Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Психология / Гарифуллин Рамиль: " Сборник Научных И Публицистических Статей " - читать онлайн

Сохранить .
Сборник научных и публицистических статей Рамиль Рамзиевич Гарифуллин
        Доцент, кандидат психологических наук РАМИЛЬ ГАРИФУЛЛИН
        Сборник научных и публицистических статей
        Аэрофобия или аплодисменты на бис
        И вновь авиакатастрофа… На этот раз под Донецком…И вновь человеческие жертвы… И вновь некоторые авиакомпании несут материальные убытки из-за аэрофобий.
        Уже стало традицией после посадки самолёта аплодировать. Многих лётчиков это раздражает. Так, например, Герой России, лётчик-испытатель Сергей Мельников во время психоаналитической беседы со мной на страницах газеты «Аргументы и время» №7, 2006 («Аргументы недели») заявил, что он эти аплодисменты не переваривает, дескать, люди насмотрелись западных фильмов, дескать, почему мы не аплодируем водителям автобусов, хотя в автомобильных авариях гибнет намного больше. Согласно лётчику — это страх от незнания, дескать, если людям суждено погибнуть в авиационном происшествии, то самолёт упадёт именно на их поезд. Мельников утверждает, что всё это от недоверия высшей силе.
        И всё-таки громкость этих аплодисментов растёт с каждым годом всё сильнее и сильнее. Более того, порой она переходит на бис, как когда-то в Большом театре после окончания спектакля. Что остаётся делать лётчиками при выходе из своей кабины? Кланяться?…
        Но за что и почему авиапассажиры хлопают после посадки самолёта. Наш экспресс-опрос показал, что треть опрошенных, таким образом, выражает свою радость, что закончилось осознаваемое или неосознаваемое напряжение, которое было во время полёта. Некоторые признавались, что успешная посадка для них — это как второе рождение, как экстрим, как способ и условие при котором можно переоценить всю жизнь. Причём это говорят авиапассажиры, у которых не было никаких причин волноваться. Именно эта часть является инициаторами или затравщиками самолётных аплодисментов. Половина опрошенных поддаётся стадному чувству и конформизму, и, аплодируют потому, что другие начинают хлопать. Оставшиеся назвали другие причины (благодарность пилотам, традиции, где-то видели, не знали причины своих аплодисментов и т.п.)
        Несмотря на то, что значительная часть пассажиров, казалось бы, во время полёта внешне не выражает своего беспокойства, в действительности, значительная часть из них защищается обратным чувством (чем более смеётся, тем более боится; чем более пьян, тем более «опьянил» большой страх; чем крепче спит, тем крепче цепляется за сон, дабы усыпить себя от страха; чем энергичнее отвлекается, тем энергичнее боится и т.п.) Часть пассажиров-«философов» молятся в явной и неявной форме, абстрагируясь на категории судьбы, Бога и т.п. И лишь незначительная часть летит по привычке потому, что летает систематически и срабатывает адаптация и нечувствительность к страху, вызванная психологической схемой «со мной этого в прошлом не было, значит этого не будет и в настоящем и в будущем». Для последних самолёт — это не роскошь, которая вызывает фобию из-за полёта и большой цены за авиабилет, а средство передвижения. Есть смешанные типы, у которых срабатывают наложение всех вышеприведённых психологических механизмов.
        Казалось бы аэрофобия это негативное психологическое явление наносящее моральные убытки для авиапассажиров и материальные для авиакомпаний… Но оказывается, что некоторые, наоборот, из этого черпают силы для того, чтобы жить и ценить жизнь по новому. Авиаполёты становятся разновидностью экстрима. Вот о чём, мне поведал один из моих пациентов на сеансе (далее я привожу его размышления):
        «Обычно я езжу в командировки на поезде. На этот раз так получилось, что пришлось лететь самолётом. В то время сравнительно часто происходили авиакатастрофы и я часто задумывался об этом и тешил себя тем, что не оказывался в этих злополучных самолётах. Тогда я сидел в аэропорту в зале ожидания и смотрел телевизор и как назло в новостях сообщили ещё об одной авиакатастрофе. Кроме того, сообщалось, что именно на конец года приходится наибольшее количество аварий в воздухе. Я летел в командировку в первых числах декабря. После такой информации я уже не мог избавиться от страха, который меня преследовал всю дорогу. Более того, этот страх я обнаружил на лицах некоторых пассажиров. Весь полёт для меня был пыткой. Мне казалось, что я лечу в вечность. Я прислушивался к звуку мотора. Когда этот звук в силу каких — то причин пропадал, я спрашивал своих соседей об этом и они меня успокаивали. Когда бортпроводница начинала ходить из одного конца салона в другой, то мне казалось, что это связано с какими-то неполадками самолёта. Наибольший страх я испытал в начале полёта, когда бортпроводница начала
рассказывать как пользоваться спасательными принадлежностями и показала, где они находятся. Всё это я воспринял не как обучающую лекцию, а как признак начала авиакатастрофы. В течение всего полёта из меня выходил холодный пот. Видя, что в состоянии аналогичного переживания находятся и другие пассажиры, я ещё больше испытывал страх. Весь этот ад кончился лишь после приземления. К своему удивлению, когда я вышел из самолёта, то испытал такое чувство счастья и душевного умиротворения, которое не испытывал, пожалуй, никогда. Мне всё было интересным: серое небо, деревья, люди. Я как-то по-особому стал видеть окружающий меня мир. В эти моменты меня не покидала мысль, что как хорошо, что всё обошлось и в воздухе ничего не случилось. Я тешил себя этим, сравнивая мысленно тот ад с этим живым и красивым миром. В эти моменты я был, добр как никогда. Общение моё было настолько альтруистичным, что я поймал себя на мысли: “Не схожу ли я с ума?”. Один прохожий сказал своей спутнице о том, что я странный какой-то. Я взглянул на себя в зеркало и не узнал себя. На меня смотрел мужчина с яркими и искристыми глазами,
теми глазами, которые были у меня в далёком детстве. Я понял, что открыл в себе забытое прошлое. Но это состояние таяло прямо на глазах и уже через три часа оно уменьшилось так сильно, что я вспомнил о своих эгоцентрических целях, начались перепады настроенья, я перестал быть странным и уже не вызывал интереса у прохожих, я стал как все: целеустремлённым и озадаченным мирскими и обывательскими проблемами. Но на улице встречались люди, которые в чём-то напоминали меня после полёта. Это были люди в нетрезвом состоянии. И я выпил и вновь ощутил тот полёт души, который был у меня после полёта на самолёте. И всё-таки опьянённое состояние уступало по уровню наслаждения тому состоянию, которое мне подарила авиакатастрофа, которая состоялась, как я понял потом, в моей голове».
        Необходимо различать боязнь летать на самолётах, от аэрофобии. Боязнью летать на самолётах страдают 4 из 10 пассажиров, но эти четыре боязливые пассажира, время от времени летают, испытывая негативные переживания. Это установил физиолог Лукас ван Гервен (Lucas van Gerwen) из университета Лейдена, изучив страхи 5 тысяч пассажиров авиалиний. То есть это авиапассажиры, которые в той или иной степени боятся летать, но летают. Аэрофобия — это беспричинный страх летать на самолётах, приводящий к панике и неспособности летать на самолётах нигде и никогда. Очевидно, что грань между тем, где имеет место беспричинный страх, а где причинный, обнаружить тяжело, тем более тогда, когда авиакатастрофы случаются часто. Картинка под названием «авиакатастрофы случаются часто» рисуется телевидением (она не в пользу прагматическим целям авиакомпаний), статистикой (но эта статистика психотерапевтична, то есть некорректна, когда говорится, что количество автокатастроф в сотни раз больше, чем авиакатастроф, не упоминается, что число автопассажиров в десятки тысяч превышает число авиапассажиров), рисуется интервью
представителями авиакомпаний (в целях завлечения, снятия страхов и убытков вызванных фобиями).
        Необходимо признать, что большинство авиакомпаний работают под девизом: «А куда вы денетесь без нас!». Иными словами, успокоитесь и придёте обратно в наши старые и недорогие русские рулетки-самолёты, помолитесь и полетите, а потом обязательно будут аплодисменты…
        Блеф Путина
        Оценка послания президента Путина Федеральному собранию была уже проделана многими политологами и политиками. В то же время необходимо признать, что оценка этого послания с психологической точки зрения практически отсутствует. Но именно такой подход может пролить свет на нечто сокрытое и не услышанное. Такую оценку можно сделать в нескольких направлениях. Одно из них связано с рассмотрением Путина не только как личности, отчитывающейся, рисующей перспективы развития общества, и наконец, предлагающей рецепты оздоровления, но и личности воздействующей, внушающей и блефующей. Именно оценки последних характеристик и будет посвящён мой анализ. Такая оценка в настоящее время вполне оправдана так как до сих пор ни Греф, ни Касьянов, ни другие, не предложили целостной программы реформирования и всё держится на рейтинге президента и надеждах наших граждан. Всё держится на персоне Путина, его воле, которая рисуется, внушается им самим же. Но такой гипноз долгим быть не может. Путин чувствует, что настало время подключать иные ресурсы, которые не должны быть завязаны на его персоне. Он это делал и делает, но
эти ресурсы почему-то плохо подключаются. Поэтому всё послание как и прежде до сих пор остаётся гипнотической установкой, набором неких социально-оздоровительных установок-призывов и не более. Хотя некие попытки уйти от деклараций и прописных истин, которые и так затёрли мозги нашим гражданам президентом, сделаны.
        Необходимо признать феномен Путина как воздействующего субъекта. Об этом говорит вся физиогномика нашего президента, её динамика и умение играть на камеру. Впервые в истории страны перед нами президент топ-модельного формата. Согласно социологическим исследованиям, Путин нравится многим россиянкам, и не как политик, а как мужчина. Он спортивен и строен и при этом активно пользуется этим. Говорит то, что от него хотят услышать. Много говорит о том, какими мы должны быть и какие мы все хорошие. Пробрасывает подбадривающие установки, призывы и т.д. и т.п. Таким образом, феномен Путина это феномен гипнотизёра-обольстителя. Поэтому и в послании Федеральному собранию, он не изменил своему амплуа. Умудрился обольстить многих ранее критически настроенных политиков и политологов. Хочется верить, что это не связано с прикормленностью последних, а является лишь следствием Путинского воздействия.
        Меня как психолога, изучающего манипуляции личности и написавшего несколько книг об этом, радует страсть, кураж, воля, которую излучал Путин во время своего выcтупления. Она была искренна, но искренно ли было то, что он говорил.
        В связи с этим попробуем качестве2нно и количественно оценить блеф нашего президента.
        Анализ текста послания по шкале блефа, разработанной нами, показывает, что одной из главных составляющих блефа Путина является воздействие на чувства и даже на подсознание. Впервые, президент довольно остро заговорил об угрозе ("Мы стоим перед лицом серьёзных угроз"). Возможно опасения президента имеют основания, но при этом нельзя забывать, что победа Путина на прошлых выборах была основана на страхе граждан. Взрывались дома, совершались террористические акты. Именно с вершины руин, обусловленных этими гнусными событиями, к нам спустился Путин. Это сейчас мы адаптировались к этому или просто забыли об этом. Есть вероятность, что этот старый приём стрессо-терапии будет вновь использоваться. Теперь Путин сделает ставку на внешнюю угрозу и ростки этого уже появились в его послании к Федеральному посланию. Иного эффективного пути поддержания своего рейтинга у Путина пока нет.
        Кроме того, существенной составляющей блефа (внушения) Путина является его щедрость на социально-терапевтические установки. ("Россия должна быть…" "будет сильной страной" и т.п.) Это элементы политического внушения. В устах иного политика это ничто. В устах Путина как гениального обольстителя это что-то.
        Таким образом, коэффициент блефа воздействием у Путина составил 7,1%.
        Когда читаешь послание Путина, то чувствуешь какую-то внутреннюю его противоречивость. В докладе имеет место некая раздвоенность. Оно и понятно, ведь мы до сих пор не определились с тем куда мы все идём. Отсутствие единой установки и направленности общественного сознания (в частности идеологии), которое обуславливает социальную шизофренизацию всех уже достало, в том числе и Путина. Он смешивает несмешивающееся. Либеральная вера никак не совместима с принципами, на которых он планирует родить феномен патриотизма. Так например, предлагаемые Путиным способы оздоровления страны противоречат провозглашённым им гуманным целям. Будут много пострадавших. В тексте много противоречий. Так например, с одной стороны он сильно критикует парламентариев (не своих), но, с другой, планирует опираться на их парламентское большинство. С одной стороны Путин похвалил крупные корпорации за то, что они на мировом рынке заняли достойное место, но, с другой поругал за то, что убивают конкуренцию
        Таким образом, блеф противоречием Путина составил 7,9%.
        Визуальный анализ выступления Путина показывает, что там где Путин говорит о социальных и политических проблемах, он более уверен, и поэтому, блефовых движений, интонаций и других характеристик, свидетельствующих о несоответствии жестов и речи, меньше. Но там, где начинается изложение экономической программы, он теряет уверенность и естественность. В этом случае элементы блефа возрастают. И здесь появляется блеф умолчанием. Так например, в послании ничего не говорится о производстве, о деревне, о малом бизнесе и многом другом.
        Блеф умолчанием в послании Путина занимает особое место. Кажется порой вот-вот будут озвучены конкретные виновники. Но критики конкретных чиновников мы не услышали. Они Путиным проговаривались внутрь. Возможно это сделано умышленно. Это изощрённая форма политического блефа и внушения. Или другой пример. В некоторых местах по сути звучит скрытая критика США (несколько раз), но эта страна не произносится (впереди ведь саммит и празднование 300-летия Санкт-Петербурга, на которых будет встреча с Бушем). Это уже внушение на расстоянии… внушение за океан. Всё это понятно. Всё это оправданно. Также президент умолчал слово «Ирак», но он в послании есть. Опять в скрытой форме.
        Имеет место блеф умолчанием по поводу невыполнения предыдущего послания и источников экономического роста.
        Такие формулировки Путина как: "Говорю очень аккуратно, как видите", или другая самокритичная формулировка: "Власть не может, не должна, не имеет права обманывать граждан своей собственной страны", говорят в конце концов о самокритичной оценке Путиным себя как воздействующего, как блефовавшего в прошлом. Это политическое очищение. Во всяком случае, хочется, чтобы это было так.
        Таким образом, блеф умолчанием Путина составил 8,1%.
        Блефотрюкачество цифрами и блеф искажением незначителен и далёк от показателей Кудрина и Касьянова. Российской экономической науки нет и нет необходимости злоупотреблять экономическими показателями.
        Таким образом, блеф искажением составил 4,2%
        Кроме того, в послании имеют место элементы косвенного внушения и блефа, направленные к гражданам России. Обращаясь к парламентариям, Путин в действительности обрабатывает электорат. В этом случае он напоминает отца, который понарошку бьёт обидчика своего дитя, чтоб тот успокоился. Но парламентарии и чиновники на это сделали свою поправку.
        В целом послание довольно аморфно, ералашеобразно, эклектично. Нет концепции, нет идеологии. Провозглашены механизмы их создания, но заработают ли они? То что есть у Путина это воля и нечто, что родится потом, благодаря нам с вами, и, поэтому король будет уже не такой голый.
        Итак подведём итог. Общий коэффициент блефа Путина, рассчитанный по тексту послания Федеральному собранию составил 27,3%.
        Духовные пузыри
        (О современных философах и философии)
        8.Общаясь со многими преподавателями гуманитарных предметов я ощутил, что имеет место игнорирование в плане принятия современных постмодернистских подходов в решении учебных и научных проблем. С одной стороны, это обусловлено недостаточно широким и глубоким пониманием постмодернизма как особого типа современного философствования и мышления, а с другой, страхом изменить классическим традициям, схемам, моделям и т.п. Кроме того, причина и в том, что под маской постмодернизма часто себя предлагают различного рода “эпатажники и халтурщики от философии и наук”. Таковых на конгрессе было множество, не говоря о парафилософах различных мастей
        9.Беспомощность всех выдающихся философов заключается в их психологизме. На какие бы высоты не поднималась философская мысль, в конце концов, она является особой формой рефлексии и идет из самой души. Отсюда заблуждение рассудка и невозможность выскочить в запредельное. Мы можем лишь философствовать о возможностях и невозможностях этого скачка. Стоять перед прыжком и мыслить… мыслить, но крылья от этого у нас не вырастают, и мы остаемся внизу все более и более разочарованными. Настало время изучать процессы этого психологизма, которые не дают нам познать запредельное, заблуждая нас. Необходимо изучать структуру и динамику этих заблуждений, формирования этих иллюзий. Настало время переосмысления философских систем прошлых столетий, так как психология как наука шагнула далеко вперед, а философия еще не смогла достойно оценить ее роль, являясь преимущественно психологичной и эмоциональной. Главной причиной философской активности философов является психологическая мотивация и психологизм. Они порождают рефлексии различных уровней — от примитивных до гениально глубинных и трансцендентных. Многие
философы уверены, что проникают в потаенное, сокрытое, тайное, сущее, погружаются в структуры сущего, которое вещит, хотя в действительности это является иллюзией, высшей формой рефлексии и не более.
        10.Если сложить все, что говорили философы в один сосуд и выпустить содержимое через узкое горлышко, то мы услышим стон и плач по бессмыслице существования человечества.
        11.Ганс Христиан Андерсен — гениальный сказочник и не менее гениальный философ. Его глубинная философия и мудрость заставляют задумываться, плакать, радоваться, восхищаться не только детей, но и взрослых.
        12.Вопрос о том, насколько личность изменяет своим философским концепциям в предсмертные дни — это вопрос о дальнейшем развитии и пересмотра всей философии. Это, пожалуй, своего рода фильтр. Философию можно отфильтровать через анализ философов по критерию, насколько они изменяют своим концепциям в пограничной ситуации и как они видят то, чего создали, находясь по сути дела в истине. И вот через этот фильтр надо пропустить всю философию, она сразу изменится, изменит свой цвет. И может это будет толчком к дальнейшему развитию мировой философии.
        13.В наше время, особо опасно активное модернистско-религиозное эпигонство, игнорирующее современную, не менее опасную постмодерновую реальность. Это религиозное эпигонство, как последняя надежда спасти Россию сейчас в моде. Священники вышли в тираж. Такова эпоха постмодерна.
        14.Только та философия, автор которой, будучи при смерти, вёл себя достойно своей философии, по-настоящему достойна признания. Критерием истинности и правоты философской системы должен быть вышеизложенный принцип. Именно этот принцип позволяет пересмотреть правильность и заблуждения многих философских систем.
        Основной вопрос в философии это вопрос бытия и небытия. Большинство философов рассуждают о небытии, будучи в полном здравии, не находясь в пограничных ситуациях. Ох, как бы изменилась философия, если бы её авторы ожили и переписали бы её заново. Необходимо проанализировать, насколько философы, будучи при смерти имели желание изменить свои философские взгляды. Насколько они предавали свою философию и насколько вели достойно своей философии. К сожалению таких анализов и исследований до сих пор не существует.
        15.Человечество в течении всей истории своего существования всегда “имело естественное заблуждение вообще”. Оно заблуждалось, и не желая этого. Но есть заблуждения человечества, которые оно само себе организует с собственного согласия. Вся истории философии — это анализ заблуждений философских теорий. До сих пор еще не рассматривались заблуждения, которые существуют, уже тогда, когда авторы философии (или другой деятельности) сами знают, что находятся в заблуждении, но с собственного согласия. Это те же жрецы, которые фокусничали с больными и создавали “науку заблуждения” и это решало проблемы прихожан.
        Многие философы в какие-то моменты озарения осознавали, что они сами заблуждают себя. И это у них была защитная реакция на внешние трудности. Они понимали, что лгут, и не переставали этого делать, так как им от этого было хорошо. И лишь к концу жизни, находясь в пограничном сознании, они сами признавались себе и окружающим, что заблуждались с собственного согласия, дабы выжить. В предсмертные дни многие философы изменяли своим философским взглядам и теориям. Религиозники осознавали, что являются неверующими и умирали тяжело.
        Философия “пограничного сознания” — это особая философия. Она отличается потому, что философ как-то иначе начинает воспринимать жизнь, свои концепции, которые он выдвигал при жизни. Следовательно возникает другая философия. Философия трансформируется.
        16.Что дала мировая философия обществу, человечеству? Стало ли оно умнее? Как видно нет. Общество стало еще более больным. Для чего нужны эти творения?
        Философия в скрытой форме влияла на научную мысль (физику и др. науки). Были бы открытия физики, если бы не было философских теорий? Роль философии в явной форме уловить трудно.
        17.Философия в сознании обывателя мерцает только тогда, когда он соприкасается со смертью. Потом опять он становится обывателем. Чем больше философского в мышлении обывателя, тем он меньше обыватель.
        18.Генеалогическое дерево чистого рассудка начинается с категорий. Это и есть философские фракталы. Например, четырехфрактальное философское дерево: количество, качество, отношение, модальность.
        19.Есть на земле личности, которые находятся в поисках выражения нетривиальных смыслов, понятий, предложений и т.д. Все мы в своих рассуждениях похожи друг на друга. А эти люди говорят и выражаются так, как никто не выражался и не говорил никогда в истории человечества. Эти люди и называются философы.
        20.Только философия может спасти веру и религию от нападок со стороны философов. Эта конфронтация философов будет всегда и победят в ней те, кто сумеет угомонить рассудок противников и создать систему знаний, по новому соединяющую чувственный мир с рассудочным.
        21.Некоторые философы настолько глубоко вдумываются в слова и ответственно относятся к понятиям, что строят лишь аналитическое суждение, являющееся по сути своей тавтологией. Таким образом, тавтология может быть признаком научной корректности.
        22.Сказка про Винни-пуха — глубокая философская сказка:
        *. Можно дарить то, что когда-то было чем-то (лопнутый шарик, горшок)..
        *. Можно дарить то, что у тебя уже было, но ты потерял (хвост ослика).
        *. Шнурок может выходить и входить в горшок. И замечательно выходить “вот в чем дело”. Все зависит от нашего внутреннего мира.
        *. В гостях можно оказаться в безвыходном положении в прямом (задница в дверях) и переносном смысле.
        23.Философ в своем развитии минует четыре этапа:
        *. Этап нарциссического самолюбования и самослушания. Философ очень интересен сам себе.
        *. Этап, на котором философ не интересен сам себе.
        *. Возвращение к интересу к себе, благодаря увеличивающемуся интересу к нему других.
        *. Этап самопожертвования: общественная деятельность, ученики, умопомешательство и др.
        24.Там, где психология скатывается к общим спекулятивным рассуждениям, начинается философия.
        25.Творения некоторых философов представляют собой продукт интеллектуального нарциссизма, который является высшей и изощренной формой тавтологии, хотя порой и красивой.
        26.Деструктивная философия создается благодаря следующим мотивациям:
        *. Интеллектуальным самолюбованием и нарциссизмом философа.
        *. Болезнью (алкоголизм философов и т.д.).
        *. Конформизмом по отношению к государственному деятелю.
        27.Философия — взгляд на мир через призму небытия.
        28.Смешение строгих идеалистических логических построений с материалистическими приводит к полной аннигиляции сознания — тупику философского мышления. Не в этом ли деструктивность любого мышления? К счастью, в реальности, верх берет чувственность, и философ — мыслитель, благодаря ей стоит на идеалистической или материалистической позиции, оставаясь философом, а не мыслителем в состоянии хронической фрустрации.
        29.Философы-классики издаются ежегодно большими тиражами, а вот число истинных носителей этих знаний уменьшается. Эти знания необходимо передавать, так как это отдельная деятельность и никакого отношения к изданию книг не имеет.
        30.Перцепция блаженства убивает философский мыслительный процесс.
        31.Все философские учения можно разделить на те, в которых:
        *. Мы нужны Богу. Бог познает себя через нас (Гегель).
        *. Бог нужен нам.
        *. Между нами и Богом — взаимная нужность.
        32.Космическое или планетарное мышление — мертвое мышление. Оно является продуктом мертвой философии, которую порой выдвигают философы технических учебных заведений.
        33.Истинное понимание философов будущими поколениями, возможно будет только тогда, когда по цепочке, в процессе живого общения, люди будут передавать эти знания (аналогично танцам народа). В противном случае мы будем читать только мертвые книги, которые не могут донести до читателя, то, как необходимо понимать написанное. Компьютеризация не способна передать того настроения, которое вложил философ в своей работе. Не в этом ли постепенное умертвление духа.
        34.Любой философ начинается с соединения в себе интеллектуального онанизма и нарцисцизма.
        35.Философские труды как памятники стоят, а общество тем временем идет по своему. Неверно, то, когда говорят, что философские труды определяют европейское мышление.
        36.Причина деструктивности личности многих ученых-философов лежит в стремлении, с одной стороны, поспевать за наукой, с другой — за Богом.
        37.Способность декларирования своего личного мнения как последней инстанции, пожалуй, является необходимым, но не достаточным условием становления настоящего философа.
        38.Основным критерием истинности философии данного автора должно быть его отношение к своим творениям в состоянии пограничной ситуации (присмерти).
        39.Возможно ли написание глубинных философских трудов в состоянии сытости и комфорта?
        40.Некоторые молодые философы, не познав достаточно психологии себя и других, не созрев к глубинным философиям, начинают тянуться к ним. Они не видят то, что у них под ногами, то, что имеет место в них. А лезут “высоко за звездами” и начинают болеть манией величия.
        41.Часто способность к предельно глубинному философскому мышлению подразумевает неспособность жить в реальном мире, то есть бесполезность личности. Истинный философ всегда беспомощен в традиционном понимании и всемогущ в нетрадиционном.
        42.Философы-любители в большинстве своем читают философию эмоционально, без продуктивного мышления. Истинный философ должен возвышаться над своей деструктивностью, читать философию рационально. Эмоциональность философа-любителя может быть опасна для общества.
        43.Некоторые философы порой настолько одержимы своей сверхидеей, что подключившись к ней, теряют способность говорить. Их речь сумбурна и нелепа. Вся ценность речи таких философов в паузах, которые для нас недосягаемы.
        44.Некоторые становятся философами или психологами ради того, чтобы выражать проблемы своей души как проблему, присущую всему человечеству. Это заблуждение.
        45.В какие глубины не проникала бы философская мысль, в конце концов она проникает в глубины психологических феноменов и не более.
        46.Узнавание философом своей деструктивности в другом философе, может приподнять совместное философствование, а может и опустить его…
        47.Философствование на уровне интеллектуального жевания и резонерства — особая деструктивность. Это всегда удаление от истины, хотя имеет место иллюзия продвижения к ней. Философствование, в основе которого лежит психологизм и мотивация личности, всегда есть изощренная форма резонерства. Философов без элементов психологизма никогда не существовало и не будет существовать. Таким образом, большинство философов являются резонерами, но высшей пробы.
        48.Желание многих философов окончательно раз и навсегда принять ту или иную концепцию и больше не возвращаться к проблеме ее выбора — желание во что бы то ни стало успокоиться и остановить свой невроз, замаскированный под философствование. Это просто иллюзия прекращения поиска, так как пока невроз не исчезнет, философ будет вновь и вновь искать концепции философии, по сути своей, занимаясь поиском опоры от сшибающего с ног невроза бессмысленности существования. Очевидно, что вся надежда избавления от этой бессмысленности не в мышлении, а в жизнеутверждающем ощущении и переживании окружающего мира.
        49.Некоторые философы мнят о себе. Поэтому и являются философами. Потом они разоблачают это и становятся психологами.
        50.Филологическое жонглирование — деструктивность философа.
        51.Любое абстрагирование и обобщение — это С-процесс (С- фрактал или конструкт смерти). Он умерщвляет конкретную мысль и приводит к редукции нормального жизнеутверждающего сознания. Истоки философствования лежат в страхе смерти.
        52.Некоторые философы настолько эрудированны и набиты знаниями, что эти знания бродят в мозгу, так как не могут быть преобразованы в конкретную деятельность и актуализацию личности. Количество знаний еще ничто. Все зависит от качества.
        53.Когда Ваше мышление существует для человечества, и человечество, благодаря ему начинает мыслить иначе, только тогда Вас можно назвать МЫСЛИТЕЛЕМ. Все люди мыслят, но не являются мыслителями.
        54.Преимущественно все философские теории берут за основу либо сведение чувств к сознанию, либо сознания к чувствам.
        55.Он научился мысленно бить себя по рукам и по мозгам, прекращая склонность мыслить тщеславно и заполнять себя гордыней. От этого в нем возникала фрустрация и пустота. Падало настроение…
        Неужели в нем нет чего-то такого, чтобы заполняло его сознание и являлось причиной активности. Он был в поиске этого.
        56.Некоторые философы уверены, что, барахтаясь в собственном интеллектуальном мирке, они могут повлиять на мир. Мир, дескать, сам придет к ним и начнет изменяться в соответствии с их исследованиями. Эти философы не вырываются из мира знаков. До тех пор, пока эти философы не будут разбавлять вину и ответственность за человечество, все их мечты о влиянии на мир останутся мечтами.
        57.В любой философии (в том числе и той, которая стала классической) всегда движет скрытое или явное переживание, или эмоция. Поэтому любая философия — это только представление и не более. Именно поэтому существует много философий, которые прекрасны, но которые имеют совершенно противоположные точки зрения. Потому что наши чувства всегда противоречивы и даже парадоксальны.
        58.Некоторые философские теории как патология сознания.
        59.Философы говорят о Сущности. Она не нужна Человеку. Феномен Человека заключается в жизнеутверждающем восприятии жизни без помощи Сущности. Его устраивают маленькие сущности — квазисущности — иллюзии. Приближение к Сущности — это всегда приближение к Ничто, приводящее к деградации сознания. Таким образом, вопрос о Сущности должен изучаться настолько, насколько это способствовало бы безопасности сознания от деградации. В конце концов, проблема сущности — это псевдопроблема, которую можно удалить из философии или оставить как науку о структуре деградации сознания в процессе ее продвижения к Ничто.
        60.Сколько зубов — сознаний поломали философы, грызя гранит Сущности!
        61.Ум — зубы философа и не более.
        62.Философия о Сущности, какой бы глубокой она не была, каким бы известным философом она не писалась, в конце концов, является субъективной конструкцией о Ничто.
        63.Человек умереть по науке не сможет, так как метафизика, в конце концов, всего лишь наука о том, насколько глубоко мышление способно описывать пограничные переживания и чувствования (переживания ужаса небытия).
        64.Философствование — это всегда уменьшение воли.
        65.Необходимо отличать филистерское философствование от научного. Пожалуй, только последнее можно назвать философствованием.
        66.В большинстве случаев все философы — личности, которые не совершают поступков, но имеют склонность их анализировать.
        67.Есть испражнения, которые вызывают восторг интеллектуалов разных поколений. Это параноидные испражнения великих философов.
        68.Корень мышления в той его части, которая направлена на познание нечто метафизического, запредельного, всегда произрастает из почвы чувствования и переживания. Таким образом, философии как науки, изучающей запредельные и метафизические объекты, не существует. Философия всегда обречена на редуцирование до уровня психологии, замаскированной под некую “философию”. Та строгая философия, которая нам известна, всего лишь синтез из лучших достижений естественных наук и фантастико-мистических конструкций.
        69.Очень часто философы винят своих коллег за то, что они не понимают классиков философии, так как их надо понимать. В действительности, они их винят за то, что те не понимают так, как они это сами понимают.
        70.Философы подразделяются:
        *. Философы как ученые.
        *. Философы как духовные практики.
        71.Чем понятнее наука и чем лучше она объясняет окружающее, тем более она (эта наука) мифологична. Предсказуемость и прогнозирование в науке — это всегда миф. То есть имеет место некая беспроблемность и всепонимание. Читай науку и успокаивайся. Но стоит нам по настоящему войти в некую систему мышления и знаний, где все это исчезает и начинается истинная философия. Возникает вопрос: а в психологии есть ли проблемные точки, есть ли немифологичности? Там, где психология “сползает” в проблемность и непонятность, там она начинает быть философией.
        72.Там, где в философии имеет место борьба параноиков, кончается философия и начинается психология.
        73.Философия — мембрана клетки психологии.
        74.Реальная философия — внешняя граница психологии, открытая миру запредельного. Увы! Часто мы имеем дело лишь с научной философией как внутренней границей психологии. Хотя нам кажется, что в философии мы открыты запредельному. В действительности, мы открываем свое запредельное не-Я в структуре своего Я.
        Это запредельное не-Я — некая тень внешнего запредельного.
        75.Околофилософское резонерство никакого отношения к философии не имеет. Это всего лишь психологическая защита интеллектуализацией, развивающаяся в потоке филистерского чтения философских работ. Реальная философия для такого субъекта часто бывает закрыта.
        76.Многие проблемы естественных наук в начале были чисто философскими. Потом, по мере развития они перешли в разряд чисто научных проблем. Так, некоторые проблемы философии уже сейчас являются проблемами психологии. Философия, благодаря своему развитию тает.
        77.Беспредметное брюзжание параноиков- «философов» есть философский мусор, из которого иногда настоящие философы делают философию.
        78.Чаще всего новые философы рождаются благодаря непониманию старых философов.
        79.Все психологические и философские парадоксы — это парадоксы мозговых путей и структур.
        80.Философское мышление всегда депрессивно.
        Депрессия Зидана или «убийство» одним словом
        Анализ интервью и видеоматериалов показывает, что Зидан находится в депрессии и она не простая. Попытаемся разобраться, в чём её особенность.
        У каждого человека бывает момент истины, в котором буквально одним словом подписывается приговор всей его жизни. Это слово недавно услышал Зидан. В психологии такое кульминационное слово называют психологическим кодом смерти и жизни. Благодаря этому коду можно убить человека (он может покончить собой или начать страдать депрессией, которая приведёт к смерти) или «воскресить» (к человеку придёт ощущение счастья). Эти коды порой звучат от наших близких и опустошают нас настолько, что человек может потерять смысл жизни, благодаря одному произнесённому слову. Одно слово-предательство со стороны детей, родителей, близких может навсегда уничтожить ценности, которые привязывают человека к жизни. Вот такие кульминационные точки бывают в нашей жизни. В этих ситуациях человек себя ведёт так, как никогда в жизни. Именно поэтому мудрый и сдержанный Зидан совершил поступок, который увидел весь мир.
        Очевидно, что это была, по-видимому, спланированная психическая атака на спортсмена. В спорте психические атаки были всегда и у шахматистов, и у боксёров. Они всегда обменивались обзываниями, дабы настроить себя на бой. Но, увы! Всё это детский лепет по сравнению со словом — кодом, благодаря которому задеваются глубинные слои психики и уничтожается всяческое желание бороться. У Зидана этой больной точкой был комплекс национальной неполноценности. С другой стороны, именно благодаря этому комплексу, он достиг того, что получила Франция. Зидан думал, что избавился от этой ранее кровоточащей раны, но её проткнули словом-кодом. Президент Франции, выступив в роли психотерапевта, пытался снять действие этого кода, высоко оценив заслуги Зидана, но насколько это было эффективно, покажет время. Оценка Зидана, как лучшего футболиста чемпионата, которая была дана, по-видимому, тоже из психотерапевических соображений, также может оказаться неэффективной.
        Для Зидана этот последний матч на чемпионате мира был символичным. Он был итогом всей его жизни. Именно на этом матче Зидан должен был ощутить пик своей карьеры — код своей жизни, но вместо этого он услышал нечто иное. Хочется думать, что это не было кодом смерти, благодаря которому он уйдёт в долгую депрессию и потеряет смысл жизни. Хочется верить, что у Зидана хватит духовности справится с этим словом-ловушкой и вырваться из его плена.
        Между прочим, конец света, как и его начало тоже наступит, благодаря одному слову и эти словом будет слово… Не будем пока предполагать.
        Испытание на принятие себя
        Принятие себя — это, прежде всего, способность долговременно находиться со своим внутренним миром (со своими мыслями, переживаниями, фантазиями и т.п.), который для личности становится главной ценностью. Это своего рода тест на пребывание в одиночестве сам с собой, причём такое, что нельзя смотреть телевизор, засыпать, входить в общение с кем-либо и с чем либо. При этом можно общаться только с собой.
        Совсем недавно под новый 2005-й год попали в кутузку двое незнакомых мужчин и находились там трое суток. Один из них был малоразговорчивым и спокойным, другой болтливым и суетливым. Последний так утомился за трое суток, что лез уже не только на стены, но и на потолок. Малоразговорчивый же, находясь в собственных думах, не заметил как быстро пролетело время. Таким образом, принятие себя — это способность долговременно и наедине находиться с самим собой, ничего не делая, не занимаясь каким либо трудом и т.п. Казалось бы, неужели это способность… принимать себя? Тем более бездельничая… Неужели трудиться это плохо? Увы! Приходиться констатировать, что процент людей не способных принимать себя усиленно растёт. Так например, один мой знакомый как-то мне так и сказал: “Я либо как лошадь работаю и не могу себя видеть без работы, либо как свинья напиваюсь водки и пьянствую. Если нет водки, то воскресенье для меня сильное испытание, не говоря уже о новом годе, а тут ещё десятидневные каникулы придумали!” Это и есть испытание на принятие себя. Этот мужчина не выдерживает условий, при которых он находится с
самим собой и, поэтому, убегает от себя, превращаясь в другого (опьянённого), который принимается им настолько, что человек теперь уже может некоторое время находиться наедине “с собой”, с улыбкой на лице. Того мужчину трясло от принятия себя. Поэтому некоторые вместо того, чтобы принять себя, “принимают на себя”… алкоголь или наркотик. Таким образом, патологическая зависимось от труда, называемая трудоголизмом находится в одном ряду с алкоголизмом. Не в этом ли основная причина пьянства большинства людей труда? Труд необходим, но не такой, с которым вы в патологической зависимости. (В то же время, необходимо принять существование такого патологического принятия себя, которое называется аутизмом. Или ситуации, когда шизофреническая личность бежит не только от внутреннего мира, который заселён чуждыми силами и голосами, но и злобного внешнего мира. Наша статья не об этом). В целом, отсутствие способности принимать себя, имеет место не только у больных страдающих алкоголизмом, но и людей, страдающих любыми патологическими маниями и зависимостями (от труда, секса, пищи, телевизора, игровых автоматов и т.
п), от отсутствия которых у людей начинается душевное беспокойство.
        Почему для человека так важно уметь принимать себя? Потому, что принятие себя — это и есть истинная любовь к себе. Любовь к другому всегда основывается только на любви к себе. Таким образом, любовь к другому — это принятие другого (не путать с влюблённостью и с нечто, основанным на удовлетворении своих сексуальных потребностей).. А принимать других можно только на основе принятия себя. И не верьте тем, кто утверждает, что дескать он не принимает себя, но принимает других. Иными словами, не верьте тем, кто утверждает, что он не любит себя, но любит других. Всё это проявление фундаментального психологического принципа “внешнего через внутреннее.”
        Многие настолько не принимают себя, что начинают самообманываться. Иными словами, они не любят и самообманывают (в частности пьянство — одна из форм самообмана) себя настолько, насколько не любят других и обманывают других. Таким образом, расцвет манипулятивных технологий в мире — свидетельство того, что люди и человечество всё меньше и меньше принимают себя, всё меньше и меньше любят себя.
        Прошедшие десятидневные каникулы стали для россиян хорошим испытанием на принятие себя. Согласно нашим исследованиям, большинство тяжело перенесли это испытание. Кто-то не выдержал и сорвался… на работу (Нами был зафиксирован социальный феномен сопротивления каникулам). Кто не смог туда сорваться, тот сорвался и начал… пьянствовать до тех пор, пока работу не откроют. А кто-то принял себя, был с собой, поэтому принял и других. Провёл время в любви и согласии с собой, и поэтому с другими (например, с близкими). Остальные просто погрузились в депрессию.
        Очевидно, что эти каникулы стали испытанием потому, что в России до сих пор не существует развитой культуры досуга, как способа убегания от себя, как спасения для тех, кто не умеет принимать себя.
        Мода на каникулы пришла с Запада. У них есть основание для таких каникул в силу того, что с одной стороны, у них хорошо развита культура досуга, с другой, каникулы выгодны и приносят прибыли благодаря гигантскому потреблению на этом рынке услуг. На Западе — это изощрённый способ выворачивать у средних американцев карманы т.е. накопления. У нас же зимние каникулы, оказались лишь прихотью чиновников и возможностью хоть на десять дней парализовать нерв социальных проблем. Иными словами, мы не готовы к таким каникулам, так как нам остаётся принимать себя, а этого делать мы не умеем.
        Запад тоже не способен принимать себя. Поэтому и развил свою высокотехнологичную культуру досуга, всяческие игрушки для детей и взрослых, всяческие симулякры, то есть живые знаки, которые будучи в тираже, живут по своим законам, не желающим прислушиваться к реальности. Погружение в эти виртуальные миры — это и есть наша неспособность принимать себя, обманываясь в нечто, что не существует. И чем больше мы будем уходить в эти миры, тем больше будем терять способность любить себя и других, любить живое, но любить неживое — искусственно двигающееся. Фромм был прав, но он не предполагал, что эта некрофилия достигнет таких глобальных масштабов. Этот цунами некрофилии приближается и к нам. Но кто-то может сказать, что лучше быть в плену этих внешних симулякров, чем в плену внутренних симулякров — алкогольных и наркотических миров.
        Казалось бы, почему Запад, будучи в достатке, будучи цивилизованным, не способен принять то, что имеет, не способен принять себя, систематически занимаясь экспансионистской политикой? Ведь любая экспансия — это неспособность принимать себя.
        И всё- таки на земном шаре есть оазис, где люди не разучились принимать себя, куда не пришёл ещё этот цунами, но, к сожалению, приходят реальные природные цунами и катаклизмы в виде бедствий и землетрясений. И для них, зимние каникулы действительно стали испытанием на принятие себя. Восток достойно выдержит эти испытания, так как всегда мог принимать себя в силу наличия на своей территории буддистской культуры и религии. (Ведь основа буддизма, на наш взгляд, это опять таки, принятие себя). Хочется верить, что это были настоящие природные цунами, а не искусственные, вызванные глубокими атомными взрывами, проводимыми Западом, с целью уничтожить способность Востока принимать себя. В противном случае, на наш взгляд, начнётся новый этап в эпохе постмодерна, при котором мир будет развиваться не только согласно культуре катастрофы, как следствия любви к симулякрам и глухоты к реальности, но и катастрофам, организуемым самими людьми. Начнётся эпоха противостояния искусственных и естественных катастроф. Искусственно вызванные катастрофы будут усугублять естественные катастрофы. Но это будет уже иная
культура катастрофы, не та, которая была описана Жаном Бодрийяром. А может быть эта эпоха уже началась?!
        Почему Запад уверен, что Востоку нужен ввоз достижений цивилизации. Практика показывает, что страны Востока если и принимают эти “игрушки” и технологии Запада, то только для того, чтобы достойно противостоять самому же Западу. Восточный менталитет и желание не потерять способность принимать себя, принимать свою духовную ментальность и не изменять ей, взамен бизнес-суете и западной психологии — всё это и есть основа отторжения и сопротивления Востоком Запада. ВОСТОК никогда не будет ЗАПАДать на доллар. Но удастся ли Западу совратить Восток? Успех такого совращения будет зависеть от развития вышеприведённой культуры катастрофы, нагнетаемой Западом.
        Очевидно, что Запад живя в суете, не может принимать себя, поэтому не может принимать и других (см. выше). Войны и экспансия — это и есть неприятие Западом других. Бизнес — это всегда непринятие себя. Следовательно, бизнес — это всегда неприятие другого. Поэтому Запад не принимает Восток, но Восток принимает Запад, потому, что принимает себя. Суетливый Запад не принимает себя, но мнит, что может, принимать других, выдавая свою экспансию за способность принимать и даже заботиться об “отстающих ”, но, почему-то несуетливых других. Запад удивляется тому, почему Восток не суетится, оставаясь на относительно низком уровне своего развития. Ему (Западу) чуждо принятие себя, он ещё не вкусил это состояние.
        Многие западные учёные, преподавая на Востоке, приходят к выводу, что как бы они не обучали там своим европейским премудростям, им не удаётся изменить восточный менталитет — способность принимать себя и долго находится с самим собой в намазе или молитве. Сами же западные учёные живя там и находясь далеко от своих цивилизованных “игрушек” начинают страдать, но до тех пор, пока сами не опускаются на колени со своими учениками. Япония, а теперь и Китай, приняли Запад, но не отравилась как другие, так как уже имели сильный иммунитет — принятия себя. (Кстати, проблема безработицы на Востоке не так опасна как на Западе, так как не занятый восточный человек, не так опасен как суетливый западный, который не принимает себя). А мы так и не приняв себя, находясь в вечной революционной суете попытались спаразитировать и имеем то, что имеем. Поэтому в настоящее время у Ходорковского появились условия для принятия себя. Его сейчас ничто не отвлекает. А у нас, благодаря Ходорковским, стоит уже двойная задача: сначала возвратится к себе и лишь, затем принять себя.
        Ну что ж… вы истосковались по себе?… Не пора ли Вам себя пригласить в гости… к себе… и принять себя! А убежать от себя вы всегда успеете, но надеюсь только для того, чтобы на новой основе опять таки принять себя.
        Игра как основа путинской идеологии в России
        Несмотря на многочисленные потуги (заигрывание с религией, армией, спортом) нашего Президента и правительства в России так и не удалось сформировать идеологию. Она отсутствует уже так долго, что на её место спонтанно вползло нечто, что уже давно направляет и настраивает россиян на будущее. Поэтому это нечто мы по праву можем называть идеологией. В основе её лежит феномен игры, в который ввязалось большинство россиян. Игра всё чаще становится первичнее всего остального в России. Хотя кто-то может сказать, что дескать это мы уже проходили во времена “халявчиков” и “м-м-мов ”. Но тогда была нищая и обанкротившаяся Россия и тяга к игре была защитной реакцией от инфляции и нищеты. Сейчас, наоборот, Россия и россияне играют от наличия большого количества денег, которые некуда девать, разве, что складировать в стабфонд. Мы сидим на нефтяной наркотической игле и нет нужды напрягать трудовую волю россиян и инвестировать деньги в экономику. Игроки стали значительным социальным слоем России. Зачем нам деньги, заработанные нами самими, когда их можно выкачать из-под земли. Всё большее количество россиян уже
давно не работают во благо России, а просто заняты, то есть играют роль работающих, получая свою зарплату, как дотацию, выделенную из нефтяных денег, а не из прибыли, полученной самой “деятельностью”. Большинство профессий, должностей и понятий в России потеряли свой изначальный статус (всё перемешалось и вышло в тираж потеряв свой начальный смысл). Попробуй их не займи — сразу начнутся забастовки. Именно в этом основная причина роста бюрократии. Если сейчас начать сокращение бюрократов, то будут волнения. Бюрократы стали социальным слоем. Бюрократы — “актёры” играющие роли “работающих” во благо России.
        Как-то мне один мой знакомый похвастался, что, дескать он инвестирует деньги в экономику России. Играет на акциях. Он покупает и продаёт акции на ММВБ, а они всё растут и растут в своей цене. Дескать и ему выгодно и России полезно. Ему, как спекулянту это выгодно, а России вряд ли. Наше правительство и без инвестиций этих спекулянтов не может справиться с потоком нефтяных долларов, вывозя их в стабфонд. Деньги этого спекулянта, очевидно, вращаются по карманам таких же спекулянтов как и он сам и России от этого ничего не перепадает. Рынок акций живёт сам по себе и российские организации, акции которых продаются, иногда, никакого отношения к этим акциям не имеют. В акциях используется только знак или симулякр этой фирмы, которая уже давно бесперспективная, но благодаря проплаченному блефу в СМИ и Интернету, на плаву держится лишь сам знак этой фирмы, а не сама фирма. Такова политэкономия знака, такова эпоха постмодернизма. Люди покупают знаки, но способствуют ли эти финансовые пузыри росту экономики России? Вряд ли. Поэтому рост индексов РТС — это не показатель роста экономики России. Разбухание
стабфонда — это рост, но чьей экономики нашей или американской? Поэтому заявления первого заместителя премьера министра Жукова о росте экономики России являются обыкновенным политическим блефом. Мы уже придаток Запада, только делаем вид, что между нами и американцами нет “пуповины”. Наш стабфонд и есть эта пуповина, а мы играем роль в “самодостаточную Россию”.
        Нет инвестиций в экономику, но есть много лёгких нефтяных денег Что с ними делать. Либо играть на рынке переваливая их из одних карманов играющих россиян в другие, либо раздавать их занятым россиянам, играющим роль работающих на благо России (Именно поэтому в Татарстане построили новый ипподром и собираются построить Тат- вегас).
        Самое интересное то, что играют в эти акции всё большее и большее количество россиян, но их всё же значительно меньше тех, кто стоит у “одноруких бандитов” — игровых автоматов, страдая игроманией. Игра для них стала главной ценностью жизнью. Именно она направляет и вдохновляет на “великие подвиги”. Игра становится главной отдушиной россиян, но для некоторых из них и способом выживания.
        Подрастающее поколение, видя, что их родители являются игроками — людьми, которые без напряжения воли делают деньги, всё чаще и чаще отказываются заниматься какой либо трудовой деятельностью, где требуется работа воли. Растёт поколение мечтающее выгодно играть как их родители. Поэтому теряют престиж многие профессии. Растёт число молодых людей, которые при появлении денег сразу же их несут в казино или к игровым автоматам.
        Россияне чаще становятся религиозными не благодаря росту духовности, а возможности помолится Фортуне, которая может подмахнуть в игре и принести прибыль. Многие часто ходят молится за успех игры на бирже, на рынке акций. Всегда найдутся свои “святые валентины”, которые благословят на грехи и большие прибыли в игре. Игра священников, которые вышли в тираж в эпоху постмодерна — это отдельная тема.
        Есть ли какая- либо особенность феномена этой игры в России, по сравнению с Западом? Россия ввергается в игры без наличия развитой и самодостаточной экономики. Иными словами, мы не умеем зарабатывать, а играем. В казино ходят люди, умеющие зарабатывать деньги за пределами казино. То есть на Западе существует страховка — это возможность вновь и вновь заработать после проигрыша. Мы же с вами играем надеясь вечный поток нефтяных долларов. Пока мы научились у Запада только его способности играть в деньги. Но ведь Запад умеет их и зарабатывать, делая из нас сырьевой придаток, превращая нас в игроков с зелёными знаками.
        Итак, возникает вопрос: будет ли когда- нибудь в России идеология?
        Для ответа на этот вопрос необходимо признать, что в настоящее время, благодаря масс-медиа и интернету, мы всё глубже погружаемся в мир ложных «живых» знаков, оторванных от реальности. Мы смотрим на реальный мир через призму этих знаков. Философы такие знаки называют симулякрами. Симулякры — это пространство ложных знаков, оторванных от соответствующих им реальных объектов и событий. По сути своей, мир симулякров — виртуальный мир, который живёт по своим самодостаточным законам и «не желает прислушиваться» к реальному миру. Россия погружается в этот мир игры и симулякров, играя в некую “россию”, уходя от своей ментальности и подлинности.
        Но в чьих руках этот виртуальный мир?
        Ранние хозяева этих симулякров ещё как-то прислушивались к социуму, и поэтому, были идеологами. Их симулякры были идеологией и имели связь с обществом. Современные симулякры, практически полностью оторвались от реального мира и событий.
        Неуклюжие потуги некоторых кинорежиссёров (в частности Н.Михалкова) задать идеологию через кинематограф выглядят наивными. Отечественный кинематограф не может развиваться в нашей системе как это было ранее. Мы открыты к Западу (Запад же к нам не открыт). В нас входит западное и на фоне этого потока надеяться, что подействует какая-то отечественная “кинокосметика” не приходится. На Западе кинематограф это идеология. Все лучшие достижения человечества имеют место в контексте Америки.
        Благодаря скорострельным и дешёвым технологиям размывается феномен истинного кинематографического искусства, который всегда в России был основным инструментом идеологии, так необходимой в нашей стране. В результате на суд зрителей выбрасывается “кино”, которое, с одной стороны не является подлинным кино, а с другой стороны, является средством дешёвого бизнес-манипулирования телезрителями. Даже всякие будущие “ночные дозоры”, которые ещё будут искусственно навязываться с помощью главных российских телеканалов, будут всегда подделками, развивающимися в рамках западных форм, и поэтому, для нас являющихся чуждыми симулякрами, не претендующими на создание российской идеологии. Это жалкая пародия на западные образцы, которые на Западе решили свою идеологическую проблему. Кто-то у нас на этом обогатится, но не станет богаче дух и идеология россиян.
        Аналогичные явления развиваются и на телевидении. Практически все телепередачи, претендующие на отражение событий в обществе (новости и т.п.) постановочны. Это не игра, где обе стороны знают, правила игры. Это розыгрыш при которой телезритель верит в рисуемую СМИ реальность. Телезрители прячутся от этой кинотуфты в реалити-шоу, которые тоже не подлинны и совершаются по сценарию.
        Самое обидное то, что современное телевидение заправляют продюсеры, которые не будучи патриотами России, систематически адаптируют дешёвые западные телевизионные проекты под наш экран, игнорируя наши отечественные проекты, учитывающую российскую ментальность. В конце концов всё это уродство через некоторое время отторгается и вылетает из телевизионной сетки. Откуда взяться идеологии?!
        По Бодрийяру, Оргия в Америке закончена. У нас же её ещё не было. Но мы видели эту оргию и тоже хотим оперативно искусственно внедрить её у нас и внедряем. В этом смысле мы напоминаем наивного дурака, который повторяет поступки другого дурака. Мы играем в Запад, а Запад играет с нами. Только теперь мы уже не просто “иванушки дурачки”, а “дураки в квадрате”. Мы ввозим последствия американской Оргии, так и не получив наслаждения от собственной Оргии. Нет времени! Нам остаётся только симулировать роль испытавших Оргию и страдать от её последствий. И уже страдаем. Посторгазмическая пустота без оргии — возможно ли это? Получается, что возможно. Взгляните на российские симулякры искусства, науки (академии вышли в тираж), религии (церкви, мечети, священописаня вышли в тираж), политики (политики — артисты, а артисты — политики), экономики, науки и образования, СМИ, информации. Они уже превратились в нечто иное, но мы по прежнему продолжаем их называть теми же названиями. Всё это особая игра.
        Путин похоже учуял эти тенденции и трансформирует СМИ, надеясь на то, что оргии ещё не было. Надеясь, на то, что наблюдатели Непристойности и Разврата этой игры ещё не являются развратниками. Но увы, нас уже соблазнили и развернуть нас будет сложно.
        В Китай вошли все информационные технологии, но идеология сохранилась. И похоже последствий Оргии не будет. У них есть свой идеологический иммунитет. А может быть китайцы просто пока не понимают последствий и симулируют счастливчиков?
        Революций у нас не будет. Общество стало молчаливой массой, усыплённой симулякрами и различными играми. Поэтому будут только катастрофы. Очередная доза лёгких нефтедолларов когда-нибудь исчезнет и начнётся ломка.
        Надо признать, что мы в мире симулякров вторичны к Западу, но были времена, когда мы своими коммунистическими симулякрами и постмодернизмом, задавали тон Западу. Вот это была игра … под железным занавесом. А сейчас наши игры вторичны к Западу. Мы были страной коммунистических игр: грёз, иллюзий, блефа и иных симулякров. Запад именно у нас научился создавать мир симулякров и стал законодателем мира симулякров. В сталинскую эпоху мир симулякров был ограниченным, но эффективным. Мир ценностей у советских людей был узким. Он был нарисован идеологией, идущей от логики вещей, называемой “железным занавесом”. Страна жила в грёзах и мечтах, но жила плохо. Она была загипнотизирована идеологией. При этом необходимо признать, что многое там было полезным. Это, на наш взгляд, осознаёт и Путин. Именно поэтому в настоящее время имеет место однопартийная идеология и авторитаризм, которые не есть прихоть Путина, но являются защитной реакцией на западные симулякры. Наш Президент в качестве защиты строит свои симулякры, причём они не находятся в антогонизме с западными симулякрами, как это было при Сталине (тем
более в сталинскую эпоху мир американских симулякров не был развит как сегодня). Наши современные российские симулякры похожи на западные, ведь мы по настоящему хотим войти в мировое экономическое сообщество. Поэтому Путин желает с одной стороны выстроить идеологию, основанную на авторитаризме, но, с другой стороны, угодную Западу. Иными словами, с одной стороны в нас ворвались западные симулякры, а с другой, Путин формирует свои симулякры. Вот такая эклектика. Именно в этом причина того, что в настоящее время у нас отсутствует эффективная идеология — эффективный, “доморощенный” мир российких симулякров. Западные симулякры перемешались с отечественными настолько, что складывается впечатление, что Российской идеологии не будет больше никогда.
        Идеологии в России не будет никогда? Россия в поисках симулякров
        Необходимо признать, что в настоящее время, благодаря масс-медиа и интернету, мы всё глубже погружаемся в мир ложных «живых» знаков, оторванных от реальности. Мы смотрим на реальный мир через призму этих знаков. Философы такие знаки называют симулякрами. Симулякры — это пространство ложных знаков, оторванных от соответствующих им реальных объектов и событий. По сути своей, мир симулякров — виртуальный мир, который живёт по своим самодостаточным законам и «не желает прислушиваться» к реальному миру.
        Но в чьих руках этот виртуальный мир?
        Ранние хозяева этих симулякров ещё как-то прислушивались к социуму, и поэтому, были идеологами. Их симулякры были идеологией и имели связь с обществом. Современные симулякры, практически полностью оторвались от реального мира и событий. Идеологии уже больше не существует?
        На наш взгляд, в настоящее время существует три основных механизма превращения реальности в симулякры:
        Копирование, тиражирование и подделка подлинного.
        Транс-явление, вызванное смешением подлинного, приводящее к его рассеянию.
        Стремление знаков вырваться за пределы и стать экстремальным. Это по сути гиперпредставленность вещей и их непристойность. Разоблачение всех и вся.
        Неуклюжие потуги некоторых кинорежиссёров (в частности Н.Михалкова) задать идеологию через кинематограф выглядят наивными. Отечественный кинематограф не может развиваться в нашей системе как это было ранее. Мы открыты к Западу (Запад же к нам не открыт). В нас входит западное и на фоне этого потока надеяться, что подействует какая-то отечественная “кинокосметика” не приходится. На Западе кинематограф это идеология. Все лучшие достижения человечества имеют место в контексте Америки.
        По Бодрийяру, Оргия в Америке закончена. У нас же её ещё не было. Но мы видели эту оргию и тоже хотим оперативно искусственно внедрить её у нас и внедряем. В этом смысле мы напоминаем наивного дурака, который повторяет поступки другого дурака. Только теперь мы уже не просто “иванушки дурачки”, а “дураки в квадрате”. Мы ввозим последствия американской Оргии, так и не получив наслаждения от собственной Оргии. Нет времени! Нам остаётся только симулировать роль испытавших Оргию и страдать от её последствий. И уже страдаем. Посторгазмическая пустота без оргии — возможно ли это? Получается, что возможно. Взгляните на российские симулякры искусства, науки (академии вышли в тираж), религии (церкви, мечети, священописаня вышли в тираж), политики (политики — артисты, а артисты — политики), экономики, науки и образования, СМИ, информации. Они уже превратились в нечто иное, но мы по прежнему продолжаем их называть теми же названиями.
        Путин похоже учуял эти тенденции и трансформирует СМИ, надеясь на то, что оргии ещё не было. Надеясь, на то, что наблюдатели Непристойности и Разврата ещё не являются развратниками. Но увы, нас уже соблазнили и развернуть нас будет сложно.
        В Китай вошли все информационные технологии, но идеология сохранилась. И похоже последствий Оргии не будет. У них есть свой идеологический иммунитет. А может быть китайцы просто пока не понимают последствий и симулируют счастливчиков?
        Революций у нас не будет. Общество стало молчаливой массой, усыплённой симулякрами. Будут только катастрофы.
        Арест Ходорковского и его послания, свидетельствуют о том, что рынка и либерализации не было, но были их симулякры. Была симуляция капитализма, в которую верила лишь незначительная часть россиян, которая оказалась обманутой. Ходорковский, по сути своей, признаётся, что был симулянтом капитализма, то есть культурным бандитом-прихватизатором. Скоро «ходорковских» найдут среди единороссов.
        Идеология это всегда симулякры. Это нечто чего ещё нет, но имеющее вероятность реально воплотиться. Там, где в политике есть симулякры, там есть идеология (эффективная или нет — это уже другой вопрос).
        Совсем недавно были времена, когда нам казалось, что мы живём в условиях прозрачности, где ничего не может быть утаено и сокрыто. Именно казалось. Это были симулякры всяких «гусинских и березовских». Симулякр демократии закончился. Сейчас в СМИ сформировались другие симулякры. Это симулякры Путина как личности, так и его политики. В то же время необходимо признать, что в настоящее время социально-экономические условия в мире таковы, что российские симулякры всегда будут вторичными по отношению к западным симулякрам. Мир симулякров, идущий с Запада, диктует свои правила игры. Поэтому Путин, как главный симулякр России, рисует себя в СМИ не так, каким бы хотел себя видеть. Он нам видится таким, как его рисует мир знаков и симулякров, идущих с Запада. Путину возможно кажется, что он сам выбирает себе симулякр о себе, но это лишь иллюзия. Он уже давно является жертвой манипуляции западными симулякрами.
        Надо признать, что мы в мире симулякров вторичны к Западу, но были времена, когда мы своими коммунистическими симулякрами и постмодернизмом, задавали тон Западу. Мы были страной коммунистических грёз, иллюзий, блефа и иных симулякров. Запад именно у нас научился создавать мир симулякров и стал законодателем мира симулякров. В сталинскую эпоху мир симулякров был ограниченным, но эффективным. Мир ценностей у советских людей был узким. Он был нарисован идеологией, идущей от логики вещей, называемой “железным занавесом”. Страна жила в грёзах и мечтах, но жила плохо. Она была загипнотизирована идеологией. При этом необходимо признать, что многое там было полезным. Это, на наш взгляд, осознаёт и Путин. Именно поэтому в настоящее время имеет место однопартийная идеология и авторитаризм, которые не есть прихоть Путина, но являются защитной реакцией на западные симулякры. Наш Президент в качестве защиты строит свои симулякры, причём они не находятся в антогонизме с западными симулякрами, как это было при Сталине (тем более в сталинскую эпоху мир американских симулякров не был развит как сегодня). Наши
современные российские симулякры похожи на западные, ведь мы по настоящему хотим войти в мировое экономическое сообщество. Поэтому Путин желает с одной стороны выстроить идеологию, основанную на авторитаризме, но, с другой стороны, угодную Западу. Иными словами, с одной стороны в нас ворвались западные симулякры, а с другой, Путин формирует свои симулякры. Вот такая эклектика. Именно в этом причина того, что в настоящее время у нас отсутствует эффективная идеология — эффективный, “доморощенный” мир российких симулякров. Западные симулякры перемешались с отечественными настолько, что складывается впечатление, что Российской идеологии не будет больше никогда. А может быть это действительно так?
        И всё таки если присмотреться, то видно, что мы возвращаемся к авторитаризму и прежней идеологии, но на ином витке диалектической спирали. Значит ли это, что опять начнутся репрессии однопартийцев “Единой России”. При Сталине репрессии часто осуществлялись на основании дореволюционного прошлого коммунистов. Сейчас они будут на основании допутинского-приватизационного прошлого единороссов. Путин главных прихватизаторов загнал в мышеловку под названием «Единая Россия». Бесплатный сыр (паразитирование на рейтинге Путина) дорого обойдётся некоторым. Так будет легче с ними расправиться. Вновь появятся меньшевики, не идущие на уступки по отношению к Путину (не отдающие награбленное) и большевики, которые поддерживают президента. Реальных расстрелов и смертей здесь не будет. Они будут виртуальными. Они будут симулякрами смерти и уничтожения. Реально некоторые прихватизаторы будут умирать благодаря приступу от увиденного «смерти себя» на экране. Это пожалуй и будет для некоторых реальной карой.
        Мы уже немного совращены симулякрами, но не настолько как американцы. Для американцев, согласно Бодрийяру оргия уже закончена, всё уже сбылось, все силы — политические, сексуальные, критические, производственные и др. — освобождены, утопии «реализованы». Америка как бы находится в состоянии после Оргии, в состоянии «посторгазмической пустоты» Она конечно воспроизводит то, что и ранее воспроизводила: идеалы, ценности, фантазмы, делая вид, что с ней ничего не произошло, но это не так. «Она — мёртвый велосипедист, который ещё крутит педали, но его сердце уже не бьётся». Идеи и ценности (прогресса, богатства, демократии и др.) утрачивают свой смысл, но их воспроизводство продолжается и становится всё более совершенным. Секс, политика, экономика, спорт и т.д., теперь присутствуют везде и значит нигде. Ценности более невозможно идентифицировать, культура стала транскультурой, политика — трансполитикой, сексуальность — транссексуальностью, экономика — трансэкономикой. Всё перемешалось. Всё подверглось “радикальному извращению” и погрузилось “ад того же самого”. Всё это расползается по миру как метастазы
опухоли и проникает везде, просачиваясь друг в друга. Поэтому не удивительно, что очередь дошла и до нас. Но была ли эта Оргия у нас? Некоторые утверждают, что российской Оргии (по Бодрийяру) ещё не было. В таком случае почему у нас тоже возникла трансполитика (политики стали артистами, артисты политиками), трансэкономика, транссексуальность и т.п. Цифры, интервью, ангажированные телеведущие и т.п. Всё стало симулякром и оторвалось от реальности. Не в этом ли причина политической апатии наших граждан? Но граждане пока ещё верят, что Путин не симулякр. Вероятнее всего мы уже стали входить в эту Оргию, но вовремя опомнились. Президент Путин понимает, что необходимо ставить заслоны и фильтры западным симулякрам, которые должны состоять из отечественных симулякров, сердцевиной которых он сам и является. Поэтому нет необходимости в свободных СМИ, тем более тех мнимых свободных СМИ, которые зависели от “гусинских” и “березовских”. Всё это опять же было симулякрами. СМИ должны быть таковыми, чтобы в обществе была жизнеутверждающая идеология. Когда в семье всё и вся разоблачается и нет тайн, то часто у
супругов начинается взаимно-условная импотенция и конфликты. В таких семьях всегда отсутствует некий единый вектор — идеология супругов. Аналогично и в обществе. Когда всё и вся непристойно раскрыто, то в нём всё начинает рассеиваться, начинается хаос и катастрофа. Жизнеутверждающие симулякры, как элементы идеологии, инициирующие счастливую реальность, необходимы.
        Выше уже было отмечено, что в шизофреническом обществе, где имеет место раздвоенность и неопределённость генеральной линии, отсутствует какая бы то ни была направленность общественного сознания. Многие уверены, что достаточно накормить этого «шизофренического монстра», как все проблемы отпадут автоматически и сразу появится настроение, направленность сознания, идейность и т.д. К сожалению это не так. Часто шизофрения является необратимым деградационным процессом. Накормив этого больного монстра, мы обнаружим, что на роскошном кресле и в прекрасном офисе сидит сытый субъект и плюёт в потолок. Поэтому необходимо перестраиваться и делать упор не только на социально-экономические факторы, но и социально-психологические. Именно сейчас как никогда необходима усиленная работа философов, психологов, культурологов, социологов, политологов направленная на создание доморощенной качественно-новой концепции развития общества, основанной на особенностях нашего родного отечества, а не всяких там «китайских» и иных вариантов.
        Хотелось, чтобы российская культура лидировала, ибо культурный капитал оценивается сегодня как один из самых прибыльных. Но Россия не является местом его производства. Пока ее границы являются, так сказать, «полупроводниковыми»: мы открыты для Запада, а он закрыт для нас. Мы должны хорошо представлять себе цену, которую придется заплатить за вестернизацию, и основательно продумать "смену курса".
        Качественно новых своих симулякров мы сотворить уже не сможем, так как у нас нет цензуры, всяческих фильтров и, наконец, железного занавеса (некоторые элементы появились, но от них пока нет прока). Неплохой симулякр можно организовать с помощью национальной, доморощеннной идеей ЕВРАЗИЙСТВА. Этот симулякр может быть эффективным так как он привязан к нашей психогенетике, менталитету, географии и различным истокам. Симулякр евразийства может стать трансгрессором т.е. антивирусом против чужих симулякров. Он может стать симулякром против других деструктивных симулякров. На сегодняшний день это пожалуй наиболее приемлемый вариант. Ну а пока, мы идём на уступки к западным симулякрам, смешивая ввезённые западные симулякры с симулякрами прошлых сталинских или застойных лет. Мы превращаемся в некоего советско-прозападного гибрида. Увы! Не все гибриды выживают. Гибрид осёл, например, живёт уже давно. Но будем ли мы ослами?
        Нас резко погрузили в мир западных симулякров. В нас вошёл Запад. Сознание наше приняло этот поток симулякров. Сам же Запад погружался в этот поток постепенно. Нас же резко погрузили в это “изобиле” информационного мусора. Мы оказались в роли диких зверей, ворвавшихся в цивилизованный город. Сейчас мы адаптировались и спрашиваем себя “куда идти дальше?”. Почему мы задаём себе этот вопрос? Потому, что не имеем собственной идеологии.
        Необходимо признать, что Путин является продуктом отечественных симулякров, немного замешанных на западных. На нас свалились американские симулякры, но они нас не раздавили потому, что Путин организовал свои симулякры о себе. Россия, по сути своей, живёт в мире западных симулякров, регулируемых симулякром личности Путина.
        Мир симулякров в нашей стране ещё не так оторвался от реальности, как это имеет место в Америке. Тем не менее, мы уже всё больше смакуем не саму реальность, а саму телевизионную виртуальность. Кого-то это устраивает и он даже чувствует экстаз от такого общения с миром, но многие обеспокоены, понимая это как трагедию отчуждения от мира.
        Код жизни
        казанский психотерапевт нашел код, излечивающий от алкогольной зависимости. Он называет его кодом жизни, потому что этот метод не запугивает человека, а возрождает его к новой жизни.
        КАК ТОЛЬКО КРАЙ СОЛНЦА КОСНЕТСЯ ГОРИЗОНТА…
        —ты умрешь! — сказал вождь гавайского племени нарушившему табу соплеменнику. Тот покорно опустил голову и отправился на берег. Белый человек, приплывший сюда на шхуне, с удивлением наблюдал за тем, что происходит: "Почему он должен умереть от того, что край солнца коснется горизонта, а если его просто собираются убить, почему он не убежит?" "Зачем? Он знает, что так будет, от этого не убежишь", — пожимали плечами аборигены. По мере того, как солнце спускалось ниже, провинившийся стал с тоской расхаживать по берегу, поглядывая на горизонт. Как только солнце коснулось его, он вдруг с криком упал на песок. Подбежавший европеец с удивлением констатировал: туземец был мертв.
        Кандидат психологических наук доцент, защитивший уникальную диссертацию "Психокоррекция смысловых структур наркозависимой личности", Рамиль Гарифуллин считает, что эта хрестоматийная история очень ярко отражает суть такого метода лечения алкогольной зависимости, как кодирование. Да-да, то самое, которое процветает в современной медицине именно в таком виде. Ведь вождь сделал ничто иное, как кодирование на смерть.
        В основе кодирования изначально базировалась стрессотерапия, которая для лечения алкоголизма начала применяться еще с 18 века. Подсмотрели его, возможно, у туземных племен, — рассказывает Гарифуллин. — Затем как медицинский метод его обосновал и разработал Довженко. Основная задача кодирования — так воздействовать на личность, чтобы создать устойчивый стресс не только при попытке потребления алкоголя, но и при возникновении мыслей и фантазии о нем. Дается установка на страх и даже на смерть. Психотерапевт красочно описывает, какие муки или гибель ожидают пациента, если он нарушит табу. Лечение ли это? Нет! Человек остается алькогользависимым, но не употребляет, потому что блокирован кодом. Это не значит, что он прекрасно себя чувствует и его совершенно не тянет к зелью. Он просто БОИТСЯ, он терпит, переживает психологический стресс. Установка, которую дает психотерапевт, иногда похожа на шантаж: если ты начнешь пить, заболеет твоя мать или ребенок. Метод достаточно эффективен, но беда в том, что код иногда срабатывает настолько сильно, что бывают случаи, опасные для жизни. Сюрпризы подсознания
непредсказуемы!
        Да и вообще этично ли кодировать на страх? Можно ли эффективно внушить отвращение к алкоголю без злополучного кода смерти? — задался вопросом Гарифуллин и начал работать в ином направлении. Изобретать велосипед он не стал. Он тоже стал кодировать. Но только на жизнь.
        ПАЦИЕНТА НАСТРАИВАЮ, КАК ГИТАРУ
        Нужен такой код, который не запугивает, а переворачивает душу человека, решил он. Поэтому работать с «аликами» должен именно психолог. Нужно снять состояние, из-за которого появляется алкогольная зависимость — у кого-то это апатия, депрессия, бесцельность существования, комплексы… В ходе психотерапевтического общения с пациентом Гарифуллин пытается прощупать его определенные ценности, склонности, на основании которых он называет код для пациента. Это может случиться через пару сеансов, а иногда приходится трудиться несколько месяцев.
        Код — это маленький срез проблем моего пациента, это самое его больное место, это уникальная формулировка тех причин, которые толкают его на алкогольную зависимость, — говорит Рамиль Гарифуллин.
        Код может заключаться в одном слове или фразе. "Пора возвращаться к себе!" — код одного из пациентов, "Не кажется ли вам, что ваше пьянство — ваша игра в безумие?" — код другого. Вам эти слова ни о чем не говорят, кажутся самыми обычными, а те, кому они предназначены, услышав их, могут вздрогнуть, застонать или заплакать…
        Это слово, как ключ, открывает в человеке нечто сущее, воздействует на мышление, подсознание, — продолжает Гарифуллин. — Кроме того, код ценен не только формулировкой, а контекстом, в котором звучит, причем звучит для вас одного. Перед тем, как произнести его, я настраиваю пациента, как гитару. Этот психологический сеанс — нечто за пределами обычного.
        —И все же, почему вы назвали свой код — кодом жизни?
        —Потому что это шифр бытия, он меняет человека, развивает его личность, способствует духовному росту. Он создает определенные условия для возвращения к себе. Человек до кода и после него — не совсем одинаковые люди. В этом и есть суть. Со своим кодом человек живет всю жизнь, обходясь без моей помощи. Он даже может попробовать выпить, но… быть пьяным не получается. Я не претендую на какое-то открытие в этой области, шаманы, как известно, тоже излечивали или убивали словом, я только не хочу кодировать на страх. Помните, я говорил о том, что, услышав свой код, человек чаще всего плачет? А теперь вспомните сказку про несчастного мальчика Кая. Он заплакал — из его глаза выпала льдинка, которую туда бросила злая королева? По сути любое наше прегрешение, дурное желание — такая «льдинка», и нужен код, чтобы ее удалить — со смехом или слезами…
        —Значит, ваши пациенты не возвращаются к алкоголю?
        —Нет. Есть пациенты на такой стадии, с которыми я уже не могу работать.
        ДРУЖИТЕ ЛИ ВЫ С ЗЕРКАЛОМ?
        В ходе практикования своего метода Гарифуллин еще раз убедился в том, что нет правил без исключений. Например, он столкнулся с тем, что бывают совершенно уникальные пациенты, к которым код подобрать невозможно. С другой стороны, случались удивительные совпадения, когда двум людям подходил один и тот же код. И это при том, что, как вы уже поняли, код — это как линии на подушечках пальцев — у каждого индивидуален, как индивидуальна сама личность.
        Код Гарифуллина может в прямом смысле слова спасти жизнь: "Вам опасно находиться без дела, вы всегда должны быть в пути", — сказал он человеку, уставшему от собственного пьянства и не ждущему ничего, кроме смерти. И тот поднялся и пошел.
        Коды жизни могут быть даже жестокими, но объективными: "Ваш алкоголизм — следствие вашей эмоциональной тупости". Иногда — лирическими: "Не кажется ли вам, что ваши глаза далеки от живых святых глаз животных?" — сказал Рамиль Рамзиевич одному пациенту, подведя его к зеркалу. Кстати, кодирование перед зеркалом — особый разговор. Если нормального человека иногда трудно оторвать от зеркала — любуется ли он собой или просто поправляет прическу, то алкоголикиот зеркал шарахаются. "В нем они видят внешнее отображение своего неестественного состояния. Зеркало говорит им о том, во чем они порой отказываются верить на словах, — поясняет Гарифуллин. — Они не любят зеркал, но я им говорю: "Нет, не отворачивайтесь! Смотрите на себя сквозь слезы, но смотрите! Порой это действует не хуже моего кода".
        Так что пока вы еще можете смотреть на себя в зеркало — не все потеряно. А если нет — возможно, код вашей жизни еще просто не найден.
        Светлана ГОРДЕЕВА.
        О комплексе национальной неполноценности
        Очевидно, что борьба с терроризмом может быть эффективной только в случае долгосрочной программы профилактики межэтнических конфликтов. Одной из главных проблем в этой программе, является проблема комплекса национальной неполноценности. Личности с диагнозом “комплекс национальной неполноценности” нередки. Правда, иногда достаточно просто накормить человека, чтобы он избавился от комплекса. Люди склонны причину неврозов искать либо в себе, либо во “врагах”. И как раз вторая категория зачастую преподносит источник своих бед под национальным “соусом”.
        Наши исследования показали, что участников национальных митингов, демонстраций (причем это касается любого региона) можно разделить на три группы: на любопытствующих, жаждущих острых ощущений и невротиков, которые подобным образом “выпускают пары” накопившегося внутри напряжения.
        Немецкий психолог Альфред Адлер основными движущими силами развития личности считал универсальное стремление к превосходству, успеху, совершенству и чувству общности, выражающемуся в готовности к сотрудничеству с другими людьми для достижения общих целей. В принципе стоит ли лечить комплекс национальной неполноценности, если он способствует активности личности (частенько человек компенсирует его достижениями в чем-либо)? Нет, если, конечно, он не становится патологическим. Но гипертрофированный комплекс приводит к “крови” и болезням. Человек не может нормально работать и жить, а лишь “упивается” своим угнетенным состоянием.
        Наиболее часто встречающимся проявлением комплекса национальной неполноценности является изменение (маскировка) своей фамилии. К примеру, этому подвержен практически каждый второй московский татарин: Садыков вдруг становится Садиковым. То есть фамилии либо русифицируются, либо европеизируются. И казанские татары не отстают: 22 процента “деформируют” свои фамилии и имена (Сагит — Саша, Муса — Миша и так далее).
        Русские, особенно по приезде в другую страну, не преминут видоизменить свою фамилию, превратившись из Петрова в Петрофф, а из Иванова в Ивановского (чего греха таить, русские за кордоном не очень-то привлекательны для местного населения).
        Артисты с легкостью отказываются от своих настоящих фамилий и берут более звучные — в надежде, что они компенсируют этим недостаток таланта. Если человек — личность, то мало кто обращает внимание, каким именем он себя называет (хотя, возможно, мы и не знали бы известного ученого и правозащитника Сахарова, останься он в свое время Цукерманом).
        Имя — это особый психологический феномен. Часто имена влияют даже на судьбу человека, поэтому покушаться на них чревато. Достаточно вспомнить известных спортсменов: бегуна Борзова, фехтовальщика Кровопускова, прыгуна Бубку (напоминает упругую губку).
        Если судить по “фольклору”, то достается многим национальностям: “глупым” чукчам, “жадным” евреям, “пьяницам”-русским, “предпринимателям”-грузинам. Но особенно обидчивыми являются татары. В связи с этим шокируют результаты наших социологических исследований.
        КОМПЛЕКСОМ НАЦИОНАЛЬНОЙ НЕПОЛНОЦЕННОСТИ (ИЛИ ЗАНИЖЕННОЙ САМООЦЕНКОЙ) СТРАДАЮТ 89% РУССКОЯЗЫЧНЫХ ТАТАР И 19% ГОВОРЯЩИХ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ (В ОБЩЕМ, ГОРОЖАНЕ ЛИДИРУЮТ ПО СРАВНЕНИЮ С СЕЛЬЧАНАМИ). 74% ТАТАР (КСТАТИ, ЭТО ОТНОСИТСЯ И К ЕВРЕЯМ), ПРОШЕДШИХ СЛУЖБУ В АРМИИ, ИСПЫТАЛИ НА СЕБЕ УНИЗИТЕЛЬНЫЕ ОСКОРБЛЕНИЯ, А 20% ИЗ НИХ СКРЫВАЛИ СВОЮ НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО В РЕСПУБЛИКЕ (КАК И В КАЗАНИ) ПРИНЯТЫ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ, 29% ТАТАРСКИХ ДЕТЕЙ СТЕСНЯЮТСЯ ГОВОРИТЬ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ. 74% КАЗАНЦЕВ ЛЮБОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ ПРОТИВ ПЯТОЙ ГРАФЫ В ПАСПОРТЕ. ЖЕНЩИНЫ В 3 РАЗА РЕЖЕ СТРАДАЮТ КОМПЛЕКСОМ НАЦИОНАЛЬНОЙ НЕПОЛНОЦЕННОСТИ (ДЛЯ НИХ ЭТО НЕАКТУАЛЬНО, ПОСКОЛЬКУ ЖЕНЩИНЫ БОЛЕЕ ОТВЕТСТВЕННЫ И ЖИВУТ ДРУГИМИ ЗАБОТАМИ). 91% ТАТАР, ЖЕЛАЮЩИХ ПЕРЕИМЕНОВАТЬСЯ В БУЛГАР, ИМЕЮТ ЭТОТ КОМПЛЕКС. 41% ШКОЛЬНИКОВ СТЕСНЯЮТСЯ ТЕМЫ О МОНГОЛО-ТАТАРСКОМ НАШЕСТВИИ (ПРЕПОДАВАТЕЛЯМ ИСТОРИИ ВО ВРЕМЯ ОСВЕЩЕНИЯ ЭТОЙ ТЕМЫ СЛЕДУЕТ БЫТЬ ОСОБЕННО ДЕЛИКАТНЫМИ).
        К счастью, с годами человек становится мудрее, осознает глубинные причины комплекса, учится иронизировать над ним, объективно его оценивать (как детскую болезнь, то есть чисто психоаналитический, фрейдовский подход). Если трудно сделать это самому, то в кабинете психолога гораздо легче. Специалист поможет отыскать корень зла. Постепенно национально-эгоистическое чувство (как и страх перед комплексом) пройдет, уступая место другим приоритетам.
        Перевоспитанию и психотерапии комплекса национальной неполноценности способствует национальное искусство, в частности кинематограф. Несмотря на то, что в советском и российском кинематографе образ татарина или татарки практически не представлен, тем не менее он всегда являлся показателем отношения государственной власти к татарам. Персонажу татарской национальности в советском кино всегда отводилась незавидная роль. На память приходят лишь некоторые короткие киноэпизоды, которые уже многие не помнят. Так например, это образ татарина-дворника в фильме о молодом Ульянове-Ленине. В фильме молодой Ульянов иронизирует над татарином, относясь к нему несерьёзно. Ульянов встречает дворника, которого призвали в армию и спрашивает его: “А что если тебе дадут приказ стрелять в меня… ты будешь стрелять?” Тот утвердительно отвечает: “Буду…”, но после некоей паузы заявляет: “Стрелять буду… да только мимо”. На экране хитрые глаза татарина-дворника и смех.
        Ещё пример. В фильме Эйзенштейна “Иван Грозный ”. На экране хитрый татарин с репликой: “Маскау манинький… Казан бальшой… ”
        Архетип хитрого, но наивного татарина, говорящего с акцентом, хорошо прижился в советском кино.
        Ещё пример. Образ Абдуллы-торгаша в художественном фильме “Евдоким и Евдокия ”. Эту роль сыграл известный татарский актёр-чтец Айрат Арсланов. Мой отец, будучи одногруппником по театральному училищу с Айратом Арслановым, всегда восхищался талантом и порядочностью этого великого артиста. Но здесь ему была отведена негативная и невзрачная роль красивого и опять-таки хитрого татарина, совращающего русскую замужнюю женщину.
        У Андрея Тарковского в фильме “Андрей Рублёв” татары представлены в маленьком, но сильном эпизоде. Теперь уже татары не хитрые лакеи, не глупые или наивные существа. Теперь это агрессивная сила, способная выкалывать у русских глаза. После просмотра этих эпизодов у многих татар начинался приступ комплекса национальной неполноценности. Это очень серьёзно. Будучи ещё очень молодым при виде этих кадров у меня внутри что-то сжималось и я задумывался: “Неужели это образ моего татарского народа?”
        Кто-то может возразить, что дескать есть фильм-сказка “Булат-батыр ” (фильм тридцатых годов) или “Клад” (фильм семидесятых годов). Но это ленты, где нет образа татар, там стояли иные задачи.
        В то же время необходимо признать, что образ татарина в России до настоящего времени держался на образе мудрого и взвешенного президента Татарстана Минтимира Шаймиева. Хочется верить, что это не только телевизионный образ мудрости и стабильности.
        Почему татарам на советском культурном пространстве так и не достался достойный образ-земляка, который бы любили все. Грузинам в этом плане повезло. Им достался образ Мимино (Вахтанг Кикабидзе). Мимино любят все… Но это пожалуй исключение из правил. Все остальные нации могли формировать объективный художественный образ себя, имея свои национальные киностудии. У нас таковой не было никогда.
        И вот, наконец, свершилось. Совсем недавно в Татарстане произошло знаменательное событие. После различных попыток (“Куктау”, “Тёплый ветер булгар” и др.) на экран вышел полнометражный художественный фильм “Зулейха”, снятый Р.Ч. Тухватуллиным, по одноимённому произведению Гаяза Исхаки. На презентации фильма, проходившем в Татарском академическом театре им. Г. Камала, собралась практически вся общественность республики и ведущие СМИ. Эта лента, пожалуй, впервые претендует на более правдивый художественный образ татар в российском, да и, пожалуй, в мировом кинематографе. Это не образ татарина, но образ татарки — Зулейхи. Она и есть нерв всего фильма — нерв всего татарского многострадального народа. Её образ аналогичен образу из плаката “Родина мать зовёт!” Но теперь это звучит: “Зулейха чакыра! ” (“Зулейха зовёт!”). Она призывает не в явной форме, не прямо, но косвенно, то есть своим поведением. В ней собран архетип страдающей татарской женщины. Несмотря на то, что она мусульманка её насильственно крестят (Зулейха становится Марфой), насильственно заключают в монастырь, насильственно выдают замуж за
русского мужика. Короткая сцена сексуального насилия Зулейхи русским мужиком вызывает сверхомерзение зрителя, несмотря на то, что зритель уже адаптировался к насилию на российском телевизионном экране. Но это особое насилие. Это насилие одной религии и национальности другой. Межрелигиозный антогонизм между мусульманами и христианами становится главным напряжением всего фильма. Это напряжение является основой эстетического переживания всего фильма. Это деструктивная, но надо признать, правдивая эстетика. Эпизод в котором мусульмане окружают и защищают свою мечеть от вторжения христиан, символичен. Силы оказываются не равными и с мечети сносится шпиль-символ ислама (луна) и на место него водружается крест. Это также глубоко воздействует на зрителя. Данная сцена бьёт по национальным чувствам татар.
        Из фильма мы узнаём, что современный русский жаргон в отношении татар (“чаплашка”, “не бельмеса” и т.п.) процветал и тогда, то есть пять столетий назад.
        В целом, весь фильм переполнен символами, архетипами, вещами, мелодиями и звуками, которые, с одной стороны воздействуют на национальные чувства и подсознание, а с другой, в замаскированной форме показывают наши современные этнические и религиозные проблемы.
        Хочется верить, что данный фильм задуман лишь как хорошая психотерапия, снимающая комплекс татарской национальной неполноценности, о котором шла речь выше…. и не более.
        Контуры новой психологии
        Не вызывает сомнения факт, что в психике постоянно происходит распространение (психоинерция) процессов прошлого, как неких психоследов, на психическое настоящее. То есть, наблюдается постоянное несоответствие между внутренними живыми знаками прошлого и живыми знаками настоящего. Психическая живость настоящего, в силу ситуационности и спонтанности, оказывается всегда выше психической живости прошлого, снятого в виде архетипов или психических схем и матриц. Всё это приводит к конфликту между психическим прошлым (который по инерции распространяется на настоящее) с психическим настоящим.
        Психическое прошлое — это всегда некая линейность и проективность сознания. Благодаря этой проективности, психические процессы (ощущения, чувства, мышление), которые сохранились в памяти, распространяются на настоящие психическое, которое стремится выйти за пределы прошлого, но блокируется психическим прошлым, что и вызывает конфликт психики — конфликт линейности и нелинейности (спонтанности, игры) психики. По сути своей, это конфликт модернистской и постмодернистской составляющих психики. Для того, чтобы не попадать в эту ловушку сознание всегда должно осознавать эту линейность и проективность. Оно должно высвобождаться от неживых и старых психических моделей и схем. Должно быть спонтанным, играть, экспериментировать, принимать окружающее здесь и сейчас (не через призму прошлого или будущего). Ведь образ будущего всегда содержит некую линейность и проекцию. Сознание должно уметь вырываться из плена психических схем (прошлого и будущего) в настоящее, которое есть спонтанность.
        Мы обратили внимание на вышеприведённый конфликт линейность — нелинейность психики (в сознании, в бессознательном) и рассматриваем его не только как конфликт сознания и бессознательного, а несколько шире и универсальнее. Ведь у Фрейда тоже имеет место конфликт между цензурой (схема) и либидо (необузданной энергией), между законсервированной энергией прошлого и энергией настоящего, между блоком сознания и потоком энергией, которая вырывается в сознание в сублимированной форме неких живых знаков психики. Наши представления как бы корректируют теорию Фрейда, а именно, сам конфликт сознания и бессознательного. Мы рассматриваем конфликт как столкновение менее живых прошлых схем и более живой настоящей энергией. Согласно психоаналитической теории психика определяется бессознательным прошлым, которое входит в конфликт с настоящим. Мы же обратили внимание на конфликт осознаваемого прошлого (памяти, схем, проекция) и осознаваемого настоящего. Основа этого конфликта заключается в столкновении: линейность-нелинейность, спонтанность-ограниченность, проективность — пространственность и т.п. Причём в наших
представлениях менее живое прошлое формируется не только на основании внутренних психических знаков, но и благодаря живым знакам внешнего мира (симулякрам и т.п.). С нашей точки зрения, конфликт мертвых знаков и живых знаков (настоящих, спонтанных) — это конфликт менее живой прошлой или будущей семиотики с настоящей, живой, спонтанной семиотикой (прошлые или будущие знаки и схемы, являются проекцией благодаря подсознанию как некой энергии, которая делает психику линейной проективной). Эта энергия давит и создает заблуждения, иллюзии как схемы и проекции о мире, которые напоминают психические протезы, идущие как изнутри (из подсознания), так и снаружи, благодаря миру симулякров. Благодаря этим симулякрам в нас все меньше и меньше спонтанного и мы всё больше и больше погружаемся в “ад того же самого” (Бодрийар). Ранее человечество больше прибывало во внутреннем “аде того же самого” (архетипы и.т. д). Теперь мы погружаемся во внешний “ад того же самого” т. е симулякры как живые внешние знаки, оторванные от реальности. Когда эти два психических протеза (внешний и внутренний) соединяться, тогда, по-
видимому, наступит смерть живности психики и она перестанет двигаться в игре и спонтанности, превратившись в неживой механизм. Мы станем теми мертвыми велосипедистами которые крутят педали, после остановки сердца. Бодрийар не учел этого, и поэтому, по-видимому, в настоящее время мы ещё не настолько достигли этого “ада того же самого” в силу того, что у нас есть ещё внутренние психико-эволюционные и живые протезы (архетипы) и их наличие может противостоять симулякрам (или наоборот способствовать “аду того же самого”). Когда все архетипы станут привитыми и искусственно созданными с помощью развивающихся информационных технологий и масс-медиа, а эволюционные архетипы отомрут, только тогда, пожалуй, наступит истинный “ад того же самого».
        Возникает конфликт между протезом (живыми знаками прошлого и будущего) с живым организмом (психическими знаками настоящего). Психический след — это и есть память как некий психический протез мира. Он одновременно и нужен и вредит нам. Мы жертвы памяти. В то же самое время, память помогает нам выживать. По Фрейду память — это прежде всего подсознание (схемы прошлого), которые постоянно находятся в конфликте с настоящим. Согласно психоаналитической теории, энергия настоящего (либидо) всегда находится в конфликте с энергией прошлого (принцип реальности, которая видится через призму прошлого). А между этими энергиями настоящего и прошлого, находится энергия прошлого, называемая цензурой. Таким образом, согласно Фрейду животворящее настоящее полностью определяется энергией либидо. У него полностью игнорируется ситуационная составляющая психики, некоим образом не связанная с живым настоящим, спонтанным, интуитивным. По Фрейду настоящего как бы нет, есть переносы, сны с открытыми глазами на явь.
        Мы же рассматриваем качественно иной конфликт.
        У нас же, схемы как проекции и схемы (живые) мы страдаем от своих заблуждений в этом психики двигатель но сознание само индуцирует заблуждение — следовательно в этом его спасение и живность. Сознание должно само за блуждать себя с помощью творчества только в этом снятия конфликта о котором мы говорили выше(протеза и живого)только творчество — спасение. Память это кастели психики мешающие ей ходить самой. В конце концов злоупотребление этими кастелями приводят к протезам (симулякрам) психики (внутренне) необходимо вырваться и выбросить эти кастели модернизма и пойти самим, а не благодаря протезам. С начала человечество пользовалось костелами модернизма теперь оно его выкинуло, и пошло благодаря протезам отбросов пост модернизма. Нам нужно жить не благодаря отбросам пост модернизма (симуляторов) а благодаря лучшим достижениям постмодернизма, который способствует творчеству и креативности человечества.
        Как вырваться из этой ловушки — сползать в мертвые модели и схемы. Перестать мыслить? Можно капитулировать перед миром и верить в эту тайну — всевышнего. А можно престать мыслить благодаря восточным религиям (ега, медитация) или играть с миром в пост модернизм. Попытаться переиграть его — т. е творить быть художником в истинном смысле слова. И все таки человечество всегда чихало на модерн так как не делало выводов из уроков истории организуя вновь и вновь войны. Это креативность но это не совсем так? Так здесь меняется поколение. Приходит не новое мышление старых а новое мышление новых а новые — они опять модернисты, живут в старых схемах но в новых условиях поэтому опять войны что бы войн не было модернизм должен прекратится (уйдут страхи и без спокойствия) следовательно единение духовность — сон? Человек живет тогда когда не находиться в плену этих психических схем и проектов вызванными страхами пустотой проблемами выживанием. Иначе он просто существует истинное как осознание бытия как жизнь только в пограничной фазе, в риске, игре, икстриме, преодолении. Именно там умирают эти мертвые
психические схемы и проекты и возникают ощущение жизни и мира. Нужно быть в не мышлении и вне смерти. Что то между ними. Там жизнь. Там смысл жизни. Во всем остальном психические схемы как продукт работы выживания тела психические схемы от тела, от потребности жизнь души от непредсказуемой среды, творчества, риска, преодоления пограничной ситуации где нет места мышлению. Фрейд прав. Мысли от страха. (Мысли отождевсве схемам образам проекции) Но осознание всего этого мало, нужна практика, которая хорошо представлена в религиозной практике. Женщина в себе имеет этих психических схем, они интуитивны, живут сердцем. А мужчины более логичны модернистичны в отличии от женщины они пост модернисты
        Концепция Российской психологической безопасности
        При рассмотрении вопросов безопасности государства выделяют проблемы национальной и государственной безопасности. Между тем, в настоящее время, состояние общества требует более глубокого и отдельного рассмотрения различных составляющих национальной безопасности: продовольственной, экологической, генетической и др. При этом есть такие виды безопасности, которые практически не входят в структуру национальной безопасности. Особое место среди них занимает, выдвигаемая нами, Российская психологическая безопасность. Ниже будет показано, что именно она на современном этапе развития нашего общества, выступает в качестве стержня, обеспечивающего национальную и государственную безопасность государства. В то же время необходимо отметить, что этому вопросу практически не уделяется отдельного внимания, а если и уделяется, то в сочетании с другими проблемами. В результате, как показывает время, эту проблему практически игнорируют, считая её эфемерной и надуманной. Так например, в настоящее время, во властных структурах до сих пор не существует института советников по вопросам психологической национальной
безопасности.
        Благодаря вышеприведённому ошибочному подходу, мы проиграли психологическую войну (идеологическая война в неё входит лишь как составляющая), навязанную нам Западом. Эту внешнюю психологическую войну, которая продолжается до сих пор, условно можно назвать отечественной. Но она, в настоящее время уже не является настолько актуальной, каковой является внутренняя психологическая война, которая по сути своей, уже стала гражданской. Так например, в настоящее время, идёт скрытая гражданская война между психически больными гражданами и остальной частью населения страны (в России насчитывается уже около двух миллионов наркоманов). Имеет место высокая, девяностопроцентная алкоголизация социума. Благодаря наркоманам и алкоголикам совершаются дерзкие преступления против собственности и против народа. Примеров связанных с психологической (эмоциональной и интеллектуальной) деградацией граждан, приносящей значительные материальные потери и человеческие жертвы можно приводить множество. Очевидно, что эта деградация вызвана не только ростом наркомании и алкоголизма населения страны (см. ниже). Она наносит
значительный материальный ущерб государству и уносит десятки тысяч наших граждан. Это проблема выживания нации и её будущих поколений.
        Мы рассмотрели только часть положений, но уже видно, что благодаря только им наносится большой вред государству и его безопасности. Поэтому настало время отдельно ставить вопрос о государственной психологической безопасности. В связи с этим, перейдём к более подробному изложению структуры психологической безопасности государства.
        Когда говорят о государственной безопасности, то преимущественно рассматривают проблему внешнего деструктивного влияния отдельных личностей, сообществ, стран и различных социальных институтов (террористов, экстремистских организаций, СМИ и др.) на всё общество в целом. При рассмотрении психологической безопасности государства, решается иная задача: как общество в целом, деградируя в эмоциональном и интеллектуальном плане может наносить вред себе, государству, государственности и т.п.? В частности, сюда входят проблемы наркотизации, алкоголизации, шизофренизации, дебилизации как общества в целом, так и отдельных его структур и граждан: учащихся и родителей, руководящих кадров и их подчинённых, представителей различных социальных институтов, профессий и др. . Очевидно, что только этими вышеприведёнными психологическими проблемами эта проблема не исчерпывается (см. ниже). В большинстве случаев, она первична по отношению к другим проблемам, рассматриваемым в рамках национальной безопасности. Иными словами, проблема психологической безопасности, главным образом, включает в себя проблему, идущую не от
отдельных малочисленных структур и слоёв общества, а от общества в целом, обладающего социально-патологическими свойствами. В процессе исследований мы пришли к выводу, что в настоящее время социальная патология общества, главным образом, связана не с социально-психологическими и экономическими условиями, а с психопатологическими свойствами его граждан.
        В целом структуру психологической национальной безопасности можно представить следующим образом:
        ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
        ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И НТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
        Проблемы эмоциональной деградации: Проблемы интеллектуальной деградации:
        1.алкоголизации и наркотизации дебилизации
        2.социальной шизофренизации
        3.виртуализации виртуализации
        4.психогенетики психогенетики
        5.психической нормы психической нормы
        6.бездуховности и социоапатии престиж и дискредитация науки
        7.фанатизма и экстремизма системы образования
        8.деструктивности СМИ «Утечки мозгов»
        9.деструктивной массовой поп-культуры Отсутствие эффективных новых концепций
        10.патриотизма общества и армии
        11.идеологии
        12.отсутствие жизнеутверждающих ценностей
        Теперь рассмотрим некоторые вышеприведённые составляющие национальной психологической безопасности более подробнее.
        1.НАРКОТИЗАЦИЯ И АЛКОГОЛИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА.
        Выше уже было отмечено, что по сути своей, в настоящее время идёт гражданская война между армией психически больных наркоманов и остальной часть общества. В настоящее время количество наркозависимых личностей (алкоголиков и наркоманов) катастрофически увеличивается. В России потребляют наркотики 3,5 -4 процента граждан (около 2 -3 миллионов человек), из них каждый четвёртый несовершеннолетний. Приблизительно восемьдесят процентов населения, являются алкоголиками (сильно и умеренно систематически потребляющими алкоголь), причём среди них 90 процентов мужчин и 10 процентов женщин. Так например, в Татарстане около ста тысяч наркоманов. В Архангельской области каждый четвёртый в возрасте от 13 -30 лет являются наркоманами.
        Алкоголизация общества уже нанесла большой урон нашей экономики благодаря неадекватной, патопсихологической, социальной активности личностей, находящихся во властных структурах (например, первый президент России сильно страдал хроническим алкоголизмом, имела и имеет место относительно большой процент алкоголизации Государственной Думы, чиновников правительств различных уровней и т.п.) Автору данной работы приходилось консультировать и заниматься реабилитацией некоторых высокопоставленных чиновников. Мы здесь, очевидно имеем ввиду не деградированных в запое алкоголиков, но лиц, которые благодаря систематическому потреблению алкоголя (пива, водки, шампанского) уже страдают перепадами настроения и беспокойствами и поэтому систематически (еженедельно или ежемесячно) подбадривают себя. Уже это формирует в них такие деструктивные установки как: установка к пассивным способам защиты при встрече с трудностями, установка к неприятию на себя ответственности за совершаемые поступки, установка к предпочтению эгоцентрических мотиваций альтруистическим, установка к малой опосредованности деятельности, установка
довольствоваться временным и не вполне адекватным потребности результатам деятельности. Это наносит большой вред государству и поэтому является одной из важных проблем его безопасности.
        В то же время, необходимо отметить, что с одной стороны, бюджетные средства, отпускаемые на разрешение этой проблемы уменьшаются и имеет место малая эффективность лечения наркозависимости, а с другой наблюдается плохая работа правоохранительных органов, системы безопасности и армии (по некоторым сведениям, как не обидно это сознавать, наркотрафиком занимаются некоторые лица из этих же структур). Таким образом, единственным эффективным методом являются методы профилактики наркомании, да и те «замазолили» глаза молодёжи своей чисто поверхностной пропагандой и устрашением настолько, что в некоторых случаях, наоборот сформировали интерес к наркотикам. Точка зрения о том, что необходимо снять у молодёжи любопытство к наркотикам и, поэтому, всё о них рассказывать, является ошибочной и опасной. Мы пришли к выводу, что необходимы иные подходы — методы скрытой профилактики наркомании.
        РЕКОМЕНДАЦИИ
        Внедрить во всех учебных учреждениях программу психологической безопасности учащихся, в основе которой должна лежать скрытая профилактика наркомании и алкоголизма, направленная на формирование у учащихся и молодёжи жизнеутверждающего психологического состояния и способности не быть зависимыми от всякого рода деструктивных манипуляций, обмана, влияний со стороны окружающего мира в т.ч. наркобизнеса (Программа разработана нами в рамках Татарстанского регионального отделения Российской Академии Образования и представлена ниже).
        Ввести институт советников по вопросам психологической безопасности государства, который, в силу избежания коррупции, был бы подотчётным только президенту России или президентам и губернаторам Российских регионов.
        В рамках социальной рекламы внедрить в СМИ скрытую антинаркотическую рекламу.
        На базе многочисленных и бездействующих пионерских лагерей России открывать сети лечебно-трудовых лагерей и реабилитационных центров для наркоманов и алкоголиков.
        2.СОЦИАЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЗАЦИЯ.
        В настоящее время в обществе, обострились признаки социальной шизофрении (шизофренизации общественного сознания). Её характеристики аналогичны классической шизофрении, описываемой в патопсихологии:
        1.Непоследовательность развития. Нелогичность в принятии решений. Хаос в некоторых его областях. Отсутствие чётко выполняемой программы. Отсутствие направленности общественного сознания и его ориентиров. Средства массовой информации, будучи прямой проекцией общества, также шизофренизируют. Телезрительский или читательский глаз, особенно незрелый, не может сориентироваться в этой вакханалии ненужной и нужной правды, идиотизма и интеллектуальности, любви и порнографии, истинного искусства и суррогатов бездарных, но богатых теледеятелей и т.д. В психологии известно, что долгое отсутствие направленности сознания и установок ведёт к быстрой деградации личности. Эту аналогию можно перенести и на общество.
        2.Двойственность. Неспособность принимать ответственные и эффективные решения, вызванная раздвоением между новым и старым, консервативным и прогрессивным, рыночным и коммунистическим. Общество «мучается застряв между этими двумя мирами». До сих пор мы не определились с выбором. Поэтому мы «желаем как можно лучшего, а получается как всегда».
        Умом мы «рванули» в рынок, а сердцем остались в прошлом. В этой двойственности лежит глубинная причина беспокойств общества и главного тормоза его развития — бюрократии.
        3.Аутизм. Большинство граждан России стали пленниками своих собственных мирков («Cо своим телевизором, со своей колбасой», «Моя хата с краю — ничего не знаю»). Социальная апатия, безразличие и неспособность к субъект-субъектному чувственному диалогу, достигли опасной черты. Благодаря чуждой и болезненной для нашего сознания рыночно-прагматичной психологии, мы стали бездушными средствами друг друга. СМИ, сами того не замечая, благодаря систематическому показу «чернухи» воспитывают в нас толстокожесть и апатию к чужому горю. Это опасная тенденция.
        РЕКОМЕНДАЦИИ:
        Настало время когда из уст президента должна чётко прозвучать концепция не только социально-экономического, но и социально-психологического развития. По сути своей необходимо восполнить дефицит идеологической работы, которая, к сожалению, сейчас практически не ведётся. (В США практически весь кинематограф и телевидение подчинены национальной идеологии, патриотизму и высокой гражданской самооценке. И во многом это не связано лишь с успехами в экономике).
        Провести такое преобразование СМИ, в результате которого, с одной стороны они не потеряли своей потребительской ценности, а с другой, формировали единую для всех жизнеутверждающую направленность общественного сознания. В частности несмотря на объективность информационных телевизионных программ, в целом они должны носить оптимистическую направленность («Чтобы не погибнуть той смертью, которую придумаем себе сами!»). Развлекательные программы и фильмы должны основываться на «доморощенной» постмодернистской концепции новой и позитивной реальности, которая будет внедряться с телеэкрана в реальную жизнь (Где фильмы после которых хочется подражать их героям, изменять и строить жизнь к лучшему?)
        Учитывая трудности реализации вышеприведённого пункта, вызванные сильной конкуренцией кино и видеопродуктов иностранного производства, необходимо, с одной стороны ограничить прокат низкопробных и дешёвых фильмов и передач деструктивной направленности, а с другой, проводить конкурсы и выделять значительные средства на создание лучших отечественных образцов телевидения и кинематографа. (К сожалению, неуклюжие попытки некоторых известных кинорежиссёров возродить дух нации с помощью своих фильмов пока безуспешны в силу недопонимания ими настроения общества. Именно поэтому нужно проводить конференции, конкурсы сценариев и т.п.)
        3.ВИРТУАЛИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА.
        Шизофренизации общества (в частности аутизму) способствует его виртуализация. Наши исследования показали, что около 66% респондентов отдают предпочтение в виртуальным и искусственным мирам (наркотической и электронной виртуальности). Иными словами, значительную часть времени наше общество проводит за экранами своих телевизоров. Благодаря телевидению общество постепенно превращается не в созидателей, а наблюдателей себя.
        Компьютеры в большинстве случаев используются чисто потребительски в примитивных целях и задачах. Так например, доля использования Интернета для научных исследований на 31% ниже, чем в развлекательных. Благодаря систематическому погружению людей в алко и наркотические и электронные виртуальные миры воспитываются такие деструктивные установки личности как установка к воображаемому удовлетворению потребности, установка к быстрому удовлетворению потребности при малых затратах усилий, установка к пассивным способам защиты при встрече с трудностями, установка к неприятию на себя ответственности за совершаемые поступки, установка к предпочтению эгоцентрических мотиваций альтруистическим, установка к малой опосредованности деятельности, установка довольствоваться временным и не вполне адекватным потребности результатам деятельности. Это опасная тенденция, ведущая к росту многочисленной армии бездельников и филистёров. Кроме того, нами выявлена корреляция между наркотизацией и виртуализацией общества.
        РЕКОМЕНДАЦИИ:
        1.В рамках школьного курса основ ОБЖ (основы безопасности жизни) представлять учащимся психологию деструктивного влияния компьютерных, теле-, видео-, нарко- и алко- виртуальных реальностей. Благодаря этому курсу, учащиеся должны глубоко осознать, что все эти виртуальные миры имеют одну и ту же искусственную природу и ведут к интеллектуальной и эмоциональной деградации.
        2.Разработать нормы и ограничения пользования компьютерной и телевизионной аппаратурой.
        4.БЕЗДУХОВНОСТЬ И СОЦИОАПАТИЯ.
        Одним из атрибутов духовности общества является его единство. В таком случае о какой духовности можно говорить если в нём прогрессирует социальная шизофрения (аутизм, непоследовательность, безответственность, патологическая раздвоенность и нерешительность). Традиционными способами, направленными на созерцание красоты и культурное приобщение (умной болтовнёй), эту проблему решить практически невозможно. Необходимо затрагивать не только структуры, связанные с восприятием и мышлением, но и волевые структуры. К сожалению, в настоящее время в большинстве учебных заведений большое внимание уделяется лишь мыслительной и поведенческой сфере, а деятельность направленная на воспитание жизнелюбия и способности преодоления, остаётся без внимания.
        Согласно нашим оценкам, около 23% состоятельной в материальном плане молодёжи способны в наглую ездить без билета в городском транспорте и не переживать за это, оправдываясь плохим материальным состоянием. 64% терпимо относятся к криминальным преступлениям.
        5.ДЕБИЛЬНОСТЬ И ПРОБЛЕМА ПСИХИЧЕСКОЙ НОРМЫ.
        В настоящее время остро встала проблема психической нормальности. Нами выявлено, что в большинстве случаев критерии оценок и системы тестирования подстраиваются под низкий уровень эмоциональных и интеллектуальных психических показателей. Часто это связано с чисто прагматическими проблемами. Так например, преподавателями высших учебных заведений, в целях обеспечения фонда заработной платы и выживания, принимаются абитуриенты с крайне низким уровнем интеллектуального развития. Особенно это наблюдается в коммерческих учебных заведениях. В результате за студенческой скамьёй оказываются лица с эмоциональными и интеллектуальными психическими расстройствами, а также с различным уровнем дебильности и т.д. По нашим оценкам свыше 30% студентов страдают той или иной формой дебильности. Согласно опросам студентов, 45% студенток занимаются различными видами проституции (уличная, элитарная, офисная, тусовочная и т.д.) Но ведь ещё великий Ломброзо показал, что профессиональной проституцией в большинстве случаев занимаются дебильные женщины.
        Таким образом, интеллектуальный уровень среднего студента с каждым годом падает. Из этого замкнутого круга можно вырваться если прекратить привычку подстраиваться под падение психических показателей. Нельзя забывать, что эти вчерашние студенты уже завтра могут превратится (например, благодаря связям и родителям) в «ответственных» работников, чиновников, руководителей. Социальная активность этих патологических кадров может значительным образом сказаться на безопасности граждан и национальной безопасности в целом, и нанести вред государству. К сожалению до сих пор у нас нет независимой системы проверки на психическую нормальной лиц, претендующих в органы исполнительной и законодательной власти. Нет системы отстранения от власти лиц, страдающих старческим или патологическим слабоумием и т.п.
        Проблема нормальности также касается моральных норм в обществе. Так например, в настоящее время, благодаря деструктивной рекламе пива, который очевидно является алкоголем, стало нормой распивать и ежедневно немножко быть в тонусе благодаря этому «безобидному» напитку. По улице гуляет немного бодренькая (по сути дела пьяная) молодёжь. Между прочим армия наркоманов и алкоголиков пополняется в большинстве случаев благодаря любителям пива.
        РЕКОМЕНДАЦИИ:
        1.Ввести в систему образования и приёмных комиссий институт независимых экспертов, контролирующих нормы эмоциональной и интеллектуальной нормальности учащихся и студентов.
        2.Даже несмотря на то, что значительная часть бюджета пополняется благодаря производству пива, запретить в СМИ его рекламу.
        3.Изыскать финансовые средства, которые компенсировали бы вышеприведённые финансовые потери.
        6.ПРОБЛЕМА ПСИХОГЕНЕТИКИ.
        Качество генетического фонда падает. В значительной мере этому способствует алкоголизация и наркотизация населения. По нашим исследованиям, около 54% детей, посещающих детские учебные учреждения страдают беспричинными беспокойствами и неврозами, в силу того, что их родители зачали их будучи зрелыми алкоголиками. 38% обладают различными уровнями дебильности. В школах этот показатель достигает уровня 60%. Особенно это имеет место в старших классах. В 40% случаев этот врождённый алкоголизм усугубляется приобретённым, благодаря «безалкогольному» пиву. Большинство школьников даже не догадываются об истинной причине своих душевных проблем. Алкоголизация и наркотизация ведёт к деградации эмоциональных и интеллектуальных структур генофонда.
        7.ФАНАТИЗМ И ЭКСТРЕМИЗМ.
        С одной стороны нас радует пропаганда спорта и то, что число фанатов московского «Спартака» растёт с каждым годом. Но с другой, настораживают те побоища и криминал, которые устраивают эти «больные болельщики». Их многочисленности позавидовала бы любая партия, организующая митинг. Число фанатов в тысячи раз больше, числа фанатов тех или иных партий.
        Нас радует подозрительно быстрый рост верующих, но настораживает число религиозных фанатов различных сект и движений.
        Что это за феномены? Действительно ли они связаны с феноменами спорта, духовности? Или это замаскированная форма «скрытого фашизма»?
        Нас радует массовость национального праздника «Сабантуй», но настораживает замаскированная форма конфронтации татар другим национальностям. Да, мы радуемся этому празднику, но с другой стороны мы искусственно показываем «Вот мы какие, смотрите!» и в этом уже есть зародыши противопоставления себя другим. Связано это с высоким процентом (свыше 80!) комплекса национальной неполноценности. Именно поэтому большинство московских татар исковеркали свои фамилии на русский лад, стесняясь своей национальности. По нашим исследованиям, можно уверенно говорить, что открытой конфронтации татар другим нациям нет, но скрытая, затаённая в подсознании присутствует. Эту болезнь ещё предстоит изживать. Паразитировать на времени опасно и нужна мудрая политика и долгосрочная программа.
        На основании вышеизложенного можно заключить, что нам необходимо научиться отличать элементы фашизма и экстремизма от нормальной жизнеутверждающей массовости и единения людей, которые и есть та самая духовность, которую нам не хватает. Это позволит вовремя пресекать всяческие тенденции к массовым агрессивным психозам, которые могут нанести вред народу и государству.
        РЕКОМЕНДАЦИИ:
        Провести объективную оценку и анализ истинных истоков и мотиваций различных массовых движений. Особое внимание уделить движениям, имеющим патологически агрессивный характер.
        8.ПАТРИОТИЗМ ОБЩЕСТВА И АРМИИ.
        В шизофреническом обществе (см. признаки социальной шизофренизации) истинного патриотизма нации быть не может. Это патопсихологическая аксиома. В государстве, в котором царит непоследовательность, аутичность, нерешительность и безответственность и другие шизофренические признаки, вероятность появления истинного патриотизма крайне низкая.
        Для того, чтобы был настояший патриотизм, нация должна действительно на основании живых и современных примеров, гордиться собой. Лишь после этого можно снимать фильмы и запускать различные телепрограммы в СМИ. Паразитирование на славной Российской истории и одурманивание этим мальчишек-солдат, на наш взгляд, является преступлением и геноцидом против нации. Разве может воевать мальчишка убежавший на войну из-за голодного и тяжёлого детства в своей деревне? Что ему дало государство? Как он будет защищать свою Родину, если в это же время в далёкой богатой Москве и других городах «бесятся жиром» и извращаются избалованная армия его ровесников, взрослых дядек-чиновников и т.д.
        С другой стороны можно вспомнить опыт кинематографа сталинской эпохи постмодернизма и начать снимать фильмы «о счастливой стране, счастливых людях, о героях-кумирах», опережая реальность. Этот подход имеет перспективу. Он оправдан. Благодаря ему можно вдохновить народ на подвиги и научиться подражать кумирам-героям фильмов. Но для этого необходимо два условия: во первых, необходим достаточный информационный фильтр, который бы делал эти фильмы конкурентоспособными (ведь сталинские ленты выходили на фоне бедного кинорынка), во вторых, необходимы достаточные финансовые средства, и наконец, в третьих, необходима качественно новая сценарная концепция. В настоящее время отрабатывается ретроспективная концепция (старый гимн, показ старых фильмов и т.д.) Уже благодаря этому, есть свои положительные сдвиги.
        Согласно нашим исследованиям, около 83% школьников испытывают дефицит и чувство зависти к членам каких либо общественных движений и организаций (к несуществующим пионерам, которых узнают только по фильмам и фотографиям родителей). Таким образом, в настоящее время существует ниша и социальный заказ на подобного рода движения. К сожалению эту общественную потребность могут привлечь на свою сторону деструктивные движения: секты, фанаты различных движений и т.п. По нашим исследованиям, уже сейчас в некоторых регионах России школьники готовы называть себя «путинцами». В целях профилактики культа личности президента такие тенденции, на наш взгляд, должны прекращаться. Пусть наша молодёжь подражает и называет себя кумирами фильмов или выдающимися личностями, которыми так богата наша история.
        9.ИДЕОЛОГИЯ.
        Выше уже было отмечено, что в шизофреническом обществе, где имеет место раздвоенность и неопределённость генеральной линии, отсутствует какая бы то ни была направленность общественного сознания. Многие уверены, что достаточно накормить этого «шизофренического монстра», как все проблемы отпадут автоматически и сразу появится настроение, направленность сознания, идейность и т.д. К сожалению это не так. Часто шизофрения является необратимым деградационным процессом. Накормив этого больного монстра, мы обнаружим, что на роскошном кресле и в прекрасном офисе сидит сытый субъект и плюёт в потолок. Поэтому необходимо перестраиваться и делать упор не только на социально-экономические факторы, но и социально-психологические. Именно сейчас как никогда необходима усиленная работа философов, психологов, культурологов, социологов, политологов направленная на создание доморощенной качественно-новой концепции развития общества, основанной на особенностях нашего родного отечества, а не всяких там «китайских» и иных вариантов.
        10.ПРЕСТИЖ НАУКИ И СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ.
        Он катастрофически падает. В настоящее время на базе мелких частных предприятий и общественных организаций открылись тысячи различных псевдоакадемий. По стране гуляет значительное число безработных «академиков» с дипломами международного образца, выданными различными паранаучными сектами и общественными организациями. Всё это дискредитировало само понятие и феномен «академии». В Санкт-Петербурге есть частное предприятие, которое уже присваивает учёные степени докторов наук без всякой системы защиты и регистрации в ВАКе. Дипломы кандидатов и докторов наук продаются на базарах.
        Аналогичная ситуация наблюдается и в системе высшего образования. Дипломы о высшем образовании раздаются «направо и налево». Были бы деньги… Уровень выпускников падает. Многие высшие учебные заведения не соответствуют требованиям, но почему-то лицензированы. Выше уже отмечалось, что коммерциализация системы образования таит в себе опасные для общества моменты. Благодаря этому к управлению хозяйством и страной могут придти не просто дилетанты, но и головорезы, рецедивисты, уголовники различного уровня и квалификации. Эту опасную тенденцию необходимо пресекать.
        К сожалению наши настоящие учёные и профессора часто сами дискредитируют престиж науки, набирая бездарных, но денежных студентов, продавая своё имя бизнесу. Мне приходилось видеть как известный профессор фармакологии на своих лекциях рекламировал средство, которое не заслуживает такого внимания. Он обманывал слушателей, но они верили его авторитету. Таких примеров можно привести множество.
        Кроме того, необходимо отметить, что в некоторых учебных учреждениях наблюдается мистификация гуманитарных знаний и многие учёные погружаются в различные паранауки. (Например, астрономы становятся астрологами и т.п.) Прилавки магазинов завалены околонаучными компилятивными трудами. Имеет место дефицит первоисточников и книг, посвящённых настоящим фундаментальным знаниям. Научно-информационное пространство засорено. Необходима выработка соответствующих фильтров.
        Имеются перекосы в области среднего образования. Здесь преобладает количество знаний над их качеством. Чего только сейчас не преподаётся, какими только ненужными знаниями не пичкаются наши школьники! К сожалению, есть уже исследования, показывающие, что всё это, наоборот, ведёт к деградационным процессам.
        В своё время в Татарстане на волне комплекса национальной неполноценности, с целью возрождения татарской культуры и науки, было открыто множество чисто татарских детских и учебных заведений. Это прекрасно. К сожалению, наука ушла уже далеко вперёд. Современный татарский язык, с одной стороны, оказался неразвитым и не соответствующим требованиям современной науки, а с другой сами специалисты и преподаватели не владеют языком на соответствующем уровне. (Вспоминается история о том, как трудно разрабатывался принимался договор между Россией и Татарстаном, но до тех пор, пока его разработчики не перешли на русский язык.) Вот и преподаются многие предметы на крайне низком уровне, но зато на татарском языке. Это опасный самообман, замешанный на комплексе национальной неполноценности. Глобализация татарского языка в республике может обернуться низким уровнем учащихся средних и высших школ. Практически, у нас нет высококвалифицированных кадров, владеющих татарским языком на высоко интеллектуальном и научном уровне (за исключением некоторых известных гуманитариев). Необходимо долгое время, чтобы они
появились. Увы! Наступило время взглянуть правде в глаза и ориентироваться на те языки, которые задают тон мировой науки, но не бросая свой родной язык.
        Кроме того, необходимо отметить, что согласно нашим исследованиям, 63% детей, окончивших татарские дошкольные учреждения, в дальнейшем отстают в средних русских школах. Билингвизм (двуязычие) порой отрицательно сказывается на развитии еще не сформировавшегося сознания ребёнка.
        Сейчас в эпоху наркотизации молодёжи как никогда возросла роль преподавания общественных дисциплин: философии, психологии и др. Увы! То преподавание, которое сейчас имеет место, никак не способствует решению духовных и психологических проблем молодёжи. Оно, по сути своей, представляет собой «некую интеллектуальную антикварную жевачку», не затрагивающую эмоциональную и духовную сферу учащихся.
        РЕКОМЕНДАЦИИ:
        Усилить уголовную ответственность лиц дискредитирующих и фальсифицирующих символы и атрибуты Российской науки и образования.
        Ужесточить систему регистраций внегосударственных образовательных учреждений и академий. Закрыть образовательные учреждения и академии, не соответствующие современным требованиям и дискредитирующие престиж Российской науки и образования.
        В Татарстане разработана и представлена для обсуждения концепция Российского межнационального телевидения
        Ранее, мною была разработана концепция Российской психологической безопасности (Была опубликована в “Звезде Поволжья”). Она была поддержана администрацией Президента Татарстана и успешно внедрена в рамках Министерства образования Татарстана. В этой концепции лишь вкратце была представлена концепция реформирования российского телевидения с целью предотвращения межэтнических конфликтов, деградации социума и терроризма. Идеи эти были поддержаны администрацией президента Татарстана. На этот раз, следуя уже разработанной мною концепции российской психологической безопасности, мне удалось разработать более подробно концепцию межнационального российского телевидения, которая могла бы обеспечить решение проблемы государственной безопасности.
        Для того, чтобы глубже понять предлагаемую нами концепцию телевидения, необходимо различать эффект презентации какой-либо нации на своём региональном телевидении от эффекта, вызванного презентацией нации на общероссийском уровне. Представление на общероссийском уровне это, прежде всего, эффект межнационального телевизионного общения, заключающийся в видении нации в контексте всей страны и её отношений с другими нациями, её роли и месте на общероссийском пространстве. Всего этого, в настоящее время в России не существует, но всё это существовало в советское время. Тогда был некий ориентир, некая телевизионная панель, на которую были выведены все нации. Существовал некий компас того, что происходит на межнациональном уровне. Пусть это было идеологией или советским блефом, но это было нечто, что делало СССР мировой многонациональной державой. Поэтому телевизионная презентация какой-либо нации лишь на региональном уровне практически ничего не даёт для решения проблемы межнациональной идеологии. Различные народы России должны видеть себя на общероссийском уровне не в виде россиян, а в виде конкретных
национальностей татар, башкир, украинцев, узбеков, грузин и т.п. К сожалению, это условие не выдерживается, и россияне превращаются в русских, которые преобладают в телевизионной презентации. Современное российское телевидение, по сути своей, является русским телевидением. Это обусловлено тем, что в настоящее время в России идёт глобализация русской культуры, вызванной идеологической необходимостью. Поэтому, назрела необходимость в поиске узкого пути между вышеприведённой глобализацией, с одной стороны, и сохранением культурного плюрализма иных национальностей, с другой.
        Согласно фундаментальным законам психологии, любая личность имеет представление о себе только в процессе взаимодействия с другими личностями. Аналогично этому, истинный образ любой российской нации формируется в контексте и диалоге с другими нациями России. Поэтому благодаря нашему общероссийскому телевидению, нерусских наций в России как бы нет, так как эти нации не видят своего отражения на общероссийском зеркале, рассматривая себя лишь в осколке своего регионального телезеркальца. Не в этом ли причина того, что многие московские татары, чуваши, марийцы, мордвины и др., скрывают свою истинную национальность, называя себя русскими. Зачем называть национальность, которой в России, благодаря телевидению, не существует?! Лучше назвать себя самой презентативной т.е. русской нацией.
        До Франции нам далеко, но игнорирование существования иных народов-гетто, которые замалчивались руководством Франции и французскими телекомпаниями, привели недавно к межнациональным конфликтам. Нам до них далеко, хотя бы потому, что большинство народов России — коренные её жители, но значительный социальный слой многонациональных гастарбайтеров представляет опасность для межнациональной безопасности.
        Нельзя говорить, что в этом направлении ничего не делается. На областном и региональном телевидении функционируют редакции межнационального общения, ведутся передачи на татарском, башкирском, казахском, мордовском, украинском и других языках. И всё-таки, это не общероссийский уровень межнационального телевизионного вещания, о котором мы говорим в представленной нами концепции.
        Следовательно, сегодня существует социальный заказ на увеличение на государственном телевидении эфирного времени на межнациональные программы, которые бы формировали у населения чувство этнической терпимости, а также осознание ценности межнационального российского мира.
        Таким образом, необходим общероссийский канал межнационального общения и единения различных национальностей России. На этом канале должны осуществляться регулярные телепередачи, которые бы в увлекательной форме (познавательных викторин, ток-шоу, развлекательных телепередач, информационных программ, концертов, документальных и художественных фильмов и др.) формировали бы новую Российскую идеологию, в основе которой лежала бы не русификация и христианизация всех россиян, а единение, взаимопонимание и диалог между народами России. Увы! В настоящее время со стороны Президента имеет место использование понятия единства лишь для политических манипуляций при полном отсутствии реальных действий, направленных на формирование единства и единения народов России. Поэтому благодаря общероссийскому телеэкрану создаётся иллюзия того, что Россия это прежде всего, русские и “некие россияне”, которые иногда мелькают в милицейских сводках как лица кавказской национальности, чукчи, гастарбайтеры и т.п. Так например, некие наивные потуги, в организации межнационального диалога в прайм-тайме делаются Леонидом
Якубовичем в телешарманке “Поле Чудес”, заведённой ещё в прошлом веке Владом Листьевым. И вот мы видим, национальные блюда, халаты, тюбетейки, вульгарное пение (за исключением детей) и т.п. Всё это наивно, весело, и порой, как не обидно сознавать, содержит скрытое унижение, которое может узреть лишь внимательный телезритель.
        Не в коем случае не нужно предлагаемый в нашей концепции телеканал превращать в канал-трибуну с которой лидеры и активисты национальных общин в явной и открытой форме излагали бы свои позиции и взгляды по актуальным проблемам межнациональных отношений и национальной политики, якобы “участвуя” (забалтывая и ковыряя) в выстраивании мостов взаимопонимания и ненасилия. Это уже пройденный этап, который оказался малоэффективным. Такой телеканал должен иметь межнационально-просветительский, и одновременно, межнационально-развлекательный характер. Очевидно, что телепрограмма такого межнационального российского телеканала, разработка и подготовка ее выпусков должны проводиться с непосредственным участием профессионально заинтересованных представителей народов России, с привлечением их творческих ресурсов и телевизионных фондов не только региональных российских телекомпаний, но и телекомпаний стран СНГ.
        Предлагаемая нами концепция телевидения ничего общего не имеет с концепцией межгосударственной телекомпании “Мир”. Телекомпания “Мир” имеет чисто информационный характер. Кстати, именно поэтому её ограничивают в своём развитии. Наша же концепция имеет развлекательный и межнационально-просветительский характер, на котором будет больше представлен диалог культур различных национальностей, хотя информационная сетка также будет присутствовать.
        Для организации общероссийского телевизионного канала необходимо подписать соглашение между губернаторами, руководителями республик, областей России, а также президентов стран СНГ об организации такого внутригосударственного и межгосударственного межнационального канала. Оно должно состояться в Казани. Так родиться уникальная телевещательная организация, которая будет призвана обеспечить в эфире право каждой из республик давать объективную информацию о жизни народов, соблюдая права людей, национальные и религиозные обычаи. Тем более, все условия для такой встречи есть. Недавний саммит, прошедший в Татарстане, в честь 1000-летия Казани, возможно когда-нибудь будут называть апробацией для подписания соглашения по организации, предлагаемого нами канала межнационального общения и Президент Минтимер Шаймиев станет символом межнационального единения народов СНГ.
        Постепенно сформируются высокопрофессиональные кадры. Журналисты радио и телевидения областей и краёв участниц по мастерству, оперативности не должны будут уступать любой другой всероссийской телекомпании. Это должны быть люди, убежденные в благородном назначении своего дела, востребованного всем ходом событий в Российском пространстве. По технической оснащенности этот канал не должен иметь аналогов в России. Этот канал должен осуществлять вещание через спутник и собственную систему наземных спутниковых систем связи. Телерадиокоммуникационный центр должен быть в Казани и соединять спутниковые станции филиалов и представительств различных российских регионов, что позволит мгновенно передавать и получать информацию, осуществлять надежную телекоммуникационную связь. Очевидно, что вещание этого канала должно быть на частотах, которые могли бы принимать все жители России без всяких вспомогательных антенн и тарелок.
        В основе концепции российского межнационального телеканала должна лежать идея приоритета прав и свобод народов России. В своей вещательной политике этот канал должен ориентироваться на удовлетворение информационных потребностей и духовных запросов массовой аудитории — народов, проживающих на территории России. Вещание телеканала должно основываться на реформистском подходе и ориентироваться на конструктивность оценок, выводов и рекомендаций. Цель этого межнационального канала — помочь укреплять разносторонние связи между народами России, способствовать поискам компромисса и взаимопонимания в конфликтных ситуациях. Имидж канала — это компетентность, интеллигентность, эмоциональность, высокий интеллектуальный уровень ведения программ, умение корректно подавать острые, злободневные материалы, милосердие, порядочность, профессионализм, высокое качество оформления канала.
        Всем этим требованиям, в настоящее время, удовлетворяет телекомпания “Новый Век” (ТНВ). Телерадиокомпания «Новый Век» является единственным спутниковым оператором в Республике Татарстан и включает в себя телеканал «Новый Век» (ТНВ).Через спутник «Eutelsat W 4» сигнал распространяется в Российские регионы, страны СНГ, значительную часть Европы и Азии. В зоне уверенного приема ТНВ находится вся территория Татарстана. Телепрограммы канала смотрят в Удмуртии, в Башкортостане, Чувашии, Московской, Свердловской, Оренбургской, Самарской, Саратовской, Новосибирской, Тюменской, Астраханской областях, Краснодарском, Красноярском крае, Казахстане, Финляндии, Турции, Чехии, Латвии, Литве, Эстонии. Телеканал «Новый Век» вещает на двух государственных языках — татарском и русском, обеспечивая 18-часовое ежедневное вещание. ТНВ представляет зрителям канала полный спектр телепрограмм — от новостей, общественно —политических программ до телесериалов, игровых ток — шоу, прямых трансляций спортивных матчей и зрелищных мероприятий. По результатам социологического исследования, проведенного Институтом исследования СМИ
«GFK-Русь» (ВЦИОМ, Москва) рейтинг ТНВ с ноября 2002г. по ноябрь 2003г. повысился в 3,5 раза. Только по предварительным данным потенциальная аудитория ТНВ — более10 миллионов телезрителей. Компания имеет корреспондентский пункт в Москве, на стадии открытия корпункты в Екатеринбурге, Самаре, Саратове и Ижевске.
        Таким образом, по уровню оснащённости в нашей республике каналу ТНВ нет равных. Это канал уже интернационален. Но его интернациональность (интернациональность телеаудитории) ещё не означает, что этот канал является каналом межнационального общения. При этом необходимо признать, что ТНВ до сих пор не определился с чёткой и эффективной концепцией своего развития. Канал аморфен и рассеян, копирует уже отработанные телештампы, идущие из центра, паразитируя на телефонде и архиве, оставшемуся по наследству. Необходимо искать своё лицо и для этого у ТНВ есть все возможности. Поэтому я и предлагаю либо концепцию преобразования канала ТНВ, либо концепцию создания нового общероссийского канала на основе объединения телевизионных, информационных и финансовых ресурсов различных регионов России. Кстати аббревиатура может сохраниться той же. Это будет Телевизионное Нерусское Вещание (ТНВ) или Телевизионное Национальное Вещание (ТНВ). На данном этапе телекомпания Татарстан — Новый Век обслуживает лишь самолюбивые интересы своих акционеров, а также Татарстана, но именно благодаря этой единоличности и изоляции (в
т.ч. телевизионной) от других российских регионов Татарстан так и не смог реализовать возможности своего суверенитета. Основной миссией программной политики канала “Новый Век” обозначил возрождение культурных и духовных ценностей и объединение интересов диаспор, компактно проживающих на территории Российской Федерации и за рубежом. Как видно, концепция телерадиокомпании «Новый Век» пока близорука, но основана на позитивном вещании.
        Если бы Татарстан — Новый Век был бы каналом, вокруг которого посредством межнациональной телесети объединились различные регионы, то не было бы условий для той вертикали власти, которая выстроилась в настоящее время. Но шанс ещё не упущен. Для этого мы имеем правовые и конституционные условия
        Итак, концепция разработана и автор ждёт своих заказчиков.
        Сенсация: в Татарстане наступает новое политическое время?
        В новом году новый образ татарина
        Несмотря на то, что в советском и российском кинематографе образ татарина или татарки практически не представлен, тем не менее он всегда являлся показателем отношения государственной власти к татарам. Персонажу татарской национальности в советском кино всегда отводилась незавидная роль. На память приходят лишь некоторые короткие киноэпизоды, которые уже многие не помнят. Так например, это образ татарина-дворника в фильме о молодом Ульянове-Ленине. В фильме молодой Ульянов иронизирует над татарином, относясь к нему несерьёзно. Ульянов встречает дворника, которого призвали в армию и спрашивает его: “А что если тебе дадут приказ стрелять в меня… ты будешь стрелять?” Тот утвердительно отвечает: “Буду…”, но после некоей паузы заявляет: “Стрелять буду… да только мимо”. На экране хитрые глаза татарина-дворника и смех.
        Ещё пример. В фильме Эйзенштейна “Иван Грозный ”. На экране хитрый татарин с репликой: “Маскау манинький… Казан бальшой… ”
        Архетип хитрого, но наивного татарина, говорящего с акцентом, хорошо прижился в советском кино.
        Ещё пример. Образ Абдуллы-торгаша в художественном фильме “Евдоким и Евдокия ”. Эту роль сыграл наш известный актёр-чтец Айрат Арсланов. Мой отец, будучи одногруппником по театральному училищу с Айратом Арслановым, всегда восхищался талантом и порядочностью этого великого артиста. Но здесь ему была отведена негативная и невзрачная роль красивого и опять-таки хитрого татарина, совращающего русскую замужнюю женщину.
        У Андрея Тарковского в фильме “Андрей Рублёв” татары представлены в маленьком, но сильном эпизоде. Теперь уже татары не хитрые лакеи, не глупые или наивные существа. Теперь это агрессивная сила, способная выкалывать у русских глаза. После просмотра этих эпизодов у многих татар начинался приступ комплекса национальной неполноценности. Это очень серьёзно. Будучи ещё очень молодым при виде этих кадров у меня внутри что-то сжималось и я задумывался: “Неужели это образ моего татарского народа?”
        Кто-то может возразить, что дескать есть фильм-сказка “Булат-батыр ” (фильм тридцатых годов) или “Клад” (фильм семидесятых годов). Но это ленты, где нет образа татар, там стояли иные задачи.
        В то же время необходимо признать, что образ татарина в России до настоящего времени держался на образе мудрого и взвешенного президента Татарстана Минтимира Шаймиева. Это телевизионный образ мудрости и стабильности.
        Почему татарам на советском культурном пространстве так и не достался достойный образ-земляка, который бы любили все. Грузинам в этом плане повезло. Им достался образ Мимино (Вахтанг Кикабидзе). Мимино любят все… Но это пожалуй исключение из правил. Все остальные нации могли формировать объективный художественный образ себя, имея свои национальные киностудии. У нас таковой не было никогда.
        И вот, наконец, свершилось. В Татарстане произошло знаменательное событие. После различных попыток (“Куктау”, “Тёплый ветер булгар” и др.) на экран вышел полнометражный художественный фильм “Зулейха”, снятый Р.Ч. Тухватуллиным, по одноимённому произведению Гаяза Исхаки. На презентации фильма, проходившем в Татарском академическом театре им. Г. Камала, собралась практически вся общественность республики и ведущие СМИ. Эта лента, пожалуй, впервые претендует на более правдивый художественный образ татар в российском, да и, пожалуй, в мировом кинематографе. Это не образ татарина, но образ татарки — Зулейхи. Она и есть нерв всего фильма — нерв всего татарского многострадального народа. Её образ аналогичен образу из плаката “Родина мать зовёт!” Но теперь это звучит: “Зулейха чакыра! ” (“Зулейха зовёт!”). Она призывает не в явной форме, не прямо, но косвенно, то есть своим поведением. В ней собран архетип страдающей татарской женщины. Несмотря на то, что она мусульманка её насильственно крестят (Зулейха становится Марфой), насильственно заключают в монастырь, насильственно выдают замуж за русского
мужика. Короткая сцена сексуального насилия Зулейхи русским мужиком вызывает сверхомерзение зрителя, несмотря на то, что зритель уже адаптировался к насилию на российском телевизионном экране. Но это особое насилие. Это насилие одной религии и национальности другой. Межрелигиозный антогонизм между мусульманами и христианами становится главным напряжением всего фильма. Это напряжение является основой эстетического переживания всего фильма. Это деструктивная, но надо признать, правдивая эстетика. Эпизод в котором мусульмане окружают и защищают свою мечеть от вторжения христиан, символичен. Силы оказываются не равными и с мечети сносится шпиль-символ ислама (луна) и на место него водружается крест. Это также глубоко воздействует на зрителя. Данная сцена бьёт по национальным чувствам татар.
        Из фильма мы узнаём, что современный русский жаргон в отношении татар (“чаплашка”, “не бельмеса” и т.п.) процветал и тогда, то есть пять столетий назад.
        В целом, весь фильм переполнен символами, архетипами, вещами, мелодиями и звуками, которые, с одной стороны воздействуют на национальные чувства и подсознание, а с другой, в замаскированной форме показывают наши современные этнические и религиозные проблемы.
        Можно ли говорить о том, что в Татарстане начинается новое политическое время? Хочется верить, что данный фильм задуман лишь как хорошая психотерапия, снимающая комплекс татарской национальной неполноценности и не более.
        Культура катастрофы в России или поиск симулякров и идеологии
        Необходимо признать, что в настоящее время, благодаря масс-медиа и интернету, мы всё глубже погружаемся в мир ложных «живых» знаков, оторванных от реальности. Мы смотрим на реальный мир через призму этих знаков. Философы такие знаки называют симулякрами. Симулякры — это пространство ложных знаков, оторванных от соответствующих им реальных объектов и событий. По сути своей, мир симулякров — виртуальный мир, который живёт по своим самодостаточным законам и «не желает прислушиваться» к реальному миру.
        Но в чьих руках этот виртуальный мир?
        Ранние хозяева этих симулякров ещё как-то прислушивались к социуму, и поэтому, были идеологами. Их симулякры были идеологией и имели связь с обществом. Современные симулякры, практически полностью оторвались от реального мира и событий. Идеологии уже больше не существует?
        На наш взгляд, в настоящее время существует три основных механизма превращения подлинного в подделку (реальности в симулякры):
        Копирование, тиражирование и подделка подлинного.
        Транс-явление, вызванное смешением подлинного, приводящее к его рассеянию.
        Стремление знаков вырваться за пределы и стать экстремальным. Это по сути гиперпредставленность вещей и их непристойность. Разоблачение всех и вся.
        Пример. Кино вышло в тираж. Благодаря скорострельным и дешёвым технологиям размывается феномен истинного кинематографического искусства, который всегда в России был основным инструментом идеологии, так необходимой в нашей стране. В результате на суд зрителей выбрасывается “кино”, которое, с одной стороны не является подлинным кино, а с другой стороны, является средством дешёвого бизнес-манипулирования телезрителями. Даже всякие будущие “ночные дозоры”, которые ещё будут искусственно навязываться с помощью главных российских телеканалов, будут всегда подделками, развивающимися в рамках западных форм, и поэтому, для нас являющихся чуждыми симулякрами, не претендующими на создание российской идеологии. Это жалкая пародия на западные образцы, которые на Западе решили свою идеологическую проблему. Кто-то у нас на этом обогатится, но не станет богаче дух и идеология россиян.
        Аналогичные явления развиваются и на телевидении. Практически все телепередачи, претендующие на отражение событий в обществе (новости и т.п.) постановочны. Это не игра, где обе стороны знают, правила игры. Это розыгрыш при которой телезритель верит в рисуемую СМИ реальность. Телезрители прячутся от этой кинотуфты в реалити-шоу, которые тоже не подлинны и совершаются по сценарию.
        Неуклюжие потуги некоторых кинорежиссёров (в частности Н.Михалкова) задать идеологию через кинематограф выглядят наивными. Отечественный кинематограф не может развиваться в нашей системе как это было ранее. Мы открыты к Западу (Запад же к нам не открыт). В нас входит западное и на фоне этого потока надеяться, что подействует какая-то отечественная “кинокосметика” не приходится. На Западе кинематограф это идеология. Все лучшие достижения человечества имеют место в контексте Америки.
        Пример. Вузы, студенты, академики и академии поставлены на поток и вышли в тираж. Всё там продаётся и покупается. Эта армия поддельных институтов и специалистов скоро настолько захлестнёт Россию, что мы “станем самой образованной” частью мира. Всё это симулякры образования.
        Пример. Церкви, мечети, священники, пророки, священописания вышли в тираж. Священники, тиражируя себя, ублажают свою гордыню через СМИ. Многие священники, будучи врагами постмодерна, сами того не замечая, пользуются его достижениями. Бизнес, политика и т.п. смешались с религией как никогда ранее.
        Пример. Политика смешалась с бизнесом, искусством, спортом и т.п. Артисты становятся политиками. Политики артистами.
        Пример. Гигантская армия российской проституции (уличная, элитная, служебная, супружеская, интернет-виртуальная и т.п.) стала социальным слоем (массовым явлением) и превратилась в индустрию, использующую современные информационные технологии. Проституция становится симулякром, а значит, всё меньше и меньше оценивается как негативное явление. Не в этом ли глубинная причина массовости этого явления? Социологические исследования показывают, что многие из них из состоятельных семей.
        Таких примеров можно привести для всех сфер и областей.
        Таким образом, мы живём в эпоху постмодернизма — засилия манипулятивных информационных технологий, производящих различные симулякры, которые являются живыми ложными знаками, живущими по своим законам и не желающих прислушиваться к обществу. Социальность умирает. На место приходит безмолвная толпа манипулируемая СМИ и другими источниками симулякров. Откуда идут эти симулякры… Главным образом из США. Наши доморощенные симулякры вторичны к американским. Тоже самое протекает и на Украине. Как бы не блефовал Ющенко по своей программе, в конце концов его блеф корректируется симулякрами и блефом США. Блеф политиков — разновидность этих симулякров. Нечто превращается в симулякр, если оно тиражируется и смешивается с другим. Политики уже не политики, так как уже и артисты. А артисты уже не артисты так как становятся губернаторами, как Евдокимов или Шварцнеггер и др. Всё перемешалось бизнес, искусство, религия, полы и т.п. Многое уже не является тем, как мы их называем. Поэтому, президенты уже не президенты. Политики уже не политики. Всё превращается в однородную массу. (Нечего было выбирать (хотя народ
выбрал), так как всё одно и тоже. Ющенко и Янукович — одно и тоже, т.к. они симулякры. В век постмодерна и информационных технологийй всё выходит в однородный тираж. В том числе и «революции». То, что произошло на Украине это не социальное явление, а псевдосоциальное, искусственное, это симулякр революции. Это сценарий. Была оплаченная массовка, но которая смогла спровоцировать временный предвыборный психоз, но после гипноза придёт отрезвление, так как народу Украины не нужны симулякры. Ющенко — симулякр.
        Какие симулякры и блефы победят? Наши симулякры и информационные технологии вторичны к Западу. Искусство политической борьбы в настоящее время — это создание эффективных симулякров на основе принципов постмоденизма. Это высшая игра. На дворе эпоха игр. Мы будем играть, но мир будет развиваться по своим законам и будет нам бить в затылок, так как наши глаза видят только симулякры. Терроризм — это и есть вышеприведённый подзатыльник. Эти симулякры скоро придут и в Россию (Если мы не выработаем своих защитных симулякров т.е. идеологию). Очевидно, что на Украине отрабатывается гигантский спектр манипулятивных политтехнологий.
        По Бодрийяру, Оргия в Америке закончена. У нас же её ещё не было. Но мы видели эту оргию и тоже хотим оперативно искусственно внедрить её у нас и внедряем. В этом смысле мы напоминаем наивного дурака, который повторяет поступки другого дурака. Только теперь мы уже не просто “иванушки дурачки”, а “дураки в квадрате”. Мы ввозим последствия американской Оргии, так и не получив наслаждения от собственной Оргии. Нет времени! Нам остаётся только симулировать роль испытавших Оргию и страдать от её последствий. И уже страдаем. Посторгазмическая пустота без оргии — возможно ли это? Получается, что возможно. Взгляните на российские симулякры искусства, науки (академии вышли в тираж), религии (церкви, мечети, священописаня вышли в тираж), политики (политики — артисты, а артисты — политики), экономики, науки и образования, СМИ, информации. Они уже превратились в нечто иное, но мы по прежнему продолжаем их называть теми же названиями.
        Путин похоже учуял эти тенденции и трансформирует СМИ, надеясь на то, что оргии ещё не было. Надеясь, на то, что наблюдатели Непристойности и Разврата ещё не являются развратниками. Но увы, нас уже соблазнили и развернуть нас будет сложно.
        В Китай вошли все информационные технологии, но идеология сохранилась. И похоже последствий Оргии не будет. У них есть свой идеологический иммунитет. А может быть китайцы просто пока не понимают последствий и симулируют счастливчиков?
        Революций у нас не будет. Общество стало молчаливой массой, усыплённой симулякрами. Будут только катастрофы.
        Арест Ходорковского и его послания, свидетельствуют о том, что рынка и либерализации не было, но были их симулякры. Была симуляция капитализма, в которую верила лишь незначительная часть россиян, которая оказалась обманутой. Ходорковский, по сути своей, признаётся, что был симулянтом капитализма, то есть культурным бандитом-прихватизатором. Скоро «ходорковских» найдут среди единороссов.
        Идеология это всегда симулякры. Это нечто чего ещё нет, но имеющее вероятность реально воплотиться. Там, где в политике есть симулякры, там есть идеология (эффективная или нет — это уже другой вопрос).
        Совсем недавно были времена, когда нам казалось, что мы живём в условиях прозрачности, где ничего не может быть утаено и сокрыто. Именно казалось. Это были симулякры всяких «гусинских и березовских». Симулякр демократии закончился. Сейчас в СМИ сформировались другие симулякры. Это симулякры Путина как личности, так и его политики. В то же время необходимо признать, что в настоящее время социально-экономические условия в мире таковы, что российские симулякры всегда будут вторичными по отношению к западным симулякрам. Мир симулякров, идущий с Запада, диктует свои правила игры. Поэтому Путин, как главный симулякр России, рисует себя в СМИ не так, каким бы хотел себя видеть. Он нам видится таким, как его рисует мир знаков и симулякров, идущих с Запада. Путину возможно кажется, что он сам выбирает себе симулякр о себе, но это лишь иллюзия. Он уже давно является жертвой манипуляции западными симулякрами.
        Надо признать, что мы в мире симулякров вторичны к Западу, но были времена, когда мы своими коммунистическими симулякрами и постмодернизмом, задавали тон Западу. Мы были страной коммунистических грёз, иллюзий, блефа и иных симулякров. Запад именно у нас научился создавать мир симулякров и стал законодателем мира симулякров. В сталинскую эпоху мир симулякров был ограниченным, но эффективным. Мир ценностей у советских людей был узким. Он был нарисован идеологией, идущей от логики вещей, называемой “железным занавесом”. Страна жила в грёзах и мечтах, но жила плохо. Она была загипнотизирована идеологией. При этом необходимо признать, что многое там было полезным. Это, на наш взгляд, осознаёт и Путин. Именно поэтому в настоящее время имеет место однопартийная идеология и авторитаризм, которые не есть прихоть Путина, но являются защитной реакцией на западные симулякры. Наш Президент в качестве защиты строит свои симулякры, причём они не находятся в антогонизме с западными симулякрами, как это было при Сталине (тем более в сталинскую эпоху мир американских симулякров не был развит как сегодня). Наши
современные российские симулякры похожи на западные, ведь мы по настоящему хотим войти в мировое экономическое сообщество. Поэтому Путин желает с одной стороны выстроить идеологию, основанную на авторитаризме, но, с другой стороны, угодную Западу. Иными словами, с одной стороны в нас ворвались западные симулякры, а с другой, Путин формирует свои симулякры. Вот такая эклектика. Именно в этом причина того, что в настоящее время у нас отсутствует эффективная идеология — эффективный, “доморощенный” мир российких симулякров. Западные симулякры перемешались с отечественными настолько, что складывается впечатление, что Российской идеологии не будет больше никогда. А может быть это действительно так?
        И всё таки если присмотреться, то видно, что мы возвращаемся к авторитаризму и прежней идеологии, но на ином витке диалектической спирали. Значит ли это, что опять начнутся репрессии однопартийцев “Единой России”. При Сталине репрессии часто осуществлялись на основании дореволюционного прошлого коммунистов. Сейчас они будут на основании допутинского-приватизационного прошлого единороссов. Путин главных прихватизаторов загнал в мышеловку под названием «Единая Россия». Бесплатный сыр (паразитирование на рейтинге Путина) дорого обойдётся некоторым. Так будет легче с ними расправиться. Вновь появятся меньшевики, не идущие на уступки по отношению к Путину (не отдающие награбленное) и большевики, которые поддерживают президента. Реальных расстрелов и смертей здесь не будет. Они будут виртуальными. Они будут симулякрами смерти и уничтожения. Реально некоторые прихватизаторы будут умирать благодаря приступу от увиденного «смерти себя» на экране. Это пожалуй и будет для некоторых реальной карой.
        Мы уже немного совращены симулякрами, но не настолько как американцы. Для американцев, согласно Бодрийяру оргия уже закончена, всё уже сбылось, все силы — политические, сексуальные, критические, производственные и др. — освобождены, утопии «реализованы». Америка как бы находится в состоянии после Оргии, в состоянии «посторгазмической пустоты» Она конечно воспроизводит то, что и ранее воспроизводила: идеалы, ценности, фантазмы, делая вид, что с ней ничего не произошло, но это не так. «Она — мёртвый велосипедист, который ещё крутит педали, но его сердце уже не бьётся». Идеи и ценности (прогресса, богатства, демократии и др.) утрачивают свой смысл, но их воспроизводство продолжается и становится всё более совершенным. Секс, политика, экономика, спорт и т.д., теперь присутствуют везде и значит нигде. Ценности более невозможно идентифицировать, культура стала транскультурой, политика — трансполитикой, сексуальность — транссексуальностью, экономика — трансэкономикой. Всё перемешалось. Всё подверглось “радикальному извращению” и погрузилось в “ад того же самого”. Всё это расползается по миру как
метастазы опухоли и проникает везде, просачиваясь друг в друга. Поэтому не удивительно, что очередь дошла и до нас. Но была ли эта Оргия у нас? Некоторые утверждают, что российской Оргии (по Бодрийяру) ещё не было. В таком случае почему у нас тоже возникла трансполитика (политики стали артистами, артисты политиками), трансэкономика, транссексуальность и т.п. Цифры, интервью, ангажированные телеведущие и т.п. Всё стало симулякром и оторвалось от реальности. Не в этом ли причина политической апатии наших граждан? Но граждане пока ещё верят, что Путин не симулякр. Вероятнее всего мы уже стали входить в эту Оргию, но вовремя опомнились. Президент Путин понимает, что необходимо ставить заслоны и фильтры западным симулякрам, которые должны состоять из отечественных симулякров, сердцевиной которых он сам и является. Поэтому нет необходимости в свободных СМИ, тем более тех мнимых свободных СМИ, которые зависели от “гусинских” и “березовских”. Всё это опять же было симулякрами. СМИ должны быть таковыми, чтобы в обществе была жизнеутверждающая идеология. Когда в семье всё и вся разоблачается и нет тайн, то
часто у супругов начинается взаимно-условная импотенция и конфликты. В таких семьях всегда отсутствует некий единый вектор — идеология супругов. Аналогично и в обществе. Когда всё и вся непристойно раскрыто, то в нём всё начинает рассеиваться, начинается хаос и катастрофа. Жизнеутверждающие симулякры, как элементы идеологии, инициирующие счастливую реальность, необходимы.
        Ранее нами было отмечено, что в шизофреническом обществе, где имеет место раздвоенность и неопределённость генеральной линии, отсутствует какая бы то ни была направленность общественного сознания. Многие уверены, что достаточно накормить этого «шизофренического монстра», как все проблемы отпадут автоматически и сразу появится настроение, направленность сознания, идейность и т.д. К сожалению это не так. Часто шизофрения является необратимым деградационным процессом. Накормив этого больного монстра, мы обнаружим, что на роскошном кресле и в прекрасном офисе сидит сытый субъект и плюёт в потолок. Поэтому необходимо перестраиваться и делать упор не только на социально-экономические факторы, но и социально-психологические. Именно сейчас как никогда необходима усиленная работа философов, психологов, культурологов, социологов, политологов направленная на создание доморощенной качественно-новой концепции развития общества, основанной на особенностях нашего родного отечества, а не всяких там «китайских» и иных вариантов.
        Хотелось, чтобы российская культура лидировала, ибо культурный капитал оценивается сегодня как один из самых прибыльных. Но Россия не является местом его производства. Пока ее границы являются, так сказать, «полупроводниковыми»: мы открыты для Запада, а он закрыт для нас. Мы должны хорошо представлять себе цену, которую придется заплатить за вестернизацию, и основательно продумать "смену курса".
        Качественно новых своих симулякров мы сотворить уже не сможем, так как у нас нет цензуры, всяческих фильтров и, наконец, железного занавеса (некоторые элементы появились, но от них пока нет прока). Неплохой симулякр можно организовать с помощью национальной, доморощеннной идеей ЕВРАЗИЙСТВА. Этот симулякр может быть эффективным так как он привязан к нашей психогенетике, менталитету, географии и различным истокам. Симулякр евразийства может стать трансгрессором т.е. антивирусом против чужих симулякров. Он может стать симулякром против других деструктивных симулякров. На сегодняшний день это пожалуй наиболее приемлемый вариант. Ну а пока, мы идём на уступки к западным симулякрам, смешивая ввезённые западные симулякры с симулякрами прошлых сталинских или застойных лет. Мы превращаемся в некоего советско-прозападного гибрида. Увы! Не все гибриды выживают. Гибрид осёл, например, живёт уже давно. Но будем ли мы ослами?
        Нас резко погрузили в мир западных симулякров. В нас вошёл Запад. Сознание наше приняло этот поток симулякров. Сам же Запад погружался в этот поток постепенно. Нас же резко погрузили в это “изобилие” информационного мусора. Мы оказались в роли диких зверей, ворвавшихся в цивилизованный город. Сейчас мы адаптировались и спрашиваем себя “куда идти дальше?”. Почему мы задаём себе этот вопрос? Потому, что не имеем собственной идеологии.
        Необходимо признать, что Путин является продуктом отечественных симулякров, немного замешанных на западных. На нас свалились американские симулякры, но они нас не раздавили потому, что Путин организовал свои симулякры о себе. Россия, по сути своей, живёт в мире западных симулякров, регулируемых симулякром личности Путина.
        Мир симулякров в нашей стране ещё не так оторвался от реальности, как это имеет место в Америке. Теме не менее, мы уже всё больше смакуем не саму реальность, а саму телевизионную виртуальность. Кого-то это устраивает и он даже чувствует экстаз от такого общения с миром, но многие обеспокоены, понимая это как трагедию отчуждения от мира.
        Культура симулякров на Украине
        Мы живём в эпоху постмодернизма — засилия манипулятивных информационных технологий, производящих различные симулякры, которые являются живыми ложными знаками, живущими по своим законам и не желающих прислушиваться к обществу. Социальность умирает. На место приходит безмолвная толпа манипулируемая СМИ и другими источниками симулякров. Откуда идут эти симулякры… Главным образом из США. Наши доморощенные симулякры вторичны к американским. Тоже самое и на Украине. Как бы не блефовал Ющенко по своей программе, в конце концов его блеф корректируется симулякрами и блефом США. Блеф политиков — разновидность этих симулякров. Нечто превращается в симулякр, если оно тиражируется и смешивается с другим. Политики уже не политики, так как уже и артисты. А артисты уже не артисты так как становятся губернаторами, как Евдокимов или Шварцнеггер и др. Всё перемешалось бизнес, искусство, религия, полы и т.п. Многое уже не является тем, как мы их называем. Поэтому, президенты уже не президенты.
        Политики уже не политики. Всё превращается в однородную массу. (Нечего выбирать, так как всё одно и тоже. Ющенко и Янукович — одно и тоже, т.к. они симулякры. В век постмодерна и информационных технологийй всё выходит в однородный тираж. В том числе и «революции». То, что происходит на Украине это не социальное явление, а псевдосоциальное, искусственное, это симулякр революции. Это сценарий. Это оплаченная массовка, но которая максимум может спровоцировать временный предвыборный психоз, но после гипноза придёт отрезвление, так как народу Украины не нужны симулякры. Ющенко — симулякр, навязанный Западом. Янукович — симулякр навязанный Востоком т.е. Россией. Какие симулякры и блефы победят? Наши симулякры и информационные технологии вторичны к Западу. Мы у них их украли и с помощью них избрали Путина. Теперь хотим навязать Януковича. Но первичное всегда сильнее вторичного, так как в нём корни. Искусство политической борьбы в настоящее время — это создание эффективных симулякров на основе принципов постмоденизма. Это высшая игра. На дворе эпоха игр. Мы будем играть, но мир будет развиваться по своим
законам и будет нам бить в затылок, так как наши глаза видят только симулякры. Терроризм — это и есть вышеприведённый подзатыльник. Эти симулякры скоро придут и в Россию (Если мы не выработаем своих защитных симулякров т.е. идеологию). Очевидно, что на Украине отрабатывается гигантский спектр манипулятивных политтехнологий. И не обязательно этим занимаются профессиональные психологи. Ющенко держится на том, что пока ему удаётся прикармливать массовку и на надежде, иллюзиях украинцев о благополучии Запада. Этот гипнотический предвыборный сеанс с подкармливанием пациентов долгим быть не может. Больных придётся выгонять из гипнотария. Впрочем, всё будет зависеть от спонсоров.
        Постмодернистская психология или принципы и алгоритмы искусства в искусстве
        В настоящее время современная психология пришла к такому рубежу, когда уже становятся предсказуемыми многие психологические процессы. Мы научились описывать и прогнозировать многие поведенческие, эмоциональные и мыслительные процессы. Но имеет ли всё это к истинной психологии, как к науке об истоках живости психической реальности, о живой, человеческой психике, в которой есть тайна, непредсказуемое творчество и интуиция — различные надсознательные процессы? С одной стороны, нас радует, что вроде уже разработана единая категориальная система фундаментальной психологии, и казалось бы, есть целостный подход к психике (см. А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, Теоретическая психология, 2001). Но с другой стороны, эти и другие работы в области создания единой психологической системы, страдают детерминистской редукцией, некоей научной неуклюжестью, являющейся следствием желания загнать сложные психологические процессы в систему, которая, по сути своей, уже давно себя изжила. Такие теоретические модели больше принадлежат к линейной или модернистской психологии, благодаря которым психическая реальность (в
т.ч. прогноз) определяется её прошлыми параметрами (например, психоаналитическая модель). Страстный порыв объединить все психологические системы, и при этом, не изменить истокам нашей скромной отечественной психологии, которая длительное время была законсервирована, вполне оправдан, но не реален. Именно поэтому, на наш взгляд, разделы этих работ, касающихся надсознательных процессов, получились скомканными, и, не согласующимися с логикой предлагаемой целостной психологической системы. По видимому, психология надсознательного, всегда будет некоей тайной брешью, мешающей созданию единой законченной психологической системы. И это было бы прекрасно… Но, увы! В настоящее время мы всё больше и больше погружаемся в мир скучной предсказуемости, в котором всё меньше и меньше места для тайны, интуиции, истинному творчеству. Увы! Современная манипуляционная психология достигла такого уровня, что позволяет, воздействуя скрытым образом, получать различные реакции, угодные манипулятору. (Так например, государство-манипулятор с помощью СМИ и других средств, всё больше и больше погружает социум в мир деструктивной
предсказуемости).
        Следовательно, линейная (модернистская) психология научна (описывает и предсказывает), но в той только части, которая основывается, в частности, на психофизиологии. Это позволяет говорить лишь о некоей усечённой предсказуемости, основанной, в частности, на психических автоматизмах и инстинктах, хотя может казаться, что там имеет место чистая психология. Человек всё больше и больше организует себе предсказуемую среду обитания (жизненный мир по Хайдеггеру), и, поэтому, всё меньше и меньше остаётся места действительно непредсказуемым явлениям таким как интуиция, истинное творчество и др. Этому способствует и то, что с одной стороны человек научился программировать себя, с другой, потребительски упрощать среду обитания. Одной из таких искусственных сред является мир наркотических иллюзий. Таким образом, благодаря игнорированию феноменов надсознательного, современная психология приобрела лишь некую мнимую научность, не способную описать истинно человеческие психические процессы.
        Отношение к психике другого как к нечто, в чём нет тайны и непредсказуемости, уничтожает феномен присутствия живой человеческой психики. В конце концов, человек, распространяя данное отношение на себя, разочаровывается в себе, превращаясь в вещь не только для других, но и для себя. (Не в этом ли лежит одна из причин безответственного отношения к собственной жизни: суицидов, алкоголизма, наркомании и др.) Такое отношение, в конце концов, привело онтологию многих добергсонианских мыслителей к философской интоксикации, и, как следствие к НИЧТО, как главной сущности всего. Это явилось, следствием того, что эти философии, были по сути, философией мёртвого нединамического мира, не способного творить реальность. Последнее возможно только в акте непосредственного переживания, иррациональной интуиции. Таким образом, настало время когда психология должна начать основываться на качественно иных принципах, далёких от вышеприведённого редукционизма и детерминизма. Не настало ли время изменить представления о психологии как о науке в основе которой главенствует интеллект, работающий на потребу человека.
Очевидно, что эти принципы не должны исходить из науки. В психологию должны внедряться принципы, которые бы способствовали развитию живой человеческой психологии, способной творить психическую реальность. Единственным примером такого интуитивного мира является искусство. Философия, на наш взгляд, является лишь разновидностью искусства смысловых форм познания мира. Наиболее адекватно отвечает принципам и алгоритмам искусства постмодернистский способ философствования (постмодернизм.) В постмодернистских проектах (текстологическом, номадологическом, симуляционном, нарратологическом, шизоаналитическом, синергетическом и других) наибольшим образом отражены язык, алгоритмы и принципы искусства. Поэтому, именно на них должна строиться постмодернистская (нелинейная психология)
        Но как распространить законы искусства на психологию?
        Эти исследования нами были начаты в 1988 году. Результатом этих исследований явилась научная монография (Р.Р. Гарифуллин, Иллюзионизм личности, как новая философско-психологическая концепция, 1997, 400 с.) В ней нами были изучены как работают принципы иллюзионного искусства в практической психологии и психотерапии. Мы пришли к выводу, что, для того, чтобы психика была живой-человеческой, способной творить психическую реальность (сверхсознание и др.) необходимо её рассматривать, как систему конструирующую поток заблуждений и иллюзий, некоторые из которых становятся феноменами интуиции, творчества, провидения. Таким образом, нам удалось выстроить концепцию иллюзионизма личности в качестве базового представления о существовании в человеке совершенно особого слоя его психики, активно участвующего буквально во всех сферах его деятельности. Этот слой связан с продуцированием заблуждений. Следовательно, он прямо противоположен тем уровням психики человека, которые заняты поиском истин, как о субъективном, так и об объективном мирах человека, в которых протекает его жизнь.
        Таким образом, психологическая свобода требует от нас признать, что настало время когда психология должна начать основываться на качественно иных принципах, далёких от различного редукционизма и детерминизма. Не пора ли изменить представления о психологии как о науке в основе которой главенствует интеллект, работающий на потребу человека? Очевидно, что эти принципы не должны исходить из науки. В психологию должны внедряться принципы, которые бы способствовали развитию живой человеческой психологии, способной творить психическую реальность. Принципами такого интуитивного мира являются принципы искусства.
        Психологические исследования С.М. Эйзенштейна показали, что основной принцип киноискусства (монтажный) является свойством художественного мышления, процессы которого подчиняются общим закономерностям диалектики. Взаимодействуя с окружающим миром, мы всегда соединяем разрозненные впечатления в единую, целостную картину. Эти монтажные принципы имеют место в литературе, живописи, театре и др. Иными словами, психологические закономерности проявляются в принципах искусства. И наоборот, в настоящее время, язык, принципы и алгоритмы искусства развились до такого уровня, что стали основательно влиять на форму и содержание нашего сознания и мышления (феномен клипового, виртуального, компьютерного, кинематографического, телевизионного сознания и др.). Поэтому в данной работе систематически исследована обратная задача: как проявляют себя принципы и алгоритмы иллюзионного, кинематографического, телевизионного, театрального, литературного, изобразительного, танцевального, музыкального и других искусств в психологии (практической психологии, психотерапии и др.)
        Вначале мы исследовали проявление принципов и алгоритмов иллюзионного искусства (пальмировки, пассировки и шанжировки) в практической психологии, психотерапии и других сферах психологической деятельности. Эти исследования позволили нам выстроить концепцию иллюзионизма личности в качестве базового представления о существовании в человеке совершенно особого слоя его психики, активно участвующего во всех сферах его деятельности (Р.Р. Гарифуллин, Язык, алгоритмы и принципы искусства в психологии, Сб. Международный конгресс по креативности и психологии искусства, 188с.) Этот слой связан с продуцированием заблуждений. Следовательно, он прямо противоположен тем уровням психики человека, которые заняты поиском истин, как о субъективном, так и об объективном мирах человека, в которых протекает его жизнь. Поиск истины и поиск заблуждений, в соответствии с этой концепцией, вполне сочетаются и в человеческом обществе и в человеческой психике, составляя своего рода диалектическое единство.
        На основании вышеприведённых представлений удалось разработать новые технологии (техника шанжировок и др.) в психотерапии и практической психологии, а также усовершенствовать уже широко используемые методы психотерапии: нейролингвистическое программирование, клинической психодрамы, арт-терапии, гипноза, цветотерапии и др.
        Рассмотрение процессов образования иллюзий, обманов и заблуждений не в качестве продуктов случайных сбоев нормальной познавательной деятельности, а в качестве активных элементов человеческой психики, позволило нам по-новому взглянуть на многие проблемы когнитивной науки. Вопрос об активности этих элементов не раз ставился в работах многих психоаналитических школ, придерживавшихся самых разных представлений о структуре человеческой психики и по-разному объяснявших причины возникновения обманов и заблуждений. Во всех этих работах психологические алгоритмы обманов и заблуждений представлялись как бы вторичными механизмами, включающимися в зависимости от тех или иных сознательных или подсознательных стремлений человека. Отличие предлагаемых исследований состоит в том, что механизмы эти представляются нами не просто исполнительными. Мы предлагаем их известную автономность и расцениваем их в качестве важных структурообразующих элементов психики, приближающих нас к разрешению механизмов интуиции и надсознательного.
        Нанопсихология как новая наука. Нанофилософия как новое мировоззрение
        Когда-нибудь мы свои мысли подключим к Интернету,
        Загоним Бога в провода,
        вот уж действительно тогда,
        Мы скажем “Бога нету.” (от автора)
        Всё чаще приходится слышать, что эпоха постмодернизма закончилась и вместо неё уже грядёт некая новая эпоха: неоклассики или протеизма и т.п. Согласно некоторым авторам, за каждым «пост-» грядёт своё “прото-”, дескать «конец реальности», о котором так много говорили «постники» всех оттенков, от Деррида до Бодрийара беспредметный разговор. При этом авторы, противореча себе же, утверждают, что наступает виртуальная эра. Но ведь именно об этом же предрекали постмодернисты, понимая под “концом реальности” уход в виртуальную реальность. Поэтому ни о каком протеизме речи и быть не может, а просто идёт развитие постмодернизма. Очевидно, что оно будет продолжительным и возможно распространится до “конца света”. А дальнейшее плавание в виртуальном мире, напоминающее последнюю фазу наркотической зависимости и предполагающее исчезновение берега, т.е. самого экрана компьютера — и создание трехмерной среды обитания, как разновидности “ада того же самого”, воздействующей на все органы чувств, и, будет развитием постмодернистского проекта, о котором предрекали классики постмодернизма. Конечно, некоторым очень
хочется заявить о себе, как о первооткрывателях новой эпохи, ввести новые слоганы и понятия этой новой эпохи, “”застолбить открытие новой эпохи”, но многие из них не осознают того, что такая возможность “столбления новой эпохи” стала возможной именно благодаря существованию постмодернизму как объективной реальности, а не некоему выдуманному и модному мировоззрению, на смену которого грядёт нечто новое. Всегда будут возникать нарративные авторы (виртуозы нарративности), которые будут открывать эпоху за эпохой… потому и будут, что мы живём в эпоху тиража авторов, которые будут тиражировать эпохи за эпохой. Некоторые авторы, вероятнее всего спешат, рисуя протоэпоху (протеизм), несмотря на то, что постмодернизм только-только начал расцветать (о какой протоэпохе можно говорить, если Россия ещё до сих пор с аппетитом травится продуктами западного постмодерна). По-видимому, такие гипотезы связаны с тем, что некоторые авторы так и не поняли глубоко постмодернизм, уловив только его отдельные стороны, не познакомившись с множеством различных его проектов, но уже поспешили заявить о его кончине. Необходимо
отметить, что многие авторы почему-то не осознают того, что дуализм модерн — постмодерн является фундаментальным, как фундаментальны дуализмы: волна-частица, плюс-минус, начало-конец, форма-содержание, случайность-необходимость, деятельность-сознание. Они не осознают того, что имеет место принцип единства модернизма и постмодернизма, и, поэтому третьего не дано. Всё остальное является производным этих главных бимодальностей Бытия.
        На самом деле, гипотезы некоторых авторов (например, М. Эпштейна) согласуются с уже известными постмодернистскими проектами и говорить о философской новизне не приходится. На наш взгляд, философскую новизну необходимо искать в другом — в нанофилософии, как мировоззрении, учитывающим качественно новые формы существования психического (например, психосферы), развиваемого благодаря новой психологии — нанопсихологии. Психика будет развиваться в качественно новых условиях, благодаря которым придётся по- новому пересматривать онтологические и гносеологические вопросы философии. Ведь благодаря развитию нанопсихологии появится возможность управлять и манипулировать процессами совести и духовности. Согласно, М. Эпштейну, человек окажется действительно паучком во всемирной паутине, поскольку к каждому его нейрону, клетке, гену и чипу будет что-то приторочено. Каждая его частица будет участвовать в каких-то взаимодействиях, о которых он будет знать и которые должен будет контролировать, в свою очередь контролируясь этими системами. Мозговые сигналы будут прямо передаваться по электронным сетям, мысли будут
читаться, поэтому придется быть осторожным не только в словах. В мозгу, посредством наночипов, будет время от времени вспыхивать табличка-напоминание о том, как необходимо мыслить и т.п. Церебрально открытое общество, сосредоточенное в психосфере, может потребовать от всех своих членов такой умственной аскезы, какой раньше предавались только монахи и йоги. Ментальная «корректность» или «гигиена» выработает привычку сурового мыследержания, и человек с особой радостью будет предаваться «снам наяву» — интервалам времени, специально отведенным для «анархии» мыслей. Личность сможет простираться через континенты, планеты, звездные системы, выступать в разных материальных обличиях и социально-профессиональных ролях — и одновременно осознавать единство своей судьбы и моральной ответственности, и все ее воплощения будут советовать друг другу в единой совести. Творчески сильная, вдохновенная личность сможет населять целые миры своими бесконечно множимыми «я». Очеловечивание приборов, орудий и машин, благодаря которым они приобретут человеческие функции движения, вычисления и даже мышления и есть смерть человека
в постмодерновом понимании. Потому, что возникнут совершенно иные существа и корень “человек” здесь применять уже не придётся. Всечеловек — это уже не человек, а некий квазибог. Качественное перерождение это всегда смерть старого. Ведь память об индивидуальным психическом и экзистенции исчезнет, останется одна эссенция, которая не достаточна для существования феномена Человека. Обидно только одно, что не успели мы разобраться с тем, что есть Человек, как мы потеряем его.
        Всё вышеизложенное, в частности, развитие нанопсихологии, которую мы выдвигаем как новую составляющую психологии, заставит нас по-новому взглянуть на многие онтологические и гносеологические проблемы философии. Поэтому далее, мы попытаемся обосновать новое направление в психологии — нанопсихологию и обозначить контуры этой новой науки, ввести некоторые понятия и категории.
        Нанопсихологию, на наш взгляд, можно разделить на три основные области:
        1.Область, изучающую психические процессы, обусловленные природными наностуктурами мозга, нервной и нейрогуморальной системами. Эта область, в свою очередь подразделяется на изучение:
        а)Психических процессов, обусловленных естественными процессами в наностуктурах (неуправляемые наноструктуры);
        б)Психических процессов, обусловленных искусственными процессами в наноструктурах (управляемые оператором наноструктуры в условиях “здесь и сейчас” или запаздывания);
        2.Область, изучающую психические процессы, обусловленные искусственно-созданными и управляемыми (в условиях “здесь и сейчас” или запаздывания) или неуправляемыми наностуктурами, которые внедрены в мозг, в нервную и нейрогуморальную системы.
        3.Область, изучающую психические процессы, обусловленные влиянием систем (приборов, чипов, наночипов, наноботов, микроизлучателей, микровыключателей, микрокомпьютеров, кодирующие и декодирующие микросистемы, ДНК-компьютеры и т.п.), созданных на основе достижений нанотехнологии. Эти системы либо внедрены в мозговую, нервную нейрогуморальную систему. Либо воздействуют извне.
        На наш взгляд, в настоящее время в нанопсихологии существуют следующие проблемы:
        1.Проблема влияния наночастиц (наноблокаторов, наноэкранов, наночипов и различных наноэнергетических структур) на психические процессы. Она включает в себя:
        a)проблему преобразования биоинформационных полей мозга с помощью наночастиц, помещаемых в различные участки мозга;
        б)проблему исследований психических процессов, вызванных влиянием наноблокаторов, наноэкранов, наночипов и различных наноэнергетических структур;
        г)проблема управления вышеприведёнными процессами;
        2.Проблема подключения мозговых структур и нервов к глобальным сетям (типа Интернет) посредством наноструктур.
        3.Проблема управления через глобальную радиосеть (типа Интернет) психическими процессами индивидов с вживлёнными в мозг наночипов и иных наноструктур;
        4.Проблема использования вышеприведённых искусственных наноструктур как инструментов для создания новых методов и методик изучения психических процессов;
        5.Проблема взаимоотношения искусственных наноструктур, вживаемых в мозг и нервы с естественными мозговыми наноструктурами.
        6.Проблема моделирования субъективной психической реальности с помощью влияния искусственных наноструктур;
        7.Проблема преобразования, прогнозирования и конструирования психической реальности с помощью вариаций информации, поступающей через наноструктуры;
        8.Проблема изучения процессов, протекающих в растворах наночастиц (идеальных и реальных растворах). Переход на макроуровень через растворы наночастиц. Проблема взаимодействия с растворителем.
        9.Проблема наноудаления различных структур мозга и нервов. Влияние наноудаления на психические процессы.
        10.Поиск пусковых природных нанопроцессов и наноперестроек и имитация этих процессов с помощью искусственных наноструктур.
        11.Проблема создания имитаторов кодирования мозговых процессов и психическое протезирование. Мозг кодирует и создаёт значения, а мы будем внедрять искусственные нанопротезы и наблюдать за тем, как изменяются психические процессы, как приживается, кодирующая (искусственная) система к природной. Проблема двоичности. Модели мозга (голографическая и др). Нанокодирующие структуры зрения, восприятия, обоняния. Нанокоррекция памяти, мышления, проводимости и т.п.
        12.Исследование психики по мере вращивания искусственных наноструктур в системы зрения и восприятия. (Это не грубое “бехтеревское” удаление и наблюдение, а внедрение наноструктур (наноботов), вырабатывающих гармоны, лекарства и т.д.
        13.Нанофизиология — психология — секреция и т.д.
        Исследование корреляции между психическими процессами (мышлением и т.п.) с нанопроцессами, влияющими на психические процессы.
        Сила мысли и её отражение в нанопроцессах.
        Код духовности.
        Создание мозговой наносреды, изменяющей психические процессы.
        Синергетика и самоорганизация (постмодернистические проекты)
        В настоящее время существует пропасть между наноструктурными исследованиями и психическими процессами, так как до сих пор пока слабо изучены молекулярные механизмы мышления и памяти А может быть лучше искать пусковые, кульминационные, бифуркационные, синергетические механизмы в мозгу, которые определяют психические процессы.
        Нонопсихология — наука, изучающая корреляции между наноструктурными преобразованиями и психическими.
        Нанопсихология — это моделирование на психопатию. Можно математически моделировать психопатию.
        Нанопсихология — как наука об очень тонких психофизиологические переключениях работы головного мозга. Нанопсихология может стать одним из современных психологических методов (в психологии). Как метод меченных атомов.
        Нанопсихология как наука о создании искусственных нейросетей, имитирующих естественные (синтез сетки, как в сетчатых полимерах)
        Замена некоторых частей мозга ДНК-вычислителями (см. нанобиология)
        Зулейха и образ татар в кино
        Несмотря на то, что в советском и российском кинематографе образ татарина или татарки практически не представлен, тем не менее он всегда являлся показателем отношения государственной власти к татарам. Персонажу татарской национальности в советском кино всегда отводилась незавидная роль. На память приходят лишь некоторые короткие киноэпизоды, которые уже многие не помнят. Так например, это образ татарина-дворника в фильме о молодом Ульянове-Ленине. В фильме молодой Ульянов иронизирует над татарином, относясь к нему несерьёзно. Ульянов встречает дворника, которого призвали в армию и спрашивает его: “А что если тебе дадут приказ стрелять в меня… ты будешь стрелять?” Тот утвердительно отвечает: “Буду…”, но после некоей паузы заявляет: “Стрелять буду… да только мимо”. На экране хитрые глаза татарина-дворника и смех.
        Ещё пример. В фильме Эйзенштейна “Иван Грозный ”. На экране хитрый татарин с репликой: “Маскау манинький… Казан бальшой… ”
        Архетип хитрого, но наивного татарина, говорящего с акцентом, хорошо прижился в советском кино.
        Ещё пример. Образ Абдуллы-торгаша в художественном фильме “Евдоким и Евдокия ”. Эту роль сыграл наш известный актёр-чтец Айрат Арсланов. Мой отец, будучи одногруппником по театральному училищу с Айратом Арслановым, всегда восхищался талантом и порядочностью этого великого артиста. Но здесь ему была отведена негативная и невзрачная роль красивого и опять-таки хитрого татарина, совращающего русскую замужнюю женщину.
        У Андрея Тарковского в фильме “Андрей Рублёв” татары представлены в маленьком, но сильном эпизоде. Теперь уже татары не хитрые лакеи, не глупые или наивные существа. Теперь это агрессивная сила, способная выкалывать у русских глаза. После просмотра этих эпизодов у многих татар начинался приступ комплекса национальной неполноценности. Это очень серьёзно. Будучи ещё очень молодым при виде этих кадров у меня внутри что-то сжималось и я задумывался: “Неужели это образ моего татарского народа?”
        Кто-то может возразить, что дескать есть фильм-сказка “Булат-батыр ” (фильм тридцатых годов) или “Клад” (фильм семидесятых годов). Но это ленты, где нет образа татар, там стояли иные задачи.
        Почему татарам на советском культурном пространстве так и не достался достойный образ-земляка, который бы любили все. Грузинам в этом плане повезло. Им достался образ Мимино (Вахтанг Кикабидзе). Мимино любят все… Но это пожалуй исключение из правил. Все остальные нации могли формировать объективный художественный образ себя, имея свои национальные киностудии. У нас таковой не было никогда.
        И вот, наконец, свершилось. После различных попыток (“Куктау”, “Тёплый ветер булгар” и др.) на экран вышел полнометражный художественный фильм “Зулейха”, снятый Р.Ч. Тухватуллиным, по одноимённому произведению Гаяза Исхаки. Эта лента, пожалуй, впервые претендует на более правдивый художественный образ татар в российском, да и, пожалуй, в мировом кинематографе. Это не образ татарина, но образ татарки — Зулейхи. Она и есть нерв всего фильма — нерв всего татарского многострадального народа. Её образ аналогичен образу из плаката “Родина мать зовёт!” Но теперь это звучит: “Зулейха чакыра! ” (“Зулейха зовёт!”). Она призывает не в явной форме, не прямо, но косвенно, то есть своим поведением. В ней собран архетип страдающей татарской женщины. Несмотря на то, что она мусульманка её насильственно крестят (Зулейха становится Марфой), насильственно заключают в монастырь, насильственно выдают замуж за русского мужика. Короткая сцена сексуального насилия Зулейхи русским мужиком вызывает сверхомерзение зрителя, несмотря на то, что зритель уже адаптировался к насилию на российском телевизионном экране. Но это
особое насилие. Это насилие одной религии и национальности другой. Межрелигиозный антогонизм между мусульманами и христианами становится главным напряжением всего фильма. Это напряжение является основой эстетического переживания всего фильма. Это деструктивная, но надо признать, правдивая эстетика. Эпизод в котором мусульмане окружают и защищают свою мечеть от вторжения христиан, символичен. Силы оказываются не равными и с мечети сносится шпиль-символ ислама (луна) и на место него водружается крест. Это также глубоко воздействует на зрителя. Данная сцена бьёт по национальным чувствам татар.
        Из фильма мы узнаём, что современный русский жаргон в отношении татар (“чаплашка”, “не бельмеса” и т.п.) процветал и тогда, то есть пять столетий назад.
        В целом, весь фильм переполнен символами, архетипами, вещами, мелодиями и звуками, которые, с одной стороны воздействуют на национальные чувства и подсознание, а с другой, в замаскированной форме показывают наши современные этнические и религиозные проблемы.
        Можно ли говорить о том, что в Татарстане начинается новое политическое время? Хочется верить, что данный фильм задуман лишь как хорошая психотерапия, снимающая комплекс татарской национальной неполноценности и не более.
        Между прошлым и будущим. Психология памяти об умерших
        Дата публикации:5 МАЯ 2005
        На данные философско-психологические размышления нас натолкнули некоторые высказывания наших соотечественников: "Я вижу неухоженные могилы, которые погребаются под слоем новых могил. Неужели люди потеряли память?", "Часто великие люди живут и умирают в нищете, а «криминалы» даже после смерти сохраняют тщеславие, которое выражено в суперсклепах", "Почему люди на склоне лет становятся похожими на детей, даже говорят — что стар, что млад?" и т.д.
        В психологии есть такое понятие — "субъектная представленность". Мы существуем тогда, когда представлены в других, когда о нас знают. То есть, как утверждают экзистенциалисты (existence — сущность), мы живем, пока нужны. И если это отсутствует, то человек оказывается в психологическом вакууме и решается на суицид… Как-то ученые пошли на такой эксперимент: создали человеку физический вакуум, поместив его в закрытое темное помещение и лишив возможности видеть, слышать, обонять, ощущать. После критического времени у здорового индивида начались сбои в организме и нервные приступы…
        Насколько человек был необходим другим людям, показывает время, в течение которого его помнят после ухода из жизни.
        Жизнь после жизни — это и есть память. Люди научились различным формам памяти: ритуалам, обычаям и пр. Научились создавать постаменты, памятники. Научились ухаживать за могилами и таким образом общаться с теми, о ком хотят помнить. Однако в сегодняшнем мире уже ощущается острый кризис памяти. Связано это с тем, что человечество стало более прагматичным и менее мистичным, а мышление людей — более казенным.
        Память приобрела более синтетическую форму: вместо «теплых» крестов на кладбищах появился «холодный» мрамор, простые деревянные гробы вытесняют навороченные «футляры» из замысловатых материалов. На дворе эпоха постмодерна… и всяческих симулякров. Похороны порой выливаются в показные шествия, а склепы или надгробия оцениваются в тысячи долларов. Но все это — не от души. Так, — дань моде, выражение тщеславия. Между тем потраченные на такую дорогостоящую «память» деньги вовсе не гарантируют покойнику, что о нем будут помнить долгие годы.
        Согласно нашим социологическим исследованиям, лишь 9% опрошенных знают своих прародителей по имени и отчеству, ведают об их роде деятельности. Лишь в 2% случаев у горожан имеются семейные реликвии или фотографии, дошедшие до третьего поколения.
        В лучшем случае человека помнят 200 лет после его смерти, в среднем — полвека. На вопрос "Как долго будут помнить Вас?" 85% опрошенных реагировали весьма оптимистично: мол, есть достойные потомки, способные через века пронести память о них. Но если любого из этих 85% спросить о том, как звали его прапра… (достаточно пару "пра"), то многие затруднятся дать ответ…
        Отсутствие памяти о своих предках современники объясняют тем, что нечем было ее зафиксировать: не было компьютеров, фотоаппаратов, «видиков». Поэтому на первый взгляд кажется, что нынешнее поколение имеет "технические возможности" помнить своих предков несколько дольше. Однако постмодернисты уже давно говорят о смерти автора, симулякрах памяти и т.п. — дескать, кто нас будет помнить в этой "информационной помойке, наполненной анонимным мусором" (Интернета и т.п.). И у нас нет оснований для того, чтобы им не верить.
        …В чем разрушительная сила отсутствия памяти о своих предшественниках? Согласно экзистенциальной философии, человеку должно быть присуще чувство ответственности, причем двухуровневой: конкретная ответственность — за других людей (ребенка, родителей) и экзистенциальная — за себя как промежуточное звено между прошлым и будущим (за свою династию, за свое поколение, за свое место в бытии).
        Память — это и есть экзистенциальная ответственность. Пока есть память, мы ощущаем себя звеном между прошлым и будущим. Отсюда вытекает и смысл жизни. Причем, также двух уровней: жизнь человека имеет конкретный смысл (он молод, здоров, энергичен), но есть и более глубокий смысл — человек жив, потому что он чувствует ответственность. Другими словами, пока есть память, есть и смысл у жизни. Отсутствие же памяти ведет к неврозам и страху смерти.
        89% опрошенных поставили собственную смерть на первое место. Последующие пункты распределились таким образом: дети, родители, Бог, счастье, жизнь, карьера, семья и т.д. Как говорится, комментарии излишни…
        Мы живем в эпоху "информационного мусора". Любой индивид может широко растиражировать свои мысли. И фильтрами, способными отсеять суррогат, являются история, память. То, что оседает в памяти, — есть истина, а что отсеивается — мусор. Запоминаются не только радостные события, но и те, которые нанесли человеку сильные раны, причинили страдания (помним как урок).
        Между тем сегодня в средствах массовой информации ветеранам Великой Отечественной войны (павшим и живым) адресованы абсолютно бессмысленные, мертвые лингвистические блоки. То, что они пережили, словами передать невозможно. Пожалуй, только музыка еще как-то приближается к участникам войны, а все остальное вызывает в них непонятное чувство, которое также нельзя передать словами.
        День Победы для многих из них — день воспоминаний нелепых, абсурдных, страшных и деструктивных чувств, которые породили в них нежелание жить и разочарование в жизни и людях. Война им показала, что человеческая жизнь — ничто. И после всего этого надо как-то найти смысл в жизни, верить в красоту и остаться Человеком. Лишь немногие таковыми остались. Война делает из человека личность опасную не только для общества, но и для себя. Именно в этом причина пьянства и самоубийства многих участников войны. Об этом в нашей застойной стране как-то не принято было говорить. Между тем День Победы — это день напоминания о деструктивности людей и всего человечества.
        …Мы говорили о памяти, по сути, после смерти. Но сегодня имеются определенные исследования генетиков, биологов и других специалистов, которые говорят о памяти первого порядка, т.е. о человеке еще до его рождения. В снах, гипнотических состояниях 94% опрошенных видят события, которые происходили не с ними, но с их материей.
        По суждениям некоторых философов и психологов, память — это небытие второго порядка, т.е. жизнь после смерти. Что же тогда является небытием первого порядка?.. В этом понятии больше субъективной формы в виде будущего того, кто пока находится в небытии. Допустим, у вас пока нет ребенка, но вы мечтаете о нем, представляете, каким он будет, по сути, моделируете его. И у 50% людей представленный образ совпадает затем с истинной картиной.
        Не будем вдаваться в различные концепции существования этих двух нечто. Интересно другое — доказательство их симметричности…
        Мы разработали следующую теорию. Принимаем за полюса небытие до рождения и небытие — после. То, что находится между ними — жизнь. Есть переходные периоды между небытием первого порядка и жизнью (детство), а также жизнью и небытием второго порядка (старость). И если существует симметрия между этими периодами (ребенком и стариком), то можно говорить и о симметрии между двумя нечто.
        Например, людей преклонного возраста тянет к земле (с удовольствием работают на садовых участках), детей — аналогично (играют в песочницах, копают и пр.). Старики, как и дети, находят интересное в малом, часами занимаясь примитивными операциями и радуясь каждому прожитому дню. Время для тех и других течет медленно. Если ребенок играет в игрушки, то и старик «играет» с некоторыми бытовыми или коллекционируемыми вещицами.
        И старые люди, и малыши капризны, мудры ("устами младенца глаголет истина"), верят в Бога, мифы, сказки. И те, и другие любят бывать на природе, много спят. Если старики похожи на себя в грудном возрасте, то и внешний облик новорожденного — кожа, сморщенное лицо, лысая голова — схож со старческим. У старых и малых отсутствует влечение к противоположному полу, зато присутствуют плохое зрение, невнятная речь, неумение пережевывать твердую пищу, отправление физиологической нужды в постель.
        Галлюцинации, видение "того света", ангелов или чертей (в зависимости от своей "греховности") характерны для старцев, особенно перед смертью. Американские ученые доказали, что малыши живут с синестезией (умением видеть мир нетрадиционными формами восприятия: слушать цвет, нюхать музыку, т.е. определенные анализаторы меняются ролями).
        Старик плачет перед смертью, ребенок — во время рождения (кстати, в первом плаче младенца заложена его психика). И старики, и дети запросто знакомятся со своими сверстниками, не стесняются своей наготы. У стариков — жажда познания Бога, бессмертия, у детей — жажда познания окружающего мира. Старец уходит из жизни в одиночестве (не узнает окружающих), младенец приходит в мир один (безразличие к родителям). Часто люди на склоне лет открывают в себе способности, обостренно чувствуют искусство. Дети — соответственно. Старики не боятся смерти, так как устали от жизни, дети не боятся потому, что жизнь для них прекрасна, а смерть непонимаема.
        …Таким образом, отказ от памяти об ушедших равносилен отказу от трепетного ожидания ребенка. Обреченные на забвение старики — это нежеланные дети.
        "Папа Римский против Бен Ладена"
        Смерть как шоу в мире симулякров
        Сегодня, когда отгремели траурные торжества, мы можем констатировать, что похороны Папы Римского Иоанна Павла II — событие, по своей глобальности и массовости не уступающее Олимпийским играм и чемпионату мира по футболу. Поэтому нам необходимо понять: что это было? Необходимо философско-психологическое осмысление этого события. Действительно ли эта массовость вызвана большой утратой всего человечества или это социальное явление, истоки которого далеки от собственно смерти Римского Папы? Является ли это событие некоей начальной или итоговой чертой развития религии и человечества?
        Чтобы понять все это, необходимо принять тот факт, что благодаря масс-медиа и информационным технологиям мы живем в эпоху постмодернизма и всяческих симулякров, то есть в мире ложных «живых» знаков, оторванных от реальности. Оказался бы мировой рейтинг Папы Римского столь высоким, если б не было масс-медиа? Разумеется, нет. Поэтому можно предположить, что, несмотря на то, что смерть Папы Римского реальный факт, события, которые сопровождали его кончину, вероятнее всего, были симулякрами — подделкой под социальное явление, выполненной машиной, называемой масс-медиа.
        Увы! Для современного человечества оказался важнее не сам факт смерти Папы, а его освещение в масс-медиа. А потому неудивительно, что эта смерть была использована настолько, насколько можно было пополнить бюджет Рима и Италии. Ведь мы живем в эпоху, когда все труднее отделить политику от экономики, религию от политики и экономики и т.п. Все перемешалось, все стало "адом того же самого". Религия все больше и больше превращается в трансрелигию — некий гибрид и суррогат, замешанный на политике, экономике, массовом шоу и т.п. Такова эпоха постмодернизма.
        В эпоху постмодернизма такая личность, как глава католической церкви, не могла быть только ею. Будучи продуктом или жертвой постмодернизма, Папа Римский соединял (или смешивал) в себе все ипостаси: священника (духовного отца всех народов), политика, артиста и поп-идола (недаром по образованию он — актер) и т.п. Именно в этом соединении, на наш взгляд, лежат истоки гигантского успеха Папы, но не только в этом.
        Деятельность Папы Римского Иоанна Павла Второго совпала с расцветом электронных масс-медиа. Благодаря этому Папа "вышел в тираж", как никто другой из его предшественников. Будучи актером по призванию, Папа не мог не радоваться этому. По-видимому, как любой актер, он любил большие аудитории и аплодисменты. По-видимому, это было одним из главных стимулов в его деятельности. Хорошие актеры — чистые и безгрешные дети, которые любят, когда им уделяют внимание. Хочется верить, что чистота Папы Римского была сродни этой детской чистоте. Хочется верить, что там не было тщеславия, гордыни, которые являются большим грехом для христиан.
        С другой стороны, благодаря ТВ, року и иным современным формам культуры сознание современного обывателя все больше и больше открыто поп-идолам. В условиях, когда среди них практически нет достойных людей, для миллонов людей роль поп-идола успешно играл Римский Папа.
        Я уже говорил, что по характеру освещения в масс-медиа похороны Папы были сравнимы с Олимпийскими играми или чемпионатом мира по футболу. Это еще раз подтверждает тот факт, что религия сегодня превратилась в трансрелигию, равно как смерть Папы, стала "транссмертью" Папы. Иными словами, для людей важней был не сам факт смерти, а то, как ее представили. И самое главное — какие дивиденды с нее получило прагматическое и потребительское человечество.
        Религия, конечно, воспроизводит сегодня то же, что воспроизводила всегда, — идеалы, ценности, фантазмы, — делая вид, что с ней ничего не произошло. Но это не так. Она все больше и больше напоминает мертвую велосипедистку, которая еще крутит педали, но сердце которой уже не бьется. Не от этого ли небиения остановилось сердце Папы Римского?
        После того как от нас ушел Папа, сам собой возникает вопрос: существует ли в настоящее время личность, которая в тех же мировых масштабах, так же, как и Иоанн Павел II, соединяла бы в себе поп-идола и политика, артиста и бизнесмена, духовного лидера и главнокомандующего, виртуальность и реальность? Я думаю ответ на этот вопрос есть: существует. Это "террорист #1" — Усама бен Ладен. Не случайно его имя часто звучало на похоронах вместе с именем Папы Римского. Бен Ладена там ждали…
        Это, конечно, всего лишь шутка, популярная среди прощавшихся с Папой. Но в этой шутке есть глубокий смысл. Иоанна Павла II и Бен Ладена объединяет многое. Оба они продукты постмодернизма, владеющие изощренными приемами духовного манипулирования — самого прибыльного рода занятий после торговли наркотиками. Оба они духовные лидеры разных сторон света. Только один из них — продукт процветания Запада, а другой — продукт страданий Востока. Бен Ладен — преступник, но преступники ли миллионы людей Востока, которые «одурачены» его влиянием?
        Противовес Бен Ладену нужен. Но личностей, по своей масштабности сравнимых с умершим Папой, уже больше не будет никогда. Именно от Папы шло нечто, что формировало ядро идеологии и нравственности в Европе. Эта идеология держалась на наличии Папы как живого символа, который уже давно стал живым симулякром, хотя и сопротивлялся веяниям постмодернизма. Ведь религией постмодернизм не принимается. Религия упрямо живет в религиозном модернизме, хотя использует успехи постмодерна для оправдания своих догм.
        Папа Римский, используя достижения постмодерна, сдерживал его. Таким образом, на наш взгляд, смерть Папы Римского Иоанна Павла II является чертой или рубежом, начиная с которого начнется полномасштабное вхождение постмодернизма в религию, окончательно превращая ее в трансрелигию, то есть в нечто, что уже религией не является.
        …И все-таки хочется верить в то, что многомиллионные массы европейцев, провожавших в последний путь Папу Римского, символизируют собой протест против современной бездуховности. И что усопший Папа станет для них символом преодоления неумолимого постмодерна, символом прорыва к реальной, не фиктивной духовности. Во всяком случае, именно в это очень хочется верить.
        Насколько опасна психология преподаваемая в ВУЗах?
        В настоящее время современная психология пришла к такому рубежу, когда уже становятся предсказуемыми многие психологические процессы. Мы научились описывать и прогнозировать многие поведенческие, эмоциональные и мыслительные процессы. Но имеет ли всё это к истинной психологии, как к науке о живой, человеческой психике, в которой есть тайна, непредсказуемое творчество и интуиция — различные надсознательные процессы? С одной стороны, нас радует, что вроде уже разработана единая категориальная система фундаментальной психологии, и казалось бы, есть целостный подход к психике (см. А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, Теоретическая психология, 2001). Но с другой стороны, эти и другие работы в области создания единой психологической системы, страдают детерминистской редукцией, некоей научной неуклюжестью, являющейся следствием желания загнать сложные психологические процессы в систему, которая, по сути своей, уже давно себя изжила. Этот страстный порыв объединить все психологические системы, и при этом, не изменить истокам нашей скромной отечественной психологии, которая длительное время была
законсервирована, вполне оправдан, но не реален. Именно поэтому, на наш взгляд, разделы этих работ, касающихся надсознательных процессов, получились скомканными, и, не согласующимися с логикой предлагаемой целостной психологической системы. По видимому, психология надсознательного, всегда будет некоей тайной брешью, мешающей созданию единой законченной психологической системы. И это было бы прекрасно… Но, увы! В настоящее время мы всё больше и больше погружаемся в мир скучной предсказуемости, в котором всё меньше и меньше места для тайны, интуиции, истинному творчеству. Увы! Современная манипуляционная психология достигла такого уровня, что позволяет, воздействуя скрытым образом, получать различные реакции, угодные манипулятору. (Так, например, государство-манипулятор с помощью СМИ и других средств, всё больше и больше погружает социум в мир деструктивной предсказуемости). В результате психика всё больше и больше превращается в сложную психическую машину со своими регуляторами. Надсознательные же явления игнорируются, так как до сих пор нет понятий и принципов, которые хоть как-то могли бы описать эти
явления. В результате, до сих пор, психология изучала психику, в которой было сознание и подсознание, но не было нечто, что делает психику живой и человеческой. Это нечто — тайна, которая, согласно нашим исследованиям, является основой и причиной психического (см. Р.Р. Гарифуллин, Непредсказуемая психология. О чём молчал психотерапевт, 2003, 384 с.). Были открыты различные психические механизмы, но из них не следовало то, что делает сознание живым-человеческим. Именно поэтому некоторые современные психологи, пришли к выводу о существовании не человеческой психики (не говоря о душе), а существования нечто, в частности, “живого” биокомпьютера и т.п. Такое понимание психики не может не сказаться на психическом состоянии личности. Не в этом ли причина самого большого удельного процента суицидов среди самих психотерапевтов, психиатров и психологов?! А что говорить о студентах? Некоторым везёт, они не так глубоко понимают эту “бездушную” психологию. Поэтому, естественно-научный редукционизм, на котором основывается курс общей психологии, преподаваемый во всех ВУЗах, также опасен для незрелой души        Кроме того, научность этой психологии также ограничена. Современная психология научна (описывает и предсказывает), но в той только части, которая основывается, в частности, на психофизиологии. Это позволяет говорить лишь о некоей усечённой предсказуемости, основанной на психических автоматизмах, инстинктах, рефлексах. Даже современные социологи сейчас заговорили о социобиологических явлениях.
        Человек всё больше и больше организует себе предсказуемую среду обитания (жизненный мир по Хайдеггеру), и, поэтому, всё меньше и меньше остаётся места действительно непредсказуемым явлениям таким как интуиция, истинное творчество и др. Этому способствует и то, что с одной стороны человек научился программировать себя, с другой, потребительски упрощать среду обитания. Одной из таких искусственных сред является мир наркотических иллюзий. Таким образом, благодаря игнорированию феноменов надсознательного, современная психология приобрела лишь некую мнимую научность, не способную описать истинно человеческие психические процессы.
        Отношение к психике другого как к нечто, в чём нет тайны и непредсказуемости, уничтожает феномен присутствия живой человеческой психики. В конце концов, человек, распространяя данное отношение на себя, разочаровывается в себе, превращаясь в вещь не только для других, но и для себя. (Не в этом ли лежит одна из причин безответственного отношения к собственной жизни: суицидов, алкоголизма, наркомании и др.) Такое отношение, в конце концов, привело онтологию многих добергсонианских мыслителей к философской интоксикации, и, как следствие к НИЧТО, как главной сущности всего. Это явилось, следствием того, что эти философии были по сути философией мёртвого нединамического мира, не способного творить психическую реальность. Последнее возможно только в акте непосредственного переживания, иррациональной интуиции.
        Необходимо признать, что большинство теорий и моделей психики больше относятся к некоему офизиченному или овнешвлённому сознанию, которое больше говорит не о феномене сознания, являющимся «здесь и теперь», а о некоем психическом следе прошлого-бытия сознания т.е. не здесь-бытия сознания (по М. Хайдеггеру). Ведь психическая реальность — это всегда не то, что о ней говорят словами. Это нечто более ёмкое и никакая наука объяснить сущность сознания не сможет, но сможет приближать нас к ней (к здесь-бытию сознания). Говорить о сущности (не путать с его проявлениями) сознания в терминах некоей научной структуры всё сложнее и сложнее, и этот процесс, как показывает практика, не приближает нас к пониманию сущности сознания, а лишь запутывает и отдаляет. Необходимо вырваться из этой традиционной структуры науки о сознании, за её пределы и увидеть со стороны то, что есть сознание. Таким образом, необходим застструктурный или постмодернистский подход в психологии.
        До сих пор мы изучали сознание в терминах внешней природы. Сейчас настало время изучать и представлять психическое в терминах самого же психического. Механическое перенесение законов природы на психическую реальность привело к тупику. Привело к изучению сознания, как некоего объекта с «мёртвой» структурой, который отделён от внешнего мира. Всё это никакого отношения к сущности сознания не имеет. В них не было феномена Человека, а была лишь сложная машина. Ведь никакая машина никогда не сможет пребывать в бытие, обладающем пониманием своего бытия и имеющим отношение к своему бытию. Настало время целостного подхода на психику из самой же психики. Даже психоанализ, согласно нашей точки зрения, больше занимается прошлым следом сознания, часто никакого отношения не имеющего к сознанию «здесь и теперь» т.е. к «здесь-бытию сознания» («dasein» по М. Хайдеггеру), к пониманию некоей целостности человеческого бытия — своей сущности (экзистенциальный подход). В русле вышеприведённых положений нами разработан постмодернистский подход в практической психологии, согласно которому, проблема настроения — это
проблема восприятия окружающего «здесь и теперь», это проблема способности регулировать процессы спонтанного «сползания» сознания из «здесь и теперь» в будущее или прошлое. Этот подход получил название пограничного анализа (Р.Р. Гарифуллин, Пограничный анализ как постмодернистский подход в психотерапии наркозависимой личности, Сборник статей, Наркозависимость и медико-социальные последствия: стратегии профилактики и терапии, Казань, 2003, с.39)
        Таким образом, необходимо признать, что большинство теоретических моделей в психологии преимущественно линейные или модернистские. Благодаря им психическая реальность (в т.ч. прогноз) определяется её прошлыми параметрами (например, психоаналитическая модель). Но имеет ли всё это к истинной психологии, как к науке об истоках живости психической реальности, в которой есть тайна, непредсказуемое творчество и интуиция — различные надсознательные процессы? Более того, в психологии, на наш взгляд, больше преобладает психотехнический подход, заключающийся в замене теории психики на теорию работы с психикой.
        Отношение к психике как к нечто, в чём нет тайны и непредсказуемости, уничтожает феномен присутствия живой человеческой психики. Поэтому психологическая свобода требует от нас признать, что настало время когда психология должна начать основываться на качественно иных принципах, далёких от различного редукционизма и детерминизма. В психологии необходим переход от позитивистской парадигмы, при которой психика рассматривалась в терминах внешней реальности, к герменевтической (в терминах психической реальности). Более того, не пора ли изменить представления о психологии как о науке в основе которой главенствует интеллект, работающий на потребу человека? В психологию должны внедряться языки, алгоритмы и принципы, которые бы способствовали развитию живой человеческой психологии, способной творить психическую реальность. Именно это способствовало бы развитию постмодернистского подхода к психологии.
        С нашей точки зрения, постмодернистская психология может развиваться благодаря следующим подходам:
        1.Применению постмодернистских подходов (текстологического, номадологического, симуляционного, нарратологического, шизоаналитического, синергетического и других) при описании и объяснении природы психической реальности. (Вышеприведённые подходы были преимущественно созданы на основе языка, алгоритмов, механизмов и принципов искусства.)
        2.Непосредственное исследование языка, алгоритмов, механизмов и принципов искусства в психологии.
        Именно второму подходу были посвящены наши исследования. Их результатом явилась научная монография (Р.Р. Гарифуллин, Иллюзионизм личности, как новая философско-психологическая концепция, 1997, 400 с.) Именно с данной работы, на наш взгляд, началось зарождение отечественной постмодернистской (нелинейной) психологии. Об этом было также отмечено ведущими специалистами (Петровым В.М. и др.) на международном конгрессе по креативности и психологии искусства (см. Р.Р. Гарифуллин, Язык, алгоритмы и принципы искусства в психологии, Сб. Международный конгресс по креативности и психологии искусства, “Смысл”, Пермь, 2005, 188с.)
        Оказалось, что язык, алгоритмы и принципы искусства наибольшим образом совпадают с постмодернистским способом философствования (постмодернизм.) Иными словами, в постмодернистских проектах (текстологическом, номадологическом, симуляционном, нарратологическом, шизоаналитическом, синергетическом и других) наибольшим образом отражены язык, алгоритмы и принципы искусства. Поэтому, именно на этих проектах должна строиться постмодернистская (нелинейная психология).
        Мы не в коем случае не призываем к переходу от одной крайности (естественнонаучной парадигмы в психологии, построенной в терминах внешней реальности) к другой (герменевтической, построенной в терминах психической реальности), но пытаемся синтезировать и организовать взаимодействие этих парадигм на основе постмодернистского мышления и подхода. Поэтому нами систематически была исследована прямая и обратная задача взаимодействия и распространения языка, алгоритмов и принципов иллюзионного, кинематографического, телевизионного, театрального, литературного, изобразительного, танцевального, музыкального и других искусств, на психологию.
        Так например, анализ психологических исследований основоположника художественного и постмодернистского кинематографа С.М. Эйзенштейна, проведённый нами, показал, что основной принцип киноискусства (монтажный) является свойством художественного мышления, процессы которого подчиняются общим закономерностям диалектики. Взаимодействуя с окружающим миром, мы всегда соединяем разрозненные впечатления в единую, целостную картину. Эти монтажные принципы имеют место в литературе, живописи, театре и др. Иными словами, психологические закономерности проявляются в принципах искусства. И наоборот, в настоящее время, язык, принципы и алгоритмы искусства развились до такого уровня, что стали основательно влиять на форму и содержание нашего сознания и мышления (феномен клипового, виртуального, компьютерного, кинематографического, телевизионного сознания и др.). Поэтому нами была систематически исследована обратная задача: как проявляют себя принципы и алгоритмы иллюзионного, кинематографического, телевизионного, театрального, литературного, изобразительного, танцевального, музыкального и других искусств в
психологии (практической психологии, психотерапии и др.)
        В то же время, необходимо отметить, что сама идея кинематографа была открыта Анри Бергсоном в своей работе “Творческая революция”. Именно он открыл существование подвижных срезов психики или “образов-движений”. Открытие “образа-движения”, воспринимаемого вне рамок естественной перцепции, стало чудесной находкой. Следует ли полагать, что десять лет спустя, когда было открыто кино, Бергсон позабыл об этой находке? Эволюция кино, обретение им собственной сущности или новизны произошли благодаря монтажу, открытому Эйзенштейном, подвижной кинокамере и утрате зависимости съёмки от проекции. После этого план перестал быть пространственной категорией, превратившись во временную; срезы же сделались подвижными. Вот тогда-то кинематограф и обрёл те самые “образы-движения”, открытые Бергсоном (Ж. Делёз, Кино, Ад Маргинем, 2004, с. 42). Такова история становления самого великого заблуждения психики человека — кинематографа.
        Кроме того, мы исследовали заблуждения и иллюзии, формируемые и другими искусствами. Так, например, мы изучали проявление принципов и алгоритмов иллюзионного искусства (пальмировки, пассировки и шанжировки) в практической психологии, психотерапии и других сферах психологической деятельности (Гарифуллин Р.Р. Иллюзионизм личности как новая философско-психологическая концепция, Монография Казань, 1997, 400с.)
        Эти исследования позволили нам выстроить концепцию иллюзионизма личности в качестве базового представления о существовании в человеке совершенно особого слоя его психики, активно участвующего во всех сферах его деятельности. Этот слой связан с продуцированием заблуждений. Именно в нём заложены истоки живости психической реальности, которая всегда была постмодернистской (нелинейной). Постмодернистская реальность всегда присутствовала в нашей психике, но только благодаря искусству (главным образом кинематографу и др.) она стала объектом восприятия, находящимся вне нас. Очевидно, что модернистская (линейная) психическая реальность, благодаря развитию классических текстов (в науке и искусстве), стремящихся к поиску истин, намного раньше оказалась объектом внешнего наблюдения. Постмодернистский слой психики, продуцирующий заблуждения, прямо противоположен модернистскому уровню психики, стремящемуся к поиску истин.
        Таким образом, рассмотрение процессов образования иллюзий, обманов и заблуждений не в качестве продуктов случайных сбоев нормальной познавательной деятельности, а в качестве активных элементов человеческой психики, представляющих собой продукты постмодернистских закономерностей, позволило нам по-новому взглянуть на многие проблемы когнитивной науки. Поиск истины (модернистская парадигма) и поиск заблуждений (постмодернистская парадигма), в соответствии с нашей концепцией, вполне сочетаются и в человеческом обществе и в человеческой психике, составляя своего рода диалектическое единство линейной и нелинейной составляющих психики. На основании проведённых нами исследований, мы пришли к выводу, что современная психологическая наука должна строиться на диалектическом единстве постмодернистских и модернистских подходов к психике. Это одна из сложных задач, разрешение которой зависит от вузовской философии и психологии, которые не прислушиваются к реалиям сегодняшнего дня.
        Философская и психологическая свобода требует от нас признать, что каждый философ или психолог может избрать свою стратегическую линию поведения в науке и преподавании, но при этом он должен принять реалии современного состояния философии, заключающиеся, согласно нашим исследованиям, в том, что:
        1.В России практически отсутствуют истинные субъекты философского творчества (нет философских школ). Именно объективного философского творчества. Так например, большинство тезисов 4-го международного конгресса философов оказались продуктами субъективного философского творчества (статьи имеют новизну для самих авторов, а не для философского сообщества).
        2.Благодаря эпохе постмодернизма философия сейчас везде, и значит нигде. Она смешалась с Другим и размножилась. Появилось много микрокосмов и везде есть свои философы. В рекламе и даже в трамвайном ДЕПО. Деятельность философа теперь не выше деятельности любой другой профессии, например, булочника и т.п. Философия стала технологией. Очевидно это уже не философия. Это симулякры философии. Это трансфилософия.
        3.О каком авторстве в философии может идти речь, если в эпохе постмодерна (а эта реальность прёт из всех окон) Автор уже давно умер.
        4.На философов нет конкретных финансовых социальных заказов. Заказы есть на гуманитараные прикладные науки, разрабатывающие конкретные технологии, идеологии, концепции и т.п.
        5.Философия исчерпала себя как источник наук, от которой всегда отпачковывались различные гуманитарные, когнитивные и естественные науки, которые теперь живут сами по себе и проводят свои конференции. Классическое ядро философии, где уже нет живости зафиксировалось, и, лишь живая оболочка философии — постмодернизм играет своими смыслами, адекватно отвечая на современную реальность. Но именно постмодернизм был по сути своей невежественно проигнорирован 4-м Международным конгрессом философов (именно он должен был быть вынесенным на название конгресса, но ему отвели скромное место).
        6.Философское творчество всё чаще отождествляется с художественным творчеством новых смыслов.
        Общаясь со многими преподавателями гуманитарных предметов я ощутил, что имеет место игнорирование в плане принятия современных постмодернистских подходов в решении учебных и научных проблем. С одной стороны, это обусловлено недостаточно широким и глубоким пониманием постмодернизма как особого типа современного философствования и мышления, а с другой, страхом изменить классическим традициям, схемам, моделям и т.п. Кроме того, причина и в том, что под маской постмодернизма часто себя предлагают различного рода “эпатажники и халтурщики от философии и наук”. Таковых на конгрессе было множество, не говоря о парафилософах различных мастей.
        И всё-таки, что же такое постмодернизм как учение, которое так игнорирует современная ВУЗовская система?
        Постмодернизм, на мой взгляд, это современный тип мышления и философствования, основанный на адекватном отношении к современной реальности (социальной, психической, материальной и т. п), заключающемся в отказе от классических (и даже неклассических) традиций. Почитайте выдающихся философов современности: Р.Барта, Батая, Бланшо, Бодрийяра, Делеза, Деррида, Джеймисона, Гваттари, Клоссовски, Кристева, Лиотара, Мерло-Понти, Фуко и др., и вы поймёте величие этого учения. Я не увидел на этом конгрессе ни Батая, ни Бодрийара… они проигнорировали нашу российскую философию и не приехали. Это тоже оценка.
        Когда выслушиваешь отношение некоторых коллег к постмодернизму, то часто видишь, что их понимание основывается на весьма узком понимании, например, текстологическом. Это не так. В постмодернизме существует множество проектов, которые не образуют как в классической философии некий монолит. Давайте попытаемся вкратце разобраться в этих проектах, а потом, на этом основании, опять вернуться к теме философского конгресса.
        Самым значительным проектом является текстологический. Без учёта положений текстологии современный философ не может заниматься объективным философским творчеством. В противном случае его философское творчество будет созданием нового лишь для него самого. Поэтому современные творцы философии знают, что есть: Пустой знак, Трансцендентальное означаемое, Означивание, «Смерть Автора», Скриптор, Интертекстуальность, Конструкция, Диспозитив семиотический, След, Differance, Бесовская текстура, Игра структуры, Пастиш, Комфортабельное чтение, Текст-удовольствие, Текст-наслаждение, «Слова-бумажники», Текстовой анализ.
        Так например, без интертекстуальности (теста текстов), основанной на особой игре и монтаже смыслов, кадров, фрагментов не возможно построение не только литературных произведений и сценариев, но аудиальных и визуальных текстов. Наше ухо и глаза, благодаря телевидению и кино, уже давно адаптировалось к Интертекстуальности, но мало кто задумывается о технологиях, науки и философии этой игры смыслов и текстов. Мы даём интервью, но после монтажа и контекста, оказывается несём уже иной смысл. Значит нас уже в тексте нет. Это и есть Смерть Автора. Интертекстуальность в науке — это особые диалоги учёных (которых уже может не быть в живых), которые организует автор, оставаясь наблюдателем и творцом этой научной мозайки (диалогов), состоящей из научных текстов различных авторов… Это не простое классическое и линейное соединение текстов. Это живой диалог со своей динамикой, темпом, живостью и непредсказуемостью текста, образующегося благодаря столкновению разных реальностей и структур.
        В постмодернизме существует номадологический проект. “Nomad” — кочевник, т.е. нечто ни к чему не привязанное. В этом случае для истинных творцов науки и искусства необходимо знать такие понятия как Номадология, Ризома, Хаосмос, Лабиринт, «Дикий опыт», Эон. Поверхность, Плоскость, Складка, Складывание, Тело без органов, Экспериментация. Этот проект вызывает наибольшее количество споров, так как он отказывается от жёсткого детерминизма, от бинаризма т.е. различных оппозиций (внешнего-внутреннего, прошлого-будущего и т.п.), структурной организации бытия и др. Кстати, положения эти продиктованы последними достижениями естественных и гуманитарных наук. С ними согласился в своём последнем послании Лауреат Нобелевской премии, основоположник нелинейной науки Илья Пригожин. Состояние социальных, психических, биологических, физических систем раньше описывалось на основании принципов детерминизма. Так например, зная прошлое мы прогнозировали будущее. В определённых пределах это работало. Фрейд на основании прошлого описывал психику. Маркс на основании историзма обещал социальное будущее. Были некие линии,
схемы, модели, которые при определённых условиях хорошо описывали реальность. Но появились факты, которые с помощью этой линейной модернистской моделью описать невозможно. Именно поэтому линия истории ничему не учит. Этой линии нет. Всё в обществе возникает заново т.е. не из прошлого. Новое поколение опять развязывает войны, несмотря на уроки прошлого, так как нет ниточки с прошлым. И искусственно её организовать невозможно. Появилась наука синергетика в основе которой лежит философский номадологический проект. Оказалось, что мир не настолько предсказуем и детерминирован и в большинстве случаев его состояние определяется настоящим. “Мир играет в кость” (Согласно Пригожину). Состояние всей планеты стало зависеть от событий в любой точке планете. Всё глобализировалось и связалось воедино.
        Благодаря номадологии объясняется феномен живости психики, души. Именно в нём заложены механизмы творчества, мышления и интуиции. Часто эти вопросы адресовали Богу. Постмодернисты взяли разрешение этого вопроса на себя. А модернисты, прийдя из-за близорукости к тупику, уверовали в Бога. Не в этом ли причина капитуляции многих философов перед религией.
        Существует ещё шизоаналитический проект. На основании его мною была разработана концепция Российской психологической безопасности. В этом случае необходимо знать такие понятия как Шизоанализ, Анти-Эдип, Машины желания, Тело без органов.
        Кроме того, существуют нарратологический (используется при моделировании искусственного интеллекта), генеалогический, коммуникационный (без него не мыслима работа СМИ, телевидения, симуляционный и другие проекты
        В настоящее время существует гигантская пропасть между реальностью и тем, что преподается в вузах. Последнее неадекватно сегодняшнему дню, запросам общества. Мы до сих пор в плане обучения, в плане учебников находимся в модерне. А реальность давно постмодерновая. Нужно, чтобы было осмысление этого явления среди студентов, потому что они уже являются носителями постмодернизма, но не знают его технологий, направлений, поэтому не могут защищаться от него.
        Очевидно, что и наука сейчас уже имеет другой статус. Она настолько слилась с Другим, что потеряла классическое отношение к себе. Именно поэтому многие учёные в депрессии и не у дел. Наука работает на благо доллара (а всё началось с того, что она начала работать на войну). Философия сейчас везде (даже в рекламе), а значит нигде.
        Таким образом, постмодернистский взгляд на реальность, с одной стороны, позволяет выживать (в частности, ставить фильтры и защищаться от деструктивных манипулятивных технологий) в этом жестоком мире постмодерновой реальности, которую люди сами инициировали, но которую всё больше и больше не могут обуздать. С другой стороны, этот подход позволяет не ходить и по кругу и заниматься истинным творчеством, адекватным запросам реальности. Увы! Эту науку познают, пока только единицы, становясь творцами, лидерами, манипуляторами деструктивного и позитивного направления.
        Постмодернизм как высшая и последняя фаза развития человечества или почему постмодерновая зависимость смертельно неизлечима?
        Всё чаще приходится слышать, что эпоха постмодернизма закончилась и вместо неё уже грядёт некая новая эпоха: неоклассики или протеизма и т.п. Так например, согласно Михаилу Эпштейну (Знамя, 2001, №5), за каждым «пост-» грядёт своё “прото-”, дескать «конец реальности», о котором так много говорили «постники» всех оттенков, от Деррида до Бодрийара беспредметный разговор. При этом Эпштейн, сам противореча себе же, утверждает, что наступает виртуальная эра. Но ведь именно об этом же предрекали постмодернисты, понимая под “концом реальности” уход в виртуальную реальность. Поэтому ни о каком протеизме речи и быть не может, а просто идёт развитие постмодернизма. Очевидно, что оно будет продолжительным и возможно распространится до “конца света”. А дальнейшее плавание в виртуальном мире, напоминающее последнюю фазу наркотической зависимости и предполагающее исчезновение берега, т.е. самого экрана компьютера — и создание трехмерной среды обитания, как разновидности “ада того же самого”, воздействующей на все органы чувств, и, будет развитием постмодернистского проекта, о котором предрекали классики
постмодернизма. Конечно, некоторым тщеславным авторам, которые не попали в “Энциклопедию постмодернизма”, очень хочется заявить о себе, как о первооткрывателях новой эпохи, ввести новые слоганы и понятия этой новой эпохи, “”застолбить открытие новой эпохи”, но многие из них не осознают того, что такая возможность “столбления новой эпохи” стала возможной именно благодаря существованию постмодернизму как объективной реальности, а не некоему выдуманному и модному мировоззрению, на смену которого грядёт нечто новое. Как говорится многим “эпштейнам” ещё долго захочется быть “эйнштейнами” философии. Всегда будут возникать нарративные авторы (виртуозы нарративности), которые будут открывать эпоху за эпохой… потому и будут, что мы живём в эпоху тиража авторов, которые будут тиражировать эпохи за эпохой. Эпштейн, вероятнее всего поспешил, нарисовав свою протоэпоху (протеизм), несмотря на то, что постмодернизм только-только начал расцветать (о какой протоэпохе можно говорить, если Россия ещё до сих пор с аппетитом травится продуктами западного постмодерна). По-видимому, такие гипотезы связаны с тем, что
некоторые авторы так и не поняли глубоко постмодернизм, уловив только его отдельные стороны, не познакомившись с множеством различных его проектов, но уже поспешили заявить о его кончине. На самом деле, гипотеза Эпштейна хорошо согласуется с уже известными постмодернистскими проектами и говорить о философской новизне не приходится. Заблуждение и манифестация Эпштейна вероятно связаны с неглубоким и узким пониманием сущности постмодернизма и его различных проектов и направлений, в частности учении о нарративности. Если бы данный автор осознал свою нарративность, то его протеизм не возник бы. Ведь осознание современным человечеством нарративности своей истории стало возможным именно благодаря постмодернизму.
        Кроме того, необходимо отметить, что многие авторы почему-то не осознают того, что дуализм модерн — постмодерн является фундаментальным, как фундаментальны дуализмы: волна-частица, плюс-минус, начало-конец, форма-содержание, случайность-необходимость, деятельность-сознание. Они не осознают того, что имеет место принцип единства модернизма и постмодернизма, и, поэтому третьего не дано. Всё остальное является производным этих главных бимодальностей Бытия. Всё дальнейшее будет лишь вечным колебанием между модерном и постмодерном, как у наркомана периодически шарахающегося от реальности к наркореальности, как общество колеблется между свободой и диктатурой, как наука между логикой и искусством и т.п. В настоящее время не стоит вопрос о том, что идёт за постмодернизмом? Вопрос в другом: можем ли мы застрять на одном полюсе и не возвращаться в другой никогда? Или колебание между модерном и постмодерном будет главным механизмом развития человечества? И как долго это колебание возможно?
        На наш взгляд, не имеет смысла заставлять писать романы на листах бумаги и компоновать его части с помощью ножниц и клея (или переписывать), проще использовать компьютерную программу “Word” или “монтажный видеокомплекс” и играть смыслами (интертекстульностью) на более виртуозном и культурном уровне. Тексты изменили своё качество и состоят теперь не только из букв, слов, предложений, смысловых структур и т.п. В настоящее время, тексты пишутся на теле-видео-аудио-метаязыко-текстуальном уровне, позволяющем передавать смыслы на более глубоком уровне. Точно также как когда-то письма писали лишь избранные: поэты, писатели и власть имущие, а сейчас пишут практически все. Точно также в недалёком будущем все мы станем режиссёрами-постановщиками своих писем-фильмов, компонуя их на персональном компьютере (размещённом на мобильном телефоне), имеющем монтажный комплекс. Это будут тоже тексты, но имеющие иную качественную основу. Мы обречены на то, чтобы жить в постмодерне, развиваясь в нём и превращаясь в иных существ — всечеловеков или квазибогов. Это, очевидно, опасно для нашего человечества, как опасна
жизнь, как источник смерти.
        Эпштейн отмечает, что «Смерть автора», «стирание подписи», о которых писали Р. Барт, М. Фуко и их бесчисленные последователи, ни разу, между прочим, не отказавшись от своей подписи и от включения очередного «смертного приговора» в список своих авторских публикаций… Дескать на самом деле, это не конец, а начало новой эпохи гиперавторства, размножения авторских и персонажных личностей, странствующих по виртуальным мирам во все более косвенных отношениях к своим биородителям и “бионосителям”. Но именно это и есть Смерть автора. Автор преобретает иное качество, не имеющее ничего общего с тем качеством, которое было изначально заложено в понятии “автор”. Всё это опять недопонимание Эпштейном сути некоторых проектов постмодернизма.
        Таким образом, провозглашаемая Эпштейном грядущая эпоха протеизма, по сути своей является, лишь хрупкой веточкой постмодернизма, которая может быть сломана ветром постмодерновой реальности.
        Далее Эпштейн отмечает, что «смерть человека», которую провозгласило поколение постгуманистов вслед за М. Фуко, что дескать действительно, мы выходим за пределы своего биовида, подсоединяя себя к десяткам приборов, вживляя в себя провода и протезы. Между человеческим организмом и созданной им культурой устанавливаются новые, гораздо более интимные отношения симбиоза. Все, что человек создал вокруг себя, теперь заново интегрируется в него, становится частью его природы. Эпштейн, судя по всему не понимает, что это и есть смерть человечества о которой говорят авторы постмодернизма. Ни о какой иной смерти постмодернистами и не говорилось. Очеловечивание приборов, орудий и машин, благодаря которым они приобретают человеческие функции движения, вычисления и даже мышления и есть смерть человека в постмодерновом понимании. Потому, что возникают совершенно иные существа и корень “человек” здесь применять уже не придётся. Всечеловек — это уже не человек, а некий квазибог. Качественное перерождение это всегда смерть старого. Ведь память об индивидуальным психическом и экзистенции исчезнет, останется одна
эссенция, которая не достаточна для существования феномена Человека. Обидно только одно, что не успели мы разобраться с тем, что есть Человек, как мы потеряем его.
        Но самое наивное место в фантазиях Эпштейна заключается в том, что дескать, благодаря развитию технологий появится возможность управлять и манипулировать процессами совести и духовности, чтобы дескать новое человечество не деградировало. Мозговые сигналы будут прямо передаваться по электронным сетям, мысли будут читаться, поэтому придется быть осторожным не только в словах. В мозгу будет время от времени вспыхивать табличка-напоминание: «Выбирай мысли!» или «Выбирай, о чем думать!». Церебрально открытое общество может потребовать от всех своих членов такой умственной аскезы, какой раньше предавались только монахи и йоги. Ментальная «корректность» или «гигиена» выработает привычку сурового мыследержания, и человек с особой радостью будет предаваться «снам наяву» — интервалам времени, специально отведенным для «анархии» мыслей. Согласно этому автору, личность сможет простираться через континенты, планеты, звездные системы, выступать в разных материальных обличиях и социально-профессиональных ролях — и одновременно осознавать единство своей судьбы и моральной ответственности, и все ее воплощения
будут соведовать друг другу в единой совести. Творчески сильная, вдохновенная личность сможет населять целые миры своими бесконечно множимыми «я». Тогда все искусство прошедшего и настоящего будет осмыслено как эпоха протоморфизма — условно-знаковое предварение протеических личностей.
        Всё вышесказанное, свидетельствует лишь о философском и психологическом невежестве автора и непонимании генезиса духовности. Всё это технологический редукционизм и кретинизм, но при этом, продукт постмодерна. Эпштейн являясь продуктом постмодерна пилит дерево постмодерна на котором сам же и сидит. Ему так кажется. Его работа является маленькой веточкой гигантского дерева постмодернизма и спуститься на землю, чтобы посадить зерно “своего протеизма” невозможно.
        Вероятнее всего, позднее окажется, что неоклассика (а протеизм Эпштейна — это разновидность футуристической неоклассики т.е. не классика) — это очередной проект постмодерна, то есть возвращения к классики на новой основе, то есть с помощью постмодернистских приёмов и инструментов. Или окажется, что неоклассика — продукт тщеславных авторов болезненно переживающих Смерть Автора, вызывающая неоклассический психоз в силу того, что прекратилась возможность попасть в список классиков.
        Увы! Смерть автора реальна и не является выдумкой хулиганов, халтурщиков и эпатажников от философий и наук. Частота того, что авторы сами того не осознавая, всё больше и больше повторяют друг друга, бессознательно компонуя уже чьи-то тексты, растёт. Это не связано с деградацией и декадансом, а вызвано с одной стороны феноменом глобального насыщения, а с другой, предсказуемостью сюреальной среды, в которую всё больше и больше погружаются различные авторы. Таким образом, говорить о том, что грядёт эпоха, которая имеет совершенно иную качественную основу, не приходится. Авторы, которые видят в постмодерне только декаданс, упадок, смерть Авторов и всего остального, заблуждаются. Декаданса и упадка в постмодерне не проглядывается, а просто изменяются качественно многие вещи, переставая быть тем, чем были, при этом развитие продолжается, только это развитие уже не человечества и его культуры, а иных существ и культуры, носителем которой будут эти новые существа. Поэтому говорить, что, дескать, имеет место развитие того же самого человечества не приходится. Оно (человечество) будет заменено на нечто,
которое уже ничего общего не будет иметь с тем человечеством, в котором мы пока пребываем. В действительности, будет “расцвет” постмодерна. Расцвет “ада того же самого”, который прекрасно описал Михаил Эпштейн, выдавая этот расцвет как некую прото-эпоху. Эпштейн в своей статье по сути своей детально представил структуру “ада того же самого”, которую он называет сюреалом и т.п. Эпштейн, по сути своей пишет об эпохе, которая грядёт за постмодернизмом, называя её прото-эпохой. На самом же деле, он описывает лишь расцвет постмодернизма, выдавая его за прото-эпоху.
        Но, увы! Всё это прекрасно и Михаил Эпштейн с радостью сообщает, что уже в XXI веке, разные части планеты покроются сюрреалами — как сейчас покрываются сериалами наши телеэкраны. Эти фрагменты инобытия, куски гиперпространства, — величиною сначала в ящик, потом в комнату, дом, кинозал (виртозал), стадион, город и, наконец, целую страну (виртолэнд), — перцептивно неотличимы от физического мира, хотя и имеют иные законы, точнее, предоставляют возможность выбора таковых. Инореальность XXI или XXII века психофизически достоверна и вместе с тем управляема: нажимаются кнопки уменьшения-увеличения объема, наведения на резкость, осязательного или зрительного контакта, обхождения вокруг или вхождения внутрь другого существа, и т.д. Сюрреал можно будет наблюдать, но в нем можно и находиться, как внутри трехмерного кино — голографической, объемно-подвижной картины, которая изнутри неотличима от реальности, с той разницей, что ее можно включить и выключить — войти или выйти из нее (в теперешних условиях монореальности для этого требуется рождение или смерть).
        Далее Эпштейн пишет, что человеку будущего предстоит трудная жизнь — именно потому, что он окажется связующим звеном множества информационных, генетических, нейронных, молекулярных систем и сил взаимодействия, от которых пока защищен броней своего незнания. Все науки, технологии, религии, искусства ищут взаимосвязей в окружающем нас мире: как малое связано с большим, атом с космосом, гравитация с электричеством, мышление с нейронами, любовь с химией, гений с генами, звезды с судьбой и т.д. И когда все это раскроется, все связи соткутся воедино, человек окажется действительно паучком во всемирной паутине, поскольку к каждому его нейрону, клетке, гену и чипу будет что-то приторочено. Каждая его частица будет участвовать в каких-то взаимодействиях, о которых он будет знать и которые должен будет контролировать, в свою очередь контролируясь этими системами.
        Современная жизнь будет представляться нашим потомкам столь же праздной, рассеянной и свободной, какой нам представляется жизнь пастушков в Аркадии. Хочешь — вздремнул, или засмотрелся на облака, или на прелестную пастушку. У человека будущего на учете будет каждая мысль и взгляд — движение нейрона или глазного яблока (если вся эта анатомическая рутина еще останется с нами). Все будет где-то фиксироваться, посылать сигнал, оставлять отпечаток. Пожалуй, только брокер, спящий в обнимку с пятью телефонами и готовый принять или послать информацию по первому звонку, сегодня дает нам представление о том, как подключен будет человек всеми своими органами чувств и нервными окончаниями к коммуникативным системам — и зависим от них. Чем больше нам открывается, тем больше мы оказываемся вовлеченными, и всякое новое владение — это новая зависимость.
        Связанному по всем своим нервам и датчикам существу позволено будет иногда отключать свой высокоразвитый мозг от сигнальной панели, которая будет передавать малейшие возбуждения его нейронов в центральную диспетчерскую. Но за временем отключeния тоже будет следить специальная панель: долгий выход из системы будет считаться неэтичным, а грани между этикой и правом начнут стираться, как во всяком системно-эгалитарном обществе.
        Очевидно, что всё вышесказанное, если и состоится, то будет, опять таки, являться продуктом эпохи постмодерна, а не выдвигаемого Эпштейном протеизма. Ведь постмодерн — это “наркотический” (и поэтому последний этап как у наркомана) этап развития человечества и бросить наркотик под названием постмодерн практически невозможно потому, что мы его впустили, благодаря своим эгоистическим потребностям, отвернувшись от духовности, выбрав цивилизованный путь, который всегда будет вести к постмодернизму. Сюреальная зависимость, как и наркотическая зависимость, когда-нибудь нас поглотит настолько, что мы будем раздавлены внешней реальностью. Впрочем, это уже будем не мы, а некие новые существа отравленные сюрельностью Мы окажемся не способными воспринимать реальность. Впрочем, до этого нам пока далеко и пока мы балуемся этими дозами сюреальности, не забывая о реальности, но мы уже в зависимости от сюреальности и по видимому, будем обречены встретить конец света, как потерю способности видеть реальность, благодаря затмившей наши глаза сюреальностью. Мы станем (иными существами) частью материального мира. Мы
сольёмся с ним, войдём в него, потеряв свою человеческую суть. В нас будет одинаковая для всех эссенция и мы станем “богами”, как стают ими люди после приёма наркотика. Мы всё меньше будем слышать и видеть реальность, погружаясь в сюреальность. Одним словом будем жить катастрофами как некими ломками, обусловленными нехваткой сюреальности, обусловленными задержкой в реальности. Это будет развитие благодаря дискретным скачкам, вызванными этими катастрофами. Это будет хождение по кругу сюреальности, которая будет подскакивать благодаря катастрофам, так как “Бог не вынося наличия на его месте этих новых существ — квазибогов, будет отторгать их”. Это будет изгнанием со Света. Это, пожалуй, и будет концом света, которым кончают многие современные наркоманы.
        Остаётся только добавить, что постмодернизм игнорировать и искусственно “закрывать” опасно. Необходимо знать и изучать его настолько, чтобы оттянуть кончину человечества на более долгие сроки. Кроме того, благодаря прогнозам постмодернистов, существует вероятность глобальной катастрофы, которая настолько разрушит всю современную цивилизацию, что она забудет о своих достижениях и вновь начнёт новое восхождение к постмодернизму. Так и будем развиваться. Смертельное влечение человечества к постмодернизму будет всегда.
        Постмодерн — территория женщин
        Мир сегодня живет в эпоху постмодерна, говоритРАМИЛЬ ГАРИФУЛЛИН, кандидат психологических наук, доцент Казанского университета культуры и искусств. Сейчас идет смешение всего и вся, возрастает степень анонимности действий и субъектов, поэтому гендерные аспекты, половые различия уходят на задний план. Грань между мужчиной и женщиной стирается. Я говорю не о нетрадиционных ориентациях, а о том, что современный уровень технологий, производства, сам стирает эти различия в социальном аспекте. В постмодерне нет мужчин или женщин в классическом понимании этого слова.
        Безликость в современном бизнесе и политике — она, извините за тавталогию, налицо. И в эпоху постмодерна развивается не только безликость, но и бесполость. Конечно, остаются межличностные контакты между субъектами — мужчиной и женщиной. Но, чтобы это диалог был объективен, мужчина, зачастую, просто обязан не замечать половых различий. Иначе, верх может взять субъективность, а это может повредить ходу дела. И сегодня все больше мужчин умеют не видеть половых различий. Это объективный закон бизнеса
        В тех странах, где постмодерн взял верх, женщины уже давно равноправны и напрямую влияют на финансовые, политические процессы, а там, где на троне восседает модерн, то есть работают старые, консервативные схемы, мужчина доминирует (типичный пример — Россия). Но это вопрос времени. У нас в стране, по-видимому, постмодерн еще только начал набирать обороты, в отличие от Америки и других стран. Поэтому среди руководителей так мало женщин. Но в перспективе роль прекрасного пола будет возрастать, и к нам это придет. Это неизбежно. Сегодня мнение мужчин о том, что женщина не приспособлена к руководству, неоправданно, так как усиливается безликость субъектов бизнеса и политики. Многие вещи в современном мире уже не зависят от личности и пола!
        Исследования говорят, что мужчины более рациональны, логичны в своих решениях, нежели прекрасный пол. В мышлении же женщины большую роль играют чувства, эмоции, интуиция. Эпоха постмодерна как раз и подразумевает, то, что мир уходит от реальности, а женщина по природе своей более приспособлена к современным условиям, так как она более иррациональна. Ведь постмодерн как раз и основан на отсутствии логики и рациональности, смешении всего и вся. Постмодерн «подыгрывает» женской натуре. Именно поэтому роль женщины в перспективе будет возрастать. Это важно: психология женщины — постмодернистская психология!
        В сегодняшнем мире многое определяется ситуационно. Часто происходящее имеет слабую связь с прошлым, какими-то логическими структурами, такими как зло — добро, плюс — минус, конец — начало, и наконец, мужчина — женщина! Все это психология модерна! А в настоящее время всевозрастающую роль играют факторы случайности, спонтанности и эмоциональности. Психология человека становится все более нелинейной и непредсказуемой. Поэтому, женщина с ее непредсказуемостью, способностью воспринимать новизну, нелинейностью больше соответствует духу, эпохе постмодерна!
        Подразумевая то, что женщина обладает постмодерновой психологией, нельзя говорить о том, что она взбалмошна, свободна, что ей присущ какой-то эпатаж. Ничего подобного! Речь идет только о том, что она обладает большей интуицией, каким-то внутренним, даже магическим ощущением современного мира. Она более открыта к принятию новизны. А консерваторы — то как раз мужчины. Мужской консерватизм — вот одно из зол. Постмодерновая мировая ситуация будет развиваться, на мой взгляд, за счет женщин. Многие этого не понимают и барахтаются в прежних идеологических схемах. Потом удивляются, почему возникают драмы и катастрофы?
        Современная женщина стала свободной, из нее выветрился этот модерн — исламский, христианский и т.п. Ведь религия — это тоже модерн, и наука — модерн. Женщины начинают осознавать свою роль — снимают с себя психологическую паранджу, в прямом и переносном смысле этого слова. А мужчины их толкают назад — от страха. Срабатывает зеркальная техника. Ведь мужчины сами более закомплексованные и боязливые и всё это подразумевают у женщин, хотя это не так.
        Женщины в современном мире стали больше «играть», в широком смысле. И этот процесс уже остановить невозможно, как бы не пытались мужчины загнать их в свои психологические ловушки модерна. Женщины ни за что туда не полезут.
        Постмодерн не подразумевает полный отказ от старого, крушение прежнего мира. Лично я за то, чтобы модерн существовал как память, выполняя функцию сохранения традиций (женщина должна остаться хранительницей домашнего очага, но не на привязи, прибитой к дому). Обязательно — а то все развалится. Нельзя забывать, что постмодерновая реальность жестока и мир изменился. Памятник негативных последствий постмодерна — Амстердам. Там на одном клочке земли может находиться публичный дом (с женщинами свободного поведения, находящихся в несвободе), магазин, где торгуют «легкими» наркотиками, тут же детсад и священный храм. Главная задача — избежать этого. Должно быть диалектическое единство модерна и постмодерна.
        ВРЕЗКИ В ТЕКСТ
        ЖЕНЩИНА С ЕЕ НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬЮ, СПОСОБНОСТЬЮ ВОСПРИНИМАТЬ НОВИЗНУ, НЕЛИНЕЙНОСТЬЮ БОЛЬШЕ СООТВЕТСТВУЕТ ДУХУ, ЭПОХЕ ПОСТМОДЕРНА
        ПРОЦЕСС «ОСВОБОЖДЕНИЯ» ЖЕНЩИН ОСТАНОВИТЬ УЖЕ НЕВОЗМОЖНО, КАК БЫ НЕ ПЫТАЛИСЬ МУЖЧИНЫ ЗАГНАТЬ ИХ В ПЛЕН
        Постмодернистская психология или язык и алгоритмы искусства в психологии
        В настоящее время современная психология пришла к такому рубежу, когда уже становятся предсказуемыми многие психологические процессы. Мы научились описывать и прогнозировать многие поведенческие, эмоциональные и мыслительные процессы. Но имеет ли всё это к истинной психологии, как к науке о живой, человеческой психике, в которой есть тайна, непредсказуемое творчество и интуиция — различные надсознательные процессы? С одной стороны, нас радует, что вроде уже разработана единая категориальная система фундаментальной психологии, и казалось бы, есть целостный подход к психике (см. А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, Теоретическая психология, 2001). Но с другой стороны, эти и другие работы в области создания единой психологической системы, страдают детерминистской редукцией, некоей научной неуклюжестью, являющейся следствием желания загнать сложные психологические процессы в систему, которая, по сути своей, уже давно себя изжила. Этот страстный порыв объединить все психологические системы, и при этом, не изменить истокам нашей скромной отечественной психологии, которая длительное время была
законсервирована, вполне оправдан, но не реален. Именно поэтому, на наш взгляд, разделы этих работ, касающихся надсознательных процессов, получились скомканными, и, не согласующимися с логикой предлагаемой целостной психологической системы. По видимому, психология надсознательного, всегда будет некоей тайной брешью, мешающей созданию единой законченной психологической системы. И это было бы прекрасно… Но, увы! В настоящее время мы всё больше и больше погружаемся в мир скучной предсказуемости, в котором всё меньше и меньше места для тайны, интуиции, истинному творчеству. Увы! Современная манипуляционная психология достигла такого уровня, что позволяет, воздействуя скрытым образом, получать различные реакции, угодные манипулятору. (Так, например, государство-манипулятор с помощью СМИ и других средств, всё больше и больше погружает социум в мир деструктивной предсказуемости). В результате психика всё больше и больше превращается в сложную психическую машину со своими регуляторами. Надсознательные же явления игнорируются, так как до сих пор нет понятий и принципов, которые хоть как-то могли бы описать эти
явления. В результате, до сих пор, психология изучала психику, в которой было сознание и подсознание, но не было нечто, что делает психику живой и человеческой. Это нечто — тайна, которая, согласно нашим исследованиям, является основой и причиной психического (см. Р.Р. Гарифуллин, Непредсказуемая психология. О чём молчал психотерапевт, 2003, 384 с.). Были открыты различные психические механизмы, но из них не следовало то, что делает сознание живым-человеческим. Именно поэтому некоторые современные психологи, пришли к выводу о существовании не человеческой психики, а живого биокомпьютера. Такое понимание психики не может не сказаться на психическом состоянии личности. Не в этом ли причина самого большого удельного процента суицидов среди самих психотерапевтов, психиатров и психологов?!
        Следовательно, современная психология научна (описывает и предсказывает), но в той только части, которая основывается, в частности, на психофизиологии. Один из тех, кто заложил основы этой научности в психологии, был В.М. Бехтерев. Это позволяет говорить лишь о некоей усечённой предсказуемости, основанной на психических автоматизмах, инстинктах, рефлексах. Даже современные социологи сейчас заговорили о социобиологических явлениях, хотя В.М. Бехтерев об этом уже писал в начале 20-го века!
        Человек всё больше и больше организует себе предсказуемую среду обитания (жизненный мир по Хайдеггеру), и, поэтому, всё меньше и меньше остаётся места действительно непредсказуемым явлениям таким как интуиция, истинное творчество и др. Этому способствует и то, что с одной стороны человек научился программировать себя, с другой, потребительски упрощать среду обитания. Одной из таких искусственных сред является мир наркотических иллюзий. Таким образом, благодаря игнорированию феноменов надсознательного, современная психология приобрела лишь некую мнимую научность, не способную описать истинно человеческие психические процессы.
        Отношение к психике другого как к нечто, в чём нет тайны и непредсказуемости, уничтожает феномен присутствия живой человеческой психики. В конце концов, человек, распространяя данное отношение на себя, разочаровывается в себе, превращаясь в вещь не только для других, но и для себя. (Не в этом ли лежит одна из причин безответственного отношения к собственной жизни: суицидов, алкоголизма, наркомании и др.) Такое отношение, в конце концов, привело онтологию многих добергсонианских мыслителей к философской интоксикации, и, как следствие к НИЧТО, как главной сущности всего. Это явилось, следствием того, что эти философии были по сути философией мёртвого нединамического мира, не способного творить психическую реальность. Последнее возможно только в акте непосредственного переживания, иррациональной интуиции.
        Необходимо признать, что большинство теорий и моделей психики больше относятся к некоему офизиченному или овнешвлённому сознанию, которое больше говорит не о феномене сознания, являющимся «здесь и теперь», а о некоем психическом следе прошлого-бытия сознания т.е. не здесь-бытия сознания (по М. Хайдеггеру). Ведь психическая реальность — это всегда не то, что о ней говорят словами. Это нечто более ёмкое и никакая наука объяснить сущность сознания не сможет, но сможет приближать нас к ней (к здесь-бытию сознания). Говорить о сущности (не путать с его проявлениями) сознания в терминах некоей научной структуры всё сложнее и сложнее, и этот процесс, как показывает практика, не приближает нас к пониманию сущности сознания, а лишь запутывает и отдаляет. Необходимо вырваться из этой традиционной структуры науки о сознании, за её пределы и увидеть со стороны то, что есть сознание. Таким образом, необходим застструктурный или постмодернистский подход в психологии.
        До сих пор мы изучали сознание в терминах внешней природы. Сейчас настало время изучать психическое в терминах самого же психического. Механическое перенесение законов природы на психическую реальность привело к тупику. Привело к изучению сознания, как некоего объекта с «мёртвой» структурой, который отделён от внешнего мира. Всё это никакого отношения к сущности сознания не имеет. В них не было феномена Человека, а была лишь сложная машина. Ведь никакая машина никогда не сможет пребывать в бытие, обладающем пониманием своего бытия и имеющим отношение к своему бытию. Настало время целостного подхода на психику из самой же психики. Даже психоанализ, согласно нашей точки зрения, больше занимается прошлым следом сознания, часто никакого отношения не имеющего к сознанию «здесь и теперь» т.е. к «здесь-бытию сознания» («dasein» по М. Хайдеггеру), к пониманию некоей целостности человеческого бытия — своей сущности (экзистенциальный подход). В русле вышеприведённых положений нами разработан постмодернистский подход в практической психологии, согласно которому, проблема настроения — это проблема восприятия
окружающего «здесь и теперь», это проблема способности регулировать процессы спонтанного «сползания» сознания из «здесь и теперь» в будущее или прошлое. Этот подход получил название пограничного анализа (Р.Р. Гарифуллин, Пограничный анализ как постмодернистский подход в психотерапии наркозависимой личности, Сборник статей, Наркозависимость и медико-социальные последствия: стратегии профилактики и терапии, Казань, 2003, с.39)
        Таким образом, необходимо признать, что большинство теоретических моделей в психологии преимущественно линейные или модернистские. Благодаря им психическая реальность (в т.ч. прогноз) определяется её прошлыми параметрами (например, психоаналитическая модель). Но имеет ли всё это к истинной психологии, как к науке об истоках живости психической реальности, в которой есть тайна, непредсказуемое творчество и интуиция — различные надсознательные процессы? Более того, в психологии, на наш взгляд, больше преобладает психотехнический подход, заключающийся в замене теории психики на теорию работы с психикой. Именно поэтому, по-видимому, В.М. Бехтеревым такой подход к психологии, был удачно назван объективной психологией.
        Отношение к психике как к нечто, в чём нет тайны и непредсказуемости, уничтожает феномен присутствия живой человеческой психики. Поэтому психологическая свобода требует от нас признать, что настало время когда психология должна начать основываться на качественно иных принципах, далёких от различного редукционизма и детерминизма. Не пора ли изменить представления о психологии как о науке в основе которой главенствует интеллект, работающий на потребу человека? В психологию должны внедряться языки, алгоритмы и принципы, которые бы способствовали развитию живой человеческой психологии, способной творить психическую реальность. Именно это способствовало бы развитию постмодернистского подхода к психологии.
        С наше точки зрения, постмодернистская психология может развиваться благодаря следующим подходам:
        1.Применению постмодернистских подходов (текстологического, номадологического, симуляционного, нарратологического, шизоаналитического, синергетического и других) при описании и объяснении природы психической реальности. (Вышеприведённые подходы были преимущественно созданы на основе языка, алгоритмов, механизмов и принципов искусства.)
        2.Непосредственное исследование языка, алгоритмов, механизмов и принципов искусства в психологии.
        Именно второму подходу были посвящены наши исследования. Их результатом явилась научная монография (Р.Р. Гарифуллин, Иллюзионизм личности, как новая философско-психологическая концепция, 1997, 400 с.) Именно с данной работы, на наш взгляд, началось зарождение отечественной постмодернистской (нелинейной) психологии. Об этом было также отмечено ведущими специалистами (Петровым В.М. и др.) на международном конгрессе по креативности и психологии искусства (см. Р.Р. Гарифуллин, Язык, алгоритмы и принципы искусства в психологии, Сб. Международный конгресс по креативности и психологии искусства, “Смысл”, Пермь, 2005, 188с.)
        Оказалось, что язык, алгоритмы и принципы искусства наибольшим образом совпадают с постмодернистским способом философствования (постмодернизм.) Иными словами, в постмодернистских проектах (текстологическом, номадологическом, симуляционном, нарратологическом, шизоаналитическом, синергетическом и других) наибольшим образом отражены язык, алгоритмы и принципы искусства. Поэтому, именно на этих проектах должна строиться постмодернистская (нелинейная психология).
        Мы не в коем случае не призываем к переходу от одной крайности (естественнонаучной парадигмы в психологии, построенной в терминах внешней реальности) к другой (герменевтической, построенной в терминах психической реальности), но пытаемся синтезировать и организовать взаимодействие этих парадигм на основе постмодернистского мышления и подхода. Поэтому нами систематически была исследована прямая и обратная задача взаимодействия и распространения языка, алгоритмов и принципов иллюзионного, кинематографического, телевизионного, театрального, литературного, изобразительного, танцевального, музыкального и других искусств, на психологию.
        Так например, анализ психологических исследований основоположника художественного и постмодернистского кинематографа С.М. Эйзенштейна, проведённый нами, показал, что основной принцип киноискусства (монтажный) является свойством художественного мышления, процессы которого подчиняются общим закономерностям диалектики. Взаимодействуя с окружающим миром, мы всегда соединяем разрозненные впечатления в единую, целостную картину. Эти монтажные принципы имеют место в литературе, живописи, театре и др. Иными словами, психологические закономерности проявляются в принципах искусства. И наоборот, в настоящее время, язык, принципы и алгоритмы искусства развились до такого уровня, что стали основательно влиять на форму и содержание нашего сознания и мышления (феномен клипового, виртуального, компьютерного, кинематографического, телевизионного сознания и др.). Поэтому нами была систематически исследована обратная задача: как проявляют себя принципы и алгоритмы иллюзионного, кинематографического, телевизионного, театрального, литературного, изобразительного, танцевального, музыкального и других искусств в
психологии (практической психологии, психотерапии и др.)
        В то же время, необходимо отметить, что сама идея кинематографа была открыта Анри Бергсоном в своей работе “Творческая революция”. Именно он открыл существование подвижных срезов психики или “образов-движений”. Открытие “образа-движения”, воспринимаемого вне рамок естественной перцепции, стало чудесной находкой. Следует ли полагать, что десять лет спустя, когда было открыто кино, Бергсон позабыл об этой находке? Эволюция кино, обретение им собственной сущности или новизны произошли благодаря монтажу, открытому Эйзенштейном, подвижной кинокамере и утрате зависимости съёмки от проекции. После этого план перестал быть пространственной категорией, превратившись во временную; срезы же сделались подвижными. Вот тогда-то кинематограф и обрёл те самые “образы-движения”, открытые Бергсоном (Ж. Делёз, Кино, Ад Маргинем, 2004, с. 42). Такова история становления самого великого заблуждения психики человека — кинематографа.
        Кроме того, мы исследовали заблуждения и иллюзии, формируемые и другими искусствами. Так например, мы изучали проявление принципов и алгоритмов иллюзионного искусства (пальмировки, пассировки и шанжировки) в практической психологии, психотерапии и других сферах психологической деятельности (Гарифуллин Р.Р. Иллюзионизм личности как новая философско-психологическая концепция, Монография Казань, 1997, 400с.)
        Эти исследования позволили нам выстроить концепцию иллюзионизма личности в качестве базового представления о существовании в человеке совершенно особого слоя его психики, активно участвующего во всех сферах его деятельности. Этот слой связан с продуцированием заблуждений. Именно в нём заложены истоки живости психической реальности, которая всегда была постмодернистской (нелинейной). Постмодернистская реальность всегда присутствовала в нашей психике, но только благодаря искусству (главным образом кинематографу и др.) она стала объектом восприятия, находящимся вне нас. Очевидно, что модернистская (линейная) психическая реальность, благодаря развитию классических текстов (в науке и искусстве), стремящихся к поиску истин, намного раньше оказалась объектом внешнего наблюдения. Постмодернистский слой психики, продуцирующий заблуждения, прямо противоположен модернистскому уровню психики, стремящемуся к поиску истин.
        В силу ограниченности объёма статьи, автор не представляет аналогичных исследований касающихся телевизионного, театрального, литературного, изобразительного, танцевального, музыкального и других искусств на психологию.
        Таким образом, рассмотрение процессов образования иллюзий, обманов и заблуждений не в качестве продуктов случайных сбоев нормальной познавательной деятельности, а в качестве активных элементов человеческой психики, представляющих собой продукты постмодернистских закономерностей, позволило нам по-новому взглянуть на многие проблемы когнитивной науки. Поиск истины (модернистская парадигма) и поиск заблуждений (постмодернистская парадигма), в соответствии с нашей концепцией, вполне сочетаются и в человеческом обществе и в человеческой психике, составляя своего рода диалектическое единство линейной и нелинейной составляющих психики. На основании проведённых нами исследований, мы пришли к выводу, что современная психологическая наука должна строиться на диалектическом единстве постмодернистских и модернистских подходов к психике.
        Постмодернистская психология или язык и алгоритмы искусства в психологии
        Необходимо признать, что большинство теоретических моделей в психологии преимущественно линейные или модернистские. Благодаря им психическая реальность (в т.ч. прогноз) определяется её прошлыми параметрами (например, психоаналитическая модель). Но имеет ли всё это к истинной психологии, как к науке об истоках живости психической реальности, в которой есть тайна, непредсказуемое творчество и интуиция — различные надсознательные процессы? Более того, в психологии, на наш взгляд, больше преобладает психотехнический подход, заключающийся в замене теории психики на теорию работы с психикой.
        Таким образом, можно говорить лишь о некоей усечённой возможности прогнозировать психику, основанной, в частности, на психических автоматизмах и инстинктах. Человек всё больше и больше организует себе предсказуемую среду обитания (жизненный мир по Хайдеггеру), и, поэтому, всё меньше и меньше остаётся места действительно непредсказуемым явлениям, таким как интуиция, творческий процесс и др. Этому способствует и то, что с одной стороны человек научился программировать себя, с другой, потребительски упрощать среду обитания. Таким образом, благодаря игнорированию феноменов надсознательного, современная позитивная психология приобрела лишь некую мнимую научность.
        Отношение к психике другого как к нечто, в чём нет тайны и непредсказуемости, уничтожает феномен присутствия живой человеческой психики. В конце концов, человек, распространяя данное отношение на себя, разочаровывается в себе, превращаясь в предсказуемую вещь не только для других, но и для себя. (Не в этом ли лежит одна из причин безответственного отношения к собственной жизни: суицидов, алкоголизма, наркомании и др.) Такое отношение, в конце концов, привело онтологию многих добергсонианских мыслителей к философской интоксикации, и, как следствие к НИЧТО, как главной сущности всего. Это явилось, следствием того, что эти философии, были по сути, философией мёртвого нединамического мира, не способного творить реальность. Таким образом, настало время, когда психология должна начать основываться на качественно иных подходах, далёких от вышеприведённого редукционизма и детерминизма. Необходимо изменять представления о психологии как о науке в основе которой главенствует интеллект, работающий на потребу человека. В психологию должны внедряться подходы, которые бы способствовали развитию живой
психологии, способной творить психическую реальность. Единственным примером такого интуитивного мира является искусство. Философия, на наш взгляд, является лишь разновидностью искусства смысловых форм о возможности познания мира. Язык, алгоритмы и принципы искусства наибольшим образом совпадают с постмодернистским способом философствования (постмодернизм.) Иными словами, в постмодернистских проектах (текстологическом, номадологическом, симуляционном, нарратологическом, шизоаналитическом, синергетическом и других) наибольшим образом отражены язык, алгоритмы и принципы искусства. Поэтому, именно на них должна строиться постмодернистская (нелинейная психология). Мы не в коем случае не призываем к переходу от одной крайности (естественнонаучной парадигмы в психологии, построенной в терминах внешней реальности) к другой (герменевтической, построенной в терминах психической реальности), но пытаемся синтезировать и организовать взаимодействие этих парадигм на основе постмодернистского мышления и подхода.
        С наше точки зрения, постмодернистская психология может развиваться благодаря следующим подходам:
        1.Применению постмодернистских подходов (текстологического, номадологического, симуляционного, нарратологического, шизоаналитического, синергетического и других) при описании и объяснении природы психической реальности. (Вышеприведённые подходы были преимущественно созданы на основе языка, алгоритмов, механизмов и принципов искусства.)
        2.Непосредственное исследование языка, алгоритмов, механизмов и принципов искусства в психологии.
        Именно второму подходу были посвящены наши исследования. Их результатом явилась научная монография (Р.Р. Гарифуллин, Иллюзионизм личности, как новая философско-психологическая концепция, 1997, 400 с.) Именно с данной работы, на наш взгляд, началось зарождение отечественной постмодернистской (нелинейной) психологии. Об этом было также отмечено ведущими специалистами (Петровым В.М. и др.) на международном конгрессе по креативности и психологии искусства (см. Р.Р. Гарифуллин, Язык, алгоритмы и принципы искусства в психологии, Сб. Международный конгресс по креативности и психологии искусства, “Смысл”, Пермь, 2005, 188с.)
        Анализ психологических исследований С.М. Эйзенштейна, проведённый нами, показал, что основной принцип киноискусства (монтажный) является свойством художественного мышления, процессы которого подчиняются общим закономерностям диалектики. Взаимодействуя с окружающим миром, мы всегда соединяем разрозненные впечатления в единую, целостную картину. Эти монтажные принципы имеют место в литературе, живописи, театре и др. Иными словами, психологические закономерности проявляются в принципах искусства. И, наоборот, в настоящее время, язык, принципы и алгоритмы искусства развились до такого уровня, что стали основательно влиять на форму и содержание нашего сознания и мышления (феномен клипового, виртуального, компьютерного, кинематографического, телевизионного сознания и др.). Поэтому нами систематически была исследована обратная задача: как проявляют себя принципы и алгоритмы иллюзионного, кинематографического, телевизионного, театрального, литературного, изобразительного, танцевального, музыкального и других искусств в психологии (практической психологии, психотерапии и др.)
        Наши исследования позволили нам выстроить концепцию иллюзионизма личности в качестве базового представления о существовании в человеке совершенно особого слоя его психики, активно участвующего во всех сферах его деятельности. Этот слой связан с продуцированием заблуждений. Следовательно, он прямо противоположен тем уровням психики человека, которые заняты поиском истин, как о субъективном, так и об объективном мирах человека, в которых протекает его жизнь. Поиск истины и поиск заблуждений, в соответствии с этой концепцией, вполне сочетаются и в человеческом обществе и в человеческой психике, составляя своего рода диалектическое единство линейной и нелинейной составляющих психики. На основании проведённых нами исследований, мы пришли к выводу, что современная психологическая наука должна строиться на диалектическом единстве постмодернистских и модернистских подходов к психике.
        Психологический портрет предпринимателя
        НА ВОПРОСЫ КОРРЕСПОНДЕНТА «СОБСТВЕННОГО ДЕЛА» ОТВЕЧАЕТ ИЗВЕСТНЫЙ ПСИХОЛОГ, ОСНОВОПОЛОЖНИК ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ МАНИПУЛЯЦИИ, ДОЦЕНТ КАЗАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ, КАНДИДАТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ НАУК РАМИЛЬ ГАРИФУЛЛИН.
        —РАМИЛЬ РАМЗИЕВИЧ, ДЛЯ НАЧАЛА ПОЯСНИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, КТО ТАКОЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ?
        —Предприниматель по своей сути — это креативная личность, творческий человек в области бизнеса. Предпринимательство с точки зрения психологии, это, прежде всего, внутреннее психическое состояние, характеризующиеся желанием экономически изменить себя и внешнюю среду. К сожалению, среднестатистический предприниматель — это субъект со сравнительно (по сравнению с США, Западом, являющихся источником новых проектов, которые лишь ввозятся и адаптируются нашими предпринимателями в России) низкой креативностью. Увы! Мы вторичны к Западу. Поэтому ни о какой глобальной креативности речи быть не может.
        —И ПОЭТОМУ ВОСПИТАТЬ ИЗ ЧЕЛОВЕКА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ НЕВОЗМОЖНО?
        —Для этого нужно иметь определенные способности, чутье, креативность. Настоящий предприниматель должен ощущать кураж от своей предпринимательской деятельности, а не только от того, что он в борьбе за место победил конкурентов. Предприниматель относится творчески к себе, развивается, изменяет себя, и, поэтому, изменяет мир, становясь предпринимателем.
        Мало того предприниматель должен обладать политической волей, чтобы преодолеть все страхи и давление, которые могут быть связаны с конкурентами и с различного рода структурами, в том числе и криминальными. Таким образом, предприниматель в России это не тот, кто имеет большую мотивацию к предпринимательству, это человек, который, прежде всего, готов к войне, фронтам, расстрелам.
        С другой стороны, можно разделить так: есть работники государственной сферы, а все остальные — предприниматели. Другими словами, если ты не хочешь работать на государство, то ты становишься предпринимателем.
        Существует два типа предпринимателей — одни становятся предпринимателями, чтобы выжить и не умереть с голода, другие хотят развиваться, жаждут чего-то нового и поэтому становятся предпринимателями. У нас в России большинство предпринимателей первого типа.
        —А ПРАВИЛЬНО ЛИ РАЗДЕЛЕНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА НА МАЛЫХ, СРЕДНИХ, КРУПНЫХ?
        —Очень часто многие мнят себя предпринимателями. А по сути — являются наемной силой. Это те, кому дали кредит под какие — то условия, но действия его ограничены. А предприниматель — это тот, кто может свободно предпринимать, проектировать, создавать свое и внедрять. Таким образом, наш среднестатистический собирательный образ предпринимателя сильно отличается от западного. Он у нас в силу коррупции имеет весьма противоречивый образ.
        —ВЫ СКАЗАЛИ, ЧТО ВАШИ ПОСЛЕДНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОКАЗЫВАЮТ, ЧТО УСПЕХ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВЕ ОЧЕНЬ ВЫСОК У ЖЕНЩИН?
        _Да, таково время постмодерна. Женщина постепенно начинает занимать лидирующие позиции. Но почему-то, женщинам не часто доверяют финансовую власть и ответственность. Это ошибка, я считаю, женщинам надо доверять.
        —ПРАВДА, ЧТО В РОССИИ СЕЙЧАС ВСЕ БОЛЬШЕ ПЬЮЩИХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ?
        —И это связано с неврозом, со стрессами, с отсутствием культуры отдыха. Единственный вид отдыха — проведение времени в кабаках. На западе, предприниматели понимают, что алкогольные форс-мажоры не прощаются и можно быстро вылететь с работы. У нас же алкоголика могут на руках носить, существует толерантность к алкоголикам.
        Чтобы стать предпринимателем, нужны определенные психические качества. Есть, к примеру, люди, которые могут взять кредит, не спать и думать, как же его отдать, а есть и наоборот, весь в долгах и в ус не дует. То есть предприниматель должен быть авантюристом в позитивном смысле слова. Он хорошо играет в покер, он блефоман, он склонен к оправданному риску.
        —А ОН ДОЛЖЕН БЫТЬ АЗАРТНЫМ?
        —Существует два вида предпринимателей — игроки, которые, в сущности, качают воздух и ничего не дают государству, но имеют прибыли. Они — по сути — занимаются спекуляцией. А есть предприниматели, которые имеют небольшие прибыли, но имеют их постоянно. Это люди, занимающиеся производственной сферой, а не финансовыми спекуляциями. Россия, прямо скажу, держится благодаря первой группе предпринимателей и благодаря дешевой рабочей силе. Повторяюсь, настоящие предприниматели должны обладать не азартом, а прежде всего креативностью, способностью создавать нечто новое, делать людей счастливыми и радоваться от того, что сделал многих счастливыми, а не от того, что многих кинул и завалил своих конкурентов.
        P/s Вы упустили то, что я допечатал большими буквами. Это важный тезис. Без него я отказываюсь давать это интервью. Поэтому оставьте моё добавление большими буквами. А так всё нормально.
        Испытание на принятие себя
        Принятие себя — это, прежде всего, способность долговременно находиться со своим внутренним миром (со своими мыслями, переживаниями, фантазиями и т.п.), который является для личности основной ценностью. Это своего рода тест на пребывание в одиночестве сам с собой, причём такое, что нельзя смотреть телевизор, засыпать, входить в общение с кем-либо и с чем либо. Только с собой можно общаться. Совсем недавно под новый 2005-й год попали в кутузку двое незнакомых мужчин и находились там трое суток. Один из них был малоразговорчивым и спокойным, другой болтливым и суетливым. Последний так утомился за трое суток, что лез уже не только на стены, но и на потолок. Малоразговорчивый же, находясь в собственных думах, не заметил как быстро пролетело время. Таким образом, принятие себя — это способность долговременно и наедине находиться с самим собой, ничего не делая, не занимаясь каким либо трудом и т.п. Казалось бы, неужели это способность… принимать себя? Тем более бездельничая… Неужели трудиться это плохо? Увы! Приходиться констатировать, что процент людей не способных принимать себя усиленно растёт. Так
например, один мужчина как-то мне так и сказал: “Я либо как лошадь работаю и не могу себя видеть без работы, либо как свинья напиваюсь водки и пьянствую. Если нет водки, то воскресенье для меня сильное испытание!” Это и есть испытание на принятие себя. Этот мужчина не выдерживает условий, при которых он находится с самим собой и, поэтому, убегает от себя, превращаясь в другого (опьянённого), который принимается им настолько, что человек теперь уже может некоторое время находиться наедине “с собой”, с улыбкой на лице. Того мужчину трясло от принятия себя. Поэтому некоторые вместо того, чтобы принять себя, “принимают на себя”… алкоголь или наркотик. Таким образом, патологическая зависимось от труда, называемая трудоголизмом находится в одном ряду с алкоголизмом. Не в этом ли основная причина пьянства большинства людей труда? Труд необходим, но не такой, с которым вы в патологической зависимости. (В то же время, необходимо принять существование такого патологического принятия себя, которое называется аутизмом. Или ситуации, когда шизофреническая личность бежит не только от внутреннего мира, который
заселён чуждыми силами и голосами, но и злобного внешнего мира. Наша статья не об этом). В целом, отсутствие способности принимать себя, имеет место не только у больных страдающих алкоголизмом, но и людей, страдающих любыми патологическими маниями и зависимостями (от труда, секса, пищи, телевизора, игровых автоматов и т. п), от отсутствия которых у людей начинается душевное беспокойство.
        Почему для человека так важно уметь принимать себя? Потому, что принятие себя — это и есть истинная любовь к себе. Любовь к другому всегда основывается только на любви к себе. Таким образом, любовь к другому — это принятие другого (не путать с влюблённостью и с нечто, основанным на удовлетворении своих сексуальных потребностей).. А принимать других можно только на основе принятия себя. И не верьте тем, кто утверждает, что дескать он не принимает себя, но принимает других. Иными словами, не верьте тем, кто утверждает, что он не любит себя, но любит других. Всё это проявление фундаментального психологического принципа “внешнего через внутреннее.”
        Многие настолько не принимают себя, что начинают самообманываться. Иными словами, они не любят и самообманывают (в частности пьянство — одна из форм самообмана) себя настолько, насколько не любят других и обманывают других. Таким образом, расцвет манипулятивных технологий в мире — свидетельство того, что люди и человечество всё меньше и меньше принимают себя, всё меньше и меньше любят себя.
        Прошедшие десятидневные каникулы стали для россиян хорошим испытанием на принятие себя. Согласно нашим исследованиям, большинство тяжело перенесли это испытание. Кто-то не выдержал и сорвался… на работу (Нами был зафиксирован социальный феномен сопротивления каникулам). Кто не смог туда сорваться, тот сорвался и начал… пьянствовать до тех пор, пока работу не откроют. А кто-то принял себя, был с собой, поэтому принял и других. Провёл время в любви и согласии с собой, и поэтому с другими (например, с близкими). Остальные просто погрузились в депрессию.
        Очевидно, что эти каникулы стали испытанием потому, что в России до сих пор не существует развитой культуры досуга, как способа убегания от себя, как спасения для тех, кто не умеет принимать себя.
        Мода на каникулы пришла с Запада. У них есть основание для таких каникул в силу того, что с одной стороны, у них хорошо развита культура досуга, с другой, каникулы выгодны и приносят прибыли благодаря гигантскому потреблению на этом рынке услуг. На Западе — это изощрённый способ выворачивать у средних американцев карманы т.е. накопления. У нас же зимние каникулы, оказались лишь прихотью чиновников и возможностью хоть на десять дней парализовать нерв социальных проблем. Иными словами, мы не готовы к таким каникулам так как нам остаётся принимать себя, а этого делать мы не умеем.
        Запад тоже не способен принимать себя. Поэтому и развил свою высокотехнологичную культуру досуга, всяческие игрушки для детей и взрослых, всяческие симулякры, то есть живые знаки, которые будучи в тираже, живут по своим законам, не желающим прислушиваться к реальности. Погружение в эти виртуальные миры — это и есть наша неспособность принимать себя, обманываясь в нечто, что не существует. И чем больше мы будем уходить в эти миры, тем больше будем терять способность любить себя и других, любить живое, но любить неживое — искусственно двигающееся. Фромм был прав, но он не предполагал, что эта некрофилия достигнет таких глобальных масштабов. Этот цунами некрофилии приближается и к нам. Но кто-то может сказать, что лучше быть в плену этих внешних симулякров, чем в плену внутренних симулякров — алкогольных и наркотических миров.
        Казалось бы, почему Запад, будучи в достатке, будучи цивилизованным, не способен принять то, что имеет, не способен принять себя, систематически занимаясь экспансионистской политикой? Ведь любая экспансия — это неспособность принимать себя.
        И всё- таки на земном шаре есть оазис, где люди не разучились принимать себя, куда не пришёл ещё этот цунами, но, к сожалению, приходят реальные природные цунами и катаклизмы в виде бедствий и землетрясений. И для них, зимние каникулы действительно стали испытанием на принятие себя. Восток достойно выдержит эти испытания, так как всегда мог принимать себя в силу наличия на своей территории буддистской культуры и религии. (Ведь основа буддизма, на наш взгляд, это опять таки, принятие себя). Хочется верить, что это были настоящие природные цунами, а не искусственные, вызванные глубокими атомными взрывами, проводимыми Западом, с целью уничтожить способность Востока принимать себя. В противном случае, на наш взгляд, начнётся новый этап в эпохе постмодерна, при котором мир будет развиваться не только согласно культуре катастрофы, как следствия любви к симулякрам и глухоты к реальности, но и катастрофам, организуемым самими людьми. Начнётся эпоха противостояния искусственных и естественных катастроф. Искусственно вызванные катастрофы будут усугублять естественные катастрофы. Но это будет уже иная
культура катастрофы, не та, которая была описана Жаном Бодрийяром. А может быть эта эпоха уже началась?!
        Почему Запад уверен, что Востоку нужен ввоз достижений цивилизации. Практика показывает, что страны Востока если и принимают эти “игрушки” и технологии Запада, то только для того, чтобы достойно противостоять самому же Западу. Восточный менталитет и желание не потерять способность принимать себя, принимать свою духовную ментальность и не изменять ей, взамен бизнес-суете и западной психологии — всё это и есть основа отторжения и сопротивления Востоком Запада. ВОСТОК никогда не будет ЗАПАДать на доллар. Но удастся ли Западу совратить Восток? Успех такого совращения будет зависеть от развития вышеприведённой культуры катастрофы, нагнетаемой Западом.
        Многие западные учёные, преподавая на Востоке, приходят к выводу, что как бы они не обучали там своим европейским премудростям, им не удаётся изменить восточный менталитет — способность принимать себя и долго находится с самим собой в намазе или молитве. Сами же западные учёные живя там и находясь далеко от своих цивилизованных “игрушек” начинают страдать, но до тех пор, пока сами не опускаются на колени со своими учениками. Япония, а теперь и Китай, приняли Запад, но не отравилась как другие, так как уже имели сильный иммунитет — принятия себя. (Кстати, проблема безработицы на Востоке не так опасна как на Западе, так как не занятый восточный человек, не так опасен как суетливый западный, который не принимает себя). А мы так и не приняв себя, находясь в вечной революционной суете попытались спаразитировать и имеем то, что имеем. Поэтому в настоящее время у Ходорковского появились условия для принятия себя. Его сейчас ничто не отвлекает. А у нас, благодаря Ходорковским, стоит уже двойная задача: сначала возвратится к себе и лишь, затем принять себя.
        Очевидно, что Запад живя в суете, не может принимать себя, поэтому не может принимать и других (см. выше). Войны и экспансия — это и есть неприятие Западом других. Бизнес — это всегда непринятие себя. Следовательно, бизнес — это всегда неприятие другого. Поэтому Запад не принимает Восток, но Восток принимает Запад, потому, что принимает себя. Суетливый Запад не принимает себя, но мнит, что может, принимать других, выдавая свою экспансию за способность принимать и даже заботиться об “отстающих ”, но, почему-то несуетливых других. Запад удивляется тому, почему Восток не суетится, оставаясь на относительно низком уровне своего развития. Ему (Западу) чуждо принятие себя, он ещё не вкусил это состояние.
        В настоящее время, принятие Востоком Запада оказалось таковым, что Восток чувствуя большую ответственность за Запад, не пошёл с ним на контакт. Запад же этот контакт навязал. В результате, Бен Ладен оказался олицетворением гибрида Запада и Востока. 11 сентября Восток принял Запад настолько, что взялся за него. Взялся настолько, что теперь американцы немножко научились чувствовать боль других как свою собственную. Но чего им это стоило! Ведь в начале атаки небоскрёбов, американцы, упоённые всякими ужастиками, по инерции лишь смаковали это зрелище. Дескать мне хорошо, я лежу под одеялом и смотрю на то, что творится. Это особое деструктивное наслаждения, как позитивное напряжение вызванное внешним ужасом и внутренним (домашним) комфортом. Именно в этом деструктивном наслаждении пребывала вся Америка, наблюдая всё по телевизору и купаясь в кайфовой энергетике, которая уже была привита американскими фильмами-ужастиками. Америка попала в эту психологическую ловушку, которая основывалась на деструктивной эстетике — смакования горя других. В это время большинство американцев совершенно не чувствовали боли
за тех, кто оказался на небоскрёбах. Именно поэтому часами сидели у телевизоров, смакуя зрелище по всем каналам, будто занимаясь поиском помощи. Разве можно весь день сидеть у телевизора, чувствуя боль пострадавших, как свою. Может произойти шок. Но с шоковым состоянием от телевизора оттаскивали лишь немногих. Лишь немногие чувствовали эту боль как свою. Лишь немногие оказались способными принять других — принять боль других. Поэтому они либо не смотрели телевизора, либо полетели, поехали, побежали на помощь пострадавшим. Такие были, но в меньшинстве. Это им удалось потому, что когда-то они оказались способными принять себя. Тогда когда это зрелище кончилось многие американцы были в депрессии, но не от того, что переживали за пострадавших, а от того, что зрелище кончилось. Они напоминали плачущих детей, которые впервые побывали в цирке, а представление закончилось. Всё это деструктивная эстетика. Но о ней в следующей статье.
        Ну что ж… вы истосковались по себе?… Не пора ли Вам себя пригласить в гости… к себе… и принять себя! А убежать от себя вы всегда успеете…
        Принять себя (моя отредактированная)
        Принятие себя — это, прежде всего, способность долговременно находиться со своим внутренним миром (со своими мыслями, переживаниями, фантазиями и т.п.), который для личности становится главной ценностью. Это своего рода тест на пребывание в одиночестве сам с собой, причём такое, что нельзя смотреть телевизор, засыпать, входить в общение с кем-либо и с чем либо. При этом можно общаться только с собой.
        Совсем недавно под новый 2005-й год попали в кутузку двое незнакомых мужчин и находились там трое суток. Один из них был малоразговорчивым и спокойным, другой болтливым и суетливым. Последний так утомился за трое суток, что лез уже не только на стены, но и на потолок. Малоразговорчивый же, находясь в собственных думах, не заметил как быстро пролетело время. Таким образом, принятие себя — это способность долговременно и наедине находиться с самим собой, ничего не делая, не занимаясь каким либо трудом и т.п. Казалось бы, неужели это способность… принимать себя? Тем более бездельничая… Неужели трудиться это плохо? Увы! Приходиться констатировать, что процент людей не способных принимать себя усиленно растёт. Так например, один мой знакомый как-то мне так и сказал: “Я либо как лошадь работаю и не могу себя видеть без работы, либо как свинья напиваюсь водки и пьянствую. Если нет водки, то воскресенье для меня сильное испытание, не говоря уже о новом годе, а тут ещё десятидневные каникулы придумали!” Это и есть испытание на принятие себя. Этот мужчина не выдерживает условий, при которых он находится с
самим собой и, поэтому, убегает от себя, превращаясь в другого (опьянённого), который принимается им настолько, что человек теперь уже может некоторое время находиться наедине “с собой”, с улыбкой на лице. Того мужчину трясло от принятия себя. Поэтому некоторые вместо того, чтобы принять себя, “принимают на себя”… алкоголь или наркотик. Таким образом, патологическая зависимось от труда, называемая трудоголизмом находится в одном ряду с алкоголизмом. Не в этом ли основная причина пьянства большинства людей труда? Труд необходим, но не такой, с которым вы в патологической зависимости. В целом, отсутствие способности принимать себя, имеет место не только у больных страдающих алкоголизмом, но и людей, страдающих любыми патологическими маниями и зависимостями (от труда, секса, пищи, телевизора, игровых автоматов и т. п), от отсутствия которых у людей начинается душевное беспокойство.
        Почему для человека так важно уметь принимать себя? Потому, что принятие себя — это и есть истинная любовь к себе. Любовь к другому всегда основывается только на любви к себе. Таким образом, любовь к другому — это принятие другого. А принимать других можно только на основе принятия себя. И не верьте тем, кто утверждает, что дескать он не принимает себя, но принимает других. Иными словами, не верьте тем, кто утверждает, что он не любит себя, но любит других. Всё это проявление фундаментального психологического принципа “внешнего через внутреннее.”
        Прошедшие десятидневные каникулы стали для россиян хорошим испытанием на принятие себя. Согласно нашим исследованиям, большинство тяжело перенесли это испытание. Кто-то не выдержал и сорвался… на работу (Нами был зафиксирован социальный феномен сопротивления каникулам). Кто не смог туда сорваться, тот сорвался и начал… пьянствовать до тех пор, пока работу не откроют. А кто-то принял себя, был с собой, поэтому принял и других. Провёл время в любви и согласии с собой, и поэтому с другими (например, с близкими). Остальные просто погрузились в депрессию.
        Очевидно, что эти каникулы стали испытанием потому, что в России до сих пор не существует развитой культуры досуга, как способа убегания от себя, как спасения для тех, кто не умеет принимать себя.
        Мода на каникулы пришла с Запада. У них есть основание для таких каникул в силу того, что с одной стороны, у них хорошо развита культура досуга, с другой, каникулы выгодны и приносят прибыли благодаря гигантскому потреблению на этом рынке услуг. На Западе — это изощрённый способ выворачивать у средних американцев карманы т.е. накопления. У нас же зимние каникулы, оказались лишь прихотью чиновников и возможностью хоть на десять дней парализовать нерв социальных проблем. Иными словами, мы не готовы к таким каникулам так как нам остаётся принимать себя, а этого делать мы не умеем.
        Запад тоже не способен принимать себя. Поэтому и развил свою высокотехнологичную культуру досуга, всяческие игрушки для детей и взрослых, всяческие симулякры, то есть живые знаки, которые будучи в тираже, живут по своим законам, не желающим прислушиваться к реальности. Погружение в эти виртуальные миры — это и есть наша неспособность принимать себя, обманываясь в нечто, что не существует. И чем больше мы будем уходить в эти миры, тем больше будем терять способность любить себя и других, любить живое, но любить неживое — искусственно двигающееся. Фромм был прав, но он не предполагал, что эта некрофилия достигнет таких глобальных масштабов. Этот цунами некрофилии приближается и к нам. Но кто-то может сказать, что лучше быть в плену этих внешних симулякров, чем в плену внутренних симулякров — алкогольных и наркотических миров.
        Казалось бы, почему Запад, будучи в достатке, будучи цивилизованным, не способен принять то, что имеет, не способен принять себя, систематически занимаясь экспансионистской политикой? Ведь любая экспансия — это неспособность принимать себя.
        И всё-таки на земном шаре есть оазис, где люди не разучились принимать себя, куда не пришло ещё это цунами, но, к сожалению, приходят реальные природные цунами и катаклизмы в виде бедствий и землетрясений. И для них, зимние каникулы действительно стали испытанием на принятие себя. Восток достойно выдержит эти испытания, так как всегда мог принимать себя в силу наличия на своей территории буддистской культуры и религии. (Ведь основа буддизма, на наш взгляд, это опять таки, принятие себя). Хочется верить, что это были настоящие природные цунами, а не искусственные, вызванные глубокими атомными взрывами, проводимыми Западом, с целью уничтожить способность Востока принимать себя. В противном случае, на наш взгляд, начнётся новый этап в эпохе постмодерна, при котором мир будет развиваться не только согласно культуре катастрофы, как следствия любви к симулякрам и глухоты к реальности, но и катастрофам, организуемым самими людьми. Начнётся эпоха противостояния искусственных и естественных катастроф. Искусственно вызванные катастрофы будут усугублять естественные катастрофы. А может быть эта эпоха уже
началась?!
        Почему Запад уверен, что Востоку нужен ввоз достижений цивилизации. Практика показывает, что страны Востока если и принимают эти “игрушки” и технологии Запада, то только для того, чтобы достойно противостоять самому же Западу. Восточный менталитет и желание не потерять способность принимать себя, принимать свою духовную ментальность и не изменять ей, взамен бизнес-суете и западной психологии — всё это и есть основа отторжения и сопротивления Востоком Запада. ВОСТОК никогда не будет ЗАПАДать на доллар. Но удастся ли Западу совратить Восток? Успех такого совращения будет зависеть от развития вышеприведённой культуры катастрофы, нагнетаемой Западом.
        Очевидно, что Запад, живя в суете, не может принимать себя, поэтому не может принимать и других. Войны и экспансия — это и есть неприятие Западом других. Бизнес — это всегда непринятие себя. Следовательно, бизнес — это всегда неприятие другого. Поэтому Запад не принимает Восток, но Восток принимает Запад, потому, что принимает себя. Суетливый Запад не принимает себя, но мнит, что может, принимать других, выдавая свою экспансию за способность принимать и даже заботиться об “отстающих ”, но, почему-то несуетливых других. Запад удивляется тому, почему Восток не суетится, оставаясь на относительно низком уровне своего развития. Ему (Западу) чуждо принятие себя, он ещё не вкусил это состояние.
        Многие западные учёные, преподавая на Востоке, приходят к выводу, что как бы они не обучали там своим европейским премудростям, им не удаётся изменить восточный менталитет — способность принимать себя и долго находиться с самим собой в намазе или молитве. Сами же западные учёные живя там и находясь далеко от своих цивилизованных “игрушек” начинают страдать, но до тех пор, пока сами не опускаются на колени со своими учениками. Япония, а теперь и Китай, приняли Запад, но не отравилась как другие, так как уже имели сильный иммунитет — принятия себя. А мы так и не приняв себя, находясь в вечной революционной суете попытались спаразитировать и имеем то, что имеем. Поэтому в настоящее время у Ходорковского появились условия для принятия себя. Его сейчас ничто не отвлекает. А у нас, благодаря Ходорковским, стоит уже двойная задача: сначала возвратится к себе и лишь, затем принять себя.
        Психологический феномен российской проституции
        Гигантская армия российской проституции (уличная, элитная, служебная, супружеская, интернет-виртуальная и т.п.) стала социальным слоем (массовым явлением) и превратилась в индустрию, использующую современные информационные технологии. Проституция становится симулякром, а значит, всё меньше и меньше оценивается как негативное явление. Не в этом ли глубинная причина массовости этого явления? Социологические исследования показывают, что многие из них из состоятельных семей.
        НО САМОЕ СТРАШНОЕ, ЧТО НА ЭТИ “СУТОЧНЫЕ-ПРОСТИТУТОЧНЫЕ” УЖЕ ПОДСЕЛИ МНОГИЕ ЧИНОВНИКИ РАЗЛИЧНЫХ РЕГИОНОВ РОССИИ. ПРОСТИТУЦИЯ, КАК И В ТАИЛАНДЕ, СТАНОВИТСЯ СТРАТЕГИЧЕСКИМ РЕЗЕРВОМ СТРАНЫ.
        Большие города без проституток, голосующих на дорогах, пожалуй что- то бы потеряли. Широкие и шумные проспекты с иллюминациями, с гирляндами огней как — то по особому оживают на фоне мигрирующих по городу лолиток, путанок, наркоманок и женщин лёгкого поведения солидного и несолидного возраста. В то время когда их папы, мужья, любовники, дети, внуки… спят или смотрят телевизоры, они занимаются наидревнейшим промыслом. Эти женщины мерцают как блёсны, опущенные рыбаками в быстро текущую речку. В этой мутной воде улиц рыбаками являются мамы и сутенёры. Мамы на то и мамы, что выдают ежечасно своих «дочерей» «замуж», получая от «мужа» «выкуп». Мамы как и все мамы на свете одеваются хуже своих «дочерей», работая под девизом: «Всё лучшее детям!» Поэтому маму можно сразу выделить по чуханистому виду. Впрочем, среди проституток немало тех, которые «бездомны» и беспризорные, хотя дом может и есть, но без «крыши». Им приходится скрываться от милиции и от сотрудников института проституции (кратко институции). Они перемещаются по всему городу от одной тёмной улицы к другой, от одного светофора к другому, часто
маскируясь под голосующих. Вообще голосование проституток на дорогах России более сложный и не предсказуемый процесс по сравнению с голосованием депутатов Государственной Думы. Но и в том и в другом случае решается вопрос: «Быть или не быть России?» Ведь очевидно, что проституция, в обычном понимании этого слова, является лишь следствием проституции России перед Западом. Проституированность депутатов и эстаблишмента в настоящее время не вызывает сомнения у большинства общества, которое также проституировано благодаря потреблению заморских продуктов.
        Когда беспризорные проститутки голосуют, то они сами не знают для чего они это делают. Лишь как следует разглядев водителя, решаются на единственное слово «Работаю!» или же отфутболивают последнего просьбой довести бесплатно куда-нибудь далеко, рассчитывая на отказ. Вообще проститутки очень сильные психологи, всегда знают что нужно сказать. К тому же они сильные философы, иначе можно душевно заболеть и быть раздавленным под прессом самцов, сексуальных маньяков и сношателей-одиночек различного калибра. Только философствующую проститутку, осознающую всё вышесказанное, можно считать профессиональной.
        Тяга Российских девушек к дорогам особенно обострилась в преддверии второго тысячелетия. Попробуйте найти достойного жениха вне дороги. Большинство ребят являются. безработными алкоголиками, педерастами и деструктивными личностями, не способными на создание семьи. А на дороге существует большая вероятность встретить мужчину при деньгах, ведь на машину у него хватило, да и к тому же заядлые алкоголики реже водят машины. Таким образом, дороги для многих российских девушек, превратились в черту, с одной стороны, делящую их задницу пополам, а с другой проходящую поперёк души.
        В целом всех проституток, можно разделить на три части. Тех, которые таковыми себя не считают, продаваясь за подарки, зарплату (служебная проституция), за кошелёк супруга или приятеля, за бутылку пива или шампанское. Тех, которые осознают, что таковыми являются и переживают за это и всё равно сношаются за деньги, но грустно сношаются. И наконец, тех, которые гордятся этим то ли по неопытности, то ли по дурости. Две последние группы солидарно ненавидят первую, которая, очевидно, является самой многочисленным социальным слоем, наравне с пенсионерами и школьниками. Есть группа женщин, которых проститутками назвать трудно. Их душа настолько широкая, что в ней находится место для всех. По частоте и по смене партнёров они не уступают проституткам и любят они всех мужчин, испытывая всегда оргазм, не имитируя его, как это делают большинство проституток.
        Проституированность российской женщины является одновременно следствием русской бесшабашной доброты и архетипа, генетически переданного нашими восточными предками.
        Именно поэтому наша страна с точки зрения Запада приравнивается к странам третьего мира. Какой-нибудь таиландский отец, имеющий дочь-проститутку, пожалуй, больше гордится, а не переживает, как переживают наши безработные отцы, хлебая щи, сваренные на деньги, заработанные дочерью проституткой.
        Иностранцы, приезжающие к нам, бывают удивлены красотой и дешевизной наших проституток. Но больше всего их шокирует стеснительность, робость и непрофессионализм, который ещё больше возбуждает. Каждый третий мужчина — иностранец едет в Россию именно за этим, ведь на Западе это намного дороже. Москва — исключение. А вот в регионах цены в 10 -20 раз дешевле. Наши женщины, с точки зрения иностранцев, уже давно стали одним из дешёвых природных ресурсов, стоящих наравне, а порой и превосходящих по притягательности, нефть, газ и другие полезные ископаемые.
        Значительная часть наших проституток высоко интеллектуальны, учатся в высших учебных заведениях (институтки), имеют высшее образование, имеют гармоничную семью, детей. Если девочка прекрасно выглядит, хорошо одета, словом блестит, но при этом нигде не работает и не имеет поддержки от родителей, то вероятнее всего в лучшем случае у неё есть один или несколько спонсоров, в худшем, она каждый вечер спешит к своей маме-сутенёрше.
        Каждая третья студентка мечтает иметь спонсора, который бы одевал её, обувал, кормил и наконец платил бы за образование. Найти такого среди молодых практически не возможно, на помощь приходят пузатые и лысые дяденьки. Студентки их ласково называют папиками. Папик — это своего рода папа, то есть мужчина по возрасту, годящийся в отцы и делающий всё, что не сделал родной отец. Именно поэтому мечтают о папиках чаще девочки, росшие без отцов. Папиками чаще всего становятся папы, бросившие своих дочерей и их матерей в придачу. Таким образом, отцы компенсируют свой уход от дочерей, становясь папиками. А дочери ищут папиков, компенсируя свою безотцовщину. Закон сохранения…
        Самые высокооплачиваемые студентки-проститутки (институтки) факультетов иностранных языков. Каждая вторая из них мечтает стать валютной проституткой и выехать для этого за рубеж. Зная это российская таможня не охотно выпускает их за кордон.
        Большинство российских женщин идут на панель не для того, чтобы заработать и не для того, чтобы досадить мужу или другу, а из-за зависти к другим менее интересным, чем они женщинам, которые имеют достаток и конкретно оценивают себя и своё тело за деньги. Они глубоко понимают, что являются в наивысшей степени дешёвыми проститутками по отношению к своим мужьям и друзьям и не желают больше так дёшево продаваться. Ведь проституция в семье начинается уже тогда, когда жена живёт с мужем без любви, но ради зарплаты. Это замаскированная форма проституции называемая семейным долгом. Там где кончается в семье любовь, начинается проституция. Любовь — злейший враг проституции. Проститутка, любящая своих клиентов уже не проститутка. Жена не любящая мужа, но имеющая с ним близость уже проститутка. Таким образом, корни проституции заложены в обществе, в силу того, что люди чаще не любят друг друга, чем любят. Проституция — это протест женщин на нелюбовь мужчин.
        Нельзя не учитывать и экономический фактор. Как говорится базис определяет сознание. Какое может быть сознание у голодной и одетой по нищенски молодой женщины, жившей когда-то в достатке и вкусившей все прелести красивой жизни? Она имеет жажду оперативно наесться, напиться и одеться. А как? И вот она узнаёт от приятельниц о том, что есть выход — пойти на панель.
        Вообще, если женщина по природе своей бездарна, но красива и при этом почему — то имеет большой оклад, то в девяносто процентах всех случаев она занимается служебной проституцией и лишь в оставшихся случаях это служебный роман. Некоторые безработные мужья-алкоголики знают откуда дома деньги, но в силу своей дебильности и эмоциональной тупости едят щи, купленные и сваренные на деньги, заработанные дочерью или женой проституткой.
        Многие считают, что массовое увлечение девушками проституцией является следствием тяжёлого экономического положения в нашей стране. В действительности корни этого лежат в семье, точнее в семейной проституции. Большинство матерей России живут с нелюбимыми мужьями, которые пьянствуют, бьют их и в конце дня обязательно совокупляют или насилуют и так каждый день. Женщина от безысходности, ради зарплаты мужа, жилплощади и других факторов, необходимых для совместной жизни, отдаётся нелюбимому человеку, то есть по сути своей проституирует. Девочка, живущая в такой семье, видя проституцию своей матери перед отцом, свыкается с мыслью, что так должно быть и без всяких комплексов продолжает дело матери с приятелями или с незнакомыми мужчинами. Таким образом, внутренняя проституция (семейная) порождает внешнюю (уличную) проституцию.
        Эмбриональная, то есть спонтанная, уличная проституция возникла в нашем государстве на заре перестройки, когда ослабли узды, сдерживающие тягу к занятиям неприличным делом. “Хозяйство” быстро разрасталось, и на втором этапе появились “мамы”, кучкующие вокруг себя “ночных бабочек” и курирующие их. Количество проституток росло в геометрической профессии, поэтому назрела необходимость систематизировать их по группам. В дореволюционной Казани имелся далеко не один дом терпимости. Сегодня проституция у нас носит латентный, но массовый характер.
        Хотя в словаре “проституция” толкуется как “продажа женщинами своего тела”, но четкой грани между проституцией и гипертрофированным сексуальным влечением нет. К тому же продавать себя можно не только за деньги, но и ради других целей.
        Прерогатива нашего времени — элитарная проституция, замаскированная под крышей каких-либо организаций, то есть обособленно существующая для обслуживания “сливок общества”. Как признался дизайнер одного из местных рекламных агентств, девушки, рвущиеся в модельный бизнес, прекрасно отдают себе отчет в том, для чего (и для кого) на самом деле они предназначены.
        Школьная, или тусовочная, проституция, при которой нет четкой договоренности об оплате и самая высокая цена — самосохранение, ради чего, собственно, и “ходит по рукам” каждая четвертая казанская школьница.
        Служебная проституция: понятно, что женщина обслуживает начальствующую верхушку какого-либо предприятия ради дополнительных материальных, жилищных или прочих благ.
        Проституция-хобби, как средство от скуки, ради развлечения и познания своих сексуальных возможностей.
        Экзотическая проституция: “бабочки”-артистки для беснующихся с жиру менов. Ряженые девицы разыгрывают по заказу целые спектакли…
        И, наконец, набоковская Лолита не чета многочисленным казанским 12-13-летним нимфеточкам — потенциальным проституткам, разгуливающим в суперкоротких юбчонках, на высоких каблуках, с размалеванными личиками и провоцирующим мужскую часть населения.
        У мужчин сложилось предвзятое мнение о том, что женщина на дороге — обязательно проститутка. В половине случаев так оно и есть. Но не всегда. Для нежного женского сердца дороги обладают неким магическим притягательным свойством: по ним ездят состоятельные “всадники” на железных “конях”, и девушки любят гулять вдоль дорог, лелея надежду встретить своего “принца”. А еще — чтобы оценить себя: если мужики “клюют” и останавливаются, значит, я ничего себе!
        Что российское больше всего ценится за кордоном? Нефть, газ, уголь… и красивые женщины, которыми изобилует наша страна и которые стали дешевым товаром для иностранцев. В борделях только Западной Европы около 100 тысяч наших соотечественниц. За смехотворную сумму — две-три тысячи марок — немецкие публичные дома покупают российских красоток, а клиентам они обходятся всего-то в 50 марок. В квартале “красных фонарей” бельгийского города Антверпена я обратил внимание на то, что на витринах, где выставлены проститутки, указаны имена лишь наших землячек — Кать, Маш, Даш… Остальные — безымянные. Покупатели знают, что русские — это дешево и сердито.
        Не последнюю роль в утечке российских красавиц за границу играют и средства массовой информации, рекламирующие всевозможные иностранные “ярмарки русских невест”, предназначенные якобы для того, чтобы выдать наших женщин замуж за “ихних” менов. А кто знает о дальнейшей судьбе искательниц заграничного счастья?..
        На наш взгляд, причиной массовой проституции российских женщин стал феномен социальной самокомпенсации. То есть мужики пьют, деградируют, материально не обеспечивают, страдают депрессиями, поэтому бабы, лишенные “сильной руки”, рабочих мест, профессий, зарплаты, и идут “на панель”. Свыше 90 процентов клиентов психологов — женщины, и более половины из них видят причины своих нервных расстройств в пьянстве мужей. В общем, алкоголизация порождает проституцию. Да и потребляют “жриц любви” чаще всего пьяные мены.
        Нередки случаи, когда домочадцы знают, что жена или дочь занимается проституцией, но закрывают на это глаза, поскольку женщины таким образом содержат семью.
        Основная философия “ночных бабочек” — цель оправдывает средства: вот я сейчас отработаю, сделаю себе задел, а после все окупится. Главное — чтобы тело выдержало. Но разрушенную духовность заново не построить. И проституированное нутро сохраняется на всю жизнь. Большинство мужчин, узнав о прошлом своих возлюбленных, бросают их.
        Если раньше “жрицы любви” считались изгоями общества, то сейчас отмечается любопытный феномен — скрытая зависть женщин, которые не могут продавать свое тело, к проституткам.
        В моде виртуальная проституция по Интернету. Многие женщины, будучи замужем, по ночам выходят на Интернет-панель пособлазнять сотни своих поклонников. Недавно у меня был на приёме мужчина, который не мог понять как относиться к этим… виртуальным близостям супруги. Что тут сказать?…
        Психология денег
        Однако расхожее мнение о том, что при громадном многообразии психологических исследований такой важнейший момент, как деньги, словно нарочно обходится учеными, — всего лишь заблуждение: почитайте знаменитого французского психолога Жана Бодрийара. Он, к слову, блистательно показал, что все больше и больше мы платим не за свойства товара, а его «внешнюю оболочку», которую назойливо подсовывает нам реклама и СМИ. И обыватель радостно отдает свои кровные за пресловутый престиж. То есть мы «проваливаемся» в мир знаков и платим именно за них.
        Однако соглашусь, психология денег, действительно, мало разработанная проблема. А интересных тем здесь, конечно же, множество — деньги и интеллект, деньги и подсознание, деньги и память. Даже такой вроде бы понятный вопрос, как деньги и эмоции, оказывается исключительно многообразным при более тщательном рассмотрении. Все мы испытываем приятное чувство в день зарплаты. Здесь все мы одинаковы. Здесь все мы одинаковы. Но знаете ли вы, что некоторые люди относятся к деньгам, поистине как к магическим вещам. Они могут испытывать наслаждение от денег как таковых: посыпать ими голову, нюхать их, ласково поглаживать, открывая и закрывая дипломат, где хранится изрядная сумма.
        Ко мне, как к психотерапевту, приходит немало пациентов, которые обвиняют во всех своих бедах деньги, причем жалуются не только на их отсутствие. Конечно, бывает, что проблема всего лишь в том, что человеку денег не хватает. Дать их ему, да просто накормить, и он вылечится. И нормальный сон вернется, и хороший аппетит восстановится, да и вообще жизнь наладится. Тестируешь такого «мнимого больного» и понимаешь: моя помощь тут не нужна, это не проблема психотерапии. И как бы ты ему под гипнозом не внушал, что он богат, все равно, выйдя из дверей кабинета, человек будет страдать от хронической нехватки денег. Хотя, в принципе, психологически можно так трансформировать сознание человека, что и эта проблема отойдет на задний план.
        Но чаще случается наоборот. Проблема у пациента не денежная, а психологическая, хотя он уверен, что вылечится, как только у него исчезнут финансовые трудности. Увы, это далеко не так. Поэтому позволю себе процитировать один из «афоризмов» из моей не так давно увидевшей свет книги «Непредсказуемая психология. О чем молчал психотерапевт?»: «В большинстве случаев страсть личности к деньгам, это не борьба за деньги, это борьба личности сама с собой».
        Беспокойство, суета, часто не имеющие никакого отношения к деньгам, навязчиво трактуются человеком как проблемы в финансовой сфере. «У меня плохая квартира, да денег нет — жалуется дама. — Если бы вселилась в новую, все беды бы кончились». Она покупает квартиру: есть жилье, да и денег на жизнь вполне хватает. Но пациентка все так же жалуется, что плохо спит, что ее трясет. От себя не убежишь, перед нами проблема личности, а не каких-то внешних отношений. Это иллюзия, что с помощью денег можно купить покой, умиротворение. Но в ней многие пребывают всю свою жизнь.
        Кстати, зачастую и богатые люди живут тем же самым самообманом. Они думают, что когда-нибудь у них будет такая финансовая власть, что они будут самыми счастливыми и блаженными, и будут не ходить, а летать. Когда сталкиваюсь с таким состоятельным пациентом, применяю прием, который называется метод психодрамы. Это целое искусство. Просишь посетителя: «Давайте «проиграем» вашу мечту. Расскажите, что вы видите в мире ваших фантазий?» Рассказ не отличается оригинальностью: «Хожу, как мечтал Остап Бендер, в белых штанах по Рио-де-Жанейро. Живу в роскошном доме в окружении красивых женщин. Вокруг много солнца, воздуха, моря. В общем, просто рай, настроение такое, что душа поет». Тогда спрашиваю, а откуда возьмется такое прекрасное настроение, если человек так устроен, что хорошее настроение — это всегда награда за преодоление, за радостью стоит работа воли. А в этом вашем блаженстве, потоке всего и вся вам грозит эмоциональная пустота». Сначала пациент тебе не верят. Но когда эту ситуацию проигрываешь три-четыре дня подряд, видишь, что человека уже начинает трясти от такого изобилия всего и вся. И к нему
возвращается объективный взгляд на мир, мираж рая рушится.
        Но многие эту психотерапевтическую проблему решают сами, понимая, что рая не существует, что нужно черпать эмоции из сегодняшнего дня. И делают это весьма специфическим образом. Организуют для себя аттракцион «преодоление трудностей». И средством достижения цели выбирают рулетку, часто и русскую. В свое время у части «новых русских» (к такому выводу пришли многие психологи) появилась гигантская потребность проявить себя в пограничных ситуациях, буквально между жизнью и смертью.
        Попробуй, отними у них этот риск, как они тут же потеряют смысл в жизни. Человек испытывает радость оттого, что просто выжил: «Ваську из соседнего банка расстреляли, а я жив хожу». И они не оперируют временными отрезками в десять, двадцать лет — год бы прожить. Вот какие откровения я выслушивал в своем кабинете. Кстати, такие пациенты чем-то похожи на пожилых людей. Те говорят: «Прожил год и, слава богу, а то думал, что концы отдам».
        Коснусь и с родственных отношений, и всего деструктивного, что происходит между близкими людьми, когда их отношения строятся вокруг денег, и приведу пример из собственной практики. На прием старушку привела целая толпа родственников. Они с жаром рассказывали: «Продала бабка свою трехкомнатную квартиру, и на вырученные доллары собралась ехать в Париж. Дайте нам справку, что она психически больная и не в состоянии распоряжаться своими деньгами (оказывается, она их предусмотрительно куда-то спрятала). Поможете, мы Вас тоже не обидим».
        Ситуация в общем тривиальная. Общаюсь со старушкой. Оказывается, как только она продала квартиру (и перед родственниками замаячили грустная перспектива расстаться и с квартирой бабушки, и с вырученными за нее деньгами), она тут же приобрела значимость для своих близких. Все они вдруг стали просто виться вокруг нее. Однако, несмотря на такое повышенное внимание, старушка подтвердила, что очень хочет купить путевку во Францию, а на оставшиеся деньги рассчитывает до конца своих дней счастливо жить в Париже в доме престарелых. Я попытался урезонить пациентку: «Вас же не примут в тамошний дом престарелых, вы же не гражданка Франции». «А я тогда с Эйфелевой башни спрыгну», — последовал ответ.
        Такие мысли бабушке пришли оттого, что налицо психологическое отчуждение от родственников, отношения с которыми потеряли духовные человеческие начала. Отсюда у нее возникло ощущение жуткой пустоты. В чем-то я был на ее стороне и даже посетовал: «Вам нужно было обменять трехкомнатную на однокомнатную, а на деньги, которые бы вам бы доплатили, могли бы нормально жить, тратя их понемногу». Очень часто, как показывает мой опыт, квартиры, деньги остаются не детям, а тому, кто отнесся к старику, как к человеку. Правда, бабушка в ходе психологической консультации призналась, что и сама была не сахар, вот на закате жизни и получила такой «подарок».
        Что ж, деньги — элемент, знаки грешной души.
        Так, как в приведенном случае, происходит всегда, когда в основе взаимоотношений между родственниками лежат «мертвые структуры», в частности, такие, как деньги. И у человека не остается ничего, кроме инстинктов, примитивного потребительского отношения к жизни. Разрушительное действие таких отношений открывается сначала как бы извне. Во «внешнем» мире человек замечает, что происходит какая-то зоологизация людей. И потом он вдруг с испугом спрашивает себя: «А человек ли я сам? Наверное, нет. Я тоже просто сложная машина, основанная на механизмах, далеких от духовности». Следствием такого вывода мятущейся личности становится депрессия, ее постоянно гложет мысль: во мне нет искры божьей, делающей меня человеком.
        Другая проблема, которой мне пришлось немало заниматься, связана с тем, что родственники завлекают друг друга в многоуровневую систему продаж, так называемый multi level. Это очень жестокая система, просто закабаляющая родственников, которые ведь «по определению» доверяют друг другу. Но в данном случае получается, что они…воруют друг у друга по средством этой системы. Знаете, сколько сейчас семей перессорилось из-за этих пирамид. Никогда не переводите ваши родственные отношения в финансовые!
        Существует выражение «деньги к деньгам». И его следует признать верным. В психологии, как в квантовой механике, действует принцип неопределенности. Чем больше ты уделяешь внимания объекту, пытаясь его приблизить, тем далее он от тебя угодит. Чем больше будешь думать о деньгах, тем меньше шанс их получить. Когда бизнесмен печется о благосостоянии своей фирмы, о человеческих отношениях в коллективе, об ответственности перед работниками, прибыль растет. Все великие предприниматели становились богатыми именно на той волне, когда они показывали свое человеческое начало. Кстати, именно поэтому духовный бизнес является самым прибыльным.
        И с другой стороны, на определенном этапе люди, имеющие значительные финансовые средства, оказываются способными отдавать их, «вкладывая деньги». Это большое искусство: только прозорливое мышление рождает умение тратить. Вторая сторона этого замечательно умения тратить, заключается в том, чтобы получать то эмоционально-психологическое переживание, которое наполняет жизнь смыслом и радостью. Конечно, упрощать ситуацию не стоит. Многие покупают вещи ради сомнительных эмоций. Помните, рекламный ролик? «Как поступить: в этом платье я похожа на Марину Влади, а другое меня стройнит? Но оно есть у подруги. Может быть, назло купить?»
        Деньги — мерило всех ценностей: так ли это? Разные концепции устройства мира предполагают не однозначный ответ. Марксовская доктрина состоит в том, что все в этом мире можно оценить, купить. Это прагматическая редукция, завязанная на политэкономии и ведущая к ступору и пустоте. Другая крайность видна в противоположном подходе: есть вечные ценности, которые нельзя купить ни за какие деньги. Деньги — тот элемент, который соединяет сознание и подсознание, приводя их к консенсусу. Сознание тянет ввысь, даже к сверхсознательным вещам. А подсознание говорит, что нужно выжить, сохранить себя, как физическое тело. Личности нужно организоваться в окружающей среде, и деньги дают самый оптимальный способ соединить в человеке два начала.
        За таким малоприятным качеством как жадность стоит страх. Зачастую деньги выступают предметом, через который проявляется невроз. Если у человека наблюдается недоверие к людям, беспокойство, он, как правило, жаден. Психоаналитики в таком случае нередко сталкиваются даже со страхом смерти у пациента. Расставаясь с деньгами, человек будто отдает часть себя кому-то. Это подсознательная реакция, поэтому жадность присуща всем.
        Но есть еще и другая сторона в нашем подсознании — она связана с жертвенностью. То есть мы и щедрые, и жадные одновременно. Конечно, встречаются такие феномены, как Гобсек, столь ярко описанный у Бальзака. Но здесь присутствует крайняя патология. Когда встречаются случаи сверхжадности, понимаем, что это уже точно наши пациенты. Когда личность уходит в себя, как бы, закрывается, следствием создания такого «кокона» становится боязнь тратить.
        В России во многом эта проблема определяется не только внутренними переживаниями личности, но и внешними причинами. Сейчас, конечно, у обладателей больших денег нет проблем, куда их приложить. А вот небольшие — разве что в чулок приходится прятать. С другой стороны, деньги выступают как страховка, некий капитал, позволяющий говорить, что у меня есть накопления на черный день, я то уж бомжом не буду. За этим опять же скрывается боязнь после какой-то жизненной коллизии оказаться в роли голодной собаки. Этот страх — как правило, чисто метафизический — присутствует у всех. Духовные люди, уходящие в мир отшельничества, в мир вещей, совершенно не связанный с деньгами, являются исключением.
        В подавляющем большинстве без денег мы никуда. Хотя, помните, в советские времена всерьез утверждали, что они при коммунизме исчезнут. Такая ситуация возможна, но, скорее, как исключение из правил. Да, есть такие люди, у которых никогда не было денег, например, просящие подаяние у храмов в Индии. Их устраивает такая позиция. Есть богатые люди, которые принципиально не хотят видеть деньги у себя в руках. Не думаю, что и президент Путин имеет кошелек в кармане. И, наконец, дети. Лет до семи все мы живем в мире безденежья, но все у нас откуда-то появляется.
        Любопытно, что в чем-то схожие ощущения испытывают и очень богатые люди. Были у меня такие пациенты, которые говорили, что уже «не чувствуют» денег: «Мне больше неинтересно их зарабатывать. Богатею, а я счастливее не становлюсь. Они мне ничего не дают уже». Почему Абрамович «Челси» купил? В спорте не только деньги вращаются, а спорт дарит какие-то яркие переживания. Это не одно и тоже, что где-нибудь в Газпроме сидеть, и смотреть, как на компьютере на твоем счету нули прибавляются. Один из друзей экс-руководителя Центробанка Виктора Геращенко — тоже банкир — признался, уехав в Англию и став школьным преподавателем, что только тогда почувствовал в душе радость всего лишь от общения с живыми людьми. Потому-то так часто крупные бизнесмены выходит за мир финансов — вторгаясь в политику, занимаясь творчеством (пусть при этом они и бездарны). Но это уже не их проблема, а проблема общества: им же самим хорошо.
        Бедность — не порок. Уже потому, что это категория, как, кстати, и богатство, внутренняя, психологическая. Вновь обращусь к своей книге «Непредсказуемая психология»: «Богатых людей мало. Еще меньше чувствующих себя богатыми. Всех богатых можно разделить на три группы: на тех, кто стоит у источника финансовых потоков, на тех, кто стоят на берегу одного из потоков с сачком и на тех, кто плавает в море, в которое впадает эти потоки. Но именно в этом таиться опасность оказаться утопленником. Когда личность не может справиться с потоком легких денег, не может взять этот поток под свою власть, то деньги берут власть над личностью и становятся сумасшедшими деньгами сумасшедшей личности».
        Нередко пациенты признавались: «Когда прибыльность их бизнеса падала, настроение у меня поднималось. Пробуждалась энергия». Перед нами феномен возвращения к себе. Приведу еще один афоризм из «Непредсказуемой психологии»: «Процесс обогащения — игра в свободу или бег от себя». Есть такой закон: мы в этом мире не богатеем и не беднеем — это инварианта, постоянная величина. Если в чем-то человек становится богаче, в другом оказывается беднее. А в сумме остается на том же уровне.
        Человек получил долгожданную квартиру. Но годы ушли. И он входит в новую квартиру совсем не таким, которым был, когда так страстно мечтал о своем жилье. Тогда были проблемы, но он был счастлив оттого, что молод. И имел соответствующее мироощущение. А сейчас есть все, но восприятие окружающих вещей уже совсем не то, что прежде.
        Можно быть самым богатым, но страдать бессонницей, неврозами и чувствовать себя самым одиноким. Но нужно помнить и о другом. Многие играют в бедность, имея миллионы. Ричард Гир может проповедовать буддистские ценности, ходить в рубище. Но он отдает себе отчет: одно дело добровольно поститься, другое — умереть от голода и холода. Чтобы заниматься высокими материями, необходимо иметь деньги. Не верьте тем, кто говорит, что высоко духовным можно быть и в нищете.
        Ужас вне одеяла или психология деструктивной эстетики
        Как-то, ещё в застойные времена, я увидел из окна трамвая, как на улице произошла страшная автомобильная авария с жертвами, но когда я развернул голову в сторону салона, то обнаружил, что большинство пассажиров, ехавших со мной в трамвае, покинуло его, чтобы посмотреть аварию. Они словно подчинились какой-то неведомой силе, которая их понесла куда-то? Почему? Чтобы прийти на помощь? Чтобы проверить, а нет ли среди погибших родственников? Опросы показали, что это не так. Большинство затруднились дать ответ.
        Уже в наше время, попав в такую же ситуацию, обнаружил, что трамвай тоже среагировал, но меньшинством пассажиров. По-видимому, в застойные времена имел место дефицит на всё, в том числе и на такие зрелища, которые сейчас настолько часто представлены на телеэкране, насколько люди уже адаптировались к этому.
        Способен ли человек, чувствуя боль других как собственную, отдаваться этой боли на несколько дней и благодаря этому целыми днями смотреть на страдания жертв терроризма или катастроф? Если способен, то это самоистязание, это садомазохизм. Практика показывает, что если человек действительно чувствует чужую боль, идущую с телеэкрана, как собственную, то он выключает телевизор, чтобы не доводить себя до шокового состояния. И действительно, некоторые от такого шокового состояния падали в обморок. Но лишь некоторые… Большинство же, сами того не осознавая, смотрело на события в Беслане как на фильм ужасов, как на некое реалити-шоу. Они попали, в это время, в некую психологическую ловушку эстетического, но деструктивного наслаждения, из которого не могли выбраться и, поэтому, целыми днями всё смотрели и смотрели, перебирая все кнопки телевизионного пульта, как бы что-то ища или ожидая? Что они искали там? Что они там ожидали? Можно предположить, что ожидали того момента, когда всё это быстрее разрешится с хорошим концом? А может быть, сидя у телеэкрана и перебирая все программы, они искали способ помочь
пострадавшим?
        Вспомним о двух тысяч пятиста наших туристах, которые несмотря ни на что, полетели в Таиланд отдыхать. Несмотря на то, что страна уложена трупами. Полетели смаковать горе других?
        Другой пример. В самом начале атаки небоскрёбов, американцы, упоённые всякими ужастиками, по инерции лишь смаковали это зрелище. Дескать мне хорошо, я лежу под одеялом и смотрю на то, что творится. Это особое деструктивное наслаждения, как позитивное напряжение вызванное внешним ужасом и внутренним (домашним) комфортом. Именно в этом деструктивном наслаждении пребывала вся Америка, наблюдая всё по телевизору и купаясь в кайфовой энергетике, которая уже была привита американскими фильмами-ужастиками. Америка попала в эту психологическую ловушку, которая основывалась на деструктивной эстетике — смакования горя других. В это время большинство американцев совершенно не чувствовали боли за тех, кто оказался на небоскрёбах. Именно поэтому часами сидели у телевизоров, смакуя зрелище по всем каналам, будто занимаясь поиском помощи. Разве можно весь день сидеть у телевизора, чувствуя боль пострадавших, как свою. Но как мы уже отмечали, может произойти шок. Но с шоковым состоянием от телевизора оттаскивали лишь немногих. Лишь немногие чувствовали эту боль как свою. Лишь немногие оказались способными принять
других — принять боль других. Поэтому они либо не смотрели телевизора, либо полетели, поехали, побежали на помощь пострадавшим. Такие были, но в меньшинстве. Это им удалось потому, что вероятнее всего, когда-то они сами были в подобной ситуации. Тогда когда это зрелище кончилось многие американцы были в депрессии, но не от того, что переживали за пострадавших, а от того, что зрелище кончилось. Они напоминали плачущих детей, которые впервые побывали в цирке, а представление закончилось. Всё это деструктивная эстетика.
        При истинном сопереживании человек сам встаёт на место мёртвого и застревает на этом месте. Он себя как бы хоронит. А при деструктивной эстетике с большой частотой идёт пограничное контрастное движение — от смерти к жизни и обратно, но при жизни (человеку хорошо под одеялом). т.е. в контексте жизни. Следовательно, возникает наслаждение как основа деструктивной эстетики. При сопереживании всё в контексте смерти, так как сопереживающий сам может умереть (на фронте). Это истинное сопереживание. Некоторые настолько близки с близкими, настолько чувствуют себя одной единой частью умершего, что идут следом за умершим, не выдерживая жизни без погибшего близкого.
        Чем отличается всё это от садомазохизма? Садист наслаждается страданиями другого и всё. Например. Одна женщина, общаясь со своей дочерью, так “приукрашивала” в своих рассказах об отце своей дочери, который ушёл от них, что дочь стала бояться отца. И чем больше мать рассказывала дочери ужасы об отце, тем больше та реагировала, и тем больше мать наслаждалась и заводилась в своих рассказах. Позднее, мать по аналогичной схеме начала пророчить об ухажёрах дочери. Мать своей цели достигла. Теперь дочь за компанию вместе с ней несчастна. А горевать вдвоём двум горемыкам как-то легче. Дочь оказалась жертвой деструктивной эстетики матери-садомазохистки.
        При деструктивной эстетике эстет не наслаждается страданием, он не желает таких страданий, но он радуется от того, что у него их нет. Хотя может быть садист тоже деструктивный эстет, в силу того, что имеет место погранично-контрастное состояние, как разновидность садомазохизма?
        Пример. Зритель смотрит ужастик и желает смерти героя, так как сам останется жив, находясь в комфорте под одеялом.
        Пример. Один мужчина, узнав о смертельном диагнозе своего конкурента поспешил к нему получить деструктивную эстетику и попрощаться с ним, но был огорчён тем, что тот ещё энергичен и конкурирует с ним на равных.
        Пример. Все уже жили в деструктивной эстетике ухода в мир иной своего босса, но он так и не умер и вместо того, чтобы радоваться у подчинённых почему-то упало настроение.
        Пример. Некоторые СМИ и газеты часто смакуют кризисным состоянием здоровья известных личностей, которым завидовали читатели. Теперь читатели погружаются в деструктивную эстетику того, что тем кому они завидовали и тем, кем они восхищались страдают и в некотором смысле уже не имеют того успеха, дескать оказывается “богатые тоже плачут”, а мы-то не страдаем и, значит, успешнее этих великих.
        Пример. Один попрошайка как-то сказал, что многие подающие смакуют моё несчастье. Я вхожу в кураж страдальца, а они мне всё платят и платят…
        Пример. Смакование своего превосходства над другим.
        Пример. Человек ходит по магазинам и наслаждается от того, что всё это купил намного дешевле.
        Пример. Тебе плохо… расскажи, а я тебя послушаю, смакуя всё, что ты мне будешь рассказывать.
        Пример. Люди любят общаться с теми, кто их хуже, но при этом является его конкурентом. (При этом необходимо признать, что наши близкие, являюсь частью на самих, не могут претендовать на роль конкурентов. Поэтому в отношении близких вероятность деструктивной эстетики ниже. Хотя существуют матери и отцы- содомазохисты в отношении своих детей).
        Согласно Л.С. Выготскому эстетическое наслаждение — это психическое напряжение, вызванное двумя противоположными аффектами, которые в конце разрешаются в катарсис, т.е. уничтожают друг друга, как два противоположных заряда. Поэтому, с нашей точки зрения, деструктивное наслаждение — это всегда столкновение комфорта и ужаса и наоборот, как некое психологическое колебание, как некий насос, качающий адреналин. Эти два аффекта (комфорт и ужас) постоянно уничтожают друг друга и возникают микрокатарсисы, как некое деструктивное наслаждение. При этом возможен и большой катарсис, который вызывает опустошение или просветление сознания. Всё зависит от знака эстетического наслаждения (отрицательного или положительного).
        Пример. Если персонаж просто остался жив. Это не катарсис. Если он погиб. Тоже не катарсис. Должна быть аннигиляция. Катарсис — это то, что у зрителя вызывает экстаз. Если зритель садист, то для него катарсис — это смерть персонажа. Если зритель нормальный и сопереживающий, то для него катарсис — это жизнь героя. Последние сливаются с персонажем, становятся их частью, единятся, сопереживают, что и есть духовность. Чувствовать боль другого как свою. Духовность ближе к Боли (за других), а не к Богу. Все грехи от того, что путают Боль и Бога.
        Таким образом, истоки бездуховности в деструктивной эстетике. Её необходимо людям постоянно осознавать, и, по мере возможности, пресекать. Только в этом случае, личность откроет для себя способность чувствовать боль чужих как свою. В этом заключается основа единения людей, то есть духовности. В противном случае сама жизнь (через горе и страдания) заставит человека стать духовным.
        Духовность — это такое производство ценностей, которое идёт не через механизм страдания других, а через механизм страданий самого человека за всё человечество.
        Сострадание… Со-страдание. Со(вместное) — страдание. Возможно когда:
        Одна личность страдает об одном, а другая, которая находится рядом, о другом.
        Одна личность страдает за того, кто страдает, а другая страдает только за себя.
        Обе личности страдают за себя. Причем одна страдает за себя через другого. Иными словами, внешние страдания за другого, происходят благодаря внутреннему страданию за себя. Личность в этом случае как бы представляет себя страдающей по настоящему и лишь через такое чувствование страдает за другого. То есть, страдает за другого через себя (пропуская через себя), воображая себя также страдающей. Некоторые в процессе такого страдания могут полностью переключаться на страдания за себя. Им становится настолько плохо, что они перестают воспринимать рядом страдающего и уже не могут помочь ему. Таким образом, возникает вопрос: что есть истинное сострадание? Где та граница соотношения страдания за себя и страдания за другого, начиная с которой прекращается истинное сострадание. Согласно Вейнингеру, истинно страдающий человек спокойно оказать помощь страдающему не может. Вейнингер в сестрах милосердия узрел зло. Что лучше для страдающего — истинное сострадание или помощь? Способно ли истинное сострадание помочь страдающему? До тех пор, пока в личности теплится здоровый эгоизм, и он страдает за другого через
страдание за себя — он может оказывать помощь. В противном случае, он не может оказать помощь. Видимо существует некое этически оптимальное соотношение страдания за себя и за другого, которое позволяет такую комбинацию чувств называть состраданием в обыденном понимании этого слова. Истинное сострадание, с прагматической точки зрения, является злом. А с чисто этической — недосягаемым добром. Большим добром является страдание через страдание за самого себя, нежели чем отсутствие страдания, то есть безразличие к страдающему. Сочувствие — это чувствование другого через чувствование себя в роли другого. Так устроено наше ЭГО. Именно поэтому мы приходим к феномену святых личностей, для которых ЭГО минимизировано, и они слиты с единым духовным разумом. Для них нет “Я”, нет субъекта. Есть нечто единое. Это есть феномен просветления — полного отсутствия ЭГО. Святые — истинные сострадатели. Они сострадают не через себя и через другого. Они соединены с ним сверхчувственной связью, ощущая вместе с ним и с другими единый организм. При этом они могут помогать страдающему. Но существуют ли они?
        Фабрика самоубийц или непредсказуемая психология шахидов
        Психологический и социальный феномен терроризма
        В настоящее время существует большой социальный заказ на психологические методы профилактики терроризма. Приведём лишь три основных направления этой работы:
        1.Методы психологического тестирования и выявления лиц, склонных (в т.ч. легко манипулируемых) к террористическим актам.
        2.Профилактика терроризма среди подрастающего поколения, ведущаяся на основе воспитания защиты против зомбирования и манипулирования (в т.ч. духовного).
        3.Обучение бдительности и наблюдательности к возможным террористическим актам.
        Таким образом, для того, чтобы успешно вести профилактическую антитеррористическую деятельность, мы должны знать типологию потенциальных террористов-самоубийц: шахидов, камикадзе др.
        На наш взгляд, существует следующая типология потенциальных террористов-смертников.
        1.ТЕРРОРИСТЫ-ЭКЗИСТЕНЦИАЛЫ.Необходимо признать, что в основе психотехнологии производства самоубийц лежит не только искусство манипулирования психопатологическим сознанием потенциального террориста-смертника, но и феномен экзистенции, присущий всем людям — скрытой способности людей жертвовать своей жизнью ради Великой Цели или Ценности (детей, отечества, Бога, Святого и т.п.) и на этой основе ощущать свою уникальную сущность и ценность. Это разновидность духовной формы проявления инстинкта желания собственной смерти. Ради ощущения этой экзистенции многие искусственным образом подвергают себя различным рискам: играют в русскую рулетку, идут на войну, занимаются экстримом и т.п. Именно преодоление этого высшего барьера является источником специфической эйфории, называемой ощущением экзистенции. Человек всегда душой открыт к тому, чтобы почувствовать свою экзистенцию, ощущение которой, согласно экзистенциальной философии, возможно только в пограничной ситуации между жизнью и смертью. Именно экзистенциалы, на наш взгляд, пилотировали 11 сентября. Здесь не было никакого зомбирования, никакой
психопатологии, это были нормальные с психической точки зрения люди, в силу того, что они творчески и умно провели этот террористический акт.
        Неосознаваемое (замаскированное) любопытство к собственной смерти есть у всех. Только в состоянии экзистенции возможно истинное ощущение жизни и себя. Впрочем, именно эту способность организаторы терроризма и используют в своих психотехнологиях духовного и псевдорелигиозного манипулирования.
        Экзистенциалы самые непредсказуемые с точки зрения выявления личности. Порой трудно даже предположить, что кто-то из них может быть способным на теракт. В частности, теракт может быть протестом против глобализации и социального зомбирования долларом всего и вся, которое убивает чувство экзистенции.
        2.ТЕРРОРИСТЫ-ПСИХОПАТЫ.Если террористы-экзистенциалы действуют на основании высшей формы инстинкта собственной смерти, то этот тип, основывается на низшем уровне инстинкта собственной смерти. Он проявляется в виде садомазохизма, психопатологической агрессии, маниакального синдрома и мании величия (прославиться на весь мир по телевизору, стать Святым, Избранным и т п.) Именно они чаще всего стреляют во всяких “кеннеди и леннонов”. Такой тип требует наименьшей обработки и манипуляции. Им достаточно указать на мишень воздействия и обосновать ценности, которые смертник “получит” после своей смерти.
        3.ТЕРРОРИСТЫ-СУИЦИДНИКИ. Они страдают сильными депрессиями, благодаря которым у них отсутствуют ценности и смысл жизни (позитивные переживания и т. п), которые привязывали бы их к жизни. Этот тип желает избавиться от этих страданий, выключив собственную жизнь. Организаторы терроризма просят их о том, чтобы это выключение произошло с “пользой” не только для них (суицидников), но и для других, т.е. в нужной для террористического акта ситуации. Этот тип, как бы продаёт или жертвует своим суицидным желанием во благо терроризма. Организатор терроризма создаёт такие условия, чтобы усугубить суицидные желания своей жертвы и воспользоваться ими.
        4.ТЕРРОРИСТЫ-ИНФАНТИЛЫ. Это часто безграмотные, инфантильные (не способные к учёбе и познанию) и неимущие фанаты (в частности религиозные), которые примитивно верят в существование “того света”, где будет полное изобилие всяческих удовольствий и радостей. Только они забывают, что радость — это всегда продукт преодоления и дефицита, которого на “том свете” не будет. Их вера основана на нищете и голоде, которым они страдали в течении этой жизни. Организаторы терроризма всегда знают, что “кормить” таких смертников нельзя, чтобы они всегда имели желание “наесться” в раю. Среди этой группы много больных начальной формой олигофрении. Психотехнология манипулирования в данном случае основывается на когнитивных структурах (незнании и безграмотности жертвы)
        5.ТЕРРОРИСТЫ-ЗОМБИ.Это одна из самых распространённых технологий манипулирования, основанная на воздействии на психофизиологические структуры. В этом случае искусственно (часто скрытым образом, через систематическое и долгосрочное подсыпание наркотика в чай и супы) создаётся психологическая и физическая зависимость от психоактивных веществ (наркотиков, “травки” и т.п.) На этой основе развивается сильная депрессия, позволяющая “закачивать” в сознание информацию о враге, который является причиной всех страданий данной жертвы. Хотя главным врагом оказывается наркотик, о котором жертва пока не догадывается. Чрезмерное периодическое употребление наркотика постепенно приводит к деградации сознания и потере психического контроля, что способствует более эффективному проведению внешних раппортов и установок (т.е. наркогипноза и зомбирования) на проведение конкретных террористических действий. В этом случае смертницу всегда ведут (пасут) и лишь на заключительной стадии оставляют одну. Очевидно, что зомби чаще всего женщины, в силу того, что деградационные процессы, вызванные наркотиком у них протекают
быстрее, чем у мужчин.
        6.ТЕРРОРИСТКИ-ВДОВЫ.Здесь особо следует выделить феномен, который мы назвали “ФЕНОМЕНОМ ВЕЧНО СТРАДАЮЩЕЙ ВДОВЫ”. Социально-психологические исследования показывают, что многие вдовы после смерти супругов очень долго, вплоть до собственной смерти, страдают депрессией. И часто, это бывает связано не с чувствами вдовы к умершему, а затяжной депрессией, вызванной её алкоголизацией, которая началась со дня поминок. Иными словами, имеет место феномен вторичной депрессии, некоим образом не связанной со смертью супруга (первичная депрессия), а связанный с алкоголизмом вдовы. (Большинство непьющих вдов так не страдают). Хотя вдове может казаться, что все её страдания вызваны смертью супруга. Именно этот феномен используют организаторы терроризма.
        Задача террористов перехватить такую страдающую вдову из рук родственников и врачей и оказать “свою помощь”. Её подсаживают на наркотики, чтобы снять муки страдания. Благодаря этому, по мере развития наркотической зависимости, депрессия по мужу лишь усугубляется. На этой основе внедряются установки “отомстить за смерть супруга”. Таким образом, в данном случае, профилактика терроризма будет основываться на том, насколько удастся перехватить вдову из рук опасных для неё “доброжелателей”.
        7.ТЕРРОРИСТЫ-СОЛИДАРНИКИ.В этом случае чувство солидарности становится опасной психологической ловушкой для потенциального террориста-смертника. Он не должен подводить тех, кто уже ушёл в рай. Он должен также как и они уйти из этого мира и “встретиться с ними в раю”, так как они его там ждут. Психологами ещё не до конца изучен феномен солидарности. Но уже существуют методы нейро-лингвистического программирования, направленные на снятие зависимости от опасной солидарности.
        8.ТЕРРОРИСТЫ-ЭКСПЛУАТИРУЕМЫЕ.До сих пор, мы рассматривали потенциальных террористов-смертников, которые являлись жертвами манипуляции и для них была характерна иллюзия самостоятельности принятого решения и поэтому смертник шёл на теракт благодаря “собственному согласию и желанию”. То есть, имело место скрытое воздействие со стороны манипуляторов-организаторов терроризма. В данном случае всё делается в открытую. Жертва не желает погибать, но в силу определённых причин (насилия, финансовой зависимости, деньги, льготы для своих родственников после смерти шахида, долга, штрафа, искупления грехов, ответственности, безысходности, дуло пистолета за спиной, искупления за позор и т.д.) Кроме того, организуется всё таким образом, чтобы жертва была обречена идти на теракт. Так например, у лётчиков-камикадзе отбирали парашют, шасси и т.д.
        9.ТЕРРОРИСТЫ-ГИБРИДЫ.Необходимо отметить, что вышеприведённая типология условна и в действительности имеют место смешанные типы потенциальных террористов-смертников.
        Теперь от психологических феноменов терроризма перейдём к социальным.
        В силу того, что мы живём в эпоху постмодернизма (феномена масс-медиа и информационных технологий), терроризм в настоящее время принимает специфические черты, отличные от террористических актов прошлого (например, феномена камикадзе). Терроризм камикадзе был продуктом модернизма, при котором был:
        1.Конкретный враг, которого необходимо уничтожить.
        2.Конкретное место, где находится враг.
        3.Последствия камикадзе отражались на небольшом участке земли.
        Современный терроризм — это транстерроризм, который уже смешался не только с политикой и экономикой, но и религией и др. Для современных террористов нет конкретного врага именно поэтому часто гибнут не в чём невиноватые люди. Для террористов важнее не само насилие как таковое, а тот резонанс, который может быть вызван терактом во всём мире. Планетам как никогда стала синергетичной и непредсказуемой. Шахиды стали постмодерновыми камикадзе.
        Хаотические террористические акты, обусловленные патологическими личностями, локальными криминальными группировками, политическими диссидентами (революционерами), исполнителями-одиночками и т.д., в настоящее время уходят на задний план. (Хотя их также нельзя выводить из внимания т.к. в любой социальной группе есть процент скрытно действующих агрессивных личностей. Кроме того нельзя не учитывать роль архетипов социума, сформировавшихся революционным и коммунистическим прошлым России.) Терроризм в настоящее время приобретает чёткие целенаправленные черты, обусловленные противостоянием процветающего прагматического Запада и испытывающего негативные социальные потрясения и испытания Востока. Россия как раз и явилась пограничной зоной этого противостояния. Таким образом, в настоящее время как никогда обострились глобальные политические и экономические интересы и террроризм стал замаскированной формой войны Востока и Запада. Он стал немым диалогом этой войны. При этом, обе стороны делают вид, что ничего не происходит и снимают с себя ответственность за эти действия, зарабатывая политические дивиденды и
власть. Поэтому исполнители, по видимому, порой не знают истинного целостного понимания места и роли террористических актов в этой сложной социально-политической и экономической конфронтации, довольствуясь лишь материальными или маниакально-психологическими удовлетворениями, подпитанными различными идеологиями (национальной, религиозной, военной и т.п.) и местью за своих погибших родственников. Поэтому, в целом, на наш взгляд, всех исполнителей ГИПОТЕТИЧЕСКИ можно разделить на следующие группы:
        1.Прагматиков, имеющие чисто финансовый интерес.(Согласно латентному соц. опросу есть такой процент и он будет расти по мере ухудшения материального положения.)
        2.Актёров, выступающих перед всем обществом. Эта группа удовлетворяет свои маниакально-психологические потребности благодаря СМИ. Стоит лишь прекратить освещать террористические акты в СМИ, как у них резко исчезнет интерес к террору.
        3.Мстители за погибших родственников.
        4.Психопатологические личности.
        5.Национал-патриоты (ригидно-религиозные личности). Их число падает по мере получения ими объективной информации о месте и роли терроризма в обществе.
        6.Психогенетические агрессивные самородки (Феномен беспричинного терроризма).
        7.Активисты движения типа «Народ против мафии».
        8.Упреждающие действия рекетиров.
        9.Смешанный тип.
        Таким образом, на наш взгляд, проблем с выбором исполнителей террористических актов у заказчиков нет. Социум имеет значительные социальные группы, предрасположенные к совершению террористических актов. Поэтому цели и задачи исполнителей и заказчиков, в большинстве случаев, по видимому, не совпадают. Это лишь на руку самим заказчикам, в силу того, что благодаря этому их трудно рассчитать.
        Объекты выбираются террористами согласно пространственно-физическим (замкнутое пространство и особенности распространения взрывной волны), временным (оптимальность с точки зрения количества людей и милиции), геополитическим (стратегические ресурсы и лидеры регионов России), социально- контрастным (перепад материального благополучия и нищеты), ситуационным (невозможность провести взрывчатку), смешанным факторам и др.
        Таким образом, трудно указать на предполагаемые объекты. Это широкий спектр, вбирающий в себя всё то, что соответствует вышеприведённым факторам.
        Тактику и стратегию террористических актов вероятнее имеют лишь заказчики. Основной тактикой является грамотное использование перерывов между террористическими актами, дабы снизить бдительность правоохранительных органов. Таким образом, это долговременный процесс.
        Оптимизм вызывает лишь тот факт, что в России имеет место большой разрыв между возможными (рассчитанными на основании количества свободной взрывчатки на душу населения и предрасположенных к террору социальных групп) и совершающимися террористическими актами. Заслуга в этом не правоохранительных органов, а заказчиков и потенциальных исполнителей, которые пока ещё не потеряли чувство разума.
        Участившиеся сводки о захваченных самолетах или автобусах, взрываемых посольствах или станциях метро — это нечто далекое, не касающееся конкретно нас. Однако не стоит так расслабляться, поскольку потенциальных террористов среди нас не так уж и мало.
        Благодаря З.Фрейду многие наши измышления были так или иначе завязаны на сексуальной энергии человека (либидо). После того как началась вторая мировая война, великий Фрейд плюнул на свой вымученный долгими годами психоанализ, разочаровавшись в культурной Германии, так красиво писавшей, говорившей, любившей классику и вдруг превратившейся в фашистскую. “О, Боже мой! — воскликнул Фрейд. — Я то думал, что так интенсивно может выходить лишь сексуальная энергия, но оказывается, мортидо — энергия инстинкта смерти и агрессии — не дремлет…” (Мортидо — это энергетические напряжения, снимаемые разрушением, нанесением ущерба, устранением. Величайшее удовлетворение мортидо достигается путем убийства или самоубийства. — Из психол. словаря).
        В РЕЗУЛЬТАТЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОПРОСА, ПРОВЕДЕННЫМИ НАМИ, 28% ОПРОШЕНННЫХ ОТВЕТИЛИ, ЧТО ТЕРРОРИСТЫ — ЭТО МАКСИМАЛЬНО ДОВЕДЕННЫЕ ДО ОТЧАЯНИЯ И БЕЗЫСХОДНОСТИ ЛЮДИ. 12% РЕСПОНДЕНТОВ ДУМАЮТ ПРИМЕРНО ТАК: ТЕРРОРИСТЫ — ЭТО “КОММЕРСАНТЫ”, ДЛЯ КОТОРЫХ ВАЖНО ЗАРАБОТАТЬ, ПРИЧЕМ ЛЮБЫМИ СПОСОБАМИ. 11% РЕСПОНДЕНТОВ СЧИТАЮТ ИХ ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫМИ ЛЮДЬМИ, А ПОЛПРОЦЕНТА — ПАТРИОТАМИ.
        В НЫНЕШНЕМ ОБЩЕСТВЕ ЧЕЛОВЕК НАХОДИТСЯ В СОСТОЯНИИ ФРУСТРАЦИИ (ФРУСТРАЦИЯ — НЕСПОСОБНОСТЬ К СНЯТИЮ НАПРЯЖЕНИЯ ИЗ-ЗА ТРУДНОСТЕЙ, СВЯЗАННЫХ С ОКРУЖАЮЩЕЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬЮ, ИЛИ ВНУТРЕННЕГО ПСИХИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА. — ИЗ ПСИХОЛ. СЛОВАРЯ), ТО ЕСТЬ ЕГО ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕЛИ ЗАБЛОКИРОВАНЫ, ЖЕЛАНИЯ НЕ СОВПАДАЮТ С ВОЗМОЖНОСТЯМИ, А ОТСЮДА И РАСТЕРЯННОСТЬ.
        Безысходность освобождает энергию мортидо…
        Как можно заметить из вышеприведенных результатов социсследований, почти половина из опрошенных казанцев затруднилась дать определение террористам. И любопытно, что никто из горожан не высказал резко негативного отношения к ним: как к злодеям, достойным истребления. Конечно, трудно провести грань между терроризмом и героизмом. Особенно у нас, где многие поколения воспитывались на “героических подвигах”, например, Александра Ульянова, который по мировым канонам является банальным террористом.
        Терроризм нужно рассматривать на метафизическом уровне (борьба религий), социальном (“холодная война”), социально-психологическом (взаимодействие личности с государством), психологическом (конфронтация между отдельными индивидами, человеком и коллективом), физиологическом (выпады психически больных людей). Можно выделить криминальный и экономический терроризм.
        Существует концепция, которая представляет терроризм как гигиену мира: мол, не было бы его, земля задохнулась бы от войн.
        В оперативном плане в борьбе с этим явлением мы ушли далеко: пушки-хлопушки, ребята в касках и с автоматами, планы захвата… А вот к профилактической работе должны вплотную подключиться психологи и СМИ.
        Человек может стать пешкой в чьей-то большой и грязной игре, а потом, отыграв свою партию, — козлом отпущения. Как правило, состоявшийся террорист впоследствии уничтожается. А его роль, которую он считал слишком значимой, оказывается ничтожной.
        Но террористами становятся не только слабовольные, поддающиеся дрессировке люди, руками которых главные манипуляторы делают свое дело, но и чересчур властолюбивые, не способные достичь успехов в другой области. “Я мечтаю взять на мушку президента. Какое это сладкое чувство — ощущать свою власть над ним”, - признавался один такой “герой”. Подобные люди психологически больны: они страдают некой манией — “весь мир в моих руках”.
        Коль энергия мортидо “сидит” в каждом из нас, то теоретически террористом может стать любой человек — все зависит от его ума, психологического здоровья, а также от ситуации в стране. Особую тревогу вызывают эдакие “петушки”, имеющиеся в наличии в “ячейках” общества. Например, маленькие школьные задиры, у которых чешутся руки просто так, без всякой причины стукнуть кого-нибудь по голове. На бытовом уровне лучше не взаимодействовать с индивидом, задающим вопрос: “Чего это ты на меня не так посмотрел?” Нужно быть выше подобного субъекта и относиться к нему как к больному.
        Велика вероятность стать террористами у детей, склонных к живодерству, а также… подолгу сидящих за компьютерами, поскольку у последних пропадает тяга к живому миру.
        Когда психоаналитик общается с состоявшимся террористом, то приходит к выводу, что “вояка” шел к своему нынешнему положению долгие годы, а началось все с каких-либо сбоев, к примеру, в семье. Большую угрозу всплеска терактов несет увеличивающееся количество наркоманов, которые без необходимой дозы находятся в состоянии фрустрации и готовы на все. Способствуют угрозе и расслоение, обнищание общества. Опасно устраивать пиры во время чумы, а рядом с бедными хибарами возводить новомодные дворцы. Поэтому в мегаполисах цивилизованных стран во избежание провокаций, вызываемых раздражением, есть четкое разделение на богатые, средние и бедные кварталы…
        Общество опустилось, стало более грешным, поэтому столь популярны скрытые дьявольские формы общения между людьми и странами. Террор — болезнь не только всей планеты, но и каждого человека в отдельности.
        Россия в эпоху великого розыгрыша или почему на лице Путина гримаса проигрывающего игрока?
        Похоже, экономическая агония началась и, поэтому, правительство осознав, что не может предотвратить инфляцию и обеспечить сохранность финансовых средств граждан, в спешном порядке стало рекомендовать играть им в акции, то есть заняться спекуляциями на акциях. Правительство вполне официально призывает народ играть в игры под названием “пиф —паф ой-ой-ой”, при этом осознавая, что это будет очередным розыгрышем. Ведь народ не знает когда быть “медведями”, а когда ещё какими-нибудь животными. А некая кучка магнатов, которая раздувает цены на акции или опускает их, то есть всегда знает, когда скинуть свои акции, когда-нибудь всё равно кинет граждан. Очевидно, что если народ ринется за акциями, то цены поползут вверх, в том числе и потому, что события в Иране подмахнут этому процессу. Кстати, именно события в Иране, по-видимому, подхлестнули правительство призвать к игре так, как инфляция пошла вверх, в силу подорожания нефти. Вот такой будет розыгрыш…
        Розыгрыш — это феномен односторонней игры. Это когда одна сторона играет, а другая не знает, что с ней играют. Россия всё больше и больше вовлекается в игру, думая, что с ней честно играют, не понимая, что экономические, политические, идеологические и иные карты, уже давно краплёные Западом. А значит, нас разыгрывают “честной” игрой, ставка которой — стать “цивилизованной Россией” и войти куда-то…
        Вовлечь нас в игру легко. Ведь мы всё больше и больше становимся играющей страной. Более того, не просто играющей, а разыгрывающей себя. Практически все телепередачи, претендующие на отражение событий в обществе (новости и т.п.) постановочны. Это не игра, где обе стороны (телезритель и телеавторы) знают, правила игры. Это розыгрыш при которой телезритель верит в рисуемую СМИ некую “реальность”. Телезрители прячутся от этой кинотуфты в реалити-шоу, которые тоже не подлинны и совершаются по сценарию.
        Самое обидное то, что современное телевидение заправляют продюсеры, которые не будучи патриотами России, систематически адаптируют дешёвые западные телевизионные проекты под наш экран, игнорируя наши отечественные проекты, учитывающую российскую ментальность. В конце концов, всё это уродство через некоторое время отторгается и вылетает из телевизионной сетки. Откуда взяться идеологии?! Ведь теперь сама игра стала в настоящее время основой идеологии России. Потому, что несмотря на многочисленные потуги (заигрывание с религией, армией, спортом) нашего Президента и правительства в России так и не удалось сформировать идеологию. Она отсутствует уже так долго, что на её место спонтанно вползло нечто, что уже давно направляет и настраивает россиян на будущее. Поэтому это нечто мы по праву можем называть идеологией. В основе её лежит феномен игры, в который ввязалось большинство россиян. Игра всё чаще становится первичнее всего остального в России. Хотя кто-то может сказать, что дескать это мы уже проходили во времена “халявчиков” и “м-м-мов ”. Но тогда была нищая и обанкротившаяся Россия и тяга к игре
была защитной реакцией от инфляции и нищеты. Сейчас, наоборот, Россия и россияне играют от наличия большого количества денег, которые некуда девать, разве, что складировать в стабфонд. Мы сидим на нефтяной наркотической игле и нет нужды напрягать трудовую волю россиян и инвестировать деньги в экономику. Игроки стали значительным социальным слоем России. Зачем нам деньги, заработанные нами самими, когда их можно выкачать из-под земли. Всё большее количество россиян уже давно не работают во благо России, а просто заняты, то есть играют роль работающих, получая свою зарплату, как дотацию, выделенную из нефтяных денег, а не из прибыли, полученной самой “деятельностью”. Большинство профессий, должностей и понятий в России потеряли свой изначальный статус (всё перемешалось и вышло в тираж потеряв свой начальный смысл). Попробуй их не займи — сразу начнутся забастовки. Именно в этом основная причина роста бюрократии. Если сейчас начать сокращение бюрократов, то будут волнения. Бюрократы стали социальным слоем. Бюрократы — “актёры” играющие роли “работающих” во благо России.
        Как-то мне один мой знакомый похвастался, что, дескать он инвестирует деньги в экономику России. Играет на акциях. Он покупает и продаёт акции на ММВБ, а они всё растут и растут в своей цене. Дескать и ему выгодно и России полезно. Ему, как спекулянту это выгодно, а России вряд ли. Наше правительство и без инвестиций этих спекулянтов не может справиться с потоком нефтяных долларов, вывозя их в стабфонд. Деньги этого спекулянта, очевидно, вращаются по карманам таких же спекулянтов как и он сам и России от этого ничего не перепадает. Рынок акций живёт сам по себе и российские организации, акции которых продаются, иногда, никакого отношения к этим акциям не имеют. В акциях используется только знак или симулякр этой фирмы, которая уже давно бесперспективная, но благодаря проплаченному блефу в СМИ и Интернету, на плаву держится лишь сам знак этой фирмы, а не сама фирма. Такова политэкономия знака, такова эпоха постмодернизма. Люди покупают знаки, но способствуют ли эти финансовые пузыри росту экономики России? Вряд ли. Поэтому рост индексов РТС — это не показатель роста экономики России. Разбухание
стабфонда — это рост, но чьей экономики нашей или американской? Поэтому заявления первого заместителя премьера министра Жукова о росте экономики России являются обыкновенным политическим блефом. Мы уже придаток Запада, только делаем вид, что между нами и американцами нет “пуповины”. Наш стабфонд и есть эта пуповина, а мы играем роль в “самодостаточную Россию”.
        Нет инвестиций в экономику, но есть много лёгких нефтяных денег Что с ними делать. Либо играть на рынке переваливая их из одних карманов играющих россиян в другие, либо раздавать их занятым россиянам, играющим роль работающих на благо России (Именно поэтому в Татарстане построили новый ипподром и собираются построить Тат- вегас).
        Самое интересное то, что играют в эти акции всё большее и большее количество россиян, но их всё же значительно меньше тех, кто стоит у “одноруких бандитов” — игровых автоматов, страдая игроманией. Игра для них стала главной ценностью жизнью. Именно она направляет и вдохновляет на “великие подвиги”. Игра становится главной отдушиной россиян, но для некоторых из них и способом выживания.
        Подрастающее поколение, видя, что их родители являются игроками — людьми, которые без напряжения воли делают деньги, всё чаще и чаще отказываются заниматься какой либо трудовой деятельностью, где требуется работа воли. Растёт поколение мечтающее выгодно играть как их родители. Поэтому теряют престиж многие профессии. Растёт число молодых людей, которые при появлении денег сразу же их несут в казино или к игровым автоматам.
        Россияне чаще становятся религиозными не благодаря росту духовности, а возможности помолится Фортуне, которая может подмахнуть в игре и принести прибыль. Многие часто ходят молится за успех игры на бирже, на рынке акций. Всегда найдутся свои “святые валентины”, которые благословят на грехи и большие прибыли в игре. Игра священников, которые вышли в тираж в эпоху постмодерна — это отдельная тема.
        Есть ли какая- либо особенность феномена этой игры в России, по сравнению с Западом? Россия ввергается в игры без наличия развитой и самодостаточной экономики. Иными словами, мы не умеем зарабатывать, а играем. В казино ходят люди, умеющие зарабатывать деньги за пределами казино. То есть на Западе существует страховка — это возможность вновь и вновь заработать после проигрыша. Мы же с вами играем надеясь вечный поток нефтяных долларов. Пока мы научились у Запада только его способности играть в деньги. Но ведь Запад умеет их и зарабатывать, делая из нас сырьевой придаток, превращая нас в игроков с зелёными знаками.
        Итак, возникает вопрос: будет ли когда- нибудь в России идеология?
        Для ответа на этот вопрос необходимо признать, что в настоящее время, благодаря масс-медиа и интернету, мы всё глубже погружаемся в мир ложных «живых» знаков, оторванных от реальности. Мы смотрим на реальный мир через призму этих знаков. Философы такие знаки называют симулякрами. Симулякры — это пространство ложных знаков, оторванных от соответствующих им реальных объектов и событий. По сути своей, мир симулякров — виртуальный мир, который живёт по своим самодостаточным законам и «не желает прислушиваться» к реальному миру. Россия погружается в этот мир игры и симулякров, играя в некую “россию”, уходя от своей ментальности и подлинности.
        Но в чьих руках этот виртуальный мир?
        Ранние хозяева этих симулякров ещё как-то прислушивались к социуму, и поэтому, были идеологами. Их симулякры были идеологией и имели связь с обществом. Современные симулякры, практически полностью оторвались от реального мира и событий.
        Неуклюжие потуги некоторых кинорежиссёров (в частности Н.Михалкова) задать идеологию через кинематограф выглядят наивными. Отечественный кинематограф не может развиваться в нашей системе как это было ранее. Мы открыты к Западу (Запад же к нам не открыт). В нас входит западное и на фоне этого потока надеяться, что подействует какая-то отечественная “кинокосметика” не приходится. На Западе кинематограф это идеология. Все лучшие достижения человечества имеют место в контексте Америки.
        Благодаря скорострельным и дешёвым технологиям размывается феномен истинного кинематографического искусства, который всегда в России был основным инструментом идеологии, так необходимой в нашей стране. В результате на суд зрителей выбрасывается “кино”, которое, с одной стороны не является подлинным кино, а с другой стороны, является средством дешёвого бизнес-манипулирования телезрителями. Даже всякие будущие “ночные дозоры”, которые ещё будут искусственно навязываться с помощью главных российских телеканалов, будут всегда подделками, развивающимися в рамках западных форм, и поэтому, для нас являющихся чуждыми симулякрами, не претендующими на создание российской идеологии. Это жалкая пародия на западные образцы, которые на Западе решили свою идеологическую проблему. Кто-то у нас на этом обогатится, но не станет богаче дух и идеология россиян.
        Согласно французскому философу Бодрийяру, который является нашим современником и признанным классиком, Оргия в Америке закончена. У нас же её ещё не было. Но мы видели эту оргию и тоже хотим оперативно искусственно внедрить её у нас и внедряем. В этом смысле мы напоминаем наивного дурака, который повторяет поступки другого дурака. Только теперь мы уже не просто “иванушки дурачки”, а “дураки в квадрате”. Мы ввозим последствия американской Оргии, так и не получив наслаждения от собственной Оргии. Нет времени! Нам остаётся только симулировать роль испытавших Оргию и страдать от её последствий. И уже страдаем. Посторгазмическая пустота без оргии — возможно ли это? Получается, что возможно. Взгляните на российские симулякры искусства, науки (академии вышли в тираж), религии (церкви, мечети, священописаня вышли в тираж), политики (политики — артисты, а артисты — политики), экономики, науки и образования, СМИ, информации. Они уже превратились в нечто иное, но мы по прежнему продолжаем их называть теми же названиями. Всё это особая игра.
        Мы играем в Запад, а Запад играет с нами. В этом и заключается феномен Великого Розыгрыша России, лицо которой в концентрированной и собирательной форме отражено на физиономии нашего Президента Владимира Путина. Согласно нашим исследованиям, проведённым методом компаративного анализа видеоматериалов, содержащих физиономии различных Президентов стран мира, физиономия нашего Президента вошла в группу физиономий с противоречащими паттернами, то есть, в число физиономий с наиболее динамичными, игривыми и эклектичными характеристиками. Лицо нашего Президента всё больше и больше напоминает лицо проигрывающего игрока, но очень обаятельного. Это обаяние и есть одна из составляющих успеха Путина. Но не маска ли это?
        Путин похоже учуял эти тенденции и трансформирует СМИ, надеясь на то, что оргии ещё не было. Надеясь, на то, что наблюдатели Непристойности и Разврата этой игры ещё не являются развратниками. Но увы, нас уже соблазнили и развернуть нас будет сложно.
        В Китай вошли все информационные технологии, но идеология сохранилась. И похоже последствий Оргии не будет. У них есть свой идеологический иммунитет. А может быть китайцы просто пока не понимают последствий и симулируют счастливчиков?
        Революций у нас не будет. Общество стало молчаливой массой, усыплённой симулякрами и различными играми. Поэтому будут только катастрофы. Очередная доза лёгких нефтедолларов когда-нибудь исчезнет и начнётся ломка.
        Надо признать, что мы в мире симулякров вторичны к Западу, но были времена, когда мы своими коммунистическими симулякрами и постмодернизмом, задавали тон Западу. Вот это была игра … под железным занавесом. А сейчас наши игры вторичны к Западу. Мы были страной коммунистических игр: грёз, иллюзий, блефа и иных симулякров. Запад именно у нас научился создавать мир симулякров и стал законодателем мира симулякров. В сталинскую эпоху мир симулякров был ограниченным, но эффективным. Мир ценностей у советских людей был узким. Он был нарисован идеологией, идущей от логики вещей, называемой “железным занавесом”. Страна жила в грёзах и мечтах, но жила плохо. Она была загипнотизирована идеологией. При этом необходимо признать, что многое там было полезным. Это, на наш взгляд, осознаёт и Путин. Именно поэтому в настоящее время имеет место однопартийная идеология и авторитаризм, которые не есть прихоть Путина, но являются защитной реакцией на западные симулякры. Наш Президент в качестве защиты строит свои симулякры, причём они не находятся в антогонизме с западными симулякрами, как это было при Сталине (тем
более в сталинскую эпоху мир американских симулякров не был развит как сегодня). Наши современные российские симулякры похожи на западные, ведь мы по настоящему хотим войти в мировое экономическое сообщество. Поэтому Путин желает с одной стороны выстроить идеологию, основанную на авторитаризме, но, с другой стороны, угодную Западу. Иными словами, с одной стороны в нас ворвались западные симулякры, а с другой, Путин формирует свои симулякры. Вот такая эклектика. Именно в этом причина того, что в настоящее время у нас отсутствует эффективная идеология — эффективный, “доморощенный” мир российких симулякров. Западные симулякры перемешались с отечественными настолько, что складывается впечатление, что Российской идеологии не будет больше никогда.
        Трансрелигионизм и смерть Папы Римского
        Смерть и похороны Папы Римского Иоанна Павла Второго оказались событием, которое по своей глобальности и массовости не уступили таким массовым событиям, как олимпийские игры и чемпионат мира по футболу. Поэтому нам необходимо понять: что это было? Необходимо философско-психологическое осмысление этого события? Действительно ли эта массовость вызвана большой утратой всего человечества или это социальное явление, истоки, которого далеки от смерти Папы? Является ли это событие некоей начальной или итоговой чертой развития религии и человечества?
        Чтобы понять всё это, необходимо принять тот факт, что благодаря масс-медиа и информационным технологиям, мы живём в эпоху постмодернизма и всяческих симулякров, то есть в мире ложных «живых» знаков, оторванных от реальности. Был ли мировой рейтинг Папы Римского таким большим, если б не было масс-медиа? Поэтому, можно предположить, что несмотря на то, что смерть Папы Римского является фактом, события, которые произошли вокруг этой смерти, вероятнее всего были симулякрами — подделкой под социальное явление, выполненной машиной, называемой масс-медиа. Увы! Для современного человечества оказалось важнее не сам факт смерти Папы, а её освещение в масс-медиа. Благодаря этому, эта смерть была использована настолько, насколько можно было пополнить бюджет Рима и Италии. Ведь мы живём в эпоху, когда всё труднее отделить политику от экономики, религию от политики и экономики и т.п. Всё перемешалось, всё стало “адом того же самого”. Религия всё больше и больше превращается в транс-религию — некий гибрид и сурроогат, замешанный на политике, экономике, массовом шоу и т.п. Такова эпоха постмодернизма.
        В эпоху постмодернизма такая личность как глава католической церкви, не могла быть только ею. Будучи продуктом или жертвой постмодернизма, Папа Римский соединял (или смешивал) в себе все ипостаси: священника (духовного отца всех народов), политика, артиста и поп-идола (по образованию актёр) и т.п. Именно в этом соединении, на наш взгляд, лежат истоки гигантского успеха Папы, но не только в этом. Деятельность Папы Римского Иоанна Павла Второго, пришлась на расцвет электронных масс-медиа. Благодаря этому Папа вышел в тираж, как никто другой из его предшественников. Будучи актёром по призванию, Папа не мог не радоваться этому. По-видимому, как любой актёр, он любил большие аудитории и аплодисменты. По-видимому, это было одним из стимулов в его деятельности. Хорошие актёры — чистые и безгрешные дети, которые любят, когда им уделяют внимание. Хочется верить, что чистота Папы Римского была сродни этой детской чистоте. Хочется верить, что там не было тщеславия, гордыни, которые являются большим грехом для христиан.
        С другой стороны, благодаря ТВ, року и иных современных форм культуры, сознание современного обывателя, всё больше и больше открыто поп-идолам. А если среди них нет достойных? Поэтому для некоторых эту нишу прекрасно заполнял Папа Римский.
        Массовость и освещение похорон Папы Римского по своему количеству и качеству оказалась сродни с чемпионатом мира по футболу и олимпийским играм. Это ещё раз подтверждает, что религия, выраженная в похоронном процессе, превратилась в транс-религию, став по своей массовости в один ряд с массовыми спортивными шоу (чемпионатом мира по футболу и олимпийскими играми), а смерть Папы, стала транс- смертью Папы. Иными словами для людей, важней был не сам факт смерти, а то, как её представили и что с неё взяло прагматическое и потребительское человечество.
        Религия конечно воспроизводит то, что и ранее воспроизводила: идеалы, ценности, фантазмы, делая вид, что с ней ничего не произошло, но это не так. «Она всё больше и больше напоминает мёртвую велосипедистку, которая ещё крутит педали, но её сердце уже не бьётся». Не от этого ли небиения остановилось сердце Папы Римского?
        Возникает вопрос: существует ли в настоящее время личность, которая в тех же мировых масштабах, также как и Папа Римский Иоанн Павел Второй, соединяла бы поп-идола и политика, артиста и бизнесмена и, наконец, духовного отца и главнокомандующего, виртуальность и реальность и т.п.? Существует. Это главный террорист Бен Ладен. Его имя часто звучало на похоронах вместе с именем Папы Римского. Бена Ладена там ждали. Впрочем это была шутка, которая гуляла среди прощавшихся с Папой. Но в этой шутке есть глубокий смысл. Иоанна Павла Второго и Бена Ладена объединяет многое. Оба они продукты постмодернизма, владеющие изощрёнными приёмами духовного манипулирования, которое самое прибыльное в мире после торговли наркотиками. Оба они духовные отцы разных сторон света. Только один из них продукт процветания Запада, а другой продукт страданий Востока. Бен Ладен — преступник, но преступники ли, миллионы людей Востока, которые “одурачены” его влиянием?
        Противовес Бен Ладену нужен. Но личностей, по своей масштабности с умершим Папой уже больше не будет никогда. Именно от Папы шло нечто, что формировало ядро идеологии и нравственности в Европе. Эта идеология держалась на наличии Папы как живого символа, который уже давно стал живым симуклякром, хотя он и сопротивлялся веяниям постмодернизма. Ведь религией постмодернизм не принимается. Религия упрямо живёт в религиозном модернизме, хотя использует успехи постмодерна для оправдания своих догм. Папа Римский используя достижения постмодерна, сдерживал его. Таким образом, на наш взгляд, смерть Папы Римского Иоанна Павла Второго является чертой или рубежом, начиная с которого в религию начнётся полномасштабное вхождение постмодернизма, окончательно превращая религию в транс-религию, то есть в нечто, что уже религией не является.
        И всё-таки, хочется верить, что в конце концов, многомиллионная массовость на похоронах Папы Римского была вызвана протестом европейцев против современной бездуховности и рывком (потугами?) к духовности.
        Ещё раз о смысле жизни и суициде
        ПРОЦЕНТ СУИЦИДА С КАЖДЫМ ГОДОМ В РОССИИ И ВО ВСЁМ МИРЕ РАСТЁТ. ВОПРОС О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ ВСЁ ЧАЩЕ И ЧАЩЕ СТАВИТСЯ ЛЮДЬМИ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ. ВОТ ЛИШЬ НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ И РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ЭТОМУ ПОВОДУ:
        1.Есть среди психологов точка зрения, что смысл жизни держится (основывается) на дефиците её ценностей. (Человек должен быть голодным, чтобы ценить пищу, как ценность, наполняющую его жизнь смыслом). Возможно это так… Но существуют ситуации (пограничные ситуации), когда личность обречена на смерть и уже нет ценностей жизни (вот уж действительно есть дефицит ценностей!), но личность не находит смысла жизни и ускоряет сама себе кончину. Но в той же ситуации некоторые находят смысл жизни. В чём?.. В том, чтобы остаться Человеком. Состояться им, несмотря на начало конца. Здесь на место внутреннего смысла бытия (смысла жизни), приходит некий внешний смысл бытия, как забота человека о внешнем мире, как некая ответственность человека, ощущающего себя связующим звеном между прошлым и будущим. Человек последний раз задаёт себе вопрос: «Почему я здесь был?» Он понимает, что миру это было нужно. Он понимает, что своим появлением не мир позаботился о нём, а наоборот, мир нуждаясь в нём, создал его. Мир позаботился о его рождении, нуждаясь сам в заботе с его стороны. Всё это есть последний смысл жизни
человека. А смысл жизни, завязанный на дефиците её ценностей — это первый смысл жизни индивида (не Человека!) Личность позднее познаёт, что понимать смысл жизни только на основании её потребностей деструктивно, и, порой, даже опасно для её психического здоровья.
        Забота выступает последним преодолением человека, находящегося в пограничной ситуации. В ней последний смысл жизни человека. Забота — источник радости, которая последний раз наполняет жизнь смыслом.
        В пограничной ситуации человек сам себе организует последнюю радость жизни… из заботы. Если личность организует себе заботу, как последний смысл жизни, значит ли это что она ещё привязана к ценностям жизни? Таким образом, преодоление не обязательно идёт по механизму создания дефицита ценностей. Забота никакого отношения к дефициту ценностей не имеет, но она наполняет жизнь смыслом.
        Когда мы заботимся, то мы терпим, создавая себе дефицит ценностей переживания? Только в этом ли суть заботы?
        Если мы заботимся только ради терпения, которое создаёт нам потом настроение, то это уже не забота о другом — забота о себе т.е. это не Забота. Я забочусь о ребёнке не ради, а вопреки. Меня при этом не волнует будет у меня радость после заботы или нет. Я просто забочусь и уже в этом радость… Другое дело, когда пограничная ситуация. Человеку не до других (казалось бы), а он находит силы заботиться о других и не ради, а вопреки.
        А может Человек инстинктивно приучен заботится, так как в начале почувствовал, что это производит радость т.е. если теоретически предположить, что забота не давала бы радость, то продолжалась ли она? Радость от истинной заботы, по видимому, приходит не как результат преодоления, а как радость от увиденного результата, вызванного заботой! Или там сложная взаимозависимость и диалектика этих двух механизмов?
        Тождественны ли процессы, связанные с дефицитом ценностей и преодолением барьера. Преодоление, пожалуй, не всегда связано только с дефицитом ценностей. И дефицит ценностей не всегда подразумевает преодоление барьера.
        Преодоление барьера, скорее всего, лишь условие разрешения дефицита ценностей. Во время пограничной ситуации (умирания), когда личность организует себе свой последний смысл, она создаёт себе условие для рождения ценностей, которых казалось бы нет. Она заботится не осебе, а о других. Это преодоление. И в награду личность получает ценность переживания себя Человеком.
        Таким образом, наличие дефицита ценностей, ещё не подразумевает автоматическое появление смысла жизни. Необходимо преодоление, после которого может родиться ценность. Необязательно при отсутствии барьеров смысл жизни утрачивается. Пожалуй, это не так. Свидетельством тому следующий пример: «Человек в пограничной ситуации имеет барьер остаться Человеком, несмотря на тяжёлые страдания, но не находит в этом смысла и идёт на суицид от страданий. Барьер есть, а смысла жизни нет».
        2.Почему мы иногда начинаем видеть, чувствовать и понимать смыслы и ценности, которые ранее были заблокированы каким-то фильтром? Почему эти фильтры снимаются и мы начинаем видеть красоту? В мозгу происходят какие-то трансформации и он сливается с природой? Мозг возвращается в своё состояние ориентированное на природу, природой. Это состояние слито с природой. Возможно у мозга есть тенденция уходить от природы, противопоставлять свою материю (мозга) материи Природы. Но с другой стороны, тогда когда мы видим эту красоту — мы пьяны и в нашем мозгу преобладают медиаторы настроения — ключики, которые субстрат мозга делают субстратом Природы.
        3.Там, где суицидный феномен перестаёт быть продуктом ума и любопытства, начинается нечто, не являющееся суицидом. Это глубже…
        4.Когда знания личности о себе исчерпаны, а знания об окружающем недостаточны, то кончается внутренняя жизнь, так как появляется иллюзия всезнания, и как следствие суицид.
        5.Для некоторых покончить жизнь самоубийством является развлечением, т.к. жизнь для них скучна.
        6.Суицидное состояние — это особая форма бессонницы, вызывающая желание заснуть навсегда. Иными словами, если смерть рассматривать как вечный сон, то относительно последнего существует некая бессонница — это суицидное страдание и беспокойство.
        7.Истинный игрок по жизни тот, который из-за скукоты способен покончить жизнь самоубийством, то есть он настолько играет, что не понимает смерть, воспринимая ее как развлечение и не осознавая, что это последнее развлечение.
        8.Восприятие жизни в процессе развития личности имеет следующие этапы:
        Невосприятие жизни, которое позволяет просто жить и радоваться ей. Здесь отсутствует попытка разума воспринимать жизнь в целостности, как некий объект. Это детство.
        Невосприятие жизни, приводящее к конфликтам. Здесь опять таки нет целостного смыслового восприятия жизни и отсутствует дума о смерти.
        Восприятие жизни, как нечто целостное, как объект на фоне смерти. Появляется феномен: “Взять от жизни всё, дескать один раз живем” — это юношество, приводящее к пьянству, дурным привычкам, отрицанию советов взрослых. Это есть потребительское восприятие жизни.
        Личность адаптируется к будущей смерти, начинает успокаиваться и уже не берет от жизни, а старается просто жить, как когда-то делала это в детстве.
        9.Вшивание — метод кодирования, имитирующий разрыв вен в состоянии суицида.
        10.Единственное в своей жизни добро совершает истинно злой человек, и то по отношению к себе — это самоубийство.
        11.Не все самоубийцы желают быть убитыми собственными руками.
        12.Порой погоня за острыми ощущениями является замаскированной формой желания самоуничтожения в силу бессмысленности существования.
        13.Все люди, в той или иной форме, в большей или меньшей степени, “убивают” друг друга “убивая” тем самым себя.
        14.Душевное состояние в пограничной ситуации отличается от состояния экзистенциональной пустоты тем, что в первом случае смерть приходит независимо от личности, во втором — смерть вызывается и привносится самой личностью. Поэтому самоубийство — это игра эгоизма, и его можно избежать, так как это не онтологический процесс.
        15.Для некоторых личностей желание самоубийства вызвано тоской по своей сущности.
        16.Все суицидники хотят заснуть “вечным” сном, нежели умереть. Суицидников надо лечить долгим сном. Необходимо работать над этим.
        17.Некоторые творцы достигают вершин своего развития и, чтобы не деградировать в обратную сторону, умертвляются чрезвычайным происшествием или самоубийством.
        18.Поиск себя личностью, гребущей под себя, всегда тупиковый и ведет, в конце концов, к самоуничтожению (суициду).
        19.Скорее всего, суицидные мысли возникают не благодаря потере смысла жизни, а благодаря потере ее ценностей. Иными словами, человек кончает жизнь самоубийством, не благодаря рациональности мышления (“Зачем я живу? В чем смысл моей жизни?”), а благодаря эмоциональному состоянию, то есть потере ценностей переживания.
        20.Любая деструктивность личности складывается из элементов (частиц) малых “убийств” вещей окружающего мира. Эти “убийства” не являются явными (то есть преступлениями), но, являясь квазисмыслами жизни, в конце концов собираясь в единое, образуют единый конечный смысл — смысл самоуничтожения самоубийства.
        21.В системе МВД необходимо открыть банк данных, полученных на основании психологического тестирования тех, кто имеет наименьшую вероятность покончить жизнь самоубийством. Тогда будет легче расследовать убийства, так как версия самоубийства будет отпадать.
        22.Церковь воспринимает негативно суицидных личностей и оценивает их как больших грешников. Это верно, но оценивать суицидников необходимо не за их акт самоубийства, а за те преступления, которые привели к самоубийству. Это преступления перед собой и другими. Главным преступлением в этом случае выступает деятельность гипертрофированного ЭГО суицидной личности.
        23.Высокий суицид среди психиатров связан:
        С периодической рефлексией суицидного переживания пациентов;
        С периодической рефлексией о позитивных смыслах жизни выздоровевшего суицидника. Эти смыслы в картинках рефлексивного процесса имеют лишь ценностно-понимаемый характер, но не переживаемый. Психиатр бывает удивлен скучным вещам, которые наполняют жизнь человеку. Он разочаровывается в тех скудных ценностях, которыми наполняется смысл жизни выздоровевшего суицидника, так как психиатр воспринимает это вербально, то есть в обедненном виде.
        24.Суициды и наркомания часто являются следствием аллергии на жизнь.
        25.Существует два типа нехотенья:
        (+0) — нехотенье, открывающее сущность жизни (бытия);
        (-0) — нехотенье, открывающее сущность смерти (суицид).
        26.Ценности, которые произносятся собеседником, часто являются лишь понимаемыми ценностями для слушающего, но не переживаемыми. Такой слушатель может разочароваться и в своих ценностях. Это может привести наиболее депрессивно-чувствительных личностей к суициду.
        27.Благодаря позитивному ощущению, из ничто, из пустоты сознания (мышления), рождается нечто. Позитивное ощущение первично по отношению к ничто (пустоте сознания) и благодаря ему в сознании образуется нечто. Если сознание застревает в ничто, не «подпитываясь» позитивным переживанием, то в нем рождается единственное нечто — мысль о самоубийстве.
        28.Некоторые личности рисуются перед близкими, говоря о намерении самоубийства. Такое художничанье о самоубийстве возбуждает у этих личностей жизнеутверждающие ценности. А некоторые личности, наоборот, рисуются своей любовью к жизни, хотя в действительности, рискуют пополнить отряд самоубийц.
        29.Только одно суицидное желание нельзя остановить. Это когда личность познает глубоко грешное эгоцентрическое сознание окружающих и становится воистину одинокой.
        30.Любая депрессия есть всегда презрение к себе и как следствие — презрение к человеку. Депрессивник — внутренний преступник над собой, развивающийся в преступника над другими. Он должен либо уйти от людей навсегда, либо выздороветь, третьего не дано. Кто эту проблему решает третьим путем, в конце концов обречен на самоубийство.
        31.Хоть как-то можно оправдать только тот суицид, который вызван ощущением собственного ничто-жест-ва. Все остальные суициды совершаются руками Бога.
        32.Все для человека имеет смысл. Даже отсутствие смысла жизни.
        Суицид часто происходит от того, что отсутствие смысла жизни для человека:
        а)имеет смысл?
        б)не имеет смысл?
        33.Когда страх смерти начинает уравниваться со страхом жизни, начинается истинный суицид.
        34.Суицид в большинстве случаев является следствием бездействия или бездеятельности личности, которые ведут к овеществлению души. Личность все больше и больше начинает относиться к себе как к вещи.
        35.Человек — машина, работающая либо по программе суицида, либо по программе мирового разума
        36.У личности может быть потребность в самоубийстве (личностный смысл в самоубийстве) и при этом не быть смысла жизни.
        37.Личностный смысл — это еще не весь смысл жизни, а только ее часть. Личность может иметь личностный смысл, но не иметь смысла жизни. Бывает так, что личностный смысл есть — он в суициде, а смысла жизни нет.
        38.Склонность личности превращать ценности переживаемые лишь в понимаемые — склонность к суициду.
        39.Жизнь человека имеет смысл, пока существуют барьеры, которые необходимо преодолевать. Если такие барьеры исчезают и остается лишь один барьер — страх смерти, который личность не видит (то есть для нее не существует страха смерти), то личность становится суицидной.
        40.Сознание — игра пустоты. Душа умирает, когда эта игра прекращается. В результате пустота начинает костенеть и возникает суицидная пустота.
        41.Могут ли существовать такие интеллектуальные автономные машины, которые при определенных внешних и внутренних переменных величинах вырабатывали бы в себе алгоритм операций, направленных на выключение или самоуничтожение? И может ли такая машина служить моделью суицидной личности?
        Эта машина должна оперировать некими смысловыми операциями и смыслами. В конце концов, оперируя и развиваясь в среде этих смыслов она должна прийти к последнему смыслу — смыслу к самоуничтожению. Лишь тот смысл жизни предпоследний, за которым идет последний смысл жизни — самоуничтожение машины. Самоуничтожение происходит при жизни. Поэтому оно есть последний смысл жизни.
        Здесь возможно два подхода:
        Машина изначально запрограммирована на самоуничтожение и уничтожает себя в силу своей же эволюции;
        Машина не запрограммирована на самоуничтожение, но в результате неких внешних условий в ней создаются внутренние условия, направленные на самоуничтожение.
        По-видимому, такие машины должны уметь распознавать (“самосознавать” себя в целостности) и “думать” о смысле своего “существования”. Машина должна уметь задавать себе вопросы: “Ради чего я работаю? Кто есть я, так работающая? Имеет ли смысл дальше так работать или лучше выключиться?” При этом такое выключение возможно в двух случаях:
        42.Выключение при расстройстве отдельных элементов машины;
        43.Выключение при нормальном функционировании всех систем, но эти системы воспринимают внешние факторы как жизнеобеспечивающие, то есть машина не теряет алгоритм привязки к внешнему миру, сохраняя все свои элементы хорошо работающими как приборы. То есть это должно быть чисто информационное самоуничтожение. Это должен быть некий компьютерный вирус, который возникает изнутри самой машины, а не вне её. Информатика говорит, что такой самовозникающий компьютерный вирус должен иметь предпосылки, вызванные исключительно взаимодействием с внешним миром. Иначе быть не может. Но мы задаем вопрос: возможен ли этот вирус, выходящий из самой машины, как некая скрытая программа, которая ранее дремала и вдруг заработала? Здесь возможно два варианта:
        44.Вирус как результат интеллектуального накопления, научения и развития;
        Вирус как результат ослабления (расстройства) неких функций машины.
        45.Смысл жизни часто путают со смыслом бытия. Под смыслом жизни правильнее понимать нечто, связывающее человека с жизнью, делающую жизнь привлекательной. Это нечто — ценности, которые привязывают нас к жизни. Так одной из этих ценностей выступает ценность переживания экзистенции — чувство, в основе которого лежит ощущение смысла бытия в мире, чувство глубинной связи себя как части мира, который нуждается в тебе. Это забота по Хайдеггеру. Это некий внешний смысл, но он и является частью смысла жизни человека. Возможно, смысл бытия первичен по отношению к смыслу жизни? Но, возможно, они взаимосвязаны? Таким образом, смысл жизни — это некий внутренний психический смысл бытия человека. А смысл бытия — трансцедентный смысл, который вне человека, но открыт к нему и наполняет его смысл жизни. Иными словами, ценность переживания экзистенции, являющаяся составляющей смысла жизни — некая часть изнанки смысла бытия, повернутая к человеку и поэтому частично наполняющая его смысл жизни. Но эта часть является неким цементирующим звеном между различными ценностями как составляющими смысла жизни.
        В пограничной ситуации происходит некое “вымывание” всех ценностей, привязывающих человека к жизни и остается одна ценность — ценность переживания смысла “внешнего” бытия, как некий каркас, как некая глубинная связь бытия человека и бытия мира. Эта глубинная связь имеет свою иерархию. Уже сейчас психологами показана ее низшая стадия, когда любое движение человека в мире (например, двигательные операции с предметами) рассматриваются так, что среда, в которой находится человек представляется как часть человека. В противном случае (если исключить слияние среды и человека) объяснить феномен человека и его психологических проявлений не удается. Таким образом, экзистенция имеет низший (латентный и не осознаваемый) уровень (в начале онтогенеза). Далее, в процессе развития, эта вышеприведённая связь приобретает более глубокое качество — качество экзистенции. Экзистенция — каркас психологического бытия. Поэтому психическое бытие можно изучать в терминах внешнего мира, так как есть глубинная связь психической (внутренней) и природной (внешней) реальности. И нет необходимости при изучении психического бытия
замыкаться только в нем. Это заблуждение Хайдеггера.
        Связь психической и природной реальности имеет иерархичность и не сводима только к экзистенции. Эта связь растворена везде и во всем как на глубинном, так и на поверхностном уровне. Хайдеггер пытался влезть в эту глубину из психического, из языка, минуя верхние слои, и оказался недостаточно убедительным. Необходимо идти с “поверхности” природной и психической реальности в их глубину. Связь есть везде. А затем экстраполировать из поверхности в глубину.
        46.Экзистенцию можно, пожалуй, лишь прочувствовать, но не промыслить. Поэтому свою сущность человек может прочувствовать, не имея большого опыта мышления, лишь будучи грудным ребенком. Плач ребенка — это выражение его сущности, сущности как человека. В этом плаче скрыта эволюция развития человечества, его будущего развития как личности. Таким образом человек познает свою экзистенцию дважды:
        Соприкасаясь с НИЧТО во время рождения,
        Соприкасаясь с НИЧТО во время смерти. Оба эти вышеприведённые процесса симметричны и пожалуй тождественны. Между этими двумя НИЧТО проходит нить — Нечто, которую мы обычно называем жизнью. Можно ли говорить о том, что ребенок не может мыслить о своей экзистенции во время рождения, в то время как умирающий взрослый ее может мыслить? Пожалуй нет. Мышление при восприятии экзистенции (сущности бытия) — это уже не мышление, которое бывает в период Нечто (жизни). Поэтому ощущение сущности бытия и ребенком и стариком выражается ощущением ужаса и, как следствие, возникает плач. Плач старика и плач грудного тождественны. Поэтому плач — это не просто бессодержательное звукоизвлечение — это концентрированная форма существования языка человечества, это код бытия, в котором заключено все, что мыслилось, мыслится и будет мыслиться человечеству. Поэтому плач — это не атом души, не атом языка. Это наоборот интегральная составляющая душевных и языковых процессов. Таким образом, плач имеет как бы две стороны. С одной стороны это элемент, из которого строятся душевные процессы (онтогенетическая сторона плача), с
другой стороны, плач — это суммарная интегрирующая, конечная форма развития души (филогенетическая сторона плача).
        48.Когда человек имеет ясный путь в своей жизни, он спокоен настолько, что по дороге к своей цели может заснуть и попасть в аварию и погибнуть. Поэтому есть пути в нашей жизни, которые таят опасность, хотя в них казалось бы нет явных преград. Но есть пути, в которых есть скрытые и тайные преграды, но они позитивны. Путь должен иметь тайну. Лучше, если он является дорогой с непредсказуемыми преградами, в конце которой видна цель. Цель ясна, а пути к ней сложны. Только в этом случае путь может стать настоящим смыслом жизни, а не сама цель, как конечный пункт.
        49.Уныние — продукт пресыщения жизнью. Если немножко почувствовать возможность смерти, то при выходе из этого чувства у вас поднимется настроение.
        50.Двойная жизнь — жизнь, всегда меньше одной жизни.
        51.Личность, испытавшая дефицит настоящего — живущая в мире суррогатов, иллюзии обманов, приходит, в конце концов, к потере смысла жизни.
        52.Многие творческие деятели живут, работают, имеют смысл жить, главным образом, благодаря субъектной представленности. Они надеятся, что когда их не станет, то останется субъектная представленность большая, чем при жизни. Это будет новой жизнью, без наличия их тела в ней, но с наличием частичек их души в других.
        53.Все человечество условно делится на три части -
        тех, кто живет в состоянии эйфории:
        а)по природе — это идиоты
        б)по мере потребления алкоголя и наркотиков — это алкоголики и наркоманы
        г)тех, кто живет без эйфории, будучи в состоянии динамического равновесия между депрессией и радостью — это нормальные люди.
        54.Если воду толочь в ступе ради спорта и здоровья — это уже цель. Отсутствие движения более худшая пытка, чем бездельная деятельность. Можно ли в отсутствии движения найти цель? Можно. Это медитация. Так что нет для человека состояния, которое было бы пыткой. Все зависит от восприятия.
        55.Быть в истине опасно, т.к. в ней человек теряет смысл жизни. Путь к истине — есть смысл жизни. Если вы уже находитесь в истине и чувствуете, что она не является таковой, значит вы ищете смысл жизни.
        56.Одни живут жизнью других, другие — подражают другим, и лишь остальные живут своей жизнью.
        57.Великий творец — Всевышний, создал красоту мира и других творцов — людей, которые должны стремиться к воспроизведению этой красоты. Именно в этом стремлении — великий смысл жизни человека, подаренный Всевышним.
        58.Феномен двойной жизни бывает:
        Личность имеет двойную психологию в зависимости от внешних ситуаций, имея при этом одну работу, одну Родину и т.д.
        Личность остается сама собой, обладая только одной (своей) психологией, но при этом имеет жилье в двух городах, имеет две работы, то есть имеет две Родины.
        Личность пытается жить вышеприведенными вариантами и начинает страдать беспокойствами.
        59.Некоторые настолько часто начинают видеть во всем живом неживое, что сами для себя перестают быть живыми.
        60.Каждый когда-нибудь сделает последний вдох (выдох). Если вы в жизни хоть немного будете дышать, как во время этого последнего дыхания, то будете всегда здоровы.
        61.Живите так, чтобы о вас говорили хорошо не только после смерти, но и при жизни.
        62.Все человечество делится на тех, которые рождены без всякой надежды на обретение смысла жизни и, наоборот, которые имеют такую способность. Соответственно, этому на земле существует добро и зло.
        63.Часто люди хотят знать, до каких лет они доживут. Чаще всего это желание основано на уверенности, что им осталось еще много жить. К сожалению, когда люди стают больными, это желание знать пропадает.
        64.Для некоторых жизнь — это факты, а для некоторых — фактики
        65.Активность личности большинства людей определяется вопросом: “Чего я не хочу?”. Лишь некоторые счастливчики всю жизнь задают себе вопрос: “Чего я хочу?”.
        Большинство людей планеты живет благодаря определенности того, чего они не хотят. Но есть счастливчики, которые живут благодаря определенности того, чего они хотят. Таким образом, некоторые живут в потоке своих нехотений, а некоторые — в потоке хотений. Первые четко знают, чего они не хотят и живут НЕЧТО, что не обязательно является хотением. Вторые, могут определенно чего-нибудь хотеть и знать это, но никогда и нисколько не удовлетворять своего нехотения… Кто из них больше страдает?
        66.Некоторые идут вверх всю жизнь против течения, а некоторые — по течению… тоже вверх. И лишь остальные текут по течению жизни вниз.
        67.Ребенок спросил у матери: “Зачем ты меня родила, лучше бы не рожала”. Она ответила: “Я родила тебя, чтобы ты мог задавать мне такие вопросы. Это лучше, чем не быть”.
        68.Все пути идут в Рим. Куда бы мы не шли, — одна у нас дорога… в небытие.
        69.Личность, чувствующая значение (смысл) во всем, может, в конце концов, почувствоватьСМЫСЛ БЕССМЫСЛЕННОСТИи потерять смысл жизни.
        70.Пьянство сдвигает мотив на цель и рождает смысл, который иллюзорен, как и у трезвенника. Только у трезвенника иллюзорность смыслов (ценностей) не осознаваемы, у пьяницы осознаваемы. Иллюзорность смысла осознается трезвенником позднее, после разочарования.
        71.Беспокойство личности, вызванное бессмысленностью собственного существования, приводит ее к поступкам или проступкам, причем таким, что внешний мир (люди, природа и т.п.) начинают бороться с этой личностью, и она попадает в пограничную ситуацию (ситуацию риска, состояние между жизнью и смертью, войны и т.д.), в которой вновь начинает ценить жизнь и изменяет свое поведение в мире и восприятие. Все это происходит циклически.
        Таким образом, развитие сознательной субстанции происходит благодаря диалектике смысла и бессмысленности ее жизни. Внешне все это проявляется в виде диалектики эмоциональной, познавательной и поведенческой составляющих личности. Хотя первичным все таки является феномен “мигания” смысла и бессмысленности существования. Все это справедливо как для взрослых, так и для детей (вплоть до грудного возраста). В младенчестве это мигание смысла и бессмыслицы локализовано больше в подсознании ребенка. Новорожденный после рождения плачет, плачет от бессмысленности своего рождения, потом замолкает, получив нечто из внешнего мира и т.д. С этого момента мигание смысла и бессмыслицы началось. Второй раз он уже заплачет якобы, чтобы покушать или что-то еще удовлетворить, но этот плач все равно будет состоять из первичных элементов — конструкторов смысла и бессмысленности существования. Получив грудь, он опять ощутит смысл и т.д. Мигание смысла и бессмысленности существования началось. Ощущение бессмысленности существования приводит к мыслям и идеям о смерти (страхе смерти). Ощущение удовлетворения потребности к
мыслям о жизни. Таким образом, если обозначить мысль о смерти буквой “С”, а мысль о жизни буквой “Ж”, то С и Ж будут главными первичными конструкторами личности, из которых как из мозаики, выстраиваются различные психологические феномены: эмоции, поведение, познание. По сути своей, С состоит больше из элементов бессмысленности, соединенных с Ж-элементами, а в Ж, наоборот, больше Ж-элементов.
        Любая мысль — это мозаика первичных мыслей о С и Ж. Мигание смысла и бессмысленности — это своего рода двухкодичная система (как в технике “выключено” и “включено”), но именно благодаря ей (как в ЭВМ) строятся более сложные функциональные системы, так что появляется феномен психики. Отличие этих первичных конструкторов души личности от ЭВМ в том, что они не элементарны, они уже содержат в себе философию личности или души, из которых строится психофизиология и другие более низкие формы психики. В этих атомах (конструкторах, элементах) души содержится информация о целостной душе, аналогично тому, как в биологической клетке содержится информация об организме (его объеме, форме, свойствах и т.д.). Таим образом, мысль — это некая энергия, в которой заложена информация о целостности и свойствах более сложных информационно-энергетических мозаик (ассоциация и др.). Когда-нибудь наука по структуре первичной мысли (ее характеристики) научится восстанавливать всю душу в целом, и не надо будет анализировать много мыслей.
        72.Некоторые личности идут по жизни благодаря толчку сзади (движутся благодаря прошлому), а некоторые благодаря тяге (движутся благодаря будущему: цели, планы, ценности и т.д.).
        73.Для одних сердце отстукивает жизнь, для других наоборот, жизнь отстукивает сердце. Иными словами, последние сами отстукивают сердцем свою жизнь.
        74.Необходимо научится жить в потоке деятельности, порождающей чувства, а не наоборот, заниматься только деятельностями, созвучными с возникаемыми чувствами.
        75.В возрасте, который называется “кризисом середины”, многие мужчины лишаются волос, так как лишаются их корней, что в, в свою очередь, связано с потерей корня… жизни (смысла жизни).
        76.Истинный смысл бытия рождается при определенном отношении сознания и подсознания (сдвига, совпадения мотива и цели и т.д.). Если этого отношения нет, то личность задумывается (теряет некий смысл) и возникают неврозы. Личность, задумывающаяся о смысле жизни, уже невротична.
        77.Болезнь — компенсация за то, что личность не может жить процессом.
        78.Правильно ли сводить смысл жизни лишь до смысла жизнедеятельности? Смысл жизни, пожалуй, шире…
        79.Психоаналитическая и деятельностная концепция личности, в конце концов, имеют больше сходства, чем различий. Хотя их раньше советские психоаналитики противопоставляли. То, что в исходном виде называется подсознанием (ИД) и сознанием (ЭГО), в действительности психологи называют мотивом и целью. Таким образом, личностный конфликт (невроз), согласно психоаналитической концепции, — это выход ИД в ЭГО (в виде неврозов), так как энергия ИД ищет обходные пути, а ЭГО (цензура не пускает), возникает невроз. В деятельностной концепции, аналогично, цель не соответствует ее мотивам, отсюда беспокойства и поиски иных целей. Когда мотив и цель совпадают (сдвиг), беспокойства исчезают и возникает Нечто, что мы называем личностным смыслом.
        80.Некоторые идут по жизни, находясь рядом с ней, а некоторые, находясь в ней. Идти по жизни, значит идти по ее поверхности, то есть рядом с ней, а не в ней. Человек чаще всего идет по жизни, как по земле (то есть по поверхности жизни). И лишь когда он чувствует, что входит внутрь жизни, как входит в землю покойник, он начинает жить. Это связано с пограничной ситуацией между жизнью и смертью.
        81.
        Когда вдруг целей в жизни нет,
        В тебя приходит старости фрагмент.
        И, если тебе мало лет,
        В мгновения те ты настоящий дед…
        82.Некоторые личности настолько сильны умом, что проживают жизнь по-глупому.
        83.Настоящее хорошее настроение — это радость от процесса жизни, а не от ее результатов.
        84.Самый лучший результат жизни — ее процесс.
        85.Красота мужчины всегда уменьшает в нем мужчину и увеличивает нечто. Это нечто в зависимости от количества и качества делает из мужчины нечто, что уже не является мужчиной в абсолютном понимании. Таким образом, методом исключения (красота — это атрибут женщины) аналогичное рассуждение, только противоположным образом, можно сделать и для женщины.
        86.Вопрос о том, что первично, позитивная эмоция или смысл жизни, сложный. С одной стороны, там, где личность имеет настроение, всегда присутствует смысл жизни. И, наоборот, личность, имеющая смысл жизни, всегда имеет настроение (жить). По-видимому, здесь вновь срабатывает принцип неопределенности или концепция блуждающего Бога. Есть состояния, где вероятность присутствия позитивной эмоции выше, и она первична по отношению к смыслу. И наоборот. В то же время, если подходить онтогенетически, то эмоции (переживания) первичны, а мышление, то есть смыслы, вторичны. Тогда, что же есть смысл? То ли это чисто рациональное понятие личности, то ли эмоциональное (то есть отсутствие смысла характеризуется отсутствием положительных эмоций).
        87.Преодолеть страх жить и научиться жить жизнью — рецепт счастья.
        88.Когда-нибудь биология достигнет того, что создаст внутреннюю программу жизни на вечность. И всё таки, человек не может жить вечно, так как включится внешняя программа на его уничтожение (катастрофы, болезни и т.д.). Или соматический коллапс (см. наши исследования).
        89.Человек живет не благодаря осознанию того, ради чего он живет, то есть не благодаря осознанию смысла жизни или мотива жизни. Часто человек не осознает смысла жизни, а живет. Тогда возникает вопрос: благодаря чему человек живет? По-видимому, это связано не только с пониманием, но и чувствованием (переживанием). Таким образом, необходимо понятие, которое вбирало бы в себя переживание. Понятие «смысл» выбрано неверно. Это рационалистическая категория. Лучше ввести понятие «ценность». Не ценность должна быть смыслообразующей составляющей, а наоборот, смыслы и иные вещи должны наполнять ценности. Таким образом, человек живет не благодаря присутствию смысла, а благодаря присутствия ценностей, как Нечто, вызывающее положительное эмоционально-оценочное отношение. А смыслы входят в нее (ценность) как рациональные составляющие. Человек живет не благодаря смыслу жизни, а благодаря ее ценностям. Вопрос о смысле жизни — это вопрос не ради чего человек живет, а благодаря чему.
        90.Личность, занятая поиском смысла во всем, живет по сценарию, выстроенному из смыслов. А надо жить жизнью с непредсказуемым сценарием.
        91.Жить жизнью? Жить результатами? В конце концов, все результаты приходят к тупиковому результату — смерти.
        92.Все человечество делится на созерцателей и психологов жизни. Первые живут переживаниями жизни. Вторые живут размышлениями о ней.
        93.В человеке первична подсознательная защита от бессмыслицы жизни и вторично подсознательное желание самоуничтожения, как стремление разрешить эту бессмыслицу.
        94.Часто склонность личности к фантазиям является следствием неспособности жить мгновениями жизни.
        95.Жизнь — всегда состояние хронической несвободы. Только в смерти истинная свобода?!
        96.Сначала жизнь человека является неустойчивым состоянием (новорожденного ребенка), а смерть является устойчивой. Затем жизнь устойчивая, а смерть неустойчивая. В старости смерть — устойчивое состояние, а жизнь неустойчивое.
        97.Жизнь — это интервал между первичным и вторичным небытием.
        98.Жизнь — это движение организма от одной точки бифуркации к другой.
        99.Жизнь — особая форма горения, рождающая пламя, которое мы называем психикой или душой.
        100.Кто-то водит руками по дереву — наслаждается жизнью, а кто-то ищет таким образом более толстый сук, чтобы прекратить страдания жизни. Это ж до какой степени нужно страдать, чтобы не видеть красоту дерева?!
        101.Руки в жизни должны работать полностью, в том числе и локтями.
        102.Ценности жизни скрыты под слоем ее трудностей. Этот слой необходимо “отковырнуть” —преодолеть трудность. И там открывается НЕЧТО, которое, только смешиваясь с трудностями, является ценностью.
        103.Порой ичность находит “смыслы жизни” благодаря ее ценностям, склеенным скрытыми от сознания суицидными (самоуничтожающими) тенденциями.
        104.Любое заболевание, в частности неврозы, обусловлено неспособностью личности жить жизнью. Больной человек болен всегда в силу того, что живет ради результатов жизни, что часто является мнимой, понимаемой, но не переживаемой ценностью.
        Дети умеют жить жизнью. Взрослея, личность утрачивает эту способность и начинает болеть.
        105.Настоящая радость должна основываться не на вкусе к жизни, а на ее послевкусии.
        106.Жизнеутверждающее настроение — это всего лишь оптимальная концентрация дофамина в мозгу?
        107.Порой человеку никакая психотерапия не нужна. Его необходимо просто накормить едой … и жизнью.
        108.Жизнь — это прыжок из щели в яму?…
        109.Одни живут радостями жизни, другие — радостями выживания.
        110.Если что-то значительное и совершается в жизни человека, то оно совершается внутри него.
        111.У некоторых прекрасное настроение от жизни, а у других, наоборот, — от отсутствия смерти.
        112.Психотерапевты по мере взросления меняют свои взгляды на жизнь, что часто приводит к изменению психотерапевтической техники. Это должны знать пациенты.
        113.Может ли человек благодаря своему мышлению организовать себе жизнь как процесс “теперь и здесь”, чтобы жить исключительно настоящим. Пожалуй, нет. В большинстве случаем мы впадаем в такую жизнь благодаря некоему действию магического и непредсказуемого окружающего мира, которому безразлично “наше мышление”. Впрочем, оно, мышление, нашим быть не может, так как вырастает на почве чувствования, нечто открытого внешнему миру. Таким образом, научить человека жить по принципу “теперь и здесь”, жить процессом жизни, а не ее результатами, благодаря изменению мышления, невозможно. Необходима работа с чувствованием, с волей, с переживаниями человека. Мышление (в частности, психоанализ) могут только вызывать застрявшие чувства, но не формировать новые, позволяющие жить “теперь и здесь”. Поэтому необходимо, наоборот, обуздать мышление. Это возможно благодаря психотерапии, основанной либо на медитации, либо на буддистских концепциях.
        114.Продолжительность жизни — производная психологического и физического течения времени.
        115.Время — нечто, зависящее от психодинамики субъекта.
        116.Утром вставайте и радуйтесь, что проснулись, что живы. Вечером радуйтесь, что прожили еще один день жизни.
        117.Некоторые устают от бессмысленности жизни настолько, что появляется желание отдохнуть — как новый смысл жизни
        118.Жизнеутверждающая фрустрация — хочешь, но не можешь. Смертеутверждающая — можешь, но не хочешь.
        119.У одних настроение от жизни, у других — от отсутствия смерти.
        120.Самый последний смысл жизни человека — умереть человеком.
        121.Из пункта А в пункт В один шел, видя только В, не видя, что под ногами, вставая на головы, споткнулся и упал. Другой шел медленно, осторожно ступая, чувствуя дорогу, каждый шаг, и сам того не заметил, как пришел к пункту В. Значит, надо смотреть под ноги не только для того, чтобы не упасть, а чтобы чувствовать процесс жизни и не упасть духом.
        122.Философия и глубина смысла жизни, выражаемая в искусстве, не обязательно возможна только в глубинно-философском произведении. Это может быть обыкновенная песенка о леденцах, доводящая до слёз и глубокого понимания смысла жизни.
        123.Если применить мотивационное определение смысла (отношения мотива к цели) к жизни (жизнедеятельности), то жизнь не имеет смысла для всех субъектов, так как цель — смерть. Несмотря на это, жизнь вся представляет собой развивающуюся динамику переходящих друг в друга микросмыслов. Получается, что как бы эти микросмыслы не переходили друг в друга, в конце концов, приходят к исчезновению, то есть к конечному результату — отсутствию смысла. Но жизнь показывает, что она имеет смысл. Смысл жизни не просто в оценке ее этапов и конечных целей. Жизнь имеет не только чисто рационалистическую составляющую, но и некую эмоционально-ценностную, переживаемую. Об этом говорят и восточные философы. Строить смысл жизни исключительно из разума (рассудка) бесполезно. Хотя категория “смысл” когнитивная и рациональная категория. Таким образом, если мы хотим понимать смысл шире, необходимо исходить из эмоций, из переживаний, из чувствования. Необходимо найти некую середину между рассудком и чувствованием. Такой серединой является понятие “ценность”. Если исходить из смыслов как эмоционально переживаемых ценностей, то
соединяясь по жизни эти ценности приведут нас к конечному смыслу — ценности переживания смерти, которая является последним смыслом, последней эмоционально-переживаемой ценностью жизни. Переживание смерти имеет место при жизни. Часто его путают с самой смертью.
        Таким образом, переживание смерти — это последняя завершающая ценность переживания жизни, к которой ведут все ценности жизни, динаменизируясь-соединяясь-развиваясь до последней ценности жизни. Поэтому, если говорить о жизнеутверждающей способности человека и выживании, то мало говорить, что жизнь человека наполнена смыслом. Человек живет не потому, что его жизнь наполнена смыслом, а потому, что жизнь наполнена ценностями переживания. Понять разумом смысл — суицидно. Если человек поднял этот вопрос для себя, то это уже проблема. Человек живет не ради чего-то (не только), не потому, что осознает смысл. Таким образом, с одной стороны, если нет смысла, то рождается феномен суицидных переживаний. С другой стороны, человек живет, не задумываясь о смысле. Понятие смысла открывается только при депрессии, а не при потере смысла жизни. И мы опять приходим к выводу, что необходимо понятие, которое вбирало бы в себя эти противоречия. В этом понятии должна быть некая скрытая составляющая. Такая, что когда смысл есть, человек бы не задумывался о том, ради чего он живет. Когда смысл появляется, он задумывается.
Смысл — продукт рассудка, который начинает работать из-за страха. Эмоции первичны. Таким образом, понятие “смысл” не лечит. Если человеку объяснить в чём смысл его жизни, а не снять депрессию, он не вылечится, он не поймет слова психотерапевта. Объяснить смысл, ещё не значит его дать. Необходимы не просто слова, необходимы действия (преодоление), действующие слова, слова-действия. И мы опять приходим к тому, что необходимо введение нового понятия, нового понятийного пространства, нечто шире, чем понятие “смысл”, которое рождено ЭГО. Таким понятием, на наш взгляд является “ценность”. Ценность вбирает в себя и смысл и эмоцию.
        Шиза
        Общество потребительски и несимметрично относится к психопатологическому восприятию шизофреников. С одной стороны, на основании восприятия шизофреников были созданы лучшие священописания, в которых представлена материализация и визуализация божественного духа. А с другой стороны, общество загоняет шизофреников в психиатрические лечебницы. Шизофреники считались святыми и местом их обитания были храмы.
        Раньше взаимодействие шизофреник-общество было более симметричным. Вот лишь некоторые мои наблюдения и выводы о шизофрении:
        Когда, благодаря игнорированию внешнего мира, глубинное познание сосредотачивается личностью исключительно только на ней самой — это уже не наука, а шизофренический процесс.
        Для некоторых философов самым единственным свидетельством того, что он далеко ушел в философии от своих коллег, является их шизофренический приступ.
        Шизофреник может увеличивать свою эрудицию, глубоко проникая в различные философии. Но ему никогда не удастся с помощью своего глубинного мышления обуздать шизофрению. Это доказательство того, что философии, как науки о запредельном, не существует.
        Многие шизофреники надрывают свой разум различными философиями. А надо надрывать не разум, а волю.
        Шизофреник — это не нарушение функций мозга, а иное восприятие мира. Он принимает информацию, знаки и сигналы, которые мы не принимаем. Он лучше видит неясные и неорганизованные стороны окружающей действительности и хаос, которые действительно существуют в окружающем мире.
        Душа, прежде чем покинуть тело, шизофренирует, то есть расщепляется («шизо»- расщеплять) и лишь потом по частям покидает тело. А не сразу целиком (как считалось ранее). 0,36-0,85% планеты — шизофреники (приблизительно 1%)
        Дружить с шизофрениками невозможно. После наслаждения и полета от общения с ними, можно внезапно, благодаря тому же общению, попасть в дерьмо и долго отмываться.
        Погружение личности из ее величия в ничтожество — закалка. Личность может не вынести таких потрясений. Но есть такие, которые живут этим — это бредовые шизофреники.
        Шизофреник, зная, что не умеет переживать за других, боится совершить подлость, поэтому убегает от мира.
        Шизофреник, признанный психиатром — больной, признанный народом — гений (после прочтения М. Хайдеггера).
        В мире больше абсурда и стихии, чем гармонии. Но мы слепы и не видим этого. Хорошо видят, чувствуют и выражают это только психбольные шизофреники. Поэтому кто болен, они или мы? Это еще вопрос.
        Некоторые шизофреники живут как в сказке — в потоке исполнения желаний. Они видят и слышат то, о чем стоит только подумать. Это патологическая иллюзия. Таким образом, многие аномальные и сказочные явления — следствие шизофренизации сознания.
        Гениальное творение искусства универсально и доступно всем — от обывателя до шизофреника с глубинным восприятием окружающего мира. Даже собака, посмотрев на гениальное творение, должна облизнуться.
        Есть собаки, которые по запаху чувствуют шизофреника. Может применять их для диагностики шизофрении? Ведь известно, что если в цирке появляется кобыла, то кони-самцы не могут выступать на манеже. Они чувствуют запах женского лошадиного тела. Поэтому отвлекаются, и может сорваться выступление в цирке.
        Шизофрении как заболевания нет. Есть огонь, который направляет душу к истине. Душа загорается (шизоовладение), горит ровным пламенем (шизоадаптация) и тухнет. У нормальных людей этого нет. Этот огонь горит слабым пламенем экономно. Таким образом, душа готова к шизофрении постоянно (у нормальных людей) или быстро (у шизофреников).
        Шизофрения — это отсутствие жизнеутверждающей деятельности, основанной на целительной силе преодоления. Часто шизофреник — практик для других, а не для себя.
        Шизофреники — нити, ведущие к бессмысленности человечества.
        Шизофреники — живые памятники бессмысленности человечества
        Шизофреник в философском клубе не нонсенс, а продолжение приступа.
        Мысли — занозы чувствования. Когда заноз много, чувствование деревенеет и превращается в непрерывное бревно мышления, раскалывающее психику. В этом истоки шизофренизации.
        Есть философские теории, которые по сути своей являются вампирическими интеллектуальными потоками, вымывающими содержание сознания так, что сознание высыхает, уменьшается. А есть теории, которые наоборот, наполняют сознание содержанием, так что оно начинает выживать. Вымывание сознания приводит к шизофренизации (не путать с промыванием мозгов, которым занимаются средства массовой информации). Многие деструктивные философские теории берут свое начало в теориях известных философов — логиков.
        Все созданные философские теории, пожалуй, можно разделить на две группы:
        А) Философии, основанные на психологии приборного видения мира (Гегель).
        Б) Философии, основанные на шизофреноподобном восприятии. То есть без субъект-объектного взаимодействия. В этом случае окружающий мир глаголет устами философа. Философ есть истина. Он в ней стоит. Он ее не ищет, но выразить, также, как в первом варианте не может. Есть свои тайны и проблемы. Истинная философия всегда шизофренична. Только в этом ее истинность. Компьютерное обучение — материализованная форма ухода человека от реального мира в мир субъективных реальностей. Это особая приборная форма шизофренизации сознания.
        23.Все чаще наблюдается нарастание аутической установки. Люди чувствуют себя в мире одинокими, чужими, непонятыми, страдающими от скуки. Люди остро чувствуют хаос, царящий в окружающем мире и в них самих. Идет шизофренизация планеты. И все это благодаря средствам массовой информации (телевидению, интернету и т.д.)
        24.Шизофрения — расщепление духа на фрагменты с целью создания иллюзии неодиночества, вызванные предельным страхом одиночества.
        25.Человек и компьютер — шизофреническая система, где образы заменены на виртуальные образы. Но результат один — аутизм.
        26.Резонерство — бесплодное мудрствование — особенность шизофренического мышления. Истинно писательское искусство и научное философствование без элементов шизофренизации сознания и открытия “сверхценных идей”, пожалуй, невозможно. Именно эти элементы стимулируют мотивации писателя и способствуют раскрытию сущности вещей, которые описываются в творениях. Очевидно, что это лишь некое мерцание шизофрении — проявление шизоидности, после которой личность погружается в нормальное обывательское восприятие мира, дабы не прослыть умалишенным и не остаться навсегда в шизосостоянии. Умение восхищаться миром, выражать его, восхищаться мыслям, — все это элементы (повторяем элементы!) шизофрении, а не шизофрении, как заболевания.
        27.Часто для наркомана после лечения взамен наркореальности приходит шизофреническая реальность на этапах:
        1)овладения,
        2)адаптации,
        3)деградации.
        28.Игра в бисер (Г.Гесс). Внутренняя деятельность личности вне практической ее деятельности ведет к патологии. Так, занятие чистой духовностью вне взаимодействия с обществом, то есть духовностью как продукта внутренней деятельности личности в отрыве от внешнего мира — это некая духовная игра личности самой с собой. Или другой пример, любовная страдания, замкнутые на сознании и не выходящие на взаимодействие с живым любимым существом, на взаимодействие — действие. Игры в шахматы — интеллектуальные игры и т.д. Все это, в конце концов, приводит к уходу от внешнего мира, то есть к шизофренизации личности. Все вышеприведенные примеры являются духовной, интеллектуальной и чувственной мастурбацией (онанизмом). Кстати, именно поэтому при расщеплении сознания эти мастурбации сужаются до обыкновенного онанизма, известного многим как способ сексуальной саморегуляции. Можно ли, после этого говорить, что онтогенетические корни личности лежат в сексуальной мотивации?
        29.Иллюзия научности философии погубила многих личностей, увлекающихся философией. Все они шизофренировали. Таким образом, в философии есть элементы, способствующие шизофренизации мышления. Поэтому психотерапией, в данном случае, является научность рассуждений. Их как раз всегда не хватало и не будет хватать в философии, а разделы философии, в которых имеет место научность, уже не являются философией. Это уже логика, математика или когнитивная психология.
        30.Деструкция (шизофренизация) личности — высшая и последняя фаза развития деструктивности личности. Это шлаки души, которые уже сказываются на теле и начинают передаваться по наследству (1% на планете). Шизофрения планеты — это проблема экологии духа.
        31.Шизофренизация сознания начинается с его тенденций к поиску смыслов. Эти тенденции постепенно развивают нечувствительность ко всему, в том числе и к смерти других людей. Таким образом, смыслы кристаллизуют сознание и делают его нечувствительным к бедам окружающих людей. Если эти кристаллизационно-смысловые центры находятся в эмбрионально-флуктуационной форме, (то есть постоянно рождаются и умирают), то это нормальная личность. Если эти смысловые «кристаллические» агрегаты задерживаются и не исчезают, то личность уже страдает психическим заболеванием. Она может находить смыслы в деструктивных вещах жизни: смерти близких, преступных деяниях и т.д. Нормальная личность в этом случае должна страдать депрессией от того, что не может найти смыслы в силу деструктивности жизни.
        32.СМИ сыграли основную роль в шизофренизации сознания человечества.
        33.Шизофренизация планеты в настоящее время — следствие одомашнивания сознания с помощью достижений цивилизации: телевидения, бытовой техники, компьютеров и других “прелестей”, убивающих у человека природную и животворящую жажду преодоления.
        34.Наступило время, когда необходима психотерапия власти. Она завралась. Эти процессы нельзя контролировать, так как они идут подсознательно. Необходима систематическая оценка блефа политиков, которая будет способствовать их оздоровлению. Анализ блефа политиков по их интервью — есть психотерапия власти. Держать эти процессы на контроле, с одной стороны, и осознание блефа самими политиками, с другой, — вот ключ от шизофренического синдрома сегодняшней власти.
        35.Неконтролируемая тенденция к саморегуляции порой ведет к шизофренизации личности.
        36.Когда в личности, благодаря мании величия, подпитанной духовным развитием, остается только “некий дух”. Он уже не связан с мозгом. Он оторван от него, то есть расщеплен — шизофренирован.
        37.В русском языке есть местоимения, которые бывают первого, второго и третьего лица. Для чего эти лица введены? Пожалуй, они характеризуют уровень отчуждения личности от окружающих людей.
        1-ое лицо: Я, МЫ — первый уровень отчуждения. Существую Я и МЫ (здоровая личность).
        2-ое лицо: ТЫ, ВЫ — второй уровень отчуждения (невротичная личность) Кто ты такой?
        3-е лицо: ОН, ОНИ. Они преследуют меня (шизофреническая личность). Это аутизм.
        38.В любой философской концепции есть элемент бредовой шизофренической концепции, носящей функцию катализатора. Если бредовая концепция имеет функцию главного двигателя личности, то автор концепции рискует заболеть шизофренией.
        39.Шизофрения — деятельность личности, направленная на избегание суицида.
        40.Хайдеггер — гипнотизер философии. Он умеет включать параллельно другие каналы восприятия, и за словами его таится нечто большее, чем смысл. Его секрет в гипнозе, структура которого: слово — ассоциация — слово. Именно поэтому, пожалуй, Хайдеггера лучше понимают наркоманы или йоги. Философия Хайдеггера — сон всей мировой философии. Хайдеггер — это предельно логическая шизофрения.
        41.Шизофрения социума включает следующие структуры:
        1)телевиртуальную реальность и действительность,
        2)аутизм.
        Иными словами, благодаря телевидению и СМИ развивается специфический теленаркотизм и, как следствие, аутизм — уход от реальности в телереальность. Все это может квалифицироваться как социопатия — шизофрения социума на этапах:
        1)овладения,
        2)адаптации,
        3)деградации.
        42.Россия в настоящее время находится на этапе адаптации, Япония на этапе деградации, США на этапе деградации, характеризующейся эмоциональной тупостью и зомбированностью. Лишь войны лечат шизофрению социума. Во время войны психиатрические клиники пусты.
        43.Шизофрения в своем развитии имеет две фазы:
        Когда она снимается при понимании личностью сущности шизофрении.
        Когда она усугубляется (или обостряется) при понимании сущности шизофрении.
        44.Когда переживание личности упрощается до одного единственного переживания, сосредоточенного личностью на себе, начинается шизофрения.
        45.Большинство шизофреников — интеллектуалы. Нельзя говорить определенно, что первично — шизофрения или интеллектуальность? Они взаимозависимые изнанки друг друга.
        46.Шизофрения — это всегда поглощение всеобщего единичным.
        47.Гениальность — контролируемая шизофрения. Поэтому будущее нашего искусства и науки в руках психоаналитиков, занимающихся шизофренией.
        48.Шизофрения, как неконтролируемое самоотстранение абстрагированием, бывает рассудочной и чувственной. Комбинация этих двух вариантов приводит к различным формам шизофрении.
        49.Шизофрения — особая форма открытия Бога.
        50.Шизофрения порой бывает особой формой религиозности.
        51.Шизофрения — закономерный этап филогенетического развития деструктивности человечества.
        52.Шизофрения — особая форма сна, но при этом личность уверена, что не спит. Глаза ее открыты.
        53.Клетки нашего организма обновляются и в психике от этого возникают кризисы. Это похоже на телевизор, у которого каждый день меняют радиодетали, и при этом его приходится настраивать заново, так как может пропасть изображение и звук. Возможно, многие психические заболевания связаны с процессом обновления живых тканей организма. В доказательство вышесказанного, является шизофрения при которой больной чувствует постоянное, новое рождение. В силу того, что старые клетки расщепляются, то и душа (психика, мозг) также расщепляются. Поэтому имеет место резкий психический феномен, называемый приступом шизофрении («шизо»-расщепление). Таким образом, шизофрения — это зеркало (отражение) развития организма (обновления клеток в психике)?
        54.Когда неврозы личности перестают способствовать развитию личности, они начинают способствовать развитию шизофрении.
        55.Шизофрения — результат мастурбации сознания.
        56.Шизофрения — это постмодернизм сознания.
        57.Наша концепция соматического коллапса в основе своей содержит идею о регрессии к детству, к внутриутробию. Шизофрения один из примеров этой регрессии.
        58.Очень возможно, что в некоторых случаях шизофрения всего лишь костенение структур совести.
        59.Шизофрения в большинстве случаев характеризуется отсутствием здорового чувства юмора. Их смех нечеловеческий … больной.
        60.Шизофрения — особая форма итога духовного онанизма.
        61.Шизофрения — всегда результат духовной мастурбации.
        62.Когда мозг начинает выполнять функцию мышц, то начинается шизофрения.
        63.Дежавью — особая фрагментарная форма шизофрении любой личности.
        64.Когда электронные СМИ начинают отражать не то, что за пределами телекомпании, а то, что твориться у них в редакциях и коридорах — это аналогично тому, как мозг начинает отражать свои внутренние структуры: мысли о мыслях и т.п. Это похоже на шизофрению. Она имеет место тогда, когда в государстве идет шизофренизация. И СМИ начинают бастовать и выносят телекамеры не во внешний мир (за пределы телекомпании), а в мир внутренний (снимают то, как идет захват телекомпании). Оно и ясно, ведь приступы шизофрении часто сопровождаются манифестациями.
        65.Для некоторых мерцание шизофрении — источник истинного философского творчества.
        66.Единственный способ избавить личность от шизофрении — научить ее играть в нормального человека.
        67.Истинное ощущение Бога всегда проявление шизофрении? Поэтому психиатрия неэтична и деструктивна.
        68.Для одних ведущий внутренний голос — это симптом шизофрении, для других — Бог. Интересно, у кого больше надежды на выздоровление?
        Когда источником смеха является плохое настроение:
        При шизофрении
        При невротической защите обратным чувством.
        69.Существует феномен двойной жизни благодаря шизофрении. В голове всегда два голоса, два “Я”. Двойная жизнь при одном теле.
        70. “Призрак любви” — к/ф с участием Мастрояни и Шнайдер о психиатрии души, о приступах шизофрении, перенесении чувства любви на посторонних людей.
        71.Неспособность заниматься долго целенаправленной деятельностью — один из признаков шизофрении.
        72.Пирамида шизофрении.
        Вы долго мыслили о мыслях,
        Которые о мыслях были,
        И находили в этих мыслях смыслы,
        И к мыслям о шизофрении вдруг приплыли.
        73.Личность, по-настоящему познавшая код собственного бытия, начинает страдать расщеплением души, то есть шизофренией.
        74.Возможно ли моделировать шизофрению с помощью стереонаушников?
        75.Два мозга в одном.
        Наш мозг не способен здесь и сейчас наблюдать за своими мыслями как объектами, независимыми от самого мозга, то есть не может наблюдать со стороны то, как развиваются мысли, так как мозг не может мыслить одновременно о двух вещах. Если есть мысли о мысли, то нет самой мысли как таковой, о которой сейчас в данный момент мыслится. Другое дело если бы мозг состоял из двух мозгов:
        1.Мозг, направленный на внешний и внутренний мир;
        2.Мозг, видящий мысли первого мозга, причем так, что не мешает их развитию, тогда можно было бы познать сущность мышления, как Хайдеггеровское нехотение, как нечто, что остается за пределами любой воли.
        К сожалению, мы познавали лишь мышление, а не его сущность, то есть мы познавали мышление для нас, а не мышление в себе. Можно предположить, что такой двойной мозг имеют некоторые шизофреники. Это позволяет иначе взглянуть на шизофрению, как особую форму сущностного мышления и разработать метод терапии. Впрочем, кто болен, а кто здоров — это ещё вопрос.
        76.Порой задача психотерапевта состоит в том, чтобы вялотекущую шизофрению преобразовать в вялотекущую интеллигентность.
        В вузах преподаётся опасная психология или нужна ли философия в ВУЗах
        Язык искусства как спасение
        В настоящее время современная психология пришла к такому рубежу, когда уже становятся предсказуемыми многие психологические процессы. Мы научились описывать и прогнозировать многие поведенческие, эмоциональные и мыслительные процессы. Но имеет ли всё это к истинной психологии, как к науке о живой, человеческой психике, в которой есть тайна, непредсказуемое творчество и интуиция — различные надсознательные процессы? С одной стороны, нас радует, что вроде уже разработана единая категориальная система фундаментальной психологии, и казалось бы, есть целостный подход к психике (см. А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский, Теоретическая психология, 2001). Но с другой стороны, эти и другие работы в области создания единой психологической системы, страдают детерминистской редукцией, некоей научной неуклюжестью, являющейся следствием желания загнать сложные психологические процессы в систему, которая, по сути своей, уже давно себя изжила. Этот страстный порыв объединить все психологические системы, и при этом, не изменить истокам нашей скромной отечественной психологии, которая длительное время была
законсервирована, вполне оправдан, но не реален. Именно поэтому, на наш взгляд, разделы этих работ, касающихся надсознательных процессов, получились скомканными, и, не согласующимися с логикой предлагаемой целостной психологической системы. По видимому, психология надсознательного, всегда будет некоей тайной брешью, мешающей созданию единой законченной психологической системы. И это было бы прекрасно… Но, увы! В настоящее время мы всё больше и больше погружаемся в мир скучной предсказуемости, в котором всё меньше и меньше места для тайны, интуиции, истинному творчеству. Увы! Современная манипуляционная психология достигла такого уровня, что позволяет, воздействуя скрытым образом, получать различные реакции, угодные манипулятору. (Так, например, государство-манипулятор с помощью СМИ и других средств, всё больше и больше погружает социум в мир деструктивной предсказуемости). В результате психика всё больше и больше превращается в сложную психическую машину со своими регуляторами. Надсознательные же явления игнорируются, так как до сих пор нет понятий и принципов, которые хоть как-то могли бы описать эти
явления. В результате, до сих пор, психология изучала психику, в которой было сознание и подсознание, но не было нечто, что делает психику живой и человеческой. Это нечто — тайна, которая, согласно нашим исследованиям, является основой и причиной психического (см. Р.Р. Гарифуллин, Непредсказуемая психология. О чём молчал психотерапевт, 2003, 384 с.). Были открыты различные психические механизмы, но из них не следовало то, что делает сознание живым-человеческим. Именно поэтому некоторые современные психологи, пришли к выводу о существовании не человеческой психики (не говоря о душе), а существования нечто, в частности, “живого” биокомпьютера и т.п. Такое понимание психики не может не сказаться на психическом состоянии личности. Не в этом ли причина самого большого удельного процента суицидов среди самих психотерапевтов, психиатров и психологов?! А что говорить о студентах? Некоторым везёт, они не так глубоко понимают эту “бездушную” психологию. Поэтому, естественно-научный редукционизм, на котором основывается курс общей психологии, преподаваемый во всех ВУЗах, также опасен для незрелой души        Кроме того, научность этой психологии также ограничена. Современная психология научна (описывает и предсказывает), но в той только части, которая основывается, в частности, на психофизиологии. Это позволяет говорить лишь о некоей усечённой предсказуемости, основанной на психических автоматизмах, инстинктах, рефлексах. Даже современные социологи сейчас заговорили о социобиологических явлениях.
        Человек всё больше и больше организует себе предсказуемую среду обитания (жизненный мир по Хайдеггеру), и, поэтому, всё меньше и меньше остаётся места действительно непредсказуемым явлениям таким как интуиция, истинное творчество и др. Этому способствует и то, что с одной стороны человек научился программировать себя, с другой, потребительски упрощать среду обитания. Одной из таких искусственных сред является мир наркотических иллюзий. Таким образом, благодаря игнорированию феноменов надсознательного, современная психология приобрела лишь некую мнимую научность, не способную описать истинно человеческие психические процессы.
        Отношение к психике другого как к нечто, в чём нет тайны и непредсказуемости, уничтожает феномен присутствия живой человеческой психики. В конце концов, человек, распространяя данное отношение на себя, разочаровывается в себе, превращаясь в вещь не только для других, но и для себя. (Не в этом ли лежит одна из причин безответственного отношения к собственной жизни: суицидов, алкоголизма, наркомании и др.) Такое отношение, в конце концов, привело онтологию многих добергсонианских мыслителей к философской интоксикации, и, как следствие к НИЧТО, как главной сущности всего. Это явилось, следствием того, что эти философии были по сути философией мёртвого нединамического мира, не способного творить психическую реальность. Последнее возможно только в акте непосредственного переживания, иррациональной интуиции.
        Необходимо признать, что большинство теорий и моделей психики больше относятся к некоему офизиченному или овнешвлённому сознанию, которое больше говорит не о феномене сознания, являющимся «здесь и теперь», а о некоем психическом следе прошлого-бытия сознания т.е. не здесь-бытия сознания (по М. Хайдеггеру). Ведь психическая реальность — это всегда не то, что о ней говорят словами. Это нечто более ёмкое и никакая наука объяснить сущность сознания не сможет, но сможет приближать нас к ней (к здесь-бытию сознания). Говорить о сущности (не путать с его проявлениями) сознания в терминах некоей научной структуры всё сложнее и сложнее, и этот процесс, как показывает практика, не приближает нас к пониманию сущности сознания, а лишь запутывает и отдаляет. Необходимо вырваться из этой традиционной структуры науки о сознании, за её пределы и увидеть со стороны то, что есть сознание. Таким образом, необходим застструктурный или постмодернистский подход в психологии.
        До сих пор мы изучали сознание в терминах внешней природы. Сейчас настало время изучать и представлять психическое в терминах самого же психического. Механическое перенесение законов природы на психическую реальность привело к тупику. Привело к изучению сознания, как некоего объекта с «мёртвой» структурой, который отделён от внешнего мира. Всё это никакого отношения к сущности сознания не имеет. В них не было феномена Человека, а была лишь сложная машина. Ведь никакая машина никогда не сможет пребывать в бытие, обладающем пониманием своего бытия и имеющим отношение к своему бытию. Настало время целостного подхода на психику из самой же психики. Даже психоанализ, согласно нашей точки зрения, больше занимается прошлым следом сознания, часто никакого отношения не имеющего к сознанию «здесь и теперь» т.е. к «здесь-бытию сознания» («dasein» по М. Хайдеггеру), к пониманию некоей целостности человеческого бытия — своей сущности (экзистенциальный подход). В русле вышеприведённых положений нами разработан постмодернистский подход в практической психологии, согласно которому, проблема настроения — это
проблема восприятия окружающего «здесь и теперь», это проблема способности регулировать процессы спонтанного «сползания» сознания из «здесь и теперь» в будущее или прошлое. Этот подход получил название пограничного анализа (Р.Р. Гарифуллин, Пограничный анализ как постмодернистский подход в психотерапии наркозависимой личности, Сборник статей, Наркозависимость и медико-социальные последствия: стратегии профилактики и терапии, Казань, 2003, с.39)
        Таким образом, необходимо признать, что большинство теоретических моделей в психологии преимущественно линейные или модернистские. Благодаря им психическая реальность (в т.ч. прогноз) определяется её прошлыми параметрами (например, психоаналитическая модель). Но имеет ли всё это к истинной психологии, как к науке об истоках живости психической реальности, в которой есть тайна, непредсказуемое творчество и интуиция — различные надсознательные процессы? Более того, в психологии, на наш взгляд, больше преобладает психотехнический подход, заключающийся в замене теории психики на теорию работы с психикой.
        Отношение к психике как к нечто, в чём нет тайны и непредсказуемости, уничтожает феномен присутствия живой человеческой психики. Поэтому психологическая свобода требует от нас признать, что настало время когда психология должна начать основываться на качественно иных принципах, далёких от различного редукционизма и детерминизма. В психологии необходим переход от позитивистской парадигмы, при которой психика рассматривалась в терминах внешней реальности, к герменевтической (в терминах психической реальности). Более того, не пора ли изменить представления о психологии как о науке в основе которой главенствует интеллект, работающий на потребу человека? В психологию должны внедряться языки, алгоритмы и принципы, которые бы способствовали развитию живой человеческой психологии, способной творить психическую реальность. Именно это способствовало бы развитию постмодернистского подхода к психологии.
        С нашей точки зрения, постмодернистская психология может развиваться благодаря следующим подходам:
        1.Применению постмодернистских подходов (текстологического, номадологического, симуляционного, нарратологического, шизоаналитического, синергетического и других) при описании и объяснении природы психической реальности. (Вышеприведённые подходы были преимущественно созданы на основе языка, алгоритмов, механизмов и принципов искусства.)
        2.Непосредственное исследование языка, алгоритмов, механизмов и принципов искусства в психологии.
        Именно второму подходу были посвящены наши исследования. Их результатом явилась научная монография (Р.Р. Гарифуллин, Иллюзионизм личности, как новая философско-психологическая концепция, 1997, 400 с.) Именно с данной работы, на наш взгляд, началось зарождение отечественной постмодернистской (нелинейной) психологии. Об этом было также отмечено ведущими специалистами (Петровым В.М. и др.) на международном конгрессе по креативности и психологии искусства (см. Р.Р. Гарифуллин, Язык, алгоритмы и принципы искусства в психологии, Сб. Международный конгресс по креативности и психологии искусства, “Смысл”, Пермь, 2005, 188с.)
        Оказалось, что язык, алгоритмы и принципы искусства наибольшим образом совпадают с постмодернистским способом философствования (постмодернизм.) Иными словами, в постмодернистских проектах (текстологическом, номадологическом, симуляционном, нарратологическом, шизоаналитическом, синергетическом и других) наибольшим образом отражены язык, алгоритмы и принципы искусства. Поэтому, именно на этих проектах должна строиться постмодернистская (нелинейная психология).
        Мы не в коем случае не призываем к переходу от одной крайности (естественнонаучной парадигмы в психологии, построенной в терминах внешней реальности) к другой (герменевтической, построенной в терминах психической реальности), но пытаемся синтезировать и организовать взаимодействие этих парадигм на основе постмодернистского мышления и подхода. Поэтому нами систематически была исследована прямая и обратная задача взаимодействия и распространения языка, алгоритмов и принципов иллюзионного, кинематографического, телевизионного, театрального, литературного, изобразительного, танцевального, музыкального и других искусств, на психологию.
        Так например, анализ психологических исследований основоположника художественного и постмодернистского кинематографа С.М. Эйзенштейна, проведённый нами, показал, что основной принцип киноискусства (монтажный) является свойством художественного мышления, процессы которого подчиняются общим закономерностям диалектики. Взаимодействуя с окружающим миром, мы всегда соединяем разрозненные впечатления в единую, целостную картину. Эти монтажные принципы имеют место в литературе, живописи, театре и др. Иными словами, психологические закономерности проявляются в принципах искусства. И наоборот, в настоящее время, язык, принципы и алгоритмы искусства развились до такого уровня, что стали основательно влиять на форму и содержание нашего сознания и мышления (феномен клипового, виртуального, компьютерного, кинематографического, телевизионного сознания и др.). Поэтому нами была систематически исследована обратная задача: как проявляют себя принципы и алгоритмы иллюзионного, кинематографического, телевизионного, театрального, литературного, изобразительного, танцевального, музыкального и других искусств в
психологии (практической психологии, психотерапии и др.)
        В то же время, необходимо отметить, что сама идея кинематографа была открыта Анри Бергсоном в своей работе “Творческая революция”. Именно он открыл существование подвижных срезов психики или “образов-движений”. Открытие “образа-движения”, воспринимаемого вне рамок естественной перцепции, стало чудесной находкой. Следует ли полагать, что десять лет спустя, когда было открыто кино, Бергсон позабыл об этой находке? Эволюция кино, обретение им собственной сущности или новизны произошли благодаря монтажу, открытому Эйзенштейном, подвижной кинокамере и утрате зависимости съёмки от проекции. После этого план перестал быть пространственной категорией, превратившись во временную; срезы же сделались подвижными. Вот тогда-то кинематограф и обрёл те самые “образы-движения”, открытые Бергсоном (Ж. Делёз, Кино, Ад Маргинем, 2004, с. 42). Такова история становления самого великого заблуждения психики человека — кинематографа.
        Кроме того, мы исследовали заблуждения и иллюзии, формируемые и другими искусствами. Так, например, мы изучали проявление принципов и алгоритмов иллюзионного искусства (пальмировки, пассировки и шанжировки) в практической психологии, психотерапии и других сферах психологической деятельности (Гарифуллин Р.Р. Иллюзионизм личности как новая философско-психологическая концепция, Монография Казань, 1997, 400с.)
        Эти исследования позволили нам выстроить концепцию иллюзионизма личности в качестве базового представления о существовании в человеке совершенно особого слоя его психики, активно участвующего во всех сферах его деятельности. Этот слой связан с продуцированием заблуждений. Именно в нём заложены истоки живости психической реальности, которая всегда была постмодернистской (нелинейной). Постмодернистская реальность всегда присутствовала в нашей психике, но только благодаря искусству (главным образом кинематографу и др.) она стала объектом восприятия, находящимся вне нас. Очевидно, что модернистская (линейная) психическая реальность, благодаря развитию классических текстов (в науке и искусстве), стремящихся к поиску истин, намного раньше оказалась объектом внешнего наблюдения. Постмодернистский слой психики, продуцирующий заблуждения, прямо противоположен модернистскому уровню психики, стремящемуся к поиску истин.
        Таким образом, рассмотрение процессов образования иллюзий, обманов и заблуждений не в качестве продуктов случайных сбоев нормальной познавательной деятельности, а в качестве активных элементов человеческой психики, представляющих собой продукты постмодернистских закономерностей, позволило нам по-новому взглянуть на многие проблемы когнитивной науки. Поиск истины (модернистская парадигма) и поиск заблуждений (постмодернистская парадигма), в соответствии с нашей концепцией, вполне сочетаются и в человеческом обществе и в человеческой психике, составляя своего рода диалектическое единство линейной и нелинейной составляющих психики. На основании проведённых нами исследований, мы пришли к выводу, что современная психологическая наука должна строиться на диалектическом единстве постмодернистских и модернистских подходов к психике. Это одна из сложных задач, разрешение которой зависит от вузовской философии и психологии, которые не прислушиваются к реалиям сегодняшнего дня.
        Философская и психологическая свобода требует от нас признать, что каждый философ или психолог может избрать свою стратегическую линию поведения в науке и преподавании, но при этом он должен принять реалии современного состояния философии, заключающиеся, согласно нашим исследованиям, в том, что:
        1.В России практически отсутствуют истинные субъекты философского творчества (нет философских школ). Именно объективного философского творчества. Так например, большинство тезисов 4-го международного конгресса философов оказались продуктами субъективного философского творчества (статьи имеют новизну для самих авторов, а не для философского сообщества).
        2.Благодаря эпохе постмодернизма философия сейчас везде, и значит нигде. Она смешалась с Другим и размножилась. Появилось много микрокосмов и везде есть свои философы. В рекламе и даже в трамвайном ДЕПО. Деятельность философа теперь не выше деятельности любой другой профессии, например, булочника и т.п. Философия стала технологией. Очевидно это уже не философия. Это симулякры философии. Это трансфилософия.
        3.О каком авторстве в философии может идти речь, если в эпохе постмодерна (а эта реальность прёт из всех окон) Автор уже давно умер.
        4.На философов нет конкретных финансовых социальных заказов. Заказы есть на гуманитараные прикладные науки, разрабатывающие конкретные технологии, идеологии, концепции и т.п.
        5.Философия исчерпала себя как источник наук, от которой всегда отпачковывались различные гуманитарные, когнитивные и естественные науки, которые теперь живут сами по себе и проводят свои конференции. Классическое ядро философии, где уже нет живости зафиксировалось, и, лишь живая оболочка философии — постмодернизм играет своими смыслами, адекватно отвечая на современную реальность. Но именно постмодернизм был по сути своей невежественно проигнорирован 4-м Международным конгрессом философов (именно он должен был быть вынесенным на название конгресса, но ему отвели скромное место).
        6.Философское творчество всё чаще отождествляется с художественным творчеством новых смыслов.
        Общаясь со многими преподавателями гуманитарных предметов я ощутил, что имеет место игнорирование в плане принятия современных постмодернистских подходов в решении учебных и научных проблем. С одной стороны, это обусловлено недостаточно широким и глубоким пониманием постмодернизма как особого типа современного философствования и мышления, а с другой, страхом изменить классическим традициям, схемам, моделям и т.п. Кроме того, причина и в том, что под маской постмодернизма часто себя предлагают различного рода “эпатажники и халтурщики от философии и наук”. Таковых на конгрессе было множество, не говоря о парафилософах различных мастей.
        И всё-таки, что же такое постмодернизм как учение, которое так игнорирует современная ВУЗовская система?
        Постмодернизм, на мой взгляд, это современный тип мышления и философствования, основанный на адекватном отношении к современной реальности (социальной, психической, материальной и т. п), заключающемся в отказе от классических (и даже неклассических) традиций. Почитайте выдающихся философов современности: Р.Барта, Батая, Бланшо, Бодрийяра, Делеза, Деррида, Джеймисона, Гваттари, Клоссовски, Кристева, Лиотара, Мерло-Понти, Фуко и др., и вы поймёте величие этого учения. Я не увидел на этом конгрессе ни Батая, ни Бодрийара… они проигнорировали нашу российскую философию и не приехали. Это тоже оценка.
        Когда выслушиваешь отношение некоторых коллег к постмодернизму, то часто видишь, что их понимание основывается на весьма узком понимании, например, текстологическом. Это не так. В постмодернизме существует множество проектов, которые не образуют как в классической философии некий монолит. Давайте попытаемся вкратце разобраться в этих проектах, а потом, на этом основании, опять вернуться к теме философского конгресса.
        Самым значительным проектом является текстологический. Без учёта положений текстологии современный философ не может заниматься объективным философским творчеством. В противном случае его философское творчество будет созданием нового лишь для него самого. Поэтому современные творцы философии знают, что есть: Пустой знак, Трансцендентальное означаемое, Означивание, «Смерть Автора», Скриптор, Интертекстуальность, Конструкция, Диспозитив семиотический, След, Differance, Бесовская текстура, Игра структуры, Пастиш, Комфортабельное чтение, Текст-удовольствие, Текст-наслаждение, «Слова-бумажники», Текстовой анализ.
        Так например, без интертекстуальности (теста текстов), основанной на особой игре и монтаже смыслов, кадров, фрагментов не возможно построение не только литературных произведений и сценариев, но аудиальных и визуальных текстов. Наше ухо и глаза, благодаря телевидению и кино, уже давно адаптировалось к Интертекстуальности, но мало кто задумывается о технологиях, науки и философии этой игры смыслов и текстов. Мы даём интервью, но после монтажа и контекста, оказывается несём уже иной смысл. Значит нас уже в тексте нет. Это и есть Смерть Автора. Интертекстуальность в науке — это особые диалоги учёных (которых уже может не быть в живых), которые организует автор, оставаясь наблюдателем и творцом этой научной мозайки (диалогов), состоящей из научных текстов различных авторов… Это не простое классическое и линейное соединение текстов. Это живой диалог со своей динамикой, темпом, живостью и непредсказуемостью текста, образующегося благодаря столкновению разных реальностей и структур.
        В постмодернизме существует номадологический проект. “Nomad” — кочевник, т.е. нечто ни к чему не привязанное. В этом случае для истинных творцов науки и искусства необходимо знать такие понятия как Номадология, Ризома, Хаосмос, Лабиринт, «Дикий опыт», Эон. Поверхность, Плоскость, Складка, Складывание, Тело без органов, Экспериментация. Этот проект вызывает наибольшее количество споров, так как он отказывается от жёсткого детерминизма, от бинаризма т.е. различных оппозиций (внешнего-внутреннего, прошлого-будущего и т.п.), структурной организации бытия и др. Кстати, положения эти продиктованы последними достижениями естественных и гуманитарных наук. С ними согласился в своём последнем послании Лауреат Нобелевской премии, основоположник нелинейной науки Илья Пригожин. Состояние социальных, психических, биологических, физических систем раньше описывалось на основании принципов детерминизма. Так например, зная прошлое мы прогнозировали будущее. В определённых пределах это работало. Фрейд на основании прошлого описывал психику. Маркс на основании историзма обещал социальное будущее. Были некие линии,
схемы, модели, которые при определённых условиях хорошо описывали реальность. Но появились факты, которые с помощью этой линейной модернистской моделью описать невозможно. Именно поэтому линия истории ничему не учит. Этой линии нет. Всё в обществе возникает заново т.е. не из прошлого. Новое поколение опять развязывает войны, несмотря на уроки прошлого, так как нет ниточки с прошлым. И искусственно её организовать невозможно. Появилась наука синергетика в основе которой лежит философский номадологический проект. Оказалось, что мир не настолько предсказуем и детерминирован и в большинстве случаев его состояние определяется настоящим. “Мир играет в кость” (Согласно Пригожину). Состояние всей планеты стало зависеть от событий в любой точке планете. Всё глобализировалось и связалось воедино.
        Благодаря номадологии объясняется феномен живости психики, души. Именно в нём заложены механизмы творчества, мышления и интуиции. Часто эти вопросы адресовали Богу. Постмодернисты взяли разрешение этого вопроса на себя. А модернисты, прийдя из-за близорукости к тупику, уверовали в Бога. Не в этом ли причина капитуляции многих философов перед религией.
        Существует ещё шизоаналитический проект. На основании его мною была разработана концепция Российской психологической безопасности. В этом случае необходимо знать такие понятия как Шизоанализ, Анти-Эдип, Машины желания, Тело без органов.
        Кроме того, существуют нарратологический (используется при моделировании искусственного интеллекта), генеалогический, коммуникационный (без него не мыслима работа СМИ, телевидения, симуляционный и другие проекты
        В настоящее время существует гигантская пропасть между реальностью и тем, что преподается в вузах. Последнее неадекватно сегодняшнему дню, запросам общества. Мы до сих пор в плане обучения, в плане учебников находимся в модерне. А реальность давно постмодерновая. Нужно, чтобы было осмысление этого явления среди студентов, потому что они уже являются носителями постмодернизма, но не знают его технологий, направлений, поэтому не могут защищаться от него.
        Очевидно, что и наука сейчас уже имеет другой статус. Она настолько слилась с Другим, что потеряла классическое отношение к себе. Именно поэтому многие учёные в депрессии и не у дел. Наука работает на благо доллара (а всё началось с того, что она начала работать на войну). Философия сейчас везде (даже в рекламе), а значит нигде.
        Таким образом, постмодернистский взгляд на реальность, с одной стороны, позволяет выживать (в частности, ставить фильтры и защищаться от деструктивных манипулятивных технологий) в этом жестоком мире постмодерновой реальности, которую люди сами инициировали, но которую всё больше и больше не могут обуздать. С другой стороны, этот подход позволяет не ходить и по кругу и заниматься истинным творчеством, адекватным запросам реальности. Увы! Эту науку познают, пока только единицы, становясь творцами, лидерами, манипуляторами деструктивного и позитивного направления.
        А на утро Казань проснулась…
        Колёса сдадены в музей, музей весь вынесли вон,
        И в каждом доме раздаётся то ли песня, то ли стон;
        А над обдолбанной Москвой в небо лезут леса,
        И турки строят муляжи святой Руси за полчаса… (Борис Гребещиков)
        Казань не Голливуд… Но почему-то, гуляя по своему родному, в считанные месяцы преобразившемуся городу, всё время задаёшь себе вопрос: “А это настоящее? Это не муляж…а можно потрогать… а не сломается… неужели такое быстрое преобразование возможно?” Именно поэтому предпраздничная Казань, напоминала мне гигантский кинопавильон, в который не всем можно было пройти (подступы к городу были закрыты), в котором строятся декорации, архитектурные муляжи и синтетические клоны исторических зданий (не говоря о нарисованных зданиях) для съёмки фильма под названием “1000-летие Казани”. И не только поэтому… Над “съёмками и показом этого фильма” прекрасно поработали сценаристы-историки, оперативно, вслед за юбилеем Москвы, нарисовавшие тысячелетие Казани, а также, режиссёры-политики, организовавшие всё это. Ведь без идеологии сейчас как никогда опасно для жизни.
        Такова эпоха постмодернизма и современных технологий, стирающих грани между реальным и виртуальным, настоящим и подделкой в различных сферах деятельности: политике, истории, религии, образовании, экономике, строительстве и т.п.
        Итак, кино закончилось…пора возвращаться в реальность! Лишь время покажет, было ли всё это политическим, историческим и, наконец, строительным муляжом и бутафорией, или нет?

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к