Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Вангели Спиридон: " Панталония Страна Чудаков " - читать онлайн

Сохранить .
Панталония — страна чудаков Спиридон Степанович Вангели
        В притчевом цикле известного молдавского писателя, лауреата Государственных премий СССР и ССР Молдова, читатель попадает в необыкновенную страну Панталонию, окружённую горами. Страна эта крошечная, но жители её - крошки - умеют постоять за свою честь и достоинство. Они весёлые и смышлёные, и каждый со своим характером. Крошки считают, что мужчина ценится по делам, а не по росту. Они даже уверены, что каждый крошка - великан.

        Спиридон Вангели
        Панталония — страна чудаков
        Притчи
        «Панталония — страна чудаков» признана в Молдове лучшей детской книгой года © 1989

        От автора
        Посвящаю эту книгу
        моим детям
        Раду и Родике
        В этой стране была столица и две деревни. Что и говорить, немного, но жители её — крошки — гордились, что на границе у них стоят три великана. Вроде таких здоровенных пограничников.
        Это были три горы. Крупные, лохматые и зелёные.
        Зимой они защищали крошек от морозных метелей, летом — от жары.
        Под одной горой стояла деревня Пастушья Сумка.
        Под другой — Кукушкины Слёзки.
        А у подножья третьей раскинулась столица — Скумпия. От деревни к столице тянулись дороги, и сверху вся страна была похожа на штаны, которые между горами сушились на солнце. Страна так и называлась — Панталония, а некоторые говорили: Брюкиндия.
        Иногда какой-нибудь крошка поднимался на гору и смотрел с удовольствием на гигантские штаны.
        —Ну и мужики здесь живут! — говорил он и бил себя кулаком в грудь. — Настоящие!
        Есть на свете Индия,
        Есть страна Япония,
        Все спешат, спешат туда…
        Но страну Брюкиндию,
          То есть Панталонию,
          Не покину никогда!
        Примерно такие вот песенки распевал этот крошка, стоя на горе и рассматривая свою страну, похожую на штаны — или на брюки, как хотите.
        Из этих штанов там и сям подымался дымок, а уж самый могучий столб дыма валил из золотого дымохода королевского дворца.
        Был в этой крохотной стране и свой король. В те годы правил Панталонией Крошка Великий.
        Как ни мала была страна, в ней умещались семь королевств. Правда, такие королевства есть во всех странах мира.
        Королевство Понедельник. Тут тебе и санки, и качели, тут и спелая черешня в садах. В это королевство ведёт одна из школьных дверей. Входят малыши в эту дверь, а выходят в другую. И оказываются в королевстве Вторник.
        В королевстве Понедельник крошки ещё с ягнятами играют, а уж в королевстве Вторник скачут верхом на лошадях. В одном королевстве бегают за бабочками, в другом играют с девочками в прятки. А некоторые в королевстве Вторник письма сочиняют и очень ждут, когда взойдёт луна и можно будет гулять парами.
        А в королевстве Среда уже трубят трубы, стучат барабаны — свадьба! И вот появилась колыбель, в которой когда-то спал жених, а может, и невеста. Всем интересно — на кого больше похож сын — на маму или отца?
        В королевстве Четверг было уже по двое, по трое детей. Отец, бывало, споткнётся о мяч, который валялся во дворе, — так его ударит, что он летит назад в королевство Понедельник. За мячом ребята бегут и снова в Понедельнике на качелях качаются и черешню едят.
        В королевстве Пятница вдруг услышишь:
        —Ой, у меня три седых волоска! Выдерни их поскорей!
        В королевстве Суббота у папаши борода уже наполовину белая.
        А уж кто добирается до королевства Воскресенье, у того борода белая, как снег. Теперь вроде бы и вкус черешни не тот, голова и без качелей кружится, а луна… Какая луна? Разве ещё бывает луна на небе?!
        —Солнышка бы нам побольше, — просили жители королевства Воскресенье, — в самый разгар лета у них холодели руки… Одно у них утешенье: закрыв глаза, возвращались туда, где бывали когда-то, — в королевства Понедельник, Вторник…
        А уж какие в стране крошек были дома! У пекаря дом — круглый, как каравай, у мельника — вроде ветряной мельницы, у плотника — вроде молотка. У сапожника — сами понимаете, на что дом был похож. У пахаря, — вроде скирды пшеницы. Ну а дом доктора был весь белый и даже крыша белела под солнцем.
        Король Крошка Великий проживал в замке, похожем на царскую корону, и все понимали, что здесь — голова страны. А конюх короля жил в деревянном коне.
        Долго не знали, как строить школу. Тут пришёл очень умный крошка из королевства Суббота и сказал:
        —Ребята любят арбузы, сделаем её вроде арбуза. А хвостиком будет дымоход.
        В арбузной школе крошек
        В стране Панталонии прозвенел школьный звонок — крошки кинулись в класс и мигом расселись по местам. Кончилась переменка — сейчас придёт учительница.
        Вдруг в окно залетела белая бабочка. Она со свистом врезалась в глобус. И оказалась вовсе не бабочкой, а снежком.
        Все кинулись к окну и увидели учительницу Домницу. Она была в белой шубе, в беленькой шапочке — очень снежная учительница. Знаками звала она на улицу своих учеников. Она будто показывала, что снег как раз подходящий, чтобы в снежки играть.
        Крошки бросились вон из класса. Только два человека остались внутри арбуза — Луцэ и Тэнэнуцэ.
        —Я в школу пришёл не в снежки играть, — сказал Луцэ.
        —А у меня в шапке дыра, — ответил Тэнэнуцэ.
        —Ну и что?
        —Снежки в эту дыру поналезут.
        —Как цыплята под наседку?
        —Ага… Да, боюсь, ещё кашлять начну. Все уроки своим кашлем закашляю.
        А на улице разгорелся бой: девочки на мальчиков — стенка на стенку. На чьей стороне учительница — там и перевес. Из девочек самой меткой была Мэриука. Только бросит снежок — сразу кому-нибудь в лоб попадёт. Для неё снежки лепили сразу три подруги. Мэриука была вроде пушки, а подруги — заряжающие.
        Снежки летели во все стороны. Один здоровенный снежок перелетел через забор и попал в ведро с водой! А ведро-то нёс дядька-крошка-водонос. Ужасно он заорал, потому что ему весь нос водой обрызгало.
        —Это кто? — закричал он. — Это кто мой крошечный нос водой поливает?
        И тут он увидел дядьку-дровокола. С крошки-соседа мигом шапка слетела.
        Очень рассердился дядька-крошка-дровокол. Очень он был нервный и вспыльчивый. Слепил снежок и так запустил его в дядьку-крошку-овцевода, что тот свалился в корыто с отрубями — и отрубился…
        Через три минуты вся страна крошек была охвачена снежной войной, а школьники, наигравшись, уже спокойно в классе сидели. Они разрумянились, надышались свежим снежным воздухом и были готовы теперь драться с самим Атиллой.
        А был как раз урок истории.
        —Ну, кто же мне расскажет про Атиллу? — спросила учительница.
        Да, такую учительницу, как Домница, ещё поискать. Чему только она не научила своих ребят… Родители удивлялись, откуда всё это берётся в её маленькой головке и как помещается в головках крошечек.
        Надо сказать, что в этот момент в голове Пэликэ вообще ничего не помещалось. Дело в том, что он угодил в лоб учительнице довольно увесистым снежком. И попал промеж глаз!
        —Ой, — закричала тогда Домница.
        А что тут ещё, собственно, закричишь? Конечно, «ой» или «ой-ой-ой»! Вот учительница и закричала вначале «ой», а потом «ой-ой-ой».
        Тут к ней подскочила Мэриука.
        —Простите меня, простите, я не хотела. Случайно вам в лоб попала!
        Вот тебе на! Попал-то Пэликэ, а не Мэриука. Куда она лезет?
        Пэликэ хотел признаться, но спорить, кто кому в лоб попал, было как-то глупо и неуместно. И вот теперь Пэликэ сидел на уроке, ничего не слышал и только и думал о том, как всё неловко складывается в жизни.
        —Пэликэ, — послышался голос учительницы. — О чём я сейчас рассказывала?
        —О том, как я вам в лоб попал.
        —В лоб попал не ты, а Мэриука. Придётся тебе поставить двойку в мой дневник.
        Да, такое правило было в школе крошечек — когда ученик не знал урока, он ставил двойку учительнице.
        Домой Пэликэ совсем расстроенный. Он горько плакал крошечными слезами: ему казалось, что двойка эта, как змея обвилась вокруг его шеи.
        Надо сказать, что в этот день ещё две крошечки, Луцэ и Тэнэнуцэ, попали в переплёт. Когда они шли из школы домой, на них напали крошки-девчонки. Забросали снежками. И так много снежков навалили, что получился крошечный сугроб, и в сугробе этом барахтались Луцэ и Тэнэнуцэ. А крошки-девчонки пели:
        Аллилуйя,
        Тебя люблю я.
        —Эй, Тэнэнуцэ! — смеялась Мэриука. — Смотри, как бы через дырку к тебе под шапку мороз не пролез!
        Полуживые, вырвались они из под снега и поклялись отомстить.
        На следующий день они пришли в школу пораньше. Один принёс помазок для бритья, другой банку с тушью. Замазали тушью все окна, и в классе получилась вечная ночь.
        —Теперь девчонкам негде будет учиться! — веселились Луцэ и Тэнэнуцэ. — Пусть играют в снежки до весны.
        И это, конечно, была ужасная глупость.
        Спрятав на улице банку и помазок, в класс они пришли позже всех. А руки вымыть забыли.
        —А ну-ка покажите руки, — сказала Мэриука.
        —Фигушки, — ответил Луцэ и спрятал руки в карман, а Тэнэнуцэ стал быстро-быстро руками махать, чтобы не было заметно, какие они.
        —Ага-а! Попались! Вот они, художники! Держите их!
        Тут их действительно стали держать, потому что они убежать хотели. И додержали до тех пор, пока не пришли их родители. Один родитель был в шубе, другой — в сапогах. Войдя в класс, они сняли шапки и поклонились учительнице.
        —Почему так холодно в классе? — удивился один.
        —Зачем все окна пооткрывали? — спросил другой.
        Скоро они поняли, в чём дело, посмотрели на чёрные окна и достали дневники своих сыновей. Один достал дневник из-за пазухи, другой — из-за голенища. Такой уж порядок был в Панталонии. Отец получал такую отметку, какую заслужило его крошечное дитя.
        Отец у Тэнэнуцэ был пекарь. Печально смотрел он, как сын дрожащей рукой выводит ему двойку по поведению.
        Луцэ нарисовал только головку двойки, глянул на отца и уронил от страха ручку.
        —Ну что ж, — сказала Домница, — в классе нам делать нечего. Найдём дело и на улице. Надо помочь крошкам-старушкам прокопать в снегу тропинки.
        Ребята побежали на улицу, а Мэриука заперла двери класса.
        Родители посмотрели на запертую дверь, потом друг на друга, а потом на чёрные окна. Как их очистишь? Надо новые стёкла вставлять. А как выйти из класса? Дверь-то заперта. Пришлось им вылезать через чёрные окна.
        Надо сказать, что отец Луцэ был Очень Крупной Крошкой при дворе Короля. Он вставил новые стёкла, но затаил в душе чёрную обиду.
        —Мне, такому крупному крошке, вылезать в окно!.. В мои годы! Получать двойку по поведению перед всем классом! Я это Домнице припомню.
        Очень Крупная Крошка наябедничал королю, и через неделю Домницу прогнали с работы, а учителем в школе стал глуховатый дьяк из церкви.


        Он заставлял Мэриуку на всех уроках спрашивать учеников таблицу умножения, а сам доставал из портфеля подушку и довольно громко похрапывал за своим столом.
        А крошечки-ученики ходили после уроков к Домнице домой. Садились там прямо на пол, на большую шкуру крошечного медведя, и учительница рассказывала им, что происходит на белом свете.
        Так она снова становилась их учительницей. Конечно, ребятам очень хотелось вернуть её обратно в школу.
        —Скоро вернётся, — говорила Мэриука.
        И она показала ребятам на крошечные туфли учительницы, которые стояли в учительской за шкафом. Очень обрадовались крошечки:
        —Уж если туфли остались, обязательно вернётся! Верная примета.
        И однажды в этих туфлях вдруг появились фиалки. То ли сами выросли, то ли кто-то их туда положил. Неважно. Ясно было, что цветы эти очень напоминали глаза учительницы. Есть туфли, есть глаза — да это почти вся Домница. Скоро, скоро войдёт она в класс.
        Длинноносые ботинки
        Кирикэ родился в сапоге. И работал в этом сапоге сапожником на месте отца.
        Сапог был с окнами и дверью, но стоял подошвой кверху, чтоб хозяева не мокли под дождём. А в каблуке был домоход. Дым валил из каблука.
        Прохожие слушали, как из сапога доносится стук сапожного молотка. Сам Кирикэ из сапога на улицу почти никогда не выходил, только борода его торчала из окна. В стране крошек было много крошечных ног. Хоть и крошечные, а всё равно — обуть надо. Ударит мороз, а ты без башмаков. Сиди, как наседка, на печке. Много лет обувал Кирикэ крошек. Поседел и сгорбился, как вопросительный знак.
        —Килина, — просил он жену, — потопчи мне спину, разогнуться не могу.
        Он ложился на пол, а Килина топтала ему спину. В последнее время Кирикэ так скрючился, что жена чаще по его спине ходила, чем по земле.
        Однажды пришёл к сапожнику доктор с куском кожей под мышкой.
        —Сшей мне новые ботинки, Кирикэ. У меня скоро свадьба.
        —Ладно, сошью, — сказал Кирикэ. — А ты дай мне какие-нибудь капли, а то в груди колет. Спину-то мне Килина лечит, и тут другого доктора не надо. А в груди так порой колет, что работать не могу.
        Доктор дал капли и спрашивает:
        —А когда башмаки будут готовы?
        —Через неделю приходи.
        Опять застучал молоток сапожника. Утром стучит, вечером стучит. А сердце в груди у Кирикэ ещё громче стучит. Не помогают капли.
        Пришёл доктор за ботинками.
        —Я сшил только один башмак, — схитрил Кирикэ (у него ещё ничего готово не было). — Зима на дворе, у меня работы много, да и капли твои не помогают.
        Доктор одел на нос очки, приложил ухо к груди Кирикэ, послушал с умным видом, помычал и выписал другие капли.
        —Когда за ботинками приходить?
        —Через недельку.
        И новые капли Кирикэ не помогли. А был он мужик с характером, не какая-то квашня, которую все месить могут. «Ладно, доктор, как ты меня лечишь, так я тебя и обую». Добавил своей кожи и сшил ботинки с длинными-длинными носами и сгорбленные, как сам Кирикэ.
        «Вот тебе новые башмаки! — думал он про доктора. — Иди в них на свадьбу! Будут все за тобою ходить и пальцем показывать!»
        —Голова! Ты что наделал? — закричала Килина, увидев такие башмаки. — Ты что, не знаешь нового закона?! Если пекарь сырой хлеб испёк — сам его и съесть должен. Если портной костюм испортил — пускай сам его и носит. Придётся тебе самому ходить в этих ботинках, пока не износишь! Люди будут на тебя пальцем показывать.
        Тут доктор явился. Увидел новые ботинки, побледнел, закричал, побежал жаловаться.
        Скоро появились королевские стражники. Грозят копьями да саблями.
        —Если не наденешь свои башмаки — в тюрьму посадим.
        —Подумаешь, какая ерунда, — сказал Кирикэ. — Конечно, надену.
        Обул ботинки, а стражников из дома выгнал.
        —Нуцу! — позвал он сына. — Мне нужен холм.
        —Какой ещё холм? — удивился Нуцу.
        —Хороший и крутой, чтоб можно было на санках кататься.
        —Есть такой холм, — сказал Нуцу. — Пойдём покажу.
        Забрались они на вершину холма. Отец в новых башмаках длинноносых, Нуцу — в валенках. Так получилось, что башмаки эти вроде бы на санки похожи. Нуцу на эти санки уселся, ухватился за изогнутые носки, и покатили они вниз с холма. Со свистом и гиканьем. И до десяти не успели сосчитать, как оказались внизу, в долине.
        Эге! Такие санки ещё поискать надо! Не зря за ними все собаки и щенки увязались.
        Сапожник наш был хоть и крошечным, но очень добрым человеком. Сажал он на свои санки-башмаки по двое да по трое крошек. А если места не хватало, крошки друг другу на плечи залезали, за бороду Кирикэ держались, так и мчались с горы.
        А уж если санки переворачивались, то все, конечно, летели кто куда — в глубокие сугробы.
        —Цып! Цып! Цып! — кричал Кирикэ, и ребята вылезали из снега. Один хромал, другой кряхтел, третий в ладони дул.
        —Ещё хотите? — смеялся Кирикэ.
        —Ещё! Ещё! Ну хотя бы разок!
        —Ну, садитесь! Поехали! Но-о, мои санки-башмаки-лошадки!
        А жена сапожника Килина всё это время колотила в старый медный казан, звала его домой в королевство Пятница, а то забыл крошка Кирикэ пообедать. Наконец она потеряла терпение, схватила горшок борща и побежала на верхушку холма. Приятно поесть борща на макушке холма: пар валит, снег вокруг лежит, весело!
        Наелись борща и давай опять кататься. И даже Килину на санки усадили вместе с пустым горшком.
        И так пошёл день за днём, неделя за неделей. Во всей Панталонии стали рассказывать про чудесные санки-башмаки. А у Кирикэ как-то незаметно и щёки стали румяными.
        —Ты знаешь, Килина, — сказал однажды Кирикэ, — в груди у меня колоть перестало. Похоже, я сам стал доктором.
        —Тоже мне доктор, — засмеялась Килина. — Вот башмаки ты и вправду лечить умеешь. Молотком.
        Крошка Кирикэ немного рассердился и резко отвел бороду с груди в сторону.
        —Вот тут у меня болело. А теперь — не болит.
        —Ещё бы. Целыми днями сидел в сапоге и молотком стучал. В темноте даже камень покрывается плесенью, а сердце тем более.
        В скором времени прохожие снова услышали стук молотка Кирикэ. И звучал он как-то повеселее.
        —Ты-то выздоровел, — сказала однажды Килина, — но доктор заболел. Сидит дома с повязкой на голове.
        —Я его вылечу.
        И повёл сапожник доктора с повязкой на голове на макушку холма, усадил на свои чудесные санки.
        —Но, мои лошадки! — крикнул Кирикэ, и они помчались вниз, в долину.
        Крис и Доруца
        Доруца хотела выйти на улицу, сунулась за дверь — а на улице дождь! Побежала к другой двери, с чёрного хода, выглянула за неё, а там тоже дождь. Глянула в окна — и в окнах дождь!
        —Во какой большой дождь! — сказала Доруца. — Больше дома! Дождь на весь двор!
        Посмотрела она вдаль, на холм.
        —И на холме дождь. И над королевским дворцом дождь! Вот это дождь! По всей стране дождь! Наверно, и король дома сидит.
        Доруца подсела к окну и начала вышивать. А так как на улице шёл дождь, она задумала вышивать корабль. Понимаете — почему корабль? Слишком много воды! Надо же как-то всё это переплыть.
        Король и вправду сидел дома, и весь народ сидел дома, только Крис дома не сидел. С ведром на голове вместо зонта стоял он, мокрый насквозь, у ворот Доруцы. А вдруг дождь перестанет и Доруца выйдет на улицу? Вот будет здорово! А если не выйдет — приятно просто посмотреть на её окно. Даже на её кошку или собаку.
        Крис был уже в королевстве Вторник, ему было двенадцать лет и скорей-скорей хотелось дожить до Среды и жениться на Доруце, которая уже ходила в третий класс. Правда, ей он про свадьбу пока не сказал. Стеснялся. Как-то раз начал было:
        —До-ру… — а дальше говорить испугался.
        «Видимо, вначале надо её поцеловать, — думал он. — Вчера ночью, при луне, все парни в деревне целовались».
        Но как её поцелуешь-то? Дело непростое. У колодца, конечно, можно бы. У колодца всегда целуются, это известно.
        А между тем настала зима.
        Пошёл как-то Крис за водой, а у колодца — Доруца, воду достаёт.
        Он ей, конечно, помог достать воды, молча поставил ведро на землю. И вдруг снег повалил. Ничего не видно, и никто их не видит. Самое время целоваться!
        И Крис мигом глаза закрыл, а губы к Доруце протянул. Ей смешно стало, как он губы тянет, слепила снежок, да и сунула ему под нос. А он-то не видит ничего и чмокнул снежок.
        —Поцелуй бабушку Зиму, — Доруца говорит, а сама смеётся.
        От такого поцелуя у Криса неожиданно язык развязался.
        —Слушай, Доруца. Мне нужно тебе что-то важное сказать. Давай я сейчас залезу в колодец, а ты, когда за ведром нагнёшься, опусти голову. Я тебе всё скажу.
        —Ладно, лезь, — сказала Доруца. — Я сбегаю домой, отнесу воду и вернусь.
        Вот Крис залез в колодец, — там такие скобочки были, стоять можно, прижался к стенке, ждёт. А под ним-то — ого! — какая глубина. Сидит он в колодце, ждёт, а Доруцы что-то не видать.
        —Дурак я дурак, — думает Крис. — Обманула, не придёт. Надо вылезать!
        Вдруг слышит — снег скрипит. Наверно, Доруца. Тут над ним что-то заскрипело. Что такое! Это дно ведра, а вот и всё ведро пошло мимо него за водой в колодец. Крис потеснился, чтоб ведро пролезло, а потом даже поднять его помог. Наверное, сейчас и Доруца вниз заглянет. Сейчас поцелуемся… А в колодец и вправду кто-то заглянул: нос кривой, глаза как у совы! Да это же бабка Маргьоала!
        —Это что ещё такое! — закричала бабка. — Это кто в колодце сидит? Нашёл где валенками трясти. Залез, так и сиди теперь. — И захлопнула крышку колодца. Да ещё и сама на неё сверху уселась.
        —Открой, бабуля! — взвыл Крис. — Открой, а то я в воду прыгну.
        —Ну и прыгай, потом багром достанем. Напугал! Одним дураком на свете меньше станет.
        —Бабуля, бабуля, прости меня. Это я прошлым летом вашу грушу обтряс.
        —Чего? Груши? Я так и знала, что это ты.
        —Бабуля, бабуля, выпусти меня. Я у вас за эти груши буду три года колядовать. Самый большой колокольчик возьму, чтоб всё село слышало.
        Тут задумалась бабка: ведь уж три года к ней никто колядовать не приходил. Пусть хоть этот чудак колокольчиком потрясёт.
        —Ладно, вылезай, — сказала бабка и открыла крышку. — Только в колокольчик громко звони, чтоб всё село слышало.
        —Постараюсь, — сказал Крис, вылезая. — Я здорово умею колокольчиком трясти.
        Вот такой был случай с поцелуем у колодца, вернее, с его отсутствием.
        Прошла зима. Всё вокруг зазеленело. Только глаза Доруцы остались голубыми.
        —Хоть бы она вышла из калитки, — думал Крис. — Остаться бы с нею наедине…
        В это самое время по всей Панталонии разнеслась весть, что объявилась в горах волчица. Страшная волчица. Средь бела дня таскала она ягнят из овчарни.
        —Видно, волчата у неё, — сказал отец Криса.
        «Волчица, — подумал Крис, — вот кто мне поможет». Целых три дня бродил он по горам и лесам, искал волчье логово. И нашёл! В логове он увидел двух волчат.
        Каждую минуту могла вернуться волчица, и Крис быстро схватил одного волчонка и спрятал за пазуху. Волчонок скулил и царапался, а Крис побежал домой.
        Добрался до дому он только к вечеру.
        Рубашка у него была вся разодрана, есть хотелось ужасно. Но первым делом Крис напоил волчонка молоком и спрятал его в сарае.
        Утром отец Криса спрашивает соседа:
        —Кум, ты сегодня ночью ничего не слышал?
        —Я когда сплю — глухой.
        —Волчица пришла в село. Не к добру это, кум. Выла сегодня ночью возле моего дома.
        —У неё и в лесу дел достаточно. Чего ей у нас искать? — ответил кум Ефим.
        А Крис весь день крутился у дома Доруцы, запускал бумажного змея. И так ловко запустил, что змей приземлился прямо у ног девочки.
        «Доруца! — было написано на змее. — Выходи вечером на улицу!! У меня есть тайна!!!»
        Вечером, когда все в доме легли спать, вдруг залаяла собака.
        —Пойду Колцуна накормлю, — вскочила Доруца.
        На улице было темно. Но не совсем: из-за горы показался серп луны.
        Крис, конечно, стоял у калитки.
        —Ну, где твоя тайна? — спросила девочка.
        —А вот она, — ответил Крис и вынул из-за пазухи волчонка.
        —Ой, что это?
        —Волчонок!
        —Волчонок? — испугалась Доруца и отступила на шажок назад. — Настоящий?
        И тут она увидела, что волчонок совсем маленький и даже глупый. Она ласково погладила его.
        «Вот теперь и поцелую, — подумал Крис. — Ну и что, если луна видит? Она-то никому не скажет…»
        Он чувствовал дыхание девочки совсем рядом.
        «считаю до десяти, целую и дарю ей волчонка… Раз… два…»
        Только он досчитал до девяти, как услышал за спиной какой-то странный звук, а потом вой: у-у-у-у!
        Волчица! Ребята застыли на месте. А волчонок заскулил, кинулся в калитку. Волчица подхватила его, перекинула за спину, как ягнёнка, и — к лесу.
        И опять настала зима, а Крис так и не поцеловал Доруцу.
        Когда на улице мело, Доруца сидела на печке. Корабль свой она давно закончила и теперь вышивала моряка с большими погонами. Очень Доруце капитаны нравились.
        —Это капитан, — говорила девочка. — Видите, сколько волн, а он не боится!
        Этот капитан не давал Крису покоя. И решил он сделать что-нибудь невероятное.
        —Хочешь, я стану невидимкой? — спросил он Доруцу.
        —Невидимкой? — удивилась она.
        —Да. Среди бела дня около тебя пройду, а ты меня и не увидишь.
        —Ну да! Скажешь тоже. Что же я, ослепла?!
        Пошла как-то Доруца за водой. Вытаскивает ведро из колодца и слышит вдруг шум. Смотрит — с горы снежный ком катится. И по дороге всё больше становится.
        Всё бы ничего, да как раз в это время дорогу бабка Маргьоала переходила.
        —Бабушка! — успела крикнуть Доруца.
        Но чудовищный снежный ком сшиб бабку с ног и покатился дальше.
        Потом ком ударился о забор и развалился с грохотом. А внутри этого кома оказался мальчик-крошка Крис. Вышел, как цыплёнок из яйца, но при этом лбом о забор грохнулся. И теперь лежал не шевелился.


        —Крис! — окликнула его Доруца. — Крис, ты жив?
        Крис, конечно, помалкивал. Тут-то Доруца и кинулась его целовать.
        —Крис, Крис, вставай! — приговаривала она.
        Тут уж Крис хитро открыл глаза, подмигнул Доруце и, конечно, встал…
        —Ага, — сказала бабка. — Вон ты как колядуешь! Всё ясно.
        «Эх, да что нам бабка! — думал Крис. — Сегодня она может делать со мной что хочет! Пусть хоть в дымоход засунет и печку затопит! Сегодня… случилось кое-что поважнее! Доруца! Вот кто меня поцеловал!»
        А скоро и зима кончилась. Капитан, которого вышила наконец Доруца, был почему-то очень похож на Криса.
        Новый мостик над старой рекой
        Потягиваясь, Матей вышел во двор, бросил курам горсть зерна. Это они его разбудили сегодня своим дурацким квохтаньем. За плетнём, во дворе соседа, появилась шляпа.
        —Доброе утро! — сказал шляпе Матей.
        Никакого ответа не последовало.
        На другой день Матей проснулся, вышел во двор, и опять на ту же шляпу наткнулись его глаза.
        —Доброе утро, сосед!
        Шляпа молчала. Крошка Матей не стерпел.
        —Кум, ты за что на меня рассердился? Чего не отвечаешь?
        Сосед его, крошка Иустин, оглянулся и сказал тихонько:
        —Да нет, не рассердился… Я оглох… на левое ухо.
        —Что ж мне теперь, дом переносить? На сторону другого уха?
        —Зачем переносить? Переносить, пожалуй, не надо. Ты просто снимай шляпу, когда говоришь «доброе утро», я увижу и тебе отвечу.
        С тех пор каждое утро Матей снимал шляпу. Ту самую шляпу, которая даже при виде короля не поднималась с его головы.
        А с другой стороны дома крошки Иустина был дом крошки Луки. Луке Иустин сказал, что оглох на правое ухо. Так вышло, что и Лука снимал шляпу, когда приветствовал Иустина.
        —Что же это получается, кум? — спросил его Матей. — Ты что, на оба уха оглох?
        —Обычно одним не слышу, но временами бывает, и обоими. Но я не расстраиваюсь: вся сила у меня тогда в глаза переходит! Вижу даже в темноте. Можешь снимать шляпу и в сумерках, я не обижусь, всё увижу.
        Прошло несколько дней, а воды много утекло. Иустин возгордился. При случае говорил жене:
        —Смотри, оба соседа шляпу передо мной снимают.
        Вот однажды шёл Матей с приятелем по улице, а навстречу Иустин.
        —Сними шляпу, — сказал другу Матей, — а то этот глухой пень ничего не слышит.
        —Кто глухой пень? — рассердился Иустин.
        —Погоди, ты сам мне сказал, что оглох.
        —Когда надо, я слышу, не беспокойся!
        —Что ж ты, обманул меня?
        —Да тебя и дурак обманет! Скажи, зачем ты держишь кошку? Уж я-то знаю, сам сидишь на чердаке и ловишь вместо неё мышей! У тебя курица из двадцати яиц трёх цыплят выводит! Спасибо, что мой петух через забор перелетает, — твой-то только кукарекает, точь-в-точь как его хозяин! И ты хочешь, чтобы я перед тобой шляпу снимал?!
        Матей, конечно, от стыда чуть сквозь землю не провалился. Так опозорить его! При народе!
        —Спасибо, кум! — только и сказал он.
        —Пожалуйста! С сегодняшнего дня запрещаю тебе снимать передо мной шляпу! Если б под нею была другая голова — ладно! А твою видеть больше не хочу. Сиди на чердаке. Лови мышей!
        К вечеру поссорились и их жёны.
        —Чем жить с глухим, лучше повеситься! — кричала через забор жена Матея. — А ещё кого-то строит из себя…
        Ходят соседи друг на друга очень сердитые. Даже воду перестали брать из одного колодца.
        Но и этого им оказалось мало. Иустин однажды сказал, что не хочет под тем же дождём мокнуть, что Матея поливает. Лучше он крышу над своим двором построит, а на огород воду из речки будет таскать. И даже под тем же снегом ходить не будет! Лучше всю зиму на печке просидит, но не выйдет под те же снежинки, на которые кашляет Матей.
        Вот такие дела. Кто только не пробовал их помирить. Ничего не получалось. Кто пробовал — с двумя шишками уходил.
        Сами соседи друг друга за две версты обходили. А надо сказать, что за околицей их села протекала речка.
        «Не дай Бог встретиться на мостике!» — думал иногда Матей.
        «Сброшу его в воду, как щенка!» — грозился кулаком Иустин.
        Многие, конечно, знают закон: чего боишься, того не миновать.
        Однажды Матей шёл через речку с мешком шерсти, а Иустин с другой стороны в гости к брату направлялся. И очутились они на том самом мостике. Что делать? Не поворачивать же обратно!
        То ли мешок с шерстью был очень тяжёлый, то ли досада их весила больше десяти мешков, а может быть, просто доска отжила свой век… только вдруг — пррр! — мостик сломался и — бух! — оба в воду!
        А река-то была горная, вода бурлила и пенилась. Да и глубина большая, а вода такая холодная, что дыханье перехватывало.
        Матей плавать не умел, но шерсть ни за что не хотел терять и держался за мешок. А когда шерсть намокла и стала тяжелее, мешок быстро пошёл на дно. Мелькнули на поверхности пятки — только и видели Матея.
        Иустин упал в воду с пустыми руками. И он, конечно, нахлебался воды. А потом вспомнил, что не один был на мостике. Проплыл туда, сюда. Вдруг видит: из воды две пятки торчат. Ухватил он пятки, к берегу потащил. Тянул, пока голова не появилась.
        —Неужто это ты? — говорил Иустин, а сам волочит соседа на берег. Даже мешок с шерстью помог вытащить.
        А что они сделали дальше, я думаю, вы сами догадались. Разделись оба и выжали одежду.
        —Слушай, ну и тяжёлый же у тебя мешок! — сказал Иустин.
        Стали они воду из шерсти выжимать — иначе её до дома не донести. Выжимали-выжимали, посмотрели друг на друга и прыснули со смеху.
        —Так ведь можно и концы отдать, — сказал Матей, прыгая на одной ноге, — это он воду из уха выливал.
        —А я тебе что говорил? Снимай шляпу, пока я жив. Есть перед кем!
        Весь следующий день они таскали к реке доски и к вечеру, как ни странно, построили новый мостик.
        Медвежьи конфеты
        Тут надо сказать, что в стране крошек никогда не варили варенья, не делали конфет и чай пили без сахара. Не было сахара, пропал.
        А в крошечном дворце случилось большое горе — королева внезапно захромала.
        —Как пойдёшь на бал с хромой женой? — морщил лоб Великий Крошка.
        Ни уколы, ни горькие микстуры не помогали: королева не поправлялась.
        Решил король сам её полечить. Положил ей под ногу свою крошечную королевскую подушку, а перед этим собственным ухом эту подушку согрел, потому что холодных подушек королева терпеть не могла. И ещё отдал ей последнюю шоколадную конфету «Мишка на севере». (В Панталонии эти конфеты медвежьими называли.)
        —Ты спишь, Ваше Величество? — разбудила его среди ночи королева. — Знаешь, нога перестала болеть! Очень приятно было моей ноге на королевской подушке спасть.
        Сонный Великий Крошка от радости с постели вскочил и как был, в ночной рубашке, пустился плясать с королевой.
        —Бом-бом, тили-тили-бом! — пел он, потому что другой музыки в этот поздний час даже у короля не было.
        И королева плясала вовсю: то стул перевернёт, то вазу дорогую расколотит.
        —Всё это ерунда! — кричал король. — Завтра устроим бал!
        Наплясались вволю, а наутро королева опять захромала.
        На следующую ночь король снова свою подушечку ухом согрел. Завернул в неё ногу супруги и принялся укачивать, как ребёнка:
        —А-а! А-а!
        Однажды посреди ночи пришла в голову королю странная мысль, и он вскочил как ошпаренный.
        «А может, я её хромой в жёны взял? Может, она с детства такая? Плясать-то на свадьбе плясала, но платье на ней до пола было, шириной с мельничный жёрнов! Разгляди-ка под ним ноги…»
        —О-о! Бедные мои дети! А вдруг мой старший сын захромает? — причитал король, хотя у него не только старшего, но и никакого сына пока не было.
        —Выдай-ка замуж хромых принцесс! — плакал Великий Крошка, хотя и дочерей у него пока тоже не было.
        Растолкал он королеву, проверить ногу. Но она как проснулась, так по-прежнему и захромала.
        Ещё не рассвело, когда Великий Крошка послал гонца в соседнее царство-государство. Слыхал король, что там доктор есть такой умный, что на его большую голову ни одна шляпа не налезает. Уж он-то наверняка вылечит.
        Долго ли, коротко ли, гонец вернулся с доктором. По огромной лысине его издалека узнали.
        Надел доктор халат, очки, достал молоточек и по колену королевы постучал. Потом начал ей ногу так крутить и вертеть, что она два раза охнула и один раз ойкнула.
        —Ерунда! — сказал доктор. — Пройдёт. — И дал ей новые лекарства.
        Тут король приказал снять мерку с огромной докторской головы, и пока большеголовый обедал с королём, ему такую шляпу сшили — о-го-го! Четырёх крошек от солнца и дождя прикрыла бы.
        Вернулся доктор в свою страну весёлый и в новой шляпе, а королева пуще прежнего захромала, — очень уж горькие лекарства ей доктор прописал.
        Запечалился король, а крошки стали по всей стране травы целебные собирать.
        Однажды крошка-мельник нашёл в лесу очень сладкий корень и во дворец принёс. Королева попробовала и говорит:
        —Это лекарство мне подходит, после него меньше хромается.
        Мельник Андрей был человек с головой. Всю ночь думал — утром к королю пришёл.
        —Ваше величество! Голова у меня не такая большая, как у того доктора, но слыхал я, в других странах особое лекарство есть, медвежьи конфеты называется. Очень помогает.
        —Да знаю я, что такие конфеты есть на свете, — покачал головой король. — Правда, стоят дорого. Дом с дымоходом отдают за шапку таких конфет. Но при чём тут нога королевы?
        —А вы достаньте медвежьих конфет и обложите ими ногу королевы, от пятки до колена. И оставьте её одну до утра. Даже если умолять будет с нею остаться, — не слушайте. Иначе конфеты не помогут.
        —Ладно, — сказал король. — Если поможет лекарство — пожалую тебе новую мельницу и звание генерала в придачу!
        И скоро новые гонцы полетели в соседнюю державу с богатыми подарками.
        Обратно гонцы тайком от всех возвращались: очень грабителей боялись, ведь везли в мешке страшно дорогие медвежьи конфеты.
        Король сделал так, как сказал мельник, — обложил ногу королевы конфетами. И весь вечер очень боялся, что кто-нибудь к королеве войдёт и лекарство не подействует. Он даже повесил над дверью спальни колокольчик, а сам спрятался за портьерой с крошечной саблей в руке.
        Всю ночь глаз не сомкнул, но колокольчик не звякал, только из-за двери какие-то звуки странные раздавались — вроде кто чмокал. Наверное, так лекарство действовало.
        Королева проснулась раньше петухов и была весела, как никогда. Вышел король из укрытия, смотрит и глазам не верит: ни одной медвежьей конфеты не видно.
        —Не иначе как в ногу вошли, ваше величество. Одни фантики остались! — щебетала королева.
        Не успел король до одного досчитать, она с кровати спрыгнула:
        —Наступаю и топаю, и совсем не болит, ваше величество!
        Теперь уж, когда королева начинала хромать, король знал, что делать. Посылал гонца за медвежьими конфетами. Казна-то у него большая. А вскоре королева сына родила. Вполне здорового.
        Королева совсем выздоровела, но тут захромали жёны всех крошек: сегодня хромает одна, завтра — другая…
        У мельника теперь стало две мельницы, да что толку — молоть-то на них нечего. Крошки теперь на ярмарку чаще, чем на мельницу ездили. Один зерно продавал, другой — корову, другой — коня или стадо овец. И на все деньги покупали медвежьих конфет, потому что только это лекарство крошкиным жёнам помогало. Каждый вечер бедные крошки сидели возле своих жён и обкладывали их ножки медвежьими конфетами, а потом свет гасили и в чулан спать уходили.
        Болезнь проходила, но крошки всё беднее становились: продавать уже нечего было.
        Тут и новая беда пришла: дети узнали, как лечатся их матери, и все как один захромали.
        Окружили тогда крошки-мужчины дом мельника и говорят:
        —Жён-то ты наших вылечил, а нас разорил вконец! Делай что хочешь, а то мы совсем рассердимся.
        —Ладно, — сказал крошка-мельник. — Дайте мне три дня.
        Продал он свою новую мельницу и купил на все деньги медвежьих конфет. Одну за другой на нитку привязал и на крыльях старой мельницы развесил. Потом собрал хромых со всего королевства и говорит:
        —Кто первым до мельницы добежит, тот — самый больной. Ему все конфеты достанутся.
        И бросились бежать все хромые крошечного государства, да так, что земля задрожала.
        Увидели тогда крошки, что нет среди их жён ни одной хромой, да и дети все здоровы.
        Все тогда смеялись и конфеты ели, и вот я думаю — надо бы, чтоб было побольше медвежьих конфет во всех странах и подешевле.
        Под голубым зонтиком
        —Вставай же, проснись!
        Это большой огурец тормошил маленького Огурчонка.
        —Вставай, посмотри на свет, а то не заметишь, как вечером стариком станешь.
        —Вечером? — сказал Огурчонок с жёлтым цветком на макушке. — А когда будет вечер?
        —Когда чёрный зонт раскроется над головой.
        Огурчонок посмотрел вверх: ничего не было видно, кроме зелёного зонтика. А это был огуречный лист.
        «Интересно, что над ним? Что это за свет, о котором говорил Большой Огурец?» — подумал Огурчонок и начал быстро-быстро пить воду хвостиком. Чем больше пил — тем больше рос. Тут прилетела пчела. Пожужжит у хвостика и тут же перелетает к голове.
        —Что ей надо? — спросил вдруг Хвостик, не переставая пить.
        —Не знаю, — ответила Голова. — Может, ей нужна помощь? Может, её домик загорелся?
        —Расти же скорее, — заторопил Хвостик, — и помоги пчеле, не зря она так жалобно жужжит!
        —Хорошо, — сказал малыш и на глазах стал расти и вытягиваться. К обеду его голова высунулась из-под зелёного листа.
        —О! Здесь другой зонт! Голубой! — закричал Огурчик. — Я другой зонт нашёл! О-го-го, какой огромный!
        —Неужели? — удивился Хвостик, который всё это время лежал под большими зелёными листьями.
        —Такой большой, что под ним спокойно летают бабочки и ласточки. Даже дом с собакой под ним уместился… А посмотри, куда залезла жёлтая дыня! — показал он на солнце. — Наверняка свалится.
        —Дыню я не вижу, но слышу, что кто-то тихо плачет.
        —Это девочка! Действительно, вытирает глаза платочком. Интересно — почему она плачет?
        —Тебе виднее — ты Голова, — справедливо заметил Хвостик.
        —Может, девочка боится, что жёлтая дыня с неба упадёт?
        —Давай посмотрим, что с ней случилось; может, ей нужна наша помощь, — сказал Хвостик. — Расти ещё больше, а я тебе помогу.
        И Огурчик снова стал пить зелёную воду своим зелёным хвостиком: буль-буль, буль-буль, — стараясь дорасти до той девочки.
        А в это время под огромным голубым зонтом по двору гуляла собака. Это была умная собака, и, конечно, она повидала на своём собачьем веку немало огурцов. Когда она увидела, куда так стремится Огурчик, сразу поняла, в чём дело. Виляя хвостом, подбежала она к девочке и стала ей лизать руки и даже щёки, мокрые от слёз… Только теперь Огурчик понял, что у девочки никого не было дома.
        —Но какая удивительная собака, — говорил Хвостик. — И ходить-то она умеет, да кажется, у неё есть и душа!
        В этот длинный день много интересного увидел Огурчик. А Хвостик был доволен, что вывел его в люди.
        К вечеру стал Огурчик хорошим огурцом, посмотрел в небо и не увидел золотой дыни. Глядь, она уже на вершине холма лежит.
        —Ты слышал шум? — спросил он у Хвостика.
        —Нет.
        —И я не слышал, а дыня-то оторвалась всё-таки. Говорил я, что упадёт. Того и гляди, под гору скатится.
        —Держи её! Хватай! Если упустишь, потемнеет синий зонтик! — кричал Хвостик.
        И Огурец принялся опять расти и расти. Когда он уже почти дотянулся до Солнца, оно всё-таки скатилось за холм. Расстроился Огурец, хотел посоветоваться с Хвостиком, посмотрел назад и остолбенел: он стал таким длинным, что не увидел даже собственный хвост. А может быть, тот спрятался в темноте?
        Солнце потихоньку утянуло с собой за холм голубой зонтик. Теперь Огурец лежал под чёрным зонтом в золотую крапинку.
        —Вот и стал я стариком! — вздохнул Огурец.
        Огурцу не спалось. Вспомнилось, как он рос под зелёным детским зонтиком, потом под голубым. О чём жужжала та пчела?.. И что теперь с той девочкой? Жаль, что он жёлтую дыню за холм отпустил… Хорошо хоть бабочка отдохнула на его хвосте. Говорила, что летит на свадьбу… А на что нам нужна эта свадьба?
        —Ой! — вздрогнул задремавший было Огурец. — Кто это ходит по моей спине мягкими холодными лапками?
        —Роса ложится… Спи… — шепнул кто-то.
        Совсем уже было поздно, когда Огурец заснул.
        А на заре услышал странный шорох.
        Большая босая Нога с умытыми росой пальцами приближалась к нему.
        —Доброе утро! — вежливо сказал Огурец. И тут кто-то тронул его за хвост… В глазах его потемнело. Только и успел крикнуть:
        —Эй, вы, под зелёными зонтиками! Проснитесь, а то вечером станете стариками. И если увидите пчелу…
        Но никто его не услышал. Лишь один огурчик повернулся на другой бок и продолжал спать, прикрытый от жёлтой дыни своим детским зелёным зонтом.
        Маленькое ручное солнце
        Поздней ночью показалась в окне сонная голова. Смотрит крошка Дорофтей в небо: рог луны высоко — до утра далеко, — можно спать спокойно.
        Хотел он залезть на печку, да проспать побоялся. «Лягу, — думает, — на лавку. Там, правда, холодно и жёстко. Зато, когда открою один глаз, по луне пойму, пора вставать или нет».
        Вчера ещё он занял очередь на мельнице и проспать боялся.
        «Чем на мешке у мельницы спать под гром жерновов, не лучше ли в своём доме? Приду под утро, когда очередь подойдёт».
        Придумал Дорофтей неплохо. Башка, конечно, у него большая. Но что за сон на лавке? Неудобно же. К тому же вспомнил он, что на этом месте со сложенными на груди руками и с зажённой свечкой у головы лежал недавно его покойный отец. Спи после этого, если можешь.
        Вернулся он на печку, а сон тоже не дурак — взял да и убежал. Не смог Дорофтей сон поймать ни на левом боку, ни на правом. Вылез из-под одеяла, заходил по комнате, как вурдалак, если, конечно, бывают вурдалаки в кальсонах.
        А луна всё высоко в небе. Словно гвоздём прибита. Будь у Дорофтея длинная верёвка, он её вниз стянул бы. Но верёвки нету, а луне спешить некуда. Не молоть же ей ночью зерно на мельнице! Э, да что говорить, если это даже и не луна вовсе, а так — половинка, месяц. Лишь с одной стороны лунный каравай круглится, а с другой — уже половины нет. Кто это её ест всё время? Голодный какой-то. Только луна бок отрастит, а он уж снова проголодался. Начинает луну жевать.
        «Вот бы такой каравай испечь. Как луна! — думает крошка. — От одного бока отломил, на другом — выросло! Хлеб и не кончится никогда!»
        Ходит крошка по комнате, а в голове его жернова ворочаются, муку для «небесного» каравая мелют.
        А кроме каравая он ещё курочку придумал, которая не кудахчет и зерно не клюёт, а по нескольку яиц в день приносит, и овцу, которая сено не просит и шерсть даёт.
        Луна уже к краю неба подбиралась, но Дорофтей в окно не смотрел. Чего смотреть-то? Пусть лунный каравай хоть во всё небо будет, башка у Дорофтея умная: он уже свой каравай нескончаемый придумал.
        Разбудил жену, Касандру, чтобы и она порадовалась, какая у них будет жизнь замечательная. А она только глаза вытаращила:
        —Быть этого не может никогда. — И опять к стенке повернулась.
        С утра, не слушая причитаний жены, Дорофтей запряг лошадь и отвёз на рынок всё, что во дворе кудахтало, блеяло и есть просило. Продал даже зерно вместе с мешками прямо на мельнице.
        С базара Дорофтей вернулся верхом на лошади, весёлый, шапка набекрень, руки в карманах.
        —Что же ты ничего не привёз? — спросила Касандра. — Горе ты луковое.
        Дорофтей таинственно осмотрелся и шепнул:
        —Смотри внимательно. Боюсь, только, как бы тебе от радости дурно не стало. — И тут он вынул из-за пазухи… часы. — Не блеют, не кудахчут, только тихонько «тик-так» говорят. Еды не просят, ни мельницы им не надо, ни загона, ни курятника. Лежат себе в кармане, так что никто и не догадается. А купил-то я их, между прочим, в соседнем королевстве, потому что в нашем часы только король имеет. Теперь вот и у нас будут.
        —Что ж получается, я теперь почти королева? — приосанилась Касандра.
        —Выходит, что так.
        —Вот только не пойму, как же они яйца нести будут?
        —Придёт время — увидишь. Будет это приплюснутое яйцо и цыплят выводить, и ягнят — серых, чёрных, даже коричневых.
        —Эх, Дорофтей, Дорофтей, — покачала головой Касандра и снова из королевы в простую бабу превратилась. — Может, я и дура, но только откуда ж это всё возьмётся? Ты же не Иисус Христос-чудотворец! Боюсь, что с прошлой ночи ты головой малость повредился. Вот и лицо у тебя пожелтело.
        —Думаешь, рехнулся? — И Дорофтей снял с головы шапку. — Смотри — голова на месте.
        —Голова на месте, а болтаешь не пойми что!
        —Касандра! — прикрикнул крошка и так топнул ногою, что из ведра вода выплеснулась. — Королевой себя возомнила?
        —Хороша королева с пустым амбаром…
        Всю ночь Касандра не сомкнула глаз, а Дорофтей и на луну больше не глядел, спал как убитый.
        Утром запряг он в сани лошадь, привязал к дышлу колокольчик побольше и поехал по дорогам панталонским.
        —Кому время? Продаётся время! Налетай — подешевело! — кричал он во всё горло.
        К воротам выбегали крошки, очень удивлённые. Заглядывали в пустые сани и не могли понять, что собирается продавать им этот человек. Разве колокольчик, который на дышле болтается?
        —Время — что зимой, что летом — дорого стоит. Подходите, я вам подешевле уступлю, — зазывал их Дорофтей. Он привстал в санях и на небо показал. — Видите? Всё небо тучами затянуло. Никто и не знает, где сейчас солнце.
        —Как это не знаем? Оно на небе, — не удержался один из крошек.
        —Ясно, что на небе. А где именно? Может, пора уже скотину кормить или обед готовить? А у меня в кармане — маленькое ручное солнце, которому никакие тучи не страшны, по нему большое солнце всегда отыскать можно.
        Тут Дорофтей повернулся боком, а на кармане у него амбарный замок висит. Он замок открыл, а часы сразу не вынимает.
        —Нет, нет, даром время не получите. И не просите. И так дёшево отдаю.
        Простодушные крошки заинтересовались. Один миску муки принёс, Дорофтей шепнул ему на ухо, который час.
        Крошка задумался на миг и вдруг рванул с места и побежал куда-то.
        —На поезд опаздываю! — кричал он.
        —Но-о… — усмехаясь, погонял лошадь Дорофтей. — Кому время? Продаётся время, оно у меня в кармане.
        Из калитки выскочила какая-то пёстрая тётка с пёстрой курицей под мышкой.
        —Давай курицу — получишь время, — предложил Дорофтей.
        —Не-е… Курицу не отдам. Отдам только яйцо, если точно скажешь, когда она снесётся.
        —Ладно, садись в сани. Подождём.
        Тётка-пеструшка вместе с курицей уселась в сани.
        —Кому время? Продаю время! — покрикивал Дорофтей.
        Крошки выбегали на улицу, пялили глаза, и тётушка в санях с курицей на коленях гордилась, — вроде часы были её собственные.
        А Дорофтей бойко торговал временем, ему платили мукой, и орехами, и сушёными грушами.
        Одна хозяйка вынесла горшок с простоквашей.
        Дорофтей — буль-буль — хватанул простокваши и тётку-пеструшку угостил.
        —Ну, где там твоё яйцо? — спросил он.
        Но курица, которая так долго каталась с Дорофтеем, яичко так и не снесла. Видно, и у неё был стыд. Ну можно ли нести яйца просто так, в ладони, собранные ковшиком? Да ещё при всём честном народе!
        Многих увидел и услышал в этот день Дорофтей, но к вечеру домой вернулся с котомкой муки, шапкой яиц…
        —Жена! — крикнул он с порога. — Вот тебе каравай, который не кончается, и курочка, которая не кудахчет. Видишь, сколько яиц мои часы снесли! Овцу пока не получил, но на днях непременно приведу.
        В эту ночь он спал, как король. Да и Касандра славно выспалась.
        На другой день Дорофтей ещё кое-что привёз, а на третий вдруг пустой приехал. Только в одном дворе охапка сена его лошадке перепала. Надоело крошкам Дорофтеево время.
        Всю ночь ходил Дорофтей по комнате из угла в угол. В окно выглянул — луны не видно.
        «И каравая, который никогда не кончается, тоже не видно, — думал он. — Да и от курочки-несушки всего несколько яиц осталось».
        —Да ладно уж, не расстраивайся, — шепнула с печки жена. — Положим те яйца под соседскую наседку, выведем цыплят, потом на муку поменяем. Проживём. Только ты уж по дорогам больше не броди, не позорься на старости лет.
        —Продам я часы, и всё!
        —Ну уж нет! — возмутилась Касандра. Так возмутилась, будто у неё из-под головы подушку выдернули. Ей хотелось чуть-чуть остаться королевой.
        —Вот их место! — сказала она и повесила часы, как лампадку, в красный угол под иконами.
        Дорофтей ещё пару дней ходил да думал. Что-то бурчал себе под нос. А потом рукой махнул и пошёл во двор делами домашними заниматься.
        А крошки приходили иногда на часы полюбоваться, солнце за облаками найти.
        Однажды Дорофтей снял с дышла колокол и повесил его над воротами. И каждый из крошек, кто приходил время узнать, в колокол этот бил, и вся Панталония знала, который час на часах Дорофтея. Бесплатно.
        Трёхглазый охотник
        Больше всего на свете Василе любил поесть. Дома сидел — жевал, в гости приходил — жевал, и даже когда гулял — жевать умудрялся. Достанет что-нибудь из кармана вроде булочки с маком и жуёт. А недавно он поросёнка на базаре купил, чтобы тот за ним ходил и крошки подбирал. Не пропадать же добру!
        Шёл Василе на свадьбу — с собой поросёнка брал. В шаферы поросёнок не рвётся, но и голодным домой не вернётся.
        А Василе, сколько ни ел, всё был худой как жердь. Зато поросёнок всё длиннее и длиннее становился: уши у него будто вперёд бежали, а хвост — назад. Стал он огромной свиньёй, но, как и прежде, за хозяином бродил постоянно.
        —Хрю-хрю! — говорит и идёт за хозяином. Мол, роняй, хозяин, не только крошки, но и куски побольше.
        Вот раз идёт Василе и радуется, какой у него поросёнок жирный да румяный, а навстречу охотник с уткой у пояса. Василе стал посреди дороги и рот разинул.
        «Вот это дела! — думает. — Утку подстрелил! Какое лёгкое дело! Стоит на курок нажать — и утка с озера прямо тебе в горшок летит. Один выстрел — и суп готов. Куплю-ка себе ружьё».
        Дома стал с женой спорить — козу на ружьё поменять или свинью. Наконец решил телегу продать, которая в сарае стояла.
        У телеги этой двух колёс передних не было, денег за неё мало дали, только на полружья хватило.
        —Я добавлю, кум. Будет у нас одно ружьё на двоих, — сказал крошка-сосед.
        Он-то ружьё купить прав не имел, потому что был одноглазым. А в «Книге Законов Панталонии» было написано: «Охотник должен иметь два глаза».
        —А у нас с тобой, Василе, три глаза на одно ружьё! Так что всё будет по закону.
        —А как же мы, Тудосе, добычу будем делить? У меня-то глаз в два раза больше.
        —Как делить? Один ствол — твой, другой — мой. Значит, и добыча пополам. А на охоте ты будешь целиться, а я ружьё носить.
        Засомневался Василе, но как раз в это время над его домом стая уток пролетела. И так ему захотелось утиного супа, что он согласился:
        —Ладно! Покупаем пополам!
        Отправились они на ярмарку за ружьём. Купили, а по дороге домой ко всем родственникам и соседям заглянули — ружьём новым похвастались.
        Слово за слово, всех родственников и соседей на будущий утиный суп пригласили.
        Потом купили пороху и дроби, набили патроны и устроили соревнование: кто лучше стреляет. Взяли на огороде тыкву и поставили её — куда бы вы думали? — на дымоход!
        —Стреляй, кум!
        Бум!
        Тыква на месте. И, как ни странно, дымоход на месте.
        Бум!
        —Стреляй теперь ты, кум!
        Бум!
        Все кошки из соседних дворов разбежались куда глаза глядят, собаки лаяли так, будто волка учуяли, куры кудахтали, будто лису увидели, и дым поднимался над тыквой.
        В конце концов прибежали их жёны и отобрали тыкву.
        Ночью охотники легли спать вместе в сарае, а ружьё под подушку положили. Лежат — не спят, планы строят.
        —Теперь ни одна утка над нашей деревней не пролетит, — Тудосе говорит, — все в нашем котле окажутся. Не бывало ещё в Панталонии трёхглазого охотника.
        —Мы и в лесу порядок наведём, — подхватил Василе. — Надо мне с одним волком счёты свести. Вот он где у меня сидит, кум! — Тут Василе хлопнул себя рукой по затылку, но было темно, и Тудосе так и не понял, где же сидит этот волк. — Он мою жену напугал! Теперь его поймаю, шкуру спущу и голым в лес пущу. Пусть и другим волкам передаст, что с Василе шутки плохи!
        —Ладно, кум, давай спать. А то завтра с глазами сонными ничего не подстрелим. Вон уж и Большая Медведица на небе появилась.
        На другой день рано утром взяли они ружьё и бинокль самый сильный, а Василе ещё и хлеба каравай и пошли на озеро. Василе по дороге всё каравай жевал. Только на озере не повезло охотникам. Утки здесь были, ничего не скажешь, да только на месте не сидели. Лишь прицелится Василе, а она — фьюить — и улетит. Это тебе не тыкву с дымохода сбивать!
        Целый день бродили они вокруг озера, ломали камыши. Дело пошло к вечеру.
        —Темнеет, — Василе говорит. — Утки маленькие, их уже и не видно почти. Идём в лес на крупную дичь охотиться. Не на утиный суп, так хоть на жаркое подстрелим.
        Залегли они под кустом, вроде бы в засаде, лежат — дышать боятся. Темень вокруг — ничего не видно. Но Тудосе в бинокль смотрит одним глазом.
        —Тсс! Слышу шаги! — зашептал Василе.
        —С какой стороны? — Тудосе спрашивает и в бинокль глядит. — Это волк, кум! Матёрый волк! Наверняка тот самый! Стреляй!
        Бах!
        —Давай ещё раз. Для верности.
        Бах!
        —Готов!
        Вот что могут сделать три глаза, ружьё и бинокль! Осторожно подошли к волку с ружьём наготове, — вдруг кинется! Да только волк уж больно толстый и какой-то грязно-розовый.
        —Ой-ой-ой! — закричал Василе. — Это же моя свинья! Тудосе, ты же в бинокль смотрел! Ты что, волка от свиньи не отличаешь?
        —Да ведь ночь же, кум. Порядочные свиньи в это время в свинарнике тихо сидят! Откуда она в лесу взялась?
        —Наверно, под изгородь подлезла и за мной по крошкам прошла.
        —Как хочешь, кум, а полсвиньи мои.
        Пришлось Василе соседу одноглазому половину свиньи отдать. Так ведь договорились, когда ружьё покупали.
        Святая вода
        Проснувшись, Ион первым делом взял лопату и вышел во двор. Долго бродил он по двору и задумчиво тыкал лопатой в землю.
        —Чего ты бродишь? Копай, где стоишь! — крикнула ему в окно жена Сынзиана.
        —Курятник рядом, — тряхнул бородой Ион. — Нам ведь колодец нужен, а не поилка для кур.
        Ион подошёл к воротам, где стояла старая акация. Её посадил ещё его прадедушка. Давно засохла старая акация. В прошлом году только один лист появился на её ветвях. Только один, да и тот пожелтел раньше времени, к Троице. Лист — это всего лишь лист, это не цветение дерева. Ион позвал тогда своего внука, чтобы тот снял последний лист.
        —Погляди, — сказал Ион, — это последнее письмо от моего прадедушки. Неси его в каса маре.
        Они отнесли лист, прикрепили его к полотенцу среди фотографий родственников.
        —Пожалуй, тут, — сказал Ион, воткнув лопату под деревом. — Эта бедная акация устала жить. Даже почернела от времени. Смотрите, какое огромное дерево, его ветви в три двора входят. Столько лет стоять на одной ноге… Держать на себе такую ораву птиц — дроздов, голубей, ворон. Мёрзнуть зимой, как собака без конуры. Как гайдук, встречать ветры в открытом поле и столько раз в жизни сбрасывать листву, сколько раз улетали ласточки на юг!.. Пора и дереву в мир иной.
        Ион махнул рукой и стал обкапывать дерево. Корни у акации были мощные, глубокие. Выкопал Ион вокруг канавку, обвязал ствол верёвкой. Старое и высохшее, дерево, однако, не хотело сдвинуться со своего места.
        Позвал Ион сыновей, кликнул свояка. Дёрнули как следует — и упало дерево, содрогнулась земля. Показалось Иону: послышался глухой стон. Снял Ион шляпу.
        —Вечная память, — говорил крошка Ион, поглаживая дерево. — Ничего. Сделаю из тебя санки. Санки из акации. Всю жизнь стояла, а теперь, как птица, будешь с горы летать.
        На месте старой акации стал Ион копать колодец. Копал, копал, а воды не видно.
        —Акация-то не зря высохла, — сказал свояк. — Напрасно здесь копаем. Нет тут воды.
        —И у дерева есть свой срок, — Ион сказал. — А воду всё-равно найдём. Здесь у ворот самое место для колодца.
        Копали-копали — до самой ночи. И только на второй день дошли до глины. Потом стали выбрасывать из ямы гравий. И после обеда вода появилась!
        Стены колодца Ион камнем обложил. А сруб и барабан сделал плотник Маноле. Ион привязал к барабану цепь, Сынзиана — новое ведро, и колодец был готов принимать гостей.
        Радовался хозяин, радовались соседи. Вода была вкусная, и главное, не портилась, как обычно. Сосед наполнил бочку, чтоб не рассохлась, и через месяц вода была такой же свежей.
        Весть о чудесном колодце разнеслась по всей стране.
        —Святая вода в колодце Иона, — говорили крошки и сбегались отовсюду с кувшинами и вёдрами. Сам Великий Крошка прислал человека, чтоб набрал ему воды на пробу. Даже лошади в королевстве стали капризничать: из других колодцев воду отказывались пить, а из этого — сразу ведро выпивали.
        У Иона сердце радовалось, когда видел столько людей у своих ворот. Но как услышал однажды, что кто-то вместе с водой и его хвалит, говорит, улыбаясь:
        —Может, вода и святая, да только я-то вроде не поп. Вот, одет, как и вы, нет у меня ни ризы, ни кадила.
        Крошки пожимали плечами. Знали они, что Ион не поп. Он и неграмотный вовсе, но что-то с этим колодцем не так. Почему же вода из него не портится? Ну, в церкви «святую» воду поп делает: опускает серебряный крест в бочку с водой — и готово. Стоит вода месяцами в бутылке и никакого запаха не имеет. А Ион? Откуда ему взять серебряный крест, да ещё такой большой, чтоб его на всю колодезную воду хватило?
        Один любопытный сосед всё допытывался: не ходит ли Ион ночью к колодцу колдовать? Днём-то у колодца люди — не поколдуешь!
        —Чтоб мой Ион, как баба, колдовством занимался?! — сердилась Сынзиана. — Нравится наша вода — бери, не нравится — ищи другую! В нашей стране, колодцев, слава Богу, хватает.
        Но любопытный пристал всё-таки к Иону:
        —Это, наверное, душа твоего дедушки? Она и делает воду святой? А?
        —Надоел ты со своими расспросами, — сказал Ион. — Хочешь — дежурь ночью у колодца. Только народ не пугай! За моей водой и в сумерки приходят.
        —Ладно, — ответил любопытный крошка, — так и сделаю.
        —Но если что увидишь ночью — сразу мне расскажи.
        —О чём разговор, дядя Ион! Тебе первому на ухо шепну. Вот этим пальцем постучу в окно и всё расскажу по порядку: кто был, откуда взялся и что у колодца ночью делал.
        —Договорились, — сказал Ион. — По рукам. И передай тогда ему мой поклон.
        Прошла ночь и ещё одна ночь. Любопытный всё сидел у колодца, но так ничего и не видел. Неделя прошла. Ион спал крепко, только слышал иногда, как собака брешет. Но это ведь обычное собачье дело, — брешет и пусть себе брешет, а мы спать будем.
        Но вот как-то зачерпнул Ион случайно ведром песку со дна колодца. Смотрит, а в песке монета серебряная, старая-престарая.
        —Ну и дела, — подумал Ион.
        А потом и говорит сыновьям:
        —Опустите-ка меня, ребята, в колодец. Погляжу, не пора ли его почистить.
        Сказал так, зажёг фонарь средь бела дня и залез в бадью, обвязавшись верёвкой вокруг пояса.
        Скрип-скрип — заскрипел барабан, который весело крутили парни. Бадья опускалась в колодец.
        Наверху лето в разгаре, а в колодце холодно, как зимой. Но Ион нарочно телогрейку надел, чтоб не простудиться. Вычерпали они воду. На дне колодца нашёл Ион кувшин без ручек, ножик, серьгу и две пуговицы.
        И решил Ион поковырять ту стену колодца, из которой вода шла. Вдруг ножик его обо что-то звякнул.
        —Монета! — изумился Ион, освещая её фонарём. — Такая-же, как и та!
        И положил её в карман. Покопался ещё в стене и целую горсть монет наковырял.
        —Вот он, дух прадедушки! — удивился Ион. — Вот отчего вода святая.
        Только сейчас он вспомнил, как отец его рассказывал про клад, зарытый где-то около дома. Дед говорил перед смертью про этот клад, но место точное указать не успел.
        Ион чуть было не завопил из колодца, что клад нашё, но решил потерпеть и удивить всех, когда наверх поднимется.
        —Ты чего там возишься, отец? — кричал сверху старший сын. — Давай я спущусь, а то ещё поясницу простудишь.
        —Сейчас заканчиваю! — крикнул Ион. — Поднимайте меня!
        Скрип-скрип — снова заскрипел барабан, и бадья вместе с Ионом начала подниматься на свет Божий.
        «Вот это да! — думал Ион. — Я клад нашёл. Сынзиана умрёт от радости. Сделает себе серебряные серьги, кольцо, останется ещё и невесткам, и внучкам. Сегодня — самый счастливый день в моей жизни!»
        Поднялся Ион до середины колодца, и на лоб его легла лёгкая тень:
        —Эй, остановите! — крикнул он. — Передохните малость.
        Сыновья переглянулись: останавливать бадью на середине пути? А если, не дай Бог, цепь оборвётся?!
        А отец их в это время в своих мыслях запутался.
        «Если подыму клад наверх, — думал он, — вода уже не будет такою, как была…» Очень уж ему нравилось видеть у своих ворот столько людей. Шутка ли — полкоролевства брало воду из его колодца!
        —Опустите-ка меня! — крикнул Ион, и тень улетела с его лба.
        —Что случилось, отец?
        —Ковшик забыл, — соврал он.
        Скрип-скрип — скрипел наверху барабан, и бадья опускалась в колодец.
        «Бедная Сынзиана… — жалел жену Ион. — Не успела получить серёжки, как уже и лишилась их».
        Он добрался до дна и спрятал под камень все монеты. Только одну оставил в кармане.
        «Пусть люди думают что хотят, — решил Ион. — Про серебряный крест, про ночных духов. Мне всё равно — лишь бы вода была такой же святой и чистой».
        А монету он повесил в каса маре рядом с листом акации на красивом полотенце, среди своих родственников.
        Бык с жёлтым рогом
        Солнце ещё не взошло.
        Туча водрузила на нос очки, вдела нитку в иголку и, пристроившись под тремя звёздочками в углу неба, стала штаны своего сына зашивать. Темно и холодно было в этот час на небе, но что поделаешь, не днём же этим заниматься, когда любой зевака может задрать голову и увидеть Тученёнка на небе в чём мать родила. Ведь у малыша только одни штаны.
        Тученёнок скоро проснулся. Мамаша надела на него залатанные штаны, расчесала ему шевелюру, а потом пригрозила:
        —Смотри, скоро и чинить нечего будет! Носишься по небу как угорелый, а ветру только этого и надо. Не штаны, а сплошная бахрома!
        Тученёнок не стал спорить и прижался к мягкому мамашиному боку.
        —С другими детьми я и забот не знала, — ворчала Туча. — Твой старший брат стал большим облачным медведем, бродит сейчас где-нибудь в небе над дальними странами. Средний брат тоже вырос. Стал петухом! А с тобой одна морока. Я уже седеть начинаю от твоих выдумок. Когда ты наконец повзрослеешь?
        —Не хочу быть медведем, мам! И петухом тоже! — смеялся лохматый Тученёнок. Он подлизывался к матери и щекотал ей пятку своими воздушными пальчиками.
        —Ты моя радость! — ласково сказала старая Туча и прикрыла глаза.
        Бедные её ноги, сколько же им пришлось пройти по небесным далям и дорогам… А сколько вёдер дождя перетаскала она… Вечно её куда-то несло, даже и в воскресенье не могла она передохнуть: то летела на ярмарку, купить сито для мелкого грибного дождичка, то надо свечек — вдруг ветер погасит звёзды! И только с маленьким ласковым Тученёнком ей порой удавалось побыть минутку в покое.
        —Сынок, ты у меня совсем не грозовой и даже не кучевой — просто ласковый. Ладно уж, рви штаны, раз не можешь иначе. Штаны я тебе снова зашью. Только с вечера вдень мне нитку в иголку, что-то я плохо видеть стала. И ещё об одном прошу: не выходи со двора.
        —Почему, мам? Так хочется на воле поболтаться.
        —Ни в коем случае. Боюсь, что встретишься со страшным Быком. У него огненный рог, и он свободно гуляет по небу. И появляется внезапно, где захочет. Твой дедушка хотел его поймать, но Бык поддел его огненным рогом — и я без отца осталась. В каждом дворе есть его след: в одном поваленный забор, в другом разбитое дерево. Нам-то нечего бояться, твой отец построил надёжные ворота. Пожалуйста, не выходи со двора.
        Тученёнок был, конечно, послушным, но не очень. Слушал он мать день, слушал два, а на третий не утерпел. Когда Тучи не было дома, сорвал пучок голубой небесной травы и вышел за ворота, надеясь увидеть Быка. С некоторых пор он только о нём и думал.
        Но за воротами Быка не было. Видно, пасся он в другом уголке неба…
        Как-то в воскресенье отец Тученёнка вздремнул под облачным деревом. А мать хлопотала на кухне. Услышав шум на дороге, посмотрела Туча в окно и остолбенела. По дороге мимо их дома с рёвом и грохотом мчался небесный Бык. А верхом на нём, схватившись за жёлтый рог, сидел Тученёнок.
        —С дороги! — кричал он во всё горло, а Бык нёсся как ураган.
        Из всех домов повываливали тучи и стояли с разинутыми ртами. Тучи-мамаши прижимали к своим юбкам детей, чтобы они не увидели, как Тученёнок — вот-вот! — упадёт в бездну.
        Старая Туча, побелевшая от страха, растолкала своего пузатого мужа.
        —Беги спасай. Мужчина ты или… чучело?!
        Но старик только хлопал глазами и топтался на месте: затягивал потуже ремень, завязывал покрепче шнурок, поглубже нахлобучивал шляпу.
        Терпение у Тучи лопнуло, и, когда Бык поравнялся с их домом, она подобрала юбку, разогналась получше и — будь что будет — прыгнула на спину Быка. Или спасёт сына или пропадут вместе!
        —Держись за меня, мама! — кричал Тученёнок.
        И тут Бык встал на дыбы, перевернулся через голову — раз, второй, третий…
        Тучи на обочине в ужасе закрыли глаза, а когда открыли, рёва и грохота уже не было слышно. Бык, который только что брыкался и кувыркался, стоял у обочины и щипал голубую небесную травку…
        —Брось-ка мне верёвку! — крикнула Туча мужу. — Мы его укротили.
        Откуда взять верёвку в такую минуту? Старик снял ремень, да и другие тучи-дядьки, что стояли на обочине, отдали свои ремни. Прочная получилась верёвка.
        Привязала Туча верёвку Быку на шею, повела его на свой двор.
        —Храброго сына вырастила, кума! — хвалили её другие тучи, пришедшие посмотреть на огромного Быка и его огненный рог. — Да ты и сама молодчина! Взобраться на такое чудовище!!!
        —А что же было делать? — краснела Туча. — Ну а сын у меня и вправду храбрец. — И она стала латать свою юбку, которую бык порвал.


        С тех пор пасётся Бык у них во дворе, а Тученёнок время от времени посматривает на землю. Как увидит, что какой-нибудь крошка машет ему платком с дымохода, сразу понимает, что в Панталонии нужен дождь. Отвязывает он Быка, садится на него верхом и скачет по небесным полям, стряхивает росу с небесной травы.
        А когда холодает к ночи, во двор к ним собираются разные тучи и облачата и греются до утра около огненного рога небесного Быка.
        Старая кляча
        Лето было в разгаре, жара стояла ужасная, а крошка Том надел тулуп и пошёл на кукурузное поле. Там он вдруг лёг на землю, посреди кукурузы, потом вскочил, перебежал на другое место, снова лёг и снова вскочил. Всё это он проделывал не снимая тулупа.
        —Что с тобой, кум? Что на тебя напало? — крикнула соседка из-за забора. — Зачем зря кукурузу топчешь?
        —Очень уж густая у меня кукуруза! — крикнул в ответ Том, вытряхивая тулуп. — Вот теперь эту, что полегла, вырублю мотыгой. Слыхала секрет? Между кукурузинами должно быть столько места, чтоб овца могла улечься. Тогда она лучше всего растёт. Вот я и ложусь вместо овцы. Овца-то в овчарне.
        —Ну, что ж, ложись, кум, коль так, — сказала соседка, но от забора долго не отходила: такого она ещё не видывала.
        Вообще, даже удивительно, что этот Том входит в хату через дверь, а не через печную трубу, — всё у него не как у людей. Сказать, что дурак, не скажешь, но и умным вряд ли назовёшь.
        Взять хотя бы случай со старой клячей. Никак не скажешь, умная это история или глупая. А дело было так.
        Один сосед, крошка Савва, накопил денег на корову. Надо было ему корову купить: ведь у него семь ртов — сам он, да жена, да ещё пять мальчиков, все сидят рядышком, как горшки на завалинке.
        Вот накопил Савва денег и поехал на ярмарку. Купил корову. Хорошую корову, всё у неё есть — и вымя и хвост. Повёл корову домой. Навстречу — Том.
        —А-а-а, здорово, кум!
        —Вот, корову купил!
        —Ну, пошли в корчму! Надо могарыч ставить!
        Пошли они в корчму, сели за столик.
        —Ну, кум Савва, — Том говорит, — пусть твоя корова будет здорова и пускай даёт по бочке молока в день!
        Корова ждала их у ворот. Она шевелила ушами и что-то жевала, а когда услышала, что пьют за её здоровье, громко взревела:
        —Му-у-у-у… [1 - Мулцумеск по-румынски — спасибо.]
        Корова внимательно рассматривала своего нового хозяина. Ничего вроде бы мужик — палки в руках нету.
        Корова была права. Савва — дядька спокойный, не драчун. Одного только не знала корова: Савва не любил ходить пешком. А идти было далеко, аж до самого села «Кукушкины слёзки». Хорошо ещё, что встретился Том. Вдвоём шагать веселей. Вот они и зашагали. С коровой.
        Только от города отошли — тпррр, догоняет их подвода. А в подводе Саввин двоюродный брат Спиридон.
        —Гей, Савва! — кричит Спиридон. — Садись, я тебя подвезу, а корову пускай Том ведёт.
        —Слушай, Том, — сказал Савва. — Тебе ведь всё равно, домой пешком пойдёшь, доведи мою корову, за верёвочку, а?
        —Ладно, — говорит Том. А куда ему деваться? Пил могарыч? Пил. Вот и давай теперь, веди корову. За верёвочку.
        Вот ведёт Том корову. За верёвочку.
        —Как тебя хоть звать-то? — спрашивает он у коровы.
        Молчит корова: наверное, сама своего имени не знает.
        У колодца напоил её Том, передохнули — и опять в дорогу.
        А навстречу какой-то дядька-крошка.
        —Хорошая, — говорит, — у тебя корова. Не продашь?
        «А почему бы и не продать? — думает Том. — Можно продать».
        Ударили они по рукам — и корова продана. Дядька-крошка увёл корову в свою деревню, а Том вернулся на ярмарку.
        Савва же в это время сидел уже дома и жене про корову рассказывал.
        —А где сама-то корова? — жена спрашивает.
        —Идёт пока что сзади, — отвечает Савва.
        Поел Савва за двоих, поспал за двоих, когда проснулся — кислого молока захотел. Жена сбегала к соседке, заняла горшок молока: теперь-то у них есть корова — отдаст.
        Попил Савва молока, сел на лавочку у ворот корову ждать. Рядом с ним жена и все пятеро сыновей.
        —А она не бодается? — спрашивает старший сын.
        —А где мы телёнка возьмём? — говорит средний.
        —Я буду телёнком!! — веселится младший.
        —А она не брыкается? — допытывается жена. — А то, бывает, надоишь полный подойник молока, а она — трах копытом — и всё перевернёт.
        —Не знаю, — Савва ворчит. — Я её пока не доил.
        Вот и вечер наступил, солнце уже заходит, а коровы всё нет.
        Вдали послышался какой-то странный звук, вроде топота копыт.
        —Не корова ли топает? — говорит Савва.
        Ба! Что за ерунда? Из лесу выезжает Том. Верхом на старой кляче. Ещё и песню поёт.
        —А корова? Корова где? — кричит Савва.
        —Чего? Какая корова? — говорит Том. Он уж и думать забыл про корову. — А ты что, молочка хочешь, барин? А зачем на подводу сел? Вёл бы свою корову сам.
        —Нет коровы, а где же деньги?
        —Какие деньги, кум? Вот купил старую клячу, надоело мне пешком идти. Но я — честный человек, привёл её прямо к тебе домой. Вот она, кляча, — забирай.
        Заплакал кум Савва, а дети его неразумные рады:
        —Будем на кляче верхом кататься! А молоко от одуванчика пить!
        Певец и его крылья
        Был будний день.
        В сарае стучал молоток, буль-буль-булькал на плите пузатый горшок, а дым из дымохода направлялся не спеша в небо.
        В этот день у маленькой невзрачной птички, которая свила себе гнездо на дереве у окна, из яйца вылупился птенец. Обрадовалась птица и начала петь, да так, что молоток замолчал, а хозяин вышел из сарая, и горшок перестал булькать, и в окне показалась голова хозяйки. Даже дым, казалось, уже не шёл в небо, а остановился над домом и прислушался.
        Удивлённые, замерли соседи. Один — с пустым ведром, за водой не дошёл, другой — с ложкой в руке, — он как раз обедал, да так и застыл, не донеся ложку до рта.
        Голос у соловья — как серебряный колокольчик. Послушаешь его — и хорошо становится на душе. Сосед, который с ложкой, в тот день вовсе позабыл про обед, а другой, что с ведром, взял да и натаскал воды всем соседям. Пузатый горшок сварил в этот день такую кашу, что прохожие за воротами останавливались от одного её запаха и слюнки глотали. А молоток в сарае сам принялся отстукивать весёлую дробь, и колёса получались одно лучше другого. Даже дым выписывал в небе удивительные кренделя и баранки.
        Крошка Теодор, который жил в этом дворе, делал колёса для жителей Панталонии. И эти колёса быстро спешили по делам, — в стране крошек не было лентяев: один на мельницу едет, другой сено везёт, третий детей катает…
        Теперь всякий, кто шёл мимо двора Теодора, заходил пожать ему руку. За соловья! И если кто-нибудь делал новую телегу, колёса теперь заказывал только Теодору.
        Иногда какой-нибудь тихий крошка заходил к Теодору во двор. И не просил, как обычно, стул, а садился прямо на порог — соловья послушать. Пришёл в гости к соловью — откуда у соловья кресла?
        Да что крошки! Само солнце пораньше вставало из-за холма, чтобы послушать соловьиное пение. Крошки любили слушать соловья и радовались, что солнце так рано встаёт. Только король был недоволен. Он любил подольше поспать, а теперь лохматое рыжее солнце будило его в такую рань!
        —Ваше Величество, — советовала королева, — спрячьте голову под подушку, там ещё темно.
        —Солнца там, конечно, не видно, а соловья слышно, — жаловался король.
        Он терпел день, два… Через неделю терпение его лопнуло. Во-первых, он никак не мог выспаться, а во-вторых, завидно ему стало: уж больно прославился в округе соловей. Куда больше крошек спешило во двор к Теодору, чем в королевский дворец. Простая птица вмешивалась, кажется, в дела государственные.
        —Выбросьте из головы, Ваше Величество! — говорила королева. — Обычная птаха, живёт на дереве, ест каких-то букашек. То ли дело у Вашего Величества: дворец — здоровенный, стол от разных закусок ломится. Только скажите: «Хочу птичьего молока!» — вам тотчас подадут!
        —Только не птичьего! — гневно закричал король. — Птичьего молока выпьешь — сам засвистишь, все мозги высвистишь.
        —Хорошо, Ваше Величество, пейте коровье!
        —Ну, не дурак ли он, этот соловей? — рассуждал король. — Почему на дереве живёт у колёсника? Ему бы в королевском дворце поселиться.
        —Он маленький, но не хочет ни с кем делить свою славу! — отвечала королева.
        —Но делит же он её с Тео… Как там его… который колёса мастерит?
        —Ну и ладно, Ваше Величество, пускай делит. Ведь у него только молоток во дворе поёт. Птичка и прилетела, чтобы выгнать этот стук из его головы. А то ведь недолго и свихнуться.
        —Слушай, надо его подманить! — осенило вдруг короля. — Принеси-ка мне молоток! Посмотрим, у какого окна будет петь соловей!
        Тут Его Величество соскочил с трона и начал стучать молотком в огромную пустую бочку, перевёрнутую для громкости вверх дном. И даже послал королеву проверить, слышно ли во дворе Теодора. Там было слышно.
        Чтобы рука у короля не заболела, стала и королева помогать: стучала маленьким молоточком.
        Стучат они день, два — соловья не видно. Только слышно, как поёт он вдали. Бросил король молоток и стал рассерженный ходить из угла в угол.
        «Ладно, — думает, — раз эта противная птица нас не признаёт, — мы её накажем. Пусть Теодор колёса мастерит, хоть круглые, хоть квадратные, — а от соловья следа не останется!»
        И вот однажды полетел соловей к речке воды напиться, а вернулся — нету гнезда. И он узнал от колёсника Теодора, что приходил королевский слуга. И принёс этот слуга королевскую шляпу.
        —Слушай приказ короля! — сказал слуга. — Запрещается соловью растить своих птенцов на твоём дереве. Здесь дуют сильные ветры и идут дожди. Будешь ещё за это держать ответ перед королём! И вот сам Великий Крошка снял свою шляпу, чтобы положить в неё гнездо! Вместе со шляпой велено разместить это гнездо на самом высоком дереве в королевском дворе!
        И слуга залез на дерево, снял гнездо, сунул его в шляпу и ушёл.
        Напрасно соловей повсюду искал своё гнездо. Король обманул колёсника.
        Шляпу с птенцами привязал королевский слуга к паровозу, к самой трубе, чтоб увёз их поезд на край света и на край неба, где так холодно, что песня дрожит и боится вылететь изо рта.
        —Не захотели петь во дворце — пусть там попоют, — ехидно говорил король.
        Что было делать соловью? Не задумываясь отправился он искать птенцов.
        Летит, летит, а края света не видно. Иногда вроде бы свист паровоза слышен. Но как не спешил певец — догнать птенцов не мог. Летит — перья теряет. И вдруг увидел, что под ним — глубокая пропасть и вот-вот он в эту пропасть упадёт. Ослабели крылья.
        —Где вы, мои птенчики? — успел лишь промолвить он, и тут произошло чудо: перья в один миг отросли и получились новые крылья.
        Не ел соловей, не пил. Так исхудал, что воздуху было легче его держать. Но и дорога дальняя была, стёрлись в конце концов новые крылья.
        —Где вы, мои птенчики? — снова вымолвил он, и тут получил вторые крылья.
        Решил он тогда лететь через море — дорога короче. Но море-то огромное, а присесть передохнуть негде. Видит — и эти крылья стираются.
        —Где вы, мои птенчики? — прошептал он в последний раз — и не упал в бескрайнее море. Правда, на этот раз выросли совсем маленькие крылышки.
        А море всё не кончается. Не видно берегов. Вдруг смотрит соловей: корабль плывёт, — присел на мачту передохнуть.
        День и ночь плыл корабль. Наконец увидел соловей край земли.
        Там нашёл он своих птенцов… Подросли, конечно, за это время, но главное — живы! Живы! Это были его птенцы! Все трое! Он их сразу узнал!
        —Господи! — сжалось сердце у соловья. — Пёрышки у них есть, а крыльев… нету!
        —Это папа! — пискнул старший птенец. — Точно!
        И птенцы прильнули к певцу. Гнездо их — старая шляпа — давно уже не грело, всё продырявилось за это время.
        —Как же вы жили? — спросил отец.
        —Мы слышали, что ты летишь сзади! — сказал младший птенец. — Твоё сердце стучало нам: тук-тук! тук-тук!
        —Это был поезд, — погладил его старший птенец.
        —Не-ет, это было сердце отца.
        И отец рассказал, с каким трудом он долетел до них и как вырастали у него новые крылья.
        —Неужели это были наши крылья? — спрашивал младший.
        И только тут понял певец, что летел он на крыльях своих птенцов.
        —Ну что же, дети, если не можете летать — идём пешком. Дома нас ждут верные друзья: крошка Теодор и его соседи. Только на родине у птиц вырастают новые крылья!
        И они пошли домой пешком: впереди — певец, за ним — птенцы. Шли сначала по берегу моря, потом искали дорогу по звёздам.
        Когда-нибудь они обязательно дойдут до дома. А пока все крошки — жители Панталонии — вечером перед сном обязательно бросают на дорогу два или три зёрнышка. Кто знает, может, как раз в эту ночь пройдёт мимо их ворот певец со своими птенцами.
        Виорел Фэт-Фрумос
        Крошка-всадник оглянулся и только сейчас заметил, что следом за ним идёт мальчик.
        —Эй, кого ищешь? — крикнул всадник.
        —Фэт-Фрумоса. [2 - Фэт-Фрумос — смелый и справедливый юноша богатырской силы. Герой румынских сказок.]
        Крошка-всадник хотел уж пошутить: что, мол, он и есть Фэт-Фрумос, — но решил, что мальчик ему всё равно не поверит, — очень уж большое у него пузо.
        —Тпррр! — сказал он лошади и потянул за уздечку. — Держись за хвост моего гнедого, а то пешком не доберёшься.
        —Гнедого надо вначале подковать.
        Всадник удивился: откуда малыш знает, что он едет к кузнецу?
        Шёл снег. И всадник был белый, и малыш белый, и даже гнедой весь белый. Так втроём, очень белые, они и вошли во двор кузнеца. Кузнец услышал собачий лай и вышел во двор.
        —Надо гнедого подковать, — сказал всадник. — Подкова слетела вот с этой ноги.
        —И с этой задней, — добавил мальчик.
        —Да ты что, смеёшься, что ли, надо мной? — рассердился всадник.
        —А вы у гнедого спросите. Он лучше знает.
        Это было уж слишком. Всадник спрыгнул с лошади и схватил мальчонку за ухо. Он легко нашёл его под шапкой. Но тут мальчик вытащил из-за пазухи подкову и сказал:
        —Если это не ваша подкова, можете и меня подковать.
        Крошка-всадник невольно разинул рот: подкова была та самая.
        «Ну и малыш, — подумал он, — идёт за лошадью, да ещё с холодной подковой за пазухой».
        Кузнец занялся своим делом — быстро подковал гнедого.
        —Ты что, и вправду ищешь Фэт-Фрумоса?
        —Да.
        —А как тебя зовут?
        —Виорел.
        —Верхом ездил когда-нибудь?
        —Когда лошадь моего отца была жеребёнком, — ответил малыш и отвёл глаза. Ему неловко было признаться, что у отца не было лошади.
        —Ну, если ездил на маленькой лошади — садись теперь и на большую, — засмеялся всадник, подхватил мальчонку и посадил его прямо на спину гнедому. Огромной была эта спина, а Виорел был один-одинёшенек на этой большой лошади.
        —Бери уздечку.
        —Я не боюсь, — сказал Виорел и бросил уздечку на спину лошади.
        —Ну-ну. Этот гнедой знает дорогу к Фэт-Фрумосу, — засмеялся всадник и ударил лошадь кнутом.
        Гнедой рванулся с места — и сразу в галоп. Мальчик ухватился руками за гриву, но удержаться не смог — полетел на землю.


        Гнедой помчался по двору. Виорел — за ним. А кузнец и крошка-всадник смотрели, удастся малышу усмирить гнедого или нет.
        Гнедой влетел в соседний двор — и прямо к стогу сена. Ухватил клок сена, и, видно, оно ему понравилось: он стал тереться боком об этот стог. Стог закачался, и мальчик схватил вилы, пытаясь его подпереть.
        —Чей это мальчишка? — спросил кузнец.
        —Понятия не имею. Встретил вот на дороге.
        —Смелый малый. Давай-ка ему поможем. — И кузнец перепрыгнул через забор.
        Они укрепили, удержали стог шестами и снова посадили Виорела на коня. Тут уж он взял в руки уздечку.
        —А кнут? — спросил крошка-всадник.
        —Я лошадей не бью.
        Гнедой пошёл потихоньку, потом разогнался и на этот раз сбросил Виорела уже далеко на дороге.
        Виорел хромал, но снова побежал за лошадью.
        —Ну ладно, хватит на сегодня! — сказал хозяин коня.
        Он поймал гнедого, сел верхом, а мальчика взял на руки. Посадил его на лошадь перед собой.
        Уже в сумерках, когда люди сидели у печек и только снежинки летали в темноте на улице, Виорел вернулся домой.
        —Разувайся, малыш, — ласково говорила мать. — Мамалыга варится так давно, что скоро треснет палка-мешалка. Почему ты хромаешь?
        —Ладно, не страшно, — сказал отец. — Так растут мужчины.
        —Кто ж его пожалеет, если не я, — сказала мать. — Он же у нас единственный.
        —Ну нет, — сказал Виорел. — У меня есть старший брат, Фэт-Фрумос.
        Когда они сели ужинать, Виорел поставил на стол ещё одну миску. Для Фэт-Фрумоса. Он так делал всегда.
        —А может, нам младшего брата поискать? — предложила мать.
        —Нет уж. Я найду Фэт-Фрумоса.
        Однажды летом Виорел оказался у реки. Там крошка-рыбак из королевства Суббота возился с лодкой.
        —Фэт-Фрумоса ищешь? — спросил рыбак.
        —Ага.
        —Тогда садись в лодку. Фэт-Фрумос за рекой живёт. Видишь дым на том берегу?
        —Плывём скорее!
        Они прыгнули в лодку, и течение сразу вынесло их на середину реки. Волны бурлили и пенились вокруг.
        —Ты плавать-то умеешь? — спросил рыбак.
        —Немного.
        —Немного — это мало! — сказал рыбак.
        И тут особенно злая волна ударила в борт лодки и она перевернулась. А может быть, так рыбак задумал?
        —Держись за меня! — крикнул рыбак.
        Виорел пытался ухватиться за него то одной рукой, то другой, но течение подхватило их, завертело, закружило.
        —Я здесь! — слышал он иногда голос рыбака.
        «Спасите!» — хотел уже было крикнуть малыш, но вдруг вспомнил о Фэт-Фрумосе. Нет уж, лучше пойти на дно, а то услышит его с другого берега Фэт-Фрумос.
        Кое-как добрались они до берега, сняли мокрую одежду, стали выжимать.
        —Ну, пойдём теперь к Фэт-Фрумосу, — сказал мальчик.
        Рыбак засмеялся.
        —А я тебя обманул. Фэт-Фрумос-то живёт на том берегу.
        —Обманул? А зачем?
        —Тот, кто хочет найти Фэт-Фрумоса, должен хорошо плавать.
        —Ну и шутник ты, дядя. Ладно, плывём обратно.
        На обратном пути река показалась уже не такой широкой, и они быстро переплыли на другой берег.
        —Прямо не знаю, чем мне теперь накормить старуху. Рыбы-то я не поймал. Ещё и лодку со дна доставать!
        —Пойдём к нам, мама тебе чего-нибудь даст, она добрая. А захочешь — поешь из миски Фэт-Фрумоса и посидишь на его стуле.
        Рыбаку стало, конечно, очень интересно, и он пошёл в гости к Виорелу. И так уж получилось, что в тот вечер ложка Фэт-Фрумоса работала вовсю.
        А время не стояло на месте. Скоро Виорел из королевства Понедельник перебрался в королевство Вторник. Он вырос. Даже мать перерос. И плавал теперь так быстро, что ловил руками форель. А как скакал по полям и лесам верхом на самых быстрых лошадях! С ветки дерева он мог спрыгнуть на коня, который мчался галопом.
        А сердце у него было доброе. Про таких людей говорят, что они и муравья не обидят. И вправду, увидев муравья, Виорел всегда здоровался.
        —Видно, у тебя много детей, — говорил он муравью. — Ты столько бегаешь! Я у мамы один, и то ей нет покоя.
        Муравей слушал его и качал одобрительно головой.
        Однажды пришло в их страну великое горе. В этот день после обеда небо на севере почернело и загремела гром-колесница Ильи Пророка. Разбушевались огненные кони, мечутся то на восток, то на запад. Под куполом неба метались облака, как мечутся взъерошенные овцы в загоне, куда залез голодный волк. И начался великий дождь.
        Какой-то карапуз вышел на порог и запел песню дождя:
        Солнце — красный петушок,
        Где ты прячешь гребешок?
              А тучи-наседки
            Повисли на ветке.
          Тучи крыльями трясут,
              Тучи яйца несут.
                Дождевые яйца
          О землю разбиваются,
              Смешные, водяные
          Цыплята разбегаются —
                Смотри, смотри,
          В клювах — пузыри![3 - Здесь и далее перевод стихов — Якова Акима.]
        Снова ударил гром. Заплясали огненные кони, и Виорел увидел, что весь их двор залит водой.
        У колодца стояла мать, там застал её ливень. Она ухватилась за жердь колодца и еле держалась на ногах. Виорел бросился к ней на помощь, подхватил её и с большим трудом дотащил до дома.
        —Это наводнение! — кричала мать, прильнув к нему и дрожа от холода и страха. — На чердак, скорее на чердак!
        Они видели сверху, что творится на улице. Дороги превратились в реки, и по ним плыли бочки и брёвна, корыта и корзины. Проплыла и собачья конура, на которой сидело сразу три собаки.
        Вдруг Виорел вспомнил про своего Тэркуша, бросился вниз во двор, доплыл до собачьей конуры, нырнул и отстегнул цепь. Скоро Тэркуш оказался на чердаке.
        —Боже мой, а где же дедушка? — неожиданно всплеснула руками мать. — Он же был в саду. Наверно, вода унесла его.
        А молнии блистали, лил дождь, и гремела колесница Ильи Пророка.
        —Я слышу крики на реке, — сказал Виорел и разом бросился в воду.
        —Куда ты? — в ужасе задрожала мать.
        —Это кричит наш дедушка!
        Господи, что творилось на реке! Река ревела, как стадо диких быков, которые видят, что идут в пропасть. Более смелые люди бросались в воду и помогали тем, кто попал в беду. Две женщины так крепко вцепились в какое-то бревно, что Виорелу пришлось вытаскивать их на берег вместе с этим бревном.
        —Не видели дедушку? — спрашивал у всех мальчик.
        —У-ушёл с водою, — печально отвечали ему.
        Виорел заприметил бочку, качающуюся на волнах, подплыл к ней и уселся верхом. Бочка вынесла его на середину реки. Он вдруг увидел, как под ударами волн качается крыша одного дома. Возле дымохода стоял малыш. Он не плакал, он спустил трусики и добавлял воды в речку.
        В стране крошек это считалось большим грехом — портить реку.
        —Мы с тобой ещё поговорим! — пригрозил ему пальцем Виорел и вытащил его на берег.
        Потом он спас ещё одного старика с кошкой за пазухой, но дедушку Санду найти нигде не мог.
        А дома молилась мать:
        —Господи, сделай так, чтоб мальчик остался жив! Сколько их унесла сегодня река!..
        Скоро вода ушла, река успокоилась.
        В этот день Виорел совершил так много подвигов, что вся страна стала его называть Виорел Фэт-Фрумос.
        А дедушка? Он жив остался. Два рыбака его бреднем поймали.
        Колыбель деда Пэтрэкела
        Всю жизнь любил Пэтрэкел лазить по деревьям. Ещё бы — там, на дереве, он становился великаном, одним взглядом окидывал всю страну Панталонию. А ветка покачивала его, и это напоминало о детстве, о корыте, в котором укачивала его мать. Теперь борода у него поседела, но детство своё он часто вспоминал, и от этого вроде здоровья прибавлялось.
        Бывало, что на дереве он и гнездо находил, в которое никто не заглядывал. Птица слетит с гнезда — можно посчитать, сколько там тёпленьких ещё пёстрых яичек. Потом спустишься на землю — и в глазах удивление, а в душе тайна, которой ни с кем нельзя поделиться, пока птенцы из гнезда не вылетят.
        —Эх, Пэтрэкел, — корила его Пелиница, — борода выросла, а ума нет! Ты и по земле-то ходишь — скрипишь, а тебя на дерево тянет. Лично я и по лестнице не полезла бы. Вдруг, не дай Бог, ветка обломится! Ты ж не птица — крылья не спасут.
        —Птица не птица, но могу и распетушиться, — отшучивался Пэтрэкел, сидя на дереве. — Постели мне соломки помягче, если упаду.
        —Слезай, старый чёрт! — грозила ему пальцем Пелиница, стоя под деревом, но он залезал ещё выше.
        —Опять груши за пазуху суёшь? Наше дерево, Пэтрэкел, не воровать же ты полез! Возьми корзину!
        —Из-за пазухи вкуснее!
        —Тебе вкуснее, а кто рубашки стирать будет? И кипячу, и в реке полощу, а всё равно — одна рубашка на животе красная, как вишня, другая — синяя, как слива, третья — жёлтая, как абрикос.
        —Что поделаешь, Пелиница, люблю фрукты! Хватит ворчать, залезай-ка лучше ко мне на дерево. Здесь словно на королевском троне.
        Куда уж ей на дерево, она и на земле-то минуты спокойно не посидит!
        Вот однажды шла Пелиница от колодца, видит — с дерева дым валит. Дед на ветке курит.
        —Ах, вот как! — закричала Пелиница. — Ну берегись!
        Напугался дед и свалился с ореха. Полетел он на землю и так ударился, что в глазах пламя полыхнуло, а потом ночь наступила.
        —Пэтрэкел, дорогой, очнись! — тормошила его Пелиница, но он открыл глаза, только когда она ведро воды холодной колодезной на голову ему вылила.
        —Слава Богу, жив! А никакого треска ты внутри себя не слышал?
        —Треска не слышал, но что же я видел, Пелиница, когда поцеловал землю…
        —Что? Искры из глаз посыпались?
        —Какие искры? Целое солнце! Ради этого стоит и с дерева упасть.
        —О господи, что он говорит?! Найму крошку-дровосека, пускай вырубит все деревья во дворе!
        Пэтрэкел кое-как поднялся на ноги, но решил жену не пугать:
        —Давай-ка, — говорит, — потанцуем!
        —Что?!
        —Тили-тили, трали-вали, — пробовал он запеть, но земля уплывала из под ног.
        —Доктора надо! Доктора! — усадила его под дерево Пелиница. — Снаружи вроде цел, но, может, внутри что-нибудь испортил?
        Пришёл доктор и велел лежать три недели, чтоб мозги в голове на место встали, — перетряхнул их старик.
        —Спасибо, ладно, полежу, — поднял шляпу Пэтрэкел, а про себя подумал: «Что же получается? Выходит, моя голова будто бы в яйцо превратилась? А яйцо это надо высиживать? Многовато быть наседкой двадцать один день. Да-а-а, Пэтрэкел, многое ты повидал за свою жизнь, а теперь ещё и наседкой станешь».
        Он лежал всё утро, а после обеда решил подняться. Пелиница тут же его обратно уложила. Она вообще кричала и командовала, как генерал на поле боя. А Пэтрэкел был как раненый солдат. Он годился только для того, чтобы приказы выполнять.
        Генерал-то генерал, но, покомандовав, она за дверью пряталась, прислушивалась: не стонет ли? При ней Пэтрэкел молчал или отшучивался.
        Денька через три Пэтрэкелу стало совсем не до шуток.
        —Ты меня не лечишь, а калечишь! Хватит лежать! Вот у меня живот одеревенел. Пусти погулять!
        Ладно, вставай, — дразнила Пелиница, — только голову держи на подушке, чтоб мозги не шевелились. Ты с этим не шути! Закружится голова — и весь разум уйдёт. Можешь и дом поджечь!
        «Терплю до ночи», — решил Пэтрэкел.
        Но жена вечером поставила три стула у его кровати и улеглась рядом.
        Умаялась она за день и уснула, а крошка-дед потихоньку в окно вылез, чтобы дверью не скрипеть.
        Планов в голове у него было множество, и первым делом спустил он с привязи собаку, но посреди двора чуть не упал, — земля закачалась под ногами, как лодка на воде, — и еле-еле добрался он до дома. Пелиница спала, свернувшись калачиком.
        А наутро он увидел, что лежит привязанный к кровати верёвкой.


        —Так ты, значит, гуляешь по ночам! — говорила Пелиница, уперев руки в боки, как это делают генералы. — Так, получается?
        Приуныл, Пэтрэкел. Надо же дожить до того, что собственные ноги до собственных ворот не могут донести. Умереть, как собака на привязи.
        От расстройства прямо на глазах худел крошка-дед Пэтрэкел. Дошло даже до того, что его с ложечки кормили.
        Вот теперь и привязывай, если есть кого привязывать. Да и жена его похудела от горя, осталась одна тень.
        —Не иначе, внутри у него что-то оборвалось, — плакала Пелиница.
        По вечерам она зажигала лампаду — не дай Бог, умрёт в темноте.
        Однажды проснулся дед Пэтрэкел ночью, крутился-крутился, развязал верёвку, поднатужился и встал с кровати.
        По стеночке, по стеночке — вышел во двор. На пороге дух перевёл и прошёл к ореху. Лестница оказалась на месте. Кое-как забрался он на орех, с которого грохнулся, выбрал место поудобнее и привязал себя верёвкой к стволу. Коль суждено умереть, так лучше тут, на дереве!
        А Пелиница проснулась, вышла в сад — смотрит: на орехе из-под листьев ноги болтаются и верёвки кусок. Ужас на неё напал. Но вдруг она слышит:
        —Дай поесть, Пелиница! Чего-нибудь вкусненького!
        Обмерла она и на кухню побежала. Навалила в миску всякой еды и на дерево полезла. Захватила с собой на всякий случай и ночной горшок.
        —Пока не выздоровлю, на землю не слезу, — говорил дед. — Это дерево меня уронило, оно меня и вылечит.
        Королевское молоко
        На охоту Великий Крошка — король Панталонии брал с собою королевскую корову Флорику. Ведь каждый вечер Его Величество пил полведра молока. А если, не дай Бог, давали ему молоко от простой крестьянской коровы — бедный король всю ночь маялся: то снилось ему, что собака его кусает, а то и пастухи палками бьют.
        —Стража! — кричал король, проснувшись в холодном поту. — Догнать! Задержать! Обезвредить!
        И стражники уносились неведомо куда, неведомо за кем, только двое оставались сторожить короля у изголовья его постели.
        Но стоило королю заснуть, как он снова попадал в дремучий лес, и никого вокруг не было, только один хромой волк гнался за ним и ужасно щёлкал зубами. Король просыпался, дрожа как осиновый листок, и набрасывался на стражу:
        —Дармоеды! За что деньги получаете?
        —Ваше Величество, — жаловались стражники, — мы ваш сон посмотреть не можем! Как же защищать, если не знаешь — от кого?!
        Да так уж получалось, что король видел во сне то, что с коровой приключилось, от которой брали для него молоко. Вот поэтому и приходилось королевскую корову Флорику за королём всюду водить. Гуляла она, где хотела, на лучших королевских лугах. Была она толстая и молоко давала успокоительное, без сновидений и привидений. А от волков и собак корову охранял королевский пастух.
        Пастух был вообще-то парень неплохой. Но когда королевским пастухом стал, зазнался: и с коровой, и без коровы ходил важно да медленно, руки за спиной, шею длинную вытягивал, а голову высоко задирал. Если, случалось, кто из знакомых мимо проходил и здоровался, он только минут через пять отвечал, когда уже рядом никого и не было.
        —Какая дивная пена! — радовался вечерами Великий Крошка, глядя на ведро королевского молока, от которого шёл пар. — Поэтому и сплю я крепко-крепко, будто меня кто на волнах качает, убаюкивает…
        За спокойный сон король платил пастуху немалое жалованье.
        «Важная у меня работа! — думал пастух. — Этой корове только волю дай, она такими сорняками брюхо набьёт, что король ночью из дворца через дымоход полезет. А сам я теперь, пожалуй, в королевской свите — всюду за ним с коровой хожу».
        Пастух так заважничал, что в конце концов купил себе на ярмарке шляпу из очень дорогой рисовой соломы и трость с набалдашником, с какими только советники короля ходили. Шляпу он надел на свою продолговатую голову, а трость в лесу спрятал. Он не на шутку размечтался стать королевским советником по коровам.
        —Ты не смотри, что я на простую палку опираюсь, — говорил он корове Флорике. — Пока что мою трость только ты одна и видела, но наступит день, когда я с этой тростью на виду у всего королевства пройдусь.
        Флорика смотрела на него и думала о зелёной бархатной травке и сладкой воде.
        «Сначала старшим по коровнику стану, потом советником по коровам, — мечтал пастух. — А потом, кто знает, может, и во главе Панталонии окажусь?! Все крошки, большие и маленькие, будут передо мной шапки снимать. Вот так». — И пастух приподнял свою шляпу из рисовой соломы. Ещё раз и ещё. Потом вспомнил, что у него голова продолговатая, и шляпу поглубже нахлобучил.
        Слушала его Флорика день, два, неделю. Похудела, и бока у неё ввалились, потому что он её только в лесу и пас, в том месте, где трость прятал.
        Вот однажды снова принялся пастух мечтать и про трость болтать, а потом вдруг спрашивает:
        —Ты хоть знаешь, Флорика, кому молоко даёшь? Кого каждый вечер усыпляешь?
        «Что это ещё значит? — подумала Флорика и внезапно рассердилась. — Что она — дура, что ли? За кого он её принимает? За обыкновенную корову с четырьмя копытами и хвостом? А кого король повсюду с собой водит? Посмотри-ка на него, входит в королевскую свиту! А что ж корова — нет? Корова тоже в свите! Вот так».
        Тут Флорика вдруг протянула свою губу и шляпу с головы пастуха слизнула. Голодная была. В один миг сжевала шляпу, аппетитно похрустывая соломкой. Пастух и орал, и плакал, но шляпу уж не вернуть.
        В тот вечер король, как обычно, выпил полведра молока и лёг спать.
        —Баю-бай! Баю-бай! — спела ему перед сном королева, и Его Величество вскоре заснул.
        Среди ночи проснулась королева: король что-то бормотал.
        —Эх, был бы я старшим по коровнику… — с ужасом услышала она.
        —Что такое?! — закричала королева и растолкала мужа. — Ты хочешь стать старшим по коровнику?!
        Король протёр глаза и очень удивился.
        —Чего? — говорит. — Это, наверно, моя голова с подушки упала!
        Стукнул он по подушке кулаком, положил голову в ямку от удара и снова заснул.
        А у королевы сон как рукой сняло. Смотрит в потолок и думает: «Неужто свихнулся?». Лежит — дышать боится: как бы короля не разбудить. Вдруг опять слышит:
        —Стану я, Флорика, советником по коровам, а потом — королём!
        Намочила королева полотенце, положила на голову Великому Крошке. Доктора вызвать побоялась. А то назавтра всё королевство узнает, что с головой у короля не в порядке.
        Утром в дверь постучали, и в спальню вошёл… пастух.
        —Ты меня звал, король? Я пришёл, — сказал пастух и хотел было снять шляпу, позабыв, что её корова сжевала.
        —Я? Тебя звал? Ты что, спятил?! Вон отсюда!
        Пастух попятился к двери, но набрался храбрости:
        —Ваше Величество, говорят, что вы ночью, когда вторые петухи пропели, велели меня старшим по коровнику назначить. Дежурный советник за дверью не спал и ваш голос своими ушами слышал.
        —Ага-а-а! — понял король, сбросил со лба полотенце, нахлобучил корону и грозно засверкал глазами. — Чем ты вчера мою корову накормил, негодяй?! Признавайся!
        Пастух от ужаса онемел.
        —Собираешься старшим по коровнику стать?!
        —Не виноват я, Ваше Величество, — взмолился пастух. — Я её холил и лелеял, а она мою шляпу сожрала!
        —Шля-а-апу?!! — завопил Великий Крошка. — Так, значит, я пил молоко из твоей шляпы? Тьфу! Значит, ты мне свои пастушьи мысли с молоком перелил?!
        Король метал громы и молнии, а крошка-пастух у дверей от ужаса становился всё меньше и меньше ростом. Но королева обрадовалась, что король здоров.
        —Прости его, Ваше Величество. Пусть будет старшим по коровнику. Только прикажи ему с сегодняшнего дня без шляпы ходить.
        —Да уж это всенепременно! И он, и его дети только так ходить будут. А про коровник я подумаю. Очень уж ответственность большая.
        Отпустил король пастуха, а про коровник и думать не стал. В тот же вечер он издал приказ: всем советникам написать свои имена на личных соломенных шляпах и эти шляпы сдать ему на руки.
        Советники во дворец шляпы понесли, ничего не понимают. А король посмеивается, руки потирает. Теперь-то он точно узнает, у кого в голове какие мысли.
        Ну и жизнь началась у коровы Флорики… С утра немного попасут, а вечером на ужин непременно шляпу чью-нибудь несут. И так каждый день!
        Но и королю не позавидуешь. Видели бы вы, как он кривился, когда королева тёпленькое и процеженное молоко к его губам подносила! Он уж и морщился, и вздыхал, зная, чья это шляпа, но, закрыв глаза, пил глотками: глык-глык-глык! Но выпить-то — пол-дела!
        Потом он спать ложился, а королеве ночью такое выслушивать приходилось, что она похудела, бедная, килограммов на пятнадцать.
        —Что делает на троне эта обезьяна?! — говорил король в первую ночь. — Ему бы мухами и комарами править! Что? Крыльев нету? Будет ушами хлопать!
        И, конечно, на следующее утро одного советника выгнали.
        —Когда я был маленький, — рассказывал король на другую ночь, — я упал с дерева вниз головой. С тех пор я из таблицы умножения только «дважды два» помню! Да, видно, король-то ещё глупее меня, раз такого советника держит.
        И этого прогнали. Мало того, дали справку, что с головой у него не всё в порядке.
        Иногда, правда, случалось, что Его Величество во сне в ладоши хлопал и кричал: «Ура королю!». Утром хозяину шляпы выдавали брюки, в которых сам король ходил. Это была высшая награда в стране Панталонии.
        В один прекрасный вечер вздохнула с облегчением королевская корова Флорика: съела она все соломенные шляпы во дворце, осталась только шляпа короля. Ну, что под этой шляпой делалось, только Его Величество знал. И король с утра весёлый ходил, руки в карманах, шляпа набекрень. К обеду, однако, помрачнел.
        —Что с вами, Ваше Величество? — спрашивал первый советник.
        —Голова, — сказал король и показал на собственную голову. — Болит, в ней какая-то музыка.
        —Так это же чудесно! У вас музыкальная голова!
        —Сюда вошла какая-то песенка, — объяснил король, постукивая себя пальцами по лбу, — а выйти не может.
        —А вы спойте её — и дело с концом!
        —Нет, первый советник, я — король, а не слуга песни. Есть у меня другое средство. Где мой пастух? Где Флорика?
        Прибежал пастух, притащил Флорику.
        Король снял с головы свою шляпу и сказал пастуху:
        —Играй торжественный марш!
        —Ту-ру-рум! Ту-ру-рум! — забубнил пастух — и шляпа оказалась во рту у Флорики.
        Корова поморщилась, но шляпу сжевала.
        Вечером колокол созвал всех крошек во дворец. Флорика дала всего кружку молока, но по капле всем крошкам хватило.
        Крошки обрадовались ужасно. Каждому было интересно узнать, о ком из них думает король, ведь у одного дом непокрытый стоял, другому лошадь надо было купить…
        В тот день крошки пораньше потушили лампы и легли спать. К полуночи многих из них разбудили мысли из королевской шляпы. В ночных рубашках выбегали они на улицу и пели-кричали на все голоса:
          Я славен. Я горжусь собою,
        Счастливей нет моей судьбы.
          Восходит солнце золотое
          Из дымовой моей трубы.
          Ликует вся моя держава,
          Когда усядусь я на трон,
        Тебе, любимый, слава, слава,
          Король великий — Талион!
        Королева очень обрадовалась, когда услышала, как народ славит короля. Разбудила его, растолкала.
        Он слушал, слушал, а потом сказал:
        —Вот и прошла у меня голова, больше не болит. Спел песенку другой голос. Голос народа!
        А крошки проснулись наутро с головной болью. Слова песенки они позабыли, помнили лишь мотивчик: «ла-ла-ла» да «ла-ла-ла!»
        Вместе с мотивчиком остались у крошек и все прежние заботы.
        —Чем крышу покрыть? — спрашивал один.
        —На что лошадь купить? — думал другой.
        А пастух королевский так и не стал советником по коровам. Пасёт он и сегодня корову Флорику и ходит без шляпы, а трость по-прежнему в лесу прячет.
        Поэт
        Ну и рассеянный был этот Груя.
        Однажды пришёл домой с непокрытой головой. Где шапка — неизвестно.
        Иоана подумала и пришила ему к воротнику петлю, а к шапке — пуговицу. Пристегнула, и на другой день пришёл Груя с шапкой на голове.
        Всего лишь маленькая пуговица, — радовалась Иоана, — а шапка на месте.
        Но тут она посмотрела Груе на ноги и ахнула: стоит он в одних носках! Где башмаки — неизвестно. А на улице метель и такой мороз, что под носом капли замерзают.
        Через три дня ботинки прислали по почте, а ещё через день почтальон принёс Груе шарф и рукавицу. Так и жил этот рассеянный Груя.
        Однажды пришёл к ним во двор один крошка и привёл собачку. Лохматую такую голодную собачку.
        Груя говорит:
        —Это не моя собака.
        —Нет уж, дружок, твоя! Писал стихи про бездомную собаку?
        —Писал.
        —Тогда забирай. Разве ты не видишь — это внук той самой собаки! Такой же кудрявый.
        Что было делать? Взял Груя собаку, построил ей конуру во дворе.
        Через некоторое время пришёл другой крошка и привёл с собой хромого жеребёнка.
        —Вот тебе, Груя, жеребёнок, — улыбнулся он.
        —Я не держу лошадей.
        —Ну, знаешь! — обиделся крошка. — Ты сейчас врёшь или когда стихи пишешь?
        —Какие стихи?
        —Про жеребёнка.
        И крошка прочёл стихотворение наизусть.
        —Не твоё?
        —Моё.
        —А раз твоё, значит, ты знал, что жеребёнок хочет стать лошадью.
        Взял Груя жеребёнка. В баню его сводил, перевязал шарфом хромую ногу. Даже конюшню для жеребёнка построил. Большую конюшню. На вырост.
        Груя покупал кобылье молоко, а Иоана кормила жеребёнка из соски. Жеребёнку особенно нравилось, когда Груя гладил его ладонью по спине и живот чесал.
        Прошло зелёное лето, ушла осень, забрав с собой целый ворох жёлтых листьев. Наступила зима.
        Жеребёнок стал конём. Он смотрел на падающие снежинки и думал, что это небесные деревья роняют белые листья. Мечтательный был этот жеребёнок и немного поэт.
        А когда пришла весна и Груя в первый раз повёл своего коня в лес, тот ступал осторожно — фиалки обходил. Он думал, что это голубые глаза земли. Только маленькие.
        —Эх, Груя, — говорила Иоана, — пахать бы тебе землю, да нет у тебя земли. Продать коня ты не можешь — он твой друг. Уж береги его, не забудь где-нибудь в лесу.
        Груя страшно сердился:
        —Конь — не шапка, не забуду.
        И конь сердился, стучал копытом о землю — знал, конечно, что Груя его нигде не забудет, не потеряет. И хотелось гнедому сделать что-нибудь для Груи, что-нибудь особенное.
        Однажды на краю деревни начался пожар. Пламя было видно издалека.
        Груя схватил ведро, побежал на конюшню. Конь сразу понял: что-то стряслось.
        —Ну, выручай, — сказал Груя и вскочил на коня.
        Конь летел как ветер, и Груя первым примчался на пожар.
        Когда потушили огонь и Груя вернулся к коню, гнедой его только по голосу и узнал — хозяин был чернее, чем дно казана. А ведро, конечно, где-то забыл.
        Человек и конь, поэт и гнедой жили дружно, как братья.
        Чтобы конь по ночам не скучал, Груя принёс в конюшню сверчка. Там было всегда тепло, и сверчок пел не переставая: кри-кри-кри! кри-кри-кри! Сверчок по глупости думал, что на дворе всё лето да лето.
        Всё шло хорошо, но однажды скрипнула калитка — и во двор вошёл крошка Никита.
        —Дядя Груя, — сказал он, — а ведь лошадка-то моя. Услыхал я, что она у вас живёт, вот и пришёл за ней. Сейчас самое время пахать, не самому же мне в плуг впрягаться.
        Груя заволновался.
        —Да мне же его жеребёнком привели! Постой, ведь это был твой брат Симион. Я жеребёнка еле выходил.
        —Всё правда, — согласился Никита. — Я сам Симиону отдал жеребёнка, чтобы он его вырастил. А потом бы мы вместе пахали — у Симиона лошадь, и у меня лошадь.
        —Так, значит, у тебя есть лошадь?
        —А как же. Вон она, в вашей конюшне стоит. А что вы сомневаетесь? Вы деньги за него платили? Я только об этом спрашиваю.
        —Мне Симион его даром отдал. Ну, ладно. Сколько же он стоит?
        —Э, дядя Груя, теперь за него надо платить как за коня.
        Опечалился Груя, да что делать Денег у него не было.
        Вывел Никита коня из конюшни. Остался там теперь только сверчок.
        С тех пор стал Груя из дому уходить. Встанет рано утром — и за порог.
        Однажды прискакал посланник короля.
        —Не знаю, где Груя, — пожала плечами Иоана.
        —Немедленно найди его! Король вызывает! — приказал посланник. — Большая честь для него — будет писать стихи о королеве.
        —Ладно, поищу, — сказала Иоана, а сама искать не стала.
        Ждут Грую во дворце, а он не идёт.
        —Ваше Величество, — сказал королю советник, — может, Груе пешком идти неудобно? Ведь у него лошади нет.
        Король приказал послать за Груей белого жеребца.
        На этот раз поэт оказался дома. Он погладил коня ладонью по спине, но садиться на него не стал. А стражнику передал записку для короля:
        По дворам я не шатаюсь,
            Честь мне дорога.
          Я поэт родного края,
            А не твой слуга!
        В тот же день постучался к Груе тот самый крошка, у которого дом сгорел.
        —Уходи, — шепнул он поэту, — в эту ночь за тобой придёт стража.
        И стража пришла, да нашла только старый башмак и шапку с пуговицей. Хозяина и след простыл.
        Хотели схватить Иоану. И её нет.
        Решили арестовать щенка. Весь двор обыскали — нету щенка.
        Побежали на конюшню — хоть сверчка схватить! Нет и сверчка.
        Шапку-то Груя, конечно, позабыл, а вот друзей не оставил. Всех взял с собой и ушёл из страны Панталонии.
        Он построил дом на самой высокой горе и стал в нём жить вместе с друзьями. С ним и по сей день живёт Иоана. Живы и щенок со сверчком.
        Груя всё такой же рассеянный. Но ему помогают птицы — приносят всё, что он потеряет.
        А стихи он пишет по-прежнему: сочинит стихотворение, запишет его на листке, а потом сложит бумажного голубя и запускает его вниз, в Панталонию:
        Пусть над вершиной ветер свищет —
            Я с вами, кто живёт внизу,
          Кто Фэт-Фрумоса всюду ищет,
              Ступая босиком в росу.

        Старый орех
        Рано утром проснулась птица, так рано проснулась, что некому было сказать «Доброе утро!». Все вокруг ещё спали. Вот сидела она и смотрела на звёзды одну за другой.
        «Интересно, кто гасит звёзды?» — размышляла птица. Задумчивая она была.
        Вдруг смотрит: из-за холма золотая трава подымается, солнце прорастает. Толкнула она в бок своего друга.
        —Белый день на дворе. Вставай, пора гнездо убирать.
        —Дай ещё поспать. У меня только один глаз проснулся.
        Ну ладно, поспи, — сказала птица и залилась трелями у его уха: тюр! тюр! тюр! тюр-тюр!
        Тут уж пришлось открыть и второй глаз. Лежал-лежал хозяин гнезда и вдруг поймал комара.
        —Тьфу, — выплюнул его, — дымом от тебя пахнет.
        Но, по правде говоря, жалко ему стало комара, он его и отпустил. Комар-то тоже был полусонный.
        Потом хозяин гнезда побулькал каплей росы в клюве и проснулся окончательно. Сегодня у него было много дел: починить гнездо, в котором ветер сделал три дыры, помирить двух пташек, которые поссорились из-за червяка, да и притащить своей подруге хлебца из дому напротив. Там жила одна бедная женщина. Добрая.
        Дел было так много, что хозяин гнезда минут двадцать думал, с какого начать.
        —Вз-ззззз! — раздалось у его уха.
        Хвать! — Тот же самый комар!
        —Цугуй меня зовут, — говорит вдруг комар. — Прилетел извиниться. Ты меня утром отпустил, а я и спасибо не сказал.
        —Не морочь мне голову, — рассмеялся хозяин гнезда, — лети лучше умойся, а то от тебя дымом разит.
        —Спасибо тебе, уважаемый. Ты мне сразу очень понравился. Хочешь, секрет расскажу? Я ведь в любом ухе спать могу. Много чего слышать приходится.
        Хозяин гнезда даже клюв разинул, чтобы лучше слышать. Очень уж он секреты любил.
        —Да оставь ты эту уборку! — крикнул он жене. — И подойди поближе. Ведь у нас гости. У этого комара разве только очков нет, а голова очень умная.
        —Сейчас мне не до гостей, — шепнула она ему на ухо. — Я хочу снести яйцо.
        —А птенец-то на кого похож будет?
        —Хвостик будет как у тебя, а клювик — как у меня.
        —Ну ладно, — сказал хозяин гнезда. — Эй, Цугуй, полетим на вершину ореха.
        —Вижу я, — шепнул комар, когда они уселись на вершине дерева, — ты отцом стать готовишься. Птенцов хочешь выводить. Смотри, как бы не было беды.
        —Это ты о чём?
        —Не хочу пугать, но знать ты это должен. На днях ночевал я в ухе столяра Тоадера…
        —Ну и что?
        —Ему жена рассказывала, что нынче шкафы из орехового дерева сильно в цене.
        —Меня мебель не интересует. Других забот хватает.
        —Да ты вспомни, на каком дереве твоё гнездо!
        —На этом вот.
        —На орехе! Во всей Панталонии таких орехов осталось три штуки. А хозяйка ореха совсем бедная. Ни коровы у неё, ни поросёнка. Орех — всё богатство. Вот столяр и хочет орех этот купить, даже задаток дал.
        Надо вам сказать, что орех этот и впрямь был удивительный. Такой большой, что пятьдесят крошек, взявшись за руки, не могли бы его обхватить. Высокий был, ветвистый. Никто не мог долезть до его вершины. А хозяйка берегла его, как живое существо. Ни разу по дереву палкой не стукнула. И орехи собирала, когда они сами падали. А когда они созревали — это было настоящее чудо.
        Днём и ночью шёл во дворе ореховый дождь. Даже и в соседский двор падали орехи, такая огромная была у ореха крона. Сосед дерева — его звали Горицэ, — по мешку орехов собирал. Его так и называли — Сосед Ореха.
        —Ну купит он дерево, и что?
        —Срубит! Высушит! Распилит! И сделает шкаф! Понял?
        —Срубить дерево! Дерево срубить! — пришёл в ужас будущий папаша. — Но ты же сказал столяру, что на этом дереве моё гнездо!?
        —Говорил, говорил, — соврал комар. Но тут же и покраснел от стыда, что соврал. — Говорил, а что толку, хозяйке деньги нужны.
        —Деньги? Это ещё что такое?
        —Я вообще-то толком не знаю. Видел только, что их завязывают в платок и в карман прячут. Даже лошадь можно в деньги превратить и в карман спрятать.
        —Лошадь?
        —И дом тоже.
        —А дерево тоже в карман влезает?
        —Ну да!
        —Вот чертовщина! — сказал будущий папаша. — А ты не врёшь ли, комаришко? Чтобы дерево, да ещё такое большое, как наше, в карман влезло?!
        —Лопни мои глаза! — поклялся Цугуй. — Уж я-то не в одних ушах побывал. Дело своё знаю.
        —Слушай, а что это от тебя дымом пахнет? Ты что, куришь?
        —Да нет, просто в дымоходе ночевал.
        —Ну ладно, — сказал будущий папаша, — за секрет спасибо. А хозяйку-то как жалко…
        В этот день бедная женщина смахнула со своего подоконника каких-то мошек. Ей и в голову не пришло, что это птицы пожалели её и принесли свой обед.
        Прошёл месяц. Дерево стояло на месте, а в гнезде появились птенцы.
        —Наверное, пошутил комар, — говорил их папаша.
        —Доброе утро! — поздоровался с ним как-то сосед ореха, Горицэ. И снял шляпу.
        Папаша сердито отвернулся. Дело в том, что сосед этот был художником. Сидел весь долгий день на скамеечке, мурлыкал под нос песенки и рисовал всё, что на глаза попадётся. Нарисовал он и орех. Дерево-то похоже вышло, а на вершине его сидела какая-то кукушка.
        —Мы не кукушки, — обиделись тогда ореховые птицы. — У нас своё гнездо, родные птенцы.
        С тех пор они с Горицэ не здоровались.
        Однажды, когда солнце спряталось за облака и небо потемнело, во дворе появился человек в тёмных очках и с топором под мышкой. Прямым ходом направился он к ореху. Подошёл и с размаху вонзил топор.
        Сьють-сьють! — закричали птицы и принялись кружить над деревом.
        —Что ты делаешь? Здесь же наш дом! Мы летим к нему каждую весну из-за девяти морей!
        Но, конечно, человек с топором птичьего языка не понимал, да и не хотел понимать. А вот художник понял. В один миг перемахнул он через забор.
        —Греешь руки у чужой беды! — сказал он и вырвал топор. — Я тебе покажу ореховый шкаф!!!
        —Какое твоё дело? Деньги я заплатил! Дерево — моё!
        Тут и хозяйка выбежала во двор. За нею — дети.
        —Что же это получается? — кинулся к ней столяр. — Мы с тобой договорились? Договорились! Деньги получила? Получила! Я тебе в нужде помог?
        —Так помог, что я сна лишилась.
        —Ты его со всеми орехами продаёшь, мама? — спросила маленькая дочка. — А что мы ребятам дадим, когда колядовать придут?
        —Сколько же нужно денег? — спросил художник.
        И он вынул из кармана кошелёк и протянул его вдове.
        —Это плата за орехи, которые с дерева сами ко мне во двор падают.
        —Плата за орехи? Нет-нет, я сама верну ему долг. Буду по ночам стирать рубашки соседям и верну ему деньги. А орехи вам — как память о моём покойном муже. Этот орех сажал он. В нём вся сила нашей семьи.
        И она заплакала, и, пока плакала, её крошка-сынишка пытался приделать обратно кусок, вырубленный топором. Мочил его даже слюной, чтоб приклеить.
        Мать подняла свои усталые глаза к небу и так говорила птицам, которые успокоились в густой листве:
        —Я и не замечала, что вы свили там гнездо. Спасибо, что вы спасли наше дерево.
        Тут она встала на колени и прижалась лицом к шершавому стволу.
        —Старое дерево — мой верный друг, родня моя и опора.
        Горшок с мёдом
        Вместо «Доброе утро!» крошка Георге, проснувшись, говорил жене:
        —А кувшин-то пустой!
        —Пустой! — соглашалась жена.
        —Давай наполним его мёдом!
        —Так денег нету!
        —Давай тогда копить!
        —Давай!
        Вот копили они, копили и накопили разных денег — больших и маленьких, железных и бумажных. Взяли эти деньги, взвалили на телегу кувшин, который больше был похож на горшок, и поехали к соседу пасечнику, который жил от них в двух шагах.
        Пасечника звали Алеку. Но это неважно, как его звали. Важно то, что он наполнил их кувшин-горшок мёдом.
        —Ну, нам теперь этого мёду на целый год хватит! — радовалась жена. — Давай поставим наш мёд в каса маре. Там прохладно, и мы туда не каждый день ходим. Мёд лучше сохранится.
        Крошка Георге, который уже съел целую миску мёда, сказал:
        —Давай.
        Вот поставили они кувшин в каса маре, и жена стала обед готовит.
        —Принеси воды, — сказала она мужу.
        Взял крошка вёдра и пошёл за водой. Ждёт его жена, ждёт, а Георге нет. Выглянула в окно: журавль в колодец носом клюнул, а мужа нигде не видно.
        —Горе мне, горе! — закричала жена. — Мёду наелся и в колодец упал! Спасите!
        Кинулась она к колодцу, а в нём только ведро болтается, — нету Георге.
        —Соседи! Помогите! — закричала жена не своим голосом и побежала по деревне, — Георге в колодец упал! Утонул! Мёду наелся и утонул!
        А крошка Георге между тем сидел в каса маре и ел мёд большой столовой ложкой. Закроет рот и — глаза выпучивает, чтоб пчёл напугать. Их было в каса маре видимо-невидимо — унюхали мёд и позалетали в окошко.
        —Вы здесь не на пасеке! — ругался Георге и гонял пчёл шляпой.
        Наконец он вволю наелся мёду и пошёл к колодцу. Только достал ведро — жена появляется. Кричит и плачет, а с нею чуть не вся деревня.
        —Вот так утопленник! — сосед-пасечник говорит. — И одежда сухая, и шляпа не помята.
        —Этот не из колодца вышел, — рассердились и другие соседи. — Зачем нас позвала? Всей деревней одно ведро нести?
        Разошлись соседи, а жена спрашивает:
        —Где был?
        —Дудочку делал.
        —Какую ещё дудочку?
        —А вот эту. — И крошка Георге достал из кармана дудочку, которую сделал ещё в королевстве Понедельник, и задудел в неё. Ясное дело, мёду наелся — можно и на дудочке поиграть.
        Поиграет на дудочке, а потом из ведра воду пьёт: глык-глык-глык. Ясное дело, мёду наелся — пить захотел.
        Целый день играл он на дудочке, а жена обед варила. К вечеру оба они зашли в каса маре, кувшин с мёдом навестить, а то соскучились. Приходят — кувшин откупорен и в нём ни капли мёду! Пустой кувшин, или горшок, как хотите.
        —Ага, — сказала жена, — всё ясно. Ты весь мёд слопал. То-то воду пьёшь целый день: глык-глык-глык. Признавайся, весь мёд сожрал?
        —Что ты, что ты! — испугался Георге. — Ложек двадцать-тридцать, не больше. Ну, сорок от силы! В горшке ещё много мёду оставалось.
        —Врёшь-врёшь! Весь мёд заглотил! А ну пошли в сарай, на весы.
        Притащила она его в сарай, поставила на весы, стала гирями греметь.
        Ну и чудо: весь крошка Георге вместе с ботинками и шляпой весил ровно столько, сколько полный горшок с мёдом!
        —Вот это да! — сказала жена и села на мешок с фасолью. — А у тебя ничего не болит?
        —Да вроде бы нет, — ответил Георге, хотя и ему стало страшновато.
        —А ну открой рот!
        Открыл Георге рот, а жена обоими глазами в горло ему смотрит: не наполнен ли он мёдом до самого верху? Вроде бы нет, мёду не видно, а горло красное, как всегда.
        —Слушай, Георге, здесь доктор нужен.
        —Какой ещё доктор? Я здоров как бык. Вот смотри! — Схватил он мешок с фасолью и на плечи взвалил. — Ну что? Нужен мне доктор?
        Всю ночь ворочался крошка Георге, всё думал, думал, куда же девался мёд. Ну ладно, ложек сорок он сам съел, ну пятьдесят, но ведь не шестьдесят же! А где же остальной мёд? Наверно, кто-то залез в окно и доел остатки. А иначе как?..
        Ворочался он, ворочался, потом зажёг лампу и пошёл в каса маре — следы вора искать. Ковёр с розами был на своём месте, на стене, и одежда в шкафу, и все подушки целы. Вроде бы и не было вора, а горшок пустой!
        Наутро скрипнула калитка, и во двор зашёл сосед-пасечник Алеку.
        —Не хотите ли у меня ещё мёду купить? — спросил он. — Майского!
        —Есть у нас ещё мёд, — сказала жена. — Целый горшок.
        Ей, конечно, неудобно было сказать, что Георге всё уже съел.
        —Постой-ка, — сказал соседу крошка Георге. — Откуда у тебя майский мёд? Мы же у тебя весь мёд купили, едва на горшок хватило! Откуда мёд, а? А не ты ли, брат, лазил ко мне в окно?
        Тут целый пчелиный рой залетел во двор и через окно — в каса маре!
        Только теперь Георге вспомнил, что вчера пчёлы угощались из горшка.
        —Знаешь что, — сказал он соседу, — давай-ка последим за пчелой, куда она полетит.
        Вот они увязались за одной пчелой, и она привела их прямо к пасеке Алеку.
        Открыли улей, а он полон мёда. Открыли ещё один — и этот полный.
        —Сам удивляюсь, — сказал пасечник. — Как это они за один день наполнились?!
        —Так это же мой мёд, Алеку. Пчёлы перетащили его обратно в ульи!
        Алеку покраснел как рак и стал макушку чесать. Он-то знал, что пчёлы способны на это.
        —А как ты докажешь, что это твой мёд? — спросил он.
        —Горшком докажу, — сказал Георге. — Горшок-то пустой.
        —Ладно, — сказал Алеку. — Тащи сюда горшок.
        Притащил Георге горшок, и пасечник наполнил его мёдом наполовину.
        —Пчёлы? — удивилась жена. — Пчёлы весь мёд украли? Никогда в жизни не поверю. Это ты сам его слопал.
        И она отнесла горшок с мёдом в каса маре, окно гвоздями и досками заколотила, на дверь висячий замок повесила, а ключ за пазуху спрятала.
        Школа пастуха
        Сколько дней в году — столько штанов было у короля. Чёрные и синие, жёлтые, зелёные, фиолетовые, оранжевые и даже штаны в конопатинах… — всего 366. Ну что ж! Это ведь король Панталонии.
        Бедняга королевский портной! Всю жизнь не снимал он очков с носа, шил королевские штаны. Казалось, он так и родился — с очками на носу.
        Как-то раз посмотрел он на своего сына и удивился:
        —Когда это ты успел так вырасти? Я и не заметил. Совсем я опанталонился. Выйду-ка на улицу, может, ещё что-нибудь интересное увижу.
        Снял с носа очки и вышел во двор.
        Была весна — пора птичьих свадеб. Дух захватывало от разноголосого пения птиц! Бедняга дворцовый портной радовался, что слышит певцов, а вот глаза совсем старые стали — ничего не видел.
        —Слушай, — спросил он сына, — что это за птица сейчас пела?
        —Воробей.
        —А теперь кто поёт?
        —Другой воробей.
        Огорчился портной, пропала у него охота гулять. Сын-то, оказалось, ничего в птицах не понимал. Это ведь соловей пел и кукушка куковала!
        —Знаешь ли ты, что мы живём в стране воробьёв? — сказал портной жене, вернувшись домой. — Тодикэ наш только воробьёв из птиц знает.
        —Твоё дитя — иголка! С нею ты ложишься, с нею встаёшь. А Тодикэ растёт без отца, как сорняк какой-то!
        Подумал портной и сказал:
        —Тодикэ вредно жить в городе. Помнишь, ты сама говорила, что в деревне и луна совсем не такая. В деревенском небе она как королева, а у нас съёжилась на небесных задворках, бледная, будто её выставили на продажу. Давай пошлём Тодикэ в деревню. И надо это сделать поскорее. Отведу-ка я его завтра к леснику.
        —Ты что? Хочешь единственного сына потерять? В лесу от волков прохода нет!
        —Ладно, отведём тогда к пастуху. У него прямо во дворе овчарня.
        У пастуха Тодикэ понравилось. Интересно было смотреть, как пастух овец доит. Одной рукой схватит за ногу, а другой за вымя тянет. Овца брыкается, а пастух тянет её к ведру — вжж! вжж! — вот и брызнуло молоко.
        Аристид — так звали пастуха, — выгонял овец на заре и брал с собой Тодикэ. Очутившись в поле, Тодикэ резвился и кувыркался, ни дать ни взять — самый крупный ягнёнок в стаде.
        Скоро он научился и кнутом стрелять.
        Показывал ему пастух и птичьи гнёзда. Как-то в густых камышах они видели яйца дикой утки.
        За одну неделю Тодикэ так привязался к пастуху, будто знал его всю жизнь. У пастуха борода росла от уха до уха, так что виден был только кончик носа. Нос восседал в бороде, как король на троне.
        А вечерами Тодикэ приносил жене пастуха бо-ольшой букет полевых цветов. Ну и радовалась Георгина, когда мальчик с закрытыми глазами, только по запаху, называл каждый цветок по имени.
        А в городе мать и отец о сыне беспокоились. И однажды Текла — мать Тодикэ — увидела страшный сон. Наутро отправилась она к сыну. А дома была только жена пастуха — Георгина.
        —До — ик! — брый — ик! — день — ик! — сказала Георгина.
        —Что с тобой? — спросила Текла.
        —За — ик! — аюсь!
        —Неужели волк напугал?
        —Ага — ик!
        И так, заикаясь, Георгина поведала свою историю:
        —В прошлом году перед Рождеством приходит ко мне мать и говорит: «Пойдём, Георгина, поможешь мне. Отец хочет сегодня кабана заколоть».
        А сына мне не с кем было оставить. Взяла я ребёнка из люльки, запеленала и пошла в родное село. Вечером, когда всё было сделано, собралась домой.
        Отец хотел меня проводить, а я говорю:
        —Меня мой сыночек проводит. — И пошла домой.
        На полпути чувствую, будто кто-то в спину дышит. Обернулась: волк! А ведь ночь на дворе!
        Кинулся на меня волк, слышу, как он зубами лязгает. Напугалась я так, что руки задрожали. И вдруг вижу: нет сыночка у меня на руках! Где? Где он? Волк проглотил? Тут уж не знаю, как получилось, но рука моя оказалась в пасти у волка, и я схватила его за язык. Держу не выпускаю. Я раньше слыхала: схватишь волка за язык — куда хочешь за тобой пойдёт.
        Довела его до своего порога и давай в дверь ногой стучать.
        Аристид выскочил, схватил лопату и так волка ударил — разом свалил. А меня трясёт:
        —Где ребёнок?!
        Ничего не слышу, не понимаю, стою будто неживая.
        Побежал он по моему следу и нашёл ребёнка. Лежал мальчик в снегу, плакал, но был цел-невредим. Я тогда всю зиму болела. Только в Пасху вернулась ко мне речь.
        Эта дурацкая история так напугала Теклу, что она тут же решила забрать Тодикэ обратно в город.
        Вот вернулось стадо, а с ним и пастух и его ученик Тодикэ.
        —Тодикэ, милый, пойдём скорей домой, в город!
        —Нет, мама, мне и здесь хорошо.
        —Так здесь же волки!
        —Не беда. Мы, в случае чего, всех волков за язык схватим! Чтоб дурака не валяли.
        Дома Текла набросилась на мужа:
        —Твой сын — слуга пастуха! Он там надрывается от непосильной работы!
        —Его не убудет. А пастух сделает из мальчишки человека. Сам-то я совсем опанталонился. Ты же звала его домой, а захотел он уйти?
        —Не захотел, — вздохнула Текла.
        Шло время. Однажды пастух, как всегда, пас своих овец. Вдруг видит: скачет по полю всадник. Прямо к нему.
        —Завтра здесь проедет король, — говорит всадник, — он хочет посмотреть на свой народ.
        —Пускай смотрит, — пастух отвечает. — Но вообще-то у меня уже есть помощник из столицы. Ещё один, что ли, едет?
        —Эх ты, деревенщина неотёсанная. Когда увидишь короля — кланяйся и молчи.
        —А как быть овцам?
        —Завтра и для овец праздник. Вот тебе полмешка колокольчиков. Повесь каждой овце колокольчик на шею.
        Про себя придворный подумал: если пастух будет глупости болтать — колокольчики заглушат и король ничего не услышит.
        Назавтра выдался жаркий день. И, вместо того чтобы привязать колокольчики, пастух взял да и постриг всех овец. Только с барана шубу не снял.
        В полдень появился Великий Крошка. Со свитой. Вчерашний всадник так и остолбенел: стоит пастух, а с ним овцы без колокольчиков, голые какие-то, только баран в шубе, а на шее у барана болтается здоровый колокол.
        —Слушай, пастух, — сказал король, — почему ты барана не постриг?
        —Ваше Величество! Я человек простой. Как же я могу постричь барана, он ведь овечий король?
        «Ладно, бородач, — раздражённо подумал Великий Крошка, — я тебя научу сейчас уму-разуму».
        —Ответь-ка мне, пастух, — сказал он и указал на свиту, — почему меня окружает столько светлых голов, а ты один ходишь?
        —Я вот что, Ваше Величество, про это думаю — полный мешок сам по себе стоит, а пустой кто-то должен поддерживать.
        Свита окаменела. А король молчит, будто галушку проглотил, и ему даже нельзя пожелать приятного аппетита.
        Откашлялся король, хлестнул коня и дальше поскакал смотреть на свой народ.
        А дворцовый портной, узнав о таком разговоре, долго смеялся.
        —Знал я, кому сына доверить… Но сам-то я совсем опанталонился.
        Гости
        Очень уж Милуцэ любил гостей. Если нету в доме гостей, какой же ты крошка? Не крошка, а пень в шляпе!
        Его жена Ирина знала эту слабость и пользовалась этим, как могла. Если ей хотелось, чтоб он посидел дома, она пряталась за углом сарая и кукарекала петушиным голосом:
        —Ку-ка-ре-ку!
        —Эй, Ирина, ты где? — кричал Милуцэ. — Ты знаешь, петух только что пропел у самого порога! Будут у нас сегодня гости! Сегодня не пойду лес рубить!
        —И правильно, побудь со мной. Поможешь бельё постирать да выжать как следует. Мы ещё молодые, живём в королевстве Среда. Когда нам вместе побыть — когда зубы выпадут?
        —Ладно, — говорил Милуцэ. — Пускай и деревья проживут на день больше.
        И хорошо было в тот день Ирине, а Милуцэ всё поглядывал на калитку: не идут ли гости? Нет пока.
        —Постарел наш петух, — сказал как-то вечером Милуцэ. — Всё наврал. Сломались наши часы, которые показывают, когда должен прийти гость.
        —Что ты, что ты, — сказала Ирина. — Хороший петух, не сломались у него часы. Не дай Бог его зарезать!
        —Тогда где же гость?
        —Он ещё придёт. А знаешь, кто этот гость?
        —Кто?
        —Ребёночек наш, недогадливый! Скоро будет у нас гость, маленький.
        Милуцэ и на другой день остался дома и целый день плёл колыбель. Он был мастером на все руки.
        А на третий день петух вдруг по-настоящему закукарекал.
        —Что такое? — сказал Милуцэ. — Гости?
        Во дворе действительно появились гости. Много гостей. Надо посчитать. Ну, во-первых, крошка Костаке, брат троюродный, приехал на подводе. С ним жена Ефтимия — это два. А с нею кошка и свинья. Сзади к телеге была привязана корова. Это уже пятеро. Ну, конечно, пёс Цыган бежал впереди лошадей. А лошадей двое. Вот и получилось — восемь гостей.
        Милуцэ очень обрадовался и первым делом вывел из коровника свою корову, а туда завёл корову Костаке, ведь она была корова-гостья. Дал ей отборной травы. Гостям-лошадям дал отличного овса, псу Цыгану — кость помозговитей, а свинья тоже похрюкивала:
        —Посмотрим, какие в гостях помои!
        И помои свинье достались отборные. Чудо, а не помои! Свинья была довольна.
        И Костаке с Ефтимией были довольны:
        —Вот только и отдыхаем в гостях! Лишь вилка и работает! Ух, какое жаркОе! Вот это голубцы!..
        Остались они погостить и на другой день и на третий.
        Милуцэ, высунув язык, бегал от гостя к гостю: от свиньи к лошадям, от Ефтимии к псу Цыгану. Гости есть гости, не дай Бог кого обидеть!
        —Слушай, — шепчет ему Ирина, — кур уже не осталось, и уток всех гости съели.
        —Где хочешь бери, занимай у соседей!
        А лошади Костаке ржут: еды! А свинья визжит: отдай моё!
        Так они гостили ещё два дня.
        И было в конце такое мычание и хрюканье… Корова и свинья не хотели уходить с этого двора.
        —Совесть у вас есть?! — ругал их Костаке. — Оставайтесь здоровенькими, — сказал он хозяевам, напяливая шляпу на уши. — А мы домой поедем. Теперь приглашаем к нам. Договорились? Приезжайте, а то рассержусь. А уж если рассержусь — это надолго.
        Уехали они, и Ирина спрашивает мужа:
        —Ну что? Хочешь ещё гостей?
        —Таких — не очень, — махнул рукой Милуцэ.
        Прошло несколько дней, и Ирина говорит ему:
        —Слушай, завтра воскресенье, поедем к твоему брату, отдохнём.
        —Давай.
        И вот в воскресенье оставили они дома и корову и собаку, только попросили соседку корову в обед напоить, и пошли в гости.
        Шли они долго, в лесу птичек слушали, а у речки разулись и опустили в воду все свои четыре ноги, вспоминая детство.
        К Костаке они пришли уже в сумерки. В окошке уже горела лампа, а как только собака залаяла — лампа сразу погасла.
        —Ай-ай-ай! — закричал Костаке, выскакивая на крыльцо. — Какие гости дорогие!
        Ефтимия кинулась целовать:
        —Просим! Просим!
        Вошли все в дом, а лампу зажигать не стали. Уселись за стол и стали болтать о том о сём. Вроде бы и дождя давно не было, а тут телёнок родился… Так болтают и болтают, а за стол не сажают. Вернее, за стол-то посадили, а еды не несут.
        —Давайте хоть лампу зажжём, — Милуцэ говорит. — У меня спички есть. Где лампа?
        —Ради Бога, только не это, — сказала Ефтимия. — А то комары налетят и нашего Костаке закусают. Тогда у него терпение лопнет. А окно тоже закрывать нельзя — лето ведь, люди добрые!
        —Нда, — сказал Милуцэ. — А как ваша свинья поживает?
        —Спасибо, хорошо. Вот только комары её кусают.
        —Ну, ладно, — сказал Милуцэ. — Большой привет вашей свинье, а нам домой пора! Засиделись!
        —До свиданья, до свиданья! Заходите ещё, будем очень рады!
        Так и пошли Милуцэ с женою домой. Отошли от калитки, обернулись, тут как раз в окошке у Костаке свет зажёгся…
        Шалаш
        От этого шалаша — одни неприятности. Всякий, кто мимо идёт, обязательно во двор зайдёт на шалаш поглядеть. Он во дворе стоит, рядом с домом. Немыслимый шалаш!
        Бабка Лисандра, как бабкам и положено, в доме живёт, а дед Иримия выдумал — в шалаше!
        А дом у них — что надо: шесть окон, веранда, крыша дранкой покрыта. А что шалаш? Горбатые палки и соломенная шляпа на макушке.
        —Иримия! — кричит с порога бабка. — Для чего мы здоровье подрывали — дом строили? Чтобы ты на старости лет в шалаше спал?
        —Это не шалаш, а при-ро-да! — доносится хриплый голос.
        —Да ты послушай! Люди говорят, что я тебя из дому выгнала. Другие — что ты сам ушёл. А кое-кто и вовсе решил, что мы с тобой развелись! Вот так!
        —Пусть болтают. Зато мы можем друг к другу в гости ходить. Заходи, когда захочешь.
        Так и сяк уговаривала его бабка, но после поняла, что уговорами делу не поможешь. Вот как-то подстерегла она, когда старик в поле ушёл, и в шалаш вместо миски борща миску углей притащила. Все вещи из шалаша забрала, только трубку оставила.
        В тот день был сильный ветер, и скоро огромное пламя поднялось во дворе. Бабка испугалась, что огонь на дом перекинется, выбежала на дорогу, руками машет:
        —Спасите! Помогите! Горим!!!
        Дом-то на горе стоял, а колодцы только в долине были. Там дым увидели, в колокол стали бить, за водой побежали. Пока бегали туда-сюда, шалаш сгорел и огонь потух. Что с водой делать? Не нести же её обратно в колодец?! Наполнили бабке две бочки, да кадку с корытом, лоханку, две кастрюли и пять крынок.
        К вечеру явился дед. А бабка вся в саже, чёрная как чёрт, рогов только не хватает.
        —Ну?! — набросилась она на деда. — Чуть не сгорели вместе с домом. Не иначе как трубку горящую в шалаше оставил?!
        Дед руки в карман — трубки нет.
        —Да-а-а… — почесал он в затылке.
        Что-то забывчивый стал он в последнее время. Но чтоб трубку горящую забыть… Расстроился дед. И шалаш ему жалко, и трубку.
        —Ладно, не огорчайся! Подумаешь, трубка да пара охапок соломы!
        Махнул дед рукой, у бабки гора с плеч свалилась, пошла умываться.
        А воды в доме — хоть залейся. Нагрела котёл. Намылась, заставила и деда в корыто лезть. Так выкупала, что он своё детство вспомнил: вот так мать его купала когда-то… Положила его спать, в доме, рада, что избавилась от шалаша. И как ловко! И воды-то теперь в доме столько, что неделю можно в долину не спускаться.
        Лежит бабка, а уснуть не может: сначала — от радости, а потом — от лунного света. Так яростно луна в эту ночь светила, что казалось — весь дом голубым пламенем охвачен. Лежит бабка — глаз не смыкает, а дед не успел головой подушки коснуться — уж и захрапел. Будто и шалаша у него никакого не бывало.
        Утром открыла бабка глаза — нету деда! Кинулась к окну: батюшки святы! Во дворе новый шалаш стоит!
        Бабка повздыхала-поохала, да делать нечего — перебралась сама к старику в шалаш.
        На другой день ни свет ни заря её кукушка разбудила.
        —Слушай, дед, — говорит бабка, — чего это мы пустое поле сторожим? Раз у нас есть шалаш — надо арбузы сторожить.
        —И то верно, — неожиданно сказал дед. — Но там ведь картошка посажена. Только ещё не взошла.
        —Давай выкопаем!
        —Давай.
        Вот какая история! Выкопали они картошку, а на её место арбузы посадили. Бабка весёлая ходит: теперь всё в порядке, теперь действительно в шалаше надо жить, без шалаша невозможно.
        Когда она стирала бельё, то нарочно всё развешивала вокруг шалаша: пусть все видят, что и она вместе с дедом. Она даже стала других бабок уговаривать жить в шалаше и клялась, что каждое утро к ним прилетает кукушка и так красиво поёт, как в детстве.
        Они с дедом и Троицу в шалаше встретили.
        —Ни ковёр выбивать, ни пол подметать не надо, — хвалилась бабка. — Времени у меня теперь хватает. Отдыхаю и птичек слушаю.
        Вскоре на бахче стали появляться арбузы. Такие круглые да пузатые — любо глянуть. Бабка гордая ходила. Но вскоре она забеспокоилась.
        —Ты посмотри, какой у нас забор! Самому крошечному крошке по колено! — надоедала она деду. — Переделай забор!
        В конце концов он забил вдоль старого забора новые колья и натянул над забором проволоку колючую.
        —Вот теперь замечательно, — бабка говорит. — Никто не залезет. А глазами пускай смотрят — глазами не съедят. Такие арбузы во всей Панталонии поискать надо! Заработаем денег в этом году!..
        А дед загрустил, в землю смотрит. День грустил, два — арбузы поспевают.
        —Что с тобой? — допытывалась бабка. Дед помалкивает.
        Однажды решила она его арбузиком угостить, пошла на бахчу и вдруг видит: в заборе дыра!
        —И-ри-ми-я! Сюда! — закричала она. — К чему теперь эта проволока? Вот куда наши полосатенькие без ног уйдут. Кто ж это наш забор продырявил?
        —Я.
        —Ты-ы? Ну, дорогой, в шалаш я к тебе перешла, но забор ломать не дам!
        И она сама дыру заделала. А утром смотрит — дыра на месте.
        —Задыхаюсь я за этим забором, — дед говорит. — Пусть хоть воздух во двор залетит.
        —А вместе с ним и мальчишки?
        —И они не помешают… — усмехнулся дед. — Это всегда так было. Вот смотрю на тебя и думаю: ты-то была девчонкой? Или старухой на свет родилась? Помнишь, что такое арбуз за пазухой?
        —Не помню, — бабка говорит.
        А дырка между тем своё дело делала: арбузов на грядках оставалось всё меньше. Мальчишки, конечно, хорошо понимали, что такое арбуз за пазухой.
        —Что-то никто из них в эту дырку не лезет, чтоб помочь тебе огород полоть! Смотри, весь сгорбился от работы!
        А дед и вправду сгорбился, только смеётся, а во рту ни одного зубика.
        —Ты мне и поможешь огород полоть, бабка Лисандра.
        Тут и бабка засмеялась. Она была не такая уж и вредная. И дед её, в общем-то, любил. Да ведь и арбузы завтра-послезавтра кончатся, а он с кем останется? С бабкой…
        Шпион в котомке
        На небе зажглась утренняя звезда.
        Ещё не рассвело, а крошка Стэникэ с котомкой за спиной, где сидел петух, уже спешил на ярмарку. Жена родила ему сына, и теперь нужно было купить колыбель. А ещё жена попросила его послушать, что на ярмарке народ говорит, — может, услышит для сына красивое имя.
        Крошке хотелось успеть на ярмарку пораньше, ведь самая бойкая торговля — с утра. Размечтался он и совсем забыл, что в такое раннее время запрещалось ходить мимо дворца Его Величества по этой дороге. Да ничего бы и не случилось, но подвёл петух, что сидел в котомке, — когда крошка проходил мимо дворца, он слегка кукарекнул.
        Было лето, и король Панталонии спал с открытыми окнами.
        —Это что ещё за курятник под моим окном?! — вскочил с кровати Его Величество.
        Но под окнами курятника не было, только по дороге ковылял крошка с котомкой за спиной. Стэникэ хотел было сказать, что это не курятник, а самая обыкновенная котомка, да решил лучше помолчать. Король же подумал, что всё это ему померещилось со сна, и опять прилёг.
        А петух возьми да и звонко так:
        —Ку-ка-ре-ку!
        Тут уж Стэникэ схватили и отобрали котомку вместе с петухом.
        —Это мой петух! — защищался Стэникэ.
        Он совсем забыл, что по этой дороге ходить запрещалось.
        —А дорога тоже твоя? — кричали стражники.
        —Но я же не украл дорогу! Вот она, лежит между домами!
        —А документ, что на ярмарку идёшь, у тебя имеется?
        —Откуда?
        —Ага, значит нету у тебя документов. А зачем петуха спрятал в котомку?
        —Чтобы отнести его куда надо.
        —Ага, куда надо? Прячешь петуха в котомку! Это не петух, это шпион! Сегодня петуха прячут в котомку — короля будить! Завтра волка в мешке принесут — кусать придворных!
        Да, в неприятную историю попал Стэникэ. И что было дальше с петухом, никто не знает. А крошку в наказание за провинность оставили работать при дворе на целую неделю.
        Между тем приближался большой праздник — День Его Величества. К празднику готовились не на шутку. Ещё бы, приедут гости из-за границы. Мычали быки, визжали свиньи, пар от огромных котлов застилал небо.
        Стэникэ с утра до вечера колол дрова и таскал воду из колодца.
        «Вот тебе и сходил на ярмарку, — думал он, — купил сынишке колыбель! Может, удрать? Да ведь всё равно поймают!»
        Как-то в одной из комнат он увидел парашют короля, очень похожий на ту самую котомку, в которой сидел петух. И тут пришла ему в голову интересная мысль.
        Он пошёл в кладовку и не вышел, пока не поймал там мышку. Эту мышку он потихоньку запустил в королевский парашют, так, чтобы она не смогла из него выбраться.
        —Поглядим, что будет, — веселился крошка. — Дворцовые мыши — учёные, два-то класса наверняка есть.
        Надо сказать, что король Талион любил блеснуть перед крошками. Ну, сделать что-нибудь такое необыкновенное… Особенно нравилось ему прыгать с парашютом с башни, специально для этого построенной.
        И вот настал день королевского праздника.
        С утра Его Величество пребывал в прекрасном настроении.
        А крошка Стэникэ изо всех сил звонил в колокол: бим-бом-бом! бим-бом-бом! бим-бом!
        Занят ты или нет — это теперь неважно! Зовёт королевский колокол — народ бежит к башне. И подушки с собой тащит, чтобы Его Величеству было мягко падать.
        Собрался у башни народ. Подъехала телега, полная яиц.
        Каждому бесплатно выдавали по сырому яйцу. Перед прыжком короля надо было выпить яйцо и во всю силу смазанного яйцом горла прокричать:
        —Ура-а-а!
        Придворные советники получали по два яйца и должны были кричать четыре слова:
        —Да здравствует Его Величество!
        А потом всем миром:
        —Ура-а-а-а!!!
        Услышав приветствие народа, Талион возносился на десятое небо от счастья. Ему казалось, что его королевский престол так же высок, как башня.
        Бим-бом! Бим-бом! — гудел колокол, пока крошкам раздавали яйца.
        —Почему мне до сих пор не подали коня? — волновался король, то и дело выходя на балкон. — Не разошёлся бы народ!
        Был у него жеребец ослепительной белизны, другого такого во всём королевстве не сыскать. На то была королевская воля: белый конь — только у короля.
        Но вот подали коня. На гриву ему понавешали столько колокольчиков, сколько было гостей на празднике. Его величество бодро вскочил на коня и поскакал к башне. Свита следовала пешком.
        Стэникэ стоял в толпе крошек, собравшихся у башни. Он выпил яйцо и приготовился кричать громче всех.
        Наконец король поднялся на башню.
        «Теперь и у тебя шпион в котомке», — думал Стэникэ.
        Тут король прыгнул, и все закричали:
        —Ура-а-а!
        —Ах! — вскрикнула вдруг королева и упала в обморок.
        —Да здравствует… — начали было придворные, да так и остались с разинутыми ртами.
        Король падал с башни. В парашюте была такая большая дыра, что воздух выходил из него со свистом. Учёная мышка прогрызла-таки парашют.
        Королю повезло — он плюхнулся на гору подушек. Жив остался, но ушибся изрядно!
        А на коня ослепительной белизны вскочил Стэникэ.
        Крошки приветствовали его, уступали дорогу.
        —Это наш Стэникэ, — говорили они. — Его сын родился в том же месяце, что и король.
        Стэникэ весело кивал крошкам головой, и колокольчики на лошадиной гриве дружно звенели: так оно и есть!
        Шалаш вместо короны
        Крошка Филимон дёрнул себе три раза за бороду — для храбрости! — и с поклоном подошёл к королю.
        —Ваше Величество, — сказал он дрожащим голосом, — я принёс ключи.
        —Какие ключи? — удивился король.
        —От сейфа с деньгами.
        —А зачем мне эти ключи?
        —Дело в том, Ваше величество, что в сейфе пусто. В казне не осталось ни гроша. Мне нечего больше делать во дворце, и я хочу отдать вам ключи.
        —Э, нет, — сказал король, — как раз теперь-то тебе есть что делать. Ты казначей, вот и сиди в сейфе вместо казны.
        И король запер крошку в сейф, а ключи положил в карман.
        Сидит Филимон, еле дышит — душно в сейфе, тихо и темно. Со своей длинной бородой он еле-еле здесь уместился. Как только он в сейф вошёл — весь воздух оттуда и вышел. Вот теперь и дыши, если есть чем дышать!
        А темно-то как здесь и не слышно ничего, будто ты на том свете.
        Повернул Филимон голову, и зашуршала борода.
        —Значит, я ещё жив, — пробормотал. — Но где же взять деньги?
        Сидит Филимон, думает, как быть.
        А король в то время был на прогулке и только за обедом вспомнил о казначее. Пошёл к сейфу, прислушался: жив ли ещё Филимон?
        —Ваше Величество, откройте! Я деньги нашёл.
        —Ну? Где же деньги? Что-то не видно.
        —Есть, Ваше Величество, есть! Там на ярмарке ходят крошки, у них в карманах полно денег. С позволения Вашего Величества, завтра эти деньги будут лежать в казне.
        —Что ты имеешь в виду? Учти, я не вор!
        —О нет, Ваше величество! Мы всё сделаем по-честному. Нужно только, чтобы со мной на ярмарку пошёл королевский цирюльник.
        Король согласился.
        И вот разнёсся слух: кто хочет раз в жизни постричься у королевского цирюльника — беги на ярмарку!
        И все кинулись стричься! Кто же откажется от услуг королевского цирюльника? Распродав масло и яйца, крошки бежали в парикмахерскую.
        О, как чудесно стригли королевские ножницы, как ласково работала расчёска, привыкшая к королевской голове!
        А казначей Филимон сидел рядом. Чем больше по размеру была голова, тем дороже брал он за стрижку.
        Надо сказать, что цирюльник Исай был большой мастер. Во время работы он залезал на лестницу и смотрел на голову клиента сверху. Ему хотелось, чтобы прическа нравилась и птицам. А потом наклонялся и разглядывал голову снизу — это чтобы были довольны муравьи и прочие букашки.
        Всего за три дня Исай с Филимоном заработали одиннадцать шапок денег! Одну шапку денег отдали цирюльнику, остальные взял король. А казначей снова с гордостью позвякивал ключами от сейфа.
        И тут вдруг задурил король:
        —Не желаю больше стричься у Исая! Он простой народ обстригал!
        Исай сменил ножницы, нашёл другой гребешок, даже зеркало принёс новое — всё без толку. Ходит король с волосами такими длинными — хоть косы заплетай.
        —Ваше Величество, — жалуется королева, — уже целую неделю не вижу ваших ушей!
        —Попрошу оставить меня в покое! Как могут прикоснуться ко мне руки, которые стригли простых крошек?
        —А деньги, Ваше величество, денежки-то в казне не из карманов ли крошек? — спросил тогда Исай.
        Тут цирюльника за дерзость немедленно выгнали из дворца.
        Исай обиделся ужасно. На кусок хлеба он всегда мог себе заработать, но такой обиды не мог простить.
        Однажды он прочёл в газете, что король Панталонии ищет нового заграничного цирюльника. Он приклеил себе рыжие усы и бороду, надел немецкий мундир и явился во дворец.
        —Гут! Гут! — приговаривал Исай, показывая ножницы и объявление в газете.
        Привели его к королю.
        —Гут! — поклонился немецкий цирюльник.
        «Поглядим ещё, что там у тебя за „гут“», — сказал Его Величество.
        Тут явился казначей Филимон и внимательно оглядел немца. Ему показалось, что он его где-то встречал. Но где? В далёкой стране Германии Филимон не бывал.
        —Гут! — сказал казначей и сел на стул.
        Искусство чужестранца сначала решили проверить на казначее, и Филимон был пострижен по-королевски.
        —Я думаю, Ваше Величество, что это именно тот цирюльник, что вам нужен, — сказал казначей, с удовольствием поглядывая на себя в зеркало.
        Король уселся на трон и сказал:
        —Стриги!
        И немец стал двигать ножницами, а потом опрыскал короля духами.
        Странные, однако, были эти духи. Король понюхал-понюхал, да скоро и заснул. А когда проснулся — «немца» и след простыл.
        Подошёл король к зеркалу — о ужас! Спереди ещё ничего, но сзади — что-то невообразимое! Впечатление было такое, как будто на голове у короля паслось какое-то животное, вроде коровы. И уши торчали, как два веера!
        —Боже мой! — вскричал король, схватился за голову руками и больше рук с головы не снимал.
        Прибежала королева, охнула и зарыдала.
        Послали срочно за казначеем и велели ему немедленно отыскать цирюльника Исая. Но Исай как сквозь землю провалился.
        Ночью король и королева так и не смогли уснуть. Несколько раз зажигали лампу и смотрели на голову короля. Может, всё это лишь страшный сон?
        Но, увы, с рассветом король привлекательней не стал. И мечтали король с королевой, чтобы ночь длилась до тех пор, пока не вырастут волосы у короля.
        —Знаете, Ваше величество, — сказала на заре королева, — слава Богу, теперь лето! На бахчу — вот куда вам надо! Наденете на голову шалаш, и никто вас не увидит.
        —Ну что ж, — вздохнул король, — другого выхода нет!
        На другой день отправился король на бахчу и в шалаше спрятался.
        —Ну и ну! Великий король и в самом деле велик! Не стыдится сидеть в шалаше! Сам сторожит бахчу королевскую!
        Только казначей Филимон знал, в чём дело. «Попался! — думал он. — И поделом тебе! Меня в сейф запер, а теперь сам себе шалаш на голову надел! Какой лохматый! Соломенная крыша! Как воронье гнездо! Хи-хи-хи! Хоть бы покрыл шалаш чем-то другим, а не соломой».
        И вдруг вспомнили крошки, что арбузы-то ещё зелёные. Зачем их сторожить?
        Наверное, не в этом дело. Что-то прячет король, если сидит с шалашом на голове вместо короны.
        Звезда деда Штефана
        Звезда тёрла глаза. Та самая звезда, что по утрам зажигает Солнце.
        Она тёрла глаза и не понимала: как она могла проспать? Всю ночь держалась, и вот тебе на!..
        На Земле петухи в курятниках совсем ошалели: кукарекали-кукарекали, а рассвета всё нет.
        Сонная звезда быстро отодвинула плечом тучу, расчистила место для Солнца.
        —Ох ты! Спичек нет!
        Должно быть, заснула со спичками в руках и во сне уронила их на Землю. Ищи теперь в кустах.
        Тут она увидела, что в Панталонии из чьей-то печки вьётся дымок. Звезда мигом спустилась в этот двор, схватила уголёк — и назад, на небо.
        А в этом дворе жил дед Штефан, старый дед из королевства Воскресенье. В то утро он встал пораньше и хозяйничал на летней кухне.
        Вдруг видит дед — из печки звезда вылетела. Что за чудо! Летит на небо, а в руках у неё уголёк.
        —Эй, бабка! — закричал дед. — Мы сегодня Солнце зажгли!
        —Что-что? — вышла на крыльцо бабка.
        —Мы сегодня раньше всех встали. Звезда и взяла наш уголёк!
        Смотрит бабка, а на небе Красно Солнышко всходит.
        —Ну и чудо это Солнце, — сказал дед, присев рядом с бабкой на крыльце. — Сколько ламп ночью горит, а всё равно темно. А Солнце выйдет — и всё разом осветится: и дом, и дорога, и лес… И о птицах, и о букашках малых да муравьях Солнышко заботится. И нашим горам спины греет.
        —Дед, а дед! — сказала бабка Фрэсына. — Дай-ка я тебя за уши подёргаю. Сегодня твой день рождения — ты Солнце зажёг!
        —Мы оба до зари встали, — улыбнулся дед. — Оба Солнце зажгли.
        А ведь сегодня не зря рано загорелся огонь в печке у деда Штефана. С утра ждали они с бабкой гостей — сыновей с жёнами, дочерей с мужьями, внуков, правнуков. Шутка ли сказать, человек сорок крошек!
        Дед с бабкой были радушные хозяева, и гостям у них в доме плохо не бывало. А уж как просили они своих родных остаться у них на ночь, а там, может, и ещё денёк пожить, и ещё, — кто знает, что будет… Ведь жизнь каждого крошки из королевства Воскресенье — как спичка — догорит и погаснет.
        Если просят старики, как не остаться? В доме, конечно, всем гостям не разместиться. Дед принёс во двор сена, сгрёб его в стог. В этом стогу все гости и улеглись.
        И небо тут же наполнилось звёздами, и запели сверчки… А сено, как оно пахло! Сколько цветов и трав росло в горах — все оставили свой запах в этом сене! Спи, если сможешь!
        —Дед, а ты маленьким был? — спросил правнук с голубыми глазами.
        —А то как же. И я живал в королевстве Понедельник.
        —Правда?
        —А как же.
        Тут кто-то постарше засмеялся в стогу, будто не очень веря, что такой старый дед был помоложе.
        —А у твоего прадедушки был отец? — не унимался правнук Руцу.
        —Конечно, был.
        —А у дедушки твоего прадедушки кто был отец?
        —Солнце, — неожиданно сказал дед Штефан.
        Тот, кто смеялся, примолк, задумался. Ишь ты, куда дед загнул!
        Тут захотелось и другим правнукам деда порасспрашивать.
        —А как звали мать прабабушки отца? — спросила Мэриука.
        —Луна.
        —Дед, а у звёзд родители есть? — спросил Раду.
        —Есть. Солнце и Луна.
        —Выходит, звёзды — наши сестрёнки?
        —Ой, сколько у меня сестёр! — радовалась Родика.
        —Звёзды о нас тоскуют, — сказал дед. — Сидят там наверху, смотрят вниз и мигают. А есть звёзды, которые падают от тоски.
        —И что же, никто их не ищет? — привстал Руцу.
        —Ищут, конечно. Раньше жили такие крошки — упавшие звёзды искали. Мы их так и называли — искатели звёзд.
        —Дед, а ты искал?
        —Искал, когда молодым был и жил в королевстве Среда.
        —И много нашёл?
        —Одну.
        —А где же она?
        —А вот послушайте, как дело было, — начал свой рассказ дед Штефан. — Нашёл я в лесу звезду. Вдруг смотрю — стоит передо мной олень. «Тебя Штефаном зовут?» — спрашивает. Я так и обмер: где это видано, чтобы олени человеческим голосом говорили?! А он как ни в чём не бывало продолжает: «Я долго искал эту звезду, но нашёл её ты. У вас, крошек, есть свечи и лампы, а мне ночью в лесу темно. Когда за мной гонятся волки, я в темноте цепляюсь рогами за деревья. Сжалься надо мной, отдай звезду». Ну и отдал я ту звезду оленю.
        —А звезда согласилась? — спросил правнук Нику.
        —Конечно. Олень-то был красавец. И ходил он по горным вершинам, а это нравится звёздам.
        И дед указал на звезду, что сияла прямо на верхушке одной из гор.
        —Вон она, звезда-то эта, — сказал он.
        —Видим, дедушка, видим.
        —А завтра вечером увидите её на другой горе, — сказал дед Штефан, — это тот самый олень, звезда его бережёт. А теперь спите, поздно уже. А то Луна рассердится и уйдёт за гору.
        —Зато останутся наши звёзды-сестрёнки. Они будут с нами до утра…
        Ребята уснули, но теперь заговорили их небесные сёстры.
        Звёзды-цыплята спрашивали Звезду-наседку:
        —А вон то круглое внизу, что это?
        —Земля.
        —Она голубая?
        —Если подойти поближе, то Земля не такая уж голубая. Это шляпа у неё голубая. А сама она то зелёная, то жёлтая, то красная, а то совсем белая.
        —Белая… а как же становится зелёной? Большая Медведица говорила, что ей жаворонки помогают. Это правда?
        —Точно, жаворонки оплетают Землю зелёными нитями своих песен, и наступает лето. Слышали, как дети поют:
        Жаворонок-жаворонок,
          Зелёная песня полей!
        —А вы знаете, что сегодня день рождения деда Штефана из королевства Воскресенье? — спросила Звезда-наседка. — Видите, там внизу, крошки спят? Вон там, в сене.
        —Видим, мама.
        —Это наши братья. Охраняйте их до утра. А я пока вздремну немножко. Если что — будите меня. Только смотрите, чтобы Хвостатая Звезда к крошкам не залетела. Она, бездельница, только и знает, что хвостом крутить и всех пугать.
        —Не бойся, мама, — успокоили её звёзды, — как только появится, мы её сразу за хвост и поймаем!
        Так спали крошки в стогу, и сияли звёзды, а по горам бродил олень со звездою деда Штефана.
        КОНЕЦ КНИГИ

        notes
        Примечания

        1
        Мулцумеск по-румынски — спасибо.
        2
        Фэт-Фрумос — смелый и справедливый юноша богатырской силы. Герой румынских сказок.
        3
        Здесь и далее перевод стихов — Якова Акима.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к