Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Дворянинов Геннадий: " Путешествие По Лунной Дорожке " - читать онлайн

Сохранить .
Путешествие по лунной дорожке Геннадий Степанович Дворянинов
        Сказочное путешествие девочки Дарьюшки и волшебной Жемчужины по царству Нептуна — морям, океанам и подводному миру.

        Геннадий Степанович Дворянинов
        Путешествие по лунной дорожке

        Встреча Дарьюшки и Жемчужины
        Девочка с голубыми глазами и волосами, золотистыми, как песок, весело скакала у моря, у самого его краешка. Ноги её вовсе не проваливались. Песок лежал плотно. Его вылизали и прибили волны. Вчера был шторм, злючий.
        Он ревел, как драчливый лев. Так рычал и рвал берег, что было страшно. Из его пасти летели брызги и пена. Корабли и те испугались и спрятались в бухту.
        А сегодня хорошо, просто прелесть. Море ласковое, улыбчивое, а песок немножко тёплый, а немножко — прохладный. Он смешно щекочет между пальцами ног, когда волна, нахлынув, дотягивается до них. Вот Дарьюшка и посмеивается, радостно вскрикивает и охает, — играет с морем в догонялки. Когда волна откатывается, она за нею бежит. А когда та, надувая щёки и смешно пыжась, поворачивает на берег, Даша, прыгая на одной ножке, убрыкивает от неё. На её языке «убрыкивать» означает — ускакать.
        Такони и играют с морем, стараясь обжулить каждый другого; резвятся, особенно после шторма, и лучше всех понимают друг друга. Они — подружки.
        С морем никто не играл веселее их. Так могут только дети с честными намерениями. А Дашенька была такой. И море — тоже.
        Девочка любила его пуще всего на свете. И оно это понимало, встречало её искрами весёлых брызг, тихим смехом волн и ласкалось, омывая ей ножки.
        Море с нетерпением ждало девочку и мрачнело, если её долго не было. Сердилось на всех, окатывая водой.
        Оно и вчера из-за этого бушевало. А сегодня встретило Дашеньку радостно, дышало глубоко и спокойно. Всё в нём светилось и сверкало. Даже крикливые чайки, вечно дерущиеся из-за самой пустяковой рыбёшки, и те притихли, стыдясь своей невоспитанности.
        Море всегда дарило чудеса. Каких только волшебств не выносило оно из глубин и не оставляло у ног девочки!..
        Она собирала камешки, необыкновенных форм и цветов, — гладкие, ласковые, как птенчики, и прямо живые!
        Но самым неожиданным, конечно, были раковины: завитые штопором и створчатые, раковины терема, раковины пауки и золотые кареты; даже — драконы, похожие на чудища.
        А сегодня случилось совсем невероятное… Сегодня случилась сказка…
        Девочка зажмурилась, — море её ослепило. Нет, не само море, а то, что в нём вспыхнуло. Это была и радуга, и солнце. Это была — красота, даже просто волшебство!
        От неожиданности Дарьюшка закрыла лицо ладошками и присела, ослеплённая светом, затем медленно стала раздвигать пальчики рук, делая маленькие щёлки, чтобы увидеть чудо, сверкнувшее в волне. Свет снова заструился, мягкий, перламутровый, бледно-голубой. Она быстро открыла глаза и замерла, заворожённая…
        Они смотрели друг на дружку, молча, не мигая. Обе, удивлённые, зачарованные. А море притихло и ласково наблюдало за ними. Оно было счастливо.
        Наконец, Дашенька, решившись, спросила:
        — Ты кто?
        И услышала:
        — Жем — чу — жи — на.
        —А я, я … девочка, девочка Даша. Ты такая красивая!.. Давай дружить. Можно я тебя потрогаю?… Чуть-чуть, пальчиком… Можно?…
        Она протянула руку.
        И вдруг море, мягко подкатившись, приподняло Жемчужину и положило её девочке в протянутую ладонь.
        Это случилось так быстро, что Дашенька не успела даже удивиться. В её руке лежала большая, серебристая жемчужина.
        Девочка выпрямилась и, держа её на ладони вытянутой руки, побежала, радостно крича:
        —Мама, мама, смотри: у меня красота в ладошке!.. Мне её подарило море. Её зовут Жемчужина!
        Она действительно была прекрасна.
        Девочка прижала кулачок к сердцу и бережно отнесла её домой, определив ей место рядышком с любимой куклой.
        Они стали подружками.
        Когда ложились спать, Жемчужина тихо рассказывала Даше о своих приключениях и пела песни. А та грела её в ладонях, счастливо засыпая.
        Повидала Жемчужина многое. Некоторые из её удивительных историй и то, что случилось с ними обоими, я совсем случайно подслушал и теперь перескажу их вам…
        Жемчужный остров
        Вот что рассказала Жемчужина в первый вечер…
        —Далеко — далеко за морями, на краю Земли, а возможно и дальше, где о зимах и не слышали, и не могут представить, что бывает снег, который белее сахара, есть остров. Он не самый великий, но и не маленький. Зовут его Жемчужным. На нём растут хохлатые пальмы, похожие на задиристого, взъерошенного петуха. Они увешаны орехами, величиною с дыню, полными сладкого молока. Молоко это вовсе не похоже на коровье, а тем более на козье. Оно — прозрачно. Прозрачно, как вода. Может быть оно такое потому, что не бывает там снега, и откуда молоку знать, что ему положено быть белым.
        На этом острове и вокруг него много всяких чудес. Там живут такие крошечные птички, что воробей рядом с ними кажется просто гигантом. А бабочки, наоборот, ростом превосходят воробья.
        На пальмах, кроме орехов, на длинных-предлинных ветвях гроздьями качаются гнёзда. Их вьют маленькие птички. Гнёзда так ловко сплетены из травы и листьев пальм, что похожи на рукавичку, висящую на верёвочке. Попасть в них можно только через крошечное окошко. Их на пальмах куда больше, чем игрушек на новогодней ёлке. И они сами качают птенцов, как качают детей на качелях.
        За умение ткать такие удивительные гнёзда зовут птичек ткачиками.
        На острове много лиан, обезьян и, конечно, попугаев. Много чего на этом острове есть: зверушки, бабочки, стрекозы и даже рогатые жуки живут там.
        —Но почему он называется не Пальмовым, не Попугайным, или, на крайний случай, — Стрекозьим, а именно — Жемчужным? — думала Дашенька. — Ведь не было же сказано, что на нём растёт жемчуг. Да это и невозможно. Разве не известно, что родина жемчужин — море. Там они появляются и живут. Так из-за чего же ему дали такое имя? — Терялась девочка в догадках, слушая рассказ своей новой подружки.
        Но вот что она услышала дальше…
        — Остров, — продолжала её подруга, — не только покрыт удивительными растениями и населён райскими птицами. Он окружён рифом, над которым плещется тёплая вода, самая голубая и чистая на свете. А в ней лежат мраморные города и царства из белых, красных, синих и чёрных кораллов с красивыми улицами, теремами и башнями — большими и маленькими. Они совершенны и куда красивее тех, что можно увидеть на картинках, или в кино.
        В них обитают мириады морских существ, — от самых крохотных, меньших, чем чернильная клякса, до огромных — таких, как кит.
        Раньше Даша не слышала о городах и странах под водой. Ей и в голову не могло прийти, что там, где нет воздуха и солнца, кроме рыб может жить ещё кто-то. Да и рыб она всегда жалела, думая, что им холодно и неуютно в мрачной глубине. Поэтому она спросила:
        — Жемчужинка, ты говоришь, что в океанах есть подводные страны, и в них обитает много существ. А как же они видят, а главное — дышат под водой?
        Жемчужина улыбнулась и ласково посмотрела на девочку так, как смотрят мамы на малышей, когда те задают наивные вопросы, и ответила:
        —Дарьюшка, в море всего гораздо больше, чем на суше. И звери появились в нём. Тогда они имели жабры и ими дышали, а когда перебрались на сушу, стали дышать лёгкими. Но и теперь многие могут жить и на суше, и в воде. Например, крокодилы и лягушки. Правда, ведь?
        —Конечно! — Согласилась девочка.
        Жемчужина продолжила:
        — Но есть и такие, что живут в морях, а дышат ноздрями. Дельфины и киты вдыхают воздух, выныривая из воды. Потому-то они так громко пыхтят и поднимают фонтаны брызг.
        А в кораллах можно встретить всё: крошечных креветок, медуз с длинными-предлинными щупальцами, маленьких и огромных кальмаров, добрых и жутких осьминогов и, конечно, рыб.
        Там и звёзды есть, что светят ночью, и рыба Луна, и быстроногие коньки.
        А днём там светло. Открой когда-нибудь в море глаза и убедишься, что всё видно.
        Но больше всего вокруг нашего острова улиток и раковин. Их там не счётное количество. Не хватит всех пальцев всех детей, чтобы их пересчитать. Так их много.
        Самые чудесные, раскрывающиеся как детские ладошки, — перламутровые раковины. Зовут их маргаритки. У них светлые сердечки, излучающие хрустально-серебристый свет. Потому-то вода вокруг острова ласковая и прозрачная. Сердечки этих раковин и есть жемчужинки. И я там родилась, в одной из них.
        Вокруг острова их так много, что можно подумать, что какой-то волшебник надел на него сказочное ожерелье из жемчуга. Поэтому остров и называют Жемчужным.
        Жемчужинка вспомнила свою прекрасную родину, голубой залив, где она провела детство, услышала ласковый плеск волн и мягкое шуршание золотого песка. Вспомнила, как играла с подружками и слушала песни раковин. Ей представилось, что её подхватили волны и стали легонько качать: вверх — вниз, вниз — вверх. Она зажмурилась, чтобы яснее увидеть прошлое, и… крепко уснула. Заснула и Дарьюшка, прижавшись к жемчужине щекой.
        Игры жемчужин
        Даша жила рядом с морем. Оно было видно из окон её детской комнаты. Девочка часто гуляла с мамой на берегу и всякий раз брала с собой Жемчужину, купая её в морской водичке.
        И утром следующего дня они оказались там. Когда, набегавшись, отдыхали, Жемчужина продолжила свой рассказ.
        — Детство у меня было радостным и беззаботным. Жили мы в самом красивом Лазоревом царстве. Называлось оно так потому, что в нём была прозрачная лазурная вода. Лазурная — значит светло-голубая.
        У меня было много подружек. По вечерам, когда всходила луна, и вспыхивали звёзды, мы выходили к берегу на мель и, взявшись за руки, водили хороводы. В это время волны затихают, море успокаивается и становится ласковым. Вода искрится в лунном свете. А он прокладывает в ней дорожку.
        Сегодня как раз полнолуние. Давай вечером посмотрим из окна на море. Ты увидишь, как от луны по морю к нам выстелится серебристая полоска. Она будет яркая, красивая, загадочная. Это и есть лунная дорожка.
        Мы с подружками любили кататься по ней на морских коньках. Когда море становилось совершенно спокойным, впрягали их в сбруи из крепких морских водорослей, вставали на маленькие створки раковин и катались, как на водных лыжах. Бывало, что на поворотах, или стоя на одной ноге, опрокидывались в воду. Тогда все весело смеялись и хлопали в ладоши.
        Если же по морю шла зыбь, то мы садились в раковины и катались на волнах, словно в санках на русских горках, скользя с их вершин вниз и возносясь вверх, и от удовольствия вскрикивая: «У — у — ух!»
        Зыбь, Дашенька, это — колыхание моря после шторма, когда затихает ветер, а волны становятся гладкими, и вода медленно качается снизу вверх и набегает на берег, не сердясь. Не так, как во время бури.
        Но больше всего на свете нравилось нам в тёплые, тихие вечера выходить на берег и играть в пятнашки, или петь песни. Вот одна из них. Хочешь послушать?
        Мы — весёлые подруженьки,
        Златокудрые жемчужинки.
        Море нас всегда любило,
        И оно нам подарило
        Свет луны и блеск волны,
        Форму матушки Земли,
        Звуки моря и прибоя,
        Да сиянье голубое.
        Мы живём на дне морском,
        Дружим с золотым песком,
        Любим тёплые моря.
        Когда падает заря,
        Мы выходим все из вод
        На весёлый хоровод.
        Взявшись за руки, танцуем,
        Звёзды на песке рисуем,
        Веселимся и поём, —
        Так мы счастливо живём.
        Но однажды, Дашенька, всё переменилось. Произошло ужасное. Но об этом после…
        Жемчужина рассказывает о мечтах и путешествиях
        Так случилось, что в тот самый вечер, когда Жемчужина намерилась показать своей подруге лунную дорожку, с севера прилетел ветер Борей. Девочка о нём ничего не знала, и Жемчужина рассказала ей о Борее.
        Начала она так:
        —Ветер всегда прилетает, свистя и воя так, что в ушах стоит шум, деревья гнуться до самой земли, а ставни и двери хлопают, предупреждая жителей о надвигающейся буре. Люди закрывают их плотнее, запирают на запоры и замки и надевают тёплые жилетки. А малыши просят мам надеть на них непромокаемые ботинки. Выходя на улицу, они запасаются зонтиками. Это — летом.
        Если же на дворе зима, то поленья трещат в печках так, что всем понятно: надвигается мороз. Уж тут надевай шубы, валенки и рукавички. Иначе — беда, обморозишь пальцы, нос и уши.
        Вот что творит этот злюка.
        Жемчужина показала за окно:
        —Видишь, он не только сам прибежал, но пригнал чёрные тучи. Смотри, как они нависли на луну! Сначала накинули лохматые космы, загнутые вбок. А потом закутывали её всё сильнее и сильнее так, что она вовсе исчезла. Ни луна нас, ни мы её уже не видим.
        Ты знаешь, Дашенька, я не могу тебе сказать, зачем они это делают. Возможно, из вредности, чтобы закрыть луну, и ночь стала совсем тёмной. Ведь они же, не спросясь, поступают так. И им, значит, всё равно, если даже кто-нибудь собьётся с дороги, или кому-нибудь страшно.
        Храбрецам-то их фокусы нипочём. Но ведь бывают и трусишки, — зайцы, или осиновые листики, которые вечно дрожат.
        — Может быть, тучки наоборот, закрывая луну, спасают её от холода? — Предположила девочка.
        — Я думала над этим, но так и не решила, где правда; то есть, что хотят тучки: сделать добро, или зло.
        Если и ты сомневаешься, то можно спросить у ребятишек, — они-то всё знают.
        К этому времени сделалось совсем темно; так темно, как бывает, если под подушкой зажмурить глаза, да ещё их прикрыть ладошками.
        Но Дарьюшка и её подружка, конечно же, не испугались, — ещё чего нехватало, пугаться! А сказки в темноте слушать даже лучше — не нужно закрывать глаза, чтобы представить серого волка, бабу ягу, летящую в ступе, или на метле, да и целый океан.
        Конечно, было огорчительным, что не удалось увидеть лунную дорожку. Однако Жемчужина успокоила:
        — Не расстраивайся, милая моя подружка. Ведь луна живёт вечно. А значит, и всегда существует лунная дорожка там, где есть вода. Как только исчезнут тучи, и будет светить луна, мы с тобой попутешествуем по дорожке, побываем в морях и в дальних странах.
        Девочка удивилась такому обещанию:
        — Ты произнесла: «попутешествуем» и «побываем». Что ты хотела этим сказать?
        Вместо ответа Жемчужинка сама задала вопрос:
        — А ты желаешь этого? Хочешь постранствовать по морям, царствам и океанам, посмотреть на спрятанные в них сокровища и чудеса?
        У Дашеньки даже перехватило дыхание от такого вопроса. Она удивлённо раскрыла глаза и воскликнула:
        —Жемчужинка, как же этого не хотеть? Даже ласточки летают за моря и океаны. Неужели нужно у кого-нибудь об этом спрашивать? Найдётся ли хоть один равнодушный дурачок, не мечтающий о приключениях и странствиях? Лягушка и та путешествовала вместе с гусями! Простая лягушка!
        —Я не сомневалась, что ты так ответишь, что и ты мечтаешь об этом. Но как ты думаешь, почему путешествовать хотят все, даже слепой крот, а случается это у не многих?
        —Не знаю,… — задумчиво произнесла девочка, — действительно, почему?…
        — Потому, что они не умеют мечтать!
        — Это как?
        —Очень просто. Чтобы мечта осуществилась, нужно не просто хотеть, а желать её пуще всего на свете и верить, что она обязательно сбудется. Только тогда мечты становятся правдой. И если ты загадаешь себе, и очень-очень будешь хотеть, то и ты побываешь в морях и дальних странах. Желания непременно обратятся в настоящие путешествия. Только верь в это. У мечты должна быть вера, чтобы и она не сомневалась: превращаться ли ей в задуманное.
        — И это случится?
        — Конечно. Хотя бывает, что мечты осуществляются тоже лишь в мечтах.
        — Я не очень поняла, что ты сказала.
        — Ну, например…
        Представь, что пошли вы на выставку цветов, или в зоопарк. Увидели цветы и диких животных. Вы просто смотрели на них. Трогать их не разрешают. Так же вы могли бы, стоя на берегу моря, увидеть плавающих дельфинов, осьминога, или рыбёшек. Ты была бы счастлива увидеть это?
        — Ещё бы! Когда мы ходим в зоопарк, или цирк, я так бываю довольна, просто — жуть! Хотя не трогаю ни артистов, ни зверей.
        — Ну вот, видишь, ты сама сказала, что главное — посмотреть. И путешествуют для того, чтобы больше повидать. Это главное. Но ведь всё это можно увидеть и услышать даже во сне, а уж тем более — в мечтах!
        Если человек умеет мечтать, то он напридумает больше красивых цветов, чем их на клумбах; больше дельфинов, чем их в море; и интересней спектакли, чем те, которые идут в цирках и театрах. Согласна?
        — Придумать можно, что захочешь!
        — Верно. В мечтах возможно всё: говорить с животными, летать на коврах-самолётах, опускаться на дно океанов и даже путешествовать по звёздам и планетам, далеко — далеко… при этом, — чувствовать запахи, вести беседы (как мы с тобой сейчас), трогать, щупать и пробовать.
        Вот что могут мечты.
        Уметь мечтать, это — счастье, Дарьюшка.
        — А мы с тобой как будем путешествовать: по — правде, или в мечтах?
        — Пока не знаю. Всё зависит от нас. Но путешествия будут и будут они захватывающими.
        Да и потом, разве важно, как ты добираешься в деревню к бабушке — на поезде, или на подводе? — Нет. Главное — побывать у неё, верно?
        Знакомство с морскими коньками
        Путешествие на них по лунной дорожке
        Уже следующим вечером мечты девочки начали осуществляться.
        С этого дня я часто слышал их захватывающие беседы, но не мог определить: говорили ли они о странствиях, в которых участвовали, или частью их путешествия были придуманными, их мечтой. Но это уж не так и важно, если сами они в них верили, не правда ли?
        Даша уже засыпала, крепко прижав куклу, когда услышала, как Жемчужина сказала:
        —Сегодня на небе ни одной тучки, светит полная луна, и нам пора. Лунная дорожка ждёт нас.
        Она взяла девочку за руку и повела к морю.
        На берегу было пустынно, и Дарьюшка спросила:
        — Жемчужинка, как же мы можем странствовать, если у нас нет лодки и даже плота?
        —У нас будет быстрая карета из самой красивой раковины.
        Она вскинула вперёд руки и, обращаясь к морю, запела:
        Быстрее, на перегонки,
        Ко мне скачите вы, коньки,
        И увезите нас в моря,
        Где была счстлива так я…
        И в тот же миг на дальнем конце лунной дорожки показалась перламутровая карета, в которую была впряжена тройка морских коней, во весь опор скачущая к берегу. Колёс у кареты не было, но она легко скользила по серебряной глади моря, приближаясь к подругам.
        Когда она, лихо развернувшись у самой кромки, остановилась, Дашенька увидела сидящего на её козлах Рака-Богомола. В руках он держал вожжи, сплетённые из тонких щупалец коралловых актиний.
        Карета на самом деле была ни чем иным, как раковиной, и на её подножках стоял почётный караул, — на каждой по Рыбке-Солдату. В руках они держали пики, сделанные из шипов Ската-Хвостокола.
        Рак-Богомол был выряжен в платье из морской капусты цвета изумруда и коралловых горгонарий, а на голове вместо шляпы сидела прекрасная раковина каури со звездой во лбу. На его шее вместо шарфа красовалась метровой длины голотурия. Она элегантно извивалась, словно шёлк на ветру.
        Кучер церемонно поклонился и, приглашая, произнёс:
        — Карета подана, красавицы, прошу садиться. Её прислал сам повелитель глубин, Мудрый Осьминог Восьмой. Сопровождать же вас поручил мне. В качестве пажей будут прислуживать летучие рыбки, а охранять вот эти два храбрых Солдата да семь Брызгунов, бьющих своей струёй куда сильнее корабельного брандспойта. Вы их не видите, они на глубине нескольких метров, но всегда начеку.
        Сиденья в карете были выполнены из пружинистых морских губок и покрыты накидками из лёгкой ажурной пены.
        Рыбки-Содаты помогли Дарьюшке и Жемчужине сесть в карету, и кучер, развернув коней в море, скомандовал:
        — Но — о — о!.. Пошли удалые — залётные!.. Держись, честной народ! Э — э — эх!..
        Кони рванули по волнам, навстречу морским просторам.
        Тройка неслась вихрем, но Даше не было боязно. Её окружала такая красота, что сердце замирало, а глаза разбегались. Брызги сияли радугами, а летучие рыбки веерами рассыпались, срываясь с вершин волн и летя впереди кареты сотни метров. Затем они, словно стрижи, раскинув в стороны крылья, легко и изящно лишь чуть касались воды, и снова взмывали над морем, медленно падая на крыло. Это было так завораживающе, что девочке захотелось хотя бы на миг стать летучей рыбкой, или ласточкой.
        Тройка неслась быстрее, чем скользят на самых быстрых водных лыжах. Вода их окатывала на поворотах, но была тёплой и ласковой, будто живая. Дашенька даже слышала её мягкий, негромкий смех. Она с ними была заодно.
        Но более всего неожиданным оказалось узнать, что море имеет свой голос. Девочка ясно слышала его звуки. Они были мелодичны, нежны и так многообразны, словно в нём играл самый великий орган на свете. Да так оно и было. Разве что-нибудь может сравниться с океаном, с красотою его мелодий? Теперь Дарьюшка знала, что превзойти его в этом невозможно.
        Девочка не успела поинтересоваться, куда они едут, как сам Богомол сообщил:
        — Мне велено привезти вас на остров Жемчужный. Туда мы и спешим.
        Дашенька от такой неожиданности на миг потеряла дар речи, а Жемчужина воскликнула:
        — Ой, мамочки!.. — и радостно уткнулась лицом в ладони подруги.
        Девочка краем глаза заметила, как сквозь её пальцы проступили капельки счастливых слёз Жемчужины. И она её понимала.
        А Рак-Богомол, будто ни в чём не бывало, продолжал:
        — Ты, ведь, Жемчужина, долго там не была. Не так ли? — и, не дожидаясь ответа, подытожил: — Не по своей воле. Но ты так сильно хотела снова вернуться, так мечтала об этом, что твои желания услышали. А Лунная дорожка рассказала, где ты есть. Она вас видела, гуляющими по берегу моря. Мы ждали от тебя весточки, и сегодня ты её прислала, пропев призывную песню. И она прилетела к нам.
        Он добавил:
        —Не плачь. От счастья лучше смеяться. Осьминог дал мне лучших коней, мы скоро доскачем.
        Девочка решилась спросить:
        — Дядя, скажи, как тебя зовут, и далеко ли нам ехать?
        Он громко и по-доброму засмеялся:
        — Ах, как ты мне угодила, милая девчушка! Меня ещё никто и никогда не называл дядей.
        Богомол назвал своё имя и имена сопровождавших их. Она узнала, что скакать им за тридевять морей, а потом ещё столько, да ещё через океан.
        — Так далеко? — поразилась девочка. — Разве можно туда попасть?
        —Когда хочешь, всё возможно, верно, Жемчужинка?
        Но та по-прежнему молчала, хотя её глаза светились счастьем.
        Коварная морская змея Гикона, северный ветер Борей, шторм, катастрофа
        Как бы хорошо жилось на Земле, если бы не было завистливых, коварных и нечестных!
        Когда-то Жемчужина рассказывала Дашеньке, что в море, где стоит её остров, есть морская змея Гикона. Она так злобна и ядовита, что никто с нею не дружит. Даже Химера и Саламандра презирают. Оттого Гикона стала ещё злее и вечно выжидает случая сделать пакость; особенно ненавидит добрых и беззащитных. Так случилось и с Жемчужиной.
        Когда Жемчужинка была ещё маленькой, она уже тогда прославилась необыкновенной красотой. У змеи это вызывало жгучую ненависть, но красавица находилась под защитой раковины, и злюка не решалась открыто творить ей неприятности.
        Единственный, с кем Гикона водила дружбу, так это с севернымветром Бореем, который и сам имел холодное сердце и слыл безжалостным. Все страдали от него и на суше, и на море. Сколько маленьких зайчишек, мышат и птичек заморозил он! — не счесть. Сколько кораблей потопил! — не пересчитать. Так и лежат веками на дне морском, тоскуя по своим бухтам.
        А как люди от него страдают, прячась зимою в домах и хатах, так об этом все прекрасно знают!
        Да что люди! Белые медведи и моржи, и те прячутся от него. Первые — в снежные сугробы, а вторые — в воду; даже под лёд! А ведь какие на них шубы: о — го — го! Можно позавидовать!
        А со змеёй они были приятели, ну просто — кумовья! Случилось же это вот после этой истории…
        Её давным-давно, когда Жемчужинка была ещё крошкой, рассказала старая, мудрая мурена.
        —Ты должна знать, — сказала она, — что всего на Земле четыре океана. Как они появились — интересное событие, я расскажу тебе о нём, когда подрастёшь.
        Самый большой из них — наш, Тихий, а самый сердитый — Северный Ледовитый.
        Он почти круглый год покрыт льдами и дует ужасным холодом. Тихий огромный и только чуть-чуть замерзает в том месте, где соприкасается плечом с Ледовитым. Половина его и вовсе тёплая, и потому в нём намного больше всякой всячины.
        Ледовитый всегда завидовал нашему океану и не упускал случая сделать ему неприятности. Каждый год он насылает холодные ураганы. А предводителем у них Борей. Один год ветер свирепствовал особенно люто. Прихватил столько холода, что случилось обледенение всей Земли. Но и сам надорвался, — простудился. Совсем, было, ослаб, намертво скрутило его, и уж не мог распрямиться. Погибать бы ему, не добраться до дому в Ледовитый океан. Да помогла Гикона. Выходила, чтобы и от него была ей помощь в коварных делах. Нацедила из своего жала бочку яда и натёрла им спину Борею. Яд-то от хвори горазд, славно помогает. Это пробовать его нельзя, — от одной капли тут же помрёшь! А от простуды он целебен.
        Выправился злюка. Теперь они друзья. И их дружба доставляет всем много неприятностей. Ведь, если дружбу водят два пакостника, то жди от них гадостей целый пуд. Всегда то одному, то другому неймётся что-нибудь натворить, кому-нибудь насолить.
        Жемчужинка помнила о предупреждениях мурены и уже ни раз убеждалась в правдивости её слов.
        …Между тем, тройка неслась вперёд во весь опор. Небо было ясным, ярко светила луна, а на море лежал полный штиль.
        Но вдруг, в ушах засвистело, вздыбились волны, и откуда ни возьмись, набежали лохматые, неряшливые тучи. Не прошло и мгновения, а ветер уже ревел. Он дул с севера, и стало зябко. Волны покрылись пеной, их хребты круто заламывались и накатывали на карету, заливая в неё воду. Летучие рыбки уже не могли справляться со штормом и больше не выскакивали из воды. Они и так еле поспевали за тройкой. Не было видно и брызгунов. Лишь выпускаемые ими струи вырывались рядом с каретой, давая знать, что те рядом.
        Богомол бросил взгляд на небо, на крутые валы, бушевавшие по всему морю, и, качая головой, сказал:
        —Нас ожидают неприятности. Эта противная, старая змея всё-таки проведала о нашем путешествии и нашептала Борею. А он и рад стараться — уж тут. Держитесь крепче, авось, успеем! — и по-рачьи пронзительно свистнул, подгоняя коней.
        Они понеслись быстрее ветра, стелясь над верхушками волн, почти не касаясь их.
        Но небо чернело, волны бушевали, а ветер ревел.
        В этот момент раздался громкий крик. Кричали, предупреждая, солдаты:
        —Смотрите, смотрите!.. Да, нет!.. Сзади!.. Какой ужас!
        Дашенька повернулась, куда указывали солдаты, и обомлела. Её охватил жуткий страх.
        Догоняя их, заслонив половину неба, на них двигалась гора — знаменитый девятый вал. Волна была выше церковных крестов и даже выше самой длинной каланчи. Она надвигалась не просто вертикальной стеной, а наклонилась вперёд, пожирая в пучине всё, что попадалось на её пути.
        Богомол, обернувшись, крикнул:
        —Дашенька, Жемчужина! Держитесь крепче за кафтаны рыб-Солдат! А мы не пропадём! Мы умеем плавать.
        Но было слишком поздно. Гора захватила карету вместе с её седоками, подняла до небес и швырнула с высоты со страшной силой в бездну океана.
        Всё было кончено… Исчезли карета, коньки, Богомол и даже летучие рыбки. Не было Дашеньки и Жемчужины. Всех поглотила темень бушующих волн…
        В последний момент, уже перед тем, как погрузится в пучину, девочка увидела перед собой мелькнувшую голову Гиконы с раззявленной, трясущейся пастью. Эта тварь смеялась!.. Она была довольна собою!
        Девочка услышала также и завывание ветра, похожее на торжествующее хихиканье, в котором звучали слова:
        И девчонке, и стекляшке
        Приготовь, кума, по чашке.
        Ох, озябли они, змейка!
        Ядом их, кума, согрей-ка!
        И она испугалась. Очень. Но одновременно Дашенька услышала и призыв: «Де — е — е — ф!.. Де — е — е — еф!.. Помоги!..»
        Это звала Жемчужина.
        Морской дьявол или Манта. Бой Меч-Рыбы с Барракудой. Спасение
        Даша знала, что так зовут друга Жемчужинки, принца дельфинов. Но ей ещё ни разу не довелось его увидеть. Она в этот страшный момент почему-то подумала: «Какой он?… Красивый, или добрый? Мне так и не пришлось встретить дельфинов, хотя живу на берегу моря. Почему они к нам не приходят?…»
        В ту пору она не ведала, что дельфины могут жить только в чистой воде. А на её побережье море было замусорено, хотя жители полагали, что вода чиста, коль в ней ещё видны бычки и крабы. На самом деле и им уже стало совсем невмоготу от целлофановых пакетов и стиральных порошков. Дно его покрыл нефтяной гудрон, и в нём навсегда завязли маленькие улитки и рыбки.
        Но девочка этого не знала, потому, что море не умело говорить по человечьи, а люди разучились обращаться с ним по человечьи.
        В тот момент, когда Даша услышала призыв Жемчужины, её захлестнула волна и потянула вниз, в непроглядную темень.
        Ей было бы совсем страшно, но внизу она увидела маленький фонарик, светящий голубоватым светом. Он удалялся вглубь. И Дашенька догадалась, что это Жемчужина.
        Как только она это поняла, сердце её ещё сильнее сжалось от страха. Но теперь девочка боялась не за себя. Дарьюшка испугалась за Жемчужинку. Она знала, что её подруга не умеет плавать и всегда жила на дне. Раковины, в которых рождаются и вырастают жемчужины, тоже умеют только ползать по дну океана, или моря.
        — Жемчужинка, милая, не покидай меня! Возьми уж лучше с собой! Я не хочу остаться без тебя! — вырвалось из её груди.
        Она захлебнулась, но снова крикнула:
        — Не покидай меня! Я так тебя люблю!..
        И услышала злобный, издевательский ответ:
        —Скажите, пожалуйста! Она её любит! Какие телячьи нежности! Кха — ха — ха!.. Может быть ты и меня любишь?
        Девочка повернула голову и увидела перед собой змеиную пасть величиной с пещеру. Из неё выползало жало длиной с тропинку. А сама Гикона походила на дорогу, обвившую высокую гору. Так она была велика.
        Жало оказалось совсем уже рядом, когда между ними возникло что-то большое. И одновременно послышались шипение змеи и чей-то возглас:
        —Держись, девочка, за мой плавник! А ты, мерзкая, посторонись!
        Это был большой морской дьявол — скат по имени Манта.
        Её хоть и зовут дьяволом, но сердце у неё благородное. Что из того, что внешность немножко жутковата, да главное-то — характер. А он у неё добрый.
        Жемчужинка про ската рассказывала и даже на песке рисовала. Поэтому Даша узнала его сразу.
        Дьявол так же, как и все жители подводного царства, не любил Гикону. Та и мантам причиняла неприятности.
        Дашенька ухватилась за рог, и скат легко понёс её вверх.
        Змея злобно зашипела, но отступила, боясь ядовитого шипа на длинном хвосте дьявола.
        Девочка уже видела над собой обрушивающиеся волны. Вот-вот и они вынырнут…
        Но впереди мелькнула быстрая продолговатая тень. В Манту вгрызлось что-то зубастое и хищное. Оно терзало её так, словно встретило самого лютого врага в своей жизни.
        От боли спасительница даже застонала, и по морю пронеслось: «Ы — ы — ы,… ы — ы — х!..»
        Дарьюшка не дышала уже несколько минут, и её сознание помутилось. Она, как в тумане, увидела появление ещё более быстрой, как летящая стрела, узкой полосы, и …потеряла сознание.
        Когда девочка пришла в себя, то поняла, что её кто-то, покачивая, несёт. А над ней склонилась милая её сердцу Жемчужинка. Рядом, как ни в чём не бывало, сидел Рак-Богомол. Слышалось завывание ветра, но вокруг было тихо. Небо, однако, по-прежнему занавешивали непроглядные тучи.
        Заметив, что Дашенька приоткрыла глаза, жемчужина радостно воскликнула:
        — Она жива! Богомол, Манта, она открыла глаза!
        Девочка поняла, что лежит на Манте.
        А Жемчужинка продолжала радоваться:
        — Дашенька, ты меня слышишь?… Мы спасены. Ты меня слышишь?…
        У девочки кружилась голова, и ей трудно было говорить, поэтому она просто кивнула головой в знак того, что понимает и слышит свою подругу.
        Волны уже не так свирепствовали, хотя ветер по-прежнему ревел. Это её удивило, но не было сил спросить: почему стало тише.
        А Жемчужинка от радости не переставала рассказывать, что произошло:
        — Меня спасла летучая рыбка, а тебя Манта. Но, ты знаешь, что случилось потом?… Случилось вот что…
        Когда вы были уже рядом с поверхностью океана, на вас напала зубастая Барракуда. Ты, наверное, слышала про щук? — Девочка кивнула, подтверждая, что она знает, кто такая щука. — Так вот, Барракуда, — это морская щука, только более свирепая и огромная. А эта была их предводительница.
        Плохо пришлось бы вам, — продолжила Жемчужина, — но на помощь пришла Меч-рыба. Она пронзила своим длинным, острым носом пасть Барракуды и прогнала её.
        Видишь, сколько у нас друзей! — подытожила подруга.
        Дашенька уже почти пришла в себя и спросила о том, на что ещё в самом начале обратила внимание:
        — Почему, хотя слышно как свирепствует Борей, здесь тихо и почти нет волн?
        Подружка счастливо засмеялась, а ответил Богомол:
        —Посмотри на небо, племянница! Видишь, вокруг тысячи чаек и альбатросов. Они окружили нас такой плотной стеной, что ветер не может прорваться. И сделали они это намеренно, защищая нас. Запомни это!
        —Я запомню, дядя Богомол. А почему ты назвал меня племянницей?
        Он серьёзно сказал:
        — Ты теперь моя племянница, — зовёшь меня дядей! И мне это лестно. Только ты меня так называешь.
        Когда Богомол говорил про чаек и альбатросов, они тоже слышали. Слышали и обещание девочки быть им подругой, не забывать о них. Это их обрадовало и подняло им настроение. Птицы стали кувыркаться и насмехаться над напрасными стараниями ветра запугать их. Они стремглав неслись к волнам, касались их, а затем стрелой взмывали вверх. Чего им было бояться? Море — их дом, их стихия. И чайки, резвясь, весело напевали шуточную песню:
        Волны весело качают
        На своих загривках чаек:
        То их до небес уносят,
        То с размаха в бездну бросят,
        То накроет мощный вал,
        Будто он с луны упал…
        Страшно чайкам, просто жуть, —
        Так бояться утонуть!..
        Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!
        Шутка это, чепуха!..
        Песня и уверенность чаек нравились Дарьюшке. Ей сделалось легко. Все ужасы и переживания, случившиеся недавно, тут же забылись. А их место снова заняли мечты, мечты о сюрпризах и неожиданностях морских путешествий.
        Нападение акулы-Молота
        Северный ветер всегда боялся южных морей. Там тепло, и он быстро терял свою свирепость, становился вялым и даже сонным. А потом и вовсе, раскисая, затихал.
        И в этот раз, когда Манта вынесла всю компанию в тёплое море, которое было уже недалеко от острова, и Жемчужина радостно сообщила: «Дарьюшка, мы совсем уже близко. Моя Родина вон там. Скоро увидишь, как она прекрасна!», Борей исчез. Он, обессиленный, поплёлся назад, еле унося ноги и изнывая от жары.
        А всем было хорошо.
        Море стало тихим, гладким, словно его прогладили утюгом. Чайки уже охотились за мелкой рыбёшкой, добывая себе пропитание. А альбатросы, помахав на прощание могучими, трёхметровыми крыльями, улетели в дальние океанские просторы. Они ведь там живут и на сушу прилетают лишь отложить яйца, чтобы вывести потомство, да и то только одни самки.
        Было чудесно. Даже ещё лучше. Девочке хотелось смеяться и петь. На сердце стало совсем легко, и она подумала: «Вот бы сейчас видела меня мама! Да ещё бы куклу Катю сюда, тогда совсем была бы красота!»
        Однако Дашенька заметила, что её подружка загрустила, и спросила:
        — Жемчужинка, что случилось, что ты всё смотришь по сторонам?
        И подруга поделилась своими тревогами:
        —Когда на нас набросились Борей и Гикона, я звала на помощь своего верного друга Дефа. Но он не пришёл. Значит, произошло что-то очень серьёзное. Я боюсь.
        Рак-Богомол её успокоил:
        — Не беспокойся, Жемчужина. Когда ты его звала, дул сильный ветер на юг. Даже я тебя плохо слышал, а Деф в это время находился слишком далеко на севере — он поплыл туда, чтобы привести стаю дельфинят — и не мог тебя слышать. Тем более, и там был шторм, и, конечно, ему приходилось помогать плачущим малышам. Вот он и не услышал. Он придёт.
        Жемчужина немного успокоилась и ответила:
        — Ты прав. Он придёт.
        В это время, чайки, сопровождавшие их с момента бури, закричали:
        — Будьте осторожны! К вам плывёт огромная акула Молот! Эта безжалостная разбойница натворила много бед. От неё погибали и люди. Она не щадит ни кого! Берегитесь! Мы не сможем вам помочь!
        Но Богомол возразил:
        — Как раз сможете. Покличьте вожака альбатросов Альбу и скажите, чтобы он предупредил Дефа о грозящей нам опасности. Попросите и тучи, если они видят Дефа, передать ему это же.
        — Мы сделаем так! Ждите. — С готовностью согласились чайки и взмыли ещё выше.
        Часть из них, однако, осталась, кружа над странствующими на Манте, и предупреждая о приближении акулы.
        Та была уже недалеко.
        Становилось всё тревожней и тревожней.
        Дашенька никогда не видела акул, она только слышала об их свирепости. Но даже у неё пробежали мурашки, когда она узнала о близости этой грозы морей.
        Жемчужина же тихим шёпотом сообщила, что акула — молот — одна из самых свирепых. И по тому, что она говорила шёпотом, девочка поняла, что и подругу охватила сильная тревога.
        Да и как было не бояться, если в океане нет никого ненасытнее и беспощадней их.
        Море стало тихим, гладким. И поэтому всё, что происходило на поверхности, было далеко видным.
        Известно, что новичкам часто везёт. В данном случае нельзя было бы сказать, что ей повезло, но первой заметила акулу Дашенька.
        Она увидела, как на горизонте появилось что-то красивое, изогнутое и элегантное, похожее на большой серп или молодой месяц, только это было тёмным. Оно покачивалось из стороны в сторону.
        Девочка, играя на берегу, несколько раз наблюдала подобное. Это были паруса яхт и лодок, которые проходили рядом с берегом.
        Но более всего то, что заметила Дашенька, походило на парус, который крепят к доске, когда катаются на ней по морю. И, если ветер его надувает, то он так же изгибается.
        Девочка воскликнула:
        — Смотрите, какая красота плывёт к нам! Может это Деф, или кто-то, кто поможет победить акулу?
        Но её радость не разделили ни Богомол, ни Жемчужина.
        Богомол, кинув взгляд туда, куда она указывала, лишь протянул:
        — Да,… акула опередила Дефа… что же предпринять?… Что-то же нужно делать!..
        И только тогда Дашенька поняла, что этот чёрный изогнутый парус, — хвост свирепой хищницы.
        Жемчужина помрачнела и вскинула глаза в небо, надеясь, что чайки видят дельфина. Но они лишь покачали головами, давая понять, что его нет.
        А зловещий серп, разрезая воду так, что за ним оставались пенистые буруны, быстро приближался.
        Скоро уже было видно сильное, обрубленное спереди тело. Дашу это удивило. Она знала, что у акул острый, похожий на веретено нос. А у этой было тупое рыло.
        Оно уже совсем приблизилось, и Манта не могла от него оторваться.
        Акула начала ходить вокруг путешественников, всякий раз сужая круги и приближаясь к ним.
        Все притихли в ожидании самого худшего.
        Девочка чуть слышно спросила:
        —Что акула держит в пасти? У неё поперёк рта торчит что-то, похожее на чурбак.
        — Это её пасть, такая громадная. Она вытянута поперёк головы двумя култышками, а на конце каждой из них глаз. Из-за этого её и зовут молотом. Нам грозит большая опасность. В море всегда опасно. Смелым здесь надо быть, смелым и сильным. — Ответила Манта.
        Акула напала неожиданно. Она ринулась словно пантера: резко, броском.
        И погибнуть бы всем, но, как известно, у Рака-Богомола тоже есть молот. В тот момент, когда хищница собиралась вцепиться острыми зубами в Манту, Богомол со всего размаха грохнул им между акульих глаз.
        Он так удачно приложился, что под молотком вспыхнули огоньки. Это из глаз разбойницы посыпались искры. Она отринула, замотала головой и некоторое время не решалась снова атаковать. Но было ясно, что акула не оставила своих алчных намерений.
        Так и случилось.
        Помощь Брызгуна. Деф побеждает акулу
        Хищница пришла в себя быстро. Она была велика, голова её огромна и крепка, и громадная рыбина, нападавшая на всех подряд, привыкла к отпору. Акула знавала и не такой силы удары, была закалена и поэтому уже через несколько минут снова нацелилась на Манту.
        Её хвост изогнулся так, что вода забурлила водоворотом, обтекая тело. Она помчалась, словно выстреленная из лука. Казалось, что не рыба так быстро движется, а вода на неё несётся.
        Расстояние между нападавшей и путешественниками сокращалось ужасно быстро. Все сжались и примолкли.
        Ещё бы мгновение, и мы бы никогда уже не встретились ни с Дарьюшкой, ни с прекрасной Жемчужиной.
        Глаза акулы горели огнём, предвкушая кровавый пир. От жадности они расширились до размера кухонных тарелок и бешено вращались, каждый не зависимо от другого. Они пожирали всех, даже летавших в небе чаек.
        Хищница распалилась, пасть её открылась шире самого большого люка, и в ней сталью засверкали знаменитые алмазные зубы.
        Но несущаяся на них смерть вдруг нервно дёрнулась и круто завалилась набок, проскочив мимо Манты.
        Никто, в том числе и акула, не поняли, что произошло. Но чайки, прекрасно видевшие всё сверху, радостно закричали:
        — Молодец, брызгун! Какой ты молодец! Браво брызгуну! Браво! — и захлопали крыльями, словно ладошками, поздравляя его. — Вы бы видели, — продолжали они, — какой выстрел он сделал! Как он ей влепил струёй в глаз! У неё даже свет померк! Так тебе и надо, разбойница! Так тебе и надо!..
        Путешественники снова были спасены. И спасла их рыба-брызгун. Та самая, что хорошо известна как искусный стрелок. Она даже из-под воды так точно и мощно стреляет, что не промахивается в комара!
        Узнав, кто в этот раз помешал акуле напасть, девочка подумала: «Друзья — это лучшее, что есть на свете!» И ей сделалось хорошо. Она даже забыла об опасности. Стало не так страшно, как прежде.
        Брызгун попал точно в глаз, и струя воды больно хлестнула по нему. Но хищница была велика, а отважная рыбка мала. Она не могла с ней состязаться. И как только у нападавшей потемнело в глазах, Брызгун спрятался. Он быстро уплыл в тёмную глубину.
        Хотя акуле досталось крепко, она снова пришла в себя и ещё больше рассвирепела; даже посерела от злости. Акулы, наверное, и серы потому, что злость в них кипит, не переставая. А тут, думала она: «Какой-то брызгунишка посмел встать на моём пути! Да я от них и клочка не оставлю! Проглочу словно пельмень!»
        Разбойница, развернувшись своим тяжёлым молотом к Манте, приготовилась совершить последний бросок. Она уже его начала. Но услышала сигнал Альбы. Он был вдалеке, выше других, первый увидел Дефа и закричал:
        — Крых — крых! Дью! Дьюф!
        Чайки подхватили крик, и над морем понеслось:
        — Чью — чью! Дью! Дьюф!
        Дашенька ещё не сообразила, что произошло, — она ведь не владела языком жителей океана, — а все они поняли друг друга и знали, что на помощь плывёт их верный друг дельфин. И он уже близко.
        Хищница тоже почуяла его. Она даже раньше других узнала о его приближение. Ведь, когда давным-давно Нептун раздавал жителям океана органы, то акула умудрилась взять себе не только стремительное тело, самый сильный хвост, самые острые зубы. Она прихватила и самое тонкое обоняние, а потому чувствует запахи лучше всех — сумеет определить одну (всего одну!) капельку крови за много десятков километров! Такое не может сделать никто, даже волк. Хотя и он чувствует свою родню за сотни километров! Это — истинная правда.
        Но не только хищники, а и не чистые на руку почему-то ловки, хитры и коварны (вспомните Бабу-Ягу или Кощея Бессмертного). Уж что только они не придумывают и как не изворачиваются! Да только напрасно. Добрые помыслы не одолеть.
        Деф был большим, стремительным и сильным. Он сразу всё понял. Понял, что акула приплыла не в гости, не с благородными намерениями, а на разбой. Чтобы опередить дельфина, сделать своё чёрное дело, она кинулась на ската.
        Но Деф бросился на перерез. Он успел. Успел своим телом загородить Манту и оказался перед разинутой пастью страшилища, готового рвать и терзать. И она вырвала кусок из его тела.
        Рана была глубока, кровь хлынула струёй, окрасив море.
        Пасть снова раскрылась, — огромная, словно печь. Но дельфин не струсил. Он высоко выпрыгнул. А когда акула, пусто лязгнув зубами, оказалась под ним, обрушился на неё.
        Удар был так силён, что гроза морей тут же превратилась в трусливого пескаря и, поджав хвост, бежала без оглядки. Только её и видели.
        Все были рады, поздравляли и благодарили Дефа за спасение. А он счастливо улыбался.
        Это случилось не так далеко от кораллового рифа, и Богомол достал со дна морской капусты, а Дашенька приложила её к ране дельфина и завязала длинными крепкими водорослями. Он в благодарность посадил её на свою спину. Она ухватилась покрепче за плавник, и вся счастливая компания поплыла к Жемчужному острову. Тот уже виднелся на горизонте, приветливо помахивая макушками пальм.
        Как вы помните, Осьминог Восьмой послал за Жемчужиной и Дашенькой тройку быстроногих морских коней. А запряжена она была в карету из раковины тридактны. Дорога должна была быть длинной, так как остров находился в далёком Лазоревом море.
        Надо ли объяснять, что путешествовать, особенно на повозках, лучше по дорогам. Конечно, настоящие странники, желающие пробраться в самые потаённые места, побывать там, где не ступала нога человека, берут котомку, посох и пробираются по нехоженым звериным тропам через леса, болота и джунгли. Это интересно и заманчиво!
        Но, странствующие так, часто блуждают подолгу, попадают в лапы и пасти к неведомым хищникам, а то и в котёл к кровожадным людоедам. Много путешественников безвестно сгинуло. Уж на что ничего не боялся Кук, исходивший пол-Земли, переплывший океаны и открывший Австралию, а и его съели её жители — аборигены. Что из того, что вокруг было полным полно кенгуру и рыбы, страусов эму, да и всего другого! «Небо нам его послало!» — Заявили аборигены. И съели.
        Вот какие «страсти-мордасти» случаются, когда забредаешь в неведомые страны, к неведомым племенам!
        И уж, если путешествуешь на лошадях, то следует ездить по дорогам, или, в крайнем случае, по тропинкам. Даже верхом в горах.
        А в море, где нет ни кустика, заблудиться — пустяк. Нет, даже — пустячок, легче, чем на одной ножке проскакать.
        Потому-то на воде лучше всего путешествовать по лунной дорожке: и не заблудишься, и гладкая она. Скакать по ней — удовольствие.
        Но Борей взбаламутил океан, нагнал ревущие волны выше крыш, и пути не стало.
        Ветер, змея, а потом и нападение акулы, сбили с дороги и тройку, и Манту. Они и заблудились.
        Деф слышал призыв Жемчужины, но сразу найти их не смог. Ему подсказал альбатрос Альба.
        Когда дельфин прогнал акулу, время близилось к утру. Луна садилась, быстро холодало, и следовало возвращаться, чтобы до её захода успеть домой.
        Все были взволнованы и уставшие. Даже чайки дремали налету, едва шевеля крыльями.
        Морские кони плелись понуро, еле-еле волоча копыта. А Богомол отчаянно клевал носом.
        Всякий раз, когда голова его падала на грудь, молоток стучал о панцирь, словно колотушка ночного сторожа на купеческой усадьбе. Рак вскидывал подбородок и открывал глаза. Но они тут же слипались. А затем слышалось посвистывание засыпающего кучера.
        Жемчужина также притихла. А Дарьюшка вовсе спала.
        Все почли за лучшее — тут же возвращаться.
        Первым встрепенулся Деф:
        —У нас мало времени, — сказал он, — нужно поспешить. Путь далёк, предстоит отыскать лунную дорожку, а это — не так-то просто.
        Но с высоты раздался голос Альба:
        — Я её вижу. Она бледнеет каждую минуту. Поторопитесь.
        Небо становилось всё более похожим на обгорелый каравай, присыпанный крупной солью. Луна быстро сваливалась к западному горизонту.
        Дельфин предложил Жемчужинке перебраться к Даше, на его спину и, рывком набрав скорость, устремился туда, куда указывал летящий впереди альбатрос.
        Вода вспенилась и быстрее скорого поезда понеслась назад. На самом деле это мчался вперёд Деф, унося домой девочку с подружкой.
        Он плыл по волнам, и подруг быстро укачало. Они крепко уснули, не заметив, как очутились в своей кроватке.
        Дашенька долго спала. В эту ночь ей даже не снились сны.
        Разбудила её мама. В окно светило солнце. Рядом лежали Катя и Жемчужина.
        Девочка рассказала маме о сказочном путешествии и та ей поверила. Дашенька открыла ей также секрет, что Деф будет приплывать к ним. И мама сказала:
        —Он обязательно сдержит слово. Дельфины — настоящие друзья и никогда не подводят.
        И Дарьюшка радостно согласилась.
        Теперь нам осталось задать лишь один вопрос: «Почему же всё-таки путешественники не побывали на Жемчужном острове?… Ведь они были уверены, что он совсем рядом и приглашает их в гости, помахивая приветливо пальмами. Так что же произошло?…»
        О! Это — непростая история! Очень занятная и поучительная. А, главное, — невероятная! Хотя, как это — «невероятная»? Ведь она же случилась на самом деле.
        Но о ней вы узнаете в следующий раз.
        Хитрость Борея. Остров-мираж
        Итак, в описанном выше путешествии с приключением, где Деф победил акулу, все видели остров, не сомневались, что это и есть остров Жемчужный, но, не побывав на нём, возвратились. Почему?… Только ли усталость и задержка в пути были причиной?
        Нет. Всё было куда запутанней. Они столкнулись с хитрым обманом Борея, который он им подстроил. Сейчас вы узнаете о нём.
        Никто не удивится, если облако похоже на корабль, или даже на Змея Горыныча, а дым, поднимающийся из трубы, может нарисовать на небе слона. А когда во время дождя смотришь в окно, то люди кажутся кривыми, толстыми, или сплюснутыми, а то и нелепыми, смешными.
        Летом, в жару, над степью поднимается пар, который колышется. Если через него смотреть на лес, то кажется, что он вышагивает строем. Это — обман зрения. Вы же не думаете, что лес научился ходить? Да и слоны не живут в небесах и подняться туда не могут. Они же не ковры-самолёты.
        У Природы много всяких чудес. Она может обманывать, хотя и не нарочно. Так получается.
        А в тот раз, когда Борей испускал свой последний пар, Гикона ему подсказала, чтобы он устроил хитрую ловушку. Он так и сделал.
        Луна светила ярче уличного фонаря, и остров был отчётливо виден. Дашенька никогда на нём не была, но сразу его узнала. Всё на нём соответствовало рассказам Жемчужины.
        Он был похож на шлем. В центре куполом возвышалась гора. Она называлась Пещерной, и девочка знала, что в ней есть глубокие таинственные гроты и ходы, ведущие ко дну океана. Когда из враждебных царств к острову приходят полчища грабителей, жители заливов и фиордов спасаются в этих пещерах. Со стороны моря они так замаскированы скалами рифа, кустами лепестковых кораллов и водорослями, что найти их невозможно. Даже сами жители Лазурного моря не знают проходов к ним.
        Тайну лабиринтов, ведущих к пещерам, берегут старые угри да мурены. А охраняют их звёзды с ядовитыми шипами и электрические скаты. Они стреляют током. Выстрел смертелен даже для акул. Помогают им раки — щелкуны. У них звуковые ружья, их выстрел также смертелен.
        Начальником охраны тайных подземелий и пещер поставлен большой старый осьминог Дофлейн. Его длина несколько метров.
        Рассказывая об этом, подруга Дашеньки говорила: «Ты сама всё увидишь. Там столько удивительного, красивого и необычного, что ни в одной книжке об этом вычитать нельзя».
        И девочка, глядя издали на остров, ясно представляла то, о чём рассказывала Жемчужина.
        На склонах горы хорошо были видны раскидистые манго, пальмы и папайи. Все они, словно ладошками, приветливо махали ветвями, приглашая попробовать их вкусные плоды. Даша вспомнила с каким восторгом о них отзывалась подружка. У неё сделалось сладко во рту, будто она от каждого из них откусила спелый кусочек. «Верно говорила Жемчужинка, что в мечтах можно почувствовать даже вкус! — подумалось ей.»
        Отчётливей же всего на острове проступала белая скала. Девочка уже знала, что она из чистого горного хрусталя и особенно красива в лунном свете, — переливается так, словно с неё стекает голубой серебряный водопад, или спадает фата сказочной невесты.
        Все были заворожены волшебным видением, а больше других — Дарьюшка. Глаза её широко распахнулись, она почти онемела от удивления и только могла произнести:
        — Как это!..
        Но, что означало «это», она не досказала. Представшее перед глазами было ошеломляющим.
        Не подумайте, что я, произнеся слово «видение», случайно оговорился. Или вы можете меня упрекнуть в том, что я не умею выразиться по-русски. Скажете: «Как же можно говорить так о настоящем острове? Ведь „видение“, это то же самое, что и призрак, то есть что-то, возникшее лишь в воображении».
        И вы будете правы, определив «видение» как призрак, и я не стану спорить. Но не спешите упрекнуть меня в том, что я употребил это слово. Был ли это настоящий остров Жемчужный, вы скоро узнаете…
        …Все путешествующие, даже чайки и альбатрос, хорошоразличали впереди остров Жемчужный и радовались как дети.
        Они быстрее и быстрее двигались к нему. А он почти не приближался!?…
        Прошло уже немало времени, но остров так и стоял на самом горизонте и почему-то перемещался вправо. Это удивило путешественников, и они начали задумываться.
        Не известно, сколько бы ещё так продолжалось, и как далеко они бы заплыли в необитаемые края, да только дельфин и Богомол одновременно догадались об уловке Борея:
        — Да это же мираж! — воскликнул Деф.
        — В этом не может быть сомнений! Нас обманули. Сделал это Борей, и он достиг цели! — подытожил Богомол. — Мы уплыли очень далеко, у нас могут быть проблемы. Уже поздно и времени — в обрез.
        — Мир-раж! Мир-раж! Мир-раж! — согласно закричали чайки и застыли в вышине.
        Остановился и Деф, и все остальные.
        Жемчужина грустно спросила:
        — Как же мы попались на их удочку?
        — Кого их? — поинтересовался дельфин. — Ведь обманул нас Борей.
        — Конечно Борей. Но придумал не он. Это дело рук Гиконы. Сам ветер до такого не мог бы додуматься. Мы долго следовали за миражом и уплыли далеко от настоящего острова; теперь, по-видимому, находимся даже в другом море, а может быть, и океане. Они специально сделали мираж, похожим на остров, чтобы увести нас как можно дальше и мы не успели возвратиться до той поры, пока есть лунная дорожка.
        Богомол крякнул с досады, а затем обратился к альбатросу:
        — Альба, друг наш верный, неужели и тебя, твои зоркие глаза сумел обмануть Борей?
        Тот, смутившись, признался:
        —Мне стыдно,… но я очень устал во время бури и задремал в полёте… Я выведу вас. Мне далеко видно.
        Однако коварства Гиконы и Борея на этом не закончились…
        Не секрет, что больше всего миражей бывает в пустынях и морях. Это потому, что в пустынях жарко и вода испаряется, превращаясь в пар. А в море много воды и над ней пара — сколько хочешь. Воздух колеблется и колышет пар. Поэтому возникают разные предметы и образы, даже движущиеся.
        В пустыне часто видят воображаемые озёра и верблюжьи караваны, которых нет, а в морях: то пиратские корабли с чёрными парусами, а то гигантских страшилищ.
        Много парусников и моряков потонуло из-за миражей.
        Идёт корабль, вдруг перед ним вырастает скала! «Сейчас налетим на неё, — думает рулевой, — разобьёмся!» Резко поворачивает руль, корабль сильно кренится и … тонет. А скалы-то и не было вовсе! Был мираж.
        Сколько они принесли мореплавателям неприятностей! И с ума сходили, увидев чудищ в миражах, выныривающих перед носом кораблей.
        Знали это змея и Борей. Да и как им было не знать, коль сами и творили такое.
        Они слышали, как раскусили их хитрость Дарьюшкины друзья. И вот, когда Альб показал, где лунная дорожка, и все намерились двигаться к ней, видневшийся впереди остров — мираж вдруг зашевелился и двинулся к ним.
        Борей, уже распавшийся на мелкие вихорьки, собрал их и стал выделывать движущиеся видения. Теперь он решил запугать путешественников, коль не сумел обмануть.
        Остров стал превращаться в огромную медузу, сначала синюю, как химические чернила, а затем кроваво-медную.
        Она росла и извивалась, как противная сороконожка. Затем выпустила гигантские щупальца, которые поползли на путешественников, также извиваясь и закручиваясь в кольца, хищно приподнимая тонкие, гибкие концы. Они быстро приближались, растекаясь извилистыми ручьями по воде.
        Всем сделалось жутко.
        Хотя жители океана и знали, что это обман, но всё равно совладать со страхом было непросто.
        Некоторые боятся простой темноты, или безобидного грома, а тут ползли жадные змеи-щупальца огромного чудовища!
        У Дашеньки похолодел затылок и задрожали руки.
        Но в это время послышался смех дельфина:
        — Пфи — пфи!.. пфи!..
        А Богомол рассудительно произнёс:
        —Ха!.. Обмануть не удалось, так решили запугать! Как бы не так! Не выйдет! — и, обращаясь к Даше, продолжил: — Сейчас Борей покажет настоящее цирковое представление. Приготовьтесь.
        И в это мгновение щупальца достигли путешественников. Они коснулись их, стали по ним ползать и обвивать.
        Девочка отчётливо ощущала скользкий холод и противную, липкую слизь. Она чувствовала, как её сжимают. Но это уже были не щупальца огромной медузы. Она, пузырясь, пучась и перетекая, превратилась в гигантского спрута, грозно нависшего над ними.
        Возможно, Даше сделалось бы не по себе, но снова послышалось:
        —Деф! Тебе хорошо: ты не чувствуешь какой липкий туман нагнал на нас Борей и закручивает его так, что можно подумать, на нас и в самом деле навалилось чудище.
        Это говорил Богомол.
        Тот ответил:
        — Погодите, он изобретёт что-нибудь почище! На гадости он мастер.
        И предостережение дельфина сбылось.
        Увидев, что и в этот раз никого не удалось запугать ни гигантской медузой, ни монстром-спрутом, Гикона со своим приятелем решили пустить в ход вовсе изощрённые страсти.
        И хотя чайки успели предупредить: «Берегитесь! На вас движется что-то чёрное, ужасное, закрывшее полнеба!», но то, что произошло в следующие мгновения, иначе как жуткой жутью не назовёшь.
        Чтобы хоть немного понять, в какую переделку попали наши герои, вспомните: как бывает не по себе, когда оказываешься в комнате ужасов. Она напичкана кривыми зеркалами, корёжащими ваше отображение. Оно много раз отражается в стоящих напротив зеркалах и ещё, и ещё раз перекручивается и переверчивается в немыслимых пропорциях. Одна рука укорачивается, другая удлиняется до сумасшедших размеров, а туловище или исчезает вовсе, или становится похожим на крысиное. Ваше туловище!.. А уж что происходит с головой, ушами и улыбкой, так и описать невозможно. И вы видите в зеркале не себя, а такое страшилище, что во всей Вселенной не сыщешь!
        То, что вытворяется в комнате ужасов, как в ней чувствуют себя попавшие туда, лучше всего можно описать, пожалуй, если напомнить, что в этих комнатах умерло от страха и разрыва сердца сто тринадцать тысяч сто тридцать три человека и сошло с ума ещё больше на целых семнадцать тысяч и шесть человек!.. А обхохоталось до умопомрачения и того больше.
        Можно ли представить себе страшнее происходящего в них? Вряд ли кто-нибудь решится оспаривать это утверждение.
        Вам после этого уже, наверное, не терпится узнать, что же случилось с нашими путешественниками?
        Если бы вы могли всё видеть собственными глазами!.. Мне не пришлось бы тогда пересказывать. Тем более, я это по настоящему и не сумею сделать. Эти страхи нужно испытать; такое лучше видеть, а не читать здесь о нём.
        Но, коль уж вы меня слушаете, то договоримся так:
        Если и вы, узнав о случившемся с нашими героями, хоть капельку почувствуете, что они пережили, то умножьте ваши ощущения на тысячу! Только тогда можно будет понять их.
        Да,… чуть не забыл,… и имейте в виду, что они, в отличие от вас, не сидели в комнате на диване, или за столом, как вы сейчас, а плыли ночью в безграничном, бушующем, бездонном океане, наполненном до краёв зубастыми, мордастыми и клыкастыми монстрами! И не на корабле, а на спине дельфина!
        Все путешественники оказались даже не в комнате ужаса, а в чём-то, копошащемся, прилипающем, хватающем и куда-то волокущем их. В какую-то темень и жуть.
        Это Что-То накрыло их и сдавило туго и липко. Словно их залили вязким, дурно пахнущим варом, или гудроном.
        Но в нём было не абсолютно темно. Нет, в нём как раз было видно так, как это видно в сумерки.
        Поглотившее их чудовище Нечто не причиняло боли. Но каждый из них видел всё, что происходит с его друзьями.
        А с ними творилось страшнее всех известных и неизвестных жутких преступлений!
        Дарьюшка увидела, как вначале Дефа, а за ним и Богомола, скрутило в пружину, растянуло в тонкую нить, потом сжало в лепёшку. Затем им выдернуло плавники и клешни. Она увидела, как из ран хлынула кровь. Их лица исказили гримасы страданий.
        Это был ужас!.. Да, что там — «ужас!» Был не просто ужас, а ужас, помноженный на десять «ужасно!»
        Но чудовище не насытилось и этими нечеловеческими страданиями. Оно продолжало издеваться…
        И девочка не выдержала этих видений:
        —Оставь!.. Оставь, мерзкая тварь, моих друзей!.. Прочь! Прочь!.. — вскрикнула она.
        До этого времени стояла тишина, не существовало даже малейшего звука. Даже шелеста крыльев чаек не было слышно.
        Как выяснилось тут же, каждый из путешественников видел подобное, происходившее с его друзьями.
        И хотя дельфин, рак и Жемчужина понимали, что все эти издевательства — вовсе не реальное, а миражи, созданные их врагами, но и они онемели.
        Крик девочки возвратил их к действительности.
        Придя в себя, Деф выдохнул:
        —Дашенька, не бойся! Это всего лишь видение. Ты, наверное, наблюдала, как монстр разрывает наши тела. А нам казалось, что он истязает тебя! Эта коварная пара хотела, чтобы у нас помутился разум. Вот тогда бы они достигли цели.
        Затем, обращаясь к Гиконе и Борею, засмеялся им в лицо:
        —Ну, что?… Не вышло!.. Все ваши потуги смешны. Пакости никогда ещё не оказывались сильнее доброты и дружбы!
        И как только он это произнёс, послышалось злобное шипение и тонкий свист ветра, похожий на скулящее завывание перепуганного волчонка.
        Вслед за этим, чёрное облако, обволакивавшее путешественников, тут же растворилось, а вместе с ним исчезли и страшные картины.
        Стало совсем светло, будто на небе светила ни одна луна, а целых три. Всё мгновенно стихло. Снова были слышны плески крыльев чаек и вздохи дельфина. А звёзды мерцали яркими бриллиантовыми глазищами, и ясно было, что и они довольны тем, что не вышло задуманное коварство.
        Но в очередной раз подтвердилась истина: зло изворотливо, а замышляющие его, не унимаются долго, даже если выглядят глупо и смешно.
        Совсем уж еле-еле шевелился ветер, да и змея понимала, что не осуществить ей мерзких намерений, но на последнем издыхании они сотворили ещё одну неприятность.
        Только и она не достигла цели и, пожалуй, не стоит внимания. Согласитесь: не слишком ли много чести завистникам, злюкам и пройдохам рассказывать о них на целых пяти страницах? По крайней мере, Жемчужинка и Дашенька считали, что не стоят они того. Поэтому девочка, когда проснулась после столь трудного и опасного путешествия, и маме не стала всего рассказывать. Да и волновать не хотела.
        Это я, как уж говорил, случайно подслушал, когда они, засыпая, тихо переговаривались между собой, и теперь рассказал вам, чтобы вы поняли, почему Даша со своими друзьями в тот раз не попали на остров. Теперь и вы знаете, что его и не было, а был мираж.
        Как появились Земля и Луна
        О Посейдоне-Нептуне, царе океанов и морей

        Прилёт Земли и Луны из Космоса
        На следующее утро после приключений с миражами Дарьюшка попросила Жемчужину:
        — Расскажи, пожалуйста, об океанах, далёких странах и Нептуне.
        Та ответила:
        —Сразу обо всём рассказать невозможно. Для этого не хватит месяца, если даже не есть, не спать, а говорить и говорить. Да и нужды в этом нет. Мы ещё побываем во многих местах. Сама увидишь. Теперь нам будет легче. Вряд ли Гикона решится строить козни. К тому же многие из них мы уже раскусили.
        — А тебе известно: откуда появились они?
        — Кто, океаны и континенты?
        —Ну да, — океаны. А слово «континент» я никогда не слышала и не знаю, что оно означает.
        —Континент, Дарьюшка, это — то же самое, что и материк. Ну, а материк — просто очень большая суша, омываемая по берегам океанами и морями.
        —Ой, я опять не знаю толком, что такое «суша».
        —Это совсем просто. Суша — то, по чему ты ходишь, то есть сухая, не занятая морями и озерами, земля.
        —Ты так много знаешь, Жемчужинка!
        —Ты гораздо больше будешь знать, когда подрастёшь. А сейчас слушай.
        Давным-давно, давнее, чем можно представить, две огромные звезды, соперничая в упрямстве и не желая уступать друг дружке, налетели одна на другую. От удара по всей Вселенной брызнули огненные искры, а сами звёзды рассыпались на осколки. Два из них прилетели к Солнцу. Один назвали Землёй, а другой — Луной.
        Когда Земля появилась из-за тридевять пространств, она была огненным шаром. Ещё бы!.. При ударе звёзды расплавились, и осколки горели таким ярким огнём, каким горит сейчас Солнце, а, может, и жарче.
        Чтобы на ней могли жить существа, Космосу пришлось загасить пожар, окутав Землю льдом. Но тепла было так много, да и Солнце грело, что лёд растаял. Земля превратилась в водяной шар. Не существовало даже островка. Сплошное царство океана. А его царём стал всемогущий Посейдон, которого прислали небеса.
        С тех пор он и управляет океанами да морями: посылает бури и штормы, топит корабли и, наоборот, спасает людей; правит жизнью рыб и всего живущего в океанах, наказывает да милует; следит за исполнением законов. У него самая сильная и быстрая тройка морских коней. Но, если он захочет, может ездить на дельфинах, на волнах, и даже скользить по их гребням, а то и просто качаться, как на качелях.
        На голове у него большая корона из дорогих каменьев, драгоценных морских звёзд, жемчужин и самоцветов. В руках Посейдон держит трезубец, сделанный искусными морскими мастерами — раками-богомолами, из копий меч-рыбы, и ошлифованный шершавыми кожами акул.
        Теперь уже его волосы седые, длинные. Они покрывают всю голову, а вьющаяся борода и того длиннее, — ниже пояса.
        Но хотя он поседел, всё же могуч, суров и силён. Бывает и беспощадным. Моряки знают это и никогда с ним не ссорятся, а задабривают, поднося ему подарки, и прося хорошей погоды.
        У него много советников — и хороших, и плохих, да огромная свита. Всё у него есть, даже второе имя — Нептун. Ведь он — господин океанов и морей. Сильнее его царя нет.
        Ой, Дашенька, я отвлеклась,… об этом расскажу позже. А сейчас о чём я говорила?… Ах, да!.. О том, что Земля вначале была сплошь покрыта водой…
        Это длилось долго. Царство Нептуна было огромным и глубоким. В нём народилось несметное количество всяких существ — от малых букашек до огромных драконов.
        Но Земля поняла, что, когда кругом сплошная вода, это — никуда не годится. Представь, одному-то, даже океану, — скукота-скукотища, не с кем и поговорить. Всё одинаково, везде одно и то же. Разве это интересно? Суши нет, а значит: нет гор, лесов, степей и рек; берегов и тех нет. Не существует людей, зверей и птиц; даже — чаек. Как же им быть, если негде выводить птенцов? И в самой воде многие тогда не водились. Например, котики, моржи, тюлени черепахи не существовали. Они, ведь, могут заводить потомство только на суше. Ну, и конечно, не могло быть городов и кораблей.
        Нептуну тоже скучно. Даже волны разгонять не интересно: качать на них некого, топить — нечего, не на кого наскакивать, не с кем бороться и соперничать. Тоска…
        К тому времени он уже пожил порядочно. Погонял по океану, порезвился, да надоело. Стал думать: а не жениться ли ему, да не завести ли детей?
        Чем больше думал царь, тем больше хотелось ему этого. Да вот беда: не было невесты-то подстать, знатной. Куда ни кинь — везде его подданные, рвни нет.
        Такая незадача получалась,… да… Что прикажете делать?…
        Ничего путного не могли присоветовать и другие. Обращался он ко всё знающим книжникам — ракам-отшельникам, к хитрым прилипалам, изворотливым морским змеям, к гадалкам гидрам и ворожеям муренам; даже к каракатице ездил на поклон, да только всё без пользы.
        Ни заговоренные зелья, ни заколдованные устрицы, ни подарки здесь не могли помочь. Некого было обхаживать и привораживать. Сердился повелитель, бушевал, посылал бури, вздыбливал океан, но так и оставался в одиночестве. Совсем уж, было, отчаялся всесильный Посейдон-Нептун, да подсказал ему Путь Млечный.
        —Поклонись, — говорит, — Матушке — Земле, пущай она родит континенты. Ты-то владыка морей, а на суше, глядишь, появится рвня тебе, а то и того знатней.
        Нептун и сам уж не раз думал об этом. А Млечный заставил понять, что не так уж складно устроено его царство, не так оно совершенно. Из него, ведь, коль родятся сыновья, и вотчины выделить невозможно — сплошь вода.
        Обратился он тогда к Земле и попросил поделить его безграничный океан на меньшие царства и сделать так, чтобы в них были княжества. Нептун открыл ей заветное, — что он хочет жениться и иметь сыновей.
        — Да и ты, Матушка, будешь куда красивее и богаче, — подытожил он.
        — Я рада, что надумал ты, наконец, завести семью и просишь поделить владения, чтобы передать сыновьям и внукам. Это — хорошо. Я и сама хочу, чтобы на мне жилось вольготней и счастливей, было красивее, появились бы леса, горы, озёра и реки, выросли города и страны, а в них жило бы много людей и зверей.
        Наши помыслы совпадают. И я сделаю так. Но знай: рождение — всегда боль, большие страдания. А чтобы родить сушу, потребуется очень много сил. Часть пространства я заберу у океана, и ему придётся потесниться. Произойдут сильные землетрясения, всколыхнутся страшные ураганы и волны высотою до небес. Некоторые из твоих владений и их население погибнут. Но иначе родить сушу и переделать мой лик невозможно.
        Неизбежность этой ужасающей катастрофы меня и удерживала. Потому я не решалась до сей поры сделать это. Но, коль и ты просишь, значит, время настало. Так тому и быть!
        Иди, предупреди свой океанский народ, что грядут великие землетрясения и огненные извержения из моего чрева, бури и смерчи. Ступай… Но пусть жители океана знают, что смерть многих из них даст жизнь континентам, человечеству, зверям, птицам и насекомым, и что гибель во имя жизни благородна.
        Земля рождает континенты, горы, океаны, моря, озёра и реки
        Предыдущий рассказ Жемчужины был долог, Дарьюшка утомилась и незаметно уснула. Она так крепко спала, что даже не видела снов. А Жемчужинка, как верная подруга, одна тоже не хотела их смотреть, решив, что это будет не честно, и поэтому также крепко спала.
        Продолжение истории последовало лишь на следующий вечер:
        —Рожала Земля континенты и океаны, как и все мамы, в страданиях и муках, — начала Жемчужина в этот раз, — её схватывали такие судороги, она так стонала, что даже плакали другие планеты, а Луна металась из стороны в сторону. У неё потемнело в глазах и случилось Великое лунное затмение.
        Из чрева Земли выплеснулись огненные ураганы, извергались громадные вулканы, от которых океан кипел, а у Солнца от жалости появились морщины — тёмные пятна. Они и теперь проступают иногда очень заметно.
        Всю её распирало. Со дна океана вырывались пламень, пепел, камни и огненная лава, а затем появились вершины гор и сама суша. Это был кромешный ад, столпотворение и светопреставление, всё — вместе. Такая была страсть и жуть.
        Землю терзало и рвало на клочья. И оттого родились не один, не два, а целых пять огромных континентов с горами, долинами, озёрами и реками, с пустынями и болотами.
        Но вначале на них не было ни растений, ни зверей, ни людей. Те появились уж позже, через тысячи лет.
        Небо затянуло сплошной чёрной сажей и пеплом; всё ходило ходуном от ужасных землетрясений, рвавших сушу на клочья. А в огненных пропастях булькало варево, пышущее пламенными языками из расплавленных металлов и камней. Они были жиже воды.
        Вот что творилось.
        Если даже зажмурить глаза, и то трудно это представить. Такое бывает только тогда, когда появляются Звёзды и Земли. Только тогда.
        Образовывались континенты и океаны много-много лет. И всего их возникло: первых — пять, а вторых — четыре.
        Континентам дали имена: Евразия, Африка, Америка, Австралия и Антарктида.
        Как видишь, Дашенька, все они девочки.
        А океаны назвали: Тихий, Индийский, Атлантический и Ледовитый.
        Они — мальчики.
        Так как Землю нещадно трясло, рвало и корёжило, то суши появились не ровными и не похожими одна на другую. Так же и океаны.
        Но в этом и прелесть. Зато есть тёплые и холодные страны, снег и дождь, озёра и пустыни, горы и долины, тихие бухты и открытые всем ветрам моря. И много-много разного есть теперь на Земле. Не говоря уж о заморских чудесах и таинственных островах с неизведанными лесами и невиданным зверьём, чудищами и пещерами, в которых запрятаны несметные богатства. Разве это не интересно?
        —Ещё как интересно! — воскликнула девочка. — Как я хочу всё это увидеть! Жемчужинка, милая, у меня уже нет никакого терпения. Оно всё вышло, не осталось ни капельки. Макового зёрнышка и того нет.
        —А тебе после всех наших приключений не страшно путешествовать?
        —Ни чуточки. У меня теперь много верных друзей. Да и без приключений жить совсем не интересно.
        —Это хорошо, что ты так считаешь. Значит, будут и путешествия, и следующие приключения.
        А теперь пора спать…
        Ночью к девочке и Жемчужине снова приходили сны. Они были красочны и ярки.
        Им снились поющие горы, которые, взявшись за руки, водили хороводы и, пританцовывая, славили сказочное озеро, отмечая день его рождения. А облака весело кружились над ним и громко хлопали в ладоши. Ручьи и реки несли к нему венки и букеты нежных цветов. Золотые рыбки и радужная форель устроили для него спектакль, а звери показывали цирковые номера.
        Всем было весело, хорошо, и так захватывающе, что можно ли усомниться в том, что всё это происходило на самом деле и случилось по правде…
        Я верю, что так оно и было.
        Лунная принцесса и царь Нептун

        Сказание о Лунной принцессе
        После знакомства с Жемчужиной, жизнь девочки стала сказочно интересной. Подруга много рассказывала ей такого захватывающего и занимательного, что Дашенька даже не могла вспомнить, где услышанное от подружки, а где реальные события, происходившие с нею. Но, она уже знала, что это и не важно. Главное — путешествовать, узнавать, фантазировать и мечтать!
        Следующим вечером Жемчужина предполагала позвать друзей, чтобы снова пуститься в странствование. Но неожиданно для неё, Дашенька предложила отложить это намерение. Она попросила:
        —Жемчужинка, я пуще всего на свете хочу побывать на твоей Родине и в других дальних краях. Но ведь лучше путешествовать, когда знаешь о них хотя бы кое-что. Верно? А я даже не имею представления откуда появилась лунная дорожка и хотела бы об этом услышать. И постранствовать мы успеем, правда, же?
        —Ты права, я расскажу тебе о ней и о Лунной Принцессе, — ответила подруга. — Их судьбы крепко связаны. О любой принцессе узнать интересно, а эта была не обыкновенная, а Лунная!.. Да и случившееся с нею так загадочно!.. Странствий же у нас будет много. А сейчас слушай о Принцессе и лунной дорожке.
        Слышала я об этом от своей бабушки, а та — от своей прабабушки, которой рассказывала её прапрабабушка, — начала она. Что здесь правда, а что вымысел, не могу сказать. Только случилось это давным-давно, много миллиардов лет назад. А возможно, и больше.
        Как я тебе уже говорила, поспорили две неуживчивые звезды, кто из них сильнее. Звёзды все велики, хотя и кажутся крошечными. Это потому, что находятся они от нас невообразимо далеко. К ним и на ракете за миллионы лет долететь невозможно. А эти были бльшими из всех. И вздумали они померяться силой. Ринулись навстречу друг дружке да сшиблись так, что небо задрожало и озарилось вспышкой, а сами звёзды рассыпались на горящие осколки.
        Это было похоже на фейерверк во время празднеств. Только тот был так огромен, что зажег всё небо.
        Мчавшиеся звезды оставили яркий след, целую небесную дорогу. Называется она Млечным Путём. Его хорошо видно ночью, когда нет туч; по нему можно путешествовать, мечтая.
        Несколько осколков залетело и в наш Солнечный мир. Два из них очень понравились Солнцу тем, что всегда были вместе, рядом. Один был больше, а другой поменьше.
        Они, словно две сестрички, крепко взявшиеся за руки, не расставались. Больший не отпускал меньшего ни на шаг.
        Солнце позволило им навсегда поселиться в его царстве и греться солнечным теплом.
        Эти сёстры и есть Земля и Луна.
        Да только Луна, как все малыши, вечно прячется за Землю. Лишь по ночам она выходит из-за неё. Если выглядывает чуть-чуть, мы видим часть её личика — это и есть нарождающийся месяц. Высовывается сильнее, — месяц подрастает. А когда её любопытство берёт вовсе верх, Луна полностью появляется на небе.
        Так они и живут: дружно, вместе, как и положено родным сёстрам.
        Когда прошло много-много лет, из Вселенной прилетел огромный, быстрый Астероид. Он путешествовал, был необыкновенно красив, и Луна без памяти влюбилась в пришельца. Он тоже полюбил её. Они сыграли свадьбу, и родилась у них дочь, прекрасная Лунная принцесса.
        Принцесса была ещё юной, когда отец улетел погостить в свою Вселенную, да по сию пору и не вернулся. Никто не знает, что с ним стряслось: может, заблудился, а может и вовсе погиб.
        Жила принцесса, конечно же, на Луне, а на Землю спускаться могла лишь по лунной дорожке. По той самой, что выстилается по воде поздним вечером и бежит от горизонта до берега.
        Увидеть её можно, как только захочешь, если нет туч. Дорожка прямая, блестит серебром, и кататься по ней — одно удовольствие, особенно — в мечтах.
        Земля выделила своей племяннице большой остров в тёплом Лазоревом море. Назывался тот остров Жемчужным. Он и есть моя родина.
        На него принцесса спускалась лишь по ночам, когда на небе появлялась Луна и в море от неё прокладывалась дорожка. Ведь это на самом-то деле были серебряные косы Луны, спускавшиеся до самой Земли. Она их полоскала в морях и океанах, чтобы были чисты и шелковисты.
        Принцесса была юна, красива, гибка и ловка. Никто лучше её не скакал на лошади и не стрелял из лука.
        Все прибрежные леса вместе с озёрами, реками и зверьём являлись её подданными. А людей в тех местах не было. Заходили иногда заблудившиеся, и те в страхе бежали прочь из дремучих чащоб, полных хищников да гадюк.
        Но ей не было скучно. Среди деревьев и зверей у неё завелось много друзей, и она понимала их язык. Да разве может быть несчастлив человек, окруженный друзьями и Природой? Конечно же — нет.
        Принцесса почти всё время проводила на своём быстроногом Скакуне с луком и стрелами за плечами. Иногда даже дремала в седле.
        Хороша была Лунная. Всех любила, и её любили не только звери и лес, так и травы, и камни даже. Жила она просто, весело, да по-доброму.
        У самого моря принцесса имела чудесный замок, окружённый дубами и соснами. Из чего он был построен, трудно сказать. Некоторые говорили, что из камня с названием воображение. Но ей до этого не было дела. В нём было хорошо, светло и уютно. Вместо полов росла шелковистая трава, потолок заменяли густые лапчатые ветви елей, а стены — их стволы.
        Недалеко от замка стояла обыкновенная избушка из обыкновенных брёвен, с обыкновенными окнами, дверью и тёсаной крышей. Лишь ставни, да крыльцо были резными.
        У самого крыльца плескалось море.
        В домике принцесса спала лишь тогда, когда лил дождь. В остальные дни она предпочитала свой замок, который прозвали замком Воображения, что одно и то же, как если бы сказать: «Воображаемый замок». Прямо из него была видна Луна, да и всё небо. Потому в нём было уютно и хорошо.
        О принцессе можно рассказать много историй. И, если кто-то попросит, то почему бы это и не сделать? Но теперь речь пойдёт только об одной из них.
        Как Лунная принцесса повстречалась с Нептуном, и они полюбили друг друга
        Кроме катания на Скакуне по лесам и полям, да охоты, любила принцесса купаться в Лазоревом море, бродить по песчаному берегу босиком. Она выискивала раковины, необыкновенные камешки, радовалась их красоте. Всё ей было интересно. Ведь мря, лса и зверей, на Луне-то нет. Там вечная мерзлота. Она и грелась, плескалась, словно дельфин.
        Но пуще всего любила Лунная смотреть вдоль по лунной дорожке и мечтать. А мечтала она о путешествиях в дальние моря. Хотелось ей побывать в неизведанных заморских странах, о которых рассказывала тётка Земля.
        Да знала принцесса, что не может её мечта осуществиться, потому, что не было у неё ни кораблей, ни парусников, и должна была она возвращаться к матери Луне. Так уж распорядилась Судьба.
        Но всё равно она была счастлива, путешествовала в мечтах, представляя, как ей вздумается, дальние моря и континенты.
        Был у неё задушевный друг, дельфин по имени Деф, самый преданный и верный. Всякий раз, когда принцесса спускалась на Землю, приплывал и он. Они вместе купались и резвились. Она бралась за его спинной плавник, а он катал её по волнам, прыгал, ныряя и бултыхаясь.
        Деф предупреждал её о надвигающемся шторме, а она, загодя, не дожидаясь, когда, не дай Бог, исчезнет лунная дорожка, поднималась по ней на Луну.
        Хорошо им было, счастливо; так счастливо, как это бывает только среди настоящих, преданных друзей.
        Но стал Деф замечать, что принцесса сделалась задумчивой. И он понял, что только его дружбы ей мало. Она повзрослела и мечтает о встрече с юношей.
        Однажды он спросил:
        — Хочешь, Лунная, я познакомлю тебя с Нептуном?
        — А кто это такой, дельфин, или кит?
        Деф рассмеялся:
        — Какая ты наивная! Неужели не знаешь, что он — царь океанов и морей?
        — Откуда мне знать? Я же на Луне живу, а не в морях.
        — Это верно, не в них, — согласился дельфин, — да только он так могуч и грозен, что все, кто живёт, или плавает в морях, дрожат даже при упоминании его имени. Ведь это он, когда не в духе, поднимает штормы, а уж, если осерчает, то набрасывается бурями и ураганами.
        — А мне-то что? Я его вовсе не боюсь. Наверное, этот Нептун — старик, коль злобен?
        Принцесса засмеялась своим серебристым смехом, представляя повелителя морей согбенным стариком с висящими до пола космами, сучковатой палкой, беззубым ртом, недовольным и вечно ворчащим.
        Но Деф сказал о нём иначе:
        — Ему миллионы лет, но он крепок, статен и красив, как юноша. Да ты сама увидишь. Я познакомлю тебя с ним.
        И он сдержал слово,… да на беду…
        Следующим вечером, когда Лунная отдыхала, качаясь в гамаке, подвешенном между сосен, и поджидала дельфина, чтобы понырять со скал, наступила необыкновенной силы тишина. Даже осиновые листочки повисли, словно в обмороке.
        Принцесса, удивившись, бросила взгляд на притихшее море. По нему до самого горизонта, в направлении на созвездие Южный Крест, стлалась широкая, ровная, будто выглаженная, лунная дорожка. Такой её, сверкающей серебром, даже сама принцесса не видывала раньше.
        Небо было чистым, в ярких звёздах, а Луна светила так, что слепила глаза.
        Всё было чудесным, неожиданным. Как в сказке.
        Но более всего поразило принцессу то, что она увидела, когда взглянула на горизонт.
        Распластавшись над лунной дорожкой, взрывая тысячи брызг, неслась тройка удивительной красоты. Из-под копыт вылетали искры и молниями рассвечивали небо. В поднятой водяной пыли играли радуги. Гривы лошадей стелились по воде и завивались белой пеной, а сбруи горели драгоценными каменьями.
        Всё отражалось в море, и казалось, что и в морских пучинах несётся такая же разудалая тройка.
        Правил ею, сидя на облучке, сделанном из морской волны, старый, седой морж, а спереди и по бокам, выпрыгивая, плыли стая дельфинов и летучие рыбки.
        В перламутровой же карете, с запряженными златогривыми конями, сидел сказочный богатырь. На его голове сверкала корона, усыпанная самоцветами, а в руках он держал трезубец из меч-рыбы. Кудри падали ему на плечи, борода и усы были черны, густы, а взгляд блистал звёздами.
        Впереди тройки, играя на волнах и высоко выпрыгивая, легко скользил по воде большой, стремительный дельфин.
        Лунная сразу узнала его. Это был Деф.
        Тройка, разметав прибрежную воду, влетела на промытый морем песок и замерла, как вкопанная. Богатырь подошёл к принцессе, поклонился и произнёс:
        — Я — Нептун — Посейдон, красавица, наслышан о тебе от моего друга Дефа. Но ты ещё прекраснее, чем рисовало моё воображение!
        Принцесса ответила:
        — И я о тебе знаю. Говорят, ты буйствуешь и лихоманишь на морях, принося беды, но выглядишь кротким и вежлив.
        Царь усмехнулся:
        —Бывает… А сейчас я вижу тебя и готов смирить свой нрав. Всё трепещет передо мною, а ты мне можешь приказывать. Я полонён твоей красою. Отныне я — раб, а ты — моя госпожа. Приказывай…
        Лунная также с первого взгляда полюбила Нептуна, но ответила с достоинством:
        —Мне не нужны рабы, у меня всё есть. Я привыкла иметь друзей и горжусь, что их много.
        —Я буду счастлив стать тебе другом, — Нептун снова поклонился.
        Лунная весело улыбнулась, подала ему руку и пригласила в дом на чай, да пироги с земляникой и грибами.
        С этого дня они стали часто встречаться и полюбили друг друга сильно и чисто.
        Принцесса расцвела красотой несказанной, просто не земной, была приветлива, весела. Вся она светилась тёплым, голубым светом, а, глядя на неё, светились сёстры — Земля и Луна.
        Все были счастливы.
        Безмерной любовью был полон и Нептун. Он предложил своей возлюбленной выйти за него замуж, и та радостно согласилась.
        Владыка морей выстроил под водой для принцессы хрустальный дворец сказочной красоты, чтобы она могла любоваться коралловым царством и водить дружбу с его обитателями. Из хрустальной же горы, что величественно возвышалась над Жемчужным островом, к нему был проложен тайный подземный ход с лабиринтами, тоннелями и гротом.
        Океаны, моря, их подводные царства и весь морской люд от малюсеньких рыбёшек до самых больших кальмаров и китов, готовились весело отпраздновать свадьбу.
        Но не было суждено ей свершиться…
        Коварство Сирены. Лунная принцесса превращается в Комету
        В Нептуна давно и безнадёжно была влюблена холодная, расчётливая русалка Сирена. А руки Лунной принцессы безуспешно добивался межпланетный гуляка, шалопай Метеорит. Он только и делал, что шлялся по закоулкам Вселенной, на всех наскакивая и скандаля.
        Коварная Сирена придумала как разлучить Лунную принцессу с Нептуном.
        Она ласково, виляя своим раздвоенным хвостом, словно лиса, спросила Метеорита:
        —А правда ли говорят, мой милый друг, что ты любишь Лунную принцессу?
        Тот подтвердил:
        —Это — истина, Сирена, люблю её.
        —Да так ли сильно любишь, Метеорит, если безучастно смотришь на то, что она дала согласие Нептуну, и они уже готовятся сыграть свадьбу?
        —Сердце моё разрывается, но что я могу поделать. Насильно мил не будешь. Принцесса тоже влюблена в Нептуна. Да и могуч царь Нептун, не могу я с ним совладать.
        Сирена, хитро прищурив глаза, нарочно призналась Метеориту, что она без ума от Нептуна:
        —Ох, милый мой, молодец, мы оба в трудном положении, — она ещё хитрее продолжила: — только у нас разница в том, что ты бы хотел, чтобы Нептун оставил твою возлюбленную, а я, наоборот, хочу, чтобы она забыла царя. Но ты не знаешь, как это сделать, а я знаю, как её разлучить, а не могу.
        — Почему?
        —Да потому, что я живу в морях и не умею летать как ты.
        — А, если бы умела?
        Сирена, снова закрыв глаза, мечтательно и как бы между прочим, произнесла:
        —Я бы сожгла лунную дорожку, и принцесса больше не появилась здесь, так и жила бы на Луне. А Нептун тоже не смог бы подняться к ней. Вот и всё. Видишь, как просто?
        —Так сожги, зачем же тебе для этого летать? — удивился Метеорит.
        —Да какой же ты, однако, непонятливый! Ведь в море-то она не будет гореть!
        —Да, ты права, я не подумал. — Уже как-то задумчиво ответил Метеорит.
        Конечно же, на самом деле Сирена хотела, чтобы это сделал Метеорит. И она сумела его надоумить.
        Он улетел, но ему в голову запала мысль, подсказанная Сиреной. И, когда принцесса возвратилась после свидания с Нептуном на Луну, Метеорит выстрелил огненным метеором по дорожке. Свисавшие косы Луны сгорели дотла, осталась лишь та их часть, что лежала в океанах, морях и озёрах.
        Узнав, что она больше никогда не сможет спуститься на Землю и не увидит своего возлюбленного, Лунная принцесса в отчаянии бросилась вниз, желая покончить с собой. Жизнь без любви ей стала не мила.
        Но Солнце не дало ей упасть и разбиться, а превратило в комету и отправило странствовать далеко-далеко, чтобы со временем Принцесса — Комета забыла своё горе.
        С тех пор прошли тысячелетия.
        Нептун, узнав о коварстве Сирены, прогнал её из морей и океанов. Где она теперь, не известно. А раньше моряки часто заслушивались её ворожейным пением до умопомрачений.
        Сам он уже поседел, но так и не женился, — не может забыть красавицу принцессу.
        Метеорит же понял свою страшную ошибку, да было поздно. С горя он улетел в дальние края Вселенной, и лишь иногда пролетает мимо вдали, надеясь увидеть Принцессу — Комету. Да только за все эти века, так и не удалось ему её встретить.
        Сама Комета один раз в тысячу лет появляется на небосклоне, но не приближается, — не хочет бередить своё больное сердце, а просто хоть издалека желает взглянуть на мать и убедиться, что она жива. В это время её и её развивающиеся серебряные косы бывает хорошо видно на небе. Особенно ночью.
        Виден и Метеорит, когда он прилетает.
        А Луна с тех самых пор отвернулась навечно, не желая смотреть на океаны и моря, виновные в тяжком горе. Потому мы всегда и видим лишь одну её сторону. Она смотрит и смотрит туда, где летает дочь, откуда она появляется, ярко горя и блестя своими косами серебряно-голубого цвета. Они стали ещё длиннее, и, извиваясь, как лунная дорожка, закрывают половину неба.
        Мать Луна иногда испытывает такую нестерпимую боль, что закрывает глаза, чтобы не видели её слёз и рыданий. И тогда случается лунное затмение. Становится темно и тоскливо даже на Земле.
        Бывает даже Солнцу невыносимо, когда вспоминает принцессу, и оно мрачнеет, закрывая лицо. Тогда-то случаются солнечные затмения.
        И с этим уж ничего нельзя поделать.
        А от длинных серебряных кос Луны осталась лунная дорожка на воде. Её свято оберегает Нептун, купает и холит, завивает локонами в волнах. И она будет существовать все века. По ней, как и прежде, можно путешествовать в самую сказочную страну на свете под названием Мечта.
        Дарьюшка и Жемчужина летают
        В такой час, когда солнце садилось за горизонт и воцарялась прохлада, Дашенька, Жемчужина и кукла Катя бывали уже в постели.
        Набегавшись и накупавшись, они так уставали, что глаза, не спросившись, сами закрывались и засыпали даже раньше их хозяев. У куклы они захлопывались и вовсе сразу.
        Сегодня подружки умаялись ещё больше. Они весь день помогали маме: убирали в квартире, стирали платья и мылись.
        Уже после ужина Дарьюшка просилась погулять. Но мама сказала:
        —Нет, дети, — поздно!.. Чистите зубы и… спать! Даже птички замолкли.
        А Дашеньке так хотелось посмотреть на море! Вдруг там появятся её новые друзья? И она, неохотно отправляясь к себе в комнату, почти капризничая, протянула:
        — Да — а — а!.. У меня в носу совсем свежего воздуха мало! Почти не осталось!..
        Мама засмеялась и согласилась:
        — У меня — тоже. Но мы это исправим, — откроем настежь окно.
        Девочка поняла, что её маленькая хитрость не удалась.
        Они улеглись в прохладную постель. И дрёма тут же нахлынула на них.
        Даша чмокнула куклу и ещё крепче зажала в ладони Жемчужину. Всё затихло, а в глазах поплыли события, рассказанные подругой накануне.
        Она увидела, как сталкиваются звёзды, летят Земля и Луна, а вдоль Млечного Пути спешит Принцесса-Комета, распустив свои вьющиеся серебряные косы.
        Увидела она и Метеорита. Он ей не понравился. А Сирена была красива, но не приветлива и холодна. Раздвоенный же её хвост походил на змеиное жало, — то самое, что принадлежало ужасной Гиконе.
        Теперь Дашенька знала о Земле и Луне много. Но, главное, — об удивительной истории Лунной Принцессы и её несчастной любви к царю морей Посейдону.
        Жемчужина рассказала также о соперничестве океанов. И это было грустно. Девочка подумала: «Почему на свете ссорятся? Ведь это куда хуже, чем дружба. При ссорах огорчаются, расстраиваются, становятся одинокими. Как этого не понимают? Даже деревья растут вместе и защищают своих малышей, заслоняя их от бурь и ненастья. А горы! Те вовсе всегда рядом. А что бы могли журавли по одиночке? Заблудились бы и погибли».
        Терзал её и вопрос: почему так свирепа акула и нападает на всех? «Может у неё что-то болит?» — переживала она.
        Дарьюшка уже хотела спросить об этом Жемчужину, но со стороны моря донеслось:
        — Тси — и — в!.. Тси — и — в!..
        А следом раздались крики чаек:
        — Чи — а — ак!.. Чи — а — ак!..
        Жемчужина встрепенулась:
        — Это Деф! Он зовёт нас. И чайки — тоже.
        Действительно, в море, недалеко от прибрежных скал, в отблесках зари весело прыгал и кувыркался их друг дельфин. С ним на перегонки носилась тройка, которой лихо правил Богомол. А в вышине, играя в пятнашки, смеясь и вскрикивая, молниями чертили небо чайки. Иногда они, сложив крылья, камнем падали вниз.
        Чайки резвились. И это было так красиво!
        Девочка не могла оторвать взгляда от их совершенного полёта. Ей снова захотелось взлететь самой.
        Дашеньке так сильно захотелось этого, что она, не заметив, вслух произнесла свои мысли:
        —Я когда-нибудь обязательно полетаю вместе с чайками! У меня непременно получится. Жемчужина права: нужно просто захотеть!..
        И только она произнесла это, на берегу, затем ещё ближе, — за окном, потом в окне, послышались плески крыльев. Девочка, даже не открывая глаз, увидела стаю знакомых чаек. Одна из них, самая большая, по имени Чика, та, что предупреждала их о приближении чёрного миража, сказала:
        —Дашенька, твоё желание прекрасно. Что может быть счастливее свободного полёта, когда тебе подвластно небо! Летать — самая заветная мечта людей. Потому они и придумали самолёты и дельтопланы. А птицам не нужно ничего. У них есть крылья. Лети с нами!.. Дети это могут! Они часто летают, хотя и думают, что это им всего лишь снится. Пока человек растёт, он умеет летать. И, если он в это верит, у него получается. Пусть другие сомневаются, а ты лети. Лети!..
        Девочка, повинуясь призыву, взмахнула руками.
        И это случилось!.. Ей стало вдруг легко, прямо воздушно!
        Она ещё уверенней взмахнула: один раз,… второй,… третий,… и, оторвавшись от подушки, взмыла и свободно поплыла… Вначале к окну, затем к морю, выше и выше, над ним…
        Чайки её окружили. Они были везде: справа, слева, снизу, вверху и, подбадривая, кричали:
        —Смелей! Смелей!.. Это так просто — летать! Видишь, ты смогла!.. Вот, видишь, — смог — ла!..
        А она задохнулась от радости. Ей было свободно, было чудесно, было словно во сне!..
        Оказалось, что в небе светлее, чем на земле. Она видела уходящее на ночлег солнце. Оно стало большим, а глаза его покраснели от усталости и оттого, что наступила пора спать. Дашенька подумала: «Наверное, солнышко натёрло их кулачками. У меня тоже краснеют, если я тру…»
        …Внизу, далеко-далеко, сколько можно было увидеть, расстилалось море. А на востоке, ещё за горизонтом, уже выглядывала луна.
        Было так необыкновенно, легко и сказочно!
        От такой красоты девочка даже зажмурилась.
        Ей захотелось, чтобы этот сказочный полёт увидела подруга, и Дашенька позвала её:
        — Жемчужина, взгляни на небо!.. Я лечу!.. Нет ничего волшебнее!
        Та ответила:
        — Я и сама онемела от восторга! Мы ведь летим вместе. Ты держишь меня в руке. Смотри, не выпусти, а то утону!..
        Но последнюю фразу она произнесла, уже стремительно падая вниз.
        Случилось непоправимое…
        Дарьюшка, захваченная полётом, забыла, что Жемчужина у неё в руке. И, когда услышала об этом, не задумываясь, разжала кулачок, чтобы посмотреть. И тут же в испуге закричала:
        — Мама! Мама!.. Что я натворила!..
        Сердце её похолодело.
        Конечно, мамы не было рядом, да и она всё равно не смогла бы помочь. Но дети, и даже взрослые, когда им больно, или страшно, всегда зовут маму. Потому, что роднее её не бывает.
        Услышав отчаянный крик, один из стрижей, ловивших на закате мошек, ринулся вниз.
        Дашенька видела, как у самой воды он успел круто взлететь, чиркнув крылом по волнам. Она в ужасе зажмурилась, думая, что навеки потеряла подругу, и виновата в этом она. Но через мгновение услышала:
        — Браво!.. Браво, Стрела!.. Спасибо!..
        Стрелой звали стрижа.
        Он спас Жемчужину и возвратил её девочке. Она и друзья были счастливы.
        К этому времени на поверхности моря появилась лунная дорожка. Солнце село, и Луна смотрела чистыми глазами на путешественников, готовая помочь им в опасных, но захватывающих странствиях.
        Снова путешествие. Новая встреча со змеёй и акулой. Невидимая преграда — экватор
        Даша, подражая чайкам, сложила вытянутые над головой руки и мягко опустилась в карету. Она была так взволнована, что не решалась разжать ладонь, чтобы убедиться, что Жемчужина, её дорогая Жемчужина, здесь, рядом. Но девочка чувствовала её тепло и быстро успокоилась.
        Сегодня было совершенно безветренно, безоблачно, и морская поверхность блестела как отполированная. Поэтому Деф предложил путешествовать не в карете.
        Подзадоривая Богомола, он сказал:
        —Дашенька, я предлагаю тебе прокатиться на водных лыжах. Вставай в створки раковин, которые лежат в карете, я захвачу привязанные к ним канаты из водорослей, и мы помчимся быстрее всех! Пусть Богомол попробует нас обогнать! — Не выйдет!
        Это было так заманчиво! Да и Жемчужина незаметно шепнула:
        —Соглашайся! Это — не меньший восторг, чем летать! Да мы и будем лететь, только над верхушками волн, оставляя после себя клубы брызг.
        —А я сумею? — засомневалась девочка, обращаясь сразу к обоим. — Ведь мне не приходилось кататься на водных лыжах, даже не пробовала.
        —Не волнуйся, это не сложно, — успокоил дельфин, — на море только небольшая зыбь, ветра нет, а раковины хорошо скользят.
        Богомол тоже подтвердил:
        —Конечно, сможешь! Уж на что я неуклюж, в годах, а вот, катался. И не упал!.. Даже сейчас бы не прочь…
        Деф рассмеялся:
        — Ишь, захотел! Ты попробуй догнать нас!..
        — Не отстану, не бойсь!..
        — Ну, тогда — вперёд!..
        И они понеслись…
        Отражённые в море звёзды закружились, словно в калейдоскопе. Лунные блики завертелись, как в колесе. Ветер запел в ушах. Вода вспенилась и понеслась прочь, назад, дрожащим следом, который делался всё длиннее и длиннее, отставая и отставая от весёлой компании, рвущейся вперёд на лыжах, в карете и на крыльях. А над дорожкой искрились радуги: яркие, чистые, звонкие.
        Деф, рассекая воду своим изящным, сильным телом, рвался вперёд, со скоростью солнечного зайчика перескакивая через вершины волн. Следом, разбрасывая пену, мчалась тройка. А над ними, радостно вскрикивая «Чи — и — ив!..», изо всех сил, чтобы не отстать, махали крыльями чайки. Правда, они успевали ещё, как обычно, и кувыркаться.
        Рядом, вокруг, забавляясь и выпрыгивая, зигзагами, то ускоряясь, то притормаживая, носами резали воду дельфины да летучие рыбы.
        Как это было хорошо, как легко и радостно! Какая счастливая компания! Вокруг были друзья, и никто ничего не боялся.
        Они стремились на юг, вдоль лунной дорожки, поэтому быстро миновали несколько морей и очутились в Тихом океане.
        Жемчужина сказала:
        —Дарьюшка, мы уже гораздо дальше, чем были в прошлый раз.
        Девочка удивилась:
        —Неужели, правда?… Как это случилось так быстро? И откуда ты узнала?… Ведь здесь же нет верстовых столбов.
        — Да, — правда. В тот раз нам мешали Гикона и Борей. А сегодня, наоборот, помогает Луна. А узнала я по звёздам, где мы находимся.
        — Как, по звёздам? Разве на них что-нибудь написано?
        —В море всегда по звёздам определяют место и направление, по которому нужно плыть. Моряки, попавшие в шторм, ждут чистого неба, чтобы определить, куда их занесло. Звёзды в небе стоят на месте, как на дороге столбы. Если ты плывёшь вправо, то звезда удаляется влево, и наоборот. Как и столб. Так и определяют. Если заплыли далеко вперёд, то звезда окажется сзади. Вот и всё. Так и определяют.
        — Как интересно! Кто такое придумал?
        —Это известно уже тысячи лет. А догадались древние мореплаватели. Они были бесстрашны и умны.
        Их разговор неожиданно прервали шипящие звуки:
        — Пши — и — и!.. Пш — ши — и!.. — послышалось впереди.
        Затем из воды высунулась продолговатая приплюснутая голова с разинутой чёрной пастью. В ней извивалась широкая лента. Это было жало змеи Гиконы.
        Она устрашающе и противно шипела, но не решалась напасть. Знала, что получит отпор. Урок, полученный в прошлый раз, не прошёл даром.
        Дружная компания быстро пронеслась мимо, не удостоив её даже вниманием. Это змею сильно задело. Она зашипела ещё громче и шепелявей и спряталась под водой.
        Луна уже поднялась почти на четверть высоты, и Богомол запел:
        Ах, эти южные моря!
        Красот — не перечесть.
        Там лежит родина моя,
        Там чудный остров есть.
        Там звёзды, крабы, пауки,
        Угри, мурены, рак,
        Киты, лангусты и жуки
        Живут без ссор и драк.
        Растут папайи и батат,
        Банан и маниок,
        Там ходят в гости наугад:
        То — вдоль, то — поперёк.
        И всё, что хочется, — бери
        Без денег, без долгов!
        Там есть, конечно, дикари,
        Но нет там дураков!
        На душе у него, как видим, было легко и уютно. Ещё бы! Уж он-то знал, что заветный остров, в прибрежных водах которого он вырос и живёт, уже не далеко.
        Хорошее настроение было и у остальных. А песня подняла его и вовсе. Ведь она была доброй и весёлой.
        Но неожиданно встрепенулись альбатросы. Они уже давно, как только путешественники вышли в открытый океан, присоединились к ним. Эти вечные странники живут в его бескрайних просторах.
        Альб первым подал сигнал тревоги:
        — Кр — р — рак!..Кр — р — рак!.. Акула! Она огромна!
        Все тут же увидели, как половину луны закрыло будто ладонью. Но, приглядевшись, поняли: это из под воды торчал огромный хвостовой плавник. Он-то и закрывал её.
        Не узнать его было невозможно. Конечно же, плавник принадлежал акуле — Молоту. Той самой.
        Сразу сделалось темно оттого, что Луна была почти закрыта акульим хвостом. Дорожка вначале потускнела, а вскоре и вовсе стала серой. Она уже не была такой гладкой и скользкой, как прежде. По ней стало трудно двигаться, скорость кареты и лыж упала. Хотя дельфин и морские кони по-прежнему тянули так же.
        Неожиданно рядом с хвостом акулы показалась голова змеи. Она была меньше, чем у Гиконы, но такая же злая и противная.
        Послышался похожий на кашель смех:
        — Кхе — кхе!..
        И змея шепеляво произнесла:
        — Ш — што!.. Не ж — ждали?…
        Это была Гига — младшая сестра Гиконы.
        —Вот, пакостники! Не могут без гадостей! — произнёс Богомол. — Они нарочно закрыли Луну, чтобы у нас снова возникли неприятности. Мы не сможем быстро двигаться.
        —Пустяк! — выдохнув, откликнулся Деф. — Пустяк! Нам нужно их обогнать. И как только они окажутся позади, не смогут закрывать Луну.
        —А, верно! — согласились все.
        —Ещё как! — воскликнул Альб.
        —Дашенька, держись! — крикнул Деф и устремился вперёд.
        Карета, дельфины, летучие рыбы и чайки кинулись вдогонку.
        Спустя несколько минут, злодеи остались позади. Змея отстала сразу. А акула, алчно раскрыв пасть, кинулась, было, в погоню и долго клацала зубами, но никто её уже не боялся. Ведь рядом снова плыли брызгуны и Мечь-рыба.
        Опять светила Луна, блистала зеркалом дорожка, зорко глядели звёзды, а море ласково смеялось, разбегаясь перед дельфинами и каретой.
        Они ещё быстрее неслись на юг, будто быстрокрылые морские ласточки. Да и те были тут, в дружной компании.
        Деф плыл впереди. Он, самый большой и сильный среди дельфинов, так стремительно скользил по волнам, что почти не оставлял следа. А подружки и вовсе летели над волнами, лишь чуть-чуть касаясь их вершин.
        И вот, в какой-то момент все вместе: дельфины, Дашенька, Жемчужина, карета вместе с Богомолом и рыбы, выскочили из воды и взлетели в небо, будто по крутой горе. А чайки и другие птицы взмыли ещё выше.
        Девочка почувствовала мягкий толчок в грудь, как если бы натолкнулась на надутый пузырь.
        Все перевернулись в воздухе вверх тормашками и, сделав пируэт, словно самолёт мёртвую петлю, снова оказались в воде, а птицы в воздухе, там же, где и летели.
        Ясно, что путешественники на что-то налетели.
        Вслед за этим послышалось громогласное предупреждение и добрый смех:
        —Не лихо ли скачете? Ха — ха — ха!.. Ещё никому не удавалось из северного полушария попасть в южное и пересечь экватор, не пройдя Чистилища, не приняв присяги и не поклявшись Нептуну не нарушать законов моря!
        Дарьюшка узнаёт о северном и южном полушариях, об экваторе и Чистилище
        Жемчужина и её друзья забыли, что Даше предстоит впервые попасть из северного полушария в южное.
        Жители морей и океанов с самого рождения познают законы моря, а если пересекают экватор, то проходят и Чистилище.
        Они-то уже давно исполнили это, а она — нет.
        Посейдон и остановил их. Не сам царь, а невидимая стена экватора. Она не пустила, не открыла двери.
        Девочка удивилась случившемуся:
        —Жемчужинка, что он говорит? Что такое полушарие, экватор и Чистилище?… Это опасно?…
        —Не волнуйся, всё узнаешь. Мы должны были бы рассказать тебе об этом, да не пришло в голову.
        Земля, так же как Солнце, Луна и все планеты, круглая словно шар. Северная её половина называется Северным полушарием, а южная — Южным. Они делят Землю на равные части. Линия, что проходит между ними, получается окружностью, как обруч, только огромный. Длина её сорок тысяч километров! Она называется экватором и совсем не видна.
        В океанах, под водой, вдоль экватора текут громадные реки, похожие на гигантские трубы. Воды они несут в тысячу раз больше, чем Обь, или Енисей. Только берегов у них нет, кругом вода. Текут они на восток.
        Эти реки отгораживают северную половину океана от южной.
        Давным-давно Нептун издал указ. Он гласит, что всякий, кто пожелает пересечь экватор, должен пройти через Чистилище и сдать экзамен на знание морских законов. Указ очень важный.
        Чистилище не пропустит того, кто имеет дурные замыслы. Кроме того, в океаны сбрасывают всё подряд. Появилось много болезней. Оно очищает и от них.
        Обитатели морей борются за чистоту подводных царств, но это им бывает не под силу, и они погибают миллионами. Печально такое видеть!
        — А люди могут вам помочь?
        — Дашенька, Дашенька.… Они-то и творят этот ужас. Даже дети ломают деревья, сорят, без нужды ловят рыб и бабочек. Даже дети!.. — со слезами на глазах произнесла Жемчужина. — У нас тоже почти не осталось чистой воды. И мы болеем… А какая была красота!.. Если бы ты знала!..
        Дарьюшке сделалось совсем печально. Она представила как малюсенькие рыбки, жемчужины и черепашки, чтобы не умереть от жажды, вынуждены пить грязную воду, такую, какая бывает в городских лужах, а потом маются от боли в животе, и ей захотелось реветь.
        Подруга же сказала:
        —Не расстраивайся, а помни об этом! Когда вырастешь, защищай нас.
        Дашенька пообещала так и поступать.
        Она узнала, что дверь в Чистилище, через которое можно попасть в другое полушарие, заговорена. Чтобы в неё войти, желающий должен без запинки произнести законы моря и дать клятву соблюдать их. Только тогда она откроется.
        Но пройти его и попасть в южное полушарие девочка смогла только в следующий раз, так как ночь уже была на исходе, а законы она не знала. Их следовало ещё выучить.
        Законы подводных царств
        Вечером на другой день небо снова закрыли облака, но это подруг не огорчило. Жемчужина рассказала о том, как устроены их царства, и о главных законах.
        — Знаешь, Дарьюшка, — сказала она, — чтобы было понятнее, где я странствовала и что нас ожидает, расскажу тебе о подводных царствах, их жителях и морских законах…
        Когда я услышал о её намерении, то понял, что всяких историй будет ещё много, и они будут занимательными, а может быть даже, невероятными, и не ошибся. Позже вы убедитесь сами…
        — Если от острова удаляться в сторону моря, — начала Жемчужина свой рассказ, — то делается всё глубже и глубже. Риф ступенями спадает вниз, и глубина становится такой большой, что туда свободно поместится самый высокий дом на Земле, и даже телевизионная башня. Их совсем не будет видно. Гора и та исчезнет в океанских глубинах, как камешек в аквариуме. А сами океаны, Дашенька, в два раза больше, чем вся суша вместе со всеми странами на ней, городами, лесами, полями и горами. Так они огромны. Помнишь, я говорила тебе, что в них живёт во много раз больше существ, чем на суше? И чтобы был порядок, там есть свои законы.
        ОСНОВНОЙ ЗАКОН — ЗАКОН ГАРМОНИИ.
        Не спутай, Дашенька, его название с гармоникой, или с гармошкой, на которых играют музыку.
        Этот закон означает, что всякий, живущий в океане, даже акула, или кит, не может поступать только так, как ему вздумается. Он может делать лишь то, что не разрушает сложившегося порядка.
        В океанах всё согласовано, нет неразберихи. И это — важно.
        ВТОРОЙ ЗАКОН ТАМ — ЗАКОН СПРАВЕДЛИВОСТИ.
        У нас нет богатых и бедных. Никто ничего не копит впрок. Ни у кого нет по десять домов, хорм, или автомобилей. Каждый имеет лишь столько, сколько нужно для жизни. Поэтому нет роскоши и денег. Они не нужны. Даже охота там честная. И это — правильно.
        ТРЕТИЙ ЗАКОН МОРЯ — ЗАКОН СИЛЬНЫХ.
        Этот закон выражает то, что океан не терпит трусливых и слабых. Они в нём просто погибнут. Он и сам суров, но и от других требует мужества, выносливости, отваги. В океане всегда идёт тяжёлая борьба за жизнь, и побеждает более достойный. Нигде нет так много опасностей и трудностей как в нём. Это нужно помнить. Именно поэтому моряки — самый смелый и отважный народ, самый верный и надёжный. А дружба в океане ценится так высоко, как нигде. И мы с тобой уже погибли бы, если бы не друзья.
        ЧЕТВЁРТЫЙ ЗАКОН МОРЯ — ЗАКОН ЧИСТОПЛОТНОСТИ.
        Он означает, что жители океанов не делают ничего лишнего, но и ничего не выбрасывают, а всё употребляют с пользой; не покрывают кораллы и дно асфальтом, чтобы не уничтожать красоту и жизнь; там строго следят за чистотой, нет мусорных ям и свалок. Правда, теперь они всё же появились. Но это — вина людей, которые не заботятся о его жителях. Поэтому океан быстро пустеет. Жизнь в нём вымирает…
        А ПЯТЫЙ ЗАКОН — ЗАКОН СВОБОДЫ.
        Он совсем важный и означает, что каждый житель океана волен находиться там, где захочет, и заниматься тем, чем может, если не нарушает первые четыре закона, т.е. не вносит неразбериху, не жульничает, не жадничает, не свинячит, смел, трудолюбив и умеет ценить дружбу.
        Нет в океане, конечно, ни армии, ни полиции. Зачем они там?…
        Все эти законы справедливые и существуют миллионы лет. И с ними жить хорошо. Просто — одна прелесть.
        Наблюдают за их исполнением сами обитатели подводных царств. А над всеми поставлен грозный царь Нептун.
        Но всё же, Дашенька, и там бывает жестокость, хотя и меньше, чем у людей.
        Когда я странствовала, то слышала будто бы далеко-далеко, среди звёзд, есть планеты, где всё устроено совсем справедливо. И даже каждая букашка там счастлива и радостна…
        Девочка ясно представила эти чудесные планеты, летающие среди звёзд. Они показались ей самыми яркими. Дашенька выглянула даже в окно, думая увидеть их. Затем зажмурила глаза, чтобы вообразить, как она, взявшись за руки, бежит с мамой по их цветочному лугу, а вокруг, резвясь, порхают бабочки и поют птички. Она убегает всё дальше и дальше, ветерок щекочет её кудряшками, а она счастливо улыбается…
        Жемчужина же снова вспомнила своё детство, как она каталась на крошечных коньках — пони… Вот они скачут в лазурной воде, легко перенося её через горки из разноцветных кораллов и качая на прибое…
        Обе заснули, счастливо улыбаясь.
        Каждой из них снились океаны — голубые-голубые, и далёкие страны — светлые, полные добрых зверушек и птиц, которые, взявшись за руки, кружились, смеясь, танцуя и напевая…
        Все мы — добрые подружки:
        Птицы, рыбы и зверушки.
        Хорошо нам вместе жить, —
        Порхать, прыгать, в море плыть…
        Мы равны, легки, свободны,
        Можем делать, что угодно.
        У нас нет ни богачей,
        Ни воров, ни палачей,…
        Нет несчастных и плаксивых,
        Вредных нет и некрасивых.
        Прилетайте в гости к нам —
        Всё разделим пополам!..

        Почему акула свирепа
        После знакомства с Жемчужиной Даша многому уже научилась, но хотела ещё больше знать. Она обо всём спрашивала, внимательно слушала и запоминала.
        Её уже давно мучил вопрос: почему акулы так свирепы? Ведь та, что напала на них, вела себя хуже любого разбойника, или самого жуткого дикаря. И девочка на следующий день после того, как выучила законы моря, спросила об этом свою подругу. И вот что та рассказала…
        — Взгляни-ка ночью на небо, — какая там непроглядная темень! Об этом все знают: любой малыш, захудалая мышь и даже слепой крот. А уж, если Луна не взошла, так и на Земле — хоть глаз выколи, хоть очки надевай, — кругом темнота. Тут уж заблудиться — сущий пустяк, проще пареной репы. Да и не секрет, что ночью куда холоднее, чем днём.
        А всё потому, что Солнышка нет. Только от него тепло да светло.
        В заполярье, где его совсем мало, а ночь длится несколько месяцев подряд, лежат сплошные льды. Даже океан и тот называется Северным Ледовитым. Люди — эвенки и чукчи, одеваются в одежды из оленьих шкур. Иначе бы замёрзли.
        В Антарктиде солнце также редкий гость. Там вовсе зябко. Даже белых медведей и песцов нет. Да как им быть, если тюлени, и те не заплывают, — холода бояться! А уж они привыкшие к нему. Одни пингвины терпят бури и лютые морозы. Ещё бы! У них, ведь, смокинги из сплошного пуха, а под ним толстый слой жира.
        В далёком небесном пространстве, откуда прилетела Земля, Солнца вообще нет. Оно нам светит. А там темно и студёно, — холоднее, чем в Антарктиде. Ты знаешь, что вначале и Земля замёрзшая была, заледеневшая как кочерыжка. Долго отходила. А когда отогрелась, снова улетать не захотела. Да и Солнце не отпустило. Они с Луной и остались. Живут себе уже миллиарды лет. А миллиарды, это — много. Больше, чем песчинок в горе, или капель в море. Вот сколько! Поэтому до сих пор никто не может пересчитать их. Хотя всем интересно. Но какой-нибудь малыш, когда подрастёт, сделает это. Только малышам под силу такое.
        Когда лёд почти весь растаял, — я тебе уже рассказывала об этом, — Земля родила континенты, горы, океаны, моря, озёра, реки и все другое.
        После этого решила она их заселить.
        Царём всех подводных царств был Посейдон. Позже ему присвоили ещё и имя Нептун. Поэтому Посейдон и Нептун — имена одного и того же царя.
        Решать, кем и как заселять океаны, Земля и Нептун стали вместе.
        —Как же жители моих подводных царств будут дышать? — спросил Нептун. — Ведь, там нет воздуха!
        — А я и забыла! — воскликнула Земля.
        Стали они думать.
        —Нужно придумать такое, чтобы океанский народ мог брать кислород из воды, — предложил Нептун.
        —Верно, нужно, — согласилась Земля.
        И они придумали жабры.
        Потом решили, что было бы вовсе не справедливым, если бы существа жили только на дне.
        — Ведь глубины твоих царств огромны, Нептун. И почему бы рыбам, кальмарам, медузам, да и всем, кто захочет, не поселиться в них везде?
        Нептун с радостью согласился. Ведь, чем могущественней страна, тем величественней царь.
        Подумав так, они тут же поняли, что океанские и речные жители не смогут двигаться на ногах.
        У Посейдона — Нептуна упало сердце. Он не знал как решить эту трудную головоломку:
        — В воде, Матушка Земля, ведь и на крыльях летать нельзя!.. Что же делать?
        Но как только он это произнёс, Земля сообразила, что и там можно летать.
        —Ты не прав! В воздухе легко махать крыльями. Но, чтобы не падать, они должны быть большими. В море такими не намашешь, — сил не хватит. Зато в нём легче держаться. Поэтому нужно сделать крылья короче, чем у птиц, и другой хвост.
        Так они додумались до плавников.
        Изобрели они и рыбий хвост. Поняли также, что передвигаться в воде легче лёжа, да если тело продолговатое. Хотя это и доказывать не надо. Можно подумать, что плавают стоя!?
        Самое трудное было придумать: как рыбам держаться в воде, не падая на дно, когда они захотят отдохнуть, или поспать. Не могут же они всю жизнь без отдыха вилять хвостом и двигать плавниками!
        Птицам-то хорошо. Когда захотят, садятся на крыши, деревья, или дорогу. Но океан глубок. Если опустишься на дно, — не хватит сил подняться. Да и, не привыкшего жить на глубине, раздавит. Такая тяжесть! Тяжелее сотни бегемотов!
        Только и с этой задачей Земля и Нептун справились, придумав пузырь, который надут воздухом и держит рыб, не давая потонуть.
        Когда всё было изобретено, настало время раздачи жабр, плавников, щупальцев и всего остального обитателям морей, рек и океанов.
        Всякий получал то, что выбирал. И все были довольны.
        Но подошла пора рыб, и случились неприятности.
        Вначале соблюдался полный порядок. Каждый ждал своей очереди; когда она подходила, брал желаемое.
        Акула взяла себе сильное, гибкое тело с толстой шкурой.
        Киту же досталось самое тяжёлое из всех, да неповоротливое. Он оказался в очереди крайним. Перед ним получили даже морская корова, тюлень и морж. Никто не хотел брать такую тушу. А он не стал спорить, надеялся, что больше повезёт после. Да не тут-то было!..
        Начали распределять плавники и хвосты. Акула снова, жадничая, отхватила себе мощные плавники и длинный, подвижный хвост. С ними она двигалась стремительно и могла круто повернуть.
        Уже тогда проявились её хищность и жадность. Она замыслила разбойничать, нападая на беззащитных да слабых.
        Совсем уж поняли это, когда Нептун раздавал челюсти и зубы.
        Акула, не дождавшись своей очереди, оттолкнув всех, выхватила самую зловещую пасть и крепкие, острые, как бритва, зубы.
        Но и этого ей оказалось мало. Она прихватила ещё несколько лишних рядов таких же кинжальных зубов и пристроила их себе в пасть. Потому-то у неё ни один ряд зубов, как у всех, а несколько. И беззубыми они не бывают, даже если становятся старыми.
        Нептун рассердился на неё за такое поведение, пообещал, что накажет.
        Но наказала акулу её же жадность.
        И в этот раз, когда получали зубы, простодушный кит оказался после всех. Перед ним была минога.
        Подошёл его черёд, а зубов уже не оказалось. Не досталось их и миноге. Акула-то прихватила лишние.
        Царь морей, обращаясь к миноге, решил:
        — Ты, минога, не велика, придумаешь, как прокормиться, — тебе не много надо. Коль так нескладно получилось, осталась ты без зубов, позволяю самой выбрать способ добывать пищу.
        И вертлявая, хитрая минога изобрела самый отвратительный способ. С тех пор она присасывается к рыбам мёртвой хваткой, продырявливает зияющую рану, через которую высасывает у них всю кровь. А они погибают в муках.
        Дальше Нептун молвил так:
        —Ты, кит, велик, без зубов тебе не обойтись, пропадёшь. Да и самый большой. Хотел я наградить тебя знатными усами, но не так вышло. Придётся, однако, изготовить из них зубы.
        Порезал он усы на части и вставил киту вместо зубов.
        Мало их оказалось, зубы получились редкими. И слабые они.
        У акулы-то крепкие, твёрдые, а эти — нет.
        Вот и приходится киту, самому огромному на Земле, питаться рачками да мелкими рыбёшками. А чтобы их было проще добывать, — ему, ведь, много еды надо, — приспособился он через отверстия между зубами цедить воду. Нацедит порядочно живности, воду выпустит фонтаном, а добычу проглотит.
        Так и живёт. А не жалуется. Всегда он добрый, не завидует, никого не обидит. Не держит зла даже на акулу. Трудится — и сыт.
        А зубы-то его с тех пор называют китовым усом.
        …Ну вот, значит, Нептун пообещал наказать акулу. А последними, после зубов, раздавали рыбам пузыри, — может быть, самый важный орган.
        В этот раз царь морей отослал акулу в конец очереди, чтобы она не оставила никого без рыбьего пузыря:
        —Иди-ка, пристройся за китом. Он подберёт, какой захочет, а ты уж получишь, что останется.
        Но акула нашла способ пролезть вперёд. Она уговорила ската, который оказался перед ней, поменяться местами, сказав, что родственники должны помогать друг дружке. А он, как известно, её ближайший родственник. Он и согласился.
        Все, кто был перед ней, поступили честно, взяли лишь по одному пузырю.
        Остались, в аккурат, два, — для неё и ската.
        А ещё раньше, когда получал пузырь дельфин, она из жадности, упросила и его взять меньший, а ей оставить, что побольше.
        Дельфины, они добрые. Да и жадности в них нет даже на капельку. И он согласился. Самый большой отдал киту, а чуть поменьше акуле. Как она того хотела.
        Ага… Подошла, значит, её очередь, Нептун говорит:
        — Ну что ж, акула, бери свой пузырь, заглатывай. Да смотри, осторожно. Ты снова по жадности прихватила не по росту, больно большой. Смотри…
        А, чтобы пузырь попал в желудок, туда, где ему положено сидеть, его нужно было проглотить.
        Все-то до неё делали это аккуратно. Ещё бы! Ведь это тебе не кость, а тонкий, почти прозрачный пузырь!
        Царь морей уж скомандовал: «глотай!» А она решила полюбоваться, а больше-то — покрасоваться. Дескать, глядите какая я красавица: тело гибкое, стремительное; плавники упругие, длинные, сильные; пасть широка и страшна, а зубы острее бритвы! Всех я обманула, перехитрила! Всех мощнее и опасней!
        Оно и впрямь: хороша, хоть и хищница! Залюбуешься!
        Начала она ходить кругами вокруг пузырей. Глаз с них не сводит, — нравятся они ей. Оба, ведь, — велики!
        Один круг,… второй,…ещё один… и всё быстрее и быстрее кружит. А глаза разгораются. Она к пузырям приближается. Совсем уж близко. Глаза кровью налились, огнём горят, а сама носится, словно угорелая.
        Все, понятно, думали, что акула выбирает, коль скат согласился, чтобы она раньше взяла. Да не так всё обернулось. Снова её зловредная алчность одолела.
        Нептун видит, что она долго не решается выбрать, и снова скомандовал:
        — Глотай же!
        Даже царь и тот обманулся. Он тоже подумал, что акула сомневается, какой из них взять.
        Акула сорвалась и, будто белены объелась, быстрее ракеты ринулась к пузырям. Да вместо того, чтобы ласково отправить один из них на место, — как хватанула! Вцепилась зубами вначале в один и давай рвать. Головой трясёт как сумасшедшая, тело бьётся в судорогах, а хвост ходуном ходит… Аж вода вокруг завертелась.
        Пузырь-то и лопнул!..
        Она его проглотила и айда стрелой к другому. Не успели ахнуть, как она от жадности и этот слопала!
        Потом-то опомнилась, да было поздно.
        Так и осталась без пузыря. И скаты безвинно пострадали. Живут теперь у дна и на нём самом, спрятавшись в песок. А она, чтобы не утонуть, вынуждена всю жизнь, не переставая ни на миг, двигать плавниками и хвостом. Даже во сне. А, если сил недостаёт, то тонет, хоть и рыба. Вот, ведь, как!
        Дельфинов же ненавидит, но побаивается. Скаты с тех пор её не жалуют, хотя и родственники. Да только какое оно родство, коль так поступают.
        С той поры она озлобилась куда пуще и стала ещё свирепей. А кто виноват? Известно, — её же жадность. Так нет, так и рвёт всё подряд, не унимаясь.
        Встреча с Нептуном. Экзамены
        Как только тучи покинули небо и появилась лунная дорожка, девочка в компании друзей помчалась к Жемчужному острову. Теперь им никто не встретился и не мешал. Да иначе и не могло быть: ведь они спешили к самому властителю океанов и морей, чтобы предстать перед ним и пройти через Чистилище.
        Нептун их встретил на экваторе. Но вместо кареты и знаменитой тройки, носом на восток, а кормой на запад, стоял чудесный корабль. Он был под белыми парусами. Ветерок и волны примолкли, всё замерло, подчиняясь воле царя.
        Тот восседал на высоченном троне. В центре, то ли на столе, то ли на постаменте, располагался большой круглый компас. В ногах у Нептуна толпились огромные крабы с поднятыми вверх клешнями, державшими обнажённые мечи; лангусты, с выпяченными вперёд грозными пиками-усами; осьминоги, готовые схватить длинными, гибкими щупальцами кого угодно и вмиг поразить ударом ядовитого клюва.
        По трону, извиваясь, ползали морские змеи и угри. Его подножие облепили гидры и саламандры. А вокруг парусника плавали дельфины, манты, барракуды и акулы. Они не ссорились, не гонялись друг за другом. Везде царили порядок.
        С кормы свешивался трап, свитый из крепких водорослей и гибких лепестковых кораллов, а от него до самого трона, вытянувшись струной, замер почётный караул из рыб-Солдат, крабов-Богомолов, рыб-Игл и пингвинов!
        На корме и по всему кораблю толпились сотни жителей океана: от звёзд, черепах и ежей до котиков и тюленей.
        По левую руку царя сидели и лежали в свободных позах русалки и выдры. Все они были с распущенными волосами, в красивых, лёгких одеждах из шелковистых, прозрачных синих и зелёных водорослей. Их тела были изящно изогнуты, красивы и совершенны.
        Справа от Нептуна, чуть сзади, в почтении стоял Великий советник, — Премудрый морж Звездочёт.
        На его голове, завязавшись в колпак, дремал осьминог Восьмой. Когда Нептун обращался за советом, а Звездочёт думал, то щупальца осьминога извивались, словно змеи, скребя ему макушку. Это помогало советнику найти быстрое и правильное решение.
        Рядом с моржом, учтиво склонив головы, замерли другие советники: Нетопырь, черепаха Чара, колючий шар Диодон.
        Тут же толпились гадалки, предсказатели судеб, ворожеи и прочая, обычная для всех правителей, свита.
        Но самыми невероятными, странными, смешными и уродливыми были морские черти, шуты да скоморохи.
        Дашенька увидела, что в носу корабля вместо якоря зияла рваная, чёрная дыра. Под нею болтался огромный котёл. В нём булькало густое варево, от которого валил чадливый, едкий дым, а вокруг суетились черные, вымазанные сажей черти. Их волосы были перепутаны, залеплены смолой и сажей, глаза блестели, как у сумасшедших, зубы жадно сверкали из-под вымазанных губ, а сами бесы, помешивая своё дьявольское зелье, беспрерывно затевали драки и свары, бодаясь, визжа и кусаясь.
        От дыма и чада вся свита царя морей плакала и чихала.
        Девочке снова сделалось боязно, но особенно жутким было то, что дыра на носу корабля сама, словно живая, засасывала из котла дым, довольно причмокивая и чавкая от удовольствия. Она даже шевелила своими краями как губами, хотя и не закрывалась ни на минуту.
        Дашенька прижалась к Богомолу, и тот, видя её испуг, снова успокоил:
        — Не волнуйся, племянница, всё будет хорошо. Законы моря ты выучила, а намерения и помыслы твои благородны и чисты. Чистилище тебя пропустит. Будь смелее, … в океане нет места неуверенности и боязни…
        Жемчужина и Деф также ободрили:
        — Смелее, Дашенька, смелей! Океан к отважным добр, а мы будем рядом.
        Поддержка друзей успокоила, вселила уверенность. Она, однако, не знала, что ждёт её впереди. И это было хорошо, а иначе испуг не прошёл бы.
        Когда путешественники приблизились к трапу, над океаном поплыла красивая мелодия, похожая на торжественный марш, и раздался властный голос повелителя океанов и морей Посейдона:
        — Кто посмел явиться без моего приглашения на экватор — пуп нашей Матушки-Земли?!..
        Неожиданно для самой себя ответила Дашенька. Она вежливо, но смело, обратилась к грозному владыке:
        —Не сердись, дедушка царь. Это я виновата. Я так мечтаю увидеть остров, где родилась и выросла моя лучшая подруга Жемчужинка! Мне этого хочется больше всего на свете потому, что она только и думает о том, чтобы побывать на своей Родине. Если бы ты знал, как она желает этого, и если бы слышал, как Жемчужинка рассказывает о ней, то и сам захотел бы его увидеть! Нет, правда!..
        Сказав это, девочка до смерти испугалась своей смелости. Кровь остановилась в её жилах, когда она подумала, что Нептуну достаточно лишь нахмуриться, и они навсегда исчезнут в морской пучине.
        Дашенька не знала, что именно её смелость, а особенно забота о подруге и желание ей помочь, больше всего понравились могущественному владыке морей. Его смягчило наивное безбоязненное обращение к нему, когда она назвала грозного властителя океанов дедушкой.
        —Это хорошо, что ты ценишь дружбу, и твои желания благородны и чисты. Но перед законом все равны, даже царь; и тебе придётся пройти через Чистилище, — произнёс Нептун. — Подайте трап и помогите ей взойти на корабль! — приказал он двум королевским пингвинам в чёрных смокингах и отутюженных белоснежных сорочках. Те спустились, смешно ковыляя.
        Жемчужина, Деф и остальные друзья пожелали ей удачи, хором произнеся:
        — Ни пуха тебе, ни пера! Ты выдержишь экзамен.
        Она не успела ответить, как, казалось неуклюжие, пингвины быстро и ловко выполнили приказ. Девочка очутилась на корме корабля. Её, поддерживая под локти, повели через почётный караул к владыке.
        Страх у Дашеньки прошёл. Теперь её одолевало желание как можно скорее сдать экзамен на знание морских законов и пройти через Чистилище, чтобы они могли путешествовать дальше.
        У подножия царского трона стоял большой стол, вырезанный океанскими мастерами из цветных кораллов. За ним в высоких креслах сидели семь самых мудрых обитателей подводных царств, представлявших собой экзаменационную комиссию. Возглавляла её старая, уважаемая всеми мурена Муа. Слева от неё расположились тритон, карась и морской ёж, а справа — черепаха, котик и седой дельфин.
        Что толку описывать экзамены. Всем известно, что они нудные и иногда несправедливые. И если бы сказать, что Дашенька вообще не волновалось, то это, ясно, было бы сущей неправдой. Тот, кто хоть раз в жизни держал экзамен, не поверил бы. Да и те, что сроду не видывали их, слышали, как дрожат перед ними даже самые смелые и знающие. Экзамен не назывался бы экзаменом, если бы его не боялись и как следует не готовились к нему. Не мне говорить вам об этом. Я-то, пусть и сдавал их много, да уж забыл, как это бывает волнительно. Давно, ведь, их у меня принимали, очень давно.
        А Дарьюшке-то каково было держать экзамен в первый раз в жизни? Да и не простой! От него зависела судьба друзей! Это ли не ответственность?!..
        Не знаю как вы, а я болел за неё, сцепив руки и приговаривая: «Чёт, — не чёт, чёт, — не чёт… пускай Даше повезёт!..»
        Возможно, помогли и мои заклинания, но справилась она блестяще, ответив без запинки на все, даже самые каверзные, вопросы. И когда хитрая мурена, стараясь сбить девочку с толку, ласково, словно лиса, растягивая слова, спросила: «А скажи нам, до — ро — гу — ша, какой закон моря тебе нравится больше других?», та ей без запинки умно ответила:
        — Мне нравятся все! Каждый из них так важен, что без любого жизнь в морях и океанах была бы не справедливой!
        Такой ответ понравился не только комиссии, но и Нептуну, и он повелел признать, что девочка справилась с экзаменом блестяще.
        Однако чего вы ещё не знаете, кроме экзамена, всякого, желающего пересечь экватор, испытывают на умение быть весёлым и находчивым.
        Находчивость девочка уже проявила, отвечая на коварный вопрос мурены. Но ей ещё предстояло доказать, что она вовсе не бука, умеет танцевать, петь и читать стихи.
        Конечно, вряд ли стоит сомневаться, что Дашенька хорошо танцевала и пела. Она это сделала изящно, легко. Но более всего девочка поразила приёмную комиссию и грозного царя, рассмешив их, когда точно скопировала как важно, неуклюже переваливаясь с лапы на лапу, строго вели её под руки пингвины. Они и сами рассмеялись, что с пингвинами бывает один раз в столетье. Так было смешно.
        Страшилище, черти и Чистилище
        Но экзамены на этом не закончились. Дашеньку ожидали куда более сложные, жуткие испытания. Ведь Чистилище не только выясняло: нет ли коварных намерений, не только очищало от дурных помыслов, но и испытывало смелость, находчивость и не боится ли экзаменуемый воды и темноты.
        Как только Даша исполнила танец, Нептун хлопнул в ладоши. Тут же, откуда ни возьмись, перед нею возникло Страшилище. Оно было огромным, уродливым, чёрным.
        Чтобы понять как безобразно, жутко оно выглядело, представьте чёрного скользкого слизняка величиной с крокодила, на котором сидит гадкий усатый таракан размером с драную кошку, шныряющую по помойкам. Представьте, что этот противный таракан крепко вцепился лапами в шею слизняка и они оба, вылупив на вас глаза, скалятся в ехидной, мерзкой улыбке. Как только всё это возникнет перед вашими глазами, и вам покажется, что нет ничего омерзительней, то я вынужден буду возразить: то, что вы увидели, есть красота и совершенство по сравнению с тем, что предстало перед девочкой! У Страшилища голова была в пять раз больше самого туловища, пасть в семь раз шире крокодильей, зубы походили на металлические прутья сенокосилки, были редки и загнуты вовнутрь, а вместо хвоста и плавников торчали голые хребтины. Но самыми несуразными, сверкавшими жадностью и ненасытностью, были глаза — стеклянные как медуза, каждый величиной с детский горшок. Эта океанская жуть своей уродливостью поражала всякое, даже самое необузданное воображение, была так противна, скользка и студениста, что Дашеньке сделалось холодно, руки
покрылись мурашками, а губы перестали повиноваться. Она несколько минут не могла произнести ни слова, лишь воскликнув вот это междометие:
        — У — у — ах!..
        Дарьюшка не знала, что перед ней алчный и хищный глубинный удильщик, отличающейся невероятной прожорливостью и могущий проглотить жертву в три раза больше самого себя! Откуда ей было это знать…
        Увидев его, даже Дашины друзья оцепенели. Они знали нрав этого обжоры. И хотя на церемонии прохождения через Чистилище никому без позволения не разрешалось произнести и полслова, чтобы не нарушить священнодействия, Деф, увидев перед кем оказалась девочка, тихо просвистел:
        — Тс — вилей, тс — вилей, Да — юш — ка!..
        Она поняла, что он хочет сказать: «Смелей, смелей, Дарьюшка!..»
        И, как всегда, ей стало хорошо и спокойно. Она благодарно бросила на него взгляд и, лишь шевеля губами, шепнула:
        — Спасибо, дружок!
        Он кувыркнулся в знак того, что тоже понял её.
        Ни с того, ни с сего Страшилище разинуло громадный рот и клацнуло зубам перед лицом девочки. Даша в испуге отшатнулась. А оно хрипло загоготало так, что с головы Звездочёта кубарем свалился осьминог Восьмой.
        Видно, удильщик перестарался, так как Премудрый морж и мурена Муа бросили на него злые взгляды. Но это не смутило урода. Он бесцеремонно схватил Дашу за косу и прошипел:
        —Следуй за мной, негодная девчонка, и пошевеливайся!..
        В это время рядом уже стояли ещё два его помощника. Это были привыкшие жить за чужой счёт прилипалы, а поэтому готовые перед всеми кланяться и угождать. Они тут же присосались к рукам девочки так, что их невозможно было оторвать, и та не могла пошевелить пальцем. Её словно парализовало.
        Она не успела опомниться, как на неё налипли десятки скользких, извивающихся угрей, морских звёзд, ползающих голотурий, жалящих медуз и колючих ежей. Их было так много, что девочка в одно мгновение скрылась в этом кишащем усами и щупальцами кошмаре и выглядела копошащейся кучей змей. Друзьям было жутко смотреть на неё. Но она не могла видеть, что происходит. Её глаза и уши залепили присоски противной, корявой каракатицы.
        Дашенька почувствовала, что её куда-то поволокли. При этом поднялся невероятный шум, визг и топот. Когда глаза наконец освободились от гадких липучек, она увидела, что находится рядом с хлюпающей дырой, шамкающей беззубым безобразным ртом, а вокруг до самых небес стоят дикий гвалт и настоящая оргия то ли бесшабашного веселья, то ли безумного шабаша. Обитатели морей прыгали, пихались, визжали и кусались вовсе не понарошке. Глаза саламандр, нетопырей, химер и акул, мурен и змей горели безумным, алчным блеском. У некоторых текла кровь из свежих ран.
        Они будто накурились дурманящего опиума, или объелись белены. Корабль был объят загробной жутью. Только дельфины, киты, королевские макрели да могучие моржи не позволяли неудержимо разгуляться этой хищной компании. Девочка подумала: «Как хорошо, что на свете есть доброта и воспитанность! И я счастлива, что мои друзья не из компании акул и змей! Они так добры и благородны!»
        Ещё раньше она заметила, что невдалеке от чадящей дыры стояла огромная бочка, клубящаяся грязным, кровавым паром. Хвостатая саламандра, держа в четырёхпалой передней лапе ковш, сделанный из раковины, опускала его в бочку, окунаясь и сама по самые отростки, торчащие из жабр, зачерпывала зелёного, ударявшего в нос резким запахом, зелья, и поила кривлявшуюся компанию. Больше всех лакали, ломались в дурацких позах и бесились, конечно же, черти, уродливые шуты да скоморохи. Они стали ещё более безумными и всклокоченными с тех пор, как Даша с друзьями приблизилась к экватору.
        Удивительным было то, что Нептун их вовсе не урезонивал. А ведь он был доброжелателен к девочке ещё каких-нибудь полчаса назад!
        «Что я не так сделала, чем его разгневала? Может, была не вежлива, или что-то не так сказала? — сокрушалась Дашенька. — Почему он позволяет им так безобразно себя вести?»
        Но ответить на этот вопрос она не успела, так как двое самых безобразных бесов, под дикие вопли и улюлюканье, грубо схватили её под мышки и поволокли к чёрной, зияющей дыре, жадно чавкавшей обезображенным ртом. У девочки всё оледенело внутри. Тело её поникло и стало почти безжизненным. Язык отнялся, и она не могла произнести ни звука, даже крикнуть, или позвать на помощь.
        Следом за волокущими её чертями устремилась толпа судорожно дёргавшихся морских чудищ.
        У девочки мелькнуло: «Я провалила экзамен, и меня сейчас бросят в кипящий котёл!» Она в ужасе закричала:
        — Мамочка!.. Помоги!..
        Но к ещё большему ужасу, она не услышала крика. Губы не подчинялись ей. Они одеревенели.
        Дашенька упала бы в обморок, однако, Жемчужина, рискуя лишится позволения Нептуна посетить свой остров, крикнула:
        — Не бойся, Даша!.. Это — всего лишь экзамен на смелость! Держись!..
        Крик у Жемчужины вырвался сам по себе, неожиданно, и она осеклась, поняв, что совершила непозволительное. Нептун не прощает тех, кто нарушает его указы.
        Но в этот раз всё обошлось. Царь понял как крепка их дружба и лишь строго взглянул на Жемчужинку. Однако наказывать не стал, подумав: «Только безумец не уважает чувств настоящей дружбы. Дружбу нельзя судить!»
        Тем временем на голову Даши надели липкий мешок. Как узнала она позже, это был вовсе не мешок, а напялился огромный трепанг, чтобы лишить её возможности видеть. Она чувствовала, что её ноги и руки, да и всё тело, облепили скользкие, холодные, неприятно пахнущие существа. Потом оказалось, что ими являлись пробковые губки, морские черви и противные полипы.
        В какой-то момент девочку, схватив за руки и приподняв, начали раскачивать. Затем с Дашеньки свалилось всё липнувшее к ней. Она увидела, что её раскачивают высоко над морем, у самой дыры.
        Премудрый Звездочёт поднял голову, внимательно посмотрел на небо. Восьмой почесал ему затылок. Морж, нахмурив лоб, шевеля губами и перебирая щупальца осьминога, что-то посчитал, удовлетворённо хмыкнул и, глядя на девочку, сообщил:
        Планеты, звёзды и Луна
        Благоволят к тебе сегодня —
        Сказали мне: «Пришла пора
        Её знакомить с преисподней».
        Затем распорядился:
        Отправь её, Страшилище,
        Во глубину Чистилища!..
        А ты же, за экватором
        Явись к нам триумфатором!
        Как вам, несомненно, понятно, последняя фраза относилась к Дашеньке. Всё это значило, что Премудрый советник вычислил по звёздам, что наступило самое время отправить девочку в Чистилище. Все приготовления закончены, и предварительные испытания она выдержала. Теперь предстояло освободить её от дурных намерений, если они, конечно, у неё были, и выдать Диплом об успешной сдаче экзаменов.
        Вряд ли у такой девочки, как Дашенька, могли даже промелькнуть нехорошие мысли, а тем более желания. Однако никому заранее не известно, как рассудит Чистилище. Ведь на то оно и создано, чтобы не позволять переносить из одного полушария в другое чёрные замыслы.
        Подчиняясь главному советнику царя, Стращилище, грозя девочке, взвизгнуло:
        Чтоб успеть нам всё к утру,
        Отправляйся-ка в дыру!
        А затем, предложило своим сообщникам:
        Раскачаем посильней,
        Пусть летит как воробей!..
        Дашенька взлетела над пучиной вверх тормашками и через мгновение очутилась в кромешной, душной тьме. Но всего хуже было то, что дыра стиснула её как червь, сжав тысячами копошащихся, щекочущих ворсинок.
        Да ведь так оно и было на самом деле. Дыра являлась ни чем иным, как ртом громадного морского червяка — голотурии, величиной с водосточную трубу, а, возможно, и со стратостат!
        Девочка помнила, как Премудрый морж продекламировал, что она должна появиться по ту сторону экватора. «Значит, — подумала она, — мне предстоит преодолеть все препятствия, которые встретятся на пути, и проползти через этот кромешный ад: шевелящийся, хватающий и ужасно зловонный. Я непременно должна сделать это, — решила Даша, — от этого зависит судьба моих друзей. Они ждут меня и верят, что я справлюсь».
        Подумав так, она без крупинки боязни поползла вперёд, в темноту.
        Лишь только девочка продвинулась к экватору, труба сдавила её. Дышать стало тяжело. А когда она втягивала в себя то кислое и жгучее, что нужно было называть воздухом, в горле хрипело, как в старой телеге. Плечи и голову сильно ломило. Руки отказывались повиноваться. Перед глазами поплыли звёздочки, а затем яркие круги. Она поняла, что сознание её мутится. Но Дарьюшка никогда не ныла и не терялась даже в самых трудных обстоятельствах, не боялась высоты, темноты и воды. Девочка и тут не растерялась: сложила руки вместе, вытянула их вперёд и, как загребают воду, когда плывут, потянула их под себя, чтобы двигаться вперёд.
        Она успела сделать всего несколько гребков, как сверху на неё опрокинулся целый поток чего-то вязкого, с резким и знакомым запахом. Он залепил ей глаза, уши и даже рот. По запаху и вкусу на губах Даша поняла, что на неё выли целый ушат густого рыбьего жира. Уж его-то она хорошо знала! — Сколько выпила, чтобы быстро расти и были крепкими зубы!
        Но это не остановило её. Дашенька продолжала ползти вперёд. Не испугало и то, что оказались залепленными глаза. Вокруг и так была темнота, черней, чем в русской печи.
        Сверху по ней кто-то прыгал и бесился, а в голове стоял невероятный гул от визга, барабанного боя, скрипа, оханья и улюлюканья. Через гибкие стенки тела голотурии её пихали и щипали; стращали и грозили; обливали и усаживались верхом; колотили, довольно и злобно хохоча. Она не видела своих истязателей, но, конечно, догадывалась, что это дело рук ведьм и чертей.
        Девочка уже начала сомневаться: хватит ли у неё сил преодолеть препятствия и жуткие издевательства, когда под ней неожиданно разверзлась дыра, и она полетела вниз, кувыркаясь и ударяясь обо что-то живое и упругое.
        Дашенька не успела по настоящему ни испугаться, ни подумать, что же случилась и куда она летит. Она уже была без сил.
        Даша получает диплом от Посейдона
        Ей казалось, что она падает целую вечность, или даже две. Глаза её ничего не замечали, а уши не слышали. Тело медленно, как бы паря, опускалось вниз,… было легко. Девочка подумала: «Как в ванной, когда закроешь глаза и блаженствуешь в тёплой водичке…»
        —В водичке!.. Ну, конечно же, я в водичке!.. — воскликнула она.
        Дашенька открыла глаза и поняла, что она в море, уже по другую сторону корабля, а, значит, и экватора! К ней на всех парусах спешили друзья, радостно смеясь и весело вскрикивая.
        Первым подоспел Деф с Жемчужиной, а затем Богомол и остальные. Над морем радостно кувыркались и кричали чайки, буревестники и альбатросы. Все приветствовали свою подругу и поздравляли с успешно выдержанным испытанием.
        Но их восторги прервало повеление Нептуна. Он дал команду привести девочку к трону. Её тут же исполнила рыба — ангел, которая подхватила Дашу и передала двум тем же отутюженным пингвинам, стоявшим на краю трапа. Они подвели девочку к самым главным служкам царя: элегантному морскому петуху Пижону и грациозной рыбе Пампано, одетой в платье, украшенное длинными, гибкими перьями, напоминавшими перья Жар-птицы.
        Пижон и Пампано были изящны и красивы.
        Как только Дашенька и сопровождавшие её вступили на ковровую дорожку, ведущую к трону, зазвучала музыка удивительной мелодичности. Раньше ей не приходилось слышать таких тонких и сказочно звучащих инструментов. Она была даже красивее той, что девочка уже слышала в исполнении моря.
        Её подвели к Нептуну, и сразу наступила тишина. После музыки, тишина казалась такой глубокой, что можно было подумать: наступил конец света. И тем торжественнее и радостней для Дарьюшки прозвучал голос владыки морей:
        —Поздравляю тебя, внучка, ты блестяще выдержала все испытания!.. Наградой тебе будет диплом и моё позволение отныне беспрепятственно путешествовать по морям и океанам туда и тогда, куда и когда ты пожелаешь. Ни экватор, ни Борей больше тебе и твоим друзьям не будут помехой. Не будет строить ядовитые козни Гикона. А вертлявый Кориолис не посмеет сбивать с пути и закручивать то вправо, а то влево. Путешествуй, познавай и мечтай!.. Да помни: не нарушай морских законов, береги Жизнь океанов и морей! С Богом!.. Попутный ветер тебе и семь аршин под килем!..
        Нептун высоко приподнял диплом, показывая его всем, и передал Премудрому советнику. А тот, напялив на нос очки, сделанные из двух стеклянных медуз и оправленные в перламутр, взобрался на постамент и громко, торжественно зачитал его.
        …От всех переживаний и треволнений девочка, по-видимому, очень устала и не заметила когда уснула. Она не знала как очутилась в своей постели, в детской комнате, так как проснулась Дашенька уже в ней, на своей белой пуховой подушке. Рядом лежала Жемчужина, глаза её лукаво блестели, наверное, от солнечного лучика, падавшего через щелку в занавеске окна. Она, хитро глядя на подружку, спросила:
        — Тебе сегодня ночью что-то интересное снилось, да?
        Но та возразила:
        — Нет, Жемчужинка, ты же знаешь, как только я прошла через Чистилище, и Нептун вручил мне диплом, я тут же уснула и не помню как оказалась дома в постели. Мне ничего не снилось, я спала без задних ног. Так крепко. Погоди, погоди!.. А где же мой диплом? — всполошилась она. — Куда я его дела?… Уж не потеряла ли?…
        Но Жемчужина, снова загадочно улыбаясь, успокоила:
        —Не волнуйся, он остался у Нептуна до завтра. Его красиво оформят, царь подпишет, и Деф с Богомолом привезут. Не волнуйся…
        Дарьюшка приметила, что целый день мама, папа и Жемчужина о чём-то таинственно шептались. Девочка, конечно же, обратила на это внимание, но не подала и виду. Но, оказалось, что ничего не произошло.
        Зато наутро следующего дня, когда она проснулась, на её тумбочке, что стояла рядом с кроватью, лежал диплом.
        Нептун с кем-то переслал его, но сделал так, чтобы для Дашеньки это оказалось сюрпризом. И это было просто здорово! Ведь известно, что ничего не может быть лучше приятных неожиданностей.
        После этого даже мама и папа перестали шушукаться, — видимо, поняли, что всё, о чём рассказала им накануне дочь, была истинная правда, а вовсе не выдумка, или, тем более, сон.
        А диплом гласил следующее:
        ДИПЛОМ
        Об успешной сдаче экзаменов на знание морских законов и прохождении экваториального Чистилища
        Кто выдал: НЕПТУН
        Кому выдан: ВНУЧКЕ ДАШЕНЬКЕ
        Содержание документа:
        Я, Великий Посейдон, —
        Царь морей и океанов,
        Выдал Дарье сей диплом,
        Не встречать чтоб ураганов,
        Не наскакивать на мель,
        Не тонуть и не бояться.
        И от дома, и отсель
        Будет ей дорога стлаться
        Без задорин и помех,
        Без препятствий и напастей.
        Этот мой указ для всех
        Утверждаю своей властью!
        Выдан: В ПОЛНОЧЬ ТИХОЙ НОЧИ, В ПОЛНОЛУНИЕ, НА ЭКВАТОРЕ, ЗА ТРИДЕВЯТЬ МОРЕЙ.
        Подпись: ВСЕМОГУЩИЙ ВЛАСТИТЕЛЬ ВСЕГО СУЩЕГО МОРСКОГО, ВСЕХ МОРЕЙ И ОКЕАНОВ, РЕК И ОЗЁР, РУЧЬЁВ И ЛУЖ.
        Данной мне властью удостоверяю действительность сего диплома:
ВЕЛИКИЙ ЦАРЬ ПОСЕЙДОН — НЕПТУН.
        Всемогущий повелитель признал Дашу своей внучкой! Он запомнил, что она обратилась к нему, назвав дедушкой. И это ему польстило. Она тоже была горда тем, что стала названой внучкой владыки морей.
        Лунная дорожка превращается в сказочную радугу. Друзья скатываются по ней к Жемчужному острову
        Теперь ничто не могло помешать Дашеньке и её дружной компании странствовать по лунной дорожке там, где им захочется.
        Уж сколько времени прошло, сколько случилось неприятностей, неожиданностей и страхов, а на острове они не побывали. Но люди устроены так, что если возникают препятствия, то каждый нормальный, преодолевая всё, непременно добивается своей цели. Верно сказано?…
        Почему-то и у мамы, и у Жемчужины теперь тоже ни капельки не было сомнения в том, что мечты осуществятся в ближайшее время. А папа и вовсе только счастливо улыбался, когда Дарьюшка рассказывала ему о них, и глядел на неё удивлённо, будто узнал о ней что-то совсем неожиданно новое.
        А долгожданное путешествие и в самом деле произошло следующей же ночью.
        Даша даже не заметила, как они оказались за экватором. Ей думалось, что она только что пожелала кукле и Жемчужине хороших снов и всего лишь минуту назад закрыла глаза. Девочка не могла понять, как очутилась здесь. Но удивительные события, последовавшие одно за другим, заставили забыть этот вопрос, который, впрочем, был и не столь уж важен.
        В этот раз море и небо сверкали необыкновенными красками. Лунная дорожка была словно живая. Когда набегала вершина зыби, Дашеньке чудилось, что дорожка ей подмигивает — настолько по-человечьи она прищуривалась.
        Компания неслась так лихо, что чайки еле поспевали. Жемчужина и Даша, как всегда, были вместе. Их нёс на своей спине Деф. За ними, пыхтя и поднимая потоки брызг, следовали Богомол, Манта, летучие рыбы и дельфины. В этот раз с ними оказалась также мурена Муа. Она восседала в карете, которую мчали морские кони, полоща свои серебряные гривы в воде. Мурена родилась и прожила более ста лет у Жемчужного острова. Туда-то она и возвращалась с экватора, где была председателем экзаменационной комиссии. Муа, утомлённая путешествием, экзаменами и торжествами по случаю успешного их окончания, клевала носом, но, спохватившись, незаметно оглядывала сопровождавших и важно выпрямлялась, не желая терять достоинства, приличествующего её высокому сану. — Ведь она служила одним из советников у Нептуна и являлась соправителем царства кораллового рифа, расположенного вокруг острова Жемчужный. Вторым соправителем являлся Осьминог Восьмой, тот самый, что сидел вчера на голове у Звездочёта Премудрого. Это была высокая должность в бескрайних владениях Посейдона.
        То, что мурена соблаговолила путешествовать вместе с Дашей и её друзьями, означало, что они действительно находились теперь под особой защитой грозного владыки.
        Но даже у людей бывает так, что маленькие, никчемные начальники, сидящие в самых незаметных, отдалённых закоулках, в городишках и деревушках, значат больше, чем цари. Часто они оказываются такими самодурами и выделывают такое, что большим начальникам и присниться не может.
        Дашеньке и её друзьям тоже пришлось испытать это, хотя у неё был диплом, подписанный самим Нептуном.
        Ну, а пока компания быстро летела на юг, к острову их мечты. Он был далеко, почти на самом краю Земли, и предстояло ещё долгое путешествие.
        Но уж, подлинно, у Природы бездонный кладезь мудрости и удивительных тайн! Видно, царь морей был доволен тем, как девочка сдавала экзамен, и что она назвала его дедушкой. Понравилась владыке и бескорыстная её дружба с жемчужиной. И он устроил настоящее волшебство.
        Даша знала, что иногда после дождя в небе возникают яркие радуги. Их краски так чисты и прекрасны, что ничто не может с ними соперничать. А нарисовать такое вовсе невозможно.
        Нептун сотворил чудо, о котором не слышали.
        Оно началось в тот момент, когда девочкака, обращаясь к Дефу и Жемчужине, спросила:
        —Мы успеем побывать на острове до того, как луна опустится за горизонт и лунная дорожка исчезнет?… Он ещё далеко?
        Дремавшая мурена и, казалось, не воспринимавшая ничего вокруг, встрепенулась:
        — Туда-то мы поспеем, а вот погулять по нему у вас, пожалуй, времени уже не найдётся. Ты, Жемчужина, знаешь: до него ещё — семь вёрст киселя хлебать!..
        Жемчужина печально подтвердила:
        — Да, ещё далеко…
        —Успеем! — воскликнул дельфин и ещё сильнее заработал хвостом. — Теперь всё зависит от нас. Море тихое и мы можем двигаться быстрее.
        Он весело подпрыгнул и стрелой устремился навстречу созвездию Южный Крест, который мерцал над морем как раз там, где лежала Жемчужная страна.
        Недаром моряки говорят, что царь морей может творить настоящие, а не придуманные чудеса…
        В момент, когда Деф и все остальные прибавили скорость, лунная дорожка под ними вдруг замерцала, затем засветилась огоньками. Они начали вытягиваться в линии, которые сильно и ярко вспыхнули всеми цветами радуги! Огни быстро разгорались, пылая и рассвечивая не только дорожку, но и всё вокруг так, что сделалось светло. Стало красиво и торжественно. Рождение разноцветных полос сопровождалось прекрасной музыкой. Не прошло и нескольких минут, как дорожка превратилась в радугу, горящую красками неописуемой красоты! Это ли было не волшебство!..
        Но на этом не кончились сюрпризы Нептуна.
        Как только дорожка превратилась в густую, яркую радугу, она оторвалась от поверхности моря и стала подниматься в небо, всё выше и выше и так, что её вершина оказывалась чуть сзади путешественников, а они на её склоне, впереди! Она образовала высокий холм и волной двигалась вперёд.
        Можно себе представить, что произошло!!!..
        Кроме того, что Деф, кони, летучие рыбы и остальные, на всех парусах летели к острову, так они ещё и оказались на вершине крутой волны — радуги и заскользили по ней вниз, всё ускоряясь.
        Как чудесно бывает прокатиться зимой с горки на санках!.. Какое это наслаждение!.. Дух захватывает!.. Хочется кататься ещё и ещё, до темна. При луне, поздно вечером, скользить вниз с горы — так уж совсем удовольствие необыкновенное! А на лыжах лететь вниз — что за чудо!
        Но куда большее счастье испытали Дашенька и её друзья! Это было не сравнимо ни с чем!.. Ведь они летели вниз по крутой, игравшей всеми цветами, радуге! Хотя не было ни ветерка, но в ушах свистело, звёзды мелькали в глазах, дух захватывало так, что сердце готово было выскочить. Это был восторг!.. Это было необыкновеннее, чем прокатиться на океанской волне. Ещё бы! — Ведь радуга куда выше, она — до самых небес! А главное… всё было неожиданно!.. Их подняло высоко вверх, к самому Млечному Пути и… покатило,… понесло, …так стремительно, как не могут летать даже падающие звёзды. А ведь они так быстры, что за мгновение пересекают небеса!
        Жемчужина и все остальные видели такое тоже в первый раз.
        Не успели они насладиться этим, как на горизонте, под ними, возник сияющий в лунном свете и в радужном сиянии остров. Это был он, — остров сказка, остров чудо, остров Жемчужный.
        Дашенька никогда не видела его, даже во сне, но узнала сразу. Да и как было не узнать! Он не только сиял сам, но всё море вокруг светилось ласковым, голубым светом, было лазурным и прозрачным от струящегося из его глубин света. И девочка догадалась откуда он исходит:
        —Жемчужинка! — воскликнула она. — Смотри, какая прелесть! Какое необыкновенное зрелище! Это тот самый свет, о котором ты говорила, и который испускают твои сёстры жемчужины?… Правда, ведь?… Ведь, правда?!..
        —Да, милая Дашенька, это — он, свет моих подруг и сестёр. А этот остров — моя родина. Здесь…
        Но на её глаза навернулись слёзы, губы задрожали, и она не смогла договорить то, о чём хотела сказать.
        Подруга её прекрасно поняла. Другие также молчали, переживая долгожданное счастье свидания с островом надежд и снов.
        Он был большим. Даже с высоты радуги его невозможно было окинуть взглядом. Коралловый подводный город, в котором родилась и выросла Жемчужина, находился на противоположной, южной, стороне. По-видимому, чтобы путешественники смогли лучше рассмотреть остров, радуга начала уменьшаться и опускаться. Они скользили над его холмами и лесами. Всё хорошо было видно: мелкие ручьи, висящие гнёзда и плоды на деревьях, спящих макак. А однажды в траве промелькнул большой, серый удав, охотившийся на опоссума.
        Ещё мгновение, и они уже скатывались вниз, к южному берегу. Стоило поравняться с ним, и радуга мягко легла на воду, упёршись в берег краем, словно мост, перекинутый через океан. Путешественники соскользнули в море у самого острова.
        Они достигли цели, и это вылилось в неописуемый восторг:
        —Ура!.. — пронеслось над окрестностью. — Ура!.. Здравствуй, Жемчужный! Здравствуй Лазурное море, коралловый риф, страна чудес и добра!.. Здравствуйте, обитатели острова и всех подводных царств Южного моря, самого тёплого и самого красивого на Земле! — наперебой кричали Жемчужина, дельфины, альбатросы и чайки.
        Их радости и веселью не было предела. Несказанно счастливой ощущала себя и девочка. Она уже научилась понимать язык птиц и зверей. Ей было с ними хорошо.
        «Действительно, если очень-очень захотеть, то даже самые невероятные мечты сбываются. Жемчужина права, что нужно не просто желать, но и поступать так, чтобы они осуществились» — скользнула у Дашеньки мысль. И она, довольная, улыбнулась…
        Путешествие к тайному подземелью в хрустальной скале. Встреча с вампирами
        Они так быстро миновали несколько морей и океан, что не было и полуночи, когда очутились на острове.
        Мурена, что-то пошептав Жемчужине, и пригласив всех в гости, торопливо исчезла в глубине, пожаловавшись:
        — Я так устала!.. Я смертельно устала!.. В мои-то годы испытать столько волнений и эмоций вовсе не легко. Хотя они были прекрасны! Мне нужно пережить всё заново в тиши моего дворца, наедине с собой, — и, загадочно произнеся: «Я жду вас! До скорой встречи!..», — вильнула гибким, сильным хвостом.
        За ней, сказав: «Дальше я вам плохой помощник,… до встречи!», — исчез Богомол.
        Высадив Жемчужину и Дашу на берег, распрощался и Деф. Унеслись куда-то летучие рыбки, брызгуны и тройка морских коньков. С Жемчужиной и Дашенькой остались лишь птицы, которые, опустив крылья, отдыхали на берегу после утомительного перелёта.
        Это произошло так быстро, что девочка не успела спросить, когда они вернуться. Конечно, она знала, что это — верные друзья, но всё-таки, оказавшись за тридевять морей, в незнакомом ей месте, без их защиты, почувствовала себя неуверенно.
        Как всегда её успокоила подруга:
        —Не волнуйся, — сказала она, — ты же не умеешь дышать под водой, тебя этому не обучили, и не можешь опуститься на большую глубину. Поэтому, чтобы попасть в коралловое царство, нам предстоит пройти по тайному подземелью. Оно построено в незапамятные времена, служит убежищем во время набегов хищных завоевателей и известно лишь нескольким хранителям морских тайн. Но ни один из них не вправе показать вход в него. Они вместе принимают это решение государственной важности. Да и дверь в подземелье открывается только тогда, когда перед нею произносят заклятие. Говорят его шёпотом, чтобы никто не услышал и не смог попасть в тоннель, ведущий в подземный грот. Это — тайна. Подземный ход и грот принадлежат нашему царству. Мурена поплыла сообщить позволение владыки морей пропустить нас в него. Но и он приказать не может. Последнее слово за хранителями Великой Тайны. А нам придётся подождать. Зато есть время побывать в лесу и горах острова, познакомиться с теми, кто на нём обитает. Нам помогут старая сова Соня, — одна из хранителей тайны пещерного тоннеля, и пантера Тера. Сопровождать будет гигантский
комодоский дракон — варан Гутан. Свирепее и сильнее его никого нет, и нам с ним будет безопасно. Цари птиц и зверей по просьбе Посейдона повелели им сопровождать нас. Они уже ждут. — И Жемчужина взглянула в сторону острова.
        Дашенька повернула голову в том же направлении и увидела всех названных подругой провожатых.
        Соня сидела на верхушке гигантского папоротника, высотою метров пятнадцать. Она была большеглаза и седа. Глаза её блестели как две жёлтые луны и время от времени то один, то другой наполовину закрывались, косясь в сторону и вращаясь. Она не дремала, присматриваясь к тому, что делалось вокруг.
        Пантера Тера, словно ленивая кошка, прищурившись, лежала на гигантском пне разбитой молнией секвойи, поджав под себя хвост и положив на лапы голову. Но Дашенька заметила, как она внимательно и зорко следила за происходящим. Её уши сторожко реагировали на самый незаметный шорох и звук. Она была красива, гибка и, похоже, смела. Мышцы пантеры бугрились, выдавая силу, стремительность и ловкость.
        Но больше всего воображение девочки потряс варан. Это был настоящий дракон, страшнее и мощнее любого сказочного. Всё в нём поражало ископаемой безобразностью. Вытянутая шея, вывернутые когтистые лапы, волочащийся по земле толстый, мускулистый хвост, дикие глаза, высунутая вперёд на метр пасть с длинным, раздвоенным как у змеи, ядовитым языком, наводили ужас.
        Жемчужина, заметив оцепенение подруги, шепнула:
        —Он свиреп, быстро бегает, а ударом хвоста может убить и тигра. Но нам его не нужно бояться.
        Тем временем луна поднялась на небе в высшую свою точку, а свет из окрестных вод лился так ярко, что море стало светлым, как днём, только более голубым.
        Дашенька удивлённо воскликнула:
        — Взгляни на это чудо!..
        Жемчужинка радостно ответила:
        —Это жемчужины приветствуют нас. Они уже знают, что мы здесь. Слушай! — она остановилась и замерла, повернувшись к морю. Из его глубин плыла музыка, усиливаясь и наполняясь всеми оттенками тонов. — Кораллы и раковины посылают нам музыкальный привет, радуясь скорой встречи. Это их зов, они ждут нас. Как я счастлива, Дашенька! Какой сегодня чудесный день!.. «Мы слышим вас!.. Спасибо!.. — прокричала она, обращаясь к морским глубинам, откуда исходил призыв».
        Жемчужина взяла подружку за руку и повела вглубь острова. Даже в ярком лунном свете, уходящая от берега в лес тропинка, вьющаяся между травы и кустов, была чуть заметна. Сама бы Дарьюшка не заметила её, если бы даже всматривалась. Но впереди их, показывая дорогу, извиваясь, быстро полз светло-жёлтый удав Уду.
        Как только покинули берег, на котором было полным полно крупных, длиннохвостых игуан с тупыми, старушечьими рылами и общипанными редкими гривами вдоль туловища, тропинка поползла в непроходимые заросли папоротника. Он был так густ, что подруги с большим трудом пробирались сквозь его сплетения.
        Недалеко от окна, где спала Даша, тоже рос папоротник, но он был низок и не густ, а его резные листья хорошо гнулись. Как же удивилась девочка, увидев, что на острове он покрывал всё сплошным ковром, а некоторые его стволы вытянулись выше деревьев и достигали длины двадцати метров! Их листья висели зонтиками, закрывая лунный свет, отчего сделалось мрачно и тревожно.
        Чтобы было легче идти, впереди, сразу за удавом, опустив низко голову, шла пантера. Она своим гибким, сильным телом раздвигала заросли, и девочка с Жемчужиной проскальзывали между ними раньше, чем ветви успевали сомкнуться. За ними, громко пыхтя и отдуваясь, напролом лез могучий варан. Он специально шумел, чтобы отпугнуть хищников.
        —Жемчужинка, неужели нет менее трудной дороги? — полюбопытствовала Дашенька. — Я совсем запыхалась.
        — Я не могу тебе этого сказать, так как сама в первый раз иду к пещере и не знаю, где вход в неё.
        Сова, всё это время молча летевшая впереди и зорко поглядывавшая по сторонам, слышала вопрос и ответ, хотя подруги говорили шёпотом.
        — Чему тут удивляться? — произнесла она. — Ведь мы идём к тайному входу в тайную пещеру! Может быть нужно было ковры постелить и фонари повесить? — ехидно закончила Соня.
        Дарьюшке стало неловко за свою ворчливость.
        Постепенно заросли папоротника сменились густым тропическим лесом. Стволы секвой, перевитые фикусами и лианами, представляли сплошной шатёр, через который и вовсе не пробивался лунный свет. Лишь мириады светлячков мерцали на земле и в нижней части леса, освещая дорогу. Свешивающиеся вниз воздушные корни баньяна, сплетённые лианами в прочную тропическую сеть, не давали пройти. Даже сова и та крутилась и лавировала, словно гонялась за кем-то невидимым.
        Когда путники вошли в заросли, перевитые плющом, их неожиданно атаковала огромная стая летучих мышей-вампиров. Они были величиной с большого сурка и уродливы до безобразия. Ничего более противного Даша ни до того, ни после никогда не видела. Их щетина торчала дыбом. Сплюснутая сверху вниз и растянутая вширь морда, была без носа. Вместо него, на свиноподобном пятаке, вдавленном сильнее, чем у самого коротконосого мопса, зияли большие, растянутые сверху вниз ноздри. Вылупленные глаза, сидевшие ниже этого пятака, были чёрными, как угли, и подобно им горели алчным огнём. А уши, как и у всех летучих мышей и лисиц, походили на тарелки локаторов, торчащих по бокам физиономии. Но самой устрашающей и противной была пасть. Она разрезала морду до ушей, нижняя её губа отвисала так, что за ней не было видно подбородка и посредине раздваивалась пополам. Язык, похожий на только что отрезанный от свежей туши кусок мяса, и готовый вывалиться длинной, лакающей кровь подмёткой, удерживался в зеве двумя длинными, острыми клыками, торчащими спереди из верхней челюсти. Вампиры были безобразны до немыслимости и страшны
до загробной жути.
        Эти уроды навалились на путешественников бесчисленной татаро-монгольской ордой, прокусывали у них кожу и жадно лакали кровь. Их было так много, что даже острые зубы пантеры, железная хватка пасти варана и смертельные удары его хвоста не смогли остановить их нападение. Они десятками падали, сражённые Гутаном, но снова сотнями нападали. Вампиры тучей закрыли небо, верхушки леса и всё вокруг. У Дарьюшки закружилась голова, а пантера и варан двигались всё медленней и медленней. Хватка их челюстей слабела, а сила покидала тела.
        Кровожадные твари, питающиеся кровью и нападающие обычно на спящих, здесь были так агрессивны и ненасытны, что атаковали даже таких могучих хищников, как пантера и дракон. Они были уверены в себе, эти скалящиеся, визжащие и злобно грызущие друг друга из-за места на теле жертвы.
        Худо пришлось бы путешественникам. Уже мутилось сознание, а тело кровоточило рваными ранами, хотя длился этот кошмар всего лишь мгновение.
        Спасла их сова. Она, издав боевой клич: «У-у-ух!.. Ко мне, мои собратья!.. Смерть ур-родам!..» — призывая филинов и сов на помощь, бросилась в самую гущу мерзких кровососов, стала их рвать когтями и своим загнутым мощным клювом.
        Её призыв услышали. Бесстрашные ночные охотники, как и всё на этом острове, были необычны — красивы и мощны. Каждый из них достигал величины гарпии, которые, как известно, охотятся даже на обезьян!
        Через минуту от тварей не осталось и следа. Куча их валялась растёрзанных, а остальные, визжа, удрали.
        У Дашеньки не было сил двигаться и даже говорить. Она еле слышно произнесла:
        —Жемчужинка, что это было?… Кто они?… Я о них даже не слышала.
        —Всё, Дашенька, позади… Это были летучие мыши-вампиры. Они не вернутся. Смотри,… сколько их валяется растерзанных!.. Посмотри!..
        Тера зализала подругам раны, посадила их себе на спину, и все двинулись дальше.
        Скоро лес стал редеть, а тропка поползла в гору. Появились растущие на деревьях голубые орхидеи, опускавшие почти до самой земли корни. Иногда попадались необыкновенной красоты розы, вьющиеся по стволам пальм и папай. В расщелинах искрились светлые озерца, цвели водяные лилии и блистал красотою тропический лотос; слышалось пение ночных птиц, треск цикад и плеск резвящихся заморских рыб. Стонали спящие бабуины, лаяли шимпанзе. Всё было наполнено таинственностью.
        Минуло около получаса. Шок тех ужасных минут прошёл, и Дашенька с Жемчужиной тихо переговаривались, обмениваясь впечатлениями.
        Лес становился ниже, а его сменяли заросли кустарника. Плющ и вьющаяся акация по-прежнему стелились под ногами. Подъём становился круче, тропинка вовсе исчезла, и Уду вёл их по ковру из трав и перевитых кустарников напролом, по известному одному ему маршруту. Впереди так же летела Соня, следя за тем, чтобы путники не сбились с дороги, и предупреждая об опасностях. Дашенька уже начала засыпать от усталости, когда сова, что-то шепнула Жемчужине. Та радостно поделилась с подругой:
        —Соня говорит, что вход в пещеру уже близко!
        —Как думаешь, в ней не очень страшно? — с сомнением просила девочка.
        —Думаю, — не очень. Ведь она не для того, чтобы кого-нибудь пугать, а чтобы прятаться во время набегов врагов. Но я там не была, — повторила она.
        Пока подруги разговаривали, лес стал снова гуще, и перед ними неожиданно возникла каменная стена. Это был крутой склон высокой горы, сплошь перевитый колючим кустарником.
        На верхушках деревьев сидели три королевских грифа, а на земле стояла большая глубокая корзина, искусно сплетённая из гибких ветвей лиан.
        Удав, а за ним пантера и все остальные остановились. Тера растянулась на траве, зевнула, а затем закрыла глаза, всем своим видом давая понять, что её миссия окончена. Улёгся и Гутан. А Уду свернулся калачом в тугое кольцо.
        Соня подлетела совсем близко к подружкам и что-то сказала. Но Дашенька ещё плохо разбиралась в языке зверей и птиц и не поняла её.
        Жемчужина, тоже шёпотом, на ухо сообщила:
        —Мы пришли. Нужно сесть в корзину и грифы поднимут нас ко входу в пещеру. Он располагается высоко в отвесной стене. Добраться без помощи птиц туда невозможно.
        — А если они нас уронят?
        —Но у нас нет другого выхода. Ты можешь попасть в коралловое царство только через него. Решай!
        Седой, самый могучий гриф по имени Григ, обидчиво произнёс:
        —Такого не бывало, чтобы грифы кого-нибудь уронили! А поднимали куда тяжелее вас! — и скомандовал: — полезайте в корзину! У нас мало времени…
        Гутан и Уду равнодушно наблюдали. Но дремавшая Тера, любопытствуя, чуть приоткрыла левый глаз. Дашенька и Жемчужина, обняв их и поблагодарив, покорно уселись в корзину. Соня же не прощалась с подругами. Из всех присутствующих только она знала тайное заклинание, способное открыть дверь в подземелье.
        Грифы, подхватили корзину за три хомута, торчавшие по её краям, и по команде седого Грига: «Айда!», одновременно ударили крыльями по воздуху. Она плавно поплыла вверх.
        Дашенька, до этого сомневавшаяся: не опасно ли такое путешествие, захваченная прелестью полёта, панорамой гор, леса, озёр и рек, блиставших и искрившихся в лунном свете, тут же забыла свои страхи.
        Чудная красота открылась перед ними. В озёрах и реках перламутром сверкала лунная дорожка. На тридцатиметровых деревьях, прицепившись хвостами к сучьям, вверх тормашками висели спящие обезьяны. А на макушках дремали райские птицы, попугаи, туканы и рыжие носороги с огромными наростами на могучих клювах, которых страшатся даже бабуины и змеи. Чуть ниже копошились опоссумы и ленивцы. На длинных тонких ветвях и воздушных корнях лиан да лесных орхидей висели гнёзда ткачиков. Лёгкий ветерок качал в них птенцов, напевая незатейливые мелодии. Внизу под скалами буйствовала наземная растительность. Чего там только не было!.. Около болотцев стелился зелёный ковёр таких разных оттенков, которых девочка не видела ни на картинах, ни на клумбах. Здесь росли дикие бананы, остролистые драцены и гименеи, цвели кувшинки хищной саррацении и змеями извивалась обыкновенная повилика. Было много зверей, птиц, вкусных плодов, но не слышалось рыка львов, злобного визга гиен и противного воя шакалов. Тут поселились счастье и удача, не было зависти и злобы.
        Дарьюшка это почувствовала, увидев безмятежность спящей Природы. Ей сделалось так хорошо, как бывает, когда рядом любимые люди, звери и куклы, которые всё понимают, никогда не делают зла и не дуются по пустякам.
        Чтобы удостовериться, что здесь нет вредности и обидчивости, каприз и скандалов, она полюбопытствовала:
        —Жемчужина, а кто тут главный? Кто следит за порядком? Здесь так чудесно!.. Правда?…
        — Да, здесь прекрасно!.. Управляют всем законы Природы. Только, не нарушая их, можно счастливо жить, без болезней и ссор.
        Вход в пещеру находился высоко и был спрятан так, что никто не мог его найти. Да и добраться самому туда было невозможно. Грифы поднимались всё выше и выше, кружа вокруг горы, которая оказалась вулканом. При очередном витке они приблизились к ней вплотную и осторожно поставили корзину на выступающий над пропастью каменный карниз, что нависал высоко в небе, около самых туч, над южным склоном. С него открылся вид на половину острова и берег моря. Оно плескалось до горизонта, и видно было, как волны океанской зыби, набегая на риф, ломаются, становясь пенистыми и крутыми. Это была красивая картина. Здесь всё восхищало.
        —Вылезайте! — последовала команда Грига. — Мы на месте.
        Когда Дашенька покинула корзину, она увидела, что рядом, на примостившемся у края карниза раскидистом кусте, сидит Соня. Девочка, увлечённая красотою виденного вокруг, уже забыла о ней. Та прилетела раньше, напрямик, и ждала их. Она, обращаясь, к грифам, распорядилась:
        —Вы больше не нужны… спасибо… Протяните ленту к подножию утёса игуан и спрячьте корзину в расщелину под кустом — она понадобится на обратном пути — и ступайте назад. Последнее указание совы показалась Дарьюшке странным, но она его оценила, когда возвращалась назад.
        Грифы быстро, ловко выполнили приказ, крикнули на прощанье: «Уд-дач!», сложили крылья и камнем упали вниз.
        Дашенька и Жемчужина еле успели помахать им вослед.
        Соня, почему-то недовольным тоном прервала их:
        — Идите сюда… Надо спешить…
        Но куда она указала, идти было нельзя. Перед ними возвышалась отполированная отвесная стена скалы. Это была та самая скала из горного хрусталя, которую Дашенька видела, когда они скользили по радуге.
        Они попадают в подземелье и в лапы к Мизгирю
        Соня подскочила вверх, раскинула свои двухметровые крылья и прилепилась к стене, вцепившись когтями в чуть видимые выступы. Она плотно приложила ухо, зажмурила глаза и тихо проворчала:
        —Слушай меня, слушай!.. — А затем, ухая, то ли пропела, то ли продекламировала:
        Слушай, Тайна, слушай! Ух!..
        Я — не ястреб, не петух.
        Говорит с тобой Сова;
        Знаю тайные слова, …
        Их уже сто лет таю.
        Ты открой мне дверь свою,
        Пропусти, не прогоняй…
        Без раздумий выполняй
        Всех морей царя приказ.
        Поскорей впусти же нас!
        Вход в пещеру отопри,
        Поднатужься: раз, два, три!
        Я тебе шепну пароль:
        «Здесь живёт малютка троль».
        Как только Соня произнесла слова «здесь живёт малютка троль», скалы задрожали. Послышался скрип дробящихся камней, будто жернова-великаны перемалывали валуны величиной со слона, и стена перед ними, размером с половину двери, вдавилась в гору. Затем она стала медленно поворачиваться. Верхняя её часть поползла вовнутрь, наклоняясь вниз.
        Через минуту каменная дверца улеглась на пол пещеры, вход в которую открылся перед изумлёнными подругами. Тут же на неё вспрыгнуло какое-то маленькое, юркое существо, похожее и на гнома и на глазастого, доброго африканского лемура потто, которому дали шутливое прозвище «еле-еле». Оно выглядело одновременно и добрым и смешным. Голова его была велика, а руки, с раскрытыми ладонями, коротки и разведены в стороны, будто он хотел сказать: «нету!..» Взъерошенные волосы полыхали рыжим-прерыжим цветом. Большие круглые глаза смотрели по детски удивлённо, словно он только что появился на свет. Уши торчали по сторонам, как у Чебурашки. Они загибались вперёд, и казалось, что он прислушивается. Рот был тоже велик, до ушей, и симпатично улыбался. А щёки больше походили на два аппетитных пончика.
        —Пошто ты меня разбудила?… — неожиданно сердито и громко для такого маленького, произнёс троль. — Али неведомо тебе, что двери открывают тогда, когда сваливаются великие напасти на народы кораллового царства? И узнаю я об этом от скороходов-ящериц, или летучих лисиц. Со времени последнего переполоха не прошло и трёх лет. Не успел даже как следует поспать. Какая надобность?… Кто велел?… — строжась, стукнул он корявой клюкой — зубом каймановой черепахи, умершей тысячу лет назад.
        Соня, ничуть не испугавшись, с достоинством ответила:
        — Стар ты стал, малютка Пошто, и ворчлив не в меру. Забыл, видать, что я — Хранительница Великой Тайны и отвечать мне перед Владыкой Посейдоном. А твое дело — выполнять положенное, коль Тайна открыла мне вход. Снаряди-ка провожатых, — надобно провести девочку и Жемчужину к мудрецам. Они ждут. Это — воля Нептуна!.. Выполняй!.. Вот грамота… — И она показала тролю диплом, выданный Дашеньке Нептуном.
        Тот недоверчиво скосил глаз, но, увидев подпись самого владыки морей, примирительно согласился:
        —Да я вмиг отряжу лучших. Эй, Летун, Светляк, Шишкохвост, быстро сюда! Проведите посланцев царя до грота. Да смотрите, чтоб волоска с них не упало! Живо!..
        Они появились тут же, одновременно.
        —Светляк, — обращаясь к большому, величиной с чибиса, светляку, приказал Пошто, — свети как следует и скажи, пусть и другие включат фонари. — А ты, Летун, — перевёл он взгляд на летучую лисицу, — проведи по самому короткому пути, чтоб не блудили. Шишкохвост, — повернув налево голову, обратился малютка к пучеглазой, большеротой ящерицы — геккону, стоящей на высоких ногах, — беги вперёд, предупреди всех, чтобы не чинили шкоды.
        Он три раза свистнул «тси… тси… тси…», и ни откуда ни возьмись под ногами появилась обыкновенная полевая собачка. Она молча встала в стойку, мило сложив передние лапки на груди, и преданно уставилась на троля, ожидая его распоряжений. Собачка была ничуть не меньше его, но подчинялась ему беспрекословно.
        Пошто приказал и ей:
        — А твоя забота, Луговичок, — провести гостей по пещере, чтобы они не поломали ноги. Смотри зорче и предупреждай. Если будет трудно, покличь тампира. Скажешь: я велел.
        Малыш хлопнул в ладоши, произнес: «С Богом!», и компания двинулась вперёд.
        Они не сделали и шага, как на них дохнула сырость, окутала темень. Дашенька тут же зацепилась локтём за скальный выступ и споткнулась. Если бы её не поддержала собачка, она бы свалилась в лужу, которых под ногами было — пруд пруди.
        Светляк с Летуном летели впереди, выбирая из множества пещерных ходов самый короткий. Иногда они улетали так далеко, что вместо Светляка путешественники видели лишь крошечный мерцающий огонёк. Тогда им становилось не по себе — начинали дрожать ноги, отказываясь идти вперёд. Ещё бы! — ведь неведомое, мрачное подземелье — не шутка.
        Где-то далеко находились их верные друзья: Деф, Богомол и все остальные. Дашеньке подумалось: «Интересно, они помнят о нас?»
        По-видимому, девочка свои мысли произнесла вслух, так как Жемчужина ответила: «Конечно же, помнят! И беспокоятся».
        Соня их не покидала. Она по этому пути пробиралась впервые, и ей также было не сладко.
        Лучше всех чувствовал себя Быстрый Шишкохвост. Это и следовало ожидать: уж кто-кто, а гекконы прекрасно видят ночью. Он шнырял между Летуном со Светляком и компанией путешественников, выполняя роль курьера и показывая дорогу. Уверенно чувствовал себя и Луговичок.
        Подругам казалось, что они идут уже вечность. Их промокшие ноги то и дело ступали в хлюпающие лужи, головы натыкались на острые выступы, плечи были в синяках от ударов о камни, глаза ломило от напряжения, а сами они дрожали так сильно, будто тряслись по булыжной мостовой на старой, разбитой повозке.
        В очередной раз, когда Быстрый убежал вперёд и его долго не было, Дашенька с Жемчужиной, пробираясь на ощупь к морскому гроту, заблудились. Им нужно было повернуть налево, а они, держась правой стены, ушли по ложному проходу, уводящему в тупиковый лабиринт, из которого никому ещё не удавалось выбраться. Он был умышленно прорыт, чтобы захватчики, или грабители подводных царств, попадая в него, не могли выбраться и погибали.
        Поняли путешественники, что заблудились, не сразу. Вначале они шли даже быстрее, чем раньше, так как дорога в лабиринт была специально сделана гладкой и широкой, чтобы, посягнувшие на тайну пещеры и грота, могли уйти как можно дальше. Но чем глубже удалялись Дашенька, Жемчужина и Луговичок, тем больше охватывало их сомнение. Вначале слева и справа стали появляться другие проходы, а затем их сделалось так много, что невозможно было определить, по какому из них следует идти. Хотя, если бы путешественники наверняка знали, что заблудились, то поняли бы, что это вовсе неважно, так как любой из них вёл в хитро запутанный лабиринт, и они уже попали в подземельную ловушку, в которой можно блуждать до самой смерти.
        Первой о свалившемся на них несчастье догадалась собачка. Она поняла, что не спроста давно нет Шишкохвоста и, чтобы не напугать, как бы между прочим, спросила сову:
        —Тебе сверху виднее. Как ты думаешь, скоро появится геккон? Что-то давно его нет…
        —Зря хитришь, Луговичка. Мы все отлично понимаем, что заблудились. Побудьте здесь, а я попробую найти выход. Вижу я здесь хорошо, а слух мой тоньше вашего.
        Однако Дашенька возразила:
        — Нет, Соня, этого делать никак нельзя. Что будет, если и ты потеряешься? Вместе всегда легче. С нами случались всякие неприятности, и мы с ними справились потому, что были рядом друзья.
        Её поддержала и Жемчужина.
        Посовещавшись, они решили повернуть назад и искать выход вместе.
        Путешественники не знали сколько времени уже прошло и как далеко теперь от них Летун, Светляк и Шишкохвост.
        Конечно же, повернув, они на самом деле ещё больше запутались и всё дальше уходили в сторону от тоннеля, ведущего в грот кораллового царства.
        Минуло, наверное, полчаса после того, как заблудившиеся решили двигаться в обратном направлении. Сова, летевшая под самым потолком пещеры, чуть-чуть впереди, вдруг громко вскрикнула:
        —Осторожно! Назад!.. — и как-то неуклюже захлопала крыльями, словно они у неё надломились. — Ах ты, мерзкий кровосос! Отпусти меня сейчас же! Иначе поплатишься, не сносить тебе головы!.. — пригрозила она кому-то.
        —Ха-ха-ха! Испужала!.. Будто не ты у меня в силках, а я тебе попался! В лесах и горах командуй, а тут мои владения. Я здесь хозяин и князь! Хр-р-рак,… так… так…
        Дашенька подняла голову туда, откуда неслось издевательское хихиканье. Соня билась, повиснув вниз головой и запутавшись в упругой сети, а над ней нависло чудище с раскинутыми во все стороны кривыми длинными ногами. Их было восемь, держащих наготове концы ещё более толстых канатов.
        Продолговатое, гибкое туловище, туго перетянутое белым поясом с яркой красной застёжкой, было мускулистым и волосатым, глаза безжалостны и выпучены, словно надутые пузыри, а острый клюв загнут и пилообразен.
        Это был огромный, чёрный Мизгирь с жёлтым крестом на спине, говорящим о том, что его обладатель — беспощадный кровопийца.
        До смерти испугалась и Жемчужина. А у луговой собачки, так и вовсе подкосились ноги. Она только и смогла, что тонко взвизгнуть.
        Никто не успел опомниться, как паучина и на них накинул крепкую, липкую сеть. Они в ней тут же запутались.
        Однако сова не думала сдаваться. Она попыталась мощным взмахом крыльев высвободиться из пут. Но не сумела. Они завязли в смертельных канатах.
        Дашу с Луговичкой Мизгирь, наматывая на них нити паутины, стягивал всё сильнее и сильнее, превращая в туго закрученные коконы. Девочке стало трудно дышать. Она не могла даже пошевелить пальцем. А чудовище при этом довольно хихикало и приговаривало:
        Затяни-ка их потуже,
        Поплотней запеленай —
        И на завтрак, и на ужин
        Хватит мне их через край!..
        Соня ещё раз попыталась вразумить подземельного разбойника:
        — Мизгирь, не сдобровать тебе, если ты сделаешь нам лихо, не отпустишь нас! Ведь мы — посланцы Владыки морей Посейдона, а я — одна из хранительниц Великой Тайны этой пещеры! — Предупредила она паука.
        —Эк, страсть!.. Испужала!.. Что мне Посейдон?… Мы ни разу с ним и не виделись, а я, ведь, тут живу, поди, тыщи лет, с самого появления пещеры. И это — мои владения. По нашему с ним и коралловым царством уговору, лабиринт принадлежит мне. Он — моя вотчина, а всяк, кто попадает в него — моя добыча. Посейдон и жители морей просили меня принять это условие, чтобы их враги не могли пробраться к гроту. Любого, попавшего сюда, я должен умерщвлять. Слышала?… по уговору: «Всякого… должен… умерщвлять!» Тысячу лет расставлены мои сети и исправно служат. А ты: «если не отпустишь!..» Выходит, ты меня — Великого Мизгиря, стращаешь, и хочешь, чтобы я нарушил древний, с седой бородой уговор?… Не бывать тому! Кровушка ваша мне досталась по закону. Хороша будет трапеза!.. Ох, как хороша!.. Ха-ха-ха!.. Буль-буль-дуль — Забулькало в его глотке от удовольствия.
        Спасение. Путешествие продолжается
        Дашеньке совсем стало грустно. Она подумала: «Вот и окончились наши путешествия. Я так и не побывала на Жемчужном острове. И мама не узнает, что случилось со мной».
        В этот момент в темноте раздался крик Мизгиря:
        — Ах ты, гадкая стекляшка!.. Я всё равно тебя поймаю!.. Не уйти тебе!.. Как же ты выскользнула из моих пут?!..
        В ответ послышался голос Жемчужины:
        — Дашенька, Соня, Луговичка, не бойтесь этого негодяя и ждите! Я скоро вернусь с друзьями!..
        И она, светясь мягким голубым светом, исчезла в лабиринте.
        А паучина, беснуясь, бегал по своей сети то вверх, то вниз, то вбок, хватал перепутанные нити, жутко ругался: «Тысячу лет не было у меня такой прорухи… Старый дурак!.. Как же я не подумал, что эта стекляшка может выскользнуть из сети? Ведь она же круглая и гладкая! Вот дьявол! Теперь сколько работы,… попробуй распутай… попробуй свяжи… Но вы мне заплатите за порванную сеть! Все заплатите! Я не просто выпью из вас кровь, а выкручу вас как кухонную тряпку!.. И эта дрянная стекляшка издохнет в тёмном, холодном подвале».
        Бегство Жемчужины отсрочило мучительную смерть Дашеньки, совы и Луговички. Порванную, перепутанную сеть нужно было распутать и починить. А это было не просто. Мизгирь даже не мог приблизиться к ним. Пленники висели на тонких канатах, качаясь от сквозняков, тянувших по подземелью, и наблюдали за его трясущимися корявыми лапами, разбиравшими узлы и порывы.
        Дашеньке стало холодно. Сквозняки были сырыми, промозглыми. Она вся сжалась, ей сделалось тоскливо и жалко себя. Но неожиданно девочка встрепенулась. Её осенила простая мысль, совсем простая, но очень важная. Она поняла как можно выбраться из лабиринта, если суметь освободиться от паука. «Действительно, — думала она, — ведь ветер должен дуть со стороны грота в гору. У моря он более холодный и поднимается вверх. Значит, идя против сквозняка, можно выйти к гроту. Как жаль, что мне это не пришло в голову раньше, я бы подсказала Жемчужине способ найти друзей…»
        Однако Дашенька зря печалилась. Её подружка, оказывается, тоже догадалась до этого и теперь, ориентируясь по тянущему у самых ног ветерку, спешила к главному тоннелю. Ей было страшно и хотелось зареветь. Но, тихонько всхлипывая, она бежала к Летуну, Светляку и Шишкохвосту. Жемчужина падала в грязные лужи, её разбитые колени и локти кровоточили, глаза жгло ядовитой мазью, которой была пропитана сеть Мизгиря, но, ни на секунду не останавливаясь, спешила вперёд.
        Друзья нашли ей сами.
        Когда они поняли, что потеряли подружек, Летун — предводитель летучих лисиц, живущих в пещерах острова, разослал их во все закоулки пещеры и лабиринта, приказав найти девочку и жемчужину. Лисицы хорошо ориентировались в темноте и, чтобы не заблудиться, при помощи своих звуковых локаторов поддерживали друг с другом связь.
        А Светляк попросил собратьев освещать дорогу, чтобы заблудившиеся могли увидеть их фонарики и выйти к главной пещере.
        Жемчужина видела вдалеке мерцание, но думала, что от усталости и жжения в глазах, в них появились искры. Однако в один момент она почувствовала над собой колыхание воздуха, создаваемое крыльями, и услышала писк:
        — Пси… пси… пси…
        Её окружили летучие лисицы и быстро вывели из лабиринта.
        Как только Летун и остальные узнали, что произошло, все кинулись к Мизгирю.
        Скоро друзья были рядом.
        Летун повёл в атаку своих собратьев, крикнув:
        — За мной!.. Смелей!..
        Шишкохвост, ловко вскарабкавшись по стене, несколькими ударами хвоста, словно клинком, отсёк сеть паука от потолка.
        Налетевшая армада лис в миг разорвала её и оседлала Мизгиря, вцепилась в него длинными, острыми когтями. Она волтузила его, щипая и кусая. А он, визжа «вай-ай-яй!», забился в глубокую узкую щель так далеко, что даже светляки не могли разглядеть его в ней.
        Жемчужина быстро распеленала подругу, и они обнялись, счастливо смеясь и приговаривая: «У тебя всё в порядке?!.. Ты жива?!…»
        Когда Летун и Шишкохвост освободили Соню, она скомандовала:
        — Расправьте оставшуюся часть сети и свяжите из неё гамак!
        Шишкохвост, Луговичок и лисицы быстро выполнили распоряжение.
        — Садитесь в гамак, — обратился Летун к Даше и Жемчужине, — теперь мы вас понесём. Так будет безопасней и быстрей.
        Он быстро понял, что придумала мудрая сова.
        Идея Сони и Летуна понравилась подругам. Они уселись, плотно прижавшись друг к дружке.
        — Поднимай! — последовала команда.
        И летучие лисицы, подхватив гамак, понесли его.
        Теперь вся компания быстро выбралась из лабиринта и устремилась к долгожданному гроту. Рядом летели светляки, и Дашенька могла видеть всё, что встречалось на пути.
        Конечно же, в подземелье было много неожиданностей и удивительных существ: ползающих, летающих и прыгающих, необыкновенных камней и журчащих из стен ручейков. Некоторые из них лились голубой водой, другие — оранжевой, а третьи — чёрной, мрачной. Всё было невероятным, даже волшебным. Но более всего поражали висевшие с потолка каменные сосульки — сталактиты и фантастические наросты на дне пещеры — сталагмиты. Они имели настолько причудливые формы, напоминающие чудищ, птиц, зверей, или даже города, что можно было подумать, что их создавали лучшие архитекторы Земли. При этом от них исходил такой необыкновенный свет, а сами каменные изваяния светились такими чудными цветами, что сразу захватили Дашенькино воображение, и она, зачарованная, не могла даже выдохнуть восторженное «ах!»
        Когда девочка смогла пошевелить губами, она, ни к кому не обращаясь, спросила у самой себя:
        — Кто же сделала эту красоту?…
        Ответил ей Светляк:
        —Создатель этого чуда — вода. Она, просачиваясь сквозь скалы и падая с потолка пещеры тысячи лет, строит из песчинок эту сказку. На нашей Земле везде красиво.
        Грот. Подземное озеро. Крот открывает тайный вход. Они попадают в хрустальный дворец
        По прошествии короткого времени, впереди, где-то внизу, забрезжил свет. Он прорывался слабым лучом, колебался и лизал стены, перемещаясь от пола к потолку, а затем скользя вниз.
        Как ни странно, приближение подземного грота первым определил почти слепой Летун. Когда его уши и нос почувствовали звуки и запахи моря, он воскликнул:
        —Мы у цели!
        —Грот совсем уже рядом, — подтвердила Соня, — я слышу плеск воды. Будьте внимательны, — внизу подземное озеро. Оно глубокое и вода в нём ледяная.
        —А как же мы его преодолеем? — Заволновались Шишкохвост и Луговичка.
        —Не волнуйтесь, — успокоила их сова, — ваше путешествие окончено, на берегу водоёма мы распрощаемся.
        — Позвольте, позвольте… — собрался возразить Шишкохвост.
        Однако он не успел договорить, как за крутым поворотом глазам путников открылось величественное подземное озеро. Оно лежало круглой чашей в отполированной каменной оправе из великолепного дымчатого агата с голубыми и золотистыми прожилками по окружности.
        Озеро являло собой зрелище необыкновенной красоты и изящества. Из глубин чистейшей, лазурной воды струился мягкий, ласковый свет. Поэтому в гроте было светло. По краям из разноцветных каменьев были выстланы широкие дорожки с невысокими ажурными перилами, а посредине бил фонтан. В его струях отражались непревзойдённые краски камней-самоцветов, из которых состояли стены и потолок грота. Вокруг было поражающе восхитительно. Такое могла сотворить только фантазия Природы.
        Дашенька огляделась и с удивлением заметила, что выхода из зала не было. Она в нерешительности прошептала:
        — Соня, но отсюда же нельзя выйти!..
        —Выход всегда есть, — глубокомысленно заметила видавшая виды сова, — хотя он бывает не сразу виден.
        Она бесшумно подлетела к одному из небольших выступов с выемкой в форме блюдца, вцепилась когтистыми лапами в край, закрыла блюдце крыльями, сверкнула жёлтым светом своих огромных глаз и произнесла:
        Хватит спать, Ленивец-крот…
        Я пришла от Нептуна.
        Открывай ворота в грот,
        Выпей озеро до дна!..
        После слов Сони за каменной стеной отчётливо послышалась зевота и недовольное кряхтение:
        —Носит их тут ни свет — ни заря… Ох-хо-хо!..Что надо?… Ты кто такая?…
        К сове подлетел Летун и что-то ей передал, а она снова продекламировала:
        Не узнал своих ты, крот?…
        Не валяй же дурака…
        Видно, пуст совсем живот?…
        Получай-ка червяка!
        Затем Соня положила в блюдце жирного, толстого выползка, пойманного где-то Летуном так, что этого никто и не заметил.
        За стеной кто-то довольно зачавкал и примирительно произнёс:
        — Это другое дело… А мудрые слова знаешь?…
        Соня проговорила:
        «Извините» и «пожалуйста» —
        Нет мудрее этих слов:
        Они стят самой малости,
        Но их слушать всяк готов.
        Она продолжила:
        —Ленивец, пожалуйста, выпей озерцо, открой нам вход в грот. Там нас ждут мурена Муа, Богомол и все остальные.
        —А откуда мне знать, что его не отравили?
        Соня взмахнула крыльями, мягко опустилась к самой воде и налету зачерпнула её клювом. Она снова села на выступ, вылила в блюдце воду и вначале сделала глоток сама.
        Затем, в тишине, которая стояла вокруг, послышалось слабое причмокивание, будто кто-то втягивал в себя воду. Потом стихло и оно.
        Прошла целая минута, а в подземном зале всё ещё стояла гробовая тишина. Но в начале второй послышалось слабое журчание, такое, которое бывает, когда, боясь обжечься, осторожно втягивают чай из блюдца. Затем оно усилилось, и зашумел мощно засасываемый вовнутрь поток. Вода в озере на глазах оседала и ушла. Дно стало сухим, ровным. Берега его были крутыми как стены в комнате.
        Сова крикнула:
        — Спасибо, Ленивец!
        В ответ послышалось довольное бурчание:
        — Подумаешь,… дел-то… не в первой…
        Летун, Светляк, Дашенька и Жемчужина распрощались с Луговиком и Шишкохвостом, поблагодарив их за помощь, и спустились на дно озера. Оно было глубоким, высотой с трёхэтажный дом. Как только девочки подошли к противоположному берегу, в нём неожиданно открылась потайная дверь. Она была так искусно встроена в каменный берег, что между ней и косяками не существовало и самой узенькой щелки. Не было также ни замка, ни ручки. Открывалась она совершенно бесшумно, так бесшумно, что даже сова с её совершенным слухом не услышала её движения. Впрочем, этому, как и всему, происходившему с Дашей и вокруг неё, не стоит даже удивляться. Ведь чудеса преподносят иногда такое, чего обыкновенные люди, пусть с самым буйным воображением, не могут и придумать; даже самую малость из того, что случается под действием волшебства.
        Первым в дверь устремился Светляк, бросив остальным:
        — За мной!..
        Соня, однако, не последовала, сказав, что будет ждать их возвращения здесь. Остался и Летун.
        Как только Дашенька с Жемчужиной, следуя за Светляком, очутились за дверью, она плотно захлопнулась, и сделалось сумеречно.
        Пока глаза не обвыклись, компания пробиралась больше на ощупь. Но скоро Даша увидела, что они идут по необычному коридору. Он был хрустальным!
        Вокруг: слева, справа и вверху, их окружала вода, скалы, кораллы и подводные растения. Везде плавали рыбы, лазали и ползали всякие существа, грациозно извивалась морская капуста, и медленно перебирали бахромой щупальцев серебряные и голубые медузы.
        Девочка поняла, что находится в морских глубинах кораллового царства. От счастья она не могла вымолвить полсловечка. А Жемчужина вообще стала будто стеклянная, но светилась ласковым, голубым огнём. Она жадно смотрела на всё и смеялась так счастливо, как смеются дети, которые, наконец, нашли потерявшуюся маму.
        Однако тогда Дашенька ещё не догадывалась, куда она попала, и что её ожидают необыкновенные приключения.
        Они продвинулись, пожалуй, не более десяти, или двадцати, метров, как два огромных мрачных краба, стоявших на вытяжку по разные стороны прохода, словно по команде скрестили свои могучие левые клешни, преграждая вход в красивую двустворчатую дверь, сделанную из какой-то раковины диковинных размеров и красоты. Сердито вращая вытаращенными глазами, сидящими будто перископы на вытянутых длинных трубках, они направили их на Дашу и Жемчужину. Молча уставившись, стражники ожидали объяснения. Но девочка не знала, что им сказать.
        Для Светляка, по-видимому, это не было неожиданностью. Он приблизился к одному из них, что был выше и мощнее, и что-то прожужжал ему на ухо. Тот повращал глазами, почесал правой меньшей клешнёй в затылке, видно, что-то соображая, а потом изрёк:
        —Да мы-то знаем,… а не выйдет… — припозднились вы: отсюда-то не видно, а луна уж на исходе… Назавтра ждут вас, — велено сказать. А теперь возвращаться пора… Торопиться надо… Завтра времени будет вдосталь. Матушка Муа и Мудрейший Осьминог распорядились, чтобы вас доставить сюда с комфортом, быстро, без напастей. Да и сейчас тоже… Так что теперь поспешите… И велено передать: «сюрприз ждёт!..» Да,…ещё: дескать, коль вздумаете, жемчужина-то может и остаться. Ей что сделается?… Это — на ваше решение…
        Полёт по канатной дороге — лунной радуге. Купание игуан. Возвращение домой
        Уж в который раз оказалось, что в самый момент достижения цели, приходилось возвращаться, чтобы на следующий день начать всё с начала. Но это никого не опечалило. Ведь стоящее дело требует много сил. Не даром говорится: «Без труда — не вынешь рыбку из пруда!»
        Как не велико было желание Жемчужины остаться в родном краю, который был уже за створчатой дверью, но и в этот раз она не оставила свою подругу.
        Стражник им напомнил, что Дашенька должна быть в своей постели до того, как луна скроется за утренним горизонтом.
        В гроте, на дне озера, там, где они распрощались, их ждали Летун и Соня, а на перилах, повиснув вверх тормашками, спало ещё несколько лисиц. Рядом с ними прилепились и светляки.
        Как только появились Даша и Жемчужина, Соня, бурча, произнесла:
        — Следовало ожидать, что не успеете,… этот ужасный Мизгирь… Хорошо ещё, что остались живы… Однако, поспешим!..
        Девочка с подругой уселись в гамак и их понесли к выходу пещеры, туда, где хозяйничал малютка Пошто.
        Теперь им никто не мешал, и они скоро оказались у выхода.
        Хотя дверь в пещеру и была заперта, троль не спал, а ждал их возвращения. Чтобы с пользой тратить время, он острым осколком горного хрусталя вырезал на своём посохе замысловатый орнамент. У него это получалось знатно.
        Малютка их встретил приветливо. Узнав, что с ними приключилось, как Мизгирь чуть было не погубил их, троль пригрозил:
        — Ну, мерзкое насекомое, попадёшься мне! — отделаю!.. Жаль, что за твои уши нельзя ухватиться, — отодрал бы! — ярился Пошто.
        Как сказала после сова, троль лишь строго ворчал, а был настолько добр, что за все века никого не обидел пальцем. Но все его уважали.
        Когда путешественники распрощались с обитателями пещеры, и за ними захлопнулась потайная дверь, они оказались втроём на хрустальном выступе скалы. Луна и в самом деле уже висела только чуть-чуть выше горизонта, а лунная дорожка сделалась тусклой, словно её одолела утренняя дрёма и она прикрыла глаза. Дашенька поняла, как были правы мурена и осьминог, приказавшие стражникам отправить её с подругой домой. Однако обратный путь был далёк и небезопасен, и девочка начала сомневаться: удастся ли им его преодолеть.
        —Соня, как же мы спустимся с горы?… Ведь грифы улетели?… — заволновалась она.
        — Действительно, Соня, как? Как мы сделаем это?… — подхватила и Жемчужина.
        Та в ответ позвала:
        —Следуйте за мной!.. — и полетела к тому кусту, на котором её увидела Дашенька, когда грифы подняли их на скалу.
        Под кустом стояла оставленная птицами корзина.
        Когда подружки подошли, сова распорядилась:
        — Полезайте в корзину, в ней вы спуститесь к самому морю!
        Дашенька не успела удивиться такому заявлению, как Соня, обратив глаза к луне, произнесла:
        Пад на горы и луга,
        Зажгись короной, радуга,
        Над ликом утренним Земли
        Пролейся золотом зари,
        Гори пурпуром, синевой,
        Взметни на небо нас с собой
        И тихо опусти в дали,
        Где ждут погоды корабли!
        Потом добавила:
        И оживи её, Луна, —
        Ведь это можешь ты одна!
        В ответ ночное светило засияло необычным для него светом — ярким, переливающимся. А в небе между горой и утёсом игуан, тем самым, у которого высадились путешественники, скатившись с лунной дорожки, вспыхнула узкая лента света. Она быстро разгоралась, дрожа и переливаясь всеми цветами. Цветовые волны накатывались то от горы к утёсу, то в обратном направлении, как бы резвясь и играя, радуясь пробуждению. Лента увеличивалась в длину и превращалась в радугу, искрившуюся серебром. — Ведь это была лунная радуга!
        Вскоре она нависла над расщелиной, превратившись в канатную дорогу. Под ней стелились леса, поляны и озёра, которые миновали подруги в сопровождении варана, пантеры, удава и Сони, когда пробирались к скале, и где на них напали кровожадные вампиры.
        Девочка обратила внимание, что лента была так искусно сплетена, что на ней не существовало ни одного узелка!
        Корзина оказалась надетой ручками на радугу.
        — Полезайте в корзину! — повторила сова. — Вы никогда не путешествовали по такой дороге! Это — подарок Нептуна. Строил он её для Лунной принцессы, чтобы та могла добираться до своего хрустального подводного дворца, вход в который вы сегодня видели, а в следующий раз побываете и в нём. Никому он не позволял этого, а вы тронули сердце владыки, и он сказал: «Преданней и чище дружбы не видел, да и помыслы их так же чисты, как были они чисты у моей возлюбленной!..» А дорога эта необыкновенная. Такую даже придумать непросто. Ведь на самом-то деле она — лунная радуга, бывает только ночью и в небе. Зажечь её по просьбе Нептуна может лишь свет, испускаемый Луной, матерью принцессы. Я тоже пристроюсь на краюшке корзины.
        Подружки, хотя было страшно, резво уселись в корзину, крепко вцепившись в неё руками. Ещё бы: предстояло невероятное, почти что придуманное, путешествие. Можно ли было от него отказаться?… Ведь это была даже не лунная дорожка, что стелется по воде, а волшебная радуга, которую можно не увидеть и прожив тысячу лет, да ещё и особенная, когда-то принадлежавшая сказочной принцессе!
        Соня, теперь уже обращаясь к лунной радуге, попросила:
        Ни в леса и ни в луга
        Отнеси нас, радуга,
        А на скалы игуан,
        Где грохочет океан.
        Дорожка, как по мановению волшебной палочки, ожила, подхватила корзину и понесла её. Та заскользила по ней вниз, ускоряясь.
        Дарьюшка крепче сжала пальцы. Её обуял восторг. Дыхание перехватило, всё в ней ликовало, хотя было страшновато. Она вспомнила, как в первый раз каталась на пони, вцепившись в гриву руками. Тогда у неё бегали мурашки по спине, но девочка ни за что на свете не отказалась бы слезть с лошадки. — Так было умопомрачительно! И теперь Даша испытывала «просто настоящую замечательность!», как она выразилась после, рассказывая маме об этих ощущениях.
        Корзина проносилась над холмами, лесами и озерами. Уже близилось утро, звери и птицы начали просыпаться. Они с удивлением застывали, когда над ними плыла корзина. И для них это было диковиной, может быть даже большей, чем для людей путешествие на ковре-самолёте. А уж что Дашенька «онемела стёклышком» от полёта выше лесов и гор, так разве это не понятно? Такое произошло бы со всяким, случись с ним похожее.
        Сколько длилось это невероятное воздухоплавание, сказать невозможно. Наверное, — не долго. Соня за это время не проронила ни звука. А подружки так и просидели с открытыми от удивления ртами. У Даши глаза были распахнуты шире, чем у её любимой куклы, и так же, как и у той, ни разу не моргнули. Даже на это у девочки не было сил. Все они ушли на удивление. Не сказала ни слова и Жемчужина. Она так же, как и её подруга, жадно смотрела вокруг, наслаждаясь восторженным заоблачным полётом.
        Он отнял у них так много сил, что они лишь смутно помнили как приземлились на берегу. Их встретили друзья, которые помогли сесть в карету и довезли до дома. Однако сюрпризы той ночи вовсе не закончились на необычном полёте над островом.
        Не зря Жемчужина, когда-то рассказывая своей подруге о мечтах, обещала ей много интересных путешествий и неожиданных встреч. И Дашенька уже ни один раз убеждалась в правоте её слов и в том, как интересен, многообразен и прекрасен земной мир. Он удивительней и красивей, чем даже сказочный!
        Когда лунная радуга доставила корзину к подножию скалы игуан, восток начал светлеть. Наступало раннее утро, хотя на небе по-прежнему светили звёзды, а вокруг властвовала дрёма. Но игуаны уже проснулись. А может быть, они и не ложатся ночью спать, — этого Дашенька не знала, а спросить забыла, захваченная увиденным. Они резвились.
        В тот раз, скатившись с лунной дорожки, девочка увидела их впервые. Игуаны, облепив скалу, отдыхали и показались ей совсем не симпатичными. И в самом деле, даже встреча со страшным комодоским драконом Гутаном вызвала в ней меньше отрицательных эмоций, чем эти хвостатые ящеры. Они очень походили на этого варана, но хвост их был ещё длиннее, крысиные лапы имели такие длинные когтистые пальцы, какие не найти ни у одной хищной птицы, а уж у животных и тем более! Их морды с отвислыми вывернутыми губами походили на обрубки: были коротки, пятнисты и старушечьи. Маленькие глазки подсматривали из-за насупленных бровей, а из хребта и хвоста торчала неровными зубьями обдёрганная грива. Они показались девочке пузатыми и неуклюжими.
        Каково же было её удивление, когда она увидела их, плавающими в воде!.. Эти ящеры, походившие на земле на огромных лягушачьих головастиков, в воде были изящны и даже грациозны. Они гибко и легко двигали телами, без усилий погружаясь и быстро всплывая. Играя и гоняясь друг за дружкой, ящероподобные существа выделывали в воде такие пируэты и кульбиты, каким бы позавидовали многие постоянные обитатели морей. Игуаны продемонстрировали и плавание в паре, и хороводы, и даже кружение, словно птицы, по вертикальному кругу! Это был настоящий спектакль.
        Дарьюшка, заворожённая их представлением, забылась. Но над морем, как и тогда, когда они спешили к острову, вспыхнуло голубое зарево. Это зажглась лунная дорожка.
        Деф посадил девочку и Жемчужину на спину, а Богомол, устроился в карете. Чайки, альбатросы и летучие рыбы также были готовы отправиться в обратный путь.
        Все, помахав на прощание острову, хрустальной скале и их обитателям, и пообещав возвратиться, устремились через океан. Лунная дорожка снова стала подниматься, превращаясь в радугу. Как и прежде, она росла и светилась всё ярче и ярче, разделив небо пополам. Её вершина сделалась крутой и помчалась вперёд, унося путешественников к дому. Они летели, быстро скатываясь, а радуга, словно прибой щепку, легко поднимала их над морем и переносила с такой скоростью, что звёзды мелькали в глазах, как проносящиеся мимо светляки. Они кружились, словно в калейдоскопе. У Дарьюшки тоже закружилась голова, и она задремала, а возможно и уснула.
        Домчались они быстро. Но девочка этого не заметила. Она так устала от впечатлений этой ночи, этого чудесного путешествия, что только согласно кивнула головой, когда Деф ей сказал: «Последующих несколько дней ночи будут тёмными. Луна спрячется и дорожка исчезнет. Мы приплывём за вами через неделю. А пока отдыхайте и набирайтесь сил. Они вам очень понадобятся!» Дельфин на прощание высоко выпрыгнул из воды, сделал переворот, и карета быстро исчезла в море. Подруги же крепко-крепко проспали всю ночь; так крепко, что им больше ничего и не снилось…
        Шторм. Дашенька, мама и Жемчужина находят амфору и поющий сундучок, в котором…?!.
        Даша заметила, что злые бури и ненастья почти всегда бывают ночью. Они набрасываются со стороны моря, грызут берег, хлещут огромными волнами и ломают деревья. Вначале она не понимала: почему так происходит? Но потом, когда попутешествовала по лунной дорожке, догадалась. Все «никудышности» и нехорошие поступки совершают тайно, прячась. Даже воры и разбойники вершат чёрные дела ночами, чтобы их не видели. А, значит, и ураганы стараются свои набеги скрыть под покровом ночи. Видать, им тоже небезразлично, что люди подумают об их безобразиях.
        И в этот раз, не успела спрятаться луна, налетел жуткий ветер и так раскачал море, что волны стали выше курганов. Они выстроились в ряды и накатывались на берег полчищами: чёрными, ревущими, жуткими. Когда валы обрушивались со стоном и хриплым рёвом, то брызги залетали даже в форточку комнаты, где спала Даша с Жемчужиной и куклой. Накаты так шумно отплёвывались, так пыхтели, что девочке вначале показалось, что это приплыли стаи дельфинов и китов со всех морей и океанов.
        Буря бушевала трое суток, чуть затихая днём и разыгрываясь к вечеру. В эти ночи мимо дома, где жила девочка, пронеслось столько чёрных туч, что можно было подумать, что они собрались со всей Земли и переселяются на другую планету. Тучи двигались низко и были густы. Однажды, когда ветер ухитрился открыть защёлку на окне, две из них — тёмные и холодные — залетели в спальню. Они бестолково тыкались в углы, будто слепые котята, а затем всё же сумели выскочить в форточку, вытянувшись и извиваясь.
        Все эти дни невозможно было выйти во двор: ветер сбивал с ног даже деревья, дождь лил как тропический ливень, а темень была чернее и жутче, чем в Тайной пещере, или даже Чистилище.
        Пока длилось ненастье, подруги играли в куклы, сочиняли сказки и мечтали. Они напридумывали много разной интересности, нашили куклам платьев и нарисовали целую стопку картинок, в которых изобразили свои путешествия.
        Ветер и дождь прекратились тогда, когда Дашенька уже потеряла всякое терпенье. Ей так хотелось погулять по берегу и поговорить с морем, что она готова была сделать это, не дожидаясь хорошей погоды. Девочка то и дело выглядывала в окно и спрашивала: «Вам не надоело буянить?… Вы сами-то ещё не устали от нытья?…» Её вопросы относились к буре, шторму, тучам и ко всем ненастьям сразу. Но в ответ слышалось ещё более мрачное и сильное завывание.
        И всё же, по-видимому, их проняли Дарьюшкины насмешки.
        Она решила высказать всё, что думает о них: что они самые настоящие «злюки» и «вредины», каких терпеть не могут. Девочка подставила стул и взобралась на подоконник, чтобы сообщить им это в открытую форточку. Даша даже просунула в неё голову и произнесла первое слово, но фраза застряла на кончике языка, потому что в это мгновение ей прямо в глаза блеснул лучик солнца, а ветер стих. Просто совсем. Как будто выдохнул последний воздух, или у него перехватило дыхание.
        У Даши от неожиданности его тоже перехватило. Поэтому, объясняя случившееся Жемчужине, она и сказала: «слова запнулись на кончике языка». А вместо них у неё радостно выскочили другие:
        — Жемчужинка, Катя, на дворе солнышко!..
        Она резво спрыгнула со стула и побежала сообщить маме радостную весть:
        — Мама, оказывается, уже светит солнце, ветра нет, а море ждёт нас. Я слышала, как оно говорило: «жду-у-у!..»
        В этот раз шторм бушевал более продолжительно и свирепо, чем тогда, когда море вынесло на берег жемчужину. Песок был изгрызен и завален выброшенными обломками старых лодок, вывороченными с корнями деревьями и разным хламом. Дашенька поняла, как много грязи накопилось в море.
        Ей сразу сделалось грустно. Молчали и мама с Жемчужиной… Даже Катя закрыла глаза.
        Берег обвалился и казался изуродованным.
        Девочка растерянно смотрела по сторонам, и ей почему-то стало холодно. Она даже поёжилась.
        Даша обратила внимание на странный предмет, наполовину зарывшийся в песок и омываемый накатами волн. Торчащая из песка часть напоминала ухо слона, а весь он походил на вытянутую, подобную груше, тыкву. Иногда под напором воды предмет покачивался и переваливался с боку на бок. Правда, боков-то у него и не было, так как он имел округлую форму.
        Хотя находка и лежала на мели, но до неё невозможно было добраться, не замочив ноги. Девочка обратила на него внимание матери и Жемчужины:
        —Смотрите, я что-то увидела. Оно похоже на огромную крынку, в каких бабушка в деревне держит молоко. И цвет такой же. Что это может быть?…
        — Дочь, ты нашла кувшин. Видишь, он с двумя ручками…
        Но только Жемчужина по настоящему знала, что это за сосуд. В тёмных глубинах океана она встречала такие глиняные горшки. Особенно их много бывало у затонувших старинных кораблей. Жемчужина также знала, что иногда сосуды оказывались заполненными вином, или даже драгоценностями. Несколько раз она видела, как за ними охотились, отыскивая и доставая. Многие, охочие до сокровищ, гибли, а некоторым всё-таки улыбалось счастье, и они находили их.
        —Это старинная амфора с давно затонувшего корабля. Её выбросило со дна моря. В них часто бывают сюрпризы, даже несметные богатства. На дне океанов и морей их немало, — с грустью произнесла Жемчужина. — Когда-то они служили для хранения воды, еды и вина. А во время морских походов в них перевозили даже монеты, золотые слитки и драгоценности. — Добавила она.
        — Мамуля, давай её достанем, — попросила Даша, — а вдруг в ней везли игрушки из заморских стран!
        Неожиданное предположение девочки рассмешило и маму и жемчужину. У подружки сразу же прошла грусть, а мама с готовностью согласилась попытать счастье отыскать игрушечный клад.
        Как и предполагала Жемчужина, их ждал сюрприз. Находка и в самом деле оказалась старинным кувшином — амфорой. Попала она на дно моря, видать, вместе с затонувшим в незапамятные времена парусником. Когда кувшин поставили, он стал похожим на фигурку Кати, — такой же был стройный. Его узкое удлинённое горло точь-в-точь напоминало её талию. Внизу сосуд утолщался, а в самом верху отверстие расширялось, напоминая воротничок платья куклы. Две ручки и вовсе походили на её руки, когда она их упирала в бока, становясь в позу.
        Кувшин оказался совсем целым. К одной из его ручек серебряной цепочкой была прикреплена пробка; от другой также тянулась более длинная и толстая цепь. Она уходила в песок. Там что-то находилось. Оно держало кувшин на привязи, не позволяя его унести.
        Амфора была открыта. Когда Даша заглянула в неё, внутри кто-то зашевелился, и девочке показалось, — зашипел. Она испуганно отскочила:
        — Ой!.. Там кто-то живёт!.. И шевелится!.. А вдруг это джин, который может выполнить три желания!?… Давайте потрём стенки сосуда, — предложила она. — Тогда я ему закажу сделать так, чтобы не было злюк и ябед. Попрошу, чтобы он научил людей всё на свете беречь; особенно животных, леса и океан.
        Однако Жемчужина догадалась, кто занял кувшин и шевелится в нём. Когда кувшин перевернули, из него выполз обыкновенный осьминог…
        Хотя желание девочки не осуществилось, и она чувствовала разочарование, — правда, всего капельку, — море и в этот раз не оставило её без подарка.
        Осьминог, осторожно перебирая щупальцами, без суеты и боязни, важно, с чувством собственного достоинства, медленно удалился в глубины моря. Видно было, что ему очень не хотелось покидать свой терем. Он, как выразилась Даша, «напупыжился», словно рассерженный слон, и так покраснел от возмущения, что стал куда оранжевей, чем самая яркая, сочная морковка. Спрут бы ещё повоевал за своё жилище, если бы кувшин не выбросило на берег. А так всем своим видом дал понять: «Забирайте!..какой смысл сражаться, — на суше мне и серебряный дворец не нужен!.. найду лучше!.. Их в море много,… даже золотых!..»
        Но Дашенька и Жемчужина все же успели его потрогать. Осьминог оказался гладким и ласковым!.. Глаза его очень походили на человечьи, а загнутый клюв точь-в-точь был таким, как у большого попугая ара, которого девочка видела в зоопарке.
        Нет!.. Море любило Дарьюшку!.. Да и Посейдон благоволил к ней. А иначе бы она не получала от них таких подарков. Ведь это она увидела амфору. И встретиться с живым осьминогом не на экзамене у экватора, а на берегу, прямо под своим окном, пощупать его — скажете, обычное дело?… Многим так повезло?…И девочка была счастлива «прямо жуть!»
        Даже, если бы только это случилось, так и то можно было бы считать, что Дарьюшка — очень везучий человек! Даже, если бы только это!
        Но, ведь, она, как мы уже знаем, умела мечтать! И, зная это, море дарило ей всё новые и новые неожиданности. Самый главный сюрприз этого вечера был привязан цепочкой к кувшину и находился ещё в море под песком. Его ещё нужно было вытащить.
        Как только спрут покинул своё жилище, Дашенькина мама попыталась это сделать. Она потянула за цепь. Но то, что пряталось под песком, и не думало поддаваться, даже не шевельнулось. Наоборот: оно как будто стремилось зарыться ещё глубже.
        —Дарьюшка!.. Одной мне не справиться…
        Мама подала дочери руку, и та потянула в сторону берега, помогая. Однако и их стараний не хватило, чтобы вытащить таинственный предмет.
        — Жемчужинка, помогай! — уже Даша пригласила подругу. — Там, наверное, якорь, или пушка, — предположила она.
        Только усилий маленькой Жемчужины и нехватало, чтобы вытащить находку. Как только она прикоснулась к руке подруги, таинственная поклажа начала выползать из песка. «Как в сказке о репке,… — успела подумать девочка».
        Но это была ни репка, ни якорь и уж, конечно, ни пушка.
        Из моря появился (что бы вы думали?)…, из него появился совсем небольшой сундучок!.. Почти обыкновенный сундучок…
        И если бы он не был сделан из хрусталя и покрыт перламутром; если бы на нём не сверкали жемчужины и самоцветные каменья; если бы этот сундук не имел гнутые золотые ручки и инкрустированные края; наконец, — если бы у него не отсутствовал замок, а на крышке не было бы компаса, точь-в-точь похожего на тот, что находился на паруснике Нептуна, и он не был бы прикован серебряной цепью к амфоре, то всякий бы решил, что его только вчера выбросили за ненадобностью.
        И он не был вовсе тяжёл!.. Даже наоборот, — сундучок весил не больше фунта!.. Каково?… А сопротивлялся словно живой!..
        Дашенька и мама стояли с раскрытыми ладонями и очень похожими выражениями на лицах, отражавших и недоумение и восторг. А Жемчужина, казалось, вовсе не была удивлена, будто только что вытащила не из моря чудесный сундучок, а пирог из печи, который она же и посадила туда час назад!
        Но ни Даша, ни её мама не заметили этой странности в поведении жемчужины, во взгляде которой пронеслись какие-то воспоминания и грусть, словно она вспомнила что-то давнее. А, возможно, наше предположение попало в точку, и Жемчужина переживала произошедшее с ней в прошлом. Возможно даже, что и сундук ей был знаком. Как знать?… Ведь она выросла и жила в скрытых глубинах морей.
        Понятно, что обе находки бережно отнесли домой.
        Девочка так была поражена таинственностью сундучка, — ведь он не только сверкал драгоценностями, будто и не лежал целые века в море, но и не имел затвора!.. — она до такой степени была поражена, что в первый раз в жизни Катю несла домой мама, а Дарьюшка — сундук!
        Весь вечер всей семьёй пытались разгадать секрет сундука и открыть его. Но он был так сложен, что Жемчужина не стала участвовать в этом, сказав:
        —Тот, кто послал его нам, в нужный момент сам откроет.
        —А кто его послал?… — спросила Даша.
        —И это мы узнаем, если он захочет, — уклончиво ответила подруга.
        Лунный луч открывает поющий сундучок, а тот свои тайны. Баркентина «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО»
        Хотя Дарьюшке не терпелось выяснить, что таит в себе удивительная находка, но пришла пора спать, и она, как всегда, вместе с Жемчужиной и куклой улеглась в свою постель.
        На дворе было уже темно. Сон её совсем одолевал. Она слышала убаюкивающий шум моря и, засыпая, тихо произнесла: «Спасибо тебе, моречко, за подарки. Они так необыкновенны!..»
        У неё уже не было сил бороться со сном, глаза слиплись, а нос сам по себе, ровно вдыхая, сопел. Но ей послышалось, что море сказало: «Не засыпай!.. Дождись первого лунного луча. Он как раз сегодня появится!..»
        Возможно, это Дашеньке почудилось, или сказало вовсе не море. Но всё равно, услышав такое, любой постарался бы не засыпать. Поэтому девочка решила, что просто полежит с закрытыми глазами и на всякий случай подождёт: а вдруг, что-то и в самом деле произойдёт!..
        Жемчужина и кукла уже давно спали, а она — нет…
        Скажите, если бы и девочка спала, сумела бы она увидеть то, что случилось этой ночью?…Думается, — нет!
        А произошло уж совсем необыкновенное…
        Долго лежала Даша с закрытыми глазами… Луна всё не появлялась. Девочка знала, что та ещё два дня будет совсем маленькой, так как вначале лишь чуть-чуть выглядывает совсем ненадолго.
        Казалось, и ночь скоро кончится. Но вот через щёлку глаз она приметила, что в форточку, сбоку, из-за косяка окна, чуть-чуть, еле-еле кто-то осторожно заглянул и тут же спрятался. Но её было не обмануть. Даша сразу поняла, что это тоненький лунный лучик; вернее, — месячный. Девочка совсем притихла и побольше приоткрыла правый глаз. Через реснички она увидела, что кто-то снова, сначала боязливо, а затем более уверенно высунул свой острый нос, а после появился и сам. Это и в самом деле был тонюсенький месяц. Он только что народился и походил на отстриженный ноготок.
        И вот лучик проскользнул через приоткрытую форточку, вытянулся до пола и упёрся в него. Вначале он что-то там пошарил, а затем застыл.
        Дарьюшка наблюдала, затаив дыхание. Такое она видела в первый раз: лунный лучик вёл себя словно живой и разумный. Но настоящий сюрприз был впереди… Наблюдая за лучиком, девочка заметила, что у его подножия, на полу, появилась странная движущаяся тень. Она вела себя так, как бывает, когда из пальцев рук строят фигуры, ставят перед горящей свечой, двигают ими, а на стене появляются разные смешные существа: зайцы, волки и черти, тявкающие, двигающие ушами и хвостом. Тень изображала существо с вытянутым носом и в колпаке!..
        Дашенька взглянула на форточку и прямо онемела. В ней, обвив лунный лучик ногами и вцепившись в него руками, сидел маленький смешной старикашка. Голова его была почти больше туловища, а ноги и руки совсем коротенькие. Нос, однако, выглядел знатно! Он был горбатый и походил на изогнутый огурец. Сам же человечек — его взлохмаченные волосы, лицо и всё тело — горел оранжевым огнём. Он был рыжим!
        Девочка почему-то сразу дала ему имя Фифи. Она не могла объяснить почему. Так само получилось.
        Фифи покрутил туда — сюда головой, что-то высматривая; потянул в себя воздух, к чему-то принюхиваясь; прислушался;… ещё раз повернул голову в сторону Дашенькиной кроватки и, хмыкнув: «так я и знал!.. не могли поставить на пол!..», покатился по лунному лучику вниз!..
        Девочка тут же поняла, чем он недоволен. Сундучок стоял на тумбочке, в изголовье кровати. Его туда поставили по предложению Жемчужины. Конечно же, Фифи имел в виду его, выражая недовольство словами «не могли поставить на пол!»
        Старичок спустился по лучу как по шесту, не отпуская его из рук, снова осмотрелся, зачем-то помял кисточку, что висела на его колпаке, шмыгнул носом, а затем… подскочил!.. Да так высоко, что голова его очутилась выше кроватки!..
        Вначале Даша подумала: «зачем он это сделал?…», но потом догадалась: ведь старичок был совсем крохотным, не больше гнома, и с пола не мог видеть сундучка.
        Приземлившись, Фифи почесал за ухом, крякнул и, обращаясь к лунному лучу, произнёс: «проблема!..» Затем, растягивая, добавил: «а при… — каз… надо вы-пол-…нять…».
        Дарьюшка, притаившись, следила: что же будет?
        Старичок шустро взобрался вверх по лучу на высоту тумбочки и приказал:
        — Неси к сундуку!..
        —Не удастся,… — возразил луч, — туда я не могу стрельнуть, — в тень попадаю. Видишь, месяц, ещё не сместился. Ждать надо.
        —Эк,… ждать! Не велено,… да и проснуться могут. Неси уж, сказано!
        — Сморчок, — снова возразил лучик, — недаром на тех, кто несуразицу несёт, говорят: «с луны свалился!» Ты и подтвердил это. Но как раз потому, что мы с тобой с Луны, должен бы знать, что луч всегда прямой! Это тебе ни какая-нибудь верёвка. Я — луч!..
        Фифи — Сморчок, не сдавался:
        —Ври, да не завирайся, Блескун!.. Я, знаешь, прожил уж ни одну тысячу лет и кое о чём наслышан. Не ты ли, попадая в воду, надламываешься и меняешь направление? Да и от стекла отскакиваешь. Когда мы с тобой летали к Принцессе-Комете, так ты и звёзды огибал! Так что, — давай!.. нет времени перепираться.
        —Хватил! — «В воду,…от стекла…». Я же только преломляюсь, но остаюсь прямым! А воды здесь нет!.. Не могу тебя к сундучку отнести…
        —Придумал!.. — вскрикнул старичок. — Я поверну форточку так, чтобы ты, падая на неё, в аккурат отразился на сундучок. Годится?
        — Так можно, пойдёт.
        Фифи быстро поднялся до самой форточки, ловко вскарабкался на неё, упёрся в створку руками и стал потихоньку поворачивать, следя, куда падает отражённый луч. Добившись, чтобы он точно попал в центр крышки сундучка, Сморчок лихо, словно мальчишка, скатился вниз и уселся на сундук.
        Несколько мгновений он сидел, не шевелясь. Затем огляделся, тихонько соскользнул на тумбочку, прошёл к её краю, заглянул в кровать и внимательно присмотрелся: спят ли Дашенька, Жемчужина и Катя.
        Девочка покрепче зажмурила глаза.
        Он зачем-то потянул носом воздух, повращал головой и снова уставился на лица спящих.
        Видно, не найдя никаких опасностей, и, думая, что никто за ним не следит, он наконец решился приступить к тому, зачем прилетел…
        Лучик же всё это время оставался неподвижным. Даше лишь показалось, что и у месяца чуточку приоткрылся глаз, словно и он следил за действиями Фифи. Но в этом она не была уверена, так как и сама глядела только через узенькую щёлку в ресницах, шириной не больше, чем расстояние между зубьями гребешка.
        То, что случилось дальше, вряд ли можно прочесть даже в какой-нибудь сказке. А Дарьюшка, вспоминая, всякий раз сомневается: не сон ли это был на самом деле?…
        Как только Фифи убедился, что никто не подсматривает, он захватил левой рукой лучик, притянул его и направил на компас, что украшал крышку таинственного сундука. Компас был нарисован серебристой краской, а его стрелка, буквы и цифры сделаны из перламутровых раковин, драгоценных кораллов и камней.
        Старичок сначала направил луч в ось, к которой крепилась стрелка. Она засветилась!.. Свет играл, становясь то ярче, то затухая. Фифи, словно карандашом, провёл лучом по стрелке до самого её кончика. Она вспыхнула!.. Затем он покачал лучиком из стороны в сторону, держа его на стрелке. Та, следуя за ним, тоже закачалась… и ожила!.. Тогда Сморчок, подцепив её лучом, повернул так, что она стала показывать точно восемьдесят семь градусов южной широты. В этот момент в сундучке что-то щёлкнуло… Фифи довольно крякнул и, обращаясь к лучу, произнёс:
        — Запомнил?… Всегда делай так!..
        Тот промолчал.
        Но старичок, не отпуская его, повторил:
        —Перепутать ничего нельзя!.. Запомни: волшебный сундук принадлежал Лунной принцессе! А подарил его ей Посейдон, чтобы могла странствовать по морям да океанам. Когда она улетела, царь с горя вышвырнул ларец на дно морское. С той поры его никто не открывал. Владыка и сам забыл уж секрет. Благо, я живу со времени рождения Лунной принцессы и на память не жалуюсь! Вот он и позвал.
        Затем он запрыгал на левой ножке, наклонив голову и держась за ухо, будто вытряхивал из него воду, и запел смешную присказку:
        Я похож на гриб сморчок
        И себе: ни так — ни сяк,
        Но открыть мне сундучок, —
        Знают все: простой пустяк!
        Лунный луч поможет мне, —
        Он пружину заведёт,
        Наяву, а не во сне,
        Здесь фламинго поплывёт!..
        —Открывай! — Скомандовал Фифи и на шаг отступил от сундучка.
        Луч прилепился к краю крышки и стал укорачиваться. Крышка начала медленно приподниматься. И в это же самое время послышалась сначала слабая, а потом всё усиливающаяся мелодия. Она быстро заполняла комнату, и уже через мгновение в ней звучал целый оркестр. Луч укорачивался, крышка поднималась, а музыка становилась громче, торжественней.
        И в какой-то момент сундучок произнёс голосом Посейдона:
        — Внучка, принимай в подарок розового фламинго!
        Услышав это, Дашенька громко вскрикнула.
        Испугавшись, что старичок и луч исчезнут, а сундучок захлопнется, девочка боязливо прикрыла ладошкой рот и услышала, как ей говорят:
        — Тихо!..тихо!..
        Это был почему-то голос мамы…
        К счастью, ни лучик, ни старичок не обратили внимания на её возглас.
        Тем временем, как только владыка морей произнёс: «принимай в подарок розового фламинго!», сундук начал увеличиваться в размерах, а из него, выгнув шею и приподняв крылья, словно изготовившись взлететь, стал горделиво выплывать красавец розовый фламинго!..
        Вначале показалась голова с изогнутым алым клювом, конец которого был выкрашен в лакированный чёрный цвет,… затем откинутая назад грациозная шея, красиво лежавшая на туловище,… и, наконец, выплыл весь он сам.
        Как же он был красив и изящен!.. Это была сказочная птица!
        У Дарьюшки перехватило дыхание. Ей хотелось, чтобы эту красоту увидела и Жемчужина. Но та спала, а девочка боялась и моргнуть, чтобы не спугнуть творившееся волшебство.
        Фламинго, даже не шевельнувшись, плыл! Он величаво поднимался по лунному лучу всё выше и выше, будто облако на волнах, и был уже совсем рядом с форточкой.
        Дашенька испугалась, что птица улетит. Она хотела попросить: «пожалуйста, не улетай!..», но в это время — то ли от страха потерять подарок Нептуна, то ли от чего ещё, — но у неё закружилась голова…
        Девочка не помнила, что произошло дальше, куда делся Фифи, лунный луч и не знала: на месте ли волшебный сундук.
        Когда она пришла в себя, то с удивлением обнаружила, что стоит на берегу моря!..
        Вокруг была тишина, с неба счастливо глядели звёзды, от морской глади отражался улыбающийся месяц, а на ней самой покачивался прекрасный парусник!.. Это была баркентина. Она походила на ту самую птицу, что выплыла из сундука… На её борту, выведенное золотыми буквами, сияло имя «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО».
        Корабль стоял недалеко от берега. Его приспущенные паруса напоминали крылья птицы в тот момент, когда она выплыла из сундучка. Казалось, что вот сейчас баркентина, взмахнув ими, сорвётся, устремится вперёд и взлетит. Так она была легка и изящна.
        Ночной бриз шевелил лежащие на стеньгах марсели, и они подобно перьям чуть-чуть топорщились, придавая ещё большее сходство с живым фламинго.
        Дашенька стояла, завороженная видением. Она не проронила ни звука, и ей не было страшно одной. Девочка по-прежнему слышала музыку, и ей казалось, что сундучок, старичок и лунный луч где-то рядом, довольные, наблюдают за ней.
        Как уже бывало ни один раз, Даша то ли от избытка впечатлений, то ли от усталости, — а, возможно, от всего сразу, — не заметила, как очутилась снова в кроватке и крепко уснула.
        И всё-таки, засыпая, она услышала, как старичок ей пообещал:
        —Спи!.. «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО» станет теперь перед тобой появляться, когда ты этого пожелаешь. Стоит лишь попрыгать на одной ножке точно так, как ты «убрыкиваешь» от моря, закрыть левое ухо ладошкой, а правую руку сжать в кулак и произнести:
        Добрый старичок Сморчок,
        Появись передо мной,
        Прихвати и сундучок,
        Луч да компас заводной!..
        Мы и появимся.
        Но знай, что это возможно лишь в те ночи, когда на небе молодой месяц. Запомни!..
        И он исчез…
        Полёт на «РОЗОВОМ ФЛАМИНГО» к Жемчужному острову
        Весь следующий день Дашенька героически молчала о том, что произошло. Во-первых, она всё-таки сомневалась: подлинно ли то, что она видела и слышала. Хотелось удостовериться, что Сморчок и баркентина существуют на самом деле. Хотя она и была уверена в правдивости всего, но уж слишком оно походило на сказочность. А, главное, девочка хотела сделать Жемчужине сюрприз.
        Поздним вечером, когда в небе кто-то зажёг яркие звёзды, на рейде, прямо против окна Даши, стоял красавец «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО».
        До трапа парусника их с Жемчужиной быстро донёс Деф. Никто их не встречал, но непонятная сила влекла вперёд, и они смело поднялись на корабль. Баркентина стояла на якоре.
        Как только они очутились на борту, их приветствовал голос старичка Сморчка. Однако самого его не было видно, как, впрочем, и кого-либо ещё. Затем этот же голос задал вопрос:
        — Прикажете поднимать якорь?…
        Девочка не знала к кому обращён вопрос и поэтому промолчала. Однако её снова спросили, обращаясь по имени:
        — Дарьюшка, якорь поднимать?…
        — А мы куда-то поедем?
        — Не поедем, а пойдём! — недовольно пробурчал голос. — Запомни: на кораблях не ездят; на них ходят! — Затем, смягчившись, сказал: — Разве мы не к острову Жемчужному держим путь?…
        —К нему! К нему!.. — одновременно воскликнули подружки.
        —Поднять якорь! — скомандовал Голос кому-то, кого также не было видно.
        Послышался скрип кабестана, наматывающего цепь на барабан, и её грохотание.
        —Якорь поднят! — спустя несколько мгновений, отрапортовал невидимый Кто-то.
        — Поставить паруса: фок, грот и бизань!
        Команда снова была выполнена Невидимкой.
        Также быстро и умело поставили марсели и брамсели.
        «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО» ожил и полетел.
        —Повернуть контр-бизань к ветру! — Продолжал распоряжаться Голос.
        Баркентина, надув паруса, как на крыльях понеслась к острову. На самом деле это и были крылья. Настоящие распахнутые крылья огромного фламинго, которые несли её над волнами, лишь чуть их касаясь. Да и весь корабль был птицей. Он подчинялся даже самому малому движению крыльев — парусов и покачивался, встречая восходящие потоки воздуха. Было ли это не удивительным?…
        Ещё большим чудом являлось то, что он летел быстрее птицы. Хотя на море стоял полный штиль, но паруса баркентины упруго гудели и несли «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО» вдоль лунной дорожки так быстро, что всё мелькало мимо, будто кончики молний. Никто бы не смог с ним соперничать: ни серый волк, ни конёк-горбунок, ни даже смерч.
        Странным, однако, было, что корабль вовсе не имел команды; ни единой живой души. Лишь два бестелесных голоса управляли им. И если один из них был девочке знаком, то второй, продутый ветрами и просоленный всеми морями, принадлежал или таинственному «морскому волку», знавшему толк в парусниках, или хуже — морскому дьяволу. Во всяком случае, Дашеньке было не по себе слышать Никого и знать, что приказывает пустой звук, а отвечает и выполняет команды Никто.
        Однако путешествие её полностью захватило.
        Жемчужина, кажется, чувствовала себя нисколько не хуже. Как только «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО» вырвался на простор семи морей и ветров, она поделилась с Дашенькой:
        —Это так неожиданно!.. — плыть на паруснике, да ещё на таком, что будто летишь на крыльях. И откуда он взялся?…
        — Я открою секрет. Это — мой сюрприз. И девочка рассказала о том, что произошло предыдущей ночью.
        Парусник нёсся так стремительно, что невозможно было понять, что происходило: летела ли баркентина со скоростью скользящего по воде солнечного луча, или море проносилось вспять, увлечённое неведомой силой.
        Прошло, пожалуй, не более часа, как на горизонте возник силуэт Жемчужного острова, а затем и весь он (с хрустальной скалой, пальмами и нагорными высотами) предстал отчётливо и живо во всём великолепии не тронутых земель.
        Дашенька и Жемчужина, не говоря ни слова, восторженно воспринимали всё происходящее.
        «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО» быстро приближался к берегу. Уже виднелся пенистый накат ломавшихся на рифе волн и круговое течение вокруг острова. Валы стали круче, что говорило о том, что глубины под килем парусника уже не более тридцати футов, а то и того меньше. Мелководье накатывало стремительно, горы и деревья росли, словно надвигающийся поезд в кадре кино. Ещё мгновение, — и корабль разлетится в щепы, наскочив на скалы!.. От этой мысли Дашенька съёжилась и присела, зажмурив глаза.
        В это время, на счастье, раздалась команда. Её, как и прежде, отдал Голос Сморчка:
        — Убрать фок, грот и бизань!
        И тут же:
        — Опустить марсели!
        Они в минуту легли на стеньги, словно с ними управлялась сотня самых ловких корсаров.
        В одно мгновение баркентина потеряла ход.
        — Взять контр-бизань на штовы!
        И «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО», летевший, словно птица, над волнами, коснулся поверхности волн, прочертил отблескивавшую лунным светом полосу и осел корпусом, погрузив в море вначале киль, а затем и днище.
        — Бросить якорь! — также властно и уверенно отдал последнее распоряжение Голос.
        И почти врезавшись бушпритом в скалу игуан, корабль замер.
        Для Дарьюшки всё происходившее во время путешествия было столь неожиданным и так её потрясло, что ни во время его, ни в первые минуты остановки она не могла произнести ни словечка. Девочка даже начала подозревать — не сон ли это. Но уже скоро убедилась в реальности всего случившегося в эти две такие странные ночи.
        Загадка Голоса и Невидимки открывается
        Корабль плавно покачивался на прибое. Вокруг наступила такая тишина, будто ни в море, ни на острове не существовало ни одного живого существа.
        Пожалуй, предыдущую фразу следовало написать без слова «будто». Тогда она звучала бы так: «…ни в море, ни на острове не существовало ни одного живого существа». И это соответствовало бы тому, что было на самом деле. Ведь вокруг не было никого, даже чаек и летучих рыб. Даже игуан!
        Подруги, как не трудно догадаться, не знали, что им предпринять. С баркентины сойти они не могли, по кораблю блуждать не решились, так как в первый раз в жизни попали на него и даже не представляли как он устроен, а посоветоваться было не с кем. Деф, донёсший их на парусник, отстал, и Дашенька с Жемчужиной даже придумать не могли, — где он находится.
        Самым неприятным, однако, было не это.
        В умных книжках, сказках и всяких правдивых, и не очень правдивых, историях уж много раз говорилось и рассказывалось, что жутче и опаснее, чем остаться на неуправляемом корабле, ничего не бывает. Об этом никто не решится и спорить. Ни подземелье, ни даже бездонная пропасть не могут в этом соперничать с бескрайним океаном. В них находиться, конечно, — тоже не у бабушки на блинах… И всё-таки: что подземелье, что пропасть, — на твердой земле. Тут и присесть можно, отдохнуть и даже полежать. А в море попробуй-ка,… присядь! Или, может быть, в нём кому-нибудь, когда-нибудь удалось поспать на правом боку, подложив под щёчку руки, или того лучше — волну?… Можно такое представить?… — Как бы не так!..
        А в этот раз всё было куда запутанней и опаснее.
        Подруги оказались на заброшенном корабле, и никого, ни единого живого существа рядом не было. Стлалась ночь и загробная, жуткая, скребущая по спине тишина. Главное — ужасающая тишина!.. И в то же время они знали, что где-то рядом живут пустой звук — Голос и невидимый Кто-то. И ещё не известно: какой у них нрав, и что они задумали!..
        Чтобы понять чувства Дашеньки и Жемчужины, вспомните, что самым тяжким наказанием, которое придумали тюремщики ещё в давние времена, были одиночные камеры! Даже короли, желая избавиться от своих противников и претендентов на престол, бросали их не просто в подземелье, а именно в одиночные камеры!.. Вы спросите: «почему?»… — Да просто!.. — Нет более изощрённого издевательства, чем оставить человека в полной тишине… — С ума он сходит там!.. Никто ещё не выдержал этой пытки. Никто!..
        Вот и для подружек это было самым невыносимым.
        Прошли-то какие-нибудь мгновения, а им уже было просто не по себе. Чем бы это кончилось, и подумать не хочется… Однако всё разрешилось быстро и благополучно.
        Дашенька, обращаясь к Жемчужине, спросила:
        —Что же мы будем делать?…Как выберемся отсюда? Да и никто нас не встречает… Неужели Нептун забыл про нас?
        —Мне тоже от этих мыслей не по себе. Хотя я не могу поверить, что о нас не вспомнят. — Ответила подруга.
        —Верно говоришь, Жемчужина!.. По законам моря друзей не бросают в беде, — произнёс вдруг голос Сморчка. — Я давно жду ваших приказаний, а вы молчите. Так что прикажете делать?
        Но прежде, чем высказать пожелание, Дашенька спросила:
        — Фифи, а почему ты прячешься?
        —Это ещё что за Фифи?!.. Кто он такой и как появился здесь? — угрожающе отреагировал Голос.
        —Ой, дедушка Сморчок, извини,… это я так назвала тебя. Имя не обидное. Нет, — правда!..
        —А кто тебе его подсказал? — насторожился старичок.
        —Никто… Просто само так получилось, как только увидела тебя.
        —Никто?…
        —Тебе не нравится оно?…
        —Мне?… Ещё как нравится!.. Зови меня так!
        —А почему ты прячешься?
        —Я?… — вот те раз! Да ведь это ты до сих пор меня не позвала, не произнесла заколдованные слова.
        —Ой!.. Я совсем забыла…
        Дашенька прикрыла левой рукой ухо, правую зажала в кулак и, прыгая на одной ножке, громко продекламировала:
        Добрый старичок Сморчок,
        Появись передо мной,
        Прихвати и сундучок,
        Луч да компас заводной!..
        Не успела она и договорить, как перед ними, на палубе, появился Сморчок, который недовольно пробурчал:
        —Забыла,… видели её! А мы тут невидимками должны скакать…Правда, Блескун?
        Лунный луч возник в тот же момент, что и старичок. Он исходил из нижнего рога месяца и простреливал всё небо яркой, очень тонкой полоской. На его конце качался тот самый волшебный сундучок. Он едва ни касался палубы.
        —Извините, пожалуйста. Вы не будете на меня дуться? — примирительно попросила Дашенька.
        —Дуться?…Ещё чего!.. Да ты нам приказывать можешь! — ответил Блескун. — А Сморчок, как и все старики, вечно ворчит. «Верно говорю? — обратился он к Сморчку».
        Тот хитро промолчал и вновь спросил Дашеньку:
        — Так что будем делать? Высаживаться?
        — А мы не знаем, куда высаживаться и куда идти…
        —Вот те два! — снова воскликнул Сморчок. — Я и то знаю, что вас ждут в хрустальном дворце. Соня, ожидаючи, поди, во сне с ветки свалилась.
        —Так пошли к ней быстрее!
        —«Пошли!»… Эко!.. — «пошли!» Вам что тут паркет? «Пошли!» — ну и сказала! … Блескун, переноси. Да и «ФЛАМИНГО» забрать надо.
        — Говори слова, — согласился лунный луч.
        Старичок снова встал на левую ногу и, прикрыв ухо, заскакал, напевая:
        Стань,«ФЛАМИНГО», с кулачок!
        Вместе с лучиком и с нами
        Забирайся в сундучок! —
        Полетим под облаками!..
        Подчиняясь воле смешного старичка-волшебника, баркентина начала уменьшаться. И чем меньше она становилась, тем больше и больше походила на живого розового фламинго. Впрочем, сказать «больше и больше походила», будет не совсем точно, так как она и всегда была копией настоящего фламинго, только очень большого.
        Корабль уменьшался, а сундучок так и висел на лунном луче.
        Как и во всех путешествиях по лунной дорожке, и в этот раз всё происходило необычным образом, словно специально кем-то придуманным. А иначе как же можно объяснить то, что последовало вслед за уменьшением птицы-парусника?
        Итак, баркентина постепенно уменьшалась, и вскоре её палуба, ют и бак оказались гораздо ниже висящего в воздухе сундука. Прошли какие-то мгновения, и даже с грот-мачты невозможно было бы не только достать до днища сундучка, но и допрыгнуть, не говоря уже о фок и бизань мачтах.
        Сундук уже качался где-то высоко в небесах, а сам «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО»сделался ничуть не больше настоящей птицы, носящей такое же имя. А она, ведь, даже не больше журавля или лебедя!
        Вначале Дашенька, как, впрочем, и Жемчужина, наблюдала всё происходящее с обычным для любознательных девочек познавательным любопытством. Однако, как только парусник уменьшился ещё и стал даже меньше размеров сундучка, который сам был не более, пожалуй, обыкновенной бабушкиной шкатулки для хранения пуговиц, её осенило. Дарьюшка задала себе простой вопрос: «Позвольте, позвольте!.. Если корабль стал меньше какой-нибудь шкатулки, а я нахожусь на нём, то, что же происходит со мной?…Ведь мачты мне кажутся по-прежнему высокими, по палубе я не только могу бродить, но даже пробежаться, а крохотная рябь за бортом сделалась выше меня! Как же это может быть?…»
        И когда девочка поняла, что происходит с ней, она так и не решилась произнести это вслух, хотя в мыслях пролетело, поразившее её признание: «я тоже стала карликом!..По крайней мере — лилипуткою!»
        И это было именно так!
        Всё: парусник, Даша, Сморчок и жемчужина, всё уменьшилось во много раз. Они стали еле различимыми, а девочка сделалась меньше, чем даже самая маленькая каплюшка.
        Если бы такое случилось с ней до знакомства с Жемчужиной, или даже в самом его начале, то конечно нельзя было бы предположить благополучного, а тем более счастливого, конца этой истории. Но Даша, как вы помните, уже много раз попадала в невероятные ситуации: и страшные, и сказочные, и даже волшебные, и всякий раз благодаря друзьям, они оканчивались, словно в сказке, — к их общему удовольствию неожиданно хорошо.
        Луч и лунная радуга уносят сундук с баркентиной, Дашенькой, Жемчужиной, Сморчком и Соней в грот
        Стоит, пожалуй, напомнить, что той ночью, когда девочка впервые увидела сундучок, «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО»выплыл из него, поднимаясь вверх к форточке по лунному лучу. И теперь, как только он достиг игрушечных размеров, луч начал удлиняться, опуская сундук, по-прежнему висевший высоко в небе. Когда днище коснулось воды, а затем погрузилось так, что края поравнялись с поверхностью моря, баркентина вместе с её пассажирами, как ни в чём не бывало, переплыла в сундук!
        Не подумайте, что всё это длилось столько же, сколько я рассказываю об этом. На самом деле это заняло не более трёх, или даже двух, минут. Да иначе не могло и быть: ведь совершалось настоящее волшебство!
        Стоило паруснику оказаться в ларце, как лунный луч, укорачиваясь, стал его поднимать над морем. Баркентина, а вместе с ней Дашенька с Жемчужиной и старичком, оказались подвешенными.
        Блескун приподнял их не меньше, чем на десять метров, а затем сундук, словно дирижабль, поплыл в сторону берега.
        Если точнее выразиться, то он, скорее, напоминал качели, что дети привязывают к толстым ветвям деревьев, стоящих на берегу реки, у самой воды, и качаются, пересекая реку то туда, то сюда. А эта была соединена ни с деревьями, и даже ни с ветряной мельницей, а с месяцем!
        Могла ли Дашенька подумать, что хотя бы в мечтах сможет покататься на лунных качелях?…
        А, впрочем, в мечтах-то и могла.
        … Лунный луч перенёс всю компанию на берег, но не опустил. К ним тут же подлетела Соня. Дарьюшка была рада снова её встретить. Кажется, и та выражала не меньшее довольство.
        Поприветствовав подружек, она, сказав, что в этот раз нет необходимости долго пробираться к скале, приподняла крылья, закатив глаза, и, вначале обращаясь к лучу, а затем тут же к лунной радуге, произнесла:
        Передай-ка, луч, ларец
        Лунной радуге теперь, —
        Пусть несёт нас во дворец.
        Я же вам открою дверь.
        После её слов, как и в предыдущую ночь, прочертив половину неба, вспыхнула лунная радуга. Хотя в этот раз светила не полная луна, а всего лишь молодой месяц, радуга была ещё ярче и красочней. Она выглядела подобно месяцу молодо и задорно; так переливалась красками и румянилась, будто и в самом деле это сияла от счастья девица-краса.
        На какое-то время радуга, словно задорно выгнутая бровь, вознеслась коромыслом над лесами и долинами от самого сундучка до тайного входа в хрустальную скалу. Затем опрокинулась, подцепив волшебный сундучок-ларец сразу за обе его серебряные ручки, и, прогнувшись, повисла лунной канатной дорогой.
        Сморчок, тихо сидевший в углу сундука, словно только и ждал, когда лунная радуга повиснет над расщелиной. Он, тут же вскочив, и ещё больше приоткрыв крышку, скомандовал, как командуют лошадкам:
        — Но!.. Поехали!..
        И «карета», — то есть сундучок, — не опустившись даже на землю, всё более ускоряясь, покатилась по подвесной дорожке вверх, к замаскированному входу в тайную пещеру, в которой путешественники в ту жуткую ночь попали в лапы страшного кровососа Мизгиря.
        Удивительно, но в этот раз ни только не пришлось уговаривать троля открыть вход, но он был на стороже, и стоило сове произнести пароль, двери отворились. Пошто мило и радостно, как ребёнок, раскинув руки и широко улыбаясь, обнял Дашеньку, а затем осторожно погладил жемчужину, приветствуя обоих:
        —Я так ждал!..Я так ждал!..У меня жуткая скукотища!.. Вы думаете, я — соня?… Когда сотню лет некому не то, чтобы загадку загадать, так и перешепнуться не с кем, — конечно, в сон клонит. Хотите, загадку загадаю?…
        — Недосуг теперь, Пошто…, — начал, было, Сморчок.
        Однако троль возразил:
        —Вот те раз! — ему «недосуг!..» Да я что тут турусы на колёсах катаю? Без неё-то вы не сможете быстро долететь до грота. Тайна вас не пропустит. Это, знай, — не моя блажь. Порядок таков. И отгадать положено её тому, кто путешествовать намерен. Не ты, ведь. Это Дарьюшки забота. Угадает, — так вольному — воля, катите во дворец; а нет, — так не обессудьте — заказан он будет. Будешь отгадывать? — обратился он к девочке.
        — Буду.
        — А не страшно?
        — Чего?
        — Вдруг не разгадаешь.
        —Я очень хочу побывать в хрустальном дворце, да и Жемчужина — тоже. Загадывай!
        —Ишь, какая смелая!.. Если отгадаешь, то Тайна пропустит не только вас, но и луч и лунную радугу до самого грота, и вы лихо скатитесь по ним за какую-нибудь минуту. Только она здесь распоряжается лунной радугой и лучом. А, если не сумеешь найти ответ, то снова придётся блуждать, как в тот раз. Внимательно слушай:
        Кто ночами с неба светит
        Птицам, рыбам, взрослым, детям
        И не плачет, что одна?…
        Кто же это?… Кто она?…
        Дашенька много читала и знала. Надо ли говорить, что она быстро разгадала загадку?
        Путешественники могли тут же двинуться в путь. Но ей очень хотелось повидать своих друзей, а их рядом не оказалось. Девочка спросила у троля:
        —Миленький Пошто, почему здесь нет Летуна, Светляка, Шишкохвоста и Луговички?
        —Сегодня вы полетите к хрустальному дворцу быстрее, чем ведьма на метле. За вами не сможет угнаться и сокол, а уж тем более они. Надобности в них нет. Да и не успеют они появиться, а вы уж будете в гроте. — Верно, Блескун?
        —Если не будешь тра-ля-лякать.
        —Гляди на него! — обиделся троль.
        —Передай им от нас привет, пожалуйста, — попросила Дарьюшка.
        —А ты сама крикни. Пещера донесёт.
        Девочка исполнила своё желание. И к удивлению, вначале услышала своё многократное эхо, а затем четыре ответа своих друзей.
        Когда дверь в потайной ход пещеры отворилась, Дашенька, Сморчок, Жемчужина и даже сова, сидели в сундучке, висевшем на радуге. Они и сейчас были в нём. Но девочка не обратила внимания, что, как только она разгадала загадку, радуга сама, без чьего-либо приказа проскользнула в пещеру, а за ней устремился и лунный луч. Даже Жемчужина не знала, что они в то же мгновение достигли грота и прицепились к карнизу, на который в тот раз садилась сова, клала червяка и наливала воды.
        Тогда подруги ещё не догадывались, что лунная радуга может вспыхивать не только в небе, долинах, расщелинах, но даже и в подземелье! Тем более волшебная!..
        Теперь уже сова, вначале недовольно выговорив тролю: «Разговорился!..», напомнила ему:
        —Смотри, не захлопни плотно дверь, а то перебьёшь и радугу и луч!.. Оставь щёлку.
        — Да знаю, знаю уж …
        Соня обратилась к Сморчку:
        — Пора!.. Командуй…
        Тот кивнул головой; снова поджал правую ногу, наклонил голову с зажатым ухом; подскакивая, и похлопывая правой рукой по сундучку, пропел:
        Скользи, милый, скользи вниз,
        В подземелье на карниз!
        Девочка с Жемчужиной не успели ахнуть, как сундук сорвался с места и понёсся быстрее стрелы, что выпустил Иван в сказке о царевне-лягушке. Даже старичок-Сморчок, не удержавшись, полетел кубарем в угол. Он набил шишку и украдкой, кряхтя, тёр её до самого расставания, когда они уже возвратились домой. И всё-таки Фифи был весёлым человечком и не удержался, чтобы пару раз за то время, пока они летели по пещере, шутливо вскрикнуть:
        Так темно и страшно, — Ух!..
        Аж захватывает дух!..
        Они скользили так стремительно, что светляки-огоньки, которые висели на стенах пещеры на расстоянии ста метров друг от друга, в этот раз мгновенно проносились мимо, и Дашенька вместо них видела сплошные полоски света. Даже в поезде, когда он минует освещённый фонарями тоннель, такого не бывает. Подобное случается лишь на тёмном небе, если в нём падает звезда, или проскакивает молния. Тогда тоже кажется, что они зажигают сплошной горящий след — так они стремительны!
        Сморчок уже начал свою шутку в третий раз. Но успел лишь пропеть «Так темно и страш…» и в этот момент сундук влетел в грот… и остановился как вкопанный. Это произошло так неожиданно, что все оторопели. А весёлый старичок, по-видимому, на какое-то время лишился дара речи, так как слог «но», которым заканчивается слово «страшно», он произнёс уже через минуту, неуверенно и почти про себя.
        Сундук повис над самой срединой озера. Фифи кому-то скомандовал:
        Мы уж тут, как тут, карниз,
        Опускай-ка ларец вниз!
        И неведомая сила мягко, но скоро, опустила сундук в воду. Он коснулся дном поверхности озера и замер.
        Дашенька попробовала перелезть через его край, но её остановил Сморчок:
        — Эк, скорая!.. Погоди, если не хочешь остаться карликом!
        Только тут девочка вспомнила, что её и всех остальных уменьшили до игрушечной величины, чтобы они поместились в заколдованный ларец. Да и не только их! Ведь они до сих пор находились ни где-нибудь, а на баркентине, которая вместе с ними заплыла в сундук! Дарьюшка послушно присела. А старичок снова произнёс:
        Распрями, фламинго, крылья,
        Просыпайся, отряхнись,
        Чтобы сказку сделать былью,
        Птицей-фениксом явись!
        По этой команде сундук начал опускаться, погружаясь в озеро, и его края скрылись под водой.
        Его погружение, как и прежде, сопровождалось появлением чудной музыки. Она плыла повсюду, но определить откуда лилась эта волшебная мелодия, было невозможно. Казалось, что всё вокруг пело в изумительно слаженном то ли хоре, то ли оркестре.
        А корабль, похожий на птицу-игрушку, в одно мгновение ожил. Он стал, потягиваясь и пробуждаясь, расти; перья-паруса затрепетали, а шея, изящно выгибаясь, поднималась, откидывая назад необыкновенной красоты голову. Она открыла глаза, обрамлённые розовыми дугами бровей.
        Птица, чуть надломив, откинула расправленные крылья, гордо расправила красивую грудь, отливавшую лунным серебром, подняла её и хвост над водой и, едва касаясь поверхности озера, легко и грациозно поплыла. Она была совершенна и походила на арфу со звучащими струнами!
        Меж её приподнятых крыл сидели Дашенька и Жемчужина. Тут же был примолкнувший старичок. Позже он признался, что и сам не видывал совершенства, совершенней этой чудо- птицы. Она одновременно была похожа на розового фламинго и белую лебедь.
        Крот Ленивец, так же, как и Пошто, в этот раз исполнил требуемое быстро и без ворчания. Он отсосал воды из озера как раз столько, что показался потаённый вход в галерею хрустального дворца, по которому Дашенька с Жемчужиной в прошлый раз проникли к двустворчатой перламутровой двери, охраняемой могучими мускулистыми крабами.
        Подруги попадают в хрустальный дворец Лунной принцессы
        Как только вход открылся, в него, словно с речного переката, устремился поток из озера, а вместе с ним в галерею выплыл и «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО», по-прежнему неся на своей спине подружек. Троль, сова, лунный луч с удивительно живым именем Блескун и лунная радуга — все остались за дверцей. Вместо Светляка, который сопровождал Дашу и Жемчужину в первый раз, их несла чудо-птица — то ли лебедь, то ли фламинго, то ли и в самом деле волшебный феникс. Её перья одновременно переливались серебром и сияли зарёй. Алые дуги бровей окаймляли янтарные глаза, в кольце которых лучились зеницы величиной с медальон! Изгибы шеи и крыльев были совершеннее самого совершенства. Такое горделивое чудо, как эта птица, ни по каким лекалам не смог бы вычертить даже самый великий гений.
        Через какую-нибудь минуту вся вода из озера вышла, и оно стало сухим, будто прожаренное на солнце корыто. Дверца захлопнулась, и никто на свете из непосвящённых в тайну грота, не смог бы её отыскать.
        Поток катился к створчатым перламутровым дверям, и «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО», чуть вскинув красавцы-крылья, внёс Дашеньку и Жемчужину во дворец. Похоже, он здесь всё знал. Во всяком случая, так решила девочка и, по-видимому, она не ошибалась.
        Стоит заметить, что, говоря:«РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО», мы допустили вольность. На самом деле это имя принадлежало баркентине. Но она по чьей-то воле с тех самых пор, как парусник достиг берега, превратилась в сказочную птицу. Грустно, но ни её названия, ни рода-племени так и не узнали не только Дашенька, но и даже Жемчужина. А, возможно, это не так уж и печально. В самом деле, кто же не согласится с тем, что жизнь была бы не интересной и попросту скучной, если бы не существовало нераскрытых тайн.
        Два могучих стражника-краба, кланяясь в ноги, предупредительно открыли двери, и Даша с подругой и величественной птицей оказались в огромном хрустальном зале. Самого-то хрусталя не было видно. Он был настолько совершенен, а стены так искусно выполнены, что, если бы не знать, что находишься в замке, то и не возможно было бы об этом догадаться.
        Да и могло ли быть иначе, коль скоро этот сказочный замок строили по повелению самого Нептуна самые искуснейшие заморские мастера! Строился он не для какой-нибудь княгини, или даже царевны, а для настоящей Лунной принцессы! И задуман был так, чтобы она, рождённая не в морях и океанах, а на луне, став их царицей, могла видеть всё, что в них происходит, чем владеет, да при этом ощущать себя так, будто находится в этих царствах, а подданные рядом, готовые всегда услужить.
        У девочки захватило дух. Она чувствовала себя так, словно попала в настоящее подводное царство. Тем удивительней было это ощущать, что Даша при этом свободно дышала и двигалась.
        В одном из боковых залов располагался бассейн, заросший водными лилиями, кувшинками и рогозом. «РОЗОВЫЙ ФЛАМИНГО»остался в нём, наблюдая, что делалось вокруг.
        А вокруг происходило и сказочное, и волшебное, но в то же время всё было реальным, существующим в морях и океанах. Только мало кому на этом свете удавалось увидеть хотя бы частицу, творящегося на дне морском. Да и не только на дне.
        Девочка же всё это видела собственными глазами.
        Чтобы описать архитектуру дворца, его убранства, сады, пруды и дорожки; населяющих их райских и обыкновенных птиц; рыб и зверей, животных; летающих и ползающих тварей и насекомых, понадобилось бы написать целую книжку и истратить несколько склянок чернил. Мы не будем на это отвлекаться; да и где теперь найдёшь столько склянок?…Но об одном важном, чем обладал дворец, необходимо упомянуть…
        В нескольких потаённых местах его пола существовали ходы, соединявшие озёра и пруды дворца с морем. По ним, как вы догадались, можно было проникать из подводного царства во дворец и, напротив, покидать его.
        Как велик был дворец, никто кроме Нептуна, не знал. Конечно же, Даша мгновенно бы заблудилась в лабиринтах его галерей, залов, садов и фонтанов, соединённых замысловатыми переходами, перекидными и подвесными мостами. Без провожатого, хорошо знающего хитросплетения этих строений, здесь было не обойтись.
        Чудо-птица, принесшая сюда подруг, покинула их и плавала среди роскошных индийских лилий и лотосов, а больше, казалось, никого рядом не было. Но Даша уже знала, что их одних не оставят. Так и произошло. Оказывается, усевшись на низком парапете того самого бассейна, в котором плавал теперь фламинго, их поджидала морская выдра. Девочке показалась, что это была та самая, что участвовала в приёме у неё экзаменов на экваторе. Ещё больше подтвердило её догадку присутствие двух элегантных пингвинов, вежливо раскланявшихся с подругами, словно с давними знакомыми. Однако спрашивать об этом она не стала.
        Выдра также с готовностью соскочила вниз и вежливо опустила голову, ожидая распоряжений. Чуть поодаль, сзади, с клешнями наготове стояли и их знакомые здоровенные крабы.
        Чтобы в дальнейшем не было недоразумений, или тем более подозрений в обмане и сочинительстве, стоит сказать, что Дашенька к этому времени уже вполне прилично понимала язык зверей и обитателей морей. Она с удивлением обнаружила, что он даже проще, прямее и непосредственней, чем язык людей.
        Чудеса подводного царства
        —Я думаю, — ни к кому не обращаясь, сказала Выдра, — чтобы больше узнать, следует побродить вдоль прозрачных дворцовых стен. Весь его обойти не удастся, — слишком велик, не хватит и лунного месяца, — но и того, что увидите, будет довольно; не забудете до самой смерти. Мы же — к вашим услугам. Она кивнула в сторону пингвинов.
        Те в знак согласия, отведя назад крылья, чопорно присели.
        Жемчужина, до этой минуты смотревшая в глубины моря широко раскрытыми глазами, словно не Даша, а она, видела его впервые, наконец, пришла в себя:
        —Идёмте, идёмте скорее!.. Дарьюшка, я сама тебе обо всём расскажу. Наконец ты увидишь как прекрасно подводное царство! Сколько в нём всего чудесного и загадочного!.. А ещё больше доброго и ласкового.
        Настроение у всех стало светлым. Было так хорошо, что девочка в ответ только рассмеялась и неожиданно впереди всех попрыгала на одной ножке.
        Умная выдра оказалась правой. Даша увидела то, что невозможно встретить ни в одном океанарии, или даже, плавая в море с маской.
        Но день этот ей запомнился навсегда не только этим. Она в первый раз в жизни испытала и горечь расставания, расставания с дорогим существом. Но,…всё по порядку…
        Последовательно описывать то, что увидела Дарьюшка, бесполезно. Глаза в тысячи раз быстрее слов. Они видят целые картины или события в таких подробностях и красках, что пытаться пересказать это, сколько ни трудись, — просто не под силу. Да этого и не нужно. Ведь интересно всегда самое главное, правда?…
        Как и говорила когда-то Жемчужина, за хрустальной стеной перед взором девочки предстал необъятный мир! Она увидела спадающий вниз, в бездонную темноту, коралловый риф.
        Цвет моря от ласкового, лазурного у поверхности, постепенно переходил в голубой,… аквамариновый,… затем в тёмно-тёмно синий … и, наконец, в глубинах становился чернее головёшки.
        Кораллы выстроили такое необыкновенное подводное царство, что ему позавидовал бы любой сказочник,… даже с самым безудержным воображением!
        Оно напоминало лежащий на горах красавец-город, спускающийся галереями с вершин в зелёные долины, наполненные солнцем и добротой. Опоясывая горы ступенями, и вдоль склонов пролегали улицы и переулки со строениями различной величины и архитектуры. Они были полны копошащихся, стремительно проносящихся, медлительно ползущих и просто лениво лежащих существ. И если в любом из обыкновенных городов, на улицах можно увидеть лишь вечно озабоченных и спешащих людей, поток коптящих машин, да слепящие рекламы, то в подводном царстве, на его улицах, чего же только не было! Даже, если бы Дашенька простояла на одном месте не только весь лунный месяц, но и лунный год, и то вряд ли смогла бы всё разглядеть и запомнить. Здесь жили мириады рыб: от грозных людоедов — белых и голубых акул, страшилищ — удильщиков, громадных китов, касаток и королевских макрелей, до желтопёрых тунцов и стеклянных сомов. У дна возились морские иглы, камбала и нарядные пескарки. В кораллах медленно плавали красивые спинороги и хирурги, бабочки, луны и солнца, а в устьях чистых ручьёв — игравшие всеми цветами радужные форели и сёмги. В
норах и зарослях капусты прятались мурены, петухи и самые обыкновенные бычки. А сколько же там было золотых и жемчужных рыбок, маленьких и просто крошечных, водящихся в тёплых заливах южных морей! — не перечесть.
        Девочка делала полшага и останавливалась, всякий раз поражённая новым чудом. Бывало, мимо проносился кальмар, преследующий анчоуса. Он, промахнувшись, со злости, выбрасывал целое облако чернил, окутывавших всё вокруг в непроглядную темень. А то из коралловых джунглей, извиваясь, вырастали стебли какого-то странного кустарника, и вслед за ними выползало его толстенное корневище… Кустарник приподнимался над колониями кораллов, а затем вдруг бросался ракетой в погоню за пробегающим мимо крабом, или мелкой камбалой, похожей на поджаристую узбекскую лепёшку. И выяснялось, что это вовсе ни куст, а нападавший спрут, выбросивший свои длинные, гибкие щупальца.
        А как было девочке не остановить взгляд на великолепии густых зарослей самих кораллов? Их было такое множество разнообразных форм, структур и расцветок, что Даша не могла в них разобраться, хотя ни один раз посещала океанариумы и много читала о них в книжках. Целыми уступами и карнизами свисали над обрывистыми глубинами мозговики, пальцевидные, веера, яркие горгонарии. Даша, видя кораллы в океанариумах и аквариумах, была убеждена, что они вовсе не живые, а состоят из известняка и других минералов.
        У подножия одного из подводных холмов девочка увидела настоящую клумбу из удивительных цветов, формой похожих на грибы оленьи рога. Цветы росли плотным семейством из общего корня, поднимались толстыми трубками, словно цветы тыквы. На верху они расходились в стороны нежными, закручивающимися во все стороны тонкими лепестками. Они были нежно-золотистого цвета, так нежны и, казалось, хрупки, что Даша, залюбовавшись на эту красоту, даже присела и воскликнула:
        —Жемчужинка, погляди сюда!.. Какие грибы! Они так похожи на махровые нарциссы! В лесу такой красоты не сыскать!
        Жемчужина рассмеялась:
        —Это не грибы. Это кораллы с трудным названием гониопоры.
        —Да нет, ты, наверное, не о них говоришь! Вот эти, золотистые! Кораллы-то не живые, а эти, видишь, шевелят своими лепестками.
        —Я о них и говорю.
        И девочка узнала, что кораллы — живые существа, которые даже мечут икру! Ими питаются рыбы, например, — рыба-попугай. Хотя сами кораллы тоже хищники.
        Много чего увидела и узнала в этот раз Даша.
        Каких только, оказывается, не бывает в морях восхитительных актиний!.. Одни похожи на венчики из страусиных перьев, что украшают дамские шляпки, другие — на стрельчатые георгины и махровые хризантемы, третьи — на лотосы, лилии, и на резные украшения из уральских самоцветов. Все они так нежны и ярки, что в лесах, полях и лужайках таких не найти.
        Когда она заметила пузатые красные мешочки из тонкой кожи, перетянутые сверху, коричневые крынки и оранжевые кувшины с двумя горлышками, то подумала, что это клад с какого-то затонувшего корабля. Даша поделилась своими наблюдениями с подругой. Но всё знающая выдра снисходительно, растягивая слова, усмехнулась:
        —Таких кладов в море — на каждом шагу, хоть запинайся. Это, к вашему сведению, — осклабила она свои острые клыки, — всего лишь обыкновенные морские губки. Впрочем, некоторые из них не хуже всяких там мочалок! Ну, а кладов и настоящих здесь тоже предостаточно!
        —И что тут задаваться? — подумала Дарьюшка, — тётушка Муа побольше знает, а не кичится, и Богомол — тоже. Воображуля…
        Девочка, не докончила фразу, так как её вниманием завладели странные существа.
        Мимо них ползли одно за другим семейства трепангов, чем-то напоминающих вылезших из раковин улиток, золидии, подобные вытянутым ежам с толстыми, редкими иглами; дальше, не торопясь, важно проследовали серые, красные и даже сиреневые морские звёзды. Выяснилось, что они могут иметь не только пять ног — лучей, но даже и тринадцать! А их яркие рисунки у каждой вовсе не походили ни на один у других звёзд! И это ещё не всё!.. Девочка увидела мириады раковин: плоских, пирамидальных, двустворчатых, витых, похожих на тюрбан и даже на саксофон!..
        А сколько было всяких крабов: каменных, плавунцов, с выдвигающимися на трубках глазами, машущими из нор клешнями, с длинными и короткими ногами!.. Девочка обратила внимание, что почти у всех крабов одна клешня больше, чем другая. Вначале она хотела узнать у Жемчужины — почему они такие, — но потом догадалась сама.
        Не успела она удивиться такому разнообразию крабов, как её воображение заняли морские пауки. Оказалось, что океан таит такие чудеса, что всякий раз у девочки сами собой руки разводились в стороны, как бы говоря ей: «получай сюрприз!..».
        Кто не бывал на дне океана, тот не поймёт её, но должен принять на веру, что именно там можно непрерывно удивляться десять, потом сто, потом и тысячу раз. И раз от раза всё больше и больше, сильнее и сильнее, сопровождая свои эмоции всё более сильными и громкими восклицаниями: «Ах!», «Ох!», «У-у-ух!», «Смотри!.. Смотри!», «Вот это! — да!..», «Ой!..»
        Вначале и Даша вспомнила все эти междометия, выражающие сильные ощущения. И даже другие. Но через некоторое время у неё просто перехватило дыхание.
        Должно быть, вам известно, что при сильном испуге, или захлестнувшей радости, человек теряет дар речи и замолкает? То же случилось и с ней. Она была не в силах произнести хотя бы словечко, или даже букву!
        Но почему-то всегда при потере дара речи, напротив, широко раскрываются глаза — будь то от страха, восторга, или удивления! Они у неё сделались похожими на распахнутые дверцы скворечников, из которых выглядывают любопытные, застывшие птенцы.
        Так, молча, с застывшими от удивления ресницами, девочка почти до самого конца этого путешествия по хрустальному дворцу, словно во сне, продолжала открывать сказочное волшебство морей.
        Лишь иногда, чтобы убедиться, что не спит, незаметно дёргала себя за ушко. Но изредка у неё всё-таки прорывались возгласы, или коротенькие вопросы.
        Жемчужина, да и Выдра, заметили состояние Даши, но не мешали ей удивляться, понимая насколько морские чудеса прекрасны и неожиданны.
        Девочка помнила о страшном Мизгире. Но когда увидела морских пауков, ещё больше поразилась. Представьте!.. — Они были: с клювами, хоботами, с длиннющими, как грабли сенокосилки, ногами и даже с сердцем и желудком в ногах!..
        Уж в такое, не увидев, вовсе трудно поверить!
        А раков отшельников с разнообразными туловищами и клешнями, раков — богомолов и всяких других невозможно было бы пересчитать за целый год. И как необыкновенны были их жилища, которые они всегда носили с собой, и норы!
        Так неисчислимо богатой на чудеса оказалась жизнь в океане.
        Ещё не прошла оторопь от вида этих искорёженных созданий, как очередной сюрприз занял всё внимание Дарьюшки.
        Двигалось тысячеголовое чудище.
        Девочка подумала, что существо, которое она видит, даже не доисторическое, а какое-то доископаемое. Она слышала, что на дне океана не так давно выловили рыбину, жившую много миллионов лет назад. Люди были уверены, что та тысячи лет назад вымерла. А её поймали на глубине то ли десять, то ли одиннадцать километров! Название её Даша запомнила потому, что уж очень необычна была эта рыба. У целаканта, — а так её звали, — веерообразная кисточка на конце хвоста, посередине! Такого хвоста нет и никогда не бывало ни у одной из рыб. Её крупная чешуя синего цвета, а плавники на особенных лопастях, больше напоминающих кургузые лапы черепахи, или ласты моржей. Живёт она у самого дна.
        Девочка и подумала, что также видит никому не известное создание.
        По дну, вытянувшись и извиваясь лентой, вышагивала тысяченогая, тысячеголовая, тысячеусая и тысячеглазая диковина! При этом её глаза и усы были расположены на спине вдоль всего туловища! Она выглядела так, будто состояла из сотен одинаковых частей, насаженных на один хребет друг за другом и идущих строем. Да и шагало существо, странно и согласованно забрасывая ноги через стороны. Правильно было бы сказать, что это маршировала на параде цепочка луноходов, перетекая через холмы и бугры. А, чтобы не зацепить за них ходулями, их приходилось забрасывать вперёд через стороны, высоко приподнимая.
        Так и осталась бы жить в Даше уверенность в том, что она повстречала неизвестное морское существо, если бы не подводная гора. Пока эта процессия из одинаковых глаз, усов и ног извивалась между кораллами, девочка и сопровождавшие её Жемчужина, выдра и все остальные, оказались прямо напротив её. Гора была так близко, что, ни будь прозрачной стены, до неё можно было бы притронуться рукой. Склоны её были круты и нависали грибом-великаном.
        Диковинная вереница не могла перебраться через гору и, изогнувшись, обвивала препятствие, как ручей, или тропинка.
        И тут, к своему изумлению, девочка всё поняла. Разгадка была так неожиданна и необычна, что эмоции выпрыгнули, наконец, в виде возгласа удивления:
        —Жемчужинка, так, ведь, это — просто шествующие раки!.. Они положили клешни и усы друг на дружку и, держась ими, шагают крепким строем!.. Куда?…Зачем?…
        —Это вовсе не раки, а лангусты, — в этот раз без самодовольства, просто, объяснила выдра. — А держатся они крепко друг за друга и идут одной цепочкой, чтобы было безопасней. Каждый, идущий сзади, защищает колючими усами переднего соседа. Они изобрели такой способ передвижения на дальние расстояния давным-давно.
        По мере того, как компания продвигалась в морские глубины, становилось прохладнее и темнее. Но пока всё-таки лучи лунного света доходили до дна в достаточной мере, чтобы возможно было разглядеть, что на нём творится. Да и оказалось, что чем глубже, тем больше и больше попадалось морских существ, обладавших собственным светом. Даже крошечные рачки, рыбёшки и медузки, которые все вместе носят интересное название — планктон, светились, словно густо рассыпанные искры. Девочка была поражена, увидев как их много. Обыкновенно, у берега она никогда не видела такого. Здесь море напоминало крупяной суп, или скорее наваристый светящийся бульон.
        Увидев недоумение подруги, Жемчужина пояснила:
        —Не удивляйся. Ты думаешь, что у берега и вверху меньше всякой живности, чем здесь? Напротив, её куда больше. Они почти прозрачны и в глубине видны лишь благодаря свечению. У поверхности моря много света, и им там незачем иметь собственные фонарики. Если бы ни они, то жизнь в океане была бы бедна. Планктон, как трава на земле, является здесь основным источником пищи.
        — А что рачки сами едят? Ведь они такие крохотные!
        —Им пищей служат всякие соли да то, что спрятано в илистом дне. А греют их, как и траву, солнечные лучи.
        Даша вновь не успела даже поблагодарить Жемчужину за её объяснение. Впереди, на фоне особенно высокой коралловой горы возникло что-то огромное, чёрное и зловещее. Тревожное предчувствие охватило девочку. Насторожилась и выдра, притихла Жемчужина, а следовавшие чуть сзади пингвины и крабы, приблизились и уже шли слева и справа, словно охраняя подружек. Воцарилось молчание. Секунду спустя, девочка поняла причину появления столь странного чувства и поведения сопровождавших её гидов.
        Даша много читала и слышала разных историй о морских кораблекрушениях, гибели парусников от корсаров, пиратов и в жестоких сражениях. Она воспринимала это, как воспринимают и все, — романтично, почти сказочно, и даже с восторгом. Её воображение рисовало в необыкновенных представлениях и ярких красках картины борьбы моряков с разбушевавшейся стихией, крушения, или нападение на корабли, каравеллы и шлюпы морских чудовищ и монстров. Часто ей хотелось самой, пусть и не оказаться участницей таких событий и катастроф, то уж хотя бы взглянуть на это самым краешком глаза.
        Знала она, что не менее романтично представляют подобные происшествия её подруги и даже взрослые. Возможно, что сами писатели, или рассказчики, намеренно старались придать жутким кораблекрушениям вид приукрашенных историй, былей, или романтических приключений. Даша не воспринимала описываемое в них как трагедию. Напротив, закрывая книжку после прочтения последней строки, ей самой уже не терпелось попутешествовать, попасть в шторм, бурю, встретиться с чудищами и заглянуть в самые океанские глубины; даже в знаменитую Марианскую впадину, самую глубокую на Земле.
        Из этих историй запоминались мужественные, отважные искатели приключений; жестокие и одновременно бесстрашные одноглазые и одноногие пираты, прячущие несметные богатства на безымянных островах; их благородные преследователи, жертвующие жизнь ради наказания зла; да торжество справедливости. Но книжки не заставляли задуматься, что эта романтика усеяна тысячами невыносимых страданий и ужасных смертей. И даже тогда, когда девочка путешествовала по лунной дорожке и убедилась, что океан не только прекрасен, но жесток, она ещё не понимала настоящего смысла этих слов.
        И вот, лицом к лицу столкнулась с тем, что может творить он, его неудержимое буйство и необузданный нрав!.. Он её потряс,…потряс так, как если бы перед ней взорвался огромный вулкан…
        Перед ними лежало кладбище затонувших кораблей…
        Оно было обширным, мрачным и зловещим.
        Даша знала, что на кладбище всегда живёт необъяснимая сила и, когда попадаешь на него, она сжимает и заставляет притихнуть и замолчать.
        «Возможно, — думала девочка, — что на самом деле есть какой-то дух смерти, или души умерших».
        Но всё-таки, больше она была уверена в том, что это — Память о предках: дедах и прадедах. Она заставляет не только притихнуть, но и склонить голову к памятнику и могиле.
        И в этот раз не только Даша, но даже пингвины и выдра, склонили головы и остановились, примолкнув.
        Так они стояли несколько минут, а затем, молча, потихоньку двинулись дальше.
        Перед их взорами воскресли страшные картины давнего прошлого, случившегося на коралловом рифе этого чудесного острова. Девочка сразу вспомнила слова Жемчужины, сказанные той когда-то, что и в океане есть жестокость.
        Увиденные картины так потрясли, что за всё время, пока подруги не миновали кладбища, никто не произнёс слова.
        На мелководном атолле, склоне кораллового рифа, на всех его ступенях, на боку, зарывшись носом и кормой, вверх днищами и воткнувшись мачтами в дно океана, лежали корабли. Их были десятки, а, возможно, и сотни… Без сомнения, — сотни!..
        Некоторые из них почти полностью развалились, другие выглядели — хоть сейчас в путь! Там навечно пристали совсем малые одномачтовые: тартаны, шлюпы и баланселлы; двухмачтовые: бриги и бригантины, фелюки и иолы; трёхмачтовые: барки, баркентины, знаменитые каравеллы; четырёхмачтовые корабли и даже пяти- и семимачтовые шхуны!..
        Одни из них были до зубов вооружены, другие не имели ни одной пушки; тут покоились и весельные галеры, и парусники; деревянные и железные корабли. Море, ураганы и сражения создали коллекцию, выставку и хранилище всех видов яхт и судов. И всё-таки, это было кладбище…
        Самым печальным являлось то, что оно было не только кладбищем кораблей, но ещё большим кладбищем людей.
        В самих кораблях: их трюмах, на палубах, ютах и баках, на дне и даже реях, повсюду лежали, валялись, висели скелеты. Одни из них скрючились, корчась от боли в момент гибели; другие подняли руки, прося о пощаде; третьи вцепились друг другу в горло, да так и не разжали пальцев, уже много веков пытаясь задушить врага. Некоторые болтались, подвешенные за ноги.
        Их было много: бегущих, держащих в руках кривые сабли и палаши; с золотыми цепями и верёвочными петлями на шеях и браслетами на запястьях; ползущих на четвереньках и распластавшихся на все четыре стороны. У некоторых рядом с их черепами валялись массивные золотые серьги, а пальцы сжимали отделанные драгоценными камнями кинжалы.
        Вокруг громоздилось много сундуков с драгоценностями, кувшинов, амфор; сверкало золото, блистали самородки, а дно устилали россыпи старинных монет.
        Но море вокруг было мёртвым. Не только рыбы, крабы, ежи и моллюски не решались здесь селиться, но даже губки и полипы. Лишь около одного из самых больших пятимачтовых парусников, обхватив его щупальцами, толщиной в ствол столетней осины, и вытаращив холодные глаза, лежал гигантских размеров спрут. Девочка не могла понять: то ли он его оберегает, то ли захватил в качестве добычи. Ещё дальше, в толще мрачных вод, развалясь на скелетах и россыпях драгоценностей, неподвижно лежала пара монстров-кальмаров. У Дарьюшки промелькнуло: «Эта затаившаяся троица сама, поди, потопила ни одно судно. Какие жадные глазищи!..»
        Глядя на это мрачное захоронение, девочка поняла, что ни все корабли, их команды и пассажиры погибли одинаково. Одни из них принадлежали алчным пиратам с массивными серьгами в ушах и разбились, грабя мирные суда. Многие налетели на коралловый риф, пытаясь спрятаться от этих хищников и непогоды. А некоторые остались здесь на века, покоряя океаны и отыскивая неизведанные острова. Много,… много удивительных, романтичных, но и страшных, тайн хранили остров Жемчужный, его рифы и атоллы!.. Богата была родина Жемчужины! Несметно богата!.. не только чистотою вод, сказочной красотою кораллового царства, множеством его обитателей, жемчугом, но и историями кораблекрушений, пиратских набегов, кладами и лежащими на дне несметными богатствами, захваченными бурным океаном у людей.
        — Правда, — с печалью подумала девочка, — сказочно богат царь морей Нептун! Но и так же жесток, как и добр.
        Ей сделалось грустно. Она сразу утомилась, и исчезло желание путешествовать по хрустальному дворцу.
        Кладбище кораблей находилось на мелководном рифе, что располагался у входа в бухту острова. В тот момент, когда у Даши пропало желание двигаться дальше, они как раз минули этот риф, а вместе с ним и кладбище. И море, подводное его царство, снова преподнесли девочке подарок, о существовании которого мало кто и слышал…
        Впереди бушевало, взрывалось и фонтанировало что-то огромное, фантастическое. Оно шипело и отплёвывалось огнём как тысячи Змей-Горынычей. Море и даже каменный пол хрустального дворца вздрагивали.
        Подлинно, что неисчерпаема Природа в своих выдумках… Ну, кто бы мог подумать, что на дне океана, во власти сплошной воды может извергаться настоящий вулкан?… В горах — это понятно. Но чтобы в море, на самом его дне, под водой?… Не сказки ли это безудержного враля, или хуже того — отъявленного обманщика?… Может, скажете, что это не чудо, а чепуховая фантазия, которой верить-то и на полпальца невозможно?… — Как бы не так!.. Не очень-то горячитесь, иначе придётся пятиться, забирая назад все ваши недоверия. Ведь это так и было, всё истина до самой вот этой последней буковки! До восклицательного знака!..
        То, что извергало тысячи огненных языков и содрогало землю, было ни чем иным, как ожившим подводным вулканом.
        Даже Жемчужина не знала, что он проснулся. Она, конечно, слышала, что когда-то, ещё во времена рождения континентов и морей и некоторое время спустя, вокруг острова действовало много огнедышащих гор. Об этом говорилось в преданиях. Но никто из тех, что живёт теперь, их не видел. Прошли уже сотни лет, как уснул последний. Дарьина подружка упоминала об этом, рассказывая о сотворении континентов и океанов, поэтому и девочка слышала о них, но…чтобы вот так, наяву, да ещё забравшись на дно океана, их встретить, — это уж слишком! В это и она бы не поверила, расскажи ей кто-нибудь, — даже самый не выдумщик, самый серьёзный из всех дед. Но загвоздка в том и состояла, что вся эта невероятность была сущей правдой. Такой правдой, что к ней, если бы не бояться ошпариться, можно было бы прикоснуться.
        Вначале Даша решила, что после всех кошмаров и видений в затонувших кораблях, она настолько устала, что засыпает, и ей грезятся огненные извержения вулканов. Девочка просто была уверена в этом и боялась, как бы ехидная выдра, мнящая о себе невесть что, не заметила это и не преминула снова показать свои снисходительные усмешки. Однако всполошилась именно та:
        —Ужас!.. Какой ужас!.. Смотрите: — впереди огонь! Самый настоящий огонь!.. Дальше, если хотите, идите сами, — заявила она, — я не сдвинусь с места! Нет на свете ни одного зверя, на которого огонь не наводил бы животный страх!..
        —Мы тоже не пойдём! — прорезался голос пингвинов, доселе не проронивших ни звука. — Мы о нём даже и не слышали. На нашей родине Антарктиде, во льдах, и слова-то такого не бывало. Но стоило выдре произнести: «огонь!», и наши спины сковал мороз! Не только лапы, но даже кончики крыльев похолодели!.. Мы тоже не сможем!..
        —А м-мы,…м-мы… должны охранять вас, — таков приказ. Мы не можем отпустить вас одних. И не позволим…
        Так и не договорив, чего они не позволят, стали пятиться назад и грозные воины — крабы.
        Лишь Жемчужина да Дашенька горели желанием подойти поближе к извергавшемуся вулкану. Они знали, что он находится по другую сторону не разрушаемой хрустальной стены и не опасен. Это они попытались объяснить и своим провожатым. Но те были так напуганы, что, дрожа, лишь пятились ещё дальше.
        Было бы лукавством сказать, что подружки вовсе не боялись. Но, скажите: разве не боязно прыгнуть с парашютом, или в одиночку пробираться на вершины самых высоких гор?… Однако, набравшись смелости, многие это делают. Да и на пыхтящие жаром вулканы поднимаются не только для того, чтобы изучить их, а и из обыкновенной любознательности, называемой любопытством.
        Подружки, оставив свиту, медленно и осторожно стали приближаться к жерлу вулкана. Оно било пышущей лавой, поднимавшейся на много метров вверх.
        Если бы вулкан находился на острове, то извергающаяся из кратера раскалённая лава, огненный пепел, камни и расплавленный металл, поднимались бы на сотни метров в небо и уж давно закрыли бы его черной сажей. А здесь они, шипя, быстро теряли скорость и жар. Но зато зрелище было куда красочней!.. Пар накрыл воздушным колпаком вершину вулкана, а вода струями прорывалась сквозь него вниз, к жерлу. Однако жар был так велик, что струи тут же исчезали, и мерещилось, что кто-то живой протягивает щупальца, стараясь схватить за горло дышащую пасть горы и задушить её, но тут же в страхе, обжегшись, отдёргивает их назад. Это было необыкновенным и каким-то таинственным!
        От стекавших вниз струй лавы также поднимался пар. Он непрерывно колебался и в ярком свете, излучаемом кратером, играл и переливался чудными радужными цветами и бликами. Ни одна, даже лунная, радуга не жила так живо. Всё было необыкновенно и красиво! Оно так и осталось, сверкая, в памяти девочки на всю жизнь!..
        Долго глядели подруги, околдованные сказочным подарком Матушки-Земли.
        Встреча с Посейдоном. Расставание с Жемчужиной. Она остаётся в подводном царстве
        Очнулась девочка, когда кто-то осторожно взял её за руку, и она услышала:
        —Пора!..У нас ещё так много дел, — говорила Жемчужина.
        — Каких?…
        —Я тебе покажу жемчужный город.
        —Да и Нептун вас ждёт, — послышался голос Выдры, которая, оказывается, всё слышала, хотя и была на порядочном расстоянии.
        —Нептун?… — удивились подружки.
        —Нептун,…Нептун, — согласно закивали пингвины, снова смешно приседая в реверансе.
        А раки громко клацнули клешнями, подтверждая сказанное.
        —Вот, видишь, тем более, нужно спешить, — подытожила Жемчужина.
        Однако выдра и пингвины были другого мнения и в этот раз, проявляя настойчивость, заявили:
        — Уважаемые гости, вы сможете посмотреть всё, что вам заблагорассудится, но мы не смеем нарушить указания нашего владыки. А они таковы, что ровно к этому часу, что начнётся через каких-нибудь семь минут и тридцать три секунды, мы обязаны вас сопроводить в аквамариновый зал приёмов, который находится за янтарной дверью хрустального дворца. По окончанию дружественной аудиенции мы снова будем к Вашим услугам, и Вы сможете распорядиться временем и нами так, как Вам будет угодно.
        Вот так выспренно и витиевато, но совершенно ясно и определённо, высказались звери и птицы, о которых люди часто совсем иного мнения, считая их мало разумными существами.
        Крабы-воины, подскочив, снова, как драгуны шпорами, лихо клацнули клешнями, давая понять, что готовы сопровождать всех в зал приёмов.
        Девочки — Дарьюшка с любопытством, а Жемчужина с грустинкой — последовали за выдрой и пингвинами.
        Даша уже, пожалуй, привыкла к неожиданностям и чудесам. Хотя, сказать так вряд ли правильно. Что значит «привыкнуть» к ним? Они никогда не повторяются. А иначе: какие же это чудеса, если их видишь на каждом шагу и все они на одно лицо? Нет, уж, извините!.. Чудо — это то, что потрясает воображение, чего не может создать человек, и оно происходит неожиданно и раз в тысячу лет. А то и того реже.
        И хотя она уже меньше удивлялась тому, что на каждом шагу происходило нечто небывалое, или сверхъестественное, ей оставалось развести руками, увидев, что ровно через семь минут и тридцать три секунды после заявлений выдры и пингвинов, они с Жемчужиной, не заметив как это случилось, уже сидели в креслах рядом с Посейдоном! Всё произошло как по мановению волшебной палочки! Впрочем, чуть позже Даша разгадала эту загадку, увидев, как Нептуну достаточно было лишь повести рукой, и то, чего он желал, тут же исполнялось. Да и не удивительно: ведь он был сказочным владыкой морей!
        —Добро пожаловать, внучка! — приветствовал он её появление. — И тебя со счастливым возвращением в родное море! — обратился он к Жемчужине. — Как путешествовалось? Не чинил ли кто обид?… — спросил он у Дарьюшки. — Было ли интересно?… Много ль повидала?…
        —Спасибо, дедушка Посейдон!.. Всё просто замечательно!..
        —А друзья новые появились?
        —Ты что!.. — конечно! У меня их так много: Жемчужинка, дельфины, чайки, и, ты знаешь, — даже дедушки Сморчок и Пошто. И ещё больше!.. А вампиры и Мизгирь такие противные, — просто ужас!
        —Ещё хочешь путешествовать? Не надоело?…
        —Дедушка! Ты — как маленький… Такая прелесть не может надоесть. Если бы ты знал, как это интересно, не говорил бы!..
        Нептун, довольный, улыбнулся и незаметно посмотрел на девочку, что-то с интересом разглядывая в ней. Наверное, ему понравились её непосредственность и желание много знать.
        — А где ты хочешь побывать?…
        —Как только попьём с тобой чаёк, мы отправимся в жемчужную лагуну, туда, где выросла моя лучшая подружка. Ты пойдёшь с нами?
        —А возьмёте? — довольно расхохотавшись, спросил Нептун.
        —Конечно,… — правда, Жемчужинка?… — Только не мешайся под ногами! — предупредила она Нептуна
        Жемчужина, сильно смутившись, ответила согласием:
        — Да…да…
        Владыка морей, ещё громче расхохотавшись, тоже дал согласие. Он угостил девочку чудесными заморскими напитками, которые принесли в красивых раковинах с названием перелинка те же услужливые пингвины.
        Так как от других угощений Дашенька отказалась, боясь не успеть до конца ночи побывать в Жемчужной лагуне, то вскоре все они оказались у входа в неё.
        Их по-прежнему сопровождали выдра, пингвины и воины-крабы. В свите царя был ещё Премудрый Звездочёт, в этот раз многозначительно молчавший, колючий ёж, умевший без промаха стрелять своими ядовитыми иглами, да свирепого вида огромный морской кот.
        Ни один раз слышала Даша от своей подруги восторженные рассказы о красотах и необыкновенности своей родины, но всё равно, увидев, была несказанно восхищена. Такой прозрачной, ласковой, голубой воды; столь говорливого прибоя, разноцветных камешков — полосатых, ярких, отполированных как льдинки, так и просящихся в ладони, — девочка никогда не встречала. Между ними сновали, копошились и просто наслаждались жизнью множества — совсем малых и не очень — разнообразных существ.
        Тут было блаженство для рыб, крабов, лангустов, звёзд и омаров, креветок, кораллов, лилий и всего того, что живёт в южных морях. Здесь они были красивы, здоровы и, главное, — счастливы.
        Девочка много раз слышала, как взрослые, называя какое-то очень хорошее место, говорили о нём «рай», но не могла представить его. Теперь же она поняла, что это такое и где он находится.
        И всё-таки самым необыкновенным и завораживающим были стада раковин. Их было множество. Одни перевитые, другие — похожие на крылья бабочек, третьи — на кувшинки и колокольчики, а четвёртые — были копией сложенных крыльев лебедей. Везде блистали перламутр, голубизна, чистый, мягкий изумруд и ослепительная красота.
        Даша от такого великолепия даже оробела, а Жемчужина, молча высматривала кого-то, не замечая блиставших вокруг красок и прелести.
        Наконец она увидела то, что искала:
        — Вон они, Дашенька! Вот они, мои маргаритки!.. — вскрикнула жемчужина, указывая на раковины со створками, похожими на овальную элегантную пудреницу. Это наши раковины. В них мы рождаемся и растём.
        Даше не нужно было отыскивать их в тысячах других. Они не были самыми красивыми. Форма и цвет многих были куда богаче и совершенней. Но как только жемчужина вскрикнула, створки всех маргариток распахнулись.
        Много-много лет назад судьба забрала у них самую прекрасную из дочерей и отправила странствовать по морям и землям, испытывая невзгоды, а они помнили о ней! И сразу узнали! Раковины приветствовали её!..
        Пусть они формой и не были самыми совершенными, но как только их створки раскрылись, из них заструилась голубизна. Это сверкали жемчужины — сёстра лучшей Дашеной подруги.
        Жемчужинка рванулась навстречу им, но натолкнулась на хрусталь стены.
        — Ох! — только и произнесла она.
        Слёзы появились на её голубых глазах, и свет, исходивший из них, — ранее такой мягкий и чистый, — вдруг потемнел и сделался тёмно-тёмно синим, и, как показалось девочке, — каким-то тяжёлым.
        —Дедушка, миленький! — попросила девочка Нептуна, — сделай так, чтобы Жемчужинка могла встретиться со своими сестричками. Пропусти её. Ведь ты же можешь!..
        — Ты этого хочешь?
        —Больше всего на свете!.. Ведь она моя подруга!.. Самая лучшая!
        —«Больше всего на свете,…» — задумчиво повторил царь,… — «моя подруга…» Твои желания чисты, — продолжил он. Но, знай, внучка, что, если Жемчужина попадёт на свою родину, встретится со своими сёстрами, то она больше никогда — понимаешь: никогда! — не сможет к тебе возвратиться.
        —Почему?…
        —Таков закон моря. Оно тебе её подарило. Если ты отпустишь Жемчужину, то море будет считать, что ты возвратила ему в ответ подарок, и больше уже не отпустит. Не сможет!.. И это путешествие не только для неё, но и для тебя будет последним.
        —Последним!?… — испуганно вскрикнула девочка.
        —Да. По лунной дорожке — последним. Если ты отпускаешь Жемчужину, то с нею отпускаешь и их. Таков закон.
        —А как же быть? Ведь должна же Жемчужина побывать дома, увидеть родных. Она так мечтала!
        —Думай! Тебе решать. Как определишь, так и будет. Она в твоей воле. Её судьбою даже я не имею власти распорядиться. Только ты.
        Даша растерянно взглянула на подругу. Та стояла, склонив голову. Взор её потускнел. Но она храбро и прямо поглядела в глаза девочки.
        Жемчужина ведь тоже любила её.
        Все остальные, словно мумии, не проронив ни звука, не шевельнув волоском, ждали. Ждали, какое решение примет Дарьюшка.
        И она его приняла. Оно пришло к ней легко и быстро. Ей тоже стало легко и хорошо.
        Вначале все увидели, что на её глазах сверкнули слёзы, но лицо тут же осветила улыбка — такая радостная и лучезарная!..
        Девочка крепко прижала Жемчужину и порывисто шепнула: «Я так тебя люблю!.. так люблю!..». Все, однако, это услышали.
        Затем она, счастливо сияя глазами, обратилась к Владыке морей:
        — Дедушка, скажи: что дороже всего на свете?
        —Знаешь, внучка, стар я уж,… сразу и не соображу, подскажи,… — сощурился он хитро.
        —Мама, Родина,… и …Дружба!
        —Ты права. Это — так.
        —Жемчужинка, я так тебя люблю!.. Так, — как не бывает! Мне не хочется с тобой расставаться. Я буду тебя помнить и тосковать. Но всякий должен жить рядом с мамой, на своей любимой Родине. Я — с моей, а ты — со своей. Без нас и им плохо и Родине. Правда, ведь?… Мы будем помнить друг о дружке и мечтать!
        Она бережно взяла в ладошку жемчужину и, обращаясь к царю морей, попросила:
        — Дедушка Нептун, открой вход в море! Пожалуйста!..
        —Ты приняла правильное решение, — сказал он, — самое верное из всех. И стала совсем большой. Мне легко будет выполнить твою просьбу. Прощайтесь!
        —Спасибо, моя подружка, — со слезами расставания и радости, прижавшись к Дашенькиной ладони, произнесла Жемчужина. Я никогда не забуду о тебе, наших мечтах и путешествиях.
        —Это тебе спасибо, Жемчужина! Ты научила меня дружить и мечтать! Теперь я знаю, что важней этого не бывает. Это — настоящее богатство! И ещё я поняла, что становится радостно, когда жертвуешь ради друга. Спасибо тебе, самая лучшая подружка из всех! Будь счастливой!..И не печалься. Я буду помнить о тебе…
        Нептун три раза стукнул по полу дворца своим посохом, и в нём открылся тайный ход, наполненный водой.
        Девочка опустила руку в море и разжала ладонь…
        И в это самое мгновение в нём вспыхнул яркий голубой свет, и возникла музыка! Свет разгорался, заливая не только лагуну, но дворец и всё море, а затем, словно в северном сиянии, осветились небо и остров. Это сияли жемчужины. Свет лился из раскрытых створок раковин маргариток, тридактн и всех других, в которых жили эти чуда морских глубин. Они приветствовали свою сестру и благодарили за благородный поступок Дарью.
        Жемчужина, подхваченная самой большой раковиной, ещё долго посылала яркий, нежно-голубой луч света. И он шёл прямо к сердцу Даши. Оно его чувствовало. А всё море играло, словно освещённое прожекторами в новогодний праздник. Так же светилось и небо. Его радуги были так ярки, что не стало видно не только звёзд, но даже месяца. Всё торжествовало.
        Нептун был тоже доволен.
        — Смотри! — сказал он.
        Девочка повернула голову и засмеялась.
        В море, приветствуя её, радостно кувыркались её друзья. Здесь были все: Деф, Богомол, Манта, Брызгун, мурена Муа, летучие рыбки и карета, запряженная тройкой морских коньков. А в небе она увидела радостно реющих альбатросов и чаек.
        Она была счастлива.
        Но Премудрый Звездочёт посмотрел на высокий свод хрустального дворца, на котором мерцала карта неба, и что-то шепнул Нептуну. Тот тоже бросил туда взгляд и кивнул:
        —Да, пора! — и, обращаясь к Даше, сказал: — Настало и наше время, внучка. Давай прощаться.
        —Дедушка, а я смогу одна путешествовать и здесь бывать?
        Конечно! Ты же сама сказала, что научилась мечтать!..
        Возвращение. Дарьюшка взрослеет
        Итак, девочке предстояло последнее путешествие. И Нептун сделал его самым замечательным и запоминающимся из всех. Возвращалась Даша в волшебном сундучке. Он был подвешен на лунном луче к месяцу, который светил в этот раз особенно ярко, заливая радугами всё небо. Но, — чудо! Хотя было светло, звёзды сияли настоящими бриллиантами, а Млечный Путь сверкал так, словно это блистало монисто Вселенной.
        Возвращалась девочка без Жемчужины. Та навсегда осталась среди своих родных, на Родине. Но Даше не было грустно. Даже, напротив, настроение было безоблачным, хотелось петь. Она знала, что поступила честно. «Жертва ради дружбы — благородна» — Сказал Нептун. И девочка это поняла. Когда она, зная, что расстаётся навсегда, отпускала Жемчужину, то делала это по велению сердца, не раздумывая.
        …Как это было чудесно и необыкновенно лететь в волшебном сундучке, подвешенном на лунном луче, над морями и океанами, минуя острова и континенты, пересекая экватор и страны. Сказать, что это было умопомрачительно, значит, — ничего не сказать. Вряд ли кто-нибудь сможет даже похвастаться хотя бы тем, что он такое слышал. А кто видел качели, накинутые на месяц?…То-то и оно — никто! Потому, что это происходило впервые в мире, во все его времена! И судьба подарила эту невероятность Даше! Можно ли было ей не быть счастливой?…
        Ещё более наполняло девочку счастьем то, что рядом с ней, везде, вокруг разделяли эту радость её лучшие друзья. Они все, до единого, были здесь: Деф, Богомол, Чика, Альб, летучие рыбы, Манта, Брызгун и все остальные. Внизу, вслед неслась и тройка, а вверху, в небе чайки. До самого экватора провожал её и Нептун. В этот раз его карету несли три могучих дельфина, а вслед гремели торжественные громы и молнии, салютуя прощальные залпы его названой внучке. Они рассвечивали небо и вонзались в море, высекая из него брызги и искры. Яркие их следы освещали глубины до самого дна, и девочка видела все его тайны. Это было неожиданно и чудесно!..
        У неё стало легко в груди, хотелось петь и сочинять стихи. Они сами собой появлялись на кончике языка. Такое с Дашей случилось впервые, и она сочинила вот такую песню:
        Хорошо жить на планете
        Под названием «Мечты».
        Звёзды, птицы, звери, дети
        Там живут. Живи и ты.
        Можно в море поселиться,
        Или на луне, в мечтах
        И живой воды напиться,
        Оказаться в небесах!
        Так мечтай напропалую
        О планетах и морях,
        В них построй страну такую,
        Чтоб сказали люди: Ах!..
        В Мире нет её прекрасней,
        Нет счастливей и светлей,
        Как же беден тот несчастный,
        Кто не ведает о ней!..
        И всегда с тобою вместе
        Пусть живёт ещё мечта
        О добре, любви и чести!
        Там такая красота!
        Хорошо жить на планете
        Под названием «Мечты».
        Нет чудеснее на свете!
        Так живи же в ней и ты!..
        Пропев её, Даша неожиданно поняла, что повзрослела.
        А эту песню она подарила детям, но и сама всегда напевала и была счастливой.
        Подвиг Дефа
        Нам осталось лишь рассказать о подвиге Дефа и его братьев. Он печален, но ещё более благороден.
        Уже после возвращения девочки из последнего путешествия, дельфины часто приплывали к ней, и все вместе резвились. Деф катал её на спине. А во время штормов они приходили людям на помощь, спасая их.
        На берегу тёплого Чёрного моря, где жила Даша, однажды разыгралась злая буря. Шторм был так силён, что сметал с берега дома и, срывая с якорей, уносил корабли. Дельфины и в этот раз пришли.
        Дом девочки, как вы помните, стоял на берегу. Когда нахлынул ужасный девятый вал, его снесло в море. В пучине волн оказалась и она. Погибнуть бы ей… Деф, бросившись на помощь, вынес Дашу на берег, за скалы. Но у самого вернуться в море сил уже не хватило. Он погиб. Но погиб, спасая жизнь девочки. Может ли быть поступок благороднее?…
        У самого моря, там, где разбился Деф, люди поставили ему памятник. А Даша написала поэму
        Девочка и дельфин
        В море жил вожак дельфин.
        Победить он мог один
        Сразу нескольких акул.
        Ну, а если ветер дул,
        И свирепый ураган
        Прилетал из дальних стран,
        То дельфин, спасая братьев
        От смертельных их объятий,
        Уводил дельфинью стаю,
        За собой всех увлекая —
        Старых, немощных и малых, —
        В бухту тихую за скалы.
        Был он гордый и свободный,
        Сильный, смелый, благородный.
        От морей и до морей
        Знали: нет его сильней,
        Нет приветливей, честнее,
        Справедливей и вернее.
        И любил своё он море!..
        Так красивы в море зори!
        Нет прекраснее чудес
        Отражённых в нём небес!
        А как светятся впотьмах
        Звёзды искрами в волнах! —
        Драгоценные каменья
        Рассыпаются в мгновенье,
        Когда вал поёт, играет,
        Грудь о скалы разбивает!
        Он любил в них порезвиться, —
        На их гребнях прокатиться,
        Прыгать вверх, или нырять,
        В догонялки поиграть.
        Солнце он любил и воду,
        Жизнь, дельфинов и свободу.
        После шторма и крушений,
        Ураганов и сражений
        Он ни раз спасал людей:
        Взрослых, маленьких детей,
        Добрых, праведных, горбатых,
        Бедняков, воров, богатых.
        Потому, что у зверей
        Всё не так, как у людей:
        Нет у них ни бедняков,
        Ни воров, ни дураков.
        Они думают, что мы
        Все равны, как и они!
        И вот как-то буря злая,
        Всё вокруг круша, сметая,
        Пронеслась над морем Чёрным,
        Его сделав непокорным,
        Причинив всем много горя.
        Страшным было в тот день море!
        Оно так разбушевалось,
        Что как зверь на всех бросалось,
        Грызло берег и гранит.
        С ним не справился бы кит,
        А акулы и подавно.
        Порезвилось море славно:
        Поломало все причалы,
        Всё стонало и трещало;
        Шлюпки, лодки, корабли
        Унесло на край земли,
        Выбросило их на берег,
        Рвало, грызло хуже зверя!
        И тогда дельфинья стая,
        Вся от края и до края,
        Вновь пришла на помощь людям
        Без раздумья: что же будет,
        Что они могли и сами,
        Все погибнуть вместе с нами.
        Было им совсем не просто.
        И на скалах целый остров
        Вырос из дельфиньих тел.
        Хоть могучий был и смел
        Их прославленный вожак,
        Но случилось тогда так,
        Что он девочку спасал
        И в девятый вал попал.
        Долго с ним дельфин сражался,
        Бился, дрался, не сдавался.
        Чтобы девочку спасти
        И от вала унести,
        Он на берег устремился,
        Спас её,…но сам разбился!..
        И как память о герое,
        Волны вдруг с протяжным воем
        Отступили и затихли…
        А испуганные вихри
        Улетели за моря,
        Молча голову склоня!
        ……………………………
        ……………………………
        А на берегу морском
        Видно, как дельфин броском
        Зарывается в волне
        С девочкою на спине.
        Это памятник ему
        И дельфиньему всему
        Удивительному роду
        От ребячьего народа.
        Он из бронзы и стекла;
        Сделан так, чтобы текла
        К нему струями вода, —
        Чтоб он в море был всегда!
        А вокруг его, резвясь,
        Кувыркаясь и смеясь,
        Всегда дети и дельфины
        Вместе все семьёй единой.
        Будьте вы всегда дружны!..
        Мы друг другу так нужны!
        16 августа — 24 декабря, 2001 г., Севастополь.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к