Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Приключения / Шредер Райнер: " Падение Аккона " - читать онлайн

Сохранить .
Падение Аккона Райнер М. Шредер

        Братство Святого Грааля #1 Палестина. XIII век. Крестоносцы с позором бегут из Святой земли. В осажденном мусульманами Акконе плечом к плечу сражаются четыре отважных рыцаря ордена Тамплиеров. Они готовы отдать жизнь за спасение города, но судьба и высшие силы приготовили для них еще более ответственную и опасную миссию: спасти главную христианскую святыню - Чашу Грааля.
        Под покровом ночи все четверо становятся членами тайного братства аримафейцев. Каждый хранитель священного кубка получает в дар защитный оберег и магические способности.
        Но хватит ли у тамплиеров сил и мужества противостоять целой армии врагов? Найдут ли они путь из осажденного Аккона в блистательный Париж? И чьей жизнью им придется пожертвовать, спасая святыню?
        Захватывающие исторические коллизии, пленительная мистика и невероятные приключения в одном их самых громких романов XXI века «Падение Аккона».

        Райнер М. Шрёдер

«Падение Аккона»

        С верностью и любовью Хельге и Элизангеле, беззаветно преданным и храбрейшим рыцарям моего мира.

        Истинный дар довлеет себе: не стремиться на небо, не бояться ада.

    Рабиа эль-Адавия
        Один ничего ты не сможешь: ищи друга. Чуть отведав несвежести своей, ты в ужасе отшатнёшься от самого себя.

    Низами. Сокровищница тайн



        ЧАСТЬ I
        ПОСЛЕДНЯЯ ТВЕРДЫНЯ

        ПРОЛОГ

        Он стоял неподвижно на Проклятой башне Аккона[Схема кварталов и укреплений Аккона ко времени его осады в мае 1291 года находится в конце романа в приложении.] . Окаймлённая зубцами площадка поднималась над широкой крепостной стеной второго - внутреннего - кольца защитных сооружений. В вытянутой вперёд руке он держал мастерски сделанный меч дамасской стали. Оба конца крестовины, прикрывавшей эфес от клинка, и набалдашник рукоятки заканчивались пятилистными золотыми розами.
        Он стоял, обратившись лицом к востоку, - так, будто хотел принести драгоценное оружие в жертву ночному небу. На полотне обоюдоострого клинка танцевали отблески факелов на крепостной стене, красные блики пожаров, полыхавших в разных концах осаждённого портового города.
        Два его вооружённых мечами спутника в коричневых накидках, вместе с ним поднявшихся на четырёхугольный бастион, держались в нескольких шагах от него. Они внимательно следили за действиями своего господина. Ничто не ускользало от них, хотя уже многие годы внешние образы не могли пробиться сквозь мутную, молочно-белую пелену перед их глазами. Они были слепы, но по-своему видели даже лучше многих сохранивших зрение.

«Ночь прошла, а день приблизился: итак, отвергнем дела тьмы и облечёмся в оружия света». Губы человека с поднятым мечом едва шевелились, когда он произносил слова святого Павла из его послания к римлянам, - он говорил для самого себя. На том, что он говорит, человек поймал себя лишь тогда, когда услышат звук собственной речи. Как часто в жизни ему приходилось повторять эти слова!
        Но сегодня все было по-другому. Приверженцы зла толпились снаружи, из-за спин вражеских воинов они протягивали свои когтистые лапы к священному источнику жизни, который мог принести в мир безграничные беды, если бы оказался в их руках. Он знал, что настало время действий, время для выполнения его последнего, главного задания. И все же он ждал Божьего знамения, которое указало бы ему верный путь.
        В любой момент мрачные силы ночи могли уступить свету нового дня, а первые лучи солнца - озарить небо со стороны Тель-эль-Фукара. На этот лесистый холм, возвышавшийся над равниной в менее чем полутора римских милях[Одна римская миля соответствует 1478 м.] от стен Аккона, огромное войско мамелюков[Так назывались светлокожие рабы преимущественно турецкого происхождения, исполнявшие военную службу. Из таких бывших воинов-невольников вышла династия мамелюков в Египте и Сирии - военная аристократия. Они захватили власть в Египте в 1250-м и удерживали её до 1517 года.] дней десять назад откатилось, как штормовая волна от берега. Море палаток и шатров не только накрыло с тою дня Тель-эль-Фукар, но и протянулось вдоль дороги на Шафраамр и эль-Кадисию, затопило зелёные берега маленькой реки Белус и ушло в глубь Самарии. Второй военный лагерь, поменьше, - там находились сарацины из Дамаска и Хамата со своими вассалами, - расположился в северном предместье, по обе стороны дороги на Тир. Он перекрывал выход с укреплённого полуострова, на котором стоял Аккон.
        Человек, стоявший в этот ранний час на площадке Проклятой башни вместе с двумя слепыми меченосцами, был высоким и худым. Густые седые волосы спускались на его плечи, а борода, наполовину укрывшая его грудь, казалась сотканным из серебра щитом. На нем был белый балахон рыцарей-тамплиеров с кроваво-красным уширенным крестом на груди. Одеяние этого человека свидетельствовало о его принадлежности к братству воинов-монахов, о мужестве которых уже не первый век слагались легенды. Никакой другой рыцарский орден не мог сравниться с тамплиерами по боевому духу и презрению к смерти, не говоря уже о том, чтобы превзойти их в этом.
        На обветренном, будто из морёного дуба вырезанном лице тамплиера не дрогнула ни одна морщинка, когда снаряд, брошенный вражеской катапультой, подобно огненной комете из адских бездн, пролетел в нескольких аршинах над внешней крепостной стеной возле башни Короля Гуго и разбился о внутреннюю стену едва ли в дюжине шагов от него.
        Сосуд, наполненный греческим огнём, лопнул и превратился в шарообразное пламя, тут же распавшееся на бесчисленные языки. Они жадно лизали крепостную стену и её зубцы, бросались на каждого, кто там стоял и был недостаточно проворен, чтобы вовремя отскочить в сторону. Горе тому, на кого попала хотя бы горсть этой смеси из серы, смолы, нефти, асфальта, каменной соли и пережжённой извести, - ведь греческий огонь горел даже под водой!
        Белобородый человек на кромке Проклятой башни привык смотреть смерти в глаза; он пережил слишком много осад и сражений, чтобы в такой момент потерять спокойствие и испугаться за свою жизнь. Смерть не страшила его - он видел в ней друга, который давно заставляет себя ждать. Касалось это и его спутников. Как бы ожесточённо вражеские катапульты и камнемёты ни обстреливали город, град выпускаемых ими снарядов не мог нарушить глубокую сосредоточенность этого человека. Он не обращал внимания на драматические события перед укреплениями тамплиеров у западных стен Аккона, осаждённого мамелюками. Его помыслы были обращены к совсем другим, гораздо более мощным силам, распознать которые дано лишь немногим смертным.
        Лёгкий бриз прошёлся по его серебряным волосам, шевельнул полы белой туники с красным тамплиерским крестом, приподнял на мгновение серебряное руно его бороды. Солёный морской ветер принёс и дым пожаров, бушевавших на улицах Аккона.
        Рука седовласого старца, сжимавшая поднятый вверх меч дамасской стали, была тверда, несмотря на его библейский возраст и тяжесть оружия. Его знобило, хотя на этой стороне залива к северу от Хайфы даже ночи сохраняли мягкое дневное тепло. Это была усталость, и она настораживала. Его угнетала ответственность, которую ему приходилось нести уже долгие, слишком долгие годы. Сказывалось и одиночество, которого требовала тайная служба.
        Он чувствовал, как восходящее солнце сдвигает чёрный покров и дневной свет безудержно вырывается из ночных глубин.
        Вот сейчас… сейчас это должно произойти!
        Не оборачиваясь и не отводя взгляда от видимой лишь ему точки на горизонте, он приказал своим спутникам:
        - Бисмилла! Джуллаб! Говорите священные слова!
        И слепые меченосцы торжественно, в один голос, начали произносить слова из Евангелия от Матфея: «И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою; и пошлёт Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырёх ветров, от края небес до края их».
        Божественное пророчество ещё не прозвучало до конца, когда солнце взошло за Тель-эль-Фукаром. Свет красно-золотой волной хлынул из-за лагеря мамелюков, вырвал из темноты катапульты и гигантские метательные орудия, расставленные возле стен Аккона, и затопил несметные полчища мусульманских воинов.
        Первый же луч солнца, достигший мощных стен Аккона, упал на символ, украшавший широкий клинок меча, - тамплиерский крест с розой между двумя одинаковой ширины полосами. Сталь отразила ослепительный свет.
        Стоя по-прежнему твёрдо и даже не щурясь, старец смотрел на источник этого света, который должен был причинять его глазам невыносимую боль. Солнечный луч ворвался в него и разлился по всему телу.
        В следующее мгновение он увидел знакомую хищную птицу - медленно опускаясь, белый гриф парил в потоке света, уходившем в бездонную небесную высь. Птица с величественно распростёртыми крыльями скользнула вниз и замерла на гребне сверкающего вала - так, будто опиралась на лучи рассвета.
        Этого знака он и ждал!
        Как в дурмане, полностью лишившем его власти над своими мыслями и чувствами, перед ним промелькнула череда видений. То, что продолжалось лишь секунды, превосходило все человеческие представления о времени и пространстве. Светящийся перст соскользнул с клинка и растворился в будничном рассвете. И тут же белый гриф исчез со скоростью, способной перехватить дух у всякого, кто мог бы это увидеть.
        Старец опустил меч, поднёс клинок к губам и убрал драгоценное оружие в ножны. Теперь он знал, что должен делать. Знал и то, что у него совсем немного времени. Им всем оставалось немного времени. Последняя в жизни миссия ждала его, и этой миссии предстояло стать самой главной. Поэтому Великая Тайна и взяла посвящённого хранителя под свою надёжную защиту.
        - Что ты видел, abbe[abbe (фр.) - аббат, священник.] ? - почтительно спросил старца один из слепых спутников.
        - Божье око, - ответил седовласый и опустился на колени, чтобы вознести молитву.

1

        Чем ближе становились предрассветные сумерки, тем ожесточённее мамелюки обстреливали стены Аккона. Град снарядов из метательных машин обрушивался на участок внешней крепостной стены по обе стороны башни Святого Антуана.
        Герольт фон Вайсенфельс ожесточённо бил мокрой верблюжьей шкурой по языкам пламени. Огонь, разлившийся по боевому ходу, - а эта тропа, идущая по верху крепостной стены, была достаточно широкой, чтобы на ней могли разминуться две простые телеги, - доходил защитникам крепости почти до груди. Пот проступил на лице Герольта. Кудрявые, коротко остриженные волосы песочного цвета слиплись с ватным подшлемником, защищавшим голову от тяжести шлема. Ему очень мешала перевязь с мечом на бедре. А железная кольчуга почти до колен под тамплиерской туникой без рукавов, охваченной кожаным поясом, выжимала из него последние силы в этой изнурительной битве с греческим огнём.
        Справа от него с пламенем боролся тамплиер, которого Герольт знал лишь по его весьма меткому прозвищу - Вильгельм Шрам. Герольт старался не слушать истошных криков раненых, которых товарищи выносили из-под обстрела. Вместе с ещё одним рыцарем они втроём наступали на огонь, чтобы как можно скорее сбить коварное пламя, однако это им плохо удавалось.
        Глиняный горшок с греческим огнём, заброшенный одной из почти двухсот метательных машин, которых к стенам Аккона доставил предводитель египтян-мамелюков султан эль-Ашраф Халил, разбился об угол башни на внешней стороне крепостной стены. При этом пламя охватило не только деревянную галерею на западной стороне. Дьявольская начинка горшка попала в боевой ход и залила его чуть ли не наполовину. Не каждому удалось убежать от горящей жидкости.
        - Крепче! Крепче бей по нему! - кричал один из командиров ордена иоаннитов, которые отвечали за оборону этого участка укреплений Иоаннитов называли «черными рыцарями» за их черные балахоны с белыми крестами. - И где эти чёртовы туркополи[Арабские вспомогательные части, отважно сражавшиеся на стороне крестоносцев. Некоторые из них предварительно переходили в христианство, другие нанимались на службу, оставаясь мусульманами. Как кавалерия, так и пехота туркополей обычно ходили в атаку легковооружёнными.] с песком?
        - Хороший вопрос, черноризец! - злобно прохрипел Вильгельм-Шрам рядом с Герольтом. - Без песка мы с проклятым греческим огнём не справимся, хотя пот у меня с лица градом катит. Чума на этих неверных огнеметателей! Чтобы лопнули канаты их машин! Чтобы у них рычаги сгнили!
        Наконец темнокожие туркополи с вёдрами песка примчались на сходни. Рыцари, пытавшиеся погасить упрямый огонь мокрыми шкурами, с облегчением отбежали. Поспешность была крайне необходима - в любой момент на этот участок стены мог упасть новый снаряд. Некоторые из гигантских камнемётов и катапульт оправдывали свои названия - «Бешеная» или «Длиннорукая». С помощью этих машин-великанов мамелюки не только обстреливали крепости толстопузыми глиняными горшками с греческим огнём, но и бросали с убийственной точностью многопудовые обломки скал. Даже лёгкие катапульты могли постепенно пробить самые толстые стены и сделать в них достаточно широкие проходы для того, чтобы в крепость ворвалась пехота.
        Обстрел Аккона и его укреплений в эту ночь был особенно интенсивен. Направление главного удара пришлось на стену иоаннитов, которых ещё называли госпитальерами за их самоотверженную заботу о больных, и на участок возле башни Короля Гуго на северо-востоке внешнего кольца обороны. Мусульмане били из своих баллист почти без промаха.
        - Дай нам Бог две тысячи тамплиеров под началом Ричарда Львиное Сердце[Ричард Львиное Сердце - король Англии (1189-1199) и легендарный рыцарь, который во время третьего крестового похода в 1191 году завоевал Аккон. Однако годом позже он потерпел тяжелое поражение в битве с Саладином и его войском. Его попытка отвоевать Иерусалим также окончилась неудачей.] ! - откликнулся кто-то из рыцарей-собратьев, сумевший, несмотря на суматоху в боевом ходе, услышать пожелание Вильгельма-Шрама. - Тогда мы отвоюем Иерусалим и все его крепости. А султана с его мамелюками прогоним туда, откуда он пришёл - в египетскую пустыню!
        Герольт невольно улыбнулся.
        - Да, явись Ричард Львиное Сердце под стены Аккона, да ещё с двумя тысячами хорошо вооружённых тамплиеров в придачу, застучали бы у мамелюков зубы от страха!
        - Но кости старого рубаки уже почти сто лет лежат в могиле! - сухо возразил Вильгельм-Шрам. - К тому же Утремер[Название Outremer происходит из старофранцузского языка и означает «заморье». Это было одно из названий государств, созданных крестоносцами в Леванте - в Святой Земле.] никогда не видел больше тысячи тамплиеров сразу! И не забудь, что Ричарду Львиное Сердце в боях тоже не всегда везло.
        - Да, славу спасения Аккона от осквернения неверными нам, конечно, ни с кем делить не придётся! - вмешался четвёртый тамплиер с явным выговором француза из Нормандии. Вместо обычного у тамплиеров шлема с прорезями для глаз у него был гораздо более лёгкий и просторный шлем с длинной защитной полосой для носа, который открывал на редкость благородные черты лица с иссиня-чёрной бородкой. С затылочной части шлема на плечи француза опускалась дополнительная защита - короткое железное кружево.
        Вильгельм-Шрам насмешливо взглянул на него:
        - Да что ты говоришь, Морис! Non nobis, Domine, sed nomini tuo da gloriam! Латинский девиз тамплиеров: «Не нас, Господи, но Имя Твое покрой славой!»] Мы ведь так клялись, не правда ли?
        Рыцари с кроваво-красными крестами на туниках смущённо замолчали. Они слишком хорошо знали, что без сильного военного подкрепления с Кипра или с родины у них почти нет шансов разбить войско предводителя мамелюков эль-Ашрафа Халила и сломить осаду. И, если помощь не прибудет, Аккон для всех рыцарей станет могилой. Потому что тамплиеры не побегут от врага. Никогда. Они будут сражаться до последнего человека, даже в безвыходной ситуации. Рыцари-тамплиеры всегда были первыми в атаках и последними при отступлениях - требование чести и орденского устава. И, даже когда смерть неизбежна, смотреть ей в лицо следовало «как можно любезнее».
        Пока туркополи забрасывали огонь влажным песком, Вильгельм-Шрам расстегнул под подбородком кожаный ремешок и сорвал с головы шлем вместе с подкладкой.
        С башни, где часть галереи продолжала полыхать, послышалась команда начальника арбалетчиков и стрелков из лука. Они должны были взять под обстрел мусульман, суетившихся возле метательных машин. Правда, каждый опытный крестоносец знал, что многого этим не добьёшься: самые опасные катапульты и камнемёты находились вне досягаемости стрел самых лучших стрелков с самыми мощными луками. Но, по крайней мере, ближние катапульты заплатят кровью за свою яростную атаку. Это было отличным средством против бессилия и укрепляло боевой дух защитников крепости. Два века борьбы за Иерусалим и Святую Землю приучили крестоносцев вступать в бой даже с превосходящими силами врага - и все же побеждать.
        Но славное время великолепных побед над неверными, которые вступали в схватку под зелёным знаменем с серебряным полумесяцем на полотнище, прошло. Мусульмане под знамёнами их пророка Мухаммеда давно отвоевали Иерусалим. В 1187 году, то есть более века назад, их легендарный военачальник Саладин захватил священный город и нанёс крестоносцам одно из самых горьких поражений. Даже Ричард Львиное Сердце не смог вновь завоевать Иерусалим. А из некогда многочисленных замков крестоносцев и других оплотов христианства в бывшем Иерусалимском королевстве сейчас один только Аккон отражал безудержное наступление неверных. И падение Аккона означало бы одновременно падение государства крестоносцев в Святой Земле.
        Богатый, хорошо укреплённый портовый город, расположившийся на полуострове и с двух сторон окружённый морем, выдержал за свою историю не одну осаду. Но сегодня его будущее казалось мрачным как никогда. Ведь султан эль-Ашраф Халил осадил Аккон, задействовав не меньше сорока тысяч всадников и более ста двадцати тысяч пеших мамелюков. Защищали же город полторы тысячи хорошо вооружённых, опытных всадников-крестоносцев и шестнадцать тысяч человек вспомогательных войск. При удачном стечении обстоятельств можно было собрать ещё несколько тысяч защитников из мужского населения, а всего в Акконе жило около сорока тысяч человек.
        Многие из них уже готовились к бегству. Непрерывные обстрелы и постоянные пожары измучили людей. В гавани уже стоял флот больших и малых купеческих кораблей, готовый в случае победы мусульман за хорошую плату доставить горожан на Кипр, в Константинополь, Италию или во Францию. И плата за это путешествие с каждым днём росла.
        Но большинство продолжало ждать, потому что для них на кону стояло слишком многое. Они надеялись, что скоро король Генрих II отплывёт с Кипра со свежим войском и сам возглавит оборону Аккона.
        На этих же кораблях прибывали толпы сомнительного люда и бессовестных дельцов. Город, которому предстояло пасть, в последние дни своего сопротивления сулил огромные возможности желавшим разбогатеть. Не каждый купец мог заполучить место для хранения своих товаров перед отправкой за море. Вот и наступило время для бессовестных перекупщиков. А банды мародёров, имевшие собственные маленькие суда, в усиливающемся хаосе могли без опаски вершить свои грязные дела.
        Герольт гнал от себя мрачные мысли. О сдаче пока никто не говорил. Ещё стояли стены, и они были достаточно крепки, чтобы выдерживать вражеский обстрел.
        Туркополи все ещё гасили огонь в боевом ходе. Вильгельм-Шрам зачерпнул шлемом воду из ближайшей бадьи, установленной на случай пожара, и вылил её на голову.
        - Какое наслаждение! Освежает почти так же, как вид врага, которого ты зарубил и оставил валяться в пыли! - сказал он и погладил свою мокрую всклокоченную бородку, весьма походившую на бороду старого козла. Держать волосы на голове короткими, но не подстригать бороду - таким было одно из правил ордена тамплиеров.
        Герольт фон Вайсенфельс попробовал ослабить ремешок под подбородком, чтобы хотя бы на несколько минут освободить голову от шлема и подшлемника. Он всегда помнил постоянные наставления опытных рыцарей: на войне нельзя жертвовать дисциплиной ради личного тщеславия или сиюминутного удобства.
        Меньше года назад, в день, когда ему исполнилось восемнадцать, Герольт был принят в орден «Бедных рыцарей Христа из храма Соломона в Иерусалиме». К тому времени новичок-тамплиер уже три года находился в Святой Земле. Этот безрассудно-смелый оруженосец и кандидат в рыцари пережил наступление мусульманских орд и отличился во многих кровопролитных сражениях. Несмотря на молодость, он успешно выдержал множество поединков и доказал, что отлично владеет мечом и копьём, а в самых ожесточённых битвах способен сохранять здравый рассудок.
        В этом году и хорошего, и плохого он видел больше, чем мог представить себе, когда, повинуясь внутреннему зову, четырнадцатилетним юношей покинул родные места на северо-западе от Трира и отправился в Святую Землю, чтобы стать тамплиером - воином-монахом.
        Но никогда бы Герольт не подумал, что став тамплиером, он будет сражаться против мусульман бок о бок с иоаннитами! Со времён основания обоих орденов между ними случилось немало враждебных стычек. Даже здесь, в Акконе, не так давно произошла кровавая схватка между иоаннитами и тамплиерами. Для восстановления мира между двумя соперничающими орденами понадобилось энергичное вмешательство посредника папы римского.
        И всё же то, что Герольт считал невозможным, - а именно подлинное братство по оружию с одетыми в черные балахоны иоаннитами, - случилось в эту апрельскую ночь с ним и его братьями-тамплиерами. К его величайшему изумлению, от двухвекового соперничества между обоими рыцарскими орденами ничего не осталось.
        Собственно говоря, ему и другим братьям-тамплиерам было нечего делать на отрезке северо-западной стены. Ответственность за эту часть оборонительного пояса несли иоанниты. Обязанность противостоять обстрелу и немедленно заделывать бреши в стенах и башнях полностью лежала на них. Тамплиеры же и их вспомогательные подразделения защищали отрезок стены, который начинался от западного конца укреплений иоаннитов и доходил до самого моря - до Чёртовой башни за воротами Святого Лазаря. Однако необычайно мощная атака мамелюков, нацеленная на укрепления иоаннитов у башни Святого Антуана и возле круглой Королевской башни, считавшейся самым слабым местом крепости, вынудила рыцарей-иоаннитов спешно усилить свои подразделения бодрствующей сменой тамплиеров.
        - Я хочу, чтобы три великих магистра[Магистры - избираемые предводители трёх рыцарских орденов (тамплиеров, иоаннитов и рыцарей Немецкого ордена). Повиновение своим великим магистрам вменялось рыцарям в обязанность.] забыли свои личные ссоры и продолжили борьбу с мамелюками по нашему образцу - а именно снаружи, на поле боя, где мы можем использовать все наши силы! - мрачно произнёс Вильгельм-Шрам и указал на поле перед стенами. - Ничего не имею против иоаннитов и рыцарей Немецкого ордена. Правда, немцы имели наглость при основании ордена выбрать своим хабитом[Хабит - обозначение одеяний монахов и монашек.] именно белые одежды. Как будто это уже не было нашей привилегией…
        - По крайней мере, эти поросята не украли заодно и наш уширенный красный крест. А свои черные кресты они украсили полосами другой формы, - произнёс француз, которого Вильгельм называл Морисом.
        - Настоящий тамплиер тот, кто не прячется за стенами и не считает бездельником всякого способного днём и ночью терпеть обстрел, - раздражённо продолжил Вильгельм-Шрам, - но сам мечом и пикой встречает мусульман в чистом поле.
        - И правда, что нам за дело до их превосходства? - поддакнул Морис. Его тёмные глаза, опушённые длинными черными ресницами, сверкали от воодушевления, которое он едва сдерживал. - Когда тамплиеры идут в бой, они всегда в меньшинстве! Так было с самого начала! Испугался ли смерти хоть один тамплиер? Нет, никогда! Когда мы умираем, это происходит во славу Божью! Мы - milites Christi, солдаты Христа! Камни, на которых будет построен новый храм Бога на земле!
        - Ты читаешь мои мысли! Мы избрали славу мучеников во имя Христа! - решительно произнёс Герольт. Он пытался вспомнить, в каком из сражений уже встречал этого француза, который был старше него на два-три года. Этот человек входил в другое подразделение, однако, его лицо под железным шлемом казалось Герольту знакомым.
        Смутные образы всплыли из глубин памяти и, наконец, оформились в чёткую картину: тамплиер, стоящий в углу крепостной стены с мечом в правой руке и с треснувшим от ударов щитом в левой. Возле его ног лежит тело раненого собрата по ордену, а тамплиер с яростью льва, отражающего нападение стаи гиен, один сдерживает группу мусульман до тех пор, пока к нему не доберётся подкрепление.
        Да, это и был Морис с его выразительными чертами лица и короткой чёрной бородкой! Случилось это два года назад во время схватки за Триполи, когда он, Герольт фон Вайсенфельс, там же сражался в чёрном балахоне оруженосца.
        - Мне тоже больше нравится воевать лицом к лицу с врагом, чем сидеть за стенами, - сказал другой тамплиер. - Но я уверен, что долго это не продлится. Конечно же, великие магистры уже разрабатывают план, по которому мы отразим осаду неверных, и…
        Рыцарь запнулся на полуслове, потому что с той стороны, где мамелюки установили свою ужасную катапульту, донёсся шум - казалось, в воздухе щёлкнул бич пастуха-великана. Через мгновение все услышали, как огромный, охваченный железными лентами ящик-противовес с землёй и камнями упал на станину, а из выемки на конце рычага вылетел заряд.
        - Шумит, как «Бешеная»! Всем в укрытие! - прокричал Герольт своим товарищам. Сейчас он отчаянно сожалел о том, что оставил свой щит в оружейной палате замка.
        Едва Герольт выкрикнул слова предостережения, как летящий заряд приблизился к ним. Это был не горшок с греческим огнём, а угловатый обломок скалы величиной с быка. Будто упавший с неба метеорит, обломок ударился о башню в укреплениях иоаннитов.
        Громыхая мечом на перевязи, Герольт бросился в укрытие, но что-то сильно ударило его по шлему. Однако мгновенная реакция спасла Герольту жизнь.
        Обломок скалы разрушил уже горящую галерею на западной стороне башни. Толстые балки, наискось выходящие из каменной стены, сходни и бруствер мгновенно превратились в щепки, будто были сделаны из сосновой лучины, которую может сломать и ребёнок. Горящие деревянные обломки, рассыпая искры, полетели вниз вместе с выбитыми из стены камнями.
        Несчастные лучники в момент падения заряда стояли на галерее башни, готовясь подойти к брустверу для обстрела собравшихся возле ближайших катапульт мамелюков. Когда камень обрушился на галерею, они подскочили, как глиняные фигурки на столе, по которому грубый шутник ударил кулаком. Многие погибли сразу, другие из-за раздробленных костей пали в бою или сорвались со стены.
        Герольт и Морис, который, услышав звук катапульты, тоже мгновенно прыгнул под защиту стены, сидели на корточках, закрыв головы руками. Град из камней и горящих обломков дерева сыпался на сражавшихся. Когда падение обломков прекратилось, они вскочили, отбросив горящие и тлеющие куски дерева. И тут они увидели Вильгельма-Шрама. Их брат по ордену лежал возле каменного бруствера в неестественной позе. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: ему уже не помочь. Все ещё продолжавший гореть обломок балки длиной с руку вошёл в его правое ухо и пробил голову. Подобно простому копью, эта деревяшка пронзила череп Вильгельма и убила его на месте. Шлем и ватный подшлемник валялись у его ног.
        - Жалкий недоумок! - Морис яростно пнул шлем.
        Крики умирающих и раненых смешались с отрывистыми командами - военачальники обоих орденов пытались снова навести порядок на стене.
        Герольт недоуменно покачал головой:
        - Зачем он снят шлем во время обстрела? Вмятина на шлеме повыше уха да шум в голове - этим бы и отделался!
        - Он наплевал на дисциплину! - закричал француз. - Это почти что клятвопреступление по отношению к ордену тамплиеров! Здесь, в Акконе, каждый рыцарь на счету - как боец в войне с неверными, а не как дурак, которого убила жалкая деревяшка. Вот если бы он сначала зарубил двадцать мамелюков! А так он только опозорил орден!
        - Но, когда я увидел шрамы на его лице, я решил, что это отважный тамплиер, - снисходительно заметил Герольт. - Я уверен, что он обагрил свой меч кровью множества врагов. И в любом случае я не стал бы делать поспешных выводов насчёт человека, о жизни которого ничего не знаю.
        Морис уважительно посмотрел на него:
        - Неплохо! Слова истинного тамплиера! Ты умеешь говорить. Возьму тебя за образец, брат во Христе. А то мне все говорят, что я мало уважаю своих братьев по ордену. - В голосе Мориса явно звучала насмешка. - Не изволишь ли сказать, с кем имею честь и радость беседовать?
        - Герольт фон Вайсенфельс.
        Француз слегка наклонил голову и столь же вежливо представился:
        - Морис де Монфонтен, - и без малейшей паузы и без какого-либо намёка на превосходство продолжил: - Из старинного рода де Котансэ. Из него вышел архиепископ Руана Готье де Котансэ. Каковы же твои рыцарские корни, Герольт фон Вайсенфельс?
        Герольт посмотрел на него и с горечью подумал о жалком маленьком замке к северо-западу от Трира в земле Эйфель. Этот замок его отец, безземельный и беспутный рыцарь, как разбойник, отнял у бывшего владельца. Примитивная башня с деревянными укреплениями могла бы стать основой для приличной крепости. Но ничто из того, что его отец, драчун и пьяница, заполучил в результате налёта, не пошло ему впрок. Все его начинания сразу же и заканчивались. К тому же, отцу не хватало ни дальновидности, ни дипломатической хватки, чтобы заводить полезные знакомства и заключать выгодные союзы с сильными людьми, способными отблагодарить за успешную службу.
        - Мы не при королевском дворе, где принято хвастаться самому или вытеснять соперников, Морис де Монфонтен! - холодно ответил Герольт. Ему пришлось сделать некоторые усилия, чтобы скрыть своё недовольство. Француз напомнил Герольту о его крайне скромном происхождении - третий сын неотёсанного рыцаря-разбойника. - Вступая в орден, я поклялся быть бедным, целомудренным и послушным. С тех пор как должно быть тебе известно, моё прошлое значения не имеет. Значение имеют только мой обет и моя честь тамплиера!
        Сказав это, Герольт повернулся к дерзкому французу спиной, чтобы лишить его возможности продолжить спор. Взмахом руки он подозвал другого тамплиера, чтобы тот помог ему поднять труп Вильгельма-Шрама и отнести его к отведённому для этого месту в проходе между стенами. Ширина этого коридора на ровной, хорошо утоптанной земле достигала сорока шагов.
        И, пока посреди всеобщей суматохи они выполняли эту печальную работу, Герольт решил держаться подальше от надменного Мориса де Монфонтена.

2

        Когда чуть позже Герольт поднялся на сходни и вернулся к боевому ходу возле башни Святого Антуана, ему показалось, что враг ещё яростнее обстреливает укрепления, занятые иоаннитами. К грохоту бивших по стене крупных камней, брошенных гигантскими машинами, добавился перестук булыжников, выпускавшихся множеством катапульт и камнемётов размером поменьше. Это сбивало с толку: в такое время осада вообще не имела смысла. Из-за того, что дальность полёта снарядов, выпущенных небольшими катапультами, была невелика, их приходилось выдвигать прямо под стены. А это означало, что защитники Аккона без труда смогут попасть в обслуживающих катапульты. Аккон опоясывали две крепостные стены, усиленные башнями, и даже очень серьёзные разрушения ещё не давали мамелюкам надежд на достаточно просторные бреши в укреплениях. А эти бреши были необходимы для штурма ершами пехоты.
        Отчего же султан эль-Ашраф Халил поступает так опрометчиво? Почему не подождёт с обстрелом до тех пор, пока не будут готовы высокие штурмовые башни? Ведь их постройку мусульмане начали с первого дня осады. Дерева в их распоряжении было более чем достаточно. И у Тель-эль-Фукара, где за старым кладбищем святого Николая развалины башни и церкви безмолвно свидетельствовали о неудачной мусульманской осаде 1265 года, и на другой стороне холма деревьев было достаточно много. Во многих местах они росли настолько густо, что их можно было назвать лесом.
        Когда Герольт снова добрался до зубцов стены, он замер и всмотрелся в боевой ход, идущий на запад, - туда, где участок стены длиной в пятьсот шагов заканчивался у моря. Охрана и защита этого участка была поручена рыцарям-тамплиерам. Но сейчас там находились всего лишь несколько его братьев по ордену. Почти весь караул тамплиеров был направлен на поддержку иоаннитов возле их укреплений.
        Герольт невольно отвернулся и посмотрел на поле, раскинувшееся между крепостной стеной и лагерем сарацин из Дамаска и Хамата, разбитым в двух милях от города. Взгляд Герольта остановился на штурмовой башне, оставленной в поле неприятелем.
        Похожая на грубо отёсанную прямоугольную стелу, деревянная башня с широким поднятым перекидным мостом как будто тянулась к ночному небу. Как и башня возле лагеря мамелюков, она не была достроена. Каркас ещё следовало обить досками и покрыть тонкими листами железа. На лобовой части и по бокам башни не хватало обшивки из крупных бычьих и верблюжьих шкур. Перед атакой эту обшивку поливали водой, чтобы огненные стрелы противника не могли поджечь деревянные части, прежде чем башню докатят до крепости и опустят на стену перекидной мост.
        Но использовать даже готовую и обитую мокрыми шкурами башню было не просто. Ведь ров перед крепостными стенами был слишком широк для перекидного моста. Сначала мусульмане должны были попытаться в разных местах завалить ров камнями и песком. А это дело стоило бы врагу, раз уж он пошёл на такую хитрость, слишком большой крови. Со стен на него хлынул бы поток стрел, ему пришлось бы иметь дело с кипящей смолой и греческим огнём, Герольт уже было отвёл взгляд и хотел посмотреть на то, что происходило справа от него, но что-то вдруг его насторожило и заставило снова пристально взглянуть на штурмовую башню.
        Ему вдруг показалось, что башня стояла ближе, чем когда он смотрел на неё в последний раз.
        Разум говорил, что это невозможно. С наступлением ночи на этом участке крепостной стены воцарился покой. Мусульманские мастера, которые сооружали башню вне досягаемости рыцарских стрел, с последним лучом солнца вернулись, как обычно, в палаточный лагерь. И там не видно было ничего странного или необычного. Лишь немногие факелы и костры горели меж бесчисленных палаток.
        Герольт наморщил лоб. Удивительно, что у мамелюков так спокойно. И вдруг он осознал ещё одну странную вещь: последние дни осады не принесли врагу никаких успехов. По крайней мере, заметных. Почему?
        В следующий момент Герольт увидел невероятное: на его глазах штурмовая башня медленно двинулась в сторону крепостной стены. Он напряжённо всматривался в ночную тьму. Сердце его колотилось, как у охотника, подстерегающего добычу. Неужели ему изменяет зрение? Или усталость от ночной вахты показывает ему то, что существует только в его воображении? Должно быть, клубы дыма, которые бриз пригнал от пожаров, обманывают его взгляд.
        Или он все же не ошибается?
        Вот оно! Башня движется! Она и в самом деле двинулась вперёд!
        Неуклюжее деревянное чудовище будто скользило на полозьях. Как будто рука великана-невидимки толкала его к укреплениям рыцарей-тамплиеров! Башня двигалась очень медленно, при беглом взгляде этого было не заметить. Но она двигалась вперёд!
        И Герольт сделал второе открытие. Он обнаружил загадочные, неравномерные… какие-то волнообразные движения, которые шли по песку пустынного поля вслед за штурмовой башней, а начинались где-то в зарослях кустарника и терялись возле первых сторожевых палаток мусульманского лагеря. Казалось, будто тонкую, шириной в два-три шага полоску каменистого поля, ведущую от башни к лагерю, колышут подземные волны!
        Но когда же началось это землетрясение?
        Герольт почувствовал, как его спина и руки покрываются гусиной кожей. Он вдруг осмыслил увиденное и понял: мусульмане под полем тайно сделали туннель, ведущий к штурмовой башне! Вероятно, из-за спешки они сделали не очень глубокий подкоп и кое-как защитили его от обвала растянутыми шкурами и вязанками хвороста.
        Воины, собранные под знаменем с полумесяцем, весьма хорошо владели осадным искусством. Как никакой другой народ-воитель, они умели подкапывать и обрушивать стены и башни крепостей. Для каждой башни, которыми Аккон усилил свои крепостные сооружения, у султана эль-Ашрафа Халила имелись тысячи опытных сапёров. Это число могло быть и преувеличенным, однако оно не отменяло опасности, которой подвергались осаждённые.
        В любом случае постоянное движение штурмовой башни вперёд означало, что под её защитой уже могли собраться многие дюжины, если не сотни мамелюков, и что внутри башни должны быть огромные колеса с ручками, которые сейчас изо всех сил вращали неверные.
        Догадка сверкнула молнией: бешеный и бессмысленный обстрел северо-восточных укреплений Аккона - всего лишь ловкий манёвр. Все внимание горожан следовало приковать к этому месту, чтобы отвлечь их от явно недоделанной штурмовой башни и участка стоявшей перед ней крепостной стены. А то обстоятельство, что мусульманское войско внешне не готовилось к боевым действиям, должно было усыпить бдительность осаждённых. Все должно было выглядеть так, будто ничего, кроме ожесточённого обстрела, защитникам города не угрожало.
        На самом же деле эль-Ашраф Халил вынашивал коварный план: он решил взять штурмом укрепления тамплиеров! Именно потому, что благодаря легендарной славе грозы неверных, которую стяжали тамплиеры, все считали нападение на их участок наименее вероятным.
        Герольт не мог представить, как враги собирались перетаскивать свою неуклюжую башню через ров под крепостной стеной. Но он не сомневался в том, что они нашли возможность преодолеть это последнее препятствие. А если внезапная атака мусульманских воинов будет удачной и отсюда они сумеют пробиться к находившимся поблизости воротам Святого Лазаря, это, без сомнения, будет падением всего Аккона!

3

        Придерживая рукой меч, Герольт бежал к своим и кричал на бегу:
        - Нападение на позиции тамплиеров!.. Всем назад, к участку тамплиеров! Всем тамплиерам немедленно вернуться! Собирайте туркополей и сержантов! Нужен каждый!
        Герольт искал капитана Рауля де Лианкура, который командовал отрядом ночных стражников.
        С участка иоаннитов, где на дымящихся обломках по-прежнему господствовал хаос, ка призыв Герольта начали сбегаться братья по ордену. Однако на их лицах было написано скорее недоумение, чем страх. Многие недоверчиво смотрели на Герольта, принимая его крики за неуместную шутку. Но Герольта это не волновало. Он все видел собственными глазами и теперь кричал изо всех сил, на которые были способны его лёгкие.
        - Раймонд! Бертрам! Мартин! Лотер! - звал он товарищей. - На помощь! Поднимайте тревогу! Кто-нибудь, бегите в замок и предупредите всех! Нужно подкрепление! Они подошли вместе с башней! Через несколько минут они будут у стен! Клянусь Вседержителем и Матерью Божьей!
        Первые тамплиеры нерешительно тронулись с места.
        Перед Герольтом возник капитан Рауль де Лианкур. Плечистый тамплиер был родом с нормандского побережья - его угловатое лицо и рыжеватая курчавая борода выдавали в нем нормандскую кровь.
        - Что за тревога? - сухо, но с явной настороженностью спросил он. Рауль де Лианкур был немногословным человеком.
        - Обстрел иоаннитов - это уловка! На самом деле они готовят штурм на нашем участке стены. С помощью осадной башни. Я видел, как она двигается!
        Бывалый капитан тамплиеров, который годился Герольту в отцы, недоверчиво посмотрел на него. Однако, он знал фон Вайсенфельса слишком хорошо, чтобы не поверить ему.
        - Что ты говоришь?
        - Они, должно быть, прорыли туннель к башне и через него нагнали туда мамелюков! - уверял Герольт. - Башня только с виду не готова! Она постоянно двигается к крепости! Я видел собственными глазами! Бог свидетель - мне это не показалось! У нас нет времени! Взгляните: она уже совсем рядом!
        Рауль де Лианкур повернулся к полю, ладонями заслонил глаза от света факелов и горящих обломков и начал вглядываться в темноту.
        - Святые Пётр и Павел! - испуганно прошептал он. - Ты прав! Башня и в самом деле подошла к нам!
        Капитан с размаху ударил кулаком по зубцу стены:
        - Эти мамелюки решили пробраться к нам ночью, как трусливые воры! И мы были на волосок от беды!
        Рауль де Лианкур резко обернулся, скомандовал тревогу и начал громко отдавать приказы.
        Тамплиеры - их было около пятидесяти человек, - звеня кольчугами и мечами на перевязях, бросились к своим постам. Один из младших командиров Рауля вместе с группой одетых в коричневые балахоны легковооружённых сержантов бросился вниз по ближайшей рампе[Рампа - наклонное устройство для сообщения между двумя уровнями высоты.] . Ему было приказано как можно скорее установить на укреплениях тамплиеров хотя бы две-три катапульты, чтобы забросать штурмовую башню горшками с греческим огнём и поджечь её, прежде чем она доберётся до крепостного рва.
        Сержантами были отважно сражавшиеся члены ордена, которые в силу своего низкого происхождения не могли быть посвящены в рыцари. Лишь выходец из рыцарской семьи мог стать тамплиером и носить белый плащ с уширенным красным крестом.
        Герольта охватило сомнение: успеют ли сержанты доставить на стену катапульты? Смогут ли они начать обстрел, прежде чем перекидной мост опустится на крепостную стену? Лучникам, которыми командовал другой тамплиер, должно быть, скорее удастся поразить башню зажжёнными стрелами. И все же, по мнению Герольта, только сабельный бой мог показать, окажется ли удачной вылазка мусульман.
        - Великая хвала твоей бдительности и умению наблюдать, Герольт фон Вайсенфельс! - воскликнул капитан Рауль де Лианкур на бегу. - Ведь ты в самый последний момент отвратил угрозу Аккону. А теперь отправляйся на свой пост! Покажем им, что значит драться с тамплиерами!
        - В этом вы можете быть уверены, beau sire! - ответил Герольт. Так обращались к командиру, комтуру[Комтур - администратор, которому была подвластна комтура - поселение ордена (обычно в форме замка). Величина и значение комтуры определяли её авторитет и влияние в ордене. Предводителем ордена был Великий магистр, избиравшийся Генеральным капитулом - собранием комтур. Другие ответственные должности ордена - сенешаль (заместитель Великого магистра), маршал и казначей.] или другому тамплиеру более высокого ранга. Бряцание оружия и крики рыцарей-тамплиеров, спешивших к своим постам на стене, чтобы приготовиться к схватке, услышали и враги в башне. Как только мусульмане поняли, что их уловку разгадали и теперь на счету была каждая минута, из-за башни внезапно выбежало множество воинов. Они принялись двигать спицы высоких внешних колёс, чтобы поскорее подкатить башню ко рву.
        И тут же за штурмовой башней стала подниматься земля. Под звуки воинственных криков она полетела в сторону вместе со шкурами, досками и вязанками хвороста. Обнажился глубокий ров - почти в человеческий рост, - в котором стояли тысячи тесно прижатых друг к другу мусульман. Казалось, что гигантский, прямой, как стрела, червь шириной в две-три ладони выбрался из подземного царства, чтобы резкими волнообразными движениями стряхнуть песок и камни со своей бесконечно длинной спины.
        Как только могучие сарацины ухватились за внешние колеса, тяжёлая штурмовая башня быстро покатилась к стене. Из открытого рва выбегали все новые воины. Десятки мусульман тащили небольшие лестницы, которые мгновенно скрепляли между собой, чтобы преодолеть по ним ров и поддержать своих товарищей на башне.
        Каждая группа точно знала свой участок и свою задачу. Почти в тот же миг на севере пришёл в движение лагерь, покой в котором был так же обманчив, как и вид будто бы недостроенной штурмовой башни. В свете факелов с катапульт сбрасывали накидки песочного цвета, быстро запрягали лошадей, чтобы на них доставить метательные машины к укреплениям тамплиеров.
        На вершине громыхающей и трясущейся башни показался отряд лучников. В тамплиеров, которые несли караул в боевом ходе, полетели первые стрелы.
        Герольт вместе с товарищами мчался по зубчатой стене на запад. Сейчас все решали мгновения. Если башня приблизится ко рву, только Бог да сами неверные знают, что может тогда случиться!
        Но чтобы достичь укреплений у ворот Святого Лазаря, на которые напали сарацины, он и его собратья должны преодолеть расстояние в пятьсот-шестьсот шагов.
        - Дорогу, воины! - прокричал за спиной Герольта Рауль де Лианкур, когда слева на рампе, ведущей к боевому ходу, показался отряд лучников, тут же слившихся с группой рыцарей. - Сделайте проход!.. Все, кто с мечами и без щитов, - подайтесь к внутренней стене! Пропустите меченосцев со щитами! Остальным собрать щиты внахлёст со стороны стены, и с пиками - вперёд, в ногу!.. Строй не нарушать!.. Пойдёте за первым рядом лучников! Все оставшиеся идут следом!
        Суетливая толпа по-разному вооружённых людей тут же разбилась на подразделения. Не случайно презиравшие смерть рыцари-тамплиеры славились умением даже в безвыходном положении соблюдать железную дисциплину. Постоянные ежедневные упражнения сказались и в этой ситуации: мгновенно созданные отряды двигались вперёд гораздо быстрее, потому что одни не мешали другим.
        И все же штурмовая башня добралась до рва прежде, чем тамплиеры успели занять позиции. Перекидной мост упал и замер в горизонтальном положении. Башня вздрогнула и угрожающе зашаталась. Однако мост не доставал даже до середины рва.
        Град стрел, выпущенных с башни, обрушился на спешивших к своим постам тамплиеров. Стрелы глухо ударялись о длинные овальные щиты, которыми прикрывались рыцари первого ряда. Вскрикнул первый раненый. Одна стрела угодила в шлем Герольта и отскочила. Но отряд тамплиеров не останавливался ни на миг. И вскоре уже лучники со стены прицеливались в мусульман на башне. Первые сарацины полетели вниз.
        Герольт с изумлением увидел, как из тяжёлого и широкого перекидного моста начал выдвигаться второй мост, уже не такой широкий, а за ним последовал третий, ещё легче второго. Третья часть моста была сделана всего лишь из двух жердей с поперечными планками, между которыми растянули лубяную циновку.
        Конец третьей части едва успел опуститься на кромку стены, а отважные воины уже повалили из башни, заполнили перекидной мост и начали перебираться в крепость по шаткому мостку. Некоторые из них были в шлемах. Но головы большинства покрывали тюрбаны всех цветов за исключением белого, подобавшего лишь эмирам. Держа в одной руке круглый щит, а в другой - меч, саблю или дротик, они бросались вперёд с криками «Аллах акбар! - Господь велик!» или «Ла илаха иллаллах! - Нет божества, кроме бога!».
        Они чуть ли не толкали друг друга, спеша пробиться на мост. Каждый хотел первым вступить на крепостную стену, чтобы получить объявленную награду, если удастся пережить этот бой. Нои беззаветного мужества и готовности умереть за своего бога и его пророка, чтобы получить награду в раю, у них тоже было достаточно - никак не меньше, чем у их врагов, ненавистных им рыцарей-крестоносцев.
        Две дюжины воинов уже перебрались на укрепления тамплиеров, а над зубцами стены показалась голова первого сарацина, забравшегося снизу по лестнице, когда рыцари наконец примчались к своим постам и вступили в яростную схватку.
        Раздался знаменитый боевой клич тамплиеров, уже два века сопровождавший каждую атаку воинов-монахов и каждый раз вселявший ужас в его врагов: «Beauseant alia riscossa!»[Некогда это восклицание тамплиеров, попавших в бедственное положение:
«Сюда, на прорыв, к отвоеванию!» - означало просьбу о помощи. Затем призыв стал боевым кличем воинов-монахов.]
        Лютая и беспощадная схватка человека с человеком началась. Каждая сторона знала, что уже в ближайшие минуты решится исход боя, а значит, и судьба всего Аккона. Если первая волна арабских воинов сможет, несмотря на бешеное сопротивление рыцарей и их вспомогательных подразделений, достаточно долго продержаться на стене и другим мусульманам удастся забраться в крепость по перекидному мосту и по лестницам, этот прорыв станет подобным наводнению, и шансов остановить его у рыцарей не будет. Если тамплиеры в первые же минуты вытеснят мусульман со стены и не дадут их подкреплению пробраться по перекидному мосту, этот мост вместе с башней окажется для них западней. Потому что первые огненные стрелы уже вонзались в деревянное чудовище и создавали огня больше, чем враги могли погасить.
        Рыцари слишком хорошо понимали, что означало бы поражение для них и для города, и отважно бросались на мусульман с полным презрением к смерти. Они теснили врагов с трёх сторон, чтобы ограничить их передвижение по боевому ходу и не дать воинам с башни прийти им на помощь.
        Над стеной стоял дикий рёв, в котором смешались треск ломавшихся копий и щитов, проклятия, крики раненых, жужжание стрел, глухие удары падавших тел, предсмертные хрипы и звон остро заточенных стальных клинков.
        Герольт оказался в самой гуще схватки. Каждый удар его сердца гулко отзывался в ушах, а мускулы напрягались до предела. Но меч Герольта направляла холодная голова. Он знал по собственному опыту, что в ближнем бою не будет второй попытки у того, кто недооценил врага и ошибся.

«Лови взгляд своего врага, смотри на его глаза и читай в них! Только так ты узнаешь, что он задумал и куда направит оружие! - наставлял его в детстве отец. - Учись видеть сразу и справа, и слева! Смерть часто приносит не меч того, с кем ты ведёшь поединок, а копье или сабля, ударившая со стороны! Секрет победы - не в силе и не в удаче. Они - лишь послушные слуги своего хозяина по имени „холодный рассудок“. Только глупец даёт в сражении волю своему гневу или ненависти. Дураки, схватившие меч, долго не живут!»
        Эти и другие уроки, как и искусство владения мечом, были главным и единственным, что Герольт унаследовал от отца и за что был ему благодарен. Наверное, все могло быть по-другому, если бы мать не умерла так рано.
        Сейчас же Герольт сильными ударами гнал арабов к перекидному мосту. Многие падали под его мечом. Краем глаза он замечал, что почти каждый сарацин, забравшийся по лестнице на стену и показавший голову над её зубцами, тут же получал удар мечом или стрелу в грудь, и падал вниз. Схватка медленно подходила к концу. Едва ли кому-то удалось живым перейти по мосту и выручить товарищей. Шаткую площадку над крепостным рвом лучники сделали местом гарантированной гибели. Но исход битвы все ещё не был решён - слишком много мусульманских воинов по-прежнему свирепо дралось на укреплениях тамплиеров.
        Один из ударов Герольт отразил на мгновение позже, чем это следовало бы сделать. Враг - удачливый, но менее опытный воин, - чуть отступил назад, чтобы нанести новый удар, но меч Герольта обрушился на него прежде, чем соперник успел понять, что произошло. Смертельно раненный сарацин рухнул.
        Стрела одного из последних лучников, все ещё державшихся на балках штурмовой башни, прожужжала, подобно шершню, в опасной близости от лица Герольта, когда он перепрыгивал через сарацина, чтобы помочь товарищу, который защищался сразу от двух врагов, бравших его в клещи. Герольт видел, как его собрат споткнулся и упал спиной в перемешанную с кровью грязь. Его кольчуга под хламидой взлетела вверх и обнажила ничем не защищённое тело. На глазах Герольта один из противников тамплиера занёс копье.
        Издав яростный крик, Герольт прыгнул вперёд. Его меч просвистел в воздухе как раз в тот момент, когда копье сарацина уже летело в тело лежащего тамплиера. Удар - и клиновидный железный наконечник копья, срубленный мечом Герольта, отлетел в сторону вместе с остатком древка.
        Объятый ужасом, араб отпрянул, но Герольт не позволил ему схватиться за меч. Смерть настигла его. И другому сарацину, который вместе с напарником брал тамплиера в клещи, пришлось не лучше. Его кривая сабля упала вместе с его рукой, когда Герольт взмахнул мечом и ударил противника по запястью. А затем в тело сарацина вонзилась сталь обоюдоострого клинка.
        Лишь теперь Герольт мельком взглянул на тамплиера, которого спас от смерти. Взглянул - и не поверил глазам: это был чванливый француз Морис де Монфонтен!
        Их удивлённые взгляды на мгновение встретились. Затем их внимание вновь переключилось на врага. Сарацины сражались в боевом ходе, понимая, что здесь им придётся погибнуть. Ведь перевес уже явно был на стороне защитников Аккона. Отовсюду к ним сбегалось подкрепление. Ни одному сарацину больше не удавалось проникнуть в крепость по перекидному мосту или забраться через зубцы на стене. Штурмовая башня, спешно покинутая арабами, горела ярким пламенем.
        Обе стороны по-прежнему были готовы проливать кровь до тех пор, пока на укреплениях тамплиеров не падёт последний сарацин. Но ни у кого уже не оставалось сомнений: внезапная атака сорвалась.
        Аккону не суждено было пасть. По крайней мере, в это утро, первые лучи которого сверкнули над сарацинскими палатками и озарили последний крупный бастион крестоносцев в Святой Земле.

4

        Зал, который тамплиеры с начала осады использовали как рефекториум[Рефекториум - столовая монашеской общины.] , был длинной просторной комнатой с цилиндрическим сводом почти без всякого убранства. Строгий и будничный, он казался специально созданным для воинов-монахов. Его холодную строгость даже в полдень не смягчал солнечный свет, наискось падавший через высокие сводчатые окна.
        В мирное время братья-тамплиеры собирались для трапезы в помещении своего собственного, укреплённого башнями замка. Но это внушительное, снабжённое самыми сильными укреплениями здание Аккона было слишком далеко от крепостных стен, чтобы отряды воинов-монахов могли прибыть туда достаточно быстро. Мощные четырёхугольные башни «Железного замка», как обычно называли постоянную резиденцию тамплиеров местные жители, да и сама братия тоже, возвышались на южной окраине города, который широким скалистым мысом врезался в светлые воды Средиземного моря. Когда город осаждало крупное войско - такое как армия султана эль-Ашрафа Халила, - отряды тамплиеров должны были всегда находиться в полной боевой готовности, чтобы по тревоге за несколько минут оказаться возле крепостной стены при оружии, в доспехах и на свежих конях. Поэтому большая часть воинов всех трёх орденов вместе с вооружением из собственных арсеналов каждого ордена должна была постоянно находиться в стратегически более выгодной цитадели. К ним относилось и это хорошо укреплённое строение внутреннего кольца обороны рядом с воротами Святого Антуана.
        Ряды длинных скамеек и столов тянулись через строгий рефекториум и дополняли спартанскую обстановку. Лишь на одной стене, позади небольшого возвышения, где стоял простой стул для комтура - руководителя местной общины - висел ковёр, на котором были вытканы французские лилии. Здесь, в Акконе, который после утраты множества владений в Святой Земле оказался столицей Иерусалимского королевства, это почётное место предназначалось для великого магистра Гийома де Боже, либо для другого важного сановника.
        Герольт, успевший немного поспать и отдохнуть, вместе с другими рыцарями молча ждал появления великого магистра или его заместителя, сенешаля, который должен был явиться вместе с капелланом ордена и начать трапезу. Старые длиннобородые тамплиеры стояли, согласно обычаю, спинами к стене, а рыцари помоложе - напротив них.
        После яростного ночного обстрела и особенно после утреннего боя на укреплениях, ряды тамплиеров заметно поредели. В знак скорби и уважения к павшим их места не занимались во время первой трапезы после битвы.
        В рефекториум вошёл в сопровождении капеллана не великий магистр, а маршал Годфруа де Вендак. Неуклюжий, здоровый как бык тамплиер стяжал славу неустрашимого бойца и тонкого политика-дипломата. В военное время на его плечах лежала даже большая ответственность, чем та, что отягощала великого магистра, - ведь ему приходилось командовать всеми рыцарями, монахами и воинами вспомогательных подразделений.
        Капеллан начал читать молитву. Вслед за ним орденская братия прочитала «Отче наш». Лишь после этого тамплиеры могли занять свои места за столами. Во время трапезы в рефекториуме царило молчание, как это и пристало набожной монашеской общине. Лишь один брат читал выдержки из Святого Писания и Месяцеслова. Еду и напитки на столы расставляли одетые в белое монахи. Дымящееся мясо с овощами подавали на огромных блюдах, а разбавленное водой вино - в пузатых фаянсовых кружках.
        Мясом тамплиеров кормили три раза в неделю, а по воскресеньям давали даже двойные порции. Но и трапезы, на которых рыцари могли выбирать из множества блюд, тоже были частыми. В уставе ордена было записано, что после любой трапезы должно оставаться достаточно много еды для бедных и нищих.
        Пока комендант или его заместитель сидел на своем возвышении в рефекториуме, никто из рыцарей не мог вставать со своего места - разве что к этому вынуждали особые обстоятельства, вроде пожара или вражеской атаки. Дисциплина и безусловное повиновение были добродетелями, проявлять которые каждый воин-монах должен был не только на поле брани, но и в обычной обстановке.
        Два тамплиера, виновных в нарушении устава, включавшего двадцать семь правил, сидели на полу с опущенными головами в нескольких шагах от столов и ели. Эти унизительные наказания подтверждали: в течение определенного срока виновные не имели права попадаться братии на глаза.
        Раздался грохот упавшего где-то метательного снаряда. Хотя с наступлением дня обстрел затих, кое-где через городскую стену продолжали перелетать камни и горшки с греческим огнем. Казалось, мамелюки постоянно напоминали осажденным, что обстрел может в любой момент возобновиться, и никаких надежд на спасение у них нет. Неизвестность, предоставление осажденным новой пищи для догадок о месте и времени очередной массированной атаки - все это было испытанным оружием при осадах хорошо укреплённого и боеспособного города.
        Маршал, задумчиво смотревший на деревянное блюдо и кубок, встал со своего стула. Вслед за ним, шумно двигая лавками, поднялись и другие рыцари. Все это походило на слаженное выполнение команды, в которой подчинённые повторяют действия своего командира. Завершилась трапеза совместной молитвой.
        Во дворе Герольт столкнулся с Теодорихом фон Эрберсбургом. Этот болтливый рыцарь называл своей родиной места на Мозеле в нескольких милях ниже Трира. С виду он был довольно мускулист и сухопар, и хотя большой разборчивостью в еде не отличался и уплетал все за обе щеки, его измождённое лицо выглядело так, будто он недавно голодал. Молодых людей связывало какое-то подобие дружбы. Впрочем, отношение Герольта к Теодориху вызывалось скорее памятью об их общей родине, чем товарищеской привязанностью. К тому же Теодорих страдал ужасной привычкой приставать с въедливыми расспросами, постоянно все при этом забывая, и бесконечно предаваться воспоминаниям о славных битвах тамплиеров.
        - Я уже слышал о твоём подвиге, Герольт! Склоняю перед тобой голову! - радушно заговорил Теодорих. - Говорят, ты первым раскусил коварный замысел мусульман. Страшно представить, что было бы, если им удалось взять наши укрепления и открыть ворота Святого Лазаря! Это был бы конец Аккона!
        - Не так уж все было интересно, как тебе рассказывали! - попытался успокоить его Герольт, втайне радуясь похвале рыцаря, который был старше его на пять лет. - Наша стража так или иначе подняла бы тревогу. Я опередил их на пару минут, только и всего.
        - Но и крови тогда пролилось бы больше! Ты должен мне все рассказать, и со всеми подробностями! Жаль, что меня там не было. Давно я не отправлял мусульманина в преисподнюю! Ну ничего! Придёт время, и я подниму на клинок другого барана в тюрбане!
        - Да, таких возможностей у тебя будет много, - сухо ответил Герольт. - Только чудо может изменить место, на котором мы примем мученическую смерть во славу Божью. Этим местом будет Аккон.
        Теодорих, сбитый с толку такими словами, наморщил лоб.
        - Что ж! Если на то воля Божья, так тому и быть. Но, похоже, отвага покидает тебя, когда ты думаешь о муках во славу Господа Бога и Спасителя нашего? Уж не показалось ли тебе при виде мусульманского войска, Что ты поспешил принять обет тамплиера?
        - Нет. Можешь быть спокоен, таких сомнений у меня не было, - сказал Герольт. Про себя он, однако, подумал, что в минуты страха действительно задавался подобными вопросами. Но неизменное сопротивление греховному миру и самоконтроль были неотделимы от такой, посвящённой Богу жизни. - Я не забываю, что солдат Христа не тот, кто считает свою жизнь потерянной, а тот, кто живёт и всегда сражается за него.
        Теодорих ухмыльнулся и хлопнул Герольта по плечу.
        - Какие мудрые слова для такого юного рыцаря! Мы, тамплиеры, не проиграем битву в Акконе! Можешь быть уверен: вместе мы ещё не раз повоюем с неверными! И, скажу тебе, однажды наше черно-белое знамя снова будет развеваться над храмом в Иерусалиме! - закончил он свою пламенную речь.
        - Даст Бог, так оно и случится, - заключил Герольт и, извинившись, отправился к своим лошадям. Тщательный уход за оружием, доспехами и особенно за лошадьми был важнейшей обязанностью тамплиера. Состояние лошади, прежде всего её сила и быстрота, могло решить исход битвы. Поэтому после матутины - утренней мессы, начинавшейся в два часа летом и в четыре часа зимой, - тамплиер отправлялся в конюшню, чтобы осмотреть своих лошадей и дать оруженосцу необходимые указания. После этого он мог снова поспать несколько часов, а потом отправиться ко второму богослужению.
        Наряду с дорогими доспехами и оружием, полностью оснащённый рыцарь должен был также иметь по крайней мере трёх лошадей, что с самого начала ограничивало круг желающих быть принятыми в орден тамплиеров. Поэтому не удивительно, что на каждого полноценного рыцаря приходилось в среднем десять других собратьев - в основном сержантов, которые вместо вожделенного белого одеяния носили коричневые или черные плащи.
        Позже Герольт вошёл в просторную конюшню, в которой стояло несколько сотен боевых коней, и осмотрел своих лошадей. Все было в полном порядке. Юный Одо Красный Вихор и Лудольф Молчаливый, служивший ордену в Утремере столько же лет, сколько прожил Герольт, содержали его лошадей в безупречном состоянии. И он не поскупился на похвалу для обоих братьев - жизнь Герольта на поле боя не в последнюю очередь зависела от их верности и добросовестности.
        Он уже шёл обратно в замок, когда услышал, как кто-то с издевательским пафосом читал:
        - Итак, стремитесь же, о рыцари, вперёд! Гоните же врагов Христа и не забудьте, что Божия любовь вас не покинет равно в жизни, как и в смерти! Сколь достославно возвращение победителя из боя! Блаженна смерть тяжёлая в бою!
        Герольт ещё не обернулся, но уже понял, кто цитирует слова прославленного аббата-цистерианца Бернара Клерво, к советам которого прислушивались могущественные папы и короли и который приложил руку к составлению устава тамплиеров. Это был дерзкий француз Морис де Монфонтен!

5

        Герольт оглянулся и свирепо взглянул на Мориса. После схватки на крепостной стене француз ещё ни разу не попадался ему на глаза. И его нисколько не опечалило бы то обстоятельство, что пути их больше никогда не пересекутся.
        Морис приближался к нему с театрально разведёнными руками и наглой ухмылкой.
        - Возрадуйся, борец, что ради Господа живёшь и побеждаешь! Но возликуй вдвойне, когда умрёшь и с Господом воссоединишься! - цитировал он легендарного аббата. Внезапно на лицо Мориса легла маска скорби, и он добавил печально: - Да, сегодня утром я был на волосок от венца мученика… Лучше сказать: на одну треть копья, если бы не ты, Герольт фон Вайсенфельс. Но будь уверен, что я тебя в этом не упрекаю, а великодушно прощаю тебя. Дворянин моего происхождения должен позаботиться о том, чтобы принять смертельный удар врага стоя, а не лёжа. Ты не находишь?
        Герольт не верил своим ушам и молча смотрел на него. Не то чтобы он ждал слов благодарности от этого заносчивого парня, но без раздумья помочь товарищу в бою, даже если ты невысокого мнения о нём, - один из главнейших законов каждого рыцарского ордена. И прежде всего, это закон для воина Господня, носящего плащ тамплиера. Но то, что над такой помощью можно посмеяться, Герольт предположить не мог. Это было уж слишком!
        - Говорят же, что нас, тамплиеров, обвиняют в гордыне и высокомерии, - ответил Герольт, едва сдерживаясь. - К некоторым из нас это действительно относится. Они не знают, что покорность - хранительница всех добродетелей!
        - Ну да, много званых, да мало избранных! - беззаботно ответил француз.
        Герольт бросил на него яростный взгляд.
        - Можешь радоваться тому, что устав предписывает нам обнажать меч против другого христианина только после третьего выпада с его стороны! - продолжил Герольт и демонстративно положил ладонь на рукоятку меча. - Не хватает только одного, Морис де Монфонтен! После него ты испытаешь на себе сталь моего клинка, даже если это будет стоить мне плаща!
        Едва Герольт сказал это, он тут же понял, какие страшные слова он произнёс в гневе, и испугался. Потому что дуэль между братьями-тамплиерами влекла за собой исключение из ордена или, по крайней мере, за это тамплиера лишали плаща и изгоняли из общины на один год и один месяц. Но необдуманные слова уже были произнесены, а взять их обратно ему мешала гордость.
        Эти слова бросили француза в холод, как если бы ему дали звонкую пощёчину. Он побледнел и уже не мог скрыть волнения.
        - Пресвятая Богородица! У меня и в мыслях не было намерения посмеяться над тобой и тем более оскорбить, Герольт фон Вайсенфельс! - проговорил он. - Клянусь честью тамплиера!
        Герольт не ответил. Он пренебрежительно посмотрел на него и отвернулся. Втайне он был рад тому, что высокомерный брат по ордену проявил достаточно благоразумия и дальновидности, чтобы не доходить до дуэли, - она плохо окончилась бы для обоих.
        - Подожди! Так мы не можем разойтись! Я должен поговорить с тобой! Ты не так меня понял, поверь! - Он схватил Герольта за плечо.
        Герольт сбросил его руку и зашагал к широким двойным воротам, ведущим во двор. Морис, не признавший себя побеждённым, последовал за ним.
        - Я понимаю, что ты не можешь по-хорошему поговорить со мной. С моей стороны было глупо увлекаться собственными шутками. Но ты должен дать мне возможность извиниться за мой промах и любым способом отблагодарить тебя за то, что…
        Но Герольт не желал выслушивать извинения Мориса, а тем более поспешно произнесённую им благодарность.
        - Побереги дыхание и не отягощай меня больше! - выпалил он и вышел из полутьмы конюшни на запитый солнцем двор. - А если считаешь, что должен мне, будь добр, зайди в другой раз!
        - Но прежде чем я… - только и успел сказать Морис, потому что в этот момент к ним подошёл капитан Рауль де Лианкур.
        - Морис… Герольт! Хорошо, что я вас встретил, - сказал капитан. - У меня для вас важное задание! Надо отнести письмо в гавань, на корабль тамплиерского флота, который отправляется на Кипр.
        Капитан достал небольшой пакет, обёрнутый в особый, хорошо прошнурованный платок со множеством печатей.
        - Я отнесу! - поспешно сказал Герольт в надежде, что так он, наконец, избавится от назойливого француза. - Сопровождающий мне не понадобится, один я это сделаю быстрее, капитан.
        - Нет, вы пойдёте вдвоём, как принято у тамплиеров! - Тон капитана не давал и помыслить о возражении.
        - Конечно, beau sire! - кивнул Морис де Монфонтен и украдкой взглянул на Герольта. В глазах его мелькнуло предвкушение забавы.
        Герольт в бессильной злобе сжал кулаки под плащом. Общее поручение для него и для француза! Этого только ему не хватало!
        Между тем Рауль де Лианкур продолжал:
        - Здесь письмо нашего великого магистра. Оно обращено к королю Генриху Второму, в нем во всех подробностях описывается положение, в котором находится Аккон. Помолимся, дабы королю удалось собрать на Кипре сильное войско и вскоре прибыть к нам.
        - Возможно, король с папой издадут общее воззвание к христианам, как это сделал папа Урбан II[27 ноября 1095 года на соборе в Клермоне (Средняя Франция) папа Урбан II призвал христианство к первому крестовому походу (1096-1099), чтобы завоевать Иерусалим и Святую Землю. Армия крестоносцев захватила святой город 15 июля 1099 года после продолжавшейся несколько недель осады.] , призывая к первому крестовому походу, - предположил Морис. Герольту послышалась насмешка в голосе француза. - «Это могут быть рыцари, прежде не бывшие разбойниками. Могут быть те, кто прежде дрались лишь со своими братьями и родными, а теперь по праву могут сражаться с варварами! Они получат вечное вознаграждение!» Это сказал Урбан, и сегодня его слова могут быть уместны так же, как и двести лет назад.
        Капитан смущённо посмотрел на Мориса. Предложение собрата по ордену явно застало его врасплох.
        - Такие решения принимаем не мы, Морис! - резко ответил он. Замечание рыцаря он счёл неуместным. - А теперь слушайте задание. В гавани у причала, недалеко от Башни Мух, вы найдёте галеру «Пагания». Её капитан Деметриос уже предупреждён. Он ждёт письмо. - И он вручил Герольту письмо великого магистра. Тот отбросил край плаща в сторону и спрятал письмо под широкий кожаный пояс.
        - Очень хорошо, beau sire! - И Герольт поспешил уйти, не обращая внимания на спутника. Раз уж ему приходится терпеть компанию Мориса де Монфонтена, он, по крайней мере, даст наглецу почувствовать презрение со своей стороны.
        Когда они подходили к главным воротам замка, Герольт увидел странного человека, возникшего в арке слева от него. Старик долго и пристально смотрел на молодого человека. Его внешность никак не подходила к костюму тамплиера - и все же он был одет в белый плащ с красным восьмиконечным крестом. Но белоснежные волосы, спадавшие на плечи старика, казались насмешкой над уставом ордена, который требовал от воинов-монахов носить волосы коротко остриженными. А в складках его плаща виднелась роскошная, позолоченная рукоятка меча, судя по которой старик продолжал нести военную службу.
        Герольт предположил, что незнакомец - один из тех редких тамплиеров-ветеранов, которым было даровано счастье дожить до старости, несмотря на проведённые ими в сражениях десятилетия. Принимая во внимание огромные заслуги таких воинов-монахов, руководители ордена делали им поблажки. На две фигуры, стоявшие за спиной старика и одетые в коричневые балахоны туркополей, Герольт посмотрел лишь мельком.
        Ни Герольт, ни Морис не заметили, как старый тамплиер обернулся к своим спутникам и тихо приказал им:
        - Следуйте за ними! И будьте внимательны! Надвигается беда!

6

        - Я знаю, что когда-нибудь поплачусь за свой язык головой, а заодно и плащом, - заговорил Морис сразу же, как только они с Герольтом вышли со двора замка. - Моя кормилица - святая женщина, помилуй Господи её чистую душу! - напророчила мне это, ещё когда я был невинным ребёнком. Тогда мы принимали в нашем замке кардинала, и я поинтересовался, содержит ли он любовницу или отдаёт предпочтение юным мальчикам. Дело в том, что однажды после турнира я слышат эту историю у нас за столом. После того как до меня дошли такие слухи, я счёл этот вопрос совершенно невинным, достойным того, чтобы задать его князю церкви. Или ты придерживаешься другого мнения?
        Герольт не понимал, хотел ли Морис разыграть его своим вопросом или действительно допустил в детстве такой промах. Все же Морис рассказал эту историю, вполне ему доверяя. Герольт молчал и даже не смотрел на своего спутника. Дорога, по которой они шли, начиналась за высокой аркой юго-западных ворот замка и, минуя площадь перед ним, уходила в лабиринт кривых улочек Аккона.
        В воздухе висел запах пожара, - запах тлеющих развалин и мокрого пепла. Но улицы, как это можно было предположить, оказались почти такими же оживлёнными, как до начала осады. Лавки и мастерские были открыты, как будто их хозяева своей приверженностью к такому порядку упрямо сопротивлялись доводам разума, говорившего, что падение Аккона предрешено и что для большинства хозяев нет будущего в стенах этого города. Однако встречались и покинутые дома, и купцы, которые опустошали собственные склады, грузили товары и домашний скарб на телеги и готовились к скорейшему отъезду. Особенно много их было на одной из центральных улиц в западной части города - эта улица шла от Новых ворот с севера к гавани на юге. Сейчас на ней то и дело встречались носильщики, запряжённые ослами повозки, телеги в сопровождении целых семей - они шли к причалу, чтобы покинуть город на подготовленном к отплытию корабле.
        Лица у людей были напряжённые, озабоченные, со следами бессонницы - даже у тех, кто ещё не решился уехать. Разве можно представить процветающим город, стены которого рушатся под напором неверных, а запас сил у его защитников явно не бесконечен? Если мамелюки прорвутся, в городе начнётся чудовищная резня. Насилие, убийства, пожары и грабежи будут совершаться днём и ночью. А выжившим ожидать нечего, кроме рабства.
        Водружался над стенами тысячелетнего портового города зелёный флаг с полумесяцем или знамя с крестом, вскоре у его стен появлялись полчища с иными знамёнами. Во все времена город сохранял важное стратегическое значение и был крупным перевалочным пунктом для купцов. Аккон был вожделенной добычей. Множество церквей, монастырей и орденских домов красноречиво свидетельствовали о богатстве города. Мусульманские, иудейские, христианские купцы из стран Средиземного моря, из Германии и Англии, вопреки войнам и смутам, продолжали селиться здесь, открывали лавки, караван-сараи и конторы, строили роскошные жилые дома и привлекали множество небогатых земляков для менее престижных работ - слуг, мелких ремесленников, подёнщиков. Город всегда привлекал авантюристов, искателей счастья и темных личностей.
        Со времён основания государств крестоносцев крупные купцы-мусульмане, всегда находившиеся под защитой тамплиеров, вели там торговлю наряду с могущественными купеческими домами Генуи, Пизы и Венеции. Они торговали драгоценными шёлковыми тканями, пряностями, безумно дорогими маслами и благовониями, рабами, слоновой костью, золотом. Постепенно забирая всю торговлю под свой контроль, эти купцы образовывали собственные кварталы. В одном только квартале венецианцев было две сотни складов. Вместе с конкурентами из Генуи и Пизы венецианцы владели южной частью города, прилегавшей к гавани. Небольшие кварталы англичан, немцев и французов находились преимущественно в северной части.
        Домики простонародья, их мастерские и лавчонки, прилипшие друг к другу, подобно пчелиным сотам, разительно отличались от усадеб зажиточных купцов. Их архитектура являла собой очень пёструю смесь европейского и арабского стилей. По обеим сторонам узких переулков стояли простые, выбеленные известью дома в один или два этажа, сложенные из высушенных на солнце глиняных кирпичей. Почти у всех домов были плоские крыши, на которые вели внешние лестницы без перил. Крыши использовали не только для сбора дождевой воды. На них отдыхали и спали в самые жаркие месяцы года. А поскольку крепостные стены не позволяли городу разрастаться вширь, бедные кварталы были застроены так плотно, что в иные дома можно было пробраться лишь через соседний дом. Над пешеходами то и дело возникали похожие на мостики конструкции из камня и дерева. Они не только соединяли дома обеих сторон, но и позволяли в зной наслаждаться благодатной тенью. Часто под них втискивались лавки и мастерские.
        Порой переулок изгибался и неожиданно открывал уголок, где на глаза попадался уютный сад или роскошная усадьба, стоявшая под защитой высоких стен, - нередко с множеством внутренних двориков и арок, а то и с собственным колодцем. Впрочем, бочки для дождевой воды стояли почти у каждого дома.
        Мориса не смущало упорное молчание Герольта. Он продолжал болтать, шагая рядом.
        - История с кардиналом, который густо покраснел, а в придачу подавился куском дичи, окончилась для меня плохо, - печально вздохнул он. - Но мне кажется, все это тебе не очень-то интересно.

«Совершенно верно!» - чуть не вырвалось у Герольта, но он подавил свой порыв и продолжал молчать.
        Перед ними показался конвент[Конвент - монашеский дом, община монахов одного монастыря.] монахинь Святого Лазаря. Вероятно, при обстреле в боковое здание монастыря угодил греческий огонь - оно сгорело до основания. Часть каменной стены, на которой прежде были деревянные надстройки, тоже была разрушена. Повреждён был и госпиталь немецких рыцарей на другой стороне улицы.
        При виде монастыря Герольт невольно вспомнил о госпитале Святого Лазаря, стоявшем не посреди города, а на северной стороне, в менее плотно застроенном предместье Монмусар. Там члены ордена Святого Лазаря самоотверженно заботились о прокажённых.
        Перед глазами Герольта возникли ужасные воины святого Лазаря - они составляли вооружённый отряд братства. Они тоже были прокажёнными. Тяжёлой болезни эти люди предпочитали смерть на поле боя. Герольт содрогнулся, вспомнив битву, в которой эскадроном воинов святого Лазаря усилили отряд тамплиеров. Они наводили страх не только на врагов - тамплиерам по соседству с ними тоже становилось не по себе. Ведь каждый тамплиер знал: в случае, если и он станет жертвой страшной болезни, ему придётся добровольно перейти в орден Святого Лазаря.
        - Ну, хорошо, я все понял, - беззаботно продолжал Морис, когда они проходили мимо башни голубиной почты. С этой деревянной башни во время войны подавали сигналы. Затем они свернули на улицу, которая провела их мимо церкви святой Марии и дальше на юг, к кварталам итальянцев.
        - Что поделаешь? Но молчание не поможет тебе, Герольт фон Вайсенфельс! Ты вынужден слушать меня, нравится тебе это или нет. И чем скорее ты мне ответишь, тем легче будет нам обоим. Так дорога в гавань и обратно в замок покажется гораздо короче.
        Вместо ответа Герольт так резко свернул в попавшийся кстати переулок, что Морис врезался в угол дома и замолчал, как будто в знак своего поражения. Конечно, он его не признал. Но когда Морис снова обратился к Герольту, его тон был совсем другим. От легкомыслия и насмешки не осталось и следа.
        - Довольно перебранок. Это были глупые попытки исправить прежнюю постыдную глупость, - сказал он. - Теперь серьёзно и по-настоящему: Герольт фон Вайсенфельс, я благодарю тебя за то, что сегодня ты спас мне жизнь. Хотя я готов отдать жизнь за Бога, я ещё слишком молод, чтобы торопиться стать мучеником во имя Христа. И прошу тебя честью тамплиера: извини меня за то, что я вёл себя так самодовольно и опрометчиво! В сущности, мне было очень стыдно, а я не хотел этого признавать, Бог свидетель!
        Морис сделал паузу. В этот момент они проходили мимо церкви Святого Креста и дворца патриарха.
        - Я обращаюсь к твоему великодушию. Не надо путать глупость с чем-то другим. Прими мои искренние извинения.
        Герольт ответил не сразу. Они свернули с главной улицы, по которой уже почти невозможно было пройти, втиснулись в шумную толпу людей и нырнули в извилистый переулок на другой стороне - этот квартал принадлежал уже генуэзцам. Недалеко от них горели стропила товарного склада, в который только что попал огненный горшок мамелюков. До них доносились крики боровшихся с огнем людей.
        Этот район до генуэзцев принадлежал арабским купцам, и сохранил характерные отпечатки тех времён: многочисленные жилые и торговые здания опустели в результате вооружённого столкновения между двумя яростными конкурентами - могущественными торговыми домами Венеции и Генуи, - которое произошло в 1256 году. Многие генуэзцы тогда покинули Аккон. Дома на этих улицах из-за их неясной принадлежности и продолжительных стычек ветшали и разрушались. Повсюду в квартале виднелись сожжённые, лежащие в руинах дома, за восстановление которых с тех пор так никто и не взялся. За крышами этого квартала виднелся холм Монжуа с монастырём святого Саввы на вершине, который разделял районы венецианцев и генуэзцев.
        Герольту хотелось помучить спутника молчанием, но он понимал, что и сам уже неправ: ведь француз извинился всерьёз, в этом сомневаться не приходилось. Поэтому и Герольт не мог упорствовать и отказывать брату по ордену в прощении.
        Герольт остановился. Из переулка доносился грубый мужской хохот. В тот момент Герольт не придал ему значения. Он собрался с духом и взглянул на Мориса.
        - Хорошо, я принимаю твоё извинение, Морис де Монфонтен. Забудем то, что было. - Герольт протянул ему руку в знак примирения.
        Морис с видимым облегчением схватил протянутую руку.
        - Слава Небесам! У меня просто камень с сердца упал! - смущённо улыбнулся он. - Если бы ты знал, как тяжело осознавать свою глупость и просить о прощении!
        Герольт пожал плечами.
        - Думаю, это для каждого тяжело. - Он едва заставил себя произнести эту снисходительную фразу.
        Он раздражённо посмотрел на внушительный дом, стоявший в переулке. По сторонам этого дома находились заброшенная усадьба и руины какого-то сгоревшего здания. За высокой оградой происходило что-то странное. Герольту показалось, что к грубому смеху за оградой добавился лязг меча, вынимаемого из ножен.
        К его облегчению, Морис ничего не услышал. Он продолжал говорить:
        - Иногда я ненавижу себя за то, что сначала не могу удержать язык за зубами, а потом не нахожу в себе смирения для того, чтобы извиниться. Потому-то чёрную рясу бенедиктинцев я носил совсем недолго. Они сами прозрачно намекнули, что лучше мне покинуть конвент сегодня днём, чем завтра утром, и подыскать другой образ жизни, который подходит мне больше, чем строгие будни за монастырскими стенами.
        Герольт удивлённо взглянул на Мориса. При всем желании он не мог представить его монахом в закрытом конвенте.
        - Что ты сказал? Ты хотел стать бенедиктинцем?
        - Трудно поверить, да? - Морис скорчил гримасу, показывая, как трудно ему об этом говорить. - Сегодня я и сам не знаю, как мне взбрело в голову искать спасения души за стенами монастыря. Я, как последняя свинья, пропил своё наследство, а что не пропил, то проиграл или потратил на распутных женщин. А потом решил покаяться и начать новую, богоугодную жизнь, чтобы спасти свою душу. И вот…
        Герольт охотно послушал бы продолжение этого рассказа. Но в этот момент он услышал отчаянный женский крик, тут же заглушенный издевательским хохотом мужчин.
        - Ты слышал? - крикнул Герольт, указав на роскошный дом в переулке. - Кричали там во дворе, за стеной! Похоже, женщина в беде!
        - Мне тоже так кажется, - кивнул Морис. - Давай посмотрим, что там происходит.
        Они помчались вверх по переулку, миновали пожарище и подбежали к воротам в длинной стене, опоясывающей двор. Одна створка ворот отвалилась вместе с куском стены, на котором держалась, - стену пробил камнемёт мамелюков. Тут же, в щебёнке, лежали расщепленная перекладина ворот и обломок скалы. То, что тамплиеры увидели во дворе роскошного дома, заставило их обнажить мечи.

7

        Между домом и колодцем, в тени высоких кипарисов, которые росли возле стены, стояла крытая телега без лошадей, наполовину загруженная сундуками и свёрнутыми коврами. Телегу обступили четыре крупные фигуры.
        Эти четверо подбадривали пятого парня. А тот подгонял к отброшенному пологу телеги молодую женщину в фиолетовом платье. Одной рукой он зажимал женщине рот, а другой пытался задрать её платье. Насильник смеялся - его развлекали отчаянные и безуспешные попытки жертвы оказать сопротивление.
        Вооружённый сброд явно забрался в этот дом с целью грабежа. Шестой сообщник держал кинжал у горла старого, толстого, насмерть перепуганного мужчины, которого он прижимал к стене возле входа в дом. У ног толстяка визжала от страха девочка-подросток. Её локоны были того же цвета, что и волосы женщины. В нескольких шагах от них седьмой негодяй, вооружённый саблей, сдерживал человека, который отмахивался от него мечом.
        Человек с мечом, явно не входивший в число бандитов, был строен и мускулист. Его короткие вьющиеся волосы иссиня-чёрного цвета, смуглая кожа и резко выступающий крупный нос говорили о левантийском происхождении. Его руку охватывала пропитанная кровью повязка, а прожжённое во многих местах платье военного покроя говорило о том, что его хозяин недавно побывал на пожаре.
        - А ну-ка, брось меч! - крикнул этому человеку бандит, державший кинжал у горла домовладельца. Как раз в этот момент Морис с Герольтом и вошли во двор. - Брось, не то я заколю эту генуэзскую свинью! А потом возьмусь за девчонку! Понял?!
        - Я не генуэзец! - прокричал толстяк дрожащим голосом. - Я француз, купец из Парижа. Моё имя Гранвиль! Гюстав Гранвиль! А моих дочерей зовут Беатриса и Элоиза! Разве это генуэзские имена? Я всего лишь арендовал этот дом!
        Никто из мародёров не обратил внимания на крики толстяка. Им было все равно, кого грабить и истязать.
        Раненый с мечом бесстрашно посмотрел на своего противника.
        - А меня зовут Тарик эль-Харим. Если точнее, Тарик эль-Харим Ибн-Сулейман-аль-Бустани! Запомни, если хочешь знать, кто выпустит тебе кишки и заставит умолкнуть навсегда! Так и передай своим дружкам, когда вы снова встретитесь в аду!
        Герольт и Морис не стали медлить. Они знали, что должны были делать. В начинавшейся драке троим предстояло биться против семерых. Мародёры были вооружены лучше, и своим оружием они, судя по всему, владели превосходно. Но рыцари-тамплиеры вступали в бой и при тройном превосходстве противника - этого требовали и устав ордена, и честь тамплиеров!
        Они почти одновременно выхватили свои мечи.
        - Боюсь, развлечение не доставит вам удовольствия, на которое вы рассчитывали! И развлекаться вы будете не одни! - прокричал Герольт. - На нас тоже придётся обратить внимание!
        - Именно так! Готовьте-ка шкуры, грязный сброд! - добавил Морис и издал боевой клич тамплиеров: - Beauseant alia riscossa!
        Грабители, не ожидавшие такой встречи в вымершем переулке, испуганно попятились в сторону от ворот.
        - Проклятие! - пробормотал при виде рыцарей с обнажёнными мечами крепко сбитый парень, стоявший возле телеги. - Ведь это тамплиеры!
        Человек по имени Тарик эль-Харим радостно взглянул на них.
        - Братья, вас послало Небо! - крикнул он. - Покажем им, как три тамплиера справляются с бандой!
        Герольт и Морис были поражены: этот Тарик эль-Харим не был похож на рыцаря-христианина и не носил тамплиерского плаща, но выдавал себя за собрата по ордену. При первой же возможности его следовало призвать к ответу за наглое мошенничество. Но сейчас было не до этого - их собственные жизни и жизни семейства Гранвиль были в опасности. Грабители у телеги выхватили оружие.
        При виде кровожадной банды Герольт пожалел о том, что после возвращения из караула снял кольчугу. Никто не думал, что они попадут в такую ситуацию.
        Четверо грабителей, убежденные в своем превосходстве, бросились от телеги к Герольту и Морису.
        Тарик эль-Харим продолжал отвлекать бандита с саблей.
        - Покажи-ка, что способен на большее! - крикнул он и нанес ему первый удар. - А то ведь ты мастер только детей и женщин пугать да дыни колоть!
        В тот же момент другой грабитель ударил купца-толстяка по голове набалдашником кинжала, и тот без чувств свалился к ногам девочки. Грабитель тут же поменял кинжал на меч и помчался на помощь бандиту с саблей, который начал отступать после первого же удара противника.
        Парень, тащивший к телеге женщину, явно не считал опасным положение, в котором оказались его сообщники. Он не вмешался в стычку, а развязал бечёвку на одном из ковров, бросил женщину на землю и стал привязывать её руки к спицам заднего колеса.
        Герольт и Морис оказались в клещах. Четверо бандитов наступали на них, и рыцарям оставалось лишь защищаться изо всех сил. Против превосходящей силы было одно средство - не только быстро и сильно орудовать мечом, но и напрягать мозги: быстро отмечать небрежность и ошибки врага и использовать их себе во благо, прежде чем враг осознает свои промахи.
        Четыре клинка пытались уязвить Герольта и Мориса. Их ловкость и осмотрительность в первые минуты подверглись особенно тяжёлому испытанию. Не сговариваясь, они отступали назад и успевали только отражать выпады.
        Два парня сразу же начали заходить на них сбоку, чтобы поразить их сзади. Но Морис и Герольт сумели отразить этот выпад. Внезапно, как по команде, они сменили оборонительную тактику и бросились каждый на «своего» противника с флангов.
        Несколько мгновений спустя Герольт избежал мощного удара, нацеленного ему в плечо, и тут же ушёл от атаки другого грабителя, пытавшегося ударить его мечом по рёбрам. Вражеский клинок лязгнул о крестовину его меча, разорвал тунику рыцаря и рассёк ему кожу выше пояса.
        Герольт не почувствовал боли. Он вдруг увидел возможность для ответного, смертельного удара противнику. Прежде, чем тот успел отвести меч назад и вернуться на безопасную позицию, Герольт круто развернул своё оружие и нанес удар. Клинок пронзил жирное брюхо противника и глубоко вошёл в его тело. С пронзительным воплем, который быстро перешёл в предсмертный хрип, мародёр рухнул на землю.
        Герольт отскочил и в следующий момент отразил атаку второго врага, решившего отомстить за сообщника. Вражеский клинок лязгнул о клинок Герольта, наткнулся на прикрывшую эфес крестовину в палец толщиной и переломился. Обломок клинка, подобно копью, пролетел над головой Герольта.
        Грабитель в растерянности посмотрел на бесполезный остаток меча в своей руке и понял, что эта разбойничья вылазка может стать последней в его жизни, если он тут же не уберётся прочь. Он использовал этот шанс. И Герольт был рад тому, что грабитель обратился в бегство. Это избавило его от необходимости убивать безоружного человека. На поле боя у тех, кто не хочет рисковать своей жизнью и жизнями товарищей, в таких случаях не остаётся выбора. Потому что там всегда валяется достаточно много оружия убитых и смертельно раненных воинов - стоит только подобрать его, если противник по глупости или невнимательности предоставит такую возможность. Но здесь Герольту претило исполнение этого страшного закона. Он имел возможность не убивать безоружного человека, даже если тот, возможно, и не заслуживал другого.
        В этот момент на той стороне двора, возле телеги, где Тарик отважно бился с двумя противниками, раздался оглушительный, преисполненный боли рёв. Меч Тарика поразил бандита в плечо.
        - Надеюсь, это охладит твой пыл, свинья! - издевательски произнёс Тарик эль-Харим.
        Оружие выскользнуло из обессилевшей руки грабителя, и он в ужасе отшатнулся назад. Другой рукой он попытался выхватить нож, но Тарик был бдителен. Грабитель замертво упал возле ног молодой женщины, привязанной к колесу телеги.
        Между тем Морис градом бешеных, но точных ударов гнал к воротам уже раненых противников и осыпал их издёвками, советовал держать мечи как следует, чтобы не затягивать скучной драки. Когда один из них попытался следовать этому совету, Морис разгадал намерение противника и нанес ему последний удар. Руку грабителя, в которой тот держал меч, клинок Мориса рассёк от локтя до плеча.
        Последние бандиты с опозданием поняли, что они недооценили противника и что с их стороны было непростительной ошибкой, обманувшись количеством тамплиеров, вступать с ними в бой, и обратились в бегство.
        Морис попытался одному из них преградить путь к воротам. Но Герольт удержал рыцаря.
        - Оставь его, Морис! - прокричал он. - Уже достаточно крови! Давай порадуемся тому, что мы пришли вовремя и самого худшего не случилось. Когда Рауль де Лианкур послал тебя в гавань вместе со мной, я было пожелал, чтобы тебя черт побрал. Но сейчас я рад, что ты рядом, Морис де Монфонтен! Ты отлично владеешь мечом, друг!
        Морис улыбнулся.
        - То же самое могу сказать и о тебе, Герольт фон Вайсенфельс! - И он протянул Герольту руку. - Пусть это будет началом нерушимой дружбы!
        - Да будет так, Морис! - рассмеялся Герольт.
        - Позвольте вас поблагодарить, братья! - Тарик эль-Харим подошёл к рыцарям. - Без вашей помощи сегодня в Акконе стало бы одним тамплиером меньше.
        Морис и Герольт повернулись к Тарику. Они все ещё не верили, что этот человек - член ордена тамплиеров.
        - Наверное, ты вместе с туркополями сражаешься на стороне нашего ордена, - сказал ему Морис. - Ты действительно храбро дерёшься. Я уважаю твоё мужество и твоё искусство фехтования. Но это ещё не даёт тебе права претендовать на звание рыцаря-тамплиера!
        Тарик эль-Харим рассмеялся.
        - Вы ошибаетесь. Я такой же, как и вы, рыцарь-тамплиер со всеми его правами и обязанностями, дорогие братья. А что до моего «искусства фехтования», оно вряд ли оказалось бы высоким, случись мне подраться на мечах с каждым из вас. О моём умении стрелять из лука я вообще не хочу говорить. Своим искусством обращения с этим оружием вы бы превзошли любого.
        - Однако тамплиерская спесь у тебя уже имеется, - заметил Герольт.
        - Невежде и жемчуг кажется камнем, - мгновенно отразил атаку Тарик эль-Харим словами левантийской пословицы. Улыбка на его смуглом лице стала ещё ярче.
        - Если ты действительно тамплиер, то почему не носишь обязательного плаща? - поинтересовался Морис.
        - Потому что он сгорел, и у меня не было возможности обзавестись новым, - спокойно ответил Тарик эль-Харим. - Сообщаю вам о своём месте в ордене: я вхожу в отряд тамплиеров из крепости Тортоза. В Аккон мы прибыли по приказу нашего комтура. Мы оказались здесь незадолго перед тем, как вокруг города замкнулось кольцо мамелюков. Если же вы все ещё сомневаетесь в моих словах, давайте я познакомлю вас с моим командиром Пьером де Виньоном. Но сейчас нам надо позаботиться об этом толстяке и его дочерях!
        Герольт и Морис переглянулись. Этот левантиец, вовсе не похожий на отпрыска рыцарского рода и даже не носивший христианское имя, был, тем не менее, рыцарем-тамплиером!

8

        Они вытерли оружие об одежду одного из лежавших ничком грабителей, вложили его в ножны и поспешили к жертвам гнусного нападения.
        Юная, едва ли достигшая шестнадцатилетнего возраста девушка без чувств лежала возле заднего колеса телеги, к которому были привязаны её руки. Вероятно, она потеряла сознание при виде зарубленного насильника, упавшего в грязь к её ногам.
        Морис рывком отбросил от неё труп и опустился перед ней на колени, разрезал верёвки и прислонил её к телеге. Длинные волнистые волосы блондинки, с которых рука насильника сорвала голубую шёлковую повязку, он мягко отбросил с лица на затылок.
        - Мадемуазель! - он похлопал ладонью по бледным щекам девушки. - Худшее позади, сражение окочено. Не надо больше бояться этого сброда! Вы меня слышите?
        - Я принесу воды! - крикнул Тарик эль-Харим и побежал к колодцу. - Глоток холодной воды и влажный платок порой творят чудеса!
        А Герольт был уже около маленькой девочки, которая припала к телу своего отца, лежавшего без сознания. Девочка прижимала голову к его груди, хваталась за его одежду и кричала:
        - Его убили! Папу убили! Они убили папу!
        Слезы градом катились по её щекам.
        - Твой отец не убит! Он всего лишь потерял сознание от удара! - утешал девочку Герольт в надежде, что он не ошибается. Из раны в голове лежавшего купца капала кровь, но едва ли она могла стать причиной смерти. И вдруг Герольт с облегчением услышал стон раненого.
        - Смотри, он жив! - крикнул Герольт девочке. - Сейчас он придет в себя. Все будет хорошо. Так что больше не плачь. Твой отец обязательно поднимется.
        И, чтобы отвлечь девочку, он спросил:
        - Скажи-ка, на какое имя ты отзываешься? - он вспомнил имена, которые произнёс купец перед началом схватки. - Беатриса или Элоиза? Одно имя прекрасно так же, как другое…
        - Элоиза… Беатрисой зовут мою старшую сестру, - ответила девочка, все ещё всхлипывая. Однако в её голосе уже послышалась надежда. Она выпустила одежду отца из рук и подняла голову, чтобы взглянуть на него собственными глазами.
        Отец действительно был жив. Гюстав Гранвиль со стоном приоткрыл глаза, схватился за голову и попробовал привстать, но это ему не удалось.
        Герольт помог ему подняться настолько, чтобы он смог облокотиться на стену дома. Купец с искажённым болью лицом бросил на своего спасителя помутившийся взгляд.
        - Они… они ушли? - отрывисто спросил он. Рука купца скользила по голове младшей дочери, которая прижималась к нему и продолжала всхлипывать.
        Герольт кивнул.
        - Двое, как видите, за своё преступление поплатились жизнями. - Он указал на мёртвых бандитов, лежавших в пыли внутреннего двора. - Другие предпочли убежать.
        На лице раненого появилось недоверчивое выражение.
        - Вы втроём обратили банду в бегство? Благослови вас Господь за ваше мужество и искусство. Не хочу даже думать, что случилось бы, если бы Всевышний не направил вас сюда вовремя!
        Купец дотронулся до раны на голове и тут же отдёрнул руку: прикосновение вызвало нестерпимую боль.
        - Не волнуйтесь, это всего лишь лёгкое ранение. Скоро ваша рана заживёт, - успокоил его Герольт. - Какое-то время у вас будет болеть голова, но только и всего. Скажите, где в доме можно найти чистые платки. Мы очистим вашу рану и наложим повязку, чтобы она не воспалилась.
        - В одном из ящиков на телеге лежат простыни и скатерти, дорогой господин тамплиер! В сундуке с цветной росписью, - сказал Гюстав Гранвиль и озабоченно посмотрел на телегу. - Но скажите, как Беатриса? Что эти негодяи сделали с моей старшей дочерью?
        - Можете быть спокойны. Не случилось ничего, что могло бы повредить её доброму имени. Она храбро защищалась. Можете гордиться ею, господин Гранвиль, - заверил Герольт купца. Ведь обесчещенную дочь купца могло ожидать печальное будущее.
        - Да будут благословенны Матерь Божья и покровитель тамплиеров! - проговорил Гранвиль, осеняя себя крестом.
        Тем временем Морис побрызгал в лицо девушки холодной водой, омочил её лоб. Девушка тут же пришла в себя и смущённо посмотрела своими светло-голубыми глазами на коленопреклоненного тамплиера.
        - Что… что произошло? - забормотала она слабым голосом, тревожно оглядываясь.
        - Вы в безопасности, дорогая! - умиротворённо произнёс Морис и взял руку девушки. - Никто не сделает вам ничего плохого, даю слово тамплиера. Мы прогнали бандитов.
        Беатриса Гранвиль пробормотала слова благодарности, встала и начала смущённо оправлять изрядно помятое платье. Краска медленно возвращалась на её прелестное лицо.
        - Скажите ваше имя, сударь, - попросила она.
        - Морис де Монфонтен, - представился тот и изысканно поклонился. Всё это было похоже на то, как если бы Морис посылал прощальный знак уважения даме, ради которой он выходил на поединок, обвязав её платком копье. И не менее изысканным жестом он указал на своих товарищей:
        - А это мои собратья по ордену Герольт фон Вайсенфельс и Тарик эль-Харим, которые помогали мне в битве! Нам выпала честь освободить вас из рук этих бандитов! - улыбался он.
        По мнению Герольта, то, что Морис де Монфонтен превозносил свою роль в схватке, было очень характерно для дерзкого француза. Он заметил, что Тарик эль-Харим тоже так подумал: брови левантийца изумлённо поползли вверх. Но взгляд, который он бросил на Герольта, был не рассерженным, а ироничным.
        Лёгкая усмешка прозвучала в голосе Тарика, когда он скромно заметил:
        - То, что возвышает моих братьев-тамплиеров, возвышает и меня.
        Беатриса все ещё оставалась под сильным впечатлением от кровавых событий и не ощутила усмешки. Но все же она поблагодарила и обоих рыцарей, которые «помогали» Морису.
        Герольту показалось, что Морис отпустил руку милой девушки весьма неохотно, и предоставил ему возможность поддерживать девушку, когда она направилась к отцу.
        Гюстав Гранвиль обнял дочь и начал говорить ей слова утешения, которыми, впрочем, пытался успокоить и себя. При этом он осыпал ругательствами своего слугу, из-за которого, по мнению купца, все это и случилось.
        - Юсуф, этот чёртов бездельник, давно уже мог бы вернуться с лошадьми! Не удивлюсь, если узнаю, что он вообще продал лошадей и скрылся вместе с деньгами!
        - Не переживай из-за Юсуфа, отец, - сказала Беатриса. - Сейчас есть дела поважнее. Надо перевязать рану на твоей голове. А господа тамплиеры заслужили больше, чем слова благодарности за то, что ради нас рисковали своими жизнями.
        - Ты права, моё сокровище! Мы всегда будем в долгу перед этими благородными рыцарями. И наша благодарность действительно не должна ограничиваться одними только словами, - заверил Гюстав Гранвиль и пригласил братьев-тамплиеров для начала выпить по кубку его лучшего красного вина в честь чудесного спасения.
        На это три тамплиера все же не согласились, хотя Морису такое подкрепление казалось весьма подходящим. Но Герольт энергично напомнил ему, что им предстоит выполнить весьма ответственное поручение. К тому же следовало убрать со двора два трупа и водой смыть кровь. За это неприятное дело взялся Тарик эль-Харим.
        Герольт и Морис отправились в дом вслед за семейством Гранвилей. Беатриса внезапно задрожала - только сейчас она осознала все, чего удалось избежать ей, отцу и маленькой сестре. Она без сил упала на кожаный диван.
        Морис на кухне обрабатывал рану купца, а тот жаловался на судьбу, несколько недель назад отнявшую у него мать его дочерей. После смерти жены его уже ничто не держало в Акконе. В этот день он собирался сесть на торговую галеру и вернуться со своими дочерьми во Францию.
        Когда Герольт и Морис вышли во двор, левантинец уже перетащил оба трупа к развалинам на пожарище по соседству. Он должен был рассказать служащим городского управления о нападении на дом Гранвилей и о происхождении трупов - их следовало закопать в общей могиле в Монмусаре.
        - Как ты, брат, относишься к общей круговой чарке? - весело спросил его Морис.
        Тарика эль-Харима это неожиданное предложение смутило так же, как и Герольта.
        - Ничего не имел бы против, о великий воин! - помедлив, ответил он.
        - Так приходи же, как только закончишь здесь свои дела, в погребок Алексиоса, - пригласил его Морис. - Знаешь, где таверна этого грека?
        - Да, - кивнул Тарик эль-Харим, - в гавани, как раз у мола, который ведет к Башне Мух!
        - Ну, так до скорого свидания! - Морис махнул ему рукой и поспешил прочь из переулка.
        Когда Морис догнал Герольта, тот спросил его:
        - Скажи-ка, что это за круговая чарка у Алексиоса?
        - А ты против? - ухмыльнулся Морис.
        - Нет, ничуть, - сказал Герольт. - Он не принадлежал к той части орденской братии, которая была способна вёдрами поглощать вино и не пьянеть - так, что в народе даже сложилась поговорка: пьёт, как тамплиер. Но против глотка доброго вина, выпитого в подходящее время, он ничего не имел. - А на какие деньги? Алексиос известен тем, что подаёт лучшее вино, притом неразбавленное. Поэтому оно у него и дорогое. Но мы не сможем заплатить даже за разбавленное пойло в какой-нибудь дыре для нищих пьяниц!
        Рыцари-тамплиеры не имели денег. При вступлении в орден они соглашались быть не только послушными и целомудренными, но и бедными.
        Морис улыбнулся ещё веселее.
        - Дорогой брат во Христе, сегодня мы расплатимся за хорошее вино вот этим! - самодовольно ответил он и вынул туго набитый золотом кошелёк. - Толстяк буквально заставил меня взять эти деньги. Что же мне оставалось делать? У меня просто сердце разрывалось от мысли, что мне придётся отказать человеку в возможности сделать великолепный подарок.
        - Но нам это запрещено! - добавил озадаченный Герольт.
        - Не гони лошадей, мой друг! Принимать подарки для общины нам очень даже разрешено, - возразил Морис. - Как же иначе, по твоему мнению, орден смог бы собрать такое чудовищное богатство, которое превосходит состояния королей и папы? А мы трое - разве не община? Кроме того, нам ничто не помешает сдать деньги главе ордена - за вычетом мелочи, которую мы потратим на вино у Алексиоса.
        Находчивость Мориса обезоружила Герольта. Он уже не знал, возмущаться ему или смеяться.
        - Не делай такое глупое лицо, Герольт фон Вайсенфельс! И не будь большим католиком, чем папа римский. Мы, во всяком случае, заслужили хорошую выпивку, и мы позволим её себе! - решительно сказал Морис. - Кроме того, я сгораю от желания узнать, как этот левантийский парень получил тамплиерский плащ!

9

        В гавань, за которой высились мощная квадратная крепость Железного замка, было невозможно пройти. Сотни людей, сотни запряжённых лошадьми и быками телег и ручных повозок стекались из ведущих к гавани улиц и переулков, и тут, на подковообразной площади, сливались в одну спрессованную толпу.
        Через толпу горожан, желавших забрать из Аккона насколько возможно большую часть своего добра, пытались пробраться носильщики и торговцы, которые доставляли в город нужные товары с торговой галеры, только что вошедшей в гавань. Тут же команда готового к отправлению корабля нетерпеливо ждала погрузки на борт кувшинов с пресной водой, чтобы наконец отплыть.
        В гавани царила чудовищная суматоха. Люди толкались и не желали уступать дорогу друг другу. Проклятия и угрозы сотрясали воздух. Возницы без особого успеха щелкали бичами, горожане подставляли кулаки друг другу под носы. То и дело слышался детский плач.
        - Какая жуткая свалка! - промычал Герольт, вместе с Морисом пробиваясь через толпу к молу - насыпи для защиты кораблей от волн, расположенной у южного входа в гавань. Мол, уходил в море на три сотни шагов и заканчивался мощной сторожевой башней. Это круглое сооружение называлось «Башня Мух» и охраняло вход в гавань.
        - А ведь это только меньшая часть горожан, собравшихся покинуть город! - отозвался Морис. - Можешь представить, какой хаос тут воцарится, когда начнётся настоящий бой… Например, если мамелюки проломят где-нибудь стену и заберутся в город?
        - Лучше не надо! - признался Герольт.
        Морис горько рассмеялся.
        - Начнутся раздоры и стычки, - произнёс он мрачное пророчество. - И тут будет почти как на поле боя.
        Быстроходная тамплиерская галера «Пагания» загружалась беженцами так же поспешно, как и другие суда, стоявшие в гавани. Повсюду громко спорили о плате за проезд и за провоз багажа, потому что спрос намного превышал предложение. Никто не желал упустить своего. Это поднимало цены и приводило к яростным перебранкам. В такие дни капитаны и судовладельцы обеспечивали себе безбедное существование на всю жизнь. И прежде всего хозяева кипрских кораблей, курсирующих между осажденным городом и гаванями Фамагусты и Лимассола на Кипре - при хорошем попутном ветре поездка занимала не больше двух дней. Но были и честные капитаны, которые сдерживали свои обещания, данные ими ещё до начала осады Аккона.
        Коренастый квартирмейстер «Пагании» и четыре мускулистых матроса, каждый из которых превосходил его ростом на голову, охраняли широкие сходни, ведущие с галеры на причал. Матросы были вооружены дубинками. При виде подходивших к галере Мориса и Герольта квартирмейстер перестал торговаться с каким-то важным купцом.
        - Тамплиеры! Дорогу мужчинам, которые плюют на превосходство неверных! Которые не дрожат от страха и не пытаются сбежать на ближайшем корабле! - проревел квартирмейстер наседавшей на него толпе и приказал своим матросам использовать дубинки, если толпа сию же минуту не сделает прохода для тамплиеров. - А ну, живее! Или отведаете палок! Дорогу храбрецам Аккона, которые надеются на Бога и не сдают врагу ни пяди, пока другие удирают во все лопатки и думают лишь о своих жизнях и о своем барахле!
        Толпа на причале расступилась перед Герольтом и Морисом, подобно Красному морю перед Моисеем во время бегства из Египта. Оба тамплиера подумали об одном и том же: если бы каждый способный к бою мужчина взял в руки оружие и отправился на защиту города, султан эль-Ашраф Халил вместе со своим войском сломал бы хребет о стены Аккона.
        Квартирмейстер на сходнях поприветствовал тамплиеров, уважительно выслушал их и отвёл в каюту капитана Деметриоса. Капитан забрал у них письмо и спрятал его в укромное место.
        Чуть позже рыцари уже сидели в таверне Алексиоса. Грек славился на весь город тем, что выставлял гостям только лучшие вина своей родины. По словам хозяина, торговля шла плохо. Таверна действительно была почти пуста.
        - В такой день люди не думают о благословенных каплях, аромат которых сулит языку райское наслаждение. Они забывают и о том, что это обещание сбывается драгоценным ангельским огнем в горле и желудке, - пожаловался низенький человечек с толстыми мясистыми губами и кустистыми бровями, ставя на стол первый кувшин. - А те, кто сидит сейчас в дырах за дешёвым пойлом, не хотят думать, что они заливают несчастье бурдой, которая пожирает их кишки и топит их мозги в коварной гнили. Что же мне делать? Бочки в моих подвалах мне спрятать больше негде. Даже если бы я мог за это заплатить!
        - Мне бы твои заботы, Алексиос. - Морис придвинул к себе кувшин. - Но, если ты хочешь смыться вместе со всеми и не знаешь, куда деть вино, мы охотно тебе поможем.
        - Спасибо тамплиерам за совет! Не успеешь сделать запасы, как все твое добро разграбят и ты - нищий!
        Алексиос страдальчески закатил глаза, поднял ладони в знак покорности судьбе и исчез в закутке, из которого приносил вино.
        Едва Герольт и Морис сделали по первому глотку красного вина из своих глиняных кубков, к ним подошел Тарик. Он сел за стол напротив них и, не дожидаясь, пока трактирщик принесет ещё один кубок, поднес кувшин к губам и отхлебнул из него.
        Глаза Мориса поползли на лоб.
        - За твое здоровье, Тарик эль-Харим-ибн-Как-Тебя-Там, - сказал он и недовольно продолжил: - Но тебе не пришло в голову подождать, когда Алексиос принесет ещё один кубок?
        Алексиос уже мчался к столу тамплиеров с третьим кубком в руке.
        - …Ибн-Сулейман-аль-Бустани, - поправил Тарик. - А что касается скорости, с которой я схватил кувшин, я, дорогой брат по ордену, просто не был уверен, что ты удостоишь меня хотя бы капли вина. Во всяком случае, мы ведь «помогли тебе в битве» совсем немного, если я верно повторяю твои слова.
        Герольт рассмеялся: язвительные слова левантийца он счёл более чем справедливыми.
        Морис покраснел.
        - Только не надо, друг, взвешивать на ювелирных весах слова, брошенные в пылу сражения! - смутился он. - Да, должен признать, что слова я, возможно, выбирал не очень ловко.
        - Ну, мне твой выбор слов неловким совсем не кажется, - возразил Тарик эль-Харим, делая следующий глоток. - С их помощью ты произвёл сильное впечатление на прекрасную Беатрису. Какая девица не даст спасти себя от верного позора и смерти такому рыцарю-герою! Который, к тому же, один одолел семерых и обратил их в бегство. Мы ещё благодарны быть должны за то, что от твоей славы немного перепало и нам.
        Герольт рассмеялся.
        - Верно! А о пыле сражения-то вообще и речи быть не может! Если честно, мне кажется, что при виде этой красавицы на тебя напал совсем другой пыл. Который мало соответствует обету нашего ордена!
        Морис переводил свирепый взгляд с одного товарища на другого. Но всё же он решил, что лучше не увёртываться от язвительных замечаний и не искать для себя лазейки.
        - Ну ладно, сдаюсь. И добавляю, что, будучи восхищён женской красотой, соблазнился возможностью выставить себя в особо выигрышном свете и… И недооценил ваше участие! - сказал он с кривой улыбкой.
        - Мудрые мужи пустыни говорят. «Лишь в твоей стране ищу сокровенную любовь. Не достойно человека прятать свет в других краях», - рассмеялся Тарик эль-Харим.
        - Многие слабости, полученные от рождения, не могут исчезнуть сразу, как только даётся обет, - робко согласился Морис.
        - Воистину так! - сказал Герольт. По его мнению, смеха за счёт француза было уже слишком много. Он поднял кубок и торжественно произнёс: - Пьём за это и за нашу общую победу!
        Тарик эль-Харим охотно последовал совету Герольта и чокнулся с ним.
        - Воистину, легче гору перетащить на толщину волоса, чем освободиться от самого себя и своими же силами.
        - Ещё одна мудрость с родины твоих предков? - спросил Морис, втайне радуясь возможности отвлечь внимание товарищей от своей особы.
        - Да, - ответил Тарик эль-Харим.
        Между тем никто из них не заметил двух слепых туркополей, вошедших в таверну и севших за спинами тамплиеров в тёмном углу.
        - Расскажи, наконец, как ты стал тамплиером, - попросил Морис, - если, конечно, наше любопытство тебя не очень затрудняет.
        - Совсем не затрудняет. Но это довольно длинная история.
        Морис пожал плечами.
        - Ну и что же! Подвал грека полон вина, которое должно быть выпито. Мы внимательно слушаем, Тарик эль-Харим Ибн-Сулейман-аль-Бустани! - Морис сделал ещё один глоток из пузатого кубка и с выжиданием посмотрел на левантийца. - Где же родина твоих предков, о знаток мудрых изречений пустыни?
        Герольта история жизни левантийца интересовала не меньше. А вино было слишком прекрасно, чтобы думать о том, как бы поскорее его выпить.
        - Она находится на Ниле, в Египте, - начал Тарик эль-Харим не без гордости в голосе. - Большая часть рода моего деда происходит из Аль-Кахиры и его окрестностей.
        - Каир! - удивлённо воскликнул Морис и ехидно заметил: - Смотрите: мы имеем дело с выходцем из народа фараонов и солнцепоклонников! Скажи-ка, ведь в тебе течёт и кровь бедуинов?
        - Да, и этим я особенно горжусь. Ведь бедуины - это рыцари пустыни, - сказал Тарик эль-Харим. - Но мои предки уже несколько веков принадлежат к христианской части населения. Когда-то мы составляли большинство, но в ходе насильственного обращения арабов в мусульманство оказались в меньшинстве. Вам должно быть известно, что копты[Копты - христианские потомки древних египтян, в большинстве своем исповедующие православие.] и верные Риму христиане, несмотря на жестокие гонения и вспышки резни, все ещё живут во многих частях арабского мира.
        Герольт и Морис знали об этом совсем мало, но согласно кивнули.
        Улыбка скользнула по лицу Тарика.
        - Но ведь вам интересно, как я, левантиец, получил тамплиерский плащ? Ведь право на него имеют лишь члены благородных рыцарских семейств.
        - Верно, - сказал Морис, - нам это очень интересно.
        - Этой привилегией я обязан своему дедушке Саиду. Во время седьмого крестового похода он воевал в составе отдельного подразделения египетских воинов-христиан, служивших французскому королю Людовику IX, - продолжил свой рассказ Тарик эль-Харим. - Когда Людовик IX, которого называли Людовиком Святым, высадился в дельте Нила, чтобы усмирить Египет, то при завоевании Дамиетты в июне 1249 года мой дед отличился особой храбростью. Но это было только началом его героической карьеры. Особого расположения короля он добился после битвы при эль-Мансуре, когда стал очевидным крах крестового похода. В апреле Людовик заболел и оказался отрезанным от главной части войска, ему вместе с телохранителем и небольшим отрядом египетских воинов пришлось искать убежища в деревне Миниат аль-Хлос Абдаллах. И там мой дед предотвратил покушение на короля: один асасин[Асасины были шиитской сектой (после смерти Мохаммеда в исламе образовались два враждебно настроенных направления - шиитов и суннитов). Члены тайного религиозного ордена асасинов получили известность благодаря коварным убийствам вождей и предводителей тех
народов, с которыми враждовали шииты. При совершении своих преступлений эти наёмные убийцы пренебрегали опасностью для жизни.] пытался заколоть его отравленным кинжалом. Дед был тяжело ранен, но чудесным образом остался в живых. Вероятно, яд на кинжале убийцы от долгого хранения потерял свою силу.
        - Вот это да! - вырвалось у Герольта. - Твой дед Саид был исключительно мужественным и бдительным воином.
        Тарик эль-Харим ответил на это замечание дружелюбной улыбкой.
        - Это и в самом деле было так. За храбрость король Людовик отблагодарил его такой же необычной милостью. Он даровал ему наследственное рыцарство и наделил небольшим поместьем с замком при Антиохии. Со временем поместье оказалось в руках мусульман, но у меня осталось право стать рыцарем ордена тамплиеров. Вот вы и узнали, как я получил свой плащ.
        - Наследственный рыцарь-левантиец с бедуинской кровью в жилах, дед которого спас жизнь Людовику Святому, - кто б мог подумать?! - провозгласил Морис, протягивая Тарику свой кубок. - Брат мой, пусть все, что я думал и говорил, провалится в преисподнюю и забудется навсегда. Да будет сказано ещё раз, что сражался ты воистину как тамплиер, подтверждая величайшую честь своего героического деда! Да пребудет с тобой Господь всегда, да будет вечно развеваться знамя нашего ордена над твоей головой!
        - Да будет так! - воскликнул Герольт и тоже поднял свой кубок. - За нашего собрата Тарика эль-Харима Ибн-Сулеймана-аль-Бустани!
        С глухим стуком кубки ударились друг о друга.
        - Можно задать тебе ещё один вопрос? - спросил Морис. Он знаком велел Алексиосу принести следующий кувшин. - Почему ты не взял христианское имя?
        - Разве Иисус и Мария, последователи и апостолы носили христианские имена? - отозвался Тарик эль-Харим, явно выслушавший этот вопрос уже не в первый раз. - Нет, их имена были еврейскими, и, я думаю, они так же гордились своим иудейским происхождением и культурой, как и я горжусь своими корнями. Не имя приводит к истинной вере, а то, что наполняет твое сердце и твою душу!
        - Хорошо сказано! - согласился Герольт.
        - Но довольно обо мне, - сказал Тарик эль-Харим. - Как насчёт того, чтобы и вы рассказали немного о себе, о том, как вы стали тамплиерами? Берущий должен и давать.
        - Справедливо, - кивнул Герольт.
        - Начни лучше ты, Герольт! - Морис бросил на него умоляющий взгляд. - Мне нужно собраться с мыслями и привести свою историю хоть в какой-нибудь порядок. А то ведь очень уж она запутана.
        - Ничего не имею против, - пожал плечами Герольт.
        Он рассказал им о своем отце - неотёсанном рыцаре-разбойнике, выпивохе из Эйфеля, который подавал очень большие надежды, но ничего не добился. Сам Герольт получил от жизни тоже не слишком много. Его судьбу определило то обстоятельство, что он не был продолжателем рода, а лишь третьим сыном, и потому был исключён из числа претендентов на отцовское наследство.
        - Лучше быть собакой, чем не первым сыном! - вздохнул Морис. Горечь в его голосе объяснялась просто: ему тоже не посчастливилось увидеть свет первым сыном и наследником.
        Герольт продолжил:
        - Да, собаки в нашем замке жили лучше меня. Мне доставалось и от отца, и от двух старших братьев. Когда мне исполнилось четырнадцать и я стал достаточно взрослым, чтобы идти собственным путём, я уже знал, что примкну к ближайшему отряду крестоносцев и отправлюсь в Святую Землю. А поскольку я заботился о спасении души и желал вести богоугодную жизнь, я мечтал быть рыцарем и сражаться с неверными. Обращению с оружием меня учил отец, в этом он действительно знал толк. И учил он меня без снисхождения. И всё это время я мечтал, как однажды получу плащ тамплиера и стану воином-монахом на службе у Господа. Вместе с отрядом французских крестоносцев я ушёл в Утремер. Был в Триполи оруженосцем одного тамплиера. В прошлом году здесь, в Акконе, я дал обет и был посвящён в рыцари Ордена тамплиеров. Вот и все, что я могу о себе рассказать.
        Тарик эль-Харим кивнул ему, и оба вопросительно посмотрели на Мориса. По дороге в генуэзский квартал Герольт уже слышал кое-что из жизни Мориса, и теперь он сгорал от нетерпения узнать побольше.
        Морис взглянул на товарищей.
        - А вы вообще-то представляете, что я могу вам рассказать? Потом станете жаловаться, что спасение ваших душ могло подвергнуться серьёзной опасности. Ведь мне придётся рассказать вам о позорнейших историях своей жизни, которые лишь на йоту интереснее истории блохи, живущей на шкуре дворняги! Так пусть потом никто не скажет, что не был предупреждён! Спрашиваю ещё раз: вы действительно готовы краснеть, выслушивая мою исповедь?
        Тарик эль-Харим и Герольт рассмеялись и хором ответили:
        - Да! Давай же начинай!
        Морис наигранно вздохнул:
        - Вижу, что не суждено сей горькой чаше миновать меня. Ну, хорошо, как пожелаете!
        Но, прежде чем начать, Морис подкрепился добрым глотком из своего кубка. Немного вина попало на подбородок Мориса и на треугольник его чёрной бородки, аккуратная, ухоженная форма которой не соответствовала уставу ордена. Морис поставил кубок на стол, вытер подбородок и начал свой рассказ.
        Он немногого ждал от жизни. Уже с юности она действительно представляла собой бесконечную цепь жестоких драк со старшими братьями, а позже - с каждым, кто посмел бросить на него косой взгляд или обронить непочтительное слово. Это была череда необузданных страстей и опасных любовных приключений, многие из которых могли стоить ему жизни: дикие выходки за игральными столами, в притонах и кабаках, в домах терпимости. Этот неистовый разгул продолжался три года.
        И наступил день, когда все деньги Мориса были проиграны, пропиты и потрачены на распутных девок, а мнимые друзья, которых он содержал, растаяли в воздухе. Пришло время отчаяния, мучительных самоистязаний и крепчавшего с каждым днём страха перед тем, что Бог откажет его душе в спасении. Наконец, после длившейся всю ночь молитвы в деревенской церкви, Морис пришёл к убеждению, что искреннего страха в сердце недостаточно. За свои многочисленные грехи и ошибки он должен по-настоящему раскаяться - а именно в монастыре, и провести там остаток жизни. Только после этого он сможет предстать перед Всевышним в день Страшного Суда и снискать его милость.
        Но вскоре оказалось, что среди монахов-бенедиктинцев он не находит душевного покоя и уверенности в том, что идёт верным путём, - то, на что он надеялся, придя в монастырь. Начались распри с монастырским начальством и с братией, Мориса все больше тяготила строгая и однообразная жизнь, которая столь резко противоречила его прежней разгульной жизни и его одержимости рыцарскими искусствами. Ничего удивительного не оказалось в том, что за несколько месяцев до конца испытательного срока ему пришлось покинуть монастырь.
        - Я благодарен приору, который, несмотря на моё упрямство, хорошо относился ко мне и знал меня лучше, чем я сам. С его помощью я и достиг своей истинной цели, то есть стал тамплиером, - закончил Морис своё повествование.
        - Как это произошло? - спросил Тарик эль-Харим.
        - Он был не только добросердечен, но и проницателен. Он отправил меня с рекомендательным письмом к своему другу-комтуру. И у него я с первых же дней понял, что моя судьба - это жизнь и служба воина-монаха. Через год испытательного срока в комтуре Сен-Дени под Парижем я был принят в орден, получил плащ и два года назад с отрядом тамплиеров отправился в Святую Землю. Так, друзья, меня и забросило к вам в Аккон!
        Тарик и Герольт оценили беспощадную откровенность, с которой Морис рассказал им о своих многочисленных заблуждениях.
        - Идущий без вожатого потратит много лет на дорогу в несколько дней, говорят бедуины, - задумчиво произнёс Тарик.
        - И кто ещё знает, куда дорога нас уведёт, - печально сказал Герольт.
        - Боюсь, скоро она уведёт нас из Аккона и из Святой Земли, - ответил Морис. - Наша единственная надежда в том, что король Генрих скоро прибудет к нам с Кипра вместе с сильным подкреплением. Иначе Аккон не удержать.
        Герольт ударил кулаком по столу.
        - Почему только король с Кипра? Где поддержка из других стран нашей христианской родины? Как могло случиться, что от прежних государств крестоносцев и от Королевства Иерусалимского почти ничего не осталось? Я просто не понимаю, почему ни папа, называющий себя наместником Христа на земле, ни короли, ни всемогущие князья Европы не делают и малейших усилий для того, чтобы предотвратить беду и спасти Святую Землю для христианства! Или Иерусалим и другие места, где наш Спаситель жил, проповедовал, страдал и воскрес, для них уже ничего не значат? Что может быть важнее, чем изгнание полчищ неверных?
        - Могу сказать, что для них важнее, - мрачно ответил Морис. - Их придворные интриги, их борьба за власть, их развратная, нехристианская жизнь - все это для них в тысячу раз важнее. Поэтому они и не открывают своих переполненных сундуков, чтобы пожертвовать деньги на войско и оружие. Что касается борьбы за свою веру, то мусульмане, если честно, вызывают у меня гораздо большее уважение, чем наши надутые князья и короли, способные бороться за Святую Землю только на словах.
        Тарик невесело усмехнулся:
        - Да, Морис. Это именно так. Суфии[В VIII веке в исламском мире появились богоискатели, отличавшиеся страстной любовью к Богу. Они обычно жили крайне замкнуто и бедно. Группы этих людей превращались в братства и ордена. Их целью было мистическое соединение с Богом посредством чистых, наполненных одной лишь любовью сердец. Это стремление они сделали высоким искусством, которое не уступало искусству великих христианских мистиков.] , мудрые учителя и странники мистических троп, учат: «Если Бог расположен к человеку, он дарит ему великое страдание, а если он хочет сделать его своим врагом, он дарит ему вдоволь мирских богатств».
        - Ну, врагов мы имеем более чем достаточно, - заметил Герольт. - Но если все решили бросить нас в беде и Аккону суждено пасть, то я, по крайней мере, желаю биться с врагами до конца, до последнего человека, как велит нам честь тамплиеров!
        - Ты прочитал мои заветные мысли, Герольт! - подхватил Морис. - Но открытое поле битвы, на котором каждый способен показать мечом и копьём, каков он в действительности воин, мне в десять раз милее, чем многодневное выжидание: когда же мамелюкам удастся пробить стену!
        Тарик согласился с ним:
        - Да, мы должны вспомнить о своих рыцарских добродетелях и вступить с ними в бой, вместо того чтобы ждать нападения! А если другие ордена к этому не готовы, мы, тамплиеры, должны показать им, что такое мужество и презрение к смерти при виде бесчисленных вражеских орд!
        Когда три рыцаря вышли из греческой таверны и направились к цитадели у внешней стены, они уже были друзьями. Никто из них не обратил внимания на двух слепых туркополей, двинувшихся следом за ними. Никто не мог подумать, что уже ближайшей ночью у них будет возможность доказать своё мужество и храбрость в сражении с врагами - и, наконец-то, перед стенами Аккона!

10

        Этой ночью Аккон выглядел очень обманчиво для мамелюков. Ничто не должно было предупредить врагов и дать им хотя бы намёк на то, что в третьем часу пополуночи начнётся вылазка из города. Крепостные стены патрулировало обычное количество караульных. И на узкой, шириной в сорок шагов, полосе между внешней и внутренней стенами, между городским замком на восточной стороне и воротами Святого Лазаря на западной также горело факелов не больше обычного.
        Однако свет факелов падал на почти четыре сотни рыцарей-тамплиеров, готовых к ближнему бою, на их боевых коней, покрытых броней, на лёгкую конницу - примерно такое же число туркополей и сержантов. Вспомогательные отряды состояли в основном из лучников. Этой ночью их колчаны были заполнены не теми ужасными стрелами, железные наконечники которых без труда пронзали вражеские доспехи. Две сотни туркополей должны были выпустить огненные стрелы, на которые была намотана пропитанная смолой пакля. Другие приторочили к сёдлам своих коней короба, в которых лежали маленькие глиняные горшки с греческим огнем.
        Рыцари и туземцы из вспомогательных отрядов отдыхали до утренней мессы, стараясь по возможности выспаться - опытным воинам-монахам это обычно удавалось. После короткого богослужения они прикрыли бока и шеи своих лошадей защитными доспехами, надели на себя лёгкое снаряжение, опоясались мечами, взяли копья и щиты и в строгом порядке, по возможности беззвучно, начали выходить для сбора на маршевой полосе между стенами.
        Теперь отряд, собравшийся атаковать лагерь сирийцев из Хамата за стеной, был готов к бою. Великий магистр тамплиеров, всегда принимавший участие в боях, и на этот раз собрался лично повести своих рыцарей в бой.
        Гийом де Боже, человек внушительного вида, с седой окладистой бородой, стоял у ворот перед тесным полукругом своего отряда. Тут же оруженосец великого магистра держал под уздцы его черного мерина. Великий магистр обменивался последними фразами со своим маршалом Годфруа де Вендаком и младшими командирами. Справа от маршала на коне сидел тамплиер, удостоившийся чести нести в бою копье с босеаном - знаменем ордена, верхняя часть которого была сделана из чёрной ткани, а нижняя - из белой. Если знаменосец погибал, копье с босеаном тут же подхватывал другой рыцарь, - и он должен был защищать знамя даже ценой собственной жизни. Честь воинов-монахов требовала, чтобы босеан всегда развевался над головами братьев по ордену. Если флаг во время сражения попадал к врагу, это считалось величайшим позором.
        Морис и Герольт после построения оказались рядом. В таком порядке им предстояло идти в бой. Тарику тоже удалось стать крайним на левом фланге своего эскадрона, так что они хорошо видели друг друга и при случае могли прийти друг другу на помощь. После того как они подружились, было хорошо находиться рядом в предстоящем сражении. Ведь место, которое по приказу своего командира занимал рыцарь в боевом порядке, ни при каких обстоятельствах нельзя было менять. На этом железном законе замкнутого строя была основана чудовищная ударная сила рыцарской конницы - как, впрочем, и сопровождавшей её лёгкой конницы и пехоты.
        Герольт видел, как Тарик разговаривает с тамплиером-гигантом, похожим на викинга из легенд. Этому рыцарю с фигурой медведя было, кажется, уже под тридцать. Его правый глаз был скрыт под измятым железным колпаком, который удерживал кожаный, прошитый серебряными нитями ремень. Белый шрам пересекал его лицо ото лба до квадратного подбородка. Передняя часть его головы, из-за шрама походившая на разрубленный шар, была чисто выбрита. А рыжие, густые волосы на затылке были заплетены в косу. Коса была оплетена тонким кожаным ремешком, прошитым, как и ремень наглазной повязки, серебряными нитями, и походила на шпору, торчавшую за затылком. Шлем, который воин держал под рукой, допускал прекрасный обзор, даже несмотря на широкую полосу, прикрывавшую нос, а на задней части он имел специальную выемку, через которую можно было выпустить остаток косы.
        Герольта удивило то, что странный одноглазый тамплиер позволяет себе такие вольности с косой - ведь в обычных случаях начальство требовало строжайшего соблюдения устава ордена.
        - Ты не знаешь, с кем это там разговаривает Тарик? - шёпотом спросил он Мориса.
        Морис проследил за его взглядом и тихо засмеялся.
        - Да, страшновато выглядит этот парень, не правда ли? Девиз тамплиеров будто именно о нем и говорит: «Свиреп, как лев, для наших врагов и кроток, как ягнёнок, с нашими друзьями!» Если не ошибаюсь, его зовут Мак-Айвор Коннелли. Горец из Северной Шотландии, который не боится ни смерти, ни черта. Это значит, что никто из носящих двуручный меч не умеет рубить им лучше Мак-Айвора.
        Только сейчас Герольт заметил необычно широкий меч, висевший на седле шотландца. Страшное оружие могло принадлежать лишь очень сильному рыцарю, способному махать им достаточно долго.
        Тихий ропот пронёсся по рядам воинов-монахов, и воцарилось напряжённое молчание, когда великий магистр сел в седло и обратился к тамплиерам.
        - Господа рыцари, сержанты и туркополи! - торжественно произнёс он. - Снова для нашего ордена пробил час испытания. Я уверен в том, что мы пройдём сражение с храбростью, которая нас отличает и которая создала нашу славу. Не буду многословен, братья! Все мы знаем, что наше положение серьёзно, что очень многое зависит от атаки на лагерь сирийцев из Хамата, которую мы сейчас начнём. От этого зависит будущее не только Аккона, но и всего христианства!
        Серьёзны и решительны были лица людей, смотревших на великого магистра. Не было среди них рыцаря, который не горел бы желанием перенести сражение с мамелюками на открытое поле. Забыты были недовольство и раздражение, которые вызывала неспособность соперничающих магистров двух других орденов совершить атаку на неверных вместе с тамплиерами или хотя бы порознь. Но тамплиеры не ждали, когда другие проложат им путь к победе. Именно им суждено было решиться на, казалось, невозможное и принести в жертву свои жизни.
        - Всем известно, - продолжал Гийом де Боже, - что большую часть метательных машин, особо опасных для стен Аккона, султан велел держать в лагере сирийцев. То ли их там собираются чинить, а в лагере находятся лучшие мастера, то ли они затеяли обстрел нашего западного фланга - все это нас не должно интересовать. Как бы там ни было, сложилась благоприятная обстановка для того, чтобы внезапно напасть и разрушить эти камнемёты и катапульты. Сможем мы это сделать - значит, выиграем время. Время, которое решит, падёт ли Аккон или будет держать оборону до тех пор, пока с Кипра не подоспеет подкрепление.
        Слушая маршала, рыцари перебрасывались скептическими взглядами. Они почти не верили в возможность короля Генриха II собрать достаточно сильное войско и привести его в Аккон. Впрочем, эти сомнения не ослабляли их решимости напасть на лагерь сарацин этой ночью.
        Великий магистр отдал приказ поджечь смоляные факелы для огненных стрел и для горшков с греческим огнем, а стражи у ворот приготовились снять последние запоры. Они уже вынули тяжёлые балки из держателей в каменной кладке, когда отряды собрались в проходе между стенами.
        Гийом де Боже молчал, пока рыцари садились в седла, а смоляные факелы охватывало пламя. Молча он осмотрел своё войско. Казалось, он хотел заглянуть каждому в лицо, чтобы донести до всех горевший в его душе огонь.
        - Будем же помнить в бою, что на службу нас призвал Всевышний и что мы получим спасение, даже если этой ночью пробьёт час нашей смерти! - торжественно прокричал он. - Не по праву неверные захватывают наши города и замки, устраивают христианам кровавые бойни, а выживших уводят в рабство!
        Он выхватил из ножен меч и указал сверкнувшим клинком на знамя тамплиеров:
        - Пусть скорбь по нашим убитым, пусть святой гнев и возмущение мерзостями, которыми неверные осквернили Святую Землю, terra sancta нашего Господа, вызовут в нас неукротимую силу, которая ураганом пронесётся по лагерю сарацин!
        Копья и мечи, единым рывком вынутые из ножен, поднялись в свете факелов и протянулись ввысь, к знамени тамплиеров.
        Наконец прозвучал приказ, которого все ждали:
        - К воротам!

11

        Полукруглые сводчатые ворота состояли из двух высоких створок, брусья которых - прочные, толщиной почти с человека - охватывали стальные полосы. С внешней стороны из ворот торчали железные шипы. Чтобы открыть эти ворота, каждую створку должны были двигать три человека. Как и у всех ворот внешней стены крепости, широкий проход под сводами сразу за главным порталом переходил в резкий прямоугольный изгиб. Это не позволяло врагу использовать против укрепления таран.
        В то время как тяжело открывались обитые железом створки, в надвратной башне вращались барабаны, на которые были намотаны цепи перекидного моста. Команда, работавшая на этом посту, несколько часов назад изнутри укрепила мост канатами толщиной с руку, стала снимать с толстого барабана цепи и обматывать каждое звено по отдельности старой мешковиной. Поэтому, когда цепи стали разматываться, вопреки ожиданию, предательский скрежет так и не раздался, и мост бесшумно опустился на крепостной ров. С помощью этих кропотливых, трудоёмких приготовлений можно было выиграть едва ли одну или две минуты. Но каждая минута, на которую можно было задержать тревогу в лагере сарацин, могла предрешить успех или неудачу нападения.
        Великий магистр поскакал вперёд вместе с тамплиером, державшим знамя. За ним в строго определённом порядке следовали группы всадников - рыцарей, сержантов и туркополей. Воины длинной колонной, в неимоверной тесноте проходили ворота и узкий мост, но при этом не мешали друг другу и не создавали заторов. Чего нельзя было избежать совершенно, так это звона оружия и щитов, бившихся о конские доспехи.
        Герольт и Морис ехали во втором отряде, а Тарик - в третьем. Едва мост остался позади, как тамплиеры тут же явили всю полноту свойственной им дисциплины и строевого мастерства. Не требовалось даже произносить команды, чтобы всадники увеличивали скорость, не обгоняя при этом друг друга, и тут же занимая свои места.
        Вот узкая колонна начала распадаться. Великий магистр и знаменосец со своим вооружённым помощником отстали от неё на небольшую дистанцию. И будто рука невидимого шахматиста собрала из ехавших следом отрядов мощный бронированный клин. Фланги составили рыцари-тамплиеры на боевых конях, внутреннее ядро образовали лучники и турпоколи с их зарядами греческого огня. Сложив щиты подобно рыбьей чешуе, убрав копья внутрь, отряд двигался вперёд. Со стороны могло показаться, что луна освещает треугольную металлическую стену, мчащуюся вперёд на конских копытах, чтобы подобно гигантскому стальному плугу со страшной силой врезаться в палаточный лагерь безмятежных сарацин из Хамата и вспахать его.
        Отряд тамплиеров из семисот человек преодолел более половины пути до лагеря, когда ночь огласили первые тревожные крики мусульман.
        - Beauseant alia riscossa! - выкрикнул великий магистр боевой клич тамплиеров. Нужды соблюдать тишину уже не было.
        Семьсот воинов что есть мочи прокричали слова, повергавшие в ужас и не таких отважных противников, как сарацины из Хамата:
        - Beauseant alia riscossa!
        За спинами рыцарей загорелись сотни огненных стрел. Первые из них уже взлетали в небо и осыпались на катапульты, камнемёты, оставленные у лагеря, на ближайшие палатки сарацин.
        Лучники ещё клали следующие стрелы на тетивы своих луков, а отряд уже врывался в лагерь. Первая волна беспорядочно сопротивлявшихся сарацин упала под копьями рыцарей или была растоптана копытами их коней.
        Морис и Герольт отбросили свои копья и схватились за мечи. Начиналась рукопашная схватка, а туркополи с помощью огненных стрел и греческого огня продолжали поджигать метательные машины.
        Поскольку ряды палаток не позволяли продолжить наступление в прежнем боевом порядке, отряд тамплиеров, как и было условлено ранее, распался на отдельные группы. Каждый из тамплиеров понимал: этот палаточный лагерь станет для них ловушкой, если им сразу не удастся ввергнуть его в настоящий кровавый хаос и лишить охваченных паникой сарацин возможности оказать организованное сопротивление.
        Однако надежда тамплиеров на такое развитие событий не сбылась. В первые минуты атаки воинам из Хамата пришлось понести тяжёлые потери. Но их военачальники неожиданно быстро сумели собрать в дальних частях лагеря отряды, которые мужественно бросились в бой.
        В разгаре битвы узкие проходы между рядами палаток с растянутыми вдоль и поперёк шнурами оказались для тамплиеров смертельной западней. Лошадиные ноги запутывались в натянутых шнурах и канатах, кони спотыкались и выбрасывали своих седоков из седел. Удача повернулась лицом к сарацинам. Атака захлебнулась, и положение тамплиеров все осложнялось. Враги теперь нападали на них со всех сторон, их численное превосходство было подавляющим.
        Герольт вместе со своим отрядом отражал натиск сарацин на левом, западном фланге поля боя. Он видел, как вражеское копье пронзило Теодориха фон Эберсберга, как принял смерть Лудольф Молчаливый - удар кривой сабли отсек голову монаха от его туловища. Великий магистр понял, что потери его воинов уже не могут быть оправданными, и дал сигнал к отступлению.
        - Назад, Герольт! - крикнул Морис, едва ли перекрывая шум битвы и звук зовущей к отступлению трубы. - Назад!.. Отступаем!
        Герольт вдруг обнаружил, что бежавшие по проходам сарацины отделили его от уже отступавших товарищей. Когда он повернул лошадь, чтобы примкнуть к своему заметно поредевшему отряду, он оказался между растянутыми канатами. И в этот момент летящее копье вонзилось в тело его лошади. Герольта выбросило из седла, как из катапульты. Он остался без разбитого щита, однако сумел удержать рукоятку меча: он знал, что без оружия пропадёт. Успел он увернуться и от летевшего в него копья - оно пролетело в половине аршина от его плеча, воткнулось в землю и замерло, дрожащим древком напоминая о силе своего метателя. Герольт вскочил на ноги и отразил удар сарацина, подбежавшего к нему с саблей в руках, и повалил противника на землю. Однако надежд на свою безопасность у него почти не было. Все братья по ордену отступали, а он оставался среди сарацинских палаток один, без лошади, с полудюжиной врагов. Бегство было невозможно. И хотя он был способен постоять за себя, его судьба была предрешена.
        Он не знал, что Морис издалека видел, в какую переделку попал его друг. В потоке отступающих тамплиеров он увидел Тарика и шотландца Мак-Айвора Коннелли.
        - Тарик, мы должны вытащить Герольта! - прорычал он. - Неверные взяли его в клещи!
        Тарик не медлил ни секунды. Он тотчас вырвался из своего строя и, обернувшись к лагерю, крикнул:
        - Я иду! Держись, Герольт! Мы тебя не оставим!
        Мак-Айвор Коннелли тоже не размышлял.
        - Будь я проклят, если брата по ордену на моих глазах порубят в капусту, пока во мне остаётся хоть искра жизни! - прокричал он и пришпорил свою лошадь.
        Морис, Тарик и шотландец галопом мчались по палаточной улице. И если сарацин, встречавшийся на их пути, не падал от удара рыцарского меча, то одетый в броню конь сшибал его с ног, подобно молоту.
        Мак-Айвор Коннелли первым добрался до воинов, пытавшихся сразить Герольта. Чтобы дать простор своему двуручному мечу, он выпрыгнул из седла, как ангел смерти пролетел над сарацинами, с яростным рёвом взмахнул своим чудовищным оружием и высек брешь в ряду врагов. Тем временем подоспели Морис и Тарик.
        Герольт воспрял духом: похоже, эту ночь он ещё переживет. Однако и он, и его товарищи сознавали зыбкость своего положения. Если у них оставались шансы вернуться в Аккон живыми, нельзя было медлить ни мгновения.
        - Скорее назад! - крикнул Тарик, когда последний из сарацин, сражённых мечом левантийца, упал возле его ног. - Если промедлим хотя бы секунду, нас окружат!
        - Я возьму его к себе! - крикнул Мак-Айвор Коннелли и отбросил свой двуручный меч, ставший обузой. На случай неизбежного окружения при нем был ещё и короткий меч. С ловкостью, невероятной для человека его богатырского сложения, он прыгнул на своего пегого жеребца и протянул Герольту руку:
        - Мой конь достаточно силен, чтобы вынести двоих. Садись же, братец!
        Герольт торопливо сунул в ножны свой меч, протянул руку шотландцу и почувствовал, как волосатая лапа сжала его запястье. Мак-Айвор поднял его легко, как мешок с перьями.
        - Держись крепче, приятель! - крикнул шотландец и всадил шпоры в бока своего коня. - Не будь я Мак-Айвор Коннелли, если эта поездка не окажется самой весёлой в нашей жизни!

12

        Они поставили на кон свои жизни и потому мчались через вражеский лагерь с отчаянием обречённых. На помощь отряда они рассчитывать не могли. Тамплиеры уже давно отступали к Аккону в организованном порядке.
        Морис и Тарик скакали рядом с Мак-Айвором и Герольтом. Их мечи рубили затянутый дымом воздух, когда они мчались мимо горящих палаток и строений. Неожиданно перед ними показалась большая группа сарацин, и они свернули в менее опасный боковой переулок. Единственное, что радовало их при этой бешеной скачке, был вид бесчисленных пожаров, устроенных туркополями при помощи греческого огня и огненных стрел, - палатки горели ярким пламенем, мешая сарацинам собраться и окружить беглецов.
        Четыре тамплиера уже видели перед собой чистое поле, как вдруг ряды их преследователей сомкнулись, и у них не осталось иной возможности, как только опять свернуть в сторону. Но на этот раз они оказались в ловушке: перед ними выросла стена огня, пожиравшего обрушившиеся палатки.
        И все же выбор был - принять бой с сарацинами и неминуемую смерть, либо пробить дорогу через огонь.
        - Покажем им, на что способны тамплиеры! - крикнул Морис. Он бросил свой меч в ближайшего врага, тут же упавшего на землю, прижался к шее коня и ударом шпор пустил его в полет через пламя.
        Тарик и Мак-Айвор, также работая поводьями и шпорами, заставили своих коней выбрать дорогу через огонь. Издавая пронзительное ржание, кони подчинились воле хозяев и рванули через огненную стену.
        Герольта опалил жар, он ощутил на себе дыхание ада. Но, прежде чем огонь успел охватить плащи тамплиеров, они снова оказались в безопасности, на краю открытого поля.
        Но смерть все ещё подстерегала их. Конница сарацин с начала атаки успела оседлать коней и вступить в сражение. Оглянувшись, Герольт увидел множество всадников, с дикими воплями мчавшихся за ними. То одна, то другая сарацинская стрела уже срывалась с тетивы в поисках цели.
        Четвёрку тамплиеров и спасительные ворота в западной стене крепости разделяла добрая миля. Перекидной мост гремел уже под конницей, замыкавшей отряд отступавших тамплиеров. Оттуда доносились возбуждённые крики: отступавшие заметили троих, нет, четверых тамплиеров, которым удалось выбраться из лагеря сарацин.
        Морис, Тарик и Мак-Айвор выжимали из своих усталых коней последние силы. И все же надежды на то, что удастся оторваться от преследователей, были невелики. Их уставшие кони не могли состязаться с хорошо отдохнувшими лошадьми сарацин. Численно превосходившие беглецов сарацины могли догнать их гораздо быстрее, чем братья-тамплиеры успели бы примчаться к ним на помощь. К тому же великий магистр вряд ли приказал спасти их. Потому что тем самым он обрёк бы на смерть ещё большее количество тамплиеров.
        Герольт уже прощался с жизнью. Его товарищи тоже приготовились принять скорую смерть в открытом поле. Однако, Герольт не желал бесславной смерти от стрелы, полученной в спину, но предпочитал, как и подобало тамплиеру, провести последний бой стоя и по возможности отправить на тот свет одного-двух врагов. Он уже собрался призвать своих братьев прекратить бессмысленное бегство и дать преследователям достойный отпор, когда на перекидном мосту возникли три странные фигуры. Они поспешили навстречу спасавшимся, подняв к небу широко расставленные руки.
        Человек, шедший в середине этой странной группы, был в белом плаще тамплиера, его белоснежные волосы густым потоком ниспадали на плечи. Спутники старца, ступавшие позади него, были одеты в коричневые плащи туркополей.
        И тут случилось нечто настолько странное, что никто из свидетелей этого события не смог объяснить его иначе как Божьей волей. За спинами мчавшихся к городу тамплиеров вдруг возник мощный вихрь, он поднял плотные облака песка и бросил их на преследователей.
        Когда Герольт оглянулся, он не поверил своим глазам. Он увидел, как выпущенные в них стрелы будто натолкнулись на невидимую стену и вонзились в землю. В тот же момент за его спиной, всего в нескольких метрах от ближайшего преследователя разорвалась земля. Она закружилась дикими смерчами песка, под которыми образовалась канава - длинная, глубокая и широкая настолько, что её не смог бы преодолеть самый сильный конь. Сарацины, ослеплённые бушующим перед их глазами смерчем, заметили внезапно возникшую канаву слишком поздно, чтобы удержать своих коней. Погоня остановилась. Свалка из падающих или налетающих друг на друга лошадей и кричащих от ужаса всадников представляла собой страшное зрелище.
        - Пресвятая Богородица! - вырвалось у Герольта. Мороз прошёл по коже рыцаря, когда он осознал непостижимость этого события, спасшего ему жизнь. Высокие стены Аккона были уже совсем близко. И когда он снова посмотрел на город, то опять заметил седовласого тамплиера, по-прежнему стоявшего перед мостом вместе со своими туркополями. Герольт вспомнил, что уже встречал этого странного рыцаря во дворе замка - в полдень, после трапезы. Уж не имеет ли этот старик какого-то отношения к совершившемуся чуду?
        Он увидел, как седовласый тамплиер покачнулся, будто его охватил приступ слабости; у старца подкосились ноги. Оба туркополя тут же подскочили к нему и уберегли от падения.
        Но вот эти странные фигуры остались позади - спасшиеся тамплиеры миновали перекидной мост и под надвратной башней остановили своих лошадей, чтобы сделать крутой поворот.
        Их радостно приветствовали братья по ордену:
        - Это было воистину Божье знамение!
        - Земля разорвалась!
        - Всемогущий сотворил чудо!
        - Бог наслал на неверных ураган! - такие восклицания оглашали площадь за воротами Святого Лазаря.
        Однако возбуждение тамплиеров не было долгим. Оно уступило место мрачному разочарованию, когда командиры отрядов призвали воинов к порядку и велели заняться многочисленными ранеными. Хотя, благодаря вылазке тамплиеров, сарацинам был причинён значительный ущерб, за этот успех они заплатили убитыми и ранеными. А насколько серьёзно они ослабили врага, пока определить было невозможно.
        Когда Герольт сполз с потного крупа лошади и встал на дрожащие ноги, когда он бросил измученный взгляд на Мак-Айвора Коннелли и обменялся с ним рукопожатием, он снова увидел седовласого тамплиера.
        Явно ослабшего человека поддерживали оба туркополя. Они подвели обессиленного старика к выступу в крепостной стене, на который он присел.
        В тот же миг Морис и Тарик подбежали к Герольту и шотландцу. Им тоже посчастливилось в последний момент избежать верной смерти, и они не могли понять, что за чудо их спасло. Они растерянно смотрели друг на друга, будто надеясь, что кто-то из них сможет все объяснить.
        - Что это было? - беззвучно выдавил Морис.
        Мак-Айвор Коннелли сорвал с головы шлем и поправил железный колпачок, съехавший в сторону и открывший пустую глазницу.
        - Меня можешь не спрашивать! Такого я ещё не видал, - пробормотал он. - Это было… - он замолчал и затряс головой так, будто пытался вспомнить забытое слово.
        - …Чудо! - закончил Тарик вместо него.
        - Да, другого объяснения этому нет! - согласился Морис. - Нас спасла Божья рука!
        - Я не знаю, - сказал шотландец и поморщился. - Не то чтобы я в этом сомневался… Но я не из тех, кто всегда говорит о чуде, если происходит что-то непонятное.
        Герольт молчал.
        - Но что же все-таки это могло быть? - продолжал допытываться Морис.
        - Я же сказал: не знаю. Но вот только сможет ли мне кто-то из вас объяснить, что этот старик и эти туркополи делали там, за стеной? - спросил Мак-Айвор. - Здраво рассуждая, им там быть не следовало! Сарацины в любой момент могли поразить их стрелами!
        - Не сочтите меня сумасшедшим, - сказал Тарик нерешительно, как будто боялся, что его поднимут на смех, - но мне показалось, что старый тамплиер молился… И что своей молитвой… Что своей молитвой он сотворил это чудо.
        Шотландец окинул его скептическим взглядом:
        - Да, это звучит немного странно, Тарик. Если это и было чудо… То только наполовину.
        - Объясни мне, что это такое - чудо наполовину! - потребовал Морис.
        Мак-Айвор пожал плечами.
        - Ну да, в последнее время погода здесь действительно странная. А внезапные смерчи в этой местности не редкость, так же как и небольшие землетрясения. Вспомните наши корабли, с которых в начале осады мы пытались обстреливать лагерь мамелюков. Из катапульт, прикреплённых к палубам, можно было спокойно накрывать южную часть лагеря. Причём вреда лагерю это причиняло гораздо больше, чем наша ночная атака. А потом вдруг случился внезапный шторм, наши катапульты пошли ко дну, и обстрел с моря закончился. Это ведь тоже можно считать чудом и Божьим знамением.
        Герольт, потрясённый противоречивыми впечатлениями и мыслями, молчал. Взгляд его то и дело возвращался к седовласому тамплиеру. Но в конечном итоге и он вмешался в разговор:
        - А почему бы нам не спросить нашего старого брата по ордену, что он искал там, за стеной?
        Три товарища ошеломлённо посмотрели на него.
        - Это ты серьёзно? - спросил Морис.
        - Да, - решительно ответил Герольт и направился к старику.
        Тарик, Морис и Мак-Айвор подозвали своих оруженосцев, передали им своих лошадей и шлемы и поспешили за Герольтом.
        Когда четверо мужчин подошли к седовласому тамплиеру, он поднял бледное лицо, встал и выпрямился. Оба туркополя отошли от него на несколько шагов.
        - О Господи, вы только посмотрите! - тихо сказал Морис. - Эти туркополи слепые!
        - Это непостижимо! - пробормотал Мак-Айвор. - Они вели себя совсем не как слепые! Наоборот, они бросились к старику и поддерживали его!
        Герольт остановился в двух шагах от седовласого тамплиера и почтительно склонил голову.
        - Простите, дорогой брат, что мы отягощаем вас вопросами, хотя видим, что вы не совсем хорошо себя чувствуете, - произнёс он с уважением, поскольку никогда прежде не встречал тамплиеров столь преклонного возраста. Большинство воинов-монахов не доживало и до сорока лет. Этому же тамплиеру было далеко за семьдесят, - но мы так и не смогли понять, что произошло во время погони за нами и спасло нас от верной смерти. Может быть, вы знаете объяснение того, что нам кажется чудом.
        - Мы также с радостью узнали бы, что подвигло вас выйти нам навстречу без всякой защиты и ждать нас на поле боя, где сарацины в любой момент могли пронзить вас стрелой, - скороговоркой добавил Морис. - Причастны ли вы к этому чуду, beau sire?
        - Не я, а Бог сотворил чудо и уберёг вас от смерти, - ответил старик твёрдым сильным голосом, шедшим вразрез с его дряхлым возрастом.
        - То есть вам угодно сказать, что… - растерянно продолжил Герольт свой вопрос.
        Старик оборвал его на полуслове:
        - Это именно так, как я сказал, Герольт фон Вайсенфельс. Но тут не место и не время для ответов на ваши вопросы. Бог призвал вас к себе на службу. Благодать нашего Господа и Спасителя лежит на вас. На тебе, Герольт фон Вайсенфельс, а также на твоих братьях Морисе де Монфонтене, Тарике эль-Хариме и Мак-Айворе Коннелли!
        Морис буквально схватил воздух ртом:
        - Beau sire! То, что вы сказали, больше чем мы…
        Но и ему пришлось прервать свою речь: старый тамплиер тут же остановил его быстрым и недвусмысленным жестом:
        - Приходите завтра к вечерне в церковь Святого Иосифа Аримафейского, что на горе Монжуа ниже монастыря Святого Саввы. Там вы получите ответы на все вопросы и узнаете всё… Возможно, даже больше, чем вам хотелось бы, - загадочно добавил он.
        Старик сухо кивнул им, давая понять, что разговор окончен и других объяснений они не дождутся, и позвал своих спутников:
        - Бисмилла! Джуллаб! Идёмте!
        Четыре тамплиера растерянными взглядами проводили седовласого брата по ордену, который удалялся, слегка покачиваясь, в сопровождении двух слепых туркополей.



        ЧАСТЬ II
        ТАЙНОЕ БРАТСТВО, ИЛИ ЗАВЕЩАНИЕ АРИМАФЕЙЦА


1

        Два дня спустя, после ночной атаки на лагерь сарацин из Хамата, четыре рыцаря-тамплиера сидели в таверне Алексиоса и наслаждались превосходным вином. Только что пробил полдень.
        Морис принимал похвалы своих собратьев по ордену. Во время последнего посещения грека он тайком отсчитал ему на несколько дукатов больше, чем следовало заплатить. Таким образом, он оставил Алексиосу задаток, которого хватало на ещё один кувшин вина. Вернувшись в замок, они сдали кошелёк с золотом начальству ордена, но умолчали, что изначально в кожаном кошельке парижского купца денег было больше. Хотя на ближайшей исповеди капеллан подверг бы их за это наказанию, удовольствие стоило того. К тому же во время войны случаи мелкого самоуправства преследовались не так строго, как в обычное время.
        Когда тамплиеры вошли в таверну приземистого грека, она уже была заполнена моряками. Это были капитаны кораблей, стоявших в гавани Аккона. Поэтому грек проводил их в отдельный дворик. Это место гораздо лучше, чем таверна с низкими потолками, подходила новым друзьям для доверительной беседы - здесь им никто не мешал и никто их не видел. Под сплетавшимися ветвями деревьев стоял только один стол с двумя скамейками. Каменный бордюр отделял дворик от переулка, к которому примыкала глухая стена таверны. Переулок выводил пешеходов к пизанскому кварталу. Установленная на бордюре решётка почти исчезала под густой порослью вьющихся растений и не давала проникнуть внутрь дворика любопытствующим взглядам. А циновки, закреплённые над двориком, дарили гостям благодатную тень.
        По мнению рыцарей, они имели полное право наслаждаться вином. Хотя бы уже потому, что только окончился длинный, изнурительный ночной караул, сопровождавшийся тяжёлым обстрелом тамплиерских укреплений. Однако настроение рыцарей колебалось между радостью и унынием.
        Радостно было то, что со вчерашнего дня они входили не только в один отряд под командованием капитана Рауля, но и в один штандер[Штандер - военное подразделение, во времена крестоносцев состоявшее из десяти человек.] . После атаки на лагерь сарацин потребовались свести поредевшие отряды в более крупные.
        Но тяжёлое поражение отряда иоаннитов, которое им нанесли мамелюки, омрачало радость тамплиеров.
        Рыцари-иоанниты отважились на атаку, подобную той, которую накануне совершили тамплиеры, - они напали на лагерь сарацин из Дамаска. Однако нападение иоаннитов закончилось гораздо быстрее и обошлось большей кровью, чем вылазка тамплиеров.
        - Не могу понять, как великий магистр иоаннитов решился сделать то, что не удалось нам, - возмущался Морис, пока Герольт пускал кувшин по кругу. - Что он хотел этим доказать? Что наше мужество и презрение к смерти - ничто по сравнению с теми же добродетелями иоаннитов? Или что он - набитый дурак?
        - Так оно, верно, и есть, - столь же сердито сказал Герольт. - Лучше бы он договорился с нашим великим магистром о совместных действиях ещё позапрошлой ночью. И тогда мы напали бы на сарацин из Хамата вместе. Общими силами, пожалуй, можно было достичь цели. Мы нанесли бы им удар, от которого они бы быстро не оправились. Аккону нужно это! А не проклятое тщеславие!
        Тарик кивнул и произнёс с сарказмом в голосе:
        - Ладонь и ступня не хлопнут друг в друга громко.
        Мак-Айвор молча катал по брусьям стола тяжёлый кубок, казавшийся в его волосатых лапах детской игрушкой. Наконец шотландец заговорил:
        - Тем горше упущенная возможность, - сказал он. Со стороны могло показаться, что, перед тем как произнести каждое слово, он размалывает его своими мощными челюстями. - Но кое-что беспокоит меня куда сильнее, друзья.
        - Что именно? - спросил Герольт.
        Шотландец пожал плечами:
        - Не знаю, правильно ли мы вчера сделали, что не откликнулись на приглашение брата по ордену. Он ведь просил нас прийти к вечерне в церковь на горе Монжуа.
        - А ты, видать, забыл, сколько времени мы потратили на починку оружия! - возразил Морис. - К тому же, мы просто не могли пропустить собственную вечерню. Присутствие на общих богослужениях входит в наш обет так же, как военная служба.
        - Да и что мы ещё могли узнать от старика? - вмешался Герольт. - Вчера, кажется, мы вдоволь наговорились об этом и решили… в общем, решили забыть про наше странное спасение и неясные речи седовласого старца.
        Тарик кивнул:
        - Если это действительно было чудом, старик не мог иметь к нему отношения.
        - Мы также расспросили всех, кого могли, - добавил Морис. - Никто ничего не знает про этого дряхлого тамплиера и его загадочных слепых спутников.
        - А мне кажется, что очень уж больших усилий мы не предприняли, - возразил Мак-Айвор.
        - В действующие отряды он, во всяком случае, не входит. Это установлено точно, - сказал Герольт, который на правах брата по ордену разговаривал с воинами-монахами из других крепостей, которых срочно перевели в Аккон. - Никто о нем ничего не знает, даже его имени. Говорю вам: старик просто слишком много пережил и настрадался. Вот и стал чудаковатым. Заявил же он, что это чудо Господь совершил через него. А такое притязание - больше, чем может позволить себе даже тамплиерское самомнение.
        - «Чудаковатый» - это правильное слово, - согласился Морис. - Возможно, он много лет просидел в какой-нибудь грязной тюрьме у мусульман и успел лишиться рассудка, прежде чем его выкупили. Это часто бывает.
        - Да, и вспомните, как он называет своих слуг! Бисмилла и Джуллаб! - заметил Тарик. - «Бисмилла» - это возглас на арабском языке и переводится он как «Во имя Аллаха!» А «Джуллаб» - название особого сиропа со вкусом розы и означает буквально
«розовая вода». Никакой тамплиер, сохранивший хотя бы крупицу рассудка, не назовёт своего слугу именем, которое содержит призыв аллаха - бога неверных!
        - Это все правильно - рассудительно согласился Мак-Айвор, почёсывая глазницу под железным колпачком. - Я тоже не верю, что мы смогли бы узнать у этого старика что-то про чудо на поле. Но все-таки меня не покидает чувство, что…
        Морис прервал его изумлённым восклицанием:
        - Святой архангел, как говорят при виде черта! Посмотрите-ка, кто входит в задние ворота!
        Герольт, Тарик и Мак-Айвор проследили за его взглядом. И их лица вытянулись: через ворота, устроенные в бордюре с решёткой, входили два слепых туркополя, о которых они только что говорили. Теперь они двигались к столу - вполне уверенно и не торопясь. Им не были свойственны ни осторожные движения, ни остановки, никакие другие признаки слепоты.
        - Dominus vobiscum! Господь с вами! - произнёс более крупный туркополь, курчавая борода которого уже стала почти столь же белой, как волосы его хозяина. Возраст этого человека было трудно определить - возможно, ему было около шестидесяти. Спутник, похожий на него лицом, был, возможно, на несколько лет младше.
        - Et cum spiritu tuo! И с духом твоим! - хором ответили четыре тамплиера. Ни один христианин не позволил бы себе воздержаться от ответного приветствия.
        Но уже в следующий момент Морис насмешливо спросил их:
        - Как мы удостоились столь высокого визита? Вас, верно, привлёк запах доброго винца?
        Матово-белые глаза обоих мужчин смотрели сквозь него, когда туркополь, обратившийся к тамплиерам с приветствием, не замечая насмешки, серьёзно ответил:
        - Нас послал наш учитель. Вчера вы заставили его напрасно ждать себя.
        - А кто такой ваш учитель? - поинтересовался Герольт.
        - Об этом он скажет вам сам, - ответил туркополь. - Однако, не следует уклоняться от приглашений нашего святого аббата. Тем более, что вы перед ним в долгу.
        - Смотрите-ка, он даже святой аббат! А мы перед ним в долгу! - рассмеялся Морис. - Ну хорошо, передайте ему наши сожаления. Нам не хотелось вызывать его недовольство. К сожалению, не нашлось у нас времени выслушивать его историю. Да, и скажи, пожалуйста, как тебя зовут - Во Имя Аллаха или Розовый Сироп? Сегодня нос меня подводит, не то я бы точно определил, кто из вас пахнет розовой водой.
        - Меня зовут Бисмилла, достойный рыцарь, - сказал турпоколь, сохраняя спокойствие. - А Джуллабом зовут моего брата. И мы настоятельно просим вас не относиться к приглашению нашего святого аббата столь легкомысленно. Осушите ваши кубки и следуйте за нами! Так вы сделаете одолжение самим себе. Поскольку в противном случае…
        Морис, уже порядочно выпивший, да ещё горячий по натуре, не дал ему договорить. Он вскочил со скамейки и заговорил сам:
        - Послушай меня внимательно, друг! Нам не о чем говорить с вами и с вашим учителем святым аббатом, кем бы он ни был. Бог мог сотворить чудо. Хвала и благодарность Всемогущему за милость его, но вряд ли чудо могло быть делом рук не совсем здорового старца. Тем более не приходится ожидать, что его сотворит… - в последний момент он проглотил слово «калека» -…слепой. Так что не мешайте нам, отправляйтесь к своему седовласому господину!
        - Оставь их, Морис. - Герольт, которого вдруг охватило беспокойство, дёрнул друга за руку, вынуждая его сесть на скамью.
        - Возможно, я в чем-то и ошибся, но приказам туркополей я не подчиняюсь, - пылко проговорил Морис, снова усаживаясь за стол.
        - Боюсь, вы нас недооцениваете, Морис де Монфонтен, - невозмутимо сказал Бисмилла и обратился к рыцарям: - Тарик эль-Харим, бросьте ваш кубок моему брату! А вы, Мак-Айвор Коннелли, дайте мне кувшин, который вы подняли, чтобы налить вина Герольту фон Вайсенфельсу!
        Оба рыцаря изумлённо посмотрели на него.
        - Чёрт возьми, откуда ты знаешь, что я держу кувшин? - удивился шотландец, вовсе не собираясь протягивать ему кувшин. - Может, вы не совсем слепые?
        - Мы слепы настолько, насколько может быть слеп человек, глаза которого потеряли свою силу. Но есть чувства, которые рисуют нам вас и ваши движения, - всё так же спокойно ответил Бисмилла. - Тарик, бросьте хотя бы вы кубок!
        Выслушав нелепую просьбу слепца, Тарик пожал плечами:
        - Ну хорошо. Сколько может стоить кубок? Если вам хочется превратить его в черепки, меня это не заботит!
        И с этими словами он бросил пустой кубок второму слепцу.
        К изумлению всех, тот поймал кубок и сразу бросил его своему брату, который поймал его так же легко.
        - Ну и что? - недоверчиво проговорил Морис. - Забавный трюк, не более того! Что он должен доказать? Разве только то, что вы не столько слепые, сколько притворщики. Видел я фокусников и поискуснее.
        Бисмилла вздохнул.
        - Вас трудно убедить в том, что святой аббат одарил нас необычной силой, которая полностью возместила нам потерянное зрение. В таком случае смотрите на мои глаза и на сук! - сказал он и сомкнул веки. - Это покажет вам то, на что мы оба способны.
        - Какой сук? - недоуменно спросил Герольт.
        - На котором сидит маленькая птичка. Вон там. - Бисмилла, не оборачиваясь, показал рукой на угол ворот. Там, на суку, пробившемся сквозь деревянную решётку, действительно сидела птичка. Никто до этого её не замечал.
        - Вы готовы, господа рыцари?
        - Не знаю, что ты затеял, но можешь делать все, что тебе заблагорассудится, Во Имя Аллаха! - проговорил Морис с сарказмом и одновременно с тревогой в голосе. - Герольт, мы с тобой смотрим на этих парней! А Тарик и Мак-Айвор посмотрят, что он сделает с этим дурацким сучком!
        Тамплиеры согласно кивнули.
        - Давай, покажи нам следующий трюк! - крикнул Морис Бисмилла. - Может, вам и перепадёт глоток-другой из нашего кувшина!
        Бисмилла повернулся к брату:
        - Отломи сук и брось его вверх!
        Джуллаб молча кивнул, подошел к решётке в углу двора, откуда тут же улетела птица, сломал сук длиной с руку и бросил его в воздух.
        То, что произошло в следующий момент, оказалось таким же непостижимым, как и чудо их спасения во время бегства из лагеря сарацин.
        Едва Джуллаб подбросил сук, Бисмилла ловко выхватил свой меч из ножен, сделал шаг вперёд и, отвернув голову в сторону, разрубил летящую деревяшку на две равные по длине части, а Джуллаб мгновенно их поймал.
        Четыре рыцаря окаменели на своих скамейках.
        - Он даже голову отвернул! - воскликнул Герольт. - Ты видел, Морис? А другой в тот же момент подхватил обе половины. Клинок отрубил бы ему руки, сделай он это хотя бы мгновением раньше.
        Морис явно не мог произнести ни слова. Красный цвет его лица уступил место матовой белизне.
        Тарик трижды перекрестился, будто стал очевидцем дьявольского наваждения.
        - Пресвятая Дева и Матерь Божья! Пара джиннов[Джинн - в народных поверьях мусульман злой дух, демон, вид чёрта. В Коране и в многочисленных народных сказках (к примеру, в «Сказках тысячи и одной ночи») джинны играют весьма важную роль (араб.).] и та не смогла бы сделать этого так ловко! - испуганно пробормотал он. - Они слепые и в то же время каким-то образом видят!
        - Всемогущий с нами! - прокричал Мак-Айвор и схватил кубок, будто срочно нуждался в подкреплении своих сил и духа.
        Бисмилла бросил меч в ножны.
        - Хватит пустых забав, достойные рыцари, - сказал он. - Святой аббат ждёт вас. Итак, следуйте за нами!
        Было ясно: Бисмилла даже мысли не допускал, что повторное приглашение снова будет отклонено. Он повернулся к рыцарям спиной и через открытые ворота вместе с братом вышел из дворика в переулок.
        Немного позднее хозяин таверны выглянул во дворик из приоткрытой двери, чтобы осведомиться о дальнейших пожеланиях своих гостей. Взгляд изумлённого грека упал на стол. Подойдя к столу, он увидел не только три кубка, доверху наполненные вином, но и наполовину полный кувшин вина. Для не пьянеющих тамплиеров это было неслыханно. Грек мог ожидать от них чего угодно, только не этого. И он терялся в догадках, пытаясь понять причину их неожиданного ухода.

2

        Четыре рыцаря следовали за Бисмиллой и Джуллабом, как овцы за вожаком, сохраняя дистанцию в три шага. Не из тамплиерской гордости, нет, но потому, что обладатели коричневых плащей внушали им ужас, и ужас этот был тем сильнее, чем ближе к туркополям они находились. Страх пронизывал каждого из них до глубины души.
        Никто не произнёс ни слова с того момента, как они встали из-за стола. Хмель мгновенно улетучился из их голов. От хвастовства, спеси и наглости, которые они так безрассудно являли ещё несколько минут назад во дворике таверны, не осталось и следа. Даже болтливый Морис, самоуверенность которого поколебать было не так-то легко, был смущён и обеспокоен.
        Они даже не осмеливались задавать вопросы. Каждый из них вспоминал, как стал свидетелем невероятной ловкости, с которой Бисмилла выхватил меч и разрубил сук напополам. Даже для опытного и зрячего воина такое мастерство было бы поразительным. Но для слепца подобная сноровка означала умение творить чудеса.

«А что, если чудеса эти творятся вовсе не с Божьей помощью?» - подумал Герольт и содрогнулся от этой мысли. Ведь может статься, оба слепца своим необычным искусством обязаны князю тьмы! Может, они отвратились от истинной веры и продали свои души нечистому!
        Но в следующий момент он отверг это подозрение. Разве учитель этих слепцов, седовласый рыцарь-тамплиер, не говорил два дня назад о Божьем знамении и о том, что все они призваны на службу Богу? Он, Герольт, не мог вспомнить дословно того, что этот старый человек сказал ему во время краткой ночной встречи у крепостной стены. Но слова старца явно не свидетельствовали о его союзе с силами тьмы, а выдавали в нем слугу Божьего. Во всяком случае, он носил плащ тамплиера.
        Морис, наконец, собрался с духом и решил заговорить о том, что его тревожило. Сдавленным голосом он сказал Герольту:
        - Должен сознаться, что, по мне, лучше встретить настоящего сумасшедшего, чем человека, имеющего таких слуг!
        - Я думал о том же, - прошептал ему Герольт. - Ещё никогда в жизни со мной не происходили такие страшные вещи.
        - Вы только посмотрите, как они идут по переулку! - удивился Мак-Айвор. - Они не задевают стены, не спотыкаются, они видят каждое препятствие на пути, будь то неровность на дороге или деревянное ведро!
        - А что мы, собственно, знаем о Божьих тайнах? - заметил Тарик. - Для муравья моросящий дождь - это уже потоп. Так что придётся подождать. Скоро узнаем, что это за святой учитель и что он хочет нам сказать.
        - Кто-нибудь из вас видел эту церковь Святого Иосифа Аримафейского, где нас ждут? - поинтересовался Мак-Айвор.
        Нет, никто из его товарищей не знал об этом Божьем доме - Аккон и так был очень богат церквями и монастырями.
        - Кажется, однажды я был недалеко от неё, - вспомнил Герольт, он прожил в Акконе дольше всех остальных. - Если память мне не изменяет, это неприметное здание стоит на холме в стороне от улиц. Кажется, эту церковь так и не достроили. Работы прекратились уже давно.
        - Сейчас узнаем больше, - сказал Морис, когда они миновали поворот и перед ними, возвышаясь за крышами домов, показался холм Монжуа с монастырём Святого Саввы на вершине.
        Чем ближе подходили рыцари к месту встречи с седовласым рыцарем, тем тревожнее им становилось. Что их ждёт? Почему седой тамплиер пожелал разговаривать с ними именно в этой уединённой церкви? Коль ему было что сказать, почему он не сказал им этого позапрошлой ночью у крепостной стены, почему он не встретился с ними в замке или в доме ордена? Какими таинственными силами он повелевает? И кто он такой вообще, этот «святой аббат», если его не знает никто из братьев по ордену тамплиеров?
        Их слепые проводники свернули с главной улицы у подножия холма и пошли в сторону монастыря. Когда показались монастырские ворота, они свернули на тропинку, едва заметную в траве. Узкая тропинка вела к западной стене монастыря, пересекала кипарисовую рощу и выводила на ровную площадку, расположенную на южной стороне холма. Здесь, вдалеке от оживлённых кварталов, в окружении вечнозелёных деревьев, стояла церковь Святого Иосифа Аримафейского. Вдали, за вершинами деревьев, над городом, висел Железный замок тамплиеров со львами, восседающими на тронах у ворот.
        Приземистая церковь Святого Иосифа Аримафейского имела форму двойного восьмиугольника. Над одним восьмиугольником возвышались наружные стены крайне скромного Божьего дома. Всего один лёгкий контрфорс - вертикальный выступ - разделял стены из простого обожжённого кирпича. Плоский купол накрывал другой - внутренний - восьмиугольник с его восемью полукруглыми окнами, и верхняя часть сооружения была похожа на низкую сторожевую башню. Почти все окна церкви - как внутреннего, так и внешнего восьмиугольника - были забиты досками или небрежно замурованы. Похоже, что на стёкла не хватило денег, в том числе и на окно апсиды - алтарного выступа. Простой портал с тяжёлыми дверями скрывался за строительными лесами, все ещё окружавшими церковь наполовину.
        - Память тебе не изменила, Герольт, - тихо сказал Морис. - Кажется, церковь и в самом деле не достроили.
        - Похоже, последний раз тут работали давно, - заметил Мак-Айвор, наморщив лоб. - Доски на окнах порядком обветшали, до них не дотрагивались уже несколько лет. Очень странное место для святого человека…
        Бисмилла и Джуллаб упорно шли вперёд, к месту, где за строительными лесами виднелся портал. Они миновали узкий проход, не касаясь вертикальных стоек и поперечин. Джуллаб открыл тяжёлые ворота. В прямоугольном проёме не показалось и проблеска света.
        - Входите, достойные рыцари. - Бисмилла жестом пригласил тамплиеров.
        - Мы должны быть бдительны! - прошептал Морис. - Не спускать с них глаз ни на мгновение!
        Терзаясь подозрениями, он отбросил край плаща с перевязи, на которой висел меч, и многозначительно положил ладонь на его рукоятку.
        Герольт издал тихий нервный смешок.
        - Я не считаю, что плохо бьюсь на мечах, - тихо ответил он. - Но после того, что нам показали эти слепцы, я бы не очень охотно вступил с ними в бой.
        - И все же Морис прав. Мы должны быть начеку, - сказал Тарик. - Я согласен с бедуинами, которые говорят: «На бога надейся, но и сам не забудь привязать верблюда».
        И Тарик тоже отбросил край плаща.
        Мак-Айвор молча последовал их примеру. Его лицо выражало решительность - похоже, он тоже не исключал, что слепцы могут заманить их в ловушку. Что ж, в таком случае меч окажется в его руке так же быстро, как и у этого Бисмиллы. И тогда слепцы в коричневых плащах, с какими бы темными силами они ни заключили союз, кровью расплатятся за предательство!

3

        В голосе Бисмиллы послышалось веселье, когда он сказал:
        - Достойные рыцари, вы можете спокойно убрать руки с ваших мечей. Здесь вам нечего бояться. В Акконе и даже во всей Святой Земле нет более безопасного места, чем эта церковь.
        - Идите вперёд, - буркнул Морис.
        Бисмилла и Джуллаб вошли в церковь первыми. Тамплиеры, все ещё полные подозрений и готовые в любой момент выхватить мечи из ножен, последовали за ними. Они шагнули внутрь восьмиугольной церкви и оказались в темноте. Все замерли, чтобы дать глазам привыкнуть к сумраку и при необходимости быстро оглянуться, откуда бы ни пришла опасность.
        Свет едва проникал в церковь Святого Иосифа Аримафейского - почти все её окна были заколочены досками или замурованы. Лишь кое-где темноту прорезали полоски света, пробивавшегося сквозь щели.
        Изнутри церковь казалась совершенно пустой и покинутой. Человеку, который забрёл сюда по ошибке, тут же захотелось бы уйти. Это было не место для молитв и богослужений. Напротив, тут господствовали тени и тяжёлый дух.
        Когда Герольт, держа руку на мече, продвигался в глубь церкви, ему казалось, будто он несёт на своих плечах невидимую тяжесть. Его взгляд беспокойно блуждал по неуютному пространству. Все здесь говорило о том, что в один, уже далёкий, день рабочие внезапно бросили то, что держали в руках, и пустились в бегство, чтобы больше не вернуться сюда. Повсюду валялись инструменты, камни, доски. Во многих местах, среди всё ещё одетых в леса колонн, громоздились горы мусора, огромные бочки и бадьи с окаменевшим раствором, однако попадались и стопки аккуратно сложенных досок и балок, тщательно скрученные канаты.
        Но гораздо больше, чем запустение, угнетали голые стены церкви. Пустой алтарь, не имевший и намёка на освящение, наполовину был закрыт грязной дырявой парусиной. Нигде не было ни фресок, ни мозаики, ни статуй, ни подсвечников или других украшений. Самым безотрадным для рыцарей было отсутствие распятия. Нигде в Божьем доме не видно было ни одного креста.
        - Не очень-то набожное место для вечерни или любой другой службы, - заметил Морис. - Что же мог найти святой человек в таком мрачном месте? Не говоря уже о том, чтобы пригласить нас сюда?
        - Здесь слишком мрачно даже для языческого погребения, - заметил Тарик.
        - Да, как будто проклятие наложено на это место, - хрипло сказал Мак-Айвор и облизнул губы, пересохшие от напряжения. Шотландец задел лицом паутину, висевшую между недостроенными колоннами, и еле сдержался, чтобы не выругаться. - Здесь только паукам да другому зверью весело, - проворчал он, сдирая с себя липкую паутину.
        - Где же прячется ваш аббат? - сердито крякнул Герольт туркополям. Ничего ему сейчас так не хотелось, как поскорее бежать из этого гнетущего душу места.
        - Ещё немного терпения, - ответил Бисмилла, который вместе с братом стоял между двумя колоннами. - Уже все в порядке. Наш учитель ждёт вас внизу.
        С величайшей осторожностью рыцари перешли на восточную часть церковного здания. И там они заметили прикрытую решёткой лестницу, которая вела вниз.
        - Должно быть, эта лестница ведет в крипту[Крипта - подземное помещение в церкви, часто служившее местом захоронения выдающихся религиозных или светских деятелей. Крипты использовались также для хранения реликвий, например останков святых.] , - с подозрением прошептал Морис.
        - Очень уж необычно все оборачивается! Слишком странно, на мой взгляд!
        - Тогда спуститесь и скажите своему аббату, что мы здесь! - потребовал Герольт.
        Бисмилла и Джуллаб начали спускаться, а следом за ними - рыцари во главе с Герольтом. После того как была пройдена половина ступенек, возникла площадка, на которой лестница круто поворачивала налево. Площадку и последние каменные ступени освещал идущий снизу свет. Там и находилась крипта.
        Герольт увидел три простых каменных саркофага у задней стены, седовласого тамплиера, сидевшего в обитом кожей кресле возле железной жаровни, стоявших за ним слепых слуг, а также четыре пустых кресла, расставленных перед стариком полукругом. Никаких намёков на то, чего стоило бы бояться, рыцарь не заметил. В склепе было холодно.
        - Все выглядит так, чтобы показать: зря мы терзались подозрениями, - проговорил Герольт так тихо, чтобы услышать его могли лишь стоявшие рядом друзья.
        Старый тамплиер поднялся со своего места.
        - Нет, Герольт фон Вайсенфельс, вы вели себя правильно, с осторожностью доверяясь незнакомцам, - скачал он. И эти слова, и голос старца, удивительно сильный и благозвучный для его возраста, снова потрясли рыцарей. - Были бы вы менее осторожны, вряд ли можно было позвать вас. Но теперь подойдите ближе, достойные братья во Христе. Я рад, что вы нашли дорогу ко мне.
        - Да, но лишь благодаря исключительным способностям убеждения, которые проявили ваши слуги, - сухо заметил Морис.
        Рыцари незаметно рассматривали крипту.
        Длина подземного склепа составляла около пятнадцати шагов в длину, а его ширина была примерно вдвое меньше. Помещение заканчивалось глубоким полукругом алтаря, к которому вели три ступени. В отличие от верхней части церковного помещения, стены крипты были искусно облицованы деревянными панелями. Алтарь из темно-серого мрамора, а также триптих со страстями Христовыми и висящее над ним распятие были совершенны и казались духовным оазисом в этой холодной каменной комнате. На мраморной алтарной плите стояли два тяжёлых железных светильника с тремя зажжёнными свечами в каждом. Настенный светильник из темно-красного стекла был заполнен маслом, и в нем ровно горел вечный огонь, который мог присутствовать лишь в освящённом алтаре.
        Необычными казались лишь две статуи в натуральную величину. Они стояли на широких пьедесталах по обе стороны алтаря так, будто были призваны охранять священное место. Оба изваяния были сделаны из серого гранита. Одна статуя изображала человека в длинной, похожей на облачение священника, одежде. Этот человек будто окаменел на своем посту - в его левой руке было зажато древко вертикально поставленного копья. Было ли это изваяние святого Иосифа Аримафейского?
        Другая статуя изображала женщину. Вне всякого сомнения, скульптор изваял не Богородицу. Нет, его глаза видели женщину далеко не столь молодую, но богатую - на это указывали аристократический покрой одежды и контуры её украшений. Её осанка, чуть откинутая голова демонстрировали уверенность в себе, а черты лица говорили о решительном характере.
        - Хорошо, что вы пришли, - повторил седовласый тамплиер.
        Он снова сел в своё кресло рядом с жаровней и указал на кресла, стоявшие перед ним полукругом:
        - Сядьте, чтобы мы могли спокойно поговорить.
        Рыцари, шумно сдвигая оружие, сели в кресла.
        Герольт откашлялся, чтобы освободиться от комка в горле.
        - Простите за прямоту, - смущённо начал Герольт, - но, прежде чем начать беседу, на которую вы нас пригласили, не хотели бы вы последовать правилам вежливости нашего ордена? Не назовёте ли вы сначала своё имя? Вы знаете наши имена, мы же знаем только то, что ваши слуги называют вас святым аббатом.
        - Есть только один святой - наш Господь и Спаситель Иисус Христос, - седовласый тамплиер показал на распятие. - Забудьте то, что вы слышали обо мне от Бисмиллы и Джуллаба. Их самоотверженность и верность - величайший подарок, за который я не устаю благодарить судьбу. Но иногда они ведут себя как упрямцы. - Он с укоризной взглянул на братьев-слепцов.
        Бисмилла и Джуллаб ответили на упрёк смиренными поклонами и вышли из крипты.
        - Так как же звучит ваше имя, достопочтенный брат по ордену? - спросил Морис, будучи не в силах совладать со своим любопытством.
        - Виллар де Сент-Омер.
        Молодые рыцари изумлённо переглянулись: история ордена тамплиеров хранила похожее имя одного прославленного крестоносца.
        - Не родственник ли вы Готфрида де Сент-Омера, который вместе с Гуго де Пейеном двести лет назад основал наш орден в Иерусалиме? - спросил Тарик.
        - Нас с ним действительно соединяют родственные связи, - сдержанно ответил Виллар де Сент-Омер.
        - Вероятно, вы занимаете в ордене подобающую вам высокую должность? Вы ведь комтур? - предположил Герольт.
        Улыбка скользнула по морщинистому лицу старика:
        - Нет, я не занимаю в ордене высокой должности. Во всяком случае, такой должности, о которой вам было бы известно. Для моей маленькой свиты я просто аббат Виллар.
        - …которого здесь никто не знает, - вставил Морис. - И слуги которого обладают более чем поразительными способностями. Они и привели нас в это весьма странное место. А ещё два дня назад после нашего чудесного спасения аббат дал понять, что он имеет отношение к этому… ну да, к этому чуду! Что все это означает, аббат Виллар? Думаю, мы вправе выяснить наконец, как все это следует понимать - и, прежде всего, узнать, чего вы от нас хотите.
        - Да, как возник смерч и откуда вдруг появился ров перед сарацинами? Как могло случиться, что летевшие стрелы вдруг застыли в воздухе и вонзились в землю? Вы молились о чуде и Бог даровал вам его? - засыпал старика вопросами Тарик. - Или вы имеете власть над силами природы?
        С того момента, как они вошли в крипту, Мак-Айвор не проронил ни слова. Он и без того был неразговорчив, предпочитая вступать в беседу лишь после того, как ему становились ясны мнения всех остальных. Но тут его вдруг прорвало:
        - Не обижайся, Тарик, но это полная чушь! Огромная сила молитвы известна всем! Никакой христианин не усомнится в том, что чудо - дело рук Божьих, что только Богу известно, где и когда его сотворить. Но по своей воле управлять силами природы простому смертному не дано!
        Виллар де Сент-Омер вздохнул и посмотрел на него.
        - Наверное, я не ошибусь, если скажу, что твоя телесная сила превосходит силы каждого из сидящих здесь, - заметил он без всякой видимой связи со словами Мак-Айвора.
        Исполинский тамплиер с медвежьими лапами окинул взглядом присутствующих и ухмыльнулся.
        - Я, во всяком случае, не вижу того, кто бы мог помериться со мной силой.
        - Заметь, мы говорим лишь о телесной силе, Мак-Айвор! - дружелюбно и колко сказал Морис. - Бык, например, превосходит силой лису. Он может запросто растоптать её. Но для этого он сначала должен её поймать. Попробуй-ка поймать лису, даже если ты не бык!
        Шотландец невозмутимо выслушал смех товарищей и снова обратился к старцу:
        - Какое же отношение имеет моя сила к тому, о чем мы говорили, аббат Виллар?
        - Я хотел бы, чтобы мы сравнили наши с тобой силы, Мак-Айвор Коннелли, - улыбнулся тот. - Достань свой меч!

4

        Некоторое время Мак-Айвор молча смотрел на старика. Наконец у него вырвалось:
        - Вы изволите шутить!
        - Вовсе нет. Я говорю серьёзно. Делай, что я тебе сказал! - вновь потребовал аббат Виллар. - Если ты можешь это сделать! Потому что я не верю, что ты сможешь вынуть меч хотя бы на волос, если этого не захочу я.
        - Это просто смешно! - Мак-Айвор покачал головой. - Но если на то ваша воля и вам охота выставить себя на посмешище, то пожалуйста. - Его рука потянулась к мечу. Но на полпути к рукоятке она внезапно остановилась и зависла над бедром Мак-Айвора.
        - Что такое? Почему ты медлишь? - удивился Герольт. - Вынимай же меч!
        - Действительно, в чём дело, Мак-Айвор Коннелли? - спросил уже аббат Виллар. - Ты же мог бы потягаться с любым соперником, не правда ли? Мужество или сила вдруг покинули тебя?
        Шотландец побледнел.
        - Я… я не могу! - испуганно выдавил он. На лбу Мак-Айвора вздулись жилы. - Как бы я ни напрягался, я больше не могу сдвинуть свою руку с места! Ни вперёд, ни назад! Что-то держит её!
        - Её держу я, - сказал аббат Виллар, сидевший в позе отдыхающего человека. Однако, несмотря на холод, исходивший от стен крипты, на лбу его выступили капли пота. - А сейчас я достану твой меч! Только не пугайтесь.
        Растерявшиеся тамплиеры увидели, как меч Мак-Айвора выскользнул из ножен, покрутился вокруг своей оси, принял горизонтальное положение и застыл в воздухе.
        - А чтобы избавить вас от последних сомнений насчёт силы, вверенной мне Богом, я сделаю ещё кое-что, - произнёс аббат среди полной тишины.
        В тот же миг жаровня, стоявшая рядом с аббатом, взлетела со своей железной подставки, поднялась к потолку крипты и перевернулась. Раскалённые угли посыпались из неё.
        Насмерть перепуганные друзья хотели вскочить и разбежаться в стороны, прочь от того места, на которое падал огненный дождь. Ни никто из них не смог и пошевелиться. Неведомая сила, не уступавшая их собственным силам, прижала их к креслам. И в тот же миг падение углей замедлилось. Они собрались возле парившего в воздухе меча и тоже зависли над ним, образовав светящийся раскалённый диск.
        - Этого достаточно, - сухо сказал аббат Виллар.
        Меч поплыл в сторону Мак-Айвора и лёг в ножны. А раскалённые угли вернулись в жаровню, вновь опустившуюся на подставку.
        - Господь всемогущий с нами! - дрожащим голосом проговорил Герольт. Его била дрожь. Теперь он уже не сомневался в том, что на поле между Акконом и лагерем сарацин действительно произошло чудо. Как и в то, что именно это чудо спасло их от верной смерти.
        - Итак, вы убедились, - кивнул аббат Виллар. - В его голосе слышалась одышка, а лоб и виски по-прежнему покрывал пот.
        Он подождал, пока рыцари пришли в себя. У них не было причин бояться или подозревать его в связи с дьяволом. Нет, на нем лежит Божья благодать. Аббат напомнил рыцарям слова, сказанные в ночь их спасения:
        - Разве не сказал я вам, что вы - избранники? Не случайно же знал я ваши имена и пришёл вам на помощь в ночь нападения на лагерь сарацин. Я не мог допустить, чтобы с вами что-то случилось. Перед вами стоит другая задача. И она гораздо важнее, чем схватки с мусульманами.
        - Почему же именно мы избраны Богом? - спросил Морис с вымученной улыбкой. - Особенно я, который сотворил кучу грехов ещё до прихода сарацин к стенам Аккона и который даже не закончил покаяние в монастыре, где был послушником? Мне следовало быть последним, кого Господь мог избрать для решения особых задач… и кого он свёл со своим посланником, обладающим такой невероятной силой!
        - Ты ошибаешься, - возразил Мак-Айвор тихим, полным боли голосом. - Последним, кому Всемогущий мог бы оказать такую великую милость, следовало быть мне, Морис… Из-за великого, непростительного греха, который я совершил в Шотландии.
        Мак-Айвор стыдливо опустил угловатую, отмеченную шрамом голову.
        Друзья удивленно переглянулись. Слова шотландца отчасти приоткрывали тайну его жизни и обстоятельств, которые заставили его стать тамплиером. Они знали лишь то, что Мак-Айвор происходил из древнего рода, что он покинул Шотландию в девятнадцать лет, следующие три года служил на континенте наёмным солдатом, участвовал в местных войнах, а потом стал членом ордена тамплиеров. Ничего другого о своём прошлом двадцатишестилетний Мак-Айвор - он был старшим среди них - не рассказывал. Он вообще был немногословен и замкнут. Даже вино не развязывало его язык. А когда товарищи поняли, что он не хочет говорить о том, что предшествовало его вступлению в орден, они больше не задавали ему вопросов. Причина, по которой человек дал обет и надел плащ с восьмиконечным крестом, была чуть ли не единственным достоянием тамплиера, которым он владел безраздельно.
        - Божья воля непостижима и всегда превосходит наши ограниченные, человеческие способности понимания, - сказал аббат Виллар в ответ на возражения Мориса и Мак-Айвора. - Бог знает о наших грехах, которые не могут быть прощены на земле. И ошибки твоей буйной молодости для него тоже не тайна, Мак-Айвор Коннелли. Но разве великодушие и любовь Бога не обращаются к мнимо слабым и недостойным? Разве не среди них он неизменно находит избранников для самых ответственных миссий?
        - Вы, конечно, подразумеваете сейчас Петра и Павла, - сделал вывод Герольт.
        Старый тамплиер кивнул:
        - Верно. Разве Пётр, который из страха трижды отрёкся от Христа, не стал, несмотря на своё предательство, тем камнем, на котором зиждется наша мать-церковь? Разве Бог не поставил рядом с ним ярого гонителя христиан Савла, который услышал призыв Бога, и под именем Павла понёс миру радостную весть - Евангелие, который трудился на этой ниве, как никто другой, и бесстрашно принял мученический венец? Бог знает наши слабости. Но он знает гораздо лучше нас, на что мы действительно можем быть способны, когда услышим его голос и безоговорочно примем его. Каждый из вас уже слышал призывный голос Бога. Возможно, кто-то слышал его менее отчётливо, чем другой. И всё же вы услышали призыв - иначе не вступили бы в орден тамплиеров.
        - И в самом деле, желание служить Богу для каждого из нас стало причиной, по которой он стал тамплиером, - согласился Герольт. - Но вряд ли вы спасли нас от сарацин с помощью своей особой силы и пригласили в это необычное место только потому, что хотели побеседовать с нами о нашем призыве к жизни тамплиеров.
        - Да. И, более того, вы говорили об особом задании, - согласился с Герольтом Морис. - И что будто бы на нас покоится Божья благодать.
        - Это действительно так, - кивнул аббат.
        - Но почему именно мы? Что это за особое задание? И как вы убедились в том, что Бог имел в виду именно нас? - Тарик задавал вопрос за вопросом.
        - Мы также хотели бы узнать, что случилось с вашими слепыми слугами и с этой странной, недостроенной церковью, - добавил Герольт.
        - Разве лошадь взнуздывают сзади? Разве надевая доспехи, рыцарь водружает прежде всего шлем на свою голову? - возразил аббат Виллар. - Нет, тот, кто не желает распылять свои силы, делает шаги в разумной последовательности. Запаситесь терпением и доверьтесь мне, ибо я знаю, что делаю и как. Вы получите ответы на все эти вопросы, но в своё время.
        - Хорошо, больше вопросов не будет, - вздохнул Морис. - Так скажите же нам хотя бы то, что собирались сказать.
        - Для начала я хотел бы узнать, насколько верны ваши сведения об основании ордена тамплиеров и его главных задачах, - сказал аббат Виллар и, видя удивление на лицах молодых людей, добавил: - Знаю, моя просьба показалась вам странной. И всё же прошу сделать мне одолжение.
        Герольт первым преодолел недоумение и стеснительность, хотя вопрос старика действительно показался ему более чем наивным. Ведь даже самый невежественный рыцарь-крестоносец знал историю ордена и имел представление о заданиях, которые взялись выполнять тамплиеры.
        - Ну, как известно любому ребёнку, все началось с того, что господа Гуго де Пейен и Готфрид де Сент-Омер вместе с семью другими рыцарями в 1119 году, то есть через двадцать лет после первого крестового похода и завоевания Иерусалима, решили в этом священном городе основать братство, чтобы защищать от разбойников Святую Землю и стремившихся туда паломников.
        - Пути, которыми шли паломники, следовало защитить и от других опасностей, особенно от множества львов, водившихся на этой земле, - дополнил Тарик. - Поэтому в статье орденского устава, который строго запрещает тамплиерам заниматься обычной охотой, для охоты на львов сделано исключение.
        - Что ещё вы знаете об основании нашего ордена? - спросил аббат Виллар.
        Теперь заговорил Морис:
        - Королю Иерусалима Балдуину II так понравилось предложение благородных господ, что он передал братству собственный дворец, а именно храм Соломона. Вернее то, что от него тогда оставалось. Династия Омайядов в VII веке возвела там храм с роскошным золотым куполом, а несколько южнее его - мечеть Аль-Акса. Храм стал домом ордена. Молитвенный зал мечети был разделён на кельи, а ещё там устроили амбар и рефекториум. Огромный подвал, в котором, несомненно, находились знаменитые конюшни Соломона, стал местом для кавалерии ордена.
        Герольт утвердительно кивнул:
        - Поэтому братство получило название Бедные рыцари Христовы из храма Соломона[Слово тамплиеры (храмовники) происходит от французского temple (храм).] . Десятью годами позднее, в день Святого Илария, поместный собор в Труа принял окончательный текст устава ордена. Затем устав признал папа. После этого орден начал быстро увеличиваться. Благодаря пожертвованиям он приобрёл огромное богатство и влияние. Его рыцарей отличала особая храбрость в сражениях с неверными. Думаю, это все, что можно сказать об истории и особом значении нашего ордена. Я, во всяком случае, ничего важного больше вспомнить не могу. Или вы хотите назвать то, что я, возможно, пропустил? - спросил Герольт, посмотрев на своих товарищей.
        Но и они не смогли вспомнить ничего, достойного упоминания. То, что благодаря своему богатству орден во всех христианских странах имел разветвлённую сеть комтур, располагал собственным флотом и не только брал на хранение в своих замках сокровищницы королей (например, французского), но и давно был главным банкиром в Европе и Утремере, было известно каждому, даже если сам он не имел отношения к тамплиерам.
        Аббат Виллар выслушал их с мягкой улыбкой и нарушил выжидательную тишину:
        - Да, такова история, которую рассказывают об основании ордена. Такой она попала в сочинения многих учёных мужей, и рассказ этот, вероятно, повторится спустя века в исторических хрониках, если мы умолчим о задании, которое дал нам Всевышний.
        - Что вы имеете в виду? - смущённо спросил Морис. - Или такую историю вы не считаете истинной?
        Седовласый тамплиер улыбнулся.
        - Я знаю, что она не истинна… Во всяком случае, не совсем истинна! - он поднял руку: - Подождите! Прежде чем вы начнёте меня расспрашивать, дайте мне задать вам только один вопрос. Спрашивали ли вы себя вот о чем: почему новый рыцарский орден для охраны паломников был основан так внезапно? Ведь уже существовал орден госпитальеров, который смог бы взять на себя такую обязанность. Почему именно эти девять бедных рыцарей должны были обеспечить такую охрану лучше, чем другие? Не кажется ли странным, что король Балдуин освобождает для них свой дворец и даром отдаёт его этой маленькой группе чужаков?
        - Так, как это рассказываете вы, все действительно выглядит несколько странно, - согласился Морис. - Но к чему, ради всего святого, вы клоните?
        - Ещё минуту терпения! - сказал аббат Виллар. - Позвольте мне последний вопрос. Если охрана дорог, по которым шли паломники, считалась главной задачей ордена, как об этом всегда говорят и как об этом можно прочесть в хрониках, почему же в нашем уставе нет никаких указаний на это? Не следовало ли ожидать, что устав тамплиеров начнётся, к примеру, словами «Цель нашего ордена - защита дорог, которыми идут паломники»? Но об этом в уставе не сказано ни слова.
        - Это так! - удивился Герольт.
        - Неужели вы считаете, что Гуго де Пейен и особенно Бернар Клерво, умнейший человек, могли просто забыть этот пункт при составлении устава? - спросил аббат Виллар.
        - Нет, - твёрдо ответил Тарик. - В уставе ордена, составленном так добросовестно, обдумано каждое слово. Как написанное, так и отброшенное. А о защите дорог, которыми идут паломники, в нем действительно нигде не говорится.
        - Орден тамплиеров был создан с единственной целью: во времена кровавых столкновений между крестоносцами и мусульманами быть щитом и мечом для Тайного братства аримафейцев. Причём, о его существовании тогда ещё не знали. Крестовый поход распалил эти столкновения - для обеих сторон он превратил конфликт в злосчастную, якобы священную войну. Это…
        - Что значит «якобы» священная война? - вцепился Морис в это слово. - Вы не считаете войну священной и богоугодной?
        - Нет, война с мусульманами совершенно точно не священна и не угодна Богу, - твёрдо сказал аббат. - Величайшая трагедия человечества заключается в том, что иудеи, христиане и мусульмане борются друг с другом, вместо того чтобы понять: они поклоняются одному и тому же Богу. Им бы следовало подумать над тем, сколь многое их друг с другом связывает, а не подчёркивать сравнительно ничтожные различия, большая часть которых вызвана принадлежностью людей к разным народам. Мусульмане всегда признавали Иисуса великим пророком. Мария, Моисей и Авраам в исламских учениях играют большую роль. Поэтому ненависть между исповедующими разные религии не имеет ничего общего с Богом. Она вызвана лишь заблуждениями, жаждой земной власти и взаимным незнанием или непониманием чужих обычаев, истории, языков. Но давайте вернёмся к основанию ордена тамплиеров!
        Четверо друзей обменялись удивлёнными взглядами. Им ещё не приходилось слышать, чтобы тамплиер так говорил о мусульманах. Исторически сложилось, что из быта, привычек и навыков, свойственных арабам, тамплиеры восприняли больше, чем другие крестоносцы. При всей своей враждебности к мусульманам тамплиеры их уважали и многому у них научились, что нередко вызывало к ним подозрительное отношение других христиан. Но то, что сейчас сказал аббат Виллар, намного превосходило все, что им приходилось слышать.
        - Того, что орден, которому следовало быть лишь боеспособным охранным отрядом местного значения, уже через несколько лет обособится и станет жить своей собственной жизнью, тогда не мог предположить никто, - продолжил аббат. - Но не это сейчас имеет значение. Сейчас важно то, что вы призваны к вступлению в наше братство. Вам предстоит принять наследство тех аримафейцев, которые самоотверженно исполняли святую службу перед вами.
        Внезапно Герольта осенило. Но его догадка была столь поразительна, что ему почти отказал голос, когда он произнёс:
        - Какая же задача стоит перед этим тайным братством, к которому вы принадлежите, аббат Виллар?
        Ответу седовласого тамплиера суждено было навсегда изменить их жизни:
        - Тайное братство - это хранители Святого Грааля!

5

        Для молодых тамплиеров слова аббата Виллара прозвучали как гром среди ясного неба. В подземном убежище наступила гробовая тишина. Озноб, охвативший рыцарей, был вызван отнюдь не холодом подземелья. Священное благоговение на миг превратило их в каменные изваяния.
        Кто из христиан не знал многочисленных историй и легенд, которыми уже почти полтора тысячелетия был окутан Грааль - чаша последней вечери - и её загадочное исчезновение после смерти Христа? Сколько безуспешных попыток было предпринято в поисках этого священного сосуда, из которого посланный господом сын человеческий дал испить своим ученикам в ночь накануне своей казни, на празднике нового союза Бога и людей? Сосуд, которому в легендах приписывались неземные силы? И вот старый тамплиер открывает им, что Святым Граалем владеет тайное братство, вступить в которое они призваны!
        Им с трудом в это верилось. Несколько минут назад аббат доказал им, что обладает таинственной силой, превосходящей способности Бисмиллы и Джуллаба, - силой, которая не дана ни одному смертному. И всё же, откровение старца показалось им столь невероятным и пугающим, что разум продолжал сопротивляться вере.
        Гораздо легче было поверить в существование тайного братства, членом которого был Виллар де Сент-Омер. Жил ведь некогда на свете Иосиф, выходец из Аримафеи, почтенный горожанин, член совета по управлению Иерусалимом. Иосиф получил у Понтия Пилата разрешение снять с креста тело Иисуса и похоронить его в пещере недалеко от места казни. Согласно церковному преданию, Иосиф был также человеком, который взял чашу тайной вечери, чтобы собрать в неё кровь из ран тела Христова, и сохранил этот сосуд.
        Первым тишину нарушил Морис:
        - Вы хотите сказать, что священная чаша тайной вечери находится здесь, в этой церкви?
        Его взгляд устремился к алтарю, как будто он, вопреки доводам разума, надеялся увидеть там Святой Грааль. Но на мраморной плите стояли только два подсвечника.
        - Нет, этого я не хотел сказать, - ответил аббат Виллар. - Святой Грааль спрятан не здесь. Было бы напрасно искать его в этой церкви.
        - Неудивительно, что наверху такое запустение и грязь, - пробормотал Мак-Айвор, который, как и его товарищи, все ещё не мог понять до конца всю важность того, что им только что сообщили.
        - Что же из того? Иисус ведь тоже не во дворце родился, а в обычном стойле, - напомнил Тарик.
        - Правильно! И не может быть сомнений в том, что тайное братство, о котором вы рассказали, названо, как и эта церковь, именем святого Иосифа Аримафейского, - продолжил Герольт. - И что вы открыли нам всё это именно здесь, если это действительно соответствует истине.
        Снисходительная улыбка скользнула по лицу старого тамплиера.
        - Ради Бога и во имя спасения моей души! Всё именно так, как я рассказал, достойные братья по ордену! Святой Грааль, который уже много раз оказывался в опасности, находится у братства аримафейцев, основанного святым Иосифом вместе со святой Магдалиной и святым Никодимом. А я - главный хранитель, первый среди равных. Но пришло время уступить место молодым. Если вы готовы к тяжёлой службе, пора передать хранение сосуда в ваши руки.
        - Хорошо, допустим, что всё именно так, как вы говорите. Хотя до меня, признаться, все это доходит с трудом, - сказал Тарик, едва справляясь с собой. - Почему именно мы четверо призваны к этой тяжёлой службе? Кроме того, я хотел бы узнать, в чём, собственно, заключается служба хранителя.
        - Не только ты, - отозвался Морис. - Мы тоже.
        - Я хорошо понимаю, насколько потрясло вас моё сообщение, - сказал аббат Виллар. - В своё время я тоже вёл себя как Фома Неверующий. Тогда, в Иерусалиме, меня с товарищами посвятили в эту тайну, и мы стали рыцарями Грааля, сменив на этом посту прежнего хранителя, который был ещё старше, чем я сейчас. Но прежде чем я…
        - А когда это произошло? - перебил Герольт.
        Аббат Виллар медлил с ответом.
        - В 1119 году, - наконец печально сказал он.
        - Это невозможно! - воскликнул Герольт. - Ведь тогда… тогда вам должно быть почти двести лет!.. Но человек не может быть таким старым!
        Аббат улыбнулся, на его лице отразилась боль:
        - На твоём месте я сказал бы то же самое. Но слова «невозможно» для Бога не существует. То, что мы называем чудом и, веруя, воспринимаем как таинство, - это для Сотворившего мир лишь знак его безграничного всемогущества.
        Аббат сделал краткую паузу.
        - Священный сосуд - это источник вечной жизни, - продолжил он торжественно, медленно выговаривая слова. Он сознавал, сколь многого требует от молодых рыцарей, потрясая их воображение второй раз за столь короткий срок. - Мне больше двухсот лет. Мне было уже за тридцать, когда вместе с Гуго де Пейеном и моим братом Готфридом де Сент-Омером я пришёл в Иерусалим, был принят в братство и со своими друзьями основал орден тамплиеров.
        Совершенно потрясённый, Мак-Айвор уставился на аббата. Не меньшее изумление читалось и на лицах его товарищей. Происходившее с ними казалось сном, события которого не только отменяли все известные законы природы, но и частично переписывали историю, казалось бы, им хорошо известную.
        - То есть выпивший из святого сосуда получает вечную жизнь? - голос Герольта снизился до испуганного шёпота.
        Аббат Виллар покачал головой:
        - Вечная жизнь ожидает нас лишь в Небесном Царстве и зависит только от Божьей милости. Глоток из святого сосуда также не делает неуязвимым, как об этом ложно говорится в легендах. Но жизнь того, кто осмелится сделать из сосуда второй глоток, может растянуться на многие века. Кто же, однако, захочет сделать это и тем добровольно уготовить себе ад на земле? Ибо именно это он и получит, дерзнув устремиться к вечной жизни. Верьте мне: столько боли и одиночества, сколько перенесли в жизни я и прежние хранители, не дано вынести ни одному обычному человеку. Снова и снова прощаться с верными спутниками и любимыми, которые умирают в тридцать-сорок лет, многократно видеть, как меняются поколения и неизменно хранить тайну - все это глубоко ранит сердце и душу. Я знаю, о чем говорю! Необходимость быть стойкими, терпеть боль и одиночество - лишь часть той тяжёлой ноши, к которой следует приготовиться, если вы решитесь стать хранителями Святого Грааля.
        - Но если… если Бог действительно, как вы говорите, призвал нас к этой службе, как мы можем не откликнуться на его призыв? - вздохнул Тарик.
        - Каждому человеку Бог даёт полную свободу следовать добру или злу. Он оставляет нам право из многих жизненных путей выбрать один-единственный, - ответил аббат. - Он - Бог любви, который никогда не принуждает и ничего не возмещает. В каждого из нас при рождении закладывается великое призвание, ведущее к угодной Богу цели. Но при этом Бог целиком и полностью оставляет в нашем распоряжении возможность услышать внутренний призыв и добровольно последовать ему, чтобы в конце концов этой цели добиться.
        - Какие же ещё цели преследует братство? - поинтересовался Морис. В глазах его светились огоньки, явно говорившие о том, что он жаждет глотнуть из святого сосуда, чтобы обеспечить себе долгую жизнь.
        - Борьбу с силами тьмы, в которой сложили головы уже многие храбрые мужи, - ответил аббат, и тень легла на его старческое лицо. - Князь преисподней пытается захватить Святой Грааль с первого же дня после смерти Иисуса. Ведь Грааль в руках чистого, верующего в Бога человека оказывается источником жизни. Но он может принести миру невообразимые беды и бесчисленные разрушения, если окажется в руках искарисов и их поклонников. Они, а не мусульмане, - наши настоящие враги.
        От этих мрачных слов Герольта охватил озноб.
        - Кто такие эти искарисы?
        - Они поклоняются злу и хотят установить в мире господство тьмы. Искарисы - это люди из самых разных народов и религий. Объединяет их то, что они отвратились от Бога. Подобно мне и моим собратьям они очень долго живут и располагают особыми тайными силами. Но искарисы получили эти способности от дьявола за их рабскую преданность, - объяснил аббат. - Название им дал Иосиф Аримафейский по имени Иуды Искариота, предавшего Иисуса. Сами они, однако, гордо называют себя апостолами Иуды. С ними и с их попытками искушать людей злом вы и должны будете бороться.
        - Тамплиер, знающий, что Бог на его стороне, не боится ни смерти, ни чёрта! Тем более не испугают его и эти искарисы! - убеждённо сказал Мак-Айвор. - Но, становясь рыцарями-тамплиерами, мы дали обет и поклялись в верности нашему ордену. Как же мы сможем вступить в этот тайный орден аримафейцев и стать хранителями Святого Грааля?
        - Не думайте об этом. Если вы решитесь взяться за эту тяжёлую службу, великий магистр тут же исключит вас из войска и освободит от всех ограничений и обязанностей, предписанных тамплиеру уставом ордена, - уверил аббат Виллар. - После этого вам останется заниматься лишь тем, что требуется для охраны Святого Грааля.
        - Великий магистр знает о тайном братстве и святом сосуде? - спросил Герольт.
        Аббат Виллар кивнул:
        - Да, великий магистр ордена тамплиеров входит в небольшой круг людей, частично посвящённых в тайну, но не принадлежащих к братству, и знающих все то, о чем вы сейчас узнали от меня. Не забывайте, что мы основали орден потому, что угроза, исходившая от искарисов, и опасность мусульманского нашествия стали слишком велики. Но об этом и о многом другом мы поговорим позже. На сегодня достаточно. Вам сначала надо обдумать то, что вы уже узнали.
        - Да, но… - попытался возразить Морис.
        - Я знаю, что вы хотите задать мне много вопросов, и я отвечу на них, - пообещал аббат. - Но не сейчас. Мне хотелось бы, чтобы сейчас вы спокойно обдумали то, что узнали. Я снова пошлю за вами, когда у меня будет время спросить о вашем решении. Тогда вам предстоит испытание Святым Духом, и вы должны будете доказать, что и в самом деле достойны быть хранителями Святого Грааля.
        Братья по ордену озадаченно переглянулись. Однако никто не осмелился прервать аббата Виллара и спросить его, что он подразумевает под испытанием Святым Духом.
        - Итак, ступайте. Хорошо проверьте себя и не спешите с решением, - посоветовал старый тамплиер. - Вам придётся взять на себя огромную ответственность. Ваше решение может иметь последствия, которые вы сейчас не способны представить. Не поддавайтесь ни досаде, ни сомнениям, неизбежным в ближайшие дни. Ищите силы и уверенность в молитве. И если кто-то из вас поймёт, что не способен нести это бремя, его решение будет столь же достойным, как и решение другого взвалить на себя тяжёлую ношу. Помните: на плечи того, кто первым будет принят в Тайное братство аримафейцев и станет хранителем Святого Грааля, ляжет тяжёлая, священная служба. Путь, ожидающий его, будет длинным и отягощённым бесчисленными испытаниями и опасностями, которые способны сломить даже необычайно храброго тамплиера. Дай вам Бог внутренних сил и знания, чтобы принять верное решение!

6

        Подобно огненным копьям, языки пламени проникали сквозь черные стены, которые окружали его со всех сторон и взмывали ввысь к ночному небу. Из этой круглой шахты не было выхода. Пламя дотягивалось до него. Вдруг стены зашатались, как при землетрясении. На них возникали трещины - зубчатыми дорожками они проходили по каменной кладке, расширяясь все больше и больше. Наконец стены рухнули, и со всех сторон этого горящего ада на него посыпались камни. Уже ничто не могло спасти его от горящих обломков. Смерть была неизбежна.
        От кошмара Герольта спасло то, что он открыл глаза. Он рывком поднялся и сел. Уже в следующее мгновение ужасные картины его сна начали исчезать и превращаться в смутные воспоминания. Герольт провёл по лицу ладонью и ощутил холодный пот на лбу.
        Его сердце медленно переходило с галопа на обычный размеренный ритм, когда он понял, что это был лишь сон и что он находится в большой спальне цитадели. Здесь во время осады обретали ночной покой братья-тамплиеры. Поэтому тишину то и дело нарушали стоны, храп и вскрики рыцарей.
        Герольт знал, что теперь уснёт не скоро, и поспешил на ночную прохладу - воздух в спальне был слишком тяжёлым. Он осторожно протиснулся мимо лежанки Тарика, спавшего возле колонны. По обеим сторонам центрального прохода горели свечи, которые не очень-то помогали в ночной темноте этого зала. Но их света было достаточно, чтобы не споткнуться о препятствие и не разбудить кого-нибудь.
        Когда он подходил к входной двери, его взгляд упал на постель Мак-Айвора, которому посчастливилось раздобыть лучшее место возле главного прохода. Одеяло на лежанке Мак-Айвора было отброшено, а сама она пуста. Было ясно, что заснуть ему тоже не удавалось. Да и кто в Акконе хорошо спал после продолжавшейся уже четыре недели осады и возраставшего с каждым днём отчаяния?
        Герольт думал, что встретит шотландца на кромке стены, с которой открывался хороший вид на Аккон и на вражеский лагерь. Он выбрался на верхний боевой ход. Но напрасно Герольт искал исполинскую фигуру Мак-Айвора. Зато в углу галереи он увидел Мориса. Француз, казалось, вовсе не удивился появлению Герольта.
        - Тоже не можешь уснуть? - спросил Морис.
        Он продолжал рассматривать лагерь мамелюков, которые и в эту ночь ожесточённо обстреливали Аккон. Большинство камнемётов метило во внешнюю стену - выпущенные глыбы должны были проломить её. С помощью гигантских машин мусульмане продолжали также перебрасывать через стены горшки с греческим огнем и устраивать в городе пожары.
        Герольт поморщился:
        - С тех пор как аббат Виллар посвятил нас в тайну ордена аримафейцев, я ещё ни разу не спал спокойно.
        - Я тоже, - признался Морис. - Ничего удивительного. Как можно спокойно уснуть при всех тех мыслях, которые приходят в голову?
        Некоторое время они молча смотрели на город, укрепления и жилые кварталы которого уже были сильно повреждены. Аккон ещё отказывался капитулировать перед бешеным натиском мамелюков и их вассалов, но отчаяние горожан росло подобно мучительному нарыву, все больше отравлявшему здоровую плоть. И все в городе спрашивали друг друга: где же король и его войско, которое собиралось прибыть с Кипра?
        Герольт испытал злую радость, увидев на крепостной стене немного южнее Новой башни камнемёты, построенные венецианцами. Сейчас они отвечали на обстрел мамелюков столь же яростным обстрелом. Из всех метательных машин, находившихся у осаждённых, эти камнемёты были самыми мощными и действенными.
        - Маленький отряд из Венеции дерётся очень храбро! Если бы все были такими смелыми и решительными! - сказал Герольт.
        - Да. И пусть будут прокляты трусливые псы из Генуи, которые за нашими спинами заключили договор с султаном и теперь держатся в стороне, - добавил Морис.
        Друзья снова замолчали.
        - Иногда я спрашиваю себя: на самом ли деле был этот аббат и его слепые слуги? - сказал наконец Герольт. - Все это по-прежнему кажется мне невероятным. Особенно то, что мы должны быть призваны на эту священную службу.
        Морис покачал головой - так, будто и он тоже все ещё не мог в это поверить:
        - Бог ты мой! Хранитель Святого Грааля, и жизнь, которая продлится не десятилетия, а века! Как разум может не сопротивляться такому? Никогда и представить не мог, что однажды окажусь перед таким выбором! Все, что я раньше считал риском, - это сущие пустяки!
        - И что же? - нетерпеливо спросил Герольт. - Ты уже принял решение? По-моему, аббат дал нам достаточно времени. Во всяком случае, прошло уже две недели, а он все ещё не позвал нас.
        Морис насмешливо улыбнулся:
        - Чего уж тут решать? На двести лет и больше я и так согласен!
        Он опять стал серьёзным:
        - Знаешь, бывают моменты, когда я совершенно уверен, что должен откликнуться на этот призыв и стать рыцарем Грааля. Но в следующую ночь я просыпаюсь в холодном поту и меня трясёт от страха, что я, возможно, не справлюсь с этой службой. Какими такими способностями и достижениями я успел отличиться? Да никакими!
        - Морис, ты читаешь мои мысли, - раздался за их спинами знакомый голос. Это был Тарик. Они и не заметили, как он подошел.
        - Наверное, это я тебя разбудил? - спросил Герольт. - А мне показалось, что я вышел из спальни совсем тихо.
        Тарик покачал головой:
        - Когда ты проснулся, я уже не спал. Лежал и думал: ворочаться дальше в койке без сна да нюхать вонь спальни либо пойти в часовню и попробовать найти верное решение в молитве. Но я не сделал ни того ни другого, а просто вышел за тобой, Герольт. Наверное, нам вместе легче будет обсудить все это здесь, на свежем воздухе. Насколько я вас знаю… - Он не закончил фразу.
        Морис улыбнулся:
        - Похоже, с нами всеми происходит одно и то же. Я ведь уже побывал в часовне, как и Мак-Айвор. Он, кстати, все ещё там.
        - Наверное, потом он сюда придет, - предположил Герольт.
        - Конечно, - подтвердил Морис. - Ведь я ему сказал, что буду здесь, наверху, и он пообещал сюда прийти.
        Мак-Айвор не заставил себя ждать. Друзья долго беседовали о том, что аббат Виллар открыл им в крипте, заставив принять трудное решение.
        - Я хотел бы, чтобы он больше рассказал нам о том, что нас ждёт, если мы решим вступить в тайное братство и стать хранителями Грааля, - задумчиво сказал Мак-Айвор. - Не то чтобы я испугался борьбы с искарисами. В бою можно встретить и других безбожных и опасных прислужников дьявола. Никогда ещё трусы не ходили в бой под знаменем тамплиеров! Мне кажется, опасность искарисов - не то, что вас тревожит и заставляет медлить с решением. Но ведь аббат не рассказал нам о многом другом!
        - Да, и я хотел бы задать ему кучу вопросов, - согласился с Мак-Айвором Морис. - Например, я бы охотно узнал, где вообще находится святой сосуд и что станет, если Аккон не выдержит осады и город окажется в руках врага. А возможно, он спрятан в Иерусалиме. Как же нам тогда его охранять?
        - Это я тоже охотно узнал бы, - сказал Герольт. - Но что меня беспокоит больше всего, так это проверка Святым Духом, о которой сказал аббат. Должны ли мы быть готовы и к тому, что, возможно, не выдержим этой проверки, даже если решим вступить в братство и стать хранителями Грааля?
        Тарик тяжело вздохнул.
        - Некоторые задачи бывают очень сложными, пока их решаешь, и очень простыми, когда их решишь, - заметил он. - Мне бы хотелось, чтобы время ожидания поскорее закончилось и аббат позвал нас, чтобы мы больше не могли медлить с решением и узнали все то, что ещё не знаем.
        Морис кивнул:
        - Ожидание и в самом деле изматывает. Я не могу понять, почему он медлит уже две недели. Я-то думал, что ждать придётся не больше двух дней!
        - Кто же из вас уже принял решение? - осмелился спросить Герольт.
        - Я! - ответил Мак-Айвор, слова его прозвучали твёрдо. - Решение пришло ко мне в часовне. Я соглашусь, хотя и считаю себя недостойным для такой службы. Не может для христианина быть ничего более достойного и святого, чем отдать жизнь охране святого сосуда. Ближе простой смертный не сможет подойти к Спасителю! А что касается этой проверки Святым Духом, то пусть случится то, что мне на роду написано. Я верю, что слова аббата - не пустая болтовня, когда он сказал, что мы призваны для охраны Святого Грааля и что на нас лежит Божье благословение. Мне, во всяком случае, не требуется других знаков и слов, чтобы в это поверить.
        Рыцарей глубоко тронула искренность шотландца, совсем не склонного к длинным речам. Казалось, своими словами он и их освободил от мук выбора.
        Герольт вдруг почувствовал, как легко ему стало дышать. Беспокойство и неопределённость разом улетучились, как будто их и не бывало. Путь, лежавший перед ним, был ясен, и, казалось, никаких сомнений никто и не испытывал.
        - Не знаю, что можно добавить к твоим словам, Мак-Айвор! И я без колебаний отвечу аббату «да!», когда он спросит меня, готов ли я стать хранителем Святого Грааля, - решительно сказал Герольт.
        - А ведь нас уже трое, - заметил Тарик. - Потому что я тоже с вами!
        - Левантиец, ты знаешь массу мудрых поговорок, но не умеешь считать! Ведь нас четверо! - поправил его Морис и с возмущением посмотрел на товарищей. - Не дам же я вам дожить до мафусаиловых лет, чтобы мои кости к тому времени давно лежали в могиле!
        - Давайте же здесь и сейчас заключим договор! - облегчённо и радостно предложил Герольт. - Давайте торжественно поклянёмся вместе вступить в братство! Поклянёмся, что и на этой священной службе будет стоять друг за друга так же, как раньше на службе в ордене тамплиеров! - И он протянул им руку.
        - Да будет так! - воскликнул Морис и положил ладонь на руку Герольта. - Именем Всемогущего Господа, Пресвятой Девы и нашего Спасителя!
        Тарик последовал его примеру:
        - Да, мы клянёмся в этом! Пусть нашим новым девизом будет: «Друг за друга в верности и чести!»
        - «Друг за друга в верности и чести!» - подтвердил Мак-Айвор и последним положил свою лапу на руки товарищей.
        Эхо крепостных стен ещё раз повторило клятву рыцарей, которую они произнесли теперь уже все сразу:
        - Друг за друга в верности и чести!

7


«Королевский флот прибыл с Кипра! Король привёл свежее войско и сразу возглавил оборону города! Наше спасение близко! Благослови Господь короля Генриха Второго!» - радостная весть пронеслась по городу накануне полудня. Ликующие горожане хлынули в сторону порта, и скоро улицы заполнились потоком людей, желавших собственными глазами увидеть прибытие королевского флота.
        Было 4 мая 1291 года. С начала осады прошёл почти целый месяц.
        Мрачное настроение, ещё утром подобно туче висевшее над городом вместе с запахом гари, испарилось, как роса на солнце. Смеясь и плача, люди обнимались, хлопали друг друга по плечам и уверяли себя, что худшее позади, что с прибытием короля дело примет другой оборот: рыцари Аккона и их вспомогательные части вместе с королевским войском перейдут в наступление, разорвут кольцо обложивших город мамелюков и заставят султана эль-Ашрафа Халила убраться восвояси.
        Среди стремившихся попасть в гавань были и четыре рыцаря, поклявшиеся друг другу в нерушимой дружбе и братстве по оружию. Они только что освободились от дежурства, во время которого переносили из переполненного госпиталя в Железный замок тяжело раненных собратьев по ордену. Это была тяжёлая, но необходимая работа. Все шло к тому, что мамелюки скоро пробьют стену и начнут штурм обоих колец крепостных сооружений, окружавших город. И тогда уже не останется времени для того, чтобы перенести тяжело раненных тамплиеров в замок на южной оконечности полуострова. К тому же в уличных боях понадобится каждый, способный стоять на ногах и держать оружие.
        Велика была радость Герольта и его друзей, когда весть о прибытии королевского флота достигла Железного замка. Доверив раненых попечению врачей из ордена тамплиеров, они поспешили к гавани.
        Под крики ликующей толпы в гавань входило сорок кораблей. Однако, только четыре из них производили впечатление грозных судов - это были боевые галеры с тремя командами гребцов на каждой стороне корабля.
        - Боюсь, для спасения Аккона этого будет недостаточно, - сказал Морис, окинув флот опытным взглядом.
        Герольт покачал головой:
        - Мне это подкрепление тоже не кажется тем войском, на которое здесь рассчитывали.
        Мак-Айвор и Тарик согласились с ними.
        Совсем молодой король, который, как было известно, ещё не вполне оправился от тяжёлой болезни, вышел к людям без большой свиты - впрочем, при сложившемся положении она была неуместна. Он ступил на пристань под восторженные крики толпы - готовый к борьбе воин в сверкающих латах, которого сопровождал архиепископ Никосийский Иоханес Турко де Анкона.
        Речь, с которой король обратился к жителям и защитникам портового города, была краткой и состояла из хотя и благозвучных, но незначительных слов. Он воздал должное их мужеству и стойкости в борьбе с неверными, передал им благословение папы и неуверенно заявил, что за них молятся христиане всего мира. Король знал, какие славные битвы прошли здесь под знаком креста, и обнадёжил, что высочайше берет на себя командование войсками и сделает все, чтобы город не стал добычей мамелюков.
        Речь монарха была встречена с огромным воодушевлением и вызвала очередную вспышку восторга. Большинству горожан прибытие короля с войском уже само по себе придало новые силы.
        Но разочарование все же перевесило надежды опытных воинов - братьев-тамплиеров. Они уже поняли, что подкрепление слишком слабо для того, чтобы осаде действительно был положен конец.
        Среди воинов, сходивших с кораблей, Морис увидел тамплиера и тут же протиснулся к нему через толпу. После приветствия он спросил его о численности войска, которое привёз с Кипра король.
        - У нас примерно сотня всадников и около двух тысяч пеших, брат, - охотно ответил тамплиер. - Хотел бы я назвать тебе другое число. Но и это войско едва удалось собрать. Большинство давно махнули рукой и на Аккон, и на Святую Землю. Больно говорить, но это горькая правда.
        - Сам ты другого мнения, иначе не приехал бы сюда, - вмешался Герольт.
        - Я тамплиер, как и вы, - гордо ответил их собрат. - Я обещал быть верным ордену до самой смерти и намерен выполнить своё обещание. Так думают и другие рыцари-тамплиеры, которые приехали со мной. Никто из них не смог не откликнуться на призыв короля Генриха. Разве можно было оставаться в своей комтуре на Кипре и спокойно заниматься мирными делами, когда наши братья и даже великий магистр защищают Аккон ценой собственных жизней? А теперь простите, дорогие братья. Мне надо идти к своим. Бог даст, скоро снова встретимся - на поле боя!
        Герольт и его друзья в самом мрачном настроении выбрались из гавани и пошли обратно в цитадель через квартал венецианцев. Они как раз пересекали торговую площадь, как вдруг Морис увидел знакомые лица в одном овощном ларьке.
        - Герольт! Тарик! Смотрите, кто за прилавком стоит! Ведь это парижский купец Гранвиль и его старшая дочь Беатриса! - просиял он. - Они все ещё в Акконе!
        Герольт и Тарик удивленно посмотрели туда, куда показывал Морис. Они-то были уверены, что купец и его дочери давно покинули город и добрались до родины.
        - Идёмте поздороваемся и спросим, почему они до сих пор в городе! Ужасно интересно, что они нам расскажут! - предложил Морис и, не дожидаясь согласия друзей, поспешил к Гранвилям.
        - Мне кажется, молодую красивую женщину Морис заметит даже ночью в толпе людской, - хмыкнул Тарик.
        Герольт улыбнулся и ответил:
        - Похоже, кое-что сидит в нас слишком глубоко, чтобы даже тамплиерский обет мог с этим окончательно справиться.
        - Кто такие эти Гранвили? - спросил Мак-Айвор.
        Герольт рассказал шотландцу историю про нападение на семью купца и короткий бой, который Морис, Тарик и он сам дали бессовестному сброду.
        Увидев их, купец хлопнул в ладоши совсем как ребёнок:
        - Смотри-ка, свет очей моих! Господа тамплиеры! Наши храбрые защитники и спасители, которым мы так благодарны! Какая чудесная встреча! Достойные рыцари в тот раз так стремительно исчезли, что мы не успели их как следует отблагодарить! Не так ли, цветок сердца моего? - обратился он к дочери.
        Беатриса посмотрела на рыцарей и почтительно склонила голову.
        - Да, отец, к сожалению, это так, - ответила она тихо, стараясь не встречаться глазами с одним из них. - Мы были очень огорчены тем, что не смогли воздать вам по вашей беззаветной храбрости.
        На породистом лице Мориса расцвела обезоруживающая улыбка.
        - Что вы говорите, достойная красавица? Иметь счастье защитить вас и снова увидеть в добром здравии и бодром настроении - слишком большая награда, которую мог бы пожелать честный человек!
        - Вы поражаете нас своей добротой, благородный рыцарь, - прошептала Беатриса, опустив глаза. На нежной коже её щёк зарделся румянец, отчего она стала ещё красивее.
        Тарик и Мак-Айвор украдкой обменялись весёлыми взглядами.
        - Вы вознаградили нас более чем щедро. И доброго Алексиоса тоже, - сказал Герольт, намекая на попойку, которую они позволили себе в таверне грека.
        - Ваше имя Алексиос, достойный рыцарь? - обратился Гюстав Гранвиль к Мак-Айвору.
        Тот взглянул на толстяка.
        - Рыжие греки не так уже часто встречаются. Вы так не думаете? - добродушно улыбнулся он.
        Морис поспешно вмешался:
        - Нет, это наш собрат по ордену Мак-Айвор Коннелли из туманной страны шотландских высокогорных болот, кошмар всех неверных, но также и всех тех несчастных, которые имели глупость вступить с ним в противоборство. Но довольно о нас, смиренных братьях! Скажите, почему вы до сих пор в городе? Разве вы не говорили, что хотите сесть на марсельский корабль, где для вас уже были приготовлены места, и добраться до родины? Ведь вы собирались вместе с дочерьми покинуть Аккон в тот же день!
        - Да, я это тоже припоминаю, - заметил Тарик.
        Лицо Гюстава Гранвиля исказила страдальческая гримаса, и он воздел ладони к небу, как будто вымаливал Божье милосердие.
        - Бог свидетель, я все это собирался сделать! Но когда мы добрались до гавани, капитан уже ничего знать не хотел о нашей договорённости. Он даже пообещал, что его матросы изобьют меня, если я тотчас же не уберусь с корабля. В тот день другие корабли из гавани уже не уходили, и нам пришлось со всеми пожитками возвращаться обратно, в тот самый дом. Я собирался утром обратиться к другому капитану, но болезнь моей младшей сделала это невозможным.
        - Ваша младшая дочь, Элоиза, заболела? - встревожился Герольт.
        Купец кивнул.
        - Страх смерти и кровопролитие, свидетелем которого она стала, конечно, повлияли на это. Но что бы ни было причиной, ночью её охватил сильный жар. Её жизнь была в опасности, мы даже пригласили священника, чтобы она не ушла из этого мира без причастия, - рассказывал Гранвиль. Было заметно, какой сильный страх за своё дитя он пережил. - Но благодаря великому милосердию Божьему и неустанной заботе моей старшей дочери эта горькая чаша нас миновала. Болезнь стала отступать. Но нам следует подождать ещё несколько дней, пока она не окрепнет настолько, чтобы мы рискнули уехать.
        - Слава тебе Господи! - облегчённо выдохнул Герольт. - Передайте вашей дочери наш сердечный привет. Пусть выздоравливает поскорее и окончательно!
        Поскольку купец с дочерью собирались идти домой, Морис нашёл предлог, чтобы проводить их.
        - Дайте мне вашу корзину, дорогая Беатриса! - потребовал он. - Она слишком тяжела для того, чтобы позволить тащить её такой грациозной девушке, как вы. И ваш отец устал. Окажите мне честь!
        - Если вы на этом настаиваете, я охотно приму ваше дружеское предложение. Корзина действительно тяжеловата. - Беатриса одарила Мориса прелестной улыбкой и передала ему корзину.
        - Конечно, надо быть нашим галантным Морисом, чтобы такое пришло тебе в голову, - заметил Тарик, когда тамплиеры вместе с Гранвилями направились к генуэзскому кварталу. Морис с корзиной в руке и прекрасная Беатриса шли впереди всех.
        - Мне кажется, что за все годы, которые Морис провёл в звании тамплиера, связанного обетом целомудрия, он так и не растерял своего умения обольщать женщин, - сказал Герольт.
        - А мне кажется, что в ваших речах отчётливо слышится зависть! - насмешливо произнёс Мак-Айвор. - Наверное, эту корзину вам следовало нести втроём, чтобы разделить удовольствие и оказанную честь.
        - Какую чушь ты несёшь! - возмутился Герольт, чувствуя, как краска заливает его лицо. Втайне он жалел о том, что не догадался заслужить очаровательную улыбку Беатрисы Гранвиль. Он мог дать обет целомудрия, но от этого не перестал воспринимать женскую красоту!
        Тарик тоже возмутился словами Мак-Айвора, однако был не в меру груб:
        - Как такое пришло тебе в голову! Иногда все же лучше иметь два глаза, чем один!
        Мак-Айвор рассмеялся и ударил Тарика по плечу своей ручищей.
        - Своим орлиным глазом я вижу все, что достойно внимания! Будь спокоен, я тоже способен оценить красоту прекрасного цветка! - заверил он.
        Герольт и Тарик предпочли больше не высказываться на эту тему.
        Конечно, Гюстав Гранвиль пригласил тамплиеров в дом, чтобы угостить их напитками. И, естественно, рыцари захотели лично пожелать маленькой Элоизе скорейшего выздоровления. В действительности же всем им понравилось быть объектом внимания такой молодой красивой девушки, как Беатриса.
        Когда рыцари попрощались с Гранвилями и вышли из прохлады их дома под майское солнце, они увидели в воротах две мужские фигуры и невольно вздрогнули. Это были слепые слуги аббата Виллара. Рыцари сразу поняли, что означает их внезапное появление.
        - Аббат приглашает вас к себе, достойные господа тамплиеры! - сказал им Бисмилла. - Сегодня на закате солнца мы ждём вас у дверей церкви.
        Слепцы учтиво поклонились и исчезли - так, будто их и не было.

8

        Если бы они не знали, в каком месте нужно свернуть с правой обочины широкой монастырской дороги на узкую тропинку, чтобы прийти к недостроенной церкви на юго-восточной стороне холма Монжуа, они, конечно, прошли бы мимо тайного поворота. Тропа вела сквозь быстро густевшие тени деревьев. Церковь, кое-как отделанная снаружи, тоже была окутана сумерками.
        - Какое неуютное место! Отталкивает, даже если знаешь, что здесь тебя не подстерегает опасность, - проворчал Морис, когда они подступили к церкви и слабый свет указал им дорогу к лестнице, ведущей в крипту. Он недовольно крикнул туда, где мерцал источник света: - Бисмилла! Ты что, не мог захватить побольше света? Или вы хотите, чтобы мы на этой свалке переломали себе кости?
        - Верующий видит со светом Божьим! - отозвался слепой туркополь из глубин церкви.
        Морис обернулся к друзьям.
        - Слышали? Какая наглость! - воскликнул он. - Этот парень хочет посмеяться над нами!
        Герольт положил руку на его плечо:
        - Успокойся, Морис. Ты взволнован, а этого уже достаточно, чтобы рассердиться.
        - О чем ты говоришь? Я вовсе не волнуюсь! - возмутился Морис.
        - Конечно, наш горячий Морис - само спокойствие. Как и сегодня утром, когда ты нёс корзину прекрасной Беатрисы. В это время только мы втроём и чувствовали слабость в животах. А уж волновались вдесятеро сильнее, чем когда нас принимали в орден тамплиеров, - насмешливо гремел бас Мак-Айвора, гулким эхом отзывавшийся в пустой церкви.
        Внезапно за их спинами возник Джуллаб. Темнота выпустила его из своих объятий только на миг. Он закрыл за рыцарями тяжёлую дверь и запер её на засов. А потом поспешил вперёд, обгоняя друзей с уверенностью летучей мыши, находящей верный путь и в подземном лабиринте.
        Бисмилла со светильником в руке начал спускаться в крипту. Герольт заметил, что на этот раз не были оставлены открытыми ни тяжёлая решётка, ни обитая железом дверь в конце спуска. И ту, и другую Джуллаб закрыл за ними. Это заставило Герольта насторожиться. Его друзей тоже - они начали озираться. Но никто ни о чем не спрашивал.
        И свечи на этот раз не горели в алтаре, и жаровня не стояла возле аббата Виллара. Теперь свет исходил от факела, вставленного в прикреплённое к стене железное кольцо. Факел горел рядом с изваянием Иосифа Аримафейского. Он высвечивал довольно большой круг, в котором стояли четыре одинаковых кресла и отдельно - кресло, обитое кожей. Но в углы крипты и в нишу алтаря свет почти не проникал.
        Аббат встал, поблагодарил рыцарей за то, что они пришли, и пригласил их сесть в кресла.
        - Несмотря на критическое положение, в котором находится Аккон, вы, аббат Виллар, довольно долго ждали, прежде чем спросить о нашем решении. Должен сказать, вы подвергли наше терпение очень серьёзной проверке, - первым заговорил Морис. - Может, это и есть то особое испытание, о котором вы говорили?
        Аббат Виллар улыбнулся:
        - Нет, речь шла не о проверке терпения. Но каждому требовалось время, чтобы ему все стало ясно. Разве ваш ответ не был окончательно готов лишь к нынешнему дню?
        Своей проницательностью он снова удивил рыцарей. Ведь уже по дороге сюда они обсуждали одну очень важную сторону их решения и сошлись во мнении, что смогут вступить в Тайное братство аримафейцев и стать хранителями Святого Грааля только при единственном условии. Как мог он об этом догадаться?
        - Так скажите мне, какое решение вы приняли! - призвал их аббат.
        Начал Герольт.
        - Мы добросовестно проверяли самих себя, снова и снова ища помощь в молитве, как вы нас и наставляли. Мы принимаем ваше предложение. Каждый из нас готов откликнуться на призыв и со смирением взять на себя священную службу хранителя, - сказал он твёрдо и добавил: - Но мы ставим одно условие, аббат Виллар.
        - Какое? - спокойно спросил тот.
        - Вы должны разрешить нам и дальше защищать Аккон от мамелюков! - потребовал Мак-Айвор. - Мы - тамплиеры. И город в нас нуждается. Нуждается в каждом из нас!
        - Да, это и есть наше условие! - подтвердил эти слова Морис. - Честь и совесть не позволят нам оставить в беде своих товарищей. Пока судьба Аккона не решена, мы не сможем отойти от них ни на шаг и не станем делать это. Мы клялись в верности своим братьям по ордену тамплиеров, и эту клятву не нарушим. Сейчас идёт роковая битва!
        - Да, позвольте нам это! - произнёс Тарик с мольбой. - Разве вы сами не говорили, что, став хранителями Святого Грааля, мы останемся тамплиерами и будем носить свои плащи?
        Аббат Виллар помолчал и сказал:
        - Я понимаю, что вас волнует, и причина волнения делает вам честь. Но вы знаете так же, как и я, что Аккон не будет спасён. Уже в ближайшие дни проломы в стенах станут достаточно велики, чтобы султан через них провёл в город пехоту. А как только враг перейдёт через стены, весь город станет сплошным полем боя. Сражаться будут за каждый квартал, каждую улицу и каждые ворота. Аккон погрузится в кровавый хаос. Такова мрачная судьба любого завоёванного города, который промедлил со сдачей на милость врага. Так будет и здесь. Возникнет опасность, что враги перекроют ваш путь ко мне, и вы не сможете прийти вовремя, чтобы вынести Святой Грааль из города.
        - Так, значит, Святой Грааль находится здесь, в Акконе? - воскликнул Герольт.
        - Да, - подтвердил аббат. - И ваша святая задача заключается в том, чтобы вынести сосуд из города в безопасное место. Но об этом позже. Вот что я вам могу предложить. Вы продолжаете защищать Аккон. Но, когда войско мамелюков начнёт штурм, преодолеет стены и судьба города тем самым будет решена, вы оставите свой отряд, который, вне всякого сомнения, отступит в Железный замок, и немедленно придёте сюда!
        Тамплиерам не было нужды совещаться, чтобы понять - это мудрая взаимная уступка. Их тамплиерская честь останется незапятнанной.
        - Хорошо, это мы выяснили, - облегчённо произнёс аббат Виллар и поднялся. - А теперь отдайте Бисмилле и Джуллабу ваши мечи вместе с ножнами!
        - Зачем? - смутился Морис.
        Старый хранитель Грааля с трудом подавил вздох.
        - Не спрашивайте обо всём, чего не можете понять сразу. Доверьтесь, и делайте, что я вам сказал.
        Удручённые рыцари молча выполнили его требование. Без меча каждый из них чувствовал себя голым и беззащитным. Они терялись в догадках - зачем аббату понадобилось отбирать у них оружие?
        - И что будет сейчас? - осмелился спросить Герольт, когда Бисмилла и Джуллаб забрали у них мечи и положили на пол возле тяжёлой железной двери.
        - Сейчас я поведу вас к последнему земному пристанищу святого Иосифа Аримафейского и основателя тайного братства, - торжественно сказал аббат. - И к месту, в котором уже почти два столетия хранится священный сосуд. Там станет ясно, чисты ли вы сердцами перед Богом и достойны ли носить меч хранителя Грааля!

9

        Наступила напряжённая тишина. Осознание того, что сейчас они увидят легендарный источник вечной жизни и пройдут проверку Святым Духом, потрясло рыцарей. В каждом из них вновь ожили сомнения минувших дней: в самом ли деле они могут оказаться достойными призыва? И как же выглядит эта проверка?
        Рыцари с волнением следили за старым хранителем Грааля, который уже находился в полумраке алтарной ниши. Он подошел к священному алтарю, смиренно встал на колени и перекрестился. Потом достал ключ и открыл позолоченную дверь табернакля - шкафа для хранения святых даров.
        У Герольта перехватило дыхание, когда аббат достал оттуда сосуд и поставил его на алтарную плиту рядом с собой. Неужели это и есть Святой Грааль - сосуд, который Христос держал в руках во время последней вечери и в который была собрана его кровь?
        Герольт и его собратья уже приготовились благоговейно опуститься на колени, когда аббат дал им понять, что это вовсе не Грааль, а обычная чаша для совершения таинства причастия. После этого он тем же ключом открыл в задней стенке табернакля дверь, спрятанную за небольшой шёлковой шторой, нагнулся и протянул руки внутрь. Рыцари не могли видеть, что он там делал, - было слишком мало света. Однако они услышали, как внутри что-то трижды издало металлический звон - так, будто аббат двигал какие-то засовы. Затем он снова закрыл дверь.
        С нарастающим удивлением они наблюдали за тем, как аббат Виллар протягивает руки к подсвечникам и рывком начинает поднимать их.
        Когда светильники приподнялись со своих квадратных пьедесталов, механизм, с которым они были соединены, пришёл в действие. Звук при этом был такой, будто в каждом месте алтарной стены скрежетали пружины - они, прежде сжатые до отказа, начали сдвигать тяжёлые металлические засовы.
        Герольт почувствовал, как сидевший рядом Морис судорожно вдыхает воздух. Он слишком хорошо знал, что сейчас произойдёт и с ним, и с его друзьями. Как они теперь понимали, крипта была не единственным подземельем церкви, строительство которой намеренно не завершили. Отсюда потайной ход вёл в место, где был спрятан Святой Грааль!
        Хранитель Грааля снова опустился на колени перед алтарём, затем обернулся к рыцарям.
        - Тройная система запоров - это настоящий шедевр строительного мастерства, - сказал он и предостерёг: - Тот, кто не знает точной последовательности действия установленных запоров, особенно спрятанных в потайной нише табернакля, не сможет найти вход в комнату под криптой. Одно неправильное действие - и все запоры сложного механизма мгновенно застынут на своих местах. Только через сутки пружины запоров расслабятся достаточно для того, чтобы стала возможной вторая попытка. После третьей неправильной попытки доступ будет закрыт окончательно. Потому что тогда тяжёлые железные стрежни упадут за запорами и закроют их навсегда.
        - Но где же этот потайной ход? - спросил Морис. - Тут нигде ничего не открылось.
        - Возьмись за копьё выше руки и изо всех сил тяни его к себе! - аббат указал на статую человека с копьём. - Ну, давай! Или мужество покинуло тебя?
        - Конечно же, нет! - воскликнул Морис. Однако когда он клал руки на железное древко копья, движения его замедлились.
        - А теперь тяни! - приказал хранитель Грааля.
        Морис подчинился.
        - Боже всемогущий! - испуганно выкрикнул он в следующий миг, когда кисть руки каменного человека плавно отделилась от его предплечья и вместе с копьём стала опускаться.
        Одновременно с этим от мраморной плиты, на которой покоился алтарь, отделился крупный фрагмент. Обе половины беззвучно разошлись в стороны - так, будто под ними были смазанные маслом катки. Щель, возникшая между кусками плиты, открыла лаз шириной в два локтя, который вёл в подземелье.
        Рыцари растерялись - настолько невероятным было происходившее на их глазах. Никогда в жизни они бы не догадались, что потайной ход спрятан под алтарём, тяжесть которого казалась равной тяжести скалы.
        Аббат Виллар вынул факел из железного кольца в стене.
        - Идёмте! - приказал он и шагнул вперёд.
        Рыцари молча последовали за ним и начали спускаться. Сердца их бились так сильно, будто они шли на битву, исход которой невозможно было предугадать.
        Они оказались в небольшой квадратной комнате. Аббат схватился обеими руками за тяжёлый железный стержень длиной в аршин, торчащий из стены, и потянул его вверх. Лаз, через который они пробрались сюда из алтаря, закрылся.
        - Идите за мной! - сказал старый хранитель Грааля. Он шагнул к задней стене комнаты и пошёл вниз по каменной винтовой лестнице, ширина которой позволяла спускаться только одному человеку. Лестница охватывала колонну толщиной в пару локтей. И колонну, и ступени неизвестные каменотёсы вырубили в скале. Ступеньки имели острые края - работа была сделана очень грубо. Холодный сквозняк давал понять, что лестница ведет в шахту.
        Спускаясь при колеблющемся свете факела, Герольт про себя считал ступеньки. Их оказалось семьдесят две. Герольт невольно задумался, случайно ли количество ступенек, ведущих в шахту, совпадает с числом статей тамплиерского устава? А может, это совпадение сделано умышленно и имеет символическое значение?
        В конце лестницы была полукруглая дверь с двумя узкими створками, укреплёнными широкими железными полосами. Дверь окружало каменное утолщение, выступавшее из стены. При первом взгляде на него казалось, что открыть дверь можно будет лишь после того, как удастся сбить этот каменный вал, что без тарана здесь не обойтись.
        Герольт прикинул, что сейчас они находились под церковью на глубине примерно в сорок локтей, включая высоту крипты.
        Они затаили дыхание, когда хранитель Грааля распахнул створки двери. За ней на полу оказались три широких железных бруска. С помощью брусков слепцы снова закрыли дверь за ними.
        К удивлению рыцарей, они и теперь оказались не в подземном склепе с гробом святого Иосифа Аримафейского и ковчегом, хранившим Святой Грааль. Нет, факел освещал тёмный, узкий тоннель, который со значительным уклоном вёл ещё дальше в глубину.
        Подземный ход то и дело изгибался, как будто следовал естественной трещине в скале. Постоянно изменялся и его наклон. Одну дюжину шагов можно было пройти по пологому спуску, а потом тропа вдруг шла под уклон и через несколько шагов выходила на совершенно ровную поверхность. А в одном месте тропа подходила к отвесному обрыву - там даже была установлена деревянная лестница в девять ступенек. Свет факела постоянно плясал над маленькими плоскими нишами, грубо вырубленными в скале, - очевидно, они служили для установки свечей. Иногда на стенах проглядывали какие-то рисунки и надписи. Герольт на ходу прочитал одну из них: «Missi dominici!» - «Посланник Божий!» Может быть, эту краткую надпись оставил кто-то из хранителей Грааля давно минувших дней?
        Аббат Виллар с факелом шёл вперёд. Джуллаб и Бисмилла со светильниками замыкали процессию.
        Герольт продолжал считать шаги, которые они делали по этому, уводившему их все глубже, подземному ходу. Судя по их числу, путники давно миновали холм Монжуа и шли сейчас под кварталами Аккона.
        После очередного крутого поворота, при котором тоннель ушёл почти в противоположную сторону, подземный ход длиной в четыреста тридцать шагов упёрся во вторую дверь - такую же, как и та, в которую они вошли, спустившись с винтовой лестницы.
        - Теперь мы у цели нашего подземного путешествия, - объявил хранитель Грааля и распахнул створки двери.
        Герольт имел лишь смутное представление о том, что их могло ожидать. Однако и он, и его друзья едва ли предполагали увидеть такую картину, освещённую светом дюжины расставленных по нишам масляных ламп.
        Это была довольно странная комната со сводчатым потолком, разделённая на четыре части. Своими очертаниями она повторяла тамплиерский крест с его четырьмя сторонами равной длины. Каждая из четырёх её сторон имела размеры примерно пять шагов в длину и два в ширину. В центре креста, где встречались стороны, на пьедестале, вырубленном в скальной породе, стоял саркофаг из красного мрамора. Роскошный орнамент из переплетавшихся цветов украшал боковые стороны саркофага, в котором покоился аримафеец, но на его мраморной крышке мастер-каменотёс изобразил лишь простой крест с пятилистной розой на месте пересечения поперечин.
        Гораздо больше тамплиеров удивила мозаика. Она украшала не только потолок и стены, но и переходила на пол и, таким образом, покрывала комнату полностью. Она состояла из бесконечного числа камней оливково-зелёного цвета, создававших фон для расположившихся в шахматном порядке крестов и роз. Кресты были составлены из черных, а розы - из белых камешков. Эту мозаику нарушали только ниши в стенах - по три на каждой стороне. В нишах стояли масляные лампы из плотного черного гипса. Их тёплый свет извлекал чарующие отблески из мозаичного камня.
        - Это неповторимо! - воскликнул Тарик. Даже благоговение не заставило его приглушить свой голос до шёпота. Он подошел к саркофагу. - Какие загадочные розы!
        Хранитель Грааля передал Бисмилле факел, в котором больше не нуждался, и кивнул:
        - Да, роза - королева цветов. Она - символ Богородицы и её девственной чистоты. Уже первые христиане сделали розу вместе с рыбой своими тайными опознавательными знаками. Не только Бернар Клерво сравнивал пять кроваво-красных лепестков розы с пятью чудесами Христа. Иосиф Аримафейский тоже установил эту связь. Поэтому роза наряду с крестом стала знаком братства хранителей Грааля.
        - Но кто же построил тоннель и этот грот? - поинтересовался Герольт. Напрасно, оглядывая четыре части комнаты, он искал указания на то, что где-то здесь может быть спрятан Святой Грааль.
        - Аккон - древний город. Это место было заселено уже за много веков до рождества Христова. В каждую эпоху гавань этого города играла важную роль, - начал свой рассказ аббат Виллар. - Уже две тысячи лет назад он упоминался в текстах египтян, а персидский царь застроил его, чтобы сделать опорным пунктом для своего флота. Много веков спустя Помпей распространил римское влияние и на этот город. Ирод Великий принимал здесь цезаря Августа, а Павел в своем третьем путешествии останавливался в Акконе - ведь тогда в городе уже была христианская община. Эти ранние христиане были в числе тех, кто во времена гонений искали надёжное убежище. Они и сделали проходы, позволявшие проникать в связанные друг с другом подземные пещеры. В этих катакомбах они собирались для тайных богослужений. Здесь, в стенных нишах, находили последнее пристанище и покойные члены общин.
        - Но таких катакомб с нишами, заполненными останками христиан, мы здесь не видели! - сказал Мак-Айвор.
        - Потому что мы находимся в другой части этого естественного скопления пещер, - объяснил аббат Виллар. - К древним катакомбам ранних христианских общин ведет другой ход. И, чтобы покончить с этим рассказом, добавлю: хранители Грааля, собравшиеся вокруг Иосифа Аримафейского и Марии Магдалены, узнали об этом идеальном убежище от живших здесь христиан. Все быстро забыли старые катакомбы, после тою как римский император Константин в начале IV века сделал христианскую веру государственной религией. Но хранители Грааля сделали это место своим святилищем. Они и украсили его. Иосиф Аримафейский не раз находил здесь убежище от искарисов и других преследователей. Тут он провёл свои последние годы. Он рано понял, что вечно осаждённый Иерусалим - слишком опасное место, чтобы там можно было сохранить священный сосуд. Потому что каждый искал его именно там - как с добрыми намерениями, так и со злыми.
        - Но почему же орден тамплиеров был основан не здесь, а именно в Иерусалиме? - поинтересовался Морис.
        - Чтобы скрыть истинную цель ордена. Напрасно на руинах соломонова храма стали бы также искать священное копье, - ответил хранитель Грааля.
        - Которое было всего лишь легендой, - сделал вывод Герольт.
        Аббат Виллар кивнул:
        - Его не найдут, и это меня не удивляет. Стоит только ещё раз представить себе окончание казни Иисуса.
        - Как так? - поднял брови Тарик.
        - Ведь это римский солдат вонзил в бок Иисуса копье, чтобы проверить, жив он или уже умер. Как же мог житель Иудеи, даже такой почтенный гражданин, как Иосиф Аримафейский, входивший в городской совет Иерусалима, отобрать у него копье? Для этого у него не было ни полномочий, ни времени, ведь он был озабочен тем, чтобы снять тело Иисуса с креста и похоронить его до захода солнца, как предписывает иудейская религия - начиналась суббота, и с появлением на небе первой звезды всякая работа находилась под строгим запретом. Нет, история со святым копьём, которое один крестоносец хотел найти в развалинах храма, - не более чем легенда. Это же касается и тысяч других мнимых реликвий, которые стали хранить в христианских церквях, чтобы привлечь набожных паломников.
        - Все это очень интересно, - сухо заметил Морис. - Но разве вы вели нас не к Святому Граалю? Я ещё нигде не видел сундука.
        - Трудно было бы его увидеть, потому что он находится вовсе не здесь, - сказал хранитель Грааля к всеобщему удивлению рыцарей. - Это лишь преддверие сакрального грота, в котором источник вечной жизни нашёл последнее убежище на Святой Земле.
        И старец нажал рукой на один из черных крестов, который тут же выступил из настенной мозаики. Крест оказался соединённым с железным стержнем толщиной в два пальца. Под рукой аббата крест сделал четверть оборота. В тот же момент где-то за ним раздался глухой металлический щелчок и на мозаике в торце замкнутого пространства обозначились контуры двери.
        Хранитель Грааля улыбнулся, взглянув на потрясённых тамплиеров.
        - Идёмте! - сказал он и толкнул тяжёлую дверь. - Вы были избраны для того, чтобы зайти в сакральный грот и принять первое посвящение в рыцари Грааля!
        Если гробница Иосифа Аримафейского с её крестообразным планом и искусной, покрывающей все пространство мозаикой вызвала у рыцарей величайшее удивление, то вид сакрального грота совершенно их потряс.
        Когда тамплиеры вошли в дверь вслед за аббатом, они потеряли дар речи. Они и представить не могли, что когда-нибудь обнаружат глубоко под землёй такую неповторимую красоту.
        То, что аббат Виллар называл сакральным гротом, представляло собой огромный подземный дворец с потолком высотой в пять или шесть человеческих ростов. Это была ротонда около сорока шагов в диаметре, освещённая множеством масляных ламп, сделанных из бронзы. За внешним кругом галереи к сводчатому потолку поднимались восемь двойных ребристых колонн из светло-серого камня, увенчанных коринфскими капителями. Эти колонны в один обхват каждая соединялись полукруглыми арками. Как и галерея, они образовывали совершенный внутренний круг, посреди которого находилась святыня грота. В центре круга, который располагался под центральной точкой сводчатого потолка, на трёхступенчатом пьедестале возвышался алтарь из белого мрамора, блестевшего, подобно полированному перламутру. Два золотых подсвечника с пятью рожками каждый стояли по бокам от распятия - тоже золотого, высотой в полтора локтя. Перед крестом стоял необычный чёрный куб, высота, длина и ширина которого были не больше двух ладоней. Восемь углов куба были покрыты золотом и украшены изумрудами. На его передней части красовалась драгоценная инкрустация из
слоновой кости - пятилистная роза. Однако никакого сосуда на алтаре не было.
        Как и в гробнице Иосифа Аримафейского, искусная мозаика и здесь покрывала стены и потолок, только теперь её мотивы не ограничивались крестом и розой - стены грота одарённый художник украсил целыми картинами.
        На стенах справа и слева от входа в святилище были изображены шествия мучеников и святых. С обеих сторон процессии подходили к грандиозному изображению последней вечери: Христос, сидевший посреди апостолов, держал в руках чашу. Над головой Христа парила белая птица.
        Мозаика потолка изображала захватывающее дух звёздное небо, в центре которого был простой белый крест. Сотни белых звёзд окружали крест концентрическими кругами. В четырёх углах красовались символы четырёх евангелистов: ангел - символ Матфея, лев - Марка, вол - Луки и орёл - Иоанна.
        Но тут было и ещё чему подивиться. На полпути от потайной двери в стенах возникали полукруглые углубления. В левой нише находился маленький алтарь, посвящённый, судя по мозаике, Богоматери.
        В правом углублении, которое вместе с главным алтарём и нишей Богоматери образовывало прямую ось, алтаря не было. Оно представляло собой баптистерий - крещальню, в которую надо было подняться и окунуться, чтобы, вступая в церковь, принять таинство крещения. С возвышения, на котором стояли две покрытых ковриками каменные скамьи, вниз вели несколько ступеней - они уходили под воду, которой была заполнена большая полукруглая купель. Вода поступала в купель из подземного источника. Клокоча и пенясь, она обрушивалась вниз из щели в скалистой стене, горбом нависавшей над купелью.
        Когда они подошли к первой ступени главного алтаря, хранитель Грааля встал на колени и перекрестился. Благоговейно склонив головы, его примеру последовали и остальные.
        Минуту они постояли молча. Затем аббат Виллар начал громко молиться:
        - Господи, живой Бог и Спаситель! Ты один и Ты единственный, и никого нет рядом с Тобой. Вся божественность - Твоя, и что не есть Твое, то украдено у Тебя. В милости Твоей явил Ты нам всемогущую суть твою и имя Твое. Мы верим в Тебя. Оставь нас в этой вере, о Господи, ибо только она нас хранит, и Твоя честь - наша честь, и Твоя власть - наше спасение. Ты создал мир и нас в нем. Бытие и сути, жизнь и помыслы - все исходит от твоего всемогущего и любящего слова. Мы поклоняемся Тебе, Господи, и молимся Тебе.
        - Аминь, - раздался сзади голос Бисмиллы.
        - Ты свят, - торжественно продолжил седовласый хранитель Грааля. - А мы грешны и сознаем это. Мы благодарны Тебе за то, что Ты сказал нам об этом, ибо это правда. Но только правда может начать все снова и одолеть грех и зло.
        - Аминь, - снова произнёс Бисмилла. На этот раз и рыцари-тамплиеры робко и тихо повторили это слово.
        Старый хранитель Грааля протянул руки к алтарю.
        - О Боже, Создатель и Отец всего живого! - пылко воззвал он. - Ты даровал нам жизнь преходящую и чудеса мира Твоего, дабы в нем мы росли и совершали себя - каждый особо, по Твоему предначертанию. Каждому из нас ты дал дар, чтобы мы шли с ним по жизни, и однажды Ты потребуешь у нас отчёт о том, что каждый из нас сделал с Твоим даром. Ты даровал нам и другую жизнь. Она начнётся в час, определённый Твоей милостью, под знаком Твоего откровения. Она придет из вечности и от Святого Духа, дарующего жизнь. Это он дарует её нам. И эту жизнь Ты тоже отдал в наши руки. Мы преклоняемся перед Тобой и просим Твоего благословения для тех, кого Ты привёл ко мне и призвал к особой службе. Всемогущий и Благой Отец, даруй им своё безграничное милосердие и сделай их достойными принять наследство святого Иосифа Аримафейского и стать хранителями Святого Грааля, благословенного источника Твоей Божеской милости!.. Аминь.
        - Аминь, - хором проговорили все.
        Аббат Виллар перекрестился ещё раз и встал. Тотчас же Бисмилла и Джуллаб поднялись на ноги и пошли к баптистерию.
        Четыре тамплиера, глядя им вслед, тоже поднялись.
        Морис и на этот раз не смог обуздать своё нетерпение. Едва хранитель Грааля обернулся к ним, он тут же выпалил:
        - Сейчас мы сможем увидеть священный сосуд и выпить из него?
        Аббат Виллар покачал головой.
        - Священный сосуд вы увидите лишь после второго посвящения, которое безоговорочно возведёт вас в рыцари Грааля. Сейчас слишком рано. Сегодня вы пройдёте первое посвящение и вернётесь в свой отряд, чтобы быть с братьями, защищающими Аккон. После второго посвящения вы предадитесь новой службе, и только ей. Ничто не должно будет отвлекать вас от неё. Кроме того, к священному сосуду уже почти полтора тысячелетия обращаются страстные молитвы. Благодаря им он приобрёл такую силу, о которой вы не можете даже иметь представления. Один его вид может ослепить и навсегда лишить зрения. Поэтому он хранится в особом сундуке, служащем и для его перевозки. - Старик указал на куб из черного эбенового дерева, украшенный белой пятилистной розой из слоновой кости.
        - Ваши слуги так и потеряли зрение? - спросил Герольт, потрясённый услышанным. - Они взглянули на него самовольно и до того, как прошли посвящения?
        - Нет, их ослепили в возрасте четырёх или пяти лет. И это, собственно, все, что мне о них известно. Вероятно, этому страшному наказанию они подверглись за то, что их родители храбро сражались при захвате города. Их родителей убили, а мальчиков продали в рабство. Я увидел их на невольничьем рынке в Иерусалиме и выкупил у работорговца. Это случилось около ста лет тому назад.
        - А почему вы назвали их такими именами - Бисмилла и Джуллаб? - спросил Тарик.
        - Это были единственные слова, которые мальчики произносили в течение долгого времени. Они не знали ни своих настоящих имён, ни места, из которого их увели, ни того, что произошло с ними и с их родителями. Их память будто стёрли. Вот я и стал называть их Бисмиллой и Джуллабом, взял их под опеку и сделал христианами. В конце концов, имя означает не больше, чем какая-нибудь одежда. О чем могут рассказать дорогие наряды или же лохмотья, в которые одет человек? Внимания достойно лишь то, что спрятано под ними, что он действительно представляет собой. Одетые в золото и пурпур короли и князья - всего лишь жалкие нищие по сравнению с Бисмиллой и Джуллабом!
        Мак-Айвор откашлялся и спросил:
        - А как они, будучи слепыми, так ловко владеют мечом? Почему они передвигаются совершенно свободно? Ведь они замечают любое препятствие на пути! Разве такое возможно?
        Это интересовало всех - каждый хотел, чтобы его догадка подтвердилась.
        - Их благословил на это Святой Грааль, - дал старец именно тот ответ, которого ждали рыцари. - Они видят… Ну да, видят своей кожей, видят всем телом. Чудо трудно облечь в слова, но если говорить совсем просто, дело обстоит так: каждое движение вызывает поток воздуха, который расходится во все стороны и меняется, когда встречает сопротивление, например, человеческую фигуру, стену, скалу, или когда этот поток наталкивается на трещину в земле. Такой поток и его колебания могут быть ничтожно малыми, простой смертный даже не способен их ощутить. И эти постоянные изменения воздуха Бисмилла и Джуллаб так же отчётливо ощущают, как мы глазами видим причину этих изменений. И даже лучше, ибо их божественный дар не делает различий между днём и ночью. Но довольно об этом. Идёмте к святому источнику. Давайте посмотрим, достойны ли вы стать хранителями Грааля.
        Когда они вышли из внутреннего пространства ротонды и оказались между колоннами перед нишей с купелью, рыцари увидели, что стена над источником украшена мозаикой. Она изображала снятие Иисуса с креста Иосифом Аримафейским. Они также с удивлением увидели четверо ножен, лежащих на одной из каменных скамеек. Ножны были покрыты кованым серебром, по которому вились пятилистные розы. Поверхность драгоценных ножен защищала от повреждения сетка из тонких, искусно сплетённых кожаных ремешков.
        На второй скамье, перед которой Бисмилла и Джуллаб уже ждали рыцарей, были сложены четыре одеяния из чистой белой ткани. На левой стороне груди надевший этот балахон видел вышивку: красный тамплиерский крест с белой пятилистной розой.
        - Переодевайтесь в эти одежды! - приказал рыцарям старый хранитель Грааля.
        Без слов и стеснения они сняли свою запылённую одежду и облачились в новую, на которой не оказалось ни швов, ни каймы. Балахоны доходили рыцарям до лодыжек и были настолько легки, что едва ощущались на теле.
        - Сейчас станет ясно, верно ли я понял знаки и на самом ли деле вы избраны для священной службы хранителей Грааля! - торжественно объявил аббат Виллар. - Спуститесь в купель и достаньте из скалы мечи! Сделать это Святой Дух поможет только тому, кто имеет чистое сердце и кто до глубины души проникся истинной верой! Только он сумеет вынуть клинок из скалы без всяких усилий!
        Лишь теперь четыре избранника заметили под слегка колеблющейся поверхностью воды золотое мерцание четырёх рукояток мечей - они выступали из скалы почти у самого дна купели.
        - Но это невозможно! - испуганно выкрикнул Морис.
        - Для того, с кем Бог, нет невозможного! - возразил старый хранитель Грааля. - А теперь делайте то, что я сказал!
        Когда Герольт вместе с братьями по ордену спускался по ступенькам купели, его сердце учащённо билось, а колени дрожали от волнения. Четыре меча, вонзённых в скалу! И один из них должен быть извлечён его рукой, если он этого достоин!
        Пять широких ступеней доходили до дна полукруглой купели. Холодная, кристально-чистая вода, которая стекала под нависшую скалу, доходила им почти до горла, а Мак-Айвору - до груди, он был на голову выше каждого из рыцарей. Но и ему нужно было окунуться с головой, чтобы схватиться за рукоятку меча.
        На миг четверо друзей оцепенели, как будто в последний момент испугались чудовищного риска, связанного с этой проверкой. Они молча обменялись взглядами и кивнули друг другу.
        - Благослови нас Господь! - пробормотал Герольт, перекрестился, набрал в грудь побольше воздуха и почти одновременно с собратьями встал на колени перед скалой. Вода сомкнулась над ним.
        Когда Герольт нерешительно протянул руку к мечу, ему показалось, что в ушах его шумит водопад. Он молился о том, чтобы старый хранитель Грааля в нем не ошибся, когда его пальцы обхватили рукоятку. Он ухватился за неё и потянул оружие к себе.
        В первый момент он почувствовал сильное сопротивление - так, будто меч не поддавался его изъятию. Но в тот же миг неожиданная сила меча перешла в него и разлилась по всему его телу. И клинок выскользнул из скалы столь же легко, как и из мягкой земли.
        Когда Герольт выпрямился и вынырнул из купели, он, к своей радости, увидел, что Морис, Тарик и Мак-Айвор держат в руках свои мечи. Каждый из великолепных клинков дамасской стали был украшен тамплиере ким крестом с розой, рукоятки заканчивались изображением пятилистной розы.
        Потрясённые случившимся, они вышли из купели. То, что через мгновение на их мечах не осталось ни капли воды, а их одеяния высохли, они осознали лишь гораздо позднее.
        - Слава Иисусу Христу! Видение меня не обмануло! Вы оказались достойны священной службы! - просиял аббат Виллар. - Вы прошли первое посвящение и отныне принадлежите к Тайному братству аримафейцев!



        ЧАСТЬ III
        ПАДЕНИЕ АККОНА


1

        На следующий день после того, как рыцарей приняли в Тайное братство аримафейцев, капитан Рауль сообщил им, что их хочет видеть великий магистр. Они должны прийти к нему перед дневной молитвой, времени до которой оставалось совсем немного. Однако никто не знал, куда подевался Мак-Айвор.
        Друзья разошлись в поисках шотландца - Морис отправился в оружейную палату и спальню, Тарик решил поискать Мак-Айвора на крепостной стене, а Герольт пошёл в башню цитадели, собираясь в случае неудачи осмотреть обширные конюшни. Искать ему пришлось недолго. Арчибальд, косоглазый конюх Мак-Айвора, знал, где Герольт сможет найти исполинского тамплиера.
        - Мой господин вон там, в пустом стойле, - озабоченно сказал Арчибальд. - Но не спрашивайте, что он делает в этом тёмном углу. Знаю только, что он давно сидит там с мрачным лицом на корточках перед великолепным мечом, подобных которому я не видел. Я пытался о чем-то спросить его, но он грубо оборвал меня на полуслове и вышвырнул из стойла.
        Он даже пригрозил избить меня, если я ещё раз его потревожу. За все годы, которые я провёл у него на службе, он ни разу так не поступал. Готов поспорить на мой лучший скребок: что-то с ним неладно!
        - Он определённо не отдавал себе отчёта в том, что говорил и делал, - заверил его Герольт, понимавший, что могло угнетать и раздражать его друга. - Он думал об очень важных вещах, о которых не мог говорить. Это очень личное дело. Так что сосредоточься на работе. Я пойду, проверю его.
        Герольт прошёл в конец конюшни и распахнул дверцу последнего денника.
        - Да исчезни же, не то… - тут же зарокотал бас Мак-Айвора где-то в полутьме. Но, увидев того, кто к нему пришёл, шотландец оборвал себя на полуслове. Его голос прозвучал немного дружелюбнее, когда он спросил:
        - Герольт, будь так любезен, оставь меня ещё ненадолго.
        - Капитан Рауль известил нас, что великий магистр желает срочно нас видеть. Всех четверых. Наверное, аббат говорил с ним, - предположил Герольт. - Мы уже чуть ли не весь Аккон обошли, разыскивая тебя.
        - Пусть подождёт, - хладнокровно проговорил Мак-Айвор, сидевший на охапке сена. На коленях великана лежал обнажённый меч, сделавший его хранителем Грааля. Он задумчиво поглаживал тамплиерский крест. Однако, на лице его отражалось не восхищение, которое можно было ожидать, а уныние и внутренняя боль.
        Герольт подошел к Мак-Айвору и сел рядом с ним. Помочь товарищу, которого он ещё никогда не видел в таком мрачном расположении духа, казалось ему важнее, чем все остальное.
        - Хочешь поговорить? - спросил он.
        - О чём я должен говорить? - насупился Мак-Айвор.
        - О том, что мы вчера пережили. Не знаю, как ты, но я почти не спал, настолько был взволнован. А когда все же ненадолго уснул, видел страшный сон, - признался Герольт. - И, если честно, я испугался. Я чуть не пожалел о том, что мне удалось вытащить меч из скалы. Аккон - накануне захвата мамелюками. А я должен быть одним из тех, кому поручена охрана Святого Грааля. О Господи!
        Мак-Айвор невесело усмехнулся.
        - А я так вообще все это время провёл как в кошмарном сне. Но не это меня пугает… правда, не это.
        - Так что случилось? Или ты не доверяешь мне? Друг за друга в верности и чести - мы дали такую клятву. Эта клятва для меня священна, и я готов отдать жизнь и за тебя, и за других. Разве не должны мы поэтому откровенно и обо всем говорить друг с другом?
        Шотландец поднял голову и молча посмотрел на него - так, будто колебался: должен ли он честно ответить?
        - Клятва свята и для меня, Герольт! - убеждённо произнёс он. - Но мне… мне очень трудно говорить о том, что произошло в этот же день ровно десять лет назад… Точнее, о мерзости, которую я совершил в тот день.
        Герольт понимал, что разумнее не задавать вопросов, а подождать, когда его друг продолжит говорить.
        - Я прекрасно жил в Лох-Коннели, в Шотландии, в замке своего отца. Я был единственным сыном и его любимчиком, которому он однажды должен был передать наследство, - заговорил наконец Мак-Айвор. - Я имел все, что только мог пожелать, пока однажды не влюбился в дочь нового арендатора.
        Герольт вздохнул, но ничего не сказал.
        - Её звали Аннот. И она была самым прекрасным созданием, которое я когда-либо видел. Мне только исполнилось семнадцать, и я не мог думать ни о ком, кроме неё. Я добивался её расположения, и через несколько месяцев мне удалось завоевать её сердце. Она постоянно пыталась образумить меня, говоря, что наша любовь не имеет будущего, и что своим упорством я подвергаю её семью опасности. Конечно, я знал, что мой отец никогда не согласится на союз с дочерью бедного арендатора и что Аннот вместе с семьёй будет изгнана из нашей земли, как только отец узнает о нашей любви. Я должен был жениться на Элен Балфур, дочери нашего соседа. Наши семьи давно связывала дружба, и этот брак должен был сделать её ещё прочнее. С Элен мы давно были помолвлены. С её старшим братом Малкольмом мы выросли вместе, и он был моим лучшим другом. Как и все, Малкольм считал, что ему суждено стать моим шурином. Но мне пришлось убедиться, что наша дружба и моё счастье значат для него гораздо меньше, чем доброе имя сестры и возможность увеличить силу их рода через наш брак. Ведь родив меня, мать больше не могла рожать детей.
        Мак-Айвор помолчал, мрачно глядя перед собой.
        - Какой-то ветер донёс до Малкольма известие о нашей тайной любви. Во всяком случае, он нас выследил и нашёл наше убежище. Он подслушивал нас и подсматривал за нами. Он также узнал, что я думаю о бегстве из Шотландии вместе с Аннот. Я настолько обезумел от любви к ней, что был готов на любую жертву и на любой риск. Однако Аннот медлила с согласием. И на то были причины.
        - Так и произошла трагедия, - проворчал Герольт. Нетрудно было представить продолжение этой истории. - Твой друг Малкольм не одобрил любви и выдал вас, не так ли?
        Мак-Айвор покачал головой.
        - Это я ему, возможно, и простил бы. Нет, он поступил гораздо хуже. - Ненависть и отвращение сквозили в его голосе, который понизился почти до шёпота. - Он стал преследовать Аннот. Подарками и обещаниями он пытался добиться её расположения и… уступить ему.
        - Какой подлец! - вырвалось у Герольта.
        Мак-Айвор мрачно усмехнулся.
        - Малкольм с детства был заносчивым и самовлюблённым. Он был склонен к жестокости. Но я не мог представить, чтобы он оказался способным на такую низость. Напрасно позже он уверял меня, что Аннот была простой легкомысленной девчонкой, готовой отдаться любому мужчине благородного происхождения. Аннот была другой. Она любила меня и была чиста во всех отношениях. И однажды Малкольм овладел ею силой и лишил невинности. Я долго и не догадывался о том, что сделал с ней Малкольм. Я просто не понимал, почему с какого-то момента она стала избегать меня и не хотела со мной говорить. Я даже усомнился в её любви. Я злился на неё. Мне казалось, что она больше не верит в мою способность защитить её и не хочет вместе со мной искать дорогу к счастью, которого мы добились бы вопреки всему и которого мы так страстно желали. Горькая же правда заключалась в том, что я действительно не смог защитить её - даже от своего лучшего друга. Она хранила свою тайну больше двух месяцев. Пока однажды вечером, перед её смертью, я не узнал, что сделал с ней Малкольм.
        Герольт, ошеломлённый последней фразой Мак-Айвора, взглянул на него:
        - Она забеременела от него и лишила себя жизни, потому что не могла вынести позора?
        - Да, она утопилась. Потому что ей легче было умереть, - сказал Мак-Айвор и отвернулся. Он с трудом сдерживал чувства. - Я и сегодня виню себя в этом.
        - Но ты не мог знать, что она собиралась сделать, - возразил Герольт.
        - Я знал её гордость и видел безнадёжное отчаяние в её глазах, - тихо ответил Мак-Айвор. - Я мог бы не отпускать её, а остаться с ней и рискнуть всем, что у меня было. Но слепая ненависть к Малкольму и жажда мести оказались сильнее.
        - И что ты сделал? - спросил Герольт, хотя этот вопрос был совершенно лишним - он знал, что сам сделал бы на месте друга.
        - Я помчался в деревенскую таверну, в которой мы с Малкольмом договорились встретиться. Когда я вызвал его на поединок и предложил драться на кинжалах, он сначала пытался высмеять меня. «Грязная блудливая девчонка - не повод для того, чтобы двое мужчин нашего происхождения удостоили её хотя бы словом», - сказал он. Лучше бы я, по мнению Малкольма, поблагодарил его за то, что он открыл мне глаза на Аннот. Если эта деревенская шлюха удачно устроится и будет экономно расходовать деньги, когда-нибудь она сможет открыть собственный кабак. Так он говорил о женщине, дороже которой для меня никого не было.
        - Бессовестная свинья! - прошептал Герольт.
        - Он перестал смеяться, когда ощутил клинок моего кинжала. Я ударил его в левую руку, потому что вызывал его на честный поединок, в чём сам себя заверил. Но с этой минуты у него не осталось ни единого шанса против меня, - мрачно проговорил Мак-Айвор. - Малкольм был обречён. Я превосходил его не только ростом и силой, но и ловкостью. Я дал ему поверить, что он, пожалуй, ещё и выстоит в драке. Но на самом деле я, одержимый ненавистью и жаждой убийства, играл с ним. Я гнал его перед собой и наслаждался ужасом в его глазах, возраставшим по мере того, как он получал один удар за другим и становился все слабее. Под конец получилось так, как будто в тот вечер на задворках таверны я зарезал беззащитную овцу.
        Герольт не знал, что сказать Мак-Айвору, и молчал. Он понимал, почему с тех пор его друг лишился покоя. На войне использовалась любая слабость противника. Врага без промедления убивали, даже если он лежал и был совершенно беззащитен, например, если упал с лошади и обронил оружие. Но представления о чести не позволяли рыцарю вызывать на поединок соперника, о котором было точно известно, что он не равен ему по силе и не имеет шансов на победу.
        - Я не уверен, что в подобной истории не повёл бы себя точно так же, - сказал наконец Герольт. - Как же иначе ты смог бы покарать за надругательство над Аннот? Я не знаю, какие законы и обычаи используют в таких случаях у тебя на родине. Но я сомневаюсь в том, что без свидетелей дело дошло бы до правого суда и справедливый приговор был бы вынесен.
        - Этого не случилось бы. И я до сих пор не знаю, что должен был сделать, чтобы заставить Малкольма ответить за своё преступление, - согласился Мак-Айвор. - Но это не отменяет того обстоятельства, что в неравной драке я потерял честь и стал причастным к гибели Аннот. Всего этого он не стоил. Но осознал я это слишком поздно.
        - Тогда ты и потерял глаз?
        - Нет. Это случилось год спустя, во время пьяной драки с моряками в одном из портовых кабаков Ферт-оф-Форта, недалеко от Эдинбурга. Свой дом я покинул той же ночью, потому что иначе крови было бы пролито ещё больше. Я окончательно сбился с пути истинного. Потеря глаза меня образумила. Через несколько месяцев я вступил в орден тамплиеров и добрался до Святой Земли, чтобы замаливать там грехи. Наверное, сначала я искал смерть в бою, как никто другой. Потом привык жить с грехом. Но порой прошлое наваливается на меня и угрожает задушить. - Мак-Айвор тяжело задышал. - Теперь ты понимаешь, насколько тяжело мне после всего этого считать себя достойным священной службы?
        - Ты призван к ней, Мак-Айвор, и этим все сказано, - попытался ободрить его Герольт. - Вспомни слова аббата: в том, что призвание стать его преемниками было обращено к нам, заложен глубокий смысл. И что нам не дано понять, почему Бог так решил. Мы можем только смиренно принять его решение - как таинство. Никто из нас не считает, что он чище душой, чем другие. Может быть, в этом и кроется тайна нашего призвания. Но, поскольку все в мире взаимосвязано, мы решили откликнуться на призыв. И этой священной службе мы отныне должны отдавать все силы.
        Мак-Айвор выпрямился, взял меч и решительным движением вложил его в ножны.
        - Да, Герольт, ты прав. Прошлого не вернёшь, и мои обязанности теперь касаются только охраны Святого Грааля и нашего братства. Прости, что я досаждал тебе своими стонами.
        - Напротив, своей откровенностью ты оказал мне большую честь, Мак-Айвор Коннелли. - Герольт положил руку ему на плечо. - И если хочешь, я буду молчать о том, что ты мне доверил.
        - Нет, рано или поздно вы узнали бы от меня все. Как ты правильно сказал, между нами не должно быть тайн. Друг за друга в верности и чести - пусть будет именно так, без всяких оговорок, Герольт! - воскликнул Мак-Айвор и пожал ему руку. - Так, а теперь не будем томить ожиданием других и, прежде всего, великого магистра!

2

        Повернувшись к ним спиной, великий магистр стоял в полукруглом эркере по-спартански обставленной комнаты, находившейся на вершине башни, и смотрел на лагерь противника.
        - Итак, это последние дни Аккона, а вместе с ним и последние дни некогда величественного государства крестоносцев, ныне совершенно обескровленного! - горько произнёс он. - Но все могло бы быть иначе, Бог свидетель! Возможность избежать позора не раз была в наших руках!
        Герольт и его друзья удивленно переглянулись, но не нарушили почтительного молчания. Все они были рыцарского происхождения, но от генеалогического древа великого магистра их родословные отличались довольно существенно. Род Гийома де Боже, уже восемнадцать лет возглавлявшего орден тамплиеров, был одним из древнейших в Европе - даже король Франции был его родственником.
        - Разве не убеждал я, разве не предупреждал всех настоятельно, что именно так и произойдёт, ибо эль-Ашраф Халил и не подумает соблюдать мирный договор, который мы заключили с его отцом на десять лет? - гневно продолжил великий магистр и ударил кулаком по подоконнику. И тут же, как бы в насмешку, выпущенный камнемётом обломок скалы ударил о стену укрепления, повредив каменную кладку.
        - В лице эмира эль-Фахри я имел надёжного разведчика во вражеском стане. Он предупреждал меня об истинных намерениях султана, а именно о том, что цель его похода - не Африка, а последний бастион крестоносцев на Святой Земле! Но мне не верили и принимали мнимую безопасность за подлинную.
        Морис закатил глаза:
        - Позвольте напомнить, beau sire, что и его отец, султан Килавун, вёл с нами нечестную игру и нарушал свои обещания. Ведь это он подготовил и начал поход уже в последнее лето!
        Гийом де Боже - мужчина лет шестидесяти, сохранивший, несмотря на возраст, довольно крепкую фигуру, повернулся к ним. Его лицо, обрамлённое длиной, седой и сильно всклокоченной бородой, было бледным. Но в глазах великого магистра все ещё светились воинственные огоньки.
        - Конечно! Он тоже нарушил данное слово! - вынужден был согласиться Гийом де Боже, снова глядя в окно. - Но только после кровавой бани, которую устроила мусульманам пьяная банда итальянских крестоносцев в стенах нашего города!
        Герольт хорошо помнил чудовищную резню, о которой говорил великий магистр. В надежде на то, что перемирие, заключённое султаном и крестоносцами, будет соблюдаться с обеих сторон, купцы из Дамаска и других сирийских городов снова послали свои караваны на побережье. Мусульманские земледельцы и ремесленники из окрестностей Аккона также рискнули вернуться в город. В августе 1290 сюда прибыл только что сформированный отряд итальянских крестоносцев. К этому времени город снова начал процветать. Однако прибытие итальянских крестоносцев, которые оказались разнузданными и драчливыми пьяницами, положило конец мирному сосуществованию христиан и мусульман. Вопреки обещаниям, которые им дали на родине, они не получили своей платы, и их злоба росла с каждым днём. К тому же они ненавидели мусульман и сразу начали готовиться к грабежам. В конце августа недовольство обманутых крестоносцев достигло предела и привело к насилию над мусульманами. Позднее в городе распространился слух, согласно которому мусульманский купец соблазнил юную христианку, и это якобы стало причиной погрома. Другие говорили о грандиозной
пьянке, на которой солдаты решили наконец показать себя настоящими крестоносцами и очистить город от неверных. Во всяком случае, пьяная орда, горланя и бряцая оружием, выплеснулась на улицы и стала убивать всех мусульман, имевших несчастье оказаться на их пути. Многие христиане из-за смуглой кожи, или из-за невиданных солдатами одежд, или по другим причинам также сошли за мусульман и пали под мечами, кинжалами и саблями этого сброда. Лишь немногих мусульман рыцари смогли укрыть в своих замках и спасти от резни. Конечно, весть о массовых убийствах тут же донеслась до султана, и тот потребовал мести.
        - Аккон ещё мог предотвратить трагедию, если бы тогда послушались моего совета и этих грязных преступников, уже сидевших в тюрьме, выдали представителям султана! - гневно говорил великий магистр. - Предлагал я и отдать султану хотя бы затребованные им тридцать тысяч венецианских цехинов. Но, когда я сказал об этом на городском собрании в присутствии городских баронов и великих магистров, меня обвинили в предательстве! Меня, великого магистра тамплиеров! Когда я покидал зал, толпа осыпала меня грязными оскорблениями! Тридцать тысяч цехинов! Какая смешная сумма по сравнению с чудовищной ценой, которую мы платим за ту глупость!
        - Стрелу, выпущенную из лука, нельзя вернуть обратно, - тихо пробормотал Тарик.
        Великий магистр услышал его и кивнул:
        - Да, и мы выпустили столько злосчастных стрел, что сражаемся уже не за сохранение королевства крестоносцев, а за собственную честь.
        Он тяжело вздохнул.
        - Но довольно об этом. Давайте вернёмся к поводу, по которому я вас вызвал, достойные братья. Сегодня утром я имел странную, если не сказать больше, беседу с этим загадочным рыцарем Вилларом де Сент-Омером. И думаю, вы знаете, почему оказались здесь.
        - Вероятно, об этом вы нам скажете, beau sire, - дипломатично ответил Герольт.
        Гийом де Боже внимательно осмотрел стоявших перед ним братьев по ордену, которые с нынешнего утра больше не подчинялись ему, но все же оставались тамплиерами.
        - Я был бы не против того, чтобы вы посвятили меня в это загадочное дело. Потому что я очень мало знаю и о Вилларе с его свитой, и о тайном задании, которое они выполняют для нашего ордена, - сказал великий магистр. - Восемнадцать лет назад, когда меня избрали великим магистром, от своего предшественника я получил документ столь же секретный, сколь и загадочный. Этот во всех отношениях таинственный манускрипт, который был скреплён печатями всех прежних великих магистров, следовало и дальше передавать как ценнейшее достояние ордена - под угрозой лишения причастия того, кто не последует этому указанию.
        - Beau sire, об этом мы ничего не знаем, - сдержанно произнёс Тарик.
        Рыцари утвердительно кивнули - никто не имел представления об этом манускрипте.
        - В эту тайну могут быть посвящены только великий магистр и ещё несколько лиц, а именно сенешаль, маршал и оба великих комтура - в Париже и в Лондоне. В манускрипте говорится, что по предъявлении тайного, подробно описанного перстня с печаткой членам тайного братства внутри ордена должна быть оказана любая запрошенная ими помощь. Кроме того, великий магистр, безусловно, должен освободить их от всех обязанностей и требований устава. В высшей степени загадочное предписание, тем более что у меня даже нет сведений о полном названии этого братства, - заключил Гийом де Боже.
        Четыре хранителя Грааля молчали, хотя о тайном перстне с печаткой они узнали только что. Однако аббат Виллар говорил о двух посвящениях, тогда как вчера в подземном святилище они прошли только первое.
        - Этот странный манускрипт, согласно сделанной в нем записи, существует с момента основания ордена, и он не раз переписывался на новой бумаге. За годы своей службы я почти забыл о нём. Но теперь уже не могу уклониться от вопросов, которые задавал себе тогда и которые оставили во мне довольно смутные представления о некоем братстве - настолько могущественном, что подчиняться ему должен не только великий магистр, но и весь орден, - продолжал он говорить с вопросительными нотками в голосе. - Может быть, это тайное братство, в которое вы, как сообщил мне Виллар де Сент-Омер, приняты, должно обеспечивать охрану особых священных реликвий? Возможно, что…
        Тут великого магистра прервал Морис.
        - Простите, но лучше не задавать нам вопросы! Мы поклялись честью, что будем хранить молчание, beau sire! - заявил он.
        Герольта покоробили бойкие слова друга, в которых можно было услышать не только гордость, но и чувство превосходства над своим бывшим командиром. Поэтому он почтительно добавил:
        - Мы бы все охотно рассказали вам, если бы не были связаны клятвой, beau sire. К тому же, пока мы не прошли все ступени посвящения, многое остаётся тайной и для нас.
        - Мы продолжим защищать от неверных Аккон и знамя тамплиеров, beau sire! - заверил Мак-Айвор. - Мы не оставим орден в такой час!
        Тарик кивнул:
        - Для всех нас идти в сражение под вашим руководством - большая честь, beau sire!
        Великий магистр выслушал эти заверения с усталой улыбкой.
        - Ну что ж, перейдём к тому, что мне осталось сделать… Лучше сказать, к тому, что мне предписано сделать, - и он поднял руку для благословения. - Своей властью я освобождаю вас от всех обязанностей и требований устава, которым подчиняется смиренный и набожный тамплиер. Однако вы по-прежнему будете членами нашего ордена и сможете носить плащи тамплиеров. Но с этой минуты вы будете выполнять только приказы своего тайного начальника. Да будет на вас всегда благодать всевышнего и да хранит вас Пресвятая Дева! - И рука великого магистра завершила благословляющий жест.
        Великий магистр хотел сказать что-то ещё, но в комнату вошёл маршал.
        - Простите за вторжение, но пора отправлять послов! - требовательно сказал Готфрид де Вендак. - Их следует сопровождать двумя провожатыми. Это будет выглядеть внушительнее, чем если бы послы явились только вдвоём.
        - Вы правы. Посольство из двух человек может оскорбить султана. В таких вопросах мусульмане знают толк, и я не хочу отказываться от последней надежды спасти Аккон и попытки предотвратить беду, - согласился великий магистр. Он посмотрел на рыцарей, больше ему не подчинявшихся и с насмешливым вызовом спросил: - А вы как на это смотрите? Кто из вас все ещё тамплиер настолько, чтобы предстать перед султаном вместе с послами? Дело рискованное. Оно может обойтись смельчаку в стоимость головы, если такова будет прихоть султана!
        Не колеблясь ни мгновения, Герольт сделал шаг вперёд:
        - Рассчитывайте на меня! Я прежде всего тамплиер, и на мне плащ тамплиера!
        Тарик, Морис и Мак-Айвор тут же встали рядом с ним.
        - Ещё никого из нас не упрекали в трусости. И вы не должны быть первым, кто это сделает, beau sire! - торжественно заявил Мак-Айвор.
        Теперь оставалось только узнать, кого великий магистр даст в сопровождение двум послам. Его выбор пал на Герольта и Тарика.

3

        Выпрямив спину и сохраняя на лице якобы равнодушное выражение, Герольт застыл в седле. Он смотрел поверх головы коня на закрытые ворота. Здесь, у восточной части внешней стены, в обществе двух рыцарей, ему понадобилось призвать всю силу самообладания, чтобы никто не заметил того, что в действительности творилось у него на душе. Лишь после того, как Герольт высказал готовность поддержать честь ордена и присоединиться к послам короля, он осознал, что поездку в лагерь султана ему, возможно, пережить не суждено. Во время прошлых войн многие послы и переговорщики за своё мужество расплачивались жизнями или навсегда исчезали в темницах врага. И сейчас никто не мог предсказать, как повелитель мамелюков отнесётся к послам короля и тамплиерам великого магистра. Люди, собравшиеся у надвратной башни, говорили едва слышно и избегали встречаться с ними глазами - так, будто они видели обречённых на смерть, которые заслуживали скорее сострадания, чем восхищения. Удивительно!
        Покосившись на Тарика, Герольт увидел, что и его лицо будто окаменело. Казалось, взгляд друга остановился на какой-то воображаемой точке за воротами города. Так же выглядели Вильгельм де Кафран и Вильгельм де Вилье, крестоносцы и ветераны ордена тамплиеров, представители древних родов, которым выпала неблагодарная миссия - передать султану предложение короля.
        - Готовы ли господа тамплиеры? - спросил караульный, охранявший ворота под башней Святого Николая.
        Вильгельм де Вилье обменялся со своим напарником быстрым безмолвным взглядом и кивнул.
        - Откройте ворота и опустите мост! - приказал он и натянул поводья.
        Ворота раздвинулись, и подъёмный мост, гремя цепями, опустился. Тень крепостной стены скользнула по рыцарям, когда они выехали из надёжно укреплённой башни. Брусья моста прогудели под копытами их лошадей. И всадники через открытое поле поскакали к лагерю мамелюков.
        Необычная, напряжённая тишина царила на поле, разделявшем врагов. С обеих сторон замерли катапульты и камнемёты. С помощью флагов Аккон сообщил султану об отправке послов, эти знаки были замечены и поняты. После непрерывного, продолжавшегося неделями обстрела эта невероятная тишина казалась более грозной, чем звуки самой ожесточённой битвы. Ни жужжание стрел, ни разрывы лопающихся горшков со смертоносным огнем, ни треск дерева и каменной кладки, ни боевые кличи не доходили до их ушей. И все же в воздухе висела смертельная опасность. Казалось, её можно было потрогать руками.
        Их путь проходил меж двух осадных башен, стоявших вдалеке от лагеря. Прислуга башен молча, с неприкрытой ненавистью проводила посольство взглядами. Казалось, мамелюки только ждали приказа, чтобы броситься на тамплиеров и уничтожить их.
        - Отважен вор, идущий с лампой в руке, - проговорил Тарик тихо. Услышать левантийца мог лишь Герольт, который и ответил ему кривой улыбкой.
        - Великий магистр правильно сделал, что не послал Мориса и Мак-Айвора, - сказал он. - Наверное, и нам следовало бы больше думать о задании аббата Виллара, чем о своей тамплиерской чести.
        - Конечно, следовало бы, - согласился Тарик.
        Они снова замолчали, стараясь держаться поближе к послам короля.
        До первого ряда палаток у подножия холма Тель-эль-Фукар оставалось проскакать ещё с полмили, когда из тени деревьев на холме им навстречу двинулась группа всадников. К послам ехал султан эль-Ашраф Халил собственной персоной. Султана сопровождали его ближайший помощник эмир Шудажай и дюжина воинов. Острия копий и кривые сабли охранников сверкали на солнце.
        Юный эль-Ашраф Халил был одет в белый, шитый золотом кафтан со свободными рукавами. Белым и тоже изготовленным из ткани тончайшей выделки, был и его тюрбан, украшенный золотым полумесяцем. Ятаган, золотые ножны которого покрывали драгоценные камни, был заткнут за белый шёлковый пояс. Украшенная витиеватым орнаментом рукоятка кривой сабли доходила почти до подбородка на выразительном лице с ясными глазами. В своем простом и одновременно роскошном наряде султан на чёрном арабском жеребце выглядел очень внушительно. Сапоги султана были сделаны из тонкой мягкой кожи и снабжены шпорами. Ногами он упирался в серебряные стремена.
        Уже с первого взгляда султан производил впечатление военачальника, сознающего свою силу и не нуждающегося в роскошном наряде, чтобы это показать. На эмире также была белая одежда и белый тюрбан - правда, без золотого украшения.
        Эль-Ашраф Халил и его спутники отъехали от холма на пару сотен шагов и остановились в ожидании послов.
        Тамплиеры остановили своих коней рядом с лошадьми султана, эмира и охранников, свирепо смотревших на рыцарей.
        Вильгельм де Вилье, назначенный старшим, поднял руку:
        - Салам! Мир да пребудет с тобой, султан эль-Ашраф Халил! - начал он с предписанной почтительностью. - Наш король через своего покорного слугу, тамплиера Вильгельма де Вилье, и его провожатых велел передать тебе своё приветствие.
        - Салам! - сдержанно ответил султан, но тут же насмешливо спросил: - Ты говоришь от имени безумца, который все ещё называет себя королём Иерусалима, хотя священный город уже больше ста лет очищен от неверных христианских собак?
        - Я говорю от имени короля Генриха Второго, - дипломатично ответил благородный рыцарь. - Он послал нас к тебе…
        - Надеюсь, он послал вас, чтобы передать мне ключи от города, потому что понял бессмысленность сопротивления, - оборвал его султан.

«Плохое начало переговоров!» - подумал Герольт. Он старался не встречаться глазами с колючими взглядами охранников.
        - Нет, ключи от Аккона я тебе не принёс. Мне поручено передать тебе от имени нашего короля предложение о выплате дани, - спокойно сказал Вильгельм де Вилье. - Прошлым летом против мусульман были совершены преступления, виновников которых король и городские бароны сурово покарали. За несправедливость в отношении мусульман жители города готовы выплатить возмещение в размере тридцати тысяч венецианских цехинов.
        - Вы хотите выплатить дань? Сейчас, когда Аккон готов пасть? - насмешливо воскликнул эмир.
        Султан взмахнул рукой так, будто отвергал предложение или отгонял назойливую муху.
        - Мне не нужна дань! Мне нужен Аккон! И клянусь небесным троном Аллаха, город падёт! Ваши дни сочтены, рыцари креста! Такова воля Аллаха, и хвала Владыке Мира, который дарует нам эту победу над неверными!
        Посол короля, благородный дворянин, сохранял спокойствие. Ни одна черта на его лице не дрогнула. На заверения эмира он не обратил внимания.
        - Ты осторожный властитель и великий воин. Ты укрепил славу своего отца в первый же год собственного владычества. Твои храбрость и заслуги займут немало место в исторических хрониках, - сказал он льстиво и предостерегающе одновременно. - Но постарайся оценить также мужество и стойкость наших войск. Ведь многие военные походы, уже считавшиеся победоносными, оборачивались совершенно иначе.
        - Вы, рыцари-тамплиеры, по праву славитесь мужеством и великой храбростью. И это вы в достаточной мере проявили в сражениях, - холодно ответил султан на комплимент. - Но на этот раз Аккон не удастся спасти от завоевания. Судьба горожан заботит меня так же мало, как тявканье собаки. Но как бы ни был безумен ваш король, я не могу отказать ему в уважении, поскольку он приехал сражаться, несмотря на молодость и болезнь. Поэтому во славу Аллаха я готов оказать незаслуженную милость и проявить мягкость. Я сохраню жизни горожанам, если вы признаете своё очевидное поражение и пообещаете, что сегодня король сдаст мне Аккон!
        - Иншалла! - подтвердил эмир. - Так угодно всемогущему Аллаху!
        - Мне не было поручено вести переговоры о сдаче города, - заявил Вильгельм де Вилье. На лице его отразилось сильное смущение. - Нас сочтут предателями, если…
        Он не успел закончить фразу. Потому что в этот момент на Башне паломников со жгута венецианской катапульты был сорван крюк, предохраняющий от спуска, и камень величиной с бычью голову полетел к лагерю мамелюков. Взметнув фонтан песка и земли, он упал на расстоянии в несколько лошадиных корпусов от султана.
        Султан воспринял это как вызов.
        - Клянусь головой Пророка, за это вы поплатитесь жизнями! - яростно вскрикнул он и выхватил из-за пояса ятаган.
        Воины-охранники тут же вытащили свои кривые сабли.
        Герольт мысленно попрощался с жизнью, а пальцы его схватились за рукоятку меча. Если час его смерти пробил, враг дорого заплатит за это! Единственное, о чем он сейчас сожалел, так это о том, что никогда уже не возьмёт в руки священный сосуд.
        - Клянусь честью, этот камень бросили не в тебя! - убеждал Вильгельм де Вилье. - Это случайный выстрел!
        Самым удивительным образом повёл себя эмир Шудажай, пытавшийся удержать султана от немедленной казни послов короля.
        - Не вовлеки себя в столь недостойный поступок, о благородный султан! - воззвал он.
        Султан медлил.
        - Комары, собравшиеся в тучу, могут одолеть даже слона, - холодно произнёс Тарик и вырвал меч из ножен. - Ну что ж, отдай своим воинам приказ убить нас. Мы не испугаемся ни боя, ни смерти. Но, если ты считаешь это храбростью, она не приумножит твоей славы. А вот нашей - да!
        Внезапно на переговорщиков упала тень. Удивлённый султан взглянул на небо. Огромная и величественная хищная птица с распростёртыми белоснежными крыльями медленно пролетала над ним.
        - Аллах акбар! - изумился эмир. - Белый, как весенний цвет, гриф над головой нашего султана! Велико милосердие, знак которого послал Всевышний… Не марайся в крови неверных и отпусти их! Аккон падёт так или иначе! И ни единого пятна не ляжет на твою славную победу!
        Султан эль-Ашраф Халил резким движением вогнал ятаган в драгоценные ножны и едва заметным кивком велел своей охране убрать оружие.
        - Мой эмир произнёс мудрые слова! Я дарую вам жизнь, хотя вы и не заслужили моей великой милости! Но так хочет Аллах, и поэтому ни единый волос не упадёт с ваших голов! - крикнул султан. - Возвращайтесь в Аккон и передайте своему королю моё требование. Если до захода солнца он не отдаст мне ключи от города в знак того, что складывает оружие и сдаёт Аккон, судьба его жителей будет решена! После завоевания пощады не будет ни для кого! Итак, ведите себя разумно и проявите на совете у короля такую же мудрость, какую только что явил мой эмир!
        Вильгельм де Вилье пообещал дословно передать королю Генриху требование султана, ещё раз заверил его в своем уважении и жестом приказал тамплиерам возвращаться.
        Обе группы всадников двинулись в разные стороны.
        На обратном пути тамплиеры не обмолвились ни словом. Желания говорить ни у кого не было. Они сейчас избежали неминуемой, казалось бы, смерти и поэтому были заняты лишь мыслями о себе. И не только - послы понимали теперь, что король и великий магистр никогда не согласятся с требованием султана. О том, чтобы сдать ему город, не могло быть и речи. Оставалось драться до конца. И все разговоры о судьбе города были потому излишними.
        Лишь после того, как за ними закрыли городские ворота, а послы отправились к великому магистру и королю, Герольт спросил Тарика, какой черт дёрнул его дразнить султана.
        Тарик пожал плечами.
        - Иногда случается, что даже неразумный ребёнок посылает стрелу прямо в цель, - улыбнулся он. - Да и что нам было терять, Герольт? В тот момент наше положение было безвыходно. Если не ошибаюсь, наши жизни спас белый гриф. Я не удивился бы, узнав, что к внезапному появлению грифа причастен вон тот человек. - И Тарик указал на площадку Проклятой башни.
        Герольт поднял голову и посмотрел на башню. На площадке стоял старый хранитель Грааля аббат Виллар.
        - Это начало конца! - мрачно произнёс Мак-Айвор, когда на следующий день защитники города покинули Новую башню и сами подожгли её. Постоянный обстрел настолько повредил это деревянное сооружение, что простоять ему суждено было недолго. Подожжённая немецкими рыцарями, башня полыхала до глубокой ночи.
        Стоя со своими друзьями на укреплениях тамплиеров, Герольт хорошо видел этот пожар. И сейчас ему вспомнились слова, которыми Тарик задел честь султана:
        - Комары, собравшиеся в тучу, могут одолеть даже слона. Истинно так, Тарик! Аккон начинает шататься и подгибать колени!
        Морис тоже считал положение города тяжёлым:
        - Пожалуй, не стоит больше ждать приглашения аббата. Иначе он может и не совершить второго посвящения, а мы не узнаем, какое задание он для нас приготовил и куда мы должны были доставить священный сосуд.
        Падение башни, выступавшей с северо-восточного угла внешней стены, стало поворотным пунктом в обороне города. Теперь даже самые оптимистичные жители осаждённого города не возражали тем, кто считал, что дни Аккона сочтены. Ведь вражеские сапёры начали, несмотря на яростное противодействие защитников города, подкапывать другие башни и крепостную стену. Первыми трещинами, предвещавшими скорое падение, покрылись Башня графини Блуа и Английская башня. Падали первые куски стен у ворот Святого Антуана и возле башни святого Николая. Вражеские орды были готовы к штурму Аккона. Мамелюки подкопали огромное число штурмовых башен, а ров под крепостной стеной во многих местах забросали камнями и мешками с песком. Войско султана было настолько велико, что он мог не считаться с потерей отважных воинов, решавшихся приблизиться к стенам на опасное расстояние.
        Другим недобрым предзнаменованием, говорившем о скором окончании боёв, стал более чем поспешный отъезд молодого короля. Он заявил, что долг перед королевством не позволяет ему стать пленником врага. Одни оправдывали его бегство, но большинство рыцарей, пожелавших вместе с великим магистром оставаться в городе до самого конца, открыто обвиняли монарха в трусости.
        Вместе с ним отбыли его брат Амальрих и архиепископ. Многие из некогда могущественных городских баронов с семьями и прислугой в поисках безопасности тоже бежали на Кипр, а оставшимся горожанам пообещали, что постараются реквизировать в гаванях Кипра корабли и прислать их в Аккон столько, сколько потребуется для спасения каждого жителя.
        Их отъезд стал сигналом для тех, кто ещё надеялся на лучшее или просто не имел достаточно средств, чтобы уехать. Кто же будет ждать четыре-пять дней, необходимых для того, чтобы обещанные корабли для беженцев прибыли с Кипра? К тому времени над Акконом уже будет развеваться знамя с полумесяцем! И корабли для спасения десятков тысяч женщин, детей и мужчин от расправы мусульман не успеют прибыть - их нужно слишком много!
        На пристанях Аккона сейчас проливались не только слезы страха и ярости, но и кровь. Моряки, безжалостно орудуя дубинами и саблями, отгоняли тех горожан, которые не могли оплатить проезд, но вместе с толпой осаждали корабли. Многие бессовестные капитаны в эти дни сколотили огромное состояние. Чтобы избежать натиска толпы, которая умоляла, угрожала и плакала на берегу, они предусмотрительно оставляли суда на рейде, а за платёжеспособными пассажирами отправляли гребные лодки с хорошо вооружёнными командами.
        Конечно, были капитаны и владельцы судов, которые не заглядывали в кошельки горожан и делали все, чтобы спасти как можно больше людей. Однако их возможности были слишком малы, а толпа в гавани - слишком велика.
        Главная же беда заключалась в размерах кораблей: не хватало больших торговых или военных галер, способных взять на борт сразу несколько сотен беженцев. Суда, отправлявшиеся в многодневный переход к Кипру, были переполнены пассажирами и грузом. Осадка перегруженных судов была слишком велика, из-за этого они теряли маневренность и скорость, а их пассажиры рисковали стать жертвами вражеских кораблей, которые лавировали возле побережья. Известие о скором падении Аккона и о том, что христианские военные галеры перестанут охранять морские пути и займутся вывозом беженцев, привлекло в эту часть Средиземного моря пиратов.
        Когда обвалилась стена возле Новой башни, мамелюкам впервые удалось преодолеть внешнее кольцо укреплений и закрепиться на этих развалинах. Защитники города не сумели отогнать противника и были отброшены за внутреннюю стену. Тамплиеры и иоанниты ценой тяжёлых потерь сумели отразить атаку на ворота Святого Антуана и предотвратили вторжение врага в город. Но Аккон всего лишь получил отсрочку. Численное превосходство мамелюков было огромным. Их камнемёты теперь стояли совсем близко. Глыбы, поражавшие крепостные башни, методично разрушали их, а в крепостной стене, ставшей теперь такой хрупкой и податливой, образовывались все новые бреши.
        Утром 18 мая султан эль-Ашраф Халил собрал все свои войска и приказал нанести Аккону смертельный удар. На штурм были брошены все до единого воины, каждый камнемёт и каждая осадная башня.
        Линия атакующих растянулась вдоль всего участка стены от ворот Святого Антуана до Башни патриарха, стоявшей на юге вблизи бухты. Главный же удар вражеских отрядов, которые бились о городские бастионы, подобно морским волнам, пришёлся на Проклятую башню. Здесь суждено было совершиться вторжению мамелюков в город.
        Час падения Аккона пробил.

5

        Картине последнего и решительного сражения за Аккон суждено было стать одним из самых мучительных воспоминаний Герольта и его друзей. Да и каждого из немногих счастливчиков, спасшихся в тот день, до конца жизни сопровождали призраки мусульманского войска, идущего в атаку, и память о неописуемом шуме, которым сопровождалось наступление.
        В то утро Аккон огласили не только крики почти ста тысяч мусульманских воинов, махавших мечами и саблями. Штурму сопутствовал оглушительный грохот почти трёхсот барабанов, качавшихся на верблюдах, завывания труб и звуки литавр, которыми подбадривали наступавших.
        Чтобы прикрыть пехоту, лучники посылали в город настоящие тучи стрел - их количество могло на несколько секунд закрыть небо. К стрелам добавлялся смертоносный град горшков с греческим огнем. Пожары бушевали повсюду. А клин из воинов-мамелюков неудержимо вгонялся в стену возле Проклятой башни.
        Здесь бой шёл с утра до полудня. Защитники Аккона из последних сил удерживали этот участок стены. Но наконец, сирийские и кипрские рыцари, дравшиеся возле Проклятой башни, дрогнули. На место каждого поверженного мамелюка, казалось, заступали три, а то и четыре новых врага, презирающих смерть. Неумолимо шаг за шагом рыцари отступали к воротам Святого Антуана, под ударами кривых сабель и копий их ряды становились все реже.
        Герольт, Морис, Тарик и Мак-Айвор входили в соединённый отряд иоаннитов и тамплиеров, спешивший на помощь защитникам Проклятой башни. Великие магистры обоих орденов лично вели своих рыцарей и готовились в последний раз, обнажив мечи, взглянуть смерти в глаза. Но отчаянная контратака, в которой рыцари пытались отвоевать Проклятую башню, потерпела неудачу. Чуть позже по обе стороны башни обвалилась крепостная стена, и теперь враг широким фронтом наступал по её руинам.
        Мамелюкам удалось обрушить подкопанные ими ворота Святого Антуана. Вражеские отряды ворвались в предместье Монмусар и смяли позиции защитников города западнее замка. В кварталах за внутренней стеной завязалась ожесточённая схватка. Улица за улицей превращались в поле кровавой битвы - рыцари и туркополи отчаянно защищали каждый переулок и каждый дом. С помощью осадных башен мамелюки пробрались на стену восточнее Английской башни и начали медленное, но неуклонное продвижение в квартал немцев.
        Четыре товарища не расставались и в хаосе сражения. Они образовали собственную маленькую фалангу, чтобы при необходимости выручать друг друга. Их лёгкие обжигал раскалённый воздух, а руки изнемогали от тяжести мечей - казалось, они потяжелели втрое. С каждым часом становилось все труднее отражать наступление неизменно свежих сил противника. Новые мамелюки заменяли павших так быстро, что их войско казалось неиссякаемым.
        В потрескавшихся щитах тамплиеров торчали обломки десятков стрел, а края щитов были изрублены вражескими саблями. Мусульманские клинки и сабли оставили не одну вмятину на их шлемах. Пересохшие горла жаждали воды, пот градом катился по лицам, а мокрая одежда под кольчугами липла к телу.
        Рядом с ними дрались великий магистр тамплиеров и Матфей де Клермон, маршал иоаннитов. Вместе с другими рыцарями они защищали каждую пядь земли. Однако и им не удалось удержаться на своих позициях. Во второй половине дня они отступили с остатком отряда.
        Копье выскочившего как из-под земли мамелюка пронзило тело Гийома де Боже. В тот же миг удар тамплиерского меча сразил нападавшего. Но великого магистра это не спасло. Щит и меч выпали из его рук, когда он покачнулся и упал за спинами своих подчинённых, тотчас же сомкнувших ряды.
        Казалось, само небо облачилось в траур. Туча, давно подплывавшая к городу с северо-востока, накрыла солнце темно-серой пеленой.
        Четыре товарища переглянулись.
        - Думаю, время настало! - задыхаясь, крикнул Герольт.
        Морис кивнул:
        - Да, пора подумать о том, что мы обещали аббату!
        Стены Аккона уже давно захватил неприятель.
        Действительно пора было вспомнить о данном слове. Слишком очевидной стала опасность попасть в окружение мамелюков и не найти выхода к церкви аримафейца.
        - Братья, отнесите его в безопасное место! - крикнул Матфей де Клермон. - Ни при каких обстоятельствах он не должен попасть в руки врага. Ни живым, ни мёртвым!
        Четверо хранителей Грааля оказались первыми из решивших последовать этому призыву. Они подбежали к лежавшему на земле великому магистру. Гийом де Боже обеими руками держал копье, пронзившее его живот. На его белой мантии расплывалось кровавое пятно.
        - Сломайте древко! - попросил Гийом де Боже. Лицо его искажала боль. - Быстрее! Больше мне уже ничто не поможет! Сегодня я предстану перед Господом.
        Рыцари нерешительно переглянулись. Они знали, что любое прикосновение к копью доставит великому магистру ещё большее страдание. Наконец Мак-Айвор собрался с духом и сделал то, что надо было сделать. Он взялся за копье и сломал его над тем местом, где его держали руки тяжело раненного Гийома де Боже. Из горла великого магистра, стиснувшего зубы в ожидании невыносимой муки, вырвался сдавленный крик, и он лишился чувств.
        Рыцари положили великого магистра на длинный щит и вчетвером поспешили вынести с поля боя. В число сопровождавших Гийома де Боже входил и маршал иоаннитов Матфей де Клермон. Он хотел проститься с великим магистром в церкви тамплиеров и вернуться в бой, где ему тоже предстояло погибнуть.
        Повсюду в городе царили паника и безграничный хаос. Во многих местах от греческого огня, заброшенного мамелюками, полыхали пожары, беспрепятственно переходившие с дома на дом, но никто и не пытался погасить разбушевавшийся огонь. Аккон пал, и то, что горело, по крайней мере, не могло стать добычей врага. Когда рыцари проходили мимо гавани, Мак-Айвор, который прокладывал путь с мечом в руке, не раз был вынужден угрожать толпе расправой, чтобы пробиться к Железному замку.
        Они принесли Гийома де Боже в церковь Железного замка и положили на пол возле алтаря. Великий магистр снова пришёл в себя. Он прекрасно понимал, что собравшиеся лекари ничего не смогут сделать для его спасения. Поэтому он запретил им предпринимать какие-либо усилия и попросил вызвать капеллана, чтобы причаститься перед смертью.
        Герольт, Тарик, Мак-Айвор и Морис преклонили колени перед великим магистром.
        - Ступайте и сражайтесь отныне за то, за что вы должны сражаться, таинственные братья, - прошептал он им. - Я больше не буду теряться в догадках о вашем особом задании. О задании, которое вознесло вас над всем орденом. И о вашем тайном братстве. Если на то будет воля Всемогущего Господа, скоро он откроет мне эту тайну. Да пребудет на вас Божья благодать!
        В глубокой печали тамплиеры покинули церковь. За воротами Железного замка их уже ждали Бисмилла и Джуллаб.
        - Час вашего второго посвящения и ухода из города настал, - торжественно сказал им Бисмилла. - Прежде чем ночь ляжет на Аккон, вы сможете взять в руки священный сосуд и испить из источника вечной жизни!

6

        Порывистый ветер, не суливший ничего хорошего, срывал пену с волн, проносился над скалистым мысом и гнал по переулкам столбы песка и пыли.
        Бисмилла поторапливал спутников и вскоре перешёл почти на бег. Он не повёл рыцарей прямо к южному склону Монжуа, но сделал порядочную дугу, чтобы не идти против потока людей, стремившихся попасть в гавань. Многие тащили тяжёлые узлы с пожитками и товарами. Они ещё не понимали, что должны молиться о возможности пережить нынешний день.
        Слепые братья с уверенностью, свойственной только лунатикам и по-прежнему поражавшей их спутников, быстро находили путь через извилистые переулки генуэзского квартала.
        Когда они достигли поросшего деревьями холма Монжуа, местами покрытого террасами, но сохранившего и природные выступы, Герольт заметил, что Бисмилла и Джуллаб принялись поворачивать головы то влево, то вправо и рывками втягивать через ноздри воздух - совсем как собаки, пытающиеся взять след. Пожары и плотные облака дыма не позволили бы сделать это в центре города, но сюда, в его южную часть, не долетел ни один горшок с греческим огнем.
        - Зачем вы это делаете? - спросил Герольт у Бисмиллы, когда они поднимались по тропе, ведущей к церкви Святого Иосифа Аримафейского. - Что вы хотите найти?
        - Следы искарисов, - ответил Бисмилла. - Они издают особый затхлый запах. Его ни с чем не спутаешь. Иногда он совсем слабый, а иногда даже сильнее, чем у падали. Когда вы пройдёте второе посвящение и ваши способности раскроются полностью, вы тоже сможете узнавать их запах.
        - Вы думаете, что мы встретим искарисов? - испуганно воскликнул Морис.
        - Да, некоторые из них совершенно точно вошли в город с мамелюками! Поэтому мы больше не могли терять времени! Их шпионы, должно быть, хорошо поработали в последние дни! Так что смотрите в оба!
        Вскоре короткий подъем остался позади, и тамплиеры с братьями-слепцами начали переходить площадь в направлении недостроенной церкви.
        - Искарисы! - крикнул вдруг Бисмилла и выхватил из ножен меч.
        Герольт, Морис, Тарик и Мак-Айвор тоже обнажили мечи, хотя никто из них не заметил искарисов - апостолов Иуды, предавшихся князю тьмы и охотившихся за Святым Граалем.
        - Да где же вы их… - начал было Герольт, но осёкся на полуслове, потому что все вопросы стали лишними - из тени деревьев, стоявших слева от церкви, вышли семеро. На первый взгляд они ничем не отличались от обычных рыцарей. Герольт не почувствовал никакого затхлого запаха, а тем более смрада, который могла бы издавать падаль.
        - Приветствую вас именем Всемогущего, братья! Вам нет нужды хвататься за мечи! - крикнул один из незнакомцев. Ростом он был выше своих спутников, а его лицо было обезображено заячьей губой. Подходя к тамплиерам вместе со своими спутниками, он поднял руку в приветственном жесте. Ничто в поведении этих рыцарей не выдавало спешки или враждебности.
        - Но это же иоанниты! - воскликнул Тарик, увидев белые кресты на черных одеждах, и опустил меч.
        - Не дайте себя обмануть! - шепнул им Бисмилла, не сбавляя шага. - Быстро! К порталу! Поторопитесь же! Это искарисы, верьте мне! Они могут переодеться во что угодно и пойти на любую хитрость! Они боятся только освящённых одежд! Я чувствую их запах! Это искарисы!
        И, повернувшись к приверженцам зла, Бисмилла презрительно крикнул:
        - Есть только один Всемогущий - это Господь Бог! Вы, порождения ада! Будьте вы навеки прокляты за предательство нашего Создателя и Спасителя!
        Как только Бисмилла произнёс это проклятие, собратья-тамплиеры сразу поняли, что они действительно имеют дело со своими заклятыми врагами. Потому что все семеро одетых в плащи иоаннитов тут же выхватили мечи.
        - Этих тамплиеров всего четверо! Их кровь - наша! - крикнул искарис с заячьей губой. Судя по всему, он был главарём. - Но оставьте в живых хотя бы одну из этих слепых собак! Хранитель Грааля доверяет им, и они могут привести нас к цели! Помните, что велел нам Зейд!
        - Если на то пошло, Уракиб, слепцов мы можем пока пощадить! - ответил, вынимая меч, один из его сообщников. - Хвала единственно верной истине - чёрному князю мира от ночи к вечной ночи!
        - Хвала единственно верной истине - чёрному князю мира от ночи к вечной ночи! - хором ответили другие искарисы.
        - Мы должны прорваться к церкви, чего бы это ни стоило! А раз их всего семеро и одного из нас они хотят заполучить живым, это нам удастся! - проговорил Бисмилла, бросаясь вперёд. До входа в церковь было ещё с десяток шагов. - Держитесь за нашими спинами! Джуллаб, ты будешь прикрывать нас, пока сможешь!
        И началась битва, целью которой было не уничтожение всех врагов до последнего, но возможность как можно скорее оказаться в церкви.
        Искарисы попробовали перерезать им дорогу, но это им удалось лишь частично. Бисмилла зарубил первого из нападавших - тот вышел ему навстречу из-за строительных лесов. Он разрубил верхнюю часть его тела от шеи до середины груди, но кровь не хлынула из чудовищной раны, а стала сочиться по каплям. Она была вязкой, как смола. Искарис скорчился на земле и держался за края раны, будто хотел соединить их. Наконец густая, почти черного цвета кровь хлынула у него из горла, по телу прошла последняя судорога, и голова безжизненно замерла на земле.
        В следующее мгновение скрестили клинки Герольт и другой искарис. У второго были жёлтые, как у кошки, глаза. Своим взглядом поклонник зла пытался пригвоздить рыцаря к месту, на котором тот стоял. Теперь и Герольт почувствовал запах, о котором говорил Бисмилла. До его ноздрей доходило мерзкое зловоние, действительно напоминающее запах тухлой воды и падали.
        Поклонник зла был подвижен, ловок и прекрасно владел мечом.
        - Сейчас хлынет твоя кровь, жалкий раб креста! - восклицал он. - И тогда мы, верные ученики черного князя, выпьем её! Ещё тёплую! Нет ничего лучше, чем отметить победу кровью заклятых врагов, которые поклоняются проклятому кресту!
        Слова кровопийцы потрясли Герольта, однако он сохранил самообладание и отразил опаснейший удар, направленный в его горло.
        - Единственное, что попадёт от меня в твое трижды проклятое сатанинское тело, это освящённая сталь моего меча!
        Искарис хладнокровно ухмыльнулся.
        - Ты умрёшь, потому что мешаешь великому делу, но представляешь собой лишь жалкую пылинку на пути огромного колеса, которое катится к своей цели, - злорадно бросил он. - Хвала единственно верной истине - чёрному князю мира от ночи к вечной ночи!
        Апостол Иуды бросился на Герольта и при этом сделал обманный приём, собираясь поразить его в живот, однако он недооценил своего противника.
        Герольт распознал его трюк, отскочил в сторону от удара, и тут же его меч отсек искарису кисть.
        - Ну что, исчадие ада, нравится тебе моя освящённая сталь?
        Искарис взвыл - больше всего его крик походил на завывание волка. Однако боль не лишила его боевого духа. Он подскочил к телу сообщника, которого зарубил Бисмилла, и схватил уцелевшей рукой валявшийся в пыли меч.
        Джуллаб, который вместе с братом дрался возле входа в церковь, подбежал к Герольту.
        - Оставь его мне! - потребовал Джуллаб. - Искарис так просто не умирает! Если хочешь его убить, надо отсечь ему голову либо поразить в самое сердце! А сейчас уходите! Вы должны беречь себя, насколько это возможно!
        - В церковь! - крикнул Бисмилла. - Сейчас мы дерёмся лишь с кучкой искарисов. Но очень скоро их может стать больше! Спасайтесь в церкви!
        - Герольт! Морис! Сначала вы! А потом ты, Тарик! Я задержу этих вонючих собак! - проревел Мак-Айвор. Он размахивал мечом с такой лёгкостью, будто тот был обычной крестьянской косой.
        Морис и Герольт уже подошли к церкви достаточно близко для того, чтобы проскользнуть в прикрытый строительными лесами вход, пока Бисмилла и Джуллаб будут сдерживать нападавших. Они услышали истошный вопль искариса, в грудь которого Мак-Айвор всадил меч. Тарик и Бисмилла тоже уже были вне опасности. Последним под защитой толстых балок оказался Мак-Айвор. И тогда Джуллаб, как и велел ему брат, заслонил собой вход.
        - Почему мы оставили его наедине с этой сворой?! - возмутился Мак-Айвор.
        Герольт тоже противился такому поступку. Он ощутил мерзкий привкус страха во рту.
        - Мы бы легко покончили с ними, если бы остались все вместе! - крикнул он. - И мы можем это сделать! Ещё не поздно вернуться!
        - Нет, это исключено! Наш священный долг - отвести вас к аббату и обеспечить вашу безопасность. И не смейте своевольничать! Иначе вы пойдёте против воли аббата и окажетесь виновными в непослушании! - отрывисто говорил Бисмилла. Он захлопнул дверь и вогнал в паз тяжёлый засов. - Каждая минута там могла стоить вам жизни. Скоро к этим пятерым примчится подкрепление. Это был всего лишь головной отряд. Зейд со своей свитой не заставит себя долго ждать.
        - Но твой брат в совершенно безвыходном положении! - проговорил Морис, опуская меч. - Долго он не продержится. Это верная смерть!
        - Для каждого из нас однажды наступит смертный час. Для моего брата он пришёл сегодня, - невозмутимо сказал Бисмилла. - Он отдаст свою жизнь без сожаления, добровольно и с радостью. Он знает, что вы в безопасности и что вы можете приступить к священной службе, которая вам суждена.
        Из-за двери доносился звон клинков. Джуллаб сражался, как лев.
        - А теперь отойдите от двери и ступайте вниз. Уже и так слишком поздно. Вам следовало прибыть сюда ещё несколько часов назад, когда начали рушиться стены города!
        - Как же мы вынесем Святой Грааль из города, когда снаружи кишат искарисы и орды мамелюков? - мрачно спросил Герольт.
        - Для вашей миссии все готово, - сухо ответил Бисмилла. - Это вам объяснит аббат.

7

        На этот раз в подземном святилище теплились только четыре масляные лампы. На алтаре из белого мрамора стояли подсвечники. Их свечи горели по обе стороны черного куба, в котором хранился священный сосуд. При таком слабом освещении огромный мозаичный потолок выглядел ещё таинственнее.
        Старый хранитель Грааля закрыл глаза и горестно вздохнул, когда Бисмилла сообщил ему, что Джуллаб прикрыл их отступление в церковь и, вне всякого сомнения, пожертвовал ради этого жизнью.
        - Он был самоотверженным хранителем Грааля, храбрейшим и благороднейшим рыцарем Бога, - взволнованно сказал аббат. - Он узрит Царство Божье, и Господь вознаградит его радостями вечной жизни!
        После непродолжительной тишины аббат Виллар обратился к новым рыцарям Грааля с упрёком. Они заставили ждать себя слишком долго и не покинули свой отряд сразу же после захвата стен мамелюками. В воцарившемся хаосе даже Бисмилле и Джуллабу оказалось нелегко найти их. И хотя прямо аббат этого не сказал, из его слов было ясно: Джуллабу не пришлось бы жертвовать собой и он мог бы быть с ними, если бы рыцари пришли в церковь на несколько часов раньше.
        Однако, искренние извинения рыцарей, оказавшихся неспособными вступить в сделку с совестью и бросить товарищей в беде, аббату пришлось принять. Впрочем, и это он сделал в форме строгого порицания. Потому что они должны были понять: возможно, свою главную задачу - вывезти Святой Грааль из города - им пришлось бы выполнять уже не вчетвером. Им стоило бы взять пример с Джуллаба, который помнил о своем священном долге и беспрекословно отдал жизнь за братство аримафейцев.
        - Что случилось бы, если бы один, а то и двое из вас пали в борьбе с мусульманами? - спросил аббат. - На плечи оставшихся легла бы большая ответственность! Тогда как пройти длинный путь, оберегая священный сосуд от искарисов и других опасностей, нелегко даже четверым!
        - Куда же мы должны доставить Святой Грааль? - тут же поинтересовался Морис.
        - В парижский замок тамплиеров, - ответил аббат. - Это надёжная крепость, сравниться с которой может только тамплиерский замок в Лондоне. После Аккона это самое надёжное место. Не случайно король Франции держит там под охраной тамплиеров государственную казну.
        Лицо Мориса засияло:
        - Так, значит, обратно, на мою родину!
        - Вы должны будете передать священный сосуд главе тамплиеров по имени Антуан де Сент-Арманд. Он - один из немногих посвящённых и тайных аримафейцев за пределами Святой Земли. Запомните это имя! Он - хранитель сокровищ, находящихся в парижской крепости. И только ему одному известно, в каком месте, отдельно от других ценностей, следует хранить Святой Крааль. Он удостоверит свою личность предъявлением тайной печати нашего братства и должен будет увидеть ваши.
        - Об этой тайной печати говорил великий магистр, - сказал Герольт. - Вы должны вручить нам и их…
        - Это уже произошло. - Аббат сдержанно улыбнулся. - После первого посвящения эту печать каждый из вас стал носить при себе.
        - Но где же они? - спросил Тарик.
        - Они спрятаны в ваших мечах! - объявил аббат Виллар. - Открутите набалдашники с розами на рукоятях.
        Друзья схватились за мечи. Каждый из них, удерживая крестовину одной рукой, другой стал откручивать набалдашник. Рыцари с удивлением рассматривали круглые, похожие на мелкие монеты печати, которые оказались на концах стержней толщиной с большой палец.
        - Если вам придётся отправиться куда-то без оружия, печать должна быть извлечена из рукояти, - предупредил аббат Виллар.
        - Но ведь это официальная печать ордена тамплиеров! - растерянно произнёс Мак-Айвор. На печати действительно были изображены две фигуры со щитом и копьём, сидящие на одной лошади. Этот символ должен был подчеркнуть братские отношения членов ордена.
        - Да, но только на первый взгляд, - сказал Тарик. - Если присмотришься внимательнее, между головами всадников ты увидишь пятилистную розу.
        - И правда! - воскликнул Мак-Айвор. - Это та самая роза!
        Аббат Виллар улыбнулся.
        - Верно. Эту маленькую деталь трудно заметить. Но находится она исключительно на печатях тайного братства. С её помощью вы можете удостоверить свои личности или скрепить необходимые документы. И человек, который предъявит вам такую печать, должен пользоваться вашим полным доверием! Так что берегите свои мечи!
        - Хитро придумано! - проговорил Морис, снова вкручивая набалдашник в рукоять.
        - А теперь давайте подойдём к алтарю, - сказал старый хранитель Грааля. - Сейчас будет совершено второе посвящение. С ним на вас ляжет благодать Святого Духа. Она разбудит в вас Божественные силы, необходимые для исполнения священной службы хранителей Грааля.
        - Так, значит, сейчас вы дадите нам священную чашу последней вечерни? - взволнованно спросил Тарик.
        - Да.
        - А что это за божественные силы? - поинтересовался Морис. - Неужели мы сможем совершать такие же чудеса, которые сотворили вы, спасая нас от сарацин? Или будем способны делать то же, что Бисмилла и Джуллаб?
        Аббат Виллар кивнул.
        - К этому вы тоже придёте. Но эти Божественные дарования вы получите не в полной силе. Сначала они прорастут в вас, причём развиваться будут не одновременно. Святой Дух посеет в каждом из вас семена особой, совершенно необычной способности. Единственное, что после второго посвящения будет даровано вам всем в равной мере, - это способность понимать языки всех народов Божьего мира и говорить на них.
        - Мы, как и апостолы Христа, сможем говорить на чужих языках? - воскликнул Герольт.
        - Именно это и произойдёт, - ответил аббат Виллар. - Но будьте осторожны! И особые силы, которые будут дарованы вам равно, и те, которые дадут вам власть над четырьмя стихиями, можно будет использовать лишь на службе хранителей Грааля или если вашим жизням будет угрожать опасность. Другое условие: вы будете чисты в вере, а применять особые силы станете, лишь исполняя Божью волю! Если же вами будут двигать другие мотивы, если вам захочется похвастаться или получить личную выгоду, эти дарования не подчинятся вашей воле. А теперь начнём!

8

        Потрясённые до глубин души, рыцари опустились на колени перед ступеньками алтаря.
        И аббат, и слепые братья не раз давали им понять, что обладают дарованными свыше способностями. Но заявление старого хранителя Грааля казалось невероятным. Умом было трудно постичь то, что скоро и они смогут творить чудеса: говорить на чужих языках, силой собственной воли управлять ветром, расщеплять камни, поднимать раскалённые угли из жаровни и заставлять меч висеть в воздухе. Неужели это тоже будет им подвластно?
        Они пытались прогнать сомнения в молитве, с которой старый хранитель Грааля начал второе посвящение. Поставив колени на верхнюю ступень алтаря и воздев к небу руки, он излагал отрывок из первого письма апостола Павла к коринфянам:
        - Братья! Никто не может сказать «Иисус Господь мой!», если говорит он не от Святого Духа. Разные есть дарования, но лишь одно от Духа. Разные есть службы, но лишь одна от Господа. Разные есть силы, но лишь одна от Бога: Он - причина всех вещей. Но каждому может быть даровано откровение Духа, дабы Оно послужило другим!
        - Аминь! - произнёс Бисмилла, тоже участвовавший в посвящении.
        Четверо новых хранителей Грааля поспешно повторили:
        - Аминь!
        Аббат Виллар поднялся, взошёл на алтарь, снова встал на колени и поцеловал освящённый мрамор. Он взял в руки чёрный куб из эбенового дерева, покрытый инкрустацией из слоновой кости - пятилистной розой. Углы куба были обиты золотом и украшены изумрудами. В подземной ротонде снова зазвучал сильный голос аббата: он торжественно обращался к Святому Духу с молитвой и просьбой одновременно:
        - Приди, о Святой Дух, прогоняющий ночную тьму и дарующий миру свет!
        - Аминь! - произнёс Бисмилла.
        - Приди, возлюбленный всех несчастных! Приди, наделяющий великими дарами! Приди, освещающий сердца!
        - Аминь, - вторил хор голосов.
        - Великий и вечный утешитель! Гость, радующий сердца и умы! Надежда и защита в бедах и нуждах!
        - Аминь.
        - Приди, о блаженный свет, наполни сердца и лица, проникни в глубины душ!
        - Аминь.
        - Дай хранителю, который верит в тебя и надеется на твою помощь, милостивый дар как оружие!
        - Аминь.
        - Сохрани Святой Грааль от рук сатаны, дай нам видеть счастливое свершение и даруй радость вечности! Аминь.
        После произнесённого рыцарями «аминь» Бисмилла провозгласил «Аллилуйя, аллилуйя!», поднялся и подошел к старому хранителю Грааля.
        Аббат Виллар повернулся к рыцарям, держа в руках чёрный куб.
        - Когда я буду доставать чашу, закройте глаза! - приказал он. - Не рискуйте зрением. Ваши способности ещё не достигли той силы и совершенства, которыми обладают старые хранители Грааля. Потому вы не сможете вынести огромную силу света, который излучает чаша. И не пытайтесь приоткрыть веки на мгновение. Вы тут же ослепнете. Итак, зажмурьтесь. Не открывайте глаз, пока не закончится посвящение и пока все вы не получите свои дарования. Теперь вы готовы испить из чаши. Произнесите один за другим следующие слова: «Господи, это я, Твой слуга навеки! Даруй мне орудие Твоей священной воли!»
        Четыре рыцаря, не открывая глаз, произнесли дрожащими голосами:
        - Господи, это я, Твой слуга навеки! Даруй мне орудие Твоей священной воли!
        Герольт едва справлялся с волнением: его губы вот-вот должны были прикоснуться к чаше, из которой пил Христос в ночь перед казнью. Что же с ним после этого случится? Как снизойдёт на него Святой Дух и как наделит он его особыми способностями, о которых говорил аббат? После этого они смогут управлять четырьмя стихиями! Как же это произойдёт?
        Герольт напряжённо прислушивался к тому, что происходило всего лишь в шаге от него. До него дважды донеслись лёгкие металлические щелчки - вероятно, это срабатывали потайные замки внутри черного куба. В следующее мгновение рыцарь ощутил чудовищно яркий свет перед своим лицом. Он был настолько силен, что причинял боль, хотя Герольт крепко зажмурился и опустил голову.
        - Герольт фон Вайсенфельс, посвящённый хранитель Святого Грааля! Возьми священную чашу нашего Господа и пей! - произнёс аббат Виллар.
        Герольт испугался, что сейчас он лишится чувств. Сердце его билось сильно, как никогда. Он протянул руки, ощутил холодную и гладкую металлическую поверхность, нащупал круглое основание сосуда, провёл по короткому желобчатому сужению. Его пальцы встретились с пальцами аббата и обхватили верхнюю часть сосуда. С помощью старого хранителя он поднес чашу к губам и осторожно наклонил её.
        Упоительная влага оказалась гораздо слаще и крепче старого благородного вина, хотя и имела горьковатый привкус. Герольт испытал ни с чем не сравнимое ощущение: в него как будто пролился жидкий огонь и мгновенно распространился по всему телу. Кровь Христова!
        Герольт чувствовал себя как во сне. Как будто издалека до него доносился голос аббата Виллара.
        - О Господи, Ты несёшь все сущее через бездну небытия и отдаёшь ему свою силу! - произносил, стоя над ним, старый хранитель Грааля. - Всем вещам дал Ты их предназначение, и от Тебя, Отец света, получают они смысл и ценность. Все одухотворено Тобой и наполнено Твоей тайной! Ты один властен над своими творениями!.. И я прошу Тебя: открой тайне сердце слуги своего Герольта фон Вайсенфельса! Но избавь его от искушений использовать всуе дары Твои! Пусть совесть всегда позволит ему отличить добро от зла. Просвети его душу, пусть он всегда видит, что нисходит от Тебя, а что уводит от Тебя в пучину зла!
        - Аминь, - донёсся до Герольта голос Бисмиллы. Тут же аббат Виллар отвёл чашу от губ рыцаря и бережно передал её слепцу. Герольт почувствовал, как ладони старца легли на его голову.
        - Всемогущий Святой Дух, наполни своим Божественным даром призванного Тобой хранителя Герольта фон Вайсенфельса! - воззвал он. - Пусть то, что движется, перестаёт двигаться, если того потребуют его служба и его воля! И пусть неподвижное по его приказу приходит в движение, если того потребуют его служба и его воля! Да будет так! Во имя Отца, Сына и Святого Духа!
        - Аминь! - проговорил ошеломлённый Герольт и перекрестился. Невыносимо яркий свет ослеплял его. Герольт попробовал представить, что за особый дар он сейчас получил и как этот дар пригодится ему на службе. Неужели отныне он сможет силой воли превращать воздух в стену и разверзать землю, как это делал аббат? Представить, что это сможет сделать он, Герольт фон Вайсенфельс, было невозможно.
        Аббат подошел к Тарику, повторил начало молитвы и протянул ему священную чашу. Но слова старца об особом даре на этот раз были другими:
        - Там, где будет вода враждебна человеку, пусть она, если того потребует священная служба, станет его другом и не причинит ему вреда, так же как море не причинит вреда рыбе! Всякое море, всякая река и всякое озеро да будут послушны его воле! Да будет так! Во имя Отца, Сына и Святого Духа!
        Затем о своем особом даре узнал и Мак-Айвор:
        - Там, где бушуют жар и пламя, пусть огонь не причинит ему вреда во имя его службы! А где нет огня, но, согласно его желанию и службе, он должен возникнуть, пусть возгорится пламя! Да будет так! Во имя Отца, Сына и Святого Духа!
        Морис прошёл посвящение последним:
        - Там, где земля, камни и скалы преградят ему путь, да утратят они свою крепость и пропустят его, если на то будет его воля и служба! А где земля, камни и скалы не связаны прочно, пусть, согласно его воле и службе, они станут крепчайшей стеной! Да будет так! Во имя Отца, Сына и Святого Духа!
        Некоторое время в ротонде царило молчание, а потом ослепительный свет погас.
        - Теперь вы можете встать и открыть глаза, - сказал аббат. - Вы прошли второе посвящение и получили особые дары рыцарей Грааля.
        Герольту казалось, что он очнулся после долгого забытья. Он испытывал слабость в ногах. Он видел, что Тарик, Морис и Мак-Айвор чувствуют себя точно так же. Рыцари смущённо переглянулись.
        - Что… - начал было Морис, но запнулся. Ему пришлось откашляться, чтобы голос снова слушался его. - Что это означает? То есть скалы и камни размягчатся, если будут преграждать мне путь?
        Аббат Виллар снисходительно усмехнулся:
        - Подойди к алтарю.
        Морис поднялся по ступенькам к алтарю.
        - И что же?
        - Протяни руку и воткни палец в мрамор.
        - Как это? - воскликнул Морис.
        - Собери все свои силы и волю для того, чтобы проткнуть камень рукой! - сказал аббат Виллар. - Но, для того чтобы мрамор смягчился под твоим пальцем и пропустил его, понадобится вся твоя воля. Когда ты призовёшь её, ты увидишь, что можешь использовать силу. Чтобы совершить якобы невозможное, телесная сила должна соединиться с волей. Тогда, и только тогда, невозможное удаётся. А теперь попробуй испытать свой особый дар!
        Герольт, Тарик и Мак-Айвор, затаив дыхание, смотрели, как Морис прикладывает палец к мрамору. Мгновение он помедлил - и вдруг кончик пальца с ногтем утонул в мраморе!
        Но спустя мгновение неведомая сила вытолкнула палец из мрамора, и Морис испуганно отскочил от алтаря.
        - Боже всемогущий! - проговорил он и потёр кончик пальца так, будто прищемил его дверью. - Я и в самом деле проткнул мрамор! Но… но что произошло потом?
        - Воля и собранность были недостаточно сильны для того, чтобы противостоять камню дольше, - объяснил аббат. - Тебе предстоит ещё научиться использовать свой дар. Научиться собирать все силы для того, чтобы он раскрывался полностью. И это касается каждого из вас. Особые силы требуют времени, чтобы они могли вырасти и подвергнуться великим испытаниям.
        - Означает ли это, что однажды я смогу просунуть всю руку в какую-нибудь скалу или стену? - недоверчиво спросил Морис.
        - Не только руку. Ты будешь сам проходить сквозь стены и скалы, если сможешь призывать для этого все силы духа и тела. И чем сильнее будет такая собранность, тем толще будут скалы и стены, которые ты сможешь преодолевать. Точно так же обстоит дело с дарованиями Герольта, Тарика и Мак-Айвора. Тарик сможет плавать в море как рыба, не всплывая для передышек, или превращать воду в лёд. Мак-Айвор научится противостоять огню и управлять им. А Герольт сможет передвигать и поднимать в воздух тяжести, которые весят больше, чем вы все, вместе взятые.
        Ошеломлённые рыцари молчали.
        - Вы постигните ту истину, что Господь создал мир из особого материала, способного принимать самые разные формы. Мельчайший песок и крепчайшая скала суть одно и то же вещество, только по-разному устроенное. А Морис сможет высвобождать силы, представленные в виде камня, и двигаться сквозь него. Так же будут обходиться со своими стихиями Герольт, Тарик и Мак-Айвор. Но пока вы далеки от этого. И вам никогда не следует переоценивать свои силы и считать их безграничными. Потому что они имеют пределы. Как и прежним мастерам, преемником которых стал я, мне понадобилось двести лет, чтобы усвоить все эти Божественные силы. И все же мои возможности слишком быстро подходят к своему пределу, когда я использую их целиком, как, например, в ту ночь, когда я спас вас от сарацин. Вам понадобятся годы, чтобы каждый из вас научился использовать своё дарование в полной мере. Потому я и распределил между вами отдельные дарования Святого Духа, вместо того чтобы наделить ими всеми каждого из вас.
        - А почему вы этого не сделали? - спросил Тарик. - По-моему, я, воин, далёк от того, чтобы плавать в воде, подобно рыбе. Правда, плавать я и так умею.
        Аббат усмехнулся:
        - Именно поэтому я тебя и выбрал.
        Тарик пожал плечами:
        - Не то чтобы я на это жаловался. Но сражаться я привык на земле, и другой дар стал бы для меня полезнее.
        - Если бы со мной были несколько старых, опытных хранителей Грааля, а положение не было таким тяжёлым, все дары Святого Духа получил бы каждый из вас, - ответил аббат Виллар. - И у вас было бы достаточно времени, чтобы развить свои способности. Но у вас его нет. Скажите, какой из воинов больше способен противостоять опытному врагу: молодой рыцарь, который понемногу владеет мечом, копьём, саблей, луком и арбалетом, или тот, кто выбрал единственное оружие и поэтому сравнительно быстро овладел им в совершенстве?
        - Конечно, тот, кто ограничился единственным оружием и овладел им, - ответил Мак-Айвор. - Тот, кто понемногу умеет все, но не владеет полностью ничем, как воин стоит не больше хромой лисицы, убегающей от своры охотничьих собак!
        Старый хранитель Грааля одобрительно кивнул:
        - Именно поэтому каждый из вас получил отдельное дарование. Используйте его. Делайте это осторожно. Научитесь чувствовать, что силы покидают вас. Но, прежде всего, не забывайте: особые дары второго посвящения лишь тогда будут вашими, пока вы используете их в интересах священной службы хранителей Грааля. Если вы попытаетесь хвастаться ими или использовать по другим причинам, вас постигнет неудача.
        Аббат сделал паузу, чтобы рыцари прониклись смыслом его слов.
        Тарик осторожно вздохнул.
        - Что не суждено схватить рукой, того не достанешь. Рыбак не выловит в Тигре ни одной рыбы, если ему этого не суждено, - проговорил он. Тарик явно был поглощён мыслями о том, что своё Божественное дарование он сможет использовать только в воде, а в сражении оно для него подспорьем не будет. - Ну что ж! Мой покойный отец сказал бы: «Если талант человека ему не по нраву, пусть он лучше уйдёт туда, где его имени никто не знает». Нет уж! Лучше я останусь с вами и поблагодарю Бога за то, что он мне подарил. Герольт, Морис и Мак-Айвор кивнули.
        - Ну, хорошо. Давайте подойдём к баптистерию, - предложил аббат Виллар. - Там мы сможем продолжить беседу. Нам есть о чем поговорить, прежде чем я отправлю вас в дорогу.

9

        Аббат и рыцари подошли к нише возле купели и сели на скамейки. У молодых друзей было много вопросов к аббату. И касались они не только дарований, которыми благословил их Святой Дух.
        Морис пожелал узнать, сколько он проживёт после того, как выпил из священного сосуда - источника вечной жизни.
        - Точно этого не сможет сказать никто, - задумчиво ответил аббат. - Для нас, смертных, Святой Грааль и его таинственные силы навсегда останутся загадкой. Но опыт, который мы накопили за почти тринадцать веков существования братства, позволяет сделать вывод, что очень многое зависит от глубины веры. Я испил из кубка три раза и не желаю испить из него ещё раз. За последние годы я убедился в том, что моё сердце и душа скоро не смогут носить это бремя и что мой срок кончается. Думаю, что вы сможете прожить сто, а то и сто двадцать лет, если избежите насильственной смерти.
        - Для того и существует меч рыцаря Грааля! - улыбнулся Морис и нежно погладил рукоятку меча.
        - Аббат, расскажите нам об искарисах! - попросил Герольт. - Один из апостолов Иуды, с которыми мы дрались у входа в церковь, упомянул человека по имени Зейд. Он их предводитель?
        Обветренное лицо старого хранителя Грааля помрачнело.
        - Да, так оно и есть. Он родился на этой земле, а значит, может быть прямым потомком Иуды Искариота, предавшего Христа. Я всегда опасался того, что Зейд найдёт след Святого Грааля и появится в Акконе. Это было только делом времени. К счастью, его не было среди тех, кто пытался остановить вас там, наверху. Иначе бы вы сюда не пришли.
        Мак-Айвор поднял брови:
        - Неужели этот Зейд так опасен?
        Аббат Виллар кивнул:
        - Это настоящий дьявол, насколько человек может сравняться с князем тьмы в своей злобе, жестокости и разрушительной силе! Он - заместитель сатаны на земле и ваш самый и опасный враг! Я встречался с ним дважды. Первый раз - в год основания ордена тамплиеров, а второй - полвека спустя. Тогда он был так же молод, как и я. И хотя я был лучшим меченосцем своего времени, оба раза в схватке с ним я едва избежал смерти. Он нечеловечески силен - к счастью, только он, а не все искарисы. Но нельзя недооценивать как воина и обычного апостола Иуды!
        - Ошибки мы, конечно, не повторим! - заверил его Морис. - Нам уже известно, что они способны переносить чудовищную боль и продолжать сражаться, несмотря на ранения.
        - Да, - сказал аббат Виллар. - Сломать их и заставить говорить не могут даже самые страшные пытки. Они скорее умрут, чем отрекутся от клятвы верности, которую дают сатане. Однако ничего они не боятся так сильно, как святой воды или облатки. Но мне ещё ни разу не удавалось заполучить искариса живым и проверить, так ли это на самом деле. Ничего не могу сказать и о других слухах, дошедших до меня.
        - Что это за слухи? - спросил Герольт.
        - Уже несколько веков назад члены братства говорят, что у слуг дьявола есть своё, строго охраняемое место, священное для апостолов Иуды. Это, должно быть, своего рода монастырь. Там они будто бы принимают в свой союз новых членов и служат особые сатанинские мессы. Наверное, туда они и хотят утащить Святой Грааль. В определённый час, а именно в вечерние сумерки, его хотят принести в жертву князю тьмы и уничтожить. После этого источник вечной жизни превратится в орудие разрушения и даст искарисам силу над всем миром.
        Герольт, Морис, Тарик и Мак-Айвор оцепенели от ужаса: они представили, какая беда может произойти, если однажды им не удастся сохранить Грааль. Впервые почувствовали они всю тяжесть ответственности, которую на себя взвалили. Рыцари не только взялись охранять Святой Грааль, источник вечной жизни. От успеха их службы зависела и судьба всего мира! Только теперь они начали понимать, как тяжело было аббату Виллару столько лет нести свою службу.
        - Наряду с этим черным монастырём зла есть и другие места для собраний апостолов Иуды и служения сатанинских месс. Говорят, одно из них находится где-то в пустыне. Но подробностей я не знаю.
        Очарованные и подавленные одновременно, рыцари ловили каждое слово аббата, а он продолжал рассказывать им об искарисах. Любая мелочь, какой бы незначительной или неправдоподобной она ни показалась на первый взгляд, однажды могла стать очень важной.
        Под конец аббат предостерёг рыцарей от соблазнов зла:
        - Все мы имеем свои слабости, и хранители Грааля подвержены им тоже. А искарисы обладают поистине дьявольскими способностями распознавать и использовать их. Когда мы не знаем тех, кто находится рядом с нами, а среди них оказываются искарисы, они могут пробраться в наши мысли, найти в нас самое плохое и сообщить ему разрушительную силу. Может даже случиться, что мы окажемся предателями!
        - Но как же это произойдёт? - спросил Морис. - Я думал, что нам доведётся встретить их в облике врагов и у нас в руках будут мечи. Как же искарисы проникнут в наши мысли?
        - Не в каждом искарисе вы сразу распознаете смертельного врага, хотя их особый запах часто способен в этом помочь, - сказал аббат Виллар. - Но искарисы так же мало похожи друг на друга, как и вы. Одно у них общее: это хитрые, коварные существа. Они притворяются кем угодно, когда встречаются нам в меньшинстве и сражение в открытом бою не сулит им успеха. Они попытаются разрушить вашу дружбу, посеять между вами ненависть, склонить вас к предательству или использовать ваши слабости другими способами. И ещё: берегитесь черного напитка!
        - Черного напитка? - переспросил Герольт. - Что он собой представляет?
        - К сожалению, я мало что о нем знаю. Около восьмидесяти лет назад хранитель Грааля перед смертью рассказал мне про этот чёрный напиток. Вероятно, это какая-то дьявольская смесь, похожая на изысканное вино. Но над тем, кто выпил эту смесь, искарис временно получает власть. Он может проникнуть в самые глубины души и ума человека, узнать даже те из его мыслей, которые тот и сам не осознавал. Этот чёрный напиток вызывает у жертв дьявольские видения. Несмотря на характер и силу воли опоенного человека, будь он самым отважным хранителем Грааля, с помощью черного напитка его можно склонить к предательству - вплоть до предательства собственной матери! - Аббат Виллар сделал передышку. - Итак, будьте бдительны! Возвращайтесь к вере и к добру в себе, если заметите, что начали изменяться к худшему. Собирайте все силы воли для борьбы с искушениями зла!
        Ошеломлённые рыцари молча переглянулись, как будто хотели узнать: кто же из них станет жертвой дьявольских искушений и даже предателем?
        - Никакие искарисы не разрушат нашей дружбы и никого из нас не сделают предателем! - воскликнул Герольт. Втайне он даже испугался того, что на миг допустил подобную возможность.
        - Друг за друга в верности и чести! - подтвердил Мак-Айвор. - Так мы поклялись, и эта клятва свята для нас не меньше всех остальных.
        Морис и Тарик тоже заверили аббата в том, что они поняли его предостережение и что они помогут друг другу при первых же признаках дьявольских искушений.
        - Вы правильно делаете, что опираетесь на вашу дружбу, так же как на свои особые дарования и на свою веру! - сказал аббат Виллар. - И Святой Дух вам поможет. Вы только должны научиться слышать его и руководствоваться им. И ещё: в минуты большой опасности обращайте внимание на белого грифа. Если вы овладеете силами второго посвящения настолько, насколько это возможно для хранителя Грааля, белый гриф станет вашими ушами и глазами.
        - Вы говорите о том самом белом грифе? - воскликнул Герольт. - О грифе, который кружил над нами, когда мы ездили к султану? Это вы его послали?
        Аббат Виллар кивнул:
        - Да, я говорю об этом белом грифе. Но никто из нас не имеет над ним власти. И мне не хватило даже двухсот, лет, чтобы понять, что это за гриф. Я не знаю точно, что вызывает его появление и помощь. Я называю его Божьим оком, потому что он появлялся при Божественных откровениях, снисходивших на меня. В тяжёлые времена он делал мне знаки и… - аббат запнулся -…являл видения, которые я не смог бы увидеть собственными глазами. Но, наверное, пройдут годы, прежде чем вы начнёте общаться с ним подобным образом.
        Герольту хотелось подробнее расспросить аббата об этом загадочном белом грифе, которого он называл Божьим оком, но тут между колоннами ротонды возник Бисмилла. В руках он держал золотой ларец размером с кирпич.
        - Аббат, отлив достиг нижней точки.
        - Хорошо, что ты напомнил об этом, Бисмилла, - сказал старый хранитель Грааля, взял у него ларец и обратился к рыцарям: - Вам пора забрать священную чашу и отправиться в путь. Лодка, должно быть, давно вас ждёт.
        - Какая лодка? - спросил Тарик. - И где она нас ждёт?
        Его, как и друзей, продолжал мучить вопрос: как им удастся вынести из подземного святилища Святой Грааль незаметно для искарисов?
        - Корабельная шлюпка, которая доставит вас на «Калатраву». Эта кипрская галера принадлежит Никосу Патрикиосу, которому вы можете доверять. Она стоит на рейде между Башней Мух и мысом на юго-востоке Аккона, и ждёт вас, чтобы взять на борт и доставить на Кипр. Ваша поездка оплачена, Никос Патрикиос получил за услугу хорошие деньги, - сказал аббат, открывая ларец. - «Калатрава» - быстроходная галера, хотя, к сожалению, это не военный корабль с подходящим вооружением. В Фамагусте вас встретит тамошний комтур. А оттуда наша собственная, тамплиерская галера доставит вас к берегам Франции. Я даю вам соответствующее письмо великого магистра. Но, поскольку никто не знает, сколько времени вы будете в пути, какую дорогу вам придётся выбрать и какие испытания вам предстоят, ядам вам с собой вот это.
        И аббат достал из золотого ларца с письмом великого магистра четыре свёрнутых в рулон ленты из черного шелка. Каждая лента была в два пальца шириной и на конце имела три плетёных шнура. Пристальный взгляд позволял заметить на поверхности двойной ленты выступы, образованные спрятанными в ней небольшими предметами.
        - Что это такое? - поинтересовался Мак-Айвор.
        - Это шёлковые пояса, которые вам придётся носить под одеждой, - сказал аббат и протянул каждому из рыцарей пояс. - Их не будет видно, хотя весят они немало. Не будет видно и того, что каждый из вшитых кармашков содержит небольшое состояние в изумрудах, рубинах и золотых монетах. Тяжелее всего в них восемь кусков золота.
        - С каких это пор дукаты имеют такой вес? - спросил Герольт, взвешивая на руке свой пояс.
        Аббат Виллар улыбнулся.
        - Эти куски золота - не просто золотые монеты, в которых, как известно, золото составляет лишь небольшую часть. Вам я даю золото византийского императора. То есть чистое золото в пятиугольных слитках, которое называют торговым, или дорожным, золотом, потому что слитки позволяют купцам не возить в далёкие путешествия сундуки, полные монет. Кусок византийского золота легко спрятать, в каждом городе или комтуре его можно обменять на значительную сумму в монетах.
        Морис сделал испуганное лицо:
        - Восемь кусков чистого императорского золота, а в придачу горсть изумрудов и рубинов? Это мы должны носить на теле? Вы действительно считаете это необходимым?
        Старый хранитель Грааля кивнул:
        - Вы должны приготовиться ко всему. Может случиться, что обстоятельства заставят вас ехать дальней дорогой, которая вынудит вас покупать те или иные услуги. И вы сможете подчинить себе алчные людские души. Но призываю вас тратить золото и камни очень осмотрительно. А теперь снимите ваши кольчуги. Лучше оставить их здесь, потому что они и шлемы вам будут мешать в дороге.
        Рыцари сняли кольчуги, закрепили под одеждой шёлковые пояса, а Морис спрятал в обычном поясе письмо великого магистра. Бисмилла принёс чёрный куб. Обёрнутый непромокаемой тканью, он был спрятан в сделанную по его форме кожаную сумку с тремя застёжками. Эту сумку слепой туркополь положил в мешок из старой парусины, который можно было носить на кожаном ремне.
        Аббат Виллар взял у слепца ношу и протянул её Герольту:
        - Братья, я передаю вам Святой Грааль! Охраняйте, защищайте его ценой собственных жизней и доставьте его в парижский храм тамплиеров!
        - Клянусь Богом, мы это сделаем! - сказал Герольт от имени товарищей.
        - Увидим ли мы вас когда-нибудь снова? - смущённо спросил аббата Тарик.
        - Сомневаюсь. Силы стремительно покидают меня, И я не очень об этом сожалею. Я честно прошёл свой путь хранителя Грааля, и он оказался намного длиннее, чем я предполагал. - Аббат Виллар грустно улыбнулся. - Теперь этим путём предстоит идти вам - до тех пор, пока вы не изберёте новых хранителей и не посвятите их в великую тайну.
        - Но кто станет новым мастером или аббатом братства? - спросил Герольт.
        - Мастер или аббат - это всего лишь первый среди равных, как я вам уже сказал. И когда придет время, Святой Грааль откроет вам имя того, кому суждено стать новым аббатом. Будьте в этом уверены.
        - Позвольте мне задать последний вопрос, - сказал Морис. - Почему вы не посвятили нас в тайну открытия ящика со Святым Граалем?
        - Ради вашей безопасности. А не потому, что не доверяю вам. Если судьба заставит вас снова взять в руки священную чашу и испить из неё, Божье око покажет, как открыть чёрный куб, - ответил аббат Виллар. - Но довольно слов. Время неумолимо! Я должен отправить вас в дорогу, иначе моряки на шлюпке смогут и не дождаться!
        И аббат приказал Бисмилле принести два смоляных факела, две свечи и огниво.
        - Я боюсь, что мы не сможем избежать стычки с искарисами наверху. Или, чего доброго, попадём в руки мамелюков, которые уже должны были пройти через Монжуа и достичь гавани! - пробормотал Морис.
        - Вы пройдёте через катакомбы первых христиан Аккона, - сказал аббат Виллар и подошел к маленькой нише у баптистерия, в которой стояла масляная лампа из бронзы с погасшим фитилём. Аббат схватил лампу и рывком поднял её вверх. К дну лампы был приделан железный стержень в палец толщиной. Он уходил вглубь стены и открывал засов. На мозаичной процессии святых тут же появился нарочито неправильный контур двери, за которой начинался какой-то коридор.
        Аббат толкнул потайную дверь.
        - Прижмите её с той стороны, и запорный механизм сам её закроет. Идите вдоль подземного ручья. Хотя это и не самый короткий путь, но так вы не запутаетесь в лабиринте. Одного факела вам будет достаточно, но на всякий случай даю вам ещё один факел и свечи.
        Рыцари молча кивнули.
        - Там, где ручей заканчивается и уходит в подземную щель, вы подниметесь наверх по верёвочной лестнице, - продолжал старый хранитель.
        Подошел Бисмилла с горящим факелом в руке. Второй, ещё не зажжённый факел он держал под мышкой. К факелам он добавил две короткие толстые свечи и жестяную коробочку с куском стали, кремнём и трутом.
        - Когда подниметесь, ошибиться будет невозможно. Вам останется пройти совсем немного, - сказал аббат Виллар. - Над выходом нависает скала, она появляется над водой только в момент самого сильного отлива. В скале вы увидите три ступеньки, по которым спуститесь на выступ, своего рода тумбу. Будьте осторожны: ступеньки очень скользкие! Когда окажетесь на этой тумбе, факелом трижды очертите круг над головой - это условный сигнал для шлюпки с «Калатравы». Повторяйте условный сигнал до тех пор, пока не увидите, что шлюпка плывёт в вашу сторону. А теперь простимся быстро и без лишних слов!
        Каждый из рыцарей чувствовал в горле тяжёлый ком, когда аббат подходил к нему и после короткого объятия благословлял. Он передал Мак-Айвору горящий факел, а Морису свечи, второй факел и огниво и сказал:
        - А теперь ступайте! Будьте достойны посвящения, которое сделало вас хранителями Святого Грааля, на каждом шагу своего долгого пути!

10

        Герольт вошёл в катакомбы последним. Прежде чем рыцарь закрыл потайную дверь, а засов с громким стуком вошёл в паз, он бросил прощальный взгляд на Бисмиллу и аббата Виллара. Сейчас он как будто впервые увидел обветренное морщинистое лицо аббата, и оно поразило его своей усталостью. Казалось, лишь теперь, после того как он перестал быть хранителем Грааля и навсегда передал гнетущую ответственность новому поколению хранителей, библейский возраст в двести тридцать лет впервые отразился на облике старца в полной мере. Когда их взгляды встретились в последний раз, аббат поднял руку в прощальном жесте. Мозаичная дверь закрылась.
        - Трудно представить более подходящее место для могилы, чем это, - пробормотал Морис.
        - Для голодного и сытого хлеб выглядит по-разному, - сухо возразил Тарик.
        Герольт осмотрелся: подземный ход разветвлялся и вёл как налево, так и направо. Его ширина составляла пять-шесть шагов, а чтобы дотянуться до потрескавшегося потолка, надо было встать на цыпочки. Стены во многих местах покрывала копоть. Свет факела вырывал из темноты ниши в стенах. Их заполняли человеческие кости и черепа - казалось, пустые глазницы смотрели на рыцарей.
        В стене прямо напротив потайной двери были сделаны четыре расположенные одна над другой ниши. Все они были одного размера. Три ниши уже были заполнены. Однако кости и черепа не заполняли их полностью. В каждой нише находился только один скелет человека, похороненного с положенными крест-накрест руками.
        - Мак-Айвор, поднеси сюда факел! - попросил Тарик, стоявший возле этих ниш. - Думаете, это места для хранителей Грааля? - И тут же сам себе ответил: - Ну конечно, так оно и есть! Смотрите-ка: мечи тоже лежат рядом с ними! А наконечники их крестовин и набалдашники тоже украшают пятилистные розы!
        - Должно быть, четвертая ниша предназначена для аббата Виллара, - предположил Герольт.
        - Жутко лежать тут до скончания века, - заметил Морис.
        - Не более жутко, чем в земле, где тебя будут поедать черви и другая живность, - хладнокровно сказал Мак-Айвор. - Пепел к пеплу, а пыль к пыли, мой друг. А здесь кости, по крайней мере, хранятся веками. Можешь в этом убедиться.
        - А от тебя останется ещё и железный наглазник, - насмешливо подхватил Тарик.
        - Только не надо завидовать, - улыбнулся Мак-Айвор и хлопнул его по плечу. - А теперь давайте поскорее найдём выход из этой акконской кишки и заберёмся на корабль Никоса, как там его, Патрикиоса!
        - Аббат сказал, что мы должны идти вдоль воды. А она течёт вдоль этой стены, - сказал Герольт.
        Мак-Айвор с факелом двинулся вперёд. Естественный подземный ход немного уходил вниз. Шагов через двадцать они достигли места, где вода мощной струёй била из щели в скале и падала в созданное потоком ложе, ширина которого едва достигала двух ступней.
        Рыцари пошли вдоль ручья, вместе с которым подземный ход делал многочисленные повороты. Им часто встречались огромные полости, из которых расходились все новые ходы лабиринта. И повсюду они встречали ниши с останками христиан, которые в годы гонений находили здесь убежище, проводили службы и хоронили покойников. На стенах между нишами было множество надписей и знаков. Многие надписи содержали лишь имена покойных. Но встречались и длинные тексты на разных языках.
        К своему удивлению, Герольт без труда читал все эти надписи, хотя сделаны они были на латинском, арамейском, греческом, персидском языках. Он знал, как произносились эти слова, и понимал их значение. Потому что эти строки на стенах содержали отрывки из Евангелия. Оказывается, теперь он действительно обладает даром понимать чужие языки и говорить на них, как на родном!
        Морис, Тарик и Мак-Айвор сделали такое же ошеломляющее открытие. Рыцари не раз задерживались возле надписей, чтобы при свете факела определить, какое место из Евангелия здесь приводится и на каком языке.
        - Здесь на греческом! - крикнул Тарик и начал читать надпись, выцарапанную на стене: - «Небо и земля пройдут, но слово моё никогда не пройдёт». Это из Евангелия от Луки!
        - А здесь персидская надпись! Отрывок из евангелия от Матфея! Я могу читать его так же легко, как будто это мой родной язык! - разволновался Мак-Айвор. - Это воззвание Христа к последователям: «Кто хочет быть Моим учеником, пусть отречётся от себя, возьмёт свой крест и следует за Мной. Ибо желающий спасти жизнь потеряет её. Но кто потеряет жизнь ради Меня, тот её обретёт. Сын человеческий придет в Царство Отца Своего с Его ангелами, и каждому воздаст по его делам». - Мак-Айвор покачал головой: - Я говорю на персидском! Невероятно! Все так, как и обещал аббат! Мы можем общаться на разных языках!
        - А когда дары, которыми благословил нас Святой Дух, раскроются полностью, мы будем способны делать ещё более удивительные вещи! - напомнил Герольт.
        Подземный ход становился все уже. Потолок также постепенно опускался. Мак-Айвору, который был на голову выше каждого рыцаря, приходилось втягивать голову и сгибать спину, чтобы не удариться.
        - Сколько же ещё этот проклятый ход будет спускаться! - воскликнул Морис, когда ход в очередной раз круто пошёл вниз.
        - Хороший вопрос, - отозвался Герольт. - Уже само святилище лежит в пятидесяти локтях ниже церкви. А мы спустились ещё локтей на двадцать!
        - Не может ведь вода течь в гору, - спокойно сказал Тарик. - Где-нибудь она уйдёт в расщелину, о которой говорил аббат Виллар, и там ход снова пойдёт вверх.
        - Да, по верёвочной лестнице, которая висит уже неизвестно сколько, - напомнил Морис спутникам. В голосе его звучала тревога. - Что я ненавижу до глубины души, так это лазание по таким лестницам!
        Подземный ход стал ещё уже. Теперь по нему мог пройти только один человек. Ручей полностью заполнил своё ложе, порой приходилось идти по колено в воде. Но вскоре ход круто повернул.
        - Вон он! - тут же крикнул Мак-Айвор. - Господи, что же нас ждёт! Осторожно, не зайдите слишком далеко!
        Герольт, Морис и Тарик подошли к Мак-Айвору и встали рядом с ним.
        - Так я и знал! - простонал Морис.
        Тарик усмехнулся:
        - Один мудрый суфий сейчас сказал бы: «Нет причин для страха. Страх - это представление, которое удерживает тебя так же, как запор удерживает дверь. Сожги дотла эту преграду на своем пути - и ты победишь!»
        - Хорошая лестница понравилась бы мне больше, - язвительно проговорил Морис. - А ещё лучше было бы иметь пару крыльев!
        - Если бы кошка имела крылья, на свете не осталось бы воробьёв, - рассмеялся Тарик.
        После крутого поворота подземный ход стал небольшой пещерой, которая при ближайшем рассмотрении оказалась огромной шахтой. Почти у самых ног рыцарей ручей уходил в глубокую расщелину шумным водопадом. Ширина расщелины составляла шагов пять. Поверх этой пропасти, дно которой свет факела увидеть не позволял, были перекинуты два бревна. По ним можно было перебраться на другую сторону, а там забраться на каменный выступ. Над этим-то выступом и висела верёвочная лестница. Она уходила на головокружительную высоту, и конца её, несмотря на факел, видно не было.
        - Так, значит, туда нам и надо забраться? - ошеломлённо пробормотал Морис. - Пресвятая Дева!
        Герольт глубоко вздохнул.
        - Хотел бы я знать, как долго уже висит эта лестница, - тихо сказал Тарик. - Надеюсь, только пару лет, а не десятилетий.
        Мак-Айвор пожал плечами:
        - Мне это тоже не нравится. Но нельзя иметь яйцо и яичницу одновременно, как сказала бы моя покойная мать. Если мы хотим выбраться отсюда, нам остаётся только доверить этой лестнице свои жизни. Хорошо ещё, что мы избавились от шлемов и кольчуг!
        - Забраться по ней первым и проверить прочность верёвок должен я, - сказал Тарик. - Не то чтобы я требовал такой почести, но я самый лёгкий из нас!
        Его спутникам пришлось согласиться. Если верёвки не выдержат тяжесть Тарика, другим тем более не удастся забраться на стену. Святой Грааль Тарик с собой брать не стал. Если лестница не выдержит и он улетит в пропасть вместе с водопадом, у других ещё останется возможность вернуться к аббату.
        - Если я доберусь до конца, вы привяжете мешок к лестнице, а я подниму его наверх, - предложил Тарик.
        - Так же мы поднимем и мечи, - сказал Герольт. - Оружие только добавит нам веса.
        Тарик снял пояс, передал перевязь с мечом Морису и без лишних слов шагнул к мостку. Не глядя вниз, он перебрался по брёвнам и взошёл на выступ, обеими руками схватился за лестницу и несколько раз с силой дёрнул её вниз.
        - Ну и как? - крикнул Морис. - Как там эти верёвки?
        Тарик обернулся.
        - Позволь ответить твоими словами, Морис! - крикнул он. - «Хорошая лестница понравилась бы мне больше». Но верёвки, кажется, достаточно прочны. Сейчас увидим.
        - Мы помолимся Пресвятой Деве, чтобы лестница выдержала! - пообещал Морис.
        - Дай-то Бог, чтобы она услышала наши голоса. Мы все же под землёй, - сухо заметил Тарик. Он поставил сапог на нижнюю поперечину и начал подниматься.
        - Будь благословенна, Матерь Божья… - молились рыцари, глядя на Тарика. Лестница под ним начала раскачиваться.
        - Проклятие! - вдруг крикнул Тарик сверху. Несколько секунд его ноги болтались в воздухе.
        Спутники затаили дыхание.
        - Что такое? - крикнул Мак-Айвор.
        - Здесь оборвалась одна из поперечин! - донеслось сверху. - Но все остальные в порядке. Радуйся, Морис!.. Подождите-ка, я тут кое-что вижу!.. О, это конец лестницы! Хвала Небесам!
        Чуть позже Тарик прокричал сверху, что стоит на ровной площадке. Теперь мешок со Святым Граалем можно было привязывать к лестнице. Морис это сделал. В мешок он положил также обе свечи и огниво. Тарик поднимал эту ношу мучительно долго. Ещё дольше пришлось ему поднимать все четыре меча. Не раз Тарик приостанавливал подъем - к этому его вынуждала боль в руках. Лестница и сама по себе была тяжела, а когда её пришлось поднимать вместе с мечами, Тарику показалось, что он тянет наверх один из тех камней, которыми мамелюки разрушили городские стены.
        - И зачем я не пропустил вперёд тебя, Мак-Айвор! - пожаловался он сверху. - У меня руки отваливаются! Играть в перетягивание каната было бы гораздо лучше с твоими медвежьими лапами.
        - Зато ты уже забрался наверх! И вместе со Святым Граалем ты в безопасности! - прокричал в ответ Мак-Айвор. - Кроме того, брат мой, зависть уничтожает добрые дела так же, как огонь - сухое дерево!
        - Хорошо, хорошо! - донеслось сверху. - Только не пытайся уязвить меня мудрыми пословицами, Мак-Айвор! Отвечу словами суфия с моей родины: «Каждый, упрекнувший брата в грехе, умрёт не раньше, чем сам впадёт в тот же грех».
        Настала очередь Герольта. Он сунул запасной факел за пояс, пересёк зияющую пропасть с водопадом и схватился за жёсткие верёвки лестницы.
        - Чтобы ты не раскачивался, мы будем держать её крепко, как только сможем, - сказал Морис и махнул рукой Мак-Айвору, который ждал своей очереди на другой стороне.
        Герольт не смотрел вниз, но все внимание сосредоточил на лестнице. Перед тем как встать на очередную поперечину, он из всех сил сжимал продольные верёвки. Не раз ему казалось, что поперечина растягивается под его сапогом или что верёвки начинают рваться. Герольт с тревогой думал о Морисе и Мак-Айворе, которые были тяжелее его.
        Он полз все выше и выше рядом с холодной стеной, из которой то и дело выступали острые камни. Интересно, сколько раз верёвки лестницы уже успели задеть за эти выступы и какой вес они все ещё способны выдержать?
        Он миновал поперечину, которая оборвалась под Тариком. Восхождение по лестнице требовало значительных усилий рук, и на минутку Герольт задержался, чтобы отдохнуть.
        - Смелее вперёд, благородный рыцарь Грааля! - крикнул ему сверху Тарик. - Ты уже почти у цели и скоро будешь со мной на небесах акконских катакомб!
        Мгновение спустя Герольт схватил руку Тарика и переполз через выступ на ровную площадку. Какими были её размеры и где находился путь к выходу, определить в темноте было невозможно.
        - Следующий! - крикнул вниз Тарик.
        Теперь подниматься начал Морис. Свой путь он прошёл без приключений. Мак-Айвору предстояло нелёгкое испытание: он был тяжелее всех и с факелом. И лестницу внизу уже никто не держал.
        Помедлив, шотландец начал подниматься. Сверху Мак-Айвор был похож на ползущую улитку. И то, чего все боялись, произошло. Семь раз поперечины обрывались под тяжестью Мак-Айвора. И каждый раз, пытаясь найти другую поперечину, он раскачивался над пропастью, не выпуская из руки факел.
        - Брось его! - крикнул Герольт. Он уже серьёзно опасался за жизнь шотландца. - Мы добудем огонь и зажжём другой факел! Чем дольше ты висишь на лестнице, тем больше опасность сорваться! Постарайся подниматься как можно быстрее!
        Мак-Айвор выпустил из руки горящий факел, и тот погас в водопаде.
        В кромешной тьме наверху Тарик начал высекать искры, направляя их на трут. Наконец крохотное пламя затеплилось. Рыцари подожгли сначала фитиль свечи, а затем второй факел. Когда они поднесли факел к пропасти, его свет уже мог выхватить из темноты Мак-Айвора. И он, подхваченный друзьями, со вздохом облегчения перевалился через выступ.
        Ему дали перевести дух, и рыцари продолжили путь. Им не пришлось искать дорогу - с площадки был только один выход: щель в стене высотой с человека. Рыцари прошли через скалу по этому ходу - сначала он круто поднимался, а достигнув верхней точки, начинал плавный спуск. Пол здесь был влажным и скользким, камень повсюду покрывали раковины и зелёная слизь водорослей. Несомненно, во время прилива вода проникала сюда. Во многих местах проход был таким узким, что рыцарям приходилось сгибаться в три погибели, чтобы раковины не смогли поранить их или порвать одежду. Дым факела разъедал глаза.
        Внезапно ход стал шире, и рыцари вошли в небольшую пещеру, пол и стены которой полностью обросли раковинами. С противоположной стороны в пещеру проникал слабый сумеречный свет. Они добрались до выхода из пещер Аккона!



        ЧАСТЬ IV
        МИР ПРИНАДЛЕЖИТ ДЬЯВОЛУ


1

        Узкий выход из этого грота высотой едва ли в половину человеческого роста напоминал раскрытую пасть сома, собирающего корм со дна реки. Выбираться из него надо было на корточках. Под выходом, как и говорил аббат Виллар, находились три ступеньки.
        Поддерживая друг друга, чтобы не поскользнуться, рыцари спустились вниз. Перед ними в сумерках уходящего дня простиралось море. А за их спинами возвышалась угловатая башня Железного замка. Красные отблески бесчисленных пожаров, полыхавших по всему Аккону, виднелись на темных облаках. Огнем была охвачена половина города.
        Однако внимание рыцарей было приковано к кораблям, стоявшим на якоре у берега, - они пытались увидеть шлюпку с галеры Никоса Патрикиоса под названием «Калатрава». В волнующемся море они видели дюжину торговых галер, которые, казалось, от нетерпения рвались с якорей. Все на этих кораблях мечтали только об одном - поскорее убраться прочь, в спокойные воды. Море возле галер кишело торговыми судами, рыбачьими лодками, неуклюжими парусниками, которые уходили из гавани побеждённого города. Многие из них были опасно перегружены. Настоящие морские корабли на всех парусах и под мощные взмахи весел спешили вырваться из этой суматохи и, пройдя мелководье юго-западнее Башни Мух, взять курс на Кипр.
        - Кто-нибудь видит шлюпку, которая нас ждёт? - спросил Мак-Айвор. Он, как и велел аббат, трижды очертил факелом круг над своей головой.
        - Попробуй увидеть её в этом муравейнике! - отозвался Морис.
        - Какое ужасное зрелище! - мрачно произнёс Тарик. - Все бегут! Им кажется, что до спасения рукой подать, но их ожидает гибель!
        Хаос, представший их взглядам, был неописуем. Людей гнал страх, и особый ужас должны были испытывать пассажиры, бежавшие от мамелюков на жалких судёнышках и лодках. Они знали, что смогут спастись только в том случае, если их возьмут на большой корабль, оснащённый для плавания в открытом море. Но парусники и торговые суда и так уже давно взяли на борт больше пассажиров, чем позволяли соображения безопасности. И все же эти корабли со всех сторон осаждали мелкие суда, пассажиры которых умоляли взять их на борт. Некоторые в отчаянии даже пытались силой прорваться на корабль. Но моряки без промедления пускали в ход мечи и пики, отгоняя настырных. Вода возле кораблей была красной от крови, и в ней уже плавали трупы.
        Герольт с ужасом увидел, как одна из галер на полном ходу врезалась в две лодки, оказавшиеся под её носом. Галера разнесла их в щепки, а гребцы вёслами добивали пассажиров, которым удавалось всплыть у бортов корабля.
        Мак-Айвор снова трижды взмахнул факелом.
        - Это она! Смотрите, это, наверное, она! - крикнул Морис, указывая на море.
        Длинная узкая лодка с четырьмя гребцами прошла между двумя большими торговыми галерами и направилась прямо к ним.
        - Наконец-то! - с облегчением вздохнул Тарик, когда шлюпка с «Калатравы» подошла к скалистому берегу.
        - Прошли уже все сроки, господа рыцари! - сердито прокричал высокий мускулистый моряк, сидевший на корме. Рука его лежала на румпеле - рычаге, с помощью которого он управлял шлюпкой. - Мой капитан уже хотел плюнуть на все и уносить ноги, будь вы тут хоть самые главные тамплиеры!
        - Твой капитан получил целое состояние за то, чтобы дождаться нас и доставить на Кипр! - прошипел Морис. - Мы едем туда с важной миссией, моряк! И вообще, кто ты такой, чтобы так разговаривать с рыцарями ордена тамплиеров?
        - Я - Леонидас Дукас, первый штурман «Калатравы», - ответил тот, выпячивая подбородок. - Вы же видите, тамплиеры, что положение серьёзное. Мы из последних сил сдерживаем натиск беженцев, которые рвутся на наш корабль. И с каждой минутой дела обстоят все хуже! Проклятые мамелюки перешли последний рубеж обороны. Ещё до наступления темноты они овладеют всем городом!
        - Кроме Железного замка, - сказал один из гребцов. - В нем заперлась ваша братия. Они решили сражаться до последнего.
        - Ну да, до последних четырёх! - насмешливо бросил другой гребец.
        - Ещё слово, и я отправлю тебя на корм рыбам! - пообещал Морис. Он положил ладонь на рукоятку меча. - Никто ещё не обвинил тамплиеров в трусости, не поплатившись за это! Мы не бежим от мамелюков, а выполняем задание, важность которого ты не поймёшь и за сто лет!
        - Оставь его в покое, - сказал Герольт, который вместе с Тариком и Мак-Айвором уже забрался в шлюпку. - Люди ведь не знают об этом. Они видят только то, что мы отсюда бежим.
        Тарик кивнул.
        - Молчание - лучший ответ дураку.
        Морис ещё раз свирепо взглянул на матросов, но продолжать ссору не стал и уселся на скамью.
        Шлюпка отошла от скалы, и четверо гребцов налегли на весла, чтобы поскорее доплыть до своего корабля.

2

        Когда шлюпка приблизилась к «Калатраве», рыцари увидели, что это лёгкая торговая галера, оснащённая, кроме главной мачты, ещё одной мачтой в носовой части. Оба борта корабля имели по два ряда прямоугольных окошек, из которых торчали весла. При обычных условиях эту галеру можно было бы считать неплохим быстроходным кораблём. Но сейчас было видно, что она едва ли способна набрать большую скорость. Галера была перегружена. Одного взгляда на верхнюю палубу было достаточно, чтобы представить, сколько человек может находиться под ней. Тем не менее, галеру продолжали осаждать многочисленные лодки с беженцами.
        Их шлюпку и галеру разделяло ещё расстояние в тридцать-сорок корпусов шлюпки, а якоря на корабле по приказу Никоса Патрикиоса уже начали поднимать. И в этот момент на воде разыгралась драма. Три переполненные лодки перерезали путь одномачтовому рыбачьему паруснику, в котором сидела дюжина беглецов. Лодки пристали к открытому паруснику, и их пассажиры схватились за борт. Между пассажирами парусника и лодок началась драка: люди, охваченные паникой, кричали и избивали друг друга. Однако людей в лодках было больше, а парусник был их единственной надеждой на спасение. Потерявшие рассудок беженцы пытались забраться на парусник. Рыбачье судёнышко продержалось недолго. Даже когда от висевших на борту людей парусник накренился до предела, люди продолжали на него лезть. Каждый старался затоптать. Никто не хотел оказаться в числе оставшихся.
        И случилось неизбежное - парусник зачерпнул воды и опрокинулся. Одна из лодок тоже затонула. Вторую лодку мачта парусника прижала к воде и ударила по ней, как гигантская дубина, сломала её и увлекла под воду.
        Оказавшиеся в воде люди отчаянно молили о помощи. Некоторым удалось схватиться за корпус парусника, все ещё державшегося на воде кверху килем. Другие хватались за обломки. Прочие пассажиры - их было большинство - барахтались в воде. Третья лодка с беженцами не получила повреждений и спешила уйти от опасности - оказавшиеся в воде люди могли опрокинуть и её.
        - Прибавить хода! - крикнул Леонидас Дукас своим матросам. - И держитесь от них подальше! Мы не сможем спасти никого. Это чёртовы идиоты сами во всем виноваты!
        Внезапно Герольт встал и прислушался. Сквозь крики тонущих ему послышались знакомые голоса.
        - Подожди! - крикнул он штурману и всмотрелся в скопление несчастных. - Там плавают люди, которых мы знаем!.. Это Гранвили! Вон там!
        - Ты прав! - воскликнул Тарик. - Теперь и я слышу! Святой Христофор, это действительно Гранвили! Купец, который вместе с дочками держится за обломок!.. Мы должны их спасти!
        - Мы так не договаривались! - отрезал Леонидас Дукас. - У нас нет ни времени, ни мест на корабле! Сейчас каждый должен сам позаботиться о спасении своей шкуры! Мы не сменим курс!
        Тогда Мак-Айвор встал, перешагнул через скамейки гребцов и вынул из ножен меч.
        - Ты сейчас же повернёшь в их сторону! - сказал он и поднес острие меча к горлу штурмана. - Или я выполню обещание своего друга. Ты меня понял?
        Леонидас Дукас побледнел.
        - Чёрт бы тебя побрал, тамплиер! - прошептал он в бессильной ярости. Однако сделать то, что велел Мак-Айвор, ему пришлось. Шлюпка повернула в сторону Гранвилей, которые из последних сил сжимали обломок скамейки.
        - Держитесь! - крикнул им Герольт с носа шлюпки. - Мы идём к вам!
        Гранвили беспомощно качались на волнах. Герольт перегнулся через борт и подхватил младшую Элоизу. Вместе с Тариком они втянули в шлюпку Беатрису. Поднять из воды тяжёлого купца оказалось нелегко. Когда он, наконец, оказался в шлюпке, его стало рвать солёной водой и желчью. Гранвиль лёг возле дочерей, лица которых все ещё были искажены ужасом. Крепко вцепившись друг в друга, они дрожали как осиновые листья.
        - Живо к галере! - приказал штурман, выруливая в сторону корабля. - Если мы задержимся ещё хоть на минуту, нас всех повесят! Налегайте на весла!
        На этот раз никто из тамплиеров не стал с ним спорить, хотя мысли о судьбе других несчастных разрывали их сердца. Они знали, что Леонидас Дукас не преувеличивал. В шлюпку нельзя было взять больше никого.
        - Это снова вы… Которые нас спасли!.. Чем заслужили мы такую участь?.. Такую милость… Дважды мы были на волосок от смерти, и оба раза вы нас спасали, тамплиеры! Благослови вас Господь!.. Пусть Он тысячекратно воздаст вам за доброту и… храбрость! - восклицал Гранвиль, и слезы текли по его щекам. Он схватил руку Герольта и попытался поцеловать её.
        Герольт отдёрнул руку обратно.
        - Мы сделали то, что и должен делать каждый христианин. И мне хотелось бы сделать это для всех попавших в беду.
        - Наверное, такова наша судьба - встречаться вам в минуты опасности, - сказал Морис, подбадривая старшую сестру улыбкой.
        - Кажется, это действительно так, - ответила Беатриса дрожащим голосом. - Но мне хотелось бы встречать вас и ваших братьев по ордену не только в минуту опасности.
        - Мы рады стечению обстоятельств, которое позволит нам оказаться на одном и том же корабле по пути к Кипру. Мы не могли бы желать для себя общества более изысканного, чем ваше, Беатриса, - промурлыкал Морис и поспешил добавить: - А также общества вашего отца и вашей очаровательной сестрицы.
        Беатриса не нашлась, что ответить. Силы покинули её, она закрыла глаза и опустила голову на плечо сестры.
        Мак-Айвор незаметно толкнул Мориса локтем.
        - Оставь её в покое, Морис. Прибереги свой мёд - пригодится позже! Ты что, не видишь, что она измучена? В дороге у тебя будет время, чтобы ухаживать за ней.
        Морис покраснел:
        - Ухаживать? Кто же здесь ухаживает? Я всего лишь попробовал успокоить её и отвлечь от испуга, который она пережила. Это был бальзам для истерзанной и впечатлительной женской души, друг мой! К тому же такой чурбан, как ты, понятия не имеет об ухаживании! Ты, сдаётся, и чертополох принимаешь за виноградную лозу!
        - Ты видишь меня насквозь, Морис! - улыбнулся Мак-Айвор. - Но ты не должен считать меня совсем уж безнадёжным. Имея перед глазами яркий пример в твоём лице, я, конечно, со временем всему научусь. Обещаю ловить каждое твое слово, когда в следующий раз ты будешь изливать бальзам на впечатлительную женскую душу!
        Морис злобно посмотрел на него, однако он счёл словесный поединок проигранным и махнул рукой.
        - Да ничему ты не научишься, потому что ты… Потому что ты шотландец, - проворчал он и повернулся к нему спиной. Морис с радостью отошёл бы в сторону, если бы не сидел с Мак-Айвором в одной шлюпке. - Ну, допустим, было немного ухаживания! - Он скривился. - Ну и что из того? Виноват ли орёл в том, что умеет летать выше неуклюжего гуся?
        Герольт положил ему руку на плечо.
        - Важничать и топорщить перья могут обе птицы. Но, конечно, в спутники мы предпочли бы взять такого гордого орла, как ты! Без тебя мы как телега без одного колеса. Так давайте же помнить: друг за друга в верности и чести! - сказал он.
        Ужасы, свидетелями которых они стали в городе и на море, отступили. Хорошо иметь друзей, какими бы разными ни были они по сути. Священная служба, которую теперь несли рыцари Грааля, и опасности, подстерегавшие их, требовали от них единства.
        Между тем «Калатрава» сумела вырваться из опасного окружения лодок. Повторить манёвр шлюпки, которая должна была пришвартоваться к галере, никто не сумел бы. И все же весла по приказу капитана подняли лишь на то время, пока тамплиеры, Гранвили и моряки забирались на галеру. Стоя на верхней палубе, капитан подгонял их резкими словами. Купцу и его дочерям понадобилась помощь. Наверху Герольт бегло осмотрел пассажиров: среди них были лишь несколько вооружённых крестоносцев.
        - Мы не договаривались о том, что вы возьмёте с собой ещё трёх пассажиров! Я и так уже взял их больше, чем надо! - такими словами встретил их на переполненной верхней палубе Никос Патрикиос - крепкий коренастый мужчина лет за сорок. На его голове сидела похожая на горшок шапка из зелёного шелка, украшенная золотым кипрским орнаментом. Широкий шарф из той же ткани охватывал на торсе капитана его просторные одежды шафранного цвета. Когда на борт взошёл его первый штурман, он крикнул ему:
        - Леонидас, ты не понял, за чем тебя посылали?
        - У меня не было выбора, капитан! - ответил Леонидас Дукас и злобно посмотрел на тамплиеров. - Они обнажили мечи и угрозой заставили меня вытащить из воды этих троих! - штурман махнул рукой в сторону присевших у борта Гранвилей. - Или лучше было бы, если бы они порубили меня на куски?
        - Семья Гранвилей очень близка нам! - вмешался Герольт. - Вы, капитан, дали бы друзьям утонуть на своих глазах?
        - Тамплиер, я несу ответственность не только за ваших друзей! Оглянитесь! Беженцы сидят друг на друге! - прорычал капитан. - Я обязан заботиться о безопасности своего корабля, команды и почти ста пятидесяти пассажиров!
        - Их стало больше всего на три человека! И они здесь останутся! - заявил Морис. - Так что давайте воздержимся от бесполезной болтовни!
        - Вам это не нанесёт никакого ущерба, капитан Патрикиос! - вмешался Герольт, заметив, как помрачнел киприот. Герольт уже давно подумывал о том, как научить Мориса сдерживать свой горячий темперамент и вести себя в подобных ситуациях более дипломатично. - Мы умеем ценить помощь, оказанную в трудную минуту. Ваше великодушие будет щедро оплачено. Можете рассчитывать на солидную сумму в кассе ордена тамплиеров. А теперь нам не хотелось бы отвлекать вас от работы.
        Капитан стиснул зубы. Однако, посул Герольта явно смягчил его. Взмахом руки он отогнал матросов, которые с любопытством прислушивались к перепалке капитана и пассажиров.
        - Басилеос! Отведи господ тамплиеров в каюту под палубой, которую я приготовил для них! Ты знаешь, где она, - на корме.
        - Знаю, каптян, - прошепелявил мрачного вида квартирмейстер «Калатравы».
        Никое Патрикиос отдал короткие команды, Леонидас Дукас взял на себя командование рулевым и ста шестьюдесятью гребцами, сидевшими на помосте внизу. Оглушительно загремел пузатый барабан, удары в который задавали гребцам ритм.
        Надзиратели с бичами в руках заняли свои места на помосте. Оборванные, гремевшие кандалами гребцы - почти все они были рабами или приговорёнными к галерам преступниками - по двое схватились за одно весло. Восемьдесят весел погрузились в воду и точными взмахами начали взбивать её со все нараставшей скоростью.
«Калатрава» набирала скорость - галера должна была присоединиться к другим кораблям, уже покинувшим прибрежные воды. Чем больше был караван судов, тем безопаснее было их плавание.
        - Каюта, которую отвёл вам капитан, для таких крупных мужчин будет тесноватой, - доверительно сказал Басилеос рыцарям и хитро подмигнул: - Но я мог бы создать для вас условия получше. Правда, для этого мне придётся кое-кого переселить. Дельце хлопотное, но я возьмусь, если вы окажетесь признательны за такую любезность.
        - В этом нет нужды, - ответил Морис. На этот раз он сумел выдержать дружеский тон. - Мы отдаём свою каюту господину Гранвилю с его дочерьми. Они нуждаются в ней больше нас.
        - Хорошенько позаботьтесь о них, - добавил Герольт от себя. - Им нужна сухая одежда и по возможности горячая пища. Вы, квартирмейстер, в убытке не окажетесь.
        Басилеос довольно ухмыльнулся.
        - Я позабочусь о них, как наседка о своем потомстве, - пообещал он.
        Тарик покривил губы и насмешливо произнёс:
        - Крупица золота часто бывает действеннее, чем сто талантов силы.
        Вначале Гранвили отказывались принимать великодушное предложение рыцарей. Но они так устали, что после недолгих уговоров купец и его дочери отправились вслед за квартирмейстером.
        Герольт и его спутники бросали последние взгляды на пылающий Аккон. Повсюду горели боевые башни и дома. Порывистый ветер гонял гигантские столбы дыма. Увидеть подробности того, что происходило на берегу, было невозможно. Но мысленно рыцари хорошо представляли картину чудовищной расправы, которой подвергались беззащитные, не успевшие бежать люди на улицах завоёванного мамелюками города и в гавани. Враг не щадил ни женщин, ни детей, ни стариков. Пробил час убийств и насилия. И того, кому судьба сулила выжить в этой бойне, ожидало только рабство.
        Тяжкое безмолвие будто саваном накрыло галеру. Никто не произносил ни слова. Слышны были лишь глухие, монотонные удары в барабан, скрип весел да шум воды.
        Мысли четверых хранителей Грааля были обращены к аббату Виллару, Бисмилле, Джуллабу и братьям по ордену, которые заперлись в Железном замке и сохраняли верность присяге, сражаясь до последней капли крови.
        Никогда рыцарям не приходилось переживать такие тяжёлые потрясения. На их глазах вместе с Акконом погибало выдержавшее двухвековую борьбу гордое в прошлом государство крестоносцев - Иерусалимское королевство.

3

        Берег Святой Земли давно исчез из виду, а на западе погас последний луч. На ночном небе не было видно ни одной звезды. Над морем лежал плотный слой облаков. Сильный ветер, наполнявший паруса в первые часы плавания, сменился полным штилем. Дряблые ветрила свисали с мачт. Теперь галера шла вперёд лишь усилиями гребцов. Скромный свет нескольких корабельных ламп боролся с темнотой, обступавшей галеру со всех сторон. Огни других кораблей, входивших в караван из восьми парусников и трёх галер, издалека казались свечами блуждавших по воде призраков. Надзиратель, бивший в барабан, по приказу Никоса Патрикиоса сменил такт на менее быстрый, чем в начале плавания, иначе «Калатрава», намного опередившая другие суда, могла потерять караван.
        Герольт пытался представить, как, не видя звёзд на небе, капитан «Калатравы» и штурманы других кораблей угадывают, каким курсом они должны следовать, чтобы прийти прямо к Кипру.
        Герольт сидел под козырьком двухэтажного возвышения на корме, которым заканчивалась длинная палуба. Морис и Мак-Айвор, лежавшие рядом с ним под стенкой борта, храпели так громко, будто затеяли соревнование. Тарик, казалось, спал тоже, но его дыхание было спокойным и ровным. Кожаный ремень мешка со Святым Граалем он намотал на запястье, и его рука покоилась на чёрном кубе, очертания которого проступали через старую парусину.
        На палубе разбили временный ночной лагерь сто пятьдесят беженцев, для которых не нашлось места внизу. Но и многие пассажиры, сумевшие устроиться в каютах, тоже предпочли провести первые ночные часы на верхней палубе. В тесных, переполненных каморках трюма воздух был слишком тяжёлым и пропитанным запахом смолы, которой заделывали щели.
        В числе этих пассажиров были и Гранвили. Они примостились возле лестницы, ведущей на заднюю часть бака - носовой надстройки галеры. Толстый купец притулился к борту и, казалось, тоже состязался с Мак-Айвором в силе храпа. Его дочери давно смежили веки. Маленькая Элоиза, бессознательно искавшая защиты, прижалась к старшей сестре, которая, подобрав ноги, лежала на жёстких досках.
        После всех испытаний долгого дня Герольт чувствовал себя не менее уставшим. Ему отчаянно хотелось спать. Но сон не приходил: перед его мысленным взором возникали картины горящего Аккона и трагедии, разыгравшейся в водах перед гаванью. Не давали покоя и мысли о судьбе аббата Виллара и его слепых туркополей, мужество и самоотверженность которых изумляли его и вызывали в нем чувство стыда. То, что Джуллаб остался у входа в церковь на свою верную погибель, и тем спас их от искарисов, мучило Герольта. Он снова спрашивал себя: не лучше ли было продолжить бой с апостолами Иуды?
        Как он хотел бы увидеть сейчас аббата Виллара и поговорить с ним! Ведь на многие вопросы они так и не получили обстоятельных ответов! И чем больше он думал о головокружительном повороте своей судьбы и об ответственности, которая теперь лежала на его плечах, тем больше нуждался в подтверждении своих догадок, в помощи и ответах. Однако теперь он был наедине со своими вопросами. Может, то, что сегодня ещё оставалось тайной или было смутной догадкой, однажды предстанет перед ним во всей полноте смысла, но случится это не прежде, чем полученные им дары Святого Духа вступят в силу.
        Но когда и как это произойдёт? Аббат говорил, что пройдут годы и что он должен учиться соединять силу воли и силу тела, чтобы овладеть необычным даром.
        Только после этого дар будет подчиняться его воле так же естественно, как меч в результате многолетних упражнений стал подчиняться руке.
        Но как же он должен учиться овладевать даром? Силу воли и силу тела нельзя взять в руки так же просто, как меч или копье.
        К сожалению, Морис спал, а то можно было его спросить, как он ощущает в себе свой особый дар и как ему удалось вонзить в мрамор пусть кончик пальца. Герольт уже собирался разбудить его, но передумал - он решил, что должен сам постичь тайну своего дара. Он ещё раз вспомнил слова аббата Виллара: «Пусть то, что движется, перестаёт двигаться, если того потребуют его служба и его воля! И пусть неподвижное по его приказу приходит в движение, если того потребуют его служба и его воля!» Герольт все ещё не мог представить, что когда-нибудь он действительно овладеет такими способностями.
        Внезапно он, как наяву, услышал голос старого хранителя: «Герольт, почему ты медлишь и предаёшься бесплодным мечтаниям? Ты никогда не догадаешься о том, что тебе дано, если не начнёшь действовать! Начинай же! Немедленно!»
        - Хорошо, я попробую, - пробормотал Герольт и осмотрелся в поисках подходящего предмета.
        Сначала он решил, что должен сосредоточиться на парусе, который беспокойно трепетал на мачте, но отказался от этого намерения: парус был слишком велик и до него было слишком далеко, чтобы навязать ему свою волю. Его взгляд остановился на ведре с водой. Конечно, это более скромный предмет, но для новичка сойдёт. Герольт собрал всю свою волю и стал смотреть на ведро, задумав сдвинуть его с места. Он смотрел долго и мысленно представлял, как оно трогается с места и начинает скользить по доскам. Но ничего не вышло. Ведро не шелохнулось. Оно самым издевательским образом застыло на месте.
        Герольт сделал ещё две попытки, выругался сквозь зубы и оставил ведро в покое. Что же он делал не так? Возможно, необычный дар вообще не перешёл к нему?
        В тот же момент его взгляд упал на шёлковый платок, под которым Беатриса спрятала свои роскошные светлые волосы, завязав его на затылке узлом. Дочь купца спала в нескольких шагах от него. Эта повязка, конечно же, была гораздо легче ведра.
        Герольт снова собрался, сосредоточил взгляд на этом заманчиво лёгком куске шелка, напряг все тело так, будто хотел выпрыгнуть. Прошла минута сильнейшего напряжения, возможно даже две, но платок все так же покоился на голове Беатрисы.
        И вдруг сердце Герольта начало биться сильнее и ему показалось, что внутри него сломалась какая-то преграда, которую он раньше не мог преодолеть. Он почувствовал, как какой-то неведомый источник, набиравший силы в глубине, пробил последний слой его души и вырвался наружу. И этот горячий, отбиравший силы источник через мгновение превратился в мощный поток, который ударил в голову Герольта и там соединился с его волей. От напряжения у Герольта перехватило дыхание, пот катился с него градом.
        И шёлковая повязка действительно шевельнулась - так, будто её приподняла невидимая рука. Герольт совершенно ясно видел, как концы повязки натянулись и выскользнули из узла. Он развязал повязку силой своей воли!
        Беатриса почувствовала, что её повязка пришла в движение.
        - Перестань баловаться, Элоиза! - услышал Герольт её голос.
        Беатриса поднесла к затылку руку, будто хотела отпихнуть руку своей маленькой сестры.
        Герольт почувствовал, как Беатриса дотронулась до повязки. Это прикосновение он ощутил так, будто Беатриса толкнула его в грудь. Однако он сохранил напряжение и сосредоточенность ещё на секунду, хотя горящая точка под его лбом уже причиняла ему боль. И это усилие было вознаграждено: он увидел, как повязка сорвалась с головы Беатрисы и на мгновение зависла в воздухе.
        Однако долго соединять волю и сосредоточенность ценой такого напряжения Герольт не смог. Таинственный источник внутри него вдруг иссяк, и повязка упала на палубу. Герольт, обессиливший, откинулся на ограждение борта. Внутри него все ликовало: он действительно совершил невозможное!
        - Совсем не смешно! - рассердилась Беатриса. - Я же просила тебя оставить меня в покое.
        Маленькая Элоиза проснулась и привстала.
        - Что с тобой? - удивилась она.
        - Ты сама знаешь! Только не притворяйся! Сделаешь ещё раз - получишь! - Беатриса подняла повязку, ловко скрутила волосы и снова накрыла их повязкой.
        - Прости, девочка. Этого я не хотел, - прошептал Герольт.
        Он чувствовал себя виноватым перед Элоизой и всё же не мог сдержать улыбки. Но тут ему в голову пришла мысль: что, если попробовать ещё раз сделать то же самое? Подчинится ли опять Божий дар его воле? Сможет ли он ещё раз освободить волосы Беатрисы от повязки? В первый раз он всего лишь хотел открыть в себе такую способность и выяснить, как должен с ней обращаться. Если он сосредоточится на повязке второй раз, то это скорее будет из любопытства и даже отчасти из тщеславия. Но и то и другое не имеют ничего общего с его службой, ради которой только и можно использовать свой дар. Он откажет ему, о чем недвусмысленно предупреждал аббат Виллар.
        - Это был ты? - услышал Герольт тихий голос.
        Он повернулся и увидел Тарика.
        - Я думал, ты спишь! - растерялся Герольт.
        - Это был ты? - снова спросил Тарик. - Я про повязку на голове девушки?
        Герольт кивнул и почувствовал, что краснеет.
        - Я знаю, такой опыт больше подошел бы Морису, но я не нашёл ничего лучше, чтобы выяснить, как обстоят дела с моим даром и в самом ли деле я могу использовать его по своей воле, - оправдывался он.
        - Это было замечательно, - восхитился Тарик. - Я видел, как ты собирался с силами и пот стекал с твоего лица. И вдруг повязка зашевелилась и на секунду зависла в воздухе. Это просто невероятно! Сначала Морис, а теперь и ты!
        Герольт почувствовал облегчение: его друг вовсе не собирался обвинять его в том, что свои тайные способности он впервые решил испытать именно на девушке.
        - Да, я и сам едва поверил в то, что сделал. Но это стоило мне чудовищных усилий! Я и представить не мог, какое напряжение и сосредоточенность потребуются от меня, чтобы заставить двигаться что-нибудь большое и тяжёлое. Например, парус. Не говоря уже о чудесах, которые творил аббат Виллар, спасая нас от сарацин!
        И Герольт во всех подробностях рассказал Тарику, что он чувствовал, когда пытался подчинить таинственный дар своей воле.
        Тарик тяжело вздохнул.
        - Я немного завидую тебе. Тебе и остальным. Не то чтобы я был неблагодарен, упаси меня от этого Бог! Но я хотел бы, чтобы аббат Виллар вымолил для меня что-нибудь… полезное.
        - Но так оно и есть на самом деле, - заверил его Герольт. - Для тебя не опасна вода ни на море, ни в реке, нигде бы то ни было ещё. Вода станет твоим другом, и ты научишься это использовать.
        - Да, звучит красиво: я как рыба смогу плавать в воде. Но что это значит для рыцаря, который только на спине лошади и чувствует себя в своей стихии? - размышлял Тарик. - Стоит только представить, как я буду упражняться в своем умении. Ты мне можешь что-нибудь сказать? Не должен ли я начать с того, что засуну голову в ведро с водой и стану выяснять, как долго смогу обходиться без воздуха?
        Ответить другу Герольт не смог.
        - Остаётся только верить в то, что аббат знал, почему он именно так, а не иначе распределил дары среди нас.
        - Да, только это нам и остаётся, - вздохнул Тарик.
        Они ещё долго говорили о падении Аккона, об аббате и его слепых помощниках, об их первом столкновении с искарисами возле церкви и об их предводителе Зейде, которому помогают силы мрака, о долгом путешествии в Париж и о жизни хранителей Грааля, которая их ожидает. Их интересовало и беспокоило очень многое. Неизвестность вынуждала их задаваться вопросами, на которые у них не было ответов.
        Внезапно Тарик оборвал себя на полуслове и озабоченно взглянул на парус.
        - В чём дело? - спросил Герольт.
        - Не знаю, - помедлил Тарик. - У меня недоброе предчувствие. Мне не нравится этот долгий штиль.
        - Что же странного в том, что ветер затих?
        Тарик пожал плечами.
        - Это напоминает пословицу о затишье перед бурей. Что-то подсказывает мне, что надвигается шторм, и эта обманчивая тишина скоро кончится.
        Едва он произнёс последние слова, как из ночной тьмы на галеру обрушился порыв ветра. Раздался громкий хлопок - это напряглись паруса и канаты. Мачты жалобно застонали, и «Калатрава» накренилась. Очередной порыв шквалистого ветра нанес галере следующий удар.
        На корабле началась суматоха. Капитан выскочил из своей каюты и приказал своей команде спасать паруса.
        - С дороги! И руки прочь от канатов, будьте вы прокляты! - кричал он едва проснувшимся беженцам, которые хватались за что попало и мешали матросам, мчавшимся к мачтам.
        Издалека донеслись раскаты грома. По палубе застучали первые капли дождя, а порывы ветра все усиливались - галеру будто хлестали гигантским бичом.
        - Начинается шторм! И беспорядок на палубе мне нужен меньше всего! Прочь, я сказал! - ревел Никое Патрикиос. - Того, кто не уберётся с дороги и не будет делать того, что я сказал, выкину за борт!
        - Господи, как же ты догадался? - испуганно воскликнул Герольт.
        - Спроси о чем-нибудь полегче, - ответил Тарик. Он быстро вскинул ремень на плечо и крепко прижал к себе мешок со Святым Граалем.
        - Море - твой друг, и поэтому ты должен был почувствовать приближение шторма! - ответил Герольт. Он был уверен в том, что это впервые дал о себе знать особый дар Тарика. - Так что не говори больше, что твой дар бесполезен!
        Тарик рассмеялся.
        - Возможно, ты прав. Но заставить шторм прекратиться можешь ты, и только ты!
        - Твоё доверие оказывает мне честь, Тарик. Но об этом давай поговорим лет через сто, - насмешливо ответил Герольт. - Управиться с чем-то большим, чем повязка для волос, я пока не могу.

4

        Под чудовищным напором ветра главная мачта сломалась до того, как матросы успели убрать и спрятать парус. Она переломилась, подобно молодому деревцу под ударом топора, и рухнула на борт. Мачта едва не задела бак. Вместе с парусом и канатами она накрыла людей, которые не успели укрыться. Лопнул парус передней мачты - по нему, казалось, сверху вниз полоснули ножом. Две половины паруса с треском разлетелись в разные стороны на мелкие куски. «Калатрава» опасно накренилась. Большой парус и канаты рухнувшей мачты запутались в вёслах. Снасти тут же пропитались водой, и это не только увеличило их вес - избавиться от них стало труднее. Корабль повернуло носом к волнам, которые становились все круче и выше.
        Под начальственные крики Никоса Патрикиоса моряки схватились за ножи и топоры и начали резать канаты, не обращая внимания на людей, пытавшихся выбраться из-под обломков мачты. Галеру надо было как можно скорее освободить от паруса и канатов, чтобы корабль не перевернулся. Вода уже попадала в отверстия для весел. Одного удара большой волны прямо в борт могло хватить, чтобы решилась судьба галеры и её пассажиров.
        Гранвили успели подняться по трапу наверх, прежде чем мачта рухнула.
        - Пресвятая Божья Матерь, помоги нам! - в ужасе хрипел Гюстав Гранвиль. - Разве не должны мы остаться в живых? Неужели мы найдём могилу в море? Господи, за что Ты караешь нас своим гневом? Разве мы и так уже не перенесли слишком много?
        Дочери сидели за его спиной. Обняв младшую сестру, Беатриса читала псалом, который христиане вспоминают в минуты смертельной опасности:
        - Господь - мой пастырь, всего у меня в достатке…
        Маленькая Элоиза и отец подхватили молитву дрожащими голосами:
        - Он положил меня на зелёный луг и привёл на отдыху воды. Он утолил мои нужды; Он вывел меня на верную тропу своего имени. Идя темным ущельем, я не убоюсь беды. Ибо Ты со мной; Твой посох и Твой жезл дают мне веру…
        Потом они прочитали другой псалом - покаянную молитву пребывающих в смертельной опасности.
        Пассажиры, находившиеся в каютах под палубой, выбежали на палубу. Гребцы, прикованные к скамейкам, гремели цепями и умоляли надзирателей снять цепи. Они боялись, что галера в любой момент может перевернуться, и они окажутся в воде.
        Но Никос Патрикиос и не думал слушать их крики. Он все ещё не верил в то, что его галера потонет.
        В море, которое внезапно охватила вспышка ярости, упали первые молнии. Дождь мгновенно превратился в ливень. Казалось, небеса разверзлись. Бешеный ветер швырял потоки дождя на «Калатраву» и другие корабли каравана, уже окончательно оторвавшиеся друг от друга. Корабельные лампы, прежде мерцавшие в ночной тьме, погасли.
        - Быстрее! Быстрее! Рубить канаты! Живее, черт возьми! Или вы хотите, чтобы мы все захлебнулись? - ревел капитан.
        Он вырвал из рук юнги топор и сам принялся рубить канаты главной мачты.
        Когда последний канат лопнул, издав оглушительный щелчок, остаток главной мачты, освобождённый от пут, вместе с парусом и канатами перевалился за борт и исчез в бурных водах. Тотчас же «Калатрава» качнулась и приняла нормальное положение.
        - Ещё немного - и мы перевернулись бы, - выдохнул Герольт.
        Морис тоже выглядел подавленным.
        - Если бы галера ещё пару минут полежала на боку, мы бы вошли в ненаписанную историю братства как хранители, отслужившие самые короткие сроки, - пробормотал он. - А вместе с нами святыня навеки сгинула бы в морской пучине!
        - Того, что не случилось, и не могло случиться, - сухо заметил Мак-Айвор. - Но не думаю, что худшее уже позади.
        Тарик перекрестился.
        - Перестаньте же так говорить! - взмолился он. - Доверимся Богу, который ведет нас по своей воле и, конечно же, выведет из этого шторма!
        Никое Патрикиос был достаточно опытным моряком, чтобы понять: кораблю не уйти от верной гибели, если следовать прежним курсом, - слишком высоки и страшны волны, непрестанно бившие то в один, то в другой борт корабля, будто они хотели разрушить галеру. Шторм набрал слишком большую силу, чтобы гребцы могли противостоять ему. Под ударами волн весла сразу стали бы ломаться. Поэтому капитан приказал штурману Леонидасу Дукасу убрать весла и дать галере возможность плыть по воле ветра. Он велел установить на передней мачте штормовой парус и бросить с кормы плавучий якорь. Галера ложилась в дрейф - только так можно было спасти корабль от гибели.
        Опасения Мак-Айвора начали оправдываться. Шторм не прекращался. Час за часом продолжался ливень, ветер завывал в оставшихся канатах, а волны, то ударяясь в корабль, то перекатываясь через палубу, пытались его уничтожить. Беспомощная
«Калатрава» шла в неизвестном направлении.
        Шторм, временами переходивший в ураган, держал галеру в своих смертельных объятиях. Он играл с ней как кошка с мышкой. На борту не осталось человека, который мысленно не попрощался бы с жизнью. И даже приговорённые к работам на галерах за свои преступления молили всевышнего о пощаде. А вот капитана Патрикиоса гребцы проклинали - тот отказывался освободить их от цепей. Капитана не пугала мысль о том, что, если «Калатрава» утонет, они захлебнутся, как крысы. Он предпочитал командовать ими ради того, чтобы его корабль пережил шторм. Если бы гребцы - рабы и каторжники - вдруг оказались без цепей, они, чего доброго, выбросили бы за борт его и других моряков и завладели галерой, чтобы пополнить число пиратов Средиземного моря.
        Герольт и его товарищи, промокшие до нитки, стояли на носу корабля и держались за канаты, которые моряки, рискуя жизнями, специально для этого повсюду растянули. Заботясь о безопасности Гранвилей, рыцари усадили их внутрь своего круга. Нескольких обессилевших пассажиров, сидевших посреди корабля, уже смыло за борт. Тем не менее, под палубой не хотел оставаться никто, в том числе Гюстав, Беатриса и Элоиза. Если уж им суждено погибнуть, то, по крайней мере, не в чреве галеры!
        Морская соль разъедала глаза, а руки болели от многочасовых усилий, которые надо было предпринимать, чтобы во время качки оставаться на местах, да ещё и помогать Гранвилям. Но больше всего Герольт, Морис и Мак-Айвор страдали от морской болезни. Первые её приступы охватили рыцарей уже в начале шторма - как, впрочем, и других пассажиров, не привыкших странствовать по морям.
        Одного только Тарика пощадила морская болезнь. Бешеная качка ничуть не повредила его самочувствию. Закинув мешок со Святым Граалем за плечо, он крепко держался на широко расставленных ногах и подбадривал спутников.
        - Выше головы, друзья! - кричал он. - Старайтесь смотреть вперёд! Говорю вам: мы выберемся из шторма живыми! Нам суждена совсем иная судьба, чем смерть на море! Мужество и вера - вот что нам необходимо! От морской болезни не умирают. Она пройдёт сразу же, как только успокоится море. Мы бывали в сражениях и пострашнее этого!
        Герольт бросил на него измученный взгляд.
        - Хорошо тебе говорить! Это море дружит только с тобой! - с трудом произнёс он. - Скажи лучше, долго ли нам ещё мучиться?
        Тарик напряжённо посмотрел на волны, вздымавшиеся перед носом корабля - пена с их гребней долетала до штурмового паруса.
        - Недолго, - бешеный ветер сорвал эти слова с его губ так, будто никто и не должен был их услышать. - У меня такое чувство, что худшее уже позади. Скоро шторм прекратится.
        Но Герольт его расслышал.
        - Дай Бог, чтобы твое чувство тебя не обмануло! - взмолился он.
        Все вокруг говорило о том, что Тарик ошибается. Никаких признаков того, что шторм стихает, не было. «Калатрава» оставалась беспомощной.
        Но вдруг погода резко изменилась. Сначала прекратился дождь. Вой ветра сменился мягким шелестом. Хотя море бурлило ещё долго, волны перестали захлёстывать палубу и опасность того, что они накроют корабль, миновала.
        Наконец шторм прекратился окончательно, а облака стали рассеиваться. На востоке показалась серая полоска света. Начинался рассвет.
        Гюстав Гранвиль, постаревший за ночь, как за несколько лет, нетвёрдой походкой подошел к Тарику и обнял его за плечи.
        - Как же вы догадались, что шторм скоро прекратится? - растерянно спросил он.
        - Это мне открыл Господь, - просто ответил Тарик и посмотрел на друзей.
        Когда стало ясно, что опасность гибели миновала, на корабле началось ликование. Люди со слезами на глазах читали благодарственные молитвы. Песнопения и страстные слова возносились ко все ещё тёмному небу.
        Никос Патрикиос даже приказал квартирмейстеру выкатить на палубу две бочки вина и выдать каждому по полковша. И поторопил свою команду на работу - нужно было как можно скорее откачать воду из трюма, а на передней мачте - поднять новый парус.
        Скромно подкрепившись, Гюстав Гранвиль отправился в каюту вместе со своими обессилевшими дочерьми - им просто необходимо было отдохнуть после мучений минувшей ночи.
        - Теперь нам стоит подумать, как добраться до Кипра, - вздохнул Морис, оставшийся вместе с друзьями на палубе. - Ветер отогнал нас далеко на юго-восток.
        - Будь доволен, что тебя больше не рвёт, а обломки «Калатравы» не плавают по морю, - заметил Тарик.
        Надзиратель снова ударил в барабан. Ряды весел опустились и, подчиняясь монотонным звукам, начали вспенивать воду. Галера медленно двинулась вперёд.
        - Правильно. Хотел бы я увидеть сейчас какие-нибудь корабли из нашего каравана, - сказал Герольт, всматриваясь в морские дали. Но ни кораблей, ни береговой линии на горизонте видно не было.
        - Уверен, что нас отогнало ближе к Дамьете или к дельте Нила, чем к Газе или Аскалону! - рассудительно произнёс Мак-Айвор. - Мы подошли, так сказать, ко двору мамелюков!
        Капитан Патрикиос, судя по всему, разделял его опасения. Он велел одному из матросов забраться в корзину на передней мачте.
        Ветер, наконец, разогнал последние тучи, и взошло солнце, похожее на только что отчеканенную золотую монету.
        Спустя несколько минут из корзины на передней мачте донёсся голос смотрящего:
        - Впереди, справа по борту корабль! Нет, три корабля!
        Никос Патрикиос подбежал к мачте.
        - Это наши корабли? - испуганно крикнул он.
        - Это галеры, капитан! - донеслось сверху. - Триера[Триера - галера с тремя рядами вёсел, расположенными один над другим.] и два небольших корабля с двумя ярусами весел!
        На «Калатраве» воцарилась гробовая тишина.
        - Ты можешь опознать их флаги?
        Капитан не получил ответа. Матрос пристально всматривался вдаль.
        - Чёрт побери, да скажи же, что ты видишь! Лучше тебя в команде не видит никто! - возбуждённо прокричал Никос Патрикиос. - Какие флаги на их мачтах?
        - Это серебряные полумесяцы неверных!

5

        Мучительные стоны огласили «Калатраву». Их сопровождали вопли женщин и детей, обращённые, казалось, к самому утреннему небу. Пассажиры и матросы проклинали немилосердную судьбу - сразу после того как люди выжили в шторме, она уготовила им встречу с тремя мусульманскими галерами.
        - Леонидас, взять курс на запад! Наше спасение - только в тумане! - крикнул капитан Патрикиос.
        Он нагнулся и проревел гребцам:
        - Вы будете налегать на весла, будто сам дьявол стоит с бичом за вашими спинами! Если мы успеем добраться до тумана, там, возможно, нам удастся спрятаться от врага!
        Капитан все ещё кричал, а удары в барабан превратились в настоящую барабанную дробь. Вода под вёслами закипела.
        Никос Патрикиос приказал своему квартирмейстеру и матросам открыть оружейную каюту, достать мечи, пики и сабли и раздать их команде и вообще всем на корабле, кто достаточно силен и умеет обращаться с оружием, чтобы при необходимости вступить в бой с мамелюками. Капитан приказал также приготовить ключ от цепей, к которым были прикованы гребцы. Если вражеские галеры настигнут «Калатраву», рабы и каторжники тоже возьмут оружие и будут спасать свои жизни. Если корабль удастся спасти, они получат свободу, - пообещал он.
        Герольт и его товарищи тоже были крайне взволнованны. Но опасались они не за свои жизни, а за Святой Грааль.
        - Нас, похоже, не спасёт уже ничто! - воскликнул Герольт. - Если дело дойдёт до абордажа, долго мы не продержимся!
        - Вспомни о силе и мужестве гребцов. Они ведь будут драться за свою свободу, - не совсем уверенно проговорил Тарик.
        Морис кивнул с мрачным видом:
        - Да, и мы любой ценой спасём Святой Грааль. Что бы ни случилось, он ни в коем случае не должен попасть в руки мамелюков!
        - Аббат Виллар предупреждал: будет лучше, если священная чаша навсегда пропадёт, чем окажется у искарисов! - напомнил Мак-Айвор. - Может быть, сейчас нам надо бросить её за борт?
        - Ради Бога, нет! - воскликнул Герольт. - Бросать в море её нельзя ни в коем случае! Ещё не всё потеряно!
        - Но тогда её надо спрятать, - предложил Тарик. - Спрятать где-нибудь на корабле, где чаша будет в безопасности и где мамелюки не смогут найти её, если завладеют галерой.
        - Её негде спрятать. Трюм с грузами, а в каютах нет подходящих мест, - сказал Морис.
        - Чушь! На галере есть место, в котором чашу никто не станет искать! - возразил Герольт.
        - Какое же? - спросил Мак-Айвор.
        - Балласт в трюме! - объяснил Герольт. - Никому и в голову не придет искать мешок, зарытый в песке и камнях. Или вы знаете место лучше?
        Лучшего места никто из рыцарей не придумал, и они решили последовать совету Герольта. Медлить не приходилось - вражеские галеры уже направлялись к
«Калатраве».
        - Идём, Тарик! Сделаем это вместе! - сказал Герольт.
        Он схватил лампу, все ещё горевшую под козырьком возвышения в носовой части корабля, и вместе с Тариком они отправились вниз.
        Никто не встретился на пути рыцарей, когда они спускались по лестнице, ведущей в трюм. Пассажиры, вернувшиеся было в свои каюты, чтобы отдохнуть, снова в ужасе выскочили на палубу, когда их разбудили громкие причитания женщин и крики капитана.
        Друзья без труда нашли люк, через который можно было пробраться вглубь трюма. Здесь повсюду стояли неуклюжие помпы с рукавами из вощёной парусины, которыми откачивали проникшую внутрь галеры воду. Они показали им путь к цели. Рыцари выбрали один из люков, находившийся в нескольких шагах от основания сломанной мачты.
        - Дай это сделать мне, - попросил Тарик. - Там, внизу, должно быть очень тесно. Посмотри, чтобы нас никто не заметил!
        Герольт кивнул.
        Тарик быстро скинул тамплиерский плащ, перевязь с мечом и тунику. Тут он задержался.
        - Нам надо спрятать и пояса с золотом и драгоценными камнями. И тайные печати братства лучше бы спрятать тоже, - сказал он, развязывая шнурки своего пояса. - Если нас обыщут и найдут их, это доставит нам одни неприятности.
        - Ты прав. Но как ты смотришь на то, чтобы сохранить камни и немного золота на случай, если мы выживем в драке и окажемся в тюрьме? Так мы сможем выкупиться или хотя бы подкупить стражу.
        - Хорошая мысль! Но как ты спрячешь их на теле без пояса? - поинтересовался Тарик. - Если мы не погибнем и окажемся в тюрьме, нас обязательно обыщут. Мамелюки не такие уж простофили.
        - Мы должны проглотить несколько камней! Конечно, снова они появятся на свет божий нечистыми. Но это не смертельно, не правда ли? Если нас обыщут и найдут у нас золото, его мы, конечно, потеряем. Но все же это будет не такая тяжёлая утрата по сравнению с потерей камней.
        Тарик усмехнулся.
        - Ты это неплохо придумал, Герольт. Именно так мы и поступим. Жаль, что мы не догадались сразу захватить пояса Мак-Айвора и Мориса. Мы отнесём им камни, которые они смогут проглотить перед началом абордажа.
        Они кинжалом распороли шёлковые пояса и извлекли оттуда с дюжину величественно сиявших изумрудов и рубинов. В помпах и их рукавах оставалось немного воды. Каждый из рыцарей запил ею по девять драгоценных камней. Ещё шесть камней Герольт оставил у себя. С собой рыцари взяли также два тяжёлых пятиугольника из чистого византийского золота. Шесть других монет они вместе с тайными печатями, свинченными с рукояток мечей, засунули в парусиновый мешок с чёрным кубом и письмом к парижскому комтуру. Захватив мешок, Тарик спустился в тёмную дыру под досками.
        Герольт освещал ему дорогу с помощью корабельной лампы. Тарик отполз от люка на несколько шагов. Отвратительное зловоние наполняло дно трюма, заваленное камнями и землёй, занесённой илом.
        - Святой Иоанн! - простонал Тарик. - В чреве кита, наверное, нет такой страшной вони, как тут!
        Дыша вполсилы, он сдвинул в сторону несколько камней, чтобы освободить место для мешка. Тарик присыпал его слоем песка толщиной в два пальца, положил камни на прежнее место и забросал их мокрым песком.
        Тарик ополоснул сапоги водой из помп и вымыл руки, прежде чем взять тунику, опоясаться мечом и снова надеть тамплиерский плащ.
        Когда рыцари вышли на верхнюю палубу, им с первого же взгляда стало ясно: произошло именно то, чего все боялись: три галеры мамелюков их уже нагоняли. Расстояние между «Калатравой» и ближайшей галерой сократилось. Вражеские корабли неслись вперёд со скоростью, которую можно было увидеть только в кошмарном сне. А туман на западе, их единственное спасение, оставался в нескольких милях от
«Калатравы» и к тому же начинал таять в лучах набиравшего силу солнца.
        Сражение было неизбежно!

6

        - Воистину мир принадлежит дьяволу! Будь проклят сатана, пославший нас в лапы этой кровожадной собаки! - кричал Никос Патрикиос. Держа в руках меч и копье, он стоял на носу корабля и с перекошенным лицом смотрел на вражескую триеру и два небольших, но быстроходных корабля, сопровождавших её.
        - О ком вы говорите? - спросил Морис капитана.
        - Об этом исчадии ада по имени Тюран эль-Шавар Сабуни! Это его галеры! - ответил Никос Патрикиос в бессильной ярости. Он прекрасно понимал, что, несмотря на старания гребцов, им не уйти от вражеских галер в туман.
        - Вы думаете, что сам эмир Тюран эль-Шавар Сабуни из Каира командует этими тремя галерами? - воскликнул изумлённый Герольт.
        Капитан злобно взглянул на него - Герольт, по его мнению, задал глупый вопрос.
        - Я не думаю, я знаю это точно! Триера «Джулланар» - его флагман, и на передней мачте висит личный флаг эмира. Это означает, что эмир на борту корабля, - наставительно произнёс он. - Вероятно, в Каире он получил от своего посла известие о том, что его султан заканчивает осаду Аккона, и боится опоздать к разграблению города! Он выехал слишком поздно, но только не для нас! Это самый свирепый из всех эмиров султана! Уже в сражениях с берберскими племенами, которые восстали на его западной границе, он показал себя кровожадным убийцей. А с недавних пор он со своими бандитскими галерами ещё и возомнил себя адмиралом Средиземного моря!
        - «Джулланар», - тихо повторил Тарик название триеры. - Что за жуткая издёвка: назвать русалкой военную галеру, несущую смерть и разрушение!
        - Лучше бы он назвал себя «чёртов таран»! - желчно проговорил Патрикиос, разглядывая таран красного цвета, торчавший на носу триеры. Корабль, который триера протаранит на полном ходу, обречён. - Ну что ж, сейчас вы получите ещё одну возможность прославить орден тамплиеров. Меня, во всяком случае, этот выродок кровососов живым в руки не получит.
        Имя Тюрана эль-Шавара Сабуни было хорошо известно рыцарям-крестоносцам в Святой Земле. Этот эмир, сидевший в Каире, занимал особое положение среди эмиров султана. Жертвами исключительной жестокости Тюрана становились не только христиане, но и противники в его собственной стране. Полгода назад он подтвердил, что способен на ещё большие злодеяния. После смерти султана Калавуна, отца эль-Ашрафа Халила, произошёл дворцовый переворот. Честолюбивый эмир Тюрантай попытался перехватить правление и стать новым султаном. Но эль-Ашрафу удалось вовремя раскрыть заговор. Он приказал арестовать эмира Тюрантая и стал наследником своего отца. В подавлении путча Тюрантая эмир Тюран эль-Шавар Сабуни сыграл главную роль.
        Эмир не ограничился тем, что заговорщики были разоблачены и брошены в тюрьму. Он безжалостно расправился с теми, кто навлёк на себя хотя бы малейшее подозрение в симпатии к заговорщикам или контакте с ними. Достаточно было и родственных связей, чтобы стать жертвой эмира Тюрана. Он вырезал целые роды, включая женщин и детей. Для пущего устрашения с некоторых жертв заживо сдирали кожу или четвертовали их. Многие члены опальных семейств были заживо похоронены, многих закапывали перед дворцом по горло, и они умирали от голода. О пытках, которые устраивали в тюрьмах подручные Тюрана, не приходилось и говорить.
        И этот эмир Тюран эль-Шавар Сабуни мчался сейчас на своей галере «Джулланар» в сопровождении двух кораблей, чтобы расправиться с кипрской торговой галерой!

«Калатрава» продолжала плыть на запад, в сторону тумана. Гребцы делали все, что могли, но их усилия были тщетны. Две галеры мамелюков уже взяли их в клещи и подходили все ближе, триера держалась в стороне. На палубах вражеских галер уже стояли лучники.
        Никое Патрикиос отправился к штурману, а Герольт вспомнил о драгоценных камнях, которые должны проглотить Морис и Мак-Айвор, Он быстро выдал каждому по три камня и объяснил, что те должны сделать.
        - Зачем это? Чтобы мы стали особо ценными покойниками? - насмешливо спросил Морис, но камни проглотил.
        Когда вражеские галеры подошли к «Калатраве» достаточно близко, на корабль полетели стрелы. Лишь немногие из них попадали в людей, поскольку в тот момент, когда лучники их выпустили, Никос Патрикиос с отчаянием обречённого решился на манёвр.
        - Грести в другую сторону! Поднять весла слева! - скомандовал он. - Полный ход справа!
        Оба ряда весел на левом борту тут же поднялись вверх. Большая часть стрел прожужжала рядом с «Калатравой». Но не это было главной целью манёвра. Никос Патрикиос хотел протаранить вражеский корабль, подбиравшийся к их левому борту.

«Калатрава» со скрипом накренилась на левый борт и описала дугу. Теперь её нос целил прямо в правый борт вражеской галеры.
        - Отчаянный малый этот Патрикиос! - воскликнул Морис, разгадав замысел капитана. - В моем вкусе!
        Леонидас Дукас резко повернул руль ещё прежде, чем получил приказ. И, когда весла левого борта опускались в воду, гребцы на правом борту их подняли. На вражеской галере поняли опасность, угрожавшую им, но у них уже не оставалось времени увернуться от удара. Галеры сближались слишком быстро.
        Нос «Калатравы» врезался в двойной ряд весел на правой стороне и под ликование кипрской команды отрубил их, как саблей. Борта галер затрещали. С обеих сторон полетели копья, сражая врагов. И оба корабля разошлись. Галера мамелюков, потерявшая способность к манёвру, по инерции пошла вперёд. Но хотя «Калатрава» и нанесла врагу серьёзный удар, это не спасло её.
        Теперь капитаны «Джулланар» и второй лёгкой галеры насторожились и не стали торопиться. В «Калатраву» не летели огненные стрелы, а триера не использовала свой таран. Это явно указывало на то, что эмир решил захватить торговую галеру с грузом, не нанося ей особых повреждений.
        Наконец настало неизбежное. Мамелюки зажали «Калатраву» с обеих сторон. Теперь весел лишилась она сама - их сломали вражеские галеры. Мамелюки зацепили оба борта
«Калатравы» абордажными крюками. С дикими криками мусульмане и пассажиры кипрской галеры бросились друг на друга.
        Хотя рабы и каторжники, освобождённые от цепей, взялись за оружие и проявили в бою огромное мужество, бой, как и ожидалось, оказался коротким и страшным. Каждого осмелившегося перейти дорогу воинам эмира мамелюки безжалостно убили. В течение нескольких минут палубу «Калатравы» залила кровь убитых и раненых.
        Многие из мужчин, взявшихся за оружие и решивших до последнего дыхания защищать свои семьи от позора и рабства, изменили своё решение. Они бросали оружие и падали на колени, моля о пощаде.
        Большая часть моряков и каторжников-гребцов сохраняла боевой дух несколько дольше. Главную роль в этом сыграл Никос Патрикиос. Он предпочёл смерть пожизненному прозябанию в плену, и дрался бесстрашно. Его меч сразил множество мусульман. Но и он пал под клинками врагов. А с его смертью прекратили сопротивление и большинство моряков. Они сдались, хотя и знали, что их ожидают ужасы рабства.
        Вскоре бой продолжали лишь семеро человек, вооружённых мечами и щитами. Среди них были и четыре хранителя Грааля. Каждая новая волна врагов, влезавших наверх по трапу, откатывалась вниз, истекая кровью. Лучники все ещё бездействовали. Вероятно, это объяснялось тем, что эмир хотел захватить больше пленников и продать их на невольничьем рынке.
        Эмир Тюран эль-Шавар Сабуни в сопровождении до зубов вооружённой охраны вступил на палубу «Калатравы». Эмир - мужчина атлетического телосложения, с широкими плечами и грудью, но уже склонный к полноте, - носил под верхней одеждой посеребрённую кольчугу. Шлемом он пренебрёг - ведь исход битвы был ясен. Его голову украшал белый тюрбан, который обозначал ранг эмира. Под тюрбаном виднелось покрытое шрамами лицо. Над темными глазами эмира нависали кустистые брови. На его лице особенно выделялись большой рот и неестественно кривой нос - возможно, он был сломан в бою. Мощный подбородок скрывала крашеная в чёрный цвет борода. Это лицо вселяло ужас в тех, кто его видел.
        Окружённый охранниками со всех сторон, он вытащил из ножен саблю и взмахнул ею. Эмир с явным наслаждением опускал её на тех, кто истекал кровью у его ног. Многим он отрубил головы. Крики, стоны и плач женщин и детей, забившихся в проход между скамейками гребцов, несомненно, только увеличивали его наслаждение.
        Наконец, он подошел к Леонидасу Дукасу, бросившему оружие после того, как Никос Патрикиос был смертельно ранен. Из лёгкой раны в плече штурмана сочилась кровь. При виде эмира, подходившего к нему с окровавленной саблей, он вскочил, поднял руки и закричал: - О достойнейший эмир! Пощади меня! Я смогу принести тебе огромную пользу!
        Два телохранителя схватили штурмана и подтащили его к своему господину.
        - На колени, христианская собака!
        Леонидас Дукас упал на колени. В следующий момент штурман почувствовал клинок сабли у своего горла.
        - Сохрани мне жизнь, и я скажу тебе, как получить крупную добычу! - проскулил он.
        - Чем, неверный пёс, ты можешь принести мне пользу? - крикнул эмир, как и многие военачальники хорошо знавший языки своих врагов.
        - Ты, конечно, надеешься… вовремя прибыть в Аккон и собрать там богатую добычу! - воскликнул штурман. - Но ты уже опоздал. Аккон был взят ещё вчера и его давно разграбило войско султана. Даже если бы ты прибыл туда вчера, тебе бы досталось немного, господин! Но здесь, на борту, находятся четыре рыцаря благородного происхождения. Они выполняют важное задание своего ордена, и за них, конечно, дадут огромный выкуп!
        - Мёртвый рыцарь не стоит и дрянного динара! - презрительно пролаял эмир. - И этой жалкой уловкой ты собирался спасти свою жизнь? Отправляйся же в ад, жалкий кусок дерьма!
        И он занёс над головой штурмана саблю.
        - Подожди, о великий эмир! Дай сказать! - завопил Леонидас Дукас. - Я говорю о четырёх рыцарях, которые продолжают драться на носу корабля! Я знаю, что их отправили на Кипр с важной миссией! Наш корабль специально ждал их, и капитан получил за них много золота.
        - Возможно, живыми они и стоят много золота, - мрачно согласился Тюран эль-Шавар Сабуни. - Но в отличие от тебя, трусливая собака, тамплиеры дерутся до последнего и не складывают оружия даже перед лицом неизбежной смерти. Или у тебя нет глаз?
        - Эти четверо сдадутся, если только умело их заставить. Для этого надо использовать женщину, лучше всего - одну из Гранвилей, ради которых рыцари сделали много лишнего. Особенно это касается француза по имени Морис де Монфонтен, - торопился штурман, показывая рукой на купца и его дочерей. И он рассказал эмиру, как рыцари спасли эту семью в море возле Аккона, а потом окружили её заботой.
        На лице эмира показалась злорадная ухмылка.
        - Похоже, ты и в самом деле можешь быть мне полезен, штурман, - сказал он.
        Телохранители Тюрана уже хватали Гранвилей и тащили их к эмиру, а он приказал своим воинам спуститься с возвышения, на котором продолжался бой.
        - Что это может означать? - изумлённо крикнул Мак-Айвор.
        Герольт видел, как Леонидас Дукас упал к ногам эмира, что-то говорил ему и указал на Гюстава Гранвиля и его дочерей. Ему не понадобилось долго думать, чтобы связать эти события.
        - Штурман предал эмиру нас и Гранвилей.
        Тюран эль-Шавар Сабуни властно крикнул:
        - Тамплиеры, сдавайтесь и бросайте оружие! Если вы этого не сделаете, ваши друзья умрут!
        Беатриса, Элоиза и Гюстав Гранвиль сидели перед эмиром на окровавленных досках. Их лица были искажены страхом смерти.
        Морис побледнел.
        - Будь проклят этот жалкий предатель!
        Рыцари помедлили. Стоило ли им складывать оружие? И это промедление стоило Гюставу Гранвилю жизни.
        Кривая сабля эмира взметнулась вверх и одним ударом отсекла голову парижского купца. Его голова упала на доски, а кровь хлынула из туловища, которое эмир брезгливо оттолкнул от себя сапогом.
        Дочери Гранвиля истошно закричали. Их крик ужаснул не только рыцарей.
        - Бросайте оружие! - крикнул Тюран и поднес клинок к горлу Беатрисы. - Или она умрёт следующей!
        Четверо рыцарей почти одновременно бросили мечи и щиты. Пролилось уже достаточно крови. И сёстры не должны погибнуть от рук свирепого эмира! Трое храбрецов, сражавшихся рядом с тамплиерами, последовали их примеру.
        - Посадите их на цепь в надёжном месте под палубой и отдельно от других! И принесите мне их мечи! Таких клинков в моем собрании ещё нет! - приказал Тюран эль-Шавар Сабуни и обернулся к штурману: - А тебе, христианская собака, причитается достойное вознаграждение!
        Леонидас Дукас с надеждой взглянул на него.
        - Я знал, о великий эмир, что ты… - начал он.
        Эмир прервал его:
        - Молчи, вонючая крыса! Я люблю предательства, но презираю предателей!
        С этими словами он вогнал в тело штурмана клинок своей сабли и запретил своим людям приканчивать его. Дукасу предстояло умереть долгой, мучительной смертью.
        - Капитан был прав. Мир принадлежит дьяволу, - с отвращением проговорил Мак-Айвор. Шотландца заковали в цепи и столкнули под палубу.

7

        - Вы слышали? - тихо спросил Тарик. - Эмир со своими галерами и «Калатравой» возвращается в Каир.
        Герольт кивнул и только тогда осознал, что они сидят в полной темноте отсека для хранения парусов, где их заперли и где невозможно увидеть даже смутные очертания друг друга.
        - Да, охранники за дверью говорили достаточно громко. Им и в головы не пришло, что мы способны понимать их язык.
        - А почему их должно это волновать? - раздался в темноте голос Мориса. Зазвенели цепи, которыми были соединены оковы на их ногах. Правые руки рыцарей приковали к опорной балке, на которой покоились тяжёлые свитки парусов. - С «Калатравой» они захватили богатую добычу, потому что корабль наполнен драгоценностями. А оттого что они не продолжат путь в Аккон, потому что там уже нечем поживиться, и отвезут нас в Египет; нам пользы мало так же, как от наших особых дарований.
        - Я думаю иначе, - возразил Мак-Айвор. - Мы живы, а Святой Грааль надёжно спрятан. Все могло быть гораздо хуже. Время на нашей стороне, и поэтому нам надо сохранять надежду.
        - Правда? - язвительно переспросил Морис. - А я нахожу наше положение ужасным. Кто заплатит за нас выкуп? Кипрскому, да и любому другому комтуру о нас ничего не известно. А мои братья определённо не захотят платить за меня. Они скорее позволят мне сгнить в каирской тюрьме, чем выкупят. И у тебя, Герольт, дела обстоят примерно так же.
        Герольт вздохнул.
        - К сожалению, ты прав. Тем более что у моих братьев и денег-то нет.
        - Меня тоже никто не вызволит, - добавил Мак-Айвор. - Моя семья от меня отреклась, и я не знаю, жив ли мой отец. Наше поместье, должно быть, давно перешло к какому-нибудь графу.
        - Что касается денег, дело со мной обстоит точно так же, - сказал Тарик. - И все же я согласен с Мак-Айвором. Слава Богу, что мы живы, а Святой Грааль не попал в руки эмира!
        - Да, и пока он считает, что сможет получить за нас выкуп, мы не будем опасаться за свои жизни, - согласился Герольт с товарищами. - Поэтому мы не должны давать ему повода думать иначе. Чем больше золота он собирается за нас взять, тем лучше с нами будут обращаться в тюрьме. А когда он получит отказ, мы должны будем объяснить это попыткой наших родных снизить размер выкупа. Едва ли он догадается, что ничего за нас не получит.
        - Я тоже так считаю, - сказал Тарик. - Ни один араб не заплатит сразу деньги, которые от него требуют. Тот, кто будет настолько глуп, что сделает это и не станет торговаться, только вызовет подозрения. Эмиру не останется ничего другого, кроме как продолжить споры о выкупе.
        - А их можно продолжать годами! - вставил Морис. - Вы и сами знаете, сколько времени может идти письмо из Египта в какую-нибудь французскую провинцию или в Шотландию.
        - На один, два года мы можем рассчитывать, - сказал Мак-Айвор. - Если не больше…
        - Два, а то и три года в вонючей тюрьме у мамелюков! Этого только не хватало! - простонал Морис. - Такой я жизнь хранителя Грааля не представлял! И кто знает, у кого теперь окажется «Калатрава»! Возможно, к тому времени она будет лежать на дне морском!
        - Бог - на стороне терпеливых, - сказал Тарик. - К тому же никто и не говорит, что мы просидим в тюрьме так долго. Время работает на нас. Тайные силы, которые мы получили, будут расти, и, возможно, мы скоро сумеем ими воспользоваться. Может быть, хотя бы одному из нас это позволит вырваться на волю.
        - Но аббат Виллар говорил, что должны пройти годы, прежде чем дары Святого Духа раскроются в нас полностью! - возразил Морис.
        - Это правда, - вздохнул Герольт. - Но все же у нас есть ещё и драгоценные камни, которые мы проглотили, и золото. Мы можем попытаться подкупить стражу, прежде чем эмир поймёт, что не получит выкупа и не продаст нас в рабство!
        Рыцари замолчали. Тьма, окружавшая их, не способствовала беседе. Каждый мысленно снова переживал последние минуты сражения. «Калатрава» вместе с кораблями эмира приближалась к дельте Нила. Монотонно гремел барабан надзирателя, равномерно скрипели весла. В каморку для хранения парусов доносились команды с верхней палубы и голоса охранников. Уцелевшие пассажиры «Калатравы» никак не давали знать о своем существовании. Рабы и каторжники, пережившие битву и сдавшиеся, снова сидели, прикованные к своим скамейкам. А тех, кто был убит, вероятно, заменили рабами с
«Джулланар» и двух других галер эмира. Командовали «Калатравой» вооружённые мамелюки.
        - Наверное, в Каире нам лучше будет расстаться, - заговорил Мак-Айвор.
        - Безумная идея, Мак-Айвор! Нас, конечно, отпустят совершенно свободными и без охраны. Поэтому предлагаю: ты пойдёшь направо, я - налево, а Тарик и Герольт затеряются в толпе на пристани и радостно продолжат путешествие, - насмешливо заметил Морис. - Встретимся у дворца султана, который в Каире трудно не заметить.
        - Этого я, конечно, сказать не хотел, - спокойно продолжил Мак-Айвор. - Я думал скорее о…
        - О чём же? Может быть, нам следует…
        Герольт оборвал Мориса:
        - Дай же ему высказаться… Мак-Айвор, что ты хотел предложить?
        - Я думаю, что, оказаться в тюрьме эмира вчетвером, чтобы за каждого из нас он захотел получить выкуп, не очень разумно, - объяснил Мак-Айвор. - Того, кто способен принести эмиру выкуп, будут охранять гораздо строже, чем тех, кого он продаст на невольничьем рынке Каира. Говорят, возле Каира, в ущельях горы Мокаттам, есть каменоломни и рудники, для которых скупают сильных рабов. Бежать оттуда, конечно, будет гораздо легче, чем из тюрьмы.
        - Действительно! - удивился Морис. - Неплохо придумано, Мак-Айвор! По крайней мере, один из нас должен попробовать это сделать. Извини, что я опять не придержал свой окаянный язык.
        - У меня есть ещё одно предложение, - сказал Тарик.
        - Говори же скорее! - потребовал Герольт. - Что тебе пришло в голову?
        Тарик поделился с ними своей идеей.
        - Придумано хорошо. Но это чертовски рискованно! - сказал Мак-Айвор. - Не уверен, что мы должны на это пойти. Это может оказаться более коротким путём к гибели!
        - Возможно, - согласился Тарик и закончил фразу пословицей своего народа: ныряльщик, который боится крокодила, никогда не найдёт драгоценную жемчужину! Я верю в то, что Святой Грааль нам поможет. Хотя бы на одну попытку надо решиться.
        - Тарик прав, - сказал Герольт. - Все, что мы рано или поздно сделаем ради своей свободы, будет связано с риском. Не такой уж богатый у нас выбор.
        - Я тоже высказываюсь за это, - закончил Морис. - Мы должны рискнуть и согласиться с идеей Тарика и с предложением Мак-Айвора.
        У сидящих в беспросветной темноте рыцарей оставалось целых два дня, чтобы взвесить все «за» и «против» обоих решений и договориться о том, кто добровольно станет рабом. В течение этих двух дней охранники принесли им только один-единственный ковш воды, никакой еды не давали. Ночью флот эмира бросил якоря возле Дамьетты, а на следующий вечер они прибыли в Каир. К этому времени рыцари давно распределили свои роли и разделили драгоценные камни и золото, которые Морис и Мак-Айвор все ещё носили в поясах. Теперь осуществление их безрассудно смелого плана зависело только от эмира. Поведёт ли он себя именно так, как предполагали рыцари?

8

        Когда четверых рыцарей в оковах вывели на палубу, «Калатрава» стояла между галерами эмира возле центральной набережной Аль-Макс - гавани Аль-Кахиры[Схема тогдашнего Каира дана в конце книги.] .
        Известие о том, что флот эмира Тюрана эль-Шавара Сабуни пригнал торговую галеру врагов, со скоростью ветра облетело прилегающие к гавани кварталы. На площади у набережной собралась пёстрая, радостно гудевшая толпа хитрых купцов, подёнщиков, солдат, нищих, носильщиков, торговцев и разносчиков с их яствами и напитками.
        Цепи, гремевшие на досках, позволяли рыцарями делать лишь короткие шаги, да и то если они шли в ногу. Охранники, развлекаясь, били тамплиеров палками и пытались их повалить. После двухдневного пребывания в полной темноте даже мягкий вечерний свет резал рыцарям глаза и заставлял их щуриться.
        - Дай-то Бог, чтобы мы не ошиблись в эмире и сохранили нашу единственную возможность спастись, - прошептал Морис.
        - По крайней мере, мы не ошиблись в предположении, что эмир находится здесь и лично будет решать, что делать с отдельными пленниками. - Герольт кивнул в сторону эмира.
        Тюран эль-Шавар Сабуни возлежал в мягком кресле, установленном на пристани напротив «Калатравы». От солнца его защищал синий балдахин с золотой бахромой, растянутый на шестах эбенового дерева с золотой инкрустацией, - их держали четыре темнокожих телохранителя. Окружённый сотниками и слугами, эмир осматривал пленников, которых подводили к нему по одному. Богачей и людей благородного происхождения среди несчастных не было, поскольку они покинули Аккон заблаговременно. Поэтому эмир отобрал лишь нескольких купцов с семьями, за которых родные могли бы дать выкуп, и велел отделить их от остальных пленников. Для своего гарема он отобрал пять женщин и девушек. Среди них оказались Беатриса и Элоиза. Дальше выбор продолжили сотники. Всем остальным пленникам суждено было отправиться на невольничий рынок. Что касалось гребцов - рабов и каторжников, - в их жизнях не произошло существенных изменений. Теперь им предстояло гнуть спину не на киприота, а на эмира мамелюков, только и всего.
        Один из пленников, когда очередь дошла до него, плюнул эмиру в лицо и обозвал его и пророка Мухаммеда самыми страшными словами. Тюран эль-Шавар Сабуни вскочил с кресла, ударил пленника бичом и приказал немедленно казнить его. Мужчину отвели на набережную и там под улюлюканье толпы обезглавили.
        Процессию пленных завершали четыре хранителя Грааля. Когда охранники ударами палок подогнали их к эмиру, они, как и договорились, сделали вид, что продолжают ожесточённый спор.
        - Лучше тебе придержать язык, Мак-Айвор! - шипел Герольт так, чтобы его услышал эмир. - Пока он об этом не знает, ты в безопасности! То же самое касается и тебя, Ибрагим!
        Настоящее имя Тарика рыцари решили утаить от эмира.
        - Чёрт бы его побрал! - воскликнул Мак-Айвор. - Моя рыцарская честь запрещает мне лгать! А ты, Ибрагим, что на это скажешь?
        - Я думаю то же, что и ты! - отозвался Тарик. - Лучше я умру настоящим тамплиером во славу Божью, чем спасу свою шкуру таким презренным способом! Рано или поздно он все равно об этом узнает!
        Эмир тут же насторожился.
        - О какой лжи вы говорите? - сурово спросил он. - И что я должен рано или поздно узнать? Выкладывайте! Не то я прикажу своим палачам развязать ваши языки! О чем вы спорили?
        Мак-Айвор гордо взглянул эмиру в лицо.
        - То, что за меня ты не сможешь получить даже фальшивого динара! - презрительно воскликнул он. - Моя семья прокляла меня. Для неё я уже давно мёртв. Никто ради меня и пальцем о палец не ударит, и наш орден тоже не подумает о том, чтобы выручить меня. Твое богатство я не приумножу и на один дрянной фильс[Фильс - арабская медная монета примерно такого же достоинства, как и нынешний цент. Одно арабское изречение гласит: «У него в кармане нет ни единого красного фильса!»] .
        - То же самое касается и меня! - бесстрашно заявил Тарик. - Не могу только отказать себе в последнем удовольствии и скажу, что я не приумножу твое богатство ни на одну золотую монету!
        Недовольство на лице эмира тут же сменилось злобной ухмылкой.
        - Если вы надеялись на скорую смерть, то просчитались. Несколько золотых вы мне все же принесёте - на невольничьем рынке! В каменоломнях и на рудниках вас, тамплиеры, ожидает там самая презренная жизнь, которую только и заслуживают неверные!
        С этими словами эмир повернулся к своим охранникам и сказал им, указывая бичом на Мак-Айвора и Тарика:
        - Снимите с них оковы! Они пойдут вместе с теми, кто отправится на невольничий рынок! И наденьте на их шеи колодки. Ведь вы, тамплиеры, любите ходить с высоко поднятыми головами? Вот так вы и будете ходить в рабстве. А двоих других отправить в тюрьму моего дворца!
        - Господь всемогущий! - испуганно крикнул Морис. - Вот во что обходится вам ваша гордость!
        - Не теряйте надежды! - произнёс Герольт, отвлекая внимание эмира. Он все ещё опасался того, что их затея провалится.
        Охранник снял с ног Тарика и Мак-Айвора оковы и отвёл их к пленникам, обречённым на продажу.
        Как только оковы упали с ног Тарика, он изо всех сил ударил коленом в лицо сидевшего перед ним охранника. Из его разбитого носа хлынула кровь. Не успели опомниться другие мамелюки, как Тарик уже взбежал на палубу «Калатравы» и бросился к борту галеры, за которым его ждали Нил и надежда на свободу.
        - Схватить его! - Эмир вскочил со своего мягкого кресла и оглушительно щёлкнул бичом.
        Два матроса-мамелюка попытались преградить Тарику путь, а несколько лучников помчались за ним, на бегу выхватывая из колчанов стрелы. Но Тарик и не думал бежать по прямой. Один из матросов схватил его за край плаща. Тарик обеими руками сорвал с груди застёжку и, оставив плащ матросу, помчался дальше. Теперь он был уже возле самого борта. Ещё мгновение - он прыгнул с галеры и исчез под водой.
        Лучники осыпали градом стрел место, в котором должен был всплыть Тарик.
        - Все шлюпки на воду! - крикнул побагровевший от ярости эмир и принялся осыпать ударами бича двух мамелюков, отвечавших за охрану рыцарей. - Сто дирхамов[Дирхам - арабская серебряная монета, стоимость которой колебалась по отношению к золотому динару. В эпоху мамелюков динару, содержавшему 4,5 грамма золота (эта единица веса называлась «митхал»), соответствовали от 13 до 25 дирхамов. На один дирхам в 1291 году в Каире можно было купить курицу.] тому, кто доставит ко мне этого паршивого пса! Живым или мёртвым! Он не мог далеко уйти! Он должен всплыть!
        С триеры и двух других галер эмира лучники тоже пускали стрелы в реку. Они обстреливали каждую тень и каждый кусок топляка в глинистой воде. К месту, где должен был всплыть Тарик, изгибая весла, мчались шлюпки с вооружёнными мамелюками. Другие пристально всматривались в речную гладь, надеясь заметить беглеца.
        - Слава Богу, получилось… Он ушёл! - прошептал Морис и перекрестился.
        - Пока только с «Калатравы», - тихо сказал Мак-Айвор. - Это самая простая часть нашего плана. Помолимся за то, чтобы ему удалось и самое трудное! Если они его поймают, ему обеспечена верная смерть!
        - Дай Бог, чтобы он уже сейчас использовал свою тайную силу лучше, чем это удалось мне, - пробормотал Герольт. Хотя Тарик и сумел прыгнуть за борт торговой галеры, теперь началась настоящая охота на него. Герольт молился о том, чтобы ночь поскорее опустилась на Каир. Ждать оставалось недолго, солнце уже висело над западным берегом Нила. Но сможет ли Тарик продержаться? Он просто должен это сделать! От этого зависела судьба каждого из них!

9

        Воды Нила сомкнулись над Тариком. После двух дней, проведённых в жаре вонючей каморки с парусами, речная свежесть показалась ему живительной влагой. Тело Тарика рвалось назад, на поверхность воды, но он стремительными движениями, не теряя ни секунды, продолжал гнать его в глубину.
        Стрелы повсюду пронзали воду. Две из них задели Тарика, но через толщу воды они потеряли свою смертоносную силу. Одна застряла в его спине, вторая больно, но не опасно ранила в бедро.
        Тарик хорошо чувствовал течение, уносившее его вниз по реке, он пытался ориентироваться в воде. Открыв глаза, он сделал половину оборота вокруг собственной оси, увидел справа от себя тени кораблей, стоявших у набережной, и поплыл к середине течения. Он знал, что сейчас его будут искать с помощью лодок. Ими река и так кишела возле гавани Аль-Макс. Не требовалось также быть ясновидящим, чтобы понимать: за его поимку живым или мёртвым эмир назначил вознаграждение. Если из воды его вытащат живым, то за минуты растерянности, пережитые эмиром во время бегства Тарика с «Калатравы», тот отомстит ему страшными пытками.
        Попадёт он в руки преследователей или нет, теперь зависело оттого, насколько он действительно окажется способным использовать тайный дар, полученный во втором посвящении. Аббат Виллар пообещал Тарику, что моря и реки станут его друзьями и не причинят ему вреда. Но в чем это должно проявиться? Ведь после второго посвящения прошло всего лишь три дня, а он ни разу не пытался проверить действенность своего дара.
        Уже через полминуты Тарик стал задыхаться. Его лёгкие жаждали воздуха и начали болеть. В голове стучало, и этот стук с каждой секундой становился все громче. Его охватила паника. Он положился на тайные силы, но сделал это слишком рано!
        Тарик больше не мог переносить удушье. Казалось, ещё мгновение - и голова его лопнет. И он начал медленно подниматься наверх. Но, прежде чем всплыть, он увидел недалеко от себя какую-то странную тень. Она была слишком узкой и короткой, чтобы её отбрасывала лодка.
        Когда Тарик вынырнул из воды, он с ужасом увидел, что это крокодил. Почуяв добычу, он плыл в его сторону. Хотя это и не была взрослая особь, крокодил был достаточно крупным, а его пасть вполне позволила бы ему разорвать свою жертву под водой.
        В тот же момент Тарик услышал возбуждённые крики преследователей, гнавшихся за ним на лодках. Снова зажужжали стрелы, падавшие в воду рядом с беглецом. Одна из них попала в крокодила. Крокодил зашипел и разинул пасть - его верхнюю челюсть пронзили уже две стрелы - и ударил хвостом по воде. Ещё три стрелы проткнули крокодила насквозь.
        Тарик набрал воздуха и начал уходить под воду возле крокодила, который нёс ему гибель, но сам стал жертвой лучников. Там, куда смотрел Тарик, все ещё светлая поверхность реки была накрыта огромным кольцом из темных крапинок - это были тени лодок. Вероятно, преследователи надеялись поймать его при следующем всплытии, - они продолжали сохранять этот круг, плывя по течению и лишь иногда работая вёслами. Никто не мог быть настолько хорошим пловцом, чтобы уйти далеко против течения.
        Тарик знал, что теперь, где бы он ни всплыл внутри этого круга, лучники не промахнутся. Чтобы не тратить сил зря, он тоже отдался на волю течения, стараясь приблизиться к правому берегу. Он надеялся спрятаться в густых зарослях тростника. Но на это рассчитывали и его преследователи.
        Тарик опять начал задыхаться, но вдруг увидел перед собой останки рыбачьего судна: из речного ила торчали несколько досок и рёбер его носовой части. Он подплыл к ним, сделав пару резких движений, и схватился за обломки. Но это не избавило его от мук удушья.
        Тарик лихорадочно соображал: что же теперь делать? Подчиниться неумолимой жажде воздуха и всплыть означало найти верную гибель. Барки, гребные лодки и рыбачьи ялики зависали над его головой. И выход из этого отчаянного положения был только один: он должен был решиться на невозможное - вдохнуть воду!

«Боже, помоги мне и открой во мне свой дар! - мысленно взмолился Тарик, собирая все силы духа, чтобы вода не оказалась его врагом. - Да исполнится воля Господня!»
        Не в силах больше выносить удушье, он открыл рот и глубоко вдохнул воду.
        Когда лёгкие Тарика заполнила вода, ему показалось, что он теряет сознание. Но произошло чудо. Тарик почувствовал, как внутри дарованного ему тела исчезла загадочная перегородка, которая раньше удерживала его силы. Боль судороги утихла в груди Тарика, и на смену ей пришло несказанное облегчение. Он дышал водой, как рыба! Он чувствовал, как его лёгкие поглощают воздух, наполняя тело силами. Всё произошло именно так, как и предсказывал аббат Виллар: вода стала его другом и давала ему воздух для дыхания! Тарик развязал пояс, стянул с себя тунику и освободился от сапог, которые только мешали ему под водой. Он сорвал с бёдер тонкий, но увесистый пояс с золотом и камнями, спрятал драгоценную ношу в сапог и втиснул его в щель между досками затонувшего корабля. Точно так же он укрепил и второй сапог, в котором оставил кожаный пояс. На волю течения он отдал только тунику и плащ с тамплиерским крестом. Тарик решил вернуться на это место, если его побег окажется успешным. Затем он отнял руки от останков корабля и поплыл дальше в одной только нижней одежде. С этого места следовало убраться как можно скорее, -
Тарик не знал, как долго сохранит он способность дышать под водой. Возможно, первая попытка даст ему всего лишь несколько минут. Но их должно было хватить, чтобы отплыть от преследователей достаточно далеко.
        Напрягая все силы тела и воли, Тарик плыл вниз по течению. Он описал дугу вокруг двойного ряда свай, на которых держались сходни. Скоро он уже оставил позади собравшиеся в круг лодки. Но, чтобы утолить потребность в воздухе, теперь ему надо было дышать все чаще. Вскоре ему пришлось всплыть на поверхность реки. Он надеялся, что отплыл уже на достаточно большое расстояние, чтобы спрятаться в прибрежном тростнике.
        Выбиваясь из сил, он достиг зарослей и постарался всплыть между стеблями тростника как можно медленнее, чтобы качавшиеся верхушки растений не привлекли внимание его преследователей.
        Задыхаясь, он изверг из своих лёгких целый водопад, жадно глотнул воздуха и посмотрел на реку сквозь стебли. От преследователей он оторвался на добрую половину мили. На многих лодках уже начинали выгребать против течения. Вероятно, там считали невероятной возможность пробыть под водой так долго и вырваться из окружения лодок. Следовательно, его должны были искать в тростнике. Преследователи должны были поторопиться, поскольку начинало темнеть.
        Когда мимо проплывали последние лодки, Тарик осмелился повторить удачный опыт дыхания под водой. Однако на этот раз он продержался не больше двух минут. Тогда он снова забился в заросли тростника. Тем временем расстояние между ним и преследователями увеличилось на целую милю.
        Больше всего теперь надо было опасаться крокодилов. В Ниле их обитало великое множество. И в тростнике Тарик мог столкнуться с ними тем вернее, чем дальше удалялся от Каира с его пригородными поселениями и возделанными землями на берегу Нила.
        Но выбора у Тарика не было, и, чтобы сохранить свободу, он должен был плыть вниз по реке. На обоих берегах реки уже светились огни факелов - его продолжали искать. Немного отдохнув, Тарик снова ушёл под воду и отплыл от Каира ещё дальше.
        Было уже темно, когда Тарик рискнул выбраться на берег. Задыхаясь, он пробивался сквозь заросли тростника, с трудом вытаскивая из прибрежного ила то одну, то другую ногу. Из последних сил он вскарабкался на береговой откос. Посмотрев в сторону Каира, он снова увидел вдали крошечные огоньки - это были факелы преследователей.
        В этот момент он услышал треск сломавшейся ветки и чьё-то предостерегающее шипение. Тарик резко повернулся влево и попытался встать. Тёмная фигура бросилась на него. И в тот же момент Тарика сильно ударили по голове.

«Все напрасно! Все потеряно!» - мелькнуло напоследок в его сознании. И он лишился чувств.

10

        Герольт и Морис довольно скоро сдались и перестали уворачиваться от гнилых плодов и нечистот, которыми швыряли в них со всех сторон по дороги из гавани во дворец эмира. Зарешеченная повозка, в которой лохматый лошак вёз их по улицам, была для этого слишком тесной. К тому же движения узников стесняли цепи. И от каждого желавшего плюнуть в них спасения не было. Одетый в жёлтые наряды эскорт охранников, ехавший на лошадях спереди и сзади рыцарей, не мешал горожанам подходить к повозке и плевать через деревянную решётку. Наоборот, конвоиры даже призывали встречных к этому, и чем больше унижали тамплиеров, тем громче были их шутки и злорадный смех. Пленные тамплиеры были редкостью для улиц Аль-Кахиры, и этот мусульманский триумф по поводу пленения крестоносцев наполнял гордостью как охранников, сидевших на конях с широко расправленными плечами, так и людей на улицах, которые проклинали пленников, плевали в них и забрасывали нечистотами.
        Герольту и Морису сейчас только и оставалось закрывать свои головы от камней, влетавших сквозь решётку. К счастью, большинство камней отскакивало от толстых круглых палок клетки. Но и клетка не спасла друзей от мочи, которой окатил их из ведра какой-то чистильщик отхожих мест. Хотя они и успели отвернуться и прикрыть головы руками, большая часть содержимого ведра достигла цели, и рыцари промокли с головы до ног. Охранники разразились оглушительным хохотом.
        - Чёрт бы вас побрал! Придёт день, и ваш смех умолкнет, можете быть уверены! - в бессильной ярости шипел Морис, вытираясь краешком своего плаща. - Погодите, жёлтые обезьяны!
        Герольт боролся с тошнотой, которую вызывало у него зловоние. Он наклонился и схватил смесь соломы и грязи на дне повозки, чтобы утереться ею.
        - По крайней мере, Беатриса и Элоиза избавлены от таких оскорблений, - сказал он, когда процессия приблизилась к кирпичным воротам. По бокам ворот высились две мощные сторожевые башни - вероятно, часть внутренней городской стены. Сестёр Гранвиль везли в такой же повозке, но все же она была со всех сторон закрыта синей тканью. - А то, что они оказались в гареме эмира, а не на невольничьем рынке, это, можно сказать, счастье несчастных.
        Морис злобно скривился.
        - Сомнительное счастье! Стоит только представить, как этот эмир… - Морис предпочёл не заканчивать фразу и сплюнул. А затем прошептал: - Дай Бог, чтобы Тарику удалось бежать!
        - Похоже, что удалось, - так же шёпотом ответил Герольт. - Иначе эмир не впал бы в такую ярость и не увеличил награду до двухсот дирхамов. А если Тарик на свободе, мы можем не беспокоиться.
        Герольт снова попытался сосредоточиться на дороге, по которой их везли. Но быстро сгущавшиеся сумерки не давали ему возможности запомнить что-либо примечательное. К тому же охранники, которые ехали слева и справа от повозки, закрывали вид на город. Точно Герольт установил только то, что их, во-первых, везли в южную сторону, а во-вторых, из густо населённых кварталов они удалялись в район с менее плотной застройкой. Справа от них осталась мечеть с минаретом, похожим на вонзившееся в небо копье. Мимо стали проплывать глинобитные дома в несколько этажей с богато украшенными деревянными эркерами и зарешеченными балконами. Их первые этажи занимали лавки и мастерские. Воздух наполняли незнакомые запахи, а звуки города походили на несмолкаемый шум прибоя.
        Чёрный покров ночи опустился на город почти мгновенно. Охранники, ехавшие впереди, зажгли факелы. Повозка с пленниками окончательно выехала из скопления домов с их узкими переулками и лабиринтами улиц. Вероятно, они были в южном пригороде Каира. Там процессия вдруг повернула на берег Нила, а затем колеса застучали по брёвнам моста - похоже, плавучего. За другим концом моста горели огни.
        - Куда же нас привезли? - пробормотал Морис.
        Герольт пожал плечами.
        - Хотел бы я это знать, - сказал он.
        Уже была ночь. Из шумной и зловонной части города, населённой простолюдинами, их вывезли в местность, застроенную исключительно богатыми домами и просторными дворцами, частично скрытыми за высокими каменными оградами. Искусно изготовленные светильники освещали охраняемые подступы к роскошным зданиям с их террасами, колоннадами, павильонами и похожими на парки садами, также освещёнными самыми различными масляными лампами.
        По обсаженной пальмами улице их подвезли к одному из таких роскошных владений. Повозка свернула на менее широкую улицу - это была аллея из цветущих кустов, источавших тяжёлый сладковатый запах. Герольту показалось, что в конце этой аллеи он увидел отражение огней на воде. Неужели это опять была река? Все указывало на то, что роскошные здания находились на огромном острове. Но с полной уверенностью этого сказать было нельзя.
        У Герольта не оказалось времени для того, чтобы хорошо обдумать свои впечатления. Вероятно, их привезли в резиденцию эмира Тюрана эль-Шавара Сабуни. В ответ на окрик одного из всадников открылись обитые железом ворота в высокой, унизанных остриями пик, стене. По сравнению с дворцом этому входу явно не хватало роскоши, и вряд ли он был главным.
        Вымощенный каменными плитами двор за воротами был лишь частью обширного хозяйственного подворья. Эти строения - кухня, склад с припасами, мастерские, комнаты для прислуги и стойло - от дворца с садом отделяла внутренняя стена со множеством дверей. Стена была выложена голубой плиткой с белым орнаментом. Даже внутренний двор должен был свидетельствовать о богатстве эмира.
        - Смотри, нас уже ждут! - Морис кивнул на три фигуры возле одной из дверей в стене. - Готов поспорить, что этот жирный лысый негр - надсмотрщик гарема, а два здоровенных бугая за его спиной будут стеречь нас…
        Герольт проследил за его взглядом.
        - Да. Выряженный евнух и пара надзирателей. Будем надеяться, достаточно тупых.
        Догадки тамплиеров подтвердились после того, как толстый негр и предводитель эскорта обменялись короткими фразами. Дородный негр действительно был старшим евнухом эмира. Его иссиня-чёрная кожа и черты лица говорили о происхождении из племён Нубийской пустыни. Огромный круглый череп евнуха был гладко выбрит и сверкал, как полированный шар из черного камня. Негр был одет в белые с кремовым оттенком штаны необъятной ширины и дорогой, вышитый золотом кафтан из тончайшего шелка изумрудного цвета. Тот же изумрудный шёлк покрывал его туфли с острыми носками. Могучий торс опоясывал золотой шарф. На мочке уха висела золотая серьга величиной с дукат.
        Как вскоре выяснилось, нубийца звали Кафуром. Кафур был не только старшим евнухом гарема, но и доверенным лицом эмира во всех других частях дворца. И на иерархической лестнице этого мирка, насыщенного интригами, выше Кафура стоял только сам Тюран эль-Шавар Сабуни.
        В отличие от евнуха, двое стоявших за его спиной были одеты гораздо скромнее - в свободные кафтаны из светло-голубого миткаля. Застиранную ткань их кафтанов распирали широкие плечи, а из просторных рукавов выглядывали кисти мускулистых рук.
        Когда евнух увидел Герольта и Мориса, его жирное круглое лицо исказила гримаса отвращения. Его носа достиг исходивший от пленников запах. Он вытащил из кармана надушенный платок и прижал к лицу, а свободную руку вытянул так, будто хотел оттолкнуться от невыносимого зрелища.
        - Во имя пророка, держите этих тварей подальше от меня, - высоким голосом прокричал он, щёлкнул пальцами и позвал: - Махмуд! Саид!
        Двое стоявших за его спиной приблизились.
        - Мы должны оттащить этих христианских собак в подвал? - подобострастно спросил один из тюремщиков, обнажив щербатые зубы верхней челюсти.
        - От них воняет, как из хлева со свиньями, который следовало бы доверить такому дураку, как ты, Махмуд! - брезгливо произнёс евнух и замахнулся, будто хотел влепить своему собеседнику пощёчину.
        Махмуд увернулся от воображаемого удара, а его напарник по имени Саид поспешно добавил:
        - Сначала мы окатим их водой!
        Евнух кивнул:
        - Так начинайте же! И снимите с этих собак одежду со знаками их глупой веры! Они оскорбляют Аллаха и взгляд каждого благочестивого человека. Сорвать их и бросить в огонь!
        Бессильно скрипя зубами, Герольт и Морис позволили сорвать с себя плащи. Потоптав тамплиерские одежды, Махмуд и Саид носками сапог отбросили плащи выскочившим из стойла конюхам, чтобы те швырнули их в огонь. Однако друзья испытали наслаждение, когда тюремщики зачерпнули в поилке для коней по ведру и окатили их водой.
        Когда рыцарей подвели к Кафуру, Герольт мысленно взмолился о том, чтобы их не обыскали и не заставили снять последнюю одежду. Иначе им придётся расстаться с золотом, спрятанным под туниками. Хотя проглоченные изумруды и рубины стоили гораздо дороже, именно на золото пленники возлагали главные надежды. Подкупить Махмуда и Саида - простых тюремщиков на скудном жалованье - было гораздо проще золотом, чем камнями, о ценности которых те и понятия не имели. Расчёт Герольта был прост: евнух и его подручные должны были думать, что их обыскали с головы до ног сразу после пленения на корабле.
        Его надежда сбылась: их не обыскали и одежды не лишили. Кафур нетерпеливо переминался с ноги на ногу возле открытой двери. Вероятно, он получил приказ собственными глазами убедиться в том, что пленники посажены под замок.
        За дверью начинался спуск в подземелье эмирского дворца. Их путь освещали масляные лампы. Первая лестница насчитывала едва ли двадцать ступеней и заканчивалась широкой площадкой, к которой подходила вторая лестница.
        Герольт и Морис украдкой переглянулись и поняли друг друга: вторая лестница, вне всякого сомнения, вела во дворец. Рыцарей повели дальше. Звон их цепей эхом отскакивал от каменных глыб величиной с бычью голову, из которых были сложены стены подземелья. Чем глубже они спускались, тем более влажным и затхлым становился воздух.
        Наконец, лестница привела к тяжёлой железной решётке с закрытой дверью. К этой решётке подходил другой широкий коридор. Вероятно, это тоже был прямой ход во дворец.
        Саид взял связку ключей, висевшую на вбитом в стену крюке, и открыл дверь в решётке. На площадке, оказавшейся за ней, находились две деревянные двери. Из стены на уровне груди выходил короткий железный жёлоб. Под ним в стену была встроена небольшая полка, которую снизу поддерживал железный стержень. Из-под задвижки, которая закрывал жёлоб, постоянно капала вода. Она стекала по этому жёлобу в огромную бочку. Вероятно, за стеной находилась цистерна либо вода в эту систему поступала прямо из Нила. Уже тут в ноздри рыцарей ударил резкий запах мочи, кала и плесени. И этот запах становился тем сильнее, чем дальше они шли.
        В дальнем конце площадки они увидели вторую железную решётку от пола до потолка. Там подземный ход заканчивался. По обе стороны от этого тупика находились темницы.
        Герольт насчитал шесть темниц, в каждой могло поместиться несколько человек. Свет не проникал ни в одну из них. Лишь в проходе имелись два квадратных зарешеченных отверстия, через которые, судя по всему, в подземелье проникал свежий воздух. Мог ли через них попасть солнечный свет, должно было показать утро следующего дня.
        Друзья с трудом заметили оборванного человека, который, поджав ноги, лежал у стены в первой темнице. Его лицо осталось скрытым от рыцарей. Зато они разглядели кровоподтёки на его голых ногах и спутанные волосы - некогда черные, но теперь изрядно разбавленные сединой. Закованы были не только ноги несчастного. Цепь его наручных кандалов соединялась с железным кольцом, вмонтированным в стену на уровне колен. Поэтому узник не мог даже подняться, не говоря уже о том, чтобы сделать хотя бы шаг. Человек не шевелился и не издавал никаких звуков. Возможно, он был мёртв.
        Когда Герольт увидел узника, у него перехватило дыхание. Только теперь до него дошло, какие испытания им предстоят.
        Саид открыл первую камеру.
        - Садитесь поудобнее и наслаждайтесь нашим гостеприимством, достойные рыцари! - усмехнулся он и толкнул Герольта в спину. Тот упал на грязный пол.
        Когда Герольт приподнялся и сел у стены, он увидел полуразложившийся труп крысы, валявшийся среди сырой и грязной соломы и нескольких пальмовых листьев. Он сумел проглотить проклятие, чуть не сорвавшееся с его губ.
        Мориса Саид тоже толкнул в спину, но тот все же сумел удержаться на ногах. Дверь камеры захлопнулась за ними, и ключ шумно провернулся в замке.
        - Разве вы не хотите снять с нас цепи? По крайней мере, руки вы могли бы нам освободить! - Морис указал тюремщикам на короткую цепь, соединявшую оковы на его руках. - Или трёх решёток не достаточно, чтобы вы за нас не беспокоились? Неужели вы так боитесь двух безоружных, посаженных за решётку тамплиеров?
        Кафур с ненавистью посмотрел Морису в глаза.
        - Я хотел бы, чтобы эмир отказался от решения получить выкуп за вас, шелудивые христианские собаки! - прошипел он. - Всемогущему Аллаху было бы угодно, чтобы вам пустили кровь, а ваши головы бросили в Нил! Но, возможно, мне ещё удастся убедить его в том, что такова воля Аллаха и что он получит вечные сокровища в Небесном Царстве, если предаст вас долгой и мучительной смерти!
        Две другие решётки по очереди закрылись за евнухом и тюремщиками, звякнули ключи на железном кольце, и шаги людей, поднимавшихся по лестнице, затихли.
        - Чтоб их чума прибрала! Я верю каждому слову этого евнуха. И подозреваю, что ни золото, ни камни нам не помогут, - прошептал Морис, сползая по влажной стене и садясь рядом с Герольтом. Он подтянул ноги, оперся локтями на колени и положил голову на сложенные руки. - Лучше бы мы дрались до последнего на «Калатраве»!

«Лучше бы ты придержал язык и не разжигал ненависть в этом евнухе!» - хотел сказать ему Герольт, но промолчал. Хватит и того, что необдуманные слова уже бросил один из них.
        Он едва слушал рассуждения Мориса, говорившего о том, что могло бы случиться, если бы где-то они поступили иначе. Герольт думал прежде всего о Мак-Айворе и Тарике. В основном, конечно, о Тарике, поскольку за Мак-Айвора он был почти спокоен. Шотландец, конечно, найдёт возможность бежать из пожизненного рабства или выкупиться. Что касалось Тарика, то Герольт не допускал и мысли о том, что его другу не удалось бежать от преследователей. А значит, по крайней мере один из них на свободе.
        Но чем дольше Герольт думал о положении своего друга, тем меньше он ему завидовал. Тарик, конечно же, знал, какие огромные надежды на него возлагались - пусть это и не было произнесено вслух ни разу. На его плечи целиком легла ответственность за Святой Грааль. Но в его же руках была теперь и судьба товарищей. Такая тяжёлая ноша могла бы оказаться не по силам самому отважному и надёжному рыцарю Грааля.
        Не стоило тешить себя ложными надеждами на то, что их друг, которому в этой чужой стране оставалось полагаться лишь на самого себя, сможет и достать священную чашу из недр «Калатравы», и вызволить их из тюрьмы эмира. Каждое из этих предприятий само по себе было слишком рискованным и опасным для жизни. В любом из них Тарику смог бы помочь лишь счастливый случай. Но сделать и то и другое одновременно? Надеяться на это было бы просто безумием. Каково придётся Тарику, оказавшемуся перед необходимостью сделать выбор? И какой выбор он все-таки сделает?
        Герольт знал ответ на этот вопрос, потому что на месте Тарика он поступил бы так же. Здесь, под мрачными сводами подземелья, этот ответ не придавал рыцарю ни мужества, ни надежды.

11

        Тарик очнулся с сильной болью и шумом в голове и онемевшей рукой пощупал шишку на затылке. Он услышал чьи-то голоса. Доносился до Тарика и запах свежеиспечённых на камне лепёшек. Память вернула его к чудесному спасению и тому моменту, когда он, ускользнув от преследователей, выбрался на землю и был оглушён ударом по голове.
        Неужели он снова оказался во власти эмира Тюрана эль-Шавара Сабуни? Страх тут же вернул ему силы. Глаза Тарика открылись, и он рывком, от которого тут же заболела голова, вскочил на ноги.
        - Аллах акбар! Велик Всемогущий! - произнёс чей-то гнусавый голос. - Наш гость вернулся из царства сна. Я же сказал, что ничего с ним не случится.
        - Ему повезло, - сказал второй голос. Судя по чавканью, его обладатель что-то ел.
        - Аллах милостив к жителям земли своей, - проговорил третий, очень высокий голос. - Он вылепил вас из глины и определил ваши сроки. Слово пророка!
        - Пусть будет так, Захир! Мы знаем, что нет мечети, в которой ты ещё не успел расстелить свой коврик, - сказал чавкающий голос. - Но не всяк кузнец, кто всегда стучит.
        Сбитый с толку Тарик оглянулся и тут же испытал несказанное облегчение: он не был связан и находился не в подвале эмира, а на каких-то развалинах. Вокруг ещё стояло с полдюжины колонн, на которых покоились остатки купола, а обломки здания поросли сорняками. За пределами руин виднелось звёздное небо. Невдалеке раскинулась серебряная лента Нила.
        В углу разрушенного здания на грязной, дырявой циновке сидели три странные фигуры в рваной одежде. У бедра каждого из этой троицы торчал нож. Перед ними горел костёр, окружённый булыжниками. Эти булыжники покрывал плоский камень. За ними, в углу, в котором сходились остатки стен, лежали грязные узлы и покрывала. Один из мужчин заглатывал мякоть пузатой дыни, двое других поедали лепёшку. Рядом с незнакомцами стояла бадья с торчавшей из неё ручкой ковша. Маленькая глиняная лампа покоилась на основании рухнувшей колонны и освещала угол.
        - Кто вы такие? - спросил Тарик.
        - Хороший вопрос. Но мы хотели бы, чтобы и ты на него ответил, незнакомец, - сказал человек с гнусавым голосом, кладя на ладонь кусок лепёшки.
        Это был весьма сильный, хотя и приземистый араб, телосложение которого странно противоречило его необычно маленькому личику с острыми чертами. Его глаза располагались совсем близко один к другому. Короткий и острый нос незнакомца резко выдавался вперёд, а подбородок незаметно переходил в длинную шею. Массивный тюрбан, сделанный из бесчисленных обрывков пёстрой ткани, казался башней, которой рано или поздно суждено было раздавить его маленькую голову. Верхнее одеяние незнакомца состояло из поношенного кафтана в черно-белую полоску. У него за поясом был длинный кинжал, и спрятан он был в ножны с сильно изогнутым острым концом, чёрную кожу которых покрывал тонкий орнамент кованого серебра. Рукоятка кинжала из черного эбенового дерева имела набалдашник в виде искусно вырезанной головы льва.
        - Но, поскольку законы гостеприимства для нас святы, представиться первыми можем и мы, - продолжил человек. - Меня зовут Маслама Башар. Но знающие люди предпочитают назвать меня Маслама эль-Фар. И не спрашивай почему!
        Его лицо расплылось в широкой улыбке - уж он-то знал, как приклеилось к нему это нелестное прозвище.

«Маслама - значит „крыса“» - подумал Тарик. Удивительно подходящее имя для человека с таким лицом! И, вероятно, свою кличку он получил не только благодаря внешности…
        Маслама эль-Фар указал на человека, который догрызал корку дыни - небольшого, узкогрудого мужчину с чрезвычайно крупными руками. Под одеждой на его спине выступал горб.
        - А это мой старый друг Али Омар, который отзывается также на имя Али аль-Табба. Никто не играет на барабане так хорошо, как он.
        Али обнажил последние зубы и щёлкнул пальцами по коже лежавшего рядом с ним маленького глиняного барабана, сужавшегося, подобно амфоре.
        - Правда, за моё искусство мы почти ничего не получаем, - сказал он.
        - Не пожелай того, что Господь даровал другому. Слово пророка, - встрял в разговор третий человек - тощий, с костистым чахоточным лицом. Даже под лохмотьями, которые он носил, можно было пересчитать его ребра. И редкие волосы, и брови этого человека имели белый цвет.
        - А этот, говорящий словами пророка, - Захир Намус, - представил Маслама третьего. В голосе его прозвучала снисходительная насмешка. - Бедняга слишком долго бродил по стране вместе с другими дервишами[Члены исламского (нищенского) ордена мистической ориентации, которые доводили себя до близких к трансу состояний с помощью музыки, завывающего пения и религиозно-экстатических танцев.] , но легче ему от этого не стало. Среди нищих плясунов Каир не знает равного нашему бестолковому Захиру.
        - Своим уродством он может напугать целую деревню чертей, - ухмыльнулся Али аль-Табба. - Он из тех, кто ест чечевицу, портит воздух и при этом говорит о Божественных делах!
        Захир поднял руку и грозно протянул палец в сторону Али Омара:
        - Лицемеры будут обречены на глубочайшие глубины ада, и ты не найдешь помощника. Слово пророка!
        - Иншалла! Теперь успокойся, Захир! - невозмутимо сказал Маслама и обратился к Тарику: - Ну а сейчас твоя очередь!
        Тарик не видел для себя опасности в том, что он назовётся своим настоящим именем, хотя его собеседники и не вызывали доверия к себе. Но эмир не знал, как его зовут на самом деле. Если бродяги вообще слышали о пленном тамплиере, убежавшем от него в гавани, они могли знать только имя Ибрагим. К тому же на их языке он говорил так же, как и они сами. Никогда им в голову не могло бы прийти, что он - крестоносец и неверный.
        - А что ты искал в тростнике, Тарик? - спросил Маслама, пристально глядя на него.
        Для того чтобы придумать благовидный предлог, времени у Тарика было немного. Внезапно ему в голову пришла мысль:
        - В пути я так устал от жары, что решил во что бы то ни стало искупаться, хотя уже начинало темнеть. Течение подхватило меня и унесло вниз. Это было глупо с моей стороны. Когда стало по-настоящему темно, я уже не мог найти место, на котором оставил мешок с верхней одеждой, обувью, ножом и другими пожитками. Мешок мог упасть со склона в заросли тростника. Я искал его как одержимый, но напрасно. Я совсем обессилел и выбрался на берег, и тут меня ударили по голове. Один Всевышний ведает, кто угостил меня дубиной.
        - Да, да, такова жизнь, - с притворным сочувствием сказал барабанщик Али Омар. - Мир теперь состоит из двух дней: один день за тебя, а другой - против.
        - Знаю, - сухо произнёс Тарик, который без труда мог поддержать беседу, приправленную восточными мудростями. - В сладость мира подмешан горчайший яд.
        Маслама обстоятельно откашлялся и снова принялся за лепёшку.
        - Когда на улице темно, приходится быть настороже. Здесь шныряет много всякого сброда, - заключил он. - Радуйся тому, что разбойник, ударивший тебя по голове, убежал, потому что увидел Али. Тот вышел на берег, чтобы собрать хворост. Конечно, мы тут же подобрали тебя и принесли сюда.
        Али важно кивнул.
        - Больших трудов стоило нам вернуть тебя к жизни, пророк тому свидетель! - подтвердил он. Тарику показалось, что Али с трудом сдерживал смех.
        - А сейчас поешь! Ты, должно быть, голоден. - Маслама бросил Тарику кусок лепёшки. - Воду можешь взять из бадьи. День не побаловал нас, поэтому тут, на развалинах бывшей мечети, мы можем предложить тебе немного. Но то, что имеем, мы охотно разделим с тобой. Если хочешь, возьми немного инжира и пару фиников.
        - Благодарю вас за помощь и гостеприимство. Приятно оказаться среди добрых людей, - сказал Тарик. Он прекрасно понимал, что это Крыса-Маслама либо барабанщик Али ударили его на берегу. А когда не нашли при нем ничего ценного, опомнились и притащили сюда, на развалины бывшей мечети, которая разделила судьбу многих других домов Аллаха. В бурной истории Египта новые властители не раз использовали памятники зодчества своих предшественников для того, чтобы построить из их обломков собственные мечети и дворцы.
        Хлеб, инжир и финики Тарик съел с большим аппетитом - ведь он ничего не ел уже три дня.
        Они долго сидели вокруг углей потухшего костра. Тарик рассказал выдуманную историю про то, как он вырос в небольшой деревне у дельты Нила. В последние годы служил охранником богатого купца в Александрии, там поссорился с другим охранником, пролилась кровь, и Тарику пришлось бежать. Он решил отправиться в Каир, чтобы найти работу и счастье.
        Маслама на это горько заметил, что Каир кишит плохо оплачиваемыми наёмниками, подёнщиками и подсобными рабочими, что такие, как Тарик, не имеют возможности выбиться из нищеты честным трудом. Похоже было, что Маслама и его друзья давно сбились с верного пути и обратились к менее честным занятиям.
        Тарик не стал задавать лишних вопросов. К тому же Маслама погасил лампу и растянулся на своей циновке. Но Тарик попытался представить, как он смог бы использовать бродяг, чтобы узнать о местопребывании своих друзей, а возможно, и освободить их с помощью этой троицы.
        Хотя Тарик очень устал, он так и не смог заснуть. Слишком много дум одолевало его. Бродяги храпели хором, когда он покинул руины мечети и зашагал с холма, на котором она некогда стояла, вниз к реке.
        Тарик сел на склон берега и, глядя на речную даль, погрузился в мысли о своих друзьях. Их план удался, и он был на свободе. Но что делать теперь? Как найти место, куда эмир упрятал Герольта и Мориса, и работорговца, к которому он велел отвести Мак-Айвора? Каир был одним из величайших городов мира, в нём проживало по крайней мере втрое больше людей, чем в Париже или в Лондоне[Говоря о населении Лондона и Парижа в конце XIII века, историки называют цифру в 70-90 тысяч человек. Тогдашний же Каир населяли около 200 тысяч жителей. В те времена его население было сопоставимо с населением современного Нью-Йорка, выросшего из небольшого уютного городка.] . Как выйти на след друзей? Ведь он не знал здесь ни одного человека, кого мог бы расспрашивать, не возбудив при этом подозрений. Не говоря уже о том, что требовалось выработать план освобождения друзей и выполнить его. Правда, у него была возможность найти останки затонувшего корабля и спрятанный там пояс с золотыми монетами. А в своих кишках он носил целый клад с драгоценными камнями. Но их сначала надо было обменять на золото и серебро. К какому же
торговцу ему следовало обратиться? Кому он мог довериться?
        Размышлял Тарик и о Святом Граале, который был спрятан в трюме «Калатравы» между камнями балласта. Как пробраться на борт корабля и спасти чашу? Конечно, для торговой галеры эмир наберёт новую команду и будет использовать корабль под своим флагом. Когда это случится и «Калатрава» уйдёт в плавание, Святой Грааль можно будет считать потерянным. А это означает, что, как бы ни тревожила Тарика судьба его друзей, все свои помыслы он должен сосредоточить на спасении священного сосуда. Это было главной обязанностью хранителя Святого Грааля.
        Тарик ломал голову: как же в ближайшие дни ему незаметно проникнуть на
«Калатраву», пробраться в её трюм и уйти с корабля? Помочь ему могло только чудо.
        Тарик решил, что сначала ему следует позаботиться о самом необходимом - одежде, деньгах и надёжном убежище. В нижнем белье он не мог показаться в городе, тем более обратиться к меняле или к торговцу золотом. Нуждался он и в оружии, - Каир был переполнен ворами и головорезами всех видов.
        Тарик ещё долго сидел в раздумьях на берегу Нила. Если бы положение не было настолько серьёзным, рыцарь мог посмеяться: он носил в себе огромное состояние в драгоценных камнях и знал, в каком месте лежит пояс с чистым золотом. Но, чтобы распорядиться этим сокровищем, ему были нужны сущие пустяки - несколько мелких монет в кармане.
        И как ни противилась этому натура Тарика, он все же решил, что выход у него только один: кража. Сначала надо было украсть одежду и оружие. Если при этом он допустит ошибку, прольётся кровь.

12

        Облака беззвучно проплывали по небу, почти не закрывая луну и звезды, когда Тарик вскарабкался на холм и направился к руинам бывшей мечети, к месту ночлега бродяг. Судя по равномерному храпу, все они крепко спали. Но нищие, которые страшатся правосудия имущих, прекрасно слышат даже во сне.
        Тарик выбрал своей жертвой Масламу эль-Фара. Бродяга с крысиным личиком не только имел самое лучшее оружие, но был также самым опасным из троицы. С тощим барабанщиком и с убогим Али он справится без труда - для этого надо было только завладеть кинжалом Масламы. Обокрасть его Тарику было особенно тяжело после того, как бродяги поделились с ним ужином. Но у него не было выбора. Тарик успокаивал свою совесть тем, что не хотел совершать настоящей кражи и собирался впоследствии загладить свою вину.
        Тарик осторожно прокрался к своей жертве. Обстановка была благоприятной: Маслама, слегка подобрав ноги, лежал на правом боку. Его тело покоилось на дырявой циновке, а голова - на пёстром тюрбане. Согнутая в локте рука Масламы была отведена далеко от кинжала, лежавшего на его груди.
        Тарик опустился на колени перед спящим, положил руку на эбеновую рукоятку кинжала и начал медленно вытаскивать его из ножен.
        Клинок обнажился уже наполовину, когда Маслама, все ещё не просыпаясь, шевельнулся. Это было совсем незначительное движение бедра, но его хватило, чтобы клинок коснулся края ножен и тихо лязгнул.
        Тарик замер. Он знал, что этот предательский звук способен внезапно вырвать араба из объятий сна. И он не ошибся. Рука Масламы потянулась к кинжалу, прежде чем он открыл глаза и приподнялся.
        Однако его рука нащупала пустоту - Тарик успел молниеносным движением выхватить кинжал. Одной рукой он поднес клинок к горлу Масламы, а другой зажал ему рот. Рука Масламы остановилась на бедре, будто кто-то мгновенно перерезал его мускулы и нервы, - и он окаменел на своей циновке. Лишь в широко открытых, испуганных глазах бродяги была видна жизнь.
        Али-барабанщик и Захир продолжали спать, сон их был крепким и глубоким. Тарик наклонился к Масламе и прошептал:
        - Если сделаешь то, что я скажу, можешь ничего не бояться. Если поднимешь шум - перережу горло!
        Конечно, Тарик не собирался выполнять это страшное обещание. Крайняя нужда заставила его вытащить у спящего человека кинжал, чтобы лишить его возможности сопротивляться.
        - Моргни два раза, чтобы я увидел твое согласие!
        Маслама подал безмолвный знак веками.
        - Хорошо. Вижу, что мы договоримся! - прошептал Тарик. - Сейчас мы с тобой медленно встанем, и ты поднимешь свой тюрбан. Только не делай глупостей. Кинжал у меня, и я медлить не стану. А теперь встаём!
        Маслама с ненавистью взглянул в глаза Тарика, но не издал ни звука и сделал то, что ему было приказано: осторожно поднялся, подобрав свой пёстрый тюрбан.
        - А теперь совершим небольшую прогулку, чтобы не нарушить мирный сон твоих друзей, - предложил Тарик.
        Маслама в бессильной ярости стиснул зубы, воровато взглянул на Тарика и подчинился. Страх за свою жизнь заставлял его переступать по каменным обломкам очень осторожно, чтобы не разбудить других бродяг.
        Ни на секунду не выпуская Масламу, Тарик стал уводить его подальше от реки. Миновав заросли кустарника, они вышли на тропу, бежавшую вдоль расположенных в шахматном порядке полей. Вскоре на их пути показалась пальмовая роща. Тарик направил Масламу к ней.
        - Так. Здесь нам никто не помешает, - сказал Тарик, когда они оказались возле первых пальм. Сейчас я освобожу тебя, Маслама эль-Фар. Я сдержу своё слово. Но сначала мне придётся взять твой пояс с ножнами и твой кафтан.
        - Ты ограбишь меня после того, как мы все разделили с тобой? Ты втопчешь в грязь наше гостеприимство? Да заберёт тебя шайтан! Будь ты проклят, презренный выродок! - разразился бранью Маслама и в ярости выдал самого себя: - Надо мне было посильнее огреть тебя дубиной, а потом бросить в Нил на съедение крокодилам!
        - Что ты говоришь! Я ведь догадывался, что за шишку на затылке должен благодарить именно тебя. Хорошо твое гостеприимство! - сказал Тарик. - Так что за тобой должок, Маслама эль-Фар. Но я не стану ни резать твое горло, ни бить тебя по голове. Я ограничусь тем, что на день одолжу твой кафтан и твой тюрбан. Я…
        - Одолжишь? Не смеши меня! - крикнул Маслама. - За кого ты меня принимаешь? Я никогда больше не увижу своих вещей, ты, порождение чумы!
        - Твоё недоверие огорчает моё сердце. Но ты увидишь, что сегодня вечером я принесу их назад, - пообещан Тарик, осторожно стягивая кафтан с плеч Масламы. - Только тогда уж не удивляйся!
        Маслама презрительно рассмеялся.
        - Подонок! Если бы ты знал, что тебя ждёт, когда ты попадёшься мне снова!
        - Не считай цыплят, пока они не вылупились, - хладнокровно ответил Тарик, отбирая у него пояс с ножнами. - Так, а теперь ляг на живот, чтобы я мог связать тебе руки и ноги. Придётся использовать твой тюрбан. Надолго этого не хватит, но я рассчитываю успеть беспрепятственно продолжить свой путь.
        Извергая страшные проклятия, Маслама сделал все, что требовал от него Тарик.
        - За это ты заплатишь кровью! Аллах и пророк его тому свидетели! - шипел он, когда Тарик связывал его руки и ноги длинными полосами ткани.
        - Единственный Всемогущий Бог на небе свидетель тому, что сегодня вечером я принесу тебе кинжал и кафтан, и ты получишь за это награду! - пообещал Тарик, надевая кафтан и уходя прочь.
        - Аллах тысячу тысяч раз накажет тебя страшными пытками! - крикнул ему вслед Маслама, вырываясь из пут. - А я - его орудие! Я тебя на куски порежу! Сварю, на кол посажу, повешу, четвертую! Собаки, крысы и черви пожрут твои останки, когда я с тобой расправлюсь!
        - Сказанное ночью исчезает днём, - пробормотал Тарик, пробираясь сквозь заросли пальм. Он возвращался к реке. До рассвета оставалось несколько часов. У него было достаточно времени, чтобы, двигаясь вверх по течению, отыскать сваи, рядом с которыми в иле лежали останки корабля. Найти среди них сапоги и пояс с золотом было бы уже нетрудно. И все же Тарик благоразумно решил сделать это до рассвета, с которым на берегу Нила начиналась жизнь.
        Он шёл вперёд с величайшей осторожностью, держась как можно ближе к Нилу. Поскольку река ежегодно выходила из берегов, вынося на окрестные земли драгоценный ил, возле воды постоянных домов не было.
        Скоро он нашёл сваи. Тарик отсчитал от них пятьдесят шагов вниз по течению и там, в зарослях жасмина, остановился. Высокие стены Аль-Кахиры, черными тенями лежавшие на фоне неба, были уже недалеко. То здесь, то там на стене и у городских ворот мерцали огоньки факелов - издалека они казались застывшими в воздухе светлячками.
        Тарик отчаянно боролся с властными объятиями сна - пропустить удобный для поисков момент было нельзя. Для того чтобы поспать, у него ещё будет достаточно времени. Не раз его веки смыкались, но он тут же приходил в себя от испуга. Он думал об аббате Вилларе, о чуде своего призвания, о плачевном конце Аккона и о событиях на
«Калатраве». Участь его друзей и сестёр Гранвиль не давала ему покоя. Но больше всего страшила опасность того, что корабль уйдёт из гавани в открытое море, прежде чем он отыщет возможность спасти Святой Грааль.
        Беспокойство загнало его в воду ещё раньше, чем первые лучи солнца озарили тихое течение Нила. Ждать он больше не мог - надо было предпринять хоть какие-то усилия для спасения священной чаши последней вечерни. А извлечение пояса с золотом и было таким усилием.
        Искать обломки корабля оказалось труднее, чем Тарик думал. Трижды ему пришлось погружаться в воду между исходным местом своих поисков и сваями. Действовать приходилось на ощупь - под водой ещё было темно. Погружаться в полную темноту оказалось достаточно волнующим занятием. Вновь обретённую им возможность дышать под водой Тарик и на этот раз воспринял как чудо.
        Он уже хотел начать поиски выше по реке, как вдруг его рука ощутила сопротивление угловатого обломка. Тарик тут же нашёл место, в котором он спрятал сапоги. Внутренне он ликовал: все оказалось в целости. Тарик осторожно вытащил сапоги и вынырнул. В тростнике он быстро повязал шёлковый пояс на голое тело и с сапогами в руках шмыгнул в заросли жасмина. Широкий кожаный пояс Тарик швырнул в воду. Хотя на нем и не было знаков его ордена, опытный глаз вполне мог опознать перевязь, на которой христианские воины носили мечи. Купить в Каире арабский пояс было нетрудно.
        Прежде чем Тарик снова надел белье и полосатый кафтан Масламы, ему пришлось справить нужду, чтобы извлечь проглоченные драгоценные камни на свет Божий. С помощью ветки он выбрал из своих испражнений изумруды и рубины, вымыл их в Ниле, высушил краем одежды и убрал в маленькие кармашки шёлкового пояса. Три пятиугольника из чистого золота он спрятал во внутренние кармашки кафтана.
        Начинался рассвет. Солнце подобно ярко-красному апельсину всплыло над щербатыми горами Мокаттам, выхватило вершины мечетей и бесчисленных минаретов. Сейчас должны были открыть ворота. Настало время приблизиться к пасти льва.

13

        Одержимый бессильной злобой на свою собственную глупость, Мак-Айвор смотрел в небо. Вместе с другими рабами, которых этим утром привели на продажу в караван-сарай Гази Абдула Гахарки, он лежал спиной на каменных плитах внутреннего двора. Так было легче терпеть тяжесть деревянного ярма, которое сжимало его руки на одном уровне с шеей.
        Над Мак-Айвором высокие стены хана[Хан - заимствованное из персидского языка арабское слово, которым в XIII-XIV веках называли караван-сараи.] вырезали из каирского неба большой прямоугольный кусок. За несколько минут бархатная чернота, заполнявшая этот прямоугольник, сменилась предутренними сумерками. Но и серый цвет продержался на небе недолго. Зелёный луч прогнал вялую серость и вскоре уступил место красно-золотому потоку солнечного света.
        Но, погруженный в свои мрачные мысли, Мак-Айвор не замечал игры небесных красок. Он сердился на себя и предпочёл бы надавать себе пощёчин за легкомыслие, которое стоило ему всех драгоценных камней, спрятанных в желудке.
        Как же он мог сожрать этот жирный суп из остатков баранины, который вчера вечером раздали приведённым в караван-сарай рабам? И это после трёх дней, в течение которых он ничего не ел! Где была его голова?!
        Конечно, она была занята мыслями о Тарике, Герольте, Морисе и о Святом Граале. Но это обстоятельство никак не могло оправдать Мак-Айвора в его собственных глазах. Следовало помнить, что на богатую жиром пищу внутренности могут дать бурный ответ! Именно это и случилось! Среди ночи они взбунтовались.
        Спасти изумруды и рубины, оставаясь вместе с другими рабами, было совершенно невозможно. Один из темнокожих надсмотрщиков Гази Гахарки отвёл его в отхожее место и лишь на время убрал свою левую руку с его ярма. Так драгоценные камни исчезли в зловонной дыре. Теперь у него оставались лишь два куска золота. Ну почему он проглотил эти камни, вместо того чтобы отдать их Тарику, а себе забрать золото? Ведь монет, все ещё хранившихся в шёлковом поясе под его туникой, ни за что не хватит, чтобы выкупить себе свободу! С их помощью в лучшем случае удастся подкупить надсмотрщика.
        Минарет мечети, примыкавшей к восточной стене караван-сарая, пронзил прямоугольник неба над головой Мак-Айвора. Муэдзин поднялся на деревянную галерею, опоясавшую вершину минарета, приложил ладони ко рту и огласил городские кварталы призывом к утренней молитве. Крик муэдзина спугнул коршуна, сидевшего на золотом куполе под полумесяцем. Птица сделала пару кругов и вернулась на прежнее место.
        - Тамплиер, ты знаешь, что муэдзином может быть только слепой? - спросил Мак-Айвора чей-то грубый голос по соседству. И, не дождавшись ответа, продолжит: - Потому что, если бы на молитву звал зрячий муэдзин, в этот момент он мог бы увидеть в каком-нибудь дворе или на крыше дома женщину с открытым лицом.
        Его сосед - человек по имени Тимоти Тёрнбул из Ливерпуля, полжизни прослуживший в Святой Земле простым солдатом, а последние семь лет носивший цепи раба, издевательски усмехнулся.
        - Аллаху, и прежде всего мужчине, которому принадлежит гарем, это не понравилось бы. На улицах города и в деревнях можно встретить множество женщин с открытыми лицами. Но правоверных мусульман это не беспокоит. Наверное, потому, что это простые работницы и служанки, которым приходится работать, а не жить в гаремах.
        Тимоти глубоко вздохнул.
        - Странно, что я думаю о таких пустяках. Ведь в ближайшие часы решатся наши судьбы.
        - Мне в голову тоже почему-то приходят одни пустые мысли, - сказал Мак-Айвор. Он приподнялся и сел. Деревянное ярмо давило так, будто на шее у него висел мельничный жёрнов.
        Во дворе караван-сарая кроме Мак-Айвора лежали ещё около сорока невольников. Под сводами за множеством колонн располагались и просторные стойла для вьючных и верховых животных, и дюжина комнат, которые Гази Гахарка сдавал торговцам. На верхнем этаже были покои, в которых отдыхали купцы. Некоторые из торговцев, а также слуги караван-сарая, услышавшие крик муэдзина, расстелили перед собой коврики, упали на колени и, обратившись лицом в сторону Мекки, начали утреннюю молитву. Призыву с минарета последовали и некоторые рабы. Среди несчастных, окружавших Мак-Айвора, находились матросы и пассажиры с «Калатравы». Но большинство невольников составляли все-таки уроженцы здешних мест, которых хозяева привели нынешним утром в караван-сарай, чтобы перепродать.
        Тимоти Тёрнбула, который после семи лет мучений состоял только из кожи, костей и жил, на невольничий рынок Каира пригнали уже в третий раз. После того как Тимоти пять лет отработал в каменоломнях у подножия гор Мокаттам, его первый хозяин оказался в бедственном положении и пригнал Тимоти вместе с другими пятнадцатью рабами к Гази Абдулу Гахарке. Там его выкупил хозяин рудника. Но спустя несколько недель Тимоти постигло несчастье: он сломал руку в нескольких местах. А когда рука срослась, то перестала сгибаться.
        - У тебя есть тема для разговора поинтереснее? - спросил Мак-Айвора Тимоти, который, видимо, смирился со своей судьбой.
        - Расскажи лучше о каменоломне и о руднике, в которых ты работал. Хочу знать, что меня ждёт, - попросил Мак-Айвор.
        Англичанин пожал тощими плечами.
        - Да что тут рассказывать? Что в каменоломне, что на руднике тебе придётся вкалывать под палкой свирепого надсмотрщика, который сам получает за свою службу медяки. Работать будешь от восхода до заката солнца, пока не надорвёшь спину или что-нибудь другое и не лишишься последних сил. Тогда тебя снова отведут на невольничий рынок и продадут за пару динаров перекупщику, который живёт тем, что отправляет немощных рабов к дубильщикам и красильщикам, чтобы они присматривали за их варевом. Или станешь чистить отхожие места. Меня ждёт именно это. А больше я ничего не знаю.
        Тимоти замолчал. И все-таки Мак-Айвору удалось узнать от него много ценного о жизни рабов и об охране, организованной в каменоломнях и на рудниках.
        После молитвы караван-сарай оживился. С утра здесь совершались самые главные сделки дня. Открылись лавки, горожане заполнили внутренний двор. Караван-сарай гудел многоголосым шумом, споры купцов и покупателей становились все оживлённее. Начались торги по продаже рабов.
        Мак-Айвор со свирепым выражением лица стоял в ряду других мужчин. Покупатели разглядывали и ощупывали их как скот. Безудержный гнев снова охватил Мак-Айвора, - он вспомнил, как глупо обошёлся с драгоценными камнями. Его ярость росла по мере того, как ему приходилось выслушивать оценки покупателей и их распоряжения.
        Внезапно Тимоти Тёрнбул тихо спросил его:
        - Видишь человека с плоским носом, одетого в чёрный, вышитый золотом кафтан? Он ощупывает вон того здоровенного негра с грудью, натёртой маслом.
        Мак-Айвор кивнул. Невысокий человек в дорогом чёрном кафтане имел круглое лицо с плоским носом и узкими, косо посаженными глазами. Черты его лица свидетельствовали о монгольской крови.
        - Вижу. И что?
        - Это Амир Ибн-Садака! - шепнул Тимоти. - Постарайся не угодить в его руки!
        - Что же в нём особенного? - поинтересовался Мак-Айвор.
        - Он - владелец проклятого Байата аль-Дхахаба. Это самый бессовестный и жестокий парень из всех, которые присматривают здесь сильных рабов! - сказал англичанин. - Возможностей прожить хотя бы пару лет у тебя в каменоломне или на руднике будет больше, чем у этого преступника!
        Мак-Айвор удивился:
        - «Байат аль-Дхахаб»? То есть «дом золота»? Что это такое? Золотой рудник?
        - Нет. Это самое страшное место в Каире. Точнее, это бывшая столица, но со временем она стала южным предместьем города. Там Амир Ибн-Садака устроил увеселение для своих кровожадных гостей и просто игроков, которые бьются об заклад. Только на арене, которую он содержит, дерутся не боевые петухи или собаки, а отряды гладиаторов, - рассказывал Тимоти. - Сражения, в которых рабов натравливают друг на друга…
        Он не успел закончить фразу, потому что Мак-Айвора ударили хлыстом по рёбрам. И тут же прозвучал резкий голос:
        - О чем вы разговариваете, вонючие христианские собаки? Смотри-ка на меня, грязный тамплиер, когда я с тобой разговариваю! Жалкий червь, ты уже сегодня будешь ползать в пыли моей каменоломни и жрать дерьмо!
        Позже Мак-Айвор и сам не мог понять, как он позволил себя раздразнить. Несомненно, его переполнила ярость. Он просто потерял голову.
        Прежде чем владелец каменоломни понял, что произошло, Мак-Айвор протаранил его грудь коленом и с размаха ударил его в голову краем своего ярма. Обливаясь кровью, покупатель рухнул на каменные плиты.
        Надсмотрщики тут же подбежали к Мак-Айвору и принялись осыпать его ударами дубинок. Хотя Мак-Айвор носил на ногах оковы, а его руки сжимало ярмо, он защищался с невероятным ожесточением и упорством. Схватить и скрутить его оказалось не так-то просто. Благодаря своей силе и ловкости он долго отбивался, используя в качестве оружия ярмо. Наконец, кому-то удалось зайти сзади и сбить его с ног. Когда Мак-Айвор упал, надсмотрщики снова обрушили на него град ударов.
        - Забить его кнутами до смерти! А потом пусть эмир бросит его крокодилам! Клянусь, он умрёт! - слышал Мак-Айвор голос разъярённого Гази Абдула Гахарки. Но тут же до него донёсся и другой голос, перекрывший все остальные:
        - Оставьте! Назад! Он уже валяется на земле! Гази, скажи своим людям, чтобы они не пробили ему череп! Я покупаю этого упрямого тамплиера!
        Мак-Айвор чувствовал, что теряет сознание. Тело рыцаря отзывалось на удары дубинок невыносимой болью. Свет померк в его глазах. Но вдруг избиение прекратилось. Кто же остановил град ударов?
        До Мак-Айвора донеслись два голоса. Первый издавал какое-то нечленораздельное бормотание, разбавленное горловым смехом. Но второй голос он расслышал хорошо:
        - Да, я беру его за обычную плату, Гази… Тамплиер сгодится для одного интересного поединка. Хорошо, дорогой! Если хочешь увидеть его мёртвым, приходи в Байат аль-Дхахаб снова. Там его смерть доставит тебе гораздо больше радости, чем здесь, где твои люди просто забьют его!

«Меня купил этот плосконосый Амир Ибн-Садака, о котором предупреждал Тёрнбул. Он приобрёл меня для своих кровавых поединков в Доме золота! Господь Всемогущий, устроиться глупее я бы и не смог!» - И Мак-Айвор лишился чувств.

14

        Высокая, построенная из саманного кирпича стена с широким боевым ходом дугой в несколько миль огораживала на восточном берегу Нила территорию Аль-Кахиры - участок, включавший также отроги горы Мокаттам и цитадель. Укреплённые ворота в этой мощной стене казались небольшой крепостью.
        Тарик вошёл в город с севера через Баб аль-Футух - Ворота завоеваний. Надвратная башня с её рвущимися к небу полукруглыми арками находилась под дополнительной защитой двух сторожевых башенок, возвышавшихся на стене слева и справа от неё. В пёстром потоке подёнщиков, нищих, прислуги, торговцев и крестьян, которые медленно входили в игольное ушко ворот вместе с корзинами, тележками и вьючными животными, Тарик никому не бросился в глаза. В этой толчее никто не взглянул бы на него дважды.
        Сразу за воротами Баб аль-Футух начиналась Касаба - главная артерия города. При её ширине в добрых пятнадцать шагов она растянулась более чем на милю. Улица проходила через город прямой линией с севера на юг, так что северный ветер свободно летел по Касабе, достигая сердца Аль-Кахиры и в самые жаркие месяцы принося горожанам некоторое облегчение.
        На своем пути Касаба проходила ворота Баб аль-Зувайла, которые с юга отделяли ядро Каира с его дворцами, общественными колодцами, банями, больницей и не менее чем восьмью роскошными мечетями. По обе стороны Касаба разветвлялась на сумеречные лабиринты отдельных «харас» - городских кварталов, в которых роскошные дома с эркерами, балконами, террасами и внутренними дворами достигали высоты в восемь, девять и даже больше этажей. А базарчики в каждой части города носили на себе отпечаток отдельных промыслов и ремёсел, которыми занимались местные жители.
        Мекка с её мечетью Кааба была священным местом для каждого мусульманина. Однако в состязании восточных городов Аль-Кахира оправдывала своё имя «Победоносная» и была их бесспорной королевой. Но Тарик находился не в том расположении духа, чтобы его впечатлили величина и богатство города. При других обстоятельствах это, возможно, и произошло бы. К тому же он не первый раз посещал крупный восточный город. Пёстрая, шумная жизнь улиц, на которых постоянно сменялись роскошь и грязь, благовония и отвратительные запахи, была ему хорошо знакома - так же, как и вопиющая бедность на каждом шагу; одержимые манией расточительства богатеи, которых проносили в паланкинах; множество ослов, мулов и верблюдов, на которых перевозили грузы; и совершенно особый мир базарчиков с их лабиринтами переулков, где лавки, переполненные товарами, стояли в бесконечных рядах одна за другой и где легко можно было заблудиться. Всё это он уже встречал, правда, в более скромном виде, в Дамаске. Отец дважды возил туда Тарика, когда тот был ещё маленьким мальчиком.
        Сразу за городской стеной стояла мечеть Аль-Хаким, которую более трёх веков тому назад оставил на память о себе один из самых грозных халифов. Пройдя мимо неё, Тарик вышел на другую широкую улицу, которая ответвлялась от Касабы. Вскоре она пересекла халий - широкий канал в западной части Каира. По этой улице Тарик, как и предполагал, самым коротким путём добрался до квартала, прилегавшего к гавани Аль-Макс. Там он сразу увидел «Калатраву» - вместе с другими кораблями эмира эль-Шавара Сабуни галера все ещё стояла у одной из центральных пристаней. При виде
«Калатравы» Тарик облегчённо вздохнул. Он боялся, что корабль, получивший серьёзные повреждения, уведут для ремонта в другое место. Но сейчас Тарик видел, что галера полностью готова к плаванию в открытом море. На ней заменили сломанные весла, а плотники уже извлекали из средней части «Калатравы» останки главной мачты, чтобы поставить новую. Когда Тарик заметил работу плотников, его спокойствие вновь улетучилось. Ведь устанавливая новую мачту, мастера могли проникнуть в глубину трюма. Не так уж много времени у него осталось, чтобы придумать, как спасти Святой Грааль!
        Одолеваемый тревогой, Тарик вернулся в город. Там он принялся слоняться по кварталам - совсем как подёнщик, неохотно высматривающий себе работу полегче. Тарик старался сохранять на лице сонное выражение. На самом же деле он был чуток и зорок, как никогда. Из услышанных разговоров он выяснил, что денежные менялы в основном сидят возле Баб аль-Зухумы - Ворот кухонных запахов, а лавки ювелиров находятся в квартале Загха на другой стороне Касабы, недалеко от места, где проживали еврейские торговцы.
        На базаре Загха, где переулки для защиты от солнца были накрыты растянутыми циновками, где настоящие покупатели наступали на пятки праздношатающимся, было, казалось, собрано все золото мира. Лавки, отделённые одна от другой занавесками из тонких палочек, выставляли на обозрение множество золотых цепей, колец, серёг, браслетов, заколок для волос и других драгоценностей. Казалось, из переулка в переулок тут переходит одно и то же золотое руно. В лучах солнца, проникавших сквозь щели между циновками, эти предметы сверкали и искрились, подобно королевской сокровищнице.
        Тарик не стал, конечно, в ближайшей лавке предлагать её хозяину своё золото. Ему нужен был торговец, который внушал доверие. И за своё золото Тарик намеревался получить приемлемую сумму денег. Он придумал, как проверить порядочность торговца. Прицениваясь к цепям, кольцам и браслетам, он обошёл множество лавок. Вначале владельцы лавок ошеломляли его дружелюбием и красноречием, когда они разглагольствовали о незаменимости своих товаров и их дешевизне по сравнению с товарами в соседних лавках. Каждый истово клялся, что, если Тарик приобретёт у него золотую вещицу, он продаст её чуть ли не в убыток себе. Именем Аллаха и пророка каждый заверял, что этот день станет для Тарика счастливейшим, потому что он встретил торговца в наилучшем настроении и Тарик сразу стал для него другом, нет, даже братом. Разве не назовёт он своему другу, не говоря уже о брате, самую выгодную для него цену?
        Их красноречие исчезало со скоростью горевшей соломы, стоило только Тарику сообщить, что у него нет денег. Глуповато улыбаясь, он рассказывал о дочери горшечника из своего квартала и спрашивал, сколько лет должно пройти, чтобы он накопил сумму, необходимую для покупки скромного украшения для своей невесты. Из двух лавок его просто вышвырнули. Торговцы грубо говорили Тарику, что не позволят красть у них время. Один из них даже угрожал ему побоями.
        Тарик уже накопил богатый, но неутешительный опыт, когда, наконец, в тупике одного из базарных переулков ему повезло. Он и сам не смог бы сказать, почему зашёл именно в эту лавочку. Возможно, потому, что её хозяин не захлёбывался цветистыми речами, расхваливая свой товар и пытаясь превзойти в этом других торговцев золотом. Хозяин, суховатый мужчина с коротко подстриженной седой бородой, сидел перед своей лавкой на скамеечке и перебирал светлые жемчужины чёток.
        Когда Тарик приблизился к лавке, хозяин встал, поприветствовал его поклоном, жестом пригласил зайти и дружелюбно спросил, какую услугу он, Мохаммед эль-Малюк, сможет ему оказать.
        Тарик вошёл в лавку, осмотрелся, и что-то в глубине души подсказало ему, что с этим торговцем можно иметь дело. И Тарик не ошибся. Когда Мохаммед эль-Малюк узнал, что ни сегодня, ни в ближайшем будущем Тарик ничего не собирается у него купить, он повёл себя совсем не так, как другие торговцы. Он выказал ему своё понимание и даже нашёл время для того, чтобы показать ему менее дорогие украшения, всего лишь покрытые позолотой.
        - Они порадуют взгляд, особенно взгляд юной девушки, - заверил Мохаммед эль-Малюк, хитро подмигнув Тарику.
        Тарик решил, что пора сбросить маску бедного ремесленника и рискнуть предложить торговцу одну из монет аббата Виллара.
        - Надеюсь, ты простишь мне выдумку об украшении для невесты, Мохаммед эль-Малюк. На самом деле я хочу не купить, а, наоборот, продать вот это…
        И Тарик достал золотой пятиугольник.
        Тонкие брови лавочника взлетели, когда он увидел, что лежит на ладони Тарика.
        - Клянусь Аллахом и всеми ста четырнадцатью сурами, которые Всемилостивый продиктовал своему пророку! - изумлённо проговорил он. - Похоже, это золото византийского императора!
        - Это оно и есть. Пятьдесят миткалей чистого золота в двадцать четыре карата[Карат - в ювелирном деле обозначение доли благородного металла по отношению к другим составным частям сплава. Его не следует путать с другим значением слова «карат» - единицей веса драгоценного камня. В монетном деле 24 карата означают, что из 1000 частей золотой монеты все 1000 состоят из золота; 18 каратов означают только 750 частей из 1000; 14 каратов - 585 из 1000; 8 каратов - только 333 частей из 1000.] , - подтвердил Тарик, протягивая слиток торговцу. - Возьми, можешь осмотреть его и проверить. Ты должен убедиться, что имеешь дело с честным продавцом.
        Мохаммед эль-Малюк жестом предложил ему сесть на одну из круглых, обшитых кожей подушек, которые окружали низкий столик на ковре в глубинах его лавки, а сам взял миниатюрные весы, взвесил тяжёлый слиток, проверил его с помощью всех других приёмов своего ремесла и наконец произнёс, качая головой:
        - Чистое золото византийского императора, как ты и сказал! А я-то втолковывал ему про дешёвую безделушку! Неплохо ты провёл меня! Я и в самом деле принял тебя за простолюдина.
        Тарик улыбнулся.
        - Странствуя без меча, лучше не привлекать внимания воров. А теперь скажи, сколько ты готов заплатить. Если цена будет хорошей, я продам тебе три таких слитка. А вскоре, возможно, ещё несколько таких же.
        Начался торг. Тарик предпочёл бы не тратить время и сделать значительную скидку. Время было гораздо дороже, чем пара дополнительных динаров в кошельке. Но благоразумие не позволило ему принять первое предложение - восемьсот серебряных дирхамов, которые соответствовали примерно тридцати пяти золотым динарам. Купец охотно повышал цену, но Тарик отклонил также второе, третье и четвёртое предложение. Согласившись на них, Тарик мог бы открыть и вторую тайну - то, что он вовсе не купец, за которого теперь его принимал Мохаммед эль-Малюк. Азартно, с чисто восточным воодушевлением Тарик торговался за каждые полдинара, пока они не сошлись на сумме в одиннадцать сотен дирхамов, или сорок четыре золотых динара за слиток.
        Большую часть денег Тарик взял в золоте, а остаток - в мелкой серебряной монете. Три кожаных кошелька, необходимые для монет, Мохаммед эль-Малюк дал Тарику в подарок. Как-никак, сегодня утром он совершил хорошую сделку.
        - Надеюсь, судьба снова приведёт тебя в мою скромную лавку, если ты ещё раз захочешь что-нибудь продать, - сказал на прощание Мохаммед эль-Малюк.
        - Я тоже буду на это надеяться, - дружелюбно кивнул ему Тарик.
        Хотя Тарик уже успел сделать многое, он торопился, поскольку не только постоянно думал о друзьях, но и боялся не успеть спасти Святой Грааль. Его следующей целью был квартал торговцев тканями и портных. Тарик нашёл его без труда. Там он купил обычный долман - длиннополую верхнюю одежду, простой кафтан, какой в Каире носили многие тысячи, и не бросавшийся в глаза тюрбан. Дешёвые сандалии и пояс из пальмового волокна завершили покупки. Он завернул покупки в узел, повесил его на руку и направился на базар, где продавали дорогие ткани. Здесь он приобрёл изысканную одежду, которая пристала бы зажиточному, но ещё не очень богатому купцу, - это были кафтан и тюрбан мягкого орехового цвета. Надев эту одежду, он отправился на оружейный рынок. Там ему пришлось провести гораздо больше времени, чем на других базарах. Подходящий кинжал и саблю с широким, хорошо закалённым лезвием он купил быстро. Но для того чтобы найти пару коротких ножей в кожаных футлярах, а их лезвия и рукоятки были бы сделаны так, чтобы можно было метать, пришлось ходить по рынку долго. Ножи, которые искал Тарик, должны были сохранять
горизонтальное положение, когда их клали на вытянутый палец тем местом, в котором клинок сменялся рукояткой. Наконец Тарик нашёл то, что искал.
        Кривую саблю с изящной рукояткой, а также кинжал он сунул за пояс под открытый спереди кафтан. Но пару метательных ножей, наоборот, следовало спрятать, и Тарик убрал их за пояс подальше.
        Солнце почти достигло зенита. Через несколько часов оживлённую жизнь Каира должно было сменить сонное оцепенение. Спасаясь от полуденной жары, большая часть торговцев запирала свои лавки и пряталась в тенистую прохладу внутренних двориков.
        Но до полудня Тарик собирался сделать ещё одно важное дело, ради которого и купил дорогую одежду и саблю в серебряных ножнах. Следовало продать один из камней - изумруд. А человек, продающий драгоценный камень, не мог выглядеть как подёнщик. Иначе его приняли бы за вора и препроводили к городскому начальству.
        В квартале ювелиров Тарик на глаз оценил несколько крупных лавок, прилегавших непосредственно к улице Касаба. Сделав выбор, он решительно направился прямо к лавке, как будто хорошо знал, почему выбрал именно её. Он вёл себя так, будто хорошо разбирался в ювелирном промысле, был уверен и в стоимости своего камня, и в самом себе. Мысленно Тарик благодарил аббата Виллара, который перед их уходом из святилища объяснил тамплиерам, какую ценность эти камни в действительности собой представляют. Во время торговли это позволило ему не дать хозяину лавки усомниться в том, что тот имеет дело с опытным ювелиром. Сумма, на которой они в конце концов сошлись, вполне устроила обоих.
        Тарик сделал ещё несколько мелких покупок и утолил голод в одной из многочисленных харчевен, встречавшихся на каждом углу. Самое жаркое время дня ему пришлось провести в тени пальм, которые росли на центральной площади Бай аль-Квасарайян возле одного из роскошных дворцов. Огромные бассейны на площади приносили отдыхающим немного прохлады. Однако спать Тарик себе не позволил. Время отдыха он провёл, предаваясь прежним раздумьям о спасении священной чаши и своих друзей.
        Когда солнце стало жечь меньше, и в Каире снова проснулась жизнь, Тарик ещё часа два прислушивался к разговорам о местах, в которых торговали невольниками и где он мог бы найти Мак-Айвора. Но ничего определенного Тарик не узнал. Невольничьи рынки, которых в Каире было не меньше чем мечетей, закончили работу ещё в те часы, когда Тарик продавал золото. Дело осложнялось и тем, что Тарик не мог расспрашивать горожан, не подвергаясь опасности навлечь на себя подозрения. Если бы Тарик это сделал, да ещё спросил о конкретном рабе - захваченном в плен тамплиере, - сразу стало бы ясно, что он его знает. А такого риска Тарик себе позволить не мог. Как бы ни беспокоился он о друзьях, первой его обязанностью было спасение священной чаши.
        И Тарик снова отправился в гавань. Разгуливая там, он непременно возвращался к
«Калатраве» и изучал расположение мастерских, складов, пристаней.
        Всё это время он лихорадочно соображал: как незаметно для охраны проникнуть на борт галеры, достать из трюма мешок с черным кубом и покинуть корабль? Судя по тому, как спорилась работа у плотников, не позже чем через два дня, а то и через день они должны были начать освобождать дно трюма, чтобы установить новую мачту. А значит, он должен был достать оттуда священную чашу не позже завтрашнего дня!
        Чем дольше Тарик ломал голову над этой задачей, тем меньше у него оставалось надежд. Верное решение просто не желало приходить к нему. Пот катился с Тарика градом, а страх навеки утратить Святой Грааль стал его навязчивым спутником.
        И все-таки идея вдруг осенила Тарика и с глаз его как будто упала пелена. Он понял, как должен поступить. Планы, которые он раньше строил, были слишком сложными для того, чтобы их можно было выполнить. Правда, окончательное решение Тарика было связано с огромной опасностью. Но у него не оставалось выбора. Он должен был пойти на риск и привлечь к этому Масламу аль-Фара. Две лодки, необходимые Тарику, он сам мог пригнать из рыбачьей гавани, расположенной в Фустате - южном предместье Каира. Но самое главное, без чего замысел Тарика почти нельзя было выполнить, сделать в одиночку ему не удалось бы. По крайней мере, днём. Здесь на успех мог рассчитывать только местный житель, имевший к тому же связи с другими людьми.
        Тарик вздохнул. «Отчего бы ему и не помочь мне? Его злость на меня сильна, но её сила не составит и половины силы его любви к моему золоту». На память Тарику пришла пословица: имеющий достаточно денег может ездить верхом даже на судье. А денег у Тарика было достаточно.
        Он решил использовать не только блеск золотых монет, но и другую приманку, которая усмирила бы Масламу с его приятелями. Она стоила Тарику нескольких дирхамов и значительных усилий - из города он вынес не только узлы с одеждой, но и тяжёлый мешок в придачу.
        Руины на заросшем кустами холме Тарик нашёл пустыми, и это было ему на руку. Он расстелил у очага платок из простой ткани и разложил на нем принесённые из Каира лакомства. Вещи, отобранные ночью у Масламы, он тоже оставил на виду. Как только Тарик закончил приготовления, он услышал приближавшиеся голоса. Маслама громко ругался, а горбатый барабанщик беспомощно пытался ему возражать. Насколько понял Тарик, бродяги обсуждали попытку кражи, при которой из-за невнимательности Али Омара их едва не схватили. Бледнолицый Али дребезжащим голосом цитировал изречение пророка, который призывал к снисходительности, но двое других бродяг его не слушали.
        Когда бродяги вышли из-за угла руин и увидели, кто поджидал их в тени сохранившейся стены, они умолкли и замерли. Выпучив глаза, они рассматривали Тарика и его наряд, дополненный великолепным оружием. У Крысы-Масламы даже отвисла челюсть, и он побагровел.
        - Ты, вонючий гадёныш! - воскликнул он.
        Не успел Али Омар опомниться, как Маслама выхватил огромный нож, висевший на его поясе, и двинулся к Тарику.
        - Лучше тебе этого не делать! - решительно крикнул Тарик. Его рука скользнула за спину. Он выхватил один из ножей и метнул его в дыню, лежавшую справа от Масламы среди лаваша, ломтей жареной ягнятины и других яств. Просвистев в полете, нож пронзил дыню величиной с человеческую голову, и по рукоятку ушёл в её сочную плоть. - У ножа есть брат-близнец, который так же попадёт в цель, если ты не остановишься! - На ладонь Тарика, будто он показывал фокусы, лёг такой же нож. - Так что подумай, стоит ли продолжать!
        Маслама захлопал глазами, сжался, как от удара, и нерешительно замер.
        - Я очень жалею о том, что случилось ночью. Но, как видишь, я не обманул тебя и вернул твои вещи, как и обещал. Не забыл я и отблагодарить тебя. - И Тарик указал на еду.
        - Клянусь небесным троном Аллаха! - воскликнул горбатый барабанщик. - Смотри, Маслама! Он приготовил нам стол, достойный самого эмира!
        Только сейчас Маслама увидел то, что Тарик принёс из города.
        - Это… это…
        Он опять замолк и покачал головой. Наконец с третьей попытки он обрёл дар речи:
        - Это самое невероятное из всего, что со мной происходило! Я-то думал, что безумнее нашего недоделанного Захира людей на свете не бывает!
        - Я постарался, как мог, загладить вину перед тобой, - сказал Тарик. - И надеюсь, ты примешь мои извинения.
        Несчастный Захир поднял палец и принялся цитировать пророка Мохаммеда:
        - Жизнь за жизнь, око за око, нос за нос, ухо за ухо, а кто нанесёт рану, да будет наказан такой же раной. Но принесший жертву сам да будет прощён. Слово пророка.
        Крыса-Маслама не обращал на него внимания.
        - Безумец! Ты, наверное, сошёл с ума, раз сделал такое! - сказал он, качая головой. Но в голосе бродяги уже слышалась насмешка. Он протянул Али Омару нож. - Почему ты это сделал? Тому, кто умеет так обращаться с ножом, незачем бояться таких, как я. Не говоря уже о безмозглых Али и Захире!
        - Потому что я держу слово, - просто ответил Тарик.
        - Где же ты взял деньги на такую одежду и оружие? - поинтересовался Маслама, присоединяясь к своим товарищам, которые жадно набросились на еду. - Откуда такое богатство? Может быть, где-то в тёмном укромном местечке на мой кинжал в твоей руке напоролся богатый купец?
        - Нет. От меня к твоему кинжалу кровь не пристала, - сказал Тарик, усаживаясь на благоразумном расстоянии от бродяг. - Деньги я получил, не совершая преступлений. Это часть наследства, которая перешла ко мне от одного необычного человека.
        - Так, значит, ты не простой охранник из Александрии, который покинул родину из-за кровавой ссоры! - продолжал Маслама с набитым ртом. - Ты, стало быть, человек с секретом!
        Тарик неопределённо взмахнул рукой.
        - У всех нас есть секреты, которые мы хотели бы скрыть от незнакомцев, Маслама. Есть они и у тебя. Так что лучше нам покончить с расспросами. Ты согласен со мной?
        Маслама усмехнулся.
        - Ну хорошо, давай об этом больше не говорить. Забудем и об остальном. Но мне сдаётся, что ты пришёл не только для того, чтобы вернуть мои вещи. Так? - Бродяга окинул Тарика изучающим взглядом.
        - Ты хитрый парень, и так просто тебя не обманешь, - ответил Тарик.
        Похвала явно понравилась Масламе. Его острое личико растянулось в широкой улыбке.
        - Ты прав, - сказал он, впиваясь в жареную ногу ягнёнка. - Давай выкладывай. Что ты от нас хочешь? Что мы можем сделать?
        - Я бы хорошо вам заплатил. - И Тарик бросил Масламе кошелёк.
        Маслама на лету подхватил кошелёк и высыпал его содержимое на ладонь. Он недоверчиво смотрел на монеты из золота и серебра. Несомненно, в своей жизни он не держал в руках и части такой суммы.
        - Ищешь того, кто должен совершить убийство? - спросил бродяга. Он не мог представить, что за такую сумму денег можно потребовать чего-то другого.
        Али Омар и Захир, увидев такое количество золота и серебра, перестали жевать. Каждый уже прикидывал, что мог бы купить на них.
        - Нет, что ты! О преступлении и речи быть не может. Но вы должны будете кое-что сделать для меня. Чтобы сделать это самому, мне, пришлому человеку, понадобится слишком много времени. А эти деньги - только задаток. Если вовремя сделаете то, что я от вас хочу, получите ещё пятьдесят динаров.
        Али икнул.
        - Пятьдесят золотых монет? - прошептал он.
        - Аллах пребывает с терпеливыми и любит того, кто полон доверия! Слово пророка! - дрожащим голосом воскликнул Захир.
        Даже на лице Масламы отразилось возбуждение. Он часто глотал воздух и облизывал жирные губы, как будто во рту у него пересохло.
        - Можешь на нас рассчитывать, - чуть слышно прошептал он. - Расскажи, что мы должны сделать?
        И Тарик рассказал.

15

        Судя по свету, который проникал сквозь два зарешеченных отверстия в потолке и светло-серыми полосами ложился на пол прохода, подходил к концу второй день их пребывания в темнице эмира.
        Герольт и Морис сидели на корточках в углу вонючего подземелья и использовали последние проблески дня, осторожно выцарапывая окаменевший раствор из швов между камнями. Здесь, в углу возле самого пола, у одного из каменных кирпичей откололся кусок, и строительные рабочие положили в щель больше извести, чем обычно. Рыцари были уверены, что смогут сделать эту щель достаточно широкой для того, чтобы спрятать в ней хотя бы изумруды и рубины. Возможно, в неё смогли бы поместиться одна или две золотые монеты.
        В качестве инструментов они использовали кости дохлой крысы, валявшейся в камере. Эта идея пришла в голову Герольту. Не мешкая долго, Морис извлёк из останков подходящие кости и раздробил череп крысы ударом ручных оков. Кости черепа оказались самыми твёрдыми. Положение рыцарей не позволяло им поддаваться чувству отвращения.
        Внезапно Морис прекратил свою работу, замер и стал смотреть через решётку, будто хотел проникнуть на другую сторону прохода. Не говоря ни слова, он покачал головой.
        - Что с тобой? - спросил Герольт, проследив за его взглядом. Их охранники не появлялись здесь уже много часов.
        - У меня странное чувство, как будто он за нами наблюдает и видит, что мы делаем, - сказал Морис. О человеке, который был прикован к стене противоположной темницы и ещё не произнёс ни слова. Этот человек не отвечал на их вопросы и даже движением не дал понять, что знает об их присутствии.
        - Не может быть! Для этого здесь слишком темно. Мы смогли бы увидеть его, только подойдя к решётке, - успокоил Герольт своего друга. - Да вряд ли ему интересно, чем мы с тобой занимаемся. Он уже на пороге смерти. Ты видел за эти два дня, чтобы он хоть раз поднял голову и взглянул в нашу сторону?
        - Нет, не видел. Он, похоже, и в самом деле почти мертвец, - согласился Морис. - Но мне было бы спокойнее, если бы я знал, кто этот оборванец и что привело его в тюрьму эмира.
        Герольт саркастически рассмеялся.
        - У Тюрана эль-Шавара достаточно сил и власти, а укротить его жестокость некому Он всегда найдёт повод для того, чтобы помучить человека и дать ему медленно умереть от голода и жажды.
        Когда Саид принёс рыцарям немного скудной пищи, он дал им понять, что оборванец в противоположной темнице действительно должен умереть медленной смертью.

16

        Человек на берегу маленькой бухты, которую создал Нил в своем песчаном откосе, казался обычным феллахом. Одежда его состояла из обычных сандалий, поношенного одеяния, доходящего до пят и простого платка, складки которого падали на его плечи. Платок во время полевых работ защищал голову от солнца. Он удерживался на месте с помощью витого черного шнура, дважды обегавшего голову.
        Это был Тарик. Он с нетерпением ждал появления Масламы. Когда же он придет и принесет то, что обещал? Где застрял бродяга?
        Взгляд Тарика беспокойно блуждал вдоль береговой линии. Примерно в двухстах шагах ниже по течению, недалеко от берега возвышались две башни Баб аль-Катара - южных ворот Каира. В огненном свете вечернего солнца кирпичи стены и башен светились как остывающее после ковки железо. Четвертью мили ниже ворот по течению начинался южный мыс речного острова Рода. Размеры острова были под стать реке - больше двух миль в длину. С восточным берегом Нила остров соединялся двойным мостом, покоившимся на лодках с надёжными якорями. На острове располагались величественные дома, обширные сады и дворцы особо влиятельных эмиров и любимцев султана. Это вызвало и необходимость постройки мечети с высоким роскошным минаретом. Богатые и сильные теперь могли не утруждаться поездками к молебнам на городской берег. Уже около полувека на острове имелась и так называемая Нильская крепость - своеобразная смесь мощно укреплённого замка и роскошного дворца.
        Но на эти достопримечательности Тарик не обращал внимания. Он сосредоточился на простых лодках, барках и рыбачьих судёнышках, выходивших из протоки между берегом Нила и островом и плывших дальше вниз. С каждой минутой росла неуверенность Тарика в том, что на Масламу можно полагаться. А может быть, бродяга обещал больше, чем мог выполнить? Или же он скрылся с деньгами, которые получил? Конечно, от бродяги этого можно было ожидать. Но Тарик полагался на то, что Масламу удержат пятьдесят золотых динаров, обещанных ему в случае успеха.
        Его надежды оправдались. Огненный диск солнца уже почти наполовину опустился в пески за пирамидами, когда Тарик заметил невзрачную рыбацкую лодку, которая шла под двумя вёслами в тени речного берега и держала курс прямо к тому месту, где он сидел. А когда Тарик увидел и челнок, привязанный к корме лодки, он понял, что Маслама сдержал слово.
        Старая рыбацкая лодка, вид которой почти не внушал доверия, чиркнула килем по дну бухты, и на берег выскочил Маслама. Двое других бродяг тоже оказались на берегу. Они даже не убрали весла, а оставили их болтаться в воде.
        - Аллах акбар! - с облегчением крикнул Маслама и краем своих одежд вытер мокрый лоб. - Да будет благословен всемилостивый, уберёгший нас в этой поездке от несчастья!
        - Так, значит, ты привёз нафту[Нафта - горючая смесь, подобная «греческому огню». Её так же нельзя было потушить с помощью воды. Предшественница современного напалма.] ? - на всякий случай спросил Тарик.
        Бледные, покрытые потом лица бродяг красноречиво свидетельствовали о том облегчении, которое испытали они, покинув лодку.
        - Спереди под соломой ты найдёшь четыре полных кувшина, а в лодке, что шла за нами, - три маленькие, хорошо закупоренные глиняные фляжки с этой проклятой нафтой. Каждая соединена с гончарной трубой, заполненной водой, и закутана в невод, как ты и хотел. Те, что с нафтой, помечены черным! А на корме, под перевёрнутым ведром, стоит горящая масляная лампа. В дне ведра мы пробили отдушину, - рассказывал Маслама, тыча пальцем в лодку, передняя часть которой была завалена снопами соломы. - Ты вообще знаешь, что эта дрянь горит очень быстро? И что её невозможно потушить даже водой, если уж она загорелась?
        - Да, знаю. Пережить удар копьём в грудь можно вернее, чем струю горящей нафты, - сухо сказал Тарик.
        - Значит, тебе должно быть также известно, какие опасности мы перенесли, когда доставали эту чертову смесь, а потом везли её сюда, - убеждал Маслама, а Тарик уже подходил к лодке и осторожно снимал верхние снопы соломы.
        По запаху, исходившему от кувшинов, было ясно, что в них действительно находится опаснейшая нафта. Бродяги предусмотрительно поставили их в совершенно сухую бадью. В случае, если бы лодка качнулась, нафта ни в коем случае не должна была попасть на мокрое дно. Потому что у нафты было поистине дьявольское свойство - загораться от соприкосновения с водой.
        Все остальное тоже было сделано так, как этого потребовал Тарик. Канаты на носу и на корме были необходимой длины и прочности. И в челноке на плотной подстилке из соломы лежали накрытые парусиной небольшие сосуды с нафтой. При каждом сосуде находилась узкая, наполненная водой гончарная труба - и то и другое было связано куском рыбацкой сети. Тарик увидел также достаточно длинный шест, бурдюк с водой и мешок с провиантом. Маслама ничего не забыл.
        - Да, пару часов вам пришлось изрядно попотеть. И страха вы тоже натерпелись, - насмешливо сказал Тарик. Он достал кошелёк с обещанными пятьюдесятью динарами и бросил его Масламе.
        Крыса-Маслама, которого тут же начали осаждать Али Омар и Захир Намус, пересчитал деньги, радостно оскалился и, несмотря на громкие протесты Али и Захира, сунул туго набитый кошелёк за пазуху.
        - Разделим их позднее! - сказал главарь тоном, не допускающим возражений.
        И обратился к Тарику:
        - Я не хочу спрашивать, почему вчера ты был одет богатым господином, а сегодня - простым феллахом. Меня также не интересует, зачем тебе понадобились кувшины с этой дьявольской смесью. Но скажи, навсегда ли сейчас разойдутся наши пути или вскоре у тебя найдётся ещё какое-нибудь дельце для нас?
        - Этого не может знать никто, - уклончиво ответил Тарик. - Возможно, и найдётся. Тогда я сообщу тебе об этом.
        - Только не ищи меня в развалинах мечети. Наступили лучше времена. Куплю пару быков и буду работать на купцов, - сказал Маслама с широкой улыбкой и назвал Тарику имя своего приятеля, который всегда знает, где его можно найти. Это был человек из числа мокари - людей, которые давали напрокат вьючных животных. Свои деньги они зарабатывали на Румейле - площади перед крепостью у подножия Моккатам.
        Тарик посмотрел вслед бродягам, которые спешили до наступления темноты пройти в город через ворота Баб аль-Кантара. Конечно, они хотели отпраздновать удачу и поэтому не собирались проводить ночь за пределами Каира. Мысленно Тарик пожелал им не хвастаться деньгами и не дать себя обобрать. Несомненно, Каир, как и любой другой крупный город, имел улочки и кварталы, в которых за деньги можно было предаться любому из известных людям пороков.
        Ночь наступила почти мгновенно. Лёгкий северо-восточный ветер гнал облака, чему Тарик был только рад. Его бы вполне устроило небо, полностью затянутое облаками. Но он не хотел быть неблагодарным. У него и так уже были две лодки, а самое главное - нафта. Теперь ему больше всего были нужны скорость, крепкие нервы и по возможности полная неразбериха. Немного удачи и много нафты в лодках должны были ему помочь!

17

        Саид поставил масляную лампу на полку, запустил руку в корзину и начал презрительно бросать тамплиерам еду - три полусырые лепёшки, несколько кусков жилистого мяса и горсть сушёных фруктов. Он наполнил водой их кувшин, также сохраняя презрительную мину. Вместо того чтобы открыть решетчатую дверь и подойти к рыцарям с одним из двух вёдер, принесённых сверху, Саид потребовал протянуть ему кувшин и с размаху плеснул в него из ведра прямо через решётку.
        - Сам-то не промок? - злобно спросил его Морис. Большая часть воды попала ему на грудь. - Ты почти все пролил мимо! Смотри: кувшин наполовину пустой!
        - Будете лакать то, что попало на пол! - огрызнулся Саид. - В следующий раз будете держать его как надо, христианские собаки!
        Морис сверкнул глазами:
        - Ты, видать, забыл, что каждый из нас стоит по крайней мере десять тысяч дирхамов! Таких денег ты и во сне не видел. Поэтому объясняю: за десять тысяч дирхамов эмир может купить дюжину таких рабов, как ты! Но за мёртвого пленника твой эмир не получит ни фильса!
        Саиду не понадобились слова для достойного ответа Морису: он просто плюнул ему в лицо и повернулся к рыцарю спиной.
        Герольт схватил Мориса за плечи: он видел, что его друг вышел из себя.
        - Перестань! - шепнул он. - Ничего ты этим не добьёшься! Совсем наоборот. У него и так ненависти с избытком.
        - Нам надеяться не на что, - проговорил взбешённый Морис. Он стер плевок с лица, но все же замолчал.
        Саид открыл дверь темницы, расположенной напротив, и вошёл за решётку.
        - Не сдох ещё? Смотри-ка, какой крепкий! Ах ты, вонючий badawi! - заревел Саид, когда человек пошевелился и издал слабый звук.
        До Герольта доносились стоны закованного человека и проклятия надсмотрщика. Презрительно брошенное Саидом слово «badawi» означало «бедуин», и это было первое указание на происхождение несчастного.
        - Наш достопочтенный эмир знает, как следует принимать высоких гостей! - издевательски продолжал Саид. - Поэтому я принёс свежий хлеб и целое ведро холодной воды. Тебя, должно быть, мучает жажда, потому что вчера тебе не давали пить. Но нашу забывчивость ты нам, конечно же, великодушно простишь.
        Саид злорадно рассмеялся и поставил ведро с возле самой решётки. Дотянуться до него прикованный к стене узник никак не мог. Хлеб Саид тоже бросил на грязный пол достаточно далеко от своей жертвы.
        - Попробуй-ка достань! Ты должен будешь хорошо постараться!
        Саид ещё раз пнул узника, запер решётку, взял лампу с полки и ушёл.
        Едва Саид исчез, оборванный бедуин отчаянно потянулся к ведру с водой, но достать его не мог. Цепь, которой его руки были прикованы к кольцу в стене, была слишком короткой. Однако ноги бедуина, схваченные оковами как и у рыцарей, до ведра дотянуться смогли. Поэтому он натянул цепи ручных оков и вытянул ноги как только мог. Он пытался достать ногой до края ведра. Ему не хватало совсем немного. Саид хорошо знал, где поставить ведро, чтобы попытки несчастного оказались напрасными муками!
        У Герольта сжалось сердце, когда он увидел, как человек пытается дотянуться до ведра хотя бы кончиками пальцев ног. Он слышал стоны несчастного - железо оков впивалось в его руки, когда он натягивал цепь, чтобы преодолеть последние вершки к воде.
        Наконец бедуину удалось сделать такое, что Герольт едва поверил своим глазам. В последнем отчаянном рывке он дотянулся до ведра большим пальцем ноги и опрокинул его. Вода разлилась по грязному полу. Бедуин прижался лицом к плитам, стараясь успеть всосать как можно больше воды, прежде чем она исчезнет. До рыцарей донёсся вымученный стон. Узник бессильно обмяк на полу.
        - Помилуй Бог Саида, когда пробьёт час расплаты! - прошептал охваченный гневом Морис.
        Герольт молча кивнул и подошел к решётке поближе.
        - Что ты хочешь сделать? - спросил Морис, хотя сам уже обо всем догадался.
        - Сдвинуть полное ведро воды мне ещё не по силам, - тихо сказал Герольт. - Но, возможно, мне удастся подтолкнуть к нему хлеб. Молись, чтобы у меня это получилось!
        - Буду молиться! - пообещал Морис.
        Герольт мысленно обратился к Святому Духу с мольбой о помощи, уставился на лепёшку и полностью сосредоточился на том, что собрался сделать. На этот раз установить связь с таинственным источником внутри себя ему удалось быстрее, чем при первой попытке на «Калатраве». Казалось, силы его тела и воли теперь знали путь, на котором они должны объединиться, чтобы раскрыть божественный дар. Он чувствовал, что все другие мысли и ощущения покинули его, что из глубин его существа поднимается та священная сила, которой он был наделён в подземном святилище Аккона.
        Герольт снова испытал мучительное жжение, охватившее его тело. Особенно сильно горел лоб. В тот же момент Герольт почувствовал сопротивление, которое оказывал хлеб, будто он трогал его и двигал вперёд собственной рукой. Пот градом катился по лицу и телу Герольта. Но он не снижал; внутреннего напряжения, и хлеб действительно начал двигаться.
        Через отверстия в потолке уже почти не проникал свет. Однако бедуин заметил, что хлеб двигается и медленно приближается к нему. Он вздрогнул так, будто его ужалил скорпион, и в страхе прижался к стене. Наверное, появление самого сатаны не испугало бы его больше.
        - Не бойся! - крикнул ему Морис. - Хлеб протягивает тебе мой друг! Я знаю, что это кажется безумием, но он и в самом деле делает это. Небесные силы помогают ему совершать чудеса!
        Голова со спутанной седой бородой и всклокоченными волосами дёрнулась и приподнялась. Человек, на корточках сидевший у стены, посмотрел на Герольта и Мориса.
        Герольт из последних сил продолжал двигать хлеб в сторону незнакомца. Он уже висел на решётке, едва держась на ногах.
        - Возьми и ешь! - прошептал он наконец. - Силы вернутся к тебе.
        Бедуин медленно протянул дрожавшую руку к хлебу. Даже дотянувшись до хлеба, он продолжал чего-то ждать. Но голод одержал победу над страхом, и бедуин схватил хлеб. Его руки лихорадочно тряслись, когда он поднес хлеб ко рту и осторожно откусил от него. Первый кусок незнакомец пережёвывал очень долго. Было видно, что он заставлял себя соблюдать осторожность. Внезапно он перестал жевать и прижал хлеб к лицу.
        В подвале стало так темно, что Герольт различал лишь смутные очертания фигуры за решёткой. Но ему показалось, что плечи человека вздрагивают от безмолвных рыданий.
        Герольт немного подождал, а потом задал тот же вопрос, который остался без ответа в первый вечер их заточения:
        - Как тебя зовут?
        Человек опустил хлеб, но ответил не сразу.
        - Джамал Салехи, - донёсся слабый гортанный голос.
        Герольта охватило такое чувство, будто он одержал ещё одну победу.
        - Не теряй надежды, Джамал Салехи! - с усилием прокричал он. Герольту все ещё не хватало дыхания. - Не доставляй им такой радости. Верь, что последняя битва ещё не закончилась! Пусть эмир думает, будто крепко держит нас в руках. Но он ошибается!
        День нашего освобождения близок! Даю слово: мы тебя не бросим!
        Стоило Герольту произнести эти слова, как тут же он почувствовал, насколько смехотворным казалось такое обещание. Морис саркастически хмыкнул за его спиной.
        Стыд отрезвления охватил Герольта. Сквозь влажный зловонный мрак, окружавший их, в темницу пробрался страх, и он проник в самую душу Герольта. Страх перед жалким концом, который ожидал тамплиеров, несмотря на их золото и драгоценные камни. Надежды, которые Герольт и Морис возлагали на Тарика, он, пожалуй, мог и не оправдать. Да что там: у него просто не было такой возможности! Потому что, если Тарик действительно остался на свободе, его первой и священной к тому же обязанностью было спасение Святого Грааля, а вовсе не их освобождение.

18

        Ещё с полчаса Тарик оставался на прежнем месте южнее ворот Баб аль-Квантра. Потом сел в лодку и вместе с привязанным к её корме челноком поплыл в сторону гавани Аль-Макс. Работать вёслами Тарику почти не приходилось - его несло течение. Поскольку мачты на лодке не было, ему не пришлось огибать остров Рода. Он спокойно проплыл между лодками, на которых покоился плавучий мост, соединявший остров и восточный берег Нила.
        Тарик миновал огни Фустаты. Они были гораздо реже и беднее роскошной иллюминации, украшавшей дворцы на острове.
        Когда остров Рода остался позади и справа появился центр Каира, сердце Тарика забилось сильнее. Вскоре должна была показаться гавань Аль-Макс с её доками, причалами и множеством мостков для мелких судёнышек. Если он поторопится и наделает шума, его предприятие может провалиться в самом начале.
        Из темноты выступили первые суда. И, прежде чем их тени обрели чёткие контуры, он распознал их: это была группа вместительных египетских кораблей с удлинёнными корпусами и надстройками на корме. Такие корабли плавали по Нилу.
        Напряжение охватило Тарика. Сейчас все решится! Буквально в следующие секунды станет ясно, сумеет ли он спасти Святой Грааль!
        Он подобрал верёвку, к которой был привязан челнок. Когда лодка подойдёт к галере, ему следовало быть под рукой. И все же челнок чуть не ударился о борт первого торгового корабля, вынырнувшего из темноты. Перед «Калатравой» стояли три корабля мамелюков.
        Теперь Тарик схватил трос, лежавший на носу, зажал его конец в зубах и направил лодку в черные воды между корпусами кораблей, - он уже мог плыть, касаясь их рукой. Тарик медленно скользнул по бликам желтоватого света, плясавшим на воде, - это отражались редкие корабельные лампы.
        Вот перед Тариком возникли крепкие сваи. Они были обвязаны толстыми канатами. Ограждение отделяло лежавшую за сваями набережную от места стоянки судов. Вдоль этой стены из свай стояча «Калатрава» - её нос был обращён против течения. На носу галеры не было ни единого огонька. Ничего удивительного: на борту не было команды, потому что мачту на корабле ещё не установили. Лишь посреди корабля и на корме светились лампы. И голоса охранников тоже не доносились с палубы бывшей кипрской галеры. Корабль казался вымершим. Но эта тишина могла быть обманчивой.
        Тарик ухватился за ближайшую сваю и сумел удержать её. Он бросил на неё трос, закреплённый на носу лодки. Сделав узел, он двинулся вдоль стены из свай дальше - пока не достиг одного из канатов «Калатравы», конец которого был привязан к деревянному столбу. На этой же свае Тарик закрепил вторую верёвку, привязанную к носу его лодки. Убедившись, что лодка надёжно привязана и течение сможет унести её от борта галеры не дальше чем на пол-аршина, он достал железный крюк, приобретённый в городе, и с виду казавшийся лемехом плуга. Кузнец был немало удивлен желанием заказчика сделать конец этого лемеха плоским и острым, как острие ножа. Однако быстро сделал то, что от него требовалось.
        Тарик с трудом втиснул конец крюка между двумя досками чуть выше ватерлинии. Крюк не должен был сидеть в корпусе глубоко. Тарик привязал к этому крюку короткий трос, ведущий с борта лодки, - он должен был лишь не дать крюку выпасть из корпуса.
        Все это Тарик сделал в течение каких-то двух минут. Ему они, однако, показались вечностью. С каждым мгновением возрастала опасность того, что его увидят с набережной и поднимут тревогу.
        Теперь пора было откупорить четыре кувшина и пересесть в челнок. Тарик заставлял себя не торопиться и быть предельно осторожным.
        Челнок не отличался устойчивостью. Тарика прошибал пот при мысли о том, что произойдёт, если хотя бы один из глиняных сосудов закрыт недостаточно плотно. Если нафта соприкоснётся с водой, просочившейся на дно челнока, он может проститься с жизнью.
        Тарик подождал, пока челнок перестанет качаться, наклонился к рыбацкой лодке, снял дырявое ведро с горевшей под ним лампы и осторожно поставил её на корме.
        Теперь все надо было делать очень быстро, потому что свет лампы мог привлечь к себе внимание. Собственно, эту лампу он поначалу не хотел брать. Но, если бы Маслама достал разбавленную нафту, Тарику для исполнения замысла понадобился бы открытый огонь.
        Тарик ослабил трос, который связывал челнок и лодку, схватил его зубами и достал нож, чтобы быстро его перерезать. Сразу же он сорвал кусок парусины с трёх откупоренных кувшинов, схватил шест и толкнул один кувшин так, чтобы его содержимое пролилось на соломенную подстилку.
        Он бросил шест в воду и перерезал трос, чтобы использовать силу толчка и беспрепятственно покинуть рыбацкую лодку. Когда клинок рассекал волокна троса, Тарик уже сжимал в руке пучок соломы. Он собирался бросить его к огню масляной лампы, если бы нафта не загорелась от соприкосновения с водой, собравшейся под скамейками лодки. Но на этот раз его предусмотрительность оказалась излишней.
        В лодке вспыхнуло пламя, которое тут же перекинулось на другие кувшины. Целая огненная стена поднималась из лодки и охватывала нос «Калатравы».
        Жар, подобно дыханию ада, хлынул в сторону Тарика. Огонь опалил бы его лицо, если бы он не перерубил связку верёвок и не отпрянул назад.
        С берега донеслись первые крики, - огонь под носом «Калатравы» был замечен.
        Челнок отошёл от корпуса и начал уплывать от галеры. Тарик бросил пучок соломы, схватил первую сетку, в которую были завёрнуты сосуды с нафтой, и швырнул её на нос «Калатравы». Он слышал, как те разбились о палубу. Пламя вспыхнуло со следующим ударом его сердца. Тарик тут же бросил на нос корабля вторую сетку. Между тем течение Нила уже подхватывало его. Спустя секунду Тарик бросил на корабль третью связку с горючей смесью. Пламя принялось жадно лизать резное дерево, украшавшее возвышение на корме. К воплям на берегу добавились крики перепуганных охранников, находившихся на корабле.
        Тарик принялся работать вёслами. Надо было как можно скорее исчезнуть из поля зрения людей, находившихся на галере и на других кораблях, а также на берегу. В его распоряжении оставались считанные секунды. Их должно было хватить, чтобы скрыться в потёмках. Потому что в первые мгновения внимание свидетелей было приковано к четырём очагам пожара.
        Тарику повезло. Никто его не заметил. Люди сбегались к пристани эмира, а Тарик резкими толчками весел увёл свой челнок вниз по течению и незаметно пристал к примитивным мосткам, предназначенным для местных кораблей и лодок. Он выбрался на землю и босиком помчался к пристани, у которой стояла горевшая «Калатрава». На пристани уже собралась огромная толпа.
        Несколько портовых рабочих и моряков образовали цепочку, по которой передавали ведра с водой. Но вскоре они поняли, что потушить ею огонь невозможно. Канаты и снасти на носу галеры горели, огонь уже охватил первые доски, а дым столбом поднимался с палубы к ночному небу.
        В гавани, оглашённой криками, царил хаос. Тарик быстро протиснулся в первые ряды зевак. Никто здесь не знал, что надо делать.
        - Рубите канаты! Пусть плывёт подальше от других кораблей, - прокричал кто-то.
        Но никто не хотел брать на себя ответственность и рисковать головой. Ведь галера была добычей эмира эль-Шавара Сабуни, который был слишком хорошо известен своей жестокостью.
        В этой суматохе мало кто заметил Тарика, который окатил себя водой из ведра и бросился на галеру, будто хотел помочь тушить пожар. Никто не задержал его, когда он схватил фонарь, висевший под козырьком на корме, и прокричал:
        - Я слышал, как снизу кто-то звал на помощь!
        Он бросился к корме и покатился вниз по трапу, ведущему в трюм. Когда он добрался до дна трюма, его сердце бешено колотилось. Навстречу Тарику валил дым, от которого он непрестанно кашлял. В знакомом месте он приподнял фонарь. И ужас сковал члены Тарика, а к горлу подступила тошнота. По крайней мере в трёх, а то и в четырёх шагах от гнезда, в котором крепилась мачта, не осталось ни одного камня. Рабочие убрали их, потому что уже с утра собирались устанавливать мачту!
        Живот Тарика свело от страха: неужели рабочие нашли мешок со Святым Граалем и унесли его?!
        - Господи, ты же не мог этого допустить! - страстно воскликнул Тарик.
        Он поставил фонарь в стороне, рухнул на колени и принялся лихорадочно копаться в смеси песка и камней. Здесь, под палубой, уже скопилось достаточно много дыма, который раздражал лёгкие Тарика и жёг ему глаза.
        В поисках тайника он сдвигал камни в сторону, отбрасывал ладонями песок и делал это все быстрее и быстрее. Оставаться здесь долго было нельзя. Огонь распространялся по носовой части галеры невероятно быстро, и дыма под палубой собиралось все больше.
        Вдруг между двумя камнями он заметил краешек ткани, похожий на кусок парусины. А когда он поднял камни, его захлестнула волна радости. Под ними действительно лежал старый мешок с кожаным ремнём. Под грязной парусиной отчётливо проступали очертания куба, в недрах которого покоился Святой Грааль.
        Тарик молча вознёс благодарственную молитву и вытащил мешок из тайника. Ему вдруг почудилось, что он слышит голоса, доносившиеся сквозь пожиравший галеру пожар. Клубы дыма под палубой становились все плотнее. Истекали последние мгновения, в течение которых ещё можно было уйти с корабля - иначе «Калатрава» станет для него огненной западней!
        Тарик выпрямился и вдруг услышал за своей спиной голос:
        - Что ты здесь ищешь, а? И что это за мешок ты с собой прихватил?
        Тарик обернулся и увидел того самого охранника, который стерёг рыцарей, запертых в каморке для хранения парусов, а после прибытия в гавань вывел их к эмиру.
        Мамелюк стоял перед Тариком с обнажённым кинжалом. Он тоже узнал его.
        - О, исчадие ада! Беглый тамплиер! - воскликнул он.
        Охранник мигом вспомнил о награде в двести дирхамов и бросился на Тарика.
        Тарику просто не пришло в голову, что он тоже может достать свой кинжал. В момент, когда жизнь Тарика повисла на волоске, его спасла многолетняя выучка рыцаря-тамплиера. Опыт многочисленных поединков заставил его мгновенно совершить обманное движение.
        Уклоняясь от летевшего к его груди кинжала, Тарик метнулся в сторону. Мешок, висевший на его плече, качнулся и отбил удар. Сопротивление ноши, которую задел кинжал, лишило мамелюка равновесия.
        - У тебя была возможность. Но второй ты не получишь! - свирепо крикнул Тарик.
        Мамелюк выпрямился, но в этот момент Тарик ударил его кулаком под ребра. Издав крик, тот согнулся вдвое и, хрипя, попятился назад и, потеряв сознание, свалился на дно трюма.
        Тарик быстро осмотрел мешок и убедился в том, что кинжал почти не повредил парусину. В верхней его части осталась прореха размером с палец - ни печати хранителей Грааля, ни золотые слитки не смогли бы выпасть через неё. Тарик повесил кожаный ремень на плечо и потащил бесчувственного мамелюка к трапу. Вытащить его на палубу стоило Тарику огромных усилий. Однако он не мог позволить себе бросить оглушённого человека на верную смерть от дыма и огня.
        Нос галеры полыхал как гигантский факел. Надстройка на корме тоже была охвачена пламенем. Огонь опалил Тарика, когда он выбирался по трапу из трюма и вытаскивал мамелюка на пристань.
        Тарик охотно передал тело бесчувственного охранника добровольным помощникам, бросившимся ему навстречу.
        - Позаботьтесь о нем! Он без сознания и получил тяжёлое ранение в голову. Наверное, наглотался под палубой дыма и ударился головой, когда падал, - сказал Тарик, пошатываясь и жадно вдыхая чистый воздух.
        Все приняли Тарика за бесстрашного спасателя. Когда он пробирался через толпу, его восторженно хлопали по плечам. Но чем дальше он удалялся от горевшей галеры, тем меньше внимания к себе привлекал.
        Наконец он свернул в тёмный переулок между складами и сделал крюк, который позволил ему удалиться от пристани на порядочное расстояние. Вскоре Тарик забрался в свой челнок, оставленный у мостков рыбачьей гавани, а через несколько минут ликующий рыцарь выходил на просторы ночного Нила. Радость его не знала границ. Ему хотелось и петь, и молиться. Он спас Святой Грааль!

19

        Изумруды, украшавшие обитые золотом углы куба, в котором хранилась священная чаша последней вечерни, переливались в свете луны. Инкрустация - пятилистная роза из слоновой кости - была подобна нежной коже юной девушки.
        Тарик сидел в уединённом месте на берегу Нила. Чёрный куб эбенового дерева лежал перед ним на разложенном парусиновом мешке. Челнок, надёжно привязанный к прибрежному кусту, качался в нескольких шагах от него. Столичный город мамелюков казался Тарику канувшим в другой, далёкий от него мир. Куда бы он ни посмотрел, нигде в ночном мраке не было ни единого рукотворного огонька. Ничто не тревожило покой ночи.
        Тарик сидел здесь уже больше часа. От ликования, переполнявшего его после удачного бегства вместе со Святым Граалем, давно не осталось и следа.
        Повинуясь своему долгу, он спас Святой Грааль. Разум требовал, чтобы он полностью сосредоточился на том, как поскорее переправить чашу в Париж. Ничто другое не смело отбирать у него время и силы. Но это означало, что Герольта, Мориса и Мак-Айвора он оставляет на произвол судьбы в стране мамелюков!
        Конечно, каждый, кто дал присягу рыцаря Грааля, должен быть готов пожертвовать жизнью, если это требовалось для спасения священной чаши. Тарик ни на мгновение не сомневался в том, что его друзья были к этому готовы, что они и в мыслях не упрекнули бы его, узнав, что прежде всего он отправился в безопасное место со святыней всех христиан.
        Но разве не дал он также друзьям клятву верности и чести? Разве эти слова уже перестали быть клятвой? Неужели рыцарь Грааля должен быть таким непреклонным по отношению к себе и к своим друзьям? Неужели аббат, да и сам Господь Бог хотели, чтобы Тарик принёс им такую жертву?
        Но даже если он готов следовать железным доводам разума, как в одиночку решить стоявшую перед ним задачу? Имел ли он вообще право полностью полагаться лишь на самого себя? Он находился в стране врагов. И он не мог так просто отправиться в гавань Каира или любого другого египетского портового города и сесть там на иностранный торговый корабль. После этой ночи бежать из Египта для него стало ещё труднее - по крайней мере, на корабле.
        Противостоять в одиночку многочисленным опасностям, с которыми приходилось считаться, он бы не смог. Он нуждался в помощи, в мужчинах, на которых в любую минуту мог бы положиться! Ему были нужны друзья! Или же он все это просто внушил себе, потому что хотел выручить Герольта, Мориса и Мак-Айвора?
        Вопросы одолевали его. Он не знал ответов на них, и каждый новый вопрос терзал его пуще прежнего. Внезапно Тарика ошеломила страшная догадка: он ещё не созрел для службы хранителя Грааля, хотя совсем недавно был уверен в обратном. Страх сделать неверный поступок сдавил его грудь.
        Беспомощность и отчаяние заставили его искать утешение в молитве. Первое, что пришло ему в голову, были слова тридцатого псалма, и он начал страстно произносить их:
        - Я уповаю на Тебя, Господь. Вовек не постыжусь. Избавь меня по Твоей правде. Ухо Твое приклони ко мне. Будь мне каменною твердыней, дома прибежищем, чтобы спасти меня. Ты гора моя каменная и ограда. Управляй, веди меня имени ради Твоего. Из сети выведи меня. Её поставили мне тайно. Ты моя крепость. Тебе я предаю мой дух. О Боже истины. Избавил ты меня…
        Внезапно Тарик заметил в ночном небе какое-то движение. Молитва замерла на его губах, когда он увидел птицу. Она была хорошо заметна на фоне черного неба. Птица начала снижаться и подлетать к Тарику.
        В этот момент луна хорошо осветила её широкие крылья. Их перья были белы, как только что выпавший снег. Величественная птица замерла в воздухе. Она парила в какой-то сотне локтей над головой Тарика.
        Трепет охватил его, когда он понял, что возникло перед его глазами.
        Это был таинственный белый гриф, которого аббат Виллар назвал «Божьим оком»!
        В тот же миг с Тариком произошло что-то невероятное.
        Нил и его берег исчезли, будто были всего лишь гигантской картиной, которую убрали прочь. А сам Тарик почувствовал себя летящим по небу - будто грифом был он сам!
        Странные, расплывчатые образы замелькали перед глазами Тарика и закружили ему голову Они полетели ему навстречу из непроглядного мрака, сменяясь как в калейдоскопе.
        Неожиданно один из образов обрёл чёткость и перед глазами Тарика возник дом с отливающей золотом крышей. Подобно птице, он увидел сверху освещённый факелами огромный внутренний двор, похожий на небольшую арену. В следующий момент его взгляд проник сквозь стену, и он увидел яму, похожую на вкопанную в землю бочку. Стены этой ямы были выложены камнем, и её покрывала решётка. В этой яме лежал совершенно голый Мак-Айвор. Тарик видел его совершенно отчётливо!
        Но яма быстро исчезла и уступила место другому смутному образу. Тарику казалось, что он камнем падает с высоты на крыши ночного Каира. Вот огромная река. Нил! Вот большой остров с обходными каналами, величественными дворцами и просторными садами. Он падал прямо на один из этих дворцов - совсем как хищная птица, разглядевшая на земле будущую жертву. Здание с башнями и эркерами возле самого берега стремительно неслось ему навстречу. Сейчас он разобьётся!
        Странно, но Тарик не испытывал страха. И, не встретив ни малейшего сопротивления, он проник сквозь решётки, перекрытия и камни. Роскошные комнаты в глубине дворца разлетелись перед ним, как осколки горшка с греческим огнем.
        И вдруг падение прекратилось. Тарик увидел забранное решётками подземелье. В нем на грязной соломе сидели два человека. Это были Герольт и Морис! Они находились так близко от Тарика, что, казалось, он мог протянуть руку и дотронуться до них! Герольт стоял на коленях и, молитвенно сложив руки, смотрел ему прямо в лицо!
        Эта картина надолго остановилась перед его глазами. Но и она ушла так же, как уходит день. Все вокруг потемнело, как будто пропасть, из которой возникали образы, поглощала любой свет.
        Когда Тарик очнулся, он был мокрым от пота. Голова кружилась, а тело бил озноб. Сейчас он снова смотрел на реку. Нил, похожий на серебряную змею, покоился в своем ложе, отражая сияние луны и звёзд. Все было по-прежнему, как будто не произошло ничего странного и удивительные видения не посещали Тарика. А белый гриф превратился в бледную точку на небе.
        Тарик сидел на траве и дрожал. Но, несмотря на озноб, он вдруг почувствовал прилив сил и уверенности в себе! Он видел знамение! Знак, специально поданный ему Богом! Святой Дух, зная о его отчаянии, послал белого грифа и с помощью Божьего ока показал ему товарищей! В том, что это может означать, у Тарика теперь, не было никаких сомнений. После этого откровения он твёрдо знал, что ни в коем случае не должен бросать друзей на произвол судьбы. Тарик вдруг вспомнил слова аббата Виллара, произнесённые во время одной из бесед с рыцарями: «У кого нет доброты, у того нет и веры».
        Именно так. Он должен разыскать Герольта, Мориса и Мак-Айвора! И если это понадобится, чтобы освободить их, он должен перетряхнуть небо и землю! Они нуждались друг в друге, поскольку дорога, лежавшая перед Святым Граалем, была долгой и полной опасностей. Справиться с ними можно было только сообща.
        Они найдут друг друга и привезут Святой Грааль в парижский замок тамплиеров! Как это должно произойти, Тарик не знал. Над этим ему ещё предстояло поломать голову. Но завтра утром он обдумает план по освобождению своих друзей.
        Друг за друга в верности и чести!
        Ведь такова была их клятва!



        ПОСЛЕСЛОВИЕ

        После того как мусульманские отряды взяли штурмом Аккон, они быстро заполонили город. В ожесточённых уличных боях с последними крестоносцами и их вспомогательными частями пролилось сравнительно немного крови. Настоящая резня началась лишь тогда, когда были подавлены последние очаги сопротивления. Мамелюки предались насилию, не щадя ни стариков, ни женщин, ни детей. Они мстили за кровавую бойню, которую веком раньше при завоевании Аккона устроил мусульманскому населению города Ричард Львиное Сердце. Немногие горожане, которым выпало сомнительное счастье остаться в живых, были проданы в рабство, а большая часть женщин и девочек навсегда исчезла в гаремах эмиров.
        К ночи 18 мая 1291 года почти весь Аккон оказался под властью султана эль-Ашрафа Халила. Исключение составил лишь Железный замок - крепость тамплиеров на юге города. Там уцелевшие тамплиеры заперлись вместе с немногими горожанами. Почти целую неделю они отражали штурм мамелюков. Когда наконец султан предложил тамплиерам капитулировать на почётных условиях, они согласились, открыли ворота и впустили эмира с сотней вооружённых воинов. Флаг султана уже реял над башней, когда положение в крепости резко изменилось. Вопреки обещанию султана, мамелюки бросились на женщин и на мальчиков и попытались увести их с собой. В ответ на это тамплиеры снова взялись за оружие. Они заперли ворота и атаковали мамелюков. Они перебили их всех до последнего, сорвали с башни флаг султана и с отчаянием обречённых поклялись защищать замок до конца. Под покровом ночи осажденным удалось погрузить на лодку казну ордена и доставить её в крепость Сидона.
        Султан эль-Ашраф Халил решил сломить их сопротивление - иначе его войско покрыло бы себя позором. Но, несмотря на превосходство в силах, он не знал, как вынудить тамплиеров сдаться. Поэтому на следующий день он ещё раз предложил им почётную капитуляцию. Когда предводитель тамплиеров, заручившись обещанием дать ему надлежащее сопровождение, выехал из крепости, чтобы обсудить в резиденции султана детали капитуляции, он был схвачен, связан и обезглавлен на глазах своих товарищей.
        Защитники Железного замка поняли, что обещание султана - не более чем уловка и что на пощаду не сможет рассчитывать никто из сдавшихся. Решимости защищать крепость до последнего человека и умереть в бою у них было более чем достаточно. Но они не смогли помешать сапёрам султана сделать подкоп под крепость. 28 мая 1219 года, спустя десять дней после падения Аккона, стены крепости начали обваливаться. Но султан все ещё не был уверен в том, что одержал победу над тамплиерами. Поэтому он бросил в пролом между стенами две тысячи своих лучших воинов. Просевший фундамент не выдержал тяжести такого потока людей, и Железный замок обрушился. Под его руинами оказались не только последние защитники крепости, но и отряд султана.
        Султан приступил к разрушению города с тем, чтобы отныне нога христианина не могла ступить на его землю, не говоря уже о попытках отвоевания Аккона. Он сжёг половину города и, самое главное, велел снести все крупные башни и другие оборонительные сооружения. Падение Аккона означало и крах государств крестоносцев в Утремере. Последние замки и укреплённые портовые города на побережье, например Трир, в которых ещё оставались крестоносцы, в течение нескольких месяцев сдались без боя или, как Сидон, были завоёваны после непродолжительной осады. Султан эль-Ашраф Халил был верен своей тактике выжженной земли.

«В течение нескольких месяцев войска султана обходили прибрежные земли и тщательно уничтожали все, что могло бы представлять для франков хоть какую-нибудь ценность в случае, если бы они осмелились высадиться там снова, - пишет видный английский историк Стивен Рунсиман. - Вырубались рощи плодоносивших деревьев, приводились в негодность оросительные сооружения. Вдоль всего побережья воцарилось запустение. Крестьяне некогда богатых сел, ставшие свидетелями разрушения их домов, искали убежища в горах».
        Арабский хронист Абу-ль-Фида (1273-1331) комментирует конец государств крестоносцев в Утремере следующими словами: «После взятия Аккона Всевышний наполнил ужасом сердца франков, все ещё остававшихся на сирийском побережье. Поэтому они оставили Сайду, Бейрут, Тир и все другие города. Султану было суждено - это счастье не выпадало ещё никому - без труда освободить эти места, стены которых он тут же приказал разрушить. После их завоевания все приморские земли снова оказались у мусульман. Такого успеха не ожидал никто. Так франки, некогда посягнувшие на Дамаск, Египет и многие другие земли, были изгнаны из всей Сирии и с побережья. Да повелит Всевышний, чтобы их нога никогда больше не ступила на эту землю!»
        После крушения Железного замка - последней твердыни Аккона - развалилось и Королевство Иерусалимское. Время христианского владычества на Святой Земле окончилось.

        notes

        Примечания


1

        Схема кварталов и укреплений Аккона ко времени его осады в мае 1291 года находится в конце романа в приложении.

2

        Одна римская миля соответствует 1478 м.

3

        Так назывались светлокожие рабы преимущественно турецкого происхождения, исполнявшие военную службу. Из таких бывших воинов-невольников вышла династия мамелюков в Египте и Сирии - военная аристократия. Они захватили власть в Египте в
1250-м и удерживали её до 1517 года.

4

        abbe (фр.) - аббат, священник.

5

        Арабские вспомогательные части, отважно сражавшиеся на стороне крестоносцев. Некоторые из них предварительно переходили в христианство, другие нанимались на службу, оставаясь мусульманами. Как кавалерия, так и пехота туркополей обычно ходили в атаку легковооружёнными.

6

        Ричард Львиное Сердце - король Англии (1189-1199) и легендарный рыцарь, который во время третьего крестового похода в 1191 году завоевал Аккон. Однако годом позже он потерпел тяжелое поражение в битве с Саладином и его войском. Его попытка отвоевать Иерусалим также окончилась неудачей.

7

        Название Outremer происходит из старофранцузского языка и означает «заморье». Это было одно из названий государств, созданных крестоносцами в Леванте - в Святой Земле.

8

        Латинский девиз тамплиеров: «Не нас, Господи, но Имя Твое покрой славой!»

9

        Магистры - избираемые предводители трёх рыцарских орденов (тамплиеров, иоаннитов и рыцарей Немецкого ордена). Повиновение своим великим магистрам вменялось рыцарям в обязанность.

10

        Хабит - обозначение одеяний монахов и монашек.

11

        Рампа - наклонное устройство для сообщения между двумя уровнями высоты.

12

        Комтур - администратор, которому была подвластна комтура - поселение ордена (обычно в форме замка). Величина и значение комтуры определяли её авторитет и влияние в ордене. Предводителем ордена был Великий магистр, избиравшийся Генеральным капитулом - собранием комтур. Другие ответственные должности ордена - сенешаль (заместитель Великого магистра), маршал и казначей.

13

        Некогда это восклицание тамплиеров, попавших в бедственное положение: «Сюда, на прорыв, к отвоеванию!» - означало просьбу о помощи. Затем призыв стал боевым кличем воинов-монахов.

14

        Рефекториум - столовая монашеской общины.

15


27 ноября 1095 года на соборе в Клермоне (Средняя Франция) папа Урбан II призвал христианство к первому крестовому походу (1096-1099), чтобы завоевать Иерусалим и Святую Землю. Армия крестоносцев захватила святой город 15 июля 1099 года после продолжавшейся несколько недель осады.

16

        Конвент - монашеский дом, община монахов одного монастыря.

17

        Копты - христианские потомки древних египтян, в большинстве своем исповедующие православие.

18

        Асасины были шиитской сектой (после смерти Мохаммеда в исламе образовались два враждебно настроенных направления - шиитов и суннитов). Члены тайного религиозного ордена асасинов получили известность благодаря коварным убийствам вождей и предводителей тех народов, с которыми враждовали шииты. При совершении своих преступлений эти наёмные убийцы пренебрегали опасностью для жизни.

19

        В VIII веке в исламском мире появились богоискатели, отличавшиеся страстной любовью к Богу. Они обычно жили крайне замкнуто и бедно. Группы этих людей превращались в братства и ордена. Их целью было мистическое соединение с Богом посредством чистых, наполненных одной лишь любовью сердец. Это стремление они сделали высоким искусством, которое не уступало искусству великих христианских мистиков.

20

        Штандер - военное подразделение, во времена крестоносцев состоявшее из десяти человек.

21

        Джинн - в народных поверьях мусульман злой дух, демон, вид чёрта. В Коране и в многочисленных народных сказках (к примеру, в «Сказках тысячи и одной ночи») джинны играют весьма важную роль (араб.).

22

        Крипта - подземное помещение в церкви, часто служившее местом захоронения выдающихся религиозных или светских деятелей. Крипты использовались также для хранения реликвий, например останков святых.

23

        Слово тамплиеры (храмовники) происходит от французского temple (храм).

24

        Триера - галера с тремя рядами вёсел, расположенными один над другим.

25

        Схема тогдашнего Каира дана в конце книги.

26

        Фильс - арабская медная монета примерно такого же достоинства, как и нынешний цент. Одно арабское изречение гласит: «У него в кармане нет ни единого красного фильса!»

27

        Дирхам - арабская серебряная монета, стоимость которой колебалась по отношению к золотому динару. В эпоху мамелюков динару, содержавшему 4,5 грамма золота (эта единица веса называлась «митхал»), соответствовали от 13 до 25 дирхамов. На один дирхам в 1291 году в Каире можно было купить курицу.

28

        Члены исламского (нищенского) ордена мистической ориентации, которые доводили себя до близких к трансу состояний с помощью музыки, завывающего пения и религиозно-экстатических танцев.

29

        Говоря о населении Лондона и Парижа в конце XIII века, историки называют цифру в
70-90 тысяч человек. Тогдашний же Каир населяли около 200 тысяч жителей. В те времена его население было сопоставимо с населением современного Нью-Йорка, выросшего из небольшого уютного городка.

30

        Хан - заимствованное из персидского языка арабское слово, которым в XIII-XIV веках называли караван-сараи.

31

        Карат - в ювелирном деле обозначение доли благородного металла по отношению к другим составным частям сплава. Его не следует путать с другим значением слова
«карат» - единицей веса драгоценного камня. В монетном деле 24 карата означают, что из 1000 частей золотой монеты все 1000 состоят из золота; 18 каратов означают только 750 частей из 1000; 14 каратов - 585 из 1000; 8 каратов - только 333 частей из 1000.

32

        Нафта - горючая смесь, подобная «греческому огню». Её так же нельзя было потушить с помощью воды. Предшественница современного напалма.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к