Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Сказки И Мифы / Аматуни Петроний: " Избранные Сочинения В Трех Томах Том 1 Сказки " - читать онлайн

Сохранить .
Избранные сочинения в трех томах. Том 1. Сказки Петроний Гай Аматуни
        Петроний Гай Аматуни - замечательный детский писатель, чье имя незаслуженно забыто современными читателями, хотя в годы всесоюзной известности его справедливо сравнивали со знаменитым французом Антуаном де Сент-Экзюпери. Летчик по профессии, Аматуни создал множество повестей и сказок для детей, фантастических романов, очерков, посвященных авиации.
        
        П. Аматуни. Избранные сочинения в трех томах. Том 1.
        Петроний Гай Аматуни
        Избранные сочинения в трех томах. Том 1.
        Сказки
        ЧАО - ПОБЕДИТЕЛЬ ВОЛШЕБНИКОВ
        (СКАЗОЧНАЯ ПОВЕСТЬ)
        Валентине Аматуни, без которой не было бы этой сказки
        Часть первая
        Чинар-Бек
        Глава первая
        Удивительное происшествие в доме профессора Чембарова
        30 декабря, утром, Артем Осипович заглянул в свой несгораемый шкаф и ахнул…
        Я не спрашиваю, знаете ли вы, кто такой Артем Осипович Чембаров: имя этого прославленного ученого и изобретателя, доктора технических наук, профессора известно всему миру. Но не все знают, что Артем Осипович живет в Москве, на Лесной улице.
        Артему Осиповичу всего пятьдесят лет. Я пишу «всего», потому что для взрослых пятьдесят лет - обычное дело. Это слово кажется длинным только в юности, но с годами оно как бы укорачивается и, когда оказывается у человека уже за спиной, вдруг становится коротким, как возглас удивления.
        Вот отчего в газетах и журналах о профессоре Чембарове нередко пишут примерно так: «Несмотря на свою молодость, он успел сделать много».
        Его недавнее изобретение, названное им «Чао» - по начальным буквам своей фамилии, имени и отчества, привлекло внимание всех, хотя оно закончено лишь в чертежах и расчетах.
        Чао - это робот. По замыслу профессора, он должен стать надежным помощником человека в его добрых делах, уметь почти всё, даже летать на планеты, исследовать их, а потом передавать нам, что он там узнал.
        Расскажу вам о сыне профессора - Егоре, ученике пятого класса, темноволосом мальчике с синими глазами. Учится он хорошо. Конечно, не все дается ему с первого раза, и тогда он ужасно сердится и говорит: «Что это за наука, если ее сразу не понять?! Надо так: вжик - и готово». А когда профессор возражает и доказывает, что так не бывает, Егор не соглашается. Придет время, надеется он, и все науки станут простыми.
        Втайне Егор мечтал стать космонавтом. Уж очень эта профессия казалась ему «быстрой», быстрее всех остальных…
        Так вот, 30 декабря, утром, Артем Осипович заглянул в свой несгораемый шкаф и ахнул: папки с чертежами Чао не было на обычном месте!
        - Ужас, ужас… - с отчаянием проговорил Чембаров. - Вчера сообщили по радио о моей новой работе, и вдруг сегодня пропали чертежи!..
        Артем Осипович позвал Егора, они вдвоем осмотрели содержимое сейфа - папка с чертежами Чао таинственно исчезла.
        Они присели и задумались. Куда она могла запропаститься? Кто похитил ее и зачем? Вопросов возникало много, а ответов - ни одного…
        Полчаса спустя к профессору прибыл Майор милиции.
        Он внимательно осмотрел все, что считал необходимым, опросил соседей, но папка не отыскалась.
        Тогда Майор милиции сделал самое важное в таких случаях - составил протокол. Но и после этого чертежи не нашлись. Майор милиции удивленно пожал плечами.
        - Папа! Смотри…
        Профессор и Майор милиции повернулись туда, куда указал Егор, - к сейфу. На металлической дверце светились невесть откуда взявшиеся слова: «Не был ваш Чао Другом Человека и не будет! Мур-Вей».
        Майор милиции нахмурился: необычайное происшествие явно заинтересовало его.
        - Папа, - взволнованно сказал Егор, - это волшебник Мур-Вей похитил твои чертежи! Я слышал о нем…
        - Волшебник?! - усмехнулся профессор. - Их нет. Все это выдумки, сказки.
        - Нет есть, - упрямился Егор.
        - А я говорю - нет!
        - Успокойтесь, - прервал их Майор милиции. - К чему спорить, когда есть справочное бюро? Разрешите воспользоваться вашим телефоном, профессор.
        - Пожалуйста.
        Майор милиции набрал номер 09 и, когда в трубке послышался женский голос, вежливо спросил:
        - Скажите, пожалуйста, существуют ли сейчас волшебники?
        - Минутку, - деловито ответила девушка из справочного бюро. - Ваш номер?..
        - Д-1-77-79, - подсказал Чембаров.
        - Д-1-77-79, - повторил Майор милиции в телефон.
        - Ждите звонка…
        Ожидать пришлось долго: вопрос необычный, и сразу на него не ответишь. Наконец зазвонил телефон. Тем же деловитым тоном девушка сообщила:
        - Мы еще раз ознакомились с произведениями Маршака, Чуковского, Михалкова, Лагина, Носова, Кассиля… Да, волшебники существуют, и только люди черствые, лишенные воображения, могут в этом сомневаться.
        - Благодарю вас.
        Голос девушки звучал в телефонной трубке громко, профессор слышал каждое слово и немного обиделся. Ведь он не был человеком черствым и не считал себя лишенным воображения.
        - Ну, Егор, коли справочное бюро на твоей стороне, - развел руками Артем Осипович, - я сдаюсь…
        Майор милиции тут же занес в протокол ответ справочного бюро и слова профессора.
        - М-да, - задумчиво произнес он. - Позвоню-ка я теперь в адресное бюро, - и набрал нужный номер. - Говорит Майор милиции. Узнайте адрес Мур-Вея. Возраст? Очень древний. Род занятий? Волшебник. Место рождения? Неизвестно… Да, да… слушаю… Ах, вот как: ни один Мур-Вей у нас не проживает?!
        Дело осложнялось, и настроение у всех испортилось окончательно.
        - Полагаю, - сказал перед уходом Майор милиции, - что этот Мур-Вей от нас не уйдет. Нет такого волшебника, который сумел бы обмануть московскую милицию. Да-с!
        Он козырнул и взялся за ручку двери. Но тут раздался свист - и Майор милиции растворился в воздухе вместе со своей сумкой, где хранился так тщательно составленный им протокол…
        Глава вторая
        Новогодняя ночь
        1
        Наступил канун Нового года.
        В доме профессора Чембарова царило уныние, и Артем Осипович отправил Егора к дедушке, в село Отрадное, недалеко от Москвы.
        - Можешь погостить там до конца школьных каникул, - сказал он.
        Электропоезд шел полчаса. От станции Егор направился через лес. Над головой смыкали мохнатые ветви темно-зеленые сосны. Пахло смолой. Деревьев было так много, что даже снег казался чуть-чуть зеленым.
        Когда лес поредел и впереди появилась опушка, Егор ускорил шаг. Вдруг прямо перед собой он увидел маленькую елочку ростом не более полуметра. Деревце было ранено - ствол его поцарапан у основания и отогнут к земле.
        - Ах, бедняжка, - пробормотал Егор и присел, чтобы лучше рассмотреть елочку. - Кто это тебя так?..
        Раскрыв перочинный нож, Егор осторожно разгреб снег, взрыхлил землю и извлек деревце с корнями.
        2
        Велика слава игрушечника Осипа Алексеевича Чембарова. Ребята устраивали целые битвы, используя его солдатиков, танки и самолеты. А девочки украшали свои уголки мебелью для кукол. Чего у него только не было! И кровати, и кресла, и шкафчики, и буфеты, даже умывальники, даже часы…
        Егор нередко помогал ему. Вдвоем они сделали модель вертолета и назвали ее «Снежинка». Вертолет был с кабиной, управлением, со всеми приборами, с радиоантенной. Все как взаправдашнее. Вот только что не летал он.
        Увидев внука, дедушка Осип обрадовался.
        - Входи, Егор, - пробасил он, поглаживая седую бороду. - Спасибо, что не забываешь. А это что? - недовольно спросил он, увидев елочку. - К чему выкопал-то?
        - Она раненая… Это я, чтобы подлечить.
        - Тогда иное дело, - смягчился дедушка. - Раздевайся.
        В несколько минут дедушка осмотрел елочку, забинтовал, а потом посадил в глиняный горшок.
        - Ну, рассказывай, как поживает отец?
        - Плохо, дедушка.
        - Что так?
        - Чертежи у него пропали, - вздохнул Егор и рассказал о событиях, уже известных вам.
        - Ай-яй-яй! - сокрушался Осип Алексеевич. - Надо же!.. До милиции волшебники добрались. Что с ним сделалось, с тем славным Майором?
        - Через минуту он позвонил папе из своего кабинета…
        - Так скоро?!
        - Да. Просто волшебник перенес его обратно на своем волшебном транспорте - и всё.
        - Надо же!
        Посидели они так вдвоем, погоревали, а время идет себе ровным шагом - пора и ужинать.
        На середину стола они поставили елочку, украсили ее игрушками, расставили еду и включили радиоприемник.
        А надобно вам сказать, что обычай украшать елку на Новый год - древний. В старину верили, что в елке живет дух леса, оберегающий растения, зверей и птиц.
        В России новогодняя елка появилась 1 января 1700 года, и с той поры ни один новогодний праздник не обходился без нее. А посчитайте сами, сколько уже лет прошло?
        Дедушка разлил в бокалы вино и лимонад для Егора, и тут заиграли Кремлевские куранты. Когда отзвучал двенадцатый удар, чей-то звонкий голосок весело крикнул:
        - С Новым годом, друзья! С Новым годом!
        Дедушка и Егор привстали от удивления: в цветочном горшке вместо деревца стояла крохотная девочка в зеленом платье с еловыми шишками. Роста в ней было от силы сантиметров семь. Волосы зеленые-презеленые, глаза серые и чуть вздернутый нос. Стройные ножки обуты в серебряные туфли, одна ножка забинтована ниже колена.
        Девочка весело рассмеялась и забегала вприпрыжку.
        - Уже и не больно, - сказала она сама себе и глянула вниз. - Чего же ты стоишь, Егор?! - крикнула она. - Помоги мне сойти…
        Изумленный Егор молча повиновался и посадил ее на перевернутое блюдце.
        - Кто ты, как тебя зовут? - спросил дедушка Осип, поправляя очки. Густые брови его сдвинулись, но карие глаза смотрели ласково и добродушно.
        - Я - Елочка, - ответила девочка.
        - Надо же! - крякнул дедушка.
        - Давайте поднимем тост за дружбу, - предложила Елочка. - Но, я вижу, мне не из чего выпить…
        Дедушка ушел в другую комнату. Порывшись в комоде, он отыскал старый бабушкин наперсток и принес его Елочке.
        - Ой, какое ведро! - вскрикнула Елочка и захлопала в ладоши.
        - Это… не ведро, - смутился дедушка, - а твой бокал.
        Все разместились, выпили и принялись ужинать. За окном гудел ветер. Мороз торопливо разрисовывал окна узорами: домов в селе много, и работа ему предстояла изрядная.
        Поужинав, Елочка достала из-за пояса носовой платок, вытерла губы, поправила платье, волосы и повернулась к Егору:
        - Спасибо тебе, Егор, и вам, дедушка, за хлеб и соль. Я хочу за добро отплатить добром. Слышала ваш разговор… Трудно справиться с Мур-Веем, но вы можете располагать мной.
        - Чем же ты нам поможешь? - спросил Егор.
        - Надо подумать, - рассудительно ответила Елочка.
        - Узнать бы, где живет волшебник Мур-Вей! - вздохнул дедушка.
        Все задумались. В комнате наступила тишина, и тут под кроватью цокнула мышеловка. Дедушка достал ее. В мышеловке сидела толстая белая мышь с маленькими, как бусинки, красными глазами.
        - Надо же! - обрадовался дедушка. - Отдам ее коту Ваське - новогоднее угощение…
        - Дедушка, - взмолился Егор, - отпусти ее на волю. Пусть живет. Отпусти, я тебя очень прошу.
        Дедушка подумал с минуту, открыл дверцу мышеловки и выпустил пленницу. Белая мышь смахнула хвостиком пыль с шерсти и пискнула человеческим голосом:
        - Спасибо, Егор! Меня зовут Чарус. Родом из Каира. По профессии - путешественница. И такая любопытная, что не могу долго сидеть на месте. Я притаилась под кроватью и тоже слушала ваш разговор. Потом смотрю: домик из проволоки - и решила заглянуть в него, но… Правда, коту я не досталась бы, но спасибо, Егор, на добром слове. Хочу и я помочь тебе найти Мур-Вея. Советую обратиться к царю птиц Симургу: тот все знает.
        Егор хотел что-то спросить, но Чарус продолжала:
        - Есть в городе Пятигорске, на Кавказе, Каменный Орел. Если ты скажешь ему в двенадцать часов ночи:
        Чи-ри-ле, чи-ри-ле,
        Ты не спи на скале,
        А собратьев встречай,
        Из беды выручай, -
        он объяснит, как добраться до Симурга.
        - Ого, - сказал дедушка, - путь далекий…
        - Если я вам понадоблюсь, - сказала на прощание Чарус, - произнесите: «Чи-чи-чи, прискачи!», трижды повторите мое имя, и я явлюсь.
        Она ударила хвостом об пол и исчезла.
        - Как же теперь быть? - спросила Елочка.
        - Не знаю, - задумался Егор.
        - Давайте, ребятки, поспим, - предложил дедушка. - В народе говорят: утро вечера мудренее!
        3
        Утром первым поднялся дедушка. Бесшумно вышел во двор, наколол дров, растопил печь. Потом выбрался из-под одеяла Егор:
        - С добрым утром, дедушка!
        - С добрым утром. Поднимайся, помощник. Пора готовить завтрак.
        Егор глянул в угол комнаты: там, на игрушечной кровати, спала Елочка. Он включил радио - начался урок спортивной гимнастики.
        Елочка сладко потянулась, открыла один глаз, потом другой, зевнула и окончательно проснулась.
        - Оп-ля! - бодро воскликнула она, услышав музыку, и соскочила на пол.
        Прислушиваясь к мелодии и голосу преподавателя, она старательно выполнила все упражнения.
        - Переходите к водным процедурам, - сказал диктор, и Елочка кинулась к умывальнику.
        Холодной водой вымыла она лицо, шею, уши. Потом почистила зубы, вытерлась мохнатым полотенцем, оделась и весело поздоровалась:
        - С Новым годом!
        - С Новым годом! - ответили ей Егор и дедушка Осип.
        Завтракали молча. А потом дедушка и Егор убрали со стола, усадили Елочку в игрушечное кресло-качалку и открыли семейный совет.
        - Я вернусь к папе, - предложил Егор, - и попрошу, чтобы он поехал в Пятигорск.
        - Нет, - возразила Елочка, - хорошо бы тебе самому взяться за дело.
        - Я с удовольствием, - ответил Егор. - Но как?
        - Что это такое? - спросила Елочка, указывая на белоснежный игрушечный вертолет.
        Дедушка и Егор объяснили ей.
        - Вот и отлично, - обрадовалась Елочка. - Я сумею оживить вашу «Снежинку».
        - Но Егор не поместится в ней, - напомнил дедушка.
        - Я сделаю так, что Егор станет на время одного со мной роста, и мы вместе полетим в Пятигорск. Не забывайте, - убеждала Елочка, - что волшебник Мур-Вей, возможно, следит за отцом Егора и московской милицией… Но ему в голову не придет, что против него будет действовать Егор.
        - План хорош, - похвалил дедушка.
        4
        Вечером наши путешественники готовились к отлету. Осмотрели вертолет, кое-что подправили, проверили, все ли приборы на месте. Потом Елочка подошла к вертолету, потерла его белый борт своим волшебным перстнем и громко произнесла:
        - Чон-чон-чонолет, оживи, наш вертолет!
        Внутри «Снежинки» застрекотал мотор, и на концах всех трех лопастей зажглись красные огни.
        Затем Елочка повернулась к Егору, направила на него тонкий лучик из своего перстня и сказала:
        - Чон-чон-чонолет, для «Снежинки» есть пилот!
        Только вымолвила она последнее слово - Егор исчез… То есть он никуда не исчезал, а стал маленьким, как Елочка. Дедушка дважды снимал и надевал очки, прежде чем отыскал его далеко внизу.
        У Егора захватило дух: его окружали огромные стены, в открытой печи бушевал огонь. Огня было не меньше, чем в вулкане. Рядом уходили вверх четыре мощные колонны. Он догадался, что это ножки стола. Посередине комнаты стоял великан с глазами круглыми и яркими, как прожекторы. Это был дедушка Осип в очках, отражавших лучи заходящего солнца.
        - Ну… пойдем, - смеясь, сказала Елочка и подвела Егора к вертолету.
        Егор открыл дверцу пилотской кабины. На сиденье лежали кожаные брюки и такая же летная куртка. И все на молниях.
        Запасшись едой (горючего и масла для мотора им не требовалось, ведь вертолет был волшебный), маленькие авиаторы попрощались с дедушкой, тщательно привязались к сиденьям ремнями, надели шлемофоны (так называются летные шлемы с радионаушниками) и закрыли дверцы кабины.
        - А как же управлять вертолетом? - спросил Егор.
        - Очень просто, - объяснила Елочка, - тебе только нужно про себя произнести слова приказа - и вертолет сам выполнит твое желание.
        - Вот это машина! - восхитился Егор.
        Когда все приготовления были закончены, Егор, сидевший на левом командирском кресле, негромко сказал: «Взлетаем!» - и…
        Лопасти завертелись быстрее и быстрее и вскоре превратились в прозрачный круг с красной светящейся каймой. Вертолет легко оторвался от пола.
        Поднявшись метра на два, Егор накренил машину и выполнил левый вираж, потом - правый и пошел жужжать по всей комнате. То он взлетал под потолок, то камнем падал вниз, то у самого пола вновь взмывал вверх.
        - Как хорошо! - вырвалось у Елочки.
        Дедушка распахнул форточку и отошел в сторону. Вертолет сделал прощальный круг и исчез…
        Глава третья
        Говорит «Снежинка»!
        1
        Они летели через всю Москву. Над ними мерцали тысячи звезд, а внизу до самого горизонта как бы раскинулось второе небо - столько огней зажгла ночная столица. Гирляндами огней обозначились широкие улицы. По ним скользили темные жучки - автомобили с белыми усиками - лучами фар. То и дело в небо устремлялись искры фейерверков: москвичи весело праздновали Новый год.
        Вот и Ленинские горы. Университет. Он напоминает сооружение из серого льда и светится сотнями окон. А вот и световая дорожка Внуковского аэропорта. Сперва красные огни, потом зеленые, потом белые. Сюда беспрестанно прилетают самолеты всех стран мира. Жители далекой Африки и островов Полинезии, Америки и Австралии стремятся к нам. Отсюда во все концы вылетают самолеты Аэрофлота.
        На земле - в аэровокзале Внуково - тепло и уютно. А на воздушных трассах, да еще ночью, - одиноко и сумрачно. Только невидимые радиолучи связывают тех, кто в полете, с теми, кто руководит их движением, то есть диспетчерами.
        Егор включил радиоаппаратуру и, нажав кнопку передатчика, произнес:
        - Внуково, Внуково, говорит «Снежинка». Разрешите выйти на южную кавказскую трассу.
        - Выход на трассу разрешаем, - ответили ему с земли. - Занимайте тысячу восемьсот метров и следуйте через Серпухов, Венев и Воронеж.
        - Вас понял. Занимаю высоту тысяча восемьсот.
        Серпухов встретил их яркими огнями, а вот город Венев они еле отыскали, несмотря на ясную погоду. Наверное, веневцы привыкли рано ложиться спать или закрывают окна ставнями.
        От Венева они полетели на Воронеж. Через пять-шесть минут внизу показались белое замерзшее озеро и город на берегу с заводами и дымящими трубами. Это Иван-озеро, откуда берет начало великая река Дон; а город называется Новомосковск.
        Кто летал, мои юные читатели, тот знает, как приятно ощущение полета, как широко открывается взору земля с высоты, как величественно движется она далеко внизу в ясную погоду.
        А задумывались ли вы над тем, сколько неожиданностей дарит нам длительный перелет? Ведь погода никогда не бывает одинаковой на большом пространстве. То мрачные горы облаков преграждают вам путь в воздухе, то невидимые вихри стремятся перевернуть машину, как волны на море, то крохотные капли влаги, прилипая к вертолету или самолету, мгновенно превращаются в крепкий, тяжелый лед…
        Такие неожиданности появлялись и на пути Егора и Елочки.
        Ростов-на-Дону они пролетели ночью. Едва под ними показался левый берег Дона, как маленький вертолет вошел в облака, и началось обледенение. Вертолет затрясло, как в лихорадке, и потянуло к земле. Пришлось увеличить обороты мотора, но машина отяжелела, лететь становилось опасно. Егор пустил в лопасти ротора горячий воздух, и куски льда теперь таяли и с шумом срывались с воздушного винта.
        - Мы попали в обледенение, - доложил Егор по радио.
        - Немедленно займите две тысячи четыреста метров, - приказал Диспетчер.
        Небо в ту ночь походило на слоеный пирог: внизу воздух, смешанный с дымом заводов, а потом слой облаков, опять воздух, но уже чистый, опять облака и снова воздух, еще чище.
        На высоте две тысячи четыреста метров они вырвались из холодных объятий облаков, и обледенение прекратилось. В толпе звезд светила луна, и нашим авиаторам казалось, что они летят теперь над серебристой снежной тундрой.
        Высоко над ними пролетел встречный «ТУ-104». Гигант торопился в Москву и с каждым часом оставлял за собой тысячу километров звонкого морозного пространства. В лунном небе вился тонкий кудреватый след.
        За Ставрополем их полетом руководил Диспетчер аэропорта Минеральные Воды.
        - Вижу вас на экране радиолокатора, - сказал он. - Осталось сто километров. Займите высоту тысяча двести метров.
        - Понял вас, - ответил Егор и перевел «Снежинку» на планирование.
        В районе Минеральных Вод облачность была меньше. И вскоре показалась земля. На станции, как гусеницы, ползали электропоезда, одинокий паровоз дымил, словно курительная трубка.
        - Видите справа от себя гору и на ней мачту телецентра, обозначенную поясами красных огней? - спросил Диспетчер Минеральных Вод.
        - Вижу…
        - Это гора Машук, а у ее подножия - город Пятигорск. Направляйтесь к горе и снижайтесь до двухсот метров.
        Егор едва успел занять двести метров, как Елочка радостно воскликнула:
        - Вон Каменный Орел! - и указала влево.
        Сомнений не было: на длинной Горячей горе, возвышаясь над парком и городом Пятигорском, застыло изваяние Каменного Орла.
        2
        Сделав круг на малой скорости и осветив скалистое подножие Каменного Орла лучами ярких фар, Егор выбрал ровную площадку. Вертолет повисел немного над ней и осторожно приземлился. Егор с Елочкой сошли на скалу. В нескольких шагах от них величественно возвышался Орел, погруженный в каменный сон. В лапах его застыла скорчившаяся змея. Голова Орла опущена и склонена набок.
        Ровно в полночь Егор громко произнес:
        Чи-ри-ле, чи-ри-ле,
        Ты не спи на скале,
        А собратьев встречай,
        Из беды выручай.
        Каменный покров Орла стал медленно спадать, под ним появились перья. Глаза птицы заиграли живым блеском, сильный изогнутый клюв трижды щелкнул. Пошевелив крыльями и отряхнувшись от снега, Орел зло ударил клювом в голову ожившей змеи.
        - Кто осмелился нарушить мой сон? - картавя, крикнул он, и в глазах его вспыхнул недобрый огонек.
        - Не сердись, Великий Орел! - сказал Егор. - Я летчик, твой собрат. Я хочу знать, где находится царь птиц Симург… А почему ты прикован к скале?
        Шумно вздохнув, Орел повернулся в сторону двуглавой горы, сверкавшей на горизонте в лучах луны, и ответил:
        - Видишь гору? Это Эльбрус, древние звали ее Каф-Даг. На большой вершине Каф-Дага, в ледяном дворце, живет седовласый царь птиц Симург. Одним глазом он смотрит в прошлое, другим - в будущее. Когда Симург мрачен, темные тучи набегают на Каф-Даг, мороз сковывает водопады и потоки, на поля и луга ложится снег, мчатся вьюги, сметая все на пути. Горе птице, если она в такую погоду поднимется в воздух! Но однажды удаль разгорячила мою кровь. Я ударил крыльями о колючие струи ветра и взвился над облаками вместе с этой змеей, собираясь позабавиться ею в вышине. Она хвастала мудростью, а я пожелал превзойти ее мужеством. Но едва я поднялся над Каф-Дагом, разгневанный Симург взглянул на меня - я окаменел и упал на эту скалу, осужденный на вечный сон!..
        - Понимаю тебя, Великий Орел, - сказал Егор. - У тебя смелое, а значит, и доброе сердце. Помоги мне…
        Орел испытующе посмотрел на маленького летчика и закартавил:
        - Я могу убить тебя и твою подругу одним слабым ударом своего клюва.
        - Есть ли смысл это делать, Великий Орел? - сказал Егор. - Я прилетел к тебе не за смертью. Разве осмелился бы я беспокоить тебя из-за такой мелочи?
        - Ты прав, - проворчал Орел. - Я могу служить тебе проводником к Симургу. Но хватит ли у тебя духу?
        - Даю тебе в этом слово, - с жаром ответил Егор.
        - Дающий слово - силен, исполняющий его - могуч, - сказал Орел. - Ты хотя и маленький, но настойчивый. Будешь лететь со мной рядом.
        3
        Он взмахнул крыльями, оторвался от земли и так быстро стал набирать высоту, что вертолет едва поспевал за ним.
        В полумраке на них надвигалась громада Каф-Дага. Черные тучи зловеще клубились внизу, окутывая скалы и ледники. Повалил густой снег.
        Слева от вертолета и немного впереди летел Орел. Иногда он поворачивал голову и, как бы желая подбодрить Егора, покачивал крыльями.
        За Пятигорском снегопад прекратился, и Егор увидел на вершине Каф-Дага залитый огнями ледяной дворец Симурга. По углам дворца высились четыре узкие башни. На их крышах сидели ледяные птицы с поднятыми крыльями. Орел помахал крылом и скрылся в глубине ущелья. Егор и Елочка остались одни.
        Егор еще раньше приметил у ворот удобную гладкую полосу льда и точно спланировал на нее.
        У главного входа бил пышный фонтан. Между серебристыми нитями воды носились, как искры синего света, маленькие птички с блестящим оперением.
        Крыша дворца из прозрачного ярко-голубого камня скрывалась в белом, застывшем от мороза облаке.
        Двор выложен тяжелыми гранитными плитами. От ворот до парадного входа постлан красный ковер. Стены дворца покрыты ледяными украшениями.
        - Подожди меня здесь, - сказал Егор Елочке. - Я скоро приду…
        В воротах Егора остановил филин с круглыми зелеными глазами. Ударами клюва о ледяной гонг он отсчитывал время.
        - Куда спешишь? - спросил филин. - Тот, кто торопится, не умеет управлять собой.
        - Сейчас не так поздно, чтобы опоздать, но и не так рано, чтобы не спешить, - объяснил Егор.
        - Проходи, - сказал филин и ударил в гонг.
        Егор взглянул на свои часы - они показывали час ночи.
        Подойдя к дворцу, Егор увидел большой вход и по бокам два маленьких. Поразмыслив, он прошел внутрь под самым высоким сводом. Перед ним появился ворон. Склонив голову набок, он спросил:
        - Зачем ты здесь?
        - Я хочу видеть царя птиц, всезнающего Симурга, - ответил Егор.
        - У тебя к нему дело?
        - Да.
        - Ты дерзок, - хлопнул крыльями ворон. - Но умен ли ты? Ответь на три вопроса. Вот первый: какой враг самый опасный?
        - Тот, которого плохо знаешь, - сейчас же ответил Егор.
        - Верно! Какой ветер самый плохой?
        - Для тех, кто летает? На земле - попутный, а в полете - встречный.
        - Что ж, и это правда. А что такое смелость?
        - Умение владеть собой! - четко ответил Егор.
        - Проходи.
        Егор вошел в высокий, просторный зал. В глубине его на белом мраморном троне сидел царь птиц Симург. Тело и крылья у него были орлиные, но голова - человеческая, с длинной седой бородой. Высокий лоб увенчивала золотая корона с драгоценными камнями. Тонкий длинный нос с горбинкой сильно выдавался вперед. Вокруг него суетилось несметное количество птиц. Попугаи развлекали его новыми остротами. Соловьи ласкали царственный слух нежным переливчатым пением. Поочередно подходили к нему сороки с блестящими предметами, украденными у людей. Вороны нараспев читали Симургу философские трактаты.
        Но Симург ни на кого не обращал внимания. У него было такое лицо, словно он пришел к врачу на уколы.
        Закрыв один глаз, он глянул в прошлое и произнес:
        - Ты Егор. Я знаю, зачем ты здесь. - Подумав, он посмотрел другим глазом в будущее и продолжал: - Лети в Страну Жаркого Солнца, там живет Мур-Вей. Не бойся: нет беды, у которой не было бы конца. - И, устало прикрыв оба глаза, он умолк.
        - Я знаю, где Страна Жаркого Солнца, - сказал Егор. - Но в каком месте мне искать там Мур-Вея?
        Симург молчал.
        На Егора накинулись сороки.
        - Как вы смеете тревожить покой Великого Симурга?! - верещали они. - Вы не дурак, должны и сами догадаться.
        Он уже был у выхода, когда Симург шевельнул крылом и добавил:
        - Мур-Вей раньше жил в городе Кахарде.
        …Обратно они летели без приключений. Когда внизу появилась знакомая вершина Горячей горы, Орел еще медленно кружил над ней. Но только Егор посадил вертолет на площадку, Великий Орел вдруг стремительно взвился вверх и исчез в ночном небе.
        С тех пор никто его больше не видел. Он исчез навсегда. На его месте жители Пятигорска установили Бронзового Орла.
        Глава четвертая
        В Стране Жаркого Солнца
        1
        Больше двух тысяч километров пролетели Егор и Елочка - через Каспийское море и пустыни, через горный хребет и достигли наконец Страны Жаркого Солнца.
        Вскоре в долине показался древний город Кахард. Когда то он считался самым богатым на Востоке, пристанищем мудрецов и волшебников. В центре его находились базарная площадь и пестрая мечеть с минаретами, иглами вонзившимися в небо.
        Вертолет покружил над городом, и внимание Егора привлек дом под железной крышей, чем-то напоминавшей военную фуражку Увидев издали чердачное окошко, Егор влетел в него…
        В светлом и сухом углу чердака они облюбовали подходящее место и растянули брезентовую палатку.
        Каждый день Егор улетал в город, садился на площадях, на глухих улицах и слушал, что говорят люди. Но ни разу никто не упомянул имени Мур-Вея. А время шло. Егор нервничал.
        2
        Странный, доложу я вам, этот город Кахард, не похожий на те, в которых бывали вы, мои юные читатели. На крутые склоны лесистой горы взобрались просторные улицы верхней части города. Дома здесь хоть и маленькие, да всякий на свой манер, ярких расцветок, с балкончиками и башенками и все в цветах.
        Над ущельем и ревущими потоками висят ажурные мосты; в прозрачных заводях плавают золотые рыбки.
        Только некому любоваться этой красотой. Еще недавно жили здесь волшебники всего света. И вдруг таинственно исчезли…
        В нижней части города, на берегу реки, жилища были победнее и улицы узкие. Здесь жили крестьяне, ремесленники, рыбаки.
        Однажды, пролетая над Кахардом, Егор заметил рекламный щит с выгоревшей от солнца надписью: «Пользуйтесь воздушным транспортом!» и длинную стрелу рядом, указывающую на запад. Полетел Егор в этом направлении и вскоре увидел воздушный замок, обветшалый и запыленный. На нем тускло светились крупные буквы: «Аэропорт».
        Егор сделал несколько кругов над аэродромом.
        В ангарах лежали без дела рассохшиеся летающие сундуки и затрепанные ковры-самолеты, дырявые ступы, старые метлы. На перроне безлюдно. Круглые часы на здании аэровокзала остановились, и даже некому их было завести.
        Залетев в пустой зал ожидания, Егор покружил над диванами и креслами и повис перед «Расписанием рейсов». Из него он узнал, что ковры-самолеты использовались на местных линиях, а летающие сундуки - на дальних, что с жалобами следовало обращаться к начальнику аэропорта Кащею Бессмертному или к начальнику отдела перевозок Соловью-разбойнику.
        «В случае задержки рейса, - прочел Егор, - пассажиру выдается скатерть-самобранка, и он может питаться за счет аэропорта».
        Волшебники, дети и сочинители сказок пользовались воздушным транспортом Кахарда бесплатно, а все прочие - приобретали билеты.
        В конце зала Егор заметил справочное бюро, заглянул в овальное окошко и отшатнулся. В тесной каморке, скрючившись, сидела Баба-Яга и вязала чулок из паутины, которой было вокруг более чем достаточно.
        Почуяв человека, она принюхалась так, что длинный крючковатый нос ее задвигался, подняла голову и удивленно произнесла таким глухим голосом, будто говорила в стеклянную банку:
        - Это еще кто? По духу - человек, а по виду - вроде бы наш, волшебник… Откуда будешь?
        - Здравствуйте, бабушка. Из России я.
        - A-а… Здравствуй. Земляк, значит. Жила я в тех краях и долгохонько, да вот переселилась. Почти вся волшебная сила здесь обосновалась. Век такой - теряют люди к нам доверие…
        - А почему такое запустение здесь?
        - Твоя правда, - вздохнула Баба-Яга. - Хворость какая-то напала на волшебников наших, вроде епидемии, значит… И пошли дела на убыль. А потом тут один бойкий такой, видать басурманин, санаторий открыл - и они все к нему уехали.
        - А вы что же, бабушка?
        - Оно, конечно, не мешало бы: давно чую колотье в груди и ломоту в суставах. Но место у меня не ахти какое ответственное… Начальник аеропорта прямо сказал: на твоей должности черед на путевку не скоро дойдет. Вяжи, говорит, да за оборудованием присматривай. Порядки тут свои, не мной установленные. Отошли денечки: была я домовладелицей, всеми почитаемой, а нонче и избушки своей лишилась. Трудно в емиграции… Кабы знала, что примут обратно, - запросилась бы. И пенсии не дают, говорят: еще послужишь…
        - А далеко ли будет санаторий ваш, бабушка?
        - Тебе-то что?! - насторожилась Баба-Яга. - Это волшебная тайна, не всякому говорить ее положено. Ты, я вижу, при деле, а докучливый…
        - Это я так просто, - смутился Егор. - Вижу, что в справочном бюро сидите, и спросил.
        - Я только о том справки даю, что и без того всем известно… Не то отбоя от клиентов не будет! Я уж эту профессию изучила… А ты где остановился, касатик?
        - В доме Бен-Али-Баба.
        - У-у-у! - завыла Баба-Яга и застучала об пол костяной ногой. - Прочь, разбойник! Небось, из его шайки?.. Пусть он не надеется, обманщик, что ему это все даром пройдет. Пользуется тем, что волшебников сейчас нет, и продает их дома глупым людям, выдавая за свои… Я вот тебя!
        Но тут, повинуясь приказу Егора, вертолет вылетел из аэровокзала и, набирая скорость, помчался к городу.
        Немного дал Егору этот столь неожиданно окончившийся разговор, но все же было над чем задуматься. Одно ясно: не все благополучно в Кахарде, и впредь Егору следует вести себя еще более осмотрительно.
        Вспомнил он и своего «хозяина»… Это был высокий мужчина с курчавой бородой. Темные глаза его глядели на всех властно и зло.
        Если бы Бен-Али-Баб узнал, что Егор и Елочка нашли приют на чердаке его дома, - наверное, плохо пришлось бы им…
        3
        На Востоке день отдыха не воскресенье, а пятница. В ближайшую пятницу Егор слетал на базарную площадь. Приземлившись во дворе мечети в час, когда она пустовала, он спрятал вертолет под кустом и незаметно выбрался на площадь.
        Вокруг стоял невообразимый шум. Сотни великанов, сидя на корточках возле своих товаров, выкрикивали что-то и отчаянно жестикулировали. Огромные животные грозно отфыркивались, поднимая душные вихри.
        Конечно, вы поняли, что все это были обычные ослы и лошади и обычные торговцы. Просто Егор был слишком мал.
        - Кому воды? Холодной воды! - призывали мальчишки, снуя по базару с узкими глиняными кувшинами.
        - Продается ишак, правоверные! Совсем дешево! Договаривайтесь о цене прямо с ним. Сколько раз он прокричит - столько и золотых монет ему цена…
        Но ишак кричал без перерыва, и его рев отпугивал покупателей.
        - Убирайся со своим гордецом, - гнали они голодранца, водившего за собой ишака. - Он возомнил о себе и назначил такую цену, что у самого Магомета не хватит денег, чтобы заплатить за одну его голову.
        - Не скупитесь, люди: мой ишак предсказывает будущее…
        - Продаю халат. Шелковый халат отдаю за два червонца.
        - С ума сошел. В твоем халате три дыры!
        - Чудной человек. Возьми кинжал и сделай в нем столько дыр, сколько захочешь. Но сперва заплати червонец, так и быть…
        - Плов, рисовый плов! Кто заплатит двойную цену, одну порцию получит бесплатно…
        - Воды! Кому холодной воды?
        Тут и там пестрели расшитые золотом ткани. Расписная звонкая посуда из обожженной глины, горы сочных фруктов лежали прямо на земле.
        Слепой, сидя на старом коврике, ударял костлявыми пальцами в тугой бубен с медными кольцами и, тряся ветхой бородкой, пел заунывную песню.
        Егор обвел взглядом базарную площадь, но подойти к шумной толпе, где его могли затоптать, не решался.
        У мечети, в тени абрикосового дерева, собралась группа оборванцев. Нет преступления, на которое они не согласились бы ради куска хлеба. Они курили трубки из букового корня с длинными тростниковыми мундштуками и слушали подсевшего к ним человека. Его голос показался Егору знакомым. Он подобрался ближе, прячась за камнями, и узнал Бен-Али-Баба. Тот медленно говорил:
        - Воля аллаха нерушима. И да несчетно продлятся дни того, кто сумеет постоять за бога, себя и свой дом.
        - А если у меня нет своего дома и я забыл, что такое хлеб, чем продлить мне свои печальные дни? - спросил юноша-нищий.
        - Юноша задал дельный вопрос, - поддержал его другой собеседник. - Ответь ему.
        - У кинжала два лезвия, - понизив голос, продолжал Бен-Али-Баб. - Одно для того, чтобы добыть себе богатство, а другое - чтобы его охранять…
        - Это старый закон… - вставил кто-то из присутствующих.
        - Это вечный закон! - вновь повысил голос Бен Али-Баб. - У языка тоже две стороны: одна чтобы славить аллаха, другая - чтобы скрывать правду.
        - Мы умеем молчать, - ответил за всех высокий оборванец, прислонившийся к дереву. - Выкладывай, чего ты хочешь от нас?
        - Кто желает иметь деньги, пусть возьмет оружие, завтра утром пойдет в горы и сделает то, что я прикажу.
        - А если нет оружия?
        - Я дам его.
        - Я согласен! - крикнул юноша-нищий.
        - И я! И я!.. - раздалось несколько голосов.
        Бен-Али-Баб внимательно оглядел всех и заговорил так тихо, что Егору пришлось перебежать за другой камень, поближе.
        - Солнце освещает только деяния аллаха, поэтому мы должны сделать свое дело в темноте. Есть в горах Чинар-бек. Вы знаете это старое дерево. Завтра, перед восходом солнца, мимо него по Столетней дороге пройдет караван… Какие-то ученые едут к нам, чтобы узнать историю нашего города… Но это вас не касается. Ограбите караван, а я вам заплачу за это.
        Домой Егор вернулся под вечер. Вылез из вертолета и видит: Елочка лежит на полу чердака и машет ему рукой. Он тихо подошел к ней, нагнулся.
        Сквозь узкую щель они услышали, как Бен-Али-Баб громко говорил жене:
        - Если ученые, что едут сюда, действительно узнают историю Кахарда, нам несдобровать. Они расскажут всем, что я продаю чужие дома, временно покинутые волшебниками. История всегда упирается в сегодняшний день…
        - Не пора ли нам убежать? - услышали они женский голос.
        - Нет, - зло ответил Бен-Али-Баб. - Я еще не все пустые дома продал… Успеем. Пусть лучше эти ученые завтра на рассвете потеряют свои головы! Я хочу продать весь город, а тогда и убежим.
        Услышав о готовящемся нападении, Егор решил предупредить тех, кого Бен-Али-Баб наметил себе в жертву.
        4
        В небе повисла серебристая тучка. Бледная луна спрятала в нее, как в муфту, свои лучи. Еле видная в полумраке серая лента дороги изгибалась между скал, то сбегая в трещину, то взбираясь на крутой склон.
        Скрытый тенью гор, по дороге двигался караван верблюдов. Предрассветный прохладный ветерок посвистывал в кустарнике и уносил в ущелье дорожную пыль. Впереди каравана шел проводник и в длинной песне воспевал все, что видел вокруг.
        За поворотом дороги показался Чинар-бек. Под его ветвями могли укрыться сто человек.
        Продолжая напевать, проводник вытащил из-за пояса пистолет и оглянулся. Его товарищи сделали то же. Потом проводник набил табаком трубку и зажег спичку Ярко вспыхнул огонек, осветил его напряженное лицо: видно было, он ожидал чего-то недоброго и зорко осматривался.
        Едва он поднес огонь к трубке, как из-за скалы выбежал широкоплечий человек. В руке нападавшего блеснул нож…
        Караван остановился.
        Из засады выскочили бандиты и с воем и криками кинулись к нагруженным верблюдам. Они не знали, что караван сопровождала сильная охрана.
        Поднялась беспорядочная перестрелка. С первой же минуты стало ясно, что перевес на стороне охраны. Бандиты обратились в бегство.
        А рядом летал Егор на своем вертолете. Это он предупредил караван, и ученые успели вызвать охрану. Егор наблюдал за схваткой и радовался поражению бандитов.
        Но где Бен-Али-Баб? Неужели ему удалось бежать? В лучах восходящего солнца Егор увидел роскошно одетого бородача, взбирающегося на холм, где рос Чинар-бек. Вот уже ему удалось взобраться на вершину холма, и он во весь дух побежал к дереву. Конечно же, это Бен-Али-Баб!
        Сделав круг и убедившись, что нападение отбито, Егор полетел к Чинар-беку. К его удивлению, Бен-Али-Баба там не оказалось!
        Может быть, негодяй спрятался в густых ветвях? Егор со всех сторон осмотрел дерево: бандита там не было.
        Не провалился же он сквозь землю!
        Егор пошел на посадку и приземлился у самого ствола. Он хотел во что бы то ни стало выследить бандита. Отстегнув ремни, Егор вылез из вертолета. Почему-то солнце заметно померкло. Удивленный Егор поднял голову: крепкие ветви чинара сами собой быстро клонились к земле, и вскоре стало темно.
        Егор понял, что попал в западню.
        Глава пятая
        В поисках друга
        1
        Елочка была в отчаянии.
        В субботу утром Егор улетел и до сих пор не вернулся, хотя прошло уже много времени. Девочка подолгу стояла возле чердачного окошка, она совсем пала духом. И вдруг вспомнила: Чарус! Она засмеялась и громко крикнула:
        - Чи-чи-чи, прискачи, Чарус, Чарус, Чарус!
        В темном углу чердака послышался шорох, и перед Елочкой появилась старая знакомая - белая мышь.
        - Здравствуй, Елочка! - поздоровалась она. - Что произошло? Где Егор?
        - Я сама не знаю, где он, - ответила девочка. - Может, ты поможешь моему горю? Когда я стану взрослой, моя волшебная сила разовьется полностью. А пока я еще просто волшебный ребенок и многого не умею. Егор улетел вчера утром…
        И она рассказала, как все случилось.
        - Печальные вести…
        - Разыщи его, Чарус, ты же все умеешь!
        - Увы, Елочка, это далеко не так. Мы с тобой одни и можем говорить откровенно. Когда-то очень давно среди мышей - белых и обыкновенных - появилось несколько волшебниц. Они были наделены только одной способностью - исчезать в одном месте и быстро появляться в другом… От этих необыкновенных путешественниц пошли поколения. Вот почему люди иногда удивляются: «Только вывели мышей в доме, а они снова появились! Откуда?..»
        - И ты одна из таких путешественниц?
        - Да, Елочка. Ну ладно, что ж теперь горевать, надо искать Егора. Садись ко мне на спину.
        Елочка взобралась на белую мышь, и они тронулись в путь. Проскользнув на улицу, Чарус незаметно прокралась мимо людей, сидевших у входа в дом, и вдоль арыка направилась к окраине города. Там зеленели деревья, и Елочка, жительница леса, надеялась встретить кого-нибудь из знакомых.
        Они не знали, кто сумеет указать им, где Егор, и решили спрашивать всех, кто попадется на пути.
        Первой встретилась гусеница Пяденица. Она висела на паутинке, прикрепленной к ветке тутового дерева, и, как заправский акробат, выделывала отчаянные цирковые номера над землей.
        - Здравствуй, Пяденица, - сказала Чарус, с уважением глядя на нее.
        Пяденица чуть кивнула головой, изогнулась вопросительным знаком, затем свернулась бубликом, выпрямилась, но не ответила.
        - Что же ты молчишь, когда с тобой здороваются? - обиделась Чарус. - Это невежливо.
        - Я занимаюсь гимнастикой, - пискнула гусеница, - и не хочу нарушать дыхание. За месяц я съедаю пищи в шесть тысяч раз больше своего веса, и мне нужно сохранить гибкость…
        - Ешь себе на здоровье сколько хочешь, - сказала Елочка, - только скажи, видела ли ты, куда пролетел вертолет?
        - И слышала и видела.
        - А в каком направлении? - спросила Чарус.
        - Не запомнила. Я же всегда верчусь!
        - Ну попробуй вспомнить…
        - Это можно. Один раз он полетел вон туда… Два раза - направо… Три раза - назад… И четыре раза - налево… Точнее сказать не могу.
        - Ну что ж, - задумчиво произнесла Чарус, - для начала и это хорошо. Я бываю на кораблях и кое-что смыслю в морском деле. У моряков есть восемь основных румбов, то есть курсов, - север, восток, юг, запад и промежуточные. Чтобы наверняка найти Егора, будем придерживаться этих направлений и мы.
        - Хорошо, - согласилась Елочка.
        - Начнем хоть с юга, как раз в этом направлении есть дорожка…
        Скоро им повстречался навозный жук, кативший задними лапками ком навоза.
        - О, это собеседник веселый, - приободрилась Чарус. - Здравствуй, Копр.
        - Здравствуй, коль не шутишь, - ответил Копр и, отряхнувшись, сел отдохнуть. - Далеко ли путь держите?
        - Ищем Егора, маленького летчика. Не видел ли ты его вертолет?
        Копр прошептал про себя новое имя, долго думал, приставив лапку к черному лбу, и наконец ответил:
        - Нет, не видел. Вон за тем кустом работает Форус, жук-могильщик, спроси у него.
        - Ничего не знаю, - угрюмо ответил Форус на вопрос о Егоре, расправил блестящие крылья и с жужжанием улетел.
        - Что же нам делать? - спросила Елочка.
        - Поехали теперь на юго-запад, по ходу часовой стрелки, то есть вправо, как поступают моряки. Так… А вот и ящерица Лакерта. Она всегда присматривается и прислушивается ко всему и может знать…
        - Увы! - вздохнула Лакерта. - И я ничего не знаю. Ступайте вон к той горе, там живет лиса Вульпекула. Она такая умная, что, наверное, поможет вам.
        - Ага, это, значит, на западе? По пути, - обрадовалась Чарус, поблагодарила Лакерту и помчалась к горе.
        Лисью нору они отыскали по отвратительному запаху. Из нее выглянула хитрая острая мордочка. Увидев Чарус и Елочку, лиса невольно облизнулась. Глаза ее заблестели.
        - Не устали ли вы, дорогие гости? - сладким голосом пропела она, выползая наружу. - Я очень гостеприимная и с удовольствием уступлю вам свое жилище. Я недавно закончила ремонт квартиры, натаскала мягкой подстилки… Заходите!
        - Чтобы ты нас съела? - насмешливо спросила Чарус.
        - Ой, какие вы страшные слова говорите! - с притворным ужасом вскричала Вульпекула. - Я, кроме мух, теперь ничего не ем. Да и то двух штучек мне хватает на весь день.
        - Ха-ха-ха, - засмеялась Чарус. - Ты только послушай, Елочка, что она такое говорит…
        - Мы не будем заходить к вам, - отказалась Елочка. - Не знаете ли вы, где находится сейчас маленький Егор?
        - Егор? - взвизгнула Вульпекула. - Как же, знаю, знаю… Проходите в гостиную, я тотчас же объясню вам…
        - Не верьте ей, она вас съест! - раздался из норы приглушенный крик попавшего в плен кролика.
        Белая мышь отпрянула и помчалась прочь от жилища разбойницы. Елочка крепче обхватила Чарус ногами, а обеими руками держалась за ее шею, чтобы не упасть.
        Только добежав до небольшого леса, видневшегося на северо-западе, Чарус перевела дух. Над их головами пролетел воробей и, чирикнув, сел на ближайшее дерево.
        - Эй, Пассер, не видел ли ты вертолет летчика Егора?! - крикнула Чарус.
        Пассер был образованной птицей. Он увлекался поэзией, сочинял недурные стихи, но славился удивительной рассеянностью. Лишь после того как Чарус и Елочка хором повторили свой вопрос, Пассер заметил их, промыл горлышко росинкой с ближайшего листа и ответил звучными стихами:
        Пир-р, пир-р, пир-р,
        Облетел я целый мир-р-р,
        Чик-чирик, чур-р-р, чур-р-р,
        Видел множество фигур-р-р…
        Но Егор-р-ра не видал,
        О Егор-р-ре не слыхал,
        Я сижу на дер-р-реве…
        Пассер запнулся, мечтательно закрыл глаза и, щелкая клювиком, принялся подбирать трудную рифму к слову «дереве».
        - Ох-ха-ха! Ух-хи-хи! - затрещала сорока, прячась в ветвях. - Вам придется ожидать неделю, пока он продолжит.
        - А, Пика! - приветливо кивнула Чарус. - Может, ты нам скажешь, куда улетел Егор?
        - Так-так-так, конечно, безусловно, непременно! - затрещала сорока Пика. - Видите, я делаю себе несколько гнезд. В одном буду жить, а другие ложные. Да-да-да! Только это под большим секретом. Ник-кому, ник-кому, ник-кому! Ни слова! - трещала она на весь лес.
        - Но где Егор? - прервала ее Елочка.
        - Все скажу, все скажу, - запрыгала Пика с ветки на ветку. - Вы слышали: Дятел женится на Синице! Но у нее нет ничего, кроме красивого платья, это известно всем! Это знают все! Я думаю, что лучше сороки нет птицы на свете. Я бы не прочь стать женой, но никогда не сознаюсь первая. Пусть Дятел сделает мне предложение, я немедленно соглашусь!
        - Да где Егор? - рассердилась Чарус.
        - Кто? Егор? Таких женихов у меня нет… Ищите сами! Ищите сами!
        - Пошли, - опечалилась Чарус. - От этой пустушки никому нет пользы.
        На северной окраине леска Елочка увидела дрозда Турдуса, вьющего себе гнездо. Оно было такое неряшливое и некрасивое, что Елочка невольно усмехнулась:
        - Смотри, Чарус, какая безобразная корзина.
        Турдус услышал и обиделся.
        - Я забочусь только о том, чтобы стать умным, - возразил он. - Я философ! Мне все равно, в каких условиях я буду жить. Лишь бы я был умнее всех птиц. Я живу тогда, когда думаю, а думать можно где угодно, даже и в этой, как ты ее называешь, корзине. Было бы чем думать! Так-то… - И он постучал концом правого крыла по своему лбу.
        Елочка досадливо отмахнулась, и Чарус побежала дальше. Она перескакивала через камни, взбиралась на холмы и снова сбегала в долины, не обращая внимания на усталость, думая только о том, где найти Егора.
        На северо-востоке Чарус увидела белого скорпиона, гревшегося на солнце, и направилась к нему.
        - Нет, - покачал головой скорпион, - здесь не пролетал ни один вертолет - я отвечаю за свои слова. Вот что, друзья, послушайтесь моего совета и следуйте на восток. Там живут муравьи, которые знают все на свете. И дорога приятная: кругом песок и солнце. Правда, далеко, но это преодолимо для вас.
        К полудню они остановились у края жаркой пустыни. Раскаленный песок жег ноги. Было душно, словно в кочегарке старинного парохода. Лужайки с сочной травой, кустарники и деревья, дарившие тень, остались позади.
        Ни одно живое существо не рисковало появиться в пустыне. Даже коренные жители прятались сейчас в норах. Вокруг тишина, нарушаемая только шуршанием песка и прерывистым дыханием Чарус. Белой мыши досталось сегодня.
        Друзья устроили привал.
        - У меня не хватит силы для перехода через пустыню, - призналась Чарус.
        - Я пойду рядом с тобой, - сказала Елочка, - и тебе будет легче.
        Чарус посмотрела на ее забинтованную ногу, с сомнением покачала головой:
        - В пустыне может заболеть здоровая нога, но чтобы больная стала здоровой… Такого не бывает!
        - Не понимаю, зачем придумали пустыни? - вздохнула Елочка.
        2
        Откуда-то сверху послышалась песня, распеваемая тонкими голосами:
        Пусть ветер несет нас в полете,
        Чем выше, тем лучше для нас,
        И храброе сердце пилота
        Не дрогнет в опасности час!
        В легких струях ветра, вися под длинными и узкими куполами серебристых парашютов, сотканных из прочных паутинок, неслись пауки-пилоты.
        Вся эта компания шумно приземлилась неподалеку. Освободившись от парашютов, паучки наперегонки помчались к белому камню, из-под которого выбегал прохладный ручеек. Утолив жажду, они подошли к Чарус и Елочке и поздоровались.
        - Скажите, пожалуйста, кто вы такие? - спросила Елочка у самого старшего пилота.
        - Мы аэронавты из отряда Ликос! - гордо пропищал командир, надевая парашют. - Мы пролетели уже двести километров, и еще осталось не меньше. А кто вы?
        - Мы ищем маленького летчика Егора, - пояснила Чарус. - Нам надо перебраться через эту пустыню, да вот Елочка и я, мы обе, устали… Не могли бы вы ей помочь, она ведь такая маленькая… А я налегке и сама справлюсь.
        Паучки оживились.
        - Мы с удовольствием поможем в поисках летчика, нашего уважаемого коллеги, - сказал командир, обходя Елочку и осматривая ее со всех сторон. - Но она вовсе не маленькая… Если бы ее можно было уменьшить раз в сорок или разобрать и доставить по частям, было бы проще.
        - Но я не могу разбираться на части, - огорчилась Елочка.
        - Жаль, очень жаль, - сказал командир и стал серьезным.
        Паучки собрались на совет, чертили что-то на земле, размахивая лапками, и громко спорили, то есть вели себя, как и все летчики в мире. Потом командир вышел вперед, встал на голову и выпустил из брюшка тонкую паутинку. Она вытянулась сперва вверх, а потом в сторону пустыни.
        - Прекрасно, - удовлетворенно сказал он, опускаясь на ноги и подходя к Чарус. - Ветер попутный, я сейчас определил его направление. Но для Елочки нужен большой парашют, мы уже рассчитали. Придется вам подождать.
        Он подал команду, паучки разбежались и заняли камешки и бугорки. По следующему сигналу они встали на головы и, сделав стойки, задрали брюшки к небу, выпуская из себя еле видные паутинные нити. Воздух, нагретый раскаленной землей, поднимал нити вверх, они сплетались в вышине и постепенно образовали просторный купол большого парашюта.
        Командир руководил этой ответственной работой. Несколько паучков трудились рядом, сплетая для Елочки удобное и прочное сиденье.
        Когда все было готово, ветер усилился настолько, что мог свободно нести и большой парашют. Елочка расположилась на сиденье, и ее крепко привязали к нему паутинками. Потом паучки разошлись по местам и поднялись в воздух.
        Командир перекусил острыми челюстями паутинный канатик, удерживающий Елочкин парашют, а когда он стремительно взвился вверх, пустился за ним вдогонку.
        Паучки радовались быстрому попутному ветру и весело распевали свою любимую песню.
        Пустыня оказалась меньше, чем предполагала Елочка. Не прошло и часа, как внизу зазеленел лес, и командир отдал приказ идти на посадку.
        Тотчас же паучки стали лапками тянуть к себе стропы, отчего парашюты сузились, и высота стала заметно падать. Командир летел рядом с Елочкой, и она, повинуясь его указаниям, сама с успехом проделала эти несложные маневры.
        Приземлились они на опушке. Паучки-пилоты распрощались с Елочкой и полетели дальше. Елочка махала им вслед, прислушиваясь к удалявшейся песне:
        …И храброе сердце пилота
        Не дрогнет в опасности час!
        3
        В муравьином городе Формика тревога: у одного из входов, на высоте двадцатого этажа, появилось пламя, грозившее пожаром!
        Тысячи муравьев, оставив работу, бежали к месту происшествия. Они с разбегу прыгали в огонь, пытаясь своими телами погасить его и спасти город ценой собственных жизней. С треском сгорали они в танцующих языках пламени. Но пожар не угасал.
        Лишь строгая дисциплина и бесстрашие уберегли городское население от паники. Окружив тесным кольцом огонь и повернувшись спинами, муравьи выпускали в него из брюшка тонкие струйки темной жидкости.
        Дорого обошлась им победа над огнем, но разве можно считаться с жертвами, когда спасаешь свой город!
        Формика была сохранена…
        Мудрец, поэт и летописец Муравьиного царства Руфа подробно описал эту трагическую историю в своей книге.
        Его книга попала однажды в мои руки, и я прочел под микроскопом ту главу, из которой узнал, как Елочка и Чарус появились среди муравьев в тот трудный день.
        Вот она…
        ГЛАВА 1002-я ИСТОРИИ ЦАРСТВА МУРАВЬИНОГО
        сочинение придворного Прозаика, Историка и Оратора, знаменитого и всезнающего, великого ростом и умом, высокочтимого и благородного, неутомимого в Труде и неустрашимого в Споре, искателя Правды и Кавалера всех муравьиных отличий, знатного, но скромного покорителя Пера и Бумаги, справедливого и доброго, Философа и Критика, толкователя Прошлого и предсказателя Будущего, неподражаемого
        Руфы.
        «…И был потушен пожар, и спасена Формика. Что не под силу одному - сделали все! Только в беде познается, кто настоящий гражданин и друг своих друзей.
        После пожара рабочие и инженеры разошлись по своим местам. И тут из леса появились Чарус и Елочка.
        Я находился тогда на вершине лопуха. Увидев меня, они сразу поняли, что это я, тот самый Руфа, о ком написаны сотни книг.
        - Достойный ученый муж, - обратилась ко мне белая мышь с красными глазами, - поздравляем вас всех с победой над огнем!
        - Благодарю, любезнейшая, - ответствовал я. - Для тех, кто действует сообща, не страшны никакие беды. А какова цель ваших странствий?
        - Мы ищем маленького летчика Егора, - объяснила Елочка. - Не слыхали ль вы о нем?
        - Кто-нибудь из нас обязательно знает, где он. Мы, муравьи, - основное население Земли! Если подсчитать, сколько муравьев живет на свете, то получится Самое Старшее Число. Вот почему мы знаем обо всем, что делается вокруг…
        И я решил помочь им и дал сигнал общего сбора.
        И все свободные жители Формики собрались на Площади Обсуждения, где стоит кусок янтаря, в котором содержится мумия муравья, жившего сорок миллионов лет назад. Это основатель нашего рода.
        И, взобравшись на лопух, я рассказал согражданам о просьбе гостей.
        - Внимание к чужой беде облагораживает каждого, - закончил я.
        Выступавшие ораторы поддержали меня и предложили разослать гонцов по всем направлениям, чтобы собрать сведения.
        - А не можем ли и мы оказать вам услугу? - спросила Елочка.
        - Это именно то, чего я хотел, - с удовлетворением подхватил я. - Обладая таким гигантским ростом и исполинской силой, вы можете, если не побоитесь, избавить нас от бед, причиняемых нам Брызгуном.
        И собравшиеся зашевелили усиками, одобряя меня. После обсуждения Елочка взобралась на Чарус, и они двинулись в арьергарде большого отряда воинов. В голове колонны шли наши опытнейшие штурманы.
        Определяя направление по солнцу, штурманы вывели колонну на восточную трассу. Путь был долог, но все участники похода отказались от привала.
        Когда штурманы свернули влево, Чарус спросила:
        - Не объясните ли нам, как узнали вы, что уже пора сворачивать? Иными словами, как вы определили пройденное расстояние? Видите ли, я большая путешественница и интересуюсь навигацией.
        - С удовольствием, почтеннейшая, - объяснил флаг-штурман. - В пути мы ничего не едим, и по тому, насколько худеем, нам известно, сколько мы прошли…
        Наконец подошли к реке, через которую была перекинута сухая ветка, служившая мостом. Здесь и жил Хищный Брызгун, съевший тысячи моих друзей.
        Эта рыба родилась где-то в Индокитае, поэтому Брызгун, гордившийся иностранным происхождением, называл себя Маркизом Индокитайским.
        Руководимый желанием оставить потомкам самую правдивую Историю Муравьиную, я и здесь буду точен…
        Брызгун долго жил в аквариуме, разъезжал по многим странам и участвовал в снайперских соревнованиях.
        И, как мне известно, он имел звание Чемпиона Мира по водоструйной стрельбе. Но потом он зазнался, и хозяин выбросил его в речку, к несчастью всех окрестных муравьев.
        …Елочка еще издали первой увидела это коварное чудовище. С помощью своих сильных плавников Брызгун высунулся из воды и точной струей сбил бабочку, летевшую над речкой.
        И это злодеяние наполнило гневом всех нас.
        - Эй ты, противный Брызгун, - крикнула Чарус, - попробуй сразиться со мной! Я отомщу тебе за тех, кто нашел смерть в твоем желудке…
        Брызгун вытаращил свои большие желтые глаза и, скосив зрачки, метнул струю, но Чарус успела спрятаться за камень.
        И тогда полосатый, голубовато-серебристый Брызгун позеленел от злости. Подплыв к самому берегу, он снова стал прицеливаться, но храбрая Чарус бросилась на него, ухватила зубами за шею и вытащила из воды. И началась жестокая битва. Наши воины поспешили в атаку: на суше Брызгун был уже не так страшен…
        И Формика достойно встретила свою избавительницу!
        И еще не наступила ночь, как я сообщил гостям, что, по сведениям, собранным гонцами, летчик Егор томится в плену, в волшебном подземелье Чинар-бека, находящемся на юго-востоке от города Формики».
        Глава шестая
        Лабиринт чойдов
        1
        Мы оставили Егора у чинара в момент, когда ветви пригнулись к земле и закрыли ему все пути к отступлению.
        Теперь я продолжу описание его приключений…
        Неожиданно в стволе дерева вспыхнул яркими электрическими огнями сводчатый вход, украшенный восточным орнаментом и светящимся изображением Луны. Под Луной горела неоновая надпись:
        Кто войдет - многое потеряет,
        Кто выйдет - многое приобретет!
        Коварный смысл загадочных слов заставил Егора призадуматься. Но то, что сама надпись и огни в глубине входа, похожего на вход в метро, были электрические, успокоило Егора. «Тут есть техника, - решил он. - Значит, и страшного ничего не должно произойти».
        Он прошел под узорчатым сводом и нарисованной Луной, зорко осматриваясь. Егор старался ступать как можно тише. Чем дальше он продвигался, тем уже и темнее становился ход. Стены и потолок оказались выложенными камнями, а пол стал таким гладким, что можно было бы идти и без фонаря, если бы не частые повороты то в одну, то в другую сторону.
        Егор забыл, куда он сворачивал и сколько раз. За одним из поворотов блеснула полоска света. Подойдя ближе, он различил полуоткрытую дверь. Егор толкнул ее и вошел в просторную комнату, заваленную книгами и астрономическими таблицами. На стене висела карта обратной стороны Луны, что была сфотографирована советской космической станцией.
        У письменного стола сидел паук ростом с Егора, грудь у него сияла всеми цветами радуги. Но голова у паука была человеческая. Седые кудри опускались до плеч. Бледное лицо с острой бородкой и маленькими белыми усиками производило совсем не страшное впечатление. Руки у него такие же, как у человека. На холеных белых пальцах блестят перстни. Но остальное все паучье. Услышав шорох, странный паук устало закрыл глаза и проговорил певучим голосом:
        - Нуте-с, что вы принесли мне сегодня, коллега? Покажите, я давно ожидаю вас, - и он медленно поднял веки, из-под которых глянули серые, почти бесцветные глаза.
        Увидев Егора, он растерялся и, вскочив с места, забегал по комнате:
        - Вы от Повелителя Чинар-бека! Нуте-с, присядьте, прошу вас… Я весь к вашим услугам!
        - Я… - начал было озадаченный Егор, но паук прервал его:
        - Не объясняйте! Я уже понял - вы Ревизор. Повелитель говорил, что пришлет вас для проверки нашей работы. Я все, все знаю… - засмеялся он, погрозив пальцем. - Присядьте, пожалуйста. Да, да, я знаю и сейчас сообщу своим уважаемым коллегам приятную весть. - И паук нажал на кнопку какой-то, вероятно электрической, сигнализации.
        «Ревизор так ревизор!» - подумал Егор, усаживаясь в широкое старинное кресло. Он уже смекнул, что его приняли за кого-то другого, которого тут боятся и который должен все здесь проверить - таких и называют ревизорами.
        Громко откашлявшись и стараясь придать своему голосу внушительность, Егор сказал:
        - Начнем с того, что вы мне расскажете, кто вы, где находитесь и чем занимаетесь. Я хочу проверить вашу память.
        Паук несколько раз низко поклонился и застыл в немом ожидании.
        - Как вас зовут?
        - Мое имя Нутес! - громко ответил паук, поднимая указательный палец правой руки выше головы. - Я Главный Врач Волшебного Лабиринта. Раньше я, как и другие мои уважаемые коллеги, был обычным человеком… А потом Повелитель Чинар-бека превратил нас в чойдов, то есть в пауков с человечьими головами и руками.
        - За что?
        - Нуте-с, не угодно ли выслушать несколько подробнее. Вот уже более двухсот лет Повелитель Чинар-бека болеет, и состояние его здоровья постепенно ухудшается. Он стал раздражительным, постоянно жалуется на общую слабость и усталость. Самое загадочное в том, что он неуклонно теряет свою волшебную силу. Только когда он в гневе, к нему порой возвращается способность творить чудеса.
        - И никак нельзя его вылечить?
        - Уже несколько раз он приглашал к себе мудрецов и врачевателей, то есть нас. - Нутес скромно наклонил голову. - Но… Случай такой необычный! Как известно, здоровье зависимо от положения почек и натяжения селезенки, от длины кровеносных сосудов и гибкости позвоночника, от места пребывания души, которая поселяется либо в желудке, либо в груди и редко в пятках, откуда ее палками водворяют на место. Еще и от температуры под мышкой, во рту и под левым коленом. Еще и от зрения, руководимого умом, и от слуха, определяемого характером, и еще от вкуса, связанного с бедностью и богатством… Но все это у Повелителя оказалось в норме. Как видите, не так просто лечить волшебников! Притом каждый из нас оказался столь умен, что никак не пожелал соглашаться с доводами других.
        - Но хоть что-нибудь вы сделали?
        - Посоветовали ему попутешествовать и развлечься. Повелитель надел шапку-невидимку и облетел вокруг света.
        - Помогло? - с интересом спросил Егор.
        - Увы, - сокрушенно развел руками Нутес. - Тогда он снова собрал нас, превратил в чойдов и поселил здесь, в Волшебном Лабиринте, откуда еще никто не смог выйти… Да и куда бы мы могли пойти в таком виде?
        «Плохо дело!» - подумал Егор, а вслух спросил:
        - Насовсем?!
        - До тех пор, пока мы его не вылечим. Но я первым надеюсь сделать это!
        - Как?
        - Нуте-с, не угодно ли взглянуть? Я уже изучил лицевую сторону Луны, а теперь исследую ее обратную сторону: несомненно, где-то там и кроется секрет болезни Повелителя Чинар-бека… Я открыл важное правило: чем серьезнее болезнь, тем дальше следует искать ее причину. Уже поэтому Луна - подходящий объект для изучения.
        - Вы думаете, он лунатик? - прервал Егор.
        - Что вы, как можно?! Ведь с древнейших времен Луна покровительствует волшебникам и колдунам…
        Егор засмеялся и поднялся с кресла. «Повезло мне, - подумал он. - Наверняка я попал в тот самый санаторий волшебников, о котором рассказывала Баба-Яга. И без всяких усилий: вжик! - и готово. Это по мне!»
        - Как имя вашего Повелителя? - спросил Егор.
        - Что вы! - отшатнулся Нутес. - Нам, чойдам, запрещено произносить его… Вы думаете, я позабыл это? Нет-нет, я помню, можете не сомневаться.
        Егор кивнул ему и вышел.
        2
        Новый чойд, к которому попал Егор, оказался еще более странным. Внешне он походил на Нутеса, но борода была длинная, расстилалась по полу и делала его лицо более старым и ученым. На бороде лежало столько бумаг, что он никак не мог подняться.
        К потолку были подвешены весы. На их деревянных чашах высились одинаковые груды бумаги. Два молодых чойда бегали от стола к весам с новыми пачками густо исписанных листков и укладывали их на чаши. Однако весы оставались в равновесии, и их стрелка, похожая на увесистый меч, не двигалась.
        Старый чойд, сидевший у стола, разбирал рукописи дрожащими от волнения и усталости руками, глаза его блестели, как у больного, а тонкие губы шептали:
        - Правый… левый… правый… левый…
        Заметив Егора, он оживился, лицо его стало почтительным.
        - Извините, Великий Ревизор, - умоляюще произнес он, - я не могу стоя приветствовать вас: ученые труды отягощают меня. Я надеюсь первым исцелить Повелителя Волшебного Лабиринта.
        Егор осмотрелся. Над столом висела карта Италии.
        - Если взглянуть на нее, - сказал чойд, - то нельзя не заметить, что Италия похожа на сапог. Не так ли?
        Егор кивнул.
        - Крайне важно узнать, какой это сапог: правый или левый? Ну вот-с, я и взвешиваю свои соображения на Весах Мудрости… Но пока безрезультатно.
        - А когда вам удастся определить, тогда что?
        - Я узнаю, с какой ноги Повелителю надо вставать по утрам, чтобы стать здоровым.
        Егор помахал ему рукой и продолжал обход этого самого необычного в мире лабиринта.
        3
        Видел он больших и маленьких чойдов, а в одной из комнат даже познакомился со звездочетом.
        - Я астролог, - представился чойд. - Я изучаю влияние звезд на жизнь и здоровье людей. Только они откроют мне тайну болезни Повелителя Чинар-бека. Вот Сатурн - планета старцев… Созвездие Рыбы, повелевающее ногами человека… Созвездие Овна, влияющее на состояние головы…
        - Я знаю только одну звезду, счастливо повлиявшую на судьбу людей, - сказал Егор.
        - Как она называется?
        - Красная пятиконечная звезда! - ответил Егор и, не слушая дальнейших рассуждений мудреца-звездочета, зашел в кабинет рядом.
        Там его встретил темноволосый чойд с острыми взглядом и тонким крючковатым носом.
        - А вы кто? - спросил уже начавший уставать Егор.
        - Моя наука - мантика, то есть гадание, - ответил чойд. - Есть сотни способов, но я остановился на арифмомантии - гадании по числам.
        Егор сделал вид, будто его это заинтересовало, и присел, чтобы немного отдохнуть. Чойд-гадатель, польщенный его вниманием, неторопливо и гнусаво принялся докладывать:
        - Я взял имя Повелителя, которое нельзя произносить вслух, и узнал, какой номер в алфавите имеет каждая буква… Затем сложил имеющиеся и получил число семьдесят три. При делении на магические числа три, семь и девять в остатке мы имеем единицу или тройку, то есть числа с добрым предзнаменованием. Но при делении на магическое число тринадцать мы имеем в остатке только восемь - число глупое, заурядное. Теперь осталось решить, как уничтожить во всем свете число восемь? Сумей я это сделать, Повелитель станет здоровым, как прежде…
        Отдохнув, Егор снова направился по узким ходам лабиринта.
        4
        В комнате, куда затем вошел Егор, жил молодой и веселый чойд Плюс-Минус.
        - Здравствуйте, Великий Ревизор, - громко поздоровался он. - Я придумал новый способ лечения от чего угодно. Он прост и доступен каждому. Сперва больного подогревают до точки кипения, и из него улетучиваются болезни, любящие холод. Тут же его охлаждают до точки замерзания, и из него выйдут недуги, предпочитающие тепло. А когда в теле останется одно здоровье, возвращают обычную температуру…
        - Вы думаете, он останется жив?
        - Это я еще не совсем выяснил, - признался Плюс-Минус. - Но теперь… Великий Ревизор, прошу вас… у меня имеется необходимое оборудование. Не пожелаете ли вы проверить на себе?..
        - Как в-вы ска-сказали?
        - Я подумал, может, вы любите лечиться…
        - Нет-нет! - быстро ответил Егор и вышел.
        Следующая дверь была открыта настежь, но Егор благоразумно остановился у порога и только на секунду заглянул внутрь.
        К нему подбежали чойды-санитары, втащили его и принялись опутывать паутиной.
        - Пустите меня! - возмутился Егор. - Кто вам дал право?!
        - Замолчи, - недовольно проговорил один из санитаров. - Нашему профессору жидкой магии будет на ком испытать свое новое лекарство - гордись!
        - Ка-к-к-кое… лек-кар-р-ст-во? - стуча зубами, спросил Егор.
        - Волшебную смесь рыбьего жира с касторкой и электрическими искрами, - объяснил санитар и крикнул: - Профессор, больной готов!
        На зов выполз из другой комнаты пожилой чойд в белой шапочке и роговых очках. В руках он торжественно нес литровую банку с дьявольской микстурой. К банке тянулись два электрических шнура, а в маслянистой жидкости озорно плясали ослепительные желтоватые искорки.
        - Наконец-то, - счастливо улыбаясь, произнес профессор жидкой магии, - и у меня появился свой пациент. Но ад рэм, то есть к делу, как любил говорить мой учитель… Сейчас я ему ману проприа, то есть собственноручно волью это средство…
        - Да как вы смеете?! - крикнул Егор. - Я не хочу рыбьего жира, не хочу касторки и электричества…
        Профессор выронил банку и побелел от страха.
        - Что вы делаете, идиоты? - обругал он своих помощников. - Это же Великий Ревизор… Немедленно отпустить. Дикси, то есть я сказал: пощадите меня, Великий Ревизор, я не виновен…
        Но Егор уже был далеко. Он поспешно сворачивал влево, вправо, но то и дело оказывался на том месте, где был недавно; и вдруг очутился в каком-то саду.
        Глава седьмая
        В плену
        1
        Желтоватый песок хрустел под ногами на ровной дорожке. По краям ее украшали кусты роз с белыми и пунцовыми цветами. Поодаль рос фруктовый сад. С гибких ветвей свисали яблоки, персики, инжир, распространяя приятный аромат.
        Егор шел очарованный и успокоенный красотой этого места. Странно - кусты и деревья здесь обычного размера. «Одно из двух, - думал он, - или я снова стал большим, или все вокруг маленькое».
        Дорожка расширилась и превратилась в аллею: стройные кипарисы, словно часовые, безмолвно охраняли тишину и спокойствие. В конце аллеи бил фонтан, а над ним высилась скульптура девушки из розового мрамора. В правой руке девушка сжимала кинжал, а в левой - бронзовый щит с чеканными буквами на нем:
        Кто умеет защищаться
        Так же, как и нападать,
        Тот побеждает!
        Егор остановился, любуясь скульптурой; вдруг сзади на него набросились несколько человек. Они были в восточных одеждах, у каждого висел на поясе кривой кинжал. С торжествующим смехом они скрутили мальчику руки за спиной и связали их крепкой веревкой.
        - Сегодня удачный день! - воскликнул один. - Великий Врачеватель обрадуется новому слушателю. Нечестивец чихнуть не успел, как очутился в наших руках…
        - Меньше слов, - повелительно сказал старший, судя по всему, начальник стражи.
        Егора уложили на носилки и понесли боковой аллеей, уводившей от фонтана направо, к роскошному восточному дворцу, окруженному деревьями.
        2
        Дворцовые стражники встретили их завистливыми восклицаниями и льстивыми поздравлениями.
        Носилки опустили на пол. Кто-то нагнулся к Егору, развязал ему руки и грубо толкнул ногой:
        - Вставай!
        Егор поднялся и потер затекшие кисти рук. Начальник стражи подошел к большой двери и произнес:
        - Отворись, чтобы полнилось, и закройся, чтобы не уменьшалось…
        Тяжелые двери с богатой резьбой отворились настежь. Взору Егора предстал большой зал с возвышением в глубине, по которому были разбросаны шелковые вышитые подушки.
        На подушках нежился худой, как тень, человек в голубом халате, в белой чалме с брильянтами и рубинами и павлиньим пером. По обе стороны от него горели лампы дневного света в высоких золотых светильниках, а в серебряных мангалах курились душистые травы.
        Молодые невольницы в белых накидках обмахивали своего тощего повелителя опахалами из страусовых перьев. На его сухом лице застыла блаженная улыбка, а острые карие глаза превратились в узкие щелки. Он полулежал, поджав под себя ноги. Одной рукой он поглаживал красную, выкрашенную хной бороду, а в другой держал дымящуюся трубку кальяна.
        В середине зала сидели и лежали изможденные волшебники, русалки, гномы, эльфы, Кащей Бессмертный. Лица их бледные, взоры потухшие, печальные. Многие спали, прислонившись друг к другу или раскинув руки на расписных коврах. Перед ними на дубовой тумбочке стоял… телевизор! На экране Егор увидел строгое лицо лектора. Низкий голос монотонно вещал:
        - Таким образом, каждому ясно, что волшебников нет и время сказок навсегда миновало. Тем более непонятно непростительное упорство наших уважаемых писателей… гм… Маршака, Чуковского, э-э… Лагина, так сказать, Носова и м-м некоторых других. Возьмем, к сожалению, весьма известную «Муху-Цокотуху»… Что такое муха? Позвольте продемонстрировать вам это животное, так сказать, в разрезе…
        Громкий храп несчастных телезрителей заглушил слова лектора. Воспользовавшись удобной минутой, начальник стражи сделал знак одной из невольниц. Девушка поставила перед повелителем ящик с рассыпчатой ореховой халвой.
        Тот оживился и взял самый большой кусок.
        - Не будь я Абдул-Надул, - сказал он, - если я стал таким умным и здоровым не потому, что больше всех на Востоке съедаю халвы!
        - О Великий Врачеватель! - льстиво, на разные голоса запели невольницы. - Ты самый красивый и самый умный!
        - Правда ваша, - согласился Абдул-Надул, - и если судить справедливо, то по телевизору надлежало бы говорить мне, а не тому неверному, что сейчас на экране превратился в муху. Аллах да укоротит ему язык!
        - О Мудрейший из Мудрых, - хором ответили невольницы, - пусть твои слова станут добрым предсказанием.
        - И должен признаться, - продолжал Абдул-Надул, - я люблю говорить, даже когда ем халву. И это тоже является доказательством моего ума… Но горе тому, кто прерывает меня, когда я рассказываю! Клянусь аллахом, я готов такого глупца превратить в свинью.
        - О Великий Врачеватель, Мудрейший из Мудрых, поведай же нам еще раз о своем славном жизненном пути и приключениях, доказывающих твою хитрость.
        - Да, я самый хитрый на свете, и в награду за вашу догадливость, так и быть, и сегодня расскажу о себе. Разбудить моих верных слушателей!
        Невольница подбежала к телевизору и выключила его. Телезрители мгновенно проснулись, протерли глаза и потянулись.
        - Мы здесь, Великий Врачеватель! - закричали они. - Пусть аллах сделает нас выносливыми слушателями, как тебя - неутомимым рассказчиком, и вернет нам здоровье.
        - Горе нам! - ужаснулся начальник стражи, державший Егора за плечо. - Великий Врачеватель начинает говорить. Придется ожидать конца его рассказа, самый короткий из которых длится неделю.
        - Может, уберем пленника? - спросил его приятель.
        - Пусть останется.
        Егор сохранял спокойный вид. Он внимательно присматривался к окружающему, пытаясь понять, куда он попал, и составить план своего спасения.
        Между тем Абдул-Надул хлопнул в ладоши и крикнул:
        - Мес! Тащи мой новый сундук для целебных рассказов.
        Здесь произошло самое удивительное событие в жизни Егора. Судите сами… Открылась боковая дверь, и в залу вкатился холодильник. Самый настоящий холодильник, только на колесах.
        Но и это еще не все… За ним появился робот, механический человек. Он толкал железными руками белый холодильник, тяжело стуча об пол жесткими подошвами. На его металлической голове красовался пышный тюрбан с антеннами!
        Робот показался Егору знакомым… Ну да! Это же Чао! Егор отлично знал, как он выглядел в чертежах отца. Но Чао был только в чертежах… Кто и когда смог построить его? И почему его звали не Чао, а Мес?
        Робот подкатил холодильник вплотную к Абдулу-Надулу и удалился, громыхая даже на мягких коврах.
        - Замрите, внуки позора и подлости, - повернулся Великий Врачеватель к своим слушателям. - Наш щедрый Повелитель подарил мне этот белый сундук, поручив найти ему применение… И со свойственной мне догадливостью я выполнил приказание. Отныне я не буду записывать свои рассказы в толстую книгу. Перед вами жилище Холода. Я сижу рядом и говорю… Мои слова, попадая в его белую утробу сквозь стену, замерзают там и сохраняются до тех пор, пока я не извлеку их из нижнего ящика в виде готового лекарства! Можно ли использовать этот аппарат более достойным образом, спрашиваю я вас?
        - Почему ты назвал нас внуками позора и подлости? - недовольно спросил один из слушателей. - Ведь мы волшебники…
        - Сейчас вы просто немощные пенсионеры! - презрительно ответил Абдул-Надул. - Спасибо Повелителю, что он дал вам приют и убрал из города, где давно смеются над вами. Теперь любой ребенок сам включает свет, разговаривает в трубку с приятелем, которого не увидит даже самый зоркий глаз, летает по воздуху и настраивает телевизор… А что умеете вы?
        - Но ведь это временно. Повелитель спасет нас от забвения. Он тоже болен, но ты с ним вежлив…
        - Он - другое дело, - объяснил Абдул-Надул. - Повелитель крепче вас и еще кое-что умеет. А вас я не боюсь и могу обзывать как угодно! Или вы недовольны мной?
        - О Мудрейший из Мудрых! - хором отвечали ему. - Ты по-прежнему являешь пример неиссякаемой смекалки. Поспеши же наполнить этот сундук ледяными осколками своего исцеляющего красноречия.
        - Я люблю исцелять, - гордо откинув голову, начал свой очередной рассказ Абдул-Надул. - Звуки моего голоса - самое верное лекарство не только для меня… Аллах наградил меня ушами длинными, как у осла, и чуткими, как у доносчика. Мне не было еще и двенадцати лет, когда я научился расписываться на поверхности воды и прочел первую страницу корана. Однажды отец измерял мои познания, но я не ответил ни на один его вопрос, ибо молчит не только тот, кто ничего не знает, но и тот, кто знает все. И он сказал мне: «Ты уже не станешь умнее, чем есть. Иди по свету и ищи себе занятие. Люди говорят, что ты неизлечимо болен головой, и никто не знает средства сделать тебя здоровым. Пусть аллах поможет тебе найти врачевателя, способного избавить от недуга».
        Я послушался его, собрался и пошел. На седьмой день пути я встретил странника в лохмотьях. Он сидел на пеньке и смотрел на солнце.
        «Чем ты занят, неизвестный человек?» - спросил я.
        «Я хочу определить, сколько золотых монет надо иметь, чтобы купить солнце».
        Я окунул свой язык в океан мудрости и еще спросил:
        «Но к чему тебе это? Ведь у тебя в кармане, наверное, нет ни гроша?»
        «Верно, - согласился голодранец. - Но так уж я устроен. Когда голоден - думаю о самой изысканной пище. Когда гол - мечтаю о царских одеждах, а когда нищ - представляю себя богаче халифа».
        Его слова открыли мне самый короткий путь к знаниям и здоровью. «К чему терзать себя горькими годами учения да искать врачевателей, - подумал я, - коль есть такой простой способ?»
        С той поры я стал думать только о том, какой я умный и необыкновенный человек. Уже месяц спустя я укрепился в сознании своего превосходства, а когда стал рассказывать остальным о своем уме, то и вовсе почувствовал: еще одна искра знания - и я взорвусь! Ведь чем красноречивее хвалишь себя, тем больше веришь себе, тем основательнее тонешь в озерах совершенства. Нет приятнее занятия, чем восхваление самого себя!
        Слава обо мне вначале плелась черепахой, а затем помчалась быстрее газели. Так она дошла и до ушей нашего Великого Повелителя, и он пожелал меня послушать.
        А было это так…
        Однажды я сидел в тени пальмы и, наслаждаясь прохладой оазиса, писал автопортрет, то есть рисовал себя, изображая карандашом Мудрейшего из Мудрых.
        Вдруг откуда ни возьмись в небе летит караван сундуков, связанных друг с другом наподобие верблюдов.
        Не прошло и минуты, как сундуки опустились на землю возле меня. Крышка переднего была открыта, в нем сидел самый толстый в мире человек с бритой головой, на которой была расписная ковровая тюбетейка.
        «Не ты ли знаменитый рассказчик?» - спросил он.
        «Да, я. А ты кто такой?»
        «Я повелитель Чинар-бека, под корнями которого находится Волшебный Лабиринт, где живут мои врачеватели. Вот уже лет двести, как я стал прихварывать, а недавно чуть не умер - так мне было плохо…»
        «Сочувствую тебе. Надо лечиться».
        «Я собрал лучших мудрецов и врачевателей, - рассказал наш Повелитель. - Да что-то пока мало от них толку. Кое-кто посоветовал совершить кругосветное путешествие, и вот теперь я заканчиваю свои странствия. А чем ты занят сейчас?»
        «Пишу свой портрет».
        «Какой же это портрет? - удивился Повелитель Чинар-бека. - Я вижу точку в середине, какие-то линии и круги…»
        «Точка в середине - это я сам, - объяснил я. - Треугольник означает утро, день и вечер. Круги - это мудрость моего ума, которому нет ни начала, ни конца. Дело в том, что я умнее всех; сущность вещей, какие только есть на свете, заключена во мне самом, и знания расходятся от меня, как круги по воде».
        «Как это понять?» - спросил Повелитель.
        «А так, - объяснил я. - Какой бы предмет ты мне ни показал, я, углубившись в свой собственный ум, извлеку из него назначение и устройство этого предмета и смогу пользоваться им. О чем бы ты ни заговорил, я всегда найду в себе готовый ответ. Поэтому-то мне не нужно было учиться в школе. Я умен сам по себе!»
        «Приятно встретить такого человека», - сказал Повелитель.
        «Мои достоинства не ограничиваются этим, - продолжал я. - Надобно тебе сказать, что способ, изобретенный мной, хорош не только для быстрого и неутомительного получения образования, но и для лечения…»
        «Я как раз ищу человека, умеющего врачевать, - обрадовался Повелитель Чинар-бека. - Однажды мне повстречался старик мудрец. Выслушав мою историю, он сказал, что есть средство вылечить меня, и называется оно… Но назвать его он не успел, потому что был очень стар и умер. Не скажешь ли ты, что надо сделать, чтобы вернуть мне здоровье?»
        «Прежде всего отрешиться от всего земного и углубиться в самого себя: там, внутри, находятся источники нашего здоровья и болезней».
        «А как можно углубиться в самого себя?»
        «Очень просто: думай о том, что ты здоровее всех, и рано или поздно станешь здоровым!»
        «Никак не соображу, - вздохнул волшебник. - Как же называется твое средство лечения?»
        «Оно называется пси-хо-те-ра-пи-я… А по-простому - словоедство».
        «Как же можно все-таки лечиться одними словами?» - допытывался Повелитель.
        «Так и быть, объясню тебе, - решил я. - Сперва ты внимательно слушаешь все слова, что тебе говорят, и хранишь их в кубышке своей памяти, не закрывая ее, однако, плотно. А потом, когда уснешь, эти слова попадают тебе в кишки, желудок, легкие, сердце и бродят там, как молодое вино, делая свое дело. Чем больше ты услышишь приятных слов, тем здоровее будешь! Так надо поступать ежедневно утром, перед обедом и перед сном. Вот и все… Я и самого себя поставил на ноги этим верным средством, хотя болел с детства. Я ведь большой мастер приятных слов, и поэтому лечил себя сам».
        «Неплохой совет, - задумался волшебник. - А я бы смог необходимые слова даже превращать в кирпичи и построить из них для себя новое жилище, чтобы постоянно жить только в мире исцеляющих слов…»
        «Тогда выздоровление твое и вовсе будет обеспечено!» - заверил я.
        «Знаешь что, - сказал Повелитель, - поступай ко мне на службу. И я послушаю твои рассказы».
        Вот так я появился здесь, во владениях всесильного Искандера Мур-Вея.
        - О Великий Врачеватель, - не удержался Егор, - не во сне ли я? Неужели здесь, в Чинар-беке, живет волшебник Мур-Вей?
        - Кто смел прервать меня, да поразит его мой гнев! - яростно вскричал Абдул-Надул.
        - О Мудрейший из Мудрых! - прижался к полу начальник стражи. - Это пленник, второй за сегодняшний день. Он переступил порог Чинар-бека, и мы привели его к тебе.
        - Кто ты? - задыхаясь от гнева, выкрикивал Абдул-Надул, с ненавистью глядя в лицо Егору, которого подвели к нему. - Больной? Или, может, доктор?..
        - Меня зовут Егор, - ответил маленький летчик. - Я случайно попал сюда.
        - Случайно… Целуй мне пятки тысячу раз! - приказал Абдул-Надул. - Да поживее!
        - Не буду. Я - пионер!
        - Не хочешь?! К Повелителю Чинар-бека его!
        3
        Дворец Мур-Вея стоял на обширной площадке, окруженной дикими остроконечными скалами. Мрачное ущелье, ведущее к нему, заканчивалось механическими воротами. За воротами вертелось колесо из острых стальных мечей. Просунешь голову между прутьями - и она тут же слетит с плеч.
        У ворот на цементном цоколе стоял автоматический сторож-наблюдатель, похожий на маяк. В верхней части его вращалась площадка с биноклями, осматривавшими местность.
        Когда объективы-сторожа повернулись к прибывшей процессии, на мачте вспыхнул сигнальный огонь, сирены протяжно завыли, колесо завертелось быстрее, и мощный пресс стал опускаться на головы пришедших, грозя раздавить их.
        - О почтеннейший! - залепетал Абдул-Надул, съеживаясь. - Мне надо к Мур-Вею. Отворись, чтобы полнилось, и закройся, чтобы не уменьшалось…
        Сирены стихли. Красный свет погас. Пресс остановился, Колесо перестало вращаться. Ворота со скрипом отворились. В образовавшийся проход пронесли носилки с Абдулом-Надулом, и стражники втолкнули Егора.
        Шагов через сто Егор увидел волшебника и затрепетал - так страшен был вид Мур-Вея. Волшебник принял облик гигантского чойда. Стайка комаров жужжала над его бритой головой. Широкоскулое лицо Мур-Вея с большими черными глазами и сильным подбородком выглядело суровым. На его бледном лбу выступили капли пота. По всему было видно, что он чувствовал себя плохо, а «врачевание» чойдов, конечно, ничем не могло ему помочь.
        Возле стола на синих ковриках, поджав ноги, сидело семеро знахарей; их собрали со всех концов Страны Жаркого Солнца.
        - О Великий Искандер Мур-Вей, - гнусавил один. - У тебя самое большое и твердое сердце. Пусть оно бьется все быстрее и быстрее!
        - Да будет благословен твой желудок, - вторил другой. - Глубокий, как подвал, и широкий, как амбар, он способен вместить все явства на свете.
        - Какая бы хворь на тебя ни напала, - убеждал третий, - не ленись давать лечебные советы всем, кого знаешь. Чем больше знакомых послушается их, тем больше хвори от тебя перейдет к ним. Наступит время - и тебе ничего не останется!
        - Ни у кого в мире нет более драгоценных камней в печени, чем у тебя, хозяин Чинар-бека! - радостно восклицал четвертый. - Храни их как зеницу ока и не позволяй неверным, именующим себя хирургами, похитить их, тогда ты проживешь вечность!
        - Аллах позавидует твоему спокойствию, - молвил пятый. - Твои нервы гибки, как змеи, и крепки, как железо. Но чем больше ты станешь предаваться сну, тем выше будет их совершенство!
        - Если хочешь познать истинное блаженство, - горячо заговорил шестой, - верь тому, что тебе приятно, и отвергай остальное. Лучшее лекарство от всех недугов - по десять капель меда в каждое ухо!
        - Проще всего победить свою болезнь - это привыкнуть к ней, - заявил седьмой знахарь. - Не веди с ней тяжбу, не ссорься, а подружись… В мире и согласии с ней люди достигают глубокой старости и даже забывают о том, что больны. А чем дольше лечишься, тем больше тратишь свои силы и тем меньше остается времени, чтобы быть здоровым!
        Из-за гранитной скалы вышел чойд ростом по пояс Егору и негромко заговорил, подняв руки:
        - Подавите дыхание в груди и остановите свои сердца. Вы знаете, что Повелитель все еще нездоров.
        - Что это вон в тех бычьих пузырях, что висят возле Мур-Вея, точно воздушные шары? - спросил Егор.
        Чойд попался с характером экскурсовода. Он объяснил:
        - Ты почти угадал, чужеземец. Великий Мур-Вей не может дышать одним воздухом с простыми смертными. Для него доставляют целебный воздух горных высот. История его жизни проста, но поучительна… Он был обычным пастухом еще в древнем Самарканде и отличался прилежанием в размышлениях и еде. Каждое утро он брал бочку мацони - кислого молока - и разбавлял его нарзаном, в равных долях. Затем, в течение дня, он выпивал полученный напиток до капли. Десять лет такого питания превратили Мур-Вея в волшебника!
        Затем чойд-секретарь повернулся к Мур-Вею и доложил:
        - О Великий Повелитель, к тебе просится Абдул-Надул, он уже здесь…
        - Ап-чхи! - оглушительно чихнул в это время Абдул-Надул, и волшебник испуганно отшатнулся.
        - Как посмел ты явиться ко мне с простудой в бороде?! Так-то ты заботишься о моем здоровье!..
        Волшебник двинул левой рукой - и голова Мудрейшего из Мудрых слетела с плеч.
        - О Отец Добра и Первоисточник Знаний, - забеспокоился секретарь. - Он невиновен. Я свидетель этому. Это комар случайно залетел ему в нос…
        - Ах, вон как! Почему же ты сразу не сказал мне?
        Волшебник двинул правой рукой - голова Великого Врачевателя с приятным звоном подскочила и прыгнула на свое место. Абдул-Надул припал к земле.
        - Да умножатся твои благодеяния! - завопил он. - И… и… м… О Великий Повелитель Чинар-бека, ты чуть криво приставил мне голову, и слова застревают у меня в горле…
        - Ну, это я сейчас, - миролюбиво сказал Мур-Вей, двинул двумя руками и подправил голову Великого Врачевателя.
        «Однако этот Мур-Вей настоящий самодур, - подумал Егор. - Не разобравшись, в чем дело, сносит голову. Хорошо еще, что он умеет ставить ее на место».
        - Благодарю тебя, Великий Повелитель! - вопил Абдул-Надул. - Сегодня у нас произошло чрезвычайное происшествие: стража схватила двух пленников.
        - Кто из них взят первым?
        Стража вывела вперед Бен-Али-Баба!
        - Ты как попал сюда, сын глупости и страха? - сердито спросил волшебник.
        Бен-Али-Баб задрожал, как паутина на ветру, и упал на колени.
        - Повелитель Чинар-бека, - причитал он. - Я честный торговец, спасался под ветвями твоего дерева от разбойников. Меня зовут Бен-Али-Баб…
        - Наконец-то ты в моих руках! - громовым голосом вскричал Мур-Вей. - Мне рассказали, как ты, пользуясь нашим отсутствием, торгуешь нашими домами. Ты превратишься в свечу и будешь мне светить столько, сколько тебе осталось жить! А когда придет пора умирать, свеча погаснет… Ха-ха-ха! - захохотал волшебник.
        Бен-Али-Баб медленно, как во сне, поднялся с земли, откинул голову и, вытянув руки по швам, стал извиваться: тело его становилось все уже и круглее, одежда превращалась в желтый воск, а ноги быстро принимали форму бронзового подсвечника. Еще секунда - и коварный торговец превратился в свечу, вспыхнувшую желтоватым колеблющимся пламенем.
        «Что же будет со мной?» - подумал Егор.
        Вдоль насмеявшись, Мур-Вей машинально взял со стола какие-то таблетки, проглотил их и милостиво спросил:
        - Кто второй? Он мудрец, врачеватель?
        - Это презреннейший из презренных! - торопливо ответил Абдул-Надул. - Для него ученая мудрость, что для ишака шашлык, - и он высокомерно глянул на Егора. - Отдай его мне, а уж я из него сделаю люля-кебаб…
        Егор ответил ему твердым взглядом.
        - Хорошо, возьми его, и уходите все! Я буду искать в своей голове слова, необходимые мне для восстановления моего здоровья.
        - Разреши сказать мне несколько исцеляющих слов, - попросил Абдул-Надул. - Разве эти обманщики, сидящие у твоих ног, сравнятся со мной, Великим Врачевателем?
        - Говори, - согласился Мур-Вей.
        Абдул-Надул мгновенно сел, скрестил ноги и, воздев руки к волшебнику, вкрадчиво заговорил:
        - О наш родной и любимый Искандер Мур-Вей, Справедливейший из судей, Слава и Гордость Кахарда, Волшебник Волшебников! Слушаю музыку твоего сердца - и уши мои увядают от восторга. Внимаю урчанию твоего желудка - и немею: столько в нем переваривается мудрости… А ту ученость, что хранит каждый глаз твой, не измерить! Слово, произнесенное даже дураком, но потом прошедшее сквозь твои уста, будто получает высшее образование и становится неиссякаемым источником истины, ибо лишь то верно, что произнесено тобой. Разве ты болен? Тысячу и один раз нет! Это те больны, кто не видит твоего здоровья и твоей волшебной силы. Твой недуг уже на исходе, поверь мне. О Благополучие Моего Счастья, есть надежный способ убедиться в справедливости моих слов: кто лучше тебя хвалит - тот и правдивее! А разве смогут соревноваться со мной остальные усладители твоего слуха, даже те, что проходили стажировку во дворцах эмиров и шахов! Еще несколько моих рассказов - и ты начнешь вроде меня чихать здоровьем, о Великий Повелитель Чинар-бека!
        По мере того как Абдул-Надул говорил, Мур-Вей расправлял плечи, лицо его порозовело, а под конец он и вовсе стал выглядеть молодцом.
        - Я верю тебе, - милостиво сказал он. - Такие слова, несомненно, целебны. А теперь ступай…
        - Прощай и скорее выздоравливай, о Всемилостивейший! - воскликнул Абдул-Надул. - Слушаюсь и повинуюсь.
        С помощью невольниц Абдул-Надул взобрался на носилки, и все двинулись в обратный путь. Миновали ворота с мечами, прошмыгнули мимо сторожа-автомата и выбрались из ущелья.
        На половине пути к своему дворцу Абдул-Надул приказал остановиться и сделал какой-то знак. Стражники подвели Егора к гладкой, как стена, горе.
        - Отворись, чтобы полнилось, и закройся, чтобы не уменьшалось, - произнес Абдул-Надул…
        Скала раздвинулась, а когда в образовавшуюся щель втолкнули Егора, сомкнулась…
        4
        Сколько пробыл Егор в заточении, я не знаю. Да и сам он, рассказывая мне о тех днях, не мог этого определить. Во всяком случае, много дней. Наверное, прошли школьные каникулы, и он опоздал на занятия…
        «Конечно, - размышлял Егор, - волшебники, как и люди, бывают всякие: добрые и злые, умные и глупые, способные и так себе… А вот каков характер Мур-Вея, кто его знает? С одной стороны, это хорошо. Захотелось тебе чего-нибудь - вжик, и готово!.. С другой же стороны, такая способность волшебника может оказаться опасной для окружающих. Ведь все зависит от его настроения, от того, что взбредет ему в голову».
        Трудно бороться с волшебником: Егор никогда не имел дела с таким противником и не знал, как быть. Оставалось только выжидать.
        Снаружи послышался непонятный шум. Егор отбежал в сторону. Скала раздвинулась, и в проходе появился тот самый робот, которого Абдул-Надул называл Месом.
        Подойдя тяжелыми шагами к Егору, робот осветил подземелье фонарем, вмонтированным в его грудь, и произнес:
        - Великий Врачеватель повелел тебе явиться к нему.
        Робот неуклюже повернулся и мерно зашагал по аллее.
        Шаги робота гулко раздавались в тиши Чинар-бека: бум-бум-бум. Егор догнал его и пошел рядом, с любопытством рассматривая механического человека. Сомнений не было - это Чао.
        - Почему тебя называют Месом? - спросил Егор.
        - Я Механический Слуга. Мое имя - сокращение этих слов.
        - Неправда, тебя зовут Чао. Я знаю, кто тебя изобрел.
        - Я Мес, - упрямо повторил робот. - Меня придумал волшебник, Повелитель Чинар-бека.
        - Тебя обманывают, - убеждал Егор. - И вовсе ты не слуга, а помощник человека. Неужели ты не понимаешь простых вещей?
        - О тот, кто называет себя Егором! - горестно воскликнул робот и остановился. Из его круглых глаз с длинными ресницами выкатились две масляные слезинки. - Я знаю и умею многое. Но мне так тяжело… Ведь я служу глупцу, не умеющему использовать меня с толком. Я понимаю, что создан для великих дел, а меня заставляют, как прислугу, подавать еду и подметать помещения.
        - Мне жаль тебя, Чао, - искренне сказал Егор. - Если удастся, я докажу, что тебя обманывают.
        - Ты первый по-человечески отнесся ко мне, - благодарно ответил робот.
        - Давай дружить, - предложил Егор.
        - Давай.
        Они пожали друг другу руки. Видя, что до дворца Великого Врачевателя осталось совсем немного, Егор торопливо спросил:
        - Не скажешь ли что меня ожидает?
        - Не знаю, - ответил робот.
        Покоев Великого Врачевателя Егор не узнал. В зале не было ни слушателей, ни невольниц. Их места заняли механизмы.
        Четыре торшера с лампами дневного света ярко сияли от удовольствия и лихо отплясывали, высоко задирая свои бронзовые тонкие ножки. Под потолком вальсировали электроабажуры. Двери и окна сами закрывались и открывались в такт музыке. Левую часть зала отвоевала автоматическая кухня. На вертящиеся сковородки лились сверху порции жидкого теста, а гибкий стальной нож снимал готовые блины и отбрасывал их куда придется. Дымился шашлык на электрических шампурах. Из никелированного сундука вереницей выскакивали веселые пирожки с картошкой и устремлялись к столу; на котором звенели ожидающие их тарелки.
        Два пылесоса бегали по коврам, электрические полотеры, треща, натирали пластмассовый пол. Механические щетки на длинных стержнях полировали стены. Электрический чайник окутывал себя паром и оглушительно свистел, напоминая, что вода закипела.
        Будильник с музыкальным звоном отсчитывал время, автоматическая мельница перемалывала кофейные зерна. На тумбочке лежала толстая книга, и механический указатель перелистывал ее, отыскивая заданную страницу. Рядом стоял белый телефон. Радиола размером с комод могуче гремела. Из нее неслись звуки джаза.
        Вентиляторы разных конструкций, вися под потолком, создавали бурю. Штук десять торговых автоматов беспрестанно выбрасывали спички, конфеты, папиросы и самую вкусную в мире халву. Пылесосы то и дело подкатывались к ним и всасывали их продукцию, а аппараты, похожие на черепах, тут же заливали пол водой, скребли его и вытирали насухо.
        Егор ошалел от суматохи, шума и треска. Куда ни глянь - механизмы!
        А на своем обычном возвышении сидел Абдул-Надул… Две электрические бритвы «Харьков» брили его худые щеки. Длинная расческа, укрепленная на сложной системе рычагов, расчесывала ему волосы, пока стиральная машина стирала его чалму. Пожарные брандспойты обдавали Великого Врачевателя струями духов и одеколона. Маленький бойкий механизм, вроде щетки, усиленно щекотал ему пятки, а никелированные грабли чесали спину Правдивейшего из Правдивых.
        Абдул-Надул отбивался руками и ногами от механизмов, но они оставались неумолимыми.
        Когда же на возвышении появился механический массажист и, повалив Великого Врачевателя на живот, принялся мять и колотить его тощее тело, Абдул-Надул не выдержал. Из груди Мудрейшего из Мудрых вырвался нечеловеческий вопль:
        - Мес!.. О аллах-иль-аллах… Мес!
        - Я здесь, Повелитель, - спокойно ответил Мес. Тюрбан придавал ему гордый, напыщенный вид.
        - Немедленно лиши жизни эти чертовы выдумки… О, горе мне… Скорее, Мес!
        - Слушаюсь и повинуюсь, - ответил Мес и не торопясь выключил отделанный перламутром рубильник.
        Наступила тишина. Механизмы застыли в самых разнообразных положениях. Абдул-Надул долго приходил в себя и, с хрипом дыша, осторожно сел, стараясь не уколоться о длинную расческу. Рассеянно глядя вокруг, он нащупал чалму, выжал ее, накрутил на голову и визгливо чихнул.
        - Будь здоров, о Повелитель! - с поклоном произнес Мес.
        Это привело Мудрейшего из Мудрых в бешенство.
        - Замри, шайтаново отродье! Чтоб ты подох, нечистый дух!.. - закричал он, багровея от злости.
        - Слушаюсь и повинуюсь, - ответил Мес, продолжая стоять.
        - Аллах слишком мудро распределяет свои милости, - уже успокаиваясь, вздохнул Абдул-Надул. - Он всегда делает так, чтобы человеку осталось просить у него еще чего-нибудь!
        - Что случилось с тобой, Великий Врачеватель? - полюбопытствовал Егор.
        - Искандер Мур-Вей пожелал, чтобы я проверил, удобно ли жить в дружбе с этими машинами…
        Но тут он ощупал свои бритые щеки и зарыдал, разрывая одежду на худой, впалой груди:
        - Моя борода! Где она?! Теперь мое лицо не отличить от поросячьей спины! О аллах, за что такое наказание? Отныне никто не поверит моим словам, ибо я лишился своего лучшего украшения…
        - Не бойся, - насмешливо сказал Егор. - Тебе не поверят, даже если у тебя отрастет борода и на пятке.
        - Что?! - заорал Абдул-Надул и, побледнев, схватился рукой за сердце. - Мес!
        - Я здесь, Повелитель.
        - В моей груди настоящий бад-и-садбист-и-руз, жаркий ветер ста двадцати дней!.. Помоги…
        - Чем, Повелитель?
        - Принеси таблетки антипсихина, что вчера подарил мне Великий Властелин Чинар-бека.
        Мес достал из аптечки горсть белых кружочков и отдал Абдулу-Надулу. Великий Врачеватель проглотил их штук пять разом, и лицо его приняло выражение благодушного гостеприимства. Он учтиво обратился к Егору:
        - Ты уже пришел, моя отрада. Пожалуйста, садись вот сюда, и пусть твое тело покоится в объятиях аллаха… Не хочешь ли поговорить со мной?.. Мес, угости нас!
        Поев, Абдул-Надул в завершение принял еще таблетку антипсихина.
        - Клянусь ишаком моего отца, - сказал он, - вот лекарство, способное успокоить даже разгневанного льва! Эх, тяжела моя доля! Великий Мур-Вей испытывает на мне почти все, что он приобрел в разных странах за время своего путешествия. Так мой дед, пожелавший стать поваром, на гостях проверял свое мастерство. Рассказывают, многие из них попали из-за стола в рай…
        - Спасибо за еду, великодушный Отец Щедрости, - поблагодарил Егор.
        - Отец Щедрости? - самодовольно улыбнулся Абдул-Надул. - Это ты говоришь обо мне?
        - Ну да, - подтвердил Егор.
        - Ты не лишен сообразительности, - сказал Абдул-Надул. - В награду я поведаю тебе о своей жизни… Мес! Тащи мой сундук для рассказов.
        Робот послушно вкатил холодильник, но сейчас это далось ему с трудом: начиненный замерзшими рассказами Абдула-Надула, холодильник весил втрое больше, чем прежде.
        - Открой уши, - посоветовал Великий Врачеватель, - ибо я чувствую, как у меня чешется язык. Позвать моих невольниц!
        - Где ты только выучился русскому языку? - вздохнул Егор.
        - Русскому? - улыбнулся Абдул-Надул. - Ошибаешься, любезнейший. Все, кто входит в Чинар-бек, понимают друг друга, кто бы они ни были. Так повелел Великий Мур-Вей. А сам Властелин Чинар-бека говорит на всех языках… Но не станем отвлекаться и терять минуты, как уставшая от жизни роза теряет лепестки. Слушай! - После горстки таблеток антипсихина Абдул-Надул не только успокоился, но и стал угрожающе красноречив.
        Егор поник головой.
        Дверь с шумом отворилась вновь, и в покои Абдула-Надула ввалилась толпа больных волшебников, на которых по приказанию Мур-Вея Великий Врачеватель совершенствовал свой метод лечения.
        Абдул-Надул брезгливо поморщился, открыл узкую дверцу снизу холодильника, извлек несколько горстей пилюль, в которые успела превратиться небольшая часть его прежних рассказов, и швырнул их в толпу.
        - Забирайте бесценное лекарство из моей аптеки и убирайтесь вон! - сердито прикрикнул он. - Уже глаза устали от вашего вида…
        - О Великий Врачеватель! - радостно воскликнули больные, подбирая «лекарство». - Благодарим тебя и исчезаем…
        - Итак, - начал Абдул-Надул своим любимым словом, - однажды я, по обыкновению, отправился путешествовать, времени у меня всегда было много. Достигнув пустыни, я опечалился, ибо говорить было не с кем, а одиночество угнетает меня. На горизонте показался длинный караван. Когда мы сблизились, я увидел, что ведет его всего один человек - сын богатого купца из нашего города Гасан-ибн-Гериб.
        «Здравствуй, дорогой друг», - обнял я его.
        «Я действительно дорогой, - сказал он. - На моих верблюдах несметное количество мускатного вина и сто бурдюков чистой воды».
        «А почему ты один?»
        «Мои люди умерли от жажды».
        «И не скучно тебе в одиночестве?»
        «Я не одинок, - ответил Гасан. - Со мной мои верные друзья - разбойники…»
        «Так где же они?»
        «А вот здесь, - сказал он, открывая ящик, наполненный золотыми червонцами. - Время от времени я пускаю их по свету, и они нападают на бедняков днем и ночью, в жару и в холод. Возвращаются же они, ведя за собой уйму грошей, взятых ими в плен. Вот какие у меня друзья, это я их научил!»
        «Что-то ты стал говорить загадками, и я не пойму…»
        «Тут и понимать нечего, - засмеялся Гасан. - Я отдаю беднякам в долг свои деньги, а они возвращают мне не ту сумму, которую занимали, а большую. Да еще благодарят меня».
        Я получил урок житейской мудрости, и мы расстались…
        Подняв голову, Егор едва удержался от радостного возгласа: среди невольниц стояла Елочка и, улыбаясь, смотрела на него. Егор хотел кинуться к ней, но она приложила палец к губам.
        И тут произошло невероятное: Великий Врачеватель умолк сам, хотя его никто не прерывал!
        - Куда ты смотришь? Уж не на мою ли новую белую рабыню? - спросил он и окинул Егора подозрительным взглядом.
        Егор сделал удивленное лицо:
        - О ком ты говоришь?
        - Не лги! - закричал Великий Врачеватель и ударил кулаком по краю возвышения.
        Тотчас с потолка обрушился на него ливень холодной воды. Абдул-Надул едва не захлебнулся.
        - Мес! - закричал он.
        - Слушаю, Повелитель. Ты нажал кнопку и включил душ…
        - Выключи, немедленно выключи, приказываю я!
        Робот, тяжело передвигаясь, нажал на другую кнопку и выключил душ.
        На стене голубовато вспыхнул большой телевизионный экран. На нем появилось изображение Мур-Вея, каким его видел Егор, и голос волшебника спросил:
        - Что скажешь, Старый Колокол и Пустая Шкатулка? Доволен ли ты моей техникой?
        - Доволен ли я?! - взвизгнул разъяренный Абдул-Надул. Но, глянув на экран, резко изменил тон, распластался на подушках и залепетал: - О Великий Властелин Домашнего Уюта! Великодушие твое неизмеримо. Я не просто доволен я счастлив. Благодарю тебя за удобства, что ввел ты в мое жилище!
        - Гм… Счастлив? - задумчиво переспросил Мур-Вей. - Пусть будет по-твоему. Пользуйся…
        Голос волшебника умолк, а изображение Мур-Вея погасло, прежде чем Великий Врачеватель моргнул глазом. Глотнув спасительную таблетку, Абдул-Надул покачал головой.
        - Пересядь подальше, - сказал он Егору, - и не смотри на моих невольниц. А ты, белая рабыня, - он повернулся к Елочке, - будешь отныне прислуживать моим слугам. Увести ее!
        Высушив одежду горячими воздушными полотенцами, Абдул-Надул отогнал от себя вентиляторами клубы пара.
        - Так и быть, я осчастливлю тебя, чужеземец, дальнейшим повествованием о своей жизни, - поднял палец Абдул-Надул. - Итак…
        Но тут ужасный взрыв потряс зал: холодильник не выдержал и разлетелся на тысячи кусочков. Хорошо, что Егора пересадили в дальний угол. А на Абдула-Надула жалко было смотреть: он получил множество ушибов и лежал без чувств.
        Кто-то побежал за стражниками, кто-то собирал в совок замерзшие слова Великого Врачевателя, разлетевшиеся по всему залу.
        Робот с неожиданной для него легкостью и проворством подошел к Егору и вывел его из дворца.
        - Идем в твое подземелье, - сказал он. - Сейчас тебе лучше быть подальше…
        - Верно, - согласился Егор. - У меня есть просьба: узнай, где находится белая рабыня, как ее называет Абдул-Надул, что с ней… Ее зовут Елочка.
        - Будет исполнено.
        Глава восьмая
        Подземелье Чинар-бека
        1
        Елочку поместили в грязном, сыром чулане, откуда она могла выходить лишь по вызову, если кто-либо будет нуждаться в ее услугах. Правда, этого не случилось ни разу - о ней словно позабыли совсем. Но и сидеть в полумраке, в одиночестве тоже было невыносимо.
        Как-то Елочка, походив из угла в угол, прилегла было на топчан, но тут в углу послышались непонятная возня и чье-то пыхтение.
        Елочка испуганно приподнялась.
        Из стены, у самого пола, появились шевелящиеся усики, потом тонкий голосок сердито произнес:
        - Да помогите же мне наконец!
        Возня усилилась, в стене образовалось круглое отверстие, из него вылез муравей. Он приветливо помахал Елочке лапками, что-то тихо сказал, наклонясь к отверстию, и вскоре к нему присоединился целый отряд его товарищей.
        - Здравствуй, Елочка, - сказал тот, что выбрался первым. - Меня зовут Лазиус, я внук великого Руфы, историка Муравьиного царства. Нам поручили помочь тебе и Егору бежать из плена.
        - Здравствуйте, - ответила Елочка. - Как это вы не побоялись проникнуть сюда? Здесь же Волшебный Лабиринт…
        - Лабиринты нам не страшны: мы сами строим их в своих городах. А волшебники… Главное, не попадаться им на глаза. Чем сможем мы помочь, Елочка?
        Девочка откровенно рассказала о цели прилета Егора в Страну Жаркого Солнца, и сообразительный Лазиус мигом придумал план действий.
        - Разделимся на группы, - приказал он товарищам. - Одна поищет Егора, другая - чертежи Чао, а остальные расширят ход, чтобы по нему могла пройти Елочка.
        Это распоряжение было выполнено немедленно. Лазиус возглавил группу разведчиков, которая отправлялась за чертежами, несколько муравьев вызвались искать Егора.
        Вдруг отворилась дверь, и в чулан тяжелыми шагами вошел Мес. Муравьи разбежались, а Елочка стала так, чтобы робот случайно не заметил отверстия в стене, и прижала руки к груди.
        - Здравствуй, Елочка, - сказал робот. - Я друг Егора и знаю, где он. Если ты сможешь незаметно выйти в сад - я провожу тебя к нему.
        Елочка обрадовалась, обняла Меса, а робот опять растрогался.
        - Ты отнеслась ко мне так же хорошо, как и Егор, - взволнованно произнес он. - Я буду и твоим другом. Что надо сделать?
        - Передай Егору, что мы скоро увидимся с ним, и изредка навещай меня.
        - Хорошо.
        После ухода робота муравьи и вовсе воспрянули духом: теперь не надо искать Егора и главные силы можно направить на земляные работы.
        - А чем больше у нас рабочих, - объяснил Елочке один из инженеров-строителей, - тем с большим усердием мы трудимся.
        И работа закипела. Один за другим откусывали муравьи кусочки земли и выносили наружу. Словно живой поток, убегала земля из беспрестанно расширяющегося хода. Те же, что сглаживали и шлифовали стены, скрепляя их особой жидкостью, предохраняющей от обвала, пели веселую песню:
        Эй, муравей,
        Работай живей -
        Счастлив лишь тот,
        Кто честно живет!
        К тому времени, когда туннель был прорыт, вернулся Лазиус со своей группой. Каждый муравей нес в челюстях клочок бумаги.
        Войдя в чулан, Лазиус сделал Елочке знак лапкой, чтобы она не отвлекала муравьев расспросами, потом муравьи стали в определенном порядке и принялись склеивать клочки бумага.
        - Мы похитили план подземелья, - рассказал теперь Лазиус, - где, по нашим предположениям, хранятся чертежи Чао. Но план велик: пришлось разгрызать его на части и идти точным строем, друг за дружкой… Скоро клей подсохнет, и можно планом пользоваться. На обратном пути мы отыскали и вход в подземелье!
        2
        Женщина в чадре остановилась у высокой скалы и сказала:
        - Отворись, чтобы уменьшалось, и закройся, чтобы не полнилось.
        Скала раздвинулась, в проходе показался Егор.
        - Выходи, - сказала женщина.
        Егор повиновался.
        Не проронив ни слова, они вошли в грот, в глубине которого Егор обнаружил слабо освещенную дверь с изображением царицы цветов - розы.
        - Кто ты? - спросил Егор.
        Женщина скинула чадру… Но я не стану подробно описывать встречу Егора и Елочки. Любой из вас наделен куда большим воображением, чем я, да к тому же и по своему опыту знает, как встречаются добрые друзья.
        Конечно же, Елочка рассказала о том, как благородные муравьи бесстрашно проникли в Чинар-бек, разыскали план подземелья и помогли ей выбраться из чулана; о том, как и она подружилась с роботом.
        - Где ты раздобыла такую расписную накидку? - поинтересовался Егор, указывая на чадру.
        - Ты лучше спроси, для чего я ее достала, - засмеялась Елочка. - Я принесла халат, очки и бороду для тебя. Мы придем к Абдулу-Надулу, включим телевизор, а когда все уснут, быстро выйдем через сад к тому месту, где стоит наш вертолет, и улетим!
        - Но надо еще найти дорогу к вертолету.
        - Лазиус уже нашел.
        - Тогда пошли! Не будем терять времени, а остальное я расскажу по пути…
        3
        Егор и Елочка вошли в коридор, стены которого были выкрашены светящейся краской. Взявшись за руки, они осторожно продвигались вперед, ежеминутно ожидая ловушки. Вокруг стояла такая тишина, что Егор даже говорить стал шепотом.
        Пройдя шагов семьдесят, они достигли лестницы, не раздумывая, стали на первую ступеньку, и лестница поехала вниз. «Эскалатор», - подумал Егор. Спуск длился долго, как на станции «Кировская» московского метро. У Елочки зарябило в глазах, когда наконец внизу показался свет, и лестница остановилась.
        Почти у самых их ног плескалось спокойное голубое озеро. На стене был нарисован воин в шлеме и в старинных доспехах, пьющий воду из ручья.
        Егор заметил, что в плане на этом месте стоит крестик. А на стене крестика нет. Ощупывая руками рисунок, он отыскал белую кнопку и нажал ее.
        Поверхность озера заволновалась, заходила кругами и слегка вогнулась: мощные насосы откачивали воду голубого бассейна. В обнажившемся дне открылся люк.
        - В люке должна быть пружина, - сказал Егор.
        Но когда они заглянули в люк, то вместо пружины увидели на дне углубления квадратный коврик - и все!
        - Странно, - пробормотал Егор.
        - Ничего странного, - возразила Елочка, спускаясь вниз. - Все идет, как в сказке…
        Осматривая стенки углубления и ощупывая их, они присели на коврик. Тут же в стене открылась дверца, пол накренился, и они заскользили вниз по крутой спирали. Теплый ветер подземелья бил им в лицо, гирлянды разноцветных лампочек мелькали по сторонам, усиливая ощущение скорости.
        Вскоре спуск стал ровнее, движение затормозилось, и коврик остановился у входа в небольшой грот.
        На тонкой паутине висит стальной меч. Под ним каменная чаша, заполненная родниковой водой. Егор подумал и лег на землю, осторожно подсунул голову под острие меча, чувствуя затылком холодное прикосновение металла, посмотрел в воду…
        Елочка наблюдала, затаив дыхание.
        Вот Егор, не торопясь, окунул правую руку в воду, что-то достал из нее и так же спокойно выбрался из-под меча, не выпуская из руки… длинной железной шкатулки.
        - Какая удача! - воскликнула Елочка и захлопала в ладоши.
        Тяжелый меч дрогнул от звуков ее голоса, паутинка оборвалась, и меч, с хлюпом войдя в воду, вонзился в каменное дно да так и остался стоять…
        - Выйдем отсюда, - сказал Егор, с опаской посматривая на меч.
        Выбрав плоский камень, они уселись под электрическим фонарем и открыли шкатулку. В ней хранились…
        Да, друзья мои, в шкатулке лежала папка с чертежами профессора Чембарова.
        - Вот и порядок! - обрадованно сказал Егор. - Пора выбираться, Елочка. Вон в той нише должен находиться лифт, который поднимет нас во дворец Абдула-Надула…
        - Идем, - сказала Елочка.
        Глава девятая
        Чао побеждает Мур-Вея
        1
        Не узнав Елочку в чадре, Абдул-Надул спросил:
        - Кто ты?!
        - Я дочь Мур-Вея… Только что прибыла…
        - О благородная дочь Повелителя! Я след твоих ног… Гвоздь твоего гнева… Язык твоей воли… Мы не ждали тебя… С приездом, Несравненная!
        - Поднимись, Высохшее Дерево, - не скрывая удовольствия, произнесла Елочка. - Я хочу послушать тебя. Но берегись, если не сумеешь прогнать мою скуку! Я согну тебя в кольцо, как поросячий хвост! Почему я не вижу здесь халвы?
        - Выполняй приказ моей повелительницы! - грозно добавил Егор. - Или ты сам съел всю халву в Чинар-беке? Чтоб немедленно было сорок сортов и по сорок ящиков каждого!..
        - Радость души моей! - воскликнул Абдул-Надул, поднимаясь и хлопая в ладоши. - Сейчас я прикажу невольницам угостить тебя.
        - Это может сделать и Мес, твой механический слуга, - заметила Елочка, ища взглядом робота.
        - О Несравненная, Мес стал глуп, как осел, и я приказал высечь его… Представь себе: этот наглец, сын железной кастрюли и кухонного ножа, заснул во время моего рассказа и своим храпом посмел заглушить мой голос!
        - И ты не мог справиться с ним?
        - Не все дается сразу, Красивейшая из Красивых. Целый склад палок обломали об его железные подошвы мои люди, но он не смиряется и не хочет просить прощения…
        - Вон как! Где же он сейчас? - спросила Елочка, скрывая свою жалость к механическому человеку.
        - Рядом, за стеной, о Красота и Совершенство!
        - Хорошо, я прикажу моему секретарю проучить Меса. - Она повернулась к Егору, сделав ему величественный знак рукой.
        Егор поклонился и пошел разыскивать робота.
        2
        Бедный механический человек! Гордость его не выдержала унижений, и он взбунтовался, отказавшись подчиняться глупцам.
        Стойко перенес он жестокое наказание, но, оставшись один в холодной каменной комнате, обхватил свою умную металлическую голову сильными руками и залился масляными слезами. Пусть с ним делают что угодно, решил Мес, больше не станет он прислуживать Великому Врачевателю и сносить оскорбления.
        Приход Егора обрадовал его. Он достал из кармана кусочек чистой пакли и насухо вытер глаза.
        - Здравствуй, Егор.
        - Здравствуй, Чао.
        - Ты опять зовешь меня чужим именем…
        - Нет, Чао. Теперь я докажу тебе, кто ты… Вот папка с чертежами. Прочти и узнай правду.
        Робот с интересом взял из рук Егора папку и углубился в историю своего рождения. По мере того как он читал техническое описание и знакомился с чертежами, механизмы в его груди наполнялись гордостью.
        - Я - Чао, я - Чао! - радостно воскликнул он и пустился в пляс.
        Абдул-Надул услышал за стеной его железный топот, но по-своему понял происходящее там.
        - Секретарь не глуп, - заключил он. - Видно, крепко достается непокорному. Так ему, так ему! Рука бьющего всегда расточает нравоучения, и чем длительнее наказание, тем благотворнее его влияние, не будь я Абдул-Надул и Великий Врачеватель…
        - Тише, - смеялся Егор. - Надо уметь сдерживать себя, Чао.
        - Да, да, я буду сдерживать себя. Но как хорошо узнать, что я Друг Человека, а не механический слуга…
        - И мой друг тоже.
        - Расскажи мне о доме, - попросил Чао.
        Егор описал их квартиру на Лесной улице. Рассказал о своих книгах, о коллекции кактусов, которых у него было почти сто штук в глиняных и пластмассовых горшках.
        - Это такие забавные растения с колючками, - объяснил Егор. - Бывают и высокие очень, но я собираю маленькие. Например, мамиллярии.
        Чао с уважением пожал руку Егору. Ведь сам он не настоящий человек, а механический, и поэтому никогда не смог бы заняться коллекционированием кактусов, марок, монет или еще чего-нибудь. Такие увлечения свойственны только людям.
        - Возвращайтесь домой, - сказал Чао, - а я останусь здесь чтобы расправиться с Мур-Веем.
        - Это опасно, Чао.
        - Поэтому я и должен остаться, - настаивал Чао. - Если я и погибну, то меня снова сделают по чертежам. Я правильно понял?
        - Правильно.
        - Вот видишь. А если погибнешь ты, то не помогут никакие чертежи и техника!
        За стеной послышался громовой голос Мур-Вея. Чао прислушался.
        - Идем туда, - решительно сказал он.
        3
        Большой телевизионный экран на стене засветился, и на нем появилось изображение Мур-Вея. Сейчас он был в своем обычном облике, но такой бледный, что Елочка едва узнала его. Даже Великий Врачеватель долго смотрел, не мигая, на своего пациента, пока не сообразил, кто это: здоровье волшебника явно ухудшилось.
        - Чем занимаешься, Родной Брат Глупости? - гневно спросил Мур-Вей простуженным голосом.
        - Великий Властелин Чинар-бека, - испугался Абдул-Надул. - Я… я…
        - Не топчись на месте, Пустой Колодец! Я съел ровно тысячу штук твоего дурацкого лекарства, но от этих ледяных пилюль у меня только появился насморк и заболело горло… Так-то ты возвращаешь мне здоровье?!
        - О Хранитель Разума и Море Скромности, - торопливо бормотал Великий Врачеватель, - разреши извлечь из души конец моей фразы, раз уж я показал тебе ее начало.
        - Греми, Бубен Шайтана, да поскорее!
        - По всей вероятности, при счете порций моего лекарства ты допустил ошибку и вкусил на одну больше положенного.
        - Ну и что же с того?
        - А это все равно, что пройти по улице на один дом дальше того, который тебе нужен…
        - Не морочь мне голову, Дождливое Небо. Я спросил, чем ты занимаешься сейчас?
        - Услаждаю слух твоей дочери рассказами, о Враг Угодничества!
        - Моей дочери?! Разве у меня есть дочь?!
        Мур-Вей сошел с экрана телевизора в комнату и взмахнул рукой. Чадра упала, открывая взорам присутствующих лицо растерявшейся Елочки.
        - Смотри, Пожиратель Халвы! - вскричал волшебник. - Теперь не будет пощады вам обоим!
        - Остановись! - раздался спокойный голос, и ошеломленный волшебник отступил на шаг.
        Это сказал Чао. Робот уверенно встал между ним и Елочкой.
        - Ты будешь иметь дело со мной, - добавил он.
        - С тобой? С Месом, которого придумал Повелитель Чинар-бека? - угодливо проговорил Абдул-Надул.
        - Неправда! Я - Чао.
        Комната, где произошел этот неожиданный разговор, мало-помалу заполнилась любопытными.
        - Сгинь! - приказал Мур-Вей и замахнулся волшебной палочкой на Чао.
        Мгновение… и исчез… только не Чао, а сам Мур-Вей!
        Впрочем, он тут же появился вновь, слегка смущенный своей неудачей.
        - Я болен, да вдобавок еще и простужен, - объяснил он. - Возможно, оттого, что съел лишнюю порцию лекарства.
        - Дело не в простуде…
        - Ты забыл, с кем разговариваешь! Я стал волшебником тысячи лет назад…
        - Ты был когда-то всемогущим волшебником, - гремел Чао, - то время ушло… Сейчас в тебе остались лишь кожа да кости…
        - Чем докажешь ты это, Железная Кукла? - возмутился волшебник. - Я самый толстый волшебник в мире!
        - Повернись и посмотри на экран, с которого ты сейчас сошел.
        Чао говорил так повелительно, что Мур-Вей невольно повернулся. Робот воспользовался замешательством волшебника и осветил его сзади рентгеновскими лучами. Все увидели на экране слабые очертания одежды хозяина Чинар-бека и отчетливый рисунок его скелета.
        Абдул-Надул помертвел от страха и потерял сознание. Почти все присутствующие отшатнулись, кое-кто пустился бежать. Сам Мур-Вей долго рассматривал свое прозрачное отражение на экране. Темные мешки его легких замерли, а сердце - это видели все, кто нашел в себе достаточно самообладания и не отвернулся, - сжималось и разжималось все быстрее.
        - Вот и все, что осталось в тебе, - с усмешкой сказал Чао. - Больше всего, пустоты…
        Мур-Вей яростно набросился на Чао и схватил его за горло. Взгляд робота потемнел. Грудь его засверкала электрическими искрами. Волшебник закричал от боли и разжал пальцы. Невидимая сила электричества отбросила его в угол.
        - Я могу убить тебя током, - сердито сказал Чао, - но если ты не боишься, давай соревноваться с тобой. Покажи, что ты умеешь. Я жду!
        Трудно сказать, как поступил бы Мур-Вей, будь он один на один с Чао. Но присутствие посторонних задело самолюбие волшебника. Азарт борьбы охватил его, как в далекие годы молодости. «Соревноваться? - подумал он. - А почему бы и нет? Разве не приходилось мне раньше даже в присутствии самого халифа Харун-ар-Рашида одерживать победы над сонмом джиннов и магов?! А сейчас моим противником стало железное чучело, набитое проводами и механизмами… Пфу!..»
        Вызов был принят.
        Гордо посмотрев сверху вниз на Чао, Мур-Вей царственно махнул рукой, и одна из стен дворца Великого Врачевателя отвалилась и неторопливо легла на землю, превратившись в бесконечную песчаную долину с заснеженной горной цепью на горизонте.
        Сложив ладони ковшом, волшебник поднес их ко рту и крикнул: «Эге-ге-ге-е-ей!». Затем, быстро комкая свой крик, как делают снежок из мягкого, рыхлого снега, размахнулся и бросил его в сторону гор.
        Почти минуту было тихо, потом издалека донеслись звуки, напоминающие звон разбиваемого стекла, и примчалось могучее эхо: «Эге-ге-ге-е-е-ей!». Поднялась буря, Великого Врачевателя, как пушинку, закрутило в вихре под самым потолком и швырнуло на шелковые подушки, где он и пришел в себя.
        Лишь одному Чао удалось устоять на ногах. Сейчас же он нажал кнопку на правой стороне груди.
        - Твой крик уже пойман и связан, - сказал он Мур-Вею. - Я записал его на магнитную пленку и могу распоряжаться им по своему усмотрению.
        - Ты объелся самомнением, Железный Истукан, как Великий Врачеватель объедается халвой, - разозлился волшебник. - Мой крик невозможно поймать…
        - В таком случае возьми его, - сказал Чао, включил свой динамик на самую большую мощность, и из груди его загрохотал голос Мур-Вея, да с такой силой, что волшебник заткнул уши.
        - Довольно, - взмолился он. - Я покажу тебе другое.
        Шум стих. Мур-Вей отдышался и глянул вверх: из-за тучи выскользнул золотистый солнечный луч. В руке волшебника блеснул меч, и он принялся рассекать им луч.
        - Грубая работа, - остановил его Чао и, подняв кусок луча, пропустил его через трехгранную стеклянную призму. - Смотри… Разве ты умеешь расщеплять солнечный луч вдоль?
        Из призмы вышло семь тончайших полосок всех цветов радуги!
        Мур-Вей начал терять терпение. Отчаянно жестикулируя, он принялся ругать робота, как только мог.
        - Ты кончил? - спросил Чао. - Я заснял тебя на кинопленку, чтобы показать всем, как ты смешон в гневе. Смотри.
        Он повернулся к экрану, открыл правый глаз, чуть-чуть покрутил его, наводя на фокус, и все увидели на стене пляшущего, размахивающего руками человечка в халате.
        Абдул-Надул не выдержал и засмеялся, сперва тонко и сдерживаясь, потом все громче.
        - Что ты нашел в этом веселого, Бочка Смеха и Пузырек Разума?! - вспылил Мур-Вей и повернулся к Чао: - Смотри…
        Он щелкнул пальцами, и Абдул-Надул превратился в дохлого цыпленка, которого волшебник бросил к Чао. Робот ловко поймал его, облучил ультразвуком, отчего все перья посыпались на пол. Положив голого цыпленка на свою могучую ладонь, Чао включил тепловые лучи, в две секунды поджарил его и кинул обратно.
        Мур-Вей не сдавался. Превратив жареного цыпленка в железную горошину, он забросил ее наугад через левое плечо и хитро улыбнулся.
        - Пока ты будешь искать ее, - сказал он, - я отдохну.
        - Короткий же у тебя отдых, - ответил Чао и включил электромагнит, спрятанный у него в руке.
        Горошина притянулась к электромагниту, и Чао с насмешливым видом подал ее волшебнику. Мур-Вей топнул ногой, горошина упала на пол каплей воды. Чао направил на нее тонкий, как игла, луч света - и вода испарилась.
        - Доигрались, - засмеялась Елочка. - Теперь от Великого Врачевателя ничего не осталось.
        Мур-Вей торопливо накрыл тюрбаном облачко пара и произнес заклинания.
        - Что ты видишь здесь, Громыхающее Железо? - спросил он, отходя в сторону.
        Чао лег на пол, вытянул из левого глаза окуляр микроскопа, посмотрел в него, достал крошечные инструменты и принялся что-то ими делать.
        - Долго ты будешь возиться? - обеспокоенно спросил Мур-Вей и тоже лег рядом, пытаясь разгадать действия робота.
        - Сейчас, - ответил Чао. - Одну минуту… Готово. Я снял с него чувяки, хоть он и брыкался…
        - Кто брыкался? - спросила Елочка.
        - Абдул-Надул. Мур-Вей сделал его меньше пылинки, но этим меня не возьмешь.
        Волшебник зло хлопнул в ладоши, и все увидели Мудрейшего из Мудрых, целого и невредимого, но… помятого, без халата и босого! Трясясь от страха, Великий Врачеватель упал на колени и обнял ноги волшебника.
        - О Повелитель Чинар-бека, - плача, просил он, - позволь мне остаться твоим рабом. Есть испытания, которые не под силу даже мне.
        - Ты смеешь прикасаться ко мне, Окно Трусости! - вспылил Мур-Вей. - Станешь отныне червем, Безбородое Ничтожество…
        - Превращения уже были, - прервал его Чао. - А в соревновании нечестно пользоваться одним приемом более трех раз. Покажи мне что-нибудь новое, Повелитель Чинар-бека.
        Мур-Вей отшвырнул от себя Абдула-Надула и извлек из халата блюдечко и золотое яичко. Яичко покатилось по блюдечку, показывая города и страны.
        - Хороший аппарат, - похвалил Чао, - но маленький. Показывать, так всем. Смотри…
        На экране телевизора виды Урала и Сибири сменялись пейзажами Кавказа, Египта. Как завороженные все смотрели на экран, и даже Мур-Вей, один из самых любопытных волшебников на свете, увлекся, сел на ковер, точно приготовившись к длительному сеансу.
        - Хватит, - сказал Чао, - это тебе не в кино.
        Экран погас, но волшебник еще долго сидел в раздумье. Телевизор не был ему в новинку, но он не знал, что с помощью такой выдумки можно видеть многие земли и народы, а не только смотреть одни и те же спектакли и кинофильмы.
        - Что же еще покажет Повелитель Чинар-бека? - спросил Чао.
        Мур-Вей пошарил руками в широких карманах халата, о чем-то вспомнил, обрадовался и извлек на свет старую, потрепанную шапчонку. Торопливо натянул ее на свою бритую голову и… исчез!
        Чао весело засмеялся.
        - Не выручит тебя и шапка-невидимка, - сказал он. - Вот ты сейчас пошел вправо… влево… поднял руку… Хочешь убежать? Не пущу!
        С неожиданной для всех ловкостью Чао стремительно прыгнул вперед, хватая руками воздух. Произошла короткая борьба, и все опять увидели волшебника без шапки-невидимки.
        - Шапку-невидимку я оставлю для дальнейшего исследования, а тюбетейку можешь надеть, - милостиво разрешил Чао.
        - Скажи, пожалуйста, - тяжело дыша, спросил Мур-Вей, - как же ты мог увидеть то, что невидимо?
        - Очень просто. От твоего тела исходит тепло, а мои ресницы улавливают это тепло и позволяют мне как бы видеть тебя. Не так хорошо, как сейчас, но достаточно, чтобы поймать…
        - Может быть, ты умеешь ловить и холод? - иронически спросил Мур-Вей.
        Ни слова не говоря, Чао налил себе в металлический карман воды из графина и извлек… кусок голубоватого льда!
        Пока волшебник пытался придумать что-либо свое, Чао расставил ноги, развел в стороны свои железные руки для равновесия и повернул голову сперва вправо, затем влево, потом все быстрее и быстрее его голова стала вращаться, точно глобус на оси.
        - Он сейчас закружится и упадет! - воскликнула Елочка.
        Но Чао, как ни в чем не бывало, перестал вращать головой и коротко сказал:
        - Теперь попробуй ты…
        - Пожалуйста, - согласился волшебник и повернулся к Абдулу-Надулу: - А ну, Потухшее Пламя, иди сюда!
        Великий Врачеватель, выпучив глаза, сделал два шага и замертво грохнулся на пол: страх лишил его сознания.
        - Нечего пробовать на других! - недовольно крикнул Чао и осекся: Мур-Вей произнес заклинания и поднялся в воздух.
        Чао мгновенно нажал кнопку на левом плече, и несколько маленьких реактивных двигателей, расположенных вокруг его пояса, подняли облако пыли, а сам Чао уже отделился от земли и догонял волшебника.
        Мур-Вей ловко увернулся и принялся выписывать в воздухе замысловатые фигуры. Чао на этот раз не отставал от него, точно опытный летчик-ас, «севший» на хвост самолета противника.
        Когда воздушные пируэты ему надоели, Чао поднял левую руку, и ладонь ее вдруг превратилась в вогнутое серебристое зеркало. Собрав, точно в пригоршню, жаркие солнечные лучи, Чао направил острый жалящий пучок прямо на лысину волшебника.
        Мур-Вей взвизгнул от боли и, неожиданно беспомощно взмахнув руками, ринулся вниз. Чао засмеялся и принялся дуть на обожженное место.
        - О аллах-иль-аллах! - запричитал волшебник. - Какая-то оса ужалила меня!
        - Это не оса, - возразил Чао. - По моей просьбе солнце уделило тебе больше внимания, чем следовало. Если ты не веришь…
        - Верю, верю, - замахал руками волшебник.
        - Ну тогда отдохни и продолжим наше соревнование.
        - Что еще ты умеешь, Величайший из Джиннов, принявший железный облик? - спросил Мур-Вей.
        - Я не джинн, а сложная машина, изобретенная человеком. Люди, а не волшебники, наделили меня такой силой. Я умею считать быстрее всех, вести научную работу по заданию человека. Я вижу горы на Луне, облака на Венере и каналы на Марсе. Могу летать на другие планеты и помогать космонавтам; мне не страшны ни жара, ни холод, ни опасность. Я могу читать мысли людей, чтобы без промедления выполнять их поручения…
        - Читаешь мысли?! - усомнился Мур-Вей. - Этого не умеет никто!
        - Я докажу… Ты сейчас думаешь: чем бы победить меня? Ковер-самолет? Он уже такой ветхий, что не выдерживает собственного веса… Летающий сундук? Он расклеился, и в нем далеко не улетишь; даже маленький учебный самолет обгонит его… Сапоги-скороходы? Они износились от частого употребления, и подошвы их едва держатся… Теперь тебе страшно оттого, что я разгадываю твои мысли… Ты думаешь…
        Мур-Вей замахал трясущимися руками, пытаясь остановить Чао, но робот не позволил прервать себя.
        - Ты думаешь, - продолжал он, - известно ли мне, где хранятся чертежи профессора Чембарова? Вот они!
        Волшебная тайна раскрылась…
        Вспыхнул яркий свет, и у всех, находившихся в Чинар-беке, померкло сознание…
        4
        Если вы внимательно читаете мое повествование, то давно заметили, что я стремлюсь к возможно большей точности, описывая даже самые, казалось бы, невероятные приключения. Да и почему не быть точным, коли я люблю только сущую правду?
        Немало хлопот стоило мне узнать, сколько времени прошло, прежде чем герои нашей книги очнулись и осознали происшедшее. Теперь я могу сообщить вам, что неприятное их состояние между жизнью и смертью длилось ровно сорок минут. Когда же Елочка, а затем Егор пришли в себя, было шесть часов тридцать минут утра по местному времени.
        Внешне все выглядело так, точно ничего особенного в глубине земли, под корнями Чинар-бека, не произошло. Но когда Егор увидел внизу, у подножия холма, Бен-Али-Баба, выбегающего на Столетнюю дорогу, он понял, что пережитое ими происходило не во сне, а на самом деле.
        Чуть поодаль стоял их вертолет «Снежинка» и лежал Мур-Вей.
        Елочка подбежала к волшебнику и приподняла его голову.
        - Он сильно ушибся, - сказала она.
        - Все кончено, - тихо проговорил Мур-Вей. - Нет больше Чинар-бека и Волшебного Лабиринта, потому что я побежден.
        - Куда вы дели нашего Чао? - спросил Егор.
        - Я не смог тогда разобраться в чертежах и взмахнул волшебной палочкой… - объяснил Мур-Вей. - И то, что было нарисовано, превратилось в Железную Куклу, погубившую меня… А теперь твой Чао просто вернулся в чертеж, и все. Не покидайте меня, дети, я больше не стану причинять вам зла… Отвезите меня туда, где мне помогут вернуть здоровье! Я должен выручить своих друзей и возродить славу Кахарда…
        - Что нам делать с ним? - развел руками Егор.
        - Только не оставлять без присмотра, - категорически заявила Елочка. - Он же болен!
        - Но у меня, наверное, давно закончились каникулы, в школе попадет теперь!..
        - Я останусь с ним, а ты лети домой.
        - Тогда летим втроем. Мотор волшебный, выдержит.
        Сборы были недолги. Освободив в грузовой кабине место и устроив в ней подобие матраца, они перенесли Мур-Вея в вертолет и заняли пилотские кресла.
        Глава десятая
        Дома!
        1
        Весь день летела маленькая «Снежинка», пересекая горы и моря, теплые южные озера и жаркую пустыню, скованные льдом реки и заснеженные колхозные поля.
        Мур-Вей скоро пришел в себя, с интересом смотрел на землю и молча размышлял о чем-то своем, перебирая толстыми пальцами четки.
        От Ростова-на-Дону и до самого села Отрадного в Московской области они летели в густых облаках. Штурман Внуковского аэропорта по радио помог Егору рассчитать правильный курс полета и вывел вертолет к дому дедушки Осипа, куда они прилетели перед заходом солнца.
        Егор покружил над домом, подлетел к окну и замигал яркими фарами. Дедушка открыл им форточку.
        Посадив вертолет на середину комнаты, Егор выключил мотор, славно поработавший столько часов, и выбрался из кабины. За ним, кряхтя, вылез Мур-Вей и тут же произнес заклинания. Елочка направила волшебный перстень на Егора. Мальчик почувствовал головокружение, в глазах его потемнело, а когда неприятные ощущения прошли, он и Мур-Вей стали большими. Теперь он увидел, что Мур-Вей и дедушка Осип были одного роста.
        - Гм… гм… - смутился Осип Алексеевич, увидев чужого человека.
        - Дедушка, познакомься, - сказал Егор. - Это волшебник Мур-Вей… А это - мой дедушка Осип.
        Дедушка и Мур-Вей понравились друг другу, присели к столу и разговорились за чашкой чаю.
        - Мой добрый дедушка Осип, было время, я очень любил детей, - рассказывал Мур-Вей. Он так расстроился, что едва не заплакал. - Несчастный, - стонал он, - ну кому я нужен теперь, слабый, больной волшебник?.. Люди стали обходиться без меня и научились делать такое, что не под силу ни одному из чародеев! Горе мне, горе… Теперь и в сказках не будут рассказывать обо мне. И никто из самых знаменитых мудрецов и гадателей так и не может сказать, чем я болен…
        - Ну ничего, ничего, - успокаивал его дедушка и вдруг взволнованно воскликнул: - А ведь, знаете, я, кажется, понял причину вашей болезни!
        - Вы?! Говорите немедленно, я осыплю вас жемчужинами!
        - Жемчуг мне не нужен, - отмахнулся Осип Алексеевич. - Слушайте… Раньше, когда человек многого не знал и не умел, вы были в славе и удивляли всех чудесами. Когда же человек создал науку и технику, ваше здоровье пошатнулось! Поняли? Вы же сами говорите, что человек научился многому такому, что не под силу даже вам, волшебникам… Ваше состязание с Чао тому пример. Вероятно, это профессиональная болезнь волшебников.
        - Верно! - яростно блеснул глазами Мур-Вей. - Я уничтожу науку и технику, не пожалею и писателей-фантастов и верну свое здоровье! Я превращу в пыль всех ученых… Жаль, что раньше никто не рассказал мне, в чем дело!
        - Да как же вы уничтожите науку и технику, если вы так ослабли, что уже больше чем наполовину утратили свои волшебные силы? - спросил дедушка.
        - И это верно, - опечалился Мур-Вей.
        - Да и к чему? Наука - тоже волшебство, и ее надо уважать. Ведь есть иное средство…
        - Не мучайте меня, - взмолился Мур-Вей. - Что это за средство?
        - Знание! - ответил дедушка Осип.
        - Знание, - повторил волшебник. - Разве оно поможет?
        - Я так понимаю, - продолжал развивать свою мысль дедушка Осип. - Теперь, когда наука и техника достигли высокого развития, вам, волшебникам, просто невозможно без образования… Особенно вам, который был когда-то обычным человеком. Да, да! Поступайте в школу, затем в институт или в университет, и вы вновь станете здоровым. Получите диплом и научитесь творить такие чудеса, какие вам раньше не снились! Будете проникать в тайны жизни и в глубины Земли. Работы вам хватит, да еще какой увлекательной. Можете стать и писателем…
        - Нет, не смогу: сиди и пиши день и ночь. Терпения не хватит.
        - Ну тогда актером.
        - При моем возрасте? - обиделся Мур-Вей. - Неудобно…
        - А если врачом?
        - Ни за что! - сердито произнес волшебник. - Я уже обращался к ним, и никто не придумал для меня лекарства. Даже словоедство не помогло…
        - Наши врачи хорошие, настоящие. Но как хотите… Тогда - художником. Нравится?
        - Нет. Всех рисуешь, а тебя - никто.
        - Ученым?
        - Это другое дело, но трудно очень…
        - Без труда ничего не бывает.
        - Мы, волшебники, привыкли все делать сразу.
        - Так раньше было, - убеждал дедушка Осип. - Теперь придется потрудиться. Конечно, самое почетное - стать космонавтом и летать на другие планеты.
        Глаза Мур-Вея загорелись от восторга:
        - Неужели можно?
        - Можно. Захотите - добьетесь.
        - При моем здоровье?
        - Так ведь вы получите образование и снова станете крепким, как в молодости, - напомнил дедушка Осип.
        - Почему я сам не подумал об этом?! - воскликнул Мур-Вей. - Завтра же пойду в школу. Но примут ли меня?
        - Да… - задумался дедушка Осип. - Принять-то, конечно, могут. Вот только ваш возраст… А что, если пойти в вечернюю школу для взрослых?
        - Нашел! - радостно вскричал Мур-Вей, и лицо его просияло от счастья. - Выход нашел… Я приму облик мальчика, вроде Егора, и стану учиться вместе со всеми. Никто и знать не будет, что мне столько лет.
        - Блестящая мысль! - поддержал дедушка Осип. - А мой сын, профессор, поговорит с директором школы. В общем, дорогой Мур-Вей, считайте, что вы уже ученик!
        Они принялись обсуждать план во всех деталях, и было видно, что только сейчас, после стольких раздумий и даже злого отчаяния, Мур-Вей вновь обрел надежду и понял, что еще не все потеряно.
        - Мур-Вей будет учиться, - с грустью заметил Егор, услышавший их разговор. - А вот меня как бы из школы не исключили.
        - За что? - насторожился дедушка Осип. - Небось, набедокурил?
        - Да нет, дедушка! Просто опоздал… Сейчас февраль или март?
        - Совсем заморочился парень, - всплеснул руками Осип Алексеевич. - Тебе как раз завтра в школу - одиннадцатого января…
        - Не пойму! - удивился Егор. - Ведь столько дней я пробыл только в одном Чинар-беке…
        - Даже очень неверно, - вмешался волшебник. - Мое жилище под корнями Чинар-бека было, как ты знаешь, очень-очень маленькое, и все, кто в него попадал, становились маленькими. Поэтому время там шло быстрее, чем обычно. Там ведь и дни были маленькие, и часы, и минуты. Понял? А ведь мелких зерен всегда в горсти больше, чем крупных. Я так нарочно все устроил, чтобы дни моей болезни стали короче обычных! Понял?
        - Здорово! Вот бы нашу школу тоже сделать маленькой. Вжик! - и десятилетка готова! А космические корабли - большими-пребольшими…
        2
        Прошла ночь. Егор проснулся поздно. Солнечные лучи золотили окна, покрытые морозными узорами. В печке весело потрескивали дрова. Ни дедушки, ни Мур-Вея в комнате не было. Егор быстро поднялся и глянул на стол. В горшочке из-под цветов стояло маленькое деревце с забинтованным стволом, украшенное елочными игрушками.
        Сердце мальчика болезненно сжалось…
        Увидев на сундуке кожаный летный костюм, Егор подбежал и осмотрел курточку. На изнанке он отыскал фабричную марку: «Сделано в Стране Чудес…»

* * *
        Смотрю я сейчас на свое перо и думаю. Куплено оно в магазине школьных принадлежностей. С виду простое, металлическое, «уточкой» зовется… А вот стоило довериться ему, и повело оно нас с вами в дальний путь. Где мы только с ним не побывали! И в Москве, и в Пятигорске, и в Чинар-беке даже.
        «Ну а что дальше? - спрашиваю я себя. - Где конец нашей сказке?» Только задался я таким вопросом, как перо снова потянулось к бумаге.
        Часть вторая
        Кащеево время
        Глава первая
        В Политехническом музее
        Нет на свете более спокойного места, чем музей. Здесь всегда тишина, все разговаривают шепотом и слышно, как тикают на стене часы.
        Другое дело московский Политехнический музей… Что значит политехнический? Слово «поли» - не русское, означает оно «много»… Ну а техника всем известна. Так вот там ее видимо-невидимо.
        Конечно, в залах истории техники действительно тихо, но в отделах современных машин некоторые экспонаты показывают в действии и обстановка более чем оживленная.
        Вот сюда и привела свой класс Мария Ивановна. Среди ее питомцев был новичок, некий Саша Муравьев, коренастый смуглый мальчик с блестящими черными глазами. Сама учительница еще не успела составить о нем достаточно определенного мнения, но ребята сразу привязались к нему.
        Особенно нравилось им то, что Саша умел делать всякие фокусы, порой просто невероятные.
        Вот и сейчас… Экскурсовод что-то там объясняет, а Саша стоит рядом и наверняка готовится отколоть какой-то номер. Так, по крайней мере, думали ребята.
        И верно! Иногда ни с того ни с сего механизм, на который экскурсовод указывал прозрачной длинной палочкой, вдруг включался. Стоило опустить палочку - выключался. Ну, конечно же, это проделки новичка…
        Экскурсовод старался не выдать своего волнения, но после третьего такого случая стал хлопать ладонью по карманам и забормотал:
        - Платок… где мой носовой платок?
        И тотчас же большой, расписанный причудливым восточным узором платок появился в воздухе, просто так, из ничего, отер холодный пот со лба экскурсовода и на глазах у всех растаял.
        Дети радостно захлопали в ладоши, а Мария Ивановна только сдержанно заметила: «Как это технично!» - и стала подозрительно всматриваться в своих питомцев.
        - Нет-нет, этого не может быть, - наконец воскликнул экскурсовод, в изнеможении присаживаясь на какой-то хрупкий экспонат. - Управление механизмами на расстоянии известно давно, но у меня в руках простая указка, не предназначенная для таких целей… Поразительное явление!
        Чтобы удостовериться в своей правоте, он провел указкой вокруг, и в зале все зажужжало, затрещало, задвигалось. Опустил указку к полу - вновь наступила тишина.
        - Хи… хи… - примерно такие звуки издал экскурсовод, готовый совсем выйти из строя. Но тут кто-то из ребят сделал предположение:
        - А может быть, это как раз не простая указка?
        Лицо экскурсовода порозовело, а Мария Ивановна строго сказала:
        - Дети! Если такое еще повторится, я вызову ваших родителей…
        - Позвольте, при чем тут дети?! - удивился экскурсовод, но Мария Ивановна решительно возразила:
        - Не скажите! Я не очень разбираюсь в технике, но в них…
        - Поразительно, - прошептал экскурсовод и для большей убедительности вновь обвел указкой окружавшие его механизмы.
        И что же? Ни один из них не включился, ни одна из многочисленных стрелок не дрогнула!
        - Вот видите! - победным тоном произнесла Мария Ивановна.
        - Очаровательные малютки, - вздохнул экскурсовод, окончательно приходя в себя и на всякий случай отодвигаясь от детей. - Ну что ж, последуем далее… Гм… Прекрасная смена подрастает, прекрасная!
        Дальше все пошло без происшествий, так что Мария Ивановна даже ослабила контроль над «малютками» и увлеклась экспонатами.
        - Здорово у тебя получается! - шептали ребята Муравьеву. - Молодец!..
        - Да клянусь вам аллахом, - как-то странно отвечал Саша, - я тут ни при чем. Сам не пойму, в чем дело! Это же техника.
        - Брось ты, не скромничай!..
        - Валяй дальше, Сашка, не робей!
        - Только с умом, чтоб нас не выставили отсюда…
        Но Саша Муравьев только пожал плечами и хотел отмахнуться от назойливых одноклассников, да так и замер с поднятой рукой: у входа в следующий зал он увидел робота почти одного с ним роста и к тому же похожего на человека.
        - Это изобретение профессора Чембарова Артема Осиповича. Опытный образец, лишь недавно поступивший к нам, - объяснил экскурсовод.
        На всякий случай он сделал выпад своей указкой, точно шпагой. Но робот, к счастью, не включился, иначе экскурсоводу стало бы дурно.
        - Все, что вы здесь видите, представляет интерес для специалистов; вам же я предлагаю пройти в соседний зал, где открыта Всесоюзная выставка новейших роботов, созданных для расчетов наибольшей экономии времени на любом производстве… Прошу!
        Между тем Саша незаметно отстал ото всех, подошел к роботу, произнес: «Бир, ики, уч» - и щелкнул пальцами.
        Робот зашевелился, глаза его оживились спокойным голубым светом.
        - Здравствуй, Чао, - сказал Саша.
        - Здравствуйте, - неуверенно ответил робот.
        - Не узнаешь?!
        - Я… Я впервые вижу вас.
        - Как - впервые?! Ах да, пожалуй, ты и прав, ведь я на время принял облик школьника. А вообще-то я волшебник… волшебник Искандер Мур-Вей. Смотри…
        Робот отшатнулся, когда на месте мальчика возникла внушительная фигура толстяка в просторном восточном халате и с тюбетейкой на обширной лысине.
        - Ни с места! - грозно приказал Чао, и ноги волшебника словно приросли к полу.
        - Что сделал ты со мной? - испугался Мур-Вей.
        - Я облучил тебя особыми лучами; могу и всего парализовать электрическим током.
        - Прошу тебя, Великодушнейший из Роботов, не делай этого. Ты же знаешь меня…
        - Я сказал, что впервые вижу тебя… И вообще - разве тебе не известно, что экспонаты руками трогать запрещается? А разговаривать с ними - тем более… Вот возьму сейчас и вызову администрацию…
        - Послушай, - взмолился Мур-Вей, - ведь ты был моим гостем в Чинар-беке… Ай, как коротка твоя память! Постой, сейчас я тебе ее верну… Бир, ики, уч!
        На голове робота появился тюрбан с павлиньим пером, и Чао воскликнул:
        - Мур-Вей?!
        - Слава аллаху, наконец-то! - обрадовался волшебник. - Хорошо, когда друзья не забывают друг друга.
        - Ничего себе «друзья», - усмехнулся Чао. - Ты забыл, как издевались надо мной в Чинар-беке?
        - Мой дорогой, я уже не тот. Теперь я мечтаю получить образование, стать здоровым и снова, как в годы молодости, приносить людям пользу.
        И он рассказал Чао о знакомстве с дедушкой Осипом, о том, как, вняв доброму совету старого игрушечника, поступил в одну из московских школ.
        - Расколдуй меня, Чао. Я совсем не чувствую ног.
        Робот выключил облучение и подал руку своему бывшему сопернику.
        - Как успехи в ученье?
        - Не спрашивай, Победитель волшебников… Мне нечем тебя порадовать.
        - Сочувствую.
        - То, что в мои годы я стал мальчишкой, - это еще терпимо. Юность не унижает никого! Но, аллах свидетель, наука убегает от меня, как ящерица. Вот, думаю, я поймал ее, а она оставляет мне лишь кончик своего хвоста… Помоги мне, мудрый Чао! Милость украшает победителя… Будь моим Учителем! Ты уже знаешь меня; я могу совсем отказаться от сна - учи и днем и ночью.
        - А что ж… - подумав, согласился Чао, - давай попробуем…
        За дверью раздался подозрительный шорох. Собеседники, увлеченные разговором, не обратили на это внимания, и лишь когда в зал вошли школьники во главе с Марией Ивановной, Мур-Вей едва успел принять вид мальчика, а робот… исчез.
        - Саша, - укоризненно сказала Мария Ивановна, - где ты пропадаешь?.. К тебе приехала бабушка и хочет с тобой повидаться.
        - Бабушка? - поразился Мур-Вей, вспомнив, что ее нет на свете уже много веков.
        - Ну да… Идем! Возможно, она у выхода.
        Но на улице никакой бабушки не оказалось. Стоял автобус в ожидании детей - и все. Спросили у шофера.
        - Никто не подходил, - ответил он. - Была, правда, какая-то особа… в возрасте, это точно. Но никем не интересовалась и улетела.
        - Как это «улетела»? - спросила Мария Ивановна.
        - По воздуху, - объяснил водитель. - В кадушке, что ли…
        - В кадушке?!
        - А почему бы и нет? Летают же с таким поясом, вроде патронташа; только там ракеты вместо патронов. Или с реактивным ранцем за спиной - и никто не удивляется.
        - Да, пожалуй, - согласилась Мария Ивановна.
        - Старушка наверняка пенсионерка, - добавил водитель. - Вот и выдали ей летающую кадушку.
        - Дети, - сказала Мария Ивановна, - рассаживайтесь поживее и без шума… Все здесь? - Она пересчитала головы и повернулась к шоферу: - Поехали…
        - Стойте! - раздался вдруг истошный крик, и к автобусу подбежал бледный, растерянный экскурсовод. - Наши лучшие… лучшие роботы… похищены…
        - Дети! - грозно произнесла Мария Ивановна.
        - Да оставьте вы своих детей, пожалуйста! - рассердился экскурсовод. - Я прошу вас подписать акт…
        Но Мария Ивановна, не слушая его, стала обходить своих питомцев, пытливо всматриваясь каждому в глаза.
        - Дети! Считаю до трех, и если роботы не вернутся на свои места… Раз…
        Саша недоумевал - ведь он похитил только одного Чао, да и то по договоренности…
        - Два…
        …Экскурсоводу, наверное, с перепугу показалось, что исчезло несколько экспонатов. Но дело не в количестве - выдержать осуждающий взгляд учительницы оказалось невмоготу…
        - Два с половиной… и…
        По счету «три» Саша Муравьев как бы растворился в воздухе и навсегда перестал быть учеником одной из московских школ…
        Глава вторая
        В Сосновом бору
        1
        Вечерело. Густые тени легли в Сосновом бору, что у села Отрадного. Только на поляне, где вдруг ни с того ни с сего появился дом в восточном стиле, было еще сравнительно светло.
        К ажурной калитке подошел великолепный толстяк огромного роста, в расписном халате и с ковровой тюбетейкой на лысине. В нем нетрудно было узнать Мур-Вея.
        Калитка распахнулась и негромко произнесла:
        - О Повелитель, твое приказание исполнено.
        Но едва Мур-Вей поднял ногу, чтобы пройти, как его кто-то сзади толкнул, и он вкатился во двор, точно арбуз.
        С трудом поднявшись, волшебник оглянулся - у калитки стоял седой старик Кащей Бессмертный, а за ним Баба-Яга, Соловей-разбойник, Змей Горыныч о трех головах и - кто бы вы думали еще? - сам Абдул-Надул, Великий Врачеватель, Великий Рассказчик, Мудрейших из Мудрых, Правдивейший из Правдивых и Пожиратель Халвы собственной персоной!
        - Что привело вас сюда, нечестивые? - возмутился волшебник.
        - Мурвеюшко, милый, - залопотала Баба-Яга, - мы по тебе душой изболелись… Все нет да нет… Думаем, как бы чего не приключилось!.. Ну вот, собрались кумпанией и махнули! Я еще в музее побывала, да ты все занят был… Мы того… Хотим ета, как ево…
        - Чего хотите? - разозлился Мур-Вей.
        - Энтого самого, абра… абро… абразованья, - с трудом выговорил Соловей-разбойник.
        - И ты тоже? - повернулся волшебник к Абдулу-Надулу.
        Великий Врачеватель плюхнулся ему в ноги и быстро-быстро заговорил:
        - О Зуб Мудрости во рту Вечности! Тебе известна необъятность моего ума… Но меня взяли как заложника. Если ты им откажешь - я пропал…
        - Кто еще, кроме Искандера Мур-Вея, пришел сюда? - вдруг раздался громкий металлический голос из глубины дома.
        Мгновение все оторопело молчали. Первым нашелся Соловей-разбойник.
        - Я, Соловей Рахматович, Одихмантьев сын, родом из района Черные грязи… Там у меня имение было на Соловень-горе. На семи столбах и с семью воротами, три терема и сады зеленые. Неподалеку от Старгородского городища, где сходятся речки Свапа и Сейм…
        - В Курской соловьиной области? Как же, знаю, - продолжал тот же голос. - Тебе выбил глаз Илья Муромец? Слышал, слышал… Кто следующий?
        - Я, Баба-Яга, костяная нога, за мудростью и здоровьицем к вам. - И она низко поклонилась. - Женщина я благородная, известная…
        - Следующий!
        - Кащей, само собой разумеется, Бессмертный…
        - Похититель женщин, выпивающий по три ведра воды зараз? Слышал о таком. Следующий!..
        - Змей Горыныч я. О трех головах. Прошу по одной специальности на каждую, либо одну, но трижды почетную - на все…
        - Знания - это пища ученого. Вам не по зубам. Все?
        - Я, Абдул-Надул, Мудр…
        - Ха-ха-ха, - гулко засмеялся таинственный незнакомец. - И ты здесь?
        - Я Мудрейший из Мудрых, - обиделся Абдул-Надул. - А ты гогочешь, словно гусь…
        - Все вы одна компания… Марш отсюда! Злодеям здесь не место…
        - Ох, касатик ты мой, - захныкала Баба-Яга. - Так ведь я нынче совсем добрая. Вот те слово! Я как выучусь, так стану энтой, как ее… поетессой. Стишат для ребятишек понавыдумываю, песенок разных баюкательных…
        - А я, - просительно сказал Соловей-разбойник, - в композиторы пойду, художественный свист в консерватории преподавать стану… А разбойничать - ни-ни… Бросил!
        - А я бы в сварщики подался, - заскулил Змей Горыныч. - Пламени во мне ого сколько! Я его в три струи, с трех голов, как дуну!..
        - Обойдется и без вас… Благодетели нашлись!
        - О Повелитель, заступись за нас… - Соловей-разбойник, Баба-Яга и Змей бросились в ноги Мур-Вею, а Кащей подошел к нему сзади вплотную и ловко извлек из кармана его халата старинные четки слоновой кости, которые волшебник любил перебирать в минуты раздумья. А как бы взамен их насыпал горсть семечек и зашептал:
        - Прояви мудрость, Искандер Мур-Вей. Эта мелюзга еще пригодится нам с тобой… Есть у меня к тебе разговор… только без свидетелей…
        Мур-Вей, не дослушав, брезгливо отстранился - Кащей всегда был ему неприятен.
        - …Мурвеюшка, - вновь заскулила Яга, - смени гнев на милость.
        - Нет! - вскричал оскорбленный Кащей да как замашет руками, как замашет - словно ветряная мельница.
        Взвихрился гудящий смерч и увлек в небо всю эту мерзкую компанию. Абдул-Надул едва успел отбежать и спрятаться за Мур-Веем.
        2
        Когда все улеглось и пыль рассеялась, на крыльце дома появился Чао.
        - Ты?! - поразился Абдул-Надул.
        - Рад видеть тебя в этом доме, Победитель волшебников, - почтительно сказал Мур-Вей роботу. - Подари мне хоть немного своей мудрости, чтобы вновь ощутил я былую силу и бодрость духа.
        - Погоди! - перебил его Чао. - А ты подумал о том, что меня могут хватиться в музее?
        - О Всемудрый, я оставил там твое точное подобие, - успокоил его Мур-Вей.
        - Ну, это другое дело… Тогда начнем… Да, а этот что - тоже?… - Чао указал на Абдула-Надула.
        - Обо мне не беспокойся, - заявил Великий Рассказчик. - Вряд ли и сто лет твоих усилий сделают меня умнее!
        - Пожалуй…
        - Неужели ты думаешь, что в твоих проводах и лампочках больше ума, чем в моей голове?
        - Так ты считаешь, что в голове твоего Повелителя ума меньше? Ему, значит, необходимо образование, а тебе нет?
        Абдул-Надул поморгал-поморгал, но все же нашелся:
        - Великий Искандер Мур-Вей просто хочет измерить твои способности, чтобы потом подарить тебе недостающее…
        - Ты подал хорошую мысль, - прервал его Чао. - А я измерю твою способность к восприятию настоящих знаний! Заодно и выясню, как знания облагораживают низкий интеллект. Не возражаешь, Мур-Вей?
        Мур-Вей с улыбкой кивнул, а Мудрейший из Мудрых еще долго ворочал в голове незнакомое слово - ин-тел-лект, как бы рассматривая его со всех сторон. Наконец он решил, что в таком красивом слове может быть заключен только приятный для него смысл, и успокоился.
        3
        В уютной комнате стояли две парты и преподавательский стол.
        Мур-Вей и Абдул-Надул едва уселись за парты, как Чао вызвал волшебника к доске:
        - Напиши: два умножить на два.
        Мур-Вей вздохнул и написал: 2х2.
        - Поставь знак равенства и реши этот пример.
        Волшебник задумался. Уж очень хотелось ему получить самую высокую оценку. Поэтому он и написал после знака равенства пятерку.
        - Запомни, - сказал Чао, - дважды два будет не пять, а четыре. Всегда!
        Волшебник повел левой бровью и спокойно заявил:
        - У меня четыре и есть.
        И верно: на доске уже стояло 2х2=4. И никаких следов исправления.
        - Допустим, - вежливо произнес Чао. - А ну-ка, умножь два на три.
        Мур-Вей написал 2х3 и после знака равенства снова поставил пятерку.
        - Никуда не годится. Получится не пять, а шесть.
        - И у меня шесть! - упорствовал волшебник.
        И верно: пятерка уже превратилась в шестерку.
        - И все же ты написал «пять».
        - Да нет же, Чао, это тебе показалось!
        - А это что? - в железной руке робота появилась фотография, где четко стояло 2х3=5. - Со мной так шутить бесполезно…
        - Никак не могу удержаться, - смутившись, признался Мур-Вей. - В школе привык…
        - Садись, Мур-Вей. Поговорю теперь с Великим Рассказчиком…
        - Помни только, с кем ты имеешь дело! - предупредил Пожиратель Халвы.
        - Хорошо-хорошо. Вот тебе вопрос…
        - Одну минутку, - попросил Абдул-Надул. - Что легче - задавать вопросы или отвечать на них?
        - Разумеется, спрашивать легче.
        - О аллах, сама мудрость вещает твоими устами. Еще… Идешь ты и видишь - лежат на дороге вопрос и ответ. Что ты подберешь?
        - Ответ, конечно: по нему можно догадаться и о вопросе…
        - Как отрадно беседовать с таким че… с таким учителем! - восхитился Абдул-Надул. - Наконец еще: ты хочешь спрашивать меня не потому ли, что имеешь только вопросы и надеешься найти ответы у других?
        - Нет, это уже слишком! - рассердился Чао. - Не зря говорят, что один дурак заморочит нескольких умных, даже робота. Помоги мне… - обратился он к волшебнику. - Уйми его!
        Но Мур-Вей молчал: ему было все же приятно, что его победитель на сей раз сам оказался в затруднении.
        - Так дело не пойдет, - задумался Чао. - Один жулит, другой только вопросы задает. Вот что. Есть метод, позволяющий получить десятилетнее образование всего за неделю…
        - За неделю?! - вскричал волшебник.
        - Да. Правда, он еще не разработан до конца, и я хотел бы, если не возражаешь, сперва испытать его на Абдуле-Надуле.
        - Давай пробуй и на мне тоже. Я не боюсь!
        - Спальня есть в этом доме?
        - Есть.
        - И две кровати с постелями найдутся?
        Мур-Вей щелкнул пальцами:
        - Да.
        - Пошли. Я дам вам образование во сне.
        - Во сне?!
        - Да. И быстрее, и мне спокойнее.
        - Это самое главное, - съехидничал Пожиратель Халвы.
        4
        Войдя в просторную, затененную плотными шторами комнату с двумя кроватями, Чао указал на них:
        - Выбирайте любую и ложитесь на правый бок, правым ухом на подушку.
        Мур-Вей и Абдул-Надул молча исполнили его приказание. Чао дал им по клочку ваты:
        - Вставьте в левое ухо…
        Вставили.
        Абдул-Надул хотел сказать что-то, но робот скомандовал: «Спать!» - и друзья погрузились в глубокий сон.
        Затем Чао подошел к стоящему на столике магнитофону. От него шли проводочки к подушкам, в которых помещались обычные радионаушники. А на магнитной ленте была записана вся программа нашей десятилетней школы.
        Чао нажал кнопку, и эти знания - по порядку, конечно, - с огромной скоростью побежали по проводочкам в подушки, в радионаушники, в правые уши спящих, в их головы…
        А поскольку в левом ухе каждого находилась ватка - знаниям некуда было деваться, и они оставались в голове.
        5
        Тем временем Чао вышел на крыльцо и осмотрелся. Правда, Мур-Вей предусмотрительно окружил дом волшебным забором, но робот все же решил быть начеку.
        И не зря! Вечернее небо вдруг потемнело, словно его затянуло черной тучей, налетела буря и навалилась на забор.
        Качнулся он раз, другой, но устоял.
        - Ух! Ух! - зачастили удары точно взбесившегося ветра, и… калитка в воротах слетела с петель. Чао сбежал с крыльца навстречу чему-то высокому, веретенообразному, светящемуся бледным лунным светом, и скомандовал:
        - Ни с места!
        - Ха-ха-ха!.. - послышалось в ответ. - Уйди с дороги, Мес!
        - Я не Мес, я - Чао, - ответил робот.
        - Я Кащей Бессмертный и знаю тебя: ты Механический Слуга, что безропотно прислуживал всем в Чинар-беке. Ха-ха-ха!
        - Чего ты хочешь?
        - Где Мур-Вей? Пусть выйдет, я хочу поговорить с ним…
        - Он спит…
        - Ха-ха-ха… Спит?! Уйди, Механический Лгун, иначе я уничтожу тебя!
        Чао бросил в Кащея электрическую искру, и тот завертелся волчком. Потом робот собрал всю свою энергию, и из его глаз ударили два мощных луча света. Кащей отлетел далеко в чащу леса, а минуту спустя кометой взвился в небо и исчез. Буря тотчас же стихла, черная туча растаяла, но Чао все еще оставался на посту, хотя необходимости в этом становилось все меньше и меньше, потому что волшебная сила забора все время росла, ведь Мур-Вей с каждой секундой получал все больше знаний, и здоровье его восстанавливалось.
        А что же Великий Врачеватель, Мудрейший из Мудрых и Пожиратель Халвы? Он тоже спал волшебным сном, но так храпел, так храпел, что ватка из его левого уха выскочила, упала на пол, и знания, драгоценные знания, адресованные ему, бежали по проводочку от магнитофона в подушку, в радионаушник, в правое ухо, в голову и… вылетали из левого уха, не защищенного ваткой, ни капельки не задерживаясь.
        Неделя чудесного сна - и ученики проснулись.
        6
        - Экзамены будут? - спросил Мур-Вей.
        - Непременно! - ответил Чао. - Раздевайся…
        - Как ты сказал?
        - Раздевайся.
        - Совсем?
        - Ну конечно. Если ты сейчас более или менее здоров, то ясно, что закончил среднее образование. Это и есть мой «экзамен»!
        Пока Мур-Вей разоблачался, Чао сообщил:
        - Когда ты спал, приходил Кащей.
        - Кащей?! Зачем?
        - Хотел вызвать тебя на переговоры. Но я с ним немного померялся силами… Кажется, это ему не понравилось, и он сбежал.
        - Ничего, у нас еще будет время побеседовать.
        - Разделся? Теперь подойди ближе и сядь, пожалуйста, на эту подушку…
        Чао принялся выслушивать и ощупывать волшебника, осмотрел его язык, измерил кровяное давление, даже сделал несколько рентгеновских снимков.
        - Все нормально, - наконец произнес он и повернулся к Пожирателю Халвы. Тот уже успел раздеться и стоял голый, с высунутым языком.
        - Спрячь язык и одевайся, - распорядился Чао.
        - Где же справедливость? - проворчал Абдул-Надул. - Ему так раздеваться, а мне - наоборот…
        - Но ведь ты не волшебник. Тебе я устрою настоящий экзамен. Впрочем, я рад уже тому, что ты выдержал напор знаний и они тебя хоть не разорвали.
        - Разве это напор?! - гордо парировал Абдул-Надул. - Вот вата твоя не выдержала, а меня ничто не возьмет!
        Чао внимательно всмотрелся в Великого Рассказчика:
        - Значит, у тебя выпала ватка из левого уха… Жаль. Хотя я не уверен: была бы польза, если б она оставалась на месте?
        - Никакой пользы! - согласился Абдул-Надул. - В моей голове уже нет даже крохотного места для новых знаний. Понял?
        - Ладно, - остановил его волшебник. - Спасибо тебе, мой добрый друг Чао. Пора мне возвращаться домой. Прощай.
        - Прощай, Мур-Вей. Прощай и ты, «Мудрейший из Мудрых».
        Волшебник взмахнул рукой и Чао вместе с домом исчез. Затем Мур-Вей схватил в охапку Абдула-Надула и взвился в небо…
        Глава третья
        На острове Змеином
        1
        Заброшенные Кащеем на страшную высоту, где и жарким летом царствует сухой безоблачный мороз, Змей, Баба-Яга и Соловей-разбойник попали в стремительное струйное течение. Так называются постоянные ветры, дующие высоко-высоко над землей почти круглый год со скоростью до нескольких сотен километров в час.
        Воздух на таких высотах разреженный, и для дыхания его не хватает. Невольные воздушные путешественники даже потеряли сознание.
        Так они сделали один оборот вокруг Земли, второй, третий, с каждым разом постепенно снижаясь; ниже всех летел тяжелый Змей Горыныч, несколько выше - Соловей-разбойник, а уже на самом верху - Баба-Яга. Кащея с ними не было…
        На пятом витке пришел в себя Змей Горыныч. А так как полет по инерции все продолжался и остановиться пока не представлялось возможным, он стал наблюдать за местностью, чтобы определить, где же они находятся, ведь так высоко ему никогда не приходилось летать.
        Горыныч был охотником до чтения. Особенно любил он приключенческую и фантастическую литературу. И еще сказки, где иной раз писали даже о нем, правда не всегда приятное. А из научно-популярной литературы он предпочитал книги о путешественниках.
        Бывало, сядет на диван и читает три книги одновременно: левая голова что-нибудь приключенческое, правая - сказку или фантастику, а средняя, главная, - о путешественниках.
        Вот почему сейчас, посматривая на землю с высоты, он многое узнавал. Но особенно заинтересовался он островами. Ведь почти все писатели описывают их в своих книгах.
        Пользуясь тем, что у него три головы, Змей Горыныч без труда сосчитал острова, и получилось, что на морях и океанах их около сорока тысяч!
        Но вот внизу показалось что-то совсем знакомое, и Горыныч догадался, что это его собственный остров, со скалистыми холмами, дубовыми лесами и старинным замком, окруженным замшелыми зубчатыми стенами.
        2
        Очнулись Баба-Яга и Соловей и уселись на широченных крыльях Змея Горыныча. Тот принялся вовсю тормозить ими.
        На десятом витке вокруг Земли ему удалось наконец приземлиться, да так удачно - прямо в середину пустынного двора, у парадного подъезда собственного замка.
        - Фу-фу! - фыркнула Баба-Яга, вытирая платочком маленькое сморщенное лицо. - Едва последний зуб не потеряла! Ну и путешествие…
        Тут Соловей-разбойник как свистнет, так с зубчатой стены, будто песчинки, посыпались камни, и один из них трахнул самого же Соловья по затылку.
        - Так тебе и надо, - укоризненно сказала Баба-Яга. - Рассвистался, точно оглашенный…
        - А почему нас никто не встречает? - оправдывался разбойник.
        - Некому, - пояснил Змей Горыныч. - Я же холостяк, так что мы сами себя и встретим. Входите, друзья добрые, - сказала средняя голова Змея. - Будьте гостями, - добавила левая голова. - Не стесняйтесь, - улыбнулась правая.
        3
        Собрались они в гулком с блестящим полом зале вокруг овального гранитного стола и стали совет держать.
        Баба-Яга раскурила трубочку, а Соловей-разбойник повернулся к Змею:
        - Первое слово хозяину…
        - Так я что ж… Я - как все…
        - У тебя хоть и три головы, да ума не соберешь и для одной, - сказала Баба-Яга.
        - Насчет этого, Ягинишна, верно, не очень… Но если будет какое поручение, то выполню, - сказала левая голова.
        - Я полагаю, - солидно произнес Соловей, - что раз от образования нам не отвертеться, то придется его получать самим. Кащей-то нам помешал…
        - А где получать? - задумалась правая голова Змея. - В школу нас не примут, - сказала левая голова. - А здоровье ухудшается день ото дня… - добавила средняя.
        - Ничего, подлечимся, - загадочно произнесла Яга.
        - Ну-ну, - с надеждой заторопила ее левая голова Змея Горыныча.
        - Ты уж одной головой речь-то держи, а то шея у меня заныла от верчения, - попросила Баба-Яга и тут же заговорщицки зашептала: - Предлагаю прочесть все, какие ни есть, тома Енциклопедии.
        - Это что такое, Ягинишна? - спросил Змей.
        - Ну как тебе объяснить… Книжки такие, где вся наука изложена.
        - Ага! А где их достать?
        - Украдем, отобьем, ограбим! - вскричал бритоголовый, одноглазый Соловей-разбойник, хватаясь за кривой нож у пояса. Серьга в его левом ухе так и сверкнула.
        - Тебе все бы грабить, - поморщилась Яга. - Нынче не те времена - везде милиция.
        - А как же иначе?
        - Выпишем! За деньги… - объяснила Баба-Яга.
        - И то дело!
        Змей Горыныч принес из своего кабинета бумагу, конверт и шариковую ручку. Баба-Яга нацепила на длинный крючковатый нос очки и крупными буквами написала:
        «ДРАЖАИШИЕТОВАРИЩИСПРИВЕТОМКВАМЖАЖДАЩИЙУСЕХЗНАНИЙКАКИЯИМЕЮЦАВВАШЕММАГАЗИНЕТОЕСТЬЕНЦИКЛАПЕДИИБУДЬТЕДОБРЫПРИШЛИТЬТЕМНЕЕЕУСЮПОЛНОСТЬЮЗАМОИДЕНЬЖАТАСПОКЛОНОМВАМЛЮБЕЗНЫЙИПРЕБЫВАЮЩИЙВОЖИДАНИИПРИЯТСТВЕННОМЗМЕЙГОРЫНЫЧ».
        - Ну как, сойдет? - спросила Яга.
        - Отменно! - загудели приятели. - Тебе только книги писать…
        - Оно конечно… Да здоровье не позволяет.
        Баба-Яга аккуратно сложила письмо вчетверо, засунула в конверт, послюнявила краешки клапана, заклеила и надписала адрес:
        «МАСКВАКНИГАТАЕЩЕПОЧТОЙПУЩЕННОПИСЬМОАОТВЕТОЖИДАИЦАПОАДРЕСУОКИЯНМОРЕСИНЕЕОСТРОВЗМЕИНЫЙГОРЫНЫЧУЛИЧНО».
        Змей принес почтового голубя, проверил, есть ли на конверте марка, сложил письмо трубочкой, привязал к лапке и выпустил птицу на волю.
        4
        Не прошло и недели, как над Змеиным островом загудел вертолет. Летчик весело выгрузил увесистые пачки книг, пересчитал деньги и с любопытством огляделся.
        - В глушь какую забрались! - удивился он. - Как с питанием-то?
        - Не бедствуем, - с достоинством ответил Змей Горыныч. - Если что - скатерть-самобранка имеется.
        - Это неплохо, - одобрил летчик. - Значит, решили самообразованием заняться?
        - Да, надоело неучами быть.
        - Грамота - она в любом возрасте полезна. Письмецо кому написать приведется - так чтоб не стыдно было, - намекнул летчик. - Ну, будьте здоровы!
        - Прощевай, касатик. Спасибо за услугу.
        - Не за что - служба. В стороночку только отойдите, чтобы ненароком не зацепить…
        Запустил мотор и улетел.
        - Вежливый какой! - с завистью произнес Соловей-разбойник.
        - А вот образуемся и тоже станем такими. Еще восьмого марта будете меня поздравлять, - пообещала Яга и скомандовала: - А ну, несите в дом литературу - не женское дело тяжести таскать.
        Подхватили они тяжелые пачки и поволокли.
        А вскоре опять собрались у гранитного стола, и Баба-Яга раскрыла первый том.
        - «А… - принялась она читать. - Наипервейшая буква российского алфавита…» Гм!.. Брехня какая-то…
        - Почему, Ягинюшка?
        - Наипервейшая буковка будет «Я», потому как это я… Я, то ись, да и мое имя с ее начинается.
        - Э, куда хватила! - усмехнулся Змей. - Дай-кось я почитаю… Где тут на букву «Зы»? Ага, вон она… Ишь ты! Про меня будто есть что-то… «Змей Горыныч - отрицательный сказочный образ…» - Дальше он бормотал уже невнятно: - «Злодей… душегуб…» Что-то непонятное…
        Баба-Яга открыла другой том и повеселела:
        - Гляди-кось… Про Соловья!
        - Ну?! - недоверчиво посмотрел на нее разбойник и невольно приосанился. - Приятно, когда о тебе пишут в книгах. Ну и что там?
        - «Ненавистный тип…», «Темная сила…» - выборочно прочитала Яга и от себя добавила: - Мерзавец заедучий, дурной и хвастливый…
        - Ух! Попадись мне тот сочинитель, - разозлился Соловей-разбойник, - я бы ему голову оторвал!
        - А все ж читать надо, - сказала Баба-Яга. - Повырываем те странички, где про нас сказано, и дело с концом…
        - А ну, глянь, Ягинюшка, - попросил Змей, - что про Кащея пишут в Енциклопедии?
        - Сейчас, касатик, сейчас… Вот: «Злодей из народных сказок… Вероятно, образ его возник еще в Древнем Египте…»
        - Ишь ты! - удивился Змей. - Выходит, мы с ним земляки?
        - «…Сердце его будто бы спрятано в яйце, - читала Яга, - а яйцо - в утке, утка - в зайце, заяц - в сундуке, а сундук под дубом зарыт, на острове, что на море, на окияне…»
        - Тоже мне, знания - все «будто бы» да «вероятно», - возмутился Соловей. - Нам в точности знать надобно. Бросьте вы энту Енциклопедию: жизни не хватит прочесть ее. Зря поизрасходовались.
        - И то верно, - задумалась Яга. - Вот что, ребятушки, в голове моей родилось: несите-ка книжки на кухню.
        «Ребятушки», не спрашивая, исполнили ее повеление и перетащили энциклопедию в подвал, где рядом с котельной находилась кухня.
        - Включай огонь, - приказала Яга.
        Змей зажег газовую горелку, которая мигом загудела под огромным чугунным чаном с водой, и уселся рядом с Соловьем на лавку, наблюдая, как Баба-Яга с тонким знанием дела принялась колдовать.
        5
        - Звери лесныя, птицы воздушныя, - глухо заговорила Яга, водя руками над котлом, - дайте мне силу и ловкость вашу в едином образе, чутьё и слух вострый, отвагу и ярость тоже…
        Тут она извлекла из кармана юбки дубовый сучок и бросила в кипяток.
        Взяла уголь и золу, смешала их в кастрюле с холодной водой, обмыла притолоку, дверь с косяком, порог и стены кухни, посыпала огонь зерном и подлила в него постного масла.
        Затем подожгла клок медвежьей шерсти и стала поочередно окуривать едким дымом углы и шептать заклинания:
        - Гу-гу-гу, го-го-го… Не хочу я ничего, кроме знанья и здоровья, ибо худо без него… Чики-чики-чикеники, я лечу на венике без труда-старания и хочу питания умного-разумного, для себя и для друзей, чур! И никаких гвоздей…
        Помешав ложкой в чане, Яга извлекла щипчиками сучок, подула на него, взяла в рот и… стала невидимой.
        - Видите меня? - раздался в пустоте ее голос.
        - Не-а! - хором ответили приятели, а Соловей даже присвистнул от удивления, но чуть-чуть, чтобы пламя не погасло.
        - А теперь? - спросила Яга и вытащила сучок изо рта.
        - Видим!
        - Значит, пора… - уверенно сказала Баба-Яга. - Кидайте Енциклопедию в кипяток. Да осторожнее, чтоб ни единой брызги!
        - Шутишь, Ягинюшка?! - поразился Змей. - К чему это?
        - А помнишь, как тот голос в Сосновом бору еще сказал: «Знание - пишша ученого»? Сварим Енциклопедию и съедим. Авось да по зубам придется…
        - Так оно и быстрее будет, - одобрил Соловей. - Молодец, Ягинюшка!
        - Кидайте, ребятушки, кидайте, - захлопотала Яга.
        Приказание исполнили незамедлительно и в точности.
        6
        Три дня и три ночи поочередно дежурили они в кухне и размешивали варево большой ложкой, чтоб не пригорело. Утром четвертого дня Баба-Яга сняла пробу. Отхлебнула из ложки и скривилась.
        - Ну как? - полюбопытствовал Соловей.
        - Горьковато чтой-то.
        - Может, подсластить? - предложил Змей Горыныч. - У меня сахар имеется да медку еще осталось пудиков двадцать.
        - Не испортить бы… - засомневалась Яга.
        - Ну хоть подсолим. Да перчику баночки две-три, а? Хренку ведерко…
        - И без того горько! - напомнила Баба-Яга. - Не всякий желудок примет…
        - А если грибочков белых лукошка три? - глотнул слюну Соловей.
        - Уточек с десяток, - поддержал Змей.
        - Ну и что оно получится? Этак мы переведем добро без толку…
        - А вдруг люди так и делают? - предположил Соловей. - Ежели знания горьки и в чистом виде не каждому по вкусу, так, может, всяк молодец на свой образец их приготовляет?
        - Нет, уж лучше без выдумок. Подходи, кто первый?
        Тут они было кинулись к котлу разом, но Яга удержала:
        - Не спешите. Все равно ложкам счет установим и все разделим поровну!
        - Так оно, вестимо, - сказал Соловей. - Давай мне! Вдруг Змей Горыныч сердито зарычал.
        - Ты чего? - спросила Баба-Яга и опасливо посторонилась.
        - Мне положено три ложки зараз!
        - Что, красив больно? - удивился Соловей.
        - Нельзя, чтобы одна голова у меня поумнела, а две - в дураках оставались!
        Соловей уже заложил два пальца в рот - колечком - и хотел свистнуть, но Яга вовремя кинулась к нему:
        - Не станем ссориться… Пускай по его будет, по-Змеиному. Да и хозяин он здесь. Только другую ложку возьми, поменьше. Ладно?
        - Ладно уж, - заулыбался Змей. - Спасибо, что уважили…
        - Без уважения нельзя, - перемигнулся Соловей с Ягой.
        - А может, это не те знания? - опять спросил Змей. - Вдруг есть еще и сладкие?..
        - Все знания едины, - возразила Баба-Яга. - Только к кому попадут…
        Хлебнул Змей и решительно заявил:
        - Не стану есть! Душа противится…
        Отведал Соловей и тоже сплюнул. А Баба-Яга заметила:
        - Не завидую ученым людям! И как это они терпят?! Скорее околеешь, нежели станешь образованным, ей-ей!
        - Потому, наверное, дураки и не переводятся, - кивнул Змей.
        - Что же нам делать-то? - закручинилась Баба-Яга.
        И Змей с Соловьем головы повесили.
        Тут откуда ни возьмись появилось в зале что-то веретенообразное, светящееся. Закружилось бесшумно и превратилось в Кащея Бессмертного.
        - Здорово, ребята!
        Приятели бросились было к нему, но, вспомнив, как он помешал им получить образование в Сосновом бору да еще и в небо одних закинул - остановились.
        - Явился! - иронически произнесла Баба-Яга.
        - Небось понадобились тебе, - сказал Змей.
        - Сам не гам и другому не дам, - отвернулся Соловей.
        - Ну чего вы разошлись-то? - ласково заговорил Кащей. - Я же вас от позора увел: одна лишь забава с вами была у Мур-Вея… Забыли, как он вас в Чинар-беке «лечил»? И сейчас больше о себе печется. А что оставил вас, так на то причины были… Чем вы тут занимаетесь?
        - Да вот образовываемся, Енциклопедию едим, - помягчел Соловей и пояснил, как и для чего.
        Повалился Кащей на пол да как захохочет - тонко, заливисто, аж в ушах у всех зазвенело.
        - Будет тебе, - остановила его Баба-Яга. - Ну дали промашку, чего уж тут…
        - Вот что, едуны-енциклопедники, - прокашлявшись, посерьезнел Кащей. - Верный путь к здоровью только я укажу вам… Но прежде надо Абдула-Надула найти.
        - К чему он нам?
        - Потому как Мур-Вея след я потерял, а через того дурня мы его отыщем да узнаем, каков он сейчас. Понятно?
        - Как не понять!
        - Заодно и отомстим ему за надругательство над нами.
        - И так можно, - согласился Змей.
        - А где искать Абдула-то? - погрустнел Соловей.
        - Баба-Яга найдет, - уверенно ответил Кащей. - Она у нас самая хитрющая, да и ступа у нее новая, надежная, лучше прежней летает…
        - А и то, Ягинюшка, давай, что ли… А?
        - Да уж чего там!.. Постараюсь, - решила Яга. - Для обчества, для вас то ись, себя не пожалею…
        - Да как разыщешь - сюда его, - распорядился Кащей.
        Попрощалась с ними Яга и улетела.
        Глава четвертая
        Весьма странная
        1
        Мур-Вей летел, точно птица, расставив руки крыльями, наслаждаясь скоростью, высотой и ощущением собственной силы.
        Абдул-Надул цепко держался за полы его халата и трясся от страха, избегая смотреть на землю, чтобы не закружилась голова.
        Но вот они вошли в плотную облачность, и Мудрейший из Мудрых, решив, что уже куда-то прилетели, облегченно вздохнул.
        - Наконец-то, - сказал он сам себе. - Я думал, что нашему полету конца не будет…
        С этими словами Пожиратель Халвы разжал руки, но тут же почувствовал, что под ним ничего нет. Он посмотрел вниз и попытался то одной ногой, то другой найти твердую опору. Но ее почему-то не было. Прошло несколько секунд, и Великий Врачеватель увидел под собой горы, леса и реки, далеко-далеко внизу…
        Он хотел закричать, но не смог, хотел пошевелиться, но страх будто обвязал его веревками; Великий Рассказчик впервые в жизни стал нем, как сундук. Он стремительно падал с холодной высоты, а внизу подстерегали его острые вершины гор.
        Мур-Вей, ничего не подозревая, несся вперед, радуясь, что к нему как бы вернулась былая молодость.
        2
        В Кахарде раннее утро. Прозрачный воздух тих и свеж. Улицы древнего города еще спят в тишине и покое, а ночное небо уже начало бледнеть. В какое-то мгновение в нем возникла легкая прозрачная голубизна, пронизанная золотистыми лучами восходящего солнца.
        Шуршащий ветерок прибежал с востока, вытеснил прохладу из крон деревьев, разбудил многоголосое пернатое царство. Начали свой рабочий день муравьи.
        Но люди еще спят, и только одна фигура, непомерно толстая, неторопливо бродит среди старинных мавзолеев, в которых покоятся те, кто жил здесь десятки веков назад.
        Мур-Вей (вы, конечно, догадались, что это он) хлопнул в ладоши. И тотчас же город заполнился проснувшимися жителями, которые шумно сбегались на базарную площадь перед мечетью. Узнав волшебника, они жестами приветствовали его, но подходить близко не решались, помня его неуравновешенный характер.
        - Привет вам, жители Кахарда! - крикнул Мур-Вей, и толпа ответила ему нестройным, робким гулом. - Отныне я снова здоров и в силах помогать вам…
        Разговаривая с кахардцами, Мур-Вей не переставал извлекать из кармана семечки, даже не задумываясь, откуда они взялись у него, и с удовольствием грыз их. Сами знаете, как заразительно это занятие. А в обширном кармане Мурвеева халата умещалось не менее ведра вкусных семечек, хотя, как вы помните, Кащей Бессмертный бросил туда всего одну горсть…
        - В чем вы испытываете нужду, люди? - гордо спросил Мур-Вей. - Мне теперь все доступно, все нипочем! Я могу исполнить любое ваше желание.
        - Да будешь ты жив, здоров и невредим! - ответили кахардцы. - Очень уж тесны жилища наши, будто мы не люди, а горошины…
        - Ваши жилища уже в десять, нет, в тысячу раз просторнее… Ступайте. И пусть каждый шаг прибавит вам день жизни.
        3
        Прошло время…
        Снова приходят люди на городскую площадь, к шелковому голубому шатру, в котором поселился волшебник.
        - Теперь воистину избавились мы от тесноты, - говорят они. - Но жилища наши столь огромны, что ноги устают, едва мы достигаем середины первой комнаты, и каждый шаг отнимает у нас день жизни.
        - Ступайте. Теперь у вас будет и транспорт, достойный: вас. Чох!..
        Разошлись кахардцы по домам и диву даются: в каждом: доме - размером в долину - ишаки появились. Садись и езжай - то ли на кухню, то ли в спальню. Отпала нужда ходить в своей квартире пешком.
        4
        Прошло время…
        Снова идут люди к Мур-Вею на поклон.
        - Ишаков, - говорят, - кормить нечем, разорят они нас. Кругом леса, а пастбищ нет. Да и жить мы стали, словно в седле.
        - Хорошо. Ступайте с миром, убрал я леса. Чох!.. Засевайте пустоши.
        5
        Прошло время…
        Вода ушла в песок, склоны холмов, не защищенные лесами, изъели овраги, ветер смел почву в море, и оно совсем обмелело у берегов.
        Опять взмолились люди:
        - Помилуй нас, Повелитель. Плохо нам без воды - ишаков поить нечем, не говоря уже о себе… И зерно воды просит.
        - Ладно, - махнул рукой волшебник. - В подземных пещерах много пресной воды - получите ее. Ступайте. Чох!..
        6
        Прошло время…
        Бурной рекой подземные воды выбежали на дневную поверхность и устремились к морю. Море стало заполняться пресной водой, и рыбы морские погибали от нее в несметном количестве, всплывали вверх животами.
        Над землей гудели песчаные вихри, и ужасающая жара так раскаляла окрестные скалы, что нечем было дышать, а яйца в птичьих гнездах сваривались вкрутую. Небо высохло и побледнело.
        Но и это стерпели бы кахардцы, да под их ногами, на месте пресной воды, стала образовываться пустота, и вскоре город оказался ка тонком слое земли, который беспрестанно колебался, и кахардцы чувствовали себя будто на паутине, колыхаемой ветром.
        Только голубой шатер волшебника стоял прочно. В нем было не тесно, но и не слишком просторно, не холодно и не жарко. Даже ванная имелась, а перед Мур-Веем, возлежавшим на пуховых подушках, стоял цветной телевизор, и волшебник не мог оторваться от экрана, особенно когда шла московская передача «Клуб кинопутешествий».
        Он был счастлив и доволен собой.
        - Я снова здоров, - говорил он себе. - Значит, все мне доступно. А больше мне ничего не нужно! Вот люди - существа жадные: что ни сделаешь для них - все им мало…
        И верно, вновь услышал он голоса кахардцев и вышел из шатра.
        - Чего вам еще, ненасытные?
        - Милостям твоим нет предела, - упали в ноги ему кахардцы. - И дома теперь у нас больше, чем надо, и ишаки есть, и вода бежит из-под земли рекой, и рыба дохнет - нет нужды вылавливать ее, да боимся, как бы не провалиться нам. Земля под ногами непрочная стала…
        - Ступайте, - укоризненно молвил Мур-Вей. - Вижу я, желания ваши бесконечны, а совесть у вас меньше булавочной головки. В последний раз потакаю вам… Пусть все вокруг вас вернется на свои места, но сами вы станете втрое меньше ростом. Тогда хватит вам и жилищ и питания. Чох!
        С той поры пошла в Кахарде поговорка: «У маленького человека и желудок мал». Конечно, появились новые трудности: мебель пришлось переделывать, скот заново к себе приучать, пахать землю стало делом вовсе мудреным, но уже больше кахардцы не жаловались на свое житье-бытье.
        7
        Все еще недовольный привередливыми земляками, Мур-Вей зашел в свой шатер и налил кружку холодного пива. Вдруг оно закипело, и понял волшебник, что его верные друзья в беде.
        Двинул он мизинцем - и самый благоустроенный в мире шатер исчез, будто его и не было. А Мур-Вей уже мчался в прохладной высоте на север.
        То ли от резкого подъема, то ли по иной причине, Мур-Вей почувствовал себя плохо. Семечки до того опротивели, что волшебник решил избавиться от них, дабы не соблазняться больше.
        Но сколько ни высыпал он их из кармана - конца им не было. Тогда со зла оторвал он ставший бездонным карман и отшвырнул его прочь…
        Глава пятая
        Мудрейший из Мудрых избегает опасности и находит себя
        1
        Выполняя данное ей поручение, Баба-Яга вылетела на поиски Великого Рассказчика. Где-то, уже не помню, в каком районе, она услышала свист, посмотрела вверх и увидела стремительно падающего человека.
        Мигом сообразив что к чему, Баба-Яга остановилась как раз под ним и тоже устремила свою ступу вниз, чтобы сколько возможно уравнять скорости. Маневр удался смелой пилотессе блестяще, и Абдул-Надул угодил прямо в ее летательный аппарат, лишь слегка стукнувшись о борт.
        Ойкнув от изумления, Яга поднесла к тонкому, с горбинкой носу Мудрейшего из Мудрых пузырек с нашатырным спиртом. Пожиратель Халвы пришел в себя и осмотрелся.
        - Ты?!
        - Как видишь, - сказала Баба-Яга. - Тебя ведь ищу, а ты возьми и с неба свались! Вот везенье-то…
        - А зачем я тебе понадобился?
        - Так не мне одной… И ребятушки по тебе истосковались: где это, говорят, наш Абдулушко? Вот бы, говорят, послушать его рассказы, как прежде бывало. Соскучились…
        - Не врешь? - простодушно спросил Великий Рассказчик.
        - Да нешто на меня это похоже?
        - Ну ладно уж, - улыбнулся польщенный Абдул-Надул. - Летим! У меня теперь есть рассказы и подлиннее прежних: я ими начинен, как плов изюмом.
        - Вот и сладко будет всем, - обрадовалась Яга.
        Они летели с такой скоростью, что Абдул-Надул боялся высунуться за борт. Впрочем, сама пилотесса тоже сидела на дне ступы и внимательно смотрела то на приборную доску, то в какую-то бумажку, прилепленную сверху.
        В ее новой ступе было просторнее и удобнее, чем в прежней. Имелся локатор, на экране которого были видны встречные самолеты и местность внизу, баллоны с кислородом для дыхания на высоте и красивая приборная доска.
        Время от времени, пролетая над очередной страной, Баба-Яга включала радиопередатчик и говорила в микрофон:
        - Говорит «Яг-бис», говорит «Яг-бис»! Следую на Змеиный остров… Прошу подход и пролет…
        - Подход и пролет на высоте не выше пяти тысяч метров вам разрешаем, - на разных языках отвечали ей диспетчеры международных гражданских авиалиний.
        - Скажи, Мудрейшая, - спросил Абдул-Надул, - что означают твои слова «Яг-бис»?
        - У меня же новый летательный аппарат, - пояснила Баба-Яга. - Он называется «Яга-два», а сокращенно «Яг-два».
        - Сокращение - это наука, позволяющая каждому иметь свое мнение, - сказал Великий Рассказчик. - Почему при этом получается «Яг-бис»?
        - Слово «бис» по-ученому означает «два», - не без гордости ответила Баба-Яга.
        - Скажи пожалуйста… - с уважением посмотрел на нее Абдул-Надул. - Ты и это знаешь…
        - А вот на борте висит описание моей ступы и инструкция по использованию в полете, - показала Баба-Яга на бумажку.
        - Был в моей жизни, изучение коей послужит назиданием не одному поколению стремящихся к совершенству, такой случай… - начал Великий Рассказчик. Но тут послышался голос диспетчера с земли: - «Яг-бис», «Яг-бис», ответьте мне!
        - Отвечаю, - сказала Баба-Яга, жестом останавливая своего пассажира, и заглянула в инструкцию.
        - Набирайте высоту и следуйте на семь тысяч сто метров - все нижние эшелоны над океаном заняты.
        - Набираю высоту и буду следовать на семь тысяч сто метров…
        - Поняли правильно. До связи.
        Баба-Яга и Мудрейший из Мудрых устремились вверх, включили отопление и надели кислородные маски. И как раз вовремя! Не то рассказы Абдула-Надула могли бы увести их с курса далеко в сторону. А так, в молчании, они летели точно и в расчетное время увидели внизу Змеиный остров и дворец Змея Горыныча.
        2
        Баба-Яга провела Абдула-Надула не в зал, где бражничали Кащей, Змей и Соловей, а на кухню.
        - Твои приятели веселятся, Почтеннейшая, а ты почему-то таишься, - удивился Пожиратель Халвы.
        - А ну их, - отмахнулась Яга. - Мамонты проклятые… Пьяные ведь, как бы еще не задрались… Потом к ним пойдем.
        - Это верно: чем крепче вино, тем слабее разум пьющего.
        - Садись, Абдулушко, я сейчас угощение приготовлю… Наполнив свободный, чан водой из крана, Баба-Яга включила газовую горелку и, облизнувшись, обошла Мудрейшего из Мудрых.
        - Так, говоришь, в тебе нынче знаний немало?
        - Д-да… - часто заморгав, пролепетал Великий Рассказчик и затрясся от страшной догадки.
        - Так-так… Ты теперь все одно что Енциклопедия. Даже вкуснее! Там только бумага да картон… а ты вроде как плов с изюмом.
        - Ты чего это а?.. Съесть меня захотела?!
        - Отчего и не полакомиться? - призналась Яга. - С пользой ведь: сама через твои знания образованной стану, и хворобу мою как ветром унесет.
        - Разве друзей едят?! - в отчаянии выкрикнул Абдул-Надул.
        - Дураков - нет, а умных - пожалуйства, от этого только польза.
        Баба-Яга изготовилась было к прыжку, но Абдул-Надул молнией метнулся в сторону, взбежал по ступеням и с воплем ворвался в зал.
        Баба-Яга за ним.
        - Спасите! - заорал Великий Врачеватель так, что Змей от неожиданности подскочил метра на три, а Соловей кинулся было к окну. - Она хочет меня съесть!.. Потому что я Мудрейший из Мудрых!.. Чтобы мои знания достались ей!..
        Наступило тягостное молчание.
        Пожиратель Халвы забился в дальний угол, а Змей, Соловей и Кащей тяжелыми шагами подошли к Яге.
        - Так вот ты какая! - сказал Соловей.
        - Повкуснее знаний захотелось… - рыкнула главная голова Змея, а две другие икнули.
        - А уговор?! - вскричал Кащей. - Так-то ты мое поручение исполняешь?!
        - Да что вы, ребятушки! - оправдывалась Баба-Яга, серая, как мышь, от испуга. - Разве я осмелилась бы?.. Я хотела разделить его на всех поровну… Но сперва решила приготовить из него бульончик… Право слово! Не стану, думаю себе, раньше времени беспокоить своих друзей… Пусть, думаю, они еще повеселятся, пока я управлюсь.
        - Врешь!!!
        - Да чтоб нам всем провалиться на этом месте, ежели вру!
        И тотчас же раздался оглушительный грохот, земля разверзлась, и все четверо провалились в широкую дыру, образовавшуюся на том месте, где они только что стояли! Из темной бездонной глубины какое-то время еще слышались крики ужаса и стоны, потом они стали замирать, и все смолкло. Секунда - и дыра сама собой затянулась, точно зажившая рана, и даже лучше, ибо, взглянув на гладкий гранитный пол, Пожиратель Халвы не смог обнаружить ни единого рубчика!
        - Никогда не буду врать! - пообещал он самому себе. - Другое дело - фантазировать.
        3
        Мудрейший из Мудрых обошел просторный зал в поисках выхода, но тщетно. Тяжелую входную дверь не смог открыть, так она крепко захлопнулась. Возвращаться на кухню боялся, хотя знал, что Бабы-Яги там наверняка нет. Единственно возможный путь вел в кабинет Змея Горыныча, и Великий Рассказчик, опасливо осматриваясь, вошел туда.
        Никого…
        Налево - письменный стол, от окна до окна. Три подставки для книг. Чернильный прибор и стопа бумаги. Три кальяна с гибкими змеевидными шлангами и мундштуками - видно, Горыныч заядлый курильщик.
        По стенам - портреты родителей, далеких предков и родственников. Основателем сказочного змеиного рода был одноголовый змей с длинной бородой и с золотыми кольцами на изумрудном гибком теле. Жил он на одном из островков в Средиземном море еще во времена древних египтян и имел в Африке свои сады и поля, пустыни и леса.
        Были тут и портреты морских змеев, некогда разбивавших хвостами корабли и глотавших лодки вместе с гребцами, рогатых и многоголовых драконов из Китая, Японии и Греции, молодых водяных змей из европейских озер и других…
        Услышав шорох, Абдул-Надул обернулся и увидел, как дверь за ним сама собой закрылась. Зато в противоположной стене отворилась другая, как бы приглашая гостя следовать дальше.
        Делать нечего, Великий Рассказчик перешагнул порог и попал в спальню. Широченная кровать имела три подголовника с подушками и длинный желоб для хвоста. Постель была очень простая, без полога.
        «Моя спальня в Чинар-беке, - подумал Мудрейший из Мудрых, - была куда богаче и красивее…»
        Снова закрылась дверь сзади, бесшумно отворилась следующая - и так из комнаты в комнату, как бы специально ведя куда-то Пожирателя Халвы.
        Но вот приоткрылась последняя, совсем невзрачная дверь, и Великий Рассказчик вышел на океанский берег.
        - Слава мудрости моей и самообладанию! - воскликнул он, подставляя лицо сырому вольному ветру. - Я снова могу делать, что пожелаю, не будь я Великий Врачеватель, Рассказчик и Мудрейший из Мудрых!
        - Как, вы и есть тот самый?! - раздался позади картавый голос.
        Абдул-Надул резко повернулся - рядом стоял роскошный попугай.
        - Это у тебя такой приятный голос?
        - Очевидно… Благодарю вас, - ответил Попугай. - Я слуга господина Кащея Бессмертного и смотритель выхода.
        - Выхода? Что это такое, Умеющий говорить загадками?
        - Для всякого ответа наступает свое время.
        - Как знаешь. Но ведь твой хозяин где-то там… - показал пальцем вниз Мудрейший из Мудрых.
        - Это его дело. Я имею приказание доставить вас в его дворец. Он считает, что вы тот образец человека, под который неплохо было бы подогнать всех людей на свете.
        - Отменный вкус у твоего хозяина. Ну что ж, веди, Уважаемый, если это не очень далеко…
        Попугай щелкнул клювом, и сознание Абдула-Надула ненадолго помутилось. Вскоре он обнаружил, что стоит в каком-то запущенном дворе, у ветхого трехэтажного деревянного дома, окруженного горами.
        - Уютный караван-сарай, - осторожно заметил Великий Рассказчик.
        - Приветствую гостя господина Кащея Бессмертного в его доме. Я к вашим услугам, - сказал Попугай.
        - Приветствую и я тебя, Уважаемый, - опасливо поклонился Абдул-Надул. - Скажи на милость, я вижу вход, а есть ли выход из этой веселой усадьбы достойного хозяина?
        - Есть.
        - И еще ответь, пожалуйста, имеет ли конец гостеприимство хозяина этого дворца?
        - Да.
        - В таком случае будь любезен и покажи мне выход, ибо гость, уходящий первым, навсегда остается в сердце хозяина…
        - Следуйте за мной, - покорно сказал Попугай и повел Пожирателя Халвы куда-то длинным, светлым коридором, начинавшимся в гроте, у колодца с навесом.
        - Долгий путь - источник успокоения и враг беспокойства, - заметил Великий Рассказчик.
        - Вы красиво говорите, - склонил голову Попугай в знак восхищения собеседником.
        - Да будет тебе известно, что я Правдивейший из Правдивых и Мудрейший из Мудрых, - скромно пояснил Абдул-Надул. - Источник всех знаний и изящества во мне самом.
        - Это очень удобно… Хозяин, вероятно, именно за это и ценит вас…
        - Мне отрадно, что ты понимаешь глубину моей мудрости, Милейший из всех Смотрителей, как и твой повелитель. Я давно убедился в собственном совершенстве. А это необходимо человеку. Единственный изъян, снедающий меня, - любопытство… Позволь спросить, чем занимается твой хозяин, Гостеприимнейший из Гостеприимных?
        - За долгую свою жизнь он испробовал множество занятий, - явно избегая подробностей, ответил Попугай. - Последнее время его хобби…
        - Как ты сказал? Повтори, Уважаемый.
        - «Хобби» означает - увлечение.
        - Теперь понятно, и я вновь стал Чутким Ухом…
        - Хобби моего хозяина - похищения.
        - О аллах! - вздрогнул Абдул-Надул. - Разве найдешь в целом мире более интересное и живое занятие?!
        - Вы необычайно любезны…
        - Лучше пять раз сказать приятное другому, чем один раз быть самому похищенным. Ответь, Уважаемый, куда мы идем?
        - К началу выхода.
        - К началу? Следовательно, его конец еще дальше?
        - Конечно.
        - А есть ли путь отсюда покороче?
        - Нет.
        - Ну что ж… Слава аллаху, не лишающему нас надежды.
        Вскоре они подошли к потемневшей от времени, без резьбы и украшений дубовой двери, над которой витиеватые буквы образовывали надпись: «Страна Испытаний».
        - Что это, Уважаемый?
        - Начало выхода, а я и есть его Смотритель.
        - Не следует ли понимать тебя, Пышноодетый Смотритель, что для того, чтобы покинуть это гостеприимное место, необходимо еще пройти ряд испытаний.
        - Именно так! Всякий смертный, очутившийся здесь, может покинуть дворец господина Кащея Бессмертного только этим путем.
        - Веди, Уважаемый, - решительно произнес Мудрейший из Мудрых. - Самое неуютное место - это чей-нибудь желудок, даже гостеприимнейшего Кащея-ибн-Бессмертного.
        4
        - Откройся, чтобы полнилось, и закройся, чтобы не уменьшалось, - произнес Попугай, и дверь распахнулась, открывая изумленному взору Мудрейшего из Мудрых вечерний сад неописуемой красоты.
        Дорожки, посыпанные морским песком и цветным толченым кораллом, были обсажены низкорослыми японскими декоративными деревьями. Столетние карликовые сосны и дубы - ростом всего по пояс Великому Врачевателю. Меж ними - кактусы самых фантастических форм. Мраморные искристые фонтаны и прозрачные аквариумы со всевозможными рыбками, похожими то на бабочек, то на стремительные золотистые или серебряные торпеды.
        Чуть поодаль фруктовые деревья окружали беседки, устланные мягкими, как мох, коврами и уставленные кушетками и шезлонгами.
        - Что здесь, Уважаемый? - спросил Абдул-Надул.
        - Испытание первое, - ответил Попугай.
        - Остроумие, Милейший из Смотрителей, - украшение твоего характера, - почтительно произнес Абдул-Надул. - Однако мне ты можешь открыть истину сразу…
        - Я сказал правду.
        - Позволь, но какое же это испытание?! - усмехнулся Великий Рассказчик. - Не пытают, не бьют, не поджаривают пятки и не купают в кипящем масле!..
        - Здесь подвергаются искушениям чувства человека, его наклонности и желания, короче все то, что называют его Внутренним Миром… Я понятно объясняю?
        - Как в музее! - уверил его Пожиратель Халвы. - В таком же духе будут и остальные испытания, Уважаемый?
        - Да.
        - Наконец-то я попал куда надо… Присядем?
        Они расположились в одной из беседок, и Абдул-Надул с сожалением вздохнул:
        - Жаль, нет возможности покурить…
        И тут же перед ним появился кальян!
        Мудрейший из Мудрых с наслаждением затянулся, мастерски пустил витиеватую струйку дыма и сказал:
        - Тут все располагает к покою и одиночеству, о которых мечтают в пиковые часы пассажиры московского метрополитена. Мне однажды довелось попасть в тот людоворот… Лестница сама подхватила меня и потащила вниз на глубину нескольких километров, потом кинула в объятия десяти дивизий потомков Чингисхана, которые принялись вытряхивать из меня то, что ты назвал, Уважаемый, Внутренним Миром…
        Они были подлинные мастера своего дела, и если мало преуспели, то лишь оттого, что я ничего не скрываю от окружающих внутри себя, а имею на себе - снаружи. Правда, халат достался им в виде трофея, еще чувяки и мой пояс, но тюрбан остался при мне, ибо я держался за него обеими руками, беспрерывно творя молитвы… Так вот то - Испытание, скажу я тебе!.. Но что это за люди, вон, невдалеке от нас?
        И он указал дымящимся мундштуком на нескольких незнакомцев, которые бродили по дорожкам сада, наталкиваясь друг на друга, на деревья, на цветочные клумбы, и вытянутыми руками ощупывали пространство вокруг себя. Их безжизненные лица внушали удивление.
        - Это те, кто ценит личный покой и отрешенность от мирской суеты превыше всего, - объяснил Попугай. - Они ослепли…
        - …Жаль, но не всегда есть вокруг то, что радует глаз.
        - Их обоняние притупилось…
        - В некоторых случаях это даже неплохо.
        - И они оглохли…
        - Лишились слуха?! - огорчился Великий Рассказчик. - Тогда идем, нам здесь нечего делать…
        5
        …Вначале явились вкусные запахи, потом Абдул-Надул окунулся в море света и медленно пошел вдоль столов, накрытых белыми, как летние облака, скатертями.
        На столах - множество блюд из фарфора, дерева и металла, а на блюдах - всевозможные яства, от мясных котлет до пирожных: миндальных, песочных, с заварным кремом, в общем - каких душа пожелает!
        В хрустальных вазах переливается через край чистый, как янтарь, липовый мед. Тянучки, ириски, соевые и шоколадные батоны разбросаны в беспорядке среди блюд и ваз. А один столик целиком сделан из ореховой халвы и держит на себе гору рахат-лукума.
        - Благодарение создателю Страны Испытаний! - обрадовался Пожиратель Халвы и, присев к столику, принялся уничтожать рахат-лукум. - Я бы с должным старанием съел и этот стол из ореховой халвы.
        - На здоровье!
        Некоторое время Пожиратель Халвы молча усердствовал. А когда съел последнюю ножку вкусного стола, облизал пальцы, стряхнул сладкие крошки с бороды и мечтательно произнес:
        - Вот теперь бы неплохо возблагодарить желудок прохладительным напитком…
        И тут же перед ним появился кувшин с родниковой водой.
        - А получше ничего нет? - спросил Мудрейший из Мудрых.
        На месте кувшина уже стояла бутылка, «Крем-соды».
        - Еще лучше…
        «Крем-сода» исчезла, и появилась бутылка с надписью: «Пепси-кола».
        - Ну, а лучшее из лучших?..
        И тут перед Мудрейшим из Мудрых невидимая рука поставила прохладную бутылку московского хлебного кваса и прозрачную кружку.
        Отведав напиток, рекомендованный волшебными силами, Абдул-Надул зажмурился, глубоко вздохнул, прищелкнул языком и сказал:
        - Клянусь свободным временем моего двоюродного дяди, который родился пенсионером, ибо всю жизнь за него работал его отец, лучшее, что придумали люди, - это ореховая халва, пуховая подушка и этот вот московский хлебный квас!..
        Затем он сделал несколько затяжек из кальяна и спохватился:
        - Да! Что ж это я? Нельзя лениться в таком деле! - Он хлопнул в ладоши и приказал: - Халвы!
        Слуги принесли тяжелый ящик и распаковали его.
        - Мне можно уйти? - спросил Попугай.
        - Почему, Уважаемый?
        - Вы же остаетесь здесь? Вас устраивает сладкая жизнь…
        - Все может быть, но побудь еще, вдвоем веселее.
        - Как вам угодно.
        Одолев принесенную халву, Абдул-Надул приказал повторить… Потом еще и еще…
        Но настала минута, когда молчаливые слуги виновато развели руками в знак того, что запасы халвы иссякли.
        - Так быстро? - расстроился Пожиратель Халвы. - Тогда нам и здесь нечего делать! Идем, Уважаемый!
        6
        Они вошли в помещение, похожее на больничную палату. Кругом - кровати со спящими людьми, а возле каждого на тумбочке - резиновые часы!
        - Это что? - деловито осведомился Абдул-Надул.
        - Здесь - любители поспать. У каждого свои резиновые часы, и они растягивают время по своему желанию.
        - Идем, это не по мне. Я теперь совсем не сплю, однажды отоспавшись целую неделю.
        7
        Попугай повел Мудрейшего из Мудрых узким и столь низким ходом, что пришлось согнуться чуть не вдвое.
        - Ну что ж, - сказал Абдул-Надул, - воздадим этим долгим поклоном должное твоему хозяину, Уважаемый.
        Но вскоре Попугай почему-то пропустил Великого Рассказчика вперед. Дул сырой ветер, сверху капала вода, а стены подземелья лаково поблескивали влагой.
        - Так можно и простудиться, - недовольно буркнул Абдул-Надул, плотнее запахивая халат.
        - Уже скоро… - подбодрил его Попугай.
        - Мужчина есть самое нежное создание аллаха и нуждается в заботе, как цветок, Уважаемый. Он неутомим лишь в бою и в беседе…
        Но тут Абдул-Надул вышел на светлую цирковую арену с высоким куполом и, кряхтя, выпрямился. Откуда ни возьмись, на манеж выскочил могучий косматый лев да так зарычал, что облачко пыли вмиг окутало его.
        То ли от неожиданности, то ли потому, что действительно схватил простуду, Великий Рассказчик оглушительно чихнул.
        Лев дрогнул, поджал хвост и трусливо покинул место столь неудачной для него встречи.
        - Куда ты?! - крикнул Абдул-Надул. - Не бойся, я не ем сырого мяса!
        - Вас не испугало его рычание? - подошел к нему Попугай.
        - Надобно тебе знать, Уважаемый, что львы не умеют разговаривать шепотом.
        - И вы не опасались, что он вас растерзает?
        - Откуда мне знать, что у него на уме? Он же не успел слова сказать… А опасаться чего-либо следует лишь в том случае, если ты заведомо знаешь, что тебе угрожает, доказательством чего послужит случай, происшедший однажды. Некий Абдо-Абу-Ганифа, зять престарелого Али Келмета и сосед уважаемого ал-Фараби, сломал себе ногу, и дело до того осложнилось, что предстояло ее отнять. Но ближе сорока дней пути не было врача. И тогда взялся помочь только что приехавший из города плотник Агафи Юсуф, которого у нас еще мало кто знал. А больной думал, что Агафи врачеватель, и терпеливо молчал, пока тот работал пилой. Незнание, Милейший из Смотрителей, - это вечный источник храбрости… хотя есть множество и других…
        8
        Они пересекли манеж и попали в просторный подвал, наполненный золотом, серебром и драгоценными камнями.
        - Вы можете взять с собой, сколько унесете, - разрешил Попугай.
        - Всего не унесешь, - задумался Абдул-Надул, - а оставлять жалко. Потеряешь покой… Не у каждого есть такой красивый хвост, как у тебя, Уважаемый, а живут!
        - Ну хоть немного, - настаивал Попугай.
        - Знал я человека по имени Ибн Ассир Хуссейн. Всю жизнь он отказывал себе во многом и копил богатства. А в день, когда ему исполнился девяносто один год, за две минуты кто-то похитил его сокровища, Уважаемый…
        9
        Они благополучно миновали еще несколько испытаний. Абдул-Надул, не теряя бодрости духа, все шел вперед, и удивленный Попугай наконец спросил:
        - Неужели вас ничто не привлекает до конца? Вы не проявили даже тоски по дому…
        - Да будет тебе известно, Уважаемый, - сказал Абдул-Надул, - что мой дом - это я сам! Чего ж мне тосковать, если я всегда с собой и при себе, точно улитка?! А большего я никогда не имел и не имею…
        - Не все ведут себя так…
        - И не везде встретишь такое сборище бездельников, - парировал Абдул-Надул, как ему показалось, очень ловко. - К чему вся эта коллекция твоему Кащею Бессмертному?
        - Здесь все помогают хозяину, продлевают ему жизнь, - сказал Попугай.
        - Как же это?
        - Не задавайте лишних вопросов.
        - Лишний вопрос - тот, на который ты уже имеешь ответ. Впрочем, если бы ты сам знал - был бы не Смотрителем, а Указателем…
        10
        Только в большом зале с коврами, подушками да расписными стенами Абдул-Надул попросил Попугая соорудить в центре возвышение с матрацем, подушками и кальяном, что было исполнено в одно мгновение.
        - Присядем, - решил Мудрейший из Мудрых. - Ходьба - это лишь драгоценная оправа жемчужины отдыха…
        Вдруг, появляясь из нескольких сводчатых входов, зал стали заполнять странные люди с бескровными губами и длинными ушами.
        - Это кто? - спросил Великий Рассказчик. - Доносчики?
        - Те, кому нечего сказать. Их Внутренний Мир необычайно убог. Они умеют только слушать.
        - Замри, Уважаемый, - воспрянул духом Абдул-Надул. - Следовательно, это те, кого я жду всю жизнь?!
        - Возможно…
        - А много еще, Уважаемый, предстоит испытаний?
        - Последнее…
        - Тогда ступай и займись своими делами - теперь я нашел себя!
        Попугай охотно исчез, а Правдивейший из Правдивых хлопнул в ладоши, привлекая всеобщее внимание, прилег поудобнее и приказал:
        - Разделитесь поровну, чтобы одна смена отдыхала, а другая - слушала. Да побыстрее! Вот так… А сейчас, Дети Молчания и Внуки Внимания, я с удовольствием начну наполнять вас, Пустые Сосуды, твореньями своего ума. Главная радость в моей жизни - это музыка собственных рассказов. Я - родитель и палач толпы слов! Говорить - это мое хобби… И это - тоже свидетельство моего ума! А чем дольше я говорю, тем больше надежды, что изреку истину, недоступную молчаливцу.
        Отныне Великий Рассказчик творил бессонно, никем и ничем не сдерживаемый, поощряемый беспредельной покорностью слушателей.
        Глава шестая
        В доме на Лесной
        1
        Разумеется, в нашем повествовании уже накопилось немало чудесных происшествий, и все же самым необъяснимым - для меня, по крайней мере, - оказывается то, что никто в школе и в доме № 6/80 по улице Лесной, в квартире профессора Чембарова, не интересовался судьбой Мур-Вея! Такое было впечатление, будто мальчика Саши Муравьева, облик которого принял волшебник, не существовало вовсе.
        Может быть, сам Мур-Вей захотел исчезнуть из памяти своих друзей? Но как могли в Политехническом музее позабыть, что у них похитили лучших роботов? Ведь мы-то знаем, что в этом похищении Мур-Вей не повинен и, следовательно, не стал бы принимать каких-либо защитных мер. Тем не менее это было так - все молчали, будто заколдованные.
        А может быть, их и вправду кто-то заколдовал?..
        Прошло некоторое время.
        Однажды воскресным утром профессор Чембаров разбирал почту в своем кабинете, а Егор сидел на диване в гостиной и смотрел телевизионную передачу. На экране медленно проплывали улицы какого-то южного городка, школа, стадион, Дом пионеров. Диктор рассказывал:
        - В школах станицы Подсолнечной Ростовской области необъяснимо сократилось число отличных оценок, а самих учащихся охватила странная беспечность. Это вызвало беспокойство педагогов и родителей. По их просьбе из Ростова-на-Дону на место происшествия выехали лучшие Специалисты по Непонятным Делам. Средний балл успеваемости за истекшие сутки в школах станицы составляет всего два и три десятых… Старожилы утверждают, что такого на их памяти еще не бывало.
        И вдруг Егор вскрикнул:
        - Дедушка Осип?! Папа, иди скорее!
        Артем Осипович успел увидеть эти кадры: на улице далекой станицы Подсолнечной сидел на табуретке дедушка Осип и… торговал семечками!
        - Это… это невероятно! - прошептал профессор.
        - И все-таки это он: я не мог ошибиться!
        - Но ведь твой дед сейчас в своем селе Отрадном!
        - Вот что, папа, я сейчас же поеду к нему. Вдруг там что-нибудь случилось.
        - Хорошо, сын, поезжай, да побыстрее возвращайся.
        - Я быстро, папа.
        2
        Спустя час Егор уже входил в дом дедушки Осипа. Дом был пуст. На верстаке лежали инструменты и разложенные в определенном порядке детали игрушечного самолета Ту-134, который собирался сделать дедушка Осип, а самого мастера не было.
        - Да еще утром его видели, - сказали Егору соседи.
        «Неужели дедушка Осип действительно в станице Подсолнечной? - думал Егор. - Но зачем?.. Торговать семечками?! Чушь какая!»
        И хотя, с тех пор как семья Чембаровых волей-неволей столкнулась с волшебными силами, вокруг Егора происходили самые невероятные события, он растерялся и не сразу вспомнил о своей маленькой подруге, а вспомнив, приободрился и поспешил в Сосновый бор.
        3
        Подойдя к месту, где росла уже известная нам елочка, Егор произнес:
        - Елочка, мы в беде. Выручай!
        Деревце качнулось из стороны в сторону, как бы силясь вырваться из земли, но… тщетно.
        «Она меня слышит, - догадался Егор, - но не может ответить. Что-то надо еще сказать или сделать…»
        Тут он вспомнил волшебное заклинание своей верной подруги и, торопясь, чтобы не позабыть его вновь, проговорил:
        Чон-чон-чонолет,
        Друг в беде, тебя он ждет!
        Деревце зашумело, закружился вихрь, все быстрее и быстрее, и… перед Егором появилась Елочка! Теперь она была ростом уже только чуть пониже Егора.
        - Здравствуй, Егор! Как я рада снова видеть тебя! - воскликнула девочка. - Слышу тебя, а ответить не могу. Хорошо, что ты догадался произнести волшебное заклинание…
        - Значит, если я захочу еще с тобой увидеться, это легко будет сделать? - спросил Егор.
        - Увы, - опечалилась девочка. - Я могу превращаться в человека только трижды… Остался один раз…
        - Жаль! А почему ты такая большая? Может, ты - другая Елочка?
        - Да нет же! - засмеялась девочка. - Просто я расту, как все… Это ты какой-то странный сегодня… Уж не случилось ли чего-нибудь?
        - Да, Елочка. Дедушка Осип почему-то в станице Подсолнечной, а Мур-Вей не знаю где…
        И Егор рассказал все по порядку.
        - Да, очень странно, - встревожилась и Елочка. - Даже не придумаю, как помочь и с чего начать?
        - Поедем к моему папе. Ладно? Посоветуемся…
        - Поедем.
        4
        Профессор Артем Осипович Чембаров изумился, увидев сына с незнакомой девочкой.
        - Это Елочка, - представил ее Егор.
        - Оригинальное имя, - сказал профессор, знакомясь.
        - Та самая.
        - М-м…
        - Ну, Елочка! Что была деревцем, папа!
        - А! Вспомнил. Тем приятнее. Здравствуйте, Елочка, заходите! Ну что? Дома дедушка Осип?
        - Нет, папа.
        - Как?! - побледнел Артем Осипович. - Что же это такое творится?
        Они расположились на диване, и Егор сказал:
        - Ведь и Мур-Вея нет!
        - Неужели это он?..
        - Нет, папа, я верю в Мур-Вея, он совсем не злодей.
        - И я тоже верю, - сказала Елочка.
        - В таком случае пусть он нам поможет… Где вы, Мур-Вей? Явитесь, пожалуйста!
        - Я здесь, мой добрый профессор, - раздался голос волшебника, вылезающего прямо из стены. - Я уже почуял неладное и сам помчался к вам, чтобы узнать, в чем дело…
        - Спасибо, - обнял его профессор. - Извините, что я беспокою вас, невзирая на ваше болезненное состояние…
        - Что вы, профессор?! Ваш Чао дал мне среднее образование, да еще знаете как? Во сне… За неделю!
        - Вот молодец! - обрадовался профессор и даже на мгновение позабыл о случившемся. - Такой метод обучения действительно есть, но пока до конца не разработан…
        - А ваш Чао проверил его на мне… Видите, какой я крепкий теперь?
        Вдруг Мур-Вей побледнел и слабо произнес:
        - Что это… что это со мной? Мне совсем плохо… - И, теряя сознание, он прилег на диван. - Чао!..
        - Только этого не хватало! - Вздрогнул профессор и кинулся к телефону, но тут же остановился - посреди гостиной стоял робот.
        - Здравствуйте, папа профессор!
        - Чао!
        - Да, это я. Что случилось?.. A-а! Понял - Мур-Вею плохо. Сейчас.
        Чао прикоснулся ко лбу волшебника могучей рукой, прослушал сердце, мгновенно измерил температуру, посмотрел больного насквозь и сказал:
        - Все ясно: он объелся семечками! Ничего - беда поправимая.
        Чао направил на волшебника невидимый луч из какого-то странного прибора, и Мур-Вея окутали клубы густого зеленого пара.
        - Откройте форточку! - распорядился Чао. - Семечки испаряются…
        Когда пар немного рассеялся, все увидели Мур-Вея сидящим на диване. Он глубоко вздохнул, выпустив при этом из себя еще одно зеленое облако, да такое большое, что даже заметно похудел, затем встал и смущенно произнес:
        - Извините меня, друзья. Спасибо, Чао, ты опять выручил меня. Мастер на все руки.
        - Да, Мур-Вей. Прошу тебя соблюдать умеренность в еде, а то и образование окажется бессильным…
        - Вы меня звали, профессор? - обеспокоенно спросил волшебник. - Я слушаю вас.
        - Мой дорогой Мур-Вей, - сразу же заволновался Артем Осипович, - с моим отцом приключилась беда… - и он рассказал то, что нам с вами уже известно.
        Волшебник немедленно включил телевизор, а когда на экране появился диктор, щелкнул пальцами и вмиг очутился рядом с ним. Было видно, как они о чем-то пошептались, и волшебник сошел с экрана.
        - Я узнал кое-какие подробности и уточнил адрес… - удовлетворенно сказал он. - Вы все ожидайте меня здесь, а я отправляюсь в Подсолнечную. Чох!
        В ту же секунду Егор и Елочка, не сговариваясь, ухватились за пояс волшебника и… исчезли вместе с ним!
        …Но, прежде чем продолжить описание дальнейших приключений Мур-Вея, мне следовало бы именно теперь, в целях наибольшей стройности и последовательности моего рассказа, на время возвратиться к событиям, что развернулись в станице Подсолнечной Ростовской области и пока не известны моему внимательному читателю…
        Глава седьмая
        Волшебный карнавал. Три богатыря
        1
        Долго падали наши злодеи, провалившиеся сквозь землю по вине Бабы-Яги.
        Поскольку Змей Горыныч необычайно распалился от гнева, он ярко-ярко светился. Баба-Яга оседлала его хвост, а Кащей Бессмертный и Соловей-разбойник, следуя ее примеру, ухватились за лапы Змея.
        Вначале мимо них промелькнули корни деревьев, остатки каких-то строений - скорее всего, руины древних построек. Потом они миновали толщи залежей каменного угля, перемежающиеся слоями земли с огромными скелетами ископаемых животных, которые обитали на нашей планете миллионы лет до того, как на ней появился человек.
        Слой раскаленной и спрессованной магмы, то есть подземной лавы, мог бы сжечь их дотла, если бы не защита огнестойкой и прозрачной облицовки бездонного колодца.
        Когда они достигли металлического ядра планеты, стало темно, и только Змей Горыныч, все еще светясь от гнева, несколько оживлял обстановку этого весьма редкостного путешествия.
        Центр земного шара они проскочили на довольно приличной скорости, но уже через несколько километров, на пути к другой стороне планеты, их движение стало замедляться.
        - Наконец-то, - порадовался Змей. - Хоть дух переведем…
        - Ничего себе положеньице! - подхватил Соловей-разбойник. - Это все ты, - повернулся он к Бабе-Яге. - Погоди, бреховка, мы еще до тебя доберемся!
        - Сейчас, должно, остановимся, - сказал Горыныч, успокаиваясь, отчего тело его перестало светиться, и они погрузились в непроглядный мрак.
        Но не тут-то было: через мгновение они уже падали обратно к центру Земли, а проскочив его, вновь повисели малость - да опять к центру, и так туда-сюда, точно маятник.
        - Это еще что за чудо? - похолодел от страха Соловей. - Меня уже укачивает, как на волнах…
        - Качели не качели… - раздумывал Змей.
        - Как бы не застрять, - многозначительно, но спокойно сказал Кащей. - Попал я с вами…
        И только Баба-Яга помалкивала да квакала, точно лягушка.
        «Покачавшись» какое-то время, они и остановились в самой что ни на есть середине планеты. Помолчали.
        - И долго так висеть будем? - спросил кто-то.
        Вам-то понятно, мои внимательные и всезнающие читатели, что всю эту компанию притянул к себе центр Земли и, конечно, не намеревался выпускать. Сами же «энциклопедисты» этого не понимали, и вскоре чувство безотчетного страха охватило их.
        - Ух ты, старая! - замахнулся Соловей на Бабу-Ягу. - Погубила во цвете лет…
        - Не бойтесь, - раздался уверенный голос Кащея. - Я спасу вас, но уговор: отныне все, что ни прикажу, исполнять будете! Поняли?
        - Согласная я, - пискнула Яга.
        - Быть посему, - буркнул Соловей.
        - Я - как все… - сказала главная голова Змея, а две другие закрыли глаза и отвернулись.
        - Ну тогда держитесь, да покрепче… - скомандовал Кащей.
        И как заговорит по-турецки - так все вокруг завыло, засвистело, точно в печной трубе; неведомая сила подхватила их и помчала, и помчала, но не обратно, к Змеиному жилищу, а в противоположную сторону: в темноте да в самом земном центре не особенно сориентируешься… И хотя страх еще больше одолевал их, все же они достигли другой стороны земного шара и выскочили на дневную поверхность строго против Змеиного острова, что остался теперь где-то под их ногами.
        - Как бы опять в яму не угодить! - предупредила Яга, но земля под ними мгновенно затянулась, и они шлепнулись на что-то мягкое, точно пушистый ковер.
        - Горим! - закричала Баба-Яга, придя в себя.
        Тут подхватились и остальные, кинулись было бежать, да насколько видна была степь - все будто пламенем пылало, только местами желтые и белые островки виднелись.
        Глянул Змей Горыныч на три стороны сразу и захохотал так, что земля под ним заколыхалась.
        - Чего разошелся-то? - стихла Баба-Яга. - Ну, вижу, цветочки это… Уж и пошутить нельзя!
        Присмотрелись и Соловей с Кащеем, видят - кругом степь бескрайняя, как ладонь, ровная, а по ней ковром тюльпаны растут. Красота неписаная! Один к одному тюльпанчики. Рослые, крупноголовые и яркие-преяркие. Я родился в тех местах и утверждаю: нигде не бывает таких прекрасных тюльпанов, хоть весь свет обойди.
        Вдали деревья видны, а под ними - домики из красного кирпича. Еще чуть дальше - высокие, красивые здания, а стекла так и играют под утренним солнцем.
        По степи тюльпановой дорога вьется, и бежит по ней бесшумно и стремительно белая «Волга».
        - Эге-гей! - крикнул Соловей и рукой замахал. - Давай к нам!
        «Волга» сошла с дороги и подвернула к ним. За рулем сидел парень, загорелый, темнобровый, чубатый. «С казаком схожий», - подумала Баба-Яга.
        Увидев незнакомцев, водитель раскрыл рот, да так и остался сидеть, будто у врача говорит «а-а-а…»
        - Скажи, милейший, - важно спросил Соловей, - чье это имение виднеется?
        - Имение?..
        - Ну, кто тут барин? - уточнил Соловей.
        - Шутит он, - вышла вперед Яга. - Что это за село, касатик?
        - Это станица Подсолнечная Ростовской области…
        - В России, значит, - шепнула Баба-Яга приятелям и вновь обратилась к водителю: - Спасибо, касатик. А скажи на милость, что сегодня за день, а то мы издалека и счет времени потеряли…
        - А-а! - обрадовался чему-то парень. - Теперь все ясно. Вы артисты.
        - Чего? - возмутился Змей Горыныч, но Баба-Яга замахала на него руками.
        - Нишкни да очи выключи, - тихо попросила она. - Да, касатик, угадал - артисты, к тому же первейшей статьи…
        - Значит, к нам на весенний карнавал школьников? Милости просим! Порадуйте детей наших. Но как вам удалось сделать такого Змея Горыныча? Он, должно быть, из пластмассы и техника внутри?
        Змей снова зарычал и хотел выпрямиться во весь рост, но Баба-Яга сумела успокоить его.
        - Управляется он по радио или механически? - заинтересовался парень, нисколько не испугавшись.
        - Да, да, касатик, как же иначе… - дипломатично ответила Баба-Яга.
        - Отлично! А видите, какая у нас нынче весна?!
        - Да, касатик, хорошо здесь у вас. Очень!
        - Так я поехал, - заторопился парень. - Надо же предупредить наших! Афиши можно расклеивать? Вы из Ростова?
        - Расклеивай, - важно разрешил Кащей. - Из Ростова мы, из Ростова-на-Дону. Да собирай детишек побольше…
        2
        Карнавал проходил весело и шумно. Дети и взрослые, одетые во всевозможные костюмы и в масках, конечно, не узнавали друг друга.
        Сверху сыпалось разноцветное конфетти, и длинные ленты серпантина обвивали пляшущих. Гирлянды огней и цветов повисли между вершинами деревьев. Дети украсили себя венками из тюльпанов. На эстраде играл школьный оркестр, а когда музыканты отдыхали - включали магнитофон.
        Но вот чистое высокое небо усеялось первыми звездами - из-за деревьев, кустов и с крыши Дома культуры взвились ракеты: закрутились огненные мельницы.
        Над станицей вспыхнул ослепительный фейерверк!
        И в ту же минуту перед веселящейся толпой появился Змей Горыныч. Он важно выступал на задних лапах, неся в передних Соловья-разбойника и Кащея Бессмертного с корзинкой в руках, а на левом плече - Бабу Ягу.
        Их встретили ликованием - возгласы восторга заглушили даже взрывы ракет и музыку.
        - Здравствуйте, детишки! - воскликнула Баба-Яга и приветливо взмахнула белым светящимся платочком.
        - Здрав-ствуй-те… - хором ответили ей, и все обратили внимание, что не только платочек, а и костюмы прибывших артистов, даже весь Змей Горыныч, многоцветно светятся в темноте.
        - Пожалуйте к нам на праздник! - радушно встретил их распорядитель карнавала, одетый в старинный казачий костюм, но без маски. - Располагайтесь как дома и примите участие в нашем карнавале, дорогие гости! Меня зовут Павлом, а попросту Пашей… Прошу!
        - Спасибочко! - ласково ответила Баба-Яга и легко, словно мотылек, спорхнула на землю.
        - Бабушка, а вы настоящая? - в шутку спросили девочки, окружив Ягу.
        - А как же! Нешто не видно?..
        - И летать умеете?
        Баба-Яга помахала руками, словно крылышками, поднялась на метр, повисела в воздухе и плавно приземлилась.
        Девочки пришли в восторг и наперебой стали просить у нее автографы. Немало трудов стоило Яге ставить закорючки на открытках и в блокнотах.
        Тем временем Кащей присел на скамейку и, открыв корзинку, тонко закричал:
        - А ну, налетай, кто семечки любит! Подходите веселее, нынче нет меня добрее, семечки с секретом, если денег нету, угощу и даром я праздничным подарочком…
        - А какой секрет в них, дедушка?
        - Вкусишь - и все станет нипочем, милок! Угощайтесь! Только сперва подходите отличники. Передовикам учебы - почет!..
        Он принялся наполнять карманы желающих до краев, но сколько ни сыпал, семечек все не уменьшалось.
        Сильное впечатление произвел на всех Змей Горыныч.
        - Вот это да! - слышались возгласы. - Ну и техника! Как настоящий…
        А какой-то мальчишка, наверное авиамоделист, пощупал змеиные крылья и удивленно сказал приятелю:
        - Глянь, а они-то из плотной бумаги!
        - Должно быть, из огнестойкой, - ответил тот и хотел было незаметно оторвать клочок обшивки, чтобы потом исследовать, да Змей сердито повернулся, и ребят слегка обдало пламенем…
        Выждав, когда все стали привыкать к необычным «артистам», Кащей сказал Бабе-Яге:
        - Садись вместо меня, угощай деток семечками, а я фокусы показывать стану…
        - Нашел чем угощать, - фыркнула Яга. - Лучше я их конфетками…
        - Замолчи! - прикрикнул Кащей. - Делай, что сказано! Забыла уговор?
        - Ладно, ладно, Кащеюшко…
        Кащей взошел на эстраду, взмахнул рукой, и… музыкантов словно ветром сдуло. Затем он щелкнул пальцами - и появилось ведро с водой. Он выпил его одним духом, затем второе и третье.
        - Бра-а-во!.. - кричали зрители.
        Показав несколько фокусов, устроив на сцене пожар, бурю, дождь и даже снежную метель, Кащей обратился к зрителям:
        - Прошу еще желающих…
        На эстраду вышли две девочки и мальчик. Кащей накрыл их плащом, а когда откинул его… дети исчезли!
        Фокусника опять наградили бурными аплодисментами, а Паша горделиво посмотрел на всех, как бы говоря: видите, какие артисты есть в Ростове-на-Дону!
        - Прошу еще желающих! - повторил Кащей.
        Подошли двое школьников и… тоже куда-то пропали бесследно. Зрителям стало не по себе.
        - Прошу еще желающих…
        Сперва все замерли. Но вот к эстраде с разных концов направилось несколько мальчишек.
        - Подумаешь! - храбрились они. - Это все для нас семечки! - и сами лезли под Кащеев плащ…
        - А ну, налетай, кто семечки любит! - слышался в тишине голос Бабы-Яги. - Отличникам учебы вне очереди…
        Тут Змей Горыныч замотал своими головами из стороны в сторону и зашипел. Из его трех пастей почти прозрачными ленточками вылетело синеватое пламя, и тех, кто сидел ближе к нему, стало неодолимо клонить ко сну.
        - Прошу желающих ко мне! - громко выкрикивал Кащей. - Еще… еще…
        - Куда вы их деваете?! - взбежал на эстраду Паша. - Ваши фокусы переходят все границы. Слышите?! Прекратите, я требую этого!
        - Куда надо, туда и деваю, - издевательски ответил Кащей.
        Но тут на помощь Паше подбежало несколько учителей, даже директор Дома культуры, и чуть было не разразился скандал. Кащей взмахнул рукой, и похищенные им дети мгновенно возвратились на свои места…
        - На сегодня хватит, - сказал он.
        Змей Горыныч сделал знак, Кащей с Соловьем и Баба-Яга взобрались ему на плечи.
        - А ну свистни! - приказал Кащей. - Но не до смерти…
        Соловей-разбойник свистнул, и все, кто принимал участие в карнавале, полегли без чувств, точно трава под ураганным ветром.
        Горыныч расправил крылья и умчал своих друзей в приманычскую степь.
        Мертвая тишина сменила недавнее веселье…
        А минуту спустя карнавал продолжался как ни в чем не бывало!
        3
        На густой траве, в окружении тюльпанов, при свете костра отдыхали Змей Горыныч, Кащей, Соловей-разбойник да Баба-Яга.
        - Угощайтесь, - сказал Кащей, пододвигая к ним корзинку с семечками. - Таких во всем свете не сыскать! А я пока своими делами займусь. - Гыркнул что-то по-турецки - и словно его не было.
        Баба-Яга отведала и оживилась:
        - А и впрямь, семечки что надо!
        Угостились и Соловей со Змеем и ни с того ни с сего принялись хвастать:
        - Кабы сейчас повстречать мне Муромца, Добрыню да Алешку, - усмехнулся Змей в три головы, - ох, и задал бы я им жару!
        - Да, всыпал бы я им, особенно Илье Муромцу, - сказал Соловей-разбойник. - Эге-гей! Где ты, Илюха? - Да как засвистит на всю степь, аж костер землей засыпало, и стало темно.
        4
        Москва. Ночь. Внутренняя охрана Третьяковской картинной галереи совершает ежечасный обход. Невысокая женщина входит в зал № 22 и неторопливо осматривается. Здесь собраны произведения великого русского художника Васнецова.
        На правой стене - «Иван-царевич на Сером волке», потом - незабываемая картина «После побоища…» о сражении Игоря Святославича с половцами (помните «Слово о полку Игореве»?), еще дальше - портрет царя Ивана Грозного в рост. Напротив - «Три царевны подземного царства». А между ними - известные всему миру «Богатыри». Почти во всю стену, в тяжелой старинной раме. В правом нижнем углу полотна написано: «Викторъ Васнецовъ. Москва 1898 г. Апрель 23 дня».
        …В зале полумрак. Безлюдный покой. В тишине доносится бой Кремлевских курантов с противоположного берега Москвы-реки.
        Еще звучат куранты, но откуда-то издалека-издалека слышен неприятный свист, приглушенный расстоянием.
        Женщина присела на стул отдохнуть. Вдруг ей показалось, будто богатыри совсем по-живому стали пристально всматриваться в только им доступную даль.
        Вот, кажется, ожили кони, медленно зашевелились богатыри, поначалу лениво расправляя затекшие руки и плечи.
        - А не слышал ли кто свиста соловьиного, разбойного? - спросил Илья Муромец.
        - Да, вроде что-то было, - неуверенно ответил Алеша Попович.
        - Уж не старые ли недруги наши?.. - сказал Добрыня Никитич.
        - Почудилось мне, будто свист несся из донских краев, - произнес богатырь Илья и глянул из-под правой руки, на которой висела тяжелая палица, та самая, что не каждый мог оторвать от земли.
        - Ну, берегитесь! - воскликнул Добрыня, вынимая меч из ножен.
        - Погоди, - придержал его копьем Муромец. - А впрочем, отправляйся да глянь, что там…
        Дернул поводья Добрыня, и белый конь его взметнулся кверху, заржал призывно и устремился сквозь стены.
        Прошло несколько минут, а Добрыни все нет.
        - Ну что ж, есаул, - повернулся к Поповичу Муромец, - больше некем замениться, видно, ехать атаману самому…
        - А мне ожидать али тоже с тобой?
        - Да как душа пожелает.
        - Тогда вместе.
        - Айда!
        Вихрем пронеслись мимо изумленной охранницы славные богатыри, и вскоре дробный топот их горячих коней замер вдали на пути в широкую степь, раскинувшуюся от Дона до Маныча под звездным небом.
        5
        Приметив в полутьме белого коня и высокую фигуру в доспехах, богатыри направились к ней.
        - Ну что, Добрыня? - спросил Муромец.
        - Не видать… Должно, притаились.
        Тут Алеша выехал малость наперед и, приложив ладонь ко рту, задорно крикнул:
        - Эге-гей! Червяк многоголовый!.. Где ты?..
        Ночная степь ответила молчанием.
        - Раздобрел, знать, на донских харчах, - громко продолжал Алеша. - Чаек попиваешь да табак турецкий покуриваешь? Аль оглох от свиста дружка своего, разбойника? Чую, трясетесь оба, ровно сито дырявое…
        Захохотали Илья с Добрыней, и словно гром пронесся над замершей степью.
        - Потише, други, - не унимался Алеша, - не то помрут злыдни эти от робости еще до встречи с нами… Эй ты, Змей Змеевич, выдь в шашки поиграть с Добрыней: в бою сразиться ты уже негож… Выходи, кто хочет свидеться с казаком карачаровским Ильею Муромцем! Это он полтыщи разбойников к рукам прибрал да освободил сорок сороков ратников… А помнишь, Соловей, как наш гусляр и певец Добрыня Никитич стрелу каленую сквозь твое колечко серебряное пропускал?.. Знать, помнишь, коль притаился. А помнится и мне, как Горыныч, ровно кот нашкодивший, бежал от меня… Эх, не те времена! Нынче ты пустые свои головы беречь стал пуще прежнего, а невдомек, что и за все их вместе я полушки не дам… Гляди-кось, други, как страх их сковал - онемели!
        Три богатыря захохотали весело, сотрясая степь, и вдруг неподалеку, за маленьким холмиком, раздался чих змеиный и взметнулось огненное облачко.
        - А! - обрадовался Алеша. - Так вот вы где… Пыль ноздрями собираете?
        Илья Муромец расправил плечи свои тяжелые, гордо поднял голову и гикнул:
        - Эге-гей! Держись, поганье проклятое!
        И ударил коленями коня. Взвился конь, единым махом перелетел через холм и отдавил Змею хвост. На километр подпрыгнул Горыныч, рыча от боли и обиды, упал на землю и кинулся на давнего своего обидчика Алешу Поповича.
        Да не тут-то было!
        Ринулся ему навстречу Алеша и так рассчитал, что Змей через него перелетел и как шмякнется снова оземь, так едва тут же и не кончился.
        Налетел сбоку на Илью Муромца Соловей-разбойник, размахивая цепью, но богатырь изловчился, с пол-оборота взмахнул мечом, и ухо разбойника с серьгой взлетело в небо, а цепь вокруг него самого окрутилась.
        Застонал Соловей, криком звериным закричал, а после понатужился и засвистел во всю мочь. Наклонился вперед старик Илья и щитом загородился, а конь его вороной аж по самые колени в землю врос. И так стояли они, пока Соловей не истощился и не замолк, чтобы дух перевести. Тут его и поддел копьем Илья Муромец.
        А вот с Горынычем пришлось повозиться всем троим. Щитами от пламени хоронились, мечами кололи, но сладить с ним было трудно.
        Тогда Добрыня отбежал в сторону и меткими стрелами ослепил оставшиеся пока целыми головы Змея.
        Потом Алеша ударил мечом плашмя правую голову Змея, а Илья - среднюю, главную, Упал Горыныч и обессилел.
        - А что это там еще виднеется? - вгляделся в темень Алеша.
        - Ишь ты, - удивился Добрыня, подъехав к указанному Алешей месту. - Баба-Яга! Должно, сама померла со страху. Нет, дышит… Однако что же с ними теперь делать?
        - Пожалуй, закинем их в окиян-море синее, - неторопливо предложил Илья Муромец.
        - И то дело, - решили богатыри.
        Взял Илья Соловья-разбойника за ноги, раскрутил над собой, да ка-а-ак кинет. Пулей улетел Соловей за горизонт. Лишь кудреватый белесый след остался высоко в предутреннем небе. По тому же адресу закинул Добрыня Никитич и Бабу-Ягу. А вот Змея Горыныча пришлось втроем бросать: уж больно тяжел оказался…
        …С песней возвращались друзья с поля битвы. Седло к седлу, локоть к локтю. Уставшие в сражении кони отфыркивались, но с каждым шагом вновь наливались силой. Добрыня пел баритоном, Илья подтягивал басом, а Алеша Попович украшал мелодию буйным свистом.
        Вот они уже у низкого сказочного крыльца Третьяковской галереи, считай - дома. Свистнул еще разок Алеша Попович и первым устремился сквозь стену.
        За ним - Добрыня Никитич.
        Последним - Илья Муромец.
        И картина васнецовская приняла свой обычный вид…
        Глава восьмая
        Кащеево время
        1
        Мур-Вей разыскал место, где видели старика-игрушечника во время телепередачи: дедушка Осип сидел спиной к волшебнику. Людей сегодня здесь мало, к тому же не все любят семечки, и, в общем, торговля совсем не шла, а старика явно клонило ко сну.
        Притаившись за деревом, Мур-Вей размышлял, с чего начать. Вдруг он увидел, как к дедушке Осипу подбежали Егор и Елочка. От неожиданности волшебник растерялся, потом рассердился, но быстро сообразил, что сердиться поздно, и спокойным шагом пошел вслед за ребятами.
        Он видел, как дети радостно обняли старика и… тотчас же будто испарились! А дедушка Осип превратился в… Кащея Бессмертного! Злодей мерзко ухмыльнулся и, устало потянувшись, дунул на корзину с семечками, отчего та испарилась так же, как мгновением раньше Егор с Елочкой.
        - Верни детей и дедушку Осипа! - вскричал Мур-Вей, бледный от гнева.
        - А… бывший Повелитель Чинар-бека, - лениво повернувшись, издевательски произнес Кащей Бессмертный. - Такой образованный и все еще невоспитанный. Здороваться надо…
        - Верни их сейчас же!
        - Ты просишь меня, всезнающий Мур-Вей, или приказываешь?
        - Приказываю.
        - По какому праву?
        - По праву сильного.
        - Допустим, - сказал Кащей, принимая ленивую позу и не выказывая страха. - Но кто тебе сказал, что из нас двоих именно ты - сильнейший? Или у тебя имеются лучшие роботы Политехнического музея?..
        - Так это ты?!
        - Ну не Муравьев же Саша! Я больше его почерпнул из той замечательной экскурсии… Ха-ха… А старик и детишки у меня спрятаны надежно. И верну я их только при условии, что ты примешь мое предложение…
        Мур-Вей тяжело дышал от ярости и не знал, как поступить.
        - Помалкиваешь, - спокойно продолжал Кащей. - Ну что ж, так-то лучше. Да ты садись, а то при твоем возрасте и весе - устанешь. Я давно собираюсь поговорить с тобой…
        Мур-Вей стерпел и эту обиду и сел в широкое кресло, появившееся на бульваре.
        - Это верно, - говорил Кащей, - что на волшебников напала эпидемия… Только болеют не все. К примеру, Змей, Соловей и Яга здоровее меня… Они так глупы, что их никакая наука и техника не берет, как об стенку горохом. Дуракам ведь счастье. Они только думают, что хворают… За компанию, так сказать… Но, поскольку они дурни, мне от них толку мало, хотя они мои верные слуги. Ты - иное дело…
        - …и ты предлагаешь…
        - Вот это уже серьезный разговор! - оживился Кащей. - Давай объединимся, Мур-Вей.
        - Никогда!
        - Не горячись. Подумай. Ведь нам обоим тем хуже, чем больше на свете умных людей. Разве не так?
        - Нет! Если мы тоже станем знающими, то и нам будет хорошо!
        - Только не мне, Мур-Вей… У меня есть причины быть покровителем дураков. Я как бы копилка людской глупости. Но сейчас наступил трудный для меня век - умных людей становится все больше. Вдвоем мы быстро подчиним их себе и заставим исполнять только наши желания.
        - Мне ничего плохого люди не сделали, да и сам я был когда-то простым пастухом… Почему же сейчас я должен стать их врагом?
        - Ну, тогда держись! - взвыл Кащей. - Пощады от меня не жди!
        Не теряя времени, Мур-Вей встал, поднял руки и напряг всю свою волшебную силу, произнося страшные заклинания.
        Кащей неестественно вытянулся, и вот уже не только ноги его, но и торс, руки до локтей одеревенели. Тут он спохватился и тоже стал произносить волшебные заклинания. Мур-Вей замедлил его речь, и все же Кащей сумел вырваться из чар и взметнулся в небо, словно ракета, оставляя черный дымный след.
        Мур-Вей устремился за ним.
        Они вышли в космос и развили такую скорость, что стали сплющиваться, отчего скоро превратились в силуэты, гоняющиеся один за другим в черном и холодном безвоздушном пространстве.
        Изрядно устав, Кащей направился к Земле. Мур-Вей не отставал. Чтоб не загореться от трения о воздух, они вошли в атмосферу со скоростью даже меньше трехсот километров в час, и Мур-Вей почувствовал едкий запах нафталина, оставляемый Кащеем. Это, казалось бы, ничтожное обстоятельство весьма помогло волшебнику: Кащей сделался невидимкой, но Мур-Вей продолжал преследовать его по запаху.
        Боясь утерять злодея, он создал невесомость, и прозрачное облачко нафталинового духа стало густеть.
        - Ф-фу! - воскликнул Кащей, вновь приобретая видимые формы. - Я задыхаюсь… Что ты сделал со мной? Почему я вишу вниз головой и будто плаваю, вместо того чтобы падать на землю?
        - Внизу горы, - любезно пояснил Мур-Вей, - ты можешь ушибиться, Средоточие Зла и Дырявое Сито Надежды.
        - Я - Бессмертный, - зло ответил Кащей, - и могу висеть здесь, пока ты не околеешь…
        Мур-Вей хотел что-то сказать, но в нос ему залетел комар, волшебник чихнул, вытер глаза рукавом своего никогда не изнашивающегося халата, отвлекся, конечно, а огляделся - Кащея нет! Да еще на какое-то время Мур-Вей утерял обоняние и, разумеется, нафталинный след.
        Он снизился и стал кружить над землей, точно коршун.
        2
        Чуткое ухо волшебника уловило знакомые и почему-то странно звучащие в этом мире безмолвия и одиночества звуки. Вскоре Мур-Вей увидел узкое ущелье, упирающееся в ступени мрачного деревянного дворца Кащея с двускатной прогнившей крышей.
        Дворец был окружен покосившимся забором, а единственный ход - ущелье - преграждала массивная железная цепь, наглухо закрепленная в скалах.
        На вершинах скал великаны били молотами в гигантские наковальни, наполняя ущелье угрюмым звоном. Мур-Вей вспомнил древнее поверье: такие звуки придают цепям прочность.
        Скалистые дикие горы вокруг сбились в кучу, точно стадо овец, лишившееся вожака. Их лесистые склоны неясно темнели в сероватом тумане, а голые вершины касались темно-голубого неба, в котором как бы растворялись зеленовато-золотистые лучи холодного заходящего солнца.
        Подножий гор не видно - они словно ушли на дно белого облачного моря, простирающегося от горизонта до горизонта.
        Панорама, раскинувшаяся перед Мур-Веем, успокаивала глаз мягкостью красок и в то же время волновала резкостью очертаний зубчатых хребтов и полным безлюдьем.
        В небе не видно ни самолета, ни вертолета, в горах нет дорог, нет вообще признаков, что в этих местах когда-либо был человек.
        3
        Дворец Кащея, куда попали Егор и Елочка, состоял из множества заброшенных комнат почти без обстановки. И везде высокие, на редкость узкие двери. Все грязное и ветхое. Деревянные полы прогибаются, стены покрыты давней плесенью, в углах махровая от пыли паутина.
        И ни одной живой души, если не считать нескольких летучих мышей, которые висели вниз головами, вцепившись острыми коготками в потолочные балки.
        Подойдя к окну, дети определили, что находятся на третьем этаже. По скрипучей лестнице спустились вниз.
        Двор был окружен высоким бревенчатым забором. Наверху - два ряда поржавевшей колючей проволоки. А еще выше - белые, застывшие от старости облака.
        В правом углу двора Егора и Елочку привлекло несуразное низкое строение: сарай не сарай, навес не навес.
        Лишь подойдя поближе, они убедились, что это все-таки навес ад широким колодцем. Сруб над устьем колодца был покрыт металлической решеткой, и что, пожалуй, самое невероятное, - с решетки беспрестанно срывались… черные снежинки и медленно падали на дно колодца.
        Создавалось такое впечатление, будто снежинки эти появлялись прямо из решетки. Егор и Елочка наклонились над ней, чтобы…
        - Интересно? - раздался над ними противный скрипучий голос.
        Дети прижались друг к другу и глянули вверх. Под крышей навеса распласталась большущая летучая мышь с размахом крыльев метра в два, а то и больше! Глаза ее остро блестели.
        - Еще два пленника Кащея, - проворчала Летучая Мышь. - Теперь-то уж вам не выйти из его дворца никогда.
        - Вы просто пугаете нас, сударыня, - сказала Елочка.
        - Отнюдь, - ответила «сударыня» (так в старину обращались к женщине).
        - А раньше у нас была надежда? - спросил Егор.
        - Если бы вы не видели этого колодца - да.
        - Но что здесь особенного? - спросила Елочка.
        - Ты первая, кто вежливо разговаривает со мной, даже называешь меня «сударыня», поэтому я объясню, в чем дело. Видела черный снег? Это - время. Кащеево время. Мелкая морось - секунды, снежинки - минуты, а крупные хлопья - часы… Они тают и превращаются в жидкость, которую пьет мой хозяин и тем продлевает себе жизнь.
        - Откуда же берется такой снег? - спросил Егор.
        - Многие люди не ценят своего времени, - объяснила Летучая Мышь. - Либо ничего не делают полезного для себя и других, либо делают, но плохо, и тоже зря тратят время. Это время и называется Кащеевым. Хозяин собирает его в этом колодце. А чтобы оно не иссякало, он недавно придумал подкармливать людей волшебными семечками… И все же я наблюдаю и вижу: воды в колодце становится все меньше и меньше…
        - Волшебными семечками?
        - Да. Посмотри направо… Видишь подсолнух? Хозяин поливает его этой водой, и он дает самые необыкновенные и коварные семечки на свете!
        - Благодарю вас, сударыня, - сказала Елочка, и они с Егором вышли из-под навеса.
        Убедившись, что никто за ними не наблюдает, они устремились к подсолнуху. Острой щепой Егор разрыхлил вокруг него землю, затем они взялись крепко за стебель и, поднатужась, выдернули. Пооборвали корни, разломали на кусочки колючую шляпку подсолнуха, в которой еще сохранилась половина семечек, и бросили в мусорный ящик, закидав сверху листьями.
        4
        Возвратившись в дом, Егор и Елочка долго бродили по узким и длинным коридорам, заглядывали в пустые комнаты.
        - Когда-то здесь все же было много людей, - предположил Егор. - Ведь трехэтажный дом не нужен одному…
        - Конечно, - шепотом согласилась Елочка. - Он пережил всех своих родичей и друзей.
        - А теперь злится в одиночестве… А тут что?
        Комната, куда они вошли, имела два окна. Под одним из них стояла кровать, а в углу - громадный, окованный железом сундук.
        Голые обшарпанные стены. Единственное украшение - длинная, во всю стену, полоса бумаги с крупными неровными буквами:
        НЕГРАМОТНОСТЬ - ЗАЛОГ ЗДОРОВЬЯ!
        - Дурацкий лозунг, - удивился Егор. - Ведь волшебники и болеют оттого, что не имеют образования, а этот…
        - Ты что, до сих пор не догадался? - перебила его Елочка. - Ведь его бессмертие - в людской глупости или неумении. А когда люди всему научатся и перестанут попусту тратить время, Кащею придет конец!
        - Ух ты! - воскликнул Егор. - Выходит, он самый страшный тип. А это что?..
        Ниже лозунга, на обычном уровне - водопроводный кран над грязной, поржавевшей раковиной. Егор повернул колесико влево, и из крана полилась… черная вода!
        Друзья многозначительно переглянулись.
        Решительные шаги за дверью предупредили их о приходе хозяина, и они едва успели спрятаться в простенке за сундуком.
        Кащей сбросил с себя плащ, кинул его на сундук, невольно прикрыв им ребят, и жадно выпил кружку черной воды.
        Потом присел на кровать, извлек из кармана четки и, перебирая их, задумался.
        5
        Мур-Вей произнес: «Чох» - и перед ним возник Чао.
        - Егор и Елочка в плену у Кащея Бессмертного… - виновато сказал волшебник.
        - Так почему же ты бездействуешь?!
        - И у волшебников есть свои законы, Чао. Я не могу проникнуть в его владения. А он, может быть, не скоро покинет свое логово…
        - Где оно?
        - Вон там, в глубине ущелья…
        - Вижу… Надо немедленно действовать.
        - Я сделаю все, что ты скажешь…
        - Так, во-первых, мне нужен телевизор для связи с тобой.
        - Вот он, добрый Победитель волшебников… Чох!
        - Хорошо. Теперь дай мне установку, позволяющую видеть сквозь стены. Вот схема такого аппарата.
        На экране телевизора появилось изображение сложного чертежа. Волшебник всмотрелся, сказал «Чох» - и на том же экране они увидели дворец Кащея как бы в разрезе. Увидели и самого злодея, сидящего на узкой кровати, и… Егора с Елочкой, которые притаились за сундуком.
        - Сила! - обрадованно вскричал Мур-Вей. - Видишь?
        - Что именно?
        - У него же мои четки! Наверное, украл у меня…
        - Нашел о чем жалеть.
        - Разве я жалею, мой друг? Я радуюсь! Если в чужих волшебных владениях находится хоть одна моя вещь - значит, я смогу пусть немного, но воздействовать на того, в чьих руках она находится. Понял?
        - Понял. А усыпить Кащея ты не можешь? Тогда мы сможем действовать более уверенно.
        - Пожалуйста! Бир, ики, уч, чох!
        Кащей тотчас же начал зевать и потягиваться, а потом бухнулся на кровать и уснул…
        - Неплохая штука - волшебство, - похвалил Чао.
        6
        - Спит? - шепнула Елочка.
        - Еще бы! - ответил Егор. - Храпит, как бегемот… А вот как попали к нему четки Мур-Вея - ума не приложу. Я их хорошо запомнил.
        - Дяди Мур-Вея?! Сейчас… - Елочка на цыпочках подошла к кровати и осторожно высвободила четки из сонных пальцев злодея.
        Кащей тут же проснулся, увидел помертвевшую от страха Елочку и набросился на нее, первым делом выхватывая четки. Но едва пальцы его сжали костяшки, как он снова упал на кровать и могуче захрапел!
        - Бежим! - шепнул Егор и увлек перепуганную Елочку к выходу. Он хотел открыть дверь, но та не поддалась. Дети не нашли ни замка, ни крючка, ни засова, просто дверь не открывалась - и все…
        7
        - О аллах, я уже приготовился к самому худшему, - признался Мур-Вей, который вместе с Чао видел эту сцену на экране телевизора.
        - Да, твои четки выручили их… Начнем действовать, Мур-Вей. Когда понадобится, я передам на телеэкран чертеж нужного мне аппарата и укажу место, где его желательно установить.
        - Я все исполню, Победитель волшебников.
        - Отлично. Мне надо быть на склоне горы, где стоит дворец Кащея, - промолвил Чао и тотчас очутился там.
        Отыскав небольшой грот, он указал на площадку перед ним. Секунда - и на ней уже стоял аппарат, чем-то напоминающий пулемет. Тонкий луч лазера, точно игла, вонзился в скалу, расплавляя ее. По мере образования прохода мощные холодильные установки охлаждали его стены, вентиляторы откачивали горячий воздух, а транспортеры бесшумно выносили наружу куски породы.
        Дойдя до места, над которым были стены Кащеева дворца, Чао велел убрать лазеры и дальше дробил гору ультразвуковой пушкой. Вскоре он продвинулся так далеко вперед, что спальня Кащея оказалась прямо над ним. Предстояла наиболее трудная работа.
        - Ты что молчишь? - услышал Чао голос Мур-Вея. - Почему нет команд?
        - Я думаю.
        - А надо действовать!
        - Мне необходим источник электроэнергии.
        - Он рядом с тобой!
        - Это аккумуляторы?
        - Да.
        - Теперь вот такой прибор, - потребовал Чао и передал на экран телевизора изображение чертежа.
        - Не пойму.
        - Это же буровая установка: вот бур, а это его движитель.
        - Ясно, Чао. Чох!
        Чао нажал синюю кнопку на пульте управления, и гигантское сверло с грохотом вонзилось снизу в скалистое основание дворца Кащея Бессмертного, проделывая что-то вроде ствола, какие бывают в шахтах.
        Когда осталась совсем тонкая перемычка, робот попросил Мур-Вея убрать технику и установить винтовую лестницу.
        Осторожно поднявшись к самому полу спальни, где спрятались отчаявшиеся дети, Чао заколебался: как поступить, чтобы не напугать Егора и Елочку? Он прислушался и вдруг явственно услышал не только могучий храп Кащея, но и мерное дыхание измученных детей.
        Теперь он действовал увереннее: убрал две прогнившие половицы, осторожно взял на руки Егора и Елочку, опустился вниз и вынес их на склон горы…
        - Забери детей, - попросил он Мур-Вея.
        - Они уже со мной.
        - Отлично. А я задержусь… Где-то недалеко есть машины. Странно, не правда ли?
        - Да, пожалуй. Помочь?
        - Нет, спасибо, я сам.
        Робот вернулся к основанию винтовой лестницы, руками разрыхлил землю рядом, без особого труда проделал отверстие и…
        Глава девятая
        Мужественные узники
        1
        Дедушка Осип ощупал руками соломенную подстилку, на которой лежал, и удивленно огляделся.
        Его окружали стены мрачного подземелья, поросшие тускло светящимся мохом. В полумраке можно было различить разбросанные там и здесь кости и черепа, вделанные в каменный пол массивные кольца, тяжелые цепи.
        Старый игрушечник сел и попытался вспомнить, что же произошло. Ведь всего лишь минуту назад он находился у себя дома, в селе Отрадном, и, стоя за верстаком, строгал из дерева хвостовое оперение для модели самолета Ту-134. Вдруг прямо из стены напротив вышел высокий тощий старик и без всякого вступления глухо проговорил:
        - Кто открыл тебе тайну болезни волшебников?
        То, как он проник в дом, нисколько не удивило дедушку Осипа. Таким способом часто пользовался Мур-Вей, возвращаясь из школы. Поэтому старый мастер спокойно посмотрел поверх очков на непрошеного гостя и неторопливо ответил:
        - Да вроде и своя голова на плечах имеется… Только что за дело тебе до болезней, коли ты Бессмертный?
        - Хм… Ты и впрямь слишком догадлив, - прошипел Кащей (а это был именно он) и на минуту задумался. - Пожалуй, ты мне понадобишься… Человек, умеющий разгадывать чужие тайны, должен служить мне и только мне!
        С этими словами Кащей как бы рассек воздух ребром ладони, и дедушка Осип тотчас же перенесся в это подземелье.
        Поначалу ему казалось, что вокруг полная тишина, но вскоре он различил какие-то шорохи за стеной.
        - Под лежачий камень вода не течет, - пробормотал дедушка Осип. - Надо осмотреться.
        Но едва он поднялся на ноги, как перед ним опять появился Кащей Бессмертный.
        - Ну вот, - сказал он, криво усмехаясь, - ты в моих владениях…
        - Не завидую тебе, - в тон ему сказал дедушка Осип.
        - Почему?
        - Жить здесь не очень приятно…
        - Ну конечно, - засмеялся Кащей. - Зато это место вполне подходящее для того, чтобы медленно умирать… Полюбуйся - это кости тех, кто не пожелал мне покориться. Такая участь ожидает и тебя, если… если ты не поможешь мне.
        Дедушка Осип невольно содрогнулся, но внешне остался спокойным.
        - Здесь рядом, - Кащей кивнул на узкий ход в стене (дедушка Осип заметил его только сейчас), - находятся мои новые узники… Если эти гордецы не покорятся, я расплавлю их в жарком, всепожирающем огне! Уговори их служить мне - и я подарю тебе свободу, даже возвращу домой. Ты старик мудрый, у тебя получится, если захочешь… А не захочешь… - Кащей указал на кости безвестных мучеников и исчез.
        2
        Что и говорить, дела обстояли скверно. Однако старый игрушечник был человеком действия и не привык отчаиваться раньше времени, тем более что помогать злодею он, конечно же, не собирался. Его не покидала мысль об узниках Кащеева подземелья. Очень уж странным показалось ему в угрозах злодея слово «расплавить». Почему не «сжечь»? Так было точнее. И все же чувствовалось, что Кащей не оговорился.
        Поразмыслив недолго, дедушка Осип решительно шагнул в узкий ход. Идти пришлось слегка согнувшись да еще буквально на ощупь, в полной темноте. Не прошел он и десяти шагов, как очутился в довольно просторном помещении, также освещенном тускло светящимся мохом.
        Дедушка Осип выпрямился и осторожно кашлянул, как бы предупреждая возможного товарища по несчастью о своем приходе. Тотчас же в глаза ему ударили два узких и ярких луча света, так что пришлось зажмуриться, а чей-то металлический сухой голос громко произнес:
        - Нет! Нет! И тысячу раз нет! Служить безумцу я не стану! Прочь отсюда!..
        - Я не тот, за кого вы меня принимаете, - ответил дедушка Осип, заслоняясь рукой от света.
        Свет сразу ослабел, и дедушка Осип увидел небольшого робота, похожего на человека. Его сверкающее никелированное тело было приковано двумя скобами крест-накрест к каменной стене в метре от пола.
        - Кто ты?
        - Я Эрик - электронный робот-контролер. Я участник Всесоюзной выставки лучших роботов, созданных для расчетов наибольшей экономии времени на любом производстве, - гордо ответил Эрик. - А теперь вот сам убиваю время в этом подземелье. А вы кто?
        - Я мастер-игрушечник. Зовут меня Осип Алексеевич, или просто дедушка Осип. Но сейчас и я стал пленником Кащея Бессмертного.
        - Это и есть тот старик, что принуждает нас в угоду себе делать расчеты так, чтобы люди расходовали как можно больше времени впустую? - догадался Эрик.
        - Время впустую?.. - ужаснулся дедушка Осип. - Да, тот самый…
        - Так почему же он называет себя бессмертным? Бессмертен только ум человека! А Кащей безумен! Безумен, если допускает мысль, что роботы согласятся выдать нелепое, абсурдное решение…
        - Все дело в том, - объяснил дедушка Осип, - что Кащей - не человек вовсе, а злой волшебник. Людей он ненавидит лютой ненавистью.
        - Вот оно что! Расскажите об этом всем моим товарищам, дедушка Осип. Они здесь, по соседству. Пусть узнают, что Кащей не просто заблуждается, а имеет злую цель. Это прибавит им стойкости: мы поклялись друг другу погибнуть, но не сдаваться.
        В соседнем, еще более мрачном помещении дедушка Осип познакомился с роботом по имени Сут - специалистом по управлению транспортом. Он чем-то походил на лестницу с ящиком наверху и висел, прикованный к потолку.
        - Мы все умеем только считать и разрабатывать различные проекты по экономии времени, - грустно сказал Сут, когда дедушка Осип уже собирался уходить. - А вот бороться, так сказать физически не можем: ведь никто не предполагал, что нам это пригодится.
        - Ничего, Сут, - подбодрил его дедушка Осип. - Зато я кое-что умею… Позволь-ка мне осмотреть замок на твоих оковах.
        Робот посветил, дедушка Осип кряхтя взобрался по нему, как по лесенке, и удовлетворенно сказал:
        - Замок с хитринкой, но разобраться можно…
        С большим трудом пробрался дедушка Осип в помещение, где были прикованы к стенам друг против друга два робота. Один из них, более высокий, напоминал чертежный циркуль, а другой, низенький, - бочонок-кофемолку, что придавало им обоим отдаленное сходство с Дон-Кихотом и Санчо Панса.
        - Мы и на выставке в Политехническом музее были вместе, - сказал «Дон-Кихот». - И задумали нас как роботов-друзей. И работать мы должны в паре.
        - Если вырвемся… - заметил «Санчо Панса». - Этот самый Кащей хочет выведать тайну нашего первого совместного изобретения…
        - Послушай, - обратился к нему «Дон-Кихот». - Мы можем довериться дедушке Осипу. Ведь он игрушечник, значит, не может быть злым человеком…
        - Мой сын, - добавил дедушка Осип, - профессор Чембаров - известный специалист по роботам…
        - Прекрасно! - воскликнул «Санчо Панса». - Дедушка Осип, возьмите вот здесь, в моем боку, слева… Там есть крышечка с цифрой «семь». Видите? Подождите, я ее открою сам…
        Дедушка Осип извлек из тайника плоскую круглую коробку с циферблатом и двумя тонкими стрелками разного цвета.
        - Часы? - спросил он.
        - Почти… Синяя стрелка указывает направление на то место, где люди убивают время зря, а красная - показывает, сколько уже накопилось такого бесполезного времени. Зная же направление, можно отыскать этих людей и помочь им.
        - Да этому прибору цены нет! - воскликнул дедушка Осип.
        - Спрячьте его и, если вырветесь на волю, отдайте своему сыну, профессору Чембарову, или тому, кто особенно будет нуждаться в нем…
        - Хорошо, - пообещал дедушка Осип. - Но не станем отчаиваться преждевременно. Дайте-ка я осмотрю замки на цепях… Гм… Такие же!
        Старый игрушечник познакомился еще с несколькими роботами, которые были заточены в подземелье, и возвратился к Эрику. Он осмотрел замок и на его оковах и с удовлетворением произнес:
        - И у тебя такой же.
        - Ну и что?
        - Сейчас, сейчас… Сдается мне, что я видел где-то там, в темнице, среди костей что-то вроде ножа. Минутку…
        Дедушка Осип не ошибся: теперь он имел в руках необходимый материал.
        - Хорошо, что я всегда держу в карманах кое-какой инструмент… Посвети-ка мне, Эрик, я попытаюсь сделать ключ.
        3
        Когда о хорошем мастере говорят, что у него волшебные руки, в этом, друзья мои, не так уж много преувеличения. Что же касается дедушки Осипа, то он, как мы знаем, был игрушечником, а это ремесло требует особенного умения и изобретательности.
        Правда, в данном случае необычным узникам Кащея еще и повезло. И вот в чем… Если вам попадется замок с секретом и вообще что-либо, как говорится, с выдумкой, вы сможете заметить, что, как правило, выдумка эта тем удачнее, чем проще. Всякий же, кто пытается ее разгадать, не сразу достигает успеха, потому что невольно ожидает найти нечто очень сложное. В этом и трудность; так уж мы с вами привыкли. И только опытный мастер, умеющий сам строить хитроумные механизмы, быстрее разберется, что к чему.
        Заметьте: я сказал «хитроумные», а ведь хитрость обычно и таится в простоте! Значит, и ключ может подчас оказаться весьма несложным. Важно только знать, каким его надо сделать…
        Долго ли, коротко ли, точно я не знаю, но дедушка Осип все же сделал ключ из ножа.
        Одни за другими спадали оковы, и вскоре мужественные роботы собрались в самом крайнем помещении подземелья и принялись совещаться, как им поступать дальше.
        Вдруг Эрик сделал знак, и все умолкли: за стеной явственно раздавался какой-то шум. Будто кто-то пробивал скалу.
        Прошло еще несколько минут, и в стене образовалось отверстие. Эрик ярко осветил его. Роботы приготовились к защите, стараясь заслонить собой дедушку Осипа от возможной опасности. В отверстии показалась чья-то металлическая голова в тюрбане с павлиньим пером, и дедушка Осип радостно вырвался вперед:
        - Чао! Милый Чао, как ты вовремя…
        4
        Разговор был недолгим. Они быстро выбрались из темницы, и Чао вызвал своего друга:
        - Мур-Вей!
        - Слушаю тебя, - ответил голос волшебника.
        - Со мной роботы, похищенные Кащеем.
        - Твои друзья - мои друзья, приказывай.
        - Верни их туда, где они были: в московский Политехнический музей.
        - Чох! Желание твое исполнено.
        - А теперь забери меня и дедушку Осипа.
        - Бир, ики, уч! Будьте рядом со мной…
        И они обнялись: Мур-Вей, Егор, Елочка, Чао и дедушка Осип.
        Глава десятая
        Все хорошо, что хорошо кончается
        1
        - Бежим! Кащей может выронить четки и проснуться… - торопила всех Елочка. Она все еще не могла оправиться от испуга.
        - Бежать?! - возмутился волшебник. - Сейчас, когда мы вместе? Когда мы узнали тайну «бессмертия» Кащея? Теперь можно и не спешить. Спрячьтесь-ка за меня…
        Волшебник поднял руки, повернулся лицом к дворцу Кащея и громко произнес:
        - Поднимитесь, горы, слева одной третью… Опуститесь на логово Кащеево, не оставляя щелей… Скалы справа, опрокиньтесь в ущелье - от ступеней до цепи… Чилим-нилим, нилим-чилим!
        С грохотом обрушивались скалы на жилище Кащея Бессмертного. Могучий ветер разгонял тучи пыли, и блески молний освещали гигантское землетрясение, созданное Мур-Веем.
        Только великаны невозмутимо били по наковальням, и тяжелая цепь нелепо висела у беспорядочной груды камней.
        - Отныне ему непросто будет выбраться из-под скал, - торжественно сказал Мур-Вей.
        - И семечек его никто не попробует, - весело произнес Егор.
        - Семечки - это ерунда, - махнул рукой волшебник.
        - Ой, нет, дядя Мур-Вей! - воскликнула Елочка. - Это не простые, а волшебные семечки. Мы узнали их секрет и вырвали с корнем подсолнух…
        - Не простые? - посерьезнел Мур-Вей.
        - Ну да! Кто их ест - тому всё «семечки», тот становится зазнайкой, учится или работает небрежно и уйму времени расходует впустую.
        - Вернее, дарит Кащею, - уточнил Егор, - и это время продлевает ему жизнь.
        - Что вы говорите?! - горестно воскликнул Мур-Вей. - Вы слышите, дедушка Осип? Теперь мне понятно, почему в Кахарде я вел себя так глупо… Но я сам рассеял их по свету! О, какое горе, дети мои!.. Даже карман с семечками оторвал и бросил куда-то на землю, когда летел к профессору Чембарову!..
        - Но вы же не знали их секрета, - успокаивала Елочка волшебника.
        - А разве людям от этого легче?
        - Ничего, Мур-Вей, - сказал дедушка Осип. - Зато у нас «часы» с секретом. Где есть Кащеево время и сколько его там - точно показывают. Они нам и помогут собрать и уничтожить все зловредные семечки до единого!
        - О аллах! Спасибо вам, дедушка Осип. Я исправлю свою ошибку… А теперь - в путь!
        - Куда, дядя Мур-Вей? - спросила Елочка.
        - А куда бы вы хотели? Домой?
        - Нет, сперва в станицу Подсолнечную, - запротестовал Егор. - Надо выручать ребят… Мы теперь будем слушаться вас и дедушку Осипа.
        - Ну, коли так… Бир, ики, уч…
        2
        Они приземлились у окраины станицы Подсолнечной, в степи, - между прочим, на том самом месте, где некогда Змей, Яга, Кащей и Соловей-разбойник повстречали чубатого шофера белой «Волги», - и нисколько не удивились, что здесь уже стоял голубой шатер со всеми удобствами, даже с телефоном.
        - Побудьте в этом волшебном жилище, позавтракайте и ничего не бойтесь: сюда никто посторонний не войдет, - сказал Мур-Вей. - А я пройдусь по станице: хочу проверить, действуют ли Кащеевы семечки…
        3
        Волшебник неторопливо шел по станице, с удовольствием дыша свежим воздухом. Вдруг он услышал звон будильника и посмотрел сквозь стену: третьеклассник Петька Долгополов (в Подсолнечной чуть не половина коренных жителей - Долгополовы) сердито засунул будильник под подушку и зажмурился, в надежде добрать еще минуток пять - десять.
        Мур-Вей посмотрел на свои новые часы и нахмурился: оказывается, Петька хранил в себе столько будущего Кащеева времени, что можно было подумать, будто он специально готовится стать Продлевателем Кащеевой жизни!
        - Чох! - сказал волшебник, и глаза у Петьки открылись.
        - Что это? - удивился мальчик и опять зажмурился.
        - Чох!
        - Да что же это творится? - изумился Петька. - Неужто приболел? - И стал считать себе пульс.
        Вошла мать и, увидев бодрствующего сына, улыбнулась.
        - Вот молодец! Уже проснулся. Чего это ты пульс меряешь? - испугалась она. - Не приболел ли?
        - Сам думаю…
        - Плохо чувствуешь себя?
        - Вроде хорошо, а глаза не закрываются, представляешь?
        - Еще бы, - успокоилась мать. - Ты же проспал девять часов…
        Делать нечего, Петька встал, нехотя умылся, наскоро позавтракал, схватил портфель и побежал. На ходу он решил было дать пинка Барбосу, но вдруг ощутил чью-то увесистую ладонь на своей шее.
        Оглянулся - никого…
        Петька посмотрел на Барбоса и оробел.
        Тем временем волшебник произнес «Чох!» - и один грязный Петькин ботинок засиял, как зеркало.
        - Этого еще недоставало! - разозлился Петька и вернулся. - Мама, это ты мне один ботинок почистила?
        - И не думала. Может, отец? Сколько мы тебя уговариваем, чтобы ты стал аккуратным во всем…
        - Отец, отец… - бормотал Петька, поневоле начищая второй ботинок. - Не мог довести дела до конца… Да и кто просил его? В школу вот теперь опаздывай.
        Разделавшись с ботинком, Петька бросился было бежать, но споткнулся обо что-то и упал. Оглянулся - стоит торчком учебник «Родная речь», который он забыл дома.
        - Ну и денек! - вздохнул Петька, засовывая книгу в портфель.
        В школьный двор он ворвался, когда по всем этажам гремел звонок. Из верхнего окна ему махали и кричали:
        - Давай, Петька, быстрей. Иван Никанорыч идет!
        Неведомая сила подхватила Петьку, оторвала от земли и понесла по воздуху прямо к окну, а там уже ему помогли ребята. Когда учитель вошел в класс и по привычке взглянул на третью парту слева, Петька сидел на положенном ему месте и ответил преподавателю ласковым взглядом.
        - М-да-с… - произнес учитель, поздоровался и сказал: - Петр Долгополов-первый (в классе имелось еще два Петра Долгополовых), прошу к доске, - и… не мог вдосталь налюбоваться Петькиными ботинками.
        Весь класс невольно приподнялся, чтобы увидеть это сияющее чудо.
        - Напиши, Петр: «Воробшек сел на камшек», - нарочито невнятно произнес учитель.
        - Я плохо расслышал, Иван Никанорыч, - произнес Петька.
        - Верю, охотно верю, молодой человек, но у меня сегодня что-то с голосом… Извините. Смысл вы уловили?
        - Да вроде бы что-то уловил, - с сомнением сказал Петька. - Но маловато…
        - А как остальные? - повернулся Иван Никанорович в классу.
        - Уловили! - дружно ответили ему.
        - Прекрасно. Пиши, Петр, пиши - для твоих познаний это слабый орешек… Ну-с…
        Петька прижал для верности левый мизинец к большому пальцу, а правой рукой старательно вывел мелом: «Воробшек сел на камшек».
        - Готово? Так-с… Как слышишь, так и пишешь… Как выглядит первое слово, Петр?
        - Порхающе…
        - Гм… Остроумно. А какой буквы недостает?
        Петька вписал «е», получилось: «Воробешек»!
        - Смело! - заметил учитель. - Даже очень… А надо бы? - И он медленно оглядел класс вновь.
        - Можно мне? - подняла руку Маша Воробьева. - Надо «воробышек» или «воробушек».
        - Правильно, Маша, садись. Вот так… - к удивленно уставился на доску.
        Петька стоял рядом с учителем, а на доске было отчетливо написано - «воробышек»! Петька заморгал, не понимая, как это произошло, и про себя шепнул: «Чур меня!»
        - Простите, я не заметил… Мне показалось, что тут была ошибка, Петр?
        - Б-б… Не знаю, Иван Никанорыч, вам виднее.
        - Резонно, Петр. А как выглядит последнее слово?
        - Нормально… - И Петька не долго думая вписал букву «ы».
        - Что скажут остальные?
        - Можно «камешек», а по-другому еще «камушек», - бойко ответил Коля Сазанов. - А у него… у него тоже написано «камушек», Иван Никанорыч.
        - Разве?! - Учитель растерянно повернулся у доске. - Да что это у меня со зрением сегодня? Садись, Петр. Если ты всегда будешь чистить свою обувь, то определенно станешь отличником!
        А на перемене чья-то невидимая рука отвела Петьку в сторону, и кто-то шепнул ему на ухо:
        - Сегодня я тебя выручил, потому что сам был таким, но если повторится - намылю шею!
        - Честное пионерское, больше не буду, - тихо пообещал Петька. - Вы волшебник?
        - Ага.
        - Я так и подумал. А можно нам… встретиться?
        - Станешь отличником - посмотрим…
        4
        Вернулся Мур-Вей озабоченный и грустный.
        - Я посетил одну из школ, - сообщил он, - это поистине дворец знаний, источник здоровья для юных станичников. Но мудрость их наставников бессильна перед коварством Кащеевых семечек. Увы, бессилен и я…
        - Как же быть? - расстроился Егор. - Мур-Вей, дедушка, Чао, неужели ничего нельзя сделать?!
        - Есть одно решение, - произнес Чао. - Хорошо бы выбросить из жизни станицы то время, когда здесь орудовал Кащей Бессмертный.
        - Великолепно, Мудрый Повелитель волшебников! - вскричал Мур-Вей.
        - Однако… Гм… Исчезнет и то доброе, что происходило тогда в станице… - засомневался дедушка Осип.
        - Сейчас узнаем…
        Мур-Вей бросился к телефону и набрал 09.
        - Справочное? Скажите, пожалуйста, когда у вас начались чудеса в школах?.. Для чего нужно? - волшебник нежно подул в трубку, и женский голос ответил:
        - Приблизительно после школьного карнавала, который состоялся двадцать третьего апреля… от шести до девяти вечера.
        - Благодарю вас…
        Мур-Вей полистал телефонный справочник и набрал нужный номер:
        - Это больница? Здравствуйте. Скажите, не было ли у вас операций двадцать третьего апреля, от шести до девяти вечера? Или, может быть, родился человек…
        - Сейчас посмотрю записи в журнале. Нет-нет, этот вечер вообще прошел у нас спокойно.
        Мур-Вей опросил почту, аэропорт, авто- и железнодорожный вокзалы.
        - Все в порядке, - с удовлетворением произнес он, кинув телефонный аппарат в воздух, где тот и растаял, - исчезновение этого времени станичникам не принесет вреда… - И вышел из палатки, а когда вернулся, все поняли, что дело удалось на славу.
        - Теперь воистину волшебных семечек в Подсолнечной как не было! - сказал Мур-Вей. - Однако проверим все же - так ли это и не ошиблись ли мы в расчетах. Вдруг у Кащея кто-нибудь покупал семечки после карнавала…
        Волшебник отвернул широкий рукав своего халата на левой руке и всмотрелся в циферблат «часов»: синяя стрелка указывала направление на станицу Подсолнечную, а красная замерла на нуле!
        5
        - Ну вот, - с грустью произнес Мур-Вей. - Пора расставаться… У каждого орла своя дорога в небе. Передайте привет профессору Чембарову…
        Они обнялись, Мур-Вей сказал: «Чилим!» - но… сказка наша еще не окончилась…
        6
        - Остался я вновь один, - печально прошептал Мур-Вей и вышел из палатки, раздумывая, как быть дальше. - Жаль Абдула-Надула… Жив ли он?
        Надежда на почти невероятное свойственна не только обыкновенным людям, но и волшебникам. Пожелав увидеть Великого Рассказчика, если тот, конечно, жив, Мур-Вей произнес заклинание, и Пожиратель Халвы как бы выпрыгнул из пространства, но так неловко, что наступил волшебнику на ногу.
        - О-о-о! - застонал Мур-Вей, оттолкнул его и схватился за мизинец левой ноги. - Ты отдавил мне самую чуткую мозоль, Сын Шайтана, Казначей Глупости, Причинитель Неприятностей… Сгинь с глаз моих и стань пылью, Родственник Свиньи!
        На месте Абдула-Надула осталась лишь горстка мелкой, как пудра, пыли.
        Мур-Вею тотчас стало легче, боль унялась, душа, удовлетворенная местью, несколько успокоилась, а недавно полученное среднее образование укротило его буйный характер.
        - Что я наделал! - раскаивался волшебник. - Лишился единственного спутника… Извини, Абдул-Надул, я сейчас все исправлю.
        Он лег на землю, осторожно сгреб на ладонь пыль, оставшуюся от Мудрейшего из Мудрых, что-то прошептал, и Абдул-Надул встал перед ним цел и живехонек. Только правый глаз у него слезился и часто моргал.
        - Не обижайся на меня, Внук Превосходства и Родитель Совершенства, - молвил волшебник. - Я погорячился и впредь стану сдерживать себя…
        Услышав такие лестные слова, Абдул-Надул заулыбался и повеселел.
        - О Повелитель, - сказал он, - смею ли я обижаться?! Только вынь из моего правого глаза муравья, Пышущий Здоровьем…
        - A-а, я случайно прихватил его с пылью, - догадался Мур-Вей. - Сейчас, сейчас…
        Он отломил от ближайшей акации жесткую колючку длиной в два пальца и приблизился к трясущемуся от страха Пожирателю Халвы.
        - Берегись, насекомое, попавшее в неположенное тебе место, - грозно сказал Мур-Вей. - Если ты не выйдешь, я проколю тебя вот этой колючкой!..
        Напуганный муравей немедленно выбрался из глаза Великого Рассказчика и спрыгнул на халат, а потом и на тропинку, что вилась мимо входа в его жилище. Лицо Абдула-Надула из белого стало сероватым, а минуту спустя розовый оттенок жизни и счастья появился на его худых щеках.
        - Я едва не превратился в минарет, когда увидел в твоей руке колючку, Прадед Милосердия, - признался он. - Если б не ты, разве испытал бы я теперь столько радостей?
        - Ну ладно, ладно, - пробурчал Мур-Вей, довольный тем, что вспышка его гнева закончилась благополучно. - Я рад, что вижу тебя. Расскажи, как ты живешь?
        Абдул-Надул поведал о своем спасении, о той опасности, какой подвергся он на острове Змеином, и, наконец, о счастье, неожиданно обретенном в Стране Испытаний.
        - Это хорошо, что ты нашел себя и нужных тебе людей. Значит, ты доволен всем?
        - Как сказать… - замялся Мудрейший из Мудрых. - Совершенство - капризная вещь…
        - Чего же тебе еще? Говори. Может быть, помогу на прощанье.
        - Худо мне без похвалы, - признался Абдул-Надул. - Все равно что без тепла зимой… Развяжи языки моим слушателям, Добрейший из Добрейших! А то они слушать слушают, а хвалить не могут - немые же…
        - С удовольствием. А где находится твоя Страна Испытаний?.. Что ж ты молчишь, Правдивейший из Правдивых? Боишься, что я отобью твоих слушателей? - Мур-Вей засмеялся.
        Но Абдул-Надул помнил, что Мур-Вей всегда не любил Кащея, и решил схитрить по своему обыкновению, надеясь, что и на этот раз ему повезет.
        - Я слаб на адреса, о Ведро Памяти и Мангал Добродушия… - сказал он, честно глядя в глаза волшебнику.
        - Тогда будь там, где был, - повелел Мур-Вей.
        Правдивейший из Правдивых начал бледнеть, потом стал прозрачным, а вскоре и вовсе растаял в пространстве.
        Выпрямился Мур-Вей, поднял обе руки, произнес: «Бир, ики, уч…» - и палатка стала островком васильков среди моря тюльпанов, а сам Мур-Вей умчался на Север.
        7
        И снова, друзья мои, мы - в московском Политехническом музее. Поздний час; все двери на прочных запорах, но нашему волшебнику это не помеха. Он проник к Чао без малейших усилий, но все же долго сидел перед ним на полу, по восточному поджав под себя ноги, словно отдыхая после тяжелой работы. На самом же деле он глубоко задумался. Наконец он негромко произнес свое «Чох», и Чао включился.
        - Ты! - обрадовался робот.
        - Да, это я, Великодушный Победитель волшебников, - грустно ответил Мур-Вей.
        - Что нового?
        - Мой разумный друг, я хотел бы поговорить с тобой о нашем будущем.
        - Слушаю, Мур-Вей.
        - Сейчас я чувствую себя крепким и совсем молодым, словно у меня начинается вторая и теперь уже Настоящая Жизнь! Но добрые дела веселее творить вдвоем…
        - Кто же этот второй счастливец? - весело спросил Чао.
        - Ты!
        - Я ожидал этого, Мур-Вей, и, не стану скрывать, очень рад твоему предложению…
        - Спасибо тебе! Я верил, что создание человека всегда чем-то похоже на своего творца!..

* * *
        Скоро дело делается, да не скоро сказка пишется…
        Добрые герои нашего повествования нашли себе место, каждый свое, злые - наказаны. Одна только Елочка по-прежнему в Сосновом бору. Сколько ни приходил туда Егор, так она и осталась деревцем. Все же он не теряет надежды. Может быть, окончив школу, однажды придет он в лес, произнесет заветные слова и вновь увидит свою верную подругу. И больше они не расстанутся…
        Послесловие,
        которое избавляет автора от необходимости писать третью часть своего повествования
        Это был самый жаркий день текущего тысячелетия! Тонкое, как пленка, небо сухо потрескивало от напряжения, готовое вот-вот лопнуть; ржавый ветерок еле полз по выжженной степи; одинокий саксаул в изнеможении приник к раскаленной скале, но тут же вспыхнул и горсткой пепла упал на гулкую землю.
        Даже вершины сморщенных гор так нагревались, что временами с грохотом разлетались на куски и, дробясь, катились по склонам в степь.
        И вдруг из крохотной щели в подножии горного хребта, точно яйцо на кипящую сковородку, выкатился бесформенный комок цветастого тряпья, который тут же превратился в высокого тощего старика в богатом халате, расписанном золотом и серебром. Его не напугали ни страшная жара, ни безнадежность умирающей степи и покорность присмиревших гор, ни скелеты птиц и животных, белеющих там и сям. Более того, он казался веселым, словно только что вырвался из плена и попал в оазис.
        Но кто он? Может быть, пришелец из космоса, житель такой жаркой планеты, что нынешний день показался ему едва теплым?..
        Не улыбайтесь… Совсем недавно в печати всего мира разгорелся спор о загадочном событии, приключившемся в этих местах. Однако мои юные читатели, занятые учебой, могли проморгать подробности этой дискуссии. А у меня сохранились кое-какие вырезки из газет.
        «В отрогах Знойного хребта еще недавно существовало глубокое ущелье, обозначенное на картах. По невыясненной причине оно вдруг оказалось почти полностью засыпанным обломками скал.
        Произошло это в промежутке не более полутора часов. Время было установлено на основании наблюдений, сделанных экипажами двух рейсовых самолетов Аэрофлота. Первый пролетел над ущельем, когда оно еще было, а второй (спустя полтора часа!) - когда оно уже оказалось засыпанным.
        - Очень странно, - сказал нашему корреспонденту известный ученый, профессор Института вулканологии товарищ Глухов. - Я не слышал, чтобы в тот день было хотя бы одно землетрясение! По крайней мере, в том районе…»
        Прошло недели две, от силы - три, и вот еще сообщение:
        «Вчера командир корабля Аэрофлота Валерий Аркадьевич Шуликовский заявил нашему корреспонденту:
        - Хотите верьте, хотите нет, но я видел своими собственными и второго пилота глазами, как на всем протяжении бывшего ущелья шевелились засыпавшие его камни.
        - В самом деле, - подтвердил другой командир корабля - Валерий Михайлович Амелин. - Эти камни столь большие, что были видны с высоты нескольких километров, шевелились, будто некая сила изнутри пыталась отбросить их…
        Начальник Отдела таинственных случаев городской милиции товарищ Воронов рекомендует читателям отнестись к словам пилотов с необходимой осторожностью.
        - Не следует забывать, - заметил он, - что один из них (Шуликовский) сочиняет стихи, а другой (Амелин) увлекается фантастикой…»
        А теперь вновь обратимся к путнику, что появился в самом пекле описываемого мной дня. Стоило читателю взглянуть на него поближе, как он узнал бы Кащея Бессмертного!
        Но почему, а главное - как он очутился здесь?
        Вернемся к тому моменту, когда Мур-Вей замуровал Кащея в его логове, засыпав ущелье, где жил Бессмертный, камнями, и отправился странствовать по свету вместе с Чао…
        Поначалу Кащей просто отсиживался, потом послал летучих мышей в ночную разведку. Вернувшись, они доложили, что Мур-Вея нигде не видно и не слышно.
        Осмелел разбойник и задумал выбраться на волю. Всю свою силу волшебную напряг злодей; заходили, как волны, громадные камни над ним, по всему ущелью. Будто кто-то мешал невидимой ложкой пшенную кашу великанов.
        Снова и снова напрягался Кащей, да все без толку. И почувствовал он, что выдыхается, а волшебная сила его здорово поубавилась.
        «Надо бы подкрепиться…» - подумал Кащей и подошел к крану. Отвернул колесико и подставил кружку. Но в нее упало всего несколько капель черной воды.
        Дрогнуло трусливое сердце Кащея. Видать, волшебный колодец во дворе разрушен, и вся черная вода вытекла! Зарычал злодей от гнева, заскулил в отчаянии, но чем сильнее злился, тем больше слабел.
        И вдруг вспомнил: «У меня же есть аварийный запас черной воды. На первое время хватит, а там посмотрим…»
        По шатким скрипучим ступеням спустился он в подвал с горящей свечой в руке и, подняв ее до уровня глаз, принялся шарить по полкам. На каждой бутылке или банке с черной жидкостью была приклеена этикетка, и Кащей стал читать: «Срок годности 1903 год», «Срок годности 1917 год», «Срок годности 1975 год» и так далее.
        И этому не удивляйтесь, друзья мои, ведь Кащеево время главным образом появляется там, где еще не решены какие-то научные, технические или житейские проблемы. Но Кащей не знал этого: он просто собирал наше с вами непроизводительное время, особенно то, которое, если можно так сказать, само лезло ему в руки.
        Однако в наш век высокого развития науки, автоматизации и растущей сознательности людей многие проблемы уже решены, и как раз те, что раньше в первую очередь давали силу Кащею и продлевали его дни…
        Заскрипел зубами злодей, расшвырял уже бесполезный ему «аварийный запас» и, кряхтя, выбрался из подвала.
        «Как же быть теперь? - подумал он и вдруг снова повеселел. - Да ведь у меня есть Страна Испытаний! Там застряли многие, в том числе и Пожиратель Халвы; но я-то без труда выберусь на свободу… Забывчив я стал на старости лет, забывчив…»
        - Как в парном молоке живу я сейчас, - вдохновенно говорил Абдул-Надул своим неутомимым слушателям. - Чем меньше желаний у человека, тем проще ему стать счастливым. А у меня лишь одна потребность - рассказывать и думать только о себе самом, и нет во мне струны, порождающей иные звуки…
        - О Великий Рассказчик, поведай нам о прошлом Мироздания…
        - Мир устроен в виде воронки, - пояснил Абдул-Надул, - поэтому все, что происходит, бесследно проваливается в нее. Это и есть прошлое. О чем тут можно говорить?
        - Тогда расскажи о будущем, Правдивейший из Правдивых.
        - А оно подобно сундуку, куда мы прячем то, что не хочется делать сегодня…
        - Ты не совсем прав, Пожиратель Халвы, - вдруг раздался чей-то старческий голос.
        - Кто посмел прервать меня?! - возмутился Абдул-Надул, но, увидев Кащея, почтительно проговорил: - О Имеющий право возражать, с чем не согласен ты?
        - Прошлое - это подушка, на которой мы сидим, а будущее - крыша над головой…
        - Будь по-твоему, - кивнул Абдул-Надул, - но у кого есть коврик, тому незачем оборачиваться назад, а если есть и тюрбан на голове, то нечего вытягивать шею, чтобы разглядеть, что впереди…
        - Хороший ответ, - усмехнулся Кащей. - Собирайся в путь, Пожиратель Халвы.
        - Но я всем доволен и здесь, - возразил Абдул-Надул.
        - Дорога - это соль жизни…
        - …а насиженное место - ее сахар!
        - И все-таки придется тебе на некоторое время забыть о сладостях бытия.
        - О Дрессировщик Столетий, - взмолился Великий Рассказчик, - позволь мне остаться…
        - Со мной ты повидаешь немало стран и людей.
        - Но ведь это им интересно увидеть меня, а не наоборот, - скромно ответил Мудрейший из Мудрых. - Лучше путешествовать в самом себе.
        - Ты просто обыватель, - сказал Кащей, надеясь задеть самолюбие Абдула-Надула.
        - О Владелец самых длинных воспоминаний, ты прав, но только отчасти: я не простой, а Великий Обыватель!
        - Так не хочешь составить мне компанию?
        - Пощади меня, Факир Истории: разве тебе нужен компаньон мечтающий избавиться от тебя, Эмир Долгожителей?
        - Как знаешь, - махнул рукой Кащей и направился к выходу.
        Ну, а сейчас, когда вам уже известно, как и почему появился Кащей на первой странице Послесловия, я позволю себе вновь направиться с вами по Основной Дороге нашего повествования.
        - Тарабар-барабар, - произнес Кащей, и перед ним появился оседланный черный ишак.
        Усевшись поудобнее, Кащей ударил его пятками, крикнул «гош! гош!» и неторопливо тронулся в путь.
        - Кто придумал этот срок годности?!. - огорченно произнес Кащей вслух, но тут ишак шарахнулся в сторону. - Куда?! - зло ударил его Кащей пятками и осекся.
        Перед ним стояли… кто бы вы думали? Мур-Вей и Чао!
        - Приветствую Старейшего из Старцев, - насмешливо произнес волшебник. - Ты все-таки выбрался?
        - Уйди, - зашипел Кащей. - Сгинь с глаз моих, пока я еще добр.
        - «Доброту» твою мы уже знаем, - спокойно сказал Мур-Вей. - У меня на руке прибор, указывающий, где есть Кащеево время, а уж где находишься ты сам, он показывает мгновенно.
        - Ложь!
        - Нет, Кащей, это верно, - сказал Чао. - С его помощью мы уже собрали и уничтожили все твои семечки…
        - А сейчас, - продолжал Мур-Вей, - мы измерим твои возможности. - И они с Чао склонились над циферблатом. - Э, да ведь в тебе волшебной силы осталось совсем немного…
        - На сотню лет хватит!
        - Ишь, чего захотел, - усмехнулся Мур-Вей. - Пожалуй, не хватит, - и оторвался наконец от стрелок.
        Но Кащея уже не было: ишак стоял на месте, а злодей исчез.
        - Это ты… Кащей? - на всякий случай, спросил Мур-Вей и щелкнул пальцами.
        - Нет, - ответил ишак и честно посмотрел в глаза волшебнику.
        - А где же он?
        - Не знаю, - с той же искренностью признался ишак.
        - Так у нас же есть прибор, - напомнил Чао.
        - Ах да… - Мур-Вей снова глянул на стрелки и произнес: - Чох!
        В ту же секунду он очутился в высокой пещере, а Кащей метнулся из нее. Но теперь преследование длилось не более трех-четырех минут: Кащей снова выдохся и вернулся к ишаку, с которым беседовал Чао.
        - Ф-фу… - шумно вздохнул злодей. - Устал немного, а тут еще эта жара.
        - Ну что, убедился теперь, каков наш прибор? - спросил Мур-Вей.
        - Проси, что хочешь, за него!
        - Не надейся, Кащей, - посерьезнел Мур-Вей. - Давай померяемся… Теперь я тебе спуску не дам…
        Не успел на этот раз Кащей произнести волшебное заклинание - Мур-Вей опередил его.
        - Чилим-нилим, - повелительно произнес волшебник, подняв руки, - отныне, Кащей, ты будешь вечным всадником своего ишака… Бир, ики, уч! И поменяешься с ним головами… Чох!
        - Ой! - Вскрикнул в испуге Чао и спрятался за волшебника: Кащей восседал в седле, как и прежде, но голова у него стала ослиной, а черный ишак его взамен получил… бородатую голову Кащея! - Никогда не придумал бы такого, - признался Чао.
        - А я еще и не такое придумаю! - сказал Мур-Вей, довольный своей решительной победой над коварным противником. - Пойдем… А ты смотри у меня, - повернулся он к Кащею, - не вздумай прятаться: все равно каждый раз мы с Чао будем находить тебя и вытаскивать напоказ людям! Пусть они всегда видят зло и питают к нему отвращение…
        Кащей, вернее его голова, хотел что-то ответить, но из глотки злодея вырвался вопль: и-го, и-го, и-го!..
        - Уйдем скорее, - попросил Чао, отшатнувшись.
        - Что поделаешь: ишакам особенно достается… Чох! - весело крикнул Мур-Вей, и они с роботом исчезли.
        С той поры Кащей нигде не находит себе покоя, а люди гонят его прочь. Он бы и рад теперь сам укрыться где-нибудь, прийти в себя и придумать что-либо для своего спасения. Но, если порой ему удается это, Чао и Мур-Вей непременно находят его и выгоняют из укрытия. А ведь любое зло, друзья мои, бессильно, если мы знаем, где оно, и если не будем молчать или делать вид, будто не замечаем его.
        Где-то, конечно, еще есть Кащеево время, да теперь сам Кащей не может им воспользоваться. Но соль, как говорится, в другом: Мур-Вей и Чао вольно или невольно, но все время следят за ним и немало тратят на это своей энергии и способностей. Вот за что мне обидно больше всего!
        Одна надежда: Кащеево время постоянно уменьшается. Не знаю, долго ли еще проживет Кащей, так ли уж он бессмертен, как хвалился, - важно помнить нам с вами, что зло добру лишь помеха, но добро злу - смерть!
        И еще прошу вас: не давайте Кащею передышки ни на мгновение; если встретите его, гоните прочь; слушайтесь взрослых - они выше ростом, раньше увидят его и предупредят.
        Тем же, кто надеется, что мы, мол, хоть маленькие, зато молодые да зоркие, скажу: орел еще зорче, да не все понимает и оценивает; каждый лучше видит то, что знает.
        Ну, а уже кто знает, тот и невидимое увидит.
        Вот почему на прощание я от души желаю своим читателям: пусть при одном вашем появлении все двойки в ужасе разбегаются кто куда, тройки стоят по стойке «смирно» в почтительном отдалении, лишь четверки окружают вас, ну, а пятерки… так те пусть кидаются вам на шею, обнимают вас и целуют как родных.
        Чох!
        КОСМИЧЕСКАЯ «ГОРОШИНА»
        (ПОВЕСТЬ СТОЛЬ ЖЕ ФАНТАСТИЧЕСКАЯ, СКОЛЬ И СКАЗОЧНАЯ)
        Внучке моей - Татьяне Аматуни
        Глава первая
        Ну и горошина!
        1
        Не будь я тогда в космограде «Сергей Королев» в качестве корреспондента газеты «Вечерний Ростов», не довелось бы мне стать участником удивительных событий и увидеть далекое Прошлое…
        Вы еще не знаете, что за сооружение «Сергей Королев»? Это космический научный городок Северо-Кавказского научного центра, летающий между Землей и Луной. В космограде трудится всего около ста ученых и их помощников, да еще до пятисот студентов-старшекурсников проходят практику. Я находился там временно и, разумеется, не предполагал, что моя командировка настолько затянется…
        А все началось с того, что наши астрономы обнаружили в космосе крохотную «горошину», нигде ранее не зарегистрированную. Она оказалась столь исчезающе мала, что едва улавливалась крупнейшими телескопами, то и дело ускользая из поля зрения, когда глаз уставал.
        Мир взволновался, узнав об открытии, а первая же телеграмма с Земли стала причиной моих приключений. Позвольте привести ее текст полностью:
        НАЧАЛЬНИКУ КОСМОГРАДА квч СЕРГЕИ КОРОЛЕВ квч ГРИГОРИЮ ДОНСКОМУ тчк ПРОШУ ПРЕДОСТАВИТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ НАШЕМУ КОРРЕСПОНДЕНТУ ПОБЫВАТЬ РАЙОНЕ КОСМИЧЕСКОЙ квч ГОРОШИНЫ квч тчк РЕДАКТОР квч ВЕЧЕРНЕГО РОСТОВА квч тчк
        Газета наша - самая вечерняя в области; она даже выходила на синей бумаге, печаталась светящимися буквами и издавалась в трех вариантах: для близоруких, для дальнозорких и для читателей с нормальным зрением; так что, имея в руках необходимый номер «Вечернего Ростова», никто не нуждался в очках.
        - В самом деле, - сказал Донской, прочитав телеграмму, - слетайте! Тут всего около десяти миллионов километров, не больше… Берите автоматическую ракету АР-407 и отправляйтесь.
        2
        И вот я уже мчусь в небольшой тихоходной ракете со скоростью двести семьдесят тысяч километров в час. По мере приближения к цели автоматика плавно уменьшала скорость, одновременно заводя ракету так, чтобы «горошина» оказалась между мной и солнцем…
        Потом специальное автоматическое устройство выпустило из хвоста моего кораблика тормозной аппарат, а поскольку лучи света, бегущие от солнца, упирались теперь в этот гигантский зонт изнутри, к тому же в космосе предостаточно всякого «мусора», скорость стала падать заметнее. Чтобы сила перегрузки не раздавила меня в лепешку, автоматика увеличивала площадь парашюта постепенно. Он раскрывался медленно, как тюльпан под утренним солнцем, и резкого торможения не произошло.
        Такая любезность со стороны автоматики сохранила мне не только жизнь, но и доброе настроение, смешанное с любопытством, и через некоторое время я увидел, что «горошина» скорее похожа на яйцо, лежащее горизонтально к плоскости орбиты.
        В длину оно имело километров двадцать, а в наибольшем диаметре - около пяти. Причем нижняя его часть… оказалась скалистой. Одним словом, это была крохотная планетка, астероид, наподобие тех, что разбросаны между Марсом и Юпитером.
        Однако верхняя часть этого астероида представляла собой столь точный и правильный купол, что я понял: передо мной искусственное сооружение на естественном основании!
        Я облетел «яйцо» вокруг и в тупом его конце обнаружил мощные двигатели неизвестной конструкции, а между ними… зияющий проход четкой прямоугольной формы.
        В проходе ритмично вспыхивал голубой свет.
        «Похоже, что меня приглашают в гости», - подумал я и уверенно влетел внутрь на черепашьей скорости.
        Сильные магнитные уловители цепко ухватили мою ракету, позади плавно закрылись огромные ворота, и раздалось шипение. Вскоре мои приборы показали, что камера, где оказалась моя ракета, заполнилась воздухом - таким же, как и на Земле. За бортом вспыхнула серебристая световая дорожка.
        3
        Дорожка позади меня гаснет, а впереди постоянно наращивается - так и шагаю по свету.
        Вхожу в небольшую комнату с голубым пушистым ковром на полу, золотистыми стенами и розовым светящимся потолком. Осматриваюсь, ищу, куда бы сесть, как вдруг ковер под ногами сам приподнялся, и вот я уже сижу будто в настоящем кресле.
        В то же мгновение возник густой мрак! Я очутился в плену.
        «Ну, - думаю, - держись мой «Вечерний Ростов»: сейчас появится великолепный сенсационный материал!..»
        4
        В темноте и неизвестности прошла самая длинная и грустная минута моей жизни. Неприятное, доложу я вам, это состояние как бы полной оторванности от Прошлого и невозможности мысленно прикоснуться к Будущему. Я понимаю, что все еще невредим, нахожусь в Настоящем, но как-то неуверенно, без внутренней точки опоры, будто в невесомости.
        На всякий случай извлек из кармана корреспондентский блокнот с ручкой (я не признаю магнитофонов и пишущей машинки), и тут прозвучал Голос. Оглушительно, точно гром в африканскую грозу. А может быть, и потише, но показался мне таким громким после невероятной тишины.
        - Приветствую тебя, Космический Пришелец! - произнес Голос, доносившийся от противоположной стены. - Откуда ты?
        - Привет, - ответил я и пояснил: - Я житель славного и веселого Ростова-на-Дону.
        - Это что?
        - Город. Столица тихого Дона.
        - На какой планете находится эта славная столица?
        - На Земле. Третьей по счету от солнца.
        - А… Так ты из Страны Фараонов?
        - Что за глупости! - обиделся я. - Фараоны жили в Египте несколько тысяч лет назад… А у нас на Дону их вообще не было! Но откуда тебе известно о фараонах? И кто ты?
        - Я - Осирис, - ответил Голос.
        - Но ведь так называли в Древнем Египте бога вечно воскресающей природы…
        - Верно.
        - А богов, настоящих, не бывает!
        - Тоже верно. Но я и есть ненастоящий, просто меня так назвали.
        - Тогда я и вовсе ничего не понимаю… Позволь взглянуть на тебя. Это важно для моих читателей - я корреспондент газеты «Вечерний Ростов»!
        - Я говорю, что не знал этого обстоятельства, - оправдывающимся тоном произнес Осирис. - Ты увидишь меня, доблестный корреспондент уважаемой газеты…
        5
        Мрак неторопливо рассеялся, стены комнаты превратились в круговой экран цветного объемного кино…
        …Черный, бездонный космос. Торжественная мелодия сопровождает движение светил. Вдали показалась яркая точка. Она приближается и как бы вырастает; теперь можно рассмотреть несколько планет, вращающихся вокруг нее.
        Одна из них, голубая и третья по счету, выделенная оператором, незаметно выходила на передний план. Она становилась все крупнее, и вскоре уже проявились на ней очертания материков, прикрытых клочками облаков.
        Это наша Земля…
        Вот она прекратила вращение, и на меня стал надвигаться северо-восточный угол африканского материка. Еще немного, и легко узнаваемая лента Нила, разветвляясь на рукава, коснулась Средиземного моря. И, наконец, как-то сразу замелькали пейзажи и картины жизни Древнего Египта…
        Все это порой колебалось, будто оператор нес в руках киносъемочный аппарат и снимал на ходу. Одновременно слышна была незнакомая гортанная речь, и хотя в поле зрения не попадало ни одно человеческое лицо, можно было догадаться, что говорило не менее пяти человек.
        Затем передо мной возникла похоронная процессия, движущаяся с песнопениями и ритмичными воплями плакальщиц. Часто слышалось имя Имхотеп - видимо, так звали умершего, - массивный гроб несли на загорелых плечах, и людям было так тесно, что, казалось, множество бритых голов, приникших к стенкам гроба, составляют с ним одно целое; снизу же это все было похоже на сороконожку.
        Процессия замедлила движение у резной стены с высокими тонкими полуколоннами; в нишах между ними виднелись статуи. Из-за стены могуче устремлялась ввысь огромная ступенчатая пирамида, казавшаяся светло-золотистой на ярком фоне голубого чистого неба.
        «Пирамида фараона Джосера», - определил я. Мне приходилось бывать в тех местах. За тысячелетия она потемнела, постарела и осыпается, превращаясь в прах… А на экране она совсем новенькая!
        И хоронят Имхотепа - архитектора и строителя пирамиды Джосера, первой в Египте. Люди несут сотни кувшинов - в них мумии священных птиц ибисов, принесенных в дар умершему…
        Я вижу дверь… По обе стороны от нее тоже полуколонны. Это вход в гробницу Имхотепа, а ведь ее местонахождение до сих пор неизвестно. Дорого дал бы за эти кадры редактор «Вечернего Ростова»…
        Песнопения смолкли, и процессия остановилась у статуи высокого худощавого человека в узкой, похожей на бутылку короне, с плетью и волопасовым крюком в скрещенных на груди руках.
        Но это не какой-нибудь фараон! Это бог Осирис - он как бы встречает бездыханное тело великого строителя и одного из лучших медиков своего времени Имхотепа у входа в его новое, на этот раз вечное обиталище.
        Вот уже гроб занесли в гробницу и опустили в алебастровый ящик - саркофаг; бритоголовые жрецы в сопровождении факельщиков покинули подземелье, а каменщики замуровали вход…
        Все это происходило почти пять тысяч лет назад. Знаменитую гробницу давно где-то занесло песком… Но то, что сейчас передо мной, не похоже на художественный фильм, в котором воображение режиссера подменяет действительность; нет, я был уверен, что вижу настоящие, документальные кадры, снятые именно тогда, и людей того времени, а не актеров!
        Но в чьих руках была кинокамера?
        - Осирис, пора и тебе показаться, - негромко произнес я. - Надо видеть тебя, а не только слышать…
        Мгновенно погас экран, а в трех шагах от меня в воздухе возникло изображение… Осириса в полный рост. Объемное, цветное и вместе с тем бесплотное, прозрачное.
        - Здравствуй, Пришелец, - сказал Осирис. - Пожалуйста, не удивляйся: в нашем летающем астероиде развитая техника, а я как бы зримый представитель ее командного устройства. В дни похорон Имхотепа - ты только что видел это на экране - несколько наших жителей были в Египте… Но Земля оказалась непригодной для нас…
        - И вы полетели дальше?
        - Да. А недавно я, Осирис, привел наш астероид снова в вашу солнечную систему, в надежде, что цивилизация Земли уже значительно развилась… И я не ошибся…
        - А жители твоего астероида… умерли, что ли?
        - Почти.
        - Почти?! Как это понять?
        - Это тайна. Я говорю: мне не дозволено разглашать ее, - упрямо ответил Осирис.
        - Гм… А почему ты принял облик Осириса?
        - Потому что он нравился всем нашим командирам. Но я могу стать похожим на тебя, если хочешь…
        И я увидел… самого себя! Чуть прозрачного, но объемного и цветного.
        - Нет-нет, - попросил я, - оставайся лучше Осирисом… Вот так… Сам понимаешь: разговаривать с самим собой не совсем удобно… Кстати, как мы понимаем друг друга?!
        - Я забросил на Землю шары с аппаратурой и теперь знаю несколько языков.
        - Без нашего ведома?
        - Я не вмешиваюсь в вашу жизнь, а только изучаю ее, в надежде, что жители Земли помогут нам.
        - Помогут?! В чем?..
        - Это пока тайна.
        - Ну, знаешь ли, разве можно помочь, не зная, в чем и кому?
        - Понимаю, но я говорю: не имею инструкций на этот случай.
        - Тогда я улечу.
        - Нельзя. Ты будешь теперь только здесь.
        Я невольно вздрогнул:
        - В таком случае мне придется вызвать помощь.
        - Я не причиню тебе зла, - бесстрастно произнес Осирис. - Но связь твоя с базой временно невозможна.
        - Почему?
        - Мне надо изучить тебя… Я говорю: ты будешь получать все необходимое для жизни, но покидать это помещение нельзя.
        - И как долго?
        - Не знаю…
        - И все же, Осирис, я никогда не был в плену и не хочу оставаться пленником.
        - Сочувствую тебе, Пришелец, - согласился Осирис. - Твоя Воля к Победе выше красной черты… Плен - не для тебя. Но это временно. Воля всех жителей нашего астероида сейчас ниже красной черты… Я не знаю, почему так произошло, и теперь нет никого, кто мог бы помочь мне указанием или хотя бы советом. Я должен решить сам… Я говорю: не принесет ли нам вред общение с инопланетянином?..
        - Загадочная история.
        - Ты прав. Чем занимаешься ты на Земле?
        - Был летчиком…
        - …очень хорошо.
        - Стал писателем…
        - Тоже неплохо, - одобрил Осирис.
        - …Пишу фантастику и сказки для детей…
        - Так ты сказочник! Я говорю: это очень в твою пользу, - задумчиво произнес Осирис, медленно потускнел и исчез, оставив меня в одиночестве.
        Глава вторая
        Я приобретаю друзей
        1
        Всегда приятно, когда тебя хвалят: ведь Осирис сказал, что моя Воля к Победе «выше красной черты». Очевидно, у них имеется какой-то прибор, измеряющий волю человека или любого мыслящего существа. Разумеется, на приборе есть шкала с цифрами и стрелкой, да еще с красной чертой. Как на манометре, который измеряет давление, скажем, воды, пара или воздуха.
        Я знал, что поднимать давление за красную черту нельзя - не выдержит котел или баллон. А тут обратная зависимость: если стрелка твоей Воли к Победе выше черты - значит, все в порядке, если ниже - то дело дрянь… Настолько ты стал тряпкой, что тебе даже техника не станет подчиняться.
        В общем, пока я «выше черты», хотя и взаперти. Но теперь освобождение из плена откладывается: мне надлежало сперва разгадать тайну астероида, а потом уже думать о возвращении…
        - Послушай, это верно, что ты сказочник? - вдруг спросил меня кто-то.
        - Да, - машинально ответил я и повернулся вправо: из стены наполовину высунулся мальчишка лет десяти и с любопытством уставился на меня. Мордашка круглая, нос чуть приплюснутый, брови и глаза черные, волосы - тоже. Сам, видать, толстенький, но крепкий.
        - Не врешь? - спросил он.
        - Правду говорю…
        - Ух ты! Тогда мы подружимся!
        - Не возражаю. Как тебя зовут?
        Мальчишка запросто шагнул из стены, будто ее и не было, сделал сальто и ответил:
        - Той. Это означает: Пространство…
        - Прямо так и зовут?!
        - Ага. А наш астероид-звездолет называется «Урах».
        - Так ты… из этих… коренных жителей?
        - Ну конечно!
        - А похож на жителя Земли.
        - Ну и что ж? Люди везде одинаковы, на какой бы планете ни жили. Понимаешь? Есть разные по внешности мыслящие существа. Но если встречаешь человека, то он везде так и есть человек, как и у нас.
        - Пожалуй, - кивнул я. - Значит, мы с тобой в этом смысле родственники…
        - Не совсем, - прервал меня Той. - Я ведь волшебник!
        - ?..
        - Смотри…
        Он сложил колечком большой и указательный пальцы правой руки… сам стал тоненьким и длинным, как змея, и легко и свободно пролез сквозь это кольцо.
        - Ловко! - воскликнул я, почувствовав симпатию к нему.
        Той вновь принял свой обычный вид и… Да, я же забыл сказать, что он был одет в розовое кимоно (знаете такую древнюю одежду у японцев? В виде длинного халата с широкими рукавами…), расписанное золотистыми узорами и подпоясанное белым кушаком.
        - А у меня есть приятель, - сказал он.
        - Кто?
        - Тоже волшебник, но по другой части: его область творчества - Время, и его зовут Тий.
        - Вон что… Где же он?
        - Тий! Иди к нам, он безвредный дядька, этот сказочник.
        - Ты уверен, Той? - раздался тоже мальчишеский голос где-то рядом, но за стеной. - Не забывай, что он еще и фантаст…
        - Ты ничего не сделаешь с нами? - подозрительно глядя на меня, спросил Той.
        - Не понимаю я вас, - сказал я, теряясь в догадках. - Чего это ради я стал бы причинять вам неприятности?!
        - А все же, дай слово!
        - Пусть я жабу проглочу, бегемоту в пасть вскачу, в порошок себя сотру, если только я совру…
        - Здорово! Не все понятно, но верю… Эй, Тий! Слыхал? Не бойся…
        - Ну ладно, - решился Тий и тоже просунулся сквозь стену.
        Он оказался мальчишкой одного возраста с Тоем, светловолосый, синеглазый, с ямочками на щеках, одетый в белое кимоно с серебристыми узорами и подпоясанный розовым кушаком.
        - Здравствуй, - неуверенно произнес Тий.
        - Здравствуй. Присаживайся.
        Тий сел чуть поодаль и, вытащив из кармана прозрачные четки, принялся медленно их перебирать.
        - Ты тоже… еще мальчик, - осторожно сказал я.
        - Это потому, что Время само по себе не стареет, - объяснил Тий.
        - Верно, - согласился я. - Время - это Вечность…
        - Нет, - возразил Тий. - Только в пустоте нет ни Прошлого ни Будущего…
        - Понимаю, - кивнул я. - Пустота - это Вечность…
        - И такое утверждение неточно, - заметил Тий.
        - Почему?
        - Представь, что мы имеем кусочек Пустоты… Разве можно утверждать, что в ней ничего не происходило или ничего в будущем не произойдет?
        - Нельзя, может луч света проскочить… - сказал Той.
        - Правильно, - кивнул Тий. - Или когда-то проскакивал.
        - Я уже запутался, - признался я.
        - Почему?! - удивился Той. - Это же очень просто: ты ведь сказал, что Пустота - это Вечность. Раз нет недоступной ни для кого и ни для чего Пустоты, значит, нет и Вечности.
        - Но Время-то есть?
        - Конечно. Но тоже не само по себе… Время - это главная энергия всей Природы.
        - Как так?
        - В окружающем нас пространстве всегда что-то есть… Верно? И все движется. Так вот, Время как бы толкает все вперед - от причины к следствию, а не наоборот; это его главная обязанность!
        - Разъясни, пожалуйста!
        - Что бы ни произошло в Природе - это всегда следствие чего-то. Понятно? Ни с того ни с сего ничего не бывает…
        - Пожалуй.
        - А то, что вызвало какое-то явление, называется его причиной. Нормальная жизнь потому и возможна, что именно Время есть та сила, которая создает необходимую последовательность любых событий, то есть их направление: от причины к следствию! Сперва надо простудиться, а потом уже чихать.
        - Ну, а если Время находится в совсем-совсем пустом пространстве? Что оно делает?
        - Я уже говорил. Там его просто нет.
        - Ни секундочки?
        - Даже крохотной дольки… Время - это свойство чего-то материального, того, что уже есть в Природе, как цвет вещества, его плотность, форма или размеры… Понял?
        - Начинаю понимать, Тий. Времени «просто так» - не существует.
        - Покажи ему, Той? - повернулся к приятелю Тий.
        - Ладно, - кивнул Той и щелкнул пальцами.
        Мгновение… и все мы (то есть и я тоже) очутились в удобных прозрачных скафандрах.
        Той опять сложил пальцы колечком и скомандовал мне:
        - Прыгай!
        2
        Я разбежался и… прыгнул. Меня охватила небывалая легкость, я почувствовал, что лечу, а комната резко увеличивалась в размерах. Колечко из пальцев Тоя стало большим, как Кольцо-гора близ Кисловодска; я свободно пронесся сквозь него, и передо мной открылось бесконечное черное пространство космоса. Дух захватило от его громадности и красоты.
        Далеко впереди в небольшом рое звезд я увидел наше Солнце с движущимися вокруг него планетами.
        Мои новые юные друзья плавали в невесомости рядом со мной.
        - Нравится? - спросил Той.
        - Очень, - признался я. - Прекрасное зрелище!
        - Давайте отдалимся еще, - предложил Той, и вскоре звезд вокруг стало видимо-невидимо.
        Я знал, что многие из них в тысячи раз больше нашего Солнца. Только они так далеко, что кажутся нам светящимися точками, более или менее яркими. Многие звезды тоже имеют свои планеты, и среди них непременно должны быть такие, где есть жизнь, а возможно, и люди, похожие на нас…
        Все эти звезды носятся в пространстве не просто сами по себе, как им вздумается, а притягиваются друг к другу какой-то невидимой силой и образуют «мохнатую» звездную спираль, состоящую из миллионов звезд. Называется она галактикой - это я знал еще раньше, в школе, - и она тоже вращается вокруг своего центра. Например, наша Галактика - тоже спираль, а сбоку похожа на метательный диск.
        Той опять сложил пальцы колечком, и мы уже не прыгнули, а спокойно проплыли сквозь него. Перед нашими взорами открылись миллионы галактик, заполнивших гигантское пространство Мироздания.
        - Как видишь, - сказал Тий, - пустого пространства нет во Вселенной: все оно пронизано светом. А радиоволны, всемирное тяготение…
        - Я знаю это, Тий, но никогда не надеялся увидеть Вселенную со стороны…
        - А сейчас отвернемся от нее, - гордо произнес Той, - я тут приготовил для нашего опыта небольшое, абсолютно, пустое волшебное пространство. Действуй, Тий!
        Мы повернулись спиной к Вселенной, и в пустой черноте вдруг появился циферблат не то часов, не то секундомера. Стрелка неподвижно стояла на нуле.
        - Что это? - спросил я.
        - Время, - повторил Тий тоном учителя, - это та сила, которая придает всем событиям в Природе четкую последовательность: от причины к следствию. Но причина не может мгновенно превратиться в следствие - это происходит за какой-то очень маленький, но все же промежуток времени. Он и определяет общий темп хода Времени. Сейчас же здесь ничего нет, пусто, и ничто не может послужить причиной чего-то, потому и стрелка стоит.
        - Сейчас я сотворю небольшой металлический шар, - вмешался Той, и я тотчас увидел его, а рядом с ним - второй циферблат, но стрелка на нем уже сдвинулась и бежала по кругу.
        Я взглянул на первый циферблат - и там стрелка двигалась.
        - Убедился? - спросил Тий. - Пространство уже не пустое, и прибор показывает время этого шара, потому что своего, собственного, времени у пространства нет.
        - Вот еще одно доказательство, - сказал Той и взмахнул руками: металлический шар стал удаляться от нас все быстрее и быстрее; мы догнали его и помчались рядом с ним, и я заметил, что стрелка его циферблата почему-то уже не бежит, а идет - ход времени движущегося шара замедлился.
        - Отчего так? - спросил я.
        - Трудно сказать, - ответил Тий. - Может быть, потому, что часть времени уходит на поддержание движения, и превращение причины в следствие внутри шара и на его поверхности происходит медленнее…
        - Похоже на правду, - сказал я. - Но в Природе все движется с разными скоростями.
        - Ну да! - воскликнул Тий. - Значит, общее время Вселенной есть как бы смесь собственных времен всех космических тел, находящихся в ней. Потому-то мне так трудно определить среднее время Вселенной…
        - Жаль, что я не могу увидеть движения галактик, - вздохнул я. - Все они издали такие маленькие - эти спирали, что кажутся еле живыми, почти неподвижными…
        - Пожалуйста! - обрадовался Тий. - Вот, возьми волшебный Бинокль Времени… Это я его придумал…
        Он подал мне бинокль - с виду обыкновенный. Я приставил его к своему прозрачному шлему, придвинулся лицом, и… все галактики вполне зримо закружились, во-первых, каждая вокруг своей оси, а во-вторых, все вместе вокруг центра Вселенной, скрытого где-то в ее глубине.
        Воистину волшебное зрелище! Одни галактики вращались медленно, другие - быстро, а когда я подкрутил регулировочное колесико бинокля, то совсем отчетливо увидел, как от небольшой быстрой галактики оторвалась звезда - даже с четырьмя планетами! - и вскоре притянулась соседней галактикой, более медлительной.
        Тем же путем, то есть через колечко Тоя, мы благополучно возвратились в «Урах», в место нашего знакомства.
        3
        - Скажи, пожалуйста, Тий, почему вы оба боитесь фантастов?! - спросил я, снимая скафандр. - Ведь то, что ты сейчас придумал, - настоящая фантастика…
        Тий чуть побледнел, но не ответил.
        - Расскажи лучше о себе, - попросил Той. - На вашей планете много волшебников?
        Я стал рассказывать о Земле, о нашей науке и технике, о литературе и искусстве, о волшебниках и сказочниках… Нет для меня темы более увлекательной! Оттого я говорил не только долго, но, наверное, и интересно, ибо слушатели мои порозовели от волнения, то и дело воодушевляя меня одобрительными возгласами.
        Когда я закончил, Той весело крикнул:
        - Осирис! Иди сюда…
        В комнате стало чуть меньше света, и появился мой уже старый знакомый.
        - Послушай, Осирис, - обратился к нему Той, - этот дядька пишет сказки, и я ему верю. Давай сделаем его нашим гостем - авось поможет общему горю!..
        - Я тоже верю ему, - сказал Тий. - Он, правда, и фантаст, от этого не уйдешь, но напоминает наших еще… до той поры… Я тоже прошу за него…
        - Согласен, - решился Осирис. - Только не отпускайте его от себя!
        - Да я и сам никуда от них не уйду, - заверил я.
        - Желаю успеха, - произнес Осирис и исчез.
        - Бери, переоденься! - весело воскликнул Той, извлекая из воздуха великолепное черное кимоно с белыми узорами и золотым кушаком. - Это удобнее.
        Я мигом переоделся.
        - А теперь пошли!
        - Сквозь стену? - пошутил я.
        - Как же еще?! - удивился Той, но сообразив, что это не только шутка, сложил пальцы колечком и повернулся ко мне: - Прыгай!
        Еще какие-то две-три секунды, и я наконец проник в звездолет-астероид. Передо мной раскинулась голубонебая, чуть прохладная панорама…
        Теперь надо бы описать увиденное, а как это сделать - сам не знаю. Хорошо бы воспользоваться сравнением… Хоть вы, мои юные читатели, еще маловато побродили по нашей планете, зато много читаете, смотрите «Клуб кинопутешествий», изучаете географию, в общем - поймете меня.
        Я очень люблю Экваториальную Африку, с ее водопадами и озерами, саваннами и тропическими лесами; люблю пустыни, океаны, Кавказские горы; но больше всего мне по душе Подмосковье, с его березовыми и сосновыми рощами, лугами и кустарниками на холмах, тихими речками и озерами…
        Стоп! Так ведь природа «Ураха», этого еще загадочного для меня мирка, ну прямо-таки копия природы Подмосковья… Даже трава и деревья похожи на наши, особенно те, что я сразу назвал березами… С юных лет знакомый мне пейзаж!
        На одной из лесных опушек я увидел первых жителей «Ураха»; они тоже были одеты в кимоно и либо стояли пригнувшись, либо сидели на корточках между деревьями.
        «Грибы собирают?» - подумал я.
        Слева за кустом стояла белая каплеобразная машина с прозрачным кузовом.
        - Садись, - пригласил Той и открыл дверцу.
        Заняли места, Той махнул рукой вверх, и машина бесшумно набрала метров триста высоты. Тут я увидел Янат - единственный здесь город, с прямыми, широкими улицами, красивыми одноэтажными домами, окрашенными в нежные, мягкие тона; ни один из них не похож на другой, все разные - стрельчатые, шарообразные и коробчатые, на массивных фундаментах и колоннах, а то будто висящие в воздухе.
        Судя по размерам, здесь не меньше десяти тысяч жителей. Но город какой-то странный, и я еще не пойму, в чем именно его необычность… Впрочем… Ну да - здесь нет мостовых и тротуаров. Совсем нет! Все пространство между домами занимает сплошной ярко-зеленый газон, правда, с клумбами кое-где и деревьями. Есть и тропинки, но их немного.
        - А где тут у вас дороги? - спрашиваю я.
        - Под землей, - отвечает Той.
        - Там же и техника вся наша, и промышленность, - добавляет Тий. - А вокруг города - зона отдыха. Машины, вроде нашей, не нуждаются в дорогах.
        - Чей это дом на холме?
        - Там живет Расимус, нынешний командир звездолета.
        Вскоре мы пошли на посадку и приземлились на красивой площади у фонтана. Вышли из машины. Я осмотрелся и ощутил непонятную тревогу… Все, решительно все люди, одетые в кимоно различных цветов, стоят без движения и в странных позах, будто слушают радио!
        Я приблизился к одному из них, заглянул в его безжизненное лицо и в ужасе отшатнулся: это была… восковая фигура. И его сосед, и тот, что поодаль; астероид-звездолет был населен восковыми фигурами?!
        - Это что… так должно быть? - спросил я, не уверенный, впрочем, что об этом нужно спрашивать.
        - Нет, - грустно ответили Той и Тий. - Мы сами не знаем, что с ними произошло… Разом! В какое-то мгновение… И вот уже много лет мы надеемся: вдруг они снова…
        Последнего слова я не расслышал: из воды у фонтана высунулась прозрачная студенистая спираль - метра два в диаметре, с пирамидальной головой о четырех глазах, разинула беззубую светящуюся пасть, радостно замычала и издала трубный рев, на который откликнулись десятки жутких рыков.
        Быстро снижаясь, к нам устремилось свистящее белое облачко, напоминающее по форме сардельку; я успел приметить впереди странную мордашку, которая беспрестанно изменялась, и нечто вроде крыльев по бокам.
        Стоявший неподалеку пень вдруг ожил, вытащил из земли, словно щупальца, свои корни и пополз ко мне, отчаянно сопя и пыхтя. Правее него появилась настоящая шаровая молния; с оглушительным треском она разлетелась на десятки шаров поменьше, те, в свою очередь, лопались, рассыпались на еще меньшие, и вскоре образовался высокий тонкий столб электрического смерча, который извивался, будто танцуя, и… хохотал.
        Позади послышался хрустальный звон, и хотя он был приятный, я в ужасе подпрыгнул и в воздухе развернулся на сто восемьдесят градусов. Прозрачный шар с серебристым отливом вмещал еще несколько шаров (как наша матрешка), вращающихся в разные стороны, а в самом центре довольно отчетливо просматривалась крохотная девочка в белом кимоно и с серебряным колокольчиком в правой руке. Она приплясывала и радостно махала мне левой рукой.
        Все это тянулось ко мне и вопило:
        - Человек! Человек! Дайте нам живого человека!!!
        Тий и Той стали теснить меня к машине и почти втолкнули в кабину. Я слышал, как они уговаривали чудищ:
        - Ребята! Это не наш… Он пришелец с другой планеты… гость…
        Но вот и мои спутники оказались в аэромобиле, и мы взлетели.
        - Что эт-то?.. - стуча зубами, спросил я их.
        - Понимаешь, - объяснил Тий, - это наши волшебники… Они в основном хорошие… Но ведь все люди превратились в восковые фигуры, и волшебники одичали от тоски… Без людей им никак не обойтись! Увидели тебя и ошалели от счастья…
        - Что будем делать теперь? - спросил Той, управляя аэромобилем.
        - Не знаю… - признался Тий.
        Глава третья
        Назад, в Минувшее
        1
        - Страшная картина! - воскликнул я, снова окидывая взглядом мертвый город.
        - Жуткая, - тихо молвил Тий. - Это все следствие какой-то причины, а вот в чем она, эта причина, - мы не знаем…
        - Может быть, ты сможешь нам помочь? - с надеждой спросил меня Той.
        - Вряд ли… У нас на Земле такого не бывало. Если бы я мог увидеть историю вашего «Ураха»…
        - Это запрещено.
        - Запрещено?! - поразился я.
        - Да. И попытка заглянуть в Будущее - тоже.
        - Странные порядки у вас! Даже врач, прежде чем лечить, спрашивает больного, что ел, где был, как одевался, болел ли раньше и чем… Нет, так просто я не разгадаю…
        - Послушай, Тий, он говорит дело. А что, если мы свезем его к самому началу полета?
        - К началу? - удивился я. - Свезем?!
        - У нас есть машина времени… - сказал Той. - Она унесет нас в Прошлое.
        - Другого выхода я тоже не вижу, - согласился Тий, нажал бирюзовую кнопку, и наш аэромобиль совершил посадку у белого куполообразного здания в березовой роще.
        - Вылезай побыстрей, чтобы волшебники не догнали нас…
        Едва мы вышли из машины, как дорогу нам преградила темноволосая, черноглазая девочка в голубом кимоно с золотистым поясом. В левой руке она держала какой-то тюбик, а в правой - ножницы. Девочка насмешливо смотрела на нас и как-то криво улыбалась.
        - Опять ты?! - недовольно поморщился Тий.
        - Кто это? - тихо спросил я.
        - Тэя, тоже волшебница. Ее область творчества - Математика, - так же тихо объяснил Той. - В руках ее ножницы и клей: она любит резать на куски все без разбора и склеивать… Но у нее нет постоянства: она дружит со всеми и ни с кем… Странная какая-то…
        - Уйди, Тэя, - угрожающе произнес Тий. - Ты нам сейчас не нужна.
        - Ах, так! - обиделась девочка. - Когда вы строили свою машину времени, я была нужна, а сейчас нет?!
        - Не мешай нам. Это пришелец из космоса - наш гость, и мы заняты важным делом… И потом… Я не могу простить тебе твоего коварства…
        - Простить?! - усмехнулась девочка. - Это же было давно, а чувство обиды, растягиваемое временем, становится все тоньше…
        - И все же оно еще не оборвалось, Тэя! Уйди…
        - Прошу тебя, Тэя, - мягко сказал Той, приближаясь к ней. - В самом деле, сейчас могут появиться здесь остальные, и нашему гостю грозят неприятности; оставь нас…
        - Не подходи! - топнула ножкой Тэя.
        - Милая Тэя, - вмешался я. - Мне очень приятно знакомство с тобой… Признаюсь, в юности я мечтал стать математиком, но как-то не получилось… Мы еще с тобой встретимся, я даже прошу твоей дружбы и содействия. Но сейчас… мне действительно не хотелось бы…
        - Ладно, так и быть, - смягчилась Тэя. - Только ради Пришельца… Но остерегайтесь еще раз обидеть меня!
        Вдали уже слышался рев догоняющих нас волшебников, и Тэя устремилась им навстречу. Ее голос отчетливо долетал до нас.
        - Остановитесь! - увещевала Тэя. - Все нужно делать расчетливо… Пришелец один, а вас больше в семьдесят семь раз… Давайте вычислим сейчас общую площадь Яната и его окрестностей, затем площадь, занятую стенами домов и других строений (ведь не сможет же Пришелец влипнуть в стену!), вычтем второй результат из первого, остаток разделим на семьдесят семь и распределим эти участки между собой, чтобы потом уже взяться за поиски!
        Могучий рев одобрения ответил ей. Я невольно похолодел и возблагодарил судьбу за встречу с Тэей.
        Мы вбежали в небольшой зал с зашторенными окнами, телевизионными экранами и несколькими пультами управления.
        - Теперь мы в безопасности… Это и есть то, что Той назвал машиной времени, - пояснил Тий.
        - Ну что ж, я готов…
        - Мы тоже, - ответили мои юные друзья. - Садись, Пришелец, вот в это кресло и не тревожься. По местам!
        Волшебники направились к пультам, а я уселся поудобнее и принялся наблюдать. Послышалось приятное жужжание аппаратуры, прозвучали какие-то сигналы, потом стало тише, спокойнее и теплее.
        Глаза мои закрылись, потянуло в сон…
        Я увидел свою жизнь в обратном порядке…
        Вот я в космограде «Сергей Королев»…
        Вот в редакции нашей «Вечёрки»…
        Прохожу курс продления жизни в мединституте…
        Вижу на полках книжных магазинов свои недавние издания, потом - прежние…
        Лечу в самолете - везу пассажиров из Ростова-на-Дону…
        Лечу на планере с холма у подмосковного местечка Сходня…
        Сижу за партой в московской средней школе № 13, что в Успенском переулке…
        Лежу у костра ночью в окрестностях Еревана… Чабаны рассказывают сказки и поют армянские песни, а я, ученик третьего класса, слушаю их…
        Потом я в доме своего деда в станице Пролетарской Ростовской области, где я родился…
        И - забытье…
        2
        Медленно прихожу в сознание.
        - Как ты себя чувствуешь? - озабоченно спрашивает Тий.
        - Нормально.
        - Мы сейчас перед началом путешествия в неизведанное нашего астероида, - говорит Той.
        - Как далеко мы вернулись в Прошлое?
        - Примерно на семь тысяч лет… - говорит Тий.
        - Выйдем? - предлагаю я.
        - Не имеем права, - смеются мои друзья волшебники. - Но мы все увидим на экранах телевизиров и сквозь прозрачные стены.
        Действительно, стена кабины исчезает, и я вижу панораму строительства города Яната. Оно уже приближается к завершению, но почему-то темно как ночью, и кругом прожектора. Все строители в космических скафандрах.
        - Еще нет воздуха и дневного света, - слышу я голос Тия. - Подвинемся на год, теперь уже вперед…
        Знакомый пейзаж, но более живой: жители города радостно возбуждены, одеты в обычные свои кимоно: светло как днем; слышу их голоса и понимаю их речь. Среди них вижу вдруг…
        - Это я, - смеется Тий. - Я же разносчик и контролер времени: все часы должны идти точно; следить за этим - моя обязанность. Рядом со мной Тэя…
        - А вон и я, - показывает Той. - Проверяю пространство внутри астероида и заделываю щели, чтобы не было утечки воздуха. Теперь вспоминаю: скоро должен прилететь с родной планеты первый командир «Ураха» Хелок…
        - С какой родной планеты? - спрашиваю я. - Где она?
        - Сейчас увидишь. Включаю видеокосмические установки…
        И тотчас же передо мной раскинулся знакомый бескрайний космос… Черный. Звездный. Справа - большой светящийся шар.
        - Это наше солнце, - тихо и грустно говорит Тий.
        - Солнце?!
        - Да. Оно было таким же, как и у вас, и на нашей планете - она называется Емек - цвела такая же жизнь… Между прочим, если хочешь знать, наша планета была очень похожа на вашу!
        - И что же случилось?
        - Солнце - это ведь звезда…
        - Знаю.
        - И оно угасает: ваше Солнце - тоже.
        - Ничего не поделаешь, - говорю я. - Но это происходит незаметно, и потухнет оно через много миллиардов лет…
        - А с нашим солнцем что-то случилось, и оно вдруг чуть-чуть уменьшило свою яркость… Хорошо, что это произошло не сразу, а за сто лет…
        - Почему же оно потускнело?
        - Никто не знает. Люди едва успели построить подземные города, а часть наземных накрыть куполами… Стало так холодно, что нормальная жизнь на поверхности планеты оказалась невозможной.
        На главном телевизионном экране появился грустный пейзаж: планета, скованная вечным морозом; моря и даже океаны покрыты льдом. Заброшенные города мертво угадываются в белесом тумане.
        На высоком светлом плоскогорье - площадка космодрома. В центре ее замер небольшой космический корабль высотой метров сто пятьдесят. А на самом краю, на потрескавшемся от мороза камне, сидит человек в скафандре. Перед ним - телевизор.
        - Это командир «Ураха» Хелок, - говорит Той.
        - У вас такое же телевидение, как и у нас на Земле… - вслух отмечаю я.
        - Нет, что ты! - воскликнул Тий. - Чтобы экономить энергию, жители планеты вынужденно вернулись к древней технике… Но смотри на экран командира: сейчас выступит самый старый житель планеты - Гин, ему больше двухсот лет…
        - Ого! У нас тоже появились «умноженные старики». И много таких?
        - Нет, уже мало… Но слушай его, слушай. Сейчас его слушают все!
        Я увидел морщинистое безбородое лицо человека с длинными седыми волосами. Светлые серые глаза Гина тоже казались поседевшими, но блестели молодо, и в них светилась мудрость.
        3
        - Дорогие сопланетники, - начал он свою прощальную речь, - я обращаюсь к вам, друзья мои… И к тем, кто, возможно, прилетит сюда, на эту засыпающую навсегда планету, из других миров, где есть Разум… Мы жили счастливо и дружно, не нуждались ни в чем, и вдруг солнце наше начало остывать, и с такой быстротой, что около трети населения Емека… погибло. Теперь же из тех, кто тогда уцелел, здесь всего десятая часть… Некоторые из нас, кто, подобно мне, достиг глубокой старости, остались в своих подземных и подводных городах… Более молодые, пожелавшие увидеть и ощутить Светлое Будущее на других планетах, легли в биотроны и покоятся в состоянии анабиоза.
        Я увидел на экране большие, под прозрачными куполами, помещения, в каждом из которых лежало по нескольку сотен человек. Они погружены в глубокий сон, настолько глубокий, что жизнь в их телах еле теплится, но не угасает. Ее течение только замедлено в тысячи раз.
        - Но многие, - продолжал Гин, - уже улетели в глубины космоса искать другую планету, пригодную для жизни. Мы верим, что те, кто первым достигнет цели, обязательно вернутся и увезут своих собратьев прямо в биотронах, чтобы пробудить их под новым солнцем. Сейчас мы провожаем последнюю экспедицию. На этот раз в космос улетит целый город! Великий ученый нашего времени Хелок создал проект превращения маленькой планеты-астероида в звездолет и осуществил его. Мы желаем тебе, дорогой Хелок, и всем твоим друзьям счастья! Не думайте о нас до тех пор, пока не найдете Новый Дом… Настают самые грустные минуты: ведь после вас мы осиротеем совсем… Но я хочу, чтобы вы в сердцах своих унесли с родной планеты не грусть, а радость поиска, наши живые образы, наши надежду и любовь! Счастливого пути, Хелок! Счастливого пути всем вам, друзья мои! Привет вам, те, кто дождется!..
        Гин задорно тряхнул сединой, глаза его весело заблестели. Затем мы увидели тысячи улыбающихся лиц на улицах и площадях подземных городов, тысячи приветственно машущих рук. Озорная мелодия, напоминающая нашу кавказскую лезгинку, стала звучать все громче и быстрее.
        Хелок решительно поднялся, и я услышал его низкий бодрый голос:
        - До свиданья, друзья, до свиданья!
        Он сел в вездеход, подъехал к космическому кораблю и решительно вошел внутрь. Вскоре веретенообразное тело ракеты окуталось клубами огня и пара и легко взвилось вверх, туда, где на орбите ожидал астероид-звездолет «Урах»…
        Глава четвертая
        Дрейф первый
        1
        Их полет, без определенного маршрута, рассчитанный только на удачу, длился уже семьсот лет (я веду счет нашими земными годами)…
        Вокруг сменялись звездные системы, астероид пронизывал пылевые и газовые туманности; мощные невидимые лучи, испускаемые специальными установками «Ураха», мгновенно уничтожали попадавшиеся навстречу метеориты; где-то вдали рождались новые звезды и угасали старые - в космосе шли гигантские процессы обновления и преобразования, и о нем можно было сказать, что он жил активно и неутомимо.
        В городе Янате, на заброшенном и одиноком в космосе звездолете-астероиде, под высоким колпаком, заменяющим небо, рождались и умирали поколения людей с покинутой ими замерзшей планеты Емек, но уже не было прежнего деятельного оживления.
        Изредка «Урах» выстреливал небольшие разведывательные беспилотные ракеты-зонды, начиненные аппаратурой. Они мчались под углом тридцать - сорок градусов вправо или влево от основной линии пути и, обгоняя величественный звездолет, которому, по существу, некуда было спешить, с помощью радиосигналов неизменно сообщали о том, что встречаются планеты, но «дикие», без атмосферы и воды, а то и без солнечного света, - погруженные в мертвый мрак Мироздания.
        Поначалу урахцы не придавали этому особого значения и занимались изучением космоса. Чтобы облегчить наблюдения, они изобрели аппаратуру, позволявшую по желанию делать их «небесный свод» прозрачным, и тогда его жителям казалось, будто они под ночным небом родной планеты, несмотря на постоянно меняющееся расположение звезд. А планеты подходящей так и не встречалось…
        Все печальнее становились терпеливые урахцы, все меньше хотелось им думать о будущем, вялость и безразличие овладевали ими. Конечно, они жили хорошо, ни в чем не нуждались; но разве может довольствоваться этим разумное существо, если перед ним Цель и она постоянно ускользает, утрачивая свою определенность и даже притягательность?
        Появлялись порой и сомнения: а есть ли в космосе, как предполагали ученые, обитаемые или пригодные для жизни, но еще не заселенные планеты?
        Ушли в небытие первые поколения веселых, смелых урахцев; нынешние жители Яната стали изнеженными и ленивыми, полюбили уединение, а то и втихомолку предавались отчаянию.
        И вдруг одна из разведывательных ракет под номером девяносто семь сообщила: есть планета! С солнцем, водой и атмосферой, а с ее поверхности доносятся радиосигналы, свидетельствующие, по крайней мере, о наличии техники!
        Как радовались бедные урахцы - не описать… «А в самом деле, - думали они, - обязательно должны быть в космосе живые планеты. Как можно было сомневаться в этом?! Ведь какие-нибудь семьсот лет нашего полета - это все равно что крохотная царапина на огромном диске Галактики, и нет ничего удивительного в том, что только теперь счастье улыбнулось нам».
        Командир звездолета Ин отдал необходимые распоряжения, и специальные электронные машины, умеющие самостоятельно решать любые сложные задачи (у нас на Земле их называют компьютерами), вычислили скорость и траекторию, необходимые для того, чтобы звездолет «Урах» взял курс к планете-незнакомке и ее солнцу. На этот маневр ушло месяца четыре - так велики были скорость звездолета и расстояние до планеты.
        2
        Когда корабль в море плывет по воле течения и ветра или же с помощью парусов и двигателей сохраняет неизменное положение по отношению к берегу, моряки называют это дрейфом.
        Вот так лег в космический дрейф астероид-звездолет «Урах», а на неведомую планету отправился космолет с Ином и астрофизиком Диром на борту. С собой они прихватили робота Эла.
        Планета имела диаметр двенадцать тысяч километров и была окружена стокилометровым слоем газообразного азота и кислорода примерно в тех же пропорциях, что и внутри «Ураха», только более высокого давления. Половину поверхности планеты покрывала суша с небольшими горами и пятнами лесов. Остальное занимал свинцово-желтый, с редкими островами, океан.
        Войдя в верхние слои атмосферы и снизив скорость до тысячи километров в час, Ин выпустил из корпуса космолета небольшие крылья. Полет проходил спокойно, атмосфера была прозрачной, и все, что делалось внизу, без труда просматривалось с помощью обычных оптических устройств.
        Внимание Ина было поглощено приборами пульта управления, однако же он первым увидел… город! Правда, он выглядел довольно странно: огромная, не менее десяти километров в диаметре, спираль, местами прозрачная, местами темная, свернувшись, как змея, прижалась к земле.
        И все-таки это было единое здание круглого сечения с окнами различной формы и величины…
        В центре города на площади возвышалась ажурная башня. А за внешней окружностью спирали виднелись четко распланированные прямоугольники и квадраты, скорее всего сельскохозяйственные поля. За ними - ленты дорог и… нечто напоминающее аэродром.
        Вскоре они увидели еще один город, уже из двух спиралей несколько большего диаметра. Затем еще и еще - городов на планете оказалось сотни!
        - Командир! - взволнованно начал было астрофизик, но неожиданно космолет встряхнуло, и началась такая болтанка, что разговор пришлось прервать.
        Атмосфера впереди сгустилась, темно-синие, местами почти черные, облака беспрестанно прорезывались молниями, и пришлось круто свернуть влево, обходя опасный грозовой район.
        На берегу океана стояло приземистое сооружение явно промышленного назначения, а под скоплением грозовых облаков четко виднелись какие-то, возможно энергетические, установки.
        Над океаном, на высоте шестисот - семисот метров, плавали серебристые и черные шары, соединенные гибкими шлангами: они держали в воздухе гигантскую сеть с крупными ячеями, а концы ее опускались в воду, и в тех местах сплетались белые гребни волн.
        Сделав полукруг, космолет устремился в обратном направлении, километрах в двухстах правее уже знакомой урахцам трассы.
        - Что же ты молчишь, Дир? - оживился Ин, когда опасность миновала.
        - Командир, - взволнованно ответил Дир, - внизу беспрестанно потрескивают роботы с большим расходом энергии… Есть движение на дорогах и в городах. Все это я отчетливо слышу в своих наушниках…
        - Что же тут удивительного, Дир?! Где разум - там и деяние.
        - В том-то и дело, Ин, что, если моя аппаратура не ошибается, здесь… нет людей.
        - Нет людей?! Совсем?..
        - Да, командир. Такое впечатление, будто тут никто не живет… суетятся одни механизмы…
        - Ну, это уж слишком! Что скажешь, Эл?
        - Дир прав, - уверенно ответил робот. - Моих друзей здесь много, а ваших - нет.
        - М-да… Ну что ж, Эл, тогда первые контакты с теми, кто - или что - внизу, станут твоей обязанностью, понял?
        - Задание принято, командир, я готов.
        Некоторое время они летели молча, а когда под ними на обширной равнине показались длинные заводские корпуса, Дир спросил:
        - Что это?
        - Автоматический комбинат, выпускающий различные роботы, - пояснил Эл. - Такой же вы видели на берегу океана…
        - Ого! - воскликнул Ин. - Гляньте-ка, друзья: мы приближаемся к космодрому!
        Впереди действительно находился космодром, в правой части которого серебрился массивный грузовой космический корабль, похожий на осьминога с сильными пружинящими щупальцами.
        - Почему, Эл, ты думаешь, что это грузовик? - вдруг спросил Ин.
        - А я ничего не говорил… - удивленно замигал круглыми золотисто-голубыми глазами робот.
        - Но мне показалось, что ты так думаешь, - усмехнулся командир.
        - Да, это грузовой звездолет, - бесцветно произнес Эл.
        - Почему же ты так уверен, мой мудрый Эл?
        - Я уже привыкаю к разговорам компьютеров внизу, - пояснил робот. - Нас давно заметили и приняли тоже за грузовик; только удивляются его непривычной форме и малым размерам.
        - Отлично, Эл, - похвалил командир. - А ну, свяжись с ними и запроси разрешение на посадку.
        Пока робот вел переговоры, астрофизик внимательно присматривался к чему-то внизу и наконец сказал:
        - Послушай, командир, сначала я подумал, что на этой планете произошла какая-то катастрофа и жизнь погибла, остались одни роботы. Мы могли бы здесь неплохо устроиться. Почти на всем готовом…
        - Такая мысль и мне пришла в голову, Дир, - признался Ин. - Но вот этот грузовик… откуда он?
        - В том-то и дело, - согласился Дир.
        - Нас принимают, - доложил Эл.
        3
        - Я не буду выпускать колеса, - сказал Ин, - сядем на воздушной подушке.
        - Пожалуй, - кивнул Дир. - Быстрее и надежнее взлетим, если потребуется улизнуть немедленно.
        Они приземлились и подрулили к грузовику. Рядом с ним космолет урахцев выглядел как цыпленок у планетария.
        Подъемные краны и транспортеры извлекали из нутра грузового звездолета огромные контейнеры, тюки и емкости.
        Сотни всевозможных роботов тут же сортировали их, грузили в юркие планетоходы и куда-то отправляли.
        На пришельцев они не обратили никакого внимания, и лишь несколько шарообразных и цилиндрических роботов на гибких щупальцах бойко засеменили к космолету.
        - Ну и положение… - задумался Ин. - Давай, Эл, выходи; а мы наденем скафандры и присоединимся к тебе через несколько минут.
        Ин, в общем-то, не спешил, Дир - тоже.
        - Ну, как идут дела, Эл? - спросил Ин, когда они вышли из космолета.
        Роботы космодромной службы двинулись было на людей, но Эл что-то просигналил им, и они остановились.
        - Здесь еще никто из их хозяев не живет, - доложил робот.
        - Еще?! - переспросил Дир.
        - Может быть, уже? - уточнил Ин.
        - Нет. Хозяева живут на другой планете…
        - Какой?
        - Они не говорят.
        - Далеко ли отсюда?
        - Они не знают.
        - Но кто их хозяева: люди или… или, может, осьминоги? - нетерпеливо спросил Дир.
        - Они и это не говорят, им так велено.
        - А хоть что-нибудь они рассказали?
        - Да. На их старой планете перенаселение и уже стало тесно. Вот они и выбрали эту… Но тут нет ни лесов, ни…
        - Как это - нет?! Мы-то их видели, ты и сам видел, Эл.
        - Не было раньше, - пояснил робот. - Все эти автоматы создают здесь условия, необходимые для будущей жизни их хозяев: леса, почву, разводят рыбу в океанах, формируют атмосферу…
        - Что-что? Повтори.
        - Изменяют состав атмосферы: скоро начнут насыщать ее аммиаком, необходимым для дыхания их хозяев.
        - Ясно. И давно они оборудуют эту планету?
        - Двести двадцать четыре наших года, днем и ночью, беспрерывно…
        - Ловко. Ин! Что ты скажешь?
        - Все разумно, Дир. Они теперь эту планету сделают даже лучше той, своей… А когда закончится все строительство, Эл?
        - Скоро, - ответил робот. - Лет через сто. Нужно установить в разных местах еще тысячу триста атомных электростанций…
        - Хорошо. Их хозяева все переселяются сюда или нет?
        Робот обменялся информацией со своими сородичами и ответил:
        - Половина всего населения их главной планеты.
        - Что же делать нам? - задумался Ин.
        - Они говорят, - повернулся к нему Эл, - что нам надо улетать, не теряя времени зря. Здесь никому из чужих селиться нельзя. Ссориться - не имеет смысла.
        - Наверное, так мы и поступим, - сказал Ин. - К тому же аммиак и высокое атмосферное давление нам вредны… Что это они сигналят, Эл?
        - Не нужно ли помочь нам улететь, спрашивают они.
        - Нет, спасибо. Оставим у них контейнер с информацией о нашей истории, Эл. Пусть передадут ее своим хозяевам.
        - Их командир уже просит об этом, - сказал Эл, не поворачиваясь.
        - Командир? - засмеялся вдруг Ин. - Ты сказал - командир? Покажи его…
        - Справа, позади, - указал Эл. - На вон том возвышении.
        Командиром оказался робот, напоминавший двухметровую пружину толщиной в руку, с щупальцами внизу, прозрачным стержнем внутри, наполовину заполненным янтарной жидкостью и увенчанный подобием нашего земного допотопного примуса!
        Тут уже расхохотался Дир.
        - Не понимаю, что здесь смешного? - недовольно буркнул Ин. - Вполне приличный вид… Ладно, Эл, скажи их командиру, что мы улетаем навсегда. Жаль, что большего от них не добьешься. Пошли.
        Вскоре Эл вынес роботам металлический шар-контейнер; они приняли подарок с величайшей осторожностью и куда-то унесли.
        Захлопнув входной люк, Ин занял пилотское кресло, прибавил тяги двигателю, отрулил в сторону, энергично пробежал километра два и круто устремил свою машину в зеленовато-желтое небо, убирая крылья в корпус. Великая Надежда семи столетий осталась внизу…
        Глава пятая
        Дрейф второй
        1
        В глубокое уныние повергла урахцев неудачная экспедиция Ина на незнакомую планету. Астероид-звездолет вышел из зоны недавнего дрейфа и начал приближаться к прежней линии пути, а на командном пункте долго совещались, как быть дальше.
        - Почему мы летим по краю Галактики? - недоумевал Дир. - Ведь здесь меньше звезд и планет, следовательно, меньше и вероятности достичь цели…
        - Не знаю, - ответил Ин. - Но первый командир «Ураха» Хелок пользовался рекомендациями, разработанными еще на нашей родной планете до вылета… А он, как известно из бортжурнала, погиб от несчастного случая при выходе в космос и не успел оставить завещания…
        - Но ведь должны же где-то быть первоначальные рекомендации? - нетерпеливо спросил Мар, старший штурман звездолета.
        - Может быть, они есть… но никто не знает где? А возможно, все это устарело… И вообще, уже многое забылось - мы слишком рано предались отчаянию…
        - Ничего себе рано - семьсот лет! И все без толку, - усмехнулся Мар.
        - А теперь люди «Ураха» еще больше разочарованы, и надо что-то придумать, - сказал Дир.
        - Хорошо, - согласился наконец Ин. - Давайте изменим маршрут и приблизимся к центру Галактики.
        - Насколько? - решил уточнить Дир.
        - Трудный вопрос, - задумался Ин. - Поскольку мы не знаем, что нас может ожидать, я предлагаю лететь к ядру Галактики столько же времени, сколько мы пролетели до этого, то есть семьсот лет… А потом, если ничего не встретим, возьмем курс и полетим по окружности Галактики, но уже в более звездном районе.
        - Я тоже предпочитаю определенность, - одобрил Мар. - Это все-таки успокоит людей… К тому же нам разрешено действовать в зависимости от обстановки.
        Так было утверждено новое решение, и звездолет «Урах» плавно изменил курс на девяносто градусов вправо. Скорость его полета составляла двести тысяч километров в секунду (!), сбавлять ее не хотелось - на торможение, а потом на новый разгон ушло бы много энергии. Поэтому только через три года «Урах» направился к центру Галактики, двигаясь теперь по ее радиусу. Потом, ровно через семьсот лет, ушло еще три года, чтобы, снова развернувшись на девяносто градусов - на этот раз влево, - «Урах», не сбавляя скорости, лег на прежний курс - по окружности Галактики.
        2
        - Я хорошо помню те годы, - сказал Тий.
        - И я тоже, но давай еще разок заглянем в то время, - предложил Той.
        - Не возражаю, - решил Тий.
        Я смотрел сквозь прозрачные изнутри стены машины времени (снаружи, как объяснил Тий, они казались зеркальными), делая необходимые пометки в своем корреспондентском блокноте, ни на мгновение не забывая о читателях «Вечернего Ростова».
        Узнав о новом решении командира, урахцы возликовали: теперь они устремились в «гущу» звезд, и надежды их окрепли.
        Я взял слово «гущу» в кавычки, потому что на самом деле звезды в галактике находятся очень далеко друг от друга и только с большого расстояния кажется, что они собираются в густые скопления. Если мы посмотрим на нашу Галактику сбоку, например с Земли, то увидим в ночном небе широкую искристую ленту - Млечный Путь. И каждая искорка в Млечном Пути - не что иное как раскаленная звезда, причем некоторые из них во много раз больше, чем наше родное Солнце!
        А то, что ближе к краю галактики звезд становится меньше, - это точно. Значит, верно и другое: ближе к середине их больше и найти подходящую планету можно быстрее.
        Уверенность придала урахцам сил и вдохновила художников, композиторов, а больше всех - писателей-фантастов.
        - Помнишь, Тий, - вздохнул Той, - какие книжки мы с тобой читали в те годы?!
        - Еще бы! - воодушевился Тий. - Сколько выдумки, сколько смелой фантазии! Все были уверены, что найдут планету, и верили фантастам.
        - Даже волшебники помогали им… - напомнил Той.
        - А где они сейчас, ваши волшебники? - спросил я.
        - А вон летит Лия! Смотри вверх, вон туда… Видишь, в черном плаще и с перьями на голове…
        И действительно: это была фея Ночи; вслед за ней на «небо» «Ураха» надвигалась звездная ночь.
        - Она каждый день приносит темноту из космоса, - объяснил Той, - а утром гонит ее обратно, сквозь купол звездолета.
        - Ей всегда помогает волшебник Се, - продолжал Тий. - Он сейчас отступает перед Лией - видишь его, в золотом блестящем костюме и со светящимися крыльями?!
        Я увидел, как Се взмахами своих ярких прозрачных крыльев словно собирал дневной свет и сметал его с неба, освобождая место Лие.
        3
        - Но передвинемся еще на семьсот лет вперед, - сказал Тий, нажимая нужные кнопки. - Ты увидишь урахцев в тот период, когда они всё еще не теряли надежды на успех. «Урах» выходил на прежний курс, и все ликовали по поводу этого события.
        - И верно, - вздохнув, сказал Той. - Прошло лет двадцать, и нам встретилась ваша Земля…
        - Тий, покажи, пожалуйста, - попросил я. - Ведь я землянин, и мне надо бы хоть одним глазком увидеть…
        - Как хочешь, - склонил голову Тий.
        Впрочем, я вам рассказал об этом, кажется, еще в первой главе, и нет смысла повторяться; расскажу лишь о новых деталях, увиденных во время Второго дрейфа урахцев.
        4
        Экспедицию на Землю возглавил очередной командир астероида-звездолета. Звали его Абрес. С ним отправились еще двое: молодой биолог Ар и астрофизик Ней.
        Я видел, как они облетели нашу планету около пяти тысячелетий назад. Ни огней ночью, ни искусственных спутников, конечно, еще не было. На экранах всех телевизоров «Ураха», в том числе и на главном, в машине времени, все же можно было рассмотреть несколько городов.
        Абрес облетел вокруг планеты ночью, то есть постоянно держась в тени Земли, но в космолете имелись приборы ночного видения, и это очень помогало.
        Урахцы решили исследовать подробнее район Нила, пересекающего Египет с юга на север, как наиболее населенный. Они пролетели над ним на рассвете на большой высоте и малой скорости, чтобы меньше шуметь.
        Неподалеку от самого большого города (я знал, что это столица Древнего Египта Мемфис) Абрес сбросил на парашюте металлический шар размером с наш астраханский арбуз (в среднем это вдвое больше футбольного мяча!).
        Хитрый это оказался «арбуз», доложу я вам! Он был заполнен, как семечками, особой микроаппаратурой, все «видел» и «слышал» да еще передавал на борт космолета телевизионный цветной и звуковой фильм о том, что происходило вокруг…
        Потом Абрес снизился и посадил космолет километрах в двухстах западнее Нила, там, где сейчас проходит граница между Ливийской пустыней и Сахарой. Но тогда все это было серовато-зеленоватой безлюдной степью с разбросанными кое-где пальмовыми рощами, окружающими родник или небольшое озерцо.
        В таком относительно прохладном оазисе и расположились урахцы. Они купались, загорали, мечтали о будущей жизни на этой благодатной и малонаселенной планете: во всем Египте тогда было жителей столько, сколько сейчас в одной Москве…
        - Цивилизация здесь развита еще слабо, - убеждал друзей Абрес, - и мы без труда договоримся с местными жителями, даже подружимся, вот увидите!
        - Может быть, сразу познакомимся с ними, командир? - предложил Ар.
        - Нет-нет, - возразил Абрес. - Сейчас это неразумно. Стоит ли торопиться? Лучше поживем здесь немного, привыкнем к обстановке…
        5
        Один из членов экспедиции постоянно дежурил у телевизора, а в свободное время у экрана собирались все.
        Шар урахцев был замечен египтянами сразу. Жрецы объявили, что это посланник бога солнца Ра, и народ поверил; да и сами служители мемфисского храма бога скульпторов и мастеров Птаха тоже склонны были считать его небесное происхождение доказанным самим способом появления: они просыпались раньше всех и видели парашют с шаром.
        В те времена еще не было огромных пирамид, что стоят и сейчас позади Большого сфинкса, да и самого сфинкса - каменной скульптуры льва с головой человека - тоже не существовало, на его месте высилась дикая двадцатиметровая скала.
        В городе из камня были построены лишь дома вельмож и дворец фараона. Жилища же бедняков, сделанные из камыша и глины, образовали большинство улиц. Окна в домах были обращены внутрь дворов, и улицы казались слепыми и суровыми.
        Шар, столь чудесно спустившийся с неба, носили по всему городу и наконец показали священному быку в храме бога Птаха.
        Апис - так звали каждого очередного быка, выбираемого в священные после смерти предыдущего, - лениво обнюхал шар, почему-то лизнул его (при этом жрецы пришли в неописуемый восторг!), обмахнулся хвостом, словно раздумывая, какое отдать распоряжение, миролюбиво промычал и, видимо, слегка обеспокоенный надоедливыми мухами, вскинул голову кверху, как бы указывая рогами назад…
        А за его спиной - об этом уже догадался и я, а не только жрецы, не спускавшие с него глаз, - находился Город Мертвых - кладбище, где хоронили богатых вельмож и фараонов.
        Происходило все это накануне похорон Имхотепа, великого зодчего, строителя первой в Египте и тогда единственной пирамиды; гробница его, видимо, находилась тоже в Городе Мертвых, и жрецы загалдели, истолковав «приказ» Аписа по-своему. С торжественными песнопениями шар понесли в середине похоронной процессии, чтобы замуровать его в гробнице вместе с другими подарками умершему.
        - Пропал наш помощник! - засмеялся Ней, когда шар погрузился в полный мрак, а экран телевизора в шатре урахцев погас, хотя и не был выключен.
        - Вот и хорошо! - ответил Абрес. - Сейчас он никому не нужен; зато потом когда-нибудь его найдут, и он расскажет далеким потомкам нынешних людей о нас…
        Как ни старался я все рассмотреть и запомнить, мне так и не удалось установить, где же, в конце концов, похоронили Имхотепа.
        Ни разу, поверьте, друзья мои, ни разу не выносили шар на открытое и более или менее возвышенное место, чтобы можно было сориентироваться, смотря на мир его «глазами».
        Не повезло!
        6
        Однако еще больше не повезло командиру звездолета «Урах» Абресу и его товарищам. Довольно скоро они заметили, что с ними происходит что-то неладное, но вначале скрывали друг от друга свои подозрения, не веря себе. И вот после похорон Имхотепа, точнее на другой день, напускная веселость покинула их, и командир серьезно сказал:
        - Сдается мне, что мы здорово… постарели за эти дни. Похоже?
        - Да, командир, здесь время почему-то идет быстрее нашего. В десятки раз!
        - Еще немного, и мы с вами умрем от старости, хотя не достигли и половины положенного нам возраста!
        Они пробыли на Земле еще сутки и были вынуждены возвратиться на звездолет, поняв, что эта планета по необъяснимой пока причине не пригодна для жизни.
        Еще одна надежда многих столетий рухнула.
        Глава шестая
        Дрейф третий
        1
        Теперь урахцам стало трудно, как никогда прежде: шутка ли, столько надеяться и дважды разочароваться! Еще мрачнее выглядел некогда оживленный, а теперь наполовину вымерший город Янат. Дети не хотели учиться, волшебники и фантасты забросили свое искусство, а люди перестали интересоваться прошлым и начали забывать свою родную планету.
        Особенно угнетала их загадочность неожиданного старения урахцев на Земле. «А что, если такое повторится?» - спрашивали они себя и содрогались от такой мысли.
        Но когда на пятьсот восьмидесятом году после посещения Земли беспилотные разведчики донесли, что обнаружена еще одна подходящая планета, урахцы вновь отбросили сомнения и от печали мгновенно перешли к бурной радости!
        «На этот раз, конечно, все будет как надо», - решили они.
        Экспедицию возглавил очередной командир звездолета - Боу.
        В небольшом космолете с ним отправились еще двое урахцев. Планета показалась им отличной: материки расположились как бы поясом по экватору и на полюсах, остальное - вода.
        Для посадки Боу выбрал степную равнину примерно в десяти километрах от большого города, напоминающего наши земные города, только с одноэтажными домами.
        Случись прилететь космическим гостям на любую другую планету, населенную мыслящими существами, к ним устремилось бы все население ближайшего города, однако здесь этого не произошло!..
        Потоптавшись у своего космолета, Боу удивленно пожал плечами, оставил астронавигатора Кила дежурным, а сам с биоинженером Этом отправился на вездеходе к хозяевам неведомой земли.
        Воздух здесь показался им вполне сносным, только стояла сорокаградусная жара. Пышная растительность напоминала нашу земную тропическую (я видел сейчас их на экране основного телевизора); широкая река огибала город, и друзья воспользовались мостом.
        Улицы в городе не имели тротуаров: перед каждым домом были разбросаны матрацы, тростниковые циновки, подушки, на которых в тени навесов возлежали полуголые люди. Только теперь, увидев вездеход, они радостно замахали руками, приглашая гостей каждый в свой дом.
        Боу и Эт остановили машину, вышли без скафандров, в легких комбинезонах, и, размявшись, с удовольствием вдохнули жаркий, но приятный воздух, напоенный незнакомыми ароматами.
        На груди урахцев висели легкие ящички - автоматические переводчики с любого языка, поэтому общение с хозяевами планеты не составляло труда и наладилось сразу.
        - Пожалуйте к нам! - кричали им. - Лучшую еду - гостю!.. Отведайте нашего угощения, дорогие пришельцы…
        - Здравствуйте, - сказал Боу, выбрав ближайшую группу и подходя к ней.
        Их тотчас окружили; толстый черноглазый хозяин дома кинул подушки, и урахцы сели, украдкой осматриваясь: ничего похожего на угощение, о котором возвестили хозяева, не было…
        - Здравствуйте, здравствуйте! Не ваши ли друзья в прошлом году осчастливили нас своим посещением и щедрым подарком? Вы так похожи на них…
        - Нет, наверное, - неуверенно ответил Боу и переглянулся с Этом.
        - Рассказывали гости о себе и своей планете? - спросил Эт.
        - Еще бы!
        - Не угасло ли солнце той планеты и не вынудило ли их искать для себя новую?
        - Почему угасло?! Нет-нет, оно светит им не хуже нашего. Просто миты любят путешествия…
        - Их зовут миты?
        - Да, они сами себя так называют, а их планета - Мит…
        - А ваша?
        - Касиот, а мы - касиоты, самые счастливые во всей Вселенной! Но сперва необходимо ублаготворить свой желудок, не так ли? Эй, Мио! Принеси-ка подарок волшебника Чарка…
        Юноша (по-видимому, это его так звали) принес небольшой треножник, с хрустальным многогранником; на каждой грани его был нарисован какой-то знак.
        - Меня зовут Алтой, - представился хозяин. - Мы живем здесь с Начала Мира, но постоянно испытывали нужду, потому что земля у нас плохая, кроме нескольких районов, в один из которых приехали вы сейчас…
        - Да, у вас много пустынь и безводных степей, - подтвердил Эт. - Мы видели сверху.
        - Но и немало оросительных каналов и сельскохозяйственных машин, - заметил Боу.
        - Теперь они нам не нужны! - весело произнес Алтой. - Мы избавились от необходимости бороться за свое существование и развивать науку и технику.
        - Как же это вам удалось?
        - Очень легко… Среди пришельцев с планеты Мит оказалось несколько волшебников. Один из них, по имени Чарк, сделал нам вот этот щедрый подарок, изменивший всю нашу жизнь… - Алтой поднял сияющий многогранник и показал гостям. - Я выбираю нужную мне грань и тру ее большим пальцем правой руки… Готово!
        Гости ахнули: перед каждым из присутствующих появился столик с вкусной едой, описать которую словами невозможно, а надо все попробовать самому…
        - У вас тоже есть волшебники? - спросил Алтой.
        - Нет… то есть да, - поправился Боу, - но они там, вверху, в нашем звездолете.
        - Передайте им привет, а сейчас угощайтесь.
        - А вы обедаете не в комнатах? - спросил Эт.
        - Нет, конечно! - развеселился Алтой, забавляясь наивностью пришельцев. - Ну кто же теперь живет в квартирах?! Там у нас мебель, различные вещи, а мы все свое время проводим вот здесь на улице… Кушайте, кушайте. Или не нравится?
        - Нет, что вы! - заверил Боу. - Очень вкусно!
        - Мы едим девять раз в день, - напомнил Алтой, - а это угощение лишь четвертое… Не станем томиться, но совместим еду с другим развлечением…
        - А где ваши дети и женщины? - спросил Боу.
        - Дети едят пятнадцать раз ежедневно, и теперь у них не остается свободного времени, поэтому пришлось закрыть школы, которые им заменяют матери и бабушки. Но довольно об этом. Мио, принеси-ка Хранилище Мудрости… Уже подошло время игры…
        - Игры?! - удивился Боу. - Прямо сейчас?
        - А почему бы и нет? Умные рассуждения отвлекают от еды… А наша игра нагоняет аппетит. Не ленись, Мио!
        2
        Юноша вынес из дома мешочек, в котором оказались цилиндры, напоминающие деревянные бочонки в нашем земном лото; только вместо цифр на донышках были написаны слова.
        - Игра называется «Ко-ко-ко», - объяснил Алтой. - Кто красивее говорит, тот выиграл… Понятно? Слово - превыше всего!
        Гости кивнули, но, как выяснилось вскоре, совсем не имели способностей к этой, вероятно, распространенной на планете, игре. Правда, на всякий случай, Эт спросил:
        - А что означает «Ко-ко-ко»?
        - В том-то и дело, что ничего не означает, просто так. Но зато это можно использовать, когда говоришь стихами, для ритма, и если не хватает слов. Уже давно замечено, что еда - вдохновительница «Ко-ко-ко» и наоборот…
        Алтой с важным видом принял мешочек из рук Мио, подождал, пока все утихомирились, поворошил в нем рукой и извлек цилиндр со словом «наука». Показав всем и произнеся слово отчетливо и громко, Алтой любезно обратился к Боу:
        - Гостю - право первому изложить свои мысли по этому поводу…
        Не скажи Алтой «изложить свои мысли», Боу, может быть, и сумел бы включиться в игру, но теперь он произнес слишком нравоучительно:
        - Наука - это умение находить ответы на вопросы: что было? что есть? что будет? Это язык, на котором Природа говорит с нами…
        - Всё?! - удивился Алтой. - И ни одной рифмы?
        - Еще умение во всем разгадать, почему так, а не иначе…
        - Мио! Ты самый молодой, за тобой слово.
        - Гость прав, но для себя, - вежливо произнес юноша. - А к чему нам особый «язык» науки, если в каждой семье есть Волшебный Многогранник? Пусть сам Желудок разговаривает с Природой.
        Все притихли, и урахцы услышали урчание в животе Мио. Впрочем, такие же звуки исходили от многих касиотов.
        - Не правда ли, - спросил Алтой, - это лучше музыки? Мио, ты обошелся, по существу, без слов. Молодец!
        Юноша был награжден всеобщим одобрением и по праву извлек из мешочка цилиндрик со словом «труд».
        3
        - Возможно, другой гость сумеет порадовать нас? - спросил Алтой, явно подыгрывая пришельцам.
        - Я не силен в Искусстве Говорения, - смутился Эт. - Но попробую. Труд есть отец Разума… Нет, не то… Труд есть удовольствие. Опять не то?.. Удовольствие - это еда?.. А еда не труд…
        Дружный, но не обидный смех как бы подсказал гостям, что есть более тонкий ответ, и Эт окончательно умолк.
        - Кто пожелает помочь гостям? - спросил Алтой.
        - Я! - воскликнул еще один толстяк по имени Ик. - Труд есть то, что нам никогда больше не понадобится! Кто ест - не трудится, ведь труд - беда; что хочешь - сбудется, коль есть еда!
        - Ко-ко-ко! - завопили касиоты.
        - Возьми мешочек, Ик, - сказал Алтой, - твой черед…
        Ик торжественно поворошил цилиндрики и извлек слово «голова».
        - Ого, - оживился Алтой. - Это потруднее… Кому ты отдашь его, Ик? Может быть, мне?..
        - Я сам буду играть - решил Ик и начал так: -
        Говорили в старину:
        «Голова нужна уму»,
        Но теперь уж целый год
        Стало все у нас иначе,
        Все теперь наоборот:
        Голова - иное значит…
        Рот в ней есть,
        Чтоб вкусно есть,
        Говорить стихами,
        Уши - слушать «Ко-ко-ко»,
        А глаза - смотреть легко
        На… на…
        Ик запнулся, и Алтой не очень складно, но все же закончил:
        …блюдо с пирогами.
        - Ко-ко-ко! - завопили все, подтверждая выигрыш, и довольный Алтой поднял руку:
        - Хватит, друзья, я уже проголодался…
        - Занятно, - сказал Эт. - А не говорили вам миты, отчего люди стареют на одной планете быстрее, чем на другой?
        - Такого не бывает! - обрадовался Мио. - Я знаю… Люди стареют от изнурительного труда и от голода…
        - И хотя преждевременное старение нам не грозит, давайте еще раз пообедаем, - вмешался Алтой. - И вообще, хватит вам метаться по космосу. Сколько вас всех?
        - Тысяч десять, - ответил Боу.
        - Ко-ко-ко! - сказал Алтой. - Мы прокормим и в сто раз больше! Оставайтесь все… Будем соревноваться в Искусстве Говорения.
        - Спасибо, - ответили Боу и Эт. - Возможно, мы так и сделаем…
        4
        Время, как уверяют знающие люди, замедляется не только с увеличением скорости, но еще и от безделья. Боу и его отважный друг Эт решили это проверить; тогда можно смело селиться на Касиоте.
        Действительно, поначалу все шло хорошо: они незаметно втянулись в увлекательную игру «Ко-ко-ко» и, вдохновляемые обильной едой, совершенствовались в Искусстве Говорения, даже оставаясь вдвоем.
        Очень удачно было то, что по условиям игры думать не нужно, поэтому казалось, будто время и вовсе остановилось. Вот только со стихами у них долго не ладилось, но никогда не теряющий твердости духа командир Боу подбадривал себя и Эта:
        - Не огорчайся, Эт, наловчимся постепенно, спешить нам некуда.
        И к концу третьей недели беспрерывной тренировки речь их стала несколько отличаться от обычной разговорной прозы, а один диалог я даже занес в свой блокнот…
        Начал Боу:
        Хочешь ты или хоть тресни,
        В машине ты или пеший,
        Удача ждет тебя, если
        Язык хорошо подвешен.
        И если… а если… гм… гм…
        Эт закрыл глаза от предвкушаемого удовольствия и подхватил «эстафету»:
        «Ко-ко-ко» не твоя стихия,
        Хоть ты и мой командир,
        Теперь сочиню стихи я,
        Которых не слышал мир…
        Ты поиграй на дудочке,
        А я поучу тебя
        Рифмы ловить удочкой
        И себя… не себя… не тебя… не любя…
        - Ко-ко-ко! - торжествовал Боу и продолжал игру.
        Так весело и беспечно провели они еще недели две, а потом вдруг умолкли оба, глянули друг на дружку повнимательнее и ужаснулись - до того они постарели… Надо немедленно возвращаться!
        Оказывается, замедление времени способом «Ко-ко-ко» лишь кажущееся. В действительности оно не замедляется, а теряется. В голове у человека возникает полная пустота, а в ней, как вы помните, мои юные читатели, нет хода времени. Но сам человек ему подвластен по-прежнему, только с пустой головой он не замечает, как дряхлеет. В этом-то и была главная опасность планеты Касиот, которую поздно поняли урахцы.
        5
        С тяжелым предчувствием встречали урахцы своих посланников: уже один вид одряхлевших путешественников не предвещал ничего доброго.
        А тут еще Боу открыл рот и заговорил:
        Ко-ко-ко-, четыре пять,
        Привезли мы вам советы:
        Вопросов чур не задавать,
        Чтобы не ждать ответы…
        Повеселевший Эт немедленно поддержал его:
        Кто ничего не знает,
        Тот живет легко:
        Ничего он не теряет,
        А находит «Ко-ко-ко»!..
        Отшатнулись урахцы в испуге и немедленно поместили некогда несгибаемого и мужественного командира Боу и мудрого Эта в изолятор на лечение, хотя, по правде говоря, и сомневались в том, что оно будет успешным.
        Приуныли они пуще прежнего: оказывается, есть планеты с таким стремительным временем, что не успеешь сообразить, как впадаешь в детство от старости…
        Неужто свет надежды не блеснет им впереди?
        Глава седьмая
        Дрейф четвертый
        1
        Биоинженера Эта вылечить удалось, хотя молодость к нему вернуться уже, конечно, не могла, а командир Боу слег не на шутку. И раньше у него было легкое нервное заболевание, но ванны, электропроцедуры и лечебная физкультура настолько умерили его болезнь, что врачи разрешили ему лететь на Касиот.
        Теперь же, подхлестнутый ускоренным временем коварной планеты, затаившийся было недуг принялся развиваться так энергично, что медицина бессильно склонила голову, а главный врач «Ураха» Рей грустно сказал:
        - Командир… Самый надежный исцелитель - это Природа, то есть организм больного. Лекарства исполняют лишь роль подпорок при ремонтных работах. Тебе осталось немного жить, командир… Я исполнил обязанность говорить больному правду.
        Боу кивнул, помолчал немного. В последние минуты разум его посветлел, к нему вернулось прежнее мужество. Он вызвал своих ближайших помощников и в присутствии главного врача продиктовал завещание.
        - Я рекомендую идущим за мной, - сказал Боу, - не терять надежды. Надо искать! Природа многообразна и беспрестанно развивается. Мы забросили научные исследования, а их надо возобновить… Посмотрите на измеритель Воли к Победе…
        Он нажал голубую кнопку в ножке торшера, и на стене вспыхнуло изображение заветной шкалы… Почему-то она представлялась мне круглой и со стрелкой. В действительности же оказалась вертикальной полосой с делениями, а по всей длине ее тянулась прозрачная трубочка с голубой жидкостью. Точь-в-точь как термометры на улицах наших больших городов, вытянутые на несколько этажей.
        Конечно, цифры урахцев отличаются от наших, но мои друзья, Тий и Той, помогли мне разобраться.
        Внизу шкалы виднелась поперечная красная черта и рядом с ней - холодная цифра 0 (нуль). Выше шли веселые розовые черточки, а местами - более важные, синие. Справа от них озабоченно стояли числа, обозначавшие год вступления в должность каждого очередного командира «Ураха». А само летосчисление велось с момента, когда астериод-звездолет покинул свою солнечную систему и начал столь затянувшееся путешествие.
        Голубой столбик на шкале замечательного прибора неуклонно опускался сотни лет, а с начала полета снизился уже на три четверти длины шкалы.
        - Никому из последних командиров не удалось задержать снижение голубого столбика, - сказал Боу. - Все ближе грозный нуль, когда мы потеряем право управлять звездолетом… Мы должны рассчитывать только на себя!.. Надо возродить науку и поднять Волю к Победе урахцев до прежнего уровня. Включайте в научные исследования всех, тогда нам легче будет достичь успеха…
        2
        Урахцы жили долго, всем необходимым они были обеспечены, но страха перед смертью не испытывали. Ведь в Природе нет ничего вечного; рождается и умирает всё без малейшего исключения - даже планеты и звезды, даже галактики.
        Смерть - это как бы последняя глава в Книге Жизни.
        Но мы ведь не боимся с вами последних глав в повести или романе… Другое дело, что если книга интересная, то жаль с ней расставаться. А если скучная? Тогда мы, не дочитав, небрежно захлопываем книжку, тут же забывая о ней.
        Однако есть существенная разница: романы или повести, рассказы или сказки пишет кто-то, а свою собственную жизнь мы формируем сами. От нас зависит сделать ее интересной, содержательной. Тогда будет жаль, когда подойдет последняя глава; но вместе с тем возникает некоторое удовлетворение прожитым. А страха, вероятнее всего, не будет. Страшно заканчивать пустую, никчемную жизнь, потому что уже не будет возможности ее исправить…
        Но на астериоде-звездолете «Урах» вот уже две тысячи лет - особенно последние столетия - обстановка все усложнялась, и его командиры уходили из жизни неудовлетворенными.
        - Простите, - сказал Боу. - И мне не удалось догнать нашу ускользающую Мечту… Простите…
        Это были его последние слова.
        3
        Мы долго сидели, задумавшись каждый о своем; потом Тий оживился и сказал:
        - После смерти Боу прошло всего сто лет бесплодных поисков, и почти все урахцы, ранее, еще до нас, улетевшие с родной планеты Емек, сошлись вместе…
        - В открытом космосе? - поразился я.
        - Нет, - ответил Той. - Еще третья экспедиция обнаружила прямо на своем пути маленькую планету с одним материком и океаном. Никто там не старел, все благоприятствовало жизни, и емекцы стали посылать в космос сигналы своим соплеменникам.
        - Не прошло и трехсот лет, - продолжал рассказ Тий, - как там собрались почти все, недоставало только нас… Мы появились на той планете с большим опозданием, но зато - так думали мы - беды наши окончились.
        - А потом? - живо спросил я.
        - А потом, - вздохнул Той, - потом начали стареть все… И мы, и те, кто обжил эту планету до нас.
        - Опять?!
        - Да, опять. Не так быстро, как на других планетах, но время ускорило ход раза в три, - сказал Той. - Сам понимаешь, это все равно что каждый стал жить втрое меньше, чем прежде.
        - Но почему так получилось?!
        - Это удалось выяснить мне и Тэе, - ответил Тий. - Ведь ранее планета была необитаемой. А когда на нее прилетело столько людей - она стала тяжелее. Понимаешь? Сначала еще было терпимо. Но вот туда переселились и мы с «Ураха» - это стало каплей, переполнившей чашу. Вот и все!
        - И что же дальше?
        - Потяжелевшая планета уменьшила скорость своего движения, и время на ней… ускорилось.
        - Понятно…
        - Кончилось тем, что урахцы, все до единого, втайне договорились между собой, снова вернулись на свой астероид, летавший на орбите, попрощались с остальными и устремились дальше искать свое Счастье!
        Благородство урахцев потрясло меня не меньше, чем их столь необычная и трагическая судьба.
        - От тех лет у нас ничего нет, - сказал Той.
        - И так все ясно, что же тут еще смотреть? - ответил я.
        - Сменилось примерно три поколения, - вновь заговорил Тий, - и отчаяние окончательно овладело урахцами. Это уже стоит посмотреть… Командиром к тому времени стал Расимус.
        - Расимус?! - прервал я. - Нынешний?
        - Да.
        - Но ведь не могут же пройти тысячи лет при одном командире… Что-то в твоем счете не так, Тий.
        - Не торопись, Пришелец. Скоро узнаешь все: мы подходим к современным событиям. Внимание! Перенесемся ближе к нашим дням, к первому совещанию Главного Штаба звездолета, когда новый командир приступал к составлению плана дальнейших действий… Мы с Тоем тоже увидим это впервые…
        4
        Круглая комната с розовыми колоннами, синим полом и золотистым потолком. Овальный белый стол. Вокруг него сидят в креслах пятеро урахцев. Один из них, одетый в белое кимоно, - у торшера с пультом управления. Он, как мне сдается, среднего роста, плотный, смуглый, темноволосый, с серыми глазами. Взгляд у него усталый, но в нем чувствуются твердость и властность.
        - Это Расимус, - сказал Тий.
        - Посмотрим, как обстоят наши дела, - спокойно произнес Расимус, нажимая голубую кнопку на торшере.
        Я глянул на шкалу показателя Воли к Победе и вздрогнул: до рокового Нуля оставалось… всего одно мелкое розовое деление!
        - Мы недалеки от полного краха, - стараясь выглядеть спокойным, произнес Расимус. - Нам необходимо принять решение. У кого есть предложения?..
        Но тут изображение на экране стало мерцать, дробиться, а звук пропал вовсе. Тий и Той удивленно переглянулись.
        - Такого с ней никогда не бывало, - растерянно пробормотал Тий.
        - Нашей машиной управляют абсолютно надежные компьютеры, - повернулся ко мне Той. - Просто непонятно, как может такое случиться. Пойдем в технический отсек, Тий…
        - Придется. Ты побудь пока один, Пришелец, а мы сейчас всё в два счета наладим…
        Вскоре изображение слегка отрегулировалось, и появился звук, но как-то неуверенно и срываясь:
        - Я… пред…в…дел ваш…у нер…шит…льность… и дал… авт…матике задание оценить ситуацию и дать свои рекомендации… Осирис… Мы ждем тебя!..
        Осирис возник чуть в стороне, чтобы его видели все присутствующие в комнате.
        - Я говорю, - бесстрастно произнес он, - надо устранить причину, которая приводит в отчаяние людей, и тогда вновь окрепнет их Воля к Победе.
        Все усмехнулись, а Расимус сказал:
        - Это мы знали и без тебя; причина - отсутствие подходящей для нашей жизни планеты! Но где, где, я спрашиваю тебя, ее взять?!
        - Такой планеты я не знаю, - ответил Осирис. - Но есть другая причина, которую следует устранить.
        - Другая?! - насторожился Расимус. - Продолжай…
        - Я говорю: надо устранить у людей веру в достижение цели. Раз нет подходящей планеты - значит, не стоит ее искать. Жить можно и здесь…
        Все переглянулись, лица членов Главного Штаба посветлели; Расимус ласково посмотрел на Осириса и хлопнул ладонью по столу:
        - Это недурная мысль… Спасибо, Осирис!
        Изображение Осириса вспыхнуло ярким розовым светом, затем потускнело и исчезло. Но теперь белесые сполохи метались по экрану, хотя звук стал более ровным: видимо, Тию и Тою нелегко было устранить неисправность в аппаратуре.
        Тем не менее я смог записать в свой блокнот без существенных ошибок и пробелов и то неожиданное для многих урахцев решение, которое было принято на заседании:
        1. Объявить всем, что поиски какой-то планеты - это легенда.
        2. В мире есть только «Урах», который существовал всегда; но он несотворим и неуничтожим. Нет ни звезд, ни планет, ни Вселенной вообще.
        3. Небосвод «Ураха» отныне должен быть непроницаем для света звезд.
        4. Отменить имеющуюся Историю «Ураха» и создать новую.
        5. Запретить писателям-фантастам, заглядывая в своих произведениях в Будущее, рисовать Вселенную вне «Ураха», потому что все, что есть, заключено в нашем маленьком мире. Природа - это мы!
        6. Разработать новую школьную программу в соответствии с вышесказанным; обучать детей только устному счету, выразительному чтению и приобщать к спорту.
        Не обошлось без споров. Например, астронавигатор Ту возражал:
        - Поймите, друзья, это нелепое решение! Разве можно запретить науку?! Природу надо изучать, а не отвергать…
        - Ты считаешь, лучше дойти до Нуля? - спросил Расимус. - Я иду на все это без особой охоты, но давайте попробуем, а там видно будет…
        - Я тоже возражаю, - сказал психолог Виа. - Люди отучатся мыслить, их мозг атрофируется, отомрет, как нечто ненужное. Не давать человеку думать - это все равно что не позволять ему есть!..
        - Совет Осириса все же не лишен основания, - упрямо произнес Расимус. - Я же говорю: попробуем!.. А если не поможет, соберемся вновь и обсудим…
        - Я подчиняюсь большинству, - вяло махнул рукой Виа.
        - Дорогие друзья мои, - обратился к урахцам Расимус по телевидению. - Недавно мы внимательно изучили наш бортжурнал и обнаружили, что поиски некой планеты, с тем чтобы заселить ее, - не что иное, как легенда! Да и где искать, если в мире есть лишь один «Урах», а кругом пустота?.. Звезды, что вы видели на небе, оказались световым эффектом, созданным специальной аппаратурой; мы выключили ее, и смотрите теперь: наш небосвод чист, мы не видим ни одной «звезды»… Наш «Урах», друзья мои, несотворим и неуничтожим! Он есть и будет вечно. Мы свободны от забот! Живите сегодняшним днем и развлекайтесь. Тысячи лет наши мудрецы смотрели вдаль, пытаясь разглядеть, куда ведет наша дорога; а она все время под нашими ногами и не имеет конца! Наши дети изучали в школе то, чего нет в действительности… Мы все ожидали чего-то, новой жизни. А на самом деле настоящая жизнь прекрасна и неповторима! Поздравляю вас с новым открытием! То, что мы называли наукой, оказалось пустой болтовней… Теперь нам она не нужна… Будем счастливы, друзья мои! Ищет только тот, кто потерял что-либо. Это говорю вам я, командир Расимус. А мы
ничего не теряли, и нам нечего искать!
        5
        «Нечто подобное я уже когда-то слышал на Земле», - невольно подумал я, отвлекаясь от телевизора и откидываясь на спинку кресла.
        - Такое уже было, - повторил я вслух.
        - Что было, Пришелец?
        Я вздрогнул от неожиданности и обернулся.
        - Ах, это ты, Тэя…
        - Как видишь.
        - Но ты ведь была там, за экраном…
        - Я бываю там, где захочу, - усмехнулась Тэя. - Только сюда, в машину времени, мне трудно проникнуть, когда она работает… А придержать ее эти противные мальчишки не захотели… Но мне удалось сбить с толку их компьютер; они сейчас там возятся, а я проскочила сюда посмотреть, чем вы тут занимаетесь.
        - Но это нехорошо, Тэя.
        - Почему? Математике все можно… А что ты имел в виду, говоря «было»? Расскажи.
        - У нас на Земле ученые тоже утверждают, что Природу никто не сотворил.
        - Этому можно поверить, - подумав, сказала Тэя. - Если речь идет о всей Природе… Но требуется доказательство.
        - Один наш математик рассуждает примерно так, раз есть нуль, то есть ничто, пустое место, - значит, возможно, и Природа была когда-то «нулем»!.. Правда, он большой шутник…
        - Разве в вашей математике нуль - это совсем-совсем ничто? - прервала Тэя.
        - А как же иначе?!
        - Не все нули одинаковы: один произошел от того, что, например, из семи вычли семь, другой является началом какого-нибудь отсчета, третий получился потому, что какое-то число помножили на другой нуль. Потому-то нуль и нельзя делить на нуль, что мы не знаем, от чего они произошли… А ведь от их прошлого может зависеть результат.
        - У нас это называется неопределенностью нуля, деленного на нуль.
        - Ну вот, и ты понимаешь. Все нули разноцветные, хоть и похожи друг на друга!
        Я представил себе эти разноцветные нули так явственно, что и вправду увидел на фоне белой стены как бы плавающие в воздухе нули: фиолетовые, розовые, желтые, белые, черные, зеленые.
        - А разве нет среди них такого, что существует сам по себе и не произошел ни от умножения, ни от вычитания, без начала и продолжения? - спросил я.
        - Ты имеешь в виду Голубой Нуль? - уточнила Тэя, и в середине роя плавающих перед моими глазами нулей появился четкий, без завитушек, нежно-голубой и неподвижно висящий нуль.
        - А что он должен означать, по-твоему, Тэя?
        - Наверное, пустоту. А возможно, что-нибудь более неожиданное…
        - Но ведь и пустота - маленькая или большая - имеет свое название и смысл, - напомнил я. - То есть и она не совсем нуль… Ее можно сложить с другой пустотой…
        - В том-то и дело.
        - А допустить, что в мире есть только пустота, - нельзя, ибо существуем мы с тобой и то, что мы видим.
        - Ну и что ж? - вновь оживилась Тэя. - Речь идет не о настоящей Всеобщей Пустоте, а только о ее условном понятии в нашем уме. Мы же можем мысленно допустить, что когда-то был Голубой Нуль, а все, что появилось после, есть его частицы… Даже числа! А математика - это детище нуля… Можем.
        - Постой, постой, Тэя… Возможно, Голубой Нуль в самом деле есть только порождение человеческого воображения? Что-то нереальное, не существующее в действительности и, следовательно…
        - …он отделяет пустой вымысел от настоящей или возможной реальности! - закончила Тэя, и глаза ее заблестели от удовольствия.
        - Все, что «влево» от Голубого Нуля, - продолжил я эту мысль, - бесполезные, ненужные фантазии, а все, что вправо от него, - может оказаться полезным!
        - Это удачное сравнение, - одобрила Тэя. - А все же я хочу знать точно, что такое Голубой Нуль? Где он? Не только всё, что есть, но и всё, чего нет, можно измерить и вычислить! Есть ли настоящий Голубой Нуль, обозначающий Великое пустое пространство, или нет?..
        - Тий! - раздался возмущенный возглас Тоя. - Эта дерзкая девчонка снова здесь! Да еще отвлекает Пришельца своими гипотезами.
        - Гипотезами? - пробормотал я. - Но ведь в Голубом Нуле действительно что-то есть…
        - Смотри, Тий, у Пришельца какой-то отсутствующий взгляд. Ему, наверное, стало плохо? Захвати таблетки…
        - Подумать только! - рассердился Тий, вбегая к нам. - Ты и сюда пролезла? Прошу тебя, Тэя, оставь нас, хоть на время! Пожалей Пришельца…
        - Подумаешь… - обиженно нахмурилась Тэя. - Нужны вы мне! - И повернулась ко мне: - А знаешь, Пришелец, наш разговор заставил меня призадуматься кое над чем!..
        - Ну перестань, Тэя, - взмолился Той и указал на меня. - Посмотри, какой он бледный… Куда уж ему думать?!
        Тэя показала ребятам язык, вытянулась дымчатой струйкой и исчезла в Голубом Нуле, увлекая за собой и остальные…
        - Извини, пожалуйста, Пришелец, - сказал Тий, подавая мне таблетку. - Но Тэя проникает сквозь любые стены.
        - Да нет, пустяки, - заверил я. - Мне ее Голубой Нуль понравился сразу…
        - Вот видишь! - многозначительно произнес Той. - Дай ему еще таблетку…
        - Спасибо, я чувствую себя прекрасно.
        - Как хочешь… Так можно продолжить путешествие? - спросил успокоенный Тий.
        - Да-да, прошу тебя: человеческий мозг рассчитан на очень большие нагрузки!
        Глава восьмая
        Великий дрейф
        1
        О, как ликовали урахцы, узнав о новом открытии и о том, что жизнь теперь станет легкой и беззаботной! Дети выбросили учебники и конспекты; в школах занимались чтением, арифметикой, танцами, играми и больше ничем; школьная программа стала легкой и веселой; дети учились, когда хотели, как хотели и… если хотели.
        - Покажи какую-нибудь школу, - попросил я Тия.
        - Ладно… Вот на том экране, справа, - самая большая…
        Здание школы мне понравилось, легкое, изящное, внутри многоцветное - видеть это позволяли почти сплошь прозрачные стены. Дети боролись, бегали взапуски по коридорам, валялись кое-где на полу, на столах, на лужайках, во дворе, некоторые танцевали.
        Педагоги беззаботно взирали на кутерьму и помогали врачам смазывать ссадины и ушибы у своих подопечных.
        Вдруг во двор вихрем ворвалась Тэя.
        - Ребята! - крикнула она. - Ко мне… Быстрее, быстрее!
        Но дети неохотно потянулись к Тэе.
        - A-а, математика…
        - Опять резать?
        - Опять клеить?..
        - Неохота!
        - Тихо, ребята, - повелительно сказала Тэя. - Резать - это значит вычитать, а клеить - складывать. Верно? Садитесь на травку… Договоримся так: если будет скучно - я удаляюсь.
        - Давайте, - раздалось несколько голосов.
        Тэя щелкнула пальцами, и перед детьми появилась большая ученическая доска.
        - Сколько надо иметь цифр, чтобы написать любое сколь угодно большое число?
        - Много! - дружно ответили ей.
        - Правильно. Но сейчас я вам покажу, что такое простые арифметические действия, их волшебную силу… Назовите двузначное число, какое захотите. Ну?
        - Тринадцать! - выкрикнул кто-то.
        - Пусть будет так, оно уже на доске… Я разрешаю вам - пока с помощью только сложения и вычитания - добывать из этих цифр другие, а потом, используя вновь полученные, извлекать все новые и новые числа; посмотрим, скоро ли мы доберемся до конца. Начали!
        - Один плюс три будет четыре? - неуверенно произнес кто-то.
        - Отлично! Это уже на доске… Дальше.
        Дети включились в игру охотнее.
        - Три минус один - два.
        - Дальше!
        На доске, по мере того как поступали решения, сами собой появлялись темно-синие цифры:
        13+2=15; 4+2=6; 13 -6=7; 15 -7=8; 13 -4=9; 13 -8=5; 9–8=1; 8–5=3; 7+3=10; 9+2=11; 11+3=14; 10+5=15; 15+1=16; 13+4=17; 17+1=18; 10+9=19; 11+9=20…
        И пошло, и пошло; когда цифрам стало тесно - доска сама собой удлинилась, а все новым числам конца так и не предвиделось!
        - Убедились? - спросила радостно возбужденная Тэя.
        - А если взять четное число? - задорно спросила девочка в кимоно шоколадного цвета.
        - Попробуем! - в тон ей воскликнула Тэя. - Какое ты предлагаешь?
        - Ну… скажем… двадцать два.
        - Вот оно, на вновь чистой доске! Начинай сама…
        - Два плюс два - четыре; двадцать два минус четыре - восемнадцать; восемнадцать минус четыре - четырнадцать; двадцать два минус четырнадцать - восемь… Что же это такое - одни четные числа?!
        - А ну, помогите ей, ребята.
        На доске появились новые примеры:
        12+14=26; 14+18=32; 32–22=10; 22–10=12; 32 -4=28…
        И ни одного нечетного числа!
        - Не получается? - спросила Тэя. - Ладно, разрешу вам пользоваться умножением и делением. Действуйте!
        С доски мгновенно исчезли прежние числа и появились новые:
        22*4=88; 88–22=66; 66+4=70…
        Наконец кто-то догадался разделить 70 на 10 и получить нечетную «семерку»!
        Дальше пошло совсем ладно:
        22 -7=15; 15 -4=11; 10+10=20; 20 -7=13; 70+13=83; 83+4=87; 87+2=89
        Четные числа стали даже помогать!
        - А сейчас, - услышал я голос Тэи, - кто быстрее получит все числа от единицы до ста, тот и выиграет. Дайте двузначное число!
        - Тридцать четыре! - крикнул кто-то.
        Дети углубились в игру, стало так тихо, что преподаватели встревожились.
        - Это что такое?! - возмутился завуч, подбегая к ним. - Тэя! Разве можно так загружать детей? Прекратите немедленно! Они уже в обмороке…
        Пришлось Тэе уйти, и в школе возникла прежняя кутерьма…
        Но тут над школой появилось темное облачко, повисело немного и медленно поплыло к дворцу Расимуса.
        - Это наши волшебники, - объяснил Той. - Сейчас они будут у командира…
        Я вновь повернулся к самому большому экрану…
        В кабинет Расимуса сквозь стену просачивался густой бурый туман; он собирался в облачко, которое тут же стало распадаться на отдельные фигуры, весьма занятные; но я не успел их рассмотреть, потому что на экране появилось лицо Расимуса.
        - Волшебники? - усмехнулся командир.
        - Да, мы явились, чтобы выразить свое неудовольствие твоей новой программой, - загудели голоса.
        - Почему?
        - Дети не получают знаний, лишены воображения; скоро они совсем забудут нас!
        - Вот и хорошо, - сказал Расимус. - Настало время, когда волшебники не нужны… А воображение только помеха. Я думаю, нам следует еще более упростить и облегчить программу - ввести игру «Ко-ко-ко», некогда найденную на одной планете; недавно я просматривал архивы…
        - Мы знаем эту игру, командир, и помним слишком хорошо, - прервал Расимуса кто-то из волшебников. - Разве ты забыл? Она лишает человека способности мыслить.
        - И лишает их Мечты, - добавил другой.
        - Лишает Мечты? Этого-то нам и нужно. Необходимо навсегда покончить с ней, - решительно произнес Расимус и встал.
        - Почему???
        - Потому что она неосуществима! Это доказывают тысячелетия бесплодных поисков в космосе. Весьма сожалею, уважаемые волшебники, но прошу вас оставить меня, не вмешиваться в мои действия и ждать дальнейших распоряжений!
        - Распоряжений?! Нам?! - поразились волшебники, пожали плечами (у кого они были) и, не зная, о чем еще можно говорить с таким командиром, удалились.
        2
        - Напрасно он так… - заметил я. - Если мечта хорошая, добрая, она непременно осуществится. У нас на Земле мы с добрыми волшебниками дружим.
        - А фантасты? - спросил Тий.
        - Кто как… - замялся я.
        - Сейчас ты увидишь возмутительные сцены, - сказал Тий, дрожа от возбуждения; из груди его послышалось учащенное «тик-так, тик-так, тик-так…» - Смотри, что с нами делали твои братья по перу… Смотри, Пришелец, а мы уйдем, не хочется вспоминать такое. Вон видишь, идут двое; это братья-фантасты, работающие в соавторстве… Настоящие разбойники!
        3
        Однако с виду это были два обыкновенных молодых человека приятной наружности, в черных кимоно, один из них в очках.
        - Так что же теперь делать, Ари? - развел руками тот, что был изящнее и стройнее.
        - Не знаю, право, Бри, - вздохнул широкоплечий очкастый собеседник. - Прошлое нам запрещено…
        - Ну, это меня не очень огорчает, обойдемся.
        - Не скажи, ведь столько уже написано!
        - Это тоже пусть тебя не беспокоит. Расимус приказал уничтожить всю литературу, написанную до нас. Так что, считай, мы начинаем на новом месте.
        - Это, конечно, неплохо, - одобрил Ари. - А то классики совсем нас зажали… Но Будущее нам тоже запрещено, а без него туго придется!
        - Что верно, то верно… Будем теперь вовсю использовать только Время и Пространство - кроить их как попало. Согласен?
        - Согласен. Только без планет и звезд! - напомнил Ари. - Их теперь нет…
        - А вот и Тэя навстречу… Послушай, девочка, иди-ка сюда. Ты должна нам помочь…
        - Знаю, - прервала Тэя. - Мои ножницы и клей к вашим услугам. Стойте здесь, я сейчас притащу Тоя.
        - Отлично, девочка, - усмехнулись братья и зловеще перемигнулись. - Ты поняла нас правильно…
        И верно, не прошло и двух минут, как Тэя привела ничего не подозревающего Тоя.
        - Вот эти ребята, - сказала Тэя, - хотят поговорить с тобой… Они фантасты, мои друзья. Им наплевать на законы Природы, они прирожденные экспериментаторы, а новых идей в них, как звезд в космосе…
        - Никаких звезд, Тэя! - строго напомнил Ари. - И космоса тоже.
        - Извините, - сказала Тэя и склонилась в знак послушания. - Но Пространство все же осталось? И Время тоже?
        - Это иное дело, - кивнул Бри.
        - Ну вот, видишь, они уважают тебя… - повернулась она к Тою. - Фантасты тоже играют по правилам.
        - Слушаю вас, - сказал Той (я именно его видел сейчас сквозь прозрачные стены машины времени) и доверчиво подошел к фантастам.
        - Как ты полагаешь, Той, можно ли Пространство растягивать? - спросил Ари.
        - Или сжимать? - добавил Бри.
        - Не знаю, - задумался Той. - Раньше никто не пробовал…
        - Это-то их и вдохновляет… - загадочно произнесла Тэя.
        - Ты уверен? - обрадовался Ари.
        - Конечно.
        - Милый Той, - ласково произнес Ари, - ведь нельзя производить опыты со всем Пространством Вселенной: оно очень огромно… Правда?
        - Пожалуй, - согласился Той.
        - Другое дело, если мы попросим тебя… Ну, скажем, стать на голову… А?
        - Но я не умею стоять на голове или ходить на руках.
        - Отлично! - воскликнул Бри. - Значит, и большое Пространство нельзя перевернуть… Ведь ты его часть, да еще волшебная, - у вас одинаковые свойства.
        - Это верно.
        - А можно ли… разорвать Пространство? - спросил Ари, кровожадно глядя на маленького волшебника.
        - Еще чего! - насторожился Той. - Наверное, нет…
        - Наверное?! - прервал Бри. - Нам надо знать точно! Тут без экспериментов, как я уже говорил, не обойтись…
        - Но у меня нет желания разрываться! - вскричал Той.
        - Желание возникает по необходимости… - зловеще произнес Ари.
        - Нет, я не согласен! - решительно заявил Той.
        Братья переглянулись и бросились к нему. Той хотел увильнуть, но Тэя дала ему сзади подножку, здоровяки, что называется, на лету схватили его, повалили на траву и принялись экспериментировать…
        Бедный Той кричал, потом глухо мычал, но разорвать его братьям не удалось. К тому же Той все-таки вырвался. Но не пробежал он и десяти шагов, как на пути его возник еще один фантаст - бледный, с горящими глазами и мужественными усами. Он молча ухватил Тоя за полу кимоно, и тот упал. Но тут же встал на колени и взмолился:
        - Фантастик! Миленький! Я же не пустой. Я живой. Поверь мне, я буду исполнять все твои желания, как смогу… только пощади. Ну, пожалуйста… Я же все равно не сделаю того, чего не умею делать…
        Подбежал Ари и, отталкивая соперника, гневно сказал:
        - Отойди, Ермей, он наш! Мы первые его нашли…
        - Не забывайте, что я член правления Совета фантастов…
        - Ну и что?
        - Как это - что?
        - Ты же больше интересуешься историей, к чему он тебе?
        - Пусть тогда никому не достанется.
        - Это почему же?
        - Хотя бы потому, братья мои, что все должны охранять среду своего обитания, а Пространство - немаловажная часть этой среды… Ступай, парень, - повернулся он к Тою.
        «Парень» взвыл от радости и мгновенно исчез. Братья-фантасты горестно посмотрели ему вслед и пошли своим путем, без дальнейших экспериментов.
        - И не забывайте, - сказал им вдогонку Ермей, - что нам, фантастам, опыты не обязательны… Нам подавай мысли, самые кудрявые, свеженькие, ни на что не похожие, но - мысли!
        4
        Под садовой скамьей притаился Тий. К нему кинулись сразу четверо фантастов и все та же Тэя. Они вытащили его и, крепко держа, поставили на ноги.
        - Вот он где! - вскричал один, похожий на пирата. - А мы его ищем…
        - Чего ты воешь? - разозлился второй. - Мы же только подошли к тебе и еще не начали экспериментировать…
        - Там… - плача, указал рукой Тий, - мучают Тоя… А если ему больно - мне тоже невмоготу…
        - Ребята, взялись! - скомандовал «пират».
        И они принялись перебрасывать Тия друг другу, но всякий раз Тий успевал повернуться в воздухе лицом в сторону движения.
        - Лети спиной! - ярились фантасты.
        - Не могу, - оправдывался Тий. - Я же в обычных условиях иду только вперед!
        - Мы тебя научим идти и назад, и вбок в любых условиях…
        Его стали мять, вращать, теребить. Тий охнул и упал.
        - Не притворяйся! - закричал кто-то из фантастов. - Рассказывай все, что чувствуешь…
        Тий пришел в себя, дико огляделся и нацелился было юркнуть в кусты. Но вперед выступила Тэя и принялась кромсать его своими ножницами на все более мелкие части, пока не потребовался микроскоп.
        - Молодец, Тэя! Без математики здесь не обойтись… - сказал высокий и ласковый на вид писатель-фантаст с белокурыми локонами до плеч и бросился ей помогать. - Я, кажется, нашел самую маленькую частицу Времени… Она больше не режется, не сплющивается под ударом, не сгорает в пламени моей походной горелки и не боится кислот.
        - У меня есть при себе мощный аккумулятор, - выбрался из толпы начинающий писатель-фантаст, совсем еще юноша. - А ну, дайте мне… Я сейчас испытаю ее током! Разрешите… Надо же дать дорогу молодым творческим силам…
        Все отошли на несколько шагов, даже Тэя, а юноша подключил к микроскопу проводок и повернул рычажок в боковом кармане. Фантасты вновь сгрудились над скамьей (я тоже весь подался вперед, но бесполезно: пылинки телеэкран, к сожалению, не показывал).
        «Эх, - пробормотал я про себя, - увидеть бы хоть чуть-чуть!..»
        Они долго шарили с увеличительными стеклами и все же нашли мельчайшую частицу Тия, она была невредима!
        - Значит, Время не сплошное, а состоит из отдельных частиц! - воскликнул юноша.
        «Вот это как раз то, что мне нужно было узнать», - обрадовался я.
        Фантасты вместе с Тэей бросили частицу Времени в траву и, весело обсуждая удачный эксперимент, скрылись за углом ближайшего дома.
        Из кустов выбежал Той и широко раскрытыми от ужаса глазами смотрел на то, что осталось от его друга…
        - Бедный мой Тий, - плача, приговаривал Той, - что они с тобой сделали?! Что они с тобой сделали, варвары! А эта Тэя?! Но ничего… У меня есть волшебный клей МК-6, я верну тебя к жизни…
        Долго и кропотливо собирал он Тия, склеивал зеленым клеем из тюбика. Вот он уже собрал почти все, осталось найти ту самую мельчайшую частицу.
        - Сейчас, Тий! - бормотал он. - Сейчас, потерпи немного… Совсем нас не уничтожат даже фантасты, но натерпеться от них придется еще немало… Вот она, твоя мельчайшая частица, я нашел! Еще секундочку, Тий… Готово! Раз, два, три…
        Тий открыл глаза, и друзья радостно обнялись.
        - Ох! - простонал Той и улыбнулся. - Осторожно, Тий, у меня тоже болит все тело…
        - Спасибо тебе, дружище, без тебя и меня не было бы! Но какова Тэя?! Она основательно спелась с этими разбойниками! Математика служит кому угодно.
        5
        - Видел? - услышал я за правым плечом голос Тия.
        - Да… - ответил я, не оборачиваясь.
        - Ну что, Пришелец? - допытывался Той.
        - Да как сказать… - помедлил я с ответом. - Дело в том, что и в фантастике опыты весьма желательны…
        - И это ты называешь опытом?! - воскликнули они и отбежали в угол.
        - Нет, не совсем так… - смутился я. - С моей точки зрения, лучше всего наблюдать за тем, на что вы сами способны…
        - О чем и я говорил! - подхватил Той.
        - А с нами… ты… не станешь экспериментировать? - спросил Тий.
        - Нет-нет, - заверил я. - Может быть, потом… задам несколько вопросов…
        - Сколько угодно, на это мы согласны.
        - Ну, а что же дальше произошло на «Урахе»?
        - Сейчас, Пришелец, я покажу тебе главное… Смотри - на большом экране…
        6
        В кабинете Расимуса собрались все члены Главного Штаба. Судя по их постаревшим лицам, прошло много времени. Рассевшись у стола, они вопросительно посмотрели на командира; Расимус вздохнул и включил показатель Воли к Победе. Столбик на шкале… стоял на прежнем, самом нижнем делении выше Нуля!
        - Держится… - неопределенно произнес Расимус и решительно тряхнул головой. - Ну что ж… Выходит, мы на верном пути.
        - Как сказать, - заметил психолог Виа. - Ведь столбик и не поднимается…
        - Неважно, - отмахнулся Расимус. - Зато и не опускается.
        - Но так мы не достигнем цели, - вздохнул астронавигатор Ту.
        - Без мечты, без сказки, - поддержал его Виа, - нельзя достичь успеха, особенно в серьезном деле…
        - Неверно! - сурово произнес Расимус и включил всеобщую телевизионную сеть. - Дорогие урахцы, - обратился он ко всем согражданам. - Вот тут кое-кто из членов Штаба говорит о том, что нам с вами нужна сказка, чтобы сделать ее былью… А я утверждаю: нам нужна только быль, а всякие сказки - долой!
        И все урахцы, кто где стоял, сидел или лежал, закричали:
        - Быль! Долой сказку, долой!..
        В то же мгновение голубой столбик на шкале указателя Воли к Победе упал ниже рокового нуля, откуда-то сверху, из-под самого купола, прозвучал мощный музыкальный аккорд, и едва он стих, как все население астероида-звездолета «Урах» превратилось в… тысячи восковых безжизненных фигур…
        Так начался их Великий безмолвный дрейф, длящийся уже приблизительно тридцать четыре столетия!
        7
        - Теперь ты знаешь все, Пришелец, - сказал Тий, - вновь подходя к пульту управления машиной времени. - Вернемся к началу наших странствий…
        Перед выходом из машины времени я глянул в зеркало и едва узнал себя: морщины на лице разгладились, редкие волосенки на висках сменились более или менее густой, хотя и белой, а все-таки шевелюрой во всю голову. На вид мне сейчас нельзя было дать больше шестидесяти лет!
        - Что это со мной?! А?..
        - Ты посвежел, Пришелец, за время путешествия в Прошлое, - объяснил Тий. - Таково уж свойство нашей машины.
        - Это неплохо, - успокоился я. - Приятно выглядеть молодым…
        Глава девятая
        Тайна раскрыта
        1
        Я достал свой корреспондентский блокнот, чтобы сделать очередные записи, но тут в голову влезла игра Тэи; видимо, внутренне я еще больше омолодился…
        «А что, если взять число десять?» - спросил я сам себя и написал: 10. Далее: 1+0=1. Гм… А если 1–0? Тоже получается один… Как же быть? Очень просто: 10+1 = 11. И понеслось: 11+1=12; 12–10=2; 2+1=3; 10 -3=7; 3+1=4; 10 -4=6; 7–2=5; 5+3=8; 8+5=13; 13+2=15…
        - Застрял? - заинтересовался Тий. - Дай-ка я…
        И он написал: 6+8=14; 14+3=17; 17+3=20; 13+6=19…
        - Ну чего тут думать?! - загорячился Той. - Дай я…
        И продолжил: 14+7=21; 21+1=22; 15+8=23; 20 + 5=25; 25 -1 = 24…
        - А теперь прибавляй к двадцати пяти единицу, потом опять единицу и можно так без конца… - подсказал Осирис.
        - Так неинтересно, - возразил я, - и скучно. Хорошо бы почаще использовать новые комбинации чисел, получится красиво!
        - А зачем красиво? - спросил Осирис. - Важен результат.
        - Как бы не так! Вот ты предложил Расимусу убрать причину, так он даже сказки запретил, и все ваши люди, включая его самого, превратились в восковые фигуры…
        - Я говорю: я виноват? - немного растерялся Осирис.
        Только сейчас я заметил, что нахожусь опять в той комнате, где был пленен, и в том же обществе.
        - Да, Осирис, - перешел я на деловой тон, - ты дал опасный и неверный совет. По существу, ты дал совет смириться перед трудностью задачи. Так?
        Осирис молчал, но изображение его слегка потускнело.
        - Человек - создание активное! Преодоление творческих трудностей, если хочешь знать, может быть, единственный путь к совершенству. Надо было продолжать изучать все обстоятельства полета… Искать, в чем причина ваших бед, а не отмахиваться от них. Человек - это поиск, а не результат… Ищет не только тот, кто потерял, но и тот, кому надо найти!
        - Двадцать четыре минус четырнадцать будет десять, тринадцать минус три - тоже десять, - забормотал Тий, вновь обращаясь к начатой нами игре. - Интересно, сколько же раз в этой комбинации чисел можно получить первоначальное число? В этом что-то есть…
        - Ага! - раздался голос Тэи, которая незаметно присоединилась к нам, вероятно проникнув сквозь стену. - Ты играешь в мою игру?! Поздравляю…
        - Это чистая случайность, - смутился Тий. - И я не один игру мы любим все.
        - Но математическую игру - особенно, - многозначительно произнесла она и засмеялась. - Ну что, уже не сердитесь на меня?
        - А в самом деле, ребята, - предложил я, - лучше вам помириться и действовать сообща.
        - Ни за что! - воскликнул Тий.
        - Не сердись, Тий, - будто не замечая настроения собеседника, продолжала Тэя. - Зато все мы теперь знаем, что Время не сплошное, а состоит как бы из мелких-мелких невидимых зерен…
        - Ну и что ж? Даже если это так и есть на самом деле?
        - А то: по моим расчетам выходит, что причина переходит в следствие не сразу, не мгновенно, а через какой-то промежуток времени, равный величине твоей самой маленькой частице! Понял?
        - Ух ты! - восхитился Тий. - А ведь верно! Тогда мне легче определить среднее время всей Вселенной!
        - А вот и нет, - возразила Тэя. - Кто тебе сказал, что во всей Вселенной время состоит из одинаковых зерен? Может быть, где-то есть большие, а где-то меньшие, там время либо скорее нашего, либо медленнее… А? Съел!
        Тут меня, что называется, в жар бросило от предчувствия, что вот-вот в моей голове родится новая и очень важная мысль.
        - Стойте! - закричал я. - Замрите, я сейчас буду думать вслух…
        Ребята испуганно отскочили в сторону, а храбрая Тэя, наоборот, приблизилась - судя по всему, она ничего и никого не боялась.
        - Если Тэя права, - сказал я уже обычным, даже рассудительным тоном, - то можно предположить, что планета Емек, откуда вы родом, - пришелица из другой галактики, где время медленнее, чем в нашей. Уловили мою мысль?
        - Уловили! - хором закричали все.
        - Можем мы сейчас выйти в космос, на самую окраину Вселенной, и уйти назад на два-три миллиарда лет? Чтобы проверить это воочию?
        Все трое сгрудились и стали совещаться. О чем они говорили, я не слышал, но минут через пять Тий сказал:
        - Твое предложение для нас реально, но… без тебя, Пришелец. Уж очень далеко назад прыгать придется, а ты вон какой толстый, весишь изрядно, на всем «Урахе» такого не найдешь. А мы - я, Той и Тэя - легонькие и смотаемся быстро…
        2
        Когда они исчезли, Осирис подал мне что-то напоминающее школьный пенал и сказал:
        - Твои друзья запрашивали о тебе; я объяснил им, что ты в безопасности… Они передали в радиозаписи содержание нескольких последних номеров газеты «Вечерний Ростов». Нажми розовую кнопочку, если хочешь…
        Удача, друзья мои, редко бывает одинока, даже если она случайная, - я давно обратил внимание на это приятное обстоятельство… Возможно, так происходит оттого, что в мире все больше становится хороших людей. Вот и на этот раз: среди множества материалов, рассказывающих о жизни моего города, о новых линиях метро, о Пионерской Республике, возникшей на Зеленом острове, меня особенно взволновала заметка, которую я приведу здесь полностью:
        « - Солнце никогда не угаснет, - заявил нашему корреспонденту сотрудник Северо-Кавказского научного центра астрофизик Дмитрий Нахичеванцев. - То есть, - уточнил он, - естественный процесс его медленного угасания можно сделать управляемым. Мы знаем, что, уменьши наше светило свою яркость всего на одну сотую - и средняя температура воздуха Земли снизится до семидесяти градусов мороза. Ну, а если еще на одну сотую?.. Так вот, в нашей лаборатории сверхудивительных проектов (СУП) разработан надежный метод восстановления энергетического баланса угасающих звезд с помощью… Впрочем, мне не хотелось бы вдаваться в научные подробности, потому что всякая гипотеза или теория всегда нуждается в практической проверке. Короче, - пошутил товарищ Нахичеванцев, - пусть кто-нибудь из ваших читателей даст нам угасающую звездочку, и мы вам покажем, на что мы способны!»
        - Осирис, - позвал я. - Ты слушаешь?
        - Да, - ответил он. - Но я хотел сказать нечто более важное, Пришелец, и тебе одному. - Я пересмотрел нашу Энциклопедию и пришел к выводу, что ты прав: я дал плохой совет Расимусу. Но сам он поступил еще хуже: это по его вине люди превратились в восковые фигуры.
        - Что же надо сделать, чтобы вернуть их к жизни?
        - Есть только одно средство… Вернуться к родному солнцу: его лучи вновь оживят урахцев.
        - Разве наше солнце не может этого сделать?
        - Нет, Пришелец, у каждого во Вселенной есть свое солнце, которое дало ему жизнь; двух абсолютно одинаковых не бывает.
        - Сколько сейчас… жителей, если можно так сказать, на «Урахе»?
        - Меньше десяти тысяч, - ответил Осирис. - Остальные умерли от отчаяния и разочарования: человек не может жить просто так…
        - Понимаю. Но ведь вернуться - это означает несколько сотен лет?
        - Не сотен, а тысяч… - поправил Осирис.
        3
        В это время к нам, как всегда, сквозь стену буквально ввалились мои новые друзья. Вид у них был возбужденный и… радостный.
        - Пришелец, - первым заговорил Тий, - ты прав: мы видели, как от соседней галактики оторвалась звезда с шестью планетами и, немного проплутав…
        - …притянулась вашей Галактикой и пристроилась неподалеку от ее края, - продолжил Той. - Это и есть наше солнце, и случилось это…
        - …всего двести миллионов лет назад! - закончила Тэя. - А одна из планет той звезды и есть наша Емек!
        Так была раскрыта тайна старения урахцев на планетах нашей Галактики, в том числе и на Земле. Стало ясно, что соседняя галактика, фактическая родина урахцев, вернее их далеких предков, имеет свое время, несколько медленнее нашего с вами. И нечего им искать другую родину, необходимо возвращаться.
        - Но ведь там… все замерзло, и жить на планете Емек нельзя, - печально произнес Той.
        - Не все потеряно, - сказал я и передал им содержание заметки в «Вечернем Ростове».
        Ребята заметно оживились; только Тэя безучастно стояла в стороне, хотя слушала внимательно.
        - К тому же, - добавил я, - Осирис выяснил, что урахцы смогут ожить только под лучами своего родного солнца.
        - Вот что, - предложил Тий, - Осирис, ты сможешь связаться с Землей?
        - Да, это возможно, но понадобится много времени.
        4
        Только теперь, когда начался долгий разговор Осириса с Северо-Кавказским научным центром, я понял, какое громадное расстояние отделяет меня от дома и редакции родной газеты…
        Радиосигналы, пробегающие триста тысяч километров в секунду, достигали Земли только через минуту и через столько же времени мы получали ответ!
        Хорошо, что в распоряжении Осириса имелся архив с точными астрономическими данными, необходимыми для окончательного решения вопроса.
        Прошло не более суток, и Осирис спокойно сказал:
        - Нам сопутствует удача. Я говорю, по возвращении на планету Емек я смогу выполнить указания Дмитрия Нахичеванцева, и наше солнце восстановит свою яркость, оживит не только «Урах», но и планету Емек.
        - Но до нашего солнца так далеко, - вздохнул Той.
        - И ждать надо так долго! - пригорюнился Тий.
        - Подумаешь… - пожала плечами Тэя.
        - Ничего, - начал я успокаивать ребят. - Сейчас даже хорошо, что урахцы стали восковыми: в таком состоянии им что секунда, что тысяча лет - все равно!
        - Им-то хорошо. А нам? Мы ведь не восковые, - еще больше опечалился Тий.
        - Пришелец, полетим с нами, а?
        - Не покидай нас, - попросил Той.
        - Мы тебя тоже попробуем сделать восковым, - пообещала Тэя.
        - Нет-нет, спасибо! У меня дела. Меня ждут. Я и так задержался. Да и домой хочется…
        - Пришелец прав, - сказал Осирис. - Теперь он может покинуть нас. Все-таки не зря я привел «Урах» сюда: земляне помогли нам, спасибо!
        5
        Я уже протянул было руку для прощания, как вдруг прозвучал тревожный сигнал, и Осирис спокойно произнес:
        - Человек за бортом…
        Больше всего меня, поразило то, что Осирис сказал «человек за бортом», а не «звездолет» или «люди»; он сказал именно «человек», то есть в единственном числе! И это в космосе… Представляете?
        Глава десятая
        «Вечные скитальцы»
        1
        Осирис поднял руку, и тотчас стена справа превратилась в телевизионный экран. Изображение было настолько четким, а к тому же и объемным, что мне показалось, будто перед нами в самом деле открылся необозримый космос; даже повеяло холодом…
        Мы увидели его одновременно, но внутренне уже были подготовлены словами Осириса «человек за бортом» и поэтому не отшатнулись, не вскрикнули от неожиданности, а лишь слегка напряглись и подались вперед.
        Это был действительно человек. В скафандре. Почти целиком прозрачном. Я говорю «почти», потому что на нем был широкий и темный пояс. Незнакомец был коренаст, темнокож, узкоглаз и вполне походил бы на землянина или урахца, если бы не вытянутая, как дыня, голова с маленьким и сморщенным, как у младенца, лицом. Скафандр незнакомца напоминал костюм аквалангиста и голубовато светился.
        Незнакомец с явным интересом осматривал астероид-звездолет и, видимо, искал вход. Мы увидели, как он плавно влетел в открывшееся перед ним овальное отверстие; еще мгновение - и медленно возникающая сила тяжести позволила ему стать на ноги, а светящаяся стрелка у его ног привела незнакомца к нам.
        Войдя в комнату, он поднял руку в знак приветствия, и личико его радостно засветилось. Мы дружески обнялись, затем незнакомец попытался обнять и Осириса, но не испугался, когда прошел сквозь него, а судя по всему, догадался, с кем, вернее с чем, имеет дело.
        Глянув на моих юных друзей-волшебников, он принял их за детей и потрепал каждого по щеке. Затем, указав рукой на себя, отчетливо произнес:
        - Фа…
        Представились и мы, то есть я и волшебники. Осирис тут же вступил с ним долгий разговор и вскоре стал нашим переводчиком.
        - Меня зовут Фа, - стал рассказывать гость. - Я и мои друзья, - он кивнул в сторону телеэкрана, - жители космоса…
        - Как это - жители космоса? - прервал я.
        - Как сказано, так надо и понимать, - просто ответил Фа. - Наши предки родились на планете Йот. Но мы покинули ее… Втроем.
        - Так вы тоже «вечные скитальцы»! - воскликнул Тий.
        - Хорошо сказал, - одобрил Фа. - Пожалуй, нас можно назвать и по-твоему.
        - Солнце вашей планеты стало угасать, и вы покинули ее? - догадался Той.
        - С чего это ты взял?! - удивился Фа. - Оно светит, как и раньше. Но нам надоело жить на одном месте - вот мы и избрали кочевой образ жизни…
        Слово «кочевой» я использовал, чтобы моим читателям проще было понять рассказ Фа, который объяснил то же самое, но более сложно.
        - Ничего не пойму, - признался я. - Выходит, вы по доброй воле захотели покинуть навсегда свою планету?
        - Приблизительно так, - сказал Фа, - а говоришь: «Не понял».
        - Но для чего?
        - Космос велик, красив и загадочен, - увлеченно заговорил Фа. - Он величествен и неповторим. Мы уже убедились в бесконечном многообразии Природы…
        - И вы не скучаете по своей планете?
        - Скучать? В космосе?.. Странный вопрос!.. Жить постоянно на какой-либо из планет - вот это действительно скучно. У нас великолепная техника, позволяющая преодолевать любые расстояния, всего у нас хватает, а жажда знаний ведет только вперед. Ведь мы прирожденные фантасты…
        - Ой! - воскликнули Тий и Той, мгновенно отскочив от него.
        - Что это с вами? - поразился Фа и тоже опасливо отстранился.
        - Да ты снял бы скафандр, - посоветовал я.
        - Спасибо.
        И скафандр на нем тут же испарился…
        - Но что это… с ними? Они меня испугались?! - допытывался Фа.
        - Видишь ли, - настал мой черед рассказывать. - Это очень необычная история…
        - Так поведай ее немедленно! Самое интересное, приятное и достойное внимания - это необычное.
        2
        Выслушав мой рассказ об урахцах, Фа молчал так долго, что я заговорил вновь:
        - Ты не все понял?
        - Наверное… Я не уясню главного: к чему искать новую планету? Им - урахцам?
        - Не поймешь?!
        - Вернее, понять-то, может быть, пойму, - признался Фа. - Но считаю, что и в космосе можно жить интересно, раз уж так у них получилось.
        - А в чем этот интерес?
        - Видишь ли… Мы посетили в нашей галактике несколько обитаемых планет. Каждая из них по-своему хороша. Но только на самых старых планетах наука и техника могут сравниться с нашими. А в общем, скажу тебе, разум во Вселенной развивается быстро, и скоро наступит эра его объединения. Когда это произойдет - настанет пора разгадать тайны Времени и Пространства. Для этого нужны будут огромные расстояния и умение управлять временем… Мы - «вечные скитальцы» - взяли на себя задачу сделать как можно больше подготовительной работы. Для будущих ученых всех обитаемых планет! Мы устанавливаем в галактике различную аппаратуру. Достаточно долговечную. Умную. Она собирает информацию, которая может быть полезна в будущем.
        - Ну и что же?
        - А вот, к примеру, мы заметили, что пространство движется!
        - Разве такое возможно?
        - Раз движется - значит, возможно.
        - Как река?
        - Пожалуй. Только очень стремительная.
        - А куда она течет?
        - Пока не знаем. Потом когда-нибудь, используя показания нашей аппаратуры, люди сумеют это разгадать…
        - А можно посмотреть ваш звездолет?
        И вдруг… Но - по порядку, не станем спешить.
        3
        Их звездолет назывался «Гндак» и представлял собой шар всего метров сто в диаметре с несколькими трехгранными остроконечными шипами. Ничего похожего на двигатель не было, и потому я спросил:
        - А как он передвигается в пространстве?
        - Он передвигается во времени, - пояснил Фа.
        - Во времени? Расскажи подробнее, - заинтересовался Тий.
        - Это очень трудно, - задумался Фа.
        - Мы, правда, волшебники, - признался наконец Тий, - вот я, Той и Тэя, но мы поймем… Я надеюсь.
        - Волшебники?! - почему-то несказанно обрадовался Фа. - Так чего же вы сразу не сказали? Тогда в путь!
        И… мы очутились в какой-то золотистой пустыне под звездным небом. Перед нами в большом бассейне плавало прозрачное подобие огромного метательного диска, внутри которого искрилась мириадами звездочек модель нашей Галактики! Я узнал ее сразу и сказал об этом Фа.
        - Ты угадал, Пришелец, - кивнул он. - Это наша «карта», которой мы пользуемся для расчета маршрутов своих полетов. Смотрите, друзья: галактика вращается вокруг своего центра. Видите! Сейчас мы вот здесь…
        Неподалеку от края вспыхнул голубой зайчик света.
        - Видим, - сказал Той.
        - И вот нам захотелось попасть отсюда, скажем… вот в эту точку - почти на другом краю галактики. Наша математическая машина вычисляет, когда эта точка находилась на том месте, где мы сейчас. Ясно?
        - Ясно, - сказал я.
        - А весь наш звездолет есть не что иное, как очень мощная машина времени… Мы включаем ее и уносимся назад, в прошлое, пока не попадем в новое место!
        - А если это новое место находится дальше или ближе от центра, то есть не на одной окружности? - спросила Тэя.
        - Ну и что ж? Ведь галактика не только вращается, но еще и несется в пространстве по своей траектории, и можно вычислить, когда нужная нам точка пересекалась этой траекторией.
        - А почему вы отправляетесь в прошлое, а не в будущее? - спросил Тий.
        - Да потому, что прошлое нам лучше известно, чем то, что еще будет, и, следовательно, меньше риска.
        - Но ведь оно - это место - будет «старым», - вновь заговорила Тэя. - Оно же там, в прошлом…
        - Верно, - повернулся к ней Фа. - А потом мы движемся вместе с этой точкой и быстро возвращаемся в настоящее, преодолев огромное расстояние, двигаясь только во Времени.
        - Славно! - засмеялся от удовольствия Тий.
        - Так где мы находимся? - спросил я, только сейчас удивленно осматриваясь.
        - В нашем звездолете.
        - Но ведь он у вас снаружи небольшой, а здесь, внутри, и горизонт еле виден.
        - И тем не менее это так, - заверил Фа.
        - Ну и техника! - восхитился я.
        - Не удивляйтесь, - усмехнулся Фа. - Это не совсем обычная техника…
        - А я и не говорю, что обычная, наоборот - такое совершенство, что нам на Земле, пожалуй, никогда не достичь подобного!
        - Да, верно ты сказал, - засмеялся Фа. - На любой планете такого не будет.
        - Это почему же? - Я почувствовал себя задетым. - И что тут смешного?!
        - А ты кто, Пришелец? - спросил Фа.
        - Он сказочник, - ответил за меня Тий.
        - Ого! Это другое дело! Так вот, друзья: никакие мы не космонавты, в обычном понимании, а… волшебники.
        - Волшебники?!
        - Точно. С планеты Йот. Нам дано задание, и мы выполняем его. Следует заметить, что я и мои друзья давно имеем высшее образование и помогаем нашим людям в их жизни и работе. А неграмотные волшебники - это, извините меня, фокусники и не больше…
        - Сейчас у нас на Земле, - поспешил я вставить слово, - волшебники тоже стали учиться.
        - Очень хорошо, - одобрил Фа. - Без этого нам, волшебникам, грош цена. Однако пора лететь дальше… Я хочу вам помочь, ребята. Покажите, где находится ваша планета Емек?
        Той немедленно исполнил его просьбу.
        - Прекрасно. Мои друзья помогают сейчас Осирису сделать необходимые расчеты, чтобы превратить весь ваш «Урах» в такую же волшебную машину Времени, как наша… Я верю, что ваш землянин - ученый из Ростова-на-Дону - придумал надежный способ оживить солнце Емека… Чем это ты занят, когда я говорю? - подозрительно спросил Фа.
        - Записываю все в свой корреспондентский блокнот, чтобы рассказать потом читателям «Вечернего Ростова», - объяснил я.
        - Очень хорошо! - успокоился Фа. - Передай привет своим читателям и можешь заниматься этим на «Урахе». А мы с Тэей, Тием и Тоем займемся своими, волшебными, делами. Я хочу приготовить тебе один сюрприз, Пришелец… Прощай!
        Не успел я и глазом моргнуть, как очутился в прежней комнате на «Урахе». Один. И тут же углубился в составление очередной корреспонденции.
        Глава одиннадцатая
        Солнышко Емека принимает таблетку
        1
        Мы наблюдали отлет волшебного звездолета «Гндак» по телевизору. Впрочем, слово «отлет» здесь не подходит. Не годится также «старт» или любое иное слово, близкое этим двум по значению.
        Судите сами… Сперва мы увидели на экране веселого Фа.
        - Желаю вам успеха, - сказал он. - Не знаю, встретимся ли еще, но приятно, что мы теперь знакомы. Я уверен: эксперимент по идее ростовского ученого удастся… Что же касается тебя, Пришелец, мы приготовили тебе сюрприз. Осирис все объяснит. Надеюсь, тебе эта штука пригодится… А потом вернешь. Прощайте!
        Затем мы увидели звездолет «Гндак». Из черного космического пространства вынырнули две фигурки в скафандрах и скрылись в ближайших «шипах», которые оказались устройствами для связи с открытым космосом.
        «Раз, два, три…» - услышали мы за кадром голос Фа, и шар мгновенно исчез! Не «растворился» или там «моргнул», а просто не стало его и все тут. Как в сказке!
        - Молодцы, ребята, - похвалила Тэя. - Лихо у них получилось.
        - А что за сюрприз приготовил мне Фа? - поинтересовался я.
        - Пошли на наш космодром, - предложил Той.
        Рядом с моей автоматической ракетой, на которой я прилетел, стоял сверкающий никелированный снаряд в виде цилиндра, всего метра два высотой.
        - Что за штуковина? - удивился я. - Такая малышка…
        - Это и есть сюрприз. Индивидуальная машина времени, - объяснил Осирис, появившись передо мной. - Смотри. - Он открыл дверцу и указал на розовый пластмассовый прибор с наборным диском, как на наших современных телефонах. - Зайдешь, закроешься, наберешь на диске число того земного года, в который захочешь попасть, - но не больше ста лет в обе стороны - и, как говорят у вас на Земле, бывай здоров! А твою ракету я сам отправлю.
        - Понятно. А как же я смогу вернуть машину Фа?
        - Закроешь дверцу снаружи и все…
        Обнялись мы с ребятами, улыбнулись друг другу с Осирисом. Я залез в машину времени и закрыл дверцу. Что-то щелкнуло, и в кабине слегка потускнел свет.
        Меня охватило страшное волнение. Столько событий, встреч, размышлений. Да и привык я к Тию, Тою и Тэе, даже к Осирису… А домой хочется, и поскорее!
        Машинально набираю цифры и слышу приятный музыкальный аккорд. «Наверное, приехал?» - думаю я и без труда открываю дверцу.
        2
        Осень. Ветер метет опавшую листву. Я стою на пустынной детской площадке, с плескательным бассейном, игрушечными домиками, макетом звездолета, каруселью…
        Озираюсь кругом и вдруг узнаю: да это же Авиагородок возле аэропорта… А вон и дом, где я жил на первом этаже, когда еще был пилотом Аэрофлота.
        Мимо пролетел газетный лист, и прижатый ветром, застрял в кустике, в двух шагах от меня. Я с нетерпением схватил его. Да, это моя газета, «Вечерний Ростов» за 18 октября 1978 года! Только теперь я догадался, что второпях набрал номер своего домашнего телефона 19–78 и… действительно попал домой, но на много лет назад, задолго до тех событий, что были пережиты мной совсем недавно.
        Надо исправить ошибку. Я повернулся к машине, но успел только увидеть, как сильный порыв ветра мягко захлопнул дверцу и… моя индивидуальная машина времени, волшебный дар Фа, исчезла.
        Так я оказался снова в нынешнем времени! Хорошо еще, что у меня сохранился корреспондентский блокнот: так что, если кто спросит, откуда я взял этот сюжет, я покажу свои записи.
        - Здравствуйте, - услышал я вдруг знакомый голос и, обернувшись, увидел соседского мальчишку лет шести, Миньку Нахичеванцева.
        - Здравствуй, - ответил я. - Как дела?
        - Нормально, веду вот маму и папу в кукольный театр.
        Из-за угла моего дома в это время вышли его родители.
        Постояли мы немного, разговорились.
        - Парень у вас хороший, - сказал я.
        - Да? - обрадовалась мама. - А соседи жалуются: шумный очень, задиристый, неуемный.
        - Это пройдет, - успокоил я ее.
        - Вы думаете? - с надеждой в голосе спросил Минькин отец. - Боюсь, разбойником станет…
        - А в самом деле, Минька, ты кем хочешь стать? - поинтересовался я.
        Минька подумал недолго и ответил:
        - Поэтом.
        - Вон как? Любишь стихи?
        - Я люблю ничего не делать, - признался Минька. - Или сочинять что-нибудь: стихи там или песни разные… Легко и все тебя хвалят…
        - Ну, Минька, - засмеялся я, - быть поэтом дано не каждому, и дело это довольно хлопотное. А я вот знаю: станешь ты великим физиком и не только Ростов, а вся наша планета станет гордиться тобой. Будешь звезды угасающие оживлять!
        - А что, - вдруг вдохновился Минька, - дело стоящее! И красиво, правда?
        - Правда. Ну, будь счастлив, Минька!
        Пошли они, а ветер донес до меня обрывок разговора:
        - Приятный человек, - сказала Минькина мать про меня. - Угадал в нашем сыне талант.
        - Ну, я-то и без него знаю, что наш Минька парень толковый, - гордо произнес отец, - такого во всем Ростове не сыскать!
        Посмотрел я немного вслед тому, кто действительно станет гениальным ученым, и направился домой.
        - Наконец-то! - обрадовалась жена. - Весь день где-то бродишь, еле дождались тебя…
        - Я уже не впервой слышу это, - ответил я. - Могу даже сказать, что ты скажешь сейчас и что завтра или послезавтра.
        - А ну скажи…
        И тут я вдруг понял, что начисто забыл, какие события будут дальше. Как ни силился вспомнить - все улетучилось из памяти! «А может, это и к лучшему? - подумал я. - Иначе, как же дважды жить тютелька в тютельку?!»
        3
        Все, что описал до сих пор, - правда, как и то, что я пишу всегда. Только произойдет это не скоро - тут уж не моя вина. Точнее, моя, конечно (не то число набрал на диске машины времени), но, я думаю, когда мои самые юные читатели станут самыми почтенными, они убедятся в моей точности и добросовестности.
        Как оно все получилось - я раскрыл вам без утайки. Но, по некоторым соображениям, не могу признаться лишь в том, как я узнал о дальнейшей судьбе урахцев и планеты Емек.
        Извините, друзья, но у каждого есть свои, пусть маленькие, но все же «производственные секреты». А вот что произошло после того, как астероид-звездолет «Урах» семь с половиной тысячелетий спустя вышел на орбиту вокруг своей родной планеты, я расскажу…
        4
        Сперва они эвакуировали с «Ураха» 9876 восковых фигур на планету Емек и доставили их в один из подземных городов, где давно лежали в биотронах их далекие предки.
        Затем Тэя, Тий и Той вышли в скафандрах на поверхность планеты и расположились в диспетчерском пункте Центрального космодрома. Вся аппаратура и приборы здесь сохранились и действовали исправно.
        Они включили телевизионную станцию, настроились на волну «Ураха» и увидели одинокого Осириса.
        - Я сделал все согласно инструкциям Северо-Кавказского научного центра Земли, - доложил он. - Энергии «Ураха» достаточно для эксперимента. Покидаю орбиту и беру направление на солнце…
        Через два часа семнадцать минут Осирис внес необходимые поправки в курс и снова доложил:
        - Все в порядке. Через сто тридцать две секунды, как выразился землянин Дмитрий Нахичеванцев, солнышко Емека примет таблетку…
        - Прощай, Осирис! - сказала Тэя и почему-то заплакала.
        - Прощай, - вздохнули Тий и Той и пригорюнились: хоть Осирис и не живое существо, а все равно жалко.
        «Урах», ведомый Осирисом, вонзился в центр солнечного диска. Солнце вначале еще чуть померкло, но вскоре яркость его приобрела прежнюю силу, и через некоторое время живительное тепло достигло поверхности Емека, а невидимые лучи прошли сквозь тело планеты.
        И в тот же миг восковые фигуры урахцев ожили и превратились в обыкновенных людей.
        5
        Вот и подошли мы с вами к последней странице нашей истории: все в мире, как известно, имеет конец. Только необъятная и безграничная Природа, объединяющая в себе пылинки и звезды, мельчайшие атомы и галактики, не имеет возраста. Не знает она ни детства, ни старости, а всегда живет как бы посередине, всегда она «взрослая»…
        А вот мы с вами - только дети Природы, и оттого у нас есть счастливое детство, активная разумная зрелость и спокойная наблюдательная старость.
        Хочу пожелать вам, мои юные читатели, успехов в ожидающей вас превосходной взрослости, нравственной сутью которой являются бескорыстие и неустанное служение Родине.
        Подобно тому, как космическая «горошина» оказалась сложной частицей жизни планеты Емек, каждый из нас - частица своего мира.
        В трудную минуту урахцы легкомысленно отреклись от Мечты и Сказки и едва не канули в вечность… Мы с вами этого не сделаем, ибо знаем: Мечта - это причина, а ее следствие - Счастье!
        КОРОЛЕВСТВО ВОСЕМЬЮ ВОСЕМЬ
        (САМАЯ СКАЗОЧНАЯ ПОВЕСТЬ)
        Внучке моей - Аделине Гениевской
        ПРОЛОГ,
        в котором кое-что происходит и оказывает влияние на дальнейшие события
        1
        У меня сегодня непутевый день: то и дело присаживаюсь к столу, а не придумаю ни слова. Вот уж и вечер, а толку никакого. Хорош писатель, нечего сказать!
        И все оттого, что я никогда не сочиняю небылиц, а привык рассказывать лишь о том, что видел сам либо услышал от людей, заслуживающих доверия.
        Закуриваю от огорчения и пускаю по столу густую завесу табачного дыма. Вдруг кто-то как зачихает, как закашляет, и из-за высокой круглой пепельницы выходит… таракан с длиннющими усами и покачивается, словно лодочка.
        Тут я его, голубчика, и накрыл ладошкой.
        - А, - говорю, - попался! Будешь знать, как подслушивать да подсматривать!..
        Таракан долго вздрагивал от кашля, наконец пришел в себя немного и сипло проговорил:
        - Я вовсе не собирался шпионить… кхе-кхе!.. У меня к вам серьезное дело. А вы… Признаюсь, такого приема я не ожидал… кхе-кхе! Что за причуда - курение? Если вам это нравится, оставляйте дым в себе и не отравляйте окружающих…
        - А кто ты такой, что смеешь мне указывать?
        - Меня зовут Блаттелла, - представился таракан. - Я заведую Справочным бюро Восемью Восемь.
        - Это еще что за штука?
        - Как?! - удивился таракан. - Вы не знаете?
        Мне стало неудобно, и я, хлопнув себя по лбу, воскликнул:
        - Ну как же!.. За кого вы меня принимаете? Разумеется, я знаю, что такое Семью Семь…
        - …Восемью Восемь, - поправил Блаттелла и продолжал окрепшим голосом: - Осмелюсь довести до вашего сведения, что тараканы водятся на Земле более трехсот миллионов лет; нас насчитывается две тысячи пятьсот видов. Мы вездесущи, храбры и настойчивы. Только дед Мороз побеждает нас!
        - Насчет вездесущности это вы верно заметили, - согласился я и слегка отогнул ладонь, чтобы дать собеседнику глотнуть свежего воздуха. - От вас невозможно избавиться.
        - Не потому ли, - с горечью возразил Блаттелла, - медики буквально стирают нас в порошок, используя его как целебное средство от водянки? Начиняют пилюли для лечения больных коклюшем и еще - до чего дошло! - изготовляют мазь против бородавок и чиряков… Ужас!!!
        - Что поделаешь, - смущенно пробормотал я, - надо же заботиться о больных людях.
        - Но не за счет тараканов! - возмущенно воскликнул Блаттелла. - Наше счастье, что мы почти неуловимы, иначе всех нас растащили бы по аптекам.
        - У вас, милейший Блаттелла, кажется, ко мне дело? - напомнил я, не желая продолжать неприятный разговор.
        - Видите ли, - после небольшого раздумья решился Блаттелла, - я написал статью о возможности использования тараканов при отборе кандидатов в детские спортивные школы…
        - Забавно!
        - Ничуть. Ведь на этих экзаменах особое значение придается ловкости и сноровке детей, не так ли?
        - Несомненно.
        - А я утверждаю: если испытуемый сумеет за неделю поймать трех тараканов (разумеется, не причинив им телесных повреждений), такого молодца можно рекомендовать хоть в космонавты. Но я впервые взялся за перо и потому не обольщаюсь… Прошу вас внести в мою статью возможные стилистические поправки, не вторгаясь, однако, в научную суть моих рассуждений…
        - Понятно, - кивнул я. - К тому же я знаком с главным редактором одного журнала и смогу замолвить за вас словечко.
        - Ни в коем случае! - обиделся Блаттелла. - Я прошу лишь небольшой творческой помощи. В конце концов, я смогу пригрозить редактору, что, если он не опубликует мою статью, тараканы не дадут ему житья.
        - Хитрец! - восхитился я. - Вот бы и мне такой убедительный довод!.. Но, Блаттелла… и у меня есть просьба. Услуга за услугу… Я, знаете ли, тоже пописываю. Но, не в пример вам, далек от науки.
        - Это чувствуется, - подтвердил Блаттелла, - иначе вы не курили бы.
        - Мне больше нравятся сказки…
        - Когда вы пишете, - прервал Блаттелла, - я иногда нахожусь неподалеку и невольно читаю…
        - Даже так! Что же вы скажете о моих произведениях?
        - Я не критик, - замялся Блаттелла. - И все же одно несомненно: вы мало знаете нашу жизнь, а отсутствие тараканьей темы обедняет творчество любого писателя!
        - Понимаю вас. Но если другие наполняют сказки вымыслами, то я пишу только о том, что знаю. Жизнь тараканов для меня - тайна.
        - Заметил и оценил, - одобрительно произнес Блаттелла. - Более того, вы еще и лишены чувства юмора. Вот почему я доверяю вам свою серьезную статью. Так какая у вас ко мне просьба, уважаемый? Не стесняйтесь.
        - Да вот, Блаттелла, сегодня у меня непутевый день: как видите, бумага - все еще словно январский снег… Раньше я не выносил одного вида чистой страницы и немедленно заполнял ее строками. А теперь в голову не приходит ничего интересного, будто она на замке! Так не разрешите ли, Блаттелла, описать наше знакомство? Так сказать, для начала, как первое зернышко. А потом, глядишь, и урожай соберем!
        - Пишите, - махнул лапкой Блаттелла. - Как это вы остроумно сказали? «Услуга за услугу»? Надо запомнить.
        - Большое спасибо, дружище!
        - Пожалуйста. Если угодно, я могу предложить вам целый мешок «зерна»…
        - Не говорите загадками, Блаттелла!
        - Готовы ли вы следовать за мной? Сейчас.
        - Гм… Моя норма - две страницы в день, а сегодня еще ни строки, Блаттелла. Да ваша статья на очереди… Надо же ее выправить. Тому, кто не умеет закончить одно дело, не стоит браться за второе… Не так ли?
        - Ах да, статья… Ну, тогда вот что: когда выкроите свободное время, произнесите: «Инутама, инутама, акчолё!» - и мы встретимся… в одном волшебном месте. Идет?
        - По рукам, Блаттелла. Но как же я буду править вашу статью? У меня нет микроскопа.
        - Не беда. Скажете «макси» - и рукопись станет удобного для вас размера; потом произнесете «мини» - и она вновь уменьшится. Желаю вам творческих успехов! До встречи… - поклонился таракан. Его крепкий череп блеснул в лучах настольной лампы, и мы расстались.
        Помяв пальцами сигарету, я отложил ее в сторону и взялся за перо. Мгновение спустя оно помчалось с такой скоростью, что бумага под ним задымилась от трения…
        2
        Утром я принялся за статью Блаттеллы. Произнес «макси», и крохотная стопка бумаги превратилась в обычную тетрадку, исписанную мелким, но разборчивым почерком.
        «Жизнь, - писал таракан, - это бесконечные экзамены: легкие, если ты знаешь то, что сдаешь, и трудные, если на уроках глазел по сторонам. Но суть одна: не доверяй кому-либо сдавать за себя; при успехе все равно пользу извлечет он, а не ты; при неудаче - в первую очередь не повезет тебе.
        Это и есть моя МЫСЛЬ № 1.
        Далее. Если ты близок к цели, все равно помни, что твой путь состоит из отрезков еще меньших; засыплешься на любом из них - и цели не видать…
        Это и есть моя МЫСЛЬ № 2.
        МЫСЛЬ № 3. Двойку схватить проще, чем заработать пятерку. Но нельзя жить на пятерку, имея двойки.
        Не веришь - испытай!»
        Особенно понравилась мне следующая мысль Блаттеллы, № 4:
        «Только волшебство дает возможность сразу осуществить твою мечту.
        При этом есть правила:
        а) то, что ты сделаешь сам, может превзойти волшебное (сравни: ковер-самолет и Ту-144);
        б) но волшебство быстрее: вжик - и готово, а самому - мороки не оберешься (сравни: ковер-самолет появился раньше Ту-144);
        в) ошибается тот, кто надеется пользоваться волшебством безвозмездно, просто так, за здорово живешь, потому что нет выигрыша без проигрыша.
        Сомневаешься - проверь!»
        После этих рассуждений Блаттелла перешел к обоснованию возможности использования тараканов при отборе кандидатов в детские спортивные школы.
        Доводы его были безупречны, язык краток и грамотен. Не прошло и двух часов, как я завершил работу.
        3
        Но тут раздался звонок. Я открыл дверь и увидел молодого лейтенанта милиции. Среднего роста, широкоплечий, розовощекий и голубоглазый, светловолосый.
        - Здравствуйте, - сказал он. - Я начальник Отдела Таинственных Случаев нашего района. Алексей Петрович Воронов.
        - Здравствуйте. Заходите…
        Он быстро снял плащ, и мы прошли в кабинет.
        - Сегодня утром, - сказал Алексей Петрович, - по дороге в школу номер сто исчез пятиклассник Василько с улицы Буратино. Вот его фотография.
        - Увы, - ответил я, посмотрев на физиономию вихрастого веселого парнишки со вздернутым носом и ямочками на щеках, - я не знаю его. Притом таких мальчишек в нашем городе немало…
        - То-то и оно! - вздохнул Алексей Петрович.
        - Очень жалею, что пропал мальчик…
        - Не пропал, а исчез! - тут же уточнил Алексей Петрович.
        - Как это - исчез?
        - Очень просто: растаял в воздухе, и все! Один портфель остался.
        - Вы уверены?
        - Есть свидетели! Кроме того, я уже кое-что расследовал. Школа недалеко - побывал в ней. Беседовал и дома с родственниками, с соседями. И вот…
        - Но я-то чем могу помочь?
        - Вы же сказочник.
        - Ну и что?
        - У вас, наверное, обширные связи в волшебном мире.
        - Вы предполагаете, что тут не обошлось без этого?..
        - Уверен!
        - Расскажите, пожалуйста, только по порядку и подробнее, все, что вам известно, Алексей Петрович.
        Вот что я узнал…
        4
        Василько имел двух дедов, двух бабушек и, конечно, отца с матерью. Жили они все в одном доме, но на разных этажах. Не было только у него ни братьев, ни сестер.
        Ученые давно установили, что детей приносят аисты, а последнее время в нашем городе так изменился климат в худшую сторону, что аисты частенько стали пролетать мимо. Вот и появились семьи с одним ребенком.
        Но Василько не огорчался, потому что все ласки взрослых доставались только ему.
        А с некоторых пор (прошу читателя обратить особое внимание на это обстоятельство), с некоторых пор в их семье стало твориться нечто необъяснимое. Едва утром заголосит будильник - дед Гордей тут как тут. Расстилает коврик, включает радио и делает зарядку… вместо внука!
        Тем временем бабушка Меланья готовит завтрак, дед Иван собирает тетрадки и учебники, а бабушка Федосеевна умывает, расчесывает и одевает нашего героя.
        (Родители уходят на работу совсем рано, а возвращаются, когда уже все спят, так что Василько видится с ними лишь в воскресенье, а то и они помогали бы ему).
        Потом все садятся за стол. Поскольку аппетит у Василько неважный, деды громко требуют добавки и съедают по два завтрака и обеда и по полтора ужина, чтобы вдохновить внука.
        Затем начинается рабочий день. Пока Василько в школе, дед Иван тренируется по математике, истории и ботанике, а дед Гордей - по русскому и английскому языку и литературе.
        После обеда Василько дремлет, «по шестьдесят минут на зрачок», как он говорит, а деды готовят ему уроки.
        Затем Василько проверяет, как выполнили деды его задания, и включает телевизор. Подождет, пока диктор скажет ему «спокойной ночи», и снова на боковую.
        Как видите, дела у него с некоторых пор (заметьте!) пошли недурно, и Василько зажил в свое удовольствие.
        5
        И все бы ничего, кабы не зачеты да экзамены. Кто их только выдумал!
        Ведь любая оценка фактически раскладывалась на семейный коллектив, и на долю каждого приходилось совсем немножко, даже с пятерки.
        Долго ли могло так продолжаться?!
        Однажды вызывает Василько математичка Надежда Ивановна к доске, дает учебник и говорит:
        - Открой задачу номер триста семьдесят пять.
        - Нашел.
        - Прочти условие и реши на доске методом уравнения.
        - Так вы вчера объясняли нам этот материал.
        - А сегодня я хочу проверить, как ты его усвоил.
        - Неужели вы сомневаетесь в том, что объясняли понятно?!
        - Не хитри, Василько! Я хочу, чтоб и ты не сомневался!
        Делать нечего, взял Василько мел и такого наворочал, что весь класс ахнул. Так Василько честно схватил свою первую двойку. И сел на место. А соседом у него был Митька Филателист (он собирал марки, и потому его так прозвали) - круглый отличник, гордость класса.
        - Эх ты, - шепнул Филателист. - Не смог простую задачку решить!
        - Да чего-то не хотелось, - отмахнулся Василько. - Настроение неважное…
        - Жрать ты здорово стал, - заявил Филателист. - Пузо-то вон какое отрастил: будто пушбол проглотил… С чего ж оно будет, настроение?..
        - Митя, - вызвала теперь его Надежда Ивановна, - выйди к доске. Тебя я прошу решить задачу на вольную тему - какую захочешь…
        - Я, Надежда Ивановна, - бойко затараторил Филателист, - так расстроен сейчас провалом Василько, что невольно подумал: а ну как другие последуют его примеру? Даже ногу закололо вот в этом месте!
        - Видите, дети, как переживает человек? Ну что ж, тогда в следующий раз…
        - Нет-нет, - запротестовал Филателист, - я и сейчас… Что поделаешь - надо!
        Волоча ногу, Филателист подковылял к доске, взял мел и начал решать задачу «на вольную тему».
        - Допустим, - сказал он и ехидно оглянулся на Василько, - в нашем городе сто школ. По десять классов. Итого тысяча. В учебном году - возьмем наименьшее число - двести дней. Перемножим - и получим двести тысяч классных дней…
        - Ого! - воскликнул Василько, увлекаясь рассуждениями приятеля.
        - И допустим еще, - продолжал Филателист, - что ежедневно в каждом классе свой Василько…
        Ребята засмеялись, а Надежда Ивановна нахмурилась:
        - Нехорошо переходить на личности, Митя…
        - Не буду, Надежда Ивановна, - покорно согласился Филателист, уже сделавший, однако свое черное дело. - Допустим, что как и сегодня у нас… - он снова глянул в сторону Василько, - в каждом классе кто-нибудь, тоже из числа нерадивых, схватит всего одну двойку. За год только по нашему городу это составит двести тысяч двоек.
        Уже и Надежда Ивановна заинтересовалась его расчетами. Только Василько отвернулся, но продолжал прислушиваться.
        - И допустим еще, - говорил Филателист, - что каждая двойка произошла от того, что кто-то отвлекался на одну минуту. Это составляет двести тысяч потерянных минут… Делим на сорок пять, получается четыре тысячи четыреста сорок четыре «пустых» урока. По пять уроков в среднем - и это составит… восемьсот восемьдесят восемь классных дней. Все равно что четыре с половиной класса в городе целый год не занимались вообще…
        Все аплодировали Филателисту, смотревшему теперь на Василько с видом победителя.
        - Чему вы радуетесь? - удивилась Надежда Ивановна.
        - Мы не двоечникам, Надежда Ивановна! - вскочила Маша Алексеева. - Здорово додумался Фила… Простите, Митя! Как это у него получилось!..
        - Хорошо, - кивнула Надежда Ивановна. - Тогда я даю задание всему классу: проверьте дома эти расчеты…
        - А пусть он решит мою задачу! - громко сказал Василько, и все почему-то стихли.
        - Пожалуйста, - пожал плечами Филателист, стер свои записи с доски и снова взялся за мел. - Значит, так…
        Не стану приводить, друзья мои, саму задачу; любой из вас разделается с нею запросто. А вот Митька Филателист понес такое, что Василько и тот захохотал.
        - Не торопись, Митя, подумай, - сказала Надежда Ивановна.
        Но как ни старался Филателист - задачу решить не смог.
        Удивленная Надежда Ивановна вынуждена была поставить и ему двойку…
        - Ну вот, - удовлетворенно сказал Василько, - теперь, по твоим подсчетам, одна из школ в городе почти полностью работает впустую! Ты да я…
        Митя покраснел до слез и молча вернулся на свое место.
        6
        Утром следующего дня по дороге в школу Василько встретился с Митей на площади Трех Птиц. Поздоровались. Василько явно был не в духе и выглядел неважно.
        - Ты чего? - спросил Митя. - Двойку переживаешь? Плюнь и разотри! В жизни всякое бывает…
        Василько промолчал.
        По дороге Митя первый заметил (на доске Горсправки) странное объявление. На небольшом листе бумаги разноцветными буквами было красиво написано:
        ТРЕБУЕТСЯ КОРОЛЬ!
        ОБЩЕЖИТИЕ, ОБМУНДИРОВАНИЕ И ПИТАНИЕ
        БЕСПЛАТНО.
        ЗА СПРАВКАМИ ОБРАЩАТЬСЯ ПО ТЕЛЕФОНУ 8X8
        - Ля! - воскликнул Митя. - Во чудики!.. Ну, кто это мог сочинить? Не иначе - тронутый…
        Василько глянул и задумался.
        - Филателист, - виновато произнес он. - Это я натворил…
        - Объявление вывесил?!
        - Да нет. Что ты двойку схватил.
        - Брось, Василько, при чем здесь ты? На меня тогда вроде затмение нашло…
        - Нет, Филателист, я виноват! Прости меня.
        - Ты что, приболел? А?
        - Мучаюсь я теперь, пойми. А может, и болею… Божись, что никому не скажешь.
        Митька Филателист всмотрелся в лицо приятеля, потом глаза у него загорелись от предчувствия тайны, и он поклялся:
        - Чур тебя и чур меня, пусть я в жабу превращусь, ни в воде и ни в огне никого не побоюсь, слово, данное тебе, не утонет, не сгорит!
        - Я ведь теперь, - признался Василько, - вроде волшебника стал. Что ни задумаю - исполняется!
        - Чего ты мелешь?!
        - Нет, Филателист, верно говорю, - покачал головой Василько, и тут его осенило: - Хочешь, королем стану?
        - Каким королем?..
        - Да вот, по объявлению!
        - А ну!..
        - На портфель, подержи.
        Василько пробормотал что-то невнятное и… исчез.
        - Батюшки! - всплеснула руками пожилая полная женщина, стоявшая неподалеку. - Да где же малец-то? Ведь только что был!.. Сюда, люди, сюда!..
        - У-ю-юй! - восторженно воскликнул Филателист. - Вот это номер! Как резинкой стерся…
        - Где дружок твой, сказывай?
        - Да вы, тетенька, не беспокойтесь: скоро он вернется королем…
        - Каким таким королем?! Сказывай, куда парня девал?
        - Да при чем тут я, тетенька? Сам он захотел и смылся…
        Мигом собрались любопытные, и вскоре по площади распространился слух: какой-то мальчишка взмыл в самое небо дымной свечой! Прохожие уставились в облака, а кто-то даже облегченно вздохнул:
        - Ну, вот, наконец-то возвращается…
        - Где? Где он?
        - Не туда смотрите, чуть правее.
        - Ну и техника! Чего только не придумают! Уже и дети летают, как бабочки…
        Но прошло десять минут, пятнадцать, а Василько не возвращался. Возмущенная толпа поволокла Филателиста в милицию. Там с ним и познакомился Алексей Петрович…
        - Ваше мнение? - спросил Воронов, кончив свой рассказ.
        - Теперь и мне сдается, что тут дело не без этого, - согласился я.
        - Поможете нам?
        - Попытаюсь, хотя в успехе не уверен…
        - Ну, понятно! Вот вам мой телефон: если что прояснится - позвоните.
        - Хорошо, Алексей Петрович.
        Проводил я его уже с каким-то нетерпением. Оделся, негромко произнес: «Инутама, инутама, акчолё!» - и… исчез из дома.
        Часть первая
        Требуется король!
        Восемью Восемь
        1
        Удобная штука волшебный транспорт: вжик - и ты уже на месте! Вот только по пути ничего не рассмотришь: не успеешь…
        А на этот раз я даже не знал, где окажусь: просто доверился Блаттелле и всё. «Не может быть, - решил я, - чтоб такой воспитанный таракан завлек меня в опасное место».
        Осмотрелся я и вижу, что нахожусь на дне глубокого ущелья, сжатого горами. Левый склон скалистый, голый, а правый порос диким орешником. И быстрая речка под ним шумит.
        Стою я перед двумя высоченными скалами, а в них стометровые кони высечены, только наподобие шахматных. Между скалами - узкий проход, вдали виднеется веселая яркая толпа. «Туристы», - решил я почему-то.
        Вдруг все они устремились ко мне: фоторепортеры и киношники снимают на пленку, телеоператоры ловят меня в объектив, журналисты микрофоны свои протягивают…
        - Ваше имя!
        - Возраст!
        - Профессия!..
        - Поздравляем вас!!!
        Не иначе как произошла ошибка. Вероятно, ожидали какую-то знаменитость, и я появился некстати. Мне стало неудобно. А скрыться некуда. Тут наступила тишина, и все во мне похолодело. «Ну, - думаю, - прощай родной город и друг мой художник Петр Петрович, не видать мне вас больше…»
        Вдруг расступаются все, и выходит наперед стройная молодая женщина. На ней длинное черно-белое платье в шахматную клетку. На волнистых темных волосах - бриллиантовая корона. Лицо красивое, удлиненное, темноглазое и, что я сразу отметил про себя, приветливое.
        Улыбается и обе руки мне протягивает.
        - Я, - говорит, - покровительница шахмат Каисса… Приветствую миллионного гостя этого года в моей столице Восемью Восемь.
        Только теперь я догадался, что попал в то самое место, о котором говорил Блаттелла. Ведь на шахматной доске восемь рядов по восемь клеток, вон оно и получается - Восемью Восемь… «Эх, - думаю, - повезло-то как: кто же из нас шахмат не любит?!»
        Идем с Каиссой, и тысячи ценителей шахматного искусства приветствуют нас. Помахал я им для приличия, и мы свернули вправо, в Аллею Чемпионов мира. Золотые статуи (чемпионок - слева и чемпионов - справа) ослепительно сияют под ярким солнцем. Я радуюсь знакомым лицам - ведь большинство чемпионов мои земляки, советские люди!
        Выходим на обширную площадь. Она заполнена разъяренными шахматистами. В центре - высокий помост, будто сложенный из больших шахматных досок. На помосте палач в красном спортивном костюме и черной маске сечет плетью бесштанную фигуру, лежащую на широкой скамье. Только отстегал как следует, а уже волокут следующую жертву.
        - Что это? - с дрожью в голосе спросил я у Каиссы.
        - Это наказывают подсказчиков - злейших врагов шахматистов… - равнодушно ответила она, а у самой глаза вспыхнули весельем. - С ними следует расправляться только так; уговоры тут бессильны. Подсказчику - первый кнут!
        Отлегло у меня на сердце. Что верно - то верно: сами знаете, как неприятно, когда кто-нибудь бубнит под ухом, подсказывает тебе ход, да к тому же, как правило, неудачный.
        - Так им и надо! - громко заметил я, а про себя слово дал: никогда больше не подсказывать.
        2
        Мы вышли на зеленую лужайку к вертолету, тоже окрашенному под шахматную доску. Каисса жестом приглашает меня в кабину и говорит:
        - Сегодня вам вдвойне повезло: увидите кое-что новое в нашей шахматной столице.
        Она заняла левое, командирское, кресло, а я сел рядом. Заработал двигатель, вертолет поднялся в воздух.
        3
        Сверху открылась удивительная панорама. Столица Восемью Восемь располагалась в зеленой долине, ограниченной с двух сторон лесистыми горами, на склонах которых пестрели альпийские цветы, а на вершинах местами лежал снег.
        Всю долину как бы разделяла на две неравные части быстрая пенистая речушка с каменным дном.
        На правом берегу, то есть под нами, - сам город. Там и тут виднелись многоэтажные гостиницы, стадионы, парки, ярко блестели озерца, окруженные уютными домиками. Проплыла телевизионная башня в виде трехсотметрового ферзя - самой сильной фигуры в шахматной партии; в начале игры он стоит рядом с королем.
        За телебашней - огромное здание с колоннами и двухскатной крышей.
        - Наш музей, - пояснила Каисса. - Там хранятся шахматные фигуры из Древнего Египта, Индии и многих других стран. Есть шахматы для игры в космическом корабле, под водой, на воде, из дерева и кости, металла и камня… А вон, у подножия горы, видите?..
        - Прозрачные корпуса?
        - Это наш научно-исследовательский институт и лаборатория. Правее - поликлиника и больница. Но главное - на том, левом берегу, в Долине Борьбы.
        Вертолет пересек реку, и Каисса уменьшила высоту. Тут раскинулся и вовсе необыкновенный край.
        Насколько было видно, вдоль левого берега реки ровной линией расположились шахматные квадраты с белыми и черными полями. А позади квадратов (если смотреть со стороны речки, конечно) стояли шатры - белые, алые, синие, зеленые. Между ними виднелись составленные в пирамиды старинные ружья, солдатские барабаны, медные горны. Тут и там дымили костры, а над огнем висели котлы либо жарились на вертелах бараньи и свиные туши. На одних квадратах пусто, на других выстраиваются армии белых и черных, а кое-где идут шахматные сражения.
        Вертолет еще немного снизился, и тут я сообразил, что все шахматные фигурки… живые! Пешки - это солдаты в старомодной форме; кони - тоже живые, с лихими всадниками-гусарами; на спинах слонов, под яркими балдахинами, - полунагие смуглотелые погонщики, а ладьи - самоходные башни, как мне показалось, пластмассовые.
        Ферзи напоминали маршалов со множеством орденов и медалей. Короли же, белые и черные, - в золотых и серебряных коронах, в горностаевых мантиях, бородатые и величественные, как в сказках.
        Особенно оживленно было возле квадрата № 1001: Каисса сделала над ним вираж, и я отчетливо увидел на светлой плите этот номер. Здесь тоже киношники и журналисты, с десяток телевизионных камер, а когда Каисса заканчивала круг - внизу поднялась ужасная суматоха: все устремились к берегу, пешки расхватали свои ружья, те, кто играл на дальних квадратах, отложили партии.
        Каисса удовлетворенно кивнула, что-то сказала по радио и плавно пошла на площадку на правый берег, оказавшийся выше левого.
        Здесь были устроены трибуны, а как раз напротив квадрата № 1001 под алым тентом виднелся черно-белый трон. Позади, шагах в десяти, - асфальтированная площадка с белым кругом. На нее мы и приземлились - сперва на левое колесо, потом на правое, а потом уж на переднее, как и положено.
        Каисса выключила двигатель, и я помог ей выйти из машины.
        4
        Девочки в белых платьях и мальчики в черных костюмчиках встретили Каиссу розами и гвоздиками.
        Церемониймейстер, в черном фраке, в высоком блестящем цилиндре, с пышным белым бантом на худой загорелой шее, склонился перед нею в глубоком поклоне, почтительно коснулся губами ее руки и проводил к трону.
        - Да здравствует повелительница шахмат! - кричали в толпе гостей. - Ура Каиссе!..
        В этом торжественном шуме и гаме я стоял, вконец растерявшийся, и не знал куда себя деть. Выручил церемониймейстер. Он важно подошел ко мне и прокричал на ухо:
        - Меня зовут Цирлих-Манирлих… Ее величество приглашает вас, миллионного гостя… Вы удостоены высокой чести и можете сидеть на первой ступеньке ее трона!
        На верхней ступеньке трона лежала кем-то приготовленная подушечка, и Каисса дружески указала мне на нее. Держалась она с достоинством, но просто, а когда у нее просили автограф, исполняла просьбу без всякого жеманства.
        - Ни одна повелительница не имеет столько верных подданных, как она, - шепнул мне на ухо Цирлих-Манирлих. Уже наступала тишина, и он, видимо, торопился досказать свою мысль: - Сами знаете: люди разных возрастов во всех странах любят шахматы… Одно за другим рушились королевства и царства, но шахматная столица Восемью Восемь только расширяется и укрепляется. И будет жить вечно!.. Извините, ее величество подает мне знак начинать…
        Он размеренным шагом подошел к микрофону, установленному на треноге, и взмахнул платочком.
        На зеленую лужайку вышли шестьдесят четыре (по числу клеток на шахматной доске!) фанфариста в черных и белых одеяниях, в бархатных беретах с помпончиками; они походили на средневековых пажей.
        Взметнулись серебряные трубы, и в свежем горном воздухе прозвучали вступительные аккорды фанфарного марша.
        - Дорогие гости! - начал свою речь Цирлих-Манирлих. - Как вы знаете, только в шахматных сражениях участники борьбы не погибают, а лишь на время покидают поле битвы, готовые играть затем в следующей партии. Но недавно нас постигло несчастье: в армии черных квадрата номер тысяча один… умер король!
        Все встали и, склонив головы, почтили память покойного минутным молчанием.
        - Это тем более огорчительно, - продолжал церемониймейстер, - что у нас имеются резервные пешки и все фигуры, все… кроме короля! Вы спросите: почему? Я отвечу: если обычно шахматисты повелевают своими фигурами, то у нас игроками являются сами короли… Они ведут игру и одновременно участвуют в ней! Но шахматная армия не может оставаться без короля… Вот почему ее величество Каисса бросила клич: «Требуется король!» Долгое время не находилось желающих, а мы не скоро поняли, что это произошло по вине писаря, который забыл указать, что требуется не простой, а шахматный король… Но не успели мы исправить досадную ошибку, как желающий нашелся…
        - Ура!!! - закричала многотысячная толпа.
        Цирлих-Манирлих поднял руку, давая понять, что он еще не все сказал, и мало-помалу порядок восстановился.
        - Новый король пожелал остаться неизвестным, - сказал церемониймейстер. - Мы знаем, что скромность свойственна всем настоящим шахматистам… Сегодня король черных тысяча один примет парад соседних армий и доставит нам удовольствие в шахматной борьбе.
        Он снова взмахнул платочком, и тишину разорвал залп шестидесяти четырех черных и белых пушек, салютуя новому королю и возвещая о начале парада.
        Теперь все мы, не исключая Каиссы, с любопытством смотрели на противоположный берег. На троне из черного дерева сидел совсем небольшой человечек в мантии, в короне и в красных сафьяновых сапожках. То ли из скромности, то ли потому, что яркое солнце мешало смотреть, новый король прикрывал лицо до самых глаз веером из павлиньих перьев. Но вот он сделал одно неосторожное движение, мантия на миг распахнулась, и я успел приметить на шее его величества… красный пионерский галстук!
        Вы понимаете, что это могло означать?!
        Нет, как хотите, но я сейчас хоть на несколько страничек вернусь к Василько. Да, то, что сейчас я расскажу, я узнал много позже. Ну и что же? Решая сложный пример в математике, мы сперва раскрываем скобки. Вот и резиденция Каиссы есть нечто, как бы заключенное в скобки. Теперь же мы вернемся к Василько. Меня так и подмывает рассказать кое-что раньше времени… Так что не обессудьте: хоть глаза и ваши, но перо - мое!
        Приключение Василько
        1
        Огляделся Василько и сказал:
        - Ого!
        Вокруг - горы; справа - речка ворчит, скача по камням; слева - лес взбежал на склоны и замер, будто от удивления; а впереди и позади - шатры старинные расписные да палатки попроще. Тут и там костры дымят, бараньи туши жарятся. Вкусный запах будто пощекотал в носу, и Василько чихнул.
        - Будь здоров! - сказал кто-то в палатке рядом.
        - Спасибо…
        Выходит к нему молодой солдат в странной черно-зеленой форме, с кожаным ранцем на спине и патронташем на поясе. Левая рука незнакомца висит на черной перевязи.
        - Новобранец? - спрашивает.
        - Что?
        - Новенький?
        - Да, - отвечает Василько.
        - Из городских, видать… А что это у тебя на шее?
        - Галстук… Пионер я.
        - Ишь ты! Это вроде взводного, небось? - с уважением произнес солдат и подал руку. - Давай знакомиться: Дэ-Семь.
        - Как?
        - Дэ-Семь, говорю: это я тоись. У нас пешек кличут по начальным полям на шахматной доске.
        - А-а, - протянул Василько, хотя ничего не понял. - А почему у вас рука забинтована?
        - Ночью на дело ходили, и царапнуло малость… Да ты садись! Не в игре ж сейчас…
        Дэ-Семь пододвинул солдатские барабаны, и они уселись.
        - Вишь, как приключилось, - охотно рассказывал солдат, - помер у нас, значит, король…
        - Что?! - привстал Василько.
        - Помер, говорю, король наш. Да ты сиди! Сколько ему сравнялось - не ведаю; у нас короли сотнями лет живут… А тут, значит, взял да и помер в одночасье. Ну, а сам знаешь: в шахматах без короля - мат выходит! Нам хоть маленький, хоть плохонький, а король нужен… В запасе другого не оказалось…
        - А это, вообще, что за местность? - решился уточнить Василько.
        - И этого не знаешь?! - покрутил головой солдат. - Здесь обретается повелительница наша шахматная, Каисса. На том берегу - во-он стольный град ее, по прозванью Восемью Восемь. Туда лучшие игроки со всего света в гости съезжаются: себя показать да друг на дружку поглядеть. А первейшему из первых Каисса звание чемпиона жалует!
        - А-а…
        - То-то. А на сём берегу - Долина Борьбы, где ее - Каиссы, вестимо, - гвардейские шахматные армии - мы тоись! - баталии показывают для образцу, ну, и для развлечения… не без того. Однако слухай дале про нашу ночную кампанию… Попервах ферзь наш - опытный вояка! - рапорт сочинил начальству. Усёк?
        - Как это?
        - Ну, уразумел, значит…
        - Усёк, усёк…
        - Ага. Послали, значит, мы бумагу и приободрились: главное сделано! Ан, ждать-пождать, - досе без короля. Бумага, выходит, есть, а короля - Митькой звали - нету тоись.
        - Усёк, - кивнул Василько.
        - Ага. Ну тут ферзь наш - хошь не хошь - пораскинул умом и говорит нам: «Слыхал я, братцы, что объявление по городам и весям дали, а, знать, без пользы… Не иначе - самим действовать надобно». - «Как это, - спрашиваем, - самим? Нешто так допустимо?» А он: «А помирать можно? Королям тоись, допустимо? То-то!.. Раз уж на такую линию выдвинулись - самим надо… Махнем, братцы, ночью к супротивникам нашим и стащим короля ихнего…» А мы: «Так ведь он белый!» А он нам: «Переоденем в одёжу черную, и нехай они потом в беспокойство войдут, а с нас - будя!»
        - Ну, и?.. - поторопил Василько, все более заинтересовываясь рассказом.
        - Ну, думаем про ферзя нашего, голова! Ничего не скажешь… Пошли. Початкой кукурузной рот их величеству заткнули, чтоб без амбиции были, и волокем на свой редут. А только их бивак еще не миновали, и ктось из наших, навроде тебя нонче, ка-ак чихнет - ровно бомбой… и пошла баталия! Не получилось, как ферзь наш спланировал, прочихали того короля!.. А момент ведь рядом был…
        - Жаль, - сочувственно сказал Василько.
        - А ты сам-то на какое звание метишь? У нас вроде комплект в остальном…
        - Да я, - смутился Василько, - по объявлению…
        - Что?! - вскочил Дэ-Семь. - Так ты и станешь нашим величеством? От-то да! А засиделись все мы - ужасть! Бегим к ферзю да в каптёрку обмундировываться… Шустрей, ваше величество, шустрей!
        2
        Дальше мне кое-что сам Дэ-Семь рассказал, когда мы познакомились.
        Поначалу ферзь пригорюнился: «Мал ведь и не величав…» А ему чуть не все хором: «Зато при короле!»
        Пока ферзь рапорт новый писал, каптенармус намаялся с Василько. Какие были на складе мантии королевские да короны - все большими оказались. Хорошо, что Дэ-Семь друзей своих собрал и они подогнали мантию горностаевую, а кузнец, что коней шахматных подковывал, разрезал корону, поприжал ее малость да заново заклепками скрепил - в самый раз получилась!
        Тем временем понаехало и понабежало журналистов да киношников столько, что Василько как увидел их, так в каптёрку забился и наотрез отказался выходить.
        И так его уламывают и эдак, а он все твердит: «Нет!»
        - Ваше величество, - взмолился ферзь, - парад в вашу честь начинать пора… Просим вас! Уже и трон помыли…
        - Нет, - кричит Василько, - стыдно!
        - Ну где это видано, - убеждает ферзь, - чтоб королевства стыдиться? Иные мечтают…
        - Я пионер, понимаете! Лучше я пешкой буду.
        - Пешек, ваше величество, и без вас хватает…
        - Галстук на мне пионерский!
        - А вы его на время спрячьте, ваше величество, под мантию.
        - А если узнают меня?
        Тут ферзь не выдержал и моргнул пешкам; те дружно навалились, кинули Василько на трон и привязали к сиденью веревками крепко-накрепко.
        Видит Василько: не до шуток тут.
        - Дайте хоть маску мне, - просит.
        - Такого еще отродясь не было! - возмутился ферзь. - Нате веер, ваше величество… Братцы, волокем! Раз два - взяли!.. Уже фанфары вопиют…
        И вытащили трон на воздух - едва успели.
        Сводный оркестр из тысячи музыкантов под руководством одного капельмейстера заиграл марш, и парад начался.
        Вот мимо квадрата № 1001, где за спиной нового короля выстроились его фигуры, а позади них - «противники», проходят строем шахматные армии соседних квадратов в одеяниях индусов, арабов, испанцев.
        Это было редкое зрелище!
        Вот шагают пешки африканских шахмат с высокими пиками, в юбочках из страусовых перьев; за ними всадники на зебрах и слоны - большие и грозные.
        Несколько комично выглядели английские: каждая пешка с моноклем в глазу (наподобие очков, но с одним стеклом), в руке стек (тонкая, короткая трость с кожаной петелькой), а на голове белый или черный пробковый шлем. На белых и черных конях, в дамских седлах (то есть обе ноги по одну сторону), сидели девушки в костюмах для верховой езды. Короли ехали в черном и белом экипажах, в упряжке которых было по восьмерке лошадей, а ферзи шагали впереди с британскими флагами в руках.
        Французские шахматы были в черных и белых париках, в коротких - чуть ниже колен - бархатных штанишках, в башмаках с алмазными пряжками; всадники в наполеоновских треуголках, одни на белых конях с черными яблоками, а другие - на черных с белыми. Ферзи сгибались под тяжестью орденов, и их вели под руки; короли ехали в открытых каретах, но под кружевными зонтиками, а вместо слонов у них были… шуты.
        Американские пешки, вооруженные автоматами, ехали на мотоциклах, и моторы без глушителей наделали изрядно треску и шуму. Впереди в строгом строю шли девушки с барабанами и палками и очень ловко подтанцовывали. А позади на тяжелых грузовиках ехали слоны с погонщиками. Затем низкие платформы на воздушной подушке, поднимавшие пыль, везли всадников на мустангах, ферзи были одеты в ковбойки и шорты, а короли ехали в открытых автомобилях, положив ноги на головы шоферов, пили кока-колу, курили сигары и ни на кого не обращали внимания.
        Очень много аплодировали кавказским шахматам. Пешки грациозно и стремительно исполняли танец с кинжалами, оркестр народных инструментов расположился на слонах, и, пока проходили кавказцы, сводный оркестр прервал свою игру. Джигиты гарцевали на горячих конях; ферзи, в черной и белой черкесках, подняли роговые кубки с вином, а оба короля, сидя в фаэтонах, выстрелами из пистолетов приветствовали своего нового собрата.
        Могуче выглядели русские шахматы.
        Шестнадцать богатырей в остроконечных шлемах, с тяжелыми мечами наголо и прямоугольными щитами, открывали шествие. Донские казаки на черных и белых конях, с пиками у стремени. На остриях пик бойкие петушки приветствовали публику криком. Веселые погонщики слонов, широкоплечие пешие ферзи, седобородые смелые короли - верхами, а по бокам - скоморохи с петрушками и медведями.
        Поравнявшись с квадратом № 1001, они грянули песню, и могучие их голоса разнесли ее по всему шахматному королевству:
        Эх, да кабы, да по нашей воле,
        Не было б смертных сражений боле!
        А всех любителей драк мы просим
        Выйти на поле Восемью Восемь!..
        Пронзительно и заливисто засвистали казаки, а гости, и даже сама Каисса, подхватили дружно:
        А всех любителей драк мы просим
        Выйти на поле Восемью Восемь!..
        Сперва Василько ничего не видел из-за веера, потом стал присматриваться: уж очень понравилось ему, что все приветствуют его и вашим величеством называют. Он уже и развалиться хотел на троне, да веревки помешали.
        Тут он грозно посмотрел на своего ферзя да как рыкнет на него - так у старого вояки сердце затрепетало от восторга. Обернулся он к своим пешкам и говорит радостно:
        - Ну, держись, ребята: в должность входят их величество!
        И понеслась по рядам радостная весть.
        - Эй, ты! - кричит Василько.
        - Слушаю, ваше величество! - вытянулся ферзь.
        - Убрать эти дурацкие веревки!..
        - Слушаюсь, ваше величество!
        И самолично ножом все пообрезал, да так деликатно, что даже журналисты и те не приметили.
        Поразмялся Василько, ножку за ножку закинул и велит подать ему московского хлебного кваса. Принесли было и ферзю, да Василько как гаркнет:
        - Это что? При короле?! Вы-по-р-рю!..
        - Виноват, - смутился ферзь. - Это я про запас вашему величеству…
        - Смотри у меня!..
        - Есть смотреть… - а сам пешкам моргает: дескать, повезло нам.
        К концу парада настроение у Василько и вовсе сделалось отличным; потянулся он сладко и говорит ферзю:
        - А в общем, неплохо королем быть!
        - Еще как неплохо, ваше величество, - подтвердил ферзь.
        - Пора бы и за дело взяться, а?
        - Пора, ваше величество! Белые уже выстраиваются… Bелите подавать команду?
        - Подавай.
        - А ну, ребята, становись! Шаго-ом - марш!.. Пошли, ваше величество. Вот сюда, пожалуйста. А я рядом с вами…
        3
        Выстроились в квадрате № 1001 все фигуры, и вдруг по рядам белых пронесся смех и послышались возгласы удивления:
        - Гляди-кось: воробей в короне!..
        - Нашли, нечего сказать, малявку…
        - Эй, ты, ваше, величество, дать платочек?
        - Леденец ему.
        - Да кашки манной…
        Побледнели пешки черных от гнева. Дэ-Семь уже на Василько поглядывает, кулаки сжимает.
        - Это что за хулиганье? - спрашивает Василько.
        - Традиции, ваше величество, - поясняет ферзь. - Как перед войнами: друг дружку на боевой лад настраивают да мотив ищут…
        Что это за мотив?
        - Ну, причину тоись… Чтоб опосля было на что упирать. Кажый себе причину свою находит и на ей стоит, значит. Для дебюта любая подойдет, а там уже позабудется, из-за чего свара началась… Вот и вы сейчас ищите…
        - Буду еще я этим заниматься, - хмурится Василько. - Пускай игроки ищут!
        - Какие такие игроки? - не понял ферзь.
        - Те, которые нами командовать будут…
        - Так у нас, ваше величество, - прерывает старый рубака, - короли и есть игроки.
        - Что?!
        - Завсегда так на нашем берегу. Вы сами и игру ведите! А покуда мотив подыскивайте, ваше величество… Пора бы. Гостей сегодня тысячи. Ждут… Кройте их белое величество да построже.
        - Так их король молчит все время, - неуверенно заметил Василько.
        - А чего ему говорить-то: он уже кандидат в мастера.
        Обмер Василько. В шахматы он, конечно, играл, но не настолько хорошо, чтоб сразиться с таким противником. Пошатнулся и к ферзю приник.
        - Может, кваску еще подать? - заботливо спросил ферзь, берясь за фляжку на поясе.
        - Какого еще кваску?!! - озлился Василько.
        - Шушукаетесь? - смеются белые.
        - Эй, вояки с большой дороги, соску бы принесли своему королю!
        Взроптали черные, Дэ-Семь умоляюще посмотрел на Василько и просит:
        - Начинайте, ваше величество! Не то задебютуемся!
        - А с чего начинать-то? - крикнул кто-то из белых пешек с острым слухом. - Сегодня мы вам по случаю торжества фору даем, да ум-то у вас замедлился…
        И все посмотрели куда-то в сторону. Только сейчас Василько увидел на вышке судью, двойные шахматные часы, писарей и у основания вышки двух секундантов.
        Судья посмотрел на свои ручные часы, поднял черно-белый флажок, затем резко взмахнул и крикнул:
        - Время!
        Прошла еще секунда и, поскольку Василько бездействовал, Дэ-Семь не вытерпел и ринулся на поле d5. Игра началась.
        4
        Сперва дымом заволокло позицию черных, и с нашего берега трудно было рассмотреть что-либо; все они палили в воздух - то ли устрашали противника, то ли вдохновляли друг друга: у хорошего игрока первые ходы всегда туманные.
        Но потом ветерок стянул дым в сторону, и стало видно, как вырываются вперед одна за другой пешки черных.
        Король белых крепко призадумался и начал совещаться со своим ферзем:
        - Никак, дебют новый задумал?
        - Похоже, ваше величество, - согласился ферзь. - Гамбиту ищет. Все свои пешки почти даром подсовывает.
        - Не брать покуда, - решает король белых.
        А Василько, правду говоря, подальше отослал свои пешки, чтобы просторнее было использовать фигуры. А то ведь вроде мешают…
        Правда, его ферзь попытался выразить сомнение: дескать, не лишиться бы их, ваше величество, без защиты они у нас… Да тут Василько нахмурился: а ты для чего? Для тебя же стараюсь! И вояка замолчал, готовясь к бою.
        Сделали еще хода два, и король белых рискнул: приказал снять левофланговую (то есть с левого от себя края) черную пешку. Прикинул еще что к чему и схватил вторую. Зорко осмотрелся - ничего! Никакой опасности нет! Задарма пешки достались!
        - А может, новый король… - предположил ферзь белых, - не очень-то соображает в шахматах? По первым ходам игрока видать…
        - Похоже, - кивнул король белых. - Смотри: рокировку сделал! А к чему она, если и пешек, считай, нет?.. Вот что - ты давай гони его потихоньку ко мне, но не прямо, а на тот, левый, край…
        - Слушаюсь, ваше величество.
        - А я тем временем оголять его буду. Вот сейчас коня сниму, а потом три пешки подряд стоят - ну, прямо на мушке!
        - Понял, ваше величество.
        Дальше события развивались таким необычайным образом, что все гости стали шумно возмущаться и освистывать нового короля. Нахмурилась и Каисса, но… никто не имел права вмешиваться до окончания партии.
        Поскольку же страсти болельщиков накалились и многим, чувствовалось по всему, хотелось подсказать Василько возможные - пока еще - ходы, чтобы спасти партию. Каисса подала знак.
        И тотчас же на лужайку возле ее трона выехал самоходный эшафот с палачом. А его подручные, в черных масках и красных балахонах, уже шныряли по рядам болельщиков и кнутами помахивали.
        Подсказчики присмирели…
        5
        А в квадрате № 1001 дела черных быстро ухудшались, и видно уже было по всему, что развязка близка.
        Лишился Василько обоих слонов, нет уже коня и ладьи, и последняя пешка Дэ-Семь гибнет бесславно, а ферзь попал во вражеское окружение.
        И тут Дэ-Семь словно обезумел.
        - Не покину поля! - кричит. - Ваше величество, я же последняя у вас возможность через меня получить новую фигуру… Отмените ход!
        А Василько вконец распоясался и подтверждает приказ: идти на смерть! И хоть гибель эта никому не нужна и окончательно ухудшила общее положение - приказ есть приказ…
        Но Дэ-Семь снова отказался подчиниться. Тогда секундант белого короля метнул лассо и ловко накинул веревочную петлю на Дэ-Семь. Подбежал секундант от Василько, и они вдвоем, поднатужась, стянули на обочину взбунтовавшуюся пешку.
        Еще три хода - и нет ладьи и ферзя; еще хода два - и король черных, наш Василько, остался на поле боя один-одинешенек. Была армия, да без короля, а нынче - остался один король без армии…
        Но король белых действовал все еще осторожно, чтобы случайно не сделать пат (так называется ничья, когда никто не выиграл и не проиграл). Ведь, если без объявления шаха Василько некуда будет ходить, это и получится пат…
        Зажав Василько на поле h3, белый король притаился позади на h1; две свои белые пешки расположил на f2 и g3 (рядом с Василько); ферзь белый подстерегал черного короля на g7; еще две белые пешки - на c6 и (самая опасная сейчас) на е7.
        Добившись такой позиции, король белых велел своему секунданту принести телефон с длинным походным кабелем.
        Все притихли…
        Вызывает король белых Каиссу и говорит:
        - Ваше величество, позвольте воспользоваться задачей-шуткой Куббеля… Помните, о ней наш Главный Инженер, международный гроссмейстер Венивидивицин рассказывал?
        - Помню, - ответила Каисса и задумалась.
        - Ваше величество, - убеждал король белых, - в этом случае мы от мальца неопытного да зазнайки, что по объявлению пришел, избавимся и… получим другого, настоящего, шахматного короля для черных… Позвольте!
        - Быть по сему! - решила Каисса. - А вам - звание мастера отныне…
        - Ура!!! - закричали болельщики, аплодируя, и вновь замерли: что же сейчас произойдет?
        И произошло вот что… Секундант поднес микрофон радиостанции Восемью Восемь королю белых, и тот во всеуслышание объявил:
        - В шахматных законах записано: «Пешка, достигшая последней горизонтали, может быть превращена в любую фигуру…» Я двигаю свою белую пешку с е7 на е8 и превращаю ее… во второго черного короля!
        Еще не опомнились все от удивления, как Василько приободрился… сам он не мог сделать ни одного хода, но теперь у него появился двойник, а значит, и надежда.
        Правда, второй черный король имел лишь один ход, который он и сделал, шагнув на поле d8. Но тут белый ферзь выскочил из засады, под прикрытием пешки e6 встал на поле d7 и объявил мат обоим черным королям сразу!
        Что тут поднялось - не описать…
        Даже Каисса сияла от удовольствия; но палач уже готовился к казни. Ведь Василько взялся быть королем, даже не узнав, каким и где. Такому самозванцу не миновать плетей.
        Журналисты, киношники, телевизионщики, чуя новый материал, взапуски побежали к плахе, опережая друг дружку, а некоторые пустились вплавь с того берега. Но…
        - Дорогие гости, друзья! - объявила Каисса в микрофон. - Мы должны учитывать, что мальчик, так опрометчиво ставший королем черных и бездарно проигравший партию, впервые встретился с сильным игроком. Поэтому я повелеваю не наказывать его, а разжаловать в рядовые. Отныне он - белая пешка Дэ-Два, потому что в армии черных он уже оскандалился… Быть по сему!
        6
        Я подбежал к церемониймейстеру:
        - Где тут у вас телефон-автомат?
        Цирлих-Манирлих машинально указал на ближайшую будку и не глядя сунул мне «двушку».
        - Спасибо!
        Забираюсь в будку и набираю Ж2-ЖЗ.
        - Служба информации Восемью Восемь на приеме, - слышу знакомый голос.
        - Здравствуйте, Блаттелла, это я…
        - А… Здравствуйте. Ну, вы довольны, что оказались миллионным гостем Каиссы?
        - Да, конечно.
        - Мне пришлось придержать в кустах двух посетителей, чтобы сравнять счет именно вами…
        - Даже так?
        - Не благодарите… Как вы сказали тогда: «Услуга за услугу»?.. Надеюсь, вы исполнили мою просьбу?
        - Да, да, Блаттелла, все готово, и ваша рукопись у меня с собой.
        - Вот и прекрасно. Каисса забронировала вам номер в лучшем отеле «Е2-Е4»… С телевизором, ванной и шахматным роботом, который развлечет и потренирует вас.
        - Но, Блаттелла… У меня еще дело к вам…
        - Говорите, я на приеме.
        - Тут у вас появился новый… король…
        - Да, это в квадрате номер тысяча один. Но он не назвал себя, и я пока не могу, к сожалению…
        - Простите, Блаттелла, - прервал я. - Мне думается… Нет, я уверен, что его личность мне известна…
        - Да что вы! - заволновался таракан. - Прошу вас…
        - Нет-нет, мой друг, только по секрету!
        - Жаль. В нашей шахматной столице секреты не в ходу…
        - Ну, по крайней мере, на время вы можете не оглашать его имя?
        - Пожалуй… Так кто он?
        - Ученик пятого класса школы номер сто нашего города Василько… Это вы свистнули?
        - А что, получилось? Я смотрел шахпарад по телевизору и вот стараюсь подражать донским казакам… Однако… Что мы приобрели?! Вы же видели этого мальца? А ведь столько гостей!..
        - Нельзя ли вернуть мальчика в школу? Сейчас.
        - Исключено! Ведь он сам захотел стать королем. Так?
        - Наверное.
        - Вот видите! У нас признается только борьба в чистом виде - честная и открытая!
        - И все же мне не хочется, чтобы он осрамился вторично.
        - Мне тоже. Но бывает и почетный проигрыш… Посмотрим, как будут развиваться события дальше… Мы еще встретимся!
        Подвиг
        1
        Каиссе подали белый открытый автомобиль, церемониймейстер помог ей сесть на левое заднее сиденье и подошел ко мне.
        - Ее величество, - устало сказал он, - приглашает вас в карету.
        Я не замедлил воспользоваться любезностью Каиссы. Цирлих-Манирлих занял место рядом с водителем, и мы поехали.
        - Мне доложил Блаттелла, что вы знакомы с этим мальчиком, - сказала Каисса.
        - Не совсем… Раньше я видел только его фотографию. Мне так стыдно за него!
        - Мне тоже, - вздохнула Каисса. - Партнер у него оказался сильный, но тем более нельзя вести себя так безрассудно; лучше бы отказался. А теперь, чтобы вернуться домой, он должен отличиться…
        - Это непременное условие?
        - Да. Кто далеко зашел, тому и возвращаться труднее. Но он - пионер, и надежда еще не потеряна.
        - Я не очень силен в шахматах, - признался я, - но, если вы разрешите, постараюсь хоть немного потренировать его…
        - Хорошо, - согласилась Каисса. - Буду откровенна: пионеров я люблю особенно!
        - Завтра в вашем распоряжении будет катер, - сказал церемониймейстер. - Наша река, если вам известно, не имеет мостов…
        - Спасибо. У вас очень утомленный вид.
        - Да, мне сегодня досталось, - подтвердил Цирлих-Манирлих.
        - Он еще волнуется за своего брата, - сказала Каисса.
        - С ним что-нибудь случилось?
        - Нет… Его зовут Венивидивицин. Он Главный Инженер моей резиденции и отличный шахматист. Попросил творческий отпуск и отправился по свету искать равного себе игрока…
        - И не подает вестей, - грустно закончил церемониймейстер.
        - Вот и ваша гостиница, - сказала Каисса, когда машина остановилась. - Можете отдыхать у нас, сколько захотите. Желаю удачи!
        - Спасибо за внимание, ваше величество. До свиданья!
        2
        Остаток этого бурного дня Василько не выходил из палатки. Пережитый им позор - а иначе его скандальный проигрыш не назовешь - тяготил мальчика.
        Припоминая свои распоряжения во время игры, он все больше убеждался в их ошибочности, даже бессмысленности и раскаивался. Но сделанного не воротишь.
        Незаметно он все же уснул; спал плохо и проснулся ранним утром от боли в боку. «Наверно, продуло», - предположил Василько.
        Прихрамывая, вышел из палатки, где всё еще могуче храпели пешки белых, и увидел своего знакомого Дэ-Семь.
        - Здорово! - обрадовался солдат.
        - Здравствуйте…
        - А я тебя стерегу. Зря ты, когда был нашим величеством, не слушал нас.
        - Сам теперь понял.
        - Да? - обрадовался солдат. - Ну, коли так, не печалься… Ферзь наш жалеет. «Характер, говорит, у него истинно королевский… И стать, и велеречивость имеет. Кабы еще играть мог в шахматы, то лучшего и желать не надо!»
        - Я-то вообще играю, - сказал Василько, - но вчера загордился малость.
        - Да, - согласился солдат. - Заелся ты, слов нет… А что кривишься-то?
        - Бок болит.
        - Айда к фершалу! Вон в том шатре…
        - Может, пройдет?
        - Нам тут ждать не разрешают. Сразу идти велят!
        В шатре с красным крестом дежурил пожилой медик, читавший «Шахматный журнал». Увидев пациентов, он отложил чтение и поднял очки на лоб.
        - Оба?
        - Никак нет, - пояснил Дэ-Семь. - Вот они-с занедужили…
        - Имя!
        - Василько.
        - Это еще что такое? - удивился фельдшер.
        - Никак нет, - усмехнулся солдат. - Их величают Дэ-Два. Бок у них страдает.
        - Ружье! - скомандовал фельдшер.
        Василько вытаращил глаза.
        - Они новобранец, - опять за Василько ответил солдат. - Сейчас принесу. Мигом.
        И действительно, принес через минуту ружье, на прикладе которого было написано «Дэ-Два». Фельдшер вынул затвор, понюхал, глянул в ствол на свет, что-то буркнул недовольно, выписал рецепт, сунул его Василько и вновь углубился в чтение.
        - Идем, - шепнул Дэ-Семь.
        Вышли, и Василько прочел: «Вычистить личное оружие да и впредь…»
        - Тоже мне, медики! - усмехнулся мальчик.
        - Не скажи так, - возразил Де-Семь. - Ты вот спать улегся, а ружье не подготовил для боевого дня…
        - А при чем тут ружье, если у меня - бок?!
        - Так ведь у нас, ежели обязанности свои запустишь, значит, и болеть начнешь. Хочешь быть здоровым - неси службу честно!
        - Да вы что?!
        - Уж как есть… Только королей это не касаемо, потому как ежели король нерадивость проявит, то ему самому ничего, а вот подчиненным - труба выходит! Как вчера…
        - Ой-ё-ёй! - воскликнул Василько. - Ну и дурень же я!..
        - Ничего, - успокоил Дэ-Семь. - Все время умным быть - устанешь! Но и дураком ежели долго, то для здоровья вредно… Давай лечиться начнем.
        Вдвоем они принялись чистить ружье и смазывать его; вскоре боль в боку стала утихать, а потом и вовсе прошла.
        - Легче? - спросил Дэ-Семь.
        - Не болит! - поразился Василько.
        - А чо я говорил? Фершалу лучше знать. У нас правила. А без них - ничему ума не дашь… Однако уже и есть пора. Айда в харчевню, в столовую тоись. Вон в том шатре. Я угощаю…
        3
        Номер в гостинице был двухкомнатный и мне понравился. Только я расположился, как принесли ужин. Только поужинал и достал из кармана сигареты, как услышал со стола знакомый голос:
        - Умоляю вас, повремените с курением!
        - А, Блаттелла, - обрадовался я. - Ладно, потерплю… Вы не скажете, как попал сюда Василько?
        - Пока затрудняюсь ответить. Спросите у него самого.
        - Хорошо. Вот ваша статья…
        Я положил тетрадь на стол рядом с тараканом, сказал «мини», и она, как и прежде, стала совсем крошечной.
        Блаттелла с любопытством принялся просматривать мои поправки. Молчание несколько затянулось, и я с беспокойством спросил:
        - Ну, как?
        - Вы столько повычеркивали, что я поражаюсь вашей смелости.
        - Смиритесь, Блаттелла. Я желаю вам только добра.
        - Это так необходимо?
        - Главное, Блаттелла, - краткость… Все остальное приложится: ведь нынешние читатели стали такими сообразительными, что поймут с одного слова, уверяю вас…
        - Стойте! - взволнованно воскликнул Блаттелла. - Я придумал. А что если мы вычеркнем все, понимаете - все!
        - Полностью?
        - Нет, что вы! Мы оставим одно слово: «Та-ра-кан». И каждый вообразит себе, что захочет.
        - Блестяще, Блаттелла! Вы - гений.
        - Ну, что вы, - смутился таракан. - Это вы натолкнули меня на такую мысль…
        - Я очень рад, Блаттелла, что смог оказать вам услугу.
        - От всей души желаю и вам, - сказал таракан, - добиться такой же краткости, когда будете писать свою новую книгу… Изложите все одним словом! Например, оставьте свою фамилию - и хватит с читателей, пусть остальное домысливают сами…
        Не успел я ответить, как Блаттелла убежал. «Почему он обиделся на меня? - недоумевал я. - Мне удалось сократить его статью всего на три четверти, и он еще недоволен…»
        Увидев на тумбочке книгу «Шахматы», я взял ее, прилег на диван и открыл главу «Пешка».
        «Пешка, - прочел я, - важное средство развития игры в дебюте и осуществления различных комбинаций. Великий французский шахматист Филидор сказал: «Пешка - душа партии!»
        Особенно ценны они в конце игры, потому что могут превратиться в любую фигуру. Вспомним пример из турнирной практики…»
        Это было то, что надо! Мне хотелось обязательно помочь Василько. «Мы вернемся домой только вдвоем!» - решил я.
        4
        Толстый лысый харчевник, увидев входящих посетителей, крикнул служанке:
        - Поскребла середу[1 - Пол], чернавка[2 - Служанка], и будя. Гляди-кось, щапы[3 - Щёголи] пожаловали!.. А ну, живо, примай их, не то шелопугой[4 - Плетью] огрею по потылице[5 - Затылок]. Вам чего будет угодно? - обратился он к «щапам». - Ежели выть[6 - Обед], так, должно, рано. Скидайте спанечки[7 - Безрукавные шубы], али вы так, налегке!.. Пеструху не желаете?..
        - По-каковски это он? - не понял Василько.
        - По-старинному, - тихо ответил Дэ-Семь. - Он такими словами посетителей завлекает… Пеструха - это значит перепелка.
        - Аль рябу?..
        - Рябчиков тоись, - как бы перевел Дэ-Семь.
        - Надысь гляжу, - болтал без умолку словоохотливый харчевник, - вроде курева[8 - Метель] вдали… Опосля развеялось, и вижу отсель меты[9 - Следы] коня на хряще[10 - Крупнозернистый песок], а еще чуток - входит поляница…
        - Богатырь, - пояснил Дэ-Семь.
        - Хороший был гость - с аппетитом и щедрый.
        - Нам, хозяин, - степенно начал заказывать Дэ-Семь, - подай щей по котелку, опосля двух пеструх, еще погодя - по рябе на брата и кваску запить.
        - Добре! - кивнул харчевник. - Чернавка! Слыхала, небось?
        - Да уж как не слыхать? - отозвалась служанка. - Как есть бегу… - и не торопясь направилась на кухню.
        - Не много ли на завтрак? - ужаснулся Василько.
        - Еще может не хватить! - подбодрил Дэ-Семь. - Это короли по яйцу, по шматку сала да по буханке хлеба, больше по утрам не примают - важничают. А нам с тобой негоже привередничать: нонче солдат, а потом, гляди, - ферзь уже! Я кем только не был за свои жизни…
        И точно: аппетит разыгрался у Василько отменный - все съел да еще косточки обгрыз. Сказано: воздух свежий да сон в палатке - не то, что в пионерских лагерях. Дома по многу этажей, мебель полированная, форточки не открывать, чтоб детей не простудить; а в турпоходы на машинах едут километров двадцать, потом пройдут пешком (все больше по дорожкам) километра два - и снова по машинам.
        Обо всем этом рассказывает Василько, а Дэ-Семь диву дается.
        - А скоро будем вертолетами летать в горы, - хвалился Василько. - А вниз по канатной дороге съезжать… Природу же, в основном, по телевизору наблюдать…
        - Ишь ты! - дивится Дэ-Семь и вроде бы так просто спрашивает: - А кто же в шахматы играть будет?
        - Так уже машины играют, - отвечает Василько.
        - Да ну?! Значит, машины и ездют, и на горы летают, и природой любуются, и в шахматы резвятся?..
        - Правильно.
        - Это ж вы все чисто в рабы попали! А спасать некому - от машин тоись?
        - Спасать?! - смеется Василько. - А мы и не жалуемся!
        - Так рази из вас короли будут?! - сокрушенно воскликнул Дэ-Семь.
        - А мы к этому и не стремимся…
        - Всю жизнь, значит, в пешках? То-то и оно, что в голове своего короля нету - машинам все поотдавали! Ну, там, ездить, летать либо в телевизоры глядеть - ладно, куда ни шло… Но чтоб машиной в шахматы играть?!
        - Господи Исусе! - в ужасе произнес харчевник, прислушиваясь к их беседе.
        - Так это для развития науки и развлечения.
        - Во-во: машина развлекается! А книги?
        - Тоже машины пишут.
        - И читают?
        - Читают.
        - Хорошо, ежели вам что расскажут, а как не пожелают? Так неучами и останетесь?..
        - Почему?! Машины человеку время экономят.
        - Для чо? Новые придумать? Им служить?..
        - А хотя бы!
        - Самим же в пешки податься? Да где там! Из таких пешек только пешку и сотворишь…
        - Так и у вас, - упорствует Василько, - техника есть. Вертолеты, телевышки, автомашины…
        - Это на том берегу, - прерывает Дэ-Семь. - У нас для того нигде и мостов нету! Усёк?
        - Усёк.
        - То-то! Шахматы - это душа человека, а в нее, в душу, с машиной не лезь! Не то она и ее отымет. У тебя пружина будет, а у ей - удовольствие!
        Тут Василько как заплачет!.. От неожиданности Дэ-Семь растерялся, потом обнял его и быстро заговорил:
        - Да ты чо? На меня? Так ведь я по неразумению своему… Живи с пружиной!
        - Нет, милый вы мой Дэ-Семь, - взял себя в руки Василько. - Техника техникой. Человек для себя ее и придумывает и командует ею… У меня хуже: волшебником я стал. Вот.
        - Как это - волшебником?!
        - Ну, не совсем, чтобы… а что задумаю - исполняется.
        - Всё-всё?
        - Да.
        - Неужто всё, что пожелаешь? - никак не верилось Дэ-Семь.
        - Всё! И никакой самостоятельности: все делается без всяких моих усилий…
        - Чур меня! - суеверно прошептал харчевник.
        - Так не годится, - согласился Дэ-Семь. - Деды наши немало сказывали о волшебстве… Оно, конечно, штука хорошая. Но только применять и его с умом надо… Слышал я, что к волшебству прибегать следовает, когда сам чего не сможешь достичь. Так?
        - Ага.
        - Или если прижмет тебя к самому что ни на есть краю. А ежели твоего ума хватает и своими силенками одолеваешь, тогда без волшебства желательно, иначе нутро свое человечье утеряешь и останешься вроде как с пружиной, но без души!
        - Вот и со мной такое происходит.
        - А как же ты вчера проиграл? - хитро спрашивает Дэ-Семь. - Забыл команду дать своему волшебству?
        Василько плечами пожал: не знаю…
        - У нас волшебство только на том берегу действует, - пояснил Дэ-Семь, - а тут - нет… Да закинь ты это свое волшебство. Не знаю, в чем оно у тебя… Живи сам!
        - Закинул.
        - И чо?
        - Не проходит…
        - Ишь ты! Прилипло как… Однако пора нам: слышь, сбор трубят? Сейчас тренировка предстоит. Хозяин, что там с нас?
        5
        Вернулся я с той стороны к обеду. Василько произвел на меня приятное впечатление, хотя выглядел скучным. Поговорили мы о шахматах, особенно о роли пешек в игре, и расстались.
        После обеда я снова был у трона Каиссы. Народу собралось не меньше вчерашнего, все происходило так же торжественно; опять состоялся красочный парад, в честь уже следующего - за неудачным «царствованием» Василько - короля черных № 1001.
        И наконец началась долгожданная партия. Долгожданная не только для меня и Василько. Любители шахмат, накануне освиставшие Василько, теперь сочувствовали ему и желали отличиться.
        Наверное, и в шахматах судьба непостоянна… Игра началась стремительно, но все время атаковали черные. Фигуры белых разбегались в страхе кто куда и гибли одна за другой без всякого, как мне казалось, плана и цели.
        Толпа вокруг нас бушевала и была на стороне белых, сочувствуя попавшим в беду. Только Каисса оставалась спокойной и даже порой улыбалась.
        Правда, когда я присматривался в бинокль к королю белых, то не находил на его лице ни малейших признаков волнения!.. «Ну и нервы!» - думал я.
        Не прошло и часа, как на квадрате № 1001 сложилось странное положение: все фигуры черных и все их пешки были целы и сосредоточились в правом дальнем от нас углу, вокруг своего короля, и в левом ближнем, где стеной зажали короля белых.
        Из всей армии этого несчастного монарха сохранилась лишь одна пешка! Это был Василько, стоявший сейчас на поле d7, том самом, где в начале игры находился знакомый ему (да и нам с вами) солдат.
        Ход белых… Всем стало ясно, что Василько сейчас станет ферзем, но, к сожалению, это уже не спасет белого короля от скорого и неминуемого поражения.
        Василько оглянулся на своего короля, но он был далеко, и предстояло самому принять окончательное решение.
        Вот уже судья поднял сигнальный флажок, давая понять, что время на размышление истекает… и Василько смело шагнул на поле d8. Мгновенно взвился дымный смерч, скрывая от взоров тайну превращения пешки в фигуру, и все мы замерли в ожидании.
        Прошла еще секунда, смерч поднялся в небо, и все увидели не ферзя, как ожидали, а великолепного белого коня и на нем Василько.
        Черные сделали какой-то ход (вообще-то у них теперь не было выбора), Василько направил своего коня на поле f7 и… объявил мат[11 - Эта шуточная задача взята автором из книги М. Юдовича «Занимательные шахматы». М.: «Физкультура и спорт», 1962. С. 8, левая диаграмма.].
        Такой партии, скажу я вам, мне не доводилось видеть ни разу. Всего я ожидал, только не победы обреченного короля белых. Если бы не Василько - его постигло бы бесславное поражение.
        И не слышал я никогда такой овации, какую устроили болельщики! Каисса совсем повеселела и приказала приветствовать победителя салютом из шестидесяти четырех пушек.
        Наградой ему стало возвращение домой.
        Немного погодя попрощался и я с Каиссой и любезным церемониймейстером, зашел за трон и негромко произнес:
        - Инутама, инутама, акчолё!..
        Часть вторая
        Аинька
        Как Василько волшебником стал
        1
        Теперь настала пора объяснить читателю, как очутился Василько в шахматном королевстве, почему появились некоторые странности в семье Василько да и вообще - что с ним произошло.
        Поскольку это - тема особого разговора, я расскажу все по порядку, шаг за шагом. Начну со школы.
        На большой перемене Василько постучался к школьному врачу.
        - Прошу, - услышал он.
        Василько робко вошел.
        - A-а, шахматист! Здорово, парень, садись!
        Василько на досуге увлекался шахматами, доктор тоже, и они не раз встречались прежде за шахматной доской.
        - Здрасьте…
        - Сыгранем?
        - Так я по-другому поводу…
        - Повод обратиться к врачу всегда найдется и у здорового, - мудро заметил врач. - Жалься…
        - Да вот… двойку схватил по математике…
        - Что-о?! - поразился врач, человек уже немолодой и видавший виды. - Неужто Надежда Ивановна послала тебя ко мне?
        - Нет, доктор, сам я…
        - На голову грешишь?
        - Да вроде не очень…
        - На нервную систему?
        - Понимаете, волшебником я становлюсь…
        - М-да-а… - Врач участливо всмотрелся в глаза Василько и сделал пометку на чистом листе бумаги.
        - Не верите?
        - Ну, что ты, как можно? Каждый из нас в своем роде…
        Василько чирикнул, превратился в воробья, сделал круг под потолком и присел на край стола.
        - Вот видите?.. - виновато произнес человеческим голосом воробышек.
        Врач улыбнулся и сполз со стула. Василько (уже в своем собственном обличье) побрызгал на него касторкой, а когда тот пришел в себя, помог ему занять прежнее место.
        - Извините, доктор…
        - Нет, что ты! Это со мной происходит что-то неладное… Подай-ка вон те пилюли… левее… еще чуть… Они! Глотну парочку: говорят, помогают…
        - От волшебства? - обрадовался Василько.
        - Да при чем здесь волшебство?! - разозлился врач, но тут же заметным усилием воли заставил себя успокоиться и ровным голосом произнес: - Рассказывай!..
        Вот, оказывается, какая история приключилась с Василько в первую же неделю учебного года…
        2
        Однажды пятый класс школы № 100 приехал в краеведческий музей. Медленно переходили дети из зала в зал, с любопытством осматривали экспонаты.
        Митька Филателист как бы возглавлял движение, порой опережая экскурсовода, а Василько замыкал шествие. Поскольку же обычно никто не обращает внимания на последнего, Василько, не остерегаясь, норовил потрогать экспонаты, а у чучела кабана даже вырвал щетинку подлиннее, так просто, на всякий случай, мало ли чего человеку захочется?
        В зале «Животный мир» он вообще отбился от класса и забрался между птицами и зверями, начиненными опилками, в самую гущу.
        Рогатого оленя ему захотелось оглядеть издали. Василько попятился и легонько толкнул кого-то.
        - Извините, - пробормотал мальчик и обернулся.
        Он увидел высокого мужчину в старомодном черно-белом костюме в шашечку; на его бледном узком лице четко выделялись очки в роговой оправе.
        Незнакомец, что называется, и бровью не повел. Василько всмотрелся и засмеялся: никакой это не мужчина, а самая обыкновенная восковая фигура! Привстав на цыпочки, Василько смело пощекотал кабаньей щетинкой в тонком, с легкой горбинкой, носу фигуры. А ведь это, сами знаете, самое щекотное занятие на свете. Фигура терпела-терпела, а потом ка-ак чихнет - так Василько и присел от испуга…
        Незнакомец вдруг ожил, дернул молнию правого кармана брюк, извлек носовой платок, расписанный шахматными фигурами, и трубно высморкался. Потом осмотрелся, сунул платок в наружный карман пиджака, ощупал себя обеими руками, радостно произнес: «Гм!» - и ринулся к выходу.
        Все это произошло быстро, но Василько приходил в себя от удивления медленно, словно телевизор после включения.
        - Как тебя зовут, мальчик? - послышался чей-то приветливый голосок.
        - Василько, - машинально ответил наш герой.
        - А меня Аинька…
        - Да где ты есть?
        - Вот он я.
        Перед лицом Василько в воздухе повис серебристый металлический колобок с серыми любопытными глазами, пухлыми детскими губами и маленькими ушками. Размером он был с теннисный мяч. На макушке - черно-белый клетчатый беретик, в центре его - белая пешечка.
        - Ух ты! - восхитился Василько. - Какой красивый!..
        - Правда? - обрадовался Аинька и простодушно признался: - Я тоже себе нравлюсь.
        - Жаль, только, что у тебя…
        - Нет ног? - закончил Аинька вопросом. - Есть. И руки тоже. Только маленькие… Вот, видишь? Когда лечу, я их прячу, а на земле выпускаю, как самолет шасси. Вот они…
        - А кто тебя сделал?
        - Мастер. Ты его только что видел… Да я ушел от него, потому что решил жить сам по себе. Хочешь, будем дружить?
        - Хочу? А как!
        - Как? - задумался Аинька. - Я буду исполнять твои желания, а там видно будет. Я ведь Волшебный Колобок, а не простой. Хочешь стать шахматным чемпионом?
        - Не, - сказал Василько. - Длинная история. Угости меня лучше мороженым.
        - Держи!
        И, словно в космическом корабле в состоянии невесомости, перед глазами Василько поплыло ленинградское эскимо. Мальчик мигом поймал его.
        - Еще чего хочешь?
        - Корабль под парусами… С черным флагом… Команду пиратов…
        - Пи… Пиратов? - удивился Аинька. - Это что ракеты пускают на празднике? Пиротехники?
        - Вот еще! Пираты нападают на торговые корабли!..
        - Как тебе не стыдно! - прервал Аинька. - Неужели ты такой жестокий? А еще носишь значок юного шахматиста.
        - Н-нет, я не жестокий, - смутился Василько. - Я понарошку. Как в кино.
        - А других желаний нет?
        - Есть. Сделай так, чтобы мои деды за меня учили уроки. Идет?
        - Согласен, - подумав, сказал Аинька и добавил: - Сделано!
        И верно. Пришли они домой (Аинька в кармане Василько спрятался), а оба деда - к внуку:
        - Давай дневник скорей.
        - Нате…
        И засели деды за уроки, а ученик - к телевизору.
        С тех пор новая жизнь настала у Василько: все вокруг него крутятся, а он сам и мизинцем не шевельнет - как ось в колесе, только без нагрузки, на холостом ходу.
        - Аинька, - попросил однажды Василько, - помогай мне и на уроках. Ладно?
        - Хорошо.
        - Вот только не знаю, как сделать, чтобы учителя нас не услышали, особенно Надежда Ивановна. У нее слух - как у кошки.
        - Не услышит, - успокоил Аинька. - Я твои мысли буду читать, а ты - мои.
        - Разве так можно? - усомнился Василько и вдруг как бы услышал ответ Аиньки: «Можно», хотя Колобок молчал… Чудеса!
        - То-то, - вслух произнес Аинька. - Только ты перед тем прикажи мысленно: «Сделай» - и я исполню. Понимаешь, чтобы путаницы не было.
        - Идет.
        - И вот еще что: обязательно начни отвечать на вопросы… У меня своего в голове пока очень мало. Когда же ты начнешь, то я сразу буду тебя поправлять, читая мысли учителей.
        - Понял.
        Однако, как утверждают мудрецы, человек на многое способен только в том случае, если его не лишают… самостоятельности. Справедливость этого изречения испытал на себе Василько уже в последующие дни…
        Приходят они с Аинькой в тир. Василько берет винтовочку; не успел прицелиться, а пулька уже поразила цель!
        Пошли на рыбалку. Забрасывает Василько удочку, а здоровенный сазан выскакивает сам из воды, глотает крючок на лету и трепыхается.
        Пожелал Василько мотоцикл - пожалуйста. Сел, запустил мотор и помчался. Но машина сама идет как надо, хоть бросай руль, хоть крути его даже в обратную сторону…
        Захотелось Василько в городки посоревноваться - пожалуйста. Не успел биту взять, как уже квадрат пуст.
        Как-то под дождь попал - все мокнут, а он и без зонта сухой шагает.
        Задумал на пляж поехать - и уже очутился на берегу. Стало солнышко припекать - и над Василько голубой тент повис в воздухе.
        Захотелось пить… Глянь - уже бежит к нему водонос, и все с завистью смотрят в его сторону.
        - Ты бы незаметно это сделал… - вслух попросил Василько.
        - Но ведь тебе все-таки приятно такое внимание, - ответил Аинька. - Я же все мысли твои читаю и исполняю!
        - Все нельзя, понимаешь?..
        - Почему? - удивился Аинька. - А ты не думай, о чем не положено.
        - Не умею я так.
        - Научись.
        - Как же я научусь, - резонно возразил Василько, - если ты лишаешь меня самостоятельности? Послушай, Аинька, давай бросим все это.
        Вздохнул он и направился в библиотеку.
        - Мне бы фантастику почитать, - неуверенно попросил он.
        - Нету, милый, вся на руках, - грустно ответила библиотекарша. - Хороших книг вообще не хватает…
        Произнесла она эти слова и руками всплеснула: на столе откуда ни возьмись - груда фантастических романов и повестей!
        Берет Василько одну и… не читая, уже знает, что в ней написано, от первой буквы до последней. Смутился мальчик и вышел.
        - Ну разве можно так? Уйдем отсюда.
        - Опять не угодил? - обиделся Аинька.
        - Ты же лишаешь меня удовольствия читать! Мы с Митькой Филателистом…
        - Не говори мне о нем, - прервал Аинька.
        - Почему?!
        - Противный мальчишка! Голова тыквой и в шахматы не играет… Что же касается чтения, то чего же время терять, если можно узнать всё сразу?
        - Много будешь знать - скоро состаришься…
        - Ты всю книгу узнал за минуту, а дедом не стал! Стареют от времени, а не от знаний…
        - Беда мне с тобой… Хоть, бы конец поскорей.
        - А по-моему, начало важней, - не сдавался Аинька. - Оно без конца может быть, а конца без начала не бывает! Съел?..
        - Надоел ты мне, понимаешь?
        - А ты мне нет.
        - Отстань от меня.
        - Не отстану!
        - Ну, раз так, - разозлился окончательно Василько, - получай по заслугам!
        И закинул Аиньку через ограду на стадион, мимо которого они проходили. Подождал немного и, убедившись, что теперь он избавился от назойливого «благодетеля», радостно зашагал к дому…
        3
        - Всё? - спросил школьный врач.
        - Если бы… С тех пор Аиньки нет, а чудеса во мне не проходят…
        - Ну и задал ты мне задачу, - задумался врач. - Как бы самому двойку не схватить… Вот что: есть у меня друг - отличный психиатр. Съезжу-ка я к нему, заодно и сам проверюсь. Надо же! Заходи ко мне дня через два - договорились?
        - Ладно.
        Но в указанное время Василько не явился. По той простой причине, что, как мы уже знаем, он исчез на площади Трех Птиц.
        Похождения Аиньки
        1
        От обиды и неожиданности Аинька сперва растерялся, но, увидев тысячи оживленных людей, красивое зеленое поле и какие-то ворота с сетками почти под собой, вовремя уменьшил скорость и мягко приземлился возле большого шара в черно-белом кожаном костюме.
        - Здравствуй, - неуверенно произнес Аинька, становясь на ноги.
        - Привет, - хрипловатым басом ответил шар.
        - Ты кто?
        - Футбольный Мяч…
        - А меня зовут Аинька.
        - Так-так, - неопределенно пробасил Футбольный Мяч, не зная, что говорить дальше.
        - Скажи, пожалуйста, ты чем занимаешься?
        - Я?! - поразился Футбольный Мяч и даже чуть откатился от мальца. - Ты что, чокнутый?
        - Как, как?
        - Ненормальный ты, что ли?
        - Н-не знаю… Наверное, я хороший и отрегулированный. А почему ты так подумал?
        - Я игрок, - гордо ответил Футбольный Мяч. - Меня знает весь нормальный мир!
        - Я тоже игрок, - обрадовался Аинька. - Шахматный…
        - Ха-ха-ха! - гулко рассмеялся Футбольный Мяч. - А я вожу по всем странам кучу здоровяков и даю им возможность набегать на стадионах такое же расстояние, какое они налетали на самолетах. Да еще исполняю все их желания!..
        - А они не возражают?!
        - Ха! Я едва успеваю выкручиваться…
        - Ты счастливец. А я подружился с Василько, но он уже не хочет, чтобы я исполнял его желания.
        - С моими такого не случится, - заверил Футбольный Мяч.
        - Тебя наверное, на руках носят, - с уважением произнес Аинька. - И благодарят…
        Но тут раздались восторженные крики, аплодисменты, и на поле выбежали две команды, а Помощник Главного Судьи уже направился в их сторону.
        - Сейчас ты увидишь, как они меня «на руках носят»… - загадочно прошептал Футбольный Мяч. - Ха-ха-ха! Гуд бай!
        Аинька с гордостью наблюдал, как его нового знакомого бережно положили на центр футбольного поля, Главный Судья свистнул, кто-то ласково двинул Футбольный Мяч ногой. Матч начался.
        Аинька с интересом следил за развитием событий, не понимая, отчего лица игроков стали свирепеть, хотя они пока и сдерживали себя. Еще не понял Аинька, почему футболисты, многие из которых сразу понравились ему, не руками, а ногами катали его приятеля по траве, как бы передавая друг дружке.
        «Может быть, они шутят?» - подумал Аинька, но тут кто-то с разбегу так саданул ботинком Футбольный Мяч, что звук удара разнесся по всему стадиону!
        - Как ты смеешь, негодяй?! - закричал Аинька, дрожа от гнева и потрясая кулачками.
        Его тонкий голосок потонул в возмущенном реве болельщиков. Аинька видел, как Футбольный Мяч в ужасе метался между озверевшими игроками той и другой команды и уже почти убежал от главного своего преследователя.
        Аинька прикинул: хотя преследователь нет-нет да и стукнет по Мячу, все же последний постоянно находится впереди и, видимо, не теряет надежды на спасение.
        - Ко мне, ко мне! - закричал Аинька и вдруг умолк.
        Лохматая нога игрока напряглась всеми своими мускулами, и последовал такой бесчеловечный удар, что Футбольный Мяч со свистом пролетел над самой землей метров двадцать и со стоном ударился в сетку, в правый нижний угол.
        Понятное дело, половина стадиона вскочила с мест и возмущенно вопила…
        - Бедный ты мой, хороший, - успокаивал Аинька Футбольный Мяч, лежавший почти рядом. - Теперь я не дам тебя в обиду этим грубиянам!
        - В какую обиду?
        - Я не позволю больше бить тебя… Хочешь, я превращу их в кого угодно? Я же волшебник, только не могу сам пользоваться волшебством; другое дело, если кто попросит… Ну, хочешь? Скажи только…
        - Ты действительно блаженный, - удивился Футбольный Мяч. - Все идет как надо! Видел, какой превосходный гол я сейчас забил?
        - Ты?!
        - Ну, а кто же? Автором назовут того, кто ударил, но в сетке-то я!
        - Автором?!
        - Сейчас модно так выражаться, - пояснил Футбольный Мяч. - А ты не лезь! Понял, «волшебник»?.. А то несдобровать тебе…
        Сказал и от ноги вратаря со звоном взмыл в небо.
        Аинька уже не следил за игрой. Недоумение его все росло. Потом оно сменилось огорчением, и он вспомнил слова своего Мастера: «Форма шара считалась у многих древних народов священной!»
        До сих пор Аинька тоже гордился своей формой, но сейчас готовность Футбольного Мяча терпеть унижения да еще утверждать при этом, что все идет как надо, удивила его и разочаровала.
        2
        Задумчиво поднимался он в темнеющее холодное небо, все выше и выше, пока не заметил, что мир, лежащий под ним, почему-то стал принимать… форму шара, а вокруг уже черно и звездно.
        - И ты… тоже колобок? - спросил Аинька у шара.
        - Пожалуй.
        - Значит, опять я не один, - обрадовался Аинька. - А как тебя зовут?
        - Земля.
        - Разве ты… не ровная?
        - Как видишь.
        - Значит, форма шара все же хорошая.
        - Как понимать - хорошая?
        - Ну, то есть… то есть… А ты как думаешь?
        - Главное - не сама форма, а то, для чего она… Моя форма самая удобная для планеты: на мне живут люди, животные, растения.
        - Так-то оно так, - задорно произнес Аинька, - но у тебя на затылке никто не может быть, потому что упадет… Ага!
        - На мне живут со всех сторон…
        - И не падают?!
        - Нет. Я притягиваю всех к себе и крепко удерживаю.
        - Ты сильная, а я вот… хоть и волшебный, но, оказывается, многого не знаю. И не умею. А хотелось бы научиться… Скажи, пожалуйста, что это такое - ровное, гладкое на тебе и много-много?
        - Это моря и океаны.
        - Странно, - удивился Аинька, - зовут тебя Земля, а воды на тебе больше?
        - Люди раньше не знали этого и так меня назвали.
        Вдруг снизу, со страшной глубины, донесся рев: «Го-о-ол!!!»
        - Снова забили моего приятеля в сетку, - грустно сказал Аинька.
        - Это же игра.
        - Бить ногами?
        - Ну и что ж: для того и создан Футбольный Мяч.
        - Так ему не больно?
        - Если он попал в сетку, то даже приятно.
        - Вон как! - с облегчением воскликнул Аинька. - И это его не унижает?
        - Нисколько. Каждый выполняет то, что ему положено.
        - Теперь понял. А можно?..
        - Говори.
        - Я хочу посмотреть, что живет в воде.
        - Пожалуйста.
        Аинька устремился вниз, но вскоре почему-то так разогрелся, что выскочил назад, в космос, красный, точно вареный рак.
        - Ф-фу… Это не Африка внизу? Мастер рассказывал мне: там так жарко, что все шахматисты ходят загорелые-презагорелые.
        - Нет. Ты нагрелся от трения о воздух.
        - Вот об это голубое прозрачное одеяло?
        - Да-да. Не разгоняйся - и все будет в порядке. Что же касается Африки, то она на другой стороне.
        Теперь Аинька, остыв, снижался медленнее и плавно погрузился в какой-то океан, на котором не было надписи.
        3
        В воде стало так легко, что Аинька засмеялся от удовольствия. Чем глубже, тем темнее делалось вокруг, будто наступала безлунная ночь. Пришлось Аиньке включить на своем берете пешечку и она, точно прожектор, устремила вперед яркий широкий луч.
        Но почему-то все труднее было идти ко дну.
        - Ты напрасно не пускаешь меня, - говорил Аинька воде. - Я хороший и любопытный: мне просто хочется посмотреть, кто тут живет.
        И верно - кого тут только не было! И какие-то змеи, и звезды; морские коньки плавали в кустах твердых кораллов, о которые Аинька стукнулся, думая, что это водоросли; кругом сновали большие и маленькие рыбы…
        - Красотища! - то и дело восклицал Аинька.
        Но вот он приметил колючий шар вполне приличных размеров и, довольный, что и тут встретил собрата, направился к нему.
        - Здравствуй. Ты кто?
        - Рыба-шар.
        - А я Аинька. Шахматист.
        - Кто-кто?
        - Игрок. Разве ты не играешь в шахматы?
        - Нет, - призналась Рыба-шар в своем невежестве и выпучила глаза.
        - Жаль, а то бы мы…
        Но тут Рыба-шар разинула страшную зубатую пасть и яростно накинулась на собеседника; Аинька не успел опомниться, как очутился у нее в желудке.
        Пока Аинька раздумывал, как ему быть, Рыба-шар стала всплывать, потом метаться из стороны в сторону, биться обо что-то, даже пищать.
        Вскоре послышались… человеческие голоса!
        «Неужели и в воде живут люди?» - недоумевал Аинька.
        - Осторожно, не порви сеть, - сказал кто-то, - цепляй на крючок… - и крикнул: - Ви-и-ра!..
        Теперь вы догадались, что они угодили в сеть, которую подняли на борт рыболовецкого, а возможно, и научно-исследовательского судна.
        - Ого! - сказал кто-то. - Ну и чудище морское попалось…
        - Дайте мне, - взволнованно произнес другой голос. - Я давно охочусь за этой прелестью…
        - Хотите заспиртовать, профессор?
        - Нет, мне хочется посмотреть, что у нее внутри. Дайте-ка нож… Благодарю вас… Вот сюда, пожалуйста. Сейчас, я только натяну перчатки… Готово… Так-с… Минутку… Р-раз!
        И Аинька выкатился на мягкий клеенчатый стол. Первое, что он увидел, - это молодое лицо и невыразимое удивление в карих, широко открытых глазах.
        - Спасибо, - сказал Аинька, став на ноги.
        - По-пож-жалуйста…
        - Вы не скажете, в каком направлении находится Ростов-на-Дону?
        Профессор машинально указал куда-то вправо и… упал без чувств на руки помощников.
        - Еще раз спасибо! Я от Мастера ушел, от футболистов ушел, от Рыбы-шара ушел, от профессора ушел, а от Василько не уйду! - пропел Аинька и улетел.
        Тут сдали нервы и у помощников: все они согласно грохнулись на палубу рядом с профессором, и сверху казалось, что там лежит куча белых халатов.
        История Венивидивицина
        1
        Сегодня у меня удивительный день: столько событий ожидает очереди, чтобы попасть в мою повесть, и так легко пишется, что даже некогда поесть!
        И что интересно: когда мы с Василько возвратились домой, я полагал, что на этом конец нашей повести. Как бы не так…
        Открываю свежий номер городской вечерней газеты и читаю, представьте себе, следующее:
        Сегодня в 19 часов в областном шахматном клубе состоится встреча с международным гроссмейстером товарищем Венивидивициным. Желающие смогут принять участие в сеансе одновременной игры на 50 (пятидесяти) досках.
        «Неужто, - думаю, - он, Главный Инженер Восемью Восемь, брат церемониймейстера? Надо сходить…»
        2
        Вечером в шахматном клубе собралась уйма любителей. Венивидивицин пришел за пять минут до начала игры и встречен был вежливыми, но жидкими аплодисментами, потому что никто не знал его.
        Он оказался худощавым человеком средних лет (сейчас у взрослых средний возраст означает примерно тридцать - шестьдесят лет) в старомодном черно-белом костюме в шашечку, без головного убора и в большущих роговых очках.
        Приветливо кивнув болельщикам, он пожал руку каждому из своих партнеров, протер стекла очков носовым платком, разрисованным шахматными фигурами, поклонился судье в знак того, что он готов, и приступил к игре.
        Воцарилась тишина…
        Не стану описывать все партии: во-первых, это долго, во-вторых, не все мои читатели играют в шахматы, и некоторым стало бы скучно. Для нашего повествования важнее последующие события… Но, в общем, надо сказать, гроссмейстер играл весьма недурно, если учесть, что наш город издавна славится сильнейшими шахматистами.
        К концу сеанса счет оказался таким: три партии Венивидивицин проиграл, девять выиграл и тридцать семь свел вничью. Оставался еще один его партнер за доской № 13.
        Присмотрелся я - и вдруг узнаю: это же Василько!
        Положение здесь создалось настолько серьезное, что мальчик погрузился в глубокое размышление. Затем сделал еще два хода и… сдался.
        Шумные аплодисменты приветствовали победителя, но я заметил, что его удивленно-радостный взгляд устремлен на шахматную доску. А на ней… стоял колобок из серебристого металла с грустной мордочкой и шахматным беретиком на макушке.
        - Аинька?! - вскричал Венивидивицин. - Наконец-то мы встретились!.. Но что с тобой, кто тебя обидел? Почему ты плачешь?
        - Я… Я через Василько играл с тобой эту партию, Мастер, - признался Аинька. - Василько даже не знал, что я подсказывал ему все ходы…
        - Да откуда ты здесь взялся? - вскипел Василько. - Кто тебя просил?
        - Ты хороший, - сказал Аинька, - и очень нравишься мне… А я… я проиграл…
        - Ну-ну, малыш, успокойся, будь мужчиной, - увещевал его Венивидивицин, беря на руки.
        - Как, тебе не жаль меня, Мастер? - навзрыд плакал Аинька, прижимаясь к груди своего создателя.
        - Стоп, малыш, откуда у тебя слезы?!
        - Н-не знаю… Я в океане побывал и немножко наглотался воды…
        - А ну, продуй нос… Еще! Вот это другое дело! И плакать перестал…
        - Всё равно обидно: все твои мысли читал и все-таки проиграл.
        - Понимаю, не будь я Венивидивицин, понимаю! Но ты проиграл человеку, малыш, так что не очень огорчайся.
        - Не все ли равно?
        - Конечно, нет! Внутренний Мир человека, малыш, намного богаче машинного. А ты хоть и волшебная, а все же ма-ши-на… Я тебя придумал и сделал, а не наоборот. Понял?
        - А что такое Внутренний Мир? - спросил любопытный Аинька, несколько успокоившись.
        - М-м… Как тебе объяснить… Это, некоим образом, то, что внутри живого существа.
        - Бр-р! Видел я в Рыбе-шаре, что у нее внутри… Одни гадости!
        - Да нет, малыш, я имею в виду духовный мир человека. Он, по-видимому, расположен в голове и входить в него можно, как утверждали древние сказочники, через левое ухо. Вот так-то, не будь я Венивидивицин. Советую тебе побывать во Внутреннем Мире Василько.
        - Простите, - вмешался я и назвал себя. - Совсем недавно мы познакомились с вашим братом…
        - Цирлих-Манирлихом?
        - Да. Он так обеспокоен отсутствием вестей от вас…
        - Виноват, виноват! Но я немало пережил…
        - Подождите, - вскричал Василько, - это не вы притворялись в музее восковой фигурой?
        - Притворялся?.. - горько усмехнулся Венивидивицин. - Как бы не так! А не ты ли тот мальчик, что вернул меня к жизни?
        - Вот видите, какая встреча! - сказал я. - Позвольте всех вас, друзья мои, пригласить ко мне домой…
        - А ты кто? - спросил Аинька.
        - Он пишет сказки, - ответил за меня Василько.
        - Тогда не станем терять времени! - воскликнул Аинька. - Едем!
        3
        - Ну что мне с тобой делать? - тоскливо спросил Василько, когда мы расположились у меня в кабинете.
        - Вдвоем много можно сделать, - быстро ответил Аинька, - что захочешь!
        - Да уж хватит! Натворили…
        - Чем ты недоволен? - виновато проговорил Аинька. - Все твои желания я исполняю: даже невидимкой стал, чтобы не досаждать тебе.
        - Не хочу я этого, понимаешь? Сам буду и уроки учить, и развлекаться. А то голова у меня стала безработной от такой шпаргалки, как ты!
        - Но ведь ты не все умеешь.
        - Для того и учусь в школе.
        - А уговор? - упорствовал Аинька.
        Василько только рукой махнул.
        - Вот что, друзья, - предложил я. - Ты, Василько, иди домой и делай уроки сам, а мы с Аинькой и гроссмейстером тут… побеседуем. Хорошо?
        - Ладно, - уныло согласился Аинька.
        - Отлично! - вскочил Василько, торопливо попрощался и убежал.
        - Какой он странный, - сказал Аинька.
        - Скорей всего, ты сам странный, - засмеялся Венивидивицин.
        - Не загибай, Мастер!
        - Небось, в школе нахватался таких словечек, - заметил Венивидивицин. - Не станем ссориться, Аинька. Иди ко мне обратно!
        - Нет! - ответил Аинька. - Я теперь сам по себе…
        - А вот и нет! - возразил Венивидивицин. - Если б сам по себе, то еще полбеды. Но ты ведь Василько мешаешь жить.
        - Я ему помогаю!
        - Неужели ты хочешь, чтоб и Василько превратился в восковую фигуру?
        - Нет-нет! - испугался Аинька.
        - Тогда оставь его в покое.
        - Ладно, - подумав, ответил Аинька. - Оставлю.
        - Теперь я вижу, что ты настоящий мужчина, малыш. Но пора и тебе отдохнуть - машине тоже это необходимо. Прощай!
        - Хорошо, Мастер. Но мы еще увидимся. До свиданья…
        Я отнес Аиньку к книжному стеллажу и поставил его на видном месте.
        - Теперь и мы сможем побеседовать, - сказал я гроссмейстеру. - Только я, с вашего позволения, запишу ваш рассказ.
        4
        - Говорят, что в науке и технике я кое-что смыслю, - скромно заметил Венивидивицин. - Еще в школе мне легко давались физика, математика, химия… Когда же я стал инженером, Каисса предложила мне почетную должность, и я согласился без колебаний. Но желание шахматной славы все более овладевало мною. Я добился первого разряда, а дальше дело замедлилось. И тогда…
        - Ну и что же тогда? - подбодрил я гроссмейстера.
        - Тогда мне пришла в голову одна мысль. Я трудился годы… Все рассчитал до мелочей, а потом своими руками выточил каждую делать и собрал его…
        - Кого это - его?
        - Человек уже далеко проник в космос, но для меня самым памятным событием навсегда остался… запуск первого искусственного спутника Земли. Так вот я подумал: а что, если создать для себя лично маленький спутник, знающий шахматную игру? Будет лежать у меня в кармане небольшой шарик размером с теннисный мяч, будет он читать мои мысли и видеть фигуры на шахматной доске как бы моими глазами… подсказывать мне трудные ходы…
        - Это, наверно, не совсем честно?
        - Вы правы. Я жестоко наказан за свое честолюбие! Короче говоря, сделал я Волшебный Колобок. Аиньку. Ну, вы же знаете его… Он оказался веселым, бойким, я бы даже сказал - озорным. И все время порывался удрать от меня. «Ты же Мастер, - объяснил он мне свое желание. - Ты мой автор. А любое создание человеческого ума непременно стремится и должно жить своей жизнью, независимой от автора. Ну, что было бы, если б все книги лежали возле писателей, а машины цеплялись за своих конструкторов? Чушь! И ты меня не удержишь…» Я спрятал его в карман с застежкой-молнией и заставлял играть в шахматы за меня. А вообще, он многое умеет!
        - Ну, и что же дальше?
        - Вскоре я стал международным шахматным гроссмейстером и возгордился. Отправился по свету искать равного себе… И вдруг во мне стал исчезать интерес к шахматам: победы доставались без всяких усилий. Потом наскучила и сама жизнь! Но я еще не понимал, что началась расплата за неограниченное исполнение моих желаний. Ведь если просто лежать на диване, то вскоре ноги и руки отнимутся, не так ли?
        - Пожалуй.
        - А я перестал работать головой, и она разучилась мыслить… Но и это еще не все. Однажды я почувствовал, как тело мое быстро восковеет. «Что происходит со мной?» - в испуге спросил я. «Не знаю, - несколько виноватым тоном ответил Колобок. - Через пять-десять минут ты превратишься в восковую фигуру, Мастер. Я не знаю, отчего, но это произойдет…»
        - Неужели он сказал правду?
        - Да еще какую! Разговор наш происходил возле краеведческого музея, и я успел забежать в него, найти даже укромный уголок, где находились чучела животных и птиц, стать у стены и… больше ничего не помню.
        - Совсем?
        - Ну да. До того момента, когда вдруг чихнул и… очнулся. Точно знаю, что чихнул, потому что даже подумал: «Уж не простудился ли я на сквозняке?..» Я был один, не считая, впрочем, мальчика, вероятно, напуганного моим оживлением, как теперь выяснилось, это был Василько. Поняв, что я теперь уже больше не восковой, я обрадовался и быстро покинул музей. Выйдя из музея, я обнаружил, что со мной нет Аиньки: он все же сбежал, воспользовавшись тем, что я расстегнул карман… Да я и не жалею! Еще в детстве я слышал от мудрецов, что волшебство можно использовать только три раза. Если же, подобно мне, пытаться все время жить за счет волшебства - непременно растеряешь все человеческое и превратишься в восковую фигуру… Ну, вот то, что я хотел вам рассказать. Вы удовлетворены?
        - Да, благодарю вас. А потом?
        - Я снова стал играть в шахматы. Вначале я проигрывал чуть ли не всем. Но постепенно окреп, интерес к игре и к жизни вновь проснулся во мне, а вскоре я понял, что стал играть, даже лучше, чем прежде, до того, как изобрел Волшебный Колобок: значит, я имел необходимую способность, но нуждался в дальнейшей тренировке, в игре с сильными партнерами, а не в подсказчике…
        - Вы правы.
        - А теперь… срок моего творческого отпуска истек, и я возвращаюсь к своим основным обязанностям… Прощайте!
        Пожав мне руку, Венивидивицин произнес: «Инутама, инутама, акчолё» - и мгновенно исчез.
        Путешествие во Внутренний Мир
        1
        Проводив Венивидивицина (если можно назвать такое расставание проводами), я подошел к стеллажу, чтобы пожелать Аиньке спокойной ночи, но его на месте не было. Неужто обманул? Я не мог поверить в коварство Аиньки. А вдруг с ним приключилась беда?
        И тут я вспомнил о таракане. Пошел на кухню и негромко позвал его. Он вышел из-за горшочка с кактусом, что-то бормоча про себя и не поднимая головы. Я едва узнал его! Худущий, поблекший, с отвисшими усами…
        - Внутреннее понимание внешнего содержания предшествует усвоению духовной пищи… - говорил он кому-то в пространство.
        - Это еще что за «внешнее содержание»? - не утерпел я.
        - Форма… - пояснил Блаттелла. - Форма художественного произведения! Это моя мысль номер тысяча тринадцать. Запишите ее, я разрешаю. Форма - это заговорившее содержание!
        - Да, разумеется, спасибо. Вот что, Блаттелла, у меня есть к вам вопрос…
        - Зато у меня нет к вам ничего, а это важнее! - высокомерно произнес охамевший таракан и так величественно удалился, что я растерялся.
        Несомненно, этого наглеца стоило проучить. Достав из кладовки старую пластмассовую мышеловку, я зарядил ее кусочком сала и установил в том месте, где он исчез.
        Расчет оказался верным. Не прошло и трех минут, как раздался щелчок, а затем и яростный вопль Блаттеллы.
        Поставив мышеловку с пленником на стол, я неторопливо достал из пачки сигарету и со зловещим видом принялся ее разминать.
        - На колени, создание несовершенства и порочных страстей! - вопил таракан, явно адресуясь ко мне. - Я Писатель, Мыслитель и Творец!.. Ты пишешь книгу о тараканах, ничтожество, а я - о человечестве!.. Мое имя, напечатанное в журнале, возвысило меня над всеми тараканами мира, а твои книги затеряются среди тысяч других кропаний! Ну, что уставился? Может быть, еще и закуришь? Освободи мою ногу немедленно, ты едва не перешиб ее…
        Я принес тюбик полимиксиновой мази, освободил таракана и смазал пострадавшую лапку. Действие мази было столь сильно, что таракан вскоре успокоился.
        - Послушайте, Блаттелла, от вас несет ночной фиалкой… Откуда этот запах?
        - Вы ощущаете Аромат Славы! Только достойнейшие, вкусившие всемирной известности, источают его!
        - Прошу вас, Блаттелла, - начал было я, но неблагодарный таракан демонстративно отвернулся, сложив передние лапки на груди, всем своим видом показывая нежелание разговаривать со мной. - Не потрудитесь ли объяснить свое хамское по отношению ко мне поведение? Осмелюсь напомнить, что именно я подготовил к печати вашу статью…
        - …А сократив ее на три четверти, обездолил человечество и настолько же уменьшил мою славу, - продолжал Блаттелла.
        - Оставим творческую сторону возникшего спора; мне хотелось бы обратиться к вам как к руководителю Справочного волшебного бюро: где сейчас Аинька?
        - Я уже оставил эту низменную работу! - напыщенно произнес таракан.
        - Возможность знать обо всем, что происходит в волшебном мире, вы называете низменной?!
        - Я стал Писателем, - ответил зазнавшийся таракан, - и теперь мне не к чему работать где-то…
        - Но ведь вы опубликовали всего лишь одну статью, а не рассказ или роман, и уже возомнили себя кто его знает кем!..
        - Зато я обнаружил в себе способность написать все, что захочу! - гордо воскликнул Блаттелла. - С меня достаточно одного этого сознания. Во мне таятся десятки романов, повестей и тысячи рассказов! Но я воздерживаюсь от писания из чувства жалости к таким, как ты. Если я полностью использую свой талант, то развитие литературы остановится… Мне жаль вас, ничтожные!
        - Не бойтесь, Блаттелла, - прервал я. - Читателям нужны не разговоры, а книги…
        - Ишь ты! «Книги»… «Читателям»… Обойдутся! Одному нравится то, другому - это, всем не угодишь. Да еще критики начнут критиковать… А я не желаю волноваться и переживать - у меня нервы… Прочь с дороги! Я - само благородство. Я пронесу в себе целую библиотеку ненаписанных книг через всю свою жизнь во имя сохранения вашей литературы… Прочь!..
        Только один раз довелось нам встретиться… Среди ночи вся моя семья проснулась от странного шороха, доносившегося из кухни.
        Первым забежал туда я.
        Тысячи тараканов облепили стены, газовую плиту, потолок, а на столе гордо держал речь… Блаттелла! Он действительно сделался знаменитостью в своем тараканьем мире и странствовал по кухням в окружении поклонников и поклонниц. Величественно повернувшись в мою сторону, Блаттелла сказал:
        - Видишь? Тебе не дождаться такой славы даже в мечтах! Постарайся представить себе, что было бы, если бы ты не подвергал мое творение безжалостным сокращениям, а я не ответил бы добром на зло…
        И он неторопливо удалился, уводя за собой легион почитателей. Через пять минут кухня приняла свой обычный вид.
        С той поры я его не видел. Погиб ли он в столкновениях с врагами на извилистых тараканьих путях или раздавлен славой - не знаю…
        2
        Ночь я провел неуютно, дважды просыпался и думал о том, какая страшная опасность угрожала нашему Союзу писателей, и о том, сколько в жизни интересного, неожиданного и волшебного. Как в шахматной игре: каждая фигура ходит по правилам, клетчатое поле ограничено, а все же нет двух одинаковых партий!
        Не зря Аинька так любит шахматы.
        Но где же он сейчас? Сдержал ли он свое слово - оставить Василько?
        Третий раз я проснулся, когда уже раннее солнышко стало слегка пригревать, и пошел в кабинет… Смотрю, а мой Аинька на своем месте - на стеллаже между книгами.
        - С добрым утром, малыш.
        - Здравствуй.
        - Где ты был ночью?
        - Ночью? Какой?
        - Вот этой, минувшей…
        - Что уже прошла?
        - Ну да.
        - Интересная была ночь…
        - Интересная? - насторожился я. - А ну, выкладывай, малыш.
        - Как же можно выкладывать то, что уже прошло?
        - Не юли, Аинька! Мы с тобой успели подружиться, и я хочу, чтобы ты был со мной откровенным.
        - Во всем, во всем?
        - Разумеется.
        - Всегда-всегда?
        - Конечно.
        - И ты тоже будешь откровенным?
        - Обещаю тебе, Аинька!..
        - Я был… я был во Внутреннем Мире Василько!
        - Ты уверен?
        - Да. И в твоем тоже.
        - Зачем?
        - Я хотел узнать: почему, как и насколько Внутренний Мир человека богаче, чем у машины? Какие у него транзисторы? Какие печатные схемы? Каковы главные отличия от техники?.. Но то, что я увидел, оказалось совсем другим.
        - Прошу тебя, Аинька, расскажи! Ну, хочешь, я подарю тебе что-нибудь за это?
        - Подаришь?
        Да.
        - Но мне и самому хочется поделиться с тобой увиденным, - признался Аинька. - Подарок сделаешь в другой раз… Ладно? Я ведь сейчас его не заслуживаю, потому что мне самому не терпится рассказать!
        - Хорошо, Аинька.
        - Только не стой, пожалуйста. Садись за свой стол и, если хочешь, делай пометки. Будь серьезным и внимательным.
        - Договорились.
        - Я лежал-лежал, думал-думал и решил: побываю во Внутреннем Мире Василько, а потом оставлю его в покое и улечу куда глаза глядят. Василько уже уснул у себя дома… Я сделался маленьким-маленьким и осторожно влетел в его левое ухо… Сперва было темно, как в глубине океана, а потом - все светлее, светлее и…
        А все же, друзья мои, если не возражаете, я подробнее опишу рассказ Аиньки.
        3
        Предполагая увидеть во Внутреннем Мире Василько примерно то же, что и в Рыбе-шаре, Аинька не переставал удивляться, пока летел над тропинкой в густых зарослях бамбука. Вскоре он выбрался на узкую, длинную поляну у прозрачной, быстрой речки.
        И все это - в голове человека!..
        Пока Аинька размышлял, пытаясь объяснить такое странное явление, на том берегу заколебался кустарник, зеленая листва украсилась пестрыми птичьими перьями, а секунду спустя оттуда с жужжанием вырвалась стрела, нацеленная прямо в Аиньку.
        Волшебный Колобок мог увернуться, но был сделан из прочного металла и не боялся. Однако стрела… пронзила его насквозь без удара! Он не услышал даже слабого толчка!.. Это было необъяснимо. Аинька нагрелся от внутреннего напряжения, призвал на помощь все свои транзисторы и сложные печатные микросхемы, но понять ничего не смог.
        Разворачиваясь вокруг своей вертикальной оси влево, он вдруг увидел… Василько! В голове Василько находился он сам!
        - Я, наверно, заболел, - пробормотал Аинька, - и у меня начались галлюцинации…
        - Ты здоров, Аинька, - сказал Василько. - Я не сам Василько, а его Здравый Смысл, как бы его «Я». Меня зовут Эго. Мне поручено управлять здесь всеми мыслями, мечтами и фантазиями…
        Позади Аиньки раздались конский топот, гиканье, залихватский свист, и сквозь него промчалась кавалькада ковбоев. Они сбили с ног Эго, а тот, что скакал в центре группы, раскручивал над головой лассо. Аинька всмотрелся в ковбоя: это тоже был Василько! Вот метнулась в воздухе веревочная петля и легла на плечи Эго.
        Стрельбой из пистолетов ковбои приветствовали удачу: еще мгновение - и Эго уже волочился по густой траве. Все же ему удалось изловчиться и охотничьим ножом перерезать у себя за спиной веревку.
        Кое-как освободился Эго от пут, кряхтя и охая, поднялся на ноги и принялся приводить себя в порядок. Вид у него был жалкий, он виновато улыбнулся Аиньке, но бодрым тоном произнес:
        - Вот так и живем… Ах!..
        Дело в том, что из-за раскидистого баобаба с толстенным стволом показался мальчишка (точь-в-точь Василько!) и камнем из рогатки угодил Эго прямо в лоб. Багровая шишка немедленно украсила место попадания, и Эго со стоном присел на пенек.
        - Как ты смеешь?! - вскричал Аинька. - Это же твой Здравый Смысл.
        Мальчишка показал им обоим нос из десяти растопыренных пальцев и визгливо крикнул:
        - Прочь с Тропы войны, бледнолицые собаки! Я вождь краснокожих Черная Пантера, мне незнакомо чувство жалости и снисхождения…
        - Тут он прав, - шепнул Аиньке Эго. - Надо смываться, пока целы… - и торопливо ответил мальчишке: - Да-да, благородная Черная Пантера, мы приветствуем тебя и подчиняемся.
        И, подмигнув Аиньке, Эго заковылял вниз по течению реки. Аинька в задумчивости летел рядом, на уровне его лица. Шишка на лбу Эго принимала… священную форму шара!
        - Шарик на твоем лбу становится приятным украшением, - сказал Аинька.
        - Ты находишь? - приободрился Эго. - Спасибо на добром слове, но если б не моя ловкость, я бы давно превратился в коллекцию подобных «украшений»…
        - А почему ты вообще это терпишь? - спросил Аинька.
        - Как тебе объяснить… - ответил Эго. - Во-первых, я Здравый Смысл и, следовательно, терпелив. Во-вторых, этот чертенок (я имею в виду своего хозяина, то есть настоящего Василько) такой озорник, каких еще свет не видал! Если я покину его - пропадет… Ну а в-третьих, - поверь мне, Аинька! - то, что ты увидел сейчас, - это, право слово, самые мирные сценки в сравнении с тем, что было. Да-да, я все же оказываю благотворное влияние на Василько. - Эго остановился, чтобы перевести дух, и почему-то ласково посмотрел на собеседника. - А вообще, я весьма признателен и тебе, Аинька! Я унаследовал мудрость многих предков Василько, но тем не менее многим обязан и тебе…
        - Мне?!
        - Да. Ты более, чем кто-либо, помог мне в последнее время. Не стану отрицать: дорогой ценой, но помог.
        - Как?!
        - Попозже, мой друг, не торопись: всему свое время. Позволь мне довести свои размышления до конца.
        - Я слушаю тебя, Эго.
        - Так вот, думаю я, а нужна ли уже сейчас полная моя победа над всем Внутренним Миром моего хозяина?
        - Нужна, наверно.
        - Кто его знает… Возьми, к примеру, этого сказочника… Ну, что пишет книгу о моем Василько и о тебе…
        (Читатель уже догадался, что речь зашла об авторе настоящего повествования. Не все, что говорилось обо мне в тот раз и после, приятно. Но писатель должен быть справедливым и не отходить от истины ни на йоту, тем более в сказке! Вот почему я пересиливаю себя и пишу все, вне зависимости от того, нравится мне самому это или нет.)
        - Конечно, знаю, - сказал Аинька. - Мы знакомы с ним. Он весьма рассудительный человек, этот сказочник…
        - То-то и оно, - вздохнул Эго. - На одной рассудительности, без фантазии и озорства, далеко не уедешь. Во всем нужны какие-то границы… Вот ты побывай во Внутреннем Мире этого сказочника да сравни…
        - Хорошо, - пообещал Аинька. - Непременно побываю.
        - И еще одно соображение, - продолжал Эго. - Понимаешь ли, я же расту вместе с Василько и набираюсь опыта. Я сам многого еще не понимаю.
        - Побольше читай книг: у сказочника их так много!
        - Читаю! Но мир сложен, и весь его не вместишь и в миллиарды томов. Приходится познавать его самому. Однако вот мы побеседовали с тобой, и мне стало как будто легче…
        В самом деле - шишка на лбу Эго уже сгладилась: осталось лишь едва приметное пятнышко.
        - Быстро ты поправляешься, - похвалил Аинька.
        - Иначе нельзя, - пояснил Эго. - Если я буду злопамятным или хилым, то пользы от меня, что от мыльного пузыря… Я готов к любым ударам, и в этом моя сила! - Эго пощупал лоб и добавил: - Вот и все в порядке, можно ускорить шаг…
        4
        За скалистым холмом открылась панорама какого-то крупного завода или комбината. Выглядел он фантастично: никелированные переходы соединяли прозрачные корпуса и разноцветные башни. В затененных местах и на крышах мерцали огоньки, то угасая, то ярко вспыхивая или сияя ровным светом. Все это было покрыто огромным прозрачным куполом.
        - Что там? - спросил Аинька.
        - Самое великое творение природы - Мозг, - торжественно ответил Эго. - Здесь рождаются Мысли человека!.. Видишь провода и трубки? По ним поступают сюда сигналы от всех пяти органов чувств. Затем они где-то там обрабатываются, как-то там превращаются в Мысли, которые излучаются всей поверхностью купола.
        - Все сразу?
        - Может быть, и нет… Если всмотреться, то замечаешь, что общий купол не гладкий, как поверхность яйца, а многогранник. А на склонах, в долинах, даже в ущельях - видишь? - повсюду находятся приемные антенны… Они-то и взаимодействуют с гранями купола.
        - Пойдем туда, - предложил Аинька.
        - Ну что ты! - усмехнулся Эго. - Туда еще никто не сумел проникнуть. Стараются, мечтают об этом, но… Что там - и я не знаю.
        - Как же это все умещается в небольшой голове человека?! - удивился Аинька.
        - Внутренний Мир человека практически не имеет границ, как и реальный мир, в котором мы живем. Даже есть свои преимущества. В обычной жизни мы не можем вернуть вчерашний день, а я - могу! Мы с Василько можем все, что захотим, - ведь нет предела человеческому воображению…
        - «Мы с Василько»? - усмехнулся Аинька. - Я уже видел, как он «сотрудничает» с тобой. - И он указал на его лоб.
        - Всякое бывает, - смутился Эго. - Конечно, у меня возможности пока невелики, но я не теряю надежды остепениться.
        - Это верно, - согласился Аинька. - Ты надежный друг Василько, и я обязательно скажу ему об этом!
        - Правда? Ты будешь не первым, кто говорит ему приятное обо мне, а все же… Смотри вперед: река впадает в Черное море. Мы уже у цели.
        - У цели?
        - Я хочу показать тебе кое-что интересное.
        - А как называется эта река?
        - Не имеет значения, - отмахнулся Эго. - У нас здесь своя география и вообще все - свое! Располагайся вон на том камушке и наблюдай. Отсюда все видно, как в кино: сидишь на месте, а перед тобой проносятся различные картины. Да еще в цветном и объемном изображении.
        - И со звуком?
        - Ну конечно. А я все-таки сбегаю к врачу: все тело ноет. Пусть рентгенолог посмотрит, целы ли мои косточки?
        - У вас и врач есть?
        - Целая поликлиника: лаборатория, пищеблок, охотники за микробами, нервные связи, медики всех специальностей…
        - Как я мало знаю, - грустно произнес Аинька. - Только в шахматах разбираюсь, да все равно проиграл Мастеру…
        - Ты тоже еще молод, Аинька, - успокоил Эго. - Подрастешь - узнаешь. Ну, ладно. Скоро увидимся, а скучать не будешь, уверяю тебя…
        5
        В пионерском лагере «Алые паруса», что расположен на берегу черноморской бухты, - все морское. Начальник лагеря - адмирал Емельян Четвертый. Пионервожатые там именуются флагманами, а воспитатели - замполитами. Все пионеры в матросской форме; за плечами синеют гюйсы - мечущиеся по ветру воротники; у каждого бескозырка с лентами.
        Сегодня в лагере праздник - День писателя Александра Грина. Ведь это он написал знаменитую повесть «Алые паруса» - гимн Мечте. Именинники сегодня и матросы из экипажа «Аврора» - пионеры-пятиклассники - участники сегодняшнего представления.
        Вечер… На деревянной пристани, на бухте канатов, в белом платье сидит Ассоль (ее роль играет Аделина, одноклассница Василько). Перед ней адмирал Емельян Четвертый.
        Ассоль круглолицая, с ямочками на щеках. Большие карие глаза ее сияют вдохновением. Длинные вьющиеся волосы распущены и прикрывают плечи. Над левом ухом алая гвоздика.
        - Не покидайте меня, адмирал, - просит Ассоль. - Я уже рассказывала вам, как однажды добрый волшебник предсказал мне, что настанет день и за мной приплывет корабль с алыми парусами и заберет меня в кругосветное путешествие… Это непременно должно произойти сегодня - предчувствие не обманывает меня.
        - Хорошо, милая Ассоль, - отвечает адмирал. - Мы все будем рядом и разделим твою радость. Кто верит в Мечту, у того она сбывается непременно… Слышишь?
        С сигнальной вышки раздался пушечный выстрел, предвещающий появление в пределах видимости какого-либо судна. И верно: вскоре все приметили на горизонте… алые паруса.
        - Ур-ра! Ур-ра-а!..
        Корабль, подгоняемый попутным ветром, все более увеличивался в размерах и стал на рейде всего в полусотне ярдов от берега. На его борту золотом сверкало: «Секрет».
        Минуту спустя от корабля отчалила шлюпка. На носу ее стоял, скрестив руки на груди, бравый капитан в ослепительно белоснежной форме, с золотым кортиком в ножнах, совсем юный.
        Аинька с любопытством смотрел на происходящее, и едва капитан сделал первый шаг по алой ковровой дорожке, что расстелили на берегу его матросы, - вскрикнул.
        Это был… Митька Филателист.
        Он подошел к адмиралу, и они обменялись приветствиями; затем Митька Филателист повернулся к Аделине и четко, чтобы слышали все присутствующие, произнес:
        - Здравствуй, Ассоль! Я - капитан Грей. Мой корабль в твоем распоряжении, как и я сам. Позволь пригласить тебя на небольшую прогулку по всем морям и океанам… Я покажу тебе нашу планету со всех сторон!
        - Я согласна, - говорит Ассоль и вопросительно смотрит на адмирала.
        - Плыви, Ассоль, - отвечает на ее немой вопрос Емельян Четвертый. - Попутного ветра и удачи в твоих странствиях!
        - Попутного ветра! - кричат ей вслед все.
        Ассоль опирается на руку капитана Грея и робко ступает по алой ковровой дорожке: ее Мечта осуществляется, она счастлива. Доволен и капитан Грей, хотя и слегка обеспокоен: густой туман уже затягивает бухту, не мешало бы поторопиться.
        Вот уже они взошли на борт, слышна команда Грея: «Поднять паруса!», - и словно фантастические алые цветы распустились высоко над палубой.
        - Попутного ветра!.. - машут им ребята бескозырками.
        И вдруг… Из тумана вырывается трехмачтовик с мрачными черными парусами, с золочеными клотиками и флагом с черепом и скрещенными костями.
        Стремительно взяли на абордаж пираты судно Грея; короткая стычка - и на глазах у всех пираты перенесли на свой корабль бесчувственную Аделину и связанного по рукам и ногам Митьку Филателиста.
        Сражением хладнокровно руководил с капитанского мостика человек в маске. А когда дело было сделано, он неторопливым, даже изящным движением снял ее, и на берегу мгновенно воцарилось гробовое молчание: это был… Василько, ученик пятого класса школы № 100, пионер из экипажа «Аврора».
        Он горделиво и насмешливо глянул на своих друзей и флагманов на берегу и велел отчаливать.
        Адмирал нахмурился и отдал какое-то распоряжение своему ординарцу, тот опрометью кинулся на сигнальную вышку. А классная руководительница, она же математичка Надежда Ивановна, восторженно крикнула с берега:
        - Я всегда говорила, Василько, что из тебя получится разбойник!..
        Василько сдержанно поклонился ей в знак признательности, и густой туман поглотил злодейский корабль.
        6
        Капитанская каюта. Аделина медленно приходит в себя и беспомощно осматривается. Рядом с ней сидит Василько. Лицо его неподвижно и непроницаемо.
        - Ах, это ты…
        - И да, и нет, - вздыхает он.
        - Как понять эти слова?
        - Я… Вас-Иль-Ко, гроза южных морей и океанов. Я хотел оставаться мирным жителем, зарабатывающим четверки и пятерки…
        - Не так давно ты заработал двойку, - напоминает Аделина, окончательно приходя в себя и приподнимаясь.
        - Я всегда получаю только то, что хочу сам, - сурово замечает Вас-Иль-Ко. - Но оставим это: теперь оно в прошлом… Некоторые обстоятельства вынудили меня поднять черные паруса…
        - Что ты сделал с Митькой?..
        - О, можешь о нем не беспокоиться! Он жрет десятую порцию мороженого…
        - Может быть, ты и меня угостишь?
        - Тебе я могу предложить и большее, - загадочно ответил Вас-Иль-Ко и нажал кнопку в углу дивана.
        Одна из стен каюты раздвинулась, и в лучах ламп дневного света в просторной нише засверкали груды драгоценных камней, изделия из золота и серебра. Аделина подбежала к сокровищам, долго ворошила их и откровенно восторгалась.
        - Все это твое, - небрежно бросил Вас-Иль-Ко.
        - Если позволишь, - сказала Аделина, перелистывая толстый альбом в кожаном переплете с золотыми застежками, - если позволишь, я возьму эту коллекцию марок…
        Потемнело обветренное и мужественное, покрытое шрамами - следами былых сражений - лицо Вас-Иль-Ко.
        - Бери, что хочешь, - глухо проговорил он и повернулся к микрофону на стене: - Курс на Космодром!
        - Есть, капитан! - хрипло отозвалась стена. - Мы в двух кабельтовых от него…
        7
        Они вышли на палубу втроем: Василько тонко рассчитал свою предстоящую месть. Пусть и этот маркособиратель ощутит его могущество!
        - Где же твой Космодром? - насмешливо спрашивает Митька. - Вокруг одна вода…
        Вас-Иль-Ко величественно двинул рукой, и со дна морского уже поднимается искусственный стальной остров. С его овальной поверхности с яростным шумом и дьявольскими всхлипами сбегают тысячетонные потоки воды и, ударяясь о поверхность моря, превращаются в белое облако мельчайшей водяной пыли, отсвечивающей всеми цветами радуги.
        Теперь отчетливо видно огромное тело звездолета, покоящееся на ажурных опорах. Едва рассеялась водная пыль, как опоры пришли в движение и поставили космический корабль вертикально.
        Вас-Иль-Ко глянул чуть вправо, и с десяток головорезов, чьи ужасные физиономии повергали Аделину в трепет, а Митьку Филателиста наводили на мысль о том, что виселица была бы для них слабым напоминанием о совершенных злодеяниях, кинулись стягивать брезент с какого-то сооружения.
        Еще миг - и перед взорами недавних друзей предстал черный вертолет с белой эмблемой смерти на борту и лопастях.
        - Прошу, - галантно приглашает в кабину Вас-Иль-Ко.
        - И мне? - с надеждой спрашивает Митька.
        - Почему бы и нет?.. Пожалуйста!
        Всего в сотую долю секунды был восторженный взгляд Аделины, брошенный в сторону вожака пиратов, но он не укрылся от зоркого и внимательного «джентельмена удачи», как любили себя именовать, да и сейчас именуют, не только морские разбойники…
        Перелет с палубы пиратского парусника, видевшей множество сражений, на Космодром занял не более трех минут. Серебристый лифт гостеприимно принял их и стремительно вознес к кабине космического корабля. У входа они оделись в алые скафандры, вошли в уютное гнездышко космонавтов и легли в удобные кресла.
        Наступила тишина, прерываемая лишь тиканьем секундомера и предстартовым отсчетом. Где-то далеко внизу послышался мощный гул, сравнимый разве что с гулом землетрясения, и уже несколько секунд спустя все трое - Аделина, Митька Филателист и Василько - плавали в невесомости у больших иллюминаторов. В звездном рое на черном фоне космоса сверкала Голубая Планета…
        - Митька… Виноват, капитан Грей, - повернулся к Аделине Василько, - хотел показать тебе нашу планету со всех сторон… Не знаю, как собирался он выполнить свое обещание, но вот, смотри… Земля у твоих ног, и ты можешь сделать вокруг нее столько витков, сколько пожелаешь!
        - Ты неподражаем, Василько, - сказала Аделина. - И знаешь что?.. Я буду отныне собирать марки только космической серии!
        Василько помрачнел и решительно скомандовал:
        - По местам! Хватит с вас…
        - Давно бы так, - одобрил Аинька, наблюдая за ними. - А то нянчится с этой девчонкой-задавакой!..
        8
        Остров Забвения, затерянный в пустынной части Тихого океана среди двадцати тысяч других островов. Где-то южнее экватора, но севернее Австралии, восточнее Ростова-на-Дону, но западнее Нью-Йорка. Сюда удалился от мирской суеты наш Василько. Здесь, на необитаемом клочке суши, проводит свои дни в гордом одиночестве юный ростовчанин, подобно Робинзону. Верного Пятницу ему заменяет сверхтехника Будущего.
        За считанные секунды вагончик фуникулера - канатной железной дороги - доставит Василько на десятикилометровую высоту единственной горы острова. Плавно и неторопливо эскалатор опустит его к центру Земли.
        Одноместная подводная лодка всегда к его услугам в уютной бухте; вертолет в двух шагах от его сорокаэтажной хижины, сверхзвуковой самолет - на бетонной поверхности аэродрома.
        Стоит нажать кнопку - и автоматические повара угостят его обедом, завтраком или ужином; другие кнопки удовлетворят другие желания.
        Но Василько был глух ко всему. Лишь объемный цветной телевизор с экраном во всю стену удостаивал он своим вниманием. Да и то включал его только для того, чтобы посмотреть «Клуб кинопутешествий», «В мире животных», «Очевидное - невероятное» или мультики.
        А на ровной возвышенности крутого побережья издали виднелся огромный Сфинкс - лежащий лев с головой человека, наподобие Большого Сфинкса в Египте.
        Только сделан он был не из камня, а из прочной цветной пластмассы, и лицо у него было не египетского царя - фараона, а самого Василько. Грустный взгляд гигантской скульптуры всегда устремлен не на восток, как у египетской, а на запад, в сторону Ростова-на-Дону.
        Никто не разгадал тайну усмешки, застывшей на устах Каменного Сфинкса, что неподалеку от Каира, но стоит лишь взглянуть на улыбку Сфинкса-Василько, чтобы понять: только он знает цену женского легкомыслия и неумения отличить настоящего мужчину от филателиста.
        Только он…
        9
        - Ну, как? Интересно? - спросил Эго.
        - Ты уже пришел? Хорошо тут у вас… Что сказал врач?
        - Все в порядке.
        - То, что я видел, на самом деле было?
        - Нет, Аинька, только в мечтах… Но без мечты человек ничего не добьется…
        - А чего же тут добиваться? Разбойничать?
        - Этого я не допущу, - заверил Эго. - Но видеть себя сильным, могущественным не вредно. Не говоря уже о том, что пираты, которых ты наблюдал, обрушивают свой гнев лишь на угнетателей, а простых людей не трогают, а даже защищают.
        - Ну и видик у этих защитников! - заметил Аинька.
        - Бывали и пострашнее… Ладно, идем, я покажу тебе, что произошло уже не в забавах воображения, а на самом деле… Твоя работа… Вот сюда, левее… Видишь?
        - Что это?! Музей восковых фигур?
        - Хорош музей! - сурово произнес Эго. - Здесь собраны те мысли и желания Василько, которые ты за него выполнял с помощью своего волшебства. Вон сколько наворочал!
        - Ой! - ужаснулся Аинька. - Это они превратились в восковые фигуры, как мой Мастер!.. Если бы я мог предвидеть такое, давно бы отстал от Василько. Я больше не буду!
        - То-то же!
        - Прощай, Эго.
        - Прощай. Не забудь забраться в левое ухо этого сказочника.
        - Я сейчас туда и направлюсь…
        10
        В моем Внутреннем Мире Аинька пробыл недолго.
        - Это потому, - объяснил он мне после, - что там все у тебя четко распланировано и все на виду. Никаких закоулков. Если тропинка - то посыпанная песком, если дорога - то везде светофоры и регулировщики. Все безоговорочно подчиняются твоему Эго. Кругом порядок, лозунги, нравоучительные цитаты, изречения великих людей по краям дорог, как рекламные щиты. Скучища!
        - Но в свое время, - прервал я, - мне доводилось увлекаться приключениями и фантастикой… Неужели ничего не осталось?
        - Осталось, - успокоил меня Аинька. - В картинной галерее… В золоченых рамах есть даже картинки, написанные масляными красками!..
        - Гм… И об алых парусах я мечтал… Неужто и они не сохранились?
        - Видел: маленький такой сувенирный кораблик с алыми парусами, из пластмассы.
        - Да что же это творится в моей голове? - огорчился я. - Нет ни одной живой, озорной мысли?
        - Есть, и даже не одна. В зоопарке…
        - Где?!
        - Ну, это я так назвал… У тебя озорные, как ты говоришь, мысли находятся в клетках, а твой Эго иногда выпускает их на прогулку и поначалу присматривает за ними.
        - Почему же поначалу, Аинька?
        - Потому что их вскоре окружают твои дети, внуки и внучки, бесцеремонно тормошат их и высмеивают, пока они сами не возвращаются в свои клетки…
        - Внучки?!
        - Да нет, твои озорные мысли.
        - Так-с… Ну, а что же мой Эго? Какое впечатление произвел на тебя он?
        - Да, в общем, ничего… Знаешь, он такой вежливый, сладкоречивый и совсем не обидчивый. А уж когда твоя жена появляется, твой Эго становится совсем предупредительным и осторожным…
        - Ну-с… беседовал ты с ним?
        - Разумеется. Он говорит, что всякие там алые паруса, мечты - детская забава, не больше.
        - Так и сказал?
        - Да.
        - Впрочем, в этом есть доля правды, Аинька.
        - Тогда непонятно, как без веры в Мечту ты пишешь свои книги?
        - Многие писатели так сочиняют, не я один…
        - И еще знаешь: в тебе уже нет… - ну, ни капельки!.. - пионерского.
        - Неудивительно, Аинька: у меня возраст, так сказать, пенсионерский.
        - А для чего люди взрослеют?
        - Если бы я мог ответить… Сам не знаю! - сказал я и постарался сменить тему. Какие же планы возникли у тебя?
        - Знаешь что, подамся-ка я лучше к футболистам. Мне Футбольный Мяч рассказывал: вон они любят, чтобы их желания исполняли немедленно! А раз так, значит, это им не опасно? Они ведь не знают конца своим желаниям, а я больше всего на свете люблю бесконечное…
        - Не делай этого, Аинька, - мягко возразил я. - Волшебное и неограниченное исполнение желаний опасно любому человеку, даже футболисту. Разве у тебя нет иной мечты?
        - Есть… Я хочу все знать! Не только шахматы…
        - Прекрасно. Для чего?
        - Для чего? - Волшебный Колобок задумался.
        - Может быть, ты все же ответишь мне? - напомнил я, когда, по моему мнению, молчание стало затягиваться. - Машины должны думать быстро.
        - А я думаю, даже подсчитываю, сколько свободного места в моем отделении Памяти… Готово! Девяносто семь целых восемьсот восемьдесят две тысячных процента у меня пусто. Я хочу все это заполнить информацией, или, как говорят люди, знанием.
        - Похвально, малыш! - одобрил я. - Об этом все мечтают.
        - Ты тоже?
        - И я.
        - У тебя тоже много пустого места в голове? - полюбопытствовал Аинька.
        - Гм… Затрудняюсь сказать, сколько именно, - неохотно ответил я, - но возможность пополнить знания есть и у меня…
        - В твоем Внутреннем Мире все разложено по полочкам, - заметил Волшебный Колобок, - такой порядок, что сосчитать можно быстро. Хочешь, я это сделаю сейчас? Мне так хочется узнать, у кого из нас голова пустее!..
        - Не стоит, Аинька. Здесь следует учесть одну важную особенность человеческой памяти: то, что не очень необходимо, - забывается, и как бы освобождается место для новых знаний, в которых человек нуждается именно сейчас.
        - А забывается - это, значит, переходит в картинную галерею? - спросил Аинька. - Ту самую, что я видел у тебя?
        - Возможно, возможно… Однако продолжим. Насколько я понял, ты стремишься найти свое место в этом мире?
        - Еще не стремлюсь, потому что пока мы только разговариваем, но хочу этого.
        - Весь окружающий нас мир, Аинька, состоит из неживой природы, растительности и животного царства, человека и техники.
        - И техники? - переспросил Колобок.
        - Да. Ее стало так много, и она так сильно влияет на всю окружающую нас природу, на жизнь вообще, особенно - человека, что даже вся Земля как бы ощущает ее!
        - А есть ли внутренняя связь между нами? - спросил Аинька и уточнил: - Между человеком и техникой?
        - Думаю, что есть… На мой взгляд, самая близкая связь - это шахматы…
        - Восемью Восемь? - обрадовался Аинька.
        - Да. Шахматы - это борьба в чистом виде - так сказал великий ученый и мыслитель Карл Маркс. А борьба есть преодоление препятствий - без этого не проживешь. Вот почему шахматы полезны всем. В шахматной игре мозг человека работает очень похоже на самые совершенные считающие, думающие машины. Но пока машины играют в шахматы слабее человека.
        - Стоп! - воскликнул Колобок. - Не продолжай. Я отправлюсь в путешествие, буду искать лучших игроков и учиться у них шахматной игре! Ладно?
        - Конечно, Аинька. Это принесет только пользу.
        - Я обогащу свой Внутренний Мир и обыграю Мастера! - закончил Аинька.
        - Вот чего ты захотел…
        - Да, у меня тоже появилась своя Мечта.
        - Ну что ж, желаю успеха! Пожалуй, ты единственная машина, умеющая мечтать.
        - Это оттого, что я не простая машина, а волшебная.
        Аинька закружился по комнате и звонким голосом запел, дирижируя маленькими пухлыми ручками:
        Я Аинька - не паинька,
        Но и не сорванец.
        Начало - это Аинька,
        А вовсе не конец.
        Не будет никогда
        Конца у дела славного.
        Начало - это главное,
        А не лиха беда.
        Люблю я дым сражения
        Над шахматной доской,
        Ведь Колобок Волшебный я,
        А вовсе не простой.
        Не будет никогда
        Конца у дела славного.
        Начало - это главное,
        А не лиха беда.
        Лечу, лечу по свету я,
        С Мечтой не расстаюсь,
        На проигрыш не сетую,
        Победой не горжусь.
        - До свиданья, сказочник! - весело крикнул Волшебный Колобок, нацелившись улететь в форточку, и помахал рукой. - Вот напишешь новую сказку, и она тоже покинет тебя, а я с ней где-нибудь встречусь!
        - До свиданья, Аинька!..
        Часть третья
        «Они ничего не хотят…»
        Далл-Айленд
        1
        Я имею в виду в общем-то неплохой по своей природе островок в южной части Атлантического океана, столь крохотный, что он не умещается на картах среднего масштаба.
        Открыл его в конце прошлого века предприимчивый торговец Аванак. Поскольку островок оказался необитаемым, а заселять его не имело смысла, ввиду большой удаленности от главных морских путей, Аванак просто объявил его своей собственностью, назвал Далл-Айленд, то есть пустой остров, никчемный, никому не нужный.
        Где-то в морском сборнике или ежегоднике упомянули тогда об этом и тут же забыли. Тем меньше оснований знать и помнить однажды упомянутый островок имел автор этих строк, житель приречного города Ростова-на-Дону, лежащего на перекрестке путей из Европы к Кавказским горам…
        И все же, друзья мои, даже обладая уравновешенным характером и будучи весьма серьезным человеком, планирующим каждый свой жизненный шаг, нельзя, уверяю вас, относится с пренебрежением к каким-то там забытым островам или затерянным в глубинах космоса планетам, если… у тебя есть приятели-фантазеры! В таких случаях советую вам быть готовым ко всему…
        2
        Утро. Началась обычная рабочая пора. Я за своим письменным столом. Размышляю. Вчера закончил книгу о приключениях Василько и Аиньки. Сегодня снова передо мной чистые листы бумаги. На этот раз мне заказали статью: «В каком возрасте следует прекращать чтение сказок и научной фантастики?»
        - Нас интересует, - сказал редактор, - ваше личное мнение.
        Я еще сам не знаю, что думаю по этому вопросу, и потому легонько перебираю сети своих рассуждений, в которых легко запутаться, если не найти их начала и конца.
        И тут - звонок: дзин-дзин-дзин…
        Открываю дверь и вижу озабоченного начальника Отдела Таинственных Случаев нашей районной милиции Алексея Петровича Воронова.
        - Здравствуйте, - говорит, - я снова к вам…
        - Опять исчез Василько? - спрашиваю. - Здравствуйте.
        - Не то чтобы исчез, но и не то чтобы находится на месте…
        Мы прошли в кабинет. Сели. Алексей Петрович подает мне конверт.
        - Фотография?! Так я теперь без нее узнаю Василько…
        - Не совсем фотография… Вернее, совсем не фотография. Письмо!
        - Мне?
        - Нет. Но для пользы дела я прошу вас прочесть.
        Уважаемый Аликсей Питрович!
        Обращается к вам Василько, известный по прошлым дилам. Сичас я нахожусь в временом отсутствии по причине дружбы и мемоз. Так что родителям ничего неговорите, а песателю тоже, а то он кинется меня искать и нипримено найдет раньше времени. А когда я заново явлюсь, я ему расскажу все как есть. Ладно? И вы тоже небеспокойтесь за меня, потому что я вернусь, когда надо.
        Василько
        - М-да… - говорю я. - Где же он? И как понять «вернусь, когда надо»? Да еще эти «мемозы»… Грамотей!
        - Видимо, он очень волновался, когда писал, - оживился Алексей Петрович. - Я полагаю, что и здесь не обошлось без волшебства. Так что выручайте еще разок. Наш начальник сказал, что, если необходимо, он может выдать вам удостоверение дружинника. Для смелости.
        - Спасибо. Я думаю, не стоит… А знаете что - отправимся-ка мы с вами вдвоем, Алексей Петрович! А?
        - Это можно. Мне и начальник сказал: «Без Василько не возвращайтесь!» А куда?
        - Туда, где сейчас Василько. Согласны?
        - Еще бы!
        - Тогда повторяйте за мной: инутама, инутама, акчолё…
        - Инутама, инутама, акчолё…
        И…
        3
        …Мы очутились где-то на морском (или океанском?) берегу, вроде бы в Африке - жарища, пальмы кокосовые и финиковые растут; в другом месте - высокие лиственные деревья с большими яркими цветами, а по ветвям мартышки носятся.
        - Ну и ну! - сказал Алексей Петрович.
        - Нравится? - спрашиваю я.
        - Здорово! Вот только не пойму: если Василько здесь, то что он тут потерял?
        - Гм… Узнаем, узнаем… Вот полюбуйтесь… Я думал, что Василько ошибся в своем письме, а здесь тоже «мемоза». - И я указал на огромный рекламный щит у дороги:
        МЕМОЗЫ - ГОРДОСТЬ ФИРМЫ
        «АВАНАК»,
        ДОРОГО! НАДЕЖНО!! УНИВЕРСАЛЬНО!!!
        ПРИОБРЕТАЙТЕ АВТОМАТЫ КАРЬЕРЫ
        ЗА НАЛИЧНЫЕ И В РАССРОЧКУ...
        - Чушь какая-то, - заявил Алексей Петрович.
        - Не торопитесь. Под словом «карьера» обычно подразумевают служебный, деловой путь человека… Так?
        - Пожалуй. Но при чем тут цветы?!
        - А если слово «мемоза» написано здесь правильно? Тогда это вовсе не мимоза…
        - Тогда слово «автоматы» имеет прямое отношение к технике!
        - О чем и речь… - И я киваю в сторону какого-то типа, стоящего под рекламным щитом спиной к нам. - Спросим?
        Незнакомец был одет в джинсы и клетчатую ковбойку, а на голове красовалась выцветшая от солнца, изрядно поношенная широкополая шляпа.
        Когда мы подошли к нему метра на три, голова его вдруг повернулась на сто восемьдесят градусов (положение тела при этом не изменилось!), и на нас глянули карие глаза на светлом веснушчатом молодом лице.
        Я похолодел от ужаса, а Алексей Петрович, сделав вид, как будто так и должно быть, вежливо произнес:
        - Здравствуйте.
        - Привет, - ответила голова (я так пишу потому, что она казалась совершенно независимой от тела).
        - Вы по-русски говорите? - обрадовался я.
        - На нашем острове все говорят на одном языке и друг дружку понимают.
        - Остров? Чей?
        - Мистера Аванака, благодетеля планеты «З»…
        - Так мы на другую планету попали? - слегка струхнул Алексей Петрович.
        - Вопрос непонятен, - ответил незнакомец. - Меня зовут Гуль, я…
        Но тут возле нас остановился легковой автомобиль, и водитель крикнул нам в окно:
        - Следуем в Мемозтаун. Имеются свободные места…
        Кивнув на прощание Гулю, мы юркнули в машину, где уже сидели толстый, франтовато одетый мужчина лет пятидесяти и весьма похожий на него оболтус лет двадцати. Отец и сын?…
        - Моя фамилия Эдиот, - представился старший. - Да-да, вы угадали, джентельмены… это мое непутевое чадо. Мальчик в том возрасте, когда пора жениться… Но в голове у него чего-то недостает. Я думал, что при моих миллионах это небольшая беда, но… Нынче настали странные времена, вы не находите?
        - Смотря что вы имеете в виду, - осторожно сказал Алексей Петрович.
        - А вы, я вижу, из полиции, - одобрительно кивнул мистер Эдиот. - Это хорошо. В век бизнеса контроль особенно необходим… Так, вот, невеста моего мальчика заупрямилась! Смех да и только… «С меня хватит, - заявила она, - одной эдиотской фамилии…» Ха-ха-ха… Не знаю, что бы мы делали, если б не благодетель планеты «З»!
        - Что это за планета? - спросил я.
        - Вы, вероятно, недалеко ушли от моего мальчика? - Мистер Эдиот внимательно глянул на меня. - Какие мемозы вы намерены приобрести, деловые или нет?
        - Какие?!
        - Да. Не завидую вам, - буркнул мистер Эдиот. - Планета «З» - это Земля… Вот и все!..
        - Леди и джентльмены, - привычным тоном заговорил водитель, - мистер Аванак разделил все взрослое население планеты на три возрастные группы: младшая - от двадцати до тридцати лет; средняя - до шестидесяти и старшая - от шестидесяти до восьмидесяти… Стоимость мемоз обратно пропорциональна этому делению! И еще…
        Но тут, перед самым въездом в город, вихрь забросил в машину облачко густой пыли, и мы едва успели зажмуриться.
        - …джентльмены, необходимо учесть срок гарантии: он, как и следует ожидать, прямо пропорционален возрасту клиента, - продолжал водитель, не сбавляя скорости, вынул свой левый глаз, обтер его ваткой, вставил на место, неторопливо проделал ту же процедуру с правым и закончил: - Ха-ха-ха…
        Мистер Эдиот восхитился и повернулся к сыну:
        - Видал, Сэм? Ты даже этого не умеешь!..
        4
        Мемозтаун представлял собой небольшой уютный городок, состоящий из веселых коттеджей, утопающих в зелени и разбросанных в живописном беспорядке, без малейшего намека на улицы.
        В центре располагался одноэтажный корпус почти сплошь из стекла, соединенный крытыми галереями с несколькими круглыми приземистыми строениями.
        Автомобиль остановился у главного входа, и водитель объявил:
        - Главная контора фирмы «Аванак».
        - Зайдем? - любезно предложил нам мистер Эдиот. - Расходы я беру на себя: нечасто встретишь пустоголовых джентльменов - под стать моему мальчику…
        Мы приняли приглашение и вошли вслед за миллионером в здание конторы.
        Крохотный холл напоминал кинотеатрик; возле нескольких кресел стояли низкие столики с прохладительными напитками, а на стене, не имевшей окон, висел серебристый экран.
        Из двери справа от экрана вышел высокий, стройный, младшего взрослого возраста мужчина в белом костюме и представился:
        - Здравствуйте. Я консультант мистера Аванака… Располагайтесь, как вам удобно… Наша фирма имеет самые лучшие, самые надежные в мире портативные мемозы - механические мозги! Многие ученые уверены, что уже весьма скоро человека будут ремонтировать и даже изготовлять на специальных предприятиях… Но пока мы ограничиваемся мемозами… Для сомневающихся у нас имеется Ателье проката…
        - Нет-нет, - запротестовал мистер Эдиот, - я бы хотел приобрести парочку мемоз для моего мальчика!
        - Похвально, - склонил голову консультант. - Но вы сказали, «парочку»? Это нерентабельно.
        Он нажал кнопку в стене, и окна зашторились, а на экране вспыхнуло изображение человеческого мозга в разрезе.
        - Мозг человека, - продолжал консультант, - как видите, состоит из двух полушарий: левое управляет усвоением школьной программы, хорошим настроением и способностью к бизнесу; правое формирует склонность к образному мышлению, литературе и искусству. Сейчас трудно быть универсалом, и вашему мальчику достаточно одной мемозы. Не правда ли, Сэм Эдиот?
        - Но мы еще не представились вам! Откуда вы знаете, кто мы? - подозрительно всматриваясь в фирмача (так называют обычно представителя какой-нибудь фирмы), спросил Эдиот-старший.
        - Не тревожьтесь, - улыбнулся фирмач, - нам сообщили о вашем прибытии еще с борта самолета…
        На экране сменилось изображение.
        - А что это за цифры на извилинах мозговых полушарий? - полюбопытствовал Алексей Петрович.
        - Они указывают стоимость участков, которые фирма может заменить по желанию клиента…
        - И вы имеете наглость рекламировать эту грушу, вынутую из компота?! - возмутился Эдиот-старший. - Я не юноша, но и мои мозги пока еще не сморщились. Пойдем отсюда, Сэм, у тебя в голове вообще еще гладкий бильярдный шар… А нас сравнивают здесь с какими-то мумиями!
        - Не уходите, сэр! - взмолился фирмач. - Уверяю вас, что вы ошибаетесь. Все люди с самого появления на свет имеют мозги с извилинами. Чем больше извилин, тем лучше.
        - И у нашего президента тоже?.. - недоверчиво спросил миллионер.
        - Непременно! У президентов обычно извилин становится больше на время правления.
        - Гм… Ну если так. Выписывайте нам парочку мемоз, да самых извилистых - денег у меня хватит! - гордо произнес мистер Эдиот.
        - Стоит ли, сэр, тратиться? - почтительно улыбнулся фирмач. - Я уже имел честь сообщить вам, что стоит лишь определить желаемую карьеру вашему малютке - и мы подберем ему одну мемозу.
        - Ну ладно, одну так одну, - согласился Эдиот-старший.
        - Какие способности у вашего мальчика, сэр?
        - Что-о-о?! - поразился миллионер. - Если б они имелись, мы не нуждались бы в ваших… персиковых косточках!
        - М-м, сэр… Способности имеются в каждом человеке, - настаивал фирмач. - А если способность граничит с талантом, то на этом люди зарабатывают бешеные деньги! Поройтесь в памяти, сэр, прошу вас…
        - Мальчик любит валяться на диване…
        - Это не способность, сэр, а возможность.
        - Гоняется за тараканами…
        - Еще, сэр.
        - Неутомим в прослушивании магнитофонных записей…
        - Здоровый мальчик! А необычные наклонности?
        - Ну, разве что составление заковыристых фраз.
        - Каких, сэр?
        - Да вот, к примеру: какую фразу вы смогли бы написать, где один и тот же слог повторялся бы несколько раз подряд?
        - М-м… «Папа, здравствуй…»
        - И все?
        - «Папа и мама, здравствуйте…»
        - В вашей фирме все такие олухи или вы досадное исключение? - разочарованно произнес Эдиот-старший и повернулся к сыну: - А ну, Сэм, блесни…
        Юный верзила засопел, подошел к доске, взял голубой мелок и сразу принялся писать:
        «Купила Лала ладан…» (четыре «ла»).
        «У крана Нана нашла мыло…» (четыре «на»).
        «Взял из шкапа папа папаверин…» (пять «па»).
        - Хватит! - рявкнул Эдиот-старший. - Видали?! А вы: «па-па…», «ма-ма…» Пошли, мой мальчик, мы с тобой вскочили не в экспресс, а в паршивый старый товарняк! Выпрыгнем на ходу: сходим в ресторан и улетим домой… к «ма-ме…», - передразнил он совершенно растерявшегося фирмача.
        Тот очнулся от охватившего его оцепенения и кинулся к миллионеру.
        - Сэр! - вскричал он. - Это так неожиданно… Не уходите, прошу вас, иначе я потеряю работу!
        - У нас дома миллионы безработных, - отрезал Эдиот-старший, но, видимо, смягчившись, сказал: - Так и быть, мы уже произвели затраты… Если вы сейчас придумаете фразу, где один и тот же слог повторится шесть раз, чего не удавалось даже мне, мое доверие к вашей фирме восстановится…
        - О, благодарю вас, сэр, - засуетился фирмач, подбежал к доске и замер.
        Он напряженно думал, лицо его побледнело, глаза были прикрыты, и веки заметно подрагивали. Потом он стал успокаиваться, наконец улыбнулся и твердо вывел на доске фразу:
        «Вы не видели ли, Лили, лили ли лилипуты воду?»
        Девять «ли»! Ого!!!
        - Поразительно! - восхищенно прошептал миллионер. - Ваша взяла - мы оформляем заказ…
        Фирмач отер с лица пот, выпил залпом стакан кока-колы и деловым тоном сказал:
        - Судя по всему, Сэм имеет врожденную тягу к наукам… Следовательно, вам необходима левая мемоза… Вместе с тем склонность к занимательности, к игре, указывает на то, что… потребуется правая мемоза… Складывается ситуация, сходная с той, когда мы имеем дело с клиентом, увлеченным шахматной игрой…
        При этих словах мы с Алексеем Петровичем почему-то переглянулись и стали слушать фирмача с удвоенным вниманием.
        - Следует отметить, - продолжал он, - что хозяин фирмы мистер Анпетк Аванак - великолепный шахматист…
        - Бывший чемпион? - прервал Эдиот-старший.
        - Он самый, сэр. Газеты писали, что после двух крупных поражений в международных матчах он удалился в добровольное изгнание или даже покончил с собой… И то и другое неверно или верно лишь отчасти (я имею в виду первое предположение). Мистер Аванак - потомок открывателя острова Далл-Айленд - купил фирму по изготовлению мемоз и перевез ее сюда.
        - Но почему так далеко?
        - Да потому, - охотно ответил фирмач, - что у мистера Аванака имеются на этот счет личные соображения!
        - О’кей. Это его дело, - согласился Эдиот-старший и повернулся к сыну: - Но кем бы ты хотел стать, мой мальчик?
        - Не знаю, - прогудел Сэм. - Может быть, беретом?
        - Беретом?! Каким беретом?
        - Синим или зеленым - все равно, папа.
        - Он имеет в виду десантников, сэр - догадался фирмач. - Тысячи наемников с нашими мемозами воюют в Африке и кое-где еще, но… мало кто из них возвращается обратно…
        - Слыхал, Сэм? - взволновался отец. - Какой смысл вкладывать деньги впустую?
        - Совершенно верно, сэр, - подтвердил фирмач. - К тому же мы там испытываем новые модели мемоз… Вашему крошке мы подберем самый надежный, проверенный образец. Ну-ка, мальчик, стань возле этого аппарата…
        На экране появилась прозрачная тень головы Сэма. На стыке полушарий мозга отчетливо виднелась до странности знакомая фигура.
        - У него в голове ферзь! - взволнованно воскликнул фирмач. - Я же говорил…
        - А что мы можем с этого иметь? - неуверенно спросил Эдиот-старший все-таки с невольной гордостью за сына.
        - Профессиональные шахматисты становятся миллионерами, - уверил фирмач.
        - Ну если так… - кивнул Эдиот-старший. - По крайней мере, это безопаснее разбоя.
        - Но мистер Аванак… - смутился фирмач, - временно прекратил производство шахматных мемоз…
        - Что?! - рявкнул Эдиот-старший. - Где ваш хозяин?
        - Он сейчас… в командировке, сэр. А шахматная лаборатория позади этого здания… Можете убедиться сами. Но вы напрасно волнуетесь, сэр: у нас большой выбор, и мы подберем, сэр, непременно подберем вашему мальчику мозги…
        5
        Мы вышли в боковую дверь, как указывала стрелка, и увидели еще одну яркую рекламу. На большой, в рост человека, шахматной доске было написано:
        ЭЙ, ВЫ,
        ПРОИГРЫВАЮЩИЕ ШАХМАТИСТЫ!
        ПРИДИТЕ КО МНЕ,
        И ДАЖЕ НЕ Я,
        АНПЕТК АВАНАК,
        А МОИ РОБОТЫ
        НАУЧАТ ВАС ДЕЛАТЬ НИЧЬИ!
        Корпус шахматного отделения фирмы одноэтажный; стены - под шахматную доску, на самом верху, над окнами выбиты слова:
        ИГРА В ШАХМАТЫ
        ЕСТЬ КАК БЫ НАСВИСТЫВАНИЕ
        МАТЕМАТИЧЕСКИХ МЕЛОДИИ
        Годфри Гарольд Харди
        - Это английский ученый, - сказал я. - Мысль любопытная, но я не совсем согласен с ней. Ведь если кто-нибудь начнет «насвистывать математическую мелодию», то это уже будет игра, а не серьезная математика…
        - А вот я, - признался Алексей Петрович, - когда сажусь за шахматный столик, начинаю считать… И мне непонятны слова «красивый ход», «красивая партия». Все дело в расчете ходов, а не в какой-то там красоте или смелости, как пишут журналисты. С помощью математики можно…
        - …сделать все! - закончил чей-то скрипучий голос, и, обернувшись, мы увидели уже знакомого парня в ковбойской шляпе, с кистью и ведерком.
        Не обращая на нас внимания, он принялся подправлять рекламу, и мы с Алексеем Петровичем даже засомневались, он ли произнес эту фразу.
        - Кажется, вы… Гуль, - обратился я к нему.
        - Ответ правильный, - подтвердил парень.
        - Скажите, Гуль, - спросил Алексей Петрович, - вы в самом деле считаете, что математика всесильна?
        - Так нас учили и так нас построили…
        - Построили?! Уж не хотите ли вы сказать, что вы… робот?..
        - Да. Я робот. Был инструктором в лаборатории «Е7 -Е5». Вот она. Перед вами.
        - Но похоже, что она… закрыта?
        - Она сейчас пустует. Все ушли на задание. Вместе с хозяином Анпетком Аванаком.
        - А вы?
        - Слишком много вопросов.
        - Понимаете, Гуль, я очень люблю шахматы… Алексей же Петрович - настоящий шахматист!..
        - Теперь я немного знаю, что это такое, - смягчился Гуль.
        - Как это - теперь? - удивился Алексей Петрович. - Вы же были инструктором этой лаборатории. Шахматной лаборатории!
        - Верно. Но мы, роботы, не знали, что такое игра, и решали шахматные партии, как особые математические задачи для двух групп чисел, расположенных на шестидесяти четырех точках - плюсовых и минусовых, - связанных сложной функциональной зависимостью.
        - Я слышал, что сейчас ведется работа по созданию роботов, во всем похожих на человека? - поинтересовался я.
        - Это невозможно, - заявил Гуль. - У роботов нет собственных желаний, есть только программа. Они ничего не хотят и не смогут сами придумать шахматы!..
        - А вы, Гуль?
        - Я побывал в Королевстве Восемью Восемь; там в меня капнули Волис-нолиса. Во мне появилась новая программа, и я обыграл самого Аванака. Почему - не знаю. Теперь Аванак хочет, чтобы все его роботы играли, как я. Он требовал формулу Волис-нолиса и не поверил, что я не знаю состава этой волшебной жидкости.
        - Понятно. А почему сейчас здесь никого нет?
        - Это после Аиньки…
        - Вы знаете Аиньку?! - воскликнул я. - Где он сейчас?
        - Может быть, Гуль знает и Василько? - с надеждой спросил Алексей Петрович.
        - Вопросов много. Ответ один - положительный. Но где они, я не знаю. Аванак увел всех роботов в Королевство Восемью Восемь. Меня оставили без задания. Мы с Аинькой отправили телеграмму. Помочь вам не могу.
        - Спасибо и на этом, Гуль. Алексей Петрович, в путь!
        6
        Получив столь важную информацию, мы так обрадовались, что не стали ее, как принято, уточнять, углублять и расширять, а отправились на поиски Аиньки и Василько.
        К обеду мы обошли половину небольшого городка и уже подумывали о еде, как вдруг Алексей Петрович вскрикнул и оперся на мое плечо.
        - Если это не галлюцинация, - простонал он, - я вижу… его!
        - Аиньку?
        - Да нет же! Вон там, за деревом…
        В двадцати шагах от нас стоял… Василько.
        Мы кинулись к нему, но что-то в нем показалось нам странным. Он не шел навстречу, но и не убегал.
        - Здравствуй, Василько, - сдержанно сказал я. - Рад тебя видеть…
        - Здравствуйте.
        - А почему такой кислый тон? - игриво спросил Алексей Петрович, все еще боясь, как бы Василько не сбежал. - Недоволен, что мы разыскали тебя?
        - Я… не знаю вас, - сказал Василько и удивленно пожал плечами.
        Мы с Алексеем Петровичем переглянулись - уж больно естественно, прямо-таки талантливо играл парень.
        - В общем, так, - шепнул мне Воронов, - я его сейчас сграбастаю и доставлю к начальнику отделения… Пусть он сам и разбирается… Вы отвлеките его как-нибудь, а я зайду сзади… Начали!
        - Скажи, пожалуйста, - обратился я к Василько, - вот если б ты, к примеру, был не ты, а другой… кем бы ты хотел сейчас стать?
        Пока я занимал Василько разговором, Алексей Петрович удачно проделал свой маневр, сноровисто и прочно обхватил мальчишку сзади и заорал:
        - Инутама, инутама, акчолё!..
        Они покинули Далл-Айленд в известном уже читателю направлении. А я выждал минуты две-три и, убедившись, что волшебное заклинание отлично сработало даже при двойной нагрузке, отправился теперь уже на поиски Аиньки.
        Игра - это область волшебства
        1
        Анпетку Аванаку сейчас лет сорок. А когда ему было всего лет восемь, он стал одним из любимцев Каиссы и входил в пределы ее королевства, когда хотел.
        По мере того как Аванак взрослел, он стал высказывать недовольство:
        - У вас, ваше величество, словно проходной двор: кто хочет, тот и становится вашим гостем…
        - Насчет первого ты, пожалуй, прав, - согласилась покровительница шахмат. - Что же касается того, чтобы стать гостем… Я более разборчива, чем ты думаешь, и в своих владениях принимаю лишь сильнейших!
        - Но… не лучших, - упрямился Аванак. - А люди ведь разные бывают…
        - Люди сами должны оценивать друг друга… За мой стол попасть не просто, для этого надо уметь играть в шахматы!
        Как и большинство игроков, Аванак в молодости достиг своего предела и ушел с арены шахматной борьбы. Он перестал участвовать в турнирах и отдался давней своей мечте - создать машину, которая бы в совершенстве играла в шахматы.
        Аванак сумел окружить себя крупнейшими специалистами в этой области, не жалел ни времени, ни денег, но все его роботы легко проигрывали ему.
        Понадобилось около десяти лет упорного труда, пока наконец удалось создать такие аппараты, которые играли почти наравне с Анпетком Аванаком, бывшим шахматным чемпионом. Этим аппаратам придали форму человека и стали их продавать по довольно высокой цене. А лучшего из них - этого робота звали Гуль - Аванак оставил себе.
        Конечно, нелегко далось ученым и инженерам, служившим в группе Аванака, создание игральных автоматов. Не раз ок обращался к Каиссе с просьбой о помощи.
        - Ваше величество, - убеждал он, - изобретение таких автоматов окажет большое влияние на развитие всей техники!
        - Верю! - смеялась Каисса. - Но при чем тут я?
        - Помогите мне…
        - Так ведь создание искусственного игрока вообще, а тем: более шахматиста, - невозможно! Машина никогда не станет человеком. Ее можно научить играть в шахматы, но она никогда не поймет, что это игра, а не математическая, хоть и сложная, задача. И будет решать задачу, а не играть!
        - Пусть так, ваше величество, все равно - помогите.
        - В чем? Я не математик и не ученый… Никогда больше не обращайся ко мне с такой просьбой!
        - Вы решительно отказываетесь?
        - Решительно. Не ты первый попадаешься мне на этом пути… Даже если кое в чем - слышишь, Аванак, кое в чем!.. - шахматную партию можно сравнить с математической задачей, то и в этом случае ни один робот никогда не станет «насвистывать математическую мелодию…» Потому что это будет игра, а с точки зрения машины - игра есть непроизводительная трата времени и энергии, не больше. Вот почему даже самые совершенные роботы-шахматисты будут только хитроумными игрушками, а не игроками! Все, Аванак, этот разговор окончен. Игра - это область чуда, волшебства, а не техники! И устраивать торговлю на игре - недостойное занятие.
        2
        С той поры прошло немало времени, а роботы, выпускаемые Аванаком, не совершенствовались. Люди уже немного привыкли к ним, и спрос на автоматы упал.
        Бродя по свету в поисках достойных игроков, Аинька узнал об острове Далл-Айленд и без труда добрался до него.
        Первый, с кем познакомился он здесь, оказался громоздкий, как шифоньер, чванливый Холодильник.
        - Меня зовут Аинька, - представился Волшебный Колобок. - Я путешествую по свету и ищу свое место в жизни…
        - Похвально, юноша, - одобрительно произнес Холодильник. - В этом жарком климате, я, пожалуй, главный представитель местной провинциальной техники. Я дышу холодом, столь дорогим и полезным в тропиках. Я замораживаю даже время! Ха-ха…
        - А в шахматы играешь? - робко спросил Аинька.
        - Хм!.. - удивленно хмыкнул Холодильник. - Разве я похож на бездельников Аванака, что сидят часами молча, уставившись в одну точку? Ты слышишь? - обратился он к потолочному Вентилятору. - Этот тип интересуется шахматными балбесами… Да над ними смеются даже кнопки электрических звонков! Это же бесполезные конструкции, из которых не выжмешь и автомобильного хрюканья… Их покупают такие же бездельники, только богатые, для своих больных родственников.
        - И то, - подхватил Вентилятор, - до той поры, пока станут продавать искусственных сиделок и нянечек.
        - Стыдись, юноша! - убеждающе пробасил Холодильник. - К чему тебе сомнительные знакомства? Если не веришь мне, спроси у Вентилятора: он ветреное устройство, но даже у него есть свое и довольно высокое место в жизни!
        - Я вовсе не ветреник какой-нибудь, - обиделся Вентилятор. - Я, скорее, тоже охлаждающее устройство…
        - Не спорю, коллега, не спорю, - поспешил успокоить его Холодильник. - Мы делаем общее дело, только один изнутри, а другой снаружи…
        - Но я… - совсем смутился Аинька. - Я-то игрок… шахматный…
        - Ужасно, - произнес Холодильник. - То-то я стою и думаю: что это за круглый болван пожаловал к нам? Уж не богатый ли бездельник, какой-нибудь сынок миллионера?..
        - Уш-уш-шасно… - прошелестел лопастями Вентилятор. - Как легко обмануться в наш фект тефники!
        3
        Следующим знакомым Аиньки на острове стал Гуль.
        - Послушай! - крикнул ему Аинька, догоняя на полдороге между главным корпусом и шахматной лабораторией.
        - Ну? - оглянулся Гуль, слегка сбавляя шаг.
        - Ты один из шахматных балбесов?
        - Это тебе Холодильник наговорил? - догадался Гуль. - Он сам балбес, а мы - шахматные роботы.
        - А я Аинька.
        - Гуль.
        - Очень приятно… Чего же ты молчишь?
        - А что я должен говорить?
        - То же самое: «Очень приятно».
        - Очень приятно…
        - Я тоже шахматный игрок.
        - Я уже говорил об этом, - напомнил Гуль.
        - Нет, это я уже сам о себе говорю, - пояснил Аинька.
        - A-а… Понятно.
        - Я мечтаю обыграть всех людей. Знаешь, что такое мечта, Гуль?
        - Знаю. Это искусство составлять уравнения…
        - А вот и нет, - засмеялся Аинька. - Мечта происходит от желания.
        - Я робот. У нас не бывает желаний.
        - Не бывает? - искренне удивился Аинька. - А почему у меня есть?
        - Не знаю.
        - Странно. Я ведь тоже в какой-то мере робот… Скажи, Гуль, а у тебя есть Внутренний Мир?
        - Мир - не знаю, а внутри что-то есть.
        - А можно я проникну в тебя и посмотрю, что там?
        - Пожалуйста. А как?
        - У тебя есть уши?
        - Есть. Я же человекоподобный.
        - Вот я и проникну в тебя через левое ухо.
        - Не пролезешь.
        - Я умею уменьшаться.
        - Тогда проникай, - разрешил Гуль.
        - Спасибо!
        4
        - Тебе не щекотно? - спросил Аинька, уже находясь в голове Гуля.
        - Нисколько.
        - Здесь одна чушь какая-то у тебя, хоть голова и правильная - круглая…
        - Это называется «печатные схемы». А вообще, во мне много всяких деталей. Ты где сейчас?
        - В животе…
        - А-а… Там у меня аккумуляторы. Смотри будь осторожен, а то дернет! И не спеши.
        - Спасибо. Я вылезу, пожалуй. Можно?
        - Дело твое. Как хочешь. Сам же забрался…
        - Послушай, Гуль, в тебе и в самом деле нет Внутреннего Мира.
        - А я что говорил? - согласился Гуль. - Что-то вообще есть, а Мира нет. Он - вокруг.
        - Просто непонятно, чем и как ты думаешь? Ни одной мысли в тебе я не нашел…
        - Зато во мне цифры. Их комбинации и создают то, что все называют мыслями… Мы, роботы, не столько математики, сколько арифметики! А ты иначе думаешь?
        - Не знаю, Гуль. А вот у человека все по-другому. Как в кино или в театре.
        - Да ну? - не поверил Гуль. - Вход только по билетам?
        - Нет, что ты! Разные действия там происходят, как на экране или на сцене…
        - С чего бы это? - удивился Гуль.
        - Никто не знает, - сказал Аинька. - И никто не узнает, для чего и как человек думает…
        - Ну, это ты хватил! - прервал Гуль. - Для чего люди думают - всем понятно: чтобы играть в шахматы.
        - Ты гений, Гуль! - восхитился Аинька, но тут же задумался. - Но ведь не все умеют играть…
        - Научатся! - заверил Гуль.
        - Ты прав, - обрадовался Аинька. - И знаешь что? Я теперь нашел свое место в жизни: я стану учителем шахматной игры!
        - Молодец, - одобрил Гуль. - А ты все гадал: для чего люди мыслят?
        - Но вот как они думают, на этот вопрос никто не может ответить, - упорствовал Аинька.
        - Неправда. Если напустить на них математиков, они и этот секрет разгадают с помощью простой таблицы умножения.
        - А вот и нет. Скажи, ты всегда человека обыгрываешь?
        - Нет, конечно.
        - А почему?
        - Видишь ли, тут сами люди виноваты, - пояснил Гуль. - Если мой партнер играет, то мне трудно предвидеть его действия и выиграть партию; а вот если он считает, тогда ему никак не выкрутиться, и я ставлю мат, потому что считаю быстрее и точнее его!
        - А у нас в Королевстве Восемью Восемь, - запальчиво воскликнул Аинька, - этих счетунов… знаешь, что с ними делают? Их… их… лечат!
        - Чем лечат? - спокойно спросил Гуль.
        - Делают им уколы. Шахматный эликсир Волис-нолис вводят. Одна капелька - и они выздоравливают.
        - Здорово! А как им делают уколы? - удивился Гуль. - Тут же все металлическое! Наверное, не колют, а сверлят. Сверлом с победитовым наконечником…
        - Вот чудак! - засмеялся Аинька. - У людей же везде мягко!
        - A-а, людям… - наконец уяснил Гуль. - Это другое дело. А роботам нельзя? Все-таки эликсир…
        - Знаешь что, - обрадовался Аинька. - Можно! Мне Мастер тоже капельку Волис-нолиса влил, и я стал даже немного волшебником…
        - И всех обыгрываешь?
        - Нет, - признался Аинька. - Я уже начинаю понимать, что человека всегда обыгрывать невозможно.
        - Верно, - согласился Гуль. - Они совсем не соблюдают правил исчисления. У них в голове, кроме таблицы умножения, еще что-то есть… Лишнее.
        - Но зато ты станешь играть в тысячу раз лучше, Гуль. И сразу достигнешь пределов всех роботов вообще!
        - Неплохо бы… А как раздобыть эликсир?
        - Запросто. Я сейчас отправлю тебя к Каиссе, а ты скажешь ей, что ты мой друг и что я прошу для тебя капельку эликсира. Лады? И привет ей передашь.
        - А обратно как?
        - Произнесешь волшебное заклинание «Инутама, инутама, акчолё» и вернешься.
        - Согласен. Отправляй меня.
        Аинька что-то пробормотал, и Гуль исчез.
        5
        Вот так Гуль побывал у Каиссы, и она выполнила просьбу Аиньки. По возвращении он легко обыграл Аванака и, как мы знаем, был изгнан им из своей лаборатории.
        Снова Аванак отправился к Каиссе…
        - Мадам, - сказа он несколько настойчивее, чем прежде, - требуйте с меня что хотите, но поделитесь со мной своим запасом эликсира!
        - Странный ты какой-то, - вздохнула Каисса. - Самая глупая обезьяна всегда ближе к человеку, чем самая умная машина… Даже если она умеет думать. Эликсир нужен тем людям, кто в своей голове превратил игру в математику. Нужен как лекарство.
        - Но вы же дали его Гулю и этому… колобку!
        - Только в виде опыта.
        - И что же?
        - Аинька не в счет, потому что его создал Венивидивицин и своего секрета даже мне не выдает. Что же касается твоего Гуля, то могу сказать: два-три года он будет играть неплохо, а потом станет, как все…
        - Два-три года! - простонал Аванак, хватаясь за голову. - Подумайте, что вы говорите, мадам! Я заработаю за это время огромные деньги!..
        - А сколько людей из-за тебя не смогут восстановить свое здоровье! Ты не подумал об этом, Аванак?
        - Так, значит, нет?
        - Нет!
        - Берегись, ваше величество, я же знаю, где хранится ваш эликсир, и приду сюда не один!
        - Ты угрожаешь мне?! - в гневе воскликнула королева шахмат.
        - Нет, ваше величество, я послушно удаляюсь. Пока… Но все знают, ваше величество, что дороже денег только… сами деньги!
        6
        Теперь мы подошли с вами к тому моменту, который предшествовал визиту Алексея Петровича Воронова ко мне домой в связи со вторичным исчезновением Василько.
        Разумеется, узнал я об этом не сразу, но, экономя наше время, просто изложил события по порядку, а не по мере того как они становились известными мне.
        Первое время по возвращении от Каиссы Аванак долго размышлял, но потом собрал своих роботов и ринулся в Королевство Восемью Восемь.
        Узнав об этом, Аинька растерялся.
        - Каков негодяй! - воскликнул он. - Но что же делать? Что делать? Не знаю…
        - По-моему, это тот случай, - рассудил Гуль, - когда людскому коварству надо противопоставить человеческое, а не машинное мышление.
        - Но у меня нет среди людей знакомых столь же подлых, как твой хозяин, - огорчился Аинька.
        - Разве слабой игре обязательно нужно противопоставлять тоже слабую игру? - спросил сам себя Гуль вслух и тут же ответил: - Совсем нет! Математики подсчитали: зло имеет меньше вариантов и возможностей, нежели добро… Следовательно, неплохо иметь благородного друга, чтобы с его помощью одолеть коварного, злого противника или получить от него дельный совет.
        - А вот такой друг у меня есть! - обрадовался Аинька. - Он самый лучший из всех, и зовут его Василько!
        - А чем же он самый лучший?
        - Н-не знаю… Разве это необходимо… знать?
        - Точно ответить не могу.
        - Вот видишь. А как сообщить ему?
        - Попросим телеграфный автомат…
        - Давай.
        7
        - А где он живет, этот Василько? - деловито спросил Телеграф.
        - Не знаю я его адреса, - расстроился Аинька.
        - Ты просто расскажи, где он живет, а я уже сам превращу твой рассказ в почтовый адрес.
        - Ты такой умный?
        - Почему бы и нет? Я даже почтовый индекс смогу тебе назвать! - совсем расходился Телеграф, радуясь, что встретил достойного ценителя своего искусства.
        Аинька подробно рассказал, подождал немного, а когда Телеграф произнес: «Готово!» - ехидно спросил:
        - А почтовый индекс?.. Забыл?
        - 344000, - немедленно ответил Телеграф и, насладившись произведенным впечатлением, продолжал более деловитым тоном: - Говори текст телеграммы…
        - Пиши, - стал диктовать Аинька. - «Дорогой мой славный хороший Василько… Прими от меня, твоего верного, хорошего, славного друга…»
        - Ты что, писатель? - остановил его Телеграф.
        - Почему?
        - Писатели получают гонорар за каждое слово, и можно понять их стремление к подробностям и длиннотам. Но тут за каждое слово надо платить самому, и даже люди словоохотливые стараются быть краткими!
        - Но у меня нет… денег, - растерялся Аинька.
        - Тем более… Я не прошу у тебя платы, но надо иметь совесть и не сочинять длинную служебную телеграмму… Ясно?
        Тут призадумались все трое. Умные люди - а мы должны у них учиться! - утверждают, что самое трудное в мире искусство - это умение излагать свои мысли кратко, однако и не в ущерб ясности.
        Можете себе представить, как сложно оказалось в данном случае. В конце концов сошлись на том, что надо воспользоваться общепринятым искусством сокращения слов.
        - Только в начале укажи: «Тек. сок.», то есть «текст сокращен», - настоял Аинька.
        - Ладно, указал. Диктуй.
        - «Домой ду Вася, - начал Аинька, а Гуль притих, чтобы не мешать, - наобрасе победу еду в рай пд фи мемоз спрота гу он тоже ду», - и добавил: - А подпись в конце поставь полностью: «Аинька».
        - Хорошо.
        - У меня все.
        Тут я должен объяснить читателю, что Аинька диктовал почти без пауз, и Телеграф расчленил текст сам, как ему, вероятно, послышалось или захотелось.
        - Ну, вот, - удовлетворенно сказал он, - теперь иное дело: коротко и всем понятно!
        Они распрощались, а Телеграф записал в журнал, как и положено, полный, несокращенный текст телеграммы:
        «Домой дуй Вася надо обеспечить работой себя пока беду отведу еду в рай прославлять дела фирмы мемоз сбыту товара главного управления особый начальник тоже дуй Аинька».
        8
        - Молодец, - похвалил Аиньку Гуль, когда они покинули домик «Почта-телеграф-телефон». - Быстро и красиво сочинил.
        - Ты все понял? - обрадовался Аинька.
        - А как же! Могу повторить слово в слово: «Дорогой морской двигай Вася на отдельном баркасе привезешь обеду еду вечером работай пока диспетчер фирмы мемоз специально просигналит а гулять он тоже даст указание».
        - А я совсем другое имел в виду, - расстроился Аинька. - Я же хотел так: «Дорогой мой друг Василько я на обратном адресе попал беду если друг выручай подойдешь дому фирмы мемоз спросишь робота Гуля он тоже друг…»
        - Так разве это совсем другое, - удивился Гуль, - если оно тоже содержится в твоей телеграмме?! В таких случаях о произведении говорят: «Оно столь многоплановое, что дает возможность при перечитывании каждый раз воспринимать его по-новому…»
        - Ты тоже так считаешь?
        - Слово в слово!
        - Ну тогда ладно, - успокоился Аинька. - Если я не дождусь Василько, расскажи ему все и отправь к Каиссе. Хорошо?
        - Буд сде оч хор, - почему-то сокращенно ответил Гуль.
        Калейдоскоп
        1
        Я назвал эту главу именно так потому, что речь пойдет в ней о событиях, происходящих в разных частях света да еще порой не имеющих прямой связи.
        Начну с Василько…
        Получив телеграмму от Аиньки, он попытался ее понять, но не смог и призвал на помощь Митьку.
        Филателист с ходу разгадал текст и снисходительно усмехнулся:
        - Яснее ясного, а ты топчешься?
        - Ну уж и «яснее»… А ну читай…
        - «Домой думал вертаться на общей ракете случайно попал беду еду в район привет дорогому Филателисту меня можно застать сегодня после работы а гостиницу отдельный номер тебе обеспечен желаешь дуй…» В общем, этот колобок в беде и зовет тебя: желаешь, дуй на помощь…
        - Желаешь?! А как же иначе? Еще не было случая, чтобы он звал меня на выручку… - забеспокоился Василько. - Отправляюсь немедленно!
        - Только напиши письмо о том, что смываешься добровольно, - попросил Митька, - иначе меня снова таскать будут за тебя…
        Василько очень волновался и не только наделал ошибок, но и вставил одно слово из телеграммы - «мемоз». Митька не глядя отнес письмо Алексею Петровичу, а Василько «дунул» на выручку Аиньке. Остальное вы знаете, и я могу теперь продолжать свое повествование как ни в чем не бывало…
        2
        Сделав круг по Мемозтауну и не найдя Аиньки, я вдруг вспомнил, что Гуль говорил что-то о телеграмме, и вошел в домик «Почта-телеграф-телефон».
        Посетителей здесь почти не было. Робот, принимавший телеграммы, также похожий на человека, как и Гуль, встретил меня любезно и выразил готовность всемерно помочь.
        - Я бы хотел знать график дежурств ваших сотрудников, - попросил я.
        - Я раб здон бес и без перов на од, - ответил Телеграф сокращенно и добавил: - Мут впит от се…
        - Если нетрудно, расшифруйте, - попросил я.
        - Пора привыкать, - посоветовал Телеграф. - Скоро все перейдем на телеграфный язык, чтобы экономить время, - гулко хохотнул: - Ха-ха-ха… Я же сказал вам просто и понятно: «Я работаю здесь один бессменно и без перерывов на обед…»
        - И еще что-то добавили…
        - «Мы тут все питаемся от сети…»
        - Теперь понятно. Не помните ли вы…
        - Да, помню! Я помню даже то, чего вовсе не было и уж, конечно, не бу…
        - Прекра… Недавно мой друг Аинька…
        - …отправлял телеграмму своему приятелю 344000.
        - Да-да! Я именно это имел в виду. Мне бы хотелось знать, где он сейчас.
        - Где-то в столице Королевства Восемью Восемь. Там сейчас все.
        - Обларю ва вочпоне…
        - Пожа, пожа, - ответил Телеграф, и мы расстались, как пишут в газетах, «при полном взаимопонимании».
        3
        Королевство Восемью Восемь…
        Это самое обширное из всех когда-либо бывших в истории, самое чудесное и свободное. Все остальные троны расшатывались и рушились, а этот лишь укреплялся и украшался со дня его возникновения.
        Это единственное королевство, которое не имеет границ: его владения - под водой и в космосе, в пещерах и на вершинах гор, в походных палатках и во Дворцах культуры, в железнодорожных поездах и в рейсовых самолетах.
        С каждым днем растет число желающих стать его подданными; дети и взрослые, мужчины и женщины, говорящие на разных языках, черные и белые, желтые и краснокожие - все, кто научился играть в шахматы, немедленно становятся полноправными жителями этого королевства.
        Мудрецы и простые смертные спорят, что такое шахматы. Наука? Спорт? Искусство? А мне думается, сколько спорщиков - столько и ответов. Ведь в шахматах есть все, кроме зла: соперничество сил, отличающее спорт; анализ и расчет, свойственные науке; вместе с тем это искусство создавать сложнейшие и остроумные комбинации с помощью нескольких простых фигур, это свободный полет мысли, хотя и ограниченный строгими и нерушимыми правилами. Однако, не будь этих правил, исчезли бы все возможности к действию, потому что правила есть верная опора сильному и умелому.
        Короче говоря, каждый найдет в шахматах то, что пожелает, спорь не спорь…
        И все же у каждого свои представления о вещах, особенно спорных. «Ну какой же это спорт? - спрашиваю я себя и тут же отвечаю: - Никакой!» - «Ну какая же это наука? - говорю я сам себе и отвечаю: - Никакая». - «Искусство?» - «Строго говоря, тоже - нет…»
        Для меня шахматы - это Игра!
        Есть спортивные игры, позволяющие человеку как бы окунуться в саму природу и освежиться физически; есть азартные, порожденные нелегкой историей жизни людей, а есть интеллектуальные: они дают возможность приятно взволновать ум, душу человека, подвергнуть испытаниям его характер - испытаниям трудным, но дружеским и потому неопасным.
        В конце концов, может быть, игра есть нечто такое, что находится на стыке между живым и неживым. Научи камень играть во что угодно - и он оживет; лиши человека потребности в игре - и он окаменеет.
        Так вот шахматы - это игра в самом ее высоком, всеобъемлющем проявлении, это работа мысли на открытом воздухе! На виду у всех…
        4
        Я вновь у входа в столицу Королевства Восемью Восемь, где живет обаятельная покровительница шахмат, вечно молодая Каисса. Те же шахматные кони, высеченные из скал по краям ущелья. Та же говорливая речка. Но нет почему-то былого веселого оживления…
        Деловито сновали хмурые, усталые люди. Мимо пронесли носилки с больными или ранеными. Я в нерешительности топтался на месте, пока позади не раздались нетерпеливые голоса:
        - Вы стоите, как у окна…
        - Видите - узкий проход.
        - Или туда, или сюда…
        - Так вы попадете в цейтнот!
        Растерянно оглядываясь, я пошел вперед, увлекаемый несколькими молодыми людьми.
        - Куда вы торопитесь? - спросил я их.
        - А… так вы не знаете… - извиняющим тоном произнес один юный бородач. - Там, - он кивнул в сторону резиденции Каиссы, - проводится турнир шахматных машин.
        - Теперь и автоматы соревнуются между собой, - иронически произнес другой.
        - Сегодня объявят имя победителя, - сказал третий.
        - А Каисса разрешила?
        - Что же ей остается делать, если даже среди живых шахматистов появилась уйма автоматов? Они не столько играют, сколько считают каждый ход во имя победы любой ценой.
        На центральной площади, у гигантских демонстрационных досок, стояла огромная толпа, от которой веяло теплом и глухим рокотом.
        Я свернул вправо и вскоре, следуя за носилками, которые почти бегом несли санитары, и машинами «скорой помощи», подошел к почти прозрачному корпусу поликлиники.
        Никто не задерживал ни меня, ни других, тоже любопытных или больных, и я беспрепятственно вошел в зал, где врачи в белых халатах бегло осматривали тех, кто пришел своим ходом, тут же назначая им лечение, и тщательно выстукивали тех, кого доставили на носилках.
        Часть из них сгрудилась возле стола, на котором лежал человек неопределенного возраста, высохший, мертвенно-бледный, с потухшим взором и глубоко впавшими щеками. Губы его слабо и беззвучно шевелились, а на теле виднелась розовая сыпь в виде точек и тире.
        - Скажите, что тут происходит? - спросил я молодую медсестру.
        - Это «арифметики», - охотно пояснила она, - те, что подменяют игру в шахматы одними расчетами. Их мозговые извилины совсем забросаны числами… А вот тот, что на столе… рассчитал в прошлом году свою партию на семьдесят два хода вперед и так застрял на этом, что никому до сих пор не удается вернуть его обратно ни на один ход! Теперь его посмотрит сама Каисса…
        - Так ее величество прибудет сюда?
        - Она уже здесь…
        Тут я заметил, что все стихли и повернулись к входу, и увидел Каиссу, легкую и стройную, направляющуюся к операционному столу. Несмотря на постоянную озабоченность и загруженность, она была, как и при моем знакомстве с ней, мила и внимательна.
        - Вы опять здесь? - весело спросила она.
        - Да, ваше величество. Здравствуйте. Я ищу Аиньку.
        - Приветствую вас. Я, пожалуй, помогу вам. Но прежде посмотрим этого несчастного… Так-с… свет! Рентген. Я не против расчетов, - повернулась она ко мне, краем глаза заметив, что я веду записи в своем блокноте. - Более того, я одобрила мысль одного ученого, что игра в шахматы есть как бы насвистывание математической мелодии… Пусть математической. Но ведь мелодии! И потом - насвистывание!.. А тут уже некоторые «арифметики» превратили ее в азбуку Морзе… От игры ничего не остается, кроме стремления к победе… Целью игры стало количество очков, а не сама борьба!
        - Я полностью согласен с вами, ваше величество.
        - М-да… - произнесла она, наклоняясь к больному. - У него тоже «морзянка», но в особо тяжелой форме! Шприц! Ампулы! Две тройных…
        Я невольно зажмурился и отвернулся.
        - Боитесь? - усмехнулась Каисса. - Что поделаешь… Некоторые забывают, что сами по себе числа не оказывают влияния на жизнь. Откровенно говоря, математика, оторванная от жизни, сама по себе, есть не что иное как тоже игра… И если это так, то одна игра никогда не заменит другую; их можно как-то сочетать, если нужно…
        Между тем больного перевернули спиной вверх, и молодая медсестра, только что мило беседовавшая со мной, вонзила ему в нужное место длинную иглу.
        Несчастный застонал, а затем заговорил - по мере того как волшебная жидкость вливалась в него - все более осмысленно и вскоре засвистел и заверещал, что твой курский соловей!
        - Где я? - вдруг совсем окрепшим голосом спросил он и сам поднялся со стола. - Это вы, ваше величество?!
        - Кто же еще? - пробормотала Каисса, щупая ему пульс и приподнимая веки. - Все в порядке, можете идти… Только помните, что и любой прыщик можно представить в виде числа или группы чисел, только сводить его будут не математикой, а, допустим, мазью. Могущество шахматиста в нем самом, а не в таблице умножения!
        - Благодарю вас, ваше величество, - сказал больной, уходя, и мы услышали его бормотание: - Итак, восстановим положение после семьдесят второго хода…
        - Надо бы еще одну ампулу… - размышляла Каисса вслух.
        - Вернуть? - встрепенулась медсестра.
        - Поздно… - вдруг раздался знакомый голос, и я увидел церемониймейстера Цирлих-Манирлиха. - Ваше величество, они атаковали склад с последним баллоном Волис-нолиса…
        - За мной! - скомандовала Каисса, и все двинулись за разгневанной повелительницей шахмат.
        5
        Дворец Каиссы был окружен кирпичной стеной с башнями по углам в виде ладей - черных и белых. В одной из них хранилась волшебная жидкость Волис-нолис, приготовленная по особому рецепту повелительницы шахмат.
        Место хранения и состав волшебного эликсира составляли личную тайну Каиссы. Было лишь известно, что тот, кому достанется хоть капля этого эликсира, обретет способность с одного взгляда правильно оценивать положение фигур на шахматной доске и почти без расчетов определять ближайшие ходы.
        Каисса устремилась к левой белой башне. Здесь, как, впрочем, и возле других, стояла толпа роботов и обстреливала башню из автоматов, похожих на ключи от дверных замков.
        Атакующие не произносили ни слова, тугие струи сероватого плотного дыма вылетали из стволов с легким свистом, и вся картина напоминала кадр из кинофильма, демонстрируемого испорченной аппаратурой; так и хотелось крикнуть: «Звук!»
        Вдруг я довольно явственно услышал знакомый голос:
        - Ребята! Прекратите… Не стреляйте, я вам говорю. Василько, дай мне приказ уничтожить их… Ведь я не могу действовать сам, без воли человека… Ну! Я же потому и вызвал тебя, что мне необходим командир!
        Тут я увидел их одновременно - Аиньку и… Василько. Как он очутился здесь, я не знаю. Может быть, убежал от Воронова?
        - Уничтожить их? Стоит ли?.. - рассудительно отвечал Василько. - Надо выяснить, чего они хотят и еще чем это они стреляют.
        - Я же тебе говорил: они хотят овладеть тайной Каиссы, а стреляют… числами. Весь этот дым состоит из цифр!
        - Это что такое?! - вдруг раздался повелительный голос Каиссы. - Кто здесь старший?
        - Я, ваше величество…
        - Аванак? Я так и думала. Прекратить!
        - Слушаюсь, - покорно произнес Аванак, толстый, черноволосый и темноглазый человек.
        Он дал какую-то команду, и роботы прекратили стрелять.
        - Ты все еще надеешься создать искусственного шахматиста? - усмехнулась Каисса.
        - Мечтаю, ваше величество! - воскликнул Аванак, и глаза его заблестели.
        - Тогда тебе ни к чему мой эликсир. Так ведь?
        - В общем, вы правы, ваше величество, но мне он нужен сейчас, чтобы сделать мои роботы более совершенными и дорогими. Мне нужны средства для дальнейших опытов. Ведь вы же не даете мне денег?!
        - Денег? - засмеялась Каисса. - Это не в моих принципах. Ну вот что: пусть твои роботы решат одну задачу, и тогда я тебе подарю пузырек своего эликсира…
        - О, ваше величество, вы сама доброта! - радостно воскликнул Аванак. - Мои роботы решат любую задачу. Приказывайте…
        - Пусть эти истуканы разработают самую длинную шахматную партию из всех возможных вариантов, и ты получишь то, что тебе надо.
        - Будет сделано, ваше величество. Слышали, ребята?
        - Да! - мощно гаркнули роботы.
        - За работу! - скомандовал Аванак и повернулся к Каиссе: - Мы удаляемся, ваше величество, но ненадолго - это детская задача!
        - Ну-ну, посмотрим… - загадочно произнесла Каисса и даже помахала вслед электронным бандитам.
        6
        - Вот, ваше величество, проба эликсира… - слегка запыхавшись, произнес скороход, подавая королеве шахмат пузырек с мутной жидкостью.
        - Что? - отшатнулась Каисса. - Эликсир помутнел? - Она торопливо открыла пузырек, попробовала жидкость на язык и сморщилась: - Ф-фу! Какая гадость! Он же прокис! Теперь это кисель из цифр…
        - Как же быть, ваше величество? - ужаснулся Цирлих-Манирлих.
        - М-да, положение незавидное. Эликсир не выдержал напора чисел… Придется все начинать сначала… Писаря!
        - Я здесь, ваше величество! - вскричал писарь, выбираясь из толпы.
        - Пишите: «Объявляю нынешний год шахматным. Специальному жюри поручаю отобрать сто самых интересных, красивых и смелых партий и передать мне их запись». А я уж… - Она повернулась к писарю: - Этого не писать!.. Я уж сделаю волшебный эликсир заново; рецепт у меня сохранился и всегда со мной…
        7
        Тем временем я беседовал со своими друзьями.
        - Как ты очутился здесь? - спросил я Василько, но мой голос прозвучал как-то странно, будто во мне сидело два человека и они заговорили хором.
        Я даже оглянулся и увидел за спиной… Алексея Петровича Воронова!
        - Мы с вами ошиблись, - скороговоркой объяснил он, кивая в сторону Василько. - Вот он, настоящий, а тот оказался двойником, роботом… Я уже вернул его на место и поспешил сюда…
        - Я же просил вас не искать меня, - укоризненно произнес Василько.
        - Мало ли что, - сказал я.
        - У нас есть свои обязанности, - напомнил Алексей Петрович.
        - Но я все равно успел найти свою Цель Жизни! - воскликнул Василько.
        - Уж не тогда ли… в беседе с Аванаком на острове? - спросил Аинька.
        - Да, Аинька, да! Я тоже посвящу себя созданию Искусственного Шахматиста.
        - Я с тобой, Василько, - сказал Аинька.
        - Не пойму тебя, малыш, - признался я.
        - Почему, Сказочник? - схитрил Аинька и придал своей очаровательной мордашке возможно более наивное выражение.
        - С кем ты? С нами или… с роботами?
        - Я за технику, - твердо сказал Аинька, посмотрев мне прямо в глаза. - Но я против бандитских приемов. В технике и в науке, сказал мой Мастер, можно достичь успехов только честным путем!
        - Теперь понятно, Аинька… - сказал я и повернулся к Василько: - Почему ты решил посвятить себя столь сложной и спорной задаче?
        - Создать искусственный мозг, ничем не отличающийся от настоящего, - стоящее дело!
        - Браво! - воскликнул Алексей Петрович.
        - Смотри не ошибись, Василько… Живой мозг - штука сложная. Всем этим сложностям роботов можно научить. Но главное - это желания. А у роботов их нет. Они ничего не хотят…
        - Не волнуйтесь, - успокоил меня Василько. - Я сделаю так, что и желания у них появятся!.. Важно, что у меня самого теперь появилась мечта…
        - В этом ты прав! - засмеялась Каисса. - Ну, желаю успеха… Но я тоже не верю в искусственный разум: он никогда не станет равным настоящему! Ведь ему нужны будут, скажем, только очки в шахматных турнирах, а не сама игра. Он будет стремиться к ничьим, лишь бы не проиграть! А по мне ничьи - это все равно что играть серыми, а не черными или белыми фигурами… Смотри, Василько, чтобы у тебя не получился фингерфеллер!
        - Это что такое, ваше величество? - спросил я. - Извините за неосведомленность…
        - Это то же, что по латыни «ляпсус манус» - ошибка пальцев, - пояснила Каисса. - Глупое правило: взялся - ходи… Кстати мне пришла в голову еще одна мысль… Писарь!
        - Я здесь, ваше величество! - воскликнул писарь, по обыкновению, выбираясь из толпы придворных и подбегая к королеве.
        - Пишите: «Отменить фингерфеллер в моей столице и разрешить жюри вести подсчет очков с десятыми долями, сообразуясь с качеством игры: за интересные и красивые комбинации набавлять до пяти десятых очка, а за явное уклонение от риска и стремление к ничьим - сбавлять оценки в том же размере…»
        - Но такого еще не было, ваше величество, - напомнил я.
        - Знаю. Я хочу, чтобы хоть здесь, в моей резиденции, можно было иногда увидеть настоящую игру.
        - Мастер! Мастер! - вдруг воскликнул Аинька вслед машине «скорой помощи», ехавшей с аэродрома к поликлинике.
        - Ты не ошибся?
        - Да нет же, нет! Он, наверно, болен… Помогите ему… мне… - И Аинька умчался вслед за машиной.
        - О ваше величество! - взмолился и Цирлих-Манирлих. - Там, я видел, мой брат! Он болен… Умоляю, спасите его…
        - Венивидивицин?! Пошли… - Каисса решительно свернула за угол, к поликлинике. - Сегодня у нас с вами умноженный день!
        8
        Венивидивицин не производил впечатления очень больного человека, хотя и был худ и бледен; просто он рассеянно смотрел куда-то в пространство поверх голов и никого не узнавал, даже своего родного брата.
        Он важно развалился в кресле и, когда мы вошли в комнату, небрежно повел рукой и милостиво произнес:
        - Садитесь…
        Он чем-то поразительно напомнил мне таракана Блаттеллу, охамевшего после опубликования его статьи…
        - О боги! - простонал Цирлих-Манирлих. - Брат, ты сидишь в присутствии ее величества, не спрося разрешения?!
        - Не знающий поражений не вынесет бремени своей славы стоя, - ответил Венивидивицин.
        - Здравствуй, Мастер! - воскликнул Аинька. - Я очень рад видеть тебя…
        - Я тоже…
        - Ты… болен?
        - Разве Победитель может болеть?
        - Может, - просто сказала Каисса, подойдя к своему Главному Инженеру. - Здравствуй, Венивидивицин! Дай-ка пульс… Так-с. Посмотри вверх… вправо… влево… А теперь - вниз! Я прошу тебя посмотреть вниз! Ну?.. Вот видишь - не можешь. Гм… Ну, что же, все ясно… - И повернулась к окружающим: - Вот уже длительное время наш друг не имел поражений и потому серьезно заболел… Не каждый выдержит такое!.. Есть только одно средство вернуть ему здоровье - обыграть его. Кто из вас рискнет?
        - Я! - вдруг раздался голос Аиньки. - Я спасу своего Мастера!
        - Ну что ж, - согласилась Каисса, - не возражаю. Прошу всех ко мне в гости… Венивидивицин, ты согласен?
        - Я всегда готов к победе, - оживился Венивидивицин. - А мой наивный соперник?..
        Аинька промолчал; мордашка его стала серьезной и озабоченной.
        9
        Не стану описывать всю эту исцеляющую партию, хотя… хотя я и лишаю многих читателей удовольствия. Ведь, проигрывая заново на доске чью-нибудь шахматную партию, мы испытываем не меньшее удовольствие, чем те, кто ее играл.
        Не думаю, что после того как чемпион-тяжеловес бросил свою штангу на помост, кто-нибудь из болельщиков сам захочет ее выжать. А вот в шахматах другое дело - тут повторение всегда приятно. Здесь, по существу, у игроков равные возможности. У них одинаковые «армии», и только у белых есть преимущество первого хода. Каждая фигура имеет свой характер и внешность. Правда, пешки с виду на один лад, безликие солдаты. Но это лишь по неопытности так кажется. Если же присмотреться - они тоже разные. Правда, все пешки бьют противника или угрожают ему всего на одно поле вперед по диагонали, но, к примеру, самые крайние, фланговые, - более слабые, потому что имеют лишь одно диагональное поле: с другой стороны - пропасть, край шахматной доски.
        Слабоватые и не столь надежные пешки на f2 и f7, потому что стоят они возле своих королей. А какая сила у короля, если он ходит всего на одно поле и постоянно сам нуждается в охране?! Король - это даже не фигура в боевом смысле, а как бы символ всей игры: его потеря ведет к проигрышу партии.
        А вот пешка е2 мне нравится больше остальных; например, ее можно продвинуть на е5, и там, если ее укрепить как следует, она всему флангу покоя не даст!
        Как видите, это у нас с вами не место красит человека, а человек - место. У шахматных же пешек кое-что зависит и от того положения, которое занимают они «в обществе» перед сражением…
        Итак, мы окружили шахматную доску в кабинете Каиссы и метнули жребий. Аиньке достались белые, Венивидивицину - черные.
        Остановлю ваше внимание лишь на том положении, что создалось у них после восьмого хода…
        У Аиньки фигуры расположились так: Кр а3, Л а4, С а7, К а2, Л a1, С b4 и Ф сЗ, а пешки на b1, b2, b3, b6, b7, и b8.
        Черные же заняли такую позицию: К е4, Ф е5, Л а8, К b8, С с8, Кр е8, С f8, Л h8 и пешки на а7, b7, с6, f7, g7, h7.
        И вот тут Аинька сделал свой девятый ход - ферзем на поле d8, объявляя шах черному королю, но… и принося в жертву собственного ферзя!
        Разумеется, Венивидивицин немедленно схватил его своим королем, но Аинька, оказывается, только и ждал этого: он пошел черным слоном на g5, объявляя королю Венивидивицина двойной шах.
        Мастер обомлел, долго размышлял, подперев отяжелевшую от переживаний голову обеими руками, и в конце концов сдался, потому что сами понимаете, выпутаться из создавшегося положения было невозможно.
        - Такая же точно ситуация, - вспомнила Каисса, - сложилась в партии Рети - Тартаковер в тысяча девятьсот девятом году.
        Мы все поздравили Аиньку с победой, зорко присматриваясь к Мастеру. И вдруг на матовом лице Венивидивицина заиграл румянец, он заулыбался и тоже поздравил своего счастливого соперника.
        - Я выиграл потому, - признался Аинька, - что очень-очень хотел сделать Мастера здоровым!..
        - Так я болел? - удивился Венивидивицин и, будто только сейчас увидев Каиссу, встал и обратился к ней: - Не гневайтесь на меня, ваше величество, за столь долгое отсутствие… Позвольте вернуться к своим обязанностям вашего Главного Инженера?
        - Да-да, обязательно, - облегченно вздохнула Каисса. - Без вас наша техника совсем заплошала, но вы теперь, я уверена, приведете ее в хорошее состояние!
        - Если б вы знали, ваше величество, как я счастлив… - промолвил Цирлих-Манирлих.
        - Пусть эта партия, - добавила Каисса, - будет первой в той сотне, что необходима мне для создания волшебного эликсира!
        10
        И вот все участники этой истории вновь на своих местах, кому где положено; я, например, за своим письменным столом. Передо мной лист бумаги с заголовком заказанной мне недавно статьи «В каком возрасте следует прекращать чтение сказок и фантастической литературы?»
        Теперь моя голова опять свежа после стольких приключений, и я с полным знанием дела пишу:
        «Ни в каком!»
        Так получилась моя самая короткая и самая содержательная статья…
        - Это и вся история? - спросил Аинька, прочитав сказку.
        - Да, - ответил я.
        И действительно, история наша подошла к концу. Пора закруглять все размышления, а кое-что и «разложить по полочкам», чтобы всегда было под рукой, когда понадобится.
        Вот, скажем, люди давно спорят: что важнее для человечества - наука или искусство? Даже разделились на «физиков» и «лириков». Что же касается игры - любой, - то многие ее вообще ни во что не ставят.
        В действительности же человеку необходимо всё. Да если быть откровенным, то и математика для меня не просто наука, а… Поэзия Количества. Что же касается игры - особенно шахматной, - то она, если продолжить наше сравнение, не что иное, как Поэзия Качества.
        И я не понимаю, как можно надеяться создать «разумную» машину, неразличимо равную человеку, если она не будет испытывать потребности читать сказки или играть в шахматы (что по существу почти одно и то же), если бесполезно даже пытаться навязать ей хоть какое-нибудь желание, если наши понятия добра и зла так и останутся для нее алгебраическими символами?
        Не верю!
        Человек, друзья мои, не-по-вто-рим!..
        notes
        Примечания
        1
        Пол
        2
        Служанка
        3
        Щёголи
        4
        Плетью
        5
        Затылок
        6
        Обед
        7
        Безрукавные шубы
        8
        Метель
        9
        Следы
        10
        Крупнозернистый песок
        11
        Эта шуточная задача взята автором из книги М. Юдовича «Занимательные шахматы». М.: «Физкультура и спорт», 1962. С. 8, левая диаграмма.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к