, очевидно, был усилен громкоговорителем: — Кукареку!
        Ранний петух, деликатно отвернувшись от микрофона, прочистил горло. И ещё более деловито, хорошо поставленным голосом сообщил:
        —Передаём сигналы точного времени. Начало третьего сигнала соответствует пяти часам московского времени. Кукареку. Кукарек! Ку-у!
        И вслед за этим сообщением где-то вдалеке вновь послышался страдающий крик неизвестного Зверя. Он будто с кем-то прощался. Тим подумал, что им ещё предстоит встретиться и вряд ли эта встреча станет самой приятной для них обоих.
        Когда он вернулся к Обиде, она уже не спала.
        —Ах, — сказала она, сладко потягивая крыльями. — Меня разбудил какой-то ненормальный петух. И стоило ему так орать на весь лес? Как только он заголосил, бабушка куда-то пропала. С ней я так чудесно выспалась, как в детстве.
        —Чем сказка кончилась?
        —Да проспала я, не дослушала. А вот сны мне смешные снились. Будто бы Мальвина решила поменяться со старухой Шапокляк ролями. А Карабас-Барабас влюбился в озорную старушку. Это, говорит, и есть женщина моей мечты, кожаные штаны ей подарил. Мальвина подружилась с крыской Лариской, стала носить её на плече. Увлеклась биологией, решила вести передачу «Зверятам о ребятах».
        —Нам пора идти, — сказал Тим и тут же без сил повалился в траву, засыпая.
        Глава вторая, в которой Тим и Обби знакомятся с братьями Древесняками, нашедшими Своё Место
        —Хорошо утром в гостеприимном лесу ласковой страны Видении. На утомленные головушки буйных пут… Тьфу! На буйные головушки утомленных путников упали первые лучи восходящего солнца, — язвительным голосом вещала Обида, враскачку шлёпая за идущим по тропинке Тимом. Они шли извилистой просекой, прорезавшей себе путь между сосен и зарослей дикой малины.
        Жёлто-сине-красные солнечные лучи, как шпаги, пробили наискось изумрудные кроны. Трясогузки усаживались на них возле самых верхушек деревьев и, лихо свистнув, скатывались по цветному гладкому лезвию. Лесная малина, поёживаясь, стряхивала с колючек капли ночного дождя. Поблизости подрагивала и шумно бранилась на кого-то мелкая речка, скача по каменистым порогам. Треск, дребезжание, чьи-то вскрики и посвисты казались Тиму обычным утренним переполохом. Однако Обби слышала в нём нечто другое: — Местные пернатые не отличаются гостеприимством! Филин скрипит, как дверь в доме с привидениями, трясогузка аж расхохоталась от нервного любопытства, кукушка рычит, как недоеная корова. От такой какофонии у меня мелькают перед глазами бабочки и мочки, тьфу, бабушки и внучки! Два раза тьфу! Бабочки и мошки!
        —Сарынь на кичку! Ура-аа! Га-гаааа! — Гаркнула тысячеголосая армия. Друзей окружил топот невидимых людей, лязгнуло оружие, героически заржали кони, загрохали деревянные колёса телег. Тим и Обби испуганно оглядывались по сторонам, но нигде никого не было видно. Только берёза вокруг да малина, нарядные ёлки сыпят изумрудными лучиками, трясогузки качают хвостами.
        —Заряжай! Пли! — Зычный голос рявкнул с такой силой, что взорвались два ближайших муравейника — мураши дождём сыпанули на сосны. Торжественно и злобно шипя, над головами путников пролетело невидимое ядро. Мальчик и лебедь только чихнули от кислого запаха пороха, упали в траву, зажмурив глаза, ожидая удара. И вместо него Тим ощутил на щеке робкое щекотание мохнатого хобота. «Мамонтёнок!» — Подумал он. Открыл глаза — перед ними по-прежнему простирался обычный лесной пейзаж.
        Недоумённо переглянувшись с лебедихой, они двинулись дальше.
        Через некоторое время мальчик заметил, что как только он приближался к берёзе, ему отчаянно хотелось петь, лёгкие наполнялись воздухом, рот распахивался сам собой, и из него вырывались басовитые вопли, среди которых можно было разобрать слова: «Во поле машина стояла, во поле пожарная стояла». «Лю-ли, лю-ли стояла», — с явным удовольствием не в такт подтягивала Обби и по-цыгански отчаянно трясла головой с зелёными волосками.
        Ей, кстати, тоже приходилось несладко. Стоило поравняться с осиной, как на бедную птицу нападали приступы актёрского мастерства: закатив глаза, она обращалась к Тиму жеманным голосом: «Ваше сиятельство, вы не видели, куда запропастились мои подвески? Я хотела бы на сегодняшнем балу непременно быть в подвесках, которые вы изволили мне подарить». А когда Обби склёвывала крупную земляничинку, настроение у неё резко портилось: «Терпеть не могу эти арбузы. Тим, мы немедленно уходим с бахчи. Я предпочитаю бананы!» Только после того, как Тим брал её на руки и бормотал в ухо ласковые слова, лебедь приходила в себя.
        Несколько раз к нашим путникам подлетали огромные оранжевые глаза-блюдца и молча на них дивились. Говорить глазам было нечем. Это были просто глаза с белыми веками и белыми ресницами — и всё, без добавлений в виде носа, рта или хотя бы ушей. Поморгав, они исчезали, оставив после себя в воздухе пёстрые полоски.
        —Глаза нам только показались, — суровым голосом предупредил Тим подружку, которая задохнулась от страха.
        —Ну да, — охотно согласилась Обби. — Нам оранжевые глазки просто показались — показались и исчезли.
        На это Тим лишь хмыкнул.
        Некоторые деревья парили в воздухе, не запустив в землю ни одного корешка, и поэтому свободно перемещались по всему пространству леса. Раз, наверное, пять наши друзья прошли мимо любопытной рябины, вылупившей на них сотни рыжих глазок. А особенно подозрительная ель, то и дело вырастая прямо посреди узкой тропинки, раз десять общупала их своими колючими ветками. Друзья старались идти, как ни в чём не бывало. Вдруг неподалёку раздался сильный хлопок — и на Тима шмякнулось с десяток липких существ, напоминающих лягушек, обросших ежовыми колючками, только красными и длинными.
        —Обильна и многообразна флора и фауна местного леса, — испуганно бормотала Обби, выдирая из волос Тима возмущённо орущих легоёжиков и зашвыривая их в заросли бузины.
        —Не приличный лес, а сплошной день рождения — на каждом шагу подарки, и всё такие, о которых и не мечтали, — пробормотал Тим, с интересом оглядываясь. Если честно, ему здесь нравилось.
        —Сдаётся мне, под каждым кустом можно встретиться с обладателем удивительно крепких зубиков, всегда готовых превратить нашу костно-мышечную систему в малопривлекательный набор разрозненных суставов и сухожилий. Сказать по правде, моя центральная нервная система находится в критическом состоянии! — Чтобы унять дрожь в голосе, Обби закричала на весь лес: — Но между тем отважная царь-лебедь Обби и её верный спутник мальчик Тим продолжают свой нелёгкий путь, хотя и опасаются расстаться с самым дорогим, что у них есть: друг с другом, — тут она перешла на шёпот, — Тим, я не удивлюсь, если мы с тобой станем для кого-нибудь сытным обедом!
        Страх защекотал в ноздрях Обби, и она от души чихнула.
        —Тс-с-с, — Тим приложил палец к губам. — Слышишь?
        Обби примолкла и стала медленно поворачивать голову на выпрямленной шейке — вылитая подводная лодка с перископом.
        —Слышишь? — Одними губами спросил Тим.
        Обби едва качнула зелёными волосиками. Теперь и она услышала торопливое шуршание и пыхтение. На них надвигалась большая куча прошлогодней листвы и мусора. Куча шевелилась, как будто кто-то месил её изнутри. Листья остановились, уткнувшись в ноги Тима. Из них, разгребая маленькими ручками сор, как воду, появились два серых существа, похожих на сусликов, когда они стоят на задних лапах. Это были лесавки. Их маленькие глазки возбуждённо блестели, движения были мелкими, суетливыми и, как подумала Обби, «лебезливыми».
        —Тим, Обида, насилу вас догнали! Как приятно помочь настоящим героям, о которых в лесу столько шума! Неслучайно говорят: герой без помощников — не герой! Но кто потом вспоминает о его помощниках! Так уж вы, Тим и Обида, не забудьте наших стараний! Мы первыми вас предупредили! — Лесавки раскланивались и шаркали босыми лапками с крохотными пальчиками. — Вас ищет Кикимора. Не нам рассказывать, как подла эта девчонка! И сама-то не толще соломинки, и откуда в ней столько вредности помещается?! Как она зла и беспощадна! Вы только посмотрите, что она с нашими курочками сотворила, треклятая! Раз, говорит, вы не выгнали их из леса, то будет вам наказание! — И лесавки извлекли из грязной копны четырех упитанных, но абсолютно голых куриц. Птицы ёжились на ветру, а на Тима с Обидой даже не смотрели от смущёния. Ни одна из них даже не кудахтнула.
        —Лютует Ний, лютует Кикимора! Учует ваш след длинным носом, всю армию нечисти наведёт! Не только кур, медведя общипают!
        —Всё ясно, — сказал Тим. — Давно от Ния «привет» ждём. Вы курочек-то быстрее в листья верните, а не то воспаленье лёгких подхватят! По какой же дороге нам к Зничу идти, так чтобы не догнали ни Кикимора, ни Ний? Что посоветуете?
        —Через болото, милые, через болото, — зашелестели лесавки, неопределенно размахивая лапками в разные стороны и залезая вместе с курами в листву. — Мы бы показали вам тропку верную в болоте, да нам некогда. Нам зайчика поймать надо. А не то опять Кикимора пристанет, да за нас примется — и уши мохнатыми не оставит. А мы зайчонком откупимся. Пусть им позабавится. А нас в покое оставит.
        —А зайчик-то белый и пушистый? — Грозно спросила Обби.
        Лесавки торопливо закивали.
        —И глаза у него влажные и добрые, как ягоды смородины? — Ещё более грозно спросила Обида.
        Лесавки закивали.
        —Можете быть уверенными, я вас НЕ ЗАБУДУ!!! — Крякнула Обби и зашипела, раздувая листья из кучи.
        —Уж не забудьте, дорогие, не забудьте! Без вас нам как прославиться? На вас, родимых, вся надежда!!!!!!! — Радостно крикнули лесавки, натянули на себя листву, как одеяло, и куча зашелестела в чащу.
        Тим покачал головой им вслед, посадил лебедь в рюкзак и поспешил к болоту. Он уже давно заприметил во влажном мху красные ягоды клюквы. По ним к болоту и вышел.
        Болото было гнилым: только ступишь неосторожно на кислую твердь, она чавкнет — и нет человека, будто и не было никогда. И лягушка не квакнет, не полюбопытствует: кто пришёл. Вот кто выйдет отсюда — на этого посмотреть стоит. Долгоногий кулик крикнет грустно, окликая пропащую в этих местах душу, и вновь разольётся скучная тишина под тухлым туманом. Лишь старые, бесполезные для стаи волки приходили сюда по своей воле — умирать. Вонючая жижа всасывала в себя их сухие кости, жадно жирея и от такой малости. Лес вокруг болота качается хилый, безжизненный, все силы из него трясина выпила. Редко-редко где козляк на тонкой ножке стоит, чуть от ветра не гнётся — грибу ли пристало такие поклоны класть… Травки вечно чем-то смущённые, без интереса в землю смотрят. Вкривь и вкось торчат в кочках малодушные деревца, про которые и не сказать — берёза то, или рябинка.
        Повздыхал Тим, но делать нечего: по другой дороге пойдёшь — опоздаешь, а по болоту рискнёшь — вдруг повезёт. Он поднял с земли гладкую длинную жердь — для того, чтобы путь прощупывать. Но куда ни тыкал мальчик, палка пронзала податливый мох, далеко уходила в жидкое обманчивое дно. Нельзя было ступать. Шагнёшь — смерть пристынет неотвязной хваткой, не скинешь с ноги, на дно утянет.
        Только через час осторожных поисков мальчик нащупал в болоте более или менее крепкую тропинку. Шагнул — и небо, облепленное тучами, закачалось. Присело — поднялось, присело — поднялось, присело. Вздрогнуло болото, не понравилось ему, что побеспокоили. Хлюпнуло брезгливо. Чихнуло гнилым запахом, тухлыми яйцами запахло. Заколыхалось разволнованное. Тим едва на ногах устоял. Но дальше двинулся. Обби прижалась к мальчику, засунула клюв ему за ухо, глаза от страха закрыла.
        Шаг за шагом забирался все дальше в болото уставший, взмокший, перемазанный грязью Тим. Казалось гиблое это болото бескрайним.
        Час шел, второй — не кончается.
        И вдруг снова проткнул мох палкой, и она без сопротивления вниз ушла — кончилась тропинка, завела в самое глубокое место и оборвалась.
        Тим оглянулся. Во всех его следах вода блестит. А на кочки, ещё недавно выступающие над водой, залезла грязным животом болотная жижа, утопила их. Одни хилые деревца стоят — косенькие. Значит, нет пути назад. И пути вперёд тоже нет. Хоть помирай…
        Кругом покачивалась, тускло блистая, вонючая жижа.
        И вдруг крик — сверху, тоненький. Кувыркаясь, мелькая красной грудкой, падала малиновка. Хлюпнула в вязкую топь, стала вытягивать крылышки — не вытягиваются, прилипла жижа.
        —Обби, помоги!
        —Нам бы кто помог, — проворчала по обыкновению лебедь, но поспешно оторвалась от Тима, низко полетела над болтом, и ухватила фиолетовым клювом раненую птицу. Ноша для Обби была не по силам, и она опустилась на пень, переводя дыхание. Малиновка едва дышала.
        —Чего брры боррлотрро перрремутилррли?
        Тим не сразу и понял, что к ним обращается никто иной, как тот самый пень. Его физиономию покрывала грубая древесная кора. На морщинистый лоб падали пряди выцветшей травы, глаза из-под век, обросших мхом, блестели так же, как бурая жижа. Говорил болотный уродец не очень разборчиво, потому что его рот, тоже обросший мхом, заливала вода — то ли говорил, то ли горло полоскал.
        —Нам бы на твёрдую землю выбраться, — подала голос Обида, вполглаза поглядывая на страшилище. — Не стоять же нам тут всю жизнь!
        —Отчего же брру-брру и не постоять бру! — Усмехнулся пень. — Я вот, напруимеррруу, отсюда никуда идти не собируууаюсь. Нрууавится мне в моём борррлотрре!
        —Ага, ага! — Закивала головой Обида, уже оказавшаяся на плече Тима и успевшая заботливо спрятать малиновку в его карман. — Всяк кулик своё болото хвалит. Просто у вас, дяденька, одно болото, а у нас другое.
        Трясина заволновалась, забулькала, и из неё поднялись ещё две древесных головы, одна чуть поменьше первого пня, другая — чуть поменьше второго, вот и всё различие. — Кто вы такие? — Вскрикнула Обби и испуганно уткнулась клювом в ухо Тима.
        —Мы бруууатья, — пояснил старший пень.
        —Древесняки, — добавил средний пень и выплюнул какую-то травинку, которую только что с удовольствием обсасывал. — Фу, гадость какая.
        А младший только улыбнулся очень обаятельной улыбкой, хотя и деревянной. В седых бороздках его древесной кожи сверкали сотни капелек, делая лицо, можно сказать, даже весёлым.
        —Как вы живёте в этой дыре? — Вырвался не очень-то вежливый крик из клюва Обида.
        —Нам никудрра не хочется идти отсюдрра. Ни в Разбитую коленку… — сказал средний Древесняк. — …ни в Вывихнутую челюсть… — добавил старший.
        —…ни в Сломанную руку… — поддержал его средний.
        —…ни во Вздувшийся живот… — уточнил старший.-… ни в Оглохшее ухо… — заявил средний. — …ни в Перебитый нос… — многозначительно заметил старший.
        —…и уж тем более ни в Гнилой зуб! — Буркнул средний.
        —Не обижайтесь на нас. Каждая новая душа в этих краях — прекрасный повод пошутить. У насррр есть свои прирриичины оставаться, быр-быр, здесь, — подытожил младший Древесняк.
        —Какие причины? — Хором спросили Тим и Обби, несколько обиженные перечислением каких-то не совсем здоровых названий населённых пунктов.
        Три древесные головы подплыли к нашим путникам поближе. По всему было видно, что они крайне довольны возможностью поговорить с незнакомцами.
        —Когда-то мырр жиррли не в болоте, а в Городе, — сказал старший.
        —Мфы бфырли щамыми обрыкновеннырми житерррлями Виздении, — сказал средний, опять что-то пережёвывая, и поэтому понять его слова было совершенно невозможно.
        —Мы ходиррли в школу. Имели ророродителей, — сказал младший и улыбнулся.
        —Годы шрли, но мы оставались грлупыми-пригруплыми, потому что каждый из нас хотел быть лучшрее другогого.
        —Фу-фу, это гадость, не везёт мне сегодня на съедобное! — Средний Древесняк вновь что-то выплюнул и продолжил рассказ: — Каждый из нас хотел, чтобы люди, тыркая пальцем в дррвух других брараратьев, говорили бы: «Сморртрите, это иррдут два брата того, третьего».
        Братья оперлись о хлипкую кочку, на которой стояли Тим и Обида, из воды показались их деревянные крепкие плечи — у младшего на левом плече росла тоненькая веточка, на которой бился под ветром бойкий листок. Теперь вода уже не заливала братьям рты, и речь их стала понятной.
        —Ну, вот, — со вздохом сказал старший, — однажды в наших краях появилась прекрасная девушка с глазами цвета аквамарин, её звали Амели. Она изучала оккультные науки, а Видения, известно, как раз то место, где таинственное и непознаваемое можно встретить на каждом шагу. При первой же нашей встрече я был очарован её голубоватым взглядом, в котором шелестела тайна любви. Я сразу же решил: эта девушка должна быть моей. Если она выйдет за меня замуж, то ни у кого не будет сомнений, что я и есть — самый умный и удачливый.
        —Узнав, что старший брат ухаживает за девушкой с глазами цвета аквамарин, я подумал, что тоже влюблён в неё и твёрдо решил доказать Амели, себе и всем, что я и есть самый лучший из нас троих, — сказал средний брат, с аппетитом разжёвывая очередной корешок.
        —Как же я мог оставаться в стороне? — Улыбнулся младший брат. — Когда я узнал, что братья хотят жениться на одной и той же девушке, то сам влюбился в неё по уши.
        Древесняки заговорили, не перебивая друг друга, соблюдая строгую очередность. На болото начал садиться туман, от жижи тянуло холодом, уныло ныли комары, и во всей этой бесприютности пять живых душ чувствовали наидобрейшее расположение и участие друг к другу.
        —К тому времени, каждый из нас уже преуспел в своём деле, — негромко рокотал голос старшего Древесняка, самого основательного и сильного из братьев. — На меня работали несколько артелей, добывая золото и драгоценные камни. Десяток первоклассных ювелиров делали из них прекрасные украшения по эскизам, которые я сам разрабатывал. Особенно красивыми у меня получались серьги. Любая женщина, которая вдевала в ушки мои серёжки, становилась прекраснее: от сияния камушков её глаза приобретали особенный радужный блеск. Мужчины не могли отвести глаз от такой красавицы.
        —К тому времени я стал неплохим поваром, — сказал средний брат, который постоянно срывал огромной корявой рукой разные травинки, пробовал их на вкус, а затем или выбрасывал, или прятал их про запас в травяной гриве у себя на голове. — Моим коронным блюдом был фруктово-морской рулет. Его основную часть представляли длинные кусочки нежнейшего палтуса. Затем я клал на них воздушное мясо тигровых креветок. На них с величайшей осторожностью я надувал тончайший слой размельчённых свежих вишен и ананаса. После сворачивал всё в аппетитную трубочку и поливал её сладко-пряным соусом, приготовленным из свежайших сливок, красной икры, щепотки пшеничной муки, ароматной специи карри и плошки земляники, созревшей в жаркий июль. После того, как такой аппетитный батончик постоит три минуты — не больше — под полной Луной, считайте, он готов к употреблению. У человека, который отведал это блюдо, вместе с аппетитом просыпался необыкновенный вкус к жизни. Многие больные, дни которых, казалось, были сочтены, после нескольких кусочков моего фруктово-морского рулета излечивались, женились и у них рождались смышленые и
весёлые дети.
        —А я к тому времени, — начал рассказывать младший, и резной листок бился на его плече, как взволнованное сердце, — стал известным певцом. Не один городской праздник не обходился без меня. Я обладал редким умением: весёлые песни я пел печально, а печальные — весело. Всем слушателям нравилось слышать что-то неожиданное. После того, как они прослушивали хотя бы одну песню, перед ними будто открывалась какая-то тайна — одна из самых сокровенных тайн жизни: всё привычное, обыденное, может, даже надоевшее имеет свою прелесть, только надо присмотреться, чтобы она вспыхнула и сказала прямо вам в сердце: «Жизнь прекрасна несмотря ни на что!»
        Старший Древесняк откашлялся и в его деревянном, слегка скрипучем голосе задрожала родниковая струйка:
        —Каждый день я приносил нашей возлюбленной новые изумительные серёжки, колье или браслет, над которыми работал всю ночь. Каждый день на протяжении целого года мои украшения по-новому озаряли чудесные глаза Амели, и каждый день я находил в ней новую прелесть, неведомую до тех пор.
        —Каждый день я придумывал новые блюда и на серебряном подносе доставлял их Амели с жару-пылу на завтрак, обед и ужин, — вступил в свой черёд средний брат, посасывая пёрышко, которое машинально вырвал из крыла Обби. (Но она так была увлечена рассказом, что ничего не почувствовала). — Даже её повар, который потом доедал крошки, чтобы разгадать тайны моих рецептов, день ото дня становился здоровее. У него завились волосы, а щёки стали румяными. Что же говорить о нашей возлюбленной! Она хорошела день ото дня!
        —Каждое утро в момент её пробуждения я пел под окном её спальни, каждую ночь она засыпала под мою колыбельную. Амели встречала день исполненная радостной силы, а ночью ей снились смешные цветные сны, — рассказал младший, мечтательно улыбаясь.
        —Какая драма, какая драма! — Растроганная Обби раскачивала головой. — Любовный квадрат, одним словом…
        —На самом деле это был пятиугольник, — усмехнулся старший Древесняк.
        —Целый год наша прекрасная девушка принимала от нас знаки внимания и каждому из нас давала надежду, что именно его она готова полюбить на всю жизнь. Мы и не предполагали, что у неё есть возлюбленный — пятый герой этой истории!
        —Но надо признаться, что и мы были неискренними. Ведь положа руку на сердца, для каждого из нас было важно не то, что Амели полюбит его. Каждому из нас важно было только одно: что именно его она предпочтёт другим братьям. Каждый из нас хотел доказать двум другим братьям только одно: я и есть самый лучший из вас.
        —Надо признать, среди нас так и не оказалось лучшего, который первый бы одумался и положил конец истории. Мы все были одинаково виноваты, — покаянно сказал старший Древесняк, и братья потупили деревянные головы.
        Чем внимательнее слушал Тим рассказ Древесняков, тем всё больше и больше болела у него душа за Лиходеича. Где сейчас его лихой дедушка? Не попался ли в руки к Нию? Нет, Лиходеич не такой, не должен попасться в лапы к злоденцам. Сидит, наверное, на пеньке, трёт столетние мозоли глиной, чтобы не так болели, и про него же, про Тима думает, переживает. Флакончик с его душой к маме несёт за пазухой, в тёплом надёжном месте. Щипнуло в правом глазе у Тима, щипнуло в левом. А в груди словно молоко парное разлилось, потеплело. И он с ещё большим участием посмотрел на болотных братьев, и они показались ему такими близкими и родными, ну как Данька прямо.
        —Но как же вы оказались в болоте? — Спросила нетерпеливая Обида.
        —Наша прекрасная девушка откровенно забавлялась всеми знаками внимания, которые мы ей щедро оказывали. Она не собиралась отказываться от наших услуг. Но однажды к Амели приехал очень красивый юноша, его звали Прай. Увидев их вместе в городском парке, мы поняли, что её сердце неравнодушно к нему, и испугались. Мы написали Амели письмо, в котором требовали для нас четверых испытаний: кто с ними справится — тот пусть и становится её мужем. Если же она не согласится на наше предложение, писали мы, обезумевшие от страха проиграть новому конкуренту, нам остаётся убить его. Девушка очень испугалась и велела прийти за ответом на следующее утро.
        Средний Древесняк задумчиво оглядел Тима, нельзя ли что-нибудь пожевать, отщипнув у него, но не нашёл ничего подходящего и задумчиво продолжил рассказ:
        —Она ждала нас на крыльце дома, завернувшись в длинный блестящий плащ — замершая молния. Её глаза цвета аквамарина ни разу не взглянули на нас. Подле неё стоял Прай с опущенной головой, как будто стыдился чего-то. Ни слова не говоря, сдержанным движением руки она повелела следовать за ней. Мы молча повиновались. Дурные предчувствия лишили нас дара речи. Мы долго шли, пока не остановились на краю большого озера, покрытого туманом. Возле берега тёрлись боками четыре лодки.
        «Пусть всё решит сама судьба», — едва слышно сказала Амели. Девушка вынула из клетки своего любимого голубя, и он склюнул с её пальчика старинный перстень, про который она часто говорила, что он обладает магическими свойствами. «Брось этот перстень в болото после того, как отлетишь на расстояние пяти тысяч взмахов крыльев», — приказала она птице, и та полетела. А нам Амели сказала, всё так же не взглянув: «Я буду женой того, кто найдёт этот перстень и станет обладателем магической силы».
        С лица младшего Древесняка не сходила виноватая улыбка. Он говорил, внимательно заглядывая в глаза то Обби, то Тиму и не переставал ободряюще похлопывать по деревянным плечам братьев. — Мы бросились к лодкам, — продолжил он рассказ. — И принялись грести изо всех сил, пока не остановились возле того места, где, по нашим расчетам, и мог лежать на дне магический перстень. Туман ещё не поднялся, и мы плохо видели друг друга. Да и не до того было. Скинули куртки, плащи и принялись нырять…
        —БРРРРЫ, — старший Древесняк передёрнулся, заохал. — Ну и холод же стоял тогда. Мы взбаламутили воду — на дне будто дым стоял, рыбы высовывали носы над водой, чтобы не задохнуться! А мы, как те рыбы, — вынырнем, отдышимся и опять под воду. Лишь глубокой ночью, в кромешной мгле плюхнулись каждый в свою лодку и оцепенели от бессилия и холода…
        —А утром проснулись от пения Амели, — в голосе среднего Древесняка звучали и печаль, и радость. — Рядом с ней стоял счастливчик Прай. «Братья, — крикнула Амели. — Прай нашёл перстень — вот он! — в её руках мигнул огонёк. Сомнений не было — в ненастный день так сверкать мог только магический перстень. — Я становлюсь его женой и прошу вас забыть обо мне!» Не сговариваясь, мы ударили вёслами о воду, чтобы добраться до счастливчика и убить его. Но странное дело — лодки не стронулись с места. Не было больше озера — вместо чистой воды кругом хлюпало неподвижная трясина.
        —Мы отравили озеро своими нечистыми желаниями, — пояснил младший Древесняк, задумчиво черпая корявой ладонью бурую жижу и выливая обратно. — Трясина вцепилась в наши лодки и тянула их на дно. Вот уже жижа перелилась через корму, ухватила нас за ноги, опоясала животы… Мы барахтались, но всё было тщетно. Нам оставалось жить несколько минут. Вонючая жижа уже заливала рот, когда мы увидели Водяную девушку. Она шла по хлипкой топи, как по тверди. Водяница топнула — жижа зазвенела льдом и перестала тянуть нас на дно. Как зачарованные мы не могли глаз отвести от нашей избавительницы. Она был одета в малахитовое платье, светились волосы-лучи. Она долго смотрела на нас. А потом сказала: «Вы будете стоять в этом болоте десять лет, десять месяцев, десять дней и десять часов. Вы наказаны за то, что потеряли друг с другом Общий язык, и гордыней осквернили любовь». В эту минуту у нас проснулся разум. Мы поняли, какая плотная, слепящая пелена гордыни заслоняла от нас настоящую жизнь, заставила ненавидеть друг друга, лишила верной дружбы и настоящей любви. Мы горячо стали просить прощения друг у друга. Не было у
нас в душах никакой злобы и к Амели — она вправе была поступить с нами так жестоко, потому что каждый из нас тоже не был искренним. Мы нашли в своём сердце любовь друг к другу, какая и должна быть у настоящих братьев, и поклялись никогда не предавать друг друга.
        —И долго вам ещё осталось отбывать здесь наказание? — Спросил Тим.
        —Наше пребывание в болоте давно превысило срок наказания. Несколько лет тому назад нас вновь посетила Водяница и сказала, что мы свободны. Но мы решили не уходить отсюда.
        —Извините, милые Древесняки, если это для вас не слишком тяжело вспоминать, скажите, а что стало с Амели и Праем? — Любопытство распирало Обби, и лебедь нетерпеливо перелетала с головы одного брата на голову другого и любопытно вытягивала шейку, заглядывая каждому в глаза.
        —Отчего же тяжело, — засмеялся старший Древесняк, и звук из его распахнутой пасти был такой, словно внутри у него обрушились дрова. — Они стали нашими друзьями. Да-да, не стоит удивляться. Презабавная история, слушайте! Когда мы отплывали от берега вслед за голубем, настоящий магический перстень уже лежал в кармане у Прая. Он был вынужден пойти на обман — так умолила его Амели, уверенная, что мы можем убить его возлюбленного. А мы, увы, могли это сделать…
        —Но как вы узнали об этом обмане?
        —Нам рассказали об этом Прай и Амели и очень просили прощения. Они предлагали поселиться в их доме, но мы предпочли остаться в болоте.
        —Как они осмелились показаться вам на глаза? — Негодовала Обби.
        Древесняки дружно расхохотались — будто огромная поленица раскатилась.
        —В знак того, что из наших сердец ушли дурные помыслы, и мы ни на кого не держим зла, спустя несколько дней после начала наказания мы отправили Амели подарки, — младший Древевняк улыбался, и капельки играли в его седых бороздках. — Старший брат из ардамегона — камня, сверкающего в кромешном мраке, который растёт только в этом болоте — сделал для Амели прекрасную подвеску. Средний брат испёк для неё не черствеющий хлеб, в который он добавил осоку, лепестки ландыша и ягоды клюквы. Здорового человека этот хлеб веселил, а уставшему и больному возвращал жизненные силы. Ну а я, — младший Древесняк смущённо кашлянул в деревянный кулак, — я сделал ей флейту, её звук мог слышать только тот человек, который искренне любит играющего на ней.
        —Надо признать, наши подарки подоспели как раз выворвывор-вовремя, — средний Древесняк прополоскал рот после очередной неудачной дегустации. — Амели и Прай в качестве свадебного путешествия предприняли экспедицию в жилище духа Бромедвея. Тот, кто хочет преуспеть в овладении мистическими знаниями и умениями — как, например, подчинить себе волю опытного солдата или болотной утки, или моря, или снежных лавин — тот не преминёт оказаться в подземелье духа Бромедвея. Если пришедшего Бромедвей сочтёт достойным, он откроет ему секрет тайной силы. Но получилось так, что Бромедвей был пленён глазами Амели цвета аквамарин. Он потребовал, чтобы она навсегда покинула общество людей и осталась с ним. Но Амели не захотела расставаться с молодым мужем. И тогда оскорблённый дух Бромедвей приказал своим подельникам спрятать её в подземельях крепости. В одной из потайных комнат никогда не доносилось ни одного звука — все её стены обшиты кромешной тишиной. В той пещере каждый становился невидимым из-за неисчезающего мрака. Из той пещеры ещё никогда не выбирался ни один человек — у попавшего в неё пропадала память о
прошлом, а вместе с ней и желание увидеть солнце. Подельники Бромедвея закружили Прая по хитроумным лабиринтам, сбили с дороги. Он потерял рассудок от горя. Грязный, голодный он шатался по лабиринтам и кричал: «Амели!», и этот крик походил скорее на стон одинокого волка, чем на человеческие звуки. У Амели угасли память и желание увидеть солнце. Она просто лежала на мокром и холодном полу. Ни о чём не думала, ничего не хотела. Однажды во сне она перевернулась с боку на бок, и от неловкого движения флейта подкатилась прямо к её губам, девушка вздохнула, и флейта запела. Её звук услышал только Прай…
        —А ещё услышал я… — маленький зелёный листочек бился на плече младшего Древесняка, как пульсирующая жилка. — Но я был далеко, гораздо дальше, чем Прай. К тому же я знал, что Амели любит его. Я не посмел опередить его. Он сам должен был вызволить её из страшной пещеры.
        —Звук флейты не слышал Бромедвей. Прай благополучно добрался до страшного узилища и благодаря светящемуся во мраке ардамегону обнаружил Амели, — негромко рассказывал старший Древесняк. — Он дал ей откусить от нечерствеющего хлеба, и к ней вернулись жизненные силы, к ней вернулась память. И, конечно, любовь к Праю. Они поняли, благодаря кому выкарабкались из страшной пещеры, и пришли навестить нас. Именно тогда Амели и Прай повинились, рассказав о настоящем перстне, который загодя положила своему возлюбленному в карман Амели. — Старший Древесняк помолчал и добавил: — Они звали нас жить у них, но мы отказались.
        —Но почему? — Обида поёжилась, оглядывая болотную неприютность. — Разве не разумнее было бы вернуться старшему брату к ювелирному делу, среднему — к поварскому искусству, а младшему продолжать выступать с концертами?
        —Не знаю, поймёте ли вы нас, — задумчиво сказал старший Древесняк, оглядывая болезненные деревца, колыхание жижы, вялое небо. — Мы с братьями решили, если уж мы здесь воду замутили, нам её и расхлебывать.
        —Мы решили, что это болото — наше Место в жизни, на котором нас никто не может заменить. Потому что только здесь мы можем помочь сохранить жизнь тем, кто ненароком попадёт в трясину. — Для комаров, пиявок и змей, которые могли бы за это время высосать у нас кровь, изжалить до смерти, но не сделали этого, для этой бедной, вечно больной воды, которая могла бы нас отравить, но пощадила, для журавлей и уток, которые подкармливали нас, пока мы не научились сами добывать себе пищу, — для всех обитателей этого страшного болота мы стали незаменимыми. Мы нашли с ними Общий язык. И поэтому все счастливы.
        —Мы хотим, чтобы люди не совершали наших ошибок. Да, мы мёрзнем, наша кожа превратилась в древесную кору, наши тела под водой изъел мох. Но все вокруг знают о том, что в этом болоте живут братья, которые вначале потеряли Общий язык друг с другом, но потом нашли его сразу со всем миром — Язык Поступка. Речь — это Дар Даров. Прежде всего, с её помощью находят Общий язык. Но иногда поступок красноречивее слов, потому что он говорит сразу на всех языках. Мы поняли, что желание понять человека должно быть сильнее желания осудить. Чувство благодарности должно быть превыше чувства обиды. Все знают эти слова. Но так трудно повторить их на Языке Поступка.
        —Ну а теперь пора и вам оказать помощь, — усмехнулся старший из братьев, довольный, что мальчик и лебедь выслушали их слова, — пора и вам оказать Скорую Болотную помощь. Тим, ступай-ка одной ногой мне прямо на голову. А другой ногой — на голову среднего брата. Ну а младшенький прокатит птичку с ветерком.
        Так они и сделали. А пока Древесняки плыли, разрывая под водой перепутавшиеся корни, ломая поваленные деревья, разметая сор, Тим постарался выяснить, не знают ли они что-нибудь о Звере, который кричит по ночам.
        Услышав вопрос, старший из братьев даже затормозил.
        —Ну, кричит, и что? — Насупившись, спросил он. — Мало ли кто в лесу кричит по ночам?
        —Мне кажется, он зовёт меня.
        —Тот Зверь зря не позовёт, — почтительно сказал старший Древесняк, опять пускаясь в плавание. — Что же мне делать? Идти на его зов? Или бежать от него?
        —Сдаётся мне, что от Зверя, если он сам тебя выбрал, никуда не убежать, — усмехнулся средний брат, почёсывая голову под пяткой Тима. — Да и ты, видно по всему, не из таких, которые убегают. А?
        —Но я могу не успеть спасти брата, если пойду на зов, — с сомнением сказал Тим.
        —Знаешь, в пути никогда не бывает ничего случайного, — заметил старший Древесняк. — Может быть, если ты не встретишься со Зверем, не встретишься и с братом.
        Младший, кативший с ветерком на себе Обби, подплыл поближе.
        —Слышал я, что почтальон, который приносит письма с надеждой, имеет отношение к этому Зверю, — сказал он. — То ли они дружат, то ли этот Зверь и есть тот почтальон… Точно не скажу. Не знаю.
        —Письма с надеждой? — Заинтересовался Тим.
        —А ты не знаешь? Ну, так слушай, а мы дальше поплывём, не так много осталось. Здесь в Видении живёт множество прелюбопытных существ. Некоторые из них пытались заглянуть в тайну другого, не очень-то видимого для многих мира, или даже разных миров. Такое любопытство не проходит бесследно. Вот и мы где-то заразились вредоносной гордыней, пока разыскивали: один — волшебные камни, другой — фантастически вкусные рецепты, а третий — чудесную музыку. Здесь часто появляется странный человек. Он приносит людям письма без обратного адреса. Ни на какие вопросы он не отвечает. Лицо у него всегда имеет виноватое и доброе выражение. Никто не знает, какая у него стряслась беда. Не в правилах жителей Видении кому-либо докучать вопросами.
        —А что же написано в тех письмах? — Спросил Тим, неуклюже размахивая руками, чтобы удержать равновесие — Древеснякам разговор не мешал плыть быстро.
        —Об этом не принято говорить. По намёкам и разным другим признакам знаю, что очень приятно получать такие письма. У тех, кто отчаялся, появляется надежда на лучшее. Кто устал ждать хорошее, вновь чувствует силы. Кто был мрачным и нелюдимым до получения письма, становится намного приветливее. Подробнее сказать не могу. У нас не принято рассказывать тайны, ведь иногда в них скрывается не только нечто чудесное, но самое настоящее зло. Говорить о нём — его приумножать. Знаю, во многих письмах человеку даётся надежда. Тот, кто писал их, видимо, много страдал. У него есть опыт общения с тайной.
        —Значит, какая-то связь между почтальоном и Зверем есть, — задумчиво произнёс Тим.
        —Какая-то — есть, — подтвердил старший Древесняк, покачивая лохматой травяной головой. — Ну вот мы и приплыли.
        Лес подступал прямо к болоту, оставляя лишь узкую полоску суши. Тим спрыгнул на берег, рядом с ним оказалась и Обби. На крыле лебедь держала корзинку, наполненную грибами и ягодами — подарок от младшего Древесняка.
        —Тим, возьми и это, Амели подарила его нам на память, — старший брат протянул мальчику перстень. К серебряному кругу, который надевался на палец, был искусно приделан золотой знак вечности, напоминающий лежащую на боку цифру восемь, её усыпали клюквенные рубины и сверкающие капли настоящих бриллиантов. — Я думаю, он тебе пригодиться.
        —В чём его сила? — Спросил Тим. Но ответа не получил. Братья сделали вид, что не расслышали вопроса и, прощально забурлив, уплыли.
        —Ты как хочешь, — позёвывая, сказала Обби, — а я вызываю бабушку.
        Через секунду она, укрытая ласковым крылом бабушки, уже спала в огромном тёплом гнезде, устроенном между полуобнажёнными корнями лиственницы. Бабушка сонным голосом бормотала:
        —В некотором царстве, в некотором государстве жила-была девочка Дюймовочка и было у неё семеро козлят…
        Тим только сейчас спохватился, осторожно сунул пальцы в карман, чтобы проверить, как чувствует себя малиновка, но никакой малиновки в кармане не было. «Улетела незаметно? Или выпала?» — Огорчился мальчик. Но успокоился на мысли, что, наверное, ничего случайного в Видении не бывает.
        Тим улёгся под большой елью и прислушался. Колокольным звоном отдавался у него в ушах звук упавшей капли, шустрый пробег в траве мыши-полёвки, хруст инея под лапками ежа. Через какое-то время глаза его закрылись, и в ту же минуту лес вздрогнул от раскатистого звериного рёва. «Он снова зовёт меня, — понял Тим, чувствуя, что усталость раздавила всё его тело. — В этом крике я слышу голос смерти». Превозмогая себя, он встал.
        Глава третья, в которой не везёт маленькому бесёнку, но Дану не везёт ещё больше
        Сегодня самому маленькому бесёнку с кудрявой серой головкой, на которой только-только проклюнулись мягкие рожки, отчаянно не везло. Он не выучил таблицу умопомрачений, потерял где-то «Азбуку буки» и не научился писать, как пишет курица лапой. А между тем шёл урок грязнописания, который вела Морена.
        Она неподвижно сидела за большим учительским столом и монотонно диктовала пословицы и поговорки. Прикусив пушистую кисточку на конце хвостика и недобро поглядывая на таких же сопящих, как он, бестолковых соседей, маленький бесёнок изо всех сил старался успеть за диктовкой. Он стремился, чтобы буквы, выползающие из-под его пера, прыгали, как жирные жабы, и кривлялись. Но, увы, работа получалась достаточно аккуратной, хотя ни одна буква не была одинаковых размеров с другой, и строчки налипали друг на друга в начале или конце своего пути. От больших усилий маленький бесёнок никак не мог вовремя записать поговорку, и запомнить её толком ему тоже не удавалось.
        «сеМеРо оДномУ В зУбы НЕ смотряТ…» — выписывал он каракули, энергично встряхивая чернильной ручкой для украшения листа фигурными кляксами.
        —Хм, — подумал бесёнок, — кажется, я что-то перепутал. — Пожевав уже давно промокшую кисточку и нетерпеливо постучав копытцами, он наколбасил в тетрадке: — СТреляноМу воробЬю в ЗУБЫ Не СмОтряТ. — Ученик был не совсем уверен, что получилось именно так, как продиктовала Морена, но на рассуждения не оставалось ни секунды. Стряхнув в центр страницы три увесистые капли, которые сразу прошибли чернотой листов пять-восемь, маленький бесёнок торопливо намарал: — НаЗваЛся груздЕМ — Не гОвори, что не дюЖ. — Смутные сомнения вновь зашевелились в кудрявой головке с молочными рожками, но он никак не мог понять, в чём его ошибка. Недолго думая, маленький бесёнок лихо перечеркнул готовую фразу и состряпал другую: — ВзялсЯ за ГуЖ — полезаЙ в кузОв. — Чем-то эта фраза ему показалась забавной, он с облегчением перестукнул копытцами, приглушённо хохотнул и вдохновенно застрочил уже без остановки:
        ГуСь свинье не ТАМБОВСКИЙ волк.
        ЗнаеТ КошКа, чем ЧЁРт не ТуШиТ.
        ОДИН уМ хороШо, а два САПОГА Ближе К телу.
        ЯблокУ оТ ЯбЛонИ НекУдА уПастЬ.
        Диктант маленький бесёнок сдал одним из первых… Ознакомившись с его работой, Морена пришла в ярость.
        —Это не чёртова писанина! — Кричала она, потроша несчастную тетрадку, как перьевую подушку. — Это можно печатать в качестве прописей для человеческих первоклассников! И к тому же здесь нет ни одной грамматической ошибки! Моё терпение кончилось — ты за это поплаЧешься! Раз не научился писать, как курица лапой, потерял «Азбуку буки» и не выучил таблицу умопомрачений, будешь изучать ТАБЛИЦУ УБЛАЖЕНИЙ!
        И маленького бесёнка в наказание определили прислуживать Аспиду — министру внешней политики, верному дружку господина Ния.
        На этого крылатого змея и взглянуть-то было страшно: малиновую физиономию украшали два бурых хобота с неизлечимым насморком, от чего громкое сопение и хрюканье можно было расслышать за полчаса до его появления. Самыми любимыми занятиями Аспида было совать хоботы не в свои дела, стрелять из них жёваной морковкой по воробьям, а также монотонно раскачивать ими, вводя зрителей в гипнотическое состояние, после чего, как правило, содержимое их карманов перекочёвывало к змею. Узнав о наказании, маленький бесёнок принял твёрдое решение насолить, а заодно и наперчить Аспиду, будто именно он и был виноват во всех его злоключениях.
        Первое, что приказал змей маленькому бесёнку, это сделать массаж его огромных крыльев. Недолго думая, новоиспеченный слуга достал тюбик с названием «Горчица ароматная с добавлением чёрного и красного перца» и выдавил его в банку, где хранилась соль. Тщательно размешав слёзовышибательную массу, маленький бесёнок надел на лапки резиновые перчатки и с большим воодушевлением втёр её в кожаные крылья Аспида — всю без остатка. Тот только кряхтел, радуясь старательности прислужника. Бесёнок втирал «крем» так долго, что Аспид проголодался и потребовал подать ему бутерброды. Заплесневевший батон маленькому бесёнку с большим трудом удалось отыскать в мусорном баке. Чтобы раскромсать окаменевшее хлебобулочное изделие на несколько частей, он воспользовался небольшим топориком для рубки мяса. Попискивая от удовольствия, коварное существо выдавило на них желтоватую массу из тюбика с названием «Крем для обуви», от души сдобрив её солью, тёртой редькой и перцем… Аспид заглотил пять штук гигантских бутербродов, и ровно через три с половиной секунды ему показалось, что внутри у него вскипает чайник, вскипает,
вскипает и вот уже — а-а-а-а-а-а!!! — закипел!!! В ту же секунду горчичка со специями наконец-то проникла в поры змейской шкуры и принялись беспощадно «жарить» хоботоносца.
        —Пожар! — Завопил Аспид, вытянулся в струну и огромной дубиной рухнул в обморок.
        Упасть он умудрился прямиком на Анчутку — заслуженного пронырливого чёрта, который как раз на сверкающем подносе нёс Нию пять графинчиков со свежеприготовленными душами. Графинчики в дребезги разлетелись по полу, пуская солнечных зайчиков, души улизнули к хозяевам, а Анчутка заявил очнувшемуся Аспиду, что он — враг, подкупленный неизвестно кем, и задумал разгромить драгоценную коллекцию господина Ния. Аспид ответил, что это обвинение порочит его бесчестие настоящего злоденца, и во всём виноват маленький бесёнок, который вдруг решил ему насолить непонятно за что. Призвали маленького бесёнка и потребовали предъявить соль в качестве улики. Но маленький бесёнок насколько мог, придал своей мордочке, обросшей серыми кудряшками, почти невинный ангельский вид.
        —Что вы, кошмарный Аспид и отвратительный Анчутка, — говорил он, не переставая кланяться. — Я вообще не знаю, что такое соль, к тому же у меня на неё аллергия. Даже в суп я кладу сахар!
        —Ага! — Заорал Аспид, победно вытаскивая из-под мышки бесёнка огромную банку с надписью «Соль». — Попался!
        —Помилуйте, — жалобно заныл маленький бесёнок. — Это же сахар, чистый сахар! Я специально насыпал его в эту коробку, чтобы его никто не своровал. Вы только попробуйте, дяденька мерзопакостный Аспид и дяденька тошнотворный Анчутка! — С этими словами маленький бесёнок зачерпнул ложкой в коробке «Соль» и то, что выловил, присыпал каким-то белым порошком. — Это я вам муки добавил, чтобы не так сладко было! А то сладость — кошмарная, от одной ложки диатез заработать немудрено! А потом — только чешись!
        Анчутка недоверчиво лизнул ложку, и его волосатая морда расплылась в широкой улыбке: — Сладко! Это сахар и есть, а вовсе не соль! Первый раз слышу, чтобы кто-нибудь сахаром мог насолить! Аспид, ты врун!
        «Ну и дураки, — подумал про себя маленький бесёнок. — Прав был мой дедушка, говоря, что каждый уважающий себя жулик должен знать законы химии! Мука-то во рту всегда даёт сладость, а соль её только усиливает!» Он скособочил жалостливую рожицу — дескать, и за что страдаю?
        —Выходит, это я вру? — Нервничал Аспид, заплетая хоботы в косичку.
        Но Анчутка не ответил, торжественной походкой он удалился в покои Ния. Злоденец давно уже искал повод опорочить министра иностранных дел в глазах Самого Справедливого с тем, чтобы занять его место.
        Карьерный рост Аспида был под вопросом. Разумеется, накопившуюся злость он решил сорвать именно на маленьком бесёнке.
        —Сегодня же я отдам графинчик с твоей поганой душонкой господину Нию! — Орал он на беднягу, который от страха то белел, то синел. — Ты потеряешь покой, вместо солнца ты будешь видеть паука, вместо воды пить горячую смолу. И никогда! Никогда не станешь носить бубенчик на своём хвостище! — Только не это! — Жалобно пискнул бесёнок.
        —Именно это! Никогда колокольчик не будет на твоём хвосте! Ты всю жизнь будешь моморыжкой и тупелькой! — Злорадно захлопал крыльями взбешённый Аспид. — А пока отправляйся в холодильник! Будешь десять дней стоять коленками на бабушкиных бусах!
        Чтобы вы поняли, какое ужасное наказание Аспид придумал для бесёнка, надо дать небольшие объяснения. Носить бубенчики на хвосте вошло в бесячью моду совсем недавно. Бубенчик на хвосте свидетельствовал, что его обладатель стал вполне самостоятельным, независимым бесом, имеет тонкий современный вкус. Кто не сумел своровать бубенчик (а его можно было своровать только в магазине музыкальных инструментов или выменять на чёрном рынке за куриную косточку), считался «моморыжкой», «тупелькой», и говорить с ним было просто не о чем. Ну, в общем, ерунда какая-то, хотя запрет на бубенчик для бесёнка был пострашнее стояния на бабушкиных бусах.
        Так вот, насчёт бус. По сложившейся традиции, на первый проклюнувшийся рожок каждая бабушка-чертиха дарила своему внуку бусы из зубов матёрого кабана — не какого-нибудь там молочного поросёнка, а настоящего зверя, который мог бы этими зубами загрызть нехилого хищника. «Колье стоматолога» (именно так окрестили чертенята эти бусы) начинающий злоденец не снимал с шеи. За любую провинность его ставили в самый холодный угол коленями на эти острейшие кабаньи зубы. Представляете, как все чертенята-внуки ненавидели своих бабушек?
        Аспид сорвал с шеи маленького бесёнка гремящую нитку кабаньих зубов («Хоть бы не такие огромные выбирала, ведьма!», — очень недоброжелательно подумал бесёнок о своей бабушке) и швырнул орущего наглеца в холодильник — комнату, расположенную рядом с коридором, где хранилась знаменитая коллекция Ния.
        Колотун здесь стоял жуткий. Можно было бы согреться, прыгая и приседая, но любые движения строго запрещались. Провинившемуся предписывалось не шелохнувшись стоять в углу и превращаться в ледяной столб. У маленького бесёнка в тощих коленках, под которыми злобно хрустели кабаньи зубы, мучительно чесалось и ныло. Сотрясаясь мелкой дрожью, как скелет на верёвочке, он проклинал Аспида и того кабана, чьи зубы пошли на живодёрское «колье». Однако он ни о чём не жалел, и если бы представилась возможность всё повторить, он насыпал бы соли на бутерброд Аспиду ещё больше. Вдруг где-то рядом рассыпалось железное лязганье и загрохотали длинные шаги. Не иначе это был сам господин Ний! Увидеть его считалось большим счастьем, поэтому маленький бесёнок, ойкая от боли, приподнялся и слегка приоткрыл дверь, чтобы хотя бы одним глазком посмотреть на самого отвратительного злодея.
        Ний вошёл в свой любимый коридор и открыл несколько ящичков, в которых тускло отливали разноцветными гранями графинчики.
        —Чертовски приятно быть обладателем всей этой мерзости! — Прорычал Ний. — Какие здесь собраны душонки! Страшные, грубые, липкие, грязные, жёстко тупые, всегда безобразные, мерзко ревущие, мелко-нечестные, скользкие, стыдные, низкие, тесные. Тесные? Эх, опять забыл… Такой стих, такой стих! — Разозлившись, что он не может вспомнить стихотворение, Ний свирепо затопал пудовыми ногами: — Все, все без исключения заслуживают самого зверского наказания и — придёт время — я покараю их по справедливости! Вот в чём гвоздь вопроса! Виноват — будь наказан! Не виноват, но можешь провиниться, — будь наказан, чтобы неповадно было! Вот в чём гвоздь вопроса! Всех нужно наказывать! И тогда лучшим поощрением станет ненаказание! Никто никогда не упрекнёт меня в жестокости, потому что я поступаю по справедливости! Даже самая большая мерзость становится благородной, когда делаешь её во имя справедливости! Я возьмусь за людей, за этих слабаков! Я нашлю на них катастрофы, войны, эпидемии! Я покажу им, что такое настоящая справедливость!
        —Господин Ний! Самый справедливый! Господин Ний! — В коридор влетела худая, состоящая из соломенного тельца и соломенных ручек и ножек Кикимора. Сегодня с неё сыпался пух, словно с тополя в период цветения.
        —Чего тебе? — Недовольно отозвался Ний, он не любил, когда его одиночество нарушали. — Что это ты такая пушистая?
        —Тьфу-тьфу, — отплёвывалась и отряхивалась Кикимора. — Это я кур у лесавок общипала. Они, эти лесавки, эти мелкие лесные твари допустили в свой лес противного мальчишку с лебедихой! Ещё и гордятся! Тим и лебедь Обида направляются к Зничу! Они хотят нас объегорить. Подкузьмить: извести клеймо! Спасти Даниила!
        Несколько секунд Ний оторопело слушал, а потом взревел низким дребезжащим голосом: — Этому не бывать! Аспида ко мне на совет!
        Крылатый змей, который подглядывал за Нием, тут же вполз в коридор и скромно сложил свои уродливые крылья, выражая готовность подчиниться любому приказанию.
        —Ну!? Что станем делать с мальчишкой, бесовское отродье? — Мантия Ния оглушительно гремела железом, с неподвижного лица стекал раскалённый дождь.
        —О величественнейший из мерзейших, о изнанка белого дня, воплощение мрака… — гундосил Аспид в два хобота, извиваясь из кольца в кольцо и тем самым выражая подобострастие. — О, повелитель ужаса… Ваши предыдущие советчики недооценили Лиходеича. Но ещё больше они недооценили самого мальчишку. Он хитёр и очень опасен. Он не только добрёл до Видении, но и сильно по ней продвинулся. Окажись он дурачком, он погиб бы, сделав первый шаг по той земле… Обезвредить мальчишку нам может помочь только такой же мальчишка… — Аспид выдержал многозначительную паузу и, понизив голос, хрюкнул прямо в ухо Ния: — …то есть его братец.
        Ний молчал, но, судя по тому, как по его раскалённому лицу ещё обильнее потекли красные капли расплавленного железа, идея ему пришлась по вкусу.
        —Необходимо мальчишку, который находится у нас, поставить во главе той бригады, которая пойдёт обезвреживать Тима, — продолжал Аспид, размахивая хоботами. — Только ум одного мальчишки может победить ум другого, нам с человеческим умом будет трудно справиться.
        —Но как это сделать? Говори, иначе убью!
        —Очень просто, мой господин. Надо ввести сознание мальчика Дани в изменённое состояние. У меня есть отличный кандидат для подобных трансформаций. Отъявленный проходимец, доложу я вам! — Кончиком хвоста Аспид нащупал притаившегося за дверью маленького бесёнка и рывком поднёс несчастного к глазам Ния. С упоением раскачивая его, Аспид продолжал гнусавить: — Его сознание мы вольём в сознание Даниила. Вживим его вредность, коварность, лживость, злобу, мстительность! Привьём мальчишке все его гадостные наклонности. Если бы Дан не был погружён в пучину забытья, нам бы пришлось повозиться с ним. Но сейчас операция пройдёт без осложнений. И ещё… — Аспид со значением понизил голос и расправил огромные крылья, — я предлагаю всех свободных от каверз злоденцев собрать в одном месте и заставить их воображать картину поражения Тима и, соответственно, нашу победу. Воображаемые картиночки, картинулечки, картенята непременно осуществятся в будущем. Чем ярче и подробнее наши злоденцы будут воображать посрамление наших врагов…
        —Да какое у них воображение-то? — Презрительно буркнул Ний. — Что они — детсадовцы или дети младшего школьного возраста?
        —Что же делать, — Аспид только развёл крыльями. — Приходится довольствоваться жалким подобием детской фантазии. А уж я постараюсь, чтобы злоденцы ярко вообразили поражение Тима и его подручной лебедихи.
        Ний был доволен — каменный пол покрывал толстый железный панцирь от накапанного с него железа. «И как он до сих пор ещё весь не растаял, откуда что берётся?» — Подумал крылатый змей. Аспид подобострастно подполз к ногам Ния и, негромко постанывая, потёрся о его железные ботинки хоботами. Теперь он был уверен — его простили.
        Через минуту подземная резиденция Ния пришла в движение. В большой зал, где злоденцы по вечерам устраивали просмотр любимой передачи «Катастрофы недели», спешно стаскивались стулья и расставлялись рядами. Нечисти становилось всё больше и больше. Одним броском своего мощного чешуйчатого тела в зале очутился Аспид, за его спиной нетерпеливо почёсывались крылья одно о другое.
        —Раз-два, слушай мою команду! — Рявкнул он и начал медленно-медленно раскачивать свои хоботы, стараясь ввести зал в гипнотическое состояние. — Сейчас вам придётся напрячь свою фантазию, чтобы воплотить в жизнь план, придуманный мной и одобренный господином Нием. Двенадцать-восемнадцать. Я ввожу вас в транс. Вы должны представить свои самые страшные заветные мечты. Самые потаённые, самые чудовищные. Дайте волю фантазии, не скромничайте в желаниях — и вы будете королями положения! Долой жалость! Долой мытьё рук! Не хотите — не чистите зубы! Триста пятьдесят восемь-двадцать девять. Вы должны представить, как мы поймали Тима. Не забудьте, что с ним находится кандидатка для супа — лебедь по имени Обида. Вы должны увидеть картину захвата мальчишки, представить, как связывают его и пташку по рукам, ногам и крыльям. Он обездвижен, и никто из его друзей не может и дёрнутся, чтобы помочь ему! — Злоденцы были очень недовольны тем, что их заставляют слушать самовлюблённого змея, обычно в это время все занимались перевариванием обеда. Его слова, а особенно мотание противных хоботов раздражали всех до яростного
желания наброситься на него и обломать ему крылья. Вертлявые черти, бубнящие ведьмы, рычащие Пёсиглавцы, стонущий Переруг и прочие, прочие недовольно урчали, понося между собой непрошенного оратора. Но все звуки самовлюблённый змий воспринимал в качестве одобрения своим словам и признаков боевого настроя у собравшихся. И поэтому продолжал верещать громче и громче: — Шестьсот шестьдесят шесть-восемьсот восемьдесят восемь. Вы должны представить свои самые страшные заветные мечты. Неприятные вам существа набрасываются и рвут друг на друга на части. Их жалкие косточки хрустят. А вы стоите и наслаждаетесь этой картиной торжествующей справедливости. Миллиард миллиардов! Над всеобщим ликованием я изящно парю, сверкая на солнце могучими крыльями. Вы должны представить свои самые страшные заветные мечты! Долой жалость! Долой мытьё рук! Не хотите чистить зубы — и не надо!
        Аспид говорил и говорил, размахивая хоботами и хлопая крыльями. Утомлённые его речью злоденцы спали с открытыми глазами, на их унылых и маловыразительных, как мусорные веники, физиономиях ничего не отражалось. Вы только представьте себе: двадцать рядов мусорных веников метёлками вверх! Оглядывая безмолвный и неподвижный зал, Аспид остался весьма доволен своим красноречием. В соседней же комнате на двух операционных столах лежали крепко спящий Дан и дрожащий бесёнок. Серая щетинка на мордочке бесёнка потемнела от слёз, неудержимым потоком они лились из его зажмуренных глаз. На бледном лице Дана иногда возникала мучительная гримаса. Очевидно, тот насильственный сон, в который его ввергли, не приносил ему никакого удовольствия, мальчик сильно страдал, не в силах отделаться от наваждения.
        В комнату вошёл невысокий мужчина в строгом костюме тройке. Положив дипломат на маленький столик, он открыл его и достал несколько небольших коробочек. Затем уколол иголками пальцы своих пациентов и, выдавив по несколько капель крови, размазал их на стекляшках так же, как это делают при обычном анализе в поликлинике, и вставил в какой-то электронный прибор. Раздался мышиный писк, по табло побежали красные цифры.
        —Так, так, — проговорил строгий человек. — По всей видимости, ни тот, ни другой накануне не ели фасоль и не дотрагивались до белого петуха. А гуляли по большой дороге достаточно давно. Ну что ж, пожалуй, можно и приступать к пересадке сознания. Результат будет положительным. Через пару минут строгого человека уже никто бы не узнал. По белому от пудры лицу струились красные и чёрные полосы, длинные волосы парика (явно женского) стягивала на лбу жёлтая ленточка с пятью куриными перьями. Под балахоном с грубо намалёванным скелетом, его тело подёргивалось, будто в нём прыгала маленькая мартышка. Вдруг шаман взметнул руки вверх — в левой у него был огромный бубен, а правая вилась свободно, как осенний лист, — и пустился в пляс вокруг Дана с бесёнком. Скорее всего, это походило на занятие физкультурой, когда учитель даёт команду: «Правое плечо вперёд. Приставным шагом марш!» Шаман, будь он учеником, обязательно заслужил бы одобрение, так как его прыжки сопровождались высоким подниманием бедра.
        —Чок, чок, молчок! Кто увидел, зуб на крючок, рот на замок, — отрывисто выкрикивал шаман. — Ты был Дан, я был бес. В мире несколько небес. Ты был Дан, я твой бес. Никаких тут нет чудес, — каждую фразу шаман сопровождал бешеным сотрясением бубна и сильно лупил кулаком в самый центр древнего инструмента, на что тот отзывался утробным ахом, словно ругался. Глаза шамана стали узкими-узкими, в щелях вместо зрачков кипело огненное железо. — Отвори ворота, Дан, я тебе сознанье дам. Свет стал жаркой страшной тьмой, я теперь навек с тобой.
        Маленький бесёнок уже не шевелился, только лысый хвостик с пушистой кисточкой, высунувшийся из-под простыни, мелко-мелко дрожал. Дан оставался неподвижным.
        Вдруг по всему телу шамана прошла судорога, неестественно выворачивая руки и ноги. Маленький бесёнок приоткрыл глаза и посмотрел на мир удивительно разумным взглядом. Когда же он увидел Дана, у него вырвался крик жалости — именно в этот самый момент лицо мальчика исказила отвратительная гримаса, на щеках закудрявилась серая шерсть, нос припух и вывернулись ноздри, отчего он стал напоминать поросячье рыльце.
        «Дело сделано, — подумал Аспид, как раз заглянувший, чтобы проконтролировать важную операцию. — Теперь Тиму несдобровать!»
        И в этот момент бубен не выдержал очередного удара и, бухнув, лопнул по центру. «Всё пропало!» — пронеслось в голове у шамана.
        Глава четвёртая, в которой Тим встречается со Зверем
        Тим шёл на зов Зверя. Перед уходом он убедился, что Обби спит и, подумав, что не стоит будить подружку, оставил её под елью. Мальчик двигался осторожно, стараясь лишний раз не дотрагиваться ни до деревьев, ни до цветков: от растений Видении только и жди Беды. Мрак-Выколи глаз накинул на лес синее магическое покрывало и предался любимому занятию — жульничеству. Сосны он повалил на землю, подменив их стволы бестелесными тенями, под тени замаскировал бурелом, вырыл овраги на ровном месте, задул звёзды за тучи, выдернул лунную пружинку из сонной реки.
        Звериный рык прокатился по лесу, как огромные бочки, — у деревьев корни поёжились. Тим замер. И вдруг в небе вырос огромный оранжевый бык. На тяжёлой голове горели медные рога, загнутые в спираль на далеко разведённых концах. Короткими толчками морда, больше похожая на собачью, рыла воздух, стараясь найти единственно важный запах среди испарений леса. Зверь нервно перебирал мускулистыми ноги, и копыта сверкали белыми полумесяцами. Он стоял на сливающимся с тьмой утёсе, который навис над рекой, а казалось, что парит в воздухе.
        Ноздри быка тонко свистнули, судорожно сомкнулись — он учуял то, что с таким нетерпением ждал, и его неподвижные глаза, привыкшие замораживать ужасом жертву, и выпивать из неё жизнь прежде, чем прольётся кровь, засветились. Бык взревел и ринулся вниз, во мрак. Тим остался в полной темноте — ни искорки, ни звука. «Он нырнул в реку? А может быть, всё это было только наваждением?» — С надеждой подумал мальчик. Но воздух тревожно дрожал, Тим понял: Беда рядом. Он стоял, не двигаясь.
        И тут же воздух взорвался храпом, и над головой Тима нависла рыжая морда, брызгая пеной ему в лицо. Морщинистые бычьи губы раздвинулись, из них вылезли кривые зубы, и цепко сомкнулись на потёртом джинсовом воротнике курточки. Мощный рывок — и Тим звонко шлёпнулся на спину Зверя. Бык помчался по лесу, вызолоченному холодным Волчьим солнцем.
        Худенький мальчишка подпрыгивал на бугристой спине, старался ухватиться за короткую шерсть, но она шёлком выскальзывала между пальцев. Тим едва сумел перебраться поближе к голове быка и вцепился в массивную цепь, плотно обхватившую раздувающуюся шею.
        Пляской смерти был стремительный бег быка. Он тряс головой, бряцал рогами о стволы, легко их протыкая, будто те были из масла. Сизый дым с удушливым запахом исходил от оранжевой шкуры. Филины и вороны, замершие на ветках, от одного хриплого выдоха Зверя падали замертво. Бык кружился, притоптывал, через землю чувствуя жертву в норе, и потом безошибочно бил копытом. Корабельные сосны падали от страха, который проникал в их стволы, разрушая на корню. Взрытая земля клубилась вслед за Зверем, застывая глубокой раной, а образовавшийся ров наполнялся урчащей мутной водой. Отчаянная дрожь разбегалась по земле кругами.
        Тим, держась за цепь, едва удерживался от падения.
        Странно, очень странно вёл себя бык. То он сокрушал всё на своём пути, то падал в траву и протяжно, с надрывом стонал, как от боли, но тут же вскакивал и продолжал свой страшный бег, будто кто-то стегал его кнутом, гоня вперёд и вперёд.
        Увидев крутой водоворот в речке, он бросился в него и перестал шевелить ногами, чтобы опуститься на гиблое дно и пропасть. Но вода вздыбилась прозрачной горой, на вершине которой огромная туша сверкнула звездой, и далеко швырнула на берег мычащего жалобно, как телёнка, Зверя. Тим не выпускал его шкуру из рук.
        Бык полежал и вновь вскочил на тяжёлые ноги. И вновь побежал, теперь уже к деревушке, которая через поле краснела крышами под мигающим меж туч Волчьим солнцем. Перемахнул огромное засеянное рожью поле, и его копыта тяжко ударили по дороге между домами.
        Вдруг оранжевая шкура разошлась между лопатками быка, из образовавшейся ямы белой пеной вырвались голуби, у каждого в клюве горело крупное зерно. Голуби полетели к домам, и уронили в трубы по зернышку. В ту же секунду загорелся в окошках свет, закричали люди, выбежал на улицу — и у многих в руках были занемогшие бледные детей. Мужчины и женщины беспомощно взмахивали руками в сторону Зверя, то ли умоляя, то ли проклиная его.
        Бык задрал голову, затрубил и, оранжевой молнией прорезав деревню насквозь, повернул и вновь помчался по ней.
        Тим низко пригнулся к шее Зверя, чтобы не свалиться с его спины. И тут он заметил, что под Зверем, как тень, стелется пенная дорожка. Из пены рождались маленькие фигурки, которые в ту же секунду оборачивались перед Зверем настоящими людьми, зверями или деревьями, и он их топтал и протыкал рогами. Бывало, бык упирался, стараясь остановиться, будто жалея тех, кто должен был пасть под его ударом, но бушующая в нём сила едва не опрокидывала его, заставляя продолжать безумную пляску.
        Путь Зверя был предопределён, понял Тим, он не может избавиться от пенившегося под его ногами рокового пути. И Тим догадался, кто был перед ним. Он оглянулся: вслед за Зверем летела человеческая тень, — словно её отбрасывал худой, измождённый мужчина, бегущий на четвереньках. «Оборотень, — понял Тим. — Он смерти просит, как избавления».
        Тим выхватил нож. Нужно было разрезать шкуру оборотня так, как учил Лиходеич. Один надрез — от загривка до хвоста, а другой должен перехватить тело оборотня поперёк. Тим удобнее взял дубовую ручку ножа. Страшно прикоснуться к волшебной шкуре. Неверный удар — и ядовитая кровь брызнет на тебя и отравит.
        Тим прицелился и со всей силы ударил лезвием по жирной шкуре. Рука отскочила. Зверь отчаянно захрипел. Большой глаз с жёлтыми слезой покосился на Тима.
        Не останавливаясь ни на секунду, бык продолжал свою скачку. Воздух визжал, разрываемый им. Всё так же валились деревья и кипела во рвах мутная вода.
        И тут в лоб Тима толкнулась красной грудкой малиновка, и присела, вспархивая от качки, между лохматых ушей Зверя, глядя на мальчика тревожными бусинами. Тим узнал её — та самая малиновка, которую они с Обби видели на болоте, и которая куда-то пропала потом.
        Птичка взвилась вверх и с высоты упала прямо под ноги Зверя.
        Она взвивалась и падала, взвивалась и падала.
        И Тим понял, что ему следует делать. Это было так страшно! И снова Зверь замычал «Т-м-м», силясь произнести имя мальчика.
        Тим пляшущими руками достал из рюкзака огарочек Негасимой свечи и натёр ладони воском. Хватко перебирая цепь, позеленевшую от бычьего пота, он прополз по косматой голове Зверя и скатился вниз, повиснув на цепи перед мордой, облепленной пеной. Земля ревела под ним будто бурная речка. Мальчик глянул в жаркие глаза Зверя и увидел в двух крупных слезах своё отражение. Его взгляд зазвенел, скрестившись с отчаянным взглядом оборотня. Янтарная слеза перелилась через чёрное веко и упала.
        Ноги быка вдруг подломились, будто кто-то невидимый толкнул его, и огромное тело грянуло оземь. Оранжевая шкура лопнула посередине спины от загривка до хвоста — и в зелёную траву, всю в загоревшихся каплях росы, выкатилось большое коричневое сердце. Замерло, исходя розовым паром. Тим без сил скатился с обмякшей бычьей спины на землю и, распластавшись без сил в траве, смотрел на вздрагивающее сердце. Осторожно положил ладонь на его зеркальный холодный бок. Сердце едва билось.
        Как будто кто-то безутешно всхлипывал внутри сердца или стонал. А иногда раздавался смех, так тихо, словно это шелестели губы, раздвигаемые в улыбке. В это мгновение коричневое сердце трепетало — то ли от боли, то ли от радости.
        Вокруг сияла тишина. Волчье солнце растаяло в голубеющем небе, запахло травой, солнечные лучи грели землю.
        Тим не убирал руки от прохладного сердца. Он не знал, сколько прошло времени, он слушал и слушал сердечные звуки. За что Зверю выпало такое наказание? Какая тайна скрывается в этом сердце?
        Тим вздохнул и наконец-то огляделся. Напротив него — очевидно, уже давно — примостилась на сухих водорослях Обби, которая тщательно по-утреннему чистила пёрушки.
        —Тим, доброе утро! — чихнув, заговорила она ворчливым голосом. — Где ты был? Мне стоило немалых трудов найти тебя!
        Обби любопытно изогнула длинную шейку и подлетела к бездыханному быку. Она клюнула замочек цепи, по-прежнему обхватывавшей мощную шею, и стянула её вместе с медальоном. — К-красивая вещь — из красного рубина! Должно быть, это талисман.
        Тим взял медальон, аккуратно раздвинул створки из драгоценного камня. И как только он это сделал, лежащее в траве сердце Зверя перестало дышать, успокоилось и замерло. Словно уснуло. По нежной утренней глади реки пошли круги, как от дождя, но никакого дождя не было, небо оставалось ясным. Шуршала осока, чайки циркали когтистыми лапками по гальке, проголодавшаяся рыба, блистая, выскальзывала из воды и, звякнув каплями, уходила назад. И из всех этих звуков возникли слова, звучавшие так тихо, словно это были мысли. Тим и Обби притихли, пораженные и услышанными словами, и необычным их звучанием.
        —Приветствую тебя, мой избавитель! Приветствую тебя, кого народ Видении назвал Несущим удачу. Приветствую тебя, Тим! Я, лекарь Варфоломей, сам выбрал тебя в палачи страшного Зверя с бронзовым телом быка и головой собаки. Именно это ненавистное обличье каждую ночь принимало моё грешное тело. Каждую ночь лютым голодом и яростью закипала во мне кровь, и я выходил на беспощадную охоту. Ни птица, ни животное, ни человек не могли уйти живыми от моих копыт, от зубов, которые дробили кость и камень так же легко, как если бы это был кусок хлеба. Каждую ночь, превращаясь в Зверя, я творил смерть и хотел только одного — приумножать её.
        Ранним утром с криком Петуха морок спадал с меня. Рыжая шерсть клочьями скатывалась с измученного тела, чёрный нос превращался в человеческий. И алчная злость обращалась в самое глубокое человеческое раскаяние. Я хотел покончить с Зверем раз и навсегда. Как я ни пытался, я не мог убить себя сам — смерть отказывалась меня взять.
        В свои освободители я выбрал тебя. В твоём сердце живёт любовь к брату. Когда человек кого-нибудь сильно любит, в его сердце меньше места для страха, но больше — для смелости и великодушия. Я знал, что ты поймёшь: я хочу избавиться от тёмных сил, владеющих мною. Ты понял, что остановить быка можно только одним способом: встав на дорогу, которую постелили перед ним силы Зла. Ты понял моё сердце. Наградой тебе будет оно же. Вложи страшное сердце Зверя в рубиновый медальон.
        —Так и сделаем прямо сейчас, — торопливо сказала Обби. Тим осторожно взял потеплевшее тяжёлое сердце, а Обби раздвинула сверкнувшие створки медальона. Сердце казалось значительно больше их, но когда Тим вложил туда с каждой секундой нагревающийся ком, тот ровно вошёл, замочек сам собой защёлкнулся и слился с золотым ободком, ставшим абсолютно гладким.
        В теле Зверя тут же раздался негромкий треск, синий огонь объял оранжевую шкуру. Под пеплом обозначилось тело мужчины, одетого в длинный льняной балахон, который нигде не был даже обуглен. Бледное исхудавшее лицо говорило скорее о глубоком сне, чем о смерти. Но человек не дышал.
        —Вот чего он хотел, бедняга, — произнёс Тим. — Он хотел стать человеком и уже навсегда. — Надо признать, это ему удалось. Повесь себе этот медальон на грудь. Мне кажется, ты его заслужил, — и лебедь сама надела на шею Тима сверкнувшее Рубиновое сердце.
        И вновь из тихого шёпота воды, дальнего пения малиновки, шороха теней облаков, бегущих по земле, родились слова:
        —Мальчик с Рубиновым сердцем, ты стал человеком, который умеет читать в чужих сердцах, ведь даже в сердце отъявленного злодея ты смог прочитать обычные и самые драгоценные человеческие чувства: раскаяние и радость. Надеюсь, Рубиновое сердце ещё сослужит тебе службу: помни, Тим, рубин меняет свой цвет перед опасностью. И ещё у него есть одно волшебное свойство, но какое — не знаю, я не был удостоен этого знания.
        Сейчас я должен объяснить, что же случилось со мной, почему я из обычного человека превратился в оборотня. Смерть я должен облегчить своим признанием.
        Как известно, нет более искусного лекаря, чем седьмой сын седьмого сына. А я и был седьмым сыном седьмого сына в нашем роду.
        Мой отец был известным врачевателем. Однажды он излечил от мучительной болезни местного священника. Изгоняя болезнь, отец заразился сам, и погиб. В знак благодарности и дабы увековечить его память, священник назвал именем отца самый голосистый колокол на колокольне нашего храма. Вы сразу узнаете голос колокола Александра: его громкая песня в каждом сердце пробуждает самое светлое детское воспоминание.
        Я хотел последовать путём отца и стать таким же знающим врачом, каким был он, хотел приумножить его познания и славу. Я решил узнать все тайны, накопленные врачевателями за это время. Я погрузился в чтение книг. Я вёл переписку с лучшими учёными мира, обмениваясь с ними идеями и открытиями. Мой кабинет напоминал комнату алхимика: повсюду сушились пучки целебных трав, в колбах со спиртом замерли различные пресмыкающиеся, на которых я испытывал лекарства. Я в совершенстве овладел силой камней. Тем, у кого болели глаза, я давал воду, настоянную на сапфире. Детям я дарил браслеты, сделанные из ляпис-лазури. Конечно, мне удавалось их мастерить не такими уж красивыми, но они прекрасно предохраняли детишек от хворей. Для особенно тонких операций я сделал себе почти невидимые обычным глазом скальпель и пинцеты. Возле моего дома всегда находились страждущие люди. А многие, уже выздоровев, приходили только для того, чтобы взглянуть на меня. Они с улыбкой объясняли, что черпают у меня жизненные силы.
        То было наисчастливейшее время моей жизни. Я мог разговаривать и находить общий язык не только с людьми, но с камнем, речкой, звёздами, с любой травинкой. Между моей душой и ними не было никаких преград, они доверяли мне, потому что знали — любое знание я использую для облегчения страданий других. Мне благоволила судьба. Если у меня появлялся тяжёлый больной, для лечения которого требовалась особая трава, в тот же день мне привозили её друзья, или я чудом находил её у себя в огороде. Я почти не болел, и я знал, что здоровье даётся мне, чтобы ни на день я не прекращал помогать другим.
        Я чувствовал, что отец одобряет мои действия, когда я решался лечить, казалось, безнадёжного больного. Он будто стоял в изголовье несчастного напротив меня и, улыбаясь, говорил: «Так, так, сынок. Не робей». В такие дни всегда пел колокол Александр, единственный среди колоколов раскачиваясь на высокой колокольне.
        Но скоро мне стало казаться, что лечить людей — не такое уж важное дело. Оно не может прославить моё имя. Я захотел сделать то, что не удавалось никому. Я стал думать, как уничтожить Боль. Я хотел победить её и прославиться на все времена.
        Я чувствовал, что Боль скрывается в том мире, куда нет доступа смертным. Чтобы победить её, нужно было отправиться в её владения. Но кто знает, откуда приходит Боль?
        У местных старожилов я выяснил все места в округе, которые добрый человек старается обойти за версту. Так я узнал о дороге, по которой давно никуда не ездили, её звали — Навсегда забудь обо мне.
        Я отправился искать её ночью, предварительно расспросив всех, кто мог знать о ней хоть что-то. Но почти ничего не узнал. Это меня обрадовало. Отсутствие знаний, доступных всем, убеждало меня, что я могу оказаться на правильном пути.
        При выходе из города, там, где дорога раздваивалась, сидела женщина, одетая, как цыганка, в пёструю юбку и в ушах её блистали длинные серьги. Её уставшее лицо выражало тревогу.
        —Добрый человек, — обратилась она ко мне. — Хочешь, я скажу тебе твою судьбу?
        —Ты хочешь погадать мне?
        —Нет, дорогой, я не гадаю. Я хочу напомнить тебе, что тебя ждёт больной.
        —Наверное, ты бабушка того мальчика, которого я не успел принять сегодня. У него обыкновенный нарыв, он подождёт до завтра, а сейчас я спешу.
        —Ты должен спешить в другом направлении, прямо противоположном тому, куда собираешься идти, — сказала она. — Тебя ждут люди, которым всегда помогал твой добрый отец.
        В ответ я бросил ей монетку, как нищенке. Серебряная денежка, коснувшись её руки, превратилась в серого зайца, который, неспешно прыгая, пересёк мне дорогу и скрылся в кустах. Пока я удивлённо смотрел ему в след, исчезла и цыганка. А я пошёл дальше.
        Волчье солнце подпрыгивало в серых тучах. Вот кончилась чаща, началась дикая трава, доходившая мне до пояса. Вдруг я заметил две прерывистые колеи — словно не касаясь земли, недавно здесь проехала какая-то повозка. «Это то, что я ищу», — почему-то сразу догадался я, покрываясь ознобом.
        И тут раздался громкий храп и деревянный скрип. На большой скорости неслись огромные кони, увлекая за собой открытую карету. Кони едва касались верхушек травы блестящими копытами. Ловко держа длинные вожжи, ими правила молодая красавица. Её длинные пряди сверкали, и казалось, что это изгибаются сотни серебряных змеек. Она повернула ко мне властное лицо и засмеялась. «До встречи», — только и услышал я её огненный голос, от которого моя кровь вспыхнула любовью к ней и сумасшедшим восторгом. Я понял, что готов на всё, чтобы ещё раз увидеть ночную путешественницу.
        Я стал готовиться к встрече. Закрывшись в своём кабинете, я делал для неё подарок.
        И вот, наконец, впервые за неделю я уснул за столом — мой подарок был готов. Ровно в полночь я проснулся, ощутив, как странно изменился воздух вокруг, он стал холодным и будто бы более лёгким, как ночью в горах. Напротив меня сидела та самая призрачная незнакомка и улыбалась.
        —Пожалуйста, подойдите сюда, — робко сказал я. Взял её за кончики пальцев и подвёл к стулу, на котором стоял подарок, занавешенный шёлковым платком. Сдёрнул его — и на всю комнату, а мне показалось, что на весь мир, улыбнулось большое зеркало, забранное в серебряную раму. Прозрачный обсидиан мне удалось замечательно отполировать, выявив его магическую суть. Я заглянул в сверкающую плоскость, мечтая увидеть в нём чудесную улыбку гостьи, но вместо этого в раме искривилось серая морда ведьмы. В страхе я повернулся к той, которая была для меня самой прекрасной, и увидел по-прежнему милое лицо, только смертельно бледное.
        —Что с вами? — Закричал я. — Простите, я виноват. Я создал волшебное зеркало, которое должно было ограждать вас от всех болезней и бед; любое зло можно избыть, заглянув в него. Но, значит, я ошибся. Простите меня, я исправлю ошибку.
        —Я ненавижу зеркала! — Прошептала она с ненавистью. За моей спиной раздался грохот. Зеркало разбилось, будто в него попали булыжником, и мелкая крошка пеплом услала пол. Серебряный оклад был пуст, как глазница черепа.
        —Так ты хочешь увидеть Боль? — Гостья испытующе смотрела мне в глаза.
        —Да, — ответил я, наслаждаясь её лицом, её голосом, и чувствуя необыкновенную радость оттого, что она говорит со мной.
        —Что ж, я окажу тебе эту услугу, хотя подарок твой не удался. Мы встретимся там же, что и первый раз. Ровно в полночь. Будь готов к тому, что Боль охраняют могущественные силы. Если ты не готов к встрече с ними, то не стоит и пробовать. Если ты выдержишь, мы с тобой будем вместе навсегда. Ты меня понял?
        Я почтительно склонил голову, а когда распрямился, моей гостьи уже не было, и воздух в комнате стал тёплым, земным.
        На следующую ночь я появился на том самом месте, на котором впервые услышал её огненный голос. Вскоре она появилась и молча поманила меня в свою коляску. Крепкие кони с чугунными копытами помчали нас. Скорость была так велика, что я ничего не мог разглядеть, да, честно говоря, и не смотрел по сторонам, наслаждаясь созерцанием её лица. Остановились мы возле больших скал, которых я никогда не видел прежде. Их верхушки будто бы облизало Волчье солнце, и на них застыла его блестящая слюна.
        —Иди по этой тропинке, — ласковым голосом сказала моя спутница. — Она приведёт тебя к пещере. Зайди в неё. Там ты увидишь дверь, окованную железом. Сможешь её открыть — ты увидишь Боль. Я поцеловал её прохладную узкую руку и молча пошёл по каменистой тропинке. Сделав несколько шагов, я подумал, что за все эти дни, проведённые в радостном безумии от встречи с ночной незнакомкой, даже не удосужился подумать, что я должен делать, увидев Боль. Как именно я хочу победить её? Сердце дрогнуло. Издали я услышал слабый, едва различимый звон Александра, и острая догадка вошла в сердце: это отец пытается о чем-то предупредить меня. Но тут же передо мной возник призрачный силуэт моей возлюбленной, она манила меня рукой, и я зашагал быстрее. Вот и пещера. Большой полукруглый вход был аккуратно вырезан в скале. Насвистывая, я вошёл в нутро высокой горы. И попал в зал, освещённый тусклым трепетным светом, расположенным где-то далеко в углу. В куске света, рвущегося в разные стороны от колебаний невидимого пока пламени, метались тени бугристых сталактитов.
        Я увидел человека, облачённого в длинный серый плащ. Его голову поглотил капюшон, скрывая лицо. В руке незнакомец сжимал палку, на конце которой пылала свеча, наполовину оплавленная. Услышав мои шаги, человек чуть распрямился, но его лицо по-прежнему оставалось скрытым.
        —Здравствуйте, — сказал я вполне дружелюбно.
        —Это обращение не подходит ко мне, — послышался негромкий голос. — Послушай, сынок, что ты хочешь сделать с Болью?
        —Я хочу победить её навсегда и сделать людей намного счастливее.
        —То, что ты говоришь, глупо, — он помолчал. — Я тоже был когда-то доктором, Варфоломей. Но я понимал, что могу лишь только лечить ту или иную болезнь, а на Боль и не замахивался.
        —Но почему? — Спросил я без особого любопытства, даже чуть небрежно, чувствуя своё превосходство над ним.
        —Почему? — Незнакомец вскинул плечи, согнулся сильнее и заговорил с огромной убеждённостью в своей правоте. — Ты не знаешь, во что хочешь вмешаться. Надо всегда думать о последствиях. Пойми, Варфоломей, Удача и Боль — это тот язык, на котором с человеком разговаривают высшие силы. Ты не понял и не оценил Знаков Удачи — Азбуки Благодати, которые ещё так недавно были ниспосланы тебе, когда ты все силы отдавал лечению людей. Если ты не откажешься от своей затеи, то высшие силы заставят тебя выучить Азбуку Испытаний — Боль станет твоей неизменной спутницей. Ты хочешь этого?
        —Я готов пройти через это, лишь бы только насладиться победой над Болью, унижающей человека, — легкомысленно сказал я, вспоминая глаза своей возлюбленной.
        —Ни одному человеку не дано победить Боль. Такая победа значила бы, что человек вмешался в замысел высших сил, покусился на изменение судеб, чего делать никак нельзя, — сухим голосом проговорил человек, сидящий по-прежнему неподвижно.
        Складки большого капюшона трепетали под сквозняком, от этого казалось, что передо мной сидит вовсе не человек, а горит волшебное серное пламя.
        —Ты думаешь, Боль — это зло, — продолжал незнакомец свои наставления. — Но это не так. Если бы мать не чувствовала пронзительную боль перед опасностью, которая угрожает её ребёнку, она не бросалась бы на колени, прося Всевышнего о помощи, и не вымаливала бы своему малышу спасение! Сколько преступлений совершили бы слабые и низкие люди, если бы не боялись Боли! Если бы в сердце человека не было Боли, в нём было бы меньше Радости и Счастья, иногда именно Боль готовит для них покои, как верный ординарец для генерала. Ты подумал обо всём этом, Варфаломей? Если ты откроешь эту дверь, ты выпустишь на божий свет больше Боли, чем ПРЕДУСМОТРЕНО, и тем самым совершишь зло.
        —Ты хочешь сказать, что та женщина, которая указала мне дорогу в эту пещеру, служит чёрным силам? — Я засмеялся. — Почему я должен верить тебе, жалкое привидение?
        —Ты должен верить мне, потому что я — твой отец, — проговорив эти слова, человек скинул капюшон, и я увидел отца. И я бросился, чтобы обнять его. Но он сделал упреждающий жест: — Живым нельзя прикасаться к мёртвым, остановись, мой мальчик.
        Любовь и беспокойство светились в его прозрачных, словно чуть затуманенных глазах, и всё лицо было прозрачным, сквозь него я различал морщины на каменной стене. В эту минуту я отдал бы всё, чтобы обнять и поцеловать его, и только его твёрдый запрет мешал прикоснуться к нему.
        —Чёрные силы используют любую возможность, чтобы выпустить Боль на волю. Сами они не могут пересилить заклятье этой двери, окованной заговорённым железом. Женщина, которую ты любишь — ведьма. Как ты не понял этого, когда рассыпалось твоё чудесное зеркало? Разве ты не знаешь, что духи боятся зеркал? Как ты не понял, о чём тебя предупреждал я, звоня колоколом изо всех сил?
        —Отец, ты говоришь неправду. Она — святая! — Я закричал. Мой голос стены швыряли друг другу, словно раскалённый уголь, боясь обжечься. — Я добьюсь того, чего хочу! — И схватился за дверную ручку, сделанную в виде оскаленной пасти дракона. Железные зубы, как живые, впились в ладонь. Мой бедный отец смотрел на меня с бесконечным сожалением. Молча он приблизился ко мне и повесил на шею этот самый медальон — Рубиновое сердце, которое сейчас принадлежит тебе, Тим.
        —Это всё, чем я могу помочь тебе, Варфоломей, — едва слышно проговорил он. — Если ты не послушаешься меня сейчас, то получишь избавление от Боли только тогда, когда твоё сердце окажется в Рубиновом медальоне. Запомни это, мой мальчик, и прости меня. Я не всё смог объяснить тебе при жизни. — Он накинул на лицо капюшон, и свеча погасла.
        —Отец, ты не понимаешь меня, я должен открыть эту проклятую дверь! — Продолжал кричать я во мрак, как сумасшедший, дёргая зубастую ручку. Отца рядом не было.
        Я бился о дверь. Упругий, как ватное одеяло воздух, отшвыривал меня от заветной двери, бросал лицом в грязь. Через час я истекал кровью. Уже не в силах стоять, ползком подобрался к страшной двери и втянул в себя воздух из-под неё — я хотел хотя бы отпить Боль. Горло пронзила адская резь, словно я глотнул огонь…
        Очнулся я уже в лесу, в облике Зверя.
        С той поры я больше никогда не видел своей возлюбленной, я стал ей не нужен, ведь я до конца поверил каждому слову отца, хотя и с большим опозданием.
        Я хочу, чтобы ты, Тим, запомнил слова, которые сказал мне отец. Жаль, что я понял их слишком поздно.
        Каждую ночь я убивал, снедаемый одним желанием, — приумножать смерть. Но каждое утро с криком Петуха я принимал облик человека и терзался раскаянием за содеянное ночью. Голод Зверя, теряющего голову от радости при виде чужой боли, был непобедим. Чтобы хоть как-то загладить вину перед людьми, я, закончив приём больных, сочинял особые письма и разносил их людям. Моё сердце открылось для понимания боли других. Взглянув на человека, я мог сказать, чем печалится его сердце, о чём страдает, что ищет. В письмах я пытался уверить людей, что их мечты сбудутся. Как правило, люди мечтают о хорошем, но хорошему мешает сбыться то, что мы нетерпеливы и не умеем ждать. Мне удавалось убеждать людей верить в возможность перемен к лучшему. Только нужно быть достойным этих перемен. Не изменять мечте и радовать тех, что живут рядом с тобой.
        Тим, тебе сопутствует Удача. Впереди главное испытание. Знай, тех, кого ты уже встретил, ты встретил не случайно — Судьба благоволит тебе, будь достоин её. Прощай! Доктор Варфоломей.
        Тим и Обби похоронили автора письма на берегу реки. Все необходимые действия мальчик и лебедь совершили без лишних разговоров. В звуках ветра, лепете реки им всё ещё слышался негромкий голос доктора Варфоломея. Они не могли разобрать слов, понимая только, что он благодарит их. Иногда доносился издалека тяжёлый удар колокола. Возникнув, звон долго дрожал в воздухе — одинокий, горький, неутешный — это колокол Александр поминал своего погибшего сына.
        —Знаешь, Тим, — сказала Обби. — Теперь мне кажется, что даже в тишине с нами кто-то говорит. Кто-то большой, невидимый и хороший.
        —Я тоже об этом думаю сейчас, — признался Тим. — Доктор Варфоломей рассказал мне то, о чём я никогда не думал. Понимаешь, Обби, получается, что если с нами постоянно кто-то говорит, значит, мы не одиноки. Он говорит не обычными словами, а как-то по-другому. Этот кто-то такой сильный и мудрый, это он плетёт судьбы людей.
        На могиле Варфоломея они поставили большой синий камень, на нём Тим старательно выцарапал ножиком: «Здесь лежит доктор Варфоломей, который дарил людям надежду».
        Синее небо наливалось молодым звонким светом. Солнце осветило едва просыпающийся лес. Он ёжился под утренней росой, и прохлада соскальзывала с его покатых плеч в ароматную травку. Утро этого дня созревало быстро, как волшебное яблоко, и для всех, кто его видел, кто сам был его участником, внушало радость и благодарность друг другу, деревьям, птицам, травам и облакам — благодарность за то, что они живут.
        Друзья сощурились, глядя на Солнце, и отправились в путь.
        Теперь впереди топала Обби, а Тим делал невероятные усилия, чтобы не отставать от неё — последние приключения отобрали у него слишком много сил, а плечо с проклятым клеймом злоденца болело всё сильнее.
        Глава пятая, в которой Лиходеич пытается выполнить свой долг и попадает на телевидение
        Эй, читатель (осторожно тереблю за плечо), очнись! Мы ещё вернёмся в Видению. А сейчас самое время вспомнить о том, у кого всего лишь одно ухо — левое, а в жилах течёт голубая кровь, — о бедном Лиходеиче, из-за которого и заварилась вся эта каша.
        Мы и думать про него забыли, а он стоит перед высоким зданием телецентра и по своему обыкновению отчаянно плюёт на асфальт. Но — увы — не заводится на нём никакая живность, и от этого Лиходеичу, как всегда, становится несказанно досадно, и тоска в душе ещё сильнее разливается — хоть плачь. Но плакать-то некогда — вот жизнь пошла.
        «Я буду не я, если не донесу до матери Тимочки флакончик с чистой душой моего мальчика! Не дай Бог доберутся до меня аспиды поганые, разобьют его, вот уж Тимочка мучаться будет, и мне, старому, наступит конец, — бормотал Лиходеич, скребя пятерней под ласточкиным гнездом у себя на голове. — Другого выхода нет, придётся у журналиста, который делал передачу про оборотня из родильного дома, заветный адресок выспрашивать. Может, знает?».
        Повздыхал Лиходеич, повздыхал, да и двинул к широким дверям телецентра. Только он вошёл, как его чуть не сбила с ног девушка — сама маленькая, но быстрая, цепкая, и вся перепуганная.
        —Мальчика не видели? — На всех кидается, стучит каблучками, трясёт чёлочкой — вылитая лошадка. Лиходеич назвал её про себя Золотовласка. — Васей зовут, маленький такой, но умный. Публика от неё шарахается. Лиходеич тоже.
        А кто-то возьми да и скажи с досадой:
        —Да леший знает твоего Васю.
        Лиходеич совсем перепугался оттого, что он не знает того, что про него знают, что он точно знать должен. А тут девушка к нему подлетела:
        —Вы не по поводу мальчика сюда пришли?
        —Как вам сказать… — Замялся Лиходеич. — Вообще-то по поводу мальчика. — Золотовласка ему приглянулась. По всему видно, душевная, из-за мальчика, как и он, переживает. — По поводу мальчика и пришёл, а так бы — калачом к вам сюда не заманишь, ага, — неожиданно разговорился Лиходеич.
        —Где же вы ходите?! — Вскрикнула девушка. — Сейчас меня режиссёр расстреляет, котлету из меня сделает, а потом вместо компота выпьет. Передача через три минуты, прямой эфир, а главного героя нет и нет.
        —ГДЕ ОН? ГДЕ ВАСЯ? СБЕЖАЛ? — Прибежал тот самый ужасный режиссёр. Косматый — не хуже Лиходеича. Орёт и в дыму весь, потому как не переставая курит — одним вздохом всю сигарету: всшик никотин в лёгкие — и палочка пепла нежно падает, опять всшик — и следующая полетела. Режиссёр весь в прахе от сигаретных трупиков, как вулкан в пепле. — Леший его знает, где этого Васю черти носят!
        —Да не знаю я ни-ни-ничего про Васю! — Лиходеич оправдываться начал.
        —Знает, знает! Это он по поводу мальчика пришёл! Он за мальчика отвечает! Они вместе!
        —АГА! — Режиссёр сграбастал Лиходеича и вихрем понёсся с ним через четыре ступеньки. А сзади тоненькие каблучки цокали, наверное, Золотовласка поспевала — вылитая лошадка. Затем Лиходеича куда-то сбросили, как мешок с картошкой. Темно вокруг или светло — леший ничего не различал, потеряв связь со временем и пространством. Он только голос рычащего режиссёра слышал. А тот вопил ему в ухо:
        —СИДЕТЬ ЗДЕСЬ! МУХ НЕ ВОРОНИТЬ! КОГДА СКАЖУТ ВЫХОДИТЬ — НЕ ЗАДЕРЖИВАТЬСЯ! ПОНЯТНО?????? ВСЁ, МЫ — В ЭФИРЕ!
        «А я в кефире», — невесело подумал Лиходеич и, как загипнотизированный, начал смотреть в ту сторону, куда его режиссёр повернул.
        Ему была видна часть очень большой комнаты-студии. Посередине она была пустой, а возле стен на рядах стульев, расположенных один над другим, как в цирке, сидело множество весёлых людей. Они хлопали в ладоши. «Несчастные, — подумал Лиходеич, — про Васю пришли послушать, а его-то и нет, голубчика».
        На середину студии выбежала та девушка-лошадка, теперь в её руках сверкал микрофоном. С четырёх сторон её озарили яркие лучи, Лиходеичу аж жарко стало.
        —Дамы и господа, — задушевно начала она, — мы начинаем любимую всеми передачу «Бюро находок». Полезная, как горчичник, необходимая, как «скорая помощь», умная, как Большая Российская Энциклопедия, передача «Бюро находок» приветствует вас! А для начала немного статистики. Прямое включение!
        На стене вспыхнул большой экран, и в нём появилась женская голова. Все остальные части тела покрывала розовая накидка — дама сидела в кресле парикмахера. Над её волосами трудился мастер, терзая ножницами белокурые пряди. Отчаянно жмурясь, закрывая то один, то другой глаз, чтобы в них не попали клоки отрезанных волос, женская голова заговорила ласково, будто всех с днём рождения поздравляла:
        —За эту неделю в нашем городе было потеряно 25 женских и в том числе мужских зонтиков, 158 носовых платков, 11 мобильных телефонов, 33 детективных романа и две других книги, пять часов с браслетами и без таковых, два номерка из районной поликлиники, четыре волнистых попугайчика, пятьдесят кошельков, один портфель крокодиловой кожи с документами, собака Шарик с белым ухом! — Женская голова неожиданно игриво подмигнула и расплылась в улыбке: — Если и вы что-нибудь потеряли, то не расстраивайтесь, эта беда не стоит и выеденного гроша. Найдётся всё! Вот я, например, уже нашла свой стиль! Парикмахерская «Свой стиль» — генеральный спонсор нашей программы!
        И экран потух, яркий свет вновь озарил Золотовласку. Старательно улыбаясь, она пропела:
        —Кто-то теряет, кто-то теряет, кто-то теряет, а кто-то находит! Посмотрим, удалось ли жителям нашего города найти на этой неделе что-нибудь хорошее. Слово нашему корреспонденту! Опять вспыхнул экран. Щуплый парнишка в пиджаке и при галстуке, но в шортах стоял на фоне проезжей дороги и ковырял в носу.
        —Стасик, мы в эфире! — Ласково окликнула его девушка из студии.
        Парнишка встрепенулся и сделал какой-то непонятный жест, будто кого-то протыкал шпагой, хотя никакой шпаги у него в руках не было. И тут же его изображение на экране поменялось — Стасика показали крупным планом: только в пиджаке.
        —Да-да, Лиана, мы вас слышим, — затараторил Стасик. — Бороться и искать, найти и не сдаваться! Кто не знает этих хорошо известных каждому ребёнку замечательных слов нашего путешественника Маклая Миклухи! Сейчас мы проверим, удалось ли кому-нибудь из наших горожан претворить эти слова в жизнь! — Стасик метнулся к мужчинам, которые стояли с пивными кружками в руках возле огромной жёлтой бочки. — Здравствуйте, поделитесь, пожалуйста, с нашими телезрителями… — заискивающе начал было Стасик.
        —Да ни с кем я не собираюсь делиться! — Хмуро проговорил мужчина с подозрительным лицом, загораживаясь от камеры кружкой пива.
        —Хотя бы чуть-чуть, — упавшим голосом настаивал Стасик.
        —Нечего к людям приставать, используя служебное положение, — ответила кружка с пивом, обливая пеной объектив камеры.
        —Не повезло нам! — Сказал Стасик радостным голосом, как будто ему сообщили, что отныне он будет ведущим «Поля чудес».
        —Я скажу, дайте мне сказать! — Рядом со Стасиком возник длинноволосый седой старичок, похожий на Леонардо да Винчи.
        —Вау! — Обрадовался Стасик. — Пожалуйста, говорите! Но вначале представьтесь.
        Старичок откашлялся, разгладил крылатые брови и вцепился двумя руками в микрофон:
        —Меня зовут Семен Семёныч, то есть Иван Иваныч. На этой неделе мне удалось найти тебя, то есть себя! Я всю жизнь думал, что я поэт. И очень радовался, то есть страдал. Потому что всегда, то есть никогда, не мог найти правильные цифры, то есть слова. У меня не получались, то есть получались, то есть не получались вот такие стихи:
        Белая муха звонко поёт,
        Чёрное солнце шумно встаёт,
        Красный медведь не сосёт даже лапу,
        Он в зоопарке с охоты ждёт папу.
        —Да-а-а, — озадаченно протянул Стасик. — Вот так таблица умножения-я получилась, то есть стихи, то есть не стихи… Так что же вы нашли на прошлой неделе, Иван Семёнович? — с искренним сочувствием поинтересовался Стасик.
        —Так я и молчу, то есть говорю, что оказалось-то, что я нетипичный, то есть типичный художник. Мне глазной доктор так и сказал: вы, сударь, дескать, дельта-план… то есть дальто-ник. Правильно, то есть неправильно вижу цветы, то есть цвета. Это и есть самое ужасное, то есть прекрасное. И я попробовал рисовать! На самом теле, то есть деле, получилось ужасно, то есть прекрасно! Всем грустно, то есть смешно, глядя на мои гардины, то есть картины. А мне меньше всех, то есть больше всех!
        —Спасибо за откровение, Семён Иванович! Наши горожане в какой уж раз порадовали нас своим оптимистическим взглядом на жизнь! — Подвёл итог беседе Стасик. — Даже в самых тяжёлых ситуациях им не изменяет вера в себя! Лиана?!
        —Спасибо, Стасик! — Поблагодарила его девушка, сияя волосами и глазами. — Наша статистика действительно говорит о том, что найденных вещей становится больше, чем потерянных. И это не может не радовать! Прямое включение!
        На экране возникла уже знакомая женская голова, на сей раз украшенная высокой симпатичной башенкой из волос. Мастер брызгал на раскрасневшееся лицо из баллончика. Жмурясь, голова заговорила ещё более ласково, словно у неё был день рождения и она от всех ждала подарков:
        —На этой неделе наше «Бюро находок» вернуло владельцам следующие потерянные ими вещи, а также животных: восемь расчёсок, две пуговицы, входную дверь, выходной костюм, батон колбасы «Докторская», канарейку, хоккейную клюшку, дневник второклассника Петра Иноземцева, копьё вождя индейского племени Апачи, уши заячьи маскарадные! — Затем голова вновь весело подмигнула и произнесла: — Если вы что-нибудь потеряли, то не расстраивайтесь, ваша беда не стоит иломаного яйца. Найдётся всё! Вот я уже нашла свой стиль. Парикмахерская «Свой стиль» — генеральный спонсор нашей программы.
        И экран потух.
        На девушку Золотовласку опять упал сноп света. Но выглядела она очень печальной, то и дело прикладывала носовой платочек к щекам.
        —А сейчас мы вам расскажем трогательную историю, которая началась в прошлый понедельник, а закончится прямо здесь, в нашей студии. У этой драматической истории, — девушка судорожно сглотнула, — будет счастливый конец! Агриппина Евграфовна, расскажите, как всё начиналось! Замерший в нервном ожидании зал погрузился во мглу, и только пронзительный луч света нащупал заплаканную даму с подсинёнными кудрями.
        —В понедельник утром я готовила обед для своего внука Васеньки. Борщ, котлетки, его любимые блинчики с повидлом, компот. Зову, а он не откликается. Ну, думаю, зачитался мой Васенька «Мэрри Портер», книжка у него такая любимая. Захожу в комнату — никого, а компьютер включен. И по экрану строка медленно так ползет: «Моя дорогая бабушка! Я уехал учиться в Московский государственный университет на создателя компьютерных игр». А ещё мне Васенька, чтобы я не скучала без него, специальную игру-бродилку сделал, она называется «Необыкновенные приключения бабушки в поисках своего внука». «Как только ты дойдешь до третьего уровня, я вернусь, — пообещал мне Васенька в письме. — Как детский сад и школу, университет я окончу экстерном, года за два». Я так увлеклась игрой, что с понедельника до четверга не могла оторваться от компьютера. Но в пятницу ко мне пришла моя подружка Капитолина Поликарповна — она продвинутый геймер. К субботе мы с ней дошли до третьего уровня, а Васеньки-то нет. И я сразу же обратилась в мое любимое «Бюро находок». Найдите мне внука!
        —И правильно сделали, Агрипина Евграфовна! Любая бабушка на вашем месте поступила бы также, — похвалила её Лиана-Золотовласка. — Мы нашли вашего внука в Московском государственном университете. Он успешно справился со вступительными испытаниями, несмотря на свой юный возраст — Васеньке всего 6 лет — и сразу же попал на факультет вычислительной техники и в Книгу рекордов Гиннесса как самый юный в мире студент. Встречайте, Агрипина Евграфовна, своего внука! В это время к Лиходеичу подскочил косматый режиссёр:
        —Ты что здесь делаешь? Не слышишь, тебя зовут! Иди, Васенька! Иди!
        —Какой же я Вася? — Возмутился Лиходеич.
        —Понятно, что ты не Васенька! — Закричал режиссёр. — Но если ты по поводу мальчика пришёл, а мальчик от тебя сбежал, то кто Васенька? Я что ли? Ты Васенька и есть! Иди давай в камеру! — В камеру? За что? — Растеряно развёл руками Лиходеич. — Я не пойду в тюрьму.
        —Ты что из леса сюда пришёл? Ты на себя в зеркало смотрел? Ты же ТИПАЖ, понимаешь? Тебя гримировать — только портить! У меня сразу в голове такой план созрел — отпад! Новый поворот сюжета! Сказка, чистая сказка! Ты сказки любишь?
        —Люблю, — признался Лиходеич.
        —Если ты сказки любишь, то почему зрители их не должны любить? Им только сказки и подавай! До них донеслись крики из студии: «Ва-ся! Ва-ся!»
        —Слышишь? Тебя зовут! Слушай, что тебе Агрипина Евграфович говорить будет, он — тёртый воробей, сразу понимает, что к чему! — И режиссёр, обсыпая Лиходеича папиросными трупами, выпихнул в студию.
        —А вот и наш герой Васенька! — Громко объявила Лиана.
        Лиходеич зажмурился от ужаса, но, услышав восторженный крик Агрипины Евграфовны, тут же широко открыл глаза.
        —Внучек мой дорогой, как тебя столица изменила! — Агрипина Евграфовна заключила Лиходеича в объятия.
        —Да-а, — растеряно произнесла Лиана, но тут же взяла себя в руки. — Наверное, бабушке трудно было узнать в этом… зрелом мужчине своего внука, но сердце бабушки обмануть трудно!
        У Лиходеича в ухе жарко прошуршал шёпот Агрипины Евгарафовны:
        —За то, что сценарий изменили прямо в эфире, будем требовать увеличение гонорара в три раза! Договорились?
        Только теперь Лиходеич увидел, что под толстым слоем пудры, подсинённым париком и платьем с блёстками скрывался свежевыбритый мужчина студенческого возраста.
        А передача тем временем шла своим ходом.
        —Какие причины могли состарить шестилетнего мальчика сразу на несколько десятков лет, нам объяснит наш бессменный консультант стоматолог-психоокулист Павел Иванович Наливайко, — Лиана бросилась к толстому усатому человеку авторитетной наружности, он сидел с умным видом в первом ряду и что-то тихонько наговаривал в стетоскоп.
        —Э-э, — важно сказал Павел Иванович. — Науке известны случаи необычайно быстрого старения детей. Но науке неизвестны достоверные причины необычайно быстрого старения детей. Осмелюсь высказать свою гипотезу: во всём виноват компьютер — это чума нашего века.
        Лиходеич чувствовал, как зал стал совершать перед его глазами вращательные движения. «Бежать! — подумал леший. — И причём очень быстро!» — и ринулся вон.
        —Васечка! Васечка! — Трагически кричала ему вдогонку Агрипина Евграфовна.
        —А-ААААААААААААААААААА! — Ревел лохматый режиссёр.
        Но сейчас ничто не могло остановить Лиходеича. Расталкивая людей, вырывая из розеток какие-то шнуры, распинывая урны, он бежал прочь от того кошмара, в который попал. Через час неистового бега он обнаружил себя на скамейке в укромном уголке заросшего парка. И первым делом сунул руку за пазуху — не обронил ли второпях заветный фиолетовый флакончик. Уф, слава Богу, тот был на месте. Лиходеич с облегчением вздохнул и вытянул гудящие ноги, а голова всё ещё шла кругом. «Эх, беда-беда, — подумал леший. — Ну что мне сейчас делать? Где материнский адрес добывать?»
        Тут-то Лиходеич и услышал деликатное покашливание. Он вздрогнул и обернулся. Перед ним стоял огромный попугай — ростом не меньше десятилетнего ребёнка. Розовый клюв птицы был подвязан цветным платком, как будто попугаю только что сделали стоматологическую операцию, и он боялся застудить свежую рану. Несмотря на летнюю жару на птице было длинное пальто цвета гречневой каши, а на концах крыльев — лайковые перчатки. Голову украшала белая соломенная шляпа с широкими полями — сомбреро, на ногах сияли лакированные штиблеты.
        —Уважаемый, — вкрадчиво проговорил попугай густым басом, — я попал в некоторое затруднительное положение, впрочем, как и вы, — уж простите мне мою наблюдательность. Не найдется ли у вас немного крошек, уважаемый? Перенесённые неприятности сильно возбудили во мне аппетит, а так случилось, что средства к существованию пошли на некоторые э-э медицинские процедуры. Воровать как-то не привык, а вот кушать хочется так, как будто с момента рождения в клюв ничего не брал. Лиходеич озадаченно смотрел на попугая. «Эк его распернатило», — с сочувствием подумал леший, развязывая рюкзачок, в котором лежал хлеб. Не говоря ни слова, Лиходеич расстелил на скамейке чистый носовой платок и выложил на него припасы, причём к себе он пододвинул кусок значительно меньше. Попугай присел и тут же утопил клюв в ароматном мякише. Ел с собачьим урчанием, от души. Глядя на него, Лиходеич решил соблюдать хладнокровие и глотал по крошке, хотя тоже чувствовал сильный голод. Когда попугай наелся и великодушно стряхнул с пальто крошки воробьиному детсаду, вылетевшему на прогулку, он обратил к Лиходеичу весьма серьёзную
физиономию.
        —Милейший, возьмите меня к хозяйке дома в качестве подарка. Надоела мне бездомная жизнь, хочу покоя. Новую жизнь намереваюсь начать в приличном доме без вредных привычек.
        В какой уж раз за сегодняшний день леший опешил. Пятнистые тени клёна заполошенно бегали по его лицу.
        —А вы, товарищ, откуда знаете, что я иду к некой хозяйке дома?
        —Такой видный мужчина всегда идёт к хозяйке дома, — вкрадчиво сказал попугай, подмигивая из тени широкополой сомбреро. — Возьмите, не пожалеете. Мы, попугаи, птицы учёные, когда надо, философскую беседу поддержать в состоянии, когда нас не спрашивают, сделаем вид, что дрёма стихийно напала.
        —Голубчик вы мой, я хоть в лесу не один век провёл, но принципы имею, — покачал головой Лиходеич. — Подарки должны радовать. А вот из вас, простите старика, какой подарок? Вы вон какой прожорливый. Вас если куда и дарить, так в живой уголок хлебокомбината.
        —Напрасно вы так говорите, — без обиды сказал попугай. — Не нам грешным судить, когда расход, а когда доход. Вы меня подарите, а уж если я не понравлюсь, я сам улечу. Попугай — птица воспитанная, из милости жить мне врождённая вежливость не позволит. Я ж не к вам в подарок набиваюсь, а к хозяйке, а она женщина сердобольная.
        —Да откуда вы знаете про хозяйку? — Проворчал Лиходеич, подальше засовывая фиолетовый флакончик. — Да уж знаю, — как-то неопределённо промямлил попугай, отворачиваясь в сторону. Лиходеич задумчиво поглаживал бороду и пристально всматривался в говорливую птицу. Кого-то этот толстый попугай ему напоминал, но вот — кого? Лиходеич уже начинал мучиться, строя разные предположения.
        —Идём, нам мешкать нельзя! Опасно! С этим-то вы, надеюсь, спорить не будете?
        Подхватив под локоть Лиходеича, крепко задумавшегося над тем, кого напоминает ему этот вежливо-нагловатый субъект, попугай быстро повёл его из парка. Через пять минут они подходили к большому семнадцатиэтажному дому. Ловко набрав код на металлических кнопочках, попугай распахнул входную дверь подъезда и втащил Лиходеича на второй этаж.
        —Вот здесь искомая женщина и проживает, — деловито сообщил он. И уже нажав на звонок, спросил быстро-быстро, сгорая от нетерпения: — Слушай, не могу не поинтересоваться: так в том зелёном флакончике чья душа? Кого ты, служба, не пожалел ради мальчика?
        —Подожди-подожди-подожди! — Закричал Лиходеич, догадываясь, что за птица стоит перед ним. Он хотел уже вцепиться в длинный загнутый клюв, но тут замок лязгнул, и дверь квартиры стала открываться. «Боже мой! Дурак я дурак! Куда меня Ворон завёл? Здесь Данька с матерью живут? Или это ловушка?»
        Глава шестая, в которой братья встречаются, но лучше бы этого не произошло
        В утреннем ознобе дрожали резные кленовые листья, уже пожелтевшие, в красной бородавчатой сыпи. У Тима рябило в глазах. Привалившись к стволу дерева, он сидел и, не мигая, смотрел на траву с первыми кружевами предосеннего инея. На плече мальчика горело проклятое клеймо. Цветок чертополоха словно ожил и хищно тянул косматый корень в грудь Тима. Колючки на стебле вцепились, казалось, в самую душу мальчика, солёный яд из лепестков разъедал раны. Обессиленный Тим медленно, но упрямо жевал горький корень, подаренный средним Древесняком. Перечная острота обжигала язык, почти как борщ Лиходеича — со свежей крапивой и красным стручковым перцем, и тем самым хоть немного отвлекало от боли в плече, не давая потерять сознание. «Через два-три дня птицы полетят на юг, моя рука скрючится от боли, а через пять дней я и Данька превратимся в злоденцев, если не найдём Знич», — думал Тим.
        —Ииииииииимммммммммммммм! Гоооооооо! Оооодддд! — Откуда-то сверху донёсся крик Обби. Она шмякнулась Тиму на голову и, вытянув шею, с беспокойством заглянула в его глаза: — Кхе-кхе, Тим, я видела Город. Нам с тобой стоит только пересечь его, и, я уверена, мы дойдём до Вечной Рощи, найдём Вечный дуб, зажжём Неугасимую свечу и с помощью этого пламени освободим от яда Даню и тебя! Кхе, Тимочка, миленький, ну найди в себе силы, вставай, пойдём! Мы должны идти!
        Тим не слышал её. Огрызок корня от неловкого приземления Обби вывалился изо рта, глаза мальчика тут же закрылись, и голова упала прямиком на правое плечо, на самое больное место, где выступили росинки крови на игольчатых лепестках. Тим и не почувствовал, как Обби, жалобно причитая, уложила его в кем-то брошенную на обочине вихлястую тележку, а потом покатила её по рыхлой песочной дороге. Одно колёсо у телеги не крутилось, а три наоборот — прокручивались, к тому же управление транспортным средством для птицы было внове, да и сил на это не оставалось совсем. Только в сумерках наши путешественники въехали в Город.
        Колёса запрыгала по щербатой мостовой, и Тим пришёл в себя. Увидев, что Обби совершенно выбилась из сил, он нехотя слез с тележки. Мальчик совсем не удивился тому, что маленькая лебедь, действуя при помощи не очень-то ловких крыльев, умудрилась доставить его в Город. Тим едва не буркнул ей: «Остались бы лучше в лесу, по крайней мере, выспались по-человечески. Кто нас ждёт в этом Городе?», но в его затуманенной голове чудом родилась трезвая мысль: сейчас ему лучше говорить противоположное тому, что вертится на языке. Тим шёл мрачный, не глядя на встревоженную Обби, которая старалась навеять прохладу своими большими крыльями на его разгорячённое лицо, двигая ими словно лопастями большого вентилятора.
        Город состоял всего из нескольких улочек, без ума перепутавшихся друг с другом. Тёмные и облупленные дома — ни один из них не был выше четырёх этажей — стояли вразнобой: некоторые сбежались вместе, словно замышляли что-то, другие разошлись в разные стороны, повернулись друг к другу глухими стенками. На окнах не было ни штор, ни занавесок, отчего казалось, что красные лучи закатного солнца насквозь пробивают дома, испепеляя жильцов. По нахмуренным улицам рыскал ветер, стучал в форточки, как недобрый гость, опрокидывал урны и раскидывал мусор, злобно царапал ветками деревьев железные крыши. Пахло пылью и кислой плесенью. Тим подумал: «Похоже, в Городе живёт малопривлекательный народец. Здесь не ходят друг к другу в гости, едят вяленую рыбу на завтрак, обед и ужин, разводят мохноногих пауков по тёмным углам и помнят только свои страхи». Однако, зная, как может испугаться от таких слов Обби, он вновь промолчал. Обби сама подала голос:
        —Наверное, мы пришли в Город не в Добрый час, когда по его улицам не гуляют добрые люди. Лучше бы нам никого не встречать.
        Как раз в это время из-за угла, шаркая деревянными сандалиями, показался горожанин. Невысокий горбун приостановился, глядя сквозь друзей, как слепой. Он был согнут так, что щетина его подбородка протёрла белое пятнышко на пряжке брючного ремня.
        —Чего сюда примчались ветер пинать? — Прошамкал он. — Убирались бы по добру — по здорову! — И отправился дальше, раскачивая тяжёлым горбом, будто нёс на нём поклажу.
        Тим сжал кулаки.
        —Успокойся, Тим, — Обби заговорила как можно ласковее. — Симпатягой его не назовёшь, но ничего плохого он нам пока не сделал, — и уже совсем тихо попросила: — Не поддавайся яду, Тим. Нам осталась не так долго идти до Знича.
        У Тима вертелось на языке: «А ты лучше помолчи и придержи свои замечания про запас!» Но он только улыбнулся, как может улыбнуться человек проглотивший ложку уксуса.
        —Посмотри, Тим, вот так фонтан! — Испуганно воскликнула птица.
        На круглой площадке, огороженной невысоким бордюрчиком, нелепо замерли серебряные павлины, страусы и фламинго — чёрные, как закопчённые кастрюли. Когда-то это был чудесный фонтан, который очень любили дети, но сейчас от птиц с отломанными крыльями, с перебитыми чей-то варварской рукой шеями, хотелось быстрее отвести глаза. Когда-то из позолоченных клювиков лились струйки и вместе с ними звучали свист и щебет, но сейчас из них вырывалось бессильное перханье вместе с песком. Когда-то маленькие горожане ловили разноцветные брызги, но теперь к павлинам, страусам, фламинго давным-давно никто не подходил, и, забытые, они грустно ржавели. — Тим, а ведь это полинялое чудище было когда-то цирком Шапито! — воскликнула Обби и указала на перекошенный брезентовый шатёр. В нескольких местах грубый материал купола порвался, и оборвыши глухо хлопали на ветру. — Какие странные звуки. Как аплодисменты призраков.
        —Даже лошадьми не пахнет, тоже мне цирк! Здесь несколько лет не смеялись люди!
        —Значит, в этом городе нет и детей. Город горбунов, печали и страхов. Бр-р-р! — Обби зябко передёрнула крыльями.
        Через два часа блужданий обессиленные друзья добрались до серого здания, на котором висела табличка «Хотель». Они открыли дверь такую тяжёлую, будто специально сделанную для того, чтобы желание открывать её возникало как можно реже, и оказались в душном холле. За конторкой сидел горбатый администратор. Его вытянутый череп напоминал гигантское куриное яйцо, на котором сияли брови и усы, будто наведённые мыльной пеной. Серые стены скрашивал только портрет смеющейся девочки с солнечно сияющей косой. Красавицей назвать её было нельзя, но при взгляде на бойкие глаза, на то, как она держала большое красное яблоко, словно играла с кем-то — попробуй отними! — готовая тут же улепетнуть от преследователя, хотелось рассмеяться и подружиться с ней.
        У Тима кружилась голова, мысли путались. Увидев кожаное кресло, он с облегчением упал в него и забылся. Вести переговоры с неприветливым администратором, поглядывающим из-за невысокой конторки, выпало Обби.
        —Скажите, пожалуйста, мы можем рассчитывать на приют под вашей крышей? — Спросила она, вежливо изогнув свою красивую длинную шейку и покачивая зелёными волосиками.
        Администратор едва кивнул и заскрипел пером, заполняя служебные бланки. Но вдруг подскочил, выпрямился, насколько это позволял ему горб, завертел носом, парусом торчащим на его худом лице.
        —Боже мой! Как давно я не нюхал ничего подобного! — Воскликнул он неожиданным для его скромной комплекции басом. — Милая барышня, вы, видимо, прилетели к нам прямо из рая! Для нас — слепородов — любой человек с другой земли, вы понимаете меня — с другой — кажется жителем рая. Как изумительно пахнете вы и ваш утомлённый друг! Я уловил огуречный запах честности, мятный запах верности. О! Присутствуют и изысканные ванильные ноты нежного чувства друг к другу. В наше время — это такая редкость! Арбузной свежестью веет от ваших помыслов, они чисты и прекрасны, как запах свежей травы, клевера, кашки и колокольчиков — да, именно колокольчиков — после дождя. Боже мой, какой сильный запах укропа и петрушки — голубушка, да вы не прочь пошутить, причём даже над собой! — Администратор продолжал вертеть головой, его полумёртвое лицо оживилось счастливой улыбкой. — Сударыня, поскольку у всех существ с таким ароматом душа открыта даже для таких сирых и убогих, как я, то без особых церемоний я назову вам своё имя. Разрешите представиться! Меня зовут Родион. А ваше, ваше имя я готов угадать сам, — администратор
вышел из-за конторки, чтобы двумя руками пожать крылышко Обби.
        —Как же вы угадаете? — Опешила она.
        —Исключительно по аромату я определю ваше имя, милая барышня! — Церемонно поклонился Родион.
        Обби пожалела, что на пути не повстречалось озеро, и ей не удалось привести себя в порядок так тщательно, как учила её бабушка.
        —В вашем имени я слышу аромат ландышей! — Голос Родиона стал грустным. — От имени моей дочки тоже исходил этот нежный аромат, — администратор быстро взглянул на портрет девочки с яблоком. — Я вижу, как трепетно дрожат крошечные головки ландыша — да, в вашем имени должна присутствовать буква О. Она прозрачна, в неё можно заглянуть, и узнать то, что находится за границами этого мира. О — это отверстие, вход в иное. Аромат ландыша уносит человеческую душу в высшие сферы, где нет места злым и нелюбопытным. О, милая барышня, я уверен, вы ещё и сами не знаете, какая удивительная тайна скрывается в вас! Вы разумны, вы очень разумны, моя милая. Ваша логика имеет одновременно сдержанный и насыщенный аромат р-р-ррозы. Значит, и буква Р присутствует в Вашем имени! И конечно, буква И! Или даже две буквы И! И — и ещё раз И! Это соединяющая всех добрая буква И! Об этом мне шепнул аромат пирожков с капустой! Должно быть, вы очень любите покушать!
        —Что вы говорите, — смутилась Обби, — я не ела пирожки с капустой уже целую вечность. — Это не имеет никакого значения! От вас просто очень уютно пахнет пирожками с капустой. А ещё, милая барышня, в вашем замечательном имени спряталась победа! Да, именно поэтому звучат ноты нагретых солнцем лепестков шиповника! Стало быть, удача будет сопутствовать вам во всём! Какое замечательное имя получилось у вас — Ори-ника! Ах, как много говорит оно моему сердцу! — И Родион сглотнул слёзы.
        Обби было уже открыла клюв, чтобы сказать, что он ошибается, что она никогда в жизни не слыхала такого имени — Ориника, но решила не огорчать чувствительного администратора.
        —Кстати о пирожках. Я хорошенько вас угощу с вашим другом, любезная Ориника, — встрепенулся Родион.
        —Это будет очень любезно с вашей стороны, — растерявшаяся Обби неуклюже сделала книксен, но поклон вышел не ахти, и лебёдушка чуть не завалилась на правый бок. Приняв исходное положение, она придала своему голосу ласковую вкрадчивость и попросила администратора: — Уважаемый Родион, я привыкла, чтобы добрые знакомые звали меня коротко: Обби. Я думаю, мы с вами не будем ссориться, поэтому прошу и вас звать меня просто Обби.
        —Как вам будет угодно! — Молвил Родион и, равномерно покачивая горбом и яйцеобразной головой, что очень походило на изысканный танец, принялся выставлять из шкафчика разные припасы. На столе перед Обби и спящим Тимом появились варёная картошка, посыпанная укропом, огурчики-помидорчики, пирожки с капустой и черникой, ежевика, бананы, виноград. Родион накладывал и нарезал угощения, всё время приговаривая ласковые слова, адресованные гостям. Обби даже несколько утомилась, слушая его, и решила, что уже пора получить информацию о Городе и его обитателях.
        —Уважаемый Родион, а почему вы так странно называете жителей Города — слепороды?
        Администратор задумчиво надкусил банан вместе с кожурой и, проглотив кусочек, начал рассказывать. Нарядная растительность на его лице печально шевелились, брови уползали чуть ли не на самую верхушку гладкого черепа, задумчивые усы съезжали то на левую щёку, то на правую.
        —Дело в том, милая барышня, что когда-то наш Город был процветающим. Двести лет тому назад здесь жили очень мастеровитые люди. На всю округу славилось наше сукно, выделанные меха, изделия из стекла и металлов. А какие у нас были праздники! Ангелы были почётными гостями, а ведьмы отменяли свой шабаш, чтобы тайно повеселиться на нашем Карнавале цветов и хоть немного пожить настоящей — весёлой — человеческой жизнью! Десять дней не смолкали шутки и смех! Каждая семья устраивала своё представление, на которое приходили все желающие. По улицам бродили музыканты — они играли на гитарах и скрипках, мандолинах и флейтах любые мелодии, какие только пожелает душа. Рядом с поющим Птичьим фонтаном художники рисовали смешные портреты! Но, как вы знаете, мир не без завистливых людей, — печально развёл руками Родион. — Нашлись гнусные личности, которые захотели подчинить себе наш весёлый народ, завладеть богатством! Против нас поднималась орды тёмных сил. Но мы с честью выходили из любого сражения. Как-то наши противники решили объединиться. Несметной толпой осадили они наш любимый Город. Жители укрылись за
крепостной стеной, готовые погибнуть, если доведётся, но не сдаться завоевателям. Глава Города решил также попросить помощи у добрых соседей и отправил им с посыльным депешу, где горячо просил выступить вместе против врага. Началась ночь ожидания. По расчётам, подмога должна была подоспеть не раньше полудня следующих суток. И когда со стороны, противоположной той, откуда ждали наших добрых друзей, показались войска, Глава города отдал команду встретить их боем. Из-за тумана невозможно было определить, чьи именно войска на этот раз приблизились к нам. Мои предки лили раскалённую смолу на тех, кто вплотную подступил к стенам Крепости, метали в них горящие стрелы и ядра. Войска, разгорячённые таким «тёплым» приёмам, повели бой против моих бедных предков жестоко — не на жизнь, а на смерть. Только в середине дня, когда с той и другой стороны из бойцов осталось человек по пятьдесят, туман рассеялся, и наши воины увидели, что сражались со своими друзьями, ошибочно принятыми за врагов. От горя Глава города до сих пор не может умереть — да, в наших краях бывает и такое. Он превратился в дряхлого-предряхлого
старика, который только и знает, что плачет, не вставая с ветхой кровати. С той поры нас прозвали слепородами. Это прозвание, как проклятие, довлеет над нами — мы все от рождения чуть подслеповаты, а с годами близорукость сильно прогрессирует, доходя до полной слепоты. Безмерна наша вина перед друзьями, которые так спешили к нам на помощь и погибли от наших же стрел и ядер. Прошло уже два столетия, но отчаяние не покидает нас, каждый день мы оплакиваем предков и весь наш несчастный род. В назидание потомкам Глава Города запретил хоронить убитых в том сражении, белые кости до сих пор лежат в травушке у стен Кремля. Может, вы заметили, что мы все имеем горбы, — при этих словах Родион изогнул руку и громко постучал указательным пальцем по горбу. — Отчего они вырастают — никто не знает, но каждый из нас чувствует с самого раннего возраста тяжёлый груз на своих плечах. Тяжесть его ослабевает только тогда, когда мы ложимся спать. Мы не поём и не рисуем, не строим новые дома, уже несколько лет наши женщины не рожают детей — они не хотят обрекать их на безрадостное существование. Мы только скорбим. Вот уже
два столетия каждое утро жители Города выходят из своих домов и, повинуясь командам Главы Города, начинают плакать и проклинать свою слепоту.
        Обби с удивлением, а временами и с недоверием слушала Родиона.
        —Уважаемый Родион, но мне кажется, вы совсем не такой, как ваши бесконечно опечаленные горожане. Ваше умение читать запахи говорит о вас, как о человеке, умеющем ценить прекрасное в этой жизни…
        —Ах, Ориника! Ой, простите меня, милая девочка, дорогая Обби! Теперь не многое отличает меня от моих бедных соседей, — и Родион с грустью взглянул на портрет своей дочки. Покачивая яйцеобразной головой, он продолжил рассказ: — Да, я был совсем другим человеком. Когда мне исполнилось шестнадцать лет, я решил, что Городу нельзя жить в безмерной печали, и пошёл по белу свету искать человека, который мог бы подсказать, как избавиться от неё. Один человек научил меня делать разные вещи, веселящие душу, а также различать цветы и пение птиц, наслаждаться ароматами, но самое главное — находить радость во всём и делиться ею с другими.
        —А как это, как это?!!
        Родион оживился ещё больше. Его горб как будто бы уменьшился, и Обби не могла оторвать взгляда от мерцающих, как горячая зола под ветром, глаз нового знакомого. К тому же Родион с такой восторженной нежностью смотрел на неё, что Обби почувствовала к нему полное доверие.
        —Чтобы научиться находить радость во всём, а потом делиться ею с другими, нужно быть очень и очень любопытным, — быстро расхаживая по комнате, говорил администратор. — Когда-нибудь вы находили камушек с дырочкой — он называется куриный бог? Заглянув в него, вы замечали, что мир становится волшебным? Скажите, вам интересно узнать, сколько облаков может быть на километре неба? О чём думают дельфины? Почему ради любви люди готовы жертвовать своей жизнью?
        —Да! Да! Да! Это очень любопытно! — Радостно закивала Обби, и каждый из пяти её зелёных волосков на бархатной головке тоже согласно кивал Родиону.
        —Очень хорошо! А когда-нибудь вы смотрели на небо или на море, и не складывалась ли у вас при этом сказка, навеянная причудливыми облаками или шёпотом древних волн? А вы знаете, что за жизнь была, скажем, у случайно найденной позолоченной расчёски, украшенной кусочками янтаря. Где она потеряла пять зубов?
        —Лучшей сказочницы, чем моя бабушка, я не знала, но сама, взглянув хотя бы на один единственный камушек похожий на бегемота, или лягушку, могу что-нибудь рассказать! Наверняка, бегемот любит бабочку, но стесняется своих размеров и поэтому превращается в камень, чтобы она просто прилетала греться на его спину. Однажды я подобрала красную бусинку, и мне показалось, что она заговорённая: это принцесса в день своей свадьбы рассыпала бусы; кто подберёт бусинку — обязательно будет счастливым! — Обби мечтательно улыбалась. — Отлично, моя девочка! Значит, помимо любопытства в вас живёт и воображение. Я просто чувствую, как ваши мысли превращаются в ловких акробатов, которые обожают самые опасные трюки прямо под куполом цирка! — Родион хлопнул в ладоши. — Я уверен, вы умеете радоваться ещё и потому, что в каждом предмете вы можете увидеть душу. Гляньте на этот стул! На кого он похож? — Родион легко поднял над головой тяжеленный стул. На первый взгляд, тот казался мрачным, громоздким и очень старым. Но Обби заметила, что сиденье обтянуто тёмно-синей материей, по которой чья-то искусная рука вышила
крокодила. Его пристальный взгляд не потускнел за долгие годы. А на гнутой деревянной спинке стула цвели перламутровые лилии, такие свежие, точно распустились минуту назад.
        —Этот стул кажется мне застенчивым мудрецом с душой юной и нежной. Пожалуй, он напоминает мне одного знакомого, которого я повстречала в болоте. Вначале он показался мне настоящим страшилищем, но потом я поняла, что у него красивая душа. Он — младший среди братьев Древесняков.
        —Мне знакомы братья. Вы, пожалуй, попали в точку! Согласитесь, после такого сравнения разве возможно относиться к этому стулу не по-дружески! Вам смешно? К стулу — по-дружески? Но ведь предметы не виноваты, что не умеют говорить. На самом деле они помнят все слова, которые мы произносим при них, а потом и сами излучают добро или зло… Увидеть одно в другом, другое в третьем — как это прекрасно, сколько радости открывает такая удивительная возможность! Ах, простите мне мою велеречивость. Я так давно не говорил ни с кем, поэтому невольно выражаюсь столь высокопарно! — Родион перевёл дух, разбежавшиеся брови и усы заняли своё место. — А ещё, для того, чтобы находить радость и делиться ею, нужна чистая совесть, да-да. Я вернулся в свой Город, чтобы попытаться сделать моих несчастных горожан счастливыми, но из-за некоторых… обстоятельств у меня ничего не получилось, — Родион взглянул на портрет озорной девочки, и улыбка стекла с его губ. — Я, может быть, быстро превратился бы в равнодушного слепорода. Но мне очень помогает моя дочка, которую я потерял, но которая, я уверен, жи…
        Громкий стук прервал администратора, он тут же привычно сгорбился, выпятил горб и прошамкал бесцветным голосом:
        —Не заперто!
        Дверь грохнула, и в холле появился Дан. Обби никогда не видела брата Тима, но в том, что это именно он, у неё не было никаких сомнений, ведь братья очень походили друг на друга даже сейчас, не смотря на то, что после известной процедуры лицо Дана обросло серым пухом.
        —О! — Дан увидел в полумраке спящего Тима. — Его-то я и ищу. А вы, лебедь, что за птица? Я полагаю, та самая Обида, с которой он путешествует?
        Обби неловко кивнула.
        Дан подошёл к брату и потряс того за плечи, а когда Тим открыл глаза, заговорил, сложив губы в самодовольную улыбку человека, не сомневающегося в своём превосходстве и заслуженной любви других к его персоне.
        —Ну вот, брателло, и свиделись! Здравствуй!
        Тим всмотрелся в его лицо:
        —Я сплю?! Какой странный у тебя голос… И что-то с лицом — серое… Всё как во сне… — Ты видишь меня наяву! — Усмехнулся Дан, сжимая брата в объятиях и незаметно ощупывая его. — Тебе очень плохо? Пожалуй, шляпка поганки не бледнее тебя. Сейчас мы уедем! Обида, попробуй привести его в чувство, ждите меня минут через двадцать, я попробую раздобыть хоть какой-нибудь транспорт.
        —А как же ты выбрался? — Тим постарался за рукав остановить брата.
        —Поговорим в дороге! Нельзя терять ни минуты — тебя нужно срочно отправить к врачу! — Недовольно крикнул Дан из-за полузакрытой двери, удаляясь.
        Первым спугнул обескураженное молчание присутствующих Родион, затрубив своим выдающимся носом в розовый платок.
        —Какой странный молодой человек! — Закрыв глаза, он шумно вдохнул. — Ошибки быть не может, друзья мои! Я до сих пор ощущаю ядовитый запах горелых спичек — признак нечестных помыслов! К тому же к этой омерзительной вони примешивается кровянистый запах ножа, которым только что разделывали рыбу, — это запах опасности. Нам угрожает опасность!
        —Что вы себе позволяете? — Буркнул Тим, морщась от боли в плече. — Это мой брат! И не смейте говорить о нём плохо. И потом, почему это нам угрожает опасность? Для нас вы человек посторонний.
        —Хорошо, хорошо, юноша, вы от меня и полслова больше не услышите о том, какая неминуемая опасность исходит от вашего брата. А она исходит — да, да, верьте старому нюхачу! — Огорчился Родион. Белые усы и брови даже как будто порозовели от огорчения. — Опасность угрожает именно нам, потому что я готов разделить с вами все неприятности, ведь за эти несколько минут я успел почувствовать в вас, мои дорогие гости, родные души. Именно таких ощущений я был лишён более десяти лет. И поэтому я готов для вас на всё.
        —Родион говорит правду, — Обби, остужая пыл друга, прыснула в него лимонадом. — Посмотри на своё Рубиновое сердце!
        Тим обтер мокрое лицо и расстегнул рубашку. Красное сердце почернело.
        —Нам необходимо быстрее уходить отсюда! — Родион ловко свернул скатерть с угощениями и взвалил узелок на горб. — Мы укроемся в старой Крепости. Мой прапрапрадед был её архитектором, я знаю кое-какие укромные местечки. Это самое безопасное место в городе, хотя и там случаются чудеса! Насколько я знаю, прежде всего, нужно бояться галлюцинаций, но выбора у нас нет! Увы, иногда стенам веришь больше, чем людям. За мной, Тим и Обби! Вперёд!
        Крепко взяв упирающегося мальчика за руку и придерживая Обби, взлетевшую к нему на плечо, Родион вышел на улицу. Поминутно оглядываясь, они устремились по безлюдной улочке в самый центр Города. Там и располагалась древняя крепость.
        Она стояла наверху высокого холма. Прапрапрадед Родиона, искусный архитектор, выбрал такое место не случайно — на том холме было лежбище ветров. Где бы они ни летали, по каким бы морям ни скользили, в какие бы пещеры ни проникали, отдыхать возвращались на любимые вмятины холма. Они обматывали вокруг толстого земляного живота длинные бороды, чтобы случайно во сне не сорваться и не улететь куда-нибудь, и мирно засыпали. Только свист, да гул бушующих волн различало обычное человеческое ухо, а на самом деле это ветры вспоминали во сне о том, что довелось повидать на земле и на небе.
        После того, как на холме поднялась Крепость, ветры перестали наматывать свои бороды вокруг холма, цепляясь за кусты, каждый выбрал для себя свою башенку, свою любимую маковку, венчающую внушительное сооружение. Ветры выбирали себе башенки по звуку, ведь каждая из них пела свою песню.
        Южный выбрал ту, что быстрее всех отозвалась на его трепет, когда горячей стрелой просвистел он в её причудливом узорном куполе — словно серебряные серьги зазвенели в ушах и монисты на стройной шее танцовщицы, словно бусы засверкали, раскатываясь по её груди.
        Северный выбрал ту, чей негромкий голос был не столь затейлив и пел голосом ледяного ключа, вселяя в души покой и чистоту. Восточный выбрал ту башенку, которая вполголоса напевала-рассказывала ему о радостях и печалях, без которых не может прожить ни один человек на земле, и он иногда плакал над людскими тревогами, но чаще смеялся над их незадачливостью.
        Западный выбрал ту, что стояла выше всех, и у которой узор из меди на куполе был самым замысловатым. Жарче всех горела её маковка под закатным солнцем, а песни рождала о тайнах, о сокровенных чувствах: в её мелодии слышалась скрипка — она молила о вечной любви, ей вторила виолончель, а страстные объятия ветра напоминали удар огромного барабана — гордый и вдохновенный.
        Но, увы, прошли те времена, когда пели башни, сменяя друг друга. Только половина северной башни стояла, да треть западной, а медные маковки растащили воры на продажу. Недоступными для времени и лихих людей оставались только подземные переходы. Стояла Крепость одинокая, больная, никому ненужная, страшная в своём запустении.
        В поздний час все горбуны спали, ночных пешеходов никто не заметил. Они ступали осторожно, поминутно оглядываясь. Обби и пером не прошуршала. Мысли и чувства кружились в голове Тима, едва не теряющего сознание, и он не знал, какие из них правильные: «Брат не может меня обмануть, он хотел помочь мне! Какую чушь несёт этот горбун! Но Обби, Обби не может мне врать. Не подменила же она Рубиновое сердце. Значит, опасность рядом? Тимидан! Тим и Дан! Тимидан!»
        Через несколько минут путники вошли под каменные своды. Запахом плесени да писком летучих мышей встретила их крепость. Когда Тим стал пониматься по лестнице, ему показалось, что ступеньки поменялись местами с потолком, он идёт вниз головой, а на болтающихся в воздухе перилах трепещет разноцветная фраза: красное слово Даниил, зелёное я, жёлтое найду, синее тебя. Голова отделилась от шеи и поплыла верх, как воздушный шарик — легко, беззаботно. Родион едва успел подхватить Тима, спасая от опасного удара о булыжники, вмурованные в пол. Хотя бедный администратор просто изнемогал под тяжестью Тима и лебеди, у него хватило сил дотащить их по тёмному коридору до крохотного помещения с узким окном-щелью.
        —Конечно, это не самая комфортабельная комната, — запыхавшись, сказал администратор. Движением головы он указал Обби на ворохи соломы, разбросанной по полу. Птица соскочила с его плеча, быстренько сгребла сухую траву в кучу. На это место Родион и уложил мальчика. — Было бы безопаснее спуститься в подвал. Но пока Тим не сможет передвигаться сам, придётся отсиживаться на первом этаже.
        —Ему очень плохо. Необходимо промыть рану, — Обби заплакала, обмахивая безжизненное лицо мальчика.
        —Ну что ж, милая Орини… тьфу-ты, прости, Обби. Мы поступим следующим образом, — в голосе Родиона звучало столько участия, что Обби стало стыдно распускать слёзы. — Нам придётся ненадолго оставить нашего друга. Мы сходим в Тайницкий подвал, там есть колодец. Одному, увы, мне никак не справиться. Судя по запахам, в этой крепости нет ни одной живой души, кроме летучих мышей, — да они вряд ли побеспокоят Тима.
        Ох, как нехорошо было на сердце у Обби.
        —Мы скоро вернёмся, потерпи, — шепнула она мальчику, и в ответ услышала только бессвязное бормотание.
        Тим лежал на соломе, раскинув руки. Одну часть его лица ярко осеняла луна, придавая ей спокойное выражение, а другую часть застелила бархатная тень, делая её таинственной и мрачной. И от этого казалось, что лицо мальчика слеплено из двух разных лиц.
        Через некоторое время потолок комнаты стал красновато-прозрачным из-за отражения в нём пламени факелов. Кто-то остановился прямо под окном. Послышались хрюканье и визг. Но не эти звуки заставили прийти в себя Тима. Он очнулся, когда прозвучал грубый, непривычный для него и всё-таки родной голос: — Куда же они подевались, Кикимора? Пёсиглавцы, обшарьте Город!
        Тим оттолкнулся от охапки соломы и с усилием поднял своё разомлевшее тело.
        —Встречаемся здесь! — Донесся до мальчика тот же самый голос.
        Смысл слов, сказанных братом, проплыл мимо сознания Тима, но сам его голос был для него сигналом: встань и иди, ты должен быть рядом! Тим двигался, не задумываясь над тем, какой избрать путь. Он быстро шёл, не отдавая отчёта в своих действиях, но не спотыкаясь, не цепляя плечами за выступы, нагибаясь перед низкими притолоками — шёл бездумно и уверенно. Протиснулся через разлом в стене и спрыгнул на землю. Под огромной стеной крепости, едва освещённой Волчьим солнцем, молча стояли и во все глаза смотрели друг на друга двое мальчишек. Два человека, чьё сознание разъедал один и тот же яд. Два брата, искавшие друг друга. Но у одного были удивлённые и почти счастливые зелёные глаза, а у другого — будто крошки бутылочного стекла.
        —Ба-а-а! Кого я вижу! — С издёвкой сказал Даниил.
        —Дан, священный огонь рядом, — ответил Тим.
        —Русские народные сказки! Фольклор! Народная тупость! — Хохотнув, произнёс Даниил и торжественно сплюнул под ноги Тиму. — Пошли со мной. К Нию, для которого старый прохвост Лиходеич и стибрил тебя из роддома. Жаль, что не меня, скажу без обид. Толку было бы больше! Пойдём к Нию, там весело. А?
        —Я надеялся, что яд не подействует на тебя так сильно, — почти прошептал Тим.
        —Уж не оплакивать ли ты меня собираешься? — Хмыкнул Дан, перекидывал из руки в руку нож с удобным дубовым черенком.
        —У тебя мой нож? Мой нож? Неужели ты взял его там, у Родиона? — Тим больше удивился, чем упрекнул.
        —Да на, забери обратно, жадина! — Крикнул Дан и швырнул в брата его собственный ножик.
        Лезвие целило в грудь Тима. «Вот она, смерть», — и тело сжалось, готовясь принять неизбежный удар.
        «Смерть не долетит до тебя», — услышал Тим слова Числобога. Он услышал их так, будто Числобог сейчас кричал ему прямо в ухо: «Смерть не долетит до тебя!»
        Тим понял: нож будет слабее его жизни. И новым взглядом — без малейшего страха посмотрел на летящую в него стальную смерть. Он будто прицелился взглядом в самый конец тонкого лезвия.
        Нож вздрогнул в воздухе… и, кувыркаясь, свалился на булыжники. Запрыгал, зазвенел, злобно царапая камни острым лезвием. Сила смерти не желала пропадать зря. Тиму стало горячо-горячо. Отравленная ядом кровь бросилась в голову; он наклонился и рывком схватил привычный, с удобными выемками для пальцев черенок. Он не промахнётся. Он знал, что сейчас обязательно попадёт в Дана, он был уверен: нож воробьём влетит в брата, едва не ставшего его убийцей, и тот упадёт, и не встанет уже никогда. Тим замахнулся…
        Нож в руке мальчика похолодел и недовольно заворочался.
        —Ну, бросай! — Закричал Дан, отбегая.
        —Это же рыба, — рассмеялся Тим, разглядывая в своей руке нечто длинное, блестящее и явно живое. — Посмотри, это селёдка!
        —Мне надоели твои вечные фокусы! — Заверещал Дан. — В-волшебник несчастный! В-врун!
        —Я не вру! — Засмеялся Тим. — Это, правда, селёдка!
        —Как же! Селёдка! — Буркнул Дан. — В горчичном соусе или горячего копчения?!
        —В собственном соку! — Засмеялся Тим. — Иди сюда!
        Дан съёжился и не двигался с места.
        Сил у Тима оставалось немного — путешествие из крепости к Дану и разговор с ним отобрали последние. Боль от плеча разлилась по телу, оно стало лёгким и слабым. Но Тиму казалось, что как только он дотронется до брата, проклятый морок спадёт с Даньки, и тот станет прежним замечательным братом. Самым лучшим братом на свете. Превозмогая себя, Тим сделал шаг и пошатнулся.
        Под рубашкой Рубиновое сердце покачнулось — не в такт его движению, а будто само по себе — и теплом ударило в грудь. Ударило совсем несильно, так, как обычно бьётся человеческое сердце. Но от этого удара в руках и ногах Тима запрыгали колкие пузырьки, и он невольно улыбнулся. Он вдруг ощутил, что внутри него пошёл дождь, настоящий ливень — весёлый и щекотливый. Посреди ночи Тим ощутил себя светлым днём, прояснившимся после грозы. Он вздохнул, улыбнулся. Ночь погладила его щёки ласково, дунула, сбивая набок светлый вихор.
        И Тим сделал два шага к Дану. Не переставая улыбаться, протянул ему руку. На ладони, шевеля хвостом, лежала длинная селёдка средней упитанности, с синей спиной и блестящими боками, белые жабры двигались — рыба невозмутимо дышала. Жёлтым глазом она подмигнула Тиму, ехидная улыбка раздвинула костяные губы.
        —Не соблаговолите ли быть зрителем представления? — Поинтересовалась она строгим голосом Петуха, объявляющего в лесу московское время.
        —А-а? — Переспросил Тим.
        Селёдка махнула хвостом, как рукой, — дескать, соображать надо быстрее, подпрыгнула на его ладони и взорвалась сотнями сверкающих мальков. Серебристая стая, как оглашенная, понеслась в синем воздухе, стреляя сухим треском петард. Дан икнул, растопырил пальцы, и постарался цапнуть хотя бы одну рыбку. Молнийки бросились врассыпную, стрекоча мотыльковыми плавниками, а потом всей семьёй кинулись на него, полезли в нос и уши, защекотали вёрткими животиками.
        —АААААААААА! — Завопил Дан, размахивая руками. — Уберите их! Сгиньте! Сгиньте, проклятые!
        Этот вопль бесцеремонные крошки перевели на свой рыбий язык как «Добро пожаловать!», обрадовались новой норке и хлынули в распахнутый рот мальчишки, стараясь пролезть поглубже, где потеплее. Не успел Дан прокашляться и отплеваться, как блестящая кутерьма прыснула из его ушей вон. Он схватился за уши и сжал рыбёшек, но они благополучно проскользнули меж пальцами и принялись его целовать. Прозрачные губки мальков больно впивались в щёки и шею. Чтобы не крикнуть, Дан крепко зажал рот одной рукой, и ещё энергичнее замахал другой, защищаясь. Но сверкающие рыбки и не думали обижаться, они вели себя с Даном без лишних церемоний, вполне по-приятельски — бодались, теребили веснушки, кусались, щекотно юлили в его ноздрях и ушах, оттопыривали веки, залезали под губы, разогнавшись, врезались в лоб, играли в прятки в волосах.
        Тим смеялся. Но вдруг он услышал приближающийся топот. Ничего хорошего он предвещать не мог. Мальчик подпрыгнул, зацепился за кирпичный подоконник и исчез в окне.
        Оказавшись в длинном лабиринте на достаточно большом расстоянии от окна, Тим снял с шеи Рубиновое сердце и накинул цепочку на обугленный факел, торчащий в ржавом держателе. Он вспомнил слова Лиходеича о том, что если волшебная вещь сослужила тебе добрую службу, то её следует подарить хорошему человеку или оставить в каком-нибудь не слишком добром месте — обязательно найдётся тот, кому она пригодится. И не стоит ждать награды, учил старый леший, это не особая щедрость, это закон Общей жизни.
        Рубиновое сердце качалось и постепенно становилось невидимым, словно таяло в воздухе, и Тим решил, что это добрый знак: его увидит только тот, которому он, и правда, будет нужен. И побежал, смутно представляя, как вернуться в комнату, где его оставили Обби и Родион.
        Часть третья
        Владения призраков

        Глава первая, в которой Тим, Обби и Родион скрываются от погони
        Вернувшись в комнату, оставленную несколько минут тому назад, Тим бросился развязывать узелок с провизией. Повисший в пыльном воздухе аромат съестного не оставлял сомнений в его содержимом. Раздумывая над историей чудесного превращения ножа в рыбу, он пытался понять, что стало тому причиной: волшебные свойства Видении, самой крепости, или к нему возвращается его дар? Тим доедал третий пирог с черникой, когда в дверном проёме застыли Обби и Родион. Энергично двигая челюстями, он протянул им по большой ватрушке и едва мог произнести:
        —Мужасно хлочется эст! И фы поткепитесь! Нам нужно бырее уходить отюда!
        —Молодой человек, ваше дело пошло на поправку! — Воскликнул Родион, с удовольствием оглядывая мальчика со всех сторон. — Как чудесно от вас пахнет яблоками! Причём крепкими зелёными яблоками зимних сортов! Узнаю «боровинку» и «белый налив»! Поведайте, что стало причиной столь стремительного преображения?!
        Не переставая жевать, Тим ответил:
        —Я тумаю, Секце, рупиновое Секце!
        Обби, глядя на Тима, тоже принялась за еду, преувеличенно громко чавкая и вздыхая. Но даже передразнивать мальчика у неё получилось достаточно изящно и, поглядев на них обоих, Родион тоже взял гроздь винограда и стал отщипывать молочно-жёлтые ягоды. При этом он внимательно слушал Тима. А тот отложил пирог и рассказывал:
        —Обби, ты, конечно, помнишь: лекарь Варфоломей написал, что у Рубинового сердца есть неизвестное для него волшебное свойство. Так вот я не только узнал, какое оно, но испытал на себе. Рубиновое сердце дало мне свои силы тогда, когда моих собственных уже не осталось. Мне кажется, оно заключало в себе огромную жизненную энергию, а потом — р-раз — и вылило её в меня. Вы принесли воду для моей раны? Спасибо, но теперь её не нужно промывать, — Тим покрутил плечом, демонстрируя, что ему совершенно не больно, и, помолчав, сказал: — Несколько минут тому назад я разговаривал с Даном.
        —Что? — Нос Родиона взвился вверх. — Обби, наш мальчик бредит!
        —Эх, уж лучше бы я бредил, — Тим откинул упрямую прядь волос со лба и продолжил: — Яд подействовал на него гораздо сильнее, чем это можно было предположить… Даже глаза у него тёмные и пустые, как бутылочные осколки… Те, с кем он сейчас, очень хотят, чтобы мы не дошли до Знича.
        В эту минуту по потолку прокралось огненное пятно от факела, постояло в середине, подслушивая, и скользнуло дальше.
        Тим прижал палец к губам. Родион понимающе кивнул, аккуратно сложил скатерть в карман, и жестом предложил друзьям следовать за ним. Бесшумными тенями они покинули комнату и двинулись по длинному переходу. В бойницы не заглядывала ни одна звезда, зато студёный ветер гулко ухал под сводами, со всего маху бил по выложенным из ноздреватых булыжников стенам, трепал друзей. Поёживаясь, они стремительно шагали в свистящей холодом темноте. Родион на ходу вложил в рот Тиму и в клюв Обби хрумкие сладкие кусочки и пояснил:
        —Сахар обостряет зрение.
        Действительно, как только последняя крупинка растаяла на языке, Тим перестал налетать на повороты стен. Он отчётливо различал проёмы и раскачивающийся, словно перегруженная лодка на волнах, горб Родиона. На руках мальчик нёс Обби.
        Пол пошёл под уклон, и Родион запалил толстую свечу.
        —Мы спускаемся в подземелье. Здесь нет ни щёлочки, огонь никто не заметит снаружи, — пояснил он, убирая длинные спички во внутренний карман куртки.
        С потолка бесперебойно падали холодные капли вонючей воды. Джинсовая жилетка, рубашка и брюки Тима мокро отяжелели. Прижимая подбородок к шелковистой спинке лебедя, мальчик чувствовал, что она усеяна бусинками влаги и даже во сне мелко-мелко дрожит. Родион постоянно отжимал подол куртки, и вода лилась с таким шумом, будто администратор опрокидывал целое ведро. Вскоре у Тима и Родиона кожа покрылась мурашками и заледенела, — они шли, не чувствуя ногами пол, как по воздуху.
        —Родион, — позвал мальчик администратора, чтобы удостовериться, что они ещё живы и могут разговаривать друг с другом.
        Администратор медленно-медленно развернул горб и оборотил лицо. Перед Тимом стоял Дан с лицом цвета молока, в которое капнули синих чернил.
        —Выбрось нож, — тихо, задушевно попросил он, стеснительно потупив глаза. — Зачем ты хотел кинуть его в меня? Нехорошо, брат. Выбрось. Зачем ты превратил его в пескарей? Они так щекотали меня. Выбрось нож, братик, братушка, — голос Дана становился всё ласковее, синеватые губы растянулись в улыбке.
        —Даня? — Опешил Тим, понимая, что эта их встреча не сулит перемен к лучшему.
        Дан стал удаляться, не переступая ногами, а отлетая — плавно, будто чуть укоризненно. При этом смущённо смотрел в пол и ласково твердил:
        —Выбрось нож, братушка. Больше всего на свете я не люблю пескарей, они щекотятся.
        Как привязанный, Тим двинулся за ним. Дана обступили десять Родионов, сокрушённо раскачивающих горбами. Один за другим Родионы начали оборачиваться, сияя молочными лицами Даниила, и каждый новый Даниил ласково упрашивал:
        —Ну что же ты, брат, выбрось нож. И никогда не дружи с пескарями. Они очень страшные. Может быть, они хотят защекотать меня до смерти.
        Уже сотни Даниилов улыбались Тиму и тихонечко приговаривали, как будто повсюду плескались волны:
        —Пескари въедливые, как комары. Их надо зажарить и скормить какой-нибудь кошке. Зажарить, зажарить, скормить…
        Тим в ужасе отвернулся — и натолкнулся на другого Тима, который с большим недоумением спросил у него:
        —Даня?
        Второго Тима обступали со всех сторон множество других Тимов и Данов, которые то отворачивались горбатыми спинами администратора, то вновь показывали лица цвета молока, разбавленного синими чернилами, и шептали ласково-удивлённо:
        —Даня? Пескарей надо зажарить. Выбрось нож, братушка. Даня? Мне кажется, у меня аллергия на рыб. Даня?
        —Данька! Данька! — Закричал Тим, поворачиваясь то к одному брату, то к другому, пытаясь понять, какой же из них настоящий. Но каждый из них резко отворачивался горбатой спиной Родиона и недосягаемо отлетал от него. Но уже через минуту вновь белел лицом родным, но странным, призрачным.
        Тим забыл, кто он — настоящий Тим, или двойник какого-то другого Тима, а может быть, даже Дана. Или Родиона? Он — не он, или он — Тим, он — Дан, он — Родион? Кто он? Кто он? Кто он? Тим — Дан, Дан — Тим. Родион. Тим не мог вспомнить, кто он: Тим, Дан, Родион?
        Он двигался вместе с остальными Тимами-Данами, так же почему-то испуганно отворачивался, когда какой-нибудь Тим спрашивал у него: Даня? И сам недоуменно спрашивал у очередного призрачного брата, повернувшего к нему своё бледное лицо: Даня? И слышал в ответ родной голос, который с каждым разом терял ласковость, всё сильнее звучала в нём обида и даже угроза: — Пескари, это самые страшные рыбы. Выбрось нож. Я скормлю тебя пескарям.
        —У меня нет ножа, он пропал там, у крепости! — Закричал Тим. — Слышишь, брат?! Я больше никогда не возьму его в руки! Я не люблю рыбу! Мы вместе! Тим и Дан!
        —Здесь очень холодно? — Услышал он как будто бы издалека голос Обби. — Или мне только кажется?
        —Тим, Тим, — к нему приблизилось перепуганное лицо Родиона. — Скажи, ты кого-нибудь видел сейчас?
        Тим крепко сжал веки, он боялся их раскрыть и вновь увидеть бледно-молочных, призрачных Тимов и Данов, и раскачивающийся, как тяжёлая лодка на волнах, горб Родиона.
        —Тим, Тим, это ничего. Так бывает в крепости, — сказал Родион, поглаживая его по голове. — Всё кончилось. Ты добрый, Тим, ты смелый. Страшная игра кончилась. Ты победил.
        Потребовалась минута, для того чтобы Тим собрал вместе подпрыгивающие губы и смог управлять самопроизвольно отпадающей челюстью:
        —Если мы перестанем бояться, нам не будет так холодно. Да?
        Родион кивнул.
        —Ой-ой-ой! — Запищала Обби. — Мне страшно. Очень страшно, Тим. Сделай что-нибудь!
        —Ну что ты, Обби! — Улыбнулся Тим, приходя в себя. — Разве так нужно бояться? Так и быть, я научу тебя бояться, как следует!
        Тим опустил Обби на землю, а сам скорчил страшную рожицу — поскольку ему самому было страшно и холодно, сделать такую физиономию не составило большого труда. Он прыгал и потрясал руками и ногами не хуже настоящего шамана. Начал шёпотом, но постепенно его голос окреп:
        У страха длинный и красный нос,
        А вместо глаз — зеркала.
        Он любит, конечно же, запах роз,
        Но это всё ерунда.
        Страх очень коварен, он зверски хитёр,
        Он страшен, как сто чертей.
        Его боится даже бобёр,
        На дне речушки своей.
        Он прыгает вверх и лазает вниз,
        Он каждой бочке — затычка.
        Его не обманут и тысячи лис,
        Все двери его — без отмычки.
        Он любит детей и любит зверей,
        Особенно любит он ночи.
        Когда хоровод из тёмных теней
        Кружит вкруг тебя что есть мочи.
        То в сердце кольнёт, то рукой задрожит,
        То в ухо шепнёт ненароком.
        Он за тобой всегда добежит,
        И в горле застрянет колко.
        Но… — тут Тим сделал многозначительную паузу, взял Обби на руки и тихонько проговорил ей, глядя глаза в глаза:
        …ты не пугайся его, пожалей.
        Страх вовсе не страшный, пожалуй.
        Ему не хватает надёжных друзей.
        А так — неплохой он малый.
        —О!У!О!У! — Родион приплясывал и хлопал в ладони. Обби кудахтала от смеха, закрыв крыльями голову.
        Друзья двинулись дальше, продолжая болтать.
        —Тим, ты говоришь, страх — неплохой малый? — Спросила Обби.
        —Очень славный малый! — Серьёзно подтвердил Тим, поблёскивая в полутьме зелёными глазами. — К тому же большой ценитель красоты! Он разбивает и портит исключительно изящные вещицы: цветочные вазочки, статуэтки балерин, хрустальные стаканчики. И сам красавец — на длинных ногах, а в руках цветочек!
        —Цветочек? — Переспросил Родион.
        —Ну, может быть, и не цветочек, но верблюжья колючка — точно. В знак несчастной любви. Его давным-давно отвергла дама сердца. Вот он ко всем и пристаёт, чтобы не так одиноко было. Но, к сожалению, многие шарахаются от его клыков.
        —У него есть клыки? — Переспросила Обби напряжённым голосом.
        —Да так, маленькие, — пренебрежительно махнул рукой Тим, — всего по два метра длиной. Торчат вверх. Представляете, сколько на них уходит зубной пасты? Иногда он экономит, и клыки начинают зверски болеть. Тогда Страх идёт на базар, а когда возвращается с него, то вешает на клыки авоськи, из которых торчат топоры.
        —Он топоры на базаре покупает? — Обби спросила это так, как будто сама очень нуждалась в паре-тройке отличных топориков и хотела узнать подходящее место для их приобретения.
        —Конечно, на базаре! Ведь только там можно выбрать острые топоры по руке! — Солидно заметил Тим. — Он ими — вжик! — мальчик чиркнул ребром ладони по шее, — капусту рубит.
        Обби покрутила своей бархатной головкой с пятью зелёными волосками, убеждаясь, что та крепко сидит на её изящной шейке, кашлянула:
        —Значит, капусту рубит? — После небольшого молчания уточнила она.
        —Да, вначале с грядок убирает — тюк-тюк — только головы летят… капустные, а потом их мелко-мелко — и в кадушку. Он же вегетарианец. Капустой одной питается, а кровью запивает.
        —Он кровь пьёт? — Упавшим голосом спросила Обби.
        —Чистейшую, свеженастоенную, — подтвердил Тим, — так называется его любимый коктейль по первым буквам компонентов, из которых он и состоит: Картофельно-Редисочно-Одуванчиковая Выпивка.
        —А почему на конце мягкий знак? — Подозрительно спросила Обби и с восхищением открыла клюв, предвкушая очередную шуточку Тима.
        —Потому что потому всякая мутЬ-жутЬ заканчивается на мягкий знак, а не на твёрдый!
        И тут из-за поворота появился огромный, прозрачный медведь и проплыл между ними, как привидение через стену.
        —Ах! — Вскрикнула Обби, заворожено глядя ему в след.
        Прозрачно-голубоватый медведь растаял в темноте лабиринта. Родион осторожно сунул нос за поворот, откуда только что показалось странное животное.
        —Красота-а-а! — Не смог сдержать он своих чувств.
        —Где красота? Где? — Обби перелетела через его яйцеобразную голову и замерла в воздухе, распахнув крылья. — Это выставка работ подземных художников?
        В просторном зале, в который они зашли, свободно парили десятки голубоватых прозрачных фигур людей и животных, сделанных необыкновенно умело.
        —Это скульптуры из облаков? Или из дыма? А может быть, это особые лазерные картины? — Тараторила Обби, почтительно-робко облетая таинственные фигуры и рассматривая их удивлёнными расширенными глазками.
        Фигуры были, и правда, очень занятны. Под самым потолком в одном хороводе, медленно вращающимся, кружились большие бабочки с причудливым разрезом крыльев, рыбки с изогнутыми длинными хвостами и совсем крохотные птички. Под ними огромный орёл хищно гнул шею — он с нетерпением ждал жертву. Неподалёку от него плавали две злобных гиены, дожидаясь поживы. Голубоватой гигантской позёмкой стелилась над полом стая волков. Огромная щука, изогнувшись кольцом, будто спала в воздухе. Солдаты в париках и треугольных шляпах, с мушкетами наперевес неразлучно плавали с открытыми ртами, какая-то бравая песня замерла на их губах.
        —Ой! — Обби с восторгом забила крыльями. — Сюда можно забраться! — Она нырнула в хищного орла, как в гнездо, и расправила свои крылья в внутри его прозрачных крыльев. — Я теперь царь птиц!
        Не долго думая, Тим «надел» на себя фигуру плавающего поодаль толстого пирата с костяной ногой и, дурачась, рявкнул уже изнутри:
        —Тысяча чертей на сундук мертвеца! — Его голос прогудел, как из бочки.
        —Подождите! — Испуганно замахал руками Родион. — Что вы делаете? — И попытался выдернуть за воротник Тима.
        Но толстый пират, через тело которого просвечивал Тим, грубо оттолкнул его и прикрикнул:
        —Тебя не спросили, противный нюхач!
        —Тим, опомнись! Мальчик, родной ты мой! — С ужасом закричал Родион. — Ой! Ой! Ой! — Ему пришлось отбиваться от напавшего на него орла, внутри которого находилась, кажется, потерявшая разум Обби. Она вопила из всех сил: — Мы птицы вольные! Не тебе нас учить уму разуму!
        —Дети мои! — В бессильном отчаянье Родион раскачивал вытянутой головой: — Это духи! Бежим! Вылезайте быстрее!
        —Я ничего не могу поделать! — Закричал Тим и обрушил на Родиона удар такой силы, которую никак не мог ожидать от себя. Одноногий пират, облепивший его, заставлял совершать те действия, которые хотел именно он. Голубой орёл распахнул клюв, повинуясь его движению, открыла клюв и Обби — и клюнула бедного администратора в лоб.
        —Это не я! — Всхлипнула Обби.
        —Убегай! — Кричал Тим.
        —Только с вами! — Отвечал Родион.
        —АААААААААААААА! — Плакала Обби, стараясь вытащить крылья из крыльев орла, но они цепко пристали к ней.
        Все голубые фигуры пришли в движение, слились в один ком, в котором крепко-накрепко застряли друзья. И вдруг он распался. Голубоватые неопределённые фигуры разлетелись по валунам, в беспорядке разбросанным по залу, и обрели некоторое человекоподобие. Тим, Обби и Родион едва живые распростёрлись на полу в центре зала. К ним не спеша подлетел синий медведь, постепенно обретающий черты косматого старика, и удовлетворённо оглядев, расположился на большом валуне.
        —Эти организмы съедобны! — Гудели духи. — Даже горбунишка выглядит вполне аппетитным!
        —Мальчишка и птичка — просто сахарные, шоколадные, апельсиновые, йогуртовые, карамельные-ые-ые-ые!
        —Цыц! — Прикрикнул на них синий дух, зябко поджимая под бородой огромные ладони и ступни. Он заговорил скрипучим басом: — Совсем голову потеряли, оглоедушки призрачные! Слушайте, что я вам скажу. Птица и этот яйцеголовый будут нашим неприкосновенным запасцем энергии. Кто знает, поумнеют ли горбунишки-слепороды, зароют ли наши косточки, так и белеющие на поле брани, заснём ли мы сладким мёртвым сном… Когда наступит самое суровое времечко, мы выпьем силушки у лебедя и яйцеголового. Но нам силы нужны и сейчас! Правильно я говорю?
        Ухораздирающий зёв был ему ответом.
        —Поэтому, — продолжал скрипеть Синий, — мы выпьем энергию этого мальчуганишки сегодня. Устроим по этому поводу пикник. Мы привяжем его к камню, обовьёмся вокруг его тельца, припадем к нему и упьёмся его молоденькой силушкой!
        —Упьёмся! Упьёмся! Упьёмся! — Духи плотоядно застонали, завыли протяжно. — А пока разделить их! — Приказал Синий. Он приподнялся и заглянул в глаза Тима прозрачными шарами. — Ты опасный, ты очень опасный. Поэтому ты умрёшь первым. Я буду пить из тебя силы. И на это же обречены твои друзьишки! О, как это больно, когда из тебя уходит жизнюшка!!!
        —Но позвольте, — закричал Родион. — Оставьте мальчика в покое. Он не виноват в вашей жизни… то есть в вашей смерти… то есть в вашей смертежизни. Пожалейте ребёнка!
        —Нас никто не пожалел! Наша цель — это мЭсть! Мы мстим всем за наше ужасное существование! По справедливости мстим! — Простонал Синий.
        Одни духи схватили и потащили куда-то Тима, другие — Обби и Родиона.
        Тима втолкнули в крохотную комнатушку, единственным освещением которой было голубоватое тело духа-стражника — оно освещало её не лучше и не хуже «синей лампы», служащей для прогревания уха. Противный холодок Тим обнаруживал то в животе, то на лбу, то в ухе. Не то чтобы он боялся того, что должно было произойти с ним. Но сознание погибели его раздражало. Несколько вариантов побега тут же пронеслись в его голове, но — увы! — они были неосуществимы. Тим дотрагивался до стен, незаметно проверяя, нет ли в них пустот или потайного хода.
        —Да ты не бойся, — подал заунывный голос дух, растекаясь голубой лужей на каменном полу. — Может, это и не так больно. Другие жертвы кричали не больше десяти часов.
        —Неужели? Не больше десяти часов? — Тим изобразил в своём голосе восторг. — Я и сам люблю покричать десять часов подряд! Правда, когда меня к этому никто не вынуждает.
        Голубой захихикал, его прозрачное тело затряслось, как студень.
        —Господи боже мой! — Голос духа слегка потеплел. — Двести лет не слышал нормальной человеческой шутки! Хи-хи-хи! Эх, а когда-то я был мастером острот! Раньше я был, знаешь каким? — Голубая лужа забурлила и превратилась в высокого прозрачного военного со шпагой, ранцем, шляпой-треуголкой. Он лихо подкрутил прозрачный ус и сделал такой жест пятками, который обычно делается, чтобы звякнули шпоры, но сейчас никаких звуков не последовало. — Кры-ы-ысавец! — Не без гордости заявил дух — Я нравился женщинам и обожал разгадывать загадки. О-о-о! Мне пришла в голову маленькая, но гениальная мысль! Позагадывай мне загадки. Двести лет никакой умственной зарядки! Тебе всё равно скоро умирать! А мне тут киснуть не емши, не пимши! Позагадывай мне загадки — сделай доброе дело на прощание! — Дух превратился в маленького пухлого мальчика и застенчиво потеребил Тима за полу джинсовой курточки.
        —По законам сказок, — сказал Тим, — если не сможешь сказать ответ, ты меня должен выпустить. Договорились?
        —Да ладно тебе, — замахал шестью руками дух, превратившись в индусского бога Шиву, — тоже мне, образованностью щеголяет. Не выпущу я тебя, даже не проси. Все сказки здесь отменяются! — Он превратился в дряхлую старушку и зашепелявил, скаля единственный зуб: — Милочек, ну загадай загадочку. По бедности нашей, по скудости, смилуйся.
        —Ну, хорошо, — сказал Тим, задумчиво подняв голову и изучая потолок. — Слушай первую. Даже белый может быть чёрным, а невезучий — счастливым. И сколько бы раз не умирал, каждый раз он новый.
        —Ах ты, ах ты, кудах-ты, кудах-ты… — Привидение превратилось в курицу, которая заполошенно носилась по комнатёнке. — Сейчас-сейчас. Подожди-подожди! — На полу уже пыхтел голубой ёжик. — Это первая, это всего лишь первая зага… Так, для разми… Может быть, это… Нет, а вдруг я ошибу… А может быть, это… Нет-нет-нет! Ни за что не ска… Я не хочу ошиба… Я умный! Я загадки любил и нравился женщинам! Говори быстрее разга… Мне не терпится узнать разгадку! — На полу крутилась голубая лиса, не в силах поймать свой хвост. — Быстрее говори, пока я не сошёл от огорчения с ума!
        —И зачем так переживать? — Упрекнул Тим. — Это день! Белый день может стать для меня чёрным, если ваш Синий не поменяет решение, или если ещё что-нибудь не произо…
        —Ну-ну, дальше-дальше, — завопил дух, ставший огромной жабой. Она нетерпеливо подпрыгивала и шмякалась на пол. — Получше загадки загадывай! Загадывай хорошие загадки, не такие загадистые, а не то у меня мозги так загадятся, что их никто разгадить не сможет!
        —Скорее, не живой, чем живой. Скорее, бестелесный, чем из плоти. Скорее, вредный, чем полезный. Ну, и какой же будет ответ? — Прищурился Тим, наблюдая, как у божьей коровки, нарисовавшейся в воздухе секунду назад, вытягивается хобот, растут гигантские плоские уши — и вот уже под потолком плавал слон.
        —Боже мой, боже мой! — Завопил дух, растекаясь лужей. — А вдруг я ошибу… Я не хочу ошиба… Я не должен ошиба… Я нравился женщинам! — Он превратился в понурого осла, бесперебойно икающего. — Я был такой умный и красивый! Я не могу ошибаться во имя памяти моих поклонниц! А ну быстрее говори разгадку!
        —Это ты сам и есть! — Развёл руками Тим. — Ответ: дух! Призрак! Привидение, если тебе будет угодно!
        —Ай, ай, ай, — пригорюнились и заплакали прозрачные старичок со старушкой, заботливо подставляя друг другу по огромному прозрачному ведру для прозрачных слёз. — Как же так? Я бы отве… я знал отве… Но… Но… Но… Я боюсь сказать непра… Ведь я так нравился женщинам. Я не могу обижать их память своей умственной неполноценностью. Ещё, ещё загадку!
        —Ну, хорошо же, — сказал Тим, с сочувствием разглядывая голубое ухо, растущее из гигантской ноги. — Скорее, сто неживых, чем сто живых. Скорее, сто бестелесных, чем сто из плоти. Скорее, сто вредных, чем сто полезных. Что это?
        —Ах ты, беда какая! — Оглушительно заорала голубая ворона. — Ты так, да? Это не по-товари… Не мог ничего лучше приду… Я от тебя не ожида… — На Тима наскочили два коня и принялись топтать, но, к счастью, невесомые животные не причинили мальчику ни малейшего вреда. — Я не могу ошиба… Я ведь совсем перестану себя уважать, если скажу непра… А ведь я когда-то нравился женщинам и любил загадки! Почему ты не думаешь о них? Говори же быстрее ответ!!!! — Дубина обрушилась на голову Тима, но ни один волосок не пошевелился из упрямого вихра пленника, кажется, обречённого на неминуемую гибель.
        —Это сто духов, — вздохнул Тим. — Сто призраков, или сто привидений, если тебе это угодно.
        —Ты коварный! Ты самый злобный, мерзкий, глупый, противный, дурацкий, нефертикультяпный, отвратительный, мерзопакостный мальчишка, — глухо доносилось из прозрачного кладбищенского холмика с высоким крестом. — Ты убил меня. Вся моя жизнь и вся моя смертежизнь пошли насмарку! А ведь когда-то я так нравился женщинам! Загадку! Загадку! Загадку! — Кричал в прозрачный микрофон прозрачный толстый дяденька. — Сейчас я точно отгадаю загадку! Я чувствую в себе силы нравиться женщинам!
        —Ну, хорошо же! Слушай внимательно! Они могут быть мёртвыми, но никогда — смертельными. Они могут быть долгожданными, но иногда их прогоняют. Они могут быть в руку, но никогда — в ногу.
        —Я знаю! — Пропели губы, растянутые в самодовольную улыбку, слоистым туманом плавающую по комнатёнке. — Я не боюсь ошибиться! Какая лёгкая загадка! Ха-ха-ха! С неё бы и следовало тебе начинать, милый друг! Всё-таки не зря я так любил загадки и нравился женщинам! Вот тебе мой ответ: это тысяча духов! Тысяча призраков или тысяча привидений, если тебе это угодно!
        Тим озадаченно молчал, наблюдая, как голубые фламинго поджимают ноги и превращаются в пышный букет гладиолусов.
        —Нет, — после некоторого замешательства сказал он. — К сожалению, это всего лишь сны.
        —Как ты мог? — Заскрипела голубоватая мусорная корзина. — Вот во что превратили меня твои дурацкие шалости! Я уничтожен… Где теперь эти женщины, которым я нравился? Всё пошло прахом! Жизнь прожита зря! Лучше бы меня никто не любил! — Прозрачный военный сел на пол, отшвырнул треуголку, медленно поплывшую в воздухе, и заплакал. — Моя честь поругана!
        Тиму стало жаль духа, однако, и другие соображения не выходили у него из головы.
        —Послушай, ты на самом деле очень-очень хочешь отгадать загадку? — Спросил он.
        —Нет, я хочу убить тебя! Никаких загадок! Только дуэль! — Завопил дух.
        —Я загадаю тебе загадку, ответ на которую ты произнесешь отчётливо и громко. И он будет правильным! Хочешь такую загадку? — Тим даже ласково погладил высокий муравейник, беспокойно кишащий насекомыми.
        —Ни за что! — Рявкнул голубоватый тигр, встал на задние лапы и выпустил когти.
        —Отлично! — Сказал Тим, задумчиво глядя в неровный потолок со странными выбоинами, дырами и утолщениями. — Слово, загаданное мною, ты тут же назовёшь, как только войдёшь в эту комнату, выйдя из неё ровно на две минуты тридцать три секунды. Время пошло!
        —Не жди меня, мама, хорошего сына, — протикали длинные напольные часы с маятником, уплывая в дверной проём.
        Ровно через две минуты тридцать три секунды в маленькой комнатёнке раздался оглушительный рёв низвергающегося водопада.
        —Побег! Побег! Побег! Тим, ты спас мою честь! Спасибо!
        А Тим из всех сил полз по узкому ходу, который он заприметил, когда оглядывал потолок своего узилища. Локти и колени сбились в кровь, но мальчик не останавливался, стараясь как можно быстрее удалиться от проклятого места. «Где же Обби и Родион? Как их найти? В любом случае, они где-то рядом», — лихорадочно стучало в голове Тима. Иногда он останавливался и прислушивался, но было тихо, как в дупле в безветренную ночь. Когда Тим прополз примерно километр, лаз расширился настолько, что мальчик встал и пошёл, слегка пригибая голову. Вдруг ему показалось, что раздался вскрик Обби и какие-то успокаивающие слова сказал Родион. Тим невольно прибавил шагу, и едва не окликнул друзей, но вовремя спохватился. Любая неосторожность могла стоить им жизни. Через несколько минут кромешный мрак рассеялся, по стенам запрыгали красноватые блики. Тим лёг на холодный, заплесневелый пол, рассудив, что так у него больше всего шансов остаться незамеченным, дополз до поворота и осторожно заглянул за него.
        В центре большой комнаты, заставленной огромными бочками и открытыми ящиками с чугунными ядрами, сидели Обби и Родион, связанные спина к спине. Рядом с ними полыхал факел. Никого больше не было. Тим заставил себя выждать пять минут, но не заметил ни шевеления, не ощутил движения воздуха. Только Обби всхлипывала во сне, тихонько вздыхал Родион, да напряжённо шипел факел, облизывая стену атласным языком. Тим оттолкнулся от пола, вставая, подошёл к друзьям и осторожно положил руку на головку Обби.
        —Мы снова вместе, — прошептал он, боясь напугать подружку.
        —А как же иначе, мой юный дружочек?! Мы снова вместе! — Тиму в лицо заглянула унылая синяя физиономия, два шара выпали из орбит и закачались на синих жилках. Вспыхнул голубой свет, озаряя склад, — из бочек один за другим полезли духи, хохоча и воя.
        —Ты оправдал надеждочки, которые мы с твоим драгоценненьким братцем возложили на тебя, — вопил синий дух, каким-то странным способом лишая Тима возможности пошевелить рукой или ногой. Мальчик стоял, как замороженный. — Твой братишечка предупреждал о твоей прыткости, но мы всё равно оказались прытче и умнее! Сегодняшний пикничок удастся на славу! Ты убежал из-под охраны намного раньше, чем я предполагал. А ведь тебя охранял самый умненький душок, который так нравился когда-то женщинам! Но я оказался хитрее тебя — бежать тебе можно было только сюда! В наши лапочки! А мы тебя уже ждали вместе с твоими ненаглядными друзьишечками!
        Духи по-хозяйски облетали связанных пленников, дотрагивались своим скользкими ладонями до бледной макушки Родиона, теребили крылья Обби, приглядываясь, к какому местечку будет выгоднее всего присосаться, то и дело с визгом отпихивали друг друга.
        —Знаешь, что я решил? — Усмехнулся Синий, раскачивая слепыми шарами. — Мы полакомимся сегодня на славу. Сдаётся мне, у твоих приятелей не только голова на месте, но и ноги. Не будет откладывать на потом то, что можно съЭсть сЭйчас! Ребятушки, к столику, все к столику! Приятно всем подавиться! Чёртика вам за трапезой, любезнейшие!
        Духи заголосили громче — все ходы подземелий наполнились их безумным голодным воем. Крепостные коридоры загудели протяжно и жалобно. Духи сбились кучей, перемешались, превратились в кипящую кашу, и кинулись на друзей. Тим, Обби и Родион, изо всех сил барахтаясь в невесомой слизи, пытались освободиться, но тщетно. Голубой ком с воткнутыми в него, как спицы, пленниками со скоростью ртути, выскочившей из разбитого градусника, метался по полу, и, в конце концов, рухнув в озеро, закачался на его поверхности. Друзьям повезло, что их головы оказались над водой.
        —Напьёмся их силушки, напьёмся! — Выли привидения, стараясь потеснее прижаться к своим жертвам. Крепко спелёнутые, друзья были не в силах что-нибудь сделать.
        Уже через минуты на них навалилась неимоверная скука. Белёсыми стали их глаза и серыми лица — три унылых, измученных луны качались в голубой бурлящей каше. Зелёные волоски на голове Обби слиплись, она безжизненно поникла на грудь Родиона. Мальчик и администратор зевали громче самих духов.
        Тим бормотал себе под нос:
        —У меня в голове вместо мыслей шевелятся толстые ужи. — Он сонно пожал плечами: — Ну и что? Я не против. Всё что угодно. Мне всё равно.
        —Тссссссс, — зашипела Обби, — не будите меня. У меня мёртвый час, мёртвый день…
        Услышав эти слова, Родион встрепенулся.
        —Что ты говоришь?! Обби, Тим. Нам нельзя спать. Сон — наша смерть. Нам нужно смотреть в глаза друг друга. Смотреть в глаза, во что бы то ни стало.
        —Сон — всему голова, сам не поспишь — других насмешишь, — пролепетал Тим, не раскрывая глаз.
        —Только спать, спать, — пробормотала Обби.
        Урча и чавкая, духи пили и пили силы своих пленников. Из голубых мерзкие создания превращались в фиолетовых.
        —Как сказал Поэт, не бывает прекрасное напрасным! Оно не пропадёт зря, даже если живёт секунду! Оно всегда в чём-нибудь отражается! Вода хранит силу души человека, ещё лучше — зеркало! — Родион говорил с усилием, стараясь как можно чётче произносить слова, чтобы друзья услышали его. — Но в глазах друга сила человека волшебным способом приумножается. Стоит посмотреть в них, как к тебе возвращаются силы искренней любви друга. Обби, раскрой свои глазки! Тим, не спи!
        Но как он ни старался, не мог привести в чувство друзей. Их неподвижные лица, как маски, светились в фиолетовых бликах и гудели храпом. Стиснутый со всех сторон чавкающими духами, Родион отчаянно замотал головой.
        —Прекрати бодаться, — возмутился какой-то дух и закашлялся. — Ты мне мешаешь есть в три горла, ках-ках! Из-за тебя не в то горло попало — в четвёртое! Не мотай головой, а то я своё место потеряю!
        —Никаких проблем! — Заверил его Родион. — Только, милостивый господин, не скажете ли вы вот этому сударю со светлым вихром на бледном челе одно слово?
        —Одно слово? Ещё скажи — междометие! — Хмыкнул дух, облизывая длинным языком голову Тима. — А ты обещаешь вести себя хорошо?
        —Честно сказать, в столь неоднозначной ситуации ничего обещать не могу. Скорее всего, придётся действовать по обстоятельствам! — Честно признался Родион.
        —Уф, пожалуй, я уже не так голоден, — заявил дух. — Выкладывай свой знаки препинания!
        —Может быть, вы хотели сказать звуки препирательства между нами? Вот они: ТИМ-И-ДАН!
        —Ты уверен? — Засомневался дух. — Может быть, тмину дам? Или тимьяну дам? А может быть, Демьяну мат? Я знал одного Демьяна — большой был любитель в шахматы поиграть!
        —Нет-нет! Милостивый господин, вы так ему и скажите в ухо: ТИМИДАН!
        Дух скорчил издевательскую физиономию и гаркнул Тиму в ухо:
        —НАДИМИТ!
        —ТИМИДАН! — недовольно буркнул в ответ Тим и очнулся. Дух гоготнул и впился фиолетовыми губами в его шею.
        —Тим, Тим! Поделимся на пары, — зашептал Родион, его ослепительные брови и усы вновь пришли в движение, что свидетельствовало: администратор уже вполне овладел собой. — Вначале смотрят друг на друга Обби и я, потом Обби и ты, потом ты и я, а потом по новому кругу… Пары меняются через каждую минуту!
        —Попробуем, — выдавил из себя Тим, его глаза ещё не приобрёли свою неизменную яркую зелёность, в них ещё плавал сон. — Но как разбудить Обби?
        Головка птицы по-прежнему безвольно лежала на груди Родиона.
        —Обби, — шепнул он и дунул на слипшиеся волосики. Лебедь не слышала. — Обби! — Крикнул он — безрезультатно. — Посмотри на меня! — Обби всхрапнула. — Да открой же глаза, упрямая птица! — Безмятежное, уютное сопенье последовало в ответ. — Надимит какой-то! Полный надимит! — В отчаянье всхлипнул Родион.
        —Тимидан! — Возмущённо крякнула Обби, не раскрывая глаз. — Она едва двигала клювом от слабости: — Ах, Родион, плохи наши дела, если даже вы забыли, как произносится это слово! Если бы я так не огорчилась из-за того, как вы его произносите, то не проснулась бы никогда!
        Поморгав, Обби с осуждением воззрилась на Родиона и встретилась с его восторженным взглядом.
        —Ах, милый Родион, давным-давно я видела ваши глаза. Когда я смотрю в них, мне кажется, во мне просыпается ваша замечательная Ориника. Красивая, весёлая…
        —…маленькая озорница-выдумщица! Да-да! Она была именно такой! — Огромные глаза Родиона увлажнились, печаль и нежность переливались в них вместе со вспыхнувшими слезами. — А теперь, друзья, слушайте меня внимательно…
        Через десять часов у друзей отчаянно заболели языки — от разговоров. Родион рассказывал, какие запахи исходят от духов, у кого из них какой характер и, следовательно, чего можно ожидать от каждого. От одного из них, повествовал Родион, валит нестерпимый запах пережаренного лука, и нос любого, кто пробудет с ним более пяти минут, может взорваться от едкого аромата перца. Этот дух, явно обладающий опасным взрывным характером, при жизни был поваром со странным вкусом: компот всегда варил с чесноком, а в варенье подкладывал укроп, лавровый лист и не менее килограмма красного перца. Тим же рассказывал о любимой Разбитой коленке, он полжизни отдал бы сейчас, чтобы вдохнуть кисловатый, с лёгкой сладостью, зелёный и розовый, чуть голубой воздух соснового леса, и очутиться на тёплой печке в родной избушке, увешанной связками мяты и сухих грибов. И чтобы дождь за окном накрапывал, перебирал бы полешки, веточки, угощал бы листочки и муравьев, а для мальков рисовал кружочки на речке… Тим рассказывал о чудесных ежах, которые каждую осень прочёсывают траву-мураву и выносят на иголках затерявшиеся упавшие
звёздочки, передают их на счастье в те гнёзда, из которых должны отправиться в первый полёт птенцы, едва отряхнувшие одуванчиковую желтизну вокруг клюва. И те всегда возвращаются домой целыми и невредимыми. Говорил он о плакучей иве, под кроной которой, как не светило бы сверху солнце, всегда идёт цветной дождь: хочешь — напейся, желаешь — умойся. Любой, кого окропили красные, жёлтые, зелёные струи, промокнув под другим ливнем, не простужался, и никогда не тонул ни в реке, ни в море. А Обби припомнила все сказки, рассказанные ей бабушкой: о яблоках с червячками-пересмешниками, о Всеобщем Счастливом Дне, о Волке-гипнотизёре, о колдуне, который хотел стать мальчиком, и это ему удалось, правда, мальчиком он остался на всю оставшуюся жизнь. Кстати, если хочешь, любимый читатель, и сам придумай-ка сказку, которую ты бы мог рассказать Родиону, Тиму и Обби, если бы вдруг оказался с ними сейчас. Автор уверен, она им понравится.
        Друзьям было так хорошо друг с другом, что они перестали чувствовать на себе скользкие жадные губы противных духов. Не обращали внимания на почерневшие прозрачные тела, облепившие и сжимавшие их, они видели только глаза друг друга — печальные и нежные Родиона, озорные, блестящие Обби и зелёные, добрые Тима. Нет, не кончались в них жизненные силы, не кончались! Рыжие круги радости и тепла расходились от наших друзей. Рыжие круги радости и тепла разлетались по крепостному подвалу, по Городу горбунов, по Видении, всему миру, цеплялись за трубы, телевизионные антенны, скворечники, ветки деревьев, садились на головы пешеходов, на особенно вытянутые головы нанизывались один на другой, как баранки. Залетели и к тебе, вот он, сияющий круг, плавает прямо перед тобой, но шалит, притворяясь невидимым. Мы иногда и не догадываемся о том, что к нам прилетел такой солнечный, теплый кружочек радости и добра, просто думаем: о-о, сегодня у меня хорошее настроение.
        Привидения, похоже, уже объелись, но из-за жадности не могли бросить пленников.
        —Что это вы такие сильные? — Ворчали некоторые из них. — Мы уже толстые и неповоротливые, а вы все живёхонькие!
        И вдруг Тим услышал знакомый голос, который пел что-то убаюкивающее. Удивительный голос услышала и Обби, на её головке сами собой разлепились зелёные волоски, и вновь засияли звёздочкой.
        —Хвоя? Смола? Пахнет сосной и кедром! — Удивлённо прошептал Родион, поднимая свой выдающийся нос. — Друзья мои, аромат свобо…
        Но закончить фразу Родион не смог, глаза его словно подёрнулись дымкой, губы растянулись в блаженной улыбке, затем сладко причмокнули. Он крепко заснул. У Тима и Обби так же сами собой закрылись глаза, головы их поникли — и всё вокруг перестало для них существовать.
        Между тем убаюкивающий голос усилился.
        Из каши, в которой утопали наши друзья, призрак стал отделяться за призраком. Зевнув пару раз, духи замирали в блаженном обмороке. Так и плавали причудливыми клоками дыма в голубоватой озёрной воде. Озеро словно подёрнулось дымом от пожарища. И тогда всплыли несколько уродливых чудовищ. В сумерках трудно было разглядеть, сколько их и какие они. Корявыми ручищами они сграбастали Тима, Родиона и Обби, и потащили из воды, а потом и вон из зала. Хлюпанье, треск разрываемой коры и чавканье сопровождали каждое их движение…
        Глава вторая, в которой на Дана и компанию совершается таинственное нападение
        Уже битый час Дан развлекал себя тем, что замораживал взглядом комаров и мух, из глупого любопытства залетевших в сырое подземелье крепости.
        Настроение у мальчишки было прескверное. Его собственный нос сам по себе издавал мерзкие хрюкающие звуки, щёки, обросшие куриным пухом, постоянно чесались. Но сильнее щёк чесались руки и язык. Дану постоянно хотелось кого-нибудь обозвать, побить, передразнить, в конце концов, плюнуть на кого-нибудь. Но если честно, в своей прежней жизни всё это творить он не то что бы не любил — просто ненавидел. И, если быть уже совсем откровенным, ему и сейчас было стыдно своих желаний, но он ничего не мог поделать с собой — ему очень хотелось совершать гадости, одни только гадости. Гадости — и ничего больше!
        Он мрачно пучил помутневшие глаза (совсем недавно такие зелёные, звонкие, весёлые — ну совсем, как у Тима) и не отрывал злобного взгляда от несчастной ночной бабочки, карабкающейся по шершавой стене. На грязном полу и на длинном столе заседаний (очередное должно было состояться с минуты на минуту) валялись пятьдесят бездыханных мух, двадцать восемь мёртвых комаров, девять потерявших сознание мотыльков и одна притворяющаяся замороженной божья коровка.
        К стенам подземного зала, спешно переделанного под кабинет для заседаний, были прибиты длинные полки. На них стояла, блестя надутыми щеками и выпученными глазами, чертова дюжина золотых, серебряных и хрустальных голов Ния. В тех из них, которые были сделаны в виде ваз, торчали растения, похожие на верблюжьи колючки, с необыкновенно длинными кривыми иголками.
        Бедная бабочка взгромоздилась на полку и едва-едва перебирала лапками, стремясь скрыться от леденящего взгляда мальчишки за хрустальную вазу. Дана раздражала её упрямая воля к жизни, он засопел, хрюкнул, ещё сильнее вылупил тусклые глаза. Но тут дверь за его спиной со скрипом отворилась — и на пороге возникли три коробки с надписью «КРЕМ-БРЮЛЕ», а сверху возвышалась огромная банка вишневого варенья.
        —Угощение к вечернему заседанию, господин Дан! — Раздался из-за коробок почтительный голос. — Поставь банку с вареньем на стол, а коробки с мороженым — на полки, подальше от камина. Нечего тут мельтешить передо мной, от дела отрывать! — Буркнул Дан. Тут бабочка собрала последние силы и перелетела за спину мальчишки, поближе к камину, в котором сердито горел огонь. И он развернулся вместе со стулом за ней, предпочитая продолжить охоту, а не наблюдать за суетой прислуги. — Да поаккуратнее там, чтобы комар носа не обмочил!
        За его спиной что-то осторожно позвякивало, и почтительно шуршало. Слуга, видать, был вышколенным. И когда в кабинет заседаний вошли Аспид, Морена и Позвизд, они застали уже одного Дана, никого другого и в помине не оказалось.
        —Господин Дан, подарок от Ния, — ядовито улыбнулась Морена, а Подзвизд торжественно вручил мальчишке золотое яблочко на серебряном блюдечке.
        —Последняя модель мобильного телефона, — завистливо прогундосил в два хобота Аспид.
        Дан хмыкнул и недоверчиво тронул яблочко за черенок. Металлический плод покатился по блюдечку, оказавшемуся экраном. На нем тут же возникло злобное лицо Ния.
        —Дан, — рявкнул он, — ты вынуждаешь меня делать тебе слишком дорогие подарки. Вместо отчётов о проделанной работе посылаешь мне пустые листы!
        —Я обо всём пишу очень подробно! — С вызовом бросил Дан.
        —Предположим, я верю тебе, мой маленький злоденец, — прошипел Ний почти ласково, но злоденцы задрожали. — Но тогда кто-то, мой любезный, вместо обыкновенного стержня в твоей ручке вставил особый, хитрый — написанные им слова исчезают! Рядом с тобой измена, а ты и не знаешь? — С Ния посыпались железные красные капли, одна из них прожгла экран и попала на Дана. Запахло горелым. Серый пух вздыбился на щеках мальчишки, как шерсть на загривке у разъярённого волка.
        —Итак, — завопил Ний. — Я слушаю полный отчёт о проделанной работе. Чую, хвастаться тебе не придётся, мой маленький злоденец, надежда Чёрного царства, беспросветное будущее Тёмных сил… Н-ну?
        —По всей крепости мы рассыпали сон-траву, навевающую галлюцинации, — пробурчал Дан.
        —Хоть кто-нибудь увидел прекрасную картинку, полную мрака и ужаса? — Презрительно поинтересовался Ний.
        —Увидел… Кто-то сгрёб сон-траву в мою спальню, так что ни одна травинка не встретилась на пути Тима и Обби. Зато мне всю ночь снились ужасы и кошмары…
        —Я думаю, после них ты встал бодрым и свежим! — Свирепо заскрежетал зубами Ний. — Дальше!
        —Мы послали отряд комаров, заряжённых бешенством…
        —И?
        —Кто-то зарядил комаров слишком большой дозой бешеной сыворотки — и они откинули хоботки, таки и не долетев до беглецов.
        —Дальше! — С яростью рявкнул Ний. Вокруг его красного лица не спеша катилось золотое яблочко.
        —Во всех лабиринтах мы расстелили скатерти-самобранки — кибер-симуляторы блюд русской народной кухни из улучшенной зарубежной био-массы … Отведав такие угощения, любое живое существо теряет память — делай с ним, что хочешь. Но…
        —Пёсиглавцы? — Догадался Ний.
        —Они, — тяжело вздохнул Дан. — Они настроили кибер-симуляторы только на один режим: крепкие алкогольные напитки. Механизмы перегрелись и взорвались. Всю био-массу, разбрызганную по стенам, Пёсиглавцы сожрали — и отравились. Сейчас им дали рвотное лекарство.
        —Что ещё? — Прошипел Ний.
        —В бутылочки, сделанные в стиле «Избушка старика Хоттабыча» налили препарат «Не пей, козлёночком станешь», который преобразует живые организмы одного типа в живые организмы другого типа.
        —И?
        —Каким-то образом бутылочки «Избушка» с препаратом «Козлёночек» попали на кухню и были выданы злоденцам вместо вечернего кефира…
        —ЧТООООООООО?
        —Как того и следовало ожидать, злоденцы стали…
        —…козлёночками… — зловещим голосом проговорил Ний.
        Дан растерянно развёл руками:
        —Почему-то они стали антилопами Гну. Сейчас пасутся возле крепости. Всё траву уже общипали. Толку от них ждать не приходится.
        —Мальчишка! — Загудел Ний так, как будто по нему ударили кувалдой. — Тебя кто-то обводит вокруг носа, а ты и пальцем не ведешь! Тебе самому головы не унести из подземелья, если всё будет продолжаться в таком же духе! Дармоеды! Через полчаса я жду нового плана действий! Золотое яблочко остановилось. Экран потух. Сеанс связи окончился.
        Дан со злостью сграбастал металлический плод-трубку и запустил его в стену — тот отскочил, как резиновый мячик, и точно вернулся прямо в центр серебряного блюдечка. Тут же на экране возникло рассерженное лицо Ния:
        —Ну что ещё?
        —Проверка связи, — буркнул Дан. Ний, сплюнув, отключился.
        Дан подошёл к огромному жбану, в котором был напиток из уксуса «Коктейль молодости», и взялся за поварёшку. Видимо, глубокая задумчивость помешала ему обратить внимание на то, что поварёшка не отличалась идеально чистотой. На ней отчётливо виднелись следы чьих-то пальцев, перемазанных в белом порошке. Налив коктейль в старинные кружки с металлическими крышечками, Дан сел. Слева от него расположились Позвизд и Морена, справа — Аспид. На полках зловеще сияли щеками тринадцать голов Ния.
        —Н-ну, у кого будут предложения? — Мрачно оглядел собравших Дан, пощипывая пух на щеках.
        —У меня есть идея! — Воскликнул Аспид, решительно взмахнув хоботами.
        —И как всегда отвратительная! — завистливо заметила Морена, у которой никогда не было никаких идей.
        —Я попросил бы вас помолчать! — Аспид взвился под потолок, больно стукнулся уродливой головой, усыпанной бородавками, и плюхнулся на место. — Вес словам некоторых дам хотя бы придаёт вес их тела. А у вас, мерзейшая, и веса-то фактически никакого нет. У вас только, извините, кости да рожа!
        —Что вы себе позволяете? — Закричала Морена. — Я — дама утончённая. У меня размер обуви меньше детского!
        —Молчать! — Прикрикнул на них Дан. — Аспид, изложите суть ваших предложений!
        —Идея проста! — Тряхнул Аспид хоботами. — Необхо…
        В этот момент чугунная голова Ния, из которой торчали колючки, накренилась, словно с интересам прислушивалась к словам злоденца, сорвалась с полки и хлопнула Аспиду по лбу. Он всхлипнул и потерял сознание.
        «Так тебе, хоботоносец, и надо! Нечего против Тима огород городить!» — Весёленькая мысль неведомо откуда возникла в голове Дана — он аж сам испугался и покосился на злоденцев: не услышал ли кто. Никто не услышал.
        —Не время отвлекаться на мелочи, — железным голосом проговорил Дан. — У кого будут ещё предложения?
        Позвизд огладил длинные усы и косматые брови, отчего с них полилась вода и полетели хлопья снега, больше напоминающие перхоть, откашлялся и пророкотал:
        —Мои соображения будут началом нашего триумфа. Неудачи подстерегали нас, потому что никто не прислушивался ко мне… — Он важно выпустил облачко гнилого тумана. — Моя лову…
        В этот момент хрустальная голова Ния, в которой стояло некое растение в виде огромной деревянной зубочистки, наклонилась, будто стараясь получше расслышать его слова, и кувыркнулась с полки, попав Позвизду прямо в косматое темечко. При этом Позвизд зачем-то поймал зубами растение, старательно перемолол его зубами и, прохрипев:
        —Вся жизнь моя могла бы сложиться самым приятным образом, — рухнул без чувств.
        «Ты ещё и не этого достоин! Придёт время — дожди пошлём на Сахару проливать!» — Опять что-то хулиганское стрельнуло в голове Дана, отчего он не без досады крякнул и постучал лбом о столешницу.
        —Это цепь досадных совпадений, — железным голосом проговорил он не совсем уверенным голосом. — Мы будем сильнее обстоятельств. У кого есть ещё идеи? — Покосился он на Морену, которая была ни жива — ни мертва.
        —У кого какие идеи, я спрашиваю?!!
        Растрёпанная правая бровь Морены поползла вверх, круглый глаз вырос до размеров яблока, крутанулся каким-то необычайным образом и воззрился на серебряную голову Ния, которая невозмутимо стояла как раз над головой хранительницы смерти. Серебряный Ний непоколебимо блестел надутыми щеками, казалось, падать он не собирался ещё сто лет. Глаз Морены, уменьшился, но бровь так и осталась тревожно пульсировать на середине лба.
        —Я-я-я-я-я, — зазаикалась Морена. — Я-я-я-я-я-я-я. Если даже головы самого Ния против нас, то нам будет очень сложно открутить головы Тиму и Обби. Есть только один проверенный способ, это… И вот в этот момент на голову Морены свалилась серебряная голова Ния. Пожалуй, из тех, что уже упали, это была самая лёгкая голова, но Морена потеряла сознания — даже не от страха, а так, на всякий случай: вдруг ещё что-нибудь пострашнее случится, а она как бы тут совсем и ни при чём, она просто без чувств — с неё и взятки гладки.
        «А тебя мне даже жалко, как-никак — дама, хотя и вредная!» — Пронеслось в голове Дана.
        —Прекратить провокации! — Закричал он непонятно кому.
        В ответ раздался оглушительный взрыв, звон бьющегося стекла, сухо прострекотала пулемётная очередь, и кислая волна толкнула Дана в лицо. Он упал, решив, что ему пришел конец.
        Его привел в чувство сдавленный голос Мурены:
        —Это какая-то нечистая сила!
        —Не говори ерунду! — Одёрнул её Позвизд. — Вся нечистая сила — мы и есть! Это чистая сила!
        —Может быть, с чистой силой можно как-нибудь договориться, может быть, она пощадит нас? — Заныла Морена. — Чистенькая-пречистенькая силушка, ты здесь? — Боязливым и сладеньким голоском поинтересовалась она. — Силочка, чистенькая, здесь ты, ответь, пожалуйста.
        В ответ раздалось позвякивание.
        —ААААААА! — В ужасе Морена взвизгнула, а у остальных застучали зубы.
        —Силушка, много ли тебя? — Осторожно спросил Аспид.
        Позвякивание усилилось.
        —Ой, ой, ой! Как её много здесь!
        —Ты погибели нашей хочешь? — Заплакал Позвизд, из его пасти туман выплывал за туманом. — А если я пообещаю больше никогда никому не причинять зла, ты ведь простишь меня. Правда, простишь? Позвякивание не прекращалось, но и не усиливалось, его отношение к обещаниям Позвизда было туманным. Но злоденец захлопал в ладоши и запричитал, разгоняя по залу клубы снега:
        —Спасибо, чистая силушка! Спасибо! Вы слышите, она обещает мне прощение! Ты так добра ко мне! Морена и Аспид стояли на коленях, выли и раскачивались от ужаса. Дан вскочил на ноги.
        —Позвизд, хватит метать сугробы! Прекратите ныть! — Цыкнул он. — Лучше найдите её.
        Злоденцы принялись боязливо обшаривать комнату, заглядывать в самые дальние уголки, и делали это так осторожно, будто в любой момент на них должна была напасть змея и ужалить. Утомившись, Аспид плюхнулся за стол и схватил кружку с уксусным напитком «Коктейль молодости». И тут же крикнул так, будто его на самом деле ужалили:
        —Вот она — чистая сила!
        Аспид сжимал серебряную кружку, крышка которой сама собой подпрыгивала и устрашающе звенела. Дан, Морена и Позвизд перевели полные ужаса глаза на свои кружки — крышки приплясывали и на них!
        —Вот она — чистая сила!
        Дан схватил поварёшку и замахнулся, чтобы треснуть ею по кружкам. И тут он, наконец, заметил, что поварешка перепачкана в чём-то белом. Он на минуту задумался и лизнул поварёшку.
        —Так и есть! — В бессильной злобе застонал он. — Это сода! Простая сода! Эй вы, неучи. Хватит выть! Здесь нет никакой чистой силы! Дурачьё!
        —Как? Что? — Заволновались злоденцы, обступая его и испуганно поглядывая на поварёшку. — Очень просто! Кто-то насыпал этой поварёшкой в уксусный «Коктейль молодости» соду! В наших кружках прлоизошла химическая реакция — начал копиться газ, а когда его стало много, он стал вырываться наружу, вот крышечки и заплясали.
        —Если ты такой умный, тогда скажи, кто сваливал на нас головы Ния? Тоже «химическая реакция»? Дан схватил одну из валяющихся ваз и заглянул внутрь. Там было нечто жидкое, колышущееся, жёлтоватое с сладким знакомым запахом. Мальчишка принюхался.
        —Да ведь это же мороженое! Крем-брюле! Не-е-е-т, это не химическая, это физическая реакция! Кто-то пододвинул вазы к самому краю полки и положил в них мороженое таким образом, чтобы когда оно растаяло, вазы свалились бы на ваши дурацкие головы!
        —Мороженое? Крем-брюле? Наше любимое. Лучше бы мы его съели! Такой продукт зазря перевели!
        —Кто? Кто? Кто подложил его нам в вазы? — Завопил Аспид. — Уж не вы ли это, господин Дан? Ведь именно вы были в зале заседаний, когда мы пришли сюда? Не вы ли тот самый предатель? ААААААААААА?
        —Да как ты смеешь, карьерист паршивый? — Дан задохнулся от злости, но тут перед его глазами отчётливо встала недавняя картина, как дверь открылась и на пороге возникли три коробки крем-брюле, а сверху — огромная банка вишнёвого варенья. Дан поднял стеклянные черепки, в изобилии валяющиеся на полу.
        —Фу-фу-фу, — сморщился он. — От одного запаха можно опьянеть. Здесь было забродившее варенье! Нам принесли испорченное варенье! Вот банка, оказавшись в теплой комнате, и взорвалась! Значит, не было никакой автоматной очереди! Это так стрельнули по стенам вишни с косточками! — Он помолчал, задумчиво обдирая пух со своих щёк. — Наше заседание сорвал тот, кто принёс мороженое и варенье. И я догадываюсь, кто он.
        —Кто? Кто? Кто? — Аспид, Морена и Позвизд начали драться друг с другом от нетерпения.
        —Тот, кто раньше был маленьким бесёнком. — Сузив ещё больше помутневшие глаза, зловеще прошептал Дан. — Это мог сделать только он, и никто больше. К сожалению, когда-то я очень любил делать химические опыты. Похоже, и он любил проказничать с их помощью. После пересадки сознания желание похимичить у него явно не пропало…
        —Догнать того, кто раньше был маленьким бесёнком! Поймать! Захимичить! Отхимичить! Перефизичить! — Завопили Аспид, Морена и Позвизд, выбегая из зала заседаний.
        Но, мой читатель, автор будет с вами совершенно откровенен. Они не поймают того, кто раньше был маленьким бесёнком. Они очень бояться поймать его и снова испробовать на себе действие его опытов — ведь никто не знает, что он ещё выдумает… Глупые, как правило, очень трусливы.
        К тому же, шепну по секрету, того, кто был маленьким бесёнком, уже нет в крепости. Во-о-он бежит он вперёд спиной по причудливому лесу Видении, путая следы, грозит пальцем любопытной рябине, которая не отстаёт от него и то и дело вырастает прямо на пути, прикидываясь то дубом, то осиной. И сколько бы раз легоёжики не сваливались ему на кудрявую голову, на которой ещё растут молочные рожки, он не испугается, зашвырнёт их в кусты малины, рычащие по-медвежьи, — и дальше бегом. Не страшны ему и оранжевые глаза-блюдца, испускающие лёгкие салатные дымки. Некогда бояться. Махнёт им рукой, дескать, привет, потом потолкуем — и вперёд спиной. Он знает, куда ему бежать!
        Глава третья, в которой друзья встречаются с крылатой женщиной
        —Брры, — первым очнулся Родион и уставился на Обби и Тима, которые едва зашевелились на соломе, брошенной на каменный пол подземелья. — Какой чудесный запах мне снился! Аромат сосны, очень дружелюбный аромат!
        —Да уж, — протирая глаза, хмыкнул Тим, — только дружелюбия нам и приходится ждать в стенах этих казематах. Я ничего не помню. Как мы здесь оказались?
        —Да, много непонятного, — задумчиво проговорила Обби, с удивлением глядя на маленький зелёный листочек, который до этого, ей показалось, она уже у кого-то видела. Но спросонья лебедь никак не могла сообразить, где именно, при каких обстоятельствах. Она осторожно потеребила листочек клювом, помахала им, отчего листочек весело затрепетал, как флажок.
        —Ну что ж, много чудесного видели эти стены. Не будем терять драгоценного времени! — Сказал Родион.
        И друзья, пустившись со всех ног по лабиринту, сбежали по хлипкой лесенке, облепленной по краям жирными кудрявыми поганками, и очутились на самом последнем этаже подземелья.
        Бесконечные лабиринты заводили их то в огромные залы, то в маленькие комнатёнки. Иногда Родион оборачивался к Тиму, в красноватом огне свечи его глаза вопросительно блестели: «Всё в порядке?» Тим утвердительно кивал, и они следовали дальше.
        —Подайте-е-е, кто сколько может, — послышалось невдалеке. — Подайте, кто сколько може-е-е-т, — вялый голос невыразительно тянул слова, которые, похоже, давным-давно надоели ему самому.
        —Кто здесь? — Родион остановился. Огонёк свечи заметался, стараясь обнаружить обитателя подземелья.
        —Я-а-а, — так же бесцветно ответил голос. — Я местный нищий, милостыньку прошу. Дайте копеечку.
        В жёлтом пятне света застыл небольшой бурый сталактит. У него дрогнули каменные выпуклости, потекли пыльные струйки, и на друзей уставились бесцветные глазки — их взгляд нельзя было назвать ни добрым, ни злым. Оказалась, что у камня имелось и подобие руки — просительно вытянутая, она давным-давно онемела и торчала нелепым отростком. У говорящего сталактита можно было увидеть и другие человекообразные признаки. Длинные волосы на его голове и бороде превратились в железные нити, беспорядочно рассыпанные по неподвижным плечам и груди. Обби взлетела на пыльную макушку.
        —Разве тут кто-нибудь ходит и подаёт тебе? — Спросила она. — Зачем ты здесь стоишь?
        —А где же ещё мне стоять? — Едва слышным голосом спросил нищий.
        Обби нервно переступила лапками: — Где обычно стоят нищие? На базарах, вокзалах…
        —Но ведь вокзал в подземелье не притащишь, — после минутной паузы отозвался нищий.
        —Так зачем здесь стоять? — Трагически воскликнул Родион.
        —А где же ещё мне стоять? — Вновь отозвался нищий.
        —На базарах, вокзалах! — Предложил Родион.
        —Но ведь вокзал в подземелье не притащишь, — пролепетал нищий.
        —Правильно! — Похвалил нищего Тим, доброжелательно улыбаясь. — Если уж тебе так хочется быть нищим, шёл бы на ба-за-ррр или на вок-за-лллл!
        —Так ведь базар-вокзал в подземелье не притащишь, — виновато прошамкал нищий.
        От убийственной логики просителя вся троица онемела. Родион нос свесил, Обби клювом в ухо Тима полезла, а он сам скучно зевнул.
        —Тебе здесь очень нравится? — спросил Тим.
        —Здесь никто не ходит, и поэтому мне не стыдно просить милостыню, и не обидно, когда её не подают, — ведь всё равно никого нет кроме меня.
        —А ты не пробовал жить там, — Тим мотнул головой, — наверху?
        —Не помню, — сказал нищий. — Я ничего не умею делать и боюсь людей. Я могу только просить милостыню. Подайте, что у вас есть. Я не ел сто лет.
        —Обби, достань, пожалуйста, из рюкзака хлеб, который положил мне в дорогу Лиходеич.
        Обби потупилась: Лучшая Доля давно была истреблена в минуту отчаянного голода. Вздохнув, она выпалила:
        —Тим, я её съела.
        —Очень жаль. — Было заметно, Тим огорчён не чистосердечным признанием подружки, а невозможностью накормить голодного. И от этого Обби стало ещё хуже.
        —Видите сами, всё плохо, но может быть ещё хуже, — сказал нищий. — С этими людьми не приходится ждать ничего хорошего.
        «Тот, кто думает, что люди плохие, и сам вряд ли может быть хорошим человеком», — подумал Тим.
        А вслух он сказал:
        —Пойдём с нами. Если ты кому-нибудь сделаешь добро, ты сам поверишь, что не все люди так уж плохи и их не стоит бояться.
        —Я не могу пойти с вами, — сказал нищий и моргнул. — Я прирос к этому месту.
        —Может быть, ты знаешь тайный выход из крепости? Подскажи нам.
        —Поверните направо, пройдите десять шагов и поверните снова направо, а там и до тайного выхода — рукой махнуть, — равнодушно прошамкал нищий.
        Друзья распрощались с говорящим сталактитом, пообещав вернуться и что-нибудь принести вкусненькое.
        —Вкусненькое? — Удивился нищий. — А что это такое?
        —Ужас какой-то! — Возмутилась Обби. — До чего ты дошёл, ты даже не забыл, что такое вкусненькое!
        Нищий грустно моргнул, и из уголков его глаз потекли струйки пыли.
        Поразмыслив, Тим решительно повернул налево, а пройдя десять шагов, повернул ещё раз налево. И тогда до них донёсся едва различимый голос нищего:
        —Эй. Эй, эй! Так вы о вкусненьком не забывайте! Поворачивайте налево, а не на право. Только тогда вы сможете принести мне вкусненькое, а не сгинуть в подземелье! Тим, ты слышишь меня?! Это твой брат подговорил меня соврать тебе-е-е-е!!!!!!!!! Всё время налевооооо… Вкусненькое… Вкусненькое не забывааайте.
        Друзья шли по каменистому коридору, забирая всё время налево. Подземельные ходы не отличались разнообразием: повсюду стены были выложены грубыми ноздреватыми булыжниками, кое-где среди крысиного помёта валялись обгоревшие факелы и дохлые летучие мыши.
        —Ни сундуков с драгоценностями, ни старинных книг с отравленными страницами, ни рыцарских доспехов, ни бочонков со старинным вином, ни прекрасной принцессы в заточении, — недовольно наморщила кожицу возле клюва Обби. — На худой конец я согласилась бы на скелет…
        —…на скелет мамонта, — уточнил Тим, хмыкнув. — Причём из краеведческого музея, и желательно гипсовый.
        Повернув в очередной раз, они очутились в огромном зале, который ослепил их десятками огромных факелов, расположенных пятью рядами до самого потолка, а высота стен была никак не меньше шестиэтажного дома. Все разом зажмурили глаза. Яркий свет словно оглушил друзей. Только спустя несколько минут они различили ноющий плач истомившегося ребёнка и женские вскрики. Тим раскрыл глаза — в подвешенной прямо перед ним на цепи люльке из толстых железных прутьев хныкал годовалый младенец. А в другом конце зала в маленькой клетке, рассчитанной, скорее на собаку, чем на человека, сидела на корточках молодая женщина в серой рубахе и, протягивая руки к малышу, что-то приговаривала, пытаясь его успокоить. Похоже, она сама уже не верила ни во что хорошее.
        —Что это? Что с вами? — Воскликнул Тим.
        Откуда-то сверху метнулась чёрная птица, дико всклокотала, заверещала и обрушила на голову Тима удар. Мальчик покатился по бугристому полу, стараясь прикрыть голову.
        Родион подхватил Обби и забился вместе с ней под каменный выступ у самого пола.
        —Тим, к стене, есть укрытие!
        Но Тим не мог воспользоваться его призывом. Гигантская птица взялась за него всерьёз. Неутомимая тварь катала его по залу, жгла ударами, рвала одежду, норовя добраться до самого сердца. Старалась обхватить крыльями, завернуть в них, как в саван, задушить. На Тима капала её слюна, оставляя на коже кровавые язвы. Мальчик, задыхаясь, произнёс приказ-успокоение на птичьем языке, которому его когда-то научил Лиходеич, — этим магическим словам, бывало, подчинялись сразу несколько обезумевших стай. Но тот, кто атаковал Тима, не знал птичьего языка. Мальчик крикнул мышиное приветствие «Писквнаур!», надеясь, что это гигантская летучая мышь, но в ответ получил острый и сильный удар между лопаток, и — о счастье! — кубарем отлетел под тот же каменный козырёк, под которым укрылись Родион и Обби. И уже из укрытия он разглядел своего врага.
        Это была крылатая женщина с белым, будто высеченным изо льда лицом. На голове траурным платком развевались чёрные волосы. Мощные перепончатые крылья выпрастывались из широких прорезей чёрного балахона. В её руках блистал стальной жезл, загнутый с одной стороны когтем. Больше всего в крылатой женщине поражали глаза — огромные, прозрачные, будто застывшие слёзы, они, казалось, случайно принадлежали бестии, одержимой дьявольской силой. Раскаяние и доброта светились в них.
        Но стоило Тиму оказаться в укрытии, как по камню над головой загрохотали стальные удары, и каждый из них мог быть смертельным для него. Крылатая женщина, горестно стеная, одержимо кромсала глыбы стальным когтём.
        И вдруг Родион извернулся в тесном укрытии и скинул с себя длинную куртку. На его голой спине вместо горба обнаружился замшевый рюкзак, крепко-накрепко закреплённый несколькими ремешками. Родион рванул замочек и наружу хлынул большой шёлковый шарф удивительно чистого алого цвета.
        —Арамия! — Раскатилось по стенам, побежало по потолку яркое слово. — Арамия! — Родион выбрался из укрытия, встал на колени, как обычно молят о прощении, и поднял руки с пылающим шарфом. — Арамия, любовь моя!
        Алый шарф поднялся навстречу крылатой женщине. Горячей струёй он взмыл к ней, ластясь. Он дышал, как живое существо, грациозны и ласковы были его извивы. Руки Родиона дирижировали его чудесным полётом. Шарф то взывал к любимой и звал её к себе, то в отчаянье падал, печально увядал, страшась остаться без ответа, и вновь застенчиво распрямлялся, летя к ней. Шарф стремился коснуться плеч крылатой женщины, легко обвить шею, согреть.
        Крылатая бестия сделала один из самых крутых виражей и, не в силах удержаться, на полной скорости ухнула на Родиона. Стальной коготь вонзился в обнажённую грудь коллекционера запахов…
        Женщина упала на колени перед умирающим, не смея дотронуться до него, мощные крылья поникли.
        —Арамия, я люблю тебя, душа моя, — прошептал Родион, вглядываясь в её глаза. — Вот я и нашёл тебя, жена моя. А ты найдешь нашу дочь. Ориника жива, я чувствую это. Ландышем и родниковой водой веет от её имени — значит, жива наша девочка! — Голос его слабел. — Ты ни в чём не виновата, душа моя. Во всех злоключениях виноват только я. Не вини себя… На мне вся вина. Я люблю тебя, Арамия, душа моя…
        И Родиона смолк.
        Чёрные крылья объяли его тело, как лепестки сердцевину цветка. Они заключили Родиона в свою огромную пригоршню, стремясь защитить от смерти. Закачали его, нянча. Но было поздно. Арамия застыла перед коченеющим телом мужа. Тяжкая тишина придавила все звуки, как травку могильная плита.
        Тим и Обби выползли из-под камней, чтобы броситься к Родиону. Но не посмели нарушить последнюю встречу и расставание своего друга и его любимой.
        Обби взлетела на грудь к мальчику и по обыкновению спрятала свой клюв в его ухе, чтобы хоть как-то приглушить рыдания. Никогда ещё лебедь не чувствовала себя более несчастной. Тим молча гладил зелёную звёздочку на её голове. И хотя из ран на его теле сочилась кровь, он не замечал боли. «Бедный Родион. Сколько тайн было у него. Сколько любви. Бедный Родион, бедный Родион»… — Повторял про себя мальчик.
        Как будто понимая, что произошло что-то непоправимое, ребёнок с золотым пушком на голове примолк и внимательно наблюдал за тем, что делали большие люди. А его мать шевелила изъеденными губами, читая молитвы, и не сводила глаз со своего малыша.
        Пылали факелы, напряжённо гудя, как гигантские поминальные свечи в храме. Никто не слышал, что шептала Арамия своему мужу и никто не мог нарушить этого разговора.
        Прошло много минут, пока перепончатые крылья дрогнули и жёстким панцирем сложились на спине женщины. Она привстала и поцелуями закрыла глаза мужа. Алый шарф она бережно свернула и спрятала на своей груди. Только после этого Арамия повернулась к Тиму и Обби.
        —Тим, вот ключи от люльки и клетки. Освободи мать и дитя, — едва слышно произнесла она.
        Тим взял из её белых пальцев два длинных ключа. Вначале он открыл люльку-клетку, вынул малыша, а потом освободил и мать. Детёныш приник к материнской груди и затих, а в выплаканных глазах матери наконец-то появился осмысленное выражение. Она не отрывала своих губ от чистого детского лобика, на котором золотился луч-завиток.
        Крылатая женщина не сводила с них взгляда, их радость отразилась и на её печальном лице. Она неподвижно сидела, сложив на коленях руки, и вздрогнула лишь, когда Тим случайно наступил на валяющийся железный коготь и тот звякнул. Её бледное лицо когда-то было красивым, сейчас три серых шрама, идущих от левого глаза к правой щеке, исковеркали его. Порывшись в кармане балахона, она достала сухую веточку с мелкими белыми цветками и протянула матери.
        —Утром и на ночь щекочи валаруей пяточки сыну, и тогда он забудет тот страх, который пережил в подземелье, а крылатая женщина даже в кошмарах не придёт к нему, — виновато произнесла Арамия.
        Она помолчала и продолжила: — Десять лет тому назад у нас с Родионом пропала дочь…
        —Ориника… — добавила Обби.
        —Да, Ориника, — и крылатая женщина внимательно посмотрела на лебедь, застенчиво спрятавшуюся за ноги Тима. — Мой муж был с вами откровенным. Последую и я его примеру… В нашем Городе уже давным-давно не рождались дети. Ориника была единственным ребёнком. Кстати, эта женщина оказалась в подземелье с сыном лишь потому, что осмелилась родить его… Мы с Родионом очень берегли Оринику. Зная, что Родион хочет пробудить к жизни заснувшие души наших горожан, те, что боялись потерять над людьми власть, не раз пугали нас. Однажды мы с Ориникой были дома вдвоём. Она играла со своими куклами, а я в лаборатории готовила эликсир. Вдруг в детской раздался какой-то шум. Ориника заплакала. Когда я прибежала туда, нашей доченьки в комнате не было. И вдруг кто-то летучий, лохматый набросился на меня. Он царапал меня когтями, стегал стальными вицами, рвал крюками лицо. Эти шрамы останутся навсегда. Я дралась с дрянью изо всех сил, на какие способна в отчаяние мать, умоляла, чтобы отдали мне мою дочь, клялась, что мы уедем из Города, но только верните мне Оринику… Та мерзость, ворвавшаяся к нам в дом, была колдуном
Бромедвеем, который одновременно мог быть видимым для одних и невидимым для других, который удачно вжился в тело несчастного городского Главы — все до сих пор думают, что от отчаяния он не в силах умереть.
        Когда в дом вернулся Родион, он застал меня всю в крови. Он не мог видеть колдуна Бромедвея, который продолжал издеваться надо мной. Родион решил, что я сошла с ума из-за чрезмерного увлечения магией! Самым ужасным стало то, что он поверил заверениям подкупленного врача, якобы я сама убила нашу дочь. Меня он не слушал тогда, — Арамия взглянула на побелевший нос Родиона, и слёзы двумя холодными огнями загорелись в её глазах. — Меня поместили в сумасшедший дом, и он не препятствовал тому. Любящее сердце говорило ему одно, а глаза — другое. Но так трудно бывает верить сердцу и не верить глазам… Через неделю Родиону выдали справку о моей смерти. А на самом деле меня отправили сюда, в подземелье в услужение к колдуну Бромедвею. Дело в том, что я — рождённая от матери-волшебницы и простого мужчины — обладаю магическими способностями. Но только при одном условии они несут добро — мне нужно быть уверенной, что меня любят. Если я не чувствую любви к себе, эти силы становятся чёрными.
        —Доброе волшебство просыпается от любви? — Удивилась Обби. — Ты мала ещё, Обби, — невольно улыбнулась Арамия и погладила её. — Любовь — самая волшебная сила на том свете и на этом… Поцелуй не одну красавицу из гроба поднял… Какой будет моя сила: доброй или злой от того, любят меня или нет, — такое испытание наложила на меня моя бабушка-колдунья в наказание за то, что моя мать осмелилась полюбить и выйти замуж за простого человека. В те страшные для меня дни колдуну Бромедвею не составило большого труда подчинить меня своей воле, вырастить на моих боках мохнатые крылья и сделать охранницей его жертв и главного выхода из подземелья. Убитая потерей дочери и предательством мужа, я не могла не стать неутомимой охотницей на каждого, кто осмелится покинуть подземелье без личного разрешения колдуна Бромедвея. Я не могла противостоять проклятью ведьмы. Недавно твой брат, Тим, приходил ко мне в этот зал и, действуя от имени Бромедвея, приказал умертвить тебя и твоих спутников… Судьбе было угодно жестоко наказать Родиона за то давнее недоверие ко мне и погибнуть от моей руки… А ведь он оказался сильным, мой
Родион, — голос женщины окреп любовью. — Он так и не заработал позорного горба и только подделывался под других, чтобы, верно, оставаться в этом проклятом Городе и ждать нашу Оринику. — Арамия на минуту задумалась. — Но, быть может, я ещё более жестоко наказана за то, что не смогла побороть проклятия ведьмы. За то, что не уберегла дочь и не смогла ничего объяснить её отцу. Моё наказание — кровь Родиона. Я стала убийцей моего мужа, которого не переставала любить ни на минуту все эти годы… И он любил меня, и всё это время сохранял алый шарф, в котором впервые увидел меня… — Скрипнули кожаные крылья, плотнее смыкаясь на спине Арамии. Она согнулась, крепко обхватила колени. Казалось, крылатая женщина хочет уменьшиться, чтобы уменьшить боль, сжигавшую её изнутри.
        —Но сейчас, когда вы знаете, что Родион любил вас и теперь уже никогда не разлюбит, вы стали прежней, ведь правда же?! — Не столько спросила, сколько подвела итог рассказу Обби. Она приблизилась к крылатой женщине и положила на её грудь свою бархатную головку.
        —Кому они сейчас нужны, мои волшебные силы?
        —Вашей дочери! — Сказал Тим. — Я уверен, она жива. Ведь не случайно так настойчиво говорил об этом Родион, а уж его нюх трудно было провести. Вы обязательно найдёте её и сделаете счастливой…
        Женщина впала в задумчивость и не слышала его. И только плач ребёнка заставил её встрепенуться и оглядеться.
        —Смотрите, вода! — Арамия указала на пол, где меж булыжников робко, словно на ощупь пробирались мутные струйки. — Колдун предусмотрел всё, чтобы его воля была исполнена. Если я вас не убью, мы должны утонуть вместе… Но живым выйти отсюда невозможно.
        Вода прибывала стремительно, уже покрывая щиколотки путников.
        —Арамия, это только кажется, — как можно спокойнее сказал Тим. — Подумайте хорошенько, что ещё можно сделать.
        —Вначале мы похороним Родиона, его тело должно быть предано покою, — взяв себя в руки, сказала Арамия.
        Женщина достала из мешочка на груди засохшие фиолетовые цветки и обложила ими тело своего несчастного мужа. Одиноким парусом белел над пожухлым цветочным прахом нос Родиона. Затем они вместе с Тимом повернули в стене огромный камень, тот легко вышел наполовину из лунки, обнаружив большую пустоту. Она и стала последним пристанищем доброго коллекционера запахов. Несколько минут Арамия простояла на коленях в прибывающей воде перед каменной могилой мужа. Затем она, хлопая крыльями, взвилась к потолку и со всей силы ударилась о стену. Скользнула вниз, вновь поднялась, мощными взмахами туша факелы, и ударилась. Брызнули красные капли. — Что ты делаешь? — Закричала Обби, отворачиваясь от страшного зрелища.
        Арамия молча продолжала биться о стены. Крылья, как железные щиты, со звоном отскакивали от стены, и каждый раз получалось, что основной удар приходился не по ним, а по женщине. Коварные крылья уворачивались от ударов. В воде, которая дошла Тиму уже до колена, повисли кровавые дымки от капель, стекавших с крыльев.
        —Арамия, остановитесь! Я помогу вам избавиться от крыльев, — крикнул ей Тим. — Только скажите, какой в этом смысл?
        Арамия опустилась рядом с ним в воду, обдавая брызгами.
        —Значит, мальчик, это мне не показалось? Ты, правда, смыслишь в запредельных делах? Тим кивнул.
        —Убери их! — Решительно сказала Арамия, поднимая руки, чтобы Тиму удобнее было расправиться с крыльями. — Нам уже не выйти из этой комнаты через проём, в который вы вошли. Везде вода, она прибывает быстрее, чем это можно предположить. Только один раз колдун упустил свою жертву, и то потому, что ей помогли волшебные подарки братьев-Древесняков. А теперь подними голову! Видишь, вон там, высоко-высоко, у самого потолка есть окно. Именно в это отверстие я, поднявшись на крыльях, должна была сбросить тела своих жертв. Там, за этой стеной, живут два огромных удава, которые питаются трупами. Обычно, заглушая голод, они проглатывают булыжники. А видя жертву, они выплёвывают камни, и заглатывают её. Всё, что будет выброшено в это отверстие, падает на особую плиту, которая является своеобразной клавишей хитроумного механизма. Чтобы проглотить свой корм, удавы вползут на эту плиту-клавишу, надавят на неё тяжеленной массой своих туш. И тогда рядом с отверстием поднимется железный заслон и можно будет пролезть через него на второй этаж подземелья. А там — свобода.
        —Ты хочешь угостить удавов своими крыльями, — догадался Тим. — Хорошо, но мы сможем добраться до того отверстия только, когда поднимется вода. Ведь здесь нет никакой лестницы… А сил, особенно у женщины с ребёнком, совсем не осталось. Они утонут, не продержавшись на воде и пяти минут!
        —Тим, у нас есть это! — Обби махнула крылом на деревянную скамью возле стены. — Если сбить ножки, она вполне сойдёт за плот. Места для матери с ребёнком хватит, и не только для них. Тим кивнул и положил левую ладонь на крыло Арамии, а правую — на её спину.
        —Надо помнить ещё вот о чём, — сказала она, придержав руку мальчика. — Как только железный заслон откроется, вода начнёт быстро спадать. И если мы замешкаемся, то не успеем проскочить туда. Оставшиеся на полу змеи неминуемо задушат того, кто после ухода воды окажется в этом зале, — и крылатая женщина плотно сомкнула губы.
        Тим ухватился за крыло. Он ощутил в пальцах странное покалывание, будто в них копились особые стлы. Он не знал, как обломить это проклятое крыло. Но неизвестно откуда, в нем проснулась уверенность, что сейчас у него все получится. Тим зажмурился и нажал на крыло. Нажал осторожно, боясь причинить Арамии боль. Крыло поддалось и мягко отпало от тела, как если бы Тим вынул его из теста. Женщина улыбнулась, превозмогая боль и подбадривая мальчика:
        —Теперь второе, Тим.
        Через несколько минут Арамия освободилась и от другого крыла.
        Холодная, мутная вода уже хватала Тима за подбородок. Обби беспокойно плавала вокруг него. Испуганная мать окутала малыша своими распущенными волосами и с трудом удерживала его над водой.
        Мальчик окунулся с головой, чтобы поднять скамью. Он содрогнулся, когда открыл глаза под водой — змеи плыли к нему, тысячи жирных пиявок лениво качались на их боках. Тим рывком выпрямился, боясь, что они захотят познакомиться с ним поближе..
        Ему быстро удалось отломать от скамейки ножки. Тим и Арамия подсадили женщину на плот, помогли устроить поудобнее малыша. Затем примостилась и Арамия. Тим почти совсем выбился из сил, но если бы и он сел вместе с женщинами, плот неминуемо отправился на дно. Поэтому мальчик только держался за его край, меняя руки. Обби залезла к Арамии на колени, как кошка, пригрелась и так чуть-чуть успокоилась.
        Вода поднималась, туша факелы ряд за рядом.
        Яркий свет превращался в сумерки.
        Из-за зловонных испарений становилось трудно дышать. Не раз и не два Тим содрогнулся, чувствуя прикосновения змей, но он старался не шевелить ногами, и это спасало его от их нападения. Уже в полном мраке мутные волны толкнули плот в стену рядом с окном в логово удавов, из которого брезжил белёсый свет. В нос ударил смрад гнилого мяса. Мальчик и Арамия с трудом подняли тяжёлые намокшие крылья и просунули их в квадратное окно. Прошуршав, они глухо хлопнулись в логове удавов, точно попав на нужную плитку.
        Послышались каменный хруст, несколько более слабых ударов и причмокивание — гигантские змеи выплюнули здоровенные булыжники, и тут же набросились на предложенный корм.
        —РТААААААААААААА, ДЖА-ДЖА-ДЖА, ОУУУУУУУУНН, — раздался ржавый скрежет — пришли в действия древние механизмы, спрятанные за толстыми камнями. В стене задрожал ставень, украшенный фигурками бронзовых змей, и медленно пополз вверх, обнажая чёрное отверстие.
        —УРАНАВА!!!!!! — С утробным ворчанием в центре зала закрутилась гигантская воронка, всасывая воду и унося её вон.
        —Надо спешить! — Крикнул Тим. — Арамия, полезайте первая! Вы поможете матери!
        Арамия и Обби ловко нырнули в проём.
        За считанные секунды уровень воды сильно понизился, увеличивая расстояние между плотом и открывшимся окном. Балансируя на плотике, женщина с ребёнком встала во весь рост, чтобы дотянуться до спасительного отверстия, но не смогла залезть. Тим осторожно вполз на плот, принял у неё малыша и подсадил перепуганную мать. Секунда — и она оказалась рядом с Арамией и Обби.
        Уровень воды неумолимо падал.
        Тим подпрыгнул, зацепился за подоконник и протянул ребёнка склонившейся из окна матери. Но малыш вдруг лукаво улыбнулся, пустил радостную слюнку — и выскользнул из ее рук в убывающую воду.
        —Ах! — Вскрикнули все.
        Тим оттолкнулся от подоконника и вниз головой прыгнул в холодную муть. Каменные стены хлынули верх, воздух отчаянным свистом заткнул Тиму уши. Крутящаяся воронка далеко отнесла ребёнка от места падения, в полном мраке трудно было его обнаружить. Малыш, крича и лупя ручками по воде, едва держался на крутившей его волне. Звонкие стены путали звуки, перебрасывали их друг другу, и невозможно было точно определить, где малыш — справа, слева.
        —Эй-эй! Я сейчас найду тебя! Хватит прятаться! — Тим старался придать голосу как можно больше нежности, чтобы хоть как-то успокоить малыша. Он делал несколько гребков и останавливался, пытаясь услышать голос ребёнка и разглядеть в темноте тельце, но стены разбрызгивали его крик так, что он звучал отовсюду, а волны нарочно прятали золотую головку за своей мутной спиной. — Эгей, малыш, я уже рядом! — Кричал Тим, захлёбываясь в зловонных волнах.
        С высоты Обби удалось рассмотреть ребёнка, и она закружила возле него, отпугивая взмахами крыльев голодных змей.
        —Тим, ко мне! Вперёд три гребка!
        Он едва успел подхватить ребёнка, посадить на плот и забраться на него сам, как две пятнистых змеи выскользнули из воды и рябыми молниями вонзились в то место, где только что находился малыш.
        Воды стало так мало, что она едва покрывала спины клубящихся гадов, они дыбились мощными дугами, хищно извивались, смачно хлюпая жирными телами. То там, то здесь высовывались костяные, узкоглазые морды и стреляли раздвоенные жала. Обби, проносясь на бреющем полёте, пыталась их клюнуть. Тим спрятал мальчика под рубашку, оберегая от укусов и согревая. Отчаиваться он посчитал преждевременным.
        С наждачным шорохом плот заелозил по спинам рассерженных змей. Они зашипели, как тысяча вскипающих чайников, потянули свои головы к Тиму.
        Но в это мгновение сверху раздался свист и что-то тяжёлое, измазанное в вонючей пене, сшибло Тима с ног. На плоту лежало крыло — одно из тех, которые они с Арамией сбросили удавам.
        —Не понравилось? — Усмехнулся Тим.
        Пронзительное шипение из отверстия наверху было ему ответом. И тут же по краям плота вырос забор из змей, вставших столбами. Словно десятки обугленных рук потянулись к Тиму и малышу. Змеи выплёвывали жала, едва не касаясь глаз Тима. Он схватил крыло и как щитом закрыл им испуганно прильнувшего к нему малыша. От маленькой головки, опушённой лёгким золотом, поднимался такой спокойный молочный запах, что у Тима похолодело в груди от жалости и страха за него. «Только не плачь», — шептал он, крутясь на месте и принимая на щит змеиные броски. Из-под самого потолка до него долетел голос Арамии, она что-то подсказывала ему. И хотя он не расслышал ни слова, понял, что какой-то выход есть.
        И вдруг Тим ощутил, что крыло будто само облегчает руку, которая его держит.
        «С ним можно взлететь!» — Догадался Тим.
        Мальчик, не переставая держать крыло щитом, ощупал его внутреннюю часть. В одном месте торчали три уродливых длинных кости. Тим содрогнулся, представив, как они войдут в его тело. Но другого выхода не было — и он вонзил в своё правое плечо костяной трезубец. Тот с хрустом вцепился в плоть. Плечо чуть-чуть онемело.
        —Благодатный свет мира, гори! Отступи от добрых людей, от мирных зверей, нечестивый, отвернись, змея злая, гадина люта! — Зашептал Тим. Он никогда не слышал этих слов, но сейчас они сами собой срывались с его губ. Тиму казалось, будто это не он сам, а Лиходеич своим хрипловатым голосом произносит заклинание. — Все святые, чудовные святые лики, добрый лесной народ и матери-светы, всякий добрый человек, всякое доброе существо — будь то цветок, будь то зверь, будь то камень, станьте на помощь. Помогите всем, кому нужна ваша помощь, никого не забудьте, и в последнюю минуту, пусть самому последнему, но помогите и мне!
        Рука сама собой распрямилась, натягивая кожу на смятом крыле. Блестящее, лёгкое, ловкое оно было готово к полёту.
        Тим подпрыгнул и взмахнул им. Не рассчитав новой силы, он тут же шмякнулся об стену и, сбив несколько намокших факелов, рухнул на мягкие спины змей. Оттолкнулся от них и полетел, крепко обняв прильнувшего к нему малыша.
        —Тим! Тим! — Кричала ему Арамия из освещённого проёма.
        Обби кружила возле него:
        —Чаще, чаще маши! И р-раз-з, и д-два-а-а! — Озабоченно покрякивала она, довольная возможностью проявить свои умения. Холодная темень свистела в ушах Тима. Тело наслаждалось приятным движением, которое не ограничивала ни твердь, ни вода. Крыло подчинилось ему, как родное. Змеи под ним уменьшались, мерцая тёмным огнём чешуи.
        —Всё хорошо, малыш, всё хорошо! — Тим щекотал дыханием тёплый затылочек. — Ты хотел полетать — вот и летим!
        Малыш приник к губам своего спасителя ещё не заросшим темечком и зажмурился. Наконец-то почувствовав себя в безопасности, он мгновенно уснул и причмокивал во сне.
        Несколько взмахов крылом — и Тим упал коленями на подоконник. Мать тут же подхватила и завернула спящего сына в алый шарф, а концы его покрепче обвязала вокруг себя. Тим улыбнулся, глядя, как Арамия заботливо помогает ей. Но тут же получил две болезненные оплеухи по щекам — Обби от переизбытка чувств слишком бурно бросилась обнимать друга, ещё бы чуть-чуть — и Тим кубарем полетел бы назад к змеям, вслед за крылом, которое он успел уже скинуть. Он открыл было рот, чтобы отчитать Обби, но вместо этого громко чихнул.
        —Будь здоров! Ты простудился? — перепугалась Обби.
        —Нет, это другое, — прислушиваясь к себе, ответил Тим. И опять громыхнул не хуже Лиходеича: — Апчхи!
        —Нужно как можно быстрее вывести отсюда женщину с малышом и отправить их в более безопасное место, — сказала Арамия. — Прощайте, мальчик и птица!
        —До свидания, Арамия! Мы обязательно встретимся с тобой.
        АААААААААААААААААПЧХИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ!
        —Будь здоров, Тим! Когда же мы встретимся? — С грустью сказала она.
        —Не так давно я мог предсказывать будущее. Но потом этот дар у меня исчез, — сказал Тим, пристально глядя в её прозрачные глаза, похожие на застывшие слёзы. В носу у него вновь отчаянно защекотало, и он прихлопнул нос рукой, чтобы тот не взорвался. — А-а-а-а-а-апчхи! Так, это уже третий! — Тим потряс головой, чтобы стряхнуть с волос труху и паутину, свалившиеся на него с потолка. — Так вот, когда-то, перед тем, как почувствовать то, что должно было произойти, у меня чесалась левая пятка, холодел нос, и я чихал не менее трёх раз. Пятка, причём именно левая, у меня сейчас тоже чешется. Поверьте, это достаточно мучительно: когда одновременно чешется левая пятка и чихается.
        —Что ты хочешь сказать, мальчик? — Арамия с недоумением смотрела на него.
        —Именно то, Арамия, что случится на самом деле: мы ещё встретимся с тобой, и когда это произойдёт во второй раз, ты узнаешь свою дочь, — уверенно сказал Тим, сияя зелёными глазами. Арамия, не веря, лишь покачала головой, а потом взяла на руки Обби и нежно поцеловала в зелёную звёздочку.
        Через минуту они разошлись: Арамия повела мать с улыбающимся в счастливом сне ребёнком длинной и более безопасной дорогой, намереваясь препроводить в руки их мужа и отца, а Тиму и Обби она указала короткий путь выхода из крепости. Но верный ли он для них — никто не знал.
        Глава четвёртая, в которой Тим и Обби танцуют на плахе. И не только они
        —Тим, когда же это кончится? — Взмолилась Обби, опускаясь к мальчику на плечо. — У меня уже крылья не шевелятся! За эти два часа я сделала пять миллионов взмахов, я больше не могу! — Обби, потерпи! Выход из крепости совсем рядом! Ого! Откуда здесь ковёр? — Только ступив на мягкий ворс, Тим разглядел в полумраке на полу подземелья огромный цветастый ковёр.
        Обби слетела с его плеча и в изнеможении разбросила крылья по узорчатой шерсти:
        —Блаженство! — Воскликнула она.
        Но тут ковёр, как живой, прогнулся под ней, дёрнулся под ногами мальчика, повалив его, и алчно схватив добычу, канул вниз.
        Они больно ударились, приземлившись на дно узкого и высокого колодца. Как только, охая и потирая больные места, друзья распрямились, далеко вверху над ними нависло ухмыляющееся лицо Дана.
        —Ну что, набегались? Моя ловушка удалась. Не так ли? — Загудел его голос. — Вы будете сидеть здесь до тех пор, пока ты, Тимошка, не согласишься служить у господина Ния. Иначе сгниёте. А чтобы у милой птички не возникло желание полетать, Морена наложит заклятие. Оно будет посильнее самой тяжёлой крышки.
        Рядом с Даном возникло измождённое лицо хранительницы смерти. Несколько раз она взмахнула рукой — при этом фаланга левого мизинца оторвалась и полетела в каменный мешок вместе с белыми крошками, похожими на крупицы соли.
        —Подумайте хорошенько над своим поведением. Голод лучший советчик при решении самых щекотливых вопросов. Желудок вполне может заменить мозги, особенно такие, как у тебя, мой ненаглядный братец. — С этими словами Дан исчез.
        —Пыль и плесень, — сокрушённо вздохнула Обби. — Пыль и плесень — и ничего более. Не знаю, Тим, как на тебя действует такая обстановка, но меня она располагает просто к зверскому аппетиту. Тим только слюну сглотнул и принялся выскабливать оторванной пуговицей состав, скрепляющий булыжники.
        —Единственное, что мы можем сделать, это постараться продолбить в стене лестницу наверх, а там уж будет видно, насколько крепко заклятие Морены. — Мальчик с досадой ударил по стене: — Ну надо же так глупо попасться на этом ковре!
        Обби молча принялась долбить клювом состав, который, казалось, намертво схватил камни. Они трудились час, два, три. Может быть, они долбили стены пять часов, может быть, больше. Спустя какое-то время Обби и Тим проголодались так, что были уверены: эти проклятые стены они скребут не меньше пяти суток, и кто знает, может быть, так оно и было. Обби попробовала проглотить мерзкую смесь, но тут же выплюнула: та оказалась горькой.
        —Я уверена, что в такой момент Родион придумал бы, как не страдать от голода!
        —О да! — Засмеялся Тим. — Родион обязательно что-нибудь придумал. Знаешь, он, пожалуй, сказал бы…
        —…утолить голод, друзья мои, даже в таких антисанитарийных условиях можно вполне приятным способом! — Подхватила Обби голосом Родиона и так же закачала головкой, как это обычно делал он.
        —Нет ничего проще! — Тим забасил, подделывая свой голос под хрипловатый и вдохновенный голос коллекционера: — Друзья мои, вы, конечно, помните, как чудесно пахнет вишнёвый пирог. В его завораживающем вкусе есть изящество взмаха крыльев бабочки Пектуресы — самой красивой бабочки Видении…
        —При каждом взмахе её изысканно изогнутые крылья меняют свой цвет, — мечтательно продолжила Обби. — То они наливаются рубиновым сочным цветом, какой бывает у крупных зёрен самого спелого граната или у ароматного виноградного вина. То они мерцают изумрудно-солнечным сиянием, как звезда Альмаир — покровительница Видении.
        —Стоит положить в рот лакомый кусочек вишнёвого пирога, как на языке начинает звучать чудесная симфония: раздаются решительные аккорды сладкого теста…
        —…вишнёвый аромат виолончельной мягкостью ласкает нёбо…
        —…и словно шепчет: главное в этой жизни — нежность, а кислинка подсказывает: и, конечно же, любопытство. Вишнёвый пирог большой и нарядный, как опера или балет. Его можно есть долго, он всегда остаётся и на второй день… — Тим замолчал, внимательно присматриваясь к Обби. Она заснула, зелёные волоски безмятежно покачивались на её головке.
        «Совсем ослабела, бедняжка, — подумал Тим и прикрыл её джинсовой жилеткой. Он сам улёгся рядом, надеясь хотя бы сном подкрепить силы. Мальчик закинул руки за голову и размышлял: — Удивительное дело: рядом со мной только Обби. Но разве на этом Пути мне не помогали Лиходеич и Числобог, и Родион? Кстати, кто-то же вызволил нас из плена духов… Любовь друзей — как невидимый спасательный круг, всегда на мне. Сколько добрых и мудрых людей живут в этом мире. Я с ними ещё не знаком и, может быть, со многими так никогда и не встречусь. Но ведь они есть. И если бы мы встретились, то обязательно стали бы друзьями. И это не так уж важно, успел я познакомиться с ними, или ещё пока нет. Главное, они есть», — Тим присел, ещё раз оглядывая серые стены. Он оглядывал их с любопытством и даже с азартом, как смотрит альпинист на высоченную гору перед восхождением — дескать, мы померяемся с тобой силами, но победителем буду я, это дело решённое, баста!
        —Мама, — прошептал Тим и свернулся клубочком. Когда он думал о ней, он всегда становился маленьким, будто беспомощным, и одновременно сильным, самым сильным, потому что всегда хотел её защищать. Мама была волшебной — как никогда неувядаемый цветок, как нерушимый заговор на счастье и радость, как сбывшаяся мечта и вечная надежда. Он знал: все беды и страхи, всю боль и коварство пересилит её любовь. Тим представил, как чудесная, самая красивая, самая добрая в мире рука — мамина — взяла из загрубевшей, обросшей мхом горсти Лиходеича фиолетовый флакончик с частицей его души, и больше никому не отдаст. И значит, все будет хорошо, и они спасутся. Он заснул, и во сне его навестила радость из будущего.
        …Мальчик проснулся от мяуканья, настырного и лишённого малейшей приятности. Возле сидели серые лохматые лесавки и, задрав остроносые мордочки, драли глотки — дескать, вставай!
        —Как вы здесь очутились? — Спросил Тим вместо приветствия. Проснувшаяся Обби тоже вытаращили глаза от удивления.
        —Это было не так уж трудно, — пискнули лесавки, довольные, что на них наконец-то обратили внимание. — В Видении всегда знают, где искать настоящих героев.
        —Я не герой, — недовольно буркнул Тим, — я брата ищу.
        —В заклятии, которое наложила Морена, — как всегда она всё делает наспех, даже колдуны творит без души, — мы отыскали маленькую-маленькую дырочку, и вытянувшись в ниточку, проскользнули сюда, — верещали лесавки, радостно играя друг с другом в ладушки. — По верёвочке спустились, даже не ушиблись нисколечко. Дырочка была крохотной, не больше следа от муравьиной лапки, трудно было верёвочку протащить сквозь неё, но уж мы постарались, ведь так велико желание прославиться вместе с вами. Мы подумали, что можем стать последними, кто с вами разговоры разговаривал перед героической смертью, которая может наступить, когда до свободы — рукой подать.
        —Рукой подать? — Насторожился Тим.
        —Да-да. Если подняться наверх в зал, то там есть маленькая дверца, она ведёт на балкон. Стоит с него спрыгнуть — и ты в кустах, таких густых, что никто и не заметит. Но что об этом уж говорить, — пренебрежительно замахали волосатыми ручками лесавки и скорчили презрительные мордочки. — Вы же всё равно, считай, погибшие души! Ваше последние желание мы доведём до общественности Видении. Вы тут умрёте от голода, а мы потом рассказывать всем будем, как вы в каменном мешке свои последние героические минуты провели. Половина вашей славы, треть, пусть даже четвертиночка нам достанется. Пресс-конференции проводить, воспоминания писать — нам хватит. Считай, за один сегодняшний день мы себе на всё оставшуюся жизнь денег заработали — чем плохо? И вам почётно и спокойно с жизнью расстаться — не в безвестности, и нам прибыльно. — Молодцы вы, лесавки, — засмеялся Тим. Его настроение заметно улучшилось.
        —Мы спасены, — подмигнул он Обби. — А вы правы, лесавки, хочешь быть героем — будь им! Обби, надеюсь, перстень, подаренный Древесняками, ты ещё не потеряла? С ним мы в любую дырочку пройдём.
        —Конечно, не потеряла, вот он, — на крыле лебеди сверкнул магический перстень. Серебряный ободок чуть потускнел, но сам золотой знак бесконечности, осыпанный клюквенными рубинами и капельками бриллиантов, сиял по-прежнему.
        Не зря наши пленники старательно выскабливали состав, цементирующий булыжники, не зря. По камням, как по ступенькам лестницы, они поднялись наверх, почти к самой кромке каменного мешка, и затем, передавая друг другу перстень Древесняков, проскользнули в отверстие, свободное от заклинания Морены. Следом за ними вылезли и лесавки и отошли в сторонку озадаченные. Они всё никак не могли решить: выгодно им или нет, что Тим и Обби не умерли на их глазах героической смертью от голода. Кто знает, как повернётся дело в будущем: может быть, они сами захотят проводить пресс-конференции и писать мемуары о своих приключениях? Но с другой стороны, именно они, лесавочки, указали Тиму и Обби дорогу к спасению. Как не крути, они становились соучастниками приключения! Лесавки шептались, вздыхали, потирали толстые животики лапочками, взволнованно обсуждая открывающиеся перед ними перспективы. Ни Тим, ни Обби не заметили, когда они исчезли…
        —Обби, смотри, эта дверь ведёт на балкон. О ней говорили лесавки! — Тим помедлил, прежде чем распахнуть её… и толкнул.
        На пороге, уперев руки в бока, стоял разъяренный Дан. А за его спиной нетерпеливо вились Пёсиглавцы, Кикимора, Морена. Они строили рожи, высовывали языки и шипели. Черты бледного лица Дана за это время исказились ещё сильнее. Щёки сплошь обросли серой шерстью, ноздри вывернулись, превратив человеческий нос в поросячье рыльце.
        —Надолго вас нельзя оставлять! — Проговорил Дан, похлопывая по ноге железным когтем, который раньше принадлежал Арамии. — Мы всегда будем сильнее вас, потому что стоим на карающей справедливости.Вот в чём гвоздь вопроса!
        Тим, поглаживая прижавшуюся к его груди Обби, сохранял полное спокойствие. Чем безысходнее казалась ситуация, чем меньше шансов оставалось на спасение, тем увереннее он себя чувствовал, тем веселее ему становилось. Он стоял, расставив ноги в разодранных на коленях джинсах, и улыбался.
        —Схватить их! — Рявкнул Дан, отворачиваясь от насмешливого зелёного взгляда брата. Стальная сетка откуда-то сверху упала на Обби и Тима, больно приплюснула друг к дургу. Пленников обступили злоденцы и, злобно шипя и покрикивая, погнали ударами и пинками. Друзей вывели за крепостную стену. Над ними дышало небо, млеющее в утренней нежности. На земле таяли сумерки, накопившиеся за ночь, раздольно горела под солнцем река, лёгкий парок поднимался с влажных кудрявых лугов, красным горели стволы леса — леса, в котором и была Вечная роща с чудотворным огнём…
        —До Знича пять минут пути, — шепнул мальчик приунывшей подружке. — Числобог говорил: идите на свет. Солнце бьёт нам прямо в лицо. До Знича осталось немого. Но Обби только вздохнула. Она уже заприметила огромную деревянную колоду, и поняла, что это — плаха для казни. Прижавшись дрожащей грудкой к Тиму, она навсегда прощалась с ним.
        Пёсиглавцы рычали и лаяли, громыхая цепями, опутавшими их жирные шеи. Скелеты, хрустя костями, раскачивали на скрипучих носилках храпящую Морену. Кикимора строила Обби рожи и угрожающе потрошила подушку, взвизгивая: «Вот что я сделаю из тебя!» Позвизд запрокидывал голову, и в горле у него громыхали раскаты грома. Шаман нетерпеливо лупил в бубен.
        Каково же было удивление Тима, когда среди злоденцев он заметил счастливые мордочки лесавок.
        —Так, значит, вы с ними? Это вы сказали Дану, что мы выбрались из каменного мешка? — Гневно прошептал он.
        Лесавки смущённо хихикнули, потупили глазки, и, прикрыв лапками ротики, застрекотали невинными голосками:
        —Ну что ты, Тим, на нас обижаешься?! Зря! Мы же не только о себе, но и о твоей славе думаем. Тебе и твоим друзьям — подвигом больше, подвигом меньше, а для нас каждое ваше доброе дело — копеечка, а то и рублик. Ну, сказали мы Дану, что вы выбрались из каменного мешка, — что с того? Ты же всё равно выпутаешься, — и лесавки вполне по-приятельски улыбнулись мальчику. — Ний рядом! Ний рядом! — Над площадкой кружил Аспид, трубил в два хобота и шумно хлопал уродливыми крыльями. — Ний рядом! Готовьтесь встречать Самого Справедливого!
        Раздалось лязганье, скрежет, будто огромная железная собака облизывала ржавую кость чугунным языком. Двое маленьких бесенят прикусили языки, вздрогнув от тяжёлых шагов главного злоденца. Ний шёл, и с его лица сыпались раскалённые капли. Злоденцы верещали, аплодировали, отбивая ладони о собственные щёки, бока и животы. Бубнил бубен шамана, трещали костями скелеты, звякали цепи Пёсиглавцев.
        С непроницаемым лицом Ний взгромоздился на трон и обвёл всех красно-жёлтыми глазами. Его взгляд остановился на Тиме, и мальчику показалось, что в лицо ему плеснули кипятком. Но отворачиваться он и не подумал.
        —Вот ты и передо мной, — медленно проговорил Ний, обстоятельно рассматривая Тима, как повар кусок мяса, соображая, куда его лучше пустить — на бифштекс или отбивную. — Я тебя ждал раньше. Нехорошо опаздывать. Я тебя покараю. Этот мир держится только на карающей справедливости. От карающей справедливости должны у всех стынуть волосы в жилах. Только тогда будет порядок. Вся карающая справедливость здесь! — Ний потряс кривым мечом. — Эй, там, кто-нибудь! Заковать Дана в наручники! Он сделал своё дело и теперь пусть отдохнёт! — Урчащие Пёсиглавцы схватили опешившего Дана, который что-то пытался сказать, защёлкнули наручники на его заломленных назад руках и когтистыми лапами закрыли ему рот — нишкни! Ний снова уставился в глаза Тима, стараясь подчинить своей воле. — ТЫ-БУДЕШЬ-СЛУЖИТЬ-МНЕ! — Веско произнёс он. — Я-ЗАКАЗАЛ-ТЕБЯ-ДВЕНАДЦАТЬ-ЛЕТ-ТОМУ-НАЗАД. Я-НЕНАМЕРЕН-ОТКАЗЫВАТЬСЯ-ОТ СВОЕГО-РЕШЕНИЯ. ТЫ-БУДЕШЬ-МОИМ.
        Внимание Тима отвлекли два маленьких бесёнка, которые с большим сачком для ловли бабочек охотились за искрами, то и дело слетающими с разгорячённой физиономии главного злоденца. Два неразумных существа с ещё молочными рожками, очевидно, приняли искры за разновидность каких-то мух-красавиц и собирались потом на досуге заняться выдиранием у них лапок и крылышек — чисто бесовское развлечение. Они ползали у всех под ногами и от кончиков рожек до кончика лысого хвоста извалялись в пыли. Десять искр — Тим сосчитал — они упустили, а одиннадцатую и двенадцатую поймали одновременно — каждый изловчился и прихлопнул красную искорку пушистой ладошкой. И в ту же секунду довольное хрюканье сменилось обиженным визгом. Бесенята пищали не столько от боли, сколько от разочарования: на трясущихся ладошках вместо красивой мухи шевелились от ветра серые хлопья. Тим невольно расхохотался.
        —ЧЧЧЧЧТТТТТТТТТТТООООООООООО???????????????? — Завопил Ний. — Значит, отказываешься служить мне?!
        —Конечно, — пожал плечами Тим, отметив, что в небо уже налилось румянцем, развеселилось. В нём запела малиновка. «Та самая?» — Подумал мальчик.
        —Ты сам подписал себе приговор, — изрёк Ний. — Эй, мальчишку на плаху. Тебя пожизненно лишат разума, а твою душу запихнут во флакон, и я смогу забавляться с ней, когда захочу. Тебя — глупого и бездушного — сдадут в сумасшедший дом, запрут в палату для буйнопомешаных. Урча и сопя, Пёсиглавцы извлекли Тима из стальной сетки и потащили к дубовой колоде. Возле неё приседал и потряхивал ногами шаман, его глаза блистали, как сабли в руках ловкача-джигита. На плаху села и беспокойно запрыгала малиновка, сверкая розовой грудкой. Она свистнула так звонко, что все злоденцы услышали и удивились, что кто-то ведёт себя так, будто не они тут главные.
        —Сам, — стряхнул грязные лапы с плеча Тим и твёрдо, угрожающе повторил: — Сам!
        Он подошёл к плахе… и вдруг подпрыгнул так высоко, что все охнули: улетит! Сделав кульбит в воздухе, Тим приземлился руками на колоду, смешно сгибая и разгибая то одну, то другую ногу. И вдруг кто-то ещё так же ловко, как Тим, прыгнул на плаху, встал на руки и заболтал ногами. Тим вздрогнул, заметив у незнакомца свои зелёные глаза, такой же, как у него вихор, упрямо нависший между бровями. Будто это был второй Тим. Или Дан. «Непонятно кто…» — пронеслось в голове у Тима. Он подумал, что начинаются галлюцинации. Между тем этот Непонятно кто, перевернувшись вверх тормашками, маршировал загорелыми руками по занозистой плахе и подмигивал ему.
        Малиновка свистнула, стала перелетать с одной светлой головы на другую, юрко проскальзывала под руками, потешно карабкалась по перевёрнутым спинам, ногам, слетала, кружилась. Мальчишки, которые не переставали делать кульбиты, словно жонглировали ею. Обби вертелась, вертелась в крепко сдавившей её стальной сетке — и вывернулась из неё. Она тоже присоединилась к Тиму и Непонятно кому: прыгала, перелетала, подкурлыкивала.
        —Так не лежат на плахе! — Взревел Ний. — Ты размножился! Ты с ума сошёл!
        —Прекрати дурацкие игры! — Вопил Аспид, остервенело хлопая крыльями. — Ты с ума сошёл!
        —Кто он? Кто из них Тим? — Завыли злоденцы. — Что это за дурацкие игры! Раздвоение! Он с ума сошёл!!!!!!!
        —Не этого ли вы добиваетесь от меня? — С насмешкой поинтересовался Тим и, перекувырнувшись в воздухе, вновь встал на руки. То же самое, будто был его зеркальным отражением, повторил и Непонятно кто. Следующие фразы они сказали одновременно, в один голос: — Разве я не исполняю ваше приказание? Просто нашёл приятный для себя способ сходить с ума — вот и всё!
        Злоденцы жалобно заголосили, не зная, что теперь делать. Отбивая такт звонкими шлепками по свежему жёлтому спилу колоды, Тим продекламировал:
        Огненный Ний громко икал,
        Рядом с мячом первоклассник стоял.
        Нет, не сыграет мальчик в футбол —
        Жадный злодей проглотил его гол.
        Непонятно кто расхохотался. Похоже, он не был галлюцинацией. Разве могут галлюцинации хохотать? И уж совсем точно, что галлюцинации не умеют сочинять стихи, а Непонятно кто точно таким же голосом, как у Тима и Дана, продекламировал:
        Плачет Морена. Что за дела —
        Кожа её, как сахар, бела.
        «Будет болотной», — доктор сказал.
        Пиявки на щёки он ей прописал.
        Злоденцы слушали, открыв пасти. Продолжила представление Обби:
        В гости к Морене Кикимора шла,
        В гостинец поганку за шляпку несла.
        Путь недалёк, но голод велик:
        Клизмами лечит обжору кулик.
        Злоденцы покатились от хохота. Непонятно кто не дал опомниться злоденцам и продолжил звонким голосом:
        Аспид крылатый по небу летел,
        Маленький Петя рогатку вертел.
        Выйдет из мальчика меткий стрелок:
        Аспид упал, почему-то замолк…
        —Злодейки и злоденцы! — Крикнул Тим. — Следуйте нашему заразительному примеру! Смело становитесь с ног на голову. Это очень весело и полезно! Здесь и сейчас открыт пункт обмена слёз ужаса на слёзы смеха! Бесплатная раздача радости жизни! — Он так уморительно болтал ногами, что кое-кто из злоденцем попробовал последовать его примеру. Несколько пар лап, обросших серой и бурой шерстью, неловко плюхнулись на плаху. — А теперь постараемся сочинить стишок все вместе! Итак:
        С ужасом смотрят злоденцы мне…
        —…в глаз! — сказал Триглав.
        —…в нос! — сказал один из Пёсиглавцев.
        —…в рот! — сказала Морена.
        —Молодец Морена! — Похвалили Тим.
        С ужасом смотрят злоденцы мне в рот!
        Ни птичка не вылетит, ни…
        —…собака! — сказал Анчутка.
        —…кастрюля! — сказал Подзвизд.
        —…бегемот! — сказала Кикимора.
        —Это точно! — Тим подпрыгнул и два раза ударил в ладони — как бы поаплодировал.
        —С ужасом смотрят злоденцы мне в рот.
        Ни птичка не вылетит, ни бегемот, —
        Тим в прыжке развёл руками, дескать, простите, не оправдал надежд. И улыбаясь, поинтересовался:
        —Будем ругаться? Будем рычать?
        Лучше давайте вместе…
        —…«Катастрофы недели» смотреть! — сказал Анчутка.
        —…моргать! — сказал один из Пёсиглавцев. — …стонать! — сказал толстый бес.
        —…ничего не делать! — сказала Кикимора.
        —…хрюкать! — сказала Морена.
        Тим только головой мотал: не то, не то, думайте! И наконец сказал:
        —ИГРАТЬ! Лучше давайте вместе играть!
        —Во что? Во что? Мы ни во что не умеем играть! Не слушайте его — он обманет, мы все обманываем! Мы только обманывать и умеем!
        —Не слушайте его! Не слушайте! — Кружась, кричал Аспид. Его хоботы заплелись в косичку.
        —Пусть он сходит с ума по-нашему, а не по-своему, иначе мы тут все сойдём с ума от его выходок. Пусть сходит с ума, как положено! Дайте парню сказать! С ним весело сходить с ума! С ним весело! — Неслось с разных сторон. Тесным гудящим кольцом злоденцы сомкнулись возле плахи. Но вместо того, чтобы наброситься на Тима и его компанию и разорвать их на маленькие кусочки, злоденцы накинулись друг на друга. Пёсиглавцы вгрызлись бульдожьими челюстями в загривки Пёсиглавцам и катались по земле неистово лающим клубком. Скелеты, отбросив Морену, с хрустом выламывали рёбра друг у друга. Морена перекатывалась под ногами, все нещадно её топтали, но хранительница смерти получала от этого неизъяснимое удовольствие и упоённо шептала: «Полный расп-ад-ад-ад». Триглаз с аппетитом грыз трон Ния и примерялся, как бы половчее ухватить главного злоденца за пятку. Поражённый тем, что творится на земле, Аспид забыл махать крыльями и рухнул в кучу малу.
        —Остановитесь! Пятью пять! — Пытался он образумить злоденцев, перекатываясь у них под ногами.
        —Что вы делаете? Шестью восемь! Вы всё перепутали. Вы должны рвать на части мальчишку и эту начинку для супа. Тысячу тысяч! Именно это вы должны были представлять там, в зале, где любите смотреть «Катастрофы недели». Вы должны грызть-бить мальчишку, а не друг друга. Вы всё перепутали.
        —Заткнись! — Шипели на него злоденцы, больно дёргая за хоботы. — Ты сам говорил — дать волю своей фантазии и вообразить то, что больше всего хочется. Вот мы и разбираемся друг с другом. Страшная сила захватила злоденцев, они не могли остановиться, изрыгая из себя потоки накопившейся бешеной злобы и ненависти. И каждый из них с яростью поглядывал на Ния, но первым никто не решался броситься на него.
        —Это Аспид виноват во всём! — Орал Ний, превратившись в огромный фейерверк — искры сыпались с него залпами. — Аспид, это ты виноват!!!!!!!!!
        —Кто же знал, что у них заветное желание — съесть друг друга и вас, мой господин, — Аспид рыдал, в бессильной злобе корчась в пыли.
        И вдруг земля под ногами и хвостами нечистой силы задрожала и разверзлась. От сотрясения, вызванного общей дракой, пришли в движение древние механизмы, спрятанные под стенами крепости. Под травяным настом пряталась огромная яма, в которую и полетела, изрыгая проклятия и жалобные стоны, вся нечисть вместе с Нием. Из земли вырвалась ржавая стальная решётка и с тугим стуком упала, накрепко захлопнув кишащую злоденцами яму. В тот момент, когда заострённые, как у мечей, зубья решётки должны были намертво вонзится в землю, чья-то загорелая рука бесстрашно окунулась в кипу злоденцев и что-то вытащила оттуда. Но кто это был, и что вытащил, Тим не успел рассмотреть.
        —Хляби небесные, топи болотные! — Послышался огорчённый голос, и Лиходеич сдавил его в своих объятиях, может, чуть-чуть понежнее, чем стальная сетка. — Ах, я старик старый, и тут не успел! Без меня разобрались! Обби взлетела на голову лешего и кликнула победный клич:
        —УЮЮЮЮЮЮЮЮЮЮЮ!
        Лиходеич от неожиданности аж присел, а потом плюнул не без досады, но с облегчением увидел, как под ногами разлилась глубокая лужа, из которой высунули мордочки два любопытных лягушонка.
        Старый леший взял себя в руки и погладил лебедя:
        —Голубушка ты моя! Ах ты, умница! Ну, друзья мои, и эта беда нас миновала! — Прохрипел он, вытирая ладонями усталое замурзанное лицо — видать не один километр по топям бежал лесной дедушка. Затем он поправил на голове гнездо и заявил: — А теперь, Тимушка, изволь я тебя познакомлю с… не знаю, право, как это точнее и сказать…
        К Лиходеичу подошёл Непонятно кто, который вместе с Тимом прыгал по дубовой плахе на руках. Он не был привидением — уж это точно! Зато он был точной копией Тима! Мальчишка улыбался, сияя зелёными добрыми глазами.
        —Можно считать, что вы как бы родственники друг другу, — сказал Лиходеич. — Только один лицом чуть посветлее, а другой будто более загорелый! Ты ведь, Тим, ничего не знаешь… — раздумчиво сказал Лиходеич. — А ведь сознание-то Данечки, того… злоденцы попортили. Ведь этот молодец был раньше маленьким бесёнком. А потом ему, значит, влили сознание твоего брата, а твоему брату, значит, для усиления вредности и коварства, — умишко того отродья. Ну бесёнку-то вся эта мерзкая операция на пользу пошла — до чего хорош паренёк получился — чисто ты, когда спишь зубами к стенке. Ой, да это я так, пошутил! — Лиходеич прихлопнул ротище. — Если бы не он, где бы я тебя искал? А он — до чего прыток и ногами, и умом! — меня в городе отыскал и сюда привёл! Да ещё товарищ Попугайчиков помог! Если бы не они, может, я бы полжизни тебя из Беды выпутывал! — Лиходеич всхлипнул.
        Тим пожал руку тому, кто ещё недавно был маленьким бесёнком: — Спасибо, брат! — И спохватился.
        —Где Даня? Кто его видел? Он жив?
        —Жив, — кивнул тот, кто недавно был маленьким бесёнком, и, неловко запнувшись о собственный хвост, посторонился. За его спиной отвернувшись от всех, на траве сидел Дан. — Я успел его вытащить из ямы.
        —Брат, — окликнул Тим. Он присел на корточки и, ковырнув в замке наручников какой-то нащупанной в кармане железкой, расстегнул их. — Всё плохое кончилось!
        Дан продолжал молча сидеть, не поворачиваясь, низко опустив обросшее серым пухом лицо.
        —Пойдём, брат, — сказал Тим, приподнимая Дана за плечи и разворачивая к себе. — Всё будет хорошо.
        Дан сидел неподвижно и только бросал короткие и быстрые взгляды, как ножи метал, на Тима и того, кто недавно был маленьким бесёнком.
        —Пойдём вместе. Ничего не бойся, — ласково сказал тот, кто раньше был маленьким бесёнком, и который сейчас больше самого Дана походил на него. Он взял ладонь Дана в свою, а Тим положил руку на плечо брата. И они пошли вместе. Вместе с Лиходеичем и Обби. Путь до Вечной рощи был коротким.
        Перед входом в нее на огромном дубе сидел Петух и кашлял, прочищая горло.
        —Ну наконец-то, заждался, — проворчал он, покосившись на компанию желтыми глазами. Забил, замахал крыльями, рассыпался на тысячи юрких блестинок, полетевших в лес. Из глубины донеслось:
        —Дооооооброоо пожаааааааловать в Вечную Рощууууууууууу!
        Вечная Роща, как вы, наверное, помните, располагается между Явью — страной живущих, и Навью — страной покинувших этот мир. Под голубоватым небом, с которого не сходят Луна и Солнце, и росли вечные дубы. Свет белёсой Луны падал на одни участки Вечной рощи, а жаркие лучи Солнца — на другие. На деревьях, обделённых солнечным теплом, кора словно обуглилась, треснула, а бурые листья висели, как вялый язык больной собаки. Вокруг них стлалась низкорослая злая крапива да топорщили свои мордатые листья глупые лопухи.
        Обласканные Солнцем дубы были другими. Стоило положить руку на неохватный, бронзовой крепости ствол, и он уже отзывался громким, будто усиленным в сто раз шмелиным гудением. С листка на листок капали солнечные капли в высокую траву, в черничные кустики с запотевшими горошинами-сапфирами, на алые ягоды земляники. Странный лес, где признаки тлена и смерти соседствовали с проявлением бурной и весёлой жизни. Тысячи дубов стоят здесь. В каком из них горит очистительный огонь? Обби тихонько окликнула Лиходеича:
        —Дедушка Лих, ты же лесной человек, подскажи Тиму, где Знич найти!
        Лиходеич почесал дремучую гриву под гнездом:
        —Нет, не откроется мне этот лес, не такой он, как другие. Знич ждёт Тима. Эй, Тим, Даня! Идите-ка вы вперёд. А тот, кто недавно был маленьким бесенком возьмёт на руки Обби, ей так веселее будет. Вдвоём вы быстрее огонёк заветный найдёте, а то замучаемся бродить по рощице — не маленькая.
        Братья ускорили шаг.
        Тим шёл, то и дело касаясь стволов и листочков рукой, и слышал, как они называли ему свои имена и шелестели: «Дальше, мальчик, иди дальше!» По его зову прилетели и вились над ними ветры Восточный, Западный и самый холодный Полуденный. Взъерошив его светлые вихры, Полуденный ветер сообщил, что прилетел из будущего, и впереди нет печали для Тима, но предупредил: «Только продолжай свой Путь. Твоё счастье в Пути. Не останавливайся, иди!» Малиновка, перелетая с ветки на ветку, сообщила ему: «Я знаю, о ком ты не решился спросить Лиходеича. Я тебе ничего не скажу. Но знай — радость впереди, радость, радость».
        Тим видел: поляна тихонько кружится, вот она повернулась так, что под мягкие губы неопытного оленёнка, вышедшего из зарослей, легла самая вкусная травка; ветер насмешливо дунул в нос прожорливого кабана, хрюкающего над кучей жёлудей; а озеро разложило на волнах лепестки, сорвавшиеся с цветов, в причудливый узор. Иногда сердце замирало, и Тиму казалось, что он превратился в этот чудесный лес, в своих друзей, в ещё невидимый им священный огонь Знич. Его зелёную макушку щекотали холодными животами ветры, вместе с корнями деревьев он пил солёную воду и слушал, как ворчит земля на недалёкие уже холода. Он взлетал вместе с птицами, наслаждаясь упругостью ветра, и в то же мгновение видел, как прокалывает глиняные комья молочный росточек крокуса — нежного цветка… Тим вспомнил о Разбитой коленке, об Обиде — той, которая была там совершенно другой, и подумал, что обида — самое глупое чувство на земле, и всегда кому-то везёт больше, чем тебе, но когда-нибудь приходит и твоя очередь, если ты не отчаялся.
        А ещё Тиму слышались необычные, неземные слова. У них не было одежды из букв, они просто не надевали маски каких-либо звуков. Невесомые, они свободно плавали между деревьев, между ним и Даном, между звуками рощи, солнечных лучей, цветочных ароматов, и ложились на сердце мальчика. Он чувствовал, что это слова одобрения — слова одобрения ему и его друзьям. Эти слова говорил ему мир вокруг. И чем интереснее ему было наблюдать за всей этой жизнью, тем досаднее становилось, что брат пока лишён счастья Общего разговора.
        Вскоре они с Даном вышли на просторную поляну, облитую солнечным жаром. В самом её центре стоял мощный дуб, гостеприимно распахнувший, как для объятий, бронзовые ветви. В его стволе зияло огромное дупло. Тим вскарабкался на ствол и заглянул в древесную пещеру. Внутри бился высокий огонь, поднимающийся из закопчённой серебряной чаши. Напряжённый напор красного пламени сменялся ровными голубоватыми языками, которые вновь вырастали в тревожные полотнища, но потом опадали. Несколько минут Тим неподвижно смотрел на завораживающий танец очистительно огня. Сейчас он верил и не верил в его спасительную силу. Огонь горел, как ему показалось, как-то слишком обычно, и Тим подумал, что, наверное, очень часто самое главное в жизни происходит вот так, слишком буднично, отчего люди порой не придают этому большого значения, и поэтому ещё плохо умеют понимать тот язык, на котором с ними говорят высшие силы.
        —Дан, мы нашли с тобой Знич, — спрыгивая с ветки, сказал Тим. Он скинул с плеча рюкзак и достал из него огарочек Неугасимой свечи. Дан, не дыша, наблюдал за его движениями. Тим улыбнулся ему и, вновь вскарабкавшись на дуб, уже протянул руку со свечой к Зничу, но услышал за спиной незнакомый голос:
        —Не торопись, Тим. Вначале тебе придётся выслушать меня, хранителя Знича.
        Тим оглянулся. На уровне его лица висел, как ему показалось вначале, огромный мыльный пузырь, переливающийся синим, жёлтым и красным. Внутри него стоял юноша в длинном золотистом плаще. Он улыбался, приветственно помахивая правой рукой, в которой держал какой-то небольшой предмет.
        —Не торопись, Тим, — повторил юноша. — Прежде чем ты зажжёшь Неугасимую свечу, вы с братом должны выслушать меня. За всё время пути к Зничу судьба постоянно беседовала с тобой, задавала вопросы. Вы отвечали на Языке Поступков, что особенно ценно. Вы не нарушили законов Общей Речи, вы не оскорбили Мир, который вас окружает, и приумножили Добро. Не по своей воле Даниил играл страшную роль во всей этой истории. Исходя из законов не карающей справедливости — придумок Ния и ему подобных, — но Милосердия, Даниил прощён, обвинение ему не будет предъявлено. Он достоин того, чтобы очистительный огонь Знич коснулся проклятого клейма на его плече и освободил бы его сознание и душу от ужасного морока. Но дело всё в том, что это самым пагубным образом может отразиться на том, который когда-то был маленьким бесёнком, и которого я не знаю, как и называть сейчас. Не забывайте, братья, что у него ваше лицо. Конечно, в волосах у него ещё прячутся рожки, как, впрочем, есть и хвост, но не успеет он дойти до этого места, как они отпадут и уже больше никогда не вырастут, если, конечно, сознание беса не вернётся к нему…
Огонь Знич, коснувшись твоего плеча, Дан, уничтожит в тебе яд, но тут же уродливое сознание вернётся к тому, кто раньше был бесёнком. После этого он проживёт неделю — не больше, совершая обычные для чертей мерзкие делишки, и погибнет.
        —Это невозможно! — Крикнул Тим.
        Дан молчал. Но что-то стало меняться в выражении его сумрачных глазах. Очевидно, тепло, исходящее от Знича, ослабило действие яда, и он стал приходить в себя.
        Переливающийся шар с юным хранителем Знича то отлетал, то вновь приближался к братьям. — Но что же делать мне, хранитель? — Потупившись, спросил Дан. — Я н-не хочу… я не х-хочу быть тем, какой я сейчас. И смерти бесёнку не желаю.
        —Даниил, я рад слышать от тебя эти слова. Поверь мне, если бы ты не произнёс их, испытания для вас с Тимом не прекратились бы, потому что брат отвечает за брата, и высшие силы вновь пустили бы вас по кругу испытаний. Да, теперь тебе тоже придётся выдержать немало, но ты справишься, ведь рядом с тобой всегда будет брат. Испытание потребует контроля над своими мыслями и чувствами. Ты должен будешь постоянно быть сосредоточенным на добрых мыслях и делах. Ты не должен допускать в своё сердце и тени злобы, равнодушия или скуки! — Каждое слово хранитель Знича произносил тихо, но в его голосе звучал приказ. — Как только ты обидишься на кого-нибудь, и твою душу пронзит жажда мести, тёмные силы проснутся в тебе, и ты вновь превратишься в самого отпетого злоденца, и не сможешь жить среди людей. Спустя несколько дней, после того, как тебя одолеет злоба, умрёт тот, кто раньше был маленьким бесёнком. Ты сможешь, Дан, выдержать всё, что предстоит, чтобы тот, кто раньше был маленьким бесёнком, остался в живых?
        Дан угрюмо молчал.
        —Ты сможешь, брат, — сказал Тим, сжимая его руку. — Ты обязательно сможешь. Ведь я всегда буду с тобой рядом. И мама тоже будет рядом. Ты будешь всегда смотреть в её глаза, в мои глаза, и находить силы. Мы любим тебя. Тимидан!
        И Дан медленно кивнул.
        Переливающийся шар подлетел к дуплу, из которого вырвались яркие языки. Через прозрачную оболочку шара Хранитель протянул руку и подхватил ладонью огонь. Затем он повернулся к Тиму:
        —Подставляй плечо!
        Тим скинул жилетку и рубашку, но на его плече и следа не было от бесовского клейма. Хранитель Знича улыбнулся:
        —Вот видишь, Дан, твой брат сам справился с ядом. Справишься и ты, — юноша в шаре приблизился к Дану и ладонями, по которым струились голубые струйки пламени, дотронулся до его лица. Куриный пух на щеках мальчика тут же съёжился и опал, нос принял естественное очертание, а лицо посветлело. — Так-то лучше. Что вы намерены делать сейчас, братья?
        —Дан, скажи, что нам сейчас делать? — Тим, улыбаясь, смотрел на брата, который осторожно ощупывал лицо.
        Дан нахмурился и достаточно долго молчал, прежде чем неуверенно сказал:
        —Наверное, надо принести Знич в город горбунов.
        Юный хранитель одобрительно кивнул.
        —Мы зажжём от Знича факелы, — добавил Тим. — В городе накопилось много зла. Огонь поможет горожанам избавиться от него. Затем мы похороним останки воинов, погибших в сражении двести лет тому назад. А потом устроим Праздник освобождения от духов.
        —Так, так! — Кивал головой юноша, не переставая вертеть в руках очевидно очень занятный для него предмет.
        —На праздник мы призовём братьев Древесняков, — продолжал Тим. — Старший из них будет раздавать жителям Города свои украшения, надев которые, несчастные вспомнят, что когда-то были красивыми людьми, и снова захотят стать такими же. На городской площади возле крепости мы накроем столы и заставим их угощениями, которые приготовит средний Древесняк. У отведавших их бывших слепородов проснётся вкус к жизни и желание иметь много-много детей. Младший Древесняк будет петь. И после его песен у горожан проснуться души.
        —Всё правильно, Тим, — сказал хранитель Знича. — Я вижу, ваши друзья вот-вот подойдут сюда. И я должен успеть предупредить вас ещё вот о чём. Как только тепло Знича коснётся каждого из ваших друзей, они почувствуют новые силы. Но тут же произойдёт событие, которое поразит всех. Я хочу вас подготовить к нему. К вашим друзьям, я вижу, присоединилась и Арамия. Дело в том, что Арамия и Обби — мать и дочь. А Родион — отец Обби.
        —Её настоящее имя Ориника? — Воскликнул Тим. — Так, значит, Родион правильно угадал, что её зовут Ориника?!
        —Совершенно правильно! — Подтвердил хранитель. — Злые колдуны украли Оринику, превратили в птицу, которая и сама не могла понять, откуда в её сердце живёт неизбывная обида на всех, и отправили её в чужой лес, за пределы Города. Лебедь Обиду лишили памяти. Раньше она была симпатичной, весёлой девочкой, а стала нелюдимой, обиженной на всех птицей. И если бы, Тим, не твоя доброта, в ней никогда бы не проснулась заколдованная душа, и она, наверное, никогда не встретила бы своего отца и мать. Ну, братья, мне пора.
        —О, уважаемый хранитель Знича, — торопливо сказал Дан. — Позвольте один только вопрос. Что вы держите в руках?
        —Ах, это, — рассмеялся юноша. Он протянул через сверкающую оболочку руку и вложил замысловатый предмет в ладонь Дана. — Это головоломка. Что-то наподобие известного вам кубика Рубика. Только здесь, как ты видишь, гораздо больше квадратиков и надо собрать каждую сторону так, чтобы на ней были квадратики не одинакового цвета, а ста цветов. Как жизнь многоцветна, так многоцветной должны быть и все стороны этой игрушки.
        —Простая головоломка? — Удивился Дан.
        —Ну не совсем простая. Дарю её тебе, Дан. Очень хорошо отвлекает от дурных мыслей. Не забывай меня!
        —А мы ещё увидимся? — С надеждой спросил Тим.
        —Навряд ли, — усмехнулся юноша. — Но это не значит, что у нас не будет возможности поговорить друг с другом. Общая Речь не имеет преград. Будем слушать друг друга. Как говорят у вас: будем на связи! — Юноша в золотистом плаще растаял в воздухе вместе со сверкающим шаром.
        А вот и эпилог этой истории…
        Лиходеич и Родион сидели в тенёчке на берегу неспешной реки и, отдуваясь, потягивали из глиняных кружек янтарный квас с мятой. Вчерашний праздник Изгнания духов затянулся допоздна, проснулись они только — только, ближе к полудню. От фонаря к фонарю тянулись разноцветные гирлянды, в облаках висели гигантские и крошечные воздушные шары в виде клоунов, драконов, забавных собак, изогнувших спинки кошек — они не хотели улетать от весёлого места и договорились с ветром, чтобы он не прогонял их отсюда.
        —Удивительно, — сделав большой глоток, Лиходеич крякнул от удовольствия. — Казалось бы, квас как квас, а пьёшь — и в голове проясняется, как утром после купания в реке Ледянке.
        —Истинную правду говорите, — кивнул Родион, опрокидывая в себя целую кружку и, пуская своим выдающимся носом солнечные зайчики по раскрасневшемуся лицу собеседника. — Бодрит квасок! Вчера на празднике я не видел ни одного несчастного лица. Все так уплетали угощения среднего Древесняка, что за ушами трещало.
        —Проснулись горбуны! — Удовлетворённо произнёс Лиходеич.
        —Ах, мой дорогой, я только прошу вас больше не называть их горбунами. С пережитками старого покончено! Они горожане! Горожане — и только!
        —Прошу меня извинить, — поспешно откликнулся леший и, чтобы сгладить вину, заметил: — А как к лицу женщинам пришлись серёжки, которые смастерил старший Древесняк! Их глазки так и горели! А краше всех были Арамия и Ориника! Сколько любви я увидел в их глазах! Кстати, Древесняк и мне подарил заколку для галстука! — Смущённо признался Лиходеич. — Сейчас придётся приличный костюм покупать. Не всю же жизнь в кроссовках бегать!
        —А как пел младший Древесняк! Весь Город ему подпевал! Такого ещё не бывало в Видении! — Продолжал Родион. — Хвала Создателю, всё удалось сделать по уму. Прах полёгших воинов с почестями похоронили.
        —Да-да! — Подхватил Лиходеич. — А какой сладкий храп раздался из крепости, как только последний курган был засыпан! Духи в блаженстве отлетали в иной мир. Мир им на том свете! Щедро насыпали крупы по всем дорогам, ведущим из Города. Помянут птички намаявшиеся души. Славно, что всё по древнему обычаю сделали, всё как положено: на курганы пышные хлеба принесли, на полотенцах разложили — пусть души, знают, что добром их поминаем, хлебным духом успокоятся.
        —А вы заметили, вечный нищий, который стоит на площади, постепенно начал оживать. И рука уже у него к небу поднялась — и не подумаешь, что он милостыню просит!
        —Да он её уже и не просит. Сегодня я хотел угостить его пирожком, а он обиделся, говорит: «Через два дня квартира понадобиться, вечно быть камнем не желаю! Синоптиком буду служить, чтобы солнечную погоду предсказывать! Натерпелся без солнышка!» Все натерпелись! А оно — вон как сияет. Древесняки уверены: день-два такой необыкновенной погоды — и болото высохнет. Они собираются озеро обустраивать, вокруг него парк разобьют.
        —Самое время баллотироваться вам, уважаемый Родион, на пост мэра! — Солидно заметил Лиходеич. — Только вы сделаете город процветающим! И уважаемая Арамия вам поможет! Мудрейшая женщина, как я понял!
        —О да! — Родион чокнулся с Лиходеичем очередной кружкой, наполненной до краёв янтарным напитком, и с нежностью посмотрел на жену, которая неподалёку что-то весело рассказывала молодой матери, держащей на руках малыша с золотистыми волосками. — Мудрейшая женщина. Если бы не она, не разговаривать бы нам здесь, дорогой Лиходеич. Если бы там, в подземелье крепости она не обложила моё бездыханное тело чудесной травкой, да не заговорила её своими добрыми заговорами, в которых каждый звук — любовь, не ожить бы мне! Даже в самые чёрные дни я знал, что когда-нибудь смогу обнять жену и мою доченьку! — Родион смахнул слезинку и налил новую кружку из кувшина. — Чудные у нас детки! Кстати, где они?
        Родион и Лиходеич испуганно посмотрели друг на друга и сорвались со стульев, крича на ходу: — Ориника! Тим! Дан! И Тот, кто раньше был маленьким бесёнком!
        Тим и Дан сидели на мостках и болтали ногами в прохладном речном бульоне, в котором плавали их собственные отражения, шныряли стайки мальков и качались невесомые солнечные лепёшки. А ещё они смущенно поглядывали, как ныряет худенькая девочка с солнечно сияющей косой. Ориника махала им и звала в быструю воду, но они отнекивались и отвечали, что загорают. На самом же деле они плавали намного хуже девочки и не хотели вот так запросто опростоволоситься. Третий мальчик, который был чуть поменьше их ростом, но лицо которого нельзя было отличить от лиц Тима и Дана, разве что загар посильнее пристал к нему, сидел в тени и увлечённо читал книгу под названием «Тайна имени». Именно за этим занятием и застали их запыхавшиеся Родион и Лиходеич.
        —Уф, пожалуй, пора пить валерьянку, мы стали очень мнительными, — покрутил головой леший и три раза сплюнул через плечо.
        —Поспокойнее, поспокойнее, — поглаживая сердце, качал своей вытянутой головой Родион. — Надо держать себя в руках.
        Тут к мужчинам деловитой походкой подошёл невысокий человек, одетый несмотря на тёплую погоду престранным образом. На нём было наглухо застёгнуто пальто цвета гречневой каши, широкополая шляпа сомбреро, скрывающая верхнюю часть лица, а его подбородок облекала белоснежная марлевая повязка, как будто бы мужчина недавно подвергся серьёзной стоматологической операции. Брюки гармошкой сбегали на лакированные штиблеты, а на руках масляно сверкали лайковые перчатки. Мужчина как мужчина, и только присмотревшись к его розовому, гнутому носу, можно было заподозрить в нём попугая. Он деликатно наклонился к уху Лиходеича и прошептал:
        —Мы прибыли. Ожидаемое лицо появится с секунды на секунду. Но вначале я бы хотел вас ознакомить со статьёй из местной прессы. Вот, извольте — у меня отчёркнуто, — и он стукнул кожаным пальцем по хрустнувшему газетному листу.
        Мужчины вернулись в тень к квасу. Родион тут же налил незнакомцу живительного по такой жаре напитка, а Лиходеич принялся читать вслух.
        —Обезврежена банда маньяка-бутылочника. Хм-м. Итак… Вчера сотрудники местного уголовного розыска в подвале частного дома по улице Лютиков, 2а обнаружили коллекцию бутылок в количестве 10387 штук. О содержимом бутылок разные источники говорят по-разному. Профессор Иван Мухин утверждает, что в графинчиках из разноцветного стекла находится своеобразная душевная субстанция, воздействуя на которую, можно в значительной степени влиять на состояние человека, из которого она и была выделена. Доктор-нарколог Терентий Спотыкач уверен, что эти бутылки пусты.
        Дорогостоящий способ их хранения (для каждой предназначался отдельный ящичек, снабжённый электронной аппаратурой) свидетельствует о болезненной мании коллекционера. По словам Спотыкача, хозяин никак не мог расстаться даже с выпитой им бутылкой, что характеризует его как закоренелого алкоголика. В милиции нам сообщили, что хозяином странной коллекции является частный предприниматель Нийский. На какие доходы он жил — сейчас выясняется. Как нам удалось узнать из источника, приближённого к правоохранительным органам, Нийский был обнаружен без сознания в заброшенной яме далеко за пределами нашего города. На место его пребывания указали два неких лица, о которых нам известно только одно — это братья Лесавкины. Вместе с Нийским в яме находились и другие граждане без определённого места жительства, непонятной национальности. Состояние их душевного здоровья вызывает у медиков большие опасения. Пока все они, как и Нийский, помещены в больницу при следственном изоляторе. Как считают специалисты, больные с подобными симптомами успешно поддаются новому методу лечения — смехотерапии. Мы будем и впредь знакомить
наших читателей с развитием этой странной истории. Следите за публикациями. Пётр Чайников, собственный корреспондент. Хм, — усмехнулся Лиходеич, — Порадовал, товарищ Попугайчиков. Теперь остаётся флакончик со своей душой достать — и можно жить спокойно, никто на неё не сможет воздействовать.
        Попугайчиков деликатно кашлянул и вручил ему завёрнутую в газетный лист склянку: — Не извольте беспокоится. Благодаря моим связям удалось достать. Теперь вам ничего не угрожает. И тут всё побережье вздрогнуло от крика:
        —Ура! Я нашёл! Имя! Зовите меня Иннокентием!
        —Что это? — Обладатель пальто цвета гречневой каши подозрительно повернулся в сторону воплей. Неопределённо махнув в ответ руками, Родион и Лиходеич бросились на крик. Подбежав к тому месту, где они видели Тима, Дана, Оринику и Того, кто раньше был маленьким бесёнком, они застали всю компанию барахтающейся в воде.
        —Я теперь Иннокентий, Кеша! — вопил Тот, кто раньше был маленьким бесёнком. Братья дружно топили его во взбаламученной речке.
        Лиходеич и Родион, забежав по пояс в воду, пытались прекратить опасные игры, но не тут-то было. В эту самую минуту на берегу появилась невысокая женщина в джинсовом костюме. В её руках сверкнул небольшой флакон с травяной пробкой. Прищурив зелёные глаза, точно такие же, как у Тима и Дана, и почти такие же, как у Того, кто ещё совсем недавно был маленьким бесёнком, а сейчас назвал себя Иннокентием, она смотрела на мальчишек. От волнения женщина то и дело поправляла светлые пряди волос.
        —Мальчики, — негромко и даже как будто неуверенно позвала она. — Данечка, Тимоша! Тим и Дан!
        Тим, который в данный момент оседлал Дана и собирался опрокинуть Оринику с плеч Иннокентия в воду, замер. Он медленно повернулся к берегу на звук голоса, показавшегося ему самым необыкновенным голосом, который он когда-либо слышал, и через солнце и брызги различил странно знакомое лицо. Услышанный им голос звучал несколько растерянно. И ничего удивительного в этом не было, ведь вместо двух сыновей женщина увидела трёх абсолютно похожих мальчиков. Невозможно было определить, кто из них Тим, кто Дан, и разве что третий был чуть-чуть поменьше ростом, и лицо его было чуть-чуть более загорелым. Глаза, ах, какие у неё были глаза! Огромные, лучистые с лёгкой прозеленью. И Тим понял, что теперь и уже навсегда всё будет хорошо, потому что они вместе.
        —Идите ко мне, Тим, Дан! — Снова раздалось с берега. — Тим, Дан…
        Тим прошептал:
        —…и ещё Иннокентий, мама.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к