Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Аматуни Петроний: " Избранные Сочинения В Трех Томах Том 2 Если Б Заговорил Сфинкс " - читать онлайн

Сохранить .
Избранные сочинения в трех томах. Том 2. Если б заговорил сфинкс Петроний Гай Аматуни
        Содержание:
        Почти невероятные приключения в Артеке
        Если б заговорил сфинкс...
        Крепкий орешек
        
        ПОЧТИ НЕВЕРОЯТНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ В АРТЕКЕ
        (СКАЗОЧНАЯ ПОВЕСТЬ)
        Всем артековцам, которые есть, и тем, которые будут…
        Глава первая
        Жизнь, как она есть
        1.
        Он происходил из знатного рода австралийских попугаев и, как все птицы, был дважды рождённый. Первый раз он появился на свет в виде белого яичка в далёком австралийском городе Сиднее.
        - Там была самая безмятежная пора моего предварительного детства, - с удовольствием вспоминал он потом.
        Уже тогда, влекомый жаждой впечатлений, он совершил смелое путешествие, пролетев в самолёте тысячи опасных километров, и приземлился в столице Великобритании - Лондоне.
        На пути пришлось преодолеть африканские грозы и океанские штормы, ужасная болтанка трепала над Бискайским заливом, но нашему мужественному авиатору это было нипочём: ведь спокойнее всего участвовать в воздушных странствиях в качестве яйца.
        - А когда вылупишься, - заметил наш мудрец в беседе с автором этих строк, - то начинается жизнь - как она есть…
        После короткого отдыха он перелетел из Лондона в Москву, где пересел на поезд и всего за двадцать часов добрался до нашего весёлого города, раскинувшегося на крутом правобережье Дона в тихом месте, где реку опоясали два новых автомобильных моста и один железнодорожный, построенный ещё в давние времена.
        Здесь, решив угомониться, Великий Покоритель Пространства уверенно пробил своим прочным клювом нежную скорлупу и родился вторично в семье человека, разводившего говорящих птиц.
        Его нарекли прекрасным именем Тюля-Люля, которое могло означать всё что угодно и вместе с тем - ничего.
        Когда Тюля-Люля окреп, добрый хозяин передал его за приличное вознаграждение Папе, а тот уже отдал его бесплатно своему двенадцатилетнему сыну Килограммчику.
        Этот молодой человек, находясь тогда в пятом классе средней школы, с трудом, как сквозь дремучие тропические леса, пробирался к основам наук.
        Когда у него появлялась «неохота», его подгонял Папа, а в частые минуты неудач Килограммчик находил утешение в ласковых объятиях Мамы, закрывая глаза на то немногое, что осталось позади, и боясь представить себе то, что ожидало его ещё впереди до окончания учебного года, не говоря уже об Аттестате зрелости…
        2.
        Трудно описать красавца Тюлю-Люлю. Рост у него небольшой - сантиметров двадцать. На крепкой умной головке будто надета золотистая тюбетейка, а на груди - золотистая «манишка» с тёмно-синими пятнышками в виде ожерелья. На короткой шее золотистые и синие тоненькие «волны» и такой же расцветки крылья, небольшой размер которых понуждал к стремительному и «порхающему» полёту. Хвост длинный, из шести-семи синих перьев. Лапки с четырьмя пальцами - тоже синие, но не так, будто от холода, а по-настоящему. У Тюли-Люли даже крючковатый клюв был с синей шишечкой наверху.
        Его друга, уже упомянутого мной Килограммчика, на самом деле звали Гошкой. Это розовощёкий толстячок с плутоватыми карими глазами. Шатен, среднего для своих лет роста.
        У каждого человека есть какая-нибудь особенность в характере; у Гошки сопротивление. Всему и во всём. Особенно сильно оно вспыхивало, когда Папа давал ему поручение. Любое. Даже ничтожное. Например, вбить гвоздь в деревянную стену. В таких случаях Гошка тратил уйму усилий, чтобы оттянуть время: пересчитывал мух на кухне, гонял соседского сиамского кота Осьминога Кальмаровича, принимал таблетки от головной боли - лишь бы не браться сразу за порученное ему дело.
        Вот каким странным и непохожим на других рос этот Гошка…
        Ещё он любил поесть и в этом искусстве тоже не имел себе равных. Папа пытался его сдерживать, но это редко удавалось: Мама готовила так вкусно, что бывало, и сам Папа неохотно поднимался из-за стола, тяжело отдуваясь.
        Ели же к обеду подавались ещё и блины да миска сметаны, Папа весело говорил:
        - Ну, брат, держись… - и, расправив плечи, добавлял: - Не посрамим свою фамилию!
        И не посрамляли, разумеется.
        К третьему классу фигура Гошки округлилась и стала, как гирька, - отсюда и прозвище Килограммчик.
        Папа, как и полагается, был главой семьи с самого её основания. И ещё писал книги для детей младшего и среднего школьного возраста, преимущественно сказки.
        Писатели, как правило, надомники: пишут в своём домашнем рабочем кабинете. Папа вставал чуть свет, и Гошка не переставал удивляться: к чему? Ведь раз ты нигде на службе не состоишь и тебе так повезло, что не надо являться, как в школу, к определённому часу, не угнетай свой организм, а создавай ему щадящие условия!
        Но Папа фактически мог работать только не более двух-трёх часов в сутки - утром. Потом семья, как следует завтракала, он провожал жену и сына до двери, брился и… отправлялся на: заседание, совещание, симпозиум, собрание, форум, митинг, диспут, встречу с читателями или выступление по телевидению (радио), открытие (или закрытие) выставки - одним словом, отправлялся на Мероприятие и возвращался домой вечером, где (по чётным числам) к этому времени собирались гости и единодушно выбирали улыбающегося Папу тамадой, то есть главным диктором застолья.
        Мама была пе-ди-ат-ром (детским врачом). За день она умудрялась принять, осмотреть и вылечить несколько десятков ребятишек, по пути домой наполнить две огромные авоськи, ещё успевала приготовить ужин, а когда не было гостей (по нечётным числам) - выстирать, высушить и выгладить бельё.
        Гошка старался не вмешиваться в дела родителей и быть самым незаметным в доме, чтобы ему давали минимум поручений. Тем более, что сейчас у него появилась забота - научить говорить Тюлю-Люлю. Но попугайчик упорно молчал, хотя по его осмысленному взгляду было видно, что он с интересом слушал Гошку, особенно когда тот читал стихи.
        И вот сегодня (в нечётный, «разгрузочный», день) Папа вспомнил о сыне и попытался уточнить, сделал ли Гошка уроки. И есть ли у него вообще дневник.
        Это оказалось так некстати, что Гошка умоляюще глянул на Маму, и та немедленно пришла на помощь.
        - Своим постоянным контролем, ты хочешь отнять у ребёнка детство, - сказала она Папе. - Пусть он хоть изредка отдыхает…
        - Изредка? - с сомнением повторил Папа. - Он пришёл из школы четыре часа назад и всё ещё не сбросил с себя усталость. Что их там, прессуют, что ли?
        - Довольно того, что мы с тобой не знаем покоя! Сейчас время так ускорилось - не успеем оглянуться, как наш малыш вырастет и сам станет папой…
        От этих слов Гошка похолодел.
        - Мне бы хотелось подольше оставаться ребёнком… - признался он.
        - Странный ты человек! - пожал плечами Папа. - Всё свободное время возишься с попугаем, когда перед тобой открывается удивительный мир неведомого!
        - Как же! - усмехнулся Гошка. - Взрослые день и ночь барахтаются в нём: уже ничего не осталось на нашу долю…
        - Ты видишь, как терзается ребёнок! - торжествующе сказала Мама. - А ведь ему необходим щадящие режим.
        - Ошибаешься, сынок, - продолжал Папа. - Этому миру неведомого конца-края не видно: полностью его изучить не одному поколению невозможно - так коротка человеческая жизнь.
        - Вот хорошо! - обрадовался Гошка. - Тогда и браться не надо. Научатся люди жить по пятьсот лет - пусть те поколения и пробуют…
        - Устами младенца глаголет истина, - поддержала его Мама.
        - Ты хочешь, чтобы наш сын вырос безграмотным чудиком? - поднял брови Папа.
        - А чем лучше чудик образованный?! - парировала Мама. - Я хочу, чтобы Гошенька стал нормальным человеком, не обходя детство стороной; тогда ему ничто не грозит!
        - Ну что ж, я разрешаю ему дружбу с попугаем, - тоном приказа заявил Папа, - но при условии, что мой сын избавится от двоек и троек. Решено! Хватит дебатов, а то я растеряю то, что придумал сейчас…
        - Ты работаешь, даже когда разговариваешь, - едко сказала Мама. - Смотри, чтобы ты сам…
        Папа не успел возразить: Гошка уловил, что разговор приобретает разрушительный характер, и вмешался.
        - Хватит вам, родители! Лучше объясните мне, необразованному, - искоса глянул он на отца, - почему вы так перегружаете себя и не измените свой образ жизни? Бросьте работать и посвистывайте…
        Папа и Мама растерянно переглянулись.
        - Это ты? - грозно спросила Мама, поворачиваясь в Папе.
        - Что я?! - испуганно моргнул Папа.
        - Я спрашиваю: это ты внушил ребёнку своё низкое желание превратить меня в домашнюю работницу?.. А сами будете посвистывать?..
        - Послушай, ну как ты могла?..
        - Да, разумеется, расхохоталась Мама, и голос её задрожал. - Ты представитель сильного пола. Творец! А я должна бросить работу и обслуживать двух объедающихся мужиков?!
        - О чём ты говоришь? Причём тут я?.. Гошка, ты понял что-нибудь?!
        Мама заплакала.
        - Значит это у него наследственное, - проговорила она сквозь слёзы. - Я знала, что в тебе живёт жестокий деспот, вселившийся теперь и в моего сына… На я этого не допущу, так и знай!
        - Да нет, же, Мама, - повысил голос Гошка. - Я имею в виду вас обоих: ведь Папа может всё бросить и чихать в промокашку…
        - Ах так! - возмутился Папа. - Ты хочешь, чтоб твой отец стал бездельником? Вёл жизнь завзятого тунеядца? Лишился радости творчества?! Я тебе чихну!..
        И Папа кинулся к шифоньеру. Гошка сообразил, чем это может обернуться, и мгновенно исчез из дома.
        Тюля-Люля с удивлением наблюдал происходящее и даже поковырял коготком в носу.
        Папа, с ремнём в левой руке, присел на диван рядом с Мамой, вытер её платочком слёзы и нежно обнял за плечи правой рукой. Потом Мама поцеловала Папу и ушла в магазин, довольная тем, что день заканчивается так удачно. Папа задумчиво посмотрел ей вслед, облегчённо вздохнул, словно капитан океанского лайнера, миновавший бурю, погладил Тюлю-Люлю по золотистой тюбетейке и тихо произнёс:
        - Тяжела ты, доля мужская…
        И вдруг Тюля-Люля отчётливо, голосом Папы, произнёс:
        - Тяжела ты, доля мужская.
        Папа пошатнулся от удивления, а потом обрадовался и спросил:
        - Так, значит, ты говорящий попугай?
        - Иес, - скромно ответил Тюля-Люля, что по-английски означает «да».
        3.
        Теперь Тюля-Люля говорил беспрестанно, повторяя почти всё услышанное и лишь изредка вставляя английские слова, знакомые ему ещё по «предварительному детству», - когда он был яичком в Австралии, где этот иностранный язык очень распространён.
        Пошли тёплые дни.
        Папа купил Тюле-Люле просторную клетку и установил её на балконе, чтобы попугайчик мог дышать свежим воздухом в безопасности.
        В первый же вечер, когда вся семья отправилась в кино, а Тюля-Люля на балконе коротал время в одиночестве, ни с того ни с сего возле клетки появился шустрый воробей.
        Затворник искоса глянул на это невзрачное существо и придал себе важный, равнодушный вид. - Кто вы, если не секрет? - нарушил затянувшееся молчание незнакомец.
        - Я Тюля-Люля, - гордо ответил наш герой, - австралиец, происхожу из знатного рода Пситтакиформес, то есть попугаев… Родился из белого яичка без единого пятнышка и являюсь членом семьи Многолетнева!
        - О, ваше сиятельство! - сразу присмирел воробей и для чего-то огляделся. - Так вы родственник писателя!..
        - Иес! - ещё более значительным тоном ответил Тюля-Люля и задрал клюв к небу.
        - Не завидую вам, ваше сиятельство, - сочувственно чирикнул собеседник.
        - Ты… ты что, смыслишь в литературе?!
        - Ваш Папа имеет обыкновение читать самому себе вслух, и я порой с удовольствием слушаю… Однако сейчас я имею в виду его сына, этого душегуба и мучителя… Когда он даёт духу пришельцу Осьминогу Кальмаровичу, я не возражаю…
        - Пришельцу? Так-так, продолжай.
        - Так вот я и говорю: писательский сынок, Килограммчик, видимо, набрался от сиамского пирата жестокости, сделал себе рогатку из вишнёвого дерева и пуляет по нас, то есть по воробьям!..
        - Пуляет? Это ружьё или пистолет?
        - Ни то ни другое, ваше сиятельство. Это много ужаснее… Я опасаюсь, вы ещё увидите…
        - Гм… Как тебя зовут?
        - Меня?! - смутился воробей. - Никак… Я ведь никто; я даже вылупился из яичка с крапинками… У меня нет имени.
        - Надо бы обзавестись, - посоветовал Тюля-Люля, - это удобно. Для меня, например.
        - Слушаюсь, - склонил головку воробей.
        4.
        Его не было два дня, а на третий он примчался радостный и шумный.
        - Ваше сиятельство! - захлёбываясь от восторга, чирикал он. - Я придумал себе кучу имён… Но самое красивое, по-моему, Люля-Кебаб! Каково?
        - Я думаю, - наставительно ответил Тюля-Люля, - что тебе из простой семьи негоже называться столь звучно… И потом, люля-кебаб - это еда. Не далее как вчера Мама угощала меня…
        - Жаль… А если я назовусь Домино?
        - Проще надо, приятель, проще…
        - Фиалка?
        - Это слишком нежно!
        - Карбюратор?
        - Тоже красиво, хотя и грубее.
        Они перебрали ещё с десяток имён, и вконец огорчённый воробей предпринял последнюю попытку:
        - Может быть, Чик-Чирик?..
        - Ну что ж, - одобрительно кивнул Тюля-Люля. - Пожалуй. Скромно. Запоминается легко… И ближе к происхождению.
        - Я - Чик-Чирик, у меня теперь тоже есть имя! - на весь двор заорал воробей и запел тут же сочинённую им песенку:
        Я Чик-Чирик, Я Чик-Чирик,
        Я ко многому привык
        И не боюсь отныне
        Сиамского котыню,
        Ведь я знаком и дружен с ним -
        С его сиятельством самим!
        И хотя стихи были далеки от совершенства, Тюля-Люля благосклонно отнёсся к доморощенному поэту и даже слегка одобрил:
        - Гуд. Вот только насчёт дружбы ты хватил лишку…
        - Простите, ваше сиятельство… может быть, я подредактирую песенку?.. Допустим так:
        Я Чик-Чирик, я Чик-Чирик,
        И ко многому привык;
        Его сиятельство само
        Мне подарило имя, но…
        - Этот вариант совсем Вери гуд, - сказал Тюля-Люля. - Ведь жизнь полна всяких «но», и преуспевает тот, кто в совершенстве разбирается в них - я слышал это в Лондоне. Ну что ж, хвалю, хвалю… Ол Райт!
        5.
        Подошло лето.
        Килограммчик блестяще перешёл в следующий, шестой, класс. Всего с одной четвёркой - по пению. В школе его приводили в пример, но больше всех торжествовала Мама:
        - Вот видишь! - сказала она Папе. - Ты оставил мальчика в покое, и он показал, на что способен.
        Папа и Килограммчик переглянулись и перемигнулись. На самом деле всё обстояло иначе. Папа однажды поймал своего сына за шиворот и грозно сказал:
        - Двойки или жизнь?! Выбирай…
        - А как же с детством? - намекнул Гошка. - Мама будет в отчаянии.
        - Если только пикнешь ей, смотри тогда, - твёрдо заверил Папа. - Ты не птица и нечего порхать по жизни. А детству дело не помеха… Ну?
        И перед взором струхнувшего Гошки убедительно замаячил великолепный сыромятный ремень, приобретённый Папой по случаю.
        - Жизнь… - сдался Килограммчик.
        - Но только порядочного человека! - предупредил Папа.
        - Согласен.
        - Клянись!
        - Честное пионерское.
        - А теперь давай дневник и начнём…
        И, представьте себе, дело пошло на лад!
        Вот как было всё в действительности, но они не хотели расстраивать маму и лишать её удовольствия приписать успехи Гошки своей методе.
        6.
        - Всё, - сказал Гошка Тюле-Люле, - второго числа еду в Артек.
        - Это что такое?
        - Как тебе объяснить?.. Пионерский лагерь. Лучший в мире! Туда и детей направляют особо отличившихся…
        - И ты тоже отличился?
        - А то! Сам посуди: плёлся в хвосте и вдруг - вжик! - выскочил в отличники. Такими гордятся больше всего, потому что отличник - он сам по себе отличник и никого не удивляет, а нерадивые, вроде меня, если вырвутся вперёд, то все учителя гордятся: мол, наша работа! Я и дальше так буду: первая четверть на двойках, вторая - на тройках, а потом - вжик! - и отличников догнал… стратегия, брат!
        - И тебя примут в Артеке?
        - С оркестром!
        - Но ведь ты сделал рогатку?!
        - А-а, - покраснел Килограммчик. - Это сиамский бродяга натрепался?
        - Чик-Чирик рассказал.
        - Серенький?
        - Да. Ему-то за что досталось?
        - Ошибка молодости, - вздохнул Гошка. - Больше не буду! Хочешь, я сломаю рогатку? И - никому ни слова…
        - Хочу.
        Тюля-Люля перелетел на крышу шифоньера, чтобы лучше видеть, как Гошка разломает своё изделие и выбросит в мусоропровод.
        А второго числа следующего месяца Тюля-Люля расстался с Килограммчиком и заскучал.
        7.
        Тот ужасный день, что так резко изменил жизнь Тюли-Люли, начался в воскресенье после обеда. Мама утром проводила Папу в Симферополь, чтобы потом он автобусом добрался до Артека - проведать Гошку, развесила бельё во дворе, побеседовала с соседкой, и тут началась катавасия…
        Небо сразу помрачнело, низкие рваные тучи, вытягиваясь и клубясь, то как бы дёргали друг дружку, то словно гонялись взапуски и ворчали, как львята.
        Мама сбежала вниз и стала снимать с верёвки надувшиеся ветром рубашки, наволочки и огромный пузырь - пододеяльник; Тюля-Люля вышел из клетки и намеревался помочь Маме советом, но не успел пошевелить крылышками, как сиамский негодяй кинулся на него, обхватил лапами и зловеще мяукнул сквозь зубы.
        Тюля-Люля завопил вне себя от ужаса, но его крик поглотил страшный удар грома. Только Чик-Чирик успел услышать, потому что находился поблизости.
        Мгновение - и смелый воробей, подгоняемый порывом ветра, кинулся на Осьминога Кальмаровича и ударил злодея по темечку. Сиамец от неожиданности выпустил попугайчика из лап. Правда, в последнюю секунду он всё же успел ухватить зубами свою жертву за хвост и вырвал несколько перьев. Тюля-Люля свалился с балкона в пыльную бездну; очередной, ещё более мощный порыв упругого ветра подхватил его, оглушённого и ослеплённого молнией, и увлёк в неведомую даль.
        Чик-Чирик, несмотря на нелётную погоду, хотел устремиться за своим покровителем, но тут небо прорвалось окончательно, и Тюлю-Люлю словно бы смыло проливным дождём.
        Гроза буйствовала не менее часа. Потом небо очистилось, и ласковое солнышко с недоумением глянуло на бурные потоки воды, отражаясь в сотнях луж.
        Чик-Чирик произвёл взлёт и принялся за поиски.
        - Ваше сиятельство, ваше сиятельство! - звал он, большими зигзагами расширяя трассу своего полёта, но напрасно.
        Земля отвечала многоголосым гомоном, вежливо короткими сигналами автомобилей, противным визгом трамвайных колёс на высыхающих рельсах.
        К вечеру сил у воробья поубавилось основательно: он пересёк уже почти весь город и очутился в посёлке, что совсем рядом с аэропортом.
        - Ваш… ст-во… - едва слышно попискивал он, и, когда уже вовсе утратил надежду, где-то рядом, из беседки в чьем-то саду, послышался радостный и давно ожидаемый голос:
        - Я здесь, Чик-Чирик! Это ты барахтаешься в мире неведомого?
        Обрадованный воробышек юркнул под крышу беседки и увидел столь изрядно потрёпанного попугайчика, что едва узнал в нем «его сиятельство».
        От счастья у Чик-Чирика наступила минутная немота, потом, заикаясь от волнения, он пропищал:
        - Ваше… с-тво… Эко вас изобразило…
        Вероятно, он хотел сказать «преобразило», но поторопился.
        - Ну-ну, малыш, - одобрительно заметил Тюля-Люля, - ты просто молодец, что нашёл меня, безграмотный чудик…
        - Ваше… ст-во… - поразился Чик-Чирик, - что вы говорите? И почему, как люди?
        - А как же ещё? Я ведь говорю в основном чужими словами и фразами, особенно если волнуюсь…
        - Понимаю, ваше сиятельство… Полетели домой. Я запомнил дорогу.
        - Ты хочешь лишить ребенка детства? А ему нужен щадящий режим, - голосом Мамы ответил Тюля-Люля.
        - Ваше сиятельство, - настаивал Чик-Чирик, - простите, что осмеливаюсь думать в вашем присутствии, но я думаю, что нам надо летёть. К Маме. Домой…
        - В таком состоянии? Без рулевых перьев? - с сомнением произнёс Тюля-Люля. - Боюсь, что мне не дотянуть…
        - Что делать? Что делать? - огорчился Чик-Чирик. - Я придумал Я думаю, что надо лететь за Мамой и привести ее сюда… Я быстро, ваше сиятельство!
        8.
        Мама была очень расстроена исчезновением Тюли-Люли. Она обошла все соседние дворы Расспрашивала встречных, звонила по телефону в бюро находок и наконец в отчаянии присела на балконе, чтобы собраться с мыслями.
        Вот тут-то и появимся Чик-Чирик…
        Мама сразу узнала его, подставила ему теплую ладонь, погладила по головке и грустно сказала:
        - Нет теперь нашего друга, Серенький. Боюсь, что он погиб…
        - Нет-нет, Мама, он жив! - заверещал воробей на своём птичьем языке. - Поедемте, я покажу вам это место…
        Убедившись, что Мама не понимает его, Чик-Чирик несколько раз срывался с ее ладони, устремлялся в сторону автобусной остановки, возвращался и вновь звал ее.
        И Мама… догадалась!
        Сбежав с лестницы, она посадила воробья в свою раскрытую сумочку, чтобы он мог свободно выглядывать и не пропустить нужную остановку, села в автобус, и они поехали.
        Умница Чик-Чирик привел-таки Маму к нужному месту и торжествующё сел рядом с попугайчиком. Тюля-Люля задрожал от радости, замахал крылышками и чуть отвернулся от смущения за свой столь потрёпанный вид. Он ожидал, что Мама кинется сейчас к нему и он прижмется к ее душистой щеке. Но этого не произошло.
        - Ты ошибся, Серенький, - произнесла она, в недоумении поворачиваясь к воробью. - Наш Тюля-Люля - красавец! А этот… Увы, это не он, Серенький…
        - Да нет же, это он, Мама, увёряю вас, он! - возбуждённо прыгал Чик-Чирик, но Мама не поняла его.
        - Спасибо, Серенький, поехали назад, - позвала она.
        Но Чик-Чирик дал знать, что остаётся, и Малаа уехала одна.
        Тюля-Люля опустил головку: он был обижен до глубины души. Нe узнать своего друга! Ценить близкое существо, так сказать, по одёжке! Это было свыше его сил.
        - Ваше сиятельство, - в отчаянии произнёс Чик-Чирик, - но почему вы молчали? Не подтвердили Маме, что вы - это вы? Или уже разучились говорить по-человечески?
        - Я? Разучился?! Слушай… - Тюля-Люля громко чихнул точно так, как это делает Гошка, отчего воробей испуганно стал оглядываться, ища мальчика, пока не догадался, что это искусство попугайчика.
        - Так позовите её, ваше сиятельство!
        - Ни за что! - гордо ответил Тюля-Люля. - Я разрешаю и тебе покинуть меня…
        - Как можно, ваше сиятельство?! - возмутился Чик-Чирик. Неужели вы думаете, что я способен на предательство? Я остаюсь с вами.
        Вскоре под крышей беседки воцарилась густая темнота, без единой крапинки, и собеседники уснули: Тюля-Люля на основной перекладине, а Чик-Чирик - в почтительном отдалении.
        9.
        Утро выдалось прекрасное. Свежий воздух пронизывали юные солнечные лучи; ароматы полевых трав смешивались с чудесными запахами цветов; приятный рокот заходящих на посадку самолётов мягко доносился издалека.
        Друзья проснулись рано и с удовольствием позавтракали на птичьем дворе. Даже небольшие расстояния Тюля-Люля преодолевал с трудом, а линия его полёта была столь извилистой и несуразной, что Чик-Чирик не удержался от шутки:
        - Ваше сиятельство, глядя на вас, я невольно вспоминаю свои первые учебные порхания.
        - Хотел бы я видеть, как бы ты порхал после когтей негодяя Осьминога Кальмаровича…
        - Нет-нет, ваше сиятельство! - взъерошился воробей. - Я, извините, просто пошутил…
        - Ну, ладно, надо изучить местность и выбрать себе постоянное жилье.
        - Так вы не хотите возвращаться домой?!
        - У меня уже нет дома. У тебя - другое дело.
        - Ни за что, ваше сиятельство! Я остаюсь с вами.
        - Похвально, малыш. Значит, мы из одной стаи, как говорят у нас в Австралии.
        Обследовав квартал, в котором они находились, и не найдя подходящего жилища, они перелетели в соседний, Собственно, обследованием больше занимался Чик-Чирик, поскольку хвостик его был невредим и полёт увереннее.
        Он-то и обнаружил «квартиру» в новом пятиэтажном доме, где помещалось почтовое отделение. Тюля-Люля пристроился над открытым окном и с удовольствием вслушивался в названия городов, произносимые посетителями. Люди отправляли заказные письма и телеграммы, бандероли и посылки во все концы страны и за границу. Тюля-Люля, прикрыв глаза, заметил:
        - Ты ощу щаешь, малыш, всю необъятность этого мира и прелесть путешествий?
        - Ещё бы! - чирикнул воробышек. - Как я завидую вам, столько повидавшему, ваше сиятельство!
        - Ты слышишь? БАМ!.. КамАЗ!.. Атоммаш!.. Какие звучные названия! Так и хочется повторять их… Должно быть, это где-то неподалёку от Австралии. Пальмы, могучее солнце, морские пляжи…
        - Вы кто такие? - вдруг раздался сверху хрипловатый голос, и они, задрав клювы, увидели на краю крыши Скворца.
        Вот-с, их сиятельство - знатный австралиец… а я… как видите… Но мы живем на другом конце города…
        - Я так и подумал, что вы не нашенские. Уже все здесь знают, что БАМ, Атоммаш - великие стройки, там чудеса техники.
        - Техники? - оживился. Тюля-Люля. - Это хорошо. Я люблю технику.
        И тут кто-то там, в помещении почтового отделения, совсем рядом с открытым окном, произнес:
        - Будьте добры, примите посылочку в Артек: там внучек мой отдыхает.
        - Яблоки посыпаете?
        - Да, из своего сада…
        Тюля-Люля едва не свалился с кирпичного уступа от волнения.
        Артек?! - задыхаясь от восторга, прошептал он. - Ты слышал, малыш? Там Гошка, я хочу к нему! Дошло? Килограммчик, значит, это наследственное! Я всегда знала, что ты деспот… Чихать в промокашку! Где? Где эта посылка?
        - Я вижу её, ваше сиятельство! Она на весах… Но это дырявый ящик - не рассыплется он?
        - Через любое из его отверстий я проникну внутрь и отправлюсь в путь… Пищи там хватит. Решено: я уезжаю в Артек!
        Они нетерпёливо вертелись возле зарешеченного окна, а когда настал обеденный перерыв, Тюля-Люля распрощался с воробышком, не без труда пролез через круглое отверстие в артековскую посылку, и новое его путешествие началось!..
        Глава вторая
        Красные флаги у синего моря…
        1.
        Один из самых знаменитых в мире полуостровов - Крымский, расположенный в середине северного побережья Черного моря. Выгодное его местоположение и мягкий климат южных берегов весьма способствовали, тому интересу, который проявляли к Крымскому полуострову жители отдаленной Греции, Италии и других стран ещё в глубокой древности. Они приплывали сюда, основывали города и поселения, разводили скот, обрабатывали поля, а потом воевали друг с другом, «если не хватало земли или базаров», как объяснял Гошка главные причины войн.
        А появился Крымский полуостров вот откуда. Далеко-далеко на севере в незапамятные времена жил в темном лесу медведь, да такой огромный, что когда становился на задние лапы, то голова его уходила за облака.
        Однажды он простудился и стал кашлять. На всей планете от этого приключилось землетрясение, и некоторые острова ушли на дно морское по самую макушку да так там и остались.
        И была у этого медведя хозяйка - злющая-презлющая колдунья. Узнав про Крымский полуостров, она приказала своему медведю растоптать там всё живое. Пришёл туда этот ужасный зверь, но так был заворожён красотой крымской природы, что отказался выполнять приказ.
        Колдунья топала на медведя ногами, визжала от злости, даже пригрозила ему: «Я тебе зубы повыдёргиваю без замораживания!» А тот, отгоняя ушами мух, промычал в ответ: «Нет у тебя щипцов по моим зубам…» Подошёл к морю, наклонился и стал пить.
        Совсем ошалела от ярости колдунья и превратила зверя в камень, По сей день стоит на том месте высоченная и толстая Медведь-гора, или по-другому - Аю-Даг. Склоны её покрылись дремучими дубовыми и сосновыми лесами, а много позже у края одной кручи на скале, появился замок, где жили братья-близнецы Пётр и Георгий. Потом они куда-то поддевались, а замок без них, пришёл в запустение и вовсе развалился. Осталась на, его месте только легенда; которую ничто не брало: ни ветры, ни проливные дожди, ни жаркое солнце. Рассказывают её всем приезжим, а мне довелось услышать от Гошки, как вы уже, вероятно, догадались…
        Урочище рядом с горой называется Артек; слово это такое старое, что уже никто не помнит его значения.
        Когда-то, здесь бывал Александр Сергеевич Пушкин и любил бродить по прибрежным тропинкам. Кто знает, не здесь ли он увидел «у лукоморья дуб зелёный», о котором рассказал в «Руслане и Людмиле»?
        Через несколько лет после Октябрьской революции сюда приехал один из верных друзей Ленина, учившийся когда-то с ним в одной гимназии в Симбирске, Зиновий Петрович Соловьёв. Советское правительство поручило ему найти место для первой всесоюзной пионерской здравницы. Он остановил свой выбор на Артеке…
        А 16 июня 1925 года здесь открылась первая смена ныне Всесоюзного пионерского лагеря ЦК комсомола имени Ленина; выстроилось тогда на линейке всего восемьдесят ребят.
        С той поры здесь побывало более полумиллиона детей из десятков стран мира. Все они едут сюда через Симферополь, где находится эвакобаза Артека.
        2.
        Артек - это целая пионерская республика, в, которой фактически несколько лагерей, а в каждом ещё есть свои пионерские дружины. К примеру, в «Горном» имеются дружины «Янтарная», «Хрустальная» и «Алмазная». Мне придётся больше внимания уделить «Алмазной» - по той причине, что в неё направили Килограммчика.
        Понятное дело, что этой же дружине уделял не меньшее внимания её начальник Яков Германович - кареглазый человек среднего роста, с чёткими усиками на слегка удлинённом, мужественном лице.
        Вместе с ним на эвакобазе была сейчас старшая пионервожатая Оля. Они листали списки: в этом заезде, кроме советских ребят, в Артек приехали погостить дети из шестидесяти четырёх стран, а в «Алмазную» направили представителей из двенадцати, говорящих на английском языке: так было проще организовать работу тоже совсем юных переводчиков.
        Если пройтись по эвакобазе, можно увидеть красные галстуки венгров, монголов, йеменцев; бело-красные галстуки поляков; синие - немцев; зелёные с красной полоской - санмаринцев; жёлтые - пионеров Гвинеи-Биссау и Республики Островов Зеленого Мыса…
        3.
        Яков Германович вызвал своего переводчика Андрея и коротко спросил:
        - Начнём?
        - Я готов… - кивнул Андрей и сказал в микрофон по-английски - Юные леди и джентльмены! Мы приветствуем вас в Крыму, в двух шагах от Артека…
        Шум вокруг несколько приутих, и заинтересованные потянулись на его голос, смеясь и чуть-чуть гордясь тем, что их назвали «леди и джентльмены».
        - Ребята, - продолжал Андрей, - я буду называть фамилии и имена; а вы откликайтесь и помогите разобраться, не возникло ли у нас какой-нибудь ошибки… Понятно?
        - Иес… - откликнулось несколько голосов, а когда все стихли, худощавый высокий мальчик лет четырнадцати, рыжеволосый, с веснушчатым лицом, в ковбойской шляпе, клетчатой рубанке, с сине-белой косынкой вместо галстука и в джинсах, запоздало произнес:
        - О'кей!
        - Джон Каллэган…
        - О'кей, - отозвался тот же мальчик.
        - Ты?
        - Я же сказал: о'кей, - ответил он по-русаки.
        О! - удовлетворённо кивнул Андрей. - Приятно слышать… Где ты научился говорить по-русски?
        - Дома.
        - В школе?
        - О'кей. Я получил за отличные успехи по русскому языку поощрение - поездку в Артек.
        - Поздравляю!
        - О'кей.
        - Амеркиканец?
        - О'кей Я родился в Нью-Хейвене.
        - А тут написано… из Мельбурна.
        - О'кей: я родился в одном городе, а живу в другом. Сейчас я - австралиец…
        - Понятно. Следующий: Джеймс Филлайн…
        - Иес…
        4.
        Гошка потянул Джона за рукав и отвел в сторонку.
        - Слушай, австралиец, давай дружить? А?
        - Давай. Меня зовут Джон…
        - А можно я буду называть тебя О'кей?
        - Хо! - усмехнулся Джон. - Валяй… А тебя?
        - Килограммчик.
        - Что-о? У вас дают такие имена?
        - Да нет, Гошка я. Это ребята так прозвали. Я не о том. Понимаешь, у меня с английским туго, с первого урока. Кобра говорит…
        - Кобра?!
        - Учительница. Она очкастая… Но хорошая!
        - О'кей.
        - Так вот, с произношением у меня труба..
        - Труба?! - поразился О'кей.
        - Ну это значит, как дым: всё в трубу вылетает!
        - А-а! О'кей, о'кей… У нас, это - убытки.
        - У тебя самого как с произношением?
        - Я отличник, у меня нет трубы…
        Здорово! - восхитился Гошка. - Но ведь трудно…
        - Зато потом бизнес свой буду иметь. Это у вас хорошо: все о тебе заботятся, за тебя всё делают, а у нас - только сам…
        - Оно-то и здесь… - не совсем… - согласился Гошка. - Так поможешь?
        - О'кей.
        5.
        Это был «яркий пижон международного класса», как о нем вполголоса сказала старшая пионервожатая Оля. На джинсах его пестрели наклейки отелей нескольких столиц мира, рубашка копировала географическую карту: на груди восточное полушарие, а на спине - западное. Мордашка у него была славная - белая, без единого пятнышка; глаза под тонкими, как у девочек, бровями голубые, умные и смешливые; зубы крепкие и красивые; каштановые волосы волнами спадали на плечи. Был он высок и строен; на левом плече у него болталась гитара.
        - Эй, географ, подходи! - крикнул Андрей по-русски, надеясь, что тот его не поймет, и поманил его списком.
        Мальчик, ему было тоже лет четырнадцать, охотно повиновался.
        - Кто ты? - по-английски спросил его Андрей.
        «Географ» неторопливо снял с плеча гитару, пальцы его пробежали по струнам, гитара озорно зазвенела, и Яков Германом, тонкий ценитель музыки, изумленно уставился на «пижона».
        Мальчик ответил начальнику дружины ласковым взглядом и вдруг запел приятным мягким баритоном:
        Я перед вами, словно ценный мех,
        Родителей любимое созданье;
        На Древе Жизни ясучокиз тех,
        Что обращают на себя вниманье.
        - Ещё, ещё!.. - закричали ребята, когда он умолк.
        - Это вам не концерт, - деловито ответил «географ». - Я заполняю анкету… Ясно?..
        - А как же тебя все-таки зовут? - спросила старшая пионер-вожатая Оля.
        - Мокеем! С Урала я. Из современных…
        - Что-то я таких у нас не видал! - крикнул ктo-то сзади.
        - Я на тек, которые будут…
        - Ладно, - вздохнул Яков Германович. - Следующий…
        6.
        - Эй, Сучок, - тихо окликнул «пижона» Гошка, - ступай к нам…
        Мокей пренебрежительно скользнул взглядом по толстой фигуре Гошки и спросил:
        - Сарделька?
        - Нет, - опешил Гошка, и, сам не зная почему, признался: - Килограммчик…
        - А это что за мистер?
        - О'кей он. О'кей - австралиец.
        - Вон как! Сосед? Это же где-то совсем рядом… - Он показал Австралию на своей рубашке.
        - Меня зовут Джон.
        - А я - Мокей… Значит, ты и по-нашему балакаешь?
        - Ба-ла… ка?.. Ешь?!
        Он что у тебя, с приветом? - спросил Мокей, поворачиваясь к Гошке.
        - О'кей, - обрадовался Джон. - Я с приветом к тебе…
        - Ну ладно-ладно, - смутился Мокей. - Я вижу, ты ещё не здорово в языке, но мы тебя вытянем!
        - Откуда? - в отчаянии спросил Джон.
        - Из пучины незнания…
        - О'кей, - понял Джон. - Скажи, Сучьок Мокеевич… Я так произнёс?
        - Мокеем зовут меня, а не отца, - понял? Во-вторых, сучок - это вовсе не имя…
        - Ах так! - кивал Джон. - Тогда это есть предмет?
        - Ну; разумеется. Да вот, смотри. Видишь в доске эту штуку? Она называется по-русски «су-чок».
        - О'кей, о'кей! Это есть по-английски «тувнг» - «умереть»… Ты это имел в виду?
        - Что?!
        - У нас произносят «ту хоуп зе тувиг», что примерно означает «умереть», особенно если ты много должен денег… Мой отец типографский рабочий, но и ему приходится изредка так говорить…
        - Да нет, я имею в виду другое, - объяснил Мокей. Я хочу жить, понимаешь? И жить не серенько, а ярко, выделяясь из толпы, чтобы понравиться своей Фортуне - богине судьбы.
        - О'кей, - согласился Джон. - Это одобрительно.
        - Надо выделяться, как этот сучок выделяется на доске… Чем и как - это твоё дело.
        - Точно! - обрадовался Гошка и рассказал, как он из двоечников выбился в уверенные хорошисты (о роли отца он для краткости умолчал). - Я теперь решил так же действовать и здесь; вначале буду делать, что захочу, а потом уже начну по правилам:.. Вот увидите - я ещё проявлю себя!
        - Так ведь это совсем новый, оригинальный бизнес! - восхитился Джон. - Килограммчик, ты гений есть!
        - Я только не знал, что стал нравиться этой богине…
        - Фортуне, - напомнил Мокей.
        - Вот-вот..
        - О'кей. Теперь я понимаю вас очень хорошо, друзья, и мой поезд опять идёт на рельсы, - успокоился Джон. - Мне отец - по-нашему фазе - говорит: общество хочет сделать всех стандартом, а человек должен сопротивляться и быть оригиналом.
        - Ну вот… - облегченно вздохнул Мокей, - дотолковались. Главное - не быть похожим на других, в этом суть.
        - И ещё, - продолжал Джон. - он говорит: жизнью людей управляют счета в банках! А у каждого свой счёт, и потому своя жизнь, непохожая на другие…
        - Счёт? - переспросил Мокей.
        - Ну, деньги, в банке…
        - А-а… В сберкассе, - кивнул Гошка. - А мой Папа говорит: не в деньгах счастье!
        - Кто он у тебя, предок-то? - опросил Мокей.
        - Писатель, сказки пишет.
        - Ну и подыскал же ты себе родителя, посочувствовал Мокей. - А мой - кондитер. Я, говорит, любую сказку в торт могу превратить! Понял?..
        - Но я сказки люблю, - честно признался Гошка.
        - О'кей, - кивнул Джон, - сказки всегда питательны человеку.
        - Да и я не прочь их почитать… - после небольшого раздумья добавил Мокей.
        - А чего ж ты тогда: сказку - В торт? - спросил Гошка.
        - Так я же сучок! Надо быть непохожим на других! Или я не так сказал, ребята?
        - Сучок, сучок, серьезно ответил Гошка.
        - Хорошо сказал, - одобрил Джин. - И коротко и верно: сучок!.. На Древе Жизни…
        - Ребята! - объявила старшая пионервожатая Оля. - По машинам…
        7.
        Ей было двенадцать лет, она окончила пятый класс. Из их школы аз Артек приехало человек шесть, и всех определили в дружину «Алмазную». Ещё в автобусе, на выезде из Симферополя, однокашники этой девочки поведали остальным, что её зовут Бутончик, вернее, так её прозвал дедушка; оказалось, удачно, и прозвище вытеснило настоящее имя и закрепилось.
        - Ненадолго… - заметил Мокей, сидевший рядом с ней.
        - Почему? - поинтересовалась девочка.
        - Потому что ты скоро станешь цветочком!
        Все зааплодировали. Бутончик смутилась, а потом, когда ребята запели «Взвейтесь кострами», наклонилась к Мокею и с искренним любопытством спросила:
        - А каким я буду цветочком?
        - А тебе каким хочется? - вопросом на вопрос ответил Мокей.
        - Н-не знаю… Ландышем. Можно? Как ты; думаешь?..
        - Посмотрим, - тоном старшего произнёс Мокей.
        - Лишь бы не павлином! - вдруг засмеялась Бутончик.
        - Это что, намёк? - насторожился Мокей. - К тому же павлин - не цветок.
        - Скажи честно, чего ты вырядился? Ведь играешь здорово, поёшь - заслушаешься…
        - Я - сучок, понимаешь ли… Скучно быть, как все…
        - А когда, сучок выдавишь… на его месте, знаешь, дырка останется!
        - Если б ты не была девчонкой, я бы тебе показал!
        Гошка, наблюдавший за ними, догадался, что Мокей попал в затруднительное положение, и крикнул:
        - Сучок! Чего ты с ней связываешься? Иди к нам, песенку свою сочиним…
        - Пусти, - поднялся Мокей, чтобы пересесть на упругое сиденье в хвосте автобуса.
        - Иди-иди, сучок дубовый, - засмеялась Бутончик, пропуская его. - Пробка ты, а не сучок.
        - Я тебе припомню это, злючка.
        Но Бутончик вовсе не была злючкой; напротив, она отличалась ласковым и добрым характером. Правда, у неё имелся один серьезный недостаток: она всегда как бы размышляла вслух - что думала, то и говорила. Но этот недостаток в юности встречается почти у всех и с возрастом исчезает бесследно: я по себе знаю…
        8.
        Вереница автобусов миновала въезд в Артек и стала спускаться к морю. Перед ребятами раскинулась красивая панорама; они невольно умолкли и прильнули к окнам…
        «… А когда видишь Артек с моря, - писал потом Гошка своим родителям, - то он расположен в три ряда, как слоёный Мамин пирог. Внизу - пляжи, отгороженные друг от друга дамбами. Ещё корпуса лагерей „Морской“ и „Лазурный“, наш морской порт, собственный, с кораблями! Потом идёт второй слой: здесь Дворец пионеров, административный корпус, памятник Неизвестному Матросу, посёлок для сотрудников Артека… А в третьем ряду, вверху, - наша дружина „Алмазная“ и вообще весь пионерлагерь „Горный“, школа, стадион, бассейн.
        В самом центре - памятник Ленину. Он так стоит, что отовсюду виден и ему, Владимиру Ильичу, тоже всё видно и слышно!
        Народу тут тьма… Из всех стран, какие только есть на свете, африканских - тоже. Славные! Я ему говорю: „Тебе хорошо, ты сразу не похож на других чёрный… А мне ещё надо чем-то отличиться!“ А Джефри говорит: „Так я дома, тоже как все, чёрный. И мне там трудно отличиться…“
        Но я тут встретил мировецких ребят, и мы сучкуем, то есть становимся непохожими на всех. Не чёрными, а вообще - особенными. Когда совсем станем непохожими, я всё опишу подробно, а пока - ищем правильные пути».
        Вот уже автобусы бегут по горному склону (Второй Гошкин «слой») на высоте метров двести над синим-пресиним морем. Свернули влево. Теперь Аю-Даг виден прямо по ходу и немного справа; сходство горы с медведем становится поразительным.
        Чуть слышно шуршат шины колёс, посвистывает ветерок, донося волнующий запах моря, сухо потрескивают цикады, весело шелестят перистые листья пальм, и стройно красуются кипарисы у выгнутого подковой добродушно-ворчливого побережья. А навстречу шагают густые горные леса.
        Ещё поворот, но уже вправо, слегка вниз - и вереница автобусов замирает возле четырёхэтажного светлого корпуса дружины «Алмазной», неподалёку от белого обелиска, увенчанного мраморным бюстом человека с задумчивым взглядом, бородкой и усиками.
        - Памятник Зиновию Петровичу Соловьёву, - сказала Оля. - Наша дружина носит его имя.
        9.
        Весело выбежали ребята из автобусов, а наши три друга - Гошка, Мокей и Джон - запели под гитару только что сочиненную ими песенку:
        В отдельности сучок -
        Сам по себе и где-то,
        А вместе мы - пучок,
        Прекраснее букета!
        «О'кей», - сказал Мокей,
        «Лады», - кивнул О'кей,
        «Допустим», - согласился Килограммчик…
        Чик, чик, чик-чик.
        - Становись! - скомандовал Яков Германович. А когда все построились, разрешил стоять «вольно» и объявил, кто в какой палате будет жить, после чего добавил: - Не мешкайте, ребята, потому что нас ждут в столовой…
        - Так недавно ж ели, в Симферополе, - раздались голоса.
        - Ничего, это не повредит, - успокоила Оля. - Знайте, что с этой минуты отряды соревнуются между собой, в том числе и по весу…
        - Как это - по весу? - спросил Гошка, слегка бледнея от неясного, но тревожного предчувствия.
        - В прямом смысле: кто на сколько поправится за смену.
        - А повара здесь как?..
        - Сам увидишь…
        Гошка пошатнулся и прислонился к Джону: - Поддержи меня, О'кей.
        - С тобой плохо?..
        - Я… я люблю поесть, - признался Килограммчик. - А мне надо худеть…
        - Не тоскуй, - успокаивал его Мокей. - Будь сучком во всём!
        - Главное, - посоветовал Джон, - больше движений. Спорт превращает продукты в мускулы.
        - Где там… - безнадежно махнул рукой Гошка. - Разве после хорошей еды захочется шевелиться?..
        - Уж это ты прав, - согласился Мокей. - А вон, видать, и шеф-повар пришёл с помощниками!.. Точно! Слышите?
        - На разбойников похожи, - проворчал Гошка.
        - Нет-нет, - возразил Джон, - хорошие, крепкие люди!
        - Дай им только волю, - нахмурился Гошка, - так и вовсе закормят…
        10.
        В палату сучков, как теперь все называли нашу троицу, подселили мальчика, тоже недавно окончившего пятый класс. Тихий… Синеглазый. С тёмным чубом. Паренёк был не мал ростом, но и не высок, не слаб, пожалуй, но и не могуч в теле. Вид его вызывал у окружающих, благодушие.
        - На тебя посмотрел - и чаю захотелось, - признался Гошка.
        - Ты откель? - полюбопытствовал Мокей. - Не из питомника?
        - Из Пролетарска я.
        - Рабочий? - улыбнулся Джон и поднял правый кулак. - Салют!
        - Это город такой есть у нас в Ростовской области, - объяснил Гошка. - Казачий…
        - Долгополов я, - добавил паренёк. - А звать Петром.
        - Петром… - передразнил Мокей. - Хлюпик ты для такого имени! Нарекаю тебя… - ненадолго задумался Мокей. - Нарекаю тебя… Будешь ты сучок наизнанку - Вмятина…
        - Вмятина? - засмеялся Пётр. - Как это понять?
        - Вот мы - сучки, гордые представители человечества! - И коротко объяснив суть новшества, Мокей бухнулся на кровать.
        - Одетым… вроде нельзя, - заметил Пётр.
        - Вот ты и оголяйся, а нам запреты - что воробью вот эта клетка…
        «Клетка», в которой их поселили, представляла собой уютную комнату на третьем этаже с выходом на балкон. Четыре деревянные кровати с упругими матрасами, возле каждой - тумбочка. Вдоль стены, по обе стороны двери - шкафчики для одежды, зеркало.
        С балкона, куда вышел Пётр, открывался чудесный вид на Артек и море.
        Снизу крикнули, чтобы все шли получать артековскую форму. Поначалу Мокей обрадовался: «одежонка классная», но потом помрачнел:
        - Не учёл я. Это ж теперь все друг на дружку похожи станут. Труднее будет сучковать. Ну ладно, сучки, покажем, «дисциплину»… - и он ударил по струнам:
        «О'кей», - сказал Мокей,
        «Лады», - кивнул О'кей,
        «Допустим», - согласился Килограммчик…
        Чик, чик, чик-чик.
        Странное дело: веселая мелодия, даже при несовершенстве текста, пленяет нас. Пётр аж привстал.
        - Здорово играешь… - восторженно произнёс он. - А слова чьи?
        - Поэта Сучкова! Ребята, молчок! Я творю… - И в самом деле сочинил тут же, экспромтом, ещё один куплет:
        Нам правила нужны,
        Как двери без замков,
        И прославляем мы
        Порядок безсучков…
        «О'кей», - сказал Мокей,
        «Лады», - кивнул О'кей,
        «Допустим», - согласился Килограммчик…
        Чик, чик, чик-чик.
        Яков Германович, проходя в это время по коридору, остановился возле двери и сперва дослушал песню, даже руками подирижировал и лишь после припева вежливо постучался, заглянул к сучкам и строго сказал:
        - Спать!
        Глава третья
        Таинственный Некто
        1.
        Утром палата сучков храпела так дружно, что дежурному удалось поднять только Петра. Остальные встали, когда корпус опустел, - все уехали на экскурсию по Артеку.
        В столовой уже знакомый шеф-повар страшно обрадовался их появлению:
        - О это и есть знаменитые сучки?! Рад, очень рад видеть вас, джентльмены… Так приятно встретить столь выдающихся и неповторимых людей здесь, у нас, да ещё в такую рань!
        - Нам бы этого самого… - намекнул Гошка.
        - Позавтракать? Как же, как же: с утра это необходимо и полезно… У нас сегодня были котлеты с рисом, сардельки, отбивные, пирожное заварное с кремом, кофе…
        - А сейчас?
        - Сметана, молоко…
        - Давайте котлеты, - разрешил Мокей.
        - Котлеты?! Уже обед готовим… А Яков Германович сказал, что вы сегодня на добровольной диете. Кстати, вот этому пузанчику она не повредит!
        - М-м… - неопределённо промычал Килограммчик.
        - Пошли, - кратко сказал Мокей.
        - Куда? - не понял Джон.
        - Проспали, - сказал Мокей. - Прозаически и добровольно. Объявляется разгрузочное утро…
        2.
        Но едва они вышли из столовой, как их перехватили ребята:
        - Айда на линейку! Горн слышали?
        - Ну ещё бы, - деловито откликнулся Мокей. - Мы туда и спешим… Это наша Мечта с большой буквы!
        Гошка и Джон не стали подводить приятеля и тоже вовремя встали в строй.
        После переклички отрядов Яков Германович предоставил слово старшей пионервожатой.
        - Ребята из прежнего потока, - сказала Оля, - передали вам свой наказ… нет, три наказа: закончить картину «Встреча в космосе», доснять фильм «Мы в Артеке…» и провести карнавал «Литературные герои у нас в гостях»…
        - Что же это они сами не сделали? - раздался голос Мокея. - Слабо стало?
        - Почему слабо? - удивилась Оля. - Они многое сделали, а это уже просто не успели.
        - А посмотреть нельзя? - спросил Гошка.
        - Всё можно, - уверила Оля. - Фильм - по крайней мере то, что они сняли, - завтра покажем; карнавал - дело не одной минуты: обсудим сообща; что же касается картины, то её сейчас и покажем. Девочки, разверните…
        Дружина стояла буквой «П», и двум пионервожатым пришлось развернуть рулон ватмана 1 х 2 метра и медленно обойти строй.
        Цветными карандашами были изображены два гигантских звездолёта невиданных конструкций, а на переднем плане в невесомости плавали две группы космонавтов - явно представителей двух цивилизаций.
        - Как видите, это сценка из будущего, - продолжала Оля. - Слева, судя по всему, земляне, а справа - инопланетяне. Они разные…
        - Тут все разные, - поднял голос Гошка. - По-всякому нарисовано.
        - Верно, - согласилась Оля. - Это потому, что работало более десяти художников, и каждый подрисовал свою часть рисунка. Эта картина коллективная. В центре её два командира: наш, землянин, что-то передаёт другому какой-то предмет… А вот что именно - это нужно решить: вам. Ребята из предыдущего потока оставили и приз победителям.
        Сучки включились в игру, что называется, с ходу.
        - Доллар, - уверенно сказал Джон. - Наш командир передаёт инопланетянину доллар, как символ свободного предпринимательства…
        - А что это такое? - прервал любопытный Гошка.
        - Ну… это значит… кто сумел, тот и заработал…
        - А как? - спросил Мокей.
        - Это не имеет значения, - подхватил Джон. - Способ заработка может быть любым - это и лежит в основе свободного предпринимательства! Мы это в школе проходили.
        - И бандитствовать можно? - съехидничал Гошка.
        - Пожалуй, лишь бы не попадаться полиции и платить правительству налоги.
        - С награбленного?! - поразился Мокей.
        - Конечно.
        - И этому вас в школе учат?!
        - Не только этому…
        - Ну вот что. Видишь? - Мокей показал Джону кулак. - Замри о забудь, тогда будет о’кей!.. А то у тебя всё бизнес на уме.
        - Ну, если не хотите денег, пусть это будет автомат, - предложил Джон.
        - Вот чудик-то! Горячился Мокей. - Это ведь символ войны! У лучше боксёрские перчатки - всё-таки спорт…
        Однако и боксёрские перчатки не смогли решить вопроса.
        - Идея мелковата, - резюмировал Мокей. - Надо бы что-нибудь посерьёзнее…
        Но это «что-то» не давалось в руки, ускользало. Подошёл отбой, а сучки так ни на чём и не остановились.
        3.
        На следующий день Килограммчик проснулся первым за двадцать минут до подъёма, а по гону разбудил остальных. Короткий стук - и в палату ворвалась Бутончик.
        - Мальчики!.. С добрым утром! Не опаздывайте на физзарядку.
        - Тороплюсь, - мрачно протянул Мокей. - Я не пушка и заряжаться мне ни к чему.
        - Без разговоров, - проговорила Бутончик. - Не подводите наше звено…
        - Я физзарядку делаю только мысленно, - поделился опытом Килограммчик.
        - Но животик у тебя просто немыслимый.
        - А может, пойдём? - засомневался Джон.
        - Сучки! - скомандовал Мокей. - Переходим прямо к водным процедурам…
        На физзарядку пошёл один Пётр.
        В столовой Яков Германович сам усадил сучков за стол, пожелал приятного аппетита и заботливо осведомился:
        - Как самочувствие?
        - О’кей, - сказал Джон.
        - Отличное! - вырвалось у Мокей.
        - Тянем… - неопределённо ответил предусмотрительный Гошка.
        - И на физзарядке были?
        - Как вам сказать… - схитрил Мокей. - Уже не помню.
        - М-да… бывает, - сочувственно кивнул Яков Германович. - Но, скорей всего, не были! Игнорирование физзарядки приводит к амнезии…
        - Вас ист дас? - осторожно спросил Мокей.
        - Потеря памяти… временная, - пояснил Яков Германович. - И ещё к облысению… постоянному.
        - Ну да?! - удивился Гошка.
        - Как пить дать, - уверил Яков Германович. - И ещё к неуправляемой полноте. Учтите сие, молодые люди.
        Пришлось переключаться, то есть искать иные возможности неповиновения… I>Сучки не пожелали убирать постели (всё равно вечером ложиться…). Бутончик вынесла вопрос об их поведении на совет отряда, и всем троим (Пётр по-прежнему не присоединялся к ним) досталось на орехи.
        - Смотри, звеньевая, допляшешься… - пообещал Мокей. - Ожидай возмездия!
        4.
        Однажды Мокей с Гошкой стали обирать одинокую черешню, что росла неподалёку от корпуса, но Бутончик и тут возмутилась:
        - Перестаньте есть немытые фрукты!
        Мокей удивлённо огляделся, пожал плечами и стал смотреть себе под ноги.
        - Вроде мне послышался мышиный писк?.. Не слышал, Килограммчик?
        - Что-то и мне почудилось… - подыграл Гошка и вновь потянулся к ветке, усеянной спелыми ягодами.
        Бутончик слегка повысила тон:
        - Прекратите, вам говорят!
        - Что за шум? - вдруг раздался голос Якова Германовича. - У нас в Артеке, - спокойно и весомо сказал он, - не рекомендуется нарушать правила, особенно те, что связаны со здоровьем. Ещё засеку - и отправлю в изолятор. Честное пионерское! - И ушёл.
        Сучки - тоже: отомстить звеньевой они сейчас же не решились.
        Два часа спустя Мокей и Гошка появились в кабинете начальника дружины.
        - А можно, Яков Германович, отведать мытой черешни? - спросил Мокей.
        - Странный вопрос!
        - Но… с дерева.
        - Не понимаю…
        - Может, посмотрите? - попросил Гошка.
        Яков Германович охотно поднялся и пошёл за ними. Черещшня сверкала на солнце каждым листиком, купаясь в звонких струях воды, которую направлял на неё из шланга Джон.
        - О’кей, сэр! - весело произнёс австралиец. - Мы выполняем ваше указание аккуратно. У нас тоже любят есть фрукты прямо с дерева - так дешевле и вкуснее!
        - Угощайтесь, Яков Германович, - пригласил Мокей.
        - Спасибо, не откажусь…
        5.
        Ещё денёк - и Мокей решил, что настала благоприятная пора, чтобы «навести ужас на всю округу». А почему, спросите вы, благоприятная? Да потому, что сегодня всё начальство было занято на каких-то своих совещаниях.
        С волчьим воем носились сучки по коридорам, съезжали по перилам с этажей с гиком и свистом, кидались на малышей и девочек. Покуражившись, то есть поиграв в героев, как говорят французы, они отдохнули немного в своей палате, а потом Мокей сказал:
        - Пройдёмся ещё разок по трассе?
        - По какой трассе? - спросил Джон.
        - Так я называю свои устрашающие прогулки, когда хочется порезвиться… - объяснил Мокей.
        - Мне надоела резвость, Сучьок, - признался Джон. - Нас уже все идут в обход…
        - Да ещё и… шею намылят… - опасливо предположил Килограммчик.
        - Кому? Мне?! А судьи кто?! Пошли!
        Джон демонстративно повернулся к стене, а Гошка покорно присоединился к главарю.
        Спустились вниз. Мокей ударил по струнам и запел свою новую песенку:
        Я признаюсь, ребята, не темня:
        Люблю я шоколадные конфеты;
        Но главное есть хобби у меня -
        Я из прохожих делаю котлеты!
        Тут он увидел свою звеньевую и замер. Как удав, глянул на неё гипнотизирующее и перешёл, так сказать, на прозу:
        - Ну, сейчас я тебе выдам! - И к Гошке: - Возьми инструмент…
        Бутончик не убежала. Она стояла, слегка побледнев. Глаза её ещё больше потемнели, а ямочки на щеках углубились. Одна косичка с пышным белым бантом легла на правое плечо и слегка подрагивала от волнения. К этому банту медленно и уверенно тянулась рука Мокея.
        - Не смей, - почти шёпотом произнесла Бутончик.
        - А это уж моя воля… - хохотнул Мокей.
        И вдруг перед Бутончиком, заслоняя её, выросла фигура Петра. Мокей опешил:
        - Ты… А ну прочь с дороги!
        - Уймись, Мокей, - попытался урезонить Пётр.
        - Вмятина! Мне?! Давать советы?!
        - Вот что, Мокей, это уже не совет… Прекрати хулиганить!
        - Да я тебя…
        Мокей размахнулся, но вдруг как-то странно дёрнулся и шлёпнулся на песок.
        Тут Гошка, стоявший сбоку и даже чуть, прекрасно понимая своё преимущество… кинуося на Петра. Тот извернулся, как пантера, точно плечом почуяв опасность, на лету перехватил Гошку и мгновенно перевернул его на спину.
        - Ой! - завизжал Гошка. - Руку вывернешь…
        - А сзади нападать можно?
        Пётр отпустил Гошку в момент, когда ему на спину вспрыгнул Мокей. Ещё мгновение - и Мокей вновь шмякнулся на землю. Лицо его побледнело от вторичного унижения и боли.
        - Отпусти плечо… - простонал он.
        - Брось его! - испуганно вскрикнула Бутончик. - Ему же больно!
        - А то, - деловито подтвердил Пётр и наклонился над Мокеем: - Проси прощения…
        - Прости… - прошептал тот.
        - Теперь у неё проси… Громче! Не то будет ещё больнее…
        - Прости… - умоляюще глянул на девочку Мокей.
        - Да-да, я его прощаю, - торопливо сказала Бутончик, и Пётр отпустил Мокея, даже помог ему подняться и подал гитару.
        Джон всё ещё был в палате.
        - Порезвились? - добродушно спросил он.
        - Уже… - хмуро ответил Мокей.
        А Гошка лёг, не раздеваясь, и отдался злым раздумьям: отныне он приобрёл врага и стал разрабатывать план жестокой мести.
        Но разве можно в Артеке придумать что-нибудь злое? Еда и сон здесь отменные, жильё уютное, а свободное время становится богатством каждого, возможностью осуществить задуманное, приблизиться к чему-то заветному и важному для тебя.
        Я вообще заметил, что все люди явно или исподволь, но непременно движутся к своему намеченному будущему… Если они в возрасте наших героев - идёт перебор профессий: человек берётся то за одно дело, то за другое, не веря никому на слово и стараясь хоть чуть-чуть в пределах возможного самому определить, что ему обещает та или иная профессия. Ведь всем известно, что профессий в нашем мире тьма!
        В Артеке можно проверить себя и в этом направлении, но Мокей, Джон и Гошка эти возможности не использовали.
        Больше всего им нравилась артековская природа. В воду они лезли первыми, а извлекали их последними. Нельзя передать словами, какое это удовольствие - плавно погружаться в голубовато-зелёное море, пахнущее водорослями и путешествиями на «Кон-Тики» и «Ра»…
        А когда накупаешься вволю - поваляешься на пляже, подставляя солнышку то один шоколадный бочок, то другой, а то и облезлую спину.
        Нет-нет, не просите: я бывал в тех местах и, может быть, именно потому не смогу рассказать вам даже самую малость о том наслаждении, которое доставляют ласковое море, свежее дыхание ветерка и живописные картины природы.
        Любой пионерский лагерь - это, конечно, хорошо и здорово, а здесь, в Артеке всё хорошее как бы умножено в несколько раз, а возможность дружить с ребятами из разных уголков Земли приобщает тебя ко всему сложному и огромному миру.
        6.
        И вот однажды вся дружина «Алмазная» пришла в неописуемое волнение: кто-то похитил из пионерской комнаты рулон ватмана с космической картиной.
        Сам по себе этот факт ещё не говорил о воровстве как таковом, потому что любому разрешалось взять картину и добавить что-то своё: но при этом необходимо было предупредить Якова Германовича или Олю.
        Было установлено наблюдение, а поскольку Гошка попался на глаза, Оля поручила ему самый ответственный участок поисков:
        - Крутись здесь и смотри, кто принесёт картину на место. Понял?
        - Так точно, товарищ старшая пионервожатая! - лихо ответил Гошка и даже вытянулся в струнку, насколько это было возможно.
        Но как ни старался Гошка, а всё же именно в его, так сказать, дежурство картина появилась на своём обычном месте, будто её и не трогали. А когда её развернули - Яков Германович ахнул: в центре картины командир наших космонавтов передавал инопланетянам… Серп и Молот. Лучшего символа Мира и Труда не придумаешь! И врисован он был так мастерски, что в нём как бы отражались и мрак космоса, и огни планетолётов, и далёкие звёзды. Но подписи не было.
        - Кто придумал это и нарисовал? - спросил Яков Германович на линейке, но все молчали. - Ребята, - продолжал он, - мы ценим скромность, однако в данном случае…
        - Ведь по сути дела этот неизвестный тип есть сучок, - сказал Мокей, - а таится?!
        - Недалёкий тип, - согласился Килограммчик.
        - А не ты ли это, ГС? - спросил Джон Мокея.
        - Гм… гм… - загадочно ухмыльнулся ГС (сокращение от «Главный Сучок»), не подтверждая, но и не отвергая такой возможности.
        7.
        Ну а что поделывает наш крылатый друг, мужественный и неутомимый путешественник? Разумеется, как и всё незаурядный натуры, Тюля-Люля в пути…
        Погружённый в темноту, лишённый собеседника, он спит часами, как бы накапливая энергию для будущих подвигов и свершений. Он даже не знает, да и не интересуется, где находится: в поезде или в самолёте.
        В посылке, куда он так удачно проник, были крупные, пахучие яблоки, плотно упакованные, и только одно из них слегка перекатывалось в узком пространстве рядом с попугайчиком. Это беспокойное яблоко Тюля-Люля постепенно съел с тройной пользой для себя: получил удовольствие, изрядно подкрепился и избавился от опасного соседа. После чего он благоразумно перешёл на диету, ибо тронь он любое другое яблоко хоть на половину - все могли прийти в движение…
        Так он пребывал в неизвестности ещё некоторое время (судя по тому, что не очень проголодался, это длилось недолго), затем почувствовал, как его вновь куда-то несут, везут и опять несут, после чего наступил долгожданный покой. Послышались женские голоса, и кто-то весьма неожиданно и некстати чихнул.
        - Будьте здоровы, - вежливо произнёс Тюля-Люля.
        Мгновенно наступила тишина, и попугайчик, беспокоясь, что его не услышали, повторил:
        - Будьте здоровы, - и добавил: - И нечего порхать по жизни!
        Испуганный визг ответил ему, и девушки кинулись прочь от заговорившего ящика.
        Тюля-Люля беспрепятственно вылез в одно из отверстий своего необычного жилища наружу, убедился в том, что комната наполнена только почтовыми предметами и запахами, недовольно пробурчал: «Чихать в промокашку», - вылетел в окно, ещё не зная, что уже началась его жизнь в Артеке.
        8.
        Перед самым отбоем сучки, по обыкновению, подбадривали друг друга надеждами и планами на отдалённое будущее, и тут Джон выдвинул новый и довольно смелый план.
        - Был я сегодня в киностудии, - сказал он.
        - Ну?
        - Взял под свою ответственность киносъёмочную аппаратуру.
        - Зачем?
        - Хочу снять на плёнку Абсолют и добавить к тому фильму, что оставила нам предыдущая смена…
        - Вот здорово! - восхитился Гошка.
        - Попробуем, - согласился ГС и распорядился: - Завтра же!
        - Есть, - разом ответили О’кей и Килограммчик.
        - А ты, казачок? - спросил ГС.
        - Я дисциплину нарушать не буду, - сказал Пётр и отвернулся к стене.
        - Дело твоё, - хмыкнул ГС. - Быть тебе медалистом!
        И с тем уснули, предвкушая сладость запретного.
        Глава четвертая
        Волшебный уголёк
        1.
        После сытного и вкусного обеда Артек отдыхал.
        Движение на дорогах, лесных тропинках или в коридорах, малейший шум в палатах прекращались: дети укрепляли свою нервную систему и набирали вес, они ложились в постели и мгновенно засыпали.
        Это было время абсолютного покоя, который соблюдался весьма строго: два послеобеденных часа издавна м называли Абсолютом.
        Что же касается виновных в его нарушении, то их не наказывали по той простой причине, что таковых не бывает никогда: кому не хочется вздремнуть днём?! Только автору этих строк…
        И если допустит, что Природе вздумалось устроить здесь лёгонькое землетрясение, то и она не решилась бы на это в часы Абсолюта, уж поверьте мне.
        Так вот наша троица… выждав несколько минут и убедившись, что всеобщий покой воцарился, отворила крайнюю дверь корпуса и выскользнула наружу. Им опять захотелось быть непохожими на других.
        Артек спал, чуть посвистывая и похрапывая, стены спальных корпусов и склоны могучего Аю-Дага ритмично колыхались в такт сонному дыханию детей, алые флаги на высоких мачтах пионерских лагерей предупредительно замерли, а три фигурки - представьте себе - крадутся вдоль стены «Алмазной».
        - Эй, вы! - вдруг послышался отчётливый шёпот с крыши. - Куда бредёте? Ведь Абсолют…
        Ребята глянули вверх и ахнули: на них смотрел седобородый кареглазый старик в древней шапочке.
        - А вы кто? - громким шёпотом спросил Мокей.
        - Я? Известно - домовой этого строения.
        - Домоуправляющий?
        - До-мо-вой, говорю. Дух есть такой. Общественник я.
        Гошка аж пригнулся от испуга.
        - Смываемся, братцы, - сказал он и повернул пятки против хода.
        - Погоди, - придержал его Мокей. - Раз общественник, значит, договориться можно.
        - Этот джентльмен есть депутат вашего общества? - спросил Джон, жужжа кинокамерой.
        - Да нет, помолчи, потом объясню, - отмахнулся Мокей и, задрав голову, вновь обратился в домовому: - Мы тут особенные: сучки мы…
        - Ась? - не понял домовой.
        - Сучки, говорю, мы. Не похожие на других. Нам всё можно.
        - Ну, ежели так… - с сомнением протянул домовой, но, видимо, всё же удовлетворяясь объяснением, одобрительно крякнул и исчез.
        2.
        Ребята обошли свой корпус и взяли левее - туда, где находится полянка с заброшенной каруселью. Ось у карусели поржавела, а позолоту с деревянного петушка на крыше смыло дождями.
        Они хотели обойти её сторонкой, но, услышав весёлое ворчание и скрип обернулись: медвежонок с холщёвой сумкой через плечо кое-как раскрутил карусель, вскочил на площадку, но она тут же остановилась.
        - Помогите, ребята, - попросил он человеческим голосом. - Покататься охота.
        - Говорящий!.. - удивился ГС.
        - По-русски! - ещё больше удивился Джон.
        - У меня дома попугайчик и то разговаривает, - успокоил их Гошка. - А медведь - больше. А что по-русски, так ведь он же в России живёт.
        - Ты кто? - обернулся Мокей к медвежонку.
        - Меня зовут Арчик, - ответил тот.
        - Ты… не кусаешься? - спросил Гошка.
        - Нет. Я - ласковый. И невзрослеющий: мне много лет, но я всегда буду юным.
        - А кто ваши родители? - Джон включил кинокамеру.
        - Родителей своих я не знаю, - сказал Арчик, слезши с испорченной карусели и подойдя к ребятам. - Вон там, наверху стоял замок. Там жили два брата-близнеца Пётр и Георгий. Они были моими хозяевами - их я знал хорошо.
        - Куда же он подевался, замок-то?
        - Рассыпался от старости…
        - Они влюбились в двух сестёр, тоже близнецов… И однажды похитили их из родного дома. А путь шёл по морю… Разгневался на них царь морей и океанов Нетун и превратил в скалы. Вон они…
        - Так это ж Адалары! - воскликнул Гошка. - Их все знают…
        - Ну вот, с той поры я остался один, - закончил свой рассказ Арчик.
        - А где сёстры?
        - Не знаю; наверно, домой вернулись.
        3.
        Тут раздался чей-то басовитый голос: «Вдох…» - и ребята увидели рослого старика с охотничьим рогом за поясом и кнутом на правом плече, в широкополой шляпе, с длинной белой бородой, строгим и морщинистым лицом и лохматыми бровями, из под которых остро поблёскивали маленькие зеленоватые глазки. Он на глазах увеличивался в росте и скоро стал выше деревьев! Ребята побледнели от страха и умолкли; Джон даже забыл о своей кинокамере.
        Старик хлопнул в ладоши, скомандовал: «Выдох!» - и стал уменьшаться, пока не скрылся за молодым леском. Деревья и кустарники вокруг негромко зашумели, а воздух стал таким свежим и приятным, что даже голова закружилась от удовольствия.
        - Что за чудище? - спросил Гошка.
        - Это Леший, - пояснил Арчик, - лесной дух. Он хороший… Пока дети отдыхают, он учит молодые растения очищать воздух и обогащать его кислородом. А вы как здесь очутились? Ведь - Абсолют…
        - Понимаешь, Арчик, - попытался объяснить Мокей. - Мы - сучки. Так называются все выдающиеся люди.
        - Все трое? - с уважением спросил Арчик.
        - А как же!
        - Мы это… искупаться хотим, - на ходу придумал Гошка. - Айда с нами?!
        - Айда! - обрадовался Арчик.
        Они спустились к пляжу, что возле лагеря «Морской», но приблизиться к морю не решились. В нескольких шагах от берега по пояс в воде расположился странный человек - бледнотелый и толстый, зеленоволосый (можете ли вы представить себе такое?), с круглым смешным… чугунным носом и голубыми строгими глазами.
        Рядом с ним на плавающей надувной площадке стоял телефон, а вокруг, издавая лёгкое гудение, гуляли небольшие смерчи и перемешивали воду вдоль всего побережья.
        Незнакомец одной рукой прижимал к уху телефонную трубку, а в другой держал перед глазами термометр, который только что вынул из воды, и говорил своему невидимому собеседнику:
        - Я полагаю, доктор, на этом можно остановиться: двадцать три градуса уже есть… Вы довольны? Стараюсь, доктор, стараюсь… Дети - наше будущее.
        - Кто это? - спросил Джон.
        - Водяной, - ответил Арчик. - Скоро дети опять придут купаться, и надо подготовить море, помочь Главному врачу Артека. - Он повернулся к повелителю вод: - Дедушка, позвольте мне и моим друзьям искупаться?
        - Кто такие? - недовольно покосился на ребят Водяной.
        - Мы - сучки, - начал было объяснять Мокей, но Водяной грозно пустил изо рта тугую струю воды чуть ли не в самое облако, что висело над ними, и прервал его:
        - Если сучки, то ступайте к Лешему. Да поживей: сейчас Абсолют - надо отдыхать… И купаться следует вместе со всеми, под наблюдением! Я понятно излагаю свою мысль? Ты, Арчик, не водись с нарушителями… А ты, парень, убери свой аппарат - я тебе не киноактёр.
        Медвежонок смутился, тихо сказал своим новым приятелям:
        - Спорить бесполезно, тут у нас дисциплина, - и первым стал улепётывать.
        Сучки - за ним.
        4.
        - Хотите, я вам Пушкинский грот покажу? - предложил Арчик. - Он как раз работает только во время Абсолюта.
        - Ты хотел сказать, беседку? - поправил ГС. - Вон там, наверху, где лагерь «Лазурный»?
        - Нет, - сказал Арчик. - В подножье той скалы имеется пещера… Я туда самого Пушкина водил!
        - Ух ты! - восхитился Гошка. - И разговаривал с ним?
        - Подолгу… - солидно произнёс Арчик. - Там я его познакомил с Учёным Котом и Русалкой…
        - «У лукоморья дуб зелёный…» - хором произнесли Мокей и Гошка первые слова вступления к «Руслану и Людмиле». - Это?
        - Да, - с гордостью подтвердил Арчик. - Правда, поначалу этих стихов в книге не было. Пушкин приехал в Крым в тот год, когда уже вышла из печати «Руслан и Людмила». Но после - через несколько лет - он написал новое вступление, которое вы упомянули, и опубликовал его; мне рассказывали потом.
        - Значит, это именно ты помог Пушкину? - допытывался Гошка.
        - Не я, а Артек, - поправил Арчик. - Я и вам могу показать это место, если хотите…
        - Пошли, - сказал Джон, уже понявший, о чём идёт речь. - У меня ещё есть пленка в запасе.
        - Далековато, - вздохнул Килограммчик.
        - Это верно, - кивнул Мокей. - Мы сучки, не привыкли к большим переходам: нам бы - вжик! - и готово.
        Арчик извлёк из своей сумки маленький уголёк от костра и показал:
        - Волшебный! Сейчас я потру его и… вжик!
        5.
        Грот имел два входа, оба напоминали вытянутые кверху треугольники, но один - слева - был поменьше, а другой раза в три выше.
        Между ними вдруг появился ветвистый дуб, которому на вид было больше тысячи лет. На его нижних ветвях висела массивная золотая цепь, загораживая вход в грот, а по ней задумчиво ходил кот с голубым мохеровым шарфиком на шее.
        Повыше и правее его качалась на ветвях красивая юная Русалка с длинными зелёными волосами т рыбьим хвостом и катала с ладошки на ладошку куриное яйцо. В глубине грота виднелся лес, на опушке его - избушка на курьих ножках, без окон, без дверей, а чуть поодаль Кощей Бессмертный перебирал золотые монеты и драгоценные камни в сундуке и беззвучно смеялся, а глаза его горели алчным огнём.
        Здесь, возле самого дуба, на краешке берега, изгибавшегося дугой (это и называется лукоморьем), и очутились Арчик и наша троица.
        - Здравствуйте, доктор, - окликнул кота Арчик.
        - Он что, зверей лечит? - тихо спросил Гошка.
        - Нет, просто он доктор всех сказочных наук, - пояснил Арчик.
        Кот остановился, всмотрелся в пришедших, помигал зеленовато, замурлыкал и заговорил стихами:
        Привет тебе, мой друг желанный,
        Давненько ты обходишь нас.
        Иль, вечно юный, несказанный,
        Ты не найдёшь свободный час?
        - Да нет, доктор, - ответил Арчик. - Просто неудобно беспокоить вас и отвлекать от мудрых размышлений.
        На что учёный Кот сказал так:
        Без друга тяжкие сомненья
        Владеют сердцем и умом.
        Нет верных истин без общенья,
        Нет мудрости в себе одном!
        - А мы вот… сучки, - решился вступить в разговор Мокей. - Сами по себе выдающиеся. И безо всего…
        Кот удивлённо повернулся в его сторону.
        - Это мои новые приятели, - объяснил Арчик. - Им всё можно. Они.
        - Мы стараемся во всём отличаться от других, - вставил слово Гошка, на что кот ответил:
        Не тщитесь в самомненье ложном
        Идти рассудку вопреки:
        Одних отринув, невозможно
        Другим не протянуть руки.
        - О’кей, сэр, - взволнованно произнёс Джон, опуская кинокамеру, - в ваших словах есть кое-что, как говорит мой фазе…
        Кот хотел что-то ещё сказать, но Русалка принялась его щекотать, и доктор всех сказочных наук буквально зашёлся от смеха.
        - А что там, в пещере? - удивился Мокей.
        - Ну вот… скажем… - подыскивал Арчик нужные слова. = Ну, например, ты выбрал себе профессию?
        - Окончательно? Нет ещё…
        - И я… не совсем, - кивнул Гошка. - Хотелось бы стать великим!
        - А я буду бизнесменом, - сказал Джон.
        - В общем, кто войдёт в Уголок Будущего, тот точно узнает, кем он станет, - закончил Арчик.
        - Ух ты! - воодушевился Гошка. - Попросимся?
        - А пустят? - спросил ГС.
        - О’кей, я тоже хочу посмотреть: бизнес всякий бывает…
        Русалка услышала их разговор и сказала доктору всех сказочных наук:
        - Котик! Пусти их… Им это будет полезнее, чем взрослым.
        Кот подумал и заметил:
        Профессий тьма неисчислимая,
        И все - одна другой важней,
        Но лучшая из них - любимая,
        Она и может стать твоей.
        - Вот они и посмотрят, узнают и полюбят свою будущую профессию, - настаивала Русалка. - Сейчас столько стало всевозможных специальностей, что ты сам, Котик, не обходишься без справочников…
        Учёный Кот мяукнул, свернул хвост колечком, и золотая цеп, загораживающая вход в пещеру, тотчас упала на землю.
        Ребята, а за ними и Арчик, устремились вперёд.
        - Стойте! - вдруг зло воскликнула Русалка, гибко выгнулась от возмущения, и глаза её сверкнули гневом. - От кого из вас несёт чесноком?
        - От… от. Меня… - признался оторопелый Гошка.
        - Марш отсюда, негодный! Я не выношу чеснока ни в каких дозах, запах его опасен для меня…
        - Ну ладно, сник Гошка, отходя назад. - Идите, ребята, вы, а потом расскажете мне…
        - Нет-нет, Килограммчик, - запротестовал Джон. Или все, или никто! О’кей?
        - Я без тебя тоже не пойду, - сказал Мокей.
        - А я, как все, - решил Арчик и спросил Русалку: - Скажите, пожалуйста, а в другой раз можно?
        - Так и быть, можно, - разрешила Русалка. - Но чтоб духу чесночного тут не было! Вы поняли меня?
        Не успели они отойти и на несколько шагов, как и дуб, и Кот Учёный, и Русалка - всё исчезло!
        - Надо спешить, - забеспокоился Арчик. - До конча Абсолюта осталось пять минут. - Это сигнал…
        - Ой-ёй-ёй - отчаялся Гошка. - Мы же так далеко забрались…
        Но тут Арчик потёр свой Волшебный Уголёк, и они очутились у самого корпуса дружины «Алмазной».
        Ребята попрощались с Арчиком и вдоль стены стали пробираться к входу. Медвежонок придержал Килограммчика лапой и, протягивая ему Волшебный Уголёк, сказал:
        - Возьми на память о нашем знакомстве… Ты чем-то похож на меня… Ты мне понравился.
        - Спасибо тебе, Арчик!
        - Только учти: этим угольком можно пользоваться при условии, что ты никому не причинишь вреда; иначе сам же попадёшь в беду. Ясно?
        - Ясно, Арчик. Будь спок! - Гошка чмокнул растроганного медвежонка в нос и заторопился в корпус, спрятав Волшебный Уголёк в карман.
        6.
        В последующие несколько дней сучки как-то присмирели и почти ничем не отличались от других, даже ходили на физзарядку и убирали свои постели. То ли они устали отличаться от других, то ли творческая мысль потускнела - не знаю. Скорее всего последнее, потому что, когда объявили подготовку к всеобщему карнавальному шествию, на котором особое жюри будет присуждать премии, сучки долго размышляли, но так ничего толкового и не придумали.
        А вот Пётр нашёлся: он предложил всем четверым одеться мушкетёрами!..
        - О’кей, - кивнул Джон, но Гошка и Мокей, недавно отделанные казачком под орех, хором заявили:
        - Мура!
        - Как хотите, - пожал плечами Пётр и решил: - Тогда я оденусь капитаном дальнего плавания! - и ушёл.
        Сучки, огорчённо переглянулись, но решения не переменили.
        - О’кей! - сказал Джон. - Нам надо придумать что-то своё.
        - Верно, - поддержал Мокей. - Не будем принимать участия в карнавале совсем.
        - Здорово! - восхитился Гошка.
        - О’кей… нехотя присоединился к ним Джон.
        И вот день карнавального шествия настал!
        Дружина «Алмазная» единодушно предложила Петру возглавить их колонну - так срамив был его капитанский костюм с золотыми петлями на шевронах и с кортиком на боку.
        Под мелодию «Капитан, капитан, улыбнитесь…» дружина вышла на главную прямую. Сотни биноклей и тысячи глаз были направлены на них, особенно на Петра.
        И вдруг, когда они поравнялись с ложей, где расположилось жюри, а Пётр взял под козырёк и равнение направо, отдавая дань уважения жюри, гостям и командованию, костюм на нём… исчез! Совсем! Остались только трусы и туфли.
        Пётр, не сразу ощутив эту ужасную перемену, сделал ещё несколько чётких шагов с рукой, приложено к «пустой» - то есть непокрытой - голове.
        Сперва сгустилась всеобщая тишина, какая бывает только во время Абсолюта, а потом тысячи зрителей грохнули дружным хохотом!
        Кто-то решил, что всё так и было задумано; кто-то подумал, что над зрителями решили подшутить (а такого никто не любит!), и смеялись теперь, я бы сказал, осуждающе, насмешливо.
        Ребята из «Алмазной», их начальник Яков Германович и старшая пионервожатая Оля сбились с шага, и вся дружина оказалась в таком же дурацком положении, как и Пётр. Конечно, они мужественно прошли положенную дистанцию и даже заслужили аплодисменты и высокие оценки жюри за некоторые удачные костюмы; Петру удалось быстро укрыться от насмешек зрителей, но, согласитесь, кто-то нанёс дружине «Алмазной» сильный и, как говорят спортсмены, запрещённый удар…
        7.
        Долго бы ещё подшучивали над «Алмазной, если б не приключилось ещё одно происшествие, на этот раз более серьёзное: пропал Гошка! Вечером того же, карнавального дня…
        Искали его везде, где только можно и нельзя; спасатели обыскали всё побережье, водолазы бродили по морскому дну. Милиция в Гурзуфе и в Ялте была поднята на ноги. Наконец, объявили по телевидению. Но даже после этого Гошка не нашёлся. Тогда телеграммой вызвали его отца.
        Папа не хотел пугать Маму, сказал её, что решил просто проведать сына, и прилетел немедленно. И случилось так, что через день или два в Артек прибыл и Тюля-Люля.
        8.
        Секретарь начальника Артека закончила разговор с дежурной гостиницы „Кипарисная“, как вдруг услышала тонкий, чуть с хрипотцой голосок:
        - Здравствуйте, Элеонора Петровна…
        - Здравствуйте, - ответила секретарша, ища глазами посетителя. Наконец увидела попугайчика и улыбнулась: - Здравствуй. А ты кто?
        - Меня зовут Тюля-Люля. Я ищу своего друга Килограммчика.
        - Я не знаю такого.
        - Ты не птица! - стал нервничать Тюля-Люля. - Его знает весь наш двор, и даже Сиамский Бродяга боится его! Стр-ра-тегия, брат. Чихать в промокашку!
        - А как его фамилия?
        - Посвистывай! Этого не знает никто…
        - Но ведь не может же человек носить имя… гири.
        - Хватит пулять! У него щадящий режим… Гошка барахтается в мире неведомого…
        - Гошка?! - взволновалась Элеонора Петровна и вдруг заплакала. - Теперь я знаю, о ком идёт речь… - сказала она, всхлипывая. - Пропал он…
        И тут из кабинета директора выбежал… Папа! Тюля-Люля обомлел от счастья и на время потерял дар речи. Папа, не замечая его, кинулся к секретарше:
        - Элеонора Петровна, не томите, есть новости?
        - Нет, пока нет. Это я разговариваю вот… - она замялась. - Без командировки… Из Москвы. Простите, я хотела сказать, что он тоже разыскивает вашего сына…
        - Тюля-Люля?!
        - Папа! - радостно вскрикнул Тюля-Люля и кинулся к нему. - Ты работаешь, даже когда спишь… Ошибка молодости…
        - Тюля-Люля, - сказал Папа, когда первая радость встречи улеглась, - после ты расскажешь, как сюда попал, но сейчас помоги найти Гошку…
        9.
        Тюля-Люля искал Килограммчика по какому-то ему одному известному плану: обшаривал кусты вокруг „Алмазной“ по расширяющейся спирали. Так прошла оставшаяся часть дня, вечер; настала ночь, и изнурённый попугайчик прикорнул на веточке.
        Первые же лучи солнца разбудили его, и Тюля-Люля продолжил поиски. Куст за кустом, ветка за веткой. Но - безуспешно. Ещё раз зашло солнце за горизонт, и в наступивших снова сумерках Тюля-Люля увидел… Нет, не Гошку! Однако нельзя было сказать, что это и не он.
        Вот, доложу вам, ситуация - чихать в промокашку… Виноват, это уж я перенял у попугайчика, а писатель не должен чужими словами говорить, а тем более писать…
        Короче говоря, на траве, облокотясь на камень, у неглубокого обрыва полулежал… нет, не сам Гошка, а его деревянная статуя! И до того ловко сделанная, будто это сам Гошка, только одеревеневший. Понятно я излагаю свои мысли или нет? Я бы, возможно, даже испугался на месте Тюли-Люли от такого поразительного сходства.
        Но Тюля-Люля пророкотал нечто нечленораздельное, потом сказал на чистейшем английском языке „ол райт“ и прильнул к груди деревянной фигуры: внутри её глухо, но различимо что-то издавало: тук… тук… тук…
        В этот момент Тюля-Люля увидел Папу, возившегося в кустарнике шагах в десяти, немедленно подлетел к нему и быстро-быстро заговорил:
        - Устами младенца глаголет истина! Папа изредка отдыхает… Научатся люди жить по пятьсот лет… - Он от волнения вновь заговорил готовыми фразами. - Дошло? Тут веток пруд пруди. Здесь… Там… Чихать в промокашку! Папам я…
        - Тюля-Люля! - прошептал Папа, бледнея. - Я чувствую, ты нашёл… его?..
        Попугайчик кивнул, помахал крылышками и устремился к деревянной фигуре. Папа - за ним.
        10.
        Не прошло и получаса, как деревянную статую Гошки с необходимыми предосторожностями, с помощью Петра, Бутончика, Якова Германовича и ещё нескольких ребят, оказавшихся в кабинете начальника пионерской дружины „Алмазная“, доставили в поликлинику Артека и сразу положили на стол в рентгенкабинете.
        - Случай не совсем типичный, - признался Главный врач в беседе с рентгенологом, - но удивляться в наш век нельзя ничему… Одеревенение конечностей бывает в пожилом возрасте, правда, не столь откровенное.
        - И всеобщее! - добавил рентгенолог.
        Деревянного Гошку подвесили на особых лямках позади экрана, рентгенолог с Главным врачом сели перед экраном, а остальные кто как пристроился за ними.
        Папа почему-то скомандовал „Абзац“» - как он это делал, когда диктовал машинистке, но рентгенолог послушно кивнул и включил аппаратуру. В наступившей темноте на бледном экране все увидели Гошкину фигуру почти в разрезе, и Главный врач удивлённо произнёс:
        - Сердце! Пульс слабый… А ну, пожалуйста, коллега, глянем в черепную коробку…
        Глянули в коробку - мозги находятся там, где им и положено находиться, только шевелились еле-еле. Остальные органы почти не просматривались.
        - Тэк-с, - повеселел Главный врач, когда выключили аппаратуру и в кабинете вспыхнул яркий свет. - Это он! Положите его сюда, на стол… Тэк-с, коллега, что вы предлагаете? Пока энцефалос, то есть мозг, жив - живёт и человек. И можно рассчитывать на физиотерапию!
        Они перешли на латынь, а ребята и Яков Германович склонились над Гошкой.
        - Килограммчик, - заплакала Бутончик. - Ты же такой хорошийм Скажи нам, что с тобой приключилось?
        Высморкались Папа и Яков Германович, запричитали вполголоса ребята, а Пётр, наклонившись к Гошке, гладил его по голове и приговаривал:
        - Эх ты, Килограммчик, ну зачем пугать нас? Оживись, я тебя очень и очень прошу! Мне так плохо будет без тебям Ну кто тебя обидел? Скажи, Гошенька… Мокей из него котлету сделает!
        И тут произошло чудо: глаза у Гошки вдруг раскрылись, и крупные слёзы потекли по его деревянным щекам, потом стало оживать лицо, а когда зашевелились губы, все услышали, как Гошка тихо, но отчётливо произнёс:
        - Ребята… Вы же не знаете… Я плохойм Это я подвёл Петра и всю дружину…
        - Да о чём ты, Гошенька?! - прервала его Бутончик. - Главное, что ты жив и снова с нами!
        - Я готов ещё раз пережить ту беду, - сказал Пётр, - лишь бы ты, Гошка, опять стал здоров!
        Гошка заплакал и… очеловечился совсем - от макушки до кончиков пальцев на ногах.
        - Сын! - воскликнул Папа.
        - Чихать в промокашку! - заорал Тюля-Люля, и Гошкам встал на ноги.
        Главный врач, осмотрев ожившего Гошку, обратился к рентгенологу:
        - Как видите, коллега, случаи самоизлечения наблюдаются и теперь! Прекрасная тема для диссертации, что скажете?
        - Великолепная, доктор, великолепная! Это бенефициум для нас, то есть благодеяние…
        - Гошка! - сказал ГС, утирая слёзы. - Я рад, что ты пропал… и нашёлся!
        - О’кей! - радостно воскликнул Джон, обнимая своего друга. - Ты знаешь, Гошка, мой фильм не получился…
        - Почему? - огорчился Килограммчик.
        - Я снимал часы Абсолюта, а киноплёнка не воспринимает ничего, если ты нарушаешь правила, и на ней ничего нет! Пу-сто-та…
        Глава пятая
        Нептуналии
        1.
        В кабинете Якова Германовича смущённо заседал совет дружины «Алмазная». Почему смущённо? Да потому, что на повестке дня стоял колючий, словно кактус, вопрос о Гошке… Том самом, что напугал всех своим исчезновением, затем вызвал всеобщую радость, когда нашёлся, а потом поверг в растерянность признанием, что это он, исознательно, подвёл свой отряд, а фактически - всю дружину.
        Добро бы случайно, а то ведь преднамеренно! А кому хочется говорить вслух о том, что в твоём коллективе завёлся подобный тип? И закрыть глаза тоже нельзя, потому что об этой истории идут разные слухи, и они даже искажают её.
        Вот и сидят члены совета дружины, мнутся, не зная, с чего начать. Такое бывает и у взрослых. Те в сходных ситуациях оправдываются: дескать, вопрос щекотливый, и меня это крайне удивляет. При чём тут щекотка?
        Но как бы то ни было, сидели члены совета и помалкивали. Молчание было всеобщи, и оно явно затягивалось.
        Тогда Гошка попросил слова саам.
        - Ты? - удивилась старшая пионервожатая Оля. - Но ведь мы же тебя обсуждаем…
        - А если никто не хочет? - резонно заметил Гошка. - Обсуждать - это значит обмениваться мнениями. Так? Ни у кого его нет, а у меня уже созрелом.
        Глянув на Якова Германовича, невозмутимо сидевшего в углу кабинета, и не найдя в его взгляде ни одобрения, ни сомнения, Оля пожала плечами и повернулась к председателю совета Ане из Новосибирска: мол, как ты считаешь нужным, так и поступай.
        - Ладно, - разрешила Аня. - Излагай…
        - Я вот, ребята, глубоко проанализировал свои действия и пришёл к мнению, что меня надо простить.
        - Надо?! - удивился Костя из Курска.
        - Я хотел сказать «можно», - нехотя поправился Гошка, - но случайно подвернулось другое слово…
        - Допустим, как поётся в вашей песне, сказал харьковчанин Павло. - А где обоснование?
        - Во-первых, - ответил Гошка, - я сильно раскаиваюсь, что заметно по моему похудевшему виду; во-вторых, я нашёлся и тем самым избавил всех от забот и ответственности…
        - А вот и нет! - вспыхнул Павло. - Если б ты не нашёлся, а пропал совсем, тогда, наоборот, иное дело: мы бы тебя простили.
        - Можно мне? - подняла руку Бутончик.
        Аня кивнула.
        - Гошка прав… - тихо сказала Бутончик. То есть он, конечно, не прав, что опозорил Петра, но прав, что он теперь отыскался, иначе… иначе я не знаю как бы мы пережили его потурю…
        Гошка засопел и опустил голову.
        - Я тоже считаю, - горячее заговорила Аня, - что Гошка хороший, но, попав под дурное влияние Мокея, стал сучком и решил, что ему всё дозволено.
        - Насчёт сучков, - наставительно произнёс Павло, - вопрос спорный…
        - Но зато бесспорно то, что Гошка обязан объяснить мотивы своего поступка! - заявил Костя, и все смолкли.
        - В самом деле, - вновь заговорила Аня, - ведь что мы имеем на сегодняшний день?
        - Факт… - предположительно сказал кто-то.
        - Точно!
        - И какой?
        - Неприглядный.
        - Хуже некуда!
        - Так вот и я говорю, - продолжала Аня и повернулась к Килограммчику: - Гошенька, милый… Помоги нам понять: почему ты опозорил свою дружину?..
        - Вот именно! - поддержал Павло. Почему свою?!
        - Прости меня, но твой вопрос, Паша, по меньшей мере несколько странный… - книжно произнёс Веня, круглолицый мальчик в очках. - Опозорить любую дружину - это антиобщественный поступок! Индивид есть только часть коллектива.
        - Товарищи, - вскочил черноглазый Миша и, косясь на Олю, сказал тихо, и ещё более книжно, чем Веня: - Я надеюсь, что выражу общее мнение, если выскажу предположение, основанное на положительных эмоциях Ани, в честности и прямоте которой ни у кого из присутствующих нет сомнений… Да, конечно же, она имела в виду то глубокое уважение, которое испытывает каждый к среде своего непосредственного общения; да, разумеется, она будучи передовой пионеркой, одновременно имела в виду вес Артек; да, если хотите, я пойду дальше и, по своему обыкновению, буду и сейчас твёрдым и принципиальным, ибо я не могу, товарищи, и не хочу скрывать от вас своё мнение, которое было и будет на стороне справедливой, умеющей выражать свои мысли чётко и непримиримо, словами, идущими из самого сердца, и уже по одному тому - ясными и проникновенными…
        Наступило опять всеобщее молчание, на этот раз вызванное желанием проникнуть в суть того, что сказал Миша.
        Воспользовавшись паузой, Аня продолжала:
        - Так вот, Гошенька, будь другом и объясни… Все коллективы хорошие, это так, но хочется знать, почему ты опозорил нас, да ещё тогда, когда мы имели все шансы на победу?
        - Все коллективы хороши, но свой - ближе всех! - запальчиво крикнул Коля.
        - За что, Гошенька? Ведь что-то толкнуло тебя?.. Ну, будь откровенным… Всё равно выговор ты уже заработал…
        И в третий раз наступило всеобщее молчание.
        - Я, - робко начал Гошка, поняв, что это молчание было обращено к нему, - я хотел проучить Петра, но не весь отряд…
        - Проучить?! - удивилась Аня. - за что?
        - За то, что Пётр заступился за меня, - сказала Бутончик.
        - Да, это так, - виновато согласился Гошка. - Но если я совершил глупость, не должен же я маскировать её умными фразами. Я… признаюсь.
        - Это другое дело, и мои симпатии теперь на стороне провинившегося, - сказал Веня.
        - Поскольку я привык выражать общее мнение, - взял слово Миша, - я буду вынужден дать объективную оценку более чем странному высказыванию Вениаминам Меня избрали членом совета…
        - Так ты сам уговаривал, чтобы тебя допустили к руководству, - напомнил Коля.
        - Только потому, - повернулся в его сторону Миша, что я умею пренебречь ложной скромностью и оценить собственные достоинства, а главное, дать оценку любому явлению. Любому! Я - не Веня… Но меня сейчас интересует вот что: как сумел Гошка раздеть Петра у трибуны руководства, сам находясь в отдалении?
        Поражённые простотой и чёткостью вопроса, столь необычными для Миши, все повернулись к Гошке.
        - Только не ври! - строго предупредила Аня, и вовремя: Гошке пришлось проглотить какое-то слово, явно не то, и он смутился - не врать оказалось трудно.
        - Ну, ну! - подбодрил Веня.
        - Понимаете, ребята! - решился Гошка, - я… на время конечно, стал… волшебником…
        Дружный хохот прервал его. Даже Яков Германович позволил себе улыбнуться.
        - Вы что же… не верите в волшебство? - обиделся Гошка.
        - Да не, мы-то верим, - успокоил его Веня, - но если бы ты обрёл такой дар, то скорее всего сотворил бы что-нибудь доброе, хорошее, увлекательное для всех…
        - А ведь верно, сказала Бутончик. - Ну, к примеру, устроил бы праздник Нептуна…
        - …который, к сожалению, в эту смену не запланирован, - подтвердил Яков Германович. - Или выполнил бы наказ прошлой смены и организовал карнавал любимых литературных героев.
        - …или… - подметила Аня, - или… исчез бы с наших глаз от стыда…
        И Гошка исчез!
        Мгновенно все стихли и с недоумением уставились на то место, где он только что стоял.
        Место было действительно пустое.
        - Однако… - начал было Веня, и все вскрикнули. От неожиданности.
        2.
        Затем весь совет дружины «Алмазная» во главе с Яковом Германовичем и Олей перенёсся на морской берег недалеко от порта.
        Ещё мгновение - и позади совета выстроилась его дружина; ещё не прошло и секундочки - и весь Артек высыпал на соседние пляжи, а сам начальник Артека, и его штаб разумеется, стоял у самой воды. Начальство старалось делать вид, будто всё идёт так, как запланировано, но взглядами все спрашивали друг у друга, что происходит, и незаметно пожимали плечами…
        Тут с вершины Аю-Дага, будто усиленные радиоприёмниками, понеслись над Артеком и морской гладью звуки вступления к фанфарному маршу, а на горизонте появилось белое пятно, неправдоподобно быстро приближающееся и растущее в размерах.
        Не прошло и минуты, как стало ясно, что это белое, прозрачное сверху двухкорпусное судно - катамаран, несущийся на воздушной подушке.
        Впереди на просторной палубе между корпусами виднелась тройка белых коней в медной сверкающей сбруе, а позади них, в расписной колеснице, восседал Нептун в золотой короне и с трезубцем в руках. Рядом с ним сидела женщина в белом платье и с маленькой серебряной короной на голове.
        Из передней кромки палубы стал плавно выдвигаться широкий ребристый трап, и едва он коснулся земли, кони тронули, и чудесная колесница мягко съехала на берег и остановилась возле начальства. Конями правил сам Нептун.
        - А не это ли и есть славная Пионерская Республика Арек? - спросил морской царь.
        - Совершенно верно, - ответил стоявший впереди. - Я - начальник Артека, а это вот… мой заместитель… - И рядом с ним встал плотный человек лет тридцати пяти.
        Они говорили, не напрягаясь, но их голова почему-то были слышны на всей территории лагеря.
        - Славно, славно, - одобрительно прогудел Нептун. - А это моя супруга Амфитрита… Позволь представить тебе наших сегодняшних хозяев, дорогая, - повернулся он к ней.
        - Мило, очень мило, - бархатным голосом почти пропела морская царица и, приставив к глазам лорнет, милостиво глянула на мужчин.
        - Ну что ж, добрый день, ребята! - обратился к пионерам Нептун.
        И весь Артек могуче грянул?
        - Добрый день!
        - Вы… извините, - несколько нерешительно начал начальник лагеря. - Вы… из цирковой труппы или… как бы это сказать… филармонии?
        - Я брат вседержителя, Повелитель божественной влаги и Землеколебатель, бог морей и конных ристалищь Нептун. У меня тоже есть детишки, сыновья: Тритон, Амика, Антей, разбойник Скирон, одноглазый Полифем и другие, но я оставил их дома, а привёз к вам своих друзей…
        - Да-да, конечно, - почтительно прервал его начальник лагеря. - Но мне хотелось бы знать, какая организация вас направила…
        - Я настоящий Нептун! - грозно произнёс морской царь и выпрямился во весь свой великолепный рост. - Подлинник!
        Начальник лагеря закрыл глаза и, бесчувственный упал на руки своего заместителя.
        - Дорогая, позаботься о нём, - попросил Нептун свою жену.
        Амфитрита брызнула на начальника лагеря морской водой из флакона, и тот очнулся.
        - П-по-ж-жалуйста… - сказал он. - Добро пожаловать… мы всегда рады таким гостям…
        - Вы знаете, какое сегодня число? - спросил повеселевший Нептун.
        - Двадцать третье июня…
        - То-то… Это же день моего рождения! Я сегодня, друзья мои, именинник!
        - А день рождения Артека - шестнадцатое июня, - сказал начальник лагеря, окончательно приходя в себя.
        - Прекрасно, - обрадовался Нептун. - Повеселим друг друга по этому случаю…
        - По-здрав-ля-ем ве-ли-ко-го Неп-ту-на! - дружно проскандировал Артек.
        - Спасибо, ребята, спасибо, - растрогался владыка морей и океанов. - Поздравляю и славный Артек! Ну-с, а как вы тут живёте?
        Поднялся такой весёлый шум, что Нептун поднял руку, утихомиривая всех, и предложил:
        - Пусть кто-нибудь один отвечает… Может быть начальник лагеря?
        - С удовольствием, - согласился начальник лагеря. - Насчёт питания - сами отведайте… Не только в весе прибавляем, но в росте тоже…
        - В росте?
        - Да, ваше морское величество, в среднем каждый пионер за время пребывания в Артеке вырастает на два сантиметра!
        - Здорово! - восхитился Нептун. - Это же поистине волшебные сантиметры!
        - Удачно сказано, ваше морское величество, - одобрил начальник Артека. - Конечно, дети и у себя дома растут беспрестанно, но в пионерском лагере эти сантиметры, как вы справедливо заметили, воистину волшебные…
        - А в моём росте их нет, - огорчённо произнесла морская царица.
        - Ничего дорогая, - успокоил её Нептун, - зато в тебе все сантиметры, даже самые маленькие, - сказочные.
        - Ну и что ж! А таких нет…
        - Мы можем пригласить вашу супругу погостить у нас подольше, - сказал начальник Артека, посоветовавшись со своим штабом. - Только вот не знаю, прибавляет ли её величество в росте вообще или уже нет?
        - В весе она прибавляет теперь, в весе, - засмеялся Нептун, но осёкся, заметив неудовольствие Амфитриты.
        - Мы рады вашей супруге, - сказал начальник Артека, - самой красивой и стройной из мира сказок…
        - Как он любезен и воспитан! - милостиво улыбнулась ему Амфитрита, обмахиваясь веером из акульего плавника. - Не в пример тебе… - Она бросила сердитый взгляд на своего супруга и, понизив голос, сказала: - Ну порадуй же деток чем-нибудь, солдафон, привык командовать да трезубцем своим постукивать.
        - Да-да, ребята, по этому случаю объявляю… - он сделал паузу и с пафосом выкрикнул: нептуналии! Празднество в нашу честь!
        - Ура-а-!.. - разнеслось по Артеку.
        Взмахнул трезубцем морской царь - и на просторную палубу корабля-катамарана стали выезжать… кто бы вы думали?
        Вовек не догадаетесь!
        Первыми съехали на берег бравые мушкетёры - д’Артаньян, Атос, Портос и Арамис, а за ними их предприимчивые, ловкие слуги; потом верхом на Росинанте - Дон Кихот Ламанческий со своим оруженосцем Санчо Пансой на осле; барон Мюнхгаузен на рыжем битюге; Паганель на муле; капитан Немо на вороном скакуне; Лемюэль Гулливер на лошади дымчатой масти; Шерлок Холмс с доктором Ватсоном в изящной беговой коляске, влекомой парой белых коней; из окон широкого ландо - так называется старинная четырёхместная карета - выглядывали Том Сойер, Беки Тэтчер, Гек Фин и Алиса из Страны Чудес, на козлах же горделиво восседал Джим; на кауром нетерпеливом коне появился знаменитый Зверобой - Кожаный Чулок, он же Следопыт, Соколиный Глаз, Натаниэль Бумпо, а рядом с ним сын его верного друга Чингачгука молодой Ункас - Последний из могикан, правее которого ехал Оцеола - вождь сименолов. Бурными рукоплесканиями встретили пионеры Руслана, к седлу которого был приторочен карлик Черномор; когда же на неоседланном коне появился Нахалёнок, восторженный рёв огласил черноморское побережье: ребята приветствовали любимых литературных
героев, продолжавших съезжать с корабля.
        Нептун с улыбкой оглядывал своих друзей, прибывших с ним, и лукаво посматривал вокруг.
        - Но где же, ваше морское величество, черти, русалки? - спросил начальник Артек. - Они ведь всегда сопровождали вас раньше.
        - Сами сказали, что раньше, - засмеялся Нептун. - Всё течёт, всё изменяется, как говорили древние мудрецы, не только у вас: меня недавно избрали председателем правления Общества книголюбов Подводного царства!.. Вот так-с… Не все, конечно, герои со мной сейчас, а только из тех книг, что я успел прочесть; но всё же - немало!
        - Поздравляю вас, ваше морское величество, приятно, что вы тоже книголюб. Ну что ж, наш стадион в вашем распоряжении… Можно дать команду ребятам отправляться туда?
        - А к чему терять время? Быть нам всем на новом месте сию же секунду… - Нептун ударил трезубцем о пол своей колесницы, и…
        3.
        …Все тотчас очутились на стадионе, причём руководство лагеря и Нептун с Амфитритой - в центральной ложе. И никто не удивился этому, словно понимая, что в этих условиях так и должно быть.
        Всё же Нептун не удержался и спросил начальника Артека:
        - Я вижу, вы тут привыкли к чудесам? Никто не удивляется…
        - А как же! - ответил начальник лагеря. - Обычные бесчудесные дни у нас считаются разгрузочными, но их почти не бывает. - С чего начнём, ваше морское величество?
        - С конных ристалищ, - объявил Нептун. - Прошу желающих приступить к разминке.
        Негр Джим быстро выпряг одного из коней.
        - Что ты намерен делать, Джим? - удивился Том Сойер.
        - Я хочу приготовить коня для мисс Беки, разве не видите?
        - Том, мне страшно. Я боюсь высоты… - призналась Беки. - Нельзя достать коня пониже?
        - Я рядом с тобой, - заметил Том. - Стоит ли отчаиваться? Все девчонки ужасные трусихи и неженки… Можешь остаться здесь.
        - Я тоже боюсь, - сказала Алиса из Страны Чудес, - и тоже останусь.
        - Если бы не вы, масса Том, - заметил Джим, я бы мог тоже напугаться.
        - Пустяки, - сказал Гек Финн. - Зато нам наверняка позавидуют! Дай-ка мне коня, Джим… Да погорячее!
        - Сейчас, Гек; я возьму этого высокого себе, пожалуй… - Джим лихо вскочил на коня, но тут же был сброшен на землю.
        - Что это с тобой Джим? Выпил ты, что ли? - усмехнулся Том.
        - Выпил? Я выпил? Когда же это я мог выпить? Ведь меня никто не угощал! Попробуйте сами, масса Том…
        Но и Тома Сойера судьба обошла: конь встал на дыбы, и Сойер грохнулся на землю.
        - Это какой-то гордец, - пробормотал он. - Подготовь другого коня, Джим.
        - Ладно, масса том, - засмеялся Джим. - Только вы сами сперва договоритесь с ним, чтобы не сбрасывал вас!
        - Стюард! - крикнул Паганель с иностранным акцентом, выехал на своём муле почти на середину футбольного поля и остановился.
        Никто не появился.
        - Стюард! - повторил он громче.
        На поле выбежала пионервожатая Оля и мягко сказала:
        - У нас, к сожалению, здесь есть только вожатые… Я одна из них - из дружины «Алмазная». Чем могу служить?
        - О, мадемуазель… А где капитан? Ещё не встал? А его помощник? Он тоже спит? - трещал географ.
        - Простите, с кем имею честь?..
        С Жаком-Элиасеном-Франсуа-Мари Паганелем, секретарём Париского географического общества, членом-корреспондентом географических обществ Берлина, Бомбея, Дармштадта, Лейпцига, Лондона, Петербурга, Вены и Нью-Йорка, а также почётным членом Королевского географического и этнографического институту Восточной Индии, - скромно ответил Паганель, приподнялся на стременах и феремонно поклонился. - Я гаправляюсь в Индию…
        - Как - в Индию?! - удивилась Оля. - Но вы находитесь в Крыму, в Артеке!
        - Мадемуазель, - обиделся Жак-Элиасен-Франсуа-Мари Паганель, - вы видете перед собой человека, который занимался изучением географии двадцать лет… и осмеливаетесь так шутить надо мной? Однако… Артек? Здесь я ещё не бывал! Любопытно…
        - Может быть, вы ошиблись рейсом?
        - Я ещё не встречал человека, который смог бы стать точнее меня, медемуазель. Такое впервые произошло со мной… Я надеюсь всё же повидать Индию…
        - Надежда есть последнее, что угасает в душе человека, - произнёс д’Артаньян. - Не отвлекайте это очаровательное должностное создание на время большее, чем вы заслуживаете.
        - Ты не так просишь об этом, - заметил Арамис и выразительно глянул на свою шпагу. - Вся наша жизнь может быть выражена тремя словами: было, есть, будет…
        - Всё это прекрасно, - воскликнул Портос, - но довольно любезностей!
        Атос молча кивнул.
        - Санчо! - повелительно произнёс Дон Кихот Ламанческий.
        - Я тут, ваша милость, возле вас, совсем рядом… Стоит вам лишь повернуть голову влево - и вы увидите меня.
        - Несчастный, - горестно усмехнулся рыцарь. - Если бы ты сам постарался заглянуть в себя самого, это было бы полезней!
        - Я немногое бы увидел, сеньор… Уверяю вас, я же знаю себя.
        - Дарю тебе всё то, что сейчас нахожится перед нами в пределах зрительной достижимости, а всё то, что вон за теми горами.
        - Благодарю вас, ваша милость! Но тот остров, что вы обещали ранее… он тоже мой?
        - Как! Удивился Паганель. - Мы находимся на одном из знаменитейших полуостровов, а за этими горами материк… и вам мало?!
        - Сеньор, я не имею чести знать вас так же близко, как и своего господина, но один Бог ведает, какая из их милостей, - Санчо кивнул в сторону Дон Кихота, - сможет осуществиться. По крайней мере, лучше иметь шансов вдвое больше!
        - О моя Дуль синея, - вздохнул Рыцарь Печального Образа, - если бы ты видела нас здесь, в благословенном Артеке!..
        - А в самом деле, - оживился доктор Ватсон и повернулся к Холмсу, - что это за Артек и как мы очутились здесь?
        Сыщик невозмутимо курил трубку, погружённый в размышления.
        - Эта задача, Ватсон, - ответил наконец Холмс, - не менее как на шесть трубок.
        - Сдаётся мне, что вы только раскурили четвёртую…
        - Пятую, мой друг. Четвёртую я прикончил на траверзе Одессы, а сейчас, осмелюсь заметить, мы на южной оконечности Крымского полуострова.
        - Но как вам удалось это установить?! - воскликнул Ватсон.
        - Дедукция, - вздохнул Холмс. - Если бы Скотленд-Ярд пользовался ею, он смог бы иметь успехи. Если же вы изволите прислушаться к тому, что говорит эта очаровательная алмазная девушка, вам не составит труда убедиться в правоте моих слов, Ватсон…
        - Вы смеётесь надо мной, Холмс?!
        - Не будьте столь впечатлительны, Ватсон. Всё ясно. Мы можем чувствовать себя в гостях у самых добрых хозяев…
        Холмс неторопливо достал из футляра свою любимую скрипку, раскурил шестую за сегодняшний день трубку и заиграл «Русскую песенку» Калиникова. Ватсон благоговейно, как впрочем, и все остальные, слушал чудесную мелодию.
        - Вы раскрыли какую-то тайну?! - не выдержал доктор. - Я чувствую это по вашей игре…
        - Запишите, Ватсон, - торжествующе ответил Холмс, не прерывая игры. - Запишите, это может пригодиться в ваших мемуарах. Мы находимся в таком месте, каких ещё не знала история!
        Ватсон едва не задохнулся от восторга.
        - Непостижимо! - воскликнул он. - Как удалось вас проникнуть в самое нутро этой загадки?
        - Как раз «проникнуть в нутро», Ватсон, мне удалось вместе с вами… Вы знаете, очевиднго, учебные заведения, подобные тем, где учился Оливер Твист!
        - Ещё бы, Холмс! У меня топорщится спина при воспоминании об этом!..
        - Так вот, Ватсон, на этом полуострове таких нет! Мы прибыли с вами действительно в Республику, но правят ею сами дети…
        - Но как вы смогли догадаться, Холмс?!
        - Дедукция плюс интуиция, помноженные на знания и опыт, - скромно пояснил сыщик. - Не может ведь такая масса детей оказаться здесь случайно? Ведь так, Ватсон?
        - О боги! - простонал простодушный Ватсон. - Как я сам не подумал об этом!.. Вы великий человек, Холмс!
        В ответ полилась «Песенка без слов» Мендельсона…
        - Позвольте не согласиться с вами, - раздался голос капитана Немо. - Воздаю должное вашему дарованию, мистер Холмс, но… если вы ошиблись сейчас, это лишь исключение из ваших правил.
        - Вы полагаете? - холодно спросил Холмс.
        - Почти уверен, - спокойно продолжал капитан Немо. - Это взрослые, зделавшие свою страну свободной, создали рай для своих сорванцов… Сдаётся мне, что в этой стране немало таких уголков! Не спрашивайте, почему я так думаю, - в своё время я и весь мой народ мечтали о свободной жизни…
        Бедный Пятница - этот прямо испугался, увидев так много людей.
        - За что господин сердится на Пятницу? Что я сделал? - горестно спросил он.
        - Я нисколько не сержусь на тебя, - сказал Робинзон. Мы примчались сюда с тобой подобно птицам… Однако забот у меня теперь несравненно больше, чем в то время, когда я вёл одинокую жизнь на острове… Мне самому необходимо многое осмыслить. Но одно уже ясно: мне здесь нравится и ничто нам не грозит.
        Между тем Тюля-Люля уже сидел на плече знаменитого отшельника и вёл негромкий разговор в почтенным попугаем Робинзона Крузо, которого, как известно, звали Попкой.
        - Скажите, дядя, - недоверчиво спросил Тюля-Люля, выслушав рассказ собеседника, - неужели он ударил вас палкой, чтобы оглушить и поймать?
        - Я же не выдумщик… - обиделся Попка.
        - А я думал, что все люди - добрые существа.
        - Мой Робин тоже добр, но он был вынужден пойти на эту крайнюю меру; иначе я не попал бы к нему. Но я не жалею - мы сдружились с ним с первого же дня…
        - Эьл верно с вашей стороны, - одобрил барон Мюнхгаузен.
        - Вы… Вы понимаете наш язык?! - поразился Попка.
        - Я знаю все языки, даже те, на которых никто не говорит, - скромно пояснил барон.
        - Разве такие языки бывают? - усомнился Тюля-Люля.
        - Разумеется, - ответил барон. - Например, языки древних народов, живших тысячелетия назад…
        - Я тоже умею говорить на любом языке, но не всё понимаю… - признался Тюля-Люля.
        - Человек не должен быть попугаем, а попугай - человеком, - мудро изрёк барон Мюнхгаузен и погрузился в воспоминания.
        Увидев мушкетёров, стоявших в стороне возле своих лошадей, старшая пионервожатая Оля подошла к ним.
        Словно по команде они сняли широкополые шляпы с перьями и, помахав ими над землёй, замерли перед девушкой в почтительном поклоне. Потом д’Артаньян предъявил её читательский библиотечный формуляр, заменявший Литературным Героям удостоверение личности, и сказал:
        - Мсье Дюма, наш отец, давл автографы друзьям гусиным пером… Назовите мне имена ваших обидфиков, и я распишусь на их груди кончиком своей шпаги…
        - Мой друг, - мягко остановил его Арамис, - если у этого очаровательного создания появился недруг, то это уже означает, что он ненормален, Ия отправил бы его к врачу…
        - А я - к дьяволу! - пробасил Портос.
        - Вы заговорили оеё недоброжелателях?! - удивился Атос. - У неё могут быть только поклонники, и я хотел бы стать впереди этой толпы!
        Девушка, польщённая вниманием, преподнесла им цветы.
        - Желаю здравствовать, девушка, - раздался вдруг сверху чей-то приятный баритон, и Оля невольно подняла глаза. Перед ней стоял стройный и, как всегда, весёлый милиционер высоченного роста.
        - Дядя Стёпа! - весело воскликнула Оля.
        - Он самый. Позвольте присутствовать?
        - Да-да, пожалуйста, мы так рады вам! Я сегодня дежурная по всему Артеку. Помогите мне, вы так нравитесь ребятам.
        - Добрый люди уважают милицию… - согласился Дядя Стёпа.
        - А можно мне… - нерешительно спросил Маугли, взять с собой пантеру Багиру, удава Каа и медведя Балу?
        Девушка засмеялась, не зная, как поступить, но Дядя Стёпа выручил:
        - По-моему, можно… И ещё вон там стоят Вини-Пух, Белый Клык, Рики-Тики-Тави, медведь Гризли, Золотой петушок, Белый пудель и Каштанка… Пригласим их, чтобы они находились в своей компании?
        - Пригласим! - хором ответили ребята с трибун. - И, пожалуйста, пустите доктора Айболита, это же и наш друг…
        - И мы хотим в эту компанию с Геной, - пропищал Чебурашка.
        - И я! Сказал Зайка, подбегая к Дяде Стёпе. - И Бемби тоже хочет, но стесняется…
        - А вы, извините, кто будете? - спросил Дядя Стёпа, обращаясь к роскошно одетому арабу в чалме, усыпанной драгоценными камнями.
        Он восседал на голубом скакуне, который вытанцовывал по алой ковровой дорожке. Впереди дорожку раскручивали два полуголых невольника, а позади ещё двое скручивали её в рулон. За спиной всадника несколько десятков пышно одетых придворных ползли на животе вслед за мелко семенящим глашатаем в тёмных очках.
        Услышав голос Дяди Стёпы, он зычно прокричал:
        - Дорогу светлейшему пятому аббасидскому халифу Харуну ар-Рашиду, хозяину Вселенной и Повелителю правоверных, герою арабских сказок «Тысяча и одна ночь»! На колени все и припадайте к стопам Знаменитейшего их знаменитых… Берите поучительный пример с министров Его Величества, целующих следы Могущественнейшего из могущественных, для которого народы мира - пешки в игре его непокорного воображения…
        - А-а, гражданин Рашид! - сказал Дядя Стёпа. - Сразу и не признал… Мы, знаете ли, отвыкли от таких званий. Эти люди все с вами?
        - Люди?! - поморщился халиф. - Со мной?!
        Он двинул мизинцем, украшенным ярким рубином, и сопровождавшая его свита тут же превратилась в облачко пыли.
        - Я один и неповторим, - сказал Харун ар-Рашид и подарил Оле золотую розу с бриллиантовыми каплями росы.
        - Хоть он и литературный халиф, а всё одно эксплуататор, - вздохнул Дядя Стёпа. - Но никуда не денешься, в некотором роде собрат.
        Следом за Харуном ар-Рашидом гарцевал великолепный скакун арабских кровей, но… без седока, с пустым роскошным седлом.
        - Эй, гражданин Рашид! - крикнул Дядя Стёпа. - Это ваш запасной конь?
        - Халиф обернулся, иронически глянул на скакуна и ответил:
        - У меня нет запасных коней.
        - Извините, - смутился Дядя Стёпа. - Так где же его хозяин?
        - Я здесь и приветствую почитателей мистера Герберта Уэллса… - вдруг раздался голос над седлом. - Я Человек-Невидимка!
        4.
        Разминка окончилась, и Властитель Вод объявил:
        - Предлагаю состязание на ловкость и сообразительность. Вы получите чёрно-белый полосатый мяч - вот он…
        И прямо с ясного неба на середину зелёного поя плавно, словно снежинка, опустился обещанный мяч.
        - Кто первый возьмёт его на скаку - получит десять очков, - продолжал Нептун. - Но не позже, чем я успею сосчитать до трёх, он должен передать мяч тому, чьё имя начинается на букву, стоящую в алфавите рядом - впереди или позади - это всё равно - с начальной буквой своего имени или фамилии. Ошибка - минус одно очко. Правильный бросок или принятие мяча - плюс… Судить поручаю Дяде Стёпе… Начали!
        Дядя Стёпа дунул в свой милицейский свисток и едва успел отскочить в сторону: Портос первым промчался через центр поля, свесившись с седла, подхватил мяч и прямо из-под коня кинул его Робинзону. Тот - Санчо Пансе. Толстяк беспомощно огляделся и кинул его наугад Беки. Она - Последнему из могикан, тот отпасовал Геку Финну.
        - Том! - заорал Гек. - Выручай! Ты же знаешь, что я с грамотой не в ладах…
        Том стремительно кинулся к нему, что-то шепнул, и мяч полетел Шерлоку Холмсу, но немедленно был переброшен Паганелю.
        Дядя Стёпа свистнул и прекратил игру.
        - Почему вы бросили мяч Паганелю? - строго спросил он.
        - Потому, что у него целая горсть имён и одно из них начинается на букву «Ф» - Франсуа, - ответил Шерлок Холмс.
        - Да, верно, извините, - кивнул Дядя Стёпа, привыкая к правилам, свистнул и решил больше не прерывать игру, а только подсчитывать очки.
        Паганель передал мяч Натани лю Бумпо.
        Бедный Соколиный Глаз! За всю свою жизнь он так и не научился читать и впервые растерялся. Хорошо, что доктор Ватсон прямо-таки вырвал из его рук мяч, едва не выпав при этом из ландо, которым мастерски правил Шерлок Холмс.
        Дальше игра пошла в стремительном темпе, потому что играющим стали помогать болельщики с трибун, и мяч с лёгким шуршанием снова помчался по своеобразному кругу, теперь почти без задержек:
        Ватсон - Гулливер - Нахалёнок - Оцеола - Портос - Рашид - Гек Финн - Джим - Гулливер - Мюнхгаузен - Невидимка (при этом мяч мгновение повисел в воздухе над пустым седлом) - Оцеола - Паганель - Зверобой - Алиса - Беки - Арамис - Соколиный Глаз - Атос - Следопыт - Оцеола - капитан Немо - Паганель - Робинзон - Гулливер - Дон Кихот Ламанческий…
        Но едва мяч коснулся закованной в латы груди Рыцаря Печального Образа, до сиз пор безучастно наблюдавшего игру, как он пришёл в ярость.
        - Смерть заколдованному Злодею! - вскричал Дон Кихот и, взял копьё наперевес, ринулся на врага.
        Пронзённый копьём, мяч с треском лопнул, и игра закончилась.
        - Ну ничего-ничего, - успокаивал сам себя морской царь. - Всякое бывает.
        - Вы совершили доблестный поступок, рыцарь, - сказала Амфитрита и кинула идальго белый цветок водяной лилии.
        - О Несравненная! - Рыцарь с помощью Санчо Пансы спешился, чтобы самому поднять цветок. - Приказывайте, я весь в вашей власти…
        - Объявляю вас победителем! - сказала морская царица.
        Дон Кихот с помощью своего оруженосца хотел преклонить левое колено, но добрый Санчо Панса негромко подсказал:
        - Не торопитесь, ваша милость, на эту коленку вы уже становились однажды, и теперь надо с месачишко повременить… Позвольте, я подогну вам правое…
        Тем временем Нептун наклонился к своей супруге и недовольно заметил:
        - Но, дорогая, я же назначил судьёй Дядю Стёпу, пусть он и объявит результат.
        - Ну и что ж? - повела плечом Амфитрита. - Его я тоже объявляю победителем!
        Властелин морей и океанов, Землеколебатель виновато глянул на дядю Стёпу, а тот понимающе подмигнул ему и во всеуслышание объявил:
        - Победил лично гражданин Кихотов, в игре же все оказались на высоком уровне…
        - Вот видишь? Бери пример! - сказала Амфитрита мужу и улыбнулась дяде Стёпе.
        5.
        После игры Нептун объявил скачки с участием гостей. Первый приз взял д’Артаньян, затем после, на рубке лозы и джигитовке, не было равных Ункасу - Последнему из могикан.
        Барон Мюнхгаузен уверенно проигрывал в обоих видах состязаний и плёлся в хвосте, как объявил Дядя Стёпа, а гордый Дон Кихот с презрением отвернулся, хотя изредка (это было заметно всем) Он наблюдал за соревнующимися с высоты своего знаменитого Росинанта.
        Правда, перед началом скачек Санчо Панса попытался воодушевить своего хозяина:
        - Ваша милость, может, рискнёте? Сами изволили однажды заметить, что имя вашего коня означает «Бывшая кляча»… Значит, теперь она в ходу? И ведь сказано: тише едешь - дальше будешь… А вдруг так оно и окажется?
        - Я совсем не против пословиц, Санчо, - ответил доблестный рыцарь. - Когда мне хочется привести кстати какую-нибудь премудрость, я тружусь и потею, как землекоп. А ты просто-напросто мешок, набитый поговорками и плутнями…
        В «произвольно программе» неожиданно для всех отличился барон Мюнхгаузен: он гарцевал по зелёному полю стадиона на… передней половине своей лошади! Место разъёма прикрывала розовая занавесочка с вышитой старинными немецкими буквами пословицей: all zuviel ist ungesund (всякое излишество вредно).
        Нахалёнок, увидев такое, засунул палец в рот и некоторое время не мог поверить собственным глазам. Сообразив наконец, что всё происходит в действительности, Минька возмутился и крикнул:
        - А ты, дяденька, таких правов не имеешь, штоб живую скотину на половинки разрывать!
        - Я есть единственный в мире обладатель такой неповторимый номер, - засмеялся Мюнхгаузен.
        - Дяденька, - взмолился Нахалёнок, ты вот чего… Дай мне другую половинку своего коня, штоб приставить её к месту… Жалко ведь! А я тебе подарю жестяную коробку хорошую и ишо все как есть бабки отдам!
        - Ich will nicht (я не хочу - нем.) - ответил барон, срывая аплодисменты, как цветы.
        - Ишь ты какой! - обиделся Нахалёнок. - Ну, гляди. У мово батяньки большущее ружьё есть, и он всех буржуев поубивает!
        - Не горюй, Минька, - крикнули ему артековцы с ближайших трибун, - это он понарошке… Ты вот сам чего-нибудь придумай! Ну, пожалуйста…
        Нахалёнок замер на секунду, размышляя, вспомнил подходящий эпизод из своей маленькой жизни и кинулся к Нептуну:
        - Дедуня! Дай мне свинью. Ишо штоб шустрая была… Я тебе её возверну, право слово… Тольке покатаюсь на её!
        Нептун, тоже войдя в азарт, стукнул оземь трезубцем, и Нахалёнок, едва успев вскочить на невесть откуда взявшуюся мощную хрюшку, помчался на ней по беговой дородке.
        И хорош же был наш озорник верхом на белой свинье - щуплый, вихрастый, с горящими от волнения голубыми глазами, с конопатой раскрасневшейся мордашкой!
        Посрамлённый Мюнхгаузен вынужден был приставить к своему бесхвостому коню его заднюю половину, бездействовавшую в сторонке, и незаметно ретироваться.
        Что творилось на трибунах - не описать!
        Выиграв «произвольную программу», Нахалёнок подъехал к Нептуну и лихо соскочил в траву.
        - Забирай, дедуня! Спасибо…
        Довольный Нептун махнул рукой, и свинья как бы растаяла в воздухе.
        6.
        Теперь настала очередь артековцев показать гостям, на что они способны. Не стану рассказывать о соревнованиях в беге и прыжках, о гимнастических упражнениях, потому что самое необычное или не совсем обычное произошло несколько позже - во время карнавального шествия.
        Пётр и на этот раз оделся капитаном дальнего плавания и опять шёл несколько впереди своего отряда. Понятное дело, что после проработки на совете дружины Гошка не рискнул бы вновь заниматься волшебством, и всё-таки ребята волновались. Пётр - ещё больше. Особенно когда подходил к трибуне, где восседал сам Нептун с женой и артековское начальство.
        Взяв равнение на трибуну и приложив руку к сияющему козырьку своей «капитанки», Пётр невольно скосил глаза себе на плечо: всё было в порядке, белоснежный костюм на нём ослепительно отражал солнечные лучи.
        Но вот Пётр заметил, что взгляды зрителей вдруг обратились куда-то за его спину. Потом возникло всеобщее оживление: кто-то сеялся, кто-то свистел и даже указывал пальцем, хоть это и неприлично.
        Пётр не выдержал, придержав кортик рукой, резко повернулся, чтобы увидеть происходящее сзади, и теперь шёл спиной вперёд.
        Его отряд почему-то выполнял шаг на месте, а в пространство, увеличивающееся между ним и отрядом, прямо из ничего выходили… такие мерзкие типы с ножами в зубах - явные бандиты и разбойники, - что Пётр растерялся.
        Они окружили повозки с награбленными, надо думать, сокровищами, длинными бичами стегали невольников, связанных по рукам. Сам Пётр вышагивал сейчас по алой ковровой дорожке, которую перед ним раскручивали рабы, будто он не пионер Пётр, а какой-нибудь восточный деспот или знаменитый пират - Покоритель Южных Морей!
        В довершение всего из воздуха появился целый сонм пленных красавиц. Бедные девушки протягивали к Петру с мольбой руки и оглашали стадион жалобными криками. Та, что как две капли воды была похожа на Бутончика, вопила:
        - Пощади мою юность, о несравненный Пётр, защитник слабых и угнетённых!
        - Сохрани мне жизнь, Повелитель! - вторила ей та, что была похожа на старшую пионерскую Олю.
        - Позволь мне быть твоей рабыней, Пётр! - восклицала третья, точная копия Ани, председателя совета пионерской дружины «Алмазная». - Только забери этих дьяволов.
        Вся сцена разыгрывалась под мелодию песенки сучков «О’кей», исполняемой артековским оркестром.
        Представьте себе всё это возможно ярче - и вы получите весьма бледное отражение того, что происходило на трибунах и в дрогнувших рядах «Алмазной».
        Особенно жалко было смотреть на посеревшего Якова Германовича, едва державшегося на ногах и вместе со всеми покорно вышагивал на месте.
        Мокей и Джон разом повернулись к Гошке, сидевшему между ними в третьем ряду трибун.
        - Ты?! - выдохнул Мокей.
        - А что? Сам же сказал, что не пойдём с отрядом…
        - Я не о том… Твоя работа?
        - А хоть бы и моя!..
        - Килограммчик, - напряжённо сказал Джон, - если умеешь: исправь!.. О’кей?
        Килограммчик полез правой рукой в карман своих шорт. Ещё секунда, самое большое две, от силы три - и вся нечисть мигом исчезла? Красавицы - тоже.
        Оркестр заиграл «капитан, капитан, улыбнитесь», и позади Петра в чётком строю шли теперь бравые военные моряки. Пётр оглянулся, засмеялся от восторга, и шаг его стал чётче.
        Вот уж когда артековцы и гости воздали должное и Петру с отрядом моряков, и всей дружине «Алмазной», блеснувшей выдумкой и карнавальными костюмами.
        - Такого даже я не умею! - признался Нептун.
        - Дети… - осторожно произнёс начальник Артека, наклоняясь к морскому царю. - Сперва они показали нам, так сказать, картинку из далёкого прошлого, а теперь, кажется…
        - Но какая техника! - восхищённо прервал его Нептун.
        - О, ваше морское величество, они ещё и не такое умеют! - неопределённо выразился начальник Артека, и оживился: - Кажется, сейчас они будут петь…
        7.
        Чудеса продолжались… Но Гошка уже не принимал в них участия. Под самый конец концерта он вдруг заметил исчезновение ГС и обратил на это внимание Джона. Немного спустя Килограммчик увидел Мокея, пробирающегося с гитарой в руках в толпе артековских самодеятельных артистов, которые готовились к выступлению, и от удивления открыл рот.
        Тем временем Мокей пробился к микрофону, весело ударил по струнам и запел песню, которой закончился праздник:
        Стремился я к неге и лени:
        «Не знать бы заботы вовеки!»
        Но всё познаётся в сравненьи,
        Особенно здесь, в Артеке…
        «Кем быть и не быть мне вовеки?» -
        Вопросы возникли во мне -
        Я в этом чудесном Артеке
        Стал думать о завтрашнем дне.
        - Во даёт! - восхищённо произнёс Гошка.
        - Правильную песню сочинил Мокей, - согласился Джон. - Я думаю, Таинственный Некто, что нарисовал Серп и Молот, - это тоже он.
        Гошка вскинул на Джона глаза и открыл было рот, чтобы что-то сказать, но… промолчал.
        Глава шестая
        «С правого борта, юнга, с правого…»
        1.
        Если немного спуститься по склону Аю-Дага от корпуса дружины «Алмазной», то в небольшой рощице на крутой скале увидишь стоящую на пьедестале фигуру. Это памятник Неизвестному Матросу. Он стоит на могиле моряка, погибшего у артековских берегов в феврале 1943 года. Матрос изображён в момент боя, со знаменем в руках.
        Торжественная печаль охватывает тебя здесь, а окружающая природа подчёркивает её. Здесь оживают тени прошлого и легко говорится о будущем. Наверное, потому, что именно для счастья людей, для свободы нашей Родины не пожалел жизни матрос. Здесь серьёзнее осмысливаешь свою жизнь. Кажется, что Неизвестный Матрос читает твои мысли.
        И радуется он, когда дети приветствуют его пионерским салютом или разведут неподалёку свой костёр и усядутся в кружок. Для них он - История. Боевая, героическая, доносящая к ним всё то, что было для него главным, священным и увело его в Вечность.
        2.
        Гошка с друзьями пробился к костру в первый ряд, где теплее. И поближе к мушкетёрам и Тому Сойеру с его компанией.
        - Славная эта девчонка, хоть и важничает, - Беки Тэтчер, - сказал Мокей.
        - А вообще, они все мировецкие, Литературные Герои, - сказал Гошка. - Жалко, что я до сих пор мало читал.
        - О’кей, - согласился Джон. - Я тоже…
        Барон Мюнхгаузен ласково похлопал по Гошкиному животу и во всеуслышание заявил:
        - А мы с вами, юноша, полная противоположность не только по возрасту…
        Килограммчик смутился.
        - Это он соревнуется, - решил выручить его Яков Германович, - набирает вес.
        - Он непременно станет чемпионом! Не правда ли, Том?! - воскликнула Бекки.
        - Если не лопнет, - предположил Гек Финн.
        Гошка растерялся и засопел, но тут как-то сразу возник всеобщий непринуждённый разговор: артековцы стали рассказывать о своём лагере, о Советском Союзе, о современной технике, и о Гошке забыли.
        Потом Яков Германович велел подкинуть веток в костёр, отчего сперва потемнело, а потом в небо взметнулся весёлый вихрь колючих искорок, и свет расширил свои владения.
        И тут…
        3.
        - Том! - завизжала Беки, словно её потащили на зубоврачебное кресло. - Мне страшно… - И она указала куда-то через плечо Сойера.
        - Эт-то медведь, масса Том, - дрожа от страха, сказал Джим. - Жи-и-вв-о-о-й!
        И верно: в нескольких шагах от костра из кустов вышел медвежонок и стал с любопытством разглядывать расшумевшуюся компанию, впрочем, тут же стихшую.
        - Ни с места! - скомандовал барон Мюнхгаузен. - Однажды на меня напал медведь таких же необыкновенных размеров. Он растерзал бы меня в одно мгновение, но я схватил его за передние лапы и держал их три ночи, покуда он не умер от голода: ведь все медведи утоляют голод тем, что сосут свои лапы… Не тревожьтесь, я уже имею опыт! Кутю, кутю, кутю, иди сюда…
        - О! О! О! О, господин, позволь мне с ним поздороваться! Мой тебя будет хорошо смеять! - вскочил Пятница.
        - Глупый ты! Ведь он съест тебя! - сказал Робинзон.
        - Ести меня! Ести меня! Мой его ести. Мой вас будет хорошо смеять! Вы все стойте здесь: мой вам покажет смешно.
        Он подбежал к медвежонку:
        - Слушай! Слушай! Мой говорит тебе!
        - Говори, - сказал медвежонок.
        Пятница всплеснул руками и хлопнулся на траву.
        - Вы… попугай? - растерялся барон Мюнхгаузен.
        - Нет, я медведь.
        - Просите, я хотел сказать: говорящий?
        - Да.
        - А как вас зовут?
        - Я Арчик, уроженец этих мест.
        - О! О! - стонал Пятница, приходя в себя и отползая в сторону. - Моя тебя не будет ести! Понял?
        - Да, - сказал Арчик.
        - А ты меня?
        - И я не буду… Я вообще никому зла не причиняю, у меня покладистый характер.
        Арчик, естественно направился к сучкам, поскольку уже был с ними знаком. Гошка торопливо извлёк из кармана Волшебный Уголёк и вернул его медвежонку.
        - Возьми обратно, Арчик, спасибо…
        - А как же?.. - удивился Арчик. Вы же сучки.
        - Дурь это была, Арчик, - честно сказал Гошка. - А для волшебства - личного, понимаешь? - не созрел я ещё…
        - Дошло? - спросил Тюля-Люля, сидевший на правом Гошкином плече. - Изредка отдыхай, сиамский бродяга…
        Арчик с любопытством глянул на Тюлю-Люлю.
        - Это мой друг, - объяснил Гошка. - А уголёк возьми… Глупым я был, Арчик.
        - Ну ладно, - сказал медвежонок, пряча уголёк в свою холщёвую сумочку. - Когда созреешь, заберёшь.
        - Договорились.
        - О чём вы там шепчетесь? - полюбопытствовал Гошкин отец.
        - Он вернул мне Волшебный Уголёк, - пояснил Арчик, - потому что ещё не созрел…
        И папа всё понял!
        - Молодец, сын, - сказал он. - Я бы тоже так поступил…
        Поскольку все невольно обратили внимание на Папу, Яков Германович решил, что наступил удобный момент представить его гостям.
        - Позвольте познакомить вас, - громко сказал он. - Это писатель…
        - О, - воскликнули мушкетёры. - Мсье, для нас большая честь познакомиться с вами. Наш отец Дюма был величайшим писателем всех времён и народов…
        - Я люблю англичан, - признался Шерлок Холмс, останавливая говоривших движением руки, - но позволю себе прервать вас вовсе не поэтому; если б не было сэра Артура Конан Дойля, я повторяю: если бы не было его… Но он-то есть, и он - бессмертен!
        - Вы сомневаетесь в неповторимой славе Дюма?! - вскричал д’Артаньян.
        Послышался звон обнажённых шпаг, и мушкетёры вскочили с мест.
        - Ну, полноте, - рассмеялся барон Мюнхгаузен. - У меня не меньше двух авторов - вы поняли меня? Двух!.. И то я молчу…
        - Тихо! - скомандовал Дядя Стёпа и свистнул в свой свисток. - Спрятать оружие. Вот так-то лучше…
        - Я весь внимание, сеньор, - поднял руку Дон Кихот, - однако считаю своим долгом заметить, что мой автор является гордостью Испании!
        - Я не берусь утверждать, что человек, создавший меня, вол всём идеален, - сказал Робинзон Крузо. - Но кто в истории мировой литературы сумел за два месяца написать роман, ставший шедевром?
        - Ну, наш старик Дюма был писуч как дьявол! - прогудел Портос. - Он создавал книгу за неделю…
        - Мне понятна ваша любовь к своим авторам, - взял слово Папа. - Они все достойны вечной любви читателей, а это главное. Вы, Литературные Герои, не можете не знать друг друга, хоть иногда и делаете вид, что мало знакомы… Бцдьте же справедливыми!
        - Запишите, Ватсон, - тихо произнёс Шерлок Холмс. - Со временем облагораживаются не только читатели, но и Литературные Герои…
        - Да, Холмс, да. Но о чём задумался писатель?
        Все вновь повернулись к Папе.
        - Извольте, - сказал Папа. - Я ведь тоже артековец. Но был я здесь в другое - трудное время… Всего несколько дней…
        4.
        - Нас привезли в Артек, - рассказал Папа. - Двадцать первого июня тысяча девятьсот сорок первого года, в полдень… А следующим утром началась война. Нас переодели в защитную форму и стали вывозить из опасной зоны… Погода стояла пасмурная, и море штормило.
        Сейчас мне трудно объяснить, как получилось, что я остался в Артеке. Помню, сперва вывозили латышей и эстонцев, затем пионеров Грузии и Узбекистана.
        Я и ещё несколько ребят, которым уезжать было некуда - там, где был наш дом, уже хозяйничали фашисты, - попали в воинские части. Меня приютили моряки.
        В ноябре фашисты ворвались в Артек. Они вырубили редкие породы деревьев в парках, сожгли дворец Суук-Су, где сейчас ваш Дворец Пионеров, уже отстроенный заново, Краеведческий музей превратили в конюшню, заминировали пляжи, окружили их колючей проволокой, выкопали траншеи и блиндажи, окружили их колючей проволокой, выкопали траншеи и блиндажи, боясь атаки с моря…
        В тот день, это было уже в феврале сорок третьего года, в Ялте стояли на рейде два фашистских транспорта с продуктами и боеприпасами и ещё несколько сторожевых и противолодочных катеров. Двадцать первого (или двадцать второго - сейчас уже точно не помню…) февраля - в туманное, дождливое и ветреное утро к Ялте пробирались два советских эсминца. На одном из них находился и я… юнга.
        Но на траверзе Артека фашисты обнаружили нас и открыли огонь из орудий береговой батареи да ещё вызвали бомбардировщик.
        Одна из бомб угодила в корму соседнего эсминца; на нём возник пожар, но команде удалось его погасить. А зенитчики с нашего эсминца сумели сбить фашистский самолёт, и мы видели, как он упал в море.
        И всё же силы были так неравны, что нам пришлось уйти. Но на развороте прямо возле борта упал снаряд. Я был на палубе. Кто-то из матросов заслонил меня. Он что-то крикнул, но тут же взрывной волной его сбросило в море с левого борта…
        - С правого борта, юнга, с правого… - вдруг послышался голос, и все увидели незнакомого моряка лет двадцати трёх в поношенной флотской форменке; он стоял под ветвистой сосной, скрестив руки на груди.
        - Да… пожалуй… с правого, - задумчиво подтвердил Папа и внимательно всмотрелся в незнакомца. - Но почему вы… почему вы… так думаете?
        - Это очень просто, - спокойно объяснил моряк. - Учитывая близость артековского берега и мелководье, эсминец должен был уходить левым разворотом. А били справа, со стороны Ялты… Но теперь я вижу: не зря погиб матрос, спасая вас… И… сына вашего вижу…: Не зря!
        - Кто это? - спросила старшая пионервожатая Оля, наклоняясь к Якову Германовичу и незаметно указывая взглядом на неизвестного матроса.
        - Наверное, из военного санатория, - пожал плечами Яков Германович. - Сегодня у нас вообще много гостей.
        Судя по всему, так же восприняли появление незнакомца и все остальные. Во всяком случае никто особенно не удивился; только Нахалёнок счёл своим долгом сказать:
        - И мой батянька матросом был и за коммунию четыре года кровь проливал!
        - Знаю, - улыбнулся моряк.
        - А я, как вырасту, тоже за Советскую власть воевать пойду, как мой батянька.
        - Это, брат, хорошо… хорошо, когда человек мечтает. И счастливый оказывается тот, кому удаётся стать, кем он хочет, - сказал моряк и почему-то грустно добавил: - Да и пожить подольше неплохо…
        На минуту установилось молчание, Литературные Герои многозначительно и понимающе переглянулись; а потом разговор сам собой зашёл о том, кто кем хочет стать и какая профессия самая лучшая на свете.
        - Сейчас столько всего понавыдумывали, - заявил Гошка, - что на нашу долю уже ничего и не осталось…
        - Нет, ошибаешься, сынок, - усмехнулся Папа и обратился ко всем: - Вот представьте себе, ребята, будто мы с вами находимся сейчас на Острове Знаний в Океане Неведомого.
        - Представляем! - хором заверил с десяток голосов.
        - И размеры нашего острова соответствуют, к примеру, десятилетке. А потом перенесёмся на другой остров, побольше… Это уже остров Высшего Образования…
        - Перенеслись!
        - Так ведь у него и линия берегов протяжённее… То есть больше волн Океана Неведомого омывает его. Уловили?
        - Уловили…
        - То-то!
        - Вот если б была такая волшебная Страна Профессий, - размечтался Папа, - да попасть бы нам с вами в неё хоть на чуть-чуть…
        - Так ведь есть она, Папа! - встрепенулся Гошка.
        - О’кей! - весело воскликнул Джон. - Только нам ещё не удалось побывать там…
        - Где - там? - заинтересовалась старшая пионервожатая Оля.
        - В Пушкинском гроте, - сказал Мокей.
        - Если мистер Арчик пожелает, - уверил Джон, - то… мы все сможем совершить небольшую экскурсию.
        Папа и Яков Германович переглянулись, и начальник пионерской дружины «Алмазная» повернулся к медвежонку:
        - Это верно, Арчик?
        - Очень даже верно! - важно ответил медвежонок. - Надо только попросить Учёного Кота, но это я беру на себя.
        - Ну что ж, - поднялся Яков Германович, - тогда надо собираться: дорога ведь неблизкая…
        - Нет-нет, - сказал Арчик, - я сейчас всё устрою.
        Он вынул из своей сумочки Волшебный Уголёк, потёр его между лапами, что-то пробормотал и…
        5.
        …Все, кто сидел у костра, в том числе и незнакомый матрос, вдруг очутились на берегу моря, напротив пушкинского грота!
        Но подойди к нему мешала вода…
        Арчик взмахнул передними лапами - и перед гротом появилась зелёная лужайка, а возле самого входа возник могучий дуб с золотой цепью, по которой задумчиво бродил Учёный Кот, а в густых ветвях, полулёжа, удобно расположилась красавица русалка…
        - Я сойду с ума, сеньор, - признался Санчо Панса.
        - Сойти с ума, имея на то причину, - в этом нет ни заслуги, ни подвига; совсем иное дело утратить разум, когда для этого нет никаких поводов, - ответил Дон Кихот.
        Пока Арчик вёл переговоры с Учёным Котом, Русалка сказала благородному уроженцу Ламанчи:
        - Да пребудут неизменными в славной и могучей жизни вашей милости благосклонность дамы сердца и удача в сражениях!
        На что Дон Кихот ответил стихами:
        Никогда так нежно дамы
        Не пеклись о паладине,
        Как пеклись о Дон Кихоте
        Из своих земель прибывшем:
        Служат фрейлины ему,
        Скакуну его - графини.[1]
        - Он тоже поэт? - недовольно спросил у медвежонка слегка уязвлённый самолюбивый Учёный Кот.
        - Если да, то, вероятно, по совместительству… - дипломатично ответил хитрый Арчик.
        - Как он странно выглядит! - заметил Учёный Кот.
        Рыцарь Печального Образа с достоинством поклонился:
        Мой наряд - мои доспехи,
        А мой отдых - жаркий бой.
        - Ну ладно, - решился наконец Учёный Кот, - пусть идут. Только без лошадей, пожалуйста.
        Помогая рыцарю спешиться, Санчо панса попытался отговорить его:
        - Смотрите, ваша милость, как бы вам опять не впутаться в скверную историю.
        - Каждый из нас - сын своих добрых дел, - мудро изрёк Дон Кихот. - Брось молоть вздор и вступи с правой ноги в пещеру, куда нас приглашают…
        И в самом деле, Учёный Кот свернул хвост колечком, и цепь, преграждавшая вход, упала. Дон Кихот первым шагнул в грот, и сейчас же оттуда послышались звучные стихи:
        Я, искавший приключенья
        В тесных диких скал утробе,
        Клял суровое презренье,
        Очутился же в трущобе…
        - Авось на этот раз дьявол не попутает, - молвил Санчо Панса.
        - Будь у этого кота тётка, - шепнул Том на ухо Беки, - она выжгла бы ему все потроха, припекла бы ему все кишки без пощады…
        Вслед за Литературными Героями в грот вошли артековцы, последним - Яков Германович.
        Из ночи они шагнули… в день.
        - Это што? - спросил Нахалёнок. - Лампа?
        - Солнце… - ответил Гошка.
        - При луне? - не поверил Минька и, вернувшись назад, выглянул из грота: над Аю-Дагом ярко светила луна.
        Гошка подождал Нахалёнка:
        - Ну?
        - Так ведь там… ночь, луна!
        - А здесь - сказка.
        - Так бы и сказал! Теперь - айда, я до сказок охочий…
        На лесной опушке, в полусотне шагов от них, стояла бревенчатая избушка на курьих ножках, без окон, без дверей. Она потопталась, точно в раздумье, потом стала поворачиваться нехотя, со скрипом и наконец замерла. На стенах её появились надписи, и стрелы, указывающие в трёх направлениях.
        На одной стене под синей стрелой было написано:
        Мимо острова Буяна,
        В царство славного Салтана…
        - Жаль, времени мало, - сказал Яков Германович. - Посмотрим, что на другой стене.
        А там жёлтая стрела и жёлтыми буквами:
        Дела давно минувших дней,
        Преданья старины глубокой.
        - Не подойдёт сейчас, - вздохнул начальник дружины. - Надо вернуться нам к отбою… Глянем на третьей стене…
        Теперь путь указывала золотая стрела, а под ней - золотыми буквами:
        Иди, куда влечёт тебя свободный ум,
        Усоверше нствуя плоды любимых дум,
        Не требуя наград за подвиг благородный.
        - Снова пушкинские стихи, - задумчиво произнёс Папа. - Впрочем, здесь это неудивительно… Только вот что ж означают эти слова из его «Сонета» в данном случае?
        - Позвольте, - догадался Яков Германович, - но ведь тут речь наверняка идёт о профессиях…
        - Пожалуй, - согласился Папа. - То, что мы хотели бы увидеть сегодня. Что вы скажете, мистер Шерлок Холмс? - спросил он, поворачиваясь к сыщику и явно ища у него поддержки.
        - Моя профессия - знать то, чего не знают другие, - сказал сыщик. - Люблю всё новое… Я - с вами!
        - Если хорошенько рассудить, мои сеньоры, - уверенно произнёс Дон Кихот, - то придётся признать, что профессия рыцаря превосходит все другие профессии на свете.
        - Ну, что касается профессий, то с этим делом очень просто на Луне, - подбоченясь и отставив левую ногу в сторону, важно сказал барон Мюнхгаузен. - Там бросают орехи в кипящую воду, через час орехи лопаются, и из них выскакивают лунные люди, причём уже в совершенстве знающие своё ремесло. Из одного ореха выскакивает трубочист, из другого - шарманщик, из третьего - мороженщик, из четвёртого - солдат, из пятого - повар, из шестого - портной. И каждый немедленно принимается за своё дело.
        - Лучше всего, - вдруг подал голос долго размышлявший Санчо Панса, - быть губернатором какого-нибудь острова…
        Разговаривая, они вышли на широкую ровную дорожку, но едва ступили на неё, как она сама поехала вперёд.
        - Движущийся тротуар, - понимающе кивнул Гошка.
        - Господин! - воскликнул Пятница и хотел убежать. - Почему земля уходит из-под ног?!
        - У людей, поставленных в такие условия, не должно быть страха… - сказал Робинзон Крузо, придерживая его. - Как бы то ни было, нам не остаётся ничего больше, как терпеливо выждать, чем всё это кончится…
        Движущийся тротуар стал огибать небольшой зелёный холм, небо всё более темнело… Ещё метров сто, и тротуар плавно замедлил движение, а затем остановился возле барьера с пультом управления и рядами белых мягких кресел, идущих амфитеатром вверх.
        Здесь царил мягкий свет.
        Послышался щелчок, и возле пульта прямо так, из ничего, возник высокий, широкоплечий, светлоглазый и светловолосый молодой человек во всём белом.
        - Здравствуйте, - сказал он, улыбаясь.
        - Здравствуйте… - ответил ему неуверенный хор.
        Пятница спрятался за Робинзона Крузо, Санчо Панса благоразумно отступил назад, Мюнхгаузен - вправо, Гек Финн - влево.
        - А вы кто, дяденька? - спросил Нахалёнок, выступая вперёд.
        - Я диспетчер Уголка Профессий, - ответил молодой человек в белом костюме. - Меня зовут Иван Иванович, я буду сегодня вашим экскурсоводом. Прошу рассаживаться… мест хватит на всех…
        И действительно, в пространстве позади кресел стали появляться новые ряды.
        - О, я вижу, и сучки здесь! - воскликнул Иван Иванович. - Очень хорошо…
        - Мы теперь не сучки, - хмуро произнёс Мокей.
        - Откуда вы про нас знаете? - удивился Гошка.
        - Я волшебник… Но позвольте мне продолжить. Все люди не похожи друг на друга. Даже близнецы. Мы все с рождения отделены друг от друга. И задача наша - не отдаляться ещё более от общества, а, наоборот, - слиться с ним, занять в нём своё достойное место. Человек создан для деятельности. Но нет деятельности без деятеля.
        - И я так начинаю думать, сэр, - признался Джон. - Но что главное в человеке?
        - Цель, - не задумываясь ответил Иван Иванович. - А к ней устремлены все наши желания, к ней ведут наши интересы, увлечения. Различные виды деятельности человека называются профессиями. Их очень много в современном мире, около сорока тысяч…
        - Ого! - раздались голоса.
        - Если рассказывать о каждой всего по минуте, это составит сорок тысяч минут. Мне пришлось бы говорить, а вам слушать, до весны будущего года!
        - Как же быть? - обеспокоился Яков Германович.
        - Трудная задача… - засмеялся Иван Иванович. - Некоторые учёные предлагают называть словом «профессия» лишь большие группы - множества, как говорят математики, - родственных видов деятельности: медицина, физика, химия и так далее, а разновидности внутри них - специальностями. Но и тогда число таких профессий уменьшится только до семисот. По минуте на каждую - больше одиннадцати часов! Поэтому поговорим в общих чертах… Только позвольте, я буду сидеть к вам спиной…
        Иван Иванович уселся за пульт управления, а то, что он хотел показать ребятам, возникало прямо перед ними, будто они находились с ложе гигантского театра и видели мир с высоты птичьего полёта…
        6.
        - Перед вами, начал свой рассказ Иван Иванович, - Галактика в которой мы живём…
        И тотчас небо вспыхнуло роем огоньков, как в планетарии.
        - Здесь сто миллиардов одних звёзд, - продолжал Иван Иванович. - Их изучением заняты астрономы, физики, философы, математики и люди ещё нескольких сотен профессий. Чтобы не повторяться, ребята, замечу: философы и математики не имеют, так сказать, ограничений; их занятия применяются в любой отрасли науки.
        Сейчас мы посмотрим на нашу родную Землю со стороны… Вот она, ещё раскалённая… Вот уже остывшая… Появляется вода… Жизнь… Изучением её истории и строения занимаются палеонтологи, минералоги, физики, химики - тоже люди сотен профессий.
        И вот вы видите, как уже появился человек! Чувствуете ветерок? Это бегут мимо нас сотни тысяч лет… Человек уже научился добывать огонь, строить жилища, обрабатывать землю, приручать животных… Понадобились профессии строителей, портных, охотников, земледельцев, поваров и - непременно! - медиков, ибо здоровье необходимо всем.
        Огромную роль в истории человечества сыграли гончары, умевшие лепить из глины множество необходимых вещей. Сейчас уже никто не мечтает приобрести такую профессию, а когда-то горшечники были не менее почитаемыми, нежели сейчас космонавты!
        Смотрите дальше: появились мелиораторы и гидростроители, прокладывающие оросительные каналы и воздвигающие плотины. Вода необходима, но - пресная. Вот почему все древние и нынешние цивилизации рождались на берегах рек, а история этих цивилизаций по существу и есть история профессий.
        Изобретено колесо! Кем? Неизвестно… Это творение коллективное. Теперь появился и транспорт. Наземный. Стали плавать по морям и океанам. Поднялись в воздух на шарах с горячим (значит, более лёгким!) воздухом внутри.
        А в самом начале нашего века в небо Земли взлетели первые самолеты - прямые предки современных… Это вызвало появление тысяч новых профессий. Вот-с, минутку… Вы видите на лётном поле сверхзвуковой самолёт…
        - …Ту-144! - дружно закричали артековцы.
        - Правильно, - сказал Иван Иванович, нажимая на различные кнопки своего пульта. - А теперь видите скопление людей, окруживших самолёт? Они едва умещаются на аэродроме. Не считайте их, их примерно двадцать тысяч человек!
        - Знаю, - небрежно произнёс Гошка, - это рабочие, которые его построили.
        - Да брось ты, - возмутился Мокей. - При современной автоматике хватит и тысячи рабочих!
        - О’кей, - поддержал его Джон, - это скорее всего безработные.
        - Ошибаетесь, молодые люди, - весело произнёс Иван Иванович. - Каждый из них - представитель лишь одной профессии из числа тех, которые оказались причастными - в той или иной мере, конечно, но, повторяю, причастными - к созданию Ту-144…
        - Что? - не поверила Бутончик. - Двадцать тысяч профессий, чтобы придумать…
        - …сконструировать, - подсказал Иван Иванович.
        - …спроектировать…
        - …и построить, - добавил Гошка.
        - …один самолёт?! - закончила Бутончик. - Честное пионерское?
        - Честное пионерское! - ответил Иван Иванович. - А чтобы улететь в космос самому или послать на какую-нибудь планету автоматический аппарат, наверное, придётся прибавить ещё с тысячу профессий… И если пропустишь хоть одну - могут возникнуть неприятности!
        - Ну да! - усомнился Гошка.
        - Кстати, - продолжал Иван Иванович, - вот что может быть, если не учесть только одной профессии - эколога. Это учёный, заботящийся о равновесии в Природе, о бережном использовании её богатств. Ведь всё, что мы можем добыть на своей планете, в конечном счёте, мы берём у самой природы - других возможностей у нас нет. А она всё рассчитала, всё разложила по полочкам за миллиарды лет, вовсе не предподагая, что мы станем нарушать её извечный порядок, как нам вздумается. Возьмём какую хотите простую профессию…
        - Охотника! - предложил Джон. - Мой фазе любит охотиться… О’кей?
        - Хорошо, - кивнул Иван Иванович. - Я покажу крупным планом…
        Ребята невольно подались вперёд. На полях и в степях полчища охотников травили зайцев, лисиц, волков. С улюлюканьем, воем и свистом, на лошадях и в автомобилях мчались люди, вооружённые автоматическими винтовками с оптическими прицелами, и стреляли в зверей. Одни притаились в засаде или подползали к своим жертвам в высокой траве, другие убивали их с вертолётов. Экскаваторами рыли глубокие потайные ямы, потом маскировали их бамбуком, хворостом, травой, и звери проваливались в них…
        - Как видите, - грустно сказал Иван Иванович, - охота идёт так стремительно, что некоторые виды зверей и птиц уже уничтожены, другие на грани истребления и тоже занесены в международную Красную книгу, призывающую пощадить животный мир, чтобы не нарушить общее равновесие в природе.
        А вот ещё результат уничтожения лесов: иссохшая, мёртвая земля… Смотрите ещё. Какое множество заводов и промышленных комбинатов работает круглосуточно на нашей планете! Миллионы заводских труб дымят без устали десятки лет… В реки и моря стекают промышленные отходы, выбрасывается мусор; всё живое отравляется и болеет…
        И вот появились новые профессии. Люди, которые освоили и полюбили их, всю свою жизнь посвящают оздоровлению родной планеты - это подлинные Врачи Земли!
        7.
        Иван Иванович помолчал немного, потом щёлкнул крайним тумблером, и перед артековцами предстала пустынная песчаная равнина, над которой замерли призрачные очертания неведомых городов, электростанций, космодромов, астрономических обсерваторий, каналов, плотин…
        Общий план сменился крупным: неподвижные белёсые тени людей склонились над прозрачными чертёжными досками…
        - Что это? - с невольной тревогой спросил Папа.
        Иван Иванович повернулся к незнакомому матросу, тот поднялся и неохотно, чуть глуховато сказал:
        - Это… несбывшиеся мечты тех, кто не вернулся с Великой Отечественной войны… Это то, что мечтали создать они, но не успели…
        - Теперь, - сказал Иван Иванович, - вы должны понять: все профессии хороши, если их назначение - сохранить мир на Земле! Нет задачи более ответственной, значительной и важной. Конечно, здесь многое решает не столько выбор профессии, сколько нравственная сущность человека, цель, ради которой он хочет трудиться, творить.
        Перед взорами артековцев открывались панорамы великолепных городов, аэропортов, космодромов - настоящий фантастический фильм о Будущем!
        - Спа-Си-бо! Спа-си-бо! - дружно поблагодарили артековцы Ивана Ивановича.
        - А как стать волшебником? - вдруг спросил Гошка, когда все уже поднялись и двинулись к выходу.
        - Волшебник - это не профессия, а призвание, - ответил Иван Иванович. - Они появляются в любом деле… Стоит лишь очень сильно захотеть!
        8.
        У выхода их ожидал Арчик; он разговаривал с Учёным Котом.
        - Спасибо тебе, Арчик, от всех нас, - сказала старшая пионервожатая Оля.
        - Ну что вы, это вам спасибо, - застеснялся медвежонок. - У меня есть для вас небольшой подарок… Я знаю, что вы, по давней традиции, увозите с собой на память об Артеке по одному угольку из пионерского костра. Так вот, среди них будет несколько штук волшебных… Кому они достанутся, - те обязательно снова побывают здесь, даже когда станут взрослыми! И мы опять встретимся.
        Сказал - и был таков!
        - А-а… - послышался голос Нептуна. - Вот вы где… Пора прощаться, друзья мои. Прошу уважаемых Литературных Героев последовать на корабль…
        Под весёлую музыку проводили артековцы своих гостей, и тогда Нептун обратился к ним:
        - Спасибо вам, ребята, за приём и за гостеприимство! Очень вы порадовали меня, старика. Отныне я буду стараться каждый свой день рождения проводить у вас…
        Сияя разноцветными сигнальными огнями и яркими дисками иллюминаторов, отходил от пристани Артека волшебный катамаран Нептуна. Мощный прожектор прощально мигал на корме до тех пор, пока не скрылся за Аю-Дагом.
        День нептуналий подошёл к концу.
        Папа и Тюля-Люля проводили Гошку и его друзей до спального корпуса.
        - Желаю тебе более удачного дальнейшего отдыха, - сказал Папа. - Утром мы с Тюлей-Люлей отправляемся и увидимся уже дома…
        - До свиданья, Папа. Я теперь займусь спортом и больше не буду Килограммчиком, вот увидишь! Поцелуй Маму и не говори ей лишнего… Понял?
        Папа дружески подмигнул Гошке: дескать, ладно, не скажу. А Тюля-Люля крикнул, перепутав от волнения знакомые фразы:
        - Изредка отдыхай и чихай в промокашку щадящего режима! Стратегия, брат…
        9.
        Серебрится Артек в лунных лучах. Зажмурился от удовольствия, зевнул разок-другой и крепко уснул. До утра. Кто умеет веселиться, тот и во сне богатырь!
        И Тюля-Люля, предвкушая отдых, поковырял коготками в носу и почистил наиболее яркие пёрышки. Только Папа, на плече которого он уютно пристроился, направился не в гостиницу, а вернулся к памятнику Неизвестному Матросу.
        Замер Герой, устремив мечтательный взор на пионерские корпуса; так смотрит художник на своё творение; так смотрит и воин, знающий, во имя чего он сражается и для чего ему нужна Победа…
        «Кто ты? - мысленно спросил Папа. - Назови имя своё, матрос. Не ты ли спас мне жизнь? Я видел твой бушлат - знакомый и памятный мне… Видение то было или реальность - не суть важно… Нам суждено было встретиться, и мы встретились.
        Жизнь - это величайший дар. Мы делаем всё во имя жизни и детям своим передаём эту эстафету.
        И всё же хочется знать, не ты ли подари мне Будущее?
        Скажи, матрос…»
        Молчит Герой. В своё время он уже всё сказал, что успел, и сделал всё, что выпало на его долю.
        Постоял папа, помолчал. И пошёл, не оглядываясь. Кто всё взвесил и оценил, кто знает, что предстоит ему совершить, тот должен уметь смело смотреть вперёд.
        В служении людям, в добрых деяниях - смысл нашей жизни, друзья мои; а деяние это устремлено в светлое будущее.
        Так не всегда было в бурной и славной истории человечества, но так оно уже есть теперь, у нас, и так будет скоро везде - Земля не должна вращаться просто так, впустую… И вы тоже будете - в своё время - ответственными за это! За каждый её виток…
        А это уже и не глава вовсе, а послеглавие
        Коли есть начало сказке - должен быть у неё и конец. Долго ли, коротко ли, а всё же пришли к концу своего путешествия и мы с вами; самые же приятные странствия заканчиваются дома - это я по себе знаю.
        Даже Тюля-Люля это отметил.
        Особенно приятно было ему, что Мама, узнав, какую ошибку она совершила, когда отказалась от него, теперь попросила прощения и стала ласковее, чем была прежде.
        Вышел из клетки Тюля-Люля, расправил крылышки так, что косточки хрустнули, и с удовольствием огляделся.
        - Ваше сиятельство! Ваше сиятельство! Вдруг послышался радостный крик, и к нему с ближайшего дерева слетел Чик-Чирик. - Вы вернулись?! Как я рад видеть вас, как я рад!.. И хвост у вас такой же, как прежде…
        - Всё в мире растёт, - важно изрёк Тюля-Люля, - и хвосты тоже. Ну, здравствуй, здравствуй…
        - Здравствуйте, ваше сиятельство, с прибытием!
        - Спасибо. Только я теперь не сияю…
        - Как можно?! - удивился Чик-Чирик. - Разве вас разжаловали?
        - Ну почему же так круто? Чихать в промокашку! Я стал пионером, Чик, Чирик… В душе.
        - Я понял, ваше пионерское сиятельство…
        - Ничего ты не понял! - рассердился Тюля-Люля. - Пионер означает «первый»… Вот и я теперь первый… После Гошки…
        - А он тоже вернулся? - с опаской спросил Чик-Чирик.
        - Нет, он ещё в Артеке: доотдыхает… Он ведь был сложный ребёнок, сучок, теперь стал Таинственным Некто, а будет Художником!
        - Да ну?! - с уважением воскликнул Чик-Чирик.
        - Точно. Он картину одну - космическую! - закончил и никому об этом не заикнулся… А мы с Папой вернулись, потому что у каждого есть свои важные дела… Так ведь?
        - Истинно так, согласился Чик-Чирик.
        - А раз так, то и займёмся ими!..
        - Тр-р… фью… трью…
        - Что-то хочешь сказать, малыш? Не робей, хоть ты и воробей.
        - Все путешественники, - щебетал Чик-Чирик, замирая от смущения, - привозят Сю… су… су-вер-ню-р-ры…
        - Чихать в промокашку, - встрепенулся Тюля-Люля. - Чем талантливее становишься, тем более тебя одолевает рассеянность… А как же! Вот полюбуйся…
        - Бревно из чёрного дерева?
        - Это волшебный уголёк, - многозначительно пояснил Тюля-Люля. - Я видел, как Гошка вернул его Арчику и выпросил у медвежонка обратно: в хозяйстве пригодится!
        - Волшебный?! - запрыгал Чик-Чирик. - И я могу попр-р-роб-бовать?
        - Пожалуйстя. Потри его и всё в порядке…
        Воробышек потёр «бревно» клювом, но мир вокруг даже не шелохнулся.
        - Наверное, Арчик ошибся и дал мне простой уголёк, - огорчился Тюля-Люля и смахнул его крылышком с балкона. - Всё. Давай отдыхать. Гуд бай…

* * *
        Между тем уголёк-то оказался настоящим! Только Чик-Чирик ничего не задумал. И тогда как бы замолчали, то есть начисто позабыли о событиях, прочитанных вами, все кто находился в Артеке в ту смену.
        Потому-то я и не удивился вовсе, когда один учёный сказал?
        - Что-то не встречал я в истории Артека именно тех приключений, что описаны у вас…
        Другой читатель пожал плечами:
        - В наш технический век всё возможно.
        А некоторые, напрягая память, уверяли:
        - Да-да, что-то похожее происходило в дружине «Алмазной», а не то в «Лесной»… или в «Янтарной»…
        Было, нет ли - не в том суть: на то у нас и художественное произведение, чтобы проникать в самую глубь не только того, что миновало или ещё есть, но и в то, чего пока нет!
        А теперь, друзья мои, как говорил Тюля-Люля:
        - Гуд бай… Может быть, встретимся в другой книге.
        ЕСЛИ Б ЗАГОВОРИЛ СФИНКС...
        (ИСТОРИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ)
        НОЧЬ ПЕРВАЯ,
        или рассказ о событиях разрозненных и, как бусинки порванного ожерелья, закатившиеся у разные углы...
        1
        Земля в потемках - подобна усопшему. Ночью она - что завязанные глаза. Что труп с заткнутыми ноздрями. Глаз не видит глаза! И змея жалит. И лев покидает свое логово. Молчит земля.
        Вот почему ночь хороша, когда человек дома, а его дыхание сливается с дыханием семьи. Под открытым небом в такую пору - человек без головы...
        Так думал Нефр-ка, третий смотритель ступенчатой пирамиды Неджерихета, притаившись у одной из гробниц, окружавших усыпальницу царя.
        Он с уважением поглядывал на пирамиду и старался не шуметь, чтобы не беспокоить дух Неджерихета - да и его друзей, привыкших к покою за многие десятилетия.
        Нефр-ка знал, что до вступления на трон фараон был человеком. Зато после магического обряда коронования он превращался в бога.
        А любое божество состоит из Силы и, как бы это сказать, Тела, что ли... Оболочки. Эта его плоть творила волю Силы. Без божественных тел в мире царил бы хаос.
        Потому-то плоть божества условно называют рабом - хем. То есть рабом Силы. И обращаясь к фараону, говорят «Хем-ек», а говоря о нем, вельможи называют его «Хем-еф».
        А после смерти все фараоны, отдыхая телесно, продолжают - через свои незримые лучистые сущности - наблюдать за подопечными и их потомками и даже могут, при необходимости, вмешаться в их дела.
        Поэтому здесь, в Городе мертвых, да еще ночью, лучше не терять к ним уважения.
        При воспоминании о душах усопших в груди Нефр-ка стало холодно, будто в ней открылось окошко. Поймут ли они, почему он здесь в этот час?
        В смелости он уступал своему отцу Джеди, кто происходил из города Джед-Снофру и дожил до совершеннейшей старости - ста десяти лет. Тот был фокусником и чародеем, забавлявшим даже самого Хуфу, кто ныне покоится в Великой пирамиде, севернее этих мест.
        Да, отец не зря слыл жизнелюбом. Говорят, однажды на царском пиру он съел половину быка и запил ста кружками пива! О другом такое и не придумают...
        А вот Нефр-ка не пошел в него. Он - обычный богобоязненный человек, чтит предков, поклоняется Хефрэ и его небесным родственникам.
        От отца он унаследовал лишь охотничью страсть читать следы и как-то необъяснимо чуять притаившегося неподалеку зверя - это он умел.
        Но здесь, ночью...
        Видно, не зря знающие говорили ему, что все пространство вокруг заполнено всевозможными мыслями и чувствами и если, например, страх проникнет в твое сердце - средоточие ума, то по этой невидимой тропинке туда устремятся из окружающего воздуха его «друзья»: родственное всегда идет к родственному.
        И человеку тогда может стать невыносимо жутко!
        А чтобы восстановить внутреннюю упругость и стойкость, надобно подумать о другом. Тогда иные, более приятные мысли и чувства заполнят твою грудь и вытеснят страхи.
        Чтобы достичь этой цели, Нефр-ка стал думать о своем сыне Каре. Сыну исполнилось двадцать семь лет, и он рос копией деда. Так же как и тот, стал фокусником и приобрел немалую известность. Пожалуй, он превзошел Джеди. Умеет дрессировать животных, творит чудеса на глазах у всех и даже отцу не раскрывает секретов своих проделок.
        Что же касается охоты - не уступает никому... кроме царя, разумеется.
        Нефр-ка вспомнил, как они придумали охотничью игру: один уходил в пустыню или в заросли дельты и рисовал по пути определенные знаки. Немного спустя второй тоже пускался в путь и по этим знакам отыскивал его.
        Нефр-ка на всякий случай начертил возле себя на земле круг - свой опознавательный знак - и принялся размышлять о цели своей засады.
        Разумеется, не покойники тревожили его. Накануне он увидел здесь свежие следы человека, ведущие на запад и обратно, но обрывающиеся на камнях, и Нефр-ка вспомнил рассказы о грабителях усыпальниц.
        Если его предположение верно - дело может принять рискованный оборот, и предусмотрительность не помешает.
        Чу!
        Обостренный слух уловил чьи-то шаги, и каждая мышца Нефр-ка напряглась. Луна светила ярко, но густая тень, отбрасываемая стенами гробниц, служила хорошим укрытием.
        Нефр-ка шепотом попросил богов воодушевить его и, зорко всматриваясь, потер мочку уха, чтобы оно не уставало и не обманывало.
        И тут же увидел рослого незнакомца в темном переднике, с мешком на плече. Черты его лица издали, к тому же измененные лунным светом, казались странными и даже уродливыми.
        Нефр-ка унял свое волнение, чтобы душа незнакомца не почуяла его душу, и неслышно двинулся за ним...
        «Ведь сегодня день Сета, - вдруг вспомнил Нефр-ка, - черный день, не предвещающий ничего приятного».
        Он стал еще осторожнее, но продолжал преследование, оставляя условные знаки по пути. Незнакомец шел к ступенчатой пирамиде. Не доходя до высокой и длинной стены, окружавшей ее, взял правее и направился к усыпальнице какого-то вельможи, давным-давно засыпанной песком.
        Имя похороненного нигде не сохранилось, и усыпальница считалась заброшенной.
        «Но зачем?! И кто он?.. Как поведут себя духи знатных предков? А боги: вмешаются или нет?»
        Обогнув угол усыпальницы, грабитель - иначе его не назовешь! - огляделся (Нефр-ка вовремя как бы превратился в камень) и принялся молиться.
        Издалека едва доносилось его бормотание, и Нефр-ка снова обратил свои помыслы к небу.
        - О великие дети Рэ-Атума - Шу и Тефнут, - шептал он, - родители Геба и Нут, помогите мне! Только служение вам и верность тем, чьи тела покоятся здесь, привели меня сюда... Укрепите мою силу и ловкость!..
        Он тщательно подбирал слова. Ведь обращение к богам - по существу, та же жертва или приношение.
        Молитвой и заклинанием человек может сделать многое, если точно знает, кого из богов, когда и как надо умиротворить. Лишь бы не упустить нужного слова!
        А вот грабитель заведомо решился на святотатство и находился в худшем положении: зло - плохой советчик...
        Помолившись, оба несколько успокоились надеждой на помощь свыше и могли теперь не отвлекаться.
        Незнакомец, пыхтя, отваливал плоский камень, стоявший на ребре, и Нефр-ка даже издали увидел за ним зловещий овал входа в гробницу!
        Это более чем странно. Входы всех гробниц страны Кемт на века заваливались камнями и маскировались. Значит, этот либо устроен заново, либо найден людьми. Именно - людьми, потому что духи обходились и так: стены им не помеха...
        Проникнув в отверстие, грабитель долго добывал огонь, зажег фитиль, и пятно света в стене усыпальницы с неровными краями стало колебаться и тускнеть.
        Нефр-ка смело пробежал расстояние, отделявшее его от гробницы, и протиснулся в устье входа. Истина и боги на его стороне!
        Торопливо оставляя для Кара условные знаки, он почти добежал до угла и свернул влево, где совсем близко виднелся качающийся, словно маятник, силуэт незнакомца. Низкий потолок вынуждал обоих идти согнувшись, к тому же дым и пламя светильника мешали грабителю, который то и дело отворачивался и сердито сплевывал на гладкие камни пола.
        Нефр-ка извлек из-за пояса нож, как вдруг приметил другой ход, справа, более удобный и высокий. Пораженный тем, что грабитель не воспользовался им, Нефр-ка задержался, но задел лезвием ножа за выступ и выронил свое единственное оружие. Оно звякнуло...
        Грабитель бросил огонь и рыгнул в сторону преследователя. Нефр-ка инстинктивно развел руки, но ступни его стояли близко одна от другой, и он потерял устойчивость.
        Они покатились по земле, кусая и царапая друг друга, рыча от гнева и боли, но не произнося ни слова, чтобы не всколыхнуть мир духов, населяющих гробницу.
        Смотритель начал уставать первым: он чувствовал твердость мышц и молодую свежесть кожи противника. Ноги его, на беду, свело судорогой, и Нефр-ка на секунду обмяк. Этим воспользовался грабитель, который успел заломить ему правую руку за спину и так нажал подбородком на плечо, что судорога охватила все тело, и Нефр-ка лишь смутно почувствовал, как его волокли по земле, затем камень под ним как бы повернулся на оси, и он провалился в бездну.
        Яма, поглотившая смотрителя, оказалась неглубокой, но неожиданность падения, нервное напряжение и удар о ее дно лишили его сознания...
        2
        Дворец Хефрэ находился южнее столицы, за двойными стенами. Восточная наружная зубчатая стена имела два входа, указывая, что здесь живет хозяин Верхней и Нижней страны.
        От каждого из главных входов вели аллеи, оканчивающиеся у площади перед дворцом - большим одноэтажным зданием из дерева и кирпича, расположенным в северо-восточном углу обширного двора.
        Колонны перед фасадом дворца поддерживали высокий - на уровне крыши - помост, защищенный от солнца тентом. Здесь в часы приемов восседали на троне царь и царица и взирали на своих подданных, распростертых на земле.
        Во дворце - трапезная, кухня, комнаты для особо торжественных приемов и для отдыха, ванная и спальни. Плоская крыша с ажурными перилами служила террасой, устланной коврами и защищенной от солнца тентом на деревянных резных шестах. Этим уголком безраздельно пользовался сам Хефрэ.
        Отсюда ему был виден «деловой двор», расположенный за южной дворцовой стеной: там склады, канцелярии, место для экзекуций, жилище стражи и всякого рода мастерские.
        У главных входов - набережная и широкая лента Хапи, несущей свои воды на север. На западе - редкие силуэты гробниц царей и вельмож...
        ...Ночь. Шустрый ветерок примчал прохладу с моря и резвился в пламени множества светильников. Тишину и покой дворца не нарушали, а скорее приятно разнообразили хор лягушек на реке и прерывистое пение цикад.
        Хефрэ любил одиночество в такие часы на крыше своего дворца. Он и сейчас лежал один на высоком ложе из черного дерева, устланном мягкой шкурой пантеры. Ложе опиралось на ножки, вырезанные в виде львиных лап; изголовье, сделанное из слоновой кости, имело форму полумесяца.
        Рядом, на круглом столике, - тонкостенный кувшин, выточенный из цельного камня, наполненный пивом, и два бокала.
        - Сенеб! - раздался веселый голос, и перед царем появился высокий, тонкий в поясе, но широкий в плечах Мериб, младший брат и любимец Хефрэ, меджех нисут, то есть начальник всех работ царя, зодчий, спроектировавший погребальные сооружения владыке Кемта.
        - Сенеб! - улыбаясь ответил Хефрэ на приветствие и, не торопясь, на одних руках, поднялся, повернул свое холеной, но уже полнеющее тело и опустил ноги на пол.
        - О Хем-ек, видел я сейчас, какое тело у льва! - засмеялся Мериб.
        - Никогда не увидишь ты его хрупким, словно кость... - хвастливо заметил Хефрэ. - Самим Рэ послан я, послан Кемту!
        - Ты истинный Хор...
        - Я сын самого Рэ, - отчетливо произнес Хефрэ, останавливая его движением руки и с любовью всматриваясь в узкое лицо брата, с тонкими, изнеженными чертами и миндалевидными черными глазами.
        В свою очередь и Мериб внимательно следил за старшим братом: широкоскулое лицо с крупным носом, четкими надбровными дугами и волевым подбородком казалось надменным, а карие глаза сорокалетнего царя смотрели озорно и чуть смешливо.
        Мериб привык к своему особому положению в царской семье. Ему позволялось многое, и все же он не забывал, кто его брат, и понимал, что может проявлять в его присутствии «вольность» лишь настолько, насколько это приятно царю, и только ему - а не им обоим...
        Уловив жест царя, Мериб наполнил бокалы.
        - Это хенкет, - сказал Хефрэ, - с южными финиками.
        - Да, южные - вкуснее наших, - согласился Мериб.
        Пока они пили, зодчий размышлял: он уже оценил скрытое значение царских слов, но не спешил высказаться и предпочел молчание.
        - Смотри, - негромко и словно лениво заговорил Хефрэ, - Хор всегда наш родич, покровитель. Одно время цари Кемта вели свою родословную от самого Рэ. Это выше!
        Мериб понимающе кивнул.
        - Потом забыли говорить так... Роме должны знать сейчас истину. Мое величие - сила государства. Оно объединяет всех роме, а без этого нельзя укрощать Хапи, направлять ее влагу в хранилища, на поля...
        - Да, Хем-ек, ты - истинный распределитель Хапи!
        - Смотри. Пирамида отца нашего, великого Хуфу, да будут к нему милостивы боги в Царстве Запада, подпирает небо.
        - Твою гробницу, Хем-ек, я делаю немного ниже. Но я возвожу ее на большем возвышении. Она будет казаться...
        - Хорошо услышанное мною, - прервал Хефрэ. - Я прочел твою записку, Мериб. Ты хочешь сделать облицовку основания моей гробницы из красного камня?
        - Это мысль Анхи, моего зодчего - строителя нижнего заупокойного храма. Очень дорого? - вздохнул Мериб.
        - Совсем нет. Ты можешь придумать еще более трудное!
        - Еще более?! - со страхом переспросил зодчий.
        - Да, Мериб. Тогда сильнее будет Кемт! Иначе роме скажут, что я стал слабее...
        - Буду думать, Хем-ек, буду думать я...
        - Не спеши, Мериб. Сделай хорошо.
        - Твоя воля, Хем-ек...
        Мериб невесело подумал, что пока он сам не видит способа сделать усыпальницу и два заупокойных храма (верхний - у пирамиды и нижний - на незатопляемом берегу) еще внушительнее.
        - Исполнено будет, - склонился он.
        3
        Главный жрец храма бога Птаха, высокий, широченный Хену, славился упрямством, ставившим в тупик даже царя, его родственника.
        Бритоголовый, с короткой шеей, маленькими глазами, теряющимися рядом с мясистым носом, слоновьими ушами и большим ртом, Хену не отличался приятностью. Весь его облик, рыхлое огромное тело, жирный подбородок, вздрагивающий при ходьбе, и особенно выражение тупости, почти не сходившее с его лица, придавали ему нечто бычье.
        Казалось, что нечто человеческое не могло пробудиться в его душе, и вместе с тем Хену был мечтателем...
        Жречество при фараоне Хефрэ только начинало набирать силу. Обычно вельможи и чиновники поочередно исполняли несложные еще жреческие обязанности.
        Родственные же отношения с царем помогли Хену одолеть соперников и пристроиться в храме Птаха постоянно. Вначале рядовым жрецом.
        К счастью, он имел бойкую жену Сенетанх («Сестра живущего»), самую белокожую красавицу столицы. Ей было тогда немногим более двадцати. Ее маленькая фигурка обращала на себя внимание всюду, где она появлялась.
        Бледное круглое лицо в обрамлении черных волос, заплетенных тонкими косичками, огромные темные глаза, смотревшие внимательно и с достоинством, длинная шея с голубыми черточками вен, муравьиная талия и стройные ноги - такова Сенетанх.
        Все это в сочетании с веселостью и отзывчивостью сделало ее желанной на пирах и снискало славу, дошедшую до ушей владыки Обеих Земель.
        При первом же взгляде на это искушающее создание Хефрэ оживился и довольно скоро одарил ее своею милостью...
        Друзья поздравили удачливого Хену, царь назначил его Главным жрецом храма Птаха в ознаменование услуг общегосударственного значения, а благодарный слуга бога велел начертать на стене своей гробницы надпись для будущих поколений, рассказывающую эту нравоучительную историю.
        Роме знали два мира: тот, что окружал их, и тот, что жил в них самих. Оба - одинаково реальные, в их понимании. Но, увы, не всегда гармонично сочетавшиеся друг с другом.
        Вознесясь, Хену пожелал - теперь, правда, без помощи Сенетанх - утвердить не только свое благополучие, но будущее всего жречества. Он мечтал о том времени, когда сам фараон станет считаться с ним, Хену, и в стране появятся как бы две власти!
        Известие о том, что Хефрэ, земное олицетворение бога Хора, объявил себя еще и «сыном Рэ», - смутило Хену, а вскоре вызвало глухую ярость и беспокойство.
        Нашлись и единомышленники...
        Сегодня они были гостями Хену и собрались в одной из потайных комнат его храма. Это Главный жрец священного быка Аписа, покровителя Белых Стен, - престарелый Инхеб; справа от Главного скульптора царя - заместитель знаменитого Рэура, тридцатипятилетний баловень судьбы, троюродный брат царя - Хеси и один из жрецов Птаха - Небутеф, человек преданный и исполнительный.
        Поводом для разговора была судьба священного быка Аписа, в котором «жила» душа Осириса. Животному исполнилось двадцать восемь лет. В этом возрасте погиб Осирис, и по традиции быка следовало заменить.
        Задача труднейшая. Чтобы признать нового бычка священным, нужно было найти в нем двадцать восемь особых признаков (определенной формы и цвета пятна и прочее). И хотя в поисках принимал участие порой весь Кемт, бывало, что храм Аписа пустовал десятилетиями...
        В данном случае на примете имелось подходящее животное, но Хену, прослывший строгим ревнителем веры, воспротивился, и тут уж никто ничего не мог поделать.
        - Мне жалко Аписа, - вздохнул Инхеб. - Умертвить его не смогу я.
        - Я сделаю это, - успокоил его Хену.
        - Спасибо, дорогой друг, - повернулся к нему Инхеб. - Жаль мне, что храм будет пустовать. Жители Белых Стен не привыкли к этому...
        - Храм не будет пустым, - вкрадчиво произнес Хеси. - Признаюсь, в свободное время, втайне от других, высекал я из алебастра скульптуру Аписа. Я... могу уступить ее.
        - О боги! Ты добрейший человек, Хеси! - воскликнул Инхеб.
        - Владыка Обеих Земель разрешил, - с улыбкой добавил жрец Небутеф. - Сам Хену разговаривал с ним.
        - Сколько ты хочешь за скульптуру, Хеси? - спросил Инхеб.
        - Немного, - подумав, ответил Хеси и назвал цену, от которой у старика захватило дыхание.
        Торг длился долго, в изысканных выражениях. Трое осаждали одного.
        - Семь месяцев работал я, - перечислял Хеси свои расходы. - Весь мой дом подчинился этой скульптуре... Десять юных наложниц услаждали меня, дабы я не терял художественного вкуса... Повара готовили особую пищу, чтобы тело мое общалось с богом, образ коего я создавал.
        - Не забудь включить сюда содержание быка, с которого ты высекал скульптуру, и его стоимость, - напомнил Небутеф.
        - Почему же стоимость? - удивился Инхеб. - Содержание - другое дело...
        - Животное умерло от переутомления, часами стоя передо мной, - пояснил Хеси. - Надо включить сюда еще работу моего помощника, точильщика инструментов, Сенмута. Стоимость десяти глыб камня, которые доставили мне, но они оказались с трещинами внутри... Расходы по их вывозке на свалку...
        - Смотри, Хеси, смотри, не забудь особую плату, - сказал Небутеф, - за то, что ты один из немногих скульпторов, имеющих право высекать изображения богов!
        - А за свой личный труд я ничего не прошу, - скромно добавил Хеси. - Пусть это будет моим даром храму, Инхеб.
        - Соглашайся, - сказал Хену. - Я тогда еще сам разрублю твоего Аписа согласно ритуалу.
        - Хорошо, - сдался Инхеб, больше всего на свете боявшийся роли палача животного, которого успел полюбить...
        - Наш владыка Обеих Земель повелел разъяснить народу Кемта, что он прямой потомок Рэ, - бесстрастно произнес Хену, давая понять, что с первым вопросом покончено и можно поговорить о другом. - Что скажешь ты, Инхеб? Не думаешь ли ты, что жрецы храма Рэ в городе Он займут при дворе, да и среди народа такое положение, которое затмит наше?..
        Но тут они заговорили совсем тихо...
        4
        Друзья расположились вокруг костра, отвоевавшего у ночи уголок света и тепла. Смуглая, с редкими в Кемте синими глазами Туанес прижалась к мужу, молодому столичному скульптору Мериптаху.
        Напротив нее нежился серый в «яблоках» охотничий кот Миу. Рядом с ним - его хозяин, весельчак и силач Кар.
        Удивительный человек! Он и Мериптах - «сыновья» одного учителя - Рэура. Однако Кар по-своему воспринял мудрость учителя и стал фокусником, а не скульптором.
        Туанес, дочь смотрителя Великой пирамиды Хуфу, - да живет он вечно! - знала их обоих с детства. Кар был заметным мужчиной. Пожалуй, только три человека в Кемте обладали таким ростом и физической силой: Кар, его приятели - телохранитель царя Унми и Главный жрец Птаха, сорокалетний Хену.
        Мериптах не похож на них. Он среднего роста, удивительно стройный, курчавоволосый, с красивыми и тонкими чертами лица. Уступал он им и в силе, зато отличался необъяснимой нежностью. Порой его черные, как угольки, глаза светились так необычно, что у Туанес захватывало дух и она готова была готова на все, лишь продлить такие мгновенья.
        Они приплыли сюда в дельту, в заросли Гошен, на тростниковой лодке, чтобы нарезать гибких стеблей папируса и изготовить из них бумажные ленты для чертежей и записей. Таково задание Анхи, старшего брата Мериптаха, архитектора и строителя нижнего заупокойного храма царя. А Кар присоединился к ним - поохотиться.
        Мериптах сидел лицом к неразрушимым звездам севера, в которые превратились души умерших царей. Кар расположился напротив, и казалось, будто Нога быка и Бегемотиха лежали на его плечах.
        Ах, как занимательно рассказывал Кар, как владел он мудрым даром богов - умением покорить окружающих одними словами!
        - Никогда не увидите вы этот оазис, - рассказывал бывалый охотник. - Нашел я его населенным зверями в год, что недавно уступил нынешнему. Сперва узнал дорогу, потом пошел по ней. Провел я там три дня совсем один, при небе пылающем. Гораздо лучше увидеть это место, чем слушать о нем. Я не боялся того оазиса, потому что я ловкий. Сперва я добыл огонь, сделал жертву всесожжения богам. Потом отдыхал, чтобы собрать силы, необходимые охотнику. Действовал я как змея пустыни, не боялся одиночества ночи.
        - Верно, Кар, - восхищенно заметила Туанес, - ты действовал как змея пустыни.
        - Ты царь слова, Кар, - чуть сдержаннее подтвердил Мериптах, в общем одобрявший умение друга подчеркнуть свое достоинство, что приличествует мужчине.
        - Да, после был я награжден во дворце, - согласился Кар. - Вельможи восхваляли меня, а я нашел их знающими толк в охотнике. Я всегда умею поступить правильно, у меня острые глаза, два чутких уха, быстрые ноги, крепкие руки. Слушая голоса оазиса, я отгадывал его жителей, места, где они прятались.
        - Кто же там живет, Кар? - торопила Туанес.
        - Многие звери того оазиса ушли на Запад, в Страну мертвых. Ведь у меня были длинный лук, острые стрелы, - скромно пояснил Кар. - Дикого быка поразило копье мое, еще зайцев трижды по пять, страуса три, козлов четыре. Антилопам я счета не вел...
        - Только и всего? - с деланным разочарованием произнес Мериптах, переведя взгляд на Туанес и любуясь отблеском в ее потемневших от ночи глазах.
        - Не заблуждайся, Мериптах, - возразил Кар. - Один из этих дней, наступивши, дал мне множество приключений... Увидел я зверя: у него четыре ноги, голова птицы, два крыла, точно такие, как у сокола.
        Мериптах напрягся от странного удовольствия, овладевшего им, и даже жестом или непрошенным движением опасался помешать рассказчику.
        - Затем, - продолжал Кар, - я видел павианов, шумно приветствующих утреннего Рэ. Я, умный, успел завязать свой пояс узлом, ведь все знают, что это верный амулет, означающий жизнь. Еще успел я нарисовать на песке глаз Хора - такой, как показывал нам учитель, - символ благополучия... Затем увидел я змею пустыни. Она ела лягушек, что тут же родились из ила возле источника. Потом к воде пришли львица с головой ястреба, на конце ее хвоста рос лотос...
        - О боги! - воскликнула Туанес, потирая ладонью магическое изображение глаза на своем золотом браслете.
        Вдруг Кар схватил Мериптаха за руку и больно сжал ее.
        - Что с тобой, Кар? - удивился скульптор, взглянув на побледневшего друга.
        - Смотри, Мериптах, смотри, Туанес... - вполголоса заговорил Кар. Его крупное, обычно доброе лицо окаменело, темные глаза как-то отрешенно глядели вдаль. Мой отец в беде... Ему плохо сейчас, Мериптах! Плохо! Я чувствую это. Он кусает землю. Мне надо вернуться домой...
        - Сейчас ночь, - сказал Мериптах. Волнение Кара невольно передалось и ему. - Подожди утра...
        - Хорошо, Мериптах. Ты иди спать: сегодня ты много работал, да еще стирал белье - свое, Туанес, даже помог мне. Завтра тоже немалый труд у тебя... Смотри, Мериптах. А мы с Миу на заре - в путь... Иди спать, Туанес...
        Кот услышал свое имя, открыл глаза, мяукнул и потянулся: он тоже поработал сегодня на славу, вытащил из зарослей не одну раненую стрелой хозяина утку, а для себя выловил у берега приличную рыбину. Он подполз к Кару и положил голову на его колено.
        - Не спрашивай больше, Мериптах, спи. Увидимся дома... Сенеб!
        - Сенеб, Кар!
        5
        ...Шумный всплеск прервал сон Мериптаха. Он вскочил с тростниковой циновки и выглянул из шалаша: уже утро, его Туанес выходила из воды на берег.
        Коричневая и точно отполированная ласковой рекой, она казалась золотистой в лучах рассвета. Высокие ноги с сильными бедрами ступали упруго, слегка погружаясь в мелкозернистый сырой песок.
        Закинув за шею руки и склонив набок голову, Туанес старательно выжала воду из распущенных черных волос, обрезанных ниже плеч.
        Синие глаза ее весело глядели на мужа. Тонкие брови слегка касались друг друга на переносице. Белозубая улыбка оттеняла ямочки на щеках и углубление на подбородке.
        Удлиненное лицо казалось детским, да и вся она, такая маленькая и хрупкая, с туго подтянутым животом, выглядела совсем девочкой.
        - Рэ! - восхищенно произнес Мериптах. - Когда появляешься ты в небе, ты делаешь это для Туанес!
        Молодой скульптор был счастлив, но... Но счастье, как и произведение искусства, редко бывает совершенным. Двадцать пять лет сравнялось Мериптаху, девятнадцать - Туанес, а у них до сир пор нет детей...
        Может, чем-то заслужили немилость Мут-Нечер, богини-матери?
        - Сенеб, Мериптах! Будь здоров! - весело крикнула Туанес и побежала к нему, точно за ней гнались чудища из вчерашних рассказов Кара.
        - Сенеб, Туанес, сенеб!
        Мериптах нежно обнял жену и мозолистыми ладонями провел по ее влажному телу сверху вниз, сбрасывая прохладные капли на сухую землю. Будто вспомнив что-то, он вдруг нырнул в заросли высокой травы. Там, в квадратной яме, лежала завернутая в сырую ткань неоконченная статуэтка.
        Вернувшись, он укрепил ее на плоском камне. Теперь он знал, чего недоставало скульптуре, а его пальцы, еще храня живую прохладу и свежесть тела Туанес, безошибочно лепили изгиб торса и отклоняли назад ровную спину.
        - Но я отклонилась вбок, а не назад, - заметила Туанес.
        - А так еще больше похоже на тебя! - упрямо сказал Мериптах, и Туанес не стала возражать: когда он говорил «таким тоном» - лучше не мешать.
        Мериптах трудился молча, сосредоточенно шлифуя мокрой подушечкой большого пальца скульптуру, а мысли его почему-то возвращались к прошлому, к дням первой встречи с Туанес.
        Их дома стояли почти рядом, в районе, где жили мастера по дереву и металлу, скульпторы и камнерезы, художники и писцы, не знавшие бедности, но... и славных родословных.
        Хотя это не совсем так. Дед Мериптаха, камнерез Рахеритеп, ушедший за горизонт еще до его рождения, прославился при Хуфу. Ему поручили высечь пирамидион - остроконечный последний камень царской усыпальницы - и установить его на вершине Великой пирамиды перед началом ее облицовки.
        Неб-тауи, то есть покойный владыка Обеих Земель, - да будет он счастлив и в Царстве Запада! - пожаловал тогда Рахеритепу усадьбу и немалый участок земли.
        Отец Мериптаха, мастер Минхотеп, был проектировщиком жилых домов в столице, а старший брат Анхи стал архитектором и автором проекта нижнего заупокойного храма ныне здравствующего царя.
        Матери своей Мериптах не знал - она умерла при его рождении, и он чувствовал себя виноватым и обреченным на житейские неудачи (может, бездетность Туанес - одно из таких наказаний).
        Итак, жили они с Туанес на одной улице, но впервые встретились в городке неподалеку от Великой пирамиды, населенном бедными строителями богатых усыпальниц.
        Прямые узкие улицы с глухими стенами домов имели особые неглубокие каналы, которые специальные рабочие наполняли водой утром и вечером.
        На их же улице в столице вода журчала в любое время дня...
        Мериптаху тогда было одиннадцать лет. Он прилежно учился, хорошо рисовал, но больше всего радовал учителя Рэура, когда лепил что-нибудь из глины, высекал из камня или резал по дереву. Делал он это быстро, хорошо улавливал сходство, и как-то по-своему.
        Может быть, его дарование унаследовано от деда?..
        В тот день Мериптах пришел в городок с Анхи. Брата здесь хорошо знали, относились к нему с уважением и по возможности всегда старались устроиться на работу именно к нему.
        Зайдя к камнерезу Тхутинахту, Анхи завел с ним деловой разговор, а Мериптах остался на улице, чтобы испытать «на плаву» маленькую ладью, вырезанную накануне из куска священной акации.
        Кораблик, спущенный на воду, тотчас принял необходимое положение!
        Тут Мериптах заметил, что его восторг разделяет крохотное синеглазое существо с ямочками на щеках и подбородке, еще незнакомое с одеждой.
        - Ты кто? - спросил он, недовольный тем, что нарушено его одиночество.
        - Туанес, - вежливо ответило существо.
        Мериптах хотел прогнать ее, но, почувствовав неподдельное удовольствие девочки, смягчился и позволил остаться.
        - Ты откуда?
        - Мой отец Хуфу-ка-иру, смотритель Небосклона Хуфу, - послушно объяснила пятилетняя Туанес.
        - Как ты оказалась здесь?
        - Не знаю...
        - Надо бы знать, - назидательно сказал Мериптах.
        - Отец пришел к рабочим, а я жду его здесь.
        Пока боги размышляли, оставить это знакомство случайным или занести его в книгу судеб, ладья, наткнувшись на камень, изменила направление, заплыла в боковое ответвление и попала бы в чей-то двор, если б не застряла на мели в проеме стены.
        Мериптах взмахнул руками, как крыльями, и кинулся на выручку, но отверстие было мало даже для него. Тогда Туанес легла на живот прямо в воде, подползла под стену, взяла ладью и стала выбираться наружу, как вдруг плечом коснулась острого камня, оставившего кровавый след.
        Мальчик немедля обмыл ранку и закрыл ее пластырем из чистой глины. Девочка не уронила ни одной слезы.
        - Смелая ты, Туанес, ты смелая! - похвалил он, и девочка весело рассмеялась.
        ...Прошло пять лет. Еще год. Еще... Их дружба не прерывалась ни на один день и крепла. Видно, таково было желание богов, у которых есть время, чтобы вершить и людские дела.
        Они часто бродили в окрестностях Белых Стен, а поскольку ее отец по долгу службы был приставлен к Великой пирамиде, они посещали и эти места.
        Над ними уходила в самое небо сверкающая пирамида. Солнечные лучи обнимали ее, одинокую, и, отражаясь, образовывали в голубой вышине прозрачные треугольники, видимые издалека. Воздух, накаленный ее широким подножием, беззвучно скользил по пирамиде колеблющимся маревом.
        Жаркий ветер пустыни порой кинет в эту громаду облако песка, и оно взовьется и закрутится жгутом над вершиной, но тут же опустится вниз. И только гордый сокол, друг и покровитель фараонов, высоко кружит над пирамидой, раскинув свои могучие крылья.
        Тело Хуфу покоилось где-то в каменной толще, освобожденное от нечистых внутренностей, пропитанное благовониями, запеленатое в несколько слоев материи, укрытое золотыми погребальными доспехами, украшенными драгоценными камнями, с золотым мечом у бедра.
        И оттого, что оно так близко, хотя и недосягаемо, благоговение охватывало их.
        А рядом уже строилась гробница здравствующего царя Хефрэ, с восхода и до заката стучали молотки и раздавались крики рабочих, волоком тащивших в гору огромные каменные блоки.
        Здесь высилась скала, изрядно «худеющая» на их глазах, - рабочие то и дело откалывали от нее камни для заполнения внутренности пирамиды, как это делалось и раньше при строительстве усыпальницы Хуфу. Постепенно скала принимала все более причудливые формы и напоминала то сидящего человека, то лежавшую... кошку.
        С востока в скале имелся просторный грот, обращенный к реке. Мериптах и Туанес облюбовали его для себя. В разгар полевых работ строительство прекращалось, и можно было оставаться тут сколько хочешь.
        Кроме того, Анхи, в нескольких шагах воздвигавший нижний заупокойный храм, разрешил брату устроить себе в гроте мастерскую.
        Однажды они засиделись до темноты. Мериптах обнял Туанес и почувствовал волнение, незнакомое до сих пор.
        Туанес первая пришла в себя, отстранилась и молитвенно обратилась к небу:
        - О боги, прошу вас: не смотрите на меня. Отвернитесь, пожалуйста, я хочу целоваться с Мериптахом!
        И, уверенная, что воспитанные небожители исполнили ее просьбу, девушка прильнула к своему верному другу и закрыла глаза.
        6
        Закончив работу, Мериптах покрыл глиняную фигурку магической красной краской, чтобы скульптура была здоровой и удачливой. Скинул с себя набедренник и с разбегу мягко, без всплеска, ушел в воду.
        Проводив его взглядом, Туанес принялась готовить завтрак. Разложила на земле у входа в шалаш пальмовые листья для пищи и мягкие комки сухих водорослей - вытирать пальцы и рот.
        В раздумье перебрала продукты в прохладной яме. Выбрала любимое Мериптахом жирное мясо бегемота, несколько черепашьих яиц, священный лук, лепешку и несколько молодых кисловато-сладких побегов паписуса.
        Раздув огонь из тлеющих угольков, Туанес подогрела мясо на вертеле. Мериптах уже вылез из воды, отряхнулся и, не вытираясь, присел к костру.
        Ели с достоинством и молча: болтливость за трапезой - грех. Мериптах с удовольствием запивал мясо темно-коричневым пивом, от которого Туанес по обыкновению отказалась.
        Увидев у реки пьющего ибиса, она направилась туда с кувшином, подождала, пока птица отошла в сторону, и набрала воды из этого места: она знала, священный ибис чувствует плохую воду и не любит ее...
        Напившись Туанес поблагодарила богов и убрала остатки пищи. Они надели шляпы из узких и длинных листьев папируса, сели в лодку и отправились на работу, благо плыть было недалеко.
        Достигнув заводи, где папирус был выше человеческого роста, Мериптах притормозил лодку веслом у края заросли и принялся за дело.
        Выдергивая из воды упругие трехгранные стебли, он отламывал верхушку с цветком, отрезал корневище и передавал Туанес, которая связывала стебли пучками и укладывала посередине лодки, вдоль обоих бортов, чтобы не нарушить равновесия.
        Когда запас стеблей становился угрожающе тяжелым, Мериптах направлял лодку к островку, где была их походная мастерская. Они освобождались от груза и возвращались в заросли.
        ...На северо-западе виднелась ярко освещенная солнцем каменная гряда холмов. Тысячи людей вырезали там в каменоломнях гигантские плиты, вставляли в пропилы деревянные клинья и поливали водой. Дерево разбухало и с треском отрывало известняковые блоки от массива.
        Одни грузчики волокли эти заготовки - весом в десятки тонн - на каменных катках к баржам, чтобы речники доставили их к строительной площадке пирамиды, а другие вновь тащили их по твердой, но увлажненной дороге, с криками и стонами, в облаке пыли и песка. Камнерезы вновь должны были распилить камень на куски, обтесать и отшлифовать, а рабочие по насыпям поднять их в небо и с точностью до волоска уложить в предназначенные места усыпальницы очередного фараона, пока еще нежащегося в прохладной тени дворцового сада.
        И так день за днем, столетие за столетием...
        После трехчасового отдыха в самую жаркую пору Мериптах и Туанес снова принялись за работу.
        Особенно ловко работала Туанес. Усевшись на маленькую скамейку, она захватывала пальцами левой ноги нижнюю часть стебля, держа левой рукой его верхний конец, в правую брала острый камень и разрезала стебель вдоль.
        Нарезав нужное количество стеблей, Туанес разворачивала их в длинные ленты и осторожно как бы раздавливала их между двух гладких и ровных камней. Потом склеивала из этих лент полосы.
        Полоса для письма состояла их двух слоев. Для гибкости и прочности в наружном слое волокна стеблей располагались сверху вниз, а во внутреннем - горизонтально, то есть слева направо. Куски полос шириной менее локтя в свою очередь склеивались крахмалом из кусков до необходимой длины. Изготовленные таким образом полосы подвергались длительной сушке в тени.
        Окончив работу, Туанес пошла под навес, где на шестах висели уже готовые полосы, и с удовлетворнием осмотрела их.
        - Смотри, Мериптах, смотри, как я научилась... Особенно вот этот папирус...
        - Вижу руку умеющего, Туанес. На такой белой, гладкой полосе жаль писать обыденное.
        - Пусть она будет моей, Мериптах. Когда-нибудь ты напишешь на ней что-нибудь особенное. Для меня!
        - Хорошо, Туанес, я сейчас помечу ее. Спрячу в глиняный футляр...
        НОЧЬ ВТОРАЯ,
        полная беспокойств...
        1
        Если от Белых Стен пойти на северо-запад, то за чертой города, совсем недалеко, встретится поселок, где живут скульпторы, мастера по камню, надзиратели гробниц, а также вскрыватели трупов, бальзамировщики - одним словом, все те, кто обслуживает Город мертвых - некрополь столичной знати, растянувшийся до самой Великой пирамиды.
        На западной окраине поселка стоит дом, ничем не примечательный: глинобитный, одноэтажный, с несколькими комнатами и скромным бассейном во дворе.
        Здесь живут Нефр-ка, его сын Кар и маленький черный человечек пигмей Акка, вызывающий острое любопытство соседей. Акка - слуга в доме, помощник Кара во время представлений и просто друг, полноправный член этой небольшой мужской семьи.
        Во дворе - от входа направо - зверинец. Там живут мыши, гуси, петух, лиса, змеи и молодой лев Ара. Тут же и стойло ослика.
        У Акка две непременные обязанности: ухаживать за животными и тщательно выбривать на своем лице скудную растительность - бороду в Кемте носит фараон, а усы - лишь некоторые из вельмож. Не имеет смысла услаждать доносчиков и раздражать сильных мира сего...
        Возбужденный недобрым предчувствием, Кар распахнул калитку и, не глядя на своих четвероногих, крылатых и безногих друзей, шумно приветствующих его, вбежал в дом.
        Сперва ему пришлось пройти по глухому коридору с окнами под потолком, затем по следующему коридору свернуть влево, до угла, еще раз влево, и только тогда он попал во внутренний дворик, куда выходили окна и двери жилых комнат.
        У одной из них на толстой циновке крепко спал Акка. Увидев его небритое лицо (значит, что-то помешало ему!), Кар, слабея от волнения, присел рядом и пальцами коснулся маленького черного, вздрагивающего во сне плеча.
        Акка мгновенно открыл глаза, подскочил и пал ниц, уткнувшись лицом в прохладный, вымазанный глиной пол.
        - Встань!
        Акка присел. Его широко открытые черные глаза с желтыми белками выражали испуг.
        - Говори...
        - Я не виноват, Кар. Не виноват я!
        - Говори.
        - Хозяин ушел ночью. Сказал: Акка, будь только дома. Пропал он...
        - Что еще говорил он?
        - Злой человек ходит у гробниц... Я выслежу его, сказал он.
        - Зверей кормил?
        - Да, Кар.
        - Возьми еду, воду. Скорее. Еще - веревку...
        Несколько минут спустя они покинули двор и направились в сторону гробниц. На их счастье, солнце стояло в зените, почти не давая теней, а улицы поселка были еще пустынны.
        Нарисовав на обжигающем песке круг, Кар сказал:
        - Ищи этот знак.
        - Да, Кар, я ищу этот знак...
        ...К вечеру они стояли у стены заброшенной безвестной гробницы, и Акка обнаружил камень, неумело или наспех прикрывавший вход.
        Добыли огня и осторожно пошли, освещая путь фитилями - Акка впереди. Кар поминутно оглядывался: не выследил ли их кто.
        - Нож... хозяина! - в ужасе воскликнул Акка.
        Спина у Кара стала мокрой и холодной, как у лягушки: Акка не ошибся. На рукоятке вырезана антилопа и дикая утка - Кар с детства знал этот рисунок, когда-то при нем сделанный отцом. Нож лежал на углу просторного хода, ведущего вправо. Куда идти? Внимательно, уговаривая себя не торопиться, Кар осмотрел следы на густом слое пыли и понял, что здесь происходило...
        2
        Нефр-ка пробыл в подземелье без малого двое суток.
        - Спасибо, сын... - прошептал он, щурясь от света. - Ты спас меня...
        - Хорошо сделал, отец, что рисовал знаки. Кто он?
        - Не знаю. Было темно. Мы молчали оба. Молодой. Сильный. Тяжелый, думаю я.
        - Пей еще, отец. Ешь...
        - Как дома, Акка?
        - Все ладно, хозяин. Соседка спрашивала - я сказал: по делам хозяин...
        - Верно, Акка. Умение правильно говорить - от богов!
        - Пойдем домой, отец. Потом мы вернемся...
        - Зачем потом, Кар? В яме воздух плохой - ослаб я. Полежу, а вы посмотрите сейчас.
        - Хорошо, отец. Только опасайся змей. Вот тебе огонь, - и Кар пошел исследовать подземелье.
        Гробница была построена по старинному плану: без разветвленных ходов, как в нынешних пирамидах.
        В нее вел низкий ход. Кар и Акка шли с удвоенной осторожностью, чтобы не угодить в новую ловушку, но все обошлось. Комната большая - целый зал. Если в ней жить - хватило бы на несколько семей. Если же похоронить... Но в ней никто не похоронен! Нет саркофага, ритуальных рисунков и надписей, остатков приношений и главное - мумии.
        Очевидно, что-то случилось с заказчиком гробницы: может пропал без вести на охоте... Кто знает? Боги и те подвержены случайностям.
        Это известие позже укрепило дух набожного Нефр-ка. Значит, он не совершил святотатства, войдя сюда и участвуя в драке? Но тогда и грабитель - не совсем грабитель?! Впрочем, точнее сказать, не осквернитель...
        В самом зале Кар и Акка увидели каменные сосуды, украшения, но главное - скульптуры. Десятки! Одни - готовые, другие - только начаты.
        В дальнем углу на каменном столе стоял алебастровый Апис, высотой около двух локтей, отполированный воистину божественной рукой! Круглый диск луны покоился на его рогах, на шее - ожерелье, на спине - нарядная попона. Каждый мускул - точно живой.
        Акка забрался в самый угол, чтобы взглянуть на чудо с другой стороны, и в пламени его фитиля диск на рогах стал почти прозрачным и розовато-золотистым.
        - О Мериптах, - прошептал восхищенный Кар. - Если б ты видел... Но что это?..
        На полу блеснула полированная поверхность. Кар присел и, осторожно разгребая песок руками, извлек тяжелую черную диоритовую фигурку льва... с головой человека!
        Лев как бы приготовился к прыжку, а его человеческое лицо выражало гнев воина, нападающего на врага. В ладонь шириной, две ладони в длину и полторы ладони высотой.
        - Вот достойный подарок Мериптаху! - решил Кар и тотчас подумал: «Надо предупредить его, чтобы он пока никому не говорил об этой находке: грабитель еще неизвестен...»
        - Что здесь, Кар?
        - Кладовая древних скульпторов, Акка.
        В потолке видны квадраты окон, заложенные каменными плитами, возможно после смерти главного художника. А имя его стерли в надписях завистники.
        Так подумал Кар, и, надо полагать, догадка его не лишена смысла. Точно знает лишь богиня истины Маат, но она неразговорчива...
        3
        ...Они подплывали к столице в сиреневый предвечерний час. На северной набережной, где против храма устроен канал и прямоугольный залив, толпится народ. Издали будто муравьи облепили тело мертвой змеи. Сотни плакальщиц вопили на все голоса. Бритоголовые жрецы тянули заунывную молитвенную песню.
        - Что это? - встревожилась Туанес.
        Мериптах пожал плечами и повернул к берегу. Здесь течение спокойнее и преодолевать его легче. Но теперь высокий берег время от времени скрывал от них непонятное и беспокойное зрелище.
        - Неужели?.. - сказала Туанес и прикрыла рот рукой, чтобы неосторожное слово не вырвалось на волю.
        Мериптах понял ее: может быть, умер царь? И опять молча пожал плечами. Добравшись до острого выступа скалы, Мериптах убрал парус и взялся за весла. Шагах в семидесяти от места события ему удалось привязать лодку, и теперь они с Туанес могли видеть все сквозь щель в камнях, сами оставаясь точно в засаде.
        В заливчике напротив храма стоял по колена в воде священный бык Апис. Рослый, играющий мускулами, бритоголовый Хену был на берегу. Вот он сбросил с левого плеча белую накидку, омыл руки и лицо свежей водой из кувшина. Взял веревку и подошел к быку.
        Животное спокойно смотрело на него старческими подслеповатыми глазами. Не чуя беды, доверчиво обнюхивало своего палача.
        Не торопясь, стараясь придать каждому жесту торжественность, Хену завязал прочный узел у основания правого рога. Протянул веревку к правой задней ноге и сделал там петлю. Вновь выпрямился и перекинул веревку через левое плечо быка, где ее подхватили трое дюжих помощников.
        Веревка стеснила свободную позу, и теперь голова Аписа слегка отклонилась назад. Отдохнув, Хену стал говорить что-то ласковое, и животное, все еще повинуясь, сделало два неуверенных шага к середине реки, медленно погружаясь в воду.
        И вот тут Апис - если не понял, не поверил в вероломство людей, то инстинктивно - рванулся к суше. По знаку Хену веревка натянулась - бык потерял равновесие. Он снова рванулся, но могучий Хену крепко ухватил его за рога и стал топить.
        Теперь Апис догадался, в чем дело... В его взгляде немой ужас. Он хотел жить, только жить. Он рванулся - уже в последний раз, - тягостное предсмертное мычание пронеслось над равнодушной водой, захлебнулось ею, а рев фанатичной толпы как бы смял этот крик протеста и мольбы.
        Мериптах обнял плачущую Туанес и нежно прижал к себе. Он молчал и сейчас, пораженный увиденным.
        А в нескольких шагах от них, за высоким кустарником, рыдал в траве седовласый Инхеб. Он слышал крик Аписа, словно обращенный к нему. Мольбу о сострадании. Вопль о пощаде. Вой толпы уничтожил все остальные звуки. А в ушах Инхеба все еще звучал зов Аписа...
        Главный жрец Хену сегодня герой дня. Он доволен собой, очень доволен. Со стороны - он, если можно так сказать, «незаинтересованное» лицо. Ведь Апис - священное животное бога Птаха, кому служил Хену верой и правдой.
        Но Хену помнил главное. При живом Аписе состоял жрец Инхеб - некая доля доходов доставалась ему. Кстати, не ценящему богатство и влияние в обществе.
        Теперь же - со смертью Аписа - должность Инхеба упраздняется и роль Хену станет более весомой. Доходы - тоже. Каждому - свое.
        Например, жена Хену, неунывающая Сенетанх, затерявшаяся в толпе, думала сейчас о другом. Ее взор привлек красавец Кар. Она мысленно сравнивала его с мужем. Правда, это давалось с трудом. Хену вообще ушел в храмовые дела. А последние девять дней он «очищался» и не имел права прикасаться к женщине, даже если это жена. И Сенетанх порой совсем забывала о нем.
        Вид Кара доставил ей удовольствие. Она пробралась к нему. Он охотно вступил с ней в беседу и, желая помочь, без труда приподнял ее, чтобы она видела через голову толпы происходящее на берегу.
        Ощутив на себе сильные руки Кара, Сенетанх поклялась при удобном случае завоевать и его...
        4
        Человек начинается с внешности - так говорит Мериптах, которому Кар привык верить. Так вот это начало в Сенетанх - весьма привлекательное. И многообещающее. Кар не рожден однолюбом, как Мериптах, и смыслит в таких делах. Кар - сущий клад для женщин такого же свойства!
        Он лежал сейчас на зеленой лужайке пологого берега, возле Хапи, величественно и задумчиво бегущей к северу. Кар тоже задумался. Вода располагала к этому сама по себе, а тут еще одиночество и ночь, наступившая быстро, как беда...
        Думать же человеку всегда есть о чем: окружавший его мир полон Нечто, то есть неизвестного. Самое же самое Нечто - это для чего живет человек? Чтобы служить фараону и богам - утверждают жрецы. Чтобы разгадать Нечто - говорит Мериптах. Чтобы любить Мериптаха - призналась Туанес.
        Вот поди и разберись...
        А может быть, так и должно: у каждого своя цель? Собственная? А у Кара? Гм... Я живу, подумал Кар, точно зернышко в ожерелье: вместе со всеми - вещь, а отдельно?.. Отдельно это «зернышко» не дает даже ростков - ни жены, ни детей... А ведь жить еще предстоит долго, может быть Вечность! Говорят - человек не уничтожим: поживет на этом свете, а потом - в Царстве Запада уже без конца.
        И Мериптах верит в это. Иначе, говорит он, жизнь человека бессмысленна и непонятно было бы - к чему его создали боги? Однако, если верить жрецам, это область богов, а в чужом саду следует вести себя осторожно и лучше вовсе покинуть его.
        Во власти человека - другое. Можно прожить в этом мире дольше или уйти раньше, сделать себе гробницу большую или маленькую. Не зря художники изображают царя высоким, а фигуры даже его жены или приближенных - маленькими...
        Но ведь люди и внешне разные. Как понять их внутренне отличие друг от друга? Мериптах и это знает: решающим будет то, как долго и за что именно будут живые помнить умерших!
        Ну, а как надо жить, чтобы потом не жалеть себя?
        Необходимо делать то, что доставляет тебе и другим удовольствие, отвечает его друг Мериптах. К примеру, рисовать, лепить или вырезать фигурки людей, животных, богов.
        А я бы, подумалось Кару, я бы сейчас не прочь встретиться с красавицей Сенетанх!..
        Едва он подумал так, как вдруг послышался шорох шагов по речной гальке, и пораженный Кар увидел... Сенетанх!
        Не глядя в его сторону, она потянулась устало, медленно сняла свое платье и замерла между луной и Каром.
        - Ах, это ты, - сказала она, вероятно почувствовав его присутствие, ибо он не издал даже крошечного, как пыльца лотоса, звука, а она не поворачивала головы. - Не смотри на меня...
        В голосе ее не было испуга.
        - Боги отнимут у меня зрение, если я перестану любоваться тобой, - прерывающимся голосом сказал он. - Где найдешь еще такую красу?!
        - Довольно, - строго ответила чаровница. - Моя скромность не позволяет слушать такие речи! - Хотя Кар не произнес ничего недозволенного. - Ты вынуждаешь меня прервать твои слова...
        Она решительно подошла к нему, присела рядом и прикрыла его рот своей маленькой дрожащей ладонью.
        Лишенный возможности говорить, Кар заключил ее в свои могучие объятия.
        - Так просто? - удивилась Сенетанх. - Если уж ты настаиваешь, то... сделай мне сперва какой-нибудь подарок. На память...
        Кар пошарил рукой в темноте и, нащупав омытый и отшлифованный водой камешек, дал его Сенетанх. «Сопротивление» ее было сломлено, и Кар приник к ее губам.
        «Не знаю, что есть в Царстве Запада, - подумалось ему, - но эта земная жизнь и есть настоящий дар богов!..»
        5
        Мериптах и Туанес проводили этот вечер возле «своей» скалы у Города мертвых. Солнце только что уступило место высокому яркозвездному небу, но прохладный ветер Ливийской пустыни, огибая Великую пирамиду, обходил и их стороной, не мешая теплу, струившемуся с раскаленных за день склонов молчаливой усыпальницы и теперь согревавшему их.
        Он рассеян и замкнут. В такие минуты его чувства обострялись: он вдруг слышал самые отдаленные и бледные звуки, видел ночью, как кошка, и воспринимал совсем легкие - как мысль - запахи, в другое время недоступные ему.
        Иногда раздражался по пустякам.
        Но Туанес знала, что все это - вдохновение. И ждала... Когда же, по ее мнению, настала пора, она тихо обратилась к нему:
        - Говори, я хочу слушать.
        Скульптор, казалось, ждал этого.
        - Смотри, Туанес, смотри... Люди приходят, уходят. А звезды вверху остаются. Так остаются многие творения людей. Как эта пирамида, вон те гробницы вельмож, скульптуры. Почему бы все это не назвать звездами людей, только на небосклоне Времени!
        - Повтори, Мериптах.
        - Вот эти пирамиды, Туанес. Скульптуры. Рисунки. Письмена. Я называю их сейчас: Звезды Времени! Понятно?
        - Ты хорошо говоришь, Мериптах, нельзя не понять...
        - Я хочу, моя Туанес, зажечь на земле еще одну Звезду Времени!
        - Говори... Я почему-то волнуюсь...
        - Мы изображаем богов в виде людей с головою зверя или птицы... Ведь так?
        - Верно.
        - Я хочу, Туанес... Я хочу изобразить зверя с головой человека!
        - Продолжай, Мериптах, только сразу. Ладно?
        - Я хочу вырубить из нашей скалы Шесеп-анх: льва с головой человека... Вроде той скульптуры, что Кар нашел в кладовой древних и подарил мне. Я не перестаю о ней думать...
        - А чья голова будет у него, Мериптах?
        - Нашего царя, Туанес. На плечах льва!..
        - ...но льва разъяренного, пожирающего своих врагов, Мериптах. Трудная скульптура...
        - Ну что ж. Трудности не пугают меня!
        - О Мериптах, как я счастлива, что люблю тебя!
        - Мы зажжем свою Звезду Времени, Туанес. Еще знаешь что? Я напишу на куске твоего папируса - помнишь, что ты недавно сделала в Гошене? - я напишу наши имена. Спрячу написанное где-нибудь внутри Хор-ем-ахета. Пройдут эти тысячи лет, а он будет хранить в себе нашу тайну.
        Все больше воодушевляясь, они принялись обсуждать новый замысел. Обошли, казалось повеселевшую в лучах восходившей луны, скалу, радуясь воистину счастливому сочетанию возможностей.
        Например, Клафт - головной платок царя, - по существу, как бы уже был вытесан солнцем и ветром. В выпуклости восточной стороны скульптор уже видел будущие черты лица... По распоряжению Анхи рабочие извлекали камень на склоне высокого берега, где находился Город мертвых, не у самой скалы, а шагах в ста от нее. Поэтому образовался глубокий и широкий ров подковообразной формы, будто нарочно очерчивающий «тело» будущей скульптуры.
        С одной стороны ров зашел далеко, но с другой - вырыт лишь наполовину: можно было оставить часть его «на потом», чтобы рабочие и мастера могли вплотную подходить к «голове» и приставлять лестницы. Отпадала необходимость в подсобных насыпях...
        Хуже обстояло с «передними лапами». Здесь скала обрывалась с незначительным наклоном вперед, над гротом, где была мастерская Мериптаха. Значит, придется их пристроить из каменных блоков. Также и «задние лапы», но они - короче. Да ведь это работа грубая, не требующая - при таких гигантских размерах - особого умения.
        Мериптах принялся высчитывать необходимое число людей. Конечно, главная трудность - высечь голову. Допустим, будет занято здесь сто опытных мастеров. На каждую переднюю лапу - по тысяче рабочих. Но пятьсот - на задние лапы. И тысяча - на туловище. Четыреста - на различных непредвиденных работах и - резерв. Итого - четыре с половиной - пять тысяч человек...
        Не так много?
        Главное, не надо строить дорогу и возить материал издалека - все есть на месте, рядом. Готовое. Только бы добиться разрешения.
        - Завтра же начну из глины изображение нашей скалы и местности вокруг, - сказал Мериптах. - Поможешь мне измерить все, записать...
        - Хорошо, Мериптах.
        Они радовались, как дети, этой затее, которая вдруг придала такой глубокий смысл их жизни и подарила им Великую Цель!
        Теперь им станут радоваться все роме, думалось Мериптаху. Похвалят за талант.
        Ах, как интересно жить, если знаешь - для чего!
        6
        ...Кар тоже сегодня радовался жизни. Сенетанх крепко привязалась к нему. А нет мужчины, которой вначале не забавлялся бы этим...
        - Почему ты не спрашиваешь, как меня зовут? - удивилась она.
        - Потому что не слышу такого вопроса от тебя.
        - Да, верно. Кто ты?
        - Кар.
        - Знакомое имя... Я, кажется, припоминаю... У меня дома подарков от мужчин...
        - Я подсунул тебе простой камень, - признался смущенный Кар.
        - Неважно, - отмахнулась она. - Зато я буду помнить тебя.
        Кар весело засмеялся.
        - Среди них, - продолжала она, не обижаясь, - есть плоский песчаник. На нем нарисован кот, пасущий гусей. Мне подарил его один из жрецов моего мужа. Сказал, что это Кар так научил своего кота.
        - Да.
        - Разве ты фокусник?
        - Это тоже так. А кто твой муж?
        - Главный жрец Хену.
        - Ого! - Кар оживился и проявил к ней больший интерес.
        - Меня зовут Сенетанх.
        - Краса царя?!
        - Да, царь одарил меня своей милостью, - да будет он жив, цел, здоров! Он возвысил моего мужа в храме. Мне пора домой, Кар...
        - Я провожу тебя.
        Они пошли, болтая о том о сем, а потом - словно ручей с камня на камень - разговор перешел на предстоящий день.
        - Завтра мастер Хеси будет дарить храму свою новую скульптуру - Аписа. Я хочу посмотреть...
        - Аписа?! Сенетанх, ты сказала, что любишь меня?
        - Люблю. Я всех люблю, а тебя - больше!
        - Помоги мне спрятаться в твоем доме, а потом - проникнуть в храм и тоже посмотреть это зрелище. Прошу тебя!
        - Хорошо, Кар.
        - Ты очень любишь своего мужа?
        - Он надоел мне.
        - Гм... Тем лучше. Мы будем друзьями, Сенетанх.
        Кар приметил еще одну поляну и обнял свою подругу. Месяц укоризненно глянул на него с небес: ведь Сенетанх торопится домой...
        7
        Рабы бога* [2 - «рабами бога» в древнем Египте называли высокий разряд жречества] - жрецы Птаха - готовились к торжеству. Среди приглашенных особым вниманием пользовались жрецы из заупокойного храма Хуфу. Последние привыкли к прочности и благоустройству своего храма и шепотом критиковали скудность и простоту обители небесного бога, покровителя мастеров, чей талант и труд овеществлялись главным образом в сооружениях погребальных.
        В самом деле, храм Птаха был скромен. За двойными стенами в глубине внутреннего дворика со священным бассейном стоял дом на известняковом фундаменте. Его резной деревянный каркас выглядел нарядно, но все же это - не камень... Плетеные тростниковые стены - конечно, подлинные произведения искусства, но и они много беднее ослепительных белых стен заупокойных храмов царей.
        В чистых и тенистых комнатах было жарко и душно - несовершенная вентиляция не обеспечивала их воздухом. Другое дело - дренаж. Желоба вокруг крыши имели по углам отверстия, чтобы собранную влагу отдать множеству канавок, выложенных камнем, по которым в дни редких дождей мутные струи сбегали в объемистые кюветы с наклонным дном. Затем вода, успокаиваясь и отшумев, могла не торопясь миновать жилые кварталы, чтобы, встретившись с другими ручьями, с шумом пробежать длинный ступенчатый спуск и соединиться с водами Великой Хапи.
        Нынче во дворе храма Птаха оживленно, и Хеси, как всегда, свежий, веселый и изысканный, переходил от одной группы к другой, с усилием храня приличествующую скромность. Хену уже видел его изумительного алебастрового Аписа, успел выразить свое восхищение и как-то удовлетворил первое нетерпеливое тщеславие художника. В ожидании похвалы самого фараона можно было и побездельничать...
        ...Первыми во двор вбежали скороходы, уведомившие о приближении царя. Затем в воротах появились десять высоких нехсиу - нубийцев из личной охраны владыки Обеих Земель. Правитель великого двора Никаурэ, везир Иуимин и «заведующий всем, что есть и чего нет» (начальник казначейства) Сехемкарэ - все трое сыновья царя - шли в первой шеренге вельмож. За ними следовали: врач левого глаза царя Инухотеп, врач правого глаза Ренси, врач великодержавного сердца и желудка мудрый Ихгорнахт, начальник скота Схотцу, начальник туалета Габес, хранитель царского гардероба Схетепибрэ, начальник кебех - палаты омовения - Сенбеф, мастер и носитель царских сандалий Хеперсенеб, начальник писцов Аменемхетсенеб, начальник охотников Хаанхеф, управляющий пустыней Хафраанх, начальник поручений Неджемид и...
        Но теперь во дворе храма стало нестерпимо от сияния, сравнимого разве что с сиянием полуденного солнца. Сердца присутствующих замерли от сладкого волнения, все вокруг одухотворилось благочестивым восторгом, колени жрецов дрогнули, и тела их безмолвно распростерлись на земле, освященной появлением Благого бога!
        Чернокожие гиганты внесли его на эбеновых носилках, инкрустированных золотом, серебром и слоновой костью. Уни, самый сильный человек в государстве, личный телохранитель, помог повелителю сойти. Голову царя украшал платок в белую и красную полосы, с золотым уреем - огнедышащей коброй, покровительницей фараонов. Широкое ожерелье из драгоценных камней ощутимо давило ему на плечи. От золотого пояса спускался белый набедренник из тонкого полотна, в мелких складках. На поясе висел передник из золота и слоновой кости, а сзади - львиный хвост. Ноги обуты в золоченые сандалии с перемычкой между пальцами.
        В руках царь держал символы своей власти - гиппопотамовую плеть и волопасовый крюк. Его карие глаза смотрели миролюбиво и, пожалуй, весело. Крупный ровный нос покрылся бисеринками пота. Лучезарный Рэ сегодня, как видно, тоже в отличном настроении - такой жары не было давно.
        Слуги держали над головой повелителя плотный, ярко раскрашенный полог на эбеновых шестах из страусовых перьев. Хефрэ сделал знак, и Хену, бойко вскочив на ноги, начал приветственную речь:
        - Владыка Обеих Земель, живущий вечно, родитель людей, бог премудрости, обитающий в наших сердцах, солнце лучезарное, озаряющее обе земли ярче солнечного диска, зеленящий поля больше Священной Хапи, жизнь, дающая дыхание, производитель существующего Птаха!
        - Сенеб, Хену, Хеси, достойные слуги бога... Мне доложили о твоем даре, - царь повернулся к художнику, тут же поднявшемуся с земли и стоявшему с почтительно опущенной головой. - Я приготовил тебе награду, но прежде хочу взглянуть на дело твоих рук, подружившихся с камнем...
        - О Хем-ек, да будешь ты жив, цел, здоров, - ответил ликующий Хеси. - Главный жрец Хену проводит тебя в святилище, да пусть взор твой порадуется моим Аписом.
        Придворные расступились, Хену жестом пригласил царя войти в храм и последовал за ним в небольшом отдалении. Он как бы возглавлял теперь царскую свиту, сгоравшую от любопытства и с завистью посматривавшую на Хеси, шедшего по левую руку и чуть отступая от жреца.
        Щель между стенами и потолком в святилище давала достаточно дневного света, но Хену приказал зажечь светильники, придавшие особую торжественность ритуалу.
        Престарелый Инхеб, еще более ссохшийся после умерщвления Аписа, встретил царя у самой ниши, укрытой черной занавеской.
        Припав к ноге царя, он поднялся, с грустью вздохнул и негромко сказал:
        - Нет моего друга Аписа, Хем-ек, нет его. Сегодня я слагаю с себя жреческие обязанности после того, как представлю тебе творение Хеси из камня - творение достойное самого Птаха. Я сниму с себя шкуру пантеры...
        - Сенеб, Инхеб, - с заметным интересом произнес Хефрэ. - Я хочу видеть его...
        Инхеб поклонился и откинул занавес.
        Но вот отчего-то Хеси закрыл глаза, и, словно подрубленный ствол пальмы, упал он на руки стоявших рядом с ним. Хену затрясся. Лицо царя стало суровым, глаза его округлились, а рот сжался от гнева.
        Старый Инхеб невольно обернулся и обмер - ниша святилища была пуста!..
        8
        На городской площади, шагах в ста от храма Птаха, Кар потешал мемфисцев, окруживших фокусника тесной толпой. Вот Акка подал ему кувшин с водой, и Кар жадно пьет. Акка подставил теперь пустую чашу, и Кар выпустил изо рта воду... и с ней несколько маленьких серебристых рыбок.
        Накинув на плечи просторный халат до пят, Кар очертил на земле круг. Акка уселся на камень и принялся выбивать на барабане дробь, затянув заунывную песню. Засучив правую руку, Кар отважно извлек из корзины молодую кобру и пустил ее в центр круга.
        На глазах мигом отступивших зрителей змея плавно приподняла голову с блестящими глазками и, раскачиваясь, стала раздувать шею. Но вот Кар на секунду покрыл ее халатом и... выпрямившись бросил ее в толпу.
        Крик ужаса потряс площадь - и наступила тишина, вскоре нарушенная веселым смехом и возгласами одобрения: каким-то непонятным образом кобра на лету превратилась... в палку.
        Кто-то из смельчаков кинул палку обратно. Кар ловко поймал ее, вновь обратил в змею и упрятал своего извивающегося и блестевшего, как горный ручей, партнера в корзину.
        Затем Миу, упитанный кот, пас гусей, а Кар немного отдохнул. Тем временем Акка извлек из костра груду раскаленных угольков и рассыпал их в виде плотной дорожки. Кар кинул на них клочок ткани, вспыхнувший недолгим пламенем и упавший горсткой серого пепла.
        Потом воздел руки к небу, как бы призывая богов помочь ему в эту трудную минуту, и... неторопливо прошел босиком по огнедышащей, словно урей в ярости, тропинке. Это был воистину славный подвиг!
        Не только простолюдины, но и несколько знатных вельмож в длинных одеяниях примкнули к веселой, прославляющей Кара толпе в сопровождении слуг, грубо расталкивающих и малого и старого перед своими господами.
        Вдруг на краю площади, со стороны храма, возникло новое оживление, все повернулись лицом туда и один за другим пали ниц, завидев процессию царя, быстро скрывавшуюся за углом ближайшего квартала. Телохранитель царя Уни и Кар успели обменяться многозначительными взглядами. Легкая улыбка как бы осветила напряженное лицо фокусника. Он кивнул Акке, и они принялись собирать свой реквизит и засыпать песком еще нестерпимо жаркие угли.
        - Слава Кару! - вскричало несколько голосов.
        Царь появился и скрылся так быстро, что толпа не успела прийти в себя и как следует приветствовать своего владыку, и теперь, точно завороженные одним видом промелькнувшего пышного эскорта, люди расточали похвалы своему любимцу фокуснику.
        - Я думал, ты прыгнешь с огня, как саранча! - крикнул один.
        - Я чуть не умер, когда ты кинул в нас змеей, - признался другой.
        - Даже крокодил - виновник ужаса в воде - не холодил меня так! - подтвердил третий.
        - Будь славен и впредь, отчаянный! - крикнули ему девушки.
        Акка едва успевал собирать подарки и нагружать ими корзины на спине ослика. Даже когда все было убрано - городские власти строго следили за чистотой столицы! - и Миу погнал хворостинкой гусей домой, а за ним пошли Кар и Акка, к их ослику все еще подбегали то один, то другой и кидали подарки в корзины.
        Кар весело отвечал провожающим, и по всему было видно, что он и сам был доволен сегодня собой, своим выступлением, а может быть, и еще чем-то...
        9
        День, когда везир велел Анхи и его младшему брату Мериптаху явиться к нему, ознаменовался событием, немаловажным для Кемта: утром дочь царя Рэхатра родила сына.
        Радость вельмож неподдельна. Рождение царевича укрепило их надежду в скором времени пристроить своих сыновей в его свите. Многие из их дочерей - те, что еще появятся в будущем! - возможно, пополнят гарем молодого отпрыска царского рода.
        Сегодня важно успеть в числе первых поздравить фараона с внуком, одарить младенца, погреться у костра царской радости - и кто окажется ближе, тому будет теплее.
        - Хорошее предзнаменование, - успел шепнуть брату Анхи, когда курьер пригласил к везиру.
        Мериптах кивнул и вслед за Анхи шагнул в большую светлую комнату. В дальнем ее конце, у квадратного окна с цветастой шторой, на ковре сидел царский сын Иунмин. Облокотясь на расписную подушку, он держал в руках длинный трехгранный стебель папируса. Сорок свитков с записями законов лежали перед ним на низком эбеновом столике.
        По правую руку от него, скрестив ноги, сидел писец со своими принадлежностями и стоял в почтительной позе начальник кабинета. По левую - докладчик.
        Братья приблизились к везиру на длину стебля, пали ниц, потом выпрямились и сели, поджав ноги.
        - Мудрый Анхи, строитель нижнего заупокойного храма царя, обратился с прошением от имени своего младшего брата, скульптора Мериптаха, - доложил чиновник.
        - Письменно? - поинтересовался везир.
        - Да, муж правды, они написали все по форме, - подтвердил докладчик.
        - Говори, - везир повернулся к Анхи.
        - Позволь, премудрый, поздравить тебя с рождением племянника - усладой твоих очей!
        - Спасибо, Анхи, тобою сказанное приятно мне. Как идет строительство?
        - По воле богов. Еще порадую тебя: на брата моего Мериптаха с неба упало вдохновение... Задумал он скалу, что возле нашего строительства, оживить скульптурой в образе льва с головой и лицом твоего отца, нашего царя, владыки Обеих Земель, да будет он жив, цел, здоров!
        С первых же слов Анхи Иунмин уловил всю необычность замысла, и на лице его отразилось сильное волнение.
        - Воистину боги озарили твоего брата! - воскликнул он, выслушав прошение.
        - Тобою сказанное повторил ранее брат твой Мериб, начальник строительных работ царя.
        - Он уже знает? - обрадовался Иунмин.
        - Дозволь доложить... - робко вмешался в разговор курьер.
        - Говори.
        - Начальник белой палаты, казначей, брат твой Сехемкарэ, следует сюда...
        - Торопи его, торопи. Он очень нужен сейчас!.. А, вот пришел ты, брат, пришел ты в самое время. Садись, прошу тебя, слушай мною говоримое.
        Пока высокопоставленные вельможи обменивались мнениями, Мериптах исподволь рассматривал их самих, длинные одеяния - привилегию высокорожденных, - всматривался в их лица. Он впервые видел их так близко и впервые был в таком важном присутственном месте. Наблюдая за тем, как оживлялось лицо Сехемкарэ, он понял, что дело его осуществимо, на душе становилось легко и свободно, а мир - в эту минуту - казался ему населенным лишь добрыми, счастливыми людьми.
        - Брат твой, Анхи, - обратился наконец Сехемкарэ к архитектору, - оправдывает свое имя: он действительно любим богом Птахом, говорю я! Обещаю тебе уговорить Хем-ефа утвердить ваше прошение...
        - Благодарю тебя, начальник двух житниц, - пал ниц Анхи. - Позволь предсказать тебе долгую жизнь. Друг мой Кар учил меня распознавать долголетие на лицах людей.
        - Хорошо, Анхи, хорошо, говорю я.
        Если б знали они тогда, что оба будут жить при пяти фараонах! Что не раз еще вспомнят этот разговор...
        - А каково мнение главного скульптора Белых Стен Рэура, который находится сейчас в южных каменоломнях? - спросил Иунмин.
        - Думал я об этом, муж правды, - горячо отвечал Анхи. - Дозволь направить брата моего к нему для совета?
        - Дальний путь, - задумался везир.
        - Но ему все равно необходимо время, - убеждал Анхи. - Время нужно, чтобы сделать модель из глины, увидеть в себе готовую скульптуру, каждую мелочь...
        - Хорошо сказанное тобою, - согласился везир. - Пусть едет, а мы доложим Хем-ефу.
        ...Братья снова на оживленных улицах Белых Стен. Они идут, не обращая внимания на прохожих, окрыленные успехом и жестикулируя, как бы лепя в воздухе величественного Шесеп-анха.
        И кто бы мог подумать сейчас, глядя на них со стороны, что вот идут два этих человека, задумавшие нечто невиданное доселе, достойное пережить даже всех фараонов Кемта!..
        НОЧЬ ТРЕТЬЯ,
        под алым парусом и звездным небом...
        1
        «Слово труднее всякой работы!..»
        Прав, воистину прав был многоопытный Птах-хотеп, однажды, тысячелетия назад, написавший эту фразу в своих поучениях.
        И перо есть, и бумага, а... слов - нужных, единственных, выразительных - маленькая горстка. И ту сидишь и перебираешь, как рис из замусоренного мешка: не знаешь, что проще - выгребать сор или выискивать драгоценные зерна.
        Кто сможет описать каирский базар Хан-аль-Халили, где вот уже сотни лет происходят ристалища мастеров и ценителей, умельцев продать и гениев, наловчившихся купить только то, что им нужно?
        Более достойные, чем автор этих строк, считают каирский базар вторым после истамбульского, а тот - вторым после багдадского. Не бывал я в Багдаде, а под крышей истамбульского базара бродил. Нет, не то, друзья мои, совсем не то! Там более благоустроенно и четко распланировано - это верно. Зато на каирском базаре любой запутается!
        Зайдешь в одну лавку - и ладонью прикрываешь глаза, до того нестерпимо сияние медных тазов и кувшинов, старинных ламп и кальянов. Приметив какую-то дверь, толкаешь ее, но... вместо улицы снова попадаешь в лавчонку, где несколько прохладнее и еще светлее от звонкого сияния серебра.
        Хочешь выйти на воздух? Ступай вон в ту дверь... Но будь внимателен - улица узка, и ты, идя по ней, невольно задеваешь плечами гирлянды золотых украшений, что висят по сторонам, как шнурки для ботинок.
        А вот золотых дел мастер. Не спеши, присмотрись, как он ловко чеканит бесценную безделушку. Рядом горн и простейшие инструменты. Постукивая молоточком, мастер чеканит браслет. Какая красавица наденет его? Бог весть! Теперь чадра не в моде - девушки ходят в коротких платьях и оголяют руки, - чтобы украсить их, надо немало вдохновенного труда, споря с самой природой.
        А вот гравер покрывает мелким узором золотой кулон с головкой прекрасной Нефертити. Заметив мое любопытство, мастер весело смеется. «Нынешние девушки ничуть не хуже, - уверяет он. - Чья грудь и бронзовая гибкая шея созданы для этого украшения?»
        За поворотом - башмачник. Виртуоз! Глядя на его товар - расписные пантальеты, сандалии и туфли на высоком каблучке, - веришь ему, будто нет на свете ничего прекраснее и более всего примиряющего с житейскими невзгодами, нежели стройная, нежная женская ножка! На этот раз башмачник изобрел больше эпитетов, чем их имеет сам Аллах.
        Но что это? Я набрел на уникальный магазин шахматных досок и фигур. Но каких! Из слоновой кости, эбена, красного дерева, пальмы. Одни доски инкрустированы перламутром, другие утопают в орнаментах из серебра.
        - Ах, эффенди, - тянет меня кто-то за рукав. - Именно вас я и ожидал... Еще утром, открывая магазин, я сказал себе: Санд, сегодня у тебя необычный день... Заходите ко мне - и вы поймете, что металлы - это мразь, как бы их ни называли благородными. Дерево и перламутр - забава. Истинное наслаждение человек получает в созерцании драгоценных камней. Вы мусульманин?
        - Нет, добрый человек, я по происхождению христианин, но стал безбожником...
        - Мир велик, а Аллах - мудр, - уклончиво говорит продавец. - Места в мире хватит всем. Не знаю, почему люди воюют, когда можно честно торговать? Смотрите, это - александрит...
        Он ловко включает освещение с разных сторон, поочередно, - и чудесный камень изменяет не только свой цвет, но кажется, будто меняет размеры и форму. А ведь прав шельмец! Может быть, любование такими камнями и породило в головах поэтов и сказителей волшебные сказки «Тысяча и одной ночи»?
        «Добрый человек» назначает королевскую цену и готовится к самому священному обряду в этих торговых храмах каирского базара - торгу. Длительному и страстному. Образному и неустанному.
        Но я не подготовлен к ритуалу и исчезаю быстрее обычного: меня привлекает иное...
        Гордость базара Аль-Халили - антикварные лавки. Вы заходите в обширное помещение, погруженное в полумрак. Пыль веков на старых стенах и ветхом, подозрительно упругом полу. И попадаете в мир вещей, услаждавших сердце и глаз наших предков тысячелетия назад.
        Браслеты и кольца, кувшины и скульптуры, летающие сундуки и волшебные лампы, ковры-самолеты и амулеты, письмена и фигурки из гробниц фараона... Как в сказке!
        Большая часть их - оригиналы. Каждое произведение искусства снабжено документом, подтверждающим его подлинность и историю открытия. А рядом - бумажный кружочек или квадратик с ценой, взглянув на которую покупатель издает цокающий звук, закатывает глаза к небу и начинает быстро перебирать четки...
        Но как бы то ни было, а каждая лавка древностей Аль-Халили - настоящий музей, и многие часы, проведенные в них, оказались весьма полезными для меня. Благо, что добрые по натуре продавцы с явным удовольствием давали необходимые пояснения на смеси из десятка языков и ста тысяч жестов и даже позволяли потрогать или взять в руки, если сама вещь была мала, а то и зарисовать.
        2
        В одной из таких лавок - на левой стороне главной улицы базара, если идти от мечети Аль-Азхар, - я бываю чаще, нежели в остальных, ибо хозяин ее не только гостеприимный человек, но и прирожденный египтолог.
        Ему очень нравится название моего города и смущает необычность моего имени. Поэтому, едва я переступаю его порог и вхожу в таинственную сень его волшебной обители, он направляется ко мне и громко восклицает:
        - О Ростов-Дон-бей, салам!
        - Салам, отвечаю я, с удовольствием пожимая его руки, через которые прошли тысячи произведений искусства, пролежавшие до того десятки веков в египетской земле.
        - Вы не были у меня два дня!.. Я смирял тревогу надеждой, что вы благополучно путешествовали в Прошлом... Не так ли?
        - Угадывать истину - лишь одно из многих ваших неоценимых качеств, - отвечаю я в тон ему. - Не удивлюсь, если сегодняшний визит к вам увеличит мое огорчение, вызванное столь долгой для меня разлукой!
        - Ваши слова - бальзам. Придет время - и многое исчезнет на земле, даже пирамиды обратятся в пыль... Но ласке человеческой - конца не видать! В последний раз вы изволили четыре часа просидеть у этой фигуры...
        С этими словами он вновь подводит меня к черному диоритовому сфинксу, который, как я рассказал собеседнику еще в прошлый раз, вдохновил Мериптаха.
        - Но он был найден в кладовой древних скульпторов, этот маленький сфинкс, - задумчиво говорит хозяин лавки. - Как же он опять попал на то же место, откуда его взял Кар, чтобы подарить своему другу?
        - Не все сразу, - говорю я. - Очевидно, и эта тайна раскроется когда-нибудь...
        - Вы полагаете, что и воображение способно угадывать истину?
        - А кому нужна фантазия, не угадывающая ничего? Беспочвенная?..
        - Вы правы! Аллах разумно устроил человека... Тогда взгляните сюда: возможно, это, в самом деле, наведет вас на след.
        С этими словами мой собеседник извлек из папки, на которой стоял сфинкс, фотографию и какие-то бумаги.
        - Я думал, что это просто подложено под скульптуру, чтобы не портить полированную поверхность столика, - смутился я.
        - Его отполировали две тысячи пятьдесят лет назад, - с гордостью сказал он. - Нет, нет, здесь акт, подтверждающий, что диоритовый сфинкс найден археологами... Посмотрите на фото: вот здесь лежал труп мальчика двенадцати-тринадцати лет. Рядом нашли этого сфинкса и еще кое-что...
        - Не томите, умоляю!
        - Сейчас, сейчас... - он зашел на минуту в свою «подсобку» и вынес глиняную фигурку девушки.
        Красивое удлиненное лицо с ямочками на щеках и углублением на подбородке.
        - Но ведь это... Туанес! - воскликнул я.
        Хозяин лавки внимательно посмотрел на меня, молча вздул угасающий кальян и сделал несколько затяжек.
        - Тогда, - проговорил он, - тогда вам есть смысл побывать на месте... Сейчас я объясню, как туда добраться... Эта кладовая была засыпана песком снаружи и внутри, вероятно, не одно тысячелетие. А теперь - можно ее посетить...
        ...Я был там к вечеру, когда спала дневная жара. Западная стена оказалась разрушенной - обвалились при раскопках, - и я увидел помещение как бы в разрезе. Рядом с самим зданием, вернее наскоро переоборудованной усыпальницей, был двор и три - теперь высохших - колодца.
        В восточной стене зиял неровный проход. В потолке, в сохранившейся его части, имелось четырехугольное отверстие и тонкая плита рядом, некогда прикрывавшая его.
        Все, что было найдено внутри, - вывезено. Я присел на камень в углу, где, судя по фотографии, лежал труп мальчика. Вокруг еще сохранились обломки камня: что-то происходило здесь - отчего частично обвалился потолок и, возможно... придавил мальчика...
        Множество видений возникло передо мной. Уже взошла луна, когда я вновь вернулся к событиям предыдущей главы.
        3
        Мериптах полулежал на палубе «Быка», облокотясь на бухту папирусного каната, неподалеку от кормчего, ворочавшего тяжелое рулевое весло. Попутный северный ветер надувал алый, расписанный белыми, синими и желтыми розетками парус, гудел и посвистывал, помогая судну бороться с ровным встречным течением.
        Был период наводнения. В этом году начало разлива, совпадавшего с появлением на небе Сотиса, пришлось на сорок пятый день.
        Вода принесла с юга горы плодородного ила и, покрыв поля на берегах, медленно отстаивалась, вновь отдавая его земле. Еще в разгаре работы по строительству царских усыпальниц, гробниц вельмож и их домов. Сверху, по течению, шли встречные суда из Суна, груженные розовым камнем.
        Кормчий монотонно тянул знакомую песню:
        Привет тебе, Хапи,
        Выходящий из этой земли,
        Приходящий напитать Кемт...
        Неделю за неделей плывут они на юг по величественным водам Хапи, любуясь ее то ровными зелеными, то гористыми серыми берегами. Как необъятен Кемт, сколько интересного в нем!
        Два дня провели они в Оксиринхе, где люди поклоняются остроносой рыбке с длинным плавником на спине и красным хвостом. Другое дело их соседи из Песьей области, что живут выше по течению: их бог изображается в виде человека с головой собаки. Это привычнее. Нехорошо только, что там не уважают верований оксиринхцев: ловят их священную рыбку и едят...
        Сегодня путешественники в гостях у этих людей и в тени кустарников развели костер, чтобы приготовить рыбный суп. Пожилой роме по имени Хунух, один из уважаемых здесь, заметив оксиринха в серебристой трепещущей кучке, приказал выбросить рыбу обратно в Хапи.
        - К чему? - удивился юноша, тоже уроженец этих мест. - Рыба вкусная, пусть соседи позлятся, если узнают! - и беззаботно рассмеялся.
        - Молчи! - повелел разгневанный Хунух. - Я сказал: надо уважать всех роме!
        - Вот еще... - неуверенно произнес юноша.
        - Раньше, - сурово сказал старик, - роме жили обособленно друг от друга, каждый в своем сепе. А сейчас у нас у всех одно государство - Кемт. У нас один божественный царь, да будет он жив, цел, здоров! Единые боги. Знаешь ли, что такое Та-Мери?
        - Знаю, отец: «Земля возлюбленная...»
        - Та-Мери? - взволнованно повторил Мериптах.
        Он слышал и ранее это название своей страны, но оно значило для него то же, что Кемт. Сейчас оно вдруг наполнилось новым содержанием.
        Так бывает, когда с факелом зайдешь в пещеру или гробницу, но ветер тут же задует его. Мгновение - и мрак окружает тебя, но ты уже видел все и сумеешь пройти даже не на ощупь, а просто так...
        - Царская дочь Рэхатра родила наследника, - сказал Мериптах, меняя тему разговора.
        - Да ну?! - воскликнул юноша. - В Белых Стенах все радуются?..
        - А вы не знали? - спросил Мериптах старика.
        - Новость не сокол, - ответил старик, укрепляя над огнем чан с водой. - Но ты сказал - и теперь мы тоже знаем.
        - В столице действительно все торжествуют.
        - Может, не все... - заметил Хунух.
        - Почему? - спросил юноша.
        - Забота затмит радость простых роме, - неопределенно ответил старик.
        - Слышу я лишь начало... - Намекнул Мериптах.
        - Я сказал: роме живут далеко друг от друга, на берегах Хапи, но все мы - одно государство.
        - Так что же?
        - А то, что жены свободных простых роме должны сейчас родить много, очень много сыновей... Строителей дома для нового царевича... Мастеров для его усыпальницы... Садовников его сада... Слуг для умащения его тела... Поваров для его кухни... Еще понадобятся врачи для его здоровья... Писцы для пополнения его библиотеки... Учителя для его воспитания... Художники нужны, скульптуры для украшения его жилища и заупокойных храмов...
        - Ну, это уже не дело простых роме! - запальчиво возразил юноша.
        - Правду говоришь, да не всю...
        - Слушаем мы тебя, внимательно слушаем, - сказал Мериптах.
        - Конечно, большинство мастеров, врачей, художников дадут семье вельмож.
        - Но будут они еще из простых роме, тоже будут убежденно сказал Мериптах.
        - Верно тобою говоримое, - согласился Хунух. - Выйдут они их простых роме, а труд свой отдадут царевичу. Весь, думаю я. Еще вельможам часть. Нам - ничего не останется.
        «Прав старик, - задумался Мериптах. - Ведь Кемт - одно целое. Царь. Еще вельможи. Больше же всех простых роме. И все - одно государство! А что бы делал царь, если б не было остальных роме?.. Прав старик... Голове без тела - трудно... А телу без головы? Как понять все это? Боги устроили мир слишком сложно?.. А художники, когда говорят, - думают только о царе. Богах. Еще вельможах. А роме? Нужно ли думать о них тоже? И как это может выразить скульптор?»
        - Садись ближе, - прервал его Хунух. - Суп готов... Думать еще будешь. Потом. Раньше богиня Маат открыла истину только ею избранным. Теперь, Мериптах, она обратит свое лицо еще к тому, кто сам многое поймет...
        - Как добиться этого, Хунух? Скажи, если знаешь.
        - Как? - вздохнул старик. - На месте сидеть - очень долго жить надо, говорю я. Ходить вдоль Хапи - быстрее жизнь поймешь. Точно не знаю я...
        И стал разливать в миски рыбный суп, а кто ест - не должен словами отгонять аппетит и портить настроение соседу. Все воспитанные люди знают это.
        4
        На подходе к Шмуну, центру Заячьей области, с обеих сторон показались фиолетовые горные кряжи, и Мериптах с удивлением смотрел на них. Всю свою жизнь он прожил в низовьях Хапи, где только на западном берегу есть небольшие холмы и в Гошене - каменоломни. Сильное впечатление на него произвел город Кебто. Если отсюда идти пять дней на восток, то за черными горами откроется тебе теплое море, по которому можно доплыть до самого Пунта!
        Туда, к морю, вела хорошая дорога, но люди отправлялись с тяжелым грузом воды и продовольствия и с сильной охраной. Мериптаху удалось даже проводить один такой караван, и он насчитал в нем более трех с половиной тысяч человек!
        Среди этих бывалых путешественников оказалось немало занимательных рассказчиков. Он с удовольствием слушал рассказы проводника Сеннофра - знатока неисчислимых божественных истин.
        Однажды разговор шел у костра, дававшего не столько тепло (в этой местности его всегда хватало с избытком), сколько свет, а главное - повод собраться вот так группой, от нечего делать, но плечом к плечу, и поразмышлять.
        Кто начал разговор, которые заинтересовал Мерептаха, он не запомнил. Но вот кто-то спросил: «Откуда взялись роме?» - и Сеннофр, радуясь тому, что считал себя осведомленным, решил ответить.
        - Все, что видим мы, - начал он, - солнце, луна, небо, стоящее на четырех столбах над землей, - вылупилось из волшебного яйца...
        Слушатели разом смолкли, давая понять, что именно это интересует их, а глубокие познания рассказчика ни у кого не вызывают сомнений.
        - Боги же, - продолжал Сеннофр, - были сами по себе. Однажды бараньеголовый бог - горшечник Хнум, супруг Хекет, что с головою лягушки, вылепил на своем гончарном круге первых роме. Из глины. Дальше они стали рождаться сами, как и мы с вами, покидая чрева своих матерей... Стало много роме в стране Кемт. А было это дважды, трижды давно, когда предки наши остались одни...
        - Как один?
        - Очень просто. Боги тогда управляли страной. Потом старели они, стали уходить к себе на небо. Пока не ушли все... Одичание, запустение воцарилось в стране Кемт. Рассыпались домашние очаги. Позабылись законы. Роме принялись поедать друг друга! Долго было так. Пока молодой бог Осирис вновь сошел к ним. С любовью стал он заново учить роме отличать злаки от диких трав, обрабатывать землю, варить хенкет, готовить вино. Его жена, единоутробная сестра, Исида срезала колосья, показала, как извлечь зерна. Натерла муки. Спекла лепешки. Вдвоем они вновь раскрыли роме сладость поклонения богам, а мудрый Тот - с головою ибиса - обучил возрожденных жителей Кемта божественному искусству письма...
        - А я слышал, что роме произошли из слез божества, - возразил кто-то, пользуясь минутной паузой.
        - Многое можно услышать, - солидно ответил Сеннофр. - Я говорю вам истину...
        - Продолжай, - раздались недовольные голоса. - Не перебивайте его!
        - А потом Осирис отправился на помощь другим одичавшим народам, поручив жене своей Исиде управление страной. Когда же Осирис вернулся, брат его, злой, уродливый Сет, на пиру велел принести красивый ящик. Он сказал еще, что подарит его тому, кто свободно уляжется в нем. Одному Осирису ящик пришелся в пору... Сет тотчас накрыл его крышкой, залил щели свинцом и бросил гроб в Хапи!
        - Дальше, - торопили Сеннофра. - Долго отдыхаешь...
        - Много странствовала Исида, пока отыскала тело мужа, но краснолицый Сет разрубил его на четырнадцать кусков, раскидав по всей стране Кемт. Исида вместе со своим сыном Хором собрали их. Но тут Сет вступил в бой. Вырвал он глаз Хору, а все же Хор победил! Оживила Исида тело мужа заклинаниями. С той поры Осирис не может ни стареть, ни умереть. Оставил он землю, но не вернулся и на небо, а поселился в Царстве Запада, где время - вечно. Тогда и остальные боги присоединились к нему, обретя бессмертие. Так Осирис избавил все живое от страха смерти, а ведь нет, говорю я, иного блага, сравнимого с этим!
        - Потом?
        - Теперь боги решили не покидать Кемта. Добрый Хор взял на себя управление страной: на троне всегда есть царь, который - частица божества. Потому роме никогда больше не останутся одни...
        - Хорошо рассказал, - похвалил Мериптах, сидевший рядом с Сеннофром. - А что такое роме?
        - Объяснил я тебе уже, что роме есть творение богов, - ответил Сеннофр. - Тело наше состоит из вещества, еще - из божественных незримых сущностей: ка, еще - ба... Ка - это наш «двойник», душа нашего тела. Ба - главный дар богов - есть то, что живет в нашем теле, в нас самих.
        - А что такое жизнь?
        - Это - дыхание...
        - А смерть?
        - Тление... Поэтому бог Анубис - с головой шакала - обучил роме искусству бальзамирования, сберегающего тело от разрушения. Иначе, после смерти ка, ба лишится своего жилища.
        - А если тело сгниет?
        - Можно в гробнице поставить статую умершего взамен тела!
        - Не каждый сможет это сделать, - вздохнув, произнес кто-то в темноте.
        - Это не обязательно, - горячо пояснил Сеннофр. - Главное, чтобы в Царстве Запада жил царь, еще вельможи - его божественные лучи.
        - А остальные? - тихо спросил Мериптах.
        - Важен тот, кто при жизни имел значение! - убежденно ответил Сеннофр, и слушатели согласно закивали головами.
        - Ты много путешествовал, - продолжал Мериптах, - скажи: а другие народы тоже создал наш Хнум?
        - Нет. У каждого свои боги. Потому-то человек должен постоянно жить в своей стране, охраняемый своими богами.
        - Разве ты покинут ими, бывая в далеких землях?
        - Нет, говорю я. Но там есть другие боги... Они могут вмешаться... Путешествия поэтому опасны. Так всегда было - всегда будет!
        - Расскажи о самом дальнем крае, где ты был...
        - Ты имеешь в виду Пунт? - осклабился Сеннофр. - Далеко он - верно. Но я бывал в стране черных людей на Юго-Западе!..
        Шум восхищенных голосов прервал его. Об этой полулегендарной стране слышал и Мериптах. Да что там - нет человека в стране Кемт, кого бы не волновали слухи о таинственной земле.
        - Я был среди тех, кто открыл ее! - самодовольно признался Сеннофр. - В тот год мы прошли по пескам и травам больше, чем за всю свою жизнь... Видел я, видел город, обнесенный стеной, с башнями по краям. Богато живут в нем! Видел я в хранилищах стволы эбени, кость, драгоценные камни, золота - больше всего... Люди живут в нем мирные, не знающие битв. Леса там густые, без края... Своя Хапи у них... Свои боги...
        «Сколько же народов в мире? - задумался Мериптах. - И каждый - сам по себе, не зависит от другого. Прав старик Хунух из Песьего сепе, говоривший о том, что главное для людей - свое государство. И что простые роме есть живая часть страны Кемт. И царь, и его подданные, и простые роме - есть одно целое... Тем более что у каждого народа - свои боги! Но если правда в этом - художник может создать облик все своей страны... А как? Возможно ли такое вообще?..»
        Нельзя сказать, что Мериптах не знал раньше легенд о сотворении людей. Слышал от несколько версий - ведь на земле немало сменилось поколений и каждое по-своему стремилось объяснить мир.
        Но как приятно вот так, у костра, услышать еще раз из уст даровитого даже известное тебе, и, кроме того, в такие минуты легче переосмыслить познанное в беседе с самими собой, - что есть одно из наиболее загадочных и ценных милостей богов...
        5
        Подплывая к Омбосу, покровитель коего священный крокодил Собек, они приметили еще издали мрачную, молчаливую толпу. А когда люди на берегу приняли канаты и накинули петли на швартовочные столбы, врытые в землю, и путешественники сошли по трапу на пристань - их взорам предстала грустная картина.
        Тридцать усердных исполнителей отряда нравоучителей секли розгами пятнадцать покорно распростертых голых худых тел. Чиновник, взимающий налоги, и его писец сидели рядом за столиками с вкусными угощениями и лениво отсчитывали удары.
        - Сенеб, - негромко произнес Мериптах, подойдя к ним.
        - Сенеб, - оживился чиновник. - Откуда ты?
        - Из Белых Стен.
        - О! Длинный путь за твоей спиной, - уважительно сказал чиновник.
        - Что происходит здесь?
        - Разве не видишь? - усмехнулся писец, поворачиваясь к Мериптаху.
        - Не отвлекайся! - строго одернул чиновник своего помощника.
        - Как сказал ты? О боги, я уже сбился со счета, - огорчился писец и махнул экзекуторам. - Стойте! Потерял счет... Начинайте сначала... Р-раз... Два... - и, чтобы не мешать начальнику и гостю, принялся дальше отсчитывать удары про себя, беззвучно шевеля толстыми влажными губами.
        - Эти люди, - кивнув в сторону истязуемых, пояснил чиновник, - в минувшем году уклонились от строительства усыпальницы нашего царя, да будет он цел, жив, здоров! Лентяи: всего три месяца каждый роме должен отработать в Городе мертвых... Не хотят... Некоторые же не уплатили налогов...
        - Ты, верно, забыл наказать их в прошлом году?
        - Тобою сказанное обидно мне. Я труженик, труженик я - не в пример этим ленивцам... Но время прошло: захотел я напомнить им - пусть стану я хвалимым вельможами нашего сепе. Скоро вновь наступит их черед...
        - А остальные? - Мериптах оглядел густую толпу, заполнившую пристань.
        - Ждут своей доли... Куда путь держишь?
        - На южные каменоломни.
        - Дело. Там проще, чем у нас. У них рабы есть. Тысячи. А мы забыли, когда воевали... - сердито добавил чиновник. - Наши рабы почти все повымерли. А свободные роме становятся лишь причиной моих забот... Не платить налоги?! Что же тогда будут есть вельможи? Верные слуги царя... А жрецы? Кемт - наше общее государство.
        6
        ...Мериптах и сегодня работал весь день. Хотелось явиться к учителю с готовой моделью новой скульптуры. Несколько вариантов перебрал он, но нужное решение пришло только сейчас. Еще дома они вдвоем с Анхи обсуждали будущий облик Шесеп-анха. Можно сделать его в духе «статуи согласно жизни», то есть таким, как он выглядел бы «на самом деле». К этому тяготел Мериптах. Можно решить его и условно, подчеркнув божественность и величие. Так хотелось Анхи.
        Постепенно они уступали друг другу.
        - Надо, чтобы лев выглядел как живой, - настаивал Мериптах.
        - Хорошо, - соглашался Анхи.
        - А лицо человека тоже настоящее!
        - Пожалуй.
        - Условность остается в самом замысле.
        - Понимаю.
        - В этом случае правдивость деталей оттенит общий облик замысла...
        - Я слушаю.
        - ...условность же замысла заставит обратить внимание на верность исполнения.
        - Согласен, брат...
        Радостью был отмечен день отъезда Мериптха. Анхи с утра вызвали к везиру, а вернулся он ликующий.
        - Мериптах, брат мой, - волнуясь, сказал он, - царь наш - да будет жив, цел, здоров! - разрешил строительство Шесеп-анха! Он пожаловал тебе гробницу, которую хотел подарить Сепу...
        Мериптах присел на циновку. Отныне жизнь его стала сверкающей, как сам Рэ: нет радости выше творчества! В первую минуту он даже не осознал, что уже отмечен высшей наградой в государстве.
        В районе богатой усыпальницы Хемиуна - строителя Великой пирамиды - воздвигалась гробница, и царь однажды пообещал подарить ее Сепу. К тому времени, как она была почти готова, в земной жизни Сепа произошли неприятности.
        Сеп - необычная фигура даже в столице, где нельзя пожаловаться на однообразие людей. Высокий, здоровый, с несколько ассиметричным лицом. Вдобавок - заика, и, когда волновался, слушать его приходилось долго.
        Отец его, мастер по камню, оставил небольшое состояние и семь мастеров, работавших под его началом в городской мастерской.
        В искусстве Сеп оказался посредственностью, но боги даровали ему предприимчивость. За несколько лет он расширил мастерскую и превратил ее в предприятие, выполнявшее заказы знатных вельмож.
        Мериб, строитель царской пирамиды, заказал ему скульптуру самого Хефрэ, из диорита, для заупокойного храма. Сеп использовал камень из царских запасов для... своей скульптуры, в свой сердаб, в расчете, что он «чуть позже» выполнит работу Мериба из следующей партии камня, что должны вот-вот доставить ему. Слишком спешил он, думал о себе, и медлил - когда дело касалось царя...
        А судно с диоритом затонуло в пути, расчет Сепа не оправдался... Разгневанный фараон отменил свою милость и вот теперь... подарил гробницу Мериптаху!
        Когда боги захотят порадовать человека, то - поскольку их много - блага так и сыплются на счастливого избранника, точно из рога изобилия...
        - Брат мой, - сказал Мериптаху Анхи, - пока ты будешь плыть на юг, затем обратно, камень мы будем брать тут же, возле будущего Шесеп-анха, освобождая заодно площадку для него.
        - Как хорошо исходящее из уст твоих, - растрогался Мериптах. - Вместе с другими, которые вместе со мной, мы сделаем все быстро...
        ...Воспоминание об этом поддерживало Мериптаха все дни долгого, хотя и не слишком утомительного для него путешествия. А в такой внутренней поддержке он, оказывается, стал нуждаться.
        Могуч и многотруден Кемт. Беспрерывно, как песня путника, тянулись по берегам затопленные, но заметные для опытного глаза оросительные каналы. Сотни плотин воздвигали роме - малых и больших. Каждая из них - это две тростниковые или камышовые стены, с камнями между ними. Наружные стороны тщательно обмазаны плотным илом.
        В районы высоких земель, где стоят каменные дома знати, воду приходится поднимать. Бедные же селения расположены на низких, нередко затопляемых землях. Грустно проплывали они мимо их судна. Хижины издали напоминали голубятни.
        Только сейчас, уйдя далеко от белых стен столицы, Мериптах начал всматриваться в худое, изможденное лицо своей родины. Всюду десятки обездоленных, лишенных радости познания, далеких от возвышающего влияния искусства, безвольных, ведущих тягостное существование - кормили одного вельможу, или чиновника, или художника, такого же, к примеру, как и... Мериптах!
        Только труд от зари до зари - их удел. Только молитвенное, мысленное обращение с богами - их источник крохотных надежд. Только часть их скудной пищи, отрываемой от себя для жертвоприношений, дает им чувство исполненного приятного долга.
        И почти везде, несмотря ни на что, он все чаще слышал слова Та-Мери...
        Новое чувство - любви не только к родному городу, но и ко всей стране Кемт - появилось в нем. Теперь у него возник совсем иной замысел, и он стал считать часы, остававшиеся до встречи с учителем.
        Он хотел воздвигнуть скульптуру на века, на тысячелетия!
        На тысячелетия?..
        Значит, надо позаботиться о прочности, долговечности. Очертания должны быть просты. Долой мелкие, хрупкие детали! Ни к чему и тонкая шея...
        Шея?
        Но ведь на голове царя платок - клафт, сзади он скроет ее и придаст небывалую крепость и устойчивость фигуре. Надо немедленно проверить это в глине.
        Мериптах подскочил, как мальчишка, и кинулся к носу судна, где у высокого борта стоял его маленький Шесеп-анх. Теперь он знал о нем почти все, а знающий - сам подобен богам!
        7
        Звезды ярко сияли над пустынным Городом мертвых. Ступенчатая пирамида, хотя и отделенная от остального мира высокой стеной, казалась матерью, окруженной множеством младенцев, - такими скромными в сравнении с ней выглядели каменные гробницы вельмож, современников усопшего царя.
        В ладу или во вражде жили они когда-то, хвалили или порицали друг друга, ласкали красивых женщин и презирали простолюдинов и рабов, кормивших и одевавших их, - по-разному складывались их судьбы.
        И только у Вечной черты смерть властно остановила их, приняв в свое молчаливое лоно.
        Здесь успокоились они. Здесь угасла их земная борьба. Здесь, на западе от Хапи, они укрылись камнем. Как при жизни тянулись они к своему царю, так и, окончив бренные годы, окружили великодержавный саркофаг в Царстве Запада.
        Столетия спустя фараоны будут хоронить себя в тайниках, убегать от могил современников и прятаться от грабителей. А во времена Хефрэ поколение высокорожденных, высокоудачливых и высокоодаренных вместе жило и творило, вместе ложилось навечно в одном Городе мертвых. Появлялись уже и тогда грабители, но одиночки, как и то, что сейчас, пригнувшись, перебегает от усыпальницы к усыпальнице, замирая порой в черных косых тенях и чутко прислушиваясь к ровной и печальной тишине...
        Куда и какая сила влечет его сейчас? Кто он?
        Зорко оглядываясь, он упрямо и уверенно обогнул стену пирамиды Неджерихета и направился к уже знакомой нам кладовой древних скульпторов, засыпанной сверху песком, напоминающей, особенно ночью, скорее бархан, нежели постройку разумных существ.
        Вот он еще раз оглянулся, одним движением отвалил плоский камень от неровного овального отверстия, пролез в узкий проход и, присев на корточки, принялся добывать огонь, быстро вращая при помощи маленького лука палочку в деревянном гнезде. Нескоро тепло трения превратилось в огонь, но незнакомец не спешил. Он был вооружен, а неторопливостью своих действий как бы старался убедить себя в том, что ему не грозит никакая опасность.
        Как и в прошлый раз - если это был он, - незнакомец пошел левым ходом, уверенно минуя неровности покосившихся от времени стен, и, следуя по знакомому пути, проник в зал, где стоял алебастровый Апис и... где он стоит сейчас?!
        Незнакомец отступил на шаг, но скорее от неожиданности, нежели от испуга, и поднял горящий фитиль выше. Сомнений нет: скульптура Аписа как ни в чем ни бывало стоит на прежнем месте, в левом дальнем углу, хотя... хотя неизвестный точно знал, что этого не должно быть.
        И вдруг Апис из чудесного светлого камня негромко произнес:
        - Сенеб, вельможа Сеп, сенеб. Даже в одежде простолюдина я узнал тебя...
        Грабитель обмер. Его ассиметричное лицо еще больше перекосилось, а щека под левым глазом стала нервно подергиваться.
        - Что же ты молчишь? - с явной иронией спросил Апис. - Прежде ты был смелее... Даже упрятал в яму старого Нефр-ка... Похитил меня, но я вернулся, ка видишь... И Нефр-ка... жив...
        Грабитель прыжком повернулся и кинулся к выходу. Он бежал, согнувшись, бился головой о неровные стены подземелья, задыхаясь от страха и густого чада светильника.
        Еще два-три шага - и он увидит над собой звездное небо, как вдруг впереди он услышал ласковое ворчание, подняв голову - чему очень мешало согнутое положение тела, - он увидел прямо перед собой острые белые зубы в раскрытой пасти льва.
        Грабитель попытался дотянуться до пояса, но зверь сильно ударил себя толстым, как кобра, хвостом и спокойно сказал:
        - Не спеши, Сеп, не спеши. Не торопись.
        Грабитель в изнеможении опустился на земляной пол.
        - Я пропущу тебя сегодня, Сеп, - сказал лев. - Но в следующий раз ты станешь моим ужином. А сейчас иди, только забудь дорогу сюда, Сеп, говорю я.
        И лев исчез.
        Прошло немало времени, прежде чем грабитель пришел в себя и увидел небо над головой.
        Он облегченно вздохнул, хотел сотворить молитву, для чего снова открыл рот, и в то же мгновение раздался могучий львиный рык, пронесшийся, словно вихрь, над окрестными холмами и спящей долиной Хапи.
        Грабитель оглянулся, отчетливо различил над собой среди звезд на вершине бархана-кладовой стройный силуэт льва, как бы благодарившего богов за свою царственную силу, и кинулся бежать.
        Боги, видно, смиловались над ним и будто убирали из-под его ног камни и кочки, а когда он, словно шакал, прыгал через препятствия - поддерживали его, не давая потерять равновесие...
        8
        Отдохнувшее в зените солнце спускалось осторожно и размеренно, но едва коснулось оно изрубленного островерхого горизонта, как вдруг, будто утратив силу, исчезло.
        Мериптах успел лишь заметить, как подобие огненного копья пролетело над ним, оставляя черный след и отразившись на гладкой поверхности воды. Лазурное небо сурово потемнело и покрылось на западе сетью трещин, из которых брызнули последние струи золотистого света.
        Коричневые скалы, зарывшиеся в ослепительно белый песок, стали как бы выше, устремились за уходящим светилом. Заколебавшийся воздух, пропитанный пряными ароматами трав и цветов, дохнул прохладой. У берега застыли наполовину погруженные в воду большие толстые животные, неповоротливые, короткошеие, темно-серые.
        - Слоны? - спросил Мериптах.
        - Нет, - засмеялся кормчий. - Камни. Так многие думали, потому назвали город у этих скал - Абу: Слоновый...
        Вокруг легла темная африканская ночь, и в небе разом зажглись звезды. Черные перья пальм, у причала тянулись к судну, уже сбросившему парус, словно пытаясь помочь ему пристать к острову Йэб.
        Гребцы взялись за весла: до конца долгого путешествия оставалось всего несколько минут...
        9
        Нефр-ка - отец Кара - видел вельможу Сепа всего два раза, да и то издали. У каждого из них своя жизнь, а город Белых Стен многолюден. Со всеми, даже именитыми, не познакомишься близко.
        И все же, когда по пути с работы домой, ночью, он встретил человека в длинной белой одежде вельможи с богатой расписной лентой на лбу, он сразу признал в нем Сепа и замер, не зная, как поступить.
        Тот остро и зло глянул на скромного смотрителя пирамиды, скинул с плеч накидку, под которой был только роскошный набедренник, и ни с того ни с сего набросился на Нефр-ка. Оба покатились по земле, яростно колотя друг друга.
        Изловчившись, противник удержал Нефр-ка на спине и набил ему полный рот песку. Почувствовав в правом боку острый укол, Нефр-ка застонал и на короткое время потерял сознание.
        Когда она пришел в себя и огляделся, склон холма у края города, где случилась эта стремительная схватка по-прежнему был пуст. Рана в боку кровоточила, но, судя по первому впечатлению, казалась неопасной, и Нефр-ка, пошатываясь и время от времени отдыхая, доплелся до дома.
        - Сенеб, отец, - весело встретил его Кар, но, почуяв неладное, кинулся к старику. - Ранен ты, отец, ране? Кто? Где?
        Нефр-ка молчал, тяжело дыша от боли.
        Кар и Акка обмыли рану и сделали луковую повязку, подавив для этого в миске целую головку. Вначале рану сильно пекло, и Нефр-ка морщился и стонал, но, когда боль и жжение улеглись, он облегченно вздохнул, глянул на сына и отчетливо сказал:
        - Сеп!
        10
        Африканское утро так же коротко, как и вечер. Большущее солнце резво выкатывается на небо, прогоняя мрак, будто сдергивая черный полог, и начинает припекать.
        Но земля еще не отогрелась, и воздух слегка пронизан прохладой.
        Мериптах хотел сразу окунуться в воды Хапи, но, вспомнив вчерашний подарок гостеприимного хозяина, снял ожерелье. На тонкую волосяную нить нанизаны крупные, глянцево-черные семена эбенового дерева, перемежающиеся кусочками пахучего лотоса. В нижней части ожерелья - яйцеобразный, с плотной зеленой кожурой, плод пальмы дум. Изящное, типично негритянское изделие Юга.
        Бережно положив ожерелье на камень, Мериптах прыгнул в воду. Да, Хапи здесь много теплее, чем в дельте, на севере. Или утренний воздух прохладнее. Или то и другое вместе.
        Немудреный завтрак, И Мериптах снова в пути. На этот раз в весельной, трехпарной лодке. Покинув Йэб, они направились на юг, обогнули островки Салуга и Сехель и вскоре свернули в широкий и глубокий канал. Он вел на восток, в центр знаменитых каменоломен.
        Северный берег потемнел и стал повышаться, каменисто взбираясь к небу. От резкой смены дневной жары и ночного холода и от времени скалы покрылись коричнево-черной корочкой, красиво и впечатляюще выделяясь на фоне золотистого песка, ручейками огибающего камни и гонимого ветром то в одну, то в другую сторону. Точь-в-точь как невдалеке отсюда воды Хапи пробираются сквозь первые пороги.
        Сойдя на берег, Мериптах стал взбираться наверх - туда, где виднелись рабочие, слышались их голоса, стук молотков и ворчание сверл. Поднявшись локтей на сорок, он остановился и с интересом стал наблюдать, как рабочие катали большие каменные шары по ровному желобу, трением постепенно углубляя его. Когда желоб достигнет нужной глубины, начнется подсечка скалы снизу - зубилами, долотом и шарами, чтобы еще позже забить в оставшуюся полоску камня деревянные клинья и поливать их водой...
        Шагах в пятидесяти отсюда камнерезы обрабатывали вчерне два саркофага. От них Мериптах узнал, как найти учителя Рэура, высекающего статую царя Хефрэ. Объясняя ему, как пройти, камнерезы как-то странно посмотрели на него, но Мериптах не придал этому значения.
        Поднявшись еще локтей на двадцать, он увидел ровное плато, несколько неожиданное среди хаотического нагромождения скал, и в середине его слегка намеченную скульптуру царя, лежащую на спине. Головной убор - корона - и лицо уже прорисовывались, но туловище пока еще казалось бочонком, и предстояло удалить немало лишнего камня. Ног, по существу, тоже не было. Но Мериптах опытным глазом уловил общий замысел - учитель задумал...
        Только сейчас Мериптах рассмотрел человека в белой накидке, сидящего к нему спиной. Скорбная поза, загорелые руки, сжавшие виски, говорили о тягостном душевном положении: очевидно, вдохновение покинуло художника, и ничто на свете не даст ему душевного спокойствия и мира, пока боги не укажут, где и как возник просчет и что делать дальше.
        Мериптах понимает учителя: дорога творящих ведет сквозь ущелья отчаяния и неверия, сквозь топи самоуспокоенности и дельту поисков. Далеки урожайные поля победы, как далеки!
        Он обошел Рэура кругом и увидел милое, такое любимое им удлиненное худощавое лицо с тонким носом, маленьким ртом и острым подбородком. Черные прямые брови, как две стрелы, приподнялись к вискам над закрытыми веками.
        - Учитель, - волнуясь произнес Мериптах. - Сенеб, Учитель! Я рад видеть тебя вновь...
        - Мериптах! Мальчик мой! - воскликнул Рэур, подняв голову. - Как хорошо, что ты приехал. Но где ты?.. Где?..
        Он смотрел в сторону своего ученика и задавал этот непонятный вопрос! Мериптах вздрогнул и медленно приблизился, с тревогой всматриваясь в его невидящие, слезящиеся глаза.
        Учитель был слеп!
        - Что... Что с тобой, мой Учитель?! Я же тут... Вот я стою перед тобой - ты видишь?
        - Нет, мой мальчик, я только слышу тебя...
        Они обнялись, и Мериптах, как ребенок, зарыдал на его груди. Рэур гладил его голову дрожащими руками, неумело ощупывал тонкими пальцами его лицо и негромко говорил:
        - Я был увлечен работой, Мериптах. Все внимание, весь я ушел в эту скульптуру, что лежит у моих ног. Я забыл о почтении к богам... Меня наказал теперь сам Рэ: яркий свет убивал мое зрение. Завистливый Сет, покровитель пустыни, засыпал мои глаза мелким песком. Вот сижу я сейчас, а надо мной ночь... Ночь, еще маленькие танцующие звезды вижу я... Это все, Мериптах, все, что мне осталось... Ты можешь завершить мое дело, только ты...
        - Учитель, чья рука прикоснется к твоему творению? Кемт мало знает художников, равных тебе...
        - Но они есть - ты один из них.
        - А кто даст этому камню именно ту жизнь, что задумал ты, Учитель? Кто бы ни взялся продолжить, он сделает это по-другому.
        - Ты прав, Мериптах, ты прав: искусство неповторимо, как мы сами... Прав ты, говорю я.
        - А что... врачеватели?
        - Вот говорят мне: боги лишили тебе зрения, они одни могут вернуть его...
        - Значит, надежда еще есть!
        - Надежда - это то, что не зависит от богов, а зрение могут вернуть только они...
        Большое горе постигло Рэура, но и оно не сломило окончательно волю художника. Сегодня он - на время! - прощался с начатой им скульптурой и намеревался вернуться в Белые Стены, чтобы дома переждать беду: он и раньше слышал истории временной потери зрения. Кто знает... Болезнь глаз в Кемте обычное дело...
        Когда оба они несколько успокоились, Рэур сказал:
        - Долгий путь за твоими плечами - начало большого дела? Так думаю я?
        - Верно, Учитель! Ты помнишь скалу, что возле Великой пирамиды?
        - Помню, Мериптах. Рядом брат твой Анхи строит нижний заупокойный храм для нашего царя.
        - Я хочу, Учитель, я хочу сделать из этой скалы фигуру льва с головой владыки Обеих Земель...
        Рэур порывисто встал.
        - Я понял, Мериптах, все понял. Кемт еще не знает подобного! Тысячи людей видят скалу, а ты увидел - скульптуру... Ты один! Боги вдохновили тебя. Как проста сущность великого, как проста, говорю я. Но не все глаза видят ее, не все уши слышали ее, не всякий ум постигнет эту простоту!
        Радостное на этот раз волнение мешало Рэуру говорить. Мериптах же бережно приподнял его и повел по извилистой тропинке, не замеченной им вначале, вниз, к лодке. Учителю необходим покой, но Мериптах чувствовал, что это должен быть не «покой» узника, а отдых от света и пыли. Разговоры же о новом замысле только помогали отвлечь его от беды, точившей ум Учителя.
        - Я отберу камень по поручению Анхи, Учитель. Отберу я быстро. Потом отправимся домой...
        11
        Царь принял Хеси на крыше дворца. Родственные отношения, связывающие их, не помогли сегодня сократить и смягчить ритуал встречи. Хефрэ молча наблюдал, как изящный вельможа прижался к полу и затем поцеловал протянутую ему босую ногу.
        Хеси уселся на коврик и, глядя снизу вверх на владыку страны Кемт, спросил:
        - Ты звал меня, Хем-ек? Я здесь. Приветствую тебя!
        - Сенеб, Хеси. Ты - сидящий справа от моего Главного скульптора Рэура, что сейчас на южных каменоломнях. Мне нужен твой совет.
        - Разве звезда может учить луну, как надо светить ночью?
        - Тогда зачем ты занимаешь эту должность?! У тебя есть дом - он твой. А должность, занимаемая тобой, принадлежит мне... Может, ты не справляешься?
        - Хем-ек, - поразмыслив, ответил скульптор, - я только имею свое мнение о вещах и явлениях. Может ли оно послужить советом? Не знаю...
        - Хороший ответ. Смотри, Хеси: внизу у моего заупокойного храма есть скала. Один молодой скульптор просит разрешения высечь из нее Шесеп-анха...
        Хеси помрачнел. Его красивое лицо стало жестоким. Тонкие губы точно слиплись. В черных глазах - жаркая зависть.
        Царь усмехнулся:
        - По тебе вижу - замысел хорош.
        - Но я ничего не сказал, Хем-ек.
        - Я вижу, Хеси, все вижу!
        - Кто он?
        - Мериптах.
        - Еще никто не делал таких больших скульптур, Хем-ек, - осторожно заметил Хеси.
        - Потому что никто не подумал о таком!
        - Это трудно...
        - Как все великое.
        - Неподходящее место, Хем-ек. Вот, думаю я, там пирамида твоя, там Царство Запада, а скульптура Мериптаха будет говорить о жизни...
        - О вечной жизни, Хеси!
        - Но Шесеп-анх...
        - У него будет мое лицо, Хеси! - жестко сказал Хефрэ.
        Хеси понял.
        - Именно это я хотел сказать, Хем-ек, - пробормотал вельможа. - Твое лицо на скульптуре придаст всему особый смысл.
        - Твое мнение теперь?
        Хеси тяжко вздохнул. Никто из придворных не мог привыкнуть к манере царя говорить прямо и требовать такой же прямоты от окружающих.
        - Я за эту скульптуру, Хем-ек. Но только...
        - Говори.
        - Мериптах молод, неопытен. Лучше поручить строительство скульптуры другому. Я бы мог возглавить его, Хем-ек...
        Царь задумался. Надолго. Хеси напряженно ожидал. Сегодняшний его визит в Большой дом оказался более чем необычным. Хеси полагал, что царь заговорит о загадочно пропавшем Аписе... А тут... Гениальный замысел Мериптаха мгновенно был оценен Хеси, но и поразил его в самое сердце.
        Он понимал камень и дружил с ним, но фантазия его была немощна. Порой часами смотрел Хеси на камень, но никак не мог придумать, что бы из него сделать, как найти применение своим умелым рукам.
        Тогда он решил, так сказать, брать количеством, то есть повторял в копиях более или менее удачную скульптуру. Но этим с большим, чем он, успехом занимался Сеп.
        Хефрэ уже подумывал заменить Хеси на этой должности, как вдруг скульптор словно очнулся от «творческого сна». Длительный застой сменился бурной деятельностью. Из его рук с необыкновенной быстротой выходили в свет скульптуры одна лучше и оригинальнее другой. Из дерева и глины, алебастра и гипса, диорита и гранита.
        Сутками он сидел дома и самозабвенно трудился. Да иначе и не справиться с этим. Никого не пускал он в свою мастерскую, но это уже право художника...
        Наконец царь заговорил вновь:
        - Нет, Хеси. Это будет несправедливо. Поговори с ним. Если Мериптах согласится, тогда ты будешь руководить строительством его Шесеп-анха.
        - Мудры слова твои, Хем-ек!
        - И еще, Хеси, это будет, если найдется Апис...
        - Злые люди похитили его, Хем-ек.
        - Или боги отвернулись от тебя?
        Хеси прижался к полу, не смея перечить. Исчезновение алебастрового Аписа было столь таинственно и для Хеси, что вельможа до сих пор не мог придумать приемлемого объяснения.
        Единственное, что было в его силах, - это свалить ответственность на Хену, в храме которого все произошло. Однажды он сделал это в личной беседе с царем и даже преуспел, но фараон все еще не удовлетворился, тая в своей голове мысль опасную и только сейчас высказанную им вслух...
        - Ступай, Хеси.
        - Да продлят боги дни твоего земного бытия, и будешь ты жив, цел, здоров!
        12
        Чаще всего Рэура и Мериптаха можно было видеть на палубе беседующих у макета скалы и красивой глиняной скульптуры.
        - Учитель, - сказал Мериптах в первый же день их отбытия из города Абу, - у меня новый, совсем новый замысел...
        - Слушаю, Мериптах.
        - Ты знаешь, Учитель, что означает Та-Мери?
        - Земля возлюбленная. Хорошие, добрые слова, Мериптах!
        - Согласен, Учитель. Я хочу своей скульптурой изобразить Та-Мери... Мой лев будет спокойным, смирным. В этом я вижу счастье Кемта. Наша страна должна быть могучей, как лев, умной, как человек, и всегда желать мира! Будет не Шесеп-анх, а Та-Мери...
        - Боги говорят твоими устами, Мериптах!
        - Если лев каждого государства будет мирным, тогда никто не познает бедствий войны!
        - А что скажет царь?
        - Это я скажу ему, Учитель... Я скажу, что у него уже нет врагов - он всех победил. Перед ним - трепещут. Спокойная поза моего льва означает величие царя, его силу, объединяющую обе земли. Еще скажу, что царь - это Кемт, а Кемт - это царь!
        Наверное, всему есть конец, - восторженно произнес Рэур, прижимая к своей груди любимого ученика. - Но нет, думаю я, нет конца человеку! Я сам поговорю с царем, Мериптах, сам...
        Они обсуждали всякую мелочь, опасаясь непредвиденных трудностей в будущем. Тяжело груженная барка медленно двигалась на север, но дни проходили для них быстро. Они перебрали вдвоем десятки вариантов, все упрощая образ Та-Мери и придавая ему необходимую строгость и стройность.
        - Я вовремя лишился зрения, - однажды с горькой усмешкой заметил Рэур.
        - Не понимаю, Учитель.
        - Теперь царь разрешит мне снять с его лица маску, а тебе будет легче добиться точного портретного сходства, - пояснил Рэур.
        Мериптах не ответил.
        - Но лучше поговорим о деле, - продолжал Рэур. - Нужна еще одна скульптура из глины. Только большего размера. Для рабочих.
        - Ты прав. Учитель, прав, - согласился Мериптах.
        Полтора месяца длилось их плавание от каменоломен Юга до Белых Стен. И у них - ни минуты свободного времени. Весь свой опыт передавал Мериптаху его учитель.
        - Такую скульптуру, - сказал Рэур, - нельзя сделать одному человеку. Не сумеет ее сделать толпа людей. Вылепим большую модель, Мериптах. Потом рассчитаем. Потом - будем резать ее на части. Каждую часть дадим одному из отрядов рабочих с камнерезом во главе. Сейчас мы можем наметить все - только лицо оставим... Пока я не сниму маску с лица Хемефа...
        - На сколько частей разрежем модель?
        - Это самое трудное, Мериптах. Надо, чтобы рабочие не мешали друг другу. Еще - чтобы их не было мало. Еще, Мериптах... Эта скала имеет слои по горизонту, линии, их разделяющие, словно трещины.
        - Да, Учитель. На копии скалы, что я сделал из глины, все нарисовано.
        - Тобою сказанное отрадно. Одну из этих трещин - там, где будет лицо, - ты используешь, чтобы сделать рот царя. Понял?
        - Да, Учитель.
        - Найди ее - пусть эта линия станет основой расчетов, Мериптах.
        - Нашел, Учитель...
        - Тому, кто нашел, есть что терять. Три раза по три проверь!
        И снова они считали и пересчитывали пропорции будущей скульптуры, прикидывали число рабочих, недостающий материал, где его взять, как доставить.
        НОЧЬ ЧЕТВЕРТАЯ,
        все еще темная, хотя кое-что и проясняется...
        1
        Месть - опасное чувство. Человека горячего ослепляет, опустошает, лишает речи. При уме холодном - наделяет коварством, терпением, внешним спокойствием.
        Именно месть привела Кара к везиру. Фокусник был человеком необычным, известным в столице, и везир принял его без промедления.
        - Сенеб, хранитель истины, благодарю тебя за внимание.
        - Сенеб, Кар, рад видеть тебя счастливым, - милостиво ответил Иунмин.
        - Слышал я, что Хем-еф повелел наградить нашедшего алебастрового Аписа золотом доблести?
        - Говори, Кар, - насторожился везир.
        - Соизволь призвать главного жреца Хену, скульптора Хеси, мастера Сепа.
        - Сепа тоже?!
        - Тоже.
        Везир удивился. Распорядился. Любопытен он. Да и день сегодня пустой, точно гнилой орех. Не худо бы поразвлечься. Пока посланные исполняли приказание, Кар не торопясь поведал странную историю. Жадный до слухов вельможа получил целую гроздь подробностей и мысленно отрывал их, словно виноградинки, одну за другой, как бы любуясь и предвкушая дальнейшее удовольствие...
        Вызванные вели себя по-разному. Хену - сумрачен и неразговорчив. Хеси по обыкновению учтив и краток. Сеп - многословен и пусторечив.
        - Сен-н-неб, лю-лю-бим-мец ца-цар-ря, - тянул он. - Я ж-ж-ду т-твоих пр-ри-ка-а-за-а-ний.
        Ничто не выдавало волнения в нем, предчувствия беды. У Кара невольно сжались кулаки.
        - Хену, - сказал везир, - ты озабочен поисками алебастрового Аписа, пропавшего из храма?
        Жрец кивнул.
        - Хеси тоже? Это же работа твоих рук...
        Хеси горестно склонил голову.
        - А я п-пр-ри-ч-чем? - удивился Сеп.
        - Ты будешь свидетелем, - пояснил везир.
        Сеп хлопнул себя по ляжкам и развел руками в знак вынужденного подчинения.
        - Кар обещал нам помочь, - объявил везир.
        Хеси посмотрел на фокусника с откровенным недоверием. Хену безразличен, его мозг еще не успел уяснить смысл услышанного. Сеп - с уважением повернулся к Кару.
        - Напиши, Хену, напиши свое желание на папирусе, - попросил Кар.
        Жрец трудился долго и сосредоточенно. Кар взял у него записку, тщательно свернул ее несколько раз. Щелкнул пальцами, и в руке у него появилась эбеновая шкатулка с малахитовым «глазом Гора» - древним талисманом - на одной из боковин.
        Наступило всеобщее молчание, и вдруг... шкатулка заговорила. Глухой голос доносился, казалось, из самой ее глубины:
        - Знаю желание досточтимых мужей...
        Все невольно отшатнулись, переводя взгляды со шкатулки на Кара и обратно. Фокусник невозмутим. Слегка приоткрытые губы его оставались неподвижными, а голос из шкатулки тем временем продолжал:
        - Поднимитесь все... Неси меня, Кар, в Город мертвых...
        Хеси схватился за сердце, - видно, нервы избалованного вельможи сдали, и он оглянулся с явным намерением остаться, но везир жестом пригласил его следовать вместе с ними.
        На улице слуги усадили их в носилки, и вся процессия в сопровождении десятка рослых нубийцев из охраны везира покинула столицу.
        Солнце уже клонилось к закату и светило в лица путников, когда они сошли на землю и приблизились к древней гробнице-бархану.
        - Здесь никто не похоронен, - объяснил зеленый «глаз Гора». - Вы увидите заброшенную кладовую скульпторов, давно зашедших за горизонт. Готовьтесь...
        Слуги добыли огня и зажгли фитили. Один из них освещал путь Кару. За ним шли Хену, Сеп, Хеси. Замыкал шествие везир. Пробирались осторожно, порой, когда факельщик уходил вперед, - на ощупь, чтобы не зашибиться и не упасть.
        В мастерской при виде Аписа везир ахнул от удивления: происходящее воспринималось им как сон. Облегченный вздох вырвался из груди Хену. Хеси в изнеможении оперся о стену, чтобы не упасть. Сеп окончательно лишился речи.
        - Вот смотри, - сказал Кар, поворачиваясь к везиру. - Это скульптура давно умерших мастеров, а не Хеси. Ее похитили отсюда, поставили в храме Птаха, а она - вернулась... Нельзя обманывать ее!
        - Но кто? Кто взял Аписа из его дома?
        - Спроси у Аписа, - предложил Кар. - Спроси у самого Аписа. Скажи, Священный: кто похитил тебя?
        - Мастер Сеп, - сурово ответил Апис.
        Чувствовалось, что алебастровый бык только начал свою речь и намеревается сказать немало важного для собравшихся. Но тут тяжелое тело Сепа грохнулось на пол.
        И уже не только везиру, но и остальным присутствующим в общем картина стала ясной. В тени остались лишь некоторые детали. В этом помог Хеси.
        Вельможа упал на колени перед везиром, с жаром поцеловал его сандалии, поднял к нему свое орошенное слезами раскаяния лицо и негромко, но отчетливо заговорил:
        - Прости, Иунмин, прости... Наш земной путь недолог, но неровен... Сеп обнаружил эту мастерскую, Хранитель истины, но я до сих пор не знал этого! Теперь я тоже понял: этот Апис - творение древнего неизвестного мастера. Я же думал, что его сработали камнерезы Сепы...
        - Но ты говорил, что это твой Апис, - напомнил везир.
        - Каюсь, говорил. Тщеславие едва не сгубило меня. Я приобрел фигуру у Сепа, чтобы порадовать Хем-ефа.
        - Себя тоже, - закончил везир, движением руки прекращая эту сцену и направляясь к выходу.
        Слуги подобрали бесчувственного Сепа, Хену побрел с ними. Кар удовлетворенно улыбнулся и подмигнул Апису...
        ...Пройдет несколько дней - и Сеп будет запираться и клятвенно заверять, что он не виновен, никогда не был до того рокового вечера в подземелье, что не покушался на жизнь смотрителя пирамиды Нефр-ка, но показания алебастрового Аписа, уличающее признание Хеси и рассказ отца Кара - все вместе окончательно убедят царя.
        Хефрэ сослал Сепа в южные каменоломни, разумеется, после плетей. Совсем легко отделался Хеси: на этот раз Хем-еф ощутил тепло родственной крови и простил «шалости» своего троюродного брата. Больше того, наказал молчать всем посвященным.
        Однако добрый Нефр-ка посчитал себя отмщенным, и теперь его рана стала затягиваться быстрее. Посему они с Каром оторвали головы десятку гусей и преподнесли их в жертву славной богине Маат.
        Будущее покажет, что жертва эта была принята Повелительницей Истины благосклонно.
        2
        Слухи о том, что скала в Городе мертвых, ранее предназначенная на слом, будет жить в образе льва с головой царя Кемта, просочились в среду мастеров еще до объявления царского указа. Когда же Анхи принялся набирать строителей - известие проникло и в лачугу бедноты.
        В короткий срок было призвано пять тысяч камнерезов и землекопов, разбитых на отряды по двести пятьдесят человек. Каждый отряд состоял из «десяток», то есть бригад по десять человек. Возглавил их друг Анхи, пятидесятилетний Тхутинахт, - замысел Мериптаха вдохновил его.
        - Смотри, - сказал он Анхи, - до сих пор строил я дома вечности для вельмож. Хорошее дело. Но теперь понял я, что Тхутинахт не может умереть, пока не родится Шесеп-анх!
        Не рискуя до возвращения Мериптаха приниматься собственно за скульптуру, Анхи приказал углубить и расширить ров вокруг скалы. Ведь будущий Шесеп-анх вырубался в склоне пологого холма, идущего от пирамид к Хапи. Значит, надо освободить по бокам «тела» будущего льва, пока намеченного вчерне, достаточно пространства, чтобы Шесеп-анх казался сидящим на ровной просторной площадке.
        - Смотри, Анхи, - настаивал Тхутинахт, - камень, изымаемый нами, можно обтесывать в плиты для наращивания передних лап льва.
        - Так, Тхутинахт, - кивнул Анхи. - Сын моей матери Мериптах точно говорил мне об этом, ошибки не будет. Готов камень!
        Тхутинахта обучили грамоте еще в юности, но он не любил писать, предпочитая расчеты в уме. Поэтому Анхи пошел с ним на строительную площадку и показал, как и где должны проходить ее границы.
        Планирование и расстановка рабочей силы - привычное занятие для Тхутинахта. Но почему-то сейчас он все внимание направил на расширение площадки до нужных размеров. Анхи не вмешивался - он хорошо знал своего верного помощника.
        С восходом солнца строительную площадку окутывало облако пыли, оттуда доносились неумолкаемый грохот кувалд, и стук молотков, и зычные голоса десятников. Юго-восточную часть площадки Тхутинахт отвел под круг для экзекуций.
        Рука Тхутинахта твердая, как и его принцип: «Человек с ласковым взором убог». Поэтому бывали дни, когда в круге нерадивые выстраивались в очередь, а «нравоучительная» бригада едва успела обеспечивать себя пучками папируса и измочаливать их о спины нуждающихся в поучениях.
        Тхутинахт торопился. Это его чувство передалось остальным. Работали с остервенением под грозные окрики и свист розог. Анхи в первые дни совсем не появлялся здесь. Так длилось, пока строительная площадка достигла нужного размера, а по ее краям вырубили канавку шириной в локоть и заполнили ее водой Священной Хапи. Уф-ф!.. Теперь злые силы не смогут помешать строителям, не посмеют перешагнуть замкнутую водную черту. Широкое скуластое лицо Тхутинахта с умными и строгими черными глазами подобрело. Успокоились и бригадиры. Облегченно вздохнули рабочие. Вот как важно окружить себя священным кольцом! Кроме того, поверхность воды в канавке давала бригадирам постоянную и точнейшую линию горизонта, от которой следует вести вертикальные расчеты.
        Тхутинахт замедлил темп работ, рассчитанный на длительное время. Правильно расставил по объектам рабочих. И принялся добиваться ритмичности. Даже «друзья палок» - экзекуторы - частенько теперь удалялись в тень и отдыхали.
        Однажды в круг экзекуций угодил чернокожий мальчишка, дрожавший от страха и возмущения.
        - Я не ваш, - вопил он. - Я пришел только посмотреть...
        - Дай доказательство, - проворчал высокий нубиец, одной рукой крепко державший мальчишку, а другой - извлекающий гибкий стебелек из связки.
        - Но у меня ничего нет, - отбивался мальчишка. - Я бедный, говорю я, совсем бедный! У меня нет доказательства...
        - Зато у тебя есть спина, а у меня - вот это... - холодно заметил нубиец. - Нижний никогда не станет верхним просто так: ты будешь посылать многих, если научишься слушать старших!
        На его шершавое и мускулистое плечо легла чья-то нежная маленькая ладонь, и нубиец оглянулся.
        - А, это ты, Туанес, - миролюбиво произнес он.
        - Вот возьми медное кольцо, а мальчика отпусти со мной...
        - Смотри, Туанес, смотри. Как хочешь. Кольцо я возьму, пожалуй.
        Страх мальчишки мгновенно улетучился. Он глянул на Туанес, как на царевну из сказки, и открыл белозубый рот. В глазах его теперь одно любопытство...
        - Пойдем со мной, - сказала она.
        - Идем. Кто красив - тот добр, - простодушно ответил мальчик.
        - Как тебя зовут?
        - Джаи.
        - Что делаешь ты здесь?
        - Я стану соколом, - не отвечая на вопрос, мечтательно заговорил Джаи, - а этот нхас, - он метнул злой взгляд в сторону нубийца, - змеей. Я возьму его в свой клюв, унесу в небо. Потом брошу его на камни. Будет знать он!
        - Перестань злиться, Джаи.
        - Потом я стану большим. Еще - богатым. Возьму тебя в жены, поведу в свой дворец.
        Туанес весело засмеялась: такого юного фантазера она видела впервые.
        - Кто твои родители, Джаи?
        - У меня их нет, - беспечно ответил он.
        - Откуда ты?
        - Не знаю... Я живу в доме скульптора Хеси. У него много слуг, они приютили меня. Особенно ко мне добр Сенмут - точильщик инструментов Хеси.
        - Как очутился ты здесь?
        - Я везде бываю, Туанес... Сенмут уехал в свой город Абу, я сейчас один. Хуже стало.
        - Ты голоден?
        - Я всегда хочу есть, - просто сказал Джаи и спросил с надеждой: - Хочешь накормить меня?
        - Если пойдешь со мной.
        - Хорошо, Туанес. А правда, что из той скалы, - он махнул рукой назад через плечо, - хотят сделать льва?
        - Верно, Джаи.
        - Хорошо. А как зовут того, кто это придумал?
        - Мериптах.
        - Хотел бы я его видеть.
        - Я тоже, Джаи, - с грустью произнесла Туанес.
        - Ты его не знаешь? - сочувственно спросил Джаи.
        - Я его жена...
        - Жена?! - Джаи ужаснулся. - Тогда не говори ему, что я хочу на тебе жениться, Туанес, ладно? Я подарю тебе скарабея из зеленого камня, только не говори!
        - Я не скажу ему, Джаи.
        - А почему ты сказала, что тоже хочешь видеть его?
        - Он уехал на южные каменоломни - я его жду.
        - Мой Сенмут тоже уехал на юг, но я его уже не увижу...
        - Сенеб, Туанес! Это что за герой? - перед ними выросла широкая фигура Кара.
        - Сенеб, Кар. Это Джаи.
        - Ты богач, Джаи! - воскликнул Кар и с деланным удивлением извлек из носа мальчика блестящий кругляш, из уха - три медных кольца, одно за другим, а из рваного набедренника... живую ящерицу!
        Джаи взвизгнул и кинулся бежать, но Кар успел схватить его в охапку...
        - П-пус-сти, - заикаясь от ужаса, едва проговорил Джаи. - Я... я... с-с-мот-тр-ри, Ка-р... с-с-мот-т-ри...
        - Не бойся, глупый, - убеждал его Кар. - Если ты обиделся, я верну тебе твои вещи...
        И он действительно попытался «вернуть» ему ящерицу и кольца, Но Джаи удалось вырваться, и он умчался от них, прыгая с камня на камень.
        - Я хотела его накормить, - огорченно объяснила Туанес.
        - Это моя вина... Может, еще увидим - я запомнил его... Извини, Туанес. А сейчас идем домой: Мериптах вернулся!
        3
        Владыка Обеих Земель лежал под пестрым пологом на крыше дворца, заложив руки под изголовье, и размышлял.
        Золотистое утро взошло над рекой и холмами. Отсюда видны пустынные улицы Белых Стен и ярко раскрашенные гробницы Мертвого города на горизонте.
        В нескольких шагах от Хефрэ на полу сидел ослепший Рэур, главный скульптор царя. Для него все еще была ночь.
        Их беседу прервала молчаливость Хефрэ, и художник ожидал, когда царь заговорит вновь.
        «Люди - разные, - думал Хефрэ. - А жизнь напоминает дорогу. Одни моложе, ухватистей, другие немощны, тихи - вот растянулись идущие длинной лентой, точно Кемт на берегах Великой Хапи.
        Но впереди всегда царь!
        Так и среди богов: есть второстепенные, есть и главные. А впереди - Рэ...
        Все как на ладони - никто не обойдет ведущего.
        Ну, а душой? Умом? Все ли ведомые идут позади?»
        Царь вздохнул. Мудрецов Хефрэ не любил: один такой умник может оказаться опаснее тысячи скульпторов, художников, песнопевцев. Он мысленно перебрал в памяти свое окружение и несколько успокоился: «кого надо» он вовремя убрал.
        Надо неустанно укреплять свое превосходство. Мериптах вовремя придумал Шесеп-анха.
        Хорошо, что Рэур горячий сторонник его. Но сегодня он пришел с новым замыслом, и Хефрэ постепенно проникался им.
        Завистник Хеси? Обычное явление. Надо только приказать следить, чтобы он не отравил соперника раньше времени... Завистник должен оставаться лишь тенью таланта.
        Открытое недовольство высказывают жрецы Птаха, подстрекаемые глупцом Хену. Это хуже. Они боятся возникновения нового культа, который отберет у них часть доходов.
        Но ведь он и не собирается превращать эту скульптуру в подобие храма с приписным хозяйством. А они не верят... Может...
        Хефрэ недовольно поморщился. Можно и реку перегородить наглухо. А потом? Вода наберет силу, порожденную такой плотиной, и прорвет ее!
        Нет, запрета жрецы не дождутся.
        Хефрэ хитро улыбнулся, легко поднялся и зашагал перед Рэуром. В его голове, привыкшей к множеству непредвиденных ситуаций, стал созревать свой план.
        - Повтори, - коротко приказал он, остановившись над слепцом.
        - Смотри, Хем-ек, - повеселел Рэур, предчувствуя согласие царя. - Если ты станешь в этом камне только Шесеп-анхом, твоя божественная сущность не увеличится в глазах роме... Ведь ты сам - живое олицетворение Хора. Великого. Ты сын божественного Рэ!
        Хефрэ, не мигая, смотрел в его невидящие глаза и чувствовал, как холодок неприязни побежал у него между лопатками. «Слишком умен!» - подумал он.
        - Пусть ты будешь Та-Мери, - продолжал Рэур. - Олицетворение всей страны, всего народа... Тогда ты станешь над многими богами, и еще больше - над жрецами. Ближе к роме!
        «Он читает мои мысли... - испуганно подумал царь. - Убрать! Непременно убрать...»
        - Та-Мери будет стоять вечно. Ему не надо жрецов, Хем-ек. Чтобы никто не дрался из-за лепешек возле скульптуры. Все это, Хем-ек, Мериптах хорошо придумал!
        «Убрать обоих».
        - Новый замысел. Роме будут довольны: Хем-ек - тоже...
        «Покончу с обоими после окончания работ».
        И вслух:
        - Ты убедил меня, Рэур. Пусть будет, как я скажу сейчас: назовем скульптуру «Та-Мери»! Я так назвал ее. Сам!..
        - Слышу мудрость твою, Хем-ек, радостно мне. Веление твое исполню. Позволь обратиться с просьбой.
        - Говори.
        - Я слеп, стар. Назначь главным скульптором Хеси. Он талантлив. Один из давних моих учеников. К тому же сидящий справа от меня...
        - Талантлив?!
        - В нем поздно проснулся художник, Хем-ек. Видел ты, сколько превосходных работ выполнил он в последнее время?
        - Хватит, старик, Хеси хотел обмануть меня. Пусть теперь подождет. Оставайся сам в этой должности!
        - Тебе приказывать, Хем-ек. Благодарю за щедроты. У меня все.
        - Иди, Рэур. Пусть быстрее строят моего Та-Мери... Я сам придумал его!..
        4
        Опустели улицы Белых Стен в часы дневного отдыха. Кар один шел по теневой стороне. Он зорко осмотрелся - ни души. Беззвучно открыл калитку и юркнул в сад, окружавший заветный дом. Еще несколько шагов - и занавеска в низком окне будто сама откинулась в сторону.
        Его глаза, быстро привыкающие к полумраку, приметили слева фигурку обнаженной Сенетанх.
        Нежные руки обвили могучую шею одного из тех немногих, кто удостоился чести получать ее любовь здесь, в доме ее мужа, Главного жреца бога Птаха.
        Весь Кемт изнемогал от иссушающей жары в эти часы. Угасли на время полевые и строительные работы, замолкли мастерские ремесленников, мирно почивали супружеские пары. И только наши влюбленные презрели пору отдохновения.
        Не скоро задал он ей вопрос, более уместный в начале их свидания:
        - Где твой муж?
        Сенетанх наморщила алебастровый лоб и ответила:
        - Мой Хену опять девятидневно очищается от последнего прикосновения к женщине, перед службой в храме...
        - Если бы ум этого человека стал равен его благочестию, - заметил восхищенный Кар, - он превзошел бы царя!
        Желая подольше удержать возле себя Кара, Сенетанх предложила:
        - Хочешь, я покажу тебе мои подарки от мужчин?
        - Хочу, Сенетанх, с удовольствием, - ответил Кар, надеясь, что это не займет много времени.
        - Подожди, - и Сенетанх убежала в соседнюю комнату.
        Вскоре оттуда донесся ее недовольный голос:
        - Тяжелый ларец...
        Кар вовремя подхватил резной тисовый ящик и бережно опустил его на пол.
        - Смотри, - сказала она, извлекая медный браслет, и огонек истого коллекционера вспыхнул в ее глазах. - Это от чернокожего солдата из охраны царя. Этого скарабея я получила из рук вельможи Заячьей области... Вот кольцо камнереза из Сиены... Коробочка из кости, подаренная Хеси...
        - Хеси?!
        - Да. Хеси - давний друг Хену, мне не хотелось обидеть его. Вот смотри, твой простой камень... - и Сенетанх тесно прижалась к Кару, обняла его, но молодому человеку не хотелось прерывать знакомства с уникальной коллекцией, тогда Сенетанх послушно отстранилась, с гордостью продолжая демонстрацию своих богатств. Ведь другой такой коллекции, пожалуй, не найдешь в Белых Стенах, а возможно, и во все Кемте. Эта ли мысль возникла в красивой головке Сенетанх или другая, но она вновь прижалась к молодому гиганту и весело воскликнула:
        - Почему бы тебе, Кар, тоже не собирать подарки, но от женщин?
        Кар рассеянно слушал ее: он то возвышался в собственных глазах, узнавая о вещах, даримых ей знатными роме, то горестно вздыхал, когда Сенетанх показывала ему жалкие подарки нищих или даже чужеземцев, руки которых тоже ласкали ее.
        Сенетанх повторила вопрос, и Кар засмеялся: идея не казалась ему неприличной. Она извлекла на свет ожерелье из зерен черного дерева, кусков лотоса и плодов пальмы дум и сказала:
        - Возьми. Пусть оно будет первым подарком у тебя.
        - От кого это, Сенетанх?
        - Сеп собрал его, когда был на южных каменоломнях раньше...
        - А ты... ты знаешь, что он судим? Сослан?
        - Знаю, Кар. Это не мое дело. Сеп умеет любить, он сильный. Он смелый охотник...
        - Сеп?! - вовсе изумился Кар. - Охотник?..
        - Да...
        - Этот заика?
        - Почему заика? Он говорит обычно.
        - К тому же я никогда не встречал его среди охотников, - добавил Кар.
        - А я видела глубокий шрам на его бедре! - с вызовом произнесла Сенетанх.
        Кар промолчал...
        5
        Приемные часы царя нерушимы, как созвездия. Это знали придворные, вельможи, вся страна. И сегодня точно в указанное время он появился на высоком помосте над главным входом дворца, под плотным пологом, в густой тени.
        Царь удобно расположился на роскошном троне из черного дерева. Ноги его обуты в золоченые сандалии, на бедрах белый передник, на голове двойная корона Верхней и Нижней страны. В одной руке гиппопотамовая плеть, в другой - волопавсовый крюк.
        За правым плечом его - везир Иунмин, за левым - «заведующий двумя житницами» Сехемкарэ. У ног справа - писец Ченти. Позади всех - телохранитель Уни.
        Курьер, не спускавший зорких глаз с царя, бросился выполнять волю правого указательного пальца державной руки - не зря он слыл знатоком дворцового этикета и наиболее устойчивых вкусов фараона.
        Минуту спустя на дорожке перед возвышением царя на тростниковых циновках уселись двадцать усладителей, тончайших психологов и мастеров-сладкопевцев. Просители заранее, не скупясь, стремились подарками приобрести их симпатии. Ведь многие их слова, словно ветром разносимые по столице, а то и по всей стране, могли понравиться фараону.
        - О великий сын солнца, - негромко, но с расчетом быть услышанным начал старший усладитель вельможа Псару, - как красив нынче, как здоров, могуч наш Хем-еф!
        Плечи фараона невольно расправились.
        - Как далеко, как много видит каждый его глаз, - продолжил один из подчиненных Псару.
        - Как справедливо настроен он сейчас: богине истины Маат есть с кого брать пример! - подхватил другой.
        Морщинки на лице царя исчезали одна за другой.
        - Вот стоят за его плечами достойные царские сыновья, виднейшие люди государства, - заговорил следующий усладитель, и теперь весь трудолюбивый хор включился в почетную и ответственную работу.
        - Какие откровения добра узнает сегодня страна?
        Взгляд Хефрэ потеплел.
        - Много царей пребывало на троне Кемта, однако наш Хем-еф самый сильный, самый умный!..
        Кровь живее заструилась в полнеющем теле царя.
        - Страшен гнев его, но счастье народа в его безмерной любви!
        Каждый мускул царя молодел и крепнул на глазах придворных.
        - Не теряй времени, курьер, - возвысил голос Псару, - не ленись: пусть ведут сюда жаждущих справедливости, кому светит сегодня счастье вкусить милостей Хем-ефа, да будет он жив, цел, здоров!
        В самом деле, приятные слова освежили душу и тело фараона, точно утреннее омовение. Теперь царь был подготовлен к утомительному приему.
        Его левая бровь приподнялась, придавая лицу выражение невольного любопытства, и курьер убежал, чтобы вернуться в сопровождении жреца Хену.
        Увидев фараона, Хену зажмурился, пал ниц, прополз немного и замер, прижавшись к земле, на которой жил его властелин.
        - Говори.
        Хену слегка приподнялся, неловко просунул под себя толстые ноги и уселся на них, как на подушках.
        - Великий царь, - начал он, покрываясь крупными каплями пота. - Благой бог! Я всегда благодарен тебе за твое внимание к богам Кемта, их храмам, ко мне - служителю богов...
        - Истинно сказал верховный жрец Птаха, истинно, - хором поддержали усладители, искоса наблюдая за своим дирижером и повинуясь его едва заметным и непонятным для непосвященных жестам. - Где, в какие времена цари больше нашего Хем-ефа чтили богов Кемта, где?!
        - Твое желание воплотить свой образ в скульптуре размером с гору преисполнило мое сердце радостью... Я уже готовлюсь, - Хену с откровенной грустью произносил последние слова, - я понимаю, что доходы мои должны сократиться, ибо новые жрецы Шесеп-анха - только служители бога, а не сами боги...
        - О благородный Хену, - завопили усладители. - Бескорыстие твое достойно наивысшей похвалы!..
        Но тут Хену зло посмотрел в сторону Псару, и усладители мгновенно «перестроились на ходу».
        - Не только похвалы, Хену, а награды, - причитывали теперь усладители. - Пусть наградой тебе будет полное сохранение доходов!
        Хену взглядом дал понять Псару, что усердие его людей вновь приобрело нужное направление и будет оценено по заслугам, а сам обратился к царю:
        - Мне отрадно, что честные, беспристрастные люди окружают тебя, Хем-ек! Конечно, если бы можно было внять их советам... Но я не вижу такой возможности...
        - О Хену, - дружно оттеснил грубый голос жреца нежный хор усладителей, - что бы делали все, если бы в Кемте была лишь одна твоя голова?
        Это была правда, Хефрэ рассмеялся и хлопнул в ладоши. На ноги мгновенно вскочил царский писец Ченти со свитком в руках. Хену побледнел: что еще он придумал там? Какие козни? Отчего так смешно царю? Тревога сжала его сердце, но дальнейшее поразило своей неожиданностью и сделало этот день одним из самых памятных в жизни...
        - Я приказал назвать мою скульптуру, - членораздельно заговорил царь, - Та-Мери.
        Хену растерянно заморгал и уставился на владыку Обеих Земель.
        - О Хем-ек, - подхватили усладители, - это прекраснейшая мысль: назвать изваяние «Земля возлюбленная»!
        - Не будет храмов, жрецов, богослужения при этой скульптуре, - объяснил Хефрэ.
        Наступило молчание. Тугодум Хену лихорадочно пытался осмыслить слова царя. Наконец улыбка озарила его напряженное лицо, но немного спустя как бы растаяла.
        - А... а если... царь потом передумает?
        И тут произошло то, чего еще не знал Кемт. Позднее, при других фараонах, на протяжении многих веков такое произойдет не раз, станет привычным, но тогда это было новшеством. Это - означает охранительную грамоту, предоставляющую определенные и гарантированные льготы, в данном случае - жрецам храма Птаха* [3 - дошедшие до нас подобные грамоты относятся к концу IV династии - в описываемое в книге время они были, видимо, явлением нехарактерным].
        - Читай, - коротко распорядился Хефрэ, и писец Ченти звонко и выразительно, чеканя каждое слово, исполнил веление царя:
        - «Хор, любимый Обеими Землями, великий сын Рэ, царь и государь приказывает своему везиру, начальнику всех работ страны, начальникам областей, заведующему обеими житницами, всем остальным начальникам - отныне освободить жрецов храма бога Птаха от исполнения воинской и трудовой повинности навеки. Мое величество приказывает навсегда оставить за ними приписанные земли, не взимать с них налогов, не ущемлять благоденствия жрецов...»
        - О, счастливец Хену, счастливые жрецы бога Птаха, - грянули усладители. - Словно в девичьих косах переплелись доброта и мудрость Хем-ефа, да будет он жив, цел, здоров!
        - Теперь ты понял, Хену? - спросил царь.
        - Благодарю тебя, благой бог, - вновь распластался на земле Хену. - Да будешь ты всегда жив, цел, здоров!
        - Ступай, - махнул рукой Хефрэ.
        Писец бросил вниз свиток царской грамоты, Хену на лету подхватил его и, пятясь задом, полз, пока не скрылся из виду.
        - Позволь сказать, Хем-ек, - смиренно, но вместе с тем взволнованно обратился к царю из-за левого его плеча казначей государства Сехемкарэ.
        - Говори.
        - Твой указ о милостях жрецам - дорогой указ!
        - Дальше...
        - Не ослабит ли он твою казну, Хем-ек?
        - А ты для чего? - усмехнулся Хефрэ. - Заготовь еще указ о повышении налогов с роме!..
        - О всесильный, всемудрый владыка Обеих Земель, - радостно воскликнул Псару, обладатель самых чутких ушей при дворе. - Защитник своих вельмож, укротитель недовольных, заботливый отец Кемта... Подданные твои должны знать свое место, должны иметь цель, чтобы трудиться. Введите следующего, жаждущего неисчислимых царских милостей...
        Перед фараоном предстала жена осужденного мастера Сепа, полная и добродушная Исет. Если в первом случае усладители не сразу разобрались в обстановке, то сейчас они действовали в редком согласии, что говорило о расходах, понесенных просительницей.
        - Хороший день, удачливый день сегодня, - восторженно заголосили усладители. - Нашего царя беспокоят достойные люди...
        - Говори.
        - Благой бог, молю тебя: прикажи вернуть мужа моего, Сепа, из каменоломен Юга в места ближе к Белым Стенам, - плача, заломила руки Исет. - У него плохое здоровье, а здесь я смогу поддерживать его, пока милость твоя вновь не вернется к нему...
        - Хорошее время выбрала ты, Исет, - поддержали усладители, - удачное время. Хем-еф полон доброты! Именно сегодня...
        Хефрэ размышлял недолго. Кивнул в знак согласия, он приказал везиру Иунмину отдать нужное распоряжение и приготовился выслушать следующего. У него и в самом деле сегодня было благодушное настроение.
        6
        Жизнь мальчика должна быть далека от радостей и горестей мужчины. Даже сам Рэ молод утром, зрел днем и стареет лишь к ночи. И никогда не будет наоборот, ибо такова воля богов.
        Но в земной жизни роме бывает иначе, Взять хотя бы Джаи. До сих пор он был лишен общества своих сверстников. Не знает мальчишеских игр. Только в двенадцать лет обрел первого друга, да и то взрослого - точильщика инструментов Сенмута, которого недавно вельможа Хеси отослал домой, в Абу.
        И снова - одиночество...
        Самое сильное, неуемное в характере Джаи - любознательность. Его черную фигурку можно было увидеть на улицах города, в пустыне, в праздничной толпе и в кварталах Города мертвых.
        Он все хотел видеть. Услышать. Однажды он сделал важное открытие... Потом поделился им с другом Сенмутом. Тот приласкал тогда Джаи, но строго-настрого наказал забыть об этом навсегда. А молчать Джаи умел.
        Сам-то он не видел особой нужды молчать в данном случае, но ослушаться не посмел.
        Сенмут!
        Воспоминания об этом человеке стали отрадой для мальчика.
        Случайная встреча с Туанес и Каром оказалась вторым значительным событием в его маленькой жизни. Гигант-фокусник сперва внушил ему мистический страх, но потом страх сменился любопытством - желанием познакомиться с ним ближе.
        А дружба с Туанес возникла у них сразу. Он сам находил ее, вырастая как из-под земли, гулял с ней, носил ее вещи, собирал для нее цветы. Когда же мальчик познакомился с Мериптахом и проникся к нему доверием, его обожание Туанес стало еще более откровенным, а лучшие часы его жизни теперь проходили рядом с ней.
        Так юный Джаи стал другом дома знаменитого скульптора Та-Мери, о котором уже заговорил Кемт...
        ...Строительство Та-Мери в разгаре. Пять тысяч рабочих, едва забрезжит рассвет, взбирались на скалу, как мухи, и начинали ее обтачивать. Вернее, на самой скале работала лишь половина. Остальные пристраивали лапы будущего льва и выносили щебень.
        Девять «командных пунктов» соорудил для себя Мериптах - девять точек, с которых он попеременно наблюдал за ходом работ. В каждой из них находилась глиняная модель Та-Мери, изображавшая скульптуру под своим углом зрения, характерным именно для данной точки.
        И в каждом пункте сидел опытный скульптор, имевший возле себя курьеров для связи с теми рабочими, кто трудился в районе его наблюдения. Таким образом, множество глаз стали как бы продолжением самого Мериптаха и одновременно обозревали Та-Мери практически со всех сторон.
        День, когда Мериптах разрешил мальчику сопровождать его, носить за ним чертежи и измерительную палку, запомнился Джаи необычным происшествием.
        Вдоволь набегавшись, мальчик зашел в прохладный грот в груди каменного льва, выпил кувшин кислого молока и, присев на песок, прислонился к камню.
        Шорох слева заставил его повернуть голову: у входа стоял здоровенный мурлыкающий кот с поднятым хвостом и умильным заискивающим взглядом.
        - Не ты ли это, Миу? - шутливо спросил Джаи, вспомнив, что он уже видел этого знаменитого кота на представлениях Кара.
        - Да, это я, - несколько глуховато ответил кот. - Сенеб, джаи! Не угостишь ли ты меня кислым молоком?
        От неожиданности мальчик готов был мгновенно покинуть место потрясшей его встречи, если бы Миу случайно не загородил собой выхода.
        - Не бойся, Джаи, - успокоил его кот и ласково мяукнул. - Я никому не делаю зла, если это не мышь и не дичь, подстреленная Каром...
        - Но ты... ты... в самом деле разговариваешь?
        - Как слышишь, - согласился кот.
        Мальчик вспомнил, что до него уже доходили рассказы об этом удивительном коте, а недавно, затерявшись в толпе зевак, он сам слышал его глуховатый голос. Теперь страх у Джаи исчез, уступая место любопытству.
        - Значит, это... не фокус? - спросил он.
        - Что именно? - вежливо уточнил кот.
        - То, что умеешь говорить, как человек, - сам, без Кара?
        - Об этом в другой раз, - уклончиво ответил кот. - А сейчас лучше угости меня...
        Джаи подвинул к коту миску кислого молока и, пока Миу насыщался, деликатно отвернулся и молчал.
        - Спасибо тебе, Джаи, - поблагодарил Миу, тщательно вылизывая миску. - Вкусное молоко!
        - А я еще слышал о говорящих зверях, - похвалился Джаи.
        - Вот как?! Где же это? - удивился кот.
        - У меня есть друг, - доверительно рассказал мальчик. - Его зовут Сенмут. Он сейчас вернулся к себе в Абу... А когда он был еще здесь, в доме Хеси, где мы жили вместе, от него я услышал о говорящем льве...
        - Льве?! - голос Миу дрогнул. - Где?
        - Не спрашивай, Миу, - твердо произнес Джаи. - Я дал Сенмуту слово никому не говорить об этом!
        - Но ты уже сказал, - заметил кот.
        - Только самое начало, - оправдывался Джаи. - Чуть-чуть... Притом ты же не человек, ты не выдашь меня?
        - Конечно, нет, - заверил кот. - Я умею хранить тайны лучше людей. Но скажи, Джаи, не случилось ли это у входа в кладовую древних скульптур, что недавно обнаружена в Городе мертвых?
        Мальчик широко раскрыл глаза.
        - А в той кладовой есть алебастровый Апис, что умеет говорить не хуже меня или того самого льва?..
        - Да будут милостивы к тебе боги Кемта, - молитвенно сложив руки, склонился Джаи перед котом. - Прошу тебя: не выдавай меня!
        - Но кому же я могу тебя выдать? Я и сам бывал там...
        - Сенмут сказал, что, если об этой кладовой узнают, плохо будет ему, плохо будет вельможе Хеси.
        - Вельможе Хеси!
        - Будь другом, Миу. Очень прошу тебя... не спрашивай дальше!
        - Хорошо, Джаи, я согласен. Но теперь послушайся моего совета...
        - Говори, я рядом с тобой.
        - Как-нибудь я приду вместе с Каром. Ты не бойся его, он тоже будет тебе верным другом, Джаи!
        Кот отошел в сторону, потянулся, взглянул на небо и, не поворачиваясь, проговорил:
        - Солнце низко. Прощай, Джаи, мне пора идти.
        - Прощай, Миу, мой новый друг. Приходи, когда захочешь...
        - Спасибо за молоко! - еще раз поблагодарил кот и ушел.
        7
        Хефрэ видел полог над собой лишь одним глазом; другой был закрыт тонкой мокрой тканью, придавленной теплой и мягкой лепешкой гипса.
        Рэур снимал с царя маску для Та-Мери. Он оказался прав: если б не его слепота - царь не разрешил бы смертному коснуться своего лица.
        Маска снималась по частям. Сперва левая половина - верхняя и нижняя, затем правая - нижняя. Отдельная лепешка приняла форму чувственных мясистых губ Хефрэ. Еще одна лепешка легла на нос. И вот сейчас - последний слепок с правого глаза и лба.
        Гипс высыхал быстро, не причиняя беспокойства, не раздражая кожи. Рэур осторожным движением снял затвердевший кусок и подстилающую ткань и невольно напрягся: из державной груди вырвался могучий храп - царь уснул!
        Еще не прошло и минуты, как они беседовали... Да, цари засыпают легко и быстро. Когда спокойно во дворце.
        Уни помог Рэуру уложить в корзины гипсовые слепки и передал их носильщикам на лестнице у края дворцовой крыши. Вслед за ними удалился слепой скульптор.
        Царь спал, забыв о том, что черты его лица скоро обретут другую жизнь в тысячелетиях.
        Уни охранял его сон...
        8
        Добрые отношения в семье Кара установились у Мериптаха со львом. Ара любил играть с Мариптахом, а в дневные часы, когда Мариптах отдыхал в доме фокусника, они спали рядом, обнявшись и жарко дыша друг на друга.
        Привязанность эта давняя - Ара познакомился с Мариптахом еще львенком и охотнее всего лакал молоко из ладони скульптора. Став взрослым и обзаведясь густой гривой, Ара проявлял к скульптору еще более верные чувства, но, понимая мир и людские отношения по-своему, не подпускал к Мериптаху красавицу Туанес.
        Стоило ей приблизиться к мужу на расстояние ближе, скажем, двух шагов, как Ара в гневе оскаливал клыки и его басовитое ворчание становилось выразительнее слов. Поэтому, когда Ара позировал Мериптаху, лепившему из глины десятки моделей Та-Мери, Туанес тосковала в одиночестве, порой сердясь, и втайне невзлюбила зверя.
        Когда же они, как сегодня, приходили в гости к Кару, Туанес располагалась в отдалении рядом с пигмеем Акка. Последнее время с Ара творилось что-то непонятное, и в случае необходимости чернокожий помощник укротителя смог бы защитить Туанес.
        То ли наступила брачная пора, то ли инстинкт предков звал его на вольный простор саванн и пустынь, но лев порой становился грустным, терял аппетит или беспричинно раздражался и мог рыкнуть даже на Кара, впрочем быстро раскаиваясь и виновато опуская хвост.
        Кар с удовольствием не выпускал бы его из клетки, но, едва завидев Мериптаха, лев радостно возбуждался и сильными ударами лап грозил разрушить свою темницу.
        Сегодня в доме Кара появился новый гость - Сенетанх. На всякий случай Кар и Акка положили рядом с собой копья и лук с отравленными стрелами, но лев спокойно обнюхал Сенетанх и, обняв Мериптаха, положил ему на колени свою тяжелую голову.
        - Смотри, Сенетанх, - засмеялся Кар, - смотри, Ара не признал твоих прелестей...
        - Может, Хену посоветовал ему готовиться к богослужению? - сердито съязвила Сенетанх.
        - У него дурной вкус, - заметил Мариптах.
        - У тебя лучше? - спросила Сенетанх и так посмотрела на Мериптаха, что скульптор смутился, а Туанес нахмурилась и прикусила губу.
        - Не смотри на него так, - приказала Туанес.
        - Почему? - спросила Сенетанх.
        - Я люблю его, он мой!
        - Возьми на время моего Хену, - шутливо предложила Сенетанх, - а мне уступи Мериптаха. Хочешь?
        Глаза Туанес сделались черными, а тонкие брови грозно сдвинулись.
        - Я говорю: на время, Туанес, - нежно произнесла Сенетанх и кончиками точеных пальцев погладила плечо Мериптаха.
        Лев зарычал, а в том месте, где его хвост с силой коснулся пола, взвилось облако пыли и осколков глины.
        - Перестань! - предостерегающе произнес Кар.
        - У меня двое соперников, - вздохнула Сенетанх и слегка отодвинулась, а Туанес впервые с признательностью посмотрела на зверя.
        Кар разлил пиво. Ему показалось, что и его чем-то задело озорство Сенетанх...
        Последние слова должны бы всерьез обидеть легкоранимую Туанес, но почему-то этого не произошло, и вскоре они, забыв минутную размолвку, весело беседовали друг с другом, и было ясно даже со стороны - несмотря на разность характеров, у них немало такого, что сближает людей, даже делает их приятелями, а то и друзьями.
        - Акка, - приказал Кар, - отведи льва в клетку. А ты, Мериптах, помоги ему. У меня есть серьезное дело.
        Скульптор и пигмей повиновались. К счастью, Ара, насладившись близостью с Мериптахом и, видимо, устав от пустых - по его мнению - разговоров шумной компании, без сопротивления удалился восвояси.
        - Твое приказание выполнено, хозяин, - доложил Акка.
        - Хорошо, Акка, молодец. Можешь идти...
        - Так что за разговор? - торопила Сенетанх.
        - Начнем с тебя... - негромко произнес Кар и спросил, смотря ей в глаза: - Опиши наружность Сепа, Сенетанх.
        - Сепа?! Я рассказала об этом тебе одному.
        - Не обижайся, Сенетанх. Смотри, все это очень важно. Ты скоро поймешь.
        - Ночь была, Кар. Хорошая ночь. Лицо его плохо разглядела я. На бедре шрам. Я рассказывала, Кар.
        - Если увидишь - узнаешь?
        - Увижу? - задумалась Сенетанх. - Возможно... А к чему такой вопрос?
        - Я встретил жену Сепа. Ее зовут Исет. Она сказала... сказала, что Сеп не был охотником... Не имеет шрама от схватки со зверем... Презирает дешевые украшения...
        - Но он снял ожерелье с себя. Подарил мне. Я не обманываю.
        - Нет, нет Сенетанх, - заверил Кар. - Это кто-то другой обманул тебя, назвавшись Сепом.
        - Для чего? - удивился Мериптах.
        - Пока не знаю...
        - Это все? - спросила Туанес.
        - Нет. У нас есть новый знакомый - Джаи. Вот недавно сидит он в твоей мастерской, Мериптах, что в груди Та-Мери. Я шел туда. Но мой кот Миу обогнал меня. Слышу, как Джаи спрашивает: «Это ты, Миу?» А меня не видит... Я притаился за камнем. Отвечаю: «Да, это я...»
        Сенетанх и Туанес весело засмеялись.
        - Сперва Джаи испугался, но потом поверил, успокоился. Он же не знает, что я умею говорить животом, а я совсем рядом был. Хорошо получилось!
        - Как это - «животом»? - не поняла Сенетанх.
        - Ты многое не знаешь, Сенетанх, - заговорила в ее руке глиняная кружка с пивом.
        Сенетанх вздрогнула и уронила ее на пол.
        - Не бросай меня, Сенетанх, подними, - просила кружка. - Я же могу разбиться.
        Она взглянула на Кара: его лицо непроницаемо, губы неподвижны, а из кружки доносилось сердито:
        - Возьми меня.
        - Успокойся, - обняла ее Туанес. - Это Кар говорит. Он же фокусник.
        - Теперь понятно? - усмехнулся Кар.
        - Не-ет...
        - Мои губы будто мертвы, а голос идет как бы из моего живота.
        - Как же это?
        - Трудно объяснить. Я с детства так умею...
        - Молодец, Кар, - восхищенно воскликнула Сенетанх, сообразив наконец, в чем тут секрет.
        - А дальше Джаи рассказал Миу, что его друг, точильщик инструментов Сенмут... знает о недавно открытой кладовой древних скульпторов. Где был алебастровый Апмс, проданный Сепрм Хеси...
        - Тот самый, что ты после выкрал из храма Птаха и унес обратно? - придвинулся к нему Мериптах.
        - Да.
        - Так вот в чем я помогала тебе! - догадалась Сенетанх.
        - Надо было, - оправдывался Кар. - Ты помогла мне раскрыть преступление, Сенетанх.
        Туанес молчала, собирая воедино все разрозненное, что было ей известно из рассказов мужа. Сейчас она стала представлять себе, что же тогда происходило.
        - Но Джаи сказал, - продолжал Кар, - что Сенмут... знает «говорящего» льва...
        - Но ведь вместо Аписа, вместо Ара в ту ночь в древней кладовой говорил ты, Кар, - уточнил Мериптах.
        - Да.
        - А видел тогда именно Сепа? Там, в подземелье?
        - Сепа! - убежденно ответил Кар.
        - Значит, Сеп рассказал обо всем Сенмуту, одному из людей Хеси, - решила Сенетанх.
        - Может, Хеси знал, какого Аписа он приобрел? - предложила Туанес.
        - Может быть.
        - А сам отказался, чтобы свалить вину на одного Сепа, - сказал Мериптах.
        - Надо узнать, - предложил Кар. - Я еще поговорю с Джаи, а тебя, Сенетанх, прошу проникнуть в дом Хеси... Он уже делал тебе подарки...
        - Это давно было, Кар, - пояснила Сенетанх. - Я была совсем девочкой, только вышла за Хену тогда.
        - Смотри, Сенетанх, иной возможности нет, - уговаривал Кар. - Смотри. Ведь Хеси против Мериптаха, он завидует ему. Просил царя отказаться от строительства Та-Мери. Злой он.
        - Хорошо, - согласилась Сенетанх.
        - Будь осторожна: у Хеси много верных людей - он богатый человек. Родственник царя...
        - Мой Хену тоже в родстве с Хем-ефом! - гордо ответила Сенетанх.
        - Все равно будь хитрой.
        - А что делать мне? - спросил Мериптах.
        - Воздвигать Та-Мери, а Туанес пусть помогает тебе... Мы с Сенетанх управимся сами...
        9
        В полумраке святилища храма бога Птаха встретились двое: главный жрец Хену и Хеси.
        Они расположились на циновке перед занавеской, за которой вновь стоял алебастровый Апис, после таинственных приключений отданный фараоном храму.
        С тех пор как это произошло, Хеси каждый раз, бывая здесь, непременно отгибал край занавески и заглядывал в нишу. Увидев скульптуру, вельможа неприязненно отворачивался.
        Уже давно свершился суд фараона. Сеп отбывает наказание, а Хеси до сих пор не знает, как его скульптура вернулась в свое подземелье тогда?
        Было ли это известно везиру Иунмину или царю? Как ни пытался Хеси разузнать - ничего не получалось. Может, и в самом деле разгневанный Апис сам проделал обратный путь?..
        От подобной мысли Хеси становилось дурно и появлялась противная тошнота. Днем, отвлекаемый различными делами, он терял эту удручающую мысль, но, когда приходила ночь, Хеси подолгу молился богам, всем по очереди, ибо трудно предугадать, кто из них знал то, что Хеси хотел уберечь от людей. И приносил обильные жертвы, понимая, что и богам не чуждо ничто человеческое.
        А потом ворочался с боку на бок, вздыхал и пытался уснуть, что не всегда удавалось ему даже под утро. Такое состояние продолжалось несколько месяцев и, правда, стало угасать, но стоило ему зайти в святилище храма, откинуть занавеску... и волна тревоги вновь захлестывала его.
        - Почему молчишь? - обратился Хеси к главному жрецу.
        - Трудно говорить умнее тебя, - схитрил Хену.
        - Ты обещал уговорить Хем-ефа запретить строить льва с его головой, а недавно Рэур снял маску с лица царя!..
        - Неужто?! - притворно изумился Жрец.
        - Так что сказал Хем-еф? Ты говорил с ним?
        - Да, Хеси. Он дал мне вот это...
        Хеси взял свисток, развернул и принялся за чтение. Его красивое лицо стало злым и отчужденным. Он в бешенстве швырнул в угол папирус и, брызжа слюной, с трудом удерживаясь от крика, выдохнул:
        - Не ты ли мечтаешь о величии жрецов, Хену?
        - Да, это верно.
        - Не ты ли строишь планы увеличения доходов от храмовой службы?
        - Правильно говоришь, Хеси.
        - Не ты ли хочешь, чтобы храмы богам строились больше, богаче, нежели заупокойные храмы царей?
        - Я.
        - А теперь ты радуешься, Хену?
        - Да.
        - Чему?
        - Царь снял с нас налоги, освободил от повинностей, Хеси. Разве этого мало?
        - Он это сделал, чтобы вы не мешали укреплению его власти, Хену. Чтобы вы стояли на месте. Этой грамотой он «охраняет» вас от возможности получить больше!
        Только теперь Хену несколько уразумел истинный смысл полученных им царских «милостей». Так опростоволоситься?! Помочь своими непродуманными домогательствами царю, между тем как сам хотел возвыситься над ним?
        - Но ведь он все же дал нам права... Они помогут расширению наших благ.
        - На это уйдут сотни лет! - воскликнул Хеси. - Теперь, после Хефрэ, другие цари с удовольствием последуют его примеру, а жрецы будущих поколений проклянут тебя за такие «права»...
        - Что же делать?
        - Добиваться, чтобы скульптуру Мериптаха снова назвали Шесеп-анхом. Надо просить, чтобы скульптуру приписали к храму бога Птаха - в этом случае твое положение станет намного лучшим.
        - Но как?
        - Хену. Ты будешь действовать через царских сыновей. Я поговорю с Рэуром. Кроме того, мы должны отомстить Мериптаху: надо мешать строительству!
        - Хорошо, Хеси, - склонил голову жрец, - пусть будет по-твоему...
        Вот Хеси покинул храм и миновал сад. Во дворе Хену он почувствовал чей-то взгляд и невольно посмотрел в окно, мимо которого хотел пройти. Хотел и... остановился. В комнате - пышнобедрая молодая женщина в белой прозрачной накидке. Застигнутая врасплох, она растерялась, сделала неловкое движение, желая плотнее запахнуться, но невесомое покрывало и вовсе соскользнуло на пол.
        - Сенетанх?! - хриплым шепотом произнес Хеси.
        - Сенеб, - ответила Сенетанх и медленно отступила в угол, чтобы видна была лишь ее голова в окне.
        - Как ты хороша! Грудь твоя стала еще больше, нежнее...
        - Я знаю это, Хеси, - спокойно сказала она. - Но проходи, ты же торопишься...
        - Я могу зайти, если хочешь.
        - Только не здесь, Хеси.
        - Тогда приходи ко мне.
        - Хорошо, Хеси. Жди меня... Я приду!
        НОЧЬ ПЯТАЯ,
        последняя в жизни Сенетанх...
        1
        Вот уже каменный лев уверенно протянул передние лапы в грядущее, мирно закинув хвост на правую сторону: ему некуда спешить...
        Мериптах почти не сходил с лестницы, высекая глаза, нос и рот фараона. Лучшие камнерезы Кемта плечом к плечу трудились рядом.
        Казалось, Мериптах позабыл обо всем на свете. Но однажды вечером, покрытый пылью и пошатываясь от усталости, он спросил Тхутинахта:
        - Сколько людей подверглось сегодня наказанию?
        - Все, кто заслужил, - чуть раздраженно ответил начальник рабочих, не терпевший вмешательства в свои дела.
        - Хорошо сказанное тобою, - кивнул Мериптах. - Камень любит характер: он сам тверд...
        Старый мастер восхищен: неужто и Мериптах взялся за ум?
        - Но в стороне остались работающие лучше остальных...
        Тхутинахт настороженно и вежливо молчит. «Какая еще мысль у Мериптаха просится на кончик его языка?» - думает он.
        - Пусть два скульптора, - приказал Мериптах, - сделают десять моделей Та-Мери.
        - Исполнят...
        - Можно из глины.
        - Хорошо.
        - Будешь награждать ими отличившиеся десятки. Понял?
        - Нет, - признался Тхутинахт.
        - Надо поощрять старательных людей...
        - Разве мало им того, что из не бьют? - удивился Тхутинахт.
        - Мало!
        Тхутинахт не посмел возразить, но лицо его выразило отчаяние - ему хочется, очень хочется уяснить смысл услышанного, но не все, видимо, подвластно человеческому уму!..
        - Заслуживщие награду, - терпеливо объяснял Мериптах, - получат двойную плату за свой труд...
        Теперь Тхутинахт понял. Оценил простоту и действенность новых мер. Тхутинахту думалось, что по части организации строительства, расстановки сил и управления работами все известно людям, тем более ему - признанному и опытному. Оказалось, в любом деле нет завершенности. Даже в новом замысле Мериптаха... И Тхутинахт невольно улыбнулся, довольный, что последнее слово может остаться за ним.
        - Тхутинахт умный, - ответил он. - Я понял дальше твоего!
        Мериптах удивленно поднял брови.
        - На весах справедливости две чаши. Так?
        - Да, Тхутинахт.
        - На одной из них будет наша награда. А на другой?..
        - Не знаю.
        - Тхутинахт знает! Не только двойную оплату получат отличившиеся, но и... двойное наказание, если провинятся!
        Мериптах засмеялся: кому много дано, с того больше спрашивается!
        - Будь по-своему, Тхутинахт.
        Строительство Та-Мери и прежде отличалось быстрым темпом, но после введения Мериптахом поощрений оно стало самым стремительным в истории Кемта.
        2
        Туанес меж тем чувствовала себя одинокой. Особенно последнее время. Она часто встречалась с Сенетанх, и они подолгу беседовали. Джаи не отходил от нее. Она даже гордилась верной привязанностью мальчика. Нередко навещал ее Кар.
        Но никто и ничто не могло заменить ей мужа.
        Она понимала, что так надо. И смирилась. Не роптала. Просто никак не могла привыкнуть. Вот если бы у нее были дети... Хоть один ребенок! Сегодня она призналась в этом Сенетанх.
        - Надо просить богов, - предложила Сенетанх.
        - Просила, - вздохнула Туанес.
        - Надо знать, как это делается... Смотри, Туанес, смотри, богов упросит Хену.
        - Твой муж?
        - Да. Пусть хоть какая-то польза будет от него...
        - Захочет ли?
        - Я прикажу ему - он захочет!
        - Пожалуйста, Сенетанх. Я подарю тебе свой браслет: вот этот, с глазом Гора.
        - Я беру подарки только от мужчин... Раньше брала...
        - Как это - раньше?
        - Не надо об этом, Туанес. Цела ли твоя фигурка из глины, что вылепил Мериптах?
        - Да.
        - Заверни ее осторожно.
        - Хорошо.
        - Пойдем к Хену.
        - Когда?
        - Сейчас, Туанес!
        И они направились в храм бога Птаха. Сенетанх - уже сейчас со строгим лицом уверенной в себе повелительницы. Туанес - с трепетом надежды. Труден мир. По-своему - сложен. Но есть боги. И если соблаговолит - многое станет доступным человеку.
        Джаи они не брали с собой. Но маленькая черная фигурка, таясь, следовала за ними. Мальчик слышал их разговор и, снедаемый любопытством, не мог отказаться от возможности внимать настоящим заклинаниям настоящего жреца.
        «Возможности»? Громко сказано! Но ничего. На месте виднее. Джаи решителен, умеет быстро ориентироваться в обстановке.
        Туанес осталась в комнате Сенетанх. Джаи - в кустарнике рядом. А Сенетанх пошла искать мужа. Ее не было долго, но, когда она появилась, Туанес поняла по выражению ее лица, что боги сегодня милостивы и Хену также.
        - Посмел бы он перечить мне! - гордо произнесла Сенетанх. - Я могу приказывать ему вот этим пальцем вот этой ноги...
        Джаи совсем притих в кустах, размышляя: как можно приказывать, да еще уважаемому служителю бога, пальцем ноги? Ему захотелось как следует рассмотреть чудесный палец, но было далековато, и он отложил это до следующего раза. Лишь бы разузнать, о каком именно пальце идет речь и на какой ноге!
        - Спасибо, Сенетанх. Когда?
        - Сейчас.
        Туанес обняла подругу и поцеловала в щеку.
        - Мы пойдем к нему вместе.
        - Хорошо.
        - Только, знаешь, Туанес... Я найду тебе укромное место, чтобы ты сама видела и слышала все, а потом... уйду. Ладно?
        - Уйдешь?
        - Ко мне придет Кар... Но ты не волнуйся... В земле под храмом есть потайной, забытый всеми ход. Я покажу его тебе.
        - Хену, наверное, надо очищаться перед общением с богами?
        - Он уже очищается целый месяц, - зло ответила Сенетанх. - Пойдем...
        Джаи слышал все слово в слово и опять удивился: ведь очищаться надо, вероятно, в воде или огне?.. Он представил себе такое длительное очищение, и мурашки пробежали по его спине. Ну и должность! Нет, Джаи не способен на такое подвижничество...
        Крадучись, он выследил женщин, приметил место входа в подземелье, подождал, пока ушла Сенетанх, и тоже спустился вниз. Тихо. Чтобы не услышала Туанес и не испугалась. К счастью, здесь была тонкая стена, как бы разделяющая ход на два. Когда глаза мальчика привыкли к темноте, а слух обострился, он без труда определил, где Туанес, и, ступая как кашка, занял место почти рядом с ней, отделенный лишь ветхой перегородкой.
        Над ним была ниша святилища храма, и Джаи разглядел в ней алебастрового Аписа, а в узкую щель увидел и самого Хену, освещенного масляными светильниками.
        Вот жрец установил на низком столике глиняное изваяние Туанес, зло осмотрел его и опустился на колени.
        - О великие боги Кемта, - отчетливо услышал Джаи (и Туанес тоже), - смотрите: я надел на свою шею магические ожерелья, охраняющие мою грудь. В них зеленый цвет Бодрости и белый - Чистоты... Вот на моих ногах браслеты, защищающие их движения... На руках моих священные узлы из папирусных веревок. Они окружили мой пульс - никому не прорвать его! На моем торсе магический пояс с ключами Жизни, Здоровья, Силы, Устойчивости. Смотрите, боги Кемта... Они сделаны из золота - царя металлов, из золота - затвердевших лучей Рэ! Я защищен амулетами. Я недоступен вам. Я не боюсь вас, боги Кемта...
        Джаи невольно сжался в комок. Он знал лишь молитвы, то есть бесчисленные просьбы людей, обращенных к богам. Но чтоб так разговаривать с властителями неба?! Это выходило за пределы даже его буйного воображения.
        - Смотрите, боги Кемта, - продолжал Хену. - Вот изображение Туанес, она мой заклятый враг. Я пишу ее имя зеленой краской на папирусе и сжигаю его в священном огне, чтобы оскверненный дым дошел до вас. Возмутил ваш дух, укрепил вашу память.
        Джаи затрепетал. Почему жрец назвал Туанес своим врагом? Может быть, это необходимо по ритуалу? А потом он признается богам, что желает Туанес добра?
        Однако Хену, совсем распаляясь от злости, говорил другое:
        - Слушайте боги Кемта, меня - Хену, великого мага. Вы исполните мою волю не только потому, что я вас не боюсь... Я не касаюсь женщины положенное время, не ем мяса, не ем рыбы. Я умастил себя бальзамом, положил за уши благовонные вещества, омыл губы свои соляным раствором, обут в деревянные башмаки, я - друг ваш! Я исполнил угодное вам, богам Кемта. Смотрите сюда: в моей правой руке волшебная палочка из слоновой кости, покрытая фигурами и знаками. Повинуйтесь ей! Вот я указываю ею на живот Туанес. Он - ваш. Это говорю вам я, сам Хор! Пусть всегда он будет пустым, не знает детей Мериптаха. Вот груди Туанес, боги. Они тоже принадлежат вам. Пусть сохнут они, чтобы никогда не давать пищу живому. Вот лицо ее - пусть постареет оно раньше времени, чтобы никто не любовался им. Лишите ее сна, лишите ее покоя, досточтимые боги, властители снов, повелители имен! Ниспошлите на Туанес самые страшные болезни, известные вам, пусть она тает подобно воску... Обратите красу ее в безобразие, молодость - в увядание, освободите члены ее от подвижности. Сделайте все это, боги Кемта: вы укрепите нашу дружбу! Еще сделайте
так, чтобы жалобы ее Мериптаху на свое нездоровье, жалобы ее друзьям на свои недуги - через слова эти передали Мериптаху свои болезни, передали недуги друзьям ее. Да будет так, великие боги Кемта, как сказал я, ваш друг, великий маг Хену. Я принесу вам достойные жертвы, я прославлю вас на площади Белых Стен, где хранится огонь для жителей столицы, поддерживаемый моими жрецами. Да будет так, сказанное мною, исполните услышанное вами: умертвите Туанес.
        Хену вошел в экстаз и стал произносить бессмысленный (для Джаи) набор слов и звуков - сладкий дым курильниц стал гуще и вскоре так окутал зловещую фигуру жреца, будто он исчез, растворился в жарком воздухе храма.
        Мальчика трясло от страха, и он, едва владея собой, почти ничего не соображая, обратился в бегство. Но тут он вспомнил о Туанес, перебежал на другую сторону подземелья и с трудом отыскал ее. Молодая женщина лежала на земляном полу в глубоком обмороке.
        Напрягая силы, Джаи вынес ее на воздух, положил на густую траву и убежал...
        Лишь к самому вечеру он окреп духом и заставил себя вернуться к месту, где он покинул бесчувственную Туанес.
        Ее уже там не было...
        3
        Тхутинахт сперва удивился. Потом - стал нервничать. А последние дни - холодок страха проник и в его душу.
        На строительстве Та-Мери начали происходить странные вещи...
        Сперва погибло трое рабочих. Кусок скалы упал на них, когда они ровняли край площадки позади каменного льва. Некоторое время спустя во время сна погибло еще девять рабочих. Их укусили змеи, неведомо как оказавшиеся среди спящих.
        Затем умерло более ста человек... На этот раз боги отравили воду для питья. Неизвестно, кто пустил такой слух, но об этом вдруг заговорили все.
        И наконец, доставая из своей плетеной корзины обед, Тхутинахт вовремя обнаружил трех маленьких змей, маслено блеснувших на ее дне. От их укуса человек умирал через пять минут...
        Паника охватила людей, и строительство прекратилось. Все ходили на цыпочках, опасаясь змей, поминутно поглядывая вверх - не упадет ли с неба камень?
        Впервые растерялся Тхутинахт, не зная, что предпринять. Только одна фигура рабочего видна теперь на спине Та-Мери, и лишь сейчас увидел его Джаи. Он сидел понуря голову, безучастный ко всему, в глубоком раздумье. Видно, ни змеи, ни камни, падающие сверху, не тревожили его.
        Мальчик издал не то крик, не то болезненный стон и чуть ли не бегом вскарабкался на шершавую спину Та-Мери.
        - Сенмут! - задыхаясь от бега, волнуясь, проговорил он. - Это я, Джаи. Как рад я видеть тебя...
        Рабочий поднял голову, и мальчик содрогнулся, глядя в его асимметричное, такое знакомое ему, а сейчас усталое, изможденное лицо.
        - Как ты попал сюда, Сенмут? Ты не уехал в Абу?
        - М-мен-ня п-п-риве-езли об-брат-н-но... - сильно заикаясь, ответил рабочий.
        - Почему ты говоришь так, спрашиваю я? О боги! Где шрам твой на правом бедре, Сенмут?!
        - Я... не Сен-н-м-м-у-ут...
        - Так кто же?
        - Я Сеп.
        Джаи, не веря услышанному, с трудом отрешается от того, что видит сам, своими глазами.
        - Но ведь ты... Сенмут, - все еще сопротивляясь действительности, говорит он.
        - Нет, я - Сеп, - безвольно и вяло ответил рабочий.
        Мальчик вновь всмотрелся в его лицо и вдруг понял: да, это не Сенмут! У того лицо было как бы слегка перекошено слева направо, а у этого... наоборот. У Сенмута глубокий шрам на правом бедре, а у... Сепа - нет его. Сенмут мускулистый, а тело Сепа еще хранило жировые складки. К тому же Сеп почему-то заикается, а Сенмут - нет.
        Убедившись в ошибке, Джаи, будто во сне, слез с каменной спины Та-Мери и направился было в грот Мериптаха, чтобы, уединившись, предаться размышлениям, но грота уже не было. Его обрубили по краям и заложили камнем.
        Тогда он подумал о Туанес и пошел к ней. Он уже знал, что Сенетанх и Кар нашли ее на траве в саду Хену и отнесли домой.
        Она пришла в себя лишь на следующий день. Джаи еще не видел ее. Возле нее часто бывал Кар, а мальчик не мог преодолеть робости при виде фокусника. Но будь что будет: если окажется, что Кар и на этот раз там, он все равно войдет в комнату Туанес.
        Но вместо Кара Джаи застал там Сенетах.
        - Сегодня я пойду к Хеси... - услышал он ее голос.
        Туанес ничего не ответила. Она смотрела в потолок, и только редкий взмах ее густых ресниц давал окружающим знать, что она жива.
        Подойдя к ней и посмотрев на ее бледное лицо, мальчик присел рядом на тростниковую циновку и, прижавшись своим горячим черным лицом к ее холодной руке, заплакал.
        Пришел Мериптах с врачом. Сенетанх поцеловала подругу, простилась с Мериптахом и, нежно обняв мальчика, отвела его в угол комнаты. Потом ласково и печально провела ладонью по его лицу, осушая слезы, вздохнула и ушла...
        Мудрый Тотенхеб, светило врачевания в Белых Стенах, задумчиво стоял у постели Туанес. Внимательно осмотрел ее, нагнулся, послушал сердце. Ощупал живот.
        - Сегодня смажьте ее медом, - распорядился он.
        Мериптах кивнул.
        - Завтра, еще три дня после - свежей кровью быка... Дать ей пить смолу священной акации, разбавленную наполовину водой - для успокоения. Причина заболевания - воля богов... Буду думать я, Мериптах, думать буду я. Основное - разгадать имя болезни, чтобы суметь воздействовать против него! А сейчас помоги мне выпустить дурную кровь...
        Джаи плохо слушал остальное. Когда Тотенхеб произносил слова «...причина заболевания - воля богов...», Джаи увидел рядом с собой на тумбочке ту самую фигурку Туанес из глины, что была в руках Хену в храме. Ну, конечно! Только он, Джаи, знает истинную причину болезни Туанес... Но сказать об этом нельзя - иначе и тот, кто услышит подробности, заболеет сам. О себе Джаи почему-то не подумал. Только Джаи знает истину и сумеет помочь Туанес!..
        Взрослым было не до него, мальчик зорко осмотрелся, бережно взял обеими руками скульптуру, спрятал ее за спину и, пятясь выбежал из дома...
        4
        Откинув занавеску, Кар увидел оголенную спину Сенетанх. Красавица сидела на полу у шкатулки, в которой она хранила свою коллекцию. Но, странное дело, браслеты и ожерелья, флаконы для ароматных масел и гребни, подаренные ей многочисленными поклонниками, были свалены кучей в корзинке для мусора...
        Все!
        Хотя нет...
        На правой ее ладони простой камень, подаренный Каром в час их первого свидания. Она пальцем нежно ласкает его отшлифованные Великой Хапи бока.
        «Выкинет тоже в корзинку?..» - встревожился Кар.
        Дотянувшись до туалетного столика, она положила на него камень и теперь любовалась им издали.
        Кар самодовольно улыбнулся. Мужчине лестно видеть себя победителем, особенно имея столько соперников...
        «Я хорош, красив я, - с удовольствием подумал Кар. - Девушки ходят за мной, как тень за телом... Пусть Сенетанх тоже воздаст хвалу мне, но пусть похвала ее моим доблестям не отвергает внутренность моего молчания!»
        И, гордый увиденным, ушел бесшумно и незамеченным.
        5
        Это страшное утро началось тихо.
        Толпы рабочих сгрудились на берегу Хапи. Безмолвно. Неподвижно. Кто сидит на камнях, кто стоит. Взоры всех направлены в сторону бригадиров, нерешительно направлявшихся к строительной площадке - вернее, к Тхутинахту, сидевшему у входа в нижний заупокойный храм фараона.
        Вот подошли они к нему. Вот стали. Вот, словно сговорившись, пали ниц.
        - Ну?.. - угрюмо произнес Тхутинахт.
        - Ты первый над нами, - хором негромко заговорили они. - Начальник рабочих.
        - Слушаю я говоримое вами.
        - Смотри, Тхутинахт, смотри... Как работать нам? Люди хотят заслужить ласку своих начальников. Хотят они.
        - Ну?
        - Усыпи гнев свой, Тхутинахт. Выслушай. Как работать, говорим мы, если смерть окружает нас?
        - Верно говорят они, верно! - вдруг послышался громкий бас, и из-за колонны позади Тхутинахта появился Хену.
        При виде громадной фигуры Главного жреца Тхкутинахт склонился, он сложил ладони вытянутых рук вместе, не смея в упор смотреть на верного слугу божества скульпторов и камнерезов, великого мага Белых Стен.
        - Пусть скажут они вновь просимое ими, - приказал Хену.
        - Они боятся змей, - пояснил Тхутинахт, - камней, падающих с неба, отравленной воды...
        - Я разговаривал с богами, - повелительно произнес Хену, - их желание известно мне. Смотрите, люди, смотрите... Среди вас есть Сеп, осквернитель Города мертвых.
        - Да, есть такой, досточтимый жрец, - ответил бригадир Менхепер. - Он в моем десятке.
        - Накажем его между землей и небом. Тогда все прекратится. Вы сможете работать не боясь, люди.
        Бригадиры молча смотрели на Тхутинахта. Хену смерил его грозным взглядом и пробасил:
        - Понял ты, Тхутинахт, веление богов, спрашиваю я?
        - Да, - угрюмо ответил Тхутинахт.
        - Что скажешь ты в ответ?
        - Приказывай великий начальник мастеров, слуга Птаха, действуй, как считаешь нужным...
        - Возвращайтесь к рабочим, - приказал Хену бригадирам. - Скажите им: пусть займут свои места, пусть смотрят... А ты Менхепер, пришли в место наказаний осквернителя Сепа.
        - Исполню, великий начальник мастеров, - хмуро сказал Менхепер.
        ...Тысячи глаз устремлены к месту наказаний. Вот привели туда Сепа, и жрец, указывая на него пальцем, что-то гневно говорит ему.
        Сеп стоит с опущенной головой. Понимает ли он, что говорят ему? Или безразличие овладело им? Или сознание своей вины породило в нем смирение и готовность?
        С любопытством смотрят роме на обреченного. Если боги потребовали его - значит, так надо. Жрецам виднее. Сеп - осквернитель Города мертвых, он связал себя с темными силами, используя которые уже успел умертвить десятки людей.
        Хорошо, что жрецу удалось разгадать его коварство, доложить богам и уговорить их защитить невинных. Разумеется, уступчивость богов должна быть вознаграждена. Очень хорошо, что виновник многих несчастий на строительстве и понес ответ.
        Вот четыре дюжих нубийца взяли Сепа за руки и за ноги, распластали на песке, а потом дружно оторвали от земли и как бы распяли его на весу.
        Палач совершил омовение священной водой Хапи, взял в правую руку гибкий трехгранный стебель папируса, взмахнул им - и первая косая полоса легла на спину Сепа.
        Жрец стал рядом и затянул молитву. Палач со свистом наносил удар за ударом. Толпа зрителей, облепившая Та-Мери, замерла в нервном напряжении.
        Тело Сепа дергалось в руках нубийцев, но в наступившей тишине ни один стон его не присоединился к свисту розог, которые услужливый помощник время от времени заменял свежими и подавал палачу.
        Хену что-то сказал, и палач, кивнув, стал наносить удары медленнее и точнее. Вот он опустил розгу острой гранью на спину Сепа, едва заметно повернул ее сперва налево, потом направо и слегка потянул на себя, оставляя на бронзовых лопатках казнимого глубокие кровавые канавки.
        Палач плеснул на голову Сепа воды из кувшина, а Хену извлек из белого мешочка, что висел у него на золотом поясе с амулетами, горсть мелкой, как пудра, толченой соли и принялся втирать ее в длинную рану.
        Теперь громкий вопль вырвался из груди жертвы, и лицо главного служителя бога Птаха посветлело: это свидетельство того, что богам угодно творимое!
        Розовой пеной пропитывался воздух над телом Сепа, порой даже темно-алые струйки крови стекали на золотистый нежный песок, и палач с удвоенным усердием мастерски срезал с опухающего на глазах тела небольшие кусочки кожи, которые срывали с гудящей розги и разлетались далеко вокруг.
        Это была настоящая работа, и палач Сенна всенародно демонстрировал свое искусство. С профессиональным остервенением. Дж-ж-жик-к!.. - и тонкий срез живой ткани с еще наполненными кровеносными сосудами и воспаленными нервами взвивался к сухому жаркому небу. Дж-жик! - и новый вопль Сепа услаждает слух богов.
        Пусть камнерезы и скульпторы, все роме знают, что и среди палачей есть мастера, великие старанием и умением, достойные славы!
        Толпа не выдержала. Безумие охватило ее. Люди бессмысленно что-то кричат друг другу, прыгают, лица у многих исказились, глаза широко открыты. Они царапают себя, чтобы и собственная кровь присоединалась к ручейкам, стекавшим с Сепа, - боги Кемта станут еще милостивее.
        Тысячи глоток, ревущих, стонущих, вопящих, как бы слились в одну - и мощный гром дикого экстаза подняли вихри песка и пыли, окутавшие горячие камни Города мертвых.
        Глаза жреца загорелись религиозным вдохновением... Вот он схватил пучок розог и, чуть ли не оттесняя палача, добивает Сепа. Геркулес Хену уже не помнит себя от ярости, он бьет все время по правому плечу Сепа. Оно превращается сперва в шар из мяса и крови, потом вся эта масса теряет форму и остатки сопротивляемости, розги входят в нее все легче и глубже.
        Мертвое тело Сепа тупо уткнулось в песок, а занесенные над ним розги остановились в воздухе - экзекуция окончена. Главный жрец так и сказал: «Накажем его между землей и небом».
        Толпа смолкает. Сотни людей на камнях, обессиленные, с трудом ловят воздух, но глаза их смотрят в одну красную точку - теперь беды минуют их!
        Слуги палача завертывают в глубокое полотно то, что осталось от Сепа, и уносят на Запад, где умирает сам Рэ, - за пределы Города мертвых, на съедение диким зверям и птицам.
        Тхутинахт объявляет два часа отдыха - он понимает, что сразу приступать к работе нельзя. В душе он встревожен тем, что здесь нет Мериптаха, его брата Анхи, нет высоких начальников. Но здесь Главный жрец бога Птаха, Тхутинахт не может его ослушаться...
        ...Когда жене Сепа сообщили о новых преступлениях ее мужа и казни, Исет рассмеялась. Угостила обедом тех, кто принес ей страшную весть. Проводила, как провожают желанных дорогих гостей. Потом оделась в лучшее свое платье из тонкой, почти прозрачной белой ткани и, безумная, вышла из дома.
        По улицам Белых Стен она шла, лучезарно улыбаясь встречным. Миновав западную окраину столицы, Исет босиком прошла по раскаленному песку, не чувствуя ожогов, и принялась бродить по пустынным улицам Города мертвых.
        Она останавливалась у каждой гробницы, осторожно стучала в нее костяшками пальцев, негромко спрашивала: «Сеп, это ты, мой любимый муж, властелин моего сердца, отец моих детей?..»
        И, прильнув ухом к суровым камням, тщетно прислушивалась, обходя каждую гробницу со всех сторон. Ответа не было, и терпеливая Исет являлась сюда на следующий день.
        ...Пройдет очень много лет, окончатся события, послужившие основой нашего повествования, уйдут на Запад многие участники его, а бедная Исет, поседевшая и высохшая от старости, все так же будет бродить по улицам растущего день за днем Города мертвых, с надеждой стучаться в стены гробниц, тихо спрашивать: «Это ты, мой Сеп?..» - и с надеждой прислушиваться, прислоняясь чутким ухом к безмолвным камням...
        6
        - Входи, Сенетанх, входи, Сенеб! - голос у Хеси дрожит от нетерпения.
        Вельможа надолго задержал взгляд на ее обнаженных плечах, еще дольше - на крепкой, словно кокосовые орехи, груди. А когда увидел ее ослепительные ноги, звуки застряли в его горле и руки сами потянулись к хрупкой талии.
        Сенетанх увернулась от объятий и усмехнулась.
        - Я подарю тебе, - страстно шепчет Хеси, - пять золотых ожерелий.
        - Нет, - мотнула головой красавица, позволив однако, вельможе слегка коснуться себя.
        - Десять!
        - Нет, Хеси... - ее удлиненные черной краской глаза закрылись.
        - Пятнадцать!!
        Сенетанх не успела набавить цену: за дверью послышался шум и кто-то постучал. Хеси мгновенно втолкнул Сенетанх в спальню и задернул плотную штору.
        И вовремя: в первую комнату, иногда заменявшую Хеси мастерскую, вошел... Хену.
        - Сенеб, Хеси!
        - Сенеб... Видеть тебя - радость...
        - Чем взволнован ты, спрашиваю я?
        - Да вот, смотри, работаю я... Поднимал на стол эту скульптуру... Тяжелый камень...
        - Желание твое исполнил я, Хеси: Сепа больше нет!
        - Почил Сеп на своем великом месте, - с явным удовольствием ответил Хеси, думавший лишь о том, как бы спровадить мужа той, что спряталась рядом за занавеской. - Ты друг мне, Хену. Друг! Я приду к тебе завтра.
        - Хорошо.
        - А сейчас жертву богам хочу принести я: благодарность воздать молитвой им...
        - Иду я, иду, Хеси. Пусть приятной будет твоя беседа с богами!
        Хену ушел, тяжело и громко ступая деревянными подошвами своих сандалий. Вельможа устремился к Сенетанх. На этот раз его цепкие руки успели обнять ее. Сенетанх не сопротивлялась. Ее лицо стало бледнее, чем до визита Хену. Может быть, она слышала их короткий разговор? Или ее напугал приход мужа?
        Вельможа не заметил происшедшей в ней перемены.
        Горделиво улыбаясь, она подумала о том, что вот Хеси держит ее в своих руках, а на самом деле - он пылинка в ее ладони; вот он несет ее на ложе, а по существу лишь запутывается в ее сетях, как рыба; вот Хеси что-то говорит ей, а в действительности - она повелевает им.
        Возгордилась Сенетанх.
        А гордыня - глупая советница. «Теперь, - подумала она, - Хеси выполнит любое мое желание...» Не ведала она, что всегда была лишь игрушкой - особенно для вельмож, что таких воспитывали для себя они. Только для себя.
        - Мне не надо золота, Хеси, - сказала она. - Ответь: сколько Сепов в Белых Стенах?
        - Я не пойму тебя, Сенетанх.
        - Знала я Сепа, у которого шрам на бедре. Слышала я, Хеси, осужден Сеп - без шрама...
        - Где знала ты... первого? - страсть мигом покинула Хеси. Голос его стал твердым.
        - Там, на берегу...
        - Когда?
        - Давно. В ночь, когда он хотел убить Нефр-ка, отца Кара.
        - Кому же ты... рассказала об этом?
        - Тебе. Сейчас.
        Хеси вновь стал нежным, внимательным. Чутко прислушавшись и убедившись, что близко нет слуг, заранее отосланных им в свои комнаты, он, приняв новое решение, приласкал красавицу.
        - Уйдем отсюда, Сенетанх.
        - Куда, Хеси?
        - На берег Хапи. Я давно не был с тобою там...
        - Хорошо, - не оправившись от удивления, согласилась Сенетанх.
        Они незаметно выскользнули из дома и спустились с холма, где за высокой стеной богатый дом вельможи. Река протекала почти рядом, но Хеси, обняв Сенетанх за плечи, увлек ее вдоль берега к северу.
        Здесь пустынно, и черная безлунная ночь мгновенно укрыла их. Хеси вывел ее на ровную и гладкую тропинку. Сенетанх удивилась еще больше: если идти так дальше - они выйдет на высокий берег залива, где обитают священные крокодилы.
        - Ты знаешь, куда ведешь? - спросила она.
        - Знаю, Сенетанх. Не бойся. Там хорошая трава. Там никто не бывает в эту пору...
        Снизу тянуло влажной прохладой. Ровное журчание воды прерывалось отчетливым чавканьем. Подойдя к краю обрыва, Сенетанх наклонилась, будто в этой могильной темноте можно было рассмотреть бугристые спины четырехлапых чудовищ... И вдруг - сильный толчок сбросил ее вниз.
        7
        Прошло несколько дней после казни мастера Сепа. На строительстве Та-Мери действительно стало спокойно: не падали камни на роме, не кусали их змеи, вода для питья оставалась свежей и вкусной.
        Вовремя пришел им на помощь Главный жрец Птаха. Не будь его и богов - проклятый Сеп умертвил бы всех. Слава Хену! Его хвалили бригадиры, а жены рабочих продолжали носить ему подарки.
        Ведь как удобно жить, когда над тобой есть боги и их слуги, верные посредники жрецы. Даже Мериптах, узнав о случившемся, ничего не сказал Тхутинахту, Да и что мог сказать он, сам моливший богов вновь даровать здоровье Туанес?
        Но пока не помогали ей ни компрессы и окуривания, ни полынная настойка, ни кора гранатового корня, ни пчелиный яд. Мериптаху удалось прочитать несколько глав из древней книги, написанной Афотасом, сыном Мена, первого фараона Кемта, и «Тайной книги врача» самого Имхотепа. Да, видно, не каждому смертному дано проникнуть в значение металлов в жизни человека, воздуха, что, пройдя легкие, освежает сердце и из него по артериям бежит по телу.
        Мериптах окрасил ногти Туанес на руках и ногах и синеющие губы в красный магический цвет крови, но боги не оценили его стараний.
        Она бледнела и худела.
        Чем больше богов, тем больше опасностей, что не только один из них может на тебя рассердиться. Наверное, потому говорят во все времена и у всех народов, что беда не ходит одна.
        Исчезла вдруг Сенетанх!..
        Кар сделал все возможное, чтоб хоть как-то напасть на ее след. Безрезультатно. Только сейчас почувствовал Кар, что значила для него Сенетанх. Тоска охватила его. Одна лишь память осталась: ожерелье, подаренное ей тем, кто почему-то назвал себя Сепом.
        Вначале Кар хотел его выбросить, и только случайно оно осталось у него в доме. Сейчас Кар надел дешевое ожерелье на свою могучую шею и ценил его не меньше, Чем Сенетанх тот простой камешек, что он «подарил» однажды ей. И не снял даже тогда, когда по городу распространились слухи, будто Сенетанх сбежала от опротивевшего ей мужа в район Дельты с каким-то юношей. Глупый Хену не только не пытался ее разыскать, а проклял в своем храме. Да и зачем искать, если это так похоже на правду.
        - Это так, - вздохнув, сказал и сам Кар в разговоре с Мериптахом.
        - Все может быть, - меланхолически ответил Мериптах, - все...
        Кар хотел рассказать о том, как он случайно подсмотрел Сенетанх в одиночестве, выбросившую свои подарки, кроме его камня. Хотел, но воздержался. Теперь это ни к чему. А нерассказанное подчас - дороже и ближе.
        - Разгневали мы чем-то богов, - раздумчиво сказал в тот вечер Мериптах. - Может, оттого что маленький лев с головой человека, Шесеп-анх, найденный тобой в древней кладовой скульпторов, еще у нас? Ведь мы даже не знаем, чье лицо изображено на нем?
        - Кто его знает...
        - Отнеси его, Кар, на место. Хорошо?
        - Отнесу, Мариптах. Это не трудно.
        - Он ведь не нужен мне. Я сделаю своего льва совсем по-иному.
        - Ладно, Мариптах. Отнесу. Успокою его дух...
        НОЧЬ ШЕСТАЯ,
        печальная...
        1
        Кар идет в кладовую древних скульпторов. В левой его руке диоритовый Шесеп-анх, завернутый в пальмовые листья. Рядом - смельчак Миу. Дневная жара спадала, но заходящее солнце слепит глаза Кару, невольно замедляющему шаг.
        Кот то и дело обгоняет хозяина: ему не мешает божественное светило - от холма, на котором раскинулся Город мертвых, легла длинная тонкая тень.
        Изломанная линия Запада обагрилась кроваво-огненной полосой заката, предвещавшей бурю. И сейчас ветерок заметно посвежел, но пока еще прозрачен и шевелит лишь легкие зерна песка на поверхности барханов.
        - Не будь нахалом, Миу, - сказал Кар. - Учись у меня скромности: не спеши...
        Кот выгнул спину, поднял хвост к холодеющему небу и замурлыкал. Настроение у обоих - отменное.
        Подойдя к знакомой, рассыпающейся в прах стене, кот приметил, что вход открыт, и шмыгнул в отверстие. Но услышал призывный свист Кара, встревожено ощетинился и вернулся.
        - Мяу?
        - Здесь кто-то был, Миу, - шепотом объяснил Кар, - а возможно, и сейчас там: камень-то рядом.
        - Мяу...
        И они тихо, не торопясь, вошли в подземелье. У развилки ходов, как обычно, свернули влево, но Миу, уловив горелый запах светильника, остановился. Кар погладил кота по спине, как бы давая знать, что уже настороже, и они двинулись дальше.
        Вот впереди показалась тусклая полоса света. Друзья замерли неподалеку от входа в зал, где раньше стоял алебастровый Апис. Один - размышляя, другой - ожидая простых и четких указаний.
        Кар мысленно восстанавливал в памяти обстановку в кладовой после своего последнего визита. Тогда они вместе с Мериптахом многое переставили с места на место и несколько загромоздили правую часть входа. Если никто не убрал камни и скульптуры, то сейчас можно неплохо притаиться за ними и кое-что увидеть, если, конечно, там есть на что посмотреть...
        Подобравшись ползком, Кар убедился, что все в порядке, и услышал чье-то бормотание:
        - О великие боги Кемта, властители здоровья, слов, имен, вершители людских судеб. У меня нет амулетов, нет золота. Не знаю я своих родителей, боги Кемта; меня просто зовут Джаи... Но я никому не делаю зла - я только потребляю его, как люди едят хлеб... Я хороший, умный, добрый... Я люблю Туанес! А вы наслали на нее болезнь по наущению жреца Хену. Не слушайте его, боги Кемта. Исцелите ее!
        Кар вытянул шею и увидел Джаи, склонившегося в молитвенной позе перед глиняной фигуркой Туанес.
        Подтолкнув кота вперед, но придерживая его левой рукой, Кар осторожно положил на земляной пол диоритового Шесеп-анха и негромко стукнул камнем о камень.
        - Кто там?! - встрепенулся мальчик. - Ах, это ты, друг мой Миу?
        - Да, Джаи, это я, Сенеб.
        - Сенеб, Миу. Но как ты нашел меня?
        - Лучше объясни, как ты очутился здесь?
        - Так ведь это я первый случайно наткнулся на эту кладовую. Ты один, Миу?
        - Один, Джаи, не беспокойся, продолжай...
        - Хорошо, что ты здесь, Миу! Мне надо поговорить с тобой... Никому из людей не могу я рассказать то, что знаю, ибо это принесет им вред. Иное дело ты, мой добрый кот!
        - Говори, Джаи, говори.
        - Еще давно, играя в этих местах, я увидел вверху дыру в песчаном холме. Вон ту, что открыта сейчас, - мальчик указал на потолок, в котором виднелся кусочек совсем потемневшего и слегка запыленного неба. - Потом я рассказал Сенмуту, точильщику инструментов у Хеси. Он был здесь. Привел своего хозяина. Но доложил ему, будто он - Сенмут - открыл это место, а не я!..
        - Понятно, Джаи.
        - Хеси был доволен. Услышанное усладило его. Приказал он освободить помещение от песка. Много работал здесь Сенмут, а я помогал выносить корзины наружу. Хеси приказал Сенмуту все хранить в строгой тайне...
        - Почему?
        - Хеси брал здесь старые скульптуры, обновлял их, стирал надписи, а после выдавал за свои!
        - Ого! - воскликнул Миу и присвистнул.
        - Ты умеешь свистеть?! - поразился Джаи.
        - Немного, - смутился кот. - Не обращай внимания. Говори...
        - Так было до истории с Аписом, что стоит сейчас в храме бога Птаха.
        - Слышал я о ней, Джаи, слышал.
        - После Хеси отослал моего защитника Сенмута в его родной город Абу. Один я теперь, Миу... Потом подружился с Туанес, Мериптахом, с тобой, Миу...
        - Спасибо, Джаи. Продолжай.
        - Сенетанх принесла Хену вот эту фигурку Туанес, чтобы он своими заклинаниями помог ей иметь детей. А он...
        - А он?
        - ...наслал на нее болезнь. Уговорил богов Кемта умертвить ее!
        И мальчик рассказал о том, что он видел и слышал, прячась под полом святилища в храме Птаха.
        Все стало ясным. Кар торопился покинуть подземелье и дважды дал знать об этом Миу, но коту почему-то понравилось здесь, он даже замурлыкал и удобнее примостился на гладком прохладном камне.
        Кар сердито дернул его за лапу, и кот яростно огрызнулся.
        - Что с тобой, Миу? - удивился Джаи.
        - Царь блох забрался мне под хвост, - соврал кот. - Я ухожу, Джаи. Не советую долго оставаться здесь и тебе: скоро буря. Сенеб!
        - Прощай, Миу. Я еще буду просить богов Кемта, потом уйду...
        Однако не до молитвы стало Джаи. Нервное напряжение последних дней вконец измотало его. Разговор с котом немного успокоил мальчика. Зато верх взяла усталость. Он свернулся калачиком на мягкой куче песка и крепко уснул.
        Тем временем Кару удалось совладать с котом, зажать ему морду руками и вынести непокорного под открытое небо.
        - Миу, - зло сказал он, опуская его на землю, - не советую становиться моим врагом!
        Кот поджал хвост, понурил голову и преданно лизнул ногу хозяина. Кар только махнул рукой и вздохнул...
        2
        Хену спал в саду. Ножки его высокого ложа из крепкого финикийского кедра стояли на плоских камнях, уложенных в ямки, наполненные водой из Великой Хапи. Скорпионы и всякая мелкая нечисть не смогут пробраться к нему. Несколько овечьих шкур, разбросанных вокруг, должны остановить случайную змею. Сетка вверху охраняла жреца от жителей деревьев. Лишь свет луны, дробясь на узкие лучики, с трудом достигал ленивого тела жреца.
        Хену почувствовал на себе чей-то взгляд и проснулся. Сперва он подумал, что это «лесной человек» из негритянских легенд далекого юга - так широк в плечах незнакомец, так высок, так грузно дышал от ярости, так блестели в полумраке его глаза.
        И крепко струхнул: одно дело боги, души умерших, зверье и другое - человек, да еще чем-то разозленный и «лесной»...
        - Вставай, Хену, вставай! Это я - Кар. Ты между Востоком и Западом... Я твоего благополучия хозяин.
        Хену привстал, смекнул - что к чему.
        - Чего хочешь ты? Почему пришел сюда ночью?
        - Я знаю, Хену, болезнь Туанес - твое коварство. Все знаю! Она - жена моего друга. Ты должен упросить богов вернуть ей здоровье. Смотри, Хену...
        Жрец отогнал от себя сон, встал и медленно выпрямился во весь свой гигантский рост. Теперь они прямо смотрели друг другу в глаза, сравнивая возможности для поединка.
        - Силен я, Кар, могуч, словно бегемот.
        - Это верно, - согласился Кар. - Моя сила равна твоей, да еще ловок я, точно павиан. - Я могу зубами откусить твои уши, еще нос, еще перегрызть руку...
        - Если я не захочу перед тем свернуть тебе челюсти!
        - Я ногой убиваю собаку.
        - А моя одна нога сильнее твоих двух!
        - Я животом своим раздавлю тебя, как муху.
        - Мой кулак пройдет сквозь него...
        - Смотри, Кар, я могу сорвать тебе голову, как цветок со стебля.
        - Но я быстрее, я разорву тебя пополам.
        - Я брошу тебя на небо, чтобы ты упал трупом!
        - Тело мое - скала, словами не поднять его! Померимся?
        Они молча охватили друг друга и, топча траву, закружились, пыхтя от натуги, скрипя зубами от злости. Хену замолк, могучие объятия Кара стиснули жрецу дыхание, почти остановили сердце.
        Бросив Хену на спину, Кар расправил затекшие члены, довольный победой, с хрустом раздвинул плечи и хрипло спросил:
        - Понял ты, Хену?
        Жрец медленно приходил в себя и молчал.
        - К тому же еще ты дурак, Хену, - убеждал Кар. - При моем же уме твой путь в Царство Запада ускорится. Покорись!
        - Хорошо, Кар. Но мне нужна фигурка Туанес из глины. Та самая, - схитрил жрец.
        - Не ври, Хену. Та самая фигурка уже не годится для новых заклинаний: или фигурка другая, или другой заклинатель при скульптуре прежней. Напиши ее имя красной краской на папирусе.
        - Хорошо, ступай, Кар.
        - Нет, Хену, ты при мне сделаешь все. Я буду свидетелем, угодным богам.
        Хену неловко поднялся с земли, и они вдвоем направились к храму. Надо покориться. Жрец уразумел, на чьей стороне перевес.
        У ворот храма их настиг первый песчаный шквал, он ударил им в спину множеством иголок и грубо втолкнул в пустынный мощеный двор жилища бога Птаха.
        Начиналась буря, грозившая Кемту бедствиями и разрушениями. Миллионы тонн песка полетели стеной из глубины Африки с шипением и воем - это краснолицый Сет набрасывался на все живое, закрывая лунный и дневной свет.
        Опасные дни наступили в Кемте...
        3
        Хеси опять отослал слуг, готовясь к тайному визиту. На этот раз не обворожительная красавица собиралась навестить его, и поэтому мысли изнеженного вельможи приняли более серьезное направление.
        На земле всегда были счастливцы. Хеси - один из них. Чтобы ни происходило вокруг, какие бы беды ни настигли людей, Хеси неизменно с любопытством взирал на чужое горе и не ведал своего.
        С детства привык к роскоши. Его отец - начальник области Он, где жили жрецы златоглавого Рэ, - приходился родственником царю, как и его мать Ин. Но вот что-то произошло между ними, и мать уехала с Хеси от отца в дом своих родителей в Белых Стенах.
        До совершеннолетия, то есть до шестнадцати лет, Хеси воспитывала мать. Она так и не вышла замуж вторично. Возможно, ожидала, когда отец Хеси позовет их обратно?
        Этого не случилось, и мать принялась внушать Хеси, что отец его - человек недостойный, грубый, жестокий. Великое счастье для них, что они вовремя покинули его. Тысячи мужчин мечтают о такой, как Ин, уверяла она. Только намекни - и прибегут к ней толпой, нетерпеливой, просящей. Только согласись - сложат к ее ногам богатства Кемта. Но Ин посвятила себя воспитанию сына и оказалось во сто крат благороднее его отца!
        Вначале Хеси верил ей. А потом...
        Оказалось, отца можно не уважать! Хеси, рано усвоивший это, однажды подумал: значит, можно не уважать и мать?!
        «Созрев», он навсегда оставил Ин, так и не понявшую, почему ее сын оказался безжалостным и холодным к родной матери.
        Придворные фараона без труда сеяли семена своей «мудрости» на почву, взрыхленную Ин. Эгоизм и тщеславие Хеси пришлись ко двору, и он постепенно добился недурного места при фараоне...
        Хеси - скульптор. Его божество - покровитель мастеров Птах. Ему поклонялся вельможа, желая славы художника. Не скупился на жертвоприношения. Но суровый Птах будто не замечал своего блистательного ревнителя. Не давал ему таланта, не помогал, когда Хеси брал в руки резец и молоток или влажными пальцами мял бездушную глину.
        Вельможа искренне молился Птаху, но бог оставался равнодушным к нему. В красивой и всегда ясной голове Хеси родилась еще одна мысль: если можно не уважать отца, отвернуться от матери, то кто и что помешает ему предать Птаха?
        Ответ на мучивший его вопрос Хеси нашел в новом волеизъявлении царя, объявившего себя сыном бога солнца Рэ...
        Хеси выглянул в окно: незнакомые слуги внесли во внутренний домовый дворик скромные носилки с верхом, укрытые белыми занавесками. Вот помогают они сойти молодому и такому же красивому, как Хеси, бритоголовому Главному жрецу бога солнца Рэ из города Он.
        Выбежав из комнаты, Хеси преклонил перед ним колена.
        - Сенеб, уважаемый Рэ-ба-нофр, рад видеть тебя в своем доме!
        - Сенеб, Хеси. Ты звал меня, теперь я здесь. Чем объяснить таинственность нашей встречи, просимую тобой? Я соблюдаю ее...
        - Все скажу, Рэ-ба-нофр, все объясню тебе я.
        - Уж не хочешь ли ты оставить Птаха? Перейти в слуги великого Рэ, отца здравствующего царя нашего? Переселиться в наш ном, где начальником твой отец?
        - Ты все знаешь наперед, мудрый Рэ-ба-нофр?!
        - Мои люди окружают тебя тоже, Хеси, - усмехнулся Рэ-ба-нофр. - Если бы ты не позвал меня сегодня... плохо пришлось бы тебе завтра! Однако для разговора нужна своя обстановка. Идем...
        4
        Будто на дне песчаного бурного моря жил эти дни Нижний Кемт. От Белых Стен до Великой Зелени все погружено в ревущие потоки песка и пыли.
        Почти не стихали свист и вой урагана. Словно боги передрались между собой. Прекратились работы в Городе мертвых, с нескольких шагов нельзя было различить гордые очертания Та-Мери. Даже Великая пирамида потонула в темном неистовстве неба.
        Ветхие хижины окраин в первые же дни сдул злой Сет, и бедняки перебрались в ближайшие гроты и пещеры или копали для себя временные убежища в крутом берегу Хапи.
        Устояли лишь крепкие дома, такие, как дом Кара и его отца. Но даже их двор час за часом засыпал песок. Пришлось перевести зверей в жилые комнаты. Страх и уныние охватили веселых роме, упавших духом перед мощью африканской природы.
        Маленький черный Акка впервые провинился: не уберег огонь в очаге!
        - Прости, Кар, - заплакал пигмей. - Уснул я, уснул... Бей меня палкой, бей.
        - Если б я смог извлечь из тебя хоть одну искру! - горько пошутил Кар. - Принеси дерево для добывания огня.
        - Искал я, искал, - грустно ответил Акка. - Все поглощает песок... Не нашел я.
        - Худо нам! - посерьезнел Кар. - Бери кувшин с водой, светильник, фитили, пойдем на площадь.
        На их счастье, буря утихла на часок-другой, как бы отдыхая и набирая силы для следующего порыва. Увязая в рыхлом песке, долго пробирались они к Площадке Огня, в центре столицы. Здесь жрецы из храма Птаха днем и ночью, из года в год, хранили огонь для общего пользования.
        У входа сидела, поджав ноги и обхватив их худыми руками, седая старуха в оборванном темном платье. Миновав ее, Кар согнулся чуть не вдвое, чтобы пролезть в огнехранилище, как вдруг раздался испуганный крик:
        - Берегись, Кар, назад!
        Отпрыгнув в сторону и мгновенно развернувшись, Кар увидел старуху перед собой. В занесенной над ним старческой руке блестел нож. Акка мячиком кинулся ей в ноги и сбил на песок. Одним движением фокусник обезоружил старуху и удивленно спросил:
        - Что с тобой, старая женщина? Я впервые вижу тебя... За что ты хотела убить меня?
        Глаза ее злы и блестящи, как у Миу, завидевшего дичь. Она шипит от ненависти, не в силах выговорить слова. Извивается и бьется от ярости в его сильных молодых руках, плюет ему в лицо. Старается ударить слабыми старческими ногами.
        - Объясни, старая женщина! - повелительно прикрикнул Кар.
        - Ты... - наконец с трудом произнесла она. - Ты умрешь от моей руки. Я ищу тебя повсюду! Я Мент - кормилица Сепа... Мои груди вскормили его не для того, говорю я, не для того, чтобы ты оболгал его!
        Кар невольно отпустил ее. Воспользовавшись свободой, Мент кинулась на него и уже было вцепилась ему в горло, как вдруг увидела на шее Кара ожерелье и отпрянула.
        - Откуда оно у тебя?
        - Подарила Сенетанх, жена великого покровителя мастеров, слуги бога Птаха, Хену...
        Старуха вновь впала в ярость, желтая пена выступила на ее ссохшихся губах, она стала корчиться, судороги сводили ее костлявое тело.
        - Воды!
        Растерянный Акка плеснул на нее из кувшина, но еще долго длился у старухи нервный припадок, сменившийся вялым спокойствием и безразличием. Вот вытянулось ее тело на неровном колючем песке. Вот она сама повернулась на бок, пристально, не мигая, смотрит на Кара.
        - Дай, - говорит Мент.
        Кар послушно снял с шеи ожерелье и протянут ей.
        - Оно... - тихо сказала Мент. - Я сделала его... Давно было... Двое детей родилось сразу у жены отца Сепа. В городе Абу, где я тогда жила. Меня позвали к ней принимать роды... Но женщина, по велению богов, может дать жизнь только одному ребенку - весь Абу знает это... Другому не будет счастья ни здесь, ни в Царстве Запада...
        - Говори, - просит Кар, когда Мент умолкает.
        - А рядом бедная женщина родила мертвого... Тоже я принимала... Бегала из дома в дом... Сама произносила заклинания... Посторонних в ту ночь не было никого, даже отца Сепа... Я подменила мертвого одним из близнецов, а труп положила... рядом с Сепом... Чтобы в разных семьях росли близнецы...
        - Кто знает это, Мент?
        - Я... теперь ты... еще он, - старуха указала взглядом на Акка.
        - Продолжай, Мент, очень прошу!
        - После сделала я ожерелье... Если посчитать зерна эбени в нем, куски лотоса... будет время рождения близнецов... Я подарила его... тому...
        - Как зовут другого?
        - Сенмут...
        - О боги! - простонал Кар. - Вам было угодно сделать так, что мы приняли Сенмута за Сепа... Я помог осудить невинного, я!
        Теперь Кар принялся рассказывать старухе, как все произошло.
        - У меня есть свидетель: мальчик. Джаи - зовут его.
        - Надо отомстить Хеси, - сказала Мент.
        - Верно говоришь. Перед самим царем разденем его душу!
        - Помоги, - молит Мент. - Пусть хоть теперь возрадуется Ка моего Сепа...
        5
        Многодневная буря как бы заточила дома и Хеси. Часами слонялся он по комнатам или лежа предавался размышлениям. Его мечта - стать Главным скульптором царя, окружить свое имя славой и ореолом благородства.
        Хеси посмотрел на правую стену и мысленно изобразил на ней все благоприятствующее ему.
        Родство с царем - раз. Тайный сговор с главным слугой бога солнца Рэ, обещавшим сделать его жрецом храма в городе Он, - два. Смерть Сенетанх и удачно придуманная версия о ее бегстве с молодым любовником - три.
        Безграничное влияние на Хену и его приспешников: этот здоровенный дурак верит, а главное - следует каждому его слову.
        Далее... Болезнь Туанес, от которой потерял голову Мериптах и затормозилось строительство.
        Сеп забитый до смерти, ушел на Запад. Славно!
        Хеси повеселел. А сколько у него мелких преимуществ! Хотя бы то, что ослепший Рэур на его стороне, а сейчас, обласканный им, на время бури даже переселился к нему... А сходство - пусть случайное, необъяснимое - Сенмута и Сепа! Как ловко он, Хеси, воспользовался им...
        ...В ту ночь прибежал к нему Сенмут и, заикаясь от страха, все пытался рассказать о говорящем Аписе и голове... Почудилось, вероятно. Да зато именно тогда, слушая заикающегося Сенмута, Хеси осознал выгоду его поразительного сходства с мастером Сепом.
        Сенетанх?..
        Ясно, что после «попытки убить» Нефр-ка Сенмут, впервые наряженный в богатые одежды и выступивший в роли порядочного человека, не вернулся сразу домой, а пошел покрасоваться в город. Пожалуй, даже хорошо, что ему попалась навстречу эта потаскушка, а не друзья и родственники Сепа или сам Сеп! Не то вся история могла бы раскрыться...
        Но тут уж Хеси перевел взгляд на левую стену, как бы рисуя на ней все беспокойное и мрачное, грозившее ему.
        Прежде всего - Кар.
        Если вдуматься - самый серьезный противник. Его отец, Нефр-ка, выследил Сенмута и таким образом открыл древнюю кладовую скульпторов. То, что Апис «заговорил», - конечно, проделки Кара: как только он, Хеси, не догадался сразу? Хорошо бы его убрать совсем. Но это опасно. Подозрение возникнет тут же. Сперва надо подружиться с ним...
        Хену? Необходимо только время...
        Сенмут?
        Хеси задумался. Слишком глуп. Значит - нежелателен... Надо написать в Он и попросить Рэ-ба-нофра, чтобы он послал в Абу верного человека с поручением убить Сенмута...
        Шум в соседней комнате прервал размышления Хеси. Вельможа, крадучись, подошел к входу в мастерскую.
        Лицом к нему сидел Рэур. Он держал в руках алебастровую статуэтку и внимательно... разглядывал ее!
        - Учитель... ты... видишь?!
        - Да, Хеси, благодарение богам, зрение вернулось ко мне. Но первая радость моя омрачена...
        - Не понимаю, учитель.
        - Помнишь ли, Хеси, помнишь, говорил я тебе: сознание человеку дают боги!
        - Помню, учитель. А ум человека, говорил ты, проявляется в умении придать своему сознанию верное направление. Это свои слова: глупец никогда даже не поймет, на что он способен... Ум - это дорога доброго дела.
        - Верно, Хеси, верно. Но ты не ведаешь добрых дорог.
        - Объясни, учитель.
        - Ты берешь чужое, с тем чтобы выдать за свое...
        И Рэур обвел руками скульптуры, когда-то принесенные Сенмутом из древней кладовой и время от времени «выпускаемые в свет» вельможей.
        Кровь ударила в голову Хеси. Кто мог подумать, что старик прозреет в такой неподходящий момент и разгадает его простую, но надежную игру?!
        Повернувшись к статуе восторженного павиана, приветствующего восходящее солнце, что стояла на козлах за спиной учителя, Хеси ударом ноги выбил подпорку - и мгновение спустя его старый учитель был мертв...
        Значит, мало иметь даже зоркие глаза для того, чтобы увидеть свою смерть, если она, вот как сейчас, стояла рядом!
        Погиб учитель. Так и осталась неоконченной его скульптура в южных каменоломнях. Лежит он там, и некому разгадать ее тайну...
        Хеси спокоен. Собран. Холоден. Расчетлив. На цыпочках вернулся в спальню и улегся поудобнее, как прежде.
        Вскоре в спальню вбежали слуги, привлеченные стуком падения и треском козел. Вот один из них осторожно коснулся мирно спящего хозяина. Но тот спит крепко, утомленный трудом и непогодой. Пришлось почтительно потрясти его за плечо.
        - Ну?! - открыл Хеси сердитые глаза.
        - Прости, хозяин, прости. Беда в доме.
        - Говори.
        - Погиб твой учитель, погиб... Слепой он... Видно, неосторожным движением опрокинул каменное изображение священного павиана на себя... Беда!
        Ветром пустыни влетел в мастерскую Хеси. При виде раздавленного учителя горе выбелило его лицо. Черные глаза его затуманились. Прозрачные слезы увлажнили его скорбно неподвижные щеки. Отчаяние лишь подчеркивало светлую любовь к человеку, воспитавшему его. Слуги видели, какое тяжкое бедствие постигло их хозяина, и пали ниц, дважды сраженные - смертью старого художника, к которому успели привыкнуть, и благородными переживаниями его достойного ученика.
        Что бы там ни говорили, а вельможи - это высшие существа, истинно лучи божественного фараона, призванные соединять в себе лучшее, что есть в человеке, быть средоточием Верности, Дружбы, Любви!
        6
        Туанес умирала...
        Все выло и свистело за стенами прочного дома. Нескончаемые потоки песка проносились над его плоской кровлей, порой оседая на нее, но тут же, сдуваемые ветром, мчались на восток. У богов есть неиссякаемые запасы мелких и колких песчинок. Говорят, будто на Западе, за холмистыми зелеными саваннами, вся земля - один песок, один только песок!
        Красив он, когда влажным добрым утром искрится на солнце. Но зол, когда, озверев, проникает сквозь мельчайшие щели, сухой и жестокий, лезет в рот, в нос и входит в тебя с дыханием.
        Туанес знала, отчего гневаются боги: они исполняют заклинания Хену. По крайней мере она так думала.
        За что Хену возненавидел ее? Ведь она не сделала ему ничего плохого. Но не уйти от того, что свершил он, что видела и слышала Туанес.
        Уже придя в себя дома, на следующий день после того, как Хену восстановил богов против нее, Туанес почувствовала недомогание. Сначала в животе, затем в груди. Ее стошнило. Она не хотела есть. Только пила воду. Прислушивалась к себе, присматривалась как бы со стороны. Нельзя было не заметить, что внутри ее что-то произошло, что здоровье уже покидало ее. И как было ей не поверить в могущество Хену - мага и чародея?..
        Если б знала она, что это беременность наконец-то пришла к ней?! Что их теперь двое угасало на шкуре ягуара!..
        А ей казалось, что боги убивают ее по просьбе Хену. И разве врачевание спасет ее отныне? - спрашивала она себя, отдаваясь во власть безысходности и обреченности.
        И чем больше вот так искала она в себе малейшие признаки недуга - там скорее находила их и убеждалась, что не скоро состоится ее встреча с Мериптахом и далеко...
        И некому было объяснить ее состояние. Она и выросла-то среди мужчин, так же, как Мериптах, не испытав материнской ласки. Счастье совсем покинуло ее.
        А тут еще эта ужасная буря, ниспосланная послушными Хену богами...
        У постели Туанес сидят ее муж, изнуренный тоской Мериптах, и друг ее Кар. Молчала Туанес все эти дни. Молчит и в последнюю минуту. Нежно смотрит она на Мериптаха, не сводит с него печальных глаз. Ямочки на ее щеках и углубление в подбородке запорошены пылью.
        Хочет она что-то сказать на прощание, да боится: в вдруг губы ее, околдованные Хену, не подчинятся ей? Ведь ноги ее, что целовал Мериптах, ведь руки ее, ласкавшие его еще так недавно, не повинуются ей! Нельзя доверяться и голосу своему: роковые для Мериптаха слова могут вырваться - и тогда, так же как и она, угаснет счастье ее, радость ненаглядная, солнце немногих ее дней, ее нежный, умный, самый талантливый на свете - муж Мериптах.
        Молчит и Кар. Потому что не раскрывают уста и знающие все. Да и что толку в словах сейчас. Еще и вправду заболеет Мериптах... Туанес не простит ему такого... При нем Хену выпрашивал у богов исцеления, да, наверное, уже поздно. А может, оттого, что под угрозой?.. Боги все видят. Но почему они так несправедливы? Впрочем, они снисходят к тому, кто лучше сумеет их ублажить. Кто глубже проник в тайны общения с ними. Мир не только сложен, он еще - и прост...
        Молчит и Мериптах. Ему нечего сказать. Внутри у него голо и пусто. Он даже плохо соображает и уже не понимает происходящего. Вот глаза его Туанес будто улыбнулись ему. Ободряюще. Любяще. И закрылись.
        Навсегда!
        Не сразу понял неотвратимое Мериптах, а когда мысль эта все-таки дошла до его сознания, вдруг все померкло вокруг и исчезло... Нет для него никого и ничего... Кроме прошлого!
        7
        Буря умерла вслед за Туанес. Впервые проглянуло солнце. Златоглавый Рэ победил краснорожего Сета и взошел на голубизну вновь ласкового и невинного неба, чтобы осмотреть разрушения, причиненные его врагом.
        От многих жилищ остались жалкие обломки. Дворцы вельмож и самого фараона - слава богам! - незыблемо красовались в окружении мусора. Что поделаешь - когда боги враждуют, достается и роме: они ведь всегда у них под ногами.
        Надо воспеть славу победившему и его друзьям, чтобы отвести от себя гнев богов. И снова заполнились храмы, сладкогласые жрецы затянули молитвы, подхваченные теми, кто «вечно внизу». И несли жертвоприношения: проголодавшихся в битвах богов надо подкормить. И жрецов тоже. Счастливая страна Кемт: ее опекают столько богов - небесных и земных, сколько не имеет ни один соседний народ.
        Грех жаловаться! Не сетовал на судьбу и Хеси: все складывалось благоприятно для него. Тело Рэура - в руках бальзамировщиков. Туанес - тоже. Он вспомнил, каким торжествующим выглядел Хену, когда пришел с этой вестью.
        - Боги вняли мне, - хвалился он. - Они боятся меня, великого мага. Туанес умерла, как я говорил!
        В самом деле, ее смерть явилась для Хену такой неожиданностью, что Главный жрец Птаха ошалел от восторга. Гордость собой. Самодовольство. Вера в свою силу. Готовность убедить всех в своей непобедимости. Вот что такое Хену сегодня!
        - Смотри, Хену, - сказал Хеси, жестами, интонацией, всем своим видом подчеркивая уважение к нему. - Смотри, тебе ничего не стоит убедить царя не называть каменного льва с его головой Та-Мери...
        - Я все могу! - пробасил Хену и осекся. - Но как?
        - Слушай меня внимательно. Сможешь ли посеять недовольство среди рабочих Мериптаха?
        - А где для этого повод, Хеси?
        - Я создам его. Но остальное...
        - ...сделаю я! - важно прервал его Хену.
        - Смотри, какой ты сильный человек! - воскликнул умиленный Хеси. - Какая честь быть твоим другом, Хену...
        - И твоим тоже, Хеси!
        Они расстались довольные.
        А сегодня Хеси воспользовался отличной погодой.
        Написав тайное письмо Рэ-ба-нофру о Сенмуте, вельможа отправил в город Он нарочного и велел приготовить носилки. Правда, дом Мериба, младшего брата царя, занимавшего должность меджех нисута - начальника всех строительных работ, был рядом, но улицы еще полны песку, и избалованному вельможе не хотелось утруждать себя. Да и для чего тогда слуги? Чтобы жиреть и бунтовать от безделья?
        - Сенеб, Мериб, - приветствовал он соседа. - Я по делу к тебе...
        - Сенеб, Хеси, говори.
        - Помнится, тебе не нравилось название скульптуры Мериптаха...
        - Та-Мери?
        - Да.
        - Я считаю, лучше назвать ее Шесеп-анх.
        - Да продлят боги дни твои, Мериб. Я твой сторонник. Тогда исполни просьбу: обещай рабочим Мериптаха, что после окончания работ ты освободишь их всех от дальнейшей трудовой повинности...
        - Зачем? - удивился Мериб. - Напротив, их надо использовать после на строительстве гробницы нашего царя.
        - Мудрость твоя богоподобна, - смиренно ответил Хеси. - Ты их используешь. Только вначале пообещай...
        - Чтобы вызвать недовольство? - догадался Мериб.
        - Верно говоришь, Мериб!
        - Хорошо, Хеси.
        - Спасибо, Мериб, верный друг.
        И удовлетворенного Хеси унесли домой. Он даже запел что-то себе под нос, довольный тем, что, как и прежде, овладевает событиями, сам надувает их паруса попутным ветром.
        8
        Кар обошел четь не все улицы столицы в поисках Джаи, но мальчик исчез. Тогда обеспокоенный Кар вместе с неизменным попутчиком Миу отправился в Город мертвых.
        Оставив позади величественную ступенчатую Мать пирамид, они прошли несколько улиц с гробницами вельмож и... вышли на ровное песчаное плато!
        Там, где раньше чуть в низине тоже были гробницы и среди них кладовая старых скульпторов, ныне царствовал песок. Сплошной песок!
        - Смотри, Миу, смотри, что случилось. Засыпало все.
        Кот прижался к ноге Кара и улегся. Он привык к тому, что Кар, рассуждая сам с собой, любит обращаться к нему.
        - А если, - пробормотал Кар, - Джаи узнал о смерти Туанес? Уехал в Абу к своему Сенмуту? Тогда он не под нашими ногами, а еще жив, говорю я?
        Кот замурлыкал.
        - Надо ехать в Абу, - решил Кар. - Если не Джаи, то хоть найду Сенмута... Мне нужен живой свидетель! Возможно, найду обоих...
        - Поедем, Миу, - вслух произнес Кар. - Все: Акка, ты, я, Ара... будем выступать, чтобы никто не понял, почему мы покинули Белые Стены. Особенно - Хеси. Едем, Миу!
        Это слово кот знал прекрасно и любил его. Встав на задние лапы, он подмигнул Кару, прошелся бочком, смешно подпрыгнул и перекувыркнулся.
        9
        Прекрасную Туанес готовили в последний путь.
        Вот извлекли из тела ее внутренности, оставив на месте лишь сердце и почки. Совершили омовение пальмовым вином и уложили их в сосуды - канопы.
        Обвязали ногти рук и ног, чтобы не отпали они. Много дней и ночей обезвоживали тело ее содой. Обработали смолой, доставленной из Пунта. Вложили внутрь две священные луковицы, а шелухой от них прикрыли веки. Воском пчелиным залили глаза ее, уши, тонкие ноздри ее обострившегося носа, рот, некогда целовавший Мериптаха. Подошли бальзамировщики к густым кустарникам хны с остро пахнувшими цветками, нарвали листьев, сделали пасту и окрасили ею холодные руки и ноги Туанес. Обернули ее прочными бинтами, чтобы в них вечно сохранилось тело для ее неумирающего Ка и других лучистых сущностей.
        Дорогие гробы изготовили для нее и каменный саркофаг. Свою гробницу отдал ей Мериптах. Несколько отрядов рабочих неустанно готовили усыпальницу к принятию верной подруги скульптора. Рисовали на ее стенах короткую и счастливую жизнь Туанес. Богов, принимающих ее в свое лоно. Священные строки из древних рукописей, которые будут сопровождать ее в Царстве Запада...
        «...О телец Запада, говорит Тот, царь веков... Я открываю отверстия и освежаю того, чье сердце не бьется... О открывающие пути, отверзающие дороги в доме Осириса, откройте дороги... для души Туанес... да войдет она смело и выйдет мирно из дома Осириса, не будучи задержанной или не допущенной. Да войдет она хвалимая и выйдет любимой... да не будет найдено в ней ничего предосудительного, когда она будет находиться на весах, свободная от недочетов...»
        «...Слава тебе, бог великий, владыка обоюдной правды... Ты привел меня, чтобы созерцать твою красоту. Я знаю тебя, я знаю имя твое, я знаю имена сорока двух богов, находившихся с тобой...»
        «...Слава вам, боги. Я знаю вас. Я знаю ваши имена. Я не паду от вашего меча... У вас нет против меня обвинения, и вы скажете обо мне правду перед лицом Вседержителя, ибо я тоже творила правду... Нет ко мне обвинения и со стороны современного царя. Слава вам, боги...» [4 - Представления древних египтян о посмертных злоключениях души, о суде над ней, об угрожающей ей опасности и о средствах избавиться от них изложены подробно в «Книге мертвых». Это обширный сборник многочисленных заупокойных формул. Древнейшие из них, так называемые «Тексты пирамид», писали на стенах гробниц фараонов пятой и шестой династий. В переходное время такие тексты писали уже на саркофагах вельмож. И только позже эти все более разраставшиеся погребальные тексты стали писать на папирусах и класть на грудь мумии умершего.]
        Молча, исступленно трудился и Мериптах. Из нежного алебастра сделал он статую любимой. Рядом - друзья его, лучшие мастера Белых Стен, высекали такие же скульптуры для сердца Туанес.
        Тем временем рабочие Мериптаха освобождали Та-Мери, плененного завистником Сетом: горы песка засыпали его лапы. Скорее всего это произошло оттого, что лицо его еще не было закончено и Та-Мери не смог посмотреть в глаза Сету.
        Надо бы поскорее закончить его лицо, но сам фараон Хефрэ, владыка Обеих Земель, велел не тревожить любимца бога Птаха до окончания ритуала погребения Туанес.
        Пусть и эта доброта царя служит благим примером народу Кемта...
        Труднее всех - Мериптаху.
        Был он младшим в семье, и потом житейские невзгоды касались его меньше - все решал, как и положено, старший в доме. Небогата его жизнь и внешними событиями. С детства знал он только одну страсть - искусство.
        Был он как залив у края Хапи. Добрый залив. С ровной поверхностью и прозрачной водой. Все любили его и одаряли лаской. Свободного времени имел он - сколько хотел. А без досуга некогда и развернуться таланту. Без любви тоже чахнет дарование. Еще - без одобрения, хотя бы редкого. Конечно, заслуженного. Искреннего. Но - одобрения.
        Был он мягким и застенчивым. Молчаливым. Он с удовольствием открывал себя Туанес. Иногда - Кару. Больше размышлял. И без конца рисовал, лепил, высекал. Знал всевидящий Птах, кого сделать своим избранником!
        Любовь Туанес, ее верная дружба и искусство - вот его личная жизнь... Вернее - была...
        Тем невыносимее Мериптаху сейчас.
        Когда вскрыли труп Туанес, то обнаружили в чреве ее плод. И сообщили о том отцу неродившегося. Правдивая богиня Маат не позволила им скрыть истину.
        Меры же горя человеческого не определили боги до сих пор...
        НОЧЬ СЕДЬМАЯ,
        Та-Мери...
        1
        Там, там, там-там...
        Сзывают звучные голоса барабанов. Рабочих, начальников, скульпторов. Готов Та-Мери! Сияют на солнце его полированные бока. Глаза его, встречающие рассвет, чуть утомлены, но воля, непреклонная воля в них. Рот его плотно сжат. Могуч и спокоен он.
        Рабочие собирают и укладывают в корзинки тысячи медных и кремневых сверл, резцов, тесел, пил. Полировщики устраняют последние матовые пятна.
        Счастливый Мериптах, счастливый!
        До него художники трудились для подземелий гробниц - их творения безжалостно навеки замуровались от взоров живых. Его же Та-Мери у всех на виду и будет восхищать и вдохновлять неисчислимые будущие поколения Кемта и других стран.
        Само имя этого каменного исполина - Та-Мери - будет облагораживать людей...
        До сих пор в Кемте был только фараон и еще лучи его - вельможи. Жрецы - услаждающие богов. Сборщики налогов, еще другие чиновники.
        Еще те, что внизу. Так называемые люди. Живые придатки Хапи и полей. Ноги, давящие виноград. Руки, бросающие семена в землю, взрыхленную ими же. Мускулы, сооружающие пирамиды и храмы.
        И вот Мериптах своим Та-Мери открыл другую истину. Зримую! Скоро объявит фараон имя ее. Скажет, что лев - это народ, сила благодатного Кемта. Голова - это он сам, божественный фараон. А вместе - они олицетворяют их страну от Нубии до Великой Зелени. Та-Мери! Сотворенный для всех людей...
        Уже сейчас, смотря на дело рук своих, люди Мериптаха осознают себя народом! Вот стоят они, стройные, широкоплечие. Готовые к дерзаниям, подвигам.
        Там, там, там-там!..
        Это их зовут барабаны. Вот собрались они. Вот вышел к ним Тхутинахт. Не то сумрачен, не то печален.
        - Вот, смотрите, готов наш Та-Мери, готов он. Рука царя, брат его Мериб приказал: всем приступить теперь к завершению пирамиды!
        Дыхание гнева пронеслось в толпе. Многое умеет сносить человек. Труднее всего - обман. Где же обещанное им освобождение от трудовой повинности по окончании работ?.. Ведь сам Мериб говорил так!..
        В негодование приходит толпа. Роме требуют исполнения обещанного. Где Мериб? Пусть выйдет он к ним!
        Но вместо начальника строительных работ царя над бушующей толпой на крыше заупокойного храма вырастает фигура слуги бога Птаха. Вот поднял он руки к небу, призывая роме к порядку. Вот медленно стихают они.
        - Роме, - говорит Хену, - вас обманул Мериб. Обманул он. К чему он вам теперь? Идите ко дворцу. Требуйте, чтобы вас выслушал царь! Нет выше его в Кемте. Как он скажет, так и будет!
        - К царю...
        - Пусть прикажет царь!
        И пошли они в облаках пыли, влекомые всеобщим возбуждением, ищущие справедливости. Жаждущие отдыха. Еще никогда не строили в Кемте так быстро и споро. Поняли они, что впервые со дня сотворения государства фараонов они - носители нового, что олицетворяет каменный лев с головой человека, возбудивший в них гордость. Чувство человека. Идут они.
        Впереди - Хену.
        За ним - Тхутинахт. Позади их - толпа. Четыре часа быстрой, неровной ходьбы по широкой тропе - и вот перед ними холм и высокие стены дворца.
        Усталость несколько ослабила их волю. Вид жилища Благого бога поубавил решимости. Вот отчетливо виден спокойный ряд величавых воинов, вооруженных луками и копьями, у подножия холма. Выше их, на склоне, - в длинных богатых одеждах вельможи. У самой стены - бритоголовые жрецы. Будто человеческая пирамида возникла перед рабочими. Вдруг увидели они на самой вершине ее - царя. В роскошных носилках. Опахала из белых страусовых перьев охлаждают воздух над его головой, увенчанной короной Верхней и Нижней страны. Гиппопотамовая плеть и волопасовый крюк в его неподвижных руках.
        Не ожидавшая такой встречи и зрелища, толпа падает на землю, прижимается к ней, замирает. Где Хену? Пусть Главный жрец Птаха передаст их просьбу царю, Верховному жрецу Кемта, владыке Обеих Земель!
        Где Хену?!
        Нет его, будто растворился в воздухе он. А уже встал по правую руку царя везир Иунмин и громко вопрошает:
        - Чего хотят верные царю строители Та-Мери?
        Пусть тогда говорит Тхутинахт. Пусть он ответит за них. Глухой ропот пронесся в лежащей ниц толпе, достигает слуха начальника рабочих и поднимает его на ноги.
        - Говори, - раздается голос самого Хефрэ.
        - Великий владыка наш, - отвечает Тхутинахт, опустив голову, чтобы не встретиться с взглядом фараона. - Благой бог, хранитель Кемта, хозяин роме, да будешь ты вечно жив, цел, здоров! Брат твой Мериб обещал моим людям освобождение от трудовой повинности после окончания Та-Мери... Сейчас же он приказал всем перейти на строительство твоей пирамиды... - и замолчал, подавленный царским величием, блеском и роскошью его окружения, грозным видом его воинов.
        - Сколько людей у тебя? - спрашивает царь.
        - Осталось в живых тысяча, остальные умерли от болезней, укусов змей, камней, падающих с неба, от плохой воды, от перенапряжения...
        И снова умолк Тхутинахт в ужасе: от царя нельзя скрывать правду, а она может не понравиться ему...
        «Трудно жить спокойно даже мне, - думает Хефрэ. - Зачем только боги создали народ?.. Не будь его - не отвлекался бы я от радостей бытия... Умно Хеси придумал взбунтовать их... Ладно, получат они свое, получат... Хорошо, что мало осталось...»
        - Мериб будет наказан мною, - говорит царь. - Обещание его будет... выполнено! Строители достойны награды... Можете встать!
        Восхищенный рев толпы, наверное, достиг окраин Белых Стен. Радость сплотила всех в верности справедливому фараону. Многократно воздали они славу мудрому и доброму Хефрэ. Да будет он жив, цел, здоров в обоих мирах!
        Улыбающийся Иунмин поднял руку, и толпа мгновенно замерла.
        - Пусть награду выберет Главный скульптор страны досточтимый вельможа Хеси, - повелел Хефрэ.
        Краем глаза увидел Тхутинахт красавца Хеси, ставшего рядом с царем. Вид у вельможи надменный, смотрит насмешливо, а лицо почтительно.
        Вот сделал он шаг вперед и произнес:
        - Благой бог, милости твоей нет конца. Разреши этим людям отправиться в поход во вновь открытую землепроходцами страну черных людей на Юго-Западе... Снабди их оружием... Воды дай им... Проводников, ведающих тайные тропы... Пусть добудут они там черного дерева, слоновых бивней, серебра... Потом подари им половину завоеванных богатств, чтобы по возвращении смогли они обзавестись семьями, могли жить безбедно. Путь труден, но на половине расстояния есть стоянки твоих воинов, которые помогут им...
        - Да будет так! - молвил царь.
        И снова восторженность толпы. Легенда о богатой и беззащитной стране на Юго-Западе давно ходила в народе. Царь дает им оружие и провиант, обещает им половину добычи! А слово царя нерушимо...
        Правда, сомнение едва не прокралось в душу Тхутинахта, но он сумел пересилить себя, видя всеобщее ликование. Конечно, рискован путь, уводящий в сторону от Хапи, обещающий встречу с дикими зверями и сухими песками. Но жизнь роме никогда не была беззаботной. Стоит провести год в опасном походе...
        2
        Постаревшее за день солнце опускалось за горизонт. Напрасно длинными тенями цеплялось оно за каждый кустик и бугорок, точно утопающий, не желая покидать суетный и шумный земной мир.
        Вот приметило оно вереницы рабов и слуг, несших своих господ из богатых домов столицы по дороге во дворец, окруживших роскошные носилки с ленивыми и откормленными телами. Но и их тени беззвучно скользили по шероховатой земле точно по зеркалу, все тускнея, и внезапно как бы растворились в ночи.
        Еще день, словно капля расплавленного металла, упала в саркофаг минувшего. Все предопределено. Всему - свое время. Отойдем в прошлое и мы - каждый в свой час. Останутся лишь дела наши - добрые и злые, чтобы славить или гневить память о нас. Только те, кто ничего не делают, не возбуждают радости своим существованием и не вызывают печали уходом на Запад. На каждому дано зажечь свою Звезду Времени на Небосклоне Вечности, и никому не узнать, долго ли она будет светить потомкам...
        Так думал Мериптах, покачиваясь в носилках, гордясь завершением мечты и грустя в своем одиночестве. Не захотела Туанес разделись с ним эту ночь его торжества во дворце фараона, куда стекались сейчас приглашенные... Нет и брата его Анхи, отбиравшего в Суне камень для облицовки подножия царской пирамиды. Нет и Тхутинахта: сегодня проводил он его и своих рабочих в далекий поход в легендарную страну на Юго-Западе. Они уходили воодушевленные надеждой. Не все вернутся, но еще меньше у них возможности встретить свою старость здесь, в стране Кемт, где непосильный труд и жестокость как бы спрессовывают их годы и дни в маленькие кирпичики. А из этих «кирпичиков» строят дворцы и пирамиды...
        Правда, Кар возвратился из поездки по Хапи, но и его нет рядом; он раньше отправился во дворец, чтобы приготовиться к выступлению перед царем. Путешествие его оказалось напрасным - Сенмута найти не удалось, он таинственно исчез. Нет больше живого свидетеля против Хеси.
        Сегодня оба входа в царский дворец открыты настежь. Стены дворца украшены ярко горящими плошками. Ряды факельщиков указывают направление для слуг и рабов с носилками гостей. В жарком дыхании костров тут и там аппетитно потрескивают туши кабанов.
        В медных чанах варятся страусовые и черепашьи яйца. Десятки голубей и журавлей запекаются в сухарях или в муке. Ласково поблескивают на подносах горы моллюсков. Молодые побеги папируса перемежаются головками лука и пучками молодого чеснока, в корзинах, плетенных из пальмового лыка и тростника.
        В кожаных мехах булькает вино и пиво. В глиняных кувшинах - освежающее молоко. Чтобы оно лучше охладилось, поварята укутали их в мокрые ткани и время от времени увлажняют водой из Священной Хапи. Финики с далекого Юга вкусно окружили на подносах тонкие диски пахучего сыра. Живые миноги - любимое блюдо царя - играют в бассейне, ожидая своей очереди.
        Главный повар царя Киркуф, лоснящийся от пота, с полотенцем на плече, в ослепительно белом набедреннике, в мягких коричневых сандалиях, с широким многоцветным ожерельем из бус на мускулистой шее и с плетью в руке руководит подготовкой к пиршеству. Он зорко следит, чтобы не было суетни, неугодной фараону.
        «Не делай больше порученного!» - гласит заповедь. Но ведь сказано еще: «Послушание - главная добродетель...»
        И Киркуф неуклонно требует от подчиненных выполнения того и другого. Впрочем, рабочие обширной царской кухни прекрасно обучены и своей расторопностью и четкостью только способствуют возбуждению аппетита.
        Гости покидают носилки у Площади Приемов возле дворца и дальше идут пешком. На шелковистом густом газоне с северо-восточном углу двора прямо на траве раскинуты мягкие подушки для сидения, и перед каждой - резной эбеновый столик для яств. Гости располагаются двумя вытянутыми и широкими рядами, друг против друга, оставляя свободную прямоугольную площадку для представлений. С севера ее замыкает царский трон, а с юга оставлен проход для танцоров и акробатов.
        Церемониймейстер Никаурэ указывал каждому гостю его место. По правую руку царя - врач фараонова желудка Ихгорнахт и врачи обоих царских глаз - Инухотеп и Ренси. Затем - везир Иунмин и начальник казначейства Сехемкарэ.
        По левую руку Благого бога - начальник туалета Габес, хранитель царского гардероба Схетепибрэ, начальник палаты омовения Сенбеф, главный жрец Бога солнца из города Он Рэ-ба-нофр и рядом с ним сияющий Хеси. Затем Хену и жрец Небутеф, еще старец Инфеб и лишь потом - Мериптах.
        Правитель великого двора и распорядитель сегодняшнего пиршества Никаурэ выбрал себе место напротив царя у прохода для артистов. Позади трона владыки Обеих Земель - подушка и столик начальника поручений Неджемида.
        Барабанная дробь тамтамов прижала лица приглашенных к земле - сам владыка Обеих Земель, сын Рэ, великодержавный Хор, отец и хозяин роме, медленно опускался на трон!
        - Сядьте все, - приказал Хефрэ, - сегодня я разрешаю смотреть на меня...
        Никаурэ подал знак, и слуги пришли в движение. Одни несут яства, другие разливают вино в алебастровые кубки, третьи разносят чаши с водой для омовения рук. Молча, без суеты. Слаженно, стремительно.
        И снова - покой. Все взгляды на царя. Преданно. Ожидающе. Вот поднял он божественное лицо. Оглядел каждого. В упор. Пронзительно. Холодно. Останавливая сердца подданных. Прервав их дыхание. Вот произносит он:
        - Брат мой Мериб наказан. За обман рабочих. Не примет он сегодня участия в нашем пиршестве. Будет знать он!
        Забегали глаза у гостей. Восторгаться? Но Мериб есть Мериб! Печалиться? Так ведь царь - еще выше... Презрительная улыбка легла на уста Хефрэ и тут же исчезла.
        - Объявляю волю мою, - продолжал царь, насладившись замешательством придворных. - Изваяние, высеченное Мериптахом, достойно богов. Награждаю скульптора новой гробницей, взамен той, что отдал он жене своей...
        Хор восторга и удивления щедростью царской ответил Хефрэ.
        И началось пиршество!
        Обильное питьем и едой. Лучшие танцовщицы Белых Стен в прозрачных накидках на гибких телах извиваются перед гостями. Не зря говорят мудрые: юность женская - лучшее оружие против старости и увядания аппетита!
        Лишь час спустя царь омыл руки водой из Священно Хапи и вновь оглядел гостей.
        - Хотел бы я знать, - задумчиво молвил фараон, - кто мешал в строительстве Мериптаху? - и почему-то повернулся в сторону Хеси.
        - Священная воля твоя, - склонил голову вельможа. - Жрец из храма Птаха по имени Небутеф сбрасывал камни на головы рабочих, отравлял воду для питья...
        Побелел, собрался в комок Небутеф под тяжелым взглядом царя. Гневом налились глаза Хену, смотревшего на Хеси. Качнулся старый Инхеб.
        - Может быть. Небутеф скажет, будто я учил его этому? - насмешливо спросил Хеси.
        - Да... да... - трясущимися губами пробормотал жрец, не ведая, что уже попался на удочку предателя: ведь теперь всем ясно, что преступление совершено им. Не важно, по чьему наущению, - это уже вопрос второй. - Да, да, - повторил Небутеф. - Ты меня научил!
        - Смотри, Хем-ек, - почтительно обратился к царю Хеси. - Если я его подговорил, то почему он не доложил тебе?..
        - Пусть наказание преступнику придумает наш любимец Кар, - повелел царь.
        И тут Мериптах увидел друга. Фокусник спокоен, даже весел. Он успел выразительно посмотреть на Мериптаха, и скульптору подумалось, что Кар участвует сейчас в спектакле, заранее подготовленном и обговоренном в деталях...
        Вот Кар садится в центре площадки для представлений - с живым гусем - и поднимает правую руку. Акка вкладывает в нее острый нож и удаляется.
        Мериптах возмущен: теперь, узнав, кто приостановил строительство Та-Мери, он желал смерти жреца, а фокус Кара, знакомый ему, мог только попугать виновного. Обычно Кар «отсекал» гусю голову, а несколько секунд спустя «приращивал» ее, и гусь важно уходил. Фокус старый, известный всей стране Кемт, придуманный дедом Кара - великим Джеди еще во времена Хуфу.
        Но вот Кар ловким движением... в самом деле отсек голову птице и потом тщетно силился приставить ее на место.
        - Разучился ты, Кар, говорю я, - раздался чей-то голос, и в прямоугольник между пирующими шагнул царский палач Сенна. - Дай попробую я!
        - Но у меня нет второго живого гуся, - виновато ответил Кар, уступая ему место в центре.
        - Птица? - презрительно произнес Сенна. - Я проделаю это на человеке! Разреши, Хем-ек, порадовать тебя?
        Царь кивнул.
        - Кого выбрать? - задумчиво спросил Сенна и, оглядывая поеживающихся гостей, подошел к Хену.
        - Нет, нет, - не растерялся тот. - Возьми Небутефа, а я тоже хочу посмотреть.
        - Будь так, - согласился Сенна и выволок на середину почти теряющего сознание жреца. - Не бойся, Небутеф, верь в меня! Твоя голова окажется там, где ей подобает находиться. Стань так... На коленях... Только не качайся... Смотри вниз, а не по сторонам, Небутеф. Не дрожи...
        Со свистом рассек воздух тяжелый тесак, и голова жреца, подпрыгнув от удара о землю, подкатилась к веселому Хеси.
        - Ловко! - восхитился вельможа, поднимая ее и передавая палачу. - А ну, что дальше?
        Сенна старательно стал приставлять отрубленную голову к туловищу, но и у него «не ладилось». Небутеф не хотел оживать...
        - Что-то у меня тоже не получается сегодня. - Развел руками палач. - Был уверен в себе я. Хам-ек. Может, попробовать еще?
        - Довольно! Хватит! Мы прощаем тебя, - завопили гости. - Кару тоже прощаем мы...
        И тут захохотал фараон. Весело от души. До слез и колик в животе. Видно, давно не испытывал он такого удовольствия. Но приумолкли гости.
        Так бы и смеялся он один, а в нарушение этикета молчали гости, если бы не верный царский телохранитель Уни. Вот щелкнул напоминающе его бич раз, другой, и вспыхнуло опять всеобщее веселье.
        А слуги меж тем убрали тела и головы, оттерли кровь с газона и вновь наполнили кубки красным вином из Каэнкэма.
        - Хотел бы я услышать, - громко сказал царь, - неужели Хену не знал, что делает его подчиненный?
        - Знал он, Хем-ек, знал он, - ответил за Хену вельможа Хеси. - При мне вели они разговоры, недостойные ушей твоих, при мне!
        Задохнулся от ярости тупоголовый Хену, потемнел светлый лик фараона, омрачились гости в предчувствии новых царских увеселений.
        - Может быть, Хену скажет, что его тоже я подстрекал к недовольству? - среди наступившей тишины прозвучал спокойный голос Хеси.
        - Да, да, да, - исступленно выкрикнул Хену. - Я свидетельствую это, Хем-ек!
        - Но тогда почему ты не донес царю? - кротко спросил Хеси. - Носил в себе весть о заговоре...
        Хену выпучил глаза от удивления: отчего Хеси все прощается? Царь будто не слышит вовсе то, что чернит его Главного скульптора... Даже, пожалуй, ласков к нему... Неужели?
        - Что неужели? - спросил царь Хену, не заметившего, что он стал размышлять вслух.
        - Покорный Небутеф подтвердил тебе злоучастие Хеси, я тоже свидетельствую против него, Хем-ек... Мы сообщили тебе факты, факты!
        - Смотри Хену, - милостиво ответил царь. - Факты - это только дети богини истины Маат, дети ее, говорю я, а не сама истина.
        - Так в чем же она?! - упавшим голосом проговорил Хену.
        Хефрэ повернулся к главному жрецу Бога солнца из города Он, и Рэ-ба-нофр, повинуясь, пояснил:
        - Хеси давно стал жрецом Бога солнца Рэ, отца нашего любимого царя. По моему поручению, Хену, он прощупывал тебя. Так мы увидели то, что прячешь ты в себе. Хем-ек, - Рэ-ба-нофр обратился к фараону: - Хену твой - отступник!
        Хефрэ на мгновение пришел в ярость. Он резко повернулся к Хену и метнул в него ужасающий, убийственный взгляд.
        И голова Хену с оттопыренными ушами тотчас безжизненно наклонилась, а последнее дыхание отлетело от него навсегда.
        - Второй, - послышался чей-то угодливый голос.
        - Третий! - уточнил Хеси.
        - Кто же еще?
        Хеси молча указал на Инхеба: старик тоже вручил все свои лучистые сущности богам. Царский врач сердца и желудка Ихгорнахт, подойдя к нему, определил смерть, и слуги унесли оба трупа; наполнили кубки.
        Веселье продолжалось, уже не прерываемое ничем более двух часов, пока не попросил слова Кар.
        Царь разрешил:
        - Говори.
        - Благой бог, справедливая кара должна настичь каждого, совершившего преступление?..
        - Так сказала Маат, - подтвердил царь.
        - Вельможа Хеси тоже должен понести наказание, - твердо сказал Кар.
        - Жалкий фокусник! - вскричал Хеси. - Как смеешь ты говорить так о достойнейших у царя?!
        - Благой бог должен знать правду о своих слугах, - воспользовался его мыслью Кар. - Дозволь, Хем-ек?
        - Говори, я сказал...
        Кар неторопливо поведал царю и присутствующим историю двух братьев-близнецов - Сепа и Сенмута, рассказал о кладовой древних скульпторов, открытой Джаи. О том, как алебастровый Апис вернулся на свое место. По мере того как слова Кара разоблачали Хеси, царь хмурился и лицо его багровело - в нем нарастал гнев, которого страшился Кемт.
        - Я отрекаюсь от такого жреца, - громогласно объявил Рэ-ба-нофр. Внешне возмущенный, на самом деле он доволен: меньше останется тех, кому он обязан в тонком деле возвышения своего храма. - Обманывающий богов не может им служить!
        - Это ложь, - торопливо выкрикнул Хеси. - Где живые свидетели?
        - А верно: где они? - неожиданно поддержал вельможу Рэ-ба-нофр, вспомнивший, что одного из них - точильщика инструментов Сенмута - устранили по его же приказанию.
        - Да, кладовую засыпал песком Сет во время урагана. Но Хеси думает, - медленно ответил Кар, - что умерли все неугодные ему... Я имею свидетеля, Хем-ек.
        - Пусть придет, - повелел царь.
        Акка ввел в круг худую старую женщину. Хеси силился узнать ее, но оказалось, что видел впервые. Он хотел что-то произнести, но спазмы сдавили ему горло, и это заметили все, даже царь, и каждый по-своему истолковал его волнение. Хеси понял, однако справиться с собой не смог.
        - Кто ты? - спросил Хефрэ.
        - Я - Мент, кормилица Сепа. Это я подкинула Сенмута в другой дом вместо умершего там ребенка. Так угодно богам... Кар сказал правду тебе, Хем-ек!
        Чьи-то стоны прервали ее рассказ. Это Хеси, жалкий и уничтоженный, целовал землю у ног царя, моля о пощаде. Гости напряженно переглянулись. Царь жестом приказал отшвырнуть негодяя. Затем отпустил Мент и задумался.
        - Пусть Кар определит и это наказание, - решил он и, откинув голову, хитро прищурился.
        - Слушаю тебя, Благой бог, - склонился Кар и подал знак музыкантам.
        Заунывная мелодия свистулек причудливо соединилась с голосами барабанов. На площадке появился маленький черный Акка. На нем юбка до пят цвета пламени.
        Скрестив руки на груди, кончиками пальцев касаясь плеч, он плавно закружился. Все быстрее и быстрее, точно подгоняемый мелодией. Алая юбка поднялась и образовала у пояса круг. Его лицо передает различные душевные состояния. Тоску. Гнев. Сладострастие. Досаду. Мимика Акка как бы символизирует богатую страстями и полную противоречий человеческую жизнь.
        Вот он быстро отстегивает у пояса застежку, и алая юбка, словно волнующийся диск пламени, медленно поднимается вверх. Акка воздел руки к звездному небу, ладонями в стороны под прямым углом.
        Лицо Акка искажено болью и страданием, и Мериптаху кажется, будто раскаленные волны пламени обжигают танцора и не алый диск поднимается вверх, а сам Акка погружается в огонь.
        Из его широко открытого рта словно вырывается дикий вопль, хотя танцор не произносит ни звука. Еще один оборот, и пламя поглотило человека. Лишь две тонкие руки взывают к небесам...
        Конец? Гибель?
        Нет, далеко нет! Вот появляется из бушующего пламени лицо Акка, оно умиротворено. Счастье светится в его черных глазах. Пройдя сквозь очистительный огонь, человек обретает истинное блаженство. Избавляется от недугов своих страстей. Избавляется от грехов.
        Именно это чудится Мериптаху и остальным. Хотя на самом деле танцор стал кружиться медленнее, и юбка невольно опускается вниз, сохраняя форму диска.
        Царь в восторге! И от танца и от того страшного смысла, что не очень скрыт в нем!
        Хеси, пользуясь общим возбуждением, срывается с места и прыгает в окружающую темноту, где кончается власть масляных светильников.
        Правитель великого двора Никаурэ вопросительно смотрит на царя: поймать и вернуть?
        - Не надо, - махнул Хефрэ. - В другой раз... Куда уйдет он от расправы? Будет еще в огне...
        Никаурэ спокойно садится на подушку. Царь выждал тишины и сказал:
        - Отныне Главным скульптором Кемта назначаю Мериптаха!
        И снова веселье, хмельное и буйное. Музыканты исполняют мелодии, полезные здоровью и пищеварению. Узкий серп месяца плывет лодочкой в высоком небе, холодным светом серебря Кемт. Но Мериптах ждет. Главного. По крайней мере для него. И вот оно пришло...
        - Лев с моим лицом, - объявляет фараон, - что придумал я сам и что по моим указаниям сооружен Мериптахом - отныне получает имя... Божество Восходящего Солнца! Навсегда! Запрещаю именовать его иначе... В честь отца моего божественного Рэ воздвиг я эту скульптуру. В знак того, что я являюсь его любимым сыном. Поручаю Божество Восходящего Солнца слугам Рэ из города Он. Дарю им часть земель с людьми и поселениями. Пусть славят они, славит весь Кемт начало каждого дня!
        И снова восторги и умиление. Разве знал мир до этой поры подобного художника, как автор Божества Восходящего Солнца владыка Обеих Земель Хефрэ?!
        Главный жрец бога солнца Рэ-ба-нофр из города Он торжествует. Мериптах не верит себе, рухнула его мечта - не будет Та-Мери! Никто не узнает, что сказал он своим творением. Не будет знать его настоящее имя!
        Слуги уже в который раз наполняют алебастровые, эбеновые, золотые кубки красным вином из Каэнкэма.
        А на вершине Великой пирамиды до рассвета глухо кричал филин...
        3
        Еще не угасли звезды. И западный ветер холодит Кемт. Но уже блестит Восток. И лицо Та-Мери как бы волшебно выступает из ночи.
        Теперь он - сам по себе. У него началась своя жизнь. Он простой и сложный, понятный и таинственный вместе. Он будет современником сотням людских поколений.
        Его настоящее имя в самом деле забудется И все же оно долго будет передаваться из уст в уста, минуя строки в папирусах и настенных надписях. И много веков спустя мысль его создателя, пусть несколько иначе, оживет в государственных гербах многих стран. Придет время, когда идея мира воплотится в образе Белого голубя, именно Та-Мери есть первый в истории символ дружбы народов. Но придет время, когда и эта мысль его автора прорвется через горы времени к потомкам и обретет признание у них!..
        Но это - будет...
        А сегодня перед рассветом к нему пришел Главный скульптор фараона Мериптах. Один. Опустошенный. Доведенный до отчаяния. Лишенный права называть себя отцом Та-Мери.
        Прислонился щекой к его правой ноге, прижался весь к его гладкой поверхности. Всего несколько часов назад Кар открыл своему другу тайну гибели Туанес...
        Мериптах уже побывал в ее гробнице. Простился с нею. Посетил он и гробницы своих предков. Прикоснулся ладонью к прохладной стеле у врат вечной обители своего усопшего учителя Рэура.
        Всего несколько часов назад принес ему Кар и другую мучительную весть: царь отправил Тхутинахта и рабочие отряды не в легендарную страну на Юго-Западе, а на верную смерть! Их заведут далеко-далеко в пески и бросят там без оружия и провианта, без проводников и надежды возвратиться. Чтобы и слова «Та-Мери» умерли вместе с ними...
        Сегодня Мериптах тоже уйдет на Юго-Запад. Его место с теми, чьи руки осуществили его мечту. Кто знает, что это именно он, а не фараон придумал Та-Мери. Он отыщет их и разделит с ними их участь.
        Свое решение он скрыл даже от Кара.
        Мериптах стоял, прислонясь к Та-Мери, пока Рэ не согрел своими лучами его плечи. Потом подошел к месту, где Туанес подарила ему первый поцелуй, поднял с земли камешек, прозрачный, как слеза Исиды, и спрятал его в белом мешочке на золотом поясе. Единственное, что взял он с собой в дальний, неизведанный путь.
        - Сенеб, Та-Мери! - нежно проговорил Мериптах и ушел вслед за своей тенью.
        С тревогой смотрел ему в спину пламенеющий Рэ. Все меньше становилась сгорбленная фигурка величайшего художника Кемта. А вскоре и вовсе затерялась она в пологих холмах у горизонта...
        Горестно вздохнул каменный лев, и печально-насмешливая улыбка знающего истинную цену сущего слегка раздвинула его уста, да с той поры и осталась навеки.
        И еще, если всмотреться в него, нельзя не заметить, что лоб его стал как бы девичьим... Совсем как у Туанес...
        И еще... Он многое старается рассказать о себе людям, да не все внемлют ему. Постоят - и уйдут. Странно!.. Потому-то он и замолчал надолго.
        Если б заговорил сфинкс...
        КРЕПКИЙ ОРЕШЕК
        О тех, кто в небе
        (ОЧЕРКИ)
        Светлой памяти
        Кузьмы Ивановича Шубина -
        Летчика и Человека.
        Пилот - это крепкий орешек для природы. Она стремится расколоть его ураганами и грозами, снежными бурями и кипением мощных облаков. А он, пилот, забирается все выше, летит все быстрее и дальше; он серьезен перед лицом опасности, ибо уважает ее, а не пренебрегает ею. Он горд и знающ, но скромен, ибо понимает, что не одно поколение авиаторов незримо стоит за его спиной. Их опыт - это величайший дар, может быть, самое дорогое из всех наследий в мире. И в трудную минуту пилот побеждает потому, что принял этот драгоценный дар, как эстафету…
        О днях улетевших
        1
        Небо! Великое детище Солнца и Земли… Дайте мне взглянуть на кусочек Земли, и я скажу, какое небо над ним сейчас. И наоборот: в полете, в облаках, я расскажу вам немало о земле.
        А начинал я в ранней юности на планере. В ту пору он представлял собой пустотелую балку: на одном конце - сиденье, педали и ручка управления, а на другом - хвост, состоящий, как и сейчас, из горизонтального и вертикального оперения. Крыло - прямоугольное в плане и обтекаемое в профиле - крепилось на высоких стойках. В носовой части балки, снизу, - крюк, на него цеплялось кольцо с веревкой.
        Я усаживался на пилотское сиденье, ноги - на педали руля поворота, в правую ладонь - ручку управления, озабоченно осматривал белые, с сиреневой оторочкой облака и командовал:
        - Ста-арт!
        Взявшись за веревку, друзья натягивали ее струной и бежали с горки. А еще двое поддерживали крыло за консоли: колес-то ведь не было…
        Тряско и валко планер двигался вперед. После набора необходимой скорости под крики «ура» я как бы притягивался к небу словно магнитом, обгонял веревку, которая, ослабнув, соскальзывала с крюка, и летел на высоте двух, а то и трех метров. Немного погодя следовали «прочная» посадка, небольшой полевой ремонт - и наступала очередь другого…
        Потом вместо веревки мы использовали резиновый канат (амортизатор), а в носу планера появился капот, проще говоря, фанерный футляр с плоским верхом. Он закрывал мои ноги и руки, а я старался - если успевал за короткий полет - сохранять верх капота горизонтально, что свидетельствовало о наиболее выгодном расположении в пространстве всего летательного аппарата.
        Когда высота полета позволяла делать отвороты вправо и влево, я учился следить за координацией рулей, то есть за тем, чтобы темп разворота соответствовал крену. Это было сравнительно просто: скажем, взлетел с высокой горки - и разворачиваюсь влево; если при этом встречный воздух больше задувает в левую (внутреннюю) щеку, надо либо увеличить крен, либо больше нажать на левую педаль руля поворота. Иначе разворот получится блинчиком.
        Зимой было потруднее, особенно в мороз: лицо грубело, и чувствительность щек подводила. Но вскоре появились приборы…
        В те далекие годы мы мечтали о высоте, В августе 1935 года я с группой своих курсантов взобрался на вершину Столовой горы, что близ города Орджоникидзе, в Северной Осетии. Разобранный планер мы доставили на скалистую высоту 3000 метров. На вершине сохранились остатки маленькой часовни - гора когда-то считалась священной. Мы написали свои имена, записку вложили в пустую консервную банку и закопали. Надеялся я стартовать 18 августа, в День авиации. Но прошло два дня - погода становилась все хуже и хуже…
        В первое же утро горцы, помогавшие нам, и проводник исчезли. Чтобы оправдать себя, они распустили слух, будто я полетел и разбился. Это попало в печать. Мы слышали сквозь облака шум низко летающих самолетов, но не подозревали, что весь аэроклуб разыскивал мои останки.
        16 августа прояснилось. А надежды на устойчивую хорошую погоду не было никакой, и я решил лететь, не дожидаясь праздника. С трудом натягивали амортизатор мои немногочисленные курсанты. И все же я полетел. Я парил над городом около часа на высоте 3500 метров, любуясь Кавказским хребтом и Дарьяльским ущельем. Но пришлось взять курс на аэродром… Перед уходом суеверные горцы от имени аллаха проткнули посохами крыло моего планера в нескольких местах. Мы, как могли, залатали дыры, используя даже носовые платки, но не все латки выдержали. Когда я приземлился - половину их уже ветром сдуло…
        Лет через тридцать я прилетел в Орджоникидзе, в места моей юности. Небо разрисовывали реактивные самолеты, и никто теперь не обращал на них внимания.
        Когда-то я высматривал в небе парящих птиц и устремлялся к ним: раз они кружат, распластав крылья, значит, там есть восходящий поток воздуха, который «вознесет» и мой планер. Они охотно принимали меня в свою компанию, я слышал их дружелюбный клекот. Нынче же не всегда увидишь из пилотской кабины даже перелетных птиц: они сторонятся постоянных трасс Аэрофлота и внесли поправки в свои вековые маршруты. Это заметили многие пилоты…
        Году в 1955-м степной орел грудью встретил самолет Ил-14 и, погибая, смял коробку зажигания - контакты разомкнулись, двигатели смолкли. Пилотам удалось сесть на речную гладь у самого Волгограда. Отделались купанием и стали героями дня: об этом писали газеты.
        Редкий случаи, но для меня тот крылатый богатырь был последним из могикан. Он пытался, думалось мне, мстить людям, завоевавшим его владения. Он покорился, но смириться не смог. Когда человек начинал летать на смешной коробке из жердочек и крашеного полотна, орел снисходительно отворачивался. Когда безусые мальчишки принялись выписывать мертвые петли, он уже едва скрывал ревность. Но при появлении в небе крылатых машин из металла, стремительных, грохочущих и распространяющих далеко вокруг раздражающие звуковые волны и отвратительный запах, гордый орел возмутился…
        Нелегок был путь человечества к покорению воздуха; он не окончен и сейчас: еще немало нового ожидает нас, и я ловлю себя на том, что завидую моим юным читателям.
        Мы - дети трех измерений, наша сущность - объем. Мы жаждем пространства, как хлеба. Наше богатство - время, но мы его теряем, даже находясь в неподвижной точке. Вот почему скорость необходима нам, как витамины.
        В этом смысле самая незаменимая, самая близкая нам по духу машина - самолет. Живущий только в движении, подаривший нам ощущение всемирности, самолет сделал нас не птицей, а еще более - Человеком. Он воодушевил нас и на выход в космос, где невесомость погасила в нас крохотные остатки гравитационной робости.
        И все же именно с самолетам у человека много общего. В полете нас охватывает чувство, родственное тому, что возникает, когда мы смотрим на огонь или величественную гладь океана, - первобытное и первозданное, времен Прометея…
        Сколько всевозможных самолетов на стоянках! Вот двухмоторный серебристый красавец Ил-14 - последние годы я работал на таком. Он немного постарел… Хочется сказать «стал старше», как и я… Скорость его всего 320 километров в час, но каждый из этих километров - страничка и моей жизни. То спокойная или веселая, то бурная и трудная, особенно при обходе гроз или в песчаную бурю, то воистину тяжелая, когда обледеневшая машина, несмотря на усилия моторов, едва сохраняет высоту…
        Для меня любой самолет - большой и малый - подлинное восьмое чудо света! И то - восьмое только потому, что семь предыдущих созданы в древние времена.
        В свое время довелось мне быть спортивным летчиком, затем - военным, на истребителях, а позже - линейным пилотом в Аэрофлоте. Больше всего понравилась мне гражданская авиация. 15 лет пролетал я в Ростовском-на-Дону авиаподразделении.
        2
        Ростов-на-Дону - Волгоград - Астрахань - один из «волшебных» треугольников у нас в стране. Ветры здесь дуют и в ясную погоду, и при облачности: то такие сухие, что мухи в кольцо свиваются, то такие сырые, промозглые, что и ласточки еле тянутся над землей. А уж о боковых ветрах и говорить не приходится. Взлетать же и садиться надо. Сами знаете - не любят пассажиры нарушений расписания.
        Или задует такой ветрило, что на сотни километров окрест поднимает почву, все небо темнеет. В такую погоду залетел однажды к нам сибиряк. В поте лица сел, срулил немного с полосы и выключил двигатели: пусть дальше тягачи тянут. Вышел из самолета, прошел метров сто, полулежа на встречном ветерке, и спрашивает:
        - Как вы, бедолаги, дышите?
        - А мы в такое время не дышим, а жуем воздушок, - поясняет ему один из наших ветеранов.
        - Добро бы хоть в августе такое, но не в феврале же!
        - Так оно и летом случается. Прилетай.
        - Спасибочко, - говорит, - буду стараться…
        Сейчас ветераны наши потихоньку уходят на пенсию, их сменяет молодежь. Не сразу, конечно, а полетают сперва со «стариками» и наберутся опыта. Тем более что есть молодым жизнь делать с кого.
        К примеру, Александр Михайлович Корхов. Папа - так его все называют. Он первым пригнал к нам с завода Ил-14, затем перешел на газотурбинный самолет и первым в Ростовском авиапредприятии стал заслуженным пилотом СССР.
        Или Иван Александрович Гроховский - кавалер ордена Ленина, первоклассный пилот. Налетал он 20 000 часов на самолетах многих типов, превосходный методист, воспитавший многих наших командиров кораблей. Иван Сергеевич Дубатов, член ВЦСПС, тоже награжденный орденом Ленина, - олицетворение скромности. Юрий Петрович Калужин, которого я не представляю вне авиации, - прирожденный пилот. Прохор Федотович Миханьков, однажды спасший жизнь мне и моему экипажу при полном заходе на посадку в Харьковском аэропорту.
        Много добрых слов можно сказать и о пилотах Н. Н. Гарниере, М. Н. Амелине, В. Д. Макееве, И. Д. Лесничем, В. Л. Семенове, И. Г. Домбояне и еще, и еще…
        Надо рассказать о своих друзьях и о нашей технике! Хорошо собрать хоть часть их за круглым столом да тряхнуть стариной. И тут печальный случай помог мне…
        Он умирал молча, без страданий, как живое здоровое существо, прожившее отмеренное ему Вечностью и готовое к неизбежному.
        Вокруг него суетились инженеры и техники, механики и рабочие, а сварщики, точно могильщики, сидели в стороне и курили в уверенном ожидании.
        Оживленно советуясь, люди деловито сняли с него два поршневых двигателя, пилотские и пассажирские кресла, извлекли километры проводов и трубок, унесли приборы и радиоаппаратуру; а когда, что называется, раздели догола, аккуратно и споро отсоединили главное, чем он жил и гордился столько лет, - его замечательные крылья.
        Даже когда с его фюзеляжа сняли хвостовое оперение, он еще не терял надежды на капитальный ремонт, но когда автогенщики подошли к нему и он почувствовал первые ожоги на своем натруженном теле, только тогда стало ясно и ему, что это конец…
        К тому же его лишили и наземной опоры - шасси, и он беспомощно лежал на животе.
        У него была в свое время отменная репутация, ибо он принадлежал к прославленной семье лучших в мире поршневых самолетов Ил-14; он честно провел свою шумную жизнь, мог похвастаться великолепной биографией.
        В молодости он носился по всему небу, лишь меняя моторы и не размышляя о грядущем. Грозы и бури, шквальные ветры и обледенения преодолевал он в дружбе с веселыми, умными ребятами, чьей воле охотно подчинялся. А скольких желторотых птенцов он сделал соколами!
        Им любовались и пассажиры, воюющие у касс, лишь бы приобрести билеты именно на его рейс… Прошли, нет - пролетели его годы со скоростью 320 километров в час, и вот с заводских аэродромов прибыла молодежь, чтобы помочь ему.
        Новички оказались более рослыми и мощными, они стремительно взвивались за самые высокие облака и мчались на скоростях, о которых ему и не мечталось.
        Однажды какой-то беспечный пассажир назвал его телегой, и он не обиделся. Когда же это повторилось несколько раз, он слегка загрустил, стал скромнее, но бодрости не терял. Он был мудр - небо многому учит и людей и машины, - а значит, и терпелив.
        И все же сегодня, в эти свои последние часы под ярким, сияющим от радости небом, ему стало тяжко. Он будто понимал, что суета вокруг него - это обычный производственный план технической бригады, и чувствовал, как осторожны и заботливы те, кто столько лет ухаживал за ним на земле, в жару и мороз, днем и ночью. Он был среди своих и в эти неповторимые минуты, но где же те, с кем он пережил Главное, там, на трассах?
        Забыли… Он тут же как бы отбросил это случайное слово, точно заклепку, что выпала сейчас из его левого борта. Нет, просто они где-то в небе…
        Но чу!.. Вот и они: его пилоты и бортмеханики, штурманы и бортрадисты, приуставшие после нескольких тысяч километров, еще хранящие в себе стремительность полета и ласку посадочных полос, медвежьи объятия кучевых облаков и рокот двигателей.
        Эх, привстать бы хоть на мгновение да расправить крылья!..
        Они пришли к нему, молчаливые и серьезные, без цветов и погребальных речей, не глядя друг на друга.
        Но едва их приметили, как все замерло на этом инженерном участке. Перестали стучать пневматические зубила и шипеть автогенные струи; молодые и старые рабочие почтительно приветствовали летчиков и, переглянувшись, ушли по другим делам, чтобы не мешать им проститься с тем, кто был для них больше чем летающей машиной - верным и бескорыстным соратником.
        …Они зашли в его ободранный фюзеляж и присели на что пришлось - на шпангоуты и балки пола, даже на порожки. Каждый вначале думал о своем, а потом незаметно разговорились.
        Это было прощание с Другом, у которого никогда не будет ни могилы, ни памятника. Больше не представится такая возможность, как вот сейчас…
        Нельзя и предсказать, кем станет их самолет. Понятное дело, он пойдет на переплавку. А дальше? Какая-то его часть, быть может, снова умчится в небо; какая-то станет вилками и ложками для ширпотреба…
        Но их волновало на этот раз прошлое; у каждого было что вспомнить, а ведь умение хранить и ценить минувшее придает силу идущему. Дороги без начала нет; не бывает без прошлого и настоящих людей.
        Но они больше запоминали почему-то веселое или озорное; либо вспоминали беспокойное и тревожное как-то весело и озорно.
        Почему?
        Не мне, начиненному сотнями вопросов, отвечать… Просто я думаю, что этому причина - сама особенность нашей работы. Ведь каждый пилот, даже самый легкий, есть бесконечная цепь волевых усилий. Твоих - а не кого-то другого. А чтобы почти не замечать этого, привыкнуть, либо испытывать наслаждение - необходимо Чувство Юмора.
        Какой это прекрасный дар Природы!
        И вот пошли воспоминания… Связанные не только именно с этим самолетом. Встречи и расставания подобны волшебному ключу, открывающему самые затаенные сейфы доброй человеческой памяти.
        Так появились в моей книге многие последующие страницы…
        Часть первая
        Авиационная юность
        Трудно ли стать пилотом? Да.
        Трудно ли быть пилотом? Очень.
        Представьте себе, что за вашим окном дружно работают два… или лучше три-четыре авиационных двигателя. С утра и, скажем, до обеда. Кроме того, под вами тысячи метров высоты. Да болтанка, да толща облаков, обледенения, грозы…
        Однако не пугайтесь…
        ОСУЩЕСТВЛЕННАЯ МЕЧТА
        1
        В аэропортах Москвы, Харькова, Воронежа, Краснодара, Адлера, Минеральных Вод и многих других ежедневно приземляются самолеты ростовчан.
        Часто, после того как из самолета выйдут пассажиры, на трапе появляется заместитель командира Ростовского объединенного авиаотряда по летной службе Иван Александрович Гроховский. Руководителям полетов, диспетчерам, начальникам аэропортов хорошо знакома его среднего роста плотная фигура; они знают, что Гроховский появился в их владениях потому, что проверяет один из своих экипажей в рейсовых условиях.
        Но мало кто знает, как труден и долот был путь этого человека к штурвалу воздушного корабля…
        2
        …Высотомер показал 1200 метров.
        Иван сбавил обороты мотора, перевел самолет в горизонтальный полет и глянул за борт. С этой высоты запорошенная снегом земля, с неясными оттисками замерзших речек и невысоких белых холмов, была похожа на неоконченную карту, на которую неторопливые топографы еще не успели нанести зеленые силуэты лесов, коричневатые штрихи возвышенностей и светло-синие крапинки прудов и озер.
        Он ощутил левой щекой упругий морозный воздух и улыбнулся. Далеко, точнее, глубоко внизу, сходились буквой «У» едва заметные линии дорог, а рядом лепились у подножия холма сероватые домики хуторка - это и был центр пилотажной учебной зоны: над ним разрешалось выполнять фигуры высшего пилотажа.
        - Рыбу удишь, Гроховский? - насмешливо прозвучал в правом ухе голос инструктора Дубенского.
        Иван выпрямился и вздохнул.
        - Давай снова отрабатывать глубокие виражи, - кричал в переговорный аппарат Дубенский. - Понял?
        Курсант покорно кивнул и, не оглядываясь, слегка нажал на сектор газа. Шум мотора усилился, а стрелка прибора скорости дрогнула и как бы сделала полшага вправо.
        - Левый, - коротко приказал инструктор.
        Иван плавно двинул рулями, и самолет стал описывать в светлом зимнем небе круг, центром которого был лежащий на земле хуторок.
        - Правый! - повелительно крикнул инструктор, когда, закончив левый вираж, Иван вывел самолет напрямую.
        Курсант плотнее обычного обхватил пальцами ручку управления, резче, чем следовало, двинул от себя сектор газа и с отчаянием, точно решившись на что-то почти безнадежное, накренил послушный У-2 на правое крыло.
        Но самолёт, вместо того чтобы сделать глубокий вираж, безудержно опускал нос все ниже и ниже горизонта. Иван почувствовал, как машину сильно потянуло в штопор, точно лодку, попавшую в водоворот, и невольно прижал ручку управления ближе к себе, как бы пытаясь удержать самолет на этой высоте.
        - Куда тянешь? - надрывно звучал в ушах гневный голос Дубенского. - Хочешь сорваться в штопор? Отдай ручку, поддержи левой ногой, вот так…
        Инструктор легко и почти мгновенно вернул самолет в нормальное положение и вновь доверил управление курсанту.
        - Не зажимай ручку, сиди спокойно! - нервно кричал он. - Следи за прибором и не теряй скорости.
        Иван взглянул на прибор скорости: острая стрелка, словно издеваясь над неопытностью парня, ушла влево. Горизонт спрятался под капот мотора, впереди расстилалось только холодное, отчужденное небо, как бы потемневшее от неудовольствия.
        Воздух стал рыхлым, как вата, и в сердце закрался холодок неприятного предчувствия.
        «Опять… - подумал Иван, - опять не получается правый вираж! Я теряю скорость… Но как быть? Что надо сделать в первую очередь?» Он ожидал ответа на эти вопросы от инструктора, но услышал лишь глухое ворчание.
        Ручка двойного управления в кабине курсанта словно по щучьему велению метнулась вперед и влево, ножные педали сами собой задвигались, размашисто и тоже резко. Но потом их движения стали мельче и плавнее - горизонт вновь показался из-под мотора, занял положенное ему место у головки первого цилиндра, и укрощенный самолет спокойно полетел по прямой.
        - К чертям, - выругался инструктор, - мне надоело работать за тебя… Чего ты пошел в авиацию - не пойму. Разве это полет? Ты даже представления не имеешь о высшем пилотаже. А ну, держись, покажу тебе, как надо летать!
        Самолет энергично перевернулся через правое крыло вверх колесами, и мотор, громко чихнув, затих. Теперь под ногами Ивана красовалось вновь повеселевшее небо, а над головой огромной белой простыней, с лоскутами хуторов и перелесков, лежала земля. Нос самолета стал, не торопясь, опускаться к земле, и неожиданную густую тишину нарушил нарастающий шорох морозного воздуха, скользящего по обшивке крыльев и фюзеляжа. Тонко и негромко запели стальные ленты - расчалки. От перегрузки Ивана так вдавило в сиденье, что в глазах запестрели черные и желтые круги. Рыча мотором, двухкрылый У-2 вошел в красивую петлю Нестерова…
        За первой петлей последовала вторая, третья, затем - медленная петля с зависанием в верхней точке, когда Иван болтался вниз головой, удерживаемый лишь привязными ремнями; потом снова переворот, боевой разворот и наконец несколько свистящих витков штопора.
        - Вот как надо летать! - горделиво крикнул инструктор и, убрав газ, приказал: - Давай сам входи в круг, рассчитывай и садись… - А когда самолет уже планировал на посадку, он сокрушенно покачал головой, вздохнул и, как бы завершая прерванный разговор, иронически ввернул старое авиационное словечко: - Пилотяга!
        3
        После полетов курсантов построили перед штабом Н-ской объединенной школы пилотов и техников. К строю подошел начальник штаба и, достав из кармана кожанки какие-то бумаги, громко произнес:
        - Тем, кого я буду вызывать, выйти из строя… Иванов!
        - Я!
        - Николаев!
        - Я!
        - Рублев!
        - Я!
        - Гроховский!..
        У Ивана больно сжалось сердце. Как в полусне, плохо понимая, что происходит вокруг, и не в силах подавить вдруг вспыхнувшее волнение, он механически сделал три шага вперед, повернулся кругом и замер, не поднимая глаз, видя впереди носки сапог товарищей, стоящих в строю.
        Когда вызвали пятнадцать курсантов и список был исчерпан, наступила пауза. Тишину разорвал протяжный зычный голос начальника школы:
        - Напра-во!..
        В ответ дружно щелкнули каблуки обмерзших сапог.
        - В казарму… Ша-гом… - снова пауза, и точно пушечный выстрел: - Марш!
        Пятнадцать сердец болезненно дрогнули и на мгновение перестали биться: пятнадцать воздушных замков бесшумно рухнули и погребли под собой мечты о полетах, вынашиваемые с самого детства.
        Все описанное произошло в несчастливом для Гроховского 1932 году…
        Отчаяние и тоска охватили Ивана. Ведь он успел полюбить авиационную жизнь особенной, сильной и неугасимой любовью. За то, что делает она людей смелыми и гордыми, за то, что дает им власть над высотой, временем и расстоянием, а больше всего за то, что в небе можно славно послужить своему народу.
        Нет, не понял всего этого начальник школы, да и не хотел понимать, когда несколько дней спустя после той команды «в казарму шагом - марш!» вызвал курсантов, отчисленных по летной неуспеваемости.
        Дошла очередь и до курсанта Гроховского…
        - Ну, - солидно сказал начальник школы, - убедился теперь, что рожденному ползать летать не велено?
        Молчал Иван, только на побледневшем лице обозначились крепкие желваки. Обидно стало, что человек, сидящий сейчас перед ним за массивным письменным столом, так вольно играет меткими словами. Нет, не верил Иван, что когда Алексей Максимович написал эти слова, он мог иметь в виду вот такого, как он, который больше всего на свете полюбил свою мечту о полетах. И неужели ошибся райком комсомола, посылая бывшего фабзаучника в летную школу? Не может этого быть!..
        Иван промолчал, проглотил горькую пилюлю и продолжал стоять навытяжку.
        - Но по теории у тебя оценки отличные, - сказал начальник школы. - Если хочешь, могу оставить тебя и перевести на техническое отделение.
        Жарко сделалось Ивану от радости: не только техником готов он был остаться в авиации, а хоть часовым - лишь бы ближе к самолетам! И тут же опять заветная мысль: «Останусь, а там все же добьюсь своего…»
        - Согласен! - громко ответил он.
        4
        Так, белорусский юноша из Рогачева, Иван Гроховский, пошедший в авиацию, чтобы стать летчиком, стал авиационным техником. А работать на земле, если все мечты за облаками, мягко говоря, грустно…
        Всю свою страсть к полетам Гроховский перенес на самолеты и моторы. Каждый болт или гайка, каждая певучая на ветру лента-расчалка, каждый квадратный сантиметр звонкой обшивки крыла и фюзеляжа казались ему необыкновенными, почти священными.
        По окончании школы Гроховского направили в Ташкентский аэропорт авиатехником. Здесь он близко узнал эту особую группу «земных» авиаторов, неутомимых тружеников: мотористов, авиатехников, инженеров по эксплуатации, которые придирчиво подготавливали самолеты и моторы к каждому полету. У них он научился распознавать и предупреждать малейшие дефекты в материальной части и не сдавать неготовую машину, как бы ни торопили его летчики и командиры.
        А мысли о полетах, глубоко затаенные, но живучие, по-прежнему тревожили его. Иван успокаивал себя. «Что ж, - рассуждал он, врач исцеляет инженеров, моряков, писателей, летчиков, но при этом не испытывает неприязни к своей профессии, а все сильное любит ее! Буду врачевать самолеты и моторы… для других».
        И все же…
        И все же, как глянет на самолет, отрывающийся от земли, так сердце и заноет. Одно спасение - работы по горло: с утра до вечера в аэропорту.
        Постепенно стал вроде и привыкать к этому, смиряться.
        Когда Гроховского в конце 1936 года перевели на другую должность - обслуживать самолет командующего военно-воздушными силами округа, он воспринял это почти равнодушно, но вскоре понял, сколько выгод дает ему новая работа: командующий не возил пассажиров и грузов и летал реже, чем линейные пилоты Аэрофлота. Оставались свободные часы и… можно сказать, под боком - аэроклуб. Иван Александрович обратился к командующему за разрешением поступить в аэроклуб.
        Разрешение было дано. Снова началась учеба. Вот здесь пригодились и очень помогли ему знания материальной части самолетов и моторов разных конструкций и личный опыт работы авиатехником. И помогли не только в самой учебе. С разрешения командующего и по просьбе руководства аэроклуба Гроховский стал в свободное от работы время преподавать в аэроклубе самолет и мотор, благо, что занятия там проводились без отрыва от производства, по вечерам.
        - Я вам дам самолет и мотор, - шутя сказал он начальнику аэроклуба, - а вы мне - крылья!
        Очень тревожил Гроховского вопрос: кто будет его инструктором? Он уже испытал на себе, как много значит методика обучения, и Дубенский все еще вспоминался с горечью, хотя прошло с той печальной поры около пяти лет.
        …Первое же знакомство с инструктором аэроклуба Гуниным успокоило Гроховского. Тот оказался человеком рассудительным, спокойным и наблюдательным. Ошибки в полетах нового ученика не раздражали его, а лишь делали более терпеливым и настойчивым.
        Однажды, после первых вывозных полетов, он собрал свою группу возле самолета и сказал:
        - Тема сегодняшней беседы - «Ошибки в полете» Он говорил медленно, с частыми паузами тщательно подбирая слова: - Прежде всего у меня к вам такой вопрос: что такое отличный полет? Скажите… ну, вот вы, курсант Царев.
        - Отличный полет - это… это хороший полет.
        - И все?
        - Все.
        - Не густо. А как вы думаете, товарищ Гроховский?
        - Отличный полет - это когда летчик не допускает ни одной ошибки.
        - А вы что скажете, курсант Батюшин.
        - Гм… отличный полет? - Батюшин подозрительно посмотрел на инструктора - нет ли тут какого-нибудь подвоха - и уставился в небо. - Отличный полет? Ну как же? Это… это… и, снова посмотрев на Гунина, признался: - Не знаю, товарищ инструктор.
        Все рассмеялись.
        - Честный ответ! - оживился Гунин. А смеетесь зря. Кто сумеет ответить правильно?
        Ни одна рука не поднялась.
        - Вот видите?! Придется мне самому объяснить. Отличным я называю такой полет, в котором летчик своевременно замечает свои ошибки, понимает и вовремя исправляет их. Ясно? Не какой-то выдуманный идеальный полет, а когда летчик исправляет свои ошибки в самом начале, как только они зарождаются.
        - Вот-вот, я хотел сказать то же самое, - громко произнес Батюшин.
        - Хотел и сказал - это не одно и то же, - продолжал инструктор. - И помните: ошибок в полете не допускают три человека: кто еще думает летать, кто уже отлетал и кто вообще летать не собирается. А раз человек в воздухе, то ошибки будут непременно, и лично я не берусь сделать безошибочный полет! Ошибки бывают разные, но все они тянут за собой целую толпу своих собратьев. Предположим, в полете по прямой мы допустили правый крен. Самолет немедленно отклоняется в сторону крена, но мы увидели только эту, вторую ошибку и жмем на левую педаль, чтобы сохранить направление. Самолет начнет скользить и терять высоту, потому что мы не убрали крен. Это будет третья ошибка - и все за несколько секунд… Вот почему важно уметь не только заметить ошибку в полете, но и сразу понять ее происхождение.
        Как-то после вывозных полетов в зону на высший пилотаж, когда Гроховский получил отличные оценки за злополучные правые виражи, он откровенно рассказал инструктору о своих прежних полетах с Дубенским и о том, чем они закончились.
        - Правые виражи всегда труднее даются, - объяснил Гунин. - Так уж устроен человек, что для него легче, или, во всяком случае, проще и естественнее, повороты влево. Но главное, по-моему, в другом. Раньше ведь как в школах учили летать? По первобытному принципу: если, мол, природа вдохнула в курсанта летные качества, то он сразу будет летать… Как некоторые умники обучали плаванию: столкнут человека в воду и смотрят - если он не тонет, значит, толк будет… Это уже много позже поняли, что летные качества есть в каждом физически здоровом и грамотном человеке, надо только правильно их развивать!
        5
        …Дни стояли солнечные и безветренные. Степь дышала зноем и гудела мошкарой и шмелями, которых не отпугивали ни запах бензина, ни шум моторов на земле и в воздухе. Когда выключали двигатель какого-либо самолета для заправки горючим, курсанты, наскоро протирая винт и капот, с удивлением рассматривали на них бесчисленных насекомых, расплющенных мощной струей воздуха. Но скоро они перестали обращать на это внимание, потому что привыкать нужно было ко многому: к жаре, к большой физической нагрузке, к тому, что на земле все приходилось делать быстро, а в воздухе - спокойно, без спешки. Быстрый темп аэродромной жизни, сложность управления самолетом, шум и жара - все это на первых порах утомляло курсантов и инструкторов.
        Прошло не меньше четырех-пяти дней, пока все утряслось: инструктора перестали покрикивать на курсантов, старшины групп научились на ходу оценивать обстановку, быстро ориентировались, регулировали очередность, а вывозные полеты уже не только утомляли и огорчали, но и доставляли маленькие и большие радости.
        Теперь на аэродроме стало как бы тише. У курсантов появились свободные минуты между полетами, о чем они не смели мечтать в первые день-два, можно было перекинуться с приятелем веселым словечком, внимательно продумать ошибки, еще и еще раз прочесть нужные места в инструкции по технике пилотирования и, уже не торопясь, красивым почерком записать в свою рабочую книжку замечания инструктора и задание на следующий полет.
        Наконец настал и самый знаменательный день в жизни тех, кто посвятил себя летному искусству…
        Каждому из нас хорошо известно, кто такое осуществленная мечта! Иногда в эти два слова умещаются всего год-два исканий, и человек, не постарев ни на сединку, становится безраздельным хозяином своей мечты. Но бывает и так, что успех приходит далеко не сразу, и путь к нему похож на барограмму полета в жестокую болтанку. Таким был путь и летчика Гроховского. Но как бы ни было трудно, нельзя оставлять своей цели и падать духом.
        Может быть, не такими словами думал обо всем этом Гроховский в тот солнечный и незабываемый для него день, быть может, он тогда больше внимания уделял полосатому конусу указателя ветра и продумывал расчет на посадку. Скорей всего, так и было. Но он крепко верил в свою мечту и честно сделал все, что мог, для ее осуществления.
        Вот почему, хотя и волнуясь, но все же как заслуженное воспринял он слова командира, который только что проверил его в воздухе:
        - Самостоятельный вылет разрешаю.
        Когда командир вылез из самолета, поднялось радостное оживление. Товарищи принесли мешок с песком и привязали его к заднему сиденью, чтобы сохранить центровку самолета в воздухе. Урывками они успели бросить счастливцу:
        - Ни пуха ни пера…
        - Расчетик уточни: боковичок дует, - советовал один.
        - Да ну, разве это боковичок?! Еле дышит… - успокаивал другой.
        - Руку подымай повыше, когда старт просить будешь: сам ведь летишь!
        Остальные стояли в стороне и всем своим видом старались показать, что от души желают ему успеха.
        Только командир эскадрильи и инструктор держались независимо, на их лицах было написано такое спокойствие, почти равнодушие, будто они не присутствовали при этом, хотя и обыкновенном в мировом масштабе, но всегда торжественном и радостном событии - рождении летчика.
        Гунин кивнул: «Выруливай»…
        Иван осмотрелся, незаметно для себя облегченно вздохнул и осторожно дал газ. Мотор, добродушно ворча, увеличил обороты, У-2 подкатился к линии исполнительного старта; справа и чуть впереди стоял стартер с флажками и с завистью смотрел на Гроховского.
        Иван высоко и уверенно поднял правую руку. Стартер взмахнул белым флажком и задержал его на уровне плеч: взлет разрешен!..
        Винт превратился в полупрозрачный диск, затем как бы исчез из поля зрения. Земля все быстрее бежала навстречу. Иван слегка отдал ручку от себя, подымая хвост машины, и теперь У-2 мчался на колесах, нацелившись первым цилиндром в далекую островерхую горушку на горизонте.
        Упругий воздух широкими потоками омывал тугие крылья, с каждой долей секунды все охотнее принимая на себя тяжесть самолета. Иван почувствовал это всем телом, а момент, когда самолет, едва стукнувшись колесом о крохотный камешек, отделился от земли и повис над ней на высоте одного-двух сантиметров, отозвался в самом сердце Гроховского острой радостью. Издали же казалось, что машина еще бежит по аэродрому.
        Потом все увидели, что она взлетела, и тишину на старте сменили шумный говор, возгласы:
        - А направление… Видели? Как по струнке!
        - Выдержал точно.
        - Вот только, пожалуй, оторвался чуть на малой скорости…
        - Понимаешь ты…
        - А почему не понимаю? Думаешь, как ты, захожу с креном на посадку?
        - Там и кренчик-то был, градуса два-три.
        - А инструктор ведь заметил!
        - Так то ж инструктор…
        …Вот оно пришло, то самое, ради чего стоило преодолевать любые трудности! Мерный рокот мотора, воздух за бортом, быстрый, как буря, маслянистые брызги на блестящих плоскостях и высота, все увеличивающаяся и как бы раздающаяся вширь. Это была не та высота, которую видишь из окна десятиэтажного дома, когда смотришь вниз вдоль стены, - высота мертвая, пугающая, то были, скорее, глубина, простор, необъятность, вызывающие радостное чувство свободы и собственной силы.
        Исчез крохотный тусклый ручеек, выбегающий из-под колючего кустарника и впадающий в спокойный арык, исчезла перспектива ровной, узкой улицы с белыми домами - все растворилось в необъятной громаде земли, покорно раскинувшейся под крыльями самолета.
        А небо теперь обнимало Ивана со всех сторон, круглые, комковатые облака плыли на уровне его плеч, и он мог бы сейчас, при желании, подняться выше их, кружиться между ними…
        Но вот сделан четвертый разворот, самолет планирует на посадку, мотор еле слышно ворчит на малых оборотах, высота быстро уменьшается, и теперь, наоборот, исчезает необъятность пространства, а детали местности проступают отчетливее и все увеличиваются в размерах.
        Наконец все внимание молодого пилота сосредоточивается на белых посадочных знаках: по ним он уточняет направление полета и вероятность приземления в заданном месте. Еще несколько секунд снижения - и видны травяной покров аэродрома, отдельные пятна на земле и крохотные неровности…
        Не спуская глаз с самолета, сохраняя невозмутимость, Гунин мысленно оценивал каждое действие Гроховского. По мере того как высота уменьшалась, он и сам невольно пригибался все ниже и ниже к сочной траве и, делая рукой плавные движения на себя, бормотал:
        - Еще… Стоп! Придержи. Теперь снова на себя… Еще… Довольно. Добирай!
        И когда проворный У-2 уже весело бежал по траве после отличной посадки, в квадрате[5] раздались ликующие возгласы, а на лице командира эскадрильи, у глаз, разгладились тонкие морщинки. Он повернулся к Гунину и негромко сказал:
        - Нормально.
        ДВЕ ВСТРЕЧИ
        1
        Будто вихрем несло мальчишек к пустырю. Позабыты купание в реке, рыбалка и даже игры в гражданскую войну. Бежали наперегонки, еле переводя дух, спотыкаясь, падали, и вновь неутомимые босые ноги несли их дальше, пока не замерли на месте, будто остановленные невидимой преградой.
        На краю пустыря, греясь в бронзовых солнечных лучах, стояла большая полотняная птица. Не сдерживаемые грозными окриками взрослых, которые суетились возле старенького, потрепанного «Фармана», ясноглазые зрители постепенно набрались смелости и подошли ближе.
        Все внимание их было обращено на самолет и на человека в кожаной куртке, шлеме и больших очках, поднятых на лоб. Это был Сацевич, один из первых летчиков в Ростове-на-Дону. Слух о нем прошел по всему городу еще неделю назад, много говорили о его предстоящих полетах, но когда это произойдет, точно не знали. Предполагали, что Сацевич сперва сделает пробный полет без публики. Но от ребят укрыться ему не удалось…
        - Сейчас полетит… - завистливо вздохнул Ванёк Шашин, небольшой: крепыш с расцарапанным лбом и дублеными, не привыкшими к обуви пятками.
        - Еропла-а-нт?! - тоненько протянул крохотный сосед справа, выставивший свой голый живот словно специально для всеобщего обозрения.
        - Нет, тот кожаный дядька, - подсказал кто-то за его спиной.
        - Сам?!
        - Какой же ты еще дурной, Михась! - засмеялись ребята, и один из озорников дружелюбно хлопнул его по затылку.
        - Не замай! - нахмурился Михась и еще больше выпятил свои полосатый коричнево-серый живот.
        - Брюхо у те сомье, а голова селедочья, - усмехнулся кто-то.
        - Не, - угрюмо возразил Михась и вовсе насупился: - Я маленький, вот что…
        - И поверил, что дядька так просто сам и взовьется?
        - Да де ж поверил? - возмутился Михась. - Я хочу руками его потрогать…
        - Дядьку-то?
        Глаза Михася затуманились от обиды, ямочки на щеках стали глубже и четче.
        - А ну, геть отседа, кто языкастый! - крикнул Ванек и привлек Михася к себе. - Мальчонок дело говорит. Вот слетает ероплан, мы и попросимся.
        - Не, зараз надо, - сказал Гриша, тощий и долговязый подросток.
        - Почему?
        - А если разобьется? Чего же тогда трогать?
        - И то правда! - раздались голоса.
        - Мне батька ноне говорил, - важно передал Михась случайно подслушанную в разговоре взрослых фразу, - что чем больше кто еропланов побьет, тот и есть ерой! Вот как…
        Сказав это, Михась выступил вперед и петушино крикнул:
        - Дядь, а дядь! Позвольте хучь немного ваш хвост потрогать, а?
        То ли вид казачонка понравился взрослым, то ли его слова произвели впечатление, но летчик улыбнулся и громко сказал, обращаясь к своим товарищам:
        - Вот вам и помощники.
        Он махнул ребятам - и вся ватага мигом облепила самолет.
        - Стойте! - испуганно крикнул летчик. - Мне же на нем лететь…
        Мальчики поняли, отступили на шаг и спрятали руки за спины.
        - Поможете нам выкатить аэроплан вон в тот конец поля, чтобы поставить его против ветра, - объяснил летчик. - А браться при этом можно только за те места, что я укажу. Уразумели?
        - Хорошо, дядя!
        Когда инструктаж был закончен, ребята взялись за самолет и дружно покатили его по пустырю. Их было так много и действовали они так старательно, что двукрылый маленький самолет едва касался колесами земли.
        - Вот это подъемная сила! - засмеялся летчик. - Глядишь, вырастут хлопцы и всю русскую авиацию на своих руках поднимут…
        Подлинного смысла этих слов Ванёк не понял, но похвалу уловил и гордо шагал, поддерживая хвост самолета.
        Проба мотора вызвала всеобщий восторг. Когда летчик забрался в кабину, дал газ, проверяя работу мотора на больших оборотах, и по всему пустырю прокатились невидимые волны ритмичного рева, - мальчишки радостно загалдели.
        Когда же люди, державшие чудесную птицу за крылья, выпустили ее из рук, та, словно вырвавшись из клетки, все быстрее разгоняясь, пробежала по пустырю, мягко подпрыгнула и повисла в воздухе.
        - Ура! - закричали взрослые.
        - Ура-а-а! - звонко подхватили мальчишки.
        Ванёк открыл рот от удивления. Дитя нового века, он приблизительно знал, что такое аэроплан, но так близко видел его впервые. В глубине своей наивной детской души Ванёк сомневался, что полет состоится, и сейчас, когда машина уже набирала высоту, он был до крайности поражен и взволнован.
        - Летит! - радостно вскрикнул он. - Михась, ты видишь? Летит!!!
        Михась молчал, тоже с недоверием всматривался в небо, и только когда самолет накренился и развороте, лицо его просияло, он радостно захлопал в ладоши и закричал:
        - Машет, машет, крыльями машет! Взаправдашний ероплант…
        Набрав метров двести, летчик сделал круг, приземлился в центре пустыря и порулил на стоянку. На сегодня это было все; но мальчишки долго не спускали восторженных взглядов с «кожаного дядьки».
        Все, даже самое приятное и удивительное на свете, имеет конец. Мальчишки расходились, унося незабываемое впечатление от первой встречи с летчиком.
        - Пошли, Ванёк, - предложил Михась.
        Шашин стоял, не двигаясь. В его взгляде, устремленном на самолет, появилось что-то нежное и одухотворенное. Он даже не заметил, что летчик, проходя мимо них, остановился и улыбнулся:
        - Ну что, ребятки, понравился полет?
        Ребята онемели от счастья: герой дня, настоящий летчик сам заговорил с ними! Такое бывает не часто даже в богатой приключениями мальчишеской жизни…
        Шашин был взрослее и потому повел себя более уверенно.
        - Дядя, а я смогу летчиком стать? - мечтательно произнес он.
        Сацевич с интересом посмотрел на мальчика.
        - Если очень захочешь, то сумеешь, - убежденно ответил он.
        - А не страшно… летать?
        - Пожалуй, нет, - улыбнулся летчик. - Вот на ковре-самолете не знаю как… Может, и страшновато было бы. А это же машина. На машине не страшно!
        - Значит, и мне можно?
        - Всем можно. Но для этого, знаешь, каким надо быть человеком?
        - Каким, дядя? - затаив дыхание, спросил Шашин.
        - Решительным и точным. Уметь управлять своим характером. Вот так-то… Ну, ступайте домой, желаю успеха.
        2
        Мечта Шашина сбылась: он поступил в летную школу Гражданского воздушного флота. Отлично закончив теоретическую программу, в первых же учебных полетах обнаружил незаурядные способности: усваивал все буквально на лету.
        Природа вдохнула в Шашина счастливейший дар: в любых условиях безукоризненно чувствовать положение своей машины в пространстве; у него изумительная зрительная память, глазомер и железная выдержка.
        Но есть в летном деле одна зазубринка: чем талантливее молодой летчик, тем скорее нужно воспитывать в нем чувство сознательной дисциплины. Иначе будет неприятность. Его летный талант заглохнет. Не достигнув подлинного мастерства, такой летчик станет ухарем, но Чкаловым, Покрышкиным, Тараном ему не быть!
        Инструктор Хворостьян понимал это и, видя, как легко дается Шашину техника пилотирования, большое внимание уделял воспитанию его характера.
        Результат усилий инструктора проявился в одном, с виду обычном, заурядном учебном полете Шашина на высший пилотаж.
        Это было летом 1932 года… Выполнив глубокие виражи и - обычное начало задания на высший пилотаж, - курсант Шашин внимательно посмотрел на землю с высоты тысячи метров, убедился, что его самолет находится в середине пилотажной зоны, и развернул машину в сторону аэродрома.
        Внизу, как раз под самолетом, пролегала хорошо заметная с воздуха, ровная, как струна, дорога. Она-то и была нужна курсанту: вдоль нее легче выполнять перевороты и петли, лучшего ориентира искать не надо. Без этой дороги перевороты, да и петли тоже, могут получиться кривобокими: войдешь в фигуру в одной вертикальной плоскости, а выйдешь в другой, куда-то в сторону. Глядишь, или, вернее, проглядишь, - и «тройка» за такой пилотаж обеспечена.
        Иван приподнял нос самолета чуть выше горизонта, энергично взял на себя ручку управлении и нажал правой ногой на педаль руля поворота. Юркий У-2 лег на правое крыло перпендикулярно земле и как бы уперся им в четкую линию дороги. Шашин быстро убрал газ, стало совсем тихо, а самолет, по инерции и повинуясь рулям, продолжал вращаться вокруг продольной оси, пока не лег на спину.
        Шашин сейчас же поставил рули нейтрально и слегка подтянул ручку управления на себя. Нос самолета медленно стал опускаться к земле, У-2 перешел в пикирование. Тело Шашина стало почти невесомым, на душе сделалось легко и озорно.
        Вдруг Иван заметил, что между фюзеляжем самолета и дорогой образовался изрядный угол и машину все больше увлекает влево… Он энергично вернул самолет на заданное направление. Ошибка исправлена, и Шашин опять предался своему восторженному настроению.
        Впрочем, ненадолго: забот хватало. Когда Шашин набрал скорость, ввел самолет в петлю и, подняв голову, глянул на землю, дорога опять лежала криво. Пришлось, вися над землей вверх колесами, осторожными и точными движениями рулей исправлять положение, чтобы как можно меньше нарушать красоту и изящество фигуры.
        Это было сделано так своевременно и мягко, что инструктор, заметив ошибку, оценил грамотное и быстрое ее исправление. Но мальчишки, облепившие бугорок возле аэродрома и наблюдавшие за пилотажем, освистали неопытного пилота:
        - Фьо!.. Фью!.. Косая петля! Косая!.. «Летчик»!..
        Зато вторая, третья и четвертая петли были выполнены настолько безукоризненно, что мальчишки радостно заплясали на бугре и, как это у них водится, тут же сменили гнев на милость:
        - Ура летчику! Ура-а-а!..
        Шашин сам чувствовал красоту этих фигур и теперь, закончив последнюю, в странном раздумье летел по прямой, медленно теряя скорость.
        В душе его завязалась борьба. Словно два голоса - озорной и непокорный и добрый и благоразумный - заспорили в нем…
        «Махни, Иван, еще одну петельку! Ведь так приятно крутиться в небе… Ты один, инструктор на земле, - крутани, приятель!»
        «А как ты объяснишь инструктору, если он заметит и спросит? Ведь в задании точно указано: выполнить четыре петли - не меньше и не больше».
        «Так уж он и заметит? Ну, скажешь, что просчитался, ошибся, мол, и все!»
        «Хорош же из тебя получится летчик. Просчитался… Помнишь, что говорил инструктор: подлинная красота человека - в умении владеть собой».
        «Мало ли что говорил! Плюнь и крути пятую петлю… Кашу маслом не испортишь!.. Ну?!»
        И Шашин уже приготовился было к выполнению пятой петли, но левая рука вдруг убрала газ, он плавно взял ручку на себя, нажал на левую педаль и сорвался в штопор - следующую фигуру, указанную в задании на этот самостоятельный полет в зону…
        На земле, выслушав доклад курсанта, инструктор Хворостьян недовольно спросил:
        - Чего это вы после петель, вместо того чтобы сразу же выполнить штопор, так долго тянулись по прямой?
        - Я хотел… - замялся Шашин. - Я думал…
        - А надо было пилотировать! - с укором сказал инструктор. - О чем же это вы, если не секрет, думали?
        - Мне очень хотелось сделать еще одну петлю, - тихо признался Шашин.
        - И что же? - голос инструктора стал хлестким.
        - Не сделал…
        - Не решились? - инструктор посмотрел на курсанта в упор.
        - Наоборот, решился не сделать, - ответил Шашин, выдержан этот взгляд.
        Глаза Хворостьяна потеплели, в них засветилась такая ласка, что Шашин почувствовал себя человеком, выполнившим нечто очень значительное, важное.
        - Ставлю вам «отлично» за эту пятую, не сделанную петлю - она для вас дороже выполненных четырех!..
        3
        После окончания школы Шашина направили в Среднюю Азию, где он работал несколько лет…
        Как-то, залетев в Ашхабад с ночевкой, Шашин забрел на часок в бильярдную аэропорта. Здесь уже собралась веселая компания авиаторов и, окружив стол, обсуждала ход партии. Играли в пирамиду. Один из игроков привлек всеобщее внимание своим явным превосходством. Он легко и свободно держал тонкий кий, целился быстро и не напряженно, и, хотя бил кием без всякого усилия, шары скрывались в лузах с таким грохотом и так точно, что нельзя было наблюдать его игру без восхищения.
        Посмотрев внимательно на игрока, Шашин невольно подался к нему. Это был человек среднего роста, сухощавый, уже с проседью в рыжеватых волосах. Его скуластое лицо с зоркими глазами и острым подбородком показалось Шашину знакомым.
        В ту минуту, когда Шашин подошел к столу, игра уже подходила к концу: оставалось положить последний, стоявший неподалеку от угловой лузы, пятнадцатый шар.
        Игрок помазал кончик кия мелом, с необычайной ловкостью, почти не целясь, отрывисто ударил острием кия в левый бочок «своего» шара. Шар устремился вперед и с такой силой ударил «пятнадцатого», что тот мгновенно скрылся в угловой лузе, а от упругих бортов взвилось легкое облачко пыли!
        Партия была выиграна. Игрок, улыбаясь, положил кий и отошел в сторону, где стоял Шашин.
        - Я вас знаю… - сказал ему Иван Терентьевич.
        - Меня?
        - Да. Вы тот самый летчик, которого я в детстве видел в Ростове-на-Дону, на пустыре, где сейчас построен Сельмаш… Вы тогда летали на «Фармане».
        - Да, было такое… Однако у вас и память!.. Насколько я понимаю, мы с вами - земляки?
        - Ростовчане, - улыбнулся Шашин.
        - Тем больше я рад такой встрече. Ну что ж, давайте познакомимся? Сацевич, - запросто сказал он и протянул руку.
        - Шашин.
        - Вы, я вижу, сами летчиком стали?
        - Да. Летаю на ПС-9, командиром корабля. А вы? Не оставили летную работу?
        - Нет. Летаю на Г-2.
        - Ваши полеты на «Фармане»… - Шашин хотел сказать «вдохновили меня», но постеснялся говорить так высокопарно, замялся и сказал другое: - я и сейчас так хорошо помню, точно все это происходило неделю назад.
        Сацевич понял и благодарно потрепал его по плечу.
        - Мне это приятно, - сказал он. - Вы сейчас свободны?
        - Да.
        - Пойдемте на воздух, побеседуем.
        Они проговорили почти до полуночи и расстались друзьями.
        В 1936 году, когда Шашина перевели в Ашхабад, они встретились вновь, и Иван Терентьевич, пожелавший летать на более тяжелых самолетах, был назначен к Сацевичу… вторым пилотом.
        Сацевич обрадовался.
        - Видишь, как порой жизнь людей сводит, - весело сказал он. - Даже летать довелось вместе… Ну что ж, Ваня, беремся за дело. Полетим с тобой в каракумские пески…
        В полетах с Сацевичем ничего особенного не происходило: ни разу не сдавал мотор, не вставала на пути песчаная буря, и все приборы и агрегаты работали исправно, но эти полеты дали Ивану Терентьевичу Шашину многое.
        Вообще говоря, летный опыт приобретается главным образом за счет обычных полетов. Поговорите с любым летчиком - и он подтвердит это. «Страшные случаи» сейчас чаще бывают в рассказах совсем еще юных авиаторов и… робких, начинающих пассажиров Аэрофлота! Ей-ей!
        Много раз беседуя со старыми летчиками, я наконец сделал заключение, что надо выполнить тысячу полетов, чтобы в одном из них возникло действительно рискованное положение. Понятно, что летчик сможет выйти из такого положения благодаря опыту, который он получил в предыдущих обычных полетах, и не станет сразу мастерски летать потом, после того как ловко вывернулся из беды. Десять обычных полетов могут сделать одиннадцатый выдающимся.
        Сацевич оказался для Шашина одним из первых наставников, до конца внушившим ему эту мысль, совершенно обязательную для зрелого летчика.
        - Летая с Сацевичем, - рассказывает Иван Терентьевич, - я особенно четко стал понимать, что романтика летной профессии - в ее трудности, в высоте и, самое главное, в точности полета. И, наконец, между этими двумя встречами с одним из ветеранов русской авиации уложилась вся моя юность.
        ШТОПОР
        1
        Судьбе было угодно подарить мне немало встреч с выдающимися людьми, но Константин Константинович Арцеулов занимает особое место не только в моей жизни. Его обаятельный образ, незаурядная летная биография, всесторонняя одаренность, редчайшая скромность и человеколюбие облагораживали и возвышали авиаторов нескольких поколений.
        Мать Константина Константиновича - младшая дочь великого русского художника-мариниста И. К. Айвазовского. Скажу сразу: талант деда в значительной мере передался внуку, он еще и известный художник…
        Отец Константина Константиновича - К. Н. Арцеулов, выходец из семьи корабелов, и сам был корабельным инженером.
        В 1891 году 29 мая в Ялте родился будущий знаменитый авиатор. Когда ему исполнилось 15 лет, его отправили в плавание на парусной шхуне «Моряк», ибо ни у кого не было сомнений, что море должно стать для юноши родной стихией.
        Но болезнь изменила планы, и Константин Константинович решает стать художником. Однако пройдет еще совсем немного лет, и он, оставив студию Лансере, перейдет… в авиационные мастерские Щетинина… рабочим. Тому имелись веские основания. Не море, а небо влекло юного романтика!
        Еще летом 1903 года, в Севастополе, куда переехали его родители, Константин Константинович с приятелем сделали монгольфьер - воздушный шар, наполненный горячим воздухом. Вместо полета получился небольшой пожар.
        В 1904–1905 годах он построил планер типа «Шанюта» и пролетал с горки метров по восемь-десять. В общем, как говорит сам Константин Константинович, это длинная история… Я бы уточнил: это подлинная история авиации.
        В 1911 году Арцеулов окончил приватно Всероссийский аэроклуб и стал профессиональным летчиком. Его жизнь наполнилась новым содержанием. Он налетал более 6000 часов, одержал 20 воздушных побед в первую мировую войну, стал первым советским летчиком-испытателем, но славу, неугасающую в памяти человечества, ему принес один осенний день 1916 года…
        Тогда (впрочем, и еще много лет после этого) главной опасностью для авиаторов была потеря скорости и в результате ее - срыв самолета в штопор: вертикальное падение со сложным вращением вправо или влево. Никто не знал, как спастись в такой ситуации. Печать приносила одно трагическое сообщение за другим, но выхода из штопора… не было.
        Первым в мире под Севастополем Константин Константинович Арцеулов разгадал секреты неумолимого врага и, получив разрешение, набрал на двукрылом «Ньюпоре» 2000 метров, сам ввел самолет в штопор и… вывел.
        Вновь набрав высоту, бесстрашный прапорщик повторил рискованнейший эксперимент и стал Победителем штопора - навсегда!
        2
        Прошло ровно 50 лет, если мне не изменяет память. Мало того, то, что я расскажу сейчас, произошло даже в тот самый день месяца…
        Конечно, штопор уже не только не представляет опасности, а стал даже источником наслаждения для любого летчика! И хотя, строго говоря, штопор это не фигура высшего пилотажа, а лишь учебное упражнение в летной школе или на тренировках, им увлекаются все авиаторы, не исключая и седовласых.
        И кто бы мог подумать, что безвестному, совсем молодому инструктору Павлу Шувалову доведется тоже стать победителем, но, я бы сказал, победителем в штопоре.
        Вот как это произошло…
        Одного из курсантов звали Борис. Розовощекий, как девушка. Светлые курчавые волосы. Парень способный, только много детского еще было в нем.
        Подошла пора слетать с ним в зону, специально на срыв в штопор. То есть показать курсанту, что может произойти с самолетом, потерявшим скорость, когда машина начинает штопорить - вращаясь, падать на землю, - и научить его выводить самолет из этой ситуации.
        Много позже выяснилось, что накануне этого дня товарищи начинили Бориса самыми ужасными рассказами о штопоре, действительными и придуманными. Курсант, размышляя о предстоящем, вполне, так сказать, подготовил себя…
        Набрали положенную высоту. Павел сориентировал самолет так, чтобы солнце не слепило глаза и сказал:
        - А теперь начинаем срыв в штопор. Прибирай газок… Приподними нос, чтобы сохранить высоту… Вот так… Еще немного… Гаси скорость.
        Конечно, б?льшую часть действий Павел взял на себя, но ведь и его инструктора и наставники поступали так же.
        Шум мотора резко стих, воздух становился рыхлым, крыльям не обо что было опереться, и самолет вздрагивал и покачивался.
        - Сохраняй курс, - наставлял Павел. - Сделаем виток вправо и выведем машину в том же направлении.
        Самолет уже с трудом летел горизонтально, вот-вот начнет мягко проваливаться, «парашютировать». Весьма забавная штука для пилота бывалого, но неприятная для неискушенного. Земля в эти мгновения выглядит угрожающе.
        - А теперь дай правой ноги, - продолжал Павел. - Ну же! Вот так. - И сам нажал на правую педаль руля поворота.
        Самолет как бы перекинулся через правое крыло и устремился носом к земле. К концу витка Павел попытался отдать рули в обратное положение - на вывод из штопора, но… не тут-то было! И ручка управления, и педаль руля поворота, и даже сектор газа не подавались ни на миллиметр.
        Павел чуть дрогнул, где-то далеко-далеко внутри. Как бы про себя. Попытался еще разок. Безрезультатно!
        На третьем витке мелькнула догадка: курсант испугался и от страха намертво зажал управление… Теперь легче сломать самолет, чем пересилить этого парня. Инструктор взволновался не на шутку. Попытался опять вырвать управление из рук курсанта. Хотел накричать на него. Выругаться. Но вовремя сдержал себя: бесполезно.
        Высота падала ежесекундно, земля неумолимо приближалась. Все было исправно в самолете. И погодка - чудо. И жизнь вся еще впереди. Павел мысленно представил себя на месте курсанта, лихорадочно искал ключ к происшедшему. А земля все ближе.
        Только на шестом витке Павла осенило…
        - Ну и озорник! - со смехом крикнул он. - Не думал, Боря, что ты такой орел… Я тебе сказал, один виточек сделать, а ты уже шестой крутишь… Молодец! Из таких истребители выходят… Понравилось? То-то… Штопор, брат, приятнейшая вещь… Однако… хватит, Боря. Так мы и безопасную высоту проскочим! Порезвился - и будет…
        «Как?! - пронеслось в голове курсанта. - Значит, инструктор не догадался, в чем дело? Да и вообще: испугался ли я на самом деле, черт возьми?..»
        Мышцы его стали теперь мягче воска, и Павел стремительно дал рули на вывод из штопора. Самолет послушно прекратил вращение и перешел в пикирование. Только бы высоты хватило! Еще бы метров с десяток для гарантии!.. Павел энергично тянул ручку управления на себя. Хотелось покруче выйти из пикирования, но нельзя рисковать - можно вновь попасть в штопор, на этот раз уже не преднамеренный.
        Наконец холмистый берег стал как бы отодвигаться вправо, и Павел подвернул к середине реки, чтобы выиграть даже высоту берега… И, мелькнув над самой водой, самолет со свистом и ревом вновь ушел в небо. А ведь надо было немедленно сесть и доложить руководителю полетов о ЧП… Но тогда Бориса отчислят из школы.
        Они опять в зоне, и Павел убедился: все в порядке - Боря сам выполнил по витку вправо и влево и сам же вывел самолет из штопора.
        Домой!
        Они зарулили на левый фланг, вылезли из кабин и принялись отстегивать парашюты. Тяжелыми шагами приближался к ним командир отряда: Павлу предстоял суровый нагоняй… и молодой инструктор невольно терял решимость.
        «Все-таки я молодец! - ликовал Борис. - А вот инструктор, на что уж старик - ему уже двадцать восемь! - но побледнел, и ноги у него отчего-то трясутся».
        УЧЕНЬЕ - СВЕТ!
        1
        …Весной 1934 года курсантов перевели в эскадрильи для обучения полетам. Петра Абрамова назначили в группу молодого инструктора. Д?дечко, воспитанника этой же школы. Инструктор попался требовательный. Решал все быстро и, хотя обучал только первую свою группу, был на хорошем счету. Высокий, смуглый, черноглазый, с фигурой спортсмена, Дядечко понравился своим курсантам и внушил доверие. «Сразу видно, что летчик!» - подумал о нем Петр.
        Обучение начали по тогдашней системе - с рулежки. Для этой цели выделили старый, негодный самолет, ободрали крылья, чтобы он случайно не взлетел.
        Сели в такой самолет и Дядечко с Абрамовым. Растерялся, оробел Петр в пилотской кабине. Отчего-то сразу позабыл, что к чему. Вместо того чтобы двигаться по прямой, машина то кружилась на месте, то прыгала бог весть куда. И чем хуже обстояло дело с рулежкой, тем сильнее волновался Абрамов, а чем больше он волновался, тем хуже шло дело. Получался заколдованный круг!
        - М-да, так шаром и катаемся… - ворчал инструктор. - Вылазь, Абрамов, все равно дела не будет.
        Вылез. Обмяк весь, головой поник. Ночью в общежитии не мог уснуть, перебирал в памяти правила грамотного руления и все думал: может, зря он взялся за такое дело? Не быть ему летчиком. Долго он мучился сомнениями и понимал, что летная судьба его висит на паутинке.
        …Петр прислушался: товарищи его уснули. В спальне тишина. Он откинул одеяло, натянул на себя летний комбинезон и босиком, ступая осторожно, по кошачьи, вышел из общежития.
        На его счастье, самолет для рулежки стоял близко и не охранялся. Неслышно залез Петр в кабину, положил на ребристые прохладные педали босые ноги.
        «Значит, так: если самолет уводит влево, - мысленно рассуждал он, - я нажимаю на правую педаль. А если я хочу развернуть самолет вправо, то надо понимать… гм… тоже на правую педаль! Но почему в обоих случаях на одну педаль? Ах да, потому что в том и другом случае я хочу отклонить машину вправо! Так… А газом я, значит, буду работать следующим образом…»
        Часа два пробыл Петр в самолете, усваивая основные правила рулежки, а главное - привыкая к кабине, к расположению секторов и рычагов управления и приборов, к смешанному запаху авиационного лака, бензина и масла, к самой мысли, что его хотят научить летать и что ему действительно доверят управление самолетом, если только он окажется подходящим человеком. И чем больше свыкался со всем этим Петр, тем живее шевелилась и крепла надежда в его смятенной и поколебленной первыми неудачами душе, а на смену сомнению приходила уверенность.
        Дня два Петр тайком тренировался в кабине, с неослабным интересом смотрел, как рулят другие курсанты, и перечитывал курсантскую «библию» - «Курс учебно-летной подготовки», все глубже вникая в каждую строчку. И тут выяснилось: то, что остальные понимали с первого чтения, Петру надо было перечитывать по нескольку раз. Нечасто приходилось ему раньше самостоятельно работать с книгой…
        Сжалился Дядечко и еще разок пустил Абрамова в кабину:
        - Давай попытайся, все равно машину добивать: старье… А если и сейчас будешь куролесить - оставайся, друг, на земле!
        Самолет, хотя и узкой змейкой, все же побежал по прямой.
        - О! Видать, ты подучился малость, - обрадовался инструктор. - А я уже хотел списывать тебя с корабля на берег… Так, так, давай еще!
        …К концу дня Абрамов освоил упражнение и стал рулить один.
        Та же история повторилась и в первых вывозных полетах. Пока Петр находился на земле - все помнил и знал, что надо делать в полете, а как только садился в самолет и взлетал с инструктором - все знания оставались на земле. Впрочем, так казалось Абрамову, и он обвинял во всем свой неавиационный характер. В какой-то мере Дядечко разделял его мысли и без особого энтузиазма думал о летном будущем своего ученика.
        Смущало инструктора только одно: у Абрамова не ладилось со взлетом и посадкой, а вот расчет на посадку почему-то получался сносно, хотя всем известно, что способности летчика-курсанта, пожалуй, ярче всего проявляются именно в расчете на посадку…
        В чем же секрет? Конечно, проще всего было представить Абрамова на отчисление, но жаль было парня. Да и за него стоял горой авиатехник группы Коля Симченко.
        - Честный он курсант, товарищ инструктор, - говорил Симченко. - Лучше всех работает на матчасти, машину протрет до блеска, мотор вымоет, капоты, да и соображает по устройству мотора. Обвыкнется малость - летать будет…
        - Ладно, - махнул рукой Дядечко. - Подождем еще.
        Прошло несколько дней, на протяжении которых Абрамов неустанно занимался теорией полета, и Дядечко давал ему летать, но немного. И когда, подучив остальных курсантов, инструктор снова взялся всерьез за Абрамова, последний сделал совсем недурно три полета подряд. Дядечко воспрянул духом и теперь лихо покрикивал в переговорный аппарат:
        - А ну, держи направление, черт такой! Крен убери… Скорость!
        После посадки, когда зарулили на старт, Абрамов отстегнул привязные ремни и вылез из кабины.
        - Ты куда? - удивился Дядечко.
        - Пойду в квадрат, - хмуро ответил Абрамов.
        - А кто разрешал?
        - Разве ж это полеты? - обидчиво произнес курсант. - Коли до ругани дело дошло, значит, из меня толку не будет…
        - Так ведь я это, чтобы подбодрить тебя! - воскликнул Дядечко. - Если в человеке порох есть, то для него крепкое словцо - что искра!
        - Ну вот я и взорвался.
        - Гм… - задумался инструктор. - Скажи, пожалуйста, что получилось… Хотел лучше, а оно другим кончиком обернулось. Ну ладно, садись, рванем еще разок, но провезу я тебя уже по другой методике.
        Абрамов подумал и вернулся в кабину.
        «Другая методика» показала свое явное превосходство над первой. Чем ласковее объяснял Дядечко и чем больше подхваливал курсанта, тем правильнее летел самолет.
        Инструктор пришел в восторг.
        - Люблю гордых, - говорил он. - Молодец, всегда будь откровенен во всем. Не нравится - скажи. Правду говорят, что дело не столько в том, кого учат, сколько в том, кто учит…
        2
        В ту ночь Абрамов опять долго не мог уснуть. С одной стороны, его поддерживал временный успех, а с другой - снова стало терзать душу сомнение.
        Думал о многом, вспоминал… А воспоминания, что пейзажи в перевернутом бинокле: все кажется далеким и маленьким…
        Есть в Кущевском районе Краснодарского края село Полтавченское. Не на всякой карте его найдешь, не с любой высоты увидишь, но много в нем жило и живет замечательных людей с чистой душой и большим сердцем. Взять хотя бы чету Абрамовых - Лукьяна Степановича и Пелагею Ивановну. Полвека они прожили рука об руку. Всякое приключалось в их дружной семье, а всегда старались держаться рядом и никому не причиняли зла. Не было вот только у Абрамовых детей. И они усыновили сироту - Петю Михайличенко.
        Вырос приемыш на радость своим новым родителям, женился, сам отцом стал. Внука, по настоянию деда, тоже назвали Петром.
        В 1917 году Петр Лукьянович ушел добровольцем в Красную гвардию и погиб в боях за Советскую власть. Мальчик остался без отца.
        Рано довелось Пете Абрамову познать труд. Лет с девяти стал он помогать деду в кузнице и подолгу любовался могучим стариком. Лукьян Степанович был здоровый, русоволосый мужчина с энергичным лицом. Лет до шестидесяти боролся он даже с молодыми силачами и почти всегда клал их на лопатки.
        Особенно нравилось Пете раздувать меха и смотреть на пламя горна… Вот, смешно вздрагивая и кувыркаясь в сильной струе воздуха, обкатываются друг о друга смолисто-черные угольки и, накаляясь, меняются в цвете: становятся красными; затем по ним бегут змейками синие жилки, потом угли, разгораясь все жарче, приобретают бледные оттенки, и пламя появляется вокруг них, как корона, с легкими подвижными зубцами. Гудит оно весело, пляшет в воздухе, готовое создать нечто новое, необходимое человеку, или уничтожить в мгновение ока все, что попадется на пути.
        Злая и привлекательная сила в кузнечном огне!
        А дед, улыбаясь, кладет прямо в его подвижную пасть кусок металла, и огонь, словно понимая, чего от него хотят, жадно облизывает холодный брусок и как бы вдувает в него какую-то фантастическую жизнь…
        И кажется Пете, что стоит только сунуть в пламя бесформенную глыбу металла, как, повинуясь волшебной силе огня, через несколько минут превратится она в точно такой же трактор, что увидел он сегодня впервые в жизни на улице села.
        - О чем задумался, Петюнька? - заботливо осведомляется дед.
        - О тракторе…
        - Машина хоть куда, - соглашается Лукьян Степанович. - Каких только люди не придумали механизмов! Эх, Петро, купим мы с тобой мотоциклет да поедем вдвоем по Руси-матушке технику изучать… А?
        - Поехать бы, дедушка, - не то упрашивая, не то утверждая, говорит Петя.
        - А что ж, возьмем да и махнем! - подогревает дед мечтания внука. - А нет, так другое путешествие посмотрим…
        - Какое? - настораживается мальчик.
        - Пойдет скоро самая наипервейшая техника во все концы и в наше село заявится, - уверенно поясняет дед. - Сама к нам придет, как трактор! Ты учись только, Петюнька, все тебе будет.
        - Ох, дедушка, трудно учиться и неохота! - признался Петя.
        Вздохнул дед: уже несколько раз так жаловался ему внук. И мальчика жаль, и ошибиться боязно. Сам-то дед без особой грамоты в люди выбился, а как теперь оно будет, кто знает. Вероятно, иначе…
        А несколько дней спустя пришел Петя из школы, кинул книги на лавку и твердо произнес:
        - Не буду больше учиться!
        - Это почему же? - испугалась Пелагея Ивановна.
        - Тяжело в школе-то, бабушка.
        - Неучем жить еще тяжельше, - рассердилась Пелагея Ивановна.
        - Ну и что ж… Не пойду больше в школу.
        - Дед! Скажи хоть ты слово, - взмолилась Пелагея Ивановна.
        Помолчал Лукьян Степанович, отвернулся, не хочет неволить мальчишку. Почувствовал Петя слабину и обрадовался: дело выиграно! Но по-настоящему цену такого «выигрыша» узнал после.
        В 1929 году всей семьей переехали в Батайск. Петя нанялся пасти колхозные табуны, а дед поступил в кузницу машинно-тракторной станции.
        Машины по-прежнему привлекали Петра, но он лишь мечтал о них. Просто думал о том, что вот, мол, какую интересную технику придумывает человек. А если бы еще такие были машины, чтоб на Луну полететь… Или чтобы прямо с неба сеять. Или чтобы - трах! - и среди засухи дождь пошел… от-то б было дело!
        Пока же юный пастух предавался мечтам, кони резвились, ветром носились по лугам и убегали в заросли камыша или сочные пастбища. Хватится Петр - двух-трех голов нет в табуне. Начинаются утомительные, беспокойные поиски. А как-то искал жеребчика весь день, ночь и следующий день. Из сил выбился. Упал в траву и горько заплакал: столько в мире умного и хорошего, а тут за конями ходи да быкам хвосты накручивай - «техника»!
        Поздновато, правда, но сам же и опомнился: «Нет, не хочу быть неучем. Учиться пойду. Куда? А вот в ФЗУ. Машинистом бы стать, поезда водить…»
        Обрадовалась Пелагея Ивановна, да и дед понял: большую ошибку совершили, что внуку позволили бросить школу! Надо наверстывать. Повели в ФЗУ. Не принимают. Нужно четыре класса, а у Петра три. Спасибо, есть подготовительные курсы.
        Много труда приложил Петр, пока поступил в Ростовское ФЗУ связи на отделение монтеров, пока окончил его и стал работать на Батайской электроподстанции. Зато понял, что значат в жизни человека знания!.. Скорей всего, сейчас не ладится у него с полетами не потому, что он неспособный, а оттого, что он чего-то недопонял, а кое-чего, пусть даже мелочь, и вовсе не знает. А раз это так - надо все снова повторить, поучиться и постараться тоньше сообразить, что к чему, - тогда и на лад пойдет…
        3
        Его размышления прервало появление инструктора. Дядечко вошел тихо, махнул рукой дневальному, чтобы тот не поднимал шума, и сразу направился к койке Абрамова. Увидев, что Петр не спит, тихо произнес:
        - Пойдем покурим…
        Абрамов оделся, как по тревоге, и вышел вслед за инструктором. Ночь была ясная и теплая. Вдали, напротив общежития, темнел силуэт большого ангара тяжелых самолетов, а левее, один за другим, виднелись ангары для школьных У-2.
        Сели в курилке, возле железной бочки, врытой в землю, - общей «пепельницы». Дядечко закурил, и серые клубы дыма окутали его задумчивое лицо - ветра не было. Абрамову стало жарко: он понимал, что инструктор не зря пришел в такую пору…
        Сперва помолчали.
        - Не спишь? - спросил Дядечко, будто в этом можно было усомниться.
        - Не идет сон, - вздохнул Петр.
        - И я не сплю.
        Снова помолчали.
        - Ну, и в чем причина, по-твоему? - спросил Дядечко.
        Петр понял.
        - Не знаю я многого, - откровенно признался он. Вот вы говорите: на посадке крены надо исправлять не элеронами, а рулем поворота.
        - Так. Правильно говорю.
        - Но я не могу слепо выполнять это, мне прежде надо понять! Скажем, руль поворота служит для того, чтобы поворачивать нос самолета вправо или влево. Крены же исправляют элеронами…
        - Ты пойми и другое: на посадке скорость мала, и элеронов как бы не хватает для исправления, ну, предположим, правого крена… Так? Но ты быстро даешь левую ногу, и от этого поворачивает нос влево, а правое крыло забегает вперед и приобретает при этом большую скорость; в нем возрастает подъемная сила, и крен устраняется, - горячо заговорил Дядечко и, наклонившись к светлому квадрату земли возле окна, стал чертить на песке спичкой. - Смотри сюда…
        Беседа затянулась, но Абрамов не замечал, как проходило время. Суть физических явлений, происходящих при посадке самолета, благодаря умелым объяснениям Дядечко становилась все более ясной. Вдруг Петр рассмеялся.
        - Понял! - весело и счастливо воскликнул он.
        Повеселел и Дядечко.
        - А почему раньше скрывал, что знания твои слабоваты?
        Петр не ответил и отвернулся.
        - Гордый! - ласково произнес Дядечко и, положив ему руку на плечо, попросил: - Расскажи о себе…
        Петр охотно исполнил его просьбу. Дядечко внимательно слушал.
        - А теперь стыдно мне, - с горечью закончил Абрамов.
        - Во многом ты и сам виноват: вовремя не хотел учиться… Теперь исправляй, тогда не будет стыдно. Ясно?
        - Ясно, товарищ инструктор.
        - Значит, договорились, - сказал Дядечко и встал. - Иди спать. С завтрашнего дня буду тебе и по теории помогать… Ученье - свет, брат, так-то!
        Петр, смущенно окинув инструктора добрым взглядом, улыбнулся:
        - Спасибо, товарищ инструктор.
        С того дня дела у Абрамова пошли хорошо. В декабре 1937 года он отлично окончил летную школу. Но свои рулежки и полеты с Дядечко помнил, потому что это было его первое испытание, и если бы он тогда спасовал, не ходить бы ему в летчиках…
        «ЛЕГКАЯ» РАБОТА
        1
        В 1928 году Илья Дорохов работал мотористом на военном аэродроме. В глубине души он считал себя неудачником: стремился стать летчиком, но в летную школу его не принимали, потому что не хватало образования. И пришлось учиться на моториста.
        Конечно, работа моториста тоже интересная, всегда имеешь дело с передовой техникой, но… одним словом, это «но» легко понять без особых объяснений.
        Трудился Илья исправно, начальство не жаловалось и ставило его в пример другим, за то что он неустанно занимался самообразованием.
        - Хороший авиационный техник будет! - говорили о нем инженеры.
        Илья уже привык к этой мысли, и со временем надежда стать летчиком поблекла настолько, что он уже не верил в нее. Но полетать пассажиром очень хотелось. Да и обидно было: служит в авиации, а ни разу еще от земли не отрывался - только в мыслях, грезах!
        Служил в той части летчик Лазарев. Славился он своим высшим пилотажем и озорством. По этой причине не каждый из работников наземных служб решался летать с ним.
        Однажды Илью назначили обслуживать самолет Лазарева. Машина была новая. Дорохов быстро справился с делом, тем более что двукрылого разведчика Р-1 он знал прекрасно.
        Подошел Лазарев. Выслушал доклад моториста и залез в переднюю кабину. И тут Илью словно кто за язык потянул. Он торопливо, скороговоркой произнес:
        - Взяли бы меня с собой!
        - Ты и так, наверное, много летаешь?
        - Да ни разу в жизни еще не летал, представления не имею…
        Лазарев оглядел долговязую фигуру моториста и милостиво разрешил:
        - Валяй, садись, любитель авиации. Так и быть, возьму на полполета.
        Обрадованный, Илья, не задумываясь над тем, что могло означать «полполета», залез во вторую кабину.
        Лазарев запустил мотор, прогрел его и порулил на старт. Оторвались от земли, как положено, легко и точно выдерживая направление, после взлета перешли в набор высоты.
        Илья беспрестанно крутил головой, с любопытством осматривая землю, на которой все уменьшалось с каждой секундой. «До чего же просто, - с удовлетворением подумал он. - Летишь себе и поплевываешь вниз…» Решил и в самом деле плюнуть за борт; наклонился вправо, но сильная струя воздуха ударила в лицо. Илья воздержался и усмехнулся: в полете плевать не полагается! Этот первый практический вывод, сделанный им в воздухе, развеселил его. Полет стал восприниматься как увлекательная воздушная прогулка.
        Вдруг земля метнулась вправо и стала вертикально, стеной! Мотор стих, Илью вдавило в сиденье и прижало к левому борту, в глазах помутилось, а ноги похолодели. Земля завертелась вокруг, потом неожиданно очутилась впереди и бешено понеслась навстречу, а когда удар казался неизбежным, хотя все на ней оставалось по-прежнему маленьким, она плавно стала уходить куда-то под самолет, мотор снова ревел вовсю, а под колесами голубело небо.
        И началось!.. То вой и рычание мотора, то тишина и тонкий свист ветра, то необъяснимая тяжесть во всем теле, то вдруг сменяющая ее необыкновенная легкость - вся эта мешанина острых, не знакомых доселе ощущений и звуков лишила Илью самообладания.
        В ужасе ухватился он руками за сиденье и закрыл глаза, чувство неотвратимости катастрофы не покидало его. Погибать неизвестно как и во имя чего было страшно…
        Очнулся Илья, лишь когда они планировали на посадку. Каждый мускул ныл, тело стало дряблым, непослушным, небо казалось зеленовато-желтым, мысли работали вяло, и даже сам факт, что он остался живым и невредимым, а самолет почему-то цел, дошел до сознания уже после того, как они сели и порулили к стоянке.
        Товарищи осторожно, как порванный мешок с зерном, вытащили Илью из кабины. Кто-то дал ему холодной воды. Над ухом раздался веселый голос Лазарева:
        - Ну как полетик, любитель авиации?
        - Первую половину полета я помню, - медленно сказал Илья. - Но что произошло потом - не пойму.
        - Это и есть полполета, а то, что было потом, называется высшим пилотажем! - хвастливо ответил Лазарев. - Ясно?
        - Это называется, по-моему, не высшим пилотажом, а… - здесь Илья весьма уместно воспользовался выразительным русским словом.
        Сказал - и ушел, подальше ото всех, чтобы наедине разобраться во всем происшедшем. Он без труда догадался, что Лазарев, воспользовавшись его неопытностью, намеренно пилотировал резко, на повышенных скоростях, делая фигуры неправильно; в общем, лез вон из кожи, лишь бы закрутить свою жертву.
        Честно говоря, напугать в воздухе можно любого, даже не из робкого десятка, особенно если он впервые садится в самолет. Для этого не надо быть мастерским летчиком, достаточно не уважать людей и не любить по-настоящему авиацию.
        Все это Илья понимал, но думал о другом: «Если этот черт, Лазарев, сам не закрутился, значит, он - человек мужественный, а я… тряпка!»
        «Да, тряпка! Трус! Девчонка!!» - упрямо повторял Илья, подыскивая для себя самые обидные, унижающие слова.
        Однако, разобравшись в своих впечатлениях, он поймал себя на том, что, если ему еще раз предложат слетать в зону, он без колебания, без малейшего колебания - слышите! - залезет в кабину любого самолета и полетит с любым летчиком и куда угодно, хоть на Луну! И будет летать до тех пор, пока не перестанет бояться.
        Илья достал папиросу, поглядел в нее, как в дуло пистолета, вприщур, и выдул крупинки табака. Да, сегодня он летал впервые в жизни, и, хотя «слегка был взволнован» неожиданностью и жестокой остротой ощущений, все же он навсегда полюбил полет и теперь не сможет не стать летчиком!
        С того дня он с удесятеренной энергией взялся за самообразование. Долгие и нелегкие вечера над учебниками и конспектами привели Илью Дорохова в летную школу.
        2
        …Инструктор Апишанский принял новую группу курсантов и накануне первого летного дня собрал их, чтобы побеседовать и познакомиться. Каждому он неизменно задавал вначале один и тот же вопрос:
        - Что привело вас в летную школу?
        Когда очередь дошла до Ильи, тот лукаво посмотрел на инструктора, усмехнулся и полушутя-полусерьезно ответил:
        - Страх.
        Апишанский удивленно посмотрел на Илью:
        - Курсант Дорохов, я не понимаю вас. Объясните подробнее…
        Тогда Илья в том же тоне, но откровенно, потому что, обманув инструктора, он обманул бы самого себя, рассказал о своем единственном в жизни полете с Лазаревым.
        Апишанский все понял. Он был хорошим педагогом и уважал людей.
        - С таким человеком, как вы, я встречаюсь впервые, - сказал он. - Но то, что вы так о себе говорите, свидетельствует о вашей смелости. По программе мы должны сперва сделать с каждым из вас обычный ознакомительный полет по кругу, без всяких фигур. С вами же, Дорохов, я предлагаю сперва слетать на высший пилотаж. Полетим?
        - Полетим!
        …Утром следующего дня они садились в самолет. Илья нервничал. Апишанский заметил это, но не проронил ни слова.
        Илья, стараясь сохранять самообладание, влез в кабину. На мгновение мягкое сиденье показалось ему электрическим стулом, но он тут же отогнал эту неприятную мысль, привязался ремнями, присоединил к металлическому уху в шлеме резиновый шланг переговорного устройства и отчетливо и громко доложил:
        - Товарищ инструктор, курсант Дорохов к полету готов!
        Апишанский запустил мотор и порулил на старт. Взлетев и установив самолет в угол набора высоты, он продолжал обдумывать свои предстоящие действия. «Сейчас Дорохов, - размышлял инструктор, - конечно, ожидает, что я его закручу, и готовится вторично пережить страх. Следовательно, я должен поступить наоборот: показать ему образцовый пилотаж высшего класса. Произойдет обратная реакция. Так-с… Ну что же, Апишанский, потрудитесь пилотировать как можно умнее и изящнее. Это вам не соревнования. Тут дело поважнее: надо вдохнуть в молодого человека смелость. Взялись!..»
        - Делаю глубокие виражи, - сказал он. - Держитесь слегка за управление и наблюдайте за моими действиями. Значит, сначала мы увеличиваем скорость полета на десять километров в час…
        Они крутились в зоне около тридцати минут. Это был поистине красивый пилотаж. Не только курсанты, но и инструктора и командиры с нескрываемым восторгом наблюдали с земли за полетом. Самолет плавно описывал в небе одну фигуру за другой, и даже самый понимающий наблюдатель не мог обнаружить в пилотаже ни одной ошибки.
        Илья же был на седьмом небе от счастья: страха в его душе не было ни соринки! Он сейчас не просто сидел кулем в кабине, а слушал объяснения Апишанского, осмысленно воспринимал каждую фигуру целиком и даже по отдельным ее элементам. Он понимал все, что происходило вокруг него, и тоже наслаждался мастерством Апишанского…
        Возбужденный Илья лихо выпрыгнул из кабины, обвел взглядом подбежавших товарищей, посмотрел на инструктора и, вопреки всякой субординации, показал ему вздернутый к небу большой палец.
        Апишанский улыбнулся и крикнул:
        - Следующий!
        …С той поры Илья Дорохов стал авиатором. Не по щучьему велению, конечно, а после целого года учебных полетов, не сразу мастером, а сперва и подмастерьем. Много бывало и неприятного в его курсантской жизни, но в том красивом полете с Апишанским будто кто-то выбил из Ильи сомнение навсегда.
        3
        Был тогда Илья очень нетерпеливым юношей…
        Окончив летную программу и получив назначение в Ростов-на-Дону, он так быстро обегал все необходимые отделы штаба школы, так настойчиво и дипломатично нажал на писарей и начальников, что за день управился со всеми делами, купил билет и вечером уже сидел в вагоне скорого поезда. Летать, скорее летать!
        Но поезд, как нарочно, полз до Ростова, будто улитка, на станциях простаивал невероятно долго, и даже звук паровозного гудка, казалось, двигался в воздухе не быстрее пешехода.
        Подверглись сомнению и новенькие, купленные недавно ручные часы: в каждом часе Илья легко насчитывал добрую сотню минут… Но, сверив их с часами соседей, он убедился, что в ОТК часового завода работают люди добросовестные, а когда, измученный ожиданием, крепко уснул, - поезд подошел к Ростову.
        В Ростовском авиаотряде, хотя и встретили молодого пилота приветливо, но с предоставлением ему работы особенно не спешили. Только начальник финансовой части и кассир действовали оперативно, все же остальные… Да что тут говорить! Человек, можно сказать, летчик, и отныне ветры, туманы и прочая мура ему нипочем; он жаждет полетов, а в отряде медлили с оформлением и даже заставили тренироваться и пройти процедуру, обязательную для молодых пилотов, которая называется «ввод в строй».
        Задания на полеты давайте ему, а не тренировку!
        Но чаяния молодых пилотов, как им порой кажется, не совпадают с желаниями начальства. Закончена тренировка, командир уже написал в летной книжке: «Разрешаю самостоятельные полеты на почтовых трассах», но Дорохова все еще выдерживают на земле, присматриваются к погоде, оценивают силу ветра. А что ему ветер?
        Отчаянию Ильи не было предела. Он маячил перед глазами командира, ожидая задания, и готов был вылетать в самых рискованных условиях, лишь бы не слоняться без дела на земле, когда другие летают.
        И все-таки долгожданный день настал: подписано задание на полет с почтой по маршруту Ростов - Харьков - Ростов.
        - Правда, погодка неважнецкая, - сказал Илье командир отряда Троепольский.
        - Ничего, товарищ командир, зима позади: марток уже, - бодро ответил Дорохов. - Мне это нипочем.
        - Так-то оно так… Одним словом, именно марток. Но если придется туговато - немедленно возвращайтесь домой. На рожон не лезьте!
        - Есть! Спасибо, товарищ командир.
        Дорохов сходил к самолету, предупредил техника, что сейчас полетит, и, прижимая локтем планшет, направился на метеостанцию. Предстоял первый самостоятельный рейсовый вылет, и Илья старался выглядеть как можно более авиационно, то есть чтобы все было в порядке и в то же время не чувствовалось спешки и особого старания, чтобы на лице было написано полнейшее равнодушие ко всем синоптикам мира.
        А погодка в тот мартовский день 1935 года, как объяснила на метеостанции девушка с глазами летнего утра, была так себе: облачность 10 баллов, нижняя кромка местами до 100 метров над землей, хотя в районе самого Харькова много лучше, и просила запомнить, что чуть восточнее маршрута облачность высокая и условия для полета хорошие.
        Илья небрежно выслушал девушку, равнодушно кивнул, торопливо расписался в бланке прогноза погоды (дескать, сами видите, мне некогда заниматься небесной бюрократией) и побежал принимать загрузку. А минут сорок спустя, покончив с оформлением и выслушав наказ командира следовать только наставлению и инструкциям, пилот Дорохов уже набирал высоту в районе Родионово-Несветайского…
        «Все учат, все наставляют, - мысленно рассуждал он, - будто я и сам не знаю, что мне делать. Красивые облака сегодня, но мрачноватые… Отчего бы это? Ах да, сейчас март! Значит, так: я возьму немного западнее трассы, как советовала мне синоптичка, там облачность повыше…»
        Повернув влево (а ведь надо было вправо!), Дорохов вскоре уперся в пелену облаков. «Гм-м… - недовольно подумал он. - Всего 450 метров, а уже деваться некуда. Низом идти - трубы мешают. Подо мной Красный Луч, а скоро Дебальцево. Как же быть?..»
        Заметив еще левее неширокое «ущелье» между двумя облачными массивами, Дорохов смело свернул туда и, увеличив обороты мотора, энергично полез в высоту. Но и там ничего приятного не ожидало его. Впереди сходились верхний и нижний ярусы облачности, светлый клин чистого воздуха кончился, и самолет стрелой воткнулся в темную мешанину облаков.
        Екнуло сердце молодого пилота - в трудных, слепых, полетах он был еще мало натренирован. Справившись с волнением, Илья убрал газ и стал пробивать облака вниз. Зорко следил за приборами и боялся сделать резкое, неверное движение. На высоте 200 метров справа показалась земля - двукрылый самолет вывалился из облаков с креном, ленты-расчалки тоскливо посвистывали.
        Илья выровнял машину, оценил обстановку и повел самолет под нижней кромкой облаков, внимательно всматриваясь в совершенно незнакомую землю. Все белым-бело, и не поймешь, где что находится! Вернуться бы… Так нет же, не дорос еще до разумных решений и не проучен своим собственным упрямством.
        Глянул на карту. По расчету должен находиться у изгиба железной дороги, а на земле ее нет и в помине. Вот так штука! Ищи, Илья, крепко ищи… Стал кружить и влево и вправо - нет дороги и только. «М-да… для меня это, конечно, пустяк, - рассуждал он сам с собой, - и все же положеньице пикантное!»
        А дороги все нет… Не придумали же ее в типографии, где печатали карту! «Стоп! Ну и садовая голова! - выругал себя незадачливый пилот. - Я же все наоборот делаю: ищу на земле то, что вижу на карте. Исправим ошибку…»
        Он всмотрелся в землю и обнаружил на ней озерцо, скованное льдом, на берегу - село, а за ним - развилку шоссейных дорог. Одна идет влево, а две круто сворачивают - вправо. «Сориентируем карту по компасу. Вот так. А теперь ищем на карте то, что есть на земле… Вот, пожалуйста, все налицо - и никакой опечатки… Кто говорил, что Дорохов не летчик?! А вот немного севернее идет и железка. Если буду лететь вдоль нее, то прямехонько прибуду в Харьков».
        Ободренный успехом, Дорохов взял верный курс и, напевая веселую песенку, полетел на север. Все невзгоды остались позади, и даже начальство не узнает, что он блуждал в первом же рейсе.
        Но не пролетел он и десяти минут, как мотор резко сбавил обороты и безнадежно умолк. Едва хватило времени, чтобы выбрать подходящее место и сесть на заснеженное поле. Приехали!
        Неохотно вылез Илья из кабины, обошел самолет, на сердце отлегло - целый. Причина вынужденной посадки - полная выработка горючего. Долетался! Недалеко какая-то станция. Пошел к ней, а навстречу - ребятишки:
        - К нам прилетели, дядько?
        - Специально!.. Что это за станция?
        - Барамля.
        - Ну, ведите, хлопцы, где тут у вас телеграф?
        …Конечно, из отряда помогли, прислали горючее, и рейс был завершен. По возвращении Дорохова ожидал крупный разговор с командиром отряда.
        - Славно слетали, Дорохов! - начал Троепольский.
        Мрачное молчание.
        - Ну, расскажи, как было дело?
        Посопел Илья немного простуженным носом, потоптался, как медведь, в своих меховых унтах, подумал крепко - и все выложил начистоту: и как летел, и о чем думал, и как посадку произвел. Семь бед - один ответ.
        Откровенность спасла от более тяжелого наказания. Оценил командир честность начинающего пилота.
        - Держаться за ручку да летать вокруг своего аэродрома - не велика премудрость, - сказал он, когда размер наказания был им точно определен. - Вы честь аэрофлотцев не позорьте. Надо уметь летать и в плохую погоду.
        - Ясно, товарищ командир.
        Долго еще после этого рейса прорабатывали Дорохова на разборах полетов и на собраниях. Не скоро ему разрешили летать в плохую погоду. Илья прекрасно понимал, что сам во всем виноват, тренироваться стал добросовестно и к каждому слову синоптиков относился теперь с уважением.
        4
        В июле 1938 года на самолете П-5 летел Дорохов из Москвы сочинским рейсом. В пассажирской кабине оживленно беседовали три молоденькие артистки, летевшие на курорт. Пассажирки попались стойкие: ни ветер, ни болтанка, ни высота им нипочем. Таких любят авиаторы: хлопот с ними меньше и на душе спокойнее, когда человек не страдает от «воздушной болезни».
        На остановках девушки с любопытством расспрашивали пилота о тех местах, над которыми они пролетали, задавали много специальных вопросов и сожалели о том, что Дорохов не имеет возможности разговаривать в полете. Илья обстоятельно и вежливо отвечал, сам ни о чем не расспрашивая. Держался с достоинством.
        Вылетели из Ростова-на-Дону. Трасса пролегала тогда через Тихорецкую, Белореченскую и мимо Туапсе - на Сочи. На полпути погода ухудшилась, а к перевалу, в отрогах Кавказского хребта, что возле Лазаревской, пришлось набрать 4000 метров.
        На земле все охвачено июльской жарой, и черноморские пляжи прогибаются под тяжестью тысяч курортников, а здесь, на четырехкилометровой высоте, царит холод.
        Ослепительно белые величественные облака образовали слева высоченный «хребет». В его «склонах» виднелись глубокие, просторные «гроты», и в одном из них кругами парил орел, точно привороженный красотой этих невиданных доселе мест, которые не то что завтра, а сегодня к ночи могут исчезнуть навсегда…
        Внизу лежала белая холмистая «равнина», а справа и вверху было темно-голубое небо, в центре которого покоилось солнце - творец этой дикой и, в полном смысле слова, неземной красоты.
        Дорохов вел самолет вдоль облачной гряды, огибая все ее неровности. В одном месте, где ветер образовал небольшую Кольцо-гору, похожую на ту, что в окрестностях Кисловодска, он подвернул самолет вправо и пролетел сквозь этот сказочный перстень. Солнце, как бы прикоснувшееся краем своего диска к облаку, казалось вправленным в перстень драгоценным камнем.
        По ту сторону Кольца глазам Дорохова открылся новый вид.
        Все летчики, решительно все, в душе - поэты! Невольно и Дорохов поддался очарованию воздушной панорамы и расстался с этим чувством, лишь когда вошел в облако, повисшее на пути самолета. Тут Илья познал оборотную сторону этого волшебного царства воды, воздуха и солнца. Резкая болтанка стала безжалостно швырять самолет. Все вокруг потемнело. Временами тело будто наливалось свинцом и сердце сжималось, то вдруг захватывало дух, и Илье казалось, будто он падает в пропасть.
        Более точно обо всем этом рассказывали приборы. Но тогда еще не было радиокомпасов и многих-многих умных «придумок», которые ныне не только пассажиров, но и нас, пилотов, балуют возможностью совершенно безопасно часами мчаться в сплошной облачности, читать газеты и журналы или пить горячий чай с лимоном и лишь изредка двумя пальцами подкручивать ручки управления автопилота.
        Тогда главным прибором слепого полета был указатель поворотов и кренов. Только длительная тренировка и цепкое внимание позволяли выдерживать по нему нужный курс в облаках.
        Развернув самолет на юг, Дорохов сбавил обороты мотора, решив пробивать облачность вниз. В его распоряжении не было ни одной сотой доли секунды для отдыха - около получаса он едва удерживал самолет в нормальном положении и метр за метром терял высоту, не допуская большого вертикального снижения, потому что под ним - он хорошо знал это - горы.
        Обхватив ручку управления обеими руками, Илья с трудом вел машину - так сильны были беспорядочные вихри внутри облака. Несмотря на низкую температуру воздуха, ему стало жарко. Это было одновременно и напряженно всех нервов и, как говорят летчики, ломовая работа. Лишь когда самолет вошел в зону ливневого дождя, болтанка ослабла, стрелки прибора высоты охотно пошли влево, а управлять самолетом стало немного легче.
        …Трудно сказать, когда именно юноша становится зрелым мужем. Но если это бывает связано с каким-либо событием, то, пожалуй, в этом полете Илья почувствовал себя по-настоящему летчиком и распростился со своей авиационной юностью.
        Когда по расчету времени перевал остался позади, Дорохов стал быстрее пробиваться вниз, в сторону моря, и вышел из облачности на высоте метров шестьсот. Позади и слева стеной возвышались синеватые горы, и над ними клубились облака, а впереди было чистое солнечное небо и глянцевито искрилась нежно-голубая поверхность моря. Как на ладони, были видны город и маленький аэродром в устье реки.
        Дорохов направил самолет к аэродрому и впервые за несколько лет почувствовал желание поскорее сесть, выйти из самолета и полежать на траве, ни о чем не думая.
        Пассажирки выпорхнули из самолета веселые, возбужденные, без умолку щебетали:
        - Нет, ты подумай, Лида, какая прелесть: июль, а мы видели самый настоящий снег!
        - Сегодня же напишу маме, что летела вся в снегу… Вот удивится!
        - А я подумала: вот если бы то злое облако спустить на минутку сюда, на пляж…
        - Какой вы счастливый, товарищ пилот! - воскликнула одна из девушек, заметив Дорохова, который внимательно осматривал свой самолет.
        - Как вы угадали?
        - У вас такая интересная работа.
        - Это правда, - согласился Дорохов.
        - Лидочка, я так и подумала: почему мы не пошли в авиацию? Работа почетная, я бы сказала зрелищная, и легкая…
        - Легкая?! - удивился Дорохов.
        - Ну да… Нет, не то чтобы легкая, а не трудная.
        Хотелось Илье сказать им несколько слов, да постеснялся, промолчал. Так и расстались - каждый при своем мнении…
        ПЕРВЫЙ ПАССАЖИР
        Кое-кому из читателей, наверное, приходилось быть первым пассажиром. Правда, счастливчик просто не подозревал об этом, а главное, о том, какую завидную роль довелось ему сыграть в жизни молодого пилота, который совершал свой первый уже не грузовой, даже не почтовый, а пассажирский рейс…
        Я говорю «счастливчик» потому, что каждому лестно сделать приятное другому человеку. Тем более что в данном случае это нисколько не опасно. Летчик уже полностью подготовлен, десятки раз проверен и на земле и в воздухе, но просто должен же быть у него первый пассажир?!
        Этот таинственный Некто по-разному является в мечтах пилота, его образ кажется ему несколько загадочным. А ведь он уже существует, живет где-то, трудится и, может быть, еще ни разу не летал, ожидая, когда случаи сведет его именно с этим пилотом.
        Ожидал своего первого пассажира и пилот Минского авиаотряда Николай Д?динец. Более года летал он по так называемым почтовым кольцам Белоруссии, развозя письма и газеты. Его знали уже во многих районах. Мальчишки с завистью смотрели на молодого летчика, не подозревая, что тот считает свою работу весьма заурядной и мечтает возить на борту своего двукрылого «кукурузника» пассажиров.
        Позади все зачеты и проверки, по существу, он уже готов к ответственным полетам с людьми и, может быть, сегодня выполняет свой последний почтовый рейс…
        Николай прилетел в Гомель, сдал дочту и, пользуясь часовым отдыхом, с томиком Чехова лег на траву под крылом своей машины (излюбленное место отдыха авиаторов). Но едва он успел прочесть первую страницу, как прибежал дежурный и сказал, что его вызывает начальник аэропорта.
        Николай спрятал книгу в широкий карман комбинезона и поспешил на вызов.
        - Пассажиров еще не возите? - спросил начальник.
        - Нет, но… замялся Николай, - уже проверен…
        Лицо начальника потускнело.
        - М-да, - вздохнул он и задумчиво забарабанил пальцами по крышке портсигара. - А взялись бы срочно доставить пассажира в Минск?
        - Да, конечно… - обрадовался Николай. - Надо только позвонить командиру отряда.
        - Это само собой.
        Начальник поднял телефонную трубку и заказал срочный междугородный разговор.
        - Товарищ командир? - через некоторое время сказал он в трубку. - Здравствуйте. Такое дело… Замнаркому путей сообщения необходимо вылететь в Минск. У меня только один ваш пилот - Дединец…
        Николай нервно крутил крышку чернильницы. Начальник порта вежливо отодвинул ее в сторону.
        - Нет, ожидать нельзя, - говорил он в трубку. - Желательно сейчас, - он решительно взял из рук Николая пресс-папье и положил на дальний угол стола. - Я прошу разрешить ему самому… Что? Да нет, он не летчик, а замнаркома. Я имею в виду Дединца. Что? Ну вот, так бы и сразу… Хорошо, хорошо, спасибо. Я все оформлю. До свидания! Дайте же мне мою ручку, - строго сказал начальник порта, поворачиваясь к Дединцу. - Идите готовьте машину, пассажир прибудет через четверть часа…
        - Понял вас, товарищ начальник! Сейчас все сделаю… - уже в дверях произнес Дединец и исчез.
        Начальник порта посмотрел ему вслед и вздохнул: с каким удовольствием начинал бы он сейчас свою летную жизнь!
        - Срочно машину! - крикнул Николай технику. - Замнаркома полетит в Минск…
        - Ух, ты! - всполошился техник. - Большое начальство тебе доверяют.
        - Ну, что там… - улыбнулся Николай и чуть было не сказал, что это для него сущие пустяки, но, оценив житейский опыт техника (тому было уже за тридцать!), вовремя удержался.
        Машину подготовили на совесть. В пассажирской кабине положили на сиденье вторую подушку, чтобы было помягче, а из буфета аэропорта Николай принес бутылку минеральной воды и положил в бортовую сумку - авось пригодится человеку.
        Прямо к самолету подкатил газик с открытым верхом. По правую руку шофера сидел начальник порта, а на заднем сиденье - пассажир.
        Это был человек среднего роста, худощавый, но крепкий, лет сорока. Коротко представив их друг другу, начальник порта деловито помог пассажиру залезть в кабину У-2 и сказал Дединцу:
        - Лети, да повнимательней…
        - Есть повнимательней! - кивнул Николай.
        Никогда еще так осторожно не рулил на старт Дединец. Ведь, по сути дела, только сейчас, когда ему доверили жизнь человека, его полностью признали летчиком! А это ох как много и хорошо…
        После взлета пересекли Сож, ощущая речную прохладу, набрали 600 метров, и самолет, слегка покачиваясь от ветра, полетел в Минск. И странное дело: знакомый маршрут, те же панорамы, но сейчас все казалось Николаю каким-то на редкость чудесно красивым. Бархатно-зеленые леса проплывали под крыльями самолета, живописные изгибы рек, белые хаты сел, а между ними извивались дороги…
        Николай обернулся. Пассажир задумчиво смотрел куда-то вдаль, и от того, что он был спокоен, Николаю стало вдвойне веселее.
        Три с небольшим сотни километров пролетели незаметно. Заходя на посадку, Николай увидел на летном поле группу людей и понял: это командир и товарищи вышли посмотреть его посадку.
        Подавив в себе волнение и поточнее рассчитав, Николай мягко притер машину около белого «Т» и, не торопясь, порулил к домику аэровокзала. Такую посадку должен был оценить и пассажир… Николай не ошибся. На прощание замнаркома подошел к пилоту и пожал ему руку:
        - Благодарю за полет и ласковую посадку.
        Николай расцвел.
        Доложив командиру о выполнении задания и приняв его поздравление, Николай раскупорил бутылку, припасенную им для пассажира, и осушил ее сам.
        - И как это тебе доверили? - стали подшучивать товарищи. - Смелые люди наши пассажиры!..
        Много воды утекло с того августовского дня 1940 года. Как-то разговорились мы с Николаем Федоровичем, я попросил его:
        - Расскажите о самом памятном эпизоде из своей авиационной юности.
        И он рассказал не о первой петле или первом самостоятельном полете, а о своем первом пассажире…
        ПЕРЕВОРОТ ЧЕРЕЗ КРЫЛО
        1
        Золотые гребни далеких облаков, еще не успевших сбросить покровы ночной темноты, резко выделились на серовато-синем предутреннем небе кудрявой искрящейся каймой. Редкие звезды тускнели в ранних лучах солнца, еще не видимого, но уже готового вот-вот выплыть из-за ломаной линии облаков.
        Ласточки, оглашая местность веселым щебетом, купались в чистом, прохладном воздухе. Орел, взлетев на тысячеметровую высоту, раскинул широкие крылья и задумчиво парил над землей, посматривая на непонятных ему больших птиц, которые спали сейчас, тесно усевшись на зеленом поле аэродрома.
        Легкий ветерок резво мчал по степи, пригибая белесые перья сонного ковыля. Добежав до самолетных стоянок, он сотнями ласковых струек нежно касался расчехленных моторов, чуть слышно посвистывал в ребристых головках цилиндров, забавляясь дрожанием хрустальных капель росы на крыльях.
        Это была отличная пора для учебных полетов новичков, еще чувствующих себя гостями в этом прекрасном мире ветров, скоростей и высот: отличная пора и для тренировки бывалого авиатора, которому поэзия полета является одновременно и в сказочно красивых образах раскинувшейся внизу земли, и в звуках мотора, и в показаниях точнейших приборов.
        Вот почему командир отряда Ростовской летной школы Осоавиахима выбрал именно этот час раннего утра для зачетного полета на высший пилотаж с курсантом Пашковым.
        …Набрав заданную высоту, Пашков вошел в зону и приступил к выполнению фигур…
        Полет в зону - это самая задушевная, сердечная лирика в поэзии авиации, это то, что Пашков полюбил сильнее всего и навсегда, что давалось ему легче остального к чему был у него, коренастого багаевского парня, особый дар, о чем он, если бы только мог, написал поэму.
        И сейчас, выполняя зачетный полет в зону, он не столько старался блеснуть своим умением перед командиром, сколько наслаждался полетом, вдохновенно выписывал в небе фигуру за фигурой, почти позабыв о том, что в задней кабине сидит поверяющий. И от этого полет только выиграл, доставив обоим по-настоящему приятные минуты.
        Контролируя пилотаж, командир отряда часто и одобрительно кивал, а когда Пашков стал выполнять перевороты через крыло, заулыбался: в этих фигурах у Пашкова было что-то свое, свойственное его характеру и свидетельствующее о способностях молодого летчика.
        Высший пилотаж! Сколько в этих словах волнующего и приятного сердцу каждого летчика. Ведь это так хорошо - высоко-высоко над землей в синем небе выполнять виражи, петли или хотя бы тот же переворот через крыло. Представьте себе такую картину: вы - в зоне, летите по прямой, скажем, на юг, на высоте двух тысяч метров, не двух километров (летчики не любят таких округлений), а именно на высоте двух тысяч метров! Внизу раскинулись желтые, черные и зеленые квадраты полей, темный массив леса, голубая лента реки вьется между пологими холмами; серебристые ручьи, выбегая из лесу, вливаются в него; вдалеке, у самого горизонта, прижался к земле полосатый город.
        Каждая полоска - это улица. На одной из них - дом, где вы живете. Переплетение полос дает квадраты и прямоугольники кварталов. На окраинах в длинные белые коробочки (заводские цехи) воткнуто несколько красных спичек - трубы, а из них вьются сизые и черновато-желтые струйки дыма, будто спички только что погасли, но еще дымятся.
        Над всей этой красивой и величественной панорамой в прозрачном воздухе неподвижно висят три-четыре белых облака, и только края их в движении: они то клубятся, то вытягиваются широкими полосами и извиваются. Вы видите, как ветер время от времени осторожно отрывает от них бледные комочки, относит в сторону, и они, потеряв связь с основной массой облаков, быстро хиреют, теряя силы в этом губительном одиночестве, и исчезают совсем.
        Весь окружающий мир вы воспринимаете не только зрительно, но и физически. Через ручку управления вы чувствуете, как давит на рули упругая масса воздуха, а если откроете кабину, он будет врываться к вам приятными, освежающими волнами. Но это не земной ветерок, а именно тот воздух, властный и сильный, который знают только летчики.
        И, наконец, все вокруг словно пропитано звуками мотора. Они не вызывают у вас раздражения, а, напротив, воспринимаются как чудесная песня полета, как голос движения, голос энергии…
        Итак, вы в зоне. Летите по прямой. Принимаете решение сделать отличный правый переворот. Вы слегка приподнимаете нос самолета над горизонтом, градусов на двадцать, и энергичными движениями рулей кладете самолет на спину, переворачивая его через правое крыло.
        Земля устремляется влево от вас и становится вертикально. Правая консоль крыла на мгновение указывает на перекрестье дорог (центр зоны), а вы тем временем полностью убираете газ, и наступает приятно клекочущая нервы тишина.
        Воздух становится уступчивым, земля же продолжает свое движение вбок и вверх, вытесняет своей громадой небо и неподвижно повисает над вашей головой; самолет - на спине, вверх колесами. Если вам придет в голову мысль поискать небо - нет чего проще: оно под вашими ногами! И никто, кроме вас, не подозревает в эту секунду, что произошло во Вселенной: Земля лишь вам одному явилась в таком легкомысленном для ее солидного возраста положении…
        Задержав самолет вверх колесами, вы тут же плавно подбираете ручку управления немного на себя (то же самое делает и Пашков), и самолет начинает опускать нос к земле, скорость нарастает, воздух снова становится упругим и плотным и, скользя по крыльям и вдоль фюзеляжа, создает такой шорох, словно это морские волны выбегая на пологий берег, волокут за собой гальку и песок.
        На душе у вас становится весело, а всем телом вы испытываете такое ощущение, будто несетесь вниз на гигантских фантастических качелях. Земля, точно пугаясь прямого удара, бесшумно устремляется под самолет, а небо оказывается на своем законном месте. Выводя самолет из пикирования, вы, как только капот мотора снова подойдет к линии горизонта, не торопясь, даете газ.
        Вы летите теперь уже не на юг, как прежде, а в обратном направлении, на север, и если до этого аэродром был за хвостом самолета то теперь он впереди. И высота у вас уже не две тысячи метров, а меньше, предположим, - тысяча восемьсот.
        Переворот через правое крыло закончен, вы дали газ, предусмотрительно набрали нужную вам скорость и можете начинать другую фигуру: боевой разворот или петлю, бочку или горку и… Нет, что ни говорите, а есть в авиации такие вещи, которые и описать невозможно, так они хороши…
        Пашков выполнил задание полностью, когда командир, осматриваясь, увидел совсем близко от самолета большого орла.
        - Смотри, наш собрат хочет пристроиться к нам! - засмеялся он.
        - Вижу, - ответил Пашков и повеселел: раз командир спокоен, значит, ругать не будет. - А может быть, орлик сейчас сам пилотировать начнет, товарищ командир?
        - Кто знает, что у него на уме! Смотри, смотри…
        Отлетев в сторону, орел плавно накренил крылья, энергично развернулся влево и вдруг к середине разворота уверенно перевернулся на спину через левое крыло. Затем устремился к земле и, выйдя из «пикирования», сильными взмахами крыльев вновь набрал только что потерянную им высоту.
        И хотя он сделал переворот не по наставлениям и инструкциям, а по-своему, по-орлиному, эта фигура получилась у него такой непринужденной и изящной, такой естественной, что командир, глядя на орла, вздохнул отчего-то и сухо, отрывисто сказал Пашкову:
        - Давай домой! Поболтались и хватит…
        - Есть, - ответил Пашков и, помрачнев, стал вспоминать каждую свою фигуру, отыскивая в них грубые ошибки.
        «Определение наколбасил!» - огорченно подумал он, убирая газ и планируя на аэродром.
        - Разрешите получить замечания? - осторожно обратился он к командиру после полета.
        - Недурно, - ответил командир отряда. - Пожалуй, я вас направлю на курсы инструкторов… Но, смотрите мне, чтобы все было без сучка и задоринки!
        - Есть, товарищ командир, - обрадовался Пашков.
        2
        Тогда Пашков смотрел на авиацию только как на спорт. Он искал в полетах и находил сполна острые ощущения. Летал на соревнованиях, страстно полюбил высший пилотаж и стал мастером в этой области. Не подозревал он, что всего несколько лет спустя расстанется с этим увлечением и станет серьезным пилотом Аэрофлота.
        Он часами крутился в воздухе, выделывая каскады сложнейших фигур, полагая, что это и есть главное в авиации. Первоклассные гражданские пилоты - люди несколько иного склада, но поговорите с любым из них, и вы поймете, что нет никого из этого крылатого племени, кто в свое время (незабываемое, молодое!) не пережил бы азартного увлечения высшим пилотажем.
        …18 августа 1934 года ростовчане вместе со всей страной праздновали День авиации. На спортивном аэродроме собрались тысячи нарядно одетых людей. Всех привлекла обширная программа празднества, и особенно высший пилотаж. А кое-кто хранил в кармане билет с приглашением покататься на самолете.
        Погода была ясная. Всего три-четыре кучевых облачка плавали в высоком ярко-голубом небе. На его фоне они казались такими эффектными, что шутники уверяли, будто начальник аэроклуба самолично запустил их ввысь для украшения необъятного купола своего авиационного цирка…
        Самым острым номером были затяжные прыжки. Высоко над головами зрителей в небе повис крошечный самолетик, звук его мотора долетал до слуха лишь слабым комариным жужжанием. Вдруг кто-то заметил точку, отделившуюся от самолета. Рядом стоявшие спорили, уверяли, что ничего нет; потом еще кто-то заметил темную горошину на голубом полотнище неба, и наконец все увидели микроскопическую фигурку человека, падающего на них словно из какого-то нереального, фантастического мира.
        Фигурка увеличивалась в размерах, становилась отчетливее, и чем быстрее сокращалось расстояние между ней и землей, тем сильнее волновались зрители. У многих захватывало дух, будто это они сами стремительно прорезали двухкилометровую толщу воздуха.
        Казалось, еще секунда-две - и все будет кончено. Но когда напряжение людей достигло предела, над парашютистом вспыхнуло ослепительно белое облако, хлопнуло и превратилось в тюльпан с алыми и белыми лепестками. Еще полминуты - и ноги парашютиста коснулись мягкой травы всего в сотне метров от зрителей.
        Парашютист сорвал с головы шлем и… перед изумленными людьми предстала златокудрая девушка! Громом аплодисментов приветствовала публика храбрую ростовчанку - не каждый день видишь такие необыкновенные небесные «цветы»…
        Затем в небе появились бесшумные изящные птицы с узкими длинными крыльями - юные планеристы показывали свое мастерство. Они выписывали в вышине четкие петли, выполняли перевороты и виражи и, быстро вращаясь в штопоре, устремлялись вниз.
        Следующим номером был объявлен групповой фигурный полет.
        На старте появились три самолета, выстроившиеся треугольником. В пилотской кабине передней машины сидел молодой летчик-инструктор Иван Пашков.
        Стартер взмахнул белым флажком - и машины сомкнутым строем побежали по зеленому полю, точно связанные. Все три самолета разом оторвались от земли, и теперь стало видно, что их крылья в самом деле связаны тонкими канатиками.
        Набрав тысячу метров над центром летного поля, звено с полета по прямой перешло в левый глубокий вираж. Самолет слева осторожно опускался вниз, а тот, что справа, забрался немного выше. Описав замкнутый круг, самолеты перешли в правый вираж: получилась восьмерка - излюбленная фигура летчиков.
        Сделав две восьмерки, самолеты перешли в пикирование, ни на метр не отставая друг от друга, затем энергично взмыли вверх, все выше и выше, плавно легли на спину и вновь устремились к земле.
        Это была петля Нестерова, выполненная связанными самолетами! За первой петлей последовали вторая, третья, четвертая, пятая… десять петель одна за другой!
        Окончив пилотаж, самолеты сделали полукруг и зашли на посадку. Вот осталось до посадочной полосы 70 метров, 50… 30… Все увидели, что самолеты по-прежнему связаны, ни одна нить канатика не оборвана.
        После перерыва началось катание гостей на самолетах. И хотя всем, конечно, нельзя было доставить это удовольствие, зрители не расходились.
        Начальник аэроклуба вызвал Пашкова, представил ему молодую женщину, и сказал:
        - Покатайте нашу знатную гостью, свозите ее в зону.
        - Слушаюсь, товарищ начальник. Как прикажете?
        - Делайте все, что положено. Она смелая женщина… Но не торопитесь.
        Иван пошел с гостьей к самолету, усадил ее, привязал ремнями, легко вскочил в свою кабину и запустил мотор…
        В зоне Пашков одну за другой выполнил две восьмерки и оглянулся: пассажирка возбужденно осматривалась, было видно, что полет ей нравится.
        Увеличив скорость, Пашков дал газ и пошел на петлю. Самолет круто взмыл вверх, принял вертикальное положение, затем стал плавно валиться на спину. Вдруг Пашков почувствовал, что сиденье стало уходить из-под него, и страшная догадка обожгла мозг: он понял, что забыл привязаться ремнями и теперь вываливается из самолета.
        Испуг удесятерил силы. Раздвинув локти, Пашков уперся ими в борта кабины и двумя руками ухватился за ручку управления, продолжая тянуть ее на себя, чтобы поскорее закончить петлю.
        Подняв голову, он увидел землю, аэродром, толпы людей, и ему впервые в жизни стало страшно до боли в висках. По спине пробежал мороз. Ему казалось, что он висит на локтях вниз головой целую вечность. Да и впрямь самолет неохотно и медленно переваливал на нос, точно раздумывал, лететь ему дальше вверх колесами или пощадить торопливого пилота…
        Но вот скорость опять стала нарастать, самолет вошел в пикирование, и обессилевший Пашков буквально упал на сиденье!..
        Убрав газ и выведя самолет на пологое планирование, Пашков сразу зашел на посадку, приземлился, отрулил на стоянку, выключил мотор и разгоряченным лбом прислонился к прохладной, мягкой обшивке борта. Ободранные локти и плечи болезненно вздрагивали и ныли.
        - Это и все?! - разочарованно воскликнула пассажирка. - Я только стала входить во вкус…
        - Да, да, пока все… - ответил молодой летчик и, подумав, добавил, впрочем, обращаясь больше к себе, чем к ней: - Этого вполне достаточно!
        3
        То была золотая пора авиационной юности. Она бывает в жизни каждого летчика. Бывает и проходит… Навсегда… Ее сменяет авиационная молодость, потом приходит зрелость, высокое мастерство, но этой милой, дорогой сердцу поры уже не вернуть. Она остается лишь в самых светлых уголках памяти и напоминает о себе, когда, оставшись в комнате один, не зная почему, достанешь из письменного стола свою старую курсантскую рабочую книжку.
        Рабочая книжка курсанта похожа на блокнот. В нее записываются задания на полеты и замечания инструктора. В ней находит отражение каждая неудача или успех в воздухе.
        Вот и сейчас я раскрываю свою курсантскую рабочую книжку, и с ее пожелтевших страниц до меня доносится из прошлого гудение мотора, голос моего инструктора. Я вновь вижу перед собой приборную доску в кабине родного У-2. Перед взором проходят мои первые посадки с «козлами», когда самолет, грубо коснувшись колесами земли, отскакивает от нее, как блоха; и, наконец, точные, плавные посадки в последних самостоятельных полетах перед окончанием школы.
        Я вспоминаю первые годы своей авиационной жизни, необыкновенное, чудесное время… Нас много, мы объединены общим желанием обрести крылья. Нам нелегко. Нередко против нас восстает сама природа. Но ни снега и метели, ни мороз и густая облачность не поставят человека на колени, не отпугнут смельчаков, штурмующих высоты, не лишат сил романтиков, кому родное небо дорого и любо так же, как и родная земля.
        Пройдет зима, в роскошный летний наряд оденутся леса и горы, степи и холмы, а на учебных аэродромах все так же кипит веселая, бойкая жизнь.
        Стоит жара, утомленно замирают в неподвижном воздухе сады, зной на полях, а самолеты все летают вереницей вокруг аэродрома, один за другим. Бывает, что командиры звеньев едва успевают пересаживаться с самолета в самолет, чтобы проверить в воздухе курсантов.
        Иной раз сухой ветер пригонит за сотни километров песчаные тучи, закроет ими аэродромы, дома и ангары, затем умчится дальше, и самолеты уже снова весело гудят в прояснившемся небе.
        А то грянет из туч гроза в черном башлыке и, опираясь молниями о землю, начнет поливать аэродромы то с одной, то с другой стороны, загоняя курсантов и командиров под крылья самолетов. Льет и грохочет, грозно-грозно, будто и в самом деле мчится по щербатой небесной мостовой Илья-пророк на колеснице.
        Переждут летчики и грозу - не век же ей бушевать… Да еще иной курсант-озорник задорно так крикнет из-под самолета:
        - Давай, давай, Илюша!..
        А не гроза, так сам батюшка-шторм летит над горами и лесами. Все живое склоняет перед ним головы и старается притаиться, уступить ему дорогу. Тут уж не до смеха: вмиг объявляется штормовая тревога, и собирается сила на силу.
        Воет, грохочет шторм, неистовствует и, в конце концов, обессилев, замертво распластается в широких степях… А там уже снова жизнь идет своим чередом, и летают над ними самолеты по кругу!
        Нет, никогда не позабыть мне все это…
        Я перелистываю старые страницы своей рабочей книжки, и каждая из них оживает в памяти как глава интересной, пережитой мною повести. Потом я закрываю ее, любуюсь обложкой, открываю вновь и читаю на первой странице, над изображением фантастического ракетного самолета свой трогательно-наивный девиз, написанный крупно и обведенный красной рамкой: ЛЕТАТЬ МОГУ, А НЕ ЛЕТАТЬ - НЕТ!
        И вспоминаю, что это было написано еще тогда, когда все было как раз наоборот, то есть не летать я мог, а летать не умел…
        Нет, никогда не забудешься ты, авиационная юность! Пусть будет прямым, как солнечный луч, ваш путь к успеху, дорогие летчики - инструктора и курсанты!
        Часть вторая
        На боевом задании
        За годы Великой Отечественной войны пилоты Аэрофлота налетали более 4 500 000 часов, совершили 40 000 полетов в тыл врага…
        У ПУЛЬТА УПРАВЛЕНИЯ МОТОРАМИ
        1
        В декабре 1941 года из Актюбинска в Ташкент вылетел воздушный корабль Г-2. На левом пилотском кресле сидел командир самолета А. К. Васильев, справа - второй пилот Г. П. Куренной, а у пульта управления моторами расположился старший бортмеханик И. А. Гроховский.
        Три года назад, окончив аэроклуб, он хотел перейти в Осоавиахим летчиком-инструктором, да начальник управления ГВФ не отпустил его. Правда, сделал уступку: предложил Гроховскому переучиться на бортмеханика. Иван Александрович согласился. Работа бортмеханика техническая, но вместе с тем и летная, хотя, конечно, за штурвалами сидят пилоты.
        Четыре мотора мощно гудели, двухлопастные винты, ввинчиваясь в плотный морозный воздух, мчали вперед большую крылатую машину.
        …На двухкилометровой глубине воздушного океана показался Аральск и вскоре скрылся под плотной пеленой облаков. Теперь казалось, будто самолет летит бреющим над вечными снегами Севера. Впрочем, если внимательно присмотреться и совсем немного дать волю воображению, на ум приходит другое сравнение…
        - Словно только что состриженное руно… - усмехнулся Куренной, указывая сверху на облака.
        - Правда, похоже, - согласился Гроховским и даже привстал, чтобы лучше разглядеть их, но вдруг замер, не в силах отвести взгляда от приборной доски.
        Оба пилота уловили этот взгляд и, проследив его направление, посерьезнели, позабыв о красивом облачном руне.
        - Левому крайнему мотору становится жарко, - обеспокоенно произнес Гроховский и крикнул второму бортмеханику: - Еленский, посмотри водорадиатор крайнего левого…
        Еленский поспешил исполнить приказание, Гроховский последовал за ним в левое крыло.
        - Лопнула нижняя кромка, и образовалась течь, - доложил Еленский. - Кинь мне монтировочную лопатку. Постараюсь зажать трещину.
        Обжигая пальцы кипятком, Еленский пытался зажать щель наглухо, но это плохо удавалось. Запас воды уменьшался ежесекундно. Чтобы пополнить его, Гроховский решил использовать антифриз, имеющийся на такой случай в специальном аварийном бачке, и стал вручную перекачивать его из бачка в мотор.
        Холодная, незамерзающая жидкость устремилась по тонким дюралевым трубкам в рубашки цилиндров, охлаждая разгоряченное тело мотора, затем, гонимая водным насосом, спешила в радиатор, чтобы отдать атмосфере это излишнее, вредное для мотора, тепло, и торопилась вернуться, но на обратном пути ее поджидала коварная трещина, и заметная доля антифриза проваливалась в нее, как в пропасть.
        Мотору становилось все хуже, он задыхался от жары, как путник в безводной пустыне. Люди, которым он помог подняться в голубое небо, были сейчас его единственными друзьями - пусть они выручат, ведь он так еще сможет послужить им!
        Как голос живого существа, воспринимали летчики неровный гул попавшего в беду мотора. Когда последняя капля антифриза отправилась в свой сложный путь, Гроховский не выдержал.
        - Командир, - сказал он, - еще две минуты, и мы загоним мотор.
        - Выключить, - приказал командир корабля.
        Левый крайний мотор умолк, а остальные три чуть ли не удвоили свои усилия, чтобы заменить вышедшего из строя товарища. Но это была слишком непосильная для них задача. Тяжелый самолет стал медленно терять высоту и через несколько минут, оставляя позади себя широкие прозрачные волны, вошел в облачность.
        Словно радуясь добыче, переохлажденные капли облака набросились на металлические гофрированные крылья, фюзеляж, стекла пилотской кабины, расплющивались о них при ударе и прилипали, превращаясь в жесткие комочки прозрачного льда. Они выискивали каждый укромный уголок возле крохотных заклепок или головок шурупов, цеплялись за каждый выступ, впивались в каждое грязное масляное пятно, а когда им это удавалось, дружно помогали сделать то же самое миллионам своих собратьев. Они ухитрялись догонять бешено вращающиеся винты, налипали на лопасти и, несмотря на все ухищрения людей и мощную «линию обороны» антиобледенительных средств, торжествовали победу, потому что силы были неравные: левый крайний мотор был только печальным свидетелем.
        Стрелка прибора высоты неохотно, но точно регистрировала ход этой борьбы: 1500 метров… 1000… 500… 300… 200… и когда осталось высоты всего 80 метров, внизу показалась пески бугристой, необжитой равнины.
        - Все же лучше, когда видишь землю, - ни к кому не обращаясь, произнес Куренной.
        - Хотя это и не всегда приятно, - ответил Командир.
        Куренной и Гроховский посмотрели вперед… Впереди возвышалась длинная холмистая гряда, как бы подпирающая бескрайнюю серую облачность. Она преградила путь самолету и неслась прямо на него темной массой, угрожая смертельным ударом. Земля же притягивала к себе самолет, будто кто-то ухватился снизу за шасси и тянул к себе. Не было возможности на трех моторах перелететь через этот длинный холм…
        Глаза пилотов выискивали выход из западни. Мысли работали с быстротой тока: летчики составляли планы, оценивали их и отметали как негодные, неосуществимые.
        И прежде чем командир успел принять окончательное решение, Гроховский нагнулся к пульту управления, его руки быстро и точно коснулись нужных рычагов и тумблеров, он уже нашел путь к спасению: надо быстро запустить четвертый мотор - тогда самолет наверняка перелетят через препятствие!
        Еще несколько секунд, и пилоты не столько услышали, сколько почувствовали, как сила тяги сразу возросла, и поняли - левый крайний мотор делал последнее, что мог: без капли воды, без охлаждения он как бы вдохнул жизнь в свой обледеневший винт и, послушный приказанию Гроховского, заработал во всю мощь.
        Пилоты потянули на себя штурвалы - и холмистая гряда, которая была уже совсем близко, заколыхалась отступила и стала уходить вниз…
        Проплыла под крыльями ее вершина, показался пологий обратный склон, и самолет, ломая от удара ноги колес, распластался на ровной, точно специально приготовленной для него площадке.
        Левый крайний мотор сделал несколько пульсирующих оборотов и замолк, на этот раз навсегда. Люди были спасены.
        2
        Лето 1943 года. Сиротливая, безлунная ночь раскинулась над тесным Азовским морем. Холодный свет далекой звезды изредка блеснет то здесь, то там, но тут же, смятый легкой набежавшей волной, тонет в черной воде. На земле же абсолютный мрак - война плотно прикрыла ставни и задернула шторы окон, погасила уличные фонари.
        В черном небе, на полуторакилометровой высоте, невидимый, летит самолет - с земли только чуть слышен гул двух его моторов. В природе все спокойно, небо ясное, и ветерок пошаливает лишь внизу, у самых берегов, в звонких зарослях высохшего камыша.
        На борту самолета груз: боеприпасы, медикаменты. Конечный пункт маршрута - Симферополь. Подходы к городу с суши закрыты вражескими зенитками. Если же лететь через море, часть полета будет проходить в более спокойной обстановке. Только поэтому командир корабля А. 3. Быба, один из лучших летчиков подразделения Гражданского воздушного флота, избрал путь через море.
        До чего же хорошо, когда в полете все ладится: моторы в унисон поют свою могучую песню, стрелки приборов на местах, а штормы и грозы бушуют где-то далеко-далеко. Тогда у летчиков поднимается настроение, и каждый сознает себя вне опасности, даже если выполняет очень рискованное боевое задание.
        Но вот в голоса моторов вклинивается посторонний звук, дрогнули стрелки приборов - что-то нарушило привычное равновесие полета, и машина вдруг кажется одичавшей, готовой выйти из повиновения, а у тебя появляется недоверие к ней. Это - опасное чувство, и нужна немалая сила воли, чтобы подавить его, пересилить себя и вспомнить, что самолет - машина, которая подчиняется знающему и умелому человеку.
        Лучше, чем самого себя, знал свой самолет и моторы бортмеханик Гроховский. Еще не взглянув на приборы, он по звуку левого мотора понял, что дело неладное. Несколько секунд спустя это поняли и пилоты. А внизу по-прежнему плескалось Азовское море, далекое от самолета, но готовое при первой возможности поглотить его.
        - Свернем к берегу, - предложил второй пилот.
        - Да, пожалуй, - согласился внешне всегда спокойный Быба.
        - Нет-нет, командир! - настойчиво воскликнул Гроховский. - Мотор не станет, уверяю вас…
        Десятки раз летал Быба с бортмехаником Гроховским на линию фронта и в тыл врага, уважал его опыт и знания, верил ему. А нет для командира ничего ценнее в воздухе, чем вера в членов своего экипажа и бодрящее, дружеское слово.
        Самолет мчался по заданному маршруту. Но это был полет на нервах. Левый мотор то сдавал, то забирал вновь…
        Гроховский внимательно оглядел приборы и заметил, что обороты левого винта неустойчивые. Прильнул к окну, осветил на несколько секунд мотор фонариком. Опытным глазом уловил быстрые поперечные колебания всего мотора и без труда определил причину: свечи в цилиндрах забросало маслом. Действуя высотным корректором и наддувом, прожег свечи. Ровный гул моторов стал звучать приятной музыкой, стрелка оборотов левого винта вернулась на свое место.
        - Работает! - весело сказал Быба.
        - Работает, командир…
        - Как часы, - добавил довольный второй пилот.
        - Тоже мне, сравнил… - засмеялся Гроховский. - Но всякие часы так работают, как этот мотор!
        Но не прошло и пяти минут, как левый мотор снова затрясся, и даже с большей силой, чем прежде.
        - М-да, «часы»…
        - Ничего, ничего, командир, я сейчас… - И Гроховский опять прожег свечи.
        Пролетели каких-нибудь «пару шагов» (то есть километров двадцать), и… лица пилотов опять стали серьезными, потом хмурыми: «часы» явно барахлили.
        - Сейчас, сейчас, командир, - приговаривал Гроховский. - Идем дальше! Вот мотор снова забрал… А ну, давай, давай еще оборотики… Вот так… Он не имеет права замолчать, командир!
        Задание было выполнено…
        Почти всю войну Иван Александрович летал на воздушных кораблях Аэрофлота в качестве бортмеханика, не оставляя надежды стать пилотом.
        Лишь в конце 1944 года начальник Главного управления ГВФ издал приказ: «…Бортмеханики, имеющие налет свыше 3000 часов и желающие стать вторыми пилотами, могут быть переучены, при условии…»
        Всем далее указанным условиям вполне отвечал и бортмеханик первого класса Иван Александрович Гроховский. Налет его давно перевалил за 3000 часов, за боевые заслуги он был награжден двумя орденами и несколькими медалями. Командование не могло не уступить его настойчивым просьбам.
        Расставшись с боевыми друзьями, Гроховский покинул Польшу, где в то время базировалось его подразделение, и уехал на курсы высшей летной подготовки.
        ОТ МОСКВЫ ДО АЛЯСКИ
        1
        Ночь. Плотная. Мрачная. Сквозь высокую облачность до земли, погруженной в жесткий мрак, не доходит ни один светлый лучик.
        На небольшой высоте летит двухмоторный самолет. Еще летом это был серебристый красавец, перевозивший веселых пассажиров из Москвы на берега Черного и Каспийского морей, из Ростова-на-Дону - в Киев, Минеральные Воды.
        А сейчас его благородная окраска сменилась зелено-черным камуфляжем - цветом войны. На мягких креслах, в проходе и в багажниках лежат ящики с медикаментами и боеприпасами… В самолете почти нет освещения, даже аэронавигационные огни на консолях крыльев и хвосте погашены. Только приборная доска иллюминована светящимися стрелками и цифрами приборов. Но свет этот зеленовато-мертвый, неуютный.
        В пилотской кабине - летчик-миллионер командир корабля Иван Терентьевич Шашин, второй пилот Барков, бортмеханик Петровичев и бортрадист Катымян. У турельной установки - стрелок Харченко. Пятеро ростовчан молча летят в московском небе. Каждый занят своим делом.
        Все вокруг темно, и нелегко отыскать Дорогобуж, возле которого находятся бойцы конной армии, попавшие в окружение. Они с нетерпением ожидают самолет.
        Еще и еще раз сверяют свои расчеты Шашин и Барков. Пора!
        Барков приоткрывает форточку, просовывает в щель ствол ракетницы и дает условный сигнал. Несколько минут спустя внизу, также в условленном порядке, засветились костры, на землю полетели первые сотни килограммов груза…
        - «Мессеры»! - услышали пилоты громкий голос Харченко.
        Пригнув голову и глянув вправо, Иван Терентьевич увидел две едва заметные вытянутые акульи тени с короткими языками зеленоватых выхлопов мотора вместо плавников. «Мессеры» пролетели совсем рядом и обстреляли самолет.
        - Горит! - испуганно воскликнул второй пилот.
        - Что? - спокойно спросил Шашин и резким маневром кинул самолет вправо, чтобы очутиться где-то позади вражеских истребителей.
        - Правый мотор…
        Шашин внимательно посмотрел в окно кабины.
        - Да это всего лишь выхлоп… Сбрасывайте груз! - сказал он.
        Через три-четыре минуты «мессеры» вновь отыскали в черном небе самолет-невидимку и вторично атаковали его.
        - Стреляют! - нервно крикнул второй пилот.
        - Кто?
        - «Мессеры»…
        - Для того они вокруг нас и крутятся. Черт с ними! Сбрасывайте груз…
        Шашин ловким маневром ушел из-под огня вверх, а потом, отжимая от себя штурвал, стал набирать скорость. Разгадав его намерение, истребители тоже свечой взмыли вверх и сбросили на маленьких парашютах осветительные ракеты.
        Над лесом повисли две огромные синевато-белые медузы, и в широких лучах ослепительного света как бы запутался большекрылый силуэт двухмоторного самолета. Сверху на него метнулись две узкие, вытянутые тени.
        - Теперь надо уходить всерьез, - сквозь зубы произнес Шашин и развернул самолет на юг.
        - Куда? - недоумевал Барков. - Там же фашисты…
        - Зато зениток меньше, чем на линии фронта, - пояснил командир.
        - Лучше уйти в другую сторону.
        - В какую? - удивился Шашин.
        - Ну а как же мы тогда вернемся?..
        - У нас еще две с половиной тонны груза.
        - А если… - Барков не окончил фразы и угрюмо замолчал.
        - Для того-то мы с тобой и сидим здесь, чтобы не допустить этого «если»… - сказал Шашин. - Пока не выполним задания, не вернемся.
        Более тридцати минут кружил Шашин над вражеским тылом и, окончательно сбив с толку истребителей, незаметно вернулся к Дорогобужу. Внизу вновь тускло засветились костры на жаровнях, и вниз полетели ящики с боеприпасами.
        2
        …Шашина вызвали в штаб поздно вечером.
        - Немедленно готовьтесь к вылету, - сказали ему. - В Н-ском партизанском отряде вас ожидают несколько наших летчиков, сбитых в недавних боях. Необходимо срочно вывезти их оттуда. Сами знаете обстановку… Горючего берите в обрез, чтобы больше была загрузка.
        Час спустя Шашин был в воздухе. Полет предстоял недолгий, но рискованный. Шел на высоте около тысячи метров - забираться выше не было нужды. Летели без каких-либо происшествий. Можно было подумать, что никакой войны нет, и они летят обычным ночным пассажирским рейсом.
        Подлетев к месту базирования партизан, сразу увидели на земле сигнальные огни и спокойно зашли на посадку.
        - Выпустить шасси, - приказал Шашин.
        - Есть шасси! - откликнулся бортмеханик.
        Вдруг с земли по ним ударили плотным огнем.
        Иван Терентьевич резко развернул машину вправо, а бортмеханик убрал шасси.
        - Не узнали? Или это не партизаны? А как же сигнальные огни?
        Прошло полчаса, прежде чем черную ночь вокруг самолета перестали прорезать светящиеся пулеметные трассы и звезды разрывов зенитных снарядов. Лавируя под обстрелом, отклонились к северо-западу от Москвы. Рассчитали новый курс - и на базу. Теперь определенно летели над своей территорией и были спокойны.
        Иван Терентьевич закурил и хотел сказать товарищам что-то озорное, как вдруг перед самолетом возник огненный веер из тонких золотистых пунктиров. Возник и исчез!.. Иван Терентьевич крякнул, но на всякий случай отвернул влево. Теперь на пути машины возникло два таких веера, стреляли с земли.
        - Что за черт?
        Дали с борта условный сигнал ракетой: «Я свой», но с земли по-прежнему стреляли, не допуская к городу. Недоумение экипажа достигло предела. Не успели принять решение, как бортмеханик доложил:
        - Командир, горючки у нас осталось с гулькин нос.
        Это означало, что бензина хватит на 15–20 минут полета.
        - Понял, - спокойно ответил Шашин и, снизившись, стал присматриваться к земле, выискивая удобное для посадки место.
        Вышедшая из-за туч луна облегчила поиски - решили не пользоваться осветительными ракетами, чтобы не демаскировать себя.
        Серебристый снег тускло отсвечивал, скрадывая неровности почвы. Больше приходилось действовать наугад.
        - М-да, для летних дач места живописные, - оценил Иван Терентьевич, - но для посадки - ничего хорошего…
        Садились на самой малой скорости. Самолет мягко зарылся в снег и, пробежав всего метров сто - сто пятьдесят, остановился. Выключили моторы. Открыли окна пилотской кабины, прислушались: тишина. Особая, настороженная тишина войны с отдаленным гулом орудий…
        Немного поспали, по очереди. С рассветом пошли на поиски. В трех километрах - колхоз. Сообщили по телефону в штаб, чтобы знали, что все в порядке, и не тревожились. Разыскали две бочки бензина. С помощью колхозников доставили их к самолету и принялись за устройство взлетной полосы.
        Лесная опушка немного уклонялась к югу и упиралась в высоковольтную линию. Ширина опушки метров сто, снега - по грудь. А основная техника - лопата, мозолистые руки и упорство.
        Когда немного расчистили поляну, Шашин воткнул лопату в сугроб и сказал:
        - Всё. Пусть теперь и наша кораблина трудится! Заливай горючее.
        Заправили баки, запустили моторы, и Шашин сел к штурвалу. Моторы взревели, рванули машину вперед.
        - Как тигры ревут! - удовлетворенно воскликнул бортмеханик, понявший замысел командира.
        Позади самолета из-под винтов неслись снежные вихри, словно здесь работала снегоочистительная катапульта. Прорулив трижды взад и вперед и разметав на полосе большую часть снега, Иван Терентьевич скомандовал:
        - А теперь пустим в ход ноги…
        Около часа все, кто принимал участие в подготовке «аэродрома», утаптывали снег перед самолетом. Когда солнце стало клониться к горизонту, Иван Терентьевич решил взлетать.
        …Тяжелый самолет грузно покатился под уклон, медленно набирая скорость. Больше всего теперь доставалось моторам - они работали на максимальном режиме. Лишь у самого края площадки машина оторвалась от земли и, неуклюже раскачиваясь, полезла вверх.
        Через 30 минут Шашин посадил самолет на бетонную полосу базы. Докладывая командиру, впервые взволновался.
        - Это же хамство, - возмущался он, - свои - и обстреливают!.. Сигналов не знают: я им даю ракету, а они…
        - Не горячись, Иван, - улыбнулся командир. - Ты бы им лучше спасибо сказал.
        - Им?! Спасибо?! За что?
        - За то, что не пустили тебя к городу. Зенитчики знали, что ты летишь, но в это время уже были подняты аэростаты заграждения, и ты мог поцарапаться о них. Понял?
        - Ах, вот как! - улыбнулся и Шашин. - А я их крыл на чем свет стоит… Ну, спасибо им, молодцы…
        - Ближе к делу. Пока отправляли тебя, гитлеровцы пронюхали о площадке и так развернулись, что партизанам пришлось немедленно уйти на другое место. Сейчас мы имеем их новые координаты. Пойди отдохни.
        - Потом, товарищ командир.
        - Нет, сейчас. Полетишь через два часа. А теперь - спать!
        - Понял.
        …Снова ночь, черное беззвездное небо и мерный гул моторов. Шашин отыскал новую базу партизан, тщательно сверил сигналы и, сделав полукруг, сел на длинную и ровную просеку в густом лесу.
        Едва успел выключить моторы, как самолет окружили партизаны и нетерпеливые летчики.
        Шашин высунулся из кабины и весело крикнул:
        - Авиация здесь?
        - Здесь! А кто это?
        - Да никак Шашин!
        - Иван Терентьевич, забирай поскорее, а то Батя совсем подзажал нас!
        - Это вы мне покоя не даете, - послышался чей-то звучный голос.
        Иван Терентьевич вылез из самолета и поздоровался.
        - Забирай этот беспокойный народ! - сердито сказал Шашину командир партизанского отряда.
        - Что, Батя, авиаторы вам не по душе стали?
        - Да пристают, дьяволы! Дай, мол, нам оружие, мы пока тебе поможем… Говорю им: на земле без летчиков обойдемся, я же за вас ответственность несу. А они меня бессовестным называют. Видал таких?.. Африканцы горячие!..
        - Правильно говорим, - прервал его один из летчиков.
        - В общем, передаю тебе этих хлопцев. А вы, ребята, не подкачайте да не поминайте лихом.
        - Ну, счастливо оставаться, товарищи. Спасибо вам за приют и ласку.
        - Ладно, чего там… Торопись, Иван Терентич, пока темно.
        Той же ночью Шашин доставил летчиков на один из московских аэродромов. Прощались коротко и просто - всех снова ожидали боевые дела…
        3
        Осажденный Ленинград сражался. Но было так тяжело, что время осады исчисляли днями; неделя - большой промежуток в условиях тех героических боев: семь листков казались толще всего календаря.
        Но если ленинградцы считали каждый день, то летчики, помогавшие им, вели счет времени часами. Они совершали по два, три и даже по четыре вылета в течение суток из Тихвина через Ладогу в Ленинград и обратно. Летали преимущественно днем. Это было труднее и во сто крат опаснее, чем ночью, но так требовала обстановка.
        Более трех месяцев ежедневно на голубой Ладожской трассе курсировал самолет Шашина.
        Однажды вылетели из Тихвина группой в 18 тяжело груженных воздушных кораблей. Впереди летели ростовчане Шашин и Романов, москвич Киреев, ташкентец Джантиев, позади - остальные. На флангах группы и выше нее шли наши истребители сопровождения, а еще выше все небо затянула сплошная облачность. Видимость отличная. Летели сомкнутым строем, бреющим. Внимательно осматривались.
        Гитлеровцы не раз предпринимали попытки сделать полеты через Ладогу для советских летчиков невозможными. И в этот раз из облаков высыпало несколько десятков «мессеров». Часть из них сейчас же связала боем истребителей прикрытия, другая ринулась на воздушные корабли.
        В первые же минуты боя был сбит самолет Джантиева. Героический экипаж ташкентца погиб в водах озера. На другом самолете был убит москвич Киреев, управление полностью принял второй пилот. Группа рассредоточилась, но продолжала путь к Ленинграду.
        Озеро осталось позади.
        Внизу скользили мелкие населенные пункты, леса, буераки. Теперь каждый летчик действовал самостоятельно. Шашин уменьшил высоту и летел, почти прижимаясь к земле.
        Пилотировать на бреющем полете, перескакивая через препятствия и лавируя в балках на тяжелой двухмоторной машине, когда все вокруг тебя уносится назад со скоростью 250–270 километров в час, а малейшее неточное движение рулями может быть последним, и одновременно вести ориентировку, учитывая цвет местности, чтобы использовать при возможности, цветомаскировку, а главное, уходить из-под огня каждую минуту, - это не просто искусство…
        Когда Шашин посадил свой самолет на комендантском аэродроме, в машине обнаружили несколько пробоин. Но груз и экипаж остались невредимы.
        В этот день обратно им лететь не разрешили и отправили на ночевку в Ленинград, в здание управления ГВФ. После обеда Шашин вышел в город.
        4
        …На паперти Казанского собора, у колонны, сидел мальчуган лет тринадцати. Он был одет сравнительно тепло и, может быть, потому не замечал холодного ветра, дувшего ему в лицо со стороны канала.
        Увидев высокого, плечистого летчика, он с любопытством уставился на него. Шашин подошел ближе. Что-то в облике мальчика смутило его. Он потоптался, большой и неуклюжий, потом наклонился и тихо спросил:
        - Как тебя звать?
        - Иван, - почему-то упрямо ответил мальчик.
        - Тезки, - задумчиво произнес Иван Терентьевич и протянул мальчику банку сгущенного молока. - Отец где?
        - На фронте.
        - Мать жива?
        - Не знаю… - вздохнул Ваня.
        - Как же это?
        - Я еще утром ушел из дому. Не знаю, как сейчас… Она все мне да мне, - пояснил Ваня. - Хотел повернуться, но теперь пойду. Спасибо, дядя.
        - На здоровье.
        Шашин постоял с минуту, но, увидев, что мальчику не терпится домой, приложил руку к шапке-ушанке:
        - Ну, прощай, друг. Пойду.
        - До свиданья. Я, когда вырасту… - мальчик задумался на мгновение, потом его глаза радостно заблестели, и он уверенно произнес: - Когда школу закончу, я тоже летчиком стану, дядя Ваня!
        Иван Терентьевич отвернулся, нахмурился и широкими шагами направился на базу. Ему хотелось сейчас побыть со своим экипажем.
        5
        Глубокая полярная ночь. Над Беринговым проливом ураганный северный ветер. Сероватое небо с мелкими колючками звезд казалось глянцевым, как стекло. Мороз 35 градусов.
        На большой высоте из Уэлькаля в Ном и Фербенкс летит самолет Шашина. Экипаж доставляет на Аляску группу наших летчиков во главе с генералом. В кабине самолета тепло. Пассажиры беспрестанно курят и негромко беседуют.
        Пересекли 180-й меридиан - линию даты, здесь рождается каждое число месяца, начинается Новый год. Кое-кто из пассажиров, впервые перелетая знаменитый рубеж времени, невольно смотрит за окно, будто в небе может висеть календарь.
        Экипаж самолета отнесся к этому событию равнодушно: не впервой. Гораздо больше его волновал сейчас курс. Шашин часто настраивал радиокомпас на приводную радиостанцию Нома и высчитывал поправки: ветер сильно сносил машину вправо, на юг.
        Виктор Шелехов, второй пилот, высоким приятным голосом затянул мелодичную грустную песенку, и Шашин, вздыхая, стал слушать ее. Вспомнилась Большая земля, дом, и неудержимо потянуло к семье. Если бы не война!..
        Бортмеханик Василий Шишкин охотно подхватил самодеятельную летную песню:
        На всех эшелонах, на курсе любом,
        Какие бы ветры ни дули,
        Я помню всегда родимый свой дом,
        Тебя, дорогая, люблю я…
        В пилотскую кабину вошел генерал. Он прислонился к борту позади Шашипа и прикрыл глаза.
        Но если тобою написанных строк
        В пути я с собой не имею,
        Хоть знаю: они не доставлены в срок,
        Я словно душою черствею…
        Ты знаешь, как трудно вдали без тебя,
        Я, правда, спокоен, летая,
        И верю в моторы, как верю в тебя,
        Но чаще пиши мне, родная!..
        На горизонте появилась светлая полоска. Она быстро ширилась и голубела, но не распространилась по всему небу, как рассвет, а вдруг превратилась в фантастический тюлевый веер. По нему побежали синие, фиолетовые, ярко-голубые и бледно-сиреневые огоньки. Они то разгорались ярче и как бы приближались, то бледнели и на время удалялись. Словно завороженные, смотрели летчики на эти феерические огни.
        - Северное сияние! - сказал генерал.
        - Как бы оно не сбило нас с курса, - забеспокоился Шелехов.
        Шашин включил радиокомпас. Светящаяся зеленоватая стрелка на циферблате заколебалась возле одного деления, затем описала круг, потанцевала у другого, снова описала круг и стала двигаться как ей вздумается.
        - Пеленг! - крикнул Шашин.
        - Понял, - откликнулся бортрадист Алексей Мальцев и минут через десять доложил: - Ном не слышит. Та же история с другими точками…
        А над двумя материками, проливом и двумя океанами по-прежнему лежала долгая полярная ночь. И ветер крепчал, все сильнее ударяя в самолет. И полыхало северное сияние.
        Так они оказались затерянными, с радиокомпасом, бессильным перед красивым, но коварным для летчиков явлением северной природы. Ветер стал порывистым. Автопилот выключили и дальше вели самолет сами, строго выдерживая ранее подобранный курс.
        По расчету они должны были лететь меньше трех часов, но прошло уже значительно больше, а Нома все нет.
        - Как с бензином? - спросил генерал.
        - Горючего хватит облететь вокруг всей Аляски и еще домой вернуться, - уверил его бортмеханик.
        - Запасливый народ, - одобрительно усмехнулся генерал и подсел к бортрадисту.
        Мальцев почти беспрерывно стучал ключом, но глухая ночь не отзывалась ни одним звуком. Лишь ураган гудел за бортом и ударял в крылья самолета. Бортрадист использовал все возможные средства, но связь не налаживалась. А командир требовал: пеленг!
        По тому, как беспокойно вел себя самолет, Шашин чувствовал, что сила ветра еще возросла. Возможно, изменилось и его направление. И то и другое надо знать точно, чтобы их не унесло в открытое море. Но глазу не к чему привязаться - кругом ночь. Нужен хоть один радиопеленг, и тогда положение прояснится.
        Так они летели еще час; молча крутили баранку и выдерживали прежний курс. Это было трудно; к физическому напряжению добавлялась неуверенность: самолет на линии пути или где-то в стороне?..
        Но вот северное сияние стало блекнуть и быстро исчезло. Шашин облегченно вздохнул и снова включил радиокомпас: стрелка на этот раз устойчиво отклонилась влево градусов на сорок!
        - Алексей, пеленг! - приказал командир.
        - Беру…
        Скоро связь наладилась, и пеленг был получен. Генерал сам принялся определять на карте место самолета. Окончив вычисления, он поставил карандашом крестик:
        - Мы в Тихом океане, километров за сто пятьдесят от линии пути…
        - Здорово! Куда махнули! Но мы все-таки над океаном, товарищ генерал, а не в океане. Это уже преимущество! Давай, Виктор, разворачиваться влево…
        Час спустя внизу показались огоньки Нома, и они сели на длинную бетонку между скалами, почти на самом берегу.
        Дозаправившись горючим, перелетели в Фербенкс. Отрулили на стоянку, сдали машину и по широкому подземному туннелю стали расходиться «по домам».
        В туннеле Иван Терентьевич встретил знакомого американского летчика Джемса.
        - Хелло, Шашин! - обрадованно воскликнул Джемс. - Прилетел!.. Мы все беспокоились за тебя: сегодня такой ветер над проливом! Как дошел, без приключений?
        - Нормально, - кивнул Шашин. - Спать только чертовски хочется.
        - О, да, - засмеялся американец, - сон - это премия летчику… Желаю отдохнуть на двести процентов!
        …Когда Шашин добрался до своей комнаты, друзья уже разобрали постели. Быстро разделись, легли и мгновенно уснули. Через четыре часа экипаж подняли.
        - Иван Терентьевич, надо бы срочно вылететь в Н-ск на разведку погоды… Слетаете?.. Может, потом доспите?..
        Шашин сонно приподнялся, но, поняв, что его ожидает новое задание, энергично потянулся и встал.
        - Надо?
        - Надо, Иван Терентьевич. Полет трудный, не всякому поручишь.
        Полчаса спустя шашинцы уже запускали моторы.
        «ПОДСВЕТКА»…
        1
        В августе 1941 года низко над оврагами и перелесками пробирался к городу Калинину маленький двукрылый самолет Абрамова. В санитарной кабине лежали два тяжело раненных командира.
        Торопился пилот: им нужна срочная операция. Летел на высоте 60 метров. Осталось всего 15 километров до госпиталя, когда раздался взрыв, мотор грубо затрясся, затем послышался какой-то свист, переходящий в тонкий звук воздушной сирены, и самолет стал проваливаться на высокие толстые ели…
        Абрамов сразу понял: отлетел винт! Петр был хотя и молодым, но уже опытным пилотом - на трассах Аэрофлота он налетал 2000 часов и самолетом владел свободно. Включил мотор. Глянул вниз: лес редкий. Посмотрел вправо: есть узенькая просека. А высота уже 50… 40 метров…
        Мгновенные точные движения рулями - самолет почти на месте развернулся вправо, ухнул вниз, в просвет между деревьями, спарашютировал на землю. И дальше, ящерицей скользя между пнями и ямами, покатился по поляне. Остановился. Петр отер холодный пот со лба. Оглянулся… Нет, ни за что в жизни не смог бы повторить эту дьявольскую посадку! Вылез из кабины - машина целая, ни царапины… Побежал к раненым.
        - Прилетели? - со стоном спросил один из них.
        - В принципе, да, - замялся Петр. - Но еще добраться надо до места… Не волнуйтесь, доберемся!
        - Стой, паразитюка! - раздался позади грозный окрик.
        Вздрогнул Петр, обернулся и обмер: из-за деревьев высыпала толпа бородачей и женщин; в руках у них вилы, топоры, нацеленные прямо на него.
        - Погодите, братцы! - вскричал пилот. - Я же свой…
        - Знаем мы таких «своих», - поднялся крик. - Свои по лесу здеся не шалаются. Отдай пистолет!
        - Ну, нате. Я же советский летчик, дядя…
        - Покажь звезды на машине, ежели наш! Где они?
        - Камуфляж, дядя, потому и звезд не видно.
        - Ишь, какими фашистскими словами бросается! Бей его, потом разберемся. Оголовушь, Степаныч…
        - Погодите, дядя! Вот нагнитесь и снизу посмотрите на крылья, вблизи и звезды видны.
        - А может, там бомбы, не нагинайся, Степаныч!
        - Стой, ни с места и жди! - последовал приказ.
        У самолета появились подполковник и несколько автоматчиков из ближайшей воинской части.
        - Товарищ подполковник! - кинулся к нему Петр. - Выручите: было не убили сгоряча… Пилот санитарной группы Абрамов, доставляю раненых в госпиталь. Вот мои документы. Винт у меня отлетел…
        Недоразумение выяснили.
        - Тоже мне, поймали! - иронически пропел тонкий девичий голос. - Степаныча в герои надо произвести.
        Степаныч промолчал.
        - Ничего, товарищ, - громко сказал подполковник. - Лучше обознаться, нежели пропустить шпиона. Спасибо вам от имени армии! А теперь помогите раненых отвезти в госпиталь.
        - Товарищ подполковник, - сказал Абрамов, - пусть пистолет мне вернут.
        - Сами отдадим, - миролюбиво произнес Степаныч, возвращая оружие, и, подойдя к самолету, склонился над ранеными. Потом повернулся к своим товарищам и негромко, но повелительно произнес: - А ну, тихо, народ, командиры ранетые здесь!
        Наступила тишина. Молча подвели подводу и переложили раненых.
        …За эту мастерскую и смелую посадку Абрамова наградили первым орденом Красной Звезды. Всего же на самолете По-2 он совершил более 700 боевых вылетов по санзаданиям и вывез около 900 раненых.
        На По-2, а позже и на тяжелых самолетах, Петр Петрович с помощью партизан вывез с оккупированной территории более 300 наших детей. Причем не раз ему приходилось бывать в воздухе за линией фронта по 8–10 часов.
        2
        Летом 1942 года в летном центре ГВФ Абрамов переквалифицировался на пилота двухмоторного самолета Ли-2. Потом был призван в военную авиацию и получил назначение в полк Валентины Степановны Гризодубовой.
        Все летчики ее полка относились к ней с особенно добрым чувством. Действительно, слишком многое соединилось в одном человеке: красивая женщина, умелый летчик, мужественный командир - прекрасный образ для поэта, но очень сложный и непривычный, особенно для летчиков, людей, так сказать, самой мужской профессии. Но умела она располагать к себе всех. И Абрамов как-то сразу привык к тому, что подчиняться надо женщине, зато какой замечательной! Подвести ее или проявить мужество, меньшее чем у нее самой, просто невозможно.
        …Был уже вечер, когда Валентина Степановна вызвала Абрамова в штаб. Косые струи дождя гулко барабанили по крышам, шумели в густых кронах тополей и каштанов и дико плясали в рябых лужах. Сильный ветер со свистом подхватывал на лету тяжелые капли и сердито и больно ударял ими в лицо. В ночном небе часто вспыхивали трескучие молнии, и тогда были видны низко повисшие над городом рваные тучи, а в мертвом зеленовато-синем свете безжизненно замирали наклоненные деревья, птицы с приподнятыми крыльями и люди в неестественных позах. Затем все мгновенно погружалось в темноту и оживало в сотнях звуков, где-то высоко орудийным залпом взрывался гром, и его раскаты пробегали над землей, медленно затихая вдали.
        Прикрывая глаза ладонью и прижимая к себе планшет, Абрамов взбежал по ступенькам на крыльцо штаба. Отряхнулся, притопнул сапогами, толкнул узкую дверь и торопливо перешагнул через порог.
        Валентина Степановна приняла его сразу.
        - В Польше организовался новый партизанский отряд, - сказала она. - Надо сбросить в место расположения его штаба комиссара отряда. Дважды уже это пытались сделать, но безуспешно. Я поручаю это важное задание вам. Гроза скоро пройдет, а по маршруту погодка хорошая. Поняли?
        - Так точно, товарищ командир.
        - Горючего с дополнительными баками вам хватит на четырнадцать часов, а лететь - двенадцать. Но с маслом хуже: его хватит только на одиннадцать часов. Насколько я помню, левый мотор на вашей машине в этом смысле ненасытный… Но и тут есть выход. На обратном пути где-нибудь сядете и дозаправитесь или долетите на одном правом моторе.
        - Ясно.
        - Комиссара надо доставить любой ценой, даже если для этого придется пожертвовать самолетом, - твердо сказала Валентина Степановна, посмотрела на Абрамова ласково и вместе с тем обеспокоенно и, подавая руку, тихо произнесла: - От души желаю вам успеха! Берегите себя, но задание выполните…
        - Спасибо, товарищ командир, будет выполнено.
        …Ночь - верный союзник смелых и толковых летчиков. Летели на высоте 3000 метров, за облаками, под звездным сентябрьским небом. У пульта управления моторами стоял бортмеханик Глыбин, бортрадистом был Талалаев, а у пулеметной турели сидел стрелок Доронин. В общей кабине находился всего один пассажир…
        Линию фронта пересекли в облаках, а недалеко от цели снизились до 500 метров. Цель отыскали не сразу: земля плохо просматривалась, и это усложняло штурманские расчеты. И все же нашли. Дали с борта зеленую и красную ракеты.
        - Что за черт! - удивился Абрамов, всматриваясь в землю.
        Вместо трех внизу тускло светились две точки. Ответные сигналы ракетами также не совпадали с условными.
        - Это не они, - сказал Абрамов.
        - Да, это не они, - подтвердил пассажир, уже стоявший рядом с пилотом. - Может быть, поищем запасную цель?
        Абрамов ответил не сразу. Искать запасную цель - значит, потерять два-три десятка минут, а масла уже в обрез. Не выполнить задания - нельзя! Валентина Степановна ясно сказала: если нужно, пожертвовать машиной. По существу, можно понимать ее слова и как разрешение не считаться с собой. Надо только обязательно сохранить пассажира. Ну что ж, в крайнем случае, его можно отослать в хвост - там безопаснее.
        Он посмотрел на Глыбина. Бортмеханик подумал о том же, но, поймав взгляд командира, выпрямился и всем своим видом выразил готовность выполнить любое его приказание.
        Абрамов принят решение:
        - Будем искать запасную цель.
        Пассажир понял все. Он благодарно сжал плечо Абрамова и молча углубился в карту. На ней четко обозначены линии дорог, массивы леса, извилистая речушка и заболоченный круг.
        За бортом же все было черно, и земля угадывалась лишь необъятным темным пятном… Ничего не оставалось делать, как лететь только по штурманскому методу: расчет по курсу, времени, скорости и расстоянию.
        Эти расчеты Абрамов производил сам. Сперва поточнее определил ветер, затем, сняв с карты курс и расстояние, повел самолет в новом направлении, идеально точно выдерживая скорость. Спокойствие, правильность расчетов и точность пилотирования привели к успеху. Цель № 2 была найдена!
        Сделали круг, дали ракеты. Снова внизу засветились два костра… Продолжали кружить. Вскоре появился и третий, а в черном небе поочередно вспыхнули две зеленые, красная и еще одна зеленая ракеты.
        - Они! - с облегчением сказал пассажир. - Ну, я пошел… Спасибо за доставку.
        Пассажир просто, по-деловому пожал всем руки, будто они доставили его обычным пассажирским рейсом в Москву, и две-три минуты спустя одиноко повис на шелковых стропах парашюта в ночном польском небе…
        Часть обратного пути экипаж Абрамова летел на одном моторе: масло заканчивалось. Следующей ночью и еще через два дня Абрамов доставлял груз по тому же адресу и возвращался на одном моторе.
        3
        …Тогда один из участков фронта проходил вдоль магистральной дороги в районе Могилева. В тылу врага находились в окружении 700 партизан. Боеприпасы у них заканчивались. Выручить отряд было поручено пяти экипажам, в том числе и экипажу Абрамова.
        Между Витебском и Невелем базировалась фашистская школа асов, на земле линия фронта была укреплена радиолокаторами и зенитками, а в воздухе беспрестанно и густо патрулировали «мессеры». Все это вместе летчики в шутку прозвали второй линией Маннергейма, но пробиваться сквозь нее было делом далеко не шуточным.
        Летели ночью. Над землей висела плотная дымка, а на высоте самолеты временами вонзались в разорванные небольшие облака. Группа разделилась, каждый подлетал к передовой сам.
        Абрамов пересек линию фронта на высоте 3000 метров. Как будто все в порядке… Но не прошло и двух минут, как справа и впереди появились два мигающих огонька… Свои? Или чужие?
        - Отвлекают внимание, - догадался Абрамов.
        - Точно, - кивнул Глыбин. - Это фашисты!
        И тут же стрелок Доронин доложил:
        - Нас атакуют! - и сам открыл ответный огонь.
        Абрамов отжал от себя штурвал, резко накренил машину на левое крыло и крутой спиралью стал уходить из-под огня, чуть ли не пикируя на тяжелой и неуклюжей пассажирской машине. Стрелка прибора скорости подползла к 450 километрам в час! Весь корпус самолета гудел и вздрагивал от напора воздуха.
        - Не рассыплемся? - крикнул Глыбин.
        - Пока нет… А иначе - собьют!
        Затерявшись в ночном небе, молнией промчались над линией фронта и вернулись на свою территорию. Почему назад, а не вперед? Потому что надо было увлечь за собой «мессеров», которых поджидали наши истребители. Абрамов передал по радио координаты, и вскоре командир группы наших истребителей коротко ответил: «Работаем!», а в небе заметались розовые лучи прожекторов.
        Подождали немного: никто не преследует, значит, наши работают нормально! Собрались с мыслями, прикинули, как и что, и снова ринулись сквозь «линию Маннергейма», но теперь пониже, на высоте 2500 метров. Авось, найдется трещинка…
        Пролетели передовую, и вдруг опять в небе, впереди, мигают фары фашистского самолета, а сзади атакуют другие «мессеры». Стали зажимать в клещи.
        Абрамов повторил маневр и, вертясь на неповоротливой машине под градом пуль и снарядов, стал уходить вниз, то влево, то вправо, сбивая с толку преследователей. Ушли вновь к себе. Передали координаты и снова получили ответ: «Работаем»…
        - Не бой, а смех на этой пассажирской машине! - сокрушенно произнес Абрамов. - Чего я не пошел в истребители?! Как моторчики, Глыбин, и остальное хозяйство?
        - Все цело, командир, - ответил бортмеханик.
        - Порядок. Ну что, будем еще ниже пробиваться?
        Полетели в третий раз. Только проскочили передовую - «мессеры» снова атаковали их, уже с трех сторон.
        - Будьте вы прокляты! - выругался Абрамов. - Совсем вздохнуть не дают… Откуда их столько берется?
        Он бросил с высоты свою машину метров до ста, ушел из зоны обстрела, над самыми зенитками, вернулся на свою территорию и поодаль от передовой пролетел на запад километров шестьдесят.
        - Попробуем здесь, Глыбин.
        Перешли в крутое планирование и стали разгонять бешеную скорость.
        В четвертый раз полетели через линию фронта и все же проскочили ее на высоте метров семьдесят и на бреющем полете, прижимаясь к лесу почти вплотную, взяли курс на заветную цель.
        Отыскать в густых лесах окруженных партизан удалось почти сразу; сбросили им весь груз и в восьмой раз за один полет пересекли линию фронта, вернулись домой усталые и измученные. Остальные же четыре экипажа так и не смогли тогда выполнить задание…
        В ту же ночь, получив боеприпасы, отряд партизан вырвался из тесного кольца окружения - Абрамов подоспел вовремя!
        4
        Если летчик не знает погоды на маршруте, лететь ему - все равно что с завязанными глазами искать в траве зеленую нитку… Вот почему во время войны все воюющие, да и некоторые нейтральные страны, старались скрыть друг от друга сведения о погоде на своей территории или обмануть противника, передавая в эфир заведомо ложные данные. Всякая точная метеорологическая информация считалась военной тайной и тщательно охранялась от разглашения.
        Однажды летчики полка Валентины Гризодубовой получили важное задание: срочно бомбить военные объекты, расположенные вблизи крупного приморского города в Северной Европе.
        Над аэродромом висели облака всего в 50–60 метрах от земли. Известна была погода и для первой половины маршрута. Какова же она дальше и над целью - было, как говорится, покрыто мраком неизвестности.
        Абрамову поручили слетать на разведку погоды в тыл противника, пробиться сквозь заслоны и периодически давать по радио точную зашифрованную информацию.
        Едва оторвавшись от земли, самолет Абрамова попал в облачность и сильную болтанку. Впрочем, и то и другое для Абрамова и остальных летчиков было уже настолько привычным, что никто из них не придавал этому особого значения.
        Летели по магнитному компасу и расчету времени. Часто меняли высоту, чтобы получить ясное представление о характере облачности и ее распределении по вертикали. Бортрадист Талалаев передавал информацию.
        Над берегом залива попали в зону мощного зенитного огня и полтора часа шли под непрерывным огнем. В кабине запахло толом, время от времени машину сильно подбрасывало взрывными волнами. А уходить из-под огня нельзя: в этом полете от Абрамова требовалась разведка погоды до последнего…
        Около цели погода улучшилась, а сам город был залит лучами заходящего солнца. Обойдя цель по большому кругу, Абрамов другим путем, избегая скоплений вражеских зениток, возвратился на базу, но на полпути встретил свои самолеты: полк вылетел на боевое задание - теперь летчики знали, какая впереди погода, и уверенно вели к цели воздушные корабли.
        Быстро разведав погоду, экипаж Абрамова так толково сумел обернуться, что, отказавшись от отдыха, успел еще два раза слетать на бомбежку объекта!
        5
        Летом 1944 года Абрамова назначили командиром лидерной эскадрильи для подсвечивания объектов. Что это такое, сейчас поясню.
        …В конце октября надо было массированно бомбить военные объекты Тильзита. Противнику удалось отлично замаскировать весь город, и отыскать его ночью было трудно. Самолеты полка летели в стороне, готовясь к бомбежке, а лидерной эскадрилье следовало отыскать цель и осветить город сверху САБами, то есть светящимися авиабомбами на парашютах.
        Это задание и выполнял Абрамов. Кружась в районе цели, он высматривал на земле в эту непроглядную темень все, на чем только мог задержаться глаз. Что-то заставило его предположить, что большое, темное, рябоватое пятно - Тильзит. Сбросил пробный САБ. Противник молчит. Сбросил второй. На земле не утерпели и открыли зенитный огонь. Быстро спирально снизился, присмотрелся: нет, это не Тильзит. Но теперь уж верное направление было найдено.
        Отлетев километров пять, снова стал искать. Ошибиться нельзя ни в коем случае: во-первых, целый полк будет направлен на ложный путь, во-вторых, бомбы могут упасть где попало и на головы мирных жителей.
        Вот, кажется, то самое, что он искал. Сбросил пробный САБ - и сейчас же увидел над собой четыре огненных шара: это разорвались зенитные снаряды…
        Резко развернулся, но часть осколков попала в левое крыло и вырвала кусок консоли. Несколько пробоин оказалось и в правой плоскости. Лавируя под обстрелом, сбросил еще несколько САБов и, обнаружив необходимые объекты, сообщил по радио: «Цель открыта!»
        Подлетели самолеты полка и стали группами заходить на цель. Сам же Абрамов оставался выше всех и во время каждого захода подсвечивал объекты САБами. Бомбежка началась…
        В январе 1945 года бои докатились до прусского города Инстенбурга. Наши войска двигались к сердцу фашистских армий и захватывали у врага по нескольку десятков населенных пунктов ежедневно.
        Под Инстенбургом фашисты, пытаясь укрепиться, сосредоточили большие силы; надо было без особенного промедления взять и этот, хорошо защищенный пункт. Первый удар предстояло нанести с воздуха.
        Экипаж Абрамова вылетел на поиски объекта. Над линией фронта его обстреляли из автоматических зенитных пушек. Абрамов, энергично и смело лавируя, вывел машину из зоны огня, но… на самолете осколками была выведена из строя рация. Экипаж оказался глухим и немым! Возвращаться нельзя! Все до минуты рассчитано, да и товарищи уже в воздухе, летят следом. Только вперед!
        Абрамов решил пойти на небольшую хитрость.
        - Глыбин, - крикнул он. - Нужна высотенка, хоть тысячи три, что ли…
        - Понял, командир, - откликнулся бортмеханик и установил необходимый режим работы моторов.
        Машина, содрогаясь от ударов ветра, полезла вверх.
        На высоте 3500 метров Абрамов осмотрелся, уточнил ориентировку и убрал газ. Стало тихо. Машина почти бесшумно понеслась к земле.
        - Может, гитлеровцы дремлют, не станем их будить, - пошутил Абрамов.
        - Будем вежливы, - в тон ему ответил Глыбин.
        На высоте 1600 метров самолет был точно над Инстенбургом. Абрамов повел его по малому кругу и без всяких пробных стал сбрасывать все имевшиеся на борту САБы. Миллионы свечей яркого света заливали город и военные объекты. Такой силы свет виден на несколько десятков километров: товарищам нетрудно будет догадаться, что Абрамов свое дело сделал и теперь приглашает их «приступить к работе».
        Гитлеровцы, вероятно, и в самом деле дремали. Во всяком случае, Абрамов успел уйти далеко на юго-запад, прежде чем с земли выстрелила первая зенитка.
        Несколько минут спустя, когда полк начал обрабатывать цель, Абрамов, убедившись, что все в порядке, взял курс на базу.
        …Вот это и есть «подсветка» или «подсвечивание» - одна из основных обязанностей лидерной эскадрильи.
        За последний год войны пилот Герой Советского Союза Петр Петрович Абрамов подсветил около 40 крупных военных объектов. А всего в войну только на Ли-2 произвел 320 боевых вылетов, из них 50 - с посадкой в глубоком вражеском тылу.
        Когда сейчас, в праздничные дни, он выходит на демонстрацию, на его груди светятся шесть орденов, пять медалей и Золотая Звезда Героя Советского Союза - награда за все его боевые вылеты.
        СЛЕПОЙ ПОЛЕТ
        1943 год…
        Начальник Н-ского управления Гражданского воздушного флота Гвоздев говорил сжато, потому что многое и без слов было понятно семи командирам кораблей, находившимся в его кабинете.
        - Дела на нашем участке фронта сейчас туговаты, - говорил он. - Недостает танков… И это несмотря на то, что недалеко от нас танковый завод! Но на заводе, выражаясь языком производственников, есть пока только незавершенная продукция… Причина: нехватка шарикоподшипников. Всё.
        - Где находятся шарикоподшипники? - спросил командир корабля Виктор Андреевич Васильев.
        Гвоздев объяснил.
        - Погода… - начальник управления хотел сказать что-то еще, но только посмотрел за окно, в белесую массу тумана, и выразительно вздохнул: - Все вы отлично летаете вслепую, но условия полета сегодня на редкость трудные…
        - Трудноватые, - негромко поправил его кто-то из летчиков.
        - Да-да, именно трудноватые, - охотно согласился Гвоздев. - Итак, кто рискнет?..
        Все семь командиров встали. Гвоздев задумался.
        - Полетим все. Чем больше самолетов, тем больше будет и груза, - предложил Васильев. - Кроме того, если что случится с кем-нибудь из нас, - долетят остальные…
        - Хорошо, - кивнул Гвоздев. - Первый, кто долетит до места, поможет по радио сесть остальным. Прошу ближе к столу…
        …Виктор Андреевич Васильев вылетел вторым.
        Летели в густом молоке. Машину изрядно трепало. Тонкие стрелки чувствительных приборов то и дело вздрагивали и отклонялись то в одну, то в другую сторону. Приходилось судить о положении машины по их средним показаниям.
        Если посмотреть на пилота, управляющего самолетом только по приборам, со стороны может показаться, что он занят пустяковым делом: смотрит на приборную доску и только. Не поддавайтесь такому впечатлению! В пилотской кабине много приборов и агрегатов. Через них моторы, самолет, даже ветер и мороз или летняя жара «рассказывают» летчику о том, что сейчас происходит вокруг него.
        Увы! Это совсем не похоже на беседу воспитанных людей, в которой один говорит, а остальные слушают, и желающий высказаться дожидается удобного момента. Конечно, иногда «говорит» только один прибор, а остальные «молчат», но обычно сразу несколько разом и очень настойчиво требуют от летчика внимания и ответных действий. Кроме того, язык приборов неслышим, и пилоту приходится все время пробегать глазами приборную доску…
        Вот маленький белый силуэт самолета на черном диске авиагоризонта накренился влево и как бы говорит: «Командир, у нашего самолета образовался левый крен!» Но командир корабля занят «беседой» с приборами винтомоторной группы. Авиагоризонт «сердится», потому что всякий накрененный самолет сворачивает с линии пути в сторону крена, что и происходит уже в данном случае. Тогда авиагоризонт обращается к компасу: «Послушай, голубчик, скажи хоть ты нашему командиру, что так дальше лететь нельзя! Мы выполняем важное задание, и все должно быть точно, а тут еще несносный ветер!..» Картушка компаса немедленно поворачивается на своей оси, поставив против курсовой черты очередное деление: «Командир! Мы уклоняемся влево… Прошу вас точнее выдерживать заданный курс!» Командир «услышал» и мягкими движениями рулей исправил ошибку, то есть устранил крен и восстановил курс. Авиагоризонт и компас «довольные» возвращаются на свои места: «Спасибо, командир, теперь все в порядке!»
        Так длится и 20 минут, и 2 часа - все время, пока самолет летит в облаках или в объятиях черной ночи, и, как бы ни уставал пилот, приборы безжалостно требуют от него такого же внимания, как и в первые 5–10 минут слепого полета. И летчик покорно внимает своим лучшим и искренним друзьям, которые ошибаются только в минуты своей тяжелой болезни или смерти.
        Верить же показаниям приборов, а не своим ощущениям, надо обязательно и вот почему: если летчик закроет глаза или в полете в облаках задумается и отвлечет внимание от приборов - ему вскоре почудится, будто у самолета образовался, предположим, левый крен, и появится невольное желание его устранить. Но стоит ему взглянуть на приборы, он убеждается, что все в порядке и никакого крена нет или, наоборот, возник правый крен! Так уж «сконструированы» органы наших чувств, что если мы видим своими глазами землю, горизонт, небо, то будем правильно оценивать положение самолета в пространстве, а завяжите нам глаза или втолкните в облака - и все в нашем представлении пойдет кувырком.
        Потому-то и изобрели множество пилотажных приборов для слепого полета, потому-то и надо летчику научиться не верить своим ощущениям, что дается на первых порах нелегко и требует большой силы воли и тренировки. По той же причине нельзя в слепом полете надолго отвлекаться от приборов, особенно в болтанку.
        Нынешний полет Виктора Андреевича усложнился еще и дополнительным штурманским расчетом: Васильев решил взять на себя трудность первой посадки в сложных метеорологических условиях, чтобы помочь остальным пилотам. Тщательно изучив сводку погоды и синоптическую карту, он выбрал наивыгоднейшую высоту полета, на которой дул попутный ветер. Сейчас ему приходилось постоянно проверять расчеты, уточнять их. Кроме того, он несколько изменил маршрут, чтобы не столкнуться в облаках с впереди летящим самолетом.
        Используя попутный ветер и выгодную высоту, Виктор Андреевич приземлился на заводском аэродроме первым, несмотря на то что вылетел вторым.
        На следующий день первая партия новых танков покинула сборочный цех завода и устремилась на передовую, в наступательные бои.
        СТРАНИЦЫ ИЗ ДНЕВНИКА
        1941 год. Июнь. В тот день я был дежурным по нашему Минскому авиаотряду. Днем еще ничего, а ночью - скука. Прочел все газеты, какие были на столе. Потом стал вспоминать, как-то странно и непоследовательно: все сразу. И первые полеты, и как в 1939 году перед окончанием школы приняли меня кандидатом в члены партии, и мою работу пилотом в Гомеле на У-2, когда я возил почту по кольцевым маршрутам, и первого пассажира, и даже последние полеты здесь, в Минске.
        Все это очень интересно, хотя, если посмотреть со стороны, какая романтика в полетах с почтой и пассажирами? А мне нравится. Так сидел и раздумывал долго. Вдруг среди ночи зазвонил телефон. Отвечаю:
        - Дежурный по штабу пилот Дединец слушает.
        - Говорят из штаба ПВО. Передайте командиру отряда, что вражеские самолеты бомбят Барановичи и Лиду…
        Ладно, думаю, знаем, какая это бомбежка. Но начальство все же потревожил и доложил. Подошел мой помощник и спросил, в чем дело. Я объяснил:
        - Из ПВО звонили. Маневры, что ли, или учебная тревога.
        - Командиру нашему спать не дают, - зевнув, недовольно ответил он и прилег на диван.
        Но еще до рассвета мы узнали, что это не маневры, а самая настоящая война. В жизни еще не приходилось видеть войну близко.
        31 июля 1941 года. Впервые за полтора месяца войны мне дали выходной.
        Ушел подальше и немного посидел на берегу реки, под деревьями. В природе все было по-прежнему. Во всяком случае, там, где я сидел. Трава и деревья зеленели, паук сплел в кустарнике большую паутину. В заводи гонялись друг за другом две серебристые рыбешки… А вдали - время от времени грохот. Бомбят.
        Долго усидеть я здесь не мог, вернулся на аэродром. И правильно сделал. Только успел осмотреть свой У-2, как меня вызвали в штаб отряда:
        - Придется вам прервать свой отдых.
        - Очень хорошо. Какой уж тут отдых…
        - Самолет исправен?
        - В полном порядке.
        - Слетаете в Бородино, в редакцию газеты.
        …Летел на бреющем, чтобы не сбили. Держал высоту 5–10 метров. Сперва шел над речкой, а потом между рощами и над кустарником. Пилотировать было нетрудно, погода стояла отличная.
        В Бородино провел ночь. Обратно прилетел утром, доложил о выполнении задания и сейчас же вылетел, в составе группы из четырех самолетов, в распоряжение штаба армии, в район Ельни. Старшим был назначен Федор Иванович Громов. Аэродром предстоящей посадки, как нам сказали, расположен в 6–7 километрах от передовой…
        Первым летел Громов, за ним - я, Бируля и замыкающим Никишов. Летели так низко, будто ехали на сказочном автомобиле, для которого бездорожья не существует. Тут уже чувствовалась близость фронта: слышна была перестрелка, и над нами возникали воздушные бои.
        Аэродром наш представлял собой маленькую неровную площадку. Работать в таких условиях трудно. А кругом лес! Но, конечно, сели нормально и еще шутили: «В таких „аэропортах“ жить можно!»
        Видимо, нас ожидали с нетерпением, потому что довольно скоро к нам приехал капитан Сушко из штаба армии с заданием. Громов выделил меня.
        - Полетим вдвоем, - сказал Сушко. - Тут неподалеку есть участок фронта километров в тридцать. Там нам предстоит…
        Но я не буду писать о том, что нам предстояло, в дневнике не следует. Двумя словами: требовалось возить капитана вдоль линии фронта и по его указанию садиться по ту и по эту сторону. Всё.
        - Понятно, - сказал я.
        - Поехали, то бишь, полетели! - предложил Сушко и устало размялся.
        Впрочем, мы и на этот раз не так летели, как «ехали» опять на сказочном автомобиле: мчались на высоте одного-двух метров, прячась между деревьями и в неглубоких широких оврагах. Если бы я попробовал так полететь месяца два назад - быть бы мне на гауптвахте суток десять! А сейчас не только пехота, а и некоторые летчики, вроде меня, готовы передвигаться хоть под землей, и все это в порядке вещей…
        Из-за леса выскочила поляна, на ней - домики, а возле одного из них - женщина с двумя детьми. Капитан махнул рукой: садись! Я убрал газ и приземлился так, что самолет после пробега остановился около женщины. Капитан обменялся с ней несколькими фразами, что-то пометил на своей карте и крикнул:
        - Поехали!
        Это было подходящее слово. Свернули влево, и я первый раз в жизни пересек линию фронта… Невольно внимательнее стал всматриваться в местность, точно на ней можно было отыскать эту грозную линию. Но в природе ничто на нее не указывало, природе безразлично… Однако сам я понимал, что мне это не безразлично. Поймал себя на том, что все чувства мои обострились и я стараюсь вести самолет особенно точно, будто сдаю трудный зачет по технике пилотирования.
        Снова поле… Косари. Сели с ходу. К нам подбежали старик и несколько женщин.
        - Где фашисты? - отрывисто спросил Сушко.
        - В нашем хуторе, - ответил высокий и сутулый голубоглазый старик с белой бородой и желтыми от махорочного дыма усами.
        Капитан задал еще несколько вопросов и опять что-то записал.
        - Немцы! - вскрикнула женщина. - Улетайте, родимые!
        Мы оглянулись. Из хутора к нам бежали гитлеровцы. Я немедленно дал газ, лавируя между стогами сена, взлетел и «поехал» дальше. В тот день мы сделали двенадцать посадок: восемь - у себя и четыре - за линией фронта. Капитан был доволен, усталость его как рукой сняло, а глаза возбужденно горели.
        Выполнив задание, мы сели на поле у лесной опушки, в районе расположения дивизии, и капитан отправился в штаб, чтобы связаться с командующим армией.
        - А вы подождите меня возле машины, - сказал он.
        Подрулив к самому лесу, я замаскировал самолет и лег на мягкой, густой траве. Только сейчас я понял, что чертовски устал: трудно летать на таких ничтожных высотах и зорко следить за землей, чтобы не зацепиться за нее, да и крутиться весь день под носом у врага - дело, оказывается, не такое уж легкое.
        Капитан долго не возвращался. Обстановка заметно стала меняться: стреляли уже совсем рядом, мимо меня то и дело быстро проходили бойцы в одиночку и группами. Было ясно, что они отходили на новый рубеж…
        - Улетал бы ты лучше отсюда, - советовали некоторые. А то подобьют твой лимузин, на себе его не потянешь!
        А капитана все нет. Осмотрел машину, изменил маскировку, чтобы сразу можно было вырулить. Конечно, нервничал. А за спиной все глуше шумел темнеющий лес. Беспокойство мое росло с каждой минутой, и я беспрестанно ходил вокруг самолета, прислушиваясь к каждому звуку. Дважды я забирался в кабину с явным намерением взлететь, но брал себя в руки. Наконец решил, что взлечу, когда все сроки истекут или обстановка станет невыносимой.
        Стемнело. И, когда терпение мое иссякло, я наконец увидел бегущего ко мне капитана. Две-три минуты спустя мы вырулили на середину поля, и я дал газ. Но, вместо того чтобы взлететь, самолет едва-едва пробежал метров сто и остановился. Я выпрыгнул из кабины: на ось шасси намотался лен. Распутать руками невозможно. Вдвоем с капитаном, действуя ножами, очистили шасси и кое-как отрулили в сторону, на полосу овса. Там мы опять попытались взлететь, но колеса как бы тонули в мягкой и рыхлой почве, скорости не хватало.
        Только с третьей попытки мне удалось буквально оторвать самолет от земли. Впереди медленно надвигалась темная стена леса… Как быть? Что делать? На эти вопросы я должен был ответить сам, на чью-то подсказку надеяться нечего.
        С трудом к вышел из этого положения: с ничтожным креном сделал над землей что-то вроде круга возле самой кромки леса, набрал скорость, а потом высоту и полетел над деревьями…
        Ну и взлет! Сушко тоже очень обрадовался, когда мы, наконец, взлетели.
        Площадку штаба армии, я отыскал быстро, несмотря на темную ночь. Но как сесть, когда нет (да и не полагалось) ни крошки света?! Много бывает в жизни трудных вещей: не только акробатические взлеты, но и весьма замысловатые посадки. А такую посадку - в полной темноте, на узенькую и короткую полоску неровной земли, да еще зажатую с трех сторон высоким густым лесом, - такую посадку я производил впервые.
        Планировал на моторе, прошел над деревьями и, задрав машину, стал на газу плавно проваливаться в какой-то бездонный черный колодец. Мне кажется теперь, что землю я почувствовал даже раньше, чем самолет коснулся ее колесами. Но, скорей всего, это произошло одновременно, и я тотчас же убрал газ…
        Короче, сел нормально и испытал замечательное чувство удовлетворения. Честное слово, если бы задание было пустяковое, а сам полет легким, я бы и не запомнил всех приключений этого дня.
        Сентябрь 1941 года. Ура «козлу»! Сегодня он меня выручил из очень большого затруднения… Честное слово, на войне иногда бывает все наоборот, если, конечно, вовремя сообразишь.
        В общем, вчера выполнял я одно задание: вылетел в расположение Н-ской части с целью доставить (лично!) важные документы. Приказано: сесть во что бы то ни стало, даже если придется поломать машину. А такой приказ последовал потому, что указанный штаб расположился в месте, на редкость неудобном для посадки. Сразу видно, что в этом штабе нет ни одного авиатора.
        Прилетаю… Глянул сверху и ужаснулся: кругом лес да овраги, и только в километре от штаба виднеется прогалина. Стал кружить над ней. С севера и запада - густой лес. С востока - кустарник на буграх. С юга - тоже лес. Скучно!
        Продолжаю изучать площадку. Она прямоугольная, примерно 100 на 200 метров. Ветер с запада, значит, подходы открыты: над кустарником я могу спланировать на малой высоте и сесть против ветра. Но вся беда в том, что примерно первую треть площадки пересекают с юга на север дорога и канава, у которой один берег возвышенный, вроде бруствера. Нельзя сесть - это ясно. Ломать машину?
        И тут меня осенило! Вспомнил я, как перед самостоятельным вылетом летал с инструктором Веселовым на исправление ошибок при посадке. Он устраивал мне высокие выравнивания, взмывания и «козлы», а я исправлял их. И вот в одном заходе Веселов перестарался и дал мне такого «козла», что самолет, ударившись о землю, отскочил от нее метра на полтора, быстро потерял скорость, и я едва успел посадить машину. Потом разобрался сам в механике происшедшего и получил абсолютно ясное понимание природы «козлов».
        Итак, решено выполнено! Зашел я на посадку пониже, на самой малой скорости, рассчитываю поточнее, чтобы над канавой у меня было всего 20–30 сантиметров высоты. Планирую. Моторчик чуть шелестит на малых оборотах, и вот уже совсем подо мной земля. Вот и канава. Осторожно отдаю ручку от себя (чтобы не перестараться) и прикладываю свой У-2 колесами к насыпи, что вдоль канавы.
        Что же произошло? А вот что: часть кинетической энергии самолета при ударе земля мгновенно вернула и как бы оттолкнула от себя машину вверх и даже чуть назад, сильно замедлив скорость полета. Мой умный У-2 сердито отскочил от земли метра на два, плавно, кренясь с крыла на крыло, перелетел через канаву и дорогу, почти без скорости плюхнулся на траву, прокатился немного и стал. Как тут не воздать должное «козлу»!
        Однако взлетать с этого чертова места еще мудренее. Хорошо, что сегодня задул подходящий ветрило, да еще с востока: сама природа помогает мне. Через часок ко мне пришлют бойцов, и я с их помощью взлечу. Поскорее бы! На базе наверняка меня ожидает еще какое-нибудь задание. А пока еще раз вымеряю площадку и проверю свои расчеты для взлета…
        НА БОЕВОМ ЗАДАНИИ
        1
        За окном разгулялась непогода: темный песчаный смерч, изгибаясь, мчался меж двух рядов домов и всасывал в себя с мостовой, как гигантский пылесос, обрывки бумаги, папиросные коробки, всякий мусор и даже крутил над землей газеты и журналы, видимо, только что похищенные из киоска «Союзпечати». Со свистом и воем, от которого вздрагивали стекла окон, мчался он вперед, загоняя прохожих под случайные навесы и во дворы. Позади оставались пыльные спиральные следы.
        Несколько восхищенных мальчишек радостно приветствовали его и, размахивая руками, бежали вдогонку. Солнечные лучи мгновенно поблекли и как бы растворились в пылевом вихре, вершины деревьев гибко и покорно клонились к земле под напором ветра. Улицы пустели.
        - Свежий ветерок! - произнес Пашков и улыбнулся: в этом «ветерке» заключалась огромная энергия.
        Позади неслышно открылась обитая дерматином дверь, и чей-то голос вежливо произнес:
        - Товарищ Пашков, можете пройти к командующему.
        Иван Федорович с трудом оторвался от окна, беглым взглядом проверил в зеркале, в порядке ли форма, и вошел в кабинет.
        …Суть нового, на этот раз правительственного, задания сводилась к следующему: надо пролететь несколько сотен километров в северной части Европы и затем… вернуться. Это - с точки зрения летной…
        За окном все еще буйствовала непогода. Иван Федорович взглянул на часы: уже поздно. Но над Ленинградом призрачно сияла белая ночь. Пашков вздохнул. «Свежий ветерок» - это хорошо для полученного им задания, а вот белая летняя ночь - плохо…
        Взлетев на своем двухмоторном самолете, Пашков взял заданный курс и набрал 3000 метров. Полчаса спустя Ленинград остался далеко позади. Внизу к рощам и перелескам, к берегам бесчисленных озер кое-где липли белые пушистые клочья тумана, точно здесь недавно проходил сказочный великан с мешком хлопка на спине, а мешок был открыт и ветром выдувало из него белые комки.
        В зеленых садах прятались небольшие селения. Дважды прошли под крылом серебристо-голубоватые струны осушительных каналов, показался какой-то населенный пункт, походивший сверху на белую квадратную решетку с зелеными сотами.
        Впереди вставали из-за горизонта крутые склоны приземистых гор, а правее темнела громада грозового фронта. У подножий высоких холмов, прямо под самолетом, в желтых песках, разбежались тонкие жилки речушки.
        Пролетев речку, Пашков свернул влево. Все отчетливее вырисовывались впереди темные тучи, которые, клубясь, низко висели над лесами и озерами. Нижние края туч разлохматились и косыми дымчатыми полосами тянулись к земле… Яркой огромной искрой вспыхнула первая молния.
        - Подоспели вовремя! - сказал бортмеханик. - Начинается…
        Он повернулся к бортрадисту и спросил:
        - Выключил рацию?
        - Пришлось, - сердито ответил бортрадист.
        - Ничего, пока обойдемся, - сказал Пашков.
        Чем ближе подлетал самолет к облакам, тем неприветливее и суровее становился их вид. Резкие порывы ветра с протяжным гулом ударяли в самолет, то накреняя его на крыло, то подбрасывая вверх. От грозового фронта отделилась рваная туча, коричневато-серая, бесформенная, и полезла куда-то ввысь, закрывая голубой клочок неба.
        На окнах кабины заскользили первые крупные капли…
        Резкая болтанка стала усиливаться. Самолет вошел в грозовой фронт и приближался к его центру. Обойти грозу стороной нечего было и думать: боевая обстановка не позволяла сворачивать с заданной линии пути. Оставалось одно: пробивать грозу напрямик. Это всегда считалось недопустимым, но если есть боевой приказ, экипаж должен пробиться сквозь грозы и бури!
        Пашкову казалось, что они летят в этих черных облаках целый час, но, взглянув на часы, не удержался от возгласа удивления: они летели в грозе меньше десяти минут!
        Он хотел поделиться своими мыслями по этому поводу с бортмехаником, но не успел произнести и слова, как штурвал вырвало из рук, и началось что-то невообразимое: самолет беспорядочно падал на землю.
        Пашков поймал штурвал, но что с ним делать, куда его крутить, отжимать или брать на себя - не знал: от сильной болтанки приборы давали неверные показания. Да и настала такая минута, когда штурвал сам заходил в руках пилота с такой силой, что преодолеть ее было почти невозможно.
        Экипаж потерял представление о пространственном положении самолета и был вынужден отдаться на милость стихии. Это длилось, может быть, две минуты, а может быть, три или пять минут, но каких минут!
        Самолет вывалился из облаков, как из куля, который кто-то яростно тряс. Зато, выскочив на свет и увидев землю, Пашков сумел выровнять машину и вернуть в положение горизонтального полета. Он оглянулся: позади все кипело и бурлило, потоки воды низвергались на вершины холмов, от них шел пар. «Земля банится!» - весело подумал Пашков и облегченно вздохнул.
        - Дал нам Илюша жару! - смеясь, воскликнул бортмеханик.
        Им, только что избежавшим смертельной опасности, стало весело…
        Дальнейшая обстановка благоприятствовала полету.
        2
        - Два наших разведчика, - сказал командующий, - работают в тылу врага. Сейчас они попали в лапы гитлеровцев. Фашисты устроили засаду для самолета, который должен прилететь за ними. Надо выручить ребят. Они имеют сведения, чрезвычайно важные для нас. Ваша задача: доставить и сбросить вооруженный десант, но не в квадрат 28, где подготовлена засада, а рядом. Дайте вашу карту. Вот квадрат 28, а здесь, на цель № 2, вы сбросите десант.
        - Слушаюсь.
        - Мы можем отвлечь внимание фашистов от вас и навести их на ложный след.
        - Я думаю, что туда они охотно пропустят нас, - предположил Пашков.
        - Они пропустят, но не ваш самолет, ясно. Вы же в другом месте пересечете линию фронта, там, где вас не ждут, и будут обстреливать…
        - Ясно.
        - Ваша обязанность: пересечь линию фронта, как можно меньше привлекая к себе внимание. Вылетать ночью. Задание особое, секретное. Подробности - у начальника разведки.
        …Безлунная осенняя ночь. Ветер разрывал плотную облачность на «материки» и «острова» и будто образовывал меж ними «моря» и «проливы» из черных полос звездного неба. Торопливо пересекая пространства чистого воздуха и словно с особенным удовольствием скрываясь в облачности, на высоте три тысячи метров летел двухмоторный транспортный самолет Аэрофлота Л-510.
        Земля, погруженная во мрак, казалась сверху огромным черным экраном, не пригодным для визуальной ориентировки. Поэтому Пашков с особенной тщательностью вел исчисление пути по скорости и времени, чтобы возможно точнее определять место самолета в необъятном, фантастически пустынном и мертвом небе. Облаков становилось все меньше, приходилось подолгу лететь открыто. С земли, конечно, не увидеть маленький черный силуэт, а вблизи - можно.
        - Лишь бы наши ястребки не попались по дороге! - с тревогой произнес Иван Федорович, внимательно всматриваясь в окна пилотской кабины.
        - Чего доброго, снимут нас, а потом иди доказывай… - согласился бортмеханик.
        - А вот эти кто? - спросил Пашков и, резко развернувшись вправо, убрал газ и стал круто планировать.
        Вверху проплыли пять узких крылатых теней с парными вспышками выхлопных огней у каждой. Это фашистские истребители, предвестники линии фронта. Нужно было иметь острые глаза Пашкова, чтобы увидеть их. Самолет Л-510 прошел под ними незамеченным.
        Когда голубые огоньки вражеских истребителей растаяли в ночном небе, Иван Федорович дал своим моторам разные обороты, отчего ровный гул превратился в собачье подвывание, и взял курс на запад.
        Бортмеханик, не заметивший, когда командир корабля двинул сектора наддува, напряженно прислушался к работе моторов.
        - Чего это они завыли, как на немецких самолетах? - спросил он.
        - Вот и хорошо, - усмехнулся Пашков. - Передовую проходим, это не помешает…
        - Ну к командир! - засмеялся бортмеханик. - Хитер. Значит, звукомаскировку используете?
        - Выходит, так, - согласился Пашков.
        Звукоуловители гитлеровских зенитчиков отметили пролет «своего» самолета, и зенитчики пожелали ему счастливого пути.
        - Выпустить шасси, - приказал командир.
        Теперь самолет планировал с приглушенными моторами, а выпущенные шасси, создавая дополнительное сопротивление воздуха, помогали ему быстрее терять высоту.
        Квадрат 28 нашли по сигнальным кострам, по ним же сориентировались и отыскали цель № 2. Сбрасывали десант с небольшой высоты, что требовало особенной точности пилотирования и расчета от Пашкова и расторопности от парашютистов.
        Выбросив десант, Пашков набрал высоту и полетел на юго-восток. Задание выполняли на расстроенных моторах.
        А на линии фронта их все же обстреляли. В воздухе вокруг самолета вспыхивали разрывы, и он немедленно нырял то в одно такое облачко, то в другое. В кабине противно запахло толом. Летели молча, часто меняя направление и высоту полета, молчали, даже когда линия фронта осталась позади; а на земле в предрассветном сиреневом сумраке, сквозь дымку и тонкий береговой туман просматривались маленькие озерца и речушки. И лишь когда на горизонте сверкнули золотистые шпили Адмиралтейства и Петропавловской крепости, Пашков сказал:
        - Вот мы и дома.
        - А разведчики?
        Иван Федорович подумал, закурил и уверенно сказал:
        - Вернутся и они!
        Он не ошибся: из всей группы, принимавшей непосредственное участие в этой операции, погиб только один человек.
        3
        …На этот раз маршрут был усложнен несколькими изломами, потому что летели в глубоком тылу врага. А повороты всегда предусматриваются над какой-нибудь точкой. Вот и разыщи ее в кромешной тьме!
        Держались самых «необитаемых» районов, летели на расстроенных моторах, всем экипажем зорко наблюдали за воздухом и землей. Разговаривали мало. В общей кабине лежал груз для нового партизанского отряда. Знали расположение немецких аэродромов и крупных огневых точек. В основном, все шло, как было задумано, и только один случай на время нарушил план экипажа…
        Из ночного неба вынырнули два «мессера» и увязались за самолетом Ли-2 Пашкова. Ускользая от огня, Пашков мгновенно придумал выход из положения. Совсем рядом находился немецкий аэродром, известный экипажу.
        Иван Федорович взял курс на юго-запад.
        - Куда, командир? - воскликнул бортмеханик. - Там же…
        - Так вот к ним и заглянем, - ответил Пашков и коротко объяснил свой план.
        Когда «мессеры» отыскали темный силуэт большого самолета, едва заметный в темноте Пашков уже входил в круг над аэродромом и мигал бортовыми огнями. На земле вспыхнули огни старта, а истребителям передали по радио:
        - Куда вы лезете? Это же наш самолет, видите, он заходит на посадку.
        Истребители свечой взмыли вверх и ушли на восток - искать другую добычу. Иван Федорович сделал четвертый разворот, уточнил заход и стал планировать на полосу, будто и впрямь рассчитывая на посадку. Метров со ста он дал моторам полный газ и скомандовал:
        - Огонь!
        Из пулеметов, временно установленных на самолете для самозащиты, ударили по аэродрому длинные очереди. Стартовые огни погасли…
        - А теперь тикаем! - крикнул Иван Федорович, развернувшись влево, и они помчались бреющим полетом над глухими лесами, направляясь к очередному поворотному пункту.
        Хитрость удалась. Истребители были где-то далеко, и вообще отыскать теперь самолет Пашкова было делом безнадежным.
        - Ох и лаются они, должно быть! - засмеялся второй пилот.
        - А пусть не лезут, - ответил Пашков, доставая папиросу. - Дай огонька…
        Перед ним одновременно вспыхнули две зажигалки: второго пилота и бортмеханика.
        4
        Зима 1944/45 года выдалась на севере суровая. Частые морозы и сильные бураны затрудняли действия не только авиации, но и наземных войск.
        На Н-ском танковом заводе создалась острая нужда в никеле. Дороги занесло мощными пластами снега. На помощь были призваны аэрофлотцы с их изумительным мастерством ориентировки, точностью слепого полета и неутомимостью.
        В специально созданной экспедиции принял участие и командир корабля Пашков. Много трудных рейсов пришлось ему тогда выполнить…
        На аэродроме взлета скорость ветра достигала 25–30 метров в секунду. На маршруте он был еще сильнее; синоптики не обещали ничего успокоительного. А в фюзеляж самолета уже погрузили никель. Нужно, очень нужно доставить его на завод. Но можно и не лететь: в такую погоду никто не возьмет на себя смелость приказать пилоту лететь. Каждый летчик решал этот вопрос сам, на то он и командир корабля, знающий свои силы и понимающий, что ему не зря доверили самолет и ценный груз: это много больше, скажем, одного миллиона рублей!
        А на всех фронтах Советская Армия шла в наступление, и сейчас больше, чем когда-либо, нужны были танки…
        Пашков решил лететь. В обычных условиях такой рейс занимал шесть часов. Сколько он может продлиться сейчас - неизвестно. Взял побольше горючего. Для этого пришлось снять с самолета даже часть ценного груза, но благоразумие и трезвый расчет - основа успеха.
        Взлетел без особого труда: на аэродроме ветер был еще терпимый. Шли местами визуально, то есть видя землю, а местами - в облаках. На разных высотах замерили путевую скорость и выбрали самую выгодную высоту - 3500 метров, на которой встречный ветер имел наименьшую силу. Ветер неистовствовал. Включать автопилот - нечего и думать! Вели самолет в четыре руки.
        Могучие порывы ветра порой стремились перевернуть самолет, и здесь очень выручала незаурядная физическая сила Пашкова. Напрягаясь до предела, он возвращал машину в нормальное положение. Тогда ветер хитрил и ударял сперва в левое, а потом, когда рули были отданы для правого крена, неожиданно бил сверху в правое крыло… Огромные вихри сбивали самолет с курса, крылья поминутно вздрагивали от ударов. Ветер мчался навстречу со скоростью, уже превышающей 120 километров в час.
        Вдруг ни с того ни с сего самолет полез вверх и стал набирать высоту с такой скоростью, какой позавидовал бы любой планерист. Пашков уменьшил обороты моторов, опустил нос самолета, но воздушный корабль, как песчинку, подхваченную смерчем, несло вверх. Стрелки высотомера двигались так, будто это были часы и кто-то не торопясь устанавливал новое время…
        Как ни пытался экипаж уйти вниз, из этого ничего не получалось. Могучий восходящий поток вскоре занес самолет на такую высоту, что экипаж стал испытывать кислородное голодание. Лица людей почернели, бортрадист склонил голову на свои столик, а Цибасов упирался слабеющими руками в пульт управления моторами, чтобы не упасть.
        Теперь командир вел самолет один и метр за метром терял высоту. Никогда еще ему не приходилось решать такой непривычной для летчика задачи: во что бы то ни стало потерять высоту!
        Вокруг самолета все превратилось в бурную серую массу, только высотомер и улучшающееся самочувствие товарищей - их медленное возвращение к жизни - воодушевляли Пашкова и подсказывали ему, что каждая минута приближает его к земле.
        Вскоре Цибасов пришел в себя и стал помогать командиру подбирать нужный режим работы моторов, затем очнулся бортрадист и взял нужный радиопеленг, чтобы не затеряться в этом царстве обезумевшего ветра. Когда самолет добрался до прежней высоты, весь экипаж снова пришел в полную боевую готовность.
        …Такие ветры синоптики называют ураганами, а в учебниках метеорологии они описываются как одно из грозных явлений природы. И ураган действительно грозен.
        Более одиннадцати часов Пашков и его товарищи вели этот, выматывающий силы поединок, но задание выполнили: никель доставили на завод.
        Так приходилось воевать гражданским пилотам: на самолетах без вооружения и брони, тихоходных, по сравнению с военными машинами. Более того, против них фашистская армия использовала самую современную и грозную, по тем временам, боевую технику…
        Без всякого преувеличения можно сказать, что победы, одержанные аэрофлотцами, были вершиной мастерства, мужества и смекалки.
        В первые же дни войны была создана Северо Кавказская особая авиагруппа гражданской авиации, куда вошли пилоты из Минеральных Вод, Грозного, Ставрополя, Ростова-на-Дону и других аэропортов.
        Они разбрасывали листовки, совершали ночные рейсы к партизанам Крыма и Кубани, бомбили фашистские объекты.
        Однажды в районе Матвеево-Кургана создалась весьма сложная обстановка. Пилоты П. Г. Решетов, Г. Н. Волик, Н. С. Константинов, Г. А. Покровский и М. И. Максимова за четверо суток на небольших самолетах вывезли в Ростов-на-Дону 1128 раненых.
        Немало подвигов совершили летчицы из Пятигорска М. Крылова, Т. Войткова, В. Мулюкина, награжденные боевыми орденами и медалями.
        В истории Аэрофлота есть и эпизоды прямо или косвенно послужившие материалом для приключенческих романов и кинофильмов.
        Один лишь пример…
        Экипаж А. Шорникова (второй пилот Б. Калинкин и штурман А. Якимов) в июне 1944 года выполнил особо важное правительственное задание. Сперва они улетели в Италию, затем ночью через высокий трехкилометровый хребет и Адриатическое море - в Югославию, предотвратили угрозу Верховному штабу Народно-освободительной армии, попавшему в весьма острое и опасное положение…
        А полк, в который входили 20 экипажей Ростовского аэропорта, прошел небесный боевой путь от Киева до Сталинграда, потом в Ростов-на-Дону и дальше - через Украину - до Чехословакии.
        Бессмертны подвиги и аэрофлотцев!
        Часть третья
        В Аэрограде
        Нет для меня города роднее и ближе Аэрограда.
        Не ищите его на карте; его населяют те, кто одновременно находится в полете на самолетах Аэрофлота.
        Приобретайте авиабилет, садитесь в самолет, пристегните ремни, и с первого же сантиметра высоты вы - в Аэрограде!..
        УЧИТЕЛЬ ЛЕТЧИКОВ
        1
        С удовольствием читал я однажды в «Литературной газете» диспут о роли экзаменов: есть о чем поразмышлять. К тому же я - один из тех, кто имеет особое право судить о роли зачетов и всевозможных экзаменов в нашей жизни.
        Секрет прост: я летчик. Профессия, как известно, рискованная и все такое, но мало кто из пешеходов знает, какие переживания подстерегают нас у доски с экзаменационным билетиком в руках. Думаете, в летной школе? Как бы не так - всю жизнь! Ежемесячно, ежеквартально и, разумеется, ежегодно. Последние зачеты я сдавал за неделю до ухода на пенсию по выслуге лет…
        А на вопрос, что такое летчик, всякий знающий - с юмором, конечно, - прежде всего ответит: «Это умелец, летающий на чем-нибудь в свободное от зачетов время». И будь ты хоть самым заслуженным, опытным пилотом, передовиком производства, налетай ты хоть миллион часов, все равно сдавай зачеты, причем, как правило, от нуля, будто ты только что прикоснулся к штурвалу.
        Окончив в 1953 году курсы вторых пилотов, я получил направление и прибыл к месту назначения. Переступив порог штаба, я попал в новый для меня и мало знакомый мир… Даже лозунги на стенах были особенные: «Боритесь за высокую производительность каждого рейса!», «За безопасность, регулярность, экономичность!», «Крейсерский график - основа расчета полета», «Вторые пилоты! Правильно распределяйте груз в самолете!», «Боритесь за культурное обслуживание пассажиров в полете!», «Пилоты! Летайте только на наивыгоднейших эшелонах!» и т. д. Ужас!.. Где же романтика полетов, свободных от земных рассуждений и забот о «наивыгоднейших эшелонах»?.. Куда я попал?
        Несколько минут спустя представился начальнику штаба. Он оказался человеком дела и, ознакомившись с моими документами, сказал, подавая зачетный лист:
        - Работы у нас хватает, поэтому постарайтесь поскорее разделаться с этим и приступайте к полетам… Основные зачеты примет у вас пилот-инструктор вашего подразделения Виктор Андреевич Васильев.
        Разыскал Васильева. Подвижный человек, небольшого роста, с умными, чуть лукавыми, глазами и крупными чертами лица. По значкам на его кителе я сразу узнал, что Васильев налетал более двух миллионов километров. Держался он скромно и запросто, будто с ним мы знакомы уже давно. Выслушав меня, взял зачетку, подумал и предложил:
        - Пойдемте в штурманскую, там никого нет.
        На душе у меня было спокойно: в этом деле я человек закаленный - поднимите меня хоть в час ночи и я без запинки сдам зачеты даже по лунным затмениям. Но с Виктором Андреевичем я попотел основательно. Он не заглядывал в наставления и инструкции, потому что каждый параграф знал и так, вопросы задавал как будто самые простые, и все же…
        - Какой-то любитель голубей хочет отправить своих птичек в Москву - подарок приятелю. Как прикажете их грузить в самолет?
        Грустное молчание. А ведь где-то в самой глубине инструкции по перевозкам грузов затесался и такой маленький пунктик, которому я не придал значения!
        - Что надо делать при рулении, чтобы пассажиры не требовали книги жалоб?
        - ?!?!?!.
        Ответ оказался классически несложным: отлично рулить!
        - Что надо делать если в полете вышел из строя автопилот?
        - Гм… Выключить его.
        - Правильно. А еще?
        - …
        - Радоваться! Вы сами будете крутить баранку вместо автопилота и потренируете себя в технике пилотирования. Еще вопрос… Перед самым полетом вы обнаружили, что обе фары на крыльях сгорели. Рейс дневной. Ваши действия?
        - Надо лететь.
        - Нельзя. Вылетаете вы днем, но по пути вас задержит в каком-нибудь порту непогода, и продолжать рейс придется ночью, а вы без фар… Всегда вылетайте только на абсолютно исправном самолете! Не вылетайте даже без чайных стаканов - они могут понадобиться пассажирам. Так-с… Летите ночью, за облаками. Луна слева от вас, что надо сделать?
        - Вы шутите, Виктор Андреевич?
        - Наполовину шучу, поскольку в наставлении нет такого параграфа. А наполовину - говорю серьезно. Ведь вам доверяют пассажиров! Следовательно, надо знать свое дело до мельчайших тонкостей… А я летаю побольше вас, уже свыше двадцати лет. Не обижайтесь на меня, старика. Итак, ваши действия?
        - Не знаю, - отвечаю я с плохо скрытой обидой.
        - Запомнить! Понимаете? Запомнить, что луна слева. Если вы вдруг влезли в облачность, у вас отчего-то неожиданно вышли компасы из строя, а через пять-десять минут вы снова вылезли на свет божий и видите луну справа - значит, вы не туда летите, чудо-человек! Летчик должен быть наблюдательным… Ну ладно, решите следующую задачку по радиосамолетовождению. Пишите…
        Более двух часов сдавал я зачеты Виктору Андреевичу. Недоумение мое скоро сменилось истинным увлечением, и, хотя сам я в авиации не новичок, выучил в аэроклубе не одного молодого летчика и, как мне думалось, знал особенности своей профессии, я убедился, что мне еще надо много и много учиться, чтобы знать хоть половину того, что знает Виктор Андреевич.
        Он поставил мне «четверку». Это была едва ли не первая моя «четверка» в авиации, но я не только не разочаровался, а даже гордился тем, что такой знающий, опытный и требовательный человек признал мои знания хорошими.
        2
        В самолете Ли-2 № 4516, уже готовом к рейсовому полету Ростов-на-Дону - Москва через Донецк и Курск, все еще продолжается осмотр экипажем пилотской кабины, багажников, приборов, а уборщица усердно наводит блеск в уже подметенной пассажирской кабине.
        - Что вы так суетитесь? - недоумевает второй пилот, недавно окончивший курсы и перешедший на тяжелый самолет (не стану таиться - это я).
        - С нами полетит поверяющий, Виктор Андреевич Васильев, - многозначительно пояснил молодой командир корабля Яков Иванович Сергеев.
        - Ну и что же?
        - Не приходилось еще летать с ним? - спрашивает бортмеханик.
        - Нет.
        - Сегодня слетаешь, - усмехнулся бортрадист Иван Бобрышев. - Он все видит и все знает…
        Второй пилот сохраняет независимый вид, но что-то в тоне товарищей заставляет и его внимательнее обычного осмотреть свое рабочее место, проверить еще раз расчеты в штурманском плане полета.
        Несколько минут спустя в самолет заходит Васильев:
        - Здравствуйте!
        - Здравствуйте, Виктор Андреевич.
        - Готовитесь?
        - Никак нет, мы еще полчаса назад приготовились к полету, - докладывает Сергеев.
        - Отлично. Ну, давайте располагаться: вот уже и пассажиров к нам ведут. И детишки есть - все теперь летают! Вон какая вострушка, да еще с бантом… Похожа на мою дочку, когда она была маленькой… Вы пока будете штурманом, а я займу ваше место, - говорит Виктор Андреевич второму пилоту.
        …Вырулили на бетонку для взлета. Виктор Андреевич рассеянно смотрит по сторонам. Но это только так кажется, на самом деле он наблюдает за Сергеевым и оценивает каждое его движение, а огромный опыт позволяет ему проделывать все это не глядя на Сергеева и на его руки и ноги, управляющие самолетом.
        Впрочем, это давно перестало быть секретом, и Яков Иванович старается изо всех сил: взлетел, что называется, без сучка и задоринки.
        - Два месяца назад вы взлетели хуже, - одобрительно замечает Виктор Андреевич. Вы тогда как бы щупали землю на выдерживание и легонько уклонились влево… Это было четырнадцатого августа в десять часов тридцать минут - мы взлетели на Адлер…
        Бортмеханик выразительно посмотрел на второго пилота. Яков Иванович вздохнул. О цепкой памяти Виктора Андреевича Васильева не зря ходят легенды среди летчиков.
        Набрали заданную высоту, прошли выходной коридор и, свернув влево, взяли курс на Донецк. Ясная погода на полпути резко сменилась густой облачностью с редкими разрывами, в которых виднелась густая темно-серая дымка, почти всегда окутывающая весь Донбасс и прилегающие к нему районы. Когда в одном из разрывов показалось круглое озерцо и какое-то большое здание с высокими дымящимися трубами, Виктор Андреевич быстро повернулся ко второму пилоту и неожиданно спросил:
        - Что это такое? Запамятовал я.
        - ЗуйГЭС.
        - Ага. Так-так… Спасибо, - и повернулся к бортрадисту. - Бобрышев, вы, кажется, хотели запросить Донецк?
        - Вот он, Виктор Андреевич!
        - Уже есть? Замечательно!
        На лице Виктора Андреевича добрая улыбка. Экипаж Сергеева дважды завоевывал первенство в социалистическом соревновании, а потому Васильеву приятно подмечать хорошее.
        Над аэродромом Донецка висит низкая, густая облачность и дует боковой ветер: погода словно специально заказана для проверки экипажа. Заходили на посадку, почти не видя земли, по приводным радиостанциям. Прошли дальнюю приводную, на секунду впереди промелькнула бетонка и закрылась серым нитевидным облаком. Выпустили шасси. Прошли ближнюю. Расчет был абсолютно точным. Яков Иванович мастерски притер самолет около посадочных знаков на три точки.
        - Вот и вся премудрость! - удовлетворенно сказал Васильев. И Яков Иванович повеселел: инструктор доволен…
        …От Донецка до Курска самолет вел второй пилот, а Сергеев выполнял обязанности штурмана. Виктор Андреевич пересел на левое сиденье. Погода на этом участке маршрута улучшилась. Земля просматривалась легко, и оставалось только не запутаться во множестве дорог, тоненьких речушек и густо разбросанных населенных пунктов.
        - Ишь ты! - вдруг воскликнул Виктор Андреевич, с любопытством высматривая что-то внизу. Так и знал, что промахнется.
        - Кто? - удивился второй пилот.
        - Да охотник. А заяц перемахнул через кусты - и ходу… Эк бежит, серый!
        Второй пилот невольно глянул на землю с двухкилометровой высоты, отыскивая глазами зайца, но тут же догадался, что это шутка, и, слегка покраснев, отвернулся.
        - А-ба-ба, а-ля-ля… - негромко произнес Виктор Андреевич минуту спустя.
        Второй пилот вздрогнул и стал метаться взглядом по приборной доске: авиагоризонт - нормально, компас - нормально, скорость - тоже. Температура масла и воздуха… минус 70°!!! В чем дело? Выключил Виктор Андреевич электрические термометры? Нет, тумблеры этих приборов включены… Испортились?
        - Скорее, скорее… - торопил Виктор Андреевич, заметив беспокойство второго пилота. - Ищите… «зайца»! Не поняли, в чем дело? Я выключил источники общего питания - в этом и весь секрет… Надо быть внимательным. Ну, ладно, это я просто пошутил, больше не буду… - и, немного помолчав, как бы между прочим пропел - А-ба-ба, а-ля-ля…
        Второй пилот опять обеспокоенным взглядом пробежал по приборной доске, но все было нормально: и курс, и скорость, и высота, и температура… В чем же дело?
        - Заданную высоту набрали или нет?
        - Набрал, Виктор Андреевич.
        - Очень хорошо. А есть ли под нами какой-нибудь характерный ориентир?
        - Есть, - ответил второй пилот, - глянув вниз. - Железка…
        - Вот и нажмите на кнопку секундомера, засеките время от этой железной дороги, чтобы, немного погодя, определить нашу путевую скорость на прямой. Как раз впереди встретится нам еще одна дорога.
        Второй пилот включил секундомер, но попытался оправдаться:
        - Так ведь штурманские обязанности исполняет сейчас Яков Иванович…
        - Каждый, конечно, исполняет только свои обязанности, это верно, - согласился Виктор Андреевич. - Но все должны всегда знать, где они находятся: ориентировка - общее дело!
        - А сейчас я включу «Иван Ивановича» и посмотрю, как вы летаете на автопилоте.
        - Чего же тут мудреного: он сам ведет машину.
        - Ну, отдохнете немного… Вы откуда сами? Расскажите о себе.
        …Виктор Андреевич внимательно слушал короткий рассказ второго пилота, изредка вприщур посматривая то на него, то на приборы. Сперва все шло хорошо, но потом самолет почему-то стал то поднимать нос, то опускать, набирая при этом или теряя несколько метров высоты. Второй пилот стал подкручивать ручку горизонтальной стабилизации, но положение только усугублялось.
        - Не держит, - убежденно сказал он.
        - О приборе, как и о человеке, нельзя судить так скоропалительно, - заметил Виктор Андреевич. - Возможно… Впрочем, вы сами скажите: отчего это может произойти при совершенно честном, исправном автопилоте?
        Второй пилот сосредоточенно наморщил лоб, тщетно перебирая в памяти различные варианты объяснения, но, боясь ошибиться, невольно скосил глаза в сторону бортмеханика. Поняв немую просьбу товарища, Володя Клинк мимикой удачно подсказал ему, и пилот сразу вспомнил то, о чем им как-то говорил преподаватель на курсах.
        - Крутятся колеса, - сказал он.
        - Что надо сделать?
        - Нажать на тормоза.
        - Жмите…
        - Гм… Жму, да вот почему-то никакого эффекта, - огорчился второй пилот. - Значит, дело не в колесах.
        Задумался и Виктор Андреевич.
        - Ах ты, егоза с бантом, - улыбнулся он. - Сейчас я выйду в пассажирскую кабину и все улажу, если, конечно, у нее покладистый характер…
        - У кого?! О чем вы, Виктор Андреевич?
        - Сейчас, сейчас… Сергеев, посматривайте! - с этими словами он встал с пилотского кресла и вышел в пассажирскую кабину.
        В мягких удобных креслах полулежали пассажиры. Лица их веселые, а взгляды направлены на девочку в коротком платье и с большим голубым бантом на голове. Белокурые волосы ее рассыпались по плечам, серые глазенки блестели весело и озорно: она нашла для себя забаву, которая не только доставляла ей удовольствие, но и привлекала внимание взрослых! С громким визгом и смехом она быстро разбегалась по проходу и делала прыжок. Затем поворачивалась и проделывала это же в обратном направлении…
        - А вот я тебя и поймал, проказница! - воскликнул Виктор Андреевич, схватив ее в объятия.
        - Так я же не ловилась! - воскликнула девочка. - Вот давайте снова… А так - не по правилам!
        - А ты кто такая, что в самолете правила устанавливаешь?
        - Верочка.
        - Вон как! Подумать только, а я до сих тебя не знал.
        - Потому что я маленькая, а вы… большой, - рассудительно пояснила она. - Мне еще семи лет нет.
        - Правильно, не спорю. А вот бегаешь в самолете зря.
        - Нельзя?
        - Если очень хочется, то пожалуйста. Но, оттого что ты бегаешь, самолет качается, и про летчика скажут, что он не умеет летать, плохой летчик… А на самом деле он-то и не виноват!
        Девочка задумалась.
        - Тогда я буду сидеть смирно, - решила она.
        - Молодец. Лучше в окошко посмотри. Вон поезд идет…
        - Где?
        - Внизу.
        - Там все игрушечное, - отмахнулась Верочка.
        Виктор Андреевич ласково потрепал ее по плечу и вернулся в пилотскую кабину.
        - Ну, авиаторы, какая скорость? - спросил он, усаживаясь на свое место.
        - Сейчас подсчитаю, Виктор Андреевич.
        - Надо было сделать это, когда мы пересекали вторую железку. Умейте разговаривать и дело делать. А-ба-ба, а-ля-ля - это враг пилота!
        Да, что это за «а-ба-ба, а-ля-ля»?! - скажет читатель.
        Упомянутую нами абракадабру хорошо знают многие пилоты Аэрофлота: это озорное звукосочетание незаметно вошло в их быт и носит вполне определенный смысл (говорят, что и придумал его Виктор Андреевич).
        Представьте себе, что во время обычного, несложного полета на маршруте среди самоуспокоенных членов молодого экипажа возник оживленный разговор. Тема не имеет значения. Важны темперамент и авиационная молодость беседующих. Беседа становится все оживленнее, автопилот включен, самолет летит сам… Однако нет машины коварнее самолета! Конечно, до настоящей беды далеко, но, пользуясь предоставленной свободой, самолет начинает проявлять беспечность к боковому ветру и словно радуется тому, что его сносит все дальше в сторону от заданной линии пути; он произвольно меняет высоту полета, в общем, совершает ряд мелких проступков, нарушающих строгую красоту полета и удорожающих рейс: ничего, дескать, Аэрофлот - богатая организация и оплатит недосмотр и невнимание нерадивого экипажа.
        Вдруг командир корабля замечает неладное и с укором к себе говорит:
        - Пока мы тут а-ба-ба, а-ля-ля, а ветерок нас снес, и высоту мы потеряли!
        Мгновенно смолкает беседа, и экипаж возвращает машину на путь истинный.
        …Под самолетом Курск. Второй пилот входит в круг над аэродромом, Виктор Андреевич наблюдает за ним, но не отвлекает его внимания: не то время.
        - Есть выпустить шасси! - вдруг вскрикивает бортмеханик, и в самолете раздается шипение выпускаемых колес.
        Второй пилот благодарно взглянул на бортмеханика: ведь он так старался перед Виктором Андреевичем, что даже позабыл дать вовремя команду «выпустить шасси», а бортмеханик по-товарищески выручил его и, чтобы поверяющий не заметил этого, громко откликнулся, будто нужная команда уже была дана. Но Виктора Андреевича на мякине не проведешь. Пряча улыбку в ладонь, он сделал вид, что и в самом деле не сообразил. «Дружный экипаж, - подумал он. - А на ошибку все же укажу, но после, когда сядем…»
        Посадка произведена нормально. Когда уже рулили к аэровокзалу, бортрадист Бобрышев как бы только сейчас спохватился и «удивленно» спросил из-за плеча бортмеханика:
        - Как, уже сели?!
        - Да, разве не видишь? - добродушно кивает бортмеханик.
        Это традиционный аэрофлотский комплимент пилотам: дескать, так мягко сели, что и не почувствовали, как машина коснулась земли.
        НЕМНОГО ЮМОРА
        1
        Однажды я - уже молодой командир корабля - выполнял со своим экипажем обычный рейс из города Шевченко, что у мыса Мелового на восточном побережье Каспийского моря, в Минеральные Воды. Через Махачкалу, но без посадки. Днем. Летом. В ясную погоду. Пассажиров, разумеется, комплект. Аэрофлот едва успевает перевозить желающих!
        Рейс простой, легкий. Забрались повыше. Включили автопилот. Каспий блестит, словно зеркало, только слегка запыленное - за счет влажной, прозрачной дымки.
        Махачкала доложила: «Середина моря», и тут, кажется, правый двигатель чуточку изменил свои голос… Переглянулись.
        Закурили. И снова за бортом знакомый ровный гул. Кто-то облегченно вздохнул и стал вспоминать анекдот времен Рамзеса Второго, как вдруг… что-то вновь изменилось за бортом. На этот раз даже отблеск вращающегося правого винта чуть дрогнул.
        Умолкли. И Он опять повел себя как ни в чем не бывало. Это уже выходило за рамки приличий, и я с любопытством глянул на «озорника». Без всякого осуждения - упаси бог! - только с любопытством.
        Вдруг снова что-то стало в Нем пошаливать.
        Тогда мы заговорили о правом двигателе, как о парне надежном, всем удовольствованном и потому не имеющем права жаловаться на судьбу: и вовремя ему сделали профилактику, и масло вовремя заменили, и работой не перегружают… Все это говорилось в третьем лице, потому что внизу - вода. Просто намекали: нельзя, дескать, хамить, не имея к тому сколько-нибудь достойного основания.
        Замолчали и… вежливо кашлянул Он! Так повторилось еще дважды, но вот Каспий остался позади, внизу расстилалась дагестанская земля, и если чуть подвернуть вправо, то можно спланировать на равнину, а вообще, чтобы не волновать пассажиров, можно на одном левом долететь и до Минеральных Вод. Тут уж правому движку влетело по первое число. Чего он только не выслушал тогда! Особенно разъярился бортмеханик.
        - Ну, что же ты теперь не бузишь?! - кричал он. - Ну, давай, продолжай… Значит, только над морем характер заявляешь?!
        Но правый двигатель работал, как часы, и подчеркнуто не обращал внимания на оскорбления.
        В Минеральных Водах сменный инженер самолично осмотрел двигатель, гонял его на всех режимах, но тот оставался спокойным и корректным и, наконец, заставил инженера как-то странно посмотреть на командира корабля.
        2
        В нашей эскадрилье возникла вакансия - освободилась должность пилота-инструктора. Кандидатов оказалось двое: Афанасий Архипович и Иван Иванович. Оба равные по достоинствам и недостаткам (если последние удалось бы у них обнаружить), так что положение создалось довольно щекотливое.
        День бежит за днем, а командир объединенного авиаотряда все еще думает, поглаживает подбородок и вздыхает… И тут прилетает из Москвы весьма строгий пилот-инспектор. На этот раз ему обрадовались и обратились с просьбой: выручайте!
        На левом командирском сиденье - Иван Иванович, на правом, где обычное место второго пилота, - сейчас московский инспектор.
        Вырулили на бетонку, инспектор зашторивает левую сторону смотрового стекла, то есть, закрывает ее наглухо плотной черной шторой, и говорит:
        - Давай, Иван Иванович, весь полет, от взлета до посадки, - вслепую…
        Такого еще не бывало, но Иван Иванович и бровью не повел. Слетал отлично! Следом ничуть не хуже выполнил полет Афанасий Архипович.
        Тяжко задумался инспектор и бормочет:
        - Черти бы вас взяли обоих, вместе со мной. Ввязался…
        - Чего? - не понял Иван Иванович.
        - Черти, говорю, взяли бы вас обоих!
        - А-а… Оно, конечно, да где их взять?
        - Думаю… Вот что, хлопцы, дайте-ка я сейчас разок слетаю под шторкой, а вы оба присматривайте…
        Ну, вырулили, зашторивается инспектор и просит взлет. Разрешают. И побежала машина, да все ее вправо тянет - Афанасий Архипович чуть было не вмешался, но тут машина кое-как взлетела.
        По кругу делать особенно нечего - летит как надо. А вот с четвертым разворотом запоздал инспектор, потом спохватился, что промахнулся, с огромным креном давай назад выходить в створ посадочной полосы, снова проскочил и вторично еле-еле пристроился к наружному курсу.
        Переглянулись украдкой Афанасии Архипович с Иваном Ивановичем, но помалкивают, начальство пилотирует…
        Вот и полоса уже. Иван Иванович вежливо высоту подсказывает, Афанасий Архипович за свой штурвал пальчиками придерживается на всякий непредвиденный, а инспектор старается.
        Однако смотрят - «подвесил» он самолет сантиметров на тридцать, а то и на все пятьдесят, да как кинет его сверху, аж загудела пустая машина, точно барабан.
        Срулили на травку, инспектор весело, как ни в чем не бывало спрашивает:
        - Ну как, Иван Иванович, полетик?
        Мигом взмокрел Иван Иванович. «Выдать, думает, правду? Еще зажмет при случае!..»
        - Да как вам сказать… - вслух произносит он. - Так ведь… того…
        - Ну, ну, потяни резину!
        - Так ведь… в общем-то… нормально…
        - А ты что скажешь, Афанасий Архипович?
        - Плохо, - брякнул Афанасий Архипович, сперва отворотясь, а потом в глаза глянул начальству и закончил: - меньше надо в кабинете сидеть, а больше самому тренироваться…
        - Вот это и есть ответ пилота-инструктора! - воскликнул инспектор. - Так тому и быть. А ты, Иван Иванович, чего-то ударился по дипломатической части… Ну, я для тебя сейчас специально сотворю полетик: все мы немножко дипломаты…
        И сотворил. Показал, как в авиации боги летают.
        ЧТО ПИЛОТУ НАДО
        1
        Пассажирам не положено заходить в пилотскую кабину. Но когда стюардесса доложила, что «симпатичный старичок, лет под семьдесят, впервые оторвавшийся от земли, просится в кабину», я подумал и разрешил.
        К нам вошел высокий, стройный казак, седой, светлоглазый, с загорелым лицом в сетке мелких-мелких морщинок.
        - Приветствуйте в вашем курене!
        - Здравствуйте, дедушка, присаживайтесь…
        - Спасибочко. Ох ты, мать честная!.. И это все вы знаете?
        - Стараемся, дедушка, - служба.
        Штурман объяснил назначение основных приборов и даже ухитрился коротко рассказать о заходе на посадку с помощью радио. Глаза старика восторженно сияли, он то и дело причмокивал от удовольствия.
        - Ну, а ежели погода не дозволяет?
        - Тогда идем на запасной аэродром.
        - От-то с разумом!
        - Сколько же вам лет, простите за любопытство?
        - Так вот, сказывают, что вроде бы пошел сто двадцатый круглый…
        - Как же это вам удалось?
        - Так вреда людям не наносил, чего бы и не пожить?..
        - Но и мы для людей стараемся, - говорю я.
        - И вы с мое поживете, - убежденно уверил старик.
        - И все же? - полюбопытствовал штурман.
        - Вот вы, к примеру, - повернулся к нему старик, - цигарку сосете, а я… на запасной еродром ушел…
        - Здорово! Ну, а если по чарочке?
        - Не требуем. Одначе возле перебору тоже еродромчик в запасе имеем.
        - И так всю дорогу?..
        - А что? Вот только всех войн не пересчитать… Да еще вот друзяков моих время укрыло, - вздохнул старик. Помолчал. И снова оглядел множество приборов, тумблеров, сигнальных лампочек. Спросил: - Тяжко?
        - Да как вам сказать… - начал было я, потом кивнул и признался: - Трудновато бывает, дедушка!
        - От-то и я говорю, - одобрительно заметил старик, - парень-то скорее мужиком становится в серьезном деле! И жизни тоды ровнее пойдеть…
        Он опять о чем-то задумался, затем улыбнулся, поднялся неторопливо, как бы давая понять, что свиданием он удовлетворен и не решается более отвлекать нас от полета. На прощание то ли назидательно, то ли даже просительно сказал еще:
        - Сынки! Наитяжкое самое из всего, что есть, - одно: не понять или позабыть… Хучь езди, хучь летай, а помни: ты человек, и скотское тебе не к лицу, как скотине негоже в телевизерь глядеть… В кажном основа добрая должна быть! Без ней - сломишься… Она, то есть основа, не нами придумана. Могеть быть, от бога, могеть быть, и нет - не в том суть…. Основа человеческая - всем едина. Беречь ее в себе надобно! А что до счета годов - то рази и он не от основы ведется?
        - Пожалуй, дедушка, - задумчиво произнес штурман. - Да что она собой представляет?..
        - Основа-то? У всех по своему разумению, а я, скажем, еще и так ее понимаю: надо прожить, чтоб от тебя убытков людям не осталось. А ежели кто покрепче, так оно желательно дюжей: чтоб от тебя польза - какая сумеется - произвелась. Навроде бы доходов, значит…. А без хребта - куды ветер получится… Ну, звиняйте, сынки, а вижу - правильно работаете. Нехай и дале так… С богом!
        Старик молодцевато надел кубанку и ушел в пассажирский салон.
        2
        - Павел, - однажды спрашиваю я Шувалова, - какие качества, по-твоему, особенно необходимы пилоту?
        - Как сказать, - задумался Павел. - Одни говорят, что нужны именно те, которых недостает… Другие - что обычные. Притом все это так индивидуально, что не сразу и ответишь.
        - Ну, а все же? Пусть не по порядку…
        - Понимаешь, - оживляется Павел, - поскольку полет всегда происходит по порядку, мне думается, что склонность к последовательности очень необходима нам.
        - Да, это лучше, нежели браться то за одно, то за другое и не доводить до конца…
        - Я, собственно, не это имел в виду, - уточняет Павел. - Речь идет о последовательности внутренней, психологической, что ли. На взлете думай о самом взлете и о предстоящем наборе высоты, а не о посадке, которая должна быть через два-три часа… Как-то я иду по Пушкинской и вижу: девочка плачет. «Что случилось?» - спрашиваю. «Завтра собираюсь в зоопарк». - «Страшно?» - «Нет, что вы! Очень хочу…» - «Прекрасно. А слезы к чему?» - «Вдруг дождь пойдет!» - «А что, обещали по радио?» - «Нет, ну а вдруг…» - «Так завтра и поплачешь! А то и в кино пойдешь». Подумала девочка, согласилась со мной и улыбнулась: «В нашем доме кинотеатр есть…» А я себе представил: вырулили мы на взлетную полосу, а я рыдаю. «Что такое, командир?» - всполошился экипаж. «Да вот думаю: а вдруг, пока долетим до Свердловска, там погода испортится и аэродром закроется». - «Так мы в Челябинске сядем или в Уфе. Горючего навалом!» - «А все же…» - «Синоптики предупреждали?» - «Нет, говорили, что по всей трассе ясно». - «В чем же дело?» - «А вдруг…»
        - Наверное, ребята отказались бы с тобой лететь, - смеюсь я.
        - Точно! - соглашается Павел.
        - Ну, а если наступило, пришло такое «вдруг»?
        - Тогда… - Павел повернулся ко мне: - А ты вспомни тот случай, с Александром Васильевичем…
        3
        Самолет Ту-104 Московского управления Аэрофлота, ведомый экипажем под командованием известного пилота Александра Васильевича Беседина, летел пассажирским рейсом Хабаровск - Москва (с посадкой в Иркутске).
        Все шло нормально, вовремя снизились, вошли в круг над аэропортом Иркутска, командир корабля дает распоряжение:
        - Выпустить шасси.
        И тут такой грохот, что уму непостижимо. Взорвался цилиндр подъема - выпуска правой тележки основного шасси. А в нем - масляная жидкость под давлением 150 атмосфер. Осколками перебило электропровода, отчего отказал насос, подающий горючее в левый двигатель. Теперь колеса нельзя ни убрать, ни поставить на специальные замки, чтобы они не болтались. И левый двигатель вот-вот станет, судя по сигнальной лампочке на приборной доске.
        Им был уготован еще один сюрприз - взрыв цилиндра, хотя это даже теоретически казалось невероятным. Но, как видите, одна из вечных проблем любой техники в том, что жизнь, так сказать, богаче и умеет перехитрить всех инженеров нашей планеты вместе взятых…
        Первым делом Александр Васильевич накренил самолет на левое крыло, чтобы горючее из правого крыла поступало в левый двигатель самотеком. Затем он представил себе монтажную гидросистему подъема и выпуска шасси, а также кинематическую (то есть силовую) схему тележек колес так четко, будто видел их на чертеже. А знал он устройство своего Ту-104 не хуже тех, кто сконструировал и построил этот первый в мире реактивный пассажирский красавец самолет. И картина несколько прояснилась… Ведь у стойки колес расположен так называемый серповидный подкос. Если осторожно и мягко, с минимальной скоростью садиться на задние пары колес, то они, упираясь через систему рычагов в серповидный подкос, выдержат вес всего самолета и не дадут сложиться стойкам основного шасси. Но для этого желательно как можно позднее опустить носовую стойку с колесами… «Ну что же, выпущу тормозной парашют», - решил Александр Васильевич.
        Осталось точно реализовать намеченный им и единственно возможный в создавшихся условиях план. На всякий случай он отослал экипаж в хвост и готовился к посадке один. Но в последнюю минуту в пилотскую кабину прибежал второй пилот, Вячеслав Носков, и решительно сказал, усаживаясь в свое кресло:
        - Не могу, командир! Извини, но это свыше моих сил…
        Вдвоем пилоты и осуществили эту редчайшую, рискованную посадку.
        «За смелость и самообладание», как написано в Указе Президиума Верховного Совета СССР, Александра Васильевича наградили орденом Красной Звезды, а теперь он и заслуженный пилот СССР.
        4
        Разговор шел в полете…
        Я смотрю вниз, на землю: мы проходим Новомосковск… Вон большое Шатское водохранилище и на берегу - городок с десятком дымящихся труб. Здесь берет начало наш тихий Дон. Раньше здесь было Иван-озеро (отсюда и «отчество» Дона - Иванович!).
        - Тихим Доном любуешься? - спрашивает Павел.
        - Да, - говорю. - Здесь он совсем еще младенец, а у Ростова - уже старик…
        - Пожалуй, - кивнул Павел.
        Я собирался было развить свою мысль, но Павел неожиданно заговорил о другом, и я понял, как сильно зацепила его наша дорожная беседа о профессии пилота, о человеческих качествах, необходимых этой профессии… Видимо, он лишь продолжал вслух свои размышления.
        - Ведь вот сухое, кажется, слово - дисциплина, а мудрость в нем кроется глубокая. На прошлой неделе перед самым вылетом из Москвы подсаживается к нам в качестве поверяющего один из руководящих работников Министерства гражданской авиации СССР. Сам понимаешь: раз на борту поверяющий, надо было мне отнестись ко всем элементам полета с особенным вниманием, считать весь рейс как бы в сложных условиях, хотя летели мы от Москвы до самого Ростова в таком же ясном небе, как и сейчас. Подходим к Ростову. Штурман докладывает: «Через минуту можно начинать снижение». Я точно через минуту начал снижение, но перед этим не включил антиобледенительную систему. Правда, трассу я знал хорошо: совсем недавно летел по ней в обратном направлении…
        Надо сказать, что по инструкции антиобледенительную систему полагается включать перед снижением в любом случае, даже если впереди нет облаков, потому что чем ближе к земле, тем относительная влажность больше. А в истории авиации бывали случаи, когда самолет покрывался коркой льда совершенно неожиданно, вроде бы даже без всякой видимой причины.
        Поверяющий сделал мне серьезное замечание, продолжал Павел. - Пустяк, скажешь ты? Формалист поверяющий? Так нет же. Во-первых, он должен был подумать: если командир корабля при нем отнесся пренебрежительно к инструкции к опыту, накопленному годами, то без него он может упустить что-нибудь и поважнее, особенно в критическое мгновение, полагаясь только на себя… А личный опыт всегда скромнее коллективного. Во-вторых, я, пилот, знал, что положено было сделать перед снижением, и все-таки не сделал, хотя рядом находился поверяющий. Вывод: я неправ, и мне влетело поделом.
        5
        Валерий Аркадьевич Шуликовский налетал 17 000 часов!
        Начинал он в Средней Азии, летал в горах Памира, но вот уж много лет - у нас, в Ростове-на-Дону.
        - Памир - это моя авиационная школа, - говорит он.
        Там, в горах, он летал на небольших самолетах.
        - Когда под тобой дикие хребты, тянущиеся из края в край на тысячи километров, вспоминает он, - то важнее всего определить направление ветра: если он дует поперек склона - возникают мощные восходящие потоки, а по ту сторону - нисходящие, да такие, что сыплешься вниз, как на салазках с Эльбруса! Такие места надо предугадывать и остерегаться их…
        С ним приключилась однажды неприятность на четырехмоторном самолете. Летели они из Москвы в Сочи на высоте 8000 метров. Недалеко отлетели - и в районе города Венева вошли в целую серию грозовых фронтов.
        Штурман не отрывается от светоплана и подсказывает курсы обхода грозовых «ядер». И вот те на! Локатор отказал… Худшего не придумать…
        Тут Валерий Аркадьевич вспоминает, что ровно за 10 минут до них прошел Венев самолет Ил-18, скорости же обоих самолетов одинаковы.
        Вызывает Валерий Аркадьевич по радио своего коллегу с Ил-18 и просит:
        - У нас локатор отказал, не выручите?
        - Как же, - забеспокоился командир впереди летящего самолета, - непременно поможем! Берите курс двести градусов и следуйте им четыре минуты…
        - Взяли, - говорит Валерий Аркадьевич.
        - Отлично. Затем на курсе сто семьдесят следуйте шесть минут…
        - Хорошо.
        Вокруг все черно, кипит, бурлит, сверкает, на земле в домах позакрывали окна, ни одна птица не высунет носа из своего укрытия, а самолеты несутся в многокилометровой бурной толще облаков, да так ловко обходят опасные «засветы» что пассажиров ни разу и не качнуло.
        Где-то справа и внизу - Куликово поле, Воронеж, затем - Лиски, а когда вырвались из облаков, показалась и Россошь. Полтысячи километров вели самолет Валерия Аркадьевича командир и штурман с Ил-18!
        - Спасибо, - от души сказал Валерий Аркадьевич своему невидимому помощнику.
        6
        …Был и такой случай. С Павлом Шуваловым. В аэропорту Саратова тогда летали с грунта, а тут дождь, полоса раскисла - вот-вот закроют аэродром. А пассажиров - уйма! Шли рейсом из Свердловска в Ростов-на-Дону на Ил-14.
        Руководитель полетов зазвал Павла к себе в кабинет, спрашивает:
        - Ну как?
        - Да, пожалуй… стоит подумать.
        - Дельно! - Руководитель полетов пододвинул к себе взлетные графики и навигационную счетную линейку.
        Рассчитали вдвоем, для верности. Потом выехали на полосу, даже пешком походили - кисель, да еще засасывающий.
        - Возьму не больше двадцати пяти пассажиров, - решает Павел.
        Проверили расчеты заново. Наметили точку, у которой самолет должен оторваться от земли.
        - Я буду здесь стоять… - сказал руководитель полетов.
        Посадили пассажиров, запустили двигатели, вырулили на исполнительную линию старта. Бортмеханик Володя Павлич, не торопясь, проверил показания приборов. Доложил.
        - Взлетаем, - скомандовал Павел.
        - Есть взлетаем.
        - Взлетный режим!
        Такое разрешается в исключительных случаях, но именно это входило в расчеты. Володя включил форсаж, и рев моторов отозвался звоном окон аэровокзала. Со стороны казалось, будто все - и земля, и небо - сейчас ревет и гудит.
        Самолет нехотя сдвинулся с места, виляя вправо и влево по метру, потом по полтора, и, словно поняв что воля пилотов крепче, подчинился и побежал по прямой, медленно набирая скорость.
        И тут с неба ударил дробный, густой ливень - это в расчеты не входило. Павел не успел и бровью двинуть, как Володя включил «дворники» - стекло очистили.
        В эти секунды Павел как бы совершал два взлета - один в самом себе…. Даже незначительное волнение, проявись оно хоть сколько-нибудь заметно, могло мгновенно передаться экипажу и все испортить. Но командир корабля был спокоен и уверен, руки на штурвале тверды.
        Самолет уже поднял нос. Земля боролась из всех сил, подсасывая колеса основных шасси, точно поклявшись ни за что на свете не отпускать их от себя. И все же Павел чувствовал, всем телом чувствовал, как растущая подъемная сила крыльев миллиметр за миллиметром оттягивала машину от коварной взлетной полосы. Осталось всего две… одна секунда для принятия окончательного решения, но Павел уже знал: все будет, как задумал и хочет он.
        Точно у того места, где стоял руководитель полетов, забывший прикрыть от ливня свою густую седину капюшоном, Ил-14 оторвался от земли, и могучий рев моторов стал более басовитым и бархатным.
        Как будто пустяк - разве есть в мире пилоты, не испытавшие творческой борьбы и трудности победы над природой? Но именно в тот раз Павел понял: надо идти от расчетов к интуиции. Мир чисел - живой мир, только выглядит по-иному.
        Он знал это давно, еще в начальных классах школы, а понял в мимолетное мгновение, когда, черт его знает почему и как, запечатлелась в его зрительной памяти погасшая трубка в зубах саратовского руководителя полетов, залитая небесными струями… И не столько увидел, сколько вспомнил потом: лицо у него было серьезным, но… спокойным.
        Это было давненько. Павел сейчас летает на современных скоростных самолетах, приобрел немалый опыт.
        Но вот какую почти закономерность подметил я: молодому пилоту авиационная фортуна подбрасывает сравнительно легкие испытания, но чем более зрелым становится он, тем сложнее задачи приходится ему решать. Например, такую, какая выпала на долю известнейшего советского летчика…
        7
        Было это 28 июня 1959 года. Самолет Ту-114, только что родившийся, выполнял свой первый рейс из Москвы в Нью-Йорк.
        Экипаж командира корабля А. П. Якимова, в котором штурманом был мой школьный друг К. И. Малхасян, выбрал маршрут: Москва (далее без посадки) - Рига - Стокгольм - Осло - Берген - Кефлавик (Исландия), вдоль восточного побережья Северной Америки, - Нью-Йорк.
        - Летать в Америку, вообще говоря, сложно, - рассказывал мне Константин Иванович. - Влияют дальность, пестрота климатических зон и разность часовых поясов.
        В этот раз у нас в пилотской кабине находился и лоцманский экипаж американцев (в международный аэропорт Нью-Йорка мы летели впервые), которые должны были помочь нам над своим аэродромом. Но русским языком они, как оказалось потом, владели чуть лучше, чем я японским…
        Подходим к Нью-Йорку на высоте 10 000 метров, а облачность начиналась прямо под нами и заканчивалась на высоте менее 100 метров над землей, хотя еще недавно была значительно выше.
        В этих условиях заходить надо внимательно, да еще на таком гиганте. Прикинули, посоветовались и решили зайти на посадку: внизу сотни корреспондентов и киношники - надо бы сесть.
        Труднее всего было на последней прямой. С земли передают команду американскому радисту. Тот дублирует ее своему шефу. Шеф разъясняет нам, что к чему, а пока мы расшифровывали его «русские» фразы, несколько лишних секунд ушло, да на такой скорости!
        Сто метров - земли нет.
        Пятьдесят…
        И вдруг увидели полосу чуть сбоку. При нашем размахе крыльев (51,5 метра) подвернуть на такой высоте опасно.
        Командир мгновенно оценил обстановку и четко приказал:
        - Уходим на второй круг!
        А у самого, возможно, кошки скребут на душе, как у меня. Но мы понимаем: не зашли не потому, что не умеем, а потому, что в таких условиях, на незнакомом аэродроме и без языка, зайти невозможно было. Следует изменить сами условия. Погоду? Она нам неподвластна, хотя у меня уже есть свои расчеты, и в них я уверен. Русский язык? Это другое дело. Попросили американцев помолчать и передавать нам только команды с земли, а не свои советы.
        Заходим вторично. Стали еще сосредоточеннее и собраннее. Главное же - исчезла неопределенность: мы видели погоду, точно знали причину своей ошибки и видели возможность ее исправить.
        Поработать пришлось изрядно, зато выскакиваем из облаков - и полоса точно перед нами!
        Диспетчер посадки Нью-Йоркского аэропорта, увидев нас при уходе на второй круг, схватился за сердце: такой громадный самолет! Как же руководить им?!
        И хотя каждому, даже не авиатору, понятно, как туго нам пришлось в такую погоду, журналисты кинулись к нашему командиру и спросили:
        - Что же вы, мистер Якимов, сразу не сели!
        - Так мы же впервые у вас, - немедленно ответил он. - Вот и решили, сперва посмотрим, что у вас за аэродром. Если приличный - тогда зайдем окончательно и сядем. А если нет, то с нашим запасом горючего можно поискать что-нибудь и получше!
        Ответ командира оказался в американском духе, развеселил всех и попал в вечерние газеты.
        Аэропорт же у них и в самом деле неплохой, а наш Ту-114 восхитил Америку. Пять тысяч любопытных ежедневно проходили через самолет, пока мы стояли там.
        Особенно пришлись по душе американцам комфорт в салонах и просторность пилотской кабины, ее оборудование. На американских самолетах и пилотских кабинах теснота, и нам завидовали.
        - Поучительный эпизод, не правда ли? Не было у человека дурацкого самолюбия, - степенно произнес Константин Иванович, - и он сумел уйти на второй круг. Великое дело при неудачном заходе не лезть на рожон, не выкручиваться над землей, а повторить заход…
        - Но у Якимова зато была уверенность, - напомнил я.
        - Это другое дело: уверенность, а не самомнение! Уверенность - верный помощник пилоту.
        Грустные страницы
        Я написал несколько книг, и в каждой непременно есть эти грустные для меня - последние страницы. Может быть, толстые тома потому и пишутся, что их авторы хотят отдалить расставание с читателем?..
        Я тоже как бы заканчиваю свой «рейс». Предвижу вопрос: «Как же так, уважаемый автор, речь шла о пилоте, а вы говорили о самом обыкновенном, что необходимо всем?»
        Вы правы. Но вдумайтесь: человек! Следовательно, он и в полете остается им. Так ведь? Важнее другое. Если в какой-либо другой профессии на первое место выдвигается какое-то одно из упомянутых мной качеств, то летчику важны все, одновременно, сразу.
        Но есть, как мне думается, кое-что особенное, что должно выделять пилота. Первое: надо уметь почти мгновенно соображать и так же быстро и решительно действовать. Второе: надо не ожидать, когда тебя научат, а учиться самому. Завоевывать знания!
        Я внимательно присматриваюсь к тем, кто стал хорошим пилотом. Все они на редкость стремительны в мыслях, остроумны, любознательны и активны, в лучшем смысле этого слова.
        Если вы обладаете такими качествами - подумайте.
        Мы с вами как бы выполнили четвертый разворот и вышли на посадочную прямую…
        Много я повидал посадочных полос на своем веку. Очень любил садиться и взлетать во Внуково и Шереметьево, в Сочи и Свердловске, любил полосы в Харькове и Ташкенте, но нет лучше родной, в Ростове-на-Дону!
        Выпускаешь шасси - и пока ничего еще не видишь, кроме тающего в облаках света: красного - на левой консоли крыла, зеленого - на правой, а то и вовсе ничего, если облачность плотная. «Собираешь стрелки в кучу», как говорят летчики, то есть снижаешься по приборам. С земли диспетчер изредка говорит: «По курсу и высоте - хорошо!» Уголок сноса на боковой ветер подобран, все отлично, и вот уже чувствуешь: сейчас появится Она… И верно: выползают огни подхода и осевые, еще чуть-чуть - и полосочка под тобой.
        Теперь, не торопясь и не мешкая, подбираешь на себя штурвал, а крохотный запас скорости, что ты приберег на этот случай и что сейчас дороже хлеба, позволяет тебе незаметно подойти к полосе и лететь над ней, в полном смысле слова, на два сантиметра, на один… на полсантиметра! И вот уже слышишь знакомое шуршание.
        Бортмеханик, довольный твоей работой, небрежно произносит:
        - Колесики раскручиваешь?
        Но ты молчишь и думаешь: «Сижу или нет? Лечу или уже качусь?»
        Потом чувствуешь: сижу! Плавно опускаешь нос самолета и как бы скользишь по планете, а вместе с тем носовое колесо еще вроде бы в Аэрограде…
        А бортмеханик с явным удовольствием говорит:
        - Ну, едят тя мухи, командир - мужчина!
        И ты ощущаешь в себе настоящую гордость.
        Знаешь: не гений, звезд с неба не хватаешь - тысячи пилотов садятся не хуже тебя, а вот, поди же, сколько счастья выпадает на твою долю! Приезжаешь потом домой, а дети, едва глянув на тебя, кричат:
        - Мама! Папка опять притер свою машину!
        А бывает… когда все при твоем появлении стараются не попадаться на глаза, когда ходишь чертом и свет не мил до… следующей посадки «впритирочку»…
        Эх, друзья мои, не собираюсь я агитировать за авиацию, но если вы любите Настоящую Жизнь и только начинаете ее - летайте!.. Не ищите тихой гавани, ведь покой - это установившееся движение!
        notes
        1
        Здесь, как и в некоторых других местах, автор приводит цитаты из тех произведений, откуда родом Литературные Герои, посетившие Артек, что подчёркивает стремление автора не отвлекаться от истины больше, чем это следует…
        2
        «рабами бога» в древнем Египте называли высокий разряд жречества
        3
        дошедшие до нас подобные грамоты относятся к концу IV династии - в описываемое в книге время они были, видимо, явлением нехарактерным
        4
        Представления древних египтян о посмертных злоключениях души, о суде над ней, об угрожающей ей опасности и о средствах избавиться от них изложены подробно в «Книге мертвых». Это обширный сборник многочисленных заупокойных формул. Древнейшие из них, так называемые «Тексты пирамид», писали на стенах гробниц фараонов пятой и шестой династий. В переходное время такие тексты писали уже на саркофагах вельмож. И только позже эти все более разраставшиеся погребальные тексты стали писать на папирусах и класть на грудь мумии умершего.
        5
        Квадрат - место для отдыха летного состава.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к