Библиотека / Сказки И Мифы / Блайтон Энид: " Желтая Книга Фей " - читать онлайн

   Сохранить как или
 ШРИФТ 
Желтая Книга фей Энид Блайтон

        Волшебная сказка с феями, троллями и говорящей Кукушкой... Питер и Мэри — дети пастуха, ищут украденную принцессу фей, проходя через страны великанов и дураков.


        Энид БЛАЙТОН
        ЖЕЛТАЯ КНИГА ФЕЙ


        Глава 1. Маленькая принцесса Фенелла


        Эта история рассказывает о невероятных приключениях брата и сестры — близнецов Питера и Мэри. Впрочем, почему невероятных? Правда, случись они с кем-нибудь из вас, действительно было бы чудо. Но все дело в том, что домик, где жили дети со своими родителями, стоял как раз напротив Золотых ворот в Страну фей. Там, за высокой стеной, обосновался маленький народец — эльфы, гномы, феи. Во множестве волшебных сказок описаны их нравы, характеры, привычки. Читайте — и узнаете все, что захотите! А вот Питеру и Мэри и читать было не обязательно: ведь жили они по соседству. Мама их иной раз стирала для маленького народа (сами феи не любили этим заниматься) а потому ей было позволено входить за ворота и делать здесь покупки. Иногда она брала близнецов с собой. Питер и Мэри были счастливы при этом — с самого первого раза. А вот феи поначалу не очень им радовались: человеческие дети порой бывают очень шумные…

        Но мало-помалу все привыкли к брату с сестрой и даже привязались к ним. Да еще как!
        — Заходите на чашечку чаю,  — радушно приглашала фея Тинтэн.  — У меня сегодня лимонадные пирожки, вы такого еще не пробовали!
        — Не хотите ли познакомиться с моим котом?  — спрашивала колдунья Типпитти.  — Он большой, черный, умеет мести полы и вытирать пыль, да и вообще ведет мое хозяйство.
        А как-то раз, когда Питер и Мэри уже возвращались с покупками домой, рядом с ними остановилась раззолоченная карета, оглушив их грохотом колес и цокотом копыт. Раздвинулись занавески, и из окошка выглянула сама леди Розабель, супруга правителя Страны фей.
        — Что за милые дети,  — сказала она.  — Интересно, откуда они здесь взялись?
        Питер и Мэри представились ей как положено.
        — Мне как раз нужен кто-нибудь вроде вас, чтобы играть моей дочерью, принцессой Фенеллой,  — задумчиво проговорила леди Розабель.
        И тут же рядом с ней в окошке появилось хорошенькое личико маленькой принцессы. У нее были золотые вьющиеся волосы и глаза — точно незабудки, и самая проказливая улыбка, какую только можно вообразить.

        — Мамочка,  — воскликнула она, весело взглянув на Питера и Мэри.  — Мне они очень нравятся! Я хочу играть с ними!
        — Но тогда вам и учиться вместе придется,  — заметила леди Розабель.  — Впрочем,  — рассудительно добавила она,  — может, тогда ты и уроки будешь готовить получше.
        Вскоре Питер и Мэри были приглашены к Фенелле на чай, и леди Розабель сразу отметила их хорошие манеры, а также то, что они очень добры к маленькой проказнице Фенелле. С этого момента для брата и сестры наступило поистине замечательное время. Они стали бывать во дворце ежедневно.
        У Фенеллы были изумительные игрушки, и она охотно давала их Питеру и Мэри. Учились они тоже вместе, и принцесса занималась куда усерднее обычного, потому что не хотела ударить в грязь лицом перед новыми друзьями.
        Покончив с уроками, они играли в саду, полном всяческих диковин. Там стояли волшебные качели. Качаясь на них, вы могли,  — закрыв глаза,  — очутиться в любом уголке земли. Надо было только помнить: пока мысленно не вернешься домой, нельзя спрыгивать с качелей, а то окажешься в каком-нибудь совсем незнакомом месте. Была там и речка. Здесь они купались, а на лодке ходили под парусом или на веслах. Был крохотный домик, в нем как раз помещались трое детей, чтобы играть в дочки-матери. Росло дерево — высокое-высокое. Говорили, что с его вершины в хорошую погоду можно было разглядеть вдали даже башни Страны великанов.
        А еще в саду был где-то волшебный колодец. «Играть в том месте опасно,  — предостерегала детей леди Розабель.  — Прошу вас, никогда и близко не подходите к волшебному колодцу. Если ослушаетесь, может случиться непоправимое». Да вот ведь какое дело: дети никогда его не видели и не знали даже, где он находится.
        Однажды во время веселой беготни Фенелла потеряла свой любимый мячик и очень огорчилась. Втроем они долго искали его по всему саду, но безуспешно. В конце-концов принцесса бросилась в траву и громко зарыдала.
        — Что случилось с этой маленькой леди?  — вдруг услышали они чей-то тоненький и пронзительный голосок. Дети в изумлении огляделись и увидели гнома, опирающегося на палку. Его длинная борода ниспадала до самой травы, а ярко-зеленые глаза как-то странно поблескивали.
        — Я потеряла мячик и не могу его найти,  — пролепетала принцесса, уставившись на незнакомца.
        — Так подойди к волшебному колодцу и скажи, чего ты хочешь,  — посоветовал гном.  — Разве тебе не известно, что достаточно наклониться над колодцем и прошептать желание, как оно тотчас сбудется?
        — В самом деле?  — обрадовались дети.  — Бежим!
        — А куда?
        — Я вам покажу,  — услужливо предложил гном и заковылял впереди. Он привел их на небольшую полянку, тенистую и тихую, где не пели птицы и не мелькали в траве кролики. Питер вдруг ощутил какое-то непонятное беспокойство. Он охотно повернул бы назад, но Фенелла и слышать ничего подобного не желала.
        — Я все равно назову желание,  — решительно сказала она, тряхнув локонами.  — Не вернусь, пока не получу свой мячик!
        — Тогда позволь, пожалуйста, мне сделать это первому,  — попросил Питер.  — Тогда мы убедимся, что никакая опасность нам не грозит.
        — Ладно, только, пожалуйста, поторопись,  — согласилась Фенелла.

        Питер склонился над глубоким колодцем. Вода виднелась где-то далеко-далеко. Из глубины веяло холодом, и мальчик вздрогнул. Он знал, чего хочет пожелать. Их мама часто болела… Сделать бы так, чтобы она всегда была здорова.
        — Пусть наша мама никогда не болеет, и пусть она всегда будет здоровой и сильной,  — твердо произнес Питер.
        — Прекрасное желание,  — горячо похвалила Мэри.  — А теперь я. Пусть наш папа обязательно разбогатеет, и пусть у него будет прекрасный дом!  — крикнула она в колодец.
        — Это тоже хорошая мысль,  — одобрил Питер.  — А теперь ты, Фенелла!
        — Нет, теперь моя очередь,  — неожиданно вмешался гном. Он быстро оттолкнул всех и склонился над колодцем. Питер рассердился.
        — Сейчас очередь Фенеллы!  — возмутился он, наступая на нахального гнома.  — Как вы смеете так грубо вести себя с принцессой!
        Гном бесцеремонно отпихнул Питера, затем схватил за руку Фенеллу и громко крикнул:
        — Я желаю умчаться прочь, прочь, прочь!
        Мгновение — и гном с Фенеллой исчезли! Затем послышалось бульканье воды — и колодца не стало. Ничего не осталось — ни камешка, ни капельки. Только зеленая поляна, а на ней — ошеломленные близнецы.
        — Фенеллу украли!  — едва шевеля губами, произнес Питер.
        — Что же теперь делать?  — вся дрожа, спросила Мэри.  — Может, она спряталась?
        — Фенелла! Фенелла!  — закричал Питер, оглядывая поляну. Но ее, конечно, нигде не было.
        — Как же мы не догадались, что это злой гном?  — горестно спросил сам себя Питер.  — У него были такие странные зеленые глаза.
        — Что мы теперь скажем леди Розабель?  — еле выговорила Мэри; слезы так и бежали у нее по щекам.
        Несчастным близнецам ничего не оставалось, как отправиться во дворец.
        — Фенелла пропала!  — с плачем сообщили они.  — Ее унес гном! Прямо оттуда, от волшебного колодца!
        Во дворце поднялась невообразимая суматоха. В саду обыскали каждый уголок. Все высматривали повсюду колодец, но напрасно.
        — Вы скверные дети!  — в гневе обрушился на брата с сестрой лорд Ролланд, отец Фенеллы.  — Разве вам не запрещено было приближаться к колодцу? А теперь гном Проныра похитил мою дочь, и кто знает, что с нею произойдет? Он может продать ее кому-нибудь, может даже превратить в черную кошку и заставить себе служить! Однажды я выставил его из Страны фей и он поклялся, что отплатит за это. Так и случилось.
        — Идите домой,  — сказала им леди Розабель, горестно рыдая.  — Вас бы следовало наказать за то, что вы подпустили Фенеллу к колодцу. Отправляйтесь домой и больше никогда не приходите!
        Дети пошли прочь, испуганные и убитые горем. Они миновали Золотые ворота Страны фей и вернулись в свой домишко.
        Мама опять болела и поэтому лежала в постели. За ней ухаживал отец, он был в обычной грубой пастушеской одежде.

        — Не сбылись паши желания,  — печально сказал Питер,  — Мама по-прежнему нездорова… И папа такой же бедный пастух, а совсем не богач.
        — О, мамочка!  — снова расплакалась Мери.  — Случилось ужасное!  — Она упала на стул рядом с кроватью матери и рассказала все.
        — Да, это действительно беда,  — подтвердила мама,  — Бедная леди Розабель… И бедная маленькая Фенелла! Как же вы позволили девочке подойти к колодцу! Остается только одно: вы должны отправиться на поиски маленькой принцессы.

        Глава 2. Приключения начинаются

        Питер и Мэри в полном недоумении смотрели на мать.
        — Но мамочка, мы же не знаем, где она!  — удивленно воскликнул Питер.
        — Мне кажется, я догадываюсь,  — сказала мама.  — Наверняка гном Проныра унес ее в ту страну, где сам живет.
        — Куда же?  — нетерпеливо задал вопрос Питер.
        — Говорят, когда лорд Ролланд выставил его ил Страны фей, гном отправился в Страну врунов,  — припоминая, говорила мама.  — Кстати, вполне подходящее место для такого мошенника! Я уверена, что именно туда он унес и маленькую принцессу.
        — Как же туда добраться?  — спросила Мэри.  — Я никогда не слышала о такой стране, мамочка.
        — Ну, а уж это я вам могу подсказать,  — вступил в разговор отец.  — Сперва нужно попасть в Страну дураков. Жаль, что ее не миновать. Оттуда бывает не так-то просто выбраться. А затем вам придется пройти через Страну великанов.
        — Да, это будет нелегко,  — вздохнула мама.  — Постарайтесь, чтобы вас там не заметили, мои дорогие. Никогда не знаешь, что случится, если великанам попадутся на глаза двое маленьких человечков вроде вас.
        — И только уже после Страны великанов можно оказаться в Стране врунов,  — продолжил отец.  — А когда будете там, сперва узнайте, где живет гном Проныра, а потом уж решите, как вызволить принцессу.
        — Как все трудно,  — растерянно проговорила Мэри,  — да и страшно.
        — Не беспокойся, Мэри, я же буду с тобой!  — ободрил сестру Питер, сжимая ее руку.  — Ты только подумай! Во-первых, это же приключение! Во-вторых, нам, может, и повезет. А не повезет, так мы хоть попытаемся что-то сделать! Не сидеть же сложа руки. Сейчас главное — попасть в Страну дураков!
        — На первых порах я вам помогу,  — сказал отец.  — Сначала мы отправимся в Зачарованный лес. Там в самой чаще растет Дальнее дерево.
        — Как оно странно называется!  — удивилась Мэри.
        — Оно вообще очень странное,  — ответил отец,  — огромное ветвистое. А на самом верху — ветвь, такая длинная, что уходит в облака. На этой ветви стоит маленькая желтая лесенка, и как поднимешься по ней, попадаешь в Дальние страны. Потому то оно и зовется Дальним деревом.
        — Страны на вершине дерева!  — воскликнул Питер.  — Какие же?
        — Ну, каждую неделю разные,  — охотно пояснил отец. Иногда это может быть Страна чар, иногда — Страна тайн, порой Страна игрушек, случается — Страна дней рождения, А вот-вот откроется путь в Страну дураков.
        — Значит, если взобраться на Дальнее дерево, можно запросто попасть в Страну дураков. Откуда ты все это знаешь, папа?
        — Понимаешь, там на этом дереве, много разного народа живет, и родич один мой, дальний, правда. Лунолицым зовут. Мы с ним порой встречаемся на пастбище, вот он всякие новости и рассказывает. У них там много всего случается. Ну, пора собираться! Если замешкаемся, то пропустим время, когда откроется путь в Страну дураков.
        — Еды с собой возьмите,  — напомнила мама.  — И вот это тоже стоит прихватить.  — Она протянула Питеру маленькую коробочку, похожую на ту, где держат лекарства.  — Может пригодиться. Единственная ценность, что у меня есть.
        Питер открыл ее. Внутри оказался порошок — вроде пудры, только пурпурного цвета.
        — А зачем это?  — удивился мальчик.
        — Поймете в свое время,  — сказала мама.  — Если он вам не понадобится, принесете обратно. Мне его дала еще моя бабушка, а она была наполовину фея.
        — Идемте,  — сказал отец.  — Нам надо поторопиться, пока не настала ночь. До Зачарованного леса путь совсем не близкий.
        — Счастливого пути, мои милые,  — пожелала мама.  — Что вам еще сказать, вот разве, будьте всегда храбрыми и добрыми!
        — Обещаем,  — хором сказали близнецы и нежно поцеловали мать.  — Мы найдем принцессу и приведем се обратно… Мы постараемся!
        И брат с сестрой покинули дом. Отец повел их через поля к большому холму, а затем вниз по его дальнему склону. Они шли через долины, миновали множество деревень и вот наконец попали в Зачарованный лес.

        Дальнее дерево высилось как раз посреди леса. Подходя к нему, дети все больше изумлялись. Какое огромное! Они поднимали головы все выше и выше, пока не увидели, что верхние ветви доходят до облаков. К ним вприпрыжку подбежала белочка в красной шерстяной курточке.
        — Сэр,  — обратилась она к отцу ребятишек,  — я, несомненно, видела вас раньше. Вы родственник мистера Лунолицего! Хотите, я провожу вас в его домик на вершине дерева?
        — Спасибо,  — поблагодарили все трое и последовали за белочкой, которая запрыгала вверх по стволу.
        Поднимаясь все выше, дети не переставали удивляться и восхищаться. В дереве было полно окошечек и дверок — знай себе заглядывай в любое окошечко, а в любую дверку — стучи!
        Жаль только времени не было. Надо было успеть попасть Страну дураков. Наконец отец и дети почти достигли вершины и увидели там дверцу прямо посередине ствола. Белочка постучалась, и наружу выглянул человечек с веселым круглым лицом и сияющими глазками.
        — Да кто же это если не мой родич, Джон-пастух!  — воскликнул хозяин.  — И с детьми! Заходите!
        — Прости, но мы торопимся,  — ответил отец.  — Моим ребятам непременно нужно в Страну дураков, и, по-моему, дорога туда вот-вот откроется. Это правда?
        — Откроется, только завтра,  — ответил Лунолицый.  — Так что переночуйте-ка у меня. До чего же я рад всех вас видеть!
        Они вошли в маленькую круглую комнатку Лунолицего. Мебель в ней была вырезана так, что выступала из стен по кругу, а в центре пола зияло большое отверстие.

        — Будьте осторожны, если только не хотите очутиться у подножия дерева,  — предупредил хозяин.  — Это моя шахта. Так короче спускаться на землю. Она идет вниз и вниз, и вниз, и вниз — по всему дереву.
        На взгляд близнецов, звучало это очень соблазнительно, и они не прочь были бы попробовать спуститься. Но отказались от этой мысли, потому что устали и понимали, что придется снова долго-долго взбираться по огромному дереву, очутись они внизу.
        Родственник накормил гостей прекрасным ужином, а затем детей уложили на диване, и они уснули.
        На следующее утро Лунолицый разбудил их.
        — Поторопитесь,  — сказал он.  — Завтрак уже ждет, а Страна дураков ждать не будет… Я только что выглядывал. Должно быть, она появилась ночью.
        Дети быстро проглотили овсянку, а затем следом за хозяином покинули его удивительный домик. Самая верхняя ветвь дерева действительно уходила в облака.
        — Поднимитесь по ней,  — стал объяснять Лунолицый,  — доберетесь до желтой лесенки. Вскарабкаетесь но ступенькам — и очутитесь в Стране дураков. А теперь в путь — и удачи вам!
        — До свидания, милые,  — сказал отец и крепко обнял их, Я бы хотел пойти с вами, но кто-то должен ухаживать за мамой, да и овец не оставишь без присмотра. Счастливого пути!
        Дети начали карабкаться по ветке все выше и выше. Наконец в белом тумане они разглядели желтую лесенку и дальше стали подниматься уже по ней… Вдруг головы их вынырнули из облака, и — подумать только!  — они очутились посреди залитого солнцем поля.

        Близнецы зачарованно глазели по сторонам. В отдалении виднелось что-то вроде деревушки.
        — Там, должно быть, и живут дураки,  — сказал Питер.  — Пойдем и узнаем у них дорогу в Страну великанов, а там уж и до Страны врунов доберемся. Все идет хорошо!
        Они зашагали дальше и вскоре дошли до деревни. Но что это была за деревня!..



        Глава 3. В Стране дураков

        Ну и дома! Все они стояли вкривь, да вкось и казалось многие вот-вот должны рухнуть. У одних двери были прорезаны чуть ли не под самой крышей, и подниматься туда приходилось по кривым лестницам; у других печные трубы располагались вдруг посреди стены…
        — Что за дурацкие дома!  — изумился Питер.  — Такое и во сне не приснится!

        — Никогда,  — охотно согласилась с братом Мэри.  — Взгляни-ка туда! Вообще ни одной двери, только окна!
        — Обрати внимание: зато в доме напротив — сплошь двери. а окон совсем нет,  — рассмеялся Питер.  — Хоть бы одно!
        Ничего не скажешь, в необычное место попали близнецы, да и обитатели здешние оказались ему под стать. Вскоре дети повстречали кое-кого из них. Жители Страны дураков все как на подбор оказались кругленькими, толстенькими, головастенькими, и все до одного — с огромными голубыми глазами.
        — Будто взрослые дети!  — недоуменно проговорила Мэри.
        Одеты дураки тоже были странно. Сама по себе одежда походила па обычную, но владельцы, казалось, понятия не имели, как ее носить. Куртки чуть ли не у вех были напялены задом наперед, да еще и застегнуты не на ту пуговицу. У одного левая нога была в ботинке, а правая — в сапоге. Дети уставились на него, с трудом удерживаясь, чтобы не расхохотаться в голос.

        — Ладно, Мэри, некогда над ними потешаться,  — рассудительно заметил Питер, на самом деле давясь от смеха.  — Наше дело — спросить дорогу в Страну великанов — и вперед!
        И вот они остановили первого встречного. Забавный был дурилка — в матросской бескозырке, нахлобученной задом наперед. На ветру ленточки хлопали его по носу, заставляя беспрестанно моргать.
        — Доброе утро,  — вежливо обратился к нему Питер.  — Простите, не могли бы вы подсказать нам, как пройти в Страну великанов?
        Дурилка уставился на них, поморгал-поморгал — и ничего не ответил.
        — Глухой, наверное,  — предположила Мэри. И задала тот же вопрос, но громче: — Простите, вы не знаете, как пройти в Страну великанов?
        — Это далеко,  — внезапно выпалил дурилка и зачастил, будто его вдруг прорвало: — Но если пойдешь, да все идти будешь, так уж придешь обязательно.
        Такой ответ Питера никак не устроил.
        — Спасибо, конечно, но все-таки — по какой дороге идти?
        — Ну, дорога — она всегда одна, если, конечно, верная,  — расплылся в улыбке дурилка.
        — Конечно,  — согласился Питер, у которого уже всякое терпение кончилось.  — Но какая же дорога верная?
        Дурилка долго смотрел на Питера, словно увидел что-то странное и любопытное, а потом сдул с носа ленточку и почесав в затылке.
        — Ах!  — серьезно и почему-то печально выпалил он и снова замолчал, причем надолго.
        — Что «ах»?  — хором спросили близнецы, совсем ничего не понимая.
        — Да просто «ах!»,  — ответил дурилка и улыбнулся так многозначительно, будто сказал что-то умное.
        Вконец раздосадованный Питер за руку потянул Мэри прочь.
        — Ну и болван,  — ворчал он.  — Неужели не мог просто объяснить про дорогу — безо всяких там подмигиваний да дурацкой болтовни!
        — Да уж, не умник конечно,  — рассмеялась Мэри. Обернувшись, девочка увидела, что дурилка смотрит им вслед, а ленточки так и плещутся на ветру, то и дело хлопая его по носу.  — Ладно, Питер, не расстраивайся, спросим кого-нибудь другого.
        Дети зашагали дальше — улица перед ними так вихляла, будто сама не знала, в какую сторону вести. Возле одного кривоносого домика с двумя печными трубами, торчавшими из боковой стены как пушки на старинном корабле, развешивала на просушку белье девчушка-дурашка.
        — Нет, ты только посмотри!  — Мэри даже остановилась.  — Видел ты что-нибудь нелепее? Она же его не сушит, а коптит!
        У девчушки была полная корзина свежевыстиранного белья, которое она как попало набрасывала на веревки. Налетевший порыв ветра тут же сбросил две простыни на траву,  — дурашка подобрала их и снова накинула на веревку.
        — У тебя что, прищепок нет?  — не выдержала Мэри, удивленная такой явной глупостью. Она-то ведь столько раз помогала маме и знала, что и как надо делать!
        — Есть,  — недоуменно отозвалась дурашка, подняв на ребят свои голубые глазищи.  — Так ведь зачем они? Только хлопоты лишние.
        — Ну нет!  — возразила Мэри.  — Совсем наоборот! Сама подумай: один раз прищепила, зато потом ни разу с земли поднимать не придется.
        — Ох, и умная же ты!  — восхитилась дурашка.  — Она бросилась в дом и вскоре вернулась с полной коробкой бельевых прищепок, таких новеньких, что понятно было: ими явно никто ни разу не пользовался. Что с ними делать, девчушка никак понять не могла, и Мэри пришлось войти в сад и показать ей, как ими пользоваться. Дурашка с восторгом следила за каждым ее движением.
        — Вот спасибо так спасибо! Теперь уж ни за что не попадает! Слушай, может, ты мне еще одно объяснишь: почему я белье вешаю чистое, а снимаю всегда грязное?
        — Да ты сама посмотри,  — вмешался Питер и указал на трубы, откуда валил густой черный дым.  — Где у тебя веревки натянуты? Возле самых труб. А оттуда что летит? Сажа. Теперь тебе понятно?
        Дурашка аж рот раскрыла.
        — Ка-акой умный мальчик!  — помолчав, протянула она.  — Нет, я тебя обязательно должна отвести к нашему дурацкому голове! Он тут у нас самый главный, и ему с умными людьми вроде вас знакомиться ну прямо обязательно нужно!
        — Может, и вправду сходим?  — повернулся к сестре Питер.  — Раз уж он тут главный, так, наверное, и дорогу в Страну великанов знает?
        — Давай,  — согласилась Мэри.
        И вместе с девчушкой они направились дальше — в самый конец улицы, к дому, который возвышался надо всеми остальными и был бы очень похож на нормальный, не имей он такого множества дверей. Дурашка постучала в самую большую из них, и чей-то голос отозвался:
        — Войдите!
        Они отворили дверь и оказались в просторной комнате с огромным камином, возле которого сидел здоровенный верзила в пальто и укутавшись шарфами.

        — Вам холодно?!  — изумленно воскликнула Мэри.  — На улице такая славная погода!
        Хозяин свысока оглядел их и брюзгливо ответил:
        — Конечно, холодно! И вы все время мерзли бы, живя в доме, где так дует. А этот паршивый камин! Что с ним ни делай — чадит, да и только!
        В доме действительно гуляли сквозняки, а от дыма детям уж начинало пощипывать глаза.
        — А зачем вам так много дверей?  — спросил Питер, оглядываясь. В одной-единственной комнате он насчитал шесть дверей, и все они были плохо пригнаны.  — Неудивительно, что у вас все время сквозит.
        — Так причина в этом?  — спросил с искренним удивлением дурачина.  — Надо же, никогда бы не подумал! Ты, наверное, очень, очень умен.
        — Не такой уж я умный,  — ответил Питер.  — Я самый обыкновенный, но надеюсь, немного здравого смысла у меня есть. Если вы уберете часть дверей и заделаете проемы, то в комнате будет жарко, как в бане, а камин перестанет чадить.
        — Но еще лучше выйти на улицу в такой чудный день и погреться на солнышке,  — добавила Мэри.
        Верзила, не мигая, смотрел на них своими большущими голубыми глазами. Казалось, он крепко задумался. Затем улыбнулся и кивнул.
        — Вы разумные дети,  — заключил он.  — Я бы попросил вас помочь мне кое в чем. А то сам я разобраться никак не могу.
        — Мы тоже хотим попросить у вас помощи,  — в свою очередь сказал Питер.  — Не знаете ли вы дорогу в Страну великанов?
        — Знаю,  — ответил дурачина.  — Никогда не был там, но дорогу знаю.
        — Вы нам ее покажете?
        — Но только если вы поможете мне,  — не отступал от своего дурацкий голова.
        — Хорошо. Что же вам нужно,  — деловито спросил Питер. Все это уже начинало надоедать ему.
        — Я здесь самый главный,  — начал верзила.  — И каждый день все приходят ко мне со своими жалобами, обидами и просьбами. Может быть, вы посоветуете моим людям, что и как надо делать?
        — О да, они смогут!  — вдруг пылко воскликнула маленькая дурашка. Она все время стояла в углу и слушала, а теперь вмешалась в разговор.
        — Эти умные дети научили меня, как сделать, чтобы ветер не сдувал белье с веревки, и объяснили, почему после просушки оно все в саже. Они могут нам много в чем помочь, сударь.
        — Хорошо,  — остановил ее дурачина. Позвони, пожалуйста, в колокольчик и скажи людям, чтобы пришли к моему дому прямо сейчас.
        Дурашка выбежала наружу, и близнецы услышали, как она звонит в колокольчик. Дурацкий голова встал и вышел из дому. Во дворе он сел на коврик и поманил детей пальцем, приглашая устроиться рядом.
        Вскоре по кривым улочкам явилась целая толпа народу. Они расселись кольцом вокруг своего главы и уставились на него. После того как все насмотрелись друг на друга, один из жителей встал и поклонился.
        — Сударь, у меня болят ноги. Что можно сделать? Не купить ли мне костыли?
        Поглядев на его ноги, Питер с Мэри так и прыснули — Этот чудак умудрился надеть ботинки не на ту ногу!

        — Да вы просто поменяйте ботинки местами, вот ноги сразу болеть и перестанут. Неужели вы правую ногу от левой совсем не отличаете?  — спросил Питер.
        Немного подумав, мужчина последовал совету. Несколько мгновений он постоял, прислушиваясь к своим ощущениям, а потом по его лицу начала медленно расползаться улыбка.
        — Вот здорово!  — воскликнул он.  — Очень удобно. Теперь и ходить можно!
        — Сударь, мне ничего не видно сквозь очки,  — сказала маленькая толстенькая женщина, обернувшая шаль вокруг талии, вместо того чтобы накинуть, ее на плечи. Она протянула свои очки верзиле. Тот передал Питеру. «Очки как очки»,  — подумал мальчик и, надев их, обнаружил, что они все увеличивают. Очки для дальнозорких. Питер взглянул на толстушку. Непохоже, чтобы она плохо видела.
        — Это очки моего дедушки,  — охотно пояснила женщина. Я ношу их в память о нем, но при этом у меня что-то неладно с глазами.
        Мэри чуть не прыснула со смеху. Ну и ну! Как можно носить чужие очки, считая, что они и тебе подходят?
        — Послушайте, если вынуть стекла и смотреть просто через оправу, вы будете прекрасно видеть,  — сказала девочка. Она, как и Питер, была вполне уверена, что со зрением у толстушки все в порядке.
        Дурацкий голова, не мешкая, взял у Питера очки, разбил стекла о камень и, вынув осколки, вручил пустую оправу владелице. Толстушка с готовностью надела ее и пришла в неописуемый восторг.
        — Вижу!  — ликовала она.  — Все вижу! Ох, как замечательно мне вылечили глаза!

        И тут — изумлению близнецов предела не было!  — все, кто был в очках, принялись бить стекла и вынимать их из оправ.
        — А так лучше!
        — Гораздо лучше!
        — Как хорошо видно-то!  — слышалось со всех сторон.
        Питер и Мэри ничего понять не могли: мама не раз говорила им, что на чужих ошибках учатся; но зачем же превращать их в собственные, еще большие глупости?
        — Простите, почтенный голова, что таким пустяком отнимаю у вас время, но меня постигло серьезное неудобство. Видите ли, как ни стараюсь, я никак не могу засунуть руку в карман, хотя там у меня лежит нечто важное,  — выступил вперед еще один из жителей деревни. Пальто он ухитрился вывернуть наизнанку, так что карманы оказались не снаружи, а внутри.
        — Снимите пальто,  — со всей возможной серьезностью посоветовал Питер,  — выверните и снова наденьте. Вот увидите карман окажется как раз там, где и должен быть.
        Дурень послушался. И как только карманы действительно «нашлись», радости его не было предела. Он тут же принялся извлекать оттуда какие-то мелочи, внимательно рассматривать, будто видел их впервые…
        — До чего же умно!  — восхищенно загудели все вокруг. Один за другим все стали задавать детям вопросы — самые нелепые, какие только можно придумать. А Питер и Мэри на них отвечали — причем без особого труда. Когда же с этим было покончено, Питер вновь напомнил дурачине: — Вот мы вам и помогли. А теперь ваша очередь — покажите, пожалуйста, нам дорогу в Страну великанов.
        Но тот словно не расслышал.
        — Пора обедать,  — раздумчиво произнес он.  — Давайте-ка чего-нибудь перекусим.
        Они снова вернулись в задымленный дом, и двое маленьких служанок накрыли па стол. Дети обратили внимание, что ножи дурашки положили слева, а вилки справа.
        — Можно подумать, мы левши,  — шепнула Мэри Питеру. Блюда па стол тоже подавались в обратном порядке. Сперва появился сладкий пудинг, а затем мясо и овощи!
        — А теперь нужно немного вздремнуть,  — сказал верзила, окончив обед; не раздеваясь, он лег в постель и тут же захрапел. Дети только возмущенно переглядывались. Сколько времени они здесь потратили! Почему он не выполнил обещания перед тем как уснуть?
        — Давай-ка разбудим его,  — не выдержал наконец Питер. И близнецы стали толкать дурачину под ребра, хлопать по плечу трясти, но все напрасно. Тот только перевернулся на другой бок и захрапел еще громче. Тогда Мэри заметила влажную губку которая лежала не где-нибудь, а в угольном ведерке и выжала на лицо верзиле… И все-таки он не проснулся!
        — Без толку,  — раздосадовано заключил Питер.  — Думаю, он только притворяется спящим, чтобы не указывать нам дорогу. Этот тип себе на уме!
        В тот день брат с сестрой так и не покинули Страну дураков, потому что хозяин проспал до шести вечера, а затем захотел ужинать. Он все задерживал и задерживал детей, пока те не рассердились окончательно.
        — Нет уж, сударь!  — взорвался вдруг Питер.  — Мы-то уговор выполнили! Теперь ваша очередь! Если не знаете дороги в Страну великанов, так и скажите!
        — Почему не знаю!  — обиделся дурацкий голова.  — Знаю! И не говорите со мной таким тоном, не то придется вас под замок упрятать.
        — Это еще с какой стати?  — в негодовании вскричала Мэри. Послушайте, да вы, наверное, вообще не знаете, что такое держать слово!
        Верзила хлопнул в ладоши, и в комнате появились четыре человека. Стражники были одеты во что-то, напоминавшее полицейскую форму, но сидело все на них совершенно не так, как надо. Шлемы были им непомерно велики, так что из под них виднелись только подбородки.

        Кители, как и у всех дураков,  — задом наперед, а брюки чересчур короткие. Вместо тяжелых сапог на ногах у всех были причудливые ночные шлепанцы с голубыми помпончиками. Увидев это, Мэри от души рассмеялась.
        — Заприте их на ночь,  — распорядился дурень, и близнецов повели к маленькому круглому домику, предназначенному для арестантов. На единственном окне его была решетка, а на двери — большой засов.
        — Вот тюрьма у них построена как надо,  — мрачно заметил Питер, глядя сквозь решетку.  — Плохи дела, Мэри. Нам отсюда не выбраться.
        — Наверное, они не хотят, чтобы мы уходили,  — предположила Мэри.  — Мы оказались им полезны. Да, да,  — с уверенностью продолжала она,  — они решили продержать нас тут как можно дольше. Мы бы отвечали на их дурацкие вопросы и все за них исправляли.
        Питер уставился на Мэри, а затем взволнованно заговорил:
        — А ты права! Вот почему они не говорят того, что нам надо! Не хотят отпускать нас! Мы им полезны!
        — Как же все-таки отсюда сбежать?  — в отчаянии воскликнула Мэри.
        — Никак, если они будут запирать нас здесь,  — отозвался Питер, проверяя, насколько крепка решетка.  — Они могут быть дураками в чем угодно, по своей выгоды не упустят.
        Прижавшись друг к другу, дети, грустные, сидели в маленькой камере. Здесь были только тюфяк да стул. Больше ничего. Конечно, никакой возможности бежать. Они слышали, как переговариваются за стенами тюрьмы четыре их стража. И вдруг Питер улыбнулся.

        — Чему ты улыбаешься?  — с надеждой спросила Мэри.
        — Придумал, как нам выкрутиться,  — сказал Питер.  — Послушай,  — понизил он голос до шепота, чтобы никто из охраны и подслушивая, ничего не разобрал.  — Завтра мы будем вести себя глупее, чем любой из дураков! Не станем отвечать на вопросы, а если и придется, то уж так глупо, чтобы все увидели: от нас никакой пользы! Тогда только они нас отпустят! Поняла?
        — Молодец,  — радостно согласилась Мэри.  — Хорошо придумал. В конце концов, не покажись мы им умниками, они и не вздумали бы нас удерживать! Так и поступим, Питер, будем вести себя так же глупо, как они.
        Вскоре они уснули и не просыпались до утра. Утром стражники отперли дверь и повели их в дом завтракать. Верзила вежливо поинтересовался, как им спалось.
        — Как спалось? Ну, лично мне спалось с закрытыми глазами,  — важно ответил Питер с таким выражением лица, что у Мэри невольно вырвался смешок. Дурацкий голова ничего не сказал, только с укором посмотрел на Питера и принялся за еду. Завтрак был не менее чудным, чем обед. Он начался с джема и тостов, затем были поданы бекон, яйца и наконец — овсянка!
        — Я хочу, чтобы вы снова помогли мне как вчера,  — сказал дурацкий голова, когда все позавтракали.
        — Разумеется,  — заявил Питер, взяв почему-то шляпу хозяина и напялив ее задом наперед. Он выглядел так нелепо, что Мэри просто распирало от смеха. Ей тоже хотелось совершить какую-нибудь глупость, например, снять носки и надеть вместо перчаток на руки, но уж больно много мороки. Да верзила, скорее всего, ничего и не заметит.
        Когда прозвенел колокольчик, снова собралось множество народу со своими жалобами и просьбами. Но на этот раз от близнецов не было никакого толку!
        — Мои часы не ходят!  — пожаловался один, протягивая большие часы. Питер не сомневался, что тот просто забыл их завести, но ничего не сказал. Он с серьезным видом взял часы, потряс их, перевернул, а затем вручил хозяину со словами: «Они и не пойдут»,  — и больше не произнес ни слова. Верзила бросил на него хмурый взгляд, но Питер притворился, будто не замечает.
        — Я не могу застегнуть пальто, которое только что сшила,  — пожаловалась какая-то дуреха и показала его всем. Мэри увидела, что она прорезала петли и пришила пуговицы на одной и той же стороне — конечно, пальто и не застегивалось.
        Мэри взяла его и сделала вид, будто пытается что-то исправить. Затем покачала головой и снова вручила пальто незадачливой мастерице.
        — Оно и не застегнется,  — заключила Мэри и больше ничего не добавила.
        В то утро они ничего не посоветовали здешнему люду, а их голова все заметнее и заметнее терял терпение. Наконец он вышел из себя.
        — Я думал, вы умные!  — разъярился верзила.  — Я думал, вы знаете больше, чем мы! А вы глупее самого безнадежного дурака в деревне. Не знаю, как вам удалось провести меня вчера!
        — Мы же говорили, что не такие уж умные,  — ответил Питер.  — Мы самые обыкновенные.
        — Ну так вы для нас бесполезны,  — заключил глава дураков.  — Уходите-ка лучше!
        — Этого мы как раз и хотим!  — сказал Питер.  — Где тут дорога в Страну великанов?
        — Я вам ни за что не скажу,  — злорадно ответил дурацкий голова.  — Ищите сами.
        Близнецы смотрели на него с отвращением. «До чего мерзкий тип!»
        — Идем, Мэри,  — сказал Питер, беря сестру за руку,  — пошли скорее отсюда. И близнецы пустились в путь, совершенно не зная, туда они направляются, куда им надо, или нет. Вскоре, однако, деревня осталась позади, и брат с сестрой оказались на большой проезжей дороге. Кругом — ни души. Не теряя надежды и решимости, дети под палящим солнцем устремились вперед, но через некоторое время им пришлось остановиться. Дорога расходилась в стороны: направо, налево и прямо. Куда же дальше идти?
        — Тут есть указатели, Питер!  — обрадовалась Мэри, увидев стоящий неподалеку столбик с тремя дощечками.  — Давай посмотрим, что там написано.
        Они подбежали к столбику. На первой дощечке, указывающей направо, говорилось: «Дорога в Страну великанов».
        — Отлично!  — сказал Питер.  — Нам сюда.  — Однако, взглянув на вторую дощечку, указывавшую налево, прочитал: «Этот путь ведет в Страну великанов».
        — Странно,  — заметила Мэри, озадаченная.  — Ведь не могут же обе дороги, идущие в разные стороны, привести в одно и тоже место.
        Третья дощечка сообщала: «В Страну великанов — прямо».
        — Кажется, все дороги ведут в Страну великанов,  — промолвил Питер, вконец растерявшись.
        — А может быть она такая огромная, что лежит во всех направлениях,  — благоразумно предположила Мэри.  — Давай выберем среднюю дорогу. Тогда почти наверняка не ошибемся. Если Страна великанов отсюда и направо, и налево, то она и посередине должна быть!
        — Ты абсолютно права!  — воскликнул Питер. И они пошли по средней дороге, строя догадки, что им может встретиться.



        Глава 4. Среди великанов

        Дорога была совершенно безлюдной. Долгое время Питер и Мэри брели по ней в полном одиночестве, покуда откуда-то сзади до их слуха не донеслись звуки, напоминающие отдаленные громовые раскаты. Гром этот все приближался и приближался, причем доносился вовсе не с неба, а откуда-то с земли. А потом взору ошеломленных близнецов предстала жуткая картина: догоняя их, по дороге катила громадная телега, запряженная лошадью размером со слона.

        — Мамочки!  — завопил Питер, оттаскивая сестру за обочину.  — Ты только посмотри! Раз уж тут телеги да лошади такие, значит мы точно в Стране великанов!
        — А вот и сам великан!  — подхватила Мэри, выглядывая из-за куста, где они едва-едва успели спрятаться.
        Восседая на передке телеги, великан правил лошадью и что-то мычал себе под нос — рев стоял такой, что уши закладывало Да и смотреть на него было страшно: глаза — размером с блюдце, а каждый волос — как бельевая веревка.
        — Пожалуй, таким лучше на глаза не попадаться,  — не без опаски проговорил Питер, когда лошадь, повозка и возница исчезли из виду.  — Знаешь, давай-ка идти по обочине. Может, и сумеем миновать Страну великанов, ни с кем из них не столкнувшись. А то ведь поймают — не порадуешься. Это тебе не дураки, Мэри. Так что если по дороге какое-то жилье попадется, лучше дождаться темноты, а потом только идти дальше.
        — Правильно,  — одобрила Мэри.  — Может быть, великаны нас и не заметят. Рано или поздно мы выберемся отсюда, дойдем до нового указателя и узнаем, где дорога в Страну врунов.
        Так поразмыслив и ободрив себя, близнецы пошли дальше. Они даже пустились бежать вприпрыжку, пока Питер не заметил нечто странное.
        — Взгляни, Мэри,  — сказал вдруг он, останавливаясь и указывая на траву и кусты, мимо которых они пробегали.  — Тебе не кажется, что трава становится все выше и выше? А посмотри на деревья! Они тянутся к самому небу, и стволы у них почти такие же толстые, как у Дальнего дерева в Зачарованном лесу.
        И это было правдой. вскоре трава стала выше ребят, а частый кустарник уже казался молодым лесом.
        — Вот это да!  — ахнула Мэри.  — Зато будет очень легко прятаться! Никто не увидит нас в таких высоченных зарослях.
        Дети старались не выходить из травы, если только могли. Но оказалось, что не только растения были тут огромными, а и насекомые тоже. Что-то большое и бурое с клещами на кончике хвоста внезапно промчалось мимо, сбив Мэри с ног.

        — Кто это был?  — спросила она Питера, побледнев как полотно.  — Это кто-то вроде дракона?
        — Нет,  — успокоил ее Питер и ободряюще засмеялся.  — Это просто огромная уховертка! А это что, взгляни-ка!
        Мэри увидела чудовищных размеров божью коровку. Ее пятнистая яркая спина блестела как зеркало. Приблизившись к детям, божья коровка в испуге остановилась, потом расправила дымчатые крылья, таившиеся под пятнистым покровом, затрепыхала ими и полетела прочь, издавая негромкое жужжание.
        — Улетела!  — воскликнул Питер.  — Вот это да! Божья коровка размером со щенка!
        Близнецы пошли дальше. Питер зорко следил, не появится ли кто еще. Вскоре они увидели огромного паука на восьми покрытых густыми волосами ногах, смотревшего на них восемью глазами, расположенными на лбу. Он был устрашающе безобразным. Питер забеспокоился, как бы паук не принял их за насекомых, которых можно съесть, и повлек Мэри дальше как можно быстрее.
        Вскоре они услышали жуткий треск и испуганно присели на корточки под высоким лютиком, золотая головка которого реяла над ними в небе. Животное размером с осла вприпрыжку мчалось сквозь травы и остановилось совсем рядом с детьми, дернув большущими ушами и прислушиваясь. Тут они узнали его — это был огромный кролик.

        Некоторое время спустя брат с сестрой все же достигли деревни или небольшого города великанов. Простой дом здесь был размерами с замок. По улицам громыхали огромные повозки и рыскали, принюхиваясь, гигантские псы. Питер очень встревожился, что один какой-нибудь их все-таки учует, и стал осматриваться в поисках укрытия. Наконец он углядел небольшой вход в чью-то норку и подвел к нему Мэри. На четвереньках они проползли по наклонному ходу внутрь и довольно скоро попали в пещерку, похожую па комнату, выложенную мхом и листьями. Питер засветил небольшую свечку, прихваченную еще из дому. Здесь было вполне уютно, правда, попахивало сыростью.
        — Как ты думаешь, она чья-то?  — спросила Мэри.
        — Вряд ли,  — откликнулся Питер.
        Но он ошибался. Вскоре вдруг послышался мягкий шорох, и в пещерку спустился большой червь, упругий и скользкий. У него не было глаз, и он не мог видеть, что в его норе кто-то есть.

        Червь свернулся вокруг детей, а когда они забились и завопили, в панике отступил, метнулся к проходу и пропал.
        — Как он испугался, бедненький,  — заметила Мэри.
        — А мы с тобой как испугались,  — отозвался Питер.  — Лучше нам уйти, Мэри. Может быть, червь пополз за своими друзьями, чтобы помогли нас выставить, а если они огромные, как питоны?! Идем!
        Близнецы быстро выбрались из норы и стали присматривать другое убежище. Но тут их подстерегла новая неожиданность. Вокруг стали падать водяные пузыри едва ли не крупнее суповых тарелок! Один угодил Питеру прямо по голове.
        — Это еще что!  — вскричал он, стряхивая с себя воду.
        — Дождь пошел,  — догадалась Мэри.  — Великанский! Давай спрячемся под этим большим чертополохом, Питер!
        Чертополох был высок, как дерево, а колючки на нем длинные, словно копья. Нужно было остерегаться, чтобы не уколоться и не порезаться. Скорчившись под широкими листьями, дети слушали, как вокруг часто падают дождевые капли, и вскоре, к их величайшему ужасу, рядом забурлил ручеек.

        — О, хоть бы лужа не здесь растеклась!  — взмолился Питер,
        Но вода все шире разливалась вокруг. Это было просто нестерпимо. Если бы только они укрылись под каким-нибудь другим растением, то смогли бы вскарабкаться но стволу и усесться на лист. Но тут колючек было столько, что ни о чем подобном и думать не приходилось.
        Когда лужа уже подступила к самым ногам, дети увидели что-то большое и белое, плывущее по воде. Питер и Мэри глядели на него во все глаза.
        — Это большущий бумажный кораблик!  — изумленно вскричала Мэри.  — Должно быть, его сделал какой-нибудь великанский мальчик и пустил в лужу. Мы с тобой там поместимся Питер! Давай остановим его!
        — Попробую,  — с готовностью сказал Питер.  — Дождь прекращается, так что мы не очень промокнем, если поплывем в лодочке. Вперед!
        Он ухватил кораблик за бумажный борт и держал, пока Мэри не забралась. Затем и сам вкарабкался. Кораблик обогнул колючий чертополох и понесся по ручью, который разлился как река. Дети плотно прижались к бумажному треугольнику посреди палубы. Они мчались все дальше и дальше, сворачивая то в одну сторону, то в другую.

        — Питер, мне кажется, нас несет прямо к домам!  — с тревогой заметила Мэри.
        — Тогда нам лучше остановиться,  — решил Питер. Но они плыли уже слишком быстро. Иногда кораблик начинал вертеться на месте — да так, что у детей кружилась голова. Они уже жалели, что забрались в него!
        Внезапно ручей пробежал под чем-то, похожим на мостик, и влился в придорожную канаву! Питер и Мэри в ужасе переглянулись. Они сейчас как раз в том самом месте, где не хотели показываться днем! А бумажный кораблик несет их по канаве прямо на глазах у великанов! Какой ужас!
        И действительно, по широкой улице как раз шли мать с дочерью, раскрыв громадные зонты, чтобы на них не попали последние капли еще не кончившегося дождя. Сперва они не заметили детей, но потом девочка-великанша разглядела их и громко закричала:
        — Мама! Смотри, смотри! Две куколки плывут в лодочке!  — Мать-великанша еще только решила обернуться, а дочка уже подбежала к канаве и подхватила лодочку с Питером и Мэри. Да так неосторожно, что Мэри едва не упала.
        — Полегче!  — завопил Питер, хватая сестру за руку и как раз вовремя.  — Полегче! Мы же так упадем!
        Услышав голос Питера, девочка так удивилась, что едва не выронила кораблик.
        — Мама! Это не куколки! Они настоящие!  — воскликнула она изумленно.
        — Подумать только!  — прогудела мать-великанша, пораженная не меньше дочери.  — Два маленьких человечка. Интересно, откуда они! Возьмем их домой, Гризель.
        — Положи их в сумку для покупок, мама,  — предложила Гризель, и Питер с Мэри очутились в сумке вместе с картофелем, пирожками и большим кочаном капусты, листья которого были на ощупь словно кожаные.
        Детей довольно долго несли в сумке. По дороге Питера притиснуло к аппетитно пахнувшему шоколадному кексу, и поскольку он очень проголодался, то подумал, что неплохо бы поесть, раз уж представился случай. И шепотом предложил Мэри, которая сидела на капустном листе, подкрепиться. Близнецы отломили себе по куску и принялись с аппетитом жевать.
        Наконец близнецов принесли в великанский дом, и девочка-великанша вытащила их из сумки.
        — И впрямь живые,  — подтвердила ее мать.  — Возьми их к себе в детскую, Гризель. С ними будет интересней играть, чем с куклами.
        Дочь направилась в детскую, неся Мэри в одной руке, а Питера в другой. Она так крепко стиснула их в ладонях, что те едва могли дышать. Ну, по крайней мере, они могли не бояться, что упадут.
        Гризель, пройдя в комнату, опустила брата с сестрой на пол. Вокруг громоздились невероятной величины игрушки, каждая — намного больше детей. В углу стоял кукольный домик, по размеру как раз для них. Над головами высилась огромная лошадь-качалка, там и сям лежали мячи, в каждом из которых можно было поместиться вдвоем, зрелище показалось близнецам довольно устрашающим.
        — Ну вот, а теперь мы поиграем!  — восторженно заявила Гризель.  — Сейчас я приготовлю вам обед.
        Она достала свою игрушечную кухонную плиту — размерами не меньше настоящей. Налила немного воды в кастрюлю, покрошила туда морковки, капельку лука и кусочек репы, а затем поставила на плиту вариться.
        — Боже мой, вот так похлебка!  — ужаснулся Питер.  — Нет, спасибо, я этого есть не буду!
        Гризель достала два стульчика из кукольного дома и крепкой рукой усадила па них ребят. Питер рассердился и снова вскочил. Он не собирался терпеть, чтобы его усаживали и ставили словно куклу.
        — Ох, безобразник, безобразник!  — сказала Гризель. Она слегка подтолкнула его пальчиком, и Питер заорал от боли: палец ее оказался очень увесистым. Плечо было сильно ушиблено, и мальчик покорно сел на место. Не стоит бросать вызов великанше, даже если она еще ребенок!
        Гризель достала кукольный столик и поставила его перед близнецами. Положила на столик маленькие ложечки и вилочки и поставила две тарелочки. К этому времени суп был готов, и она плеснула его прямо из кастрюли в тарелки. От них шел горячий пар.

        — А теперь, дети,  — сказала она, ешьте.
        Ни Питер, ни Мэри не взяли ложек, потому что видели, что суп слишком горячий. Тогда Гризель сама взяла ложку, зачерпнула ею суп и попыталась заставить Мэри его проглотить. Она обожгла девочке рот, и та закричала от боли. Питер вскочил в ярости и опрокинул тарелку прямо великанше на ногу, и она вопя, заплясала по комнате.
        — А нечего впихивать Мэри в рот слишком горячую еду!  — прокричал Питер.  — Поделом тебе!
        Но говорить такое раздражительной Гризель было очень неосмотрительно. Она подхватила Питера и шлепнула так, что у того перехватило дыхание, затем раскрыла кукольный дом и запихнула его в кроватку.
        — Ты заслужил, чтобы тебя крепко вздули и отправили в постель,  — сурово отчитала его девочка-великанша. Она вернулась к Мэри, шлепнула и ее, а потом положила в другую кроватку. Затем со стуком захлопнула переднюю открывающуюся часть домика и оставила их.
        Мэри плакала. Питер ощупал все свои кости, надеясь, что грубиянка-великанша ни одной не сломала, и сел в постели.
        — Тебе плохо, Мэри?  — с тревогой спросил он.
        — Нет, просто болит там, где эта наглая большая девчонка меня задела,  — прорыдала Мэри.  — О, Питер, разве это не ужасное приключение? Что же теперь-то нам делать?
        Питер выбрался из постели и подошел к окну кукольного дома. Выглянул наружу.
        — Не знаю,  — угрюмо ответил он.  — Дверь детской заперта, а мы никогда не сможем влезть но стене на подоконник.
        Как раз в этот миг дверь в комнату распахнулась, и, пританцовывая, влетела Гризель. Шаги ее грохотали, точно гром. Питер ринулся обратно в постель. Он вовсе не хотел опять получить порцию шлепков от великанши. Она опустилась на колени перед кукольным домиком и заглянула в окошко.
        — Мамочка разрешила мне пригласить гостей, чтобы показать вас!  — чуть не оглушив близнецов, сообщила она.  — Придут все мои подружки, и мы будем с вами играть. Вы совсем как настоящие, совсем живые! Через час я приду и наряжу вас. Вам вполне подойдет кое-что из праздничной одежды моих кукол.  — И тут же, вскочив, она вприпрыжку выбежала из комнаты и захлопнула за собой дверь. Да, Гризель и впрямь была весьма шумной особой.
        — О, Мэри, ты слышала, что она сказала?  — осознав услышанное, спросил мальчик.  — Меня и тебя будут показывать гостям! Это значит, нас будут хватать, вертеть в руках и тискать еще несколько таких же великанчиков, как Гризель!
        — Питер, а не можем ли мы где-нибудь спрятаться?  — спросила Мэри.  — Гризель раньше чем через час не вернется. Время есть еще. Наверняка в этой большущей детской можно найти место, где нас не обнаружат, и просидеть там до темноты.
        — Да, давай попробуем!  — подхватил Питер. Он снова поднялся с кровати, они с Мэри отворили дверь и спустились по ступенькам кукольного дома. Где лучше всего укрыться?
        — Может, под шкафом с игрушками? Залезем туда?  — спросила Мэри. Но Питер покачал головой.
        — Нет,  — сказал он.  — Туда-то они наверняка заглянут. Мы должны спрятаться там, куда им и голову не придет сунуться.
        Они принялись осматривать все кругом. Не забраться ли в коробку с кубиками? Нет, вытряхнут, чего доброго, вместе с ними. В угольное ведерко? Как бы еще не сунули в камин вместе с углем.
        — А не сесть ли нам в один из вагончиков игрушечного поезда?  — предложил Питер.  — Мы там вполне поместимся. И будем в безопасности.
        — Не думаю,  — возразила Мэри.  — Я уверена, что Гризель туда заглянет. А что если заползти под ковер, Питер?
        — Глупо,  — отозвался тот.  — На нас же наступят.
        Дети в отчаянии озирались по сторонам. Да где же здесь можно укрыться? Они уже потратили полчаса, заглядывая гуда и сюда. И вдруг их до полусмерти напугал громкий-прегромкий голос, прокричавший: «Ку-ку, ку-ку, ку-ку!»
        Мэри вцепилась в Питера и обернулась: еще один великан?
        Тогда Питер указал наверх и улыбнулся.
        — Гляди, часы с кукушкой!  — сказал он.  — Совсем как у нас дома. Кукушка выглядывает из этой дверцы наверху, чтобы объявить время.

        Мэри тоже подняла глаза. И вдруг ей пришло в голову…
        — Питер! А почему бы нам не спрятаться в комнатке, где живет кукушка? Уж там-то никто не найдет! Питер даже подпрыгнул:
        — Отлично, Мэри! Ничего лучшего ты еще не придумывала! Смотри, от часов идут длинные цепочки, прямо до самого пола, как у наших. Мы легко заберемся по ним, будто по ступенькам — от звена к звену!
        Они подбежали к цепям гигантских часов. Ставить ногу в каждое звено действительно оказалось легко. Они поднимались все выше, цепи качались у них под ногами.

        Лезть пришлось долго доверху близнецы добрались, уже не чувствуя рук от напряжения. Часы были покрыты резными листьями и птицами. Дети вскочили на ближайший деревянный лист и полезли в обход циферблата, пока не добрались до дверцы наверху часов, за которой жила кукушка. Питер попытался открыть дверцу, однако у него не получилось.
        — Что ж, подождем, когда она выйдет в следующий раз, а тогда и проберемся внутрь,  — сказал Питер.
        — Но в следующий раз она будет куковать в половине четвертого, а к этому времени вернется Гризель и станет нас искать,  — напомнила Мэри.
        — О, Боже, об этом-то я и забыл!  — в отчаянии произнес Питер. Он еще раз с силой потянул дверцу. Но напрасно, та не открылась.
        — Надо присесть за листом. Будем надеяться, Гризель не заглянет сюда,  — сказал он наконец. И они с Мэри устроились, согнувшись, позади деревянного листка и стали ждать. Спустя совсем немного дверь детской опять распахнулась, и девочка-великанша ворвалась в комнату. Она подбежала к кукольному дому и раскрыла его.
        — Идите сюда, мои живые куколки!  — позвала она.  — Вам пора переодеться к празднику!
        Близнецы затаили дыхание.
        Увидев, что их там нет, Гризель громко закричала и в ярости стала выкидывать на пол всю обстановку кукольного домика.
        Затем вскочила и кинулась к двери:
        — Мама! Мама! Куколки пропали! Иди сюда, помоги мне найти их! Наверняка спрятались!
        В комнате появилась мать-великанша в парадном платье. Вместе с дочерью они принялись повсюду шарить, ища близнецов. Питер и Мэри дрожали, глядя на их суету.
        — Только бы найти их!  — захлебывалась от слез Гризель.  — Я им задам!
        — Кукушка уже скоро объявит полчаса!  — шепнула Мэри.  — Не прозевать бы, Питер!
        — Мы услышим жужжание,  — тоже шепотом ответил тот.  — Не падай духом, Мэри.
        Дети изнемогали от тревоги и цепенели от страха при мысли, что великанши поглядят наверх и наверняка их заметят. Наконец внутри часов послышались знакомые звуки: это означало, что кукушка вот-вот покажется. Питер взял Мэри за руку.

        «Вж-ж-ж!» Деревянная дверца распахнулась, и выглянула кукушка, хлопая пестрыми крылышками. «Ку-ку»,  — услышали дети и немедленно проскользнули в открытую дверь. Кукушка прянула обратно и дверца захлопнулась. Дети остались в кукушкиной комнатке внутри часов.



        Глава 5. В часах с кукушкой

        После яркого света сперва им показалось, что они попали в кромешную тьму. Но совсем рядом было слышно, как Гризель и ее матушка сердятся все сильней и сильней.
        — Под буфетом нет!
        — В коробке с кубиками — тоже!
        — Нет ни в одном вагончике поезда!
        — Где они могут быть? Вот бессовестные! Что же нам делать? Слышишь, внизу уже кто-то есть, это гости, а живых куколок мне теперь не показать — нет их, и все тут!
        — А они не могли спрятаться за одной из картин?
        По звукам дети поняли, что мать с дочкой приподнимают картины, и еще раз порадовались своей сообразительности.
        Постепенно глаза привыкали к другому свету, и близнецам стало видно, на что похоже кукушкино жилище. До чего же велико было их удивление!
        Ни дать ни взять настоящая маленькая комнатка. Посредине стоял круглый стол, покрытый скатертью и синюю клетку. Рядом — стулья, в углу — сияющий буфет. В глубине комнаты горел крохотный камин, там весело кипел чайничек. А у самого камина в кресле-качалке сидела госпожа Кукушка собственной персоной!
        Сперва дети подумали, что это какая-то старушка, склонившаяся над вязанием. Но нет, это, несомненно, была птица. На плечи ее была наброшена красная шаль, ноги засунуты в старые шлепанцы. Она сидела себе с очками на носу и знай работала спицами.
        Дети глазели на нее, разинув рты. Они не знали, что сказать или сделать. Ничего удивительней им никогда еще не приходилось видеть.
        Вскоре Кукушка подняла голову и взглянула на них поверх очков, глаза ее блеснули.
        — Ну что, нагляделись?  — спросила она негромким, вполне домашним голосом.  — Не правда ли, я достойна удивления? Но, могу вас уверить, вы меня удивляете ничуть не меньше. К тому же вы у меня первые гости — с тех самых нор, как я здесь живу. Чудеса!

        — Мы не знали… Мы и подумать не могли, что вы и вправду живая, и что у вас тут настоящая комната,  — сказала Мэри, обретя наконец дар речи.  — Мы просто хотели забраться в часы и спрятаться.
        — И, кстати, неплохо придумали,  — заметила Кукушка, продолжая усердно вязать.  — Никому и в голову не придет искать здесь. Тут вы в полной безопасности. Я слышала, как Эти великанши стараются найти вас внизу. И рада, что у Гризель ничего не вышло. Девчонка — легкомысленное и своевольное создание. Она часто забывает завести часы, и тогда я целыми днями не могу выглянуть наружу.
        —Так вы не против, если мы тут спрячемся?  — спросил Питер.
        — Ничуть,  — уверила его Кукушка.  — Признаться по чести, я просто в восторге, что наконец есть с кем поговорить. Мне так одиноко здесь у себя. А как насчет чайку? Да вы же небось и голодные?
        — Очень,  — без колебаний подтвердил Питер.  — Мы только и съели что кусочек шоколадного кекса, пока сидели в сумке у великанши.
        — Не разрешите ли вам помочь?  — предложила Мэри.
        — Это было бы весьма любезно с твоей стороны,  — ответила Кукушка.  — У меня сегодня болят ноги, и я буду рада, если кто-нибудь обслужит меня — для разнообразия. Все, что нужно для чая,  — вон там, в буфете. Будь добра, завари, а мальчик тем временем мог бы поджарить тосты. Еще в буфете есть немного сосисок. Давайте-ка их тоже поджарим!
        — А великанши не услышат, как мы здесь разговариваем?  — озабоченно спросила Мэри.
        — О нет, что ты!  — успокоила ее Кукушка.  — Они вообще не догадываются, какое у меня здесь уютное жилье. Много лет назад я услышала, что оно сдается внаем, и поселилась тут. Так и живу с тех самых пор, и ни одна душа не заглянула сюда и не спросила, как я поживаю! Пока я кукую каждые полчаса и каждый час, великанам до меня и дела нет.
        Дети тут же занялись приготовлениями к чаепитию. Мэри изящно накрыла на стол, а Питер нажарил гору тостов. Затем, пока он поджаривал сосиски,  — ах, какой же замечательный аромат исходил от них!  — девочка заварила чай. После этого близнецы учтиво пригласили хозяйку к столу.
        — Все готово, госпожа Кукушка!
        Кукушка придвинула свою качалку и принялась разливать чай. Затем разложила всем сосиски, и дети с жадностью набросились на них.

        — Какое удовольствие ужинать не в одиночестве,  — сказала добрая Кукушка.  — У нее была милая улыбка, которую совсем не портил длинный клюв.  — Я так люблю общество, но с тех пор как я с кем-то разговаривала, прошли уже годы.
        — Ах,  — неожиданно спохватилась она,  — куда же я подевала свой лучший клубничный джем и песочное печенье, которое так берегла?  — Она встала и подошла к буфету. Наконец большой горшок и маленькая жестянка были найдены, и Кукушка как раз собиралась подать новое угощение на стол. Но тут вдруг она неожиданно развернулась и стремительно бросилась к двери, распахнула ее и выскочила наружу.
        — Куда это она?  — встревожилась Мэри.  — Ведь не придет же ей в голову сообщить великаншам, что мы здесь?
        — Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку!  — крикнула Кукушка звучным и чистым голосом. Затем быстро захлопнула дверь, вернулась и водрузила горшок и жестянку на стол. Она рухнула в свою качалку и расхохоталась.

        — Ой, надо же, надо же!  — смех не давал ей говорить — Можете себе представить, я чуть не забыла, что пора куковать. И опоздала на две минуты! Подумать только!  — она опять залилась смехом,  — припустила к двери прямо с жестянкой и горшочком, да еще и в красной шали! Что бы вообразили великаны, обрати они на меня внимание. Прямо не знаю. Они сразу сняли бы часы и заглянули в мою комнату. Да, без сомнения!
        — Не беспокойтесь, госпожа Кукушка,  — пообещал Питер, слегка обеспокоенный такой возможностью,  — мы ни за что не позволим вам забыть прокуковать в следующий раз!

        — О нет, что вы,  — возразила Кукушка, горкой накладывая весьма аппетитный на вид джем на расписанное цветочками фарфоровое блюдце.  — Я еще ни разу этого не забывала. Просто слишком обрадовалась, что у меня гости, и чуть было не опоздала. А теперь намажьте тосты — и не жалейте ни масла, ни джема.
        Близнецы выпили прямо-таки невероятное количество чаю Джем был восхитителен, а песочное печенье буквально таяло во рту. Питер несколько раз бросал взгляд на свои наручные часы.
        — Уже почти половина пятого, госпожа Кукушка,  — напомнил он.
        Кукушка живо вскочила, скинула шаль, отбросила шлепанцы и поспешила к двери. Громко прокуковав один раз, она вернулась к столу.
        — Комната полным-полна детишек,  — сообщила она.  — Слышите, как веселятся?
        Питер и Мэри прислушались. Кукушкин дом находился высоко, и здесь было тихо, но снизу отчетливо слышались громкие крики и тяжелый топот детских ног. Близнецы содрогнулись при мысли, что могли сейчас оказаться там, внизу, где их до полусмерти затискали бы.
        — Ну, здесь-то вас никто не тронет,  — успокоила Кукушка близнецов, накидывая шаль и влезая в шлепанцы.  — И знаете что? Оставайтесь-ка у меня насовсем. Очень уж вы мне по душе пришлись.
        — О, мы охотно погостили бы у вас подольше,  — ответила Мэри, улыбаясь доброй хозяйке.  — Но видите ли, злой гном похитил нашу подругу, и мы должны вызволить ее из беды. Но лучше все по порядку. Питер, давай откроем нашу тайну госпоже Кукушке!
        — Сперва не худо бы навести порядок,  — заметил тот, обводя взглядом стол. И дети взялись за дело — к великому удовольствию хозяйки, которой никогда прежде никто не помогал. Они быстро перемыли тарелки с чашками в маленькой раковине, которая была аккуратно задернута красненькой занавесочкой, и составили в буфет остатки угощения. Затем присели поближе к камину. Кукушка деловито покачивалась в кресле и снова орудовала спицами.

        — А теперь расскажите мне о себе,  — попросила она.  — Не думаю, что сегодня вам удастся отсюда выбраться, так давайте используем это время с толком.
        Питер поведал их историю, начиная с того ужасного момента, когда исчезла Фенелла, и кончая тем, как они с Мэри по цепочкам вскарабкались сюда. То и дело Кукушка кивала головой и повторяла: «Надо же!», «Ах, надо же!».

        — По-моему,  — сказала она,  — вы очень славные и храбрые ребята, раз пустились в такое путешествие, и, надеюсь, вы отыщете свою Фенеллу. От всей души надеюсь!
        — А вы, случайно, не знаете, как быстрее всего попасть отсюда в Страну врунов?  — спросил Питер.  — Это очень далеко.
        — Вообще-то,  — раздумчиво проговорила Кукушка, откладывая в сторону вязание,  — это довольно далеко. Видите ли Страна великанов столь обширна, что простирается на много-много миль. В голову не возьму, как вам миновать ее и не быть замеченными.
        — О, Господи!  — в отчаянии воскликнул Питер.  — Я вовсе не хочу, чтобы великаны нас снова поймали! И одного раза вполне хватит!
        — Охотно верю,  — отозвалась кукушка.
        — Вот бы пролететь над ней по воздуху,  — мечтательно вздохнула Мэри,  — а то все пешком да пешком…
        — Ну, вот уж это совершенно невозможно,  — добродушно усмехнулась Кукушка.  — Не представляю себе, как бы вы сумели отсюда улететь, если только… если только…
        — Если только что?!  — в нетерпении вскричали близнецы.
        — Ну, если только я не посажу вас к себе на спину и не унесу на крыльях отсюда,  — медленно проговорила Кукушка.
        Дети изумленно смотрели на нее.
        — И вы бы согласились?  — взволнованно спросил Питер.
        — Не вижу причин, почему бы и нет,  — ответила Кукушка, снимая очки и решительно глядя на детей.  — Между прочим, когда-то я очень даже неплохо летала. Только придется немного потренироваться нынче ночью, когда великаны отправятся спать. Сделаю несколько кругов по детской и проверю, так же ли сильны мои крылья, как когда-то. О, когда я была моложе, то летала очень быстро.
        Мэри вскочила и принялась обнимать Кукушку, пока у той дыхание не зашлось, и она взмолилась, чтобы ее отпустили.
        — Как здорово, что вы согласны нам помочь!  — без конца восклицала Мэри.  — Поскорее бы улететь отсюда! Мне нисколечко эти великаны не нравятся.
        — Увы,  — сказала Кукушка, сворачивая вязание и убирая его в черный мешок.  — К делу приступать время еще не пришло. А потому не сыграть ли нам пока в карты? Века прошли с тех пор, как мне доводилось с кем-нибудь играть.
        — Давайте!  — обрадовались дети.
        Кукушка достала колоду презанятных игральных карт, на которых были сплошь нарисованы великаны. Хозяйка и гости уселись вокруг стола и играли до позднего вечера. Каждые полчаса кукушке приходилось вставать и бежать к двери, чтобы прокуковать, и один раз она второпях прихватила с собой карты, НУ и хохотали же все трое, когда хозяйка вернулась, умирая от смеха.
        — Представьте себе, я чуть не крикнула «Ходи!» вместо «Ку-ку». Чтобы там, внизу, подумали?

        Дети веселились совсем как дома. Потом Кукушка заметила, что пора поужинать. Мэри с Питером снова усадили ее в кресло-качалку и сказали, что сами накроют на стол. Хозяйка охотно согласилась.
        — В буфете есть пирог с вареньем, а в синем кувшине осталось еще немного сливок,  — подсказала Кукушка, снова принимаясь за вязание.  — Сварите котелочек какао, и нам вполне этого хватит.
        Они с удовольствием поужинали, не переставая шутить и смеяться. Варенье оказалось крыжовенным, а в какао Мэри положила вдоволь сахару.
        Ужин вышел поистине превосходный. Поев, близнецы вновь убрали и вымыли посуду. Тут Мэри вдруг зевнула.
        — Ага, вам пора спать,  — поняла Кукушка.
        — О нет, позвольте мне посмотреть, как вы летаете по детской,  — взмолилась Мэри.
        — Хорошо,  — согласилась хозяйка.  — Только сначала я пойду взгляну, все ли спокойно.
        Она подошла к дверце и распахнула ее. В детской было темно и с лестничной площадки, где горела большая лампа, проникало немного света.
        — Думаю, опасности нет,  — проговорила Кукушка, высовываясь наружу. Сняв шаль, чтобы та не мешала ей как следует расправить крылья, она распростерла их и закружила по детской. Подойдя к дверце, Питер и Мэри молча наблюдали за ее полетом. Наконец Кукушка вернулась в полном восторге.

        — Знаете, крылья только окрепли, благодаря моему долгому отдыху!  — с удовольствием сообщила она.  — Я без труда смогу нести вас обоих. Подождите только полминуточки!
        Она повернулась спиной к ним и громко прокуковала десять раз. Десять часов.
        — А теперь,  — деловито сказала она, снова заворачиваясь в шаль и захлопывая дверцу,  — пора в постель! Мы все должны побыстрее уснуть, потому что вылететь надо на заре, когда великаны еще спят. Если повезет, мы доберемся до Страны врунов около восьми утра, и мне удастся вернуться обратно еще до полудня. Надеюсь, никто и не заметит, что я не куковала. Великаны часто до обеда ходят по магазинам.
        Дети были счастливы и в тоже время заметно клевали носом, Глаза у Мэри закрывались сами собой.
        — Где же нам спать?  — спросил Питер, оглядывая комнатку. Мебели здесь больше не было никакой.
        Хозяйка подошла к стене и нажала кнопочку. Панель отъехала в сторону, и Кукушка выдвинула из ниши маленькую кроватку, а на ней — все как положено: и одеяло, и подушки.
        — Вам бы тоже пришлось многое прятать в такой крохотной комнатке, как моя!  — заметила она.  — Ну вот, вам обоим места здесь хватит. Раздевайтесь — и быстрее под одеяло, а не то уснете прямо на ногах.
        — Ну а вы-то где будете спать?  — спросила Мэри.
        — В своей качалке,  — ответила Кукушка.  — Я в ней часто дремлю. Мне все равно выходить и куковать каждые полчаса, совсем спокойных ночей у меня не бывает. Давайте-ка поторопитесь! Вам нужно хорошенько отдохнуть.
        Вскоре дети уже лежали в маленькой, но такой мягкой и уютной постели; они уснули, едва закрыв глаза. А Кукушка уселась в качалку и опять взялась за вязание. Она была счастлива, Какое все-таки удовольствие — принимать веселых и привлекательных гостей! О, этот день ей запомнится на многие годы!

        На рассвете она разбудила спящих ребят.
        — Пора вставать! Я сварила немного кофе, яичница с беконом уже жарится и, когда вы оденетесь, будет как раз готова.
        Вдыхая восхитительно вкусные ароматы, дети быстро вскочили, умылись и вскоре уже сидели за круглым столиком, уплетая аппетитный завтрак.
        — Ни одна душа в доме еще не проснулась,  — сообщила им Кукушка, прихлебывая кофе.  — Ни единая! Улетим так, что никто и не заметит!
        — А что это такое?  — спросила Мэри, прислушиваясь к мерному и низкому звуку, который то усиливался, то затихал.
        — А-а, это всего-навсего храпят великаны,  — отмахнулась Кукушка.  — Они всегда храпят. Не хочешь положить на тост джема, Питер?
        Они отлично позавтракали, а в дорогу Кукушка приготовила ребятам яблок и шоколаду. Потом сняла шаль и протянула ее Мэри.
        — Я все равно не могу лететь в шали. А вам лучше укутаться, когда сядете мне на спину. По утрам бывает прохладно. А вот шлепанцев я не сниму. Ну, готовы?
        Дети бросили последний взгляд на славную комнатку, где их так сердечно приняли. Затем взобрались на широкую Кукушкину спину и завернулись в красную шаль.

        Кукушка открыла дверцу, велела детям держаться покрепче и расправила крылья. Они вылетели наружу и описали круг по детской. Фрамуга окна была чуть приоткрыта, и Кукушка аккуратно пролетела в щель — навстречу прохладному утру.

        — Вот здорово, правда?  — прокричал Питер сестре.  — Ну разве нам не повезло? Найти такого чудесного друга!
        Мэри поплотнее завернулась в шаль: утро и впрямь было прохладным. Она улыбнулась брату, а затем поглядела вниз на Страну великанов. В лучах восходящего солнца она выглядела прелюбопытно. Дома возвышались, словно горы, а окна огромными озерами сверкали на солнце. Улицы казались невероятно широкими, там и сям лежали кошки, каждая не меньше тигра.
        Кукушка летела все дальше и дальше, взмахивая крепкими крыльями. Она летела час и другой, и детей опять стало клонить в сон, ведь ночью они спали недолго. Мэри зевнула. Кукушка услышала и повернула голову.
        — Почему бы вам не вздремнуть?  — спросила она своим нежным голосом.  — Вы никуда не скатитесь, с меня упасть нельзя.
        Дети так и поступили и некоторое время дремали. Солнце поднялось выше, стало теплее. А потом Мэри проснулась, почувствовав, что ей даже жарко.
        Она расправила плечи и распахнула шаль. Потом бросила взгляд вниз и тут же принялась будить брата.
        — Питер! По-моему, мы уже улетели из Страны великанов! Посмотри, этих огромных домов уже нет.
        В самом деле, они миновали Страну великанов и очутились теперь в другой какой-то стране. Дети окликнули Кукушку.
        — Да,  — подтвердила та.  — Это уже Страна врунов. Я доставлю вас прямо на рыночную площадь, там всегда бывает тьма народу, так что будет кого расспросить о гноме Проныре. Готовьтесь, будем там через несколько минут.
        Вскоре Кукушка опустилась на оживленную базарную площадь, где самые разные гномы покупали и продавали товары, болтая и хрипло крича во всю глотку. Близнецы соскочили с птичьей спины и горячо поблагодарили своего друга.

        — Большое-пребольшое спасибо, дорогая госпожа Кукушка! Вы были так добры к нам!
        — Да что там, что там!  — запротестовала она.  — Мне было очень приятно, что вы ко мне заглянули. А теперь я вынуждена попрощаться и лететь домой, не то меня хватятся.
        Близнецам грустно было расставаться с таким славным другом. Мэри поцеловала Кукушку в клюв и сунула ей под крыло красную шаль, чтобы птица забрала ее домой. Глаза Кукушки были полны слез, ведь ей в самом деле очень полюбились брат с сестрой.
        — Прощайте, дорогие мои, прощайте,  — сказала она.  — Будьте осторожны, и желаю вам поскорее отыскать маленькую принцессу! Может быть, вам очень скоро это удастся!
        — Прощайте!  — разом крикнули близнецы и помахали Кукушке рукой, когда та поднималась в воздух, как следует подобрав ноги в шлепанцах. Из-под ее крыла виднелся кончик красной шали. И пока она совсем не пропала из виду, дети, не сходя с места, следили за ее полетом. Только потом они опустили головы и огляделись на базарной площади. Теперь первым делом следовало узнать, где живет гном Проныра.

        Глава 6. В Стране врунов

        На базарной площади было полно народу. Никто не обращал малейшего внимания на двух детей. Близнецы подошли к высокому гному с длинной бородой.
        — Доброе утро,  — обратились они к нему.  — Простите, не могли бы вы нам кое-что сказать?
        — Все что угодно,  — немедленно и самым вежливым образом откликнулся тот.
        — Не знаете ли вы, где живет гном Проныра?  — спросил Питер.
        — Конечно знаю,  — ответил длиннобородый.  — Видите, вон там большой дом, перед которым стоят деревья в кадках? Там он и живет.
        — В самом деле?  — с сомнением спросил Питер.  — Этот дом больше похож на театр или что-то такое. Вы уверены, что там живут?
        — Разве я не сказал вам?  — и гном так сурово нахмурился, что Питер в испуге отпрянул.

        — Хорошо, хорошо,  — закивал благодарно мальчик, я вам верю! Большое спасибо!
        Взявшись за руки, близнецы направились по указанному адресу. Огромные двери дома были открыты, и ребята вошли. Вот-те на! Здесь и впрямь, похоже, театр, и стулья рядами стоят. Какой-то согбенный гном подметал пол, и Питер направился к нему.
        — Где я могу найти гнома Проныру?  — вежливо спросил мальчик.
        — Никогда о таком не слышал,  — ответил старый гном, продолжая подметать.
        — Но ведь он здесь живет!  — не отставал Питер.
        — Ничего подобного,  — возразил гном, подводя метлу так близко к ногам Питера, что тому пришлось отскочить.  — Разве вы не видите: это же театр, а не жилой дом? Вы просто меня дурачите. Убирайтесь отсюда!
        Гном замахнулся своей большой метлой на Питера, и — бум!  — хорошо, что мальчик успел увернуться! Он упал, затем снова вскочил и, сердито взглянув на гнома, подбежал к Мэри.
        — Проныра здесь не живет,  — сообщил Питер сестре.  — И что за врун тот длиннобородый гном с рыночной площади!
        — Ладно, идем,  — сказала Мэри, которой хотелось поскорее выбраться из темного холодного зала.  — Спросим кого-нибудь другого.
        Они снова вышли на солнышко и огляделись. Посреди дороги стоял гном-полисмен в ярко сверкавшем шлеме. Ребята направились к нему.
        — Простите, не могли бы вы сказать, где живет гном Проныра?  — спросил Питер.



        — Вам нужно подняться по улице на тот холм и спуститься по другой его стороне,  — ответил полицейский и указал вдаль.  — Повернете направо у булочной и увидите дом с ярко-желтой дверью.
        — О, большое спасибо,  — от души поблагодарил его мальчик, и они с Мэри направились к холму.
        — Нам бы раньше спросить у полисмена,  — обрадовано сказал Питер.  — Полицейские всегда знают!
        Близнецы поднялись на вершину холма, а потом спустились с него. Добрались до улочки, сворачивавшей направо, и направились по ней.
        — Теперь надо не пропустить дом с желтой дверью,  — напомнил Питер.
        Они медленно шли по улице, внимательно вглядываясь во все дома. Первая дверь была синяя. Следующая — зеленая, а третья черная. Они прошли до конца улицы по одной ее стороне, затем вернулись обратно по другой. Им не встретилось ни одного дома с желтой дверью. Ни одного!
        — Как странно,  — сказал Питер, озадаченный.
        — А может быть, у гнома раньше была желтая дверь, а теперь он перекрасил ее в другой цвет?  — предположила Мэри.
        — Ладно, спросим,  — решил Питер. Он постучал в ближайшую дверь, и, когда ее открыла маленькая служанка-гном, вежливо спросил, какая дверь на этой улице раньше была желтой.
        — О, еще вчера все они были желтыми!  — хихикнув, ответила служаночка и захлопнула дверь прямо перед носом Питера. Он стоял, не двигаясь, красный и рассерженный. Мэри потянула его за руку.
        — Здесь все сумасшедшие!  — воскликнула она. Но Питер внезапно все понял. И как же он раньше об этом не подумал?
        — Они никакие не сумасшедшие,  — успокоившись, объяснил он сестренке.  — Они вруны. Разве мы не в Стране врунов? Ну так и не стоит ожидать, что кто-то из них скажет правду!
        — Ох,  — всплеснула руками Мэри.  — Конечно! А я об этом и не подумала! Наверное, здесь все будут врать нам, о чем ни спроси.
        — И кто его знает, как нам теперь отыскать дом этого гнома Проныры!  — устало проговорил Питер. Потом он увидел, что у самой дороги стоит скамеечка.  — Мэри, давай присядем и съедим по яблоку! Ах, если бы здесь встретить кого-нибудь вроде нашей Кукушки! Она с такой радостью помогла нам!
        — Таких на свете немного,  — рассудительно заметила Мэри. Присели на скамеечку и стали есть яблоки, что дала Кукушка…
        Откуда ни возьмись перед ними появился маленький мальчик-гном и уставился на брата с сестрой, потом протянул руку, видимо, надеясь на угощение. Внезапно Питера осенило. Он взял яблоко и показал его малышу.
        — Ты получишь его, если кое-что нам скажешь,  — сказал Питер.  — Где живет Проныра?
        — Вон там, в пещере на склоне,  — мальчик указал в сторону, где вздымался зеленый холм, и глаза у него заблестели при виде яблока.  — Увидите круглую синюю дверь с золотым молоточком. Там и живет старик Проныра.
        — Спасибо,  — сказал Питер и отдал малышу яблоко. Тот убежал, жуя на ходу.
        — Ну кажется, мы наконец узнали, где живет Проныра,  — сказала Мэри, доедая свое яблоко.  — Пошли, Питер, давай-ка поднимемся на холм.
        И они отправились дальше. Подъем был крутым, но вверх вела тропка-серпантин, и ребята довольно уверенно шагали по ней. Добравшись до пещеры, они увидели, что ко входу действительно пригнана круглая синяя дверь. У дверей висел ярко-золотой молоточек. Питер уже собрался постучать, но Мэри остановила его, увидев сбоку табличку, и принялась читать. «Пещера Брюзги, Сварливого гнома,  — гласила надпись.  — Не звонить и не стучать».

        — Взгляни Питер,  — удивленно воскликнула она.  — Что за надпись? Разве то, что нам нужно? Питер тоже прочел и нахмурился.
        — Это означает, что мальчишка-гном тоже соврал нам,  — мрачно ответил он.  — Вряд ли Проныра здесь живет. Если только он не гостит у Брюзги! Хорошая была бы парочка!
        — Так, может быть, все-таки постучим и спросим?  — предложила Мэри.  — Тут написано: «Не звонить и не стучать», но молоточек-то для того и висит, чтобы стучали!
        Питер постучал, не жалея сил, так как был в весьма скверном настроении. Молоточек, ударяя в дверь, поднял прямо-таки поразительный шум. Изнутри до детей донеслись торопливые сердитые шаги. Дверь распахнулась, и наружу вышел безобразный гном с самым неприязненным видом. Он замахал руками и сердито закричал:
        — Убирайтесь! Проваливайте! Вон отсюда. Гр-р-р-р-р-р!
        — Вам только собакой быть,  — возмущенно вымолвил Питер. И тут же, к величайшему изумлению ребят, гном превратился в здоровенного пса, который принялся кидаться на них скаля зубы и сердито рыча. Питер схватил Мэри за руку, и они со всех ног припустили вниз но склону. Пес остановился на полпути, снова превратился в гнома и громко расхохотался. Близнецы оглянулись на него и подумали, что это самый ужасный тип, какого им доводилось встречать.
        — Зачем ты вообще сказал про собаку?  — мягко упрекнула брата Мэри.  — Это было неразумно и опасно!
        — Ну, откуда же мне было знать, что он обернется собакой только потому, что я это сказал?  — оправдывался Питер, превозмогая досаду.  — Наверное, и тот нахальный малыш-гном, которому мы дали яблоко, решил пошутить и направил нас к пещере Брюзги. Гадкий мальчишка!
        — Что ж нам делать-то?  — спросила Мэри, когда они спустились с холма.  — Коли так и дальше пойдет, мы вообще не узнаем, где живет Проныра.
        — Я совсем не представляю, что теперь делать,  — мрачно признался Питер.  — Мы ни от кого здесь не можем добиться толку. Жаль Фенеллу, если она здесь живет, бедняжка!
        — Не унывай, Питер, нужно что-то придумать,  — настаивала Мэри.  — Послушай-ка! А вдруг удастся найти кого-нибудь родом не из Страны врунов? Может, они говорят правду, и тогда мы узнаем все, что нужно.
        Питер снова приободрился и улыбнулся сестре.
        — Правильно,  — согласился он.  — Надо отыскать эльфа или домового, которые не живут здесь, а только ненадолго приехали. Лучше вернуться на рыночную площадь. Там больше народу.
        И они пошли обратно. На базарной площади было так же оживленно, но как внимательно дети ни осматривались, на глаза им не попадался никто, кроме гномов, и все они наверняка были жителями Страны врунов. Того, кого нужно, пока здесь не было.
        Через некоторое время они заметили лоточника, несущего перед собой свой товар. Ящик висел у него на широкой ленте вокруг шеи. Внешне лоточник смахивал на эльфа, у него было приятное улыбчивое лицо.
        — Гляди!  — сказала Мэри.  — Давай-ка этого спросим. Уверена, он не врун.
        Питер подошел к торговцу, и тот сразу же затянул громким певучим голосом:
        — Ленты, пуговицы, хлопок, шелк, крючки, тесьма, ножницы, наперстки. Ленты, пуговицы, хлопок, шелк, крючки…

        — Ты уже все перечислил,  — прервал его Питер.  — Подожди, я хочу тебя кое о чем спросить.
        — Ленты, пуговицы, хлопок, шелк,  — снова начал разносчик, но Питер не дал ему продолжить.
        — Да подожди!  — возвысил он голос.  — Ты не знаешь, где туг живет гном Проныра?
        Торговец слегка побледнел и огляделся, будто испугавшись, не слушает ли их кто.
        — Как ты сказал, Проныра?  — переспросил он шепотом.  — А для чего ты хочешь это знать?
        — Дело в том, что он похитил нашего близкого друга, которого мы хотим спасти,  — тихонько объяснил Питер.
        — О, я бы и близко не подошел к этому гному на вашем месте, ни за что и никогда!  — серьезно сказал разносчик.  — Он очень злой и очень могущественный. Он тьму-тьмущую народа превратил в уховерток, слизняков и улиток!
        — Ой-ой-ой!  — только и вырвалось у Мэри.
        — Что бы и с кем он ни сделал,  — настойчиво продолжал Питер — нам необходимо спасти бедную маленькую Фенеллу. Понимаешь, мы здесь уже очень многих спрашивали, где живет этот гном, и все только путали нас. Может быть, хоть скажешь нам правду?
        — О, да,  — ответил разносчик,  — я, видите ли, нездешний поэтому говорю правду. Ни за что бы не согласился здесь жить! Здешний народ даже время правильно сказать не может!
        — Ну, и где живет этот гном?  — не отставал Питер.
        — Он живет в высоком-превысоком замке у самой границы этой страны,  — ответил лоточник.  — Там вообще нет дверей, не считая единственной, которая сразу исчезает, как только Проныра войдет в нее или выйдет.
        — О, Боже! Как же нам туда попасть, чтобы вызволить Фенеллу?  — едва не со слезами проговорила Мэри.
        — Окна там всегда были и есть,  — ответил торговец.
        — Не расскажешь ли, как пройти к этому замку?  — спросил Питер.
        — Я пойду с вами и покажу дорогу, если вы не против,  — любезно предложил разносчик. Услышав это, дети пришли в восторг. Торговец направился вдоль по улице, Питер и Мэри шли позади. На ходу он снова и снова предлагал свой товар:
        — Ленты, пуговицы, хлопок, шелк, крючки, тесьма, ножницы, наперстки…
        Дети проследовали за ним через весь город, а затем пошли дальше — лесами и полями. Когда кругом уже давно никого не было, он перестал кричать и во весь рот улыбнулся близнецам.

        — Меня зовут Непоседа,  — представился он.
        — Что за странное имя?  — удивилась Мэри.  — А почему тебя так зовут?
        — Да потому что меня все время носит туда-сюда,  — объяснил торговец.  — А как зовут вас?
        — Я — Питер, а это моя сестренка Мэри,  — ответил мальчик.  — До этого замка еще очень далеко? Я, кажется, проголодался.
        Разносчик порылся среди своих шелковых и ситцевых тряпок и отыскал бумажный пакет, который передал детям.
        — Тут хватит на обед всем нам,  — сказал он. Питер открыл пакет. Внутри оказались сэндвичи с помидорами, несколько кусков смородинного пирога и немного конфет. Куда лучше! Все трое с удовольствием жевали, шагая по пыльной дороге. Повсюду белели весенние цветы, кругом звонко куковали кукушки. Их пение напоминало близнецам о Кукушке из часов, и они опять пожалели, что ее с ними нет.
        Немного погодя, они увидели высокий холм, у подножия которого круто вздымался в небо странный на вид замок. Он больше походил на большую одинокую башню. Когда дети подошли поближе, то увидели, что в стенах нет ни одной двери, а все окна расположены очень высоко и влезть в них невозможно.

        — Ты уверен, что в замке живет Проныра?  — в отчаянии спросил Питер.
        — Он самый,  — ответил Непоседа.  — Если ваша принцесса здесь она, вероятно, на самом верху башни. Именно там гном держит своих пленников.
        — Смотрите!  — внезапно сказал Питер, указывая на вершину башни.  — Мэри, видишь, кто-то машет платочком вон из того окна? Конечно же это Фенелла. Наверное, она увидела нас.
        — Ленты и ситец!  — взволнованно воскликнул Непоседа.  — Это, разумеется, не кто иной, как маленькая леди! Но, помилуйте, как вы собираетесь до нее добраться?
        Дети пошли в обход странного башнеобразного замка, задавая себе бесчисленные вопросы. Как можно туда попасть, если нет дверей, а до окон не добраться? А если они и войдут внутрь, как вывести Фенеллу наружу? Ничего пока не предприняв, они разумно решили спрятаться под кустом, чтобы гном, если вдруг явится, их не увидел. Затем все опять крепко задумались.
        — Если бы только раздобыть, лестницу,  — сказал Питер.
        — Невозможно,  — незамедлительно возразил Непоседа так нахмурился, что не стало видно глаз. Вдруг он внезапно вскочил на ноги и бурно пустился в пляс, крича:
        — Ленты, пуговицы! Пуговицы, ленты! Ну конечно!
        — Непоседа, в чем дело?  — встревожено спросил Питер.  — Успокойся. Как бы тебя гном не услышал!
        Непоседа, спохватившись, упал на траву.
        — Слушайте, у меня есть блестящий план,  — выдохнул он.  — Потрясающий! Я вожу дружбу с одним бурым воробьем, которого однажды спас от кошки. Он всегда прилетает, когда я позову его свистом. А теперь он поможет нам вызволить Фенеллу!
        — Да, но как, Непоседа?  — с сомнением спросил Питер.
        — Смотрите!  — радостно воскликнул разносчик,  — показывая им на свертки лент и тесьмы в своем ящике.  — У меня тут есть кое-что получше иной лестницы! У меня есть прочные ленты и тесьма, из которых получится прекрасная веревка, достаточно длинная и крепкая, чтобы выдержать кого угодно.
        — Но как поднять ее к окну?  — спросил Питер.
        — А вот для этого и нужен мой друг воробей,  — продолжал объяснять Непоседа.  — Я дам ему в клюв конец ленты, которую привяжу к веревке, сделанной из лент и тесьмы. Он взлетит к окну и передаст конец ленты принцессе. Принцесса поднимет веревку, привяжет к своей кровати или еще к чему-то и преспокойненько спустится к нам. Что вы думаете о моем плане?
        — Великолепно!  — восхитились дети. Мэри порывисто обняла Непоседу. В самом деле, каких верных друзей довелось им повстречать во время скитаний!
        — Первым делом сплетем веревку,  — сказал торговец. Он проворно вытряхнул из ящика на траву тесьму и ленты и принялся их разматывать, так что скоро перед ним выросла целая разноцветная гора.

        Но вот тесьма и ленты замелькали в пальцах Непоседы — да так быстро, что близнецы едва успевали следить за его спорыми движениями. А веревка мало-помалу стала кольцами ложится вокруг него. Ребята хотели было как-то помочь, но куда там. И не подступиться было к поглощенному работой лоточнику.
        — Похоже, у тебя уже целая миля веревки,  — сказали наконец брат и сестра.
        — Ну так нам и нужна длинная. Ее должно хватить до того высокого окна,  — останавливаясь, ответил Непоседа и, прищурившись, прикинул в уме, достаточно ли он сплел.  — Думаю, все-таки хватит. А теперь я посвищу моему маленькому другу!
        Сунув два пальца в рот, он испустил долгий и пронзительный свист, повторив его трижды. Дети ждали. В течение трех минут чего не происходило,  — а затем они увидели крохотное пятнышко, стремительно приближающееся к ним. То был маленький бурый воробей. Он радостно зачирикал, увидев лоточника, вспорхнул ему на плечо и нежно тюкнул клювом в ухо.
        — Послушай, Яркий Глазок,  — проникновенно стал говорить Непоседа воробью,  — мне нужна твоя помощь. Видишь то окно — высоко-высоко? Так вот, я прошу тебя взять в клюв эту голубенькую ленточку, влететь туда и отдать ленточку девочке, которая будет в комнате, а она поймет, что к чему.
        — Чик-чирик!  — отозвался воробей и тут же взял конец ленточки в клюв. Затем взлетел, и дети увидели, как он поднимается все выше и выше к маленькому окошку на вершине башни лента трепещет в воздухе сзади. Воробей направился прямехонько в окно, а вскоре вылетел обратно, уже без ленты.
        Кто-то внутри быстро потянул ленту, и привязанная к ней веревка, длинная-предлинная, стала подниматься все выше и выше по стене замка. Дети, затаив дыхание, следили за ней Скоро покажется Фенелла и спустится к ним! Дорогая маленькая Фенелла! Как замечательно будет увидеть ее снова!

        Глава 7. Опять гном Проныра

        Но Фенелла не показывалась. Никто не выглянул из окошка. Ленточная веревка свисала из окна, и ветер слегка колыхал ее. Ребята понять не могли, что происходит. Ведь Фенелла непременно поняла бы, что делать.
        — О Питер, а что если она привязана и не может вылезти из окна?  — внезапно предположила Мэри.  — Или, возможно, лежит больная?
        — Не думаю,  — ответил Питер, очень огорченный.  — Нам остается только одно. Я сам влезу по веревке и посмотрю, что случилось. Развяжу Фенеллу, если она связана, а затем мы оба спустимся.
        Отважный мальчик подбежал к концу веревки и вскоре уже карабкался по ней. Замок был выстроен из очень грубого камня, и Питер, к счастью, обнаружил, что может карабкаться, упираясь в стену ногами, держась за веревку и подтягиваясь на руках. Это было не очень трудно. Мэри и Непоседа следили, как он поднимался все выше и выше, наконец достиг верхнего окна — скрылся внутри.
        Оказавшись в башне, Питер огляделся. Вообще никого Комната была совершенно пуста, разве что посередине стоял мощный деревянный столб, к которому была привязана их веревка. А где же Фенелла? Ведь кто-то же закрепил веревку!
        И тут Питер услышал сдавленное хихиканье. Он обернулся и увидел не Фенеллу, а гнома Проныру, открывшего дверь! Ну и перепугался же мальчик!

        — Значит, ты думал, что явишься сюда и спасешь принцессу, верно?  — спросил гном.  — Ну так ее здесь нет. Я отправил ее в другое место! Хо-хо-хо! А теперь и ты мне попался!
        Питер бросился к окну, будто намереваясь выпрыгнуть обратно, но Проныра остановил его.
        — Нет! Нет!  — сказал гном.  — Пусть и остальные явятся! Я следил за вами все время. Очень разумная мысль поручить воробью принести ленточку. О, да, весьма, весьма разумная! Но оказывается, этого все же недостаточно!
        Тут он подошел к окну и громко крикнул:
        — На помощь! На помощь!
        Мэри и Непоседа услышали крик и решили, что их зовет Питер. Не медля ни минуты, оба подбежали к концу веревки и стали карабкаться, как только что это делал мальчик. С трудом дыша и пыхтя, добрались они один за другим до окна. Гном каждого втащил в башню, а потом стал хохотать, так что слезы текли по его сморщенным щекам!
        — Вы так славно пожаловали прямо в мою ловушку!  — обратился он, наконец отсмеявшись, к приунывшим детям и рассерженному лоточнику.  — Вы думали, что сможете так легко вызволить Фенеллу? Вы решили потягаться со мной?
        — Где Фенелла?  — яростно крикнул Питер.
        — Ну, учитывая, что все вы останетесь здесь, у меня в плену, уж точно на несколько ближайших лет, я не вижу причин, почему бы не сообщить вам это,  — сказал гном.  — Принцесса укрыта в глубокой пещере под Сияющим холмом, и ее охраняет Гоблинский Пес. Ха-ха! Прекрасная новость для вас! Поразмыслите над ней некоторое время.
        И страшный гном вышел и захлопнул дверь. Дети и лоточник слышали, как Проныра задвигает большие засовы и поворачивает ключ в огромном замке. Они оказались в ловушке. Гном конечно обрезал ленточную веревку, так что им никак не убежать. Что же оставалось делать?
        — Как скверно,  — сказал Питер, усевшись на пол и обхватив голову руками.  — Мы-то думали, что Фенелла так близко! А теперь оказывается, что она неведомо где, да и мы сами тоже пленники!
        — Я знаю, где этот Сияющий холм,  — мрачно сообщил разносчик,  — и о Гоблинском Псе слышал. Нам ни за что не отнять у него Фенеллу. Он чует кого угодно за пять миль и никогда не спит. Так что, ленты-пуговицы, я не знаю, как нам отсюда выбраться!
        Весь день дети и лоточник сидели в верхней комнате высокого замка. Когда настал вечер, гном открыл окошечко в огромной двери и протянул им через него поднос, на котором было три куска хлеба и кувшин воды. Трое узников в молчании съели свой жалкий ужин. Затем снова принялись ломать голову, как же им бежать. Непоседа высунулся в окно и прикинул, нельзя ли ему спуститься по стене замка. Но было слишком опасно пробовать.
        — Нам не выйти через эту дверь и не вылезти в окно,  — угрюмо заключил он.  — Бежать совершенно невозможно. Так что надо привыкнуть к мысли, что мы останемся здесь.
        Дети не могли ему возразить. Из комнаты вело всего два хода, и они не могли воспользоваться ни одним. Пленники легли на тюфяк, прижавшись друг к другу, чтобы было теплее, и вскоре, уставшие после полного событий дня, уснули.
        Утром они пробудились с некоторой надеждой, но как только выглянули в окно и подергали большую дверь, окончательно поняли, что о побеге и речи быть не может. Гном отворил окошечко, передал им кувшин молока и немного хлеба с джемом, но сказал ни слова. Казалось, он торопился.
        Дети и Непоседа позавтракали, и вид у них был самый что ни на есть удрученный. Если бы только нашлось чем заняться!
        — Хоть бы во что-нибудь поиграть,  — сказала Мэри.  — У тебя случайно, нет карт или какой-нибудь игры, Непоседа?
        — Нет,  — ответил тот.  — Я продаю только ленты, тесьму и прочее. А у тебя нет при себе шариков, Питер? Ведь должно быть хоть несколько штук в кармане.
        — Не думаю,  — ответил Питер, роясь в карманах своих штанишек. Он достал все, что у него там было: грязный платок, длинную леску, раздавленную ириску, карандаш, огарок свечи, блокнот… и… и маленькую коробочку для лекарств.

        — Это что за коробочка?  — спросил Непоседа.
        — Не знаю,  — ответил Питер. Он открыл коробочку и ошарашенно уставился на мелкий пурпурный порошок внутри. Откуда это? Питер забыл начисто. Но Мэри помнила! Она так громко радостно вскрикнула, что Питер вздрогнул, а порошок едва не рассыпался.
        — Питер, Питер, разве ты не помнишь? Это — коробочка с порошком, которую нам дала мама и сказала, что однажды он нам пригодится. О, Питер, возможно, это нас спасет!
        Питер просиял. Конечно! Но как порошок может им помочь? Мальчик не знал, для чего он предназначен.
        — Дайте-ка взглянуть,  — вмешался Непоседа. Он внимательно рассмотрел порошок, понюхал его, затем попробовал крохотную щепотку и тут же выплюнул.
        — Я полагаю… Полагаю… — начал он в сильном волнении,  — что это порошок для исчезновения.
        — Что-о-о?  — спросили изумленные близнецы.
        — Минуточку,  — сказал разносчик. Он достал из ящика серебряный наперсток, взял щепотку порошка и стряхнул на него. И тут — дети не верили своим глазам!  — наперсток рассыпался у него на ладони, превратившись в пепел. Непоседа дунул на него, пепел взлетел, точно дымок, и тут же исчез.
        — Ага, значит, я был прав!  — радостно подтвердил Непоседа.  — Тот самый порошок! Вещи, посыпанные им, исчезают.
        — Значит, нам надо посыпаться им и исчезнуть?  — спросила Мэри.
        — Конечно, нет!  — с укором возразил Непоседа.  — Что ты нас бы попросту не стало.
        — Ну и что же тогда нам делать с ним?  — спросил Питер.
        — Мы вотрем его в эту огромную дверь!  — весело ухмыляясь, растолковал Непоседа.  — Она исчезнет… Если не совсем, то хотя бы часть ее,  — чтобы получилась дыра, в которую протиснемся. И сможем убежать отсюда!
        Дети смотрели на него расширенными от удивления глазами. Конечно! Как умно придумал Непоседа! Как им повезло, что он оказался с ними, ведь сами они ни за что не догадались бы, что у порошка есть такое необычное свойство!
        — Подождем, пока гном принесет нам обед,  — предложил Непоседа, как следует все обдумав.  — Затем, когда убедимся, что опасности нет, проделаем в двери лаз, проберемся через него и попробуем как-нибудь выйти из башни.
        — Но ведь в ней совсем нет дверей,  — напомнил Питер.
        — О, это неважно!  — сказал Непоседа.  — Что-нибудь придумаем, выбраться бы только отсюда, из этой ужасной комнаты!
        Питер осторожно убрал коробочку в карман. Все трое терпеливо стали ждать, пока явится Проныра с обедом. Наконец он пришел, просунул поднос в окошечко, хрипло хихикнул, поглядев на их унылые лица, и пропал.
        На подносе было три сэндвича с мясом, три ломтика хлеба и большой кувшин воды. Ребята и коробейник с аппетитом поели, в затем все понимающе переглянулись. Можно ли теперь испробовать силу порошка?
        — Думаю, теперь можно,  — сказал наконец Непоседа. Он взял у Питера коробочку, высыпал немного содержимого себе на ладонь и начал втирать его в дверь, довольно низко от пола. Дети, волнуясь, следили за ним. Вскоре в этом место дерево стало рассыпаться, и образовалось отверстие, через которое стало видно, что снаружи.

        Тогда Непоседа втер еще немного порошка рядышком. Произошло то же самое, и отверстие стало больше.
        — Надеюсь, нам хватит порошка, чтобы проделать лаз, в который можно протиснуться!  — сказал Питер.
        — О, его тут полно!  — отозвался Непоседа, сдувая деревянные крошки. Он продолжал работу, а когда извел весь порошок из коробочки, в дверях было уже довольно большое отверстие, Мэри не сомневалась, что они с Питером легко пролезут, и надеялась, Непоседа тоже сумеет.
        — Пора!  — сказал наконец лоточник.  — Давайте вылезать. Но только не шуметь! Я иду первым, а вы — за мной.
        Он начал пробираться через лаз. Лоток застрял. Непоседа снял его и дал подержать Питеру. Тогда ему удалось легко оказаться снаружи. Питер чуть накренил лоток, тот как раз прошел в отверстие. Непоседа тут же надел его себе на шею. Затем выбрался из комнаты Питер, а за ним Мэри. Оказавшись по другую сторону своей тюрьмы на небольшой лестничной площадке, куда выходило еще несколько дверей, они стоя ли и молча оглядывались. Впереди вниз вела длинная и крутая лестница, покрытая толстым ковром.
        — Пошли,  — шепнул Непоседа и начал спускаться. Близнецы двинулись следом. Они спускались все ниже, ниже и ниже Да кончатся ли когда-нибудь ступеньки?
        Они миновали множество площадок, и все двери на них были закрыты. За некоторыми раздавались странные звуки — жужжание и скулеж, рычание и храп. Что там было? Все трое надеялись, что эти страшные двери не отворятся, пока они идут мимо.
        И тут одна все-таки распахнулась. Из нее выглянул большой кот с зелеными усами. Глаза его широко раскрылись, когда он увидел эту троицу, пробирающуюся вниз. Кот как раз собирался громко мяукнуть, но Непоседа, подскочив к нему, так яростно погрозил кулаком, что тот, испуганно пискнув, быстро скрылся за дверью. Лоточник увидел ключ в замке снаружи молниеносно повернул его и подмигнул своим спутникам.

        — Сейчас ему не поднять тревогу,  — шепнул коробейник.  — Некоторое время он нам не опасен!
        Они двигались все дальше и дальше, почти бесшумно спускаясь по бесконечной лестнице. И наконец подошли к большому залу без дверей, стены которого были с потолка до полу увешаны занавесями всех цветов. Непоседа жестом велел близнецам остановиться и выглянул из-за угла, чтобы проверить, нет ли там кого. И он увидел…
        За столом сидел Проныра и уплетал отменный обед!

        Лоточник мгновенно отпрянул назад и поднес палец к губам. Лицо его выражало отчаяние. Питер и Мэри замерли. Но гном был слишком занят едой. Только это да еще отвратительные манеры помешали ему расслышать беглецов. Столько было чавканья, причмокивания, шмыганья носом — будто за столом сидело несколько человек. Однако близнецам и торговцу эти звуки казались сейчас спасительной музыкой: пока Проныра ест, можно было проскочить за плотные занавеси и спрятаться там.
        Непоседа жестами объяснил, что делать, и первым скользнул в укрытие. За ним сразу последовала Мэри. Питер тоже был уже готов юркнуть за портьеры, но вдруг из лотка на пол выпал сверток ситца. Гном сразу перестал есть и навострил уши.
        — Что это?  — вслух спросил он.  — Я что-то уронил?  — он поглядел на пол, но ничего не увидел.  — Должно быть, мышь,  — сказал он и снова принялся за обед.
        Питер, подождав несколько мгновений, наконец тоже нырнул за занавеси. Все трое стояли, едва переводя дух от волнения.
        Проныра в конце концов покончил с обедом. Он широко зевнул и потянулся.
        — А теперь не худо бы вздремнуть,  — проурчал он. Затем подошел к диванчику, сбросил остроносые шлепанцы и улегся, накинув на себя покрывало. Скоро дети услышали протяжный храп, почти такой же, какой раздавался вчера в доме великанов.
        — Теперь можно рискнуть,  — шепнул Непоседа, выглядывая наружу.  — Интересно, нет ли здесь выхода?
        — За этими портьерами,  — проговорила Мэри, внимательно всматриваясь,  — окон кажется, вообще нет, а дверей и подавно.
        — Там могут быть какие-нибудь потайные двери,  — сказал торговец.  — В конце концов, ведь гном как-то входит в замок и выходит из него!
        Дети, ступая на цыпочках, ощупали все стены но кругу и вернулись к месту, с которого начали,  — ни одной двери! Опять ловушка.
        — У нас, случайно, порошка больше не осталось?  — прошептала Мэри.  — Мы бы проделали дыру в стене.
        — Ни крупицы,  — отозвался Непоседа.  — Я весь его извел начисто.
        Они стояли за портьерами, мучительно напрягая ум: что же им теперь делать? Тут зоркие глаза Мэри заметили что-то посреди пола. То была крышка люка!
        — Смотрите!  — толкнула она Питера и лоточника разом,  — это, кажется, люк. Может, нам спуститься в него и убежать, пока гном не проснулся?
        Ее спутники уставились на крышку люка. Да, разумеется, это могло быть выходом. Гном по-прежнему мощно храпел. Непоседа подумал, что лучшего случая бежать не представится.
        — Попробуем,  — прошептал он.  — Только помните: ни шороха!
        Они покинули свое укрытие за тяжелыми портьерами и, крадучись, двинулись к середине комнаты. В крышке было большое кольцо. Непоседа ухватился за него и когда потянул кверху, люк открылся легко и быстро. Стало ясно: им часто пользуются.

        Дети увидели перед собой ступени, которые вели вниз, в темноту. Непоседа в беспокойстве огляделся и вдруг заметил на столе возле свечи коробок спичек. Очень осторожно подкравшись, он стащил его.
        Первым спустился в люк Питер, за ним последовала Мэри. Они сошли вниз на несколько ступенек, давая дорогу Непоседе. Но когда тот уже собирался закрыть над собой крышку, шейная лепта зацепилась за гвоздь, и лоток, висящий на ней, опрокинулся. Свертки, коробки с шумом покатились но ступенькам.
        Проныра тут же проснулся и огляделся. Непоседа отчаянно старался отцепить ленту, испуганно таращась на изумленного гнома. Проныра вскочил, зарычав от ярости, и ринулся к люку.
        В последний момент лоточник со звоном захлопнул над головой крышку. Он всей тяжестью висел па ручке, чувствуя, как гном тянет ее к себе изо всех сил. Наконец Питер зажег свечу, и дети с великой радостью увидели, что с нижней стороны крышки есть два мощных засова. Непоседа едва-едва успел задвинуть их и отпустил крышку. Теперь гном не мог ее поднять!
        — Быстрее! Лучше не задерживаться здесь!  — не успев отдышаться, проговорил лоточник.  — Гном придумает, как до нас добраться. И вообразить нельзя, насколько он умен!
        Проныра был вне себя от злости. Дети слышали, как он мечется вокруг люка, пронзительно и хрипло вопя.
        — Он что-то кричит о Гоблинском Псе,  — сказал Питер.  — Вроде того, что он нас слопает.
        — Чепуха!  — возразил Непоседа.  — Пес в Сияющем холме, далеко отсюда.
        Свечка давала достаточно света, чтобы видеть, пока они спускались по ступенькам и шли по темному извилистому проходу. Он то расширялся, образуя пещеру, а затем снова сужался до тесного лаза между темными скалами. Было холодно и сыро — но так или иначе, а они сбежали! Было чему радоваться!

        — Этот ход должен куда-то вести,  — с надеждой сказал Непоседа.  — Возможно, скоро мы дойдем до какого-нибудь указателя или чего-то в этом роде и узнаем, куда двигаемся.
        Немного погодя так и случилось. Указатель стоял посреди пещеры, на нем было две стрелки. Одна указывала туда, откуда они явились, и сообщала: «К замку Проныры». Другая была направлена вперед. И до чего же перепугались дети, когда прочли надпись: «К пещере Гоблинского Пса».
        — Шелк и ситец!  — воскликнул Непоседа в величайшем отчаянии.  — Кто бы мог подумать! Вот, оказывается, о чем кричал гном, когда грозил, что нас слопает Гоблинский Пес!
        — Никакой дороги, кроме этих двух, нет,  — заметил Питер.  — Либо мы возвращаемся к Проныре, либо идем вперед, навстречу Гоблинскому Псу. Что будем делать?
        — Ну, мы в любом случае должны отыскать Сияющий холм, а там — пещеру Пса,  — сказала Мэри.  — Так что нужно идти только вперед. Фенелла там.
        — Это правда,  — согласился Питер.
        — Идемте!  — встрепенулся Непоседа.  — Я чувствую, мы попадем из огня да в полымя, но постараемся набраться храбрости, и, глядишь, повезет!
        И они пошли дальше в темноту, озаряя путь желтым огоньком своей свечечки.

        Глава 8. В Сияющем холме у Гоблинского Пса

        Беглецы шли все новыми пещерами и ходами, радуясь, что у них при себе свечка в этой кромешной тьме. И свечка уже почти догорела, когда они, уже очень усталые, попали вдруг в диковинную пещеру. В стенах ее ярко сияли мелкие камешки и Питер с Мэри не могли слова вымолвить от изумления. Наверняка это были дорогие самоцветы! Но лоточник быстро опомнился и заспешил вперед. Они миновали еще несколько пещер, и повсюду было светло: сверкали сотни драгоценных камней. Питер попытался выковырять несколько камешков из стены.
        — Да зачем они тебе?  — с нетерпением спросил разносчик.
        — Думаю, это будет славный подарок для леди Розабель, а если я отдам два-три своему отцу, он сможет продать их и разбогатеть — ответил Питер, довольно легко вытаскивая из стены камни. Он быстро набрал их несколько десятков, и троица устремилась дальше — в сверкании бесчисленных самоцветов.
        — Куда же мы все-таки попали?  — недоумевала Мэри.
        — По всей видимости, мы внутри Сияющего холма,  — ответил Непоседа.  — Он и снаружи точно так же светится, но к нему никто не смеет приблизиться: на страже-то свирепый Гоблинский Пес
        — Бедная Фенелла!  — вырвалось у Питера. Они продолжали идти вперед и вдруг внезапно остановились: их ушей достиг жуткий звук. Он был похож на лай и вой сотни собак.
        — Это Гоблинский Пес,  — насторожился Непоседа.  — Он нас учуял.  — Берегитесь, умоляю вас, берегитесь!
        — А как беречься?  — не поняла Мэри.  — Ведь мы не можем вернуться!
        — Это правда,  — скорбно произнес Непоседа, однако снова двинулся вперед, но уже на цыпочках, осторожно заглядывая за угол при каждом повороте, словно ожидая, что оттуда в любое мгновение выскочит пес. Брат с сестрой следовали за ним, едва дыша от страха. Наконец, обогнув еще один угол, они попали громаднейшую пещеру, залитую почти нестерпимым для глаз сиянием драгоценных камней. Там, в самом центре, стоял огромный Пес. Глаза его сверкали как самоцветы, громадные уши были навострены, длинным и змееподобным хвостом он бил себя по бокам, словно разозленная кошка.
        Пес пролаял — и как! Дети едва не оглохли. А когда он оскалил зубы, все трое просто оцепенели в ужасе. Да разве можно отнять Фенеллу у такой свирепой твари?

        Тем не менее Питер, набравшись храбрости, выкрикнул:
        — Где Фенелла?
        — А вам какое дело?  — прорычал Гоблинский Пес, все яростнее и яростнее лупя хвостом.
        Питер бегло огляделся. Конечно, Фенеллы нигде не было.
        — Нам нужна принцесса Фенелла!  — крикнул мальчик.  — Говори, где она?
        — А вот и не скажу!  — рявкнул Пес и снова оскалил зубы.
        — Лучше не раздражать его,  — прошептал Непоседа, который едва пришел в себя от страха.
        — Нет, я должен узнать, что случилось с принцессой?  — не сдавался Питер.  — Пригляди за Мэри, Непоседа. А я покажу ему, что со мной шутки плохи!
        И, не проявляя никаких признаков страха, Питер направился прямехонько ко Псу. Тот едва не сбил мальчика с ног ударом хвоста, но Питер удержался, поглядел прямо в глаза чудовищу и проорал:
        — ГДЕ ФЕНЕЛЛА?
        — Там, где ее не найти ни вам, ни Проныре!  — прорычал ужасный Пес.
        — А ты разве не для Проныры ее стережешь?  — изумленно вскричал Питер.  — Ведь он же тебе ее поручил!
        — Лучше не суйтесь в мои дела,  — пригрозил Пес.  — Если не уберетесь отсюда, то все попробуете моих зубов!
        И, судя по всему, он готов был к расправе. Но Питер не дрогнул. Это совсем взбесило Пса, и он внезапно прыгнул на храбреца опрокинув его навзничь. Питер закричал, Непоседа устремился было на выручку, но Пес стоял над мальчиком и рычал — подойти было невозможно.

        И вдруг послышался нежный и чистый голос:
        — Гоблинский Пес, что здесь за шум?
        — Это Фенелла!  — из последних сил крикнул Питер.
        — Питер!  — вновь послышался возглас, и Фенелла появилась в пещере, протиснувшись через трещину в стене. Она бросилась к Мэри, а потом к Питеру, рыдая от радости. Гоблинский Пес стоял и глядел на них в полном недоумении.
        — Ах, Гоблинский Пес!  — с упреком молвила Фенелла,  — надеюсь, ты не слишком напугал моих друзей. Они ведь пришли меня выручать. Отпусти же Питера!
        — Я думал, это враги,  — проворчал Пес, опустив хвост и уши.  — И решил, что тебя надо от них защитить. Откуда я знал, что это не друзья Проныры? Ведь они не сказали, кто такие.
        Питер ничего не понимал. Значит, Гоблинский Пес охранял Фенеллу не по приказу Проныры?
        — Фенелла, разве Пес не держит тебя в плену?
        — Сперва держал,  — ответила Фенелла,  — но я вскоре обнаружила, что он — очень добрый, и мы подружились. Теперь он будет меня защищать, если явится Проныра и вздумает забрать меня. Ведь это правда, милый Пес?
        Огромная тварь высунула язык и ласково лизнула маленькую принцессу.
        — Я люблю Фенеллу,  — проговорил Пес.  — Она единственная на свете, кто проявил ко мне доброту, хоть я так безобразен. Проныра всегда держал меня в этих пещерах, говоря, что я слишком уродлив, чтобы показываться наружу. И вот от одиночества я стал злым и всех возненавидел.
        — Ты ничуть не безобразен,  — возразила Фенелла, гладя его грубую шерсть.  — Ты самый славный, добрый, прекрасный пес, какие бывают! Я хотела бы взять тебя к себе домой и поселить в прелестной конурке во дворцовом саду!

        Гоблинский Пес в восторге принялся кататься по полу. Непоседа и близнецы от удивления не могли выговорить ни слова. Неудивительно, что Пес так разъярился, решив, что они явились, чтобы увести Фенеллу к Проныре!
        Питер похлопал его по боку.
        — Раз ты друг Фенелле, значит, и нам тоже,  — сказал он.  — Мы все любим собак, особенно добрых и славных, вроде тебя. Ты не знаешь, как выбраться отсюда, не возвращаясь через замок гнома?
        — Расскажите мне обо всем,  — перебила его Фенелла, прежде чем Пес успел вымолвить слово.  — Как вы сюда попали? Как замечательно, что я снова вас вижу! Я была так одинока и несчастна — сперва в замке этого ужасного гнома, а затем внизу, в пещерах. И впрямь не знаю, каково бы мне здесь пришлось без моего доброго Гоблинского Пса!
        Пес снова лизнул Фенеллу и стал радостно носиться по пещере в восторге от того, что у него теперь так много друзей.
        — А у нас есть время задержаться и рассказать о своих приключениях?  — с сомнением спросил Питер.  — Может быть, все-таки попробуем отыскать выход?
        — Но ведь теперь всех нас защищает Гоблинский Пес,  — сказала Фенелла.  — Идемте, я покажу вам пещерку, которая полностью в моем распоряжении. Я как раз собираюсь пить чай, сейчас мы все вместе сядем за стол.
        Она опять протиснулась через трещину, и остальные последовали за ней, а Гоблинский Пес едва не застрял — он был слишком велик. Дети оказались в уютной пещерке с увешанными красными портьерами стенами. Возле одной из них стояла маленькая кроватка, посередине стол и несколько стульев там и сям. В углу виднелась небольшая плита, на ней кипел чайник.
        Просто невероятно: они сидели за чаем в самом сердце Сияющего холма. Фенелла подала хлеб, масло, джем и большой фруктовый пирог, потом разлила чай и положила каждому вдоволь сахару.

        Питер, Мэри и Непоседа начали рассказывать Фенелле обо всех своих приключениях. Она пришла в восторг, услышав об их бегстве от великанов. Расширив глаза, принцесса слушала, как Питер взбирался по стене башни, надеясь найти там Фенеллу, а попал в ловушку.
        — Я в самом деле привязала к окну платочек,  — сообщила Фенелла.  — Я все время ждала: кто-нибудь явится мне на выручку и увидит этот сигнал. Наверное, гном пронюхал, что вы уже в пути, и поэтому спрятал меня здесь, а сам стал ждать, когда вы прибудете. Вот жуткий тип!
        — Мы за тебя так беспокоились, Фенелла. Кто бы мог подумать, что ты подружишься с Гоблинским Псом,  — сказал Питер.  — Уж этого никто не ожидал.
        — А как с ним не подружиться,  — ласково улыбаясь, проговорила Фенелла, поглаживая Пса по голове и давая ему большой ломоть фруктового пирога, который он мгновенно проглотил целиком.  — Он такая прелесть!
        — Мне он тоже нравится,  — сказала Мэри. Гоблинский Пес высунул язык и обдал девочку теплым дыханием. Оказывается, У него были нежные карие глаза и, несмотря на его огромные размеры и чудной вид, в нем все же было что-то обаятельное. Непоседа его еще немного опасался, но Питер был уверен, что это действительно добродушный зверь, который стал злобным только потому, что никто не обращался с ним по-доброму.
        Они как раз заканчивали свое счастливое чаепитие, как вдруг Пес вскочил, свирепо залаял и неистово забил хвостом, задев чайник, который опрокинулся и разбился вдребезги.
        — Что случилось, Гоблинский Пес?!  — в изумлении вскричала Фенелла.  — Взгляни, что ты наделал!
        Гоблинский Пес будто не слышал ее. Он все лаял и лаял словно обезумевший. Его хвостище рассекал со свистом воздух с неистовой силой, и дети поспешили убраться в сторону, иначе он запросто сбил бы их с ног.
        Пес рычал и скалил зубы, глаза его горели, он глядел на вход, сквозь который они проникли в пещерку. Все мало-помалу поняли: Пес так ведет себя неспроста.
        — Кто-нибудь идет?  — спросил внезапно Непоседа.
        — Проныра, я его чую,  — ответил Пес и испустил долгий яростный вой.
        Все вздрогнули. Проныра! Должно быть, он умудрился как-то открыть люк и конечно пустился за беглецами вдогонку.
        — Что же делать?  — спросил Питер.  — Пес, а нельзя ли выбраться отсюда другим ходом — не через башню Проныры?
        — Можно,  — ответил Пес.  — У дома, что стоит как раз на вершине холма, есть глубокий-преглубокий колодец. Вода в нем гораздо ниже дна нашей пещеры. Недалеко отсюда находится лаз, через который можно попасть в шахту колодца. Если кому-то выбраться наверх, то можно спустить ведро и поднять всех по-одному.
        — Давайте попробуем,  — живо встрепенулся Непоседа. Ему совсем не хотелось снова встретиться с гномом лицом к лицу.
        — Тогда идемте быстрее!  — откликнулся Пес. Он новел их извилистыми коридорами, где было темно, как ночью, разве что там и сям мерцали в скалах самоцветы. Шли они гуськом, спеша изо всех сил. Питер замыкал маленькую процессию, то и дело оглядываясь, чтобы убедиться, далеко ли все еще гном.
        — Пришли,  — объявил наконец Пес. Все сгрудились у небольшого отверстия в стене пещеры и по очереди выглянули в него. Далеко внизу поблескивала черная, как тушь, вода, а вверх поднимались круглые стены старого колодца.

        Просунувшись в шахту наполовину роста и задрав голову Непоседа увидел далеко-далеко светлое пятнышко — там кончался колодец. Торговец пришел в бурное волнение. О, если бы им только снова выбраться на белый свет!
        — Как же мы туда поднимемся?  — сказал он.  — Тут можно только вскарабкаться по стене.
        — А ты не мог бы снова свистнуть твоему маленькому другу воробышку и попросить его поднять наверх еще одну ленточную веревку?  — спросил Питер.
        Непоседа горестно покачал головой.
        — Ничего не получится,  — ответил он.  — Я извел все свои ленты на ту веревку. И теперь у меня ничего не осталось.
        Фенелла поглядела на ноги Гоблинского Пса: у него были длинные и цепкие когти, больше похожие на кошачьи. Тогда принцесса обняла его за шею и ласково зашептала:
        — Гоблинский Пес, ты очень ловок, и когти у тебя, точно у кошки. Не мог бы ты взобраться по стене колодца? Я уверена, ты и не такое еще смог бы!
        Пес раздулся от гордости после этих слов, выпустил длинные кривые когти и навострил уши.
        — Я попробую, дорогая принцесса,  — сказал он и лизнул ее в розовый носик.  — Я для тебя что угодно сделаю! Да, поднимусь наверх, а затем спущу ведерко и всех нас вытащу.
        Пес протиснулся в отверстие и начал карабкаться но неровным, выложенным кирпичом стенам колодца. Кладка от времени разошлась, местами отдельные ее кирпичи выступали, поэтому Пес достаточно легко находил опору. Но эти же выступы под тяжестью его лап порой крошились, и куски их с плеском падали в воду.
        Все четверо, замерев от волнения, ждали, когда Пес достигнет верха. Только бы не упал! Если сорвется, и, кувыркаясь, полетит далеко-далеко вниз, в воду,  — оттуда уже не выбраться!
        Мимо пронеслись еще несколько обломков… И всякий раз несчастные холодели от ужаса — не Пес ли падает? Но, к счастью, его когти оказались достаточно сильными, а главное — он не ведал страха, он даже не думал о том, что упадет, а лез все выше и выше. Ему стало жарко, он шумно дышал, преодолевая усталость, стремясь вперед и вверх, к пятнышку света.

        — Надеюсь, он сумеет добраться доверху, прежде чем явится гном, вырвалось с беспокойством у Питера.
        — Да уж,  — согласился Непоседа,  — теперь и защитить некому!
        Спустя некоторое время, они заметили, что обломки не летят. Непоседа опять высунулся и сообщил, что пятнышка света наверху не видно. Значит, Пес уже там!
        Вскоре раздалось чуть слышное позвякивание, а потом ко всеобщей радости, в колодец спустилось ведро. Непоседа поймал его, раскачивающееся на конце веревки, и остановил. Веревка натянулась: Пес наверху крепко держал ее. Значит, он благополучно вскарабкался наверх и спустил ведерко!

        — Ах, добрый старый Пес!  — облегченно вздохнула Фенелла.  — Я ведь знала, что у него это выйдет! Я, конечно, оставлю его у себя, когда вернусь домой.
        — Спешим!  — сказал Непоседа, которому не терпелось поскорее выбраться из темных недр горы.  — Первые Фенелла и Мэри. Здесь хватит места только для двоих!
        Девочки забрались и дернули за веревку. Ведро тут же начало медленно подниматься. Оно двигалось все выше и выше, мере того как Пес крутил ворот. И вот наконец ведро подошло к краю колодца, и Мэри с Фенеллой увидели счастливого Гоблинского Пса.
        — Ах, мой славный!  — бросилась к нему Фенелла, а за ней Мэри.  — А теперь давай скорее спустим ведерко вниз!
        Непоседа и Питер ждали его с нетерпением. Неужели оно так и не спустится? Вдруг лоточник услышал какие-то звуки в глубине пещеры. Он навострил уши. Так и есть! Там раздавался топот бегущих ног. Это мог быть только гном, который их разыскивал! Сердце Непоседы гулко забилось. Он заметил: Питер тоже слышит. Они затаились, словно мыши. О, только бы ведро спустилось вовремя!
        Шаги и раздавались все ближе и ближе. Лоточник опять высунулся и посмотрел вверх. К его радости, ведерко было уже недалеко, но казалось, что оно так медленно движется. Наконец оно поравнялось с отверстием, и Непоседа прямо втолкнул в него Питера. Затем уже почти влез сам, но тут подлетел гном, вконец запыхавшийся и стал звать Гоблинского Пса!
        — Гоблинский Пес, где ты?! Что ты сделал с Фенеллой? Гоблинский Пес, сюда, ко мне!
        Тут вдруг Проныра заметил через отверстие в стене перепуганное лицо лоточника, забившегося в ведро, и остолбенел.
        — Тяни, Пес, тяни!  — крикнул Непоседа, от всей души надеясь, что Пес его услышит. Ведро начало подниматься, раскачиваясь из стороны в сторону на конце веревки. Проныра просунул голову в шахту колодца и в изумлении уставился вверх Он и не догадывался, что мог быть такой путь к бегству. Гном едва верил своим глазам.

        Глядя вслед уплывающему вверх ведру, он начал яростно ругаться, размахивая кулаками. Непоседа, не сдержавшись стал ему дерзко отвечать. Это так взбесило Проныру, что он слишком уж просунулся в отверстие и вывалился! Он летел вниз, вниз, вниз, а затем — плюх!  — очутился в ледяной воде!

        Непоседа смеялся до слез, но Питер испугался.
        — А он сможет вылезти?  — спросил мальчик.
        — О, да!  — ответил Непоседа, вытирая слезы.  — Гном воспользуется каким-нибудь хитрым волшебством, ведь он много чего знает. Вот посмотришь, он обязательно будет продолжать погоню, пока мы благополучно не доставим Фенеллу домой! Уж о нем-то ты не беспокойся!

        Глава 9. Чудесное спасение

        Когда Питер и Непоседа наконец выбрались наверх, радости всех пятерых не было конца.
        — Вот мы и на свободе!  — ликовал торговец, вытирая лоб большим красным платком.
        — Это все благодаря нашему доброму другу,  — добавила Фенелла, крепко обнимая Гоблинского Пса, к его величайшему удовольствию.
        — А где же мы теперь-то?  — спросила Мэри, оглядываясь вокруг.  — Смотрите, вон там дом. Пойдемте спросим, где мы.
        Они подошли к маленькому домику и постучали в дверь. Она отворилась, и — подумать только!  — за нею оказался Зеленый Чародей, лучший друг Проныры! Гоблинский Пес сразу узнал его и шепотом предупредил остальных.
        — А!  — воскликнул волшебник, улыбаясь и внимательно взглядывая каждого,  — прошу вас, входите!
        Но никто не двинулся с места. Беглецы поняли, что Чародей узнал Фенеллу и наверняка стал бы задавать всякие каверзные вопросы.
        — Вы должны выпить со мной чашечку чаю,  — настаивал Чародей.  — И очень меня обидите, если откажетесь. А тогда со мной не очень приятно иметь дело, знаете ли. Ну так заходите же, сейчас я поставлю чайник.

        — Что тут оставалось? Все молча вошли в домик. Чародей взял чайник, и на лице его вдруг отразилось сожаление.
        — Нет воды,  — сказал он.  — Извините, пожалуйста, я сейчас принесу! Это займет не больше минуты.  — Он выбежал из дому с чайником и припустил к колодцу.
        — Ой, мамочка! А Проныра-то все еще в колодце!  — хлопнул себя по лбу Непоседа.  — Вот сейчас приятель его и поднимет в ведерке!
        Не на шутку встревоженные друзья приникли к окну. Вот Чародей опускает ведро в колодец, вот оно уже, наверное, в самом низу. Вот волшебник взялся за ворот, и по тому, с каким усилием он вращал рукоять, все поняли, что в ведре не только вода.

        — Похоже, Проныра в ведре… Что делать?  — в отчаянии бросил Питер.
        — Конечно, бежать!  — воскликнула Мэри.
        — От гнома не убежишь!  — вздохнул Непоседа.
        — А я знаю,  — подала голос Фенелла.  — Гоблинский Пес достаточно велик и силен, чтобы усадить всех нас на спину и умчать отсюда, правда, Пес?
        — Конечно,  — подтвердил тот, готовый на все ради маленькой принцессы.  — Смотрите, ведро уже наверху!
        Все и так не отводили глаз от колодца. Их опасения оправдались. Промокший до нитки Проныра выскочил из ведра как ошпаренный и вне себя от ярости принялся что-то кричать Зеленому Чародею. Тот, видно, не мог слова вымолвить от изумления и только жестом указал на дом. Проныра, обернувшись, широко и злорадно ухмыльнулся.
        — Сказал-таки, что мы здесь,  — охнул Непоседа.  — Ну давайте же, пора бежать!
        Все бросились к задним дверям. Один за другим беглецы вскарабкались на широкую спину Гоблинского Пса, вцепились в его шерсть, и тот что есть сил рванул с места.

        Обнаружив, что Фенелла и ее спасители пропали. Зеленый Чародей и Проныра бросились из дома и, выбежав, увидели, как Пес уносится прочь, а все остальные сидят у него на спине. Гном даже заплясал от злости. Немного придя в себя, они с Чародеем скрылись в доме.
        — Эта парочка задумала что-то недоброе!  — предупредил Непоседа, оглядываясь. Скоро они погонятся следом.
        Пес мчался галопом все дальше, и беглецы старались крепче держаться. Он почти летел. И Мэри подумала, что, конечно же, никому не удастся их поймать!
        — Вон они!  — крикнул вдруг Непоседа.  — Гном и Зеленый Чародей — на кошке из Страны великанов, что побольше осла! Они нас настигнут!
        Это была чистая правда. Огромная кошка неслась с ужасающей быстротой, и лоточник уже решил, что им не уйти.
        — Быстрее, быстрее!  — закричал он.
        И Гоблинский Пес поскакал вперед еще неистовей. Детям было не так-то легко держаться у него на спине, и не найди Фенелла две твердые шишечки, выступавшие из шкуры Пса, уж она-то наверняка упала бы. Принцесса ухватилась за шишечки, удивившись, что бы это могло быть.
        И тут произошло самое страшное. Пес вдруг споткнулся, взвизгнул от боли и захромал.
        — Что случилось?  — крикнул Непоседа.
        — У меня в ноге колючка,  — простонал бедняга Пес, ковыляя вперед на трех ногах.
        — Остановись, я ее вытащу!  — велел ему Непоседа. Бедняга послушался, и лоточник соскользнул с его спины. Пес поднял лапу, и Непоседа увидел в ней большую колючку. Торговец отыскал в ящике пинцет, взялся за колючку и ловко вытащил. Но увы, нога у Пса так болела, что тот едва мог на нее ступить!
        Непоседа в отчаянии обернулся: громадная кошка стремительно приближалась, а на спине у нее дико вопили гном и Чародей. Тут Фенелла спросила:
        — Непоседа, а что это за бугорки на спине у Пса?
        Непоседа лишь взглянул на них и тут же испустил ликующий возглас.
        — Гоблинский Пес! Ты еще никогда не отращивал крылья? А ты должен это уметь! Отрасти их, как только я потру шишечки и произнесу волшебные слова. Тогда ты сможешь полететь!
        — Я согласен,  — радостно откликнулся Пес.  — Мне всегда не хватало крыльев, но Проныра никогда не позволял мне их вырастить.
        Непоседа начал тереть шишечки и одновременно запел какое-то чудное заклинание. К огромному удивлению детей, шишечки сделались больше. Затем раскрылись, словно бутоны, и оттуда вылетели, разворачиваясь, большие желтые крылья, покрытые крупными голубыми кругами.
        Вот так чудеса! Гоблинский Пес с гордостью взмахнул ими.
        — Садитесь! Быстро!  — скомандовал он.  — Нас догонят если я немедленно не взлечу!
        Все мгновенно оказались у него на спине, видя с ужасом, как близко теперь гном и Чародей. Но вот Гоблинский Пес взмыл в воздух, взмахивая громадными желтыми крыльями и набирая скорость. Непоседа поглядел вниз и увидел, как гном и Чародеи окончательно взбешенные, смотрят им вслед, задрав головы, Ведь их огромная кошка не умела летать!

        Но не так-то легко было избавиться от Проныры. Он семь раз хлопнул в ладоши и выкрикнул несколько волшебных слов. И вдруг — раз, два — У кошки-великанши выросло четыре пары крыльев, и она тоже взвилась в воздух! Теперь она могла лететь не хуже Гоблинского Пса!
        — Быстрее, Гоблинский Пес! Быстрее!  — торопил Непоседа, и Пес с шумом задышал, разевая пасть.
        Питер в отчаянии поглядел вниз. Только бы поскорее показались разноцветные башни и шпили Страны фей! Но вскоре он разглядел что-то вдалеке и крикнул во весь голос:
        — Смотрите! Смотрите! Вы видите, да? Вон там, далеко-далеко? Это Страна фей, Страна фей!
        — Быстрее Пес!  — закричала Фенелла,  — скоро будем дома!
        Но Гоблинский Пес начал уставать: все-таки ноша была тяжелая, и он взмахивал крыльями все реже и реже. Когда они уже были совсем недалеко от Страны фей, Пес полетел так медленно, что Непоседа больше не сомневался: сейчас кошка-великанша их настигнет. И тут ему в голову пришла прекрасная и благородная мысль.
        — Гоблинский Пес, спустись на землю и дай сойти мне, Питеру и Мэри,  — сказал он, а сам лети с Фенеллой в Страну Фей — ведь с ней одной ты полетишь быстрее.
        Пес немедленно повиновался. Фенелла начала плакать: она не хотела возвращаться без друзей. Но Питер настоял, чтобы принцесса послушалась, и покрепче усадил ее на спине Пса. Конечно, с такой легкой ношей он полетел гораздо скорее.

        Непоседа тем временем загнал ребят под куст, так как кошка-великанша уже приближалась. Она несколько минут покружила у них над головой, высматривая, нет ли беглецов, но потом вновь пустилась за Псом и Фенеллой.

        — Теперь поскорее бы вернуться домой,  — тихонько сказал Питер.  — Непоседа, прошу тебя, идем с нами. Наша мама будет тебе очень рада, особенно когда узнает, каким ты оказался замечательным другом.
        — Да и мне тоже хотелось бы оказаться с вами дома в безопасности,  — ответил лоточник.  — Я согласен.

        Глава 10. И снова всё в порядке

        Когда в Стране фей увидели летящего Гоблинского Пса, то поднялась страшная суматоха. Жители поспешили сообщить об этом лорду Ролланду, а он немедленно отдал приказ, чтобы лучники подстрелили Пса.
        — Гоблинские Псы — злобные создания, они помогают черным ведьмам и гномам творить всякие пакости,  — сказал лорд Ролланд.  — Мы поймаем этого и возьмем в плен!
        Лучники выпустили тучи стрел навстречу подлетавшему Гоблинскому Псу. Он конечно не ожидал такого. Бедняга просто не знал, что делать! Повернуть назад он не решался, так как вовсе не желал столкнуться на лету с кошкой-великаншей! Нет, придется ему как-то пролететь сквозь обстрел и попытаться во что бы то ни стало благополучно посадить на землю маленькую принцессу!
        И храбрый Пес полетел дальше, содрогаясь всякий раз, когда острая стрела пронзала его огромные крылья. Фенелла всхлипывала, крепко обвив его шею руками. Она поняла, что происходит, и замирала от страха, что ее дорогого доброго друга серьезно ранят. Пес уже почти достиг стены, ограждавшей Страну фей, но тут меткая стрела попала в основание его правого крыла, и он стал падать, будучи уже не в силах лететь. Он забил левым крылом, и ему удалось благополучно опуститься на землю вместе с Фенеллой как раз перед самыми Золотыми воротами. Они тут же распахнулись, и наружу хлынула толпа, которая должна была доставить Пса к лорду Ролланду. Каково же было изумление жителей, увидевших принцессу Фенеллу, слезавшую со спины чудовища.
        — Фенелла! Ведь это маленькая принцесса Фенелла!
        Люди бросились к девочке, подхватили ее, унося за ворота. И вдруг сверху послышалось мощное хлопанье крыльев. Все, остановившись, подняли головы и увидели огромную кошку-великаншу, на спине которой сидели, глядя вниз, гном и Чародей.
        Лучники немедленно натянули луки, и сотня стрел со свистом взвилась в воздух. Кошки испустила дикий визг и сразу же повернула обратно, не обращая внимания на сердитые крики Чародея, понукавшего ее опуститься, чтобы отнять Фенеллу. Нет, с кошки было достаточно. Она упорно летела прочь, время от времени негромко попискивая, а стрелы мчались ей вдогонку. Внезапно Чародей вскрикнул и схватился за ногу. Затем завопил гном и схватился за нос. Обоих задели стрелы!

        — И поделом!  — крикнула Фенелла.  — Они это заслужили! Теперь получат урок и больше не вернутся!
        — О, Фенелла, маленькая дорогая Фенелла, пойдем же скорее к твоей маме, леди Розабель!  — наперебой кричали феи и почти бегом повлекли ее за руки ко дворцу. Принцесса пыталась упираться, оглядываясь на Гоблинского Пса, который тяжело дышал, широко раскинув поврежденное крыло.
        — Пустите, пустите меня к Гоблинскому Псу, я хочу посмотреть, куда его ранило!  — пыталась вырваться она.
        — Нет, нет, это ужасное создание!  — послышались крики со всех сторон.  — Оставь его! Мы за ним присмотрим. Смотри, вон твоя матушка!
        При виде матери принцесса забыла обо всем и бросилась в объятия к леди Розабель. Слезы радости катились по их щекам.

        — Идем, идем, покажись отцу!  — проговорила наконец леди Розабель.  — Он еще не знает, что ты здесь! Ох, Фенелла, дорогая Фенелла, подумать только, наконец-то ты и вправду дома!
        Принцесса все еще не могла поверить, что снова видит родные лица. В то же время она почувствовала такую усталость, что глаза закрывались сами собой. И все-таки ей хотелось рассказать матери обо всех приключениях — особенно она хотела объяснить, что Гоблинского Пса непременно надо оставить в Стране фей. Но леди Розабель не разрешила ей ничего говорить.
        — Сегодня ты очень устала, милая моя,  — остановила сна дочь.  — Идем спать. А завтра ты расскажешь все, что хочешь.
        — Но как же мой Гоблинский Пес,  — сонно пролепетала девочка, почти закрыв глаза.
        — Мы приглядим за ним,  — хмуро пообещал лорд Ролланд. Он еще даже не догадывался, что обязан Псу спасением дочери.
        Лорд Ролланд поцеловал маленькую принцессу и поспешил отдать распоряжения.
        Как только Фенеллу увели, маленький народец и одно мгновение окружил ошеломленного Гоблинского Пса, терпеливо ждущего возвращения принцессы. Он надеялся, что Фенелла заберет его и омоет раненное крыло. Между тем Пса крепко связали и, угрожая страшными карами, поволокли в тюрьму, хотя тот и не думал сопротивляться.
        Пленника оставили в тюремной камере одного и заперли. Пес страдал от жажды и голода, крыло болело, но никто больше не уделил ему ни капельки внимания. Все считали, что он — злобный слуга гнома, который похитил Фенеллу.
        А Пес не знал, что и думать; он был глубоко несчастен. Непоседа, Питер и Мэри, как только кошка-великанша с гномом и волшебником улетели прочь, выползли из-под куста и огляделись.
        — Я знаю, где мы!  — радостно воскликнул Питер.  — Мы не очень далеко от дома. Смотри, Мэри, вон пастушеская хижина, в которой отец часто пережидает зимой снегопад и метель.
        И они живо направились к маленькой долинке, где стоял их дом. Непоседа беспокоился, благополучно ли Гоблинский Пес с Фенеллой прибыли в Страну фей. Вдруг он схватил близнецов за руки и потащил под дерево.
        — Кошка-великанша летит!  — приглушенно выговорил он. Дети подняли головы. Да, над ними летела кошка, а на спине у нее вопили Чародей с гномом, один схватившись за нос, а другой — за ногу.
        — Быстро они,  — удивленно произнес Непоседа.  — Это значит, что Фенелла в безопасности. Замечательно! Ну что ж, завтра мы ее увидим!
        Они пошли дальше, и близнецы вскоре уже увидели свой дом. Непоседа издалека заметил, как сияют Золотые ворота в Страну фей. Снаружи, к безмерному удивлению всех троих, лежал Гоблинский Пес с безжизненно распластанным на земле раненным крылом. Принцессы с ним не было.
        — Что случилось?  — воскликнул Питер, округлив глаза.  — Почему Гоблинский Пес не вместе с Фенеллой? О, глядите, бежит тьма народу! Наверное, поприветствовать Пса и забрать его в Страну фей.
        И тут они в полном недоумении увидели, как Пса связали и грубо, будто пленника, поволокли через ворота — наверняка в тюрьму.
        — Я этого не потерплю!  — затряс кулаками Питер и бросился вниз по склону к воротам с криком: «Стойте! Стойте!».
        Но его конечно не услышали. Пса утащили, а ворота заперли. Питер и Мэри подбежали и стали колотить в них, пока наружу не выглянул разгневанный привратник.
        — Впустите нас, впустите, мы хотим взглянуть на Гоблинского Пса и Фенеллу!  — требовал Питер.  — Гоблинский Пес наш друг. Нельзя с ним так обращаться!
        Когда привратник узнал близнецов, он отказался открыть ворота.
        — Разве вы забыли, что сказал лорд Ролланд: никогда не возвращаться больше в Страну фей!  — в негодовании заявил он.  — Вы двое дрянных детей, и если Гоблинский Пес — ваш друг, вас тоже следовало бы отправить вместе с ним! Подумать только, он посадил нашу маленькую принцессу себе на спину и летел с ней прямо над Страной фей! Если вы немедленно не уберетесь, то окажетесь в тюрьме!



        — Идемте отсюда, обратился к ребятам Непоседа.  — Что-то здесь не так. Лорд Ролланд не собирается вас прощать и вздумал наказать бедного старого Гоблинского Пса, хотя тот нам очень помог. Вероятно, Фенелла о нас совсем забыла.
        И все трое, совершенно сбитые с толку, пошли прочь от сияющих ворот. Даже сама эта мысль, что Фенелла забыла о них, была ужасна. Но как же тогда объяснить происходящее? Если она позволила бросить в тюрьму бедного Гоблинского Пса, значит, она действительно забыла своих друзей!
        — Идем к нам,  — сказал Питер, беря под руку Непоседу. Коробейник выглядел просто несчастным.  — Уж мы-то не забудем, как ты нас выручил, Непоседа!
        Но вот наконец они распахнули дверь родного дома! Ничего не изменилось. Здесь все по-прежнему. Мама все еще лежала в постели, а отец варил что-то в горшочке на огне. При виде детей, оба радостно воскликнули.
        Питер и Мэри сначала бросились к матери и крепко обняли ее, а затем отца. Непоседа робко стоял у двери, раздумывая, не лишний ли он здесь. Но Мэри взяла его за руку и подвела к матери.
        — Мама, это лоточник Непоседа,  — сказала она.  — Он стал таким верным другом нам и Фенелле, без него мы никогда бы не вернулись домой целыми и невредимыми.
        Мама улыбнулась Непоседе и протянула ему руку. Она поблагодарила его и заверила, что в их домике ему в любое время будут рады.
        — Мы хоть и бедны,  — продолжала она,  — но знайте: всем, что у нас есть, мы всегда поделимся с вами, Непоседа.
        — Вот теперь-то мы не бедны!  — лукаво возразил Питер. Он вспомнил о драгоценных камнях, которые вынул из стен пещеры под холмом, и высыпал их из кармана на кухонный стол. Отец не мог сначала слова вымолвить от изумления.

        — Это же целое состояние!  — воскликнул он.  — Расскажите, как они вам достались?
        И близнецы начали рассказывать об своих приключениях. Они говорили взахлеб, перебивая друг друга. Отец молчал, просто не сводил с них удивленных глаз и перебирал в пальцах самоцветы. А мама слушала лежа и замирала, представляя себе все опасности, через которые их детям пришлось пройти.
        — Видишь, мама, мы спасли Фенеллу, как и обещали,  — сказал Питер.  — И отец наш теперь богат, потому что мы принесли ему эти камешки. Теперь мы сможем покинуть этот бедный домик и купить чудесный дом, совсем такой, о каком ты всегда мечтала, мамочка!
        — Единственное, чего нам не удалось,  — это сделать маму здоровой,  — грустно заметила Мэри.
        — Но тут могу помочь я!  — неожиданно заявил Непоседа. Он порылся в своем лотке и отыскал желтенькую бутылочку.  — Это волшебное лекарство, достаточно могучее, чтобы исцелить кого угодно от любого недуга. Примите трижды но капельке, сударыня,  — и будете здоровы.

        И что же вы думаете? Питер и Мэри едва верили своим глазам! Их матушка приняла первую капельку лекарства и сказала, что ей сразу же стало лучше.
        — После второго приема вы сможете встать, а после третьего от болезни и следа не останется,  — уверил ее Непоседа, радуясь, что смог принести такое счастье маленькому семейству.
        — Я проголодалась,  — сказала вдруг Мэри.  — Кажется, сто лет прошло с тех пор, как мы пили чай в пещерке под Сияющим холмом.
        — Еда в кладовой,  — отвечала мама.  — Накройте на стол, дорогие мои, и мы вместе поужинаем. А потом вам всем нужно немедленно отправиться в постель, вид у вас очень утомленный.
        Они замечательно поужинали, и Непоседа сказал, что это самый лучший пирог с крольчатиной, какой он когда-либо пробовал! Затем они с Питером устроились на кровати мальчика, а Мэри улеглась в свою постель. Вскоре дети крепко спали и даже не слышали, как родители обсуждают, что они сделают, когда продадут драгоценные камни.
        Следующее утро было ясным и солнечным. Фенелла проснулась во дворце в своей белой постельке и сперва не поняла, где она. Затем все вспомнила. Как замечательно, что она снова дома!
        Принцесса сбросила одеяло, встала и не в силах сдержать радость начала танцевать.
        Но вот наконец она остановилась и вспомнила, что произошло вчера вечером.
        «А где же Гоблинский Пес? Где Питер, Мэри и Непоседа? Что с ними? Подумать только, вчера вечером, я, похоже, уснула на ходу, так и не узнав, что произошло с моим дорогим Гоблинским Псом и остальными!  — пронеслось у нее в голове.  — Надо же, что они теперь обо мне подумают? О, надеюсь, что Пса хорошо устроили, а поврежденное крыло перевязали!»
        Принцесса побежала к маме спросить обо всем, и когда услышала, что Пес в тюрьме, а близнецов прогнали от ворот, она встревожилась и не на шутку огорчилась. Слезы полились по ее щекам, и Фенелла принялась рассказывать:
        — Они — мои лучшие друзья,  — рыдала она.  — Питер и Мэри вызволили меня, а Гоблинский Пес все время охранял. Вы не должны были запирать его в тюрьму. Вы его так обидели!

        Когда мать и отец принцессы услышали, как все было на самом деле, их удивлению не было конца. Выходит, Питер и Мэри действительно отправились выручать их маленькую дочь, а Гоблинский Пес был не злобным, а добрым и отважным!
        — Надо все немедленно исправить,  — решительно сказал лорд Ролланд.  — Пусть Гоблинского Пса приведут сюда, и мы его поблагодарим.
        К немалому удивлению Пса, его привели из тюрьмы во дворец, а там он увидел Фенеллу, которая подбежала к нему и обвила руками его мохнатую шею. Лорд Ролланд и леди Розабель гладили его и нахваливали, а придворный лекарь тут же перевязал его крыло. Псу дали целую гору еды, и теперь он испытывал истинное блаженство.
        — А теперь, папочка и мамочка,  — твердо сказала маленькая Фенелла,  — я хочу поскакать верхом на Псе к дому Питера и привезти его, Мэри и Непоседу в Страну фей. Мы проскачем по всем улицам, чтобы все видели!

        Она немедленно пустилась в путь, и вскоре Гоблинский Пес доставил ее к домику в долине. Как были рады их видеть Питер, Мэри и Непоседа, как они обнимали Фенеллу!
        — Садитесь снова все!  — сияя от радости, пригласила принцесса.  — Мы едем к нам, в Страну фей.
        — А разве нас туда пустят?  — с сомнением спросила Мэри.
        — Конечно!  — уверила ее Фенелла.  — А если не пустят, я тоже туда не вернусь! А буду жить у вас!
        Но конечно же всех пропустили в Золотые ворота, вдоль улиц вытянулись толпы народу, а многие выглядывали из окон, чтобы посмотреть на это удивительное шествие! Все громко кричали: «Ура!»
        Трижды «ура» Фенелле! Трижды «ура» Мэри, трижды «ура» Питеру! Трижды «ура» Непоседе! И трижды «ура» доброму старому Гоблинскому Псу! Гип-гип-ура!

        Кто-то повязал на шею Псу огромный красный бант, и он блаженствовал. У дворца друзей встретили родители Фенеллы и помогли спуститься с широкой спины Пса.
        Леди Розабель крепко обняла близнецов и горячо поблагодарила их за все. Затем пожала руку Непоседе, зардевшемуся от гордости.
        — Сегодня в нашем дворцовом саду будет большой веселый праздник,  — объявил лорд Ролланд, улыбаясь всем и каждому.  — Приглашаются все. А вечером устроим фейерверк!

        — А нельзя, чтобы Гоблинский Пес сидел рядом со мной за чаем?  — озабоченно спросила Фенелла, тогда как тот в величайшем восторге завилял хвостом.
        — Конечно, можно,  — разрешил лорд Ролланд.
        В тот день Гоблинский Пес сидел рядом с Фенеллой, а с другой стороны усадили Мэри. С двух сторон от них разместились Питер и Непоседа, а близ леди Розабель и лорда Ролланда — родители близнецов! О, что это был за праздник!
        — В благодарность за отвагу и доброту ваших детей,  — сказал отцу близнецов лорд Ролланд,  — я намерен подарить вам небольшой замок в Стране фей, неподалеку от моего дворца. Надеюсь, вы будете так добры, что позволите своим детям играть с Фенеллой каждый день.
        Разве не восхитительно? Дети были этому только рады.
        — Я с удовольствием приму подарок,  — с поклоном ответил пастух. Он великолепно выглядел в дорогом наряде, который купил на деньги, вырученные от продажи самоцветов.  — Теперь я богат и вполне могу себе позволить жить в замке. А моя жена исцелилась чудесным лекарством лоточника, она теперь совершенно здорова.
        — А как мы наградим Непоседу?  — спросила принцесса.  — Он не может жить у нас во дворце? Я была бы очень счастлива.
        — Нет, Фенелла,  — отозвался Непоседа.  — Зато я не буду счастлив, живя во дворце. Мне хорошо тогда, когда я странствую. Но я буду частенько наведываться к вам в гости.
        — И мы всегда будем покупать у тебя все ленты, ситцы, шелка, тесьму, пуговицы, крючки и все что угодно!  — воскликнула Фенелла, стискивая в объятиях раскрасневшегося коробейника, который поистине не знал, куда деваться от счастья.
        — А как быть с Гоблинским Псом? Его-то как наградить?  — спросила леди Розабель, поглаживая счастливого Пса.
        — Я знаю как,  — сказала Фенелла.  — Мамочка, я опустошила свою копилку и дала деньги мистеру Хаммеру, эльфу-плотнику. Он построит Гоблинскому Псу большую и удобную конуру. И тот будет в ней жить под окном моей спальни и охранять меня всю жизнь, потому что я его очень-очень люблю!
        Гоблинский Пес так обрадовался, что принялся лить огромные слезы прямо в молоко и на печенье. Он не мог и мечтать о лучшем.
        С тех пор Питер и Мэри живут в Стране фей, их родители стали там важными персонами. Близнецы часто видят и своего друга Непоседу. Лоточник всякий раз, когда наведывается в Страну фей,  — а это бывает каждую неделю — пьет чай с ними и Фенеллой. А видели бы вы конуру Гоблинского Пса! Она выкрашена в веселый голубой цвет, а каждый гвоздик — из золота. Неудивительно, что Пес ею гордится!
        И, как правило, в субботу после полудня все четверо отправляются прокатиться на его широкой спине, усевшись между большими желтыми крыльями — и уж конечно он всегда доставляет их назад целыми и невредимыми!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader . Для андроида Alreader, CoolReader, Moon Reader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к